Цена проклятия (fb2)

Цена проклятия [СИ] (Зарисовки из жизни ведьмы Агнессы-2)   (скачать) - Елена Садикова

Аннотация

Агнесса, выполняя обещание, вынуждена отправиться в Англию. Ведьму втягивают в разборки с колдуньей Вуду, заставляют искать загадочный артефакт древних фэйри, сражаться с армией зомби и помогать в поисках таинственного убийцы. Выбор наследника осложняет ситуацию и требует от девушки предельной осмотрительности в своих поступках. Трудности появляются также из-за неожиданно проснувшегося чувства. Дракон всегда рядом с Агнессой, выручает и поддерживает её. Просто так или у него есть своя, тайная цель?

ПРОЛОГ

(Краткое содержание предыдущей книги)

Вся эта история началась в солнечный сентябрьский день 20ХХ года, когда в руки ведьмы Агнессы попал таинственный артефакт. Именно его стащил у своего бывшего хозяина, Доминика, мстительный пикси после того, как освободился из рабства. Где ведьмак достал столь редкую вещь, до сих пор неизвестно. Дракон-оборотень Сайгош узнал эту историю из уст самого Духа, обитающего в серебряной статуэтке, и настойчиво старался вернуть собственность, принадлежавшую в своё время великому друиду Мерлину, на родину колдуна, в Англию. Но, как позже выяснилось, сущность, созданная знаменитым волшебником дохристианских времен, изначально была задумана не как инструмент, а как мыслящая развивающаяся личность, страстно желающая обрести независимость и свою собственную жизнь, пусть даже в виде призрака. Обладая безграничными знаниями, Дух, заключенный в небольшую фигурку танцующей девушки, блестяще провел партию по самоосвобождению, попутно помогая ведьме в её повседневных делах и заботах (исключительно на благо себя любимого). Именно благодаря усилиям этой выдающейся во всех смыслах сиреневой личности Агнесса стала целью для злобной черной ведьмы Мэри и её ковена, что, в свою очередь, привело героиню на алтарь.

Казалось бы, ситуация в конечном итоге разрешилась наилучшим образом для всех участвующих сторон: Шайла - обрела независимость; дракон выяснил, кто является воплощением души старого Мерлина; Пирс, эльф, случайным образом попавший к Агнессе при переходе польско-украинской границы, вошел в новый клан и семью; сама ведьма получила в подарок огромную тыкву.

Глава 1. Пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что...

Стоя в маленьком саду, расположенном за домом, я разглядывала большой каменный вазон с полуживыми от недостатка влаги, но все ещё бодро цветущими бархатцами. Добавив немного минерального удобрения в пластиковую бутылку с отстоянной водой, вдумчиво полила жаждущие влаги цветы, одновременно размышляя, куда подевались родственники ушедшего в мир иной вампира, по идее мирно проживающие всем многочисленным семейством в Херефорде. По адресу, указанному на пакете с документами, жила добропорядочная пара, причем оба в возрасте далеко за семьдесят. Старики поклялись, что провели в этом доме уже больше пятидесяти лет в мире и согласии, ровно с тех пор, как глава семьи со стороны мужа подарил им этот дом на свадьбу. Спрашивается: кто и почему на конверте написал заведомо неправильный адрес?

Мои философские размышления прервала визгливая перебранка фей-крошек. С молчаливого согласия владельца дома в сад переехал Пирс со своей подругой Эмили и её сестрой, Лианной, вместе с мужем и шестнадцатью мелкими пиксенятами, которые выбрали для своей игры именно это место в саду. Разделившись на две группы, крылатые воины яростно сражались за небольшую, но очень красивую декоративную тыкву. Прислушавшись, я поняла, что предметом для разногласий оказалась честь вскрытия оранжевого плода и последующего вырезания из внешней оболочки рожицы, призванной отпугивать духов мертвых во время приближающегося Хэллоуина. Надо полагать, кто победит, тому и ножи в руки. Хотелось бы знать, где именно будет происходить сия таинственная операция, чтобы вовремя убраться подальше, потому что внутренний голос громко подсказывал, что все, присутствующие на вскрытии, будут равномерно обляпаны оранжевыми тягучими липкими нитями, извините.

- Несса! - Явился, не запылился. Между прочим, я не забыла про свое обещание украсить белоснежными кружевами рога дракона. Вообще, если честно, не понимаю, чего он от меня хочет. Ну, хорошо, ангину вылечили; с ведьмой разобрались; ковен разогнали; Айрис, естественно, сбежала в неизвестном направлении; мой чешуйчатый друг приобрел дом, который снимал, в личную собственность, теперь у него новые планы?

Сайгош отмахнулся газетой от развоевавшихся пикси и, энергично размахивая руками, подошел ко мне.

- Ты что, не слышишь, как я тебя зову? Рель в скайпе, хочет поговорить. Иди скорее, а то связь прерывается.

Пришлось бежать сломя голову, чтобы успеть. Все-таки соскучилась по общению со взбалмошной феечкой.

Аурелия, заламывая руки, металась перед экраном монитора, периодически пропадая из поля зрения. Увидев мою радостную улыбку, фея поставила руки на бедра и, выдвинув вперед подбородок, заявила:

- Я против!

- И тебе - здравствуй! Это ты правильно сказала, горжусь такой непримиримой позицией. А против чего?

- Против переезда! - Рель насупила бровки и укоризненно уставилась на меня, нервно топая ножкой. Думаю, ей надо отойти подальше от клавиатуры. На всякий случай. Мало ли, вдруг нечаянно на кнопку наступит.

- Ты куда-то переезжаешь? - Не то, чтобы я расстроилась, но ведь привыкла как-то к мелким крылатым хулиганам. Без них буду скучать. С другой стороны, никто не будет прыгать у меня на голове в пять утра, чтобы сообщить о том, что рассвет приближается. Тоже плюс.

- Нет, подруга, это ты переезжаешь, вместе со всеми нами, - возмущенно просветила меня сердитая фея и с силой топнула ногой в подтверждение своих слов. Ага. И компьютер выключился. Нет, ну где-то я это предвидела. Нечего было топтаться по клавиатуре. Подождав для приличия пару минут, вдруг связь восстановится, я решила позвонить Матиасу по телефону. Да, прямо в Подгорецкий замок. Уже сняв трубку, с силой хлопнула себя по лбу. Какой, к холере, переезд? Кошмар! Я - тут, а переезд - там! Что же делать?

- Несса, ты зачем колотишь себя телефонной трубкой? Вещь хрупкая, может испортиться ненароком. Лоб-то у тебя твердый.

- Купишь себе еще один телефон, не разоришься. Сайгош! Рель говорит, там переезд намечается, а я здесь, как дурочка, обретаюсь и жду у моря погоды. Можно мне домой, а? Ну, пожалуйста.

- Так не пойдет, тыкву-то ты взяла, - торжествующим голосом заявил чешуйчатый пройдоха. - Мы же как договаривались? Если берешь овощ, значит, остаешься на Хэллоуин. К тому же, ты обещала выполнить поручение, а занятия по контролю над огненной составляющей твоей магии мы только начали.

- Подумаешь, если тыква сильно мешает, могу увезти с собой, - обиженно протянула я, стараясь не смотреть в угол гостиной, где расположилась великолепная оранжевая красавица, на которой уже кто-то невоспитанный нарисовал красным маркером смешную рожицу с удивленно приподнятыми бровями. Поймаю крылатую блондинистую обезьянку, бантик на макушке привяжу, вот увидите. Может, я сама хотела нарисовать личико одного знакомого дракона на тыкве, а теперь что? Надо поискать спирт, чтобы стереть следы от маркера, кажется, в аптечке есть, брала из дому пузырек с огненной жидкостью. Сайгош попытался положить руку мне на плечи, но я вовремя увернулась и отошла в сторону. Не нравятся мне эти его попытки то ручку поцеловать, то приобнять, эдак невзначай. Флиртовать вздумал? Подозрительно. Точно могу сказать, что между нами нет симпатии в этом смысле. Тогда к чему эти фокусы? Ай, ладно, потом разберусь. Сейчас главное понять, что за новости мне пыталась сообщить Рель. Пойду медитировать в сад, там легче думается и прохладно, а то огненный шарик внутри солнечного сплетения стал увеличиваться. Нервничаю.

- Агнесса, звезда моя, - торопливо заговорил Сайгош, удерживая меня за руку. Поймал, холера, не дал сбежать. - Смотри, вот здесь заметка в газете. Фамилия такая же, как на конверте. Бишоп. Похороны завтра в десять часов утра. Сходим? Жаль, прощание с телом мы пропустили, можно было бы не ездить на кладбище.

- Спасибо, давай прогуляемся, только потом обязательно зайдем в библиотеку, ладно? Очень хочу посмотреть на самую большую средневековую карту Мира.

Получив согласный кивок, успокоилась. Одну меня в это почтенное заведение не пустят, а у Сайгоша есть персональный абонемент. Вряд ли еще когда-нибудь выберусь в Херефорд, чтобы посмотреть на такое чудо. Раз уж выпало счастье побывать в знаменитой на весь мир библиотеке, не стоит от него отказываться.

В саду, спокойно погружаясь в состояние медитации, под аркой, увитой цветущими лианами голубой ипомеи, моя светлость пришла к следующему выводу: поскольку прямо сейчас я уехать не могу, то и переживать нет смысла. Лучше всего, не откладывая, расправиться с делами, научиться работать с огнем и уже тогда, с новыми силами, перейти к решению собственных домашних проблем. Буду учиться эффективности в своих действиях! Кто бы говорил...

Голубые зонтики, цветы утренней зари, действовали самым умиротворяющим образом, навеивая сознанию ведьмы, волшебные картины знакомого ситхена. Странное ощущение, как будто ты на самом деле находишься в гостях у фэйри, и в тоже время смотришь на происходящие события из-за стеклянной стены. Видишь, слышишь, а прикоснуться - невозможно.

Королева спокойно сидит на стуле с высокой спинкой в ледяном саду, что-то обсуждая с коленопреклоненным Адайром. Мужчина нервничает, или злится. Делаю вывод из того, как сильно он сжимает руки в кулаки, до побелевших костяшек на суставах. Желваки на скулах то появляются, то исчезают. Губы с силой сжимаются, а на виске дергается голубая вена, в спокойном состоянии почти незаметная. Леди задумчиво перебирает тонкими изящными пальцами шерсть большой белой собаки, удобно устроившей свою лохматую голову на царственных коленях. Затем я вижу, как Её Величество медленно поворачивается в мою сторону, ослепляя безупречной красотой, и спрашивает мелодичным голосом, в котором слышен звон ледяных колокольчиков и свист поземки, метущейся по льду, укрывающему спасительным покрывалом реки и озера:

- Ты уже нашла вещь, принадлежащую нам? Если нет, поторопись, времени осталось мало, только до окончания Самэйна. И потом сразу же возвращайся, маленькая ведьма.

- Что именно я должна найти?

- Quod est ante pedes nemo spectat caeli scrutantur plagas, помни.

Картинка пошла рябью, а я очнулась под веточками ипомеи, в саду, на прежнем месте. Надо прекратить нервничать из-за сверхъестественного сеанса связи и подумать. Если перевести с латинского языка, то получается полная чушь: "Никто не касается то, что не к ногам его поисками в областях неба". Может, лучше сказать вот так: "На то, что под ногами, не смотрят"? Другими словами, пока не наступишь, не узнаешь. Еще бы узнать, о чем, собственно, речь?

Легкое прикосновение нежной ладошки Эмили к щеке вернуло меня в реальность. Фея внимательно рассмотрела мои глаза с расширенными зрачками и вынесла свой вердикт:

- Тебе нужно придумать, как возвращаться из серого пространства. Чем больше в нем находишься, тем хуже. В один прекрасный момент можешь остаться там навсегда.

- Не понимаю, о чем ты сейчас говоришь?

- Разве? Это пустое место, между мирами и временами. В нем нет материи, нет цвета или света, нет глубины или измерения. Место перехода. Как туманная дорога в ледяной снежной пустыне. Ты вряд ли захочешь остаться там на более долгий срок, чем необходимо, а уж выжить - точно не сможешь. Кто-то должен быть рядом, когда тебе захочется снова пообщаться с нашей Королевой. - И в то же самое мгновение Эмили поменяла тему разговора, как будто её устами до этого говорил кто-то другой. - Несса! Хорошо, что я тебя быстро нашла, идем скорее! Плохое может случиться в любую минуту!

Фея стремительно летела впереди, показывая дорогу, а я бежала за ней следом, перепрыгивая через клумбы и бетонные бортики. Хорошо, хоть ни одной скамейки по дороге не попалось. Наконец, Эмили раздвинула листочки миртового куста и поманила меня ладошкой. Надеюсь, мои шаги остались незамеченными той толпой фей-крошек, которая собралась на полянке, усыпанной голубыми колокольчиками. Не хотелось бы попасться им под руку в неурочный момент. Сцену у алтаря я вряд ли сумею забыть. Из-за того кошмара мое представление о маленьком народце изменилось бесповоротно. Теперь феи не кажутся больше светлыми, добрыми и пушистыми.

В центре полянки кто-то воткнул деревянный колышек, ранее служивший для подвязывания цветов. Я присмотрелась внимательнее. К столбику на длинной веревке оказался привязан невысокий, по сравнению с остальными эльфами, черноволосый парнишка. Он затравленно метался по кругу, уворачиваясь от резких тычков копьями, сделанными из крупных канцелярских скрепок, и острыми палочками. Остальные же собравшиеся здесь деятели старались уколоть его в лицо, руки, живот, в уязвимые места на теле. Какая-то варварская, дикая фантасмагория среди бела дня. Я решительно обошла куст и, уперев руки в бока, встала перед крошками.

- Немедленно объясните, что здесь происходит. А то разозлюсь, а все вы знаете, как плохо мои нервы сказываются на остальных. Кто будет говорить?

Вперед из общего круга выступил Пирс, потрясая копьем с окровавленным кончиком.

- Он вор! Мы должны его наказать со всей строгостью! - Он повернулся к Эмили, - а ты, предательница, тоже своё получишь! Зачем привела ведьму?

- Эй, - вмешалась я снова, - а что он украл?

- Ничего я не брал. Вы все ошибаетесь, - с достоинством заявил связанный эльф.

- Брал! Брал! Брал! - хором закричали пикси и ринулись к нему, чтобы продолжить издевательство. Первым делом я присела и отвязала парнишку от колышка. Потом встала, держа его на согнутой в лодочку ладони, и предложила:

- Давайте устроим настоящее полицейское дознание и узнаем, есть среди вас похититель того, чего украли, или нет. Кстати, а что это?

- Мешок Рианнон, - благоговейным шепотом сказала Эмили, занимая место на моем плече. Замечательно, все знают, что это за штука, кроме меня. Учиться мне еще и учиться. Я попросила Пирса расставить охрану по краям полянки, чтобы никто из присутствующих фей не мог улизнуть незамеченным. Затем опустилась на колени под ближайшим кустом, стараясь не повредить цветы, и спросила:

- Кто сказал, что реликвию украл именно этот эльф?

- Я, - нагло заявил самый красивый пикси из тех, кого я до сих пор видела. Серебристые кудряшки спускались до самых колен, огромные синие, как небо, глаза, опушенные густыми темными ресницами, возмущенно смотрели на меня с кукольного личика, а его красные, как артериальная кровь, губы скривились в презрительной гримасе. - Мы позволим судить нас ведьме? Да кто она такая? - Крылья немыслимой расцветки трепетали за его спиной, придавая дополнительную силу словам. Возмущенная недоверием собратьев, Эмили взлетела и заняла место в центре сияющих фей:

- Она - представляет здесь саму Королеву фэйри. Прикоснитесь к Нессе, вы сразу почувствуете обжигающий холод мороза и нежный аромат синих льдов. - Феи закружились вокруг меня, хлопая крылышками и обсыпая волосы светло-серебристой пыльцой. Ой, надеюсь, чесаться я после этого не начну. Эльф на моей ладони съежился, закрыл израненными руками голову, и дрожал, безуспешно стараясь расправить поврежденное левое крыло. Нет, пора прекращать это безобразие. Как в старой сказке искали вора?

Попросив всех отвернуться, пересадила эльфа с ладони себе на подол, потом порылась в карманах и достала небольшую медную чашечку и спички. Ну, да, нечаянно вчера взяла посмотреть у Сайгоша в лаборатории, а потом он сам меня отвлек, и я забыла положить ее обратно. Верну, без всяких сомнений. Может быть. Потом.

С помощью спичек мне удалось закоптить нижнюю часть чашечки, и я, гордясь знанием фольклора, приступила к расследованию.

- А теперь каждый из вас, кто считает себя невиновным в воровстве, подлетит ко мне и коснется рукой дна чашки! Первым это сделает вот он!

Подозреваемый в краже эльф, не глядя, отмахнулся рукой, задев испачканную поверхность. За ним потянулись остальные, воспринимая происходящее, как забавную игру. Последним прикоснулся к меди старый знакомый, Пирс. Феи-крошки по моей просьбе подняли ладошки вверх, показывая их мне, и постепенно стали отсеиваться. Те, кто уже прошел тест на искренность, занимали места слева от меня. Очередь двигалась постепенно и неуклонно. Наконец, главный обвинитель оказался напротив меня, демонстративно протягивая для осмотра две идеально чистые ладони. У всех оставшихся руки были испачканы в копоти. Пирс не выдержал и громко, чтобы все слышали, спросил:

- Ну? Что это все означает?

- Зря ты не читал сказки в библиотеке вампира. У всех, кто не брал чужого, ладони испачканы сажей. Только у одного из вас чистые руки, убедитесь сами.

Я указала на эльфа с серебристыми волосами. Все стали возбужденно переговариваться, а сам воришка опустился на траву возле колышка, покраснел и смущенно нахмурился, судорожно сжимая руки в кулаки. Он все-таки набрался храбрости, чтобы рассказать нам правду:

- Думал, ведьма заколдовала чашку, и, если виновный прикоснется, то у него вырастут рога или нос превратится в свиной пятачок. Поэтому только сделал вид, что трогаю. А вы теперь меня тоже привяжете?

Перекрыв путь приближающимся мстителям, я подняла руку, требуя внимания к своим словам:

- Минуточку. Наказать его вы всегда успеете, тем более, что красавчик заслуживает выволочку за свою ложь. Важно узнать, где находится ваш мешок, лучше прямо сейчас.

Феи дружно, как по команде, слетели на траву, занимая места по кругу, в центре которого стоял вор, покаянно опустив голову. Пирс выступил вперед, досадливо бросил на землю острое копьё и грозно спросил:

- Зачем? Зачем ты взял вещь, которую клан столько лет хранил от чужих рук? Зачем ты подставил Гэлвина? Скажи нам.

- Я всю жизнь хотел стать большим, таким, как все люди, - повернулся в мою сторону эльф. - Обратился к главной ведьме. Она пообещала провести нужный ритуал. Взамен потребовала принести ей нашу вещь. Подумал, все равно никто в хранилище не заглядывает, и взял. Я же не знал, что вы так быстро заметите! Испугался очень. А Гэлвин всегда держится подальше от нас, читает что-то, пишет в тетрадках. Я видел, как он сам делает тетради из чистых листиков, которые ворует у кухарки из большой книги с рецептами! Своими глазами видел! Он что-то замышляет!

- Короче, - властно перебил его Пирс.

- Ведьму убили, вещь пропала, а я боялся вам признаться. Обвинил того, кто всегда занят и всегда один. Всё. Что со мной теперь будет? - Феи молчали долго. Потом резко взлетели вверх все разом и покинули полянку, ни разу не обернувшись. Только пыльца кружилась в воздухе, мягко опускаясь на голубые колокольчики, примятую траву и покинутого всеми воришку. Эльф сел, подтянул ноги к подбородку, обнял их руками и опустил голову на колени. Крылышки повисли двумя безжизненными тряпочками. Я молча смотрела, как плачет горючими слезами крошечное существо, обманутое коварной ведьмой. В том, что его просто использовали, никаких сомнений у меня не было. Феи-крошки сами по себе вообще не склонны к подлости и интригам. Им проще подложить кнопку на стул, чем заранее измазать его клеем. К тому же они отходчивы, нужно очень сильно их разозлить, чтобы получить такой результат, как сейчас. Завозился на моих коленях пострадавший, осторожно стараясь привлечь мое внимание:

- Уважаемая ведьма, меня зовут Гэлвин. Ты не могла бы помочь обработать раны? Читал, что это нужно делать, чтобы избежать инфекционного заражения. Обязательно. Да, а бактерицидный пластырь у тебя есть? И, пожалуйста, давай возьмем с собой рыдающего страдальца. Клан не примет его назад. А, если мы его тут оставим, то он может истаять, к тому же зима скоро. Точно один погибнет. Жалко. Нас не так много осталось в мире. Да, ещё обязательно нужно забрать мои записи, инструменты, книги, одежду. Ладно, это я сам потом сделаю, когда ты меня вылечишь. Идем же скорее, становится прохладно, даже, кажется, у меня начинает першить в горле. С носом тоже что-то не то.

Я поймала себя на том, что уже подняла и посадила в подол воришку, киваю согласно головой и весьма послушно топаю по направлению к дому, держа в свободной руке испачканную копотью чашку. Ладно, разберусь чуть позже с этими двумя типами. Причем один из них - зануда, обладающая мощным гламором, определённо. Вон, как на меня подействовало, даже пикнуть не успела, уже заколдовали.

В своей комнате усадила воришку в корзину, сиротливо стоявшую на подоконнике. Кто-то, наверное, горничная, постирал вынутые оттуда полотенца и мой шарф, а потом сложил их аккуратной стопочкой в шкаф. Пирс сюда уже не вернется, значит, в корзинке посидит пока что другой эльф. Брошенный всеми страдалец до сих пор шмыгал носом, демонстрируя крайнюю степень горя. Он не отреагировал, даже когда я усадила его в корзину с подстеленным толстым махровым полотенцем. Если замерзнет, пусть сам заворачивается. На журнальном столике расстелила чистую салфетку, достала из сумки аптечные запасы и перешла к допросу пациента, попутно обрабатывая ранки дезинфицирующим раствором, а особо большие, заклеивая кусочками пластыря. Слово за слово, потихоньку да полегоньку выяснила все интересующие меня подробности. Напоследок напоив успокаивающими каплями, устроила Гэлвина подремать в подушках на кровати, и неохотно пошла в лабораторию к дракону. Не хочется возвращать медную чашечку, а придется. В крайнем случае, попытаюсь выпросить в подарок себе.

Сайгош выделил под лабораторию маленький домик в глубине сада. Предыдущие хозяева говорили, что когда-то давно там жил садовник со своей женой. Две небольшие комнатки, светлая большая кухня с новой электрической плитой, и, самое главное, большая мастерская, пристроенная совсем недавно с тыльной стороны дома. Мой лучший друг снимал поместье два месяца с лишком, перед тем, как решиться на покупку, и успел оборудовать для себя рабочее место. Закрытый от основного пространства двумя большими кустами рододендронов, домишко не привлекал внимания, оставаясь незамеченным многочисленными посетителями. Когда я зашла, дракон сосредоточенно капал красную жидкость из шприца в круглую, стеклянную колбу с синим содержимым. Колба грелась на огне спиртовки. Сайгош забавно шевелил губами, отсчитывая нужное количество капель. Я кашлянула, дракон дернулся, нечаянно нажал на поршень, и вся красная жидкость попала по назначению. Содержимое стеклянной емкости тут же закипело, поменяло цвет на оранжевый, и энергично полезло на свободу, заливая наружные стенки, а затем весь рабочий стол с инструментами.

- Несса! Чего тебе? - возмутился великий химик-экспериментатор. - Не видишь? Я занят! Испортил из-за тебя все. - Оранжевая масса пузырилась, увеличивалась в размерах, методично сползая на пол.

- А я это, чашечку вот принесла. - Не буду спрашивать сейчас про Рианнон, еще обозлится, в музей не поведет.

- Ты меня точно доведешь до сумасшествия. Несса, это - медная ступка, а не чашечка, будешь в следующий раз утаскивать, бери вместе с пестом, а сейчас - вон отсюда!

Глава 2. Наследники.

Я смирно сидела у себя на кровати, периодически поглядывала на спящего Гэлвина, и думала: "Хорошо, что подложила полотенце, а то он весь грязный, в кровавых пятнах. Надо будет предложить ему вымыться, когда проснется". Дверь заранее прикрыла на крючок, надеясь, что никто не ворвется сюда с воплями об очередном светопреставлении. Самое время полистать толстую книжку, которую сегодня ночью тайно взяла почитать из библиотеки, оставшейся от старых хозяев дома.

Итак, Пентре-Ифан находится в графстве Пембрукшир. На той самой территории, которую за тысячу, а то и больше, лет до пришествия Христа, занимало древнее королевство Дифед. Сам клан фей-крошек постоянно крутится возле этих громадных камней. Значит, прятали они вещь где-то рядом. Я открыла старинную книгу в кожаном переплете на первой попавшейся странице и нашла ответ на свой вопрос. Ключевое слово: мешок. Теперь знаю, что за вещь выманила ведьма обманом у Майка, эльфа, обладающего внешностью нереальной красоты. Также подозреваю, какой объект мне необходимо найти и вернуть в ближайшее время. Как-то совершенно не удивлюсь, если это один и тот же предмет. Проблема в одном. Артефакты, изготовленные талантливыми руками творцов-волшебников, часто меняют свое обличье. То есть: если когда-то давно это был таки мешок, самый обычный, сшитый из холстинки, то сейчас он может выглядеть, скажем, как подставка для чайника. Или цветочный горшок. Снова фэйри вмешиваются в мою жизнь, заставляя решать свои проблемы. Прямо сейчас я ничего не могу сделать, чтобы изменить ситуацию. Буду приспосабливаться пока, а там, дальше, поглядим, как карты лягут...

Дверь кто-то легонько толкнул. Она, само собой, не открылась. Крючок помешал. Дверь снова пнули, только уже сильнее, похоже, ногой. Спрятав книжку под подушку, я подошла к двери и широко распахнула створки. Сайгош как раз занес руку для очередного удара, но сдержался, только прошипел сквозь зубы:

- Кого ты прячешь? Это мой дом, я здесь хозяин, поэтому никаких посторонних мужчин в твоей спальне не потерплю! Где он?

- Кто? - потрясенно спросила я, открывая шкаф и заглядывая в ванную комнату. А вдруг здесь кто-то есть, а моя светлость не в курсе?

- Тот, кого ты впустила без моего разрешения! - Дракон поднял покрывало и заглянул под кровать. Естественно, кроме пыли, там никого не нашлось. В мгновение ока джентльмен превратился в разъяренного варвара и пошел на меня, сжимая от бешенства кулаки. Зрачки уже сузились до вертикальных полосок, а радужка постепенно приобретала янтарный оттенок.

- Эй, мы так не договаривались! Моя комната, кого хочу, того приглашаю, - сердито заявила я, прикрывая спиной корзинку. Слава Богине, Гэлвина за подушками не видно. - Ты чего так взбеленился? Только не надо превращаться в комнате, а то, чего доброго, здание развалится. Получится, что ты зря потратил деньги.

Слово "деньги" оказало магический эффект на сознание оборотня, кулаки разжались, а в глазах забрезжила мысль. В переносном смысле, конечно. Сайгош моргнул раз, второй, потом обреченно вздохнул и сел на кровать. С силой провел ладонями по лицу, как будто стирая что-то, затем мрачно произнес:

- Горничная пришла ко мне в мастерскую и сказала, что у тебя здесь оргия среди бела дня. А я никак не мог сообразить. Вроде ты только что в лаборатории была, а чужих никто из обслуги не видел. На воротах и по периметру забора - камеры видеонаблюдения, на них тоже охрана никого не заметила. Точно посторонних здесь нет?

- Для начала мог бы и извиниться, - обиделась я. - Конечно, есть! Два пикси. А куда нужно было их девать? Один - вот, спит в корзинке на подоконнике, второй, можешь убедиться сам, рядом с тобой, в подушках. Мужчины, между прочим, оба. Размер только не подходящий для того, о чем ты подумал.

Мы с Сайгошем одновременно подняли глаза друг на друга, хором сказали:

- Лаборатория! - И дружно понеслись вниз по лестнице, позабыв закрыть за собой двери.

К домику примчались по очереди. Впереди, естественно, мужчина, позади - задыхающаяся ведьма. Надо бегать по утрам, а не валяться в кровати, в очередной раз упрекнула себя я. Оранжевая масса медленным ручейком уверенно сползала в глубину сада по направлению к заброшенному фонтану, а сконфуженная горничная стояла перед открытой дверью, так и не решившись войти внутрь. Полюбуйтесь, я хоть и напакостила своим несвоевременным кашлем, зато ошибка дракона привела к поимке злоумышленницы, то есть результат позитивный. Почти. Да, ладно, помогу я отмыть банки и склянки.

- Что ты здесь делаешь, Кэрри? - вопросил грозный хозяин владения, нахмурив брови. Горничная мило покраснела, стрельнула глазками в сторону Сайгоша, и, запинаясь, тихо проговорила:

- Так ведь леди сказала, что её вещи здесь, в мастерской на стене висят. Просила вынести к воротам. Она страшно расстроена и огорчена вашим пренебрежительным отношением к ней после стольких месяцев близости. Сказала, что вы обещали жениться, а сами завели себе новую возлюбленную. Вот леди и не захотела сама заходить, чтобы случайно не встретиться с вашей пассией. Мы решили выманить вас из лаборатории, чтобы спокойно забрать сумку и плащ. Поэтому я осмелилась солгать. Женщины всегда должны держаться вместе, - закончила Кэрри свою сумбурную речь, явно повторив чужие слова и судорожно комкая руками белоснежный передник. В мою сторону горничная подчеркнуто старалась не смотреть. Правильно, ходят тут всякие пассии. А потом репутация страдает у порядочных девушек. Причем не только у них, но и у недогадливых чешуйчатых змеев тоже.

- Не понял, какая леди? - переспросил Сайгош.

- Леди Айрис, сэр, - С чувством собственной правоты ответила Кэрри. Никто же не посвятил прислугу в то, что с недавних пор белокурая девушка на территории маленького поместья персона нон грата. Разговор велся на английском языке, но основную мысль я уловила, поэтому тут же побежала к воротам. Мало ли, вдруг успею поймать беглянку и выспросить у нее, куда подевалась таинственная вещица. Чего я не учла, так это того обстоятельства, что сквозь чугунную решетку ворот хорошо видно дорожку, выложенную плитками из местного желтого песчаника. Айрис заметила меня сразу же, как только я выскочила из-за угла дома, плюнула от злости на землю, села в серую машину и уехала.

Что, если ведьма не успела вынести артефакт за пределы владения? Я повернулась и побежала назад, к лаборатории. Скоро смогу сдавать нормативы по бегу на короткие дистанции. Только и делаю, что ношусь туда-сюда, как подстреленный заяц, в последнее время. Любопытно, мне привиделось, или в руках у ведьмы была знакомая корзинка? Да нет, не может быть, показалось, конечно же.

- Ты уволена! - с апломбом заявил Сайгош горничной как раз в тот момент, когда я резво добежала до дверей мастерской. Девушка достала из кармашка платок и прижала к глазам, собираясь оплакивать потерянную денежную должность в уважаемом доме. Я отрицательно повертела головой, согнувшись пополам, упираясь ладонями в колени. В том смысле, что сейчас отдышусь. Змей не выдержал моих показательных страданий, потер ладони и провел руками по моей спине. Дышать сразу стало легче. Дракон велел Кэрри подождать его на кухне, а сам попытался войти в лабораторию. Не тут-то было. Субстанция росла, как на дрожжах, занимая уже половину прохода. Озадаченный дракон решил во всем обвинить ведьму, благо, таковая нашлась практически рядом:

- Ты специально кашлянула мне под руку! Видела же, что у меня ответственный процесс, могла бы выйти и кашлять на улице сколько угодно!

- Айрис уехала на серой машине, - перевожу стрелки, так сказать. Не хватало еще начать оправдываться. - Увидела меня, общаться не пожелала.

- Странно было бы, если бы дочь Мэри встретила тебя с распахнутыми объятиями. Как ты думаешь, что она хотела забрать? Что-то не припомню, чтобы девушка вообще заходила когда-нибудь в мастерскую.

В ответ я пожала плечами, передвигаясь задом наперед в сторону дома. Откуда мне знать такие подробности?

Уже забираясь в ванную, наполненную горячей водой, я отчетливо понимала: просто так ведьма не отступится. Мы встретимся, обязательно встретимся.

Следующий день начался неприлично рано. Сквозь сон я услышала чьи-то отчаянные рыдания и стоны, раздающиеся в непосредственной близости от моей не выспавшейся особы. Долго притворяться, что все еще сплю, не получилось, и моя светлость изволила открыть глаза.

Эмили, маленькая рыжеволосая фея, обреченно плакала, уткнувшись лицом в пушистую косу моих разноцветных волос. Ну, растрепалась за ночь косичка, тем более что заплетала-то влажные волосы. Поленилась высушить. Истерика у феечки набирала обороты, крылышки дрожали на беззащитно выставленных лопатках худенькой спины, прикрытой нечесаной копной волос. Острые кончики ушей трогательно вибрировали, вызывая нежданное сочувствие у злой из-за недосыпа ведьмы. Я выпутала руку из простыни и прикоснулась к чужому ушку. Теплое. Эмили посмотрела на меня заплаканными глазами цвета только распустившихся березовых листиков, вытерла нос моими волосами и решительно заявила:

- В клане идут слухи, что ты набираешь отряд пикси, чтобы перевезти в свою страну. Так вот. Я приняла решение и тоже еду с тобой! Думала, он такой умный, столько всего повидал, даже в плену был. Думала, он - Герой! А он - обычный тиран. Хочет, чтобы все у нас было только так, как ему выгодно. А меня - не слышит! После вчерашнего случая вообще запер в старом ласточкином гнезде, представляешь? Сказал - пусть я думаю над своим поведением. Подкатил большой камень и закрыл выход. Я всю ночь кричала, никто не пришел. Тогда попробовала толкнуть, и у меня получилось. Знаешь, как долго булыжник катился вниз? Он еще подпрыгивал и переворачивался, пока не упал окончательно. Пусть теперь ОН думает о своих мерзких словах и гадком поступке! Где здесь моются? - Маленькая фея, ростом едва в три с половиной дюйма, похлопала большой сверток с вещами и выразительно подвигала бровями. - Ты что, не чувствуешь, как противно от меня пахнет? В гнезде столько всего накопилось.

Не говоря ни слова, слегка очумев от резкой смены темы разговора, я указала рукой на открытую в ванную комнату дверь. Раковину замарашка найдет, да и с краном тоже справится. Поросенок все-таки она. Сама вся вывозилась и мне подушку испачкала. Теперь наволочку менять придется. Кстати, не мешает сполоснуть волосы, кто знает, сколько раз фея нос о них вытирала. Уснуть все равно уже не получится, поэтому стоит поразмышлять, кто там такой умный лживые слухи распускает. Не иначе, Пирс за власть в клане борется, пугает всех злой ведьмой. В том смысле, что придет, всех в корзинку запихает и за море увезет насильно. Фантазер и интриган. Эх, надо было оставить его в заключении. Не зря Матиас морщился, когда вручал мне заразу эту крылатую. Кстати, как же мне удастся подарить эксклюзивную вещицу из чистого серебра Мэвис для её экспериментов с растениями, если клетка, в которой почти два месяца обитал Пирс у вампиров, благополучно отбыла вместе с моим чемоданом в Норвегию? Моим глубокомысленным рассуждениям помешало подозрительное шуршание справа в подушках. Проснулся Гэлвин. Парень задумчиво рассматривал остатки своей одежды и с отвращением принюхивался к своей коже.

- Уважаемая ведьма. Мне бы тоже не помешала горячая вода. Если ты разрешишь, я займу раковину после этой рыжей плаксы. Есть только одна важная для меня проблема. Совсем не во что переодеться. Может быть, у тебя найдется легкий шарф или носовой платок? Хочу одолжить на время, пока слетаю и заберу свои вещи. - И этот туда же. Вирус переезда к ним прицепился, что ли?

- Купайся на здоровье. Раковина в твоем распоряжении после Эмили. А вон там, в синем пакете, - показала в каком именно, - лежат одежки, купленные для Пирса. Совершенно новые. Можешь выбрать для себя любые, только не забудь свитер и курточку. Холодно сегодня. Почему бы тебе не вернуться жить домой, в клан? Уже никто тебя не обвиняет в краже.

- Не имеет значения. Ведь в тот день я должен был охранять вход в хранилище, - грустно ответил сероглазый пикси. Чем-то он напомнил мне воробья, такой же взъерошенный и хорошенький. - К тому же, если еще что-нибудь пропадет, то первым, на кого подумают, буду я. Психология.

- Что же тебе помешало выполнить свой долг стража священной реликвии?

- Всю ночь работал над поэмой, посвященной одной прекрасной даме. И нечаянно заснул на посту.

Ой, холера, мало того, что он - зануда, так еще и графоман! Повезло, нечего сказать.

- Так я могу выбрать себе одежду? - уточнил Воробушек.

Я встала с постели, вытряхнула вещи из пакета на покрывало и, оставив Гэлвина копаться в тряпках, решительно потопала мыть голову. Её же потом сушить придется. С другой стороны, раз уж тут Эмили, могу попросить заплести косичку. Быстрей соберусь.

Когда вышла из душа, застала прелюбопытнейшую картину. Оказывается, Гэлвин успел сполоснуться, пока я полоскалась под душем, и сейчас они вдвоем с Эмили азартно рылись в куче вещичек, с горящими глазами деля собственность Пирса на две отдельные горки. Заводилой выступала девушка, непрерывно повторявшая одни и те же слова: "Тиран, баран, самодур!". Все бы ничего, но чего-то, вернее, кого-то тут не хватает. Хм. На подоконнике подозрительно пусто. Ну, и где моя плетеная спутница? Согнулась, посмотрела под столом, нет. В шкафу - тоже нет.

- Гэлвин! Ты не знаешь, куда делась корзина с подоконника?

- А что, там стояла корзина? Кстати, не вижу Майка, он улетел проветриться? Этот свитер такого же цвета, как его глаза. Эмили, давай отложим вещь для него. - Воробей сложил пуловер и аккуратно положил рядом с отобранными зелеными штанами. Похоже у этого фэйри вкус такой же, как у меня. То есть, эксклюзивный. В том смысле, что кроме нас самих, больше никому не нравится.

На душе противно скребли кошки. Значит, мне не показалось вчера. У Айрис в особняке есть еще сообщники, кроме горничной. Майка просто украли, вынесли, пока он крепко спал, считая себя в безопасности под моей защитой. Каким бы он ни был плохим, но вчера за его жизнь отвечала я. И так глупо попалась на обычную шахматную комбинацию. "Вилка" - называется. Злясь сама на себя, принялась метаться по комнате в поисках решения сложной задачки. Теперь к ней добавилось еще одно условие: найти и вернуть воришку с синими глазами.

- Ведьма, что с тобой? - голос Эмили заставил встряхнуться, вспомнить, что в комнате я сейчас не одна. Феи сидели на подушке среди кучи разбросанных вещичек, уже одетые, и во все глаза наблюдали за тем, как моя светлость мечется туда сюда и что-то при этом нервно бормочет себе под нос. - Майк пропал?

- Скорее всего, его похитили. А мне сейчас некогда заниматься поисками, надо ехать по делу. Ребята, могу я попросить вас помочь? - Феи дружно закивали, держась за руки. Даа, если так дело пойдет и дальше, Пирсу придется искать себе новую подружку. Или я ошибаюсь, что, впрочем, вполне возможно.

- Кто-то из слуг вынес корзинку из комнаты, попробуйте незаметно узнать кто, пожалуйста. Пока это единственная ниточка к Айрис. Дома она не бывает, а найти девушку нужно. Чем быстрее, тем лучше. - Убедившись, что задачу феи усвоили правильно, я спустилась в столовую.

Завтрак прошел в теплой и дружественной обстановке. Фразу вычитала в газете, которой закрылся чешуйчатый друг. Уж читать на английском у меня всегда получалось на порядок лучше, чем говорить. Методично перебирая варианты, думала о том, как выглядит загадочный объект моих поисков. Кушать не хотелось, поэтому я помогала мыслительному процессу, увлеченно гоняя по тарелке зеленый горошек и брюссельскую капусту. Сайгош же с интересом читал утреннюю газету, пил кофе, каким-то образом умудрялся, не глядя, накалывать подогретую ветчину на вилку и запихивать себе в рот. Допивая последние капли, джентльмен выглянул из-за газетного листа, оценил вещи, которые я выбрала для похода на кладбище, хмыкнул и высокомерно заявил:

- Никуда не годится. Безусловно, вина моя. Прекрасно осведомлен, что у тебя нет с собой запасной одежды, а до сих пор не свозил по магазинам. - Сайгош посмотрел на часы. - У нас есть время до похорон. Если поторопимся - успеем. Заканчивай с едой, собирайся и вперед! Поедем тратить деньги.

В качестве верхней одежды я набросила на белую футболку, позаимствованную у дракона, теплую клетчатую рубашку размера на три больше, чем нужно. Её выделила для меня кухарка с широкого плеча мужа, когда я пришла попросить что-нибудь из верхней одежды. Вздыхая и ворча про себя комментарии к поведению владельца дома, моя светлость похромала на поиски очередных приключений. Что-то с левой ногой не то. Связки потянула вчера, похоже, во время одного из забегов.

Сайгош неподвижно стоял возле знакомого Мерседеса с моим кожаным плащом в руках. Точно, я же позабыла плащ на заднем сиденье автомобиля. Растеряша, а не ведьма. Наверное, Айрис вернула машину хозяину в тот день, когда мы виделись с ней, как хорошие знакомые, в последний раз.

За все, что происходило дальше, я никакой ответственности не несу, прошу заметить. В обувном отделе высокомерная продавщица, худая, как щепка объяснила, что женщинам, ростом ниже, чем метр семьдесят, каблуки необходимо носить постоянно. Причем шпилька лучше, чем любая другая модель каблука. Мне принесли коробок десять с обувью подходящего размера. Оказалось, что у меня 4,5 размер ноги по местным меркам. После "миллиона" ехидных замечаний со стороны присутствующего спонсора, удалось ограничить покупки до одной пары осенних полусапожек. Каблук невысокий, устойчивый, но все равно чувствительный для моего подъема, не привычного к такой нагрузке. Из одежды Сайгош выбрал для сегодняшнего мероприятия брючный костюм из плотного шелка цвета горького шоколада. Удлиненный пиджак, блейзер, называется, с воротником-стоечкой и светло-коричневый топ как-то изменили мое представление о собственной привлекательности к лучшему. Брюки сидели, как для меня сшитые, обтягивая от талии до широкой части бедер и свободно струясь по всей длине ног. Рукава непривычно длинные, предпочитаю носить укороченные, чтобы не мешались во время заклинаний и работы с амулетами. Я полюбовалась на себя в зеркало. Там отразилась стройная фигурка колдуньи из японских мультиков, так трепетно любимых моей дорогой подругой, Аурелией. Только, к сожалению, прическа растрепалась от усердных примерок. Ай, ладно, бывало намного хуже. Я снова закружилась перед большим, во весь рост, широким зеркалом. Надо же, симпатично выгляжу. Катану в руки, и могу изобразить ведьму перед боем с нечистью. Для фото, конечно, а вы что подумали? В сочетании с кожаным плащом буду еще круче выглядеть. Интересно, у дракона фотоаппарат есть? Любимые джинсы с белой футболкой и теплой клетчатой рубашкой сложила в фирменный пакет, выданный услужливой продавщицей. Не знаю, куда она подевала свое высокомерие, но сейчас чуть ли не кланялась. Кроссовки запихала в другой, такой же. Пока я переодевалась в примерочной комнатке, Сайгош купил еще что-то из обуви и одежек, но сунуть нос в пакеты не дал. Сказал: "Посмотрим дома, потом, когда вернемся". Дракон расплатился наличными, и мы, наконец-то, покинули царство вещей. Сгрузив покупки в багажник, я с облегченным вздохом плюхнулась на переднее сиденье. Сайгош завел машину и на первой передаче двинулся вдоль улицы, остановив Мерседес буквально через восемь домов. Я предусмотрительно считала. Что уж там было написано на вывеске, не разобрала, но вид зеркал, ножниц и расчесок привел меня в панический ужас. Парикмахерская! Он что, не знает, что ведьмы в такие заведения не ходят? Не принято у нас доверять голову посторонним людям. Попытка вывести меня из машины силой, чтобы привести в порядок волосы, закончилась неудачей. Упиралась всеми конечностями. Джентльмен почесал затылок, подумал, потом сам себе кивнул и утопал в соседний магазинчик. Минут через пять Сайгош занял водительское кресло, спокойно тронул автомобиль с места, направляясь за город. Когда впереди по курсу показалась ограда кладбища, джентльмен достал из кармана плаща тонкий пакет, подал мне и замер, ожидая реакции. Ничего себе сюрприз! Кружево явно ручной работы. Палантин! Я о таких вещах читала в глянцевых журналах, даже фотографии рассматривала. Тончайшая пашмина цвета расплавленного шоколада, нежная, как ладошка младенца, скользнула из целлофана невесомой горкой на мои колени. Я восхищенно ахнула, осторожно касаясь кончиками пальцев шелковистой воздушной ткани. Сайгош удовлетворенно кивнул, отметив сияющие счастьем и благодарностью глаза, припарковал машину в ряду уже стоявших на стоянке автомобилей и повернулся ко мне, выдавая инструкцию по поведению короткими рублеными фразами.

- Убери волосы под шарф. Опусти глаза, голову не подымай, держись за мою руку. Когда сожму ладонь, посмотри на родственников усопшего. И, милая, я тебя очень прошу, ни во что не вмешивайся.

Кладбище порадовало своей ухоженностью, узкими дорожками из красной тротуарной плитки, аккуратными одинаковыми памятниками с лаконичными надписями, отсутствием мусорных пакетов и других признаков цивилизации, такими привычными для подобных мест в моем родном городе. Сайгош заранее, как только вышел из машины, раскрыл большой черный зонт над нашими головами. Начинался дождь. Пока он только накрапывал, осыпая влажной моросью окружающее пространство. Октябрьское небо затянуло серой пеленой, как будто тоже скорбя по ушедшему из жизни мужчине, восьмидесяти семи лет от роду. Казалось, тучи замерли, ожидая окончания траурной церемонии, чтобы потом разразиться ливнем, стирающим печальные следы захоронения с поверхности земли. Мы остановились чуть в стороне от немногочисленной группы людей, ожидающих погребения. Двое рабочих, одетых в непромокаемые куртки с капюшонами и высокие резиновые сапоги, стояли неподалеку под деревом. Все кого-то ждали. Минут через пять от стоянки послышался автомобильный сигнал. Я оглянулась. К воротам кладбища приближался черный лимузин.

Сначала из машины вышел высокий мужчина в сером невыразительном плаще поверх черного костюма, открыл багажник и вынул складное инвалидное кресло. Затем помог выйти пожилой даме, усадил её, закутав ноги специальным пологом, раскрыл над её головой зонт. Так они и двигались по дорожке мимо нас к группе ожидающих людей: дама в коляске, а позади сопровождающий мужчина с раскрытым зонтиком. Рядом с нами леди остановила коляску. Автоматический привод, оказывается, у этого девайса, а я никак не могла понять, как кресло само едет. Помня указания главнокомандующего, я честно смотрела на кончики носков туфель из змеиной кожи, выглядывающих из-под полога, застегнутого на три застежки. Руки в перчатках, больше похожие на птичьи лапы, цепко держались за подлокотники. Дама что-то спросила у Сайгоша, он ответил, понизив голос. Нет, прав был вервольф, надо выучить хотя бы английский, а то стою здесь, как мартышка на фотографии. Ничего не понимаю. Процессия двинулась дальше, а я подергала оборотня за рукав:

- Что она сказала?

Вместо ответа спутник успокаивающе похлопал меня по руке и досадливо вздохнул:

- Ничего особенного. Мы давно знакомы, просто поздоровались. Перчатки забыл купить, а руки у тебя совсем ледяные, замерзли. Возьми мои. - Сайгош снял свои перчатки и отдал их мне. Большие, конечно, но теплые, руки сразу же согрелись, даже кожу закололо мелкими иголочками. - Предупреждаю, русский язык она знает. Говорит с легким акцентом. Будь в её присутствии осторожней.

Как только дама заняла место возле гроба, откуда-то вышел католический священник с Библией. Молоденький парнишка в облачении служки нес зонт над его головой. Дождь к этому моменту пошел сильнее. Уже не слабая морось, но равномерно падающие капли барабанили по ткани нашего хлипкого укрытия. Я начала волноваться из-за шелка. Вдруг брюки испортятся от воды? Дракон точно разозлится тогда. Он ведь отдал за костюм какие-то совершенно немыслимые деньги. После окончания чтений, святой отец подал знак двум служащим, и гроб постепенно опустили в яму. Я отстраненно следила, как один за другим, подходили прощаться родственники. Первой, конечно, подъехала дама, бросила белую распустившуюся розу на крышку из вишневого дерева, затем вернулась на прежнее место. Остальные прощались кто как. Мужчины бросили по горсти земли, две женщины просто постояли рядом, склонив головы, а молоденькая девушка даже не решилась подойти к могиле. Не дожидаясь, пока рабочие засыплют могилу землей доверху, народ потянулся к машинам, сочтя процедуру оконченной. Дама на коляске покидала скорбное место последней. Возле нас она снова притормозила и повелительно произнесла на чистом, без акцента, русском языке:

- Дорогой, представь меня, пожалуйста, своей спутнице. Ты ведь за этим привел девушку на кладбище? Знаешь наши правила, мы не принимаем дома тех, кто нам не представлен ранее. Итак?

Сайгош вежливо поклонился, представил меня, как практикующую колдунью, временно проживающую у него в доме на правах гостьи, и заметил:

- Леди Александра, ваши выводы, как всегда точны и бесспорны. Позвольте узнать, как вы догадались, что Агнесса говорит на русском языке? Мы что-то напутали с одеждой?

- Ни одна уважающая себя англичанка не придет на кладбище без перчаток, какое бы время года ни было. Мало того, обрати внимание, как повязала палантин девушка. Так выглядит хиджаб на мусульманке. Здесь головные уборы носят иначе. И последнее замечание: у моего телохранителя хороший слух. Он слышал, на каком языке спрашивала тебя Агнесса. Естественно, Магнус мне об этом сказал. - Дама откинулась на спинку сиденья, внимательно рассматривая меня выцветшими от старости глазами. Внутри возникло неприятное ощущение, что ведьму только что оценили, взвесили и прочитали все тайные и явные мысли.

- Ну, что ж, - удовлетворенно кивнула леди, довольная своим осмотром. - Приглашаю вас обоих к себе. Езжайте за лимузином, охрана пропустит. Магнус, позаботься.

Вот так мы вместо городской библиотеки оказались на поминках, устроенных в особняке старой леди Александры. В прихожей нас встретил самый настоящий дворецкий. То, как он стоял, словно проглотив швабру, прямой и невозмутимый, напомнило мне Матиаса и его "остроумные" реплики. Как он там один управляется, интересно? Освободив нас от верхней одежды, слуга показал место, где можно поставить сложенный зонт в специальную подставку, подождал, пока мы тщательно протерли подошвы обуви о специальный коврик, и степенно пошел впереди нас, показывая дорогу.

Леди терпеливо ожидала в кабинете, судя по обстановке и размерам, явно принадлежавшему до недавних пор хозяину дома. Высохшая, как мумия, женщина не производила впечатления умирающей от старости особы. Отнюдь. Глаза заинтересованно блестели, наблюдая, как в большом кожаном кресле никак не усядется моя светлость в новом костюме. Ну, костюм - шелковый, кресло - кожаное. Все скользкое. Я тупо сползаю на пол. А если учесть, что мебель делали для человека высокого роста, то, для полноты картины, добавьте еще мои болтающиеся в воздухе ножки. Сайгошу надоело смотреть на ведьмины мучения, поэтому он подошел, вынул меня из кресла и поставил рядом с собой. Пожилая дама улыбнулась.

- Нас никто не приглашал садиться, - прошипел мне на ухо змей подколодный. Я рассердилась. Столько времени мы топтались по магазину, потом стояли, как два столба, посреди кладбища, а теперь и посидеть нельзя без разрешения? Хочу домой. Там можно одеваться, как вздумается, ходить без каблуков и говорить, не вкладывая в слова тройной подтекст.

- Прежде, чем я представлю вас членам своей семьи, хотелось бы узнать, по какому делу вы пожаловали в мой дом? Надеюсь, вы простите старой женщине её бесцеремонность и прямоту? - Леди Александра подала знак своему телохранителю. Магнус закрыл двери кабинета, и встал, загораживая собой выход. Бесстрастное выражение его лица заставило меня пристальнее изучить ауру этого мужчины. Оборотень. Только странный какой-то. Такое ощущение, что он не может полностью переходить в свою вторую форму. Истинную. Чувствуется постороннее влияние. Вижу на правом плече метку. Выглядит, как печать, запечатывающая собой обращение, но - нет. Метка. Очень любопытно. Уже потянувшись всем телом к Магнусу, поняла, что делаю что-то недозволенное. Все подозрительно тихо молчали. Думаете, я неправильно выразилась? Нет. Молчать можно по-разному. Это я вам говорю, ведьма.

- Что-то не так, девочка? - проскрипела леди, подавшись вперед и с любопытством рассматривая выражение моего лица. Я покосилась на Сайгоша. Он скучающе пожал плечами. То есть ему все равно, скажу правду или нет.

- Вашему охраннику кто-то запретил принимать истинный облик. Пыталась рассмотреть метку поближе. Интересно же, чья работа.

Старушка откинулась на спинку кресла и тяжело задышала, прижав руку к груди. Сердце? Я хотела подойти, но леди отрицательно покачала головой и выпила из чашки, стоявшей перед ней на столе, несколько глотков напитка. Сайгош потянул носом, затем понимающе усмехнулся:

- Коньяк?

- Да, ты же знаешь, мальчик, очень способствует расширению сосудов. По мнению врача, мне уже давно пора на покой. Я бы и сама не против присоединиться к мужу на небесах, но есть ещё незаконченные дела, требующие присмотра. - Леди Александра промокнула губы салфеткой и воззрилась на меня, уже не скрывая своего интереса. Сайгош перехватил инициативу, сообщая цель прихода:

- Моя гостья недавно встречалась с вашим предком, паном Вацлавом из Подгорецкого замка. К сожалению, он покинул наш мир окончательно и навсегда. Действуя в соответствии с его последней волей, Агнесса должна выбрать одного наследника всей собственности из членов вашей семьи и передать ему или ей документы на право владения замком, а также всеми прилежащими к нему землями.

Глаза пожилой дамы сузились, давая понять, что за свою собственность она будет драться всеми доступными способами. Тем более, что появилась возможность пополнить семейные закрома неожиданным наследством. Старушка побарабанила пальцами по крышке стола и, решившись, заявила:

- Давайте сюда бумаги, я сама выберу наследника. Ты, красавица, никого из нас не знаешь, а за работу тебе уже заплатили. Не спорь! Уверена, что Вацлав не поскупился. Жадным он никогда не был. Значит, упокоился, вампир чертов. Туда ему и дорога.

Я оторопела. Ничего себе аппетиты у местной буржуазии! Увидев выражение моего лица, леди поморщилась:

- Ты неправильно поняла. Не для себя прошу, для наследника. Просто беру на себя твои обязанности. Могу денег дать, если нужно. Сумму назови.

Наверное, я бы долго стояла с открытым ртом, онемев от такого поворота событий, если бы в двери не постучали. Грохот раздался такой, будто по дереву молотили кувалдой. Леди Александра махнула рукой, и Магнус, сделав шаг назад, открыл створки. Девушка, лет восемнадцати на вид, стремительно подошла к хозяйке, стуча тонкими шпильками по паркету, и обняла её, целуя в макушку:

- Бабушка, милая, я тебе так благодарна! Ты обещала найти ведьму до вечера и выполнила своё обещание. Пусть теперь этот противный Клод только попробует сказать, что ты не отвечаешь за свои слова. Я ему соли в суп насыплю! - Продолжая обнимать бабушку, красавица посмотрела мне в глаза. Потом оценила одежду, осанку, Сайгоша, и снова пристально уставилась на меня. - Бабуль, а это точно ведьма? Она, правда, сумеет снять проклятие? Хлипкая какая-то, маленькая. Не впечатляет.

Леди похлопала внучку по руке, успокаивая:

- Куда ей деваться. Хочет, не хочет, а снимет. С Вацлава сняла, и нам поможет.

*Гэлвин, Galvin, - в переводе с кельтского, Воробей*

Глава 3. Все дело в любви, знаете ли.

Мне очень не понравились слова пожилой женщины. Понятия не имея, что делать дальше, я смотрела на спутника и понимала: он сейчас вне игры. Магнус держал перед носом дракона громадный золотой слиток, периодически покачивая им вперед-назад. Убедившись в том, что внимание мужчины полностью приковано драгоценному металлу, телохранитель повел Сайгоша за собой. Куда? Мне не сказали. Когда захлопнулась дверь, и новый охранник занял свое место, я прошла к стулу. Незачем выказывать уважение тем, кто его не заслуживает. Развернув стул спинкой ко всем присутствующим, я села, сложила руки перед собой и оперлась на них подбородком, задумчиво разглядывая леди Александру. Оторопев вначале от моей наглости, девушка ринулась, было ко мне, по шее дать собиралась, что ли, но бабка её удержала. Ей уже не нужно было притворяться доброй, леди приняла своё настоящее обличье жадной и властной старухи, крепко держащей бразды правления в своих цепких морщинистых руках покрытых маргаритками смерти. Именно так называют печеночные пятна, появляющиеся с возрастом на коже у людей. Пошептавшись, дамы решили посвятить и ведьму в свои планы. Девушка выпрямилась и повелительным тоном заявила:

- Бабушка уплатила за тебя колдуну золотом. Сама всё видела. Теперь ты - в нашей власти. Повинуйся и, может быть, когда-нибудь потом, мы отпустим тебя на свободу.

Я лениво рассматривала ногти на правой руке. Маникюр пора делать. Вот оставила любимую можжевеловую палочку в сумке, а надо было взять с собой. Такой эксперимент пропадает. Направить на эту странную компанию и сказать: "Остолбеней!". Очень интересно, сработало бы заклинание? Ведь не может быть, чтобы в такой замечательной толстой книжке все заклинания были фальшивыми?

- Эй, ведьма, что молчишь? Я с тобой разговариваю!

Какое невоспитанное юное поколение в этой семье. Аристократы. Молчу, потому что держу паузу. Учитесь не раскрывать рот без надобности, и ваши враги сами вам всё расскажут, они-то держать язык за зубами не умеют. Пожалуйста, девица решительно идет ко мне. Укусит или попытается стукнуть? Шучу. Бабка встала, с силой опуская пресс-папье на стол:

- Прекрати, Алекс. Не всё так просто. Ведьма-то пришлая, чужая. Порядков наших не знает. А тут ещё наследство от твоего прадедушки, что ли, не знаю, как и назвать-то его правильно. В следующий раз, захочешь что-то мне сказать при ней, говори по-английски.

- Но, бабушка, ты же сама требуешь, что дома все разговаривали на русском языке!

- Ведьма английского не понимает. Кстати, Агнесса, с сегодняшнего дня, ты - наш вечный гость. Комнату и одежду тебе предоставят. Чай накроют к пяти часам. Приведи себя в порядок и приходи. Познакомлю с семьей. Ведь ты этого хотела?

Ногти рассматривать надоело, принялась загибать пальцы. По моим расчетам вот-вот должен ворваться рыцарь на белом коне. Пешком тоже ничего. А разговаривать с дамой, имеющей манию величия, нет никакого желания. Девица подходила всё ближе и ближе. Чем это таким интересным она похлопывает себя по ладони? О, хлыстик. Интересно. Один, два, три, четыре, пять, шесть... Старинная, богато украшенная дверь выпала из проема, накрывая собой охранника. Сайгош прошагал по телохранителю, невозмутимо подал мне руку и, сочувственно заглядывая в глаза, ласково спросил:

- Звезда моя, надеюсь, ты не скучала? Я тут по финансовому вопросу отлучился. Прости, дорогая, - с этими словами нахал поцеловал мои пальчики. Ах. Как приятно. Сайгош повернулся к хозяйке дома, поклонился и вежливо попрощался:

- Благодарю за теплый прием, леди. Нам было очень приятно познакомиться с вашей внучкой. Позвольте откланяться. Когда вы сочтете нужным, пришлите приглашение. Визитку с адресом я положил на столик у входа. Сочувствуем вашему горю, примите наши соболезнования.

Мне очень хотелось узнать, зачем Сайгош разыграл этот странный спектакль, но спрашивать не захотела. Просто сидела и молча смотрела в окно автомобиля, наслаждаясь видом серой местности, еле заметной под проливным дождем. Странная семья, смешная девочка, я так и не поняла, она на самом деле такая или играла для бабушки? Или они вместе что-то такое изображали, недоступное для моего куцего ведьминого умишка.

- Дорогой, мы скоро приедем?

- Тебе же нравится кататься в машине. Кушать хочешь? - ехидно заметил любитель абсолютно безвозмездно разжиться золотишком.

- И это тоже. Так когда?

- Сейчас в банк заедем, оставлю там золото, и сразу домой. Как я их развел?

- А бабка знает, что ты - не человек?

- Что?! Нет, конечно. Я у неё прохожу под табличкой: мощный колдун, штука одна, неженат, богат, имею слабость - золото. Как увижу - всё, от жадности теряю способность соображать и бери меня голыми руками. Пригодилось же, сама видишь.

- Не вижу. Что мы выиграли-то в результате? Меня вон хлыстиком собрались проучить.

- Как что? А золото? Вот оценю - узнаем сколько приобрели. Денежки лишними не бывают.

Я закатила глаза. Кошмар, с кем говорю. Сама же недалеко ушла, при виде горсти камней готова на что угодно, лишь бы заполучить их в свои жадные лапки. Кстати, амулет-то накрылся медным тазом.

- Сайгош, сделай мне, пожалуйста, новую подвеску. Очень надо.

- А я все ждал, когда ты сообразишь попросить, - сказал хитрец, довольно улыбаясь. Прямо кот, объевшийся сметаной. - Сделал уже. Лежит у тебя в комнате, в шкатулке на комоде. Я там еще пару амулетов подобрал, если понравятся, бери, пригодятся. Кстати, подслушал, как тебе Эмили жаловалась. Ради интереса, сходил, посмотрел. Смотри, чем Пирс закрыл свою красавицу в ласточкином гнезде, - Сайгош полез в карман и, достав камушек, протянул мне. Лабрадорит! Настоящий. Вот это находка! Я умоляюще посмотрела на дракона. Змей кивнул головой:

- Да бери, ладно. Я сегодня добрый. Так, посиди спокойно, из машины не выходи. - Сайгош хлопнул дверцей, пошел в банк, оценивать своё сокровище.

А я, закрыв глаза, кончиками пальцев ощупывала кристалл лабрадорита. Чуть меньше пяти сантиметров в длину и почти три в ширину. Округлый, приятный на ощупь. Маленький, но такой важный для меня. Говорят, лабрадоры - камни гиперборейцев, самого древнего народа на земле. Для практикующей ведьмы - незаменимый оберег и помощник. Темный, с коричнево-зеленым отливом. Цвет переливчатый, искрится, если поворачивать на свету. Ха, понятно, почему дракон не взял его себе. "Мужскими" считаются лабрадоры более светлые с золотисто-голубоватым отливом. А у меня в руках - "женский" камень. Надеюсь, мы с ним подружимся, а мой дар предвидения станет немного сильнее. Это одна из особенностей лабрадорита, если дар уже есть, то общение с камнем развивает и усиливает предвидение. Поглаживая поверхность нового друга, я думала о том, как интересно сложилась логическая цепочка. Мне подарили Пирса, считая его неведомой зверюшкой; я привезла его сюда, в Херефорд; он помог мне справиться со злобной ведьмой и познакомился с Эмили; потом они поссорились, и пикси наказал свою подружку, заперев её в пещере именно этим камушком. Теперь у меня есть настоящий верный друг, который никогда не предаст. Говорят, надо положить камень под порог дома для охраны семьи от злых сущностей. Это неправильно. Если к вам попадает такое сокровище, держите его на виду. Чтобы он видел и дом, и его обитателей, был в курсе жизни вашей семьи. Но, самое важное, общение с лабрадором укрепляет солнечное сплетение. Что сейчас для меня особенно необходимо. Медитации помешал Сайгош, злобно хлопнувший дверцей. Не буду спрашивать, кто его разозлил. Захочет, сам скажет.

Машина стремительно летела по дороге, распугивая одиноких прохожих под большими зонтиками и расплескивая воду из луж веером во все стороны. Если кого облили случайно, я ни при чем.

В гараже история повторилась. Змей выскочил и убежал по своим делам. Мне пришлось выходить самостоятельно, вынимать кучу пакетов, закрывать машину, постараться не потерять ключ. Камушек не скажу, куда положила. Там точно не потеряется. Горничная, увидев меня с вещами, демонстративно задрала нос и ушла в противоположную сторону. Ну да, пассия же ж. Достойна всяческого презрения. Дверь в комнату открывала спиной. Потому и не заметила сразу, что вместо спальни у нас теперь кабинет полицейского расследования. Феечки оккупировали журнальный столик, усыпали его карандашами, ручками, бумажками и даже фотографиями. Сверху вся эта роскошь была равномерно посыпана крошками от печенья, в правом углу рабочей поверхности отсвечивала лужица клубничного варенья, а пустая вазочка из-под него сиротливо валялась на турецком коврике стоимостью в мою годовую зарплату. Я свалила пакеты рядом с кроватью, философски пожала плечами и вопросительно уставилась на довольно пузатеньких пикси, лениво перелистывающих свои заметки. Точнее, Гэлвин листал, а Эмили сопела, уютно свернувшись у него под боком. Ученый воробушек прижал палец к губам и смешно перекосил глаза в сторону спящей феечки. Позже так позже. Что там купил дракончик? Сейчас мы все посмотрим... Нет, сначала надену подвеску. Гламор фей-крошек почти неразличим, поэтому я и попадаюсь на него постоянно. Надо защищаться. Шкатулка открылась с мелодичным звоном, блеск драгоценностей воссиял на всю комнату, и моя светлость пропала для общества надолго. Даже про чай забыла. Стук в двери прозвучал неожиданно для всех. Пикси к этому моменту спали уже оба, причем в обнимку. Стараясь ступать как можно тише, я открыла двери и удостоилась чести лицезреть надменное выражение лица Кэрри:

- Чай подан в столовой, мэм. Хозяин просит не задерживаться. - Повернулась спиной и пошла прочь, виляя задом. Смотрите, как вся из себя порядочная тихоня. Я философски пожала плечами, вернулась к кровати, сложила сокровища в шкатулку. Нацепила амулеты, спрятав под футболку. Проверила камушек. Можно идти, только как-то неуютно себя чувствую, как будто в доме есть кто-то чужой. Мурашки по коже бегают. Закрыла дверь в комнату на ключ. На всякий случай. Одного пикси уже стащили, этих - не дам.

В столовой за накрытым столом, я обнаружила двоих, ожидающих меня мужчин. Сердитый Сайгош крутил в руках трубку, стоя возле камина и задумчиво пиная ногой каминную решетку. Второй стоял возле окна, разглядывая сад. При моем появлении мужчины оставили свои важные занятия и поклонились. А что, может, мне в Англии жить остаться? Ручки целуют, подарки дарят, кланяются. Надо подумать.

По традиции чай разливают дамы. Представляю, как смешно смотрится со стороны. Худая девушка в джинсах и чужой клетчатой рубашке, с цветными волосами, убранными в свободный рыбий хвост (ну, не умею я больше ничего заплетать сама), разливает душистый напиток двум джентльменам, одетым в строгие костюмы, белоснежные рубашки и одинаковые галстуки синего цвета. Наверное, в одном магазине покупали. Молчание нарушил гость:

- Сайгош, девочка голодная, почему не кормишь? Тощая и бледная.

