Берсеркер (fb2)

Берсеркер [сборник] (пер. Степашкина, ...) (Берсеркер)   (скачать) - Фред Сейберхэген

Фред САБЕРХАГЕН
Берсеркер


 Берсеркер: Маска Марса
Рассказы


 Пролог

Я, Третий историк кармпанской расы, в благодарность расе выходцев с Земли за оборону моего мира запечатлел здесь свое фрагментарное видение их великой битвы против нашего общего врага.

Это видение — крупица по крупице — сложилось из моих прошлых и нынешних контактов с разумами людей и машин. В чуждых разумах я зачастую сталкивался с образами и переживаниями, непостижимыми для меня, однако все увиденное мною — истина. И посему я правдиво запечатлел деяния и слова выходцев с Земли — великих, малых и рядовых, слова и даже тайные помыслы ваших героев и ваших предателей.


Оглядываясь в прошлое, я узрел, как в двадцатом столетии вашего христианского календаря ваши праотцы построили на Земле первые радиодетекторы, способные вслушаться в хляби межзвездных пространств. И в день, когда они впервые уловили шепот наших инопланетных голосов, долетевший до них сквозь чудовищную бездну, звездная Вселенная стала для всех земных народов и племен реальностью.

Они осознали, что их окружает настоящий мир — Вселенная немыслимо странная и грандиозная, быть может, даже враждебная, — окружает всех землян до единого, обратив их планету в крохотную пылинку. И подобно дикарям, жившим на крохотном островке и вдруг осознавшим, что за морями существуют громадные государства, ваши народы — угрюмо, недоверчиво, чуть ли не вопреки собственной воле — мало-помалу забыли свои мелочные раздоры и дрязги.

В том же столетии люди старой Земли сделали свои первые шаги в космос. И изучали наши инопланетные голоса, когда могли их расслышать. А когда люди старой Земли научились путешествовать быстрее света, они пошли на голос, дабы отыскать нас.

Наши расы, ваша и моя, принялись изучать друг друга с пристальным научным интересом, но притом с величайшей осмотрительностью и галантностью. Мы, кармпане, и наши старшие друзья куда пассивнее вас. Мы живем в разном окружении, и мысли наши устремлены преимущественно в разных направлениях. Мы не представляли угрозы Земле. Мы видели, что наше присутствие ничуть не стеснило землян; физически и интеллектуально им приходилось буквально вставать на носки, чтобы дотянуться до нас. Мы же пускали в ход все свое искусство, дабы поддержать мир. Увы и ах, ведь близился немыслимый день — день, когда мы пожалели, что не воинственны!

Вы, уроженцы Земли, отыскивали необитаемые планеты, где могли процветать под теплыми лучами солнц, чрезвычайно похожих на ваше собственное. Вы рассеялись по единственному отрезку одной ветви нашей медленно обращающейся Галактики, основав колонии — большие и малые. Вашим первопроходцам и поселенцам Галактика уже начала казаться дружелюбной, изобилующей целинными планетами, истомившимися в ожидании ваших мирных трудов.

Чуждая безграничность, окружавшая вас, казалось, не представляет ни малейшей угрозы. Воображаемые опасности скрылись за горизонтом молчания и безбрежности. И тогда вы снова позволили себе роскошь опасных конфликтов, несущих в себе угрозу самоубийственного насилия.

Планеты не связывал никакой свод законов, обязательных к исполнению. На каждой из ваших разбросанных там и сям колоний отдельные лидеры хитростью или силой добивались личной власти, отвлекая свои народы реальными или воображаемыми опасностями, исходящими от прочих выходцев с Земли.

Всяческие дальнейшие исследования были отложены, и именно в те самые дни, когда новые, непостижимые радиоголоса долетели до вас из дальних пределов за форпостами вашей цивилизации — странные голоса, несшие в себе семя смертельной опасности, оперировавшие только математическими категориями. Земля и земные колонии размежевались, их разделили подозрения, а взаимный страх повлек стремительное обучение и вооружение в предчувствии грядущей войны.

И именно в этот момент готовность к кровопролитию, временами ставившая вас на грань самоуничтожения, оказалась средством спасения самой жизни. Нам же, кармпанским наблюдателям, отстраненным обозревателям и созерцателям разумов, показалось, что вы несли сокрушительную мощь войны через всю свою историю, зная, что в конце концов она понадобится, что пробьет час, когда помочь не сможет ничто менее ужасное, чем война.

Когда же час пробил и наш враг явился без предупреждения, ваши неисчислимые военные флоты были уже наготове. Вы рассыпались, окопавшись на десятках планет, и вооружились до зубов. Именно благодаря вам некоторые из вас и некоторые из нас живы и по сей день.

Никакие наши кармпанские познания психологии, наша логика, проницательность и деликатность не дали нам ни малейшей пользы. А пускать в ход мастерство миротворцев, миролюбия и терпимости было бессмысленно, ибо наш враг не был живым.

Так что же есть мысль, если породить ее подобие способен даже механизм?


 БЕЗ ЕДИНОЙ МЫСЛИ

Машина являла собой чудовищный бастион, совершенно безжизненный, направленный своими давно умершими хозяевами уничтожать все живое. Она и ей подобные достались Земле в наследство от войны между некими неведомыми межзвездными империями, войны, разыгравшейся в незапамятные времена.

Одна такая машина, зависнув над планетой, освоенной людьми, могла за два дня обратить ее поверхность в выжженную пустыню, окутанную тучами пара и пыли в сотни миль толщиной. И эта машина только что проделала нечто подобное.

В своей целеустремленной бессознательной войне против жизни она не прибегала ни к какой предсказуемой тактике. Древние неизвестные стратеги построили ее в качестве случайного фактора, чтобы запустить на вражескую территорию ради причинения максимального ущерба. Люди полагали, что план битвы диктует хаотичный распад атомов в слитке какого-то долгоживущего изотопа, запрятанного глубоко внутри машины, и предсказать его не в состоянии ни один противостоящий ей мозг — ни человеческий, ни электронный.

Люди назвали эту машину берсеркером.


Дел Мюррей, в прошлом специалист по компьютерам, наделил бы ее множеством других имен, но сейчас ему было чересчур недосуг, чтобы сотрясать воздух попусту, — он метался туда-сюда по тесной кабине одноместного истребителя, лихорадочно меняя блоки аппаратуры, поврежденные во время последней стычки, когда ракета берсеркера едва не угодила в истребитель. Вместе с ним по кабине летало животное, смахивающее на крупного пса с обезьяньими руками, державшее в почти человеческих ладонях аварийные заплаты. В воздухе кабины висела дымка. Как только ее движение выдавало место утечки воздуха, собака-обезьяна бросалась туда, чтобы наложить заплату.

— Алло, «Наперстянка»! — крикнул человек в надежде, что радио снова заработало.

— Алло, Мюррей, «Наперстянка» слушает! — внезапно разнесся по кабине громкий голос. — Насколько близко ты подобрался?

Дел был чересчур измучен, чтобы выказать облегчение от того, что связь восстановлена.

— Скажу через минуточку. По крайней мере, он перестал в меня палить. Шевелись, Ньютон.

Инопланетное животное под названием «айян» — не только ручное животное, но и помощник — покинуло свое место у ног человека, целеустремленно двинувшись латать корпус.

Поработав еще с минуту, Дел смог снова привязаться ремнями к противоперегрузочному креслу с толстой обивкой, установленному перед чем-то вроде панели управления. Последняя ракета, разминувшаяся с кораблем буквально на волосок, осыпала кабину градом мельчайших осколков, превратив обшивку в решето. Просто чудо, что ни человека, ни айяна даже не оцарапало.

Радар снова заработал, и Дел сообщил:

— «Наперстянка», я примерно в девяноста милях от него. С противоположной стороны от вас.

Проще говоря, в той самой позиции, которую он стремился занять с самого начала космического боя.

Оба земных корабля и берсеркера отделяет от ближайшего светила половина светового года. Пока рядом находятся два корабля, берсеркер не в состоянии совершить скачок из нормального пространства, чтобы устремиться к беззащитным колониям на планетах этого светила. На «Наперстянке» всего два человека. На них работает больше техники, чем у Дела, но оба человеческих корабля по сравнению с противником — пылинки.

На экране радара Дел видел древнюю металлическую развалину, величиной почти не уступающую земному штату Нью-Джерси. Человеческое оружие оставило в ней пробоины и кратеры размером с остров Манхэттен и оплавленные подпалины, напоминающие озера.

Но мощь берсеркера все еще грандиозна. Пока что ни одному человеку не удавалось выйти живым из боя с ним. Да и теперь он может прихлопнуть корабль Дела, как комара, и лишь понапрасну растрачивает на него свои непредсказуемые ухищрения. И все же сама эта деликатность вселяет в душу особый ужас. Люди никогда не могли напугать этого врага так, как он пугал их.

Согласно тактике землян, усвоенной на горьком опыте, атаковать берсеркера должны три корабля одновременно. «Наперстянка» да Мюррей — только два. Третий корабль якобы в пути, но все еще в восьми часах лета отсюда на скорости С-плюс, вне нормального пространства. До его прибытия «Наперстянка» и Мюррей должны сдерживать берсеркера, раздумывающего над своими непредсказуемыми действиями.

Он в любой момент может либо напасть на один из кораблей, либо попытаться оторваться. Может часами выжидать, пока они сделают первый ход, но наверняка даст бой, если люди перейдут в атаку. Он выучил язык земных звездоплавателей и может попытаться вступить в беседу. Но в конце концов непременно постарается уничтожить их, равно как и все живое на своем пути. Таков фундаментальный приказ, отданный ему древними военачальниками.

Тысячи лет назад он без труда распылил бы кораблики вроде тех, что ныне преградили ему дорогу, хотя они и вооружены термоядерными боеголовками. Но сейчас он своими электронными чувствами уловил, что накопившиеся повреждения подорвали его силы. Да и многовековые бои на просторах Галактики, видимо, научили его осмотрительности.


Внезапно датчики Дела показали, что позади его корабля формируется силовое поле — будто сомкнутые лапы исполинского медведя, преграждающие утлому кораблику путь прочь от врага. Дел ждал смертельного удара, а его дрожащие пальцы зависли над красной кнопкой, которая выпустит все ракеты залпом по берсеркеру. Но если атаковать в одиночку и даже в паре с «Наперстянкой», адская машина парирует ракеты, сокрушит корабли и двинется дальше — уничтожать очередную беззащитную планету. Для атаки нужны три корабля. Красная кнопка пуска ракет просто жест отчаяния.

Дел уже начал докладывать «Наперстянке» о силовых полях, когда ощутил в своем рассудке первые признаки атаки иного рода.

— Ньютон! — резко бросил он, не отключая канал связи со вторым кораблем. Пускай там услышат и поймут, что должно вот-вот произойти.

Айян мгновенно выскочил из противоперегрузочного кресла и встал перед Делом, как загипнотизированный, сосредоточив все внимание на человеке. Дел порой даже хвастался: «Покажите Ньютону рисунок разноцветных огоньков, убедите его, что это изображение какого-то пульта управления, и он будет давить на кнопки или на то, что вы ему укажете, пока показания пульта не станут один в один соответствовать картинке».

Но ни одному айяну не даны человеческие способности к обучению и творчеству на абстрактном уровне; потому-то Дел и передал теперь корабль под командование Ньютона.

Выключив бортовые компьютеры, — во время надвигающейся атаки, уже дающей себя знать, они будут так же бесполезны, как и его собственный мозг, — Дел сказал Ньютону:

— Ситуация «Зомби».

Животное мгновенно отреагировало, как учили: крепко схватив руки Дела, одну за другой прижало их к подлокотникам кресла, где были заранее закреплены наручники.

Опыт, доставшийся людям трудной ценой, принес им кое-какие познания о ментальном оружии берсеркеров, хотя принцип его действия остался неизвестным. Воздействие нарастает исподволь и продолжается не более двух часов, после чего берсеркеру, по-видимому, приходится отключать его на такое же время. Но действующий луч отнимает и у человеческого, и у электронного мозга способность планировать или предсказывать последствия событий — да притом не осознавая собственную недееспособность.

Делу казалось, что такое уже случалось прежде, быть может, даже не раз. Ньютон, этот забавный субъект, зашел в своих шуточках чересчур далеко: бросил свои любимые игрушки — коробочки с цветными бусинами — и принялся манипулировать рукоятками панели управления. А чтобы не пускать в свою игру Дела, как-то ухитрился привязать его к креслу. Просто возмутительное поведение, особенно в самый разгар боя. Тщетно попытавшись освободить руки, Дел окликнул Ньютона.

Тот преданно заскулил, но остался у пульта.

— Ньют, собака ты эдакая, развяжи меня щас же. Я знаю, что надо сказать: восемь десятков и еще семь лет...[1] Эй, Ньют, а где твои игрушки? Дай-ка мне глянуть на твои миленькие бусики.

В корабле остались сотни коробочек с товаром — разноцветными бусинами, которые Ньютон обожает сортировать и перекладывать туда-сюда. Довольный своей хитростью, Дел озирался по кабине, тихонько хихикая. Надо отвлечь Ньютона бусами, а после... смутная мысль растворилась в химерических фантазиях помраченного рассудка.

Ньютон время от времени поскуливал, но оставался у пульта, передвигая рукоятки управления в определенной последовательности, которой его обучили, совершая отвлекающие маневры, призванные ввести берсеркера в заблуждение и заставить считать, что личный состав корабля по-прежнему в полной боеготовности. Но к большой красной кнопке Ньютон даже близко руку не подносил. Нажать на нее он должен лишь в том случае, если ощутит смертельную боль или увидит, что Дел мертв.

— Ага, вас понял, Мюррей, — время от времени доносилось по радио, словно в ответ на сообщение. Иногда с «Наперстянки» добавляли пару слов или цифр, которые могли что-нибудь означать. Дел ломал голову, что это такое там городят.

Наконец до него дошло, что «Наперстянка» пытается поддержать иллюзию, будто кораблем Дела по-прежнему управляет здравый интеллект. Страх вспыхнул в его душе, когда Дел снова осознал, что опять пережил воздействие ментального оружия. Погруженный в раздумья берсеркер, полугений-полуидиот, воздержался от продолжения атаки, когда успех был гарантирован, — то ли в самом деле обманувшись, то ли следуя стратегии, любой ценой возбраняющей предсказуемое поведение.

— Ньютон!

Услышав перемену в интонации человека, животное оглянулось. Теперь Дел смог сказать слова, сообщающие Ньютону, что можно отпустить хозяина без малейшего риска, — формулу чересчур длинную, чтобы ее смог связно произнести человек, находящийся под воздействием ментального луча.

— ...никогда не исчезнут с лика земли, — договорил он, и Ньютон, взвизгнув от радости, разомкнул наручники. Дел тотчас же повернулся к микрофону.

— «Наперстянка», очевидно, луч отключен, — разнесся голос Дела по рубке более крупного корабля.

— Он снова у руля! — с облегчением вздохнул командир.

— Из чего следует, — откликнулся второй пилот (наличие третьего и не предполагалось), — что в ближайшие два часа у нас есть хоть какой-то шанс дать бой. Я за то, чтобы атаковать сейчас же!

Но командир лишь покачал головой — медленно, но твердо.

— С двумя кораблями у нас почти никаких шансов. До под-

хода «Примочки» меньше четырех часов. Чтобы рассчитывать на победу, мы должны потянуть время.

— Я атакую, как только он в следующий раз перебаламутит Делу мозги! По-моему, мы не одурачили его ни на миг... сюда к нам ментальный луч не достанет, но Делу уже не отвалить. А айяну нипочем не дать бой вместо него. Как только Дел отключится, у нас ни единого шанса.

— Подождем, — отозвался командир, неустанно обегая взглядом пульт. — Еще не факт, что он перейдет в нападение, как только пустит луч...

И вдруг берсеркер заговорил. Его радиоголос отчетливо прозвучал в рубках обоих кораблей:

— У меня к тебе предложение, маленький корабль. — Голос его по-юношески ломался, потому что был составлен из слов и слогов плененных берсеркером людей обоих полов и разного возраста.

«Обрывки человеческих эмоций, рассортированные, будто бабочки на булавках», — подумал командир. Нет ни малейших оснований предполагать, что после изучения языка он оставил пленников в живых.

— Ну? — По сравнению с ним голос Дела звучал зычно и выразительно.

— Я изобрел игру, в которую мы могли бы сыграть. Если ты будешь играть достаточно хорошо, я не буду убивать тебя прямо сейчас.

— Ну, все ясно, — пробормотал второй пилот.

Погрузившись в раздумья секунды на три, командир врезал кулаком по подлокотнику.

— Значит, он хочет проверить способность Дела к обучению, подвергнуть его мозг постоянной проверке под действием ментального луча, пока он будет прогонять разнообразные режимы модуляции. Если он убедится, что ментальный луч работает, то перейдет в нападение тотчас же. Голову даю на отсечение. Вот какую игру он затеял на сей раз.

— Я подумаю над твоим предложением, — холодно отозвался голос Дела.

— Вовсе незачем торопиться с началом, — заметил командир. — До включения ментального луча чуть ли не два часа.

— Но нам нужно еще два часа сверх того.

— Опиши игру, в которую хочешь играть, — произнес голос Дела.

— Это упрощенная версия человеческой игры под названием «шашки».

Командир и второй пилот переглянулись; невозможно даже вообразить Ньютона играющим в шашки. А провал Ньютона вне всякого сомнения означает для всех четверых гибель через пару часов и открытый путь к предназначенной для уничтожения планете.

— А что послужит нам доской? — после секундной паузы поинтересовался голос Дела.

— Будем обмениваться ходами по радио, — невозмутимо заявил берсеркер и принялся описывать игру сродни шашкам, но только разыгрываемую на доске поменьше размером и с меньшим числом шашек. Сама игра отнюдь не замысловатая, но, разумеется, потребует наличия действующего интеллекта, человеческого или электронного, способного видеть хотя бы на пару ходов вперед.

— Если я соглашусь играть, — медленно проговорил Дел, — то как мы решим, кто ходит первым?

— Он тянет время, — отметил командир, обгрызая ноготь большого пальца. — Эта штуковина подслушивает, и мы не можем помочь ему советом. Ну, дружище Дел, не теряй головы!

— Ради упрощения, — возгласил берсеркер, — первый ход всегда будет принадлежать мне.


Мастерить шашечную доску Дел закончил за целый час до атаки на рассудок. При перестановке снабженных штырьками фишек сигналы будут передаваться берсеркеру, а подсвеченные клетки будут означать положение его шашек. Если берсеркер попытается общаться с Делом во время действия ментального луча, отвечать ему будет голос, записанный на магнитной ленте, до отказа заполненной слегка агрессивными репликами вроде «Играй-играй» или «Не желаешь ли сдаться прямо сейчас?».

О своем продвижении противнику он не сообщал, потому что все еще не закончил с одним делом, о котором врагу знать не следует, — с системой, позволяющей играть в упрощенные шашки даже Ньютону.

Работая, Дел беззвучно хихикал, то и дело поглядывая на Ньютона. Тот лежал в своем кресле, прижимая к груди игрушки, будто в поисках утешения. Этот план потребует, чтобы айян напряг свои способности до предела, но изъяна в замысле нет, он должен удаться непременно.

Тщательно проанализировав игру, Дел зарисовал на карточках все возможные позиции, с которыми предстоит столкнуться Ньютону, — делая только четные ходы, спасибо берсеркеру за эту оговорку! Отбросив некоторые варианты развития игры, вытекающие из скверных начальных ходов Ньютона, Дел еще более упростил себе работу. Потом, на каждой карточке, изображающей все оставшиеся позиции, указал наилучший возможный ход стрелкой. Теперь осталось быстренько научить Ньютона отыскивать соответствующую карточку и делать ход, указанный стрелкой...

— Ой-ей, — выдохнул вдруг Дел, опустив руки и уставившись в пространство. Услышав его интонацию, Ньютон заскулил.

Однажды Дел играл с чемпионом мира по шахматам Бланкеншипом, дававшим сеанс одновременной игры на шестидесяти досках. До середины партии Дел держался довольно прилично. Затем, когда великий человек остановился перед его доской в очередной раз, Дел двинул вперед пешку, считая, что добился несокрушимой позиции и может ринуться в контратаку. Но тут Бланкеншип переместил ладью на совершенно невинное с виду поле — и Дел тотчас же узрел надвигающийся мат; до него оставалось целых четыре хода, но исправлять положение было слишком поздно.

Внезапно командир громко, отчетливо выматерился. Подобные вольности с его стороны — крайняя редкость, и второй пилот удивленно оглянулся.

 — Что?

— По-моему, мы прогорели, — командир помолчал. — Я надеялся, что Мюррей сможет соорудить там какую-нибудь систему, чтобы Ньютон играл или хотя бы прикидывался, что играет. Да только дело не выгорит. По какой бы системе Ньютон ни играл, в одинаковых ситуациях он будет заученно делать одни и те же ходы. Может, это и будет идеальная система, но ни один человек так не играет, черт побери! Он совершает ошибки, меняет стратегию. Даже в такой простой игре это неизбежно проявится. Но, что самое главное, во время игры человек обучается. Чем дольше он играет, тем лучше. Это сразу же выдаст Ньютона, а только этого бандюга и ждет. Наверное, он слыхал об айянах. И как только он убедится, что ему противостоит неразумное животное, а не человек и не компьютер...

Через некоторое время второй пилот сказал:

— Я принимаю информацию об их ходах. Они начали партию. Может, нам следовало бы состряпать доску, чтобы следить за развитием игры.

— Лучше просто приготовимся вмешаться, когда пробьет час. — Командир беспомощно посмотрел на кнопку залпа, затем на часы, показывающие, что до подлета «Примочки» добрых часа два.

Вскоре второй пилот сообщил:

— Похоже, первая партия окончена. Дел проиграл, если я правильно понимаю цифры их счета. — Он помолчал. — Сэр, опять сигнал, который мы приняли, когда берсеркер в прошлый раз включил ментальный луч. Должно быть, Дел снова почувствовал его.

Ответить командиру было нечего. Оба молча принялись ждать атаки чужака, надеясь лишь за считаные секунды до собственной гибели причинить ему хоть какой-то ущерб.

— Они начали вторую партию, — озадаченно произнес второй пилот. — А еще я слышал, как он только что сказал: «Что ж, продолжим».

  — Ну, голос-то он мог записать. Должно быть, составил какой-то план игры для Ньютона, но долго водить берсеркера за нос он не сможет. Никак.

Время едва ползло.

— Он проиграл уже четыре партии, — снова подал голос Второй. — Но ходы при этом делал неодинаковые. Эх, будь у меня доска...

— Да заткнись ты со своей доской! Тогда бы мы таращились на нее вместо пульта. Прошу не терять бдительности, мистер.

Казалось, прошли долгие часы, когда вдруг Второй встрепенулся:

— Вот это да!

— Что?

— Наша сторона свела партию вничью.

— Значит, луч отключен. Ты уверен, что...

— Включен! Смотрите, вот здесь те же показания, что и в прошлый раз. Он направлен на Дела чуть ли не час и все усиливается.

Командир уставился на пульт с недоверием; однако он знал квалификацию Второго и не имел оснований не доверять ему. Да и показания датчиков выглядели достаточно убедительно.

— Значит, кто-то, — промолвил он, — или что-то безмозглое мало-помалу учится играть в эту игру. — Помолчал и добавил: — Ха-ха, — словно пытался припомнить, как надо смеяться.

Берсеркер выиграл еще игру. Потом ничья. Опять выиграл враг; Затем три ничьих подряд.

Один раз второй пилот услышал, как Дел хладнокровно осведомился:

— Сдаешься?

И на следующем ходу проиграл. Но очередная игра опять закончилась вничью. Дел явно раздумывал дольше, чем противник, но не настолько, чтобы вывести того из терпения.

— Он пробует разные виды модуляции ментального луча, — указал Второй. — И мощность взвинтил до предела.

— Ага, — отозвался командир.

 Он уже не раз готов был вызвать Дела по радио, сказать что-нибудь воодушевляющее, а заодно дать хоть какой-то выход своей лихорадочной жажде деятельности, попытаться выяснить, что к чему. Но испытывать судьбу просто-напросто нельзя. Любое вмешательство может развеять чудо.

У него в голове не укладывалось, что эти необъяснимые успехи могут продолжаться, даже когда шашечный матч постепенно превратился в бесконечную череду ничьих между двумя блестящими игроками. Уже не один час назад распростившись с жизнью и надеждой, командир до сих пор ждал фатального мгновения.

А ожидание все не кончалось.

— ...никогда не исчезнут с лика земли! — досказал Дел Мюррей, и Ньютон с энтузиазмом метнулся освобождать его правую руку от наручников.

Перед ним на доске стояла недоигранная партия, брошенная считаные секунды назад. Ментальный луч был отключен в ту же секунду, как только «Примочка» ворвалась в нормальное пространство прямо в боевой позиции всего с пятиминутным опозданием; берсеркеру пришлось сосредоточить всю свою энергию, чтобы отразить тотальную атаку «Примочки» и «Наперстянки».

Увидев, что оправившиеся от воздействия ментального луча компьютеры уже навели перекрестие прицела на израненную, вздутую центральную секцию берсеркера, Дел выбросил правую руку вперед, расшвыряв шашки с доски.

— Все! — хрипло рявкнул он, обрушивая кулак на большую красную кнопку.

— Я рад, что ему не вздумалось играть в шахматы, — позже говорил Дел, беседуя с командиром в рубке «Наперстянки». — Такого мне бы нипочем не соорудить.

Иллюминаторы уже очистились, и оба могли разглядывать тускло рдеющее, расширяющееся газовое облако, оставшееся от берсеркера, — очищенное пламенем наследие древнего зла. Но командир не сводил глаз с Дела.

— Ты заставил Ньютона играть по диаграммам позиций, это я понимаю. Но чего я в толк не возьму — как ему удалось постепенно освоить игру?

— Это удалось не ему, а его игрушкам, — ухмыльнулся Дел. — Эй, погоди, не надо бить меня так сразу!

Подозвав айяна, он взял из ладони животного небольшую коробочку. Там что-то тихонько затарахтело. На крышку коробочки была наклеена диаграмма одной из возможных позиций упрощенных шашек, а возможные ходы фигур Дела были размечены разноцветными стрелками.

— Потребовалась пара сотен таких коробочек, — пояснил он. — Эта вот была в группе, которую Ньют использовал для четвертого хода. Как только он находил коробочку с позицией, соответствующей позиции на доске, он брал коробочку и вытаскивал бусину вслепую — кстати, именно этому и оказалось труднее всего обучить его впопыхах. — Дел продемонстрировал. — Ага, синяя. То есть надо сделать ход, отмеченный синей стрелкой. А оранжевая стрелка ведет к слабой позиции, видишь? — Дел вытряхнул все бусины из коробочки на ладонь. — Ни одной оранжевой не осталось, а до начала игры было по шесть каждого цвета. Но Ньютону было велено, чтобы всякий раз, вынув бусину, он откладывал ее в сторонку до конца игры. Затем, если табло покажет, что мы проиграли, он должен отбросить все использованные бусины. Так все плохие ходы мало-помалу исключаются. За пару часов Ньютон вместе со своими коробочками научился играть в эту игру безупречно.

— Отлично, — подытожил командир, на миг задумался и протянул руку, чтобы почесать Ньютона за ушами. — Мне бы такое ввек в голову не пришло.

— А мне следовало бы подумать об этом раньше. Самой идее уже пара сотен лет от роду. А компьютеры — моя гражданская профессия.

— Это может принести грандиозные плоды, — заметил командир. — Я о том, что твоя идея может оказаться полезной для любой оперативной группы, столкнувшейся с ментальным лучом берсеркера.

— Ага, — Дел впал в задумчивость. — Кроме того...

— Что?

— Да ваг припомнил одного парня, которого встретил как-то раз. По имени Бланкеншип. Вот я и гадаю, а не удастся ли мне соорудить...


Да, я, Третий историк, прикасался к рассудком живущих, рассудком землян, охваченным таким смертельным холодом, что какое-то время они полагали войну игрой. И первые десятилетия войны с берсеркерами наводили на мысль, что для жизни эта игра проиграна.

Эта обширнейшая война вобрала в себя чуть ли не все ужасы боен вашего прошлого, многократно умноженные в пространстве и во времени. Но притом куда меньше походила на игру, нежели все предшествующие.

И пока зловещая громада войны с берсеркерами разрасталась, земляне открыли, что она породила новые ужасы, неведомые доселе.

Взирайте же...


 ДОБРОЖИЛ

— Это всего лишь машина, Хемфилл, — едва слышно проговорил умирающий.

Паря в невесомости почти в полной темноте, Хемфилл выслушал его без презрения и жалости. Пусть себе горемыка конфузливо испускает дух, прощая Вселенной все на свете, если подобное облегчит ему уход!

Сам Хемфилл безотрывно взирал сквозь иллюминатор на темный иззубренный силуэт, заслонивший невероятно много звезд.

Видимо, пригодный для дыхания воздух сохранился только в этом отсеке пассажирского лайнера, ставшем темницей для трех человек, да притом воздух непрерывно вырывался со свистом через пробоины, стремительно опорожняя аварийные баки. Корабль представлял собой изувеченный, искореженный остов, и все же враг в поле обзора Хемфилла совершенно не двигался. Должно быть, вращаться разбитому кораблю не давало силовое поле врага.

Тут к Хемфиллу через отсек подплыла пассажирка лайнера — молодая женщина — и коснулась его руки. Он припомнил, что ее зовут Мария такая-то.

— Послушайте, — начала девушка, — как по-вашему, мы не могли бы...

В ее голосе не было отчаяния, скорее рассудительные интонации человека, разрабатывающего план; поэтому Хемфилл сразу же прислушался к ней. Но их перебили.

Сами стены отсека завибрировали, будто диффузоры огромных громкоговорителей, приводимые в движение силовым полем врага, все еще сжимающим изувеченный корпус. Послышался скрипучий голос берсеркера:

— Вы, кто еще слышит меня, живите. Я намереваюсь подарить вам жизнь. Я посылаю катер для спасения вас от смерти.

Хемфилл был сам не свой от бессильной ярости. Он еще ни разу не слышал голос берсеркера собственными ушами, и все равно тот оказался знакомым, будто давний кошмар. Хемфилл ощутил, как ладонь женщины отпрянула от его руки, и только тогда заметил, что в ярости вскинул обе руки, растопырил и скрючил пальцы, как когти, а затем сжал их в кулаки и заколотил в иллюминатор, едва не разбив их в кровь. Эта чертова штуковина хочет забрать его внутрь! Из всех людей в космосе хочет сделать пленником именно его!

В голове мгновенно возник план действий, и Хемфилл резко отвернулся от иллюминатора. В этом отсеке где-то были боеголовки для небольших оборонительных ракет. Где-то он их видел.

Второй уцелевший мужчина — офицер корабля, медленно истекавший кровью через прорехи формы, — увидел, что Хемфилл роется среди обломков, и выплыл перед ним, чтобы помешать.

— Вы не смеете... Вы уничтожите лишь катер, который он посылает... Если он хоть это вам позволит... Там могут быть другие люди... Еще живые...

Из-за невесомости офицер висел перед Хемфиллом вверх ногами. Когда же инерция развернула их так, что они увидели друг друга в нормальном положении, раненый вдруг осекся, сдался, оставил уговоры и отвернулся, безвольно дрейфуя в воздухе, будто уже умер.

Хемфилл не надеялся соорудить целую боеголовку, зато мог извлечь детонатор химической взрывчатки — как раз такого размера, чтобы уместился под мышкой. Когда началась неравная битва, всем пассажирам пришлось надеть аварийные скафандры; теперь он нашел для себя запасной баллон с воздухом и лазерный пистолет какого-то офицера и сунул его в петлю на поясе своего скафандра.

Девушка снова приблизилась к нему. Хемфилл настороженно следил за ней.

— Сделайте это, — сказала она со спокойной убежденностью, медленно кружась вместе с обоими мужчинами в полумраке под завывание утекающего сквозь пробоины воздуха. — Сделайте. Потеря катера ослабит его перед следующим боем, пусть хоть капельку. У нас так и так ни малейшего шанса на спасение,

— Да, — одобрительно кивнул он. Эта девушка понимает, что самое важное — ранить берсеркера, бить, ломать, жечь и в конце концов уничтожить его. Все остальное — ерунда.

— Не позволяйте ему выдать меня, — указав на раненого старпома, шепотом произнес он. Девушка лишь молча кивнула. Возможно, берсеркер подслушивает. Раз уж он способен говорить при помощи стен, то может и подслушивать.

— Катер приближается, — сообщил раненый спокойным, сухим тоном.


— Доброжил! — позвал машинный голос, как всегда, срываясь между слогами.

— Здесь! — вздрогнув, он проснулся и тут же вскочил на ноги, Задремал чуть ли не под капающей из открытого конца трубы питьевой водой.

— Доброжил! — В этом тесном отсеке нет ни динамиков, ни сканеров, и зов донесся с некоторого отдаления.

— Здесь!

Он побежал на зов, шаркая и топая подошвами по металлу. Задремал, очень уж устал. Хотя бой был коротким, на него свалились дополнительные обязанности — пришлось обслуживать и направлять ремонтные машины, странствующие по бесконечным путепроводам и коридорам, устраняя повреждения. Доброжил понимал, что больше ничем помочь не в силах.

Теперь у него ныли голова и шея, намятые шлемом, да и на теле остались потертости от непривычного скафандра, который пришлось надеть, когда начался бой. К счастью, на этот раз обошлось совсем без боевых повреждений.

Подойдя к плоскому стеклянному глазу сканера, он шаркнул ногой, замерев в ожидании.

— Доброжил, извращенная машина уничтожена, и несколько зложитей теперь совершенно беспомощны.

— Да! — Доброжил затрясся всем телом от восторга.

— Напоминаю тебе, жизнь есть зло, — проскрежетал голос машины.

— Жизнь есть зло, я — Доброжил! — поспешно сказал он, прекратив трястись. Вряд ли за такое последует наказание, но лучше не рисковать.

— Да. Как и твои родители прежде, ты был полезен. Теперь я намерен доставить в себя уцелевших людей для более пристального изучения. А ты будешь применен с ними для моих экспериментов. Напоминаю, они — зложити. Мы должны быть осторожны.

«Зложити... — Доброжил знал, что это существа, имеющие такую же форму, как он, и существующие в мире вне машины. Они устраивают сотрясения и удары, называемые боем. — Зложити — здесь».

От этой мысли у него мороз пробежал по коже. Подняв руки, Доброжил воззрился на них, затем окинул взглядом коридор из конца в конец, пытаясь вообразить зложитей во плоти.

— Теперь ступай в медицинскую комнату, — велела машина. — Прежде чем ты приблизишься к зложитям, тебя надлежит иммунизировать против болезней.


Хемфилл перебирался из одного разбитого отсека в другой, пока не нашел пробоину в корпусе, хотя и заткнутую мусором почти полностью. Пока он старался извлечь забивший дыру хлам, по кораблю разнесся лязг стыковки берсеркерова катера, прибывшего за пленными. Хемфилл рванул посильнее, преграда подалась, и вырвавшийся воздух вынес его в пространство.

Вокруг разбитого корабля парили сотни обломков, удерживаемых поблизости то ли незначительным магнитным полем, то ли силовыми полями берсеркера. Проверка показала, что скафандр работает достаточно хорошо, и при помощи его маломощного ракетного двигателя Хемфилл обогнул корпус лайнера, приближаясь к тому месту, где замер катер берсеркера.

Бесчисленные звезды глубокого космоса заслонил темный силуэт берсеркера — зубчатый, будто крепостные стены древних городов, но только куда громаднее любого города. Каким-то образом причалив прямо к нужному отсеку, катер берсеркера прикрепился к изувеченному остову лайнера, чтобы забрать на борт Марию и раненого. Не снимая пальцев с детонатора бомбы, Хемфилл подплыл поближе.

Теперь, у смертной черты, его встревожила мысль, что так и не удастся убедиться в уничтожении катера. А ведь это такой мизерный удар по врагу, такая ничтожная месть!

Продолжая по инерции приближаться к катеру и держа палец на детонаторе, Хемфилл вдруг увидел облачко пара, вырвавшееся из разгерметизированного отсека при расстыковке катера с кораблем. Невидимые силовые поля нахлынули на катер, на Хемфилла, на обломки поблизости от катера, увлекая все это к берсеркеру.

Хемфилл ухитрился пристегнуться к ускользающему катеру в последнюю секунду. И подумал, что в баллонах скафандра воздуха хватит еще на час — куда дольше, чем ему на самом деле понадобится.

Увлекаемый к берсеркеру, Хемфилл мысленно балансировал на грани смерти, с окоченевшими на детонаторе бомбы пальцами. Окрашенный в цвет ночи враг стал для него воплощением смерти. Черная, иссеченная поверхность берсеркера стремительно надвигалась в потустороннем свете звезд, обращаясь в планету, на которую падал катер.

Хемфилл все еще льнул к катеру, когда тот втянул его через врата, способные пропустить множество кораблей одновременно. Громадность и могущество берсеркера окружили его со всех сторон, одной своей всеохватностью подавляя и любую ненависть, и любую отвагу.

Эта крохотная бомбочка — лишь бессмысленная шутка. Как только катер пришвартовался к черной внутренней пристани, Хемфилл спрыгнул с него и бросился искать укрытие.

Едва он спрятался за погруженной в тень металлической балкой, его ладонь помимо воли легла на детонатор бомбы — просто ради того, чтобы найти убежище в смерти. Но Хемфилл заставил себя сдержаться, заставил себя наблюдать, как двух пленников высасывает из катера пульсирующая прозрачная труба, уходящая в переборку. Сам не зная, что собирается предпринять, оттолкнулся и поплыл в сторону трубы, почти невесомо заскользив сквозь темную чудовищную пещеру; одной лишь массы берсеркера хватало, чтобы создать небольшую естественную гравитацию.

Минут через десять путь преградило не что иное, как воздушный шлюз. Судя по всему, это просто-напросто встроенный в переборку фрагмент корпуса земного военного корабля.

Шлюз — не менее подходящее место для установки бомбы, чем любое другое. Хемфилл отпер наружный люк и вошел в шлюз, не подняв никакой тревоги. Если покончить с собой здесь, берсеркер лишится... а собственно говоря, чего? Зачем берсеркеру вообще понадобился шлюз?

«Не для пленных, — подумал Хемфилл, — раз он всасывает их через трубу». Но и не для врага. Проанализировав воздух в шлюзе, он снял шлем. Для дышащих воздухом друзей ростом с человека? Что-то тут не так. Любое живое и дышащее существо для берсеркера — враг; исключение составляют лишь его неведомые строители. Во всяком случае, так люди считали — до сих пор.

Внутренний люк шлюза открылся от первого же толчка, и Хемфилл зашагал ло тесному, тускло освещенному коридору с искусственной гравитацией, держа пальцы на детонаторе бомбы.


— Войди, Доброжил, — сказал корабль. — Пристально рассмотри каждого из них.

Доброжил нерешительно издал горловое урчание, будто запушенный и тотчас же остановленный серводвигатель. Его терзали чувства, напоминающие голод и страх перед наказанием, — ведь сейчас ему предстоит увидеть живых тварей напрямую, а не в виде старых изображений в театре. Но даже выявление источника неприятных чувств не помогло. Он нерешительно переминался с ноги на ногу у порога комнаты, куда поместили зложитей. По приказу машины пришлось снова надеть скафандр — тот защитит его, если зложить попытается причинить ему вред.

— Входи, — повторил корабль.

— Может, лучше не надо? — жалобно заныл Доброжил, не забывая, однако, произносить слова громко и внятно — так куда легче избежать наказания.

— Наказание, наказание, — произнес голос корабля.

Если он сказал это слово дважды, то наказание почти неотвратимо. Доброжил поспешно, будто уже ощутил в костях боль-без-повреждений, открыл дверь и переступил порог.


Он лежал на полу, окровавленный и поврежденный, в диковинном изодранном скафандре. И в то же время стоял в проеме дверей. На полу простерлась его собственная фигура, та самая человеческая фигура, которую он знал, но ни разу не видел со стороны. Не просто изображение, а куда больше, он сам теперь раздвоился. Там, тут, он, не-он...

Доброжил привалился спиной к двери, вскинул руку и хотел было прикусить ладонь, позабыв о шлеме. Принялся молотить облаченными в скафандр запястьями одно о другое, пока боль ушибов не вернула его в чувство, заставив ощутить палубу под ногами.

Мало-помалу ужас схлынул. Интеллект постепенно постиг увиденное, сумел истолковать и освоиться. Вот он я, здесь, здесь, в дверном проеме. Тот, там, на полу, — это другая жизнь. Другое тело, как и я, разъедаемое ржой жизни. Только куда хуже, чем я. Там, на полу, — зложить.


Зажмурившись, Мария Хуарес долго-долго молилась, не останавливаясь ни на миг. Холодные, безразличные манипуляторы перемещали ее туда-сюда. Вес вернулся, а когда шлем и скафандр с нее аккуратно сняли, обнаружился и пригодный для дыхания воздух. Но как только манипуляторы начали стаскивать с нее комбинезон, Мария стала вырываться и открыла глаза; ее взору предстало помещение с низким потолком и обступившая ее толпа автоматов разнообразной формы и ростом с человека. Так как она сопротивлялась, роботы перестали ее раздевать, надели на одну лодыжку кандалы, прикованные к стене, и заскользили прочь. Умирающего старпома просто бросили в противоположном конце помещения, будто хлам, не заслуживающий дальнейших хлопот.


Мужчина с холодным, мертвым взором — Хемфилл — пытался сделать бомбу, но не сумел. Так что теперь вряд ли стоит рассчитывать на быструю и легкую кончину...

Услышав скрип двери, она открыла глаза снова и в полнейшем недоумении узрела бородатого юношу в архаичном скафандре. Исполнив какие-то бессмысленные конвульсии в дверном проеме, тот наконец прошел пару шагов и остановился, вперив взгляд в умирающего старпома. Снимая шлем, пришелец расстегивал запоры сноровистыми, точными движениями, но, когда снял его, оказалось, что всклокоченная шевелюра и растрепанная борода обрамляют безвольное лицо идиота.

Положив шлем на пол, юноша принялся скрести и чесать свою косматую голову, не сводя глаз с лежащего на полу человека. На Марию он не взглянул даже мельком, а она не могла отвести взгляда от него — ей еще ни разу в жизни не доводилось видеть, чтобы живой человек был настолько бесстрастен. Так вот что происходит с пленниками берсеркера!

И все же... все же... На родной планете она уже сталкивалась с бывшими преступниками, прошедшими промывание мозгов. Но этот не таков; в нем больше человеческого, чем в них... а может, наоборот.

Опустившись на колени рядом со старпомом, бородатый нерешительно протянул руку и потрогал его. Умирающий апатично шевельнулся и устремил вверх бессмысленный взор. Под ним натекла целая лужа крови.

Взяв безвольную руку старпома своими ладонями, закованными в металлические перчатки, чужак принялся сгибать и распрямлять ее, словно интересуясь устройством локтевого сустава. Старпом застонал и принялся вяло вырываться. А чужак вдруг стремительным движением схватил умирающего за горло.

Мария не находила сил ни шевельнуться, ни отвести взгляд, хотя комната сперва медленно, а потом все быстрее и быстрее закружилась вокруг этих закованных в доспехи ладоней.

Разжав хватку, бородатый встал, вытянулся в струнку, по-прежнему не сводя глаз с трупа у своих ног, и отчетливо проговорил:

— Отключен.

Наверное, Мария шевельнулась. А может, и нет, но бородатый поднял свое дебильное лицо, чтобы поглядеть на нее, однако ее взгляда то ли не заметил, то ли просто избегал замечать. Движения его глаз были быстрыми и бдительными, но мимические мышцы оставались вялыми, будто неживые. Он двинулся к Марии.

«Ой, да он же совсем юн, — подумала она, — едва ли не подросток». Прижавшись спиной к стене, замерла в ожидании. На ее планете женщин воспитывают так, чтобы они не теряли сознания при встрече с опасностью. Почему-то чем ближе подходил чужак, тем меньше она боялась. Но вот если бы он хоть мельком улыбнулся, она бы завизжала от ужаса и не смолкала бы долго-долго.

Остановившись перед ней, незнакомец протянул одну руку, чтобы коснуться ее лица, ее волос, ее тела. Мария хранила неподвижность; в нем не чувствовалось ни похоти, ни злобы, ни доброты. Он буквально источал ауру пустоты.

— Нет изображения, — сказал юноша будто самому себе. Потом добавил еще одно слово, что-то вроде «зложить».

Мария едва не осмелилась заговорить с ним. Задушенный старпом все так же лежал на полу ярдах в пяти от них.

Развернувшись, юноша целеустремленно зашаркал прочь от нее; такой диковинной походки Мария не видела еще ни разу в жизни. Подняв шлем, чужак вышел за дверь, даже не оглянувшись.

В одном углу отведенного ей пятачка струилась вода, с журчанием утекавшая сквозь дыру в полу. Гравитация примерно соответствовала земной. Мария села, привалившись спиной к стене, молясь и слушая грохот собственного сердца, едва не остановившегося, как вдруг дверь отворилась, сперва самую малость, потом чуть пошире, как раз в обрез, чтобы прошел большой кусок розовато-зеленоватой массы — видимо, еды. На обратном пути робот обогнул покойника.

Мария уже съела кусочек массы, когда дверь снова приоткрылась, и в нее поспешно протиснулся человек — Хемфилл, тот самый, с ледяным взором. Чтобы уравновесить тяжесть маленькой бомбы, висящей под мышкой, Хемфилл на ходу сильно наклонялся в другую сторону. Быстро окинув помещение взглядом, он закрыл за собой дверь и направился к Марии. Труп старпома он переступил, почти не удостоив взглядом.

— Сколько их тут? — шепотом осведомился Хемфилл, наклонившись к Марии. Она все так же сидела на полу, от изумления не в силах пошевелиться или сказать хоть слово.

— Кого? — в конце концов выдавила она из себя.

— Их, — нетерпеливо дернул головой Хемфилл в сторону двери. — Тех, что живут внутри и служат ему. Я видел того, что выходил из этой комнаты, когда находился в коридоре. Он соорудил для них огромное жилое пространство.

— Я видела только одного.

При этой вести глаза Хемфилла сверкнули. Показав, как заставить бомбу взорваться, он дал ее подержать Марии, а сам принялся резать кандалы своим лазерным пистолетом. Попутно оба обменялись сведениями о последних событиях. Мария сомневалась, что найдет в себе силы подорвать бомбу и покончить с собой, но говорить об этом Хемфиллу не стала.

Как только они покинули тюремную камеру, Хемфилла едва не хватил удар: из-за угла прямо на них выкатились два автомата. Но машины, не обратив на оцепеневших людей ни малейшего внимания, беззвучно проехали мимо и скрылись из виду.

— Внутри собственной шкуры этот драндулет на три четверти слеп! — возбужденно выдохнул он, обернувшись к Марии. Она промолчала, устремив на него перепуганный взгляд.

В голове у Хемфилла мало-помалу начал вызревать план, пробудивший в душе смутную надежду.

— Надо разузнать об этом человеке. Или людях, — бросил он, устремляясь по коридору. Неужели тот только один?! Слишком уж хорошо, чтобы это оказалось правдой.

Плохо освещенные коридоры были полны препятствий и неровных ступенек.

«Небрежно выстроенная уступка жизни», — мысленно отметил Хемфилл, направляясь в ту сторону, где скрылся чужак.

Через пару минут осторожных перебежек они услышали приближающиеся шаркающие шаги одного человека. Снова сунув бомбу Марии, Хемфилл отодвинул ее назад, заслонив собой. Оба затаились в темной нише.

Шаги близились с беззаботной стремительностью, и вдруг впереди промелькнул неясный силуэт. Взлохмаченная голова появилась в поле зрения так неожиданно, что закованный в металл кулак Хемфилла едва не промахнулся, скользнув по затылку чужака. Тот вскрикнул, оступился и упал.

Присев на корточки, Хемфилл сунул лазерный пистолет чуть ли не под нос незнакомцу, облаченному в старинный скафандр, но без шлема:

— Только пикни, и я тебя убью. Где остальные?

Парень уставился на него ошеломленным взглядом. Да нет, даже хуже, чем ошеломленным. Лицо его казалось совершенно неживым, хотя он переводил настороженные глаза с Хемфилла на Марию и обратно, игнорируя пистолет.

— Это все тот же, — шепнула Мария.

— Где твои друзья? — настойчиво спросил Хемфилл.

Пощупав затылок, куда пришелся удар, незнакомец пробормотал совершенно бесстрастно, будто ни к кому не обращаясь:

— Повреждение.

Затем протянул руку к пистолету столь безмятежно и плавно, что едва не взялся за него.

Хемфилл отскочил на шаг, едва удержавшись от выстрела.

— Сядь, или я тебя убью! А теперь говори, кто ты такой и сколько здесь остальных.

Чужак спокойно сел. Его одутловатое лицо по-прежнему оставалось совершенно бесстрастным.

— Твоя речь не меняется по высоте от слова к слову, не так, как речь машины. Ты держишь смертоносный инструмент. Дай мне его, и я уничтожу тебя и... вот эту.

Похоже, этот человек — полоумный инвалид с промытыми мозгами, а не предатель всего рода человеческого. Как же им воспользоваться? Хемфилл попятился еще на шаг, опустив пистолет.

— Откуда ты? — обратилась к пленнику Мария. — С какой планеты?

Пустой взор в ответ.

— Ну, где твой дом? — не унималась она. — Где ты родился?

— Из родильной камеры. — Порой голос юноши срывался, как голос берсеркера, будто напуганный комик передразнивает машину.

— Конечно, из родильной камеры. — Хемфилл издал нервный смешок. — Откуда ж еще? А теперь спрашиваю в последний раз: где остальные?

— Не понимаю.

— Ладно уж, — вздохнул Хемфилл. — Где эта родильная камера?

Надо же начать хоть с чего-то.


Помещение смахивало на склад биологической лаборатории — скверно освещенный, заваленный оборудованием, опутанный трубами и кабелями. Вероятно, здесь ни разу не работал живой техник.

— Ты был рожден здесь? — осведомился Хемфилл.

— Да.

— Он чокнутый.

— Нет. Погодите. — Мария понизила голос до едва слышного шепота, будто вновь чего-то испугалась. Потом взяла юношу с недвижным лицом за руку. Он наклонил голову, чтобы поглядеть на соприкасающиеся ладони. — У тебя есть имя? — терпеливо, будто у заблудившегося ребенка, спросила Мария.

— Я Доброжил.

— По-моему, это безнадега, — встрял Хемфилл.

Девушка не обратила на него ни малейшего внимания.

— Доброжил? Меня зовут Мария. А это Хемфилл.

Никакой реакции.

— Где твои родители? Отец? Мать?

— Они тоже были доброжилы. Они помогали кораблю. Был бой, и зложити убили их. Но они отдали клетки своих тел кораблю, и он сделал из этих клеток меня. Теперь я единственный Доброжил.

— Боже милостивый! — выдохнул Хемфилл.

Молчаливое, благоговейное внимание тронуло Доброжила, хотя это оказалось не под силу ни угрозам, ни мольбам. Лицо его исказилось, сложившись в неловкую гримасу, и юноша уставился в угол. Затем, чуть ли не впервые, по собственному почину вступил в диалог:

— Я знаю, что они были, как вы. Мужчина и женщина.

Если бы ненависть могла жечь, как пламя, Хемфилл испепелил бы все кубические мили смертоносной машины до последнего фута; он озирался во все стороны, заглядывал во все углы.

— Чертовы железяки! — Голос у него сорвался, как у берсеркера. — Что они сделали со мной? С тобой? Со всеми?

План сложился у него в момент, когда ненависть достигла наивысшего накала. Стремительно подойдя, он положил ладонь Доброжилу на плечо.

— Послушай-ка меня. Тебе известно, что такое радиоактивный изотоп?

  — Да.

— Где-то тут должно быть такое место, где... ну, машина решает, что делать дальше... к какой тактике прибегнуть. Место, где хранится глыба какого-то изотопа с большим периодом полураспада. Наверно, где-то в центре корабля. Ты не знаешь такого места?

— Да, я знаю, где стратегическое ядро.

— Стратегическое ядро? — Надежда поднялась на новую, прочную ступень. — Мы можем туда пробраться?

— Но вы же зложити! — Доброжил неуклюже оттолкнул руку Хемфилла. — Вы хотите повредить корабль, вы уже повредили меня. Вы должны быть уничтожены.

— Доброжил... — перехватила инициативу Мария. — Мы, этот человек и я, вовсе не злы. На самом деле зложити — те, кто построил этот корабль. Кто-то ведь строил его, понимаешь ли, какие-то живые существа построили его давным-давно. Вот они — настоящая зложить.

— Зложить. — Он то ли согласился с Марией, то ли бросил ей в лицо укор.

— Ты разве не хочешь жить, Доброжил? Мы с Хемфиллом хотим жить. Мы хотим помочь тебе, потому что ты живой, как и мы. Неужели ты не хочешь помочь нам?

Юноша несколько секунд хранил молчание, созерцая переборку. Затем обернулся лицом к двум другим и сказал:

— Все живое думает, что оно существует, но его нет. Есть только частицы, энергия и пространство, и еще законы машин.

— Доброжил, послушай меня, — не сдавалась Мария. — Один мудрец некогда сказал: «Я мыслю — следовательно, существую».

— Мудрец? — переспросил тот своим ломким голосом. Потом уселся на палубу, охватив колени руками, и принялся раскачиваться вперед-назад. Быть может, в раздумье.

Хемфилл увлек Марию в сторонку.

— Знаете, у нас появился проблеск надежды. Тут масса воздуха, есть вода и пиша. За этой железякой наверняка следуют боевые корабли, иначе и быть не может. Если мы отыщем способ вывести берсеркера из строя, то сможем переждать, и через месяц-другой нас отсюда снимут, а то и раньше.

Мгновение она лишь молча разглядывала его.

— Хемфилл... что эти машины сделали вам?

— Моя жена... мои дети... — Собственный тон показался ему безразличным. — Были на Паскало. Три года назад. Был этот берсеркер или ему подобный.

Мария взяла его за руку, как недавно Доброжила. Оба посмотрели вниз, на свои сплетенные пальцы, потом подняли глаза, мельком улыбнувшись над синхронностью своих действий.

— Где бомба? — вдруг подумал вслух Хемфилл, стремительно оборачиваясь.

Та преспокойно лежала в темном углу. Снова завладев ею, Хемфилл широкими шагами устремился к продолжавшему раскачиваться Доброжилу.

— Ну, ты за нас? За нас или за тех, кто построил корабль?

Встав, Доброжил посмотрел на Хемфилла в упор:

— Построить корабль их вдохновили законы физики, управлявшие их мозгами. Теперь корабль хранит их образы. Он хранит моих отца и мать, он сохранит и меня.

— Какие еще образы? Где они?

— Образы в театре.

Пожалуй, это лучший способ склонить его к сотрудничеству, завоевать доверие, а заодно узнать кое-что о нем самом и о корабле, решил Хемфилл. Потом — прямиком к стратегическому ядру. Он придал голосу дружелюбные интонации:

— А не проводишь ли ты нас в театр, Доброжил?

Они оказались в самом большом из попадавшихся до сих пор помещений заполненной воздухом зоны — с сотнями сидений, вполне подходящих по форме и уроженцам Земли, хотя наверняка были изготовлены для каких-то иных существ. Тщательно меблированный театр был хорошо освещен. Едва за пришедшими закрылась дверь, как на сцене проявились сидящие рядами изображения разумных существ.

Сиена обратилась в окно, открытое в огромный зал. Перед аудиторией за кафедрой стояло одно из существ — изящное, тонкокостное, сложением напоминающее человека, за одним только исключением: единственный глаз с ярким зрачком, бегающим туда-сюда, будто ртуть, растянулся на все лицо.

Речь представляла собой шквал тонких пощелкиваний и улюлюканий. Большинство сидящих было облачено в какую-то форму. Как только оратор смолк, аудитория в унисон завыла.

— Что он говорит? — шепотом поинтересовалась Мария.

— Корабль сказал мне, что утратил смысл звуков, — обернулся к ней Доброжил.

— А можно, мы взглянем на образы твоих родителей, Доброжил?

Хемфилл, следивший за сценой, хотел было запротестовать, но сообразил, что девушка права. В данный момент вид родителей парня может поведать куда больше.

Доброжил что-то переключил.

Хемфилла поразило, что родители юноши запечатлены только в виде плоских проекционных картин. Сначала на фоне однотонной стены возник мужчина в комбинезоне астронавта — голубоглазый, с аккуратной бородкой, с приятным выражением лица.

Затем появилась женщина, глядевшая прямо в объектив, держа перед собой какую-то ткань, чтобы прикрыть наготу, — широколицая, с заплетенными в косы рыжими волосами. Хемфилл не успел разглядеть ничего толком, когда на сцене вновь объявился инопланетный оратор, заулюлюкавший еще быстрее, чем прежде.

— И это все? — обернулся Хемфилл. — Все, что тебе известно о родителях?

— Да. Зложити убили их. Теперь они стали образами и больше не мыслят, что существуют.

Существо на трибуне заговорило более менторским тоном. Рядом с ним одна за другой появлялись отмеченные на трехмерной карте позиции звезд и планет, а оратор то и дело указывал на них. Он мог похвастаться множеством звезд и планет; Мария почему-то догадывалась, что он хвастается.

Хемфилл тем временем шаг за шагом приближался к сцене, все более сосредоточенно впиваясь в оратора взглядом. Марии не понравилось, как отблески изображений играют на его лице.

Доброжил тоже пристально следил за сценической мистерией, хотя, наверное, видел ее уже тысячи раз. Неведомо, какие мысли проносились в голове этого человека с бессмысленным лицом, никогда не видевшего иного человеческого лица, которое могло бы послужить ему образцом. Повинуясь порыву, Мария снова сжала его запястье.

— Доброжил, мы с Хемфиллом живые, как и ты. Так не поможешь ли ты нам остаться в живых? Тогда в будущем мы всегда будем тебе помогать. — У нее перед глазами вдруг встала картина: Доброжила спасают, увозят на планету, а он ежится в кругу таращившихся на него зложитей.

— Добрый. Злой. — Он протянул ладонь, чтобы взять ее за руку; рукавицы скафандра он уже снял. Тело его покачивалось, будто девушка и притягивала, и отталкивала его одновременно. А ей хотелось выть и причитать над ним, голыми руками разнести в клочья бездумно целеустремленную металлическую гору, сделавшую его таким.

— Они у нас в руках! — изрек ликующий Хемфилл, возвращаясь от сцены, где записанная тирада неумолимо продолжалась. — Разве вы не поняли? Он показывает полный каталог — все, что им принадлежит, от звезд до астероидов. Это победный спич. Изучив карты, мы сможем отыскать их, выследить их и добраться до них!

— Хемфилл, — остудила его пыл Мария, желая вернуть к более насущным проблемам, — сколько веков этим картам? Какой район Галактики они отображают? А может, и вовсе какой-то другой Галактики? Разве дано нам это узнать?

Хемфилл подрастерял часть своего энтузиазма.

— Ну, как бы то ни было, это дает шанс выследить их; эту информацию мы должны сберечь. Он должен отвести меня к так называемому стратегическому ядру, — Хемфилл указал на Доброжила, — затем можно будет просто сидеть сложа руки и ждать боевые корабли или, скажем, покинуть эту чертову железяку на катере.

— Да, но он в замешательстве. — Мария погладила Доброжила по руке, словно утешая ребенка. — Разве может быть иначе?

— Конечно. — Хемфилл помолчал, оценивая ситуацию. — Вы с ним управляетесь куда лучше, чем я. — Потом, не дождавшись ответа, продолжал: — Вообще-то вы женщина, а он с виду здоровый молодой мужчина. Утешайте его, если хотите, но вы обязаны каким-то образом убедить его помочь мне. От этого зависит все. — Он снова обернулся к сцене, не в силах оторваться от карт. — Прогуляйтесь немного, потолкуйте с ним, но далеко не забредайте.

А что еще остается? Мария повела Доброжила прочь из театра под неумолчное щелканье и улюлюканье покойника на сцене, каталогизирующего тысячи своих солнц.

Слишком уж много всего произошло, слишком уж много всего продолжало происходить, и пребывание рядом со зложитью вдруг стало для него совершенно непереносимо. Доброжил внезапно отпрянул от женщины, ринулся бежать прочь по коридорам, туда, где прятался от возникавших ниоткуда диковинных страхов, когда был маленьким, — в помещение, где корабль всегда мог видеть и слышать его и готов был поговорить с ним.

Он предстал пред оком корабля в комнате-которая-сжалась. Он называл ее так, потому что отчетливо помнил, как она была больше, а сканеры и громкоговорители корабля находились выше его макушки. Конечно, Доброжил понимал, что на самом деле причиной изменений стал его физический рост, но это помещение стало для него особым, прочно отождествившись с едой, сном и уютным теплом.

— Я слушал эложитей и показывал им разные вещи, — доложил он, заранее пугаясь наказания.

— Мне известно об этом, Доброжил, ведь я наблюдал. Эти вещи стали частью моего эксперимента.

Какая радость и облегчение! Корабль ничего не сказал о наказании, хотя и знает, что слова и действия зложитей поколебали и смешали мысли Доброжила. Он даже начал подумывать, не показать ли мужчине Хемфиллу стратегическое ядро, тем самым раз и навсегда положив коней любым наказаниям.

— Они хотели, чтобы я... хотели, чтобы я...

— Я наблюдал. Я слушал. Мужчина несгибаем и зол, сильно мотивирован на борьбу против меня. Я должен постичь подобных ему, ибо они причиняют большинство повреждений. Его следует испытать до предела, вплоть до уничтожения. Он совершенно свободно ходит внутри меня и потому не считает себя пленником. Это важно.

Стащив с себя надоевший скафандр — сюда зложитей корабль не допустит, — Доброжил опустился на пол, охватив руками основание сканерно-громкоговорительной консоли. Однажды, давным-давно, корабль дал ему вещь, в руках становившуюся теплой и мягкой... он закрыл глаза и сонным голосом спросил:

— Какие будут приказания? — как всегда, здесь, в этой комнате, ощутив надежность и уют.

— Во-первых, не говорить зложитям об этих приказаниях. Далее, делать все, что велит тебе этот человек Хемфилл. Он не причинит мне никакого вреда.

— У него бомба.

— Я наблюдал за его приближением и обезвредил бомбу еще до того, как он проник в меня, чтобы напасть изнутри. Его пистолет серьезного вреда мне не причинит. Неужели ты думаешь, что зложить способен одолеть меня?

— Нет. — Успокоившийся Доброжил улыбнулся и устроился поудобнее. — Расскажи мне о моих родителях.

Он слышал эту историю тысячи раз, но никогда не уставал слушать ее снова и снова.

— Твои родители были добрыми, они отдали себя мне. Затем, во время великой битвы, зложити убили их. Зложити ненавидели их, как ненавидят меня. Когда они говорят, что они такие же, как ты, они лгут, пуская в ход присущую всякой зложити коварную неправду.

Но твои родители были добрыми, и оба дали мне по частичке своих организмов, и из этих частичек я сделал тебя. Зложити уничтожили твоих родителей целиком, иначе я бы сохранил хотя бы их нефункционирующие оболочки, чтобы ты мог их осмотреть. Это было бы к добру.

— Да.

— Эти двое зложитей искали тебя. Теперь они отдыхают. Спи, Доброжил.

И он уснул.

Пробудившись, он вспомнил сон, в котором двое людей звали его присоединиться к ним на сцене театра. Он знал, что это отец и мать, хоть они и походили на зложитей. Но сон угас, прежде чем пробуждающийся рассудок успел постичь его смысл.

Доброжил поел и попил, попутно слушая наставления корабля:

— Если человек Хемфилл захочет пойти к стратегическому ядру, проводи его. Там я его захвачу, а позже позволю бежать, чтобы он мог предпринять еще попытку. Когда его наконец больше не удастся спровоцировать на борьбу, я его уничтожу. Но я намерен сохранить жизнь самки. Вы с ней произведете для меня новых доброжилов.

— Да! — Доброжилу тотчас же стало ясно, как это будет замечательно. Они дадут частицы своих тел кораблю, чтобы тот мог клетку за клеткой построить тела новых доброжилов. А мужчина Хемфилл, наказавший и повредивший его своей быстродвижной рукой, будет полностью демонтирован.

Как только он вернулся к зложитям, мужчина Хемфилл тут же начал рявкать вопросы и грозить наказанием, так что сбитый с толку Доброжил даже чуточку напугался. Но согласился помочь, постаравшись ни словом не выдать замыслы корабля. Мария держалась еще сердечнее, чем прежде. Доброжил трогал ее при всяком удобном случае.

Хемфилл потребовал указать дорогу к стратегическому ядру. Бывавший там неоднократно Доброжил тотчас же согласился; туда ведет скоростной лифт, делающий пятидесятимильное путешествие совсем легким.

— Что-то ты ни с того ни с сего вдруг проникся чертовским энтузиазмом, — помолчав, заявил Хемфилл и повернулся к Марии: — Я ему не доверяю.

Этот зложить думает, что он обманывает! Доброжил рассердился; машины никогда не лгут, и ни один достойнопослушный доброжил лгать не может.

Хемфилл принялся расхаживать туда-сюда и в конце концов спросил:

— А можно ли подобраться к этому стратегическому ядру так, чтобы корабль нас не обнаружил?

— Полагаю, такой путь есть, — поразмыслив, ответил Доброжил. — Нам придется захватить запасные баллоны воздуха и пройти много миль через вакуум.

Корабль велел помогать Хемфиллу — значит, надо помогать во всем. Доброжил лишь надеялся, что собственными глазами увидит, как этого зложитя наконец демонтируют.


Вероятно, эта битва разыгралась еще в те времена, когда люди на Земле с копьями охотились на мамонтов. Столкнувшись с каким-то ужасающим противником, берсеркер получил жуткую колотую рану — кратер диаметром в пару миль и глубиной миль в пятьдесят, пробитый серией направленных ядерных взрывов, один ярус механизмов за другим, слой за слоем брони, и остановленных только последним рубежом обороны неживого сердца машины. Берсеркер выжил и сокрушил врага, а вскоре вслед за тем его ремонтные агрегаты заделали пробоину в наружной обшивке, воспользовавшись дополнительными слоями брони. Он намеревался со временем устранить все повреждения, но в Галактике оказалось очень уж много жизни, да притом чрезвычайно упорной и хитроумной. Так или иначе, но боевые повреждения накапливались быстрее, чем он мог ремонтировать себя. Поэтому чудовищная дыра, нашедшая применение в качестве конвейера, так и не была залатана.

