Хроники одного гвардейца [СИ] (fb2)

Хроники одного гвардейца [СИ]   (скачать) - Александр Александрович Абакумов

Абакумов Александр Александрович
ХРОНИКИ ОДНОГО ГВАРДЕЙЦА


ОТ АВТОРА
ИЛИ
ВМЕСТО ПРОЛОГА

Привет всем!

В особенности, всем брони. Если вы не брони, то вам можно спокойно пропустить этот пролог, в котором будет вестись разговор о множестве непонятных вам вещей, и сразу перейти к первой главе. Даже, может быть, лучше так и сделать. Однако я сразу предупреждаю, что мы заразны и, в конце концов, вы тоже рискуете стать брони. Подумайте, прежде чем читать эту книгу и все последующие предложения этого пролога. Оно вам надо?

Все-таки решили, что да? Ну, что ж! О риске я вас предупредил!


В таком случае, прежде чем приступать к самой книге, я настоятельно советую вам полностью прочитать весь нижеследующий пролог. Без него вам, возможно, будет не так-то просто во всем разобраться, а самое последнее, чего хочет любой автор, и я не исключение, это запудрить мозги своему читателю. Так что, чтобы между нами не возникали всякие путаницы и недопонимания, просто соберитесь с духом и прочитайте все, что я еще хочу вам сказать.

Наверное, стоит сказать пару слов о том, как все это начиналось.

В общем-то, началось все очень тихо, скромно и, даже, почти незаметно. Просто в один прекрасный день, а вернее ночь, я заметил, что где-то рядом с моей головой (даже пока не в ней, а именно рядом) промелькнула мысль. Нет, конечно, в самом этом факте еще не было ничего удивительного и сверхъестественного, как ни крути, а у всех это иногда случается. Я тоже, вроде бы, не исключение. Но похожая мысль промелькнула мимо меня и на следующий день. И через день. А вот это уже было довольно странно. Приглядывая какое-то время за этой мыслью, я заметил, что в действительности, это одна и та же мысль она просто она кружится вокруг моей головы, как гигантская моль вокруг лампочки. Это было забавно. Пронаблюдав за ней еще несколько дней, я решил, что на нее стоит-таки посмотреть поближе, для чего ее пришлось отловить, и начать ее усиленно холить, лелеять и думать. Под влиянием этой мысли, оказавшейся мыслью о небольшом и скорее пародийном повествовании, обыгрывающем кое-какие, привычные нам всем, шаблоны и мемы, были написаны первые несколько глав этой книги, которая тогда и книгой-то не была. Даже не задумывалась как что-то столь объемное. Просто какая-то графоманская писанина для собственного удовольствия и смеху ради, да и все. Однако процесс этот увлек меня настолько, что я не заметил, как эта мысль сильно располнела и, в один чудный вечерок, разродилась маленьким, рыжим жеребенком, сильно смахивавшим на Скуталу, немедленно принявшимся кружить вокруг моей головы, наподобие той же моли, и, изредка, поглядывать в кропаемый мною текст. Однажды, вовремя такого поглядывания, он задержался у экрана надолго, а потом постучал мне по голове, да и спросил: "Приятель, а ты не думаешь, что это может быть интересно кому-нибудь еще?" Подумав какое-то время, я вынужден был признать — он абсолютно прав! Если это нравится мне, так может понравится и кому-нибудь еще! С этого момента все было решено! Жеребенок прекратил носиться вокруг, устроился рядом и принялся вычитывать текст и давать дельные советы. Кусочки предложений начали медленно сползаться в главы, те, в свою очередь, тесно лепиться друг к другу, и постепенно, очень неспешно, формировать эту самую книгу, которую вы, мой читатель, сейчас видите перед собой.

Однако я что-то затянул с отсебятиной. Вам ведь, наверняка, уже не терпится перейти к первой главе, а я еще не сказал ни слова о многих важных деталях, в которые хотел вас посвятить. Вы ведь, того гляди, заскучаете, а это худшее, что только может случиться! Заскучавший читатель — признак плохого автора. А я совсем не хочу быть плохим автором! Совершенно! Я не дам вам больше скучать! Так! Стоп! Все! Давайте перейдем к тем деталям, которые я хотел успеть с вами обговорить до того как эта книга начнется.


Давайте мы с вами сразу договоримся о нескольких моментах.

Мир, в котором происходит все описываемое.

Самый обычный, привычный всем нам, перенасыщенный магией и волшебством мир, в котором неведомые пути волшебной эволюции привели на вершину вершин не гуманоидную расу. А именно — пони. Впрочем, далеко не только их.

В этом мире не происходило ничего ужасного, жуткого и кошмарного. Даже с библиотекой ничего страшного не случилось! Только то, о чем всем нам давно известно. Никаких магических катаклизмов, землетрясений, цунами, всемирных потопов, гигантских пожаров, града с гриффонье яйцо размером, нападений инопланетных мутантов, извержений вулканов, пространственно-временных воронок, столкновений с астероидами, гигантских врезающихся-в-материк айсбергов, озверевших драконов, сумасшедших фиолетовых недоаликорнов, нашествия диких стотонных лягушек-осьминогов, войн… Впрочем, нет. Тут я погорячился. Ведь это самый обычный мир? Значит и пони в нем бывают разные. И далеко не за всем происходящим могут уследить всесильные принцессы. Ой, не за всем! И кровь в нем бывает. И даже смерть. И войны, пусть и не слишком масштабные, были. Иначе откуда бы в известном нам мире взяться такому количеству оружия, доспехов и всякой прочей военной атрибутики? Но это были крошечные такие, компактные, незначительные в галактических масштабах войны. Никаких звездолетов и орбитальных бомбардировок, слышите?! Спокойный и уютный такой мир, в значительной степени напоминающий наш собственный. В том числе и по уровню технического прогресса. С одной лишь небольшой оговорочкой: пони применяют то, что им нужно и что им хочется. Допустим радиосвязь или паровые двигатели — это нужно. А вот всякие там самолеты, ракеты и прочая подобная чепуха им совершенно ни к чему. Все равно большинство предпочтет керосиновую лампу электрической, пусть даже в доме и стоит дорогая сантехника. Вы поняли, о чем я. Наверное. Может быть. Каждый живет так, как хочет и придерживается того стиля, которого хочет. От многоэтажек Мэйнхеттана до библиотеки Понивилля. От гигантских казино Лос-Пегасуса до домика в глухом лесу. Никто никого не заставляет. И на сем стоит этот мир. Не собирается нарушать этих устоев и автор сей книги. То есть я. Все, что я собираюсь делать, это, по мере своих скромных возможностей, расширять границы известного нам мира, опираясь на понячьи сказки, легенды, придания, а также сообразно существующих официальных и неофициальных карт мира, которые вы тоже где-то тут найдете. Ищите внимательней! Они точно где-то тут должны были быть, если только ваш автор чего-то не накосячил в финальном варианте книги, который вы сейчас держите в руках, лапах, когтях или копытах, кто что предпочитает. Или не держите. Но вы вполне можете закачать FB2 или PDF вариант этой книги на свое мобильное устройство, если конечно у автора и его помошников хватит сил его сделать, и подержать!

Пони, их имена и судьбы.

Возможно, тут мы с вами слегка разойдемся во мнениях. Все, что касается написания имен, взято из официальных или близких к ним источников. То есть Applejack это Эплджек, Apple Bloom это Эпл Блум и никак иначе. На протяжении всей нашей истории я позволю себе всего два исключения. Я переведу Rainbow Dash, как Радуга Дэш. Потому, что считаю "Радугу" куда приятней на слух, чем "Рэйнбоу". И, в конце концов, тут я автор, свыкнитесь с этим. Обещаю лишь, что это сочетание имени и фамилии будет попадаться вам достаточно редко, чтобы не слишком сильно резать глаза тех, кто к этому чувствителен. Со вторым случаем куда сложнее. Это случай со всеми нами любимой косоглазой очаровашкой, вечно путающей направления. Официально признанное ее имя Ditzy Doo, то есть Дитзи Ду, но все мы настолько привыкли к Derpy! Давайте договоримся о самом подходящем, самом нейтральном варианте. Да, ее зовут Дитзи Ду! Но она ничего не имеет против того, что многие называют ее старым, давно и навсегда приклеившимся к ней прозвищем "Дерпи". Договорились? Вот и славно! Теперь давайте продолжим.

На протяжении всей книги вам встретится и множество новых и, как я скромно надеюсь, запоминающихся персонажей. Большинство из них также имеют собственные имена и фамилии. Как они образованы? Строго в соответствии с привычным нам каноном! Все они, кроме всего пары персонажей, появившихся в этом мире ради отсылки к событиям и произведениям мира нашего, являются дословным, вернее сказать "добуквенным" переводом с английского на наш "великий и могучий", все они обладают смыслом, все они, так или иначе, характеризуют своего хозяина. Например, возьмем Растлера Мисеркнакера. Растлер — делец. Мисер — скупой. Кнакер — скупщик, живодер. Вот такой вот оригинальный антигерой получился! Однако думаю, мне все же не стоит заставлять вас лишний раз копаться в тех тоннах ненужной информации, что вываливает на всех нас Интернет. Список всех новых персонажей, их имен и порядка их образования также будет дан мной где-то в конце этой книги. Опять же, если я не разленюсь.

Судьбы. Да, тут все сложней. Может, не всем понравится то, что основные события происходят вокруг и при непосредственном участии Радуги и Эплджек, а Твайлайт, Флатершай, Рарити, Пинкамина… Простите! Пинки Пай и даже сама Великая и Могучая Трикси, пред мощью которой трепещет даже сам автор этих строк, остаются где-то немного в стороне. Но я спешу вас порадовать. Во-первых, они тоже сыграют в происходящих событиях свои, пусть и не самые большие роли. Во-вторых, радуйтесь тому, что они не Селестия. Ей места вовсе не досталось. И поделом! Нечего отвлекаться на всякие мелочи! Пусть себе сидит, правит. У нее проблем и так хватает. Достаточно того, что Луна обратила свое внимание на происходящее. Зная сложный и противоречивый, хотя и нравящийся большинству из нас, характер ее высочества, этого будет вполне достаточно.

Возможно, вам также не совсем понравится то, как я вижу историю жизни, характер и сложившиеся привычки Скуталу, но, что тут поделать? Такой уж я! И если уж она "сложный жеребенок", то сложный во всех отношениях. Впрочем, иные "на улице" и не выживают. Хочешь жить — "усложняйся". Вот так вот.

Уже с самой первой главы столкнетесь вы и с теми, кого, вероятно, окрестите "переселенцами" или, того хуже, "попаданцами". (Это не совсем так. Скорее, это подковырка, косой взгляд на шаблонные "попаднутые" фикшены, коими наводнено наше сообщество. Да и не единственная, надо сказать, подковырка в этой книге. Предысторию же их жизни вы, возможно, узнаете в дальнейшем.) Эти двое не помнят того, что с ними было, а значит и не могут ничего утверждать наверняка. Лишь на уровне догадок. Слишком многое им казалось поначалу непонятным в этом мире, чтобы считать его родным безо всяких сомнений. Слишком многое они узнали впоследствии, чтобы не усомниться в этом еще больше. Но наши герои, несмотря на их полное незнание мира, не стали сидеть на месте или тупо шататься вокруг и глазеть на все, как туристы. Они приняли все, как данность и начали активно социализироваться, пытаться вспомнить то, чего не помнили. Не особо, надо сказать, успешно. А какой еще самый простой способ социализации в чуждом тебе мире можно найти, кроме как податься в наемники? Правда, пути они себе выбрали разные, и судьбы их сложились по-разному, долгое время даже не пересекаясь. Единственная же за многие месяцы их встреча, так уж получилось, произошла как раз накануне тех интересных событий и приключений, в которых им довелось поучаствовать.

Да. Еще одно небольшое "но", но это, наверное, самое серьезное "но", которое может вызвать гром, молнию и всяческие проклятия на мою повинную голову. Дело в том, что я перевожу наш любимый Лес, как "Вечнозеленый". Да, я знаю, что он Everfree, то есть "Вечно свободный" или "Вечно дикий", но, в моем понимании, со словом "Лес" оба эти понятия не вяжутся. "Дикий Лес", это еще как-то, но "Свободный Лес", по-моему, совсем никуда. Поэтому я рискну впасть в немилость и прибегну в своей книге к "олитературенному" переводу, выданному "Первым каналом" еще в первом сезоне, несмотря на все, вызванные этим дубляжем, нарекания. Лес будет Вечнозеленым.

Происходящие в мире события.

И вот тут снова я напомню, кто тут автор! Обещаю лишь, что ничего непоправимого не произойдет! Ни с кем! Что произойдет "поправимого"? Читайте!

Ссылочки, отсылочки, посылочки…

Да. Текст будет изобиловать ссылками на известные вам и не очень события, игры, кино— и литературные произведения. Там, где это будет возможно, я сделаю на них сноски и даже дам ссылки, чтобы вы сами могли почитать или посмотреть тот или иной шедевр. Если, конечно не впаду в маразм. Если впаду — пишите мне по поводу не отмеченных отсылок по адресам, которые вы найдете где-то дальше. Впрочем, будут и места, где найти правильную ссылку вам помогут ваше воображение и память.

Где-то в конце книги, вероятно недалеко от той страницы, на которую вам укажет оглавление, плюс минус страниц десять, не больше, вы найдете небольшой словарик всех трудных, интересных или смешных слов, что могут вам встретиться по ходу повествования. Если вы его там не найдете или в нем не будет того слова, которое вы хотели бы там видеть, то читайте то, что написано выше и идите ниже. То есть к моим "координатам".

А теперь непременная часть любой уважающей себя книги — раздача заслуженных благодарностей!

Кому хочу сказать спасибо конкретно я? Кроме, разумеется, себя любимого за то, что выдержал все эти полтора года и дописал-таки книгу до конца?

В первую очередь моему соавтору, без едких комментариев и вычитки которого эта книга не была бы такой, как вы ее видите, а один из ключевых ее персонажей даже не родился бы на свет — Antonioxxi.

Хочу сказать спасибо таким авторам, как:

Askesalsa за фан-фикшн "Under your wings" и извиниться, если это когда-либо будет прочитано, за то, что использовал часть его истории. Она настолько органично вплелась в эту книгу, став ее основой, что я просто не мог этого не сделать! Спасибо тебе! И прости за пару уворованных героев, один из которых промелькнет, суетясь и смахивая своим невзрачным хвостом пыль с пустых больничных коек, через все это повествование, не обращая на это особого внимания, а второй, вернее вторая, все равно уже мертва и претензий ко мне подавно не имеет.

madHotaru за его забавные рассказы "Паутинка" и "Тени", позволившие дополнить новыми чертами личность одной неординарной поняши.

Спасибо брони-композитору, а по совместительству и исполнителю DashDub (TheDashDub), чьи треки вы можете найти на его личном канале на YouTube, за его вдохновляющую музыку.

Кроме того, очень хочется казать спасибо за помощь в создании этой книги:

Себе — ибо вы не представляете, сколько раз я все это вычитывал!

Antonioxxi — еще бы я не упомянул его еще раз!

Buzuluk — за помощь в художественном оформлении!

Cannibal — за великолепный арт!

Curious, увы, пока пропавшей — за ее труды над иллюстрациями к книге!

RandomPicture — за его реквест!

Hippie Kid — за то, что он выдержал весь этот огромный объем и поддерживал меня!

LucidMane — за помощь в освоении Google Docs и поддержание в хорошем настроении!

Nirtonthebrony — за помощь в вычитке и консультирование!

Sally Do — за помощь в вычитке нескольких глав!

VIJNYL124 — за ее Скуталу!

КоммуНЯка — за его критику!

Чуть не забыл самое главное!

Авторские права на книгу и введенных мной персонажей защищены! Вот так вот! Где-то дальше вы найдете даже подтверждающие это сертификаты!

Эта книга создана только и исключительно для бесплатного размещения на сайтах:

everypony.ru

stories.everypony.ru

tabun.everypony.ru

ficbook.net

samlib.ru

fairyworld.info

Размещение ее на других ресурсах без согласия автора я буду считать нарушением авторского права и требовать ее немедленного с них удаления. Может быть даже нецензурно. Бойтесь этого!

Если вы увидели эту книгу на стороннем ресурсе — тычьте автору дислайки и смело говорите, что он не хороший человек! И мне скажите! Нет, я-то хороший, но я тоже приду и потыкаю! И скажу!

Как избежать моего страшного гнева? Да очень просто! Свяжитесь со мной! Если мы с вами договоримся о том, что ваш ресурс того достоин, его наименование появится в этом красивом, коротеньком списочке вверху! И размещайте себе на здоровье!


Мои контакты? Да все просто! Пишите на форуме "Эври" и "Табуне" в созданных мной темах или в "личках", а лучше напрямую мне, Алексу Анноуну:

Skype: abak1987

ICQ: 673115714

И все будет отлично!

Ну, что броняши и случайные, заблудшие души? Вроде бы, все, что хотел, я сказал и вам наверняка давно уже не терпится перейти к книге, а не читать всю эту занудную бредятину? (Кстати! Спасибо вам, что ее вытерпели!) Уже запаслись яблоками, тортиком, маффинами и бочонком хорошего сидра? Если нет — у вас как раз есть последняя возможность за ними сбегать!

Так! Все? Сбегали? Кресло приведено в удобное положение, тапочки надеты, теплый плед заготовлен, уши заткнуты противососедскими бирушами а любимые животные и родственники изгнаны из комнаты?

Готовы?

Так давайте уже приступим!


Где-то тут обязательно должна быть звучная, запоминающаяся фраза, приписываемая кому-либо великому, которой тот мог никогда и не говорить, но, тем не менее, способная в корне изменить все ваше представление о мироздании.

Только та литература есть истинно народная, которая, в то же время, есть общечеловеческая; и только та литература есть истинно человеческая, которая, в то же время, есть и народная. Одно без другого существовать не должно и не может.

Б. Г. Белинский

Писать прекрасно — значит одновременно прекрасно мыслить, прекрасно чувствовать и прекрасно выражать, то есть обладать в равной мере умом, душою и вкусом.

Ж. Бюффон

Настоящее писательство — как любовь. Его нельзя укрыть, когда оно волнует душу и толкает к перу; его нельзя вызвать искусственно, в нем нельзя фальшивить без того, чтобы вдумчивый читатель не почувствовал этой фальши и искусственности.

В. В. Воровский

Оригинальнейшие писатели новейшего времени оригинальны не потому, что они преподносят нам что-то новое, а потому, что они умеют говорить о вещах так, как будто это никогда не было сказано раньше.

И. Гёте

Лучшая сторона каждого писателя обычно проявляется в его книгах.

С. Джонсон

Беда тех, кто пишет быстро, состоит в том, что они не могут писать кратко.

В. Скотт

Бестселлер — позолоченная гробница посредственного дарования.

Л. Смит

Вот! Все как положено: весомо, умно и совершенно не в тему.

А вот теперь, когда все необходимые формальности соблюдены, давайте уже начнем!


ГЛАВА 1
Первая встреча

Яркое летнее солнце нещадно палило, сжигая своими лучами Город. Жаркое, душное, почти осязаемое марево было повсюду. Оно поднималось от мостовой, валило из труб, поднималось вместе с дымом паровых машин, дымчатой пеленой висело над морем. Огромным облаком оно окутывало Город.

Город вдыхал это марево.

Марево пахло теплом, сыростью, хлебом, свежими газетами, рыбой, дымом.

Марево пахло Городом.

Город жил.

Громыхая пролетали по мощеным улицам такси. Тарахтел где-то мотор. Гудок гулко созывал на завод новую смену. Шумно шла разгрузка в порту. Звонко, задорно свистнул проходивший где-то рядом паровоз. Сновали по улице газетчики, выкрикивая заголовки свежих сплетен. Школьники со всех ног торопились на занятия. Распахнулись двери кондитерской, выпуская на улицу удивительный аромат. Торговцы, очумелые от зноя, прятались в тени своих лавочек, но не забывали при этом старательно демонстрировать свой великолепный товар. Пролетела раззолоченная карета, запряженная парой гвардейцев — кто-то явно торопился.

Спешное, суетливое желание жить, жить здесь и сейчас, жить немедленно и на всю катушку заполняло собой город, рекой лилось по улицам, струями било из фонтана, брызгало с солнечными лучами из окон, отражалось в начищенных до зеркального блеска витринах магазинов, смешивалось с сотнями разных звуков и запахов заполняя собой марево, становились его частью, расширяя его, заливая Город.

Город, где гармонично сливалось в единое целое все, что ожидаешь увидеть, услышав сочетание слов: Ворота Страны.

Мэйнхеттан.

Не часто, если честно, тут бывает такая жара. Обычно тут более тщательно следят за погодой. Не удивлюсь, если к вечеру опять хотят устроить грозу — наверняка прошлую неделю пропустили… А мне так хотелось пораньше пуститься в обратный путь! Опять мокрый плащ, грязные ноги, а то и, вот уж, что было бы совсем не ко времени, простуда. А ведь еще и пешком тогда тащиться придется — поездов не будет ни сегодня, ни завтра… Красота! Похоже, лучше будет заночевать где-то в городе…

Примерно с такими мыслями держал я свой путь.

Путь этот вел меня в старую, полузабытую всеми аптечную лавку, расположившуюся в самой глубине старого торгового квартала. Ох, как нравилось мне это место! Здесь можно было увидеть и купить все, что угодно душе или найти нечто, существование чего и не предполагал! Именно в таких местах и натыкаются на блуждающие лавки, торгующие всякими магическими редкостями и исчезающие, стоит тебе ее покинуть*… На нож, конечно, тоже можно наткнуться, но такие мелочи не способны истребить тот дух романтики и авантюризма, что витал над старым городом.

Посередине одной из нешироких, мощеных булыжником улочек шла протока, делившая ее пополам. От воды пахло сыростью и тиной. Гармонично примешивался к тому запах подгнивших деревянных мостков и свай. Похоже, протока служила для каких-то технических надобностей. От берега уходили вниз каменные ступени. Спустившись по ним я увидел низенькую деревянную дверь со стершейся от времени табличкой, которую уже невозможно было разобрать, и знаком аптеки.


Что может быть лучше для аптекарской лавки, чем сухое, темное, прохладное помещение? Видимо, поэтому хозяин и выбрал ей такое местечко — вдали от суеты Мэйнхеттана. Как ни странно, но там, внутри, все было действительно сухо, хотя стоя снаружи трудно было себе представить более сырое место. Старик действительно знал, где обосноваться.

Простите. Я, похоже, не представился. Анноун. Алекс Анноун. С недавних пор — капитан личной гвардии принцессы Луны. Еще совсем недавно, правда, не был я никаким капитаном, а был просто пегасом, непонятно, как и занесенным в этот мир и не знающим, что и делать.

Ну а звание капитана я получил от самой принцессы, во время последней атаки на Кантерлот. Не многие гвардейцы тогда смогли оказать достойное сопротивление. Лишь несколько домов удерживалось офицерами. Я тоже вынужден был принять бой. Ну и кое-чего вспомнил… Метался по улицам, помогая то одному, то другому пони добраться до безопасного места, вырывая жеребят… В общем — помогал кому, как и чем мог…

Уже после того, как атака была отбита, сама принцесса поинтересовалась, кто я и что здесь делаю. Услышав, что я ищу работу, Луна предложила мне пост внештатного консультанта для ее гвардейцев и звание капитана с небольшим, но ежедневным жалованьем. А ее сестра жаловала приличной суммой битсов и предложила построить на них дом, на что я с радостью и согласился. Правда, в Кантерлоте селиться мне не захотелось, а с иным местом я долго не мог определиться.

Пока не попал в Понивилль. Только там понял, что этот городок для меня идеален. Можно сказать, что я влюбился в него, сразу и навсегда, настолько хорошо, спокойно и как-то… душевно, что ли, там оказалось.

И как-то все потихоньку завертелось и наладилось…

Однако что-то я задумался. Сколько можно торчать перед лавкой?

— Хозяин!

— Есть кто?!

— Не шуми! Чаго шумишь? — из-за ширмы закрывавшей, видимо, притаившуюся за прилавком дверь, показался сухонький седой старичок в чем-то, когда-то, видимо, бывшим белым халатом, накинутом прямо поверх дорожной сумки на спине. — Тута я, не надо шуметь.

— Доставили ли препараты, что я заказал Вам месяц назад?

— Еще нет. Но они обещали привезти все сегодня! Быть может, Вас не затруднит подождать тут часок?

— Почему бы и нет? Там снаружи такое пекло…

Прошел так час или, может, больше… Не знаю. Я заснул…

Проснулся я от того, что в лавку вошли еще несколько пони.

Трое из них — видимо, торговец и грузчики — прошли в соседнее помещение. Тот, которого я счел торговцем, обронил на ходу:

— Жалованье я тебе уплатил. В Мэйнхеттан доставил. Груз в порядке. Можешь быть свободен.

Я перевел взгляд на четвертого, оставшегося у двери.

И оторопел.

Я не верил своим глазам, но этот белый окрас, эта угольно-черная грива, эти синие глаза, этот небольшой шрам на левом ухе, а главное ЭТА метка…

— Из? Брат? Ты?

На секунду в лавке воцарилось молчание.

— Алекс?

— Я!

— Братишка!

— Брат!

И мы резко, порывисто обнялись!

— Ну? Ты как? Какими судьбами тут, в Мэйнхеттане? — первым не выдержал я.

— Ветром странствий, и исключительно им, брат! — хмыкнул Из. — Хотя, конечно и надоело это все уже изрядно…

— Неужели "вечного скитальца" потянуло на оседлую жизнь? — с некоторой издевкой уточнил я.

— Ты не поверишь, но — да, — вздохнул Из. — Ну, а сам-то ты как сюда попал? Ты ведь вроде неплохо устроился?

— Ага. Но я порой ношусь по всей Эквестрии по своим надобностям. Сейчас, например, мне необходимы некоторые редчайшие препараты для аптечек. А достать их оказалось весьма непросто.

— Ваш заказ доставлен, — прервал нас старик аптекарь, возвращаясь в лавку и прикрывая за собой дверь. — Можете его забрать.

— Хорошо. Я беру всю партию. Как и договаривались.

— Прикажете сразу погрузить то, что можно, в сумки? Там еще ящик.

— Если можно. Ящик — отправьте почтой, — я взял с конторки карандаш и накарябал адрес на подвернувшемся клочке бумаги.

— Я пойду, наверное, — процедил Из, намереваясь выйти из аптеки.

— Подожди меня снаружи! Я быстро.

* * *

Прошла пара минут.

Мы с Изом возвращались в центр Мэйнхеттана. Я со своими сумками, Из пер на себе походный скарб и какой-то непонятный ящик.

Погода, как я и думал, испортилась — начинал накрапывать пока еще мелкий, противный дождь.

— Слушай, — я посмотрел в небо. — А ты не желал бы пойти со мной?

— А куда?

— Ну-у… Сейчас — найти номер на ночь, а в остальном… Почему бы тебе не попробовать найти себя в нашем Понивилле?

— Приглашаешь? Ну, тогда почему бы и нет! Сейчас я совершенно свободен.

— Отлично! Но для начала давай все-таки поищем номер, а уже утром — отправимся?

— Идет.

Я постарался припомнить все отели, что знал в этом городе. Честно сказать, давалось это нелегко. Хотя я и не страдаю топографическим кретинизмом, но все же в Мэйнхеттане мне приходилось бывать не так часто, чтобы с уверенность найти дорогу ко всем из них.

— Кажется, в нескольких кварталах отсюда что-то было…

— Ну… Пошли поищем!

* * *

— Кошмар! — я поглубже натянул плащ. — И номера нигде ни одного, и льет как…

— И не говори…

— Хорошо хоть ящик с лекарствами почтой отправился, а то еще и его тащили бы сейчас.

Мы плелись по серой, сырой и противной улице в бесплодных попытках найти хоть что-то, где можно было бы заночевать уже, наверное, третий час. Нет, можно, наверное, было бы попробовать что-нибудь непривычное, например, устроиться на облаках, выше дождя, но… Как бы это сказать… Не знаю, как для Иза, а для меня это было крайней мерой. Не привык я к таким упрощениям. Для меня всегда, если только это не касается выполнения порученной работы, упрощение не является лучшим путем. Я стараюсь подобные неприятные многим моменты, обернуть на пользу себе — сейчас, мол, потерпишь — потом будет проще. Тренировка, своего рода. Да и, откровенно говоря, летаем мы с Изом не то чтобы очень. Уж лучше поискать ночлег тут, на земле, пока есть такая возможность.

Я остановился. Что-то привлекло мое внимание. Прислушался.

— Ты чего? — озадаченно спросил Из.

— Этот звук там, от той кучи картонных коробок в проулке! Мне он кажется смутно знакомым… Вот же… Глупо звучит, но я не знаю, как еще тебе это объяснить. Погоди-ка здесь!

Я подошел к коробкам, пригляделся… И снова, не в первый раз за сегодня, не поверил своим глазам, когда из-под коробок на меня подняла взгляд несчастная серая поняшка с поразительными желтыми, косящими в разные стороны глазами.

— Дерпи? Дитзи Ду?

— Ага! Вроде я… И это… Привет, Алекс.

— Что ты тут делаешь?

— Сижу, что же еще?

— Э-э-э… Кхм! Логично… Но что тебя занесло в такую даль от Понивилля?

— Сюда заказали посылку сверх скорой доставкой, и видно не было других вариантов, кроме как меня послать. Посылку-то я доставила, хоть и не без проблем, но при этом, похоже, здорово ушибла крыло. А тут еще и ночь… И ночевать негде… А ты тут как оказался?

— Да все опять по делам гвардии бегаю. Слушай! А давай с нами? Найдем, где заночевать, а утром выдвинемся в Понивилль?

— Ну… Я не знаю…

— Я приглашаю!

— Ну ладно!

— Э-э-э! Брось ты эту дрянь! — всполошился я, видя, что Дерпи пытается прихватить с собой коробки, как укрытие от усилившегося дождя. — Залезай лучше ко мне под плащ, он широченный, места хватит!

— Из!

— А?

— Рад представить — Дитзи Ду! Наш, Понивилльский почтальон и, по-моему, лучший!

— Ой… — смутилась Дитзи. — Захвалил… И зовите меня Дерпи! Привыкла уже, для меня это даже забавно.

— Очень приятно! — поклонился мой брат с неожиданным изяществом. — Чадье! Из Чадье!

* * *

Прошло еще некоторое время…

— Ура! Тут есть номер! — просветил всех я. — Правда, всего одна комната с двумя койками и диваном.

— Ерунда! Поместимся! Был бы номер, — хмыкнул брат.

— Верно! — поддержала Дитзи.

Мы и в самом деле неплохо устроились.

Номерок оказался самым скромным: беленые стены, дощатый пол, пара кроватей, тумба, небольшой диван, стеллажик с пустыми полками, традиционный круглый стол, коврик на полу да подвешенная под потолком масляная лампа — вот и все его убранство. Даже окна не было. Хорошо хоть уборная и душ были свои.

Пока Дерпи заняла душ, я стал накрывать на стол…

— Мда… Негусто получилось, — заметил Из.

— Яблоки, маффины да яблочный сидр. Все, что было в рюкзаке… — извинился я.

На слово маффины появилась Дерпи, и мы кинулись поедать мой скромный НЗ.

За ужином мы договорились о раннем выходе и, ввиду этого, почти сразу завалились спать…

Я долго не мог уснуть и смотрел на спящую Дерпи.

Из, похоже, тоже…

Дерпи улыбалась во сне.


ГЛАВА 2
Ночь в дороге

Нескончаемая, длинная лента пыльной грунтовой дороги миля за милей стелилась под копыта под неспешную дружескую беседу.

Тихо и незаметно начало розоветь небо. Где-то, недалеко от дороги, залился первой пробной трелью соловей. Подул легкий ветерок, донося с собой сладкий аромат луговых цветов и развеивая жаркое, душное марево дня висевшее над равниной, по которой шла маленькая компания.

Подкрадывался теплый летний вечер.

Дерпи потянула носом воздух, улыбнулась, облизнула пересохшие губы.

— А не пора ли нам остановиться на ночевку? Ну там… костерок, яблоки, маффины, все такое…

— А что? — согласился я — Все верно. Время можем упустить, так потом в темноте то еще удовольствие палатку ставить. Давайте-ка поищем местечко!

— А что его искать? — удивился Из — Судя по звуку, где-то рядом течет ручей, так там и встанем лагерем.

— Аг-га! Точно! Похоже, слева от нас, — заявила Дерпи. Слух, в отличии от зрения, у нее всегда был отличный. Вроде как даже на курсах каких-то была… То ли телефонистов, то ли радистов… Что-то она такое рассказывала, но я, если честно, не обратил особого внимания тогда.

— Верно, но ведь не будем мы останавливаться посреди голого поля? А вот та группка валунов впереди-слева, прикрытая какими-то кустами, вполне подойдет!

И наша маленькая компания начала устраиваться на ночлег.

Поставили палатку в тени кустов, развели костер так, чтоб валуны, стоявшие полукругом, отражали тепло костра в сторону палатки. Все-таки не все ночи могут быть теплыми и в походе надо быть к этому готовым.

Из вызвался сгонять за водой. Оказалось, что слух действительно не подвел Дерпи и в этот раз — ручей, а точнее прохладный ключ, действительно был совсем рядом, в какой-то полусотне ярдов от нашего импровизированного бивака. Пока он это делал, а Дитзи обустраивала палатку и пыталась запихнуть туда весь наш скарб, а в основном это был здоровенный ящик Иза, который тот пер на себе всю дорогу, и сделать это так, чтоб в не рассчитанной на это издевательство палатке еще и нам место осталось, я, подозревая, что с ее ловкостью это надолго, решил осмотреться.

Не сказать, чтоб тут действительно было на что смотреть, но внимательный глаз всегда найдет что-то для себя полезное.

Почти сразу мне попались на глаза густые кусты невдалеке. Подойдя ближе, я понял, что нам улыбнулась первая небольшая удача — кусты оказались шиповником, а значит, сегодня нас ждет почти чай, а не просто теплая вода за ужином. Конечно, я не преминул набрать плодов с запасом, набив ими свободный карман все еще висевшей на мне сумки. Как всегда — "а вдруг", привычка, Дискорд ее побери.

Второй полезной находкой за сегодняшний вечер оказалась мята, росшая чуть впереди, у дороги. Можно было надеяться, что вечерние насекомые будут донимать нас чуть меньше. Если конечно это свойство мяты, вдруг вспомнившееся мне, не было моим собственным домыслом, в попытке оправдать столь продолжительное хождение вокруг лагеря.

— Эй! Алекс! Ну какого Дискорда ты там так долго? — окликнул меня Из. — У нас уже все готово!

— Оки, уже иду!

* * *

Вокруг постепенно смеркалось. Уютно трещали ветки в костре, отбрасывавшем причудливые тени на древние валуны. Сытно булькал в закипающем котелке отвар, источая дивный аромат шиповника. К нему примешивался душистый запах мяты, как подложенной в костер, так и просто лежавшей рядом. И, если принюхаться, то где-то совсем-совсем на грани, вторил им тонкий и вкусный аромат каким-то чудом все еще не утративших его маффинов. Неспешно текла полная баек и всяческой ерунды ленивая дружеская беседа.

— Вот так я увидала Безголовую Пони! — закончила свой рассказ Дитзи.

— Да-а… — протянул Из — Чего только не встретишь в нашей кочевой жизни, не важно, работаешь ли ты наемником, таскаясь по свету, как это было со мной, бегаешь ли по всей Эквестрии с каким-либо поручением, как ты, брат… — кивнул он в мою сторону, — Или разносишь почту, — перевел он взгляд на Дитзи. — Насмотреться можно везде и разного. А уж вляпаться в какую-нибудь гнилую историю так это как нечего делать. У меня так вообще впечатление сложилось, что всякая дрянь только меня и дожидается, чтобы произойти…

— Да ну! — не поверил я, — Ерунда. Просто не везло, да и все. Набор случайностей.

— Хочешь верь, хочешь нет… — пожал плечами Из, — По-моему, так ждали именно меня.

Какое-то время все сидели молча, пока Дитзи первой не вспомнила про давно уже кипящий отвар.

Котелок с кипятком, правда, как оружие особо опасное в копытах Дерпи, снимать кинулся Из.

Еще какое-то время все тихо наслаждались ароматным шиповниковым варевом с кусочками плодов, брошенными туда же недоеденными яблочными дольками, ароматом мяты из костра и, конечно же, маффинами.

— Флуфай, Алекф — спросила Дитзи, не прекращая уничтожение очередного (Какого же уже по счету? Пятого? Шестого?) маффина, — а фто вы с Исом дейфтфительно братья, или это профто обращение такое?

— Да нет, мы действительно братья, хотя иногда окружающим в это непросто поверить.

— А как так получилось, что… *ХЛЮ-Ю-ЮП!* Простите. Что вы так долго не виделись. Вы ведь встретились только недавно, если я че-то где-то поняла, да?

— Верно. Даже самому сложно сказать сейчас… Просто в один день он заявил, что ему предложили работу с неплохим жалованьем, и он уезжает. Ну а я, спустя несколько дней, загорелся поехать в Кантерлот. И оказался прав! — улыбнулся я.

— И что, с тех пор… *НЯМ!* …фы нифего двух о двухе не фнали? — настал последний час очередного представителя расы хлебобулочных изделий.

— Не совсем. Мне как-то удалось отписать ему свой новый адрес, уже когда я гвардейцем стал. Услышал о нем случайно, да и передал весточку. Он даже пару писем мне прислал. А встретились мы с ним действительно недавно — не далее, как вчера!

— Из! С Алексом-то понятно… АЙ! — Дитзи хлопнула себя копытом по шее, — Что-то не очень-то эти веточки помогают… С Алексом понятно, а что ты делал все это время?

— Просто местным насекомым никто не сказал, что они должны бояться каких-то веток, — съязвил Из, косясь на меня. — История же моя слишком длинная и запутанная, чтоб сейчас ее рассказывать. Ложиться пора. Вставать завтра надо рано, если хотим до вечера успеть до города вашего дойти.

— И то верно, — согласился я.

— Ну-у-у… Ладно. Я, наверное, и пойду уже, — зевнула Дитзи. — Доброй всем ночи!

— И тебе!

— Доброй.

Мы остались вдвоем.

— Надо бы организовать дежурство. Если уж по всем правилам, — стукнуло вдруг мне в голову.

— Не стоит. Я постою. А как устану — разбужу тебя.

— А справишься?

— Ничего, мне в полнолуние все равно не особо-то спится.

— Ну, как знаешь…

Нас прервал какой-то грохот и треск в палатке.

— Дерпи? Что-то случилось?

— Да не! В пределах нормы! На ящик этот налетела… Ничего!

— Да? Тогда я иду за тобой.

— Тоже зацепишься за край палатки и лбом об ящик?

— Э-э-э… Попробую без этого. Спокойного дежурства, Из! Буди, если чего!

— Угу…

* * *

Я проснулся.

Не знаю от чего.

Просто так.

Ночь, похоже, была уже на исходе и вот-вот должен был загореться первыми лучиками рассвет.

Я решил сменить Иза. Хоть он и не просил, но как-то нехорошо получалось бы…

— Из!

Нет ответа.

— Из!

Нет ответа.*

Только где-то громко, надрывно заходится цикада.

И огромная дымчато-желтая луна, нависающая над горизонтом.

И мириады звезд, созвездий которых я пока еще не запомнил, все еще видных в предрассветном небе.

Тут я услышал какие-то странные звуки из-за примеченных мной давеча кустов шиповника и не спеша двинулся к ним.

Где-то вдалеке зловеще проухал филин.

— Из, ты там? Спишь ты, что ли?

Я раздвинул кусты.

И сел на круп.

Я увидел перед собой… Существо. Я слышал, как Из когда-то жаловался, что его… Что при его появлении в этом мире, ставшим нам домом вместо того, прежнего, которого мы почти и не помнили, что-то пошло не совсем так, как надо и теперь в полнолунья, такие как сегодня, когда магия этого мира особенно сильна, он вновь ненадолго обретал наш прежний облик. Это невозможно было контролировать. Только знать наперед фазы луны. Хорошо, что зависело это от магии, а не луны как таковой и повторялось лишь одну ночь за цикл.

Я знал об этой его особенности с его слов.

Но забыл.

А сейчас впервые видел, КАК это с ним происходит.

Тихо, беззвучно…

Как меняют свою форму кости.

Как рвутся и сплетаются заново мышцы и сухожилия.

Как выпадают и исчезают волосы, уступая место черной как уголь гриве.

Как растут и наливаются синевой глаза.

Как ломает тело, ставя его на четыре конечности.

Как кожа его покрывается короткой белой шерсткой.

Как вспыхивает, ярким пламенем прожигаясь сквозь тело его метка — белый, почти незаметный на крупе в обычное время, контур черепа со скрещенными на нем остриями вниз мечами цвета вороненой стали.

Знак вольного наемничесва, чести, верности приказу и самопожертвования, как сам он когда-то его описал.

Во всем этом не было ничего страшного для меня. Но я прекрасно понимал, почему он отошел подальше от палатки. Сложно это будет объяснить еще кому-то. Не знаю, как он обходился все это время…

— Эй, Алекс!

— А? — вздрогнул я.

— Чего застыл-то? А, ну да, ты ж не видал ни разу… И как тебе? Сильно страшно?

— Мне-то нет, но от палатки ты верно отошел.

— Угу.

— …

— Так ты чего пришел-то?

— Да думал тебя сменить… Утро скоро…

— Ну, думал, так меняй — хоть подремлю немного перед подъемом.

— Агась…

— Чего?

— Да так… Перенял тут у одной… одного знакомого, — улыбнулся я. — Я тебе потом о нем расскажу.

— Договорились! И вообще обо всех жителях вашего городка, а то здорово же я буду выглядеть в городе, где все всех знают и только я никого, — устало улыбнулся Из.

— Договорились. Дуй уже спать, знаток, — скомандовал я на правах чуть более старшего.

— Е-е-есть… — чуть поморщился Из и удалился в палатку.

Что-то стукнуло. Кто-то что-то не громко высказал про ящик. Все затихло.

Я улегся на землю.

"Да… — думалось мне. — Что-то мне подсказывает, что это будет преинтереснейший денек…"


ГЛАВА 3
Прибытие

Яркое солнце, прохладный ветерок и посвежевшая за ночь дорога под копытами, что может быть лучше этого? Разве только то, что мы приближались к Понивиллю!

Потянулись по обеим сторонам дороги сады "Сладкого Яблока"…

На горизонте появились какие-то яркие строения в стороне от дороги.

Подойдя ближе, мы поняли, что строения эти и были фермой "Сладкое Яблоко", а самым ярким пятном из всех — новостройный амбар.

Не дав нам дойти до поворота на ферму совсем немного, ворота амбара открылись. Из них появилась крепенькая, рыжая, веснушчатая пони со светлыми, выгоревшими на солнце хвостом и гривой, заплетенными в простые косы, в старой широкополой шляпе и с меткой в виде трех небольших красных яблочек на крупе.

Пони вытащила за собой из амбара телегу. Да не одну! Первая, и самая большая, была с горой нагружена корзинами с яблоками. На второй, поменьше, разместились пироги. На третьей — прочая, явно яблочная, снедь. Все три были зацеплены одна за другую.


Наша компания, влекомая мной, повернула на ферму.

— Эплджек! — окликнул я поняшу.

Та резво обернулась. На лице ее расплылась широченная улыбка и…

— Йи-и-их-ха!!! — птицы сорвались с деревьев в небо. — Алекс!!! Ну наконец-то вернулся! Ух! Как долго тя не было-т! Совсем нас тут позабыл со своими Кантерлотскими делишками-т?! — ЭйДжей, секунду назад бешено трясшая мое копыто, теперь приобняла меня за шею и заглядывала в глаза.

— Э-э-э… Да нет, ЭйДжей! Просто получилось так как-то…

— Агась! Больше месяца пропадал где-т!

— Но теперь-то я вернулся и, думаю, надолго! И не один кстати! Вот, знакомься…

— Привет, Дерпи! Че-т давно тя не видать было!

— Привет! А и не было вроде пока ничего…

— Да ты и так заглядывай! А ты… — перевела ЭйДжей взгляд на Иза.

— Чадье! — начал тот свое фирменное. — Из Ч-ч-ча-а-а-а-а-а…

Договорить у него так и не получилось — Эплджек трясла его копыто:

— А я — Эплджек! Мы тут владеем этой фермой! Собс-но не будь нашей фермы — так тут и города-т не было бы, да! Ты ведь совсем новенький тут, да? И наверняка те нужны друзья на новом месте? Так ты по адресу! Чуть шо — обращайся к Эплджек, я завсегда помогу, тут эт каждый подтвердит!

— ЭйДжей! — решил я помочь брату. — А что за телеги?

— Ох! Чуть не забыла на радостях. Мне ведь седня на рынок надо. Пора подраспродать запасец яблок! — и Эплджек вновь схватилась за упряжь первой телеги.

— Погоди! — остановил я ее. — Раз уж мы тоже идем в город, так давай поможем!

— Ну… — на секунду на ее лице промелькнула борьба. — Ла-ано! Если хотите…

Конечно мы хотели! Вернее, я так точно хотел, да и Из… Ну ладно, ладно! Не спросил я его! Но он не возмущался! Тем более что и ящик свой приткнул на тележку.

Я впрягся в телегу с яблоками, ЭйДжей и Из разобрали те, что были поменьше, Дерпи пристроилась сбоку, и мы двинулись.

В этот момент где-то позади нас хлопнула дверь. Мимо галопом пронеслась светло-желтая жеребяшка с красновато-рыжими волосами, огромным темно-розовым бантом и небольшими сумочками на спине.

На секунду она притормозила и окинула нас взглядом.

— Утро, Эплджек! Привет, Дерпи! Ух ты! Привет Алекс! И тебе привет… пока еще незнакомец!

— Из!

— Ага! Привет Из! — и она снова кинулась бежать. — Извините! Школа! Опаздываю!

— И тебе привет, Эпл Блум! — только и успел крикнуть я.

— Ага!

И жеребяшка скрылась в облачке пыли.


— Да… — поцокала языком ЭйДжей, — От такая от у нас Эпл Блум. Ну ты понял шо она мне сестренка, да? — взглянула она на Иза. — Ваще-т, у меня еще и братишка есть — Маки… Макинтош. Но он в основном всегда на ферме. Этого молчуна даже в городе не часто увидать можно. Но вы наверняка подружитесь!

— Угу. Возможно.

— Из у нас сегодня тоже не особо разговорчивый.

— Агась. Но до Маки-т ему далеко! — улыбнулась ЭйДжей.

Какое-то время мы прошагали молча.

— А что… — решился я нарушить тишину. — Не слыхать ли чего нового в городе?

— Да, — поддержал меня Из. — Чем, так сказать, дышит Понивилль? А то я совсем ничего не знаю!

— Да разное обсуждают, — начала Дитзи. — Малышей Кейков, например — поразительный талант в таком-то возрасте! Или еще кто-то слух пустил, что король Сомбра может вернуться…

— Так! — прервал я. — А вот отсюда — подробней.

— Да нечего подробней. За что купила — за то и продала.

Тут я услышал какой-то вздох…

— ЭйДжей? Что-то не так?

— Да не, все в порядке, ваще-т…

— Выкладывай!

— Ну… Можешь считать эт бредом деревенской дурочки…

— Первый дам в морду тому, кто это скажет!

— Агась. Я знаю, — слегка улыбнулась ЭйДжей, — Но… Даже не знаю как эт те описать-т… Я ведь недалеко от Вечнозеленого живу, да? От шкурой чую, шо че-т изменилось. Че-т не так стало с лесом, как раньше. Даже и не знаю че именно. Просто интуиция какая-т… — она негромко ругнулась. — Бред, ага?

— Да нет, ЭйДжей. Интуиция порой самое важное из чувств. А к Лесу надо будет приглядеться получше…

— Спасибо, — тихонько сказала Эплджек.

* * *

Наконец, под скрип деревянных колес, наша компания вступила на улицы Понивилля. Маленький город принял нашу четверку в свои радостные объятья.

До рыночной площади мы добрались очень быстро, но по пути нам пришлось расстаться с Дитзи Ду, сославшейся на наверняка скопившиеся за ее отсутствие письма.

Стоило только нашим ногам ступить на площадь, как нас поглотила веселая и шумная толпа из торгующих, торгующихся и просто любопытствующих пони. Должно быть, сегодня в городе был рыночный день. Толпа подхватила нас вместе с телегами, закружила и понесла…

— А вот Диваны! Свежие, нележанные!

— Кому апельсины?! Кому витамины?!*

— Вишня! Спелая вишня!

— Лужу-паяю, чиню-починяю!*

— Подешевело!

— Почем фруктики?

— Один битс, папаша! Всего один битс!

— Беляши! Беляши горячие! С картошкой! С капусткой! Чай свежий!

— Дай-кась корзинку!

— Десять битсов с тебя, папаша!

— Утюги! Утюги кому?! Сковороды!

— Держи вора!!!

— Да за что ж десять? Ты ж сказал — битс!

— Штука — битс!

— Подковы! Новые подковы!

— Ох, сынок… Дал бы я тебе этот битс, если бы был уверен, что ты купишь на него хоть немного совести!

— Не берешь, так проходи, папаша! Не задерживай!

— Налетай! Покупай!

— Зеркала! Витражи! Стекло двойное Бдемсское!*

— Кому апельсинчики?! Кому витаминчики?! Три битса кучка! В кучке — три штучки!

— От и пришли! — выдохнула Эплджек, протискиваясь к своему ларьку, ожидавшему ее на площади, и опираясь об него. — Спасибо шо помогли, дальше я и сама управлюсь!

— Да не за что, ЭйДжей! Мы были рады!

— Угу, — вздохнул Из, и снова взвалил на себя ящик.

— А знаете че? У нас тут небольшой семейный ужин планируется седня вечерком. Я вас приглашаю!

— Хорошо, ЭйДжей! Обязательно зайдем, а пока — покажу Изу город.

— Оки!

И я повел того сквозь галдящую толпу, попутно пытаясь вкратце, в одном-двух предложениях рассказать о тех, кого выцеплял из нее мой взгляд, из-за чего повествование мое, должно быть, было весьма обрывочным.

— Поняха с рыжими волосами справа. Голден Харвест. Занимается выращиванием моркови. Известная растяпа.

— Привет, Морквуша!

— Привет, Алекс!

— Морквуша??? — беззвучно прошептал Из.

Я столь же беззвучно ему улыбнулся.

— А вон тот жеребец с меткой в виде песочных часов — наш местный часовщик — Хувс. Почему-то называет себя "Доктор Хувс". Ходят слухи, что он не так прост, как кажется, но я ничего такого подозрительного пока не замечал. Часовщик не плохой, — Я сделал приветственный жест копытом и склонил голову, принимая ответный.

Ветер донес до нас какие-то чудесные звуки, пробившиеся даже сквозь рыночный гул, и мы, недолго думая, пошли на них.

— Бирюзовая единорожка перед нами — Лира Хартстрингс. Может показаться немного странной, но в целом — отличная поняша.

— Лира! Как всегда отлично выглядишь!

— Спасибо, Алекс! Ты тоже! Бон-бон не видел?

— А вон разве не она? — показал я, попутно кивая Изу на молочно-белую пони с розово-голубой гривой и помахав Бон-бон.

— Точно, спасибо!

— Да не за что!


— Тандерлэйн, — указал я на промелькнувшего в небе темно-серого пегаса. — Даже не в курсе пока, чем он занимается. Сильный. Смелый. Надежный. Если увидишь его меньшую и более светлую копию, то это его брат — Рамбл.

— Понятно.


— Кого я вижу! Берри Пунш! Если видишь ее на своей вечеринке — доставай больше спиртного! Кроме того, она талантливый виноградарь и винодел. Если есть к ней какие-то дела, их лучше обсуждать с ней в первой половине дня.

— А во второй?

— А во второй она уже мало соображает, — тихо шепнул я. И уже громче: — Привет Берри! Я как-нибудь заверну пополнить запасы?

— Алекс! Конечно, чего спрашивать!

— А симпатяга за тем лотком — Роуз. Лучший цветовод города! — Привет!

— О! Алекс! А это кто?

— Мой брат — Из.

— Рада знакомству!

— Я тоже! — улыбнулся Из, да и как можно было не улыбнуться этой поняше?

— Роуз, можно букетик? Пожалуй, вот этот…

— Конечно!

— Ого! "Красавчик" со "свитой" шествуют. Интересно, что забыл "самый важный пони Кантерлота" тут в Понивилле?

Мы приняли порцию заверений в искреннем дружелюбии к нам со стороны Кантерлотской знати. Правда, искренность заверений, у всех кроме "Красавчика", выглядела как-то не очень искренне.

Тут мы, наконец, вышли к источнику звуков, привлекших наше внимание. Это оказался небольшой, ухоженный, но явно недавно немного ремонтировавшийся домик. Чудный звук шел со второго этажа, а вернее с его балкона. На балконе стояла стройная темно-серая пони с роскошной черной гривой и играла на виолончели. Мы завороженно слушали.

— Октавия Мэлоди! — прошептал я. — О талантах, думаю, нет нужды говорить?

— Ага!

— Держи-ка! — я передал Изу букет. — Брось, как закончит!

— ?

— Ну, ты ведь хочешь завести тут знакомства! Запомнись!

Он запомнился. Поднялся в воздух, впервые при мне используя свои крылья, и зависнув в изящной позе, вручил букет.

Немного поболтав с Октавией, мы уж думали идти дальше…

КАК ВДРУГ!!! Ударно-звуковая волна музыкальной смеси дикой громкости вышибла в доме стекла и заставила Октавию скривиться, как от зубной боли! Впрочем, она тут же вернула самообладание. На крыльце появилась абсолютно белая пони с ТАКИМ на голове и в таких умопомрачительных очках…

— Извини! Новая акустика! — проорала она.

— Привет, Винил!

— А?!

— ПРИВЕТ, говорю!

— Че?!!

Я помахал ногой.

— А! Здорово! — Винил похлопала себя по уху и извинительно улыбнулась, на что мне оставалось только кивнуть, вернув ей улыбку, и повести Иза дальше.

— Уф!

— Что это было?

— Это? Это Винил Скреч! "ДиДжейПонТри". Они с Октавией дом вдвоем снимают.

— Мда…

— Агась.


— Видишь архитектурно-кремовый шедевр впереди?

— Ого!

— Ага! Кондитерская и дом четы Кейк. Очень милые и добрые пони, приютившие одну мою хорошую знакомую. И готовят — копыта вылижешь. Но все же, главное — там живет и работает знакомое мне стихийное бедствие.

— Не понял…

— Сейчас поймешь. А вот и она…

В дверях кондитерской показалась АБСОЛЮТНО розовая пони. Стоило ей нас увидеть, как ее рот выдал такую улыбку, что любой другой на его месте порвался бы!


— А-а-алекс-с!!! Привет! Как я рада, как я рада, как я рада, что ты вернулся нако-о-оне-е-е-е-ец! — пропела она, вскачь нарезая круги вокруг нас с Изом, и под конец сорвавшись на визг!

— Привет Пинки! Я тоже очень соскучился по тебе!

— Да-а-а? Так это здорово! Здорово-здорово-здоровА!!! А это что за симпатяга рядом с тобой? А, симпатяга?

— Я Чадье! Из Чадье!

— Ага, а заодно он мой брат! — встрял я.

— Да… Решил переехать в Ваш городок вот…

— Да-ну? — опять разулыбалась Пинки. — Это просто отлично! Ты полюбишь Понивилль, обещаю! А знаешь, что еще я обещаю?

— Э-э-э… Нет?

— Я ОБЕЩАЮ СУПЕР-ПУПЕР-МЕГА КРУТУЮ ВЕЧЕРИНКУ-ЗНАКОМСТВО!!!

Пинки откуда-то достала рожок и дунула в него что было сил. Нас окутало облаком конфетти.

— Мы за! — перебил я слегка оглушенного Иза. — Только не сегодня — сегодня мы к Эплам приглашены.

— Отлично! У меня будет время все приготовить! Ох! Мне ведь еще надо успеть… Обещала…

— Тогда не будем тебя задерживать. Удачи!

— Ага!

— Уф. Это кто был хоть? — выдохнул Из, когда мы немного отошли.

— Класс, да? А это, братец, Пинкамина Диана Пай! Правда, сама она не любит, когда ее называют полным именем. Предпочитает просто Пинки Пай. Специальность — вечеринки.

— Видишь поняшку с сине-белой гривой впереди?

— Да.

— Это Колгейт — местный стоматолог. Вообще-то, ее звали Менуэт, но почему-то ей это не очень нравилось, и она сменила имя. Если увидишь где-то сладости, готовься увидеть и ее. — Привет, Колгейт!

— О! Привет-привет. Что-то не торопишься ты показаться на приеме.

— Уж лучше Вы к нам!*

Вдруг, я краем уха уловил звук, наминавший звук работы маленького моторчика. Звук явно шел из-за наших спин. И он нарастал!

— ДОРОГУ!!! — прокричал звонкий голос позади нас.

Я резко оттолкнул Иза в сторону.

Мимо нас пролетела рыжая молния!

Молния круто развернулась, затормозила перед нами, соскочила с доски и стянула с головы шлем, оказавшись маленькой рыжей кобылкой-пегасом с почти фиолетовой довольно коротко стриженой гривкой и необыкновенными сизыми глазами.

— Привет, Алекс! — улыбнулась рыжая.

— Привет, Скуталу! — улыбнулся я в ответ. — К Радуге на тренировку?

— Ага, точно. А это кто с тобой?

— Знакомься — мой брат!

— Из! — улыбнулся тот.

— Скуталу! — в ответ улыбнулась рыжая.

— Увлекаешься доской, я смотрю?

— А то! Профи! Ну… То есть почти… Теперь бы в небе так…

— Родители, должно быть, гордятся такой дочкой, а? — вдруг дружелюбно спросил Из.

— Ну… Д-да, конечно! А то как еще?! — на секунду улыбка пропала с лица Скуталу, выдав какую-то тревогу, потом появилась вновь, но уже какая-то не такая, — Н-но-о… мне уже пора, Радуга, наверное, уже заждалась… — она быстро натянула шлем и заработала крыльями — именно они и издавали тот самый странный звук.

— Удачи на тренировке! — пожелали мы с Изом почти в унисон.

— ВАМ ТОЖЕ! — прокричала уносящаяся молния.

— Не понял, — проронил Из.

— Чего?

— Она что, меня боится или чего? Когда я про родителей сказал — у нее на лице явно мелькнул страх чего-то…

— Ты про это, — вздохнул я. — Долгая история. Потом объясню… Наверное.

— Но я-то точно видел…

— Ну видел, и что? Просто не говори об этом никому.

— ?

— Скажем так. Тут все очень, очень сложно. И сама Скут с ее характером. И ее судьба. Не многие столько пережили, сколько она в свои-то годы. Но и хватит об этом пока. Тем более что и я не должен был бы всего этого знать.

— Хорошо, братишка, — пожал, недоуменно, плечами Из. — Чем займемся?

— Думаю, нужно зайти в "Карусель" к Рарити — подобрать или может заказать что-то на завтра…

— Ну окей. Веди!

* * *

И вот впереди уже показалась "Карусель".

Прежде, чем мы подошли к бутику, на его пороге показалось белоснежное облачко.

— Хорошо, Рарити! — донеслось до нас, и облачко понеслось в нашу сторону.

По мере приближения облачко оказалась белоснежной, кудрявой единорожкой с розовато-сиреневой гривой и нежно-зелеными глазками.

— Ой, Алекс!

— Привет, Свити! Да, я уже вернулся, — приветливо улыбнулся я. — А это мой брат.

— Э-э-э… Из. Просто Из.

— Из… Какое необычное имя! А я — Свити Бель! — пропело улыбчивое "облачко" ангельским голоском. — Ой! Какая у Вас метка… А за что можно получить такую, а? А то мы с Эпл Блум и Скуталу их никак получить не можем…

— Ну… Это слишком долгая история, чтоб рассказывать ее вот так посреди улицы, — улыбнулся каким-то своим воспоминаниям Из. — Может как-нибудь в другой раз?

— Ой, да конечно, извините, что это я в самом-то деле… Но как-нибудь расскажете, да?

— Конечно, я ведь обещал! И давай на ты, хорошо? Для "Вы" я еще не достаточно древний, — снова слегка улыбнулся Из.

— Хорошо, хорошо! — закивала Свити своими ангельскими кудряшками. — Ой! Я, наверное, вас задерживаю, да? Простите!

— Да нет, что ты, — вмешался я. — Мы как раз идем к Рарити — Пинки Пай устраивает вечеринку в честь Иза — нужно выглядеть!

— Вечеринка это здорово! Надеюсь, нас пригласят…

— Да я и приглашаю! В конце концов, это ведь для меня вечеринка. Приходите и вы трое! — воскликнул Из.

— Правда? Можно? Спасибо Вам… тебе Из! Ой, забыла совсем! Меня ведь Рарити за нитью послала! До свиданья! — и "облачко" припустило дальше по улице.

— Из!

— А?

— А что это на тебя нашло? То есть, ты ведь не самый большой любитель вечеринок, как я помню?

— Ну да. Как и всякой толчеи.

— А тут вдруг сам приглашаешь?

— А что такого? Сделал приятное. Плюс, если уж вечеринка, так пусть уж точно будет кто-то знакомый, кто мне понравился.

— Понятно… Однако мы пришли!

Я постучал.

— Рарити! Можно?

— КОГО ДИСКОРД НЕСЕТ Я ЗАНЯ… Алекс?! Это ведь ты, да? Прости. Проходи, конечно!

Я толкнул дверь, и мы вошли.

Первым, что мы увидели, была, славившаяся на весь город своим весьма не кротким нравом кошка, которую, если я правильно помнил, звали Опалесценцией, сидевшая на манекене прямо рядом со входом. И конечно тут же попытавшаяся полоснуть не пришедшихся ей по нраву визитеров когтями.

А вторым — белоснежную единорожку с синей, великолепно уложенной гривой, синими же глазами и меткой в виде трех бриллиантов на крупе, положившую голову на груду ткани и каких-то выкроек рядом со швейной машинкой.


— Привет Алекс! — произнесла она, еле оторвав голову от груды. — Кошмар…

— Что случилось, Рарити?

— Заказов не будет еще два или три дня, а в голове у меня такой бардак! Ни одной толковой мысли! — Рарити снова уронила голову. — Свити-то я за нитью послала, а вот что делать потом — хоть тресни…

— Ну… Может мы тебе в этом поможем?

— Мы?

Из-за моей спины вышел Из.

— Простите, что сразу не представился. Меня зовут Чадье. Из Чадье. А вас, видимо, мисс Рарити? Премного был наслышан о Вас и счастлив лицезреть Вас!

— Ох… — только и выдавила Рарити. — Что же привело вас ко мне?

— Завтра Пинки Пай устраивает вечеринку и хочется выглядеть соответственно.

— Справлюсь. Давайте-ка я вас обмеряю. Предпочтения?

— Изу — смокинг, а мне — на твой вкус.

* * *

Позже в этот день.

— Уф! Вырвались!

— Да ладно тебе! Зато все будет готово уже завтра днем! И, должно быть, будет шикарным!

— Ну да… Это радует.

— Пошли-ка, лучше, заглянем к Твайлайт.

— Пошли. Хотя я и не знаю кто это такая. По пути и расскажешь.

— Угу.

Я удивился. По какой же глухомани его носило, если он не слышал ничего о Твайлайт? Однако я решил отложить расспросы на потом и, лишь негромко хмыкнув, свернул в проулок, позволявший быстро выйти к библиотеке.

Но, моим планам представить Иза Твайлайт сегодня не суждено было сбыться. На двери недавно восстановленной по ее просьбе библиотеки нас радушно встретило объявление: "Уехала в Кантерлот за книгами. Буду завтра. Твайлайт Спаркл".

Спайка, разумеется, дома тоже не было.

— Мда… — проронил я. — Солнце уже давно за полдень перевалило. Даже очень. Как считаешь?

— Навскидку — часа четыре, думаю.

— Ага. Я тоже думаю где-то так. Пошли, что ли, дом покажу?

— Давно пора отдохнуть!

— Тогда вперед!

Скоро мы снова подошли к домику Флатершай, пройденному нами на пути в город. Домик стоял на краю поляны, иногда используемой для праздников.

По другую его сторону начинался лес, в который, в стороне от домика, уходила дорожка. Это даже не был еще собственно Вечнозеленый Лес, но он примыкал к нему. Если на развилке не углубляться в Вечнозеленый и не повернуть по другой дорожке, выходившей значительно ближе к моему дому, то третьим местом, куда можно было попасть всего через несколько минут хода, были окраины "Сладкого Яблока". С другой стороны полоска леса, окаймлявшего поляну с трех сторон, отделяла его от первых городских домов.

Дорожка от домика Флатершай идет до моего дома на противоположном краю поляны. Настолько противоположном, что не во всякую погоду дома были видны друг из друга. Я нарочно ставил дом на отшибе.

Возле дома на небольшой высоте порхала желтенькая пегаска с розовой гривой, большими бирюзовыми глазами и меткой в виде трех розовых бабочек.

— Привет!

— Ой! — пегаска прижалась к земле и слегка напугано оглянулась, — Ой, Алекс, это ты? Привет. А что ты тут делаешь?

— Я? Решил въехать в только что отстроенный дом. Так что теперь будем соседями, — улыбнулся я.

— Так это твой дом там? Здорово.

— Ага. Позволь представить тебе моего брата!

— Чадье! Из Чадье! — поклонился Из.

— А меня зовут Флатер… — потупилась пегаска.

— Прости — не расслышал?

— Флат… — окончательно пожухла та.

Я решил помочь обоим и увел Иза под предлогом срочной работы в доме и с предложением как-нибудь посидеть вместе за чаем.

— Стесняшка! — улыбнулся он, обернувшись.

* * *

Поляна, на которой мы находились, была просторна, чрезвычайно живописна и населена множеством птиц и зверей, из-за которых тут и жила Флатершай, и расположена совсем близко от города. Поэтому она часто использовалась горожанами и помимо праздников. По крайней мере, ближняя ее часть.

Вот и сейчас над ней летала парочка пегасов. Вернее, по-настоящему летал один. Второй же медленно и не уверенно летел возле самой земли.

Я догадывался кто это, а потому повел Иза посмотреть.

Голубая пегаска с гривой всех цветов радуги, явно сдерживая себя, суетилась вокруг маленькой рыжей кобылки. В конце концов, на очередном повороте та чуть не упала и лишь в последний момент смогла нормально приземлиться. Она явно выбилась из последних сил. Голубая приземлилась рядом с ней.

— Очень неплохо, Скут! Для того, как редко нам сейчас удается потренироваться — очень неплохо! Ведь какой-то месяц назад ты и в воздух то с трудом поднималась!

— Я… пыталась… и сма…тренир…ваться…

— И это заметно! Сегодня был великолепный результат! А кое-кто, я гляжу, за ним еще и наблюдал? Привет Алекс! — голубое копытце стукнуло по подставленному моему. — Каким ветром занесло?