- Зато глаза горят, как у припадочной. В шкатулке возилась? - ехидно спросил оборотень.

- Да, перебирала украшения, - неразборчиво ответила я, наплевав на все правила хорошего тона. Бутерброды с красной рыбкой, отварное мясо со специями, нарезанное ломтиками, специальные булочки. Еда. Наконец-то. Закончив складывать в животик перекус, я облегченно откинулась на спинку стула и только сейчас заметила, как странно смотрят на меня мужчины. Им смешно, а я, может, больше суток ничего не ела по техническим причинам.

- Как там поживает оранжевый ручей? - Пусть расскажет, вместо того, чтобы надо мной смеяться.

- Оранжевый? - удивился гость.

- У тебя не получится отвлечь внимание, свет души моей. - Сайгош позвонил колокольчиком, пришла девушка, убрала со стола, оставив открытую бутылку и два пузатеньких бокала. Пепельница, по традиции, занимала место на каминной полке. Это на случай, если хозяин дома перестанет таскать за собой трубку и решит её оставить. По местным правилам, принято спрашивать разрешения у дам, присутствующих в помещении. Моё он не получит. Не люблю запах табака. На мой взгляд, молчание затянулось, и я решила начать беседу:

- А что, гость пить не будет? Бокалов-то два. - Мужчинам стало весело. Пару минут они смеялись, переглядываясь, а потом, улыбающийся до ушей, Сайгош снизошел до пояснения:

- Леди не пьют алкоголь после чая. Это позволено только мужчинам. Извини.

Конечно, я знакома с этим обычаем, но, главное, виду не подать. Скорбно покачав головой, я решила попробовать еще раз:

- Магнус, а зачем ты пришел? Вроде бы из враждебного лагеря явился. Принес новости?

Гость отвел глаза, посмотрел на собеседника и, получив молчаливое ободрение дракона, решился:

- Из всех ведьм, колдунов и магов, к которым я обращался, ты единственная сказала про метку. Сайгош сказал, поможешь снять.

Неловкое молчание воцарилось в столовой. Ну, что ж. Подарков я сегодня получила больше, чем за всю предыдущую жизнь, а долг платежом красен. Не глядя на прохвоста, подошла к Магнусу, попросила подняться и, чуть прикрыв глаза, чтобы видеть не только физическое тело, стала рассматривать. Высокий, широкоплечий, худощавый, можно даже сказать поджарый, мужчина следил за моими действиями тревожными светло-серыми глазами. Такой цвет глаз еще называют стальным. Короткая стрижка почти под ноль не скрывала преждевременной седины. Гусиные лапки у внешних уголков глаз, привычка щуриться, воин. Снайпер? Киллер? Пока только догадка. Вторая ипостась почти не видна. Я полностью закрыла глаза, отключаясь от реальности, погружаясь в серое пространство. В нем каждое существо выглядит тем, кем на самом деле является. Сначала посмотрела на Сайгоша. Красавчик. Рога, усы, зубы - все при нем. Мало я тогда у него чешуек выдернула. Надо бы еще. Теперь медленно поворачиваюсь в сторону гостя... И шалею от восторга! Снежно-белый тигр с ярко голубыми глазами нервно помахивает хвостом, морща нос и чуть приоткрывая клыки. Угрожает. Ишь, киса. Что-то холодное мазнуло по лицу, провоцируя возвращение в реальный мир.

Я лежала на диване в гостиной, а встревоженный Магнус стоял рядом со стаканом воды в руках.

- Агнесса, ты в порядке?

- Почти. Осталась маленькая проблема. Выяснить, кто нацепил на тебя эту пакость. Не хочешь сказать, чем провинился перед колдуном? - Мужчина отошел к столу, сел и опустил голову. Сайгош засмеялся.

- Женщину не поделили. У колдуна невеста была. Человек. Любовь там вообще нереальная. Высокодуховная, романтическая, вздохи, гуляния под луной. Вот тут является мачо. Ну, ты знаешь, если у оборотня перемкнет, женщина ему не откажет. Колдун отомстил. Качественно. А Магнус - поседел раньше времени от переживаний. Так как, справишься?

- Минутку. - Перешла из горизонтального положения в вертикальное. Села, если короче. Удобно прислонилась к спинке дивана и ответила, тщательно взвешивая слова:

- От того, что я сейчас услышу, зависит исход нашего безнадежного дела. Итак, внимание, вопрос: что произошло с девушкой после ваших мужских игр?

Магнус поднял голову и открыто улыбнулся, становясь похожим на бесшабашного мальчишку:

- Джиллиан - моя жена, у нас трое детей. Мы счастливы вместе. В любом случае приглашаю вас в гости. Вы чем-то похожи. Хм. Она тоже не любит формальный стиль в одежде. Принадлежит по вере к светлым викканам. Знаешь? Старые песни на новый лад. Я не вмешиваюсь. Хочется ей плясать голой при полной Луне, пусть. Проблема в том, что дети подрастают, скоро начнется подготовка к обороту, а я ничем не могу им помочь. Это-то и страшно. Они ведь полукровки, вдруг что-то пойдет не так.

Когда-нибудь точно нарвусь на крупные неприятности из-за своего желания всем помочь и всех спасти. Так - не бывает. Добром эта затея не кончится, думала я, устраивая Магнуса на диване в полулежачем состоянии. Главное, надо заранее всех проинструктировать:

- Сайгош. Следи за всем. Если что не так, ты почувствуешь. Разрешаю вмешаться. Водой можешь облить холодной. Должно помочь. Магнус!

- Да?

- Когда все получится, ты сразу обратишься, примешь форму тигра. Пожалуйста, не натвори бед. Окно открыто, беги себе в лес, никого не трогай.

- Когда? Не если? Ты так в себе уверена?

- Глаза закрывай, расслабься, лежи молча.

Я села рядом и положила левую ладонь на метку. Левую, потому что от сердца. Потому что, строго говоря, такую метку мне самой никогда не снять. Но всегда есть возможность договориться с тем, кто её поставил. А мне кажется, я уже знаю, кто он, этот загадочный мстительный колдун. Аккуратно, стараясь не повредить, беру за хвостик золотистую ниточку, из которой состоит метка, и начинаю распускать чужое плетение. Сзади - наперед, потихоньку, по стежку, почти не дыша. Вот осталось последнее усилие, но его-то и нельзя делать без согласия автора печати. Я тяну, сначала легонько, потом сильнее. Тяну за ниточку, одним концом, закрепленную под кожей у оборотня, а второй хвостик, образуя петельку в моей руке, тянется куда-то далеко. Вот по нему я и пойду. Правда, только своим намерением. Что здесь у нас? Большая светлая комната над волнами. Так близко к воде, что я чувствую соленый запах океана. Сзади раздается знакомый голос:

- Почему-то я вовсе не удивлен. Что случилось, маленькая глупая ведьма? Ты ввязалась в дела, которые тебя не касаются никоим образом. Но, к делу. Зачем ты здесь?

Не отвечая, я увлеченно рассматривала мужчину, уже знакомого мне из путешествия в поезде под Ла-Маншем. У меня даже визитка сохранилась, в кармане лежит.

- Прошу тебя об услуге. - Фраза ритуальная, он обязан ответить.

- Говори.

- Сними метку с тигра. Он достаточно наказан за желание быть счастливым.

Ярость загорелась в карих глазах колдуна. Казалось, он сейчас разорвется от злобы, бушующей внутри его существа. Но, к его чести, мужчина быстро справился со своими эмоциями. От того, что он сейчас скажет, зависит многое. Интересно, понимает ли это волшебник?

- Хорошо, отпускаю его по твоей просьбе, но ты, мелкая, должна отдать мне рубиновую ящерку. В ближайшее же время. Сама понимаешь, это в твоих интересах.

Вот, холера, а так здорово все шло, без сучка, без задоринки. Что теперь делать? Ладно, отвечу, как есть. Дам ему еще один шанс.

- Я не могу. Саламандра - часть меня. Мы связаны кровным ритуалом. Ты был свидетелем свершившемуся факту. Предупреждая следующий вопрос, сразу отвечаю - мне не грозит смерть к Имболку. Так получилось. Извини. А почему не спрашиваешь о судьбе любимой девушки?

Колдун подошел к стеклу, отгораживающему кабинет от брызг океанских волн. Шторм разбушевался не на шутку. Казалось, еще немного и гигантская волна поднимется снизу обрыва вверх, смывая хлипкое сооружение человеческих рук в соленую темную бездну. Наконец, он обернулся и прямо ответил:

- Да знаю я всё. Сам виноват, не сдержался. А отыграть назад гордость не позволила. Я ведь любил. Всем сердцем. Доверился ей. Ладно. Снимаю печать!

Не успел он договорить, как вдали сверкнула молния и, через три секунды, послышался звук грома.

Проклятие снято! Спасибо Богине!

- Мы обязательно встретимся, маленькая глупая ведьма. И, конечно же, решим, как будем делить артефакт. А теперь беги, я сам тебя найду.

Колдун взмахнул рукой, что-то буркнул, и я сразу же открыла глаза. Не почувствовала пространственного перемещения. Ничего себе Сила у коллеги!

Пошевелив руками и ногами, убедилась, что полет прошел нормально. Для полного счастья надо выпить чего-нибудь горячего. Кофе, чаю, можно глинтвейна. Чтобы соединение тела физического и астрального произошло самым наилучшим образом. Любопытно, удастся мне выклянчить на кухне желаемое? Я же там прохожу, как хозяйская пассия. Приложив руку к глазам, убедилась, что зрение восстановилось в полной мере. Можно смотреть по сторонам. А чем это так вкусно пахнет? О, глинтвейн. Сайгош протягивал мне керамическую кружку с горячим напитком и загадочно улыбался. Убедившись, что я не обольюсь, друг сделал шаг в сторону, открывая моему взору восхитительное зрелище. Возле камина, на полу, развалился белый тигр, утробно мурлыча и царапая когтями паркет. Увидев, что я смотрю на него восхищенным взглядом, хищник потянулся, изгибаясь. Махнул благодарно хвостом, переступил через клочки собственной одежды и вышел в сад через распахнутое французское окно. Я бы сидела так и дальше с отвисшей челюстью, если бы Сайгош не кашлянул, раскуривая трубку.

- Несса, мы только что совершили благородный поступок. Можно, я покурю возле камина, пока ты пьешь глинтвейн? Укройся пледом, не замерзнешь.

Мы сидели и изредка перебрасывались ничего не значащими фразами до поздней ночи. Уже засыпая, уютно пригревшись под шерстяным пледом на диване, я видела четкий профиль своего друга с трубкой в зубах на фоне огня.

"Зачем эти англичане строят такие большие камины? Сумасшедшие люди", - подумала во сне и уснула ещё раз, уже безо всяких пустых мыслей.

Глава 4. Происшествие в особняке.

Конверт с приглашением принесли после завтрака, состоявшего из разваренной до безобразного состояния овсянки и подгоревших оладий. Кофе отдавал молотыми желудями, а яйца оказались сырыми. Сайгош скривился, но собирался их есть. Я решительно отняла у него тарелку, собрала всё, что поместилось на поднос, и понеслась в кухню, интересоваться, что там такое случилось. Спрашивать не пришлось. По той причине, что кухня оказалась абсолютно пустой. Крупа рассыпана, банка с зернами кофе - открыта, крышка от нее валяется под разделочным столом. Шеф-нож воткнут в доску на стене, рядом с рецептом какой-то выпечки. Сковорода лежит в раковине, сверху грязные тарелки, и на всё это льется вода из холодного крана. Я поставила поднос на стол и подошла к отрытой настежь двери, ведущей в кладовку, - никого. Странно. Но есть то хочется. Сняла с крючка фартук, завязала лямочки за спиной и принялась за работу. Пока миксер взбивал яйца для омлета, вымыла сковородку, поставила на огонь, чтобы раскалилась, параллельно включила кофеварку. Молотый кофе нашелся в стенном шкафу. С зернами пускай Сайгош сам разбирается. Дома мне варит кофе Мэг в последнее время. Минуточку! А здесь есть домовой или брауни? Надо приготовить настойку клевера, чтобы увидеть фэйри, скрывающихся в тени. Пока отмывала стол и рабочие поверхности, явился хозяин дома. Сегодня он вырядился в старые джинсы, зеленую футболку и клетчатую рубашку поверх штанов. Понаблюдав минут пять за моими метаниями, он улыбнулся и предложил:

- Давай поедим на кухне. Так не хочется тащить тарелки в столовую, потом обратно. Заодно расскажешь, с кем вчера беседовала.

Звякнул сигнал таймера. Я сердито открыла дверцу духовки. Булочки, румяные и пышные, пора вынимать. Накрыв стол, пригласила Сайгоша и устроилась сама. Основную уборку закончу после завтрака. Омлет получился необычно пышным, чуть пересоленным. Но, глядя, как быстро он исчезает с тарелки голодного друга, не стала заострять внимание на количестве соли. Булочки исчезли стремительно. Когда моя тарелка опустела, в корзиночке оставалась самая маленькая. Я цапнула её в самый последний момент, на полсекунды опередив змея. Сайгош скорчил огорченную рожицу, потом довольным взглядом обвел светлое просторное помещение и похлопал себя по животу.

- Слушай, давай ты будешь для меня готовить? Останешься здесь жить. Я тебе ещё камушков подарю.

- Лучше скажи, куда все подевались? Кухарка точно должна быть на месте. Кэрри я сегодня не видела. Не убрано.

- Откуда мне знать? Явятся, спросим. Расскажи, как тебе удалось снять проклятие с Магнуса.

- Строго говоря, я не снимала, просто помогла избавиться от метки, а потом договорилась с колдуном. Мы пришли к консенсусу и вуаля! Тигр свободен. К тому же это не было проклятием, дорогой чешуйчатый друг. Проклинать - себе дороже, плохо на карме отражается. К тому же проклятие всегда возвращается к тому, кто его насылает. А, если автора нет в живых, то к его родным, вплоть до седьмого колена. Это настоящая черная магия, волшебство, цель которого одна - причинить вред. За это всегда приходится платить. Другими словами, каждое сильное проклятие имеет свою цену.

Дверь, ведущая в сад, открылась, и в кухню по одному стали заходить слуги. Первой вошла кухарка, ойкнула и бросилась к плите, с удивлением глядя на открытую дверцу духовки.

- А где булочки? Я же на всех приготовила!

Сайгош удивленно приподнял брови и заметил:

- Какие булочки? Не видел, не знаю. Тот ужас, который нам подали на завтрак, не стали бы есть даже свиньи. Кто-нибудь из вас объяснит, что случилось?

Кэрри набралась храбрости и торопливо заговорила, проглатывая окончания слов. Я ничего не поняла. Сайгош перевел, что Айрис попросила всех слуг срочно подойти к воротам и долго с ними беседовала. Просила помощи и содействия в выселении из особняка наглой любовницы, обещала повышение зарплаты, когда она станет хозяйкой здесь, в доме. Даже на лишний выходной день расщедрилась. В общем, зубы она заговаривала им минут сорок, не меньше. Вопрос: а кто подавал завтрак? Не слушая слезных оправданий, Сайгош бегом помчался на второй этаж. Я побежала следом. Успели мы вовремя. Злоумышленница в черном костюме и маске ковырялась отмычкой в замке двери, ведущей в мою комнату. Хрупкая, тоненькая, как тростиночка. Похожа на ниндзя из Релькиных мультфильмов. Не понимаю, почему она так долго возится? Или потратила много времени, обыскивая другие комнаты? Ниндзя услышала топот по коридору, вскочила и рысью побежала вперед. В конце коридора светилось витражное окно. Картинка изображала средневековую даму с птичкой, подозрительно похожей на журавля. Цветы там ещё какие-то, я особо не разглядывала. Когда солнечные лучи падают через цветные стеклышки, смотрится очень красиво. Можно сказать, волшебно, почти божественно. Мне лично нравятся цветные лучики, отражающиеся в натертом паркете. Ниндзя подпрыгнула, как в кино, и вылетела ногами вперед через эту красоту. Я разозлилась. Да как она посмела вообще калечить чужую собственность? А вдруг я решу здесь остаться? И это было моё окно? Не успевая подумать, что делаю, выпрыгнула следом, кувыркнулась и, приземлившись на все четыре конечности, увидела, как впереди лезет на забор противная разрушительница витражей. Вообще, положено для таких случаев иметь наготове заклинания. В виде амулетов, заговоренного песка, или просто сгустка энергии. Ничего в запасе приготовлено не было. Я резко выбросила вперед руку, и с ладони сорвался небольшой огненный шар, размером с теннисный мячик, не больше. Он попал точно над головой ниндзя, как раз пытавшейся подтянуться. В голове мелькнуло: "Замри!". Ну, так просто. Без всяких задних мыслей. Таинственная разбойница сверзилась с забора, замерев скрюченной статуэткой. Именно сейчас кое-кто вспомнил, что он тоже маг, и швырнул файербол размером побольше моего. Поскольку ниндзя была обездвижена, увернуться она не могла, вот и получила огненный привет в верхнюю часть ног. Почувствовав запах паленой ткани, Сайгош ринулся вперед, подхватил девушку на руки и бросил её за борт! Извиняюсь, в фонтан. Вода не только потушила огонь, но и привела в чувство злоумышленницу. Спустя пару секунд, она уже стояла перед нами в боевой стойке по колено в зеленоватой воде, окруженная недовольными лягушками. Как же, потревожили их болотное царство.

Я укоризненно посмотрела на Сайгоша:

- Чистить надо фонтан, одна ряска плавает, земноводным жить мешает.

- Возьмешься? Кто предложил, тот в оплате не нуждается.

Деньги, деньги, деньги, интересно, он думает ещё о чем-нибудь? Например, как выудить таинственную незнакомку, покрытую плохо пахнущей тиной, из большой лужи. С другой стороны, пусть сам разбирается, у меня дела есть в лаборатории. Пока он тут занят, пойду, пороюсь в реактивах, ступка там опять же без присмотра медная. Вдруг кто украдет. Заодно погляжу, что там такое на крючках висит в прихожей.

- Несса, ты куда? Остановись сейчас же. Вдруг это зеленое подобие женщины выскочит внезапно из фонтана и начнет страстно домогаться. Я тут стою такой весь беззащитный, ранимый, чувствительный, без охраны. Эй, куда пошла, ведьма? Вернись, камушек дам посмотреть.

Другой разговор. Вернулась. Пристально посмотрела на мокрое несчастье, подумала о холодном октябрьском ветре, ухмыльнулась и мысленно попросила ветер дуть посильнее. Воздушная стихия обычно ведет себя, как ей вздумается. Но, если наши намерения совпадут, может и помочь. Немного. Вот как сейчас. Порыв северного ветра взметнул горку опавших золотистых листьев с земли и швырнул прямо в лицо ниндзя. Девушка рефлекторно отмахнулась, поскользнулась и неуклюже рухнула в маленький заиленный бассейн. При падении она ударилась затылком об основание фонтана, потеряв при этом сознание. Вот так, без шума и пыли, отделавшись одним разбитым витражом, мы поймали нарушительницу наших законных границ. Послав воздушный поцелуй ветру, я снова попыталась улизнуть в лабораторию. Не вышло. Сайгош цепко ухватил меня за локоть и указал на безвольное тело:

- Мне что, самому её раздевать и приводить в чувство? Я отнесу дамочку в гостиную, выдам аптечку, а ты займись делом.

- Ладно, только ты тогда сходи к слугам, расскажи, что Айрис - настоящая злодейка. Чтобы подобная ситуация больше не повторилась. Пожалуйста. - Услышав волшебное слово, мужчина напряг мускулы, поднял потерпевшую от столкновения с бетоном разбойницу и легко пошагал к дому. Я же бегом ринулась к кухарке, выпрашивать смену одежды. Халат, кофту и теплые носки. Свои вещи не собираюсь одалживать этой мокрой бойцовской курице.

Девушка безжизненно лежала на диване лицом вниз. Сайгош передал мне аптечку и сбежал на кухню, проводить инструктаж. Давно пора. Сгрузив чистую одежду на стул, я раздела страдалицу, с трудом стащив обтягивающий влажный костюм. Горничная принесла таз с горячей водой и удалилась. Подумаешь, обойдусь без её помощи. Может, ей гадость какую устроить? Надоела уже своей высокомерной физиономией. Вытирая горячим влажным полотенцем смуглое тренированное тело, развлекалась подсчетом шрамов. Один, два, три, много. Ниндзя и есть. Черные волосы жестоко острижены. Будто девушка сама обкорнала их тупыми ножницами. Жаль. Хотелось бы посмотреть, как она выглядит с длинными волосами. На затылке глубокая рана. Кожа рассечена ровно, но зашивать придется. Постараюсь, и шрам будет незаметен. Сменив воду в тазу, я прикрыла разбойницу кухаркиным халатом, и аккуратно сбрила волосы вокруг раны. Так, что тут у дружочка имеется из шовного материала. А, кетгут. Нет, хоть и рассасывается потом, но смотрится отвратительно. Вот, в прозрачном герметичном пакетике специальная нить, уже с иглой. Отлично. Вполголоса успокаивая себя, а потом только пациентку, стала зашивать. Кровь лилась меньше, но все равно мешала работать. Пять швов. Немало. Когда обрезала торчащие хвостики, девушка застонала, приходя в себя. Вот и славно.

- Так, милая, теперь надеваем халат, руки просовываем в рукава, застегиваем пуговички спереди. Можешь сесть?

Девушка медленно, с моей помощью, села. Восточный тип внешности. Глаза загнанной газели, почти черные, чуть приподнятые к вискам. Точеное личико с фарфоровой кожей. Тонкий изящный нос, красивая форма губ. И ни грамма косметики. Где-то её раньше видела... Я взяла бинт и показала на свою голову, предупреждая, что хочу наложить повязку. Разбойница правильно поняла жест, подняла руку и, тщательно проверяя, ощупала швы. Потом энергично кивнула, доверив мне процедуру. Когда я уже закрепляла повязку над ухом, ворвался хозяин дома.

- Уволю! Всех уволю! Не хватает у меня терпения с ними разговаривать. Несса! Иди, объясни им, чтобы впредь не вздумали даже смотреть на Айрис, не то, чтобы слушать её бредни. Так. Кто тут у нас?

- Конечно, на великом русском языке могу объяснить твоим служащим всё, что угодно. Вопрос: поймут ли?

Я постучала по колену девушки, привлекая внимание, и подняла три пальца. Второй рукой изобразила знак вопроса. Ниндзя кивнула и тоже показала три пальца. Надеюсь, обойдется без сотрясения мозга. Сложив инструменты со склянками в аптечку, смыла кровь со своих рук. Затем, собрав в кучу полотенца, ватные тампоны и мокрый костюм лазутчицы, удалилась на кухню. С кухаркой мы договоримся, а остальным она сама расскажет, что к чему.

После содержательной беседы с пожилой приятной женщиной, я потихоньку смылась в лабораторию, воспользовавшись открытым выходом в сад. Первым делом присела рядом с оранжевым ручьем и потыкала в него веточкой. Поддается. Уже не течет и не пузырится. На губку похоже. Плохо, что дверь полностью забита этой непонятной субстанцией. Решившись, я положила левую руку ладонью на дырчатую поверхность и закрыла глаза, призывая Истинное зрение. Хм. Строение, действительно, как у губки. Но тоненькие соединительные нити что-то напоминают знакомое. Может, есть смысл влить немного энергии? Я позвала ящерку, точно зная, что маленькая живая саламандра крутится поблизости от своей хозяйки. Из зеленой травы высунулась рубиновая голова, покачиваясь из стороны в сторону и стреляя раздвоенным языком по мошкам, неизвестно откуда взявшимся в конце октября. Сообразив, что мне требуется её помощь, малышка открыла рот и выпустила тонкую струйку огня, целясь в поверхность губчатой массы. Выстрел прошел втуне, потому что пузырчатый монстр каким-то образом сумел отодвинуться. Как будто сжался. О, какой простор для эксперимента! Я снова закрыла глаза и, обращаясь к тонким подрагивающим нитям, пронизывающим ткань субстанции, представила стену огня, движущуюся к ним. В ответ в моей голове раздался еле слышный писк. Оно что, живое? Огонь - Сила животворящая. Ну, что еще могло получиться у моего подколодного друга. Попробую договориться, раз уж тут есть зачаточные нервные реакции.

Я снова вообразила стену огня, а затем её отодвинула от монстра. Пусть пока будет такое название для оранжевой губки. Нити задрожали сильнее, подтягивая внешнюю оболочку к себе. Открыв глаза, увидела, как медленно, но верно сокращается ткань субстанции, уплотняясь до шаровидной формы. Ящерка резво металась вокруг, помогая огненными плевками. Через короткий промежуток времени, монстр изменил форму, превратившись из ручья в тяжелый оранжевый мяч, диаметром сантиметров шестьдесят, не меньше. Я благодарно погладила шар и отправилась в лабораторию. Мне нужна настойка клевера, видела флакончик на полке. Есть, кладу в карман. Теперь посмотрим, что отсюда хотела взять горничная? К чести монстра, всё, к чему он прикасался, осталось в первозданном виде. Даже трава не поломалась под его весом. Пара разбитых колб и перевернутая табуретка не считаются. В прихожей я нашла дорогой темно серый кожаный плащ с теплой подстежкой, и большую черную сумку, застегнутую на молнию. Смотри-ка, не обманула Айрис горничную. Ящерка взобралась по джинсовой штанине наверх, стрельнула в сторону сумки язычком и шарахнулась в сторону. Еле успела поймать в раскрытую ладонь. Охранное заклинание. Но, если вещи должна была взять горничная, значит, могу и я? Взяла плащ с сумкой и спокойно понесла их другу. Надеюсь, допрос успешно закончился, можно будет ещё раз осмотреть пациентку и вручить ей чужое имущество для последующей передачи владелице. После тщательного осмотра, само собой. Почему-то я не сомневаюсь в том, что именно Айрис подослала лазутчицу в особняк.

В гостиной обнаружился злой дракон и трясущаяся от страха пленница. Смотрю, носки нашла, кофту теплую догадалась надеть, находчивая попалась девица.

- Что тут у вас случилось? - Сайгош повернулся и удивленно уставился на чужие вещи в моих руках.

- На сумке охранное заклинание стоит. Поможешь снять?

Главное - занять мужчину делом, он тогда перестанет злиться и начнет проявлять сообразительность, невольно демонстрируя свои лучшие качества перед женщинами.

- Эта сумасшедшая ниндзя не только витраж разбила, она еще в моем кабинете уронила ценное пресс-папье!

- Золотое? - ехидно спросила я, изучая состояние зрачков дрожащей разбойницы. Не нравится мне, что она дрожит, как осиновый лист. Положила ладонь ей на лоб. Так. Температура под сорок. Вроде укол против столбняка сделала, крови на повязке нет. Что ж такое с девочкой? Жизнь вытекает по капле.

- Несса! Стеклянное! Это же авторская работа известной ирландской художницы по стеклу. Редкость. Чего ты её щупаешь? Плюнь. Варвар она. Книги все на пол сбросила, из стола ящики вывернула, шкафы раскурочила. Воровка!

- Сайгош, девочке плохо. Она умирает.

- Да она перевернула всё вверх дном в моей спальне! Журналы из-под кровати достала и разбросала по полу! Как умирает? Почему умирает? Только что все в порядке было. Дай-ка гляну. - Фома неверующий отпихнул меня в сторону и коснулся висков разбойницы. - Черт. Кто-то её убивает, прямо у нас на глазах. Сделай что-нибудь!

- А сам? Великий и могучий дракон. Всемогущий холерный маг. Не видишь, здесь колдун работает или ведьма. Магия вуду. Африканская. Привязка есть. Кто-то иглы в куклу втыкает. Ритуал, холера б его взяла. Как они узнали, что девочка у нас, а? Знаю, охранка сработала. Видно там еще и сигнальный элемент есть. Держи её! За плечи держи!

Положив руки на грудь умирающей, я снова закрыла глаза, пытаясь увидеть нить, связывающую солнечное сплетение живого человека и игрушку. Не вижу. Мы её теряем! Ой, что-то не то говорю.

- Несса, скорее действуй, она почти не дышит!

Когда я открыла глаза, сердце девушки уже не билось. Как это? Как это так? Мы же сделали всё, что смогли! Или не всё? Такая юная, красивая, нежная, и вдруг - смерть? Может, искусственное дыхание? Электрический разряд. Точно! Сколько там в реанимации вольт, не помню. Выдернула провод из настольной лампы, стала искать, чем счистить изоляцию. Сайгош легко выдернул провод из моих рук, бросил на пол. Обнял и прижал к своей широкой груди, пока я беззвучно рыдала, захлебываясь слезами. Уже приходя в себя, увидела, как на виске девушки дрогнула синяя жилка. Раз, второй! Сайгош тут же налил в стакан бренди, и, разжав зубы больной, влил несколько капель, а затем и больше жидкости в горло. Глотнула! Слава Богине. Я сползла на пол, прислонившись спиной к дивану, на котором Сайгош продолжал отпаивать девушку. Точнее сказать, спаивать. Да пусть, лишь бы не умерла. Интересное дело получается, если во время ритуала человек умирает, привязка перестает действовать. Или тот, кто проводил ритуал, подумал, что всё закончилось, и перестал качать энергию. По сути дела, девушка умерла же. Всё. Ритуал окончен. Что ж я за ведьма такая, что с каким-то вудуистским колдуном справиться не могу. Дракон еще этот.

- Эй, сам-то зачем пьешь? Полбутылки вылакал, алкоголик. Отдай!

- Не отдам, - полупьяным голосом заявил чешуйчатый друг, трогательно укрывая пледом ноги лазутчицы. - Вишь, живая. Это была клиническая смерть. Поняла? А ты - реветь сразу. Глупая ты ведьма, Агнесса.

Я посмотрела на часы: пять минут пятого вечера. Что-то такое вертится в голове. Вроде нам ехать надо было куда-то. Кажется.

- Сайгош! - Отняла бутылку, закрыла и поставила на стол. - Мы опаздываем. Давай в душ, одеваться и бегом к этим, как их. Наследникам потенциальным.

- Черт, думал, не вспомнишь. Но, нет, я не могу вести машину. Пьян. Останусь тут, буду сторожить нашу добычу. Не смотри на меня так подозрительно, я от радости напился, не специально. Ключи от машины у тебя есть. Езжай, пообщайся с людьми. И помни. Бабка - зверь.

Подымаясь наверх, я улыбалась. Вот жулик. Пока меня не будет, надеется выспросить у разбойницы, зачем она здесь обыск устроила. Что искала, и кто послал. Пьяный, а вспомнил, что я не вернула ключи на столик в прихожей. Ладно, съезжу одна в змеиное гнездо. Пообщаюсь. Только в этот раз оденусь так, как мне хочется. В шкафу у Змея видела черный кашемировый свитер с высоким воротником. Его одену. И плевать, что они обо мне подумают. Не жениха выбирать еду.

Доехала, как ни странно, вполне прилично. Даже не смотря на то, что руль не с той стороны. Припарковалась без происшествий. Гордая донельзя своими успехами в водительском деле, я стояла перед дверями городского особняка, принадлежащего семье Бишоп, ровно за пять минут до вечернего чая. Успела. Шелковистый кашемир мужского свитера грел горло, а ноги чувствовали себя вполне уютно в новеньких черных кроссовках. Сайгош за моей спиной купил, за что я очень ему благодарна. Приеду, пороюсь в остальных пакетах. Обязательно. Постучала дверным молотком ещё раз. Двери раскрылись, и на крыльцо торжественно ступил дворецкий. Надменно окинув меня взглядом, слуга четко произнес:

- Нищим подают с черного входа, мисс. Идите туда, и я вам вынесу немного денег.

Приглашение моя светлость приготовила заранее, поэтому молча отдала бумажку напыщенному типу. Дворецкий скривился, взял двумя пальцами листок, и шире открыл дверь, загораживая телом почти половину прохода. Я терпеливо ждала. Звякнул колокольчик внутри прихожей. Слуга поднес руку к микрофону и четко произнес:

- Да, мэм. Она здесь. Пропустить? Слушаюсь.

Дворецкий еще раз осмотрел мою одежду и обувь, вздохнул и высокомерно пригласил:

- Следуйте за мной, мисс.

За столом обнаружились уже знакомые по кладбищу лица, включая хозяйку дома и её внучку, Алекс. Когда я вошла, дворецкий представил меня хозяевам:

- Мисс Агнесса, по приглашению.

Следуя указаниям леди Александры, дворецкий отодвинул ближайший ко мне стул, и замер, ожидая, когда сниму и отдам ему свой плащ. Меня немного морозило после пережитого ужаса, поэтому я засунула руки в карманы и села, не снимая верхней одежды.

- Вы свободны, - отпустила леди слугу, возвращаясь к своему чаю.

- Подождем еще немного, должен подойти старинный друг семьи, тогда и поговорим о деле, - отстраненно проинформировала старушка то ли меня, то ли всех присутствующих, я так и не поняла. От нечего делать принялась пересчитывать членов семьи. Получилось девять человек. Интересная цифра. Магнуса не видно. Жаль, если он уже уволился. Поддержка не помешала бы. Сижу тут, как картина на выставке. Все разглядывают, а заговорить никто не решается.

За спиной раздался голос дворецкого:

- Господин МакКуинси прибыл.

- Зови, - разрешила леди Александра, комкая салфетку сухими пальцами с утолщенными суставами. Подагра. Бич для стариков. Заметив мое внимание к себе, женщина торжествующе усмехнулась и высказалась:

- Увидим, кто победит сегодня.

Сзади скрипнула дверь, кто-то прошел и остановился за моей спиной. Глаза леди Александры загорелись мстительной радостью от предвкушения расправы над залетной ведьмой.

- Это та самая колдунья, Мак, о которой мы с тобой говорили утром. Надеюсь, ты сможешь найти на нее управу.

Я встала, одновременно разворачиваясь лицом к опасности. И тут же утонула в теплой искренности знакомых карих глаз. Впрочем, расположение тут же сменилось тревогой:

- Паршиво выглядишь, милая. Чем таким ужасным ты занималась час назад?

Глава 5. Проклятие семьи Бишоп - 1.

Выражение лица матриарха семейства стоило бы снять для выставки фотографий. Удивление, разочарование, надежда, подозрительность сменяли друг друга калейдоскопом. Не прошло и двух минут, как пожилая дама снова надела маску гостеприимной хозяйки дома, невозмутимо улыбнулась и вежливо пригласила уже нас обоих занять места за накрытым столом. Господин МакКуинси помог мне снять плащ, провел к другому месту за хозяйским большим столом и усадил рядом с собой. Не обращая внимания на удивление присутствующих, он положил на тарелку несколько крошечных булочек с разной начинкой, добавил два пирожных на свой вкус, и поставил передо мной. Затем налил чаю мне и себе, стараясь не пролить ни капли на белоснежную льняную скатерть. Я что, участвую в каком-то спектакле? Длинный обеденный стол, сервированный к чаю скромно и элегантно. Веджвудский чайный сервиз благородного кремового цвета с текстурными краями, розы в хрустальной вазе в центре классической композиции. Салфетки, вышитые вручную. Прямые спины, молчаливо согласованные движения. Вежливые улыбки, чем-то похожие на оскал. Викторианская Англия. Обалдеть можно. Я выпрямилась, стараясь так же чинно пить чай из своей неимоверно дорогой чашки, как это делала девушка, занимающая место с другой стороны стола. В этом доме принято переодеваться к вечернему чаю, этот факт я запомнила еще со вчерашнего визита. Мои джинсы и свитер хоть и выпадали из общей картины, но, благодаря черному цвету, смотрелись не вызывающе. Зато господин МакКуинси был одет в полном согласии с этикетом. Дорогой темно-серый костюм с иголочки, белоснежная рубашка, черная бабочка, туфли потом рассмотрю. Сейчас неудобно в этом царстве роскоши и традиций заглядывать под стол.

Я старалась запомнить как можно больше деталей, чтобы потом рассказать ребятам в отделе. Всем же интересно, как в наше время проходят чаепития в старых аристократических семьях. Дома мы приносили на работу свои чашки, периодически заменяя, если посуда случайно разбивалась. Карл любит пить кофе из большой глиняной кружки. На ней так и написано: "Для пива". Всем это кажется очень смешным. Кармен тщательно оберегает прозрачную фарфоровую китайскую чашку с нарисованным вручную красным драконом. После совместных чаепитий, она всегда уносит её к себе в лабораторию. Мы еще всегда подшучиваем из-за этой её привычки, обсуждая нехватку мензурок и изобилие реактивов. Мне постоянно дарят кружки на все праздники. Например, в прошлом июле Ольга всех насмешила, притащив и оставив на моем столе чашку с узким горлышком, но очень широким днищем, равномерно желтого канареечного цвета. С тех пор кошмарное произведение неизвестного гончара работает вазой для цветов. Достала меня чужая страна, домой хочу. Придя к этому закономерному выводу, я расслабилась, откинулась на спинку стула и только хотела открыть рот, как заговорила леди Александра, тщательно отслеживающая мои телодвижения. Пришлось закрыть рот и внимательно слушать. Мою светлость представили присутствующим еще раз, добавив цель визита. Когда народ услышал о наследстве, все, как один, повернули заинтересованные лица в мою сторону. Дальше последовало поочередное представление членов семейства.

Оказывается, к чаю собрались далеко не все. Не было дочери леди Александры, мамы чересчур активной внучки с хлыстиком. Леди Кэлли больше года назад вышла замуж за жителя славного города Чикаго и не собиралась возвращаться на родину ни под каким предлогом. Алекс приехала к бабушке на лето, и, похоже, планировала остаться в Херефорде надолго. Думаю, примеривала на себя роль наследницы девица. Напротив нас за столом расположилась семья младшего сына старушки. Карл, его жена - София, француженка, и их дети: Клод и Мари, девушка, манеры которой я пыталась копировать. Леди Александра занимала место во главе стола. Рядом с ней расположилась Алекс. Дальше сидел Конрад, еще один внук от старшего сына, со своей невестой, жгучей брюнеткой, смуглой, с черными глазами и ярким, накрашенным алой помадой ртом. Казалось, вот-вот она сорвется с места и торопливо заговорит, мешая испанские слова с мексиканскими. Вспомнила, кого она мне напоминает. Сальму Хайек! Чудесная актриса, надеюсь, снимается в фильмах до сих пор. Во всем облике девушки время от времени проскальзывала еле заметная фальшивая нотка. Она тоже играет роль, вот в чем дело. К сожалению, знойная красавица пока не входит в число родственников, а, значит, прав на наследство у неё нет. Мне наступили на ногу.

- Не отвлекайся, у тебя такой вид, как будто ты прямо сейчас готова отдать пакет с документами невесте Конрада. Между прочим, его первая жена погибла при странных обстоятельствах, гуляя ночью по скалам Корнуолла. Упала и разбилась, - вполголоса говорил МакКуинси, делая вид, что просто обсуждает вкусовые особенности пирожного, лежащего нетронутым на тарелке из драгоценного фарфора.

Между невестой Конрада и колдуном спокойно поедал булочки Фридрих, старший сын леди Александры. До меня только сейчас дошло. Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Ну и юмор у хозяйки дома. На самом деле Карл Маркс на два года старше своего друга и соратника. Кажется.

- Позвольте спросить, мисс, каким образом вы собираетесь выбирать из нас наследника? - спросил Конрад, аккуратно складывая салфетку перед собой на столе.

- Мне тоже интересно, - подключился Клод.

- И мне, - приятным грудным голосом добавила София. Контральто. Передо мной певица! Здорово. Как будто услышав мои мысли, леди Александра предложила дамам перейти в гостиную, пока мужчины будут курить в кабинете. Я открыла рот, чтобы спросить, разве принято курить после чая? Но колдун снова вмешался, взял мою руку и сжал ладонь. При этом он сделал такие страшные глаза, что мне тут же перехотелось спрашивать.

В гостиной София сразу прошла к роялю и села, наигрывая мелодию знакомого романса "Не обмани". Брюнетка оперлась на крышку инструмента, вполголоса подпевая француженке. Алекс присела возле кресла, на котором с удобством устроилась глава семьи. Только Мари открыто улыбнулась и попросила рассказать, каким образом я познакомилась с их старшим родственником. Отказываться не стала, что мне жалко, что ли? Чуточку приукрашенный для полноты впечатления рассказ о моем визите в логово вампиров, потряс окружающих. Дамы слушали, запоминая каждое слово. И только в конце повествования я поняла почему.

- Получается, именно вы сняли проклятие с нашего родственника? - переспросила София, теребя изящными пальцами батистовый платочек с монограммой.

- Нет, вы не поняли, - горячо возразила Мари, - Агнессе всего лишь нужно было уговорить дядюшку прийти на кладбище. А дальше все случилось само. Я слышала, что каждое проклятие имеет свою цену. Что же послужило ценой в этот раз?

- Жизнь, - просто ответила я, - жизнь вашего родственника и его друга. Если бы девушка не разбилась насмерть, возможно у них родились бы дети, и тогда проклятие перешло бы на них тоже. Но красавица-цыганка знала, что делала. Таким образом, круг замкнулся, и пострадало только трое людей. Могло быть гораздо больше.

- Значит, мы имеем дело с другим проклятием?

- Мари! - предупреждающе воскликнула София.

- Нет, мама. Я хочу быть счастливой, хочу любить и радоваться жизни, а не сидеть до старости в этих стенах, сторожа никому не нужные сокровища. Мне надоели напыщенные мужчины, приходящие сюда в надежде получить мое согласие на брак. Противно их видеть! Агнесса, вы поможете нам, правда?

Глядя в большие голубые глаза молоденькой блондинки, что мне нужно было ответить, не зная, о чем идет речь? Я помолчала. Потом спросила:

- А этот ваш родственник, он знал о проблемах семьи?

Леди Александра молча опустила голову. Знал. И подсунул мне две большие полновесные свиньи. Вот гад. Ладно, хоть ящерка пришлась к месту. Но это! Чувствуя нарастающее напряжение, саламандра зашевелилась на моей груди. Ну да, там она и сидит, в потайном карманчике рядом с солнечным сплетением. А куда ее девать-то. Свитер большой, хорошо скрывает лишние выпуклости.

- Расскажите мне вкратце, что тут у вас происходит. Я подумаю и о своем решении сообщу завтра, возможно в письменном виде. Учитывая вчерашние события, ничего не могу обещать заранее. Простите.

Женщины молчали, то ли не зная, как начать, то ли не зная говорить ли мне вообще всё, как есть. Интуитивно, дамы понимали, что обманывать в таких вопросах нельзя. Я тоже молчала, глядя в темноту осеннего вечера через чисто вымытое оконное стекло. Поздний дождь стучал по металлическому подоконнику, было слышно, как в столовой чуть позвякивала посудой прислуга. Скрип открывающейся двери заставил всех вздрогнуть от неожиданности. Мужчины вошли по одному, принеся с собой запахи хорошего бренди и дорогого табака. В этот момент я осознала простую вещь. Я же - профессиональный сыщик. Значит, уже в деле. Пока занимаюсь поиском пропавшей реликвии, вполне могу потратить немного времени на помощь этой семье. Неделя - большой срок. Но предварительно гляну все-таки на чек, выписанный вампиром. Любопытно, во сколько оценил Вацлав мои в высшей степени своевременные услуги.

- Благодарю за чай и приятную компанию, мне пора откланяться. Леди, джентльмены, приятно было познакомиться с вами.

В прихожей, когда дворецкий с невозмутимым выражением лица подавал плащ, меня догнал колдун.

- Агнесса, я хочу проводить тебя до дома и поговорить. Поверь, есть о чем.

- Поздно уже, не знаю, согласится ли хозяин того дома, где я живу, принять тебя.

- Я сам у него спрошу. Главное, ты не против?

К дому мы подъехали каждый на своей машине. В прихожей никого не было, даже свет не горел. Слуги давно ушли к себе. Сайгош самым бессовестным образом спал. Пока меня не было, девушку перенесли в свободную спальню. В сознание она так и не приходила. Эти сведения сообщила кухарка, дожидавшаяся моего появления на кухне. Я отпустила женщину домой, а сама, сняв плащ и свитер, пошла взглянуть на больную. Непрошеный гость увязался следом. В комнате - чисто, уютно и тепло. На простой деревянной кровати под одеялом лежала ночная разбойница. Рядом мягким светом горела лампа в торшере. Пульс редкий, но есть. Дышит. Может, есть смысл поместить её в больницу? Наверное, если в ближайшие два дня не придет в себя, так и нужно будет поступить. Думаю, я сказала эти слова вслух, потому что колдун мягко отстранил меня и присел на кровать рядом с девушкой. Сначала он приподнял веки, изучая состояние зрачков и склеры. Потом проверил пульс, осмотрел ногти, надавил кончиком пальца на кожу запястья.

- Ты права, девочка в коме. Я знаю её, это одна из подопечных черной ведьмы. Сама ведьма мертва. Но жива её дочь, Айрис. Пойдем вниз, расскажешь, как ведьма попала в ваш дом, и что такое интересное вы с ней делали, если девчонка не в себе так долго.

В гостиной мягким желтым светом горела настольная лампа с зеленым стеклянным абажуром. Лежали в камине приготовленные заранее дрова, оставалось только поднести зажженную спичку, чтобы загорелся огонь. На столике блестела пустая бутылка из-под коньяка и пузатый бокал, лежащий на боку. Дождь за окнами припустил с новой силой, заставив меня подойти к французскому окну и проверить, насколько тщательно оно закрыто. Не хватало еще, чтобы на пол затекла вода. Я вернулась к креслу возле камина и села, бездумно глядя на танцующие язычки пламени. Саламандра неожиданно выскочила из выреза футболки и на глазах изумленного колдуна шмыгнула в костёр.

- Странно. Думал, что этот артефакт в основной своей форме должен быть статичен, - удивленно отметил мужчина. Он снял пиджак, развязал и засунул в карман бабочку, потом сел в соседнее кресло, закатывая рукава. Я улыбнулась.

- Что смешного?

- Вспомнила сериал про Шерлока Холмса и доктора Ватсона. Они сидели перед камином так же, как мы с тобой сейчас. Кстати, ты голоден? Могу сообразить бутерброды или суп разогреть.

- Посиди лучше со мной. Я так устал от одиночества.

Ладно, посижу. В конце концов, если подумать, то моя светлость тоже в каком-то смысле одинока. На самом деле, то, что мы разошлись с мужем, было не таким уж и плохим событием в моей жизни. Наконец-то я могла заняться своими делами, не стремясь угодить другому человеку. В целом ведь довольна своей жизнью. Есть любимая работа, дом, сад, феечки. Научилась контролировать себя и свои чувства, благодаря чему ощущаю себя защищенной. Если кто-то принимает мою маску за холодность и безразличие - прекрасно. Лучше так, чем оставить себя открытой для разрушительной боли, которую неизбежно несет за собой любовь. Я сама выбрала для себя такую жизнь, так почему же сейчас сижу здесь, рядом с мужчиной, к которому, похоже, чувствую зарождающуюся симпатию.

- Так как мы будем делить артефакт? Надеюсь, наша сделка в силе? - лениво заметил господин МакКуинси.

Ну, вот, пора возвращаться в реальный мир. Помечтала о хорошем и хватит.

- Мне казалось, ты хочешь поговорить о девушке. Я думаю, с ней поработал кто-то, очень хорошо знакомый с магией Вуду. Может, знаешь, кто бы это мог быть?

- Знаю. Но тебе не скажу. Ты же сразу помчишься доставать куклу, изображающую эту девицу, чтобы выдернуть из неё иголки и бросить в костер? Следовательно, попадешься в ловушку. Поэтому - нет, даже не проси.

Сзади послышался скрип половиц, и в комнату вошел сонный Сайгош с опухшими от вечернего возлияния глазами. Босиком, в спортивных серых штанах, с голым торсом и распущенными по плечам взлохмаченными волосами, змей представлял в эту минуту эротическую мечту любой живой женщины. С трудом удерживая глаза открытыми, Сайгош надменно уставился на гостя, занявшего его любимое кресло.

- У нас гости в такой поздний час? Дорогая, он мне не нравится.

- Перестань притворяться. Лучше скажи, как нам уговорить этого господина сказать, где находится тот, кто нам нужен.

- А кто нам нужен, звезда моя? - Оборотень медленно подобрался ко мне и уселся на подлокотник кресла, обнимая меня за плечи. Ну, точно. Притворяется. Запаха спиртного не чувствую. Значит, товарищ абсолютно трезв. Тогда в чем дело?

- Вижу, я здесь лишний, позвольте откланяться, - хрипло произнес МакКуинси, поднимаясь с кресла. В мгновение ока Сайгош оказался у него за спиной, одной рукой пережав горло, а второй удерживая руки гостя в каком-то странном захвате.

- Не поняла, что происходит?

- Ты привела в дом цепного пса старухи, глупая ведьма. Александра давно его прикармливает. Взамен он выполняет все её указания, ведь так? - Колдун попытался вырваться, но дракон сильнее прижал рукой его горло. - Он был в гостях у Бишопов?

Я согласно кивнула, с ужасом наблюдая, как дергается жилка на виске МакКуинси.

- Втерся к тебе в доверие, пробрался в дом. Что будет следующим шагом? Говори! - рявкнул Сайгош и бросил шотландца на пол, резко убрав руки. Тот стукнулся бедром об чугунную решетку камина, откатился и попытался подняться на ноги. Змей снова бросился к нему, но Мак вытянул руку ладонью вперед в предупреждающем жесте. Колдун потер пострадавшее горло, уставился на меня и прохрипел, с болью выдавливая каждое слово:

- Почему ты не сказала, что живешь с драконом?

Сайгош хихикнул, потом громче, и, наконец, громко рассмеялся, подавая руку, чтобы поднять шотландца на ноги. Затем он изо всей силы хлопнул колдуна по плечу и подмигнул:

- Понравилась ведьма? Я же не знал, что ты с романтическими намерениями, прости старика. Давай выпьем. Несса! Почему бутылка пустая? Гостя надо угостить! Сгоняй в подвал, а?

Опять он за своё. Прекрасно понимая, что притворщик хочет остаться с МакКуинси наедине, я решительно потопала за очередной бутылкой, шаркая тапочками и наступая на особенно скрипящие половицы. Дойдя до конца коридора, я сняла обувь, и, крадучись, вернулась к полуоткрытым дверям.

- Как живешь, Мак? - с угрозой в голосе поинтересовался дракон.

- Спасибо, нормально, - хриплым голосом ответил колдун. - Извини, не знал, что дама несвободна. Просто никак не могу выкинуть её образ из головы. Мы познакомились в поезде. А потом она пришла ко мне с просьбой.

- Так это с тобой ведьма договаривалась о судьбе тигра?

Сайгош подошел к двери и с силой её захлопнул. Досадно. Придется всё-таки идти вниз. На обратном пути я зашла на кухню, нарезала тонкими ломтями холодное отварное мясо, добавила ветчины и на отдельной тарелочке - сваренные вкрутую яйца. Поставила еду на поднос и понесла в гостиную, захватив со стола корзиночку с уже нарезанным хлебом. От ужина остался, наверное. Когда я вошла, мужчины обнаружились возле камина с трубками в зубах. Они с удовольствием перебрасывались отрывистыми фразами, обсуждая политику нижней Палаты Лордов. Сизый тяжелый дым повис туманным облачком над их головами. Казалось, они тут сидят уже давно. Никто даже не вспоминал о намечавшейся драке. Любопытно. Я поставила поднос на стол и прошла к камину.

- Извините, но уже поздно. Желаю вам обоим спокойной ночи. Там еда на столе, надеюсь, вы сможете сами сделать себе бутерброды.

Присев возле огня, я протянула руку к пламени. На ладонь тут же выбралась довольная саламандра. Я не удержалась и погладила спинку существа, довольно свернувшегося в моей руке. Горячая. Это означает, что сегодня малышка будет спать отдельно, не мешая мне вертеться на постели. Уже подходя к двери в свою комнату, услышала за спиной голос шотландца:

- Подожди. Пожалуйста, покажи мне саламандру. Хочу проверить одну догадку.

Я разозлилась. То они дерутся, то курят, теперь этому ящерку покажи. Как всегда в последнее время, внутри стал разгораться неуправляемый огонь подпитываемый злостью. Сзади раздался крик Сайгоша: "Ложись!". Из моих рук вырвалось обжигающее пламя, рванувшись через весь коридор к дракону. Его ладони приняли на себя пылающий шар и впитали огонь без остатка, в одно мгновение. Если бы колдун не послушался команды, от него осталась бы только горка серого пепла. Сейчас он лежал у моих ног, закрывая руками голову. Не скрою, мне было приятно подтолкнуть самоуверенного типа носком тапочка:

- Ну вот. Показала. Завтра расскажешь мне о своей догадке. Можно сразу после завтрака.

Утро следующего дня началось для обитателей нашего дома затемно. Ещё солнце не встало, когда раздался возмущенный рев Сайгоша: "Агнесса!". Я сквозь сон услышала только букву "А", накрыла голову подушкой, спокойно продолжая смотреть увлекательный сон не скажу с кем в главной роли. Проснуться все-таки пришлось, потому что с меня содрали подушку, вытащили из кровати и стали трясти, как пес трепалку. Раскрыв глаза, я увидела нетрезвого хозяина дома, который непрерывно повторял:

- Там! Там! Там это!

Осторожно отцепив судорожно сжатые пальцы от ночной рубашки, я погладила друга по голове и вежливо спросила:

- Где "это"? Возьму большую метлу и прогоню. Ты только скажи, где оно?

- Прямо так пойдешь, или всё-таки оденешься? - раздался от дверей совершенно трезвый голос колдуна. Он стоял, подпирая спиной дверной косяк, и внимательно рассматривал комнату. Особенно его заинтересовал журнальный столик. Я загородила собой спящих фей, набросила халат, и, подталкивая пошатывающегося друга к выходу, вышла в коридор, накрепко прикрыв двери. Сайгош что-то пробурчал себе под нос и пошел в спальню, держась рукой за стену.

- Вы что, совсем не спали?

- Нет, - рассеянно ответил МакКуинси, поправляя закатанный рукав всё ещё белоснежной рубашки. - Мы поспорили. Кто больше выпьет, тот и получит приз.

- Куда ты выливал спиртное?

- Там кадка с фикусом. Рядом с окном стоит. Я помогу поменять землю, растение не погибнет, не волнуйся, - поспешил успокоить меня иллюзионист.- А почему ты не спрашиваешь, что за приз я выиграл?

- Потому что не верю, что дракона можно вот так просто напоить. Видишь ли, ящер не пьянеет, извини. Он мастер, когда нужно притворяться. Помнится, в гостиной растет не один фикус. Зачем только меня разбудили, понять не могу.

Сайгош оставил меня в коридоре один на один с новым знакомым. Раннее осеннее утро. Солнце еще только ощущается где-то за мрачным серым небом. Может быть, когда яркие лучи разгонят молочный туман на улице и очистят пространство от облаков, ночные страхи отпустят человеческие души, радость снова коснется наших глаз, помогая настроиться на новый день. Сквозь разбитое окно потянуло влажным прохладным воздухом, лишая мою светлость лирического настроения. Я поежилась и плотнее завязала поясок зеленого махрового халата.

- Риманн.

Услышав чужое имя, я удивленно посмотрела на колдуна. К чему это он?

- Меня зовут Риманн. Вообще-то, есть и второе имя: Aodhan. Друзья называют меня проще - Мак.

- Зачем?

- Зачем говорю тебе оба имени? Надо же нам как-то общаться. Я знаю, как тебя зовут. Ты знаешь, как зовут меня. Справедливо. Пойдем, покажу что-то интересное. Только куртку набрось, холодно, - спокойно сказал МакКуинси. И как мне к нему обращаться? Кто же его назвал-то так неудобно. Aodhan, огонь. Сайгош перевел с кельтского языка, когда в сто пятнадцатый раз повторял правила обращения с огненной стихией. Придумала! Будет Ханом, как Хан Соло. По аналогии с героем "Звездных войн". Я же ему не друг, в конце концов. С какой стороны ни глянь. Сунув голые ноги в кроссовки, надела домашнюю куртку Сайгоша и побежала догонять длинноногого колдуна. Надо же обрадовать человека присвоением нового имени.

В саду было по-осеннему промозгло и сыро. Уличные фонари уже выключили, поэтому сквозь стелющийся туман было плохо видно, где лучше идти, чтобы не наступить в лужи, оставленные вчерашним дождем. Я поежилась, холодный воздух легко пробрался под халат, покрывая кожу мурашками. Герой резво топал впереди, хоть бы разок оглянулся, холера такая. А вдруг я за ним не успеваю? Да нет, конечно, он же слышит, как чавкают мокрые опавшие листья под моими ногами. Закаленный дяденька, не мерзнет в тонкой рубашке. Посреди печально известного фонтана, облепленный грязной тиной красовался знакомый оранжевый шар. Очень интересно.

МакКуинси остановился и сложил руки на груди крест накрест.

- Твоему хозяину очень не понравился вот этот мячик. Мы вышли в сад проветриться, и оборотень решил показать недалекому шотландцу, как надо правильно играть в футбол. Ушиб ногу, разозлился, швырнул мяч в воду. Вода оказалась грязной, вонючей, холодной и мокрой. Обляпала, гм, нашего общего друга. Тут он проявил чудеса сообразительности и решил, что это ты во всем виновата. Собственно, вся история, - пожал плечами колдун.

Намек пропущу мимо ушей, пусть думает, что не услышала. А вот шарик надо бы вытащить из лужи, вдруг простудится. Непорядок. Спинным мозгом чую, он нам еще понадобится, знать бы - когда. Скривившись от необходимости лезть в грязь, я стала снимать кроссовки.

- Ты что делаешь? - удивился МакКуинси.

- Разуваюсь.

- Зачем?

- Шар буду вытаскивать. Или ты сам в лужу полезешь в своих туфлях супермодных?

- Кажется, я начинаю понимать, почему Сайгош такой нервный в последнее время стал. Стой спокойно. Сейчас достанем.

Колдун вытянул перед собой обе руки и! Ничего не произошло. Тогда он достал из кармана какой-то мешочек, вынул щепотку сверкающего в ранних лучах солнца порошка и бросил в фонтан, стараясь, чтобы попало на монстрика. Результат тот же. Хан снова встряхнул руками и забормотал латинские слова таинственного заклятия так тихо, что подслушать у меня не получилось. Я переступила с ноги на ногу. Холодно. Третья попытка, кто бы мог предположить?, закончилась ничем. Супер. Послушай мужчину и сделай наоборот. Я подоткнула полы халата повыше, влезла на бортик, сложенный из каких-то декоративных камней и скользнула в лужу. Прошлепав до шарика по заиленному дну, я нагнулась и стала ласково гладить его обеими руками, приговаривая:

- Вылезай, хватит тут сидеть. Смотри, испачкался весь, замерз, бедняжка. Мне тебя никак не поднять. Тяжелый монстрик, хороший. Не обижайся, дракоша же не знал, что ты живой. Очень тебя прошу, пожалуйста, пойдем со мной, у меня ноги ледяные уже. Если простудимся, будем чихать вместе.

Шар стал раскачиваться из стороны в сторону, потом как-то весь подобрался и выпрыгнул из фонтана, приземлившись у ног колдуна, замершего с отвисшей челюстью. Да, думаю, Хан в восхищении от моих методов обращения с незнакомой фауной. Правда, есть и побочный эффект. Мелочь, но неприятно. Теперь не только шар весь грязный. Надеюсь, у Сайгоша найдутся запасные штаны для нашего общего друга. Мне бы тоже не помешал свежий халат и горячий душ.

Через два часа все собрались в столовой за поздним завтраком. Судя по знакомым коричневым слаксам и красной рубашке, одеждой с гостем поделился хозяин дома. Сайгош с аппетитом жевал разогретую ветчину, поедая прямо из общей большой тарелки. Делиться мясом сегодня утром дракоша отказался наотрез. Нам с Ханом достались сыр, кофе и овсянка. В дальнем углу комнаты сиял свежестью чистый оранжевый монстр. Он уже успел покататься по всему дому, напугать кухарку, месившую тесто для булочек, толкнуть под колени горничную, как раз в эту минут собравшуюся вытереть каминную полку. Расширял свой кругозор. Эмили с Гэлвином уже поели на кухне и с упоением носились по столовой, играя в догонялки. Когда малышка в четвертый раз приземлилась на голову колдуну, МакКуинси не выдержал и нарушил молчание:

- Несса, убери своих мартышек. Невозможно поесть спокойно!

Гэлвин тут же отреагировал, взмывая в воздух точно перед глазами колдуна и от волнения рассыпая пыльцу по столу. Кто ж виноват, что там чей-то кофе стоит, ничем не прикрытый.

- Знаешь, почему мы не хотим общаться с такими, как ты, злобный колдун? Потому что вы не уважаете другие расы. Нельзя повернуть назад время, вернуть сказанные слова и поймать упущенный шанс. Выбирай слова, когда говоришь о маленьком народце, МакКуинси!

Воробей повернулся ко мне, сообщил, что они с Эмили приготовили отчет, и настойчиво попросил не приводить в спальню посторонних. Улетая, феи описали прощальный круг над головой Хана, и, я так чувствую, насыпали пыльцы ему за шиворот. Сайгош откинулся на спинку стула, сцепив пальцы на животе:

- Ты заметил, Мак? С ведьмой-то они разговаривают. А ведь она тоже колдунья.

Гость аккуратно положил ложку в тарелку с овсянкой, допил кофе, и соизволил нам ответить:

- С трудом помню, как себя вел и что делал, после того, как ушла Джиллиан. Глава ковена обратилась официально с требованием выбрать методы борьбы с маленьким крылатым народцем. Дал ей обездвиживающий порошок. Получается, виноват я перед феями. Без снадобья у ведьм ничего бы не получилось. Несса, не смотри так уничтожающе.

- Вляпался ты, колдун, - заметил Сайгош. - Не везет тебе с женщинами. Агнесса у нас числится в ярых защитниках этих крылатых шпионов и хулиганов. Я даже чихнуть в их сторону боюсь. С ведьмой связываться без толку, проиграешь.

Глава 6. Тайны семьи Бишоп - 2.

Сайгош проводил глазами уходящую из столовой ведьму и добавил, обращаясь к гостю:

- Знаешь, Мак, кажется, я придумал, что мы будем делать дальше.

Даже безграничное любопытство не сумело заставить мою возмущенную особу остановиться и подслушать, о чем будет идти речь. Вообще не желаю их видеть, ни одного, ни второго. Только профессиональный долг удерживает здесь великого сыщика! Самой смешно. Минутку, раз они сидят внизу, в столовой, значит, кабинет свободен! Я сняла тапочки и понеслась на второй этаж. Забежала в комнату, нашла в сумке блокнот с нужными циферками, и потихоньку спустилась вниз. Если моего домашнего номера нет в скайпе дракона, значит, организуем. Столовая - направо, кабинет и гостиная - налево. Отлично. Компьютер в рабочем состоянии. Такс, проверить, есть там мой домашний контакт? Хм. Есть, зря бегала за блокнотом. Написал бы ласково: Звезда. Нет. Ведьма. Еще и большими буквами. Ничего, верю - возможность отомстить чешуйчатому змею представится обязательно. Вызов. И на экране заспанная рожица Рель. Ай, я забыла разницу в два часа. Даже не подумала, совестно теперь.

- Солнышко, прости, ты почему спишь рядом с компьютером? - ласково спросила любимую подружку, уснувшую на клавиатуре.

- Ждала твоего звонка. Мы же не договорили прошлый раз. Псина пока не добралась до спальни. Везде бродит, нюхает, сопит, слюнявится. Шерсти полон дом. Мег подметать не успевает. Мы убрали ноутбук к тебе на кровать, чтобы не облизывала. Он еще и погрызть может.

- Какая псина? Собак же нет в городе.

- Уже есть. Одна. Это Мег виновата, пожаловалась Королеве, что вампиры беспокоят. Нам для охраны прислали Кушика из ситхена. Одним видом всех соседей распугал, никто в гости не заходит. Чего так поздно звонишь?

- Переезд покоя не дает. Ты толком не объяснила, что происходит дома. Я нервничаю, а здешнее расследование стоит.

Рель отклонилась в сторону на минуту, и на экране возникла сонная мордочка Йена. Феечка его разбудила и теперь подпирала плечом, чтобы он не упал и не заснул снова.

- Вот. Он всё знает. Мы здесь пока информацию для тебя собираем. Кармен велела передать дословно. До Нового года вряд ли что с места сдвинется, решение ещё не приняли на уровне городского совета. А что там за расследование? Ты же не можешь работать без своей лучшей напарницы!

Сзади послышалось жужжание крылышек, и перед экраном опустился на стол Гэлвин. Когда пикси увидел на экране Аурелию, его серые глаза расширились от восхищения, а рот расплылся в улыбке.

- Ой, какая прелестная принцесса!

Зазнайка подбоченилась и, в свою очередь, принялась рассматривать новое действующее лицо. Впрочем, вежливость никогда не была её сильной стороной:

- Это ещё кто такое? Йен, ты только посмотри, кто возле Нессы завелся. Моль сероглазый!

В кабинет совершенно некстати бабочкой впорхнула Эмили, разыскивая пропавших товарищей по следствию. К сожалению, она услышала последние слова Рель, что тут же послужило поводом для ссоры. Эмили приземлилась рядом с Гэлвином, уперла ручки в бока, расставила пошире ножки в чудесных синих башмачках и сузила глаза, готовясь к битве не на жизнь, а на смерть!

- Эй ты, рыжая кукла! Не смей обижать моего мужа! Я тебе все крылья повыдергаю!

- Вах, как страшно, даже пятка трясется. Не смеши Нессины тапочки! Руки у тебя коротки - сюда дотянуться.

Было видно, как Йен держит Аурелию за руку и что-то шепчет ей на ухо, явно призывая к сдержанности. Гэлвин же следил за новой знакомой, не отвлекаясь на появление подружки. Эмили рассердилась и с силой стукнула Воробья ногой по голени. Парень охнул, но глаз от экрана не отвел.

- Куда это ты уставился, ловелас доморощенный. Не видишь разве, у нее муж рядом стоит, он даже красивее тебя.

Перебранка вывела меня из равновесия, и я вмешалась:

- Ребята, давайте жить дружно. Рель, Йен, познакомьтесь, пожалуйста. И ведите себя прилично, прошу! Мои друзья из местного клана, Эмили и Гэлвин.

- Да? И кто же из вас Шерлок Холмс? - съязвила обиженная подружка.

- Прекрасная леди, а кто такой этот ваш Холмс? - вмешался Гэлвин, набираясь храбрости буквально на глазах у изумлённого такой вопиющей наглостью Йена. - Расскажите, прошу вас.

Ну, это он зря предложил, в чем все тут же убедились.

- Ой, ой, ой! Живете в Англии и не знаете? С ума сойти! Может вы и в музее на Бейкер стрит не были? В доме номер 221Б. Несса, где ты взяла таких отсталых фей. Там умнее никого рядом нет? С этими двумя тебе не раскрыть ни одного преступления. Могу поспорить на деньги, что основы дедуктивного метода для них терра инкогнита!

После этих слов взгляд Гэлвина стал обожающим. Казалось, он готов просочиться сквозь пространство и время, чтобы иметь возможность пообщаться с прекрасной образованной незнакомкой вживую.

Я уже хотела отключить связь, чтобы прекратить феячьи разборки, как вдруг камеру с противоположной стороны заслонило что-то явно влажное и розовое. Впрочем, возмущенные вопли Рель подействовали, и, уже через минуту, мы сумели увидеть занавешенный длинной зеленой шерстью большой пылающий глаз, с интересом изучавший изображение на экране. Не успела я спросить, кто это, как связь прервалась. Ну вот, а мне так хотелось подробнее узнать о домашних проблемах. Рядом раздался восхищенный вздох ученого пикси. Они с Эмили мгновенно взлетели в воздух и, переполненные чувствами, три раза энергично облетели кабинет. Потом зависли перед моими глазами и, мечтательно закатив глаза, сообщили:

- Несса, это же настоящая Ку ши! Почему не сказала нам, что у тебя дома живет легенда?