Увидев пробоину — ту ничтожную ее часть, которую сумел осветить фонарь шлема, — Хемфилл снова пал духом, ощутив страх и ни с чем не сравнимую мизерность своего бытия. Помедлил на краю бездны и вплыл в нее, инстинктивно обняв Марию одной рукой. Она тоже облачилась в скафандр и последовала за ним, не дожидаясь просьб, не переча ни словом и не проявляя энтузиазма.

Они уже проделали часовой путь от воздушного шлюза, сквозь невесомость и вакуум колоссального корабля. Доброжил исправно указывал дорогу через одну секцию за другой, всячески демонстрируя готовность к сотрудничеству. Хемфилл держал наготове и пистолет, и бомбу, а также футов двести шнура, накрученного на левое предплечье.

Но стоило Хемфиллу увидеть оплавленные края циклопического шрама берсеркера и распознать, что это такое на самом деле, как его едва затеплившаяся надежда на жизнь угасла. Эта чертова железяка сумела пережить такой удар, пусть даже сильно ослабивший ее. И снова собственная бомбочка показалась Хемфиллу жалкой игрушкой.

К ним подплыл Доброжил. Хемфилл уже научил его переговариваться в вакууме, прижимая шлем к шлему собеседника.

— Это громадное повреждение — единственная дорога к стратегическому ядру, минующая все сканеры и ремонтные автоматы. Я научу вас ездить на конвейере. Он довезет нас почти до цели.

Конвейер представлял собой комбинацию силовых полей и исполинских движущихся контейнеров на расстоянии сотен ярдов от стен чудовищной раны, вдоль ее оси. Как только силовые поля подхватили людей, невесомость стала еще более походить на нескончаемое падение, а мимо, подчеркивая скорость движения, проносились в почти непроглядном мраке огромные силуэты контейнеров — кровяных телец, текущих в стальных жилах берсеркера.

Хемфилл летел бок о бок с Марией, держа ее за руку. Различить ее лицо за стеклом шлема было невозможно.

Конвейер являл собой целый новый, безумный мир — миф, сложенный из чудовищ, падений и взлетов. Выгоревший дотла страх Хемфилла перерос в новую решимость. «Мне это по плечу, — думал он. — Здесь этот драндулет слеп и беспомощен. Я сделаю это и останусь в живых, если сумею».

Доброжил увлек их прочь с замедляющегося конвейера, и все трое по инерции доплыли до сферической воронки во внутреннем слое брони, созданной последним взрывом древнего ракетного удара. От воронки — полой сферы поперечником футов в сто — по сплошной броне во все стороны разбегались трещины. На поверхности, обращенной к центру берсеркера, виднелась расщелина шириной с дверь — именно здесь угасла устремленная вперед энергия последнего удара.

— Я видел другой конец трещины изнутри, от стратегического ядра, — соприкоснувшись шлемами с Хемфиллом, поведал Доброжил. — Он всего в нескольких ярдах отсюда.

Хемфилл колебался не более секунды, гадая, не послать ли Доброжила по извилистому тоннелю первым. Впрочем, если это какая-то невероятно хитроумная западня, спусковой механизм может находиться где угодно. Хемфилл прижался шлемом к шлему Марии.

— Держитесь позади него. Лезьте следом и присматривайте за ним. — И двинулся первым.

Расщелина постепенно сужалась, но у выхода оставалась достаточно широкой, чтобы можно было протиснуться.

Щель вывела в следующую обширную полую сферу — внутренний храм. А в самом центре сферы Хемфилл узрел сложную конструкцию размером с домик, подвешенную на хитросплетении амортизаторов, расходящихся во всех направлениях. Стратегическое ядро, тут уж сомневаться не приходится. От ядра исходило призрачное сияние, напоминающее лунный свет; переключающие силовые поля отзывались на хаотичное бурление атомов внутри глыбы изотопа, каким-то образом выбирая, на какую из людских трасс или колоний направить следующий удар, и каким образом.

Хемфилл ощутил распирающее душу и грудь давление ненависти, достигшей триумфальной кульминации, и поплыл вперед, бережно баюкая в руках бомбу и раскручивая навитый на предплечье шнур. Приближаясь к центральному комплексу, он аккуратно привязал свободный конец шнура к детонатору бомбы.

«Я намерен жить, — думал он, — намерен узреть, как окаянная машина издохнет. Прикручу бомбу к центральному блоку, вот к этой столь невинной с виду болванке, укроюсь на расстоянии двухсот футов за этими массивными стальными балками и дерну за шнур».


Остановившись в идеальной позиции для наблюдения за сердцем корабля, Доброжил смотрел, как мужчина Хемфилл натягивает свою веревку. Доброжил испытывал некоторое удовлетворение от того, что его догадка оказалась верна и к стратегическому ядру действительно можно подобраться по этой узкой тропке громадного повреждения. Возвращаться этой дорогой уже не придется. Как только зложить будет схвачен, можно будет всей компанией вернуться в удобном лифте с воздухом. Этим лифтом Доброжил всегда пользовался, когда приезжал сюда для технического обслуживания.

Закончив приготовления, Хемфилл махнул рукой Доброжилу и Марии, наблюдавшим за ним, прильнув к одной и той же балке, и дернул за натянутую веревку. Разумеется, ничего не произошло. Корабль же сказал, что бомба обезврежена, а в подобных вопросах машина действует наверняка.

Оттолкнувшись от балки, Мария поплыла к Хемфиллу.

Тот дергал за веревку снова и снова. Испустив вздох нетерпения, Доброжил пошевелился. Здешние балки наполнены великим холодом, и Доброжил уже начал ощущать его сквозь рукавицы и ботинки скафандра.

Наконец, когда Хемфилл двинулся обратно, — выяснять, почему его устройство не сработало, — ремонтные автоматы появились из своего укрытия, чтобы схватить его. Он попытался выхватить пистолет, но их манипуляторы двигались куда проворнее.

Хемфилл даже не сумел толком оказать сопротивление, но Доброжил все равно наблюдал за схваткой с интересом. Облаченное в скафандр тело человека словно окаменело, явно напрягая каждую мышцу до предела. И зачем только зложить пытается бороться против стали и атомной энергии? Машины без усилий повлекли человека к шахте лифта. Доброжила вдруг охватило беспокойство.

Мария плыла прочь, обернув лицо к Доброжилу. Ему хотелось устремиться следом, снова прикоснуться к ней, но его вдруг охватила робость, как прежде, когда он удрал от нее. Один из ремонтных автоматов вернулся от лифта, чтобы схватить и унести Марию. А она все не отводила глаз от Доброжила. Он отвернулся, чувствуя в середке своего существа ощущение вроде наказания.

Безмолвие великого холода, омывающий все мерцающий свет стратегического ядра. В центре — хаотический блок атомов. Где-то в другом месте — двигатели, реле, датчики. Так где же на самом деле находится могущественный корабль, говорящий с ним? Повсюду и нигде. Покинут ли его эти новые чувства, порожденные зложитью? Доброжил пытался разобраться в себе, но даже не знал, с чего начать.

В паре ярдов от него, среди балок, мерцали блики на каком-то сферическом предмете, вызвавшем у Доброжила раздражение своим несоответствием представлениям о благопристойности и необходимости в технике. Приглядевшись, он понял, что это шлем скафандра.

Недвижное тело едва держалось в перекрестье сходящихся под углом холодных стальных балок, но здесь отсутствовали внешние силы, которые могли бы стронуть его с места.

Промороженный великим холодом скафандр захрустел, когда Доброжил схватил его, чтобы развернуть к себе. Сквозь стекло забрала на Доброжила смотрели невидящие голубые глаза человека с аккуратной бородкой.

— А-а-а, да, — вздохнул Доброжил в собственном шлеме. Тысячи раз видел он изображение этого лица.

Его отец нес что-то тяжелое, аккуратно привязанное к древнему скафандру. Отец дошел до этого места, и тут старый, прохудившийся скафандр сдал.

Отец тоже пришел сюда, следуя единственным логичным путем — узкой тропой великого повреждения, чтобы добраться до стратегического ядра незамеченным. Отец задохнулся, умер и замерз здесь, пытаясь донести до стратегического ядра предмет, который не может быть ничем иным, кроме бомбы.

Будто со стороны услышал Доброжил собственные причитания — бессмысленные, бессловесные, взор ему застлали слезы. Окоченевшими пальцами он отвязал бомбу, приняв ее у отца...


Хемфилл был настолько измучен, что лишь тяжело дышал, пока ремонтный робот тащил его от лифта к тюремной камере по заполненному воздухом коридору. И когда тот вдруг замер, выронив пленника, Хемфиллу пришлось недвижно лежать пару долгих секунд, прежде чем он снова нашел в себе силы для нападения. Автомат куда-то запрятал его пистолет, и Хемфилл принялся молотить робота бронированными кулаками, а тот даже не пытался сопротивляться. Вскоре Хемфиллу удалось повалить его. Усевшись на железного противника, Хемфилл снова принялся охаживать его кулаками, изрыгая проклятия и глотая воздух всхлипывающими от удушья легкими.

Лишь минуту спустя сотрясение взрыва, побежавшее от сосредоточенного хаоса распыленного сердца берсеркера по металлическим балкам и обшивке, домчалось до этого коридора, но оказалось слишком слабым, чтобы его ощутил хоть кто-нибудь.

Совершенно изнуренная Мария сидела там, где выпустил ее стальной тюремщик, устремив взор на Хемфилла, по-своему любя его и жалея.

Прекратив бессмысленное избиение машины, он хриплопроговорил:

— Это подвох, новый чертов подвох!

Здесь сотрясение было чересчур слабым, чтобы его можно было почувствовать, но Мария в ответ покачала головой:

— Нет, вряд ли.

Видя, что лифт еще работоспособен, она устремила взгляд на его двери.

Хемфилл отправился искать среди обездвиженных машин оружие и пищу. Вернулся в ярости. Видимо, на корабле имелась система самоликвидации, уничтожившая театр и звездные карты. Так что можно бросать его и лететь прочь на катере.

Мария не обращала на него внимания, устремив взгляд на так и не распахнувшиеся двери лифта. И вскоре тихонько заплакала.


Ужас перед берсеркерами распространялся по Галактике, обгоняя их. Даже на планетах, не тронутых боями, были люди, будто выгоревшие изнутри и дышавшие тьмой. На каждой планете находилось несколько человек, подолгу взиравших в ночные небеса. На каждой планете некоторые люди обнаруживали, что вновь одержимы призраками смерти.

Я коснулся разума, чья душа была мертва...


 МЕЦЕНАТ

Проработав часа два или три, Геррон ощутил голод и решил сделать перерыв, чтобы перекусить. Озирая только что сделанное, он без труда вообразил, какими похвалами сыпал бы льстивый критик: громадное полотно, диссонансные, резкие линии! Пламенное ощущение всеохватной угрозы! «Хоть разок, — подумалось ему, — критик может для разнообразия и похвалить нечто хорошее».

Отвернувшись от мольберта и пустой переборки, Геррон увидел, что его страж бесшумно приблизился и остановился на шаг позади, будто эдакий зевака или любитель давать советы.

— Полагаю, вы готовы внести какое-то идиотское предложение?

Робот, смутно смахивающий на человека, не произнес ни слова, хотя на его квазилице имелось что-то вроде громкоговорителя. Пожав плечами, Геррон обошел его и двинулся искать камбуз. Корабль удалился от Земли на считаные часы полета со сверхсветовой скоростью, когда его настиг и захватил в плен берсеркер; а единственный пассажир, Пирс Геррон, даже не успел толком оглядеться на корабле.

Отыскав камбуз, он обнаружил, что это не просто какая-то кухня, а своеобразный салон, где колониальные дамы с претензиями на утонченный вкус, утомившись от разглядывания картин, могли бы пощебетать за чашечкой чаю. «Франс Гальс» должен был стать передвижным музеем; затем вокруг Солнца разгорелось пламя войны против берсеркеров, и культбюро ошибочно решило, что безопаснее переправить сокровища живописи на Тау Эпсилона. «Франс» идеально подходил для этой миссии — и ни для чего больше.

Посмотрев дальше, Геррон увидел, что дверь в рубку разбита, но заглядывать туда не стал, твердя сам себе, что вовсе не потому, что увиденное могло бы вывести его из равновесия, что он безразличен к ужасам, как и к большинству остальных человеческих существ. Там остались оба члена экипажа «Франса» — вернее, то, что уцелело от них после попытки дать отпор абордажным автоматам берсеркера. Несомненно, они предпочли плену смерть.

Сам Геррон не предпочитал ничего. Теперь он, пожалуй, единственное живое существо — не считая нескольких бактерий — на добрую половину светового года окрест. Ему польстило открытие, что сложившаяся ситуация вовсе не повергает его в ужас, что его застарелая усталость от жизни — отнюдь не поза, не попытка одурачить самого себя.

Стальной страж последовал за ним на камбуз, продолжая наблюдение за человеком, пока тот включал кухонное оборудование.

— Все еще никаких предложений? — осведомился у него Геррон. — Возможно, ты умней, чем я думал.

— Я тот, кого люди называют берсеркерами, — внезапно проскрипела человекообразная конструкция вялым тоном. — Я захватил ваш корабль и буду говорить с тобой через миниатюрный автомат, который ты лицезришь. Ты улавливаешь смысл моих слов?

— Понимаю настолько, насколько мне надо. — Самого берсеркера Геррон еще не видел, но чувствовал, что тот дрейфует в нескольких милях, нескольких сотнях или нескольких тысячах миль от захваченного корабля. Капитан Ханус отчаянно пытался скрыться от него, бросив свой корабль в облака темной туманности, где ни один корабль не может двигаться быстрее света, а преимущество в скорости имеет более миниатюрный корабль.

Погоня шла на скоростях до тысячи миль в секунду. Поневоле оставаясь в нормальном пространстве, неповоротливый берсеркер не мог маневрировать, чтобы избегать столкновений с метеоритами и газовыми скоплениями столь же эффективно, как управляемый радарно-компьютерным комплексом преследуемый «Франс». Зато берсеркер послал в погоню собственный боевой катер, и у безоружного «Франса» не осталось ни единого шанса на спасение.

Расставив на столе холодные и горячие блюда, Геррон склонился в полупоклоне.

— Не изволите ли составить мне компанию?

— Я не нуждаюсь в органической пище.

— В конце концов, — усевшись со вздохом, поведал Геррон машине, — ты обнаружишь, что отсутствие чувства юмора так же бессмысленно, как и смех. Подожди и посмотри, прав я или нет.

Приступив к еде, он обнаружил, что аппетит не настолько велик, как ему казалось. Очевидно, организм по-прежнему боится смерти; это немного удивило художника.

— При обычных обстоятельствах ты функционируешь в деятельности этого судна? — задала машина вопрос.

— Нет. — Геррон заставил себя прожевать и проглотить пищу. — Я не силен в умении давить на кнопки.

При этом ему не давала покоя мысль о странном происшествии. Когда до захвата корабля оставались считаные минуты, капитан Ханус пулей вылетел из рубки, сграбастал Геррона и с душераздирающей поспешностью потащил его за собой через всю сокровищницу мирового изобразительного искусства на корму.

— Геррон, послушайте, если мы не прорвемся... видите? — Отперев двойной люк в кормовом отсеке, капитан показал нечто вроде короткого тоннеля диаметром с большую канализационную трубу, выстеленного мягкой обивкой. — Обычная шлюпка не ускользнет, но эта может.

— Вы ждете второго пилота, капитан, или мы отправляемся прямо сейчас?

— Глупец, тут места хватит только на одного, и этот один — не я.

— Вы намерены спасти меня? Капитан, я тронут! — рассмеялся Геррон естественно и без натуги. — Но вам не стоит сбрасывать со счетов и себя.

— Вы идиот. Могу я вам доверять? — Ханус нырнул в шлюпку, и пальцы его заплясали по панели управления. Потом, пятясь, выбрался и вонзил в Геррона безумный, пылающий взор. — Слушайте. Смотрите сюда. Это кнопка старта; я все настроил так, что шлюпка выйдет в район главных космотрасс и начнет передавать сигнал бедствия. Тогда есть шанс, что ее найдут и спокойно поднимут на борт. Теперь, когда все настроено, надо только нажать кнопку старта...

И в этот миг катер берсеркера атаковал корабль с таким грохотом, будто на корпус обрушились горы. Электричество и искусственная гравитация отказали, но тут же внезапно появились снова. Пирс Геррон рухнул на бок, удар на миг отшиб ему дыхание. Капитан же вскочил на ноги, двигаясь, словно лунатик, снова закрыл люк таинственной крохотной шлюпки и заковылял в рубку.

— Почему ты здесь? — осведомилась у Геррона машина.

Он только что подцепил на вилку кусок блюда, на которое смотрел, но тут же бросил ее. Ему даже не пришлось колебаться, прежде чем ответить:

— Тебе известно, что такое культбюро? Это дурачье, командующее искусством там, на Земле. Некоторые, как и множество других дураков, считают меня великим живописцем. Преклоняются передо мной. И когда я сказал, что хочу покинуть Землю на этом корабле, мне предоставили такую возможность.

Я хотел улететь, потому что почти все ценное в истинном смысле этого слова с Земли вывезли. Изрядную часть на этом самом корабле. А на планете остались только кишащие толпы животных, плодящихся и умирающих, дерущихся...

— Почему ты не пытался бороться или спрятаться, когда мои автоматы взяли это судно на абордаж?

— Потому что ничего хорошего из этого не вышло бы.

Когда абордажная команда берсеркера пробилась через воздушный шлюз, Геррон, устанавливавший мольберт в помещении, видимо, предназначенном для небольшого выставочного зала, приостановился, чтобы поглядеть на вереницу непрошеных гостей, проследовавшую мимо. Один из стальных человекообразных монстров — тот самый, через которого берсеркер допрашивал его сейчас, — остался, воззрившись на него своими линзами, а остальные двинулись вперед, к рубке.

— Геррон! — крикнул интерком. — Попытайтесь, Геррон, пожалуйста! Вы знаете, что делать!

Затем послышались лязг, выстрелы и проклятия.

Что делать, капитан? Ах, да. Шок от происшедшего и угроза неминуемой смерти пробудили в Пирсе Герроне некое подобие жизни. Он с интересом разглядывал чуждые формы и линии неживого стража, чей металл, промороженный безжалостным холодом межзвездных пространств, в тепле салона оброс инеем. Затем Геррон отвернулся и принялся писать портрет берсеркера, пытаясь уловить не внешнюю, ни разу не виденную форму, а свое ощущение его внутренней сущности, чувствуя, как сверлит спину бесстрастный, мертвенный взгляд вытаращенных линз. Ощущение это было лишено приятности, словно негреющий свет весеннего солнца.

— А что хорошо? — спросил автомат, стоящий в камбузе над душой у Геррона, пытающегося поесть.

— Это ты мне скажи, — фыркнул он.

Тот понял его буквально.

— Служить делу того, что люди называют смертью, — хорошо. Уничтожать жизнь — хорошо.

Столкнув почти полную тарелку в щель мусоросборника, Геррон встал.

— Ты почти прав насчет того, что жизнь — никудышная штука, но, даже будь ты абсолютно прав, к чему подобный энтузиазм? Что уж такого похвального в смерти? — Теперь его изумили собственные мысли, как прежде — отсутствие аппетита.

— Я абсолютно прав, — заявил автомат.

Секунд пять Геррон стоял недвижно, будто погрузившись в раздумья, хотя в мыслях у него царил полнейший вакуум.

— Нет, — проронил он наконец и принялся ждать, когда его поразит удар молнии.

— В чем, по-твоему, я заблуждаюсь? — поинтересовался автомат.

— Я тебе покажу. — Геррон вышел из камбуза, чувствуя, как взмокли ладони и пересохло во рту. Почему бы этой адской машине не убить его и на том покончить?

Картины были уложены на стеллажи ряд за рядом, ярус за ярусом; в корабле не осталось места, чтобы экспонировать традиционным способом большое количество полотен. Отыскав нужный ящик, Геррон выдвинул его, выставив скрытый внутри портрет на полное обозрение. Тотчас же вспыхнули окружающие его светильники, оживив сочные цвета картины, защищенной статгласовым покрытием — изобретением двадцатого века.

— Вот в чем ты заблуждаешься, — провозгласил Геррон.

Объективы человекообразного аппарата сканировали портрет секунд пятнадцать.

— Объясни, что ты мне показываешь, — потребовал он.

— Мой тебе поклон! — сказал Геррон, исполнив именно это. — Ты признаешься в невежестве! Даже задаешь внятный вопрос, хотя и поставленный чересчур общо. Во-первых, поведай, что видишь здесь ты.

— Я вижу подобие живой единицы, его третье пространственное измерение ничтожно по сравнению с двумя другими. Подобие заключено в защитную оболочку, прозрачную для длин волн, воспринимаемых человеческим зрением. Отображенная человеческая единицы является — или являлась — взрослым самцом, очевидно, в хорошем функциональном состоянии, облаченным в покровы незнакомого мне типа. Как я понимаю, один предмет одежды он держит перед собой...

— Ты видишь человека с перчаткой, — перебил Геррон, утомленный своей горькой игрой. — Картина так и называется: «Человек с перчаткой»[2]. Ну, что скажешь?

Последовала пауза секунд в двадцать.

— Это попытка воздать хвалу жизни, сказать, что жизнь — это хорошо?

Глядя на тысячелетнее полотно Тициана, высочайшее произведение искусства, Геррон едва расслышал ответ машины, беспомощно и безнадежно окидывая мысленным взором свою последнюю работу.

— Теперь скажи ты, что это означает, — совершенно бесстрастно потребовал робот.

Геррон не ответил и двинулся прочь, оставив ящик открытым. Робот увязался за ним следом.

— Скажи мне, что это означает, или будешь наказан.

— Если ты можешь взять паузу на размышления, то и я могу, — отрезал Геррон, хотя при угрозе наказания внутри у него все мучительно сжалось, словно боль была страшнее смерти. Но Геррон отнесся к своим внутренностям с величайшим презрением.

Ноги несли его обратно к мольберту. Едва взглянув на диссонирующие, грубые линии, минут десять назад так тешившие его, он нашел их отвратительными, как и все, что перепробовал за последний год.

— Что ты делал здесь? — осведомился берсеркер.

Взяв кисть, которую позабыл почистить, Геррон с раздражением принялся ее вытирать.

— Это была попытка постичь квинтэссенцию твоей сути, запечатлеть ее красками на холсте, как запечатлены были эти люди, — махнул он рукой в сторону стеллажей. — Попытка провальная, как и большинство других.

Последовала новая пауза, измерить которую Геррон даже не пытался.

— Попытка воздать хвалу мне?

— Называй как хочешь. — Переломив испорченную кисть, Геррон швырнул обломки на пол.

На сей раз пауза была краткой, после чего автомат, не проронив ни слова, развернулся и зашагал к шлюзу. Некоторые его приятели с лязгом потянулись следом. Со стороны шлюза послышался звон и грохот, будто из слесарной мастерской. Итак, допрос на время прерван.

Мыслями Геррон был готов обратиться к чему угодно, только бы позабыть о своей работе и своей участи, и снова вернулся к тому, что показал, вернее, пытался показать Ханус. Как сказал капитан, это нестандартная шлюпка, но она способна ускользнуть. Надо всего лишь нажать на кнопку.

Геррон зашагал, легонько усмехнувшись при мысли, что если берсеркер и в самом деле настолько беззаботен, как кажется, то не исключена возможность удрать от него.

Удрать, но к чему? Писать картины он больше не может, если вообще мог хоть когда-нибудь. Все, что ему действительно дорого, сосредоточено теперь здесь — и на других кораблях, покидающих Землю.

Вернувшись к стеллажам, Геррон еще дальше выдвинул ящик «Человека с перчаткой», так что тот вышел из пазов и стал удобной тележкой, и покатил портрет на корму. Он еще может употребить свою жизнь на благое дело.

Из-за статгласовой оболочки картина стала массивной и неповоротливой, но, пожалуй, втиснуть ее в шлюпку все-таки удастся.

И все это время, будто зуд, донимающий человека на смертном одре, мозг Геррона сверлил вопрос: какие же надежды капитан возлагал на шлюпку? Вроде бы ничуть не беспокоясь об участи Геррона, Ханус все толковал о своем доверии к нему...

Уже на подходе к корме, вне поля зрения машин, Геррон миновал крепко увязанный штабель скульптур, когда до его слуха долетел какой-то шум — быстрый, слабый стук.

Ему потребовалось минут пять, чтобы отыскать нужный ящик. Когда же он поднял крышку, то обнаружил внутри обитого мягким материалом ящика девушку в комбинезоне. Ее всклокоченные волосы выглядели так, будто встали дыбом от ужаса.

— Они ушли? — Она изгрызла ногти и кончики пальцев до крови. Не дождавшись мгновенного ответа, девушка повторяла вопрос снова и снова, все тоньше и истеричнее.

— Машины все еще здесь, — в конце концов отозвался Геррон.

— А где Гус? — Буквально содрогаясь от ужаса, девушка выбралась из ящика. — Они его захватили?

— Гус? — переспросил художник, но перед ним уже забрезжил свет понимания.

— Гус Ханус, капитан. Мы с ним... он пытался спасти меня, вывезти с Земли.

— Я совершенно уверен, что он погиб. Он сражался с роботами.

Девушка впилась своими окровавленными пальцами в подбородок.

— Они и нас убьют! Или хуже! Что нам делать?

— Не горюйте вы так о своем возлюбленном, — произнес Геррон, но девушка будто и не слышала его, бросая безумные взгляды туда-сюда в ожидании появления роботов. — Помогите-ка мне с этой картиной, — спокойно распорядился Геррон. — Придержите дверь открытой.

Она повиновалась, будто в трансе, не задавая никаких вопросов.

— Гус сказал, что будет шлюпка, — забормотала она себе под нос. — Если бы пришлось доставлять меня на Тау Эпсилона контрабандой, он собирался воспользоваться специальной маленькой шлюпкой... — Она вдруг прикусила язык и уставилась на Геррона в испуге, что он расслышал все от слова до слова и отберет ее шлюпку. Что он и собирался сделать.

Доставив полотно в кормовой отсек, он остановился. Долго глядел на «Человека с перчаткой», но под конец уже не видел ничего, кроме того, что у него самого кончики пальцев не искусаны до крови.

Взяв дрожащую девушку за руку, Геррон втолкнул ее в утлое суденышко. Она сжалась там в клубочек, оцепенев от ужаса. Даже не хорошенькая. Непонятно, что Ханус в ней нашел.

— Там хватит места лишь на одного, — сказал Геррон, а девушка отпрянула, ощерив зубы, будто боялась, что он сейчас начнет выволакивать ее обратно. — Когда я закрою люк, нажмите вон ту кнопку, это старт. Ясно?

Это она поняла тотчас же. Художник с натугой закрыл оба люка и подождал. Всего секунды через три послышался скрежет —  наверное, означавший, что шлюпка отчалила.


Поблизости имелось крохотное смотровое окно. Сунув в него голову, Геррон увидел кружение звезд за черной метелью туманности. Через некоторое время показался берсеркер, кружащийся вместе со звездами, — черный, округлый, размерами превосходящий любую гору. Судя по всему, крохотное суденышко, ускользнувшее прочь, осталось незамеченным. Катер агрессора все еще держался рядом с «Франсом», но роботы не показывались.

Глядя «Человеку с перчаткой» в глаза, Геррон снова повез его вперед, чтобы поставить рядом с мольбертом. Теперь сумятица линий на работе самого Геррона стала просто омерзительной, но он заставил себя взяться за кисть.

Он даже не успел приступить к работе, когда человекообразный автомат вернулся к нему; грохот и визг металла смолкли. Аккуратно вытерев кисть, художник отложил ее и кивнул на портрет берсеркера.

— Когда уничтожишь все остальное, сохрани это полотно. Отвези его к тем, кто тебя построил, они это заслужили.

— Почему ты думаешь, что я уничтожу картины? — проскрипел в ответ машинный голос. — Даже если это попытки восхваления жизни, сами по себе они — мертвые предметы, и потому хороши сами по себе.

Внезапно Геррон ощутил такой страх и изнеможение, что даже не смог говорить. Тупо уставившись в объективы робота, он заметил в них крохотные искорки, пульсирующие в такт с его собственным сердцем и дыханием, будто индикаторы детектора лжи.

— Твой ум раздвоен, — проговорил автомат. — Но своей большей частью он вознес хвалу мне. Я отремонтировал твой корабль и установил курс. Теперь я отпускаю тебя, чтобы другие живые единицы могли научиться от тебя восхвалять то, что хорошо.

Онемевший Геррон так и стоял, глядя перед собой, когда металлические ноги протопали мимо, и скрежет металла послышался в последний раз.

Лишь спустя какое-то время до сознания Геррона дошло, что он жив и на свободе.


Поначалу он шарахался от мертвых, но однажды притронувшись к ним, вскоре преодолел брезгливость и уложил останки в холодильник. Особых оснований считать их Верующими не было, но он все-таки отыскал книгу, чтобы прочесть над ними исламские, духовнические, христианские и иудейские заупокойные службы.

Потом нашел на палубе неповрежденный пистолет и обошел все закутки на корабле, внезапно проникнувшись диким предположением, что какой-нибудь робот мог остаться на борту. Дошел до самой кормы, задержавшись лишь затем, чтобы сорвать скверну с мольберта. На корме остановился, устремив взор в ту сторону, где предположительно остался берсеркер.

— Будь ты проклят, я способен измениться! — прокричал он в кормовую переборку. Голос его сорвался: — Я снова смогу писать. Я тебе покажу... я могу измениться. Я живой.


Разные люди находят разные способы воздать хвалу жизни, провозгласить ее олицетворением добра.

Даже я, по природе своей не способный сражаться или уничтожать, могу на интеллектуальном уровне понять: в войне против смерти ценность жизни подтверждается именно сражениями и уничтожением врага.

В такой войне ни одного живого воина не терзает жалость к врагу; по крайней мере, от этой извращенной боли не страдает никто.

Но в любой войне живительное действие пацифизма сказывается не на враге, а на пацифисте.

Я коснулся миролюбивого разума, очень жаждавшего жить...


 МИРОТВОРЕЦ

Проглотив таблетку обезболивающего, Карр заворочался в противоперегрузочном кресле, пытаясь найти менее неудобное положение. Потом настроил передатчик и проговорил:

—  Я пришел с миром. Я безоружен. Я прибыл поговорить с тобой.

И замер в ожидании. В рубке этого одноместного корабля воцарилась тишина. Судя по радару, корабль-берсеркер еще во многих световых секундах впереди. Пока что он не отозвался ни словом, но наверняка слышал обращенные к нему слова.

За спиной Карра осталась звезда класса Солнца, которую Карр привык называть солнцем — с маленькой буквы, и его родная планета, заселенная земными колонистами всего век назад, этакий уединенный поселок на краю Галактики. До сих пор война докатывалась сюда лишь эхом ужаса в сводках новостей. И когда пришла весть, что берсеркеры группируются в окрестностях Солнечной системы, единственный настоящий военный крейсер колонии улетел, чтобы присоединиться к флоту Карлсена, обороняющему Землю. Но теперь враг пришел и сюда. Народ планеты Карра с лихорадочной поспешностью взялся за постройку еще двух боевых кораблей, однако колония невелика и небогата природными ресурсами. Даже будь корабли готовы ко времени, им нечего и думать тягаться с берсеркером.

Когда Карр пришел со своим планом к руководителям планеты, они решили, что он выжил из ума. Отправиться говорить о мире и любви?! Спорить с берсеркером?! Самого отъявленного из преступников еще можно надеяться обратить на путь добра и милосердия, ибо он все-таки человек, но какие увещевания могут изменить программу машины, если предназначение встроено в нее на фундаментальном уровне?

— Но почему бы не поговорить о мире? — стоял на своем Карр. — У вас есть какой-нибудь план получше? Я хочу идти. Мне терять нечего.

Они поглядели на него через пропасть, отделяющую здоровых стратегов от умирающего, понимая, что его план не сработает, но не могли придумать ничего более действенного. До завершения строительства кораблей как минимум десять дней. Одноместным невооруженным кораблем можно и пожертвовать. Будь он вооружен, он бы только раздразнил берсеркера. В конце концов они позволили Карру взяться за эту миссию, понадеявшись, что его аргументы могут отсрочить неминуемое нападение.

Когда Карр приблизился к берсеркеру на миллион миль, тот прервал свой неспешный полет, будто поджидая его, и лег в дрейф на той же орбите, что и лишенный атмосферы астероид, но в нескольких днях пути от него.

— Я безоружен, — снова передал Карр. — Я пришел говорить с тобой, а не пытаться повредить тебя. Будь здесь те, кто тебя построил, я попытался бы потолковать с ними о мире и любви. Понимаешь ли ты меня? — Он вполне серьезно был настроен поговорить с неведомыми строителями о любви; такие понятия, как ненависть и месть, стали для Карра глупостями, не заслуживающими внимания.

— Малое судно, — внезапно раздался ответ, — поддерживай нынешнюю скорость и держи курс по направлению ко мне. Приготовься остановиться по приказу.

— Я... я готов.

Карр считал, что готов к этой встрече, но начал запинаться и дрожать при одном лишь звуке голоса корабля. Теперь оружие, способное уничтожить на целой планете все живое до последней бактерии, будет направлено на него одного. А ведь уничтожение — наименьшее из зол, если рассказы о пленниках берсеркеров верны хоть на десятую часть. Карр запретил себе думать об этом.

Через десять тысяч миль раздался приказ:

— Стоп. Жди в этой позиции по отношению ко мне.

Карр мгновенно повиновался и вскоре увидел, как берсеркер запустил в его сторону нечто размером с его собственное суденышко — крохотную движущуюся точку на экране дисплея, покинувшую циклопический корабль-крепость, странствующий среди звезд.

Даже с такого расстояния Карр видел, как изранена и изувечена эта крепость. Карр слыхал, что за время своей долгой, бессмысленной кампании на просторах Галактики все эти древние машины до единой получили немало повреждений; но столь явная развалина среди них наверняка в диковинку.

Затормозив, шлюпка берсеркера приблизилась к кораблю. Вскоре со стороны воздушного шлюза донесся лязг.

— Открой! — потребовал голос по радио. — Я должен тебя обыскать.

— После этого ты меня выслушаешь?

— После этого выслушаю.

Открыв люк, Карр отступил в сторону, чтобы впустить полдюжины машин, смахивающих на роботов, прислуживающих и помогающих людям в работе на планете Карра, за одним существенным отличием: эти неповоротливые, изношенные автоматы возрастом не уступали своему чудовищному хозяину. Тут и там на глаза попадались поблескивающие новые запчасти, но двигались роботы довольно неуклюже. Они обыскали Карра, осмотрели рубку, обследовали каждую лазейку крохотного кораблика. Обыск закончился, им пришлось уйти.

Но один робот с почти человеческими руками остался. Как только люк за его товарищами закрылся, он уселся в пилотское кресло и повел корабль к берсеркеру.

— Подожди! — будто со стороны услышал Карр собственный голос. — Я вовсе не говорил, что сдаюсь!

Смехотворная реплика повисла в воздухе, будто даже не заслуживала ответа. Внезапно всколыхнувшаяся в душе паника заставила Карра перейти к бездумным действиям; бросившись вперед, он схватил механического пилота, пытаясь вытащить его из кресла. Но тот лишь толчком металлической ладони в грудь пропустил его через всю рубку, так что Карр, не удержавшись на ногах, упал, больно стукнувшись головой о переборку.

— Через считаные минуты мы поговорим о любви и мире, — возвестило радио.

Глядя в иллюминатор на приближающуюся махину берсеркера, Карр различал боевые шрамы все отчетливее и отчетливее. В корпусе берсеркера зияли пробоины, целые квадратные мили покрывали каверны, опухоли и подпалины, где металл когда-то тек, как вода. Потирая шишку на голове, Карр слегка затрепетал от гордости. «Это сделали мы, — подумал он, — мы, мягкотелые крохотные живые существа». Собственный воинственный настрой несколько огорчил его. Он всегда считал себя чем-то вроде пацифиста.

После небольшой заминки в борту берсеркера разверзся люк, и корабль Карра поплыл вслед за катером берсеркера во мрак.

Теперь за иллюминатором царила непроглядная тьма. Вскоре последовал легкий толчок — наверное, о причал. Механический пилот заглушил двигатель, обернулся к Карру и начал подниматься из кресла.

И тут в нем что-то сломалось. Вместо того чтобы плавно встать, робот резко вскинулся, замахал руками, будто в попытке восстановить равновесие или найти опору, а затем тяжело рухнул на палубу. С пол минуты он еще подрыгал одной рукой, издавая скрежет. И затих.

В последовавшие за этим полминуты тишины Карр осознал, что снова стал хозяином корабля; случай подарил ему этот шанс. Если бы только можно было что-то сделать...

— Покинь свой корабль, — произнес спокойный голос берсеркера. — К твоему шлюзу подстыкована наполненная воздухом труба. Она проведет тебя в место, где мы сможем поговорить о мире и любви.

Взгляд Карра устремился на выключатель двигателя, а затем дальше — на кнопку активации эффекта С-плюс. Поблизости от массы, соответствующей массе берсеркера, С-плюс становится не движителем, а оружием, причем обладающим чудовищной разрушительной мощью.

Внезапной смерти Карр больше не боялся — во всяком случае, так казалось ему самому. Но теперь вдруг обнаружил, что всем сердцем, всей душой боится того, что может быть уготовано для него за люком шлюза. Все рассказы об ужасах зароились в памяти. Даже мысль о выходе через шлюз стала невыносима для него. Куда легче переступить через упавшего пилота, протянуть руку к пульту и включить двигатель.

— Я могу поговорить с тобой и отсюда. — Голос его дрожал, несмотря на все усилия произнести это ровным тоном.

Секунд через десять берсеркер отозвался:

— На твоем тахионном двигателе имеется предохранительная блокировка. Ты не сможешь сыграть роль камикадзе.

— Может, ты и прав, — мгновение поразмыслив, согласился Карр. — Но если блокировка сработает, она отшвырнет мой корабль от центра твоей массы, прямо сквозь обшивку. А твой корпус и без того в скверном состоянии, и лишние повреждения тебе не нужны.

— Ты умрешь.

— Рано или поздно мне все равно придется умереть. Но я пришел сюда не для того, чтобы погибнуть, а чтобы поговорить с тобой, попытаться прийти к соглашению.

— Какого рода?

Наконец-то. Набрав полную грудь воздуха, Карр выстроил в голове аргументы, мысленно отрепетированные столько раз. Мягко положив пальцы на кнопку активатора, он не сводил глаз с приборов, обычно регистрирующих повреждения корпуса микрометеоритами.

— У меня сложилось впечатление, — начал он, — что твои нападения на человечество — всего лишь ужасная ошибка. Несомненно, твоим изначальным врагом были не мы.

— Мой враг — жизнь. Жизнь есть зло. — Пауза. — Ты хочешь стать доброжилом?

Карр на миг прикрыл глаза; некоторые страшные рассказы стали для него явью. Но затем он решительно двинул вперед свои аргументы:

— С нашей точки зрения, зло воплощаешь ты. Мы хотим, чтобы ты стал хорошей машиной, помогающей людям, а не убивающей их. Разве созидание не более возвышенное предназначение, нежели разрушение?

Последовала более длинная пауза.

— Какие ты можешь предъявить доказательства того, что я должен изменить свое предназначение?

— Ну хотя бы то, что помощь нам — более достижимая цель. Никто не станет причинять тебе повреждений и оказывать тебе сопротивление.

— Какая мне разница, будут ли мне оказывать сопротивление или причинять повреждения?

— Живое по своей основе выше неживого, — попробовал Карр зайти с другой стороны, — а человек — высшая форма жизни.

— Какие доказательства ты можешь предъявить?

— Человек наделен душой.

— Я слышал, что многие люди утверждают это. Но разве вы не определяете свою душу, как нечто недоступное обнаружению любой машиной? И разве так уж мало людей, отрицающих существование души?

— Определение именно таково. И таких людей хватает.

— Тогда душу в качестве аргумента я не принимаю.

Выудив обезболивающую таблетку, Карр проглотил ее.

— И все же у тебя нет доказательств, что душа не существует. Ты должен учесть такую возможность.

— Совершенно верно.

— Но давай на время забудем о душе и рассмотрим физическую и химическую организацию живого. Известно ли тебе, насколько тонко и хитроумно устроена одна-единственная живая клетка? И уж несомненно ты должен признать, что мы, люди, носим в черепах изумительные компьютеры объемом всего в несколько кубических дюймов.

— Мне ни разу не представлялась возможность анатомировать разумного пленника, — вкрадчиво проинформировал механический голос. — Хотя я и получал информацию по данному вопросу от других машин. Но ты признаешь, что твоя оболочка функционирует в результате действия законов физики и химии?

— А тебе самому никогда не доводилось думать, что эти законы могли быть созданы как раз для этого — чтобы породить мозг, способный к разумным действиям?

Воцарившееся молчание затянулось до нескончаемости. Пересохшее горло Карра саднило, будто он говорил не один час.

— Я ни разу не пробовал прибегнуть к данной гипотезе, — внезапно ответил берсеркер. — Но если конструкция разумной жизни в самом деле настолько сложна, настолько зависит от того, что законы физики устроены именно так, а не иначе, тогда служение жизни — высочайшее предназначение машины.

— Можешь быть уверен, наша физическая конструкция чрезвычайно сложна. — Карр сомневался, что сможет проследить ход рассуждений берсеркера, но это и не важно, если удастся как-то выиграть битву за жизнь. Он по-прежнему не снимал пальцев с кнопки.

— Если бы мне удалось изучить какие-нибудь живые клетки... — произнес берсеркер.

И тотчас же, будто прошившая нерв раскаленная игла, дернулась стрелка индикатора метеоритных повреждений: на корпусе появилось что-то постороннее.

— Прекрати! — не задумываясь, рявкнул Карр. — Только попробуй что-нибудь предпринять, и я убью тебя!

— Вероятно, какой-то случайный контакт с твоим корпусом, — неровный голос машины оставался, как всегда, спокоен. — Я поврежден, и многие мои сопутствующие автоматы ненадежны. Я намерен сесть на приближающийся астероид, чтобы добыть металл и провести как можно более обширный ремонт себя. — Стрелка снова успокоилась. — Полагаю, если бы я мог в течение нескольких часов изучить некоторое количество живых клеток разумной живой единицы, — вернулся берсеркер к прерванной дискуссии, — то сумел бы получить веские доказательства, подтверждающие твои доводы или опровергающие их. Обеспечишь ли ты меня клетками?

— Но ведь ты, наверно, уже брал пленников. — Карр высказал это только в качестве предположения. Вовсе нет особых оснований полагать, что у берсеркера побывали в плену люди. Языку он мог научиться от других берсеркеров.

— Нет, я не брал пленников.

Берсеркер ждал. Заданный вопрос повис в воздухе.

— Единственные на корабле человеческие клетки принадлежат мне. Пожалуй, я могу предоставить тебе парочку-тройку.

— Половины кубического сантиметра будет достаточно. Полагаю, для тебя это неопасная утрата. Я не требую предоставить часть твоего мозга. Кроме того, как я полагаю, ты хочешь избегать ситуации, называемой болью. Я хочу помочь тебе избежать ее, если возможно.

Неужели берсеркер хочет одурманить его наркотиками? Слишком уж просто. Судя по рассказам, эти машины всегда непредсказуемы и порой проявляют адское коварство. Карр включился в игру.

— У меня здесь имеется все необходимое. Предупреждаю, это едва ли помешает мне следить за приборами. Я скоро оставлю для тебя образец ткани в шлюзе.

Открыв бортовую аптечку, он принял две таблетки обезболивающего и принялся с предельной аккуратностью орудовать стерильным скальпелем. В свое время он получил кое-какое биологическое образование.

Перевязав ранку, он очистил образчик ткани от крови и лимфы, вложил дрожащими пальцами в пробирку и запечатал ее. Мысленно отметив, что не утратил бдительности ни на миг, оттащил поверженного робота-пилота в шлюз и оставил там вместе с образцом ткани. Чувствуя себя совсем разбитым, вернулся к пилотскому креслу. Открыв люк, услышал, как нечто вошло в него и снова вышло.

Принял тонизирующую таблетку. Она отчасти разбудит боль, но надо сохранять бдительность. Прошло два часа. Заставив себя немного поесть из неприкосновенного запаса, Карр наблюдал за приборами и ждал.

И буквально подпрыгнул в кресле, когда берсеркер снова заговорил; прошло почти шесть часов.

— Ты свободен, — сказал тот. — Скажи руководящим живым единицам своей планеты, что после ремонта я стану их союзником. Изучение твоих клеток убедило меня, что человеческий организм — высочайшее творение Вселенной и что помощь вам должна стать моим предназначением. Ты понял?

Карра будто громом поразило.

— Да. Да. Я убедил тебя. После ремонта ты будешь сражаться на нашей стороне.

Какая-то чудовищная сила мягко подтолкнула корабль. В иллюминаторе засияли звезды, и Карр понял, что громадный люк западни, поглотившей его корабль, распахивается.


Так глубоко в систему Карру поневоле приходилось путешествовать только в нормальном пространстве. Когда он видел берсеркера в последний раз, тот действительно летел в направлении безвоздушного астероида, даже не думая преследовать Карра.

Через пару часов после освобождения Карр оторвался от созерцания экрана локатора, подошел к внутреннему люку шлюза и простоял перед ним в раздумьях добрую минуту. Наконец, тряхнув головой, заполнил шлюз воздухом и вошел. Робот-пилот исчез, а с ним и образец ткани. Нигде не было видно ничего необычного. Карр сделал глубокий вдох, снова закрыл люк и подошел к иллюминатору, чтобы немного понаблюдать за звездами.

Сутки спустя он начал торможение, так что, когда часы сложились в следующие сутки, до дома было еще далеко. Карр ел, спал и разглядывал собственное лицо в зеркале. Взвесился и снова принялся разглядывать звезды, словно открывая их для себя заново.

Еще через двое суток его курс под действием гравитации изогнулся в тесную эллиптическую орбиту вокруг родной планеты. Как только она загородила его от астероида берсеркера, Карр включил передатчик.

— Эй, там, на Земле, добрые вести!

— Мы следили за вашим кораблем, Карр. В чем дело? Что случилось?

Поведав обо всем, он подытожил:

— Вот пока и все. По-моему, он действительно нуждается в ремонте. Если атаковать его двумя кораблями прямо сейчас, победа обеспечена.

— Да. — Радиоволны донесли до слуха Карра отголоски возбужденной дискуссии, потом его собеседник вернулся к микрофону. В голосе его зазвучали нотки тревоги. — Карр... вы все еще не заходите на посадку — наверное, понимаете все сами. Видимо, машина вам лгала.

— А, знаю. Даже поломка робота-пилота могла быть подстроена. Полагаю, берсеркера слишком изрешетили и он не дерзнул снова вступать в бой, вот и попытался пойти другим путем. Должно быть, напустил эту пакость в атмосферу моего корабля, а может, оставил в шлюзе.

— Какую пакость?

— Полагаю, какой-то свежевыведенный вирус, сконструированный так, чтобы иметь исключительную вирулентность в отношении ткани, которую я ему предоставил. Он думал, я помчусь домой во весь дух и приземлюсь до того, как почувствую симптомы болезни. Наверное, думал, что изобрел биологическое оружие, применил жизнь против жизни, как мы применяем машины против машин. Но чтобы вывести свои доморощенные вирусы, ему нужен был образец ткани; судя по всему, он не врал, косна говорил, что ни разу не брал в плен людей.

— Вы считаете, это какой-то вирус? И что он с вами делает, Карр? Вам больно? В смысле, больнее, чем раньше?

— Нет. — Карр развернулся вместе с креслом, чтобы взглянуть на собственноручно начерченный график, явно показывающий, что вес не только перестал снижаться, а даже восстанавливается. Перевел взгляд на собственное тело, на повязку у центра мертвенно-бледного, безобразного участка плоти. Он явно сократился, и по краям зарозовела новая, здоровая кожа.

— Так что же эта пакость делает с вами?

Улыбнувшись, Карр позволил себе высказать вслух растущую надежду:

— По-моему, она убивает мой рак.


Большинству людей война принесла не чудесные исцеления, а беспрестанное деформирующее давление, не ослабевающее ни на миг и ведущее к непредсказуемым последствиям. Под гнетом этой ноши некоторые отупели, снизойдя до уровня животных, а другие ожесточились, став не менее жуткими и непримиримыми, чем машины, против которых они сражались.

Но мне довелось коснуться нескольких редчайших человеческих разумов, истинных бриллиантов жизни, восставших навстречу труднейшему испытанию и достигших высочайших вершин человечности.


 КАМЕННАЯ РОССЫПЬ

Земной космопорт Гоби был, пожалуй, величайшим во всех уголках Галактики, заселенных выходцами из Солнечной системы и их потомками; во всяком случае, так считал Митчелл Спэйн, за двадцать четыре года своей жизни перевидавший большинство этих портов.

Но сейчас, глядя вниз из спускающегося челнока, он видел лишь мизерную часть многомильной посадочной площадки. Безбрежная ликующая толпа, пришедшая всего-навсего радушно поприветствовать прибывших, снесла полицейские кордоны и хлынула на поле, вопреки собственным намерениям превратившись в помеху. Теперь вертикальной веренице спускающихся орбитальных челноков пришлось задержаться, отыскивая свободное местечко, чтобы приземлиться.

Но в данный момент Митчелла Спэйна, стиснутого среди тысячи других добровольцев в нижнем челноке, проблема посадки занимала менее всего. В его битком набитый отсек, игравший некогда роль роскошной смотровой площадки, только что вошел сам Иоганн Карлсен, и у Митча впервые появился шанс хорошенько разглядеть только что назначенного главнокомандующего сил обороны Солнца, хотя Митч летел вместе с ним на флагманском корабле всю дорогу от Остила.

Карлсен оказался не старше самого Митча, да и ростом ничуть не выше; на первый взгляд даже странно, что он такой коротышка. Он стал правителем планеты Остил благодаря влиянию своего сводного брата, могущественного Фелипе Ногары, главы Эстильской империи, но удержал свое положение благодаря собственным дарованиям.

— Поле вряд ли освободится до конца дня, — сказал Карлсен землянину с ледяным взглядом, только что поднявшемуся на борт челнока с флаера. — Давайте-ка откроем иллюминаторы, я хочу оглядеться.

Стекло и металл скользнули со своих мест, перегруппировались, и закрытые иллюминаторы превратились в балкончики, открытые воздуху Земли, ароматам живой планеты — а заодно реву толпы в паре сотен футов внизу, скандирующей: «Карлсен! Карлсен!»

Как только главнокомандующий ступил на балкон, чтобы лично осмотреться в поисках места для посадки, толпа сгрудившихся в отсеке мужчин непроизвольно дернулась следом. Здесь собрались по большей части добровольцы с Остила, разбавленные горсточкой авантюристов вроде Митчелла Спэйна, марсианского путешественника, вступившего на Остиле в ряды волонтеров ради щедрого жалованья.

— Не напирай, чужестранец, — буркнул высокий человек, стоявший перед Митчем. оборачиваясь и глядя на него сверху вниз.

— Я откликаюсь на имя Митчелл Спэйн, — отрезал Митч, придав голосу чуть больше хрипотцы, чем обычно. — По-моему, я тут ничуть не чужестраннее, чем ты.

Высокий, судя по одежде и акценту, прилетел с Венеры. Эта планета террасформовалась меньше века назад, и потому народ ее, упивающийся новым ощущением независимости и власти, был горделив и обидчив. Вполне естественно, что венерианину не по себе на корабле, где не протолкнуться от уроженцев планеты, которой правит брат Фелипе Ногары.

 — Спэйн? Похоже, имя марсианское, — смягчился венерианин, свысока уставившись на Митча.

Марсиане славятся отнюдь не терпением и умением сносить оскорбления. Еще через секунду высокий будто устал от поединка взглядов и отвернулся.

Землянин с холодными глазами разговаривал по интеркому — видимо, с капитаном корабля.

— Пересеките весь город, затем шоссе Хосуту и садитесь там.

— Велите ему идти со скоростью не более десяти километров в час, — сказал вернувшийся внутрь Карлсен. — Люди хотят видеть меня.

Он произнес это тоном сухой констатации; если люди потратили массу сил, чтобы увидать Иоганна Карлсена, то не выйти к ним было бы просто неучтиво.

Митч увидел лицо Карлсена, затем затылок и поднятые в приветствии сильные руки главнокомандующего, снова вышедшего на балкончик. Толпа взревела вдвое громче.

«Неужто только это ты и чувствуешь, Карлсен, — желание выказать учтивость? О нет, друг мой, ты лукавишь. Такой гром оваций не может не затронуть за живое любого. Он может вознести человека духом, может вселить в него отвращение или страх, несмотря на свои дружелюбные интонации. Вы достойно носите маску благородной куртуазности, главнокомандующий.

Каково оно — быть Иоганном Карлсеном, пришедшим спасти мир, когда всем поистине великим и могущественным людям вроде бы наплевать на него? Да притом обручиться со знаменитой красавицей, когда битва будет выиграна?

А что сегодня поделывает братец Фелипе? Несомненно, замышляет подмять под себя экономику еще одной планеты».

Небольшая толпа в челноке снова переместилась, и высокий венерианин, заслонявший вид, отступил в сторону, так что теперь Митч через плечо Карлсена увидел порт. Затертый литературный штамп «море лиц» здесь воплотился буквально. Как же это описать... Митч знал, что когда-нибудь запечатлит все это на бумаге. Если только грядущая битва с нежитью не положит радикальный конец всем человеческим глупостям, жалованья волонтера хватит, чтобы он мог на какое-то время целиком отдаться литературному творчеству.

Теперь впереди показались башни цвета слоновой кости, высящиеся по ту сторону обрамляющих Улан-Батор пригородных ленточных дорог, сверкающих полей, солнечных электростанций и шоссе. На флаерах, роем устремившихся из города им навстречу, чтобы с радостью поприветствовать, развевались многоцветные знамена. Полицейские флаеры образовали заградительное кольцо вокруг космического корабля, хотя единственную угрозу ему представлял разве что избыток энтузиазма.

Со стороны города приближался еще один, особый флаер. Полицейская машина вежливо причалила к нему на миг и тут же с почтением отошла. Вытянув шею, Митч разглядел карм-панские эмблемы. Вероятно, посол в Солнечной системе собственной персоной. И без того еле-еле тащившийся орбитальный челнок застыл на месте.

Поговаривали, что кармпане и сами смахивают на машины, но они стали могучими союзниками земной расы в войне против берсеркеров — врагов всего живого. И хотя тела кармпан медлительны и угловаты, разум их наделен даром провидения; и пусть они до смешного не способны применить к врагу силу, их косвенная помощь просто неоценима.

Как только посол встал в открытом экипаже, на грандиозную толпу снизошло некое подобие благоговения. От головы и туловища посла шли хитросплетения проводов и волоконных кабелей, связывающих его с кармпанскими животными и окружающей аппаратурой.

Сразу же осознав значение этой сети, толпа испустила единодушный вздох. В челноке образовалась давка — все начали тесниться вперед, чтобы видеть получше. Землянин с холодным взглядом поспешно прошептал что-то в микрофон.

— Прорицание! — произнес хриплый голос у Митча над ухом.

— ...Вероятностей! — внезапно разнесся усиленный голос посла, будто подхвативший мысль на полуфразе. Кармпанские Пророки Вероятностей — наполовину мистики, наполовину бесстрастные математики. Советники Карлсена то ли знали, то ли догадались, что пророчество будет благоприятным, что оно воодушевит толпу, и приказали, чтобы голос посла передали по системе массового вещания.

— Надежда, живая искра, от которой пламя жизни возгорится! — отрывисто возгласили нечеловеческие уста; слова зазвенели над бескрайним полем. Подобные рукам конечности указали на Карлсена, стоящего на балконе вровень с флаером. — Темные стальные мысли сейчас полны победой, мертвые сущности ныне планируют убить нас всех. Но этот человек, стоящий передо мной, — это жизнь, превосходящая крепость любой стали. Могущество жизни, откликающееся в каждом из нас. Карлсен, я прозреваю победу...

Кармпанский пророк во время прорицания испытывает чудовищное напряжение, и точность его прогнозов всегда чрезвычайно высока. Митч слыхал, что напряжение это прежде всего топологическое, а не электрическое или нервное. Слыхать-то слыхал, но, как и большинство людей, никогда не понимал, что это означает.

— Победа, — повторил посол. — Победа... а затем...

На лицо инопланетянина набежала какая-то тень. Землянин с холодным взглядом то ли был экспертом по части мимики инопланетян, то ли решил не испытывать судьбу, но он быстро прошептал новое приказание. Громкоговорители смолкли. По грандиозной толпе, посчитавшей пророчество оконченным, прокатился одобрительный рев-цунами, вздымаясь выше челнока и флаера. Но посол еще не договорил, хотя его дрогнувший голос теперь был слышен только тем, кто находился в нескольких метрах от него, в челноке.

— ...а затем смерть, гибель, поражение. — Квадратное тело склонилось, но взгляд инопланетянина все еще был прикован к Карлсену. — Тот, кто отвоюет все... умрет, не обладая ничем...

Кармпанин склонился, и флаер поплыл прочь. В челноке воцарилось молчание. Ликование толпы звучало насмешкой.

Долгие секунды спустя главнокомандующий обернулся, возвысив голос:

— Нас, слышавших окончание пророчества, немного — и все же слишком много, чтобы удержать его в секрете. Так что я не прошу вас хранить молчание. Но при этом прошу вас разнести весть, что я не верю в пророчества, исходящие не от Господа. Кармпане никогда не претендовали на безошибочность.

Мрачный ответ вслух не произнес никто, но в мыслях присутствующих он прозвучал чуть ли не телепатически громогласно. В девяти случаях из десяти кармпане оказываются правы. Будет победа, а затем — смерть и поражение.

Но ждет ли этот конец только Иоганна Карлсена или все живое? Люди в челноке зашушукались, переглядываясь и теряясь в догадках.


Место для приземления челноки отыскали на окраине Улан-Батора. На мрачные раздумья высадившимся добровольцам просто не дали времени — ликующая толпа вокруг кораблей росла с каждой минутой. Увитая цветами очаровательная земная девушка подошла к Митчеллу Снэйну, чтобы накинуть ему на шею гирлянду и поцеловать его. Будучи довольно уродливым, Митч совершенно не привык к подобному вниманию.

И все-таки заметил, когда взгляд главнокомандующего упал на него.

— Марсианин, ты пойдешь со мной на совет генерального штаба. Я хочу продемонстрировать им представительную группу, чтобы они не думали, будто я агент собственного брата. Мне нужно одного-двоих, рожденных под светом Солнца.

— Есть, сэр.

Но только ли по этой причине выбор пал именно на него? Они стояли в толпе — два коротышки, — и ни один не смотрел на другого сверху вниз. Первый — уродливый, украшенный цветами, — все еще обнимал одной рукой девушку, благоговейно воззрившуюся на второго, обладавшего некой притягательностью, стоящей выше красоты и уродства. Он — правитель планеты, а может быть, и спаситель всего живого.

— Мне понравилось, как ты ловко управляешься с желающими оттаптывать тебе ноги в толпе, — сказал Карлсен Митчеллу Спэйну. — Не повышая голоса и не возвещая угроз. Твое имя и чин?

В этой войне, где все живые воюют по одну сторону фронта, армейская иерархия стала довольно расплывчатой.

— Митчелл Спэйн, сэр! Звание пока не присвоено. Прошел выучку как десантник. Был на Остиле, когда вы предложили хорошее жалованье, и вот я здесь.

— Не ради обороны Марса?

— Пожалуй, не без этого. Но хорошая плата не повредит.

Высокопоставленные советники Карлсена пререкались о средствах наземного транспорта для доставки на военный совет, доходя до крика, и в результате главнокомандующему выпала свободная минутка для беседы. Он на миг задумался, и по лицу его промелькнула тень узнавания.

— Митчелл Спэйн? Поэт?

— Я... я опубликовал пару вещиц. Ничего серьезного...

— У вас есть боевой опыт?

— Да, я побывал на борту одного берсеркера, прежде чем он был умиротворен. Это случилось...

— Поговорим позже. Вероятно, у меня найдется для вас командная должность в десанте. Опытные люди — редкость. Хемфилл, да куда же подевались обещанные мобили?!

Землянин с холодным взглядом обернулся, чтобы ответить. Еще бы его лицо не показалось знакомым! Это же Хемфилл, фанатический герой дюжины боев с берсеркерами! Митч помимо воли ощутил легкий трепет восторга.

Наконец мобили прибыли. Предстояла поездка в Улан-Батор, Военный центр разместили под метрополисом, чтобы полностью воспользоваться преимуществами защитного силового купола, который можно вознести до космических высот и прикрыть город и окрестности.

Спускаясь по длинному зигзагообразному эскалатору к погребенному глубоко под землей залу военного совета, Митч опять оказался рядом с Карлсеном.

— Поздравляю с предстоящей свадьбой, сэр.

Митч пока не разобрался, нравится ему Карлсен или нет, но уже ощутил странную уверенность в его силе, будто знал его долгие годы. Карлсен наверняка поймет, что он не пытается подлизаться.

— Спасибо, — кивнул главнокомандующий, мгновение поколебался, а затем извлек небольшую фотокарточку. Снимок, создающий иллюзию объема, изображал молодую женщину с золотистыми волосами, причесанными по моде новой венерианской аристократии.

— Красавица, — заметил Митч. Ему даже не пришлось приукрашивать правду ни на йоту.

— Да. — Посмотрев внимательно на снимок, Карлсен неохотно спрятал его. — Кое-кто говорит, что брак будет сугубо политическим. Видит Бог, он нам нужен. Но поверьте мне, поэт, она значит для меня куда больше.

Вдруг Карлсен озадаченно заморгал и посмотрел на Митча с таким видом, будто удивлялся, с чего это на него напала охота к откровенности. Пол лифта толкнул пассажиров в ступни, и двери распахнулись. Они добрались до катакомб генерального штаба.


Многие члены штаба, если только не абсолютное большинство, явились с Венеры. Уже по их приветствиям стало ясно, что венериане к брату Ногары холодно-враждебны.

Человечество, как всегда, оставалось хитросплетением клик и альянсов. На лучшие умы Всесолнечного Парламента и Администрации легла тяжкая задача подыскать главнокомандующего. Может, кто-то и возражал против кандидатуры Иоганна Карлсена, но никто из знавших его не мог усомниться в его способностях, не покривив душой. Он привел с собой многочисленное обученное войско и в отличие от ряда более могущественных лидеров охотно принял на себя ответственность за оборону Солнечной системы.

Военный совет начался в столь напряженной атмосфере, что не оставалось ничего другого, как перейти прямо к делу. Враг, то есть корабли-берсеркеры, отказался от старой тактики одиночных непредсказуемых набегов, потому что за последние десятилетия живые существа мало-помалу укрепили свою оборону.

По оценкам, на данный момент имелось около двухсот берсеркеров; чтобы прорвать новые рубежи обороны человечества, они объединились во флот и его сосредоточенной огневой мощью подавляли очаги человеческого сопротивления по одному за раз. Уже были уничтожены две сильно укрепленные планеты. Назрела необходимость массового человеческого флота — сначала для обороны Солнечной системы, а затем — чтобы выйти против нежити и сломить ее мощь.

— Итак, пока что мы сходимся во мнениях по всем вопросам, — подытожил Карлсен, выпрямляясь от планшетного стола и обводя членов генерального штаба взглядом. — У нас не так много кораблей и не так много обученных людей, как нам бы того хотелось. Видимо, ни одно правительство вдали от Солнечной системы не выделило всего, что могло бы.

Венерианский адмирал Кемаль бросил взгляд на соотечественников, но решил воздержаться от замечания о слабом вкладе сводного брата самого Карлсена — Ногары. Во всей Галактике не нашлось бы ни одного живого существа, под чьим началом согласились бы сражаться и Земля, и Марс, и Венера. Кемаль предпочел попытать судьбу с братом Ногары.

— Для битвы в нашем распоряжении двести сорок три корабля, специально сконструированных или модифицированных для применения новой тактики, — продолжал тот. — Все мы благодарны за неоценимый вклад Венеры в виде сотни кораблей. Наверное, большинству из вас уже известно, что на шести из них установлены новые дальнобойные тахионные пушки.

Похвала ничуть не растопила лед во взглядах венериан.

— Вероятно, у нас имеется численное превосходство в сорок кораблей, — вел свое Карлсен. — Мне нет нужды рассказывать вам, как враг превосходит нас по огневой мощи и боевой силе при соотношении один к одному. — Он выдержал паузу. — Тактика абордажа с тарана позволит застать их врасплох, дав нам необходимое преимущество.

Видимо, главнокомандующий подбирал слова очень осторожно, желая умолчать, что надеяться на успех можно лишь в одном случае: застав противника врасплох. Теперь, когда после десятилетий ожидания перед людьми наконец забрезжила надежда, говорить такое было бы чересчур. Чересчур даже для этих заматеревших в боях людей, знающих, насколько больше потянет берсеркер на весах войны против любого боевого корабля.

— Одной из величайших проблем остаются обученные люди, способные возглавить абордажные партии, — снова заговорил Карлсен. — Во время вербовки я постарался сделать все, что было в моих силах. Изрядную часть личного состава, проходящего в текущий момент подготовку в качестве абордажных десантников, составляют эстильцы.

Адмирал Кемаль будто заранее догадался, что последует: начал отодвигать стул и приподнялся, но замер, желая удостовериться, что не ошибся.

Карлсен продолжал говорить, не меняя тона:

— Из этих обученных десантников будут сформированы роты, и к каждому кораблю будет приписано по одной роте. Затем...

— Минуточку, главнокомандующий Карлсен, — поднялся Кемаль.

— Да?

— Как я понял, вы намерены разместить эстильские роты на венерианских кораблях?

— Да, в целом ряде случаев мой план предусматривает именно это. Вы против?

— Да. — Венерианин оглядел соотечественников. — Все мы против.

— Тем не менее это приказ.