— Привет, Дэш! Ветром, требующим от странника завести домашний очаг! Теперь я надолго в Понивилле осяду! — я махнул копытом в сторону домика.

— А! Так это ты там себе отгрохал! Классное тут место. Будем соседями, в каком-то смысле, да?

— В смысле?

— Ну, я чей-то прилюбила в последнее время тут ночевать. Устроишься где-нибудь вон на том дубе… Красота! М-м-м… Даже если это и не дуб… Ботаника не мой конек, — улыбнулась она, — А это кто у нас? — переключилась РД на Иза. — Ты тут новенький?

— Верно. Меня зовут Из Чадье. Можно просто Из. А ты, я так полагаю…

— Все верно! — Дэш поднялась повыше и застыла, словно бы облокотившись о невидимую стену, заложив заднюю ногу за ногу и разглядывая край копыта на одной из передних, — Ты разговариваешь с самой крутой летуньей всей Эквестрии, а возможно и всего мира… — Тут она слегка сбилась, заметив Скуталу, пялившуюся на нее во все глаза, — Единственной и неповторимой, великолепной Радугой Дэш! — она не удержалась, сделала несколько сальто через голову назад и повисла перед Изом уже в позе лежа, подперев голову копытами и любуясь произведенным эффектом.

Трудно сказать, удовлетворил он ее или нет — Из был непробиваем, лишь легкая приветственная улыбка.


В этот момент на краю поля показалась еще пара фигурок — желтоватая и снежно-белая.

— Скуталу!!! — хором проорали Эпл Блум и Свити Бель, а это были, конечно, они. — Ты идешь сегодня или нет?!!

— Ой, прости, Радуга! Совсем забыла, что сегодня у нас очередная попытка найти себя.

— Да ерунда, Скут! Все равно пора было заканчивать — мне еще заказ на дождь вечером надо выполнить. А что будете делать сегодня?

— Еще не решили. Уже иду!!

— Окей! Удачи, Скут!

— Удачи! — присоединились и мы с Изом.

— Спасибо!

— Ну и надолго к нам такой крутой? — Дэш переключилась на Иза.

— Как повезет. Будет работа — может и вообще тут останусь.

— Ну-у! Работы-то тут всегда хватает. Найдешь всегда, к чему копыта лежат. А к чему они, кстати, лежат? — она облетела Иза сбоку, и с недоумением уставилась на метку. — Череп? И оружие?? Ты что — убийца???

— К счастью, нет. Я — наемник. Вернее, был им. А на этой работе бывает всякое.

— Так тебе приходилось убивать? — тихо и как-то грустно переспросила Радуга. — И не жалел?

— Да. Довольно погано, но те, кого я убил, сами пытались убить меня. Да и пони их уже нельзя было назвать. Не думаю, что сделал кому-то хуже очистив мир от этих грабителей и головорезов.

Радуга заинтересованно глянула на него.

— Так выходит ты даже что-то вроде героя?

— Да нет. Просто выполнял свою работу честно. Есть кодекс, через который я переступать не в праве.

— Да… Не так уж просто тебе будет найти работу по душе. Ведь Селестия запрещает насилие.

— Я могу обойтись и без крайних мер. Тем более что я не ищу именно такой работы. Что-то простое, чтоб заработать на жизнь.

— Я вроде слышала, как Эплджек говорила, что им скоро возможно нужны будут работники. Чего-то вроде того, что следующий урожай будет огромным, и они могут не успеть…

— О! Мне отлично подойдет!

— Так! Мне, конечно, жаль прерывать вас, но уже почти шесть, а ужинают Эплы рано, как я помню, — прервал их я.

— Верно! — вскинулась Радуга. — А мне еще тучу надо Дискорд знает откуда пригнать! Но Эплджек звала и меня, так что может загляну! Пока Из!

И она молнией метнулась к горизонту.

— Из долго молча смотрел ей вслед.

— Пойдем, что ли? — не выдержал я.

— Ага! — Из подхватил свой ящик. — Интересная…

— А?

— Да так…

* * *

— Ну! Вот мы и дома! Указал я на одноэтажный домик перед нами.

— Что-то негусто!

— Внутри он больше.

Внутри он действительно был больше.

Почти весь первый этаж его, от самого входа, занимала не очень большая, но уютная гостиная со стенами преимущественно из книжных шкафов, почти как в библиотеке Твайлайт, но меньшего масштаба, и большим круглым столом посередине. Окон в комнате не было, зато имелось три выхода. Влево, под арку — небольшая, но оснащенная всем необходимым кухня. Два других, прямо напротив входной двери, вели в пару спален, отличавшихся только тем, что в одной была широкая кровать, а в другой — пара раздельных коек.

Был и еще один выход — скрытый. Справа, возле самой стены, был потайной, почти не отличимый от пола вокруг, люк.

Я потянул за тканую петлю внутри обычной ручки, сделанной заподлицо с полом, и толстенный люк с тихим шипением открылся. Спасибо за это Кантерлотским инженерам!

Под люком оказалась лестница, оканчивавшаяся небольшим коридором.

Всего пять дверей. Две слева: спальня на двоих и кладовая, которую, при желании, тоже можно было переоборудовать в спальню. Три справа: туалет, ванная комната — огромная многоместная бадья с горячей водой, и небольшая одноместная спальня. В коридоре стояло множество шкафов и пара диванчиков: возле входа в одноместную спаленку и возле лестницы.

Стоит отметить, что стены и перекрытия подвального этажа были очень толстыми: слой камня, серебряная решетка и железное дерево изнутри! Пол первого этажа был не хуже: три слоя того же дерева переложенных серебряной решеткой и стальным листом! Стены были проще — деревянные, переложенное все той же серебряной решеткой.

Стоит отметить и то, что в подвале, наглухо запиравшемся изнутри, не было окон, вентиляция выходила только в коридор, а во всем доме не было зеркал, ведь это было бы все равно, как оставить открытую дверь, все ведь знают, что любое зеркало — готовый идеальный портал.

Кроме того, лежало на доме и несколько охранных заклинаний от Твайлайт.

В общем я вбухал все деньги, полученные от Селестии, в эту маленькую крепость!

Из тут же принялся разгружать по шкафам свой ящик, а я, тем временем, выбрался наружу и осмотрел площадку с телескопом на крыше домика, куда вели широкие деревянные ступени вдоль одной из стен.

— Алекс! — вдруг позвал он. — Поди-ка!

И чего он там нашел…

— Да? Тут я…

— Что это?

— Шкафы вроде.

Из хлопнул себя копытом по лицу:

— Я знаю, как они называются!

— Тогда чего спрашиваешь?

— Я вот про это.

Он открыл дверцу одного из шкафов, и оттуда вывалились разнообразные элементы доспехов, нигде в Эквестрии не применяемых.

— А, это! Я ведь говорил тебе, что я занял интересную ступень в Темной Гвардии. Вот я и занялся гвардейцами. Чему-то учу сам. Для чего-то, как для копытопашного боя, пришлось искать других учителей. Заказал настоящую, не декоративную броню у лучших бронников Эквестрии. У оружейников — новые, многофункциональные копья. Из последнего похода — сегодня-завтра доставят лекарства для аптечек…

— Ого! Ты разошелся!

— Ну так! — самодовольно ухмыльнулся я.


ГЛАВА 4
Две вечеринки

Итак, по возвращению домой, у нас с Изом оставалась на отдых всего пара часов. Поэтому он решил не тратить времени даром и пристроился на диванчике, пока я разбирался со своими сумками.

— Да-а брат! А ты, выходит, неплохо тут устроился, пока я носился на побегушках!

— А хто финофат? — я выгружал небольшой запас лекарств к аптечкам, который прихватил с собой. — Просто повезло.

— Ну да. Но я не жалуюсь, хотя меня и по кидало по свету. Я просто по-хорошему завидую. Мне бы раньше тут оказаться!

— У тебя и сейчас шансы неплохие! Если хочешь — могу попробовать протолкать тебя в гвардейцы.

— Да? Хм… — Из в серьез задумался. — Может быть, это было бы и неплохо… Стоит пока подумать…

— Да сколько угодно!

В ход пошла вторая сумка. Среди карт, компаса, огнива и прочих мелких принадлежностей вытащил я оттуда и портупею, которую снял еще на въезде в Мэйнхеттан из нежелания ее демонстрировать, да так пока почему-то и не надел. Слева на ремнях были закреплены ножны для ножа. Справа была аптечка и небольшой подсумок. Были и крепления для еще каких-то мелочей. Также можно было закрепить ножны для пяти метательных ножей, сейчас снятые. Я подумал, и пока не стал одевать ее. Все-таки на праздник идем.

— Ого? — похоже, Из ее заметил. — а это что там было такое?

— Ты про портупею?

— Ну… Видимо, да.

— Просто с некоторых пор не люблю с ней надолго расставаться. Чрезвычайно полезная штука. Внушает!

— А мне можешь такую достать?

— Поищу. Где-то были.

— Спасибо.

* * *

Про время мы, естественно, едва не забыли.

Поэтому, когда мы появились, к счастью не слишком сильно опоздав, стол был уже накрыт.

— Ну наконец-т! Появились! Давайте уже за стол, агась? А-т все ж уже стынет! — подлетела к нам Эплджек.

Столы были, как водится, накрыты прямо в саду и, как и положено, ломились от еды. Всюду вокруг были развешаны фонарики. Рядом, на отдельном столе, устроился пузатый граммофон.

Ужин был действительно небольшим для Эплов. Кроме ЭйДжей там присутствовали: бабуля, Макинтош, конечно Эпл Блум, приведшая и Скуталу со Свити, присутствовали и несколько родственников из тех, кто жил относительно недалеко. Из последних хорошо запомнились только Брэйберн — кузен ЭйДжей приехавший на этот ужин аж из Эпллузы, Эпл Фриттер — тем, что только и делала, что ела фриттеры и Эпл Кобблер. Плюс обещалась заглянуть Радуга.

И начались тосты, ибо какая вечеринка, а тем более семейная встреча, может обойтись без этого.

Причем наливали всем! Даже Меткоискателям! Заметил как-то, что Эпл Блум отпивала большую часть, что и неудивительно, Свити же наоборот — лишь слегка пригубила. Куда делось остальное в тот раз — я не заметил. Только то, что все три кружки, когда я их видел, были пусты.


— Ось! — воскликнула Эплджек, прищурившись и вглядываясь куда-то в небо.

— К-кая ось? — не понял я.

— Ось и Рад-дуга л-тит! — выдохнула ЭйДжей.

И точно. Вскоре наш веселящийся коллектив пополнился одной голубой пегаской с кружкой в копытах.

О чем они там болтали с Изом, я не вслушивался. Не до того было — ведь рядом ЭйДжей!

Видел только, что когда завели граммофон, Радуга потащила упирающегося Иза танцевать. Справедливости ради стоит сказать, что это сложно было назвать танце. Да и вообще танцем, ибо состоял сплошь из спотыканий, пиханий и оттоптанных друг дружке хвостов, хотя как они умудрялись это делать, для меня осталось загадкой. Впрочем, у остальных дела обстояли не лучше.

Когда ЭйДжей предложила станцевать и нам, отказаться я не мог. Лично на мой взгляд она выступила просто великолепно. Я вроде тоже неплохо — ноги сами вспомнили, без подсказок мозга. Кто-то нам даже аплодировал.

Уф! Наконец-то плюхнулись за стол. Почти сразу нам подсунули еще по одной.

— Пр-стите! У-опс! Хе! — к столу, какой-то странной походкой, подошла Скуталу. Долго примерялась к тарелке с яблоками. В конце концов, взяла одно почти из самых нижних. При этом несколько яблок, естественно раскатилось по столу, и Скут принялась собирать их копытами, ибо рот был занят. Собирать что-то круглое копытами — не легкая задача!

— Скуталу-у-у!!! Ты скоро??? — разлетелось над садом.

— Фяф!!! Уфе!!! — попыталась она докричаться с набитым ртом.

*Йи-и-ик!* Глаза Скут на секунду сошлись на переносице, а яблоко подлетело в воздух. Как ни странно, но она успела поймать его зубами возле самой земли и, постоянно икая, удалилась.

Вечер подходил к концу. Где-то трещали цикады. Неярко горели фонарики. Ужин плавно перешел в беседу. Постепенно все начинали расходиться.

Начали собираться и мы с Изом и Радугой. Все решили пойти пешком — так оно как-то надежнее. Хотя дорогу как-то угрожающе покачивало. Эплджек вызвалась проводить нас кружным путем, через домик Меткоискателей. Мы переглянулись. Не помню, кто первым озвучил мысль, что это верно, что дорога знает Эплджек, а значит, бросаться на нас не станет. Поржали все, но суть-то верная… И мы двинулись.

По пути я обратил внимание на подозрительные звуки из кустов, и извлек из них снулую Скуталу, которую было решено доставить в штаб Меткоискателей, где те иногда ночевали. А до тех пор она была водружена мне на спину, где и дремала.

— Су-ушай, Алекс! Ну а ваще-т, у вас с Исом… тьфу… Изом… ага… к-кие-т планы есть, а?

— Нууу… Эта… В смысле че-нить по с-рьезней работы по нае… найму в гор-де?

— Аг-гась!

— У-у-у… Вродь бла мысль его ф гвардию пр-строить, больно по харе… харя… харь-актеру п-дходит. Да и мет-точка тож…

— А! Кст-ти! Из! А че за м-тка? Как получил-та, а… А-а-а! — ЭйДжей как-то резко пошатнулась и начала падать в мою сторону. Я дернулся ее удержать. Ну… Как смог.

ЭйДжей выдала заковыристую фразу, весьма метко указавшую место не кстати подвернувшегося камня в природе, и что она с ним сделает.

Над моим ухом послышался восхищенный вздох проснувшейся Скуталу. И ведь наверняка запомнит!

— ЭйДжей? Все в прядке? — обеспокоенно спросила Радуга.

— Нога, — простонала та. — Подвернула круто п-хоже… Алекс! Я кнешн все понмаю, пр-ятно и все такое, но копыто с моего крупа м-жно уже убрать!

— Пр-сти! Задум-лся слегка…

— О чем? О м-ем крупе да? И как он те?

Я спиной почувствовал, как выпучились глаза Скуталу.

А еще я почувствовал, что разговор идет куда-то не туда.

— Супер. Ходить можешь?

— Да легко… Ай!

— Так! — решил я. — Там впереди к-кой-то стог. Д-вайте туда!

— Че уже так ср-зу? За круп и в стог?

— Эплджек! Ну не при… — я кивнул на Скут.

— А че? Сама узнает п-том!

— Пшли уже!

Ни до дома, ни даже до штабного домика на дереве мы в тот вечер так и не дошли. Просто не было сил.

* * *

Проснулся я от того, что чье-то копыто терлось об мое лицо.

Я лежал, раскинувшись, на стогу. Справа, почти уткнувшись в меня носом, так, что повернись я и наши носы встретились бы, посапывала Эплджек.

Копыто оказалось задним копытом Скуталу, устроившейся на самой вершине стога.

Скосив глаза, я заметил слева Иза и Радугу, также едва не касавшихся друг друга.

День начинался многообещающе! А впереди была ведь еще вечеринка у Пинки Пай!

* * *

Пинки сегодня действительно разошлась не на шутку. Стоит только сказать, что пригласила она половину Понивилля. Появилась даже Твайлайт, с которой я не замедлил познакомить Иза, как с "одним из самых выдающихся из подающих надежды магов Эквестрии". Что, естественно, вызвало у нее дикое смущение.

На которое я, честно сказать, и рассчитывал.

Что немало порадовало, так это то, что Пинки верно оценила наше состояние и, выставив на стол вторую чашу для пунша, предложила попробовать новый рецепт, с чем мы, само собой согласились, и чем оказались серьезно увлечены на некоторое время.

Также нам пришлось помочь остальным внести смерть и опустошение в ряды кремовых, молочных, фруктовых, мучных и сахарных противников, чьи стройные ряды встретили нас на столах и витринах лавки Кейков, где и проходила вечеринка. Кровь наша, должно быть, на время сменилась жидким сахаром, но бой мы явно выигрывали…

В остальном же нам было не до вечеринки. В том смысле, что мы старались быть как можно тише и незаметней, если такое вообще возможно для тех, в честь кого эта вечеринка дается.

То есть к Изу, конечно, первое время лезли буквально все. Ко мне чуть меньше. Но со временем о нас все-таки немного подзабыли, так как мы старались не лезть в конкурсы, песни, танцы и миллион других затей Пинки Пай, если на это были хоть какие-то шансы.

Скуталу, которую Свити и Эпл Блум, догнавшие нас по дороге в город, затащили таки на вечеринку, тоже было не до затей Пинки. Судя по ее выражению, она была бы рада не только выбрать самый дальний столик, но и залезть под него, и забить скатертью уши.

Я вздохнул и незаметно для остальных поставил перед ней чашку пунша — тот хоть и слабо, но алкогольный… Позволит продержаться…

Держатся ведь как-то ЭйДжей с Радугой, хотя и у них видок говорящий…

Мы с Изом, наверное, тоже выглядели со стороны не сильно лучше, но эту вечеринку мы выдержали достойно.

Домой мы попали.

Уже ночью и не совсем без "приключений", но попали!

И даже на своих ногах! Что, учитывая количество съеденного, а главное выпитого за последние сутки, было несомненным достижением.


ГЛАВА 5
Первый ужас

Стоял теплый летний вечер. Аромат отцветающих яблонь, готовящихся принести новый урожай, распространялся по саду. Небо начинало темнеть.

Вот уже третий день, как Из и я прибыли в Понивилль, а приступить к поискам работы для него мы смогли только сейчас. Попросту говоря, мы только проспались после двух вечеринок-то подряд.

Мы стояли на краю яблочного сада и беседовали с Эплджек по поводу возможности нанятия Иза на подсобные работы.

— Ну, че? Значит, решено, да? Повторюсь, шо платим-т мы не особо, но, кстати, можем подсобить с едой, если че, — еще раз уточнила ЭйДжей.

Мы с Изом еще раз переглянулись.

— Да не, ЭйДжей, все… — начал я.

Откуда-то со стороны Леса я услышал крик. Негромкий. Почти на грани слышимости. Крик страха. Боли. Отчаяния.

Крик Скуталу.

Я не успел ничего подумать.

— ЛЕС!!! — проорал я остальным, не успевшим ничего сообразить, и дикими скачками понесся на крик.

Я летел вперед не разбирая дороги. Помогая себе крыльями.

Начался лес.

Ветви хлестали меня по лицу, норовя выбить глаз.

Я легко мог сломать ноги об корни.

Плевать.

Только вперед.

Только успеть.

Крик резко прервался.

В ту же секунду я вылетел на тропинку.

Посреди нее лежала Скуталу.

Какая-то тварь заносила над ней лапу, готовя последний удар.

Я не думал.

Я просто врезался в тварь, снося ее с дороги.

Мы вдвоем, кувыркаясь, полетели в кусты.

И началось.

Черная шкура.

Яркие, светящиеся красным глаза.

Когти, размером с мое копыто.

Зубы, могущие запросто перекусить мне шею.

Тошнотворное дыхание на моем лице.

И какой-то дикий, первобытный ужас, исходящий от этого… существа.

Я не знаю, сколько все это длилось. Возможно несколько секунд, но мне казалось, что часами.

Я не бился на равных.

Я дрался за жизнь.

В какую-то секунду я вспомнил про надетую на меня портупею и нож на своем плече…

Что-то темное и липкое облило меня.

Тварь издала дикий визг. Такой, что на какое-то время я оглох.

Что-то белое с дикой силой ударило тварь, сбив ее с ног и заставляя бежать.

Из понесся за ней.

Я лежал на земле.

Слева от меня, посреди тропы, неподвижно, сжавшись в крошечный, испуганный комочек, лежала маленькая рыжая пегаска. Ее сизые глаза неотрывно смотрели на меня.


Я резко поднялся.

Все тело отреагировало тупой, ноющей болью в мышцах.

— Скуталу! Ты меня слышишь? — подошел я к пегаске.

— Да… — очень-очень тихо ответила она.

— Ты в порядке?

— Я не… не знаю. Нога…

— Дай-ка я гляну…

Через все правое бедро Скуталу, там, где со временем появится метка, сейчас тянулся след от когтей.

Я выругался и достал аптечку.

В это время на дорогу вылетела взмыленная Эплджек:

— Ну… вы… ребят… даете! Не угнаться!

Тут она заметила лежащую Скуталу и аптечку передо мной.

— Какого Дискорда тут случилось?

— Какая-то тварь напала на Скут, — пояснил я. — Я и Из ей помешали. Тварь сбежала. Из пустился за ней. Потерпи немного, Скут! Сейчас я обработаю рану!

Рыжая зажмурилась. На глазах выступили слезы.

— Ну вот! Вот и славно! Осталось наложить повязку и можно заняться мелочами! Все еще больно?

— Ага… — прошептала она.

— Секунду! — я достал из АИ крохотный шприц. — Вот так! Должно помочь.

— Спасибо…

— Ничего! Бодрее, Скут! А теперь займемся расклейкой пластыря!

— Ага…

ЭйДжей обиженно ругнулась:

— С-с-сено мне в рот… Даже не знаю че и делать-т. Давай хоть те с пластырем помогу — сам-т на ся не наклеишь…

— А чего тут поделаешь? Надо дождаться Иза, потом решать, — я прислушался. — А вот, похоже, и он ломится…

На тропинку вышел усталый, помятый и покарябанный Из.

— Ушла с-сено… гнилое… Что хоть за тварь это была?

— Не знаю.

Я, как мог, описал тварь ЭйДжей.

— Не… Никогда даже и не слыхала о таких в Лесу. Эт пострашнее мантикора будет…

— Да уж… — не удержался я. — Куда там мантикору…

— Че будем делать дальше, а, сахарок?

Я глянул на небо. Быстро темнело.

— Вот что. Возвращайся на ферму — предупреди всех. Мы с Изом и Скуталу — к нам домой. Не возражаешь, Скут?

— Н-нет…

— Вот. А завтра — будем во всем разбираться.

— Ну че? Годный план. Справитесь тут, если я прям ща пойду?

— Конечно! — вставил Из. — Давай!

— Удачи, ЭйДжей!

Эплджек махнула ногой на прощанье и быстро скрылась.

— Так. Скут?

— Да?

— Залезай на меня.

— Да я и сама… Ай! Могу.

— Без разговоров. Из! Подсади-ка ее.

— Ща! В момент.

Из мягко ухватил рыжую за загривок и посадил на меня.

— Так. Если я не ошибаюсь, то эта дорожка выведет нас прямо к дому. Из? Ты как насчет пойти сзади — прикрыть нас с тыла?

— Алекс, ну чего ты спрашиваешь-то? Пошли!

И мы тронулись.

* * *

Стемнело действительно очень быстро. Если солнце над Понивиллем только начинало садиться за горизонт, то тут, в Лесу уже наступили сумерки. Передвигаться приходилось очень осторожно и тихо. Особенно учитывая, что эта тварь может быть где-то поблизости. Нервы у всех были на пределе. Любой шорох мог оказаться началом атаки…

Спиной я почувствовал, как дрожит Скуталу, и поднял крылья. Не столько, чтобы укрыть ее, сколько чтобы успокоить.

Да и нам с Изом сейчас ничего так не хотелось, как оказаться дома, в тепле и уюте.

Слава Селестии — Лес наконец закончился! Впереди блеснуло из-за веток вечернее небо, обагрённое садящимся солнцем. Смутно замаячили на горизонте знакомые очертания дома. Легкий холодок продрал по коже — одно из защитных заклинаний Твайлайт сработало, но распознав в нас хозяев — отступило.

Тяжело закрылась за спиной окованная дверь.

Мягко стукнули засовы.

Тихо засветился зачарованный Твай кристалл на столе, давая мягкий, тусклый, рассеянный свет.

— Добрались, — выдохнул я, мягко опускаясь на пол и давая слезть Скуталу.

— Да, — выдавил Из.

— Пойдем-ка проверим дом и зажжем свет.

— Идем. Но расслабляться нам с тобой рановато.

— Угу. Неплохо бы разобраться, что это была за тварь.

Мы прошлись по дому, зажигая свет, и вернулись в гостиную.

— Может Скуталу что-то больше разглядела? — предположил Из.

— Скут?

— Скут…

Она спала. Похоже, просто дошла до ковра рядом со столом и отрубилась. Оно и понятно.

— Тише Из!

— Вижу.

— Давай-ка так. Я подготовлю все, что нужно по дому, а ты пока состряпай чего-нибудь на кухне. Ты конечно не шеф-повар, но уж чего-нибудь найди там?

— Хорошо, так и сделаем.

Подготовка дома не заняла слишком много времени.

Я согрел воду в ванной, благо рана у Скут была скорее неприятной, да и смена бинтов уже лежала рядом, и подготовил одну из спален. Как раз ту маленькую в подземном этаже.

— Скут, — тихо позвал я. — Скуталу!

— А? Ч-что? Я не… не сплю я.

— Вставай, пойдем. Нужно привести тебя в порядок, — я мягко подтолкнул ее носом.

— А? Ладно, пойдем…

Минут через двадцать я вошел в кухню.

— Все готово?

— Да, однако, тут немного-то и было.

Мы накрыли стол в гостиной. Бутерброды, зелень, яблоки и маффины. Графин с соком.

— Вроде ничего, — я критически оглядел получившийся натюрморт. — Но надо будет все-таки затариться.

По лестнице поднялась чистая и посвежевшая Скуталу.

Во всем этом был расчет: ванна и еда, как известно, неплохо успокаивают нервы.

Мы уселись за стол, но беседа так и не склеилась. Мы с Изом больше молчали, ожидая, наверное, что Скуталу начнет первой. Она не начинала. Ела, в прочем, тоже скорее для виду.

В конце концов, я заметил, что она снова стала клевать носом, и предложил показать ей комнату. Скут согласно кивнула.

Через несколько минут мы с Изом вновь сидели за столом, но уже вдвоем.

— Надо попробовать что-то узнать об этих тварях, — первым предложил он.

— Ну… У меня уже есть пара задумок на завтра.

— Выкладывай!

— Во-первых, я думаю, что неплохо бы порыться в библиотеках. Сегодня — можно в моей, там вроде были справочники по "лесным" тварям. А завтра наведаемся к Твай. Уж там точно чего-нибудь да есть.

— Логично, — согласился Из. — А во-вторых?

— А во-вторых если кто и разбирается во всем, что происходит в Лесу, так это Зекора. Думаю, нам стоило бы к ней наведаться. За одно и познакомишься.

— Не знаю, кто это такая, но тебе виднее. Добавить мне нечего. Так и поступим.

Неожиданно по дому разлился тихий, мелодичный звон.

— Это еще что? — вскочил Из.

— Расслабься. Помнишь мороз по коже на подходе к дому?

— Ну… Да, и?

— Это одно из охранных заклинаний. Что-то вроде дверного колокольчика, только у этого колокольчика нет шнура. И колокольчика. Оно предупреждает если к дому кто-то подошел.

— Кого может принести? Ночь скоро!

— Вот и посмотрим, — поднялся я, направляясь к двери.

Ярдах в двадцати от порога, таков был радиус второго заклинания, не пропускавшего никого, кроме хозяев дома, стоял большой ящик. А рядом с ним серела фигурка выдохшегося почтальона.

— Дерпи?

— Ага. Привет. Но если что — то это не я! — устало пошутила та.

— Уж не медикаменты ли это прибыли?

— Вот чего не знаю, того не знаю. Но еще пара таких ящиков и мне точно понадобится врач…

— Вот я болван! Проходи давай! Будешь сегодня гостем!

— Ну…

— Сама посмотри — время позднее, куда тебе сейчас по темноте переться? А у нас еда, сок… Маффины!

— Эх, — улыбнулась Дитзи. — Знаешь ведь слабость-то мою! Ладно! Уболтал! Останусь!

— Ура, — тихо улыбнулся я в ответ.

* * *

Конечно, за едой мы кое-чего разболтали, чтобы объяснить присутствие Скуталу. Но пока без подробностей. Собственно даже про тварь пока ничего говорить не стали.

Хотели просто свести разговор на болтовню, но я вынужден был извиниться и отойти.

Дело в том, что я услышал какие-то звуки снизу.

Через секунду я вернулся, взял на кухне молоко, масляную лампу с полки, и вновь удалился, никому ничего не сказав.

Я зажег лампу и вошел в комнату, озаряя ее неярким, но теплым светом. Поставил лампу и молоко на тумбу у кровати.

Скуталу стонала.

Было видно, что ей снится кошмар, но, похоже, сама она была не в состоянии проснуться.

— Ску-ут, — я присел на край кровати и легонько потряс ее.

— Скуталу, — я потряс сильнее.

— А!! А?! Кто?! — с ужасом в глазах подскочила в кровати рыжая.

— Тише, Скут! Спокойно. Это только я — Алекс.

— А…

— Ну? Успокоилась?

— Д-да…

— Выпей.

— Ч-что это?

— Молоко. Пей.

— Угу, — Скуталу села, придвинулась ко мне и сжала копытцами чашку, судорожно глотая. Зубы звонко клацали по краю.

— Лучше?

— Да… Немного… Алекс?

— Да?

— Я… Я просто хот-тела сказать… Ведь если бы не ты тогда ме-меня, наверное, уже… уже… не было бы, да?

Хотел бы я сказать что-то другое. Но что я мог сказать?

— Наверное, да, Скут.

— Я… хотела сказать… Сп-пасибо тебе… Спасибо, что успел.

— Конечно я успел. Обязан был успеть, Скут.

Я видел, что она еще нервничает.

— Что-то не так?

— Да нет… просто теперь… все как-то совсем по-другому видится когда… чуть не… Просто не знаю… что будет завтра… Боюсь представить.

— И об этом был сон?

— Да. Об этой твари… и том, что… если бы ты не успел.

Я приобнял Скуталу крылом. Она еле заметно дернулась.

— Скут… Я не знаю, что там будет завтра, я не говорю, что я всегда буду рядом. Но знай, что пока я жив, пока я еще дышу — ты всегда можешь положиться на меня. У тебя всегда будет друг и… — на секунду я запнулся. Даже для себя это пока звучало чем-то невообразимым, хотя я давно был готов к этому моменту и ждал его. Выдохнул: — И дом, где тебя всегда ждут.

Скуталу резко, со свистом вдохнула и замерла, уставившись в одну точку.

Я ждал.

— Ты… Ты знал? Ты, что шпионил?! Или Радуга все-таки рассказала?!! — голос Скуталу трудно было описать. Тихий крик, полный страха, гнева, чего-то еще… Чашка упала на пол. Маленькие копытца сильно ударили в мою грудь.

— Нет. Просто заметил тебя однажды на рынке. С яблоками. Ну и… со временем догадался. А про Радугу я ничего не знаю.

Она смотрела на меня.

Я на нее.

Слова больше не были нужны.

Скуталу нервно тряслась.

— Я… — тихо начала она. — Я просто… Алекс… Прости!

Скуталу уткнулась лицом в мою грудь…

Мокрые дорожки побежали по мне…

Ее прорвало. Быть может, первый раз за все то время, что ей приходилось терпеть. За всю боль и обиды, ей пережитые.

Я плотнее укрыл ее крыльями и прижал к себе.

И вздохнул. Наверное, это было лучшей реакцией на мои слова.

Скуталу постепенно затихла…

— Ну? Скут? Ску-ут! — я слегка отодвинул ее. — Ну? Все ведь у нас неплохо? Да?

— Да… н-наверное…

— Просто теперь в Понивилле стало на одного пони меньше тех, от кого надо что-то скрывать, да?

— Д-да. Т-только не рассказывай, больше никому, ладно?

— Обещаю, — чуть улыбнулся я, приподнимая нос Скуталу копытом. — Тут только ты вправе решать, кто и что должен знать. Просто знай, что у тебя стало на одного верного друга больше.

— Ага, — вернулась мне моя слабая улыбка.

— А если так, так чего горевать?

— Нав-верное нечего.

— Именно. Нечего! — улыбнулся ей я. — Ведь теперь у тебя есть куда прийти, и есть еще один друг, которому можно рассказать. А это значит что?

— Что?

— Что решение любой проблемы найдется! То, что сложно сделать одной — вместе намного проще! Верно?

— Верно, — кивнула она.

— Значит, сможем? — снова улыбнулся я.

— Сможем! — улыбнулась Скуталу. И обняла меня.

И если бы кто-нибудь сейчас вошел, то в теплом, греющем свете лампы увидел бы сидящего на кровати большого и сильного серого пегаса, укрывшего крыльями прильнувшую к нему маленькую, рыжую пегаску.

Счастливую пегаску.

* * *

— Скут?

— Да?

— Может, все-таки чего-то перекусишь?

— Наверное, стоит.

— Тогда погоди минутку! Я быстро.

— Ага.

Я пулей метнулся вверх по лестнице, пролетел гостиную и вломился в кухню. Если бы там были двери — их бы просто снесло.

— Алекс! В чем дело?

— Ничего, ничего, — я схватил сок, яблоки и маффин. — Просто Скут есть захотела.

— А, что ты там вообще делал? — не унимался Из.

— Как-нибудь потом это обсудим, ага?

— Ну…

— Алекс! — окликнула меня Дерпи.

— Да?

— Тут Из мне немного рассказал, что сегодня было…

— И?

— Где мне лучше расположиться на ночь так, чтоб Скуталу было спокойнее?

— Ну… Если тебя не затруднит… Там рядом с лестницей есть диванчик. А второй, пожалуй, займу я сам. Пошли, я покажу.

— Скут! А вот и я!

— "Быстро", да?

— Задержали.

— А тут, что есть еще гости?

— Да. Сегодня с нами ночует Дерпи.

— Здорово. Чем больше, тем безопасней.

— Ага. Ешь давай. А уж если говорить про безопасность, так ты сейчас в самом безопасном доме в Эквестрии! Я ведь в него вбухал все деньги, полученные от Селестии. На зарплату офицера я бы его не потянул. Скажу коротко: никто, кем бы он ни был, сюда не проникнет. Тем более что мы с Дитзи будем ночевать на диванах в коридоре, а слух у нас очень чуткий. Особенно у нее.

— Спасибо, Алекс! — растроганно хлюпнула Скуталу.

— Скут! Не кисни! — я снова приподнял ее нос копытом, заглянул в ее сизые глаза и улыбнулся.

— Не, я ничего! — покончила она с соком и зевнула.

— Ну… — я притушил лампу. — Попробуй заснуть!

— Ага.

— Доброй ночи, Скут!

— Спасибо, и тебе доброй!

И я, оставив лампу светить в самую малую силу и приоткрытую дверь, удалился.

Дерпи уже дремала на диване.

Все, что оставалось нам с Изом — обойти дом и все еще раз проверить.

Вернувшись, я не удержался и заглянул в комнату еще раз.

Скуталу улыбалась во сне.


ГЛАВА 6
Поиск

Весь следующий наш день прошел в каком-то сумбурном и активном темпе.

Началось все сразу после завтрака, когда, сметя все со стола, мы принялись вчетвером перебирать мою библиотеку в поисках чего-то хоть отдаленно похожего на виденную нами тварь.

Пусто! Даже полнейший "Справочник Существ и Растений Вечнозеленого Леса", содержавший информацию о видах, о которых давным-давно уже ничего не было слышно, не дал никаких сколь-нибудь полезных результатов. Абсолютно Ничего.

Разве только Скуталу попалась книга по древнейшей культуре Эквестрии, на переплете и одной из страниц которой были изображены отдаленно похожие существа. Но авторы книги не сообщили ничего хоть на сколько-нибудь полезного. Только установили примерный возраст барельефа, на котором те были высечены — около трех тысяч лет назад. Интересно, конечно, но толку — ноль.

После сего, неутешительного для моей библиотеки, результата, решено было отправиться, как мы с Изом и планировали ранее, в настоящую библиотеку — то есть к Твайлайт Спаркл. Если не там, то больше в Понивилле искать информацию было негде.

Сначала была мысль направиться туда всем вместе, но я отклонил ее, сказав, что нам со Скуталу лучше выйти раньше.

— А что мы будем делать? Куда пойдем? — заинтересовалась Скут.

— Как куда? Скут! А школа?

— А? Уй-й-и-и-и! Забыла! — Скуталу заметалась по комнате. — Ранец, ранец, ранец…

— Ску-ут! — я дождался внимания. — Во-первых, его тут нет. Во-вторых, думаю, сегодня он тебе не понадобится.

— Это как?

— Для этого и иду я! Нам нужна будет твоя помощь. Попробуем тебя отпросить на какое-то время у Черили.

— Ну… Если я чем-то смогу помочь, то здорово.

— Из!

— Да?

— Встретимся у библиотеки. Но нам нужно будет какое-то время, так что, можете особо не спешить.

— Договорились.

И мы со Скуталу отправились в школу.

Уже на подходе к школе Скут заметила пару своих одноклассниц — Даймонд Тиару и Сильвер Спун, входящих в здание.

— Уф, — выдохнула она. — Может, я не пойду, а? Побуду где-нибудь тут. А то сейчас эти меня увидят и опять начнется. Не, я не боюсь, пойми правильно, просто… Скорее, боюсь сорваться и разбить им морды, если опять начнут изводить, а меня за это потом…

— Конечно. Побудь тут, если хочешь, я сам поговорю с Черили.

— Спасибо.

И я вошел.

Школа была совсем крохотной, и класс я нашел без труда.

Урок еще не начался, так что, была возможность поговорить.

— Мисс Черили?

— Да, это я, а вы, если не ошибаюсь, Алекс?

— Так точно.

— Чем я могу помочь?

— Это насчет Скуталу…


— Надо же! — пискнула, обернувшись на мои слова, Тиара, — Наконец она во что-то вляпалась! — и мерзко хихикнула.


Моего взгляда, однако, оказалось достаточно, чтоб смешком она резко подавилась.

— Я хотел сказать, до того, как меня перебили, — еще один ледяной взгляд в сторону Тиары. — Что Скуталу, возможно, какое-то время не сможет появляться в школе.

— Хорошо, я думаю, несколько дней это не очень большой пробел.

— Пока не уверен насчет того, сколько это будет продолжаться.

— Так серьезно?

— Да.

— А можно узнать, с чем это связано?

— Скажем так. Это связано с работой "Темной Гвардии" и возможно с безопасностью жителей Понивилля.

— Вот как…

— Увы. Пока не могу больше ничего сказать.

Тут Черили заметила в окне Свити Бель и Эпл Блум на площадке рядом со школой и подошедшую к ним Скуталу с перевязанной ногой.

— Что с ней? — забеспокоилась она.

Похоже, и Тиара со Спун все-таки увидели Скут. По крайней мере — явно оживились, но, встретившись снова со мной взглядом, ничего не вякнули.

— Пустая рана. Не беспокойтесь. С ней все будет в порядке. Я обещаю.

Черили, как-то особенно внимательно посмотрела мне в глаза.

— Я верю, — улыбнулась она.

— Спасибо. Так значит, мы договорились насчет пропущенных занятий?

— Конечно.

— Спасибо. До встречи.

— Удачи вам со Скуталу!

Скуталу я, само собой, нашел на площадке за школой.

— Привет Алекс! — как-то хором поздоровались Свити и Блум.

— Привет, Свити Бель! Привет, Эпл Блум!

— Как все прошло? — подошла ко мне Скуталу.

— Да неплохо. Я все уладил.

— А "уладил", эт че именно? — моментально среагировала Эпл Блум.

— Ты разве им не сказала?

— Да как-то пока не успела, — смутилась Скут. — В общем, я какое-то время наверно не смогу появляться в школе.

— Ох! Это как-то связано с этой раной, да? — догадалась Свити.

— Да.

— А ты так ведь и не сказала нам даже откуда она! — сощурилась Блум. — Че это за секреты от нас, а?

Скуталу беспомощно оглянулась на меня.

А я и сам лихорадочно думал, что сказать. И отговориться не удастся, и всей правды не скажешь: или разболтают по городу, перепугав всех понапрасну, или того гляди сами в лес сунутся — зверюшку ловить и метки получать. Да-а… Вопрос…

Скажем как-то так…

— Она получила ее, помогая мне в одном деле. Сожалею, что пока не можем сказать больше, но это для вашей безопасности. Это пока дело гвардии. Ну и наше со Скут, само собой.

Скуталу, похоже, была не совсем готова к такому моему ответу, но мгновенно придала себе независимо-крутой вид а-ля "Ну да. Было дело…".

— Ого! — выдохнули Свити и Блум. — Но как будет можно — расскажешь, да?!

— Ка-анешна-а…

Тон получился такой, что я еле сдержал улыбку.

На площадке появилась Черили, созывая класс на урок.

— О! Нам пора, — извиняющимся тоном проговорила Блум. — Но мы еще встретимся вечером, как обычно, да?

— Не знаю, — Скут опять кинула взгляд на меня. — Наверно да.

— Тогда до встречи! — подружки кинулись к дверям школы.

— До встречи! — помахала им вслед Скут. — Ну, что? В библиотеку?

— Ага, пошли.

Иза и Дитзи мы встретили уже на пороге библиотеки. Похоже, они тоже только подошли.

— Ну? Как прошло? — поинтересовался Из.

— Похоже, я пока совершенно свободна! Надеюсь, что действительно чем-нибудь пригожусь! — первой ответила Скут.

— Конечно. Ну что, заходим?

— Не, — съязвил я. — Будем ждать, пока нас еще и пригласят. Конечно пошли!

— ДВЕ-Е-ЕРЬ!!! — раздался где-то дальше по улице громкий, бьющий по ушам и вечно веселый голос. — НЕ ЗНАЮ КТО, НО БЕРЕГИТЕСЬ ДВЕ-Е-ЕРИ!

— Какие пони… — тихо выдохнул Из.

Откуда-то из-за поворота выпрыгала, иначе и не скажешь, Пинки Пай.

В туже секунду Из, подошедший к двери, еле успел подставить копыто — его едва не пришибло открывающейся дверью. Из библиотеки вышел Спайк. Задом, таща что-то тяжеленное на вид, запакованное в мешок, и, видимо, шутки ради, негромко попискивая.

— Упс! Прошу прощенья! Уборочка! Да и привет всем! Заходите, я вроде закончил.

— Всем Пр-р-ривет! — розовая добралась до нас.

Мы в разнобой поздоровались с обоими.

— Привет ребята, Дерпи, Скуталу, Пинки! А что это вы тут собрались такой толпой? — на пороге появилась фиолетовая крылатая единорожка.

— Привет Твайлайт, — как всегда в таких ситуациях, первым начал я, пока остальные здоровались. — Не возражаешь, если мы пройдем? Дело в том, что нам нужна некоторая твоя помощь. Вернее, твоей библиотеки.

— Конечно, где мое гостеприимство… Проходите!


Это непередаваемое ощущение Понивилльской библиотеки… По-прежнему древний, восстановленный во всей своей былой красе, вплоть до дырочек, оставленных жучками-древоточцами, гигантский дуб, в котором она расположилась. Запахи тысячи разных книг. Аромат свежего чая, похоже, уже заваренного для нас догадливым Спайком. Огромные, ломящиеся от книг шкафы под потолок, занимавшие все свободное пространство стен и бывшие этими стенами. Телескоп на балкончике второго этажа. И при этом — потрясающее ощущение окружающей тебя древней магии, готовой излиться во вне, стоит только тебе раскрыть книгу. Не важно, заходишь ты сюда в первый раз или в сотый, эти ощущения повторяются из раза в раз с неизбывной остротой.

Повторилось это и сейчас, даже притом, что мы ввалились всей компанией. Это можно было прочитать в глазах каждого. Ну, может кроме Пинки Пай и Дерпи. У первой восторг в глазах был явлением почти постоянным. У второй же было физически трудно что-то прочитать.

Ну и кроме Твайлайт, разумеется, но она-то тут жила.

Первое, что бросилось всем в глаза — развалившаяся на ступенях, ведущих на второй этаж голубая пегаска, мгновенно сунувшая что-то за спину и старательно придавшая лицу спокойное выражение.

— Э-э-э… Привет всем, поняши!

— Привет, Радуга!

— Чего это ты тут делаешь? — поинтересовался Из.

— Ну как чего… Летела вот мимо… Дай, думаю, проведаю свою подругу — Твайли… Ну и вот! А ты че подумал? Не, ну не читать же я сюда прилетела, а? А забавно было бы, да? Застукай кто-нибудь самую крутую спортсменку Эквестрии за чте-ни-ем… — скорчила она презрительную рожу, при этом, похоже, стараясь за спиной незаметно спихнуть что-то под лестницу.

— Уг-гу… — как-то нейтрально протянул Из.

— А сами-то вы тут че делаете? Да еще такой толпой? — Дэш, с заметным облегчением, сменила тему.

— Ну… В каком-то смысле все здесь из-за меня, — Скуталу слегка смущенно улыбнулась.

Только тут Радуга, видимо, обратила на нее внимание. И переменилась в лице.

— Скуталу? Что с ногой?!

— Да ерунда…

— Рассказывай.

— И мне! И мне! — к Радуге присоединилась Пинки.

Твайлайт просто тихо подошла к ним.

Из кухни выглянул Спайк.

Скуталу оглянулась на нас с Изом. Не знаю, как он, а я кивнул.

— Ну… Ладно. В общем… Вчера вечером я ехала по своим делам… То есть к Эпл Блум… Ну и решила немного срезать дорогу через лес. Я еле успела затормозить, когда что-то выскочило передо мной на дорогу. Испугалась, конечно… Ну… от неожиданности то есть. А как не испугаться такой туши с клыками, да еще слюна на землю капает? А тут оно еще ка-а-ак махнет лапой! А там когтищи! Чуть не в два моих копыта! Как увернулась-то, не знаю. Закричала, наверное, тогда. Развернулась и понеслась, что сил было. Что потом произошло, я не помню. Помню только, как что-то будто обожгло ногу и сбросило со скутера. Может быть, я ненадолго отключилась. Когда открыла глаза — увидела над собой только это черное что-то, заносящее лапу, чтоб меня прикончить, и поняла, что ВСЕ. Куда там сопротивляться! Отползти в сторону на шаг, и то сил не было. Оставалось только успеть попрощаться с жизнью за последнюю пару секунд… Когда это кошмарное существо что-то снесло! Я даже что это был пони поняла-то не сразу. Оказалось, что это был Алекс! — одна благодарная улыбка и четыре заинтересованных взгляда в мою сторону, — Правда, и у него, наверное, шансов было не слишком много. Я не видела, почему эта тварь вдруг так оглушительно заорала, но потом на нее откуда-то из кустов вылетел Из, — взгляды в его сторону. — Она испугалась и удрала в Лес! Из погнался за ней. А Алекс остался со мной и перевязал меня. Потом прибежала Эплджек, и мы решили, что она предупредит своих на ферме, а меня заберут к себе Алекс с Изом. И прошлую ночь я ночевала у них. Вот, наверно, и все…

— Надо что-то делать… — проговорила Твайлайт, нарушая тишину.

— "Что делать, что делать…" — передразнила Радуга, злобно оскалившись. — Да найти эту… и башку ей проломить, вот что!!!

— Спокойней, — попробовал остудить ее Из. — Ну, кинешься ты сейчас в Лес. Ну, проломишь ей башку. А если не ты ей, а она тебе? А если там таких не одна, а две? Три? Десять? Что тогда? Такие твари просто так из ниоткуда не возникают. Где одну увидели, там и остальные рядом шастают, уж будь уверена.

— А что ты предлагаешь? — уже спокойней продолжила Радуга. — На круп хлопнуться и ждать, пока кого-нибудь не сожрут?!

— Нет. За этим мы и пришли. Надо найти информацию об этих тварях. Их слабые стороны. Что угодно, что может нам помочь. И, исходя из этой информации, уже составить четкий план действий. Чем лучше мы узнаем врага, тем скорее он будет повержен.

Я слушал брата. И не узнавал его. Обычно импульсивный во всем, что касалось драки, готовый первым в нее кинуться, он, оказывается, мог быть и таким… Радуга на него, что ли, так влияет…

— Так что мы сидим? — вскинулась Пинки. — Твай! Вываливай шкафы! Спайк! Тащи побольше своего чая! И завари покрепче! ЗА-РА-БО-ТУ!!!

Ну что тут скажешь? Она была права! Нам оставалось только зарыться в книги. Причем, учитывая их количество, зарыться буквально.

* * *

— Поверить не могу… Поверить не могу… Столько книг! Столько умнейших, полнейших, полезнейших справочников! И так мало информации! — Спаркл нервно меряла комнату шагами, без конца спотыкаясь об разбросанные тут и там книги. — Одно! Всего одно преданье! Во всей моей библиотеке!

Мы действительно кое-что нашли. Причем на этот раз повезло Пинки Пай. Она просто начала рыться не в "скучных" справочниках, а в, показавшихся ей куда более интересными, книжках со сказками. Там и обнаружилась единственная более-менее ценная за сегодня информация. Якобы еще задолго до появления Селестии жили в диких лесах очень похожие твари, питавшиеся чем, а вернее кем угодно. Были они достаточно хитры. Упоминались еще какие-то не то крепости, не то капища, как-то связанные с теми тварями.

Никаких подробностей, методик борьбы, ни-че-го…

— И что дальше, стратеги? — задала резонный вопрос Радуга.

И опять отвечать ей взялся Из.

— Пока все по плану. Твайлайт! — обратился он к единорожке.

— Да?

— Не могла бы ты отправиться в Кантерлот и поискать информацию там?

— Конечно! — с радостью закивала фиолетовая. — Рада, что мы одинаково мыслим — я и сама хотела это предложить! Вот только…

— Только что?

— Только мне, наверно, понадобятся еще помошники. Ну, то есть, еще кто-то кроме Спайка…

— У! У! У! Меня! Меня! Меня возьми! — запрыгало вокруг нее розовое создание.

— Идет, — как-то слегка обреченно выдохнула Твай.

— А остальные? — вновь спросила Радуга.

— А остальным предлагаю прогуляться до Зекоры! Кому и знать Лес, как не ей. Ну… Это по словам Алекса. Я-то ее не знаю, — поправился Из.

Так мы и поступили.

* * *

И мы выдвинулись по направлению к Зекоре.

Еще в городе к нам присоединилась Эплджек, только что закончившая торговать, так что до Леса мы дошли достаточно быстро.

А вот в лесу пришлось снова вспомнить про внимание и осторожность. И идти полагаясь лишь на свою реакцию и слух Дерпи.

Хуже всех, конечно, было Скуталу. Это читалось по ее глазам. Но внешне она, как всегда, старалась держаться бойко и независимо, демонстрируя, как впрочем и всегда при Радуге, свое наигранное бесстрашие. Как бы она ни старалась, но глаза выдавали настоящую Скуталу.

До домика Зекоры идти было сравнительно недолго. Он, хоть и не был на опушке, но располагался довольно недалеко от края леса.

Когда мы, наконец, добрались, мы сильно удивились — все вокруг дома выглядело так, будто тут еще недавно была драка.

Так оно и оказалось. Зекора, обнаруженная нами в доме, готовилась к переезду в Понивилль на какое-то время.

Но даже в этой суете она поведала нам кое-что полезное.

А именно — подтвердила, что эти твари могут быть связаны с каким-то древним храмом или чем-то подобным в глубине леса. Она могла провести нас туда, но внутрь она не пойдет ни за что. Даже если там будет вход, о существовании которого она ничего не знала. Логично. В храме было столько всего, что нам понадобился бы специалист даже для того, чтобы просто выжить.

— Ну и где нам найти такого? — возмущалась Радуга уже на пути в город. — Можно подумать у нас все пони ежедневно по развалинам шастают.


— Не сердись, — мягко отвечала зебра. — Что знала, то сказала. Без опыта да знаний делать нечего там. Слишком не опытны еще вы. Пропадете.*

— А кто опытен-то? Лично я у нас таких не знаю.

— Ну… Думаю, я знаю кое-кого, — вмешался я. — Да и ты, возможно… э-э-э… Наслышана. Правда, ее еще надо будет найти.

— Хм… Эт ты про кого?

— Я про Деринг.

— Про каку… Деринг Ду? — похоже, Радуга была слегка удивлена. — Ты ее знаешь? Ты знаешь, где она сейчас?

— Скажем так. Нам довелось как-то столкнуться. Правда, я, к сожалению, не знаю где она сейчас. Придется приложить некоторые усилия, чтоб ее найти. Даже по каналам гвардии это будет не так уж просто. К счастью, есть тут у меня один надежный пони…

— Я его знаю?

— Возможно. Что видела, так это точно. Он тут приставлен приглядывать за городом от имени Принцессы Луны.

— Хм…

— Погоди, погоди… — вмешалась Эплджек. — Эт не тот ли отставной гвардеец, шо поселился в центре?

— Ага. Он самый.

— Странный он… — поморщилась Дэш.

— И посылки к нему какие-то странные приходят… И письма… — впервые высказалась Дерпи.

— Будешь тут странным… — таинственно обронил я. — Все так. Но если кто нам и поможет — так это он.

Примерно за такими разговорами мы и добрались до нужного нам неприметного домика.

— Подождите здесь, хорошо? Он не любит много народа. Тем более не гвардейцев.

И я, постучавшись, медленно вошел.

Передо мной оказалась крохотная типовая комнатка с большим столом посередине и обитой железом дверью с "окошком" в противоположной стене.

— Кого там еще принесло? — проворчал надтреснутый голос из "окошка".

— Кэп! Это я — Алекс. Нужна твоя помощь.

— Алекс! Ну, будь здоров, скороспелый!

Клацнул замок, и ко мне вышел не молодой уже, но все еще крепко сбитый, черный пони со все еще черной, но седеющей гривой.

Он хлопнул меня копытом по плечу.

— Ну? Что понадобилось молодому поколению от древних?

— Древние-то еще покрепче иных молодых будут — улыбнулся я. — Есть дело.

— Выкладывай.

И я вкратце изложил суть.

— Мда… Что я тебе скажу? Принцесс, пожалуй, и в самом деле рано ставить в известность. Справимся. А от меня-то ты чего хочешь?

— Хотел попросить разыскать по нашим каналам одну пони. Ты, наверное, про нее слышал — Деринг Ду.

— Ага. Есть такая. Это не так сложно. Фигура заметная. Только пару часов погоди. Ты уже переехал в новый дом?

— Да.

— Хорошо. Я сообщу, как только будет какая-то информация. Что-то еще?

— Да. Прими заказик…

— Ну что? — обступили меня все, как только за мной захлопнулась дверь.

— Да ладно вам! Можно подумать там что-то жуткое обитает! — улыбнулся я. — Все в порядке. Обещал скоро все сделать. Лучше скажите: кто идет со мной за Деринг?

— Конечно я с тобой, — первым высказался Из.

— Шутишь? Чтоб я такой шанс упустила? — резко подлетела ко мне Радуга.

— Я пока свободна на ферме, так шо я с тобой! — кивнула ЭйДжей.

— Я… Ну… Может, просто возьмете меня, а? А на почте я отпрошусь? — глянула на меня Дерпи.

— Хорошо. Конечно возьмем!

— А можно и я с вами, а? — грустно подняла глаза Скуталу.

— Конечно, Скут!

— Ура!

— Но сейчас, я думаю, нам пора разойтись. Вечер близится, а нам всем еще надо собраться.

— Верно.

И мы разошлись.

Когда мы с Изом, немного побродив по городу, добрались до дома, то обнаружили на пороге не очень большую, но увесистую посылку.

В посылке оказались рации. Пара небольших — ближнего радиуса. И два тяжеленных "дальнобойника" с антеннами-удочками и страшноватой упряжью для их ношения.

Вскоре и Скуталу вернулась с "собрания".

А буквально через пару часов возле нашего дома оказалась летучая мышь, к ноге которой была привязана записка…


ГЛАВА 7
В поисках Деринг Ду

И вот наш маленький поисковый отряд уже стоит на перроне, ожидая поезда в крошечный городок на краю пустыни Сан-Паломино, куда отправила нас записка в лапах летучей мыши.

И что вообще Деринг там забыла? Почему не нашлось ничего поближе? Сан-Паломино. Это ж Дискорд знает где… Хотя… Он-то действительно знает. После одного из сражений с ним там сейчас приличная карантинная зона недалеко от пиков Седельных Рожков образовалась. До сих пор каменные глыбы в воздухе висят…

Городок этот… Как же он называется-то? То ли Форт Пониред, то ли как-то похоже… Но, не суть. Расположился он на самом краю пустыни, недалеко от западной оконечности Эплуз, гор, отделяющих цивилизованную часть Эквестрии от совершенно уж диких мест, простирающихся аж до самых Скачущих Равнин на востоке и примерно до Рыцарского Пика и Утеса Росинанта на юге… Поговаривали, что это очень странные, мало заселенные и страшноватые места… В прочем, исследованы они были все же получше, чем наш Лес.

Но все равно — слава Селестии, что нас туда не несло, а до этого Пониреда или как его там, можно было добраться и по железной дороге.

А пока мы всей компанией торчали на перроне: Я и Из с ножами в чехлах, аптечками, мелким походным снаряжением, палатками, рюкзаками и прочим скарбом на спинах. Эплджек и Радуга с большими сумками и спальниками. Дерпи тащила одну из громадных "дальнобойных" раций, аккумуляторы к ней, само собой спальник и какой-то небольшой вещмешок. У Скуталу это была одна из "близких" раций на одном боку и большой плоский котелок на другом. На спине у нее, помимо спальника, болтался школьный ранец.

Наконец проплыл в дыму паровоз, и один из небольших вагонов остановился перед нами.

Вагон был крайне прост. Справа тянулись вдоль окон широкие мягкие лежанки с массивными общими спинками и откидными столами. Над сложенными сейчас столами расположились широкие арочные окна. Слева не было ничего кроме окон. В общем, от пригородных этот вагон отличался только наличием "места уединения", а больше, пожалуй, и ничем.

В вагоне мы оказались одни.


— Уф! — вздохнул я, входя. — Наконец-то!

— Фух! — Скут швырнула свой ранец под скамью, аккуратно сняла рацию и смахнула пот.

— Йи-и-их! — хлопнулась ЭйДжей на одну из лежанок. — И напомни-ка мне, скок нам тут бездельничать?

— Да почти три дня, — "обнадежил" я.

— Как три дня?! Что я тут буду делать три дня?!! Да я от скуки сдохну!!! — запаниковала Радуга.

— Да ничего, — рассудительно проговорил Из. — Чего-нибудь придумаем!

Ну… Не больно-то что-то и придумалось. Весь остаток дня, в большей своей части, ушел на захваченную Радугой "Пониполию", в которой она, по итогам дня, и вела с приличным перевесом.

* * *

Наконец наступила долгожданная ночь…

Уй-й… С-с-сено гнилое… Да… Да лучше бы она и не наступала!

Ну как, а? Как так можно-то? Как все могли уснуть раньше меня, оставив одного наслаждаться ЭТИМ уже больше часа?

Как вообще одна единственная пони может ТАК ХРАПЕТЬ?!!


А хотя нет. Не все. Вон, на скамье напротив, Скуталу как крутится. Похоже, тоже не спит…

— Нет. Не могу, — тихо произнес я, приподнимаясь и принимая полувертикальное положение, опершись спиной на стенку мерно покачивавшегося вагона…

На противоположной лежанке Скуталу разлепила глаза:

— Что? Ты тоже, да?

— Угу, — мрачно буркнул я.

— Вот и я… — Скут поднялась и придвинулась к поднятому столу.

Я вздохнул, вынул из своего рюкзака плетеную фляжку с сидром и налил в один из стоявших на столе стаканов.

— Яблочный? — принюхалась Скут.

— Ага, — машинально подтвердил я.

Скут придвинула к себе мой стакан и отхлюпнула. Я тупо смотрел. Потом что-то где-то перещелкнуло и я налил себе второй.

Так мы и сидели какое-то время. Молча глядя на проносившуюся за окном темень и вдыхая аромат яблочного сидра.

— Алекс.

— А?

— А вот ты ведь умеешь драться по-всякому, да? — Скут смотрела мне прямо в глаза.

— Ну… В общем да.

— И других учил, наверное?

— Учил, — вспомнил я гвардейцев.

— А как ты думаешь, в состоянии… маленькая пони… выучиться чему-то из этого?

Я понял, куда она клонит.

— То есть ты хочешь научиться чему-то, чтоб, при необходимости, постоять за себя?

— Ну… Да. Это возможно?

— Думаю, да, если правильно рассчитать силы и тренироваться в том, в чем можно достичь успеха быстрее.

— А что ты скажешь насчет меня?

Я задумался. Разговор шел на полном серьезе.

— Ну… Будь на твоем месте Эпл Блум я не задумываясь назвал бы копытопашный бой…

— А я?

— Ты пегас. Легкая, быстрая, проворная. Но не очень сильная.

Скуталу закивала.

— И бой должен быть под стать — короткая и средняя дистанция. Я предложил бы метание ножа.

Глаза Скуталу загорелись.

— А ты мне покажешь?

— Попробую научить.

— Правда?

— Пошли.

Мы отошли в противоположную сторону вагона, я наметил ножом контур мишени на деревянной стенке, да простят меня те, кому потом придется менять эти доски, и мы начали.

Я показывал правильную стойку, замах, движение головы…

Скуталу пыталась следовать моим советам.

Какое-то время мы по очереди тренировались.

Под конец она уже даже стала попадать. Еще не в "яблочко", но уже хотя бы в мишень.

В конце концов, я заметил, что она устала.

— Ну что ж! Для первого дня, я думаю, хватит. Весьма неплохо, кстати говоря! Поздравляю!

Скут разулыбалась.

Мы вернулись на свои места.

Прослушивание "радужного" храпа продолжалось.

Я долил в стаканы, полагая, что это поможет расслабиться и заснуть.

— Алекс, а вот… Тьфу! Не знаю, как начать…

— Начни резко. С вопроса, — улыбнулся я.

— Ага… Во-от… — Скут резко вдохнула. — А тебе когда-нибудь приходилось убивать? Ну… то есть… других пони.

— Да, — честно ответил я.

— И… Как это?

— Отвратительно.

— Но ты, тем не менее, это делал?

— Пойми. Для меня есть два, только два, оправдания такому! Первое, и самое ясное — если ты не убьешь его сейчас, то он сделает это с тобой секундой позже. Второе — если он угрожает твоим друзьям или кому-то еще реальной гибелью. То есть не пустая угроза, а нож у горла. Только в этих двух случаях мне ничего не остается, как убить. Эти два правила для меня непререкаемы. Если уж ты учишься пользоваться оружием, то первое, что обязана — это чтить жизнь. В любых проявлениях. Даже если перед тобой последняя скотина, ты не должна лишать эту скотину жизни до последней возможности. Запомни это! И обещай мне!

— Я поняла… Обещаю, — голос ее дрогнул.

В таком, примерно, ключе шла наша беседа еще некоторое время, постепенно съезжая на более мирные темы по мере убывания сидра во фляге…

Радуга наконец притихла. Можно было вздремнуть…

В конце концов, Скуталу так и задремала лежа на столе. Я, аккуратно прижав к себе, поднял ее и уложил на подушку. Укрыл.

После чего улегся на свою скамью и, взглянув еще раз на Скут, закрыл глаза.

* * *

Пробуждение было на удивление спокойным

Никакой суеты. Все тихо.

Вообще весь день выдался каким-то тихим и ленивым. Чувствовалось и приближение к пустыне — в вагоне становилось все жарче.

Видимо, из-за этого стали как-то резко уменьшаться запасы сокосодержащих фруктов и жидкости. Их было решено пополнить на следующей станции.

Для пополнения запасов отрядили ЭйДжей и Скуталу.

Ну кто мог знать, что поезд стоит всего пять минут?

Результат — забег Эплджек с грузом яблок за медленно отходящим поездом и я в роли "скутоносца" с грузом вишни, ибо сама она не смогла бы пока развить необходимую скорость.

Потом? Потом снова долгие часы лени в духоте вагона и "Пониполии".

Не ленились только Дерпи со Скуталу. Они что-то делали с рациями. Вернее, Дерпи явно что-то показывала Скут.

Под конец дня, когда жара немного спала, все устроили небольшую тренировку или скорее развлечение — "догони поезд", основной целью которой был полет вдоль движущегося состава. Ну или попытка просто удержаться рядом. Участвовали одновременно все. Даже Скут, поддерживаемая мной, конечно, и вопящая Эплджек, поддерживаемая сразу всеми.

Ночь тоже прошла куда спокойней предыдущей. Собственно, она просто прошла, за исключение небольшой тренировки в метании ножей…

* * *

Поезд наш, похоже, шел с некоторым опережением графика. Либо, что логичнее, мы не знали о его изменении. Мы это заметили, ведь за все время в пути, нам даже не пришлось останавливаться, дожидаясь прохождения следующего отрезка пути другим поездом, как это иногда бывает, но все же… Изначально, ведь, планировалось, что наш путь до этого самого Пониреда, или как его там, займет дня два с половиной — три…

Кто ж знал, что поезд пройдет это расстояние всего за два с небольшим дня!

— ПОДЪЕМ!!!

Мы повскакивали от дикого ора растрепанной со сна Радуги.

— А?

— ?

— Дэш? Ты чего?

— Что-то случилось?

— И чей-т бы я так орала, а?

— Да поезд же! Наша станция уже вот-вот будет! — сбавила громкость голубая.

А вот тут уже все пришли в схожее с ней состояние!

Более-менее четко и быстро собрались только мы с Изом. Сказывалась, наверное, выучка.

Происходившее же вокруг напоминало перемену в школе. Может поэтому первой, после нас, была готова Скут…

Прошло еще какое-то время.

Паровоз, свистнув и окатив нас паром, умчался куда-то дальше, а наша заспанная, нечесаная команда стояла, уставившись на вывеску на крохотном здании вокзала.

"…обро пожа…ть в Форт Пони…ед!" — гласила она.

— Мда… "Форт Пониед", — ухмыльнулся Из.

— Да… — скривилась Радуга. — И как только можно жить в такой дыре?

— Ну… Судя по магазинчикам на главной улице — какая-то жизнь тут все-таки имеется. Даже туристы какие-то бывают, похоже. Хотя можно ли ее назвать главной, если их тут всего две? Да и добывают тут что-то вроде, — вспомнилось мне из прочитанной накануне в поезде справки по городку.

Мы еще раз окинули взглядом представшее перед нами поселение.

Весь город представлял собой всего две улицы. Та, что я условно назвал "главной" начиналась от вокзала, проходила через небольшую площадь в паре домов от него и, побыв еще какое-то время прямой торговой улицей, уходила куда-то в прерии. Вторая, по большей части жилая, пересекалась с первой под прямым углом. По углам площади стояли ратуша и салун. Входы их были обращены в нашу сторону. Также выход на площадь был у банка и местного отделения "Почты Эквестрии".

За городом виднелись на холме какие-то развалины. Старые, пыльные, быть может, кому-то интересные, но явно не того сорта, что привлекают Деринг. Скорее всего, тот самый Форт Пониред.

Появились первые жители.

— Ну, что? — спросил я. — Разделимся?