- Потому что сама не знала, могу дать честное драконье слово. Вы же знаете, фэйри не могут обманывать, - от дверей послышался раздраженный голос Сайгоша. - Что здесь происходит?

- Домой я звонила. Мы уже уходим. Кстати, деньги есть, могу и сама заплатить за звонок, раз уж ты такой меркантильный, - решила я обидеться. Встала и пошла к себе в комнату, с двумя жужжащими моторчиками на хвосте.

Эмили усиленно пилила Гэлвина всю дорогу за то, что он осмелился строить глазки другой девушке. Причем феечка всерьез угрожала залить чернилами его записи, если Воробей не попросит прощения. Кстати, а куда все-таки подевался чек, выданный вампиром? Я вытряхнула сумку на кровать и стала перебирать вещи. Странно. Точно помню, что конверт сунула именно сюда. Неужели украли? Ох, чует мое сердце, замешаны чьи-то гибкие усы в этой пропаже. Ладно. Потом разберусь, прижму к стенке и выясню, куда он дел мои деньги. Сначала нужно выяснить, как помочь Майку.

С помощью Эмили мы разложили все собранные ими бумажки по времени поступления. Гэлвин держал перед собой листик со списком и ставил на нем карандашом плюсики напротив каждого факта, имеющего подтверждение. Например, кухарка говорит, что не поднималась наверх в тот момент, когда исчез Майк. Это подтвердили два человека: садовник, который видел, как женщина возилась на кухне, и рассыльный. Мальчик принес заказанное молоко без пятнадцати двенадцать и оставался на кухне минут тридцать, не меньше. Повариха усадила мальчишку за стол, кормила булочками с какао и расспрашивала, как ему живется с отчимом. Оказывается, мама рассыльного парнишки недавно второй раз вышла замуж. Горничная все время была рядом с нами возле мастерской. Дворецкого в доме нет. Охранник в своей будке просматривает кадры не только с камер возле нашего забора, но ещё и с трех особняков на нашей улице. Гэлвин сказал, что пожилой мужчина постоянно читает книжку, поэтому проскочить на территорию мог, кто угодно в любое желаемое время. Вот и нет у нас ниточки, ни одной. Хотя, если подумать, то, возможно, Майка стащила та же самая девушка, которая сейчас лежит без сознания в гостевой комнате. "Нет смысла множить сущее без необходимости", кажется, так гласит принцип бритвы Оккама. Мы переглянулись с Эмили и отправились к подозреваемой в совершении преступления. Выглядела наша лазутчица, как свежеприготовленный труп. Только подрагивающие ресницы и бьющаяся на виске голубая жилка давали надежду на выздоровление. Я проверила повязку, попыталась напоить больную, но ягодный морс тонкой алой струйкой вылился из безвольного рта на подушку. Нет глотательного рефлекса. Может пройти много времени, пока мы найдем того, кто делает с ней это, и не факт, что ниндзя сумеет выжить. С другой стороны, можно ещё разик попробовать разорвать связь. У вредителя наверняка есть что-то, принадлежащее девушке. Фотография, прядь волос, обрезки ногтей, несколько капель крови...

Прежде, чем что-то делать, нужно установить защитный круг. Я начертила пентаграмму, зажгла свечи по углам, попросила фей не вмешиваться и, как заключительный штрих, соединила углы сплошной линией, описывая круг. До тех пор, пока я нахожусь внутри, никто не сможет причинить мне вред.

" Земля - Основа всего, из тебя мы вышли, в тебе и упокоимся, когда придет срок. Обращаюсь к тебе за помощью...

Воздух - Сила твоя неодолима, ты везде бываешь, всё видишь, всё знаешь, помоги мне...

Вода - Суть самой жизни, главная составляющая. Что знает ручеек, то знает каждая капля, где бы она ни была, прошу о помощи...

Огонь - Активная Движущая Сила, Источник энергии, Искра, пробуждающая жизнь, помоги мне сейчас...

Я, человек, носитель Силы, прошу помощи всех стихий для спасения жизни умирающей девушки. Покажите, кто держит нить её жизни в руках сейчас!"

Мягкое ласковое тепло обняло моё тело, поднимая над полом. Закрыв глаза, я полностью растворилась в силе стихий, становясь их частью, принимая их, как себя. Три биения сердца прошло, прежде чем невидимой тенью встала огненная сущность моя за спиной у темной сгорбленной фигуры. Все, что мне удалось рассмотреть в небольшом круге света от трех свечей, это изуродованные подагрой руки колдуньи. Одной рукой ведьма прижимала к деревянному столу, сбитому из необструганных досок, тряпочную куклу с наклеенной фотографией девушки и прядью волос, обмотанной вокруг шеи. Муляж лежал в луже крови, вытекшей из мертвого черного петуха, погибшего не своей смертью только что. Кровь еще не застыла, в помещении чувствовался её металлический запах. Тушка, покрытая перьями, дожидалась своей очереди на углу стола. Черная ведьма взяла иглу из коробки, обмакнула в кровь и замахнулась, чтобы с силой вонзить в тряпичную грудь. Три такие же иголки уже торчали из головы, шеи и груди куклы. Когда ведьма замахнулась, мне удалось рассмотреть браслет, сделанный из человеческих косточек у нее на запястье. Нужно было уничтожить связь, между куклой, изображающей девушку, и самой девушкой. Хватило одного взгляда на нелепое подобие живого существа, чтобы в тот решающий момент, когда рука с иглой резко опускалась для завершающего укола, игрушка вспыхнула ярким пламенем. Колдунья отшатнулась, а я вернулась. Мгновенно, как будто кто-то выдернул меня из чужого помещения назад, в тело.

Открыв глаза, мне захотелось сразу же их закрыть. Потому что в комнате обнаружилась сладкая парочка, состоящая из свирепого Сайгоша и разъяренного МакКуинси. Я вяло помахала им ручкой, слабо улыбнулась и провалилась в обморок, предусмотрительно стерев ногой часть нарисованной мелом линии. Не то, чтобы моя светлость на самом деле потеряла сознание, просто так легче не отвечать на их неизбежные глупые вопросы. Перед глазами снова всплыл браслет. Косточки - фаланги пальцев просверлены поперек, и соединены между собой черной нитью, сплетенной из волос. Для чего служат такие вещи в магии Вуду? Что-то такое с душами связанное. Мои в высшей степени важные размышления прервали, вылив на лицо холодную воду. Пришлось в срочном порядке открывать глаза и хлопать мокрыми ресницами, пытаясь рассмотреть, кто сотворил эту мерзкую пакость.

- Мак, посмотри, девчонка порозовела, дышит ровнее. Надо узнать, что наша ведьма сделала. Несса! Открой глаза, а то Ромео сам в обморок шлепнется!

- Где? - Я тут же попыталась сесть, усиленно протирая платком лицо. А откуда в моих руках взялся платок? Постоянно теряю их, поэтому давно заменила на бумажные.

Рядом со мной обнаружился встревоженный колдун. Он считал мой пульс, и уже тянул ручки к глазам, проверить зрачки. Фиг ему.

- Кто меня облил?

- Я. Ты все-таки не послушалась моего совета. А ведь я предупреждал. Теперь старая Грейси знает о твоём существовании. Это очень опасно, очень. Она видела твоё лицо?

- Не знаю, но, если бы я опоздала на пару секунд, девочка могла бы умереть. Ни капельки не сожалею о том, что сделала, так что можешь не читать мне нотаций. И забери свой платок! - потребовала я и подняла глаза, невольно присматриваясь к мужчине, склонившемуся надо мной. Худое, немного угловатое лицо, точеные высокие скулы, породистый с горбинкой нос, чуть длиннее нормы, намекающий, что в предках у колдуна есть выходцы из стран Ближнего Востока. Выразительные черты. Темные волосы, седина на висках, смуглая кожа, под тяжелыми веками глаза такого темно-коричневого оттенка, что радужная оболочка почти сливается с черным зрачком. Взгляд пронзительный, всезнающий. Появилось ощущение, что Хан видит меня насквозь. Я непроизвольно попыталась отодвинуться, стало не по себе. Откуда такой интерес к обычной девушке? Ситуацию спас телефонный звонок. Сайгош подскочил на месте и вылетел в коридор, спеша к телефону. МакКуинси подал руку, помогая подняться на ноги, и, удерживая мою ладонь, потребовал:

- Обещай, когда все закончится, мы с тобой поужинаем только вдвоем, без твоего чешуйчатого друга.

- Посмотрим, - ответила я, глядя снизу вверх на высокого, сильного шотландца. Похоже, он успел переодеться в джинсы, черную футболку и твидовый пиджак с заплатками на локтях. Интересно, его шикарный костюм удастся спасти, или он погиб безвозвратно? Со стороны больной послышался негромкий стон. Девушка с трудом открыла опухшие глаза и спросила хриплым голосом:

- Где я?

- Только не спрашивай, кто ты, - не дала я открыть рот Маку, - мы не знаем. Как себя чувствуешь? О, поверни голову на бок, у тебя на затылке рана, поэтому так больно. Швы опять же мешают. Выпей-ка морса, небось в горле-то пересохло.

Я стояла рядом с кроватью, держа в руках кружку, а Мак занялся проверкой нервных рефлексов, температуры, состояния глаз. Наконец, он закончил и развел руки в стороны:

- С девушкой все нормально. Но полежать дня три необходимо. Тело ещё не адаптировалось, как положено.

МакКуинси сосредоточился, потер ладони, прикоснулся кончиками средних пальцев к вискам больной. Лазутчица расслабилась, потом мягко соскользнула в сон, подложив ладошки под щеку, как маленький ребенок. Хан встряхнул руками, сбрасывая лишнюю энергию. В комнату медленно вошел Сайгош. Поговорил, значит, по телефону, справился, молодец! Он вертел в руках курительную трубку и о чем-то напряженно думал. Поднял на нас глаза, потом страдальчески вздохнул.

- Несса, скажи, ты когда-нибудь научишься одеваться, как положено леди? Прическа, маникюр, платье, туфельки. Неужели так трудно? Почему у тебя всегда такой вид, будто ты кувыркалась на сеновале с трубочистом?

- Мне нравится,- неожиданно вступился Мак, - пусть ходит, как ей удобно. А прическу переделать не сложно. Сам переплету, если будет нужно. Кто звонил?

Сайгош закатил глаза, сунул в зубы трубку и отошел к кровати. Он потрогал лоб спящей девушки. Помолчал. Почесал затылок погрызенным мундштуком. Тянет время, догадалась моя светлость. Практически Штирлиц я, круто!

- Леди Александра приглашает нас сегодня на традиционный осенний бал. Маленький праздник в честь её наследницы, внучки Алекс. Старуха подписала завещание. Несса, тебе прислали особое приглашение. Велено передать, что форма одежды - праздничная, а перчатки до локтя - обязательны.

Я облегченно вздохнула и отказалась:

- Не пойду. Обойдутся без меня. Не такая уж я и важная персона. Лучше тут посижу, кое-что у девочки выспрошу, когда в себя придет. Особняк посторожу на пару с шариком.

Услышав про шар, Сайгош оживился, но тут снизу раздался звонок во входную дверь. Пришлось хозяину спускаться по ступенькам и открывать, впуская гостя. Оказывается, леди побеспокоилась и прислала свою машину с шофером для доставки нашей компании. Сайгош определил водителя на кухню, пить кофе с пирогом, а сам вернулся к нам. К этому моменту мы с Маком не сговариваясь уже заняли удобные места в гостиной перед камином. Феи давно отправились спать в мою комнату. А я планировала поразмыслить, как любит говорить любимый литературный герой Эркюль Пуаро. Шевелить серыми клеточками просто необходимо. Фактов набралось много, но все они пока вне логики.

- Несса, нам что, одним идти на съедение к потомственным аристократам? - возмутился друг.

- Не одним, а одному, - невозмутимо поправил его МакКуинси, раскуривая трубку. - Сходи, извинись за нас. Скажи, мисс Агнесса простыла. Лечится. В свете неприлично разговаривать о болезнях, они и отстанут. Съешь два бутерброда с креветками и вернешься домой. Вежливо, тактично, красиво. А я составлю компанию нашей даме. Заодно расскажу о проклятии семьи Бишопов. Вместе подумаем, что можно сделать. Согласен?

- А что я скажу, если леди спросит, где ты? - наполовину согласился с доводами МакКуинси Сайгош.

- Ничего, - спокойно ответил Хан, - ты же не можешь знать, где находится посторонний человек.

Дракону не понадобилось много времени, чтобы из домашнего, приятного во всех отношениях, мужчины превратиться в напыщенного светского льва. Уже через сорок пять минут в гостиную спустился джентльмен с головы до самых каблуков туфель из крокодиловой кожи. Сверкающий бриллиант в перстне и трость с набалдашником в виде хищной птицы делали образ денди совершенным. Получив наше одобрение и пожелание повеселиться, Сайгош позвал водителя и отправился на бал.

Погода за окном располагала ко сну или ленивому бодрствованию у камина. Я забралась с ногами в кресло, свернулась клубочком и бездумно наслаждалась теплом, струящимся от разожженного огня. Еще сегодня утром высушенные жарким летом поленья красовались у черного хода, ожидая своей участи. Кто-то весь день пилил и рубил дрова для того, чтобы сейчас огонь согревал воздух в гостиной, радуя теплом людей. Осенний холодный ветер гонял в саду опавшие листья, пугая шелестом укладывающихся на зимовку ежей и завывая в каминной трубе. Казалось, во Вселенной сейчас мы одни на маленьком островке покоя и уюта. Передернув плечами, я стряхнула с себя липкую грусть и снова задумалась над тем, что произошло днем. Молчание вовсе не было мне в тягость, даже помогало сосредоточиться на решении задачки. Но, как это обычно и бывает, вмешался мужчина, нарушая ленивое очарование созерцательного настроения.

Мак выбил трубку о каминную решетку, пристроил её на маленький столик из вишневого дерева рядом со своим креслом и заговорил, доставая из кармана пиджака блокнот:

- Я тут записал основные моменты, чтобы не упустить детали. История захватывающая и в то же время не новая. Как всё, что случается в нашем мире время от времени под Луной. Ты же не возражаешь послушать о чужом проклятии?

Приняв моё молчание за согласие, колдун начал рассказ с самого начала.

- Давным-давно... Несса, не хихикай, это не про прошлую пятницу и Винни-Пуха. Все случилось лет семьдесят, назад, здесь, на территории Туманного Альбиона. Перед Хэлллоуином должно было состояться собрание руководителей всех европейских колдовских сообществ для планирования дальнейшей работы и решения текущих накопившихся вопросов. Как заседание палаты парламента или съезд партии. От Польши приехали четыре человека, два пожилых колдуна и молодая семейная пара, для которой путешествие стало одновременно и свадебным. Молодой красивый зеленоглазый блондин был по уши влюблен в свою юную жену, маленькую шуструю ведьму с разноцветными волосами и чудесными карими глазами. Они приехали раньше, чем нужно было по расписанию, и все свое время посвящали осмотру Лондона. Гуляли по ночным улицам, пили кофе с печеньем в маленьких кафе. Ничего бы не случилось, если бы их, в числе прочих, не пригласили на ежегодный осенний бал за неделю до Хэллоуина. Леди Александре тогда исполнилось девятнадцать лет, и родители нашли ей подходящего мужчину в женихи. Пожилого, но очень состоятельного лорда с длинным послужным списком побед на любовном фронте. На балу должны были официально объявить о помолвке. Сказать, что девушка сопротивлялась всеми силами, недостаточно. Она всем сердцем ненавидела будущего жениха. И, когда хозяевам бала представили молодую пару, Александра решила во что бы то ни стало доказать всем, что она личность, способная на безрассудные поступки. Девушка выбрала Важека, кажется, так звали парня, мишенью для своих амурных дел. Я должен справедливости ради заметить, в то время леди была прекрасна. Белая кожа, большие голубые глаза, опушенные черными ресницами, тонкие, как нарисованные брови, длинные черные волосы, идеальная фигура. Принцесса, да и только. Многие молодые люди сгорали от безответной любви к ней. А зеленоглазый блондин только улыбнулся в ответ на её предложение и вежливо отказал в близости. Александра опешила, как же так? Её отвергли. И кто? Даже не ровня по социальному статусу. Всё, что произошло дальше, было похоже на кошмарный сон. Дамочка наняла бандитов, чтобы они украли и спрятали в лесу жену парня. И потребовала, чтобы он отрекся от своей любви, обещая, что прикажет отпустить маленькую ведьму на свободу, если он согласится с её требованиями. Самое отвратительное в том, что когда она говорила с молодым человеком, приказ о смерти его жены уже был на руках у разбойников. Колдун выслушал не только слова отвергнутой им девушки. По её глазам, по выражению лица он понял, что сотворила заносчивая красавица. Быстрее ветра помчался парень в лес, чтобы остановить преступление. Но не стоило сбрасывать со счетов и саму маленькую колдунью. Понимая, что иначе ей не спастись, девушка решилась применить запретные заклинания. Её ментальное воздействие на мозг разбойников было настолько сильным, что бандиты разошлись по домам, и каждый их них нашел себе дело по душе. Кто-то стал пекарем, кто-то устроился на конезавод, ухаживать за лошадьми, а один даже стал священником, спустя несколько лет. Уладив, таким образом, свои дела, Ванда, так её звали, отправилась в Лондон пешком. Молодые люди встретились на дороге и бросились друг к другу, чтобы обняться. Только вот наша избалованная Принцесса ехала позади в кабриолете, взятом без спросу у своего отца. Когда она увидела, что коварный план провалился, темная злоба овладела всем её существом. Александра достала пистолет и выстрелила в спину Ванде. Но Важек заметил оружие в руках отвергнутой им девушки и успел повернуть любимую, заслоняя от пули своим телом. Леди бросила пистолет на землю и схватилась за голову, рыдая от чудовищной несправедливости. Только сейчас она в полной мере поняла, что натворила своими руками в бессильной злобе и зависти к чужому счастью. Ванда, пытаясь осознать, понять, что случилось, с ужасом смотрела на свои окровавленные руки, тормошила мужа и, срывая голос, звала его изо всех сил. Наконец, колдунья поднялась на ноги, выпрямилась и, указывая пальцем на сердце подлой красавицы, произнесла... Проклятие! Несса, ты спишь? Я что, неинтересно рассказываю?

- Нет, продолжай, просто глаза закрыла. - И живот разболелся, но об этом факте я умолчала. Внутренности как будто скрутились в ужасный узел, настолько ясно и четко менялись в воображении картины из прошлого.

- Мне не удалось выяснить, какие слова были сказаны в тот момент. Леди Александра не хочет говорить, а больше никто не знает. Только с тех пор не было счастья в этой семье. Причем, только у женщин одной крови со старухой. Представь себе, все её дети от разных отцов. Как только женщина беременела, мужчина сразу же подавал на развод и уезжал в неизвестном направлении. После третьего раза леди не вступала больше в брак, только бесконечно меняла любовников, пока кто-то хотел её денег. Потом она постарела. Та же история произошла с дочерью. Девушка влюбилась, вышла замуж, забеременела, сообщила мужу, а он просто развернулся и навсегда ушел из дома. Алекс уже девятнадцать, а никто до сих пор не знает, где её отец. Мэри, местная глава ковена, пыталась снять проклятие, но у неё ничего не получилось. А ведь в семье две девушки на выданье: Алекс и Мари. Скорее всего их ожидает та же печальная судьба. Что скажешь?

- Чего ты такой нудный? Пристал, как банный лист. Скажу, что неделя до Хэллоуина, что у нас есть девушка Алекс девятнадцати лет, не хватает только третьего совпадения. Так сказать, мужской составляющей.

Мак сощурился, внимательно разглядывая меня в тени гаснущего огня в камине, потом встал и потянулся, разминая мускулы, как большой опасный хищник. Подбросив дрова, он не сел в кресло, а остановился рядом со мной. Чуть наклонившись и глядя прямо в глаза, колдун вкрадчивым голосом промурлыкал:

- Ошибаешься, ведьма. Сегодня не только осенний бал в поместье Бишопов. Сегодня день официальной помолвки Алекс с тем мужчиной, которого она сама для себя выбрала. Только он не пошел на бал, а сидит здесь, у твоих ног. - С этими словами Мак опустился на одно колено и взял мою руку в свои горячие ладони.

Глава 7. Тайны семьи Бишопов - 3 (заключительная глава в этой запутанной истории с семейным проклятием).

Доверие нужно заслужить, по крайней мере, так принято утверждать, и так оно и есть на самом деле. Я отняла руку, грубо выдернув из мужских ладоней. Желание мирно уснуть пропало. Я почувствовала себя неуютно наедине с таким большим и сильным мужчиной. Зачем он сказал, что должен быть на балу? Моя реакция не обрадовала Хана. Колдун вздохнул, потом неохотно устроился на полу перед камином, вытянув длинные ноги. Он прислонился спиной к креслу, помолчал, потом задумчиво произнес, глядя на огонь, стремительно превращающий дрова в пепел:

- То есть, ты даже мысли не допускаешь, что мы с тобой повторяем путь, пройденный другими до нас. Только представь на секунду. А вдруг ты - реинкарнация Ванды? А я - её возрожденный в новом воплощении муж. Что с тобой? Что я сказал смешного? Между прочим, вполне нормальная версия. - Хан повернулся лицом ко мне и обиженно замер, наблюдая, как меня душит смех. Наконец, я не выдержала, рассмеялась в полный голос со слезами и всхлипываниями. Наверное, со стороны это больше походило на истерику, потому что колдун подскочил и ринулся наливать в стакан воду, а оранжевый шарик обеспокоенно выкатился из угла, где благополучно прятался до сих пор, и стал настойчиво бодать кресло. Я положила руку на бугристую поверхность, чтобы мячик угомонился. Дергаться он перестал, только вибрировал периодически от центра ко всей поверхности. Сферические колебания субстанции. Надо же, я еще что-то помню из университетского курса физики. Механические часы с маятником хрюкнули, заскрипели, и прозвенели десять раз. Десять часов вечера. За стеклом французского окна ночь уверенно окутала темнотой дом, сад, деревья, даже фонтан, который никто пока не собирался чинить. Ветер стих. Казалось, кто-то бродит вокруг, не решаясь войти в освещенную комнату. Мурашки побежали по позвоночнику, стало страшно. Через минуту ощущение чужого присутствия прошло. Но мысль, о том, что кто-то был там, за окном, осталась.

Я поблагодарила Хана за воду и уже в спокойном состоянии ласково улыбнулась ему, наблюдая, как разглаживаются мимические морщинки на лбу встревоженного мужчины.

- Признайся, что тебя рассмешило?

- Не хотела говорить, но придется. Конечно же, твои предположения. Все это просто невозможно. Из-за них ты упустил шанс стать членом семьи леди Александры? Денежки тоже мимо уплыли, не жаль?

- Идея-то была не моя. Старуха решила, что колдун в семье пригодится. Меня сегодня утром просто поставили в известность, что помолвка неизбежна. Велели явиться в смокинге и принести кольцо с бриллиантом.

Если это шутка, то не смешная. Я даже не подумала ответить, только молча смотрела, как порывистый осенний ветер, снова возродившийся к жизни после небольшого затишья, швыряет опавшие черные листья в стекло. Мерно гудел огонь в камине, желание разговаривать улетучилось в никуда. Перед носом появилась белая керамическая кружка с какао. Не задумываясь, я взяла предложенный напиток и попробовала глотнуть. Горячий. Хорошо. Сейчас выпью и спать. Только зайду перед сном к девушке проведать. Она ведь совсем одна в комнате.

- Агнешка.

- Да?

- Все-таки хочу услышать, почему ты наотрез отвергаешь мою версию. Смеёшься. Я сравнил, ты в точности соответствуешь описанию польской колдуньи Ванды. Даже цвет глаз совпадает, хотя, когда ты сердишься или расстроена, твои глаза отсвечивают яркой зеленью. Мне даже показалось, что у тебя не одна радужка, а три. Возле зрачка карий цвет, следующий - цвета молочного шоколада, а последний круг - цвета ранних солнечных лучей. Не янтарный, но близко к нему по оттенку. Потом присмотрелся и понял, что ошибся. Ведь глаза с концентрическими радужками, если прислушиваться к легендам, присущи только старшим фэйри. Леди Александра сказала, что, когда вы впервые встретились на кладбище, ей показалось, что время повернулось вспять, и перед ней стоит сама Немезида.

- Прости, наверное, это, действительно, была истерика, а не смех, - мягко ответила я, краем глаза наблюдая за Ханом. Сейчас, при выключенном электричестве, отсветы пламени делали его похожим на индейца. Из какого-нибудь племени Дакота или Сиу. Еще бы чепчик с перьями, и полное сходство. Особенно в профиль. - Видишь ли, история, которую ты так увлеченно только что рассказывал, закончилась вполне благополучно. Важек и Ванда живы, здоровы, до сих пор беззаветно любят друг друга и обожают свой яблоневый сад. Могу познакомить, если хочешь. Это мои родные бабушка и дедушка.

Утром за завтраком Сайгош многозначительно косился на невозмутимое лицо МакКуинси и периодически поглядывал в мою сторону, притворяясь, что делает это совершенно без задней мысли. В конце концов, ему надоело ждать, кто первым начнет разговор, и наш общий друг задал прямой вопрос:

- Надеюсь, вы нашли общий язык прошлым вечером? Я пригласил Мака пожить в доме, чтобы ему не нужно было ездить далеко за город каждый день. Вы, двое, должны лучше узнать друг друга прежде, чем принять важное решение. Вчера что-нибудь получилось?

Слегка ошарашенная этим неожиданным заявлением, я молча потыкала чашкой с кофе в сторону колдуна. Пусть сам выкручивается, конспиратор. Спихнуть ответ на Хана не получилось. А всё потому, что кто-то слишком много омлета в рот положил! Еще и жевать не торопится, выдумщик. Пришлось отвечать мне:

- Сай, солнышко, о чем ты? Мы с Ханом вчера разрабатывали тактику борьбы с проклятием, а потом спать пошли, решили не ждать, пока ты вернешься. Кстати, как все прошло? Надеюсь, тебя заметили и не дали возможности поскучать.

Сайгош, польщенный интересом к его особе, тут же стал делиться впечатлениями от торжественного вечера, рассказывая нам, кто во что был одет, как выглядела королева бала, сколько денег было потрачено на прием и прощальные подарки для гостей. В этом месте он остановился, хлопнув себя по лбу.

- Несса, звезда моя, тебе же передали подарок! Просили быстрее выздоравливать. Только я не запомнил кто. Вот, смотри, какой чудесный конверт из золотистой тканевой бумаги. Алая шелковая ленточка. Я аккуратно развяжу, мы её потом привяжем куда-нибудь, - наш самоуверенный друг распечатывал мой конверт без зазрения совести и непрерывно говорил, полагаю, чтобы загладить неловкость от предыдущей реплики. С последним словом, Сайгош закончил отклеивать полоску бумаги, и на стол скользнула серебристая прядь волнистых волос. Дракон замолчал, с ужасом рассматривая часть скальпа, лежащую на белой скатерти между столовыми приборами. Я говорю - скальп, потому что прядь вырвана вместе с кусочком кожи.

Первым пришел в себя Хан. Он поддел салфеткой подарок, поднес к глазам и, глядя на меня с холодным выражением лица, спросил:

- И о чем вы "забыли" мне рассказать?

- Это волосы Майки, маленького эльфа, которого, как мы считаем, украла Айрис. Не сама, конечно.

От двери послышался хриплый девичий голос:

- Это я вынесла крылатую тварь в корзинке и отдала леди Айрис.

Мы обернулись и увидели нашу разбойницу, еле держащуюся на ногах. Пришла в себя, бедняжка. Бледная, с зеленоватым оттенком кожа, большие черные раскосые глаза, безобразная стрижка с перекосившейся белой повязкой и халат с чужого плеча. Анимэшка-задохлик. Даже тапочки не надела. Девушка стояла на холодном полу босиком. Я провела её к столу, усадила рядом со своим местом, потом, не спрашивая, налила в чашку кофе. Пусть выпьет, перекусит, тогда можно будет разговаривать. Провожая взглядом пятый круассан с заварным кремом, я прервала паузу и поинтересовалась:

- Почему ты назвала фея тварью? Вполне приличный молодой человек. Красивый.

- Это же фэйри, а они - чудовища, все до одного, - объяснила разбойница, правда, не очень внятно. Проголодалась бедолажка. Я подала ей чистую салфетку и настойчиво попросила не высказывать подобные мысли вслух.

- Почему? - удивилась девушка.

- Есть причина, - уклонилась от ответа моя ведьминская светлость.

Сайгош холодно улыбнулся, сложил салфетку возле тарелки и внимательно уставился на гостью. Девушка взяла было еще круассан, но отложила, выпрямив спину. Видно было, что ей страшно. Ниндзя - стойкие оловянные солдатики, никогда не сдаются! Я сочувственно погладила её по спине и подлила еще кофе. Кажется, в Китае принято брать на себя ответственность за жизнь того, кого спас? Надо придумать, как избавиться от ненужной мне нагрузки.

В столовую на полной скорости влетели Эмили с Гэлвином. Они тащили в руках бумажку, причем вырывали её друг у друга в полете, попутно переругиваясь во весь голос. Перед приземлением (или пристолением - ну, на стол же опустились ребята) Эмили дернула изо всех сил, и бумажка порвалась. От неожиданности оба плюхнулись рядом с тарелкой, на которой тоскливо ожидала своей участи моя недоеденная овсянка. Обрывки плавно спланировали сверху на липкую кашу. Тем временем девушка с ужасом слушала перебранку фей, всё дальше отодвигаясь от стола вместе со стулом.

Я подняла испачканные листики и соединила по месту обрыва на бумажной салфетке. Записка. Ага. Карандашом. На английском языке прописными буквами. "Учите иностранные языки!" - говорил следователь Колобок в одном интересном мультфильме. Ну, или не говорил, давно смотрела. Подтолкнув салфетку с обрывками в сторону Сайгоша, стала ждать перевода. И что вы думаете? Невозмутимый чешуйчатый сын своей мамы молча прочитал текст, исподлобья глянул на МакКуинси, скомкал салфетку вместе с остатками листочка, а потом швырнул комок бумаги в камин почти не целясь. И попал! Я даже подпрыгнула. Понаставили каминов в каждой комнате! Англичане! Какая жалость, что в этой стране леди не могут выражаться, как портовые грузчики. Глядя, с каким отчаянием я смотрю на вспыхнувшую бумажку, Гэлвин подошел ближе, осторожно ступая между столовыми приборами, и успокаивающе погладил меня по руке:

- Несса, не переживай. Я сегодня всю ночь читал рассказы о Шерлоке Холмсе. Нельзя "класть все яйца в одну корзину". Конечно же, мы скопировали записку. Идем, мы с Эмили тебе покажем.

Дальше начался какой-то цирк наяву. Сначала открылась дверь и в столовую влетела перепуганная горничная с вытаращенными глазами. Только она открыла рот, как следом стремительно вошла леди Александра, а уже за ней переступая мелкими шагами из-за узкого длинного платья и высоких каблуков, просеменила свежеиспеченная наследница. Девица радостно завизжала вместо "Здравствуйте", повисла на шее у вставшего из-за стола колдуна и подняла ножку, как в кино. От восторга, вызванного встречей с объектом нежных чувств, наверное. Будь проклят этот дурацкий обычай вставать, когда леди входят в помещение, подумала я, и, не желая задерживаться более ни минуты в столовой, схватила анимэшку за рукав халата, уводя прочь. Девушка не растерялась и взяла со стола корзинку с последними двумя булочками. Переступив порог, я оглянулась. Феечки с воинственными воплями носились над головой незваных гостей, с удовольствием рассыпая пыльцу на участников спектакля. Гэлвин заметил наше тактическое отступление, дернул за руку Эмили, и возмутители покоя незаметно покинули поле боя, радостно хлопнув в ладошки.

В спальне я закрыла двери на ключ, потом посмотрела на бледно-зеленую физиономию подопечной и усадила девчонку на кровать. Застилала постель я сама, так что не думаю, что кто-то посторонний успел здесь побывать. Не люблю горничную. Гэлвин уже возился с листочками на журнальном столике, когда Эмили подлетела ко мне:

- Несса, принести аптечку? Кажется, разбойнице плохо.

- Давай, проверим швы. Давление, опять же, померяем. Хотя, может быть, кому-то не следовало есть столько выпечки после голодания. Намного лучше подошел бы овощной суп. Или овсянка! - грозно ворчала я, сматывая сбившийся бинт с головы раненого бойца. А есть слово "боец" женского рода?

Фея принесла коробочку, поставила на кровать и принялась раскладывать на свежем полотенце содержимое. Швы держались крепко, покраснения на краях не было, гной мы с Эмили не обнаружили, поэтому просто на всякий случай обработали рану перекисью водорода, а затем положили марлевую салфетку с мазью-антибиотиком.

Заканчивая перевязку, я обратила внимание на то, что девушка дрожит, сжимая изо всех сил зубы. Мы вынули из её рук корзинку, пообещали, что не будем поедать трофейную выпечку, и уложили ниндзя на бочок, укрывая второй половиной покрывала. Я даже полезла в шкаф, чтобы достать запасное одеяло для больной.

- Ли Си Чань, - прошептала подопечная синими губами.

- Чего? - не расслышала Эмили.

- Меня так зовут. Ли Си Чань.

- Ну и что? - не поняла феечка.

- Простите меня, пожалуйста, не знала, что вы - хорошие. До недавнего времени, я вообще думала, что маленькие феи с крылышками - сказочные мультяшные существа.

- Угу, а я была абсолютно уверена, что кицунэ - выдумка восточных мультипликаторов, - проворчала я, рассматривая древний браслет с причудливыми узорами на левой лодыжке Ли. Маленькая босая ступня спряталась под одеяло. - Чего молчишь? С тобой всё нормально?

- Да, - шепотом ответила лисичка. - Ты теперь моя хозяйка. Приказывай, я повинуюсь. Старуха Грейс хотела убить меня, знаю, поэтому подослала к вам. Они отрезали мне волосы! - закончила речь девчонка и безмятежно засопела. Согрелась лисичка. Слава Богине. Одной проблемой меньше. Где же я видела картинку с этим изделием древних ювелиров? Надо сбегать в библиотеку, там поискать. Может, этот браслет и есть та самая таинственная вещь, которую мне нужно привезти в ситхен?

Гэлвин закончил царапать карандашом по бумаге и протянул мне розовый листик:

- Уф, перевел. Со словарем, конечно.

"Алекс, прости, но сегодня я занят. Помолвку нужно отложить, на время".

Я держала записку в руке, отказываясь верить собственным глазам. Неужели наша взаимная симпатия - всего лишь иллюзия?

Дверь задрожала от громкого стука. Открывая замок, сунула листик в карман. На всякий случай. Что-то здесь не так, как кажется.

- Несса!- заорал Сайгош. Я прижала палец к губам и кивнула в сторону кровати. - Ты ненормальная ведьма, знаешь? Оставила меня там с этими двумя высокомерными особами? Я чуть оборачиваться не начал. Брр. Что с кицунэ? Она в порядке? - понизив голос, продолжил свои расспросы дракон.

Я решительно уперла руки в бока, копируя Рель в ярости, и жестко пошла в атаку:

- А ты куда дел мой вампирский чек? Присвоил денежки? Бумажку зачем в камин бросил? Можно подумать, там были тайные сведения. Скажите, пожалуйста, какая секретная новость! Колдун пишет записки своим хозяевам! Мало того, ты знаешь, что вот эта девчонка - оборотень и молчишь!

Принцип "лучшая защита - нападение", как ни странно, сработал. Сайгош почесал нос и устроился на полу, рядом с журнальным столиком. Феи сделали вид, что им срочно нужно по делам, оставляя меня одну выяснять отношения с возбужденным змеем. Друг прищурился, рассматривая мою воинственную позу, хмыкнул и протянул руку:

- Ладно, давай записку. Вон, хвостик из кармана торчит. Гэлвин перевел? Слушай, сними проклятие со вздорных баб, а? Я так хочу побыть дома без их воплей. Надоели, сил нет. Сварливые, высокомерные, требовательные. Не удивлюсь, если там давно уже нет никакого проклятия, а мужики просто так сбегали. Не выдерживали. Ужас, летящий на крыльях ночи, а не женщины. Как только Мак с ними общается.

Заметили? Про деньги - ни слова. Точно, он взял чек. Ладно, пойдем другим путем.

- Сай, радость моя, посмотри-ка на вот этот чудненький артефактик, - с этими словами я приоткрыла одеяло, оголяя лодыжку спящей девицы. Не прошло и секунды, как змей оказался рядом, легко касаясь древнего браслета длинными пальцами волшебника. Он даже глаза прикрыл, исследуя вещицу Истинным зрением. Услышать мнение эксперта не получилось, потому что в комнату вошел очередной посетитель. Не спальня, а проходной двор, холера его забери. Судя по выражению лица, Алекс была готова разорвать меня на тысячу мелких кусочков. Змей встал между нами в последний момент. Зря. Мне хотелось подраться. В груди разгоралось пламя, требующее немедленной жертвы. Если бы не маленькая лисичка, спящая в моей кровати, я бы показала этой выскочке, где раки зимуют. Но, у меня другие планы, поэтому и не стала возражать, когда Сайгош взял даму под белы рученьки и вывел в коридор. Я вышла следом, плотно закрывая за собой двери.

Надо же, не сидится гостям в столовой. А кое-кто даже без инвалидного кресла способен передвигаться. Интересно, почему? Леди Александра с колдуном заняли пост чуть дальше от моих дверей. Видимо что-то опасное светилось в моих глазах, потому что никто и слова не сказал, только все потихоньку потянулись вниз по ступенькам. Я спускалась последней, наблюдая, как Алекс бесстыже вешается на почти чужого мужчину. В гостиной горел огонь в камине, воздух прогрелся. Можно разговаривать спокойно.

Не обращая внимания на остальных, налила себе в стакан немного бренди и села, скрестив ноги, на коврик возле камина. Шар тут же выкатился из угла, подрулил мне под спину, служа подпоркой усталому позвоночнику. Такое ощущение, что вибрация внутри оранжевой субстанции стала сильнее. Чуть-чуть, но все-таки заметно. Рядом на коврик опустился коварный изменщик. Это я образно выражаюсь, не подумайте чего другого. Отнял стакан, и сам выпил одним глотком согретый моими руками бренди.

- Агнесса, пожалуйста, мы все тебя просим. Объяви нам свое решение.

- Какое из двух? - съязвила я, глядя, как саламандра кувыркается в алых язычках пламени.

- Прямо сейчас меня интересует проклятие, - не удержалась леди Александра. - Ты поможешь нам, или придется ехать к твоей бабке?

- Строго говоря, я обещала найти наследника и передать документы. Больше - ничего. К тому же вы мне не симпатичны. Поэтому пока не знаю, снимать с вас поводок или пусть дальше болтается. Мне-то это зачем?

Послышался сдавленный кашель, как будто кто-то подавился. Или бренди не в то горло пошло. Я повернула голову и уничтожающим взглядом уставилась прямо в глаза покрасневшему колдуну. Потом мягко добавила:

- Хотя, если подумать, я тут поиздержалась немного в связи с этой поездкой. Каков будет размер вашей благодарности?

Леди Александра встала, выпрямила спину и дребезжащим от возмущения голосом, заявила:

- Ах, так ты денег хочешь? Твоя бабка прокляла мою семью, изуродовала мне всю жизнь, а ты требуешь плату?

Я тоже поднялась на ноги и, гордо выставив подбородок, подтвердила, сузив глаза от разгорающегося внутри бешенства:

- Да, требую. Имею право. Или вы мне платите, или живите дальше по-прежнему. Во тьме нелюбви и потерь.

Леди Александра яростно сверкнула глазами и, не говоря ни слова, вышла из гостиной. Алекс тоже не промах, демонстративно фыркнула и побежала следом, поманив колдуна за собой согнутым указательным пальчиком. МакКуинси развел руками, виновато поклонился и ушел вслед за разъяренными дамами. Захотелось плюнуть от злости. Но, нельзя. Я не у себя дома, вдруг дракоша обидится. Под ногами завозился шар, поворачиваясь вокруг своей оси. Я наклонилась и обняла его обеими руками. Казалось, рыжик вытягивает из меня негативную энергию, перерабатывая злость, бешенство и раздражение во что-то другое. Вибрация ощутимо усилилась, но, когда я убрала руки, снова притихла. Сайгош не пошел провожать гостей. Он замер возле дверей и внимательно следил за моими манипуляциями, медленно подходя все ближе. Наконец, он решился, задержал дыхание, положил свои руки на поверхность шара. Спустя несколько мгновений, он разочарованно выдохнул. Погладил монстрика и поднял на меня свои хитрющие колдовские глаза:

- Звезда моя, а чего ты хочешь от старушки на самом деле? Только не говори, что денег, в жизни не поверю.

- Хочу знать, где живет старая Грейс. Побеседовать надо. О пользе томатургии. Конечно, если бы грязный доносчик сказал адрес жрицы, то проблему с проклятием можно было бы решить только что.

- Ты все не так поняла, - поморщился Сайгош. - Их здесь никто не ждал. Леди явились по собственной инициативе. Кто же знал, что Алекс будет так безобразно себя вести. С другой стороны, она же выросла в Америке. Там не принято сдерживать свои эмоции.

Я промолчала. Чем дольше здесь живу, тем сильнее хочется уехать. В свой маленький дом, под крылышко к заботливой домохозяйке, пёс там бегает. Кушик. Имя смешное. Нечаянные слезы полились градом из глаз. Вот холера. Даже не знаю, есть ли у меня ещё дом. Перед носом возник белоснежный носовой платок. Мак вернулся. Джентльмен. Проводил дам до машины и вернулся. А мне показалось, он уехал с ними.

- Спасибо, не надо, у меня бумажные есть, - повозилась в карманах и нашла мятую начатую пачку.

- Как хочешь, - сдержанно ответил МакКуинси. - Из того, что я рассказал пожилой леди о твоих родственниках, не следует делать вывод, что я - доносчик. В конце концов, она просто старая женщина, которая всю жизнь провела в страхе и беспокойстве. Думаю, ты могла бы простить её проступок, тем более что для твоей семьи все закончилось хорошо.

- Ты не знаешь, сколько болел мой дед, чего стоило семье его вылечить, и когда он смог встать на ноги, - разозлилась я. - Ты не знаешь, как это самое проклятие отразилось на моей матери. И ты понятия не имеешь, что пришлось пережить мне. Сильные заклинания всегда возвращаются. Разве колдунам эта Истина внове? В чем твой интерес?

Сайгош попытался вмешаться в разговор, но я остановила его взмахом руки.

- Хорошо, сниму проклятие. Мне их присутствие ни к чему. Но только по твоей просьбе.

Тишина воцарилась в гостиной. Дракон неподвижно замер на полу, в обнимку с результатом своего эксперимента. Даже дрова, сгорающие в камине, перестали издавать треск. МакКуинси встал напротив, взял мои руки в свои и четко произнес ритуальную фразу, слегка переставив слова:

- Я хочу, чтобы маленькая ведьма с цветными волосами была счастлива. Я хочу, чтобы давняя вражда прекратилась здесь и сейчас. Я призываю в свидетели Вечное Пламя и Северный Ветер, Капли слез на щеке любимой и Землю, на которой мы все живем. Да будет так!

Высоко в небе чуть слышно прогремел гром, а за окном снова пошел холодный дождь. Услышано и засвидетельствовано. Оба свидетеля расслабились. И неважно, что один из них обладает разумом в зачаточном состоянии. Главное - они здесь.

Пришло время и мне ответить добром на зло, совершенное семьдесят лет назад. Я выпрямилась, закрыла глаза, мысленно попросила прощения у бабушки, затем достала из внутреннего кармашка маленькую раковину, давно покинутую виноградной улиткой. Подошла к камину и бросила треснувшую под нажимом пальцев пустую оболочку в огонь. Обошлись без вспышки. Даже маленькая искра не промелькнула в пламени, беззвучно проглотившем боль и страхи прошедших лет.

- Доволен? Можешь бежать к леди Александре с хорошей новостью. Помолвку тоже незачем откладывать, - я отвернулась, скрывая непрошеную грусть.

- Спасибо, ты не представляешь, какой камень сняла с моей души. Кстати, я тортик купил. С воздушным кремом и шоколадным мороженым. Пойдемте все вместе на кухню? Отметим. Вода должна вот-вот закипеть. Я включил газ, перед тем, как зайти сюда, к вам. - В подтверждение его словам мы услышали пронзительный свисток закипающего чайника.

Из-за распахнутой двери просочились две смущенные фигурки. Подслушивали, догадалась я...

Глава 8. Не тот артефакт.

В октябре темнеет рано, даже на острове с загадочным названием Туманный Альбион. Почему туманный - понятно. Вечно с неба сыпется то дождь, то морось, то влажная сыпь, похожая на снег, полностью покрывающая непроницаемой для человеческого глаза мглой сад и соседние с нами дома. Отчего же именно "Альбион"? Из-за светлого оттенка вязких океанских туманов, окутывающих равнинные части Англии? "Альбус" - в переводе с латинского означает "белый". Или название родилось из кельтского языка...

Такие философские мысли отвлекали меня за столом от общих рассуждений о погоде. Все пили чай, а я заварила себе кофе.

После расправы с тортом феечек нужно было нести в спальню на руках. Меры в еде наши крылатые друзья не знали, они объелись до такой степени, что заснули рядом с тарелкой. Причем Эмили с кусочком шоколадного бисквита в руке. Я подошла к шкафу за чистым полотенцем и вздрогнула от отвращения. У входной двери неподвижно стояла фигура, прилепившись безглазым лицом к стеклу. Бледное, с черными провалами вместо глаз, с кожей, сползающей целыми фрагментами, лицо испугало меня до ужаса. Сердце задрожало, проваливаясь в пустоту надвигающегося кошмара.

- Несса! - позвал Мак.

Я повернулась к столу, открывая рот, чтобы сказать, кого увидела.

- Все хочу спросить, почему ты называешь меня Ханом. Не думаю, что внешне похож на Гаррисона Форда, - продолжал колдун, с недоумением глядя на мою перекошенную физиономию. - Что случилось?

- Там, - еле сумела выдавить слово, - зомби. У него изо рта течет что-то черное.

Не успела я договорить, как мужчины мгновенно оказались возле двери. Снаружи никого не было. Только ночь. И слабый ветер лениво шевелил полуголые черные ветки деревьев.

- Я схожу, осмотрюсь, - решительно заявил Сайгош. - Там, конечно, никого нет, но надо проверить. Мак. Стой здесь.

Выйти дракон не успел. Зомби бросился на дверь из темноты с такой силой, что у него отвалилась кисть правой руки. Стекло треснуло, осыпаясь мелкими осколками на кафель. Я уронила полотенце и прижалась спиной к холодильнику. Он же на меня смотрит! Нужен нож, топор. Хоть что-нибудь! Сайгош выбросил вперед руку, схватил мертвяка за горло и сжал, ломая шею. Чудовище осело на пол, двигаясь ко мне уже ползком. Свернутая на бок голова болталась безжизненным кулем. Останки существа, бывшего когда-то живым и дышащим человеком рвались к цели с безумием заведенной куклы, скользя по стекающим из мертвого тела жидкостям. Мак схватил швабру и, упираясь в расползающуюся плоть, принялся выталкивать существо из кухни. Сайгош ждал снаружи. Как только гниющая куча ошметков оказалась на плитках за дверью, поджег зомби огненным шаром. Все облегченно выдохнули, но в этот момент горящее существо вскинулось и снова двинулось ко мне, оставляя за собой куски пылающей плоти. Мак резко стряхнул с обеих рук молнии в грудь твари. Все замерли, не дыша до тех пор, пока от кошмара не осталась только серая кучка пепла. В довершение всех несчастий я попыталась вдохнуть воздух, икнула и сползла на пол.

Сайгош исчез, проверяя, нет ли во мраке ночи других незваных гостей, а колдун присел возле меня на корточки, протягивая стакан.

- Глотни, только залпом.

Слезы выступили на глазах после того, как я послушалась и проглотила полстакана виски. Пару минут получалось только махать рукой, раскрывать рот, стараясь вдохнуть прохладный воздух. Обжигающая жидкость волной пробежала по пищеводу, оседая в дрожащем от пережитого страха желудке маленьким теплым солнышком. Наконец, я прокашлялась и охрипшим голосом просипела:

- Бокору.

- Да. Привет от старой Грейс. Ты когда-нибудь видела зомби раньше?

- Нннет. Только в кино. Страшно.

- Конечно, - согласился шотландец, поднимая меня с пола. - Давно мои коленки не тряслись от такого всепоглощающего страха. Еще налить? Смеешься?

- Представила тебя с трясущимися коленками, - меня разобрал неудержимый смех. - Алекс бы не одобрила.

- Старушка? - Мак накапал что-то в стакан из флакончика, добавил немного виски и протянул, - пей.

- Залпом? - продолжала неприлично давиться хохотом ведьма.

- Да.

Виски с валерьянкой та еще смесь, доложу я вам. Вырубила мою истеричную светлость мгновенно.

Проснулась под утро. Долго не могла понять, почему так жарко. Наконец, выпуталась из-под клетчатого пледа, и сообразила, что, во-первых, сплю одетая, во-вторых, не одна, и, в-третьих, спальня точно не та, в которой меня поселил Сайгош. Голова болела, как после грандиозной пьянки. Я попыталась сесть, но со стоном повалилась назад, на спину. Точно похмелье.

- Минуточку. Подожди немного. Сейчас проснусь, схожу на кухню и принесу тебе лекарство, - бурчал Мак, с закрытыми глазами шаря по кровати. Подвинула его руку к джинсам, лежащим кучей между нами. Значит, сам он разделся и спал, как порядочный человек, на постели. Если бы не голова, ох. Опять я неудачно повернулась.

- Твоя кровать занята кицунэ, поэтому отнес тебя к себе, - продолжал свою неразборчивую с утра речь колдун, просовывая руки в рукава клетчатой рубашки. - Змей сопротивлялся, но я победил. К тому же ты никак не хотела выпускать из рук мою шею.

Я вытаращила глаза. Я не хотела? Не может такого быть. Не обращая внимания на мои слабые попытки защитить собственную репутацию, колдун невозмутимо вышел из комнаты, напоследок хлопнув дверью изо всех сил. Нарочно. От резкого звука голова заболела еще сильнее, а подушка, которую мне вздумалось поднять, чтобы швырнуть в спину насмешнику, вывалилась на пол. Никогда не буду пить спиртное. Никогда. Ой, как же мне плохо. Кряхтя и цепляясь руками за столбики балдахина, я все-таки поднялась на ноги. Постояла. Обрела резкость в том, что видела. Затем медленно, стараясь не трясти "хрустальной" головой, потопала к себе в комнату. Лиса там, или не лиса, но в душ надо. Причем срочно.

Эмили раскрыла рот, собираясь приветствовать меня или что-то важное сообщить, но, увидев страдающее выражение лица, замолчала и смылась на руки к Ли.

Девушка уже убрала за собой постель. Теперь она удивленно замерла посреди комнаты в длинной ночной рубашке с чужого плеча и, щурясь, наблюдала за моим плавным перемещением в сторону ванной. Нет, не поддамся предательской слабости. Надо что-нибудь сказать, чтобы никто не понял, как сильно болит голова после вчерашнего виски.

- Там полно одежды, бери, что хочешь, - царским жестом указала на шкаф, чуть не упав при этом.

Только стоя под холодной водой, поняла, что вчера позорно струсила. Надо было сразу сжечь страшилище, не дожидаясь, пока оно влезет в кухню. А я тупо стояла, дрожала от ужаса, как девчонка!

Когда собралась с силами и вышла из ванной, в комнате было пусто. Только на кровати лежал сложенный плед, которым Мак укрывал меня ночью, а на столе стоял высокий стакан, наполненный доверху жидкостью омерзительно желтого цвета. Колдун принес, а дожидаться, пока я приду, не стал. Напиток оказался холодным, с кислым освежающим привкусом. Я с удовольствием выпила весь и принялась рыться в шкафу в поисках очередных джинсов. Полотенце, обвязанное вокруг тела, соскользнуло, и моя светлость перебирала тряпки в неодетом виде. Сзади раздался приглушенный кашель, потом я услышала хриплое:

- Несса, кгхм, мне, правда, нравится твой вид с тыла, но, может, ты все-таки оденешься? Сайгош уже вне себя. Наорал на кухарку, сейчас увольняет горничную за то, что она отказалась убирать вчерашнее безобразие.

Ну, если он не отвернулся! Я вынырнула из глубин одежного шкафа и подозрительно посмотрела на закрывающуюся дверь. Смылся. Решил не рисковать своими штанами. Мудрый колдун. Но оставить вопиющий факт подглядывания без последствий я тоже не могу. Позвала саламандру, та вылезла из-под подушки и с закрытыми глазами замерла неподвижной рубиновой каплей на белом покрывале. Вот кто мне поможет! Я взяла ящерку в ладони и дала ей почувствовать всю глубину моего возмущения поступком темноглазого типа. Попросила малышку помочь отмстить и даже визуально показала, какую именно часть штанов неплохо было бы поджечь. Живой артефакт зевнул, раскрывая розовую пасть, потом вывернулся из моих рук, и, шлепнувшись на кровать, мгновенно исчез в куче подушек. Все пропало, даже самое близкое существо меня не понимает. Белье взяла свое, из сумки, последний комплект. Из шкафа вытащила темно-зеленые брюки, длинную светлую тунику рубашечного покроя и теплую кофту, тоном чуть темнее брюк, с кельтским узором по воротнику. Обуваться не стала, пошлепала в столовую в тапочках.

За большим накрытым к завтраку столом собралась вся компания, исключая фей. Эмили с Гэлвином с каждым днем спали всё дольше. Когда наступят заморозки, они, наверное, заснут до наступления тепла. Во всяком случае, в природе у них именно такой ритм жизни. Мак поднялся, помог мне занять место, и гордо поставил передо мной стакан с отваром каких-то трав.

- Хороший состав, снимает головную боль легко, даже не заметишь. Только нужно выпить сразу все.

Я отодвинула подальше предложенную мутную бурду с отвратительным запахом тухлых яиц.

- Я же уже выпила лекарство. Ты оставил, когда заходил. Желтое такое. Кислое на вкус. А это вот, извини, пить не буду.

- Прости, но я, как только увидел твою, ладно, спину, так сразу и вышел. Ничего не приносил, - стал оправдываться Мак, сам понемногу прикладываясь к отвару.

Сайгош хмыкнул, пряча улыбку в усы, и предложил всем пройти в кабинет. От вопроса по увольнению строптивой горничной, он отмахнулся, как потом выяснилось, совершенно зря.

Когда мы выходили в коридор, Ли удержала меня за полу кардигана:

- Агнесса, это я готовила смесь. Голова больше не болит?

- Спасибо, все уже хорошо.

- Тогда скажи дракону, чтобы не называл меня ребенком. Я не намного младше, чем он, - требовательно попросила кицунэ и гордо полетела по коридору. Я старательно протерла глаза. Нет, не показалось. Лисица, одетая в светлые брюки и белый свитер с высоким воротником, на самом деле левитировала, сантиметров на пять выше паркета. Подпрыгнула. А у меня не получается! День начался паршиво. Надеюсь, дальше будет все лучше и лучше. Интересно, все подчиненные черной ведьмы знают русский язык?

Сайгош положил на письменный стол большую тяжелую древнюю книгу. Надев тонкие нитяные перчатки на руки, он открыл ее почти на середине и перелистнул назад две странички.

- Несса, смотри. Узнаешь?

- Да, - благоговейно ответила я.

На пожелтевшем от времени листе красовался браслет кицунэ. Рисунок сделан мастером от руки. Каждая деталь прорисована с точностью до миллиметра. Только надпись внизу, под изображением, прочитать мы не смогли. Никто из присутствующих не был знаком со странными символами.

Ли безучастно сидела на подоконнике и с тоской смотрела на мокрые от утреннего дождя пожелтевшие листья. От её хрупкой и, в то же время, сильной фигурки веяло тоской, одиночеством, обреченностью, еще чем-то таким, чему нет названия в человеческом языке. Лисы, как правило, одиночки. Представляю, как тяжело ей находиться среди людей постоянно.

- Ли, а ты знаешь, откуда у тебя этот браслет?

- Да, знаю. Мэри уговорила пикси с серебристыми волосами, и он вынес украшение из сокровищницы в обмен на два пирога с малиной. Ведьма обманула его. Она сказала, что, если малыш их съест, то станет ростом с человека, - безразлично ответила девушка, не отрывая взгляда от белки, снующей взад-вперед по стволу старого дуба.

- Не понимаю, что делает старинный артефакт на твоей ноге, - задумчиво произнес Сайгош, аккуратно листая книгу. - В далеком прошлом магические вещи создавали, как минимум, с тремя вложениями. Ты у нас достаточно долго, но ни разу не обернулась. Значит, браслет не дает тебе принимать форму лисицы. Что ещё?

- Думаю, какое-то принуждение должно быть. Тот, кто надел украшение, автоматически становится хозяином, - внес свою лепту Мак.

Оба мужчины посмотрели на меня.

- Моя очередь умничать? Не знаю. Даже предположить не могу, что бы это такое могло быть. Хотя, может, маячок? Меня больше интересует, как его снять.

Ли повернула голову и с любопытством прислушалась к разговору.

- Если есть замок, то должен быть ключ к нему, - продолжила я фантазировать.

Лисичка похлопала в ладоши, подтверждая правильность моей догадки. Вообще-то, взятой с потолка.

- То есть, - решил подвести итог нашим рассуждениям колдун, - надо отправляться на поклон к Айрис, чтобы выманить у нее вторую половину артефакта и чтобы Несса стала полноправной владелицей кицунэ.

Ли Си Чань сделала шаг назад, а я поморщилась, откровенно не принимая такой вывод. Мы переглянулись с Сайгошем, и он ободряюще кивнул, предлагая полную свободу действий.

- Ли, пожалуйста, сядь снова на подоконник. Мне надо потрогать браслет.

Девушка удивленно приподняла брови, но спорить не стала. Молча уселась, закатала штанину и спустила носок, демонстрируя обманчивую красоту старинного металла. Металл! Вот здесь есть лазейка. Артефакт создан мастером-фэйри. Сможет ли обычная ведьма с примесью волшебной крови разрушить чужие чары? Вот в чем вопрос. Я прикрыла глаза, стараясь лучше рассмотреть древнюю вязь заклятий, выжженных кровью дракона (?) на странном сплаве.

- Ты не ошиблась, маленькая ведьма. Начинай, я помогу, - приятный баритон Сайгоша прозвучал совсем рядом.

- Что вы делаете? Ведь, если сломать игрушку, кицунэ станет свободной и сбежит! - возмутился МакКуинси.

Никто ему не ответил, потому что огонь, идущий из глубины моего существа, уже нарушил связь между молекулами, а чары с шипением поддавались, не смея сопротивляться пламени дракона. На всю процедуру ушло минуть пять, не больше. В конце, заключительным аккордом, я положила ладонь на браслет, а сверху мою руку прижал к уже пустому металлу Сайгош. Мгновение, второе, резкий щелчок, и на подоконник упало бесполезное отныне украшение. Хозяйственный дракон тут же сцапал его и понес прятать. Может, в родне у змея были хомячки? Неудачно пошутила, согласна.

Ли спрыгнула на пол, потянулась всем телом, потом склонила голову к левому плечу, прислушиваясь к чему-то глубоко внутри себя, и медленно, не торопясь, повернулась лицом к шотландцу.

- Верность нельзя навязать силой, Любовь невозможно купить за деньги, Надежду никто не может отнять у живого существа. Свободу можно подарить, не требуя ничего взамен. Ты - сильный колдун, но сердце твоё спит. Я прощаю твои слова.

Девушка разделась донага, стащила с головы ненужную теперь повязку и, ласково улыбнувшись мне, выскочила рыжей молнией за двери. Только и видели, что мелькнувший белый кончик хвоста. С этой проблемой закончили, думала я, методично подбирая с пола одежду и складывая на стуле аккуратной стопкой. Не думаю, что браслет был той вещью, которую мне нужно найти в самое ближайшее время. До Хэллоуина осталось всего шесть дней, не считая сегодняшнего. Следующим шагом будет успешная попытка спасти маленького глупца. Почему-то мне кажется, что он ещё жив. Что, если Майк не отдал вещь черной колдунье? Просто не успел. И тогда от молчания фэйри зависит его жизнь.

- Вы со змеем действовали, как одно целое, я восхищен. А почему ты отпустила лисицу? Ведь она сама отдала власть над собой в твои руки. В голове не укладывается. Такой шанс выпадает раз в жизни.

- Мак, я больше не буду называть тебя Ханом. Обещаю. Прости, ошиблась. У выдуманного героя "Звездных войн" большое и доброе сердце. Вспомни о дружбе Соло и Чубакки. Вуки такой же не человек, как маленькая, но гордая Ли. Тебе не пора домой, или куда там ходят по утрам колдуны?

Я взяла вещи со стула и, стараясь, чтобы Мак не заметил, пошла к себе, вытирая тыльной стороной ладони непрошеные капельки слез. Мне ведь не может нравиться такой бесчувственный корыстный человек? Или может? Ай, ладно, справлюсь. Не первый раз. Пробегая мимо Сайгоша, услышала, как он обращается к гостю:

- Ты что ей наговорил? Несса плачет.

В комнате проверила сонную компанию. Они обосновались на постели рядом с рубиновой ящеркой. Горячая, как огонь, саламандра служила невольным источником тепла для маленьких созданий в гнездышке из пуховых подушек. Любопытно, куда девали конверт? Надо сходить в столовую, поискать. По пути зайду, проведаю кухарку. Как она, бедная, пережила разгром кухни. И кофе выпрошу. Может, даже съем булочку. С утра кушать не хотелось по понятным причинам, а сейчас уже проголодалась. На всякий случай закрыла комнату на ключ. Мало ли.

Внизу меня ожидал сюрприз в виде чопорного посыльного. Высокий дяденька в форме прижимал к груди длинную узкую коробку и что-то резко отвечал кухарке, которая норовила эту самую посылку отнять. Думаю, ей хотелось побыстрее избавиться от постороннего человека в доме. Я торопливо сбежала вниз по ступенькам, чуть не растеряв при этом слетающие с ног тапочки. Женщина обрадовалась и, усиленно дергая за рукав посыльного, стала указывать на меня, одновременно повторяя мое имя. Ага! Скоро у меня будет коллекция из тапочек вымышленного персонажа, Капитана Очевидность. Товарищ принес посылку лично мне. Улыбаясь, я потянула жадные ручки к коробке. В ответ посыльный выдал шариковую ручку и подсунул бумажку на подпись, тыкая карандашом на пустой квадратик. Ну, я - ведьма послушная, поэтому честно поставила крестик на пустом месте. Не дожидаясь возмущенных воплей, вытащила картонную емкость из-под мышки дяденьки в форме, и успешно сбежала в столовую. Там нашла подходящий стул, положила на него посылку, а сама уселась рядом.

- Не открывай, - нервно завопил МакКуинси. Он что, думает, у меня совсем мозгов нет? Мало ли что там внутри. Без подготовки даже не собираюсь снимать крышку. Интересно, что это он так быстро сюда прибежал? Сайгош неторопливо вошел следом за колдуном и теперь водил рукой над картоном, оценивая вероятную опасность. Наконец, друг развел руками:

- Чувствую, что там пакость. Но конкретной угрозы вроде нет. Откроем?

- А от кого, не видно? - вмешалась я.

- Это второе предупреждение от Грейс, смотри, вот черная ленточка, торчит изнутри, придавленная крышкой, - серьезно ответил Мак, подозрительно стараясь не смотреть мне в глаза. Что это он отворачивается? Может, я в чем испачкалась?

Сайгош срезал ножом ленты, обмотанные вокруг коробки, и самодельная картонная конструкция развалилась на части, открывая букет из трех черных роз с приколотой карточкой. Я тут же вскрикнула от восторга и потянулась к цветам. Первый раз в жизни вижу живые розы такой мрачной окраски! Мак стукнул каблуком по полу, привлекая наше внимание. Потом прокашлялся и объяснил:

- Не стоит их трогать. Думаю, цветы не простые. Как и карточка. Тут важно понять другое. Скоро последует третье предупреждение. Возможно, сегодня ночью. Боюсь, это будет гуль, или еще один зомби.

Мы снова посмотрели на развернутую посылку. Только вот роз там больше не было. Большая черная змея шевелила кольцами на стуле и трогала воздух тонким раздвоенным на конце язычком. Метр навскидку, может, полтора. Я расслабилась, подошла и взяла змейку на руки.

- Агнесса! Ты ненормальная! Я же сказал, эту гадину прислала Грейс. Брось, пока не укусила! - читая мне нотацию, колдун уже начал шевелить пальцами, сплетая незнакомое мне заклинание.

Сайгош вздохнул, покрутил пальцем у виска и вышел к звонившему уже минуты три телефону. Ох, доберусь до этого расхитителя чужих чеков. Даже знаю, когда.

Поглаживая змею по голове, я спросила:

- Мак, ты знаешь, чем отличаются природные ведьмы от колдунов и магов? - Не ожидая ответа, продолжила, - Смотри, это уж. Видишь по всей поверхности тела сетчатый узор? Рисунок образован темными и светлыми краями чешуи. А вот эти оранжевые пятна по бокам на границе шеи и головы подтверждают мою догадку. Пойдем в сад, выпустим ужа. Он не опасен.

Под пристальным наблюдением МакКуинси змейка скользнула по мокрой земле и пропала в ближайшей норе под корнями дерева. Колдуна это не успокоило, потому что он положил на землю коробку, ленточки и карточку, а затем поджег газету, укладывая в общую кучу. Стараясь не смотреть на пятно, оставшееся на плитках возле входа на кухню, я поинтересовалась:

- А что было написано в карточке?

- Пропуск на встречу. Завтра церемония на кладбище. У тех, кто поклоняется темным силам и проповедует Вуду. Не советую ходить.

- Мак!

- Что?

- Ты уже сообщил леди Александре новости?

- Да, утром звонил. Кстати, сегодня мы приглашены на праздничный семейный обед, посвященный этому событию. Форма одежды свободная. Пойдем?

- Может, сам сходишь? Мне там не рады.

- Наследника как собираешься выбирать? Монетку бросишь?

- Слушай, чудесная идея! Идем в кабинет, я видела подходящую монету в книжном шкафу нашего хозяина дома.

Добраться до кабинета без приключений не удалось. Потому что внизу, возле входа, сидела на журнальном столике печальная Эмили и рыдала горючими слезами так, что у любого, кто на это смотрел, разрывалось сердце от сочувствия. Что же случилось, я ведь их оставила спящими в запертой на ключ комнате? Мак присел на корточки рядом со столиком и попросил:

- Расскажи нам, кто тебя обидел?

Но успокоить феечку удалось только Сайгошу. Он качал малышку в своих ладонях, напевая колыбельную, и сосредоточенно кивал головой, слушая сбивчивые объяснения. Выяснилось, что в комнату, пользуясь своим ключом, вошла горничная и первым делом набросила какую-то тряпку на саламандру. Потом она схватила Гэлвина. Он после сна плохо соображал и не понял, что происходит. Эмили успела взлететь, но Кэрри решила поймать феечку и стала размахивать полотенцем, чтобы сбить её на пол. В этот момент ящерка выпуталась из тряпки и обожгла девушку огнем. Горничная не стала охотиться дальше, взяла Гэлвина, завернутого в салфетку, и убежала. Спрашивается, зачем ей это понадобилось?