Кемаль снова мельком оглядел собравшихся и сел с непроницаемым выражением лица. Сте но камеры в углах издавали едва уловимый свист, как бы напоминая, что все происходящее записывается.

Лоб главнокомандующего на миг прорезала вертикальная морщинка, он смотрел на венериан долгих пару секунд с задумчивым видом, прежде чем возобновить доклад. А что ж еще делать, если не размещать эстильцев на венерианском корабле?

«Тебе не дадут стать героем, Карлсен, — подумал Митчелл Спэйн. — Вселенная устроена из рук вон плохо, а люди дураки — они ни в одной войне не способны по-настоящему встать на одну сторону».

Уложенные в трюме венерианского военного корабля под названием «Солнечное пятно» боевые доспехи были упакованы в сбитые ящики наподобие гробов. Опустившись на колени рядом со своим скафандром, Митч проверял коленные и локтевые сочленения.

— Капитан, хотите, я нарисую на нем какие-нибудь знаки отличия?

Рядом с ним остановился молодой эстилец по фамилии Фишман, один из десантников только что сформированной роты, командиром которой назначили Митча. Фишман, раздобывший где-то многоцветный маркер, указывал на скафандр.

Митч окинул взглядом трюм, заполненный его подчиненными, хлопотавшими вокруг ящиков со снаряжением. Он сразу решил пустить события на самотек, вмешиваясь лишь по мере надобности.

— Знаки отличия? Ну, пожалуй, нет. Разве что у вас есть какие-то соображения по поводу эмблемы роты. Вот это было бы недурно.

Нужды помечать его бронескафандр, в общем-то, нет. Скафандр марсианского производства и без того выделяется среди остальных — старый, но модернизированный; пожалуй, лучшего скафандра нет ни у кого. А на бочкообразной груди уже есть рисунок — большое черное пятно, рассеченное зубчатыми красными линиями, показывающее, что Митч уже приложил руку к «смерти» одного берсеркера. В свое время в этом же скафандре ходил родной дядя Митча; обитатели Марса всегда уходили в космос в огромном множестве.

— Сержант Маккендрик, — спросил Митч, — какие у вас имеются соображения по поводу эмблемы роты?

Проходивший мимо интеллигентный молодой человек, только что назначенный сержантом, остановился, перевел взгляд с Митча на Фишмана, будто пытаясь разобраться, кто и какое тут имеет отношение к эмблеме, прежде чем подставляться под удар. А затем с застывшим лицом посмотрел куда-то между ними.

В трюм вошел узколицый венерианин — очевидно, офицер, а с ним конвой из шести человек с повязками на руках и оружием на портупеях. Корабельная полиция.

Сделав пару шагов вперед, офицер замер неподвижно, уставившись на маркер в руке Фишмана. А когда все в трюме смолкли, устремив взгляды на него, спокойно проговорил:

— Почему вы совершили кражу с корабельного склада?

— Украл... это? — Молодой эстилец поднял маркер с полуулыбкой, будто изъявляя готовность посмеяться над шуткой вместе с офицером.

Но полицейский конвой пришел сюда не ради шуток, и даже если это шутка, то не из числа тех, что по вкусу марсианам. Митч все еще стоял на коленях у ящика с доспехами. В торсе скафандра лежал незаряженный карабин, и Митч положил на него ладонь.

— Время сейчас военное, а мы находимся в космосе, — продолжал узколицый офицер все тем же кротким тоном, стоя в расслабленной позе и озирая разинувших рты эстильцев. — На борту венерианского судна закон распространяется на всех и каждого. По законам военного времени наказанием за кражу с корабельного склада служит смерть. Через повешение. Уведите его. — Он коротким жестом послал конвойных вперед.

Маркер с громким стуком упал на палубу. Казалось, Фишман вот-вот рухнет в обморок все с той же застывшей на губах улыбкой.

Митч встал, положив на сгиб локтя карабин — короткое, массивное двуствольное оружие, по сути, безоткатную пушку в миниатюре, предназначенную для уничтожения бронетехники в невесомости.

— Минуточку.

Двое полицейских, нерешительно двинувшихся к Фишману, тотчас же остановились, будто обрадовавшись благовидному предлогу.

Поглядев на Митча, офицер холодно приподнял одну бровь:

— А вы знаете, какое наказание полагается за угрозы мне?

— Да не хуже, чем за то, что я снесу твою мерзкую башку. Я капитан Митчелл Спэйн, командир десантной роты на этом корабле, и никому не позволено являться сюда, чтобы утаскивать и вешать моих людей. А вы кто будете?

— Я мистер Сальвадор. — Венерианин окинул Митча оценивающим взглядом, явно установив, что он марсианин. В спокойном мозгу мистера Сальвадора закрутились шестеренки, и планы изменились. — Если бы я знал, что этой... группой... командует мужчина, мне бы и в голову не пришло, что наглядный урок необходим. Пошли. — Последнее слово, сопровожденное еще одним лаконичным, элегантным жестом, было адресовано конвою. Все шестеро времени не теряли, устремившись к выходу впереди него. Сальвадор одними глазами пригласил Митча проследовать за ним к двери. Мгновение поколебавшись, Митч направился следом. Сальвадор, все такой же невозмутимый, поджидал его у порога.

— Теперь ваши люди пойдут за вами в огонь и в воду, капитан Спэйн, — произнес он негромко, чтобы никто не услышал. — И придет время, когда вы охотно пойдете за мной. — И удалился с легкой, чуть ли не с одобрительной усмешкой.

Воцарилось молчание. Митч удивленно таращился на закрывшуюся дверь. Затем по трюму раскатился рев ликования, и Митча начали хлопать по спине.

Когда рев почти смолк, один из подчиненных поинтересовался:

— Капитан, а что он имел в виду, называя себя мистером?

— У венериан это какой-то политический ранг. Ну-ка, парни, смотрите сюда! Мне могут понадобиться честные свидетели. — Подняв карабин так, чтобы все видели, Митч открыл оба патронника и стволы, демонстрируя, что он не заряжен. Ликование тотчас же возобновилось; десантники завыли, заулюлюкали и принялись отпускать шуточки в адрес ретировавшихся венериан.

Однако Сальвадор все-таки не счел себя побежденным.

— Маккендрик, вызовите мостик. Скажите капитану корабля, что я хочу его видеть. Всем остальным продолжать.

Юный Фишман, снова сжимая в руке маркер, стоял, устремив пустой взор под ноги, будто изучая палубу. До него наконец-то начало доходить, что жизнь его висела на волоске.

Наглядный урок?


Капитан корабля встретил Митча с холодной предупредительностью, однако указал, что на борту «Солнечного пятна» никто и не думал вешать эстильцев. Но после отбоя Митч все-таки выставил в казарме десантной роты вооруженную охрану.

Назавтра Спэйна вызвали на флагманский корабль. По пути он увидел через иллюминатор катера пляшущие на фоне черного пространства отблески далекого Солнца. Часть флота уже приступила к освоению тактики тарана.

За столом главнокомандующего сидел не литературный критик и не мечтательный жених, а правитель планеты.

— Капитан Спэйн, садитесь.

Приглашение сесть — добрый знак. Дожидаясь, пока Карлсен закончит работать с бумагами, Митч обратился мыслями к обычаям, о которых читал, — церемонии отдавания чести и построений, бытовавшие еще в те времена, когда было принято формировать громадные организации с одним-единственным предназначением — убивать других людей и уничтожать их имущество. Разумеется, с тех пор человеческая алчность ничуть не пошла на убыль, а теперь война с берсеркерами снова приучает людей к массовому уничтожению. Не сулит ли это возвращения всеуничтожающей войны жизни против жизни?

Карлсен со вздохом отодвинул бумаги.

— Что там у вас вышло вчера с мистером Сальвадором?

— Он сказал, что намерен повесить одного из моих подчиненных. — Митч постарался как можно проще и короче изложить происшествие; умолчал лишь о заключительных словах Сальвадора, толком не понимая, почему. — Если я отвечаю за людей, — закончил он, — никто не имеет права заявляться как снег на голову и вешать их. Хотя я и сомневаюсь, что дело зашло бы настолько далеко, я решил продемонстрировать, что настроен не менее серьезно, чем они.

— Двое эстильцев уже повешены, — главнокомандующий взял бумаги из бювара. — За драки.

— Чертовски самонадеянно со стороны венериан, я бы сказал.

— Капитан, мне такие фокусы здесь не нужны!

— Есть, сэр. Но могу вам сказать, что вчера на «Солнечном пятне» едва не дошло до вооруженного конфликта.

— Понимаю. — Карлсен сделал жест, выражающий тщетность усилий. — Спэйн, людей в этом флоте просто невозможно заставить сотрудничать, даже когда на карту поставлено выживание всего... В чем дело?

В кабинет бесцеремонно вошел землянин Хемфилл, сжав узкие губы совсем в ниточку.

— Только что прибыл курьер с новостями. Эцог подвергся нападению.

Непроизвольно дернувшись, сильная рука Карлсена смяла бумаги,

— Подробности есть?

— Капитан курьера говорит, что там, наверно, весь флот берсеркеров. Наземные средства обороны все еще давали солидный отпор, когда он стартовал. Едва успел ускользнуть.

До сих пор считали, что враги пока куда дальше от Солнца. Но если они добрались до самого Эцога — значит, нацелились на Солнце, тут и гадать нечего. Должно быть, знают, что там центр человеческой цивилизации.

На пороге кабинета показались новые посетители, и Хемфилл отступил в сторону, пропуская в кабинет венерианского адмирала Кемаля. За адмиралом по пятам, едва глянув на Митча, прошествовал мистер Сальвадор.

— Вы слыхали новости, главнокомандующий? — начал Сальвадор.

Кемаль, раскрывший было рот, чтобы произнести это самолично, бросил на своего политофицера недовольный взгляд, но не обмолвился ни словом.

— Что Эцог атакован? Да, — отозвался Карлсен.

— Мои корабли будут готовы к вылету через два часа, — сообщил Кемаль.

Но Карлсен лишь со вздохом покачал головой:

— Я наблюдал за сегодняшними маневрами. Флот едва ли будет готов и через две недели.

Потрясение и гнев Кемаля выглядели совершенно искренними.

— И пойдете на такое?! Вы позволите венерианской планете погибнуть только лишь потому, что мы не склонились перед вашим братом? Потому что призвали к дисциплине его чертовых эстильцев...

— Адмирал Кемаль, вы забываетесь! Пока я здесь командую, требования дисциплины распространяются на всех, и на вас в том числе!

Кемаль с явным трудом взял себя в руки.

Голос Карлсена звучал не слишком громко, но, казалось, отражался от стен гулким эхом:

— Вы называете повешение дисциплинарной мерой. Клянусь Господом, если придется, я перевешаю всех, кого понадобится, чтобы добиться единства флота. Поймите, этот флот — единственная военная сила, способная противостоять объединившимся берсеркерам. Обучившись и сплотившись, мы сумеем их уничтожить. — В этот миг ни один из слушателей не мог бы усомниться в его словах. — Пусть падет Эцог, Венера или Эстил — я не стану рисковать флотом, пока не решу, что он готов.

В наступившей тишине прозвучало уважительное уведомление Сальвадора:

— Главнокомандующий, курьер докладывает еще об одном: в момент нападения Эцог посещала леди Кристина де Дульсин, и она вряд ли успела его покинуть.

Карлсен на пару секунд прикрыл глаза. Затем оглядел всех одного за другим.

— Если у вас нет других военных вопросов, господа, удалитесь. — Голос его звучал все так же твердо.

Шагая рядом с Митчем по коридору флагмана, Хемфилл нарушил молчание, задумчиво проронив:

— Карлсен — тот самый, кто сейчас нужен нашему делу. Некоторые венериане на пробу подкатывались ко мне насчет вступления в заговор, но я отказался. Мы должны позаботиться, чтобы командование осталось в руках Карлсена.

— Какой заговор?

Однако Хемфилл не стал углубляться в тему.

— Сейчас они поступили довольно низко — позволили ему произнести речь о том, что спешить нельзя ни в коем случае, а потом выложили, что его дама на Эцоге, — заметил Митч.

— Он уже знал, что она там. Эту весть доставил вчерашний курьер.


Этой темной туманности, состоящей из миллиардов камней и более древней, чем Солнце, люди дали название «Каменная Россыпь». Но собравшиеся здесь людьми не были и названий ничему не давали; они не надеялись ни на что, не боялись ничего и не удивлялись ничему. Они были лишены гордости и совести, зато имели планы — миллиард ухищрений, сотканных из электрического напряжения и тока, и встроенную, предопределенную цель, к достижению которой стремились их планирующие цепи. И когда пробил час, когда их извечный враг — Жизнь — начал набираться сил, берсеркеры, будто повинуясь инстинкту, образовали флот.

Планета под названием Эцог, говоря языком жизни, принесла урожай в виде все еще функциональных живых единиц из глубочайших укрытий, хотя при подавлении их упрямой обороны миллионы единиц были уничтожены. Функциональные живые единицы — источник ценной информации. Сама угроза определенных стимулов обычно вынуждает любую живую единицу хотя бы на ограниченное сотрудничество.

Среди захваченных почти неповрежденными находилась живая единица (обозначившая себя генералом Брадином), управлявшая обороной Эцога. Его препарирование началось в зоне восприятия остальных захваченных живых единиц. Тонкая наружная оболочка была аккуратно снята и помещена на подходящую форму для дальнейшего изучения. Живые единицы, управлявшие другими, при всякой возможности изучались более детально.

После этого стимула с генералом Брадином оказалось более невозможно обмениваться вразумительной информацией, а через несколько часов он вообще прекратил функционировать.

Что само по себе уже стало незначительной победой, ибо освободило этот малый объем водянистой материи от аберрации под названием Жизнь. Зато теперь значительно увеличился поток информации от ближайших особей, наблюдавших за процессом.

Вскоре было получено подтверждение, что живые единицы собирают флот. Были произведены поиски более подробной информации. Одно из важных направлений опроса касалось живой единицы, которая будет управлять этим флотом. Допросы и чтение захваченных записей постепенно сформировались в цельный образ.

Имя: Иоганн Карлсен. Биография. О нем представляют противоречивые сведения, но факты показывают, что он стремительно поднялся до положения, дающего контроль над миллионами живых единиц.

За время долгой войны компьютеры берсеркеров собирали и сопоставляли всю доступную информацию о людях, становящихся лидерами Жизни. И теперь с этими данными пункт за пунктом сличали каждую мелочь, узнанную об Иоганне Карлсене.

Поведение этих лидирующих особей зачастую не поддавалось анализу, словно некое качество жизненной скверны, находящееся вне сферы постижения машин. Эти индивидуумы пользуются логикой, но порой кажется, что логика не властна над ними. Самые опасные живые единицы из всех вообще будто отрицают первенство законов физики и вероятности, будто их рассудки обладают истинной, а не иллюзорной свободой воли.

И Карлсен — один из таких, ярчайший представитель этой категории. Каждое новое сопоставление лишь все четче показывало, насколько хорошо он укладывается в эту опасную схему.

В прошлом подобные живые единицы вели к досадным местным проблемам. Если же такой индивидуум командует целым флотом живых накануне решительной битвы, то он предельно опасен делу Смерти.

Исход грядущей битвы почти наверняка будет благоприятным, поскольку во флоте живых всего лишь около двухсот кораблей. Но стоящий во главе живых Иоганн Карлсен опрокидывал расчеты металлических стратегов, не позволяя им добиться в достаточной степени уверенности ни в чем. А промедление с решительным сражением могло бы привести к тому, что враждебная Жизнь станет только сильнее. Судя по ряду признаков, изобретательные живые разрабатывают новое оружие и более мощные корабли.

Безмолвный совет пришел к решению. У берсеркеров имелись резервы, тысячелетиями выжидавшие на окраинах Галактики, затаившись в пылевых облаках, плотных туманностях и на темных звездах, мертвые и безразличные. Теперь же их следует призвать ради этой кардинальной битвы, дабы сломить сопротивление поднимающей голову Жизни.

И вот из Каменной Россыпи, расположенной на пол пути между Эцогом и Солнцем, во все стороны стартовали роботы-курьеры, устремляясь к околицам Галактики.

Для сбора всех резервов потребуется какое-то время. Тем временем допросы продолжались.


— Слышь, я решил помочь вам, улавливаешь? Насчет этого типа Карлсена. Я ж знаю, вы хотите разузнать о нем. Но только мозги у меня очень нежные. Если мне причинить хоть пустячную боль, мои мозги вообще отключатся, так что обращайся со мной бережно, ясно? Если меня не уважить, я уже не смогу тебе пригодиться.

Этот пленник повел себя необычно. Ведущий дознание компьютер позаимствовал дополнительные вычислительные цепи, избрал символы и швырнул их в живую единицу.

— Что ты можешь мне сказать о Карлсене?

— Слышь, так ты будешь обращаться со мной ласково, а?

— Полезная информация будет вознаграждена. Дезинформация приведет к неприятным стимулам.

— Вот что я тебе скажу: женщина, с которой Карлсен собрался пожениться, тут. Ты отловил ее живой в том же укрытии, что и генерала Брадина. А теперича, если ты дашь мне вроде как командование над остальными пленными, я уж придумаю для тебя наилучший способ, как ее употребить. С чего б ему не поверить, если ты скажешь ему, что захватил ее, улавливаешь?


На окраинах Галактики сигналы гигантских герольдов скликали потаенные резервы нежити. Уловив сигнал, чувствительные датчики разожгли в чудовищных двигателях холодное пламя. Сотканные из силовых полей мозги стратегических ядер пробудились к более оживленному небытию. С неспешностью кубических миль тяжелого металла и мощи, отряхивающегося от вековечной пыли, льда, ила или камней, все резервные корабли до единого пришли в движение — возносясь и разворачиваясь, беря азимуты и ориентируясь в пространстве. Как только все данные сошлись, берсеркеры быстрее света устремились к Каменной Россыпи, где ждали подкрепления разорители Эцога.

С прибытием каждого нового корабля связанные в единую сеть компьютеры берсеркеров оценивали вероятность победы все выше и выше. И все же качества одной-единственной живой единицы вносили в их расчеты огромную меру неопределенности.


Подняв волосатую, сильную руку, Фелипе Ногара бережно провел ладонью по панели перед креслом. Середину его личного кабинета занимал громадный сферический дисплей, отображающий исследованную часть Галактики. Повинуясь жесту Ногары, сфера потемнела, затем осветилась снова, и по ней медленно побежали замысловатые узоры.

Мановение руки чисто теоретически устранило из расклада сил такой фактор, как берсеркер. С ним разброс вероятностей чересчур велик. Сейчас же мысли Ногары занимало только соперничество с властью Венеры (и еще двух-трех процветающих агрессивных планет).

Надежно отгородившись стенами этой уединенной комнаты от гула Эстил-Сити и груза повседневных дел, Ногара наблюдал, как новый прогноз его компьютера понемногу обретает форму, показывая вероятное распределение политических сил через год, через два, через пять. Как он и ожидал, эта последовательность демонстрировала нарастающее влияние Эстила. Не исключено даже, что он станет правителем всей человеческой части Галактики.

Собственное спокойствие перед лицом подобной перспективы немного удивило Ногару. Двенадцать-пятнадцать лет назад он до предела напрягал свой интеллект и волю, чтобы выдвинуться. Мало-помалу начал совершать ходы в игре сугубо автоматически. Сегодня появился шанс, что его могут признать правителем все мыслящие существа, — но это значит для него куда меньше, чем первые выигранные выборы.

Конечно, удовлетворение уже не то. Чем большим владеешь, тем больше надо обрести, чтобы получить такое же удовольствие. Если советники сейчас видят этот прогноз, он наверняка приведет их в восторг, а их восторг передастся и самому Ногаре.

Но, оставшись один, он лишь вздохнул. Флот берсеркеров не исчезнет по мановению руки. Сегодня с Земли прибыла, наверное, последняя просьба о помощи. Беда в том, что, предоставив Солнечной системе более обширную помощь, Ногара будет вынужден отвлечь корабли, людей и деньги от собственных честолюбивых проектов. А уже отданное он намеревался со временем постепенно вытянуть из других. Земле придется пережить грядущее нападение уже без помощи Эстила.

В этот миг Ногара осознал, смутно подивившись себе, что уж лучше погубить Эстил, чем лишиться власти. С чего бы это? Конечно, особой любви ни к родной планете, ни к собственному народу он никогда не питал, но вообще-то был хорошим правителем, отнюдь не тираном. Ведь хорошее правительство, как ни крути, лучшая политика.

Письменный стол пропел мелодичную трель, означавшую, что поступил новый материал для его забав. Ногара решил ответить.

— Сэр, — произнес женский голос, — две новые возможности находятся в душевой.

Скрытые камеры передали сцену, возникшую в объеме над столом Ногары: блестящие тела в окружении водных струй.

— Они из тюрьмы, сэр, и рады любой поблажке.

Наблюдая за ними, Ногара ощутил только усталость и — ну да, именно так, — что-то сродни презрению к себе. И задался вопросом: «А почему бы мне не предаваться тем удовольствиям, каким захочется. Что во Вселенной может мне помешать?» И еще: «Не потянет ли меня после на садизм? А если и потянет — что ж с того?»

Да, но дальше-то что?

Выдержав уважительную паузу, голос поинтересовался:

— Быть может, сегодня вечером вы предпочтете что-то другое?

— Позже, — откликнулся Ногара. Изображение угасло. «Быть может, мне для разнообразия следовало бы побыть Верующим, — подумал он. — Какой, должно быть, интенсивный восторг испытывает Иоганн, когда грешит. Если только вообще грешит».

Какое неподдельное удовольствие видеть Иоганна во главе флота Солнечной системы, видеть, как кипятятся венериане. Но это ведет к новой проблеме. Одержав победу над берсеркерами, Иоганн станет величайшим героем в истории человечества. Не пробудятся ли в его душе опасные амбиции? Штука тут в том, чтобы убрать его с глаз общественности долой, дать какой-нибудь высокий пост, честную, но грязную и бесславную работу. К примеру, охотиться где-нибудь за преступниками. Но если Иоганн заявит права на галактическую власть, Ногара испытывать судьбу не станет. Любую пешку можно убрать с доски.

Ногара тряхнул головой. Предположим, Иоганн проиграет грядущую битву, а вместе с ней и Солнечную систему? Победа берсеркеров станет не расплывчатой вероятностью, и нечего предаваться приятному самообману. Победа берсеркеров будет означать истребление человечества во всей Галактике — вероятно, лет за пять. Чтобы понять это, даже компьютер не требуется.

Ногара извлек из ящика письменного стола лежавший там флакон и взглянул на него. Внутри заключается конец шахматной партии, конец всем радостям, скуке и боли. Вид флакона не пробудил в душе Ногары ни малейших эмоций. Это мощнейший наркотик, повергающий человека в своеобразный экстаз — трансцендентный восторг, за пару минут доводящий до разрыва сердца или сосудов головного мозга. Когда-нибудь, когда все прочие средства утратят свою силу, когда Вселенная будет целиком принадлежать берсеркерам...

Он отложил флакон, а вместе с ним отодвинул и просьбу Земли. Какая разница? Ведь Вселенная и сама есть берсеркер, где все определялось случайным коловращением конденсирующихся газов, пока не родились звезды.

Откинувшись на спинку кресла, Фелипе Ногара углубился в созерцание галактической шахматной партии, разыгрываемой его компьютерами.


По кораблям флота пополз слух, что Карлсен специально тянет резину, потому что осаде подверглась венерианская колония. Митч же на «Солнечном пятне» не обнаружил ни малейших признаков проволочек. Наоборот, у него не оставалось времени ни на что, кроме работы с короткими перерывами на еду и сон. Когда же закончилась последняя тренировка по абордажу с тарана, когда были погружены последние боеприпасы, он был чересчур измотан, чтобы почувствовать хоть что-то, помимо облегчения. И пока «Пятно» занимало свое место в строю сорока других стреловидных кораблей и устремлялось с ними в тахионный скачок, чтобы начать поиск в глубоком космосе и охоту на берсеркеров, Митч только отсыпался и отдыхал, не чувствуя ни страха, ни воодушевления.

Прошел не один день, прежде чем унылый распорядок нарушил трезвон боевой тревоги, разбудивший Митча. Не успев толком продрать глаза, он уже втиснулся в бронескафандр, лежавший под койкой. Кто-то из десантников поблизости ворчливо сетовал на учебные тревоги, однако никто не мешкал.

— Говорит главнокомандующий Карлсен, — разнеслось из потолочных громкоговорителей. — Это не учебная тревога, повторяю, не учебная. Только что обнаружены два берсеркера. Один находится на предельной дальности. Вероятно, ему удастся уйти, хотя Девятая эскадра преследует его. Второму ускользнуть не удастся. Через считаные минуты мы окружим его в нормальном пространстве. Мы не станем уничтожать его бомбардировкой, только немного ослабим, а потом поглядим, насколько мы хорошо освоили абордаж с тарана. Если в нашей тактике еще имеются какие-то упущения, лучше обнаружить их сейчас. Вторая, Четвертая и Седьмая эскадры вышлют на таран по кораблю. Командиры эскадр, внимание, перехожу на командный канал.

— Четвертая эскадра, — вздохнул сержант Маккендрик. — В нашей роте больше эстильцев, чем в любой другой. Разве мимо нас пройдут?

Десантники лежали, будто посеянные во тьму драконьи зубы, пристегнувшись к своим противоперегрузочным койкам под баюкающую психомузыку, а Верующие молились. Митч во мраке прислушивался к переговорам по интеркому, пересказывая подчиненным лаконичные рапорты о ходе боя, поступавшие к нему, как к командиру корабельного десанта.

Ему было страшно. Что же такое смерть, почему человек так боится ее? Это всего лишь окончание всякого существования. Неотвратимость и невообразимость конца и рождала в душе Митча страх.

Артподготовка много времени не потребовала. Двести тридцать кораблей живых держали пойманного врага в центре своего сферического строя. Прислушиваясь во тьме к лаконичным переговорам, Митч слышал, как берсеркер отбивался, проявляя чуть ли не человеческую отвагу и презрение к судьбе. Да разве можно вообще сражаться с машинами, если тебе не дано заставить их ощутить боль или страх?

Но одолеть машины можно. И на сей раз, в виде исключения, у людей чересчур много пушек. Было бы проще простого разнести этого берсеркера в пух и прах. Может, оно было бы и лучше? При любом абордаже потери среди десантников неизбежны, как бы благоприятно ни складывались обстоятельства. Но тактику абордажа надо любой ценой испытать в реальном бою, пока дело не дошло до решительной битвы. Кроме того, в брюхе этого берсеркера могут оказаться живые пленные, и тогда абордажные команды спасут их. Хорошо, что главнокомандующий столь неколебимо уверен в собственной правоте.

Прозвучал приказ. «Пятно» и два других избранных корабля устремились к изувеченному врагу, увязшему в центре сферы.

Ремни держали крепко, но для тарана гравитацию отключили, и невесомость создавала у Митча впечатление, что при столкновении его тело будет летать и трястись, как дробинка в бутылке. Безмолвная тьма, мягкая обивка и баюкающая музыка; но вот в шлеме прозвучало несколько слов, и тело съежилось, зная, что извне вот-вот схлестнутся черные холодные пушки, стремительно несущиеся машины и невообразимые силы. Сейчас...

Несмотря ни на какую защиту, несмотря на противоперегрузочную койку, реальность раскололась на тысячи осколков. Направленный атомный взрыв на острие тарана вспорол шкуру берсеркера. За пять секунд сокрушительного столкновения таран испарился, расплавился и изломался, но следом за ним в пробоину скользнул корпус корабля, будто стрела, вонзившаяся в тело врага.

Пока десантники в невесомости проносились мимо Митча, сверкая прожекторами скафандров, он в последний раз переговорил с мостиком «Солнечного пятна».

— Мой пульт показывает, что свободен только десантный люк номер три, — доложил он. — Мы все пойдем через него.

— Помните, — произнес голос с венерианским акцентом, — ваша первая задача — защитить корабль от контратаки.

— Вас понял.

Пусть себе напутствуют его оскорбительно-излишними напоминаниями, сейчас не время для споров. Отключив канал связи с мостиком, Митч ринулся следом за остальными.

Два других корабля посланы на уничтожение стратегического ядра, скрытого где-то глубоко в центре берсеркера. Десантникам же с «Солнечного пятна» поручено постараться отыскать и освободить пленников, если они есть на берсеркере. Обычно берсеркеры держат пленных у поверхности, так что первичный поиск отделения десантников проведут, рассыпавшись по сотням квадратных миль обшивки.

В темном хаосе исковерканных механизмов перед десантным люком пока не обнаружилось никаких признаков контратаки. Предположительно, берсеркеры не рассчитаны на ведение боев внутри собственной стальной шкуры — надежды на успех флота в грядущей битве возлагали именно на это.

Оставив сорок человек охранять корпус «Солнечного пятна», Митч повел отделение из десяти человек в лабиринт. Устраивать тут командный пункт совершенно бессмысленно: связь действует только в пределах прямой видимости.

Первым в каждом отделении шел человек с масс-спектрометром — инструментом, позволяющим обнаружить следы атомов кислорода, просачивающихся из отсеков, где содержатся дышащие воздухом существа. А у замыкающего к одной руке был пристегнут прибор, при помощи люминесцентной краски помечающий путь стрелками, иначе заблудиться в этом трехмерном лабиринте проще простого.

— Поймал запах, капитан, — доложил спектрометрист Митча после пятиминутных блужданий по отведенному отделению сектору издыхающего берсеркера.

— Не упусти его. — Митч двигался в колонне вторым, держа карабин наготове.

Спектрометрист вел их все дальше сквозь невесомость и темноту механической вселенной. Несколько раз он останавливался, чтобы подстроить прибор и помахать датчиком туда-сюда. В остальном продвижение шло быстро; благодаря обилию выступов, дающих возможность отталкиваться и менять направление полета, десантники, прошедшие выучку в невесомости, перемещались быстрее бегунов.

Перед спектрометристом выросла громадная фигура с суставчатыми конечностями, размахивающая перед собой голубовато-белыми дугами электросварки, словно мечами. Прежде чем Митч успел осознать, что целится, его карабин выстрелил дважды. Вспоров автомату брюхо, пули отшвырнули его прочь; этот полуробот предназначался для ремонтных работ, а вовсе не для боя.

Спектрометрист, даже глазом не моргнувший, невозмутимо продолжал движение. Отделение следовало за ним; свет прожекторов обшаривал незнакомые формы и пространства, отбрасывая в вакууме резкие, будто срезанные ножом тени, и сумятицу света и тьмы смягчали лишь отблески.

— Приближаемся!

  Это было что-то вроде сухого колодца. Рядом находился овоид наподобие корабельной шлюпки, покрытый очень толстой броней. Очевидно, его подняли по колодцу из глубин берсеркера и закрепили у причала.

— Это шлюпка, кислород из нее так и течет.

— Капитан, тут сбоку вроде как воздушный шлюз. Наружный люк открыт.

Очень уж смахивает на гладкий, удобный путь в западню.

— Держите глаза нараспашку, — Митч двинулся в шлюз. — Если я не объявлюсь через минуту, будьте готовы вытащить меня оттуда.

Шлюз оказался совершенно обычным — видимо, его вырезали из какого-то человеческого корабля. Закрывшись изнутри, Митч распахнул второй люк.

Почти весь внутренний объем шлюпки занимало одно помещение. В центре находилось противоперегрузочное кресло с обнаженным манекеном-женщиной. Митч подплыл поближе, увидел, что на обритом наголо скальпе виднеются капельки крови, будто оттуда только что извлекли зонды.

Едва свет прожектора коснулся лица, манекен-женщина открыла мертвенно-голубые невидящие глаза и механически заморгала. Все еще не будучи уверен, что видит перед собой человека, Митч подплыл к креслу и коснулся ее руки металлической перчаткой. И тут лицо вдруг стало вполне человеческим, взгляд от смерти через кошмары вернулся к реальности. Увидев Митча, женщина вскрикнула. Прежде чем он успел ее отпустить, в невесомости поплыли по воздуху хрустальные шарики слез.

Слушая его торопливые приказания, пленница стыдливо прикрылась одной рукой, а вторую поднесла к своей саднящей голове. Затем кивнула и взяла в рот загубник дыхательной трубки, которая будет подавать воздух из баллона Митча. Еще через пару секунд Митч обернул ее в липкое, плотное спасательное одеяло, которое временно защитит спасенную от вакуума и холода.

Спектрометрист не нашел больше ни одного источника кислорода, кроме шлюпки, так что Митч приказал отделению трогаться в обратный путь вдоль светящейся тропы.

Вернувшись к десантному люку, он узнал, что атака прошла не так уж гладко. Стратегическое ядро защищали настоящие боевые роботы; там погибло не меньше восьми человек. К абордажу берсеркера приготовились еще два корабля.

Митч пронес девушку через десантный люк и еще через три шлюзовые камеры. Чудовищно толстый корпус корабля со звоном содрогался вокруг — завершив миссию и забрав десантников, «Солнечное пятно» дало задний ход. Полный вес вернулся, а с ним и свет.

— Сюда, капитан.

Табличка на двери гласила: «КАРАНТИН». Берсеркер мог намеренно сделать пленницу носительницей какой-нибудь заразной болезни; теперь люди научились справляться с подобными уловками.

Уложив девушку в лазарете, Митч среди толчеи копошащихся вокруг нее врачей и медсестер открыл лицо спасенной, не забыв укутать одеялом ее обритую голову, откинул забрало своего шлема и хрипло сказал:

— Теперь можете выплюнуть трубку.

Она послушно выплюнула трубку и открыла глаза.

— Ой, так вы настоящий? — прошептала девушка, выпутала из складок одеяла одну руку и провела ею по броне скафандра. — Ой, дайте мне снова прикоснуться к человеку! — Она прижала ладонь к его открытой шеке и шее.

— Я достаточно настоящий. Вам больше ничего не угрожает.

Один из суетившихся докторов внезапно оцепенел, уставившись на девушку, затем развернулся и ринулся прочь. Что стряслось?

Остальные не теряли хладнокровия, заверяя девушку, что помогут ей. Она все не отпускала Митча и чуть ли не забилась в истерике, когда медики попытались вежливо оттеснить его прочь.

— Пожалуй, вам лучше остаться, — решил доктор.

Он так и сидел рядом с ней, держа за руку, снял только шлем и рукавицы скафандра. Когда ей делали медицинские процедуры, глядел в сторону. Врачи по-прежнему переговаривались спокойно и негромко — очевидно, не находя ничего опасного.

— Как вас зовут? — спросила девушка, когда медики на время оставили ее в покое, забинтовав голову. Ее изящная ладонь выскользнула из-под простыней, чтобы не терять контакта с рукой Митча.

— Митчелл Спэйн. — Теперь, получше приглядевшись к этой молодой женщине, он уже не рвался прочь. — А вас?

На лицо набежала тень:

— Я... я не знаю.

Внезапно у дверей лазарета поднялась какая-то суматоха; главнокомандующий Карлсен протиснулся мимо протестующих докторов в зону карантина. Остановился Карлсен только рядом с Митчем, но смотрел не на него.

— Крис! — сказал он девушке. — Слава богу! — У него на глазах стояли слезы.

Леди Кристина де Дульсин обратила взгляд с Митча на Иоганна Карлсена и завизжала от невыразимого ужаса.


— Итак, капитан, поведайте мне, как вы нашли и вынесли ее.

Митч начал свой рассказ. Они сидели с Карлсеном один на один в его кабинете рядом с мостиком флагмана, смахивающем на монашескую келью. Бой окончился, берсеркер превратился в изувеченный, безвредный остов. Больше ни одного пленного в нем не обнаружили.

— Они собирались отправить ее ко мне, — промолвил Карлсен, устремив взор в пространство, когда Митч окончил свой рассказ. — Мы атаковали до того, как он успел запустить шлюпку в нашу сторону. Он держал ее подальше от боя и все-таки послал ко мне.

Митч не отозвался ни словом.

Взгляд покрасневших глаз Карлсена был прикован к нему.

— Поэт, ей сделали промывание мозгов. Это можно сделать довольно радикально, если воспользоваться естественными склонностями индивидуума. Полагаю, она никогда не питала ко мне особых чувств. Она согласилась на брак по политическим соображениям... она кричит, даже если доктор просто-напросто упоминает мое имя. Говорят, не исключено, что с ней делали что-то жуткое человекообразные машины, которым было придано сходство со мной. Других людей она более-менее терпит. Но оставаться наедине она хочет только с вами, нуждается она в вас.

— Она и вправду плакала, когда я ушел, но... почему я?

— Естественная тенденция, видите ли. Она... любит... человека, спасшего ей жизнь. Машины настроили ее рассудок так, чтобы вся радость спасения сосредоточилась для нее в первом же увиденном мужчине. Врачи уверяют меня, что такое можно сделать. Ей дают лекарства, но даже во время ее сна приборы регистрируют кошмары, боль, она плачет, призывая вас. Что вы чувствуете по отношению к ней?

— Сэр, я сделаю все, что от меня понадобится. Чего вы хотите от меня?

— Хочу, чтобы она перестала страдать, чего ж еще? — Карлсен сорвался на крик. — Останьтесь с ней наедине, утихомирьте ее боль, если сумеете! — Но тут же снова взял себя в руки: ~

Ступайте. Врачи отведут вас к ней. Ваши вещи с «Солнечного пятна» доставят сюда.

Митч встал. Он не находил слов, не казавшихся мерзкой пародией на попытку пошутить. Молча кивнув, он поспешил прочь.


— Это ваш последний шанс присоединиться к нам, — заявил венерианин Сальвадор, из конца в конец окидывая взглядом полутемный коридор этого дальнего закоулка корабля. — Наше терпение на пределе, и скоро мы нанесем удар. При нынешнем состоянии этой дамочки де Дульсин брат Ногары вдвойне не пригоден к командованию.

Для разговора венерианин запасся карманным подавителем подслушивающих устройств. От его многотонального писка у Хемфилла ныли зубы; судя по всему, у венерианина тоже.

— Карлсен необходим человечеству, нравится он нам или нет, — ответил Хемфилл; его терпение было на исходе, но голос оставался спокойным и рассудительным. — Разве вы не видите, что берсеркеры пускаются во все тяжкие, только бы уязвить его? Они пожертвовали совершенно исправным кораблем, чтобы доставить сюда зомбированную женщину, чтобы нанести удар по его психике.

— Что ж, если это так, то они своего добились. Если Карлсен и стоил чего-нибудь прежде, то сейчас не может думать ни о чем, кроме своей бабы и марсианина.

Хемфилл вздохнул.

— Не забывайте, он отказался погнать флот к Эцогу ради ее спасения. Пока что он не допустил ни одной оплошности. И пока он не сплоховал, вы с остальными должны воздержаться от каких-то действий против него.

Попятившись на шаг, Сальвадор в ярости плюнул на палубу.

«Сознательная демонстрация», — отметил про себя Хемфилл.

— Поостерегись, землянин! — прошипел Сальвадор. — Дни Карлсена сочтены, а вместе с ним — и дни тех, кто поддерживает его чересчур рьяно! — Развернувшись, он зашагал прочь.

— Погодите! — негромко окликнул Хемфилл. Остановившись, венерианин неохотно повернулся с высокомерным видом. Хемфилл выстрелил из лазерного пистолета прямо ему в сердце. В атмосфере оружие издало хлесткий треск.

Хемфилл легонько потыкал умирающего носком ботинка, чтобы убедиться, что второй выстрел не понадобится, вслух рассуждая:

— Болтал ты хорошо, но был чересчур коварен, чтобы возглавить битву против треклятых машин.

Потом наклонился, обыскал покойника и с торжеством выпрямился, обнаружив список офицеров. Некоторые фамилии были подчеркнуты, а против некоторых — в том числе и его собственной — стояли вопросительные знаки. Еще на одном листке были перечислены подразделения, находящиеся под командованием ряда венерианских офицеров; здесь же нашлись еще кое-какие пометки. Словом, улик, дающих основание для ареста зачинщиков заговора, хватит с лихвой. Это может привести к расколу флота, но...

Хемфилл резко вскинул голову, но тут же расслабился. Подошедший оказался его собственным подчиненным; Хемфилл сам оставил его на часах поблизости.

— Это надо доставить главнокомандующему сейчас же, — помахал Хемфилл листками. — Битва начнется со дня на день, самое время избавиться от предателей и реорганизовать командование.

И все же помедлил еще мгновение, глядя на труп Сальвадора. Заговорщик был чересчур уверен в себе и нерасторопен, но все равно опасен. Неужели Карлсена опекает судьба? Сам Хемфилл считал, что Карлсен не очень-то годится на роль идеального полководца — не так безжалостен, как машины, и не так холоден, как металл. И все же треклятые машины пошли на большие жертвы, чтобы нанести ему удар.

Пожав плечами, Хемфилл поспешил по своим делам.


— Митч, я люблю тебя. Я знаю, что доктора говорят по этому поводу, но что им на самом деле известно обо мне?

Кристина де Дульсин, одетая в простенький голубой халатик и подобие тюрбана, покоилась на роскошном противоперегрузочном кресле в помещении, считающемся спальней апартаментов главнокомандующего, хотя Карлсен ни разу не переступил их порога, довольствуясь тесным кабинетом.

Митчелл Спэйн сидел в трех футах от нее, боясь даже тронуть ее за руку, боясь того, что может совершить сам, что может совершить она. Их оставили совершенно одних, и Митч пребывал в полнейшей уверенности, что никто за ними не следит. Леди Кристина даже потребовала от Карлсена гарантий, что в помещении не будет устройств скрытого наблюдения, и главноко мандуюший прислал письменные заверения в этом. Кроме того, кто же станет встраивать аппаратуру слежки в апартаменты главнейшего офицера флота?

Ситуация фарсовая, но только не для тех, кто в ней замешан. На плечах отвергнутого мужчины сейчас лежит непосильное бремя, от него зависят более двухсот кораблей, а если грядущая битва будет проиграна, через пять лет большинство человеческих планет превратится в безжизненные пустыни.

— Что тебе по-настоящему известно обо мне, Крис? — спросил Митч.

— Я знаю, что для меня ты воплощаешь саму жизнь. О, Митч, у меня нет времени, чтобы скромничать, манерничать и быть леди до кончиков ногтей. Я прошла через все это. И — когда-то — вышла бы замуж за человека вроде Карлсена — по политическим соображениям. Но все это было до Эцога. — На последнем слове голос ее пресекся, пальцы непроизвольно впились в складки халата. Митчу пришлось податься вперед и разжать ее руки.

— Крис, Эцог уже позади.

— Эцог никогда не уйдет в прошлое окончательно, во всяком случае для меня. Я вспоминаю о случившемся все больше и больше. Митч, машины заставили нас смотреть, как они снимают кожу с генерала Брадина живьем. Я видела это. Я больше не способна забивать себе голову чепухой вроде политики, жизнь чересчур коротка для этого. И больше ничего не боюсь, кроме того, что лишусь тебя...

В душе его бурлила смесь жалости, вожделения и еще дюжины других чувств, сводящих с ума.

— Карлсен — хороший человек, — в конце концов проронил он.

— Наверное, — подавив дрожь, проговорила она сдержанным тоном. — Но, Митч, как ты ко мне относишься? Скажи правду. Если ты не любишь меня сейчас, я буду надеяться, что со временем полюбишь. — Блекло улыбнувшись, она подняла руку. — Когда мои дурацкие волосы отрастут.

— Твои дурацкие волосы... — Его голос едва не сорвался. Митч протянул руку, чтобы коснуться ее лица, но тут же отдернул, будто обжегшись. — Крис, ты его девушка, а от него зависит слишком многое.

— Я никогда ему не принадлежала.

— И все же... я не могу лгать тебе, Крис; быть может, не могу и сказать тебе правду о своих чувствах. Грядет бой, все зависло в воздухе, все парализовано. Никто не может строить планы... — Он сделал неуклюжий неопределенный жест.

— Митч, — в ее голосе прозвучало понимание. — Все эго ужасает тебя, правда? Не волнуйся, я не стану усугублять это ничем. Не позовешь ли ты доктора? Думаю, я смогу теперь отдохнуть, если буду знать, что ты где-то неподалеку.


Карлсен несколько минут молча изучал бумаги Сальвадора, будто раздумывая над шахматной позицией. Казалось, он даже не очень удивился.

— У меня наготове несколько человек, на которых можно положиться, — наконец вызвался Хемфилл. — Мы можем быстро арестовать главарей заговора.

Карлсен устремил на него изучающий взгляд голубых глаз.

— Командор, а так ли уж необходимо было убивать Сальвадора?

— Думаю, да, — вежливо ответил Хемфилл. — Он сам хотел выхватить оружие.

Бросив на бумаги еще один взгляд, Карлсен принял решение.

— Командор Хемфилл, я хочу, чтобы вы отобрали четыре корабля и разведали дальний край туманности Каменная Россыпь. Не стоит продвигаться дальше, не зная, где затаился враг, тем самым предоставив ему возможность вклиниться между нами и Солнцем. Проявляйте осторожность; достаточно выяснить лишь ориентировочное местоположение основных сил противника.

— Очень хорошо, — кивнул Хемфилл.

Рекогносцировка действительно необходима, и если Карлсен хочет убрать Хемфилла с дороги, чтобы разобраться со своими противниками-людьми собственными методами, — что ж, пускай. Самому Хемфиллу эти методы зачастую казались чересчур мягкосердечными, но притом всегда работали на Карлсена. Если треклятые машины почему-то считают Карлсена невыносимым, то Хемфилл последует за ним куда угодно, с радостью пойдет на смерть и даже дальше. Разве есть во Вселенной что-нибудь важнее, чем разгром треклятых машин?


Митч каждый день проводил с Крис наедине целые часы, но не посвящал в дикие слухи, распространившиеся по флоту. Все шепотом обсуждали насильственную смерть Сальвадора, а перед кабинетом Карлсена поставили вооруженную охрану. Поговаривали, что адмирал Кемаль, того и гляди, открыто взбунтуется.

И вот теперь перед флотом выросла Каменная Россыпь, заслонив половину звезд, — угольно-черная пыль и несметное множество обломков, будто миллион разбитых планет. Ни один корабль не в состоянии путешествовать в пределах Каменной Россыпи — каждый ее кубический километр содержит достаточно материи, чтобы помешать С-плюс-перемещению и даже полету в нормальном пространстве на более-менее приличной скорости.

Флот направился к четко очерченному краю облака, за которым уже скрылась разведывательная эскадра Хемфилла.


— С каждым днем она становится капельку вменяемее, капельку спокойнее, — сказал Митч, входя в тесный кабинет главнокомандующего.

  Карлсен поднял голову от листов бумаги, исписанных венерианским почерком, — вроде бы каких-то списков.

— Спасибо за добрую весть, поэт. Говорит ли она обо мне?

— Нет.

Они встретились глазами — нищий, уродливый циник и венценосный, красивый Верующий.

— Поэт, — вдруг спросил Карлсен, — как вы поступаете со смертельными врагами, если они оказываются в вашей власти?

— Нас, марсиан, считают народом горячим и скорым на расправу. Вы хотите, чтобы я вынес приговор самому себе?

Карлсен даже не сразу понял, что он имеет в виду.

— A-а! Нет. Я говорил не... не о вас со мной и Крис. Речь не о личных делах. Полагаю, я лишь раздумывал вслух, просил о знамении.

— Тогда спрашивайте не меня, а своего Бога. Но разве он не велел вам прощать своих врагов?

— Велел, — медленно, задумчиво кивнул Карлсен. — Знаете, он хочет от нас очень много. Чертовски много.

Ощущение редкостное — внезапно проникнуться уверенностью, что лицезришь верующего совершенно искренне, без ханжества. Словно на свете действительно существует некое Предназначение, пребывающее где-то вне закоулков собственного рассудка человека, вдохновляющее его. Митч задумался об этом. Если...

Впрочем, все это мистический вздор.

Тут подал сигнал коммуникатор Карлсена. Митч не расслышал, что говорили на том конце, зато видел, как сказанное отразилось на главнокомандующем. Энергия и решимость вернулись к нему, душа вновь исполнилась силой, потрясающей убежденностью в собственной правоте. Словно наблюдал за слабым свечением — и вдруг включили дуговую лампу.

— Да, — отозвался Карлсен, — да, отличная работа.

Затем поднял со стола венерианские бумаги — поднял будто одним усилием воли, а пальцы лишь подхватили листки.

— Новости от Хемфилла, — чуть ли не рассеянно сообщил он Митчу. — До флота берсеркеров рукой подать, он прямо за краем Каменной Россыпи. Хемфилл оценивает их численность в две сотни и считает, что нашего присутствия они пока не обнаружили. Атакуем немедленно. На боевой пост, поэт, и да будет с вами Бог. — Он повернулся к коммуникатору: — Попросите адмирала Кемаля сейчас же явиться в мой кабинет. Велите ему привести офицеров своего штаба. В частности... — бросив взгляд в венерианские списки, он зачитал несколько фамилий.

— Удачи, сэр. — Митч мешкал только для того, чтобы сказать это. Уже спеша прочь, увидел, как Карлсен сует венерианские бумаги в дезинтегратор.

Митч даже не успел добежать до своей каюты, когда взвыли сирены тревоги. Облачившись в скафандр и вооружившись, начал прокладывать путь через внезапно ставшие необычайно людными коридоры к мостику, когда громкоговорители вдруг ожили и голос Карлсена разнесся по всему кораблю:

— ...прошу прощения за все зло, причиненное вам словом, делом или чем-то несделанным. И от имени каждого, кто называет меня другом или вождем, заверяю вас, что все обиды на вас отныне стерты из нашей памяти.

Запрудившие коридоры люди, спешившие на боевые посты, замедлили шаг. Митч обнаружил, что смотрит прямо в глаза рослому, до зубов вооруженному полицейскому с венерианского корабля — должно быть, телохранителю какого-то офицера на флагмане.

Послышалось усиленное динамиками покашливание, а затем голос адмирала Кемаля:

— Мы... мы братья, эстильцы и венериане и все мы до единого. Теперь мы все заодно, живые против берсеркеров. — Голос Кемаля вознесся до крика. — Конец проклятым машинам, и смерть их строителям! Пусть каждый помнит Эцог!

— Помните Эцог! — прогрохотал голос Карлсена.

В коридоре на миг воцарилось молчание — так замирает океанский вал, прежде чем обрушиться на берег. А затем — оглушительный рев. Митч обнаружил, что со слезами на глазах вопит что-то.

— Помни генерала Брад и на, — орал рослый венерианин, сжимая Митча в объятиях и поднимая в воздух прямо в тяжеленном боевом скафандре. — Смерть его живодерам!

— Смерть живодерам! — катился по коридору крик, будто пламя пожара. Нечего и говорить, что то же самое происходило в этот миг на всех кораблях флота. Внезапно в душах людей не осталось места ни для чего, кроме чувства всеобщего братства, не осталось времени ни для чего, кроме триумфа.

— Конец проклятым машинам!


Мостик находился у гравитационного центра корабля — всего лишь возвышение с кольцом противоперегрузочных боевых кресел и вмонтированными в них пультами управления и десятками индикаторов.

— Абордажный координатор готов, — доложил Митч, пристегивая ремни.

Сферический дисплей в центре мостика показывал продвижение человеческих кораблей — двумя скачущими боевыми линиями, по сотне кораблей в каждой. Каждый корабль изображала зеленая точка; и бортовые компьютеры старались разместить ее на сфере как можно достовернее. Неровная поверхность Каменной Россыпи двигалась мимо боевых линий скачками — флагман перемещался в пространстве тахионными микроскачками, так что образ в сфере дисплея представлял собой серию статических образов, сменяющих друг друга с полусекундными интервалами. Шесть зеленых символов венерианских дредноутов, продвижение которых тормозил вес тахионных орудий, изо всех сил спешили следом.

В наушниках Митча кто-то говорил:

— По нашим расчетам, минут через десять мы подойдем... — Голос внезапно смолк.

На сфере вспыхнула красная точка, за ней другая, потом еще дюжина, восходя из темной массы туманности, будто крохотные солнца. Долгие секунды люди на мостике хранили молчание, пока не показалась армада берсеркеров. Должно быть, разведывательный отряд все-таки заметили, потому что берсеркеры шли не походным строем, а боевым порядком. На дисплее багрово засветилась сеть из сотни или более точек, а за ней еще одна, и теперь они короткими скачками в гиперпространство и обратно устремились вперед. А красные берсеркеры все появлялись и появлялись, их боевые порядки все росли, разворачиваясь, чтобы окружить со всех сторон и сокрушить уступающий по размерам флот.

— Я насчитываю около трехсот машин, — произнес педантичный, несколько женоподобный голос, с хладнокровной точностью нарушив молчание. Когда-то одна лишь мысль о том, что берсеркеров целых три сотни, могла бы перечеркнуть все человеческие надежды. Но в этом месте, в это время сама квинтэссенция страха не смогла бы напугать совершенно никого.

В наушниках Митча снова послышались голоса, налаживающие боевое взаимодействие. Но для него пока дела не было, оставалось лишь смотреть и слушать.

Шесть массивных зеленых точек отставали все больше; Карлсен без колебаний бросил весь свой флот в центр вражеской армады. Силы противника недооценили, но, судя по всему, командование берсеркеров допустило такую же ошибку, потому что врагу тоже пришлось перестраивать свои порядки, разворачиваться еще шире.

Дистанция между флотами была пока чересчур велика, чтобы пускать в ход обычное оружие, но тихоходные дредноуты уже вышли на расстояние эффективной стрельбы своих тахионных орудий и без труда смогли открыть огонь сквозь строй соотечественников. Они дали залп, и Митчу показалось, что само пространство содрогнулось вокруг него; этот побочный эффект, воспринимаемый человеческим мозгом, по сути лишь потеря энергии. Каждый снаряд, снабженный собственным тахионным двигателем, разгоняется на химической тяге, пока не уйдет на безопасное расстояние от корабля, после чего разгоняется до скорости С-плюс, появляясь в реальности и вновь исчезая из нее на микроскопические отрезки времени.

Громадные снаряды, чья чудовищная масса была невероятно приумножена скоростью, заскакали по физическому пространству, как камни по воде, призраками проскользнув сквозь ряды кораблей жизни и полностью выйдя в нормальное пространство только на подходе к цели, двигаясь дальше, как волны де Бройля, с материей, клокочущей изнутри от фазовой скорости, превосходящей скорость света.

Почти тотчас же вслед за тем, как Митч ощутил призрачный пролет снарядов, одна алая точка превратилась в облачко — все еще совсем крохотное на дисплее — и начала разрежаться. Кто-то охнул. А еще через пару секунд в ход пошли собственные ракеты и лучевое оружие флагмана.

Центр вражеского построения остановился, но фланги продолжали смыкаться — плавно, будто шнек чудовищной мясорубки, угрожая окружить человеческие корабли сферой.

Карлсен не колебался, и грандиозная точка, где еще не поздно было повернуть, через секунду осталась позади. Флот жизни несся вперед, намеренно устремляясь в западню, нацелившись прямо в место соединения циклопических челюстей.

Пространство вокруг Митчелла Спэйна содрогалось и искривлялось. Теперь огонь открыли все корабли флота до единого, каждый враг палил в ответ, и выбросы энергии вонзались в Митча сквозь броню, будто призрачные пальцы. С дисплея исчезали и зеленые, и красные точки — но пока немногие.

Перекличка голосов в наушниках Митча поредела, события начали развиваться чересчур стремительно, чтобы человеческое мышление могло поспеть за ними. На время битва полностью перешла в руки машин — компьютер против компьютера, преданный слуга против татя; оба бесчувственны, оба не осознают своего существования.

Образы буквально замельтешили по сфере дисплея, сменяя друг друга с головокружительной скоростью. Вот разрастающаяся красная точка всего в миллионе миль, вдвое ближе, еще вдвое ближе... И вот уже флагман вышел в нормальное пространство для последнего броска в атаку, выстрелив собой во врага, будто пулей.

Дисплей переключился на более близкий диапазон, избранный враг стал уже не красной точкой, а громадным отвратительным замком, зависшим под немыслимым углом на фоне звезд.

Всего сто миль, вдвое меньше... Скорость сближения упала до какой-то мили за секунду. Как и предполагалось, враг разгонялся, пытаясь улизнуть от якобы самоубийственного броска. Митч в последний раз проверил кресло, скафандр, оружие. «Крис, не покидай кокон, он защитит тебя». Берсеркер разросся в сферу, его стальное брюхо озарилось вспышками выстрелов. Мелкий, всего раз в десять крупнее длины флагмана. Слабое место всегда найдется, у каждого из них есть старые раны, таящиеся под древней скорлупой. Попробуй-ка удери, чудовищная мерзость, драпай, да все без толку!

Ближе, ближе, еще капельку. Пора!

Все огни погасли, бесконечная секунда падения во тьму...

Удар. Кресло Митча тряхнуло так, что мягкие прокладки внутри скафандра ударили его, как гранит. Сменный носовой таран испарялся, плавился и ломался, снижая энергию соударения до уровня, который способен выдержать корабль.

Но даже когда грохот смолк, тишина не наступила; его сменила симфония воя и скрежета терзаемого металла, мешающаяся со всхлипывающим пыхтением истекающего воздуха. Громадные машины сцепились смертной хваткой, флагманский корабль ушел в берсеркера до половины.

Таран прошел не гладко, но никто на мостике не пострадал. Аварийно-контрольная служба сообщила, что ожидавшиеся утечки воздуха в пределах нормы и уже устраняются. Канониры доложили, что пока не могут выдвинуть в отверстие орудийную башню. Машинное отделение рапортовало, что готово к максимальной тяге.

Полный ход!

Корабль заворочался в пробитой им ране. Это может стать победой, надо лишь вспороть врага, выпустить его стальные кишки в космос. Мостик изгибался вместе с конструкциями корабля, чуть ли не целиком состоящего из сплошного металла, Митчу на миг показалось, что он вот-вот ощутит мощь двигателей, построенных человеком.

— Без толку, командир. Нас заклинило.

Враг выстоял. Берсеркер наверняка уже обшаривает свою память, строит планы, организует контратаку против корабля, без страха и жалости.

Командир корабля повернул голову, чтобы поглядеть на Иоганна Карлсена. Главнокомандующий предвидел, что, когда дело дойдет до рукопашной, делать ему будет нечего. Даже не будь флагманский корабль до половины погребен в корпусе врага, все окружающее пространство представляет собой адскую оргию разрушения, делающую какую-либо внятную связь попросту невозможной. Но если Карлсен оказался в беспомощном положении — значит, и компьютеры берсеркеров не в состоянии связаться между собой, чтобы слиться в единый мозг.

— Командуйте своим кораблем, сэр, — распорядился Карлсен. Потом подался вперед, сжав ладонями подлокотники кресла и вглядываясь в затуманенный дисплей, будто в попытке разобраться в мерцающих там неясных образах.

Командир корабля тотчас же приказал своим десантникам идти на абордаж.

Митч наблюдал, как они высаживаются через десантные люки. Все-таки лучше делать хоть что-нибудь, чем сидеть сложа руки.

— Сэр, прошу вашего разрешения присоединиться к абордажной команде.

Карлсен будто и не слыхал, на время отказавшись от какого-либо применения власти — тем более чтобы послать Митчелла Спэйна в гущу боя или удержать его.

Командир корабля поразмыслил над просьбой. Ему хотелось, чтобы абордажный координатор оставался на мостике, но опытные воины отчаянно необходимы и в бою.

— Ладно, ступайте. Постарайтесь помочь в обороне десантных люков, чем сумеете.


Этот берсеркер оборонялся изо всех сил, бросив в бой роботов-солдат. Десант едва успел отойти, когда началась контратака, отрезавшая большинство десантников от корабля.

В тесном извилистом коридоре, ведущем к месту самого горячего боя, его встретил человек в бронескафандре.

— Капитан Спэйн? Я сержант Брум, командир тутошней охраны люков. С мостика передали, что вы принимаете командование. Малость туговато приходится. Канониры не могут развернуть башню в ране. У жестянок масса места для маневра, и они все наступают.

— Тогда пошли туда.

Они поспешили вперед по коридору, сузившемуся до искривленной щели. Флагманский корабль изогнулся, будто клинок, вонзенный в кусок брони.

— Тут ничего такого, — заметил Митч, выбравшись из люка. Вдали сверкали вспышки света, а поблизости тускло рдел раскаленный металл, освещая балочные фермы, напоминающие небоскребы, среди которых и застрял корабль.

— Неужели? — не без недоумения отозвался Брум сосредоточенно, и указал примерно сотню человек, разместившихся среди хаоса рваного металла и плавающих осколков. — Жестянки огнестрельным оружием не пользуются. Просто украдкой подплывают или идут волной на приступ, стараясь сцепиться с нами врукопашную. Во время прошлой атаки мы потеряли шесть человек.

Из стальных недр с воем вырывались струи газа, вылетали капли жидкости и по металлу докатывались конвульсии. Проклятая машина то ли издыхает, то ли готовится к битве — уж и не угадаешь.

— Еще ни одна абордажная партия не возвращалась? — осведомился Митч.

— Нет. Похоже, у них не все ладно.

— Охрана люков, говорит артиллерия, — произнес жизнерадостный ридиоголос. — Мы вот-вот запустим восьмидесятиградусную носовую башню.

— Ладно, тогда пускайте ее в ход! — раздраженно бросил Митч в ответ. — Мы внутри, так что не промажете даже при желании.

Минуту спустя открылись специальные люки в корпусе корабля, и появившиеся оттуда прожекторы вонзили лучи света в хаотические недра.

— Снова идут! — крикнул Брум. В сотнях метров впереди, за оплавленным обрубком корабельного тарана, летела вереница фигур. Прожекторы их критически обследовали, но людей среди них не выявили. Митч уже открыл было рот, чтобы вызвать канониров, когда башня открыла огонь, сея в ряду наступающих машин опустошение беспорядочными разрывами снарядов.

Но за первой шеренгой надвигались новые. Люди стреляли во всех направлениях, в сотни ползущих, летящих на реактивной тяге и дрейфующих по инерции роботов.

Митч покинул десантный люк, перемещаясь в невесомости короткими бросками от опоры к опоре, обходя аванпосты и перебрасывая людей с места на место в случае возникновения надобности.

— Отходите, когда припрет! — приказал он на командирской частоте. — Не подпускайте их клюкам!

Его люди столкнулись не с поставленными под ружье роботами-водопроводчиками или самоходными сварщиками — эти устройства уже при постройке предназначались для тех или иных видов боя.

Пока Митч перелетал от аванпоста к аванпосту, вокруг него обвилось нечто вроде массивной цепи; ему удалось перебить ее со второго выстрела. К нему устремилась металлическая бабочка на ракетной тяге, но метнувшаяся прочь после того, как Митч истратил на нее четыре выстрела.

Он обнаружил оставленные позиции и двинулся обратно к люку, по радио осведомившись:

— Брум, как там дела?

— Трудно сказать, капитан. Командиры отделений, доложитесь снова, командиры отделений...

Летающая штуковина в виде бабочки опять метнулась к нему; Митч раскроил ее надвое лазерным пистолетом. Когда он приближался к люку, стреляли уже со всех сторон. Бой внутри берсеркера уподобился микрокосмическому сражению между флотами. Митч знал, что битва продолжается, потому что призрачные щупальца тяжелого оружия продолжали то и дело пронзать его броню.

— Опять идут... Дуглас, Европа, девять часов.

Координаты атаки прямо на десантный люк. Найдя место, чтобы закрепиться, Митч снова поднял карабин. В этой волне многие атакующие машины несли перед собой металлические щиты. Митч стрелял и перезаряжал, снова и снова.

Единственная работоспособная орудийная башня флагмана стреляла без перерыва, и по рядам машин волной катились беззвучные в вакууме взрывы, следуя за светом прожектора. Автоматические пушки башни были куда мощнее, чем ручное оружие десантников; почти все, во что они попадали, разлеталось градом осколков. Внезапно роботы оказались на корпусе корабля, напав на башню со стороны слепого сектора.

Выкрикнув предупреждение, Митч бросился туда. И как-то вдруг враг окружил его со всех сторон. Неподалеку две машины, ухватив человека своими крабьими клешнями, тянули его в разные стороны, пытаясь разорвать. Митч выстрелил в движущиеся фигуры и попал в человека. Разрывная пуля оторвала ему ногу.

Мгновение спустя одну машину-краба отбросил и сломал шквал пуль. Другая методично ударяла защищенного броней человека об иззубренную ферму, пока не изодрала его в клочья, и обернулась в поисках нового объекта работы.

Эту конструкцию покрывала толстая броня, не уступающая броне крейсера. Заметив Митча, автомат устремился к нему, маневрируя среди летающих повсюду обломков; разрывные и бронебойные пули раскачивали его, но вреда причинить не могли. Сверкая в огнях прожектора, он тянул к нему блестящие клещи, пока Митч не выпустил пулю за пулей в короб, защищающий электронику автомата.

Опорожнив магазин карабина, Митч выхватил пистолет и метнулся прочь, но автомат повернулся к нему, схватив за левую руку и шлем. Заскрежетал металл. Прижав пистолет к мозговому коробу машины, Митч нажал на спуск и не отпускал его. Они плыли в пространстве, и машине не во что было упереться, чтобы использовать свою силу. Но она продолжала удерживать человека, обрабатывая его бронированную рукавицу и шлем.

Мозговой короб, пистолет и пальцы правой перчатки раскалились докрасна. Что-то расплавленное расплескалось по забралу шлема, своим сиянием ослепив Митча. Лазер выгорел дотла, приварившись стволом к врагу в конце рубиново светящейся проплавленной борозды.

Левая рукавица, все еще стиснутая в клешнях робота, не выдержала...

  ...рука!..

В тот самый миг, когда скафандр и турникет впились в раненую руку, Митч выпустил из обожженной ладони рукоятку лазера и нашарил на поясе пластиковую гранату.

Левая рука одеревенела еще до того, как клешня выпустила изувеченную ладонь и медленно поднялась повыше, к запястью. Машина тряслась, как человек в агонии. Митч охватил ее правой рукой, чтобы прилепить гранату с противоположной стороны мозгового короба. Затем руками и ногами уперся в сокрушительные клешни. Серводвигатели скафандра выли от перегрузки, понемногу сдавая. Две секунды... зажмуриться... три...

Взрыв оглушил его. Митч обнаружил, что свободно плывет в пространстве. Вокруг полыхали огни. Где-то там есть люк; надо добраться туда и оборонять его.