— Придется, — вздохнул Из. — беру на себя жителей.

— Я могу заглянуть в банк и на почту! — предложила Дитзи.

— Я тогда в ратушу и по лавкам! — Эплджек.

— Ну а я… А я проведу воздушную разведку, вдруг чего угляжу, и помогу Изу с жителями! — высказалась Радуга.

— Отлично! Значит, мне остался салун. Работы там, думаю, хватит. Мне может понадобиться лишняя пара глаз и ушей в таком месте. Скут, ты как?

— Готова! Идем?

Я раздал всем фотокарточки Деринг, заготовленные еще в Понивилле.

— Вот теперь — да!

И мы разделились.

Мы со Скуталу ввалились в полутемный салун.

Я шкурой почувствовал, как по нам скользнули несколько цепких взглядов. Когда глаза привыкли к освещению, я глянул на завсегдатаев. Даже по утру их было достаточно. Рожи у многих самые криминальные. Хотя может я и наговариваю с непривычки к жизни в такой местности, но разве работящий пони станет спозаранку торчать в салуне и пропивать с трудом нажитые битсы, которых и так, должно быть, не очень-то много?

Что из себя представляет сам салун? Здание явно той же потасканности, что и сам город, но чувствуется, что за ним хотя бы как-то следили. Стены были относительно недавно покрашены. Потолок довольно сильно закопчен. На полу — свежая солома. Правда, прямо поверх старой — заплеванной и загаженной. Большая часть мебели — самодельные дощатые столы и стулья, явно носит на себе следы ремонта.

Я прикинул планировку. Барная стойка слева. Между ней и дверью — старое пианино. К стойке примыкает, вдаваясь внутрь зала, какое-то подсобное помещение, возможно — кухня. Напротив входа, в задней стене ниша, закрытая ширмой — сцена, что ж еще. Правее сцены — лестница в два марша, видимо, ведущая в "нумера". Почти все свободное место по центру и с правой стороны зала занято столами.

Реакция завсегдатаев — спокойная, но нас заметили все, можно не сомневаться. За дальним столом увлеченно дуются в карты.

Барная стойка свободна.

Все это как-то само собой промелькнуло у меня в голове, пока ноги уже направлялись к той самой стойке.

Скут намекнула, что не успела ничего поесть, и приткнулась в самый конец барной стойки, к стене условной кухни, явно стараясь быть незаметнее.

Я же, наоборот, плюхнулся на стул почти посередине стойки и небрежно обернулся.

— Бармен!

— Чем могу быть полезен? — заискивающе подкатился полноватый серый жеребец со светлой, зачесанной в бок гривой, жидкими усиками и бегающими глазками, в поношенном, но еще приличном костюме.

— В этом… заведении… найдется что-то пожрать или только выпивка? — с некоторой брезгливостью спросил я, решив немного поиграть в крутого.

— Эй! — прокричал бармен в "подсобку". — У нас осталось что-то из еды? Если да, так оторви свой круп от стула и неси сюда!

Он явно здесь не простой бармен, скорее хозяин. Тем лучше.

— Сию минуту! — повернувшись, обратился он ко мне, уже совсем другим тоном. — Сейчас что-то будет. Может, закажете еще что-то?

— Да. Сидр. Стакан побольше. И сок.

— Прошу! Ваш сидр и сок.

Сок тут же уехал по стойке к Скуталу. Ей он пригодится — бутерброд, что ей вынесли, был здоровенным и явно подсохшим.

Я отхлебнул сидра, к слову весьма посредственного, и кинул говорящий взгляд на бармена.

— Что-то еще? — правильно истолковал тот.

— Да. Я тут ищу одну пони. Может, видал такую? — я передал ему фотографию.

— Да где ж тут упомнить? Может и видал, может и нет… — сделал тот странное выражение морды.

Классика. Я готов был поклясться, что тот ее узнал. Да и как еще, если твои "нумера" — единственная гостиница во всем городишке?

Я достал из сумки небольшой, заранее заготовленный мной, мешочек с монетами, вытащил одну, и повертел ее копытом на стойке.

— Возможно это как-то сможет повлиять на память? — монетка перекочевала на ту сторону стола. И еще одна. И еще…

— Хм. Да, я, кажется, припоминаю… Была здесь такая. Но она давно съехала.

— Давно?

Монетка… монетка…

— Кто знает…

Монетка…

— Быть может, два дня назад, быть может, три. Она оплатила номер за неделю вперед и исчезла.

Справа от меня раздался кашель, — Скуталу давилась, но доедала эту пересушенную гадость.

— Еще стакан сока… — я глянул на Скут. — И побольше.

— И ты, конечно, не знаешь куда? — продолжил я разговор.

Монетка… монетка…

— Увы, если бы я знал!

— Мы можем на денек снять тот номер?

Сильно похудевший мешочек переменил хозяина.

— Конечно, вот ключ.

Как только Скут все-таки догрызла несчастный бутерброд, мы поднялись в номер.

— Что скажешь?

— Да врет он все! Отлично он знает куда Деринг отправилась.

— Про пару дней, похоже, не врал.

— Ага. Но как-то выразительно тебе за спину поглядел. Явно на кого-то, но на кого — разглядеть было трудно.

— Если так, то скоро узнаем.

Мы тщательно осмотрели комнату.

Ни-че-го.

Но…

Скрипнула, открываясь, дверь.

В комнату вошли двое. По виду — одни из тех уголовных рож в салуне. Один закрыл дверь собой.

— Эт еще что? Я вас, кажется, не приглашал! Покиньте-ка номер и поживее! — я вспомнил про роль.

— Заткнись и слушай сюда! Если не хочешь, чтоб кто-то пострадал… — взгляд на Скуталу. — тебе было бы лучше свалить туда, откуда приперся, приятель!

— Первое. Я тебе не "приятель". Второе. Я сам в состоянии решить, где мне находиться. И третье. Вот уж тебя я спрошу в последнюю очередь.

— Я надеялся на это, — ухмыльнулся говоривший и топнул ногой. Из сапога вылетел пружинный нож.

Я автоматически закрыл собой Скуталу.

Выпад!

* * *

Драка была недолгой и не особо красивой.

Сломанные ноги, выбитые зубы, веревки и кляпы.

Драться грамотно эти двое совершенно не умели. Тупая сила и ножи. Никакой техники боя.

— Есть! — Скут обрадованно взмахнула какой-то бумагой. — Есть карта.

— Давай-ка поглядим…

Хм-м… Оказывается на восток отсюда, примерно в дневном переходе, среди скал песчаника, образующих что-то вроде отрога Эплуз, имелся некий храм. Он так и был отмечен — "Храм". Без всякого особого названия.

В нижней части карты, тем же карандашом, что и отметка, были приписаны координаты.

Все стало ясно. Кто-то воспользовался Деринг, и сейчас ей наверняка нужна была наша помощь.

— Скут! Хватайся за меня — уходим окном!

Рыжая лишь серьезно кивнула.

— Ну че? Кто-то че-то узнал, а?

— Да, — первой начала Дерпи. — Она была на почте три дня назад. Что-то получила. Потом сняла немного денег в банке.

— Агась. Торговцы ее запомнили. Покупала снаряжение. Но че дальше, куда пошла — не знают.

— С населением прокол, — пожали плечами Из и Радуга. При этом Из кивнул на как-то чересчур перепуганных местных.

— А че у вас? Признавайтесь, че натворили! — улыбнулась ЭйДжей. — Вас ухмылки выдают!

Мы со Скут глянули друг на друга. Надо же… Действительно ухмылка. И у меня наверняка не хуже…

— Мы знаем точное место, где сейчас Деринг Ду. И нам лучше поспешить — ей может угрожать серьезная опасность.

— Верно. Но, без подходящего снаряжения нам там нечего делать, — заметил Из.

— Там, вроде были какие-то магазинчики на эту тему… — Дэш махнула ногой.

— Тогда затаримся побыстрей и вперед? — глянул на нее Из.

— Вперед!

Мы уложились в рекордный срок. Веревки, не новые газовые фонари, свечи, кремни, мел и другие мелочи были куплены буквально за пять минут. Кроме того, проходя мимо лавки старьевщика, я заметил там небольшие часы-луковицу с полуоторванной цепочкой, отломанной крышкой, ржавчиной на корпусе, но еще рабочие. И, не удержавшись, купил их — мелькнула одна мысль…

Со стороны салуна пока все было тихо.

Мы спешно покинули город…

* * *

Переход этот оказался довольно утомительным для нас, не подготовленных к нему, не привычных к таким жаре и нагрузкам.

Но… Мы все-таки дошли! Трудно описать чувства, обуревающие уставшего путника, наконец добравшегося до цели. Тем более что гнало нас туда, далеко не чувство любопытства, как какого-нибудь туриста.

Посреди скал нам открылся храм, потрясающий своим великолепием! Вырезанные из камня изящные узоры, перемежаясь с цветами диких растений, распространяющих дивный аромат, покрывали его стены. Срывался водопадом звонкий ключ. Грозные каменные изваяния торжественно застыли вдоль стен…

Пф-фы… Вру, конечно!

Храм был довольно скромен на вид. Лишь песчаник в этом месте был ровнее, чем весь окружающий, из него выступали два массивных барельефа-стража втрое превышающих размерами реальный, а между ними — не слишком большой прямоугольный проход, когда-то закрытый треснувшей каменной плитой, валявшейся теперь рядом.

— Стоп! — остановил всех я. — Нельзя идти всем одновременно. Вы и сами наверняка слышали массу подобных историй. Надо разделиться. Из! Останься пока, хорошо? Командуешь второй группой, если что.

— Хорошо, — четко, без лишних споров кивнул Из.

— Я с тобой.

— Хорошо, ЭйДжей. Дэш! Побудешь пока тут?

— Эх-х-х… Ла-а-но. Прикрою, так и быть, вам круп. Будем надеяться, что эти, из салуна, все-таки сунутся! — как-то недобро улыбнулась пегаска.

— Дерпи!

— Тут я.

— Попробуй связаться с Понивиллем. Что-то мы долго не получаем никаких вестей.

— Хорошо, — серая скинула рацию и принялась возиться с настройками.

— А я? Я с вами?

— Нет, Скут. Вот на этот раз — нет… И не смотри так! Сама знаешь, сколько там может быть опасного.

— И интересного!

— Вот на интересное обещаю сразу позвать! Если конечно одолжишь свою рацию.

— Угу. Ладно. Держи, конечно. Но зовите нас сразу, хорошо?

— Хорошо!

Мы с Эплджек шагнули в темный провал.

Ну что тут можно сказать? Темно, мрачно и пыльно. По крайней мере так было сначала. Потом на стенах, полу, потолке появились первые витиеватые узоры, становившиеся все больше и больше и, в конце концов, заполнившие всю доступную им площадь. В стенах стали попадаться кольца для факелов. А кое-где и зажженные факелы. Явно совсем не старые. Рация, кстати через камни не пробилась. Придется что-то придумывать.

Ловушки? Ну, когда-то они тут точно были, но большинство из них было разряжено, что еще раз доказывало, что тут кто-то прошел до нас. Возможно именно Деринг. Была у той интересная привычка — собрать на себя все синяки и шишки по дороге. Ну, то есть все ловушки. Бояться приходилось лишь самых примитивных, срабатывавших не однократно, или чего-то пропущенного.

Как в тот момент, когда я еле успел повалить ЭйДжей, когда вылетел из отверстия сбоку и впечатался в стену, чуть выше наших ушей, немалых размеров булыжник.

ЭйДжей дернулась. Зрачки ее испуганно сжались. Похоже, она оценила возможные последствия…

— Сп-пасибо Алекс.

— Угу. Ты как? В порядке?

— Вродь того…

— Ну, вот и хорошо — улыбнулся я. — Пойдем?

— Агась. Встань с меня только, — в ответ улыбнулась ЭйДжей.

— Ох. Верно. Прости.

— Да ла-а-но, за шо?

— Ну…

ЭйДжей подмигнула и пихнула меня крупом:

— Пшли уже!

Довольно скоро мы вышли в небольшой зал. На входе выстроились несколько каменных фигур. Горел одинокий факел, скорее сгущая мрак, чем рассеивая его. Пыльно. Тихо. Страшновато. Я прибавил свет старого фонаря, что держал в зубах, но, даже этого было мало. Однако его света хватило, чтобы заметить, что в середине зала пол резко обрывался.

Что-то в этом обрыве мне сразу не понравилось.

Мы с замиранием подошли к краю. Довольно глубоко… Отвесные стены, образованные сейчас плитами пола…

И песочного цвета пони, неподвижно лежащая внизу.

Пробковый шлем валялся рядом.

Похоже, сломаны в этот раз были не только крылья…

* * *

— ЭйДжей! Беги за остальными, быстро! Только умоляю — помни про камень!

Эплджек как-то по-особенному взглянула на меня.

— Ясно!

И сорвалась с места.

А я спикировал вниз.

Пульс? Дыханье?

— Слава Селестии! — выдох облегченья вырвался из моей груди. Дышит. Жива.

Где-то тут был… Я рылся в аптечке… Вот! Чудодейственная вонь…

Пони приоткрыла глаза:

— Хто т… — еле слышно просипела она.

— Алекс. Мы встречались. Помнишь? — и, не дожидаясь ответа. — Потерпи-ка, сейчас…

Я вколол обезболивающее. То самое, что уже когда-то так пригодилось Скуталу.

— Во-о-от… Теперь будет полегче.

Я принялся за ноги. Благодаренье Богиням — не переломаны. У левой, похоже, лишь вывих, а вот правая… Тут все хуже. Трудно представить, насколько неудачным должно было быть падение, чтоб выбить ее из сустава. Тут и про здоровые-то крылья забудешь с такой болью. А они-то снова были перевязаны. Не появись мы тут еще денек — и у нее не было бы шансов.

Где-то рядом нарастал топот множества копыт…

— Что с ней?!! — голубая молния ударилась об пол рядом и обернулась растрепанной пегаской.

Наверху с тем же вопросом на лицах застыли Дерпи и Эплджек. Отличались лишь выражения Иза — спокойное, как всегда, даже если внутри у него все горело, он мог сохранять каменное спокойствие внешне, и Скуталу — та стояла, прижав копытце ко рту.

— Жива, — выдох прокатился по залу. — Но крайне истощена и не может двигаться. ЭйДжей, поищи что-то годное для носилок. А все пегасы — сюда.

— Мы тут, — приземлился Из.

— Ага… уф! — как-то слегка об стенку, но спустилась Дерпи.

Скут топталась наверху.

— Давай! Ты мне тоже тут будешь нужна!

Рыжая резко выдохнула. Разбежалась. И прыгнула.

— Крылья! — наши с Радугой голоса слились.

В зале застрекотал "моторчик". Скут повисла в воздухе.

— Во-от! А теперь плавно вни-из…

До конца плавно не получилось. Пришлось подстраховать. Но…

— Вот! Уже результат! А ты боялась. Взлетать-то каждый может, а вот посадка куда сложней.

— Точно! — кивнула Радуга. — Даже у меня-то и то иногда не выходит с посадкой!

Скуталу смущенно улыбнулась.

Сверху упало несколько железных копий, похоже, вынутых из каких-то ловушек.

— Так хватит?

— Отлично! Спасибо, ЭйДжей!

— Так, — я вкатил Деринг еще дозу обезболивающего и заставил зажать зубами бинт. — Будет больно. Очень. Но иного выхода у нас просто нет. Готова?

Деринг напряглась. Сжала зубы. Зажмурилась. Кивнула.

— Из, Дерпи — держите прижатыми передние ноги! Скут — навались на левую-заднюю! Готовы?

И я рванул.

Раздался страшный хруст. И вой. Деринг дико рванулась. Из и Дитзи смогли удержать ноги. Скуталу отбросило в сторону и я чуть не получил копытом по морде, но сустав встал на место.

— Скут! Цела?

— Уф. Ага, — поднялась та, потирая ушибленный бок.

— Тащи бинты и копья.

Через несколько минут все было закончено. На Деринг красовалась весьма оригинальная шина с торчащими наконечниками, а заботливая Радуга ее кормила.

— Только понемногу! — напомнил Из. — Не стоит рисковать давать все сразу. Заворот кишок того не стоит!

— Ага. Верно. Спасибо, что напомнил.

— Тише! — вдруг насторожилась Эплджек, так и остававшаяся наверху. — Слышите? Кто-т идет!

И верно. Где-то вдалеке слышны были шаги. И не одни.

Мы быстро убрали за собой и постарались уложить хитро улыбнувшуюся Деринг так, чтоб не было видно шины.

Из, Эплджек и Дерпи спрятались за статуями на входе в зал. Я и Радуга — в темноте на той стороне провала. Скут осталась внизу, забившись в темный угол и прикрывшись шлемом Деринг. В зубах у нее был зажат метательный нож.

Один из факелов на входе был притушен. Темнота стала еще гуще.

Мы обратились в слух.

* * *

Показались четыре тени. Три из них тащили что-то вроде лестницы

— И чего мы только сюда поперлись…

— Ну ты достал уже. Сколько можно объяснять, что этот пижон явно ищет ее. Значит, может рано или поздно оказаться здесь.

— И не только он, кстати. Там еще какая-то рыжая околачивалась, и мелюзга какая-то, а мож и еще кто…

— И что? Она наверняка уже сдохла!

— А если нет? Охота проблем?

— Да и медальон *нехорошее определение в сторону Деринг* где-то сныкать успела, так и не нашли ведь тогда.

— Все тебе этот медальон…

– *Еще одно нехорошее определение, но уже безотносительно ее* темень-то тут какая! Самим бы в эту яму не свалиться.

— Ага. Классно, кстати тогда придумали.

— Угу. Про рычажок шеф верно тогда вспомнил.

— А глаза ее помните? Ха! До последнего не ждала! Проводник и рабочие, это ж надо было так сыграть…

— Аг-г-гы!

— О! Вон она, что ли?

— Она.

— Навродь дохлая?

— Что-то сомнительно мне. Как-то не так лежала.

— Сомнительно ему. Так спустись и пырни пару раз, если сомнительно. Или дохлятину боишься?

— Да катись ты!

Дерево стукнуло о камень.

Скрипнули ступени.

— А вот это, ребята, я не спешил бы делать! — я вышел из тени. — Попытаетесь — умрете первыми!

— О! Ты смотри кто тут!

— Пижончик!

— Здорово! Еще и его прибьем до кучи, пусть шеф порадуется!

— Займись лучше дохлятиной уже, дубина.

Послышался звук вылетающего пружинного ножа.

И короткий, тихий "вжик" ножа метательного.

Тот, что спустился — взвыл.

— Ах ты *очень не красивое слово* мелкая! Тоже тут! Дак тя я и без ножа удавлю!

Скут испуганно пискнула, упершись крупом в стену.

Визгнул еще один нож.

Он схватился за шею. Из-под копыта ударила кровь. Захрипел. И свалился. Прямо перед замершей Скуталу. Из шеи торчал нож. Быстро натекала лужа крови.

— Я предупреждал. И прежде, чем кто-то еще отправится на тот свет — оглянитесь.

Они оглянулись.

Радуга. Из. Дерпи. Эплджек. Я.

Вывод оказался не верным.

— БЕЙ ИХ!!!

И понеслось…

* * *

Эти были более умелыми, чем те двое. Или им придала сил ярость за убитого. Это уже не важно. Эти сумели показать хороший бой, а не пьяную драку. Хотя все равно неудачно для себя.

Особенно неудачно тот, которому на шею попал аркан ЭйДжей. Он, вероятно, поскользнулся. На краю ямы. ЭйДжей рванула назад, чтоб он не утянул и ее. Результат невезенья предугадать не трудно.

Второму повезло чуть больше. Когда тот схватил Радугу, Из, не отличавшийся излишним мягкосердечием в бою, полоснул его ножом. По горлу. Не слишком удачно — залило всех вокруг…

Третий, увидев что сталось с остальными, рухнул на пол. Его стреножили и оглушили. Очнется через пару часов. Захочет жить — куда-нибудь доковыляет.

* * *

Мы сидели в яме прижавшись друг к другу. Эплджек, Я, Скуталу, Из, Радуга, Дерпи и лежащая рядом Деринг. Радуга, все еще перемазанная в крови, прижалась к Изу. Я обнял ЭйДжей и укрыл ее крылом. Скут уткнулась мне в бок, под второе.

Эплджек бил озноб.

— Й-я… й-я… ег-го… уб-блила…

Я отстранил ее и слегка потряс.

— Успокойся. Их никто не заставлял. Они сами выбрали себе судьбу.

— Д-да, но… Но я… Но ты… Как… Что теперь…

Я снова потряс ЭйДжей и, вместо ответа, поплотнее прижал ее к себе.

Под вторым моим крылом тихо-тихо сидела Скуталу. Я придвинул ее поближе и слегка отстранился, чтоб видеть обеих.

— Да. Вот так оно и бывает, когда изменить что-то уже невозможно. Просто, грубо, страшно. Но иного выбора и не остается. Или ты, или тебя. Если бы не твой аркан, ЭйДжей, кто знает сколько бы он натворил, сколько загубленных жизней прибавилось бы к его счету…

Постепенно Эплджек престала трястись. Глаза ожили. Зрачки вернулись в норму. На глазах навернулись слезы.

Честно говоря, я не знал, что еще сказать.

Я просто снова прижал обеих покрепче.

Рядом Из укрыл своим белоснежным крылом покрытую чужой кровью и все еще дрожавшую Радугу.

— Часто т-ты вот т-так?

— Иногда приходилось. Жизнь научила выживать.

— Понятно. Не, ты пойми, я… ну… я не против такого… крайнего способа. Ты же мне вроде как жизнь спас тогда… — она заглянула Изу в глаза.

Теплый, успокаивающий взгляд синих глаз был ей ответом.

* * *

На сборы ушло какое-то время. Так, пришлось, например, прогуляться дальше по этому непонятному Храму и достать из тайника медальон. Никто не даже не спросил что это за медальон или для чего он нужен. Не до того было. Деринг просто спрятала его в карман.

Сама она передвигаться пока не могла. Стоять — еще как-то, но вот идти — точно нет. Решено было нести ее по очереди. Первым вызвался Из.

Когда мы, наконец, выбрались наружу, стояла уже глубокая ночь.

"Странный был день, — подумалось мне. — Столько всего в него уместилось. Вроде только недавно сошли с поезда, а тут…"

— Да. Чуть не забыл уже. Дерпи?

— Да?

— Так что в Понивилле? Чего так долго молчат?

— Говорят, что не было почти ничего интересного. Почти.

— То есть?

— Последнюю пару ночей замечали каких-то тварей в прямой видимости от города. Но никто не нападал. Все тихо.

— Нехорошо. Надо возвращаться побыстрей. От Твайлайт ничего не было?

— Говорят, что нашла еще несколько упоминаний в библиотеках Кантерлота, но что конкретно — не сказали.

— Вот это уже новость получше. Еще что-то? Хорошее, или…

— Да как сказать… Принцессы отбывают куда-то на границу. Вроде какие-то проблемы.

— Хм…

— Луна вроде бы дала разрешение некоторым офицерам в городах использовать свою гвардию по усмотрению. Тебе, говорят, тоже.

— Неплохо. Но, что-то такое я от нее уже когда-то слышал, насчет ее отсутствия… Когда вернутся не сказали?

— Увы.

— Может, уже двинем? — прервал нас Из. — Нам и так еще всю ночь переть.

— Угу.

Я настоял на соблюдении примерного строя. Все-таки была ночь, да и из этого дурацкого места, где уже пролито столько лишней крови, мы еще не выбрались. Шли ромбом, так, чтобы Скут и тот или та, кто несет Деринг, были в центре.

Шли долго. Без привалов. Вымотались в конец все. Если уж даже мы с Изом устали как после скачек на выносливость, то про остальных и говорить нечего. Близился город. И хотелось бы его обойти, а никак — нужен поезд.

Дерпи вдруг замерла.

— Что-то случилось?

— Впереди, за камнями, кто-то есть.

ЭйДжей, несшая Деринг, медленно опустилась, давая ей слезть:

— Че будем делать?

Я оглядел наше инвалидное воинство…

До тех камней еще довольно далеко… Темень кромешная…

— А чего тут можно делать? Драпать, пока нас не заметили! В таком состоянии нас просто перебьют.

Радуга, похоже, хотела что-то возразить, но, видимо, не нашлась что именно.

— Думаешь подойти к городу с другой стороны? — снова спросила ЭйДжей.

— Попробуем. Видно будет.

У нас получилось. Хотя этот обход и лишил нас последних сил, но мы доползли до железной дороги ко времени прибытия утреннего поезда. Все вышло. Компания грязных, побитых и смертельно уставших пони ввалилась в вагон отходящего поезда и, едва коснувшись лежанок, моментально уснула. Я уложил Скут, и еще какое-то время смотрел на удаляющийся городок, такой тихий с виду, и оказавшийся вдруг таким жестким и кровавым вблизи. Надо будет вспомнить о нем как-нибудь потом.

А пока… Все было тихо. За поездом никто не гнался.

Мы ушли.


ГЛАВА 8
И снова Понивилль

И снова неполных три дня дороги.

Три дня нормальной жизни, за которые все успело позабыться и воспринималось теперь скорее как дурной сон.

Три дня ухода за Деринг, метания ножей, болтовни и "Пониполии".

Три дня так необходимого отдыха.

Отдохнувшие и посвежевшие, сошли мы на перрон родного Понивилля.

Однако не в пример отъезду, прибытие наше вызвало интерес у горожан. Нас встречали. Похоже, в городе уже почувствовали что-то неладное в зверье, появлявшемся рядом с городом, и каким-то неясным мне образом связали с ним нашу поездку.

Нашлись среди встречающих и Твайлайт с Пинки Пай. Но все равно разговора по делу здесь, на перроне, при посторонних ушах не получилось бы, поэтому мы договорились встретиться вечером в нашем с Изом доме и разошлись по своим делам. Со мной остались лишь Из и Деринг, уже кое-как передвигавшаяся сама, которую, само собой, решено было разместить у нас.

Нужно было поговорить с "отставником", прояснить ситуацию, ведь нас неделю не было в городе.

Все та же типовая комнатка, тот же стол, та же дверь с окошком…

— Привет, Кэп.

— И тебе Алекс. Все удалось?

— К счастью, да. Хотя и не обошлось без проблем.

— Слышал, хотя и без подробностей. Довольно скверная история.

— Угу. Но все хорошо, что хорошо заканчивается, верно?

— Верно, но возможно мы еще услышим об этих бандитах.

— Ага. Есть у меня желание повторно туда наведаться, когда здесь разберемся.

— Если разберемся.

— "Если"? Что ты имеешь ввиду?

— Да вот то и имею! Эти твари уже которую ночь появляются в близи города.

— Погоди. Все-таки "тварИ"?

— Да. Прошлой ночью видели двух одновременно.

— Значит, не случайность… — вздохнул я.

— Конечно. Но я так понимаю, что ты и так об этом догадывался да? Иначе к чему была бы эта поездка?

— Да. Просто оставалась еще какая-то надежда… Ладно. Разберемся. Что за ситуация с Принцессами?

— Толком пока ничего не ясно. Если в общих чертах, то снова объявился Сомбра, и опять мутит воду. Видно не достаточно его тогда пнули. Хочет больше. Но явно размахнулся в масштабе, раз уж Принцессы там.

— Это верно. Если уж отбыли сами их высочества, то будет что-то…

— Но есть свои плюсы! — улыбнулся старый вояка. — Сейчас ты можешь использовать по своему усмотрению гвардию. Есть прямое распоряжение Луны.

— Да, это, конечно, неплохо…

— Кстати. Ты, я так полагаю, скоро соберешься в Лес?

— Ага.

— Я тут договорился, пока "темных" в городе нет, с вами пойдут гвардейцы Селестии. Сброд, конечно, но хоть какая-то сила. К сожалению, еще и все "земные".

— Спасибо. И эти сгодятся. Лучше, чем ничего.

— Это верно. Вы уже решили, когда пойдет?

— На днях. Возможно через два-три дня — надо собрать всю информацию, что только возможна, подготовиться…

— Логично. Эх! Мне бы, да с вами пойти…

— А кто за городом приглядывать будет?

— Да. Город мне пока не на кого оставить. Да и староват я уже… Как некоторые считают.

Я ухмыльнулся: я-то знал, что он все еще далеко не так слаб, как хочет казаться окружающим. Оглянулся на дверь:

— Пожалуй, мне стоит поторопиться — меня там ждут.

— Конечно.

— Спасибо за Селестийцев!

— Сочтемся, — ухмыльнулся "отставник", пожимая мне на прощанье копыто.

— А то! Удачи!

— Ну, что выяснил?

Из и Деринг поджидали меня снаружи.

— Что твари наглеют.

— В смысле?

— В смысле, что их уже видят не поодиночке.

— Ого!

— Именно, что "ого".

— Так. Что за твари? Может мне кто-нибудь что-нибудь объяснить? — встряла Деринг, — Единственное, что я поняла из всей болтовни в поезде, так это про какой-то храм или что-то вроде в вашем лесу.

— Конечно, — кивнул Из. — Пойдем. Объясним по дороге.

* * *

— Хм. Так вот где ты живешь. Ничего так, надежно! А снаружи такая халупа, что и не скажешь… — оценила Деринг.

— Ага. Я и старался не выделяться, — ухмыльнулся я. — Прямо, как ты.

— Где разместишь?

— Пошли, покажу, — пригласил я ее вниз.

Я показал Деринг большую из спален.

— И вы тут вдвоем живете?

— Втроем.

— И кто третий? — заинтересовалась Ду.

— Скуталу. Ее дверь напротив.

— Мелкая? Бр-р-р… — потрясла головой Деринг. — Подожди. Она что вам, родня?

— Да нет.

— Тогда совсем не пойму.

— Скажем так. Она в довольно сложной жизненной ситуации сейчас.

— И поэтому путешествует с вами?

— Верно.

— М-м-м… Ладно, проехали…

Деринг прошлась по коридору.

— А что за шкафчики? — и, конечно, сразу же распахнула один из дальних, не дожидаясь ответа.

Из шкафа с грохотом вывалились части какого-то старого доспеха, мне не знакомого. Видимо, это его Из из тащил в своем ящике.

Из припечатал себя копытом по морде!

— Ого? Доспех? И, похоже, довольно древний? Где нарыл?

— Это не ко мне! Это к Изу.

— Так. Тот же вопрос! — Деринг сунулась нос к носу, сделав серьезное лицо и пытаясь учинить допрос с пристрастием.

— Да так… Память об одном приключении, расскажу может… как-нибудь потом, — открутился Из, явно не горя желанием отвечать.

— Что-то они мне напомнили… Ну да ладно.

Тихий звон раскатился по дому.

Прошло несколько секунд.

Хлопнула входная дверь.

— Это я! — раздался звонкий голосок наверху.

Я ухмыльнулся — никого больше заклинания Твай и не пропустили бы.

— Алекс? Из? Вы здесь?

— Мы внизу! — ответил Из.

Из люка свесилась рыжая улыбающаяся мордашка:

— Я вернулась!

Скут заметила Деринг и на секунду какая-то тень промелькнула по ее улыбке.

— Где была?

— В школе. Подумала, что не стоит пропускать, пока есть возможность.

— И как оно?

— Ну… Неплохо, если не считать Тиары, как обычно.

— Опять что-то подгадила?

— Ага. Она, похоже, начала что-то подозревать. Ну… Ты знаешь, про что я.

— Ладно, поговорю с ней позже.

— Спасибо. А что у нас на обед?

— Сейчас узнаем! Сюрприз будет. И, думаю, для всех…

* * *

Плавно и незаметно за домашней ерундой наступил вечер.

За накрытым столом в гостиной собралась наша компания в полном составе, усиленная, как и договаривались, Твайлайт Спаркл и Пинки Пай.

Начать так никто и не решался.

— Кхм! — наконец не выдержал Из. — Так что удалось узнать в Кантерлоте?

— Увы, — взяла слово Твайлайт, — Существенного не так много, как хотелось бы. В основном что-то на уровне сказок и домыслов, слишком уж давно это было. Похоже, что эти существа… Условно назовем их "Твари". Так вот. Похоже, они существовали где-то в глубинах Леса с начала времен. Но по какой-то причине последнее тысячелетие, а то и больше, они спали. По какой? Тут ничего понятного. Сказки и есть сказки. Похоже, причину мы сможем узнать только если найдем их логово. Ясно одно: они проснулись и, чтоб усыпить их обратно, надо идти. У меня все, — закончила она так, словно читала доклад.

— Что у меня, — взял я слово. — "Отставник" подтвердил, что твари активизировались. Прошлой ночью видели уже двоих одновременно. То есть надежды, что все это одна и та же тварь рухнули. И боюсь, что чем дальше, тем будет хуже. Также он обещал, что с нами пойдут гвардейцы Селестии.

— Гвардейцы? — переспросила Пинки. — Гвардейцы это конечно хорошо, красиво, парадно, и вообще они у нее симпатяги. Но вот что охота уточнить, так это: все ли из нас пойдут, и как все это будет. — прозвучало все это как-то даже слишком серьезно для Пинки Пай. Возможно, даже на ней сказывалось напряжение. Хотя… Пинки и напряжение в одном предложении…

Вдруг на маленькой рации, лежавшей рядом, пискнул сигнал. Кто-то требовал связи. К ней тут же подскочила Скуталу. Похоже, таская ее эти дни, она уже считала ее лично своей. Наушник не позволил нам что-то услышать, но сложно было не заметить, как испуганно округлились глаза Скут.

— Ну, что?

— Что там?

— Че-т случилось, да?

— Скут! Не молчи.

Скуталу нервно сглотнула:

— В общем… Сегодня ОНИ напали на пони.

— Что? — переспросила Твайлайт. — Они что?

— ОНИ НАПАЛИ НА ПОНИ!!! — голос Скуталу нервно сорвался.

Мертвая тишина повисла в комнате.

— Дождались, — прошептал Из.

* * *

Выступать было решено завтра же.

Шли все.

Гвардейцы — в роли охраны.

Я, Из и, отчасти, Эплджек — бойцы.

Радуга — разведка с воздуха.

Деринг Ду — следопыт и опытный археолог, спец по храмам.

Твайлайт Спаркл — магическая поддержка.

Дитзи "Дерпи" Ду — связист с отличным слухом.

Скуталу — второй связист-стажер. Сначала хотели ее не брать, но оказалось, что больше никто просто не владеет рацией. Решили просто держать ее поглубже в тылу отряда.

Пинки Пай — да просто захотела. Да и "пинкичувство"…


ГЛАВА 9
Лесной Храм

Ранним утром группа пони вошла в Лес. Но это была не увеселительная прогулка. И несли пони не корзинки с едой. Они несли с собой оружие, то немногое, что могло сейчас гарантировать им жизнь.

Даже самая маленькая из них — рыжая пегаска школьного возраста, имела при себе что-то вроде портупеи с закрепленным на ней метательным ножом и небольшой рацией.

Пони шли долго. Прошло уже более трех часов, как вошли они в Лес. Давно уже прошли они болото Фрогиботом, дальше которого мало кто и когда забредал. Но песочного цвета пегаска в пробковом шлеме вела группу все дальше, в самую глухую чащобу.

Вдруг деревья расступились, образуя поляну, посреди которой возвышался… Да нет. Он и образовывал поляну. Огромный, совершенно свободный от растительности, курган, чьи масштабы сложно себе представить посреди Вечнозеленого Леса.

Одна из сторон кургана была срыта. Возможно — взрывом. Обнажились огромные ступени, приглашавшие войти в зиявший позади них провал в стене.

— Стоп! — притормозил я Деринг, собравшуюся уж было вломиться внутрь этого…. чего бы оно ни было.

— Чего?

— Нельзя переть всем одновременно. Нужно разбить отряд.

— Верно, — поддержал Из. — Иначе, случись что, вместе и сгинем, а так хоть шансы будут.

— Интересно, — прервала нас Твайлайт. — Это мне кажется или курган и в самом деле из…

— Агась. Забавно. Интересно, зачем эт кому-т понадобилось тратить столько соли?

— Тьфу! — скривилась Дэш, вытирая рот ногой. — Точно соль!

— Ну. Тут все не так сложно понять, — включила ментора Твай. — Дело в том, что соль — один из самых необычных минералов. В больших количествах, если верить книгам, а у меня нет причин сомневаться в их правоте, соль способна блокировать магию или отражать ее. Кроме того, вы просто не представляете, в каком количестве колдовских обрядов она может использоваться! Ее мощь просто потрясает! Сейчас постараюсь объяснить. Начнем с того, что вообще такое соль. Вернее каменная соль, как мы видим здесь. Это, как вам известно, минерал подкласса хлоридов, обычно прозрачно-белого цвета…

— А если короче и для простых пони? — прервала ее Радуга, поднявшись выше и зависнув над курганом.

— Если совсем коротко, то…

— Нет! Еще короче!

— Кхм… То кто-то очень хотел, чтоб содержимое этого кургана никогда не попало бы наружу, и сделал для этого все. Кстати. Если это какой-то могильный курган, то вот так просто лизать землю я бы на твоем месте не стала бы.

— Тьфу! Тьфу! — Дэш скривилась. — Бэ-э-э…

— Конечно, это всего лишь земля, но могильную землю часто используют в черном колдовстве, — уточнила Твай. — Лизать ее я бы не советовала.

— Разрешите все-таки вас прервать, — влез я. — Давайте с составом групп разберемся.

— А че тут думать-т? Я с тобой, агась? — подмигнула Эплджек.

— Извини, ЭйДжей, но я бы хотел, чтоб ты пошла в основной группе, а не в разведке. Со мной сейчас может быть слишком опасно. Согласна?

— Ла-ано…

— Да! И присмотри там за Скут.

— Окей.

— В разведывательную группу, кроме себя предлагаю, само собой, Деринг, Иза и Дерпи, как связиста. Ввиду малого радиуса действия раций под землей предлагаю порядок передвижения "по контрольным точкам". То есть. Разведгруппа доходит до определенной точки, радирует, что все свободно. На эту точку выдвигается основная группа. Разведка идет дальше. Таким образом, можно будет обеспечить взаимную безопасность.

Идея всем понравилась.

Мы заготовили факела из окружающих деревьев, и наша разведка сторожко ступила внутрь.

И сразу повеяло каким-то могильным холодом. Жутью.

И ведь непонятно, почему? Ведь перед нами ничего такого страшного не было. Одно за другим открывались какие-то храмовые помещения со всей сопутствующей атрибутикой. Ничего такого. Обычный храм, по которому уже пошатались мародеры. Ловушки, конечно, попадались, но все они или были разряжены кем-то до нас, или разряжались нами по дороге.

Вот разве что помещения шли по кругу и как-то под уклон. Но первое явно объяснялось формой кургана. Касательно же второго — мы, по моим прикидкам, были уже сильно ниже уровня земли.

Где-то в середине этого спуска пред нами предстала распахнутая настежь тяжеленная дверь с непонятной конструкции замком.

— Ой! — негромко сказала Деринг, обо что-то споткнувшись. Она посветила вниз. Это был череп пони.

С этого момента кости стали попадаться нам все чаще и чаще. Единичные, парами, тройками, десятками… Рядом с костями валялось проржавевшее и сгнившее оружие, остатки доспехов, еще какая-то мелочь… Поневоле появлялось сомнение: "А какого Дискорда мы тут вообще делаем своим смешным отрядиком?"

Мы вышли в большой, пустынный зал, в котором почти не было костей. Из зала было два выхода: "горизонтальный" — напротив того, которым мы вошли и "вертикальный" — в довольно узкий проход под потолком, куда, видимо, когда-то вела мощная лестница. Сейчас от нее остался лишь узкий карниз. Еле-еле чтоб пройти пони.

Решено было оповестить вторую группу о новой точке, а самим пока проверить "горизонтальный" проход.

Не повезло. Скоро мы уперлись в тупик. Пришлось вернуться не солоно.

— Там тупик, — оповестил всех Из так, будто об этом нельзя было догадаться.

— Предлагаю привал, — проронил я и все согласились. — Потом двинем наверх.

— А туда уже двинули! — сообщила Скут.

— КТО? — мы с Изом оглянулись.

— Радуга, конечно. Сказала, что только одним глазком…

— Ой-ей! Ка-как стра-анно…

Мы перевели взгляды на вдруг начавшую вдруг бешено плясать и дергаться Пинки.

— Та-тако-е-е бы-был-ло то-тольк-ко один ра-раз со мно-ой! Ко-ко-ког-да-а-а Фла-атерша-а-ай…

Где-то недалеко раздался крик.

Ужас мелькнул на лице Иза.

Белая молния метнулась под потолок — к проходу.

— ЗА МНОЙ!!! — чуть не срываясь проорал он, скрываясь в проеме.

Я, Деринг и Дерпи кинулись за ним.

Вверху оказался небольшой зал с еще одной лестницей.

Черно-белый клубок катался по залу. Почти в центре зала валялась Тварь. Из черепа ее торчала рукоять ножа.

Не сразу заметил я Радугу, лежавшую, сжавшись возле дальней стены. По каменным плитам медленно, но неостановимо растекалась кровь…

Жива. Вернее, пока жива.

По животу, через правый бок тянулись глубокие резаные раны. Похоже, Тварь дотянулась только когтями. Чуть сильнее и Дэш уже не было бы в живых. Впрочем, с такой кровопотерей шансы выжить и так стремительно падали.

Влетевшая в зал чуть позже меня Деринг кинулась на помощь Изу, я же попытался помочь Дэш. Нет. Одному тут было не справиться. Все, что я мог тут сделать в одиночку это вкатить обезболивающее.

Громкий визг разорвал воздух зала. Я оглянулся.

Тварь, с которой боролся Из лежала на плитах. Из ее глаза торчал нож. Видимо, брошенный Деринг. Из навалился на рукоять, с хрустом вгоняя нож дальше в мозг. Тварь конвульсивно дернулась и затихла.

— Что с ней? — залитый кровью Из моментально оказался возле меня.

— Пока жива. Быстро. Нужна твоя помощь. Деринг — осмотрись, окей? Дерпи — пока ни слова остальным.

Я сорвал с крепления аптечку, в которой держал и походный хирургический набор.

Слава Селестии Из, видимо, в своих походах, тоже обрел кое-какие медицинские познания. Тварь, похоже, не задела всерьез органы, но все равно предстояла сложная и кропотливая работа. Мы смогли приостановить кровотечение, обеззаразили рану. Пока я держал края раны, Из наскоро соединял их медицинским степлером, повторно обеззараживал, накладывал асептический пластырь, самый большой из имевшихся в аптечке.

Но все это были полумеры. Радуге срочно необходима была профессиональная операция.

— Что с Радугой? — влетела в зал Скуталу.

— Агась. Че случилось? — появилась следующей Эплджек.

Вслед за ними по очереди появились и остальные.

— Тише! — взмолился Из. — Не трогайте ее пока! Малейшее движение и рана может открыться.

— Алекс! Из! — раздался откуда-то сверху встревоженный голос Деринг. — Подойдите-ка сюда!

— Что-то нашла?

— Ага. Это надо видеть.

Следуя за нашим проводником, мы оказались, видимо, в главном зале

храма. Он был огромен. Действительно огромен. Все его стены скрывались в непроглядной тьме, лишь на какую-то подставку недалеко от входа падал из щели в потолке магический свет.

Мы подошли. Подставка была каменной с явной выемкой посередине, сплошь покрытой какими-то странными узорами, плавно переходившими в непонятный мне текст.

— Общий смысл примерно такой, — просветила Деринг. — Я, великий Понилдор* закрыл этот храм… тра-та-та… Ничего интересного. Разве только упоминается, что тут должен быть какой-то артефакт.

Тут луч света от моего фонаря упал на какую-то жуткую статую совсем рядом. И еще одну… и еще… Штук двадцать из них были сейчас расколоты. Внутри они были совершенно пусты. Как кокон после того, как из него вылезла бабочка. Вот только существа, вылезшие из этих коконов, были далеко не столь прекрасны.

Я прошелся вдоль ряда статуй, несильно постукивая по тем, что еще были целы. Судя по звуку, они тоже были полыми, но заполненными чем-то внутри.

Я попросил Деринг помочь мне посветить дальше, и мои опасения подтвердились. Фонари наши, хоть и не были мощными, но все же осветили добрую сотню еще целых статуй. А сколько их тут всего? Пятьсот? Тысяча? Больше?

Лично мне все стало более-менее ясным здесь. Кроме главного — кто. Уже выходя из этого гигантского инкубатора тварей, мы увидели на стене знак. Четыре черных подковы в белом круге, собранные вершинами внутрь.

— КонАрм? — явно удивилась Деринг.

— Знаешь этот знак? — переспросил Из.

— Ага. Сталкивалась.

— Расскажешь потом?

— Ага.

— Так, — прервал их я. — Здесь мы, похоже, уже ничего не найдем. Пора убираться отсюда. Остальное потом.

И мы поспешили.

Нужно было возвращаться как можно быстрее. Состояние Дэш могло ухудшиться в любой момент. Использовав копья, гвардейцев и одну из прихваченных с собой палаток мы соорудили нечто вроде носилок для Радуги и аккуратно переложили ее в них, решив, что Твайлайт не стоит нести ее все время. Нам могла понадобиться магическая помощь. Весь обратный путь мы проделали одной группой и так быстро, как только это было возможно, позволив себе отдохнуть только выйдя из храма. Да и то только пока Дерпи связывалась с Понивиллем, требуя выслать нам на встречу медиков, а Твайлайт пыталась завалить вход. Как ни странно, но у нее ничего не получилось. То есть, вообще ничего! Ее рог светился, но не мог поднять даже камушек с земли, настолько, по-видимому, было велико влияние соли. Может быть, можно было бы придумать что-то еще, но времени у нас было в обрез, поэтому, как только подтверждение того, что нас встретят было получено, мы тронулись в обратный путь по вечереющему уже Лесу.

Мы снова шли ромбом, прикрывая собой носилки и Скуталу. И, как оказалось, правильно делали.

Сначала задергалась Пинки. А потом и слух Дерпи оповестил нас об атаке. Времени оставалось только на то, чтоб опустить носилки и окружить их.

Нас атаковали. Грамотно. Организованно. С нескольких сторон одновременно. То ли пять, то ли шесть тварей. Если вспомнить состав нашего отряда — этого было много. Так много, что весь этот бой… Да нет. Скорее всю эту грязную драку я лично видел лишь кусками.

Гвардейца, в прыжке закрывающего собой одновременно Радугу и Твайлайт.

Скуталу с полными ужаса глазами и ножом в зубах, стоящую над носилками.

Какие-то куски из собственной драки с налетевшей на меня тварью.

Иза, несколько раз подряд всаживающего нож в другую тварь.

Рог Твай, горящий столь ярко, что больно было смотреть.

Как снова сбил Тварь, готовившуюся прыгнуть на Скут и носилки с Радугой.

Дитзи, чья рация приняла удар, предназначавшийся ей, и теперь использовалась по голове одного из монстров.

Гвардейца, с зубами сомкнувшимися на шее.

Иза и Деринг, пытающихся вдвоем одолеть одно из этих существ.

То, как сам кинулся на помощь Пинки Пай и, как Эплджек арканом тащила ту же тварюгу с меня…

Закончилось все, как и начиналось — резко и внезапно.

Просто понял, что никто больше не нападает. Все стихло. Твари ушли.

Беглый осмотр подтвердил, что все живы. Побиты, порваны, но живы!

Хотя… Не совсем… На траве остались лежать оба пошедших с нами гвардейца. Одному, похоже, тому, что закрыл собой носилки с Радугой и Твай, сломали хребет. Второму же просто повали глотку, атаковав с двух сторон одновременно.

На той же траве валялись четыре атаковавших нас существа.

Мы приходили в себя.

К счастью для нас, больше засад мы не встретили. Так и добрались до города. Четверо несли носилки с Радугой. Из, конечно, был среди них, пытаясь не дать Радуге уснуть. Те, кто не нес носилки, нес убитых гвардейцев, завернутых в палатки. Только Скуталу, сохранившая работоспособную рацию, никого не несла. Она тихо, очень тихо, шла, прижимаясь ко мне.

Наконец, мы увидели город и встречающих нас медиков во главе с кем-то из докторов. Однако реакция Скут на их появление оказалась очень странной. Она спряталась за моими ногами и попросила укрыть ее.

— Кэндифилд… — услышал я. И поразился тому, с какой ненавистью это было сказано!

Я был немного в курсе дела. Ровно настолько, насколько пожелала рассказать Скут, хотя она не упоминала даже имени этого врача, поэтому, пользуясь тем, что носилки уже были поставлены, попросил Эплджек помочь. Та быстро, даже не задавая вопросов, хотя и выразив взглядом удивление, согласилась и подошла вплотную ко мне, прижимаясь боком и также закрывая Скуталу.

Врач подошел ближе.

— Алекс, если не ошибаюсь?

— Все верно, а вы…

— Хортвелд. Доктор Хортвелд. Нас послал вам навстречу тот гвардеец, что поселился в нашем городе…

— Верно. Это я просил его. У нас серьезное ранение, — кивнул я на санитаров, уже перехвативших носилки с Радугой.

— О да. Я вижу. Не беспокойтесь. Её быстро доставят в больницу. Быть может, есть еще что-то, чем я мог бы помочь?

— Возможно. У вас в больнице есть морг?

— Простите?

— Ну или хоть какое-то холодное помещение — у нас два трупа.

— Да, да, конечно имеется, просто не сообразил я, старый, сразу. Так редко в нашем городке можно услышать это слово.

— Понимаю. И есть еще одно дело. Я хотел бы поговорить с той пони, на которую напали прошлой ночью.

— Увы. Это не представляется возможным. И, боюсь, больше не представится. Если только вы не умеете разговаривать с духами.

— Мда… Понятно. Тогда не буду вас больше задерживать. Буду в больнице, как только смогу.

Врач кивнул, не говоря больше ни слова, развернулся и пошел вслед за уже подхватившими носилки санитарами. Бригада медиков спешно скрылась из виду, унося с собой Радугу.

— Выходи, Скут — шепотом сказал я, — Он ушел.

Скуталу осторожно высунулась из-за наших ног.

— Если бы вы знали, как я его НЕНАВИЖУ! — прошептала она.

— А в чем дело-т? — так же тихо переспросила ЭйДжей, все еще прижимаясь ко мне.

— Я… Я потом расскажу, — осеклась Скут.

Эплджек посмотрела на меня. Я тихонько кивнул. Она не знала, но, похоже, о чем-то догадывалась.

— Что будем делать дальше? — подошел к нам Из.

— Разведи всех по домам. Скажи, что сегодня в больнице дежурим мы.

Эплджек замотала головой:

— Я с вами. Только домашних предупредить надо.

— Я тоже, конечно, — напомнила Скуталу.

— Хорошо. Тогда мы заглянем сейчас на ферму, потом к отставнику, потом в больницу.

— Понял, — кивнул Из. — Буду ждать вас там.

На ферме мы пробыли недолго. ЭйДжей вкратце и ничего не уточняя объяснила встреченному нами возле амбара Макинтошу, что одна из ее подруг попала в больницу, и она заночует сегодня где-нибудь еще. После чего мы просто развернулись и побежали обратно в город, оставив Маки в одиночестве переваривать услышанное.

Отставника мы на этот раз поймали рядом с домом. На сей раз он не сказал нам ничего нового. Я заказал ему рации. Немного поколебавшись, попросил распорядиться перебазировать в город полсотни гвардейцев.

И мы побежали в больницу.


ГЛАВА 10
Ожидание

Неяркое освещение. Тусклые бело-зеленые краски вокруг. Вечный аромат больницы.

Мы сидели в коридоре уже более часа, пока шла операция. Я, Скуталу, Эплджек и Из. Разговаривали мало — все уже было переговорено до этого. Да и сил уже было мало — для операции понадобилась кровь, слишком много Дэш ее потеряла. К счастью — у всех нас она подходила.

Двери предоперационной распахнулись, и вышел Хортвелд.

— Жить будет, — слегка улыбнулся он. — Не знаю про период выздоровления, но жить буд-дет…

Скут, похоже, хотела нырнуть под скамью, но не успела.

— Скуталу? — удивился врач.

— Ничего не говори! — процедила та, сжав зубы.

— С-скуталу, я…

— ЗАТКНИСЬ!!!

Скуталу трясло. Не от страха. От ненависти.

Я решил расставить все точки сразу.

— Доктор, — обратился я к нему. — Нужно поговорить. Давайте-ка отойдем.

Мы вышли из здания.

— Вы что-то хотели мне сказать?

— Верно. Хотел. Хотел сказать ТЕБЕ, чтоб ты не трогал Скуталу! Она уже не та беззащитная, маленькая пегаска, которую ты предал! И у нее есть мы! Поэтому, если ты намерен сообщить о ее местонахождении в приют, куда пытался ее упечь, советую подумать еще раз.

— Нет! Я лишь пытаюсь сказать…

— Я, быть может, не знаю мотивов твоего поступка, но я не могу себе представить чего-то более гнусного, трусливого и подлого! Она надеялась на тебя! Ты плюнул ей в лицо! И теперь ты чего-то хочешь, да?! Хочешь изменить ее отношение к тебе?! Ведь так?!

— Да…

— Так вот. Забудь! Такого не прощают! Все, на что ты можешь надеяться, быть может, это на то, что со временем она поймет твои мотивы. Может быть. А вот о прощении можешь забыть абсолютно точно! Подлости таких масштабов, оставляющие без крыши над головой того, кто и так уже получил от жизни страшный удар, не смываются!

— Я… Я не знаю, что делать… — Хортвелд рухнул на ступени.

— А ничего не делать! Лучший из вариантов для тебя — не обращать на нее внимания. Относиться так, будто видишь первый раз в жизни. Просто пациент — как ты когда-то изволил выразиться.

— Наверное, вы правы… Я постараюсь… Я так и сделаю…

— Надеюсь, тебе не надо будет напоминать, что о Скуталу никто от тебя ничего не должен узнать?

— Да… Да, конечно… Я понял…

— Хорошо если так. А теперь возвращайся в больницу.

Хортвелд удалился. Я постоял еще какое-то время на ступенях, чуть успокаиваясь, и тоже вернулся к своим.

ЭйДжей тихо дремала на скамье.

Из хмуро пялился на двери, похоже, тоже не до конца отделяя сон от яви. Что и неудивительно, учитывая весь этот день и то, что крови он сдал намного больше нас.

Скуталу, забравшись на сиденье с ногами, сжавшись, тихонько смотрела на меня.

Я присел рядом.

— Хортвелд больше не проблема. Думаю, он никому, ничего не скажет, — "по крайней мере сейчас," — подумал я.

Скуталу еле слышно выдохнула:

— Хорошо…

Лишь предательски дрогнула губа.

Я приобнял ее крылом, и мы продолжили ждать…

* * *

Тихо сработал "вызов" лежавшей под сиденьем рации.

Скут встрепенулась и передала мне наушник.

— Слушаю. Алекс.

— Алекс? Это я Кэп, — послышалось сквозь треск статики. — Заказ на рации дал, будут завтра. Прибыла полусотня гвардейцев — куда посылаем?

— М-м-м… Отправь шестерых сюда, в больницу. Четверых — к дому Флатершай и несколько на ферму Эплов. Остальных — расквартируй и расставь посты на свое усмотрение.

— Есть. Понял.

— Нападения сегодня были?

— Пока ни об одном не слышал.

— Хорошо. Еще что-то?

— Никак нет.

— Тогда конец связи.

— Конец связи.

— Че-т… …чилось? — зевнула Эплджек.

— Да нет. Просто в город прибыли гвардейцы, которых я сегодня запрашивал.

— А-а… Неплохо.

— Угу.

И снова тишина…

* * *

Не знаю, сколько времени прошло.

Из дверей, ведших в предоперационное помещение, снова появился уставший Хортвелд. Вслед за ним санитары выкатили носилки.

— Все будет в порядке, — проговорил он, старательно не смотря на Скуталу. — Двухместная палата на втором этаже. Соседняя койка пуста. Правое крыло. Можем разместить вас в соседней, одноместной, если хотите.

— Конечно, — кивнул за всех очнувшийся Из.

— Пойдемте, я провожу.

Хортвелд показал нам палату. Ну… Крашеные стены, лампа и довольно широкая койка без тумбы, занимавшая почти всю крохотную комнатку, за исключением каких-то аппаратов.

— Вот. За сим, позвольте откланяться. Если я понадоблюсь — я внизу, в комнате дежурного врача. Сестра — на этаже. Доброй ночи, — тут он, похоже, все же глянул на Скуталу, судя по тому, как сверкнули льдом ее глаза.

Дверь за врачом закрылась.

— Я пойду, подежурю, — поднялся с койки Из.

— Агась. Потом я, — ЭйДжей повесила шляпу на какой-то прибор и растянулась на койке.

— Договорились, — кивнул я и тоже прилег.

Из вышел.

С другой стороны койки приткнулась Скуталу, заставляя нас с Эплджек придвинуться еще плотнее друг к другу… Я, конечно, могу ошибаться, но, судя по выражению лица ЭйДжей, она не имела ничего против. А я и подавно.

* * *

Проснулся я уже далеко за полночь.

ЭйДжей уже не было, зато валялся Из. Это уже меня совсем не интересовало. Значит, пора вставать. Я огляделся. Темно. Скуталу стоит рядом и смотрит в окно на ночное небо. Я перевел взгляд на окно, за которым ярко светилась, выделяясь среди остальных, одинокая звезда. Что ж. Луна ведь ведает еще и связью с загробным миром и умершими. Так что кто его знает, быть может, это был привет для Скуталу…

— Скут.

Пегаска вздрогнула:

— А?

— Давно они сменились? — кивнул я на Иза.

— Ну-у… Больше часа точно.

— Пойду, посмотрю, как они там.

— Ага…

И она снова вернулась к ночному небу и звезде.

Я вышел в коридор.

Меня приветствовали двое гвардейцев у дверей палаты. Еще двое стояли у лестницы. Расспросив их, узнал, что еще пара расположилась на первом этаже. Что ж. В целом грамотно…

Я вошел в полутемную палату.

У койки Радуги дремала на стуле Эплджек.

Я тихонько потряс ее за плечо.

— А? Че?

— Иди поспи, — прошептал я. — Я подежурю.

ЭйДжей кивнула и тихо вышла.

Я уселся на стул. Прикрыл глаза.

Снаружи встрепенулась стража.

Чье-то копыто легонько стукнуло в дверь.

— Разрешите? — негромко спросил Хортвелд, входя.

— Да ты уж тут…

— Я только проверить ее состояние.

— Долго она еще может так проваляться?

— Не думаю. Скоро должна прийти в себя, правильно делаете, что дежурите.

— А в целом?

— Организм, конечно, молодой, крепкий, но даже так может понадобиться несколько недель.

— Мда… Есть ли они у нас… — негромко вырвалось у меня.

— Вы что-то сказали?

— Да нет.

— Тогда я удаляюсь.

И Хортвелд вышел.

Из вновь навалившейся дремы меня вывел тихий скрип двери.

На пороге появилась Скуталу. Она тихонько подошла к стулу и уселась прямо на пол.

— Как она? — одними губами спросила она, уже зная ответ.

— Хортвелд сказал, что скоро может прийти в себя.

Скут грустно посмотрела на меня.

Я вздохнул, подхватил ее и усадил себе на ногу.

Мы стали ждать.

* * *

За окном потихоньку забрезжило утро.

Я сидел один. Скут уже ушла к тому времени обратно в нашу палату.

— Алекс?

Я вздрогнул, приходя в себя.

— Радуга! Очнулась?!!

— Аг-га… Наверн… — неуверенно улыбнулась пегаска. — Где я? Больница? Че случилось?


— А ты что-то помнишь?

— Ну… Как в храм этот вошли — помню. Как путь решила разведать. Как что-то кинулось на меня. Я заорала. Вроде попробовала от удара уйти. Не получилось. Потом я, наверное, влетела в стену. Что дальше — хоть прибей не вспомню…

— Скажем так. Будь те твари точнее при ударе, будь он сильнее, будь у тварей чуть больше времени или не окажись при нас аптечки, этого разговора могло бы и не быть.

— Спасибо, Алекс.

— Э не! Не мне говори спасибо, а Изу! Это он кинулся в копытопашную на двух тварей сразу, отвлекая их от тебя. Это он оперировал тебя на месте, чтоб дать шанс добраться сюда. Это он тащил тебя всю дорогу. Это он сдал, большую часть крови на необходимое тебе переливание, хотя и мы помогли. Наконец это он дежурил тут почти всю ночь.

По мере того, как я говорил, глаза Радуги увлажнились.

— С-сено… — сморгнув, пробормотала она еле слышно. — А в нем и правда что-то есть…

Она надолго замолчала.

— Можешь… позвать его сюда? — отдохнув, уже громче и внятней, но все еще с какой-то дрожью в голосе, попросила она.

— Конечно, — поднялся я.

— Из! — шепотом пытался дозваться я брата, тряся его.

— Из! Подъем!

— А? Чего? Уже пора?

— Тихо! Радуга очнулась. Хочет поговорить с тобой.

Вот тут он моментально проснулся! Только я его и видел!

Я не стал ломиться вслед. Им нужно было поговорить, и я был бы там лишний. Вместо этого я впихнулся в свободное пространство между поднятым бортом койки и Эплджек.

— Э, Из! Полегче! Не прижимайся! — сквозь сон проговорила ЭйДжей.

— Это я, Алекс.

— А! Ну тада ла-а-ано, прижимайся! — тихо улыбнулась она.

Я лежал на больничной койке, всем телом ощущая дыхание пони, которая мне так нравилась, и вдыхал аромат, исходящий от ее гривы. Аромат земли, лета, солнца, немного пота, свежего сена, выпечки и, конечно, яблок. И, несмотря на все трудности, что еще предстояло преодолеть, все вопросы, что еще нужно будет решить, появилось стойкое ощущение того, что у нас все будет хорошо.

Я был счастлив.


ГЛАВА 11
Выздоровление

Конечно, Скуталу не очень понравилось, что я не разбудил ее тут же, как очнулась Радуга, но, узнав, что у них с Изом был разговор наедине, она тут же прекратила дуться, улыбнулась и, кажется, даже подмигнула той.

Вообще, как на мой взгляд, вернулся тогда Из в каком-то смятении, но определенно положительном.

Позже он проговорился, что тогда она попросила его наклониться поближе и…

А пока, выздоровление Радуги шло полным ходом. Из таскал цветы и фрукты, быстро договорился с Деринг, оказавшейся отличным рассказчиком, вместе с Пинки готовил вечеринку… В общем, все свободное время проводил с Радугой и для нее.

Этому тем более способствовало отсутствие нападений со стороны тварей. Скорее всего, благодаря тому, что просто никто не отходил далеко от крайних домов, а твари, которых продолжали видеть, к ним пока не совались.

Конечно, я сообщил "отставнику" и о следах КонАрма, найденных нами в том храме-кургане в Лесу, но, в силу их специфики, поиски ближайшего отряда могли затянуться еще надолго, даже нашими силами.

Поэтому мы, то есть я и немножко Из, занялись кое-какой подготовкой города и горожан. В порыве бурной деятельности сразу были организованы и подчинены "отставнику" ночные дозоры*, теперь обходившие город, делались рогатки для перегораживания улиц на ночь, были расставлены гвардейские караулы, организованы запасы провианта.

Даже Изовское "полнолуние" успело как-то не заметно пройти.

И вот все это за каких-то три дня!

Больше, слегка окрепшая Дэш, вынести не смогла, затерроризировала Хортвелда, за что и была выписана для домашнего постельного режима, по настоянию Иза, и к радости Скуталу, проходившего в нашем с Изом доме, для чего выделялась одна из комнат первого этажа.

Как раз в день торжественного выдворения Радуги из больницы и состоялась вечеринка, которую Пинки громко назвала "Вечеринка в честь Второго Рождения". Думаю, что тут нет смысла описывать эту вечеринку, она устроена Пинки и поддержана Эплджек, и этим уже все сказано. Разве что мы с Изом в этот раз старались меньше пить — вдруг враг, а мы не при параде?*

Так, в работе, тренировках и посиделках протекли еще несколько дней. За все время — всего пара мелких стычек с одиночными тварями и совсем ничего интересного. Пока однажды…

* * *

Пока однажды Скут не появилась дома чем-то сильно расстроенная, не метнула свой ранец в угол комнаты и не ушла к себе, закрыв дверь.

Выждав какое-то время, я пошел следом.

— Скут? — я осторожно постучал в дверь.

— Входи, открыто.

Скуталу лежала на кровати, положив голову на скрещенные ноги. Перед ней была какая-то фотография, которую она, впрочем, тут же спрятала. Редко, очень редко можно было увидеть ее такой.

— Что случилось?

— Да так… Почти ничего.

— Вижу, что случилось, — я присел на край кровати. — Расскажешь?

— Да и рассказывать-то особо нечего. Черили объявила сегодня об очередном родительском собрании. Завтра. Опять придется что-то врать. А тут еще и эти *нехорошее слово, непонятно из чьего лексикона почерпнутое* прицепились. Тиара со Спун. Пронюхали ведь откуда-то, что я тут у вас живу. Ну и пошли "петь" про это по всей школе, — Скуталу с силой хлопнула копытцем по кровати. — Как все это достало! Но что тут еще придумаешь…

Я слушал и думал: "Сказать или нет?". Как она это воспримет? Да и самому было боязно за результат…

— А ведь как охота что-то в этом всем изменить! — продолжала Скут. — Пожить, как все нормальные пони. Ты не думай, я без претензий к вам с Изом. Просто достала вся эта ложь, из которой то и дело приходится выкручиваться другой ложью и вечные издевки…

Скут вздохнула, уткнулась в скрещенные ноги лицом и затихла.

"Сказать!" — решился я.

— Ну… Вообще… — я прилег рядом, так что теперь мы находились лицом к лицу. — Вообще-то, есть еще один вариант. Тоже не самый простой и не лишенный вранья, но позволяющий избавиться от проблем.

— Да? — встрепенулась Скут. — Какой?

"Ну… Была — не была".

— Опека, — выдохнул я.

— Т… Ты с-серьезно? — Скуталу замерла.

— Да. Мы с Радугой поговорили об этом на днях, и готовы оформить опекунство. Мы подумали, что это может решить многие проблемы сейчас и в будущем. Но только если ты этого захочешь, конечно!

— Я… — на глазах ее выступили слезы. — Конечно, я согласна!

И маленькая пегаска обняла меня за шею.

Камень скатился с моих плеч и с шумом рухнул где-то наверху.

Только вот как бы теперь это все устроить?

Оформлять документы пошли втроем: Я, Радуга и Скут. Из остался разбирать завал, образованный рухнувшим книжным шкафом — результат попытки найти что-то на самой верхотуре. Да и Радуга уже вполне могла передвигаться самостоятельно.

Конечно, у нас в Понивилле не было приюта, слишком уж мал для этого наш городок, ближайшее подобное учреждение находилось аж в Кантерлоте, но, тем не менее, небольшая контора, ведавшая подобными делами, имелась и у нас.