- Больше я не намерен терпеть гнусные выходки этой девчонки. Она думает, со мной можно играть? Агнесса, сходи к себе, обуйся и причешись, наконец. Немедленно едем за Гэлвином. Мак, ты с нами?

Я задумчиво посмотрела в зеркало. Действительно, на голове художественный беспорядок. Похоже, забыла расчесаться после душа. Вот только вернем парнишку, сразу возьмусь за свою внешность. Наверное.

** Бокору - жрец магии Вуду. Колдун или колдунья, жуткое существо, общается с духами мертвых ради своих собственных надобностей либо ради интересов клиентов. Вступает в сговор с темными силами.**

** Гуль (англ. Ghoul) -- мифическое существо, представитель нежити в арабской, персидской и тюркской мифологии. На рисунках изображается как существо с омерзительной внешностью и копытами, которые не исчезают при любых превращениях.

В доисламском фольклоре гули -- оборотни, живущие в пустыне вдоль дорог, они охотятся на путников, которых убивают, а затем пожирают. Гули крадут детей, пьют кровь, воруют монеты, грабят могилы и поедают трупы. Постоянно меняют форму, превращаются в животных, чаще всего в гиен, или в молодых привлекательных женщин. В исламе гули считаются порождением иблиса. **

Глава 9. Предложение, от которого невозможно отказаться.

Наблюдая, как я пытаюсь расчесать спутанные волосы, Эмили попросила, сложив ладошки в молитвенном жесте:

- Возьми меня с собой, волнуюсь просто безумно. Первый раз в жизни..

- На улице холодно. Градусник, который висит возле входной двери из сада, показывает всего плюс пять. Боюсь, тебе не по силам, милая, - с сожалением ответила я и снова полезла в шкаф. Шпион нам бы пригодился, особенно крылатый, но для пикси низкая температура смертельна. Вытащила черный свитер дракона, черные кожаные штаны. Откуда здесь взялась модная вещица? Прошлый раз не было. Ай, я же забыла про пакеты из магазина. Видно кто-то их все-таки разобрал. Когда переоделась, поняла, что произвожу пугающее впечатление. Ведьма в черном наряде разбойницы с большой дороги. Штаны пришлись впору, а полуботинки на небольшом каблуке дополнили образ. Перчатки надо купить, без них плохо. Плащ, кажется, в машине оставила. Я открыла сумку для ящерки, сочувственно пододвинула тарелку с печеньем к Эмили, и решительно отправилась навстречу приключениям.

Сайгош ждал в одиночестве, слушая музыку. Я прислушалась. "La Isla Bonita", точно. Значит, поедем кататься в сопровождении Мадонны. Когда моя светлость села и пристегнулась, лучший друг протянул мне новый мобильный телефон.

- Прости, надо было сразу тебе отдать. Вылетело из головы. На острове связь вполне прилично работает. Мак приедет на вечеринку, там и встретитесь. Я два номера уже записал в память. Свой и шотландца. Он тебе нравится?

- Телефон или Мак? - хихикнула я. Потом решила быть серьезной. - В каком смысле?

Когда мы выехали за город, Сайгош ответил, выключая магнитофон:

- В том самом. Сколько ты ещё будешь жить одна в мире? Кстати, чек твой цел, никуда не делся. Я просто перевел деньги в местный банк. Здесь они в безопасности. Мир меняется не в лучшую сторону. Поэтому хочу, чтобы кто-то оберегал тебя, заботился и удерживал от безрассудных поступков. Ты же вечно находишь приключения на свою пятую точку. - Змей притормозил, поворачивая руль, чтобы вписаться в поворот. Проехали табличку с названием. Вот почему он так быстро едет? Я же не успела прочитать.

- Ты так говоришь, как будто прощаешься, - еле слышно прошептала, не желая верить очевидным фактам. Горло почему-то сдавила невидимая петля тоски, мешая разговаривать нормальным тоном. Глаза увлажнились, но я сумела сдержаться и не заплакать. Что ж такое-то, все уходят.

- Позже об этом поговорим, обязательно. Тем более что без твоей помощи у меня ничего не выйдет. - Дракон подмигнул, криво улыбнулся и остановил машину возле симпатичного викторианского особняка. Мы вышли, одновременно хлопнув дверцами с обеих сторон. Сайгош сегодня тоже выбрал одежду черного цвета, поэтому смотрелись мы вместе, как мстители из какого-нибудь комикса. Или разбойники. Два черных кожаных плаща при свете дня.

Старинный дом настолько был красив и продуман до мелочей, что произвел неизгладимое впечатление на мою психику любителя готических романов. Привидения, таинственные убийства, романтические истории, загадки из глубины веков, разные секреты! Ах, сколько всего здесь, наверное, таится под грузом прошедших лет! Так хочется прикоснуться руками вон к той трубе, или к не до конца оштукатуренной стене справа на уровне человеческого роста. Люблю считывать информацию через прикосновение. Кажется, люди называют экстрасенсов, обладающих таким даром, кинестетиками. А четыреста лет назад клеймили ведьмами и сжигали на кострах. Не обращая внимания на мою восторженную рожицу, спутник расправил плечи и постучал деревянным молотком в дверь. Прошло несколько минут, потом послышалось шарканье подошв, скрипнула ручка, дверь открылась...

Я только сейчас заметила, что стою с открытым ртом и не дышу, ожидая чего-то удивительного. Обстановка подействовала, наверное.

На крыльцо вышла пожилая женщина с короткой модельной стрижкой на седых волосах. Её передник сиял белизной, призывая любопытных сосчитать количество рюшечек и подозрительно розовых ленточек, нашитых для украшения. Миссис светло улыбнулась нам.

- Кого-то ищете? - по-английски вежливо спросила она.

- Передайте Айрис, что к ней пришли, - процедил Сайгош. Потом решительно отодвинул служанку с дороги и вошел. - Мы ей сами скажем. Вы можете быть свободны.

Столько уверенной властной силы было в его словах, что женщина послушно закрыла дверь и молча отправилась куда-то влево по коридору. Раздраженный дракон уверенно протопал тяжелыми ботинками по вычищенному ковру прямиком в гостиную. Стучаться он, естественно, не посчитал нужным и сразу же открыл дверь. Это мы вовремя зашли. Наша горничная стояла на коленях посреди комнаты, прижимая к груди маленький сверток. Айрис металась по комнате, судорожно сжимая кулаки в бессильной злобе, и так шипела сквозь зубы ругательства, что даже я поняла без перевода, о чем речь. Не обращая внимания на молодую красавицу, я отодвинула Сайгоша и бросилась к горничной. Разворачивала подозрительно легкий сверток дрожащими руками. Я всё прощу глупой курице, только пусть Гэлвин будет жив. Сероглазый пикси с черными взлохмаченными волосами и мальчишеской улыбкой. А это его увлечение книгами? Отбрасывая в сторону последний кусочек тряпки, я уже понимала, внутри - пусто. Руки сами по себе потянулись к шее рыдающей взахлеб дуре.

- Несса! - Резкий окрик дракона пресек в зародыше попытку придушить тупицу. Черт. Стыдно как. Я встряхнула головой, вытерла ладони об подол платья Кэрри и посмотрела на Сайгоша. Горничная тут же воспользовалась моментом, чтобы отползти к стене и замереть, сжавшись в бесформенный трясущийся от страха комок. Чего это с ней такое? А, поняла. Дракон сбросил личину доброго дяденьки. Теперь перед нами стоял высокий мускулистый гуманоид с чешуйчатой переливающейся кожей, кучей бронзовых шевелящихся косичек на голове и острыми когтями, в данный момент сжимающими горло перепуганной Айрис. Когда Сайгош понял, что я успокоилась и смотрю на него, кивнул в сторону горящего камина. На полке, среди кучи безделушек, неподвижно лежало маленькое тельце. Я наклонилась ближе, взяла тонкую прядь волос, выпавшую из моей прически, и пощекотала нос притворяшке. Мордочка жалобно сморщилась. Гэлвин оглушительно чихнул. Потом сел и открыл глаза.

Тем временем змей тряс девушку, как тряпичную куклу, периодически спрашивая:

- Что ты лезешь к нам? Зачем вредишь? Куда дела мелкого? Отвечай, или я тебе голову оторву, криводушная баба.

- Сайгош, чтобы она ответила, поставь тушку на землю и отпусти шею. Ты пережал горло, как же ей говорить, - вмешалась я с "умным" советом в надежде, что змей услышит. Дошло. Айрис прижала обе руки к пострадавшей части тела и, прокашлявшись, хриплым голосом, зло выдавливая слова, заявила:

- Давайте, убивайте. Мать уже в гробу, теперь моя очередь? Она предупреждала меня, а я влюбилась. Как дура! Слышишь, ты, урод! Я замуж за тебя хотела! А ты только улыбался загадочно и не реагировал на мои авансы. Мне бы тогда понять, что ты - настоящее чудовище. Откуда только взялся на наши головы, подонок.

Дракон брезгливо отряхнул руки и подошел к нам с Гэлвином. Поднял когтем подбородок парнишки, изучил глаза, понюхал что-то над его головой, в конце спросил:

- Видел что-нибудь? Сам в порядке. Жив, здоров. Она как тебя несла, под мышкой?

- Нет, - смутился пикси. - Такси у ворот ждало. Мы на улице и не были почти. Сразу сюда приехали. Отпустите Кэрри, она же не со зла так поступила. Доверчивая глупая девчонка. Майка здесь нет. Я бы почувствовал.

Сайгош вернулся к Айрис и встал напротив. Его туго заплетенные косички (или это змеи?) зашевелились и стали тянуться к ведьме шипя, извиваясь и вытягиваясь в длину. Серые глаза с вертикальными зрачками безжалостно смотрели в глубину человеческого существа, выворачивая наизнанку все тайное, спрятанное даже от самой себя, сокровенное. Мы с Гэлвином отвернулись, чтобы не смотреть, как ментальное воздействие ломает психику Айрис, превращая человека в безвольный, пускающий слюни, овощ. Много ли нужно времени, чтобы выудить сведения, скрытые в сознании девушки? Минута, может, чуть больше. А прошло минут пять. Преодолевая странное неприятие, я подошла ближе к дракону, прикоснулась к одной из змеек.

- Что? - зашипел змей, поворачиваясь всем телом и заглядывая пронзительными глазами мне в душу. Я выпрямилась. Скрывать нечего. Пусть смотрит. Сайгош выдохнул, закрыл ладонью глаза и замер на какое-то время. Я забеспокоилась, тронула рукой за стремительно меняющиеся на глазах косички. Змей вздохнул и прижался щекой к моей ладони. Вибрации внутри оборотня затихали. Когда мужчина открыл глаза, они были почти нормального привычного карего цвета. Еще мгновение, и место разъяренного дракона передо мной снова занял рафинированный джентльмен, как две капли воды похожий на Шона О'Коннери. Заметив недоумение в моих глазах, Сайгош встряхнулся - портретное сходство исчезло. Только легкий флер общего вида и шкиперская бородка придавали схожесть с оригиналом заимствованного образа.

- Я могу посмотреть, в каком состоянии Айрис? - раздался от дверей голос сказочного персонажа в переднике. Не дожидаясь разрешения, седая женщина подошла к девушке и прикоснулась к её вискам ладонями. - Вы Агнесса? Если да, прошу, подойдите ближе и помогите мне. Все ещё можно поправить. Вмешательство было аккуратным, как лазер скальпеля.

Не оглядываясь на Сайгоша, я подошла и села на колени рядом с лежащей на полу ведьмой. Пострадал мозг, значит, нужно положить ладони на голову. Виски уже придерживает неизвестная миссис. Вот так. Я просунула правую руку под голову, а левой ладошкой накрыла лобную часть. Закрывая глаза, почувствовала уверенную направляющую Силу женщины, сидящей напротив. От меня требовалось только вливание дополнительной энергии. Всю работу колдунья, а эта дама - точно колдунья, делала сама. Я почувствовала, как она тянет энергию из слабой лей-линии, проходящей под домом четко по центру гостиной. Раздался легкий хлопок, и все ощутили запах серы. Еле заметный силуэт материализовался рядом с камином.

- Ведьма, ты все-таки позвала меня, - довольным голосом произнес демон. - А я переживал, волновался, можно сказать, впал в депрессию из-за твоего внезапного ухода. Ты ведь даже не попрощалась!

Со стороны Сайгоша донеслось рычание. Если дракон примет свой настоящий облик, от дома ничего не останется! Процесс исцеления не завершен, значит, у меня нет возможности вмешаться. Что же делать? Неожиданно вмешалась колдунья. Она взглядом попросила меня продолжать работу, а сама встала и спокойно попросила:

- Убирайся в ад, Лиал. Тебя никто не звал. Я просто зачерпнула немного магии из линии. Как видишь, у нас есть заступник. Гляди, как бы тебе рожки не выдернули вместе с головой. И хвост побереги, драконы - народ вспыльчивый.

Демон досадливо хмыкнул, пробормотал что-то вроде: "I'll be back", и испарился, оставив после себя только облачко красноватой пыли. Пока я заканчивала стирать последствия драконьего допроса, колдунья достала из кармана передника пустой холщовый мешочек и тщательно, не оставляя ни крупинки, смела в него адскую пыль.

- Надо? - протянула миссис мешочек, завязанный синей ленточкой мне. А я что? Лапки загребущие, куда деваться. Эксперимент опять же в будущем засиял заманчивым светом. Но руки-то заняты. Взглядом попросила Гэлвина об услуге. Малыш принял пыль у колдуньи, поклонился и спрятался во внутреннем кармане моего плаща, который все это время, как оказалось, валялся там, где я его оставила. На стуле возле входа. Почувствовав, что моя помощь больше не требуется, положила голову девушки на диванную подушку, услужливо подсунутую провинившейся Кэрри, и спросила:

- Где можно руки помыть?

- Идемте, покажу, - ответила мне седая колдунья, направляясь в коридор.

Когда я вымыла руки, удрученно глядя на растрепавшуюся косу, в ванную постучали. Жаль, причесаться, видимо, не получится. В очаровательной маленькой гостиной с занавесками в мелкий цветочек и такой же обивкой кресел и дивана, меня ожидал сюрприз. Точная копия черной ведьмы, окончившей свой жизненный путь на алтаре Пентре Ифана. Стройная фигура, не утратившая силы с возрастом, спокойный взгляд голубых глаз, идеальная кожа без единой морщинки. И задумчивый изучающий взгляд. Мне уже пора звать на помощь?

- Анна, так меня зовут. Сестра-близнец Мэри. А ты непроста, ведьма с разноцветными волосами. Дракон тебя уважает. Ты же его совсем не знаешь, не так ли? Смотри, он тебя еще не раз удивит.

Я молча смотрела в голубые глаза, не ощущая угрозы. Эта женщина не желает мне зла. И почему лечила Айрис, понятно. Племянница, родная кровь.

- Понравилась иллюзия служанки? Рюшечки хороши, согласись, внимание отвлекают. Это моё хобби с недавних пор, личины создавать. Пришлось прятаться от родной сестры, когда она увлеклась темной стороной Силы. Кстати, Айрис не знает, кто я. Ты не говори ей пока, ладно? Теперь к делу. Девчонка отдала вашего пикси старой Грейс в уплату за твою смерть. Она влюбилась, как кошка, в этого змея подколодного, и никого слушать не желала. Решила избавиться от соперницы и заказала тебя втайне ото всех. Я и то случайно узнала, уже постфактум. Сожалею, что не успела вмешаться. Когда будешь разбираться со старухой, зови. Приду. Одной тебе с бокору не справиться. А я в долгу у тебя за жизнь племянницы, сама понимаешь. И твоей вины в смерти сестры не вижу. Черная магия, как кирпич, не знаешь, когда на голову упадет. Спасибо, что помешала дракону убить глупышку. Идем? - спросила Анна, на глазах превращаясь в персонаж, позаимствованный из какой-то диснеевской сказки. Или это первый фильм про далматинцев. Там была похожая нянечка. Точно! Женщина улыбнулась и кивнула, подтверждая мои мысли.

Сайгош неподвижно стоял у выхода, держа в руках мой плащ. Рядом с опущенными глазами замерла Кэрри. Помогая мне одеться, дракон пристально рассматривал Анну. Потом прищурился и заявил:

- Сойдет. Я-то вижу, кто ты. Другие не заметят. Смотри за девчонкой. Хорошо бы в монастырь какой отправить лет на пять, для очистки мозгов от глупостей. Могу рекомендацию написать далай-ламе. Если понадобится, звони.

В машине Сайгош включил печку, проследил, чтобы мы с Кэрри пристегнулись, и, заводя двигатель, спросил:

- "Хитрость есть только отсутствие разума: не будучи в состоянии достигнуть своих целей прямыми путями, она пытается добиться их путями плутовскими либо окольными...", - английский философ написал эти слова еще в начале 17 века, а звучит современно. Как считаешь, звезда моя?

Начитанный дракон попался. Ишь, как заговорил, поневоле оправдывая Айрис и её проступки. Что бы такое умное ответить. Придумала!

- "...Всё, что случилось с нами, лишь пролог", самое интересное ждет впереди, дорогой. Мы домой?

- Конечно, свет очей моих. Шекспир, наверное, был драконом. Что ни предложение, то - афоризм. Читала "Бурю" в подлиннике? Черт, кого я спрашиваю. Учи английский язык, ведьма, и тебе воздастся.

Определив слегка заторможенную горничную под крылышко кухарки, Сайгош загнал меня в душ. Пока я там плескалась, он вытащил из шкафа одежду, набросал на кровать и, постучав в дверь, велел одеться, обещая скоро вернуться. Минут через пять. Я ему что, заяц с батарейкой? Хотя, тонкие, как паутинки, чулки и кружевное белье темно-зеленого цвета очень даже нравятся. Примерить, что ли? Через пять минут из зеркала на меня смотрела незнакомка. Изящное платье обнимало фигуру, как сшитое на заказ. Темно-зеленый цвет, воротник лодочка и вырез сзади, чуть больше, чем спереди. Белый поясок. Юбка, чуть суженная книзу с небольшими разрезами по бокам. И потрясающие белые туфельки из мягкой кожи на небольшом каблучке. Неужели это я? Перчатки! Белые, как раз на мои ручки, чуть выше локтя. Настоящая восхитительная леди. Клатча не хватает.

- Это не все, - проворчал Сайгош, уже в смокинге и белоснежной рубашке. - Садись, попробую сделать что-нибудь с твоим вороньим гнездом. Саламандру выгнала из сумки? Ты же все равно потащишь её с собой, торбу эту вида ужасного.

- Ну, да, - я наблюдала за расческой с любопытством подопытного кролика. Сайгош собрал мою гриву в свободный пучок на голове, оставив несколько прядей виться вокруг лица. Странно. - А когда я так делаю, у меня волосы торчат во все стороны почему-то.

- Так, осталось привести в порядок твое лицо. Макияж! Сиди смирно, я ж начинающий визажист. Расслабься и терпи.

- Чего это ты за раскраску взялся?

- Пару секунд в твоих мыслях был, хватило. Всё, смотри, а я пока машину выведу. Нет, надо еще что-то. Плащ не годится твой. Вспомнил! - Сайгош зарылся в шкаф и через секунду вытащил оттуда меховую накидку. Из белого меха. Действительно, удивляет меня дракоша. Я стащила перчатку и прикоснулась пальцами к нежной пушистой горке. Приятно. Мелькнул образ хрупкой блодинки с синими глазами.

- Милый, а чья это вещь? И косметика. Неужели кухаркины?

- Женщины! - воскликнул змей, поднимая глаза к потолку. - Тебе какое дело? Бери накидку и пошли.

Что он там еще ворчал себе под нос, я уже не слушала, глядя в зеркало на стройную красавицу. Глаза вроде мои, только почему-то зеленые. Мягкие серые тени придали взгляду выразительности. А блеск на губах манил к поцелую. Я улыбнулась, сама себе подмигнула, набросила на плечи белый мех и спустилась вниз, на первый этаж, совершенно позабыв о своей сумке. Кэрри вытирала пыль в прихожей. Когда девушка увидела меня, спускающуюся по ступенькам, онемела. Глаза её округлились и удивленно следили за моими передвижениями. Я зашла к кухарке, сказать, что ужинать мы будем в гостях, и получила кучу комплиментов от нее и от садовника, как раз заглянувшего на чашечку чая. Надо будет позже узнать, чем он вообще здесь занимается. Сад выглядит запущенным, вон и сухие ветки на деревьях. Полное безобразие.

На семейную вечеринку мы слегка опоздали. Кстати, сложно назвать семейным праздник, на котором присутствует полгорода. Сайгош провел меня в зал для танцев как раз в тот момент, когда леди Александра собирала гостей для торжественного объявления. Как интересно! Никогда не была на подобных сборищах. Я тут же протолкалась к помосту, на котором стояли все члены семьи, кроме Алекс. Угу, конечно, форма одежды свободная! Вот бы я здорово смотрелась на фоне разряженных в пух и прах мужчин и женщин в джинсах и свитере. Спасибо Сайгошу, а где это он? Я оглянулась. Мой друг стоял в окружении молодых девушек и только и успевал, что поворачиваться, отвечать на вопросы, улыбаться. Ясно с ним всё. На помост вышла Алекс, в длинном сиреневом платье, в перчатках, с высокой прической, украшенной диадемой. Настоящая принцесса. На шее красавицы сверкала и переливалась тонкая бриллиантовая нить с большой жемчужиной. Классная блестяшка. Народ зашумел, зашевелился и придвинулся почти вплотную к помосту.

Леди Александра помахала рукой, требуя внимания, и объявила, что назначает Алекс своей наследницей и официально передает ей управление предприятиями и семейным бизнесом. К ней подошел дворецкий, что-то прошептал на ухо. Хозяйка праздника загадочно улыбнулась и громко объявила:

- Поприветствуем нашего гостя! Прошу внимания, вас ждет ещё одно потрясающее объявление! Моя любимая внучка...

В зал вошел МакКуинси. Все присутствующие тут же повернулись в его сторону. Люди зашумели, удивляясь и обсуждая между собой внешний вид колдуна. Старые, потертые ботинки. Джинсы, порванные на одном колене. Свитер ручной вязки, растянутый и удобный. Однодневная щетина и невозмутимое выражение лица сделали его появление подобным эффекту разорвавшейся бомбы. Леди Александра нахмурилась, недовольно сощурила глаза и повелительным жестом руки попыталась подозвать к себе мужчину. В этот момент народ ахнул. Через открытые двери просочился большой рыжий кот и сел у ног возмутителя спокойствия. Всё это время Алекс стояла неподвижно, как ледяная статуя. Только презрительно искривленные губы выдавали, что выходка колдуна ей очень не нравится. Мак достал из-за спины старую потрепанную шляпу, нахлобучил себе на голову и сложил руки на груди. Казалось, ему все равно, что подумают люди.

- Вот зараза. А я так старался тебя приодеть, - раздался за спиной голос Сайгоша. - Не угадал. Прости старого дракона.

Хозяйка вечера спустилась с помоста и подошла ближе к шотландцу.

- Странное поведение для будущего жениха моей внучки, - высокомерно произнесла леди. - Ты выглядишь хуже последнего рыбака из деревни. Что-то случилось?

- Да. Я уволился.

- Не понимаю. Зачем же ты тогда пришел? Мог позвонить или написать записку. Испортил всем праздник, а девочка! Боже мой! Что с ней теперь будет!

- Уже ухожу. Только заберу с собой одну даму из вашего высшего общества. Надеюсь, вы достойно отблагодарили ведьму за то, что она для вас сделала. Несса!

Сайгош подтолкнул меня в спину. Чего он добивается? Под перекрестным огнем взглядов я медленно подошла и остановилась в шаге от кота. Мак присвистнул, оценивая мой внешний вид.

- Да ты настоящая красотка, подруга! Идем, нас ждет парус и шторм. Я видел касаток в подзорную трубу. Стая подойдет к берегу уже через час. Или ты предпочтешь остаться здесь, в этом обществе лицемеров и снобов?

Котяра встал, покружился вокруг меня, а потом неожиданно сел всей тушкой прямо на новую туфельку. Пауза затягивалась. Ай, ладно! Никогда не видела касаток. Я наклонилась, подняла на руки кошака и повернулась к Сайгошу. Он одобрительно кивнул головой.

- Спасибо, леди Александра! Вечер просто великолепный. К сожалению, мне пора. - Последние слова я договаривала на ходу, вприпрыжку несясь по скользкому, натертому ради праздника, паркету за широко шагающим колдуном. Надеюсь, мы заедем переодеться. Очень уж туфли удачные. Жаль, если промокнут и испортятся.

Глава 10. Морская прогулка. Свидание?

Бегать в узкой юбке чуть ниже колен трудно. Если вспомнить тяжеленного рыжего кота на руках, то задача усложняется. Мне удавалось семенить в приличном темпе до автомобильной стоянки, но лезть в украшенное грязными разводами чудовище желания не возникло. Армейский "Хамви" 1995 года выпуска. Музейная реликвия ещё и ездит? Главное, не задавать глупых вопросов. Сюда эта древность как-то добралась же. Всё ничего, но ступеньки расположены слишком высоко. А я даже ногу поднять не могу в этом платье. Сильные мужские руки взяли меня за талию и легко подняв, помогли забраться внутрь салона. Через минуту рядом уселся Мак, и, не обращая внимания на мою возню с котом, завел двигатель, выруливая через узкий проезд на дорогу. Рыжий нахал выскользнул из рук, мяукнул и шмыгнул назад, в глубину салона.

- Мне надо переодеться, - предъявила требование на всякий случай. Не ехать же на прогулку в вечернем платье? Мак что-то неразборчиво проворчал себе под нос. Ладно, буду считать это ворчание согласием.

Таким сосредоточенным я колдуна ещё ни разу не видела. Холера его знает, как себя с ним вести. Собранный, даже жесткий, губы сжаты, машину ведет, как сумасшедший гонщик. Нет, ну, если бы я была за рулем хаммера, то тоже не обращала бы внимание на бордюры и встречные машины. До особняка Сайгоша добрались в рекордное время. Колдун вышел из машины, встал возле ступенек и подал руку:

- Вылезай. Десять минут на сборы тебе хватит? Пока на кухню зайду, поесть соберу и кота оставлю.

Стремление увидеть касаток похоронило мои умственные способности. Я даже не задумалась, кому и зачем понадобилось увозить ведьму из дома на ночь глядя. Переодеться и прихватить сумку оказалось делом десяти минут. Джинсы, свитер, футболка с длинными рукавами так и лежали неопрятной кучей на стуле. Так что моя светлость благополучно уложилась в отпущенный срок и бегом спустилась к выходу, захватив по дороге с вешалки старую куртку дракона. Кэрри придерживала рукой входную дверь и неудержимо зевала. Девушка так смешно смотрелась, одетая в ночную рубашку, прикрытую сверху домашним халатом, что я улыбнулась, пролетая мимо. Сделав несколько шагов, остановилась, вернулась и поднесла к носу горничной кулак.

- Если что-то случится с крылатыми человечками, получишь! - произнесла я на плохом английском, сердито нахмурив брови. Убедившись, что перепуганная странной угрозой горничная поняла правильно мои слова, заглянула через открытую дверь в гостиную. Рыжий кот охотился на оранжевый шар, при этом с удовольствием шипя и замахиваясь когтистой лапой. Я бы с радостью осталась посмотреть, чем дело закончится, но касатки ждать не будут.

Недавно стемнело, поэтому за городом асфальт мог разглядеть только человек с идеальным ночным зрением. Или волшебник с нужным заклинанием. Фонари вдоль дороги не горели, наверное, власти решили экономить на электричестве.

- Агнесса, пристегнись. До Аберайрона ехать два с половиной часа по хорошей дороге. На хаммере по грунтовому пути доедем за полтора.

- Как скажешь. А зачем ты притащил кота на вечеринку? Народ был в шоке. И хозяева обиделись.

Еле нашла ремень, застрявший между сиденьем и корпусом. Выдернула, пристегнулась, безуспешно попытавшись рассмотреть хоть что-то снаружи. Свет от фар давал не такой уж качественный обзор. Оставалось только молиться, чтобы никто нам не встретился. Потому что "хамви" несся по дороге со скоростью бешеной белки из мультика. Забыла, как называется. Я крепко держалась обеими руками, чтобы не стукаться головой в потолок, когда древний монстр подпрыгивал на колдобинах и выбоинах потрескавшегося асфальта.

- Кот гуляет сам по себе. Спал в машине, наверное, он часто так делает. Я даже не заметил, что он выскользнул следом, когда пошел за тобой. Рыжий бродяга везде за мной ходит. В последнее время он часто оставался дома один. Соскучился, думаю, - ответил Мак, когда стало возможным разговаривать, не рискуя прикусить язык.

Следующий час мы ехали, как спортсмены на экстремальных гонках. Машина тряслась, подпрыгивала на кочках, раскачивалась из стороны в сторону и периодически взлетала над поверхностью земли, перескакивая особенно глубокие ямы. Я упиралась обеими руками в сиденье, молясь Богине с закрытыми от страха глазами. Да, животное точно не перенесло бы такой езды. Хорошо, что Мак оставил его у нас в гостиной. Глаза открылись. Там же феи! А если он им что-нибудь сделает? Я повернулась к водителю, собираясь высказать всё, что думаю, но в этот момент машина вильнула в сторону, и, наконец-то, остановилась. Молча открыла дверь, вывалилась наружу, падая коленками на мокрую землю. Слава Богине. Твердая поверхность. Кажется, меня укачало. Перед носом появилась открытая бутылка виски.

- Глотни, тошнота пройдет, - предложил Мак.

- Не буду. Вечно ты меня спаиваешь! Нет, чтобы руку девушке подать! - Рука в потертой кожаной перчатке тут же поддержала меня за локоть, помогая встать на ноги. Я осмотрелась. Устаревшая модель хаммера заляпана липкой грязью до самого верха. Неплохо мы покатались. Автомобиль стоял, припаркованный на маленькой стоянке возле въезда на прибрежную территорию. Везде ярким светом горели уличные фонари, суетились люди. Возле причалов мерно покачивались катера и яхты. Я бы даже сказала, слишком сильно. Похоже, шторм набирает обороты.

- Подожди! - дернул меня за рукав куртки любитель адреналина. - Смотри, ключи от машины кладу в кожаный конверт и прячу вот здесь, под кузовом. Запомни. Вдруг одной возвращаться нужно будет.

Это он о чем сейчас говорит? Я повернулась лицом к мужчине и замерла от восторга. За его спиной на берегу моря светился вечерними огнями небольшой приморский городок. Тут же захотелось пройти по улочкам, побывать в маленьких магазинчиках для туристов. Там меня обязательно ждет очень важная и нужная вещь. Может, не одна. Уэльс все-таки. Я только подняла ногу, намереваясь отправиться на осмотр местных достопримечательностей, как Мак встал впереди, загораживая дорогу.

- Куда собралась? А как же морская прогулка? Успеешь побегать по магазинам, когда вернемся. А сейчас идем, покажу тебе катер.

Тяжело вздохнув, повесила себе на плечо сумку и отправилась рассматривать очередную мужскую игрушку шотландца. Обалдеть. Других слов не нашлось для восхищения совершенством и безупречными линиями белоснежного моторного катера, мерно покачивающегося возле деревянного дока. Паруса здесь, конечно, никакого нет. Выдумал романтик. А как катер называется? Вот холера! Посудина носит гордое имя: "Несси"! Ольга с Кармен умрут от смеха, когда буду рассказывать. Или от зависти.

- Эй, на берегу! - Мак уже стоял на палубе и нетерпеливо махал рукой, - подымайся на борт, красотка! Давай, смелее.

- Не могу, - сдержанно ответила я, уговаривая себя сделать хотя бы шаг по этой колышущейся хлипкой штуке, ведущей к борту катера. Сходни называется.

- Почему? - не понял опытный морской волк.

- Оно качается, - горестно заявила моя светлость, опасливо прикасаясь носком ботинка к доске.

- Ну и что? - Мак оглянулся. Швартовы, носовые и кормовые, прочно привязаны к тумбам причала. Что же пугает ведьму?

- И лодка качается.

Усиливающийся прибой мягко покачивал восьмиметровый с лишним катер на свежем соленом воздухе. Свет, льющийся от фонарей, горящих на территории стоянки, освещал блестящий металлический бок "Несси". Мак почесал затылок и осторожно спросил:

- Это не лодка. Ты когда в последний раз выходила в море?

- Никогда, только на пароме через бухту, - нервно пробормотала я, становясь на шаткие доски сходней.

- Да ладно. Паром тяжелый, как танк. Он даже не качается во время движения.

- Мне нравится эта особенность в передвижении по волнам. Когда я на палубе парома, земля не стремится ускользнуть из-под ног, - я быстро перешагнула по деревянному приспособлению и облегченно вдохнула соленый воздух. Ура! Получилось.

Мак сосредоточенно убрал сходни, прислонив доски к борту, закрепил их специальными крючками, потом поманил меня за собой. Мы прошли на корму. Там он открыл небольшой щит и повернул выключатель в положение "вкл." для обеих батарей. Потом ухмыльнулся:

- Хорошо, что ты обула ботинки. Скоро палуба намокнет. В туфлях ты скользила бы по ней, как по льду.

- А ты бы радовался, да?

- Нет, что ты, - насмешник фыркнул, покачал головой и вдруг расхохотался во все горло. Зараза холерная, а не мужик. Я обиженно отвернулась, глядя в сторону сверкающего огнями приморского городка.

- Ты прелесть, маленькая ведьма. Слушай внимательно. У нас есть выбор: либо мы остаемся здесь, место для ночевки найдется, либо отправляемся в плавание, и да сохранит нас Богиня от бед.

- Так что, про касаток - удачная выдумка? - не поняла я.

- Нет, - в упор посмотрел мне в глаза колдун. - Они уже недалеко. Рискнем?

Я кивнула, не в силах произнести ни слова. Внешность мужчины неуловимым образом изменилась. Черты лица стали старше и более четкие. Волосы взлохматились, а глаза! Оказывается, они разного цвета! Один - темно-карий, почти черный, а второй - голубой, сияющий мрачным светом внутренней сущности волшебника. Плечи как будто стали шире, мускулы крепче, а рост увеличился сантиметров на пять. Не меньше. И так - высокий был, а сейчас - каланча пожарная. Почти два метра в высоту. Против моих метра шестидесяти с копейками - гигант. Моё удивление снова развеселило МакКуинси. Отсмеявшись, он похлопал меня по плечу и попросил обращаться к нему по имени. Мол, надоело, что ведьма старается избежать обращения напрямую. Заметил, умник. Мак достал из кармана непромокаемой куртки связку с двумя ключами. Одним, похожим на отмычку, колдун открыл рубку и пригласил меня внутрь.

- Садись на штурманское место, - велел капитан катера, роясь в бумажках.

- Хорошо. А где оно? - Мак удивленно посмотрел на меня и устало вздохнул. Потом все-таки снизошел до объяснения.

- Видишь руль, как у автомобиля? Это штурвал. Слева от него место для штурмана. Большое кресло. Ты в нем целиком поместишься.

- Но такая же точно "баранка" у тебя за спиной.

- Кормовой румпель. Заходи, садись. А то опоздаем, и стая уплывет. Потом экскурсию проведу, если захочешь. Отвечаю на следующий твой вопрос заранее. Объем двигателя четыреста пятьдесят четыре кубических дюйма. Бензин есть. Соленой воды в масле нет. Уверен, потому что плачу смотрителю хорошие деньги за услуги.

Мак закрыл дверцу и оказался в маленьком пространстве рубки позади меня. От него пахло можжевельником, жаром горячего тела, ещё чем-то неуловимо привлекательным. Мне вдруг захотелось провести кончиком пальца по его виску, стирая капли морской воды со смуглой кожи. Желание настолько давно забытое, что я даже вздрогнула. Первым и последним мужчиной, вызвавшим такой интерес, был Константин. Он сошелся с блондинкой, и я от него ушла. Или мне так удобнее думать, что ушла. Не так больно.

Я перевела глаза на приборную доску с черными переключателями, понимая, что одной мне никогда с этим не справится. Придется держаться за колдуна обеими руками и следить, чтобы с ним ничего не случилось. Капитан судна энергично о чем-то рассказывал. Я прислушалась.

- Вентилятор вытянет воздух из машинного отделения, удаляя испарения бензина, и можно будет запускать двигатель. Теперь карта. Я видел касаток из своего окна. Здесь. - Он обвел кружком точку на бумаге. - А мы находимся вот тут. - Мак нарисовал ещё один кружочек. - Предположим, они будут двигаться, не меняя направления, тогда в этой точке мы пересечемся. Готова?

Лучше думать о чувственных губах шотландца, чем о том, что под ногами нет твердой опоры. За иллюминатором удалялись огни городка, позволяя темноте ночи окутать катер и людей, находящихся внутри рубки. Нервы натянулись стальными канатами, я вся дрожала от ужаса перед океанской бездной. Холера, почему мне так страшно. Не понимаю. Обычно так бывает, когда впереди ждут тяжелые испытания. У меня не было дара Кассандры, но на несколько минут вперед заглядывать иной раз получалось.

- Агнесса. Если ты не возьмешь себя в руки, мы повернем обратно. Переночуем на катере или в гостинице на берегу. Решай, - твердо сказал Риманн. Да, я вспомнила, как его зовут.

- Почему?

- Страх в небольшой дозе помогает сохранить жизнь, работает, как защитная реакция. Если опасаешься чего-то, всегда будешь готов к немедленным действиям. Но, когда ужас полностью заполняет голову, мешая думать и принимать верные решения, это никуда не годится. Посмотри на свои руки. Даже костяшки пальцев побелели, с такой силой ты держишься за поручень. А ведь это всего лишь слабенький шторм. Чего ты боишься?

- Не знаю. Может, предвидение.

- То есть, дело не в катере и не во мне? - Напряженно ожидая моих слов, спросил колдун. Я понимала, что ему нужно знать. Но прямо отвечать на вопрос не хотелось, поэтому просто кивнула головой, всматриваясь в темное пространство впереди. Спустя какое-то время я сообразила: кругом темно, как Риманн узнает направление? Услышав вопрос, Мак насмешливо улыбнулся, сверкнув крепкими зубами.

- Я ждал, когда ты спросишь. Смотри, это плоттер. Красная точка - катер. Темные места - лучше обойти. А вот сюда мы должны выйти в итоге. Будем на месте часа через три, к часу ночи приблизительно. Свари нам кофе, если не трудно.

На камбузе места мало, но уютно. Всё под рукой. Поставила на огонь небольшой чайник и нарезала несколько бутербродов с ветчиной, солеными огурцами и листиками салата. Майонеза положила немного, на свой вкус. Случайно задела журнал, лежавший чуть в стороне. Глянцевое издание шлепнулось на пол, раскрывшись на странице со статьей про касаток. Ага, посмотрим. Когда Мак, устав ждать кофе, зашел на камбуз, я уже увлеченно читала.

"Касатки - безжалостные умные хищники. Они охотятся и живут стаями". Журнал аккуратно вынули у меня из рук, закрыли и положили на полку. Я опустила голову на скрещенные руки, наблюдая, как голодный Риманн доедает последний бутерброд, и, только когда он закончил с кофе, спросила:

- Зачем мы здесь? Только не обманывай. Эй, и глаза не прячь. Вы это придумали на пару со змеем?

- Несса, только не сердись. Зомби перемещаются по земле, так? А на воде они тебя не достанут. Розы и змея, присланные днем, означают, что ночью планируется нападение на дом. Если они почувствуют, что тебя в нем нет, просто уйдут. Никому вредить не будут, - спокойно ответил колдун.

- А личина на тебе была во время вечеринки или сейчас? Кстати, зачем?

- Представь себе реакцию леди Александры на цвет моих глаз и рост. Не улыбайся, вижу, что понимаешь. Ну, и Алекс не хотел пугать. В конце концов, я серьезно рассматривал вероятность нашего с ней союза. Кто мог предположить, что вмешается её Величество Судьба?

Я отвела взгляд в сторону. Не хотел пугать. Скажите, пожалуйста, какой трепетный мужчина. А после свадьбы он что собирался говорить жене о переменах во внешности? Как-то неприятно об этом думать. Странно, мне кажется, или катер стоит?

- Мы же ели. Я заглушил мотор, - объяснил ситуацию заговорщик. - Останемся здесь или идем дальше? Стая - не выдумка, ручаюсь.

На место мы пришли в самую глухую пору ночи. Без десяти два. Я тут же набросила куртку и вышла из теплой рубки на палубу, с удовольствием вдыхая свежий ночной воздух. Во внутреннем кармане нащупала свернувшуюся ящерку. Малышка крепко спала, посапывая и вздрагивая. Надеюсь, ей снится что-нибудь хорошее. Свет убывающей Луны освещал поверхность воды, окрашивая пространство в серебристые тона. Мак погасил фонарь в рубке и встал рядом, вглядываясь в просторы Атлантики. Я почувствовала тепло мужских рук на шее, когда он надел мне какой-то ремешок, с ощутимо большим весом.

- Бинокль? Но зачем сейчас?

- Смотри, справа Ирландия. Если мы пробудем здесь до рассвета, ты увидишь, как прекрасна эта земля в первых лучах Солнца. А теперь повернись. С той стороны ночной Уэльс. Разве может быть более завораживающее зрелище, чем огонь, зажженный для неосторожных судов на маяке? Днем можно будет наловить рыбы.

Я послушно вертела головой. Посмотри туда, посмотри сюда. Но ведь у нас не хуже! Даже лучше, потому что - дома. Мертвый свет далеких звезд освещал окружающую нас воду. Палуба размеренно качалась под ногами. Шумно дышал и волновался океан. Чем не романтическая обстановка? Но предчувствие надвигающейся беды не оставляло в покое. Может, у меня паранойя?

- Несса, смотри, вон они! - уверенно воскликнул Мак, показывая направление. Я поднесла к глазам бинокль. Поверхность воды бурлила, периодически взрываясь невысокими завихрениями. Стая приближалась. - Их немного, пять или шесть. Смотри, двое малышей! Это семья.

Плавники у четырех особей были ровные, а у двух других, большой и маленькой, верхний плавник клонился на бок. Сняв ремешок с шеи, я вручила бинокль спутнику и подошла к самому краю палубы. Присела, стараясь достать рукой до воды. Не получилось. Я умоляюще сложила ладони на груди, преданно глядя в глаза МакКуинси. Так хочется прикоснуться, погладить шкуру волшебных существ.

- Нет, Агнесса. Это хищники. Даже не думай, - наотрез отказался помогать Мак.

Неожиданно большая касатка свернула с курса и направилась к катеру. Ей понадобилось меньше двух минут, чтобы подойти почти вплотную. Метров семь, не меньше, в длину. Любопытная морда поднялась из воды точно рядом со мной. Я упала на живот и вытянула руку вниз.

- Я сказал: нет! - загремел Мак, направляясь ко мне, чтобы предотвратить святотатство или спасти от зубов, не знаю точно.

Возле большой касатки вынырнула маленькая, с загнутым плавником. Малышка подпрыгнула и ткнулась мягким носом прямо в мою руку. Я засмеялась. Ощущение счастья и правильности происходящего наполнило душу теплом. Я сползла ещё ниже, цепляясь ногами за какую-то железку, закрепленную на палубе. Старшая касатка поднялась, управляя хвостом, из воды, и подставила голову, чтобы мне легко было прикоснуться. Наши взгляды пересеклись, и само время остановилось. Ученые говорят, что у касаток есть разум в зачаточном состоянии. Сейчас я убедилась в том, что они так же разумны, как мы с вами. Только живут в полной гармонии с природой и своей сущностью. Ведь, если разобраться, люди тоже хищники, даже если притворяются вегетарианцами. На какую-то долю секунды между нами возникло взаимопонимание, и, увидев, что я не проявляю агрессии, самец передал в мой мозг картинку. Берег, поросший лесом, затем, стоянка для яхт, и выстроившиеся в ожидании мертвые тела. Конечно же, именно это мгновение выбрал колдун, чтобы дернуть меня за шиворот, разрывая мысленный контакт. Не слушая его возмущенных нотаций, я печально смотрела вслед удаляющимся на север друзьям по разуму.

- Несса! Ты меня слышишь? - Оказывается, всё это время Мак безуспешно пытался добиться от меня внятного ответа. - А если бы он откусил тебе руку? Или, что лучше, голову?

Я подозрительно прищурилась:

- Откуда ты знаешь, что это был именно самец?

- Плавник прямой. Загнутые спинные плавники только у самок. Все знают.

- Он передал картинку. На яхтенной стоянке зомби. Много. Только не понимаю, откуда касатки об этом знают. Ведь они плыли совсем с другой стороны.

Мак задумался. Только сейчас дошло, что он крепко обнимает меня, бережно укрывая полой своей теплой куртки. Колдун зачем-то понюхал мои волосы, коснулся их губами и предложил:

- Поиграем в прятки со старой колдуньей? Мы можем отправиться прямиком к замку, в котором я живу. Причал там есть, правда, старый. Топлива должно хватить. Или можем дождаться рассвета здесь.

- Это вампиры боятся дневного света, умник. А зомби без разницы. Что, если бокору перестанет их сдерживать? Или натравит на людей, живущих в маленьком городке? Мы должны вернуться и попытаться увлечь мертвяков за собой.

** Абера?йрон (англ. Aberaeron, валл. Aberaeron), Аберейрон -- небольшой курортный город в графстве Кередигион в Уэльсе, расположенный на побережье Кардиганского залива между Аберистуитом и Кардиганом. Административный центр графства. **

** "Риманн" - в переводе с ирландского языка означает "Мудрый защитник". **

Глава 11. Противостояние.

Пока мы с капитаном на повышенных тонах выясняли, кто же все-таки прав, ветер усилился, сменил направление, и стремительно бегущие белые барашки заполонили поверхность воды на всем обозримом пространстве океана. После временного затишья шторм возвращался с новыми силами. Очередная волна неожиданно резко ударила в борт катера с той стороны, где мы стояли, и, окатив нас холодной водой с головы до ног, расплескалась солеными ручейками по деревянным доскам палубы. Я шагнула вперед, стараясь удержать равновесие, поскользнулась и, неуклюже рухнув на правый бок, покатилась к поручням. В последний момент повезло ухватиться одной рукой за стойку леера. Ладонь скользила по гладкой поверхности, и я вот-вот должна была плюхнуться в океан. Рядом пролетел спасательный круг с закрепленным канатом, а свесившийся через поручни Мак что-то громко закричал. Я вытянула свободную руку к прыгающему канату, стараясь уцепиться любой ценой. Почти получилось дотянуться, но сзади подобралась следующая волна и крепко приложила меня о железный борт катера. Ладонь разжалась, и упрямая ведьма пошла ко дну. Погрузившись с головой в темную ледяную воду, я чувствовала, как цепенеют конечности, сжимаются легкие, замирает сердце. Не знаю, правда ли то, что случилось дальше. Воспоминания иногда подводят и не дают четкой картины. Показалось, что из глубины поднялось громадное черное тело, выталкивая меня вверх, к поверхности.

Мак, любитель преувеличить, потом часто рассказывал всем желающим послушать морские байки о том, что через пару секунд, после того, как я провалилась в волны, из воды показалась гигантская касатка, на голове которой болталось безжизненное тело Агнессы в одном ботинке. На самом деле всё было совсем не так. Ему удалось спуститься вниз и поймать меня за волосы прежде, чем я стала тонуть по-настоящему. Потом опытный морской волк долго карабкался вверх со мной на плече, цепляясь за скользкий мокрый канат, одним концом закрепленный где-то на палубе, а вторым - привязанный к болтающемуся в воде спасательному кругу. В процессе волны ощутимо ударили нас обоих несколько раз о борт судна. Мы успели наглотаться соленой воды, замерзнуть и, когда оказались на палубе катера, первые несколько минут просто лежали без движения, радуясь возможности свободно дышать. Внезапно внутренности скрутило болезненным узлом, и съеденные накануне бутерброды попрощались с желудком. С палубы их смыла очередная волна, обрушившаяся на катер. "Несси" покачнулась, но устояла под напором стихии. Мак вцепился в рукав моей куртки и потащил в рубку.

Пока я стояла мокрым чучелом в углу, шотландец скрылся в закутке. Чем-то там пошуршал, потом скрипнула дверца шкафа. Любопытство заставило меня отвлечься от размышлений по поводу надвигающегося воспаления легких. Что он там такое делает? Занавеска отлетела в сторону, и Мак появился в образе шотландца из женских романов. То есть, в килте на голое тело и босиком. Он бросил два полиэтиленовых запечатанных пакета на штурманское кресло, повернулся ко мне и замер. Ох, вот это мужчина, я понимаю. Тренированное тело, крепкие мускулы, смуглая кожа, покрытая капельками соленой воды, длинные сильные ноги. Не хватает длинных волос и косичек на висках для полного счастья. Я рассматривала колдуна, не обращая внимания на его вполне понятную реакцию.

- Несса, если я тебе так уж нравлюсь, можешь сунуть за пояс килта пару банкнот.

У меня от возмущения открылся рот, а дар речи просто исчез. В следующую секунду я крепко сжала челюсти, прищурилась и зашипела. Почти, как Сайгош, когда злится. Казалось, от влажной одежды стали подниматься клубы пара, так сильно я разозлилась. Мак шарахнулся было в сторону, но взял себя в руки и выдал инструкцию:

- Злишься? Умница. Даже щечки порозовели. В пакетах чистая одежда и еще один плед. Сумеешь завернуться сама? Вещи брось в таз, дома решим выбрасывать их или попытаться спасти. Иди, не стой, - резкий голос вывел меня из ступора. Я спряталась в закутке, стаскивая прилипшие к мокрому телу джинсы. Колдун что-то невнятно пробурчал. Прислушалась, потом высунулась посмотреть, что происходит.

- Быстрее тряпки снимай! - рявкнул выведенный из себя мужчина, сжимая в руках подозрительно знакомую бутылку.

- Да, кэп! Слушаюсь, кэп! - отреагировала моя светлость, с сожалением глядя на испорченный свитер дракона. Боюсь, пряжа погибла безвозвратно в сражении с морской водой. Жаль. Мне так нравилась эта вещица. Я даже планировала умыкнуть свитер при отъезде. Белье снимать не решилась, само высохнет. Влезла в мужскую фланелевую рубашку. Слишком большой размер. Спокойно можно впихнуть ещё парочку ведьм, и все поместятся. Может, ну их, эти штаны? Все равно, рубашка закрывает колени, а рукава пришлось закатывать несколько раз, чтобы не болтались, как у Пьеро. Занавеска отъехала в сторону.

- Что ты возишься? Черт, - досадливо фыркнул Риманн, понимая, что штаны, если я все-таки их надену, придется завязывать на шее бантиком, а для рук прорезать отверстия по бокам. Капитан разорвал второй пакет, встряхнул плед и подал мне. - Одевай и в кресло. Волны перехлестывают палубу, пора уходить.

Я сидела с закрытыми глазами, замотанная в клетчатый плед по самые уши, и непрерывно твердила про себя мантру: "Мы выберемся". Жаль, внутренней уверенности в благополучном исходе не чувствовала. Строго говоря, мой разум и женская интуиция противостояли друг другу с того момента, как в моей жизни появился Риманн Эодхан МакКуинси. Может, я доверяю ему больше, чем следует? Внезапно катер взлетел на гребень волны и тут же провалился в яму, чтобы через считанные секунды снова взлететь вверх. Я вцепилась рукой в переборку над головой, стараясь не вылететь из кресла головой вперед, и решила, что даже в этой ситуации есть положительный момент. Желудок пустой. Если все-таки укачает, бутербродов там уже нет. Удары волн в корму катера буквально гипнотизировали меня. Вскоре я приноровилась, осмелела и выглянула в иллюминатор. Поверхность воды стала белой от морской пены, в какую сторону ни посмотри.

- Эй, не трусь! - сверкнул улыбкой дикарь, управляющий катером. - Слабенький ветер, а ты дрожишь, как заяц! Северные шторма намного страшнее. Волны высотой в восемьдесят футов! Только представь.

Кошмар. Двадцать четыре метра с хвостиком. Воображаю, какой ужас должны испытывать люди, попадая в такую переделку.

- Жуткое ощущение. Зачем же выходить в море, когда бушует ураган?

- За крабами. Рыбаки продают их и получают приличные деньги. - Мак внимательно вгляделся в экран радара. - Иди в закуток, поспи немного.

- Нет уж. Лучше здесь побуду. - Я вцепилась в приборную доску перед собой и уставилась в заливаемое солеными брызгами лобовое стекло. Скорей бы утро наступило. Может, при дневном свете будет не так страшно?

Наверное, следующая волна точно была девятым валом. Она подняла тяжелый катер легко, как пушинку, и бросила его вниз. Мы летели с головокружительной скоростью по её склону, убегая от гребня, нависающего над нами дамокловым мечом. Сёрфинг на катере. Услышав ликующий крик, я повернула голову и поразилась. Мак радовался от души, наслаждаясь полетом катера по гладкой поверхности волны, снова набирающей силу.

- Держись, ведьма! Сейчас будет здорово! Слышала выражение "оседлать волну"?

Я с удивлением осознала, что в душе рождается новое чувство, затмевающее собой неуемный страх перед разбушевавшейся стихией. Адреналин хлынул в кровь, и оказалось, что можно не трястись от ужаса, сжавшись в беспомощный комочек, а выпрямить спину и с улыбкой встречать опасность. Подумаешь, утонем, велика важность! Все лучше, чем умереть в кровати дряхлой старушкой!

Громадная волна подняла нас на гребень и понесла вперед, окутывая корпус кружевной пеной. Только в нужный момент, когда катер начал стремительно падать вниз, Куинси прибавил газу, увеличивая скорость до предела, чтобы отхлынувшая масса воды не утащила судно с собой назад в океан. Когда двигатель перестал шуметь, я открыла один глаз. Потом стала в кресле на колени, и, не обращая внимания на сползающий плед, выглянула в иллюминатор. Катер покачивался в центре небольшой округлой бухты. Я тихо радовалась, благодаря вслух Богиню за то, что "Несси" удачно вписалась в узкий проход, за которым бесновались соленые волны, пролетая по касательной мимо. Получается, что капитан успел вовремя повернуть штурвал.

- Понравилось? - бархатный голос колдуна напугал до дрожи в коленках. Холерный мужик. Конец октября, а он стоит полуголый и улыбается.

- Кажется, мне надо срочно выйти. В гальюн, - уточнила я, с интересом наблюдая, как с мужского лица сползает довольная улыбка. Ну, вот такая ведьма нехорошая, всю романтику испортила.

Мак включил приемник, настроился на частоту местного радио и поставил чайник. Он внимательно слушал новости, взбивая вилкой яйца в маленькой кастрюльке, когда я прикрыла за собой узкую дверь.

- Как погода? - просто так спросила.

- Без изменений. Сейчас поедим и уходим. - Мак вылил содержимое кастрюли на раскаленную сковороду и прикрыл крышкой. - Держи кофе.

"Глупая, глупая ведьма", - думала я, подвешенная на спине горца в виде живого рюкзака. Когда он сказал: "Уходим", я решила, что дальше мы снова пойдем на судне. Так вот - нет. Бензин, видите ли, закончился. На берег мы переправились на маленьком надувном плоту, не замочив ног. А дальше предстояло идти пешком. По лесу, веткам, гнилым листьям, паутина кругом. Но, самое главное, ботинок-то у меня был только один! К тому же насквозь промокший во время вынужденного купания. Не слушая возражений, Мак нацепил толстые шерстяные колючие носки на мои голые ступни, сокрушенно вздохнул и предложил лезть к нему на закорки. Оказывается, я должна быть просто счастлива, имея возможность покататься верхом на колдуне. Это у него аргумент такой хитрый выискался. В противном случае, я могла отправиться на катер и там ждать, пока он соизволит за мной вернуться. Нормальная женщина даже шагу не сделала бы с борта на землю. Но я же обязательно должна поступить вопреки здравому смыслу! А всё неуемное любопытство виновато. Интересно, где он собирается доставать одежду и обувь. Теперь трясусь, как заячий хвост, упираясь носом в шерстяной плед, обнимаю сцепленными руками шею Куинси, а за спиной трепыхается моя многострадальная сумка. Да, я взяла её с собой, не взирая на бурное возмущение своего "коня". Мало ли, а вдруг мы не сможем вернуться на катер в ближайшее время? Ведь как в воду глядела.

Мак несся по густому лесу, безошибочно выбирая дорогу. Для себя он нашел резиновые сапоги. Порылся в деревянном сундучке и достал. А когда я хотела сунуть туда нос, захлопнул крышку. Злыдень. Разговаривать при таком способе передвижения крайне неудобно, поэтому пришлось молча терпеть все его прыжки, бег с препятствиями и зигзаги по осеннему лесу. Только редкие лучи восходящего Солнца скрашивали общее впечатление от утренней пробежки. Внезапно деревья закончились, а мы вылетели на большую поляну, покрытую ярко-зеленой травой. Это в октябре-то? По центру возвышалась (нет, не избушка на курьих ножках) обширная хижина, сложенная из камней, покрытых вьющимися веточками плюща. Мак замедлился, осторожно подошел к дверям и стал терпеливо ждать.

- Не вертись, сиди тихо, я сам буду говорить, - приказал мне горец. Ладно, ладно. Придет и мой день. Я тебе покажу: "Не вертись". Противно скрипнула дверь, и на порог вышла колоритная ведьма. Яркая зрелая красота точеного лица и изумительных карих глаз привела меня в состояние восторга. Понимаю теперь, откуда трава взялась. Прелесть, какая ведьма! Наконец-то, сестра по ремеслу встретилась. Рыжие волосы без единого седого волоса убраны в тугой пучок на затылке и прикрыты клетчатым платком таких же цветов, как наши пледы. Ага, родственница Мака, значит. Тонкая рубашка с закатанными рукавами, клетчатая юбка, теплые вязаные чулки и башмаки. Настоящая национальная одежда. Фотоаппарат хочу! Дома же не поверят на слово. Надо слезть и пощупать ткань, я слышала, здесь шьют только из натуральных материалов. Колдунья недвусмысленно помахивала большой поварешкой, зажатой в правой руке, и сердито хмурила брови, рассматривая непрошеных гостей.

- Где кот? - заговорила, наконец, хозяйка одинокой хижины. - Два года назад я послала тебе в замок Рыжего, чтобы призраков пугал и девчонок отгонял. Ну?

- Я его в гостях у дракона оставил. Не любит он море, ты же знаешь, - виновато опустив глаза, заявил колдун. Я насторожилась. Что-то здесь не так.

- Бросил, значит, котика без присмотра. И тут же посадил себе на спину девку. Вон как прилипла. Не отклеишь. Эй, я с тобой говорю, голоногое существо! Слезай!

- Мам, девушка босиком, не видишь? - не выдержал показательного спектакля Куинси, пытаясь войти в дом. - Дело срочное. Нам бы переодеться и поесть. Пусти, а? Я устал. Новости тревожные по радио передают.

- Своя ноша не тянет, - проворчала ведьма, обходя сына со спины и прикасаясь к моим волосам. - Ладно, входите. Воду нагрела уже, пусть она первая моется, я пока с тобой поговорю. С чего это Грейси взбесилась, знаешь? Столько мертвецов за раз поднять не любой некромант может. Кстати, я давно слышу, как ты по лесу скачешь. Кашу успела сварить. Одежду для девчонки найду, так и быть.

Я думала, ведьма на костре воду греет, в большом чане. Ошиблась. Это только снаружи хижина выглядит древней и полуразвалившейся. Внутри обнаружились современные жилые помещения с ванной комнатой, куда мою светлость тут же отвели, не дав осмотреться по сторонам. Что значит нагрела?

- Бойлер я включила. Ванну заранее набрала, - раздался сзади голос хозяйки дома. - Много воды не трать, оставь мальчику соль с волос смыть.

Ведьма положила стопку полотенец на табуретку, забрала рубашку и ушла. Я с удовольствием опустилась в горячую воду. Теперь понимаю, почему не смогла рассмотреть истинную внешность колдуна под личиной. Ведьма сама амулеты для сына делала. Безусловно, не один, а несколько. Я так хорошо не умею, обидно. У Сайгоша иллюзия поверх настоящего облика, потому и разглядела дракона сразу. А здесь работа Мастера, даже на ощупь не определишь.

Больше часа потратили на то, чтобы ушить платье, найденное хозяйкой в шкафу. Пока шила, ведьма задумчиво рассказывала, пристально наблюдая, как я управляюсь с иголкой и ниткой:

- Мне это платье муж подарил. Сам купил, принес в коробочке с бантом, а оно не подошло, размер мал. Тебя, как видно, дожидалось. Мэриан меня зовут, дорогая. Сын как с Алекс связался, я даже подумывала отворот делать. Веришь? У колдуна и человека детей не бывает. Мне внуков хочется, а этот шалопай все один да один. Обидела его Джиллиан. Бросила и ушла к оборотню. Спросить чего хочешь?

Я дотронулась до её рыжих волнистых волос:

- Неужели свой цвет?

- Не смеши, - она вытащила из кармана маленький мешочек и положила на стол. - Личины - моя специализация. Иной раз с континента учиться люди приезжают. Пришлось в свое время языки учить европейские. А как иначе общаться?

На меня смотрела разноцветными улыбчивыми глазами приятная пожилая женщина с полностью седыми волосами. Разрез глаз, форма лица, бровей, губы - точно, как у Мака. Только у него черты более резкие, грубее что ли.

- А, а зачем? - я повела рукой, указывая на амулет.

- Мало ли кто в двери постучится. Ни к чему чужим истинное лицо показывать. Могу и тебе пару амулетов сделать, хочешь?

- Так ведь хижина одна на весь лес, неужели часто гости бывают? - Конечно, хочу амулеты. И побольше. Даже от жадности не лопну, пусть змей не надеется. Я заметила светлую улыбку Мэриан, адресованную не мне, оглянулась. Оказывается, саламандра выбралась из сумки. Ящерка отправилась исследовать кровать, на которой мы устроились с шитьем. Мэриан протянула открытую ладонь, давая возможность волшебному существу познакомиться с посторонним человеком.

- А кто сказал, что мой дом стоит в одиночестве? Плохо смотрела, - сказала женщина, играя с артефактом. - Ты сейчас находишься в маленьком городке, принадлежащем клану МакКуинси. Чуть больше полутора тысяч человек здесь живет. Просто моя хижина на триста метров дальше, чем остальные дома. В хороший день можно рассмотреть холм, на котором стоит замок. Историческая достопримечательность, между прочим. Туристы приезжают с экскурсиями. Ярмарки у нас часто бывают, для бизнеса хорошо. Мне приходится сидеть в синем шатре и гадать по хрустальному шару или картам Таро. Возьми мою шаль для тепла. Цвета нашего клана, светло-коричневый и зеленый. Тебе идет.

Мак уже переоделся и, ожидая нас, раскладывал на обеденном столе "Кельтский крест", пользуясь старой колодой. Я успела вовремя. Колдун собирался открыть последнюю карту, но я не дала, удержав ладонью его руку.

- Не надо. Пожалуйста, не открывай.

В то же время Мэриан включила телевизор и стала накрывать на стол. Тревожный голос диктора привлек наше внимание к репортажу из Аберайрона. Больше полутора десятков зомби медленно бродили по улицам приморского городка, пугая местных жителей. Оператор храбро снимал их передвижение, показывая в прямом эфире всем желающим разлагающиеся трупы. Мак выругался, а его мать со стуком поставила хлебницу и скомандовала:

- Несса, держи амулет, побудешь рыжей теткой. Если кто-нибудь из них попробует крови, зомби остановить не удастся. Идем, поговорим со старухой.

Мы вошли в небольшую комнатку без окон, но зато с круглым столом, покрытым черной скатертью. В центре красовался настоящий хрустальный шар, диаметром не меньше тринадцати сантиметров. Мэриан достала из коробочки немного подозрительно знакомой красной пыли и бросила, осыпая шар. При этом она громко произнесла три слова. Первый раз вижу связь в таком виде. Минуты стремительно убегали прочь, а ничего не происходило.

- Ах так! - прищурилась ведьма. - Не хочет разговаривать. Что будем делать?

- Поедем на машине, - пожал плечами настоящий мужчина и вышел.

- Если не боишься, давай с нами, - предложила отважная ведьма, хитро улыбаясь. Провокатор, а не женщина. - Или дома подожди. Обед на плите.

Сидя на заднем сиденье потрепанного универсала, я подпрыгивала, высовывалась в окно, вела себя самым неприличным образом. И все только потому, что мы ехали по главной улице потрясающе красивого городка. Одинаковые дома в староанглийском стиле, увешанные ящиками с цветами заставили улыбаться до самых ушей. Количество магазинов радовало глаз. Старый паб, из которого высыпали люди, обещал хорошую компанию и веселые песни. Народ приветливо размахивал руками, комментируя нашу скоростную езду. Как только все благополучно закончится, клятвенно обещаю себе провести целый день в этом городке, бегая с кредитной карточкой дракона по магазинам и скупая все подряд. А? Я разве не говорила, что во внутреннем кармане куртки мне попалась золотая карточка в кожаном бумажнике? Нет? Просто я решила на время положить её к себе в сумку, и, как можете убедиться сами, оказалась права. Куртка-то утонула.

Погруженная в сладкие размышления о будущих покупках моя светлость упустила тот факт, что городок закончился, и мы едем по тряской грунтовой дороге, забираясь всё дальше в дебри нехоженого леса. Внезапно Куинси резко нажал на тормоз. Я стукнулась головой о подголовник и сердито зашипела. Тоже мне, экстремал. Мэриан отстегнула ремень и вышла из машины. Хм, кажется, я забыла пристегнуться. Ну, ладно, так и быть, в этот раз ругаться не буду. Мак хлопнул дверцей, оставляя меня наедине с мечтами. Нет уж. Мы так не договаривались. Я выбралась на заросшую бурьяном дорогу, тщательно следя, чтобы шаль не упала с плеч. Сумку, безусловно, взяла с собой.

Посреди дороги лицом к нам неподвижно замерла высокая высушенная временем старуха с маниакальным блеском в черных глазах. Похожая на использованный пергамент, морщинистая кожа плотно обтягивала кости черепа, заставляя усомниться в том, что это живой человек. Мумия - уверенно подумала я и, конечно же, ошиблась. Светлое просторное платье не позволяло в подробностях рассмотреть всю фигуру полностью. Мой взгляд привлек человеческий череп, который бокору держала в руках. Мурашки побежали по позвоночнику, и резко возник зуд в правой ладони. Сдается мне, череп еще вчера был полон чьих-то мозгов. Совсем свежий.

Колдун вышел вперед, загораживая собой мать и меня. Старуха скрипуче рассмеялась, демонстрируя безупречно белые крепкие зубы.

- Боитесь? Правильно, старая Грейси умеет вселять ужас в человеческие души.

Надеюсь, я правильно поняла её слова. За точность перевода не ручаюсь, простите.

Сзади послышался шорох, я оглянулась и сморщилась от отвращения. Из-за деревьев выходили мертвые незрячие тела. Надеюсь, у Мэриан есть план, потому что в противном случае коллекция черной жрицы обогатится тремя новыми экземплярами. Просунув руку за спину, я чуть приоткрыла молнию, выпуская ящерку на свободу. Если придется драться, лучше пусть она будет под рукой.

- Ты отозвала мертвецов из Аберайрона? - сухо спросила Мэрион, не обращая внимания на тот кошмарный факт, что нас со всех сторон окружили зомби.

Пусть меня назовут паникершей, но ситуация с каждой минутой становится все хуже. Любопытно, насколько далеко от этого места находится Херефорд? Я нашла телефон, подаренный Сайгошем, в сумке и нажала кнопку автодозвона.

- Конечно, - улыбнулась старуха. - Неприятности с властями мне не нужны. Маленький пикси поведал любопытные новости. Мэриан, ты знаешь, что у маленького народца пропал артефакт из хранилища? И не один, а два. Я готова оставить жизнь одному из вас, если ты, колдунья, скажешь, где найти ведьму с разноцветными волосами. Малыш говорит, оба предмета у неё.