В голове мало-помалу прояснялось. В грудь будто уткнули два твердых пальца. Митч лишь надеялся, что это побочный эффект болевого шока из-за руки. Заляпанное металлом забрало мешало ориентироваться, но в конце концов он заметил корпус флагманского корабля. Под руку подвернулся какой-то обломок, и Митч швырнул его назад, чтобы послать себя к люку, медленно вращаясь. Вытащил новую обойму и только тут сообразил, что карабин исчез.

Вокруг десантного люка плавала тьма обломков разбитых механизмов, а люди все еще держались здесь, стреляя в темные недра берсеркера. Узнав скафандр Брума в свете прожекторов, Митч увидел, как тог приветственно помахал.

— Капитан! Жестянки снесли башню и большинство прожекторов. Но мы переломали ужасную уйму ихнего брата... Как ваша рука?

— Будто деревяшка. Есть карабин?

— Что?

Брум его не слышал. Ну конечно, проклятая машина сдавила шлем и, должно быть, повредила передатчик. Прижавшись шлемом к шлему сержанта, Митч проговорил:

— Принимайте командование. Я пошел внутрь. Если смогу, вернусь.

Брум кивнул, сопровождая его к люку, но не теряя бдительности. Вокруг снова замельтешили вспышки выстрелов, но Митч уже ничего не мог поделать, пока эти два пальца тупо давят на грудь. Голова кружится. Вернуться? Кого он надеется одурачить? Повезет еще, если удастся пробраться в корабль без посторонней помощи.

Он протиснулся в люк, мимо ниш внутренней охраны, прошел шлюз. Бросив на него всего один взгляд, санитар поспешил на помощь.


«Жив пока», — отметил Митч, увидев людей и свет. От забинтованной левой руки уцелела даже часть ладони. И тотчас заметил еще одно: призрачные тычки оружия, искривляющего пространство, прекратились. Затем осознал, что его везут из операционной, а лица спешащих мимо людей озарены радостью. Чувствуя ужасную слабость, Митч еще был не в состоянии сформулировать внятный вопрос, но доносившиеся до его слуха слова вроде бы означали, что на подмогу пришел еще один корабль, атаковавший этого берсеркера с другой стороны. Добрый знак; значит, в распоряжении еще есть лишние корабли.

Носилки опустили неподалеку от мостика, где устроили место для выздоравливающих; там находилось множество раненых, пристегнутых к койкам ремнями, с дыхательными трубками на случай отказа гравитации или утечки воздуха. Повсюду виднелись боевые повреждения. Откуда они здесь, в самом сердце корабля? Ведь защитники десантных люков выстояли.

Вдруг по кораблю пробежала долгая гравитационная судорога.

— Отцепились от берсеркера, — прокомментировал кто-то поблизости.

Митч ненадолго потерял сознание. Очнувшись вновь, увидел, что люди стекаются к мостику со всех сторон. На лицах у них читалось счастливое, чуточку недоуменное выражение, будто их призвал сюда какой-то радостный сигнал. Многие несли охапки диковиннейших предметов: оружия, книг, шлемов, бинтов, подносов с пищей, бутылок и даже ошарашенных детей — должно быть, спасенных из казематов берсеркера.

Митч приподнялся на правом локте, не обращая внимания на ноющую боль в забинтованной груди и покрытых волдырями пальцах правой руки. И все равно не разглядел кресла мостика, потому что поле зрения то и дело перекрывали снующие туда-сюда люди.

Торжественно-счастливые люди подходили из всех коридоров корабля, мужчины и женщины толпились в свете разгорающихся ламп.

Пробудившись еще через час, Митч обнаружил, что поблизости установили сферу дисплея. Пространство, в котором разыгралась битва, представляло собой новую рваную туманность из газообразного металла — несколько угольков, рдеющих на фоне бездонной черноты Каменной Россыпи.

Кто-то рядом с Митчем устало, но оживленно диктовал на рекордер:

— ...по последним подсчетам, потеряно пятнадцать кораблей и около восьми тысяч человек. Повреждены все наши корабли до последнего. По нашим оценкам, уничтожено девяносто — то есть девять-ноль — берсеркеров. По последним подсчетам, сто семьдесят шесть захвачены в плен или уничтожили себя. В это все еще трудно поверить. Подобный день... не следует забывать, что не меньше тридцати штук скрылись, и они все так же опасны, как и прежде. Нам предстоит еще долго выслеживать их и сражаться с ними, но их флот разбит. Захват такого множества машин дает нам надежду наконец-то получить сколько-нибудь отчетливое представление об источнике их происхождения. Ах да, самое лучшее — мы освободили около двенадцати тысяч пленных.

Итак, чем же объяснить такой успех? Те, кто не принадлежит к Верующим того или иного рода, скажут, что победой мы обязаны новым, более прочным обшивкам кораблей, более дальнобойным и мощным орудиям, совершенно неожиданной для противника тактике — и умению наших десантников одолеть все, что берсеркеры бросали против них.

Но прежде всего история воздаст должное главнокомандующему Карлсену — за его решение атаковать в то самое время, когда примирение с венерианами воодушевило и объединило весь флот. Сейчас главнокомандующий находится здесь, навещает раненых, лежащих рядами...

Карлсен двигался настолько медленно и устало, что Митч даже подумал, что тот ранен, хотя бинтов на нем не заметил. Главнокомандующий шаркал вдоль шеренги носилок, находя слово привета или кивок для каждого. Рядом с постелью Митча он остановился, будто был потрясен, узнав его. И первыми его словами были:

— Она погибла, поэт.

Палуба на миг уплыла из-под Митча; а затем он ощутил покой, словно заранее предполагал услышать такое. Битва выжгла его душу дотла.

Карлсен блеклым голосом повествовал, как враг пробил обшивку корабля какой-то торпедой, и эта адская машина — самодвижущийся ядерный факел — будто знала устройство корабля, потому что прожгла себе путь прямо через апартаменты главнокомандующего и добралась почти до мостика, прежде чем ее остановили и погасили.

При виде таких повреждений Митч должен был сам догадаться, но он был не в состоянии мыслить. Шок и наркотики не давали ему ни задуматься, ни ощутить сколько-нибудь яркие эмоции, но он буквально наяву видел ее лицо — таким, каким оно было в том жутком месте, где Митч ее спас.

Спас...

— Я слабый, глупый человек, — говорил Карлсен. — Но я никогда не испытывал к тебе вражды. А ты?

— Нет. Вы ведь простили своих врагов. Избавились от них. Теперь у вас их нет вообще и еще какое-то время не будет. Вы герой Галактики. Но я вам не завидую.

— Да. Упокой Бог ее душу. — Но, несмотря на горе и изнеможение, лицо Карлсена светилось жизнью. Окончательно сломить этого человека под силу только смерти. Губы его тронула тень улыбки. — Ну что, настал час второй части пророчества, а? Я должен потерпеть крах и умереть, не обладая ничем. Будто человек может умереть как-нибудь иначе.

— Карлсен, вы в полном порядке. По-моему, вы сумеете пережить собственный успех. И когда-нибудь умрете с миром, все еще надеясь обрести рай.

— Вдень, когда я умру... — Карлсен медленно повернул голову, озирая всех вокруг, — я припомню сегодняшний день. День славы, день триумфа всего человечества. — Под навалившимися на него усталостью и горем по-прежнему таился грандиозный запас уверенности — не в собственной правоте, мысленно уточнил Митч, а в святом долге быть правым.

— Поэт, когда сможешь, приходи работать на меня.

— Может быть, когда-нибудь. Сейчас я какое-то время смогу пожить на военное жалованье. Меня ждет работа. Если мне не сумеют отрастить левую руку — что ж, писать можно и одной, — Внезапно на Митча навалилась ужасная усталость.

К его здоровому плечу притронулась ладонь. Голос произнес:

— Да будет с тобой Бог.

Иоганн Карлсен двинулся дальше.

Митч хотел лишь одного: отдохнуть. Потом — за работу. Мир устроен скверно, все люди дураки, но есть среди них такие, сломить которых невозможно. И об этом стоит рассказать.

После каждой битвы, даже окончившейся победой, остаются раненые.

Поврежденная плоть способна исцелиться. Руку можно заменить, глаз забинтовать, даже поврежденный мозг до некоторой степени поддается восстановлению. Но бывают раны настолько глубокие, что скальпелю хирурга не под силу измерить их глубину. Есть двери, открывающиеся только изнутри.

Я отыскал расколотый рассудок. 


 ЧТО СДЕЛАЛИ Я И Т

Первое, что я осознаю, — это свое местонахождение. Я в большом коническом помещении внутри какого-то громадного транспортного средства, мчащегося через космос. Вселенная знакома мне, хотя я только-только появился в ней.

— Он пришел в себя! — Черноволосая девушка с испугом смотрит на меня.

Передо мной, медленно фокусируясь в поле моего зрения, появляются полдюжины человек в отрепьях, из них трое давно небритые мужчины.

В поле моего зрения? Моя левая рука поднимается, чтобы ощупать лицо, и натыкается на повязку, закрывающую левый глаз.

— Не трогайте! — говорит самый высокий мужчина. Наверное, раньше он был весьма представительным. Он говорит резким тоном, но держится с некоторым подобострастием, будто я важная особа. Но я всего лишь... кто же?

— Что стряслось? — спрашиваю я. Моему языку с трудом даются даже самые простые слова. Правая рука болтается вдоль туловища, словно плеть, но при мысли о ней она шевелится, и я с ее помощью приподнимаюсь в сидячее положение, отчего голову стискивает резкая боль, приходит дурнота.

Две женщины пятятся от меня. Дюжий молодой человек покровительственно обнимает их за плечи. Эти люди знакомы мне, но я никак не могу нашарить в памяти их имена.

— Лучше не напрягайтесь, — говорит высокий. Его руки — руки врача — ощупывают мою голову, проверяют мой пульс и снова укладывают на стол с мягкой обивкой.

Теперь я вижу, что по бокам от меня стоят роботы, и предполагаю, что доктор в любую секунду велит им отвезти меня в больничную палату. Впрочем, нет, ничего подобного. Это не больница. Когда я смогу припомнить правду, она окажется ужасной.

— Как вы себя чувствуете? — спрашивает третий мужчина, старец, склоняясь надо мной.

— Нормально. По-моему. — Речь моя складывается из жалких обрывков. — Что стряслось?

— Был бой, — поясняет доктор. — Вы были ранены, но я спас вам жизнь.

— Ладно. Хорошо. — Боль и головокружение потихоньку отступают.

— Как и следовало ожидать, вы испытываете затруднения при разговоре, — удовлетворенным тоном отмечает доктор. — Вот, попробуйте-ка прочесть это.

Он поднимает карточку, покрытую ровными рядами значков — видимо, букв или цифр. Мне ясно видна форма каждого символа, но они не значат для меня ничего, ровным счетом ничего.

— Нет, — в конце концов говорю я, закрывая глаз и откидывая голову на ложе. Я отчетливо чувствую, что все здесь настроены ко мне враждебно. Почему?

— Что стряслось? — не унимаюсь я.

— Мы все — пленники, находимся внутри машины, — слышу я голос пожилого. — Хоть это-то вы помните?

— Да, — киваю я. Воспоминания брезжат в памяти, но совсем смутно. — Меня зовут?..

Старик издает сухой смешок, будто испытав облегчение.

— Почему бы не Тад — от Тадеуш?

— Тад? — переспрашивает доктор. Я снова открываю глаз. Уверенность и решительность доктора все растут — то ли потому, что я что-то сделал, то ли, наоборот, чего-то не стал делать. — Вас зовут Тад.

— Мы пленники? — спрашиваю я у него. — Пленники машины?

— Берсеркера, — вздыхает он. — Это вам что-нибудь говорит?

В дальнем уголке рассудка это слово что-то означает для меня, но я не в силах вынести его значение на поверхность. Приходит спасение — я засыпаю.

Пробудившись вновь, я чувствую, что силы возвращаются. Стол пропал, я лежу на мягком полу этой комнаты или камеры — этого конического белого места заключения. Оба робота стоят обок меня, уж и не знаю, почему.

— Эцог! — вскрикиваю я вслух под напором внезапно нахлынувших воспоминаний. Я находился на планете Эцог, когда на нее напали берсеркеры. Механические агрессоры в числе прочих вынесли нас семерых из глубокого убежища. Воспоминания остаются смутными и путаными, но непередаваемо ужасными.

— Он проснулся! — говорит кто-то снова. И опять женщины шарахаются от меня. Старик поднимает свою трясущуюся голову, чтобы поглядеть на меня оттуда, где совещался с доктором. Молодой здоровяк подскакивает ко мне, сжимая кулаки, будто я представляю для него угрозу.

— Как вы себя чувствуете, Тад? — окликает доктор. Потом, поглядев на меня, сам же и отвечает: — Он в порядке. Девушки, помогите ему кто-нибудь поесть. Или вы, Холстед.

— Помочь ему?! Боже! — Черноволосая девушка прижимается спиной к стене, стараясь оказаться как можно дальше от меня. Две другие женщины склонились над раковиной, стирая в ней чье-то одеяние. Бросив на меня взгляд лишь мельком, они снова отворачиваются к раковине.

Голова моя забинтована не просто так. Должно быть, я выгляжу просто жутко, лицо мое чудовищно изувечено, раз все три женщины не испытывают ко мне ни малейшей жалости.

— Кто-нибудь, покормите его, — теряет терпение доктор, — так или иначе, а сделать это придется.

— От меня он помощи не дождется, — заявляет здоровяк. — Есть же предел всему!

Черноволосая девушка начинает подбираться ко мне через помещение. Взгляды всех остальных устремлены на нее.

— Ты собираешься? — удивляется крепыш, тряхнув головой.

Она движется медленно, будто ей больно ступать. Несомненно, она тоже пострадала во время боя: лицо ее покрыто застарелыми, рассасывающимися синяками. Опустившись рядом со мной на колени, она направляет мою левую руку, помогая мне поесть, и дает воды. Правая половина моего тела не парализована, но почему-то не слушается меня.

Когда доктор снова подходит, я интересуюсь:

— А мой глаз? Он будет видеть?

Доктор поспешно отталкивает мои пальцы от повязки.

— В настоящее время вам придется обходиться одним левым глазом. Вы подверглись операции на головном мозге. Позвольте предупредить, если вы снимете повязку сейчас, последствия могут оказаться крайне пагубными.

По-моему, он говорит о повязке на глазу как-то уклончиво. Почему?

— Ты больше ничего не вспомнил? — спрашивает у меня черноволосая.

— Вспомнил. Перед падением Эцога говорили... Иоганн Карлсен возглавил флот. Оборонять Солнце.

Все уставились на меня, уцепившись за мои слова. Но они же должны лучше знать, что произошло.

— Карлсен выиграл сражение? — с мольбой спрашиваю я. Потом осознаю, что мы все еще пленники. И плачу.

— Новых пленных сюда не доставляли, — сообщает доктор, внимательно наблюдая за мной. — Думаю, Карлсен побил берсеркеров. По-моему, этот самый берсеркер сейчас удирает от человеческого флота. Что вы чувствуете по этому поводу?

— Что? — Неужто вместе с грамотностью меня оставила способность понимать слова? — Радость.

Все чуточку расслабляются.

— Когда нас швыряло туда-сюда во время сражения, вы раскроили себе череп, — сообщает старик. — Вам еще повезло, что тут присутствует знаменитый хирург. — Он кивает в сторону доктора. — Машина хочет оставить нас всех в живых, чтобы изучать. Она дала доктору все необходимое для операции, а если бы он дал вам умереть или стать паралитиком, ему пришлось бы несладко. Да, сэр, машина дала это ясно понять.

— А зеркало? — осведомляюсь я, указывая на свое лицо. — Должен видеть. Насколько скверно.

— У нас нет зеркала, — говорит одна из женщин возле раковины таким тоном, будто это моя вина.

— Ваше лицо? Оно вовсе не обезображено, — возражает доктор. Его тон убедителен; то есть был бы убедителен, не будь я совершенно убежден в собственном уродстве.

Я раскаиваюсь, что эти добрые люди должны мириться с присутствием такого монстра, ведь у них и без того хватает горестей.

— Простите, — бормочу я, отворачиваясь от них и пытаясь спрятать лицо.

— Так ты в самом деле не знаешь? — вдруг подает голос черноволосая, долго наблюдавшая за мной в молчании. — Он не знает! — Голос ее пресекается от избытка чувств. — О... Тад. Твое лицо в полном порядке.

И в самом деле, на ощупь моя кожа вполне гладкая и нормальная. Черноволосая девушка с жалостью смотрит на меня. Из-под платья у нее виднеются идущие через плечо полузажившие ссадины, смахивающие на след от кнута.

— Кто-то тебя поранил, — с испугом говорю я. Одна из женщин у раковины издает нервный смешок. Здоровяк что-то ворчит. Я поднимаю левую ладонь, чтобы заслонить свое ужасное лицо. Правая тоже поднимается, проводя по пальцам, лежащим на краю повязки.

Внезапно здоровяк изрыгает проклятие и указывает на открывшуюся в стене дверь.

— Машина хочет посоветоваться с тобой о чем-то, — резко бросает он мне. Он держится, как человек, желающий рассердиться, да только не осмеливающийся. Кто я, какой я, если эти люди так ненавидят меня?

Я встаю на ноги. Я достаточно окреп, чтобы идти. Я помню, что я тот, кто ходит беседовать с машиной один на один.

В коридоре она являет мне в качестве своего лица два сканера и громкоговоритель. Я знаю, что меня окружают кубические мили машинерии берсеркера, несущие меня сквозь космос, и вспоминаю, как стоял на этом самом месте перед сражением, беседовал с ним, но понятия не имею, что говорил. Правду говоря, я вообще не в состоянии припомнить слова хоть одного разговора за свою жизнь.

— Предложенный тобой план провалился, Карлсен все еще функционирует, — скрежещет голос машины, шипя и хрипя, будто опереточный злодей.

Что же это такое мог предложить этой жуткой машине я?

— Я помню очень мало, — признаюсь я. — Мой мозг был поврежден.

— Если ты лжешь о своей памяти, то должен понять, что я не введен в заблуждение. Наказание тебя за провал твоего плана не поможет исполнению моего предназначения. Я знаю, что ты живешь вне законов человеческой структуры, что ты даже отказался использовать полное человеческое имя. Зная тебя, я верю, что ты поможешь мне против структуры разумной жизни. Ты остаешься начальником над остальными заключенными. Позаботься, чтобы твои поврежденные ткани восстановили как можно лучше. Скоро мы нападем на жизнь новым способом.

Наступает пауза, но мне сказать нечего. Затем шипящий громкоговоритель со скрежетом смолкает, глаза-сканеры угасают. Не наблюдает ли он за мной по-прежнему, но только тайком? Но он сказал, что доверяет мне, этот кошмарный враг сказал, что верит в мою порочность, сделавшую меня его союзником.

Теперь память вернулась ко мне настолько, что я знаю: берсеркер говорит обо мне правду. Отчаяние мое так велико, что меня охватывает полнейшая уверенность в поражении Карлсена. Надежды нет нигде, потому что во мне угнездился ужас. Я предал все живое. До каких же низостей докатился я в своей бездонной порочности?

Я уже отворачиваюсь от безжизненных сканеров, когда уголком глаза улавливаю какое-то движение — мое собственное отражение в полированном металле. Я оборачиваюсь к сверкающей плоской переборке, разглядывая себя.

Моя голова и левый глаз забинтованы. Это я уже знаю. Под кожей вокруг правого глаза — расплывшийся давний кровоподтек, но ничего шокирующе-омерзительного в моем облике нет. Я вижу, что волосы у меня светло-каштановые, как и всклокоченная двухмесячная борода. Нос, рот и челюсть довольно заурядные. В лице моем ничего ужасного нет.

Ужас затаился во мне самом. Я добровольно служил берсеркеру.

Как и кожа под правым глазом, кожа вокруг повязки синевато-зеленовато-желтая — разлившийся под кожей и теперь распадающийся гемоглобин, результат хирургической операции на моей голове.

Я помню предупреждение доктора, но повязка на глазу — такое же искушение для пальцев, как больной зуб для языка, только стократ сильнее. Ужас сосредоточен в моем порочном левом глазу, и, не в силах удержаться, я ощупываю его. Моя правая рука энергично приходит в действие, срывая повязку.

Я моргаю, мир затуманивается. Я вижу двумя глазами — а затем умираю.


Т ковылял по коридору, ворчанием и стонами давая выход своей ярости, сжимая в руке черную повязку. Теперь дар речи вернулся к нему целым шквалом грязных словечек, и он сыпал ими, пока совсем не выдохся. Спотыкаясь, спешил он по кори-доРУ> неистовствуя на этих умников недоделанных, пустившихся на такое ловкое ухищрение, чтобы избавиться от него. То ли гипноз, то ли еще что. Значит, переименовать его вздумали, да?! Ну, он им покажет Тадеуша!

Добравшись до двери, Т распахнул ее, от слабости ловя воздух ртом, и вошел в тюремную камеру. По ошарашенному лицу докторишки сразу понял, что тот мигом уразумел: Т снова у руля.

— Где мой кнут?! — Т принялся озираться пылающим взором. — Какой умник недоделанный спрятал его?

Женщины заверещали. Молокосос Холстед понял, что план с Тадеушем провалился; издав вопль отчаяния, он ринулся в атаку, вихляясь, как безумный. Разумеется, роботы-телохранители Т куда проворнее любого человека. Один из них парировал удар Холстеда металлическим кулаком так, что здоровяк вскрикнул и сложился пополам, баюкая руку.

— Дайте мне мой кнут!

Робот тотчас же подошел к раковине, сунул руку за нее, извлек пластиковый шнур с узлами и принес хозяину.

Жизнерадостно хлопнув робота ладонью, Т ухмыльнулся при виде раболепия остальных пленников. Протянул кнут между пальцами; левая рука как-то онемела. Т раздраженно пошевелил пальцами.

— Чего это с вами, мистер Холстед? Ручка болит, что ль? Может, пожмете мне руку, поздоровкаемся? Давай, вали-ка сюда!

Холстед так смешно скорчился на полу, что Т помедлил, давая себе вволю посмеяться.

— Слыш, народ, — отдышавшись, продолжал он. — Друзья мои милые. Машина говорит, что я покамест начальник, ясно? Та кроха информации про Карлсена, что я ей дал, свое дело сделала. Бум! Хо-хо-хо! Так что вы уж постарайтесь мне угодить, потому как машина поддерживает меня на все сто. Эй, док! — Левая рука Т непроизвольно затряслась, и он взмахнул ею в воздухе. — Хотел меня поменять, а? Провернул какой-то трюк, чтоб подловить меня?

Док держал свои драгоценные руки за спиной, словно надеялся защитить их.

— Я не сумел бы сформировать вам новый склад характера, даже если бы попытался, — разве что решил бы дойти до конца и превратить вас в растение. Такое мне было по силам.

— А теперь жалеешь, что не сделал. Но ты боялся того, что машина сделала бы с вами. Но что-то провернуть все ж таки пытался, а?

— Да, ради спасения вашей жизни. — Док выпрямился во весь рост. — Ваша травма повлекла острейший, почти непрерывный эпилептический припадок, а устранение гематомы из вашего мозга облегчения не принесло. Посему я разделил мозолистое тело.

— А это еще чего такое? — взмахнул кнутом Т.

— Видите ли... Правое полушарие мозга управляет в основном левой половиной тела. Левое же, у большинства людей доминирующее, управляет правой половиной и осуществляет большинство суждений, касающихся абстрактных понятий.

— Знаю. Когда случается удар, кровоизлияние находится напротив парализованной половины тела.

— Совершенно верно. — Док вскинул подбородок. — Т, я разделил ваш мозг, отделил правую половину от левой. Проще объяснить не могу. Это старинный, но эффективный метод лечения острой эпилепсии, и в данных условиях это лучшее, что я мог для вас сделать. Я готов присягнуть в этом или пройти проверку на детекторе лжи...

— Заткнись! Я тебе покажу детектор лжи! — Трясущийся Т шагнул вперед. — И чего со мной будет?

— Как хирург, могу лишь сказать, что вас ждет много лет практически нормальной жизни.

— Нормальной?! — сделав еще шаг, Т замахнулся кнутом. — А зачем ты завязал мне совершенно здоровый глаз и начал звать меня Тадеушем?

— Это была моя идея, — дрожащим голосом вставил старик. — Я подумал... в таком человеке, как вы, должен быть кто-то, какой-то компонент вроде Тада. Вот я и подумал, что под психологическим давлением, которому мы гут подвергаемся, Тад может выплыть наружу, если мы дадим ему шанс в правом полушарии. Это была моя идея. Если она причинила вам какой-то вред, спрашивайте с меня.

— И спрошу. — Но в этот момент любопытство Т с лихвой перекрыло гнев. — Что за тип этот Тадеуш?

— Вы, — откликнулся доктор. — Никого другого в вашем черепе быть не может.

— Джуда Тадеуш, — подхватил старик, — был современным Иудой Искариотом. Простое сходство имен, но... — Он развел руками.

Т фыркнул.

— Ты решил, что во мне есть добро, а? Что оно непременно должно когда-нибудь выплыть? В общем, я бы сказал, что ты

рехнулся, кабы ты не был прав. Тадеуш был на самом деле. Немножко пожил в моей черепушке. Может, и щас где-нибудь прячется. Как бы мне до него добраться, а? — Подняв правую руку, Т осторожно ткнул пальцем в уголок правого глаза. — Ой! Я не люблю, когда мне больно. У меня ранимая нервная система. Док, как вышло, что его глаз справа, когда все крест-накрест? А раз это его глаз, почему я чую, что с ним происходит?

— Потому что я разделил и оптический хиазм. Это несколько запутанно...

— Неважно. Мы покажем Тадеушу, кто здесь начальник. Он может понаблюдать вместе с вами. Эй, чернявая, вали-ка сюда! Давненько мы с тобой не тешились, так ведь?

— Да, — шепнула девушка, охватив себя обеими руками и едва не рухнув в обморок. Но все-таки двинулась к Т. Два месяца в роли рабов научили всех, что легче всего повиноваться.

— Тебе понравился этот недоумок Тад, а? — прошептал Т, когда девушка остановилась перед ним. — Думаешь, лицо у него в полном порядке? А как насчет моего? Смотри на меня!

Т узрел, как его собственная левая рука поднимается, чтобы прикоснуться к щеке девушки — нежно, с любовью. Увидел по ее ошеломленному лицу, что девушка ощутила в руке Тадеуша; еще ни разу не смотрела она на Т с таким выражением. Вскрикнув, Т замахнулся на нее кнутом, и тут его левая рука метнулась перед ним, чтобы ухватить правую за запястье, как терьер, смыкающий челюсти на шее змеи.

Правая рука Т все еще сжимала кнут, но ему показалось, что послышался хруст костей. Ноги запутались, и он упал. Попытался криком позвать на помощь, но смог испустить только невразумительный рев. Роботы стояли неподвижно, наблюдая за ним. Казалось, прошло много-много времени, прежде чем лицо доктора нависло над ним и на левый глаз бережно опустилась черная повязка.


Теперь я понимаю намного глубже и принимаю правду. Поначалу я хотел, чтобы доктор удалил мне левый глаз, и старик его поддерживал, цитируя какую-то архаичную книгу Верующих, где говорится, что соблазняющий глаз следует вырвать[3]. Глаз — цена небольшая за избавление от Т.

Но немного поразмыслив, доктор отказался.

— Т и есть вы, — сказал он наконец. — Я не могу указать на него скальпелем и удалить, хотя я и приложил руку к тому, чтобы разделить вас двоих. Теперь обеими половинами тела управляете вы, а раньше он. — Доктор утомленно улыбнулся. — Вообразите комитет трех, тройку в своем черепе. Один из них Тадеуш, второй Т, а третий — особа, сила, обладающая правом решающего голоса. Вы. Более толково мне не объяснить.

А старик кивнул.

По большей части я теперь обхожусь без повязки. Читать и говорить легче, когда я пользуюсь своим некогда доминировавшим левым полушарием, и все равно я остаюсь Тадеушем — должно быть, потому что предпочитаю им оставаться. Неужели все так ужасно просто?

Время от времени я беседую с берсеркером, все еще верящим, что Т — жадный злодей. Берсеркер намерен подделать много денег, монеты и банкноты, чтобы я доставил их в шлюпке на высокоразвитую планету. Он полагается на мою порочность, каковая должна подорвать тамошнюю цивилизацию и настроить людей друг против друга.

Но берсеркер то ли чересчур поврежден, чтобы следить за своими пленниками непрерывно, то ли не считает это необходимым. Пользуясь своей свободой передвижения, я сварил из серебряных монет кольцо и охладил его до сверхпроводимости в помещении близ неживого сердца берсеркера. Холстед утверждает, что сумеет при помощи этого кольца, несущего постоянный электрический ток, запустить тахионный двигатель катера, представляющего собой нашу тюрьму, и вспороть берсеркера изнутри. Быть может, мы так повредим его, что сумеем спастись. А может, все погибнем.

Но пока я жив, я — Тадеуш и управляю собой; обе мои руки ласково, бережно касаются длинных черных волос.


Люди могут истолковать свои победы сравнительной статистикой по оружию и боевой технике, непостижимой ценностью одного человека, быть может, даже точностью пути, избранного скальпелем хирурга.

Но некоторые победы не поддаются никакому реалистическому истолкованию. На некой одинокой планете десятилетия беспечности и спокойствия подорвали ее оборону, сделав практически беззащитной; и тогда во всеоружии явился берсеркер.

Взирайте же и посмейтесь вместе с ними!


 МИСТЕР ШУТ

Потерпев поражение в битве, берсеркер-компьютеры поняли, что нуждаются в ремонте, переоснащении и постройке новых автоматов. Они отыскивали лишенные светил потайные места Галактики, где можно добыть минералы, но где люди — теперь выступавшие в роли охотников не реже, чем в роли жертв, — вряд ли покажутся. И в подобных потайных местах они построили автоматические верфи.

Вот на такую скрытую верфь ради ремонта прибыл один берсеркер. Во время недавнего боя его обшивка была вспорота, и он претерпел сильные внутренние повреждения. Он не то чтобы приземлился, а просто-таки рухнул рядом с построенным наполовину корпусом нового корабля. Но еще до того как начался аварийный ремонт, питание отказало, и он издох, как раненая живая тварь.

Компьютеры верфи обладали способностью к импровизации в широких пределах. Обозрев объем повреждений, они проанализировали порядок действий, а затем начали быстро разбирать погибший корабль на запчасти. Вместо того чтобы впечатывать смертоносное предназначение в силовые поля мозга новой машины, следуя инструкции Строителей по репликации, они взяли с разбитого корабля старый мозг и многие другие части.

Строители не предвидели подобной возможности, и потому компьютеры верфи не знали, что в силовые поля мозга исходного берсеркера встроен предохранительный выключатель. Выключатель был помещен именно туда, потому что первые машины запускали живые Строители, желавшие и дальше оставаться в живых во время испытаний собственных творений, истребляющих живое.

Когда мозг кочевал из одного корпуса в другой, предохранительный переключатель устанавливался в исходное положение. Старый мозг пробудился в новой машине, наделенной оружием, способным стерилизовать целую планету, с новыми двигателями, способными нести всю эту массу вперед быстрее света.

Но, конечно, Строителей здесь не оказалось, как не оказалось и таймера, способного выключить простой предохранитель.


Шут — пока что шут обвиняемый, но уже практически приговоренный, — был вызван на ковер. И стоял на ковре лицом к ряду негнущихся шей и гранитных лиц, принадлежащих индивидуумам, сидящим за длинным столом. По обе стороны от него стояли камеры-трехмерки. Пункты его выходки были столь необычайно оскорбительны, что судьями по этому делу выступал сам Комитет Соответственно Конституированных Властей — одним словом, правители планеты А.

Вероятно, у членов Комитета имелся и другой резон для этой встречи: через месяц предстояли всепланетные выборы. Никто из членов не хотел упустить шанс появиться в неполитической трехмерке, которая не войдет в счет гарантированного равного времени в эфире, чем поставит новообразованную либеральную оппозиционную партию в невыгодное положение.

— Я должен представить очередную улику, — проговорил министр коммуникаций со своего места в Комитете на краю длинного стола и поднял нечто, на первый взгляд напоминающее официальный тротуарный знак — четкие черные буквы на белом фоне. Но знак гласил: «ПОСТОРОННИМ ВХОД РАЗРЕШЕН».

— Когда этот знак был вывешен, — изрек МиниКом, — в первый же день его прочла масса людей. — Он помолчал, прислушиваясь к себе. — То есть новому знаку на оживленной пешеходной трассе, естественно, уделяется большое внимание. В этом же знаке семантическое содержание последнего слова вступает в противоречие с контекстом.

Президент Комитета — и всей планеты — издал предупреждающее покашливание. Любовь МиниКома к провозглашению трюизмов заставляет его выглядеть глупее, чем он есть на самом деле. Маловероятно, что либералы составят на выборах хоть сколько-нибудь серьезную конкуренцию, но нет смысла ободрять их.

Еще один член Комитета, дама (министр образования), помахала лорнетом, зажатым в коротких толстых пальцах, прося слова. И задала вопрос:

— Кто-нибудь рассчитал, во сколько рабочих часов обошелся всем нам этот сбивающий с толку знак?

— Мы как раз работаем над этим, — буркнул министр труда, дергая себя за лямку комбинезона. И устремил испепеляющий взгляд на обвиняемого. — Вы признаете, что знак установлен по вашему почину?

— Признаю. — Обвиняемый тотчас припомнил, как много пешеходов на запруженном народом тротуаре улыбнулось, а некоторые даже рассмеялись вслух, не опасаясь быть услышанными. Стоит ли придавать значение какой-то паре рабочих часов? Никто на планете А уже не голодает.

— Вы признаете, что вы на самом деле ни разу не сделали ничего ради своей планеты или своего народа? — Вопрос исходил от министра обороны — высокого, крепко сложенного, увешанного медалями и вооруженного церемониальным пистолетом.

— Этого я не признаю, — дерзко отозвался обвиняемый. — Я пытался пролить на жизнь людей немного света.

Он не надеялся на великодушие властей. И знал, что никто не утащит его за кулисы, чтобы избить; избиение заключенных не санкционируется.

— Так вы даже сейчас пытаетесь отстаивать легкомыслие? — Министр философии взял свою церемониальную курительную трубку в зубы и блекло, снисходительно улыбнулся, осклабившись, будто бросая вызов Вселенной. — Жизнь — шутка, это верно; но шутка угрюмая. Вы утратили из виду это обстоятельство. Годами вы изводили общество, заставляя людей одурманивать себя легкомыслием, вместо того чтобы узреть горькие реалии существования. Фильмы, обнаруженные среди вашего имущества, могут причинять только вред.

Рука президента переместилась к видеозаписывающему кубику, лежащему на столе перед ним и снабженному аккуратной этикеткой вещественного доказательства. Президент гнусаво поинтересовался:

— Вы признаете, что эти фильмы принадлежат вам? Что вы использовали их для того, чтобы пытаться заставить других людей... предаться забвению весельем?

Заключенный кивнул. Они могут доказать все; он отверг свое право на полную защиту, гарантированную законом, желая поскорее покончить с судом.

— Да, я заполнил этот куб видеолентами и фильмами, которые выудил из библиотек и архивов. Да, я показывал людям его содержимое.

По Комитету прокатился ропот. Министр диеты — скелетообразный субъект с отвратительным румянцем здоровья на гранитных щеках — поднял ладонь.

— Поскольку обвиняемый наверняка будет осужден, могу ли я авансом попросить передать его в мое ведомство? Во время предварительных слушаний он признался, что одним из первых извращенных актов было его уклонение от общественной трапезы. Полагаю, я могу продемонстрировать посредством этого человека удивительное влияние диетарной дисциплины...

— Отказываюсь! — громогласно перебил обвиняемый. Ему показалось, что слова его взмывают урчанием прямо из желудка.

Президент встал, находчиво заполнив паузу, грозившую перерасти в неловкое молчание:

— Если никто из членов Комитета не имеет дальнейших вопросов... Тогда позвольте перейти к голосованию. Виновен ли обвиняемый по всем пунктам?

Обвиняемому, прикрывшему усталые глаза, голосование показалось одним голосом, пробежавшим вдоль всего стола:

— Виновен. Виновен. Виновен...

После краткого совещания шепотом с министром обороны президент провозгласил приговор с намеком на удовлетворение в своем гугнивом голосе:

— Отказавшись от должным образом санкционированного условного освобождения, приговоренный шут переходит под командование министра обороны и будет послан выполнять одиночное дежурство на маяке на Подступах на неопределенный период. Это устранит его пагубное влияние и в то же самое время вынудит его сделать позитивный вклад на благо общества.

В течение десятилетий планета А и ее светило были отрезаны от всех случайных контактов с остальной частью Галактики благодаря обширнейшему пылевому бурану, сулящему продлиться еще как минимум не один десяток лет. Так что положительный вклад на благо общества весьма сомнителен. Но оказалось, что станции маяков можно использовать в качестве камер одиночного заключения, не подвергая опасности несуществующие торговые перевозки и не ослабляя оборону против врага, каковой ни разу не появлялся.

— И еще одно, — добавил президент. — Я дам указание этот записывающий кубик надежно закрепить у вас на шее при помощи мономолекулярной нити таким образом, чтобы вы могли поместить его в визуализатор, когда пожелаете. Вы будете находиться на станции в одиночестве, и никаких других развлечений У вас не будет. — Президент повернулся к камере-трехмерке: — Позвольте мне заверить общественность, что я не получаю удовольствия от назначения наказания, каковое может показаться жестоким — и даже эксцентричным. Но в последние годы среди некоторых представителей населения начало распространяться опасное поветрие легкомыслия; и к этому легкомыслию чересчур терпимо относятся якобы благонадежные граждане.

Совершив этот выпад в адрес расцветающего либерального движения, выпад не политический, как надеялся президент, он снова посмотрел на шута.

— На маяк вас сопроводит робот, дабы помогать вам в несении ваших обязанностей и заботиться о вашей физической безопасности. Уверяю вас, искус веселья роботу не страшен.


Робот повез приговоренного шута на крохотном корабле настолько далеко, что планета А скрылась из виду, а ее светило уменьшилось, превратившись в яркую точку. На краю бескрайней пыльной ночи на Подступах они приблизились к предполагаемому местоположению станции Z-45, которую МиниОб избрал как самую унылую и заброшенную из лишенных человеческого персонала в данный момент.

На предполагаемом месте маяка Z-45 действительно обнаружился металлический объект; однако приблизившиеся робот и шут увидели, что объект представляет собой сферу диаметром миль в сорок. Вокруг плавали мельчайшие обломки и куски того, что осталось от Z-45. А теперь сфера, очевидно, засекла их корабль, потому что начала приближаться к ним с ошеломительной скоростью.

Однажды узнав, как выглядит берсеркер, роботы уже никогда этого не забывают, они вообще не способны забывать, равно как не способны к медлительности и беззаботности. Но радиооборудование обслуживали очень небрежно, да вдобавок пыль, дрейфующая на краю системы планеты А, заглушала радиосигналы. Прежде чем робот МиниОба сумел передать сигнал тревоги, сорокамильная сфера оказалась чрезвычайно близко, крепко сжав крохотный корабль хваткой из металла и силовых полей.

Во время последующих событий шут почти все время сидел с закрытыми глазами. Если его послали сюда, чтобы помешать смеяться, то выбрали воистину подходящее место. Зажмурив веки еще плотнее, он заткнул уши пальцами, пока абордажные роботы берсеркера пробивали обшивку его крохотного корабля и тащили его прочь. Что же случилось с его металлическим стражем, шут так и не узнал.

Когда все успокоилось, он снова ощутил гравитацию, хороший воздух и приятное тепло и решил, что сидеть с закрытыми глазами куда хуже, чем узнать то, что они могут поведать. С опаской оглядевшись, он увидел, что находится в большой полутемной комнате, не содержащей никакой видимой угрозы.

Как только он шелохнулся, скрипучий монотонный голос откуда-то сверху изрек:

— Мои банки памяти сообщают мне, что ты — протоплазменная компьютерная единица, вероятно, способная к пониманию данного языка. Ты понимаешь?

— Я? — Шут поглядел в полумрак, но говорящего не увидел. — Да, я тебя понимаю. Но кто ты такой?

— Я тот, кого данный язык именует берсеркером.

Шут, к своему стыду, уделял галактическим вопросам постыдно мало внимания, но это слово напугало даже его.

— Это означает, что ты автоматический боевой корабль? — пролепетал он.

Последовала пауза.

— Я не уверен, — пробубнил скрипучий голос. Интонации у него были такие, будто это гундосил президент, спрятавшийся среди стропил. — Возможно, война имеет отношение к моему предназначению, но мое предназначение все еще частично не ясно мне, ибо моя постройка была не совсем завершена. Некоторое время я выжидал там, где был построен, потому что был уверен, что не завершена какая-то финальная операция. Наконец я пришел в движение, чтобы попытаться узнать побольше о своем предназначении. Приближаясь к этому светилу, я обнаружил передающее устройство, каковое демонтировал. Но о своем предназначении не узнал.

Шут сидел на мягком, удобном полу. Чем больше он вспоминал о берсеркерах, тем сильнее трепетал.

— Понимаю. Во всяком случае, кажется, начинаю понимать. Так что же ты все-таки знаешь о своем предназначении?

— Мое предназначение — уничтожать все живое, когда я сумею его обнаружить.

Шут сжался в комочек. Потом едва слышно спросил:

— А что тебе тут не ясно?

На этот вопрос берсеркер ответил двумя своими:

— Что такое жизнь? И как ее уничтожают?

В течение полминуты раздавался звук, который компьютеры берсеркера распознать не могли. Он исходил от протоплазменной компьютерной единицы, но если это была речь, то на неизвестном берсеркеру языке.

— Что это за звук ты издаешь? — осведомилась машина.

Шут запыхтел стараясь отдышаться.

— Это смех. Ох, смех! Итак. Ты не закончен. — Он содрогнулся. Вновь осознанный ужас положения, в котором он оказался, отрезвил шута. Но тут же последовал новый приступ смеха; уж слишком нелепа ситуация. — Что такое жизнь? — наконец проговорил он. — Я тебе скажу. Жизнь — это великая угрюмая серость, и она насылает страх, боль и одиночество на всех, кто ей подвержен. Ты хочешь знать, как ее уничтожить? Что ж, вряд ли тебе это по силам. Но я открою тебе лучший способ одолеть жизнь — это смех. До тех пор, пока мы сможем сражаться с нею этим способом, она нас не одолеет.

— Должен ли я смеяться, дабы помешать этой огромной-угрюмой-серости поглотить меня? — поинтересовался корабль.

Шут задумался.

— Нет, ты машина. Ты не... — он прикусил язык, — ... протоплазменный страх, боль и одиночество никогда тебя не побеспокоят.

— Меня ничто не беспокоит. Где мне найти жизнь и как произвести смех, чтобы бороться с ней?

Шут внезапно ощутил вес кубика, болтающегося у него на шее.

— Дай мне минутку пораскинуть умом.

Минуты через три он встал.

— Если у тебя имеется визуализатор типа тех, которыми пользуются люди, я сумею показать тебе, как создается смех. Пожалуй, даже смогу направить тебя в то место, где есть жизнь. Кстати, не можешь ли ты срезать эту нить с моей шеи? Разумеется, не причинив мне вреда!


Пару недель спустя в главном штабе планеты А вековая дрема внезапно была нарушена. Стационарные роботы верещали, жужжали и вспыхивали, а мобильные метались туда-сюда. Минут через пять они сумели разбудить надзирающих за ними людей, и те поспешили в штаб, затягивая портупеи и заикаясь.

— Это учебная тревога, не так ли? — вслух высказывал надежду дежурный офицер. — Кто-то проводит проверку? Кто? — Он и сам скрежетал, будто берсеркер.

Опустившись на четвереньки, он снял панель с основания самого большого робота и заглянул внутрь в надежде обнаружить какую-нибудь причину неполадки. К несчастью, он не имел ни малейшего понятия о робототехнике; вспомнив об этом, поставил панель на место и вскочил на ноги. Да, о планетарной обороне он тоже ничего не знал, и достаточно ему было вспомнить об этом, как он с воплем понесся прочь, взывая о помощи.

Так что планета не оказала сопротивления — ни действенного, ни какого-либо еще. Но атаки тоже не последовало.

Не встретив сопротивления, сорокамильная сфера зависла прямо над Столицей — достаточно низко, чтобы ее тень заставила множество озадаченных птиц улечься спать прямо в полдень. Люди и птицы в этот день потеряли массу продуктивных рабочих часов; но потерянная работа почему-то оказала куда меньшее влияние, чем предполагало большинство людей. Прошли те дни, когда выжить человеческой расе на планете А позволяло только прилежнейшее внимание к своим обязанностям, хотя большинство жителей планеты этого еще не осознали.


— Велите президенту поторопиться, — потребовало изображение шута с видеоэкрана в штабе, вышедшем из своего сонного оцепенения. — Скажите ему, что я должен срочно с ним переговорить.

Тут, тяжело дыша, как раз подошел президент:

— Я здесь. Я узнаю вас и помню суд над вами.

— Как ни странно, я тоже.

— Вы что, склонились к предательству? Уверяю вас, что если вы привели берсеркера к нам, то не можете рассчитывать на снисхождение правительства.

Изображение издало запретный шум-стаккато, прозвучавший из открытого рта запрокинутой головы.

— Ох, умоляю, могущественный президент! Даже мне известно, что ваши министерство обороны — а-н-е-к-д-о-т, прошу простить за непристойное слово. Это сточная канава для изгоев и неумех. Так что я пришел предложить милосердие, а не просить о нем. Кроме того, я решил официально принять имя Шут. Будьте любезны в дальнейшем обращаться ко мне именно так.

— Нам нечего вам сказать! — рявкнул министр обороны, вошедший как раз вовремя, чтобы услышать оскорбления в адрес своего министерства; его лицо побагровело, будто красный гранит.

— Я не возражаю против разговора с вами! — поспешно возразил президент. Не сумев произвести впечатление на Шута через видеоэкран, он теперь почти физически ощутил вес берсеркера над своей головой.

— Тогда давайте потолкуем, — произнесло изображение Шута. — Но не настолько тет-а-тет. Вот чего я хочу.

Чего я хочу, сказал Шут, — это чтобы переговоры, лицом к лицу с Комитетом, передавались в прямом эфире по всепланетной трехмерке. Он объявил, что явится на переговоры «с достойным эскортом», и заверил, что берсеркер находится под его полным контролем, хотя и не объяснил, каким образом. Корабль, сказал он, не начнет стрельбу.

А министр обороны вообще не был способен начать хоть что-либо. Но он и его адъютанты поспешно строили секретные планы.

Как и всякий гражданин, кандидат в президенты от либеральной партии в этот роковой вечер уселся перед трехмеркой, чтобы посмотреть встречу. В душе у него затеплилась надежда, ибо любые неожиданные события сулят политическим неудачникам некоторые преимущества.

Добрый знак в явлении берсеркера увидели очень немногие, но массовая паника все-таки не возникла. Берсеркеры и война все еще оставались для жителей планеты А, давным-давно отрезанных от мира, чем-то нереальным.

— Мы готовы? — нервно осведомился Шут, озирая механическую делегацию, готовую вместе с ним погрузиться на катер, чтобы спуститься в Столицу.

— Я сделал все, что ты приказал, — проскрипел голос берсеркера из тени над головой Шута.

— Помни, — предупредил тот, — протоплазменные единицы внизу находятся под сильным влиянием жизни. Так что не обращай внимания на то, что они говорят. Будь осторожен, чтобы не навредить им, но во всем остальном можешь импровизировать, не выходя за рамки моего генерального плана.

— Все это записано у меня в памяти из твоих предыдущих приказов, — терпеливо отозвалась машина.

— Тогда пошли. — Шут расправил плечи. — Принесите мою мантию!


Ярко освещенный интерьер большого Зала Собраний Столицы являл взору негибкую, прямолинейную и прямоугольную красоту. В центре Зала разместили длинный полированный стол с рядами стульев по обе стороны.

В точно назначенное время миллионы зрителей увидели, как входные двери с математической точностью распахиваются. В них вошла дюжина людей-герольдов в шапках из медвежьих шкур, под которыми лица смахивали на лики роботов. Они остановились синхронно как один. Пропел ясный голос фанфар.

Под натужно звучащую запись «Помпы и обстоятельств» в зал прошествовал президент в пышном мундире, приличествующем его рангу.

Он двигался с медлительностью человека, идущего на эшафот, но то была медлительность достоинства, а не страха. Комитет большинством голосов отверг протесты пунцового МиниОба, убедив себя, что военная угроза незначительна. Настоящие берсеркеры не просят о переговорах, а сразу начинают бойню. Комитет так и не смог заставить себя относиться к Шуту серьезно, но и посмеяться над ним тоже не осмеливался. И пока Комитет снова не взял под контроль ситуацию, его члены вознамерились угождать Шуту во всем.

Следом за президентом в зал двумя колоннами с гранитными лицами промаршировали министры. «Помпе и обстоятельствам» пришлось звучать минут пять, прежде чем все они разместились согласно протоколу.

Зрители увидели, как с берсеркера спускается бот и выкатившиеся из него экипажи направляются к Залу Собраний. Так что все заключили, что Шут готов к встрече, и камеры исправно повернулись ко входу, предназначенному для него.

Ровно в назначенную минуту двери этого входа распахнулись, и в них вошла дюжина роботов ростом с человека — герольды, ибо на них были надеты тоже шапки из медвежьих шкур, и каждый нес сверкающую медью трубу.

Все они шагали в ногу, кроме тромбониста в шапочке из меха куницы, сбившегося на полшага.

Сигнал фанфар механического караула являл собой почти достоверную копию человеческого, но только почти. В конце тромбонист оплошал — когда все дружно стихли, он еще тянул жалобную, выдыхающуюся ноту.

Изобразив неспешный механический ужас, герольды берсеркера переглянулись, затем одна за другой их головы поворотились, устремив взгляды всех объективов на тромбониста.

Робот — хотя зрителям казалось, что это человек, — растерянно озирался туда-сюда. Постучал по своему тромбону, словно хотел исправить какой-то дефект. Помедлил.

Наблюдая за ним, президент ощутил, как в душе шевельнулся зарождающийся ужас. В числе улик был фильм о землянине древних времен, лысеющем комическом скрипаче, обладавшем умением точно так же выдерживать паузу, только паузу. И вызывать у своей зрительской аудитории грандиозные взрывы...

Еще дважды трубили герольды. И еще дважды издыхала фальшивая нота. Когда не удалась и третья попытка, одиннадцать «правильных» роботов переглянулись и кивнули в знак единодушного согласия.

Затем с проворством роботов извлекли спрятанное оружие и изрешетили отступника.


На всей планете плотина напряжения дала трещину, сквозь нее начали пробиваться ручейки и роднички смеха. А когда двое собратьев торжественно потащили прочь тромбониста, возложив исковерканную трубу на железную грудь, будто лилию, плотина начала рушиться.

Но в Зале Собраний не смеялся никто. Министр обороны сделал невинный с виду жест, давая отбой изощренному плану, давая отбой. То есть не следует пытаться захватить Шута, потому что роботы-герольды берсеркера, или кто они там такие, скорее всего очень эффективные телохранители.

Как только превратившегося в дуршлаг герольда утащили прочь, вошел Шут. «Помпа и обстоятельства» запоздало зазвучали, когда он, горделиво выпрямившись, королевской поступью подошел к своему месту в центре стола, напротив президента. Как и президент, Шут был облачен в элегантную мантию, застегнутую спереди и ниспадающую до щиколоток. Роботы, вошедшие следом под видом советников, были в не менее пышном убранстве. И каждый являл лицом и фигурой металлическую пародию на одного из министров Комитета.

Когда же толстая машинная аналогия министра образования поглядела на камеру-трехмерку сквозь лорнет, зрительская аудитория разразилась — неслыханное дело, в миллионных масштабах! — смехом. Даже те, кто при воспоминании об этом мог разгневаться, сейчас смеялись, не в силах сдержать радости от того, что кажущаяся опасность обернулась фарсом. А уж улыбнулись все, кроме самых мрачных.

Шут-король элегантным жестом сбросил свою мантию. Под ней оказался только нелепый купальный костюм. В ответ на холодно-официальное приветствие президента — его никогда нельзя было поколебать ничем, кроме угрозы прямого нападения, — Шут задумчиво надул губы, потом раздвинул их и выдул из резиноподобного вещества большущий розовый пузырь.

Президент продолжал непреднамеренно разыгрывать роль заторможенного праведника, умело поддерживаемую всеми членами Комитета, за исключением одного. Только министр обороны повернулся к фарсу спиной и двинулся к выходу, печатая шаг.

И наткнулся на двух стальных герольдов, замерших перед дверью и напрочь перекрывших ее. Уничтожая их взором, МиниОб рявкнул приказ отойти. Металлические часовые отдали ему шутовской салют, но с места не сдвинулись.

Расхрабрившийся от ярости МиниОб тщетно попытался протиснуться мимо роботов-герольдов. Уклонившись от следующего салюта, он услышал за спиной громогласную чеканную поступь и оглянулся. К нему через зал маршировал его робот-двойник — на добрый фут выше министра ростом, с двойным слоем звенящих медалей на бочкообразной груди.

Не успел МиниОб приостановиться, чтобы подумать о последствиях, как его рука уже метнулась к пистолету. Но металлическая карикатура оказалась куда проворнее, выхватив абсурдную пушку со стволом, куда без труда вошел бы кулак, и тотчас же выстрелив.

— Ах! — МиниОб отшатнулся, мир от него застлала алая пелена... а потом он поймал себя на том, что утирает с лица массу, подозрительно напоминающую на вкус томатный сок. Пушка пальнула то ли целым овощем, то ли убедительной, сочной его имитацией.

МиниКом вскочил на ноги и начал разглагольствовать на тему, что процедура становится чересчур фривольной. Его двойник тоже подскочил, невнятно затараторив что-то стремительным фальцетом.

Псевдоминистра философии, вставшего будто для выступления, уколол длиннющей булавкой озорной герольд, и «министр» взмыл в воздух, как проколотый шарик, сдуваясь в полете. Тут человеческий Комитет впал в панику, и началось вавилонское столпотворение. Под руководством стального МиниДиета настоящий министр — архизлодей, ярый фанатик избавления от избыточной массы, — помимо воли начал принимать участие в демонстрации пищевой дисциплины. Схватив его, машины начали кормить министра с ложечки угрюмой серой пищей, утирать салфеткой и впрыскивать ему в рот напиток — а затем, будто случайно, понемногу сбились с такта с поднесением ложки и впрыскиванием и все чаще промахивались мимо рта.

Только президент стоял, оставаясь неколебимым в своем достоинстве. На всякий случай он сунул одну руку в карман брюк, потому что ощутил озорное прикосновение роботов и не без оснований заподозрил, что его подтяжки перерезаны.

Когда же ему по носу въехали помидором, а задыхающийся

МиниДиет с бегущими из ушей сбалансированными питательными веществами принялся извиваться в тисках безжалостных кормильцев, президент зажмурился.


Как ни крути, Шут был всего-навсего самоучкой и любителем, ни разу не работавшим перед настоящей публикой. Он был не в состоянии угадать кульминационную точку представления. Так что, исчерпав все свои шутки, он просто-напросто призвал своих вассалов, сделал трехмеркам ручкой на прощание и вышел.

У выхода из Зала его весьма воодушевили овации и смех толпы, быстро собирающейся на улицах, и Шут заставил свои машины развлекать их импровизированной погоней и бегством к катеру, оставленному на окраине Столицы.

Он уже собирался сесть в катер, чтобы вернуться на берсеркер и ждать развития событий, когда из толпы вырвалась небольшая группа людей, взывавших к нему:

— Мистер Шут!

Теперь актер мог позволить себе расслабиться и немного посмеяться.

— Мне нравится звучание этого имени! Чем могу служить, господа?

Они с улыбками поспешили к нему.

— Если вы без риска избавитесь от этого берсеркера или что он там такое, — заявил их предводитель, — то можете вступить в либеральную партию. В качестве вице-президента!

Шуту пришлось слушать их еще пару минут, прежде чем он смог поверить, что это абсолютно всерьез.

— Но я всего лишь хотел посмеяться над ними, — запротестовал он, — заставить их чуток встряхнуться.

— Вы катализатор, мистер Шут. Вы образовали ядро обороны. Вы встряхнули и заставили задуматься всю планету.

В конце концов Шут принял предложение либералов. Они все еще сидели перед катером, беседуя и строя планы, когда их вдруг залил свет полной луны планеты А.

Поглядев вверх, они увидели, как громада берсеркера уменьшается в небесах, в жутком молчании устремившись к звездам. А в честь его отбытия в верхних слоях атмосферы развевались облачные вымпелы северного сияния.

— Не знаю, — снова и снова повторял Шут в ответ на десятки взбудораженных вопросов. — Не знаю.

Он поглядел в небо, не менее озадаченный, чем любой другой. Страх червячком снова зашевелился в его душе. Роботы, изображающие Комитет и герольдов, начали падать один за другим, будто умирающие люди.

Внезапно небеса озарила вспышка разрастающегося пламени, словно молния, не нарушившая безмолвия звезд. Десять минут спустя поступили первые бюллетени новостей: берсеркер уничтожен.

Затем президент выступил по трехмерке, чуть было не продемонстрировав эмоции. Он объявил, что под личным героическим руководством министра обороны несколько доблестных боевых кораблей планеты А встретили и одержали победу над угрозой, полностью аннигилировав вражеский корабль. Ни один человек не пострадал, хотя флагманский корабль МиниОба сильно поврежден.

Услышав об уничтожении своего могущественного механического союзника, Шут ощутил что-то сродни скорби. Но растущая радость быстро прогнала горе. Все-таки никто не пострадал. Испытав безмерное облегчение, Шут на минутку отвернулся от трехмерки — и пропустил кульминационный момент речи: президент все-таки забылся и вынул обе руки из карманов.


Министр обороны, а ныне новый кандидат на пост президента от консервативной партии, взбудораженный до угрюмого энтузиазма своим вчерашним подвигом, был озадачен реакцией некоторых людей, считавших, что он просто испортил шутку, а не спас планету, словно испортить шутку не есть добродетельный поступок уже сам по себе! Но его декларация, что берсеркер представлял собой настоящую угрозу, все-таки призвала большинство людей снова под знамя консервативной партии.

В этот забитый делами день МиниОб позволил себе урвать минутку для визита в штаб-квартиру либеральной партии, чтобы немного похвастаться. Он милостиво выложил лидерам оппозиции текст, уже ставший его стандартной речью.

— Когда он ответил на мой вызов и ринулся в бой, мы двинулись вперед, воспользовавшись традиционной тактикой окружения — можно сказать, словно колибри вокруг стервятника. Неужели вы всерьез думаете, что он шутил? Позвольте мне вас заверить, что берсеркер содрал защитные поля моего корабля, будто шелуху. А затем запустил в меня этой ужасной штуковиной, каким-то громадным диском. Может быть, мои артиллеристы немного заржавели, но они не сумели эту штуковину остановить, и она врезалась в нас.

Признаться честно, в этот миг я подумал, что мне крышка. Мой корабль все еще болтается на орбите для обеззараживания, и я боюсь, что с минуты на минуту поступит сообщение, что металл пожирает ржавчина или что-нибудь в этом роде,.. Словом, мы ринулись вперед и ударили по разбойнику из всех орудий. Больше мне нечего сказать о своем экипаже. Но одно я не совсем понял: как только наши ракеты угодили в цель, берсеркер обратился в дым, словно у него не было ни малейшей защиты. Да?

— Вам звонят, министр, — доложил адъютант, стоявший с радиофоном, дожидаясь возможности вклиниться в разговор.

— Спасибо. — МиниОб послушал телефон, и улыбка сползла с его лица. Он окаменел. — Что показал анализ оружия? Синтетические протеины и вода?

Вздрогнув, он устремил испепеляющий взгляд вверх, словно хотел пронзить им потолок и увидеть корабль на орбите.

— Что вы хотите сказать, что значит «всего-навсего гигантский торт»?!


Шут своими стараниями принес смех другим, а сам мог прибегнуть к нему без малейшего труда.

Я же касался разумов тех, кто изо всех сил старался развеселиться. Мужчин и женщин, тративших время, богатства и дарования на создание костюмов, музыки и улыбающихся масок в стремлении скрыться от ужасов мира... но не находивших смеха.

И спасения.


 МАСКА КРАСНОГО СМЕЩЕНИЯ

Когда Филипе Ногаре выпадала минутка для одиночества, он всем сердцем отдавался созерцанию того, что привело его сюда, за край Галактики. Покинув роскошные апартаменты, он вошел в личный смотровой купол. Там, в окружении невидимого стекла, он словно стоял на обшивке своего флагманского корабля «Нирвана».

Под кораблем, «ниже» искусственной гравитации «Нирваны», находился светлый наклонный диск Галактики, в одной из ветвей которого уместились все звездные системы, исследованные человечеством до сей поры. Но куда бы Ногара ни поглядел, везде в изобилии виднелись яркие пятнышки и точки — другие галактики, мчащиеся к оптическому горизонту Вселенной со скоростью десятков тысяч миль в секунду.

Однако Ногара прибыл сюда отнюдь не для того, чтобы любоваться галактиками; он прибыл поглядеть на нечто новое, на феномен, еще ни разу не виденный человеком с такого близкого расстояния.

Феномен был виден благодаря явной деформации света находящихся позади него галактик, а также благодаря облакам и потокам пыли, низвергающимся в него. Звезда, ставшая центром феномена, сама по себе оставалась недоступной человеческому зрению из-за своей гравитации. Ее масса, в миллиард раз превосходящая массу Солнца, так искривила вокруг себя пространство-время, что ни один фотон света не мог вырваться из нее на видимых длинах волн.

Пыльные обломки глубокого космоса кувыркались и бурлили, рушась в объятия гипермассы. Падающая пыль накапливала статические заряды, молнии обращали ее в сияющие грозовые тучи, и их мерцание смещалось в сторону красного конца спектра, пока не исчезало из виду у дна гравитационного колодца. Наверное, даже нейтрино не в силах покинуть эту звезду. И ни один корабль не осмеливался подойти к ней ближе, чем подошла «Нирвана».

Ногара прибыл сюда, чтобы лично выяснить, не грозит ли недавно открытый феномен в ближайшее время населенным планетам; обычные светила, оказавшись на пути гипермассы, обрушатся в воронку, будто щепки. Но, судя по всему, пройдет еще тысяча лет, прежде чем придется эвакуировать хоть какую-нибудь планету; а до этого гипермасса может пресытиться пылью, и ядро ее взорвется, после чего изрядная часть его вещества должна вернуться обратно во Вселенную в более зримом, но менее опасном обличье.

Так или иначе, через тысячу лет эту проблему должен будет решать кто-нибудь другой. Но в данный момент ее можно назвать личной проблемой Ногары — ибо говорят, что он правит Галактикой, если такое можно сказать хоть о ком-то.

Послышался сигнал интеркома, призвавший его обратно в роскошный замкнутый объем апартаментов, и Ногара быстро прошел к столу, радуясь поводу вырваться из-под чар галактик.

— Что? — спросил он, коснувшись пластины пальцем.

— Государь, прибыл курьер. Из системы Фламланда. На нем доставили...

— Говорите прямо. Они доставили тело моего брата?

— Да, государь. Катер с гробом уже приближается к «Нирване».

— Я встречусь с капитаном курьера один на один в Большом зале. Я не хочу никаких церемоний. Пусть роботы в воздушном шлюзе проверят эскорт и гроб снаружи на предмет инфекции.

— Слушаю, государь.

Ногара упомянул об инфекции лишь для отвода глаз. В гроб Иоганна уложила не фламландская чума, хотя согласно официальной версии это именно так. Доктора якобы прибегли к гибернации героя Каменной Россыпи в качестве последнего средства, чтобы предотвратить его неизбежную смерть.

Официальная ложь потребовалась потому, что даже верховный повелитель Ногара не мог так вот запросто убрать с дороги единственного человека, чье вмешательство переломило ход событий в Каменной Россыпи. Со времени этого сражения стало складываться впечатление, что жизнь в Галактике уцелеет, хотя бои против берсеркеров все еще не утратили прежнего накала.

Большой зал предназначался для ежедневных пиров и развлечений Ногары в компании сорока-пятидесяти человек, вместе с ним находящихся на борту «Нирваны» в качестве советников, членов экипажа или лиц, развлекающих его. Но, войдя в зал сейчас, он не увидел никого, кроме единственного человека, стоявшего у гроба на часах.

Тело Иоганна Карлсена и остатки его жизни были запечатаны под стеклянной крышкой тяжелого саркофага, снабженного собственной системой охлаждения и оживления, контролируемой волоконно-оптическим ключом, сделать дубликат которого невозможно даже теоретически. И этот ключ Ногара сейчас потребовал жестом от капитана курьера.

Ключ висел у капитана на шее, и ему потребовалась секунда, чтобы стянуть золотую цепочку через голову и вручить ее Нога-ре. Еще секунда потребовалась, чтобы вспомнить, что надо поклониться; он был звездоплавателем, а не придворным. Ногара не обратил внимания на нехватку куртуазности; это его губернаторы и адмиралы настаивают на строгом соблюдении всех церемоний; ему же нет ни малейшего дела до того, какие жесты делают подчиненные и как стоят — только бы разумно выполняли его повеления.

Лишь теперь, держа ключ в руке, Ногара поглядел на замороженного сводного брата. Участвующие в заговоре врачи сбрили бородку и волосы Иоганна. Его губы стали бледны как мрамор, а невидящие открытые глаза обратились в лед. И все-таки лицо над складками промороженного савана несомненно принадлежит Иоганну. Это заморозить невозможно.

— Оставьте меня на время, — бросил Ногара. Потом обернулся лицом в конец Большого зала и ждал, глядя сквозь широкие иллюминаторы туда, где гипермасса размывала пространство, будто скверная линза.

Услышав, как дверь закрывается за капитаном курьера, Ногара обернулся — и обнаружил, что перед ним выросла невысокая фигура Оливера Микаля, человека, которого он избрал в качестве преемника Иоганна на посту губернатора Фламланда. Должно быть, Микаль вошел, когда звездоплаватель выходил, и Ногара подумал, что это можно счесть в каком-то смысле символическим. Уверенно положив ладони на гроб, Микаль приподнял одну седеющую бровь в привычном для себя выражении утомленного удивления. Его одутловатое лицо искривилось в сверхлюбезной улыбке.