Скромное, очень простое с виду здание. Небольшой светлый зал с мягкой мебелью и столиком с газетами. Много зелени. Слева от входа — конторка секретаря. Самая, в общем-то, обычная казенная приемная, мало чем отличающаяся от сотен себе подобных. Тихо. Спокойно. Чисто. Прохладно. Казенно.

Как ни странно, сам процесс оформления бумаг не занял много времени. Разве что секретарь, невзрачная, но строгая пони с забранной в пучок гривой, в очках и блеклом костюмчике, заполнявшая большинство формуляров, как-то странно на нас посмотрела, когда прозвучало имя Скуталу.

— Надо же… — прошептала она.

— Что-то не так? — уточнил я.

— Да нет… В общем-то, нет… Распишитесь.

Мы с Дэш, внимательно перечитав подаваемую бумагу, поставили на ней те закорючки, что считали своими подписями. Секретарь подхватила копытом плоскую печатку, подышала на нее и с громким, сочным стуком припечатала все пережитое Скуталу и всю ее дальнейшую судьбу, выразившуюся в скупом десятке чернильных строчек на дешевеньком типографском бланке.

— Ну вот! Поздравляю тя, Скут! Теперь ты официально живешь у Алекса! У меня, конечно тоже, но там условия не те*, да и дом теперь не всегда на месте, — весело прищурилась Дэш, выхватив у секретаря свежепроштампованный листок.

— Поздравляю! — тепло улыбнулся я. — Теперь ты официально часть нашей семьи, а главное, можно снять с себя тяжеленое ярмо.

— Сп-пасибо вам! — Скут с грустной улыбкой обняла нас за шеи…

* * *

Прошло еще какое-то время.

Подуставшая Радуга была отправлена домой, а мы со Скут решили найти Черили. По дороге обсудили единственную, хоть и большую ложь, которая нам предстояла. Ведь, стараниями Скут, в школе так никто ничего и не знал о смерти Копперболт. Каким-то образом это осталось тайной даже для Черили, которой положено знать все о своих учениках. Возможно, сыграло в этом роль то, что жили они особняком от остальных, да и Копперболт, в городе, я так полагаю, не знали. Но я не стал расспрашивать Скут об этом, а она не хотела об этом говорить. Да и не в этом сейчас дело. Надо было, в который уже для Скуталу раз, придумать подходящее объяснение взятию ее под опеку. Такое, чтобы как можно дольше не вызывало сомнений у окружающих. В конце концов, решено было говорить о поездке куда-то далеко на лечение, на не определенный срок. Криво? Конечно криво! Да и Скуталу наверняка уже говорила что-то подобное. Но что еще было делать? Что-то придумать было надо, а это был самый близкий вариант.

Заглянули и в больницу, где я еще раз переговорил с Хортвелдом, предупредив его об этой истории. Тот, не без опасения взглянув на меня, поклялся, что не сболтнет ничего лишнего.

Понадеявшись на его молчание, мы направились в школу.

Черили, как и предполагалось, была еще в школе.

— Здрасте, мисс Черили!

— Добрый вечер, Скуталу, добрый вечер Алекс.

— Добрый, — слегка улыбнулся я.

— Чем могу помочь? Опять что-то связанное со Скуталу?

— Да.

Скут поддержала меня кивком.

— Я вас внимательно слушаю.

И Скут поведала довольно складную историю о том, что ее мама отправилась на лечение куда-то далеко. Черили вроде бы поверила.

— Я понимаю, но все же… Почему вы пришли ко мне? Я ведь всего лишь учитель?

— Просто мы решили поставить вас в известность, — взял слово я. Лечение может занять длительное время, поэтому мы с Радугой, по просьбе Копперболт оформили опеку над Скуталу. Ничего, если на завтрашнее собрание придет кто-то из нас?

— Конечно приходите! Собрание будет завтра вместо занятий.

— Хорошо. Кто-то из нас обязательно будет!

Решив не провоцировать дальнейшие вопросы, и наскоро попрощавшись, мы поспешили удалилиться.

— Фух… — выдохнула Скуталу, как только мы отошли от школы. — Кажется прокатило.

— Угу. Будем надеяться. Пошли домой?

— Ага.

Домой мы вернулись, впрочем, еще не скоро.

Какая-то тварь решилась попробовать на зуб, крепка ли оборона города. Попробовала копья гвардии и решила, что доложит результаты своим собратьям уже на том свете. Если он у них существует, конечно.

Никакого моего участия там не требовалось. Просто было интересно понаблюдать. Впрочем, тварюшка ничего особо нового не показала.

* * *

К нашему возвращению "счастливый" до нельзя Из уже реанимировал пострадавший шкаф и сейчас заканчивал расстановку книг в каком-то одному ему известном беспорядке.

Стоявшая рядом Дэш то ли помогала, то ли командовала расстановкой…

— И где только Спайк, когда он нужен… — тихо пробурчал Из.

— Мы вернулись! А ты, я смотрю, книги полюбил?

— Ага. Не то слово. Особенно те громадины, что всегда почему-то торчат на верхних полках. Особенно в себя влюбляют. Если пролетят мимо.

— Радуга, ты ему уже рассказала?

— Я? Портить момент? Не-е… — ухмыльнулась радужногривая. — Надо было всем собраться. От теперь можно и шарахнуть!

— Так. Стоп, — Из отложил книги, — Чего это я не знаю?

— Я тебя поздравляю! — улыбнулся я, подпихивая крылом Скут. — В нашей семье прибавление! Мы с Радугой официально взяли под опеку Скуталу!

Из ошарашенно перевел взгляд с меня на Скут.

— Ага! — радостно кивнула та.

Взгляд перешел на Радугу. Та только чуть виновато улыбнулась.

— Ну… З-здорово! — выдавил, наконец, Из. — Все к тому шло. Только меня-то могли и предупредить.

— И не увидеть твоего обалделого взгляда? — Дэш, приняв эффектную позу, наслаждалась моментом.

— Тут есть еще одна новость, — встрял я в обмен взглядами.

— Какая? — судя по глазам, Из уже был готов ко всему.

— Завтра у Скут родительское собрание…

— И?

— Мы ведь опекуны? Значит, ставлю вопрос ребром: Кто пойдет?

— Э-не! — замахала ногами Дэш. — На меня даже не смотрите! Ску-у-ут! Ну не смотри, а? Сами ведь знаете, я небольшая любительница… э-э-э… подобного. Ну… не могу, и все тут!

— Из?

— А что я?

— Поддержишь меня?

— Ну…

Скут просительно глядела на него.

— Ладно. Пошататься где-нибудь рядом могу, но если придется ораторствовать — не рассчитывайте.

— Отлично! Ну, что, Скут? Заранее объявляю первое собрание благополучно состоявшимся!

— Ура! — просияла та.

* * *

И вот день "Д", а вернее день "С", наступил.

Из свое обещание сдержал, правда, в школу пошел "при полном параде". Даже рацию взял. Ну да кто ж его останавливает, тем более что она-то потом и пригодилась.

Собрание оказалось общешкольным, так что частные вопросы учебы и поведения, и, похоже, к облегчению некоторых, не рассматривались. За то сразу обнаружились знакомые лица: Эплджек, Морквуша, Рарити, Берри Пунш и некоторые другие…

В основном разбирались мелкие школьные вопросы, какие возникают на любом собрании. Правда, не обошли стороной и ЧП в виде взрыва каких-то реагентов в школьной лаборатории, на месте которого, впрочем, никого не поймали. Мне почему-то показалось, что наши Меткоискательницы об этом что-то знают…

Наконец дошли до главного вопроса собрания: безопасности учеников ввиду происходящих событий.

— В этом вопросе у нас имеется эксперт, мнение которого я предлагаю заслушать, — представила кого-то Черили. Как оказалось — меня. — Прошу вас, Алекс!

— А он здесь с чего вдруг?! — раздалось откуда-то сзади.

Этот голосок я теперь где угодно узнаю — Тиара!

— Он здесь, как опекун Скуталу.

Странный звук с задней парты. Недоуменный взгляд Рарити. Приоткрывшийся ротик ЭйДжей. Обалделые взгляды Свити Бель и Эпл Блум, обращенные к Скут.

— Алекс! Быть может, вы нам посоветуете, что нам сделать для повышения безопасности учеников?

— Э-э-э… Кхм! Само здание школы — постройка основательная, — начал на ходу импровизировать я, — Проникнуть в такое не легко. Основные пути, которые я здесь вижу — двери и окна. Их не мешало бы укрепить. Это пожалуй первое. Второе — связь. Без нее в этом случае — никуда. Из! — обратился я к брату, до того подпиравшему стену у дверей. — Передай-ка мне рацию. Думаю, ее лучше сразу оставить здесь. Агась. Спасибо. Третье — это организация небольшого запаса провизии в здании. С этим может потребоваться некоторая помощь.

— Ну, эт мы легко подсобим! — услышал я ЭйДжей. — Ежели дело за яблоками — запросто!

— Спасибо, Эплджек. Ну, а с пунктом Четвертым и последним я помогу вам сам.

Я связался с "отставником" и попросил его срочно отправить в Понивилль еще пару десятков гвардейцев. Тот пообещал, что у него есть небольшой резерв в подчинении, и его переброска в город не займет много времени.

— Пока не прибудет гвардия — предлагаю все же использовать уже готовые укрепленные здания, — я еще раз огляделся вокруг, но больше стены и мебель ни каких идей не подали, — Пожалуй, это пока все, что стоит сделать, — скомкано закончил я.

— Непременно! Спасибо вам Алекс за поддержку и безопасность наших учащихся! — взяла слово Черили. — а сейчас предлагаю устроить перерыв. Облегченно вздохнув, я поплелся на свежий воздух.

— Привет Алекс. Я, извини, правильно расслышала — "опекун"?

— Привет Рарити, привет ЭйДжей! Ага. Все именно так.

— Приветик. Так ты все ж решился. Эт правильно. Уважаю.

— А я даже и не знала, что у Скуталу с этим какие-то проблемы…

— Ну… Теперь уже нет, я думаю. Или по крайней мере их стало намного меньше.

— Кстати, насчет проблем… — Рарити обвела взглядом быстро пустеющую комнату. Ага. Нашла, — Свити! Надо поговорить, — и быстро направилась к сестре.

— Ваще здорово, Алекс, шо ты поступил именно так. Я и сама догадывалась, шо че-т не так, ток сделать ниче не могла, — глаза ЭйДжей передавали все даже лучше слов. — А у тя получилось помочь делом. И эт здорово! Однако и я, пожалуй, пойду-ка поищу тут "юного химика", пока не ушла, мне ведь еще седня яблоки везти сюда. А-т шо-т меня терзают смутные сомненья…*

И она, оглядываясь по сторонам, удалилась. Я же, просто стоял и смотрел как носятся вокруг жеребята. Делать было совершенно нечего. В конце концов это зрелище упорядоченного хаоса* мне надоело. Пожалуй, стоило найти Скуталу, однако, ее нигде не было видно, и я решил прогуляться.

Выйдя на площадку за школой, я услышал за деревьями какой-то странный шум и решил посмотреть, в чем там дело.

А дело было. И пахло оно дракой.

За деревьями, друг напротив друга стояли Скуталу и Тиара.

— Повтори-ка еще раз, как ты меня назвала? — осклабилась Скуталу, наступая.

— Я! Назвала! Тебя! Бездомной! — пятясь, проговорила, Тиара, явно не столь уверенная в себе, как, должно быть, была до этого.

Мой мозг выдал лихорадочную мысль: "Не дать Скут довести дело до драки". Легкая и спортивная Скут, против "рыхленькой" Тиары. Да еще и в таком состоянии. Тут могут посыпаться зубы. Если об этом узнают в школе, а в школе узнают, хоть рядом никого больше нет, но ведь это Тиара, то Скут же и будет хуже.

Однако, как оказалось, она и сама не думала доводить до этого.

Школа стояла на небольшом возвышении. За теми кустами, куда отступала Тиара, как оказалось, был небольшой, но довольно отлогий и каменисты спуск, оканчивавшийся кустами какой-то колючки. Расчет Скуталу оказался верен. Тиара оступилась и полетела, собирая по дороге все синяки и шишки, прямиком в кусты!

Скут подошла к краю, похоже, чтоб убедиться, что все все-таки не слишком серьезно, кивнула, видимо, самой себе, и только развернувшись, заметила за кустами меня.

— А мы тут… вот…

— Я видел.

— Ну… Не могу же я и в самом деле марать об нее копыта? Хотя вот в первый раз, когда она обозвала меня бездомной, еще там, на площадке, о-очень хотелось развернуться и ка-а-ак дать ей с обеих задних!

— Правильно сделала, что удержалась, — кивнул я. — А способ ее остудить все равно получился неплохой! Но все нужно доводить до конца.

— Что ты имеешь ввиду?

— Тиара ведь непременно растреплет всем, что это ты ее побила?

— Поняла. Точно. Надо подстраховаться.

— Пошли?

— Ага.

К моменту нашего возвращения в школу все как раз начали подтягиваться в класс для продолжения собрания. Правда, родителей уже было не так много, конечно. Самые основные темы уже обсудили, и многие сочли возможным удалиться по своим делам. Так, например, по словам понурых Блум и Свити, поступили Эплджек и Рарити. Да и кое-кого из учеников уже не было видно, так что отсутствию Тиары не особо удивились.

Снова началась школьная мелочевка.

* * *

На столе тревожно сработала рация.

Первым к ней подскочил Из, находившийся неподалеку.

— Из слушает. Да. Да. Есть. Передам. Конец связи.

Взбудораженный, Из повернулся к классу:

— На город напали. Около десятка тварей. С разных точек. Всех жителей прошу немедленно пройти в укрытия!


ГЛАВА 12
Бой за счастье

На столе тревожно сработала рация.

Первым к ней подскочил Из, находившийся неподалеку.

— Из слушает. Да. Да. Есть. Передам. Конец связи.

Взбудораженный Из повернулся к классу:

— На город напали! Около десятка тварей! С разных точек! Всех жителей прошу немедленно пройти в укрытия!

Какой кавардак тут начался!

Визг, писк, суета, толкотня, помятые бока, отдавленные хвосты. Сразу чувствовалось — родители. Учеников-то это как-то не так взволновало. Хотя бардак, кое-как управляемый Черили, все равно был на лицо.

Незыблемыми столпами в понячьем море стояли мы с Изом и мигом взлетевшая мне на спину Скуталу. Да, пожалуй, еще пара растерявшихся "столпов", об которых то и дело спотыкались.

"Столпы" были вытащены из моря и так же водружены нам на спины.

С грузом "столпов" мы и выбрались на улицу.

— Уф! — только и выдавил Из, сгружая Свити Бель.

— Если этот "уф" был ко мне, так я с утра даже ничего не ела… — обиженным голоском произнесла Свити. Но тут же улыбнулась Изу. Тот ухмыльнулся в ответ.

— Из! — прервал этот обмен я. — Может, пробежишься пока по местам нападения? Я домой, прихвачу гвардию и к тебе.

— Идет! — и, как всегда немногословный, Из, взмахнув крыльями, умчался.

Скуталу и Блум наконец слезли с меня. Я предложил Блум и Свити переждать атаку у нас, на что они, конечно и согласились. Путь до дома мы продолжили быстрым шагом.

— Тэ-э-эк-с! — начала Блум, стоило нам немного отойти от школы. — А че это была за история про опеку сегодня?

— История? — я переглянулся со Скут. Та решительно кивнула.

— Ага. Зачем эт было нужно? Ведь от тя, Скут, никто никогда не приходил? А че изменилось теперь?

— Ну… — Скут сглотнула. — Теперь есть кому приходить, вот и все… — и она прибавила шагу, взваливая все на меня.

— Ничего не пойму, — пробормотала Свити. — А ее мама? Почему она не ходила?

— Копперболт? Она умерла почти год назад.

Обе поняшки замерли на ходу.

— К-как… Т-то есть… А… Скут?

— А что Скут? Она все это время жила, как могла.

— С-селестия… — прошептала Блум. — Так вот почему она так часто оставалась ночевать в клубе…

— Да и многое другое… — столь же тихо пролепетала Свити.

— Знаете? По-моему, вам сейчас стоит догнать ее и поговорить.

— Верно.

И они кинулись догонять Скуталу.

Я не знаю, о чем они говорили, но от сердца отлегло, когда уже почти перед домом я услышал смех.

Ну а дома нас ждали Радуга с Деринг Ду, коим я сразу и сдал трио Меткоискателей, и два десятка превосходно вооруженных жеребцов личной гвардии принцессы Луны, прибывших, как и обещался "отставник", весьма оперативно.

И тревожный сигнал рации.

— Алекс. Прием.

Сквозь яростный треск статики сложно было хоть что-то разобрать.

— …яблоко… ферму…. пали… омогите…

Что-то защелкало у меня в голове: "Ферма… яблоки… напали…"

Неужели напали на "Сладкое Яблоко"…

И вот тут-то меня прошиб холодный пот — Эплджек сейчас там!!!

— ЗА МНОЙ!!! — не своим голосом заорал я, чуть не выламывая входную дверь.

И гвардия поднялась в небо.

Буквально через пару минут мы уже были над фермой.

Ужасающее зрелище предстало нам. Ферма была разрушена. Что-то горело. Такое ощущение, что внизу только что шел бой. Да так оно, по сути, и было. Обитатели фермы и четверо гвардейцев против десятка тварей. Три из них валялись недалеко от дома. Там же увидели мы и трупы двоих своих товарищей, похоже, ценой своих жизней давших остальным отойти внутрь. Задержавших тварей.

"Двое за троих, — подумалось мне. — Не великовата ли становится цена?"

Семеро тварей пытались вломиться в забаррикадированный дом.

Я оставил половину отряда в небе, с приказом атаковать не раньше, чем эти создания вступят в бой с нами на земле. А в таком случае — ударить им в тыл.

Сам же, со второй половиной отправился искать вход в дом. Таковой скоро нашелся. Окна второго этажа. Мы их просто выбили. На звон тут же вбежали четверо: Макинтош, неловко держащий вилы. Эплджек, сменившая вечный аркан на некий хвостовой кистень — почти тот же аркан, только со здоровенным булыжником на конце. И двое наших гвардейцев.

— Успел…

— Агась. Ты вовремя. Где Эпл Блум?

— Все в порядке. Все трое сейчас у нас с Изом дома. С ними Радуга и Деринг.

ЭйДжей облегченно выдохнула:

— Ну, хоть тут все хорошо…

Я еще раз посмотрел на Эплджек и Маки. Мда… Предлагать бежать этим двоим сейчас бессмысленно. Придется драться.

С первого этажа донесся какой-то треск.

— Вниз! — скомандовал я своим.

Мы встали дугой: Впереди — бронированные гвардейцы, по центру но за ними — я, по сторонам от меня Эплджек, Маки и их бабуля, до того остававшаяся внизу. Еще чуть дальше и ближе к краям построения — те двое гвардейцев, что помогали держать тут оборону.

Твари оказались довольно хитры. Они проломили не только дверь, но и щит на одном из окон, так что сразу три из них зашли нам во фланг. Но первый удар тех, что били по фронту, гвардейцы отбили, а после — нажали те, что оставались в засаде. Гораздо хуже получилось с теми из этих непонятных созданий, что оказались умней своих сородичей…

Но… Хорошо все, что кончается. Пусть оно и не очень хорошо кончается.

Шесть тварей убито. Одна сбежала. Погибло еще двое гвардейцев. Трое — серьезно пострадали. По мелочи — почти все из нас.

ЭйДжей устало повалилась на пол.

— Все пропало… — прошептала она, оглядываясь на то, что когда-то было ее домом… На глазах ее навернулись слезы. — Все пропало…

— Э-э-э, мил-чка! — влезла бабуля. — Эт ты еще не знаешь, сколько страдали Эплы и их фермы. И сколько отстраивались…

— Верно. Сады-то не очень сильно пострадали вроде? — попытался успокоить и я.

— Н-наверн…

— Агась! — кивнул успевший уже побывать снаружи Макинтош.

— Ну вот! А с отстройкой фермы мы поможем! Я помогу!

— Правда? — успокоилась ЭйДжей.

— Конечно! — я попробовал ободряюще улыбнуться. — А пока, поживете у нас с Изом!

— Спасибо, — Эплджек взглянула мне в глаза. Я на мгновенье утонул…


— Надо собрать урожай, — решительно произнесла бабка, как-то странно глядя на нас.

Это заставило меня вынырнуть.

— Верно, — кивнула ЭйДжей. — Нам понадобятся все телеги. Подсобите? — глянула она на гвардейцев.

— Все, кроме одной. И конечно да! — кивнул за всех я.

Какое-то время ушло на сбор остатков урожая и его погрузку. Все это время Эплджек как-то обеспокоенно озиралась по сторонам. Сначала я подумал, что это из-за этих существ, но оказалось, что не только.

— Ты мою… нашу Вайнону не видал? — наконец спросила она. — Че-то не видать и не слыхать ее…

— Нет, — честно ответил я.

— Хоть бы она была цела… — ЭйДжей прикусила губу. — Че я говорю! Цела она, че с ней сделается.

— Конечно, цела. Наверняка просто сбежала куда-нибудь.

— Думаешь?

— Конечно.

Где-то в тлеющем амбаре, с треском рухнули балки. Эплджек вздрогнула. Надо было поскорее собрать все, что еще было можно. Мы приступили к работе.

Но вот, спустя совсем недолгое время, последние корзины яблок были загружены, последние пожитки собраны, последняя телега покинула ферму. Эплджек обернулась, бросив взгляд на полуразрушенный дом, в котором она родилась, прожила почти всю свою жизнь, и который приходилось покидать в такой спешке, бросая на произвол судьбы и даже не зная, когда доведется вернуться… Да и доведется ли…

— Мы обязательно вернемся и все восстановим.

— Агась… — кротко вздохнула она.

* * *

После того, как все припасы были распределены по складам, все дела сделаны, все планы обговорены, а стол накрыт…

— Т-так нашей фермы б-больше нет?

— Ну… Почему сразу нет, сахарок? Просто придется нам какое-т время пожить тут, у Алекса… и Иза. Но ниче? Справимся-а? А там и ферму восстановим! — теперь уже ЭйДжей успокаивала Блум.

— Н-ну, да… наверн…

— Эх! Меня там не было! — воскликнула Радуга. — Уж я бы им…

Резкий взмах копытом чуть не опрокинул стоявшую перед ней чашку.

— Ох! — дотронулась она до шва.

— Вот и хорошо, что не было… — пробурчал Из.

— Да я бы и так повеселилась!

— А уж как мне бы было "весело"… — снова буркнул он. — Нет уж…

— Ваще-т, потерять дом не так уж и весело, агась?

— Извини. Не то брякнула.

— Ла-ано, забыли.

— Из! Чей-то ты такой хмурый? — обратила, наконец, внимание РД.

— Я? Представил, что еще и тебя бы пришлось вытаскивать…

— Ха!

— Чего "ха"?! — встрял я. — Четырех трупов на сегодня, думаю, хватило.

— Пятерых, — поправил Из.

— Тем более.

— А про КонАрм так ничего и не слышно? — это уже Деринг. Сменила тему. Спасибо.

— Кстати! — поднял копыто Из. — Я видел сегодня "отставника"!

— И что он? — спросили я.

— Сказал, что кое-что есть. Есть отряд где-то в предгорьях Эплуз. Где конкретно этот отряд сейчас — уточняется.

— Опять Эплузы… — вздохнул я. — Но, хоть что-то! О принцессах ничего не сказал?

— Вроде Луна хотела вернуться, но ничего конкретного.

— Это хорошо…

— Думаете стоит уже начинать готовиться к походу? — снова спросила Ду.

— Думаю, стоит потихоньку… — раздумчиво проговорил я.

— Я того же мнения, — кивнул Из.*

— Кто пойдет?

— Я, конечно! — подлетела Радуга. — И не говори, что против! Не послушаю все равно! — уставилась она на Иза, уперев копыта в бока.

— А я и не говорю! — развел тот копытами.

— Я… — вздохнула ЭйДжей, оглядываясь на своих. — Я не знаю…

— Канешна, она пойдет! — убежденно кивнула за нее бабуля. — И не смотри так на мя! Здесь те щас делать нече, а там твоя помощь пригодится! Все щас там будет решаться!

— Пойду, — кивнула ЭйДжей.

— И я с вами! — решила до того молчавшая и только внимательно слушавшая Скуталу. И подумав, добавила: — Можно?

— Конечно, куда мы с Дэш без тебя теперь? — улыбнулся я.

— Здорово!

Блум и Свити, до того с удивлением глядевшие на Скут, о чем-то зашушукались.

— Ну, что — потянулся, вставая Из. — Остается поговорить с Дерпи за связь?

— Не совсем, — подумав, уточнил я. — Свити?

— Да?

— У твоей сестры сейчас есть какие-то срочные заказы?

— Ну… Я, конечно, точно не знаю, не очень-то она об этом говорит, но вроде бы нет… А нужна какая-то помощь? Может, я чем-то помогу? — звонким ручейком разлилась Свити.

— Не думаю, что обойдемся твоими силами, — улыбнулся я. — Заказ будет большой.

— У-у-у… — надула Бель губки — Ну тогда это к ней. А там может и я помогу… Если пустит… А что хоть за заказ?

— Все помнят, как непросто было таскаться по пустоши?

— Да уж…

— Ага!

— Агась!

— Даже лететь сил не было…

— Хоть меня и тащили…

Я привстал, опершись на стол.

— Так вот! Деринг!

— Чего?

— Завтра будет день мучений во благо команды.

— Ты это о чем?

— День в бутике "Карусель"!

— ???!!!

— Не пугайся. Наряжать будем не тебя, — ухмыльнулся я. — Наряжать будем всех!

* * *

На ночь пришлось потесниться. Дом, хоть и был запланирован под гостей, но все же уже казался тесноват. В "двойной" наверху осталась Радуга. В той, где койки были разделены — Маки и бабуля. Деринг осталась на своем месте — двушке внизу. Одиночную, в конце коридорчика, заняла мирно сопевшая Эплджек. Нам с Изом достались диваны, которые мы, проверив караулы — сегодня было решено оставить гвардейцев вокруг дома, и оккупировали.

Я заглянул в комнату Скуталу. Так и есть. Все втроем устроились в одной койке. Свити, Блум, Скут. Я улыбнулся еще не спавшей Скуталу и притушил свет.

Вернувшись на диван, я попробовал заснуть. Но заснуть не получалось. В башке крутились ураганные события сегодняшнего дня. Твари. Бездонные зеленые глаза одной поняши… Я улыбнулся…

Из дремы меня вывел звук падения. Я подскочил и распахнул дверь в комнату Скуталу. На кровати, раскинувшись почти во всю ширь и сдвинув на самый край Свити Бель, дрыхла Эпл Блум. Скуталу видно не было. А хотя нет. Вот она — поднимается с пола, потирая отбитый бок. "Видимо, для троих тут все же места маловато", — подумал я, удаляясь и снова пытаясь задремать на диване.

Наверное, Скут подумала так же. Тихо скрипнув дверью, она, все еще потирая бок, вышла в коридор. Огляделась.

— Алекс?

— У?

— Можно мне присесть рядом?

— Конечно.

Скут привалилась ко мне. Я укрыл ее крылом. Никто из нас ничего больше не сказал. Сначала я почувствовал, как заснула на мне она, а потом, похоже, в таком же полусидячем положении, и я.

* * *

Проснулись мы тоже почти одновременно.

Не знаю, как Скут, а я проснулся из-за дико всклокоченной Эплджек, проходившей по направлению к ванной, и надолго задержавшей на мне взгляд.

Денек предстоял долгий.

Еще за завтраком все договорились встретиться в полдень у Рарити, а потом у всех нашлись какие-то мелкие дела. Я решил все-таки отнести Хувсу те часы, купленные мной у старьевщика и переделать их, а если получится, то и заказать остальным. Да и к Твай заглянуть не мешало: та говорила, что у нее есть какие-то карты тех мест, и обещалась нас ими снабдить. Радуга отправилась отлавливать Дерпи. Из и Деринг пытались отыскать какие-нибудь карты Эплуз, сначала у нас, а потом и у Твай. Неугомонное трио, конечно, было отправлено в школу.

Вся же вторая половина дня прошла в муках.

Исчесавшаяся Деринг Ду вынуждена была работать малоподвижной моделью.

Рарити стонала, но приняла заказ именно на простенькую форму, взяв за основу одежду Деринг и оснастив ее большим количеством карманов и креплений. Так же были заказаны широкие кепи. Если она сделает все как задумано, не добавив никаких излишеств — будет здорово.

За всем этим мы, совершенно того не заметив, и провозились до самого вечера, благо сегодня набегов не было.

Ночь прошла спокойно. Разве, что Скуталу опять спихнули… А вот на утро…


ГЛАВА 13
И снова в путь!

А уже на утро следующего дня пришло сообщение с уточненными координатами временного лагеря того отряда КонАрма, что предположительно, похозяйничал в нашем кургане.

Да, они, конечно, расположились в предгорьях Эплуз, но… Как же неудачно для нас… Все ветки железной дороги обходили это место стороной. Пешком же это было никак не менее трех — четырех дней пути в хорошем темпе. Это если удастся его поддерживать…

Ну а что тут поделаешь? Пешком, значит, пешком!

Весь день прошел в сборах.

Дэш все-таки отловила Дерпи, а та оказалась совсем не против очередного приключения, так что связь у нас была.

Ближе к вечеру заглянули Рарити, Твайлайт, принесшая с собой карты тех мест, куда нам предстояло отправиться, Пинки Пай и даже Флатершай, собиравшаяся в ближайшее время перебраться в город, безопасности ради.

В конце концов, было решено, что она поживет у нас вместе с Эплами, пока нас нет. Остальные также обещали бывать тут ежедневно. Но в целом этот вечер не был "совещанием в генштабе", просто дружеские посиделки перед долгой разлукой.

Сидра было много. Вечер затянулся. Так и ночевали все вместе.

Еще и утро выдалось как нельзя более "подходящее" для путешествий — погодники уже заканчивали сгонять облака, вот-вот должен был начаться дождь.

Ну что ж. Значит, тем более надо поторопиться. Мы наскоро попрощались со всеми. Ну или почти со всеми. Скут так и не смогла найти Свити и Блум, чему, конечно, несказанно огорчилась. Куда только они могли деться в такую рань?

Но, ничего не попишешь! Мы взвалили на спины громадные, раздутые рюкзаки, особенно тяжелые, конечно у нас с Изом. Куда тяжелее, чем мы, признаться, рассчитывали. К тому же, мой, похоже, оказался не совсем удачно сложен — что-то было плоховато закреплено внутри, но не перекладывать же сейчас? Потом как-нибудь, на привале… И, провожаемые всеми, кто попадался на встречу в такую рань, мы потихоньку двинулись.

Проходя по городу, я вспомнил, что так и не забрал часы у "Доктора". Заглянули и к нему. Оказалось, что заспанный часовщик успел не только сделать мои часики, но и наделать копий! Даже лишние сделал, что я, конечно, тоже оплатил. Когда он что успевает? Часики вернулись к жизни и выглядели в точности так, как задумывалось. Матовый, серо-зеленый теперь корпус, затертое до неблестящего состояния стекло, светящиеся свежим фосфором стрелки и деления, две тугих и мощных "заколки", занявших пустое место на обратной стороне часов. Даже утерянную ими в результате долгой жизни откидную крышку Хувс вернул на место.

Часы тут же заняли место на наших "формах" с внутренней стороны ноги. Красота! Вот теперь мы точно были готовы к длительному походу.

Последний взгляд на родной город и провожающих знакомых, и вперед!

В неизвестность!

* * *

Конечно, из-под дождя нам вовремя уйти не удалось, но ласковое солнце Эквестрии быстро вернуло нам должный вид. Дорога стелилась под копыта, пустая болтовня не давала заскучать, правильно выбранный темп не оставлял усталости, а умеренный, придорожный завтрак надолго оставил ощущение сытости, так что ни у кого даже как-то и не возникло мысли о полуденном привале, хотя по времени уже давно было пора.

Эх. Вот не родился я поэтом. Красота вокруг была для меня неописуемой. Да я даже и птиц-то по голосам разобрать не мог! Однако даже несмотря на мою бесталанность, все вокруг радовалось новому дню. Даже с трудом верилось в то, что погнало нас сюда. Как вообще такое может быть в таком чудесном мире? Кто знает. Вот. Оказалось, что может…

День плавно и не заметно перевалил за половину и покатился под уклон. Все в нем было идеально. Разве что рюкзак продолжал натирать спину да по временам издавать какие-то звуки. Но эта единственная мелочь не могла испортить чуда этого дня, тем более что, похоже, и у Иза была та же проблемка. Похоже, мы оба чего-то не учли их складывая.

Постепенно темы для разговоров закончились, а наши организмы, окрыленные в начале*, стали проявлять признаки усталости. Пора было задумываться о ночлеге, благо тут не было для этого никаких затруднений — березовая рощица впереди как раз подходила.

Хм. Однако рюкзак раздражал все больше. Последние полчаса, там что-то явно тряслось. Д-дискорд. Надо все-таки посмотреть, что не так.

— Ну что? Может, привал, и становимся лагерем?

— Эт верно! — согласился Из. — Мне рюкзак уже все натер.

— Агась. Самое время уже.

— Верно. До ночи еще есть дела — кивнула Ду.

— Согласна!

— И ужин! — облизнулась Скут.

— А я ма-аффины взяла-а… — мечтательно протянула Дитзи.

— Значит, решено! Вот тут и встанем!

Я скинул рюкзак.

*УФ!*

— Не понял? Это что за звук был?

— Эт? Кажись рюкзак твой, не?

— Та-а-ак… — я принялся распаковывать рюкзак, — Ага… — обалдело вырвалось у меня. — Вот, значит, оно как…

* * *

Из рюкзака вывалилась светло-желтая жеребяшка с красновато-рыжими волосами и мятым бантом.

— Да…

— Аг-гас-с-сь… — выдавила она, поднимаясь и как-то странно приплясывая.

ЭйДжей плюхнулась на круп и "распахнула клювик". Да и состояние остальных не особо отличалось. Даже Дэш, подлетев, застыла в воздухе, в результате чего не особо эстетично шмякнулась в пыль.

— Из?

— А?

— А открой-ка свой?

— Ага.

Я со своего места заметил показавшиеся над рюкзаком розовато-сиреневые локоны, и только вздохнул.

Уже две поняшки, потупившись, приплясывали пред нашим ошалелым строем.

— Ну? И как эт понимать, а? — выдавила Эплджек.

— Ну… — начали они отвечать по очереди. — Мы так наслушались о ваших приключениях… А в Понивилле так скучно… Мы захотели помочь… И не хотели бросать тя… Но не знали как это сделать… Ведь узнай вы, вы бы нас точно не взяли бы… Ага…

— И вы решили, что лучшее, что можете сделать, это залезть в рюкзаки?

— Ага…

— Вы хоть подумали, что здесь, вообще-то, можно и жизни лишиться? — вот от Скут я этого вопроса совсем не ожидал. Похоже, она тревожилась за обеих не меньше, чем ЭйДжей за Блум.

Поняшки только потупили глаза, продолжая трястись.

— Так, — выдохнул я, смерив их до-о-олгим взглядом. — Вы ведь в рюкзаках с самого утра сидели?

— Ага… — дружно кивнула эта парочка.

Я еще раз сделал до-о-олгую паузу, глядя на них. Глаза в глаза.

— Быстро!

Обе исчезли в березняке раньше, чем я договорил это слово.

— И че будем делать? — повернулась ко мне ЭйДжей, похоже, все еще не до конца отошедшая от внезапного появления сестры.

В глазах остальных читался тот же вопрос.

— А че тут решать? — подала голос Радуга. — Ну не обратно ведь их отправлять теперь?

— Верно.

— Я могу связаться с Понивиллем, передать, что они в порядке, там, наверно, обыскались уже!

— Точно, надо связаться.

— Заодно и новости узнаем!

— Но надо их чем-то занять, — и опять прозвучало это от Скут!

— Ага.

— Че-нить придумаем!

— Слышу! Идут!

Все глянули на меня. Я кивнул и постарался сделать максимально строгое выражение лица. И вообще — казаться выше и больше. Рядом, чуть позади и еле-заметно опираясь на меня, чтобы удержать равновесие, с не менее строгим выражением и копытцами, упертыми в бока — Скуталу.

Ее подруги вновь встали передо мной, потупив глаза.

— Так! Провинились вы изрядно…

— Ага…

— Даже не знаю, что с вами делать…

Полные надежды взгляды.

— Отправить, что ли, обратно…

Ужас и покорность.

— Эх вы… Ладно. Сделаем исключение. До первой провинности.

Счастливое избавление.

— Но у нас в отряде халявщиков нет! Вкалывать будете по полной!

— Ага… Конечно!

— Рядовой Скуталу!

— Я!

— Выдать новобранцам запасные часы, фляги, прочие принадлежности!

— Есть! — все-таки улыбнулась Скут.

— А вот с формой будет проблемка…

— У! У! У! — по школьной привычке поднялось вверх копытце.

— Да, Свити?

— Форма у нас есть! — та метнулась к рюкзаку и, порывшись, вытащила пару комплектов формы, вполне подходящего размера. — Я, извините, скопировала форму для Скуталу, пока Рарити не было рядом. Ну и вот… Что-то вроде получилось…

— Мда… Основательно подготовились…

— Ага…

— Значит так. Первое задание. Пока все ставят лагерь — собрать дрова для костра. Много. Задание ясно?

— Ясно!

— Агась!

— Выполнять! Дэш! Не приглядишь за ними пока?

— Лады! Ой… то есть… Так точно, пригляжу! — Радуга, не сдержав улыбки, вытянулась "во фрунт" в воздухе и махнула копытцем честь.

Мы принялись ставить палатки.

* * *

Ночь была свежей и спокойной. Многие созвездия были видны на небе. Пиликал где-то сверчок. Ярко и весело полыхал костер, отгоняя назойливых насекомых. На дровах можно было не экономить — Свити и Блум так рьяно взялись за дело, что того количества, которое они натаскали, нам бы хватило еще и на завтра, даже при самом неэкономном их использовании. Хорошая энергия. Надо бы направить ее еще на что-то подходящее.

Я глянул на луну, по привычке отметил, что, похоже, уже достаточно поздно и проверил это наблюдение по часам. Однако, похоже, спать пока никому не хотелось, а значит, наступала пора посиделок у костра, жареного зефира, оказавшегося в моем рюкзаке стараниями Блум, и, конечно, страшных историй.

— Чего все захихикали? — скорчила мину Радуга.

— Ну, не пугаться же этого?

— Агась! Ты эту историю при мне уже раза три рассказывала!

— Угу.

— Ну так придумайте чего-то пострашнее! — Дэш надулась, села на бревно и скрестила ноги на груди.

— Хм…

— Из?

— Ну… Была у меня одна история…

И он поведал собравшимся одну из историй из своей наемнической практики:

— Этой истории вы нигде не услышите. Случилось все около полугода назад. Подрядился я тогда работать на одного торгаша. Торгаш, как торгаш. Не совсем честный, но и не вор последний. А мне что? Платил, главное, хорошо и вовремя.

Довелось нам однажды доставлять некий странный груз из земель Зебр в Мэйнхеттан. Что за груз я не спрашивал — не мое это дело, но краем глаза видел — какие-то маски, куколки, фигнюшечки. В общем, что-то ритуальное. Среди всего, погрузили на борт и какую-то древнюю статую. Не знаю, уж, как там он ее получил. Скорее всего, просто кто-то что-то ограбил, вытащил все, что мог да и сбагрил это нашему… Обычное, в общем-то, дело.

В целом, обратно шли спокойно. Даже очень спокойно. Наша охрана так и не понадобилась. Пару раз мелькали на горизонте какие-то посудины без флагов, без вымпелов, но милостью Селестии проходили мимо. Мы спокойно дошли до берегов Эквестрии. Ну и решили это дело отметить. Решено — сделано. Отметили мы тогда изрядно. Кто-то даже видел огоньки на корабле*, а это не самый хороший знак, но на него не обратили внимания. Мало ли, что с пьяных глаз привидится.

Лично я до отмечался до того, что был отправлен ночевать на гауптвахту. Вахтой служила отгороженная часть трюма, благо тот большой был, запиравшаяся снаружи засовами. Опять же себе неплохо — ложись на сено да проспись. Собственно, я так и сделал.

Проснулся я среди ночи. Сначала даже не сообразил, что случилось. Что-то тяжело грохотало по палубе. Потом понял — на судне, явно, шел бой!

Бой, на который меня не выпустили? Я стал ждать, когда мои ребята обо мне вспомнят. Вдруг, все как-то резко затихло. Я уж подумал, что мои и сами справились и решил спать дальше.

И тут раздался жуткий треск! Такой бывает, только когда что-то проламывает борт корабля!

Вот тут уж я вскочил и принялся выламывать дверь гаупт-вахты! Кому охота пойти на дно вместе с деревянным корытом за просто так? В конце концов я все-таки выбил из косяка петли — те поддались даже раньше засовов — ясно, что на пьяную матросню рассчитывались.

И тут же поскользнулся! Сначала хотел наорать на часового, что должен был дежурить у двери. Ведь эта свинья сама ужралась до невменяемости, раз не открыла мне! Да еще и пролила что-то…

Только потом глянул — на что я наступил.

Из сделал драматическую паузу.

И продолжил поразительно тихим, бесцветным и от того лишь еще более страшным голосом:

— А это и был наш часовой. Вернее, то, что от него осталось.

Я поскользнулся на его кишках.

Даже у меня сердце ушло в копыта. Я поднялся наверх — в кубрик, но уже догадывался, что там увижу — на корабле не было слышно ни звука. В кубрике все было порушено, кругом трупы. Без особого разнообразия — все они были просто порваны пополам.

Я пробежался по кораблю. Нигде ни одного живого пони. Спавшим — проломили грудные клетки чем-то тяжелым.

Кока я обнаружил по запаху. Вот с ним поступили оригинальнее. Похоже, он, спасаясь, забрался в котел с греющейся водой. Его и заблокировали, придавив крышку. Бедняга сварился в собственном котле.

Я давно уже сообразил, что искать тут некого, поэтому, лишь прихватил денег, сколько нашел и свои вещи. А еще, честно говоря, я просто тянул время.

Да. Я боялся выйти на палубу.

Но выйти рано или поздно пришлось бы. Я вышел.

Трупы, трупы, трупы.

Выпущенные кишки, оторванные или раздавленные головы, вырванные ноги и крылья… Даже меня чуть не стошнило.

Прямо перед дверью лежал мой наниматель. Вернее, то, что осталось от него.

Кто-то просто раздавил ему череп.

Из раздавил томат, который держал на копыте, с такой силой, что ошметки брызнули на всех! Кто-то взвизгнул.

— Тут только я увидел, что борт корабля, со стороны океана, был проломлен чем-то огромным. И стремглав кинулся вниз!

И как вы думаете что?

— Ч-что? — ти-и-ихо выдавила Радуга.

Из продолжил:

— А статуи-то не было!

— А… А ты че? — как-то не внятно спросила Эплджек.

— Я? Я спустил ближайшую лодку, выкинул оттуда что-то от кого-то оставшееся за борт и свалил побыстрее к берегу, в надежде, что или пристану, или подберут. Так оно и получилось.

А тот корабль, говорят, до сих пор плавает где-то у берегов Эквестрии с мертвой командой. Или даже не совсем мертвой. Многие говорили, что его встречали, и встречи эти не заканчивались ничем хорошим.

Наступила длительная, гнетущая тишина.

Лишь сейчас я огляделся.

Испуганная Радуга, похоже, сама того не замечая, крепко обнявшая Иза, с которым рядом сидела, и прижавшаяся к нему.

Деринг, сидевшая ро-о-овненьким столбиком, с остекленевшим взглядом, и догорающим зефиром на палочке, и тихо повторявшая что-то вроде: "Значит, правда. Значит, существуют".

Дерпи, выглядывавшая из-за бревна.

Тихо трясущаяся Эплджек, прижавшая к себе перепуганных и, как и все, забрызганных томатом, Блум и Свити.

Скуталу, давно бросившая сгоревший зефир, прижавшаяся ко мне и засунувшая в рот копытце.

Я раскрыл крылья, одним прижимая к себе Скут, вторым укрывая Эплджек.

— Ну Из! Ну… Кто ж такое на ночь-то рассказывает…

— Сами просили пострашнее, — проговорил извиняющимся тоном Из, косясь на придушившую его Радугу и также пытаясь накрыть ее крылом.

Дэш не сопротивлялась.

Эту ночь все провели всего в двух палатках — моей и Иза. Да и то практически не спали.


ГЛАВА 14
Ручей

Из нам, конечно, здорово "помог".

Лично мне как-то заснуть удалось уже лишь под утро, когда отключились Меткоискательницы, забившиеся между мной и, лежавшей почти нос к носу со мной, Эплджек. Утро плавно смещалось к середине дня, но что поделать? Выдвигаться куда-то, надо хоть относительно выспавшись. Спасибо Изу с его рассказом. Ему-то самому ничего, да и мне тоже, но на остальных-то очень даже подействовало! ЭйДжей, даже уже лежа, вздрагивала и открывала глаза. Ответом ей был мой успокаивающий взгляд. Искательницы и вовсе постоянно возились и до половины ночи по очереди вскидывались, глядя на вход в палатку. Потом Из рассказал, что и у него была похожая ситуация. Нет, конечно, была в его палатке и привычная ко всему Деринг, также пытавшаяся заснуть, но были и Дерпи с Радугой. И если Дэш просто пучила глаза в потолок палатки и нервно дергалась, то и дело, спокойствия ради, поглядывая на Иза, то Дитзи упорно сидела, не желая смыкать глаз и таращась на вход. А из-за них и Из не мог нормально заснуть.

Со всей этой бессонницей, как-то собраться и двинуться дальше удалось уже только после полудня… Я ведь говорил уже, что нам нужен был темп? Ха! Поддержишь его тут. Ага. Так и плелись весь остаток дня снулыми мухами. Еще и идти пришлось в самую жару. Если вода будет таять такими темпами, скоро придется искать какой-то источник. Если не сегодня, то уж завтра точно. Утешали пока только новости из Понивилля — всего одно незначительное нападение. Но и это не придало нам особых сил для дальнейшего движения.

Да… Если уже сейчас идти было непросто, то как оно будет дальше?

Между тем, Радуга, слетавшая на разведку, доложила, что дорога впереди заканчивается. Вернее, она, конечно, не заканчивалась, это ведь только в каких-нибудь сказках бывают дороги в никуда. Нет, она лишь круто забирала в сторону. Но настолько круто, что, к сожалению, нам двигаться по ней дальше не имело никакого смысла. Придется идти напрямик, что могло вызвать дополнительные сложности, учитывая, что еще с вечера местность вокруг нас постепенно из равнинной начала переходить в предгорья, то есть хоть и простирались вокруг огромные и светлые пространства, но постепенно они становились покрытыми все более и более густым кустарником, все более и более лесистыми.

И вот, наконец, с дороги пришлось свернуть.

Хорошо еще холмы здесь были небольшие, было не так трудно, но все равно чувствовалось, что мы постепенно приближаемся к горам. Даже природа вокруг, и та уже разительно отличалась от привычных нам пейзажей. Все вокруг, куда ни повернись, просилось на холст художника. Правда, я редко встречал таких художников, что смогли бы передать настоящую, живую красоту той густо, плотной, вязкой травы, того разнообразного множества кустарников, тех деревьев, что окружали нас сейчас.

А этот запах? Непередаваемая смесь свежего ветра, дующего с показавшихся впереди горных вершин, хвойных деревьев, цветистого густотравья вокруг…

— Смотрите-ка! — воскликнула вдруг Свити. — А с этого дерева кто-то содрал всю кору!

— Дай-ка поглядеть, — я тоже заинтересовался деревом. — Ог-го! Да не содрал, а счесал! — я снял с остатков коры кусочек шерсти и, держа его в зубах, показал остальным.

ЭйДжей поскребла копытом затылок, сбила шляпу на лоб и кивнула.

— Э-э-э… Ну кусок шерсти, и че? — Радуга, похоже, выразила мнение остальных.

— Че! Ниче! — передразнила бывалая фермерша. — Где-т рядом медведь шастает. А эт не сильно-т хорошо, да?

— Угу, — кивнул я. — И, похоже, был он тут не слишком-то давно. Ладно. Будем надеяться, что нам с ним не по пути.

И мы двинулись дальше, теперь уже куда осторожнее, но, при этом, стараясь быть достаточно шумными — если чего медведь и не любит, так это налететь на кого-то внезапно. Чем тише идете — тем вам же будет хуже. Факт. Так что теперь мы еще и искали следы — не идем ли мы с косолапым одним маршрутом.

— Кажись, я таки нашла след! — остановила нас ЭйДжей, шедшая впереди. — И довольно свежий! — она поморщилась и принялась отряхивать копыто.

— Точно, — подтвердил я, подойдя поближе. — Если я в этом что-то понимаю, то это медведь.

— А ты и в "этом" понимаешь? — съязвила подошедшая Деринг.

— Ага! Вот в "этом" особенно! А вообще-то, побродив по Эквестрии много чего набираешься. Даже об "этом". Тебе ли не знать?

— Верно. Чего посоветуешь?

— Думаю, надо немного забрать в сторону. Это, конечно, несколько удлинит наш маршрут, но позволит избежать ненужной встречи.

— Я — за, — коротко поддержал Из.

— Мне чего-то тоже ща не сильно охота встречаться с такими фанатами, — кивнула Радуга.

Остальные молча согласились.

Где-то через полчасика мы вышли к широкой и почти голой каменистой ложбине между холмами. Похоже, когда-то встарь здесь протекала довольно широкая река. Ложбина с кучей песка, щебня и обтесанных когда-то водой ровных камней — все, что осталось от ее русла. Мы перебрались через нее и прошли еще, быть может, с полчаса. Теперь можно было сказать, что мы в безопасности — большинство медведей избегают открытых пространств, а там его было более чем достаточно.

Солнце уже скатывалось за горизонт. Пора было становиться на ночевку.

Из-за треклятого медведя ночевать в этот раз пришлось весьма оригинально.

Решено было из кучи прочных ветвей, набранных вокруг, и прихваченных с собой веревок сделать помост, довольно высоко над землей, на котором уже и устроиться. Вот где пригодились таланты Эпл Блум, о которых мне довелось когда-то услышать! С ее помощью работа спорилась, и скоро все было закончено.

Мы разложили остатки сучьев вокруг, отгораживая лагерь там, где это было нужно. Разожгли костер. Присмотрели для припасов суки на деревьях в стороне от лагеря.

— Эх! — вздохнул Из. — Сейчас бы чего горяченького!

— Агась. А воды-т у нас… — раздумчиво закусила губу Эплджек. — Если только шо-т в флягах осталось…

Я раскрыл карту:

— Ну… Тут недалеко показан ручей какой-то… Я мог бы сгонять к нему с котелками.

— А не темновато уже?

— Да ну! Тут всех дел на час самое большее. А на горячее можно пока и воду из фляг слить.

— Да? Ну ла-ано. Раз так уверен — давай шо ли… Свити Бель!

— Э? Я? Да?

— Как насчет помочь мне с готовкой?

Вот этого вопроса ЭйДжей единорожка, похоже, не ждала.

— Ну… У меня, как бы не очень хорошо получается…

— Э милочка! Эт ерунда! Ты не знаш, скок я пирогов пожгла, пока научилась! Так как? Подсобишь, не?

— Конечно!

Я мысленно пожелал удачи Изу с его "горячим" и нагрузился тарой.

— И я с тобой!

Я аж вздрогнул. Рядом стояла Скуталу. Рация, фляги, котелок в зубах.

— Ладно, — вздохнул я. — Пошли.

Мы шли уже минут двадцать. Деревья и кустарник в этих местах были, похоже, даже гуще, чем раньше — невидно было куда ставишь копыта. Да и холмы вокруг стали уже явно круче. Темнело. Мне приходилось "торить дорогу" среди кустов. Скут, шедшая позади, здесь бы просто завязла.

Впереди уже послышалось журчание воды.

"Дурацкие кусты! Когда ж вы уже кончитесь!" — подумал я.

Накаркал!

Кончились!

Да так быстро, что я всеми копытами поехал вниз по склону!

Уф!

Я успел схватиться одной ногой за какое-то тонкое деревце, нависавшее над обрывом.

— Алекс? — раздалось сверху в тот момент, когда я уже хотел взмахнуть крыльями.

Я хотел предупредить.

Не успел.

— Ты куда делс… А-А-А-А-А!!! УЙ!

Успел!

Скуталу висела, схватившись за вторую мою ногу.

— Да выплюнь ты этот дурацкий котелок!

— Тьфу!

Котелок полетел вниз. И звонко ударился где-то об камень. Нехорошо.

Я глянул ему вслед. Мда… Совсем нехорошо. Для того чтобы приземлиться на ноги, слишком высоко. Для того чтоб задействовать крылья, слишком низко. Да и Скут, еле держащаяся за ногу…

Деревце, за которое я еще как-то держался, явно захрустело под нашим весом, начало поддаваться.

— Алекс?!

Единственное решение пришло мгновенно.

— Сгруппируйся!!!

Я почувствовал, как Скут попыталась сжаться, держась за меня.

Дерево хрустнуло еще раз. И уже не прекратило.

ПРЫЖОК!!!

Я, как смог оттолкнулся от стенки обрыва, налету обхватил Скут, перевернулся вниз спиной, прижав ее как можно крепче к груди, группируясь вокруг нее.

И попытался если не взлететь, то хотя бы крыльями затормозить падение.

УДАР!!!

* * *

Как же погано.

Так! Стоп! Как сказал кто-то из древних: "я мыслю — следовательно существую",* что, конечно, уже отрадно, но…

Прислушаемся к ощущениям.

Глаза — сплошная чернота. Но это, вероятно, из-за того, что они закрыты. Что ж. Пока не будем спешить.

Слух — подсказывает, что я где-то недалеко от воды.

Тело целиком — пытается сообщить, что его долго и основательно били.

Голова — гудит. По ощущениям, похоже, что чем-то перевязана.

Больше вроде сказать нечего…

Попробуем открыть глаза. Хм. Странно. Особо ничего не изменилось. Темнота как была, так осталась. Либо я ослеп, что очень бы не хотелось, либо стоит ночь. Будем надеяться, что второе.

Я попробовал пошевелить ногами. Вроде работают. Все чувствуются. Даже чересчур чувствуются.

Как только позвоночник не сломал?

Рядом послышалось какое-то движение. В кадре показалась маленькая рыжая кобылка. Выглядела она неважно, но явно лучше моего.

— Алекс! Ты очнулся!

— Да, Скут, — хотел сказать я, но из горла вырвался только шепот.

— Ой! — спохватилась та. — Попей!

Перед моим носом оказалась фляга с водой.

Я сел.

Череп треснул тупой, ноющей, пульсирующей болью. Картинка перед глазами поплыла.

Я кое-как объяснил Скут, что из средств аптечки — обезболивающее в таблетках. Через какое-то время, и спустя несколько таблеток, стало получше. Я, по крайней мере, мог потихоньку двигаться и говорить. Чем и не преминул воспользоваться:

— Долго я провалялся?

— Не знаю. При мне — минут сорок или около того. Но я и сама тогда отключилась.

— Ясно. Сама как?

— Ничего, — натянуто улыбнулась Скут. — Вроде жива.

Я аккуратно дотронулся до повязки на голове.

— Ага, — перехватила мой взгляд Скуталу. — Как смогла.

— Рана большая была?

— Вроде не, но…

— Спасибо, — попробовал улыбнуться я. Вышло наверняка паршиво.

Я вспомнил про часы. Прошло больше часа. В лагере нас, наверное, уже хватились. Ну или спокойно спят. Хотя не, это вряд ли. Эплджек не заснет, пока мы не вернемся.

— А ключ, ты, выходит, уже нашла?

— Ага. Горный ручей. Мы почти на его берегу. Оглянись.

Я огляделся. И оценил, как нам повезло. Мы упали на сравнительно мягкую почву. Почти везде она была более сухой и жесткой.

Скут следила за моим взглядом:

— Угу, — кивнула, — Хорошо, что не туда, — махнула она копытцем.

Я проследил взглядом и увидел очертания надломленного дерева вверху. И жутковатые камни под ним. Да-а… Вот упади мы туда, и с жизнью можно было бы попрощаться.

— Найти бы того картографа, что на эту карту ручей нанес… Копыта бы ему вправить… — тихо прошептал я. Правда, Скут, похоже, все равно услышала.

Я попробовал подняться. Ничего. Мир вокруг покачивало, но стоять-то было можно.

На небе над нами скапливались тучи. Странно немного, но для этих мест объяснимо.

— Горный ручей, говоришь? — я оглядел обрывистые, неприступные берега.

— Ага.

— Тогда надо драпать и как можно быстрее.

— Зачем?

— Тучи видишь?

— Аг-га? Стоп. Они л-летят сами?

— Это одно из мест, где такое возможно. Угадай, если в горах пойдет дождь, куда все польется?

— С-сюда, — сама себе кивнула Скут.

— С нашими связывалась?

— Тут такое дело… — она ковырнула копытцем землю. — Рация накрылась.

— Ясненько. Значит, вот что…

Мы выложили камнями стрелку в направлении нашего движения, и, как могли быстро, отправились вниз по ручью.

В воздухе явно запахло сыростью. Повисла противная морось. Ручей за нашими спинами журчал все громче и отчетливей. Я оглянулся. Да уже и не ручей вовсе, а маленькая речушка. Речушка все ширилась минута от минуты, а выхода видно не было. Хуже всего, было то, что при любом резком движении голову снова начинало "вести", а перед глазами появлялась серая муть. Похоже, ударился я знатно. Настолько, что полеты на сегодня просто исключались. Или я тут же упаду обратно. "Как-то странно погибать вот в такой вот идиотской ситуации, — подумалось мне. — Иметь крылья и не мочь ими воспользоваться. Так. Надо гнать от себя этот бред, хотя копыта уже хлюпают по воде. Только бы вал не пошел… "

Скуталу, судя по взгляду, думала примерно также…

"Так. А вот ее пора скоро будет вытаскивать. Ей уже выше колен".

Когда выше колен стало уже мне, Скут была перебазирована на мою спину. Каньончик, образованный этой речушкой, которым нам приходилось сейчас идти, был хоть и не велик, но оставался для нас все также неприступен.

Лишь когда воды стало уже по грудь и полило уже и сверху, а меня едва не сносило потоком, нашелся относительно пологий склон, по которому еще можно было выбраться.

Сначала я подсадил Скут, потом передал вещи. Самого меня, к великому моему позору, Скуталу пришлось тянуть, для чего та сделала простейший блок, используя ремни от моей портупеи и обернув их вокруг какого-то деревца.

Но, наконец, все было закончено. Уставшие, грязные, вымокшие мы побрели вверх по ручью.

Начался ливень. Все вокруг заволокла густая пелена. О возвращении нечего было и думать.

Укрытие. Нужно укрытие.


И оно нашлось! Нас приютила группка елей. Одну из них, видимо, особенно древнюю, родительницу всех окружающих, когда-то на половину выворотило из земли. Но второй половиной она еще прочно цеплялась за жизнь, так-что получалось что-то вроде навеса, способного укрыть пару усталых путников корнями и огромными лапами других елей.

Нашлось под деревьями и немного сухих еще веток, смолы и трута. Так что, скоро под навесом потрескивал крохотный, но такой живой, и такой необходимый нам костерок.

— Не сидим! — я скинул форму, разложил ее рядом с костерком и начал бег на месте. — Давай за мной!

— Ты чего? Не достаточно вымотался?

— Достаточно. Но если не согреемся — рискуем умереть от переохлаждения или еще какой похожей гадости. Давай!

Скуталу кивнула и, также стянув сырую форму, присоединилась к разогревающей зарядке.

Снаружи хлестал в непроглядной тьме ливень. А здесь, в тепле, под защитой старой ели весело булькал на костре котелок с "чаем". Конечно, был это не чай, а просто кое-что из полезных трав, росших поблизости. Часть этих же трав была съедена перед этим всухомятку. Пошли в дело и кое-какие поддерживающие и витаминные средства из аптечки.

Я лежал лицом ко "входу", закрытому сейчас нашими формами и каким-то, подобранным вокруг валежником, как импровизированной шторой и обложенного по низу камнями, котелками, флягами с водой… — даже низенького бортика хватит, чтобы избежать этой ночью знакомства с местными змеями и прочей живностью.

Лежал и смотрел на огонь, поджидая котелок.

За моей спиной, в маленьком закутке, оставшимся между мной и елью, стараясь как можно плотней прижаться и положив на меня ногу, задремывала маленькая рыжая пони…

* * *

Мы проснулись от холода.

Утро было сырым и туманным. То есть, примерно таким же, как и моя голова. Костерок давно уже потух. С гор тянуло холодным ветром и тут уже еловые лапы и корни ничего не могли поделать. Скут поежилась и плотнее прижалась к моей спине. Но пора было вставать.

После небольшой, опять же согревающей, зарядки, я вышел из нашего импровизированного убежища и разложил карту на более или менее подсохшем уже стволе поваленного дерева, прижав ее копытами.

— Где мы? — задала самый логичный вопрос Скуталу, пролезая подо мной, щекоча гривой и заглядывая в карту.

— Самому интересно. Каньон тут просто не отмечен… — я достал из одного из кармашков формы компас. — Шли мы не более получаса… Упали тут… Хм…

— То есть можно сказать, что мы где-то здесь? — Скут хлопнула копытцем по карте, накрывая им приличный райончик.

— Ага, — ухмыльнулся я. — Именно. Вот бы еще знать конкретней, где именно "здесь". Мы ведь даже место лагеря знаем только примерно.

Я огляделся. И ведь что погано: ни одного приличного ориентира вокруг, исключая горы и сам ручей. Оставалось только вернуться к нему и подниматься вверх по течению, надеясь выйти на какие-то замеченные вчера мелкие ориентиры и то деревце, а через них и на лагерь.

Что мы, собственно, поблагодарив приютившую нас ель, и сделали.

— Как есть охота… — вздохнула Скут, оглядывая на прощанье на ель. — А вокруг почти ничего знакомого. Да и как-то не хочется траву жевать…

— А что делать? Тогда — только терпеть. Ну или высматривать что-то знакомое из ягод и тому подобного.

— Ага…

Ручей уже успокоился со вчерашней ночи и почти вернулся в прежнее свое крохотное русло. Сейчас уже трудно было поверить, что еще прошлой ночью этот поток мог сбить с ног и унести взрослого пони. Тихий, журчащий ручеек, да и только.

Я оглянулся на Скут.

Та смачно объедала какой-то куст.

Покосилась на меня:

— Не, ну есть-то охота!? — и снова зарылась в куст.

— Понимаю. Но вот именно эти ягоды я бы есть поостерегся.

— М-м-м? А фто ф ими не фак? Пф-фе-е… — она выплюнула не дожеванные ягоды и вытерла рот ногой. — Ядовитые?

— Да нет.

Скут снова набила рот.

— А фто тохта?

— Просто не известно, как на них отреагирует желудок. Особенно — пустой.

— М-м-м? Фроте нохмально.

— Как знаешь. Мое дело — предупредить.

Минут через двадцать мы уже дошли до места нашего падения. Сразу стало понятно и то, почему по дороге мы никого не встретили. Поток, похоже, ночью был такой силы, что разбросал и те камни, которыми была выложена стрелка. Когда они стали видны из-под воды, стрелки там уже, понятно, не было. Что ж. Этого можно было ожидать.

— Э-э-э… Алекс? — я оглянулся.

Скуталу стояла рядом. Мина кислая. Копытце на животе.

Этого тоже можно было ожидать.

— Угу. Я предупреждал. Дуй. Я подожду.

И Скуталу быстро скрылась.

— А-а-алекс!!! Ску-у-уталу-у-у!!!

Через какое-то время раздалось где-то в вышине.

Я поднял глаза. Высоко-высоко висела в небе голубая пегаска.

— Мы тут!!! — я улегся на спину и замахал всеми ногами.

Вроде заметила!

— Алекс! Живой! — круто спикировав, РД приобняла меня за шею и тут же отпустила. — А Скут где?

— Да тут я… — из-за кустов показалась недовольная Скуталу. Впрочем, стоило ей увидеть…

— Радуга!

— Задушишь!

— Ой! Да, — смутилась рыжая.

Скоро мы были уже в лагере.

Не буду, пожалуй, описывать, чего и сколько я выслушал от Эплджек. И за Скуталу. И за себя. Особенно при виде моей забинтованной головы.

Главное, что она просто обняла меня под конец.


ГЛАВА 15
Каменная ловушка

Мы выступили почти сразу после нашего возвращения в лагерь. В другое время я предложил бы задержаться на час-другой, но мы и так слишком много потеряли. Так что, свежий бутерброд для меня, кружка "чая" для Скуталу (хотя и с большой неохотой, но надо), и в путь.

Не сказать, чтоб по пути нам попадалось что-то новое и интересное. Скорее усложнялось то, что было и раньше. Холмы становились все выше, обрывы все круче, а осыпи все сложнее. Спускаться-то хоть и несколько опасно, но быстро. А вот подъемы просто убивали. Ведь и не полетишь — тогда кому-то придется переть еще и твои вещи.

Но, как бы то ни было, а мы двигались вперед, хотя и с частыми мелкими остановками по причине неразборчивости некоторых в еде.

Следующая ночевка прошла спокойнее — решили обойтись без особенных историй на ночь. Наверняка их у Иза было припасено еще не мало, но без них пока было как-то спокойнее. Так что, уже спозаранку наша команда снова двигалась в направлении гор.

И уже к полудню достигла подножья. Пред нами вздымались ввысь величественные и древние Эплузы.

Правда, все подгадила одна очень неприятная новость.

Пока мы сюда перлись, отряд КонАрма не стал нас дожидаться, а крупами почуяв неприятности, быстренько свалил за горы, где у них была база.

— Мда… — выдавил я, отложив наушник и передав новость остальным. — Красивый финт.

— А чего такого страшного-то? — недопоняла Радуга.

— Да не, не страшно, вот только некоторые мелочи…

— Агась! От, например. Пожрать мы прихватили на десяток дней. Плюс пара ртов. Итого — половина уже сожрана. Эт если не больше. Но эт мелочь, — ухмыльнулась ЭйДжей.

— Угу, — вставил Из. — А что поделать-то? Обратно ведь не повернем? — он обвел нас взглядом.

Ответ был достаточно красноречивым.

— Судя по карте… — зашелестел бумагой я. — здесь есть какие-то старые выработки, идущие через весь горный массив на ту сторону.

— Здорово.

— Рация ловить не будет… — предупредила Дерпи. — Но я за.

— Рискнем, — нетерпеливо притопнула Деринг.

— Агась! А куда нам больше-т?

— А то! Рискнем, конечно! А то "еда, еда"… Я уж не знаю, как там не-ко-то-рым, а мне лично себя в форме держать надо! А то никто и не взглянет, если разъедусь, — я заметил, как пегаска кинула быстрый взгляд на Иза. Тот, видимо, тоже — ухмыльнулся.