Глава 12. Ужастик!

Не дожидаясь решения Мэриан, я вынула из кармана мешочек, маскирующий внешность, и размахнулась, собираясь попасть хотя бы в нос старухе. Пропадать, так с музыкой. Стремительная, как змея в броске, ведьма успела в последний момент поймать мою руку. Она прижала амулет к ладони, и прошептала одними губами: "Нет". Что "нет"? Не снимать личину или не швыряться амулетом? Наблюдая, как женщина продолжает разговор с черной жрицей, поняла: объяснений пока не будет. Надо вспомнить, что умные люди делают в таких случаях. Вариант "они в такие ситуации просто не попадают" не подходит. Поджечь зомби? Нет, плохая идея. Они и в горящем виде резво шевелятся, имела возможность проверить совсем недавно. Мак швыряется молниями. Хватит ли у него сил справиться со всеми? В принципе, я могу попробовать остановить сердце у старухи. Это если отбросить морально-этические соображения. И что тогда? Мертвые останутся без энергетической привязи и пойдут в разнос. Жаль, не знаю, какие таланты у мамочки колдуна. Как потом выяснилось, очень правильный вопрос оказался. Именно об этом следовало спрашивать в первую очередь. Дальше события посыпались, как горох из прохудившегося мешка.

Старуха чарующе улыбнулась, шагнула вперед и неожиданно швырнула прямо в глаза Риманну красный порошок. Мужчина рухнул, как подрубленное дерево, на землю и замер. Не думая, бросилась к нему, упала на колени, протягивая руку к шее колдуна. Скорее нужно проверить пульс! Мэриан присела с другой стороны и успокаивающе похлопала меня по запястью. Заметила в её руке маленький шприц, почувствовала легкий укол и удивленно взглянула на ведьму. Зачем? Голова закружилась, в глазах потемнело. Я ослепла? Через секунду пелена с глаз исчезла, и зрение вернулось. Все слышала, понимала, но двигаться и говорить не могла. Мамочка МакКуинси позаботилась.

- Грейси, можно я возьму себе её сумку? - миролюбиво попросила Мэриан.

- Хорошо, - скрипучим голосом разрешила старуха, пристально наблюдая за моей скорченной фигурой.

Моя обездвиженная светлость, скрючившись в неудобной позе, не имея возможности даже моргнуть, смотрела, как два прилично сохранившихся зомби поднимают колдуна и несут его в машину. Живой, уже плюс. Мэриан пошепталась со старухой, потом наклонилась и покровительственно потрепала меня по щеке:

- Ничего личного, как говорится. У Алекс и деньги, и положение в обществе, а ты кто? Пустое место. Да, кстати, не переживай. За артефактом сама присмотрю. Никто о тебе не вспомнит. Прощай, куколка.

Самое мерзкое во всем этом то, что на мне вещи этой двуличной особы, размышляла я, болтаясь на плече мертвого мужика. Повезло Маку с матерью, ничего не скажешь.

Громадный, как медведь, свеженький зомби нес моё одеревеневшее тело, равномерно топая за своей хозяйкой. Не так противно, как неудобно висеть вниз головой с вытянутой вперед рукой. Как обездвижили, в таком виде и висю. Или вишу? Не знаю, как правильно. Вообще, вниз головой находиться долго нельзя, приливает кровь, и сосуды могут лопнуть. С этими веселыми мыслями меня внесли в небольшой, уютный и очень чистый поселок. Аккуратные, побеленные известью, домики с синими дверями и оконными рамами чем-то напомнили родной дом. Я даже прослезилась. Ага. Кровавыми слезами. Почуяв запах, зомби остановился и сбросил меня на землю. Его рот стал растягиваться, превратился в зубастую пасть, и плотоядное чудовище жадно потянулось к моей шее, ведомое голодом. Но всё-таки недостаточно быстро. Старуха вовремя заметила изменение в поведении марионетки, легко щелкнула пальцами, и мертвяк вырубился, свалившись всей тушей на моё, между прочим чистое до этого момента, тело. Фу, не могу даже спихнуть с себя вонючую кучу гниющей плоти. Отвратительно, мерзко, гадко чувствовать себя беспомощной куклой.

Тушу сняли. Меня подняли и повесили на плечо к высокому живому мужчине. Процессия двинулась дальше, а я была вынуждена смотреть, как остальные зомби рвут на части предыдущего моего носителя. Если учесть, что он хотел откусить от меня пару кусочков, то не такое уж и отталкивающее зрелище. Хотя моя светлость, конечно же, спокойно обошлась бы без этого кино.

В поселке жизнь продолжала течь своим чередом, размеренно, неспешно. Будто никто не видит чудовищной сцены посреди улицы. Только матери загнали детей в дома и накрепко закрыли двери. Мужчины спокойно занимались своими делами. Куры неторопливо клевали что-то в дорожной пыли, а большая черная свинья даже не подумала уступить дорогу местной Королеве зомби. Возле большого белого дома с металлическим забором старуха остановилась, отпустила свиту, и мертвые тут же растворились в зарослях, окружающих поселок. Поскольку я находилась в подвешенном состоянии, то сумела увидеть только металлический забор и дорожку, выложенную гладкими белыми камнями. Дом разглядеть не получилось. В итоге меня сгрузили на пол в какой-то кладовке или подвале, не разобрала. А вот скрип засова, задвинутого снаружи, радости не принес. Заперли. Можно подумать, я куда-то могу уйти. Пальцы на вытянутой руке пошевелились. Да? Действие неизвестного препарата заканчивается? Отлично! Сейчас как очухаюсь, да как разнесу им тут все по кирпичикам! Не тут-то было. Прошло достаточно много времени, пока я, наконец, сумела собрать себя в кучу и попыталась подняться на ноги. Под левой пяткой что-то громко хрустнуло. Окон здесь нет. Пришлось нагибаться и на ощупь исследовать, что же там такое хрустит. Кости. Судя по форме и расположению, я сейчас стою одной ногой в грудной клетке мертвого человека. Подавив приступ паники, вынула ногу и отодвинула кости в сторону. А почему нет запаха? Ответ простой - потому что это скелет. Впервые я пожалела о расставании с Духом старика Мерлина. Это такое хранилище информации саморазвивающееся. Разумное. И весьма болтливое. Он бы нашел, что мне сказать и чем приободрить. Собственно, именно Дух послужил причиной того, что я сейчас нахожусь не дома, на любимой кухне, общаясь с Аурелией, а в чужой кладовке с грудой костей. Человеческих.

На груди зашевелилась ткань платья, и ящерка вылезла наружу. Второй плюс в этой странной ситуации - артефакт Мэриан стащить не удалось. Она же не знала, что я успела выпустить саламандру из сумки. Минус - мои вещи в чужих руках, а я - пленница жуткой бабки. Паршивая математика выходит. Попытка вызвать огонь или зажечь хотя бы маленький шарик, увенчалась провалом. Разболелась голова, затошнило, руки скрючило, как птичьи лапы. Ладно, ладно, не буду даже пытаться колдовать. Стоило произнести эти слова вслух, как пытка закончилась. Очень интересно. Похоже, стены помещения сложены из заговоренных камней. О подобной технологии строительства помещений для заключения магов нам рассказывал профессор на лекции в университете. Только не вспомню, что именно. Стараясь не думать об упущенных возможностях, я села на пол. Подтянула колени к груди и стала ждать. В каждой ситуации надо искать положительные стороны, так написано в умной книжке. К примеру, могу сходу добавить ещё два позитивных момента. Где-то в этом доме находится Майк. Надеюсь, пикси жив. А мне не грозит воспаление легких. Не успею заболеть. Купание в холодном океане обойдется без фатальных последствий по причине того, что пациента съедят. Смешно. Учитывая предыдущую бессонную ночь и удивление от предательства, я решила подремать. До заката времени много, надо отдохнуть. Уткнувшись лбом в колени, я закрыла глаза и попыталась максимально расслабиться. Справа послышались царапающие звуки, а потом что-то хрустнуло. Я застыла. Может, если не буду шевелиться, меня не заметят? Ящерка юркнула на сгиб локтя и приподнялась, вцепившись коготками в рукав платья. Справа начали падать кости. Я так думаю, потому что кроме костей, мне пока в этой комнате ничего не попалось. Рядом тоже что-то рухнуло, громко стукнув об пол и нарушив, очевидно, всю конструкцию. Потому что посыпалось все, что только можно. Не выдержав напряжения, я мысленно обратилась к малышке и попросила немного света. Резерв у саламандры маловат, но надо же знать, кто бродит по соседству. Поскольку, ящерка сама по себе - волшебное существо, заклинание запрета магии на нее не действовало, и через минуту артефакт засветился слабым рубиновым огоньком. Ик... Спасите, помогите, выпустите меня отсюда! Вокруг деловито суетились крысы. Так вот почему здесь куча обглоданных костей. Грызуны при деле, и следов не остается. Даже закапывать не надо. Всего лишь сгрести в кучу.

Одна из крыс наткнулась на мой ботинок. Она встала на задние лапки, передними уперлась в ногу и повела усиками вверх-вниз. Я не шевелилась. Крыса занервничала. Глазки у неё забегали, нос интенсивно задвигался, а уши встали торчком. Грызун пискнул, и все остальные оторвались от своих важных занятий, одновременно уставившись в мою сторону. Наверное, это был сигнал: "Кушать подано". Свет внутри ящерки потух, и сердце забилось быстрее. Кто-нибудь знает, как не показывать страх хищникам? Сейчас меня будут есть, поэтому хотелось бы узнать ответ на вопрос побыстрее. Я решительно встала на ноги, собираясь драться до последней капли крови. В полной темноте слышался только приближающийся осторожный цокот когтей по кафельному полу и стук костей, через которые перебирались жаждущие свежей пищи грызуны. Прижавшись спиной к стене, я ждала нападения. Кровь прилила к голове и шумела в ушах, мешая слушать угрожающее шкрябание. Скрипнула дверь. Вовремя. Яркий свет, озаривший комнату, оказал магическое действие на грызунов. Крысы исчезли мгновенно, быстрее, чем я успела моргнуть и увидеть в проеме двери смуглого худощавого мужчину. Конвоир казался обычным человеком, одетым в светлую рубашку, чистые, выглаженные брюки и синюю легкую куртку. Так что, двадцать первый век добрался и сюда? В поселок, где почитают Вуду? Не доверяя себе самой, я оглянулась вокруг. Кости. Много костей. И далеко не все человеческие. А справа, в углу навалена целая груда, украшенная какими-то ленточками, веревочками, перьями. Даже бусы висят. Алтарь? Мужчина подошел и возмущенно отнял у меня блестяшку, снятую с оленьего рога, венчающего гору костей. Даже и не помню, когда стащить успела. Потом крепко ухватил за руку, волоча за собой, как козу на заклание. Неудачное сравнение, но как сказать по-другому? Я же упираюсь. Ручку вот оторвала от дверцы, так сильно он меня дернул. Надеюсь, сородич бабули не заметил, что я все-таки успела спрятать в кармане еще одну интересную вещицу. Где-то мне попадалась картинка с похожим изображением медальона.

Мужчина с силой втолкнул меня через открытые настежь двери в большую светлую гостиную, в центре которой за низким журнальным столиком на подушке царственно восседала уже знакомая жрица. Старуха перебирала браслеты, лежащие перед ней. Наконец, она выбрала один, сплетенный из красных нитей, а затем, подержав его в ладони, надела на руку девочке лет шести, ожидающей рядом. Малышка радостно покрутила рукой, любуясь украшением, поцеловала морщинистую щеку, и выскочила за дверь, во весь голос скандируя знакомую песню. Правда, не разберу какую именно.

- Внучка, - пояснила жрица, приглашая меня садиться. Все, что она говорила дальше, осталось тайной за семью печатями. Куплю Витарру шоколадку при встрече. Волк абсолютно прав, когда говорит, что знание языков никому еще не помешало в этой жизни. Некоторые слова я, конечно, понимала. Но основной смысл ускользал. Когда до старухи дошло, что моя светлость витает в облаках, она рассерженно стукнула кулаком по столу и что-то приказала охраннику, дежурившему за моей спиной. Не прошло и двух минут, как на стол передо мной опустился череп крупного животного с Майком внутри. Бедняжка лежал, подтянув коленки к подбородку. Он старательно жмурил глаза, в тщетной надежде, что беда пройдет мимо, а его оставят в покое. Бабка стукнула костяшками пальцев по черепу, и пленнику пришлось вставать на ноги. Выслушав слова Грейс, Майк повернулся, а, увидев меня, стал даже меньше ростом, съежился, затрясся, страшась последствий от своих неосторожных признаний. Жрица стукнула череп ещё раз, чтобы пикси заговорил.

- Она хочет получить предметы, обладающие Силой. Если скажешь, где они, тебя убьют быстро. Или будут мучить, - парень медленно произносил слова, опасаясь прямого обвинения с моей стороны. Едва закончив, Майк обнял себя руками и с мольбой посмотрел мне в глаза. Потом набрался храбрости, - не говори им ничего. Или скажи правду, что это я все придумал. Никаких артефактов ты не брала.

- Скажи ей, что браслета больше нет, - предложила я, внимательно наблюдая, как по крышке стола двигаются гри-гри. Украшения стремительно расползались в разные стороны, пока Грейс слушала перевод. Старуха щелкнула пальцами, собирая беглецов в кучу, и сердито что-то сказала. Майк перевел:

- Что с ним случилось?

- Дракон сжег, - пожала плечами я, одновременно пытаясь нащупать лей-линию или другой источник Силы.

- Невозможно, - безапелляционно заявила жрица, доставая из кармана знакомый мешочек с красной пылью. - Никто не может уничтожить вещь, созданную фэйри, кроме них самих. А они не существуют. Мелкие крылатые человечки не в счет. Не этой, так следующей зимой они вымрут. Сейчас я проверю твои слова и, если обманываешь, отрублю правую руку.

Вот так просто? Я поежилась и на всякий случай убрала конечность за спину. Старуха встала, подошла к комоду, сдернула покрывало, открывая хрустальный шар, и бросила щепотку порошка. Пыль покрыла сверкающую поверхность тонким липким слоем. Черная жрица произнесла три слова и замерла, ожидая ответа или реакции. Уж не знаю, чего именно. В ту же секунду за моей спиной послышался кашель, а знакомый голос радостно произнес:

- Я так и знал, что понадоблюсь тебе, маленькая ведьма. Проблемы? - Демон прошел к комоду и белоснежным платком стер пыль с хрусталя. Закончив работу, он накрыл шар покрывалом. - Ну вот. Теперь всё в порядке. Так кто посмел оторвать меня от важных дел?

Грейс смотрела то на меня, то на демона, не понимая в чем дело. А Майк переводить не стал. Наконец, старуха решила продолжить и задала вопрос Лиалу. Тот ухмыльнулся, затем демонстративно повернулся к ней спиной, продолжая обращаться ко мне.

- Отвратительно выглядишь. Что это за тряпку ты на себя нацепила? Безобразие. Она точно не из твоего шкафа. Я там полюбопытствовал немного. В смысле, у дракона в особняке. Жаль, что в призрачном состоянии. А давай заключим сделку?

- Какую? - Так и знала, что этим все закончится. У демона в принципе других разговоров быть не может. И что нужно красавчику из Нижнего Мира сегодня?

- Не хмурься, тебе не идет. Вообще, ты давно должна одеваться и причесываться более женственно. Совсем о себе не заботишься. А между тем иной раз внешний вид - это все, что у нас есть в распоряжении. К примеру, сейчас. Так о чем это я? - Демон изобразил бурную работу мысли, поправляя галстук и стряхивая пылинку с лацкана идеально сшитого серого пиджака. - Поговорим о сделке. Итак, я с удовольствием сравняю с землей это поселение вместе с его жителями, а ты, в свою очередь, вызовешь меня в особняк Сайгоша. Правда, мелочь? Такая крошечная услуга даже не запачкает твою кристально чистую ауру. Даю слово. В качестве жеста доброй воли со своей стороны готов оказать безвозмездную помощь.

Демон коснулся указательным пальцем черепа, служащего тюрьмой для Майка, и кость тут же рассыпалась красным пеплом. Старуха взвизгнула от возмущения. А маленький пикси упал на стол, пачкаясь в драгоценной для жрицы субстанции. Грейси рассвирепела и, подняв руки вверх для пущего устрашения, стала читать мелодичное заклинание. Майк отряхнулся, прислушался и посмотрел на меня расширенными от страха синими глазами.

- Она заклинает демона убить тебя здесь и сейчас! Он не сможет отказаться, ведь это жрица его вызвала. Мы все умрем! - Трусишка приложил руку ко лбу и закатил глаза.

- Одно твоё слово, ведьма, и гнусной осквернительнице могил не жить, - вкрадчиво обещал демон, склоняясь ко мне с высоты своего роста.

Самое время появиться рыцарю на белом коне, подумала я, озираясь по сторонам. Ни рыцаря, ни коня, ни любимого чешуйчатого друга. Остается только выпустить внутренний огонь. Я уставилась в козлиные глаза Лиала, сознательно снимая ограничение с частицы огненной стихии, от недавнего времени обитающей внутри моего тела.

- Э, Грейс! - Старуха замолчала, недоуменно глядя на огорченного демона. - Я попозже зайду, очень занят. Ну, просто ни минуты свободного времени.

Взорвался столб пламени. Посетитель исчез, напоследок наполнив комнату запахом тлеющей серы. Гадость какая. В носу зачесалось, и я чихнула. Вылетел крошечный язычок пламени. Все вытаращили глаза. У Майка даже челюсть отвисла. Я еще раз чихнула. Огонек упал на столешницу, и сухое дерево с радостью загорелось. Кажется, у меня аллергия на серу.

- Платочек есть у кого-нибудь? - вежливо попросила моя светлость, снова чихая. В этот раз загорелась подушка, на которой недавно сидела бокору. На груди зашевелилась саламандра, сползая к солнечному сплетению за порцией энергии. Надеюсь, вместе мы справимся, и я не натворю бед. Все-таки в поселке полно детей. Старуха удивленно посмотрела на горящую подушку, потом указала на меня пальцем и выдала что-то повелительным тоном.

- Сейчас нас снова будут убивать, - вздохнув, перевел Майк, сосредоточенно забираясь ко мне в карман. - Грейс вызвала зомби. Скоро они появятся здесь. Может, пойдем пока? Вдруг получится убежать. Не замечал, чтобы мертвые бегали. Этот мужик тебя боится, а значит пропустит.

А и правда! Стоило мне сделать шаг к дверям, как охранник с ужасом шарахнулся в сторону. Я опять чихнула. Не специально, просто так получилось! На мужчине загорелась одежда. Он с воплем выскочил в коридор и побежал. Воду искать, или огонь тушить, неизвестно. Уходя следом за горящим страдальцем, мы решили не прощаться. Очень уж скверная женщина, эта бокору Грейси. Дверь на улицу располагалась в конце длинного коридора. В то время как мужчина пытался открыть её с нашей стороны, кто-то применил силу, пробивая проход снаружи. Дверное полотно провалилось внутрь, придавив пылающего бабкиного телохранителя. Ах, какой романтический кадр! Призрачная фигура в длинном потрепанном плаще и широкополой шляпе на фоне заходящего солнца замерла в проеме. Еще бы посох добавить, получилась бы настоящая копия Гарри Дрездена, мечтательно вздыхала я, выливая из ближайшей вазы воду вместе с цветами на голову пострадавшего от моей аллергии местного жителя.

- Тебе помочь? - смущенно пробормотал мой герой, стоя на двери.

- Сойди на пол, пожалуйста, надо вытащить погорельца и дотушить одежду на нем.

- Так и знал, что сама справишься, - ворчал Мак, поднимая дубовую дверь. - Мужика зачем подожгла? Он тебя обидел?

- Нет, конечно. Он просто лапочка. Случайно получилось. - Снова чихнула. Теперь загорелся плащ колдуна. Я сделала невинные глаза, сорвала с ближайшей стены гобелен и принялась сбивать огонь. Как ни странно, мои усилия помогли. Плащ уцелел. Вдвоем мы вытащили охранника, к тому моменту потерявшего сознание. Сильных ожогов не обнаружили и решили, что на этом наша помощь заканчивается. Можно уходить.

Сзади раздался саркастический смех бокору. Старуха стояла посреди коридора, упираясь разведенными руками в стены.

- Вам не уйти, - успокоившись, произнесла Грейси. - Мои слуги близко. Теперь они получат двойное угощение. А когда от вас ничего не останется, маленький трус расскажет мне всё, что я хочу знать. Прощайте.

Мак вполголоса перевел мне слова безумной старухи, и я разозлилась всерьез. Когда шла назад, сжав кулаки и четко печатая шаг, волосы развевались от невидимого ветра, а доски пола горели под моими ногами. Казалось, сама природа на моей стороне.

- Подлая тварь, ты немедленно упокоишь поднятых мертвецов, - с каждым словом я впечатывала ладонь в узкую грудь старухи. - И никогда. Слышишь? Никогда больше не посягнешь на покой ушедших душ. Ты поняла?

Я прижала раскрытую пятерню к узорчатой шерстяной кофте, надетой поверх белого балахона. Пряжа дымилась. Перекошенное от ужаса, белое, как мел, лицо черной жрицы привело меня в чувство. Я же белая ведьма. Я не убиваю людей. Даже таких порочных, как эта пожилая женщина.

- В поселке полно детей! А ты зовешь сюда зомби. С ума сошла? - Уловив проблеск разума в глазах Грейс, я убрала руку, оставив черный отпечаток на коже старухи. Оказывается, одежда прогорела, оставив после себя только пепел.

Повернувшись к спасителю, потребовала:

- Переведи ей.

- Не надо, - проскрипела бокору. - Я поняла.

Моего английского хватило, чтобы понять слова хозяйки дома. Я отдала ей прожженный гобелен. Извинилась. И пошла вслед за широко шагающим МакКуинси. Мне что, всю жизнь бегать за ним вприпрыжку?

Машина, принадлежащая матери колдуна, смирно стояла за пределами поселка, ожидая пассажиров. Только когда мы устроились, я вспомнила о мобильном телефоне.

- Мак, давай позвоним Сайгошу, успокоим. Он, наверное, волнуется. Я же звонила ему перед тем, как попасть в переделку. У тебя телефон с собой?

- Несса, ты позвонила мне. Наверное, нажимала кнопки, не глядя. Да? - Я сконфуженно опустила голову, изучая резиновый автомобильный коврик. - Я так и понял, когда твоя сумка стала непрерывно трезвонить, вырываясь из цепких рук моей мамочки. Прости, пришлось задержаться. Ждал, пока приедет брат матери, чтобы присмотреть за ней. Надеюсь, старушка тебе ничего за это время плохого не сделала?

- Только заперла возле алтаря вместе с крысами. А мы куда сейчас едем? - решила поинтересоваться, потому что внезапно перед глазами возникла большая отбивная. Затем её сменила большая тарелка томатного супа с хрустящей булочкой. Когда желудок заурчал, возмущенный тем, что еду показывают, но не дают, машину накрыла большая мрачная тень.

"Не желаю слушать очередные нотации", - думала я, наблюдая, как перед капотом автомобиля опускается на землю крылатое огнедышащее чудовище.

Глава 13. Мы победили?

Дракон с интересом потрогал когтем капот машины, потом фыркнул и превратился в мужчину. О, какое любопытное телосложение, а мускулы - вау, просто так и хочется потрогать. Он что, качается специально? Заметив, как я его разглядываю, Сайгош закатил глаза, повернулся спиной и стал быстро одеваться. Оказывается, вещи он принес в небольшом рюкзаке с собой. Предусмотрительный ящер. Вид сзади ничем не хуже, чем спереди, так и хочется провести рукой по спине. Внимательно наблюдая, как восхитительный мужчина натягивает потертые джинсы на длинные тренированные ноги, я даже сглотнула.

- Перестань на него так смотреть! - разозлился колдун.

- Как? - невинно поинтересовалась я, облизывая губы. Как жаль, что Коша прячет такие изумительные кубики пресса под черной футболкой. Холера ясная, да он великолепно выглядит! Привлекательный, как змей. И такой же опасный. Заманчивое сочетание. Его волосы растрепались во время перемены, и мне срочно захотелось прикоснуться к роскошной шевелюре, перебирая пальцами пряди, может даже сделать массаж.

- Как будто он шоколадное пирожное, а ты безумно хочешь его проглотить, - обиделся Риманн. - Тебе не говорили, что драконы могут получить любую женщину, если захотят? Слишком сексуальны для нашего измерения. Черт, ты даже не реагируешь. Сайгош!

- Да, - отреагировал искуситель, специально напрягая мускулы спины перед тем, как набросить ветровку.

- Прекрати немедленно.

- А то что? Видишь, я ей нравлюсь больше, чем ты. Отдавай мой выигрыш.

Слова доносились до моего сознания, как сквозь вату. То есть, слышать-то слышу, но не понимаю смысла. Главное дотянуться и пощупать великолепное тело вон там, на дороге. Я открыла дверцу и вылезла из машины.

- Сайгош, опомнись. Вокруг посмотри, стриптизер чешуйчатый, - устало выругался Мак, откидываясь на спинку сиденья. Дракон оглянулся и громко присвистнул от неожиданности. Зомби подкрались незаметно. На самом деле, они не старались прятаться, просто дракоша красовался, Мак злился, а я, как озабоченная дура, капала слюной при виде постороннего мужика. Вот и пропустили появление непрошеных зрителей.

Ментальное воздействие драконьей магии на мозг прошло. Как будто кто-то сдернул завесу, возвращая мне способность ясно мыслить. Была бы рядом стена, я б сейчас стукнулась об неё головой пару раз. От досады. Придя в себя, обнаружила, что уже не только вплотную приблизилась к Сайгошу, но и тяну свои жадные ручки к широким плечам мужчины. Чтобы движение не пропало впустую, я изо всей силы врезала змею в солнечное сплетение сцепленными в замок руками. Он только охнул и укоризненно уставился на меня своими янтарными глазами.

- Пошутил я, чего дерешься. У нас тут проблема, между прочим. Бежим.

И мы побежали. До машины. Мак уже стоял на крыше, протягивая нам обоим руки. Сайгош запрыгнул наверх сам, а меня пришлось втаскивать. Благо, после предыдущей ночи и сегодняшних приключений я сбросила часть веса. Если еще чуточку похудею, смогу прятаться в любом месте, все равно никто не увидит. Перед глазами всплыли свежие розовые куски лосося, истекающие каплями сока на решетке, и французский хлеб с хрустящей корочкой. Ммм. А, так вот почему я попалась на уловку негодяя, просто кушать хочется. Черт, о чем только я мечтаю. Тут очередная серия "Обители зла" разыгрывается, а мне ресторан подавай. Хотя, если подумать... Сайгош дернул меня за руку:

- Несса, прекрати глотать слюни и посмотри вокруг. Твои предложения?

- Могу врезать тебе еще раз, - от всей души предложила же, чего он кривится. - Мак, шляпу дай,

- Зачем, - удивился колдун. - Она в машине валяется.

- Стыдно мне, вот зачем. В глаза вам смотреть не могу.

- Нечего стесняться своих чувств. Слепому ясно, ты давно влюблена в меня по уши, - понимающе усмехнулся Сайгош. Пока мы препирались, зомби подобрались ближе.

Абсолютно безвыходное положение, как в кино. Машина, на крыше два умелых мага (хотела сказать: два придурка, но передумала) и я. Вокруг толпа мертвых тел, кольцом окружающая нашу скульптурную композицию. Не понимаю. Стоят, не нападают, ближе трех шагов не подходят. Ждут?

Прервав спор товарищей на самом интересном месте, я вежливо попросила:

- Сайгош, давай ты превратишься в дракона, возьмешь нас обоих в лапки и улетишь далеко, далеко... Домой, в Херефорд.

- Больше одного раза в день менять ипостась нельзя. Энергии не хватит, - не моргнув глазом, соврал змей. - Я и так, когда почувствовал, что ведьма печать ограничивающую сняла, чуть инфаркт не получил. Только представь, дракон и больное сердце! Не смешно, Риманн. Ржать прекрати. Ты же не лошадь.

Колдун закашлялся, пытаясь сдержаться, потом все-таки выговорил:

- "Сердце дракона". Чудный фильм. Только чудовище там колоритнее выглядит. Это не ты деньги на жизнь зарабатывал?

Я растерянно смотрела то на одного, то на другого, и никак не могла понять, что происходит. Устроили настоящий фарс. А в качестве погорелого театра скоро будет автомобиль мамочки-ведьмы. В мозгу что-то щелкнуло, и я предельно ясно вспомнила их предыдущий разговор. Ага. Похоже, трусиков на рогах для мести не достаточно. План! Срочно нужно составить план мести для одного чешуйчатого мерзавца! И для второго тоже. Не мог шляпу с собой на крышу взять.

- Мальчики! - Оба повернулись ко мне с невинными лицами.

Мак сощурился и шепнул Сайгошу:

- Я думал, она не услышала.

- А я вообще не думал, видел, как ведьма облизывалась?

- Кто предупрежден, тот вооружен. Постараюсь больше не попадаться на твои чары, змей пропащий, - ехидно пообещала я.

- Чего это сразу пропащий? Очень даже целенький и здоровенький. Вот, можешь пощупать, ты же так хотела, на! - Дракон поднял футболку, демонстрируя накачанный пресс. Я скорчила ему рожу и попыталась спихнуть на землю. Эта зараза устояла, даже не шелохнулась.

- Пропадешь, - злобно пообещала моя светлость. - Гарантирую. Вы же два мага, думайте, как выбираться будем? Я вообще голодная. С утра, кроме омлета, ничего не ела.

Дракон опустил футболку и уставился на МакКуинси.

- Омлет? Ты что, водил ведьму на катер?

- Подумаешь, сходили в море на ночную прогулку. Чего ты ругаешься? - попыталась вмешаться я, загораживая собой волшебника. Сайгош отодвинул меня чуть в сторону и, придерживая за пояс, чтобы не свалилась, возмутился:

- Ты сказал, что повезешь её к Мэриан!

Я схватилась за голову. Только не сначала!

К счастью, с той стороны, откуда мы приехали, показалась процессия. Четверо крупных живых мужчин несли деревянное кресло, прикрепленное к двум длинным строительным рейкам. Старуха нарядилась в разноцветную хламиду, прицепила на голову корону из перьев, и гордо восседала на троне. Пусть деревянном, но выше всех. Остановив торжественное шествие возле нас, бабка легко приподнялась и указала посохом в нашу сторону. Слов я не услышала, потому что в ту же секунду Сайгош поставил защитный купол, укрывающий нас вместе с машиной плотной, сияющей всеми цветами радуги, полусферой.

Я устало села на крышу, с сочувствием глядя, как бедные марионетки бьются всем телом об энергетический барьер. Все это так неправильно. Как может женщина, а старуха определенно не мужчина, так подло обращаться с мертвыми телами. В голове не укладывается. Мне кажется, что уважение к ушедшим в мир иной должно быть внутри каждого человека.

- Сколько ты сможешь держать купол? - спросил Мак, делая какие-то расчеты на маленьком карманном компьютере. Его длинные пальцы так и летали над крошечной клавиатурой.

- Не знаю, - ответил Сайгош, - накопитель-то твой. Какая у него емкость знаешь только ты.

- Как мой? - прервал работу колдун. - Ты упер моё изобретение?

- Просто взял для коллекции. Это компенсация за то, что ты меня обманул. Вообще-то, я его честно выиграл, - выкручивался собиратель чужих ценностей.

Кошмар. Вокруг зомби. Мертвые тела непрерывно бросаются на радужный купол, пачкая его гнилью и другими телесными жидкостями. Старуха рвет и мечет, вон уже все перья из короны повыдергала. Я настолько хочу есть, что скоро буду готова сжевать хвост дракона. Солнце уже клонится к закату, в темноте нам точно живыми не выбраться из этой патовой ситуации. А два клоуна стоят на крыше и препираются, выясняя, кто, у кого, что, и зачем украл.

Отложив на будущее месть негодяям, я постаралась расслабиться. Нужно только перестать слышать реплики мужчин, и у меня все получится. Закрыла глаза. Спокойно. Теперь посмотрим, защитный купол - это целая сфера, или её половина. Отпускаю себя, отпускаю чувства, еще глубже, дальше, свободнее. Снизу защиты нет. Надеюсь, я первая догадалась проверить. Пусть старуха беснуется, а мне надо поговорить с Землей. Вот же она, здесь, рядом, сразу под колесами. Влажная, мягкая, сонная. Через месяц придет зима, все живое уснет, спрячется, затаится. Из чего состоит плодородный слой? Что поддерживает круговорот жизни в природе? Останки. Частицы растений и тел, бывших когда-то живыми. Черви только перерабатывают то, что попадается им на пути. Но то, что погружается внутрь почвы, становится её собственностью. Принадлежит Земле вечно. Только трансформируясь, только изменяясь полностью, жизнь получает возможность вырваться наверх, на поверхность. Так из семечка прорастает цветок, из желудя - дуб, из маленького зернышка - пшеничный колос. Все те, кто сейчас кружится вокруг нас, мертвы. Все были похоронены, преданы Земле. Все - принадлежат ей безраздельно. Я полностью расслабилась, становясь частью стихии Земли, я сама сейчас есмь Земля. Связь между мной и теми, кто наверху, намного сильнее, чем нити, которыми тела привязаны к выжившей из ума старухе. Я зову их, сейчас: "Идите ко мне. Оставьте всё и спускайтесь. Глубже, еще глубже. Вниз, под корни деревьев, грибниц и кустарника. Мертвое к мертвому, живое к живому. Притяжение - закон Вселенной. Идите ко мне, слушайте мой голос. Я здесь, внизу, жду. Покойтесь с миром". Внизу так тихо, нет суеты, хочется остаться навсегда, становясь частью круговорота. В кармане кто-то шевелится. Живой. Живому здесь не место. Живым нужно наверх, к Солнцу. В бедро вонзилась острая шпилька. Больно. Значит, я тоже живая? "Спасибо тебе, Земля. Ты спасла нас", - с этими словами я открыла глаза и убедилась, что все еще сижу на крыше. А из кармана выглядывает Майк, измученный усталостью и голодом.

- Прости, - повинился пикси. - Я боялся, что не вернешься. Рядом было только тело, а ты сама ушла вглубь.

- Ничего. Все уже прошло. Мы справились?

- Оглянись, - ответил колдун.

Майк тут же обиженно надулся. Все-таки он помог мне выбраться. Я поблагодарила маленького защитника и стала осматриваться. Земля вокруг машины превратилась в только что вспаханное поле. Мужчины убежали, а старуха стояла возле своего трона и с недоумением рассматривала свой посох. Сайгош убрал защитный купол, и мы по очереди спустились вниз с крыши автомобиля. Не обращая внимания на то, что ноги проваливались по щиколотку в мягкую пушистую землю, я подошла к Грейси.

- Ничего не понимаю, - бормотала женщина, разговаривая сама с собой. - Я их не чувствую. Никого. Представляешь? - обратилась она ко мне.

- Нет. Мне не дано чувствовать мертвых.

- А я всю жизнь слышала голоса. Теперь их нет. Это счастье, настоящее счастье! Спасибо!

На моих глазах старая Грейс села на землю, опустила руки ладонями вниз на жирные черные комья и замерла, бездумно глядя перед собой.

- Что происходит? - Подошел к нам колдун. Присел и проверил пульс у жрицы. - Она мертва. Ты убила её? Нет. Конечно, нет. Я бы заметил.

Майк вылез из кармана и подлетел ближе к умершей. Проведя маленькими ладошками по морщинистому лицу, пикси сокрушенно покачал головой. Потом поежился и снова нырнул в карман. Близился вечер, а с ним сырая прохлада. Нужно было срочно перебираться в тепло.

- Мы оставим тело Грейси здесь?

- Несса, это ты у нас земная ведьма. Тебе и решать, что делать. Я пока машину на дорогу постараюсь переместить. - Мак коснулся лба старухи, что-то прошептал и ушел. Как же я забыла, они ведь давно знакомы. Но проявлять сочувствие не собираюсь, ни к чему лицемерить. Старуха убила бы нас всех без промедления и сожалений. Я положила руки на землю, попросила принять тело женщины и потрясенно смотрела, как медленно, но равномерно уходит в почву высохшая, как мумия, черная жрица. Через несколько минут никто не узнает, что здесь на самом деле произошло. Прикоснулась к карману, чтобы убедиться в своей догадке:

- Майк, душа Грейс улетела?

- Да, сразу же, как только она почувствовала себя счастливой. Мне холодно. Когда мы уже уйдем отсюда? Страшное, жуткое место. Настоящая долина приведений.

- Почему? - удивилась я.

- А куда, как ты думаешь, денутся души, порабощенные жрицей за всю её долгую жизнь? Они соберутся здесь, на месте смерти хозяйки, и будут неприкаянно скитаться целую вечность.

- Ты так говоришь, как будто можешь общаться с душами. Пикси - медиум?

Майк завозился, потом снова высунул голову и заявил, дрожа от холода:

- А что такого? Эмили - пророчица, но тебя же это не беспокоит? Думаю, она уже успела показать, на что способна.

Правда. Я и забыла о странном поведении феи в саду. Надо же, как много нового довелось узнать за последние дни. С трудом вытаскивая ноги из почвенной каши, я дотащилась до автомобиля, стараниями двух магов перенесенного на твердую поверхность, и плюхнулась на заднее сиденье. Сайгош уже включил печку, в салоне было относительно тепло, но ящерка все равно переползла в карман, ближе к Майку, повинуясь мысленной просьбе. Надеюсь, теперь он не замерзнет.

Возле знакомой хижины мы поменяли машину, а Мак о чем-то недолго поговорил со своим дядей. Потом зашел в дом и вышел уже с моей драгоценной сумкой в руках.

- Спасибо, что не забыл. Надеюсь, твоя мама не успела там похозяйничать? - ревниво ворчала я, проверяя сохранность молнии и своих оберегов.

Мак и не подумал ответить. Сидят впереди молча, как два китайских болванчика и только головой кивают, когда машина подпрыгивает на неровностях дороги. Глаза сами собой закрылись, я заснула.

Проснулась от ощущения тяжести на груди и шее. Открыла глаза, потом подняла руку и, хм, нащупала шерстяной клубок на груди. Возле уха раздался рокот, плавно переходящий в мурлыканье. Я облегченно вздохнула. Это кот улегся воротником на груди и составлял мне ночью компанию. Не обращая внимания на выпущенные от недовольства когти, убрала антидепрессант на одеяло рядом и медленно, со скрипом, села. В глазах потемнело, голова закружилась, но все прошло почти мгновенно.

- Привет, - раздался звонкий голосок Эмили. - Ты вчера эликсир пила?

Не помню. Катер, буря, волны, завтрак, кофе. Пила. Накапала в кружку, пока капитан в рубке штурвал крутил. Я согласно кивнула.

- Хорошо. Пропускать время приема нельзя ни в коем случае. А Майк еще спит. Мы его уложили в ящик комода.

- Как он? - спрашивая, я усердно поворачивала голову. Кажется, шея затекла. Вот холера, уснула-то я в машине. А сейчас сижу в ночной рубашке, и даже ноги чистые. Были по колено в земле. Эмили правильно поняла недоумение в моих глазах и постаралась быстро объяснить:

- Хозяин тебя принес. Потом позвал кухарку, чтобы помогла отмыть грязь. Не переживай, он сразу ушел, не подглядывал. Ты уже согласилась на его предложение?

Я замерла. Потом подняла руку открытой ладонью вперед, останавливая словесный поток со стороны феечки, и отправилась в душ. Молча. Постою полчасика под горячей водой, глядишь в мозгах прояснится, вспомню, о чем речь идет. Не вспомнила.

Переоделась в свои вещи, высушила волосы феном, глядя, как на журнальном столике ворошит бумажки странная крылатая компания. Ученый, пророчица и медиум. Жаль, что мозг не компьютер, нельзя включить, нажав на кнопку. Вся эта ситуация - в целом - неспроста. Дом принадлежит дракону. И сейчас нас здесь трое: оборотень, маг и ведьма. Три плюс три равно шесть. Ха-ха-ха. Очень смешно. Получается, шестиконечная звезда. Угу. Звезда Давида. А еще, здесь, в Англии, это одна из эмблем Великой Богини Дану. Знак шести сторон горизонта, соотносимых, в отличие от креста, не с Землей, а с Небом. Если размышлять дальше, можно представить знак, похожим на схематическое изображение бабочки. А бабочки, или феи, считаются существами, связанными напрямую с Богиней, если верить древним легендам. В Уэльсе принято допускать, что во время сна душа ведьмы вылетает из нее в виде маленькой феи и общается с Высшими Силами. Ведьма - ведающая, знающая женщина, всегда жрица Богини Дану, где бы она ни находилась.

Закончить и сделать выводы мне не дали. Громко хлопнула дверь, разбудив рыжего кота, и в комнату влетела яростная девушка. Она тут же полезла в шкаф, а затем под кровать. Феи взлетели на подоконник, кот зашипел, а я подняла ноги повыше, чтобы даме было удобнее собирать пыль. С интересом наблюдая, как Алекс задним ходом выползает наружу, я спросила:

- Ну, как там? Нашла носок?

- Какой носок? - не поняла красавица, сидя на коленях и по второму разу оглядывая спальню.

- Грязный, - подсказала я, соображая, когда, наконец, до гостьи дойдет, что над ней слегка подшучивают.

- Я ищу предателя. В этой комнате его нет. - Алекс гордо задрала породистый подбородок и требовательно уставилась на меня. - Ты знаешь, где он. Скажешь?

Мысленно поблагодарив Богиню за представившуюся возможность отомстить, я помогла девушке подняться, вывела её в коридор и указала на дверь, ведущую в спальню МакКуинси. Итак, месть начинается! Я радостно потерла ладошки, позвала с собой пикси, и стала красться следом, стараясь не слишком громко дышать. Кот передвигался самостоятельно, все время попадаясь мне под ноги. Алекс зашла в комнату и закрыла за собой дверь. Мы тут же заняли места рядом, прислушиваясь. Когда раздался грохот разбитой вазы, наша компания предвкушающе приникла вплотную к дверям, чтобы не пропустить ни слова из последующих неприличных выражений. Даже котик прижался ухом к щели внизу. Кто-то похлопал по плечу, я отмахнулась. Меня дернули за руку и развернули лицом к разъяренному Сайгошу.

- Вы чем здесь занимаетесь? - прогремел на весь коридор возмущенный змей. - Я их ищу по всему дому, а они тут подслушивают! Агнесса, как тебе не стыдно. Ну-ка, пусти меня, я тоже хочу знать, что такого интересного делает в моем доме наглый колдун! - Дракон открыл настежь дверь и вошел. Мы просочились следом.

Картина называется "Не ждали", здорово! Месть удалась. Мак сидел на полу в куче мокрых простыней, полностью обнаженный. На голове приятно смотрелся перевернутый вверх стеблями букет из роз. Надеюсь, колючки у них никто не обрезал? Надо будет спросить у садовника. Вокруг валялись осколки разбитой вазы с бело-синим узором, а девушка держала над колдуном графин с водой. От неожиданности, она наклонила графин, и вода тоненькой струйкой полилась на темечко Риманну. Какая прелесть!

Утро получилось исключительно удачным. Остались мелочи: понять, что нужно от меня дракону, разобраться с наследством, выпросить кота у колдуна для себя любимой, найти артефакт, отпраздновать Хэллоуин и можно отправляться домой. А, чуть не забыла, подстроить напоследок пакость хозяину дома. План готов, приступаю к исполнению! Мы с феечками и котом развернулись, отправляясь на кухню. Месть - дело хорошее, но завтрак - лучше!

Глава 14. Убийство в загородном доме.

После завтрака Сайгош позвал нас всех в кабинет. Всех, это меня и фей, потому что Риманн уехал с Алекс в офис леди Александры. Решать неотложные юридические вопросы о какой-то совместной собственности. Пикси же приглашай, не приглашай, все равно просочатся, потому что любопытство раньше них родилось.

В кабинете хозяина Эмили тут же нашла себе занятие, не спрашивая разрешения у змея. Впрочем, он нормально отреагировал. То есть - никак. Фея закопалась в большой шкатулке, перебирая жемчуг, а Гэлвин с Майком чинно устроились поодаль друг от друга на комоде среди коллекции фарфоровых фигурок. Сайгош клятвенно пообещал мне целую нитку черных австралийских жемчужин, если выслушаю его молча и внимательно. Поэтому я старательно не пыталась составить компанию феечке, хотя время от времени с завистью поглядывала, как малышка радостно сияет, перекатывая в руках особо понравившиеся камни.

- Звезда моя, хочу сказать, что когда мы с Маком думали, где тебя спрятать на ночь, никто не мог даже предположить, что Мэриан позарится на артефакт и договорится с черной жрицей, - торжественно начала разговор будущая жертва моих мстительных замыслов. Вот расслабится, забудет о своих провинностях, тут-то я и отыграюсь.

- Кстати сказать, мы так и не поняли, отчего ушла из жизни старуха. Первый раз вижу, чтобы человек умер так внезапно и безболезненно, - неожиданно поинтересовался дракон.

- От счастья, - твердо заявил Майк. Он слетел на письменный стол и храбро стоял сейчас, уперев руки в бока, перед страшным ящером в человеческом обличье. - Несса не виновата. Старуха почувствовала себя безгранично счастливой от осознания того, что перестала слышать голоса мертвых в своей голове. В таких случаях для любой души открывается прямой путь к перерождению. Ведь до сих пор женщина не допускала свет добра и любви в сердце. Грейс считала себя недостойной просветления, из-за того, что общалась с душами ушедших в иной мир людей и использовала их в своих целях. В тот момент, когда сияние Вышнего Мира заполнило все её существо, душа легко оставила одряхлевшее физическое тело, сердце, наполненное завистью, жадностью и злобой. Я почувствовал это, когда прикоснулся к ней сразу после её смерти.

Высказавшись, пикси решил, что тема закрыта, и полетел к Эмили помогать в строительстве жемчужных пирамидок. Гэлвин нашел на комоде среди других безделушек кубик Рубика и сосредоточенно размышлял, как именно нужно поворачивать грани. При этом ученый пикси не упускал ни единого слова из того, что говорил наш собеседник. Только я собралась встать, чтобы помочь Воробушку, как Сайгош продолжил рассказ. Видно, что ему приходится заставлять себя говорить, но дракон собрался с духом и твердо был намерен закончить свою историю. Уже прогресс. Сначала объяснит, в чем дело, и только потом попросит о помощи. По сравнению с тем, как он вел себя раньше, сама тактичность в лучшем смысле этого слова.

- Сколько мы знакомы? Почти два месяца. Скажи, кроме меня, ты когда-нибудь видела драконов? Нет. Так оно и есть, потому что в вашей реальности я - единственный представитель своего вида. 21 декабря 2012 года, когда произошла катастрофа с границами между измерениями, в моем мире открылся временный портал, или разрыв, или разлом. Не знаю, что на самом деле. Мак назвал это явление пространственным проколом. Помню только, что летал в облаках над горной грядой, и вдруг очнулся здесь, на берегу океана, возле печально известного тебе алтаря. Мегалит Пентре Ифан, место, соединенное непостижимым образом с иными реальностями. Над моей головой шумели и ссорились маленькие крылатые существа в красных шапочках. Смешно сказать, но я подумал тогда, что попал в мир, где все обитатели принадлежат к одному виду. Впрочем, заблуждение длилось недолго. Феи привели МакКуинси, а он, в свою очередь, попросил о помощи Анну. Вы уже знакомы, помнишь?

Я понимающе покивала, забираясь на кресло с ногами и укрываясь пледом. Хорошо, что в этом доме такие большие кресла. Можно удобно свернуться в клубочек, положить голову на кожаный подлокотник и слушать фантастическую историю под частый стук капель дождя по металлической крыше. На улице опять начался ливень. Вот интересно, в городе у всех крыши или соломенные, или из глиняной черепицы, а на этой улице дома с оцинкованным железом. Почему так?

Сайгош продолжал свой увлекательный рассказ, укоризненно глядя на мою возню с пледом:

- Мак научил меня изменять внешность с помощью амулетов своей матери, а позже я и сам поработал с заклинаниями. Так что перед тобой не настоящий оборотень, а, как бы это сказать, иллюзорный. Хотя с годами мастерство улучшилось, и я даже на ощупь могу сойти за человека. В тот момент, когда я валялся со сломанным крылом на берегу, только одна девушка из всех кружащихся рядом фей решилась спуститься и прикоснуться к моей голове. Её заинтересовали усы. Они же длинные, тонкие, к тому же постоянно шевелятся. Не красней, Эмили, любознательность лежит в основе всякого исследования. Ты уже знаешь, что девочка обладает даром пророчества? Ну, вот. Фея вцепилась в ус обеими руками и начала вещать. До сих пор жалею, что не прислушался сразу. Запомнил только последнюю фразу: когда я случайно встречу человека, способного распознать во мне дракона, пространство развернется во всех направлениях, ворота откроются, шесть разумных существ, благословленных Богиней, помогут вернуться ящеру домой. Эмили не запоминает свои пророчества, поэтому эти слова - все, что у нас есть. Видишь, пока все складывается одно к одному. Я случайно попал в состав комиссии, затем приехал в твой город. Ты в первую же встречу легко рассмотрела мою истинную сущность, не обращая внимания на иллюзию. Наш с Шайлой план заманить тебя в Англию увенчался успехом, а под крышей моего дома сегодня живут уже пять разумных существ. Мак специально изучал расположение звезд на небе и пришел к выводу, что для того, чтобы колдовство свершилось, необходимо определённое время суток вдобавок ко времени года и числу месяца. Полночь Хэллоуина для ритуала подходит по всем параметрам. Осталось найти шестого участника. Агнесса, свет души моей, прошу - помоги найти дорогу домой. Мне здесь не место. Драконья магия чужда вашему миру. Я задыхаюсь и медленно умираю в вашей реальности. - Сайгош в упор смотрел на меня змеиными глазами, не пытаясь гипнотизировать, просто требуя немедленного ответа. Меня разобрал смех. Тех, кто давно знаком со мной, такая реакция не удивила бы, но дракон вполне мог обидеться. Поэтому я торжественно кивнула, не в силах открыть рот и произнести хоть что-нибудь.

- Скажи, что согласна, пожалуйста, - сдвинул брови сердитый ящер. - Мне говорили: ведьма должна произнести слова так, чтобы слышали все присутствующие.

- Да, да, конечно, - пришлось ответить, и, не выдержав напряжения, я громко рассмеялась. Давно так не веселилась. Тыкала пальцем в дракона, хихикала сквозь слезы, дрыгала ногами, в итоге все-таки свалилась на пол с кресла. Наверное, нервное, решила я, когда Сайгош накапал что-то в стакан, добавил воды и дал выпить истеричке, мне, то есть. Фуу, валерьянка. В ту же секунду открылась дверь, пропуская рыжего кота. Шевеля усами, он шел на запах прямо ко мне. Кошмар какой. Приставучий мурлыка принялся ходить вокруг, постепенно сужая круги. Может, ему тоже накапать лекарства для полного счастья? Забравшись на колени, животное успокоилось, время от времени подергивая кончиком хвоста.

- Я сказал что-то смешное, или у тебя женская истерика после вчерашних подвигов? - невозмутимо спросил ящер, усаживаясь в свое кресло.

- И то, и другое, - отреагировала я, вытирая слезы платочком, вовремя подсунутым Эмили. - Получается, ты - попаданец. Самый настоящий. Ой, не могу, смешно до слез, - снова развеселилась.

- Да что с тобой происходит? - удивился дракон.

- Понимаешь, еще до Перехода у нас многие писатели увлекались описанием приключений людей из нашей реальности, поневоле оказавшихся в другом мире. Столько романов написано про попаданцев. А уж анекдотов насочиняли, вагон и маленькую тележку. Не думала, что перемещение из реальности в реальность возможно на самом деле. - Наконец успокоилась моя светлость. - Это что же, получается, я знакома с настоящим пришельцем из другого мира? Умереть, не встать. Ребятам в отделе расскажу, все просто попадают от зависти. Чешуйку на память дашь? Лучше две. Или нет, три. Все равно Кармен одну отнимет для опытов.

- Несса, пожалуйста, не отвлекайся. И куда ты подевала те, что выдернула из моего хвоста? Думала, не чувствую, как ты там возишься? - Дракон снова нахмурился, продолжая настаивать на своем. - Я не могу заставить тебя или твоих маленьких друзей делать то, что вы не хотите. Просто прошу.

- Мы поступим так, как скажет Несса, - тут же переадресовал ответственность Гэлвин, сражаясь с непослушным кубиком. - Ведьма позволила нам самим поквитаться с врагом. Теперь весь клан у нее в долгу. А это - плохо. Пикси никому ничего никогда не должны. Если она попросит нас помочь тебе, то после окончания ритуала долг будет выплачен сполна. Или ты уверен, что мы с Эмили тут просто так сидим? Ради шоколада, булочек и меда?

- Именно так я и думал. Должен признать, что недооценивал мудрость маленького народца. Прошу прощения. Сначала Майк, теперь ты, Гэлвин. Снимаю шляпу перед вашей сообразительностью. Итак, последнее слово за ведьмой. Агнесса, пожалуйста, прекрати хихикать, будь серьезной. Для меня очень важно то, что ты скажешь и сделаешь.

Слушая, о чем говорит Воробушек, я поняла, почему они с Эмили постоянно крутятся рядом. Но Майк... Неужели он на самом деле боится возвращаться в клан? Ладно, рано или поздно все прояснится.

Я пожала плечами и ответила, ехидно улыбаясь (ну, хотела, чтобы так выглядело, а уж что получилось, не знаю, зеркала в кабинете нет):

- Сделаю, что смогу. И фей попрошу об услуге, если нужно, даже ритуальную формулу произнесу, как положено. Только просвети меня, ради всех святых, что за представление ты вчера устроил? До сих пор, как вспомню, так краснею. Где ты вообще этому научился?

Дракон сконфузился и принялся перекладывать бумажки на столе. Потом понял, что увильнуть от объяснения не выйдет, и огорченно всплеснул руками под перекрестными взглядами четырех пар глаз.

- Что вы на меня так смотрите? Просто я привязался к Нессе. И хочу устроить её жизнь самым наилучшим образом. Да, да, понимаю, слышал уже, нельзя решать за другого человека. Но ведь Мак - хороший, честный, добрый. Даже симпатичный. Может быть. Почему бы им вместе не создать семью? Я просто хотел заставить его ревновать. И все. А мужской стриптиз в Лас-Вегасе видел, когда играл, не важно во что играл.

- Сайгош, это не смешно. Больше никогда так не делай. Ментальное воздействие на сознание другого человека считается преступлением в любой стране нашего мира, - серьезно заявила я, закрывая лицо ладонью. Не хочу, чтобы собеседник видел выражение моих глаз. Женщине не понять мужскую логику. Это ж надо додуматься: свести ведьму с ума для того, чтобы пробудить собственнические чувства в другом мужчине! Мужики что, везде одинаковые? Во всех измерениях? Ужасно. Мог бы цветы подарить, или там, в ресторан сводить. Кстати, чего-то опять кушать хочется. Со стороны кухни через дверь, открытую рыжим пушистиком, потянуло ароматом ванили и карамели. Яблочный пирог! Обожаю выпечку с начинкой. Я прижала руки к груди, строя умильные глазки Сайгошу. Пикси тоже зашевелили носами, отложив свои занятия. Дракон вздохнул, обреченно кивая головой:

- Ладно. Бегите уж. Я хотел обсудить порядок ритуала и необходимые составляющие, но с вами совершенно невозможно серьезно разговаривать. Несса, ты когда-нибудь повзрослеешь?

- Это в смысле - завяжу волосы в узел на макушке, надену на лицо высокомерное выражение, буду цедить слова сквозь зубы и начну передвигаться мелкими шажками? Не дождешься, - сказала, как отрезала. Тут же выбежала в коридор и съехала по перилам на первый этаж. "А, может быть, ящер прав?", - подумала я, растирая заднюю часть тела. Все-таки не прилично взрослой ведьме вести себя, как испорченный ребенок. Или это перила слишком короткие? Только разогналась, а они уже закончились.

Пирога нам хватило минут на пять, потом все упросили кухарку испечь еще один, и, нашли крайнюю, меня усадили чистить яблоки. Хозяину, видите ли, некогда пустяками заниматься, а пикси объелись, не могут ничего делать, пока не отдохнут. Сайгош ушел в кабинет, сообщив, что ему срочно нужно просмотреть биржевые новости. Так вот откуда у него деньги. Наш пришелец играет на бирже. Ага. И рулетку не забывает. Или чем он в пустыне занимался? С другой стороны надо же мужчине как-то деньги на жизнь зарабатывать.

Чистка яблок - занятие, сравнимое с медитацией, муторное и однообразное. Поэтому, когда тишину в доме неожиданно нарушил пронзительно дребезжащий звонок, я подпрыгнула на табурете, уронив на стол половинку яблока и нож. Кухарка поднесла руки к груди, что-то сказала и испуганно уставилась на меня. Сайгош тут же перевел её слова. Он как раз спустился, чтобы выпить чаю. Получается, уронить нож - плохая примета. Кого-то в ближайшее время убьют. И не просто убьют, а зарежут столовым ножом. Мы с драконом переглянулись, но решили не обращать внимания на такой смешной пустяк. Подумаешь, нож упал.

В двери позвонили еще раз. Сайгош открыл, поговорил с посыльным, дал ему несколько монет на чай и отпустил мальчишку. Когда змей разрезал конверт, я уже стояла у него за спиной, с любопытством принюхиваясь к запаху духов, которыми была опрыскана бумага. Знакомый аромат. Чуточку вербены, основа - цитрусовая, кажется, лимон, и что-то еще. Похоже на ладан, но я вполне могу ошибиться. Духи леди Александры.

- Не понимаю, - повертел в руках глянцевый листок Сайгош. - Приглашение на два лица провести выходные в загородном доме, принадлежащем семейству Бишоп. Я думал, старая леди о нас и слышать не хочет. Пойду, перезвоню её секретарю, уточню, правда ли это.

Дракон по скайпу выяснял достоверность полученного приглашения, а я, закончив чистить последнее яблоко, прицепилась к кухарке с вопросом: "Какой сегодня день недели". Разобрались. Пятница. Если подумать, то два дня, проведенных в компании с семьей Алекс, позволят мне решить проблему с наследством. Если я хочу сразу после праздника уехать домой, то нужно поторопиться с выбором. Пытаясь сообразить, что из одежды нужно взять с собой, поняла, что не вижу Гэлвина и Эмили. Майк сидел в уголке ящика комода, в котором он спал сегодня ночью, и тер глаза.

- Что случилось? Ты почему плачешь?

Не то, чтобы я так уж сильно ему сочувствовала, но ведь живой разумный фэйри страдает, только маленький и с крылышками. Сердце-то у меня не каменное.

- Они улетели в клан, чтобы рассказать новости совету старейшин. А меня как будто нет! Не разговаривают, не смотрят, попросил подстричь волосы, Эмили отвернулась! Клан вычеркнул меня, как предателя, навсегда. - Майк сглотнул и подтянул колени к подбородку, сжимаясь в комок от безысходности.

- Вылезай из ящика, посмотрим, что можно сделать с твоей прической, - равнодушно проговорила я, роясь в своей сумке. Вот ведь, сама складывала сюда расческу и ножницы в одном футляре. Найти не получилось, просто взяла и вытряхнула все, что есть. Ага, вот они. А это что такое? Когда прошлый раз перебирала вещи, этого не было! Майк стремительной молнией подлетел ближе и обнял вышитый мешочек, в котором что-то громко звякнуло. За дверью послышались приближающиеся шаги дракона. Майк умоляюще посмотрел на меня, а потом суетливо принялся запихивать мешочек обратно в сумку. Успел вовремя. Только закончил, как открылась дверь, пропуская в спальню посетителя с пустым клетчатым чемоданом на колесиках.

- Собирайся, через полчаса выезжаем, - Сайгош задумчиво почесал затылок. - А, вспомнил, там все-таки элита общества будет, так что свои цветные тряпки оставь здесь. Шелк и лен, если ты понимаешь, о чем я. Да, возьми с собой Эмили, чтобы она укладывала твои волосы.

Дверь хлопнула, а я так и осталась сидеть с открытым ртом, не успев сказать, что фея улетела к себе домой. Думаю, у дракона неприятности.

- Я тоже умею заплетать косы, возьми меня с собой. Всё лучше, чем сидеть одному в пустой комнате, - попросил Майк, сложив ладошки на груди. - Пожалуйста.

- Хорошо. В розовом пакете еще остались вещи твоего размера, выбери что-нибудь, - предложила я, раздвигая дверцы шкафа. Ну и что из этого брать? Маленькое черное платье. Не хочу. Тонкие шерстяные черные брюки. Прямые. Беру.

Снова открылась дверь. Вошел Сайгош, молча отстранил меня и стал бросать на кровать вешалки.

- Угу, это пойдет, и это, и, ага, теплое, берем, и вот это. Не обижайся, я просто подумал и решил тебе помочь. Только укладывать сама будешь. Ботинки можешь не брать. В саду леди Александры кругом плиточка, вымытая садовниками до блеска. Туфли не испачкаешь. Тапочки тоже не нужны, не принято. Домашние туфли, - он вытащил из глубины замшевую пару на среднем каблуке. - Эти подойдут. А, накидка тоже не помешает.

Мы сели в машину не через полчаса, а значительно позже, плотно пообедав. Сайгош решил ехать медленно, соблюдая все правила дорожного движения. Все равно уже опоздали. Майк смирно клевал носом, сидя внутри уютного гнездышка, свернутого из моей накидки. А что, ему идет, думала я, рассматривая торчащие во все стороны вихры. Как только отрезала длинные тяжелые пряди, выяснилось, что серебристые волосы у пикси вьются и предпочитают топорщиться по своему усмотрению. На самом деле обычные ножницы, конечно же, сами стричь не умеют. Те, что я привезла с собой, - плод моих экспериментов. Когда поняла, что осталась совсем одна, долго сидела дома, жалела себя, никуда не выходила. Вот и придумала заклинание, среди прочих. Время действия короткое, но вполне хватает на то, чтобы подстричь кончики волос. Если бы ножницы были не металлические, то можно было бы увеличить продолжительность работы. Ради сохранения истины замечу, что у заклинания обнаружился побочный эффект. Если ножницы взять в руки, они перестают резать и не закрываются. Недоработка. Надо переделывать. Когда вернусь домой, усовершенствую изобретение.

- Агнесса, ты только ни во что не влезай. Сиди тихонько в уголке, наблюдай, делай выводы. Пакет с документами взяла? Нет? А почему? - привязался с расспросами Сайгош.

- Я рассудила так. Если возьму с собой, бумажки могут украсть. Дом чужой, люди посторонние, где прятать? Тогда мое обещание выбрать наследника не будет стоить даже ломаного гроша.

- И оставила важные бумаги дома, - утвердительно кивнул дракон.

- Нет. Там их найти легче легкого. Леди вполне могла нанять кого-нибудь, чтобы обчистить наше жилище. Она знает: если кто-нибудь, кроме меня, откроет пакет, бумаги вспыхнут и сгорят. В этом случае леди Бишоп сможет подать в суд, как ближайшая родственница, и выиграет дело.

- Надо было в сейф положить, - мудро заметил Сайгош.

Ответить я не успела, потому что мы уже приехали. Дом, как дом. Большой, с колоннами, садом и парнем, который взял ключи от машины, чтобы отогнать Мерседес в гараж. К нам подошел знакомый дворецкий и, подчеркнуто не обращая на меня внимания, посмотрел на Сайгоша.

- Ваше приглашение, сэр.

- Прошу. - Джентльмен достал конверт из внутреннего кармана и вручил слуге. Вот как это получается у дракона? Только что он был нормальный, а тут выпрямил спину, расправил плечи, поигрывает тростью и презрительно смотрит на мужчину в ливрее. Аристократ-самозванец.

Сверившись со списком, дворецкий подозвал мальчишку, велел ему отнести вещи в комнаты, а нас пригласил в гостиную. Там уже собрались гости, прибывшие раньше. Из членов семьи не хватало только леди Александры и наследницы. Остальные занимались кто чем. МакКуинси извинился перед дамой с крашеными в ярко-рыжий цвет волосами, подошел к нам, и поздоровался, придирчиво оценивая мой внешний вид. Не мудрствуя лукаво, на сегодняшний вечер я выбрала черные прямые брюки и белый кашемировый свитер. В сочетании со сложной косой, в которую собрал разноцветные волосы Майк, смотрелось все вполне прилично. Не хуже, чем у других присутствующих здесь дам.

- Если через десять минут леди не появится, придется идти на поиски, - пошутил Риманн и достал из кармана часы на цепочке.

Семь раз прозвучал гонг, обрывая все разговоры. Гости обернулись к дворецкому, занявшему место возле дверей, ведущих в столовую.

- Господа, прошу к столу. Занимайте места в соответствии с карточками, - во всеуслышание объявил слуга и настежь открыл двери.

Люди замерли, не в силах поверить в истинность картины, открывшейся перед всеми. Большая, хорошо освещенная столовая. Длинный стол, накрытый к ужину в соответствии с традициями. Огонь, пылающий в камине и призванный согревать холодный осенний воздух. Хризантемы в вазах, расставленных через одинаковые промежутки по периметру стен. И леди Александра, неподвижно замершая возле дверей в своем инвалидном кресле. Её глаза уже никогда ничего не увидят, поняла я, когда перевела взгляд на алое пятно, выделяющееся кровавой кляксой на груди мертвой женщины. Рядом с креслом застыла Алекс со столовым ножом в левой руке. Когда безумные от ужаса глаза девушки остановились на Конраде, она вскрикнула и отбросила орудие убийства в сторону.

- Убийца! - крикнул кто-то из гостей тонким противным голосом.

Алекс пошатнулась, поднесла руку ко лбу и потеряла сознание.

** На всякий случай размещаю рецепт. Для леди, пожелающих приготовить яблочный пирог своими руками.

ТАРТ ТАТЭН

Состав:

1. 170 г муки

2. щепотка соли

3. 70 г сливочного масла

4. 20 г сахара

5. 1,6 кг яблок

6. 2ст.л. кальвадоса или коньяка

7. 80г сливочного масла+130г сахара - для карамели

8. 1 яйцо.

Способ приготовления:

1. Татэн: Муку, сливочное масло, соль, сахар разотрите в мелкую крошку. Затем ввести яйцо и размять руками.

2. Растопить на дне формы сливочное масло, добавить сахар, кальвадос.

3. Очистить яблоки. Нарезать на четвертинки и разместить их в форму по кругу рядом друг с другом, выгнутой стороной вниз. Затем сделать еще один слой яблок, между слоями насыпать немного сахара, если яблоки не достаточно сладкие, положить несколько кусочков масла. Выкладывать яблоки нужно красиво, потому что пирог нужно будет подавать перевернутым, яблоками вверх.

3. Поставить яблоки в духовку, приблизительно на 30 минут (200").

4. Раскатать тесто. Накрыть яблоки слоем песочного теста диаметром чуть больше, чем диаметр формы, сделать несколько отверстий вилкой и вернуть обратно в духовку еще на 25 минут. Когда пирог будет готов, достать форму из духовки и дать постоять несколько минут. **

Глава 15. Дело ведет профессионал.

Сайгош нашел для меня место в углу гостиной рядом с камином, и усадил в плетеное кресло, спрятанное за большим комнатным фикусом Бенджамена. Сверху кто-то накрыл сиденье вязаной вручную цветной дорожкой для удобства, так что я чувствовала себя вполне уютно, внимательно наблюдая за присутствующими людьми.