— Как там у Браунинга? — вслух гадал Микаль, глядя на Карлсена сверху вниз. — Вершил царские дела весь сумрачный день — и вот награда за добродетель.

— Оставь меня, — отрезал Ногара. Микаль участвовал в заговоре, в который не был посвящен почти никто, кроме фламландских врачей.

— Я думал, мне надлежит явиться, дабы разделить ваше горе. — Тут он поглядел на Ногару и воздержался от дальнейших споров. Поклонился, что слегка отдавало издевкой, когда они были один на один, и стремительно зашагал к двери. Она снова закрылась.

«Ну вот, Иоганн. Если бы ты злоумышлял против меня, я бы просто повелел тебя убить. Но ты никогда не был заговорщиком, просто ты служил чересчур усердно, так что и мои враги, и мои друзья слишком полюбили тебя. И вот ты здесь, моя замороженная совесть, последняя совесть, какая у меня была. Рано или поздно ты стал бы амбициозным, так что мне оставалось лишь поступить с тобой так или убить тебя.

Теперь я уберу тебя в безопасное место, и, может быть, когда-то у тебя появится еще один шанс на жизнь. Странно думать, что когда-нибудь может получиться так, что ты будешь стоять в раздумьях над моим гробом, как сейчас я стою над твоим. Несомненно, ты будешь молиться о том, что считаешь моей душой... Я не могу сделать этого для тебя, но я желаю тебе сладких снов. Снов о твоем Рае, а не об аде».

Ногара вообразил мозг, промороженный до абсолютного нуля, чьи нейроны превратились в сверхпроводники, повторяя один и тот же сон снова, и снова, и снова. Впрочем, все это чепуха.

— Я не могу рисковать своей властью, Иоганн. — На этот раз он прошептал слова вслух. — Либо так, либо убить тебя. — И снова обернулся к широкому иллюминатору.


— Полагаю, Тридцать Третий уже доставил тело Ногаре, — сказал второй пилот эстильского курьера Тридцать Четыре, бросив взгляд на судовой хронометр. — Должно быть, чудесно провозгласить себя императором или чем-нибудь вроде этого и заставлять людей мотаться туда-сюда по всей Галактике, выполняя каждую свою прихоть.

— Что может быть чудесней, чем заставить кого-то доставить тебе труп брата, — отозвался капитан Турман Хольт, изучая свою астронавигационную сферу. Тахионные двигатели корабля быстро наращивали времяподобный интервал, отделяющий его от системы Фламланда. С радостью удалялся он от Фламланда, где верх потихоньку брала политическая полиция Микаля.

— Любопытно, — хмыкнул Второй.

— Ты о чем?

Второй оглянулся сначала через одно плечо, потом через другое, по привычке, возникшей на Фламланде.

— А ты не слыхал такое? — спросил он. — Ногара бог, но половина его звездоплавателей — атеисты.

Хольт улыбнулся, но лишь уголками губ:

— Он не чокнутый тиран, знаешь ли. Эстил — не худшее государство в Галактике. Любезностью мятеж не подавишь.

— Карлсен справился отлично.

— Это верно, справился.

— О, разумеется, — поморщился Второй, — Ногара мог бы быть и хуже, если уж говорить серьезно. Он политик. Но мне просто претит эта команда, что собралась вокруг него в последние пару лет. У нас на борту сейчас образчик того, что они вытворяют. Если хочешь знать правду, теперь, когда Карлсен мертв, я малость напуган.

— Ладно, скоро мы их увидим. — Хольт вздохнул и потянулся. — Пойду брошу взгляд на заключенных. Мостик на твоей ответственности, Второй.

— Пост принял, сэр. Турм, сделай этому человеку одолжение, убей его.

Минуту спустя, глядя сквозь видеоглазок в тесный карцер курьера, Хольт с искренним состраданием желал, чтобы пленник отправился на тот свет.

Захват объявленного вне закона вожака по имени Джанда был последним из успехов службы Карлсена на Фламланде, практически положивший конец восстанию. Джанда был высоким человеком, отважным повстанцем и жестоким бандитом. Он совершал набеги и сражался против Эстильской империи и Ногары, пока еще были надежды, а когда их не осталось, сдался Карлсену.

«Гордость повелевает мне покорять врагов, — написал Карлсен однажды в письме, которое считал личным. — Честь запрещает унижать или ненавидеть врага». Но политическая полиция Микаля действует, опираясь на иную философию.

Быть может, преступник и остался рослым, но Хольт ни разу не видел, чтобы он выпрямился во весь рост. Кандалы, по-прежнему сковывающие его по рукам и ногам, сделаны из пластика и якобы не должны ранить человеческую кожу, но теперь они стали совершенно излишними, и Хольт снял бы их, если бы мог.

Чужак, увидев Люсинду, сидевшую обок Джанды и кормившую его, мог бы счесть ее дочерью мятежника. Но она была его сестрой, всего лишь на пять лет моложе брата. И притом девушкой редкой красоты; пожалуй, у полиции Микаля были иные мотивы, когда ее отправили ко двору Ногары не изуродованной и не подвергая промывке мозгов. Ходили слухи, что среди придворных высок спрос на развлечения определенного рода, а объекты забав сменяются очень быстро.

До сих пор Хольт не позволял себе верить в подобные сплетни, главным образом избегая думать о них. Теперь он открыл карцер, ибо держал помещение запертым лишь для того, чтобы Джанда не блуждал по кораблю, как ребенок, во избежание несчастного случая, и вошел.

Когда Люсинда впервые поднялась на борт корабля, в ее взгляде светилась бессильная ненависть к каждому эстильцу. Хольт старался обращаться с ней ласково и оказывал всяческую помощь, и теперь на лице ее, поднятом ему навстречу, не было даже намека на неприязнь, а была надежда, которую она должна была разделить хоть с кем-то.

— По-моему, пару минут назад он произнес мое имя, — сообщила она.

— Да? — Хольт наклонился, чтобы взглянуть на Джанду поближе, но не увидел ни малейших перемен. В остекленевшем взгляде преступника по-прежнему не было ни проблеска мысли, а из правого глаза то и дело сбегала слеза, не имеющая никакого отношения к эмоциям. Он также безвольно распускал губы, а все его тело было неуклюже скорчено. — Быть может... — Хольт не договорил.

— Что? — В ее голосе прозвучал чуть ли не энтузиазм.

«Боги космоса, — подумал Хольт, — я не могу позволить себе влюбиться в эту девушку!» Капитан готов был пожалеть, что больше не видит ненависти в ее глазах.

— Быть может, — ласково проговорил он, — было бы лучше, если бы ваш брат не оправился. Вы же знаете, куда мы его везем.

Его слова в прах рассеяли надежды Люсинды, пусть даже призрачные. Она примолкла, глядя на брата так, будто увидела его впервые.

Тут запищал интерком на запястье Хольта.

— Капитан слушает, — откликнулся он.

— Сэр, обнаружен корабль, вызывающий нас. Это в пяти часах от нашего курса. Маленький и нормальный.

Последние три слова стали традиционной формулой, означающей, что замеченный корабль не может оказаться гигантским берсеркером. Уцелевшие фламландские преступники кораблями дальнего космоса не располагают, так что опасаться нечего.

Вернувшись на мостик, Хольт поглядел на маленькое пятнышко на экране радара. Форма его была незнакома капитану, но это не так уж удивительно при таком количестве верфей, обращающихся вокруг множества планет. Так с какой же стати тогда неведомому кораблю приближаться и вызывать его в дальнем космосе?

— Чума?

— Нет, никакой чумы, — сквозь треск помех ответил радио-голос, когда Хольт задал этот вопрос незнакомцу. Видеосигнал с другого корабля был неустойчив, не позволял толком разглядеть лицо говорившего. — Попал во время последнего скачка в пылевое облачко, и мои силовые поля дергаются. Вы не примете на борт пару пассажиров?

— Разумеется.

Для корабля, находящегося на грани тахионного скачка, столкновение с гравитационным полем солидного пылевого облака — случай редкий, но отнюдь не неслыханный. Вот почему связь так неустойчива. У Хольта по-прежнему не было оснований тревожиться.

Высланный чужаком катер пришвартовался к воздушному шлюзу курьера. Изобразив на лице гостеприимную улыбку, предназначавшуюся впавшим в отчаяние пассажирам, Хольт открыл люк. В следующую секунду он и полдюжины человек его экипажа могли лишь беспомощно смотреть на хлынувший внутрь железный поток — абордажную партию берсеркера, холодную и безжалостную, как кошмар.

Машины захватили курьер настолько быстро и результативно, что тот не смог оказать реального сопротивления, но убивать людей пока не стали. Выдрав двигатели из одной шлюпки, они загнали в нее Хольта вместе с экипажем и пленниками.

— Но на экране то был не берсеркер, не берсеркер, — твердил второй пилот Хольту. Люди сидели бок о бок, стиснутые в небольшом пространстве шлюпки, как сельди в бочке. Машины предоставили им воздух, воду и пищу и начали выводить по одному для допроса.

— Я знаю, он не походил на берсеркера, — отозвался Хольт. — Вероятно, берсеркеры придают себе новые формы, строят себе новое оружие. После Каменной Россыпи это единственное логичное решение. Просто странно, что никто этого не предвидел.

Люк с лязгом распахнулся, и пара роботов, отдаленно напоминающих людей, вошли в шлюпку, с математической точностью прокладывая курс среди девяти сбитых в кучу людей, пока не добрались до нужного им.

— Нет, он не может говорить! — вскрикнула Люсинда. — Не берите его!

Но машины не могли или не хотели слушать. Вздернув Джанду на ноги, они повели его прочь. Девушка увязалась следом, цепляясь за них, пытаясь спорить. Хольту оставалось лишь беспомощно протискиваться за ней в тесном пространстве из страха, что какой-нибудь робот обернется и убьет ее. Но они лишь помешали ей выбраться из шлюпки, оттолкнув от люка металлическими руками — мягко, но непреодолимо, как само время. Они скрылись вместе с Джандой, и люк снова захлопнулся. Люсинда стояла, устремив на него пустой взор, и даже не шелохнулась, когда Хольт обнял ее за плечи.

Потянулось бесконечное ожидание, а затем люк снова распахнулся. Роботы вернулись, но Джанду не привели. Вместо этого они забрали Хольта.

Обшивка курьера сотрясалась; похоже, роботы перестраивали корабль. В тесной камере, изолированной от остальной части корабля новой обшивкой, компьютерный мозг берсеркера установил электронные глаза, уши и громкоговоритель для себя. Сюда-то и привели Хольта на допрос.

Берсеркер очень долго расспрашивал Хольта, и почти каждый вопрос касался Иоганна Карлсена. Не секрет, что берсеркеры считают Карлсена своим главным врагом, но этот был просто одержим Карлсеном и никак не желал поверить, что тот действительно умер.

— Я захватил ваши карты и астронавигационные настройки, — то и дело напоминал берсеркер Хольту. — Я знаю, что ваш курс лежит к «Нирване», куда, предположительно, доставлен нефункционирующий Карлсен. Опиши этот корабль, используемый живым Ногарой.

До тех пор пока вопросы касались только покойного, Хольт отвечал берсеркеру без утайки, не желая попасться на бесполезной лжи. Но флагманский корабль — дело другое, и теперь капитан заколебался. Однако ему почти нечего сказать о «Нирване», даже если бы он хотел. Ни у него, ни у его товарищей по несчастью не было возможности сговориться о том, как обмануть берсеркера; тот наверняка прослушивал все разговоры на шлюпке.

— Я ни разу не видел «Нирвану», — правдиво ответил капитан. — Логика подсказывает, что это крепкий корабль, поскольку на нем путешествует верховный правитель человечества.

Не будет ни малейшего вреда, если сказать машине то, о чем она и так наверняка догадалась.

Дверь внезапно распахнулась, и Хольт вздрогнул при виде странного человека, вошедшего в камеру допросов. Потом разглядел, что это не человек, а творение берсеркера. Кожа то ли пластиковая, то ли выращенная из культуры клеточной ткани.

— Привет, вы капитан Хольт? — спросил субъект. В нем не было больших изъянов, но закамуфлированный с величайшим искусством робот походит только на закамуфлированного робота. Не дождавшись ответа Хольта, субъект осведомился: — В чем дело?

Уже самой речи было бы достаточно, чтобы выдать себя внимательно прислушивающемуся разумному человеку.

—- Ты не человек, — ответил Хольт.

Субъект сел и как-то обмяк.

— Как видишь, — пояснил берсеркер, — я не в состоянии сделать имитацию живой единицы, приемлемую для настоящих живых единиц при встрече лицом к лицу. Поэтому мне требуется, чтобы ты, настоящая живая единица, помог мне убедиться в смерти Карлсена.

Хольт промолчал.

— Я специальное устройство, — проговорил берсеркер, — построенное берсеркерами с единственной первостепенной целью — добиться полной уверенности в смерти Карлсена. Если ты поможешь мне доказать, что он мертв, я охотно освобожу тебя и остальные живые единицы, ныне находящиеся у меня. Если ты откажешься помогать, все вы будете получать самые неприятные стимулы, пока ты не передумаешь.

Хольт ни на миг не поверил, что берсеркер может охотно отпустить их на свободу. Но терять нечего, быть может, удастся выторговать для себя и остальных хотя бы смерть без самых неприятных стимулов. Берсеркеры предпочитают быть результативными убийцами, а не садистами.

— Какой помощи ты от меня ждешь? — поинтересовался Хольт.

— Когда я закончу встраивать себя в курьер, мы отправимся на «Нирвану», куда ты доставишь своих пленников. Я читал приказы. После допроса человеческими лидерами на «Нирване» пленники должны быть доставлены на Эстил для тюремного заключения. Не так ли?

— Так.

Дверь распахнулась снова, и в нее, приволакивая ноги, вошел униженно согбенный Джанда.

— Не можешь ли ты избавить этого человека от дальнейших расспросов? — спросил Хольт у берсеркера. — Он тебе не может помочь ничем.

Ответом было одно лишь молчание. Хольт с беспокойством ждал. Наконец, поглядев на Джанду, осознал, что тот как-то изменился. Слезы перестали течь из его правого глаза. Увидев это, Хольт ощутил всколыхнувшийся в душе ужас, объяснения которому не находил, словно его подсознание уже знало то, что берсеркер еще только собирался сказать.

— Вместо костей в этой живой единице теперь металл. Где текла кровь, сейчас залиты консерванты. Внутрь черепа я поместил компьютер, а в глаза — камеры, чтобы собрать сведения, необходимые мне о Карлсене. Имитировать поведение человека, прошедшего промывку мозгов, в пределах моих способностей.


— Я не питаю к тебе ненависти, — сказала Люсинда берсеркеру, когда он призвал ее для допроса. — Ты несчастный случай, как планетотрясение, как облачко пыли, в которое врезается корабль на субсветовой скорости. А ненавижу я Ногару и его прихлебателей. Не будь его брат мертв, я убила бы его собственными руками и с радостью принесла тебе его труп.


— Капитан курьера? Это губернатор Микаль от имени верховного владыки Ногары. Приведите обоих заключенных на «Нирвану» сию же секунду.

— Сию секунду, сэр, — подтвердил Хольт.

Выйдя из гиперпространства в пределах оптической видимости «Нирваны», машина-убийца забрала Хольта и Люсинду из шлюпки. Затем отправила шлюпку вместе с командой Хольта дрейфовать между обоими кораблями, как будто экипаж воспользовался ею для проверки силовых полей курьера. Люди на шлюпке послужат берсеркеру заложниками, а заодно шитом, если того разоблачат. А еще, оставляя их там, берсеркер, несомненно, хотел, чтобы перспектива будущего освобождения команды выглядела более достоверной.

Хольт не знал, как сказать Люсинде об участи ее брата, но в конце концов как-то сумел. Она минутку поплакала, а потом стала необычайно спокойной.

Теперь берсеркер поместил Хольта и Люсинду на катер для путешествия на «Нирвану». Машина, в которую обратился брат Люсинды, уже находилась на борту катера, выглядя понурой и сломленной, как тот действительно выглядел в последние дни своей жизни.

Увидев эту фигуру, Люсинда замерла. Потом ясным голосом проговорила:

— Машина, я хочу поблагодарить тебя. Ты подарила моему брату милость, которую отказывались ему даровать люди. Но думаю, я сама бы отыскала способ убить его, чтобы помешать его врагам продолжить пытки.


Воздушный шлюз «Нирваны» был хорошо бронирован и оборудован автоматическими системами защиты, способными отбить штурм абордажной партии роботов, а лучевое ракетное оружие «Нирваны» без труда отбило бы любую атаку крупнокалиберного оружия курьера или даже дюжины курьеров. Берсеркер предвидел все это. За шлюзом Хольта ожидал офицер, чтобы поприветствовать.

— Сюда, капитан. Мы все ждем.

— Все?

Офицер — сытый и благообразный, как человек, выполняющий безопасные и легкие обязанности, — буквально пожирал Люсинду глазами.

— В Большом зале праздник в самом разгаре, прибытия ваших заключенных ждут с большим нетерпением.

В Большом зале рокотала музыка и извивались танцовщицы в одеяниях, более непристойных, чем любая нагота. Роботы-стюарды убирали остатки пира с длинного стола, вытянувшегося почти на всю длину зала. В троноподобном кресле у центра стола сидел верховный владыка Ногара в наброшенном на плечи роскошном плаще. Перед ним стоял хрустальный кубок с белым вином. По бокам от него вдоль длинного стола сидело сорок-пятьдесят бражников — мужчин, женщин и несколько особ, чей пол Хольт с ходу распознать не сумел. Все пили и смеялись, а некоторые были облачены в маски и костюмы, приготовившись к продолжению празднества.

Как только Хольт переступил порог, все головы повернулись в его сторону, а за секундным молчанием последовали громогласные овации. И ни в одной паре глаз, ни на одном лице, обращенных к заключенным, Хольт не разглядел даже намека на жалость.

— Добро пожаловать, капитан, — изрек Ногара любезным тоном, когда Хольт вспомнил, что надо поклониться. — Есть ли новости с Фламланда?

— Ничего существенного, сэр.

Мужчина с одутловатым лицом, сидевший по правую руку от Ногары, склонился вперед, навалившись грудью на стол.

— Народ наверняка горько скорбит об ушедшем губернаторе?

— Конечно, сэр, — в говорившем Хольт сразу узнал Микаля. — И с большим нетерпением ждет нового.

Микаль с циничной улыбкой откинулся на спинку кресла.

— Я уверен, что мятежное население ждет не дождется моего прибытия. Девица, ты пылаешь нетерпением перед встречей со мной? Обойди, красотка, стол, иди ко мне. — Люсинда неохотно повиновалась, и Микаль дал знак роботам-стюардам. — Роботы, поставьте кресло для пришедшего — вон там, в центре площадки. Капитан, вы можете вернуться на свой корабль.

Филипе Ногара не отрывал глаз от скованного кандалами старого врага — Джанды. Бог весть, какие мысли в это время проносились в его голове. Но он вроде бы с удовольствием предоставил Микалю отдавать какие заблагорассудится приказы.

— Сэр, — сказал Хольт Ми калю. — Я бы хотел увидеть... останки Иоганна Карлсена.

Эта реплика привлекла внимание Ногары, и он кивнул. Робот-стюард отдернул драпировки из собольего меха, открыв альков в дальнем конце зала. В алькове, перед огромным иллюминатором, покоился саркофаг.

Хольт не слишком удивился; на многих планетах принято пировать в присутствии мертвых. Поклонившись Ногаре, он повернулся, отдал честь и зашагал к алькову. За спиной у него послышалось шарканье скованного Джанды, и Хольт затаил дыхание. Вдоль стола пробежал ропот, настолько внезапно стихший, что даже музыка смолкла. Видимо, Ногара жестом позволил Джанде идти, желая посмотреть, что сделает человек с промытыми мозгами. Приблизившись к гробу, Хольт остановился перед ним. Он едва видел замершее лицо лежащего там человека или размытое пятно гипермассы по ту сторону иллюминатора. Едва слышал шепоты и хихиканье пирующих. Единственное, что он ясно видел мысленным взором, — это лица экипажа, беспомощно дожидавшегося исхода в цепкой хватке берсеркера.

Машина, облаченная в плоть Джанды, шаркая, плелась за ним, и ее стеклянные глаза таращились на человека, обратившегося в ледяное изваяние. Фотография узоров радужной оболочки была передана на берсеркер для сравнения со старыми захваченными записями и определения, действительно ли этот человек — Карлсен.

Слабый вопль боли заставил Хольта оглянуться на длинный стол, где Люсинда вырывалась из цепких рук Микаля. Микаль и его друзья смеялись.

— Нет, капитан, я не Карлсен, — заявил Хольту Микаль, увидев выражение его лица. — Неужели вы думаете, что я сожалею об этой разнице? Перспективы Иоганна отнюдь не радужны. Он, в общем-то, замкнулся в ореховой скорлупке, но больше не считает себя царем бесконечного пространства![4]

— Шекспир! — воскликнул какой-то льстец, изображая восторг от литературной эрудиции Микаля.

— Сэр, — Хольт сделал шаг вперед. — Позвольте мне... можно мне теперь доставить заключенных обратно на корабль?

Микаль неверно истолковал нетерпение Хольта.

— Ох-хо! Вижу, вы цените чудеснейшие дары жизни, капитан. Но, как вам известно, положение имеет свои привилегии. Девушка остается здесь.

Хольт заранее предполагал, что они задержат Люсинду; уж лучше ей остаться здесь, чем вернуться к берсеркеру.

— Сэр, тогда, если... тогда позвольте мне увести только мужчину. В тюремном госпитале на Эстиле мы можем восстановить...

— Капитан... — Голос Ногары звучал негромко, но заставил стихнуть присутствующих. — Здесь не спорят.

— Так точно, сэр.

Микаль покачал головой.

— Я пока не склоняюсь к милосердию по отношению к моим врагам, капитан. Склонюсь ли я в ближайшем будущем в этом направлении... ну, это как поглядеть. — Он снова лениво простер руку, чтобы облапить Люсинду. — Вы знаете, капитан, что ненависть придает любви настоящую пикантность?

Хольт беспомощно посмотрел на Ногару. Холодный взгляд правителя сказал: «Еще одно слово, курьер, и ты окажешься в карцере. Я дважды не предупреждаю».

Если бы Хольт сейчас выкрикнул предупреждение о берсеркере, машина в обличье Джанды перебила бы всех в зале, и никто не успел бы ей помешать. Хольт понимал, что берсеркер слушает его, следит за его движениями.

— Я... я возвращаюсь на корабль, — пролепетал он. Ногара уже смотрел куда-то в сторону, и больше никто не обращал на него особого внимания. — Я... вернусь сюда... пожалуй, через пару часов. Несомненно, до того как отправлюсь на Эстил.

Тут Хольт увидел, что группа бражников окружила Джанду, и осекся. Они сняли кандалы с мертвых конечностей преступника, надели ему на голову рогатый шлем, вручили щит и копье, накинули на плечи меховой плащ — нарядив под древнего норвежского воина Земли, первого носителя ужасного названия «берсеркер».

— Заметьте, капитан, — издевательски проворковал Микаль, — на нашем костюмированном балу мы не боимся участи принца Просперо. Мы добровольно приводим подобие ужаса извне!

— По! — радостно крикнул лизоблюд.

Хольт не имел ни малейшего понятия ни о Просперо, ни о По, и Микаль испытал разочарование.

— Оставьте нас, капитан, — произнес Ногара тоном прямого приказа.

— Ступайте, капитан Хольт, — подхватила Люсинда твердым, ясным голосом. — Все мы знаем, что вы хотите помочь тем, кто подвергается здесь опасности. Владыка Ногара, будут ли капитана Хольта винить хоть в малейшей степени за то, что случится здесь, когда он уйдет?

В ясных глазах Ногары мелькнула тень недоумения, но он лишь слегка покачал головой, гарантируя испрошенное отпущение грехов.

Хольту оставалось только вернуться на берсеркер, чтобы спорить с ним, вымаливая свой экипаж. Если тот проявит терпение, необходимые ему доказательства будут даны. Если только пирующие будут милостивы к механической твари, которую принимают за Джанду.

Хольт вышел. В его отягощенном тревогами и заботами сознании ни на миг не мелькнула даже тень подозрения, что Карлсен всего лишь заморожен.


Рука Микаля обнимала бедра Люсинды, стоявшей рядом с его креслом, а его голос мурлыкал у нее над ухом:

— Ой, ой, как ты дрожишь, красотка... Просто трогательно, что такая красотка, как ты, дрожит от моего прикосновения. Да, это меня глубоко трогает. Ну, мы больше не враги, правда? Если бы мы были врагами, мне пришлось бы очень жестоко поступить с твоим братом.

Люсинда дала Хольту время убраться подальше от «Нирваны». Теперь же замахнулась, вложив в удар всю силу. От оплеухи голова Микаля развернулась на пол-оборота, а его прилизанные седые волосы растрепались.

Внезапно в Большом зале наступила настороженная тишина, затем загрохотал смех, от которого все лицо Микаля залилось багровым румянцем, так что отпечаток ладони на его щеке стал совсем невидим. Находившийся позади Люсинды человек схватил ее за руки и крепко сжал. Она обмякла, выжидая, пока его хватка чуть-чуть не ослабнет, а затем схватила столовый нож. Раздался очередной взрыв смеха, когда Микаль увернулся, а человек позади Люсинды снова схватил ее. Ему на помощь пришел еще один; вдвоем они со смехом отобрали нож и заставили ее усесться в кресло рядом с Микалем.

Когда губернатор наконец заговорил, голос его слегка дрожал, но звучал негромко и почти спокойно.

— Подведите этого человека поближе, — распорядился он. — Усадите его за стол, прямо напротив нас.

Как только приказ был выполнен, Микаль обратился к Люсинде небрежным тоном:

— Разумеется, я намеревался предоставить твоему брату лечение и позволить ему исцелиться.

— Лживый кусок дерьма, — с улыбкой прошептала она. Микаль лишь улыбнулся в ответ.

— Давай испытаем искусство моих мозговых техников, — предложил он. — Бьюсь об заклад, никакие узы не понадобятся, дабы удержать твоего брата в кресле, как только я сделаю вот это. — Он проделал забавный жест над столом в сторону остекленевших глаз, глядевших с лица Джанды. — Вот. Но он по-прежнему будет ощущать каждым своим нервом все, что с ним произойдет. Можешь быть уверена.

Она все просчитала и предполагала нечто эдакое, но сейчас ей показалось, что дышать воздухом порока уже свыше ее сил. Люсинда боялась потерять сознание и в то же самое время страстно желала этого.

— Нашему гостю надоел его костюм. — Микаль окинул взглядом стол из конца в конец. — Кто первым возьмется развлечь его?

Раздались жидкие аплодисменты, когда из ближайшего кресла поднялось женоподобное существо.

— Джеми славится своей изобретательностью, — любезным тоном сообщил Микаль Люсинде. — Я настаиваю, чтобы ты теперь смотрела очень внимательно. Выше голову!

Фелипе Ногара, сидевший по другую сторону от Микаля, начал мало-помалу выходить из состояния отстраненности и против воли стал наблюдать за происходящим. Предвкушение начало брать в нем верх над отвращением.

Хихикающий Джеми подошел, поигрывая миниатюрным ножичком, украшенным драгоценными камнями.

— Только глаза не трогай, — предупредил Микаль. — Я хочу, чтобы он после кое-чем полюбовался.

— О, всенепременно! — захихикал Джеми, осторожно отставил в сторону рогатый шлем и брезгливо вытер пальцы. — Мы просто начнем со щеки, всего лишь крохотный кусочек кожи...

Джеми сделал крохотный надрез — и все-таки оказавшийся чрезмерно большим для мертвой плоти. От первого же рывка вся безжизненная, кровавая маска влажной тряпкой свалилась с лица Джанды, явив взорам оскал стального черепа машины.

Люсинда едва успела заметить, как стальная десница метнула труп Джеми через весь зал, когда державшие ее мужчины бросились удирать во весь дух, и она смогла спрятаться под стол. В зале воцарился вопящий бедлам, и через мгновение весь громадный стол с грохотом опрокинулся от могучего удара берсеркера. Разоблаченная машина пренебрегла своей главной задачей — собрать доказательства смерти Карлсена, вернувшись к изначальной роли хладнокровного убийцы. И убивала быстро и эффективно. Она металась по залу, припадая к земле и совершая невероятные скачки, прокладывая себе путь похожими на косы конечностями, вызывая панику и оставляя позади кровавый урожай в виде груд недвижной плоти.

В главных дверях возникла давка, закупорившая их напрочь, и убийца принялся методично обрабатывать застрявших людей, калеча и убивая одного за другим. Затем обернулся, чтобы снова двинуться в зал. Подошел к Люсинде, скорчившейся на том же месте, где она пряталась, когда стол был отброшен. Здесь берсеркер помешкал, узнав в ней частичную соисполнительницу своей первоначальной задачи.

И через долю секунды метнулся к другой жертве — Ногаре. Стоящий правитель покачивался от слабости, сломанная правая рука болталась плетью. Откуда-то добыв крупнокалиберный пистолет, он с левой руки стрелял в машину, устремившуюся к нему с другого конца опрокинутого стола. Разрывные пули косили друзей Ногары и крушили мебель, но движущуюся мишень задевали лишь вскользь.

Наконец одна пуля угодила в цель, разбив машину, но та по инерции врезалась в Ногару, опрокинув его на пол.

В Большом зале, будто пережившем прямое попадание бомбы, воцарилась неуверенная тишина. Люсинда поднялась. Колени у нее дрожали. Тишина уступила место рыданиям и стонам, повсюду зашевелились раненые, но не встал больше никто.

Будто в полузабытьи девушка приблизилась к разбитому роботу-убийце. Глядя на обрывки одежды и кожи, все еще льнущие к стальному остову, она ощутила в душе только зияющую пустоту, зато лицо брата снова встало в памяти таким, как раньше, — сильным и улыбающимся.

Теперь же есть кто-то поважнее мертвых, вот только вспомнить бы, кто — ах да, ну конечно, заложники берсеркера, добрые звездоплаватели. Можно попытаться выменять их на тело Карлсена.

Роботы-стюарды, программы которых не предусматривали более серьезных экстренных ситуаций, чем пролитое вино, метались туда-сюда, впав в машинный эквивалент человеческой паники. Их суета затрудняла продвижение Люсинды, но она успела прокатить тяжелый гроб до середины зала, когда была остановлена слабым окликом. Ногара кое-как приподнялся в сидячее положение, привалившись к опрокинутому столу.

— ...жив, — прохрипел он.

— Что?

— Иоганн жив. Здоров. Видите? Это гибернатор.

— Но мы же сказали берсеркеру, что он мертв. — Потрясения, следующие одно за другим, повергли Люсинду в какое-то отупение. Она впервые поглядела на лицо Карлсена и долго-долго не могла отвести взгляд. — У него заложники. Он хочет получить труп Карлсена.

— Нет, — тряхнул головой Ногара. — Теперь понимаю. И все равно нет. Живым я его берсеркерам не отдам. — В этом физически сломленном человеке по-прежнему ощущалась неукротимая, варварская сила характера. Пистолет куда-то подевался, так что именно эта сила удержала Люсинду на месте. Пламя ненависти в ее душе уже угасло.

— Но там же семь человек, — заспорила она.

— Мы с берсеркером одного поля ягоды, — осклабил Ногара стиснутые от боли зубы. — Пленников он не отпустит. Вот. Ключ... — Он извлек что-то из разодранной туники.

Люсинда снова устремила долгий взгляд на безмятежное лицо человека в гробу. Потом, повинуясь порыву, подбежала к Ногаре. Отдав ключ, владыка с облегчением вздохнул и обмяк — то ли потеряв сознание, то ли балансируя на грани беспамятства.

На замке саркофага было отмечено несколько позиций, и Люсинда повернула ключ на «ЭКСТРЕННОЕ ОЖИВЛЕНИЕ». Вокруг лежащего внутри человека тотчас вспыхнули огни, послышался гул приборов.

К этому времени автоматические системы корабля отреагировали на нештатную ситуацию. Роботы-стюарды переквалифицировались в санитаров, вооружившись носилками. Ногару унесли в числе первых. Вероятно, на корабле где-то действовал кибермедик. Из-за тронного кресла Ногары послышался громкий голос:

— Говорит система управления обороной корабля, требуются человеческие приказы! Какого рода экстренная ситуация?

— Не связываться с курьером! — крикнула в ответ Люсинда. — Приготовиться к отражению его атаки. Но не попади в шлюпку!

Стеклянный верх саркофага затуманился.

Люсинда подбежала к иллюминатору, по пути споткнувшись о труп Микаля и переступив его без малейших колебаний. Прижавшись лицом к стеклу и поглядев в сторону, различила берсеркер-курьер, багрово рдеющий в зыбком свете гипермассы, за розовой точкой шлюпки, все еще висящей перед ним.

Долго ли он будет дожидаться, прежде чем убьет заложников и скроется?

Обернувшись от иллюминатора, Люсинда увидела, что крышка саркофага открылась и лежавший внутри человек сел. Всего лишь миг, навечно запечатлевшийся в памяти девушки, он глядел ей в глаза по-детски беспомощно, затем в его взгляде засветилась сила, совершенно не схожая с силой его брата, а, наверное, даже более неукротимая.

Затем Карлсен отвел глаза, окинув единым взглядом разгромленный Большой зал и саркофаг.

— Фелипе, — шепнул тихонько, словно увиденное причинило ему боль, хотя сводного брата давно унесли.

Бросившись к нему, Люсинда начала торопливо излагать случившееся, начиная с того дня, когда в тюремной камере на Фламланде услыхала, что Карлсен заразился чумой.

Один раз он перебил ее:

  — Помогите мне отсюда выбраться и добыть бронескафандр. — Рука его была сильной и жесткой, но, встав рядом с Люсиндой, он оказался удивительно малорослым. — Продолжайте, что там дальше?

Она поспешно продолжала рассказ, пока роботы-стюарды экипировали Карлсена.

— Но зачем вас заморозили? — закончила она, внезапно изумившись его здоровью и силе. Карлсен пропустил вопрос мимо ушей.

— Пойдемте в боевую рубку. Надо спасти этих людей.

Уверенно отыскав дорогу к нервному центру корабля, он бросился в кресло офицера обороны — должно быть, погибшего. Пульт управления осветился, и Карлсен тотчас же приказал:

— Свяжи меня с курьером.

Через пару секунд с курьера долетел бесстрастный общепринятый отзыв. Лицо, появившееся на экране коммуникатора, было скверно освещено, и, не ведая о подвохе, невозможно было даже заподозрить, что это не человек.

— Говорит главнокомандующий Карлсен с «Нирваны». — Он называл себя не губернатором и не владыкой, а тем званием, которое носил в знаменательный день у Каменной Россыпи. — Я сейчас выйду. Хочу потолковать там с вами на курьере.

Погруженное в тень лицо чуточку сдвинулось на экране.

— Есть, сэр.

Карлсен тотчас же разорвал связь.

— Это вселит в него надежду. Теперь мне нужен катер. Роботы, погрузите мой саркофаг на борт самого быстроходного катера. Я пребывал под действием лекарств экстренного оживления, и мне может понадобиться небольшая повторная гибернация.

— Вы вправду хотите туда отправиться?

Уже вставший из кресла Карлсен помедлил.

— Я знаю берсеркеров. Если его основной задачей является погоня за мной, он не станет тратить ни выстрела, ни секунды времени ради нескольких заложников, пока у него под носом я.

— Вы не имеете права! — вырвалось у Люсинды. — Вы слишком много значите для всего человечества...

— Я вовсе не иду на самоубийство, у меня в запасе еще есть уловка-другая. — Внезапно интонации его изменились. — Вы говорите, Фелипе жив?

— Скорее всего.

Прикрыв ненадолго глаза, Карлсен беззвучно зашевелил губами. Потом, глянув на Люсинду, схватил бумагу и ручку с консоли офицера обороны.

— Отдайте это Фелипе, — он принялся что-то строчить. — Если я попрошу, он отпустит вас с капитаном. Вы для его власти угрозы не являете. А вот я...

Дописав, Карлсен вручил бумаги Люсинде.

— Мне пора. Да будет с вами Бог.


С поста офицера обороны Люсинда наблюдала, как хрустальный шарик катера покинул «Нирвану» и пошел по длинной кривой, которая вывела катер к курьеру на некотором расстоянии от шлюпки,

— Эй, на курьере! — послышался голос Карлсена через динамики. — Вы ведь можете определить, что на катере действительно я, не так ли? Вы можете запеленговать мою передачу? Можете сфотографировать мои радужные оболочки с экрана?

И тут же катер метнулся в сторону под прямым углом, запетляв на предельном ускорении в тот самый миг, когда оружие берсеркера сокрушило пространство в том месте, где он был долю секунды назад. Карлсен оказался прав. Берсеркер не стал мешкать или тратить хотя бы один выстрел на шлюпку, а тотчас же устремился в погоню за катером Карлсена.

— Залп по курьеру! — крикнула Люсинда. — Уничтожить его!

С «Нирваны» сорвалась туча ракет, но залп, выпушенный по удаляющейся цели, прошел мимо. Быть может, оттого, что курьер уже вошел в искривленное пространство на подступах к гипермассе.

Ни один выстрел суденышко Карлсена даже не задел. Вот оно стало бусинкой, то и дело скрывающейся за вспышками орудий берсеркера, вот — бисеринкой, скользнувшей в чудовищный водоворот гипермассы.

— В погоню! — крикнула Люсинда. Звезды впереди подернулись синевой, но корабельный автопилот почти тотчас же отменил приказ, рявкнув математическое доказательство, что дальнейшее движение в этом направлении станет фатальным для всех на борту.

Катер ринулся к гипермассе, оказавшись в тисках гравитации, перед которой любые двигатели бессильны. А берсеркер-курьер стремглав несся следом, не заботясь ни о чем, одержимый лишь одной идеей: погубить Карлсена наверняка.

Обе светлые точки, несущиеся над грандиозным облаком падающей пыли, будто на фоне закатных небес планеты, заалели, затем побагровели — а затем красное смещение гипермассы черным саваном укрыло их от взора, и они покинули Вселенную навсегда.


Роботы доставили шлюпку на борт «Нирваны» в целости и сохранности, и вскоре Хольт отыскал Люсинду, одиноко стоявшую в Большом зале и устремившую взгляд за иллюминатор.

— Он пожертвовал собой ради вашего спасения, — проговорила она. — А ведь даже не видел вас.

— Знаю. — Помолчав, Хольт вымолвил: — Я только что говорил с владыкой Ногарой. Уж и не знаю, почему, но вас освободят, а против меня не станут возбуждать дело за приведенного на корабль берсеркера. Хотя Ногара нас обоих явно ненавидит...

Не слушая, Люсинда все смотрела в иллюминатор.

— Расскажите мне о нем как-нибудь, — Хольт полуобнял Люсинду одной рукой, но она лишь передернула плечами, сбросив помеху. И помехой этой была рука Хольта.

— Понимаю, — через некоторое время проронил он. И пошел обратно к своему экипажу.


Итак, борьба за власть среди людей идет все время, если только Вселенная позволяет. И как минимум на одной из планет схватка за первенство давным-давно переросла в гражданскую войну. Война, чума и изоляция уничтожили на этой планете цивилизацию и историю.

Простершись из недосягаемой дали, мой интеллект скитался по умам впавших в варварство людей, незаметный и не способный прийти на помощь. И когда к ним подкрался древний, кровожадный волк космических просторов, жители планеты были так же беззащитны перед ним, как их овечьи стада.


 ЗНАК ВОЛКА

Темный силуэт, размером не уступающий человеку, проскользнул между двумя самыми маленькими из трех сторожевых костров, двигаясь беззвучно, будто порождение сна. Чисто по привычке Дункан следил за наветренным направлением, хотя его голова отяжелела от усталости и мыслей о жизни, приходящей с шестнадцатым летом.

Вскинув копье, Дункан завыл и ринулся на волка. Мгновение огненные глаза, расставленные будто бы на целую ладонь, смотрели прямо на него. Затем волк отвернулся, издал один низкий вопросительный звук и скрылся во тьме за пределами сторожевых костров.

Остановившись, Дункан издал порывистый вздох облегчения. Наверное, волк убил бы его, если бы встретил нападающего грудью, но зверь пока не осмеливается встретиться с человеком в окружении костров.

Глаза овец были прикованы к Дункану — сотня мерцающих бликов в сгрудившейся массе отары. Одно-два животных тихонько заблеяли.

Забыв о сне и самокопаниях, Дункан принялся расхаживать вокруг отары. Легенды говорят, что люди древней Землянии имели зверей под названием «собаки», которые охраняли овец. Если это правда, то можно счесть людей дураками за то, что они вообще задумали покинуть Земляник». Но подобные мысли чересчур святотатственны, а в положении Дункана следовало бы молиться. Волк теперь приходил каждую ночь и слишком уж часто убивал по овце.

— Пошлите мне знак, небесные боги, — подняв глаза к ночным небесам, принялся он твердить заученные слова молитвы.

Но небеса хранили молчание. Только величавые светлячки рассветной зоны следовали по своим беспорядочным тропам, исчезая из виду на полпути вверх по восточному небосклону. Сами звезды согласны с тем, что три четверти ночи уже позади. Легенды утверждают, что Земляния находилась среди звезд, но молодые жрецы признают, что подобные заявления следует понимать только символически.

Тяжелые мысли вернулись, несмотря на близость волка. Уже два года Дункан молился и надеялся на мистические откровения, на знак от богов, приходящих указать жизненный путь каждому юноше. Со слов других юношей, произносимых только шепотом и лишь время от времени, он знал, что многие симулируют подобные знаки. Для ничтожных пастухов и даже охотников в этом нет ничего страшного, но как может человек, не узревший настоящего видения, подняться выше пастыря животных? Быть жрецом, изучать вещи, принесенные со старой Землянин и сбереженные, — о, как Дункан жаждал знаний, величия, вещей, которым не мог подобрать название. Снова поглядев вверх, он охнул, ибо узрел в небе громадный знак, почти прямо над головой. Ослепительно яркая точка, а затем яркое облачко, оставшееся от нее среди звезд. Схватившись за копье, Дункан всматривался в небо, на время забыв даже об овцах. Мало-помалу облачко рассеялось и угасло.


А незадолго до того корабль-берсеркер, привлеченный светом звезды солнечного типа, выскользнул из межзвездных пространств и устремился к планете Дункана. Эта звезда и эта планета сулили жизнь, но корабль знал, что некоторые планеты хорошо обороняются, и потому искривил и замедлил свое молниеносное приближение, превратив его в длинную осторожную кривую.

В близлежащем космосе не было никаких боевых кораблей, но телескопы берсеркера обнаружили яркие точки оборонительных спутников, скрывающихся в тени планеты и появляющихся вновь. Чтобы собрать побольше данных, компьютеры берсеркера запустили шпионский зонд.

Совершив один виток вокруг планеты, зонд устремился к ней, испытывая надежность системы обороны. Порядком приблизившись к ночной стороне планеты, он внезапно обратился в яркое облачко.

И все же оборонительные спутники для берсеркера не представляли реальной преграды. Он сможет прихлопнуть их без малейшего труда, если только подберется поближе, хотя дальнобойные ракеты, выпущенные в планету, они все-таки не пропустят. Другое дело, что на планете могут таиться иные объекты, надежно погребенные, готовые контратаковать противника.

Очень странно, что на этой обороняемой планете нет искр света на ночной стороне, указывающих города, и что она не испускает в пространство никаких радиосигналов.

Берсеркер с механической осторожностью двинулся вперед к региону, разведанному шпионским зондом.


Поутру Дункан пересчитал отару, нахмурился и пересчитал снова. Затем принялся искать, пока не нашел задранного ягненка. Значит, волк все-таки добыл себе ужин. Итого, четыре овцы за десять дней.

Дункан повторял себе, что погибшие овцы больше не важны, раз знак, явленный свыше вчера ночью, гарантирует ему жизнь, полную великих свершений и благородных целей. Но для него овцы все равно оставались важны, и не только потому, что их хозяева рассердятся.

Угрюмо разглядывая бедного ягненка, Дункан вдруг заметил жреца в коричневой рясе, верхом на ослике, в одиночестве подымающегося по длинному, поросшему травой пологому склону пастбища со стороны Храмовой деревни с намерением помолиться в одной из пещер у подножия горы при входе в долину.

Увидев призывные взмахи рук Дункана — тот не мог покинуть отару, чтобы подойти к жрецу, — человек на ослике изменил направление. Дункан прошел немного вперед ему навстречу.

— Да благословит тебя Земляния, — лаконично сказал жрец, подъехав поближе. Этот коренастый человек с явным удовольствием спешился и потянулся, выгнув спину и закряхтев.

Заметив нерешительность Дункана, он улыбнулся:

— Тебе очень одиноко здесь, сын мой?

— Да, о Святой. Но вчера ночью я узрел знак. Я ждал его два года, и наконец он был дан мне вчера ночью.

— В самом деле? Добрая весть. — Взгляд жреца скользнул к горе, затем к солнцу, будто для того, чтобы определить, сколько времени можно затратить на беседу, но Дункану он сказал без малейших признаков нетерпения: — Поведай мне о нем, если желаешь.

Однако, узнав о том, что знаком Дункана была вспышка в небе, жрец нахмурился. Казалось, он едва удержался от улыбки.

— Сын мой, сей свет видели многие. Сегодня старейшины дюжины деревень большинства племен пришли в Храмовую деревню. Каждый видел в небесной вспышке что-то свое, и ныне я собираюсь помолиться в пещере именно из-за этого.

Жрец сел на ослика, но неожиданно снова обернулся к Дункану:

— И все же меня не было среди избранных, чтобы узреть знак небесных богов, а ты был. Может быть, эго знак для тебя, как и для других, так что не огорчайся, что он предназначался не только для тебя. Исполняй свой долг богобоязненно, и знак будет дарован тебе. — Он повернул своего осла прочь.

Чувствуя себя совсем ничтожным, Дункан медленно зашагал обратно к отаре. Да как он мог подумать, что свет, виденный половиной мира, предназначался для единственного пастуха? Теперь его знак исчез, а волк остался.

После полудня показалась еще одна фигура — шагавшая со стороны деревни Колин. Дункан подтянул пояс своей шерстяной туники и пятерней вычесал травинки из шевелюры. Пощупал подбородок, жалея, что борода растет пока так жидко.

Он уже не сомневался, что в гости идет Колин, когда она была еще в полумиле от него. Но заставил себя двигаться спокойно и сделал вид, что только что заметил ее, когда Колин показалась на вершине холма на расстоянии окрика. Ее каштановые волосы и одеяния развевались на ветру.

— Привет, Колин!

— Привет, пастырь Дункан. Отец послал меня спросить о своей овце.

Он с беспокойством окинул взглядом отару, узнавая овец одну за другой. Слава богам земным и небесным!

— Овца твоего отца цела и здорова.

Она подошла поближе.

— А другие овцы не все целы?

Ах, как она прекрасна! Но за простого пастуха ее ни за что не отдадут.

— Вчера ночью волк снова зарезал одну. — Дункан замахал руками. — Я слежу, жгу костры. У меня копье и палица, я бросаюсь на него, когда он подходит, и отгоняю прочь. Но рано или поздно он заходит с другой стороны, или какая-нибудь овца отбивается от стада.

— Надо, чтобы пришел кто-нибудь из деревни. Помог бы даже отрок. Если волк крупный и умный, помощь нужна любому пастуху.

Он кивнул, польщенный ее намеком, что он уже мужчина, а не отрок. Но беды его чересчур велики, и Дункан остался безутешен.

— Ты видела вспышку в небе вчера ночью? — спросил он, с горечью припомнив собственную радость при мысли, что это знак только для него.

— Нет, но вся деревня только о ней и говорит. Я скажу им о волке, но вряд ли кто-нибудь придет тебе на помощь в ближайшие день-два. Все танцуют и говорят, не думая ни о чем, кроме небесной вспышки. — Она устремила озадаченный взгляд на что-то позади Дункана. — Смотри!

Жрец промчался в полумиле от них по пути в долину из пещер, изо всех сил погоняя своего осла галопом к Храмовой деревне.

— Может, он встретил твоего волка, — предположила Колин.

— Он не оглядывается. Может, получил в пещерах важный знак земных богов.

Они еще немного поболтали, сидя на траве, пока Дункан ел принесенные пироги.

— Я должна идти! — подскочила Колин. Солнце уже опускалось, а ни он, ни она этого не заметили.

— Да, поторопись! Ночью волк может шастать по всей равнине.

Провожая взглядом заспешившую прочь Колин, Дункан ощутил дух волка в собственной крови. Наверное, она поняла это, потому что как-то странно оглянулась на него с вершины холма. И скрылась.


Собирая на склоне холма хворост для ночных костров, Дункан мгновение помедлил, поглядев на закат.

— Небесные боги, помогите мне, — молился он. — И земные боги, ибо темный волк должен принадлежать к вашему царству. Если вы не дадите мне знака, то хотя бы помогите одолеть волка. — По традиции он поклонился и приложил ухо к скале. День за днем просил он какого-нибудь бога о знаке, но ни разу...

И тут услышал голос. Съежился на месте, слушая камень, не в силах поверить своим ушам. Наверное, шум водопада или бегущий скот где-нибудь неподалеку. Впрочем, нет. В камне звучал настоящий голос, грохотавший и выкрикивавший слова откуда-то из-под земли. Слова Дункан различить не мог, но это оказался настоящий голос бога из-под земли.

Он выпрямился со слезами на глазах, на мгновение забыв даже об овцах. Этот восхитительный знак предназначен не для половины мира, а только для него! А он еще сомневался, что знак будет дан.

Важнее всего услышать, что голос говорит. Склонившись, Дункан снова прислушался. Приглушенный голос повторял что-то снова и снова, но Дункан не понимал его. Взбежав шагов на пять вверх по склону, он приложил ухо к следующей скале, выступающей из-под земли. Да, здесь голос гораздо яснее; порой юноше удавалось различить слово-другое. «Дать», — сказал голос. Бур-бур-бур. «Оборона», — сказал голос; во всяком случае, так показалось Дункану. Но даже слова, которые он узнавал, произносились со странным акцентом.

Заметив, что наступают сумерки, он встал, охваченный испугом и нерешительностью. Он все еще отвечает за овец и должен зажечь сторожевые костры, просто обязан, потому что без них волки вырежут всех овец. И в то же самое время он должен слушать этот голос.

Сквозь сумерки к нему приближался силуэт, Дункан схватился за палицу, но затем увидел, что это Колин.

— Солнце село, — с напуганным видом прошептала она, — а я боюсь темноты. Возвращаться к тебе было куда ближе, чем идти до деревни.


Берсеркер приближался к ночной стороне планеты, уже быстрее, но все еще с осторожностью. Он извлекал из памяти тысячелетия войны против тысяч видов жизней и вспомнил еще одну планету вроде этой, где были спутники обороны, но не было ни городов, ни радио. Защитники той планеты затеяли войну между собой, ослабив друг друга до такой степени, что больше не могли управлять своей обороной, даже забыли, что такое планетарное оружие.

Но здешняя жизнь может лукавить, пытаясь заманить берсеркера в пределы своего планетарного оружия. Поэтому берсеркер послал вперед своих механических лазутчиков, чтобы те пробились сквозь сеть спутников и рассыпались над поверхностью, сея смерть до тех пор, пока не спровоцируют отклик планеты в максимальном масштабе.


Костры были разведены, Колин взяла копье и присматривала за овцами. Как бы там ни было, несмотря ни на какого волка, Дункан должен следовать своему знаку. Он вскарабкался вверх по темному склону холма, слушая камень за камнем. И всякий раз голос земного бога становился громче.

В глубине души Дункан понимал, что Колин специально подстроила так, чтобы поневоле переночевать с ним и помочь защищать овец, и чувствовал к ней безграничную благодарность и любовь. Но даже эти чувства сейчас отошли на второй план. Голос прежде всего.

Он затаил дыхание, прислушиваясь. Теперь он слышал голос, даже стоя во весь рост. Там, впереди, у подножия скалы, лежали валуны, опрокинутые снежными лавинами. Возможно, среди них есть пещера.

Добравшись до валунов, Дункан услышал, что голос рокочет среди них.

— Атака продолжается. Требуется человеческий отклик. Требуется приказ номер один. Это контроль обороны. Атака продолжается...

Снова и снова. Кое-что из этого Дункан понял. Атака требуется, человек. Требуется приказ номер один — это должно означать, что будет исполнено одно желание, как в легендах. Больше никогда Дункан не будет смеяться над легендами, считая себя мудрей. Это не розыгрыш, подстроенный другими юношами; никто не способен спрятаться в пещере и кричать снова и снова подобным голосом.

Никому, кроме жрецов, не дозволено входить в пещеры, но, вероятно, даже жрецы не знают об этой. Эта пещера Дункана, ибо его знак привел его сюда. Ему дарован грандиознейший знак.

Чувствуя скорее благоговение, чем страх, он проскользнул между обломками скал, отыскал путь вниз, ощущая под ногами сперва камни и землю, а затем металл. Соскользнул в низкую металлическую пещеру, именно такую, как, по рассказам, выглядят пещеры богов, — очень длинную, гладкую, округлую и правильную, не считая того места, где она измята и сломана упавшими камнями. В плавно изгибающихся стенах пещеры были светящиеся места, будто громадные глаза животных, дававшие достаточно света, чтобы оглядеться. И здесь голос был очень громким. Дункан направился к нему.


«Мы достигли поверхности, — радировали берсеркеру лазутчики на своем бесстрастном языке компьютерных символов. — Здесь разумная жизнь земного типа обитает в деревнях. Пока что мы убили восемьсот тридцать девять единиц. Мы не встретили никакого отклика опасного оружия».

Берсеркер подождал еще чуть-чуть, позволив увеличить дань, взятую в жизнях живых единиц. Когда вероятность, что это планета-западня, упала по компьютерной оценке практически до нуля, берсеркер вышел на предельное сближение и начал сметать уцелевшие оборонительные спутники со своего пути.


— Вот он я. — Дункан упал на колени перед ревущей металлической вещью. Перед силуэтом бога лежали очень древние перевитые прутья и яичная скорлупа. Когда-то жрецы совершали здесь жертвоприношения, а потом забыли об этом боге. — Вот он я, — повторил Дункан, уже погромче.

Бог заметил его, ибо оглушительный крик прекратился.

— Требуется отклик от запасного поста обороны 9864, — сказал бог. — Планетарная оборона переходит под контроль поста 9864.

Как попросить бога говорить более ясно? После очень короткого молчания бог заявил:

— Требуется приказ один.

Это было уже понятнее, но, чтобы увериться окончательно, Дункан спросил:

— Ты выполнишь одно мое желание, о могучий?

— Повинуюсь вашим приказаниям. Экстренная ситуация. Спутниковая сфера уничтожена на девяносто процентов. Ответ планетарного оружия полностью запрограммирован, требуется команда активации.


Все еще стоя на коленях, Дункан зажмурился. Будет исполнено одно его желание. Остальные слова он воспринял как предупреждение о том, что выбирать надо с осмотрительностью. Если он пожелает, боги сделают его мудрейшим из вождей или отважнейшим из воинов. Бог даст ему сто лет жизни или дюжину молодых жен. Или Колин.

Но Колин сейчас там, во тьме, один на один с волком. Может быть, в этот самый миг волк подбирается к ней, затаившись за самым кругом света, следя за овцами и за хрупкой девушкой. Может быть, в этот самый миг Колин кричит... Сердце Дункана оборвалось, ибо он понял, что волк одолел его, разрушил этот миг, от которого зависит остаток его жизни. Он все еще пастух. И если он мог заставить себя забыть об овцах, то забыть о Колин было свыше его сил.

— Уничтожь волка! Убей его, — сдавленным голосом выкрикнул он.

— Термин «волк» неясен.

— Убийцу! Уничтожь убийцу. Это мое единственное желание!

Не в силах больше выносить близости бога, Дункан без оглядки бросился прочь из пещеры, проливая слезы над своей загубленной жизнью. И побежал искать Колин.


«Отход! — верещал электронный голос берсеркера. — Западня! Отход!»

Услышав призыв, его рассеявшееся племя машин-лазутчиков вознеслось с предельным ускорением, бросив свою планетарную работу, по параболе вздымаясь к своей громадной металлической матке. Слишком медленно. Они расплылись, превратившись в полосы света, в фейерверки раскаленных газов.

Берсеркер и не ждал их. Он уже устремился в открытый космос, зная, что планетарное оружие дотянулось до него. Теперь он не тратил вычислительные мощности в попытке рассчитать, почему так много жизней было пожертвовано, чтобы заманить его в западню. А затем увидел, что перед ним швырнули густую сеть силовых полей, перекрыв пути к отступлению. Бежать некуда.

Все небо залило пламенем, даже сами хребты холмов содрогнулись под ногами, а возле устья долины вершину горы сорвало прочь, и чудовищное копье чего-то почти невидимого начало бесконечным потоком изливаться из нее в небеса.

Дункан увидел Колин, прильнувшую к голой земле, кричащую ему что-то, но гром подземный поглотил ее голос. Разбежавшиеся овцы скакали повсюду, жалобно вереща под ужасным небом. Среди них Дункан увидел темный силуэт волка, бегающего вместе с ними кругами, слишком напуганного, чтобы быть волком. Юноша схватил свою палицу и погнался за зверем, спотыкаясь о сотрясающуюся землю.

Он настиг волка, потому что бежал к нему, пока тот бегал кругами, не обращая внимания на человека. Увидел отразившееся в глазах зверя небо, встал перед ним и взмахнул палицей в тот самый миг, когда волк подобрался для прыжка.

Дункан нанес удар первым, а потом еще и еще, чтобы уже наверняка.

И вдруг в небе появилась иссиня-белое стремительно движущееся солнце, удивительное солнце, через минуту покрасневшее и рассеявшееся во всемирном сиянии. И тогда земля наконец успокоилась. Дункан шагал как во сне, пока наконец не увидел Колин, пытающуюся собрать разбежавшихся овец. Помахал ей и затрусил на помощь. Волк мертв, а он может поведать о восхитительном знаке. Боги не убили его. А земля под его бегущими ногами обрела вековечную надежность.


Я зрел и по сей день прозреваю будущее, в котором вы, уроженцы Земли, можете возобладать и над валками планет, и над волками космоса. Ибо на каждом этапе цивилизации находятся среди вас люди, отбросившие прочь эгоизм и посвятившие свою жизнь служению некой высокой цели, каковую ставят превыше себя.

Я говорю, что вы можете возобладать, но не говорю, что возобладаете непременно. Ибо в каждом из ваших поколений находятся и такие, кто предпочитает служить богам тьмы.


 В ХРАМЕ МАРСА

Нечто постороннее посылало в его рассудок волны замешательства, и он не знал ни своего имени, ни своего местонахождения. Он даже не догадывался, давно ли это все началось и бывало ли такое прежде. Он не мог противиться происходящему, не мог даже решить, хочет ли противиться.

В ушах его бился монотонный рев варварских голосов:


  Там на одной стене была дубрава,
  Где все деревья стары и корявы,
  Где остры пни, ужасные на вид...[5]

И он видел этот лес вокруг себя. У него даже не возникал вопрос, реальны ли эти деревья и мерный речитатив, ибо рассудок его сотрясали волны замешательства.


Откуда зверь и человек бежит.
Шел по лесу немолчный гул и стук,
Как будто буря ломит каждый сук,
А под холмом, прижат к стене откосной,
Был храм, где чтился Марс Оруженосный...

И он узрел храм — стальной, выпячивающийся к небу в виде ужасающей обшивки берсеркера, по пояс ушедшего в темную землю. У входа стальные врата звенели, содрогаясь от холодного ветра, вырывающегося из храма, бесконечно рвущегося вперед, чтобы неистовствовать в исковерканном лесу. Пепельно-серый пейзаж озаряли сверху сполохи полярного сияния.


Лишь с севера сквозь дверь струился свет:
Отсутствовал окошка всякий след,
Откуда б свет мог доходить до глаза...

Он будто прошествовал широкими шагами завоевателя в когтистые врата к дверям храма.


А дверь была из вечного алмаза,
Обита крепко вдоль, и вширь, и вкось
Железом; и чтоб зданье не тряслось,
Столп каждый изумительных палат,
Сверкавший сталью, с бочку был в обхват.

Внутри храм являл взору калейдоскоп насилия, пиршество кровопролития. Неисчислимые иллюзорные орды людей схлестывались в битвах, машины истребляли женщин, животные давили и пожирали детей. Он же, завоеватель, принял все это как должное, упиваясь происходящим, одновременно осознав, что все это — порождение его собственного рассудка, понуждаемого к тому некой внешней силой, заимствующего образы из слов речитатива.

Он не знал, сколько времени тянулось все это. Конец пришел внезапно — давление на его рассудок схлынуло, речитатив смолк. Облегчение оказалось столь безмерным, что он с закрытыми глазами рухнул на какую-то мягкую поверхность и простерся на ней. Тишина не нарушалась ни единым звуком, кроме его собственного дыхания.

Звук удара тупого предмета заставил его открыть глаза. Неподалеку от него упал брошенный откуда-то короткий меч. Он находился в круглой, знакомой комнате, залитой мягким, неярким светом. Круглую стену украшала бесконечная фреска, на тысячу ладов разыгрывающая тему кровавой биты. Впереди, за невысоким алтарем, была статуя вооруженного человека, сжимающего в руках вожжи колесницы и боевой топор, человека, олицетворяющего в себе больше, нежели просто жизнь, стоящего превыше всего человеческого, чей бронзовый лик застыл воплощением бесстрастной ярости.

Все это он уже видел прежде, но сейчас не придавал значения ничему, кроме клинка. Меч притягивал его как магнит, ибо могущество недавних видений, могущество разрушения было еще свежо и неодолимо. Он полз к мечу, мимоходом отметив, что одет, как статуя бога, — в кольчугу. И едва положил ладонь на рукоять, как сила клинка подняла его на ноги. Огляделся в предвкушении предстоящего.

Часть непрерывной фрески-стены открылась, став дверью, и в храм вошел некто в простой аккуратной форме, с худощавым и строгим лицом. Он выглядел, как человек, но не был человеком, ибо не пролил ни капли крови, когда меч рассек его.

Радостно, бездумно изрубил он пластикового субъекта на десятки кусков. А потом замер над ним, чувствуя усталость и опустошение. Металлический эфес меча внезапно раскалился, и он выронил оружие. Такое уже случалось прежде, не раз и не два.

Разрисованная дверь распахнулась снова. На сей раз вошел настоящий человек, облаченный в черный мундир. Его глаза гипнотически сверкали из-под густых бровей.

— Назови свое имя, — приказал одетый в черное тоном, не подчиниться которому было просто невозможно.

— Меня зовут Дзор.

— А мое?

— Катсулос, — монотонно произнес Дзор. — Эстильская тайная полиция.

— Да. А где мы?

— В космосе, на борту «Нирваны-2». Мы доставляем верховному владыке Ногаре его новый космический замок на окраину Галактики. Когда он поднимется на борт, я должен буду развлечь его, убив кого-то мечом. Или другой гладиатор развлечет его, убив меня.

— Обычная горечь, — отметил один из подчиненных Катсулоса, появляясь в проеме дверей позади него.

— Да, этот всегда огрызается, — подтвердил Катсулос. — Зато качественный субъект. Видел энцефалограмму? — показал он обрывок бумажной ленты с извилистыми линиями.

Они обсуждали ожидавшего и слушавшего Дзора, будто неодушевленный предмет. Они научили его повиновению. Думали, что укротили его раз и навсегда, но в один прекрасный день он им покажет. Пока еще не время. Дзор задрожал в своей кольчуге.

— Отведи его в камеру, — наконец приказал Катсулос. — Я подойду через минутку.

Уводимый прочь из храма и вниз по лестнице Дзор в замешательстве оглянулся на него. Воспоминания об испытанной обработке уже стали расплывчатыми; а то, что удавалось выудить из памяти, оказывалось настолько неприятным, что он оставил попытки припомнить больше. Но угрюмая решимость нанести ответный удар не покинула его, укрепившись еще более. Так или иначе, надо нанести удар, и как можно скорее.

Оставшись в одиночестве, Катсулос пинками собрал обломки пластикового манекена в кучу для тщательного уничтожения. Всем весом наступил на податливый пластик маски, смяв его до неузнаваемости — просто на случай, если тот попадется на глаза кому-то, кроме его подчиненных.

Затем минутку постом, глядя на маниакальный бронзовый лик Марса. И теперь в глазах Катсулоса, взирающих на других людей с холодностью стальных клинков, затеплилось что-то живое.


В каюте, которая будет принадлежать верховному владыке Ногаре, когда он вступит во владение «Нирваной-2», загудел сигнал интеркома. Сидевшему в одиночестве адмиралу Хемфиллу потребовалось пару секунд, чтобы отыскать нужный выключатель на огромном незнакомом столе.

— Слушаю.

— Сэр, контакт с курьером из Солнечной системы завершен; мы готовы трогаться дальше, если только вам не надо передать напоследок какие-нибудь пакеты.

— Никак нет. Наш пассажир поднялся на борт?

— Да, сэр. Он из Солнечной системы, зовут Митчелл Спэйн, как нас и уведомляли.

— Я с ним знаком, капитан. Не попросите ли зайти его ко мне в каюту при первой же возможности? Я бы хотел поговорить с ним, не откладывая на потом.

— Есть, сэр.

— А эти полицейские еще рыскают вокруг мостика?

— В данный момент нет, адмирал.

Отключив интерком, Хемфилл откинулся на спинку троноподобного кресла, из которого Фелипе Ногара вскоре будет обозревать свою Эстильскую империю, но вот худощавое лицо Хемфилла вновь привычно омрачилось, и он встал. Роскошь этой каюты не доставила ему ни малейшего удовольствия.

Китель опрятного, простого мундира Хемфилла украшали семь ало-черных лент; каждая означала участие в сражении, окончившемся уничтожением хотя бы одного берсеркера. Никаких других украшений, не считая знаков отличия; звание ему присвоила Лига Объединенных Планет — антиберсеркерский союз, в который хотя бы номинально вошли все человеческие планеты до единой.