— Ну… Знаешь ли… Я, вродь, тоже… Не корова! — а вот тут взгляд был кинут уже на меня. Селестия миловала. Я в тот момент сумел не улыбнуться.

— Да лан тебе, ЭйДжей! Я ж в шутку! — пегаска подошла к ней вплотную.

— Угу. Шутки у тебя…

— Ну прости… Бэ-э-э! — Дэш показала язычок.

Эплджек улыбнулась.

— Ну… — неловко влез я, стягивая кепи, — Если по поводу питания… — взгляды от обеих. — Кхм! Все выяснено, то, может, пойдем дальше?

— Аг-гась.

— Ага.

— Меткоискатели!!! За метками спелеологов!!! — содрогнулись древние горы.

— Шахтеров!!! — к удивлению гор, влился нестройный вопль.

— Э-э-э… Скут! Ты там че? Уголь добывать собралась? Или алмазы? — вытаращилась Эпл Блум.

— Э-э-э… Пожалуй, не…

— Значит, спелеологов! — кивнула Свити.

— Если еще и объясните, что это за спили… олухи…

— Ну Скуталу-у-у… — Блум провела копытцем по лицу.

— Не, а что я? Если это было на уроке, то я честно… спала…

— Ой, Ску-ут…

Тут трио заметило, что вокруг стало как-то тихо. И все смотрят исключительно на них. Дальнейшее посвящение и просвещение СпилиОлухов проходило шепотом.

— Ну, что? Раз все решили, может, уже поищем вход? — предложила Деринг. — Скинем тут пока все, да и посмотрим на крыльях?

Все, естественно, согласились.

Вскоре один из таких входов нашелся.

Старые деревянные створки, закрывавшие его, упорно не хотели поддаваться. Хоть и не мало им лет, а сделали на совесть… Чтоб им пусто было… В конце концов Из, Эплджек и я просто выбили их. Старое дерево с отпечатавшимися теперь навек следами копыт, со скрипом, подняв тучу пыли, рухнуло внутрь шахты.

Черный зев, чрево земли, дохнул на нас смрадом.

Все как-то нерешительно замялись. Оно, в общем-то, и понятно.

— Вы со мной, или как? — со вздохом переступила порог створок Деринг. Доски жалобно скрипнули под ее копытами.

Мы зажгли фонари и медленно потянулись внутрь.


Мы потихоньку шли уже более часа. Здорово помогала ориентироваться примерная карта выработок Эплузы, найденная, в числе прочего, в библиотеке Спаркл. Деринг даже здесь неплохо с ней управлялась. Чувствовался опыт.

Что можно сказать про окружение? Вы бывали когда-нибудь в старых шахтах? Широкая и укрепленная сваями и балками главная галерея, с расходящимися от нее проходами. Крепления для фонарей и факелов. Какие-то ящики. Брошенный инструмент, давно уже покрывшийся ржавчиной.

Однако, далеко не все в шахте сохранилось столь идеально, как створки ворот на входе. Многие сваи сгнили и выглядели откровенно угрожающе. Порода местами сыпалась. Такое впечатление, что иногда даже от наших шагов. Чувствовалось, что шахта выработана. Выжата досуха, как лимон и брошена на произвол судьбы, ржавчины, сырости и давления породы несколько десятилетий назад.

Шахта оказалась просто огромной. Иногда, даже трудно становилось придерживаться главной галереи. Просто становилось непонятно, которая из них главнее. Мы сверялись с картой, делали метку и шли дальше. Метки помогли. Пару раз уже приходилось к ним возвращаться. Странно, но несколько раз нас отчетливо тряхнуло. Где-то что-то с шумом осыпалось. Странно, потому, что судя по информации из справочников, никакой особенной сейсмоактивности тут не наблюдалось. Впрочем, может быть, эту мелочь и вовсе не считали за активность. Кто знает. Идти-то в любом случае было надо.

Хорошо хоть, что шахта вроде бы не была населена. Ни алмазных псов, ни троллей пока так и не встретилось, хотя возможность наткнуться на них упоминалась в справочниках, да и шли мы уже довольно долго.

Как-то само так получилось, что мы держались немножко отдельными группами, а не цепью, как следовало бы по правилам: Из и Радуга; Я и Эплджек; Деринг, Дерпи и Меткоискатели. Галерея в этих местах была довольно широкой. Две наших пары шли, держась вдоль противоположных стен, а трио, под присмотром Деринг и Дерпи, в порыве СпилиОлухизма, по временам углублялось ненадолго в боковые то ли штреки, то ли просто ответвления выработки. Как оказалось, даже в этом была своя польза.

Вот показалась впереди очередная, довольно большая, развилка. Выглядела она, откровенно говоря, опасно — многие балки покосились, треснули, порода на потолке заметно просела вниз. При этом сама развилка была довольно сложной: часть штреков, или чем там они были, уходила под небольшим углом вниз, пара, впереди, продолжала идти горизонтально. Всего — то ли пять, то ли шесть путей.

Меткоискатели, опять углубились в один из боковых проходов, в надежде что-то найти, когда шахту сильно тряхануло.

Да еще как!

Балки по центру затрещали под навалившимся весом.

С хрустом лопнула одна из поперечин под сводом.

Посыпались камни.

Все вокруг загудело.

Потолок пошел трещинами.

— В сторону! — крикнул я, толкая ЭйДжей вперед и вправо — в один из уходящих ниже проходов, под защиту относительно прочных еще на вид свай.

Сам я прыгнул следом, накрывая ее собой.

Краем глаза еще заметил, как Из и Радуга примерно таким же прыжком скрылись в проходе по другую сторону.

На спину мне посыпались мелкие камешки.

— Э! Алекс! Ты че… — Эплджек перевернулась лицом ко мне.

Еще толчок!

Раздался дикий грохот!

"Похоже, балки не выдержали, — мелькнула последняя мысль. — Хоть бы эта…"

Что-то ударило меня по голове.

Навалилась темнота.

* * *

В себя я пришел от тычка откуда-то снизу.

— Алекс! Ты как?

— Голова… — прошептал я.

Зрение постепенно возвращалось, сопровождаемое, опять, приступом тупой боли в черепе.

Сверху ощутимо давил немалый вес. Счастье, что, похоже, основные булыжники упали не сюда. Судя по ощущениям, нас накрыло кучей мелких камней, крупного гравия или чего-то вроде.

Прямо передо мной поблескивали зеленые глаза ЭйДжей.

— Сама как?

— А как я могу быть? — сдавленно хмыкнула она. — Ты ж меня… э-э-э… накрыл.

Кхм! Это и до меня дошло. Я полностью лежал на ЭйДжей, придавив ее спиной к полу шахты. Ощущая на лице ее дыхание. Чувствуя каждый удар бешено колотящегося сердца.

— Извини, — я попробовал приподняться. Мда… Почти никак. Рухнувшая где-то надо мной опора легла так, что, хоть и удержала на себе какую-то часть камней и оставляла немного места для движенья головой, но не более. Хорошо не придавила. — Уф! Не подняться.

— За че извинять-т? Лежи уж… — вздохнув, чуть улыбнулась она.

Откуда-то сбоку пробивался из-за камней свет не разбившегося фонаря, придавая происходящему интересное освещение.

Так прошло несколько минут.


Я попробовал пошевелиться.

На этот раз в стороны.

— Э-э-э… Алекс?

Мне показалось в неверном свете, или ЭйДжей зарумянилась?

— А?

— Я… канешн, понимаю, шо… но… ну… как-т…

— ?

— Ну… не так…

Не, точно раскраснелась.

— Ты про что?

— Оу-уф-ф! — ЭйДжей резко выдохнула. — Н-ниче… уж-же… н-но…

Мда… Действительно неудобно получается. Я, конечно, не имею ввиду физическое неудобство.

Я прекратил дергаться, тем более что серьезных результатов это не дало. Ну, если не считать результатом… э-э-э… румянец ЭйДжей.

Но это другое.

А вот камни, пусть и мелкие, практически не поддавались.

Все это время фонарь за камнями медленно гас, постепенно погружая нас во мрак.

Пока не погас совсем.

Тьма скрыла двух заживо погребенных пони.

* * *

— Радуга! Алекс! Эплджек! Из! — прорезал темноту слитный крик. Впрочем, приглушенный, почти, как через стену. — Вы где?!!

— Мы здесь! Здесь! — почти одновременно раздались голоса РД и Иза.

— Как вы там? — голос Дерпи.

— Живы! — Из.

— Ага! Слегка помассажировало, правда, но это ерунда! — Радуга.

— Алекс! Эплджек! — голоса Скуталу, Эпл Блум, Свити Бель. — Вы где?! Вы ж-живы?!

— Да! — крикнул я.

— Агась! Навродь того!

— Это как?! — уточнил голос Иза.

— Это так! Привалило нас!

— П-привалило?! — слитно, голоса Блум и Скут.

— Агась, слегка! Но мы тут целы! — ответила им ЭйДжей. — С нами все в порядке!

— Точно?!

— Конечно, Блум! По крайней мере — пока… — добавила ЭйДжей шепотом.

— Может, мы чем-то поможем?! — голос Радуги.

— Да нет, Дэш, тут нечем! — крикнул в ответ я. — Разгребая это обвал, можно только вызвать следующий! Да и далеко вы от нас! Ничего! Выберемся сами! Лучше скажите, у кого сейчас карта?!

— У меня! — голос Деринг.

— Отлично! Выведешь всех, кто с тобой?!

— Конечно!

— Предлагаю! Встречаемся на точке, где главная для нас галерея выходит на поверхность с той стороны!

— Идет! — голос Деринг.

— Ладно! — Из, но с задержкой. — А как со временем?! И с вами?!

— Просто! Вышедшие на поверхность, ждут пару дней! Если мы не появимся — значит… задержались! И идите без нас! Догоним! — крикнул в ответ я.

Еще несколько минут заняло уточнение. Но время вышло. Все разошлись.

Под завалом повисла тишина. Вот уж действительно — гробовая…

— Алекс? — раздался шепот в темноте.

— А?

— Ну… Не молчи, а?

— Хорошо. А о чем ты хочешь поговорить?

— Н-не знаю. Не важно. Важно просто не молчать.

— Конечно. Понимаю.

Я почувствовал, как нежный пушок ее щеки коснулся моей.

— Вот уж не знала, шо оно так…

— А кто может что-то знать наперед?

— Верно. Но ведь надеешься, шо как-т все по-другому будет. Как-т не так все. Не правильно.

— А как?

— Я? Ну… дом… внуки… все такое… Но от шо все от так… Раз и все… Не правильно… Глупо… Бесполезно… А ты?

— Ну… Я офицер. Нам, как бы, не пристало загадывать — случиться может всякое. Но, знаешь… вот тоже совсем не так. Обидно немного…

— Эт верно… А знаешь че?

— Что?

— Не так уж это страшно. Ну… Я не имею в виду ваще, но… От тут… С тобой не страшно… Совсем…

— Мне тоже… С тобой.

Какое-то время мы просто молчали.

— Алекс?

— Да, Эплджек?

— Знаешь я… Я хочу спросить… Фу-ты! Как маленькая, прям…

— Да?

— Я… т-те нравлюсь? Хоть чуть-чуть?

— Да! Очень, — прошептал я, прижавшись к ее щеке.

И почувствовал, как она прерывисто, нервно выдохнула:

— Т-ты мне тож. Т-тож очень.

Я почувствовал ее дыханье на своей щеке. И не только дыханье. И не только на щеке.

Лишь спустя несколько секунд к нам вернулась способность трезво мыслить. Вернее, я понял, что кое-что не так. У нас все еще был воздух. А значит, где-то все-таки порода легла не плотно. И это "где-то" оставалось нашим единственным шансом.

— Эплджек?

— Да Алекс?

— Ты можешь поднять ноги над головой?

— Попробую. Вроде да.

— Тогда помоги мне. Попробуем выбраться в ту сторону.

— Давай. Хуже уж точно не будет.

Работать пришлось долго. Очень долго. И очень медленно. Иногда и просто по камушку, пытаясь как-то растащить или разрыть эту кучу. Конечно, все это могло обвалиться и накрыть нас чем-то еще более тяжелым в любую секунду, но тут уж выбирать не приходилось. Или мы роем, несмотря на возможность погибнуть под обвалом, или лежим тут и медленно, но верно умираем, третьего просто не было дано. Мы решили рискнуть.

И оно того стоило. Внизу, на уровне Эплджек, удалось раскопать крохотный лаз, дающий надежду на жизнь.

— Можешь туда протиснуться?

— Ща попробую…

ЭйДжей ужом завертелась подо мной, пытаясь протиснуться в освободившийся неширокий проходик между камней.

"Уф! Спокойствие! Только спокойствие!"* — стучало в этот момент в моей голове.

"Смогла! Она смогла вылезти! А вот мне хуже. Я крупнее и у меня все еще дурацкий рюкзак на спине".

С рюкзаком пришлось поступить просто. Я дотянулся до своего ножа и обрезал лямки. Продукты, запас медикаментов, спальник, что-то еще… Все это приходилось просто бросить. Протащить это как-либо в лаз не представлялось возможным. Тем более что как только я улегся к нему, что-то уже посыпалось и опасно захрустело. Обдирая бока, я как мог быстро протиснулся в крохотную лазейку между камнями.

Ура! Шахта! Целая, не рухнувшая шахта. И не важно уже, куда она приведет. Важно, что мы с ЭйДжей здесь, а не там.

Обвал гулко вздрогнул. Объемистое чрево, которого мы сейчас счастливо избежали, захлопнулось, погребя в себе мой рюкзак и сумки ЭйДжей.

Мы выпотрошили карманы: пара фляг, карта Заэплузья, компас, мелки, моток веревки, четыре свечи, кремень с огнивом. Пара ножей. Аптечки.

Вот и все. И никакой еды.

— Ох! — вздохнула ЭйДжей, вытягивая что-то из-под ближайших камней, — Я уж думала, шо потеряла ее навсегда, — натянула она жутко пыльную и грязную шляпу. Впрочем… Возможно, шляпа была сейчас даже чище нас самих.

Где-то рядом хрустнула очередная балка. Попасть под второй подряд обвал как-то не улыбалось, и мы спешно двинулись дальше по шахте. Шли долго. Шахта спускалась ниже и ниже. Пока не уперлась в массивную когда-то, а теперь гнилую и разваливающуюся дверь.

За дверью начиналась длинная, узкая кишка пещеры. А что делать? Идти больше было некуда. Вдобавок пришлось зажечь одну из свечей, хотя с помощью одного кремня это было о-о-очень непросто — если в шахте был хоть относительно ровный пол, то здесь можно было поломать все, что угодно. Хорошо, хоть толчков больше не ощущалось.

Идти пришлось долго. Создавалось уже такое ощущение, что эта кишка вела нас через все горы. Однако, как ни странно, но спустя где-то полчаса кишка закончилась. Мы шагнули в довольно большую и, как мне показалось, достаточно сейсмобезопасную пещеру. На входе мы наткнулись на трухлявый факел, воткнутый между камней. Конечно, мы разожгли его.

И обалдело встали.


Свет слабенького, казалось бы, факела десятки, сотни раз отразился от полупрозрачных сталактитов, сталагмитов и сталагнатов, наполняя пещеру неярким золотистым сиянием.

Только сейчас навалилась усталость. Не отводя глаз от камней мы уселись на какой-то широкий выступ. Прилепили рядом свечу.

— Знаешь, я… Я никогда не видала ниче подобного!

— Я тоже.

— А давай эт будет наша пещера?

Я смотрел на ЭйДжей. Она — на меня.

И вновь встретились не только наши глаза.

Мир сузился до размера пещеры.

Здесь и сейчас, в этом мире, существовали только мы.

И мы знали, что сегодня нам уже не будет ни до чего дела.

Две души слились воедино.

* * *

Я проснулся от холода и сырости. Глянул на часы. Снаружи, должно быть, уже утро… Факел давным-давно прогорел. Как и свеча. Пещера была погружена во тьму. Великолепная при свете, без него она стала неуютной. Не удивительно, когда знаешь, что вокруг тебя огромное пустое пространство, что весь свод над тобой усеян острыми сосульками сталактитов… В таких местах обязательно начнет мерещиться кто-нибудь за спиной.

Впрочем…

Я-то знал, кто сейчас у меня за спиной. За спиной у меня тихо посапывает пони, ради которой я пойду на все. Осушу океан, снесу эти горы, убью или сам расстанусь с жизнью. Что угодно. Лишь бы с ней все было в порядке.

Я решил обследовать пещеру, ибо глаза уже попривыкли к темноте, хотя вокруг, казалось бы, и не было источников света. Даже не физически привыкли, темень по прежнему была сплошная. Просто темнота перестала пугать, сама стала привычной, появилось какое-то странное, неописуемое чувство, позволявшее, хоть и слабо, но ориентироваться. Быть может, причиной тому была память, автоматически отметившая про себя расположение основных камней или крупных сталагмитов. Быть может, что-то еще. Мне трудно сказать. К тому же, изрядно хотелось есть. Что ж. Эта пещера хоть и смотрелась абсолютно лишенной жизни, но оказалась приветлива к паре чудом выживших пони. Оказалось, что в ней, пользуясь сыростью, растет один из съедобных видов лишайников. Я собрал весь, что смог найти, хотя это было очень непросто, набив его в аптечку и карманы формы. Может, пригодится, если будет совсем туго.

В темноте послышался шорох. Похоже, просыпалась ЭйДжей.

— Холодина-т какая… — пробормотала она. — Алекс? Ты где?!

— Я тут, — присел я рядом, приобняв ее.

— Хорошо… А-т в этой темноте…

— Слушай… Алекс…

— Да?

— То, шо седня было… ну и… ваще… я и ты… Давай эт… пока останется тайной, а?

— Хорошо. Давай.

Примерно минуту мы просидели молча. Я нарезал кусками одну из оставшихся свечей. Так может оказаться удобнее.

— Ну что? Может, пойдем дальше?

— Агась. Канешн. Может, еще и жрать будет не так сильно охота.

— Ну, на этот случай есть у меня пара крайних средств.

— Не, ну таблетки эт понятно. К ним бы че-т получше…

— Есть еще лишайник.

— Лишайник?

— Ага. Съедобный. Как крайняя мера.

— Хм. Ну, если как крайняя, тада ниче.

Мы шли уже почти сутки. Практически без остановок. Пещеры петляли, поднимались выше, опускались ниже… Утешало только наличие компаса, позволявшего кое-как ориентироваться в нагромождении пещер и естественных тоннелей, их соединяющих.

Но наличие компаса не означает наличие пути.

Где-то там, за толщей скалы, уже вновь наступила ночь, накрыла все от горизонта до горизонта своим черным саваном. Саван порвали первые лучи рассвета. Взошло, погоняемое Селестией солнце и медленно покатилось к зениту.

Пред нами предстала очередная пещера, ничем не отличавшаяся от предыдущей.

Кроме того, что из нее не видно было выхода.

Нет. Он, конечно был. Где-то недалеко, и вроде бы ниже нас слышно было журчание воды. Проход был. Должен был быть. Не мог не быть. Но мы не могли его найти.

В конце концов, мы были уже на пределе. Нужен был отдых. Нужна была еда. Средства аптечки, увы, были не безграничны. Нормальная еда — единственное, что могло помочь. Нормальной не было. Был дурацкий лишайник, который и пошел в ход прямо в сыром виде. Конечно, лучше было бы его высушить и сварить что-то среднее между супом и кашей. Но нам негде и некогда было его сушить. Не говоря уж про сварить. Пришлось жрать так. Лучше это, чем ничего. Тогда же ушли и последние глотки воды из моей фляги. Во фляге Эплджек оказалась вообще не вода, и ее решили поберечь на самый край.

Обнявшись, нам удалось заснуть. Увы, совсем не на долго. Всего-то часа на три, не больше. Просто почувствовали одновременно, что если больше, то этот сон на холодных камнях может из краткого превратиться в вечный. А это пока не входило в наши планы. Было еще какое-то желание хоть немного побороться.

Отдохнув и продолжив поиски с новыми силами, мы все же смогли обнаружить проход. Раньше мы не видели его из-за каменных глыб, закрывавших неширокий лаз, ведший довольно резко вниз. И, конечно, сразу им воспользовались.

Перед нами оказалась еще одна, совсем крохотная, пещерка. По ней, не торопясь пока еще, протекала небольшая подземная река.

— И че дальше? — устало вздохнула ЭйДжей.

— Дальше? — переспросил я и улыбнулся. — Дальше наш шанс!

— В смысле?

— Если у этой реки есть начало, то есть и конец! Осталось разобраться, где он! Должна ведь она где-то выходить из горы?!

Я, конечно, не стал говорить, что она может, например, окончиться водопадом с приличной высоты, или вообще выйти на поверхность намного позже, чем закончится воздух в легких…

— Ха! А ты прав! — улыбнулась Эплджек. — Эт шанс!

— Ух! Холодина! — я коснулся воды копытом. — В такой водичке у нас минут пять максимум.

— И че будем делать?

— Поможешь с веревкой?

— Угуф! Канефно! — кивнула ЭйДжей, уже с веревкой в зубах.

Какое-то время мы провозились, готовясь к заплыву.

— Во-о-от… — я подергал узел. — Поступим просто. Если я перестану тянуть веревку вперед больше, чем на… ну, допустим, пять секунд — тяни назад. Хорошо?

— Агась.

Я скинул все лишнее и зашел в воду.

"Холодина, холодина, холодина…"

И дал себе минутку привыкнуть к температуре.

— Готова?

— Агась, готова!

— Поехали!* — я махнул ногой и нырнул.

Вообще, скажем честно, я не самый хороший пловец. Не утону. Кое-чего могу в воде. Но далеко не самый.

"А вода здесь хорошая, чистая. Правда, все равно не видно ни зги, но плыть в мути было бы еще хуже". — автоматически отметил мозг, в то время, как тело отчаянно боролось с переохлаждением.

Из-за этой непроглядной темноты мне приходилось время от времени касаться копытом потолка, проверяя уровень воды. Есть! Есть карман! Я вдохнул воздуха и нырнул дальше. Веревки, тонкой, но прочной, пока еще хватало.

Впрочем, проплыл я недолго — веревка все-таки кончилась раньше, чем я рассчитывал. Но, если ощущения не врали, впереди что-то было. Вероятно — еще пещера. Шанс. Призрачный, но шанс.

Я развернулся назад, чувствуя, что Эплджек уже начинает тащить меня.

— Уф! — я вылез на берег и тут же, начал зарядку.

— Ну? Как там? Че-т есть?

— Есть… уф… Похоже, как минимум, еще одна пещера.

— Плывем?

— А у нас есть другой выход?

— Ток я эт… С водой не особо. Ну, не топор, конечно, но… Сам понимаш, где на ферме особо поплаваешь?

— Понятненько. Ничего, я помогу, если чего. Можешь за хвост держаться. Там по пути есть карман, я покажу.

— М-м-м… А че за "карман"?

— Место, где между водой и скалой остался воздух и можно немного отдышаться.

— Поня-я-ятненько… А с вещами как будем?

— Да никак, — я как раз натягивал свою форму. — Самое большее, что мы можем, это переодеть форму карманами внутрь. Может, что-то даст. А может и нет.

Собственно, так мы и поступили.

И, спустя пару минут — вперед.

От кармана до следующей пещеры, оказалось, плыть на много дольше, чем я ожидал. Когда мы, наконец, вынырнули, легкие уже горели огнем.

Но мы все-таки смогли. И даже без проблем выбрались из воды. Размялись. Растерли друг друга как могли. В общем, немного согрелись.

А вот дальше была проблема.

Из пещеры не было явных выходов.

Я даже еще раз сплавал дальше по реке. Бесполезно. Дальше подземное русло было перегорожено то ли булыжниками, то ли чем-то еще. Факт есть факт — нам там не проплыть.

Приехали.

Обессиленные этой новостью, мы просто сидели. Привалились спинами к скале, и сидели, глядя на сделанный только что обрезок последней свечи. Крохотный, яркий язычок пламени лишь слегка разгонявший сырую тьму вокруг.

Мы были пусты. Единственное, одолевавшее сейчас желание, кроме голода, было желание сдаться.

Дождаться пока погаснет свеча, закрыть глаза и остаться здесь.

Навсегда.

Похоже, мы все-таки заснули. Неизвестно, сколько это продолжалось.

И снова разбудил нас страх. Только еще больший, чем прежде. Я просто почувствовал сквозь сон, что еще немного, и все. В самом полном смысле этого слова — Все.

ЭйДжей встрепенулась почти одновременно со мной, поднимая голову с моего плеча.

— Эх! — вздохнула она и тихо выругалась. — А ведь как хорошо все начиналось.

— Оно и сейчас еще не закончилось! — возразил я. Надо было гнать от себя всю эту чепуху.

— Думаешь?

— Конечно! Пока мы еще дышим — всегда есть шанс! И даже если бы нас съели, все равно оставалось бы два выхода! — попробовал пошутить я.

Эплджек слегка улыбнулась. Я не видел этого. Я просто почувствовал.

— Давай-ка еще раз все осмотрим. Должны же мы были что-то упустить? — я разжег последний обрубок свечи.

— Аг-гась… Алекс! Свеча!

Я глянул на огонек. Тот слегка колыхнулся.

— Где-то тут сквознячок, агась? — снова улыбнулась она.

— То-о-очненько!

Мы обошли пещеру с огарком, поднятым вверх на столько, насколько можно было дотянуться. Дуло явно по верху. И скоро нашли. Почти над самым сводом, в дальнем углу пещеры был проход. Узкий. Только ползком. Но был.

Наполнив на всякий случай водой флягу, я подсадил Эплджек и кое-как, уцепившись зубами за ее хвост и помогая себе, пока это было можно, крыльями, забрался сам

Похоже, удача все-таки стояла к нам не крупом.

Впереди, в конце узкого лаза, показался, нестерпимо яркий после столь долгого заточения в пещере, вечерний свет.

Последней, крохотной проблемкой оставалась ширина лаза на выходе.

К счастью, это уже был не камень, а простой хоть и плотно слежавшийся грунт.

Однако ЭйДжей впереди все же застряла. Пришлось помогать ей, упершись копытами в круп. Она только фыркнула с непонятной интонацией.

"Кто другой бы получил бы сейчас копытом в зубы", — почему-то подумалось мне. И почему-то эта мысль была приятной.

Самому мне тоже пришлось повертеться. Даже немного покопать. И уж точно — оставить немало перьев в этом проходе.

Но какие уж тут, к Дискорду, перья!

Мы вырвались!

И, почти сразу, запнувшись и сбив друг дружку, скатились по пологому склону в какой-то кустарник.

* * *

Где-то рядом залилась трелью незнакомая мне птица. Свежий, даже чересчур свежий, ветер, дувший с гор, колыхал кусты и редкие пока еще деревья. Уютно потрескивал небольшой костерок, на котором грелась фляга, наполненная сейчас, вместо воды, ароматным варевом из корней некоторых растений, найденных нами поблизости. Кое-что, конечно, было съедено и в сыром виде, но организмы требовали чего-то более… цивилизованного, что ли…

Мы сидели и смотрели на огонь.

— Ну че? Вродь живы? Када пойдем искать остальных?

— Если хочешь, можем попробовать начать сегодня. Карта у нас есть, — я достал из кармана карту и развернул ее прямо на земле.

Похоже, у меня вырвалось что-то нецензурное. А потом еще удивляюсь: откуда Скуталу понабралась…

— Фу, Алекс! — поморщилась ЭйДжей. — Че там такого прям?

— Извини. Просто после нашего с тобой заплыва, это уже не карта. Это можно уже выкинуть, — я продемонстрировал все, что осталось от карты.

— Мда… Здесь уже почти ниче не разобрать, эт точно.

— Ага. Остается только искать какие-то примерные ориентиры.

— Агась. Но ведь мы все еще должны быть… э-э-э… справа от них? — уточнила ЭйДжей.

— Вроде да.

— Тада, давай попробуем пройти хоть немного седня?

— Верно. Как только поедим, так сразу и в путь!

И мы снова уставились на огонь, поджидая флягу.

Мда… Конечно эта бурда из фляги не была кулинарным шедевром, но она давала минимально необходимое количество белков, жиров и углеводов. Она просто позволила нам выжить. Не более…

Мы начали поиски сразу после еды…

Судя по ориентирам, искать нам было, очевидно, очень долго. Так оно и получилось. До самой ночи мы не смогли найти никаких следов остальных групп.

На сей раз приютом нам стал выступавший из скалы каменный козырек, который углядела ЭйДжей. На вид он выглядел довольно прочно, а места под ним хватило бы и на весь наш отряд.

Натаскали немного веток, чтобы ночевать не на голом камне. Разожгли костер. На большее нас не хватило. Мы просто повалились. Эплджек ближе к скале. Затем, ближе к краю, я. Наконец было тепло и относительно сытно.

— Хоть бы с Блум все было в порядке… и с остальными… — раздался тихий вздох сзади. Эплджек обняла меня за шею и прижалась грудью к моей спине. Положила на меня голову. Выгоревшая на солнце грива защекотала нос. Я улыбнулся, оборачиваясь:

— Конечно! Как же еще?!

А уже следующим утром нас ожидала отличная новость.

Не успели мы пройти и часа, как заметили серую точку в небе. Точка постепенно росла и превратилась в серую пегаску с необычными глазами.

— Эплджек! Алекс!! Живые!!! — с радостным воплем кинулась вниз серая, совершив по дороге немыслимый кульбит. — Нашлись!

— Привет, Дерпи! — только и выдавили слегка оглушенные мы, пока та хлопала и обнимала нас.

Впрочем, что такое быть действительно оглушенными мы поняли несколькими секундами позже, когда из-за кустов вылетели и понеслись в нашу сторону три ракеты. Хорошо еще, что мы успели присесть и подготовиться.

Рыжая ракета влетела в меня, желтоватая в ЭйДжей, белая накрыла всех:

— Алекс!

— Эплджек!

— Нашлись!

Грязная, но счастливая, Скуталу повисла на моей шее.

И они проводили нас до своего лагеря.

Удивительно, но Радуги с Изом еще не было.

Мы с ЭйДжей рассказали про себя. Естественно, далеко не все. И попросили Деринг, Дерпи и Меткоискательниц рассказать, что случилось с ними.

* * *

— Да ничего такого, в общем-то, и не случилось… — начала Деринг.

— Агась! Ну, то есть ниче такого, как у вас, — перебила Блум.

— Но кое-что все-таки произошло! — подключилась Свити с какой-то странной интонацией в голосе.

— Ага. Когда там все рухнуло, Деринг повела нас по тому тоннелю, что нам остался. Довольно страшно там было. После обвала-то, — а это уже Скуталу.

— Агась! Но ведь ниче не оставалось? Да и обернулось все… удачно, — Блум.

— Жалко только, что мои таланты единорога никак не проявились, — грустно потупилась Свити.

— Верно. Но ведь мы и без них кое-что нашли? — Скут. — Да и не обязательно, что они у тебя будут те же, что и у Рарити.

— Угу…

— В общем! Где-то там, на глубине мы и решили заночевать. Холодно там было, аж жуть! — Блум. — И нам нужен был костер…

— А для костра — дрова! — перебила Скут. — Мы и решили попробовать разобрать старые ящики! А в одном камни оказались! Вот, правда, не знаю, можно ли это назвать… спилиалохией.

— СпЕлЕОлоГией, Скут! — поморщилась Эпл Блум.

— Да? Ну неважно! Главное кучу камешков каких-то достали! Деринг говорит, что вроде ценные.

Ду многозначительно покивала.

— Правда, вот меток спелеологов мы так и не заработали, — Свити продемонстрировала круп.

— Ага… — одновременно выдохнули Блум и Скуталу.

— Меток так и нет, — Скут.

— И идей пока тоже, — Блум. — Ну… По крайней мере, идей выполнимых…

— Ага…

— А камешки — вот, — Скуталу раскрыла карман "формы" и вытряхнула на копытце несколько камней.

То же самое сделали и остальные.

Камни, как это и бывает, оказались уже ограненными, хотя и без изысков, и не слишком маленькими. Я бы даже сказал, что не часто встречающимися.

— Что ж! — улыбнулся я. — Поздравляю вас с удачными находками!

— Агась! Я тож!

— Спасибо! — в один голос ответили все трое.

— Правда, это еще не совсем все, чтоб уж быть точными, — снова попыталась взять слово Деринг.

Жеребяшки как-то мигом помрачнели.

Глаза Свити Бель как-то странно округлились, и та резко поднесла копытце ко рту. Сглотнула. Тихо выдавила:

— Простите. Просто представила…

Блум уставилась куда-то в одну точку.

Скуталу, закусив губу, смотрела на меня.

— Да че случилось-т потом? — не выдержала Эплджек.

— Потом? — Блум перевела на нее взгляд. — Потом мы открыли еще один ящик. Думали, шо там тож камни.

— И? Че?

— И какого Дискорда нас потянуло? — проговорила Скут, все еще глядя на меня.

Свити только согласно кивнула.

— Так че там было? — продолжала допытываться Эплджек.

— Там? — Скут подошла и приткнулась к моему боку. Тихо прошептала:

— Трупы.

— Ч-че?

— Тебя так интересуют подробности их состояния? — ответила вопросом Деринг. — Если да, то недоеденные. А вообще я что-то слышала не так уж давно о какой-то экспедиции, пропавшей в этих горах. Да и шахты, ходили слухи, закрылись не только из-за того, что были выработаны. Поговаривали, что еще задолго до того там стали пропадать рабочие.

— Д-да как т-кое ваще возможно? Ку-уда Селестия смотрит?

— За Селестию не скажу, а по поводу возможности… Скорее всего, ну, я так думаю, кто-то из подземных троллей решил перейти на мясной рацион. А место там было достаточно холодное…

— И ты так спокойно об этом рассуждаешь?

— А что ты предлагаешь? Ломиться туда? По-моему, у него жратвы и без нас хватает! А уж то, что он нас сожрет, так это можешь не сомневаться!

— Но… ну… Ниче я не предлагаю. — выдохнула ЭйДжей.

— Вот и правильно, — кивнула Деринг. — Не до этого сейчас. Минуло, да и ладно.

— Будет в планах на будущее, — высказался я. — Закончим с этим, надо будет заняться. Меня, вот, больше сейчас интересует, где Иза с Радугой носит? Но это, конечно, вопрос риторический. А вот второй — практический. С Понивиллем связывались? Что нового?

— Связывалась вчера, — интенсивно закивала Дерпи, во время чего ее глаза выглядели еще более странно. — Паршивые новости…

— Не тяни, Дерпи! Чего там стряслось?

— Атаковали город. Есть потери и среди гражданских, и среди гвардии.

— Вот уж точно — паршивая.

— Есть и получше: скоро, буквально со дня на день, прибывает Луна.

— Ладно. Будем надеяться, что она там справится…

На этом мы решили прервать расспросы и отдать должное аппетитно булькавшему на костре кулинарному изыску, в тайне надеясь, что это будет что-то получше вчерашнего варева.

Мы уже практически закончили с едой, когда откуда-то, совсем не со стороны входа в шахту, показались две закопченные, грязные до неузнаваемости, фигуры.

— Из?

— Радуга?

Мы не поверили своим глазам.

— Ага, мы. Мы самые. — устало пробормотали они.

Они доковыляли до костра и рухнули рядом.

— Так чего с вами стряслось? — не выдержал я.

Они переглянулись.

— Ладно, — кивнул Из. — Сейчас расскажем.

И, едва переведя дух, они начали.


ГЛАВА 16
Рассказ Радуги и Иза

Из начал первым:

— После того, как обвал заставил нас разойтись, мы отправились своим рукавом шахты. Ничего, в общем-то. На вид там все неплохо сохранилось. Толчков больше тоже вроде не было. Вещи наши, опять же, при нас остались. Еда есть. Компас целый. Чего еще желать? Знай себе ищи выход.

Так мы прошагали до самого вечера. Нашли какую-то пещерку для сна. Спальники раскатали. С ужином, правда, ничего не вышло…

— Ну извини! — перебила Радуга. — Я все-таки спортсменка, а не повар! Взяться за готовку могу. Но что там получится в результате, заранее не скажу.

— Да я и не в претензии! — поднял, извиняясь, копыта Из. — Сухой паек, слава Селестии у меня был.

— Кхм!

— Э-э-э… Ладно. В общем мы кое-как поели. Ночевали тоже неплохо…

— Ага! — снова перебила Дэш. — Че плохого! Сказал, что будешь сторожить полночи, а сам небось полночи на меня пялился?!

— А? Э-э-э… Кхм! Да нет…

"О! А Из-то как смутился!" — отметил я про себя.

— Че "да нет"? Не все полночи? Иль не пялился?

— Угумк… Не пялился я…

— А почему? Со мной че, чет не так?! Недостаточно красивая?! — РД прятала довольную усмешку, старательно хмурясь. Для эффекта даже приподнялась в воздух и уперла копыта в бока.

— Мэк… — только и выдавил в конец стушевавшийся Из, с непередаваемым выражением на лице.

Радуга уже не смогла удержаться и прыснула, завалившись на спину в воздухе.

— Продолжай уж… — отсмеявшись, махнула она в сторону Иза.

— Кхм! Да. Вот я и говорю, что ночевали неплохо, — Из на секунду прервался, кинув взгляд на Радугу. — Первый день прошел нормально. Странности потом начались. Точнее, начались они, когда что-то хрустнуло под моим копытом. Я присмотрелся — это оказалась кость. И кость эта, как я сразу понял, принадлежала пони. Еще через какое-то время нам попался первый зажженный факел в креплении. По мере того, как мы пытались продвинуться дальше, этих факелов становилось все больше. Это начинало напрягать.

— Начинало? — снова перебила Иза Радуга. — Да ты еще в первый раз нож вытащил. А на второй вообще хотел обратно поворачивать.

— И был бы прав! Но ты разве послушаешь…

— Да нет, конечно… — слегка потупилась Дэш, — Ты ж меня знаешь. Вот я и настояла. Вернее, первой поперлась, а Из уже за мной потащился, — обратилась она уже к нам.

— Угу, — тихо выдавил надувшийся Из. — Нет, чтоб за хвост некоторых и волоком в другую сторону…

— Ага, — кивнула Дэш. — Может, так оно и лучше было бы… Но я все-таки его за собой потащила. Ну и притащила. Перед нами оказалась немаленькая такая пещерка, уходящая вниз. А там — че-то вроде палаточного лагеря.

— Угу, — перехватил Из. — Мы уж думали, что это КонАрм.

— Ага! Из укрылся на верху, а я сунулась в разведку…

— Даже не предупредив меня. Пока я просто думал понаблюдать и присмотреться, кто это вообще.

— А ты пустил бы?

— Конечно, нет!

— Именно! Потому и не предупреждала. Правда, с разведкой я… Маленько перестаралась.

— Не то слово. Поймали ее, в общем. Я и сделать-то толком ничего не успел. Успел только рассмотреть тех, что ее поволокли. Сначала, правда, даже не сообразил, кто это, и как эти доходяги могли поймать Дэш. Ну вы сами посудите: ходят как-бы на двух лапах, но передние почти тащатся по полу, очень тощие, длинный, выпирающий нос, шкура — от каменно-серого до медно-ржавого цвета, покрытая какими-то буграми, навроде волдырей, шерсть на башке черная…


Деринг вздрогнула:

— Пещерный тролль, — выдавила она.

— Тр-ро-олль? — Свити.

— Че за тролль такой? — Блум.

— Ага, и как на него охотиться? — Скут, — А че? — она оглянулась на остальных. — Метки охотников на троллей, тоже, наверное, круто выглядят!

Похоже, Блум и Свити были в этом далеко не так уверены.

— Лучше вообще не охотиться, — ответила ей Деринг. — Но уж если довелось, то нужно держать дистанцию. В ближнем бою они опасны чрезвычайно. Дерутся бешено. Страх смерти у них отсутствует напрочь. Жрут все, что движется. Оружие — длинные когти, зубы, иногда могут использовать камни. Быстрые, ловкие, сильные. Огня опасаются, но не боятся, или боятся, но не все виды. Могут его использовать. Пещерные, боятся солнечного света, тот вреден для их глаз. Имеют высокую способность к регенерации…

— К ри-ги-ни-… че? — переспросила Скуталу, судя по виду, старательно пытавшаяся все запомнить. Мда… Надо присмотреть. Вот, не дай Селестия, потащится забить пару — другую троллей…

— К рЕгЕнЕрации. Самовосстановлению. Раны себе заживляют очень быстро.

— А-а-а…

— Что еще… — задумалась Деринг, — Ну… Живут небольшими стаями. До пары десятков в каждой. Матриархат… — посмотрела на Скут. — Самка правит всеми… Ну, еще… Еще кровь используется для приготовления зелий. Иногда вроде зубы тоже куда-то идут… В остальном — злобное и бесполезное создание.

— Ну, вот! — перехватил Из, все это время тихо сидевший. — А до меня, вот, не сразу доперло. Когда доперло — грива зашевелилась.

— Угу. Везет, — насупилась Дэш, — До меня-то доперло, уже когда схватили меня вчетвером. Не, ну я-то, конечно, тоже не так уж просто им далась… Сдалась, — почему-то тут же поправилась она. — Эти ребята узнали у меня вкус копыт!

— Боюсь "вкус" копыт они знали и до этого, — невесело ухмыльнулась Деринг. — Правда, скорее в приготовленном виде…

— Какие мы ядовитые… — скорчила рожицу Радуга, — А то ты не знаешь, о чем я! Правда, мне показалось, что они мало чего почувствовали! Ну, думаю, хотите по-жесткому, будет вам по-жесткому! И ка-а-ак дала сразу двум ближайшим по… — она глянула на Меткоискательниц. Те таращились на нее. — Кхм… По самому болезненному месту! Так им хоть бы что!

— А что это за место? — живо заинтересовалась Скут.

— А? У… Кхумпф… — Дэш чуть не закашлялась.

Честно говоря, и у остальных сейчас вид был не лучше, чем у как-то сразу зардевшейся Радуги.

— Я… Я те потом как-нибудь… объясню…

— А че не щас?

Вопрос повис в воздухе…

— Ну… Потом.

— Бу-у-у…

— Так, — решительно выдохнула побледневшая Дэш. — Пошли.

Она отозвала Скуталу в сторону.

Через минуту обе вернулись.

Скут, со странным выражением, застывшим на лице, и остекленевшим взглядом, плюхнулась на свое место и замерла в полной неподвижности.

— Пс-с-с! — тихо, но слышно прошипела Эпл Блум. — Так че за места?

Ноль внимания.

Блум попробовала пихнуть.

Второй раз.

Третий.

Результат тот же.

Блум применила крайнюю меру, на которую в другой раз Скут бы наверняка обиделась — легкий подзатыльник.

— Ау… — пробормотала статуя.

Иной реакции не последовало.

— Да ну тебя… — надулась Блум.

Выражение лица Эплджек, слушавшей весь этот монолог Блум, в тот момент не поддавалось описанию.

Из, тем временем продолжил:

— В общем, видеть-то я видел, но сделать уже ничего не успел. Повезло, что сразу не убили после такого… сопротивления. Ну, а я пока нашел место, откуда просматривался весь их лагерь. Я, правда, сначала удивился: откуда у них палатки. Потом только увидел, что и не палатки это вовсе. И покрыты они были совсем не брезентом и не тканью…

— А ч-чем? — Свити.

— Шкурами. Кого жрали, тех и использовали.

— Угу, — снова вмешалась Дэш. — А мне каково было, когда я на их "палатках" метки увидела? И не только метки… Пока эти четверо тащили меня куда-то. А тащили они меня в какую-то крохотную пещерку рядом с их лагерем. Почти всю ее, как оказалось, занимает здоровая такая деревянная клетка. Ну, меня туда и засунули. Еще и к решетке привязали так, будто… не только сожрать хотели. Но что-то загрохотало, отвлекло их. Они свалили.

— Загрохотало, это я, — перехватил Из. — Я видел, куда они ее повели и воспользовался тем, что лагерь их был расположен ниже меня. Там в пещере было что-то вроде карниза. Я зашел с самой дальней стороны и подготовил искусственный обвал. Ну, из тех, где надо только за веревку дернуть. Веревка была. Камней подходящих, правда, нашлось немного. Пришлось использовать содержимое наших рюкзаков. Но их бы и так надо было бы бросить. Сунул в карман остатки сухого пайка, да и все. А остальное посыпалось вниз, отвлекая внимание в тот момент, когда я уже был недалеко от входа в ту пещерку с клеткой. Слава Селестии — сработало. Уроды особым умом не отличались — ломанулись туда. Ну а я — к Радуге. Влетел в пещеру, отпер клетку, полоснул ножом по веревкам.

— А п-потом? — снова Свити.

— А потом у нас был та-акой полет, что нескоро забудем! — Радуга. — Эти тролли быстро очнулись, и бегали действительно классно. Даже я не припомню, чтоб когда-нибудь летала с такой скоростью в такой тесноте.

— Угу. На беготню от них ушел весь остаток того дня и даже больше. Они-то тут все ходы-переходы знали… Нет, я конечно мог бы сделать одного-двух в копытопашной, но не десяток же?

— С остальными я бы, так и быть, помогла!

— Ага. Видели. Знаем. Лучше не надо. В общем, в конце концов, мы их где-то потеряли, но времени на это ушла уйма. Да и где мы сами оказались, было совершенно непонятно, — Из развел копытами. — Дальше перлись практически наугад — с одним компасом да мелками. Усталость, конечно, сказывалась, но ночевать в тех пещерах еще раз уже как-то не очень хотелось. Где только ни пришлось нам полазить! Интересно, это во всех пещерах ходы такие узкие?

— Да не, — опять съязвила Радуга. — Только в тех, которые попадались нам. Причем он еще иногда так галантно пропускал вперед… Чтоб я первой застряла…

Из снова запнулся.


— Кхм. В общем, выбрались мы куда-то уже утром… даже не знаю, какого дня. Утро. Холодина после ночи. Да еще и ход вывел куда-то высоко. Там даже не иней, а просто снег лежал. Ох уж мне эта здешняя неконтролируемая погодка! Прошли сколько могли — лететь сил уже не было.

— Верно. Если честно, то я и идти-то уже с трудом могла. На Иза опиралась.

— Конечно! Столько отмахали! Но я тоже не двужильный. Выдохся быстро. Снега там немного было — отрыл яму на склоне, на какую хватило сил, но так, чтоб ветер не доставал. Кустарник там какой-то был — пошел на подстилку. Для костра он слишком сырой был, а под себя подложить сгодился. Собственно и все. Доели дурацкий сухпай. Из какого только сена его делали… РД первой легла, потом я, так, чтоб ее больше согреть, да и самому согреться…

— Угу, "согреть"… Знаем мы такие "согреть"…

— Так и заснули хоть и ненадолго, — решил не обращать внимания Из. — Паршиво, но ничего лучше не придумалось.

— Ага. Только вот "согреть" у него как-то не очень получилось. Проснулась с ощущением, что щас сдохну.

— На тебе-то хоть инея не было…

— Эт да…

— Ну, а проснувшись, решили, что надо куда-то идти, — продолжил Из. — Пошли практически наугад. Карта Заэплузья есть, но вот привязаться к местности оказалось сложновато. Разве только общее направление, да и то только поднявшись в воздух.

— А потом я углядела что-то похожее на то, что было на карте, — снова перебила Радуга. — Ну и рванули сюда. А тут и дымок показался!

— Вот так оно и было, если вкратце. А что там с вами приключилось?

— Так! Стоп! — взбунтовалась Радуга, принюхиваясь. — Оно может и интересно бы узнать, но лично мне сейчас более интересно, что там так ароматно пахнет в котелке?!

Тут уж, конечно, спохватилась ЭйДжей, и, пока Радуга и Из приканчивали остатки варева, мы снова пересказали свои истории. Сначала Деринг, Дерпи, Скут, Блум и Свити, чья история была частично связана с теми же троллями. Потом мы с Эплджек.

Пока новоприбывшие отдыхали, решено было разобраться с ситуацией.

— Дерпи?

— У?

— Про КонАрмовцев ничего не передавали?.

— Было. Дали примерные координаты.

— Здорово! Сколько уже в гвардии, а все не перестаю удивляться нашей разведке! Казалось бы! Заэплузье! Глушь дремучая! А все равно! Хоть примерно, да наведут! А где? — я расстелил последнюю оставшуюся карту, только что изъятую у Радуги.

— Мэ-э-э… Ща… Фут хде-фо, — Дитзи хотела сначала шлепнуть по карте копытом, но не решилась. То ли решила поберечь последнюю карту, учитывая, насколько грязными мы все были, то ли, что райончик под копытом поместится немаленький. Помешкав, достала целый еще мелок и отметила им.

— То есть идти нам до них совсем немного…

— Уфу. Фоффем фьють-фьють… Тьфу! — мелок полетел в сторону. — Совсем чуть-чуть осталось.

— Аг-га… И только одна преграда на пути! Здорово!

— Только, эта преграда тоже может оказаться не такой мелкой, как ее рисуют! — заметила подошедшая Деринг. — Ручей Галопа. Звучит довольно интригующе для простого ручейка, да?

— Ну… Подойдем — увидим, что там за ручеек.

— Есть еще одно ма-а-аленькое такое НО! — заметила Эплджек, разбиравшая оставшийся скарб. — Крохотное! Пожрать, если из готового, у нас осталось на раз-два!

— Но идем-то мы в готовый лагерь? — ухмыльнулся я. — Думаю, там они нас угостят!

— Че-т я сомневаюсь, шо они нас там сильно ждут, — улыбнулась в ответ ЭйДжей.

Свити и Блум непонимающе таращились на нас. А вот до Скут, похоже, дошло.

— А мы их о-оч-чень хорошо попросим! — прищурилась она.

— Значит, решено?! — я, уже привязавшись вроде бы к местности, свернул карту. — У нас еще примерно полдня в запасе. Немного передохнем и попробуем выйти к Ручью Галопа?

Все были согласны.

— А тролли?

Конечно, это был вопрос от Скуталу!

— А тролли пока подождут нас тут!

— Но это же шанс получить метки охотников на троллей?!

Я тихо вздохнул…

— Когда соберемся разобраться с ними со всеми разом, обещаю взять тебя с собой. Но пока — мы все еще как бы немного спешим, да?

— Ну… Ла-адно… Может, по дороге еще шанс будет!

Уф! Вот как бы теперь не сдержать это обещание?


ГЛАВА 17
Ручей Галопа

Скажем прямо. Отдохнуть у нас как-то не особо получилось. То ли просто нервы тому виной, то ли начавшая портиться погода — с гор подул резкий, холодный ветер, а вернее и то, и другое сразу, но на прежнем месте мы провели еще едва ли полчаса.

Что ж! Тоже, возможно, не так уж плохо. Можно будет раньше добраться до ручья, а там все равно придется делать остановку. Другое дело, что доберемся туда более усталыми.

Впереди нас снова ожидали холмы, пока — больше каменистые, с великолепными осыпями, и все их прелести.

Однако, рано или поздно все заканчивается. Закончились и эти дурацкие каменюки. Закончились довольно резко и неожиданно. Просто съехав по камням с очередной кручи, мы обнаружили, что на этом серьезные препятствия как-то и кончились. Еще несколько минут и перед нашей группкой зашумел Ручей Галопа. Пусть берега его и были крутоваты, но на той стороне склоны были уже не такими каменистыми, росло все больше и больше деревьев, а на горизонте и вовсе виднелся Лес Леота. Тоже вроде как странное местечко, хотя и не возьмусь сравнивать его с нашим Вечнозеленым…

Стоило мне взглянуть на ручей, как у меня снова появилось стойкое желание найти того, кто делал эту карту, и кое-о-чем с ним переговорить. Не знаю, может, где-то возле Болот Нового Клона, происхождение названия которых оставалось для нас полной загадкой и вызывало желание когда-нибудь ее разрешить, Ручей и утихал до соответствия своему названию, может, частью под землю уходил, или еще что, но явно не в том месте, где к нему подошли мы!

Здесь это была довольно-таки неплохая горная речка. Не очень быстрая, но полноводная, пенистая из за множества камней, так что дно просматривалось плохо, и, как мы быстро убедились, ледяная.

А у нас летает только половина группы, если считать полеты Дерпи за половину от нормы, а Скут вовсе не брать в расчет. Да и та половина сейчас основательно выжата. Только одна Деринг более-менее. Ну, может, я еще гожусь куда-то несмотря на то, что крыльям моим прилично досталось. Но вдвоем мы всех не перетаскаем.

В общем — надо думать.

Я прошелся несколько раз вдоль берега. Ничего особо толкового не придумалось. Разве только использовать то, что наш "ручеек" в этом месте делал несколько довольно крутых изгибов, обходя холмы, а значит, течение тут было не такое сильное, как на прямиках. Все, что пришло в головы мне, Деринг и Изу, ибо если даже нам это было внове, то остальные и не слышали ни о чем подобном, это простейшая страховка, да вспомнилось, что переправляться надо по диагонали к течению, так, чтобы оставаться частично спиной, частично боком к потоку — меньше шансов, что снесет.

Мда… Ну почему меня никогда не хватало на длительные перелеты? Перетаскал бы всех, да и все. Так нет же! Выдыхаюсь быстро, если до этого нагружался еще чем-то. Даже если крылья в этом не участвовали вовсе.

Для пробы, я сделал пару взмахов. Да уж. Как и всегда. Лучше на них не надеяться.

— В общем так, — Деринг подозвала всех к себе. — Чего мы решили. Переправляемся по одному. Сначала, думаю, Из — проверит переправу. Я буду последней. Дэш?

— Чего?

— Сумки оставшиеся возьми.

— Угу, — согласилась Радуга, при этом мимикой выразив все, что она сейчас думает о таскании тяжестей, чужих естественно, свои-то, как известно не тянут.

— Остальные, по парам, — снова командовала Ду. — Пары, само собой: Эплджек — Эпл Блум, Дерпи — Свити Бель, Алекс — Скуталу. Потом будете страховать меня. Всех все устраивает?

— Не-а! — мотнула головой Дитзи.

— Чего?

— Рацию мне куда деть? И батареи? Я ведь, если туда сунусь, я грохнусь обязательно! А водичка им знаешь ли…

— Да-а… — Деринг потерла нос. — Проблемка.

— А че тут думать-т? — вмешалась ЭйДжей. — Берем да и делим все поровну, а? Я лично сестренку с рацией вполне выдержу.

— Я, вообще-т, и сама неплохо хожу! — вмешалась Блум.

— Агась! Ты поток этот видишь? Снесет, опомниться не успеешь! Пущу я тя саму, как же! — Эплджек достала одну из уцелевших веревок и быстро обвязала ей сначала сестру, а потом и себя.

— Вот же… Как на поводке…

— Эт для твоей же безопасности.

Против этого ничего не скажешь. Блум вздохнула.

Несколькими минутами позже, Эплджек, в порыве обеспечения безопасности, поймала-таки арканами и Скуталу со Свити, причем Скут далеко не с первой попытки, и привязала обиженную парочку к нам с Дерпи.

С батареями решили просто. Освободили от снаряжения наши "взрослые" формы, передав все Меткоискательницам или перегрузив в сумки. Перевязали батареи формой для большей защиты. Промокнет, конечно, но хоть от чего-то, может, лишний раз защитит. С рацией — еще проще. Ее просто упаковали в уцелевшую еще палатку. Самое ценное — в непромокаемое. Можно было бы и батареи туда засунуть, но все это плюс Свити было бы перегрузом для Дерпи. Деринг же, будучи замыкающей, по понятным причинам не хотела тащить Свити на себе.

Большую часть батарей взял я. Остальные решено было нести Деринг.

И начали.

Первым, как и было договорено, прошел Из. Течение все-таки было. И приличное. Но в целом вроде все нормально.

Следующей — Радуга с сумками. Тоже ничего. Что радовало — остатки снаряжения оставались при нас!

Эплджек. Ну, не так гладко. Чувствовалось, что нагрузка в виде увесистой рации и надутой Блум для переправы была несколько великовата.

Следующей была наша со Скут очередь.

— Готова?

— Давно уже, — кивнула та, покрепче сжимая мне шею.

— Тогда пошли.

Примерно до середины реки, которую язык не поворачивался обозвать ручьем, все было довольно неплохо, хотя с начала переправы поток, похоже, несколько усилился. Ближе к середине было хуже. И глубина больше, и течение, и дна совсем не видно. Ступать приходилось очень осторожно.

— Ах ты!

Какой-то из незаметных под водой камней, как оказалось, лежал неровно. Копыто поехало. Это заставило повернуться боком к течению, а в этом месте и без того было чуть не по шею.

Меня снесло.

Резко дернулась, натягиваясь, страховка.

Меня почти повалило на бок. Батареи, закрепленные на крупе, под собственным весом начали соскальзывать куда-то в бок. Плохо.

Скут, не в силах более удержаться, отпустила мою шею и повисла на страховке. Еще хуже.

Через еще несколько секунд меня приложило боком, а вернее съехавшими на него батареями об какую-то каменюку. Похоже, это доконало какой-то паршивый узел. Я почувствовал, как батареи вывалились из формы.

Течение мешало встать, хотя назвать речку глубокой было нельзя — вот по глубине — да, скорее ручей.

Деринг и Дерпи медленно тянули веревку.

Я оглянулся.

— Ты… в порядке?

— Пф! Эт… не считая… того… что я… Тьфу! Плавать… не умею? Тогда — да.

Я взглянул на веревку. Мда… А веревочка-то оказалась как-то не особо хороша уже. Об камень впереди перетиралась резво. Еще одна жила лопнула…

— Вот сей… Фу! …час и будем учиться!

— Ты про ч…

Договорить ей не удалось.

На нее налетел я — веревка все-таки лопнула, и нас понесло. К счастью недалеко — быстро удалось зацепиться, но по камням проволокло основательно.

— В порядке? — спросил я, уже выбравшись на берег.

— Относ-с-сительно… Щиплет-то как… *некультурное слово, которое я не возьмусь приводить*, — Скут рассматривала свои ободранные ноги.

— Ну… слава Селестии. Ничего страшнее ссадин.

— Ага… з-зараза…

— Вы как?

— Живы?

— Скут, ты как?

Вот и Деринг с Дерпи и Свити.

— И даже почти целы! — наиграно-бодро заявил я.

— Ага… с-с-с… поч-чти, — прошипела Скуталу.

— Правда, батареи утонули.

— Плохо. Ну, ничего! Еще есть. А там достанем где-нибудь, если что. Они, конечно, не маффины, чтоб везде пекли, но достать можно. А может и не понадобятся еще — нам ведь только до этих… Как их?

— КонАрмовцев? — подсказала Бель.

— Ага, их! Добраться только. Верно?

— Ага!

— Вот и ладненько! Может и не нужны будут!

— Странно. Веревка казалась такой прочной… — Деринг поморщилась, разглядывая обрывок. — Продолжим?

— Скут? Ты как насчет второй попытки?

— За. Аптечки, н-небось, все там уже?

— Кто ж знал?

— Вот и вперед!

Вторая попытка вышла много удачней. Перебрались. Выслушали порцию нотаций от ЭйДжей, направленных, правда, большей частью на Эпл Блум, но с тыканьем в нас копытом, как в живое доказательство. Наскоро залепили ссадины пластырем из аптечки. И принялись "греться" и наблюдать за переправой остальных.

Следующими шла связка Дерпи — Свити. Дерпи все-таки сумела навернуться только под самый конец переправы. Правда, Свити все равно не удержавшись на ней, искупалась. Но тут уж мы вытащили обеих.

Затем Радуга передала на ту сторону конец новой страховочной веревки, привязанный по эту сторону к дереву.

Переправу начала Деринг.

Почти на том же месте, где и у меня, у нее тоже поехала нога. Правда, у нее получилось устоять. Но дальше она передвигалась как-то слишком уж медленно. Для того, чтоб нормально выбраться на берег, уже потребовалась наша помощь.

— Чтоб его… — Деринг шлепнулась на землю, разглядывая правую заднюю ногу, — Такие камни… Фух! — выдохнула она. — Не. Ерунда. Вывихнула похоже.

— Не такая уж и ерунда! — возразил ей я. — Хорошо, что до КонАрмовцев осталось всего ничего. Лагерь предлагаю поставить прямо тут, на берегу.

* * *

Спустя некоторое время, все было готово. На этот раз — совершенно ничего особенного. Единственную, хоть и большую, палатку поставили в распадке между холмами — меньше шансов для ветра с гор. На бревне, найденном неподалеку и притащенном сюда, разложены остатки готовой еды. В котелке снова булькало травянистое нечто.

— Итак, — я бережно разложил карту на бревне. — Если я правильно представляю себе наше положение, то мы где-то тут. То есть до лагеря КонАрма нам час-полтора пути…

— Угу, — кивнул Из. — Но, я думаю, нам нет смысла идти всем сразу. А Деринг лучше вообще пока отлежаться.

— Чего? Я… Ау! Я в полном порядке, — подковыляла серогривая.

— Оно и видно…

— Я тоже думаю, что тебе пока лучше побыть тут, — поддержал я. — Тем более что нам, скорее всего, и возвращаться придется этим путем. Тут тоже будет чем заняться, если мы там нашумим. Лагерь надо будет сворачивать быстро.

— Считай уговорили… А со мной кто?

— Наверно, я, да? — обернулась к нам Дерпи, возившаяся с рацией. — Не, я, конечно, могу пойти с вами, только я боюсь всю маскировку вам попорчу еще на подходе!

— Что верно, то верно, — кивнул Из. — Лучше займись тут связью.

— Есть! — Дерпи улыбнулась и кинула копыто к уху.

Ведь знает же, как при этом выглядит. Даже форма и кепи не влияют на результат — улыбнулись все. Бывает же такое! Какая-то мелкая шутка, а пробирает! И сразу веришь, что и дальше все будет здорово.

— А мы? — подала голос Эпл Блум. — Можно нам хоть издалека посмотреть, а? Ну хоть краем глаза?

— Нет! — отрубила ЭйДжей. — Никаких "посмотреть" тут и быть не может. Эт слишком опасно!

— У тя все "слишком опасно"! Сама-т, небось, пойдешь!

— Пойду! Мне можно! Я взрослая и за ся отвечаю!

— Я тоже взрослая! И отвечаю!

— А вот и нет! — наклонила голову Эплджек.

— А вот и да! — почти нос к носу наклонилась Блум.

— А вот и нет!

— А вот и да!

— Ой-ё… — прошептала Свити. — Это и мы с Рарити со стороны так выглядим?

— Ага! — кивнула Скуталу. — Только вы раз в десять чаще.

— Надеюсь я хоть не выгляжу так, как Блум сейчас…

— Не волнуйся, — ухмыльнувшись, "утешила" Скут. — Когда Рарити тебя доставала, ты выглядела на-а-амного "круче".

— Да? — рассердилась Свити. — А ты знаешь, каково это? Пока родители в вечных разъездах, жить со старшей сестрой, которая тебя ТАК часто не понимает?

— Я даже представляю, каково жить вообще без никого, и когда никто не понимает! — огрызнулась Скут.

— Ой! Прости! — мигом остыла Свити.

— Ладно. Забыли.

Эти две могли еще долго вот так, без особой злости, стоять, упершись нос к носу…


— А вот и нетушки!

— А вот и датушки!

— Так! Сто-о-оп! — не выдержали нервы Радуги. Подлетев к спорщицам, она силой их раздвинула. — Стоп! Так никуда не пойдет!

— А как пойдет? Мы ведь здесь, чтобы заработать метки! А значит, надо попробовать все!

— Знаешь… — задумалась Дэш. — Тут я согласна с Эплджек. Это пока для вас немножко слишком.

Блум помрачнела еще больше и уставилась в землю.

— Но! — быстро добавила Радуга.

— Да? — подняла взгляд Меткоискательница.

— Но… — повторила Дэш, глянув на нас с выражением "спасайте кто может" в глазах.

— А… Я, кажется, поняла, о чем ты!

Взгляды устремились на… Дерпи?

— Если уж мы рядом с КонАрмом, которые, как я поняла, мнут себя… Тьфу ты! Мнят себя какой-то неистребимой армией…

— Ага, — пробурчала Деринг. — Неистребимы, как тараканы. Где б столько отравы взять?


— Ве-ерно… — протянула Радуга, пытаясь уловить мысль. Правда, стало непонятно: про лагерь или про отраву.

— Если уж они такие крутые, то и лагерь у них, наверное, крутой? — продолжала Дитзи. — Так? А значит, что? Значит, не только мы можем знать о них, но и они о нас. Я верно поняла, Дэши?

— Аг-га…

— А у нас в лагере остаются только травмированная Деринг, да я с рацией! Значит, лагерю нужна охрана!

— Верно! — аж дернулась Дэш, поняв, что наконец уловила ход мысли.

— Эт какая из них охрана? — удивилась ЭйДжей.

— Да самая незаметная, — поддержал я. — Да и не они одни. Мы тут посоветовались… — я кинул взгляд на Иза. Тот удивленно кивнул. — И решили, что Из пока тоже останется в лагере. Мало ли что? Действительно нападут на лагерь, или нам понадобится помощь. А так — будет резерв. А Эпл Блум, Скуталу и Свити Бель будут на страже! То есть ти-ихо, скры-ытно, ни во что не ввязываясь, наблюдать за округой и, если что, предупредят остальных.

Все задумались…

— А, че? — приободрилась Блум. — По-моему, эт идея!

— Звучит достаточно интересно, — согласилась Свити. — Вот только интересно, что за метки мы так получим?

— Ага, — Скуталу уставилась на меня.

— Кхм. Ну, насколько я помню, то это называется Дозором. То есть метка будет связана с защитой других, как у меня, — я кивнул на свой "щит".

— Ага, — поддержал Из. — А раз вы будете нести вахту днем, то можно вас так и называть — Дневной Дозор.*

— Звучит здорово! — улыбнулась Скуталу. — Только… Че нести?

Судя по взглядам Блум и Свити, в этот раз она была не одинока.

— Вахту. Морской термин. Службу. Находиться на боевом посту. Чтоб понятнее… Вахта за штурвалом, например. Так понятней?

— Ага! — кивнула Скут. И еле слышно добавила про себя: "Про "термин" догадаюсь".

— И так? — перехватила инициативу РД. — Как вам МОЕ предложение? — она с улыбочкой уставилась на трио.

Блум немного отошла в сторону и созвала соклубниц в круг.

Несколько секунд ничего не происходило. Все молча ждали.

Круг распался.

— Мы согласны! — улыбнувшись, объявила Блум.

Не знаю, кто как, а мы с ЭйДжей с облегченьем выдохнули.

Можно было, наконец, спокойно поесть и как следует отдохнуть перед завтрашним днем.

* * *

— Ну, с завтрашним днем все ясно, — Свити поднялась от костра. — А что у нас сегодня? Не будем же мы сидеть просто так?

— Ага, — подтвердила Скут. — Нужна идея.

— Ну, не знаю… — Блум потерла нос. — Есть тут у меня одна.

— Так?

— Какая?

Я обвел взглядом нашу компанию. Кажется, насторожились не только Скуталу и Свити.