Сначала все шумели, суетились, нервничали, звонили по мобильным телефонам и пытались уехать. Но дворецкий невозмутимо стоял на посту в дверях эдаким цербером. Вежливо, но твердо, он объяснял снова и снова, что уезжать нельзя, необходимо дождаться разрешения коронера, что будет проводиться дознание, что никто не должен покидать дом. Очень нервничал пожилой господин в очках, с животом, выпирающим из-под клетчатого жилета. Мужчина переходил от одной группы гостей к другой, непрерывно потел и все время промокал лоб большим льняным платком. Наконец, он угомонился, заняв место в углу гостиной. Только дрожащие руки выдавали его состояние. Мне показалось, что мужчина чего-то отчаянно боится.

Судя по голодным взглядам в сторону накрытого стола, большинство гостей приехали в надежде на плотный ужин. Теперь же, в свете открывшихся обстоятельств, праздничное настроение исчезло, сменившись раздражением и недовольством. Людей смущала неопределенность их положения, а также возможные подозрения, опять же - скандал!

Приближающиеся сирены полицейских машин напугали многих. Дело в том, что никто не ожидал, что полиция прибудет минут через пятнадцать после того, как обнаружилось досадное происшествие. От Херефорда до поместья Бишопов не меньше часа езды, а то и больше. Когда послышались воющие звуки и визг тормозов с улицы, люди сбились в кучки, активно обсуждая между собой происходящее. С одной стороны, всем понятно, кто убийца. С другой стороны, мало ли к чему прицепятся полицейские. Под подозрением оказались все! В гостиную вошли несколько мужчин в форме и один в гражданской одежде. Полицейские встали на страже дверей у выхода и возле столовой. Мужчина в помятом плаще потер небритый подбородок и что-то громко объявил. Сайгош наклонился ко мне, чтобы перевести:

- Сейчас разберутся с гостями. Кого-то отпустят, кого-то задержат. Потом начнут проводить дознание, так что нам с тобой в ближайшее время домой не попасть. Мы же здесь по личному приглашению хозяйки дома. Удачные выходные, да? Слушай, звезда моя, а это не твои проделки? Пока ты не приехала, мы тут как-то не наблюдали трупов в столовой.

- Угу. Шутки у тебя, дорогой друг, такие же плоские, как стриптиз. При всем уважении к твоей истинной сущности, должна заметить, что в людях ты разбираешься плохо. Садись рядышком, посмотрим, что будет. Интересно же следить за тем, как работает настоящий профессионал. Кстати, чего тебя вообще понесло в Вегас? Ободрали небось, как липку.

- Ничего от тебя скрыть не получается, - пробурчал Сайгош, подвигая второе кресло вплотную к фикусу. - Ведьма и есть ведьма. Между прочим, другим женщинам нравилось, как я танцую. Знаешь, сколько мне платили? И это не считая чаевых.

- Чаевые, это такие купюры, которые дамы в плавки запихивают и на танцпол швыряют? Слушай, возьми меня с собой в гости, расскажу твоим близким, как тебе здесь пришлось тяжело трудиться.

- Очень смешно. Посмотрел бы я на тебя в той ситуации. Рулетка - такая штука. - Дракон покрутил пальцами в воздухе. - Затягивает в общем. И потом, в казино так сильно звучит золото... Еле вырвался.

Рядом с нами раздался громкий кашель коронера. Ах, как некстати. Я как раз собиралась выяснить шокирующие подробности о танцах дракона, но - не повезло. Высокий мужчина уже где-то оставил свой помятый плащ и теперь возвышался над нами, укоризненно поджав губы. Косо застегнутый твидовый пиджак открывал на обозрение всем желающим верхнюю часть голубой пижамы в тонкую темно-синюю полоску. Я честно подавила в себе желание спросить, а не надел ли он свои брюки сверху на пижамные штаны, и преданно уставилась на небритый подбородок.

- Кроули. Джордан Кроули, - представился коронер.

В ответ Сайгош назвал наши имена и сказал, что я - гостья из Европы. Специально не стал уточнять, откуда именно. Кроули удивленно приподнял брови, собираясь что-то еще спросить, но его окликнул полицейский. Коронер резко повернулся и неловко выдернул правую руку из кармана. На пол упала трубка. Мы одновременно нагнулись, чтобы поднять вещь, и стукнулись лбами. Смешная ситуация получилась. Наши взгляды пересеклись, как в кино. Нет, искр не было. Я просто смотрела в умные проницательные глаза Джордана, понимая, что вот конкретно этот мужчина мне нравится. На уровне эмоций. Нравится и все тут. Вообще, наличие развитого интеллекта у мужчин очень привлекательно для женщин, разве нет? Кроули протянул руку и легко прикоснулся к моей груди, поднимая к глазам жетон, случайно выпавший из-под воротника при резком наклоне.

- Коп? - спросил мужчина, хитро улыбаясь.

- Ведьма-коп, - поправил его чем-то недовольный Сайгош.

- О! Идемте со мной, - вежливо пригласил меня пройти в столовую новый знакомый. - А вас я попрошу остаться, - остановил он дракона, поднимающегося следом за мной.

На что тот улыбнулся так ехидно, что даже мне захотелось его стукнуть.

- Леди не говорит по-английски, - мстительно проинформировал коронера Сайгош. - Я её переводчик.

- Хорошо, идемте, - согласно кивнул коронер, подавая руку, чтобы мне было удобнее подняться с кресла. Джентльмен. Полицейские пропустили в столовую нас троих и снова загородили проход.

Алекс с остекленевшим взглядом неподвижно сидела на одном из стульев возле накрытого к ужину стола. Хрупкие руки девушки сковывали тяжелые металлические наручники, а за её спиной замерла женщина в форме. Я хотела подойти, чтобы помочь девушке справиться с шоком, но Кроули удержал меня за рукав и кивнул в сторону леди Александры, приглашая подойти ближе.

- Ваше мнение? Её, действительно, зарезала внучка?

- Понятия не имею, господин следователь. Но могу кое-что сказать, если позволите.

Кроули радостно потер ладони и в ожидании приложил руку к уху. А, понятно. Слушает мои соображения. Мне не жаль, пусть слушает. Все равно уже давно все сам увидел. Надеюсь.

- Вижу четыре факта, мимо которых не сможет пройти ни один сыщик. Первый: ткань блузки, пропитанная кровью из раны, топорщится. Это говорит о том, что после преступления прошло достаточно времени, чтобы кровь успела свернуться. Точнее скажет эксперт после исследования. Второй факт подтверждает, что Алекс проверяла, правильно ли накрыт стол. Нож в её руке - доказательство. Но не тому, о чем подумали все, когда открылась дверь. Смотрите, металл абсолютно чистый. Я бы сказала, стерильный. Уверена, девушка ни при чем. Третий момент. Вы приехали слишком быстро. Следовательно, полицию вызвал тот, кто знал о преступлении раньше всех. Почему бы не сам убийца? Вы уже проверили, откуда был сделан звонок? И четвертое замечание: Алекс единственный человек в семье, у которого нет мотива. Она уже наследница. Документы подписаны. Обратного хода нет, если только кто-нибудь не захочет оспорить через суд решение леди Александры.

Дальше я не хотела говорить, но Кроули взглядом попросил продолжать, и пришлось закончить свою речь неуместным, с моей точки зрения, комментарием.

- Если судить по расположению пятна и количеству пролитой крови спереди и сзади сквозной раны, я бы отметила в рапорте, что смерть леди Александры наступила вследствие ранения, несовместимого с жизнью. Другими словами, орудие преступления - пистолет, скорее всего с глушителем. Это очевидный факт, поэтому и не хотела об этом упоминать вслух. Что? - удивленно спросила я, когда коронер поспешил рассмотреть рану, отгибая края блузки.

- Ничего, они до сих пор думали, что старуху закололи ножом, - усмехнулся добровольный переводчик.

- Хм, но ведь, помимо самой раны, в воздухе чувствуется отчетливый запах пороха. Окна-то все закрыты.

- Ты это чувствуешь, я - тоже, а они - люди. У них обоняние не настолько сильно развито.

Коронер закончил осмотр и подошел к нам, вытирая руки влажной антисептической салфеткой. Отвечая на мой удивленный взгляд, он пожал плечами и произнес, четко разделяя слова:

- Перчатки с собой не взял. Извините. Вы правы. Пуля попала в сердце. Кто же убийца?

- Qui prodest, - пробурчала я, пытаясь вспомнить, что же такое мы упустили. Ведь видели, но что? Или, вернее сказать, кого? - Предлагаю снять смывы с рук Алекс. Нужно исключить её из числа подозреваемых в убийстве.

Кроули отдал распоряжения, впуская в столовую эксперта с чемоданчиком плюс еще одного типа, почти мальчишку, взъерошенного, исполненного чувства собственной важности. Нам разрешили уйти, предложив отправиться в свои комнаты и ни с кем не разговаривать. Уже поднимаясь по широкой лестнице на второй этаж, я подумала, что с того момента, как приехали полицейские, ни разу не видела МакКуинси. Странно. А ведь он же был в гостиной вместе с нами. Сайгош остановился возле дверей, ведущих в комнату, отведенную мне.

- Не понимаю, - огорченно заметил дракон. - Алекс вполне может совершить преступление. Почему ты так уверена, что она не убивала?

- Дорогой, на убийство способны практически все. Это поступок. А поступки зависят от обстоятельств и характера человека. Воспитание можно добавить, если хочешь. В случае с Алекс учти тот факт, что кроме пожилой леди, в семье никто её не любит и не считает достойной наследницей состояния. Мотива тоже нет. К этим соображениям можно добавить нож. Это уже серьезное доказательство.

- Опять не понял.

- Девушка вытирала нож салфеткой. Видел, как дрожали её руки, когда дворецкий открыл двери в столовую? А салфетку она бросила на пол. Она, кстати, до сих пор там валяется. Салфетка, в смысле.

- Несса, я не понимаю, что ты хочешь сказать. А, когда не понимаю, начинаю злиться. Прекрати намекать и говори прямо, как есть.

- Просто девушка вытирала нож, считая, что именно он - орудие убийства. Алекс не знала, от чего умерла её бабушка, - терпеливо ответила я, открывая дверь.

- Но ведь она могла выстрелить, а потом взяться за нож, - недоуменно проговорил мой лучший друг. - Обман - это в её духе, поверь.

- Именно поэтому я и напомнила коронеру про экспертизу частичек пороха на руках подозреваемой. Спокойной ночи, Сайгош, - решительно закончила я разговор, захлопнув двери перед любопытным носом дракона.

Комната, предоставленная мне хозяевами, поразила своими размерами. Самая настоящая кладовка. Два на четыре метра и узкое длинное окно напротив двери. Без занавесок. Замечательно. Санузел, я так понимаю, в конце коридора, общий. Кроме узкой кровати и моего чемодана здесь больше ничего не было. Только грустный Майк одиноко сидел на подоконнике, сжавшись в несчастный комочек, и смотрел во двор через плохо промытое стекло.

- Ты чего не спишь?

- Булочку ел. Я взял с собой во время обеда, на всякий случай. У меня еще рулет есть, с повидлом, хочешь?

- Разве что половинку, - засомневалась я.

Но Майк решительно разделил рулет пополам и протянул мне угощение.

- Спасибо.

- Пожалуйста, - вежливо ответил пикси с набитым ртом. - Знаешь, я видел, как МакКуинси повели куда-то в наручниках под дождем. Там внизу что-то случилось?

Такое ощущение, что рулет во рту превратился в бумагу. Я заставила себя проглотить плохо прожеванный комок бисквита, только чтобы не обижать Майка. Что происходит? Не могу поверить, что Риманн - убийца. Возможно, ему в комнату подбросили пистолет. Мотив выдумают, не проблема. Qui prodest. Кому выгодна смерть матриарха семейства? Необходимо увидеть завещание прежде, чем вляпываться в чужое расследование.

Не раздеваясь, легла на спину и закинула руки за голову. Представила, как Рель носится по саду, раздавая указания налево и направо, собирая пыльцу с последних осенних хризантем. Мне даже показалось, что фея чуть повернула голову в мою сторону. Ничего, уже совсем скоро можно будет оставить в прошлом Туманный Альбион. Приятные мысли о доме навеяли сон, и я заснула.

Утро началось с легкого стука в дверь. Я приоткрыла один глаз, почесала нос и села на кровати. Бррр. Не люблю спать одетая. С другой стороны в комнате холодно, так что, может, оно и к месту пришлось. Кто-то снова нетерпеливо постучал. А здесь даже умыться негде. Ладно, открою сонная. Переживут. Не вставая, дотянулась до ручки и провернула её вниз. Алекс. Очень приятное явление с утра пораньше. Я неопределенно помахала рукой, потом спросила охрипшим со сна голосом:

- Сколько времени?

- Шесть часов, - ответила бледная, как мел, девушка, сжимая руки изо всех сил. Очевидно, сегодня ночью уснуть ей не удалось. - Я... Ты прости, что тебе пришлось ночевать в комнате служанки. Это я виновата, хотела унизить тебя, показать, насколько мы выше по социальному статусу. Прости. Ты даже вещи не распаковала. Идем со мной, я помогу донести. - Алекс ухватилась тонкими руками за чемодан и попыталась сдвинуть его с места.

- Минутку, - возразила я, отнимая свою собственность и усаживая гостью рядом на кровать.

- Думаю, у меня два вопроса. Первый: почему ты пришла в такую рань? А вдруг бы я засветила тебе в лоб туфлей? Знаешь, ведьмы по утрам бывают очень раздражительными. И второй вопрос: что заставило тебя относиться ко мне иначе, чем было до вчерашнего дня? - Конечно же, я знала ответы на эти вопросы, но хотелось услышать их от Алекс. Как лишнее подтверждение моим мыслям.

- Пусть так. Скажу. Вчера только ты вступилась за меня перед полицией. Хотя я не сделала для тебя ничего хорошего до сих пор. Никто из семьи не сказал ни единого слова в мою защиту. Даже Мак отвернулся и промолчал. Прошу прощения за свое поведение. Простишь?

- А что по второму вопросу?

- Они арестовали МакКуинси. Вчера увезли его в город, чтобы посадить в тюрьму. В наручниках! Представляешь? Я слышала, что ты у себя дома работаешь в полиции. Прошу, найди настоящего убийцу. Пожалуйста.

Случайно или сознательно, но девушка произнесла свою просьбу, как ритуальную фразу. Я не имела права отказаться. К тому же пока наши цели совпадали, поэтому я быстренько согласилась, взяла сонного Майка на сгиб руки, и мы вдвоем бодро потащили чемодан в другую комнату. Надеюсь, там есть ванная.

Там оказалась не только отдельная ванная комната, но и стол, накрытый к завтраку. Кофе, сыр, свежие тосты, сухарики из только что испеченного хлеба. Просто замечательно. Я тут же изменила план действий и уселась рядом с кофейником, бесцеремонно дернув за подол юбки Алекс. Майк почувствовал запах кофе, проснулся, достал откуда-то свою кружку, и старательно зачерпнул из моей чашки горячего напитка.

- Слушай, давай ты хоть кофе выпьешь, - бормотала я, наливая из кофейника во вторую чашку. - Вот и сухарик. Съешь. За компанию со мной. А то передумаю помогать, - совершенно без задней мысли пригрозила моя светлость, прицеливаясь к тонко нарезанному желтому сыру с большими отверстиями.

Алекс сразу ухватилась за чашку обеими руками и поднесла к губам. Я отрезала тонкую пластинку сыра, положила на сухарик, предложила девушке. Смотри-ка, взяла! Прошла проверку. Значит, на самом деле доверяет мне. Нормально закончить завтрак нам помешал Сайгош. Судя по его раздраженному виду, он открывал все двери подряд, пока не нашел мою светлость в обществе, скажем прямо, недружественной до сих пор особы. Поправив безукоризненно завязанный галстук на белоснежном воротнике рубашки, дракон присел за стол, вынул из моей руки приготовленный бутерброд, укусил и, одобрительно покачав головой, запил кофе из моей чашки. Алекс потянулась к кофейнику. Сняла крышку и заглянула внутрь. Пустой. Хозяйка дома извинилась, взяла поднос и вышла. Надеюсь, принесет еще свежезаваренного кофе.

- Раз уж ты так быстро расправился с моим завтраком, может, скажешь, чего тебе не спится? - сердито заявила я, отрезая себе еще один тоненький кусочек сыра. Впрочем, пришлось его тут же отдать Майку, с виноватой улыбкой протянувшему руку за угощением.

- Думаю, зря ты сбрасываешь со счетов Алекс. Она могла нанять кого-нибудь. А еще вчера арестовали МакКуинси. Нашли в его комнате под матрасом пистолет с глушителем. Думаю, стреляли из него. Вопрос - кто? - сосредоточенно размышлял друг, отняв у меня нож, чтобы сразу разрезать весь кусочек сыра на тонкие пластинки. - Несса, звезда моя, осталось четыре дня, а ничего еще не готово. Если Мак будет сидеть в тюрьме, кто займет его место во время ритуала? Пожалуйста, очень тебя прошу. Найди настоящего убийцу как можно быстрее!

С этими словами Сайгош соорудил тройной бутерброд и, не напрягаясь, откусил половину. В открытую дверь без спросу вошел новый посетитель, улыбаясь во все свои тридцать два зуба.

- Вот я вас и нашел! - радостно сообщил Кроули, присаживаясь к столу. - А вы, значит, завтракаете? О, мой любимый сыр!

Алекс принесла полный кофейник и, увидев еще одного гостя, со вздохом отправилась за добавкой. Коронер, как видно, успел съездить домой и переодеться. Сейчас он выглядел настоящим джентльменом в голубой рубашке и темно-сером костюме. Не новые, но начищенные до блеска туфли произвели на меня благоприятное впечатление. А смешинка, затаившаяся в глубине его светло-серых глаз, располагала к искренности и задушевному разговору. "Ну да, знаем мы таких добреньких дяденек, приходят, а потом сыр пропадает", - с тоской думала я, наблюдая, как трое мужчин энергично расправляются с моим завтраком. И, да, кофейник снова опустел. Откинувшись на высокую спинку антикварного стула, Кроули вытер губы вышитой салфеткой, и пристально уставился на меня. Я заерзала. Все тут чистенькие, умытые, только одна неряха. Пойти, что ли освежиться, а они пусть тут сидят. Обжоры. Но, не успела я встать, как заговорил следователь:

- Спасибо за завтрак. Нам пора вернуться к расследованию. Вы уже знаете, где нашли орудие убийства? Во избежание агрессии со стороны колдуна, мы сочли нужным временно изолировать его в отдельной камере до выяснения обстоятельств. Все подозрения с леди Алекс сняты. Экспертиза показала, что девушка не держала в руках огнестрельное оружие, и, тем более, не стреляла из него. Лорд МакЛарен требует, чтобы следствие завершилось в кратчайшие сроки. Он почему-то уверен, что покушались именно на его жизнь.

- Это тот потеющий мужчина в клетчатой жилетке? - поинтересовалась я.

- Конечно. А вы тоже обратили на него внимание? Почему? - Кроули прищурился, барабаня пальцами по столу. - Он как раз вас и обвиняет, как гостью из Восточной Европы.

От удивления я вытаращила глаза. Ничего себе заявление! Спаси нас, Богиня, от глупости, тупости и эгоизма.

- Да он ко всем приставал! - возмутилась я, вставая из-за стола. - Ходил, трясся, платком вонючим размахивал. Сложно было не заметить такого активного толстяка. Он еще в углу гостиной окопался, пока вы не приехали. Да. Кстати. Мне нужно переодеться, поэтому прошу вас обоих покинуть комнату. Пожалуйста! - надавила я, придерживая входную дверь. - Встретимся внизу через час. И, Кроули!

- Да? - оживился выталкиваемый следователь.

- Попробуйте достать завещание леди Александры. Неплохо было бы с ним ознакомиться нам всем.

Честно говоря, я сомневалась в удаче ритуала, затеваемого двумя друзьями, колдуном и драконом. Ну, не верю, что можно открыть проход в другой Мир. Или другое измерение. Надо что-то придумать, чтобы дракон не слишком уж расстроился, когда все закончится пшиком. А, учитывая мое везение, так оно и будет, если не вмешаются Высшие Силы.

Для того чтобы сходить в душ, нужно было достать чистое белье, и я открыла чемодан, еле сдержавшись, чтобы не вскрикнуть от неожиданности. Оказывается, рыжий наглый кот забрался в чемодан и таким образом приехал сюда вместе с нами. Вот холера, тоскливо ругалась я, перебирая вещи, полностью покрытые рыжей шерстью. Теперь все нужно отдавать в химчистку. Так просто они не отчистятся. И ведь молчал, кошак противный, всю дорогу. Хоть бы мяукнул для приличия. Зато теперь понятно, почему чемодан был таким тяжелым. Увидев, как рыжая морда пристраивается к ножке кровати, чтобы пометить, я быстро вскочила на ноги, схватила мерзавца и выбросила его в коридор. Пусть там пакостит. Алекс удивленно проводила взглядом пролетающего мимо её талии кота, и вошла в комнату, неся перед собой поднос с одним единственным блюдцем, на котором торжественно красовался очищенный апельсин.

- Вот. Все, что осталось на кухне после того, как накормили всех гостей. Жаль, столько еды пропало с этим несостоявшимся ужином. Что это? - девушка наклонилась к чемодану. - Кот Мака постарался, да? Он - вредный. Я вызову служанку, пусть почистит. А ты пока иди в ванную. За пикси присмотрю, не беспокойся. Никто его здесь не обидит.

** Коронер (англ. coroner) -- в некоторых странах англо-саксонской правовой семьи должностное лицо, специально расследующее смерти, имеющие необычные обстоятельства или произошедшие внезапно, и непосредственно определяющее причину смерти.

Служба была основана в 1194 г для поддержания финансовых интересов монарха в уголовных делах. Буквально означает: "представитель интересов Короны" (лат. custos placitorum coronae).

Обычно коронер ведёт расследование, когда есть подозрение в насильственных действиях, повлёкших смерть (как правило, собирает доказательства убийства). **

Глава 16. Вилы - оружие или инструмент?

Для общения с народом пришлось снова влезать во вчерашние брюки и свитер. Вещи Александры не подошли бы мне по росту, а у других членов семьи одалживаться я не захотела. Ритмично тикающий старинный будильник показывал семь часов сорок две минуты. Время, отпущенное на сборы, вышло. Идти одной? Не хочется.

- Майк! - позвала своего спутника. - Пойдем со мной, может, что важное услышишь или заметишь. Не специально, конечно.

- Извини, Несса, глаза не открываются. Можно, я ещё немножко посплю?

Пикси зарылся глубже под подушку, явно настраиваясь на длительный сон. В принципе, его можно понять. Дом большой, старой постройки. Отопление явно устанавливали в прошлом веке. Кругом гуляют сквозняки. Не могу сказать, что здесь достаточно тепло для моего маленького подопечного. Надеюсь, долго мы в гостях не задержимся.

Спускаясь по ступенькам, старательно пыталась вспомнить, как вчера собирала чемодан. Ведь не может такого быть, чтобы кота не заметила? Или не я его закрывала... Любопытная загадка, требующая времени и размышлений, а также некоторых дополнительных сведений, которые мне обязательно предоставит неотразимый чешуйчатый попаданец. Если же дракон не признается, что напоил кота валерьянкой, а, после того, как животное перебесилось, запихал в мой чемодан, то придется экспроприировать у змея еще и когтик, помимо чешуек. На память. А что? Просверлю дырочку, и буду носить на груди, как амулет. Несса - победитель драконов! Звучит. Хотя идея не очень удачная. Коготь здоровый и тяжелый. Ладно. Тогда я просто положу в своей спальне на подоконнике, будет пугать демона. Тот факт, что эта холера еще не раз появится в моей жизни, даже не вопрос. Интересно, как он выглядит на самом деле? Ну, я имею в виду рога, копыта, хвост, цвет кожи.

- Мэм? - приятный голос Кроули отвлек мою светлость от визуализации картины, где я отпиливаю ножовкой коготь в самый интересный момент. Поэтому я только хмуро глянула в глаза нарушителя, прервавшего такие важные для меня мечты, и неохотно поплелась в малую столовую. Или это вторая гостиная? Понастроили тут, заблудиться можно. Лучше бы отопление переделали. Даже не могу себе представить, в какую сумму выльется проект, замена труб и новый котел. В общем, этому древнему особняку требуется капитальный ремонт.

- Несса! - взорвался Сайгош. - Иди уже сюда, хватит в облаках летать. Ты не одна здесь.

Я внимательно рассмотрела присутствующих и только потом соизволила вежливо пожелать народу доброго утра. Жаворонки одни подобрались, чтоб их приподняло и шлепнуло. Надеюсь, я не сказала это вслух. Или сказала? То-то у семьи Бишоп лица безрадостные. Ой, забыла. У людей горе, а я умничаю не к месту. Сайгош провел меня к свободному стулу, а сам занял место возле окна.

На самом деле малая гостиная была далеко не маленькой по размерам. Метров тридцать квадратных точно наберется. От большой она отличалась отсутствием камина и удобных кресел. Зато здесь стоял карточный стол, обитый зеленым бархатом, с хрустальной пепельницей посредине, а на стене напротив висел современный телевизор. Стены, оклеенные обоями в симпатичный мелкий цветочек, наверное, еще в прошлом веке, давно выцвели, и можно было рассмотреть темные места, где, видимо, до недавнего времени висели картины или фотографии. Не знаю. Я так поняла, это помещение использовалось не часто. Интересно, кто повесил в заброшенную комнату новенький плоский Sony? И зачем.

Коронер постучал карандашом по столу, потом тщательно прокашлялся. Что это он все время кашляет? Надо предложить ему настойку моего изготовления и согревающую мазь для растирания груди. Не годится служащему Короны болеть.

- Итак, начнем, - торжественно провозгласил Кроули. - Мы собрались, чтобы каждый из вас написал вот на этих листочках, - он раздал нам страницы, вырванные из блокнота, - где находился в момент убийства. Мой помощник сейчас собирает сведения о местонахождении ваших слуг и всех тех, кого я счел возможными подозреваемыми.

- А почему вчера так быстро отпустили наших гостей? - грубо поинтересовался Фридрих, промокая клетчатым носовым платком абсолютно сухую лысину. - Вдруг убийца был среди них. К тому же вам следует сказать, когда точно убили нашу мать. Иначе придется описывать свои передвижения за весь день. Прошла уже целая ночь с момента преступления, разве колдун не признался? Пистолет нашли у него в комнате.

- Слишком много вопросов. Возможно, я отвечу на них позже. А сейчас напишите, пожалуйста, где вы были от 17.45 до 18.30. Леди Алекс, вам можно проигнорировать мою просьбу, но, если не трудно, опишите, пожалуйста, свои перемещения по дому за прошлый вечер так же, как все. Где были, кого видели. Чем этот кто-то занимался.

Мне вручили карандаш, и я честно нацарапала, по-русски, естественно, что в указанное время мы слушали музыку в автомобиле, направляясь в особняк на вечеринку. Какая жалость, а ведь могли бы быть в гуще событий! Сайгош отнял у меня листик, написал текст по-английски, и отдал обе бумажки следователю. От нечего делать засмотрелась на Алекс. Девушка неподвижно замерла возле телевизора, совсем не похожая на ту растерянную особу с дрожащими руками, которая так бесцеремонно разбудила меня сегодня в шесть утра. Сейчас она напоминала снежную королеву. Холодная, неприступная, с идеально прямой спиной и безжизненным выражением бледного лица. В глазах её не было ни тепла, ни радости. Только тонкие пальцы, нервно комкающие белый платочек, говорили о том, что рядом с нами живой человек, а не мраморная скульптура. Странно. Я толкнула локтем Сайгоша:

- Что с Алекс?

- Ничего. Просто все её ненавидят и презирают. Считают выскочкой. Не смущаясь в выборе выражений, говорят гадости.

- Все? - переспросила я, не поверив.

- Нет. Мари и Клод молча обходят стороной.

Надо же. Возьму себе на заметку. Мари мне симпатична, но с Подгорецким замком ей не справиться. Тут нужен кто-нибудь с характером. Может, Конрад? Высокий, хорошо сложенный, худощавый мужчина. Аккуратно подстриженные каштановые волосы. Лицо скорее квадратное, с четко выраженными скулами. Брови, как будто специально приподнятые с изломом посерединке. Нос обычный, чуточку картошкой. Чувственные губы, верхняя тоньше нижней. И уши. Примечательные, слегка оттопыриваются там, где должны бы плотно прилегать к голове. На первый взгляд, жесткий, даже жестокий мужчина. Вот он бы подошел идеально. Почувствовав на себе чужой тяжелый взгляд, я отвела глаза от Конрада и поняла, что это его папаша, Фридрих, пристально изучает мою светлость. Интересно, сколько ему лет? Выглядит хорошо. Мужчина легко поднялся, подошел почти вплотную и покачался с носка на пятку несколько раз.

- Значит, это тебя выбрал наш колдун? Жаль. Теперь Алекс найдет себе другого идиота и нарожает свеженьких наследников. А мы все останемся с носом.

Что скажешь, красавица? Кстати, я не женат. Может, познакомимся поближе?

К нам подошел Конрад и тоже стал демонстративно меня разглядывать, стоя в шаге от своего родителя:

- Нет уж, папочка, леди смотрела не на тебя. Ей нравлюсь я. Да?

- Конечно, - поддержала я их инициативу. - Осталось найти деньги на содержание мужского гарема, и дело в шляпе. Мне нравятся абсолютно все, даже господин коронер. Правда есть одно условие. Требуется абсолютная верность. Так как у вас с этим?

Выслушав комментарий Сайгоша на английском языке, мужчины скривились и отошли, не оглядываясь. Я удивленно проводила взглядом их тактическое отступление. Надеюсь, они не слишком испугались и еще вернутся.

- Чего это с ними?

- Просто пообещал им дуэль от имени МакКуинси. А с ним соревноваться за твое расположение им не хочется. Твой бред никто всерьез не воспринял, не переживай.

- Коша, ты не знаешь, кто подложил кота в чемодан?

- Какого кота?

- Рыжего. Порода наглая, смешанная, ушки прижаты к черепу. Обожает: валерьянку, метить все, до чего дотянется, и валяться на чистых вещах.

- Тот прелестный котичек, которого Мак притащил?

- Да!

- Нет, не знаю, - невозмутимо ответил Сайгош, тут же сообщил, что у него очень важное дело и ему срочно нужно ненадолго отъехать. Пообещал вскорости вернуться, поцеловал ручку и смылся. Я только рот открыть успела, а кавалер уже исчез. Замечательно, это моя светлость теперь застряла в змеином гнезде без транспортного средства. Между прочим, тут людей убивают! А во всех детективах пишут, что обязательно должно последовать второе убийство! Как-то нет желания стать очередной жертвой таинственного негодяя. Пронзительный женский вопль, прозвучавший с первого этажа, напугал всех до полусмерти. Кроули сунул листочки в карман и бегом понесся вниз, узнавать, что случилось. Я помедлила, но тоже пошла следом. Подумаешь, еще труп нашли. Или даже два. Не очень-то и хотелось рассматривать мертвецов.

Ошиблась. К сожалению, все оказалось намного прозаичнее. Котяра, вышвырнутый мной из спальни, недолго думая, отправился на кухню, где кухарка мыла в большой стеклянной миске куриную печень для паштета. В этот момент приехал поставщик продуктов. Женщина вынула тазик из-под крана, поставила на угол стола и вышла ненадолго, чтобы проверить по списку, все ли доставили. Кухарка стояла в дверях, а когда повернулась, увидела, как рыжий хищник стремительно проглатывает последнюю печенку. От возмущения и неожиданности пожилая женщина вскрикнула, схватила скалку, лежавшую рядом в стенном шкафу, и изо всех сил швырнула в грабителя. Промазала, попала по миске. Стеклянный тазик упал и разлетелся на части. Тут на крик вошла ни о чем не подозревающая Мари в домашних тапочках с тонкой кожаной подошвой. Заметив сползающую по стене женщину, прижавшую руку к сердцу, девушка незамедлительно бросилась на помощь, доставая из кармана платья флакончик с нюхательной солью. Наступила на один из крупных осколков. Стекло прорезало подошву насквозь и вонзилось в ступню. Мари вскрикнула от боли, поскользнулась и упала прямо на рассыпанные по всему полу осколки бывшей удобной миски. Дамы заголосили хором. Преступление было налицо, преступник сбежал, помахивая пушистым хвостом, трупов не обнаружилось, а пострадавшие громко звали на помощь в два голоса, сидя на полу. "Поймаю холеру рыжую, завяжу бантиком и вышлю почтой мамочке МакКуинси", - пообещала моя светлость сама себе, когда спустилась на кухню и увидела разрушительные последствия визита кота.

Обо всем, что приключилось до того, как мы спустились на кухню, я узнала, когда вытаскивала из порезов и ранок девушки острые, как бритвы, кусочки стекла. Коронер, как только выяснил, в чем проблема, тут же удалился, а мне, как травнице и ведьме, досталась внучка старой леди. Кухарке я просто накапала, (не валерьянки, нет!), настойки из корня девясила в остатки холодного чая и дала выпить. Думаю, коньяк подошел бы больше. Страдалица мгновенно пришла в себя, после чего выставила всех ротозеев из кухни, старательно напоминая, что если ей будут мешать, то обед поспеет как раз ко времени ужина. Клод явился к концу представления и помог мне отвести Мари в отведенную ей комнату. Я быстренько сбегала за сумкой, радуясь, что, наконец-то, нашлось применение и моим знаниям. Девушка оказалась терпеливой пациенткой. Молча, сцепив зубы, она позволяла обрабатывать ранки жгучей настойкой, пристально наблюдая за моими действиями. С мелкими порезами мы закончили возиться минут через двадцать, осталась глубокая рана на ступне. Сняв тапочку, я поняла, что нужно будет наложить три шва. Очень уж в неудобном месте осколок разрезал кожу. Сказала об этом Мари, ожидая её разрешения. И очень удивилась, когда услышала ответные слова девушки:

- Да. Конечно, делайте все, что положено. Я вам доверяю почему-то. Хорошо, что мы здесь одни. А что это?

Я как раз достала из походной аптечки заговоренное зеркальце. До сих пор еще не было случая проверить новую разработку. По идее, оно должно было притягивать к себе стеклышки небольшого размера. Когда создавала нужное заклинание, ориентировалась на закон, справедливый в любой точке нашего мира. Подобное притягивает подобное всегда. Перед тем, как зашивать рану, необходимо было убедиться, что в ступне не осталось ни крошки чужеродного материала. Я давно уже поняла, как легко работать с больными, если постоянно объяснять, что и зачем делаешь. Также поступила сейчас: подышала на зеркальце для активации и, поднося его к ступне девушки, монотонным голосом проговаривала последовательность действий.

- Видишь, зеркальце покрылось туманом от дыхания? Подношу к ноге, смотри, что будет. - Из кровавой раны стали выбираться крошечные, невидимые невооруженным глазом осколки. Один за другим они прилипали к гладкой поверхности, пятная капельками крови отражение. Только по ним и можно было судить, что рана очищена. Вынимая из стерильного пакета иглу с ниткой, я напомнила:

- Так о чем ты хотела попросить?

- А, да, прости. Увлеклась твоей работой. - Еще бы не увлеклась, я ведь про себя читала обезболивающий заговор, а он немножко успокаивает. Не до сна, нет, но внимание рассеивается. - Мне, кажется, я не подхожу для роли наследницы какого-то там странного замка в чужой стране. Не хочу никуда уезжать. Пожалуйста, вычеркни из списка наследников мое имя. Тем более, теперь, когда ты сняла проклятие, я могу быть счастлива здесь, в Англии. Спасибо огромное за это, прямо камень с души упал.

- Какой камень? - поинтересовался Клод, входя в комнату и оставляя за собой двери открытыми. Внимательно рассмотрев его длинное, бледное лицо с чудесными серо-голубыми глазами, прячущимися под тенью густых светлых ресниц, я перевела взгляд на Мари. Близнецы? Оттенок радужки - одинаковый, небось, еще и цвет меняет, в зависимости от настроения, разрез глаз, очертания губ, форма носа похожи. Только у Мари черты лица более мягкие, женственные.

- Угадала, мы, действительно, близнецы. Когда мы порознь, не так заметно, - подтвердил Клод, глядя, как я перевожу взгляд с него на девушку и обратно. - Что у сестрички с ногой? Ходить будет?

- Конечно, до свадьбы заживет. Только пусть полежит дня три. Или ходит, но с костылем, не наступая на раненую конечность. Вот мазь, - отдала маленькую баночку из темного стекла с остатками спермацета, - нужно смазывать ранку несколько раз в день, обязательно меняя повязку. Даже шрама не должно остаться. Думаю, дней через пять-семь можно будет убрать швы. Аккуратно разрежете стерильными ножничками и вытащите нитки пинцетом. Или можно вызвать доктора, пусть он это сделает. Клод, Мари отказывается от наследства, может быть, ты хочешь взять на себя ответственность за имение и людей, там живущих?

Парень задумался, рассеянно перекладывая очки из одной руки в другую. Заметив, как я удивленно смотрю на него, ведь утром он был без очков, счел нужным объяснить:

- Я обычно линзы ношу. Близорукость. Сейчас снял, надоели.

Он водрузил очки на переносицу, сразу сделавшись похожим на профессора, и прижав их указательным пальцем, чтобы крепче сидели, твердо заявил:

- Нет. Спасибо за предложение, но я отказываюсь. Кафедра, студенты, дела. Занят по горло. Это Мари у нас бездарно проводит время. А я разработал на будущее детальный план для себя и не собираюсь отступать от него ни на йоту. Спасибо, ты совершенно правильно сделала, что поинтересовалась нашим мнением. Не ожидал подобной вежливости от самой обычной ведьмы.

Вроде ничего не сказал обидного, но в душе поселилась неловкость, из-за чего я поторопилась собрать свои инструменты в аптечку, положила коробку в сумку. Затем, подхватив пластиковый мешок с использованной ватой, осколками, тапочками, второй уж точно никому не понадобится, вышла, захлопнув за собой дверь. Ну, а чего я ждала? Благодарности от человека из высшего общества? Ха.

На кухне уже было чисто, как в операционной, разделочный стол из нержавейки сиял, а кухарка, в белоснежном чепце и фартуке, старательно добавляла специи в соус, закипающий в горшочке на плите. Я спокойно подождала, пока она закончит, и выяснила, где обычно садовник сжигает мусор. Оказалось, в саду отведено специальное место для костра. Шагая в указанном направлении, я постепенно забрела в дальний угол усадьбы. По сравнению с запущенным участком дракона, здесь все было вылизано и вычищено. Ни лишней веточки, ни листьев, падающих с деревьев. Даже паутины не нашла, хотя честно искала. Такое впечатление, что садовник только что закончил свою работу. Ага, а вот и он сам! Высокий широкоплечий седой, как лунь, мужчина заканчивал сгребать листья в огромную, выше меня, гору. Ну, и как с ним объясняться? Я подергала его за рукав зеленого комбинезона:

- Мне вот нужно сжечь этот мешок со всем, что внутри. Можно закопать в кучу?

- Давай, кнопка! - на чистейшем русском языке ответил старик. - Только вот незадача, сыро. Ночью дождь был. Как поджигать будем?

- Не беда, - поспешила обрадовать соотечественника, активно запихивая остатки знахарской практики в вырытую руками ямку. - О, все, закопала. Вы уже закончили? Отойдите подальше на всякий случай.

Я достала полусонную ящерку из специального кармашка на груди и выпустила на землю, мысленно передав ей картинку пылающей кучи мусора. Сама встала на три шага левее, прикрыла глаза и сняла ограничение с энергии, огненным шариком вращающейся в солнечном сплетении. Так, теперь надо действовать, как учил Сайгош. Заземлиться, вдохнуть побольше воздуха в то место, где находится первый энергетический центр, и резко выдохнуть из живота вверх через грудную полость, захватывая пламя, в нужную сторону. Тут же открыла глаза, чтобы посмотреть, получилось или нет. Получилось. Гора мусора на наших глазах превратилась в небольшую кучу пепла. Почти мгновенно. Ящерка сразу же забралась на руки, чтобы получить благодарность в виде ласкового поглаживания по спинке, а я радостно обернулась к садовнику, чтобы тут же шарахнуться в сторону от направленных на меня вил.

- Ведьма! Вон из моего сада! Пошла прочь, нечистая сила! Спаси, сохрани и помилуй мя, Господи! Свят, свят, свят!

Нормальный мужчина буквально за несколько секунд превратился в озлобленного фанатика с вытаращенными голубыми глазами и раздувающимися от гнева ноздрями. Мне даже показалось, что у него волосы на голове шевелятся. Стараясь не поворачиваться к нему спиной, я осторожно отступала к дому, пока не уперлась в дерево. Садовник с дьявольской ухмылкой на морщинистом лице приближался с вилами наперевес, читая вслух девяностый Псалом. Это только у меня такое везение: нарваться в Англии на православного. Кому сказать - не поверят. Я уже собиралась позволить ящерке поджечь деду бороду, как вдруг между нами вырос Кроули. Храбрый следователь что-то отрывисто сказал садовнику вполголоса, после чего тот съежился и удалился вглубь сада.

Коронер проводил меня до малой гостиной, подождал, пока войду, и закрыл двери. В комнате за карточным столом перед аккуратно разложенными листочками сидела печальная девушка. Когда мы вошли, она встала.

- Я буду переводить содержание записок по просьбе господина Кроули, - объяснила Алекс. - Наша задача на одном большом листе разноцветными карандашами нарисовать передвижения всех членов семьи. Я уже закончила набрасывать приблизительный план дома. Можем начинать работать. И вот еще что. Звонил Сайгош, просил, чтобы ты не волновалась. Сегодня он переночует в городе и вернется завтра, если не к обеду, то к ужину обязательно.

- Спасибо, Алекс. А чем будет заниматься господин коронер, пока мы с тобой будем делать его работу? - ехидно спросила я. Кроули помахал нам рукой и вышел вон. Надо же, и этот убежал.

- Его вызвали в город для доклада начальству, - рассеянно ответила Алекс, высыпая карандаши из пачки прямо на стол. - Для начала отмечу, где побывала сама. Красным карандашом. А тебе - вот - держи. Пусть след кузена Конрада будет синим.

Глава 17. Ситуация проясняется.

- Спасибо, нет, - отказалась я участвовать в затее следователя. - Слишком много людей вчера вечером находилось в особняке. Гости, слуги, дворецкий, кухарка сказала, что даже нанятые официантки были. Две девушки, блондинка и брюнетка.

- Кажется, я их видела, - пробормотала себе под нос Алекс, старательно вычерчивая на листе красную линию. - Могу поделиться списком. Вот, здесь все есть.

На тетрадном листе без полосок и клеточек красовался длинный перечень фамилий. Я обреченно закатила глаза, вздохнула, потом вернула список на стол. Проверить такое количество людей за два дня невозможно.

- Что-то не так? - удивилась Алекс.

- Да. Нам нужен другой подход к поискам. Пожалуй, я поговорю со всеми членами семьи по очереди, потом сяду, закрою глаза и хорошенько подумаю. Глядишь, картина преступления прояснится сама собой.

- А, - обрадовалась девушка. - Знаю. Как Эркюль Пуаро из романов Агаты Кристи? Да? Включишь серые клеточки! Тогда тебе нужно кушать сладкое. Вот, возьми шоколад.

Я повертела двухсотграммовую плитку в руках и, решив не откладывать, начала опрос:

- Скажи, а ты всегда проверяешь сервировку стола перед ужином?

- Нет, только когда леди Александра приглашала в гости высокопоставленных гостей. Бабушка сама велела мне это делать, говорила, что не доверяет слугам. Она вообще полностью доверяла только одному человеку, подозрительному старику, который ухаживает за нашим садом. Я почему-то боюсь, когда он приходит в дом и презрительно на нас всех смотрит. Хотелось бы от него избавиться, но уволить - жестоко, куда он пойдет в таком возрасте.

- Назови точно время, когда ты вошла в столовую и увидела бабушку.

- Ой, не помню. - Прижала ладонь к глазам Алекс. - Дворецкий открыл двери сразу после гонга. В семь часов. Я пришла из кухни через короткий коридор, принесла булочки, чтобы поставить на стол. Ирва как раз достала противень из духовки и попросила меня отнести.

- Ирва - это кухарка?

- Да. Она сказала, что хозяйка уже готовится к приему гостей, и посетовала на её привычку усаживаться в инвалидное кресло. Мол, если болят колени, то это еще не приговор. Поэтому я не удивилась, когда увидела бабушку возле дверей, ведущих в большую гостиную. Подходить сразу не стала. Вдруг помешаю настраиваться. Леди Александра всегда несколько минут перед общением с кем бы то ни было проводила в одиночестве. Минут пять прошло, пока я выбрала место на столе, поставила корзинку, передвинула поднос с сыром, пересчитала тарелки, ножи, вилки, ложки. Один нож оказался лишним, я взяла его в руку, чтобы убрать. Потом проверила, закрыты ли окна. В столовой три французских окна, и все они выходят в сад. После этого подошла к бабушке. Ох.

Глаза девушки наполнились слезами, Алекс искренне разрыдалась, некрасиво всхлипывая и сморкаясь в льняной носовой платочек. Я гладила плачущую красавицу по дрожащей спине до тех пор, пока она не успокоилась. Выплакалась и ладно. Теперь ей будет легче работать.

- Алекс, ты сказала, что проверяла, все ли окна закрыты. И что, так оно и было?

- Два крайних - закрыты на задвижки, а вот среднее кто-то просто прикрыл. Я еще подумала, что это дядя Фридрих разозлился после разговора с матерью и вышел в сад, хлопнув дверью так, что она отскочила от рамы. Он часто злится в последнее время, краснеет, старается выйти на свежий воздух, а двери за собой никогда не закрывает. Говорит, что ему воздуха не хватает. Душно. Мой отчим тоже всегда об этом твердит, когда перенервничает. Один из симптомов стенокардии, в справочнике видела, после того, как прочитала диагноз отчима в его медицинской карточке.

- Такой симптом не только у людей с больным сердцем. Можешь еще полистать справочник на досуге. Хорошо, спасибо тебе за помощь. Пойду дальше приставать к людям, - улыбнулась я. Взяла зеленый карандаш, листик бумаги и отправилась собирать сведения. Первым делом споткнулась об кота, который смирно сидел возле двери. Ждал? Не обращая внимания, прошла через холл в кухню. Ирва сосредоточенно заканчивала украшать пирог полосками из теста. Осталось намазать взбитыми желтками и можно ставить в духовку. Мысленно облизнувшись в предчувствии угощения, я вытерла ноги об половичок, постеленный у порога. Не стоит злить кухарку в её царстве.

- Кхм, Ирва! Можно войти? - Женщина оторвалась от своего творения и уставилась на меня синими, как васильки, глазами. Надеюсь, она поймет, что я хочу узнать. - Вы вчера попросили Алекс отнести в столовую корзинку с горячими булочками. В котором часу это было? Вспомните, пожалуйста, это очень важно. Не может быть, чтобы вы не посмотрели на часы, когда доставали противень из духовки.

Стандартный, без изысков круг со стрелками висел на стене справа от окна. По себе знаю, даже если есть таймер на плите, все равно тянет взглянуть на настенные часы. Чисто автоматически, по привычке.

- Шесть тридцать пять. Алекс чуть-чуть обожгла пальцы, когда хотела сразу снять выпечку. Я намазала ожог оливковым маслом и сама приготовила корзинку, прикрыв её салфеткой. Потом на кухню зашла за спичками невеста хозяина, яркая такая брюнетка, а леди ушла в столовую.

- Вы куда-нибудь выходили?

- Нет, - поджала губы Ирва, явно недовольная расспросами. - Мне пирог надо ставить на выпечку.

- Последний вопрос. Откуда пришла брюнетка?

- Она вошла с улицы. Двери были открыты настежь, я всегда так делаю, когда духовка работает. Мне кажется, что в кухне пахнет газом, вот и перестраховываюсь.

Поблагодарив женщину за помощь, я с серьезным видом достала карандаш и написала её имя на листике. Рядом поставила галочку. Просто так, для солидности. Все, что нужно, я запомнила. Итак, теперь нужно найти невесту Конрада. Я случайно выглянула в окно и увидела старика в комбинезоне, сгребающего очередные листья. Пожалуй, в сад выходить пока не стоит, мало ли чего фанатику в голову взбредет. Выходя в холл, чуть не наступила кота. Странно, ходит он за мной следом что ли? Это же не собака. Не понимаю. Я выяснила у дворецкого, где находится Карл, младший сын леди Александры, и отправилась в библиотеку. Проходя через малую гостиную, Алекс не увидела, хотя план дома, карандаши и кучка листочков валялись неопрятной кучкой, бессистемно загромождая стол. Вышла за чаем, подумала я, подходя к камину. Постучав костяшками пальцев по двери, вошла, не дожидаясь разрешения. По идее, помещение-то общее, чего стесняться. При моем появлении супруги замолчали, перестали выяснять отношения, а София отошла к книжному шкафу, повернувшись к нам спиной. Ну, то, что она плакала, заметить я все-таки успела. Карл стоял раздраженный до предела и в упор смотрел на бесцеремонную гостью. Очень интересно. И о чем таком любопытном тут шел спор? Надеюсь, ничего нового. Эх, надо учиться подслушивать. Жаль, не знала, что младший сын леди Александры здесь не один. Мне эта пара симпатична, попробую вмешаться, а заодно получу ответы на свои вопросы.

- Надеюсь, я вам не помешала?

- Ничего, мы уже все выяснили. Прошу, садитесь, - вежливо предложил мужчина. - Вы хотите узнать, где мы находились в момент убийства?

- Нет. Прежде всего, хочу попросить прощения за то, что хочу вмешаться в ваши семейные дела.

- Правда? Дорогая, повернись к нам лицом, пожалуйста. Девушка собирается говорить с нами обоими.

- Я так понимаю, ваша жена ждет ребенка, - утвердительно заявила моя светлость, сходу нарываясь на неприятности. - И это дитя не ваше, уважаемый господин Бишоп младший.

Карл тут же выглянул в соседнюю комнату, потом вернулся и сел напротив меня. София подошла, и встала за его спиной. Надо же. Они держатся вместе против меня одной. Посмотрим, что будет дальше.

- Не волнуйтесь, меня это не касается, я не собираюсь раскрывать вашу тайну. Просто хочу предложить вам выход. Вы берете пакет с документами, становитесь фактическим наследником Подгорецкого замка и земель, к нему прилегающих. Поверьте, речь идет о весьма приличной собственности, которой к тому же сопутствует серьезный банковский счет. Переезжаете туда и живете с вашей женой долго и счастливо, воспитывая ребенка в полной семье. В конце концов, отец тот, кто вырастил. Есть одно условие с моей стороны. В завещании вы укажете мальчика, как наследника. Дитя, рожденное на той земле.

- Но, как? Как ты узнала? - шепотом спросила София, прижимая к глазам насквозь мокрый от слез батистовый платочек с монограммой. - Подслушивала?

- Любая ведьма в состоянии определить, беременны вы или нет, леди София. Тем более, пол ребенка и его родителей. Достаточно посмотреть на вашу ауру.

- Я не понимаю, - взялся за голову Карл. - Почему ты нам помогаешь? Ведь это же идеальное решение! Близнецы не потеряют ни пенса из своего наследства, а ребенок чужой крови, прости, милая, не прикоснется к деньгам Бишопов.

София еще раз промокнула глаза, потом взяла мужа за руку и чуточку театрально произнесла:

- Ты прощаешь меня?

- Да, милая. - Карл нежно поцеловал свою жену. - Помнишь? Когда пять лет назад я запутался в отношениях с молоденькой секретаршей, ты же не оставила меня одного разбираться в ситуации. Поддержала, простила, даже детям ничего не сказала.

- Если бы ты любил девчонку по-настоящему, то, не сомневайся, я забрала бы детей и уехала к своим родителям, на Лазурный берег. Потом подала на развод и раздела бы тебя до нитки. Но это же такой мезальянс! У вас двадцать пять лет разницы в возрасте!

- Так мы договорились? - уточнила я, бесцеремонно прерывая воспоминания примирившихся супругов. - Я попрошу Сайгоша захватить документы на обратном пути. Спасибо, что не стали долго думать.

- Агнесса! - окликнул Карл, обнимая жену. - А ты что, не подозреваешь нас в убийстве? Не задала ни единого вопроса, даже странно.

- Нет, - улыбнулась я. - Мужчина способный простить жене измену вряд ли подымет руку на собственную мать. К тому же есть еще одно соображение на эту тему, но о нем пока умолчу.

Плотно закрыв за собой двери библиотеки, я поискала на полу кота, не нашла и, подняв глаза, увидела перед собой широкую грудь МакКуинси. Не знаю, что со мной случилось в тот момент, но я так обрадовалась, что тут же бросилась ему на шею. Чуть заметный аромат белого вереска дал понять, что колдун тоже счастлив в эту минуту.

- От тебя пахнет тимьяном, - прошептал одними губами Риман. - Значит, я тебе всё-таки небезразличен?

- Говорят, кожа колдунов и ведьм имеет четко выраженный запах красного дерева. Как-то не верится. Тебе знаком язык цветов?

- Да, конечно. Тимьян - означает "дыхание жизни". Еще тлеющие веточки чабреца при медитации помогают устанавливать связь с Богиней. А какой запах у меня?

- Белый вереск. Все наши желания сбудутся, а удача никогда не покинет нас, если мы будем вместе.

- Не хочу тебя огорчать, но это запах одеколона. Успел побриться после приезда. - Улыбнулся Риманн.

- Правда? Я так и подумала. А у меня - вот. - Достала из кармашка несколько смятых веточек тимьяна, сорванных вчера возле грядки с лекарственными травами. - Мы переглянулись и дружно рассмеялись.

За спиной скрипнула дверь. Я хотела отойти на шаг, но Мак не отпустил, только позволил обернуться. Алекс стояла на входе в гостиную, не решаясь войти. Только руки, сжатые в кулаки, выдавали её состояние. Злится? Если подумать, то колдун только недавно числился женихом в этой семье. Риманн вздохнул и выпустил меня из объятий.

- Уже свободен? - спросила девушка, не зная, куда девать глаза. - А я ходила на кухню, узнать, во сколько будет обед сегодня. Есть почему-то хочется.

- Привет, Алекс. Отпустили. Я приехал вместе с Кроули. По дороге он рассказал об утреннем происшествии. Прошу прощения за поведение своего кота. Если нужно возместить ущерб, скажи. Выпишу чек немедленно.

- Нет, спасибо. - Девушка решительно прошла мимо и подошла к столу. - Пожалуй, закончу работу. Надеюсь, это хоть чем-нибудь поможет в поисках убийцы. По крайней мере, я занята делом. Знаете, а вы светитесь, когда вместе. Такое ощущение, что свет струится изнутри ваших тел. Завидую.

Пару минут мы любовались, как Алекс рисует цветные линии на плане, потом развернулись и вышли в холл. Несмотря на настойчивые попытки Риманна заманить меня к себе в комнату для личного разговора, я сумела отказаться, используя тот факт, что для заключительного вывода хочу обсудить детали с Конрадом и его невестой. Правда, чуточку помог Кроули. Заявившись в самый разгар перепалки, он сообщил, что ждет нас обоих через полчаса в малой гостиной, после чего обратился к колдуну с вопросом, нашел ли тот своего кота. И, если наглое животное до сих пор не под замком, то чем это тут таким важным занимается многоуважаемый колдун. МакКуинси хлопнул себя по лбу и отправился на розыски. Пользуясь тем, что коронер не спешил покидать холл, я попросила его разрешения на осмотр оружия убийства. Мужчина задумчиво пообещал захватить улику с собой, а потом настойчиво выпроводил меня в первую попавшуюся дверь, плотно закрыв её за моей спиной. Очень интересно! Амулета для подслушивания нет, щелкнуть пальцами и сказать "пшпшпш" - тоже не поможет. А! Вот оно! Я схватила со столика стакан и прислонила к дверям. Спустя несколько секунд шпионский запал исчез напрочь. Неинтересно, мужские голоса слышу, а что говорят - не разберешь. Повертела в руках старомодный жучок, потом развернулась, чтобы не поставить его мимо столика, и увидела зрителей, пристально наблюдающих за моими действиями. В столовой оказалась семья старшего сына леди Александры в полном составе. Не собираясь оправдываться, я тут же перешла к делу:

- Уделите мне несколько минут вашего времени? Есть пара вопросов лично к вам, Конрад.

Я прошла к большому обеденному столу и села. Без приглашения. Фридрих, его сын и будущая невестка оказались с противоположной стороны. Разгладив несуществующие морщинки на скатерти, я собралась с мыслями.

- Расскажите, пожалуйста, обстоятельства гибели женщин из вашей семьи. - Блеф иногда приводит к неожиданным результатам. Нынешний случай - не исключение, порадовалась моя светлость, отметив сдвинутые брови Фридриха. Конрад решил, что я обращаюсь к нему, как и обещала, поэтому подергал себя за ухо, и ответил:

- Не знаю, зачем тебе это. Мама умерла, когда мне было двенадцать лет. Я в то время учился в закрытой школе для мальчиков. А Энни... Она ждала ребенка, много плакала, часто жаловалась на плохое самочувствие, и мы решили погостить у отца, в его домике у моря. Чуть позже он тоже приехал, чтобы составить нам компанию. Наверное, я плохо присматривал за женой, не замечал, что она расстроена, разрешал ей гулять одной. Несчастный случай.

- А вы, что вы делали в тот вечер, когда погибла ваша невестка? - обратилась я к старшему мужчине. Он крутил в руках маленькую фигурку слона. Наверное, взял с крышки камина.

- Не помню. Кажется, пришли гости, все поужинали, потом решили играть в карты. Энни вышла подышать свежим воздухом, Конрад помогал расставлять стулья, а я решил прокатиться на лошади. Или это было в другой день. Не нравятся мне твои вопросы, девочка. Ты бы поостереглась. - Фридрих с силой опустил фигурку на стол, встал и вышел, хлопнув дверью. Я потянулась, взяла слоника левой рукой, чтобы считать информацию. Не обращая внимания на сладкую парочку, отрешилась от реальности и тут же отбросила статуэтку прочь. Осталось получить еще одно подтверждение, и дело можно будет считать закрытым. Извинившись перед молодыми людьми, я вышла из столовой и потопала к Алекс, перебирая в уме варианты. Проблема в том, что мои выводы ничего никому не объясняют. Для обвинения необходимы либо безупречные доказательства, либо признание убийцы. Вот о втором варианте следует позаботиться. И кто сумеет мне подыграть?

Алекс, Кроули и Мак стояли вокруг карточного стола, наклоняя головы то в одну сторону, то в другую, и с многозначительным выражением на лицах рассматривали творение хозяйки дома. Решив не отставать от великих сыщиков, я тоже пристроилась рядом и, нахмурив брови, задумчиво уставилась на хитросплетение цветных линий. Потом не выдержала и высказалась:

- Знаете, чего не хватает на картине? - Все с надеждой повернулись ко мне. - Времени. Ну, допустим, вот синенький находится в холле. - Достала из-за уха карандаш и нарисовала зеленый крестик на синей линии. - Во сколько он там был? Или посмотрите на кухню. Мрак. Такое ощущение, что у кухарки перебывали не только все члены семьи, но и гости тоже.

- Если тебе не нравится мой метод, предложи что-нибудь свое, - обиделся Кроули. Слишком явно, чтобы я в это поверила, артист. Нет, чтобы честно признаться, что придумал все это специально. Леди Алекс занималась важным делом и не думала о своем горе. Похоже, девушка нравится коронеру. Серьезная причина, помешавшая мне выступить с критикой новомодного способа расследования.

- Договорились. Но сначала мне нужно взять в руки пистолет. Вы принесли улику? - Кроули кивнул, достал из дипломата оружие, завернутое в пакет, и протянул мне.

Чисто автоматически я его взяла, за что тут же была наказана. Переход из реальности в серое ничто произошел мгновенно, погружая все мое существо в липкую черную ненависть. Казалось, чужие омерзительные эмоции душат меня, проникают в поры кожи, пробираясь все глубже, чтобы навечно поселиться внутри организма. Больная психика человека, совершившего чудовищное преступление, настойчиво пыталась забраться в сознание новой жертвы. И, да, пусть на долю секунды, но у меня получилось увидеть лицо негодяя.

Пришла в себя от ощущения ледяной воды на коже. Кто-то плеснул в лицо из графина. Не открывая глаз, прислушалась. Нет уж, раз я решила учиться подслушивать, так буду тренироваться. Тем более такой случай удобный.

- Она что, постоянно сознание теряет? - это Алекс. Любопытная девушка. Мы же вроде помирились, зачем язвить-то, не понимаю.

- Что с ней? - встревоженно поинтересовался Кроули.

- Ничего страшного, уже все в порядке. Сейчас придет в себя и расскажет, - пояснил Риманн, укладывая на кушетку мою светлость. - У каждой ведьмы свой дар, свои особенности и способности. Но за все нужно платить. Эй, Несса, ты как?

- Почти в норме.

- Видела?

- Да. Но в суде мои видения никто не примет, как доказательство. Что будем делать?

Кроули недоверчиво покачал головой, засовывая улику в дипломат. Потом сообщил, то ни отпечатков пальцев, ни показаний свидетелей - ничего нет. Все замолчали. И тут Алекс светло улыбнулась и предложила:

- А давайте устроим сцену. Как в детективе! Реконструкция преступления! Или соберем всех вместе в столовой, и пусть Агнесса будет Эркюль Пуаро!

Я удовлетворенно хмыкнула про себя. Отлично. Предложение хозяйки дома. Вряд ли кто-то посмеет отказаться и не прийти.

- Может, пусть я буду мисс Марпл? - внесла альтернативное предложение.

- Так вы согласны? - обрадовалась девушка. От избытка чувств она хотела обнять Мака, но, споткнувшись, изменила направление и крепко обняла Кроули. - Побегу готовить мизансцену для завершения расследования. Будьте готовы! После обеда - приступим.

Утро получилось чересчур насыщенным событиями. Встала рано, ни свет, ни заря. Может, получится вздремнуть часик? Сзади легко двигался колдун. Возле дверей в мою комнату мы остановились.

- Не пригласишь? Нам нужно поговорить. - Мак взялся за ручку двери и потянул на себя. Ан, нет. Закрыто на замок.

- Прости, хочу отдохнуть, - заметила я, доставая ключ из кармана. - Устала. Твоя Алекс разбудила меня в шесть утра. После вчерашнего-то. Зайдешь, когда соберешься к обеду?

- Можно, я посижу в кресле, пока ты будешь спать? Почитаю что-нибудь. Например, листочки с показаниями, позаимствовал у Кроули, когда он строил глазки девушке. Кстати, она не моя, и моей не была. Можешь не переживать по этому поводу, - самодовольно усмехнулся МакКуинси, забрал ключ и открыл дверь, пропуская даму вперед. Я вошла в комнату, а затем повернулась, стоя на пороге.

- Зайдешь?

- Хорошо. - Сделал шаг назад Риманн. - Минут за пятнадцать до гонга приду.

Повернулся спиной и ушел к себе. Обиделся, наверное. Тоже неплохо, не пришлось закрывать дверь перед носом. Потирая ладошки, я обернулась и замерла. На кровати, в куче подушек возлежал рыжий пушистый котяра, а рядом посапывал Майк, обнимая хищника за шею.

Глава 18. Развязка.

Проигнорировав храп творческого дуэта кота и пикси, я прошла в ванную и заперлась на хлипкую задвижку. Кто виноват, что размышлять можно только в туалете или в ванной. Стоит только устроиться в комнате в глубоком кресле возле окна, так сразу же кто-нибудь притащится с новыми идеями или архиважными предложениями.

Новость, услышанная из уст Алекс, меня огорчила. Дело в том, что из-за особенностей строения ДНК у ведьм рождаются дети только от колдунов. И наоборот, конечно же. Мы оба светились, когда держались за руки, а это прямой намек, даже не так, сообщение всем, что мы - пара. Если учесть, что благодаря активному уничтожению людей с проявленным даром со времен инквизиции наша численность уменьшается с каждым годом, мы просто обязаны создать семью. Любой ковен только приветствует появление таких семейных пар на своей территории. А мы сейчас в Англии. Здесь свои традиции. Принято, чтобы женщина переходила в семью мужа. Замечательно! "Привет мамочка Куинси, дай обниму тебя, дорогая. Ах, нет, что вы, это не нож, это я хлеб собиралась порезать!" Холера чертова. Не хочу жить на острове. Домой нужно, у меня феи, сад, брауни, Кушик без присмотра, наконец! Неважно, что я его никогда не видела! Раз он живет в моем доме, значит - мой! Хорошо бы еще узнать, кто это и почему он зеленый. Нет, все, после Хэллоуина еду к бабушке, пусть спасает. Она в женских заморочках лучше разбирается. Я специалист по другим делам: зомби упокоить, оборотня на место поставить, зелье сварить, или там демона на фиг послать... Надеяться на то, что Мак не услышал о свечении, глупо. Через час притащится, как с ним разговаривать? Не знаю.

Уж время близится, а колдуна все нет. Вот и славно. Приду одна, пусть все любуются несказанной красотой. Когда вышла из ванной, чистенькая, скрипящая, причесанная, даже ресницы подкрасить успела, парочка все также сопела в подушках. Поправив на груди полотенце, я присела на кровать рядом с ними и протянула руку, захотелось погладить котейку по голове. Ан нет. Вокруг животного ярко засветилось охранное плетение со снотворным эффектом. Судя по качеству, работа суженого. Не мудрствуя лукаво, он решил приструнить дебошира самым наилучшим образом. Просто усыпил, заключив в энергетический кокон. Пушистый безобразник будет спать до тех пор, пока Мак не снимет заклятие. А крылатый малыш пикси подобрался поближе к дармовому источнику тепла. Полюбовавшись несколько минут на умильные рожицы, встряхнулась. Сейчас мой выход. Извечный женский вопрос: что одеть? Жаль, Сайгоша нет поблизости, он бы с радостью помог. После десяти минут раздумий выбрала консервативный наряд. Мисс Марпл, говорите? Тонкая паутинка чулок, туфли на шпильке - покрутилась перед зеркалом, удачно. Теперь шелковая кремовая блузка и прямая серая юбка с широким кожаным поясом. Сверху на плечи примерила алую шаль, потом со вздохом положила назад в шкаф. Для образа, в котором планирую сегодня вечером выступить - не годится. А и ладно, пойду, как есть. Скрутила волосы в свободный пучок, закрепила шпильками и решительно открыла дверь, чуть не стукнувшись носом об костяшки пальцев Сайгоша. Он как раз поднял руку, чтобы постучать. Приехал! Слава Богине, я не одна. Дракон подождал, пока выйду, и поклонился, протягивая небольшую плоскую замшевую коробочку красного цвета.

- Прости, задержался. Держи обещанный подарок. Непривычно выглядишь, а на каблуках - вообще круто, - похвалил Сайгош, с одобрением рассматривая мою светлость.

Затаив дыхание, я открыла крышку и ахнула от восхищения. Чудесный, идеально подобранный по размеру жемчуг молочного цвета лежал аккуратной горкой на белом бархате подложки. Одна нитка, но как красиво смотрится! Любовалась бы до бесконечности, страшась нарушить прикосновением очарование подарка, но Сайгош вынул украшение и застегнул у меня на шее. Прохладную тяжесть драгоценных камней успокаивала и дарила уверенность в своих силах. Я было хотела вернуться в комнату, чтобы посмотреться в зеркало, но Сайгош не позволил, придержав дверь рукой. Он положил коробку себе в карман и пообещал, что еще успею покрутиться перед зеркалом в холле. По широкой лестнице, устланной ковровой дорожкой, мы спускались вдвоем, чинно и неторопливо. Жаль, зрителей не было.