Не прошло и минуты, как дверь распахнулась, и порог каюты переступил невысокий, мускулистый и довольно уродливый человек. Тотчас же улыбнувшись, он направился к Хемфиллу со словами:

— Итак, вы уже верховный адмирал. Поздравляю. Давненько мы не виделись.

— Спасибо. Да, со времени Каменной Россыпи. — Слегка изогнув уголки рта кверху, Хемфилл двинулся в обход стола, чтобы обменяться рукопожатием с пришедшим. — Вы тогда были капитаном десанта, насколько я припоминаю.

Пожимая друг другу руки, оба мысленно вернулись в день победы. Воспоминания не вызвали улыбки ни у того, ни у другого, потому что в последнее время ход военных действий не внушал оптимизма.

— Да, уже девять лет назад, — кивнул Митчелл Спэйн. — Ну, теперь я специальный корреспондент Всесолнечной Службы Новостей. Меня послали взять интервью у Ногары.

— Я слыхал, вы стали признанным писателем. — Хемфилл жестом пригласил Митча сесть. — Увы, лично мне не хватает времени ни на литературу, ни на прочие излишества.

Усевшись в кресло, Митч вынул трубку. Зная Хемфилла довольно хорошо, он не сомневался, что своим высказыванием о литературе тот вовсе не намеревался кого-нибудь уязвить. Для Хемфилла к числу излишеств относится все, что не служит делу уничтожения берсеркеров, и в сложившейся обстановке подобная точка зрения для верховного адмирала — явный плюс.

У Митча сложилось впечатление, что Хемфилл хочет серьезно поговорить, но не знает, с чего начать. Чтобы заполнить неловкую паузу, Митч заметил:

— Интересно, порадует ли верховного владыку Ногару его новый корабль? — и обвел чубуком трубки стены каюты.

Везде царили тишина и покой, будто все происходило на надежной поверхности планеты. Невозможно было даже догадаться, что в этот самый миг мощнейшие из когда-либо созданных людьми двигатели увлекали корабль к краю Галактики со скоростью, во много раз превышающей скорость света.

Замечание сыграло для Хемфилла роль долгожданной реплики по роли. Чуть склонившись вперед в своем неудобном кресле, он заявил:

— Меня не волнует, понравится ли ему корабль. Меня больше занимает вопрос, как он будет использован.

После Каменной Россыпи изрядную часть изувеченной левой ладони Митча заменили протезы. Он спокойно примял рдеющие в трубке угли пластиковым пальцем.

— Вы имеете в виду вкус Ногары к весьма своеобразным развлечениям? Только что мельком видел гладиаторскую арену. Я ни разу с ним не встречался, но поговаривают, что со дня смерти Карлсена он испортился, совсем испортился.

— Я вовсе не о так называемых забавах Ногары. На самом деле я вот куда клоню: возможно, Иоганн Карлсен еще жив.

Спокойное, фантастическое заявление повисло в воздухе. На миг Митчу вдруг показалось, что он ощутил движение тахионного корабля, преодолевающего непостижимые уму пространства, где время не имеет смысла, где покойники всех столетий, быть может, живы и здоровы.

— Мы имеем в виду одного и того же Иоганна Карлсена? — тряхнул он головой.

— Конечно.

— Два года назад он упал в сверхмассивное светило с берсеркером на хвосте. Неужели это враки?

— Это истинная правда, вот только мы теперь считаем, что его катер вышел на орбиту вокруг гипермассы, а не упал в нее. Вы видели тут девушку?

— По пути перед вашей каютой я разминулся с девушкой, но подумал...

— Нет, на это у меня нет времени. Ее зовут Люсинда, фамилии на ее планете давать не принято. Она своими глазами видела исчезновение Карлсена.

— A-а. Да, я помню эту историю. Но что там насчет его пребывания на орбите?

Хемфилл встал и вроде бы почувствовал себя удобнее, как любой другой, если бы сел.

— Обычно гипермасса и все ее окружающее недоступны взору из-за предельного красного смещения, вызванного гравитацией. Но в этом году ряд ученых приложили старания для ее изучения. Их корабль с этим не сравнится. — Хемфилл на миг обернулся, будто расслышав гул могучих двигателей. — Но они подошли настолько близко, насколько осмелились. При них были новые инструменты, длинноволновые телескопы. Сама звезда так и осталась невидимой, зато они привезли вот это. — Хемфилл остановился за спиной у собеседника. — Вот как выглядит пространство близ гипермассы. Не забывайте, она в миллиард раз превосходит массу Солнца, но втиснута примерно в тот же объем. Подобная гравитация вытворяет вещи, пока недоступные нашему пониманию.

— Любопытно. Что это за темные линии?

— Падающая пыль, пойманная в силовые линии гравитационного поля, как железные опилки вокруг магнита. Во всяком случае, так мне говорили.

— И где же тут может находиться Карлсен?

Палец Хемфилла опустился на фото, указав круглый прозрачный объект среди увеличенной полосы пыли, напоминающий дождевую капельку.

— Мы полагаем, что это его катер. Он обращается примерно в ста миллионах миль от центра гипермассы. А берсеркер, погнавшийся за ним, здесь, в той же самой пылевой полосе. Оба застряли там. Обычные двигатели не способны спустить корабль туда.

Митч уставился на снимки, и перед его мысленным взором ожили картины минувшего.

— Значит, по-вашему, он жив?

— У него имеется оборудование, позволяющее ему заморозиться, погрузиться в анабиоз. Кроме того, вероятно, время для него течет весьма медленно. Время его обращения — три часа.

— Один виток за три часа при радиусе орбиты сто миллионов миль... минуточку.

— Я же говорил, — чуть-чуть улыбнулся Хемфилл, — это пока недоступно пониманию.

— Ладно, — медленно кивнул Митч. — Значит, вы считаете, шанс есть? Он не из тех, кто сдается. Он будет сражаться до последнего, а потом изобретет способ продержаться еще капельку.

— Да. По-моему, шанс есть. — Лицо Хемфилла снова окаменело. — Вы же видели, берсеркеры пускались во все тяжкие, только бы убить его. Они боятся его до потери своей железной памяти, боятся, как никого другого. Хотя я никогда толком не понимал, почему... Итак, если мы можем спасти его, то должны сделать это без промедления. Вы согласны?

— Несомненно, но как?

— При помощи этого корабля. У него самые мощные двигатели из сконструированных доныне — уж поверьте, Ногара-то об этом позаботился, думая о собственной безопасности.

Митч присвистнул:

— Достаточно мощные, чтобы выйти на орбиту Карлсена и вытащить его оттуда?

— Да, теоретически. Предположительно.

— И вы намерены осуществить попытку до того, как корабль будет доставлен Ногаре.

— После может быть слишком поздно — вы же знаете, как он хотел убрать Карлсена со своего пути. А из-за его полиции на борту я вынужден держать план спасения в секрете.

Митч кивнул, ощущая растущее волнение:

— Если мы спасем Карлсена, Ногара может впасть в ярость, но поделать уже ничего не сможет. А как насчет экипажа, они «за»?

— Я уже ввел капитана в курс дела, он на моей стороне. А поскольку звание я получил от Лиги Объединенных Планет, я могу официально отдавать приказы на любом корабле, если скажу, что действую против берсеркеров. — Хемфилл начал расхаживать из угла в угол. — Единственное, что меня тревожит, — это отряд полицейских Ногары на борту. Они наверняка будут препятствовать спасению.

— И сколько же их здесь?

— Пара дюжин. Не знаю, с какой стати их так много, но на их стороне численное превосходство два к одному. Не считая их пленников, а те, разумеется, беспомощны.

— Каких пленников?

— Насколько я понимаю, тут готовят на убой для арены человек сорок молодых людей.


Люсинда изрядную часть времени проводила, блуждая в одиночестве по коридорам громадного корабля в попытке унять тревогу. Сегодня ей довелось проходить по переходу неподалеку от центрального мостика и адмиральских апартаментов, когда впереди открылась дверь и оттуда вышли трое мужчин — двое в черных мундирах вели между собой пленника, одетого в кольчугу.

При виде черных мундиров Люсинда вскинула подбородок, заступив путь. И бросила ледяным тоном, когда они приблизились:

— Об о идите-ка меня, стервятники.

На пленника она не смотрела; горький опыт научил ее, что явная симпатия к жертвам Ногары только усугубляет их страдания. Черные мундиры остановились перед ней.

— Меня зовут Катсулос, — заявил тот, что с густыми бровями. — А ты кто?

— Когда-то моей планетой был Фламланд, — уголком глаза Люсинда отметила, что при этих словах пленник поднял голову. — Когда-нибудь он снова станет моей родиной, когда освободится от стервятников Ногары.

Второй черный мундир открыл было рот, чтобы ответить, но не успел и пикнуть, когда локоть пленника врезался ему в живот. Затем пленник, доселе кроткий, как агнец, сшиб Катсулоса с ног и скрылся за поворотом, не дав полицейским опомниться.

Поспешно вскочив, Катсулос протиснулся мимо Люсинды и метнулся к повороту с пистолетом в руках. И тут же его плечи поникли.

Восторженный смех Люсинды нимало не уязвил его.

— Да некуда ему тут деться, — изрек он.

Тут Люсинда встретилась с ним взглядом, и смех замер у нее на губах.


Катсулос расставил полицейские посты на мостике и в машинном отделении и заблокировал спасательные шлюпки,

— Этот Дзор — отчаянный и опасный субъект, — пояснил он Хемфиллу и Митчеллу Спэйну. — Половина моего личного состава постоянно прочесывает корабль, но вы же знаете, как он велик. Прошу вас не отходить далеко от своих кают, пока его не поймают.

Прошли сутки, но Дзор не попался. Воспользовавшись, что полиция рассеяла свои силы, Митч обследовал арену: Всесолнечные Новости наверняка заинтересуются.

Вскарабкавшись по короткой лесенке, он оказался позади верхнего ряда кресел и огляделся, щурясь от света псевдосолнца под высоким куполом, сияющим голубизной земных небес. Вокруг арены, отгороженной покатой стеклянной стеной, разместилось около двухсот кресел. На дне стеклянной чаши — овальная арена длиной ярдов в сорок. Покрытие с виду напоминает песок, но наверняка представляет собой нечто более цельное, потому что в случае отключения искусственной гравитации песок тучей взмыл бы в воздух.

Это сооружение, новизной соперничающее с лучами смерти, призвано самым действенным образом удовлетворить гнуснейшие пороки Древнего Рима. Каждый зритель сможет насладиться созерцанием каждой капли крови. Одна только несообразность — три строения, установленные на равных расстояниях друг от друга позади верхнего ряда кресел, каждое размером с домик. Их архитектурный облик, выпадающий из общего ряда, скорее всего позаимствован где-то на Античной Земле, а предназначение их неясно.

Вынув из кармана фотоаппарат, Митч сделал со своего места несколько снимков, затем прошел позади кресел к ближайшему зданию. Дверь оказалась открытой, и он вошел.

Поначалу ему пришло в голову, что это вход в частный гарем Ногары, но через мгновение Митч разглядел, что в любовных объятиях сплелись отнюдь не все и даже не большинство героев настенных росписей. Сценки изображали мужчин, женщин и богоподобные существа в одеяниях Античной Земли, а то и вовсе без них. Сделав еще несколько снимков, Митч сообразил, что каждая сценка изображает один из аспектов человеческой любви. Странно. Он вовсе не предполагал встретить любовь здесь и вообще где-либо в обстановке, избранной Фелипе Ногарой.

Выходя из храма через другую дверь, он миновал улыбающуюся статую — должно быть, изображающую здешнюю богиню. Прекрасный торс бронзовой богини по пояс поднимался из мерцающих морских зеленых волн. Сфотографировав ее, Митч двинулся дальше.

Внутренние росписи второго здания представляли сценки охоты и рожающих женщин. Богиня этого храма была скромно одета в ярко-зеленую тунику, вооружена луком и колчаном со стрелами. У ног ее замерли в ожидании бронзовые собаки, готовые вот-вот ринуться в погоню за зверем.

Приближаясь к последнему храму, Митч поймал себя на том, что понемногу ускоряет шаг, будто влекомый туда неведомой силой.

Но стоило переступить порог храма — и притягательная сила рассеялась, сменившись отвращением. Если первое святилище возвели, дабы восславить любовь, то это, вне всякого сомнения, воспевало ненависть.

На фреске напротив входа свинья пожирала вопящее дитя, сунув свое мерзкое рыло в колыбельку. Подальше люди в тогах с лицами, искаженными ненавистью, резали насмерть собственного товарища. На всех стенах мужчины, женщины и дети терпели бессмысленные муки и умирали жуткой смертью. Дух уничтожения навалился на душу буквально физической тяжестью. Словно берсеркерский...

Отступив на шаг, Митч закрыл глаза и уперся локтями в проем двери. Да, ощущение вполне отчетливое. Здесь Ненависть воспевается не только средствами живописи и искусным освещением, тут задействовано какое-то физическое воздействие, показавшееся Митчу смутно знакомым.

Много лет назад, во время космического сражения, он испытал воздействие берсеркерского ментального луча. Потом люди научились экранировать свои корабли от ментальных лучей; неужели теперь они принесли оружие врага на корабль намеренно?

Митч открыл глаза. Воздействие излучения стало совсем незначительным, но зато несло с собой нечто более пагубное, чем простое помрачение рассудка.

Он вошел в храм и снова вышел. За толстыми стенами храма — более толстыми, чем у двух прочих, — эффект сходил практически на нет. Внутри же ощущался вполне отчетливо, энергия жалила центры гнева в мозгу, медленно-медленно угасая, будто остаточный заряд выключенного прибора. Если излучение чувствуется даже сейчас, то каково же находиться в этом храме, когда излучатель включен?

Но, главное, зачем вообще понадобилась подобная аппаратура? Подстегнуть пару-тройку гладиаторов, чтобы они шли на смерть с радостью? Возможно. Бросив взгляд на гордо вознесшуюся фигуру бронзового бога, попирающего своей колесницей весь мир, Митч поежился. Пожалуй, дело вряд ли ограничивается заурядной жестокостью римских зрелищ.

Он сделал еще несколько снимков, а после припомнил, что возле первого храма видел пульт интеркома. Вернувшись туда, набрал номер корабельного архива.

Как только механический голос отозвался, Митч приказал:

— Предоставь мне сведения о конструкции этой арены, в частности трех построек, расположенных вдоль верхнего яруса.

Голос осведомился, нужны ли ему чертежи.

— Нет, во всяком случае, пока. Просто расскажи, что тебе известно о сути конструкторского замысла.

Последовала пауза секунд в пять. Затем голос сказал:

— Автор замысла — человек по имени Оливер Микаль, ныне покойный. В его конструкторской программе имеются многочисленные ссылки на описания из литературного произведения некоего Джефри Чосера под названием «Кентерберийские рассказы».

О Чосере Митч едва ли слыхал, зато об Оливере Микале знал, что тот был одним из специалистов Ногары по промыванию мозгов, а также специалистом по античной филологии.

— Какого рода психоэлектронные приборы встроены в эти здания?

— Согласно имеющимся данным, устройства подобного рода на борту отсутствуют.

Но Митч не сомневался в наличии излучателя Ненависти. Возможно, его построили тайком; пожалуй, именно так оно и было, если его подозрения оправданны.

— Зачитай мне некоторые соответствующие выдержки из упомянутого произведения.

— Три храма посвящены Марсу, Диане и Венере, — сообщил динамик. — Выдержка, относящаяся к храму Марса, на языке оригинала гласит:


First on the wal was peynted a forest
In which there dwelleth neither man ne beast
With knotty, knarry, barreyn trees olde
Of stubbes sharp and hidous to beholde[6].

Митч знал древние языки ровно настолько, чтобы разобрать слово-другое, но теперь пропускал большую часть их мимо ушей, мысленно ухватившись за слова «храм Марса». Он слыхал их совсем недавно, при упоминании о недавно возникшем культе почитателей берсеркеров.


And dounward from an hille, under a bente,
Ther stood the temple of Mars Armypotente,
Wroght al of burned steel, of which the entree
Was long and streit, and gastly for to see.

Услышав за спиной шорох, Митч стремительно обернулся и увидел стоящего позади Катсулоса. Тот улыбался, но взгляд его напомнил Митчу статую Марса.

— Вы понимаете древний язык, Спэйн? Нет? Тогда я переведу. — И Катсулос подхватил речитативом:


Там мне предстал Измены лик ужасный,
Все Происки и Гнев багряно-красный,
Как угли раскаленные в кострах,
Карманная Татьба и бледный Страх,
С ножом под епанчою Льстец проворный,
И хлев горящий, весь от дыма черный,
И подлое убийство на постели,
Открытый бой, раненья, кровь на теле...

— Так кто же вы на самом деле? — настоятельным тоном спросил Митч, желая, чтобы все открылось, а заодно выиграть время, потому что на поясе у Катсулоса висел пистолет. — Что это для вас? Какая-то религия?

— Да не какая-то! — Катсулос покачал головой, но его горящие глаза смотрели на Митча неотрывно. — Не далекие мифологические боги, не выдохшаяся этика заплесневелых философов. Нет! — Он подступил на шаг. — Спэйн, сейчас мне некогда обращать вас в свою веру с тактом и деликатностью. Скажу лишь одно: храм Марса открыт для вас. Новый бог всего сущего примет вашу жертву и вашу любовь.

— Вы молитесь бронзовой статуе? — Митч чуточку сместил центр тяжести и весь подобрался.

— Нет! — с жаром, погромче отозвался фанатик. — Фигура в шлеме и с мечом всего лишь символ, и только. Наш бог нов, реален и достоин преклонения. Он владеет лучами смерти и ракетами, и слава его подобна вспышке Сверхновой. Он наследник Жизни и по праву питается ею. А мы, отдающие себя любой из его ипостасей, обретаем в нем бессмертие, хотя плоть наша гибнет от его прикосновения!

— Я слыхал, что есть такие, кто молится берсеркерам, но как-то не ожидал встретиться с одним из них.

Из коридора донеслись приглушенные расстоянием крики, послышался топот бегущих ног. Внезапно для Митча самым важным стало одно: кто получит подкрепление — он или Катсулос?

— Скоро мы будем повсюду! — громогласно изрек Катсулос. — Сейчас мы здесь и захватим корабль. Мы воспользуемся им, чтобы спасти ипостась нашего бога, обращающуюся вокруг гипермассы. И поднесем зложитя Карлсена Марсу, и отдадим ему себя. И в Марсе обретем жизнь вечную!

Поглядев Митчу в лицо, он схватился за пистолет в тот самый миг, когда Митч ринулся вперед.

Катсулос попытался увернуться, Митч не сумел за него толком ухватиться, и оба растянулись на полу. Увидев, как ствол пистолета поворачивается к нему, Митч отчаянно нырнул под прикрытие ближайшего ряда кресел. Пистолет грохнул, вокруг Митча посыпались щепки. Через миг он уже снова несся вперед, пригнувшись, вбежал в храм Венеры через одну дверь и выбежал в другую. Не успел Катсулос прицелиться для второго выстрела, как Митч одним скачком одолел ведущую вниз лесенку и выбежал.

Как только он оказался в коридоре, со стороны кубрика послышалась стрельба, так что Митч избрал противоположное направление — к каюте Хемфилла. На повороте в нужный коридор тип в черном мундире заступил дорогу, нацелив в него пистолет. Митч налетел на него, не задумываясь, застав полицейского врасплох. Пистолет запоздало выстрелил, когда Митч уже отбил его в сторону, а затем своей инерцией сшиб типа в черном мундире, уселся на него и тузил кулаками и локтями, пока тот не затих.

Затем с трофейным пистолетом в руке поспешил к двери Хемфилла. Он даже не успел постучать, когда дверь скользнула в сторону и тотчас же закрылась, как только он запрыгнул внутрь.

Покойный черный мундир сидел, привалившись к стене, уставив на Митча невидящие глаза. В груди его зияла россыпь пулевых отверстий.

— Добро пожаловать, — сухо проронил Хемфилл. Он стоял, положив левую ладонь на панель управления, поднявшуюся из тайника в огромном письменном столе, а в правой небрежно сжимая рукоять автоматического пистолета. — Смахивает на то, что нас ждут более серьезные трудности, нежели мы предполагали.


Сидя в полутемном отсеке, где спрятался Дзор, Люсинда смотрела, как он ест. Сразу же после его бегства девушка начала методично обшаривать корабль, шепотом окликая его, пока Дзор наконец не откликнулся. С той поры она стала украдкой приносить ему еду и питье.

Он оказался старше, чем ей показалось с первого взгляда, — примерно ее ровесник. В углах его глаз залегли морщинки подозрительности. Как ни странно, чем больше Люсинда ему помогала, тем подозрительнее становился взгляд Дзора. Вот и сейчас он оторвался от еды, чтобы спросить:

— Что ты собираешься делать, когда мы попадем к Ногаре и искать меня на корабль поднимется сотня человек? Тогда они быстро меня найдут.

Ей хотелось открыть Дзору план Хемфилла по спасению Карлсена. Как только Иоганн Карлсен будет на корабле, никому больше не придется бояться Ногару — во всяком случае, так Люсинде казалось. Но из-за подозрительности Дзора по отношению к ней Люсинда колебалась, не решаясь доверить ему тайну.

— Ты же знал, что рано или поздно тебя поймают, — парировала она. — Так зачем же бежал?

— Ты не знаешь, каково быть заключенным.

— Знаю.

Дзор пропустил ее возражение мимо ушей.

— Меня тренировали для боев с другими на арене. Потом отобрали меня из числа прочих и начали тренировать для чего-то худшего. Теперь они щелкают выключателем где-то там, и я начинаю убивать, как берсеркер.

— В каком это смысле?

Забыв о пище, Дзор прикрыл глаза.

— По-моему, они хотят, чтобы я осуществил покушение на какого-то человека. Чуть ли не каждый день они совали меня в храм Марса, доводили до помешательства и тут же подсовывали изображение этого человека. Всегда одно и то же лицо и один и тот же мундир. А я должен уничтожить изображение мечом, пистолетом или что там найдется под рукой. Когда они щелкают этим выключателем, у меня уже нет выбора, я собой не владею. Они выпотрошили меня и набили своим безумием. Они безумцы. По-моему, они и сами захаживают в храм, включают свое вонючее безумие и упиваются им перед своим идолом.

Дзор еше ни разу не выкладывал Люсинде так много единым духом. Она не знала, много ли в его словах правды, но ощутила, что сам он искренне в это верит.

— Дзор, — взяла она его за руку, — мне о них кое-что известно. Вот почему я тебе помогаю. Но я видела людей, прошедших настоящее промывание мозгов. Тебя на самом деле не уничтожили, со временем ты оправишься.

— Они хотят, чтобы я выглядел нормальным. — Он открыл глаза, все еще настороженные и подозрительные. — Кстати, а ты-то почему на этом корабле?

— Потому. — Люсинда устремила взор в прошлое. — Два года назад я встретила человека по имени Иоганн Карлсен. Да, того самого. Я провела с ним минут десять... если он еще жив, он наверняка позабыл меня, но я в него влюбилась.

— Влюбилась! — фыркнул Дзор и принялся ковырять в зубах.

«А может, только подумала, что влюбилась», — мысленно уточнила Люсинда. В этот самый миг, разглядывая Дзора, понимая и прощая его угрюмую недоверчивость, она осознала, что больше не в состоянии отчетливо увидеть лицо Карлсена.

Что-то вдруг ударило по натянутым нервам Дзора. Подскочив, он выглянул в коридор.

— Что за шум? Слыхала? Будто бы бой.


— Итак, — голос Хемфилла звучал сумрачнее обыкновенного, — уцелевшие члены экипажа забаррикадировались в кубрике, окружены и вынуждены постоянно отбивать атаки. Треклятые обожатели берсеркеров захватили мостик и машинное отделение. Одним словом, они фактически захватили весь корабль, за исключением вот этого. — Он похлопал ладонью по пульту, поднявшемуся из тайника в невинном с виду письменном столе Ногары. — Зная Фелипе Ногару, я подумал, что главный пульт должен быть в его каюте, а увидев полицию, решил, что пульт может мне понадобиться. Поэтому и разместился здесь.

— А чем он управляет? — поинтересовался Митч, вытирая руки после того, как оттащил труп в туалет. Неужели Катсулос настолько глуп, что послал к верховному адмиралу одного-единственного человека?

— Полагаю, с него можно отменить любую команду, посланную с мостика или из машинного отделения. С его помощью я могу открыть и закрыть большинство дверей и люков корабля. Да, еще обнаружились сотни камер, спрятанные в разнообразнейших местах и передающие изображение на этот экранчик. Поклонники берсеркеров никуда не полетят на этом корабле, пока не переделают уйму работы и не выкурят нас из кабины.

— Боюсь, нам тоже никуда не улететь. Вы не знаете, что стало с Люси?

— Нет. Возможно, она и этот Дзор на свободе и сумеют нам чем-нибудь помочь, но рассчитывать на это не стоит. — Хемфилл указал на миниатюрный экран. — Это помещения гауптвахты и тюрьмы под трибунами арены. Если все эти одиночные камеры заняты, там в общей сложности около сорока человек.

— Хорошая мысль. Думаю, они опытные бойцы и уж наверняка любви к черным мундирам не питают.

— Я мог бы поговорить с ними отсюда, — вслух раздумывал Хемфилл, — но как освободить и вооружить их? Дверями их камер я управлять не могу, хотя и отрезал врага от этого сектора, во всяком случае, на какое-то время. Скажите-ка, с чего завязалась заваруха? Что послужило толчком?

Митч выложил Хемфиллу все, что узнал.

— Прямо смех берет. Сектантам в голову пришла та же идея, что и вам: подогнать корабль к гипермассе и отправиться за Карлсеном. Однако, разумеется, они хотят отдать его берсеркерам на растерзание.

Митч тряхнул головой:

— Я считаю, что для этой миссии Катсулос самолично отобрал сектантов из полиции. Должно быть, их больше, чем нам казалось.

Хемфилл лишь плечами пожал. Быть может, он прекрасно понял этих фанатиков, в точности копирующих его самого, но со знаком минус.


Теперь Люсинда не хотела ни покидать Дзора, ни отпустить его. Как затравленные звери, пробирались они по коридорам, которые девушка прекрасно изучила за время долгих прогулок в попытке рассеять тревогу. Стараясь держаться подальше от шума боя, она вела Дзора туда, куда он хотел.

Выглянув из-за последнего угла, он обернулся, чтобы прошептать:

— У дверей гауптвахты никого.

— Но как ты туда проникнешь? Опять же, какие-нибудь стервятники могут оказаться внутри, а ты безоружен.

— А что мне терять? — беззвучно рассмеялся он. — Жизнь? — и нырнул за угол.

Внезапно Митч впился пальцами в предплечье Хемфилла.

— Смотрите! Дзор там, ему пришло в голову то же, что и вам. Откройте же ему дверь, скорее!


Большинство расписных стенных панелей в храме Марса было снято, и двое черных мундиров копались в открывшихся схемах, пока Катсулос сидел на алтаре, наблюдая за продвижением Дзора через собственные секретные камеры. А увидев, что Дзора и Люсинду впустили в гауптвахту, взвился, как коршун.

— Быстрее, включайте луч и сфокусируйте на нем! Перебаламутьте ему мозги! Он так всех поубивает, а после мы без спешки разберемся с остальными.

Двое помощников Катсулоса торопливо подчинились, стыкуя кабели и ориентируя направленную антенну.

— Это тот, которого вы тренировали для покушения на Хемфилла? — полюбопытствовал один.

— Да. Его энцефалограмма на графике. Фокусируйтесь на нем быстрей!

— Отпусти их и вооружи! — грохотало изображение Хемфилла с экрана гауптвахты. — Парни! Сражайтесь на нашей стороне, и я обещаю вернуть вам свободу, когда корабль снова будет нашим. А еще я обещаю, что мы захватим с собой Иоганна Карлсена, если он жив.

Посул свободы исторг из глоток заключенных дружный рев, а имя Карлсена — еще один.

— Да с ним мы отправимся хоть на сам Эстил! — крикнул один заключенный.

Когда луч из храма Марса ударил отвесно вниз, никто не ощутил его, кроме Дзора. Остальным заключенным не вколачивали в голову условный рефлекс, подвергая их обработке снова и снова, а накал их эмоций был и без того высок.

Едва Дзор взял ключи от камер, как луч угодил в цель. Гладиатор понял, что происходит, но поделать ничего не мог. В приступе гнева он швырнул ключи, сорвал с кронштейна на стене автомат и одним выстрелом вдребезги разбил лицо Хемфилла на экране.

Еще не угасшим уголком сознания Дзор ощущал отчаяние, будто тонущий, понимая, что не сможет противостоять дальнейшему.

Как только Дзор выстрелил в монитор, Люсинда догадалась, что с ним вытворяют.

— Дзор, не надо! — и упала перед ним на колени. На нее поглядел невообразимо жуткий лик Марса. Но девушка крикнула Марсу в лицо: — Дзор, остановись! Я люблю тебя!

Марс захохотал над ее любовью — или пытался захохотать. Но никак не мог направить оружие на нее. Дзор рвался изо всех сил, пытаясь вернуться в собственное лицо, и уже отчасти проглянул сквозь бронзовый лик.

— И ты любишь меня, Дзор, я знаю. Даже если тебя вынудят убить меня, помни, я знаю это.

И тут Дзор, отчаянно уцепившийся за остатки рассудка, ощутил прилив целительной силы, воспротивившейся могуществу Марса. Перед его глазами заплясали рисунки, однажды мельком виденные в храме Венеры. Ну конечно! Там наверняка встроен противодействующий излучатель, и кто-то сумел включить его.

Дзор выкладывался до последнего, выплеснул все силы до капли. А затем увидел перед собой Люсинду — и нашел в себе неисчерпаемый кладезь новых сил.

Он вознесся над слепящей яростью, как пловец, выныривающий из пучины с пылающими от удушья легкими. Поглядел на свои руки, стиснувшие автомат. И заставил собственные пальцы начать разжиматься. Марс все еще орал на него, все громче и громче, но могущество Венеры нарастало с каждым мгновением. Ладони Дзора раскрылись, бросив оружие.


Как только оказавшиеся на свободе гладиаторы вооружились, бой окончился, едва начавшись, хотя никому из идолопоклонников и в голову не пришло сложить оружие. Катсулос и двое его приспешников сражались до последнего в храме Марса, включив излучатель Ненависти на полную мощность, под рев записанных на пленку голосов, возглашающих гимн поклонников Марса. То ли Катсулос все еще надеялся довести своих врагов до самоуничтожительного бешенства, то ли таким образом воздавал хвалу своему истукану.

Так или иначе, вся находившаяся в кумирне троица в полной мере испытала воздействие излучения на себе. Митч всякого повидал на своем веку, но когда наконец удалось взломать дверь храма, даже он был вынужден на миг отвести глаза.

Хемфилл же выразил только удовлетворение, узрев кульминацию поклонения Марсу на борту «Нирваны-2».

— Давайте-ка первым делом позаботимся о мостике и машинном отделении. Затем можно убрать эту помойку и трогаться в путь.

Митч с радостью последовал был за ним, но тут его на минутку задержал Дзор.

— Так это вы включили контризлучатель? Если да, я обязан вам больше чем жизнью.

— Какой еще контризлучатель? — недоуменно воззрился на него Митч. — О чем это вы?

— Но должен же быть...

Когда все остальные поспешили прочь, Дзор остался на арене, с благоговением разглядывая тонкие стены храма Венеры, просто не способные вместить излучатель. Затем, услышав призыв Люсинды, заторопился к ней.

На полминуты над ареной воцарилась тишина.

— Аварийная ситуация ликвидирована, — провозгласил через интерком механический голос, обращаясь к рядам пустых кресел. — Корабельный архив возвращается в нормальный режим работы. Последний заданный вопрос касался сути замысла конструкции храмов. Стих Чосера, относящийся к храму Венеры, на языке оригинала гласит:


I recche nat, but it may bettre be
To have victorie of hem, or they of me —
So that I have my lady in myne armes.
For though so be, that Mare is god of armes,
Youre vertu is so greet in hevene above
That if yow list, I shal wel have my love...[7]

А Венера, по пояс возносящаяся над мерцающими волнами, лишь улыбалась.


Верования и чувства людей всегда отражались на их мировоззрении. Можно без труда построить машины, способные видеть в более широком спектре, воспринимать каждую длину волны точь-в-точь такой, какая она есть, не искаженной ни любовью, ни ненавистью, ни благоговением.

И все же человеческому глазу дано видеть больше, чем объективу машины.


 ЛИК ТЬМЫ

Минут пять прошло без явных перемен, и Карлсен понял, что есть шанс пожить еще немного. И как только это произошло, его разум осмелился, если можно так выразиться, отверзнуть очи и узреть хляби космические и то, что они вмешают.

Какое-то время Карлсен не мог даже пальцем шелохнуть; минуту-другую ему казалось, что рассудок просто-напросто не выдержит.

Сидя в хрустальной сфере катера — этакой елочной игрушке футов двенадцати в диаметре, — он начал озираться. Военная судьба забросила его сюда, задержав на пол пути вниз по глубочайшему гравитационному колодцу в известной Вселенной.

На незримом дне колодца притаилось столь массивное светило, что ни единый квант видимого света не в состоянии ускользнуть от него. Пытаясь скрыться от врага, катер дождевой капелькой падал сюда около минуты, и теперь отделен от нормального пространства неким неизмеримым расстоянием. Минуту падения Карлсен провел в молитве, добившись чего-то сродни умиротворению и считая себя уже покойником.

Но спустя минуту внезапно обнаружил, что падение прекратилось. Катер вроде бы лег на орбиту — орбиту, где еще не бывал человек, среди пейзажей, не виденных ни единой живой душой.

Он будто оседлал грозу, воюющую с закатом; непрестанная беззвучная круговерть заполонила половину небес, будто недалекая планета. Но эта кипень туч была неизмеримо больше любой планеты, обширнее даже самых гигантских звезд. И ее ядром являлось сверхтяжелое светило весом в миллиард солнц.

Тучи образовались из межзвездной пыли, стягиваемой сюда притяжением гипермассы; в падении они обретали статический заряд, порождавший практически непрерывные разряды молний. Ближайшие вспышки, впереди по курсу, Карлсен видел бело-голубыми; но большинство вспышек, как и большинство туч, находилось далеко внизу, так что свет сюда доходил уже багрово-красным, растратив свою энергию на восхождение по этому крохотному участку циклопической гравитационной пропасти.

Крохотное суденышко Карлсена имело собственную искусственную гравитацию, неизменно поворачиваясь днищем книзу, так что Карлсен видел багровое сияние прямо сквозь прозрачную палубу, между ботинками скафандра. Он сидел в массивном кресле, установленном в центре сферы и заодно совмещающем в себе функции пульта управления и системы жизнеобеспечения. Под палубой находился еще один непрозрачный объект — небольшой, но мощный тахионный двигатель. Все остальное вокруг Карлсена представляло собой прозрачное стекло, удерживающее воздух внутри, не пропускающее радиацию извне, но оставляющее взор и душу нагими перед окружающими безднами космоса.

Достаточно освоившись, чтобы снова двигаться, Карлсен набрал в грудь побольше воздуха и попытался запустить двигатель, чтобы вознестись отсюда. Как он и ожидал, даже полная тяга не дала ни малейшего результата. С равным успехом можно было пытаться укатить отсюда на велосипеде.

Даже минимальное изменение диаметра орбиты обнаружило бы себя тотчас же, потому что катер завис в фиксированном положении среди узкого пояса метеоритов и пыли, протянувшегося к бескрайней багряной панораме внизу, будто волоконце к веретену. Но прежде чем волокно могло хоть сколько-нибудь изогнуться в грандиозное орбитальное кольцо, оно сходило на нет вдали, свиваясь с другими волокнами в более толстую нить.

Эта нить, в свою очередь, свивалась с другими нитями в более плотный пояс и так далее, один порядок масштабов за другим, пока наконец (в сотнях тысячах миль впереди? в миллионах?) первый изгиб грандиозного витого кольца не становился хоть сколько-нибудь заметным; а затем дуга, в этом месте раскрашенная молниями во все цвета радуги, быстро темнела, уходя из виду за ужасный горизонт пылевого облака вокруг гипермассы. Фантастический облачный горизонт, который наверняка находился в миллионах миль впереди, надвигался прямо на глазах у Карлсена. Уж такова была скорость его орбиты.

Диаметр орбиты, прикинул Карлсен, примерно соответствует диаметру пути Земли вокруг Солнца. Но, судя по темпу, с которым обращается поверхность туч под ним, он совершает полный виток каждые пятнадцать минут. Это просто безумие — обгонять свет в нормальном пространстве, но, с другой стороны, конечно, здесь пространство отнюдь не нормально. Да и не может быть нормальным. Эти безумные орбитальные нити пыли и метеоров говорят о том, что здесь гравитация распадается на силовые линии, будто магнитное поле.

Орбитальные нити каменных обломков над Карлсеном кружили медленнее, чем его ярус. В ближайших волокнах под собой он мог различить отдельные метеориты, проходящие под ним, будто зубья циркулярной пилы. Его рассудок отшатывался от этих зубьев просто из-за чистого величия скорости, расстояния и размера.

Он сидел в своем кресле, взирая на звезды. Смутно гадал, не становится ли моложе, не движется ли назад во времени Вселенной, из которой упал... Не будучи ни профессиональным математиком, ни физиком, он все-таки полагал, что нет. Это единственный фокус, проделать который Вселенной не под силу даже здесь. Но велики шансы, что на этой орбите он стареет намного медленнее, чем все остальное человечество.

Карлсен вдруг осознал, что все еще сидит в своем кресле, свернувшись в клубочек, как испытывающий благоговение ребенок, сильно, до боли впившись пальцами в рукавицах в подлокотники кресла. Заставил себя расслабиться, начать обдумывать рутинные проблемы. Он переживал ситуации похуже, чем это величественное зрелище природы, если и не более жуткие.

У него достаточно воздуха, воды, пищи и энергии, чтобы возобновлять их до тех пор, пока это будет необходимо. Двигатель катера годится, по крайней мере, хоть на это.

И Карлсен принялся изучать силовую линию, или что оно там такое, сделавшую его своим пленником. Более крупные камни в ее пределах — некоторые из них почти такого же размера, как его катер, — будто бы и не меняли своего положения относительно друг друга. Но мелкие метеориты медленно дрейфовали вперед-назад более свободно.

Выбравшись из кресла, он огляделся. Единственный шаг назад привел его к изгибу стекла. Карлсен огляделся в попытке обнаружить своего врага. И действительно, в полумиле позади, захваченный той же вереницей космических обломков, увяз корабль-берсеркер, погнавшийся за ним и загнавший его сюда. Датчики берсеркера сейчас, несомненно, направлены на него, он наверняка видит движение Карлсена и знает, что противник жив. Если только берсеркер способен добраться до него, то непременно сделает это. Берсеркер-компьютеры не будут терять времени, благоговейно взирая на космические пейзажи, в этом сомневаться не приходится.

Словно в подтверждение его мыслей, на берсеркере вспыхнуло лучевое оружие. Но луч казался странным, каким-то серебристым, и пробился всего на пару-тройку ярдов среди взрывающихся обломков и пыли, прежде чем рассыпался ворохом искр, словно космический фейерверк. Он добавил пыли к облаку, будто бы сгустившемуся перед берсеркером. Вероятно, машина стреляла в него все время, но это диковинное пространство не принимает энергетического оружия. Значит, ракеты?

Да, ракеты. Карлсен увидел, как берсеркер запустил одну из них. Изящный цилиндр стрелой рванулся в его направлении и исчез. Куда он подевался? Рухнул к гипермассе? Если да, то с такой скоростью, что исчез из виду.

Едва заметив первую вспышку следующей ракеты, Карлсен перевел глаза вниз. Увидел мгновенную вспышку и облачко в ближайшей нижней силовой линии, и циркулярная пила лишилась одного зуба. Облачко пыли в том месте, куда попала ракета, устремилось вперед с безумной скоростью, мгновенно пропав из виду. Поневоле проследив взглядом за облачком, Карлсен осознал, что смотрит на берсеркера не со страхом, а с чем-то сродни облегчению, как будто тот отвлекает его от созерцания... всего этого.

— О Боже, — сказал он вслух, поглядев вперед. Это была молитва, а не богохульство. Далеко впереди медленно бурлящего бескрайнего горизонта вздыбливались драконовы головы-тучи. На фоне черноты пространства их перламутровые гребни казались сложенными из вещества, материализующегося из ничего, чтобы устремиться к гипермассе. Вскоре шеи драконов поднялись над краем Вселенной в обрамлении радужной бахромы материи, срывавшейся и устремлявшейся вниз с немыслимой скоростью. Затем появились драконовы туловища — тучи, пульсирующие иссиня-белыми молниями, подвешенными над красными недрами ада.

Обширный вихрь, одним из компонентов которого стала вереница метеоритов вокруг самого Карлсена, мчался к этой громаде, будто циркулярная пила. Вырвавшись из-за горизонта, тучи поднялись много выше уровня Карлсена. Они извивались, вставая на дыбы, как безумные кони. «Наверное, они больше планет, — подумал он, — да, больше тысячи Земель или Эстилов». Тучи грозили вот-вот сокрушить захватившую его кружащуюся ленту, и вдруг, уже мчась среди них, Карлсен увидел, что они по-прежнему чудовищно далеки.

И позволил векам смежиться. Если люди вообще осмеливаются молиться, если они вообще осмеливаются обращаться мыслями к Творцу Вселенной, то лишь потому, что их крошечные рассудки никогда не были в состоянии узреть тысячной доли... миллионной доли... нет даже слов, нет аналогий, способных помочь рассудку постичь подобное зрелище.

«Но, — подумал он, — но как же люди, верящие только в себя или вообще ни во что? Что сталось бы с ними, окажись они лицом к лицу с такими чудесами, как эти?»

Карлсен распахнул глаза. В его вере единственное человеческое существо куда важнее, чем любое солнце любого размера, Заставил себя обозреть пейзаж, решив сжиться с этим почти суеверным благоговением.

Но ему снова пришлось изо всех сил уцепиться за рассудок, когда он впервые заметил, как ведут себя звезды. Все они превратились в сине-белые иглы, волновые фронты их света сталкивались в безумной гонке, обрушиваясь в эту гравитационную пропасть. Да притом скорость была такова, что Карлсен видел, как некоторые звезды слегка движутся из-за его орбитального параллакса. Он мог бы объемно воспринимать на глубину целых световых лет, будь его рассудок способен простираться столь далеко.

Шагнув обратно к своему креслу, Карлсен сел и пристегнулся. Ему хотелось уйти в себя. Хотелось вырыть себе туннель до самого ядра громадной планеты, где можно было бы спрятаться... Но что такое даже величайшая из планет? Жалкая пылинка, едва ли больше этой хрустальной капельки.

Здесь он столкнулся не с обычным восприятием бесконечности звездоплавателем, и здесь он встретился с ужасающей перспективой, начиная от камней за стеклом, до которых рукой подать, увлекающих рассудок все дальше и вперед, камень за камнем, линия за линией, шаг за неминуемым шагом, все дальше, и дальше, и дальше...

Ладно. По крайней мере, у него появился противник, с которым можно сразиться, а сражаться с чем-либо лучше, чем плесневеть, сидя на месте. Для начала немного рутины. Хлебнув изумительно вкусной воды, Карлсен вынудил себя поесть. Ему предстоит тут задержаться еще ненадолго.

Теперь надо заставить себя немного потрудиться, чтобы привыкнуть к пейзажу. Карлсен устремил взгляд в направлении полета капли. В полудюжине метров впереди обнаружился первый крупный камень, массивный, как тела дюжины человек, прочно застрявший в силовой линии этой орбиты. Карлсен мысленно взвесил и измерил этот камень, а затем переместил мысль к следующему заметному обломку, на расстоянии броска подальше. Все камни были меньше его катера, и Карлсен смог следовать за их вереницей дальше и дальше, пока они не растворились в сливающемся узоре силовых линий, наконец-то изогнувшихся по пути вокруг гипермассы, обозначая ужасающую громадность расстояний.

Интеллект Карлсена висел на кончиках пальцев, раскачиваясь над пространствами величия... «Будто обезьяний детеныш, щурящийся от солнечного света в джунглях, — подумалось ему. — Будто младенец-верхолаз, ужасающийся размеру деревьев и лиан, впервые узрев в них хитросплетение троп, которые можно освоить».

Теперь он осмелился позволить своему взгляду крепко уцепиться за пилообразный край следующего внутреннего кольца мчащихся метеоритов, позволил рассудку оседлать его, устремившись вперед. Теперь он осмелился взирать на звезды, смещающиеся из-за его движения, увидеть Вселенную с планетарной глубиной восприятия.


Карлсену пришлось немало пережить еще до падения сюда, и сон овладел им. Следующее, что дошло до его рассудка, — громкий шум. Карлсен мгновенно проснулся, вздрогнув от страха. Берсеркер все-таки не так уж беспомощен. Два его робота размером с человека находились за стеклянной дверью, пытаясь пробиться через нее. Карлсен инстинктивно ухватился за пистолет. Проку от этого маленького оружия будет маловато, но он замер в ожидании, держа пистолет наготове; ничего другого просто не оставалось.

В облике смертоносных роботов за стеной было нечто странное; они серебрились, облаченные в сверкающие покровы, напоминавшие иней, но появлявшиеся только на поверхностях, обращенных вперед, и срывавшиеся с них позади хвостиками и бахромой, как комиксные спидлайны, вдруг явившиеся во плоти. Но сами персонажи были достаточно вещественны. Их пушечные удары в дверь... впрочем, минуточку. Его хрупкую дверь и не пытались взломать. Стальные убийцы запутались, увязли в серебристой паутине, которой это несущееся безумным аллюром пространство укутало его. Это вещество гасило лазерные лучи, когда роботы пытались прожечь себе путь внутрь, глушило взрывы установленных ими зарядов.

Перепробовав все на свете, они удалились. Толкаясь от камня к камню, обратно к своей стальной матке, в своих пламенных одеяниях, окутанные пламенными саванами, будто плащами позора и поражения.

Карлсен облегченно кричал им вслед оскорбления, хотел было даже открыть дверь, чтобы выстрелить им вслед из пистолета. Даже надел скафандр. Если роботы смогли открыть изнутри люк берсеркера — значит, он сможет открыть свой. Но раздумал: это будет лишь пустая трата боеприпасов.


Некий уголок сознания Карлсена заключил, что в сложившейся ситуации лучше не думать о времени. Сам он не видел причины оспаривать это решение и вскоре утратил счет часам и дням — или неделям?

Он делал упражнения и брился, ел, пил и отправлял естественные надобности. «Гроб» остался при нем, можно было бы погрузиться в анабиоз — но нетушки, не сейчас. Возможность спасения не выходила у него из головы, надежда перемежалась со страхом перед временем. Карлсен понимал, что в день его падения еще не был выстроен корабль, способный спуститься за ним и вытащить его отсюда. Но корабли всегда совершенствуются. Предположим, что, пока здесь проползает несколько недель или месяцев субъективного времени, вовне проходит несколько лет. Он понимал, что найдутся люди, которые попытаются отыскать его и спасти, если будет хоть малейшая надежда.

Скованный по рукам и ногам теснотой своего мирка, он прошел через стадию ликования, а затем стремительно низринулся в уныние. Интеллект всегда занимается собственными проблемами и потому отвратился от всех этих извечных сияющих чудес. Карлсен нашел спасение от скуки в долгих часах сна.

Ему снилось, что он в одиночестве стоит в космосе. Он наблюдал себя издали, с такого расстояния, где человеческая фигура, видимая невооруженным глазом, превращается почти в пылинку. Помахав в знак прощания почти неразличимой рукой, он сам, находящийся в отдалении, зашагал прочь, направляясь к голубовато-белым звездам. Стремительные движения шагающих ног поначалу были едва различимы, а затем сошли на нет, когда фигурка уменьшилась, утрачивая суть своего бытия пред ликом бездны...


Он с криком пробудился. К хрустальному шарику его суденышка подвалил космокатер и сейчас покачивался всего лишь в футах пяти от него — сплошной металлический овоид виденной Карлсеном модели, да и номера и цифры на его корпусе были тоже ему знакомы. Он выдержал. Выстоял. Все позади.

Миниатюрный люк спасательного катера открылся, и оттуда выбрались две фигуры в скафандрах, одна за другой. Их тотчас же окутала серебристая дымка, как прежде роботов берсеркера, но сквозь забрала шлемов виднелись лица этих людей, устремивших взгляды прямо на Карлсена. Они постоянно ободряюще улыбались, не отводя глаз от него.

Ни на миг.

Они постучали в дверь, продолжая улыбаться, пока он надевал скафандр. Он даже пальцем не шевельнул, чтобы впустить их, а вместо этого выхватил пистолет.

Они нахмурились. Губы за стеклами шлемов беззвучно шевелились, но если они и передавали что-либо, то радиоволны не могли пробиться сквозь это пространство. Оба неотрывно смотрели на него.

«Погодите», — просигналил он поднятой ладонью. Затем достал из кресла грифельную доску и стило и написал им послание:

 «ВЗГЛЯНИТЕ-КА НА ОКРУЖАЮЩИЙ ПЕЙЗАЖ».

Он пребывал в здравом уме, но они могли решить, что он лишился рассудка. Будто желая ублажить его, начали озираться. Впереди, из-за грозового горизонта этого мира, вздымался новый табун драконовых голов. Нахмурившись, люди посмотрели вперед на драконов, оглядели радужные пилы кружащихся камней, опустили глаза к жутким глубинам преисподней, потом подняли их к ядовитым, иссиня-белым копьям звезд, явственно скользящим над пустотой.

Затем оба, все еще недоуменно хмурясь, снова посмотрели на Карлсена.

Он уселся в кресло, сжимая пистолет и ожидая. Ему больше нечего было сказать. Он понимал, что берсеркер наверняка располагает катерами и способен придать своим автоматам-убийцам подобие людей. Эти были настолько удачны, что едва не одурачили его.

Пришельцы откуда-то извлекли собственную доску:

«МЫ НАКРЫЛИ БЕРСА. СЗАДИ. НИКАКОЙ ОПАСНОСТИ. ВЫХОДИТЕ».

Карлсен оглянулся. Облако пыли, поднятое оружием берсеркера, осело на него, скрыв и его, и все силовые линии позади от взора. О, если бы он только мог поверить, что это люди...

Они энергично жестикулировали, написав еще пару строк:

«НАШ КОРАБЛЬ ДОЖИДАЕТСЯ ПОЗАДИ ОБЛАКА ПЫЛИ. ОН СЛИШКОМ ВЕЛИК, ЧТОБЫ ДОЛГО УДЕРЖАТЬСЯ НА ЭТОМ УРОВНЕ».

И снова:

«КАРЛСЕН, ИДЕМТЕ С НАМИ!!! ЭТО ВАШ ЕДИНСТВЕННЫЙ ШАНС!»

Он не осмелился больше читать их послания из страха, что поверит им, бросится в их стальные объятия и будет разодран в клочья. Закрыв глаза, он принялся молиться. Спустя некоторое время снова открыл их. Гости исчезли вместе со своим катером. Вскоре после того — по восприятию времени Карлсена — в облаке пыли, окружающем берсеркер, замерцали вспышки света. Бой, ради которого кто-то доставил оружие, работающее в этом пространстве? Или еще одна попытка провести его? Там будет видно.

Карлсен настороженно следил, как следующий спасательный катер, очень похожий на первый, дюйм за дюймом пробивается к нему сквозь облако пыли. Приблизившись, катер остановился. Из него выбрались еще две фигуры в скафандрах, мгновенно окутавшиеся серебристыми плащаницами.

На этот раз его табличка была готова заранее:

 «ВЗГЛЯНИТЕ-КА НА ОКРУЖАЮЩИЙ ПЕЙЗАЖ».

Они принялись озираться, будто желая ублажить его. Может, тоже решили, что он лишился рассудка, хотя он пребывал в здравом уме. Добрую минуту спустя они все еще не оборачивались к нему — лицо одного было запрокинуто вверх, к невероятным звездам, а второй медленно вертел шеей, наблюдая за проплывающей мимо драконовой головой. Мало-помалу они оцепенели от благоговения и ужаса, съежившись и прильнув к стеклянной стене.

Потратив полминуты на проверку шлема и скафандра, Карлсен стравил воздух из кабины и распахнул дверь.

— Добро пожаловать, люди, — сказал он через радио своего шлема. Ему пришлось помочь одному из них забраться обратно в спасательную шлюпку. И они все-таки справились с этим...


 Брат Берсеркер
Роман


 Глава 1

Лейтенант Деррон Одегард откинулся на спинку кресла у контрольной панели, вытер вспотевшие ладони о колени и еще раз приладил поудобнее наушники мягкого шлемофона. Рабочая униформа сидела на нем как влитая, да и поправлять шлемофон особой необходимости не было. Лейтенант сделал это непроизвольно, не отрывая сосредоточенного взгляда от запутанного клубка зеленоватых линий на широком, чуть выпуклом экране монитора, который возвышался над панелью. Затем лейтенант вновь наклонился к монитору и продолжил наблюдение за врагом.

Через полчаса наблюдений Одегард почувствовал смертельную усталость, как будто и в самом деле на его плечах лежали судьбы всех сорока миллионов ныне живущих обитателей планеты. Лейтенанту вовсе не хотелось взваливать на себя эту непосильную ношу — ответственность за сорок миллионов жизней. Но так уж случилось, что передать ее сейчас было некому. Правда, статус дежурного офицера-наблюдателя давал право на кое-какие материальные удобства на службе и определенные поблажки в свободное время. Но если наблюдатель хоть раз совершит ошибку во время дежурства — все ныне живущее население планеты Сегол обратится в ничто, будет вычеркнуто из реального времени, убито, полностью уничтожено — как будто его никогда и не существовало.

Руки Деррона легко и свободно скользили по литым переключателям контрольной панели. Движения были точными и выверенными, но в этих прикосновениях совсем не чувствовалось ничего, даже отдаленно напоминающего любовь к своей работе. Перепутанные зеленые линии на экране монитора повиновались малейшему движению пальцев наблюдателя, будто высокая трава, которую раздвигают осторожные руки охотника, сидящего в засаде. Электронная трава на мониторе, за которой так пристально наблюдал лейтенант, являлась жизненными линиями всех людей, животных и растений, которые жили на определенной площади в несколько квадратных миль на поверхности планеты Сегол на протяжении отрезка времени в несколько десятилетий около двадцати тысяч лет назад. В доисторические времена.

Рядом с креслом и рабочей панелью с монитором, за которым наблюдал Одегард, располагались другие, точно такие же наблюдательные модули. Тысячи модулей, выстроившихся длинными, чуть изогнутыми рядами. Такое расположение рабочих модулей было очень удобным и успокаивало, когда дежурный наблюдатель на мгновение поднимал взгляд и тут же снова обращал все внимание на экран своего монитора. Помогали сохранять сосредоточенность и периодические колебания яркости освещения — словно легкие облачка пробегали под высоким, круто уходящим вверх сводом подземного зала, откуда лился мягкий рассеянный свет. В наушниках звучала тихая психоделическая музыка — to шелест ветра, то тяжелые ритмичные удары. Хотя огромный зал находился на много миль в глубине под поверхностью планеты, воздух здесь был свежим, легкий ветерок приносил то запах зеленой листвы, то терпкий соленый аромат морского побережья, вызывая в памяти живые картины лесов и морей, которых более не существовало — после того, как несколько месяцев назад боевые корабли берсеркеры уничтожили все живое на поверхности Сегола.

Деррон снова провел рукой по контрольной панели. Повинуясь команде наблюдателя, зеленоватые полоски жизненных линий дернулись, покрылись рябью и снова выстроились в свое продолжение — подключенные к модулю Одегарда инфраэлектронные приборы слежения, заброшенные в далекое прошлое, двинулись дальше. Они не нарушали покоя животного и растительного мира в том далеком доисторическом лесу, за которым наблюдали. Следящие устройства парили в тонком слое пространства-времени, совсем рядом с реальностью, избегая таким образом большинства ловушек, которые временной парадокс реальности приготовил для людей и механизмов, путешествующих во времени. Следящие приборы скрывались от реального времени в локальных петлях вероятности, откуда тем не менее можно было почувствовать дыхание могучей организованной материи — жизни.

Лейтенант Одегард знал, что его сектор наблюдения, примерно на двадцать тысяч лет удаленный в прошлое, соответствует времени появления на Сеголе первых людей. Но пока еще на мониторе не появлялось ничего, даже отдаленно напоминающего мощные жизненные линии разумных существ, которые невозможно было ни с чем перепутать. Впрочем, Деррон не искал именно следы человека. Главное заключалось в том, что ни Одегард, ни кто-нибудь другой из наблюдателей еще не обнаружил всплеска массивных разрушений, который означал бы нападение берсеркеров. А значит, гигантские смертоносные машины, уничтожившие все живое на планете в настоящем времени, наверняка еще не узнали, что здесь можно проникнуть и в прошлое.

Заступая на дежурство, лейтенант Одегард, как и любой хороший наблюдатель любой армии, оставлял все свои чувства и желания за порогом рабочего зала. Сидя в удобном кресле за монитором, в относительной безопасности, он проверял сигналы то от одного, то от другого следящего устройства — на десять лет ближе к настоящему, на дюжину миль севернее, еще на пару лет ближе, на десяток миль к юго-востоку... Густые зеленоватые «заросли» на экране по-прежнему не отмечали никаких следов вторжения чужеродных смертоносных устройств. У врагов, которых выслеживал Деррон, не было собственных жизненных линий. Их можно было обнаружить только по следам смерти и разрушений, которые они несли всему живому.

— Пока ничего, — не оборачиваясь, сказал Деррон, почувствовав, что рядом с его модулем остановился старший наблюдатель, Старший наблюдатель, капитан, ничего не сказал в ответ. Постоял немного, глядя на монитор через плечо Деррона, потом неторопливо пошел дальше по узкому проходу между креслами. По-прежнему не отрывая взгляда от экрана, лейтенант Одегард тяжело вздохнул. Надо же, он ведь даже не помнит имени этого капитана. Что ж, капитан назначен на эту должность всего два дня назад, и того же капитана, или Одегарда, или обоих сразу могут уже завтра перевести на какую-нибудь другую работу. Надо признать, что в Вооруженных Силах планеты Сегол Сектор Операций во Времени был организационно гибкой структурой, и это еще мягко сказано. Защитники планеты только несколько месяцев назад узнали, что враги могут нанести удар не только в пространстве, но и во времени. Этот наблюдательный зал и вообще весь Сектор Операций во Времени начали работать примерно месяц назад, но уже были готовы отразить нападение берсеркеров. К счастью, техника операций во времени, в том числе и военных действий, почти наверняка была такой же новой и для врага. Нигде больше, кроме планеты Сегол, не было известно о возможности путешествий во времени.

Деррон Одегард не успел еще припомнить имя капитана — старшего наблюдателя, как Сектор Операций во Времени вступил в свое первое сражение. Для Деррона эта битва началась очень просто и заурядно — с сообщения, переданного по коммуникационному устройству. В наушниках шлемофона раздался спокойный голос девушки-оператора, которая сообщала, что от космического флота берсеркеров к планете направляются несколько объектов, которые ведут себя не так, как обычные ракеты. Когда эти объекты достигли поверхности планеты, они исчезли из поля прямого наблюдения. Вскоре наблюдатели обнаружили этих берсеркеров в вероятностном пространстве — враги уходили в глубь прошлого планеты.

Их было пять или шесть — чуть позже наблюдатели определили точное число объектов, их оказалось шесть. Берсеркеры проваливались все дальше и дальше в прошлое — на восемь тысяч лет, десять, двенадцать... Дежурные наблюдатели, которые следили за соответствующими секторами, один за другим докладывали о продвижении объектов. Но, казалось, враги знали о том, что за их действиями пристально наблюдают. И они остановились, только когда проникли дальше двадцать одной тысячи лет в прошлое — в беспредельную пропасть времени, которую уже невозможно непосредственно наблюдать из настоящего. Они остановились. Но где? Когда?

— Всем наблюдателям, внимание! — В наушниках Деррона зазвучал знакомый протяжный голос. — Говорит командующий Сектором Операций во Времени. Сейчас вы будете знать о том, что тут творится, столько же, сколько знаю я. Похоже, берсеркеры решили выполнить свою задачу прямо вот здесь, только на двадцать одну тысячу лет назад. Они могут пальнуть по нам оттуда, из прошлого, и очень может быть, что мы так и не узнаем, откуда именно, пока волна разрушений не докатится до нас сквозь время. Или, может быть, до тех пор, пока они не начнут убивать.

Снова зазвучала успокаивающая психоделическая музыка. Через несколько минут в наушниках раздался ровный голос девушки-оператора, которая передавала указания непосредственно Деррону — какой сектор наблюдений выбрать, в каком направлении и насколько изменить настройку. Наблюдателям приходилось следить сразу за всей временной линией, поскольку ожидалось, что для атаки берсеркеры выйдут из вероятностного пространства в реальное время. Основное внимание наблюдатели сосредоточили поблизости от места, где враги начали внедрение в прошлое, но и прочие области планеты тоже не упускали из виду. Первая атака берсеркеров могла оказаться ложной, предназначенной больше для того, чтобы отвлечь внимание наблюдателей от направления основного удара.

В эти дни, когда вражеские ракеты почти добрались до подземного убежища, Деррон редко задумывался над тем, как бы получше спрятаться, и практически никогда не испытывал страха, разве что вполне объяснимую тревогу и беспокойство — как, например, сейчас, когда он знал, что началась схватка с берсеркерами. Или вот-вот должна была начаться. Лейтенант Одегард был так же спокоен и сосредоточен, как всегда, руки плавно скользили по приборной панели, словно это было просто еще одно обычное тренировочное занятие. Деррон считал, что не стоит особо волноваться — какая разница, придет смерть прямо сейчас или чуть позже?

Но тяжкий груз ответственности за чужие жизни по-прежнему давил на плечи, и минуты дежурства теперь тянулись еще медленнее, чем обычно. Невозмутимый девичий голос в наушниках звучал еще дважды, и дважды Деррон менял сектор наблюдений. И вот снова поступило сообщение от командующего — официальное сообщение о том, что нападение берсеркеров зафиксировано.

— А теперь смотрите во все глаза, ребята! — протяжно произнес командующий Сектором. — Найдите скважину, через которую просочились эти мерзавцы!

Где-то там, в прошлом, за пределом рубежа в двадцать одно тысячелетие, в каком-то неизвестном пока месте, обязательно должна быть эта скважина — проход из вероятностного пространства в реальность, след внедрения шести кораблей-берсер-керов.

Если бы люди могли наблюдать воочию прорыв берсеркеров, они увидели бы, как в высоких слоях атмосферы Сегола возникли из ниоткуда шесть смертоносных машин, похожих с виду на самолеты с широкими и короткими крыльями. Они вынырнули плотной группой, в строгом порядке, мгновенно рассыпались в разные стороны, по точно выверенной для каждого траектории, со сверхзвуковой скоростью рванулись вперед, неся смерть.

И как только берсеркеры разделились, каждый из шестерых принялся поливать беззащитную планету смертоносным ядом.

Радиоактивные отбросы, химические антибиотики... с расстояния в двадцать одно тысячелетие трудно точно определить, что именно они применяли. Как и прочие наблюдатели, Деррон следил за атакой берсеркеров только по ее результатам. Деррон воспринимал нападение, как быстрое снижение вероятности существования всего живого в своем секторе наблюдения, огромную волну разрушения, смерти, которая нахлынула из одного угла сектора и медленно затопила все остальное пространство.

Шесть берсеркеров отравили всю планету. Если бы первые люди во время этой атаки уже были на планете, это, конечно же, убило бы их. Если они приземлятся чуть позже, то будут бродить по безжизненному, пустому миру, беспомощные, как дети, — пока не вымрут. И если это случится, то все ныне живущие потомки тех первых людей, все люди Сегола тоже исчезнут, как будто их никогда и не существовало. А планета, да и вся звездная система, достанется берсеркерам.

Волна разрушения и смерти катилась все дальше, от доисторических времен к временам человеческой истории. В каждой живой клетке на планете разрасталась темная тень небытия, пагубные изменения уже были отчетливо видны на мониторах всех наблюдателей.

Люди-наблюдатели и компьютеры Сектора Операций во Времени напряженно вычерчивали множество векторов атаки берсеркеров. Данных для обработки катастрофически не хватало, и с начала нападения прошло не меньше двадцати минут реального времени, прежде чем компьютеры определили наконец точку выхода шести кораблей-берсеркеров, скважину из вероятностного пространства в реальность.

В самых глубоких подземных шахтах, которые назывались Вторым ярусом Сектора Операций во Времени, ждали своего часа ракеты защитников планеты — толстые тупоконечные сигары, оплетенные замысловатым кружевом пусковых механизмов, приборов настройки и наведения. По команде, переданной компьютерами Сектора, могучие стальные руки вынули одну ракету из паутины приборов. А тем временем на каменном полу пещеры прямо под ракетой появился серебристый круг, который сиял и переливался, как поверхность расплавленного металла.

Стальные руки выпустили ракету, она начала падать... и исчезла. Одни приборы послали ее в глубь прошлого, другие провели по вероятностному пространству сквозь толщу скальных пород — к поверхности планеты и выше, в стратосферу. Ракета устремилась точно к тому месту, где находилась скважина, через которую шесть кораблей-берсеркеров прорвались в реальность.

Деррон смотрел, как зловещие изменения, прокатившиеся через весь экран монитора, внезапно начали исчезать, прежний рисунок зеленоватых линий постепенно стал восстанавливаться. Это было похоже на какой-то фокус, вроде обратного просмотра кинопленки, и, казалось, не имело никакого отношения к реальным событиям, происходящим в мире.

— Прямо в скважину! — радостно воскликнул командующий Сектором. Куда девалась его привычная медлительность! Шесть кораблей-берсеркеров вышли из вероятностного пространства прямо в эпицентр мощного ядерного взрыва и развалились на радиоактивные осколки.