Эплджек подозрительно прищурилась.

— Золотодобыча! Как вам? Звучит?!

Эплджек подозрительно округлила глаза. Впрочем, это уже было подозрительно для окулиста.

— От только не говори, шо ты против! — глянула на ее младшая.

— Я… Как бы и… не против…

— Звучит здорово, — неуверенно кивнула Свити. — А мы справимся?

— Не волнуйся! Кайлом махать не придется! — она посмотрела на Скуталу. — Киркой.

Скут обиженно надулась.

— А чем придется?

— А ничем! Все просто, как сено! У нас ведь река под боком! Да не какая-т, а горная! Ну?

— Че-то пока не очень понятно, — проговорила надутая.

— Мы не будем его долбать! Мы будем его промывать! Намывать и продавать! Ну… Потом, разумеется.

— Что ж, — Скут поднялась. — Можно попробовать. Ничего не теряем.

— Агась, — кивнула Блум. — В любом случае даже находим.

— А как и чем это делается кто-нибудь знает? — задала логичный вопрос Свити.

— А! — Блум махнула копытом. — Нет ниче проще! Нужно только че-т, способное пропускать воду, не пропуская золото. Точно не помню, но оно вроде тяжелее воды и останется, когда та сойдет, да? — она посмотрела на Деринг.

— Верно, — кивнула та. — Только для этого обычно применяют особые лотки. Но, если больше ничего нет, сойдет и плотная тряпка.

— Вот!

— А где нам взять тряпки? — Свити.

— А это на что? — Скуталу потеребила копытом ее форму.

— Верно!

— Тогда пойдемте уже, попробуем? — Скут сорвалась с места.

— Погоди! — тормознула ее Блум. — На три-четыре?

— Ай! Верно!

— Три-четыре…

— МЕТКОИСКАТЕЛИ — ЗОЛОТОИСКАТЕЛИ ВПЕРЕД!!!

И троица резво понеслась по направлению к реке, оставив нас таращиться им вслед.

— Знаете, — поднялась Деринг. — Пойду-ка я пригляжу за ними… — и, прихрамывая, поплелась следом.

* * *

Смеркалось.*

Затрещала где-то цикада. Прохладный вечерний воздух врывался в немного надышанную уже палатку через неплотно прикрытый полог.

Почти вся наша компания вповалку лежала в палатке. Исключение составляли только Меткоискатели и Деринг, все еще не вернувшиеся с реки. Но их было слышно, а значит, все в норме. Да и Деринг с ними. И натворить там вроде нечего.

В противоположном углу лежал Из с уютно устроившейся у него на животе и уже начавшей похрапывать Радугой. Вот только бы не началось снова… Все ведь легли раньше с расчетом на завтрашний день! А если Радуга будет опять давать храпака…

На моем плече завозилась, устраиваясь, и снова щекоча меня волосами, Эплджек. Так. Все. Надо попробовать заснуть. Я не Из, чтоб вот так, как он сегодня, смотаться после еды до лагеря КонАрма — уточнить его расположение. Он ведь и вернулся-то только-только, а уже, похоже, дрыхнет. Везет ему.

Снаружи послышался приближающийся шум. Ну все. Идет орава золотодобытчиков.

Полог палатки откинулся. Вошли Свити, Блум и Деринг.

Не слишком веселые все трое. Не, ну Меткоискательницы-то понятно — с метками опять ничего не вышло. Хотя они, похоже, и несильно-то рассчитывали. А Деринг чего?

Деринг и Свити устроились где-то за моей спиной — я лежал почти возле самого входа в палатку, и, конечно, ничего кроме входа не видел. Блум, судя по случайному тычку копыт в спину и фыркнувшей ЭйДжей, устроилась на ней, сразу за мной. Умоталась — через пару минут из-за спины уже доносилось сопение.

Не засыпается пока. Я уставился на приоткрытый вход. Интересно, а где Скуталу?

Прошло еще несколько минут.

Скут тихо зашла в палатку. Закрыла вход. Легла рядом со мной, но просто подобрав ноги под себя. Даже ни на кого не ложась. Вздохнула.

— Ну как?

Скут вздрогнула. Посмотрела на меня.

— Да как сказать. Метки я не особо-то и ждала. А с золотом и вовсе не понятно.

— В каком смысле?

— В смысле, что даром мы провозились там столько времени, падали в воду со страховкой и сбивали копыта об речные камни, или нет, я даже сказать не могу.

— А чего так?

— Деринг видал?

— Ага. Серая, как туча.

— Вот тебе и ага. Какая-то ерунда навроде золотой пыли нам попалась, только вот выбить ее теперь из нашей формы невозможно!

— Тогда ее отчаянье понятно, — ухмыльнулся я. — За то у вас теперь будет золоченая форма!

— Угу, — слегка улыбнулась Скут. — Правда, золото у нас все-таки есть. Я когда навернулась в воду опять… Деринг нас привязала всех… Я когда навернулась, в форму попали три каких-то крохотных камушка. Вроде оно, как Деринг сказала. Два, конечно, Блум со Свити отдала. Один теперь у меня.

— Здорово!

— Ага. Только вот меток ни у кого так и не появилось…

— Повод для того, чтоб они появились завтра!

— Хотелось бы уже поскорей…

— Ну. Самое распространенное вы, наверное, уже перепробовали! Осталось все более и более редкое! А чем более редкий будет талант, тем ведь он круче?!

— Верно! — Скуталу улыбнулась.

— Значит, посмотрим, что будет завтра? — я улыбнулся в ответ.

— Ага-ау-уф! — зевнула она, закрывая глаза.

Я накрыл Скут крылом, придвигая к себе.

Так. Все. Спать.


ГЛАВА 18
КонАрм

Ну что ж!

День "Д" настал! Час "Ч" пробил! Больше из алфавита на ум ничего не приходило! Разведывательно-диверсионный отряд выдвигался к месту проведения операции!

Операция "А плюс Ж" начиналась!

Что, по общему мнению, следовало расшифровывать, как: "Артефакт плюс Жрачка".

Как и с какими предосторожностями мы трое передвигались последние четверть часа, надо было видеть! Чего стоила РД: метнулась к облаку, раздвинула его, осмотрелась, "застегнула" обратно, метнулась к следующему. Мы с ЭйДжей, впрочем, тоже старались быть менее заметными. Ради такого дела она даже шляпу оставила в лагере, заменив ее на кепи! Мы молниями пробегали открытые участки, ныряли в кусты, скрывались за стволами деревьев… В общем, к концу пути вид приобрели довольно грязный и крайне ободранный.

Наших стараний так никто и не заметил. Что, с одной стороны, конечно, хорошо. С другой, мы так изгваздались, что даже немного обидно!

Радуга просигналила, что впереди, за холмами, уже показался лагерь.

Действовать напролом тут не годилось. Нужно было тщательно осмотреть место будущей операции. Поэтому мы с Эплджек решили разделиться. Она пошла дальше, решив попытаться подобраться поближе, обойдя лагерь с другой стороны. Я же заметил почти возле самого лагеря довольно высокий холм, на вершине которого красовались несколько крупных камней — идеальный наблюдательный пункт! Встретиться договорились на том же месте через полчаса. Или использовать для связи Радугу, благо она могла со своей высоты видеть и меня и ЭйДжей.

Я ти-ихо, ползком забирался на холм. Дэш предупредила, что не один я счёл его классным местечком, и там уже кто-то отирается.

Ага. Верно. Двое. Из оружия… что-то вроде пращей, похоже, и короткие клинки в ножнах. Оба повернуты в другую сторону. Не сложная цель. Оба не успели ничего сделать, как уже лежали оглушенные, с кепи во рту и связанные найденной тут же веревкой так, что начни они шевелиться и рисковали бы удавить самих себя.

Я полюбовался чистой работой.

Так. А теперь посмотрим, что там за лагерь. Я высунулся из-за камней.

Лагерь был. И довольно серьезный. По моим прикидкам в таком могли, пожалуй, разместиться сотни две пони! Я заметил явно штабную палатку в центре, склады, кузницу, полевую кухню, еще какие-то строения и палатки непонятного назначения. Охрана была довольно сносно поставлена. Да и вообще все это сильно смахивало на лагерь какой-нибудь маленькой армии. Почти сплошная стена недавно поставленного частокола. Массивные ворота, видимо, запиравшиеся на брус. Все очень надежно и серьезно. Только в одном месте КонАрмовцы позволили себе заменить надежные бревна на колючую проволоку: том, где граница лагеря подходила к моему холму — он был весьма крутой, а та его сторона, похоже, еще круче, так что это было хоть и не очень хорошо, но все же достаточно логично. Да и дозор тут был…

Я заметил какое-то движение в небе. Дэш что-то отчаянно сигналила, тыча копытом вниз! Я перевел взгляд туда, куда она указывала и выругался. Теперь и я увидел.

Сразу шестеро бугаев тащили куда-то стреноженную Эплджек!

Вот только этого нам и не хватало! Как ее на них вынесло? Или у КонАрма действительно так хорошо поставлена охрана? Тщательная, продуманная операция летела к Дискорду в… Придется начинать действовать немедленно!

Я замахал, подзывая Дэш.

— Чего? — приземлилась рядом радужногривая.

— Лети к нашим. Поднимай тревогу. Пусть сворачивают лагерь и выдвигаются поближе сюда. Может понадобиться помощь.

— И бросить вас тут?

— Нет. Потом возвращайся. Помощь сверху нам тоже понадобится. Как это вообще получилось?

— Там че-то вроде патруля было. Кустами шли. Я даже просигналить-то не успела! — Дэш повесила голову. — Паршивый из меня разведчик.

— Нечего себя винить! Ошибки везде бывают. Надо просто вытащить Эплджек. Все. Дуй к нашим!

И Радуга, почти над землей, стартовала к нашему лагерю.

Эплджек, тем временем, втащили в одну из палаток недалеко от холма. Трое зашли внутрь. Трое куда-то поперлись. Плюс еще какой-то охранник или кто-то вроде торчит недалеко от входа.

— Все! — выдохнул я. — Работаем!

* * *

Все-таки не так уж они и круты! По крайней мере с колючкой они допустили явную промашку. Доведись мне перелетать через частокол, я бы наверняка был бы замечен, а так… Уже через несколько минут мне удалось подобраться к боковой стенке палатки.

Хм. Однако звукоизоляция тут хорошая. Не слышно было ничего. Придется рискнуть.

Я достал нож и прорезал в палатке небольшую дырочку.

Неплохо. В этой стороне валялись какие-то мешки и коробки, несколько прикрывавшие меня, дыру можно было смело расширить. Впрочем, это единственное, что было неплохо.

Все остальное выглядело довольно паршиво. Начиная от рож тех троих бугаев и до привязанной между четырьмя, вбитыми в землю, кольями Эплджек с кляпом во рту и ужасом в глазах, и стола с какими-то непонятными инструментами то ли хирургического, то ли пыточного назначения. Выяснять не хотелось.

Один из уродов в форме стоял возле входа в палатку, находившегося справа от меня, второй был спиной ко мне, третий стоял рядом с ЭйДжей.


— Ва-аще-то ее бы надо сначала допросить… — протянул тот, что стоял спиной ко мне.

— Гы! Еще успеется! — хохотнул тот, что стоял возле ЭйДжей, и хлопнул ее копытом по крупу.

— Ага! Вряд ли она чего-то скажет, — заявил торчавший у входа.

— Ыгы! А вот кобылки у нас да-а-авно не было!

— Это верно! Решил воспользоваться ситуацией?

— Канешн! А че время терять-та? Начальство-та еще когда припрется! Уж по паре раз-та успеем?

— Ага! Глядишь, сговорчивей станет!

Все трое мерзко заржали.

— Давай, не тяни.

— Ыгы.

Тот, что стоял возле ЭйДжей, отвел ее хвост в сторону.

— Гы! Начнем!

Первым тихо сполз на землю тот, что стоял у входа, боком ко мне.

Скотина, уже подошедшая к Эплджек, захрипела вторым номером. Брызнула во все стороны кровь из пробитого ножом горла заливая пол, стол с инструментами… Часть попала и на ЭйДжей.

Третий, стоявший спиной, успел только удивленно обернуться. Через секунду уже обычный, не метательный нож дотянулся до его мозга. Спасибо ему за подставленный для этого глаз.

Вот так. Быстро. Жестоко. Страшно. Но большего они не заслужили. Пусть радуются, что быстро сдохли.

Я вошел в палатку.

И тут же метнулся ко входу — снаружи кто-то шел.

— У вас тут все в пор… — просунулась в палатку светло-бежевого цвета башка со светло-серой гривой. И тут же получив по ушам закатила глаза.

Я аккуратно подхватив охранника, не давая упасть, втащил его внутрь.

Покончив с этим и убедившись, что все спокойно, я кинулся развязывать Эплджек.

Ее трясло.

Похоже, она даже говорить сейчас не могла. Просто обняла меня, прижимаясь щекой. Даже не обняла — сжала! Я почувствовал, как по мне покатилась слеза.

— Я… я…

— Не надо. Пока ничего не надо говорить. Все в порядке. Они уже ничего не сделают. Ничего никому не сделают. Их уже нет.

— А-аг-гас-сь… Т-ты и-их…

— Да. Сами того хотели.

— Я… Сп-пас-сибо т-те…

— Так. Погоди-ка… — я чуть отстранился, открывая аптечку, — Тут где-то что-то было… Вот! Держи! — я сунул ей в рот одну из множества капсул — успокоительное, — Глотай.

Эплджек послушно проглотила капсулу.

— Во-о-от, — я снова ее обнял и постоял так еще несколько секунд. — А теперь надо заняться тем охранничком…

* * *

Это был самый обычный, скучный и серый день его жизни, такой же, как его внешность, как и все его пресная жизнь. Ничего экстраординарного. Запомнился он только тем, что уже с самого утра он успел получить нагоняй от офицера и был поставлен в караул внутри лагеря. Единственным разнообразящим событием стало то, что патруль притащил какую-то кобылку, оказавшуюся рядом с лагерем. Даже странно было, что ими вообще иногда кто-то интересуется. За всю его службу, пусть и недолгую, была всего пара случаев. Ее просто втащили в палатку и оставили там с охраной, дожидаться офицера. Все, как и обычно. Разве-что, спустя какое-то время, в палатке раздался странный шум. Будто что-то упало. Он решил поинтересоваться все ли в порядке, хотя заранее знал ответ. Простой, безобидный вопрос, застряв в горле, тяжелым шлепком обрушился на его голову, заставляя потерять сознание.

Он открыл глаза и как-то так получилось, что сразу понял, в каком положении находится. Самые худшие его кошмары становились явью. Он лежал, привязанный ко вбитым в землю столбикам с кляпом во рту, а над ним стоял совершенно незнакомый серый пони с хирургическим скальпелем в зубах.

— А! Ты, приятель, очнулся? — проговорил серый, — Тем лучше! Жаль, что тут нет подходящей музычки, чтобы по громче… пам-пам-пам-пам-парара-пам-пам… пам-пам-пам-пам-парара-пам-пам… па-па-па-паам… па-па-па-паам… — пропел этот сумасшедший, играя инструментом. — Начнем!*

Бежевый попробовал заорать! Бесполезно! Получилось только какое-то мычание!

Серый психопат мрачно ухмыльнулся, поудобней перехватив ртом скальпель.

— Не мучайся! Только помрешь уставшим! Хм? Может, с конечностей начнем? Ты как? Не против? Молчишь… Ну-ну… Гы! Не, я бы, конечно, не стал так с тобой, представляй ты хоть какую-нибудь ценность. Но кто ты такой? Рядовой солдатик? Ты ведь и не знаешь ничего, так? Так на кой ты мне сдался? — серый наклонился еще ближе, заглядывая в самые глаза. — А? На ко-ой?

Пленник не мог ничего. Даже дернуться. Он только тихо скулил на одной ноте. На глазах его навернулись слезы.

— Так что — прости…

На полу палатки появилась подозрительная лужа.

— Погоди! — прервал убийцу голос какой-то кобылки. Уж не той ли, что притащили сюда совсем недавно? — Кажись он хочет че-т сказать! Мож-т он че-т все-таки знает?

— Да ну! ЭйДжей! Чего он может знать? Как из столовки дойти до сортира кратчайшим маршрутом? — серый осклабился собственной шутке, глядя на пленника. — Не выведет же он нас отсюда?

Пленник завыл, как только мог! "Он выведет! Выведет! Только не убивайте!"

— А вдруг все-таки? Ему ведь тож еще жить охота!

"Охота! Охота! Еще как охота!"

— Да? — серый недоверчиво посмотрел на пленника. — Тебе охота? А? Чего молчишь, дурилка? Ну! Вот видишь? Молчит! Значит, не охота! Значит, начнем!

— Мож-т стоит сначала вынуть ему кляп?

— Думаешь? Ну ладно. Только ты, приятель, сначала посмотри во-о-он туда. Эти гады рот открыть не успели. Ты тоже не успеешь. Если я сейчас выну кляп, а ты заорешь — отправишься за ними в секунду. Да, может быть, тебя даже кто-то и услышит. Но мы-то уйдем все равно, а ты все равно подохнешь. Тебе оно надо?

Пленный дважды коротко хрюкнул.

— Нет? Не будешь орать? Ну смотри! — серый бандит вытащил кляп и отложил скальпель. — А теперь давай поговорим! Имя и звание!

— Р-рядовой С-соулстрэй с-сэр!

— Тише! Тише рядовой! Или тише сделаю я! Но уже навсегда!

— Д-да с-сэр. Т-только н-не уб-бивайте меня, сэр.

— А это, приятель, зависит только от тебя!

— Д-да я… Да ч-что угодно…

— Что угодно не стоит. Что угодно делали они, — серый кивнул на трупы. — Им не понравилось.

— Й-иа…

— Ты что, осел?

— Н-нет с-сэр.

— Значит, слушай сюда! Сейчас у тебя есть только один кро-о-охотный шансик выжить. Рассказать все, что ты знаешь о некоем артефакте, доставленном сюда около пары недель назад отрядом из Вечнозеленого Леса.

— В-вы им-меете ввиду т-ту статуэтку?

— Ее самую.

— Я п-почти нич-чего не з-знаю о ней.

— Ладно. Вернемся к нашему делу, — серый выродок потянулся к кляпу.

— П-подождите! Скажу! — взвизгнул бежевый.

— Не ори!

— Т-такая статуэтка действит-тельно б-была у нас. Я… Я видел ее. Даже дост-тавил сюда. Н-но ее уже отправ-вили. Как-кому-то коллец-ционеру. Кому — ч-честно н-не знаю! Но я мог-гу провести вас в ш-штаб. Там все зап-пис-сано. Там все док-кументы.

— Думаешь не врет?

— Думаю, шо стоит попробовать, — снова ответила ему кобылка.

— Хм. Есть тут у меня одно верное средство от его вранья, — серый порылся в какой-то сумке на своем боку. — Ага!

Все еще связанный пленник не успел опомниться, как в него впился шприц.

— Готово! — ухмыльнулся серый. — Ты уж извини приятель, но я привык никому не верить на слово. Как думаешь, что тут было? Ве-е-ерно! Яд! Но не простой! Замедленный! Жить тебе с ним примерно полчаса не больше…

— Ты вколол ему ЭТ? Да, не завидую я те! Поганая смерть. Медленная и гадкая. Сначала конечности, да?

— Да. Сначала у него ноги отнимутся. Перестанет слушаться язык. Потом его начнет тошнить. Кровью. Так он, в общем-то, и сдохнет — захлебнувшись…

— Х-хватит! Ум-моляю в-вас сэр. П-прекрат-тите. П-пощадите…

— У тебя есть шанс только если мы выберемся отсюда. Я не такой дурак, чтоб носить противоядие с собой. Оно не у меня. Но оно есть. Если ты еще хочешь жить — в твоих интересах вывести нас.

— Я вс-се сделаю с-сэр.

— Вот и славно! — снова ухмыльнулся серый.

* * *

Уф! Как непросто давался нам с оклемавшейся ЭйДжей этот спектакль! Особенно ей, с ее-то честностью. Но если все так будут верить, как этот болван — так нам в пору самодеятельный театр организовывать! Хотя, что ему оставалось?

Мы кое-как нацепили местную форму, снятую с трупов, поверх нашей. Хорошо, что несильно запачкалась. Наши кепи кое-как засунули под нее — тут был в ходу свой покрой. Моя аптечка вопросов вызвать была недолжна — что-то подобное я видел и у местных. Кое-как уложили гриву ЭйДжей под кепи. Хвост она распустила. В общем, если сильно не присматриваться, то за местного сойдет.

И, встав по обе стороны от пленника, мы вышли.

Как я и предполагал, палатка в центре оказалась штабной.

Но была маленькая проблемка — внутри топтался какой-то офицер. Я приказал нашему "добровольцу" войти первым и встать так, чтоб офицер оказался спиной ко входу. Что тот послушно и сделал.

Уже через минуту офицер был оглушен и связан. А мы, не спуская глаз с "проводника", рылись в кипах документов. Горы… Просто горы…

Ага. Вот, похоже, что-то… Я выудил показавшуюся полезной бумагу и вчитался повнимательнее. Дискорд его… Похоже, статуэтка уплыла из наших копыт всего пару дней назад! Если бы не наши задержки! Местом поставки значился Лос-Пегасус. Это же почти другой конец страны! Заказчик — некий Растлер Мисеркнакер. Лично мне это ничего не говорит. Но есть адрес почтового отделения для доставки.

Мда… Оставалось только свернуть листок и сунуть его в карман.

Я кивнул в ответ на взгляд Эплджек. Тут нам больше делать нечего. Надо уходить, пока не очнулся офицер.

Я заметил дымок над строением, которое счел кухней.

— А скажи-ка мне, приятель! — как его дернуло-то со страху! Ха! — Когда у вас тут следующий прием пищи?

— П-примерно через п-полчаса, сэр.

— Жаль. Так долго ты не протянешь…

— С-сэр…

— Тихо. А теперь, покажи-ка нам кухню.

Строение с дымком действительно ей и оказалось. И какой удачный момент! В нем не оказалось поваров! Зато там нашлись некоторые интересные травки, которые тут же полетели в котел. Я достал две упаковки таблеток из аптечки и, недолго думая, отправил обе вслед за травой.

Обшарив помещение мы нашли кое-какие фрукты-овощи и проклятые сухие пайки. Негусто но… Все это было уложено в найденную тут же сумку, и мы незамедлительно удалились. Вовремя. Повара показались, стоило только нам отойти от палатки.

Тут я заметил в небе Дэш, видимо, опознавшую нас, и, убедившись, что этого никто не увидит, знаком показал, что все пока нормально.

— Ну что, приятель? У тебя осталось минут десять. Веди через ворота. И без глупостей.

— Х-хорошо сэр.

Хороши охраннички! Они даже ничего не спросили! Просто увидели знакомое лицо и пропустили всех троих! Перехвалил я их однако сначала…

— П-противоядие… — сла-а-абенько напомнил наш пленник, как только мы отошли от ворот.

— Позже! — отрубил я.

* * *

Они шли уже несколько минут.

— С-сэр… Мне плохо. Н-ноги… Яз-зык… Прот-тивоядие…

— Какое такое противоядие? — обернулся серый.

Глаз пленника вспыхнули ужасом!

— Как? Н-но вы… Вы обещали…

— И что? — обрубил палач.

— Я… Я жить хочу! Я… Я даже в этот КонАрм случайно попал! Приключений хотел! Мир повидать…

— Так живи! Кто тебе мешает?

— Ч-что?

— Живи, говорят те! — вмешалась кобылка.

— Но… яд…

— Какой такой яд?

— Который… вы мне… — похоже, до него постепенно начинало доходить.

— Безобидное лекарство и самовнушение, — кивнул головой серый. — Можешь валить на все четыре стороны.

— И… И вы меня отпускаете? Вот так?

— Агась. Ты только напомни, что в КонАрме делают с предателями?

Бежевый сглотнул.

— Что-то не очень приятное, да?

— Да. И живут они недолго…

— Во-о-от… Именно поэтому ты туда уже не сунешься. Тебя видели входящим в палатку?

— Д-да…

Серый удовлетворенно кивнул.

— Если они еще не нашли трупы, то найдут. Кто бы мог убить их и освободить пленницу, не подскажешь?

— Я…

— А кого видел офицер, перед тем, как его ударили и похитили документы? — продолжал допытываться серый.

— М-меня…

— Кого видели повара на кухне?

— Меня…

— И стража у ворот, выпустила кого вместе с незнакомцами?

— Меня… — уже совсем тихо прошептал бежевый, покрываясь испариной. — С-селестия, спаси…

— Вот поэтому — гуляй! — ухмыльнулся серый.

* * *

Мы пошли вперед.

Когда я оглянулся, КонАрмовец плелся следом.

— Ну? Чего не уходишь?

— Куда ж я пойду? У меня даже нет ничего…

— Ладно. Запас еды мы дадим. Сухих пайков хватит.

— Знать бы еще куда идти бывшему КонАрмовцу. Достанут же! — вздохнул тот.

— Ух ты! Вы привели настоящего КонАрмовца? Живого? — раздалось из кустов неподалеку.

Бежевый вздрогнул!

— Ага, — кивнул я, — Наша разведка. Повезло вашему лагерю, что там были только двое из нас. Была идея взять штурмом, — и уже кусту. — Кадет Скуталу! Разрешаю покинуть укрытие!

— Есть! — Скут, похоже, поняла мою задумку.

— Вы взяли с собой жеребенка? На штурм лагеря КонАрма? — у бежевого глаза полезли на лоб.

— Ха! Это где ты тут жеребенка увидел?! — Скут встала в позу.

— Поправочка, приятель! Кадета, а не жеребенка! Скут!

— Я!

— Видишь то дерево?

— Так точно!

— Цель видишь? — я указал кончиком копыта в направлении небольшого шпенька, оставшегося от сломанного сука.

— Аг-га! — Скуталу прищурилась.

— Сможешь ножом?

Вместо ответа последовал бросок!

Промах! Но какой! Вместо пробитого шпенька она случайно пригвоздила к дереву падавший с него лист!

Бежевый изумленно застыл. Он-то про шпенек не знал…

— Вот так вот! И это у нас, как ты выразился, "жеребята"! Там, в палатке, на моем месте могла бы быть и она. Результат бы ни для тебя, ни для твоих приятелей бы не изменился!

— Командир! — перед нами резко приземлилась слышавшая все Радуга. Тоже в полной форме.

Бежевый снова вздрогнул.

— Да РД?

— Отряд собран за холмом и ждет приказа! — сдерживая улыбку, она кинула копыто к уху.

— Отлично. Скоро выдвигаемся. Что со связью?

— Радист докладывает — твари ночью атаковали город. Много. Так же в город прибыла принцесса Луна. Спрашивала о нашем отряде и успехах в поиске артефакта!

— Передай. Пусть ответит: "Место нахождения артефакта установлено. Выдвигаемся. Артефакт будет возвращен в кратчайший срок".

— Есть! — Радуга взмыла в небо.

— Скут?

— Да?

— А почему тебя так удивило, что он живой?

Бежевый насторожился.

— А пока вас не было тут появились еще несколько. Мы сообщили о них Изу. Не знаю, че он там с ними сделал, но вернулся довольный.

— Поня-ятно… Можешь возвращаться в лагерь!

— Есть! — теперь уже Скут кинула к уху копытце.

— У нас патрули ходят по шестеро… — обалдело выдавил бежевый.

— У нас хватает и одного кадета, — ухмыльнулся я.

— Кто же вы такие…

— Ты разговариваешь с офицером гвардии ее высочества принцессы Луны, — гордо выпятился я.

— Гвардия Луны??? — похоже, он несказанно удивился. — Лучшие воины во всей Эквестрии???

— Они самые, — кивнул я.

У него подкосились ноги.

— Поднимайся!

— Прос-стите, сэр! А что там приключилось? Что за твари?

Ну. Думаю, ничего такого, если я ему скажу.

— Ваши разведчики из Вечнозеленого раскопали то, что не нужно было трогать. В результате этого городок, под названьем Понивилль, был атакован полчищами каких-то древних тварей. Очень сильных и чрезвычайно кровожадных. Гибнут мирные жители. Все настолько серьезно, что на борьбу с ними была брошена гвардия. Я удовлетворил твое любопытство?

— Да, сэр. Простите.

— Уже, — я выложил часть еды из сумки, до отказа забив не рассчитанную на это и уже готовую лопнуть аптечку, предварительно освободив ту от медикаментов. Отцепил ее и кинул бежевому. — Держи.

— Спасибо, сэр.

— Да, да… А теперь вали, пока я не передумал!

Мы с Эплджек стояли и смотрели, пока его спина не скрылась в дали.

— А если он все-т-ки вернется к своим? — повернулась она ко мне.

— Я подстраховался. Имя и почтовый адрес заказчика я запомнил, а бумажки успел подсунуть ему.

— То есть… — ЭйДжей улыбнулась.

— Ага! — кивнул я. — Лишний раз убедятся, что он еще и документы воровал. И про меня наверняка придумал. Несладко ему будет.

— Алекс?

Я посмотрел ей в глаза.

— Я че сказать хочу… — ЭйДжей приобняла меня.

Ее снова начинало потряхивать, похоже, заканчивалось действие капсулы.

— А ла-ано! — выдохнула она, тряхнув гривой.

И наши губы встретились.

Мне показалось, или я действительно заметил движение в небе?

* * *

Наше появление было весьма шумным.

— Не, ну хороши, а? — возмутился Из. — В резерве я им тут сижу. Даже не позвали!

— А я? То есть… А мы? — ударила копытцем Блум.

— А ТЫ ЧЕГО… — мы с Эплджек начали одновременно. Переглянулись.

— А ты че возмущаешься? — продолжила она, обращаясь к Эпл Блум.

— Я твоя сестра, между прочим! — нахмурилась та.

— И чем бы ты помогла?

— Не знаю… Но помогла бы!

— А ты чего возмущаешься? — это уже я обратился к Изу.

— Как "чего"? А если бы вы не справились?

— Если бы не справились, так ты бы и пригодился. А вообще у тебя ведь и тут работа нашлась?

— Ну… Нашлась. Попался тут какой-то их патруль. Спасибо нашему дозору, — он кинул взгляд на трио. Те, прекратив на секунду выдирать друг из дружки разнообразные репьи, приняли гордые позы.

— И что патруль?

— Больше не патрулирует, — он как-то недобро ухмыльнулся. — Не стоило им пытаться схватить Дэш, когда та летела сюда. Ты лучше скажи, что там за история с КонАрмовцем, и что с артефактом? Где он?

Все как-то сразу посмотрели на меня.

— Артефакт, — я вздохнул. — С ним все просто. Он уплыл.

— Как уплыл? — Деринг.

— Куда уплыл? — Из.

— На чем уплыл? — Дерпи. — Не, а че все на меня так смотрят-то?

— Далеко, — ответил я всем сразу. — В Лос-Пегасус. К некоему Растлеру Мисеркнакеру.

— Значит, теперь аж в Лос-Пегасус? — присвистнула Деринг.

— В мировую столицу развлечений?! Самый-самый крутой город в мире?! — выражение счастья в глазах Дэш было неописуемо. Как и выражение лица. Она с надеждой уставилась на меня, боясь услышать "нет".

— Да.

— УИ-И-И!!! — сальто назад! — Лос-Пегасус! Мир дозволенных и недозволенных развлечений! Я иду!

— А какая там выпечка… — мечтательно произнесла Дерпи.

— А музеи! — Деринг.

— А сколько возможностей получить метки! — притянув к себе подруг, радостно вздохнула Блум.

— А сколько всего посмотреть… — пропела Свити.

— И оторватьс-ся… — полузадушено, но не менее мечтательно, прохрипела Скут.


— А… Э… И… Для меня найдется, че-т интересное-е-е! Наверн… — неуверенно поскребла затылок Эплджек.

— А… Че все так смотрят на меня? — округлил глаза Из. — Ну… Был я там когда-то… Здорово будет заглянуть еще раз… Ну… Это… Ура! А чего с КонАрмовцем? Ты так и не сказал!

— А чего с ним? Жив, здоров был вроде, когда я его видел!?

— Уф! — Из провел копытом по лицу. — Ну не издевайся, да?

— А кроме шуток — не думаю, что он нам помешает. Пусть поживет. Я принял кое-какие меры предосторожности. Теперь ему самому не стоит попадаться на глаза КонАрму. Пособничек… — фыркнул я.

— Ладно… А за нами не погонятся?

— Думаю, сейчас им совсем не до этого. Приготовил я им одну шутку.

Меткоискатели навострили ушки.

— Так. Чего за шутка? — насторожилась Деринг. — Если ты разом отравил какой-нибудь дрянью весь КонАрм, я обижусь! Это моя мечта! Достали уже из под носа сокровища дергать и сбывать их на черном рынке! Это я их нахожу, мне и сбывать! А то не делятся даже… — тут Деринг поняла, что ее несет и замолчала.

— Ты почти угадала! — улыбнулся я. — Но не совсем! А шутка несложная. Там повара чего-то готовили…

Скуталу подалась вперед.

— Ну и я подумал: "Ведь у них тут скучная, рутинная работа. Могу ли я чем-то их развеселить?" Ну и кинул им в котел снотворное… Вместе со слабительным.

Лицо Деринг расплылось в улыбке до ушей.

Свити и Блум остолбенели с распахнутыми ртами.

Зато Скуталу, заржав в голос, рухнула на землю, молотя по ней копытом.


Я посмотрел на Эплджек и наткнулся на встречный взгляд. Неожиданно для себя мы рассмеялись.

А за нами и остальные.

Вместе со смехом вышло и последнее напряжение, от всего, произошедшего за эти дни.

И снова была цель, и была дорога, и были трудности, которые нисколько нас не пугали.

И только Радуга с остекленелым взглядом и вывалившимся язычком застыла в воздухе, повторяя заветное:

— Лос-Пегасус… Лос-Пегасус…


ГЛАВА 19
Знакомство с Лесом

Прокладка маршрута заняла еще какое-то время. Увы, мы не могли вновь воспользоваться шахтами Эплуз. Главная галерея была завалена, а там, где проходы оставались, нас могли подстерегать тролли. А рисковать сейчас совсем не хотелось.

Тогда мы с Деринг вспомнили фразу о том, что прямая не всегда есть кратчайший путь. И прикинули. Так оно и получалось.

С учетом всего, наш кратчайший путь пролегал через Лес Леота до водопадов. Это, в идеале, пара дней.

Затем, преодолев водопады, можно было сплавиться по реке до рощи дико растущих вольт-яблок. Если повезет, то там можно будет пополнить запасы. ЭйДжей, по крайней мере, утверждала, что такая возможность существует. На сплав уйдут сутки.

А оттуда наш путь лежал через пустыню Сан-Паломино на уже известный нам Форт Пониред. Тут насчет дней лучше не задаваться…

Там мы садились на поезд и вперед, на Лос-Пегасус! Пересадка в Кантерлоте. Это еще дней четыре-пять…

Наконец, с маршрутом было решено, и мы отправились в путь.

Лес Леота встретил нас активно и жизнерадостно!

Он оказался совершенно непохож на наш Вечнозеленый. Кишели под копытами змеи, суетилось огромное количество животных, наперебой орали птицы, жужжали пчелы, порхали бабочки. Кругом разливался чудесный цветочный аромат.

— Флатершайщина какая, — тихо и как-то незлобно пробормотала Радуга, отгоняя очередного овода.

— Да уж. Прямо райский уголок… Для насекомых, — бросил Из, — Не удивлюсь, ели тут даже бризи какие-нибудь водятся, — поморщился он.

Но вообще-то, лес пока радовал. Даже подозрительно радовал. Именно поэтому, например, все еще хромающая Деринг и Эплджек не давали далеко отойти Меткоискательницам, несмотря на протесты последних.

Без приключений они, правда, не обошлись. А мы не успели одернуть, хотя дело было почти у нас на глазах.

И дело-то было даже не в метках. Просто захотелось сладкого.

На наше горе нам попался улей диких пчел. В чем-то я их конечно понимаю. Очень соблазнительно, особенно учитывая нашу ограниченность в выборе еды. Конечно, тут попадались некоторые знакомые кустарники, но все же. Это же мед! Но ведь можно было действовать грамотно? Обернуться чем-нибудь, попробовать разжечь костер и обкурить пчел дымом, что заметно убавило бы агрессии. Нет же! Надо было обязательно вставать друг на дружку и тянуться. И обязательно разломать улей! Во что потом это вылилось, думаю, понятно. Бешеный забег по кустам прекратился только через час, не раньше. Хорошо хоть, что по кустам. Пчел это несколько сбивает с толку.

Еще не менее часа ушло на обработку раненых. Вы хоть представляете, каково это — выдавливать жала копытами или выкусывать зубами? А именно этим и пришлось заниматься все тем же Деринг и Эплджек. Радуга принципиально отказалась помочь. Немногие из пчел, конечно, смогли догнать и ужалить, но любительницам приключений на круп от этого было не лучше. И если Свити Бель и Скуталу сравнительно неплохо перенесли укусы, хотя и беспрестанно чесались, то Эпл Блум под вечер совсем разнесло.

Было решено досрочно искать ночлег.

Вскоре такое место было найдено. Весь оставшийся вечер был посвящен заботе о Блум, у которой поднялась температура. Лишь много после полуночи опасность миновала — жар спал. Только после этого все, успокоившись, смогли немного поспать.

РД, правда, попробовала захрапеть, но в этот раз Эплджек не стала церемониться — просто плеснула на нее водой. Мокрая и сердитая, Дэш ушла спать на улицу. Туда же удалился и Из, которому тоже досталось. Подумав, и я пошел за ними.

А уже утром начались новые странности.

В чем они выражались? Выражались они очень странно.

Сначала все было здорово. Просто нам вдруг, среди леса, попались яблочные деревья! Вот это удача!

Конечно, Эплджек тут же долбанула одно из них, чтобы сбить яблоки. Во все стороны полетела какая-то труха и гиль! Будто это было не цветущее и пахнущее дерево, а… Стоп! Вот насчет пахнущего я поспешил. Оно, как раз таки и не пахло! Вернее, пахло, но совсем не тем, чем надо бы.

Пока все выдергивали ЭйДжей, чьи задние ноги застряли глубоко в дереве, я обследовал красавицу яблоньку на ощупь. Вот так странь… То, что на вид было молодым, увешанным плодами деревом, на ощупь оказалось древним гнилым пнем!

— Не-епо-оняла шутку… — освобожденная Эплджек также провела копытом по дереву. — Эт че за такое?

Все остальные сделали то же самое.

Скут, при помощи Свити в роли трамплина, даже перепрыгнула этот пень несколько раз. При этом каждый раз пролетая сквозь дерево.

— Круто! — подвела итог она.

— Ага. Уж даже чересчур круто, — Деринг уселась на землю, сверля дерево взглядом. — Яблонька-мираж…

— Ха! Круто. Вот когда через облако летишь, а на тебя из него скала вылетает и совсем не мираж, вот это круто! Это я понимаю "встреча"! А тут че? Магия какая-нибудь? — конечно это была Дэш.

— Прости, но вроде… Вроде нет? — извиняясь и слегка удивленно проговорила Свити. — То есть… Я, конечно, далеко не Твайлайт… Даже не Рарити пока еще… Но я единорог, и вроде как, чувствую магию… Иногда… Должна… А тут, похоже, совсем ничего нет!?

— Не, ну пенек-то тут есть, — Скут для убедительности потыкала тот копытом.

— Ну… Я имею ввиду, что тут, похоже, не магия… Что-то еще… Совсем непонятное.

— Хм… А я как будто что-то об этом слышала! — подала голос Дитз.

Мы все заинтересованно обернулись.

Та задумчиво закатила глаза, явно что-то припоминая.

— У-уй… Ну давай, Дитзи! Не томи! — поторопила ее Радуга.

— Агась! Выкладывай давай, если че знаешь! Надо знать с чем имеем дело!

Даже Блум, прилегшая тут же на траву, и даже не подошедшая все это время к пню, лишь помогшая выдернуть сестру, приподняла голову.

— Ну… Все, что я помню, это обрывки каких-то сказок, еще с детства. Вспомнила, вот, что там было что-то про то, что кое-где в Эквестрии, да, наверно, и не только, попадаются места, где видимое не соответствует действительности. Что-то вроде того, что то, что мы видим сейчас не то, что есть в реальности. Ну… Вроде как эта яблоня была такой лет сто — двести назад. Что-то вроде этого. Если я, конечно, ничего не путаю…

— Призрак яблони? — глаза Дэш округлились. — Вот это действительно звучит обалденно!

— Аг-гась, — глаза Эплджек были точно такими же, разве что больше.

— Яблоня-зо-о-омби… — страшным голосом произнесла Блум, подкравшись к сестре.

ЭйДжей вздрогнула:

— ЯБЛОНЯ-ЗОМ… Тьфу! Да не. Бред какой.

Все заржали.

— Мда… — под итожил Из. — Занесем в список непонятностей для дальнейшего выяснения?

— Ага, — Скут извлекла из своей сумки блокнотик и карандаш. — Фо? У феня фут уфе тьфолли сафифаны!

И она принялась что-то старательно карябать.

Чувствую троллей она мне еще припомнит.

Мы решили не обращать внимания на странные деревья, которых вокруг становилось все больше и больше, и двигались дальше.

Пока не вышли на большую поляну. И остановились, как вкопанные.

На поляне раскинулось селение! Самое обычное, небольшое, но симпатичное такое селение!

Все пони работали в саду недалеко от нас, собирая яблоки.

— Прости-ка, приятель, не подскажешь… — подошла Эплджек к одному из них.

Ноль внимания.

— Э! Ты! — она тыкнула его копытом.

Копыто прошло свозь пони. Эплджек вздрогнула.

Мы шли к центру селения. Никакого внимания! Вообще никакого! Ни жители, ни звери, ни птицы, попадавшиеся на пути, не обращали на нас внимания, даже когда мы проходили сквозь них! Как будто бы нас и не было! Впрочем, кого-то из нас, если я правильно понял Дерпи, тут действительно не было. Все, что мы ощущали — обычные лесные звуки, разве что какие-то приглушенные, как через вату. Физически же, копыта наши иногда наступали на какие-то совершенно невидимые глазу камни, черепки, головешки, кости…

Проходя мимо очередного дома, Деринг, для полной уверенности, прошлась через него. По ее словам, там были лишь остатки старого фундамента.

Наконец, мы достигли противоположного края поляны.

— Интересно, — пробормотала Ду, оглядываясь. — Ведь селение не такое уж и старое. Было… Остатки деревьев все еще стоят. Что же могло его уничтожить?

— Агась. Только от, если мы тут задержимся посмотреть до конца, че их так, так мы можем тут еще не один год проторчать! — так же оглянулась Эплджек. — Я ведь так понимаю, эт киношка тут день за днем крутится. А мож-т ваще один и тот же день показывает.

— У-уй… Ну мираж какой-то и мираж. Забавно, но ничего не дает. Даже на память себе прихватить нечего! Ску-ка! Пойдемте уже! — притопнула Радуга.

— А Пинки Пай тут бы наверняка нашла бы как повеселиться! — так же оглянулась Дерпи.

— Пинки Пай ваще всегда найдет, как повеселиться! А по мне, так скука, если тут даже поиздеваться не над кем! Ну не камнями же в них кидать? — Дэш пнула ближайший камень. — Из! Ну ты-то че молчишь?

— А чего я? Сильно замороченное это место. Мне не нравится. Валить отсюда надо, вот и все. Прошлое должно оставаться в прошлом, и трогать его не стоит.

На том и порешили.

Снова вокруг нас был Лес Леота. Только уже какой-то не такой. Как-то почти неуловимо изменившийся. В нем все так же было много зверей, птиц, насекомых. Но куда-то исчезла вся та суетливая беспокойность, не было больше той "флатершайщины", как выразилась Радуга. И это не было связано со временем суток. Просто сам лес начинал навевать какое-то сонливое спокойствие.

День только начинал клониться к вечеру, а мы уже откровенно зевали! Непорядок!

Мы с Изом, похоже, думали одинаково. Он, как и я, стал часто оглядываться по сторонам.

И скоро мы его увидели.

Я даже не берусь толком описать, что это было за животное. Или, возможно, даже разумное существо. Оно постоянно кралось в тени. То слева от нас, то справа. То отставая, то догоняя вновь. Его невозможно было разглядеть с полной уверенностью, оно просто не давало нам этого сделать. Даже цвет шерсти был такой, что сливался с подлеском. Выделялись только яркие, желтые глаза с вертикальными зрачками. Оно не делало попыток напасть. Вообще не проявляло какой-либо агрессии. Оно просто шло по пятам. Постоянно держало нас в поле зрения.

Это неагрессивное, но назойливое сопровождение не давало покоя. Заставляло постоянно оглядываться. Почему-то у меня создалось впечатление, что это именно от него, от этого существа, исходит та странная аура сонливости, давящая на всех вокруг.

Остальные тоже его заметили. Что это за зверь не знал никто. Даже Деринг, много чего перевидавшая. Решение было пока только одно — избегать контакта и не останавливаться, как бы ни клонило в сон. Дискорд его знает, что на уме у этой… этого… чем бы оно ни было.

Однако эта зверушка долго не отставала, продержав нас в напряжении несколько часов.

Лишь в тот момент, когда мы вышли на широкую поляну с парой отдельно растущих и каких-то похожих, потому и запомнившихся, деревьев по краям, она остановилась на краю леса, за нашими спинами.

Раздался леденящий душу вой!

Да такой, что Свити, Скуталу и Блум повскакивали нам на спины! Да и сами мы плотно прижались друг к другу и попятились.

Однако, закончив свою песнь, ОНО развернулось и ушло.

В тот же миг усталость и сонливость, одолевавшие нас столь долго, прошли сами собой!

— И ч-че эт было? — спросила Эплджек, прижимаясь ко мне. Я чувствовал, как колотится ее сердце.

— Не знаю. Но, похоже, ОНО решило оставить нас в покое. Скут! Задушишь же!

— Из-з-звини…

— Ага. Слава Селестии, что ОНО ушло! — Радуга плотно прижималась к Изу. — А то меня аж трясет… А-аж трясет, как копыта чешутся ей морду набить! — тут же поправилась она, отстраняясь.

— Так. Ладно. Что бы оно ни было, оно уже ушло. Стоит пройти как можно дальше, пока не стемнело окончательно, — я снова попытался взять бразды правления в свои зубы.

И мы, поминутно оглядываясь, пошли дальше. Однако ОНО больше не появлялось.

Быстро темнело. Птицы и звери уже попрятались. Впереди показалась какая-то поляна. Кусты орешника. Какие-то ягоды. Где-то рядом журчала вода. В целом полянка представала идеальным, пожалуй, местом для стоянки.

Что ж! Такими подарками надо пользоваться. Мы разбили лагерь.


ГЛАВА 20
Блуждающий Лес

Единственная проблема, с которой мы столкнулись, разбивая лагерь — полнейшее отсутствие дров.

Такое впечатление, что весь лес кто-то чисто подмел! Ни единого сучка! Ничего!

— Ну че? — сердито огляделась Эплджек. — Чую, нам опять сухомятку жрать?

— Угу, — опустилась на землю Радуга, пытавшаяся оглядеть окрестности с небольшой высоты. — И мерзнуть всю ночь. Даже сухих деревьев не видать!

В конце концов мы, просто переглянувшись и поняв все без лишних слов, разделились на группки, и пошли обшаривать окрестности на предмет хоть чего-то годного на растопку.

Конечно, со мной в паре пошла Скуталу. Какое-то время мы просто бесцельно бродили по лесу.

— Ну и где эти дрова? — не выдержала, наконец, Скут.

— Не знаю. Но должны же они где-то быть?

— Ага. Это они от нас так прячутся. Дрова — дрова — дрова! Цыпа — цыпа — цыпа! Ползите сюда мои маленькие! — передразнила Скут. — Так, что ли, их искать?

Сзади нас раздался непонятный звук. Скуталу обернулась чуть раньше меня. Я заметил, как начала ме-е-едленно отвисать ее челюсть.

И было от чего! Там, где мы только что прошли, высилась огромная куча валежника.

Я, вслед за Скут, медленно осел на землю.

— Это мы че? Могли не заметить такую кучу?

— Не думаю.

— Тогда как?

— Ну… Ты ведь позвала?

Скуталу уставилась на меня совершенно круглыми глазами.

— БРЕД! — одновременно решили мы.

Бред, бредом, однако дров у нас теперь хватило бы на неделю.

Тем больше было удивление остальных, вернувшихся ни с чем. А мы перли этот валежник в несколько ходок!

Наше объяснение, которое ничего на самом деле не объясняло, не устроило никого. Даже нас.

Свити Бель даже долго недоверчиво стояла перед дровами, к чему-то прислушиваясь. Правда, так ничего и не сказала.

— Ползучие дрова? — прищурилась Дэш, повиснув в воздухе. — Что еще сегодня будет бредового?


— Чистая правда, — я развел копытами. — А больше, как это объяснить?

— Желанием рассказать сказку, хотя самим просто повезло с дровами?

— Как знаешь.

Скуталу лишь возмущенно фыркнула.

— Да хватит вам! — прикрикнула на нас ЭйДжей. — Кому какое дело до того откуда взялись эти дрова? Главное, шо тепло будет!

— Это верно, — приземлилась РД. — Извини. Просто звучит, как полная чушь.

— Догадываюсь, — я слегка улыбнулся.

— Угу, — вслед за мной кивнула Скут.

Деринг, почесывая затылок, прихрамывая, обошла кучу.

— Сюрпризов от этого леса все больше, — наконец изрекла она.

Весь остаток вечера прошел совершенно спокойно.

Температура у Блум больше не поднималась, опухоль спала еще днем, так что можно было надеяться, что уже завтра она совершенно вернется в норму. Из минусов этого вечера стоит отметить, разве что то, что овощи и фрукты, прихваченные из лагеря КонАрма, у нас снова подходили к концу. Оставалось надеяться поскорее добраться до рощи диких вольт-яблок. И, само собой, надеяться на их своевременное появление, а пока, снова переходить на подножный корм.

Судя по тому, что встретилось нам предыдущим днем, от ночи ждать можно было и вовсе чего угодно. Поэтому мы снова выставили на ночь караульных. Как всегда, дежурить в самые глухие часы выпало нам с Изом. В прочем, мы и сами воспротивились бы, выпади нам какое-то другое время.

Но в этот раз все было тихо и спокойно.

Три часа ночи. В дежурство Иза так ничего и не случилось. Я начал разминаться, а сонный Из удалился в палатку, искать на кого бы приткнуться.

Какие, однако чудные ночи в этом лесу! Наполненные множеством ароматов, разнообразием звуков… Такое ощущение, что воздух даже имел вкус. Совершенно удивительный лес.

Я глубоко вдохнул. Выдохнул. И, как всегда в такие ночные дежурства, разложил пред собою карту, и погрузился в раздумья. Что день грядущий нам готовит?* Какие могут возникнуть сложности? Как правильно организовать сплав по реке? Что делать, если вольт-яблоки еще не появились? В голове теснилось, толпилось, пихалось крупами и нецензурно ругалось огромное множество всяческих, в общем-то, и ненужных пока мыслей. Все они, оттирая друг-дружку, пытались прилепиться к стройной идее нашего путешествия. Почти все они были сейчас ненужной тратой времени. И, что еще хуже, отвлекали от дежурства.

За моей спиной резко хрустнула ветка. Я оглянулся, выхватывая нож.

Передо мной стояла растрепанная Скуталу.

— Что? Опять не спится?

— Да не… Я это… До кустов, — Скут покосилась на нож.

— А…

Вернулась она почти моментально:

— Бр-р-р… А там страшновато.

— Ты имеешь ввиду то существо, что мы видели сегодня?

— Ага, — кивнула Скут, — И оно тоже. Все время кажется, что кто-то в кустах сидит… Особенно в том дереве! — кивнула она в сторону огромного, развесистого дуба, зиявшего пустым дуплом на краю поляны, в которое мы засунули остатки еды, чтоб не держать ее в палатке. — Вот заснешь так, и уже не проснешься!

— Согласен. Меня оно тоже в дрожь вгоняет. Существо, конечно, а не дерево. В первую очередь — своей непонятностью. Но, хватит об этом! Давай лучше просто полежим, звезды посчитаем, если не спится.

— Да я и созвездий-то не знаю!

— Я тоже совсем мало. Но! Во-о-он то, например, созвездие конфеты. А вон то, например — горн.

И мы улеглись, уставившись в небо.

— Алекс? — спросила Скут некоторое время спустя. — А какая вчера была луна?

— Луна? Ну… Вроде бы была почти полная. А что?

— А ты глянь сюда!

Я глянул. Над лесом катился молодой месяц:

— Это как так? — я потер глаза.

— А теперь, глянь во-о-он туда, — махнула копытцем Скуталу.

С противоположной стороны поднимался над кронами ни чуть не менее красивый месяц!

Оч-чень интересно…

Однако кроме появления второго ночного светила, более ничего, что как-либо привлекло бы наше внимание, за ночь так и не произошло.


Утром меня разбудило пение птиц и Дерпи, караулившая в этот раз последней.

Я поднялся, прокашлялся, выгоняя из легких скопившуюся за ночь мокроту, и принялся за зарядку.

Эплджек уже пошла проверять, что можно придумать на завтрак.

— Так! — раздался возмущенный вопль с улицы. — Кто пожрал все припасы, кроме этого дурацкого сена?!


Сердитая Эплджек вломилась в обратно в палатку.

Все поднявшиеся разом посмотрели на Дерпи.

— А чего я? Я только яблоко съела!

— Ну… Ваще-то, это я.

Радуга? Вот уж от кого не ждали!

— Просто… Это… — потупилась пегаска. — Я ведь после Алекса караулила… Ну и че-то вдруг так жрать захотелось… Я и навернула! А че? Это ж еда? Ее есть надо!

— Да, но, ваще-т, эт были остатки еды ДЛЯ ВСЕХ! А не для одной толстопузой! — ЭйДжей, как обычно, подошла нос к носу.

— Ваще-то, я спортивней тебя! — уперлась нос в нос Радуга.

— Ты че, опять намекаешь, шо я корова?

— Я не намекаю!

Меткоискательницы переглянулись, скривив рожи.

— Стоп! Обе! — тут уже я не выдержал. — Какая разница кто съел? Вопрос, где достать еще!

— А? Чего? — только сейчас вскочил Из. — Я чего-то пропустил?

Как он вообще мог спать все это время?

— Ага! — сообщила тому Радуга. — Как я толстопузой оказалась!

— Ну… Вообще-то, ты действительно выглядишь… сытой, — Из взглядом показал на выпирающий живот Дэш.

— Уф! Еще один! — та, скрестив ноги на груди, отвернулась и уставилась в стенку палатки.

Следующие полчаса, пока остальные собирали наши пожитки, готовясь сразу после… э-э-э… завтрака двинуться в путь, Из, судя по звукам из палатки, извинялся и выслушивал лекцию на тему "Жадина Эплджек".

В это время мы с ЭйДжей пытались придумать что-то на завтрак. Лекция называлась "Прожорливая Радуга".

Кроме глупого прессованного сена, орешника рядом, и травы под ногами ничего не осталось. Но переходить на все это пока как-то не особо тянуло.

В конце концов из палатки показался Из. Судя по виду, мир был подписан без особых усилий.

— Ну? Так чего у нас на завтрак?

— Стараниями… некоторых, мы седня будем худеть, — выдала Эплджек, показывая ногой округу. — Все к вашим услугам!

— Да ты чего! Мы ведь в лесу! Не может быть, чтоб в лесу не оказалось какой-то более годной еды! Надо только этим озаботиться, пока будем идти!

И мы озаботились!

Особенных размеров эта озабоченность достигла примерно к обеду.

Признаться, уже зверски раздражали грибы, прячущиеся под землю при нашем появлении, ягоды, со свистом втягивавшиеся в ветки перед самым носом Скуталу, или птицы, уносящие гнезда с яйцами, стоило лишь Изу, под неодобрительные взгляды остальных, взмахнуть крыльями, намереваясь заставить пернатых поделиться.

— Куда ж вы его потянули! — глядя на семейство дроздов, улепетывающее от нас с жилищем в клювах, орал Из. — Вы ж по дороге больше перебьете, чем мы съедим! Поимейте ж совесть, в конце концов!

Но пернатые оставались глухи к его увещеваниям. Как впрочем и вся остальная прячущаяся еда.

Впереди показалась какая-то поляна.

Огромный, дырявый дуб на краю. Кусты орешника. Звон ручейка где-то за кустами.

— Тпр-ру-у! Приехали! — оторопело пробормотала Эплджек.

И мы действительно "приехали". Это была та самая поляна, с которой мы стартовали этим утром. Вон костровище. А вон все еще несожженная куча валежника, которую мы со Скуталу вчера перли. Это была ТА ПОЛЯНА!

— Погоди-ка! Как такое вообще возможно? — ошарашенная Деринг вышла на поляну. — Не, я, конечно, знаю, что в лесу можно нарезать круги. Но чтоб вот так вот? Мы ведь постоянно оглядывались! Сделать круг и вернуться туда же было в принципе невозможно!

— Однако мы это сделали, — Из ковырнул копытом костровище. — Мы угробили в пустую несколько часов. С чем я всех и поздравляю!

— Забавно, — Дерпи села и почесала за ухом. — Если бы нас вела я, то я бы еще поняла. У меня такое часто получается. Но чтоб у кого-то еще?

— Не пойму. В чем проблема? Дайте-ка я… — Радуга, сопровождаемая завистливым взглядом Скуталу, резко взлетела высоко вверх, зависла там на несколько секунд и спикировала обратно.

— Ничего не вижу, — Она тряхнула гривой. — Кругом та-а-акой туманище. Даже наверху! Сплошная серая стена. Давайте проще! Я полечу, а вы ориентируйтесь на меня. Идет?

— А чего? — кивнул Из. — Ничего не теряем. Заходим на второй круг! — как-то кисло пошутил он.

— Так. Кто там че сказанул, насчет второго круга? — хмурая Эплджек уставилась на Иза.

Тот не мог ничего толком сказать.

— Не понимаю, — сверху перед нами шлепнулась Дэш. — Не-по-ни-ма-ю! Как?! Ведь я-то не могла спутать направление! Я все время летела прямо! КАК Я МОГЛА СНОВА ПОПАСТЬ НА ЭТУ ПОЛЯНУ???

— Значит, лес нас водит… — пробормотала Дитзи. — А если так, то это всерьез, надолго и можно даже не рыпаться. Пока не захочет — не выпустит.

— Ты че, вспомнила еще че-т? — повернулась к ней ЭйДжей. Да и мы все.

— Ага. Я даже вспомнила, как его называли.

— Давай, рассказывай, — поторопил ее я. — Может, чем поможет.

— Да чем тут… Ну, в общем слушайте. С чего начать? Зовется этот Лес, если я правильно помню, Блуждающим. Не просто так зовется. Где он появится в следующий раз — предугадать невозможно. Вход может оказаться в глухом лесу, как у нас, а может и среди садов "Сладкого Яблока".

Глаза ЭйДжей и Блум заметно округлились.

— То же самое и с выходом, — продолжала Дерпи, — Он может оказаться хоть в Вечнозеленом Лесу. Правда, тут, поговаривали, сложнее. Его может и вовсе не оказаться. Все истории, что я слышала — пересказ рассказанного двумя или тремя пони. А сколько пропало в этом лесу? Десятки? Сотни? Кто знает. Что еще… Ну… Откинуть копыта с голоду он вроде как не дает. В крайнем случае можно и траву жевать. Вода, опять же, вроде есть. Что ему нужно? Никто этого так и не узнал. Как выбраться? Пробовать и пробовать. По рассказам, правда, уходило у них на это от нескольких месяцев, до многих лет. Так один попал сюда еще жеребенком… — она посмотрела на Меткоискателей. — Вышел старым, дряхлым мерином. Да и то скоро помер. А больше, наверное, ничего особого и не добавить…

— Да… — пробормотала ЭйДжей. — Умеешь ты утешить.

— Э! — взвилась Радуга. — Так никуда не пойдет! Я не намерена из-за какой-то дурацкой кучки деревьев терять всю жизнь!

Дэш взлетела и понеслась!

Пока мы по новой ставили лагерь, она успела сделать еще три или четыре круга…

* * *

Дискорд его знает, сколько мы уже здесь находимся. Видимо, уже больше недели. За это время мы уже перепробовали все: делать пометки мелом, раскладывать куски ценной веревочки, просить лес, высмотреть что-то с высоты. Мы даже успели попробовать двигаться задом, на что, конечно получили непечатное высказывание Радуги. Результат был нулевым. Просто ну-ле-вым. Этот лес не хотел нас отпускать…

Скорее ради интереса попробовали мы однажды связаться с Понивиллем. Ничего. Лишь сухой треск статики в эфире был нам ответом, а дальнейшие попытки были бы пустой тратой батареи.

Все, что оставалось из припасов: вода из ручья, трава, орешник, набивший уже оскомину сухпай. Иногда лес все же подбрасывал нам что-либо — кустик ягод или не спрятавшиеся грибы. Но, честно говоря, жить на этих подачках уже надоело. Хотелось чего-то элементарного. Пирога с яблоками. Выспаться на чем-то мягче пола палатки. Помыться наконец! Что еще хуже — мы впустую теряли время. Вместо того, чтоб двигаться вперед, мы топтались на месте.

Наступал очередной бесполезный вечер. Снова показались интересные вначале, но уже опостылевшие месяцы-близнецы. Горел костер. Мы сидели кругом, уставившись на огонь, и молчали. Все уже было переговорено за эти дни. Рядом, на только что скинутых полупустых сумках, задремывали Искатели. А что еще делать, если делать в этом лесу совершенно нечего? Пара часов ходу по скучному, вычиненному лесу, и ты снова тут на этой поляне.

За эти дни мы, конечно, поняли, когда и как угодили в эту ловушку. Скорее всего, это произошло в тот момент, когда от нас отстало "существо". Возможно, что те два похожих дерева по краям поляны были чем-то вроде ворот. Мы прошли. Дверца золоченой клетки захлопнулась. Теперь надо искать из нее выход. Но как его искать, что это за выход… Этого не представлял никто.

Конечно, то, что мы не сдались, что продолжали ежедневные попытки, уже хорошо, но хотелось бы увидеть какой-то результат от этих попыток.

А его не было.

— Э-эх! — нарушил молчание Из. — Поесть бы сейчас чего-нибудь нормального… Хоть простейший овес! Как уже надоела эта трава!

— Ага. И помыться, — поддержала его Деринг. — А то такое ощущение, что у меня все перья чешутся!

— А мне каково? — подняла голову лежащая Радуга. — Не, я, конечно, могу летать. Но я не могу лететь отсюда сюда же! У меня от этого мОзги пухнут, когда пытаюсь себе это объяснить! Как можно лететь, если ты при этом остаешься в том же самом месте?!!

— Эх, маффины, маффины… Чудесные, ароматные, вкусные маффины… Где вы?

— Не. Так я точно не засну, если не спрошу, — открыла глаза Свити. — Деринг?

— У?

— А что там у тебя такое в сумке? Так приятно греется через ткань… И, будто бы даже вибрирует…

Эпл Блум и Скуталу так же приоткрыли по глазу.

— Греется? — переспросила Деринг.

— Вибрирует? — заинтересованно обернулась Дэш.

— Ага!

Блум и Скут подтверждающе кивнули.

— Вообще-то, у меня там кроме снаряжения и сена ничего не осталось вроде…

— Не, ну я ведь не вру?! Греется! Вибрирует!

Деринг с непонимающим видом посмотрела на всех нас.

— Так. Ну-ка слезьте-ка оттуда пока! — поднялась Эплджек. — Поглядим че там за такое.

— Ну вот, — проворчала, поднимаясь, Блум. — Только мы пригрелись…

— Давай-давай, Блум! Успеешь еще належаться.

— Ла-а-ано…

Деринг подошла к сумке и, недолго думая, вытряхнула на землю все содержимое.

Сразу же наше внимание приковал к себе один единственный предмет, про существование которого все уже, похоже, и забыли.

Тот медальон, что мы подобрали в храме вместе с Деринг Ду!

Сейчас небольшой камень в центре него светился тихим, ровным, голубоватым светом.

— Деринг! А для чего, собственно говоря, эта безделушка? — первой оформила наши общие мысли Радуга.

— Не знаю. Нет, я честно не знаю. Просто когда эти типы, которых я наняла рабочими заговорили про медальон, я решила его припрятать. Потом… Все получилось, как получилось… Вы меня вовремя вытащили. А потом у меня просто не было возможности что-то о нем найти. У… Твайлайт, да? Ничего не оказалось. Ну, то есть, ничего полезного конкретно о нем. А больше откуда мне было узнать?

— Но что-то же он делает! — вмешался Из. — Он ведь раньше таким не был? Не светился?

Трио искателей заинтересованно придвинулось к лежащему на земле медальону.

— Да. Он был простым золотым украшением и только…

— Интересно, че он все-т-ки делает… — придвинулась поближе ЭйДжей.

— Да че думать-т! Взять да и проверить! — Блум схватила медальон зубами. — У! Хофяфий! И тефстфиф-фельно фиприф-фует!

— Но если он включился только тут… — Свити потерла копытцем подбородок. — То что-то, что заставило его это сделать, должно быть где-то тут!

— Интефефно. Ефли я пофофачифаюсь ф фу фофону… — Блум махнула копытцем в направлении дуба. — Фо он фипфифует фильнефе!

— Чет я ниче не поняла! — потрясла головой Дэш. — Пофофо… че ты делаешь?

— Агась, Блум. Ты бы как-т по внятней, а? А-т ща даже я не поняла.

— А чего тут понимать-то? Если она поворачивается туда, он сильнее трясется, — перевела Скуталу. — А значит, надо просто обойти поляну и мы найдем из-за чего он это делает!

Трио переглянулось.

— МЕФКОФИФКАФЕЛИ ФИХ ФНАФЕТ ФЕХО ИФКАФЕЛИ — ФПЕФЕТ!!!

Следующие полчаса они были заняты тем, что вооружившись медальоном, кружили по поляне и ее окрестностям.

Результат кружения был интересным. Медальон четко указывал на дуб и никуда больше.

Деринг потыкала дерево копытом, залезла внутрь дупла.

— Дерево, как дерево, — доложила она. — Не лучше любого другого.

— Не-е… Наверняка тут какое-то особое дерево, — поднялась с земли Дерпи. — Дай-ка я проверю. Может, чего вспомню еще.

И она, сфокусировав на секунду взгляд, двинулась к дубу.

Не дошла.

Рядом с деревом лежал приличный камень. Дерпи не была бы собой, если бы его не зацепила! И, конечно, врезалась с разлета башкой в дерево, и…

И пропала?!

— Ох, ниче се! — выдохнула ЭйДжей.

— Крутой фокус, ниче не скажу! — уставилась на дуб Радуга.

— Дуб, как портал… — пробормотала Деринг.

Трио и мы с Изом молча переваривали увиденное.

— Быстро хватаем сумки и за ней! — первым очнулся Из. — Живей!