Вокруг обеденного стола собралась все члены семьи и пятеро гостей. Мак, Сайгош, я, Кроули и худой бледный мужчина с тяжелой челюстью в темно-коричневом костюме. Когда нас представили, выяснилось, что это адвокат, представляющий фирму "Мастерсон и Мастерсон". Все молча ели с похоронными выражениями лиц, никто не разговаривал, такое ощущение, что поминки. Впрочем, так ведь оно и есть. С момента убийства прошли сутки, а тело хозяйки все еще находится в подвале дома. Вскрытие проводилось здесь, в присутствии коронера и трех независимых свидетелей. Когда я сунулась с вопросом, а почему именно три, меня просто выставили за дверь, а Кроули, надутый сноб, еще и пригрозил арестом, чтобы не любопытничала. Стоило вспомнить про вскрытие, кушать сразу перехотелось. Задумавшись о странном поведении колдуна, пропустила момент, когда все закончили с едой и вопросительно уставились на Алекс.

Девушка собралась с силами, встала из-за стола, выпрямила спину и громко произнесла:

- Обычно после еды дамы уходят в малую гостиную, а мужчины - в кабинет, чтобы выкурить по сигаре и выпить немного портвейна. Сегодня у нас другой план. Прошу всех перейти в большую гостиную.

Все по очереди вышли в соседнюю гостиную. Я немного замешкалась, поправляя блузку, коротковата кольчужка оказалась. Вдруг почувствовала, как рядом застыл МакКуинси. Досадливо вздохнула и обернулась.

- Что?

- Откуда жемчуг? Ты вообще в курсе, сколько денег сейчас у тебя на шее? - Похоже, колдун разозлился всерьез. - Кто посмел?

Я удивленно смотрела, как яростно сверкают глаза мага, и совершенно не понимала, что его не устраивает. Но, когда он потянулся к моей шее обеими руками, шустро увернулась и спряталась за спину к Сайгошу. Он вернулся, чтобы узнать, почему мы застряли в столовой.

- Эй, спокойно, друг, - твердо сказал дракон, останавливая ладонью разбушевавшегося мужчину. - В чем дело? Что ты ему сделала?

- А почему как что, так сразу Агнесса? - возмутилась я, не высовываясь из укрытия. - Он взбесился, когда жемчуг увидел. Подсчитал сколько стоит и теперь злится, вон, погляди, глазки уже красненькие, еще чуть-чуть и из ушей пар пойдет.

- Да как ты могла взять такой подарок от постороннего мужчины. Знаешь, что это означает! - снова зарычал МакКуинси.

- Так, я все понял. Возьми себя в руки, Мак. Или за время моего отсутствия с вами что-то приключилось? - Снова выставил ладони вперед дракон. - Это мой подарок. Слышишь? Ты, тупой варвар, это я подарил украшение нашей ведьме. Смотри, вот здесь лежал жемчуг. - С этими словами Сайгош вытащил коробку и отдал колдуну. - Я всего лишь выполнил свое обещание. Чего пыхтишь?

- Между прочим, ты обещал австралийский черный, а этот - молочного цвета. - Ласково погладила я жемчужины.

- Поменяем? - хитро улыбаясь, предложил дракон. Но тут же поспешил успокоить. - На самом деле ожерелье лежит в банке, а он сегодня закрыт. Получишь позже. И, звезда моя, эта нитка тоже твоя.

- Несса вернет жемчуг сегодня же, - сквозь зубы процедил Мак, надевая маску напыщенного гордеца. - Нашим женщинам дорогие игрушки ни к чему. Перед кем в деревне хвастаться? Разве что куры позавидуют. Я сам решу, что и когда дарить собственной жене.

От таких обидных слов кто угодно пришел бы в бешенство. Что уж говорить обо мне. Я снова поправила блузку и, гордо выпятив подбородок, вышла вперед. Уперлась руками в бедра, невольно копируя любимую позу Рель:

- Обойдешься. Жемчуг мой, а ты мне - никто. Чужой человек.

Мы бы еще долго, наверное, препирались, но вмешалась кухарка. Она просунула голову в дверь, оглядела открывшуюся картину и хмыкнула со знанием дела:

- Там уже адвокат с американской фамилией читает завещание. Вы что же, не хотите послушать? Меня хозяйка прислала. Идите в гостиную, а нам пора убирать со стола посуду.

Сайгош взял меня за руку и провел к обществу, игнорируя возмущение Риманна, вынужденного плестись в арьергарде. Правда, чуть не опоздали. Господин в коричневом костюме разложил на небольшом круглом столике документы и хорошо поставленным голосом зачитывал вслух основные пункты. Мне тут же стало скучно, и я принялась наблюдать за реакцией окружающих. МакКуинси намеренно громко топая, прошел через всю комнату, взял свободный стул, перенес его и поставил вплотную к креслу, на котором я с удобством устроилась. Потом уселся, положив руку на спинку кресла. Вот здорово. Теперь половина народа смотрит в нашу сторону. Пришлось выпрямиться и сидеть, будто кол проглотила. Холерный колдун, то шарахается, как от прокаженной, то собственнические инстинкты внезапно проснулись. Спокойствие, только спокойствие. Главное, не обращать внимания на его выходки.

Сайгош подал экземпляр завещания на русском языке. О, в тему, сейчас прочитаю. Что ж, ничего нового, все, как и ожидала. Еще в возрасте семидесяти лет, сразу после похорон мужа, леди Александра разделила состояние семьи в строгом соответствии с волей усопшего. Поровну между детьми и собой. Каждый получил четвертую часть. Только семейный особняк и дом в Херефорде перешли в личную собственность пожилой леди. С тех пор прошло больше десяти лет, а состояние матери семейства увеличилось почти в 100 раз благодаря умелой игре на бирже, удачным вложениям, возможно, еще что-то. Видимо, у старушки было нужное чутье и правильные советники, думала я, перелистывая последнюю страничку. Итак, все свое добро леди завещала любимой внучке Алекс, названной в её честь. Стоило ли из-за этого отнимать время? Отвлеклась и не услышала последней фразы адвоката. Ему пришлось повторить, а Сайгош перевел. Оказывается, леди распорядилась выдать ведьме Агнессе в качестве благодарности небольшую сумму на булавки. Пятьсот фунтов стерлингов. Я окаменела. Это для них - копейки, а для меня - целое состояние! Здорово! Надо будет обязательно пробежаться в Лондоне по магазинам. Булавок накупить, да. Спасибо, дорогая соотечественница!

Фридрих не удержался в рамках приличий и заявил звенящим от ненависти голосом:

- Имущество и деньги должны быть разделены между всеми членами семьи, а особняк - мне! Как старшему сыну. Я подам в суд, на котором обязательно выиграю дело, обещаю.

- Пожалуйста, - вежливо согласился адвокат. - Только вам леди велела передать вот это письмо и уточнить от ее имени, что ничего у вас не выйдет, даже если будете судиться до второго пришествия. Завещание заверено тремя нотариусами одновременно. На этом все. Каждый из вас получил копию. Если будут вопросы, обращайтесь в главный офис фирмы, пожалуйста. Вторник и среда - приемные дни. Не раньше. Моя работа окончена. Леди Александра, позвольте откланяться? - Девушка мужественно кивнула. Все видели, как ей не хочется оставаться одной среди родных по крови, но недоброжелательных людей. Напряжение было разлито в воздухе, как густой суп, можно потрогать руками. Для моих целей обстановка создалась как нельзя лучше, и я встала. Надеюсь, Сайгош догадается о задуманном розыгрыше. Предупредить-то его не успела.

- Прошу всех оставаться на своих местах. Кому-нибудь нужно выйти? Нет? Что ж. Перейдем ко второму вопросу. Вчера убили мою бабушку. И я хочу, чтобы господин коронер сказал, удалось ли найти убийцу, - твердо заявила Алекс.

Конрад подвинулся ближе к невесте, сжимая её руку в своих. Карл с женой и близнецами переговаривались, не обращая ни на что внимания. Фридрих подошел к камину и уставился в окно, где рядом с окном сгребал листья садовник, всем своим видом демонстрируя недовольство. Неужели им неинтересно?

Кроули официально заявил, что следствие зашло в тупик, а потому он предоставляет слово коллеге, прибывшей с континента. Пока до меня доходило, при чем здесь география, Сайгош вытолкнул мою светлость в центр гостиной и, удобно расположившись на стуле - нога на ногу, руки сложены на груди, приготовился созерцать спектакль. При этом состроил настолько высокомерное выражение лица, что мне тут же захотелось стукнуть дракона чем-нибудь тяжелым. Но - нельзя. Люди кругом. К тому же подарок греет душу. Погладив кончиком пальца драгоценные жемчужины на счастье, я развела руки в стороны и улыбнулась.

- Прошу вашего внимания господа. Много времени не отниму, но, пожалуйста, выслушайте. Каждому из вас есть что скрывать. Это не преступление, просто такова природа человека. Я знаю, кто убил леди Александру. Предлагаю виновному обратиться к господину Кроули, написать признание и самому отдаться в руки правосудия.

Все молчали, опустив глаза.

- Хорошо. Необходимо время, чтобы решиться, понимаю. Я порадую вас приятным известием, а потом все разойдутся по своим делам. В течение трех часов буду ждать здесь. Деньги - весомый мотив для многих преступлений, но, может быть, в нашем случае причина в другом. Разве что в качестве сопутствующего элемента. Месть? Исключено. Кому нужно мстить старой женщине, находящейся на пороге смерти. Остается - Любовь. Начало и конец. Причина и следствие. Удивлены? Но ведь Любовь и Ненависть - две стороны одной медали. Мало того, корни чудовищного преступления уходят в прошлое вашей семьи. Я на досуге просмотрела некоторые факты и уверена в своих словах. Не заставляйте меня доставать скелеты из шкафа, потому что грохот падающих костей изменит многое в вашей жизни.

- Ты сказала - приятная новость? - высокомерно приподнял бровь Фридрих. - Мы внимательно слушаем.

- Я выбрала среди вас человека, который получит в собственность замок, земли и деньги проклятого вампира, вашего кровного родственника. Карл, прошу со мной в кабинет. Подпишете бумаги, пока ваш адвокат еще не уехал.

В присутствии Сайгоша и Мастерсона я передала большой мятый конверт Карлу Бишопу, после чего расписалась в специальной форме. София пришла в кабинет вместе с мужем и теперь сидела в мягком кресле прямая, как натянутая струна. Почему женщина так нервничает? Еще немного, руки начнет заламывать, как в плохой трагедии. Я подошла к ней, спросила разрешения и, получив его, налила воды в стакан. Затем подержала ладонь снизу, прошептала успокаивающий заговор. Надеюсь, этого хватит, чтобы она перестала волноваться. София подняла на меня голубые, как сентябрьское небо, глаза:

- Ты им расскажешь?

- Не о чем, мадам. Что было, то прошло. Вы еще будете счастливы, вот увидите.

К нам подошел Карл, держа в руках пачку бумаг, и потрясенно воскликнул:

- Но это же целое состояние! Дорогая, нам нужно поговорить. Господин Мастерсон примет нас на следующей неделе для оформления наследства, полученного от матери, на близнецов, а мы с тобой сразу же уедем в эту, как её.

- Западную Украину, - вежливо подсказала я. Потом встала, подошла к карте и показала карандашом точку. - Вот сюда. Великолепный воздух, сказочный лес, особенно осенью. Вы смотрели фильм "Дом летающих кинжалов"? Нет? Жаль. Его снимали рядом с вашими владениями. А какое там молоко! Вам понравится.

Адвокат оставил на столе визитную карточку. Здорово! Теперь у меня их две. Мысль о МакКуинси вернула плохое настроение. Ситуация изменилась, но к лучшему или нет, непонятно. Сайгош стоял возле окна, задумчиво нахмурив брови, и постукивал ногтем по стеклу. Я подошла ближе, встала рядом. Иногда нужно просто помолчать. За окном сплошной стеной лил дождь, придавая черным изогнутым веткам деревьев иррациональную мрачную красоту. В дальнем углу сада ярким светом сияло окно домика, в котором жил садовник. Гадкий дед, но как ему теперь жить, зная, что остался совсем один в этом мире?

- Не огорчайся, звезда моя. - Сайгош перестал стучать и повернулся, рассматривая меня так, как будто видел в последний раз. - Ты же думаешь сейчас о старике? Кухарка - его родная дочь, она позаботится о его здоровье и самочувствии. Не переживай понапрасну. Знаешь, ты сегодня очень красивая. Без всех этих цветных тряпок, в которые ты постоянно кутаешься, выглядишь настоящей леди.

- Спасибо за комплимент, но именно в своих тряпках я настоящая, а в шелке и жемчуге - ряженая актриса, играющая чужую роль. У нас говорят: "не по Сеньке шапка".

Сайгош не стал спорить, и мы еще долго стояли, наблюдая, как стекают капли дождя по чисто вымытому стеклу. Риманн куда-то пропал, а ведь по сценарию, ему следовало бы находиться здесь, с нами. Одного свидетеля мало. В отличие от других комнат, расположенных на первом этаже, в кабинете была всего лишь одна дверь, ведущая в большую гостиную. Удобно. Ведь, если убийца попался на крючок, приняв за чистую монету мою ложь, он непременно явится. Ведь с его точки зрения доказательств - нет. Стук в двери, дракон быстро прячется за занавесь, и я прошу войти первого посетителя. Как ни странно, это София.

- Прошу тебя, не говори мужу, кто отец моего ребенка! - Умоляющие глаза женщины и сложенные в молитве руки почему-то разозлили меня. Старательно сдерживаясь, еще раз пообещала ничего никому не рассказывать, потом проводила француженку на кухню и попросила Ирву сделать ей горячий какао.

Вернувшись в кабинет, застала Сайгоша возле хозяйского сейфа. В ответ на мой возмущенный взгляд змей хотел что-то сказать, но не успел. Дверь распахнулась от удара так, что стукнулась об стенку, и к нам присоединился нетрезвый колдун. Очень интересно, когда это наш второй свидетель успел назюзюкаться? Риманн обвел комнату подозрительным взглядом, увидел графин с водой на небольшом столике и двинулся к нему противолодочным зигзагом, протягивая руку. Сайгош налил воды хулигану, затем отступил назад. Только дракон открыл рот, чтобы прокомментировать поведение алкоголика, как в дверь снова уверенно постучали. Змей ухватил пьянчужку за пояс, зажал ему рот и утащил в потайное место.

На пороге появились близнецы, Клод и Мари. Они торжественно пожали мне руку по очереди, поблагодарили за родителей, вручили на память маленькую коробочку в цветастой бумажке с алым бантиком, и убежали. Точнее Клод помог сестре ухромать прочь. Мелочь, а приятно.

Только из-за занавеси послышалось возмущенное бормотание, как в кабинет без стука ввалился бледный Конрад. Он сел в кресло рядом с письменным столом и нагло прищурился, рассматривая мой жемчуг.

- Ты сказала, что знаешь мой секрет, ведьма. Какой?

- А что, их много, золотой мальчик? - ехидно усмехнулась я, нащупывая под столом клюшку для гольфа. Не знаю, кто её здесь оставил, но мне оружие явно не помешает.

- София сама пришла ко мне, никто её не заставлял, - вальяжно забросив руки за голову, пояснил местный дон Жуан. - Бедняжке так хотелось наказать дядю за его неверность.

- Разумеется, настоящий джентльмен не мог отказать леди в маленькой просьбе.

- Вот видишь. Ты сама все правильно поняла. Я могу идти? - Конрад встал, желая покинуть неприятное для него место. Кстати, а почему этому красавчику так неудобно находиться в кабинете? Надо будет разведать, но позже. Просто из любопытства.

- Скажи, а когда ты начал встречаться со своей нынешней невестой? Возможно, будучи счастливо женатым?

- Не твое дело, - агрессивно окрысился ловелас.

- Может быть, ты сам столкнул любимую жену в пропасть?

- Да как ты смеешь! - Подорвался с места оскорбленный герой-любовник и ринулся ко мне, вытягивая руки вперед. Душить надумал? Наткнувшись на широкую грудь Сайгоша, Конрад сначала не понял, кто заслонил собой мою светлость. Только спустя две попытки прорваться, чтобы таки задушить мерзкую ведьму со злым языком, мужик успокоился и сел, опустив голову на руки. Если не ошибаюсь, сейчас нам предстоит выслушать исповедь вдовца и преисполниться сочувствием к его страданиям.

- Я любил Энни. Она была такая наивная, такая доверчивая. Совершенно не разбиралась в окружающем мире. Сторонилась чужих людей. Но я - живой человек! Мне хотелось, чтобы рядом была живая, яркая страстная женщина, чтобы зажигала во мне огонь. На презентации познакомился с Пейдж. И все сложилось. В Лондоне мы жили вместе в моей квартире, а к жене старался приезжать как можно реже. В тот злополучный день Пейдж сопровождала нас в Корнуолл, а Энни, наверное, все поняла, глядя, как мы общаемся между собой. Вы даже представить себе не можете, как тяжело жить дальше, зная, что сам виноват в гибели жены и ребенка.

Услышав разъяренное шипение Сайгоша, я поняла, что кто-то сейчас получит в лоб, и поспешила выяснить еще один щекотливый момент.

- В те дни, когда ты развлекался в Лондоне, с кем оставалась Энни? Кроме слуг, кто-нибудь из семьи был дома?

- Отец, - рассеянно ответил Конрад. - Да, он всегда старался не оставлять дом надолго. Проводил совещания по скайпу, отправлял документы с курьером. А что? Ты хочешь сказать, что Энни и папа? Не может быть.

- Ну, почему сразу не может? - вмешался Сайгош. - Сам-то ты не хранил верность супруге. А тест на сравнение ДНК не дал бы однозначного результата. Так что у тебя был мотив избавиться от жены. Допустим, леди Александра узнала об этом и захотела всем рассказать. Что бы ты сделал? Убил?

- Да вы с ума сошли! - Конрад попятился, потом схватился за сердце и выскочил из кабинета.

Я опустилась в кресло, прикрыв глаза. Как же противно рыться в чужих семейных тайнах. Одна радость - не ела ничего за обедом, потому что мутило и качало, как будто мы снова на катере в океане. Самое отвратительное то, что, кажется, не ошиблась в своих предположениях насчет убийцы. Когда раздался очередной стук в двери, и кто-то вошел, я не пошевелилась. Сайгош успел спрятаться. Даже вопрос о том, как двое мужчин помещаются в небольшом, по сути, пространстве не прибавил мне воодушевления. Рядом присел на корточки Фридрих.

- Тяжело вести расследование? - начал он разговор.

- Да, - через силу выпрямилась и в упор посмотрела ему в глаза. - Зачем пришли? Признание писать?

- Ты знаешь нашу тайну. Я прошу, никому не говори о нас с Энни. Теперь это уже неважно, ведь девочки больше нет. Она очень страдала, когда узнала, как весело проводит время в столице мой беспутный сын. Представь себе, приехала к нему, хотела сюрприз сделать, и увидела неожиданную картину. С этого все и началось. - Вздохнул мужчина.

- А, когда Энни забеременела, вы решили от нее избавиться, да?

- Да как ты можешь говорить такое? Мы решили потребовать развод у Конрада и потом, спустя какое-то время, она вышла бы за меня. Я признал бы собственного ребенка. Кстати, моя мать знала о наших планах, мы с Энни ей рассказали, как только у Конрада появилась постоянная любовница.

- Последний вопрос. Вам пришлось бы делить наследство? Между сыном и второй семьей.

- Конечно. В равных долях между всеми. Так мальчику причитается половина всего, что у меня есть, а если бы Энни стала моей женой и родила, то только четвертая часть.

Я заворочалась и попыталась встать, но узкая юбка в сочетании с гладкой кожей кресла вернули меня обратно. Увидев мои мучения, Фридрих встал и подал руку, чтобы помочь. Приятная мужская ладонь, никаких посторонних ощущений.

Риманн и Сайгош вышли из своего убежища и подошли ко мне после того, как за посетителем закрылась дверь. Я развела руками. Это не Фридрих. Видение было нечетким. Смазанным. Профиль из-за спины. С лицом могу ошибиться, а вот с чувствами вряд ли. По крайней мере, ни Конрад, ни Фридрих не убивали. Алекс. Но ведь её в столовой тогда не было. Зато была Пейдж. Брала ли она в руки фигурку? Если, действительно, она - убийца в обоих случаях, то зачем? Деньги? Но у Конрада их много. Раздался стук в двери. Мы переглянулись, и мужчины снова спрятались. Я устроилась за письменным столом.

- Войдите!

Двери открылись, и ко мне приблизилась танцующей походкой знойная красавица Пейдж. Девушка уперлась руками об стол, наклонившись ко мне почти вплотную.

- Запомни, ты здесь никто. Пришла, ушла. Тебе никогда ничего не доказать. Поняла? Уезжай.

Девушка оттолкнулась, еще раз грозно посмотрела и направилась к выходу.

- Зачем?

- Что? - обернулась она ко мне лицом.

- Зачем ты убила леди Александру? Чем она тебе помешала?

- Да потому что лезла во все! - Обозлилась Пейдж. - Проверять меня вздумала, старая дура. Частного детектива наняла! Но теперь я выйду замуж, получу и Конрада, и деньги. Все здесь будет моим! А ты ничего не докажешь! Твое слово против моего. Вот так! - И она щелкнула пальцами.

В этот момент вошел Конрад с перекошенным от бешенства лицом. Оказывается, он видел, как его невеста крадется в кабинет, и пошел следом, чтобы подслушать.

Дальше все происходило, как в обычном полицейском сериале. Сайгош позвонил Кроули, тот появился почти мгновенно, надел убийце наручники и увел даму в машину. Думаю, с допросом он справится. Полицейские, прогуливающиеся по дому, тоже загрузились в микроавтобус и уехали.

Казалось бы, делу конец? Можно успокоиться и сложить лапки, отдыхая. Но нет. Покой мне только снится.

Глава 19. А все было совсем не так...

Мак со стоном плюхнулся в свободное кресло и закрыл ладонями лицо.

- Голова просто на части разваливается от боли! Что ты мне дал, ящерица-переросток?

- Ты напился, как свинья, буянил. Я принял меры, чтобы не испортить наш с Нессой план, и капнул тебе в рот каплю своей крови. Как видишь, средство верное, протрезвел вмиг. Правда, есть незначительный побочный эффект.

- Я что, превращусь в дракона? - активно заинтересовался болезный.

- Хвост, наверное, вырастет. А так - нет. Крови маловато, - не моргнув глазом, съязвил дракон. - Гляди, Несса с ума сошла. Бегает туда, сюда, что-то бормочет. Да ты, друг, не переживай, просто пить больше не сможешь. Трезвость - норма жизни, хорошее правило.

Пока двое друзей выясняли равноценность глаголов пить и жить, я металась по кабинету, не находя себе места. Мозаика не складывалась. Не хватало нескольких фрагментов. Например: Пейдж, конечно, девушка не из высшего круга, но не дура же, чтобы самой признаваться в убийстве. Кто-то внушил ей эту мысль. Энергия у девицы другая. Алчная, жестокая, беспринципная, но - не то. Спинным мозгом чувствую настоящее зло. Кто-то умело манипулирует нами себе на радость. Вот я балда, ошиблась, думала - обычные семейные склоки, а истинного вредителя проглядела. Как там в классике? Обязательно будет второй труп. А кандидат в покойники кто? Я остановилась, как вкопанная, почти упершись носом в грудь МакКуинси.

- Мальчики, а вам не кажется, что пахнет газом?

- Алекс! - хором выдохнули мы, и, сломя голову, побежали на кухню.

Девушка лежала на полу рядом с открытой духовкой. Газа в воздухе накопилось столько, что достаточно чиркнуть спичкой, чтобы смесь вспыхнула. Взрыв разрушит весь дом, спровоцирует пожар или что похуже. Все погибнут! Будь проклято мое воображение, подсовывающее кошмары вероятных бедствий в то время, когда нужно действовать, а не мечтать. Пока Мак открывал настежь двери, выходящие в крохотный служебный дворик, Сайгош вынес на руках девушку в холл. Успели почти вовремя. Славно. Я передвигалась по кухне мелкими шажками, прижимая к лицу мокрое полотенце, и старалась нащупать энергетический след того, кто задумал очередное убийство. Тень следа удалось засечь возле порога. Почти на грани исчезновения. Из победительницы драконов, переквалифицировалась в розыскную собаку. Гав, гав. Согнувшись в три погибели, я стояла на коленях у порога, чтобы лучше почувствовать отголосок, оставленный злодеем. По крайней мере, с этого момента точно знаю, это - мужчина. Я пригнулась к самому полу, но закончить работу мне помешал колдун. Крепкой мускулистой рукой он ухватил меня за талию, даже пискнуть не успела. Опомнилась только на плече МакКуинси, когда наглый варвар тащил прочь из пропахшей газом кухни. Задом наперед! Это в узкой юбке. Никогда больше не надену её. Пока я сочиняла ругательство, мы, Несса Первая Неотразимая, приехали в столовую.

Дракон уже открыл все три окна, и свежий ночной воздух с радостью наполнил комнату запахом дождя, опавших листьев и жженой резины. Надо поглядеть, чего там такое жгли днем. Суженый-ряженый усадил мою светлость на кушетку, сел рядом на пол, по-хозяйски положив руку мне на колени, и устало прикрыл глаза. Справился, шовинист несчастный. Сайгош тем временем разговаривал по телефону, описывая наши приключения, а сонная наследница сидела, удобно опершись на спинку дивана, и недоуменно рассматривала нашу пеструю компанию. Казалось, девушка никак не может сообразить, что же она здесь делает.

Я вызверилась на Риманна:

- Еще бы чуть-чуть, и картинка сложилась бы! Какой холеры влез?

- Еще бы чуть-чуть, и тебя пришлось бы откачивать. Плохая идея. Моей жене не пристало травиться газом в чужом доме.

Здорово. В собственном доме травиться, значит, можно. Сознательно пропустив мимо ушей наглое заявление МакКуинси, я сползла с дивана. Слишком уж глубокие сиденья, в узкой юбке можно сидеть только скраешку. В очередной раз заправив блузку под пояс, присела рядом с Алекс и заглянула в её глаза. Зрачки в порядке, пульс - норма. Обошлось, слава Богине.

- Помнишь, кто это сделал?

- Разве я не сама хотела покончить с собой? - удивилась Александра, касаясь пальчиками разбитого виска.

- В ночной прозрачной рубашке длиной до пупа спустилась ночью по лестнице, открыла вентиль, включила горелки и улеглась на холодный скользкий кафель? Нет, девочка, тебе помогли, - вмешался Сайгош, набирая очередной номер. - Кроули сейчас приедет, ты бы оделась. Могу халат принести, если тяжело по лестнице подниматься. Нет? Сама пойдешь? Идем, провожу.

Дракон подал руку блондинке в экзотическом наряде, и вывел девушку из столовой. Все ясно, кому-то хочется поговорить по телефону без свидетелей. Тайны, кругом одни тайны. Вот, например, почему у меня по спине бегают мурашки и чешется правая ладонь? О чем предупреждает интуиция? В темноте сада сгустилась ночная мгла, мрачной кляксой передвигаясь все ближе к нараспашку открытым окнам. Чуть заметное пожатие руки показало, что Мак тоже чувствует и мертвенный холод, пробирающийся под кожу, и страх, сплошной плотной волной заполняющий пространство вокруг нас. Таинственный силуэт приблизился. Через порог французского окна перешагнул Фридрих. Риманн встал, непроизвольно закрывая мне обзор, но моя светлость тут же пересела, чтобы ничего не пропустить.

- Колдуны, - проскрипел отвратительным голосом незваный посетитель. - Ведьмы. Мало вас жгли, вешали и топили. Живучие твари. В Салеме мы здорово повеселились, но здесь...

Мак пошире расставил ноги, загораживая меня от уродливо скривившегося существа. Я с сожалением вспомнила о клюшке для гольфа, оставшейся под столом в кабинете. Надо было все-таки взять с собой. Передала сообщение об опасности ящерке. Где болтается артефакт, когда мне он нужен здесь? Прямо сейчас.

Громовой хохот разнесся по всему дому, сопровождаемый хлопаньем всех дверей, которые принялись открываться и закрываться в хаотическом порядке. Следом затряслись стены дома, со стороны кухни послышался звон, столовую заволокло арктическим холодом. Внезапно дом перестал трястись, а Фридрих улыбнулся во весь рот, показывая, неизвестно откуда взявшиеся острые, как бритва, клыки. Проблема в том, что ни Мак, ни я - ни разу не священники. Потому как перед нами стоял самый настоящий демон. Из тех, кто предпочитает вселяться в человеческие тела, чтобы разгуливать по нашему миру. Знать бы имя, можно было бы попробовать изгнать мерзавца. Я тронула Риманна за руку: пока чудовище кривляется, изображая клоуна, надо закрыть доступ в другие помещения.

Сайгош сразу понял, что происходит, как только открыл двери. Он бросил возле порога знакомый мешочек с травами и пошел вокруг чудовища против часовой стрелки. Один круг, второй, на третьем Фридрих забеспокоился, а его голова стала поворачиваться вокруг оси следом за медленно шествующим драконом.

- Считаешь, твой круг способен меня удержать, иномирец? - расхохотался демон, с силой запрокинув голову назад. Настолько сильно, что прижал затылок к спине, почти разорвав горло. - Давайте, зовите сюда людишек, мне скоро понадобится новое тело. Прекрати собирать энергию колдун, молнии меня не пугают. - Он легко отмахнулся рукой, и Мака впечатало в стену, рядом со столиком для графина с водой. Хорошо, колдун не потерял сознание от удара. Я успела отскочить, понимая, чего хочет от нас с магом Сайгош. Молнии подселенцу не страшны, огонь тоже, но необходимо укрепить круг, чтобы гость из нижнего мира не вырвался на свободу. Помогая подняться колдуну, я заметила, как из сада спешит высокая худощавая фигура с вилами наперевес, а впереди алой стрелой стремительно несется сияющая рубиновая ящерка. Следующие события произошли одновременно.

Сайгош замкнул Круг, становясь в точку совмещения воображаемой линии спиной к северу. Мы с колдуном шагнули вперед. Дракон взмахнул рукой, и огонь побежал по полу тонкой линией, вычерчивая пентаграмму. Ящерка и садовник встали у свободных углов пламенной звезды. Не переводя дыхания, старик громко стал читать девяностый Псалом:

"Живый в помощи Вышняго, в крове Бога Небеснаго водворится..."

Как только зазвучал голос, произносящий вечные слова, демон перестал скалиться и попробовал выйти из круга. Номер не прошел. Ящерка стояла на задних лапках так крепко, как будто на самом деле была самостоятельной мыслящей личностью. С последними словами молитвы я, Мак и Сайгош подняли руки и начертили в воздухе светящиеся символы, укрепляющие круг.

- Священник? - уточнил МакКуинси.

- Бывший, - ответил дрожащий от напряжения старик. - Что делать дальше? - тут же влезла я, растирая руки.

- Не знаю, в округе никого из ордена "изгоняющих" нет. Я только слышал о таком, но никогда не сталкивался.

Мы не отрываясь смотрели, как изменяются, плывут, перестраиваясь, черты лица Фридриха. Демон развлекался оглушительным ржанием и периодически проверял на прочность круг. Вдруг чудовище стало раздуваться, увеличиваясь, словно надувной шар. Старик открыл Библию на первой попавшейся странице и принялся торопливо читать вслух. Добравшись до границ круга, шар лопнул с оглушительным треском, осыпаясь кровавыми ошметками плоти и костей внутри круга. Вместе с тем вылетели стекла и двери, ведущие в большую гостиную. Задняя дверь уцелела. Символы бледнели на глазах. Кто-то вчера говорил, что легко может изгнать демона? Надо быть осторожнее со своими словами. Сайгош с колдуном подняли руки и начертили новые символы поверх исчезающих.

Зачем он пришел? Что ему нужно? Пейдж - человек или уже нет? Вопросы жгли мозг, не давая отвлечься, а зря. Потому что Кроули выбрал именно этот момент, чтобы заглянуть через дверной проем. Резкий удивленный свист коронера отвлек наше внимание буквально на секунду, чем тут же воспользовался хитрый демон. Он с силой врезался в невидимую границу точно напротив ящерки, и маленький артефакт не выдержал напора, осев безжизненной тушкой на пол. Я согнулась пополам от пронзительной боли в сердце. Такое ощущение, что кто-то вырвал его из груди, сжимая в отвратительно колючих ладонях. Один взмах лапы демона, и все мужчины разбросаны по комнате. Только Сайгош безуспешно пытается встать, заливая драгоценной кровью паркет. Окровавленное чудовище, освобожденное от разорванного на мелкие кусочки человеческого тела, легко перешагнуло линию круга, склонилось надо мной. Боль стала сильнее, такое ощущение, что в груди стальное сверло разрывает нежные ткани сердца вместе с легкими и бронхами. Это третий демон, которого я вижу в своей жизни. Похоже, встреча станет последней.

- Ведьму забираю, - проскрипел экс Фридрих, хватая меня омерзительно зелеными лапами.

- Нет! - раздалось одновременно с двух сторон.

Демон бросил меня на пол и обернулся. Неспешной танцующей походкой из сада приближался старый знакомый.

- Я первый её увидел, - возмутился Лиал, глядя, как я корчусь от жгучей боли на грязном полу. - Иди себе прочь, Уфаар. Ведьма моя.

Чудовище даже не шевельнулось, откровенно игнорируя приказ Лиала. Зато МакКуинси правильно понял подсказку, вытащил из кармана магнитный мел и пополз на четвереньках к уроду. Неожиданно закашлял старик, приходя в себя. Уфаар медленно повернулся, глядя, как пытается встать на ноги бывший священник. Боль из груди растеклась по всему телу, стало легче дышать, и я обратила внимание на то, как двигается демон. Такое ощущение, что его что-то удерживает. "Или закончился бензин", - вмешалось мое воображение. А что? Ведь чудовище только что разорвало мощный круг, созданный драконом, ведьмой и магом. Запас энергии у демонов не бесконечен. Я решительно поползла в сторону разбитого окна.

- Куда? - грозно проскрипел Уфаар, разрываясь между мной и священником. Он никак не мог выбрать, кто важнее, поэтому стоял, качаясь из стороны в сторону, но не двигался с места. Колдун стремительно очертил круг, второй, третий и с силой прижал остатки мела к паркету. МакКуинси встал четко напротив демона, привлекая к себе внимание страшилища. Старик оказался крепче, чем выглядел и тоже поднялся на ноги, открывая Библию. Только я лежала не в силах пошевелиться. Боль перешла на новый виток, усиливаясь на порядок, главное сейчас - не потерять сознание. Под глухой речитатив священника Мак начал читать ритуальную форму для изгнания демона. На втором предложении он споткнулся и замолчал. В круге стояла красивая молодая женщина, удивленно хлопая ресницами. О, нет, демоны умеют менять облик и заглядывать в души. Как же я забыла об этом.

- Джиллиан? - дрожащим голосом произнес Риманн. Потом встряхнулся и продолжил читать заклинание.

* * *

Я подтянула колени к груди, пытаясь справиться с болью, закрыла глаза, и, как предсказуемо, оказалась в ситхене. Ворон склонился к моему лицу, почти касаясь клювом кожи. Он моргнул, каркнул, расправил крылья и, переваливаясь с боку на бок, ушел. Когда у меня получилось снова прийти в себя, я почувствовала Адайра рядом. Свежий запах молодых, только распустившихся дубовых листочков, окутал все мое существо целительным ароматом, проникая через поры кожи внутрь, к сердцу.

- Демоны - наши враги, испокон веков. Уфаар ломал тебя, стремясь овладеть телом и сожрать душу, - прозвучал мелодичный голос Королевы. - Будь осторожнее, ведьма. Не забывай пить бальзам.

* * *

Как только угас последний отголосок эха сказочно прекрасного голоса, я поняла, что все еще нахожусь в столовой и слышу голос священника. Не обращая внимания на происходящее, встала на четвереньки, двигаясь ползком к ящерке. Неужели все? Сзади раздался хлопок, демон заревел и исчез, оставляя за собой отвратительный запах серы.

Слава Богине, свалил. Саламандра еще дышала. Какое счастье! Я подняла бесстрашную малышку на руки и на коленях поползла к дракону. Сайгош сильно пострадал. Он сидел, прижимая к груди сломанную руку, и тихонько покачивал ею, разговаривая сам с собой. Не спрашивая разрешения, моя светлость села прямо в лужу почти свернувшейся крови. Чулки порвались, не жалко. Я держала ящерку на правой ладони, а левой набирала крови с пола и обмазывала рубиновое тельце. Снова и снова. Пока меня не остановил чей-то тяжелый взгляд. Я подняла голову и увидела священника, сжимающего в руках вилы. Понимая, что сейчас ему не удастся ничего сделать мерзкой ведьме, он поднял оружие повыше, потряс им, и, гордо сунув под мышку, вышел прочь из разгромленной столовой. Это он тонко намекнул, что мы еще встретимся? Ладно, поглядим, как карта ляжет.

- Несса, - прохрипел дракон.

- Сейчас, уже ползу, - отозвалась я, помогая себе одной рукой. - Вот, я рядом. Чем помочь?

- Сам. Справлюсь сам. Ты на артефакт свой погляди, экспериментаторша.

Я послушно перевела взгляд на ящерку. Святая Богиня! На моей руке, отряхивая крылышки, перебирал лапками крошечный рубиновый дракончик. Самое удивительное: - я его не слышу! Ящерка чувствовалась, как часть меня постоянно. А дракончик - нет. Что теперь делать? Неужели Сайгош заберет такую красоту с собой? Или там артефакту будет лучше. Запуталась совсем! В надежде понять, что от меня требуется, я обхватила руками голову и отключилась.

Позже Сайгош рассказал, что пока моя светлость валялась сломанной куклой с возмущенным дракончиком на голове, одновременно случилась куча всяческих вещей. Сначала дракон произнес "Слово", и вся его кровь, равномерно размазанная по полу, испарилась в одночасье, оставив после себя крошечные сверкающие кристаллики. Как только мелкий дракошка увидел рассыпанное вокруг великолепие, он тут же принялся собирать сокровища, аккуратно складывая их в горку на моей груди. Особенно тщательно малыш осматривал меня и мои волосы, выбирая мелкие огоньки зубами. Идиллию нарушил МакКУинси, подобравшись ближе. Риманн протянул ко мне руки и попытался поднять, чтобы отнести в спальню. Что тут началось! Собственно, именно грозное ворчание рубинового создания привело меня в чувство.

Открыв глаза, я увидела мельтешащий перед носом чешуйчатый хвост.

- Несса, звезда моя, давай ты немножко полежишь, пока я уговорю нашего детеныша успокоиться.

У нас с Сайгошем ребенок? Почему мне никто не сказал? Рядом кто-то хихикнул и голосом Алекс уточнил:

- Он про крикучего драконыша говорит. Ох, какое громкое у вас потомство! - Теперь Алекс, Кроули и МакКуинси противно захихикали все вместе. Истерический смех, отстраненно подумала я. Народ отходит от шока

Действительно, смешно. Сидеть посреди битого стекла, испорченного паркета, сломанных стульев в открытом всем ветрам помещении и радоваться. Тому - что живы, что удалось избавиться от чудовища, погубившего столько жизней.

Здорово ничего не делать, а просто смотреть, как медленно, с опаской заходят в столовую слуги, с ужасом осматривая разрушения, освещенные первыми лучами восходящего солнца; как по одному входят члены семьи Бишоп, подозрительно глядя на хохочущую до слез троицу.

Меня только один вопрос волнует, зачем Лиал нам помог?

Выяснилось, что Карл - великолепный организатор. Первым делом мужчина послал слуг за вениками и швабрами. Потом предложил нам перейти в кухню, чтобы позавтракать. Мы переглянулись и согласились. Чтобы успокоить мелкого хозяина кучки сокровищ, Карл лично сбегал к себе в спальню и приволок ночной колпак, куда я ссыпала огненные кристаллы под неусыпным наблюдением дракошки. Когда один огонек случайно покатился по разорванной юбке, мелкий обиженно заворчал, но успел подхватить кристаллик в полете. Потом лично уложил сокровище, плотно завязав получившийся мешочек. Сайгош помог мне встать, укоризненно качая головой при виде разорванной одежды. Дракоша вцепился в ткань ночного колпака всеми четырьмя лапами и растопырил крылья при виде сердитого колдуна. Мак двигался к нам с непонятными намерениями. Точнее, с понятными. Ведь мы с ним так и не успели прояснить наши отношения. На мой взгляд - выяснять совершенно нечего, но о чем думает мужчина, никому не известно.

- Тебе следует переодеться, милая, - высокомерным тоном заявил дракон, покровительственно кладя мою руку себе на локоть. - Идем, провожу. Вещи пришли в негодность, выброси их.

- Я все слышал! - обозлился колдун. - А ну, пойдем, разберемся!

- Нет, - вмешался господин коронер. - Сначала заполним протоколы, подпишемся, а потом делайте, что хотите. Правда, Алекс?

Глава 20. До Хэллоуина три дня с хвостиком. Или два?

Протесты уважаемого господина Кроули, торжественно восседающего посреди гостиной с прижатым к большой лиловой шишке на виске льдом, не вызвали у меня ни капли энтузиазма. С помощью дракона я добралась до своей комнаты, захлопнула дверь, стащила испорченные юбку с блузкой и, оставив их на полу, залезла под одеяло. Дела подождут, завтрак тоже.

В приятный сон, где я расслабленно гуляла по бескрайней цветущей степи, разговаривая о жизни со статным полуседым караковым жеребцом, ядовитой змеей вкралась непрошеная мысль. Солнышко пригревает, конь рядом топает, об экзистенциализме вещает, я иду босиком по мягкой траве. На душе радость, тепло, покой. Облака плывут белыми стайками высоко в нежно-голубом небе. Ведь понимаю, что сон, а мысль гадская покоя не дает, требует проснуться. Нос опять же чешется, сейчас чихну. Прямо сейчас! Ааапчхи!

Я села в кровати и злобно уставилась на ехидно улыбающегося мужчину. Колдун. Холера его возьми. Явился незваным гостем, снял заклятие с кота и заодно разбудил пикси. Судя по открывшейся мне картине, Майк первым делом полез проверять сохранность своего мешочка, припрятанного на дне сумки. Любопытный дракончик дождался, пока парень выкопал имущество в куче ну, очень нужных, ведьминских вещей, а потом выхватил сокровище из рук маленького фея и прижал к животу передними лапками. Пикси не растерялся, уцепившись за краешек ткани мертвой хваткой. Я проснулась как раз в тот момент, когда предприимчивый накопитель блестяшек сосредоточенно выдирал мешочек из цепких ручек Майка. От резкого неожиданного звука, (я ж чихнула), пикси выпустил из рук свою собственность и сел на попу, только вот мимо столика, на котором они сражались. Я еле успела бросить подушку на пол, чтобы парень не разбился в падении. Крылышки-то раскрыть он забыл. То ли от огорчения, то ли из-за полученного стресса, Майк разрыдался, изо всех силенок колотя кулачками по мягкой подушке. Тем временем дракончик, зараза такая, развязал узелок на ночном колпаке Карла и торопливо упихивал туда награбленное имущество. От возмущения я потеряла дар речи, с силой оттолкнула захлебывающегося смехом колдуна в сторону, встала и решительно ухватилась за мешочек. Дернув его на себя, почувствовала сопротивление, хвостатик отдавать сокровище без боя не желал. Дракошка напрягся, пригнул голову, пристально глядя на меня своими янтарными глазищами, выдохнул воздух и каак дернет изо всех сил. Мешочек треснул, оставив у каждого из нас по половинке. Обескураженные исходом поединка мы смотрели, как по полу катятся в разные стороны три монетки. Быстрее всех сообразил, что нужно делать, дракончик. На бреющем полете, не выпуская из лап ночной колпак, Коша зубами ухватил с пола монетку и приземлился на подоконник. Майк просто поднял ближайшую с пола, после чего принялся горестно раскачиваться, тихонечко подвывая сквозь зубы. Третья монетка легла ко мне в ладонь, обещая выполнить любое желание. Смех за моей спиной умолк, а господин насмешник встали и протянули конечность, желая поближе рассмотреть, что же такое важное прятал в моей сумке пикси. Инстинктивно я сжала руку в кулак. В комнате зазвенели колокольчики, запахло срезанным можжевельником и октябрьским элем, а в центре проявилось небольшое грозовое облачко, из которого, деловито размахивая мокрым половником, вышагнула самая настоящая лепреконша. Я схватилась за голову и села. На пол. Откуда мне знать, кто это?

Серьезная девочка ростом не больше метра осмотрела присутствующих.

- Ну и? Кто из вас решился на желание? Ты? - Фэйри ткнула половником в колдуна, тот замахал руками, открещиваясь.

- А кто? Быстрее давайте, у меня эль варится!

Я растерянно протянула руку, раскрывая ладонь. Лучик солнца упал на монетку, и та заиграла нежную, на грани слышимости мелодию, светясь и переливаясь.

- Да нет. - Отмахнулась половником девочка в белоснежном фартуке и чепце, чудом удерживающемся на золотистых кудряшках. - Вот он! Чего же ты хочешь, создание непонятное?

Мне на лицо упало несколько капель эля. Я стерла приятно пахнущую жидкость и, воровато оглянувшись на замершего с открытым ртом колдуна, поднесла ладонь к губам. Не выпить, так хоть лизнуть волшебного напитка. Все же знают, кто попробует сваренный в октябре эль, тому будет везти весь следующий год.

- Нельзя, - прозвучало рядом. Девочка достала из кармана платочек и вытерла мою руку. - Эль еще не готов. Могла бы отравиться. Прямо насмерть. Эй, пикси! Еще не придумал желание? Вот потому-то у тебя монетки и не задерживаются. Одна осталась. Будешь загадывать? Нет? Тогда я пошла. Желание мелкого чудовища выше всяческих разумных пределов. Обойдется. - С этими словами девочка повернулась, вошла в облачко и благополучно исчезла, оставив после себя легкий аромат озона. Я сидела на ковре, задумчиво рассматривая монетку с дырочкой посредине.

- А ведь это не золото. Обычная медь с добавками какими-то.

- Ну да, - ответил Майк. - Важна не сама монета. Важно желание.

- Возьми. - Я протянула монетку страдальцу с крылышками. - Она же твоя.

Пикси недоверчиво протянул руку и, получив вожделенное сокровище, притих на своей подушке, исподлобья поглядывая в сторону дракончика. Я встала, подошла к грабителю и присела на корточки, чтобы глаза были на одном уровне.

- Ты меня понимаешь?

Дракоша прикрыл глазки веками. Будем считать, что понимает.

- Монетку отдай. Не сокровище она. А я тебе колечко дам. Из настоящего золота, - вкрадчиво предложила жадине. Дракончик отрицательно помотал головой. Подтянув к себе сумку, я порылась в кармашке и достала давным-давно припрятанное обручальное кольцо. Все, что осталось от бывшего мужа. Положив колечко на ладонь, поднесла руку под самый нос копии Скруджа МакДака. Ноздри дракошкины зашевелились, глаза загорелись, а лапка тут же метнулась к золоту. Но я успела согнуть пальцы, закрывая сокровище. Скруджик занервничал, стал ерзать, наконец, решился. Поминутно оглядываясь, развязал колпак и достал монетку. С сожалением покачал ее на крохотной ладошке, попробовал на зуб, после чего опасливо протянул мне. Мы поменялись. Дракончик нацепил кольцо на правую лапку и удовлетворенно зажмурил глаза. Хоть кому-то моя светлость угодила.

- Несса, неужели тебе не хочется загадать желание?

Я молча сняла красный шнурок со своего запястья, продела его в дырочки монет и крепко завязала специальный волшебный узелок, нашептывая заклинание от чужих рук и завидущих глаз. Потом вручила пикси его собственность и повернулась лицом к Риманну.

- Я же не спрашиваю, почему у тебя фамилия шотландская, а имя - ирландское. И не притаскиваюсь в твою комнату, чтобы нагло разбудить. Что ты вообще здесь делаешь?

- Эй! Спокойно! - Мак поднял руки, сдаваясь на мою милость. - Просто зашел, хотел посмотреть, как ты спишь. Наверное, тебе снилось что-то хорошее. А потом ты так смешно нахмурилась, вот я и пощекотал твой очаровательный носик. Все-таки, ответь, почему не воспользовалась удачным моментом? Не каждому человеку выпадает в жизни шанс попросить лепрекона об исполнении мечты.

- Может, у меня нет желаний, - проворчала я, вспоминая, что только что выпала из кровати. Это в чем спала-то? Ой, мамочки, вышиваю в неглиже перед чужим мужиком, позорище какое. Подхватила со стула халат, чтобы завернуться. - Знаешь, не думаю, что монетка - своеобразная волшебная палочка. Лепреконша - фэйри, а у них ничего так просто не бывает.

Приблизительно через час я вышла из ванной, довольная и счастливая. Ничего себе! Хорошо, что халат надела. Количество народа, окопавшегося в моей спальне, превышало любые нормы приличия. В кресле удобно сидела Алекс, держа на коленях пикси. В одной руке Майка была крошечная булочка с шоколадом, а в другой - крепко зажат шнурок с монетами. Я потуже завязала пояс ярко-желтого махрового халата и грозно поинтересовалась:

- Что это вы тут все делаете, а?

Клод и Мари тут же отпрыгнули от подоконника, загораживая от меня место, где дразнили золотыми украшениями дракончика. Руки они спрятали за спины, чему Скруджик несказанно обрадовался. Хитрый, как змей, дракоша мгновенно выхватил золото из рук мучителей. А нечего было дразнить ребенка! Потом сцапал мешок и смылся на руки к Сайгошу, у которого сразу же замерцали глаза. Тоже реагирует на золото.

Мак покаянно опустил голову.

- Пришли вот. Не выгонять же мне людей.

Алекс гордо подняла голову и заявила:

- Вообще-то я лично про венчание узнать хотела. Вы же женитесь? Люблю устраивать чужие праздники.

Я разозлилась. Наверное, что-то такое отразилось в глазах, потому что Алекс встала, посадила Майка на свое место и бочком-бочком вышла вон. Клод и Мари тоже мгновенно ретировались, захлопнув за собой дверь. Сайгош невозмутимо продолжал играть в "Кто сильнее потянет на себя золотой браслетик" с маленьким грабителем. А прохиндей МакКуинси встал передо мной на колено, прижал левую руку к груди, а правую протянул мне. На ладони лежала алая бархатная коробочка. Знать не желаю, что там внутри.

- Что это?

Злость крутилась под ребрами, разрастаясь в приличную волну бешенства. Скоро глазки у меня станут красненькими, и будет без разницы, кто передо мной.

- Ну, как это что, - не подозревая о моем состоянии, ответил Риманн. - Предложение руки и сердца. Традиционное. Давай уже соглашайся, поедем в деревню, клан порадуем.

- Кое-чего не хватает, - вмешался дракон.

- Не понял.

- Признания в любви, цветов, шампанского, конфет, прогулок под Луной. Стихов, посвященных любимой, робких поцелуев тайком, - перечислял Сайгош, загибая пальцы. - Я в любовном романе читал, как надо ухаживать. Сейчас лучше выйди, жених.

- Мы взрослые люди. К чему тут ухаживания? Брак по расчету... Сайгош, отвали. - Дракон насильно поднял с пола горе-суженого и выталкивал за дверь. - Не уйду, пока Агнесса не ответит.

Ах, ответ ему срочно понадобился! Я вдохнула воздух и с силой выдохнула, используя энергию, накопленную в первом энергетическом центре. Длинный язык пламени вырвался и прожег дыру в стене. Мужчины мгновенно вылетели в коридор, захлопнув за собой дверь. Сговорились, друзья холерные.

Ах, брак по расчету! Я размахнулась и изо всей силы запустила огненным шаром, неизвестно откуда взявшимся на ладони, вслед негодяю. В двери образовалась дыра с тлеющими краями. А, если судить по воплям, то где-то внизу тоже случилась неприятность. Мне стало смешно, запал угас, а огненный шар в груди уменьшился до обычного размера вишенки. Взяла на столике большой лист бумаги, написала большими буквами: "Не входить" и вывесила в дыру. Во-первых, хочу одеться, а во-вторых, осознала мысль. Ту самую, которая мешала спать, отравляя чудесное сновидение. Да, и еще! Как-то не разглядела. Был рог у коня во сне или нет? Важный момент, не забыть бы.

В шкафу на полке обнаружились выстиранные и заштопанные мои любимые старенькие джинсы! Жизнь налаживается. Сверху надела синюю футболку с длинными рукавами и цветастую кофточку. Пусть не комильфо, зато тепло, удобно, опять же заклинания на ниточках держатся разновсякие. Вместо туфель - новые кроссовки. Строго наказала хулиганам не драться, пообещала принести еды и съехала по перилам. Быстро, удобно, никто не видел.

В маленькой гостиной обитатели дома чинно пили чай. Ужасно, проспала весь день. Я пошаркала подошвой об пол.

- Всем привет. Алекс, прости, пожалуйста. Можешь прислать счет за новую дверь Сайгошу или МакКуинси.

- Так и сделаю, - улыбнулась девушка. Потом передала блюдо со свежей выпечкой господину Кроули и спросила:

- Ты уже не сердишься? Прошу, присоединяйся к нам. Мы думали, останешься в комнате. Горничная уже понесла поднос наверх. Она поставит его на столике.

Я села возле злого Риманна, получила чашку с горячим чаем и, обжегшись первым же глотком, принялась пристально рассматривать всех по очереди. Первым не выдержал Клод.

- Несса, мы же не думали, что так получится! Твой дракончик такой забавный!

- Если хотите получить назад свои безделушки, договаривайтесь с ним сами, - отрезала я, выбирая плюшку. - Никакой он не мой. Исключительно свой собственный. - Подходящих плюшек не нашлось, а больше мне ничего не понравилось. Не беда, чай - тоже вкусно!

Спустя минуту я поняла, что чай в этом доме заваривать не умеют. Только и счастья, что горячий. Ни вкуса, ни качества, ни цвета. Солома. С сожалением отставив чашку в сторону, я сложила руки на груди и поинтересовалась:

- Алекс, кофе у тебя есть?

- Да, сейчас приготовят. Одну порцию или две?

- Три, - проснулся Карл.

- Пять, - хором добавили близнецы.

- Если можно, мне покрепче, - смущенно проговорила София. - Я очень хочу, думаю, от одной чашечки ничего не случится. Да, милый? - Милый сжал губы в ниточку и кивнул.

- Мне, пожалуйста, большую кружку черного без сахара, - сквозь зубы процедил МакКуинси.

На Алекс было жалко смотреть. Девушка в кои-то веки решила устроить традиционное чаепитие, а народ отказывается участвовать. Я прокашлялась, отвлекая внимание на себя:

- Сейчас нам нужно принять важное решение. Кофе поможет прояснить мозги. Все-таки ночь выдалась сложная. Чай замечательный, спасибо, дорогая. Но нужно взбодриться.

Мою нудную речь, призванную вернуть самоуважение хозяйке дома, невежливо прервал сосед по столу.

- Какое решение?

- Фридрих не был ни магом, ни волшебником, ни колдуном. Человек, не обладающий даром, не может вызвать демона такого уровня, хоть ты тресни. Он мог начертить пентаграмму в нужном месте, зажечь свечи, прочитать заклинание. Но Силу в вызов вливал кто-то другой. Необходимо сейчас же понять, где находится пентаграмма и все остальное. На улице темнеет. Следует разрушить круг вызова до наступления ночи. Или мы рискуем снова увидеть знакомую личность.

Все подавленно замолчали. Наконец, Конрад обрел дар речи и спросил:

- А как оно выглядит, место для вызова? Это поляна в лесу, или берег океана. Мегалит, дерево, статуя...

- Возможно, глубокий подвал или погреб для вина. Желательно, недалеко отсюда.

- Есть такое. Здесь рядом небольшое поместье, принадлежащее подруге отца. Я провожу. - Мужчина с готовностью встал из-за стола.

Сайгош и маг, не сговариваясь, тоже решили ехать. Я попросила Алекс посидеть в комнате с подопечными, надела куртку дракона, он сказал, что не замерзнет, и дала отмашку на выход. Вообще надо передать управление походом кому-нибудь из мужчин. Надоело уже, как только нужно принимать решение, все оглядываются на меня. Нашли руководителя.

Конрад с драконом сели в Мерседес и сразу тронулись с места. Специально оставили меня наедине с Маком и его ужасным автомобилем. Ничего. Я сегодня в штанах, а не в узкой юбке. Залезла в кабину самостоятельно и пристегнулась. Мы ехали уже минут десять, когда маг, наконец, не выдержал.

- Несса, я не понимаю твоей реакции. Объясни, что плохого в моем предложении.

- О настоящей любви мечтаю. Как в кино.

- Не издевайся, пожалуйста. Я уже был влюблен. Джиллиан обещала выйти замуж за меня, а выбрала другого мужчину. Ты не представляешь, как это больно, когда тебя отбрасывают, словно использованную ветошь, за ненадобностью. Мне хватило. Больше никогда, слышишь? Никогда не позволю себе любить. Поэтому предлагаю просто договориться. Обычная сделка. Я тебе даю статус замужней женщины, положение в обществе, дом и семью. Ты - даришь мне свою верность, детей, все счастливы.

- Не слышала ни слова о твоей верности.

- Ну, мужчина может и не сдержать данного слова. Поэтому ничего не обещаю. Договорились?

- Нет.

- Что значит, нет? - МакКуинси нажал на тормоз, машина резко остановилась, меня качнуло вперед. Если бы не ремень, ударилась бы о стекло и сильно. Ишь, ответ ему не понравился.

- Предложение меня не интересует. Тему закрыли. Едем дальше, а то Мерседес уже не видно в темноте.

- Тебе не нужны деньги? - возмутился колдун.

- Не такой ценой, красавчик. Мы едем или доставать раскладную метлу?

- А она у тебя есть? - улыбнулся спутник, снова заводя двигатель.

- Нет, конечно. Шучу. Кстати, если выяснится, что все, что я только что слышала - просто блеф, я тебе сковороду на голову надену и постучу сверху. Дошло?

- Конечно. Я тебя услышал, - ещё больше расплылся в улыбке несостоявшийся жених. - Первая попытка впустую. Ничего, я сообразительный, придумаю что-нибудь.

Понять, с чего это он так развеселился, я не успела. Перед нами вырос трехэтажный особняк без единого огонька в окнах. Мы с магом вылезли из машины и присоединились к спутникам. Конрад закончил разговор по мобильному телефону, закрыл крышку и сообщил, что хозяйки в данный момент нет дома. Она в Лондоне, на званом вечере. Разрешение войти нам дали, подробно объяснив Конраду, где искать запасные ключи.

Следовало составить план. Почему-то все повернулись ко мне. Я почесала затылок и выдала:

- Зайдем. Если там что-то есть, Сайгош выжжет.

- Согласен, - невозмутимо поддержал меня дракон.

- А если там демон? - дрожащим голосом поинтересовался Конрад, от волнения дергая себя за бабочку на шее.

- Имя нам известно, постараемся изгнать, - попробовала я успокоить слабое звено.

- Убьем, - одновременно со мной ответил колдун, сжимая кулаки.

- Я не трус, но боюсь идти в этот ужасный дом. Неужели вам не страшно? - каялся наш проводник. - Может, подожду вас здесь, на площадке?

Сайгош вздохнул и внятно объяснил мужчине, что тому намного безопаснее находиться в нашей компании, чем стоять одному ночью на абсолютно пустой стоянке для автомобилей. Мало ли кто из кустов внезапно выпрыгнет?

Первым в пустующий дом вошел Риманн МакКуинси. Он открыл дверь ключом, после чего, не медля ни секунды, принялся искать выключатель. Через секунду в холле загорелся свет, обещая безопасность. Колдун включил электричество во всех помещениях, чтобы легче было передвигаться по незнакомому жилищу. К счастью, впереди двигался Конрад, показывая дорогу, а то я точно бы заблудилась, даже в освещенном коридоре. Мы прошли весь первый этаж насквозь, вышли в сад, огороженный высоким пятиметровым забором, и через неприметную дверь спустились по длинной лестнице в хранилище для вина. Любопытно, зачем кому-то может понадобиться такой высокий забор? Или я неправильно формулирую?

- Несса, ты снова не о том думаешь, - вернул меня к реальности Сайгош. Рубильник нашли слева на стене перед очередной дверью. Конрад отступил назад и развел руками:

- От этого замка ключей у меня нет.

Колдун нехорошо ухмыльнулся, прижал руку к замочной скважине, внутри которой что-то хрустнуло, и дверь приглашающее открылась. Перед нами было ярко освещенное стандартное хранилище со специальными ячейками для бутылок. Дракон тут же решил исследовать их содержимое. Мак тоже не колеблясь ни секунды шагнул внутрь, осторожно передвигаясь между стойками в поисках нужного нам места. И только я никак не могла заставить себя перешагнуть порог. Такое ощущение, что впереди плотная прозрачная стена. Я даже руку вытянула вперед, чтобы убедиться в её отсутствии. Конечность прошла насквозь спокойно, без сопротивления. Странно. Вспомнились слова Королевы о том, что скрытый ранее дар будет проявляться все сильнее со временем. Что бальзам, приготовленный для меня феями прошлой весной, влияет на развитие ясновидения. Неужели сейчас именно плохое предчувствие мешает мне войти в западню? Потерявшись в размышлениях, я забыла о Конраде. Он напомнил о себе, легко прикоснувшись к моему плечу, а я, как дурочка, шарахнулась в сторону, больно ударившись о выложенную диким камнем стену.

- Что же вы не заходите? Ваши друзья уже заканчивают осмотр подвала. Неужели вам не интересно?

Не знаю, что конкретно меня смутило. То ли логическая цепочка замкнулась: Фридрих - Пейдж - Конрад. То ли обращение на "вы". Раньше господин обращался ко мне пренебрежительно, не утруждая себя правилами приличия. Скорее всего, всё вместе. Поэтому я громко закричала, одновременно прыгая на Конрада, чтобы вцепиться в него руками и ногами. Сайгош тут же ринулся назад, не выпуская из рук облюбованных бутылок с вином. Мак выскочил из-за ближайшей стойки, первым сталкиваясь с завесой, отгородившей вход от узкого коридора. Недоумение на его лице тут же сменилось возмущением, когда колдун увидел, как Конрад пытается сбросить меня с себя.

- Несса, я нашел площадку. Что у вас происходит?

- Демон происходит, - отрезал Сайгош. Дракон аккуратно поставил возле стены выбранные бутылки и принялся разминать руки. - Ты совсем тупой, что ли. Демон вселился в Конрада, а Несса мешает ему принять настоящий облик. Пока она плотно прижимается к телу мужчины, демон ничего не сможет сделать. Видно, идея использовать третьего члена семьи пришла к нему недавно, и чудовище еще не сожрало душу Конрада. Возможно, нам повезет.

- Почему? - Не понял Мак. Тем не менее, он достал из кармана небольшой посох с навершием из огненного опала и громко стал читать заклинание, чтобы убрать стену между нами.

- Потом объясню. Сейчас!

Мак вонзил острый конец посоха в плотную субстанцию, а дракон одновременно с этим прижал к стене пылающие огнем ладони. С резким неприятным звоном препятствие осыпалось мелкими осколками. Не теряя ни секунды, продолжая движение руки, Риманн коснулся посохом шеи Конрада, а дракон, меняя тембр голоса, принялся читать заклинание на незнакомом языке с шипящими согласными, делая ударение на последних слогах. Спустя несколько ударов сердца, мужчина в моих объятиях потерял сознание и рухнул на каменный пол. Колдун помог мне оторваться от бесчувственного тела, с усилием поднял и поставил на ноги.

- Меня ты так не обнимаешь, - язвительно скривил губы кавалер.

- Отстань, - отпихнула зануду и бросилась искать пульс у неподвижного Конрада. Сердце билось слабо, но уверенно. Я оставила пострадавшего на попечение дракону. Медленно встала, переводя взгляд на мага. Тот протянул руку, и мы вместе пошли смотреть, что же такое нашел Мак.

В дальнем углу подвала стойки кто-то раздвинул, освободив площадку для вызова демона. В полу были выбиты канавки, образующие собой шестиугольную звезду Соломона. Круг вызывающий, очевидно, рисовал магнитным мелом, лежащим здесь же, на маленьком круглом столике. Ну, хорошо, имя демона состоит из пяти букв, зачем шестой угол? Я коснулась руки волшебника, удивляясь, как быстро из кавалера мужчина превратился в знающего профессионала, и указала на уголок звезды, содержащий неизвестный мне символ. Мак надел на руки перчатки, сделал знак - молчать, и расстегнул плащ. Внутри на обоих полах кто-то нашил массу карманов. Классный девайс. Мне тоже срочно такое надо. Увидев, как радостно загорелись мои глаза, колдун вздохнул и отрицательно покачал головой. Интересно, почему это я должна молчать?

Риманн достал небольшую бутылочку из синего стекла, осторожно отвинтил крышку, а потом ею же аккуратно поддел пробку. Изнутри вырвалось ядовитое белесое облачко. Мы одновременно закашлялись. Колдун присел и аккуратно вылил содержимое на символ, прикрывая локтем нижнюю часть лица. Я предусмотрительно отошла подальше. Рев, раздавшийся после такого простого действа, был на порядок страшнее вчерашнего хохота.

- Бежим, - крикнул Мак, схватил меня за руку и потащил к дверям.

"Неправильный какой-то эксперимент", - думала я, еле успевая перебирать ногами. - "Вот занудный тип, даже посмотреть не дал, что там происходит". Впереди по ступенькам несся дракон, перебросивший тело Конрада через плечо. Хлопнув дверью, мы вылетели в ночь и стремительно помчались вперед, остановившись только, когда уперлись в каменные блоки забора. Согнувшись пополам, я старательно дышала, приходя в себя. Пора начинать ругаться. Зачем надо было нестись со скоростью хорошего спринтера, если ничего страшного не происходит?

- Ложись, - почему-то шепотом произнес колдун и повалил меня на землю, закрывая сверху собой.

Глава 21. Вечер воскресенья.

Земля вздрогнула, ощутимо запахло гарью, воздух уплотнился, стало трудно дышать. Звука от взрыва почти не было слышно, дом устоял, только слегка перекосился. Если не присматриваться, то и не заметно. Почти. Что случилось со стенами внутри строения - снаружи не разглядеть. Дверца от подвала валялась на пожухлой траве рядом со мной, расколотая на несколько жалких обломков. Полметра вправо, и кому-то снесло бы голову. Это я не про себя говорю, конечно же. Про МакКуинси. Он же лежал сверху. Из бывшего дверного проема плавно вылетали клубы светлого дыма. Слышны были какие-то странные звуки. Будто бы что-то лопалось с диким треском. Мы втроем сидели, пытаясь осознать, что только что избежали верной смерти, а Конрад лежал на холодной земле без сознания. Сайгош потряс спасенного за плечо, потом плюнул на бесполезную попытку привести в чувство товарища и снова стал любоваться дымовой завесой.

- А что, друг, похоже, у леди теперь нет стратегических запасов вина? - вяло заметил он, обращаясь к Маку, подпирающему мою спину.

- Зато дом уцелел, - отреагировал колдун, стряхивая мусор с рукава своего плаща. - Хотел же уменьшить объем магния в растворе. Между прочим, это ты мне тогда испортил весь эксперимент, змей. Прибежал в лабораторию, раскричался. Видишь, что получилось.

- Не стоит так уж сильно переживать, - вмешалась я, поглядывая на карманы Сайгоша, из которых торчали запечатанные горлышки бутылок. Надо же, захватил с собой. Когда только успел? - Может, откроешь бутылочку? Отметим спасение из коварного подвала.

- Ни за что. Приберегу для прощального ужина. А тебе, звезда моя, вообще пить вредно.

- Мак!

- Что, дорогая?

- Мы победили демона или где?

- Конечно, нет. Не родился ещё на земле колдун, способный выстоять против чудовища из нижнего мира. Мы просто загнали его обратно и перекрыли вход в нижний мир. В данном конкретном подвале. Может, у него их ещё с десяток. Кстати, ты так и не сказала, где познакомилась со вторым демоном.

- Бабушка учила не рассказывать о себе незнакомым мужчинам.

- Что ты, родная. Мы же с тобой, практически, родственники.