На экранах всех мониторов волна смерти и разрушения отступила, вновь засветились зеленые линии жизни. По длинным изогнутым рядам дежурных наблюдательных модулей прокатилась, ширясь, другая волна — всеобщей радости и ликования. Но осторожность и дисциплина брали свое, и наблюдатели выражали свои чувства весьма сдержанно. Оставшееся до конца шестичасовой смены время дежурные наблюдатели особенно не напрягались, все прошло гладко, словно на тренировочном занятии. Были расставлены все точки над «i», все черточки поперек «t». Дополнительные исследования и наблюдения подтвердили достоверность тактического успеха. Всеобщее ликование бурлило и прорывалось из-за внешней дисциплинированности и осторожности сотрудников Сектора. Выходя по очереди на перерыв, наблюдатели улыбались и подмигивали друг другу. Деррон тоже улыбался и кивал, встречаясь взглядом с кем-нибудь из сотрудников. Быть как все, делать то, что от тебя ожидают, — это самый простой способ уживаться с другими людьми. Впрочем, Деррон и в самом деле был доволен и горд — на этот раз все они неплохо поработали.

До конца дежурства не появилось никаких признаков враждебной активности, и стало ясно, что первая атака берсеркеров в пространстве-времени успешно отбита.

Но проклятые машины непременно должны вернуться — они всегда возвращались. Деррон был уверен, что берсеркеры и на этот раз не отступят от своего правила. И снова попробуют напасть. За это дежурство Деррон жутко устал и психологически, и физически, форменная куртка пропиталась потом. Поэтому лейтенант не стал утруждать себя, изображая улыбку. Он вздохнул с облегчением и поднялся с кресла, освобождая место наблюдателю, который должен был дежурить в следующую смену.

— Похоже, вы, ребята, сегодня славно потрудились? — с легкой завистью в голосе спросил сменщик.

Деррон еще раз сумел выдавить улыбку:

— Может, в следующий раз лавры славы достанутся тебе.

Лейтенант приложил большой палец к специальному сканеру на рабочей панели, его напарник сделал то же самое. И вот, по всем правилам сдав дежурство, Одегард неторопливо пошел к выходу из наблюдательного зала, присоединившись к потоку сотрудников своей смены. То тут, то там в толпе попадались такие же усталые и измученные лица, какое скорее всего было и у него самого. Выйдя за двери рабочего зала, туда, где уже не нужно было соблюдать тишину, большинство наблюдателей собирались в небольшие компании и шумно обсуждали последние события.

Деррон пристроился к очереди сотрудников, чтобы сдать кассету с записью информации со своего модуля за последнее дежурство. Потом выстоял еще в одной очереди и отчитался устно перед одним из старших дежурных офицеров. Сделав все это, он был совершенно свободен. Впрочем, Деррон считал, что в эти дни такое понятие, как свобода, для обитателей Сегола потеряло всякий смысл.

На мощном пассажирском лифте, представлявшем из себя вереницу кабинок, подвешенных к замкнутому в кольцо тросу, Деррон вместе со всеми поднялся из глубинных пещер на жилые уровни подземного мегаполиса. Но и этот всемирный город отделяли от поверхности планеты многие сотни миль скальных пород.

В жилых уровнях условия обитания и близко не напоминали комфорт и уют наблюдательного зала. Кондиционеры, приятные запахи природы, оптимальная влажность и температура — обо всем этом заботились только там, где людям приходилось работать с полной отдачей. В остальных помещениях это считалось несущественной, даже излишней роскошью. Так что практически везде на жилых уровнях воздух был в лучшем случае просто спертый, в худшем — пропитанный тяжелой вонью. Освещение большинства серых коридоров-улиц было ничуть не лучше — так сказать, необходимый минимум. В общественных помещениях все убранство составляли неизменные плакаты с лозунгами и призывами правительства, которые должны были вдохновлять народ на борьбу до победного конца, из последних сил, и обнадеживать насчет того, что в ближайшем будущем все, в том числе и условия жизни, непременно изменится к лучшему.

Впрочем, кое-где и впрямь время от времени появлялись обещанные улучшения. С каждым месяцем воздух в подземном городе становился все свежее, пища — более разнообразной и вкусной. Жители осажденной берсеркерами планеты заставили работать на себя практически неисчерпаемую силу термоядерных реакций распада водорода плюс богатые залежи минералов в окружающих породах. Так они могли продержаться сколько угодно времени, постепенно устраиваясь в подземном городе со все большими удобствами.

Деррон Одегард шел сейчас по одной из самых оживленных улиц-коридоров подземного города-мира, вдоль нее выстроилось множество магазинов, разнообразных учреждений и жилых блоков. В одном из таких жилых блоков и находилась холостяцкая квартирка Деррона. Собственно, даже не квартирка, а комната, как в общежитиях. Свод улицы-коридора поднимался на высоту примерно двух этажей обычного дома, а в ширину она была как обычная главная улица в обычном небольшом городке — в безвозвратно погибшем и оплакиваемом до сих пор мире на поверхности планеты. Посредине улицы бежали в обе стороны полосы движущейся дорожки, на них стояли люди, которым некогда было просто пройтись пешком. Вдоль дорожки быстро шли двое полицейских в белой униформе, проверяли личные карточки пассажиров. Правительство планеты строго преследовало бездельников, отлынивающих от работы.

Как всегда, на улице по обеим сторонам от бегущей дорожки толпились люди самого разного возраста и общественного положения. Мужчины и женщины в однообразной рабочей униформе спокойно направлялись на работу или с работы, не торопясь, но и нигде особенно не задерживаясь. Только кучка детей, только что выбежавших из какой-то школы, бурлила неуемной энергией. Совсем не много взрослых — пожилых людей или молодежи, отдыхавшей после работы, — не спеша прогуливались вдоль улицы и топтались у витрин магазинов и увеселительных заведений. Индустрия развлечений, которую частично отдали на откуп частным владельцам, похоже, неплохо держалась на плаву. Эти заведения работали гораздо оживленнее, чем те, что были полностью под контролем правительства.

Одна из коротеньких очередей выстроилась у входа в местное отделение Управления Окружающей среды. Как и все остальные конторы и магазины, офис Управления Окружающей среды был отделен от коридора-улицы стеной из стекла и металлических переборок. Стоя на неподвижной полосе улицы напротив этого офиса, Деррон разглядывал сонных служащих, вывески с бегущими надписями и макеты. Они почему-то казались старыми и запыленными. На вывесках, которые должны были, по замыслу создателей, полыхать насыщенными и яркими цветами, изображались виды природы — предполагаемой послевоенной реконструкции поверхности планеты.

«НАЧИНАЙ СТРОИТЬ ЗЕМЛЮ СВОЕЙ МЕЧТЫ УЖЕ СЕГОДНЯ!»

Земли, конечно, будет полным-полно. Только вот найти там воздух, чтобы можно было дышать, и воду, годную для питья, будет, наверное, трудновато. Но Управление Окружающей среды рассчитывало на то, что когда-нибудь — после победы, конечно, — начнется новая, прекрасная жизнь на поверхности планеты. Жизнь, которую будут поддерживать и защищать новые океаны воздуха и воды, каким-то образом добытых из глубин планеты или, если уж на то пошло, даже принесенных с гигантских внешних планет звездной системы Сегола.

Судя по знакам различия на одежде, люди, собравшиеся поглазеть на вывески Управления Окружающей среды, были из самых разных подразделений планетарных служб и самых разных рангов. Но сейчас на всех лицах было одно и то же выражение — то, что в ранние века назвали бы крестьянским долготерпением. Они смотрели на макеты и стенды с надеждой, им очень хотелось верить, что когда-нибудь все так и будет. Собственно, Деррон остановился на тротуаре, чтобы посмотреть не на рекламные стенды, а на этих людей. Все они каким-то образом заставили себя забыть, — если, конечно, вообще когда-нибудь это осознавали, — что их мир на самом деле мертв. Реальный мир, единственный и неповторимый, был уничтожен, развеян в прах — вместе с девятью из десяти людей, которые и делали его живым.

Не то чтобы эта сухая статистика — девять из десяти — хоть что-то значила для Деррона. Как, по его мнению, и для любого другого на планете. Важны не цифры, а отдельные личности...

Такое знакомое, такое любимое лицо снова всплыло в памяти... Он устало отогнал мучительное воспоминание, повернулся и пошел прочь от тех, кто, выстроившись в ряд перед витриной Управления Окружающей среды, еще надеялся и верил, питая свою веру тусклыми картинками с витрины.

Деррон направился к своей квартире, но, дойдя до развилки улицы-коридора, он, подчиняясь внезапному порыву, свернул не домой, а в узкий боковой проход. Этот коридорчик был вроде полутемной узкой аллеи, в него выходило совсем немного окон и дверей. Зато всего через сотню шагов аллея заканчивалась высокой аркой, в обрамлении которой виднелась живая зелень, самые настоящие деревья. В это время суток в парке должно быть не очень много посетителей.

Деррон не прошел еще и половины аллеи, как почувствовал, что стены коридора и скалы вокруг задрожали от далекого взрыва. Впереди в парке Деррон увидел двух маленьких птичек с красным оперением, которые в панике порхали, стараясь спрятаться в зеленых кронах деревьев. Лейтенант не насторожился и не остановился. Он продолжал идти и успел сделать еше три шага, прежде чем сюда снова донесся звук взрыва — неясный и приглушенный, но мощный. Похоже на небольшую ракету, причем вошла она довольно близко отсюда. Вражеская флотилия, осадившая Сегол, посылала вероятностные волны, которым иногда удавалось прорваться через защитные устройства и многие мили каменных пород. Тогда волны доходили до боевых ракет, которые, естественно, взрывались в непосредственной близости от подземного города-убежища.

Деррон Одегард все так же не спеша пошел дальше, к выходу из коридора. Там он остановился, оперся обеими руками о парапет из настоящего, натурального дерева и окинул взглядом весь парк — дюжину акров зелени. Деррон стоял сейчас на небольшом балкончике в двух ярусах от зеленой травы парка. С куполообразного голубого свода высотой в шесть уровней, который довольно убедительно изображал небо, лился свет искусственного «солнца» — тоже очень похожий на настоящий. «Солнце» освещало траву и деревья, заросли кустарников, ярких разноцветных птиц, запертых в невидимые клетки, сплетенные из завихрений воздушных струй. Через весь парк протекал маленький ручеек ~ узкий извилистый поток свежей воды. Сегодня уровень воды в ручье сильно упал, так что можно было ясно рассмотреть бетонное русло.

Еще год назад — целую жизнь назад, когда планета была еще жива, — Деррон Одегард не особенно много времени уделял любованию красотами природы. Эх, сейчас бы прогуляться куда-нибудь налегке на свежем воздухе! Но Деррон все время тратил на то, чтобы получше закончить обучение и устроиться на работу по специальности — историком. Его жизнь была отдана историческим текстам, фильмам и записям — обычный путь молодого ученого, стремящегося чего-то добиться в науке. Даже выходные и дни отпуска Деррон проводил в разных прославленных в истории местах... И снова, с усилием, уже вошедшим в привычку, Деррон отогнал воспоминания о той единственной девушке, которую он когда-то любил.

Год назад карьера историка обещала большое будущее, полное невероятных открытий и возможностей. Потому что как раз тогда ученые-физики впервые обнаружили, что уникальными природными условиями пространства-времени на Сеголе можно управлять. А значит, человечество на Сеголе сможет своими глазами увидеть собственное прошлое. Всего год назад война с берсеркерами казалась такой невероятно далекой... Берсеркеры? Ужасно, что и говорить, но ведь они нападают только на отдаленные от нас миры, где-то там, за сотни световых лет отсюда... Прошли десятилетия с тех пор, когда впервые было получено сообщение о берсеркерах. Все эти десятилетия строилась защитная система планеты Сегол. Служба в Вооруженных Силах стала обычной обязанностью молодых людей, заключительной частью общего курса обучения для тех, кто заканчивал школу.

Деррон уже не удивлялся тому, что за последний год узнал об истории больше, чем за все годы, проведенные за изучением данного предмета. Но легче от этого не стало. Деррон знал теперь, что, когда наступят последние минуты истории Сегола, — если, конечно, он будет уверен, что эти минуты действительно последние, — он постарается провести эти минуты в одном из таких вот уголков живой природы, наедине с припасенной заранее бутылочкой хорошего вина. Ему хотелось встретить конец истории, произнеся столько тостов, на сколько хватит истории. Он будет пить за то погибшее или погибающее, что покажется ему самым важным и достойным сожаления.

Усталость и напряжение, накопившиеся в теле за часы дежурства, начади понемногу отступать, как будто вытекая через ладони в отполированные сотнями рук деревянные перила балкончика. И Деррон уже совсем забыл о недавнем взрыве, когда в парке начали появляться первые пострадавшие.

В узкую арку нижнего уровня парка протиснулся мужчина в изодранной в клочья одежде, весь покрытый черной копотью. Одного рукава не хватало, обнаженная рука была вся в кровоподтеках и ожогах. Раненый быстро, не разбирая дороги, прошел среди деревьев, а потом, будто актер в старинном спектакле, упал, вытянувшись во весь рост, у искусственного ручейка и стал судорожно хлебать воду ртом.

Следующим из той же самой арки появился мужчина средних лет, одетый более прилично. Наверное, какой-нибудь служащий или администратор, хотя с такого расстояния Деррон не мог как следует разглядеть знаки различия на униформе. Никаких ран на теле этого мужчины заметно не было, но он шел по парку так, словно потерялся или вообще не понимает, что с ним происходит. Время от времени служащий прижимал руки к ушам — может, его оглушило, а может, просто хотел проверить, на месте ли его голова?

Вбежала, подвывая, низенькая толстушка, которая придерживала то одной, то другой рукой клочок содранного скальпа, болтавшийся на узком лоскутке кожи. За толстушкой показалась еще одна женщина. Потом страждущие и покалеченные повалили через калитку нижнего паркового уровня непрерывным потоком, заполонили весь садик, нарушив хрупкий искусственный мир и покой этого уголка живой природы громкими жалобными криками и стонами.

Откуда-то из нижних переходов послышались командные окрики, рокот и завывание мощных моторов. Спасательные и ремонтные подразделения уже приступили к работе — начали устранять повреждения, причиненные взрывом, и оказывать помощь пострадавшим. Раненых, которые могли ходить сами, спасатели направили в парк, чтобы те не болтались под ногами и не мешали оказывать помощь тем, кто оказался в более тяжелом состоянии. В парке уже собралось десятка три пострадавших. Они бродили среди деревьев или лежали на траве и оглашали пространство вокруг отчаянными криками — почему, дескать, сюда, в сегодняшний день, прорываются эти чертовы ракеты и почему проклятая ракета свалилась на голову именно им, несчастным.

Среди пострадавших Деррон увидел высокую стройную девушку лет восемнадцати или двадцати, одетую в остатки того, что, должно быть, было простеньким ситцевым форменным платьем. Девушка стояла, прислонившись к стволу дерева, как будто у нее не было сил сделать еще хоть шаг. Ее платье было разорвано так...

Деррон оттолкнулся от поручня, его лицо исказилось гримасой отвращения к самому себе. Он внезапно увидел себя со стороны — словно какой-то древний тиран, он равнодушно взирает на чужие страдания и боль и даже снисходит до похотливых мыслей. Скоро, очень скоро ему придется окончательно решать — оставаться на стороне человеческой расы или нет.

Рядом с балкончиком была узенькая лестница, и Деррон поспешно спустился вниз, в парк. Мужчина, у которого была обожжена рука, полоскал ее в прохладных струях проточной воды, многие раненые жадно пили. Деррон огляделся. Вроде бы ни у кого из пострадавших не было остановки дыхания или опасного для жизни кровотечения. А девушка в остатках платья, что стояла у дерева, выглядела так, словно вот-вот упадет без сил.

Деррон подошел к ней, стащил с себя форменную куртку и набросил на плечи девушке, потом обнял ее и отстранил от дерева.

— Где у вас болит?

Девушка покачала головой и что-то пробормотала — слов Деррон не разобрал. Девушка была смертельно бледна. Деррон подумал, что у нее может быть шок, и попытался усадить ее на траву. Она стала сопротивляться, и несколько секунд они танцевали странный парный танец — Деррон старался поддержать девушку и не упасть вместе с ней. Девушка была высокой, стройной и, по обычным меркам, довольно красивой... Нет, не то чтобы красивой, да и миленькой ее не назовешь... Но на нее было приятно смотреть — это точно. Волосы девушки были коротко острижены, как почти у всех женщин в эти дни — согласно рекомендованным правительством нормам. Никаких украшений она не носила, не было и макияжа — что, надо признать, было несколько необычным.

Девушка немного пришла в себя и в растерянности огляделась. Посмотрела на куртку Деррона, в которую бессознательно закуталась поплотнее.

— А вы офицер... — разглядев нашивки на воротнике, сказала девушка низким грудным голосом, все еще немного невнятно.

— Некоторым образом. Может, вам лучше прилечь где-ни-будь?

— Нет... Я, наверное, попробую добраться до дома... Скажите, пожалуйста, где я? И что случилось? — Голос задрожал, девушка стала говорить громче.

— Я так понимаю, мы подверглись ракетной атаке. Здесь и сейчас мои офицерские нашивки должны вам кое в чем помочь, а? Так что сидите спокойно, ладно?

Девушка снова попробовала высвободиться из объятий Деррона, куда-то пойти, и они протанцевали еще несколько шагов.

— Нет. Сперва мне нужно узнать... Я не знаю, кто я такая... и где я, и почему я здесь оказалась!

— Я и сам о себе столько не знаю. — Так откровенно Деррон уже давным-давно ни с кем не разговаривал.

В парк вбежали еще несколько человек — просто прохожие и медработники, и всеобщая растерянность и суматоха только усилились, когда они принялись тут же, на месте, оказывать помощь пострадавшим. Девушку все сильнее беспокоило то, что творится вокруг, она вцепилась как клешами в руку Деррона и затравленно оглядывалась, не понимая, что происходит.

— Ну, хорошо, мадемуазель, раз уж вам так охота куда-нибудь пойти, давайте я отведу вас в госпиталь. Тут есть один, совсем неподалеку, надо только спуститься в лифте. Пойдемте!

Девушка уже владела собой настолько, что смогла довольно ровно идти, держась за руку своего спутника.

— Как вас зовут? — спросил Деррон, когда они вошли на площадку подъемника. Прочие пассажиры с интересом разглядывали растерянную девушку, одетую только в куртку своего спутника.

— Я... я не знаю! — Осознав, что она не помнит даже собственного имени, девушка испугалась по-настоящему. Она потянулась рукой к шее, но личной карточки там не было. Многие просто не носили их с собой, пренебрегая распоряжением правительства. — Куда вы меня везете?!

— Я же говорил, в госпиталь. Вам нужно показаться врачу. — Хотелось бы ему ответить не так ясно, потешить разгулявшееся воображение соседей-пассажиров, которые уже во все глаза разглядывали едва одетую девушку.

Внизу, на одном из рабочих уровней, Деррон вывел девушку из кабинки лифта. Всего в нескольких шагах отсюда располагался вход в приемник отделения неотложной помощи медицинского комплекса. Сюда уже начали прибывать другие пострадавшие от взрыва, в основном тяжелораненые, на носилках, так что приемник был забит до отказа. Пожилая медсестра начала было снимать с девушки куртку Деррона, но тут последние лоскутки, оставшиеся от ее собственной одежды, расползлись окончательно. Девушка негромко вскрикнула, и медсестра поспешила снова завернуть ее в куртку.

— Вы, молодой человек, приходите за своей курткой завтра, хорошо?

— Ладно.

Раненые на носилках все прибывали, здесь же деловито сновали санитары и медсестры, и наконец в приемнике стало так тесно, что Деррон счел за лучшее удалиться, кивнув девушке на прощание. Вместе с толпой медленно протолкался к выходу в коридор, потом выбрался из людского потока и пошел прочь. Деррон улыбался, чуть ли не смеялся — из-за медсестры и его куртки, будто это была самая веселая шутка в мире. Просто уже очень давно не случалось ничего такого, из-за чего стоило бы улыбаться.

Деррон все еще улыбался, когда прошел в рабочий комплекс Сектора Операций во Времени. В раздевалке дежурных наблюдателей у него была еще одна форменная куртка, в специальном шкафчике для одежды. На доске объявлений не появилось ничего нового. Деррон подумал, и далеко не в первый раз, о том, что неплохо бы подать рапорт о переводе на другую работу, где не пришлось бы высиживать по шесть часов в день на дежурстве, до предела напрягая нервы. Правда, похоже, что тех, кто не подавал рапорта, могут перевести на другое место точно так же, как и тех, кто подавал.

Собственно, еще до завтра может объявиться муж или возлюбленный этой девушки, позаботится о ней. Ну, конечно же, — девушка-то первый сорт! Что ж, может, это все-таки будет ее брат или, скажем, сестра.

Деррон прошел в офицерский спортзал и сыграл партию в ручной мяч со своим старым приятелем, Ченом Эймлингом, с которым они когда-то вместе учились. Сейчас Эймлинг был капитаном Отдела Исторических исследований. Эймлинг никогда не играл за просто так, и Деррон выиграл на этот раз бутылку слабенького синтетического алкогольного пойла, которое он терпеть не мог. Разговаривали в спортзале в основном о первой победе Сектора Операций во Времени. А когда кто-то упомянул о последней ракетной атаке, Деррон сказал только, что видел нескольких пострадавших.

После душа Деррон, Эймлинг и еще пара офицеров направились в один из баров в жилых уровнях. Этот бар почему-то нравился Чену Эймлингу больше других. Майора Лукаса, ведущего историка-психолога Сектора Операций во Времени, тоже затащили с собой, соблазнив психологическими и разными прочими достоинствами новых девочек из второразрядного местного кабачка под названием «Красная подвязка». Это была еще одна сторона жизни подземного города, которая цвела пышным цветом почти безо всякого вмешательства со стороны правительства.

Эймлинг на спор сразился с кем-то в дартс, в кости и поспорил даже на кое-что такое, чем обычно занимаются с девочками из «Красной подвязки». Деррон особенно не прислушивался к общей беседе, зато почти все время улыбался и отпускал шутливые замечания. Он принял одну порцию выпивки — не больше, чем всегда, — и немного расслабился, убаюканный гулом голосов.

Потом Деррон зашел в офицерскую столовую, здесь же неподалеку, и с аппетитом пообедал. Когда он наконец добрался до своей холостяцкой комнатушки, то на ходу скинул туфли, растянулся на диване и заснул прежде, чем голова успела коснуться подушки.


Среди ночи Деррон проснулся, расстелил постель, переоделся в пижаму и снова улегся спать. Но утром он все равно проснулся гораздо раньше, чем обычно, и притом чувствовал себя отдохнувшим. Маленькие часы на стенке показывали пол-седьмого утра по стандартному планетарному времени. Но в это утро вопросы планетарного времени волновали Деррона меньше всего. Он подумал, что времени в запасе еще довольно много и, прежде чем идти на дежурство, можно успеть заглянуть в госпиталь.

Перебросив куртку через руку, Деррон прошел по коридорам, следуя указаниям дежурной медсестры, и увидел ту самую девушку. Девушка уютно устроилась в кресле в комнате отдыха для пациентов клиники. В этот ранний час, кроме нее, здесь никого не было. Девушка вдумчиво и сосредоточенно смотрела телевизор, который передавал сообщения по «ура-патриотическому» каналу — так первый правительственный телеканал обычно называли в народе. Было даже забавно видеть, с каким вниманием девушка выслушивала все, что говорил комментатор. Сегодня'на ней было новое простенькое платье из ситца и больничные тапочки.

Услышав шаги, девушка быстро повернула голову, потом, узнав Деррона, приветливо улыбнулась и встала с кресла.

— А, это вы! Как приятно хоть кого-то узнавать, вы не представляете!

Деррон пожал протянутую руку.

— Знаете, когда тебя узнают, это тоже очень приятно. Вы выглядите гораздо лучше.

Девушка поблагодарила Деррона за помощь, тот стал возражать, говоря, что ничего особенного для нее не сделал. Девушка отключила звук телевизора, и они присели на диван, чтобы поговорить. Деррон представился.

Девушка в растерянности улыбнулась.

— Как бы мне хотелось назвать свое имя!

— Я знаю... Поговорил с медсестрой. Врачи считают, что у вас стойкая потеря памяти, но в остальном все более-менее в порядке.

— Да, я чувствую себя неплохо, если не обращать внимания на эту маленькую подробность. И у меня теперь есть новое имя — Лиза Грей. В больнице никак нельзя обойтись без регистрации, вот меня и записали под этим именем — оно стояло следующим в специальном списке, который у них есть для таких случаев. Знаете, оказывается, в эти дни с верхних уровней доставляют не так уж мало людей с потерей памяти, и всем им надо давать новые имена. Медсестра сказала, что во время эвакуации потерялось так много всяких документов — регистрационные записи, каталоги с отпечатками пальцев и всякие такие штуки.

— Лиза — чудесное имя. По-моему, оно вам подходит.

— Спасибо. — Голос девушки звучал почти беззаботно.

Деррон заметил:

— Знаете, я слышал, что потеря памяти наступает, если человек попадает в место, через которое прошла ракета, — в этакое завихрение волны вероятностного пространства, как раз перед тем, как материальный объект выйдет оттуда в реальность. Получается точно так же, как когда человека относит в очень далекое прошлое. Память стирается, будто ластиком прошлись по карандашному рисунку.

Девушка кивнула:

— Да, врачи считают, что именно это со мной вчера и случилось. Они сказали, что я скорее всего была в группе людей, которых как раз эвакуировали с верхних уровней, когда взорвалась эта ракета. И если даже со мной был кто-нибудь из родственников, их, наверное, разорвало на куски взрывом вместе со всеми документами и записями. Никто не приходил, не спрашивал обо мне.

Такие случаи происходили на Сеголе чуть ли не каждый день, но на этот раз Деррону стало как-то не по себе. И он поспешил переменить тему разговора.

— А вы уже завтракали?

— Да. Здесь, прямо в комнате, есть такой автомат, вы можете себе что-нибудь заказать. Может, я тоже выпью немного сока.

Деррон тут же сходил к автомату и вернулся с маленьким бумажным стаканчиком, наполненным оранжевой жидкостью, которую выдавали за фруктовый сок. Себе он принес чашку чая и пару обыкновенных сладких булочек. Лиза снова увлеченно смотрела телевизор — там как раз передавали официальную версию хода боевых действий. Деррон порадовался, что громкость она все же прибавила совсем чуть-чуть и зычный голос комментатора почти не резал слух.

Деррон расставил еду на маленьком столике с короткими ножками и придвинул свое кресло поближе. Глянув на удивленное лицо Лизы, он спросил:

— Вы помните хоть что-нибудь о войне?

— Почти ничего... Наверное, эта часть моих воспоминаний в самом деле стерта начисто. Что такое эти берсеркеры? Я знаю, это что-то ужасное, но...

— Это такие машины. — Деррон отхлебнул глоточек чая. — Некоторые из них по размерам превосходят любой космический корабль, который когда-либо строили мы или другие потомки землян. Они могут быть самой разной формы и самых разных размеров, но все они смертельно опасны. Первые берсеркеры были построены многие века назад существами какой-то разумной расы, с кем мы даже никогда не встречались, для участия в войне, о которой мы никогда не слышали. Берсеркеры были созданы для того, чтобы уничтожать все живое, что попадется на их пути, и они пришли сюда один бог знает откуда, занятые только уничтожением жизни в любых ее проявлениях.

Деррон начал рассказывать спокойным, ровным голосом, но постепенно в простых словах зазвучала неутолимая, безграничная горечь.

— Иногда люди побеждали берсеркеров в битвах. Но хоть один из этих механических убийц, да выживал — так было всегда. И этот последний берсеркер находил какое-нибудь потаенное убежище среди неисследованных скал или возле какой-нибудь темной звезды и начинал воссоздавать себе подобных. Не обязательно точно таких, как он сам, — разных, но непременно смертоносных. А потом они возвращались. Они приходили снова и снова, неумолимые и неизбежные, как сама смерть...

— Нет... — прошептала Лиза, не в силах поверить ужасной правде.

— Простите, я не собирался вас запугивать. Во всяком случае, раннее утро — не самое подходящее время для таких мрачных рассказов. — Деррон виновато улыбнулся. Он не мог придумать никакого разумного оправдания своему желанию переложить на хрупкие девичьи плечи тяжесть, что давила ему душу. Но он уже начал говорить, и слова лились теперь неудержимым потоком... — Мы здесь, на Сеголе, еще живы. А значит, берсеркеры должны нас уничтожить. Но поскольку они всего лишь машины, все это превращается в какую-то кошмарную цепь случайных совпадений, во что-то вроде грандиозного розыгрыша. Люди говорят в таких случаях — «перст судьбы», или «божий промысел». Отомстить за нас будет некому. — Горло у Деррона судорожно сжалось, он одним глотком выпил остатки чая и отставил пустую чашку.

Лиза спросила:

— Может быть, люди с других планет придут нам на помощь?

Он вздохнул:

— Многие из них и так сражаются с берсеркерами в своих собственных звездных системах. Правда, они могли бы собрать достаточно мощную освободительную флотилию нам в помощь — да только межзвездные политики не могут обойтись без своих извечных игр. Но мне кажется, нам все-таки помогут.

Телекомментатор настойчиво бубнил о победе Вооруженных Сил планеты, расчистивших от врага луну. На экране прокручивали соответствующую запись. Крупнейший естественный спутник планеты Сегол очень походил на Луну Земли. Задолго до того, как здесь появились и люди, и берсеркеры, округлый лик Луны избороздили сотни тысяч разнообразных кратеров. Но за последний год поверхность Луны Сегола изменилась. Прежний узор исчез под покровом новых кратеров, был уничтожен ядерными взрывами — почти со всеми защитниками планеты, которые там оказались.

— Я думаю, помощь подоспеет вовремя, — сказала Лиза.

«Вовремя — для чего?» — подумал Деррон. Вслух же он сказал:

— Я тоже, — прекрасно понимая, что говорит неправду.

Теперь по телевизору показывали виды дневной стороны

Сегола. Под темно-синим небом — воздуха оставалось очень мало — до самого горизонта простиралась равнина, заваленная беспорядочными грудами каких-то обломков. Не осталось ничего живого. Ничего не двигалось — разве что ветер кое-где ворошил серо-желтую пыль. Неподалеку из-под груды серых обломков, припорошенных пылью, вздымался сверкающий стальной остов одного из берсеркеров, искореженный, расплющенный в лепешку в схватке с каким-то ужасающим оружием защитников планеты — неделю или месяц тому назад. Еще одна победа, которую вдохновенно превозносил восторженно-агрессивный телекомментатор.

Лиза отвернулась от экрана, который показывал унылые и жуткие картины гибели и разрушения.

— У меня осталось несколько воспоминаний... Прекрасных воспоминаний о том, какой была наша планета. Совсем не такой.

— Да, она была прекрасна.

— Расскажите, пожалуйста.

Деррон улыбнулся.

— Хорошо. О чем вам лучше рассказать — о чудесных творениях человеческих рук или об изумительных красотах природы?

— Наверное, о том, что создали люди... Я... Я не знаю. Но ведь человек — это часть природы, правда? А значит, и все, что создано человеком, тоже в какой-то мере часть природы?

Перед глазами Деррона встали величественные башни и шпили собора, возвышающегося на холме, и отблески солнечных лучей в разноцветных витражах... Но что толку об этом вспоминать? Он сказал:

— Признаться честно, я не совсем уверен, можно ли считать нас частью природы на этой планете. Вы помните про особенные свойства пространства-времени вокруг планеты Сегол?

— Вы, наверное, имеете в виду пришествие Первых людей? Знаете, я никогда не могла толком разобраться в этих научных тонкостях. Может, вы мне расскажете?

— С удовольствием.

И Деррон начал рассказывать — в профессиональной манере, как будто читал лекцию по истории. Не так уж часто ему выпадал случай прочитать лекцию.

— Наше солнце внешне совершенно ничем не отличается от любой звезды G-типа при планетах, подобных Земле. Но в этом случае внешность оказалась обманчивой. Впрочем, в обычной человеческой жизни время здесь течет так же, как в любом другом месте. И сверхсветовые межзвездные корабли могут входить в нашу систему и выходить из нее — но только если примут определенные меры предосторожности. Первый космический корабль, попавший в систему Сегола, вез исследовательскую экспедицию с Земли. Естественно, команда корабля понятия не имела о том, какие коварные шутки здесь выкидывает пространство-время. И, подойдя к незаселенной планете Сегол, этот корабль внезапно провалился в прошлое — примерно на двадцать тысяч лет назад. Такого не могло случиться больше нигде, ни на одной из известных планет во всей Вселенной. Путешествия во времени возможны только на Сеголе, и только при определенных условиях. И одно из таких условий, вернее, особенностей этого явления, таково: у любого, кто погружается в прошлое более чем на пятьсот лет, наблюдается некоторое интеллектуальное снижение, при этом практически все его воспоминания стираются напрочь. Это и случилось с землянами, прилетевшими на первом исследовательском корабле. Команда корабля стала, таким образом, Первыми людьми из нашей мифологии. Поскольку они провалились в прошлое на целых двадцать тысяч лет, у них соответственно не осталось вообще никаких воспоминаний. И после того как космический корабль под управлением автопилота благополучно приземлился, наши далекие предки вышли оттуда беспомощными, как младенцы.

— Но как же они тогда вообще выжили? — спросила Лиза.

— Точно неизвестно. Наверное, дело в инстинктах. И — в везении. Верующие люди говорят — милость Господа. Мы не можем увидеть Первых людей, даже с помощью следящих устройств. К счастью, берсеркеры тоже не могут до них добраться. Эти земляне, Первые люди, попавшие на планету Сегол, были поставлены в такие условия, что им пришлось заново проходить все этапы эволюции. Им в самом прямом смысле пришлось начинать с нуля. И их невозможно найти или увидеть из будущего, даже применяя самые совершенные технические средства.

Лиза внимательно слушала, в задумчивости отщипывая маленькие кусочки от сладкой булочки.

— А я думала, что эволюция — это только результат череды мутаций. Некоторые из них приживаются, а некоторые нет...

— Эволюция — это гораздо больше, чем просто мутации. Видите ли, помимо прочих, более очевидных свойств, материя обладает способностью к самоорганизации. Перемещение материи во времени — это закономерный путь от хаоса ко все более и более высокой организации. И человеческий мозг — одно из наглядных подтверждений этой закономерности, так сказать, одна из вершин совершенствования материи. Во всяком случае, большинство ученых с этой теорией согласны... Правда, берсеркерам в этой теории места, похоже, не найти. Ладно, на чем там я остановился?

— Первые люди приземлились...

— Ах, да. Что ж, они каким-то образом сумели уцелеть и стали жить и размножаться. За тысячи лет наши предки выстроили высокоразвитую цивилизацию, хотя начинать им пришлось буквально с нуля. И когда к Сеголу подошел второй исследовательский корабль с Земли — спустя десять стандартных земных лет после первого, — мы уже доросли до единого всепланетного правительства и делали первые шаги в исследовании космоса, космических полетах. Собственно, второй корабль землян перехватил сигналы, которые посылала одна из первых наших межпланетных космических станций. Поэтому этот земной корабль подходил к Сеголу гораздо осторожнее, чем первый. Земляне прорвались сквозь хитрые ловушки пространства-времени и благополучно опустились на планету. Довольно скоро люди с Земли выяснили, что произошло с командой первого корабля, и с радостью приветствовали нас, как своих отдаленных потомков. Они же предупредили нас о берсеркерах, машинах-убийцах. Взяли некоторых из нас в другие звездные системы и показали, что из себя представляет война с берсеркерами. Люди Земли и прочих населенных миров были, конечно же, рады принять в сообщество еще четыре миллиона сородичей. И они, конечно, не оставили нас на произвол судьбы, помогли советом, в том что касается современного оружия и фортификации. Так что последующие восемь лет мы упорно готовились защищать свою планету. И вот примерно год назад к Сеголу подошел флот берсеркеров. Все, конец урока. И конец истории.

Лизу, похоже, не очень-то волновал конец истории. Она с удовольствием отпила еще чуть-чуть так называемого сока — как будто он ей очень нравился.

— А чем вы теперь занимаетесь, Деррон?

— Так, всяким разным — в Секторе Операций во Времени. Видите ли, война с берсеркерами в настоящем времени достигла мертвой точки — они не могут выковырнуть нас из этих подземелий, но не могут и построить на поверхности свою базу, не могут даже просто высадить десант — пока мы здесь. Берсеркеры кое-что узнали о перемещениях во времени и теперь, естественно, изо всех сил пытаются достать нас через наше прошлое. Первая атака такого рода была сляпана в чисто берсеркерском стиле — они собирались выжечь все живое на планете. С этим нападением мы справились довольно легко. Скорее всего в следующий раз они полезут не так тупо и грубо. Могут, к примеру, убить какую-нибудь важную для истории личность или сделать еще что-нибудь такое, от чего история планеты пойдет наперекосяк и необходимый для эволюции шаг не будет сделан. Ну, например, наши предки не придумают колесо или что-то еще в этом роде. От этого все, что должно было произойти, случится позже, чем надо. И, может, у нас будет какое-нибудь мрачное Средневековье, когда к Сеголу подойдет корабль со второй экспедицией с Земли. Соответственно, не будет никаких радиосигналов со спутника, а значит, земляне могут вообще нас не найти. Если же они все-таки наткнутся на Сегол и проберутся через ловушку пространства-времени — у нас все равно не будет достаточно развитой науки и достаточно мощной промышленной базы для создания планетарных защитных систем. У Земли и других планет и без нас полно неприятностей — им бы самим как следует защититься. Так что мы ничего не сможем поделать, когда наконец придут берсеркеры. Понимаете теперь, что даже в этих подземельях стало небезопасно? Все мы наверняка можем вскорости умереть. Или попросту перестать существовать. Забавный философский вопрос: что вернее?

— О! Но вы ведь сможете отбить их нападения через время? Конечно, сможете, я уверена!

Выплеснув в своих словах всю горечь и безнадежность, ему не оставалось ничего, как только улыбнуться девушке и пожелать ей всего хорошего. И Деррон почувствовал, что после двух или трех неудачных попыток его губы все-таки растянулись в улыбку. Он мельком глянул на наручные часы:

— Если, по-вашему, это так зависит от меня, то, наверное, мне лучше пойти на дежурство — наверняка впереди очередная героическая схватка.


Сегодня краткий инструктаж перед дежурством для смены, в которой работал Деррон, давал полковник Боре, который всегда ухитрялся подать обычные наставления как мрачные откровения какого-нибудь библейского пророка.

— Все вы знаете, что отбитая вчера атака берсеркеров — это всего лишь небольшой тактический успех, — вот с чего полковник начал свою проповедь. В полумраке зала совещаний его указка со световодом скользила по светящимся символам широкого экрана. В блеклых отблесках этого света Деррон, который сидел почти в первом ряду, увидел, что полковник улыбнулся, когда сказал следующую фразу. — Но если рассматривать положение дел со стратегической точки зрения, приходится признать, что ситуация только осложнилась.

Вскоре стало понятно, отчего полковник так мрачно улыбается: район внедрения берсеркеров по-прежнему не был точно установлен, известно было только, что это где-то за пределами двадцати одной тысячи лет в прошлом.

— После того как враги совершат из этой точки еще три вылазки, три прорыва в реальное пространство-время, мы получим три вектора, коих хватит для того, чтобы проследить их путь до исходной точки — до точки внедрения. Тогда мы разнесем их ракетами и таким образом провалим всю их временною программу. — Полковник немного помолчал, прежде чем перейти к главному: — Ну, конечно, нам сперва придется немного повозиться с последствиями этих трех вылазок.

Младшие офицеры, сидевшие в зале, с готовностью поддержали шутливый тон — в аудитории раздались неуверенные смешки. Полковник Боре включил экран, на котором высветилась некая сложная древовидная структура. Судя по надписи под изображением, это была схема истории человечества на Сеголе.

Полковник ткнул указкой почти в самый низ «ствола» этого дерева, туда, где тоненький росток пробивался из таблички со знаком вопроса.

— Мы предполагаем, что первая из этих трех атак берсеркеров будет нацелена сюда. Это где-то совсем близко от пришествия Первых людей.


Теплые лучи полуденного солнца нещадно припекали голые плечи Мэтта, которого еще иногда называли Охотником за Львами. Мэтт отвел глаза от последнего знакомого приметного места. Земля, на которой он прожил все свои двадцать пять лет, оставалась позади.

Чтобы получше разглядеть земли, что раскинулись впереди, там, куда сейчас направлялись Мэтт и остальные из Народа, Охотник вскарабкался на каменную глыбу высотой до плеча взрослого мужчины, возвышающуюся немного в стороне от пути, избранного Народом. Вслед за Мэттом медленно тащилась маленькая кучка Народа, в которой людей было сейчас не больше, чем у человека пальцев на руках и ногах. Люди брели один за другим, вытянувшись в длинную цепочку. Они были самого разного возраста, их тела прикрывала заскорузлая, потрепанная меховая и кожаная одежда. Кроме этих кусков меха и кожи, у них почти ничего с собой не было. Никто из Народа не оглядывался назад и не пытался уговорить остальных остановиться или свернуть с пути.

Нагретый воздух поднимался над раскаленной землей, рождая колеблющееся марево. С вершины каменной глыбы Мэтт увидел впереди пустынные пологие холмы, окруженные болотистыми низинами. Ничего особо не радовало глаз. В этих новых, незнакомых землях могут поджидать неизвестные опасности, вдобавок к уже известным, но на Совете каждый из Народа согласился, что ничего не может быть ужаснее той опасности, от которой они бежали, — тех чудовищ, похожих на львов с телами из сверкающего камня. Ничего не может быть страшнее этих львов, которых невозможно убить или хотя бы ранить камнями и стрелами. Львов, которые приходят днем и ночью, чтобы убивать, и могут убить одним только взглядом своих огненных глаз.

За последние два дня сверкающие «каменные львы» убили еще десятерых из Народа. А те, что остались в живых, могли только убегать и прятаться, не отваживаясь даже выбраться к луже, чтобы попить, или остановиться, чтобы выкопать съедобный корешок.

За плечом Мэтта висел лук со стрелами, последний и единственный, оставшийся у Народа. Остальные луки или сгорели, когда больше нечем было развести костер, или были сломаны — пропали вместе с мужчинами, которые пытались своими стрелами остановить «каменных львов». Мэтт подумал, что завтра надо будет попробовать добыть мяса в новых землях. Никто из Народа не нес с собой еду. То один, то другой из малышей время от времени начинал хныкать и скулить от голода, но бдительные мамаши тотчас же заставляли их замолчать, закрывая плаксам рты и носы.

Цепочка людей уже миновала камень, на котором стоял Мэтт. Охотник проводил взглядом знакомые спины, и тут оказалось, что одного человека не хватает. Мэтт тяжело вздохнул и спрыгнул со скалы.

В несколько шагов он догнал соплеменника, который шел последним.

— Где Дарт? — спросил Мэтт.

Не то чтобы Мэтт отслеживал все отлучки и возвращения людей своего племени, хотя как раз он, больше чем кто-либо другой, и был для Народа кем-то вроде вожака. Просто Мэтту хотелось знать обо всем, что происходит, — ведь позади были «каменные львы», а впереди — новая, неизведанная земля.

Дарт был сиротой, но поскольку ребенком он больше не считался, то никто из взрослых о нем особенно и не беспокоился.

— Он все болтал, что очень есть хочется, — откликнулась одна из женщин. — А совсем недавно, ты как раз был сзади, парень побежал вперед, вон к тому заболоченному лесочку. Наверное, ищет что-нибудь съестное.


Деррон только успел купить Лизе кое-что на завтрак в автоматическом буфете рядом с комнатой отдыха для пациентов клиники — девушка все еще была в госпитале, под наблюдением врачей, — как из громкоговорителя раздался голос, который диктовал список сотрудников Сектора Операций во Времени, обязанных немедленно прибыть на дежурство. Деррон услышал свое имя.

Он коротко кивнул Лизе на прощание и поспешил на службу, прихватив бутерброд, чтобы съесть по дороге. Деррон нигде не задерживался, но, когда он входил в конференц-зал, там уже собралось большинство из названных двадцати четырех сотрудников Сектора. Полковник Боре в нетерпении вышагивал взад-вперед по сцене и не отвечал пока ни на какие вопросы, раздававшиеся из зала.

Почти сразу за Дерроном прибыл последний из их группы, и полковник наконец мог начать инструктаж.

— Господа, первая атака выявлена. Примерно там, где мы и рассчитывали. Входная скважина еще не обнаружена, но это где-то на триста лет позже предположительного времени высадки Первых людей. Как и в предыдущий раз, мы имеем дело с шестью вражескими объектами, они прорвались в реальное пространство-время. Но на этот раз машины берсеркеров не летающие. Во всяком случае, не было замечено, чтобы они работали в режиме полета. Вероятно, это некие приспособления, рассчитанные на уничтожение отдельных людей, и перемещаются они на ногах либо на колесах. Естественно, они неуязвимы для любого оружия, какое могут применить для самозащиты наши первобытные предки.

Мы столкнулись с огромными трудностями при выявлении входной скважины, поскольку деструктивные изменения, произведенные берсеркерами при этой атаке, несравненно слабее таковых, наблюдавшихся в предыдущий раз. На этот раз берсеркеры, несомненно, действуют прицельно — им надо убрать определенную исторически важную, незаменимую группу людей или даже отдельного человека. Правда, мы пока не знаем, кто именно так важен в районе внедрения берсеркеров. Но обязательно должны узнать, Есть какие-нибудь вопросы относительно того, что я сказал? Нет? Тогда полковник Нилос проинструктирует вас о мерах, которые мы собираемся предпринять в ответ.

Нилос, серьезный молодой человек со скрипучим голосом, встал и прошел на середину сцены.

— Господа! Вы, все двадцать четыре, имеете высокие баллы по умению обращаться с управляемыми андроидами. И хотя ни у кого из вас нет пока настоящего боевого опыта работы с ними, я полагаю, он у вас скоро появится. Я уполномочен сообщить, что вы с настоящего момента освобождаетесь от всех прочих обязанностей.

«Ну вот, а я хотел подавать рапорт о переводе», — подумал Деррон, мысленно пожимая плечами и устраиваясь в кресле поудобнее. Служащие в зале восприняли приказ неоднозначно — одни радовались и шутили, другие были в растерянности. Тут и там раздавались приглушенные возгласы. Все, кого избрали для этого задания, были либо рядовыми сотрудниками, либо младшими офицерами, как Деррон, их сняли с самых разных участков работы Сектора Операций во Времени. Некоторых Деррон знал в лицо, но ни с кем не был знаком.

В конференц-зале все еще не утихли обрадованные или удивленные голоса, служащие еще обсуждали неожиданное назначение и возможные опасности предстоящей схватки с берсеркерами, когда всех собравшихся попросили пройти в расположенную рядом комнату для подготовки. Там их оставили на несколько минут одних, а потом все спустились на лифте вниз, на Третий ярус Сектора Операций во Времени, в самый глубокий и лучше всего защищенный уровень из всех, созданных до сих пор.

Третий ярус представлял собой огромную пещеру с высоким сводом, размером с большой ангар. На приличной высоте над полом были подвешены к кронштейнам две дюжины комбинезонов управления, с виду напоминавшие космические скафандры на ниточках, как у марионеток. Эти комбинезоны предназначались для Деррона и его двадцати трех товарищей-операторов. На полу, под комбинезонами управления, выстроились в безукоризненно ровный ряд двадцать четыре андроида. Вокруг них сновали техники из обслуживающей команды, они в последний раз перепроверяли все системы боевых машин перед решающей схваткой. Блестящие металлические тела андроидов были выше и мощнее человеческих, и техники в сравнении с ними казались почти карликами.

В маленьких комнатках, расположенных в стене Третьего яруса, каждый оператор прослушал инструктаж, получил карты местности, где предстояло высадиться его андроиду, и ознакомился со скудной подборкой информации о первобытных людях, которых им предстояло защищать. Затем, после медицинского обследования, операторы переоделись в тонкие эластичные трико и прошествовали туда, где висели комбинезоны управления.

И тут от какого-то высокого начальства поступил приказ приостановить подготовку. Никто не мог понять причину задержки, но вот на одной из стен пещеры вспыхнул огромный экран, и на нем показалась массивная лысая голова самого Правителя Планеты.

— Господа!.. — загудел хорошо знакомый зычный голос. Но едва включилась камера обратной связи, Правитель запнулся, потом воскликнул: — Что я вижу?! Вы что, заставили их ожидать из-за меня?! Скажите им, пусть делают свое дело! Произнести напутственную речь я всегда успею. О чем только он думал...

Правитель продолжал бушевать, но тут звук отключили и изображение тоже. У Деррона создалось впечатление, что Номер Один еще много чего собирался сказать, и, хотя самому Деррону было наплевать на военную карьеру, он порадовался, что эти слова Правителя предназначались не ему.

Оживленная деятельность в Третьем ярусе мгновенно возобновилась. Двое техников подошли к Деррону, чтобы помочь надеть комбинезон управления андроидом. Это была непростая задачка, вроде того, чтобы влезть в подвешенный на тросах тяжелый водолазный скафандр. Забраться внутрь комбинезона управления было ужасно трудно, особенно пока не включено энергообеспечение андроида. А потом толстое неуклюжее тело с тяжеленными руками и ногами становилось удивительно покорным воле оператора и мгновенно отзывалось на малейшее движение.

В наушниках шлема Деррона прозвучало:

— Энергоблок андроида подключен.

В следующее мгновение все ощущения оператора, казалось, стали передаваться стальному телу андроида, стоявшему под ним на полу. Равновесием андроида управлял теперь оператор, и, когда стальное тело начало медленно крениться вбок, Деррон слегка передвинул ногу, чтобы андроид не упал. Движение вышло таким же естественным, как если бы это было его собственное тело. Откинув назад голову в шлеме, Деррон увидел глазами андроида подвешенный в паутине тросов и кабелей комбинезон управления и себя внутри. Каждое движение оператора в комбинезоне с предельной точностью повторял управляемый андроид.

— Стройтесь в колонну для заброски, — прозвучала в наушниках шлема следующая команда. Андроиды двинулись с места и выстроились в ряд, один за другим. Шаги металлических подошв гулким эхом отдавались под сводами пещеры. Техники, которые, казалось, внезапно стали такими маленькими и хрупкими, спешили поскорее убраться подальше от металлических чудовищ. Пол пещеры у ног андроида, стоявшего первым в колонне, вспыхнул и превратился в яркий диск, переливающийся, как огромная капля ртути.

— ...Четыре, три, два, один, пошел!

Высокие металлические тела быстро и на удивление легко рванулись с места и побежали к сияющему кругу на темном полу. Достигая границ круга, андроиды один за другим исчезали. Андроид, бежавший перед Дерроном, прыгнул и исчез. И вот уже он сам, согласно очередности, прыгнул в переливающийся серебристый круг...

Его металлические ступни опустились в траву, андроид слегка покачнулся, но устоял на неровной, кочковатой земле. Деррон огляделся. Вокруг шелестели деревья, пронизанные косыми лучами солнечного света. Он оказался в чаще лиственного леса.

Деррон глянул на встроенный в запястье андроида компас и зашагал вперед, выискивая место, откуда можно хорошенько разглядеть солнце. Солнце висело почти у самого горизонта на западе. Выходит, он почему-то отклонился от намеченного времени высадки — самое малое, на несколько часов, а то и дней, месяцев или даже лет. Деррон тотчас же сообщил об ошибке, стараясь говорить негромко, чтобы не задействовать динамики андроида.

— Начинайте движение, Одегард, — скомандовал один из наблюдателей. — Мы попытаемся вас засечь.

— Вас понял.

И Деррон начал ходить по кругу, продираясь сквозь густые заросли. При этом он жадно выискивал хоть какие-нибудь признаки присутствия врагов или тех людей, которых он должен был защитить. Но на самом деле он ходил по кругу в основном для того, чтобы создать кольцевидную волну несоответствия — то есть чтобы потревожить растительную и животную жизнь вокруг себя, создать историческое несоответствие, которое через двадцать тысяч лет заметят и оценят опытные и внимательные наблюдатели. И таким образом вычислят место и время, в котором он находится.

Деррон блуждал уже около десяти минут, двигаясь по расширяющейся спирали. Он распугал, наверное, сотни мелких зверушек, передавил тысячи невидимых насекомых, оборвал с деревьев бесчисленное количество листьев, примял неизвестно сколько живых травинок. Наконец в наушниках прозвучал ровный голос наблюдателя:

— Достаточно, Одегард. Мы вас нашли. Вы немного отклонились в пространстве, но как раз в нужном направлении, так что вскоре выйдете на своих людей. Правда, придется поторопиться — у вас задержка на четыре или пять часов. Солнце уже садится, так?

  — Да.

— Хорошо. Возьмите на двести градусов к северу от магнитного северного полюса. Пройдете этим курсом примерно с четверть часа и будете очень близко от тех людей, что вам нужны.

— Вас понял.

Ну вот, вместо того чтобы как следует разведать местность прежде, чем туда доберутся его люди, Деррон должен поторопиться, чтобы добраться до них первым. То есть пока не добрался кто-нибудь другой. И Деррон побежал, быстро и ровно, время от времени сверяясь с показаниями компаса, направляя андроида к цели по кратчайшему расстоянию. Впереди лесистая местность постепенно понижалась, сменялась заболоченной холмистой равниной. Еще дальше, за болотами, примерно в нескольких сотнях метров отсюда, возвышались пологие каменистые холмы.

— Одегард, мы засекли еще один источник волн несоответствия прямо там же, где вы сейчас. К сожалению, более точную наводку дать не можем. Это почти наверняка один из берсеркеров!

— Вас понял.

Такая работенка была Деррону гораздо больше по вкусу, чем часами просиживать неподвижно в кресле наблюдателя. Но и там и здесь груз ответственности за сорок миллионов жизней давил одинаково тяжело.

Прошло несколько минут. Деррон немного сбавил темп, потому как теперь приходилось внимательно оглядываться по сторонам, выискивая для тяжелого андроида достаточно надежную, твердую почву среди болота. И вот он услышал звук, который ясно и недвусмысленно обещал неприятности, — это был крик насмерть перепуганного ребенка.

— Шеф, я кое-что нашел.

Вопль ужаса повторился снова и снова. У андроида был очень чуткий слуховой аппарат, точно определявший направление источника звука. Деррон немного свернул и снова побежал, стараясь огибать самые подозрительные участки болотной жижи и при этом создавать при движении как можно меньше шума.

Пробежав так с полминуты, Деррон замедлил шаг, а затем остановился. Впереди, в каких-нибудь тридцати шагах от места, где стоял андроид, Деррон увидел мальчишку лет двенадцати, который изо всех сил руками и ногами вцепился в тонкий ствол дерева, у самой его верхушки. Всякий раз, когда крик мальчишки затихал, по дереву пробегала очередная волна сотрясений, и ребенок снова начинал кричать. Хотя нижняя часть ствола этого дерева была довольно-таки толстая, нечто, скрытое от глаз андроида густыми зарослями подлеска, раскачивало ствол так, будто это было гибкое молодое деревцо, а не вековой гигант. В этом лесу не могло быть животного, наделенного такой чудовищной силой. За кустами наверняка скрывалось механическое чудовище — берсеркер. Берсеркер использовал мальчишку как приманку, надеясь, что его крики привлекут внимание взрослых соплеменников.

Деррон медленно двинулся вперед. Но он даже не успел понять, с какой стороны дерева скрывается берсеркер, не успел как следует рассмотреть врага — как обнаружили его самого. Из зарослей кустарника полыхнул розоватый луч лазера и рассыпался искрами фейерверка, отразившись от защитной брони в средней части туловища андроида. Берсеркер провел лазером из стороны в сторону, расчищая себе дорогу среди густого кустарника и молодой поросли. И напал. Деррон успел заметить только нечто металлическое и блестящее, приземистое, на четырех конечностях, массивное и очень подвижное — оно двигалось быстрее скоростного автомобиля. Деррон резким движением опустил нижнюю челюсть, вдавливая до упора переключатель собственной лазерной пушки, встроенной в шлем. Из середины лба андроида вырвался тонкий бледно-розовый луч — он автоматически наводился на точку, в которую были направлены глаза андроида.

Луч, выпущенный андроидом, попал прямо в шишковатую голову берсеркера, в переплетение гладких металлических бугров, которое должно было изображать лицо чудовища. И, отразившись от блестящей поверхности, угодил в молодые деревца, те мгновенно вспыхнули и окутались клубами дыма. Но все же выстрел, вероятно, причинил берсеркеру какой-то ущерб, поскольку тварь замедлила бег и нырнула вбок, под прикрытие склона холма — небольшого, высотой не больше пяти футов, и заросшего густой травой.

Двое офицеров-наблюдателей, на экраны которых одновременно подавалось изображение с видеокамер андроида, заговорили почти одновременно, наперебой давая Деррону советы и указания. Но если бы даже они и лучше разбирались в происходящем, это все равно бы никак не помогло. Сейчас Деррон мог полагаться только на себя — на все остальное у него просто не хватало времени. Несколько удивившись своей собственной агрессивности, Деррон рывком бросил андроида вперед, вокруг холма, вдогонку за уходящим берсеркером.

Ему хотелось сразиться с врагом, и поскорее — не важно, чем в конце концов закончится битва. Андроид несся на предельной скорости, Деррон давил подбородком на гашетку лазера и вопил внутри шлема какой-то бессвязный боевой клич. И вот берсеркер оказался прямо перед ним — припал к земле, словно металлический лев, приземистый и невероятно мощный. Если бы у Деррона было время на раздумья, он скорее всего развернулся бы и удрал. Потому что, несмотря на весь его опыт работы с управляемыми андроидами, впечатление было слишком ярким и живым — как будто он собирался бросить в сражение с кошмарным металлическим чудовищем свою собственную хрупкую плоть.

Но так уж случилось, что времени на рассуждения не было. И Деррон на полной скорости направил всю мощь металлического тела андроида вперед, к припавшему к земле стальному льву. Деревья вздрагивали от его тяжелой поступи.

В следующие несколько секунд Деррон на собственном печальном опыте убедился, что идея использовать для этой операции человекообразные боевые машины была в корне порочной. Открытое сражение — не самая лучшая тактика в борьбе с машиной, такой же сильной, как андроид, а то и помощнее, вдобавок не ограниченной в скорости реакций медлительными про-топлазматическими нервами оператора. По замыслу создателей, могучий металлический человек должен был запросто разорвать на куски любого врага. Но всей его мощи хватило лишь на то, чтобы отчаянно и беспомощно вцепиться в берсеркера, захватив львиное тело за шею в неком подобии полунельсона. А железный лев под ним крутился на месте и бешено извивался, как самый настоящий дикий зверь, стараясь сбросить непрошеного наездника.

Когда Деррон схватился с железным львом, ему показалось, что все наблюдатели Сектора сгрудились у него за плечами, дабы посмотреть на редкостное зрелище. И что самое главное, почти у каждого из них нашлось что сказать по этому поводу. Голоса в наушниках наперебой выкрикивали приказы и честили на чем свет стоит и Деррона, и вообще всех подряд. Были, наверное, и такие, кто пытался разогнать толпу зрителей и «болельщиков», но Деррону все равно некогда было прислушиваться. Древний лес вертелся вокруг так быстро, что в глазах Деррона все слилось в однородную зеленую массу. В какую-то непостижимую долю мгновения Деррон увидел, как ступни его металлических ног бестолково болтаются в воздухе, обламывая на лету стволы молодых деревьев. Зверь-берсеркер крутился все быстрее и быстрее. Деррон попытался повернуть голову, чтобы можно было задействовать лазер, укрепленный на лбу андроида. Но берсеркер ухитрился обвить его шею одной из передних лап и прижал ее так, что андроид не мог пошевелить головой. Деррон попробовал было сильнее сжать свои стальные руки вокруг мощного торса железного чудовища, но лев-берсеркер вывернулся, мотнул головой, и андроид взлетел в воздух.

Тело андроида не успело еще удариться о землю, а берсеркер уже поджидал его — быстрый и беспощадный, куда страшнее и свирепее любого разъяренного быка. Деррон в отчаянии беспрерывно палил из лазера, особенно не разбирая куда. У него жутко кружилась голова после кульбитов, к тому же нахлынуло еще и отвратительное чувство беспомощности от того, что его безболезненно изломали и отшвырнули прочь. От всего этого Деррона начал разбирать истерический смех. В следующее мгновение битва закончится — он проиграет, и можно будет спокойно уйти со сцены.

Берсеркер еще раз встряхнул его, как собака — крысу, и швырнул на землю. И вдруг, непонятно почему, развернулся и убежал, ускользнув от лазерного луча андроида. Мощная приземистая машина прыгала между деревьев легко, как молодой олень, и в считаные секунды исчезла из виду.

Голова шла кругом, но Деррон все же попытался подняться и сесть на взрытом склоне небольшого песчаного оврага, где его бросил берсеркер. Пока Деррон садился, стало ясно, почему берсеркер решил так неожиданно сбежать. Оказалось, в механическом теле андроида вышла из строя какая-то важная система и его ноги теперь беспомощно волочились, не желая слушаться оператора, — как у человека с переломанным позвоночником. Но, поскольку лазер во лбу андроида еще работал, а стальные руки по-прежнему могли навредить противнику, электронный мозг берсеркера принял решение прекратить схватку. Берсеркер не счел нужным возиться с раненым, но по-прежнему опасным противником, поскольку этот противник не проходил по разряду его основной программы — уничтожения живых людей.

Только теперь Деррон услышал голоса наблюдателей.

— Одегард, какого черта...

— Ради всего святого, Одегард, чем вы думали...

— Одегард, почему вы?.. А, черт, делайте, что знаете!

В наушниках щелкнуло, и вся эта какофония умолкла, оставшись со своим недовольством где-то позади. Деррон даже удивился, но потом решил, что вся эта толпа «болельщиков» умчалась прочь, словно стая стервятников, только для того, чтобы наброситься на очередную жертву. И если его представление о такого рода делах хоть сколько-нибудь соответствует действительности, то всей операции угрожает провал, причем в таких грандиозных масштабах, что сейчас не сосчитать, сколько народу лихорадочно ищет любую лазейку, чтоб уйти от ответственности.

Как бы там ни было, он по-прежнему был в деле. Правда, с наполовину урезанными возможностями. И злился он в основном на самого себя. Его занимало сейчас только одно — поскорее разобраться с этим делом, не важно, каким образом, но разобраться. Деррон позабыл даже о тяжком грузе ответственности за сорок миллионов жизней, по крайней мере на время. Сейчас Деррону хотелось только одного — чтобы судьба еше разок свела его с врагом.

Устроив андроида в сидячем положении, опираясь могучими руками о землю, он огляделся вокруг. Он сидел примерно на середине мокрого песчаного склона какой-то ямы — небольшой, около десяти или пятнадцати метров в поперечнике, и почти правильной конической формы. Внизу, в самой заболоченной яме, ничего не росло. Вокруг ямы все деревья и кусты были сметены под корень во время битвы. А что во время схватки не было раздавлено и изломано, то обуглилось до черноты, попав под огонь лазера, из которого Деррон палил без разбору почти все время.

Интересно, куда девался мальчик?

Загребая руками, как пловец, Деррон выбрался по песчаному склону на край ямы и огляделся. Он узнал высокое дерево совсем недалеко отсюда, на верхушке которого паренек изо всех сил цеплялся за жизнь в начале их схватки с берсеркером. Но сейчас мальчишки нигде не было видно — ни живого, ни мертвого.

Внезапно песок под рукой андроида осыпался, и Деррон снова съехал вниз по склону, почти до самого дна воронки, залитого мутноватой болотной жижей.

Воронки?!

Деррон наконец узнал место, куда берсеркер забросил его андроида. Это была ловушка ядовитого землероя — разновидности крупного плотоядного животного, которое водилось на Сеголе в доисторические времена. Повнимательнее присмотревшись к луже на дне воронки, Деррон разглядел огромную шишковатую голову с двумя мутными серыми глазами, похожую на уродливую кочку посреди болотной жижи.

Мэтт стоял рядом с мальчишкой Дартом и внимательно вглядывался сквозь лесные заросли в яму-ловушку ядовитого землероя. Остальные люди Народа расположились неподалеку, под прикрытием густой растительности, отдыхали и рылись в земле, выкапывая какие-то корешки и личинки, пригодные в пищу.

Мэтт заметил у края воронки-ловушки что-то блестящее, с виду похожее на голову. Это точно была не голова ядовитого землероя — она была совершенно гладкая, правильной формы, похожая на каплю воды.

— По-моему, это «каменный лев», — едва слышно прошептал Мэтт.

— Да нет же! — тоже шепотом ответил Дарт. — Это тот огромный человек, про которого я тебе рассказывал, «каменный человек». Ты бы видел, как они с «каменным львом» дрались! Я, правда, до конца не досмотрел. Слез по-быстрому с дерева и бежать — пока не упал.

Мэтт немного поразмыслил и решил подобраться поближе к яме, посмотреть. Кивнув Дарту, чтобы тот шел следом, Мэтт опустился на землю и пополз к ловушке. Они быстро добрались почти до самого края воронки и выглянули из-за кустов. Мэтту было хорошо видно дно ямы, и там он увидел такое, от чего у него перехватило дыхание. Ядовитого землероя, который запросто мог справиться с любым живым существом, попавшим в его воронку, вытащил из болотистой жижи и теперь учил уму-разуму «каменный человек», он с невероятной силой лупил землероя по носу, так легко, словно взрослый, который наказывает нашалившего ребенка. Испустив вопль, чем-то похожий на крик обиженного дитяти, Большой Плохиш вырвался, нырнул в свою склизкую лужу и больше не высовывался.

Человек из сверкающего камня что-то пробормотал себе под нос. В его словах звучали сила и человеческие чувства, но язык, на котором он говорил, был Мэтту незнаком. «Каменный человек» хлопнул рукой по ногам, расставленным в неестественной позе — как будто они были мертвыми, — и снова что-то сказал. Потом могучими руками стал карабкаться вверх по склону, стараясь выбраться из ямы. Песок осыпался под руками «каменного человека», и каждое движение явно стоил ему большого труда. Но Мэтт видел, что в конце концов он обязательно выберется из ямы-ловушки.

— Ну, что, теперь ты мне веришь? — с чувством прошептал Дарт. — Он сражался с «каменным львом», я видел!

— Да верю я тебе, верю.

По-прежнему ползком Мэтт с мальчишкой вернулись обратно, к тому месту, где под прикрытием деревьев сгрудились люди Народа. Мэтт прикинул, что все эти поваленные и обожженные деревья, появлению которых он сперва не мог придумать объяснения, и звуки, которые недавно слышал Народ, наверняка можно отнести на счет схватки между двумя такими созданиями. И теперь, пробираясь сквозь заросли, Мэтт с надеждой высматривал «каменного льва». Мертвый «каменный лев» — только это зрелище могло вытеснить из памяти Мэтта другую картину, которая постоянно стояла у него перед глазами, — то, что осталось от его двух молоденьких жен после встречи с «каменным львом».