— Это че? Мне тоже башкой об дерево биться? — попробовала возмутиться Дэш.

— Да не. Если те тут понравилось, то че? Можешь остаться! — съязвила Эплджек. — Лично я сделаю че угодно, шоб свалить отсюда!

— Спасибо. Вот торчать тут до старости тянет как-то еще меньше!

— Тогда че ты еще тут?

С ударами об дерево получалось как-то не очень. Особенно, конечно, у Меткоискательниц. Но, в конце концов, все прошли. Я остался последним.

Разгон! Камень! Дерево! Удар!

Тупая боль пронзила череп. Из глаз сыпанули искры: "Как еще траву не подожгли?" — вспыхнула в мозгу последняя мысль, и какие-то мелкие цветки у корней, хищно оскалившись, бросились мне в лицо!

* * *

Очнулся я от того, что подо мной завозилось что-то мягкое.

Голова моя головушка…

Я приоткрыл глаза.

Ой-е!

Я закрыл глаза.

Открыл глаза.

Так. Э-э-э… Мда… Красиво.

Упал я действительно удачно…

И теперь лежал уткнувшись носом… в круп Эплджек!

— Э-э-э… Але-екс!

— У?

— Я к-конечно ниче против… Но ты бы эт… Встав-вал бы уже, а? А-т остальные ща очнутся…

— Уг-гу…

Я нашел в себе силы подняться.

Огляделся.

Все, кроме Дерпи, валяются здесь, рядом. Той пока нигде невидно.

А здесь, это… Да на той самой поляне с парой деревьев-близнецов, с которой все началось! Только теперь мы валялись прямо рядом с одним из деревьев.

Ну а наши…

Справа. Деринг. Повезло — лежит отдельно. Трио. Вповалку друг на дружке и все со здоровенными шишками посреди лба. Интересно, это и у меня такой "рог" вырос? Вру. Не у всех посреди. Свити пришлось биться не лбом — там один рог уже имелся. Собственно, в первый раз она и застряла им в дереве. Пришлось выдергивать, причем всем, и повторять попытку…

Слева валялись сумки, Из и Радуга.

Я на секунду зажмурился.

Дэш стартовала сразу после того разговора. Из — после нее. Ну кто ж знал-то?!

Она валялась на спине. Видимо, перевернуло в падении.

Я посмотрел на поднявшуюся уже Эплджек. Та внимательно следила за мной.

Я слегка поправил голову Иза.

ЭйДжей прикрыла копытцем рот и залилась румянцем:

— Хи! Алекс!

— Ничего не могу с собой поделать! — улыбнувшись, пожал плечами я. — Это выше моих сил!

В кустах показался силуэт.

А вот и Дерпи!

Забавно! Оказалось, что она здесь уже довольно долго. Во всяком случае, много дольше, чем реально прошло времени. Она даже успела сходить на разведку и утверждала, что местность дальше совершенно непохожа на ту, что мы в последние дни привыкли видеть!

Пока я говорил с Дитзи, очнулись Меткоискательницы.

Теперь они обалдело разглядывали Иза и Радугу!

Те начинали приходить в себя.


— Ну? И че вы на меня так уставились? — заметила их Дэш. — Я, конечно, всегда круто выгляжу, но не сейчас же?

— Да не… — выдавила Скут. — Вот ща — круто…

— Агась. И чем эт вы занимаетесь?

Свити так ничего и не сказала.

— Че чем? — сначала не поняла Дэш.

Через секунду глаза ее мгновенно округлились! Она ме-е-едленно перевела взгляд…

Голова уже пришедшего в себя Иза лежала на ее… ноге.

— И-из?

— Мэк?

— А н-не мог бы ты вс-се-таки…

— Мэ-э-эк?

— Вста…

— ?

— Встать, — собравшись, выдохнула Дэш.

— Угу, — явно без удовольствия поднялся Из. — Так где мы?

— Мы? — переспросил я. — Судя по этим деревьям и тому, что успела разведать Дерпи, мы на той же поляне, где от нас отцепилось то существо.

— Ясненько. А когда мы?

— А вот это пока большой вопрос. Со временем этот лес явно играет какие-то шутки. Дитзи?

— Тут я.

— Можешь организовать связь с Понивиллем?

— Сейчас попробуем… Батарея совсем села. Быстро. Запаса у нас теперь мало…

И Дерпи начала настраивать рацию.

— Есть связь! — наконец доложила она.

Я перехватил микрофон.

— "Отставник" на связи.

— Это Алекс!

— Рад тебя слышать, скороспелый!

— Взаимно. Как обстановка в городе?

— Так ваша же… Как ее? Дерпи, да?

— Ага.

— Она ведь только вчера спрашивала? Было крупное нападение. Пострадавших много, но мы отбились. Луна прибыла в город и берет оборону под свое командование. Я ведь уже все это говорил? Ничего пока не изменилось.

— Оп-па…

— Чего такое?

— Да так. Небольшие нестыковочки во времени.

— Ты о чем?

— Потом объясню. Пока все слишком странно. Сам не понял.

— Ладно. У вас что нового?

— М-м-м… Ничего особенного, продолжаем преследовать артефакт.

— Ладно. Удачи. Отбой связи?

— Спасибо. Отбой связи.

Дерпи отключила рацию.

— Да… Вопросов к лесу у меня все больше…

— Че там? Случилось че-т? — поинтересовалась Эплджек.

— Ага, чего? — а это уже Из.

Остальные просто уставились на меня.

— Да именно, что не случилось. Забавно… Мы вышли из Блуждающего Леса раньше, чем вошли в него.

— Че? — Радуга.

— "Отставник" заявил, что Дитзи связывалась с ним только вчера! А это было задолго до того, как мы попали в эту ловушку!

— Как вообще такое может быть?

— Вопрос не ко мне. Это или к Дитзи…

— Не, я пас! Во всех историях, что я слышала, ничего не упоминалось про время! — потрясла головой Дерпи.

— Или к магам, — закончил я.

Блум и Скуталу почему-то уставились на Свити.

— Не, а я вам чего? — округлила глаза та. — Какой я вам маг??!

— Эт верно, — вздохнула Блум. — А было бы здорово. Мож-т попробуешь как-нибудь?

— Не раньше, чем у меня начнет толком получаться что-то, кроме как искрить и поднимать всякую мелочь, — улыбнулась Бель.

— Интересно… — Скуталу почесалась. — А что будет, если мы тут встретим самих себя?

— Хм, — задумалась Блум. — Забавно будет.

— Думаю, не будет ничего хорошего. Ход истории нарушать не следует, — вмешался Из. — А если это так, а это так, то надо бы сваливать отсюда, пока мы не пришли.

Так мы и поступили.


ГЛАВА 21
Странный лес

Дерпи не обманула, когда говорила, что лес впереди ни капли не похож на ту золотую клетку, в которой нам пришлось прожить больше недели. Он действительно на него не походил. Не только тем, что в нем отсутствовала та поляна. Сам лес стал другим. Тише. Гуще. Мрачнее. Не до такой степени, как наш Вечнозеленый, но мрачнее. Не было видно зверей. Птицы кричали реже и тише. Деревья сплетались над головами, из-за чего кругом было еще темнее.

Солнце клонилось к закату. Надо было искать ночлег. Спать нам, в общем-то, и не хотелось, но идти ночью по такому лесу — задачка для любителей ломать себе ноги и шеи. А таковых среди нас не наблюдалось.

Впереди в деревьях показался какой-то просвет.

Поляна. Мне это уже инстинктивно не нравилось. Слишком уж много было сюрпризов от местных полян!

Эта тоже выглядела вполне достойно на фоне предыдущих.

На поляне возвышался небольшой, но, видимо, когда-то красивый особнячок. Выложен серыми каменными блоками, во многих местах покрытыми плющом, выбитыми, кое-где начавшими осыпаться. Когда-то вычурные, а сейчас помутневшие и потрескавшиеся окна с остатками лепных узоров вокруг них. Покосившиеся или вовсе отвалившиеся гнилые деревянные ставни. Колонны у входа. Треугольный козырек-фронтон над ними. Остатки какого-то знака над самым входом. Несколько ведущих к нему ступней. Ступени охраняла каменная фигура, отдаленно напоминавшая еще гвардейца в каком-то жутко древнем доспехе. От второй, парной ей фигуры неумолимое время с чьей-то помощью оставило только огрызки ног.

Одна из створок тяжеленной на вид двойной двери была приоткрыта, приглашая нас войти.

Ладно. Раз просят…

Я направился ко входу.

— Погодь, — тормознула меня Эплджек. — Ты че, действительно хошь туда войти?

— Ну да. Скоро уже стемнеет, и мне кажется, что в этом лесу будет куда спокойнее ночевать под худой крышей, чем вообще без нее.

— Ваще-то, я тоже за, — поддержала меня Радуга. — Самая крутая пони в Эквестрии уж точно не боится каких-то старых каменюк! Хотя, конечно, домик внушает…

— Ну уж я-то точно не боюсь! — к нам подошла Деринг.

Я оглянулся. Скуталу уже стояла рядом, между мной и Дэш.

— Я за разумную предосторожность, — Из встал рядом с ЭйДжей.

Эплджек перевела взгляд на Блум.

— Меня ты знаешь, — ответила та, переходя на нашу сторону.

Свити оглянулась, вздохнула и тоже поплелась к нам.

Дерпи так и осталась посередине, мотая головой то в одну, то в другую сторону.

— Уф! Упертые! Ладно, иду! — вздохнула Эплджек.

Мы вошли в дом.

Нас встретил небольшой, но жутко пыльный зал с довольно широкой лестницей. Она начиналась от правой стены и плавно поднимаясь, поворачивая влево. Второй этаж представлял собой довольно широкий балкон П-образной формы, с выходившими на него дверями.

В дальней стене зала имелся камин. Все мебельное убранство составляли большой прямоугольный стол с парой лавок возле самого камина, пара стеллажей вдоль стен да что-то, вероятно, бывшее когда-то ковром под столом. Если стеллажи были изрядно поломаны, то стол и скамьи выглядели еще достаточно прочными. Конечно, на всем этом лежал толстенный слоище пыли.

— А… А-а… А-а-а…А-А-А-А-АПЧХА-А-А!!! — сотрясся мощным эхом весь дом!

От неожиданности я дернулся и отступил на шаг. Оглянулся.

— Пардон… — Эплджек смущенно прикрыла нос ногой. — Дэш! Крылья!

— Нич-че… — пробормотала висящая в воздухе Радуга. — Тока… поздно… я тоже… ща-ас… А-А-АПЧХИ-И! — она отлетела назад, врезавшись крупом в Иза.

Приземлив Радугу и стараясь не поднимать больше пыль, мы разделились и обшарили первый этаж. Всего четыре двери.

Кухня — еды не может и быть, шкафы рухнули, бардак полный. Такую Свити может сжигать с чистой совестью — жалеть никто не будет.

Уборная — этим все сказано, и делать там нечего.

Оружейная — все пусто, лишь пара каких-то ржавых ножей на столе. Прихватили. В деле все сгодится.

Кабинет — тут было поинтересней, но ненамного. Ни документов, ни чего-то ценного, только несколько уже рассыпавшихся и нечитабельных книг, да старинная карта Заэплузья. Жаль настенная. Однако сделана основательно, еще не посыпалась. Можно попробовать забрать ее с собой. Остатки книг мы, впрочем, тоже взяли — пойдут на растопку.

Что ж! Ничего существенного, но дом выглядел пригодным для ночевки. Из сбегал в лес и приволок толстую жердину. Мы, навалившись вместе, закрыли входную дверь. Как раз тут эта палка и пригодилась — дверь имела крюки для запора-бруса.

Начиналась подготовка места ночлега.

Чуть наигранно улыбающаяся Свити Бель, покорная Эпл Блум и унылая Скуталу были припаханы к уборке пыли. Мы же, радостно уперлись осматривать второй этаж без нашей неугомонной троицы.

Как-то само так получилось, что при этом мы опять поделились на группки.

Двери нескольких комнат не поддавались. Пришлось просто выбить их ногами. Впрочем, там, как и на первом этаже, смотреть было особо не на что. Все эти комнаты оказались спальнями.

Громадные кровати с, наверное, тяжеленными когда-то балдахинами, сейчас более напоминавшими паутинку из еще не доеденных молью ниток. Старые, пустые шкафы. И довольно тонкие, как оказалось стены. По крайней мере, пошловатую шутку Дэш по поводу этих самых кроватей, мы с Эплджек услышали.

Комнаты практически не отличались друг от друга. Разве что одна была чуть больше других, и кроме типовой мебели, выделялась наличием на стенах нескольких старых портретов: гвардеец в старинной, странноватой на вид, броне, щегольски одетый франт, какой-то генерал, да старая кобыла. Однако, кроме этого, даже в этой комнате ничего интересного не было.

На этом мы решили закончить с бесполезным поиском непонятно чего, да и трио уже расчистило стол и место вокруг него. Пора было устраиваться на ночь.

— Да. Как ни странно, но меток уборщиц мы еще не получили, — съязвила Блум.

— Вообще-то, кое-кто обязался выполнять всю работу, лишь бы остаться с нами… — напомнил я. — Кто бы это мог быть?

— Угу… Мы…

— Да ладно тебе, Блум! Не так это и сложно было! — Свити подошла к стене и принялась выбивать об нее хвост.

— Да я и не говорю, что сложно…

Я в это время уже разжигал огонь в камине. Кое-какой запас дров обнаружился рядом, прогорят, конечно, быстро, но тепла надеюсь на ночь хватит. В крайнем случае, можно пустить на дрова шкафы из кухни. Трут я набрал по дороге. Да и останки книг пошли в дело. Огонь разгорелся весело и быстро! И я почти тут же понял, что труба дымохода чем-то забита, и весь дым сейчас будет идти внутрь, в зал! Я схватил окованный металлом корешок одной из книг и кинулся на второй этаж, куда выходила пара окон. При встрече с металлом, верхняя часть одного из них звонко лопнула, впуская немного вечерней прохлады. Откуда-то потянуло сквозняком.

Проблема вытяжки была решена, и я спустился вниз.

Все уже собирались за накрытым столом. Конечно, назвать его накрытым можно было лишь с большой натяжкой. Сухие пайки, да то немногое, что удалось найти по дороге сюда. Фляги с водой. Вот и все убранство стола. Но мы наконец-то, спустя столько времени, ели в доме! За столом! А это уже радовало. Только в походе, вдали от дома начинаешь понимать, насколько же нужны подобные, казалось бы, мелочи.

Порадовало и другое. Из снова наведался в развалины кухни. Я уж не знаю, каким чутьем, но он вытащил оттуда какой-то крохотный бочонок, в котором что-то плескалось.

Краника, конечно, не нашлось, поэтому Из просто пробил в нем дыру своим ножом. Плескавшееся оказалось вином. И, похоже, немалой выдержки. Правда, уже имелся не только привкус бочонка. Откровенно говоря, винчик уже явно передержали. Но кто жалуется? Уж точно не мы!

Содержимое бочонка было отлито в опустевшую флягу, и та пошла по копытам!

Наши жеребята успели все-таки употребить раньше, чем Эплджек вырвала у них флягу. Ладно. Немного не помешает… Наверно…

* * *

*ПОСТОРОННИЕ! В НАШЕМ ДОМЕ КТО-ТО ЕСТЬ! Я ЧУВСТВУЮ!*

Почти лишенный эмоций голос проник в мой мозг.

Я открыл глаза, пытаясь спросонок сообразить, что бы это могло быть.

— А? Че? Че эт было? — встревоженно приподнялась Эплджек. — Эт ты сказал?

— Нет.

— Что за ерунда тут творится? — Из.

Я огляделся. Остальные тоже повскакивали. Только Меткоискательницы завозились не просыпаясь.

*НУ ВОТ! ТЫ ПОТРЕВОЖИЛ ИХ. Я ИХ СЛЫШУ.*

Что за бред?

Я поднялся.

— Пойду-ка я посмотрю…

— Я с тобой! — тут же, несколько поспешно, поднялась ЭйДжей, — Мне тоже интересно!

— Ладно… — выдохнул я. — Пойдем.

Из, Радуга и Деринг одновременно попробовали напроситься с нами.

— Нет. Не стоит, — предугадал их желание я. Лучше подождите тут. Если все будет нормально — мы вам скажем.

— А если нет? — поинтересовалась Дэш.

— А если нет, мы заорем! — продолжила за меня ЭйДжей.

Мы развернулись.

— По-моему, оттуда?! — Эплджек ткнула копытом вверх.

— Ага. Мне тоже так показалось.

*ОНИ ИДУТ!*

Мы поднялись по лестнице вверх и встали перед дверью большей из спален. Я резко потянул за ручку.

Никого. Совершенно пусто.

— ЧТО ВАМ ЗДЕСЬ НАДО, ВОРЫ?

Картины!

Сейчас это уже не были обычные холсты. Они приобрели размер, глубину…

А главное — они смотрели на нас!

Гвардеец, щеголь, дама, генерал…

— Ух-ты! Почти как живые! — восхищенно выдохнула ЭйДжей.

— СПАСИБО ЗА КОМПЛЕМЕНТ, МАДАМ! ПРОШУ ПРОСТИТЬ МОЕГО ПРАДЕДА ЗА ГРУБОСТЬ, ОДНАКО ВЫНУЖДЕН ОБРАТИТЬСЯ К ВАМ С ТЕМ ЖЕ ВОПРОСОМ! — шевельнулись губы гвардейца.

— Э-э-э… А-а-ап…*ПЛЮХ* — Эплджек попробовала попятиться к двери, но в итоге лишь хлопнулась на круп с открытым ртом.

— ГРУБО? ЗАТО ВЕРНО! ЧТО ЕЩЕ МОЖНО ДЕЛАТЬ В ЭТОМ ДОМЕ?

Я поклонился, осознавая, что продолжать и дальше стоять истуканом, мягко говоря, не выход:

— Прошу простить меня, за то, что мы столь грубо вторглись в ваше владение, но лишь нужда в ночлеге принудила наш скромный отряд к столь бесцеремонному вторжению. Поверьте, милейшие хозяева, если бы не это, мы бы не решились нарушить ваш покой. Прошу вас, соблаговолите дать приют нескольким уставшим путникам. Я даю вам слово офицера гвардии ее высочества принцессы Луны, заверяя во всей возможной благопристойности нашего дальнейшего поведения здесь. В случае же ежели мы вызываем какое-либо неудовольствие либо неудобство для Вас, мы готовы будем немедленно покинуть сей кров.

Фух! Какая длиннющая и заковыристая вышла фраза!

ЭйДжей теперь таращилась на меня.

— ЕГО СЛОВА ЧЕСТНЫ. Я ВИЖУ ЭТО, — слегка напевно проговорила дама.

— В ЕГО РЕЧИ ЧУВСТВУЕТСЯ ХОРОШЕЕ ВОСПИТАНИЕ, — внимательно посмотрел на меня тот, кого я окрестил щеголем.

— ПРОСТИТЕ МНЕ МОЕ НЕДОВЕРИЕ, НО… ВЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОФИЦЕР ГВАРДИИ? — несмотря на всю бесцветность своего голоса, заметно удивился гвардеец.

— Да, я офицер Темной Гвардии. Гвардии капитан Алекс Анноун к вашим услугам, — я поклонился вновь.

— ЕЩЕ РАЗ ПРОШУ МЕНЯ ПРОСТИТЬ ЗА НЕДОВЕРИЕ. ПРОСТО ПОСЛЕДНИМ ГВАРДЕЙЦЕМ ЗДЕСЬ БЫЛ Я. О! ПРОСТИТЕ МНЕ МОЮ НЕ УЧТИВОСТЬ! ГВАРДИИ КАПИТАН БРЕЙВХАРТ К ВАШИМ УСЛУГАМ, — поклонился гвардеец. — МАДАМ! СИЯ ПОЗА НЕ ПРИСТАЛА ТАКОЙ КРАСАВИЦЕ, КАК ВЫ! БЫТЬ МОЖЕТ, ВАМ ЛУЧШЕ ПРИСЕСТЬ НА КРОВАТЬ?

— А? Э-э-э… Д-да, сп-пасибо… — ЭйДжей неуклюже присела на краешек кровати, не отрывая взгляд от картины.

— НЕ СОБЛАГОВОЛИТ ЛИ МАДАМ ОТКРЫТЬ МНЕ СВОЕ ИМЯ, ДАБЫ Я МОГ ПОВСЕМЕСТНО СЛАВИТЬ ЕЕ КРАСОТУ?

— ЭйДж… Эплдж-жек.

— ЭПЛДЖЕК… КАКОЕ ВЕЛИКОЛЕПНОЕ ИМЯ! ИСТИННО ДОСТОЙНОЕ ВАШЕЙ КРАСОТЫ…

— Э ВНУЧОК! ТЫ, Я ЗНАЮ, МАСТЕР ПЕРЕД КОБЫЛКАМИ ЛЯСЫ ТОЧИТЬ, НО ТЫ БЫ ЛУЧШЕ КОЕ-ЧЕГО ПОВАЖНЕЕ РАССКАЗАЛ! — одернул гвардейца генерал.

— ДА УЖ, КУЗЕН! СКОЛЬКО ВЕКОВ КАК МЫ С ТОБОЙ ПОМЕРЛИ, А ТЫ ВСЕ ТУДА ЖЕ! — покачал головой щеголь.

— ПРОСТИТЕ. СО МНОЙ ЭТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫВАЕТ. ОДНАКО, Я ХОТЕЛ БЫ ПОВЕДАТЬ ВАМ НЕЧТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВАЖНОЕ!

— Возможно, мне лучше позвать остальных?

— ДУМАЮ, ТАК ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БУДЕТ ЛУЧШЕ.

* * *

И вот, уже вся наша группа целиком в комнате.

— Ну? И чего ты нас сюда позвал? Мы ведь уже были здесь, когда комнаты осматривали? И че все застыли? — влетела последней Дэш. Однако, кинув взгляд на картины, также застыла с открытым ртом и, забыв как махать крыльями, не слишком изящно плюхнулась на пол. — Это еще че?

— Я ГВАРДИИ КАПИТАН БРЕЙВХАРТ, ХОЗЯИН ЭТОГО ДОМА, — еще раз отрекомендовался гвардеец, тоном настолько деловым, насколько это было возможно для почти монотонного голоса.

Пока сонные Блум и Свити оторопело жались к остальным, Скуталу, осмелев, подпрыгнула, зависнув ненадолго в воздухе, и потыкала картину с гвардейцем копытцем. Создалось ощущение, что та немного пошла рябью.

— О-бал-деть… — раздался тихий шепот Деринг.

— Кру-уто! — улыбнулась Скут.

— УГУ. МОЖНО Я УЖЕ ПРОДОЛЖУ? — глянул на нее гвардеец.

— Ой! — тут же чуть не упала Скут, и спряталась за ноги все еще сидящей ЭйДжей.

— БЛАГОДАРЮ. ТАК ВОТ. ВАС СОБРАЛИ ЗДЕСЬ, ЧТОБЫ СООБЩИТЬ ПРЕНЕПРИЯТНЕЙШЕЕ ИЗВЕСТИЕ…*

— Я бы удивился, если бы нас тут задарили подарками и насильно кормили тортом… — пробурчал Из.

— КХМ!

— Да, да… Уже слушаю…

— ВАМ ГРОЗИТ СЕРЬЕЗНАЯ ОПАСНОСТЬ. ВОЗМОЖНО, НА КОНУ ВАШИ ЖИЗНИ, — гвардеец сделал паузу, наблюдая за эффектом.

Я выдохнул:

— Какого рода опасность?

— КАК ИХ ОПИСАТЬ? ПОРОЖДЕНИЯ ЗЛА, ДРЕМАВШИЕ В ЭТОМ ЛЕСУ, НО ПОДНЯТЫЕ КОГДА-ТО ДИСКОРДОМ.

— Дискордом? — переспросила Дэш.

— ХА! МОЛОДЕЖЬ! — вступил генерал. — ДУМАЕШЬ, ОНИ ЗНАЮТ ЧТО-ТО О МОГУЩЕСТВЕ ДИСКОРДА? ДА ОНИ НАВЕРНЯКА И НЕ СЛЫШАЛИ НИ О НЕМ, НИ О БИТВЕ С НИМ ПРИ ПИКАХ СЕДЕЛЬНЫХ РОЖКОВ!

— Простите мой генерал, — вмешался я, — Но Дискорда здесь знают и помнят все. А пара присутствующих здесь пони и вовсе предотвращала вторую попытку его восшествия на престол Эквестрии! — о том, что обсуждаемый нами субъект и сейчас вполне себе жив-здоров и даже, с дозволения Селестии, живет себе где-то, я, глядя на явную нелюбовь к нему хозяев, решил умолчать.

— Агась, — кивнула Эплджек с серьезным видом. Радуга гордо поднялась в воздух, скрестив ноги на груди.

— ОНИ УМУДРИЛИСЬ УПУСТИТЬ ДИСКОРДА И ДАТЬ ЕМУ ВТОРОЙ ШАНС? ДА ТОГО КТО ЭТО СДЕЛАЛ… *далее следовал ряд нецензурных уточнений того, что и как, по его мнению, следовало сделать с теми, кто выпустил Дискорда и их ближайшими родственниками* …ДА И ТОГО МАЛО!!!

Те, с кем следовало все это проделать, забились так далеко за остальных, что их с трудом было видно. Только Скуталу, закрытая от генерала сидящей Эплджек, осталась на месте.

Эх! И ведь опять запомнит…

— ВЫХОДИТ, ИЗ-ЗА ТЕХ *нехорошее слово*,ЧТО ЕГО ВЫПУСТИЛИ, МЫ С РЕБЯТАМИ НАПРАСНО ПРОЛИЛИ КРОВЬ?! НАПРАСНО ПОГИБЛИ?! — продолжал громыхать генерал.

— ПРАДЕД! ПОЖАЛУСТА ПРОСТИ, НО ДАЙ МНЕ СКАЗАТЬ! — перебил того гвардеец. — У НАС МАЛО ВРЕМЕНИ! НЕ УСПЕЕМ СЕЙЧАС — НЕ СМОЖЕМ ДО СЛЕДУЮЩЕЙ НОЧИ! ТЫ ЗАБЫВАЕШЬ, ЧТО МЫ МОЖЕМ ОБЩАТЬСЯ С НИМИ ЛИШЬ ОЧЕНЬ МАЛОЕ ВРЕМЯ.

— ЛАДНО… — нехотя согласился тот. — ТЫ ПРАВ. УМОЛКАЮ.

— ТАК ВОТ. ДО ТОГО, КАК МОЙ МНОГОУВАЖАЕМЫЙ ПРЕДОК ПЕРЕБИЛ НАС, Я ПЫТАЛСЯ РАССКАЗАТЬ, С ЧЕМ ВЫ СТОЛКНУЛИСЬ. ДИСКОРД, СОТВОРЕННЫМ ИМ ХАОСОМ, ПОДНЯЛ ИЗ ГЛУБИН ЛЕСА ПОЛЧИЩА КАКИХ-ТО СУЩЕСТВ, ВЫСТУПИВШИХ НА ЕГО СТОРОНЕ. ЧАСТЬ ИЗ НИХ ВЫЖИЛА И ПОСЛЕ ЗАТОЧЕНИЯ ДИСКОРДА В КАМЕНЬ. ЧАСТЬ ИЗ НИХ ЖИВА И ПОНЫНЕ…

— Как их победить? — перебил Из.

— НИКАК! НАШ РОД ПЫТАЛСЯ СОВЛАДАТЬ С НИМИ С МОМЕНТА ПОЛУЧЕНИЯ В ДАР ЭТОЙ УСАДЬБЫ. МЫ С БРАТОМ БЫЛИ ПОСЛЕДНИМИ ЕЕ ВЛАДЕЛЬЦАМИ. КОГДА МЫ С НИМ ПОГИБЛИ ПРИ АТАКЕ НА ДЕРЕВНЮ НЕПОДАЛЕКУ, ДОМ НАШ ПРИШЕЛ В ЗАПУСТЕНИЕ. НАШ РОД ПРЕСЕКСЯ, — он вздохнул. — А ЭТИ — ТАК И ОСТАЛИСЬ. ТЕПЕРЬ ОНИ КАЖДУЮ НОЧЬ ШАСТАЮТ ПО ЗДЕШНЕМУ ЛЕСУ, ИЩУТ СЛУЧАЙНЫХ ЖЕРТВ. ВСТРЕЧА С НИМИ МОЖЕТ БЫТЬ ДЛЯ ВАС ПОСЛЕДНЕЙ! БОРОТЬСЯ НЕ НАДО! ДОЖДИТЕСЬ, КОГДА НАТУПИТ УТРО, И ОНИ УБЕРУТСЯ ПРОЧЬ! ОНИ БОЯТСЯ НАПАДАТЬ ПРИ ДНЕВНОМ СВЕТЕ.

— Че, вот просто так сидеть и ждать? Вместо того, чтоб надрать им крупы? — удивилась Дэш.

— Да. Что в них такого особенного? Почему просто не дать им бой? — Из выдернул нож из ножен. — Слава Селестии не жеребята! В смысле не все… — тут же поправился он.

— ЭТИ СОЗДАНИЯ УМНЫ. ОНИ НЕ БУДУТ НАПАДАТЬ НА ВАС В ОТКРЫТУЮ. ОНИ ДОЖДУТСЯ, ПОКА ВЫ УСНЕТЕ И ПЕРЕГРЫЗУТ ГЛОТКИ СЛЯЩИМ. А ВЫ УСНЕТЕ. ХОТИТЕ ВЫ ТОГО ИЛИ НЕТ. Я ПРЕДУПРЕЖДАЮ ВАС ЛИШЬ ПОТОМУ, ЧТО ЗДЕСЬ, В ДОМЕ, У ВАС ЧУТЬ БОЛЬШЕ ШАНСОВ.

— Погоди-ка, погоди-ка… — подключилась ЭйДжей. — А эт не тихие такие, незаметные, с желтыми глазками, по кустам за тобой ныкаются и чувство такое, шо щас на землю рухнешь и заснешь, а?

— ОНИ САМЫЕ, МАДАМ. УЖЕЛИ ВАМ ПОСЧАСТЛИВИЛОСЬ УЙТИ ОТ ТАКОГО ЖИВЫМ?

— Ага. Было там че-то такое. Увязалось. Только свалило оно от нас оч-чень быстро! А уж как оно при этом выло! Так что не такие уж тут и слабачки собрались! — конечно, это была Радуга.

— М-м-м… Дэш, вообще-то, оно, наверно, просто нас видеть перестало… — не удержался Из.

— Да знаю я… — сразу погрустнела она. — Но так, как-то бодрее звучало…

— А как получилось, что они выжили? И как вообще все здесь получилось таким странным? Ведь Заэплузье часть Эквестрии, а значит, должно быть под контролем Принцесс?! — задала Деринг мучавший меня вопрос.

— НИКАК! ФАКТИЧЕСКИ, ПРИНЦЕССЫ НЕ МОГУТ ЗДЕСЬ НИЧЕГО СДЕЛАТЬ. НЕ ЗНАЮ КАК, НО ДИСКОРД В СВОЕ ВРЕМЯ ПОСТАРАЛСЯ ВЫСТРОИТЬ ТУТ КАКУЮ-ТО НЕЗАМЕТНУЮ ДЛЯ НИХ ЗАЩИТУ. А ТЕ, КТО МОГ БЫ ИМ РАССКАЗАТЬ, ТЕ, УВЫ, ТУТ ДОЛГО НЕ ЖИВУТ.

— То есть, Принцессам здесь ничего не подчинено? — уточнил я.

— ДА.

На минуту все задумались.

— ПРОЩАЙТЕ ПУТНИКИ И ТЫ, ГВАРДЕЕЦ! ПОСТАРАЙТЕСЬ ВЫЖИТЬ! — нарушил молчание гвардеец.

— АГА! РЕБЯТА ВЫ БОЕВЫЕ, КАК Я ПОГЛЯЖУ. МОЖЕТ, ЧЕГО И ПОЛУЧИТСЯ, — генерал.

— ЧУВСТВУЮ, ЧТО СПОСОБНЫ ВЫ НА МНОГОЕ. ЖЕЛАЮ ОКАЗАТЬСЯ СПОСОБНЫМИ ВЫЖИТЬ… — снова чуть напевно произнесла дама.

— СКАЖУ КОРОТКО: УДАЧИ ВАМ! — щеголь.

Их лица онемели. Краски картин начали быстро тускнеть, выцветать, покрываться трещинами, следами от мух, кое-где проступила паутина в углу рамы… Через несколько мгновений перед нами висели безжизненные старые холсты.

*ВРЕМЕНИ МАЛО…* — донеслась откуда-то затихающая, как шепот, фраза.

— Ну? И чего мы сидим? — поднялась с пола Деринг. — Делать чего-то будем, нет?

— К бою! — как-то зло ухмыльнулся Из.

— Верно, — поддержал его я. — Надо бы подготовить дом к обороне.

Следующие, быть может, полчаса, быть может, чуть более, в доме кипела такая бурная работа, какой он, наверное, не видел несколько столетий. По полу и по воздуху метались из конца в конец пони. Трещала передвигаемая древняя мебель. Звенели недовольные стекла в разболтавшихся рамах в момент, когда очередная кровать врезалась ножками в стену рядом с ними, перекрывая окно. Летели через перила вниз обломки ненужных балдахинов. Столбами крутилась по комнатам поднятая пыль, из-за чего чихание уже беспрерывно сотрясало дом.

Из, и я оттащили к двери остатки огромного кухонного шкафа.

Гиперактивная троица, расставила по всем возможным легко задеваемым местам черепки от старой посуды. Места были действительно всевозможными, а потому что-то постоянно громко падало. Включая их самих в процессе расстановки. Что ж, может быть, и это чем-то поможет.

Эплджек, Радуга и Деринг, втроем пытались поднять под потолок на перекинутой через балку веревке и закрепить, привязав к перилам, найденный под останками шкафа на кухне, огромный, и, видимо, многое повидавший, медный котел, логично рассудив, что шуму от такого выйдет немало, если перерезать веревку. Вернее сказать Эплджек тянула внизу, Деринг помогала сверху, а Радуга больше суетилась вокруг и обеими командовала.

Дерпи, удачно запнулась за кольцо и обнаружила, таким образом, вход в небольшой, сырой, затхлый подвал, расположившийся под лестницей рядом с оружейной. Пара ушибов стоила такой находки! Хотя бы тем, что подвал был самым надежным, казалось бы, укрытием. Правда, в этом нам довелось быстро разочароваться. Во-первых, в нем обнаружилась какая-то, окованная железом и насмерть приржавевшая дверь, открыть которую мы так и не смогли, и его решили не использовать до последнего. А во-вторых, и это было куда важнее, люк в подвал не запирался — засов, запиравший, как ни странно, его изнутри, давно заржавел, а кому охота добровольно загонять себя в ловушку? Может, нас и не обнаружат, но надеяться на это — непозволительное легкомыслие, зато, если обнаружат, то в этой узенькой клетушке мы трупы, даже если не заснем. Так что, подвал было решено использовать лишь в самом крайнем случае, и до последнего держаться в зале.

Давным-давно остывший, камин был завален остатками стеллажей.

Перевернутый стол теперь отделял от остальной залы угол под лестницей, где, за неимением ничего лучшего, мы и решили держать оборону. Тем более что тот самый люк в подвал был, в таком случае, недалеко от нас.

Становилось прохладно — дрова, вспыхнувшие, стоило только попасть на них огню, уже прогорели, а древние стены выпускали тепло намного быстрее, чем этого можно было ожидать. Видимо, дом был уже по-настоящему стар.

Тревожно завывал в каминной трубе ветер.

Позвякивал осколок стекла в разбитом окне второго этажа.

Длинная ночь лишь подползала к полуночи…

Мерцала одинокая свеча…

Несколько пони сгрудились за опрокинутым столом, прижавшись друг к другу и боясь лишний раз прикрыть глаза…

* * *

Шло время.

Никто не показывался.

— Ну и где эти наши гости, ради которых мы тут надрывались? — кипятился Из, — Мы тут корячимся, а они не пришли? Или нас тут вообще не уважают?

Он долбанул ногой пол так, что доски, покрывавшие его, треснули и полетели щепой во все стороны.

Словно бы дожидаясь этого сигнала все началось.

Грянула за окнами ослепительная вспышка!

Сколько я не вслушивался, но грома не последовало. Последовало другое.

Слитный вой десятка глоток. Вой, наводивший страх и оцепенение даже на нас с Изом. Вой, леденящий душу. Вой, заставляющий кровь застыть в жилах.

Я огляделся.

Эплджек. Вот-вот начнет трясти. В зубах закушена веревка с арканом. Челюсти стиснуты так, что не разжать. Одной ногой прижала к себе перепуганную Блум.

Деринг. Мрачно-спокойная снаружи, но, видимо, далеко не такая самоуверенная внутри.

Дерпи. Крылом прижала к себе Свити. Выражение, нервное, но не настолько, как у остальных.

Радуга. Мрачная и решительная. Даже чересчур. Прикусив губу, потирает копыта.

Скуталу. Испуганная. В зубах нервно пляшет все тот же метательный нож, обращению с которым я ее учил.

Из. Хмурый и злой. Разве что взгляд немного нервный. Единственное светлое пятно на общем перепуганном фоне. Причем, благодаря белой шкуре, и в прямом смысле тоже.

Ну и я, само собой. Тоже пытающийся держать себя в копытах.

Вой не прекращался еще долго.

Глухой удар сотряс входную дверь.

Загремела, падая, посуда.

Заколыхалась и потухла свеча.

Все, даже самые обычные, звуки, внезапно стали пугающими, жуткими!

Стали громче!

Слились в один, сплошной, не разделяемый больше нашими бедными ушами, шум!

И столь же резко пропали!

Одновременно с ними пропал и вой.

Исчез куда-то ветер. В зале стало теплее и уютнее. Тишина и спокойствие плотной, ватной пеленой накрыли дом.

— И че? Это все, на что они спо… *Уауф!* …собны? — вылезла из-за импровизированного укрытия Радуга. — Пошумели немного и все?

— Да не, — присоединился к ней Из. — Сдается мне, что это была только прелюдия. Сейчас начнется основное действо. Лишь бы не заснуть, а то, чувствую, не проснемся уже, если заснем.

— Угу, — я вновь разжег свечу. — Сейчас начнется. Главное не заснуть.

— Аг… *Уа-а!* …ась! — зевнула Эплджек. — Хотя уже охота.

— Это еще не охота. Охота будет под утро. Главное, чтоб не на нас, — кисло пошутил я.

— Ага. Сказать это легко, — пробурчала Деринг. — А вот сделать… Дитзи!

— А? Чего?

— Не спи, чего!

— Да я и не это… не того…

— Кого "того"?

— Никого…

— Угу…

— Так! Кто-то еще спит?

Спали. Эпл Блум и Свити Бель.

Я перевел взгляд на Скуталу.

— Фя? Фя фе. Тафе неофофа! Фоффем! — замотала головой она.

— Хорошо. Только нож спрячь, ага? А то мы тут близко стоим…

— Тьфу! Ага!

— Надо чем-то заняться. Чтоб меньше хотело… *Оу-у-у!* …усь спать, — подал идею Из, тряся головой и пытаясь таким образом отогнать зевоту.

— Агась. Ток чем займемся?

— Чем, чем… Спортом! — Дэш расправила крылья. — Повторяй за мной!

Что ж, на какое-то время это точно поможет. Только бы потом…

Помогло.

С тренировками мы продержались аж до трех часов ночи.

Но сработало то самое подлое "но".

А именно то, что спорт выматывает и отнимает силы. В обычных условиях этого бы уже хватило, чтобы устать даже нам с Изом, не говоря уж про остальных. Сейчас же даже мы уже валялись без ног. Оставалось крайнее средство.

Я раскрыл аптечку.

Слава Селестии. Оно еще тут. Если эти таблетки помогают в обычных условиях, то должны же что-то сделать сейчас? Я объяснил остальным. Раздал все, что было в моей аптечке.

Ну. По крайней мере, они подействовали. Хватило сил подняться на ноги.

Где-то лопнуло оконное стекло. Послышался звук когтей, скребущих по дереву.

Надо было срочно что-то делать, чтобы протянуть еще хоть пару часов.

Дерпи попробовала растолкать Блум и Свити. Бесполезно.

Эплджек, собравшись с силами, пошла на крайнюю меру — наклонилась над ними, набрала побольше воздуха и…

— ПА-А-А-А-АДЪЕ-Е-Е-Е-ЕМ!!!

Ну… Нас этот вопль точно немного взбодрил. Свити и Блум даже не пошевелились. Похоже, мы правильно делали, что старались не уснуть — проснуться нам уже не давали. Хорошо, что Скут не спит. Я перевел взгляд на нее. Взмокла, стараниями Радуги, заметно устала, глаза краснющ-щ-щие, но даже не зевнула пока ни разу. Нам бы так…

— Не. Не засну. Факт, — заметила она мой взгляд. — Со мной уже так бывало. Если боюсь чего — точно не засну уже. Это еще с того раза, как мы с Дэш, Блум, Свити и остальными в поход ходили, осталось… Потом могу где угодно заснуть, но сейчас — нет.

Прошло еще полчаса.

Предложенные Эплджек песни, тоже закончились. Ослабевало и действие таблеток, хотя сожраны были уже все. Эти непонятные создания пока не суются, но то, что они где-то рядом, слышно отчетливо. Что делать дальше — непонятно. Все просто сидят…

Еще пятнадцать минут. Усталость дикая. Похоже, действие таблеток закончились. Сильно клонит в сон. Остальные уже клюют носом. Плохо.

Пять минут. Держимся только Я, Из и Скут. Заснуть мешает только храп Дэш. Вот бы он подольше мешал…

Странно.

Вот вроде только что я сидел под лестницей, пучил из последних сил глаза на храпящую Дэш, а сейчас падаю в какую-то необъятную черную дыру. И дыра эта не имеет дна. Вокруг все темнее и темнее. И уже и не дыра это даже, а какое-то темное, вязкое болото. Я не захлебываюсь и не тону, но погружаюсь глубже и глубже, не в состоянии выбраться.

Я знаю, что это лишь дурной сон. Знаю, что не должен спать, что нужно проснуться…

Только вот проснуться и не получается!

Этот вязкий, липкий, жирный, как густой кисель сон не отпустит просто так.

Я даже чувствовал, как кто-то, кто еще не заснул, пихает меня в правый бок, как пытается растолкать. Но даже это не помогало проснуться. "А ведь тебя сейчас сожрут!" — мелькнула тревожная мысль. Но она и подавно не могла разбудить.

Толчки прекратились. Где-то далеко, будто через толстый слой ваты, что-то с треском рухнуло. Послышался шум бьющейся посуды…

Слышать-то я слышал, а что толку?

Забавно. Хотя, чего тут забавного?

Конечно, гвардеец может погибнуть где угодно, на то он и гвардеец. Но чтоб вот так вот? По-идиотски быть загрызенным во сне, без всякой возможности к сопротивлению?

Да что там самому! Не имея даже возможности защитить тех, кто тебе дорог! Зная, что они тоже погибнут!

Дерпи! Деринг Ду! Радуга! Из! Свити Бель! Эпл Блум! Эплджек! Скуталу!

Вот такой вариант я себе точно не представлял!

Да не жирно ли вам будет, твари!!!

*БДЭ-Э-Э-Э-ЭМ-М-М-М-М-МС-С-С-С-С-С-С!!!!!!!!!!!!!!!*

Дикий грохот разорвал болотную мглу, вышвыривая меня наверх!!!

Я мгновенно открыл глаза!

Из, похоже, тоже только что проснувшийся.

Проломленные перила и валяющаяся под ними кровать, закрывавшая разбитое окно на втором этаже.

Опрокинутый кверху ножками стол.

Какая-то тварь, размером меньше нашего, очертаниями тела напоминающая кошку, стоящая над Радугой.

Вторая такая же посреди зала.

Валяющийся на разбитом им полу и все еще гудящий медный котел с обрывком веревки.

Мотающийся на перилах второй обрывок.

Грязная и поцарапанная Скуталу с ножом в зубах, стоящая возле.

И что-то неразличимое на ступенях над ней.

На то, чтобы увидеть все это ушла секунда.

Дальше рефлексы сработали без команды мозга.

Я в два гигантских прыжка перемахнул через поваленный стол и снес Скуталу, вместе с ней падая на пол!

Мгновением позже на место, где она стояла, приземлилась еще одна тварь! Когти вспороли деревянный пол!

Я вскочил и рванул нож! А вот теперь мы продадим себя подороже!

Какое-то время я мало что замечал. Когда кроме инстинктов включился мозг, все было уже кончено.

Пять мертвых тварей. Четыре на полу. Одна на Радуге, над которой сейчас склонился Из. Похоже, две из тех, что на полу, тоже его копыт дело. Вернее, его ножа.

— Как она? — прохрипел я, сам не узнавая свой голос.

— А? — Из, похоже, только сейчас заметил меня. — В порядке! Спит!

— А ты как? — я обернулся к Скут. И замер!

Селестия! На нее было страшно смотреть! Жутко испуганная, в изодранной форме, еле дышащая, трясущаяся, грязная, растрепанная, с мешками вокруг красных глаз, вся в порезах и ссадинах, с кровью, стекающей из уголка рта!


— Вп-пор-ряд-дке… — прошептала она.

Я сгреб ее в охапку. Заглянул в глаза.

— Скут!

— Да нич-чего, — она сморгнула навернувшуюся слезу. — Д-действ-вительно в по-пор-рядке…

Какое-то время мы просто сидели так, пока ее не перестало трясти.

* * *

Я даже не сразу заметил, что случилось.

Не было больше слышно ни воя, ни шума, никаких жутких звуков!

Мой взгляд упал на разбитое окно второго этажа. Так и есть!

Рассвет! Первые животворные лучи пронизали небосвод, принося всем свет, тепло и радость! А кое-кому еще и лишний день жизни. Эх! А ведь Селестия, поднимая сейчас Солнце, наверное, даже не подозревает о том, что порой творится в их с сестрой государстве! Как впрочем и Луна…

Так. Меня потянуло на лирику. Нехорошо. Не к месту.

— Из! Ну чего ты возишься? Если все в порядке, так буди Радугу!

— Ага, как?! На слова и тормошение она не реагирует!

— Попробуй что-то более контактное!

— Ага! Кажется понял! Сейчас!

Послышался какой-то странный и не уместный звук.

— М-м-м? М-м-м-м-м! Фух! Из! — раздался вопль Радуги.

— А чего я? Это способ разбудить такой! И вообще, мне Алекс посоветовал!

— Вообще-то, я имел ввиду нечто другое! — попробовал открутиться я. — Ну там… По щечкам похлопать. Или водой облить…

— Облить? Ха! Знаю я вас! Только дай повод! — деланно надулась Дэш, с улыбкой во взгляде.

— К чему? — все еще недопонял я.

— К тому, что вы с Эплджек украдкой вытворяете.

— Кхм?!

— Ого! А это че за зверь? — Дэш заметила, наконец, дохлую тварь рядом с собой.

— Это? Это то, что я с тебя снял до того, как оно добралось бы до твоей шеи!

Радуга слышно сглотнула.

— А знаешь… — совсем другим тоном прошептала она. — Ты ведь мне, выходит, опять жизнь спас…

Я на секунду отвернулся.

А вот Скуталу продолжала пялиться. Но, ей сегодня, думаю, позволительно и не такое.

Однако надо было будить остальных.

Я подошел к Эплджек.

Подобно Изу, я пробовал все. Похоже, что мне оставался только последний способ.

Я склонился над Эплджек, и… И взаимно??! ЭйДжей, не отрываясь, приоткрыла зеленый глаз, и подмигнула. Хихикнула лежавшая рядом Блум.

Оказывается, на тот момент, все уже проснулись!

Мы собрались в круг.

— Надо решить что делать! — резво начал я.

— Погоди! Че случилось-то после того, как я отрубилась — спросила всех Радуга.

— Агась, мне тож интересно, — придвинулась Эплджек.

— Селестия! Скут! Че с тобой случилось? — только заметила Блум тихо подошедшую Скуталу.

Свити только прикрыла рот копытцем.

— Да так… — Скут попробовала, как обычно, сделать пренебрежительный вид, но из этого мало что получилось. Не в том она состоянии.

— Расскажешь?

— Ну…

— Конечно расскажет! — влез я. — Она ведь единственная, кто не уснул!

— Единственная?! — как-то одновременно выдохнули все.

— Увы, да. Уснули даже мы с Изом.

Все потрясенно замолчали.

— Ну расскажи, а Скут? — первой заговорила Блум.

— Ладно, — выдохнула та. — Я еще с того похода с ночевками с трудом засыпаю, если чего-то боюсь. Может, это помогло… В общем, мы с Алексом и Изом последние остались. Но они тоже вырубились. Я даже не заметила сразу… А когда заметила, даже губу прокусила от испуга. Потом начала трясти Алекса, но это почему-то не помогло. А потом оно ка-а-ак рухнет! Ну, та кровать наверху. Ну, мы еще навернулись все втроем, когда посуду на самый верх пригораживали. Вот она и рухнула! Вместе с посудой! У меня сердце в копыта ушло! Грохот такой был! Но почему-то никто из вас даже не пошевелился. И тут появились эти… Ну… В общем ЭТИ. Я только двоих видела. И обе кинулись на меня! Я рванулась через комнату так, что даже в стол влетела! Наверно, тогда он и перевернулся. Твари за мной. Что тут было! Но чего хвалиться, они бы меня зажали бы. Да они и зажимали несколько раз, только я как-то выворачивалась. А потом одна из них почему-то пропала. Увидела я ее только потом, когда та уже подбиралась к Радуге. А потом на глаза попался котел. Ну и… все, наверно. Остальное вы знаете.

Мда… Скромно. Судя по ее виду все было далеко не так просто.

По-видимому, и остальные подумали так же.

— Ску-у-ут… — выдохнула Свити Бель. — Но… Ты как?

— Тьфу! — та сплюнула кровь. — Да вроде цела.

Остальные просто стояли и смотрели на начавшую кое-как лепить на себя пластырь Скут.

— Мда… Круто… — пробормотал Из. — Однако у нас нет времени сидеть. Надо что-то решать насчет того, как мы намерены отступать. И сделать это надо быстро.


ГЛАВА 22
Побег

Скуталу, наконец, немного ожила, и теперь в красках демонстрировала Блум и Свити свой бой, носясь с ними по залу, и похоже, забыв даже о порезах под пластырем.

Мы же совещались. И уже довольно долго.

— Не, Дэш! Просто выйти вперед и давить силой тут не получится, — объяснял Из. — Они почти наверняка нас ждут.

— Агась! Тем более, шо одна-т из этих зверушек шла за нами днем. А эт значит, шо они могут и не спать.

— Верно, — мрачновато кивнула Деринг. — Но получается, что из дома нам вообще лучше не выходить. А сидеть тут мы не можем.

— Тупик, — кивнул я.

— Подвал, — скромно подала голос Дитзи.

Все оглянулись на нее.

— А чего? Там ведь есть какая-то дверь? Вы чего, приключений давно не читали? Там ведь наверняка подземный ход!

Деринг хмыкнула:

— Знаете, а даже странно, что не мне это первой в голову пришло! Ведь и в самом деле! По всем законам приключений он там должен быть!

— Законам приключений? — прищурилась Эплджек. — Ты в каком мире, дорогуша? Нас тут, ваще-т, не знаешь, кто сожрет, а ты про какие-т законы из книжек!

— Не "какие-то", а самые действенные! — назидательно подняла вверх копыто Деринг. — Да и кто сказал, что все приключения обязаны хорошо оканчиваться? Приключение продолжается столько, сколько можно. Иногда — до конца жизни. Но даже если ты помер — это все равно красивый, хотя и резковатый конец приключения! Мы ведь пока не померли? Это раз! Других выходов нет? Это два! У нас приключение? Это три! А значит, там просто обязан быть выход! Если хотите — это мой нюх на приключения! — она гордо шмыгнула носом. — Нам туда!

Ну и как мы должны были поступить, после такой тирады? Конечно, мы начали собираться!

Сборы наши не были долгими. Что там собирать?

Карту из библиотеки мы все-таки взяли — мало ли. Правда, оставили записку с извинениями на единственной нетронутой кровати — в той комнате, так, чтобы было видно с картин. Карту аккуратно свернули и упаковали в одну из сумок.

Единственной проблемой на нашем пути стала ржавая дверь подвала. Однако спустя пару минут интенсивного поиска решения, дверь сдалась и с жутким скрежетом упала внутрь открывшегося за ней прохода. Все-таки мощные задние ноги порой решают многие ненужные проблемы!

Из, шедший первым, зажег импровизированный факел, сделанный из палки и какого-то тряпья и облитый остатками содержимого бочонка, я запер люк в подвал, как мог поставил на место дверь, и мы тронулись.

Каково же было наше разочарование!

Спустившись под уклон по небольшому коридорчику мы вышли в обширный зал, уставленный огромными бочками. Просто винный погреб! И никаких дверей дальше! Можно, конечно, было выбраться наверх через люк для бочек, но там нас ждали. Нужно было что-то другое.

— Так. И че дальше? — потерла шею Эплджек.

— Он тут! — с уверенностью кивнула Деринг. — Чувствую!

— Все, что я чувствую, так это запах от бочек, — принюхался Из.

— И как мы его найдем? — Радуга поднялась под потолок. — Зал-то тут немаленький. Да и че именно мы ищем?

— Другой выход, — глянула на нее Деринг.

— Я знаю! Вроде еще не настолько я тупая. Как он должен выглядеть?

— Да как угодно!

И мы начали. Предстояло, похоже, перевернуть здесь каждый камень. В прямом смысле.

* * *

Поиски затянулись. Никакого результата получено не было.

Конечно, особо деятельное участие в поисках приняло и трио любительниц всего непонятного.

Они додумались даже до того, на что не хватило нас — проверять кладку блоков не только в стенах и полу, но и на потолке! Кто знал, что именно им из-за этого и повезет? Вернее, повезло Блум. Перепрыгнув с одной громадной, стоящей впритык к стене, бочки, на другую, она заметила, что одинаковые бочки звучат по-разному. А Бель, с ее слухом, подтвердила это.

Мы не стали долго задумываться над тем, как правильно открыть бочку. Задние ноги помогли и тут.

Однако кое-чего мы все-таки не учли…

Того, что бочка все-таки будет частично заполнена!

Конечно, нас всех обдало волной перестоявшего вина, а троицу и вовсе смыло!

— Тьфу! Кислятина! — выразив, видимо, общее мнение, сморщилась Скуталу, поднимаясь на ноги.

— Самый странный душ, шо я принимала… — пробормотала Эплджек.

— Ага, — вздохнула Дэш. — И перья все слипнутся, и винчик пропал…

— Ну… Не весь, — поправил ее Из.

— Ну да. Хоть чего-то но в рот попало, — ухмыльнулась пегаска.

— Может, мне уже кто-нибудь поможет? — Деринг забралась внутрь и впечатала копыта в заднюю стенку бочки.

Немного совместных усилий и дно бочки вылетело! А за ним…

Ход вполне соответствовал дому. Выложенный все теми же серыми, местами начавшими обваливаться, каменными плитами, он был довольно высок. Если судить по маячившему впереди Изу, то свод потолка в своей высшей точке, был на пару голов выше него. Ширина же вполне позволила бы спокойно разойтись двум, а то и трем пони в доспехах. Быть может, он планировался для каких-то вылазок? Но, так или иначе, он был весьма для нас удобен.

Удобен-то он удобен, но он и не думал кончаться! Мы шли уже около часа, а за это время он, по ощущениям, лишь забрал куда-то в сторону и сильно спустился под землю! С потолка капала вода. Нос был забит затхлыми ароматами грибка, сырости, плесени… Что еще хуже — у нас оставался последний факел, который решено было поберечь, и теперь все шли на ощупь. Конечно, Свити иногда пыталась искрить, но эти всполохи мало что давали.

— Ай! Че-т у меня такое странное чувство, шо мы сейчас уже где-т под какой-нибудь рекой… — судя по всему ЭйДжей получила ледяной каплей по носу.

— Да наверняка, — поддержала Дэш. — У тебя-то хоть шляпа плотная, а я вот уже вся мокрая!

— Ой! *ХЛОП!* — поддержала общий разговор Дерпи, видимо, в очередной раз, споткнувшись об камень.

— А он все не кончается! — донесся откуда-то издалека вопль Блум.

— Эпл Блум! Ну-ка вернись! Куда понеслась?! — где-то рядом заорала ЭйДжей.

— Да тут я! Рядом! — послышался приближающийся дробный топоток. — А только ты зря волнуешься! Там все точно так же!

— Скука. Аж спа-а-ать охота… — Скут на секунду задела мою ногу.

Вот только за ее местоположение я и мог быть уверен. Тьма стояла кромешная.

Мы шли. Начинала сказываться уже самая обыкновенная усталость. Но останавливаться здесь нельзя. Кто знает, что может таить в себе эта темнота? Быть может, это лишь пустой подземный ход, а может… Желания проверять это как-то не было, а потому мы, превозмогая себя, тащились дальше. Разве что я какое-то время нес Скуталу на себе, давая ей подремать.

Ход явно стал суше. Эпл Блум, снова, под покровом темноты, и, несмотря на возражения сестры, унесшаяся вперед, рапортовала о том, что он стал постепенно забирать вверх. Так оно и было. Ход снова поднялся ближе к поверхности. Однако и не думал кончаться! Он вел нас вперед еще не менее получаса.

Как вдруг…

— Стена! — крикнул Из, шедший первым.

— В каком смысле? — не понял я.

— В самом прямом! Я уперся в стену!

Деринг зажгла последний факел.

Вот те раз!

Подземный ход окончился ничем! Глухая серая стена перегораживала проход!

Мы обшарили все вокруг. Камень за камнем. Ничего. Ни единой зацепки. Лишь слева уходил круто вверх узенький проход. Я оставил остальных присмотреть за Меткоискательницами, как-то недоверчиво ощупывавшими стену, а сам, обдирая бока об вывалившиеся от времени из кладки камни, полез по проходу.

Проход шел круто вверх, это обнадеживало.

Однако, добравшись до его конца, я утратил иллюзии.

Закончился он лишь крохотной комнаткой с очень низким, чуть выше моего крупа, потолком и каким-то выступом посередине, из которого пробивался узкими полосками тусклый солнечный свет.

Я дошел до выступа. Он оказался чем-то вроде крохотной башенки, позволявшей стоять с поднятой головой, но не более того. По четырем ее сторонам имелись узкие щели. По-видимому, это было что-то вроде смотровой башенки, но зачем она здесь? Такие, если и делаются, то должны за чем-то скрытно наблюдать.

Вывод напрашивался сам собой. Выход из тоннеля был. Он был рядом.

Я приник к одной из щелей.

Вот это местечко!

Кругом, окаймленное диким лесом, раскинулось древнее кладбище. Могильные камни, вернее то, что от них осталось, уже с трудом угадывались, но кусты и деревья сторонились этого места и через щели все еще сохранялся неплохой обзор.

Значит, все верно. Если я правильно помню карту, там, на довольно-таки не маленьком расстоянии от поместья, действительно было отмечено какое-то кладбище.

Только вот теперь выбраться бы отсюда…

Внизу что-то гулко рухнуло!

— Эй! Вы в порядке?! — крикнул я.

— Да! — послышался отдаленный голос как всегда немногословного Иза. — Возвращайся! Тут интереснее!

Я уже разворачивался обратно, когда мое внимание привлек какой-то странный звук снаружи.

Я снова вгляделся в щель.

И почувствовал, как шерсть на загривке становится дыбом!

Лежавшее неподалеку надгробие медленно поднималось вверх.

Я завороженно наблюдал, как тяжело поднимается нечто вроде каменного саркофага. Как гулко, шумно осыпается с него земля. Как отвалилась каменная крышка, когда саркофаг встал вертикально. Как вывалились из него остатки давно сгнившего дерева, чьи-то прах и кости.

Как появились из-под земли три чумазых головы.

— Фу! — заявила одна из них мелодичным голосом, скривившись на останки.

— Не, от в археологи я точно не пойду! — заявила вторая, тоже подозрительно знакомым голосом, вылезая из могилы.

— Угу. Я тоже, — поддержала третья, и наступив на кости, ругнулась.

Ну конечно! Кто бы еще это мог быть?!

Не удержавшись, я хохотнул.

Трио моментально прижалось друг к дружке!

— Ч-че эт было?

— Н-не знаю…

— Ну… Мы все-таки на кладбище…

Я понял, что просто не могу поступить иначе.

— ВЫ ПОТРЕВОЖИЛИ МОЙ ПРАХ!!! — сказал я, максимально страшным, как мне казалось, голосом. — И ВЫ ПОПЛАТИТЕСЬ ЗА ЭТО!!!

Взвизгнув, вся троица свалилась обратно в яму, а я, еще раз хохотнув напоследок, пошел обратно.

Я спустился обратно к стене.

А никакой стены уже не было! Лишь валялись обломки каменных блоков. Вернее, даже не блоков, так как были они раза в три-четыре тоньше.

— Агась! — кивнула Эплджек, заметив меня. — Эт Блум и Скуталу со Свити заметили, шо камни как-т гулко звучат, если копытом вдарить. Ну, мы и вдарили!

— Да че мы сидим-то? — взвилась Радуга. — Они-то с Деринг уже там давно!

И мы пошли.

Ход быстро сужался. Мельком я заметил в стене какой-то примитивный цепной механизм. Видимо, он и поднял тот каменный саркофаг. Как только заработал еще? Ему ведь лет что этому ходу… Вот это умели делать!

Повеяло свежим воздухом.

Ход сузился до того, что пройти стало возможно только по одному, да и то сумки цеплялись за стены. Поворот. Пол под ногами стал наклонным. Попадались вбитые между камнями железные гвозди. Видимо, так когда-то крепились сгнившие и развалившиеся деревянные планки, остатки которых еще кое-где болтались на гвоздях.

Впереди тусклым прямоугольником светился выход.

На его фоне выделялись четыре фигуры.

Взрослая пони — спокойная и уверенная. И трое жеребят, вжавшихся в земляную уже стену, и от того уже неимоверно грязных, и с опаской выглядывавших наружу.

Вернее даже сказать делавших это с помощью друг друга. Земнопони, единорог и пегас стояли друг на дружке.

— Да говорю вам! Нет там никого! — заявила Скуталу, высовываясь за край. — Ну или сейчас уже нет…

— Но кто-то же сказал, что мы поплатимся?

— Эплджек!

— Да не… Не она… Чего?

— Стой! — Скут как могла быстро замахала крыльями, несколько приподнявшись над остальными.

Поздно.

Блум все-таки дернулась в нашу сторону! Импровизированная живая башня, с самого начала бывшая уже несколько кривой, зашаталась! А зашатавшись, естественно, рухнула, подняв тучу песка и пыли!

Пыль рассеялась.

В самом низу, с раскаивающимся видом лежала Эпл Блум. Средним слоем — Свити Бель. На ее голове ро-о-овненько сидела Скуталу, уставившись на торчащий прямо перед ней, впритирку к животу, рог.

— Пов-везло… — выдохнула она.

Однако уже через пару секунд все трое были на ногах и, стоя перед нами, сбивчиво пытались объяснить происходящее.


— Мы тут эт…

— Мы выход нашли!

— Ага! Деринг за цепочку дернула и он открылся!

— Агась! А когда уже вылазили, то Скут на чьи-т кости наступила! И разбудила!

— Да не из-за меня это! Само оно! Наверно, еще когда открывали.

— Но как бы то ни было, а оно нам об этом сообщило…

— Агась! Ну мы, конечно, не растерялись! Сразу дали дер… то есть, отступили сюда и решили наблюдать! Мы не испугались!

— Было бы чего там пугаться! Ну голос какой-то замогильный и чего? — Скут сделала презрительное лицо.

— Верно, — одновременно с ней кивнула Свити. — Чтоб знать, что оно сюда не сунется. А что вы на меня так смотрите?

— Мы НЕ испугались!

— Да? Ой! То есть да, конечно НЕ испугались!

— В общем, ОНО где-то там! — Блум махнула копытцем.

— Че там за привидения? — ухмыльнулась Дэш. — Ща поглядим!

— Я эт… Лучше тут пока… Стесняюсь я их, привидений этих… — неуверенно пробормотала Эплджек.

— Я пойду, — кивнул Из.

Так, втроем мы и вылезли на поверхность.

Местность? Дикое, брошенное лесное кладбище, как его еще описать? Разве что лес, действительно, почему-то обходил его стороной.

Мы отошли в сторонку. Я объяснил недоумевающим Изу и Радуге причину беспокойства наших жеребят. Отхихикавшись в копыто, мы решили сыграть еще одну небольшую шутку.

Мы с Изом разошлись в разные стороны, а потом сошлись так, чтобы нас не было видно. И начался бой! Мы прыгали, орали, звенели ножами, издавали как можно больше неожиданных и непонятных звуков… В общем, старались на звуковые спецэффекты как могли!

Пару минут спустя, Из, издав, не без нашей с Дэш помощи, последний вопль раненого монстра, треща кустами и ломая деревья, бросился наутек, на самом деле лишь обходя кладбище, чтобы выйти с другой стороны.

Я же медленно, нарочито прихрамывая, поплелся к могиле.

Звук, изданный Изом, оказался достойным. Трио ти-и-ихо сидело внизу. Их выражения лиц были достойной наградой!

— Все в порядке! Мы его одолели, хотя это был далеко не обычный призрак! Можете выходить!

Все выбрались из могилы.

Соклубницы, все еще держась ближе друг к дружке, вышли последними.

— А кто эт ваще был? — покосилась на меня ЭйДжей. — Че-т больно он шумный для призрака. Да и как с ним драться?

Я повернулся к Меткоискателям:

— Вы, конечно, не боитесь призраков?

— Да!

— Ага!

— Конечно!

— А мертвецов?

— Мерт-тве…

— Ко-ко-ого?

— Н-не…

*А ЧЕГО НАС БОЯТЬСЯ?!!* — прозвучало из-за их спин замогильное многоголосье!

— А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!

Трио с диким воплем свалилось обратно!

В ту же секунду из-за камня высунулась довольная морда Дэш! А где-то рядом был и Из, вторивший ей.

И все, даже сами Меткоискательницы, заржали!

* * *

Однако, день уже клонился к вечеру, а ночевать на древнем кладбище как-то не хотелось. Да и расстояние между собой и теми существами все еще хотелось по возможности увеличить, а значит, надо еще хоть сколько-то пройти.

Мы шли.

Под копытами начало подозрительно хлюпать.

— Фу! Вы как хотите, а лично я — в воздух! — взмахнула крыльями Радуга. — А то я тут совсем отсырею!

— Агась. Я бы мож-т тож хотела бы…

В конце концов, мнения разделились.

Дерпи и я остались плестись по земле, Деринг и Из поднимались над ней если становилось очень уж жидко, разгруженная Радуга носилась вокруг, поминутно возвращаясь к нам. Оно и понятно! Последнее время она столько проводила на ногах, что надо было напомнить себе о существовании крыльев!

Но все же, большая часть нашей группы оставалась сухопутной, и вынуждена была плестись вперед через слякоть.

Если верить карте, то так могло начинаться болото Грейси.

Постепенно воды становилось все больше и больше.

Я оглянулся. Меткоискатели уже шлепали по колено в грязи, спотыкались, припадали на запястья, окунаясь тем самым еще глубже, но пока еще не сдавались.

Огромное количество деревьев закрывало обзор. Черный дуб, болотный кипарис, мангровое дерево еще что-то из устойчивых и любящих воду растений поселились здесь. Идти приходилось гуськом, ориентируясь на команды Радуги и постоянно оглядываясь, чтобы не сбиться с пути.

Впрочем, мы лишились и этого источника информации.

Выходя из очередного пике, Дэш задела крылом ствол дерева. Это сбило ее с выбранной траектории, и она на всем ходу влетела в один из кипарисов и сползла по нему в воду! Лицом вниз. Из, впрочем, успел вытащить ее и не дать захлебнуться.

Двигаться дальше становилось все труднее. Вода была уже нам по колено. Она стала более грязной, мутной. Из-за этого и появившейся ряски трудно стало рассмотреть дно, и без того замусоренное огромным количеством упавших стволов. Приходилось наступать наугад и уже потом соображать, на что наступил. Некстати вспомнилось, что тут могут обитать крокодилы.

Но это была не самая худшая часть болота. Здесь, с краю, оно примыкало к небольшой, но шустрой реке. Если застыть неподвижно и присмотреться, было заметно, что здесь все же есть небольшое течение. Очень слабое, но есть. Гораздо опаснее была другая сторона болота, где течение уже не было заметно, зато грязи наверняка было куда больше. Вот там должно было быть одно из таких смертельно опасных болот как наше Фрогиботом.

Однако хоть скорость нашего движения и заметно снизилась, но мы плелись вперед. Плелась в общем строю и Радуга с решившим поддержать ее, и потому окончательно приводнившимся, Изом.

— Дурацкое дерево… Ай! До сих пор болит. И когда уже закончится это болото? — тихонько ныла она.

— Ваще-т, мы только пару часов по нему тащимся, а должны почти целый день! — обернулась к ней Эплджек.

— Целый день?! Это мне еще целый день быть водоплавающей?! Уй! — Дэш по привычке хлопнула себя копытом по лицу. Забыв, правда, что идет по болоту. — Ой! Тьфу! Бэ-э-э! Гадость!

— Ну а что делать-то? — обернулся Из. — Обходить болото, это еще пара лишних дней минимум. А мы и так спешим.

— А че мы не воспользуемся рекой? Быстро и чисто, — влезла Блум, уже сидящая верхом на ЭйДжей.

— Река это здорово, — объяснил я. — Но там есть проблемка. Впереди, как раз за болотом, будет водопад, а по реке его не обскачешь!

— Водопад? — все еще упорно шедшая, или уже скорее плывшая рядом Скуталу подняла на меня взгляд. — Ненавижу водопады…

— Угу. Если ты в реке — приятного мало. Поэтому-то лучше обойти берегом. А значит, — без болота никак.


В этот день нам, похоже, везло. Никто не начал тонуть. Никто ничего не сломал. Даже на крокодилов умудрились не напороться! Пару раз, правда, показывались на поверхности пузырьки и мы, крылатые, в панике пытались затащить всех на деревья, но это оказывались лишь болотные газы.

Но день уже подходил к концу, а мы не миновали еще и середины болота! С ночевкой возникала проблема, ведь посреди воды лагерем не встанешь!

Однако, нам все же попалась группа близко растущих деревьев с достаточно большим количеством стволов из одного корня. Их и было решено использовать для ночлега. И закипела работа!

Наломать толстых сучьев для рамы. Закрепить их используя другие растения, так как веревок оставалось очень мало и резать их еще дальше не хотелось. Более гибкие сучья пустить на основание пола. Найти что-то достаточно мягкое и без насекомых, чтобы настелить поверх. Наконец, наломать веток и найти относительно сухой трут для костерков, устроенных прямо тут, на помостах.

Идею о них подала Деринг. И в самом деле, если обмазать небольшой участок помоста илом и дать ему подсохнуть, вполне можно соорудить костер! Крошечный конечно, но важно само его наличие! Тем более что у нас таких костров планировалось аж три, по числу помостов!

Расположились мы просто и понятно: Из и Радуга на самом маленьком помосте; Деринг, Дерпи и Свити Бель на другом; Я, Эплджек, Эпл Блум и Скуталу решили заночевать на третьем.

Наконец, все было готово!

Наступало время безрадостного ужина и (А куда уж без них в таких условиях?) страшных историй.

* * *

Мы сидели по своим помостам и, передавая друг другу уцелевшие фляги, потягивали травяное варево, привычно именуемое уже чаем, пытаясь тем самым забить вкус опостылевших уже за эти дни сухих пайков. И почему, подобрав необходимый состав полезных трав, витаминов и прочей ерунды, нельзя было позаботиться о вкусе? В результате, мы уже который день жевали эти полезнейшие брикеты, обладавшие, однако, вкусом гнилой соломы.

Одно хорошо — мошкары кругом не слишком много. Может, удастся поспать.

— Эх! — вздохнул Из. — Сейчас бы нормальной еды!

— Даже не напоминай! Сейчас как вспомню про маффины, так опять слюну весь вечер пускать буду! — поддержала его Дерпи. — Ну вот! Вспомнила! Теперь на сырой подстилке спать придется!

— Меня не слюнявить! — заявила Деринг.

Все улыбнулись.

— А ведь, кроме шуток, сено это уже порядком достало! — поддержала Иза Радуга.

— Агась. Но где ты тут че другое откопаешь? Тут даже растений-т приличных не найти, — оторвалась от фляги ЭйДжей.

— Ага, — Из устало потянулся. — Тут даже поохотиться не на кого!

— Че сделать? — обалдело переспросила Дэш, чуть отстраняясь.

— Поохотиться!

Тут уже он завладел вниманием всех!

— Че-его? — слитно прозвучали несколько голосов.

— Ты эт ч-че про лесных зверей, да? — еще раз переспросила ЭйДжей.

— Ага…

— Ты че? Ел МЯСО? — выражение лица Дэш трудно описать словами. Сочетание страха, заинтересованности, чего-то еще…


— Да. Довелось попробовать.

Я заметил, как Свити Бель инстинктивно отодвинулась подальше от края, поближе к Деринг. Сам я, впрочем, тоже был изрядно этим ошарашен!

— Я успел много постранствовать. Довелось мне бывать и в стране грифонов. Знакомый пригласил меня в горы, хотел показать мне один… древний памятник. А тот был высоко в горах. Все бы неплохо, но травы или чего-то еще там уже не было, а еды на меня взять никто не догадался. А выяснилось это уже поздно — прошли и пролетели мы уже много. А грифоны — плотоядны. На второй день я не выдержал — попробовал кого-то из птиц. С тех пор, мне… доводилось иногда так поступать.

— И к-как те м-мяско? — уточнила ЭйДжей, нервно покусывая губу.

— Да ничего так… Но только если сам могу умереть с голоду.

Все надолго замолчали, переваривая услышанное. Я поглядел на небо. Молодой месяц, значит, полнолуния можно опасаться еще не скоро.

Однако уже совсем стемнело. Глухой, непроглядный Мрак опустился на болото, и только три живых, трепещущих огонька чуть раздвигали его вокруг нашего бивака. Но сразу за границами их света наваливался Мрак. Душный, воняющий гнилью, звенящий, свистящий, шипящий, щелкающий, шлепающий, чавкающий и булькающий… Такое ощущение, что полюбоваться на нас собрались все ночные жители болота.

Прошла еще минута. Я думал, как переключить внимание. Но мне помогли.

— А че ваще можно ждать от этих болот? Ну… Кто может нас тут ждать? — спросила Блум, вздрагивая и, прижав ушки, оглядываясь на очередной непонятный звук.

— Да! — повернулась ко мне Скуталу. — С кем мы можем встретиться?

— Дайте-ка вспомнить… Крокодилы, водяные змеи, гидры, водяные, болотные тролли, анцыбалы, духи, неупокоенные разные… Да много с кем. Есть у меня одна историйка на этот счет… Хотите послушать?

— Аг-га! — с какой-то веселой боязнью кивнула Блум.

— Конечно, хотим! — согласилась Свити.

— Валяй! — отрешенно кивнула Скут.

Остальные заинтересованно смотрели на меня.

Из выказал готовность помочь мне звуками.

И я начал!

— Случилось это, как поговаривают, несколько лет назад, где-то на окраинах Эквестрии, на болоте, очень похожем на это.

Один пони отправился на болото. Никто не знает, что уж там ему было так нужно. Скорее всего, собирал какие-то растения. Но болото это он знал плохо. И так уж получилось, что проходил он по нему до самой темноты, а повернув обратно понял, что заблудился.

Еще долго бродил он по болоту, пока, уже совершенно отчаявшись, уже почти смирившись с неминуемой смертью, не увидел впереди тусклый огонек. И пошел на этот огонек. Он шел, а огонек так и не приближался. Через какое-то время огонек и вовсе пропал. Пони огляделся. Земля под копытами была почти сухой, а впереди виднелся какой-то домик. Он возрадовался и понесся было к дому. Лишь на самом пороге его охватило сомнение — дом был сильно разрушен. Но он решился войти.

Я выдержал паузу.

— На первый взгляд, в доме не было ничего страшного. Дом, как дом, только очень старый и брошенный. Но делать-то нечего! Не на болоте же ему ночевать, если рядом есть хоть такая крыша? Он остался. Запер дверь, улегся на старый топчан, поставил рядом свечу, найденную в доме, зажег вторую, положил кремень. И спокойно заснул.

Он проснулся!

И сразу понял от чего!

От жуткого ощущения смерти рядом с ним!

И от стука!

Стука старых подков по полу!

Свеча давно погасла, однако он различил смутный силуэт у противоположной стены!

Он схватил кремень и попытался разжечь свечу. От нервов это удалось далеко не сразу.

И лучше бы не удавалось вовсе!

В круг света перед ним медленно вступала старая пони…

Не старая.

Мертвая!

Редкие, вывалившиеся зубы!

Черви, копошащиеся в пустых глазницах вытекших глаз!

Кости, выступавшие сквозь дыры в коже!

Полусгнившие внутренности, висящие под лопнувшим брюхом!

Медленно, стуча ржавыми подковами, она шла к нему, раскрыв пустой рот!

И он не мог ничего сделать. Лишь сидел и смотрел, не в силах отвести от нее глаз.

Лишь в самый последний момент он опомнился и, бросив в нее увесистую свечу, выломав запертую дверь, опрометью кинулся бежать по болоту, не разбирая дороги! Неважно куда! Неважно утонешь или нет! Но только не попасться ей! Стоило ему на миг остановиться, перевести дыхание, как он вновь слышал за спиной шлепки ржавых подков по грязи…

Ему повезло.

Уже под утро смертельно уставший и совершенно седой, он случайно нашел дорогу к какому-то селению.

Уже там ему рассказали, что еще до первой битвы с Дискордом жила на том болоте очень могущественная черная колдунья. Не известно, как и почему сгинула она в болоте. Но дар свой передать не успела. Душа ее не добралась до Царства Мертвых и оказалась не под властью Луны.

Болото не отдает ничего обратно.

И ее не отдало Луне.

Что это было за болото? Кто знает?

Быть может, это?

*ШЛЕП! ШЛЕП! ШЛЕП!*

Раздалось неподалеку…

Какой-то болотный зверь, скорее всего.

Но даже это возымело свой эффект!

И далеко не только на жеребят!

Я обвел взглядом бивак.

Дэш, прижавшаяся к почти невозмутимому Изу.

Свити Бель, поджавшая ноги и забившаяся между остолбеневшими Деринг и Дерпи.

Эплджек, с остекленелым взглядом, придушившая сейчас одной ногой меня, а другой оч-чень тихую и не вырывавшуюся Блум.

Скуталу, сидящая рядом ровно с тем же отрешенным выражением, если не считать взгляда, и того, что она, похоже, готова в любую секунду сорваться с места и понестись куда глаза глядят.

Что ж! Похоже, очередная бессонная ночка нам была обеспечена!

* * *

Я оказался недалек от истины!

Поспать толком так и не удалось.

Сразу все было против сна!

Тут вам и проснувшиеся и совершенно озверевшие после полуночи комары.

И снова захрапевшая Дэш.

И лежащая рядом ЭйДжей, частенько тревожно всхрапывавшая и открывавшая глаза.

И возившаяся где-то на ней Эпл Блум.

И таращащаяся в темноту Скуталу, у которой, похоже, опять была бессонница.

У меня, впрочем, сон тоже пропал напрочь.

Мы так и провалялись до самого утра, тихо наблюдая за ночным болотом, в котором уже Дискорд знает что мерещилось, лишь изредка поглядывая то на остальных, то друг на дружку. Скут заснула только когда над болотным туманом зажегся рассвет. Да и я, наверно, тоже.

Так начинался новый сырой, грязный и опасный день.

Проснулся я, разбуженный поднявшейся Блум:

— Ну че? Привет… *Уа-ау-уф!* …новый день? — потянулась та.

— Скорее не кончавшийся старый, — проворчала Скут, не разлепляя глаз.

Я огляделся. Мда… Болото за ночь явно не высохло. А жаль.

Но внизу все-таки было что-то новое. Не помню я это бревно…

— Ага. Или так, — Блум подошла к краю помоста и собралась спрыгнуть.

— СТОЙ! — я каким-то образом перехватил ее уже в прыжке и вернул на место.

От моего вопля подскочили уже все.

— Ты че? — ошалело уставилась на меня Блум. — Че и до кустов уже нельзя, че ли?

Скуталу, догадавшись первой, глянула вниз. Потом еще раз, уже совсем с другим выражением лица.

— Блум?

— Че?

— А ты куда прыгать собралась?

— Вниз, не вверх же!

— Угу. Ясненько. Давай. Только сначала один важный вопрос…

— Какой еще?

— Тебе какой памятник лучше заказать? Мрамор? Гранит?

— Ч-че-ег-го-о???

— Вниз глянь!


Она глянула.

И застыла.

Почти под самым нашим помостом расположился немаленький такой аллигатор. Весьма достойный представитель своего рода. Все, как положено — от зубов, до гребня. Да еще и размером с хорошее бревно.

Я удивился. Обычно в болотах водятся крокодилы, а вот конкретно этот был именно аллигатором. Гигантские размеры и широкая, тупой формы морда выдавали это. Отличный экземпляр!

Аллигатор, видимо, услышал мои мысли и зевнул, продемонстрировав зубки, никогда не нуждавшиеся в стоматологе.

— Ка-акой симпатяга… — протянула Дэш, без особого, впрочем, восхищения.

— Да-а… — вслед за ней уставился на него Из. — Такой и бизону глотку порвет.

Скуталу, должно быть, автоматически, не отрывая взгляда от зубастого монстра, кивнула.

— И че будем делать? — повернулась ко мне ЭйДжей. — Тут ведь не просидим вечность? Бежать?

— Нет. Догонит. На короткую они могут бегать очень быстро даже по суше, а уж здесь и подавно.

— Угу. И че тада?

— Когда догонит?

ЭйДжей фыркнула.

— Можно, конечно, попробовать его убедить. Если я правильно помню, рептилии достаточно разумны. По крайней мере тот, что живет у Пинки. Как мне кажется.

— Верно, — перебил меня Из. — Но для этого нужен или кто-то умеющий говорить с ними, вроде Флатершай, или кто-то такой же сумасбродный, как Пинки.

— И сдается мне, что мы сейчас не в той позиции, чтобы диктовать ему свои правила, — добавила Деринг.

— Ага. И остальным тоже, — Дерпи кивнула на кусты. — Тут еще есть, и, если уши меня не подводят, довольно много.

— У-у-уй… — взвыла Блум, садясь на настил и поджимая ноги. — И че теперь делать?

— Сидеть и думать, — мрачно ухмыльнулся Из. — Сидеть, терпеть и думать…

Какое-то время мы пытались найти хоть одну осуществимую идею. Однако, ничего приличного в голову так и не приходило.

— Ладно, — в конце концов, выдохнул я. — Предлагаю сейчас мне, Деринг, Радуге и Изу разлететься в разные стороны и поискать что-то, что может нам помочь и до чего не надо слишком долго лететь.

Поскольку это было единственное, что хоть как-то напоминало идею, решили так и поступить.

Мы распределили направления, и я поднялся в воздух.

Болото, болото и болото. Болото, насколько хватало глаз. Лишь где-то на западе, за моей спиной, оно обрывалось рекой, но мне не туда. Мой курс — восток. Самые глухие топи.

Прошла всего пара минут лету, однако топи, как ни странно, уже начались. Видимо, карта и тут была приблизительна. Крокодилов в воде становилось заметно все меньше, что, конечно, радовало. Наконец, они пропали совсем, а впереди, прямо посреди болота, показалась небольшая буро-зеленая гора.

Мда… Понятно, почему стало меньше крокодилов… Однако это был вариант и пока — единственный. Только тут я мог сказать с гарантией, что зубастых рядом точно нет.

Весь остальной облет толком ничего не дал.

По возвращении в лагерь, уже по выражению лиц стало ясно, что и у остальных все было не слишком удачно.

— На пять минут лету ничего хорошего, — доложил за всех Из, похоже, уже все разузнавший. — Или крокодилы с аллигаторами, или бурелом непролазный или что-то еще. Надежда только на тебя.

Надо же! Чтобы даже он ничего не нашел…

— Кое-что есть.

Все подались вперед. Дерпи пришлось придержать — подайся она дальше — свалилась бы с платформы.

— Выкладывай, давай! Че нашел? — поторопила Радуга.

— Ну… Не особо. В другой раз я даже упоминать бы такую возможность не стал бы, настолько она опасна…

— Но щас у нас других-т шансов вроде и нет, а опасно в этом походе все время, так шо, давай, не томи, — поддержала крылатую ЭйДжей.

— Ладно. В общем… В нескольких минутах лета отсюда начинаются топи. А в тех топях, оч-чень похоже, спит гидра.

— Гидра? — Дэш подлетела ближе. — Пинки болтала, что они встречали какую-то гидру, когда пошли на Фрогиботом за Флатершай! А меня там не было! Наверно крутая зверушка?

— Не то слово! — перехватила Эплджек. — Со взрослого дракона размером и голов было штуки четыре! Бегать от нее по трясине особенно "круто" было!

Все замолчали.

И только послышался шепот Скуталу:

— Меткоискатели охотники на гидр?

Прошла минута.

Деринг обвела всех взглядом:

— Ладно. Тут мы ничего не высидим. Какой план?

* * *

План был глуп. Но, как водится, именно поэтому мог сработать.

Ну кому, в здравом уме, может придуматься использовать одного хищника, пусть и спящего, для борьбы с другим, а? Верно. На такую глупость могла согласиться только наша партия, и то только в таких условиях.

И, уж конечно, мы споро взялись за претворение этой глупости в жизнь!

Предстояло сначала перетащить ближе к гидре Эплджек с сумками и Дерпи, а потом вернуться за жеребятами…

И если с сумками и Дерпи все было просто, то вот доставить на приличное расстояние по воздуху земную пони… Занятие оказалось интересным. Правда, лично мне было плоховато видно куда лечу — ЭйДжей настояла, что за задние ноги ее могу держать только я. Однако, я поймал себя на мысли, что направление полета меня не сильно волновало…

Уже при посадке обнаружилась еще одна неприятность — рядом было слишком много деревьев, что сильно ограничивало полет. Сесть было можно, а вот с полетом потом, если, не дай Селестия, эта зверюга проснется… Вот тут могли возникнуть проблемы.

Однако, потом — будет потом. А сейчас мне, к сожалению, пришлось отпустить ноги ЭйДжей и разворачиваться на второй круг, пока остальные приземляли Дерпи.

Когда я вернулся к биваку, неразлучная троица сидела на нашем с ЭйДжей помосте. Что было странно, ибо оставляли мы их слегка не так.

— Свити, а как ты сюда перебралась?

— Ну, там страшновато было одной, я и перебралась. Вот так, — она копытцем показала маршрут. — Ну, мне еще Скут помогла.

По мере того, как она показывала, как смогла перебраться по окружающим поваленным деревьям и сукам, глаза мои наверняка в этот момент медленно округлялись.

Маршрут был достоин акробата! Нет, у нее, вероятно, были задатки к каким-нибудь танцам, но вот чтоб так? Как по мне, так тут все пони-ниндзя, фильмы о которых так любит Блум, должны были бы покончить с собой от зависти…

На помост приземлились Деринг и Радуга.

— Ну чего? Полетели, что ли?

Через несколько минут мы уже вновь снижались рядом с гидрой.

Монстр оказался не таким гигантом, как фрогиботомский. По крайней мере лежа он был всего раза в три выше меня. Однако, для смертельной опасности хватало и такого. Надо было срочно определяться с направлением движения. Мы расстелили карту на более-менее подсохшем стволе и склонились над ней.

Тем временем, беспечное трио, естественно, облепило гидру.

— Эх! Вот бы сюда фотоаппарат! — вздохнула Скут, опершись на монстра.

— Угу, — кивнула Блум. — И как бы мы его за собой перли? У нас ведь только та бандура на треноге есть!

— Верно. Придется обходиться тем, что есть, — Свити села и сложила передние ноги рамочкой.

Скут изобразила гордую позу охотника на гидр.

Подошедшая Блум, оперлась на одну из голов.

Свити громко щелкнула языком.

Я не сразу сообразил, что меня так насторожило. Потом понял — звук. Пропал тот храпяще-булькающий звук, что издавала гидра во сне!

Раздался глубокий, могучий вздох.

Меткоискатели, взвизгнув, кинулись к нам!

Одна из голов приподнялась.

Открылся громадный, ярко-желтый глаз с вертикальным зрачком.

Сфокусировался на нас.

— Бегом! — заорал Из, указывая сравнительно безопасное направление, — Туда! За мной! Живей! — он подпихнул замешкавшуюся Дэш.

Не говоря больше ни слова, все, подхватив Меткоискателей, рванули с места за Изом!

И только мне показалось, что не все. Я оглянулся. Так и есть! ЭйДжей задержалась, сворачивая брошенную нами карту!

Взгляд гидры стал осмысленным.

Головы медленно, но неуклонно просыпались. Видимо, организму с таким количеством мОзгов, требовалось куда больше времени.

Глаза уже проснувшейся головы наливались кровью.

Голова повернулась в сторону Эплджек.

На крики не оставалось времени. Я прыгнул!

Успел! Лишь на какую-то долю секунды, но опередил едкую струю, попавшую на бревно, на котором лежала карта!

Мы повалились в глубокую грязь!

Я вдруг понял, как ощущают себя тонущие в болоте.

Но времени не было. Надо было бежать, пока зверюга еще соображает, куда это мы делись.

Как же тут вязко!

— Эй! Красавчик! Сюда, сюда, сюда! Еда тут! Иди и поймай меня! Смотри, какой филей! — раздалось где-то над нами.

Мы с ЭйДжей подняли головы.

Конечно Радуга, кто же еще! Кружила вокруг гидры, отвлекая внимание, хлопая себя по крупу.

— Сюда! Быстрей! — из-за бурелома махнул нам копытом Из.

Мы резко, с громким, чавкающим звуком, поднялись на ноги, вырывая себя из болота, и понеслись! Через пару секунд мы уже были за укрытием.

— Дэш! Все! Заканчивай! — крикнул Из.

— Ага! Ща! — та на секунду застыла в воздухе.

Этого делать не стоило!

Тут же одна из голов, крутанувшись на длинной шее, сбила ее!

— А-А-А-А-АЙ! — Дэш с криком свалилась в болото!

— Радуга! — в ту же секунду сорвался за ней Из! — Беги!

— Не могу! Застряла!

Головы тут же нацелились на жертву! Пасти распахнулись! С клыков стекала слюна!

Издав громоподобное шипение, головы кинулись на еду!

— ДЭШ!!! НЕТ!!! — Из прыгнул под пасть, уже почти накрывшую Радугу!

Пасть захлопнулась, поглотив обоих.

* * *

— Ра-рад-дуга… Из… Да мы… Да как же эт… — тихо шептала ЭйДжей.

Я молчал.

Со спины тихо, незаметно подошли остальные. Они все видели. Никто ничего не говорил. Только Скут, забравшись на меня, стиснула шею и уткнулась лицом в гриву, да слышно было, как нервно всхлипывают Свити и Блум.

Я смотрел.

Голова явно не торопилась жевать. Взгляд стал каким-то странным.

Щеки раздулись один раз… Другой…

Такое ощущение, что ей… Тошно???

И тут гидру прорвало! Все головы сразу! Вырвалась наружу вся полупереваренная еда, все съеденное за долгое время!

Но, что лучше всего, вместе со всем этим она вытошнила и Радугу с Изом!

Едва поднявшись, они со всех ног кинулись к нам!

— РАДУГА!!! — едва не оглох я. — Ты в порядке!

— Почти да! А теперь бежим!

И мы побежали. Побежали, несмотря на воду, грязь, бревна и возможность сломать ноги. Побежали так, как большинство из нас не бегало никогда. Потому, что знали, что пройдет еще какое-то время, и мы услышим за спиной дикий рев и грузные шлепки взбешенной гидры.


ГЛАВА 23
Пороги

Не знаю, сколько мы бежали по тому болоту. Возможно, что несколько часов, судя по солнцу. Галопом ли, рысью, шагом, если становилось слишком топко, но мы ни на минуту не остановились, если не считать нескольких раз, когда пришлось поднимать Дерпи. Возможно, что гидра уже давно отстала. Слышно ее не было. Но проверять это совсем не хотелось. Под копытами уже ничего не хлюпало, кругом была сухая земля, а мы все не останавливались, пока могли бежать.

Остановились мы лишь когда задыхаясь, взмыленные рухнули на траву.

Какое-то время мы просто лежали, пытаясь отдышаться.

Выдохшееся трио валялось рядом — они уже, наверное, час, как бежали за нами. В какой-то момент они просто соскочили, видимо, считая, что мы и так слишком устаем, чтобы еще и нести их. Так что сейчас они выдохлись не меньше, а может, с учетом возраста, и больше нашего.

— Вода… у кого-нибудь есть? — еле слышно проговорила Деринг. — Давно я так не… бегала.

— Угу, — Из отцепил от формы фляжку, и мы принялись передавать ее друг другу. Вернее, сделав пару глотков, просто пихали ее дальше по земле. Передавать не было сил.

Так прошло еще несколько минут.

— А как у вас получилось… э-э-э… выбраться? — первой нашла силы на разговор Деринг.

— Ха! Несложно совсем! — приподнялась Радуга, — Главное, что Из меня успел из грязи выдернуть, иначе мне бы точно ноги оттяпало! — она кинула взгляд на Иза. — А дальше — соображалка, скорость реакции и немного случайности, и готово!

— Ага, — вставил Из. — Вернее, много случайности…

— Ну… Неважно. Главное, что я успела схватиться за язычок в горле, а Из держался за меня! А кто выдержит пытку тошнотой? Да никто! Вот она и блеванула!

— Дэш! — ЭйДжей поморщилась.

— Ну… да… грубовато. Но я теперь одна из двух пони, побывавших в пасти гидры! А это круто! И выбравшихся живыми, а это еще в двое круче!

— Ага. Воняет, правда, теперь от нас тоже круто, — кивнул Из, и посмотрел на морщившихся Блум и Скуталу, и Свити, откровенно прикрывшую нос ногой.

— Верно! Но это сладкий запах победы! — Дэш, вяло улыбнувшись, потянула воздух. Правда, после этого как-то подозрительно побледнела и быстро уткнулась лицом в траву.

— Дэш? Ты в порядке? — обеспокоенно приподнялся Из.

— Ничего… Аромат победы… Вскружил голову… — сипло выдавила та.

Я повернулся к Дерпи:

— Дитзи?

— А?

— Слышно чего-нибудь?

— Не, ну я слышу реку неподалеку, вода сильно шумит, еще птичек слышно, вас всех тоже неплохо…

— Ну не издевайся, а? — я все-таки слегка улыбнулся. — Ты знаешь, о ком я.

— Да не. Гидры уже давно не слышно. Я уже пыталась сказать, но всем, видимо, было так весело бегать…

— Агась. Обалденно весело, — Эплджек наконец нашла силы подняться и сесть. — И карту нашу эт гадина уничтожила…

— А где ваши сумки? — удивилась Свити.

— Ага, почему только ранец Скуталу здесь? — поддержала Блум.

— Пропали сумки, — вздохнула ЭйДжей. — Не до них было. Теперь они, как трофей у гидры… А с ними и почти все, что у нас было…

— А, что хуже всего, там была большая карта, — потупилась Деринг. — Теперь и карта пропала.

— Не-а! — мотнула головой Скут. — Не пропала! Вот!

И она вытащила из своего ранца жутко мятую, подмокшую, но еще целую настенную карту из особняка:

— Правда, тут только она и немного этих… Как их… Соломы этой поместилось. Остальное-то я по вашим рассовала.

— А зачем вообще тебе нужна была карта? — Дэш прищурилась в ее сторону.

Скут стушевалась:

— Ну… Мало ли… Подумала… Но вот правильно же?! Ведь пригодилась?

— Что верно, то верно! — решил помочь ей я. Потом разберемся, зачем им нужна была карта. — Давай-ка ее сюда. Поглядим, где мы оказались.

Допрашивать Скут дальше не стали. Та кинула на меня благодарный взгляд.

— Что ж! — обрадовал я всех, как только взгляд мой коснулся карты, — Следующая точка — водопад!

* * *

Слух не подвел Дерпи.

Мы действительно были не так далеко от водопада. Что-то около получаса рыси, которую почти можно было назвать бодрой, и перед нами предстала величественная картина.

Быть может, он был не так велик, как некоторые известные водопады Эквестрии, не так красив, как Радужные водопады, но он все равно был грозен и, по-своему, великолепен.

В этом месте вода из гейзера, бьющего из глубин озера выше по течению, образовывала широкую, полноводную реку. И вся эта масса воды, величественно, сопровождаемая диким грохотом, обрушивалась с высокой скалы, окутанная пеленой водяной взвеси, мириадами брызг разлетавшейся вокруг. Внизу же, как бы заново рождаясь из пены, начинала свой бег красивая и быстрая река.

И какими бы усталыми и грязными мы ни были, все равно не могли не насладиться этим зрелищем!

— От эт да! От эт сила! Никогда ниче подобного не видала! — восхищенно застыла Эплджек.

— Конечно не видела! — тут же оперлась об нее Радуга, — Когда ты последний раз выбиралась со своей фермы куда-то кроме соревнований и Кантерлота? Ни-ког-да!

— Ка-ак же! Никогда! А Кристальная Империя?

— Это да, но она совсем невелика, и тем более нельзя посмотрев ее, сказать, что повидала мир!

— Можно подумать ты его повидала!

— Ну, не повидала, конечно. Но уж больше тебя-то точно!

— Эт верно, — ЭйДжей вздохнула. — Хотя иногда хотелось бы… Но. Ферма.

— Ой-е! А тут высоко! — Эпл Блум подползла к краю обрыва и уставилась вниз.

— Да… Но краси-иво! — присоединилась к ней Свити Бель. — Только посмотрите, как все сверкает! Ах! Он великолепен!

— Угу. Красиво. А вот водопадов я не люблю, — подошла к самому краю Скуталу.

— Это потому, что плохо плаваешь?

— Это потому, что хорошо падаю! А падать с такой высоты страшновато.

— Эх! — вздохнул Из, — Это еще не высота! Напомнил он мне одно местечко. Вот там водопад — всем водопадам водопад! Этот по сравнению с ним — мелочь.

— Ну да. Этот-то еще невелик, — подошла к нему Деринг. — Но довольно мощный, надо признать.

— Это да. Силен.

Дерпи подойти к краю так и не решилась. Вместо этого она возилась со все еще каким-то чудом уцелевшей и не подаренной гидре рацией, приводя ее в порядок, и, похоже, проверяя батарею.

— Связываться с Понивиллем сегодня будем? — обратилась она ко мне.

— Смотря насколько хватит еще батареи.

— На раз. Может, на два.

— Тогда, думаю, лучше пока повременить.

— Окей шеф! Есть повременить! — улыбнувшись, она махнула копытом честь.

Я подошел к обрыву.

Зараза! Ну почему в этом лесу никогда нельзя пойти кратчайшим путем? Почему здесь всегда столько растительности? И причем неизвестной или несъедобной! Не только этот край обрыва, но и все внизу было покрыто какими-то тонкими и высокими деревьями, и так густо растущими, что спуститься на крыльях было почти невозможно!

Правда, эта же растительность предложила и выход.

Корни многих деревьев тянулись далеко вниз, пытаясь закрепить их на обрыве.

Кроме этого рядом имелось одно из тех тонких деревьев, росшее в самом низу. Оно было повалено, но не рухнуло к себе вниз, а вполне удачно зацепилось за наш край обрыва.

Я подозвал Иза и объяснил тому задумку.

— А! Была, не была! — махнул он копытом.

Он медленно подошел задом к обрыву, чуть выше того места, где застряло дерево. Присел. Аккуратно, помогая себе крыльями, спустил с обрыва задние ноги…

— Есть! — послышалось из-за края обрыва. — Готово! Привязал!

Я глянул вниз. Из зафиксировал ненадежное дерево, привязав его корнями других деревьев.

Мы начали спускаться.

Я оставался сверху. Из страховал внизу.

Для крылатых этот спуск не представлял ничего слишком сложного. Достаточно слегка помогать себе удерживать баланс. А вот для бескрылых он стал проблемой. Не так-то просто спуститься по тоненькому стволу высоченного дерева!

И если Скуталу это удалось сравнительно легко, даже с неким изяществом, в некоторых местах просто пробежавшись по наклонному стволу, то шедшая за ней Свити зря понадеялась на такой скоростной спуск.

В какой-то момент она просто наступила мимо ствола!

— А-а-а-а-а! Уф!

Из среагировал мгновенно, успев ее подхватить!

— Спас-сибо! — Свити прижалась к своему спасителю, обхватив его за шею. — Спасибо!

— Да ладно! — улыбнулся тот.

Шедшая следующей Блум решила не рисковать вовсе, и выбрала самый классический метод спуска — крупом вперед, животом по дереву. Самое страшное, что при этом может случиться — обдерешь живот. Так оно, в общем-то, и получилось.

У Эплджек повторить это все же не вышло.

Один из суков, на который она наступила, подломился, и ЭйДжей соскользнула, и повисла в воздухе, держась только передними ногами!

Конечно, я тут же кинулся на помощь! И снова, как когда-то со Скут, я смог лишь затормозить падение! Правда, падалось в этот раз куда мягче и с меньшими последствиями. Правда, опять на спину, но зато куда приятней.

Сверху, лицом к лицу со мной, касаясь меня носом, лежала Эплджек.

— В порядке?

— Агась! Спасибо.

— Чегой-то вы тут делаете? Да еще в такой позе? — рядом зависла Радуга.

ЭйДжей зарумянилась, спешно поднимаясь.

— Да ниче мы не делаем!

— Да-а-а? — недоверчиво протянула пегаска. — А жаль!

* * *

И вот, наконец, долгожданная река!

— Ну что? — обратился к остальным я. — Дело за малым — построить плот?

— Погоди, — Радуга поднялась в воздух. — А почему мы не можем просто взять и перелететь на ту сторону? Ведь тут ничего не мешает?

— Верно. Но нам не совсем это нужно. Если перелетим сейчас — окажемся на территории древоволков и будем идти через нее еще как минимум день. А тебе охота с ними знакомиться?

— Да как-то особо не тянет сейчас…

Я кивнул.

— А по реке мы без труда преодолеем это расстояние еще ночью, если сделаем плот до темноты. Да еще и отдохнуть успеем!

— Точно! — присоединилась ЭйДжей. — А ниже по течению еще и роща вольт-яблок есть. А ты знаешь, какая эт вкуснотища! Особенно для нас-т!

— Ага! — облизнулась Радуга. — Тогда чего мы ждем?! За работу!

И дело закипело!

Из, Эплджек и я валили молодые деревья.

Деринг и Радуга стаскивали их к берегу.

Искатели обдирали ветви. Хотя и без особой радости — видимо, метки лесорубов не были пределом их мечтаний.

Дерпи обрывала с деревьев вьюнки, больше похожие тут на лианы — веревок у нас не осталось.

Наконец, ближе к ночи, работа была закончена!

Я не без гордости оглядел творение наших копыт. Красота да и только! Как технически, так и эстетически! Рама из четырех наиболее толстых деревьев. Поверх них уложены настилом деревья потоньше. Было даже некое подобие бортов. Щели замазаны уже высохшим илом. Заготовлено место под небольшой костер. На условной корме нашего плота высился довольно вместительный шалаш.

В довершении всего Свити и Блум сейчас заканчивали развешивать по всему плоту какой-то длиннющий вьюнок с очень пахучими и яркими цветами. Скут в сем действии естественно принципиально не участвовала.

Место для спуска на воду так же подходило идеально. Река образовывала здесь небольшую, сравнительно тихую заводь, позволявшую легко втащить плот в воду.

— Ну что? — Деринг критически осмотрела плавсредство. — Вроде нигде ничего не течет и, пока еще, не отваливается? Отчаливаем?

— Отчаливаем! — Из последним забрался на борт, и шестом оттолкнул плот от берега.

— Интересно, а бывают метки, полученные за сплав на плоту? — с сомнением посмотрела на остальных Свити.

Скут молча пожала плечами.

— М-м-м… По-моему, эт называлось как-т вроде… плотогоны, че ли… Но эт вроде рабочие какие-т, — столь же неуверенно ответила Блум.

— Меткоискатели — плотогоны? Как-то странно…

— Ага, — кивнула Скут. — Звучит паршиво. Хотя занятие, может, и интересное… иногда.

— А если вспомнить вид спорта? — подала идею случайно подслушавшая их Деринг. — Рафтинг? Рафтингисты?

— А че? Вроде неплохо?

— Да, уже получше!

— Сойдет!

— Ну тогда…

— МЕТКОИСКАТЕЛИ — РАФТИНГИСТЫ ВПЕРЕД!!!

* * *

Мне не спалось.

И все вроде бы неплохо. Все в порядке. Все в безопасности. Я отстоял свою смену на палубе. Слышно, как сейчас там Из учит Меткоискателей управляться с плотом. Рядом со мной спит Эплджек. Все тихо. Все спокойно. Все отлично. Не знаю, почему не спалось.

Конечно, я осознавал, что нехорошо отдавать плот на волю волн, плывя ночью, но для того мы с Изом и дежурили на палубе. Случись что — справились бы. Да и мы на реке, а не в море. Что тут может быть страшнее мелей и камней? Нет. Это все-таки не причина. Просто не спалось.

Я вздохнул, и выбрался из шалаша.

В лицо ударил свежий ночной воздух.

Из, стоящий спиной ко мне, обернулся:

— А, это ты. Чего? Не спится?

— Ага. Чем заняты?

— Пытаюсь научить их поворачивать плот.

— И как?

— Да вроде ничего, получается, — и громче. — Корму чуть вправо!

Я пригляделся. На носу плота сидели Свити и Блум. Рядом лежали шесты. Скуталу видно не было.

— А где Скуталу?

— На корме, где еще? Руль держит.

Тихо и спокойно плескалась об борт речная вода, увлекая за собой плот. Костер давно уже догорел. Над горизонтом неспешно, величественно поднималось солнце. Мы с Изом лежали на палубе и лениво думали. Блум, Свити и Скуталу все еще упорно правили. Все потихоньку просыпались. Территории древоволков уже кончились. Скоро нужно будет как-то причаливать.

Однако берега стали более обрывистыми, течение усилилось, выступающих из-под воды камней становилось все больше, а подходящих для остановки мелей не было видно.

Уставшим уже Блум и Свити приходилось все активнее и активнее работать шестами.

Я раскрыл карту. Понятно, почему усиливалось течение — впереди был еще один водопад! Еще не скоро, но он уже давал о себе знать!

Однако я не успел поделиться этим открытием.

Сразу несколько огромных валунов вдруг появилось на нашем пути.

— Камни! — крикнул Из. — Блум! Толкай!

— Да!

Плот миновал один из камней, но при этом Блум не смогла удержать шест, когда тот случайно ударился об камень. Громко плеснув, тот упал за борт.

— А-ай! — взвизгнула она, чуть не улетая вслед за шестом, но вовремя подскочившая Эплджек удержала ее за хвост, не дав свалиться в воду.

— Корму вправо! Корму вправо! — заорал Из.

Я глянул вперед.

Плот несся прямо на торчащую из воды скалу, лишь медленно разворачиваясь к ней правым бортом…

— Все от края! — крикнул Из, хватая Свити и бросаясь с ней на середину плота!

Удар!

Крики!

Треск ломающейся древесины!

Меня швырнуло вперед, через борт! Все, что я успел, это схватить, уже в полете, тот жутко длинный вьюнок, что раскладывали Свити и Блум по всему плоту и закусить его. Но он свободно разматывался, позволяя течению уносить меня все дальше и дальше.

— Спасит… — раздалось где-то совсем рядом!

Я оглянулся. Недалеко в воде мелькнуло что-то рыжее. Скуталу!!!

— Напо… — голова Скут скрылась под водой.

Я не раздумывал. Просто рванулся что было сил в ту сторону. Нырнул под воду.

Уже через несколько секунд я вновь показался над водой, прижимая к себе отплевывающуюся Скуталу.

Заметив это, остальные начали подтягивать нас к остаткам налетевшего на камень плота.

Спустя недолгое время, мы уже сидели на берегу, перенесенные туда теми, кто еще мог летать, сохли и смотрели, как медленно гибнет наше творение, постепенно растаскиваемое на части течением.

* * *

Однако, благодаря теплому Эквестрийскому солнцу, обсохли и согрелись мы довольно быстро. Пора было подумать и о хлебе насущном. Вернее, о яблоках насущных. Еще вернее о вольт-яблоках. И если совсем верно, то о том, как найти эту предполагаемую рощу?

В бесплодных поисках прошло уже несколько часов, и, честно говоря, мы уже готовы были отчаяться. Вернее, я-то уже отчаялся, но остальным пока не говорил. Дело в том, что я еще раз перепроверил карту. И осознал. То ли это была ошибка картографа, то ли наше не верное прочтение, но роща располагалась значительно дальше, уже после водопада, в местах, куда нам совершенно не было надо! Отметка на этой карте была видна куда лучше, чем на тех, что были у нас в начале путешествия, и сделана она была куда грамотней. Вероятно, на тех картах она тоже была, но куда меньше, да и название "Роща вольт-яблок" там было в стороне. То есть, как раз там, где мы были сейчас. И в результате оно не совпадало с реальным местоположением рощи.

Однако, нам все же повезло! Мы смогли найти некоторые, известные нам, съедобные ягоды и травы, а это уже хоть что-то!

— Ладно, — резко заявил я, вновь разворачивая карту. — Думаю, поиски можно прекращать. День уже за полдень перевалил. Думаю, стоит выдвигаться в направлении чего-то, именуемого здесь "Башня королевской стражи".

— Думаю, да, — грустно выдохнула ЭйДжей.

— Эх! Плакали мои яблочки! — повесила голову Радуга, при этом, правда, оставаясь в воздухе. — А так хотелось уже чего-то приличного похавать…

— А чего делать? — поддержал Из. — Пошли.

— Ну, да. Мы уже слишком долго тут топчемся, — Деринг.

Дерпи молча поправила рацию.

Понурые Меткоискательницы, так же ничего не говоря, побрели вперед.

Лес в этих местах уже не был таким густым и темным, как раньше. Деревья здесь росли довольно редко, и самое большее, что нам мешалось, это кустарники. В остальном же, это был светлый, красивый и безопасный на вид лес.

Что-то в кустах вдруг привлекло внимание Блум.

— Мне показалось, или… — жеребяшка резко кинулась в кусты.

— Эпл Блум! Ты куда рванула? Стой! — спохватилась ЭйДжей.

Но той уже и след простыл.

— Свити Бель! Скуталу! И… и вообще все! Идите сюда! — раздался откуда-то из-за кустов радостный крик. — Поглядите, че я нашла!

Раздвинув колючие ветви, мы вышли на крохотную полянку, на которой уже стояла наша шустрая троица. А еще там росла…

— Вольт-яблоня! — радостно вскрикнула ЭйДжей и, разулыбавшись, обняла ствол! — Яблонька! Кормилица! Как же ты тут очутилась, вдали от родни? Что? Говоришь, что твои семена перенесли сюда птицы? Ах ты бедная…

— Э! Э-э-э!! Эплджек!!! Ты, вообще-то, как? — помахала перед лицом ЭйДжей Радуга. — Ты, вообще-то, с деревом разговариваешь, хотя вроде головой не билась!

— Знаю, но я хочу успокоить ее прежде, чем мы оборвем все яблоки!

Дэш смолчала, лишь провела по лицу копытом.

Наконец, мы наелись чего-то действительно вкусного! Да что там! Потрясающего! Я многое слышал о вольт-яблоках, но даже не подозревал, что они настолько вкусны! Мы набили ими все свободные карманы и ранец Скут, и, пока она и ее подруги заснули, решили провести ревизию.

Результат был неутешителен: остатки драной формы, один кремень, пять метательных ножей, считая тот, что у Скут, два обычных ножа, часы, остатки средств в аптечках, пара свечей, фляги с водой и… не с водой, сухие пайки, примерно по полтора пайка на каждого. Вот и все! А самое паршивое, что мы, похоже, остались без компаса! Видимо, он приложился обо что-то тогда, на плоту — стекло треснуло, и почему-то он перестал крутиться.

— И как мы без компаса, а? — поинтересовалась ЭйДжей.

— Ну… У меня, конечно классное врожденное чувство направления, можно попробовать и с ним, — подбодрила всех Дэш. — Но компас бы не помешал, это точно.

— Ничего. Чего-нибудь придумаем. Есть и другие способы, — поддержал ее Из.

— Да ладно вам! Он не сломался совсем! — улыбнулась Дерпи. — Просто перед тем, как смотреть на него, нужно встать так, чтобы он показывал на север, и он все правильно покажет!

Что ж. Она умеет разрядить ситуацию — по крайней мере все ухмыльнулись.

Но! Надо было идти! Мы поднялись, подхватили сонных жеребяшек, и пошли, ориентируясь пока только с помощью чувства направления Дэш.

Часа через три мы поняли, что с таким проводником мы далеко не уйдем. Вернее, никто уже даже с помощью карты, даже с высоты, не мог сориентироваться, где мы вообще находимся. Мы вполне могли, как ходить кругами, так и уйти по прямой непонятно куда. Становилось ясно, что нам нужна остановка и долгий, серьезный отдых. Но останавливаться в лесу не хотелось.

Какое-то время спустя, все тем же великим проводником, был обнаружен небольшой, каменистый холм с имевшейся в нем пещерой.

Мы решили разбить лагерь и остаться здесь до утра. Заодно можно было не спеша определиться, где мы, Дискорд его побери, находимся!

Пещерка оказалась совсем небольшой, но сухой, чистой и даже, в какой-то мере, уютной. Этакая небольшая зала с низким, но ровным сводом. Как раз, чтобы с удобством расположиться на ночлег. По другую сторону от входа обнаружился небольшой лаз, но пока нам было не до него.

Для начала стоило все-таки обустроить место стоянки. Мы натаскали травы и веток для лежанок, заготовили примитивные факелы, притащили дров, загородили вход в пещеру щитом из широких веток, выложили каменную преграду для змей, развели, недалеко от входа, костер.

Я улегся на пол и разложил перед собой карту. Думай голова! Думай!*

— Ну? И где мы тут? — над картой зависла тень.

— А это мы у тебя должны спрашивать! Это твоим чувством направления мы пользовались.

— Ну, я же уже извинилась! Хотя я все равно не могу понять, как такое случилось…

— Да элементарно! — высказалась сидящая в сторонке Дерпи. — Вот я как? Я тоже выбираю направление, лечу туда, и только прилетев узнаю что это за направление!

— Угу… Нет, ну чтоб я так… — Радуга приземлилась по другую сторону карты и улеглась, грустно склонив голову.

— Ничего. Сейчас что-нибудь придумаем, — подбодрил я.

— Уф! — на спину мне легла голова. — Не знаю, кому как, а лично по-моему, нам стоило бы хорошенько отдохнуть.

— Верно, ЭйДжей. До завтра отдыхаем, а там посмотрим.

Разговор медленно сошел на нет. Мы просто лежали и смотрели в костер. Рядом, пригревшись, о чем-то тихо переговаривались Меткоискатели.

— А где Деринг? — обернувшись, спросила нас Свити.

Я огляделся.

Потом дошло.

Я нехотя оторвался от пола и подошел к лазу в стене.

— Деринг! Ты там?!

— Да! — послышалось как будто издалека.

— Все в порядке?

— Да, в полном! Здесь интересно! Спуститесь сюда!

Я оглянулся.

— ЭйДжей, ты как? Сходишь со мной?

— Канешн, если просишь! Пшли! — она поднялась и подошла ко мне.

— Мы с вами!!! — в один голос завопило трио!

— Чем больше, тем веселей, — кивнул я.

Склонившийся над картой Из, прилегшая на него Дэш и Дерпи от предложения еще поползать в грязи почему отказались.

Проходик в скале был не очень длинным и несложным, если не считать одного места, где перепад по высоте был таким, что я вынужден был спуститься первым и опускать остальных. С Меткоискателями-то легко и быстро — подхватил, опустил и за следующей. А вот с ЭйДжей…

— Вот же… гнилые огрызки!

— Чего?

— Мне здесь не хватит места, шо бы спрыгнуть! Слишком узко!

— Так давай я помогу?

— Ну… Ла-ано, — она не решительно подошла к краю и повернулась боком. — Давай. Тольк эт… Под живот не очень…

— В каком смысле? — подхватил ее я.

— Я… Ох! …щекотки!

— Чего? — я специально провел копытом по животу ЭйДжей.

— Хи-хи! Боюсь! Уй! Ха-х!

— Ладно! — я ухмыльнулся. — Поехали!

— Ну где вы там? — поприветствовала нас улыбающаяся Деринг. — смотрите, что я тут нашла! — она гордо обвела крохотную, ярко освещенную сейчас двумя воткнутыми между камней факелами, пещерку.

А посмотреть тут было на что!

Все стены и даже потолок пещеры были покрыты рисунками и гравировкой, изображавшей то ли бой, то ли что-то очень его напоминавшее, что лично меня очень удивило — обычно Эквестрийские художники стараются избегать каких-либо сцен насилия или даже намеков на них. Прямо посреди этой необычно милитаристически оформленной пещеры стоял, испещренный какими-то надписями, каменный саркофаг.

— Че эт за место? — удивилась ЭйДжей.

— По-видимому, в этой пещере когда-то давно, еще до Дискорда, была захоронена некая известная воительница, — пояснила нам Деринг, — Некая… — она присмотрелась к крышке саркофага. — Некая Вирти Форлорн.

— Какое странное имя… — Блум.

— Это было давно. Я ведь говорю — еще до появления Дискорда. Язык, на котором сделаны надписи, очень-о-очень древний. Даже я, специалист, далеко не все могу разобрать!

— Такой древний, что, попади мы туда, мы почти ничего бы не поняли?

— Все верно, Свити. Общаться, может, и было бы можно, но жутко трудно даже для меня.

— А что за подвиги она совершила? Ну… За что такая честь? — поинтересовалась Скуталу.

— Если я правильно поняла, то она всю жизнь посвятила борьбе с некими порождениями зла. И довольно успешно. Зло было поймано в ловушку. Но в последнем бою она получила жуткие раны. По дороге домой она умерла и была захоронена здесь, со всеми надлежащими почестями, а за местом захоронения того зла взялись наблюдать ее соратники. Ну или так я поняла, — Деринг неуверенно потерла лоб.

— Ага. Круто! — Скут разглядывала стены. — Алекс! А вот эти звери на рисунках… Они не кажутся тебе знакомыми?

Я присмотрелся. Все верно. Очень похожи.

Это именно они напали на Понивилль!

* * *

— МВАХ-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХА-ХАЙ-ЙО-О-О-О-ОХ!!! — содрогнулась пещера! — А-алекс… Ну… О-о-ох!

Из, Дерпи и Радуга ждали нас возле выхода из лаза.

— Что случилось? — Из.

— Че там у вас за стоны какие-то? — прищурилась на меня Радуга.

— Д-да ниче совершенно! И никакие не стоны! — показалась раскрасневшаяся и какая-то скованная в движениях Эплджек. — Ниче не случилось.

Радуга продолжала недоверчиво коситься.

— Ага! — кивнул я. — Может, чего перекусим?

За едой мы пересказали услышанное от Деринг и описали то, как наши младшие пытались открыть саркофаг, да так удачно, что Скут чуть туда не свалилась. Правда, там так ничего интересного и не нашлось, к их сожалению, но они с Деринг все еще пока там.

С едой мы разобрались довольно быстро. Надо было, впервые за долгое время, попробовать отоспаться. Мы с ЭйДжей устроились в дальней стороне пещеры, на некотором отдалении от остальных.

— Извини, — прошептал я.

— Да ла-ано! — улыбнулась она. — Хотя я и предупреждала насчет щекотки… Но, навродь не заметили…

— Откуда ж мне было знать, что ты… ну… настолько?

— Агась. Теперь, вот, будешь… Знать… Пользоваться… — она чуть толкнула меня ногой.

— А то! — ухмыльнулся я.

Она положила на меня голову и скоро уснула.

Я, впрочем, тоже.

* * *

Ночь.

Чудесное время суток. Любимое. И не только из-за того, что я гвардеец Луны. Просто оно идеально подходит для всего: от неспешных раздумий о бытие, до тихих и незаметных… дел. Такой была и эта ночь. Спокойная и тихая. Я уже несколько раз выходил из пещеры, но это так ничего и не дало. Мне по-прежнему не удавалось определить, где мы оказались.

Вот и сейчас, я лежал, привалившись к остаткам наших запасов, сложенным тут, у входа, и тупо пялился в карту, на которой не было ничего даже отдаленно похожего на то место, где мы сейчас находимся.

Справа от меня тихо зашелестел листьями самодельный щит, прикрывавший вход — это вернулась с улицы Скуталу. Опасливо покосилась назад.

— Алекс?

— А?

— Можно я с тобой тут посижу? Спать уже не хочется совсем.

— Давай.

— Все еще пытаешься найти нас на карте?

— Да, хотя это, похоже, бесполезно. Был бы компас…

— А всякие там… Ну… Вроде мха на дереве или муравейников?

— Да пробовал. Не поможет. Они тут со всех сторон.

— А где мы потерпели кораблекрушение?

Я ухмыльнулся.

— Тут.

— Аг-га…

И мы уже вдвоем уткнулись в карту.

Никто из нас не поручится, когда именно что-то пошло не так…

Мы что-то заметили, лишь когда непроницаемая, глухая тишина накрыла пещеру. Это было довольно странно.

— Заметила? — повернулся я к Скут. — Что-то вдруг так тихо стало!

Она не ответила. Я лишь увидел, как расширяются от ужаса ее глаза, глядящие куда-то мимо меня, как сжимаются до размера булавочных головок зрачки, как свело судорогой прижатые к голове ушки, как медленно поднимается нога, указывая мне за спину.

Я резко развернулся!

И застыл! Шерсть поднялась дыбом.

— Из! Радуга! ЭйДжей! Подъем!!! — крикнул я. Но никто не поднялся. Почему-то я не был уверен даже в том, крикнул ли я это на самом деле, или только подумал об этом.

Из лаза двигалась в нашу сторону земная пони в каком-то невообразимо древнем, но почему-то смутно знакомом доспехе. От фигуры исходило бледное, белесое свечение. Глаз у пони не было, лишь клубящийся на их месте туман.

Я одним движением закрыл собой Скуталу!

Однако призрак не стал подходить ближе. Он остановился в центре пещеры, глядя одновременно и на нас, и мимо. И заговорил. Вернее, нет. Это мы услышали его. Не звук, но мысль, родившуюся внутри. Медленный, напевный текст зазвучал у меня в голове:

Вам будет непросто то зло победить,
Что зиждется в старых кавернах.
Боюсь, что на время придется забыть
О посиделках в тавернах.
Придется на ратное поле прибыть,
За правду свой меч обнажая.
Придется и кровь вам свою там пролить,
Собою друзей прикрывая.
И новых друзей вам удастся добыть.
Простить им обиды, несчастья.
Лишь вместе удастся вам зло усмирить,
Заставив бежать в одночасье.
Заставив бежать, отступить, отойти,
Скалясь и воя убраться с позором.
Но, будьте уверены, сможет найти
Оно слабости ваши своим проницательным взором.
Коль злоба и жадность не застят глаза
И слава пустая претит,
То значит, вы сможете смело сказать,
Что тьма вас не сможет прельстить.
Прельстить, одурманить и околдовать
Не сможет кровавая мгла,
Коль сможете смело друг другу сказать,
Что вместе судьба вас свела.
Судьба вас свела и слепила в одно.
Скрепила вас потом и кровью.
И кто его знает, возможно оно
Со временем станет любовью.
Вам будет непросто, и справитесь вы
Лишь время позвавши в подмогу.
И следуйте вы за звездою судьбы
Она вам укажет дорогу.

Текст отзвучал и накрепко остался в памяти. Призрак развернулся и медленно двинулся обратно в лаз, постепенно растворяясь.

— Ты в порядке? — обернулся я к Скуталу.

Молчание было мне ответом. Она все так же остолбенело глядела в ту сторону и мелко, нервно тряслась. Если честно, то у меня у самого нервы были на пределе.

Я усадил Скут рядом с костром. Сел сам. Надо было прийти в себя.

Рядом что-то валялось. Я опустил взгляд. Это была фляга, и кажется не с водой. Я открыл. Ну точно — сидр! Да похоже, непростой, а как раз-таки из вольт-яблок — он отличается вкусом. И не только вкусом.

Я подумал, и, через сжатые зубы, влил в Скуталу щедрый глоток.

Та наконец отошла — закашлялась.

— Ты в порядке?

— Кхе! Да. Сидр?

— Да, — я сделал глоток.

Говорить пока было не о чем. Мы и так видели одно и то же. Окинув взглядом остальных, я убедился, что они просто спали, и сделал еще глоток. По телу разлилось легкое, приятное тепло. Мозг, пытавшийся понять все произошедшее, воспринял это благосклонно.

Нужно было освежиться, да и делать внутри было уже нечего. Думаю, в такие замороченные места больше никто не сунется.

— Пошли, посидим снаружи?

— Пошли, — кивнула Скут.

В поисках места мы забрались почти на самую вершину холма и уселись на выступающем на входом в пещеру карнизе.

Я снова отпил из прихваченной с собой фляги. Благодарный мозг отдал организму команду расслабиться.

— Дай-ка, — Скуталу отобрала флягу. Сделала глоток. Поставила между нами.

Я не сопротивлялся. Наверняка у нее сейчас было схожее состояние.

Мозг работал не задействуя мысли как таковые. Он анализировал все произошедшее сам по себе, позволяя остальному организму отдохнуть, и это было хорошо. Такие вещи надо воспринимать не задумываясь, так, как есть.

Подумав таким или похожим образом, я еще раз дотянулся до сидра.

Так, сидя бок о бок, отпивая по очереди из фляги и почти ничего не говоря, мы встретили рассвет.


ГЛАВА 24
Башня королевской стражи

Мы все еще сидели на том карнизе, когда внизу послышалось какое-то шевеление. Стали раздаваться удивленные и обеспокоенные голоса.

Мы со Скуталу переглянулись. Надо было спускаться.

Я встал. Вроде ничего, хотя сидр был каким-то уж чересчур забористым. Поднявшуюся следом за мной Скут слегка штормило, но это было лишь немного заметно. Я пнул вниз пустую флягу. Та загремела по камням. Мы начали спуск.

Уже почти в самом низу Скут не удержалась и, полетев кубарем, сбила меня с ног.

— Вы че? Обалдели, а? — тут же наклонилась над нами вышедшая из пещеры ЭйДжей. — Мы уж че и думать не знаем, а они тут лежат и…

Тут ее взгляд упал на пустую флягу:

— И… Алекс? Ты че, пил?

— И не позвал нас? — скуксилась вылетевшая из пещеры Радуга, зависнув надо мной.

ЭйДжей кинула на нее взгляд.

— Ща! Молчу, молчу…

— Да, — просто ответил я.

— Один? Всю флягу? Крепкого, вольт-яблочного? Я-т думала ее на всех…

Радуга только ухмыльнулась за ее спиной.

— Ну, поч-му один? Я тож, — пробормотала Скуталу.

Все уставились на Скут. Глаза Эплджек медленно округлились:

— Ч-че?

— Тож выпила чутка… А че низя? Да если б вы знали че мы тут вид-ли!

— Вообще-то, да, — подхватил я, — Такое увидишь не часто.

— Если ты про пьяного жеребенка, то да! — скривилась ЭйДжей.

— И вовсе я не пьян-я! Да если бы и была! Че с т-го?!

— Ну, вообще-то, мы сейчас да, немножко пьяные, — притормозил ее я. — Но ты права, они не видели того, что видели мы.

— И чего мы не видели? — пришел на выручку Из.

Я пересказал все, произошедшее ночью. По памяти воспроизвел все не услышанное. По мере того, как я рассказывал, ЭйДжей сменила гнев на милость, а Деринг настораживалась все больше.

— Забавно, — произнесла она, как только я закончил. — Мне доводилось слышать о подобных пророчествах. Эх! Как мне хотелось самой стать его свидетельницей! А тут та-а-акой шанс! И мимо!

— А что именно тебе доводилось слышать? — заинтересовался Из.

— В основном то, что они имеют свойство сбываться. Не всегда дословно, но всегда сбываться…

— Ну, кое-что уже, думаю, сбылось, — вмешался я.

— Что именно?

— У меня есть идея, как нам разобраться с нашим местоположением. В этом нам, как и было сказано, поможет время.

Я расстелил карту, и все сгрудились вокруг меня. Все, кроме наших соклубниц — те о чем-то шептались в сторонке. Судя по всему, теперь Скут объяснялась с ними.

— Так в чем идея? — поторопила меня Деринг.

— Нам помогут часы.

— ?

— Все просто, но этот способ мудрено вспомнить. А сидр, — я глянул на ЭйДжей. — Похоже, позволил мне отключиться от произошедшего и дал его вспомнить. Так. Если я не ошибаюсь…

Я повернулся лицом к рассвету. Снял часы и положил их перед собой:

— Делаем так, чтоб часовая стрелка указывала на солнце. Угол между ней и двенадцатью часами делим пополам. Эта линия укажет нам юг. До полудня Юг будет справа от стрелки, после полудня — считаем его слева. Способ надежный и работает пока светит солнце. Есть и способ по луне и часам ориентироваться, только он посложнее будет.

— Хм! Интересно! — Деринг, подавшись вперед, склонилась над часами, — Надо будет запомнить на будущее… Угол между стрелкой и двенадцатью говоришь? — она развернула карту. — Вот! Теперь наша карта смотрит точно на север. Учтем, что мы высадились примерно тут… Шли мы… А скорость…

Деринг надолго задумалась. Затем улыбнулась. Хлопнула копытом по карте:

— Мы примерно тут!

— Ну, яйцеголовая! — улыбнулась Радуга. — И как столько всего запомнить и сосчитать в уме можно?

— Ну так! Практика — приняла гордую позу Ду.

— Ну тада… Мож-т пойдем уже, а? — предложила молчавшая до того Эплджек, примирительно глядя на меня.

— Пошли! — улыбнулся я. — Поглядим, что там за башня такая!


* * *

Ворон, огромный и черный, как собственное крыло, философически наблюдал за лесной дорогой, тянувшейся, сколько позволяли видеть его глаза, по обе стороны толстой дубовой ветки, на которой он восседал с достоинством принца крови.

Вот уже полтораста лет изо дня в день созерцал он этот пейзаж, наблюдая, как растут деревья, и рушится старая башня, и набираясь своей птичьей премудрости.

Башня? Что он мог о ней рассказать? Когда-то это, видимо, было великолепное оборонительное сооружение! Массивная и высокая бастида, выполненная из какого-то светлого камня, островерхая, изящно украшенная, когда-то она, вероятно, была эталоном военно-инженерного дела! Великолепную, выложенную цветной черепицей, крышу держали массивные колонны, между ними же размещалась открытая площадка для сигнального костра. Сама башня, вернее все же говорить бастида, была обнесена по периметру высоким частоколом с массивными воротами, за которым было что-то вроде хозяйственных построек. Гарнизон мог держать оборону в такой бастиде несколько дней, до подхода подмоги.

Но у этой башни, как и у ее товарок, наверняка существовавших когда-то, все было в прошлом. Не было войн. Не было Дискорда, для предупреждения действий которого она, вероятно, и ставилась. Не было и гарнизона. Прогнил и завалился частокол. Крошились стены. Кусками обвалились украшения. Даже одной из колонн на крыше, и той не хватало, что уж говорить про остальное! В общем, башня выглядела бы давно брошенной, если бы не один маленький момент…

Где-то за частоколом сейчас курился слабенький, будто от костра, дымок. Впрочем, такое в последнюю пару лет бывало часто.

"И это пройдет", — думал ворон, созерцая дымок, и показавшуюся с противоположной стороны, группку пони, неспешно двигавшуюся среди деревьев.

— Думаю, нам лучше обойти ее стороной, — высказался один из пони. — Кто его знает, каковы намеренья у тех, кто сейчас там обитает.

Неясный шорох в придорожных кустах заставил мудрую птицу насторожиться, отвлечься от созерцания дороги и путников, и, негодующе каркнув, взмыть в воздух.

— Итак, дружище Из, — продолжил фразу серый пони с меткой в виде щита и перевернутого меча на крупе (конечно это был я) — как известно, бесшумных засад не бывает? А потому, думаю, нам следует готовиться к драке, да, Дерпи?

Та кивнула, как бы извиняясь за то, что засаду обнаружил ворон, а не она.

Мы сбились в плотное каре, окружив собой Меткоискателей, но не успели пройти и полсотни ярдов.

Нечто глыбообразное с диким ревом выскочило на дорогу! При ближайшем рассмотрении это нечто оказалось огромных, сравнимых с нашим Балком, а то и поболее, габаритов жеребцом, заросшим бурой, свалявшейся шерстью так, что на ней были видны только глаза!

— Ну вот… — скорбно произнес Из. — Что ни день, то какая-нибудь гадость.

— Чего тебе надо, почтеннейший? — скривилась Радуга.

Глыбообразный молчал. Мне почему-то пришло в голову, что в родственниках у такого должны были бы быть пещерные медведи. Иначе его появление на свет было бы необъяснимо.

Между тем верзила стоял, не делая явных попыток к нападению, но при этом, демонстративно помахивая зажатым в зубах топором, порождавшим в голове мысли о возможности быть разрубленным надвое.

Я м