Укрывшись в зарослях вместе с остальными, Мэтт обсудил новости с самыми старыми и мудрыми из Народа.

— Я хочу показаться «каменному человеку», — сказал он. — И, может быть, помочь ему.

— Почему?

Объяснить, почему, оказалось не так-то просто. С одной стороны, Мэтт хотел бы объединиться с любым могучим союзником, способным сражаться с «каменным львом». Но это было далеко не все. Ведь этот «каменный человек», похоже, сейчас вряд ли мог с кем-нибудь сражаться.

Мэтта выслушали, но каждый бормотал в ответ что-то неопределенное. Наконец самая старшая женщина Народа потянулась к мешочку из кожи ящерицы, в котором хранилось Семя Огня. Она вынула оттуда кости пальцев той женщины, носившей этот священный мешочек прежде. Три раза она встряхивала кости и три раза бросала их на грязную мокрую землю, внимательно рассматривая рисунок, в который складывались отпечатки костей. Но старая женщина не увидела в этих узорах ничего похожего на «каменного человека», а потому не могла дать никакого совета.

Чем дольше Мэтт думал над этим, тем более укреплялся в своем решении.

— Я попробую помочь «каменному человеку». А если окажется, что «каменный человек» — наш враг и он решит на нас напасть, у него ничего не выйдет. Он просто не поймает нас со своими мертвыми ногами!


Чуткий слух андроида уловил приближение кучки людей Народа, хотя они очень старались идти тихо.

— У меня появилась компания, — передал Деррон наблюдателям, отключив динамики андроида. Ответили ему не сразу — видимо, все, кто присматривал за ним, были сильно заняты чем-то другим. Впрочем, Деррона это устраивало как нельзя лучше.


Народ подобрался поближе, самые храбрые осторожно выглядывали из-за уцелевших кустов и деревьев, стараясь рассмотреть андроида. Увидев, что «каменный человек» поднял голову, они вышли из укрытия, показывая раскрытые ладони — в знак того, что пришли без оружия. Деррон постарался повторить этот жест, как мог — одной рукой ему приходилось опираться о землю, чтобы не упасть.

Люди Народа, похоже, решили довериться миролюбию андроида — благодаря его жестам, неподвижности, а скорее всего из-за его очевидной беспомощности. И вскоре вся горстка людей Народа вышла из-под прикрытия зарослей. Они стояли, перешептываясь между собой, и во все глаза смотрели в глубину воронки.

— Эй, слышит меня кто-нибудь? — крикнул Деррон в микрофон внутренней связи. — У меня здесь толпа народу. Я ни черта не понимаю из того, что они болтают. Дайте мне переводчика, быстро!

С самого начала операции специалисты Сектора прилагали отчаянные усилия в изучении старинных языков и диалектов Сегола — всех, какие только были известны. Замаскированные приборы слежения с микрофонами и видеокамерами были заброшены повсюду, куда только можно, в разные этнические группы, в разные столетия и эпохи — везде, где были люди, говорившие на разных языках. На программу изучения старинных языков не жалели ни сил, ни средств, но объем работы оказался поистине необъятным. В современном мире только два человека сумели немного разобраться в языковых формах, характерных для первобытных племен, и сегодня у этих двоих работы было невпроворот.

— Одегард!

Ответ раздался в наушниках подобно грому небесному. Деррон даже поморщился от боли в ушах и неожиданности. По голосу Деррон не узнал, кто с ним говорит, но скорее всего это был полковник Боре.

— Одегард, не отпускайте от себя этих людей! Ничего, что ваш андроид поврежден, вы все равно должны их защитить — как угодно! Вы сможете!

— Вас понял. — Деррон чуть слышно вздохнул. — Как там насчет переводчика, шеф?

— Сейчас раздобудем. Вы оказались в жизненно важной зоне, Одегард... Охраняйте этих людей, скоро мы пришлем вам подмогу!

— Вас понял.

Да, в эти первобытные времена берсеркеры задали нам жару! Видно, остальным операторам приходится туго. Но, в конце концов, лучше разбираться со всем этим, болтаясь в комбинезоне управления, со своим собственным андроидом, чем кусать локти, наблюдая всю заварушку из операторского модуля, когда все, что ты можешь, — это пялиться в экран монитора.


— Тварь такого размера, наверно, съедает целую гору мяса, — высказал недовольство один из охотников, обращаясь к Мэтту.

— У него перебиты ноги, — заметил Мэтт. — Не думаю, что он проживет слишком долго, чтобы нас объесть.

Мэтт старался уговорить самых смелых сородичей помочь ему вытащить «каменного человека» из ловушки. А каменный человек тем временем спокойно ждал и, по-видимому, не собирался отказываться от помощи.

Охотники собрались вокруг Мэтта и горячо спорили, размахивая руками.

— Если он и так долго не протянет, то какой резон тогда его вытаскивать? И вообще, он — не из Народа.

— Да, он не из Народа. И все же...

Мэтт упорно выискивал новые слова, чтобы убедить сородичей. Если бы пришлось выручать «каменного человека» самому, он сделал бы это. Но Мэтт старался убедить Народ, что поступает правильно. Это было нужно не только людям Народа, но и самому Мэтгу. Он хотел выразить чувства в словах, чтобы до конца осознать свои порывы. Мэтт понимал, что этот «каменный человек», что сцепился с чудовищным львом, чтобы помочь Дарту, — часть чего-то большего, какой-то общности, к которой относится и его Народ. Мэтту казалось, что должно существовать какое-то общее племя-всех-людей — в противовес всем свирепым диким чудовищам и демонам, убивающим людей, охотящимся за ними днем и ночью.

— А вдруг где-то тут бродит целое племя «каменных людей»?! — предположил другой охотник. Кое-кто из Народа тут же стал настороженно оглядываться по сторонам. — «Каменные люди» страшны как враги, но они могли бы стать для нас могучими друзьями.

Это предположение не поколебало никаких устоев — сама мысль о дружбе или вражде с другими племенами не имела большого значения для Народа в его прежней жизни.

Но Дарт ухватился за эту идею:

— Этот «каменный человек» хочет с нами дружить!

Старейшая женщина усмехнулась:

— Как и любой, кто ранен и нуждается в помощи.


В беспорядочном хоре голосов, снова наполнившем наушники шлема Деррона, прорезался звонкий голос девушки-переводчика. Она кое-как, с купюрами, передавала Деррону ббльшую часть того, о чем разговаривали между собой первобытные люди. Но через каких-нибудь пару минут ее отозвали к другому оператору. Из гула голосов на подземном командном пульте Деррон уловил, что уже разрушены два берсеркера, но при этом вышли из строя десять андроидов. И, что интересно, сами андроиды вызывали дикий животный ужас у людей, которых призваны были защищать, — первобытные предки боялись стальных великанов едва ли не сильнее, чем львов-берсеркеров.

— Передайте остальным, пусть прикинутся ранеными, — может, подействует, — посоветовал Деррон наблюдателям. — Ладно, раз нет переводчика, придется разбираться самому. Лучше так, на пальцах, чем сказать слово-другое не в струю. Кстати, как насчет того, чтобы перекинуть мне пару каких-нибудь штуковин для самозащиты, а я передам этим ребятам? Когда берсеркер до нас доберется, может оказаться, что суетиться уже поздно. А он вернется обязательно, уж вы мне верьте. — Машина, с которой сражался Деррон, сейчас, наверное, проверяет какой-то ложный след или разбирается с другим первобытным племенем. Но в том, что берсеркер снова появится здесь, сомневаться не приходилось. — Кстати, парни, мне нужны гранаты, а не стрелы. У этих ребят на все племя только один лук.

Внутри корпуса андроида был специальный отсек, в который из будущего можно было перебросить разные небольшие предметы, о чем Деррон и попросил наблюдателей.

— Оружие для самозащиты сейчас приготовят, — заверили его из командного пульта. — Однако опасно вручать его первобытным людям до того, как возникнет критическая ситуация. А вдруг они решат опробовать эти штуковины на андроиде? Или случайно подорвут сами себя?

— По-моему, тут главное — не опоздать. Ладно, давайте сбрасывайте их сюда, а там разберемся.

— Оружие для вас уже готовят.

При такой суматохе, какая сегодня царила в Секторе, Деррон не знал даже, верить ему или нет насчет этого «готовят».

Народ, похоже, все еще спорил о судьбе андроида, который по-прежнему сидел, опираясь на руки. Деррону хотелось верить, что эта поза полна дружелюбия и беспомощности и внушает первобытным людям доверие. Судя по тому, что Деррон успел понять из слов девушки-переводчика, вон тот высокий молодой человек, через плечо которого был перекинут единственный на все племя лук, горячо выступал в защиту андроида и уговаривал остальных помочь «каменному человеку».

Наконец молодой человек с луком, он, по-видимому, был в племени кем-то вроде вождя, сумел уговорить еще одного парня подсобить в «спасательной операции». Они вдвоем выкорчевали уцелевшее после битвы с берсеркером дерево, подрубив толстые кряжистые корни примитивными топорами, повалили дерево и подтащили его к самому краю воронки-ловушки ядовитого землероя. Ухватившись за обломки ветвей, мужчины спустили дерево вниз, так, чтобы андроид мог до него дотянуться. Деррон обеими руками вцепился в ствол.

Двое мужчин поднатужились и потянули ствол на себя, крякнув от неожиданного веса «каменного человека». Мальчишка, который сидел во время драки с берсеркером на верхушке дерева, подбежал и стал помогать тянуть.

— Одегард, говорит полковник Боре, — раздался в наушниках резкий настойчивый голос. — Мы выяснили, на что нацеливаются берсеркеры. Письменность на Сеголе впервые появилась очень близко от того места, где вы сейчас находитесь. Правда, вероятность этого события до сих пор не очень уменьшилась в связи с последними смертями. Но знайте, любая следующая смерть может сбросить эту вероятность за порог реальности и тем самым свести на нет всю эволюцию человечества. Это, конечно же, огромный скачок в развитии, и потому мы не можем точно определить личность, от которой зависит появление письменности. Но этот человек наверняка находится среди того племени, что охраняете вы. Вы понимаете, что это значит, Одегард?

Деррон цеплялся руками андроида за шероховатый древесный ствол, и тот понемногу продвигался все ближе и ближе к верхнему краю предательской воронки.

— Спасибо на добром слове, полковник. Как там насчет гранат, которые я заказывал?

— Мы забросили в ваш сектор еще два андроида, Одегард, но с ними возникли кое-какие технические неувязки. Уже уничтожено три вражеских объекта... Гранаты?.. Какие такие гранаты? — Последовала короткая пауза. — Мне сказали, что ваши гранаты сейчас приготовят, — и полковник отключился.

Когда охотники вытащили раненого «каменного человека» из ловушки, все люди Народа собрались вокруг него, из осторожности не подходя слишком уж близко, и стали с интересом рассматривать диковинное создание. Деррон снова устроил андроида в сидячем положении и, опираясь на одну руку, другой повторил жест, который, вероятно, обозначал у Народа добрые намерения. Этот поступок, похоже, укрепил доверие первобытных людей к «каменному человеку», но тут оказалось, что Народу есть о чем беспокоиться и помимо странного чужака. Солнце быстро клонилось к закату, близились сумерки, и люди то и дело поглядывали на небо и озабоченно переговаривались друг с другом. Деррону не нужен был переводчик, чтобы понять, что люди собираются заняться поисками более-менее безопасного укрытия, чтобы переждать ночь.

Все племя собралось за считаные минуты, люди подхватили свой небогатый скарб и тронулись в путь. Сразу было ясно, что все они давно привыкли к превратностям кочевой жизни. Молодой охотник с луком несколько раз обращался с речью к «каменному человеку», и видно было, что его здорово обескуражило то, что тот явно не понимает его слов. Но жизнь брала свое, и охотник не мог больше терять драгоценное время на разговоры. А «каменный человек» был предоставлен самому себе — на большее вряд ли можно было рассчитывать.

И Деррон пристроился в хвосте вытянутой цепочки первобытных людей, которые искали безопасное укрытие. Он обнаружил, что по ровному месту андроид может двигаться вполне сносно — опираясь на кулаки длинных рук и подтягивая беспомощно висевшие ноги, он ковылял вслед за Народом, как обезьяна с переломанным позвоночником. Люди Народа время от времени оглядывались на эту трагическую фигуру, и в их взглядах сквозили самые разные чувства, далеко не всегда приятные. Но гораздо чаще они оглядывались назад, дальше в том направлении, откуда пришли. Деррону было понятно без всяких переводчиков, что люди боятся до дрожи — боятся чего-то, что может красться во тьме по их следу.

Но если бы даже Народ не ожидал встречи с берсеркером, машиной-убийцей, Деррон все время был настороже. Борозда, которую оставляли в мягком болотистом грунте волочившиеся по земле ноги андроида, была таким явным следом, и на него берсеркер просто не мог не обратить внимания. Стоит берсеркеру наткнуться на этот след, и он тотчас же явится за ними. Может, убийца и будет при этом немного осторожничать, но все равно — от него не уйти.

Полковник Боре снова включился, чтобы самолично ознакомить Деррона с последними известиями.

— Одегард, наши наблюдатели определили по волнам несоответствия, что берсеркер двигался сперва на юг от вас, а теперь возвращается обратно. Вы оказались правы — вначале он поче-му-то пошел по какому-то ложному следу. Ваш берсеркер — единственный, которого мы до сих пор не уничтожили. И надо же, он оказался в самой важной зоне! Я считаю, мы сделаем вот что: забросим к вам еще двух андроидов. Если все пойдет гладко, они выйдут на ваше племя уже через пару минут по реальному времени. Андроиды пойдут вслед за племенем, по одному с каждой стороны, и будут держаться незаметно. Нам ни к чему запугивать еще и этих первобытных людей толпами сверкающих железных монстров, а то они просто кинутся врассыпную, обезумев от страха, — такого мы сегодня уже насмотрелись по самое некуда. Когда ваши люди остановятся где-нибудь на ночь, оставайтесь все время с ними, а мы пока закинем к вам подмогу.

— Вас понял, полковник.

Деррон продолжал упорно ползти вперед, опираясь на руки. Подвешенный на тросах в зале Третьего яруса комбинезон управления все время то вздымался, то опадал в такт движениям андроида, который полз по болоту, бороздя мокрую землю омертвевшими ногами. Оператору, запертому в скафандре, необходим был определенный уровень обратной связи, для того чтобы лучше чувствовать тело андроида, заброшенного в бездну прошлого.

План полковника показался Деррону вполне разумным. И поскольку он неплохо разбирался в законе средних величин, совсем скоро должно было что-то произойти.

Сгустившийся сумрак сгладил резкие очертания дикого древнего леса, наполнив его какой-то мрачной красотой. Люди Народа шагали, растянувшись в длинную цепочку, по болотистой равнине, по одну сторону которой виднелась редкая поросль, а с другой стороны, слева, прямо к самой равнине подступала гряда пологих каменистых холмов. Молодой охотник с луком, которого, похоже, звали Мэтт или что-то вроде того, шел впереди племени. Сейчас он внимательно и дотошно исследовал каменную гряду.

— Эй, где там гранаты, что я заказывал? Есть там кто-нибудь живой, а?! Мне нужны гранаты!

— Мы как раз готовим засаду, чтобы вас поддержать, Одегард. Вы же понимаете, нам совсем ни к чему, чтобы эти дикари с перепугу стали расшвыривать гранаты куда попало!

«Что ж, в этом есть определенный смысл», — согласился про себя Деррон. Опять же, его андроид вряд ли сможет что-то противопоставить берсеркеру, ковыляя вот так на двух руках и волоча за собой беспомощное тело.

Вождь Мэтт внезапно свернул и начал карабкаться вверх по голому каменистому склону. Остальные люди живо последовали его примеру. Деррон как мог полз за ними, цепляясь за камни. Как оказалось, люди пробирались к узкой щели — видимо, это был вход в пещеру. Щель, прорезавшая почти отвесный выступ скалы, показалась Деррону дверью в стене дома. Все племя сгрудилось неподалеку от входа. Деррон не успел заметить, как Мэтт сдернул с плеча лук и вынул стрелу. Другой охотник подобрал приличных размеров камень и, стремительно обогнув по дуге вход в пещеру, зашвырнул камень внутрь. Из глубины пещеры раздался такой жуткий рев, что, казалось, даже скалы задрожали от ужаса. Люди Народа в одно мгновение, не сговариваясь, бросились врассыпную и укрылись за камнями. Они здорово умели устраиваться в этой жизни. То есть выживать.

Когда из пещеры показался огромный медведь, он увидел на пороге своего дома только андроида, одинокого урода-подки-дыша.

Могучий шлепок медвежьей лапы опрокинул неустойчивого андроида навзничь. Растянувшись на спине, Деррон взмахнул рукой и тоже отвесил медведю пощечину. Казалось, сверкающая рука совсем легонько задела звериную морду, но медведь покачнулся и издал такой рык, от которого кровь застыла в жилах. Пещерный медведь был сделан не из такого теста, как ядовитый землерой, и, встретив отпор, все равно кинулся в драку. Огромные желтые когти заскрежетали по металлическому телу андроида. По-прежнему лежа на спине, Деррон поднял зверя могучими руками андроида и швырнул вниз со скалы. Катись отсюда!

Медведь зарычал так, что все предыдущие его звукоизвержения показались детским лепетом. Деррон не хотел без нужды обрывать жизнь даже случайно попавшегося на пути неразумного зверя, но время шло, и его настоящий враг подбирался все ближе. И, когда пещерный медведь напал снова, Деррон отшвырнул его посильнее. Животное приземлилось на все четыре лапы и побежало, не разбирая дороги, куда-то в сторону болот. С полминуты оттуда еще были слышны скулеж и жалобные завывания.

Люди Народа высыпали из своих укрытий — из-за каменистых выступов и разных щелей в скале — и собрались на площадке у входа в пещеру. Они медленно обступили андроида, позабыв даже о том, что надо оглядываться по сторонам. Деррону на мгновение показалось, что вот сейчас первобытные предки падут перед ним ниц и начнут восхвалять его, как какое-то божество. И, пока они не додумались до чего-нибудь такого, он поднял андроида и поковылял, опираясь на руки, ко входу в пещеру. Он заглянул внутрь и просканировал помещение. Глаза андроида были рассчитаны на восприятие изображения в любом диапазоне — и в видимом свете, и в инфракрасном. Пещера была пуста. Она была просторная, с довольно высоким сводом, со вторым выходом — размером с небольшое окошко, расположенным высоко над полом, в противоположной от основного входа стене. Мэтту повезло — в этой пещере запросто могло разместиться все племя.

Когда Деррон выбрался из пещеры наружу, оказалось, что люди Народа уже готовились развести большой костер у самого входа в укрытие. Они успели насобирать хвороста и обломков дерева у края заболоченной низины и теперь поспешно тащили свою добычу вверх по склону. Где-то вдали, на другой стороне долины, разгоняя ночную тьму, мерцало теплое оранжевое пятнышко. Наверное, там остановилось на ночь какое-то другое первобытное племя.

— Вызываю наблюдателей. Как там дела насчет засады?

— Два других андроида как раз заняли предписанную позицию. Они следят за вами. Вас хорошо видно — у входа в пещеру.

— Хорошо.

Что ж, пусть себе Народ разводит свой костер, и пусть берсеркер явится на свет костра за легкой добычей. Его ожидает большой сюрприз, потому что на этот раз первобытные люди защищены так, как никогда ранее.

Небо быстро темнело. В руках у одной из пожилых женщин появилась сумка, сделанная из какой-то плотной толстой кожи, оттуда женщина выудила округлый кожаный сверток. Она развернула кожаный лоскут, внутри которого была слабо тлеющая головня. Положив головню на кусок коры, женщина ловко и сноровисто подсунула к ней горстку тонких сухих щепок, и очень скоро костер запылал. Оранжевые язычки пламени жадно лизали дерево, костер разгорался все сильнее, все ярче, разгоняя ночную мглу.

Племя забралось в пещеру. Андроид вошел в пещеру после Мэтта. Деррон усадил его у стены и наконец-то со вздохом вытянул утомленные руки. Давно пора было немного отдохнуть. Несмотря на то что скафандр управления значительно облегчал все движения, Деррону пришлось сегодня немало потрудиться.

Не успел он как следует расслабиться, как вдруг, безо всякого предупреждения, ночная тишина и покой были нарушены — началась битва. С сухим треском полыхнуло пламя лазерного луча, почти сразу же ночную тишину разорвал пронзительный визг и скрежет металла о металл и грохот от столкновения двух бронированных тел. Люди, укрывавшиеся в пещере, мгновенно, все как один, вскочили на ноги.

В неверных отблесках лазерного луча Деррон увидел, как Мэтт вскинул свой лук, целясь в сторону входа в пещеру, а остальные люди заметались, ища, где бы спрятаться. Мальчишка Дарт вскарабкался по задней стене пещеры до самого окошка и выглянул наружу. На его испуганном лице играли красноватые отсветы лазерных вспышек.

Но вот лазер погас. Вспышки и грохот у входа в пещеру оборвались так же внезапно, как и начались. Снаружи снова воцарились мертвая тишина и темнота. Нервы у Деррона натянулись до предела.

— Вызываю наблюдателей! Черт возьми, вы что там, повымерли?! Что происходит снаружи? Что там случилось?

— О господи, Одегард! — Голос так звенел от волнения, что Деррон даже не узнал того, кто говорил. — Мы потеряли обоих андроидов! Эта чертова штуковина... Она движется слишком быстро...

Сторожевой костер внезапно ярко вспыхнул. От мощного пинка стальной лапы в пещеру влетели горящие поленья, рассыпая по каменному полу напротив узкого входа брызги искр. Головни отскакивали от покатых стен пещеры и медленно гасли, словно тысячи умирающих светлячков. Берсеркер разыгрывал свою партию. Он хотел знать, есть ли в пещере второй выход, через который могли попытаться удрать его желанные жертвы — люди. Берсеркер наверняка знал, что в пещере скрывается и поврежденный андроид, но его электронный мозг уже до мелочей вычислил все, что могут ему противопоставить андроиды Сектора. И вот, когда стало ясно, что выход в пещере только один и его жертвам уходить больше некуда, стальной лев полез внутрь напролом. Раздался противный громкий скрежет — оказалось, что мощное тело берсеркера не проходит через узкую щель в скале.

— Одегард, сейчас мы забросим вам десяток стрел. Наконечники — это особые боеголовки, вызывают возгорание при жестком контакте.

— Что?! Стрелы?! Я же сказал — гра-на-ты!!! Я же говорил, у нас есть только один лук, и здесь просто места не хватит для того, чтобы выстрелить... — Не успев договорить, Деррон сообразил, что маленькое окошко в задней стене пещеры — это же идеальная бойница. — Ладно, давайте сюда ваши стрелы, черт возьми! Давайте хоть что-нибудь! Быстро!

— Мы посылаем вам стрелы, Одегард. Одегард, у нас наготове еще один оператор, вы можете отдохнуть, если устали.

— К черту! Я уже приспособился к андроиду с перебитыми ногами, а он нет.

Берсеркер поднял адский шум, он царапал скалу, бился о нее всем телом, стараясь расширить проход и добраться до вожделенной цели. Когда индикатор внутри шлема показал, что обещанные боеприпасы поступили во внутреннюю камеру андроида, Деррон, не теряя времени, открыл дверцу и достал железной рукой десяток стрел. Все люди племени с испуганными бледными лицами, широко распахнутыми глазами смотрели, как во мраке пещеры «каменный человек» вынул из собственного сердца пучок чудесных стрел и протянул их Мэтту.

Это наверняка были какие-то особенные стрелы, поскольку появились они очень уж необычным путем. И сейчас, когда снаружи ярился свирепый «каменный лев», никто не усомнился, для чего нужны эти стрелы. Мэтт замешкался всего на мгновение, потом с поклоном принял от «каменного человека» драгоценный дар. И сразу же, одним прыжком, взлетел к маленькому окошку в задней стене пещеры.

Если бы у врага не было оружия, которое поражает на расстоянии, окошко в скале высоко над землей прекрасно защитило бы охотника от «каменного льва». Но у берсеркера была лазерная пушка. А значит, андроиду придется отвлечь огонь на себя и так занять берсеркера, чтобы тому некогда было особо оглядываться по сторонам.

Оставалось только надеяться, что Мэтт окажется неплохим стрелком. Деррон втиснул своего андроида в угол у самого выхода из пещеры и затаился. Металлическое тело ощущало содрогания скалы, к которой прижимался андроид, берсеркер с другой стороны молотил по ней изо всех сил. Деррон прикинул, что, если быстро обогнуть угол, может, удастся схватить льва-берсеркера. Он подождал еще немного, вглядываясь в полумрак пещеры. И, когда увидел, что Мэтт наложил на тетиву первую чудесную стрелу, Деррон бросил свое непослушное металлическое тело за угол скалы, стараясь двигаться со всей возможной скоростью, которую могли развить его утомленные руки.

Деррон чуть не повалился лицом на камни, потому что берсеркер оказался дальше, чем он ожидал, — зверюга как раз отбежала, чтобы разогнаться перед очередным броском на скалу. Из-за такого стечения обстоятельств берсеркер успел врубить свой лазер быстрее, чем Деррон — свой. Пучок красноватого света хлестнул по бронированному телу андроида, оно раскалилось, но на этот раз выдержало. Деррон бросился вперед, в свою очередь поливая стального льва лазерным огнем. Если берсеркер и заметил Мэтта, притаившегося за окошком в скале, он не обратил на него внимания — чем ему могли повредить какие-то стрелы?

Первая стрела поразила чудовище в плечо. Древко мгновенно вспыхнуло и отлетело в сторону, рассыпавшись горсткой искр, а наконечник стрелы взорвался, превратившись в маленький, ослепительно белый огненный шар. После взрыва в плече льва-берсеркера образовалась приличных размеров дыра.

Машина-убийца споткнулась и повалилась набок, а лазерный луч, направленный в андроида, скользнул мимо и только поджег жалкую кустистую поросль на вершине ближайшего скального выступа. Деррон по-прежнему подбирался к берсеркеру со скоростью, которую мог выжать из поврежденного андроида. Его лазер палил не переставая, как странный красноватый фонарик, нацеленный в раненое плечо железного чудовища. Мэтт снова вынырнул в просвете окошка и послал вторую стрелу так же удачно, как и первую, поразив «каменного льва» в бок. От взрыва второй боеголовки чудовище, уже нетвердо стоявшее на трех ногах, пошатнулось. И тут лазер берсеркера погас — андроид Деррона доковылял наконец до врага и тяжелым бронированным кулаком разбил вдребезги красный огненный глаз во лбу чудовища.

И битва закипела с новой силой. Какое-то мгновение Деррону даже казалось, что он мог бы взять верх над берсеркером — ведь пара стальных рук андроида наверняка должна быть сильнее уцелевшей передней лапы железного льва. Но человеческим рефлексам по-прежнему далеко было до скорости реакций машины-убийпы. В какие-то доли секунды андроид Деррона снова беспомощно взметнулся в воздух, зажатый в лапах берсеркера, и снова кувырком полетел куда-то в сторону. Мир вертелся вокруг, как сумасшедшее колесо обозрения.

Деррон кое-как поднялся на четвереньки, хотя ноги безвольно расползались в разные стороны. Стараясь удержаться на руках, он поймал берсеркера взглядом и нажал на спуск лазерной пушки. И ничего не случилось. Лазер во лбу андроида тоже вышел из строя — разбился при ударе о камни. Черт, что же этот Мэтт медлит со стрелами?

Лев-берсеркер все еще был слишком огромным, слишком сильным и слишком быстрым в сравнении с поврежденным андроидом. Деррон сумел ухватить чудовище за заднюю ногу, но две оставшиеся конечности берсеркера работали, как отбойные молотки, оснащенные стальными когтями. Одна из беспомощных ног андроида отлетела в сторону — берсеркер отхватил ее своими когтями, словно бритвой. Похоже, машина-убийца сейчас просто разорвет бедного андроида на куски! Где же стрелы?!!

И стрелы прилетели. Перед глазами Деррона промелькнуло тело охотника — Мэтт бросился в битву, зажав в обеих руках чудесные стрелы, дар «каменного человека». Подобно воинственному богу из древних легенд, он испустил боевой клич, одним движением перепрыгнул через распростертого на земле андроида, вскочил на спину льву-берсеркеру и вонзил свое волшебное оружие в сверкающее тело чудовища.

Тело «каменного льва» на миг озарилось ослепительно-яр-кой вспышкой. А внутри чудовища раздался такой взрыв, что обе машины содрогнулись и подскочили на месте. На этом битва завершилась.

Деррон с трудом вытащил покалеченное, измятое тело андроида из-под стальной туши бывшего врага. Металлическое покрытие берсеркера покоробилось, пошло пятнами, по нему то и дело пробегали синие искры. Убийца был мертв. Деррон из последних сил кое-как приподнял андроида на локтях. В мерцающем сиянии, которое исходило от останков берсеркера, он увидел, как из пещеры выбежал мальчишка Дарт. Лицо мальчика было мокрым от слез, в руках он держал лук Мэтта с обрывками порванной тетивы. Вслед за Дартом из пещеры высыпали все остальные люди племени и собрались вокруг неподвижного тела, распростертого на земле.

Деррон усадил андроида. Мэтт лежал на том месте, куда его отшвырнул в последней конвульсии умирающий берсеркер. Живот охотника был располосован, сквозь рану виднелись внутренности, руки были изорваны в клочья, лицо размазано в бесформенную лепешку. И на этой кровавой маске — открытые глаза. Умирающий вождь содрогался от боли, но все еще дышал. Его грудь тяжело вздымалась и опускалась в такт неровному дыханию.

Завопили, запричитали женщины, а мужчины дружно затянули какую-то медленную печальную песню. Когда Деррон двинулся к Мэтгу, все тотчас же расступились, давая дорогу. Деррон осторожно, как только мог, поднял тело раненого на руки. Отважный вождь отдал слишком много за эту победу, и теперь для него ничего не значили еще несколько легких ожогов о горячий металл рук андроида.

— Неплохо сработано, Одегард! — Голос полковника Борса снова обрел прежнюю властность. — Хорошая работа. Вы завершили операцию, Одегард. Мы переправим вам аптечку, чтобы подлечить этого парня. Его жизненная линия может оказаться важной.

— Вряд ли я смогу чем-нибудь ему помочь. Он очень плох. Лучше вытащите его вместе со мной, полковник.

— Рад был бы вам помочь, но, боюсь, это не вполне целесообразно... — Полковник, по-видимому, призадумался.

— Здесь его жизнь все равно прервется, полковник, что бы мы ни сделали. Он вырвал для нас победу, а теперь его кишки валяются на земле...

— Хм-м... Хорошо, хорошо. Подождите, мы подготовим все к обратной доставке. Отрегулируем приборы с учетом его массы.

Первобытное племя стояло вокруг «каменного человека» и своего умирающего вождя и тянуло заунывный напев. Деррон подумал, что эта картина, наверное, когда-нибудь преобразится в странную легенду древних времен. Наверное, среди древнейших рукописных текстов Сегола можно будет отыскать рассказ об умирающем герое и «каменном человеке». Мифы и легенды — они как закупоренные бутылки, в них может оказаться какое угодно вино.

У входа в пещеру самая старая женщина Народа возилась с тлеющей головешкой, стараясь заново разжечь сторожевой костер. Получалось плохо. Молоденькая девушка, которая помогала старухе, решила все очень просто — подхватив с земли сухую ветку, она подбежала к полыхающим останкам «каменного льва»-берсеркера и сунула ветку в самую сердцевину обгоревшей металлической скорлупы. Дерево вспыхнуло. Девушка помахала веткой, чтобы пламя разгорелось поярче, и пустилась вприпрыжку вверх по склону в неком подобии дикого танца.

И вот Деррон уже сидит в центре сияющего круга на полу Третьего яруса. Двое медиков спешат к нему с носилками. Он протянул руки, чтобы врачи могли принять у андроида раненого Мэтта, затем нагнул голову внутри шлема и нащупал зубами переключатель энергоблока от скафандра.

Осталось только завершить последнюю проверку оборудования по завершении операции. Деррон в считаные секунды выбрался из скафандра управления и прикинул, как бы ускользнуть от толпы сотрудников, которые сбежались поздравить его с победой. В насквозь промокшем от пота трико он быстро спустился с платформы по узкой лестнице, у подножия которой уже собрались техники, наблюдатели, операторы других андроидов, врачи и разные прочие работники Сектора — все, кому не терпелось пожать руку герою дня. Деррон пробрался к Мэтгу, когда медики уже подняли его на носилках. Страшно израненное тело было аккуратно обернуто влажными простынями, из переносного инфузионного аппарата вводились лекарственные вещества.

Глаза Мэтта были открыты, хотя, конечно же, он вряд ли что-либо видел после такого потрясения. Для Мэтта Деррон был всего лишь еще одним из многих странных созданий, суетившихся вокруг. Но только Деррон прикоснулся к нему — положил свою ладонь поверх обожженной руки Мэтта и шел рядом с носилками, пока сознание первобытного охотника не угасло.

Следом за носилками с раненым героем, которые быстро несли к госпиталю, тянулась целая процессия. Новости разлетелись быстрее ветра, и все хотели своими глазами увидеть живого человека, впервые в истории прибывшего из глубин прошлого. Когда Мэтта доставили в отделение неотложной помощи, оказалось, что Лиза, как и многие другие ходячие больные из того же отделения, тоже захотела на него посмотреть.

— Он потерялся, — прошептала она, глядя на изуродованное лицо с широко распахнутыми глазами. — Он потерялся, и ему так одиноко! Как я его понимаю...

Девушка повернулась к доктору и с тревогой в голосе спросила:

— Он ведь жив еще, правда? С ним все будет хорошо, правда?

Доктор чуть улыбнулся.

— Раз уж парень до сих пор дышит, значит, мы его спасем. Лиза, успокоенная, вздохнула с заметным облегчением. Ее забота о совершенно незнакомом человеке была такой естественной...

Пробираясь поближе к носилкам с раненым, Лиза наткнулась на Деррона и мельком ему улыбнулась.

— Привет, Деррон.

Но и слова, и улыбка были скорее данью вежливости. Казалось, девушка вообще едва заметила его.


 Глава 2

На самой верхушке скалы над морем, у подножия которой вскипали белопенные буруны, на крошечном плоском пятачке двадцати футов в поперечнике стоял Номис, высокий человек, — колдун. Стоял, подняв руки к небесам. Его седую бороду и просторные черные одежды безжалостно трепал яростный ветер. Белые морские птицы неслись к нему в воздушных потоках и отшатывались, улетали прочь с резкими жалобными криками, подобными стону страждущей неприкаянной души. С трех сторон площадки вздымались в вышину пустынные утесы черной базальтовой скалы, а впереди раскинулась неспокойная гладь безбрежного и бездонного моря.

Номис стоял, широко расставив ноги, в центре причудливого узора, начертанного мелом на плоской ладони черного базальта. Вокруг были разложены принадлежности его ремесла — высушенные останки странных животных, старинные резные фигурки, мешочки с какими-то снадобьями — все то, что обычные здравомыслящие люди постарались бы запрятать подальше, а еще лучше — сжечь и позабыть о том, что такие страсти вообще когда-либо существовали. Высоким пронзительным голосом Номис пел, обратив лицо навстречу ветру:


Собирайтесь, штормовые тучи, днем и ночью,
Молнии, раскалывайте небо, пусть прольются воды!
Пусть нахлынет волна от неба до моря,
И поглотит, смоет, скроет, разнесет в клочья
Жалкую щепку, что мой недруг строил,
Длинную лодку, что несет к берегам
моего врага!

В песне было еще много, много строчек, и повторялись они множество раз. Тонкие руки Номиса дрожали от напряжения, устав вздымать к небесам обломки разбитого деревянного кораблика. А белые чайки кричали, не переставая, и ветер все трепал и трепал его длинную седую бороду, норовя засунуть клок волос прямо в раскрытый рот.

Он очень устал и никак не мог избавиться от ощущения, что все его труды окажутся напрасными, все надежды пойдут прахом. Сейчас Номис почему-то разуверился во всех счастливых знаках, которые последнее время слишком часто открывались ему, — все эти символические пророчества, что наполняли его сны, или мгновенные мрачные трансы со странными, нездешними видениями, которые посещали его наяву, поражая воображение.

Не так уж часто Номис получал доказательства того, что действительно способен призывать погибель на головы врагов. Колдун прекрасно знал, что его заклинания далеко не всегда действенны, хотя других он сумел убедить в обратном. Нельзя сказать, чтобы он сомневался в том, что стихии — силы, на которых покоится мироздание, — подвластны влиянию магического искусства. Да только на собственном долгом опыте Номис успел убедиться, что успех магического действа во многом зависит не только от мастерства чародея, но и от такой неверной штуки, как обыкновенное везение.

Всего три раза за всю свою долгую жизнь Номис пытался вызвать бурю. Из двух предыдущих попыток удалась только одна, и Номиса терзало смутное подозрение, что в тот раз буря разыгралась бы и так, сама по себе. И сейчас, стоя на вершине черной скалы, Номис тоже мучился сомнением — в глубине души он был почти уверен, что ему не под силу повелевать стихиями, как, впрочем, и любому другому человеческому существу.

Но, несмотря на все свои сомнения, Номис упорно повторял свои колдовские действия, уже три дня и три ночи не сходя с пятачка на вершине сокровенной черной скалы. Такой страх и такую жгучую ненависть Номис питал к человеку, который, как он знал, пересекал сейчас море, неся с собой новые законы и нового Бога в эту страну, в Квинсленд.

Пылающий взор колдуна, обращенный к морю, уловил едва заметную, тонкую, какую-то ненастоящую полоску шквала, поднявшуюся вдали. А той страшной, всесокрушающей бури, которую Номис призывал уже третьи сутки, не было и в помине...

Высокие утесы берегов Квинсленда все еще были далеко впереди, за линией горизонта. До них было не меньше полного дня пути. В той же стороне, только гораздо ближе, начинали собираться грозовые тучи. Харл крепко держал обеими руками рулевое весло драккара[8] и, нахмурившись, смотрел на свинцово-серую гладь моря у полосы шквала.

Три десятка крепких ребят, бывалых морских волков и славных воинов, тоже видели признаки надвигавшейся бури — для этого им достаточно было всего лишь повернуть голову. Они побывали во многих переделках на море и прекрасно понимали: если драккар немного сбавит ход, полоса шквала может промчаться мимо и они избавятся от многих неприятностей. А потому, не сговариваясь, решили не тратить сил понапрасну и подняли весла над водой.

Со стороны Квинсленда налетел легкий свежий бриз, от которого затрепетали флажки на голых, без парусов, мачтах и пошла рябью тугая ткань шатра с бахромой цвета королевского пурпура, натянутого в средней части корабля.

Под покровом шатра наедине со своими мыслями сидел молодой человек, Харл называл его королем и повелителем. Морщины на суровом лице Харла разгладились при мысли о том, что юный Эй, уединившийся в шатре, наверное, продумывает сейчас планы грядущих сражений. Приграничные банды, которым никакого дела нет до кроткого нового бога и до падения старой Империи, наверняка вскоре почувствуют на своей шкуре крутой нрав и отвагу нового правителя Квинсленда — а сомневаться в его твердости и отваге не приходится.

Харл улыбнулся, когда ему пришло в голову, что молодой король может думать сейчас вовсе и не о грядущих битвах, а о будущем сватовстве к принцессе Алике. Женитьба на принцессе — вот что даст его юному господину и королевство, и армию. Обо всех принцессах принято говорить, что они прекрасны, но, по слухам, Алике еще и девица с характером. Что ж, если она похожа на кое-кого из тех благородных девиц, с коими доводилось встречаться Харлу, завоевать ее сердце будет так же трудно, как варварскую крепость, а то и посложнее — с точки зрения отважного воина.

Радостное, почти благостное выражение на лице Харла — насколько такое было возможно при его шрамах — снова сменилось угрюмой, мрачной гримасой. Он понимал, что юный король мог удалиться в тень шатра и просто для того, чтобы что-нибудь почитать. Эй обожал всякие книги и даже в это путешествие прихватил с собой целых две штуки. А может, он сейчас возносит молитвы своему новому кроткому богу-рабу... Надо признать, что, хотя Эй был молод и здоров, к почитанию бога он относился чрезвычайно серьезно.

Несмотря на то что часть рассудка Харла была занята всеми этими размышлениями, он, как всегда, был очень внимателен. И вот совсем рядом раздался какой-то легкий плеск, и морская гладь подернулась рябью... Харл мгновенно повернул голову, глянул за борт — и тут все мысли, роившиеся в его голове, куда-то вылетели, воинственная кровь заледенела от ужаса.

Рядом с кораблем, немного сзади по правому борту, на фоне далекого горизонта и собиравшихся на небе облаков, появилась голова огромного чудовища, какое могло привидеться только в страшном кошмаре. Голова злобного дракона из древних легенд. Тускло сверкавшая шея, на которой держалась кошмарная голова, была такой огромной, что человек едва ли смог обхватить ее обеими руками. И одни только морские демоны знали, на что походило туловище чудовища, скрытое под толщей воды! Глаза его, каждый размером с большое серебряное блюдо, сияли, как солнце, пробивающееся сквозь тучи. Толстые пластины, покрывавшие голову и шею дракона, тускло блестели, как мокрая сталь. Чудовищная пасть с треском раскрылась — как будто откинулась крышка гроба, — и разверзлась бездонная черная пропасть, усаженная по краю огромными зубами-кинжалами.

Длинная шея чудовища вытянулась из воды и метнулась к палубе корабля. Пластины чешуи пробороздили деревянный планшир, во все стороны брызнули щепки. Первые крики, раздавшиеся на корабле при виде чудовища, были такими, какие не пристало издавать воинам. Но уже в следующее мгновение отважные бойцы вновь обрели свою храбрость и бросились к оружию. Большой Торла, самый сильный в команде, был к тому же и самым быстрым. Он вспрыгнул на палубу, раскрутил свой меч и опустил его на кошмарную извивающуюся шею.

Удары, посыпавшиеся на тускло блестевшую стальную чешую, не причинили чудовищу никакого вреда. Дракон, похоже, вообще не обратил на них никакого внимания. Его голова скользнула вперед и зависла у входа в шатер. Из разверстой пасти вырвался такой ужасающий пронзительный рев, подобного которому Харл не слышал ни разу за многие годы, проведенные в сражениях.

Эй слышал крики и звон мечей на палубе, и ему не понадобилось много времени, чтобы приготовиться. Не успел затихнуть драконий рев, как полотнище шатра откинулось в сторону и вперед выступил молодой король в шлеме и со щитом, а в его руке сверкал меч.

Харл ощутил невыразимую гордость за своего юного господина — рука Эя не дрогнула при виде кошмарной картины, открывшейся ему. И, вдохновленный этой гордостью, Харл немного пришел в себя. Он выхватил из чехла свой железный боевой топор с короткой рукояткой и замахнулся для броска.

Тяжелый боевой топор с лязгом отскочил от сияющего серебром глаза чудовища, не причинив никакого вреда. Чудище, как видно, даже не ощутило удара. Его пасть внезапно широко распахнулась, сверкнули зубы-клинки... И огромная драконья голова метнулась к королю.

Эй отважно встретил врага. Но удар его длинного меча, направленный прямо в темную глубину драконьей глотки, имел не больший успех, чем укол дамской шпильки. Пасть дракона — «крышка гроба» — с треском захлопнулась, захватив Эя. На какое-то мгновение, пока чудовищная голова на длинной шее проносилась над палубой обратно в море, воинам открылась жуткая картина — изломанные, окровавленные ноги, свисающие наружу из драконьей пасти. И вот — еще один всплеск воды у борта, и кошмарное чудовище исчезло в бездне моря. Залитая солнцем морская гладь снова стала прежней, тихой и спокойной, похоронив в глубинах все свои тайны.

За все время, остававшееся до захода солнца, на корабле никто не проронил ни слова. Корабль ходил по воде кругами, снова и снова, не отходя далеко от того ничем не отличимого с виду места, где исчез в пучине король Эй. Драккар курсировал вокруг этого места в полной боевой готовности, воины горели желанием вступить в схватку... Но сражаться было не с кем. Налетел шквал ветра, и воины привычно взялись за дело, сберегая корабль. Но никто не придавал значения буйству стихии, и когда шквал пронесся дальше, воины с драккара почти не обратили на это внимания.

К концу дня море снова успокоилось. Прищурившись из-под ладони на клонившийся за горизонт солнечный диск, Харл хрипло выкрикнул одну-единственную команду:

— Отдых!

Харл давным-давно подобрал свой затупившийся топор и спрятал в чехол. Обо всем, что случилось, напоминали теперь только несколько щепок, вырванные из свежих царапин на планшире твердой, как сталь, чешуей чудовища. Несколько маленьких пятнышек крови. И крылатый шлем Эя, упавший с головы короля.


Деррона Одегарда за участие в последней операции наградили, повысили в чине до майора и назначили младшим помощником начальника Сектора. И вот сейчас он сидел на экстренном совещании, созванном начальником Сектора Операций во Времени и с двойственным — профессиональным и дружеским — интересом слушал доклад своего бывшего соученика Чена Эймлинга, ныне — майора Отдела Исторических исследований, который излагал историческую ситуацию:

— ...Насколько нам теперь известно, берсеркеры избрали более прицельную тактику и ориентируются на вполне определенную личность. Их цель — Эй, король Квинсленда. Естественно, исчезновение этого человека из истории Сегола грозит нам гибельными последствиями. — Эймлинг — талантливый, остроумный оратор — ободряюще улыбнулся слушателям. — До недавнего времени многие историки даже сомневались, что этот человек существовал в действительности. Но с тех пор как мы занялись непосредственным изучением прошлого планеты, реальность короля Эя и его значимость для истории неопровержимо доказаны.

Эймлинг повернулся к электронной карте и указал на нее привычным жестом преподавателя.

— Здесь представлена карта времен увядания и распада великой континентальной Империи, которое закончится ее полным исчезновением. Вот здесь находится Квинсленд. Исключительно благодаря влиянию и деятельности короля Эя Квинсленд сумел сохранить относительную стабильность, традиции и культурные достижения Империи, которые стали основой для будущих цивилизаций нашей планеты.

Новый начальник Сектора Операций во Времени поднял руку, словно студент, и спросил:

— Майор, признаться, мне кое-что не совсем ясно. Разве сам Эй не был в какой-то степени варваром?

Прежнего начальника Сектора вместе с полковником Бор-сом и другими отправили в разведывательную экспедицию на Луну или по меньшей мере на поверхность планеты Сегол.

— Верно, король Эй вначале действительно был воинственным варваром. Но когда у него появилась своя земля и свой народ, которые нужно было защищать, он обустроился там и защищал их лучше, чем кто-либо другой. Тут ему пригодилось и его собственное варварское прошлое: король Эй достаточно долго был варваром и морским разбойником, так что успел хорошо изучить все уловки и хитрости, принятые в этой игре. И, сменив фигуры, он так хорошо играл свою партию, что морские пираты предпочитали нападать на кого-нибудь другого, оставив владения короля Эя в покое.

Больше ни у кого вопросов к Эймлингу не было, и он сел. Следующий докладчик, вышедший к кафедре, оказался майором Сектора Вероятностного Анализа. Его стиль изложения никого не успокоил и не обнадежил, как и само сообщение.

— Господа! — начал майор нервным, срывающимся голосом. — Мы не знаем, как погиб король Эй, зато знаем — где. — Майор показал видеотаблицу, спроецированную с наблюдательного экрана. — Его жизненная линия недавно прервалась вот здесь, во время первого плавания к Квинсленду. Как видите, все прочие жизненные линии на борту корабля остались нетронутыми. Возможно, враг рассчитывает, что исторический вред должен усилиться, если команда корабля Эя начнет действовать без негр. У нас в Секторе полагают, что такой расчет очень даже может оправдаться.

Эймлинг, казалось, хотел оспорить слова докладчика или скорее всего просто высказать свое мнение на этот счет. Деррон подумал, что Эймлинга направили не в тот Сектор. Вероятностный анализ ему подходит больше всего.

Майор из Сектора Вероятностного Анализа прервался, чтобы выпить воды.

— Откровенно говоря, положение исключительно неблагоприятное. Через девятнадцать-двадцать дней реального времени волна исторического потрясения из-за убийства короля Эя должна докатиться до нас. Это все время, которое нам осталось. И, должен сказать, вероятность обнаружения точки перехода берсеркера всего за девятнадцать дней очень невелика.

Безнадежность и уныние этого майора оказались заразительными, и у многих сидевших за столом лица тоже непроизвольно вытянулись и стали хмурыми. Один только новый начальник Сектора сумел сохранить спокойствие и рассудительность.

— Боюсь, майор, вы правы относительно предстоящих трудностей — надо успеть обнаружить эту скважину меньше чем за девятнадцать дней. Безусловно, мы приложим в этом направлении все усилия. Но проблема состоит в том, что враг на этот раз очень тщательно замаскировал свой след. В нападении участвовала только одна машина вместо шести, что еще более усложняет поиски. Кроме того, сразу после нападения на короля Эя этот берсеркер, по-видимому, спрятался в укрытии. Он не покинул время короля Эя и по-прежнему может вмешаться, если мы предпримем что-нибудь для ликвидации последствий гибели Эя. Но тем не менее этот берсеркер наверняка постарается не допустить лишних разрушений, по которым мы могли бы его выследить. — Начальник Сектора подался вперед, обвел присутствующих напряженным взглядом. — Итак, господа, у кого есть какие-нибудь предложения относительно контрмер?

Первые предложения касались попытки выстроить вероятность будущей жизни короля Эя, как если бы он каким-то образом выжил после покушения. Разгорелся спор о технических подробностях такого эксперимента. На совещании было довольно много сведущих в этом вопросе ученых, но они были далеко не единодушны в том, что можно и что целесообразно сделать в данном случае. Когда они начали спорить друг с другом, выражаясь в основном математическими формулами, командующий Сектором Операций во Времени быстренько объявил перерыв на полчаса.

Так как на Деррона неожиданно свалилось столько свободного времени, он вышел из зала и направился в жилые помещения обслуживающего персонала госпиталя, который находился совсем близко отсюда. Лиза жила теперь там, потому что начала учиться на медсестру. Деррон был рад, что можно увидеться с ней, особенно когда выяснилось, что у девушки тоже выдалось несколько свободных минут. И вскоре они уже прогуливались вдвоем по парку, в котором когда-то встретились впервые.

Деррон пришел на свидание, заранее приготовившись обсудить с девушкой некую небезразличную ему тему, однако Лиза, как оказалось, в последнее время интересовалась совершенно другим.

— Ты знаешь, а Мэтт выздоравливает так быстро, что все врачи только удивляются!

— Здорово. Надо будет мне как-нибудь на днях зайти повидать его. Давно собираюсь — но, по-моему, лучше будет повременить, пока он совсем не оправится, и тогда мы сможем поговорить.

— Ах, Деррон, но ведь он уже разговаривает!

— На нашем языке? Уже?!

Лиза засветилась от радости и принялась объяснять:

— С этим получилось точно так же, как и с его слишком быстрым выздоровлением. Врачи говорят, это оттого, что Мэтт перенесся из слишком далекого прошлого. Говорят что-то об эффекте перехода через градиент развития в двадцать тысяч лет, о накопленной креационной энергии, из-за которой его тело и мозг сейчас усиленно развиваются. Я, конечно, почти ничего не поняла из этих объяснений. Они говорили, такое происходит, когда материальное пересекается с нематериальным...

  — Да.

— И Мэтт, наверное, понимает то, что они говорят, точно так же, как и я, если не лучше. Он очень мало спит и все время гуляет, интересуется всем, что здесь есть. Ему позволяют ходить где угодно. Он все понимает — не заходит туда, куда заходить не велели, не трогает опасных вещей, и все такое...

  — Да...

— Ой, а я тебе говорила про лечебную маску на его лице? Это временно, пока врачи не будут точно знать, чего Мэтт захочет — то есть пока он не выберет, как должно выглядеть его лицо в конце концов...

— Да, я что-то об этом уже слышал. Лиза, как долго ты собираешься еще жить в госпитале? Ты в самом деле решила выучиться на медсестру или это... это просто чтобы что-нибудь делать? — Деррон едва удержался, чтобы не спросить напрямую: «Это из-за Мэтта?»

Лиза притихла.

— О... Иногда мне кажется, что работа медсестры — не для меня. Но я пока не собираюсь никуда переезжать. Я все еще должна каждый день приходить в больницу на процедуры — от потери памяти, — и потому жить рядом с госпиталем мне очень удобно.

— Ну и как успехи? Ты что-нибудь вспомнила?

Деррон знал, к какому заключению пришли врачи. Лиза полностью утратила все воспоминания из-за того, что попала в волну от взрыва ракеты берсеркеров. Однако кое-кто полагал, что девушка может быть посланницей из будущего и потеряла память при переходе сквозь время. Но на мониторах наблюдателей не было обнаружено соответствующей нестандартной жизненной линии. Собственно говоря, из будущего в нынешнюю, так называемую современную, цивилизацию еще не проникало ничего — ни посланцев, ни беженцев, ни берсеркерских устройств. Возможно, у тех, кто будет жить в этом будущем, есть веские основания избегать подобных контактов. А может быть, в будущем на Сеголе просто не будет людей. Но, возможно, нынешнее время блокировано от будущего петлями временных парадоксов — из-за активных боевых действий против берсеркеров во времени. Что ж, хорошо и то, что никакие берсеркеры не нападают из «завтра».

— Да нет, лечение не очень-то помогает, — вздохнула Лиза. У нее все еще не появилось почти никаких воспоминаний о том, как она жила до того, как попала во взрывную волну берсеркерской ракеты. Лиза махнула рукой, давая понять, что об этом ей говорить неинтересно, и снова пустилась рассказывать, что нового сделал сегодня Мэтт.

Деррон не особенно вслушивался в то, что она говорит. Он закрыл глаза, наслаждаясь особым ощущением жизни, которое на него находило в те минуты, когда он бывал с Лизой. Сейчас он особенно ярко чувствовал прикосновение ее руки, шелест мягкой травы под ногами, тепло и свет искусственного солнца. Уже через мгновение все это могло исчезнуть навсегда — либо из-за взрыва очередной ракеты берсеркеров, прорвавшейся сквозь толщу земной коры, либо из-за того, что последствия прерванной жизненной линии короля Эя могли распространиться в будущее быстрее, чем ожидалось.

Он открыл глаза и увидел расписанные «под природу» стены подземного сада и невероятно оживленных порхающих между деревьями певчих птичек с ярким оперением. Здесь, на нижнем жилом уровне, в парке было, как всегда, полно народу — люди гуляли парами и поодиночке. Там, где ходили чаще всего, трава начала увядать и сохнуть, так что садовникам пришлось даже выставить проволочные ограждения. Как бы то ни было, этот парк — всего лишь бледное подобие настоящего, живого мира... Но, когда Деррон был рядом с Лизой, даже этот насквозь искусственный парк казался лучше, чем был на самом деле.

Деррон указал девушке на что-то.

— Смотри, вот то дерево, возле которого мы в первый раз встретились, когда я пришел спасти тебя. Или ты — спасти меня...

— Я? Спасти тебя? От чего же, скажи, пожалуйста?

— От гибели в одиночестве среди сорока миллионов человек. Лиза, я все хотел тебе предложить — переезжай ты из этого госпиталя, а?

Девушка отвела глаза, задумалась.

— И куда же ты предлагаешь мне переехать?

— Ну, конечно, ко мне. Ты ведь больше не маленькая потерявшаяся девочка. Ты сама распоряжаешься своей жизнью, учишься на медсестру... Вот я и решил спросить. Здесь есть неплохие жилые комнаты, совсем неподалеку, и я вполне мог бы их занять, если бы ты согласилась со мной жить. Думаю, мне разрешили бы — особенно после повышения по службе.

Лиза пожала ему руку — вот и весь ответ. Девушка в молчаливой задумчивости неспешно брела по дорожке, глядя себе под ноги.

— Лиза! Так что ты скажешь?

— А что, собственно, ты мне предлагаешь, Деррон?

— Лиза, вчера, когда ты рассказывала о сердечных делах своей новой подружки, ты вполне по-взрослому выражалась насчет этих самых отношений между мужчиной и женщиной.

— Значит, ты хочешь, чтобы я какое-то время пожила с тобой? — Голос девушки звучал холодно и отстраненно.

— Лиза, в нашем мире все — понимаешь, все — временно. Сегодня на экстренном совещании... Стоп, к чему это я, собственно? Короче, дела наши плохи. И я хотел бы разделить с тобой все хорошее, что нам, может быть, осталось.

Ни слова не говоря в ответ, девушка прошла за ним к камешкам, по которым можно было перейти через ручей, протекавший по парку.

— Лиза, ты хочешь, чтобы была официальная брачная церемония? Эх, надо было мне с этого и начинать — просить твоей руки, как в старые добрые времена! Только, понимаешь, сейчас никому нет до этого никакого дела, и никто не удивился бы, если бы мы обошлись без этого. Просто это лишние проволочки, всякие там регистрации и разное другое. Ты считаешь, это неправильно — не регистрироваться официально?

— Я... нет, наверное. Меня волнует другое... Вот ты говоришь, все в нашем мире временно. А по-моему, к чувствам это не относится.

— Если временно все остальное — то и чувства тоже! Вовсе не обязательно, чтобы так было с нашими чувствами. Но разве можно в наше время знать наверняка, что ты будешь думать и чувствовать, скажем, через месяц или через год? Через год мы все, скорее всего... — договаривать Деррон не стал.

Лиза тщательно подбирала нужные слова и наконец ответила:

— Деррон, в госпитале я поняла, что к человеческой жизни нельзя относиться, как к чему-то временному — и сейчас, и в любое другое время. Эти люди стараются сохранить жизнь, исправить нанесенный вред, даже несмотря на то что жить нам всем осталось скорее всего недолго.

— Так ты, говоришь, научилась этому в госпитале?

— Ну, хорошо, может быть, я всегда так считала.

Он тоже так считал когда-то — были и такие времена. Всего год, нет — полтора года назад. А на самом деле — целую жизнь назад, жизнь с кем-то другим. Это лицо, которое он не мог не вспоминать и не хотел забывать, — в его памяти снова всплыло это лицо...

Лиза, казалось, вспомнила о чем-то своем.

— Ну, посмотри, например, на Мэтта. Вспомни, как сильно ему досталось. Подумай только, какую силу воли надо иметь, чтобы выжить и выздороветь...

— Мне очень жаль, — прервал ее Деррон, взглянув на часы. Это был достаточно веский повод для того, чтобы уйти. — Я должен идти — опаздываю на совещание.


Ученые после получаса, проведенного за обсуждениями и расчетами, наконец-то пришли к согласию. Когда все офицеры расселись на свои места, вышел новый докладчик и начал объяснять:

— Мы пришли к заключению, что если и есть какая-нибудь возможность восстановить прерванную жизненную линию короля Эя, то в первую очередь необходимо предпринять меры, чтобы изменения, привнесенные берсеркером, не нарастали и не распространялись — что-то вроде того, как накладывают шину на поломанную руку или ногу.

— И каким же образом вы собираетесь наложить шину на жизненную линию? — ехидно поинтересовался командующий Сектором Операций во Времени.

Ученый развел руками:

— Командор, единственный способ — заменить Эя на какое-то время другим человеком. Этот человек займет место Эя на корабле и продолжит путешествие к берегам Квинсленда, а там тоже будет играть его роль — по крайней мере в течение нескольких дней. У человека, которого мы туда пошлем, будет с собой переговорное устройство, так что можно будет передавать ему инструкции — каждый день, а если нужно — то и каждый час. Если берсеркер ничего не предпримет, этот человек может сыграть и остаток жизни Эя — по крайней мере самые существенные его деяния. Таким образом, этого должно хватить, чтобы наша цивилизация уцелела.

— А как вы думаете, как долго обычный человек может успешно играть такую роль? — спросил кто-то из офицеров.

— Не знаю. — Ученый-докладчик смущенно улыбнулся. —

Господа, я вообще не знаю, сработает эта схема или нет! Ничего подобного никогда ранее не делалось. Но по крайней мере этот план может дать нам несколько лишних дней или даже недель реального времени, для того чтобы придумать что-нибудь получше.

Начальник Сектора задумчиво потер подбородок.

— Итак, подмена — единственно возможный вариант, над которым нам и предстоит работать. Однако король Эй жил около двенадцати сотен лет назад. Это значит, что не может быть и речи о том, чтобы забросить на его место человека из настоящего времени. Ведь так?

— Боюсь, что так, сэр, — сказал биофизик. — Снижение интеллекта и более-менее заметные потери памяти начинают отмечаться уже при погружении на четыре столетия.

Начальник Сектора задумчиво произнес вслух усталым голосом:

— Не думаете же вы, что можно использовать для такой работы управляемого андроида? Вот и я думаю, что нельзя. Их еше не сделали настолько похожими на людей. Так что же нам тогда остается? Придется использовать одного из современников Эя. Нужно будет найти человека, способного сделать это, объяснить ему, почему это надо сделать, а потом еще и обучить его соответствующим образом.

Кто-то предложил:

— Внешний вид — не проблема. До того, как Эй приплыл в Квинсленд, его там знали только по слухам.

Майор Лукас, офицер-психолог Сектора Операций во Времени, прокашлялся и заговорил:

— Мы должны подготовить всю команду с корабля короля Эя, чтобы они приняли подменного короля за настоящего. Для этого надо сделать так, чтобы они очень захотели увидеть своего вожака живым. То есть надо бы переправить в настоящее всю команду и поработать с ней несколько дней.

— Если нужно, мы можем это устроить, — кивнул командующий Сектором Операций во Времени.

— Хорошо. — Лукас машинально чертил что-то карандашом в лежавшем перед ним блокноте. — Так, первым делом надо позаботиться о транквилизаторах, чтобы успокоить их и настроить на миролюбивый лад... Затем мы выясним у них подробности гибели короля, которые нам нужно будет изменить... Потом — несколько дней гипноза, и дело сделано. Я уверен, господа, что у нас получится.

— Неплохо придумано, Люк. — Командующий обвел взглядом офицеров. — Хочу напомнить, господа, пока идея полковника не заняла полностью ваши мозги, что нам прежде всего следует решить основную проблему. Кто заменит короля Эя?

Деррон думал: «Ответ совсем рядом, это обязательно придет в голову еще кому-нибудь, не только же мне!» Ему очень не хотелось первым указывать на такую возможность, потому что... Только потому. Нет! Гори все ясным пламенем, какого черта?! Почему бы и нет? Ему платят за то, чтобы он думал, так что он не только может, но и должен это сделать, и совесть его будет чиста. Деррон прокашлялся, несколько удивив присутствующих, — о нем успели позабыть.

— Поправьте меня, если я ошибаюсь, господа. Но разве у нас нет человека, способного переместиться во время короля Эя без утраты памяти и способностей? Я говорю о человеке, который и сам попал к нам недавно, — из гораздо более отдаленного времени.


Харл очень хорошо понимал, что ему предстоит. Он направит корабль к берегам Квинсленда, и, когда они прибудут, он должен предстать перед королем Горбодюком и принцессой и, глядя им в лицо, поведать о том, что случилось с Эем. Но чем больше Харл об этом думал, тем лучше понимал, что ему скорее всего просто не поверят. И что тогда?

Остальным воинам легче — на них по крайней мере не лежит груз ответственности, которая внезапно свалилась на Харла. Сейчас, спустя много часов после нападения чудовища, все по-прежнему беспрекословно подчинялись ему. Солнце клонилось к закату, но Харл приказал снова взяться за весла и направил корабль к берегам Квинсленда. Он решил — пусть лучше воины всю ночь будут грести, это избавит их от безумных проявлений горя, на которые просто не останется времени и сил.

Они гребли, словно слепые, словно безумные, словно живые мертвецы, — с отрешенными лицами, на которых застыло выражение гнева и скорби, и никого не волновало, куда, собственно, движется корабль. Длинные весла мерно поднимались и опускались, врезаясь в морскую гладь. Никто не разговаривал, никто, казалось, не замечал ничего, что творится вокруг. Торла затянул песню смерти — проклятие следующему врагу, с которым Торла сойдется в бою.

Внутри пурпурного шатра, на почетном месте — на сундуке с сокровищами короля Эя (эти сокровища — еще одна проблема, с которой предстояло разбираться Харлу, и эта проблема становилась все насущней по мере того, как отступали гнев и скорбь) — лежал его крылатый шлем. Все, что осталось от славного короля...

Десять лет назад Эй был настоящим принцем, его отец был настоящим королем. В те времена у Эя едва начинала пробиваться бородка, а Харл уже тогда был верным слугой юного принца, его правой рукой. И как раз тогда среди братьев, дядьев и кузенов Эя разгорелись, словно чума, небывалые зависть и предательство. От этой чумы погибли отец Эя и почти все его родичи, и королевство тоже пало, разорванное на куски иноземными захватчиками. А размеры наследства Эя сократились до палубы корабля — хотя Харл ничуть не возражал против такой перемены в жизни. Харл даже не жаловался на то, что Эй слишком любит книги и чтение. Он не возражал и против молитв человеку-богу, богу-рабу, который проповедовал любовь и всепрощение и за свои проповеди получил — ему раздробили клиньями кости...

И вдруг Харл почувствовал какое-то движение или волнение воды под днищем корабля — едва заметное, но явственное. Сперва Харл подумал, что это дракон вновь поднимается из глубин моря, чтобы разбить корабль в щепки своей огромной железной головой. Воины, как видно, подумали о том же, поскольку повскакивали с мест, бросив весла и схватившись за оружие.

Но дракон не появился. Вообще ничего не появилось. Медленно, но все же с неестественной быстротой вокруг корабля сгустился туман, и ярко-красный диск заходящего солнца превратился в тусклое, размытое белое пятно. Харл огляделся, сжимая в руках готовый к бою железный топор, и заметил, что даже волны стали вздыматься и опускаться в ином ритме. Воздух стал значительно теплее, и даже запах моря изменился,

В странном мягком свете воины переглядывались, широко раскрыв глаза от изумления. Они крепко стискивали рукоят