- У меня есть предложение, от которого вы, родственнички, не сможете отказаться, - вмешался в наш диалог Сайгош, с трудом поднимаясь на ноги. Дракон и то уморился, что уж говорить обо мне?

- Какое такое предложение?

- Пошли, отнесем тело в машину и поедем уже назад. Кушать что-то хочется.

Сайгош погрузил Конрада на спину к МакКуинси, заявив, что он уже имел счастье подымать пострадавшего из подвала по крутым ступенькам с острыми краями, ушиб ногу, очень устал и теперь может только разговаривать. После этого торжественного заявления дракон всю дорогу доставал нас рассуждениями о том, что я теперь его младшая названная сестра. И вот почему!

Во-первых: вывалялась в его крови, а драконья кровь имеет особенность впитываться через поры кожного покрова. То есть, говоря простым языком, в моих способностях отныне наличествует примесь драконьей магии.

Во-вторых: поскольку именно я активировала своей кровью саламандру, превратив рубин в живое мыслящее существо, а потом опять же я поливала полумертвую ящерицу драгоценной магической субстанцией, то отныне Скруджик - на моей совести. В том смысле, что, кто породил, тот и занимается воспитанием подрастающего поколения. На мое резонное замечание, что я ни капли в драконах не понимаю, Сайгош радостно потер ладони и высокомерно заявил, что вот теперь у моей светлости появилась возможность исследовать Высшую расу на примере чешуйчатого крошки. Ха! Один вывод я уж точно могу сделать: все драконы страдают клептоманией, особенно, если дело касается золота и артефактов.

В-третьих: никто не забыл, как Сайгош протрезвлял МакКуинси во время расследования? Вот. Значит, теперь мы все трое - кровные родственники. А он - старший, значит, мы просто обязаны во всем его слушаться.

Из всего этого бреда я восприняла только последнюю фразу и от души порадовалась. Теперь нам нельзя жениться! Ура! Дракон в ответ ухмыльнулся, помог загрузить в багажник безвольное тело. После чего, ядовито усмехаясь, предложил нам коснуться друг друга. Как только Риманн взял мои руки в свои, мягкий жемчужный свет окутал наши фигуры, заключая в своеобразную сияющую оболочку. Я смотрела в разноцветные глаза, чувствуя, что таки да, это на самом деле близкий мне человек. Еще немного, и возражать будет поздно. Жаль, что я давно уже не верю в сказки, где влюбленные живут долго и счастливо. Не желая обижать Риманна, легко отодвинулась на шаг в сторону и попробовала перевести случившееся в шутку:

- Одним фонарем больше на стоянке.

- Теперь понимаешь? - Подался всем телом ко мне волшебник. - Мы пара, нравится тебе этот факт или нет.

- Слушай, ну что ты заладил. Пара, нравится, факт. Подумаешь, свечение. Скажи еще - истинная пара. Фантастика. Это тебе не любовный роман, милый, это - жизнь.

Я отрицательно покачала головой, сморщив нос, и уселась на заднее сиденье Мерседеса. Итак, объявилась новая проблема. Сайгош сказал, что его кровь запускает какие-то обменные процессы в человеческом организме. Если учесть, что ящерка превратилась в дракона, то кто получится из меня? Хорошо бы крокодил, головы откусывать удобно. Клац и все.

Чем ближе мы подъезжали к дому Бишопов, тем меньше мне хотелось туда заходить. По сути дела, проблема исчерпана. Наследник найден. Преступник обезврежен и лишен возможности совершать дальнейшие гадости. Надо забрать вещи, кота, пикси, Скруджика, и можно валить домой, в особняк дракона. Противное ощущение в животе мешало, тянуло, беспокоило. Тошнит, что ли.

- Cайгош! Останови машину!

Обожаю этого мужчину. Сказала - останови. Тормозит. Ни о чем не спрашивает. Всем бы такое качество характера.

Я выскочила на дорогу и с опаской подошла к багажнику. Рядом остановился хаммер МакКуинси. Через минуту Риманн тоже смотрел на крышку багажника Мерседеса. Прошло минут пять, прежде чем колдуну надоело бесполезное занятие.

- В чем дело? Кто-нибудь из вас скажет мне?

- Сайгош, ты читал заклинание, изгоняющее демона из тела Конрада?

- Я, конечно, великий Мастер, звезда моя, но определенно не экзорцист. Мак?

- Эмм. Я почему-то был уверен, что ты, Несса, читаешь. В столовой же у тебя получилось? Или это садовник постарался. Вообще, я же был занят! Что вы хотите сказать? В багажнике у Сайгоша лежит демон?

Мы снова замерли, таращась друг на друга. Потом уставились на заднюю часть Мерседеса. Я скрестила руки на груди, чтобы согреться. Как-то холодно стало, мурашки по спине побежали. Внутри поселилась непонятная дрожь.

Мужчины между тем препирались. Такое ощущение, что они это делают специально, чтобы лишний раз вывести меня из состояния равновесия.

- Мак, ты его посохом в шею тыкал? Зачем?

- Да. Заклинание обездвиживания.

- Скажи-ка мне, дорогой мой сочинитель заклинаний, сколько по времени действует сие волшебство на демона в теле человека? - попытался уточнить дракон.

- Нашел, что спросить. Я ж на людей настраивал.

- То есть, мы можем спокойно открыть багажник, посмотреть, и оттуда не выпрыгнет смертельно опасный монстр? - вмешалась в разговор мудрых ответственных мужчин.

- Я подальше отойду, а вы открывайте, - ядовито предложил Сайгош. После чего демонстративно сделал несколько шагов в сторону. - У нас никаких демонов нет, между прочим. А огонь мой вашим врагам не опасен. Разбирайтесь сами, господа волшебники.

Мак отодвинул меня в сторону и решительно поднял крышку. Багажник был абсолютно пуст. Только обрывки веревки напоминали о том, что все это нам не приснилось. Ночь. Пустая дорога. Никого вокруг. Куда подевался демон?

- Фридрих вызвал чудовище в наш мир, так? - спросил Риманн скорее для проформы. Так сказать, мысли вслух. - Зачем? Чтобы вернуть свою жену. Страдание, печаль, боль от потери любимой послужили кормом для демона, который использовал лазейку, чтобы обосноваться в теле мужчины. Никакой связи между свекром и невесткой, конечно же, не было. Логично? Жена Конрада что-то заметила и хотела рассказать мужу, поэтому и умерла. Если бы этот дон Жуан чаще бывал дома, возможно женщину с ребенком удалось бы спасти. Следующий на очереди - сам Конрад. Человек непорядочный, жадный, лакомый кусочек для существа из нижнего мира. Допустим, демон справился со всеми тремя и леди Алекс. Разоблачать его некому. Что он будет делать дальше?

- Он не остановится, пока не уничтожит всю семью, - передернувшись от ужаса, сделала вывод моя светлость.

До особняка машины летели со скоростью выпущенной из лука стрелы. Я вообще глаза зажмурила и молилась всю дорогу Богине, чтобы Она помогла нам справиться с потусторонним страшилищем. Не успел Сайгош припарковаться, как я уже выскочила и бегом понеслась к парадному входу. И с разгону врезалась в защитный купол. Плотная завеса отбросила меня назад, как футбольный мячик. Приземлившись, я не стала рассиживаться. Встала и подошла к стене, не пускающей нас в дом. Не обращая внимания на предупреждающие крики мужчин, стала искать место, чтобы пройти. Не может быть, чтобы его не нашлось. Демон ослаблен. А разрыв энергетической связи через проход в подвале еще больше выкачал Силы у него. И, если Зверь поставил такую мощную завесу, скорее всего сейчас он отдыхает, чувствуя себя в безопасности. Пугает людей, вселяет в них страх, неуверенность, как только они ему поверят - все, цель достигнута, пища готова.

Методично ощупывая ладонями каждый кусочек поверхности, я не услышала, как сзади подошел Сайгош. Дракон взял меня за плечи и переставил себе за спину.

- Погоди. Дай я попробую. Знакомое плетение. Нужно найти основной узел. Закрой глаза, Несса.

Я вдохнула, выдохнула и, расслабившись, закрыла глаза. Вот это да! Изумительной красоты конструкция из красных и черных нитей опутала весь дом, как яйцо, в громадный сплошной кокон. И сверху, и снизу. А плотное какое плетение, даже палец в отверстие не влезет. Справа показалась пылающая тонкая указка.

- Не открывай глаз, звезда моя. Я смотрю через твое сознание. Постарайся найти место, где больше всего нитей скапливается. Как найдешь, постарайся удержать визуально. Только держи картинку. Больше ничего не делай. Даже не разговаривай.

Я молчала, с удовольствием рассматривая кружева. Что интересно, плетение получалось двухслойным. Первый слой - красные нити. Плотная сеть, но без сложных накрученных узлов. Над левым углом входной двери чуть больше их. Как будто начали мотать клубок и бросили. Отлично. Первое место нашла! Вторым слоем шли узоры черного цвета. Вот это уже сложнее. Если бы они просто покрывали первый слой, ан - нет. Черная нить обвивала красные нити, обматывая сложной кружевной паутиной в нескольких направлениях. Как будто кто-то специально сидел и плел заклинание, напевая мотив защиты. Заранее! Вот ключевое слово! Вся эта сложнейшая конструкция просто обязана быть прикреплена к амулету. А сам предмет, служащий якорем, наверняка где-то поблизости.

- Ищи! Ищи камушек, или мешочек с травами, или что-то такое! - Скомандовал Сайгош Маку. Телепат чешуйчатый. Спустя несколько минут колдун нашел сухие веточки терновника, сплетенные особым образом в корону, колючками наружу. Отлично! Дракон взял меня за руку и неожиданно уколол палец шипом. Пылающая указка в кружеве заклинания стала стремительно двигаться, разгораясь все ярче и ярче. Укол в темное пятно над дверью! Красные нити поблекли. Еще раз! Нити стали съеживаться и распадаться на части, освобождая черные узоры. Мгновение спустя стремительный огонек срывается с кончика указки и поджигает черную нить. Не больше одного вздоха уходит, пока черный узор вспыхивает и осыпается пеплом нам под ноги. Но и это еще не все! Сайгош сжимает моими ладонями колючую корону, так, чтобы капли крови смочили поверхность веток и читает свое собственное заклинание, обнажающее связь между паутиной и её автором. Как только дракон произносит последний звук, корона загорается синим пламенем, а из особняка доносится пронзительный вопль смертельно раненого существа.

Не теряя ни минуты на осознание того, что только что произошло, Сайгош потащил меня за собой, чуть ли не отрывая руку. Мак несся впереди. В холле никого не было. Мы влетели, как сумасшедшие, в большую гостиную и замерли. Зрелище повергло меня в состояние шока.

Стулья установили по кругу. На них неподвижными куклами застыли оставшиеся в живых члены семьи и слуги, а в центре корчился от боли Конрад. Он согнулся в три погибели, изогнувшись немыслимым образом, и кричал, срывая голос, надсаживая горло, держась обеими руками за живот. Как будто хотел разорвать кожу и выпустить наружу то, что таилось внутри. Демон чуть повернул голову, так, чтобы видеть нас, и процедил сквозь зубы:

- Явились. Чип, Дейл и Гайка. Спасатели мультяшные. В полном составе. А между прочим, я корону почти год делал. Каждый день по чуть-чуть Силу вливал. Произведение искусства! А вы что сделали? Сожгли. Что дальше? Вы же ничего не можете со мной сделать! Вы даже изгнать меня не можете! Не знаете как! - Демон хрипло засмеялся, периодически вскрикивая от боли в животе.

Мак достал из кармана мел и, не размышляя, стал чертить круг, заключая демона в магическую клетку. Один круг, второй, третий. Внезапно Конрад выпрямился и сделал рукой такой жест, как будто кран поворачивал. В ту же секунду Мак упал на колени, выронив мел. Демон стал сжимать пальцы в кулак. Я схватила графин с водой и швырнула в голову существа. Он, конечно же, уклонился, но отвлекся. Маку выпала минутка, чтобы отдышаться. Демон погрозил мне пальцем с идиотской клоунской улыбкой на покрытом потом лице, а потом снова повернулся к Риманну. Добить решил, не иначе. Сайгош легко поднял кресло и запустил его по полу в сторону демона. Тот презрительно ухмыльнулся, вытянув ладонь к креслу и останавливая снаряд в полете. Второй рукой Зверь продолжал мучить МакКуинси. И именно этот момент выбрал кот для нападения. Как он забрался на люстру - неизвестно. Я даже и не смотрела наверх. Но, когда кошак со пронзительным мявом, выпустив когти, ринулся с люстры вниз, прямо на голову Конраду, его заметила не только я. Демон полностью утратил контроль над разумами присутствующих в гостиной людей. Он тоненько взвизгнул и стал крутиться волчком на одном месте, пытаясь защититься от когтей и зубов рыжего вихря, вцепившегося ему в загривок. Кот орал дурным голосом. Демон визжал все громче и громче. Люди повскакивали со стульев, и тоже принялись на повышенных тонах выяснять, что происходит. Какофония была такая, что я закрыла уши руками, с гордостью наблюдая, как МакКуинси поднимается на ноги и уверенно шагает вперед. Не растерялся колдун. Герой! Ему нужна помощь. Я обошла кругом беснующегося демона и встала напротив Мака. Нужен был еще кто-то, чтобы получился треугольник. Третьим, как ни странно, к нам присоединился Кроули. Мы взялись за руки и стали читать молитву "Отче наш". Не знаю почему. За спиной раздался стук, на пол упала метла, а в круг четвертым встал садовник. Теперь молитву читали уже вчетвером. Видя такое дело, Алекс решительно разъединила меня с колдуном и тоже встала в круг, добавляя свой голос. Карл с Софией немного помедлили, потом переглянулись и образовали свой круг с детьми и слугами, заключив нас в середину. Мы громко читали молитву, не особо вдумываясь в слова, но свято веря, что только сообща сумеем выгнать чуждое существо назад, в нижний мир.

Когда демону удалось, наконец, избавиться от кота, сбросив его на пол, перед ним стояли люди, единые в своем намерении противостоять злу. Никто не отводил глаз, все держались за руки и обращались к Богу, каждый по-своему.

- Почему? Почему вы хотите от меня избавиться?- возмущенно завопил демон. - Я хочу жить среди людей, на земле. Видеть Солнце каждый день. Почему мне нельзя? Зеленая трава, цветы, деревья, дома. Кофе, в конце концов. Почему вам - можно, а мне - нельзя?

Кот очухался, встал в боевую стойку, подпрыгнул и впился зубами в руку демона. Тот заорал не хуже своего агрессора и упал в обморок. Все замерли на полуслове. От тела Конрада отделился темный сгусток, зависнув на расстоянии метра от пола. Садовник продолжил молитву с того места, на котором остановились прежде. Мы с Маком поддержали его, а следом за нами подключились все присутствующие. Чем громче звучали голоса, тем прозрачнее становилась субстанция, вяло поднимающаяся вверх. Когда, наконец, все замолчали, садовник глубоким басом перешел к девяностому псалму. Сгусток перестал подниматься и агрессивно понесся в сторону бывшего священника. В последний момент между стариком и демоном вырос кот. Оскалившись и выгнув спину, кошак зашипел изо всех сил. Субстанция попыталась затормозить, но уж слишком сильно она разогналась. Столкновение было неизбежным. С легким хлопком и отвратительным запахом тухлых яиц облачко растворилось в воздухе, покрыв нашего рыжего защитника какой-то омерзительной слизью.

К стыду своему должна признаться в слабости. На этом силы закончились, а сама я просто села на пол, поджав под себя дрожащие от напряжения ноги. Что послужило причиной исхода демона - понятия не имею. Отложила в памяти несколько фактов, потом подумаю и взвешу новую информацию. Демон совершенно точно боялся кота. Это раз. Тело, в которое вселяется Зверь, - надо обездвиживать. Это два. И еще одно: "Отче наш" ничем не хуже любого заклинания. А, не забыть выяснить у колдуна состав жидкости из той синей бутылочки. Вдруг пригодится. Я нашей Кармен расскажу, а она уж доведет до ума сие изобретение. Рядом остановился неслышно подобравшийся садовник. Старик присел на корточки и заглянул мне в глаза:

- Слышь, ведьма. Не знал, что такие как ты, молиться умеют. Да так истово, ровно монашка. Прости деда. Не распознал душу чистую. Мир?

Я устало кивнула и пожала протянутую твердую ладонь. Приключение закончилось. Демон изгнан общими усилиями, даже котик помог. Фактически, главная роль - его. Надо будет организовать ему рыбки свежей.

- Агнесса! Вставай скорее, - забеспокоился дракон, помогая мне подняться. - Ты что, девочка. Нельзя на холодном полу сидеть, простудиться можно. Для женщин это очень вредно.

Почему-то эти слова показались очень смешными. Истерика? Который раз за последние две недели? Я смеялась и не могла остановиться, еле подбирая слова:

- Это тебе в Вегасе рассказали? - согнулась пополам от хохота. - После танцев... Драконий стриптиз...

Мак решительно отстранил обиженного Сайгоша, поднял меня на руки и понес на второй этаж. Где-то посредине лестницы смех перешел в рыдания. Кот важно шел позади, задрав хвост. Ему было совершенно наплевать на мои переживания и мокрую от женских слез рубашку колдуна.

Когда Риманн пинком открыл дверь, Майк с дракончиком тут же подлетели к нам. Пикси стал рассказывать, как им было страшно обоим, и как они в ужасе ждали, победит демон или нет. А маленький рубиновый Скруджик (пусть уж будет Скруджиком, раз такая жадина) просто дрожал всем телом и прижимался к моей груди. Казалось, дай ему волю, и он просочится внутрь, в самое сердце. Даже про мешок свой забыл. Кстати, а почему мешочек стал меньше?

Мак сгрузил меня на кровать, сам сел рядом и стал считать пульс. Ничего себе, неужели он еще и лечить умеет?

- Несса, тебе нужно больше заботиться о себе. Ты сегодня что-нибудь ела?

Хамить неудобно, пришлось отвечать вежливо:

- Нет. Чай был отвратительный, булки тоже сомнительные. А потом мы с демоном сражались.

- Поэтому тебе и стало плохо. Сейчас спущусь, попрошу бульон разогреть. Кухарка тебя уважает, думаю, не откажется помочь с едой.

Мак встал, дошел до двери и, помявшись, обернулся:

- Почему ты не хочешь за меня замуж? Сразу не отвечай, подумай. Я пока вниз сбегаю. - И хлопнул дверью. В сердцах, не иначе.

Глава 22. Тайна артефакта.

Не дожидаясь, пока Мак договорится с кухаркой насчет пирожков, я вскочила и стала собирать вещи. Дракончик продолжал упорно цепляться за свитер. Он не отреагировал, даже когда я потрясла у него перед носом мешком с сокровищами. Странно. Я запихала мешочек к себе в сумку и открыла шкаф. Ага. Вот он мой чемодан. Точнее, Сайгошев, но это уже детали, не заслуживающие внимания. Вещей оказалось немного, и молния легко застегнулась. Ночевать в этом, осточертевшем до колик, доме я не собиралась, а потому бегом попрыгала вниз, чтобы найти дракона. Он же меня назад отвезет? В холле почудилось, что кто-то разговаривает на повышенных тонах в малой гостиной, и я, в интересах дела исключительно, решила незаметно подслушать, о чем речь. Лучше бы я этого не делала. Говорят же, подслушивая, узнаешь о себе много нового и неприятного. К тому же всегда есть шанс, что, без знания контекста, поймешь все неправильно.

Алекс разговаривала с МакКуинси. Точнее говорила она одна, а колдун стоял и молча слушал.

- Нет, я понимаю, что должна быть благодарна ведьме. Ты прав. Но ведь она подло забрала тебя у меня? Как же быть со свадьбой? Приглашения разосланы, зал в Лондоне заказан. Я думала, вас там поженить, чтобы деньги не пропадали зря. Но это тебя тоже не устраивает. Что вообще случилось? Ты разлюбил меня? Так быстро? Или тебе нужны дети от нее. Если дело только в этом... Нарожайте волшебников, а потом возвращайся ко мне. Дашь ей денег. Все так делают. Женятся ради наследников, а потом уходят к той, кого любят всем сердцем.

- Алекс, - попробовал прервать монолог Риманн. - Алекс, погоди минутку. Дай сказать.

- Нет! Не дам! Ты что - не любишь меня? Совсем? А вся эта затея со свадьбой - идея моей бабушки и твоей мамы? Кивни, если это так.

МакКуинси кивнул, утомленно разводя руками.

- Тогда зачем это все? - Закричала оскорбленная в лучших чувствах девушка. Судя по звуку, она только что швырнула об стену китайскую вазу. Это, конечно, не изделие эпохи Императоров Мин, но фарфор был сказочной красоты. Тонкий, прозрачный, со скрытыми внутри стеночек узорами, проявляющимися, когда в вазу наливали воду. Так, а это хрустальная пепельница со стола разбилась на мелкие кусочки. - Мне нужен ты, а не весь этот хлам! Зачем, спрашивается, я здесь торчу уже столько времени!

Мне на плечо опустилась горячая ладонь. От неожиданности я чуть не подпрыгнула.

- Тихо, тихо, - успокоил меня господин Кроули. - Покричит немного и угомонится. Пусть выпустит свой гнев. Колдун ей не пара. А мне лично девушка нравится, даже очень. Вы только уезжайте отсюда быстрее. Все и образуется самым наилучшим образом.

Я с интересом оценила внешний вид господина коронера. А он ничего такой мужчина, симпатичный. Если бы не бесформенный костюм, был бы весьма привлекательным офицером. Интересно, мундир у него есть? Аккуратная стрижка, твердый взгляд уверенного в себе человека, широкий разворот плеч, военная выправка.

- О, нет, с ведьмами я не связываюсь. Не смотри на меня так изучающе. - Открестился Кроули, даже руками замахал от возмущения. И так сильно стукнул по двери, что к нам тут же присоединились новые действующие лица.

- Что здесь происходит? - спросил МакКуинси, глядя мне в глаза. - Опять Несса что-то натворила? Вы что, подслушивали?

- Нет! - хором ответили мы с коронером, сделали честные глаза и покивали для пущей убедительности.

- Значит, подслушивали, - сжала губы Алекс. - И что скажешь, колдунья? Тебе же нравится моё предложение, не правда ли? Жить на всем готовом. В конце концов, как родишь, сможешь уйти. Никто держать не будет.

Бред полный. Она бы ещё про суррогатное материнство вспомнила. Я выпрямила спину и степенно потопала в сторону кухни. Не помешает выпить чашечку кофе перед тем, как искать дракона. На кухне никого не было. Сзади хлопнула дверь, и вошел потенциальный папочка для моих будущих детей.

- Несса. - Коротко, емко, информативно. Главное, сдержаться и не наговорить лишнего.

- Я кофе хочу, ты умеешь с кофе-машиной обращаться? - Да, конечно, сейчас.

Мак включил аппарат. Когда первые капли живительного напитка упали на дно кружки, в кухне запахло приятным ароматом. Ну, наконец-то, я получу удовольствие, приду в себя и свалю отсюда. Надеюсь, навсегда.

- Несса, - снова решился заговорить Мак. - Все, о чем говорила Алекс, пустое. Не обращай внимания. К нам это не имеет никакого отношения. Мы с тобой...

- Прекрати, - перебила я суженого в середине речи, предупреждающе выставляя руку перед собой. - Нас нет. Ну, нет, и все тут. Все это свечение - чья-то глупая шутка. Я не верю в сказки. К примеру, мой бывший бойфренд счастливо женат на моей же подруге. И дети у них есть. Но не светятся они. - Я развела руками. - Не светятся. - Взяла кружку и пригубила горячий напиток.

- Ты не знаешь всего, - возразил Риманн, наливая кофе себе. - Если хочешь, можем посмотреть старинные рукописи. Таких совпадений не бывает.

- Совпадений вообще не бывает, как показывают опыт и жизнь. Давай закончим разговор. Я устала и хочу домой. Сайгоша не видел?

- Видел. Он уже уехал, чтобы приготовить комнаты. Вещи собрала? Я схожу, заберу твой чемодан, и буду ждать возле машины.

Мне пришлось прощаться со всеми по очереди. Алекс надула губы, но все же снизошла до объятий, тихо прошептав мне на ухо, что она будет бесконечно счастлива, если сумеет никогда больше не встретиться со мной. Я пожелала всем спокойной ночи и вышла, с силой хлопнув дверью. Спустя несколько минут мы уже ехали в Херефорд.

На полпути громадная тачка остановилась. В моторе что-то стукнуло, грюкнуло, и все. Аут. Темно. Дорога пустая в обе стороны. На груди всё ещё сидит Скруджик. Дрожать он перестал, но слазить, чувствую, не собирается. Может, сказывается привычка ящерки сидеть почти вплотную к ребрам. Именно там, в солнечном сплетении обитала моя огненная суть в виде крошечного шарика. Майк же восседал в сумке, укутанный моими стараниями в теплый шерстяной шарф по самые уши. Он не спал. Кот притулился в углу заднего сиденья, и только поблескивал глазами из своего укрытия. Я молча сидела, глядя через стекло на просторное поле, покрытое мрачным ночным покрывалом.

- Несса.

- Да?

- Я просто хочу спокойно поговорить. В особняке нам все время кто-нибудь мешал. У Сайгоша - тоже не получится. А здесь мы одни.

- Не одни. Майк - вполне самостоятельная разумная личность. Взрослый мужчина, если хочешь знать. Подозреваю, что Скруджик тоже все понимает. А твой кошак вообще шпион на задании. К 007 на службе у ЭМ.

- Мы можем выйти, подышать свежим воздухом, - предложил МакКуинси, открывая дверцу со своей стороны. Послышался частый стук капель дождя о поверхность автомобиля. Мужчина заколебался. Не лето все же, под дождем мокнуть.

- Ладно. Готова тебя выслушать, - мягко сказала я, поднимая ноги на сиденье, чтобы устроиться по-турецки. Кот тут же залез на руки, заурчал, как хорошо смазанный моторчик. Стало уютно и не так страшно.

Мак закрыл дверцу, потянулся на заднее сиденье, доставая большой термос.

- Вот, хочешь еще чашечку кофе?

- Спасибо, нет. Мне хватит на сегодня. Может, поедем потихоньку?

- Да, как скажешь, - пробормотал колдун, сжимая в руках термос. - Что это за история с бойфрендом?

- Первое чувство. Знаешь, никто не сумеет так качественно подставить ножку, так больно ударить, как любовь всей моей жизни.

- Ты права. Джиллиан преподала мне хороший урок. Но это все осталось в прошлом. Почему ты даже не рассматриваешь возможность брака со мной?

- Потому что ты предлагаешь сделку. Сам-то себя слышишь?

- Хорошо. Подумаю, как тебя убедить.

Сайгош нетерпеливо расхаживал перед домом, в ожидании нашего приезда. Как только Мак остановил хаммер, дракон вытащил меня с сиденья и бегом помчался внутрь, к себе в кабинет. На письменном столе мерцал экран монитора. Минутка, и передо мной возникла Кармен в бигудях.

- Несса! Здесь такой ужас творится! Когда ты приедешь?

- После Хэллоуина, как и планировала. Что происходит-то? Выражайся яснее.

- Вампир. Ну, помнишь, тот самый, который в замке на обрыве живет. Он вызвал группу поддержки. Их уже слишком много для нашего городка. Я вот что хочу сказать. Их консорциум выкупил часть земли у города. Будут строить казино, гостиницы, еще что-то. Все бы ничего, но земля как раз там, где твой дом стоит. Весь твой район. И еще прилегающий. Всего два. Наш козел-мэр подписал документы.

- Так. Спокойно. Не волнуйся, говори по порядку. Что от меня требуется?

- Как минимум, искать новое жилье и переезжать. Они же выселяют всех! Просто выгоняют на улицу со всеми пожитками. Даже потери людям отказались компенсировать.

- Рель говорила, а я не поняла, о чем она. Сколько осталось времени?

- Месяц. Приезжай, пожалуйста. На работе тоже проблемы. Карла хотели уволить, даже нового начальника уже назначили. Не могу передать, какой он противный. Мы отстояли шефа, всем отделом ходили в мэрию. Все, пока, ждем с нетерпением.

Экран погас. Сайгош покачал головой и вытолкал меня в коридор. Поработать ему еще надо, видите ли. А поговорить?

Я сидела в халате на кровати, собираясь лечь спать, когда, постучавшись в двери, вошел Риманн. Он присел на стул напротив меня и задумчиво проговорил:

- Знаешь, я как-то не подумал, что у тебя есть собственная жизнь, отличная от той, которой ты живешь здесь, с нами. Прости, я слышал, о чем вы говорили с подругой. Ты, как Мать Тереза, всем помогаешь и обо всех заботишься. Только свою жизнь забросила совсем.

- Спасибо. Принимаю твои слова, как комплимент. Мама назвала меня в честь этой замечательной женщины с великой душой.

- Как это?

- Знаешь, как звали Мать Терезу в миру? Агнесса Гонжа Боякшу. Я, когда была маленькая, хотела стать монахиней, чтобы идти по жизни путем отречения. Представляешь?

МакКуинси стушевался. Судя по всему, здесь не слишком уважали моего кумира. Зачем же он пришел, ведь поздно, спать пора давно.

- Завтра Сайгош будет занят весь день, а я хочу пригласить тебя в библиотеку. Согласна?

- Хорошо, договорились.

Я встала, чтобы проводить Риманна из комнаты, и неожиданно оказалась совсем рядышком с ним. Колдун поднял руку, нежно прикасаясь к моей щеке подушечками пальцев. Не надо было расслабляться и допускать такой близости. Напряжение между нами накапливалось давно, с самой первой встречи, а пережитые сегодня ужас близкой смерти и ярость сражения не облегчили, а только усилили влечение. Магия внутри нас ощущалась глубоким омутом, а прикосновение стало камнем, рухнувшим в воду. Сила вышла из берегов, и не было возможности отказаться от того наслаждения, что она несла с собой для нас обоих. Глаза в глаза, ах, как кружится голова... Дыхание, губы. О, Богиня... Какой он сильный... Нет! Да. Прохлада простыней. Я - женщина, и... О, не скажу заветных слов. Сейчас мне все равно, что будет завтра... Стук сердца моего, или его? Не важно... Душа сплетается с душой, и Сила наполняет до краев, кольцом вращаясь между нами. Вместе мы. Взлетаем к звездам, падаем с небес... Все так, как должно. Нет стыда. Дыханье рядом успокою, рукой своей по сердцу проведя родному...

Проснулась так легко, как будто хорошо выспалась за пару часов. Открыла глаза и встретила чуточку тревожный взгляд колдуна. Он опирался на согнутую в локте руку головой, ожидая моей реакции.

- "Любовь бежит от тех, кто гонится за нею. А тем, кто прочь бежит, кидается на шею", - прошептала я охрипшим после сна голосом.

- Сердишься?

- Не знаю. А сколько времени?

- Рассвет.

- Так рано? Встаем?

- У тебя такая нежная кожа...

Резкий стук в двери разбудил нас в девять утра. Сайгош громко сказал, что он уже ушел, придет поздно вечером, весь дом в нашем распоряжении. Кажется, моя репутация пострадала безвозвратно. Вот и славно. Поцеловала Риманна в нос и сбежала в душ. Через секунду суженый сунулся в кабинку, заявил, что скоро вернется, и исчез. Я пустила холодную воду на полную мощность. Надо прийти в себя, сделать вид, что ничего такого не произошло. Вот холера, руки почему-то дрожат. Ведь прошлая ночь ничего же не означает? Запуталась. Когда вышла в спальню, первым, что увидела, был огромный букет роз. Сердце чуть не остановилось от восхищения. Кремовые, белые, розовые, цветы стояли яркой кипой в большом красном тазу, благоухая на всю комнату. Я опустилась на колени, зарываясь лицом в нежные лепестки. Открылась дверь, пропуская Риманна с подносом в руках.

- Я сам кофе сварил. Кухарки нет, выходной у неё. Тосты с сыром будешь на завтрак? Потом сразу в библиотеку. Хочу показать тебе книгу.

- Что за книга, - заинтересовалась я, присаживаясь к столу, на котором Мак расставлял чашки, кофейник с молочником, большую тарелку со стопкой бутербродов. Судя по криво нарезанному сыру, делал он их тоже сам. Налила себе кофе, добавила немного молока и сделала вид, что не заметила отсутствия сахарницы. - Тебе черный?

- Нет! То есть, да. Черный. - Смутился МакКуинси. - Мне Майк рассказал о пропавшем мешке Рианнон. Думаю, именно его ты должна найти и отвезти Королеве фэйри. Я никогда не видел эту загадочную вещь, но, уверен, знаю другие названия древнего артефакта. Думаю, тебе тоже знакомы некоторые из них. Например. Котел Дагды. Нет? Чаша изобилия, из которой Моисей кормил свой народ. Тоже не знаешь? - Я отрицательно помотала головой, не желая перебивать рассказчика. - Хорошо, тогда Чаша Грааля. Вижу по глазам, в курсе, что есть такая. Сокровище тамплиеров. Правда, у них еще копье вроде было. И покров.

Я быстренько прожевала кусок недожаренного тоста с сыром, проглотила и тут же спросила, при чем здесь какая-то непонятная книга. Мак даже подавился, от возмущения, наверное. Я старательно врезала ему по спине. Кусочек сыра вылетел и упал на стол, а мужчина перестал краснеть, задыхаться с выпученными глазами. Я размахнулась, чтобы добавить, но Мак успел перехватить мою руку.

- Все, все. Уже помогла, спасла мне жизнь, спасибо.

Это не просто книга. Это "Мабиногион", волшебные легенды, - с трепетом в голосе просветил меня колдун. - Что ты знаешь об Уэльсе?

- Нашел, что спросить, а, главное, у кого. Знаю, что люди, живущие в этой части острова, дольше всех сопротивлялись власти английских королей.

- Уже что-то. Давай, заканчивай с завтраком, одевайся, по дороге продолжу рассказ. И, это, библиотека - место консервативное. Форма одежды - брюки, кардиган, тонкий свитер и лоферы. Я уже все приготовил. Только не обижайся за моё самоуправство, прошу.

- Как скажешь. - Налила себе еще кофе. - А что с пикси и дракончиком?

- Я их в комод вчера уложил, спят пока. Так что, едем?

К машине я спустилась минут через тридцать. Насыщенный приключениями уикэнд в поместье Бишопов дурно сказался на моей фигуре. Брюки сваливались, пришлось на скорую руку ушивать по талии. Жаль, что нельзя заменить их джинсами. Можно было, конечно, надеть юбку, но тогда пришлось бы искать колготки, а интуиция мне подсказывает, что Сайгош приобрел только чулки, сообразно своему мужскому разумению. Получилось не очень качественно, но кардиган скрыл огрехи от работы моих неумелых ручек. Подхватив на плечо сумку, я вприпрыжку сбежала вниз, и скоренько запрыгнула на переднее сиденье. Мак спал, уронив голову на руки. Заждался, бедный. На торпеде ярким пятном выделялась алая бархатная коробочка. Я посмотрела на колдуна, потом на коробочку, потом снова на колдуна. Ничего же страшного не случится, если я посмотрю, что там? Нет, примерять украшение я, конечно же, не буду. Возьму в руки, подержу. Ах, какой приятный на ощупь бархат. Теперь нажму крошечный рычажок внизу...

- Открывай, не стесняйся, - поднял голову Мак, моргая и пытаясь прийти в себя. - Все равно кольцо твое.

- Фамильное?

- Хм. Нет. Купил в лавочке знакомого ювелира. Нравится?

Не знаю, чего именно я ждала, но кольцо пришлось по душе. Ничего крупного, вычурного. Изысканное, нежное, белое золото извивалось чешуйчатой змейкой вокруг пальца. Древний символ: змея, кусающая себя за хвост. Намек? Кстати, а когда это я успела надеть колечко? Я стащила красоту, уложила в коробочку, захлопнула крышку и вручила дарителю. Риманн повертел коробку, потом положил мне в сумку.

- Несса, это же просто подарок. У Сайгоша ты, не смущаясь, принимаешь не только украшения, но и деньги, и драгоценности, и одежду. Чем я хуже? - Он сжал губы в узкую полоску, обиделся что ли. Ну и пусть. По сути дела, он прав. Я скорчила рожицу и отвернулась. Вау! Вот это да! Мы подъезжали к мосту. Раздражение прошло, словно его и не было. Я запрыгала на сиденье, требуя остановить машину, чтобы моя светлость могла выскочить и вдоволь налюбоваться творением рук человеческих. Особенно хотелось потрогать кладку. Вдруг чего расскажет интересное? Но водитель был непреклонен. Риманн клятвенно пообещал остановиться на обратном пути, приведя в качестве железного аргумента тот факт, что, если мы таки остановимся, то всем машинам, едущим сзади, тоже придется тормозить. И многим водителям это очень не понравится. Сдавшись под влиянием видения возможной пробки у въезда на мост, я тихо любовалась окрестностями. При этом совершенно забыла, что Мак обещал кое-что важное рассказать.

- Ну, что? Куда пойдем сначала? Карту смотреть или книгу искать? - В предвкушении удовольствия от созерцания древних книг потер ладони мой суженый. Неужели это правда, Риманн - моя половинка? Нет. Не верю. Не может такого быть.

- Давай сначала посмотрим на карту, - согласилась я, сосредоточенно пытаясь сосчитать количество велосипедов, припаркованных у входа в старинное здание библиотеки.

Спустя несколько минут мы стояли, затаив дыхание, возле самой большой по размерам средневековой карты мира. В центре, по традиции, главное место занимал Иерусалим. Я нашла Днепр, Черное море, Азовское море! Вот это да! Здесь даже указан Лабиринт Минотавра!

- Её нарисовал некий Ричард де Белло. Смотри на поля, вот здесь отметка. А обитаемый мир изображен в форме колеса, в полном согласии с учениями Исидора Севильского и Беата из Льебаны. Приблизительно, карта создана на рубеже между XIII и XIV веками. Несса, прекрати щупать стекло, а то нас выгонят! - Мак взял меня за плечи и оттащил от рамы, в которой я уже минуты две, как искала рычажок, отодвигающий стеклышко, закрывающее карту. Ну, мне же хочется потрогать древность лапками? И не надо так злобно ругаться! Колдун шипел сквозь зубы и матерился. А все потому, что включилась сигнализация. Упть. Нас не поймали.

В библиотеке пухленькая, как пончик, девушка в белой футболке внятно объяснила на каком из стеллажей искать "Мабиногион", вручила тонкие нитяные перчатки и рекомендовала не пытаться стащить книгу, поскольку помещение оборудовано видеокамерами. Мда, не повезло. С другой стороны, я же не собиралась ничего уносить с собой! Поймав скептический взгляд колдуна, я нахмурилась и уперто пошагала вглубь зала. Когда дошла до указанного библиотекаршей места, поняла - ничего-то я не понимаю в жизни! Ну, когда провинившихся цепями к стене приковывали в средневековье, это как-то можно принять. Но, книги!

Позвенев цепочками, Мак снял с полки нужный том и аккуратно уложил на специальную подставку. Фу, пыльное все. Мне здесь не нравится! Тем временем, не обращая внимания на мои гримасы и фырканье, колдун медленно перелистывал страницы. Наконец, удовлетворенно чихнул, и стал читать, переводя для меня по ходу дела:

- Вот это место. Слушай. "Я дам тебе маленький мешочек,- ответила Рианнон,- храни его бережно. Он попросит у тебя пира, но скажи ему, что это не в твоей власти, я же даю пир для гостей и своих придворных. Вся еда и питье в этих семи землях не заполнят его. И когда он спросит тебя, не наполнился ли мешок, ты ответишь, что он не наполнится, пока муж знатный и богатый не ступит на него и не придавит еду ногами. Когда он встанет туда, быстро подними мешок, и он уйдет в него с головой. И, как только он окажется в мешке, труби в рог и зови своих рыцарей". Это она говорит Пуйлу, королю Дифеда. Правда, потом женщине пришлось заплатить за её интригу. Хочешь, почитаем дальше?

- Нет, пойдем отсюда. Быстро! Мне тяжело дышать и в глазах темнеет. Слишком много всего здесь скопилось, - попросила я Риманна, чувствуя, как плывет и меняется изображение окружающего мира. Каким-то чудом удержавшись, чтобы не провалиться в Видение, я выбежала вон из чудовищного хранилища историй, знаний и неупокоенных душ. Как заметила парочку прозрачных привидений в углу, так до сих пор тошнит. Выскочив на улицу, спросила у пробегающего мимо парня, который час. Оказалось, мы пробыли в здании меньше пятидесяти минут. Надо же. А мне показалось - вечность. Надо пройтись. Не размышляя и секунды, я пошла по тротуару в направлении моста. Сначала медленно, а потом все быстрее, постепенно переходя на бег. Сердце успокоилось, ритмично перегоняя кровь по жилам, зрение прояснилось, руки и ноги перестали дрожать, а урчащий позади двигатель не пугал ни капельки. Машина проехала до стоянки возле моста и остановилась. МакКуинси вышел, молча ожидая, пока моя светлость прибежит к нему сама. Только, когда я встала, уперевшись руками в колени, чтобы отдышаться, он нерешительно присел рядом и, заглядывая в глаза, извинился:

- Прости, не подумал, что тебе станет настолько плохо. У меня самого нет этой способности, считывать информацию при прикосновении. Пойдем - прогуляемся. Здесь есть чудесное место недалеко.

Мы спустились по старинным истертым ступенькам почти к самой воде. Затем медленно пошли вдоль реки, наслаждаясь свежим влажным воздухом, очищающим легкие и горло от книжной пыли. Ветер шевелил опавшие листья, а высоко в небе летели на юг журавли. Засмотревшись на курлыкающих птиц, я не заметила, как мы очутились в укромном месте, закрытом от нескромных взглядов прохожих густыми кустами терновника. Сверху нависала мягкая крона тиса, а справа краснели ягоды рябины, свисающие заманчивыми гроздьями почти до самой реки. Мимо неторопливо несла свои воды сама река Уай. Колдун взял мои руки и неожиданно прикрыл клетчатым платком. Не поняла! Текущая вода. Тис, терновник и рябина. Завеса между измерениями. Волшебное место. Зачем мы здесь? Риманн легко поцеловал меня, привлекая внимание, и тихо произнес:

- Даже если ты потеряешь что-то, моё уважение и почтение к тебе сохранятся в веках. Если вдруг ты останешься одна в мире, моя душа всегда будет рядом с тобой. Придет ли вскоре смерть, моя жизнь станет твоей. Я дарован тебе.

- Это где ты такое вычитал? - Нахмурилась я. - В любовном романе?

- Не угадала. Это древняя валлийская клятва. Теперь у тебя есть муж, и всё, что принадлежит мне, твоё.

- А то, что принадлежит мне? - подозрительно спросила я, не принимая всерьез слова клятвы.

- Ну, ты же не клялась, - успокоил жадную душеньку муж. - Значит, твоя собственность остается только твоей.

Риманн привязал платок мне на запястье, и мы еще долго слушали, обнявшись, как шумит вода в реке, перекатывая камушки по дну.

Глава 23. Любопытные открытия.

Снова пошел дождь. Холодные крупные капли проскальзывали за шиворот, вызывая дрожь во всем теле, пока мы бежали к машине. На стоянке выяснилось, что хаммер заставили так, что выехать не было никакой возможности. Мак бросился к охраннику - выяснять отношения, а я подняла лицо к тяжелым свинцовым тучам, протягивая руки вверх открытыми ладонями. Вы когда-нибудь танцевали под дождем? Осенью, в октябре? А у меня как будто слетел предохранитель. Все проблемы исчезли за серой пеленой дождевых струй, льющихся сплошной стеной сверху. Шаг - вправо, шаг - влево, поворот вокруг оси. Я танцевала под музыку дождя, звучащую внутри моего существа. Танцевала, как никогда в жизни. Казалось, только сейчас спали все ограничения, мешающие мне жить и творить. Я стала цельной. Сама собой. Нет никого. Только я, только дождь, только река. Каждая капелька - одна, сама по себе, и, в то же время, часть целого. Например, эта, скользящая по моей ладони, побывала над океаном, потом поднялась в небо, осела в облаке, собирающем капельки со все сторон, и прилетела сюда, чтобы сползти в речку и плыть за новыми впечатлениями дальше. Легкие движения по кругу поднятыми вверх кистями рук, и с асфальта поднялись маленькие водяные вихри, один за другим, окружающие меня по спирали. В компании танцевать стало веселее. Я не ощущала холода. Одежда только мешала и сильно. Тяжелые, влажные вещи не давали полностью стать частью окружающей меня воды, манящей и загадочной. Музыка звучала все звонче, тысячами колокольчиков в крови, лимфе, нервных окончаниях всего тела, призывая раствориться в океане брызг, падающих на асфальт. Снять плащ, стащить мокрую насквозь кофту, джинсы - долой! Меня спасли кроссовки...

Пока я сидела в полураздетом виде на ледяном асфальте стоянки, пытаясь развязать мокрые затянувшиеся узлы на шнурках негнущимися от холода пальцами, злой, как три тысячи чертей, Мак прорвался сквозь водяную стену, подхватил меня на руки и отнес в машину. Колдун стащил остатки одежды с моего синего в пупырышках тела и принялся растирать меня своим шерстяным шарфом, ругаясь при этом на трех языках. Русский и английский я узнала, а третий нет. Когда, наконец, он замотал меня в клетчатый плед, а на ноги набросил свой плащ, я приникла к стеклу, провожая взглядом капельки, бегущие по гладкой поверхности. Казалось, им тоже грустно, что мы так мало повеселились вместе. Проводив подушечкой указательного пальца очередную подружку, я набурмосилась, понимая, что только что чуть не сошла с ума. Хорошо, что была не одна.

- Спасибо, - поблагодарила напряженную спину водителя. - А сколько времени я там праздновала?

- Минут пять, - сквозь зубы процедил оскорбленный мужчина. - Когда надумаешь устроить стриптиз в следующий раз, предупреди заранее. Зрителей разгоню.

- Мне казалось, что я растворяюсь, сама становясь дождем, рекой, океаном. Магия воды, как настоящее волшебство. Знаешь? Это такое ощущение, глубоко внутри, - не могу передать, насколько правильное и чудесное. Зря ты меня вытащил. Может быть, это было бы лучшим выходом для меня. Никаких проблем, переживаний, страданий. Теки себе или взлетай высоко в небо, - мечтательно проговорила я, подтягивая плащ повыше, чтобы согреться. Откат - дело серьезное, меня уже трусило по полной схеме.

Ехать было недалеко, поэтому уже скоро машина остановилась, а Мак вытащил меня, не обращая внимания на возмущенное пыхтение, и бегом понес в дом. Со стороны, наверное, смешно смотрелось. Проливной дождь. Мужчина в длинном кожаном плаще несет на руках сверток, из которого торчат голые ноги с одной стороны, и голова с растрепанной прической - с другой. Хорошо, что двери сразу же открылись, не пришлось стучаться. В холле ярко горел свет. Не задерживаясь на пороге, Риманн понес свою ношу на второй этаж. Только он поставил ногу на первую ступеньку, сзади раздалось ядовитое замечание:

- Сынок, неужели ты не хочешь поздороваться со своей любимой мамой?

Я почувствовала, как Риманн передернулся всем телом. Но, к чести мужчины, не выронил меня, а, перешагивая через ступеньку, бодро дотащил до комнаты и сгрузил на кровать. Потом крепко обнял, выдохнул и с мученическим выражением лица заявил:

- Ты в горячей воде посиди пока. Не выходи из комнаты. Вещи и кроссовки оставлю у кухарки, она разберется, что с ними делать. Вернусь, как только смогу.

Когда дверь захлопнулась за мужчиной всей моей жизни, пришлось самой выпутываться из пледа. Доставая сменное белье и одежду, я не переставала дрожать, не в состоянии выбросить из головы, да что там, из каждой клеточки тела, ощущение полного единства с водной стихией. Столько информации в каждой капельке! Только спроси. Хм. Осталось выяснить, как именно спрашивать, чтобы не раствориться полностью в Мировом океане. Получается, книга, которую я стянула в библиотеке Сайгоша - краткий пересказ "Мабиногиона". С королем Дифеда все понятно. Тот еще экземпляр был. А вот Рианнон. То ли девушка сама была фэйри, то ли знакома с кем-то из них. А иначе, откуда у неё артефакт такой силы? Бездонный мешок, куда можно запихать все, что угодно. Даже во многих фэнтазийных романах часто упоминается сумка, в которую влезает огромное количество разнообразных вещей, а весит она ровно столько, сколько весит последний сложенный предмет. Например, яблоко. Понимаю теперь, откуда взялась сама идея.

Чаша Грааля. Мифический артефакт. Когда и как христиане приспособили для своих нужд кельтские легенды, никто не знает. В детстве я увлекалась историями о Короле Артуре. Бабушка поддерживала мой интерес, доставая редкие книги, связанные с этой темой. Точно знаю, что сэр Персиваль, один из рыцарей Круглого Стола потратил немало сил в поисках секретов окутанного мистическим туманом Святого Грааля. Вроде как хранится он на Горе спасения в замке Монсальват. И что? Мне идти на эту саму Гору? Мыло попало в глаз, разрушая сосредоточенность на поставленной задаче: вспомнить все, что я знаю, о таинственном "роге Брана Ниггардского с Севера".

Чертыхаясь и отплевываясь, мне удалось промыть глаза, но нить рассуждения ускользнула. В конце концов, всегда можно попросить у Майка монетку, чтобы загадать желание. Кстати, а где он? Собственные вещи я промочила под дождем, значит, надо рыться в шкафу. Мало ли, вдруг внизу сидит в засаде мой враг в клетчатой юбке? Надо одеться прилично. О! Нашла теплое шерстяное платье. И цвет мне к лицу. Покрутившись перед зеркалом, убедилась, что туфли, чулки и платье гармонично смотрятся на моей отощавшей фигуре, послала себе воздушный поцелуй и подкрасила бледные губы. Скоро уже октябрь закончится, надеюсь мои купания тоже. Заглянула в отодвинутый ящик комода. Верхний. Майк крепко спал, только реснички дрожали. Видно, снилось что-то неприятное. А вот дракоши на месте не оказалось. Равно, как и его колпака с сокровищами. Странно. На подоконнике - нет, под кроватью - нет. В шкафу? Тоже нет. Куда же он подевался?

Спускаясь в раздумьях по лестнице, не обратила внимания на Мэриан, терпеливо ожидающую моего появления в кресле. Кто это ей сиделку принес? Интересно! Я кивнула колдунье, и хотела пройти в гостиную, поискать Скруджика. Не тут-то было. Праведному негодованию леди мог позавидовать кто угодно. Искры из глаз так и сыпятся. Гляди, ковер прожгут! Опустив глаза долу, я поняла, что ковра под ногами нет. Не иначе в чистку забрали, перед зимой.

- В глаза смотри! Чего пол разглядываешь? - пошла в наезд миссис МакКуинси. - Сына окрутить решила? В замке жить хочется, на всем готовом. Понимаю. Да только не выйдет ничего у тебя, ведьма залетная. Чужая ты здесь. Слышишь? Посторонняя!

- "В"? - ляпнула я, не подумав.

- Что "В"? - не поняла поборница справедливости.

- Ну, как в мультике, про Вини-Пуха, "Посторонним В". На домике Пятачка висела табличка с такой надписью, - пояснила я, медленно продвигаясь к дверям в гостиную. - Вы здесь дракона не встречали?

- Какого дракона? - Вытаращила глаза Мэриан. Даже как-то посторонилась, отодвигаясь подальше от ненормальной ведьмы. - Девочка, ты в своем уме?

- Маленький такой, рубинового цвета, с мешком под мышкой. Никак не могу найти, - я уточнила приметы, заглядывая под лестницу. - Видите, здесь тоже нет. Пойду искать. Соскучилась, знаете ли. Родная душа. Вы со мной?

Колдунья отрицательно покрутила головой, с ужасом глядя, как я проверяю карманы верхней одежды, висящей на вешалке.

- Нет? Я тогда в гостиной полюбопытствую, - невозмутимо сообщила моя светлость, выпрямив спину и медленно удаляясь по указанному адресу. Только захлопнув дверь, позволила себе расслабиться, выдохнуть, снимая напряжение с плеч.

- Несса! - заорала в коридоре колдунья, до которой дошло, что её провели. Я удовлетворенно усмехнулась. Так, что у нас здесь? На меня смотрело три пары глаз. Причем одна пара - с обожанием. Дракончик радостно взвизгнул и бросился ко мне, от всей души размахивая распухшим от сокровищ колпаком. Уклониться не успела от неожиданной атаки рубинового счастья, потому и получила мешком по уху. Сайгош лежал на кушетке, свесив длинные ноги, и как-то неважно выглядел. Бледная донельзя кожа, вся в испарине. Частое дыхание. Что подозрительно, Мэриан даже попытки зайти не сделала, так и ругалась, стоя в холле. Мак методично укладывал тонометр в специальный футляр.

- Похоже, у нас нет выбора, - задумчиво сказал Риманн, застегивая молнию. - Давление нестабильно. Аритмия. Сегодня ему стало плохо за рулем. Хорошо, что аварии не случилось, вовремя остановил машину. Или мы его отправляем послезавтра, или - теряем.

- Не пугай нашу ведьму, поверит же, - проворчал Сайгош, поднялся и застегнул рубашку. - Все нормально. Просто измеряли давление. Знаешь, Скруджик съел почти все кристаллики. Обрати внимание, у него даже чешуя светиться стала иначе. А с тобой что случилось? Мак говорит, временное помутнение рассудка на автомобильной стоянке. Подойди ближе, присядь рядышком, я посмотрю.

Пока меня рассматривали под разными углами господа ученые волшебники, я отцепила когти Скруджика от шерстяной ткани. Досадливо вздохнула. Вот беда. Затяжки. Ладно, потом оценю повреждения. Может, вышивкой удастся замаскировать. Дракончик успокоился, расположился на коленях и развязал шнурок, удерживающий мешок закрытым. Малыш доставал украшения одно за другим, показывал мне, давал подержать, потом раскладывал на подоле платья, и лез за следующей игрушкой. При этом он так смешно морщил носик и топорщил гребень на спине, что удержаться от улыбки не было никакой возможности. Такое ощущение, что дракоше требовалось мое одобрение. Наверное, страсть к побрякушкам он унаследовал в полной мере от нас обоих. Как последний аккорд, Скруджик гордо достал медную ступку, размером с кофейную чашечку, и водрузил сверху всех драгоценностей. А я так и не успела выпросить её у дракона для своих экспериментов. Но, ничего не поделать, пусть уж играет ребенок, не жалко. Тем более для такого очаровательного, светящегося изнутри рубиновым огнем, уморительного существа.

- Звезда моя, твой танец с дождем сегодня помог гармонизировать огненную составляющую. Я больше ничему не могу тебя научить. Предупреждаю, не пытайся больше никогда выдохнуть огонь. У тебя человеческие легкие и трахея. Органы не приспособлены для этого. Раньше получалось, потому что огонь был частью тебя. Основной. Но, после воссоединения с водной стихией, уже не будет так, как прежде. Прошу - не рискуй понапрасну. Если не веришь, обратись к своему солнечному сплетению.

Закончив объяснение, Сайгош устало откинулся на чахлую спинку кушетки. Я сосредоточилась и с огорчением поняла, что таки да - правда. Привычный шарик исчез бесследно. Скруджик, тем временем, рылся в своих драгоценностях, меняя их местами, встряхивая и раскладывая в порядке, понятном только ему. Блеск заворожил и моё сердце. Спустя минуту я поняла, что слышу ритмичный, повторяющийся мотив. Звонкий, как весенняя капель, задевающий потаенные струны в моей душе, манящий за собой...

Колдун вышел в холл к матери, а я осталась слушать странную музыку. Золото. Это пел металл! Пел, благодаря манипуляциям Скруджика! Ритм ускорялся. Дракончик взлетел в воздух над моими коленями. Он взмахивал крыльями, двигая каким-то мистическим образом мелодию в направлении Сайгоша. Моя роль, по сути, заключалась в том, чтобы служить подставкой для инструмента. Или не только? Вибрация золота действовала на меня совершенно точно. Вибрировал позвоночник, а с ним и все тело. Я теперь шаман. Ужас. Момент, когда звуковые волны достигли тела Сайгоша, мы с дракончиком отметили сразу же. Магия вибраций золота и нас обоих действовала на больного незаметно, но верно. Сначала испарились капли нездорового пота. Потом порозовели щеки, выровнялось дыхание, цвет губ сменился от голубого к нормальному оттенку. Личина сползла, обнажая истинное тело оборотня с массой косичек и накачанными мускулами. Сайгош сел, удивленно разглядывая, как мы вибрируем в полном согласии с музыкой сфер. Ритм достиг максимальной точки в крещендо, и всё внезапно прекратилось. Дракончик обессилено рухнул изможденным тельцем на груду украшений, а я замерла, прислушиваясь к своему телу. Такое ощущение, как будто искупалась в проруби на Крещение. Каждая клеточка на своем месте. Полная гармония во всем организме. Молодильный душ, не иначе. Как в сказке. Дракон встал, подошел к нам, плавно скользя по паркету и, неожиданно, склонился в поклоне.

- Спасибо. Вы только что спасли мне жизнь. Не знаю, как вам обоим это удалось, но благодарен безмерно. Несса, я боюсь сейчас прикасаться к малышу. Попробуй поделиться с ним Силой. Я - создание другого мира. А вы - родились здесь, на Земле. Ваши силы сродни друг другу. Укрой его своими ладонями.

Я послушалась. Биение маленького сердечка поначалу чувствовалось, как слабое тиканье устаревших часов. Затихающее. Сайгош присел на корточки и положил свои большие шершавые ладони сверху. Первым зазвучало золото, входя в резонанс с ритмом сердца взрослого дракона. Следом, отстав на несколько секунд, наполнилось силой тело Скруджика. Малыш расправил крылья, укрывая поющие сокровища, и плавно погрузился в крепкий сон. Сайгош не торопился убирать свои руки. Он долго внимательно рассматривал меня, пока, наконец, не вздохнул и не отошел в сторону. Легкое марево окутало фигуру дракона, и, через секунду, передо мной оказался мужчина, чем-то отдаленно напоминающий Шона О`Коннери в роли Короля Артура.

- Как ты думаешь, его уже можно отнести в комнату? Под бочок к Майку, - неловко закашлявшись, произнесла я. Вроде, и не виновата ни в чем, но как-то не по себе. - Поможешь?

Сайгош поднял мелкого, согревая тельце в ладонях, а я собрала украшения в ночной колпак Карла Бишопа, задержавшись только перед тем, как опустить туда же медную ступку. Маленькая, потемневшая, страшненькая, но как же хочется взять её себе. Странное желание. Наверное, стресс повлиял на сознание. Непростой день сегодня выдался. И потом, я понятия не имею, чем чистят медь. Утешив себя тем фактом, что в роли спасателей сегодня выступили драконы, большой и маленький, а я, так, безделушки на коленках держала, медленно встала и пошла следом за чешуйчатым другом. Если не положить мешочек рядом с мелким шкодником, неизвестно как он отреагирует. Может и весь дом на уши поставить.

Выйдя в холл, поморщилась. Мак стоял перед матерью, пытаясь вставить хоть слово в тот поток брани, которым она осыпала его с головы до ног. Я было прошла мимо и уже стала подыматься, но "комплекс попугая" заставил меня вмешаться.

- Милый, что происходит? - вежливо обратилась я к Риманну.

- Сам не понимаю, - пожал плечами суженый. - Мама возмущается, только не знаю чем.

Мэриан замолчала, переводя взгляд с меня на сына и обратно. Потом вдохнула побольше воздуха и понеслась:

- Я говорю, что ему нужно возвращаться в клан. Дела не ждут. У нас - серьезные проблемы. Благодаря тебе, пришлая ведьма. А что это у тебя на руке?

На моем запястье до сих пор красовался платочек, завязанный Маком во время клятвы. Странно, я как-то совершенно о нем забыла, даже в душе мылась, не снимая. Любопытно, что в этом такого криминального.

- Повязка? - предположила я, помогая догадаться захлебывающейся от злости колдунье. Она, бедная, даже задохнулась, возмущенная моей наглостью. Я с готовностью похлопала её по спине, сознавая, что мне полагается медалька за спасение второй жизни в семье МакКуинси. Риманн тоже утром подавился, если кто помнит. Правда, не злобой, а сыром. Это же совсем другое дело, скажете вы и будете правы. Определенно.

Мэриан полезла в карман, достала какой-то пузырек и отпила пару глотков. Отчетливо запахло ромом. О, кто-то среди нас алкоголик? Мак, предвидя очередное выступление, подхватил мамочку под локоток, виновато улыбнулся и сообщил:

- Я отвезу маму в деревню и вернусь, как только смогу. С Сайгошем все в порядке, как вижу, значит, вдвоем вы справитесь с подготовкой. Если что - звони.

Мать и сын покинули уютный дом Сайгоша. Так, челюсть надо подобрать, а то опустилась от удивления. Первым делом надо отнести сокровища малышу, чтобы не капризничал. В спальне было темно, тихо, мерно качался маятник, отсчитывая секунды. Я положила мешочек рядом со Скруджиком, погладила его по голове и вышла, аккуратно притворив за собой дверь. Чайник, что ли поставить. И кушать хочется почему-то.

- Несса! - Выглянул из кухни Сайгош. - Я тушеное мясо разогрел, блинчиков нажарил, будешь?

- Буду, конечно, а когда ты успел?

- Вас долго не было. А что у тебя с выражением лица? Я чего-то не знаю?

Мы сели за стол, так же, как в прошлый раз. Тишина. Поздний вечер. На улице все еще идет дождь. В доме нас только двое, если не считать оранжевого шара, притаившегося под столом в гостиной и двух маленьких созданий, пикси и дракончика, спящих на втором этаже в моей комнате. Почти ужин при свечах. Романтика. Странно, когда мы сидели на берегу реки с МакКУинси и молчали, все было естественно. А сейчас молчание вызывало неловкость. Я доела блинчик и положила вилку в тарелку.

- Сайгош. Что мне нужно будет делать во время ритуала? Я ведь не понимаю, как все будет происходить. А когда чего-то не знаешь или не понимаешь, начинаешь бояться, делать ошибки.

- Узнаешь в свое время. Ты так и не ответила, что между вами произошло?

- А я не знаю. МакКуинси поклялся мне в верности и еще там слова были. А потом сказал, что это касается только его. Старинная клятва. Мне даже не по себе стало. Ощущение, как будто кто-то прошел по моей могиле. В переносном смысле, конечно.

Глава 24. Утро перед Праздником.

Сайгош отвел глаза в сторону. Явно что-то знает, а рассказывать не хочет. В последнее время я уже стала сомневаться в своих ведьмовских способностях. Гадкий утенок в семье, а не нормальная воспитанная ведьма. Даже не могу заставить дракона рассказать правду. Позор. Или я теперь шаман? Так бубна не хватает для полного счастья.

- Несса, когда ты хмуришься, я подозреваю, что надо быстро убегать и прятаться. А хочешь мороженого? Шоколадное, ванильное, клубничное. Нашел в морозилке, - предложил мой драгоценный товарищ. При этом он так широко улыбался, что пришлось настоять на своем.

- Плохо притворяешься. Слишком заметно уводишь разговор в сторону, еще и подкуп задействовал. Нет. Не хочу. Боюсь простудиться, знаешь ли.

- Хорошо, расскажу, - неожиданно согласился Сайгош. Сел за стол и налил себе еще чаю. - Только потом не жалуйся. Года два назад мы слегка выпили. Расслабились. Мак разговорился, потом мы еще выпили. В тот вечер я и узнал историю о горячей любви нашего колдуна к Джиллиан, о том, как она не оценила Мака и променяла его на оборотня. Он тогда еще горько радовался, что хотел обменяться с ней клятвами, но не успел. Как выяснилось позже, правильно сделал. Иначе был бы обречен на безответную любовь до самой смерти. И после - тоже. В общем, все, как у нас.

Пропустив мимо ушей почти всю речь полностью, я насторожилась.

- Как у вас, это в твоем мире?

- Да. Мы выбираем себе пару на всю жизнь. Не потому, что вынуждены. Просто, когда встречаешь свою драконицу, других больше не замечаешь. У нас нет таких красивых свадебных обрядов, как здесь, на земле. Наряды, цветы, колокольчики... Мишура. Наш брачный полет захватывает дух и запоминается на всю жизнь. Мы вообще летаем намного больше, чем проводим время на поверхности.

- А люди есть?

- Не знаю. Ни разу не встречал, - пожал плечами Сайгош, собирая посуду и складывая в раковину. Он что, будет мыть? Какая жалость! Такой потрясающий мужчина и - дракон... А, нет, просто залил кипятком из чайника. Мыть, видимо, мне придется.

- Сайгош, миленький, расскажи о своем мире. Интересно же.

- Несса, угомонись. Поздно уже. Иди спать. На завтра дел полно.

- Ладно, пойду, только ты дай мне книжку, пожалуйста. Почитаю на сон грядущий. - Насупилась я, обхватив себя руками. У них совсем не предусмотрено отопление, что ли? Или это мне холодно. Раньше, когда внутри жил шарик из огненной стихии, не замечала, что в доме настолько зябко.

- Какую?

- Есть же какая-нибудь книжка с древними легендами, где написано, как освободить МакКуинси от клятвы. Вообще странный он мужик. Любил Джиллиан до потери сознания. А я ему кто - замена?

Сайгош закашлялся, стараясь скрыть язвительную улыбку. Я поняла, что перешла границы дозволенного. Дракон все-таки не подружка, чтобы делиться с ним размышлениями такого рода. И хорошо, что он не дал мне дальше рассуждать. Не успела ляпнуть ничего предосудительного.

- Извини.

- Ничего. Я вообще ни слова не слышал. В нашей библиотеке нет нужной тебе книжки. Решай сама. В твоей воле - либо оставить человека несчастным до конца дней, либо - просто выйти за него замуж, либо - стать его спутницей до скончания веков. Если ты тоже произнесешь связующие слова, вы будете искать друг друга всегда, даже в следующих воплощениях. Думаю, такая связь дорогого стоит.

В спальне царил приятный полумрак. Через окно заглядывала Луна, освещая комнату волшебным мягким светом. Завтра - 31 октября. Решающая ночь для Сайгоша. И Самхэйн... Начинается с сегодняшней ночи, заканчивается в полночь четвертого дня. Сутки безвременья. Праздник начала нового года, когда принято молиться за умерших. Некстати вспомнились толпы неупокоенных душ, оставшихся на поляне после смерти их владычицы, жрицы Вуду. Надеюсь, сюда они не доберутся. Говорят, в эту ночь умирают люди, нарушившие свои обеты. Я задумалась о своих обещаниях. Кажется, остались не выполненными только два. Лунный свет струился на кровать, лаская покрывало и отражаясь от прозрачного пакета, лежащего рядом с подушкой.

Неужели подарок? Обожаю Сайгоша! В том, что именно он купил для меня новый свитер, сомнений не было никаких. Болотного цвета, связанный местной мастерицей вручную из толстой пряжи. Сердце наполнилось щемящим теплом, захотелось тут же бежать к дракону, чтобы поблагодарить. Ах, какой он внимательный! Я прижала к груди мягкое сокровище и задремала. Завтра поцелую. Может быть. Если хорошенько высплюсь.

Я спала. Снилось, будто мы, вдвоем с Риманном, снова вышли в море и идем на катере к далеким берегам. Казалось, длинная темная полоса впереди находиться на расстоянии не больше мили. Но, как бы мы не увеличивали скорость, достичь берега так и не могли. Океан волновался, вздыхал, ронял пену с поднимающихся волн. Шторм грозил перевернуть раскачивающийся катер, бушуя вокруг. Палуба уходила из-под ног...

Ох, и больно же падать во сне! Кое-как протерев глаза руками, я проснулась окончательно. Так вот кто раскачивал кровать. Возле моих колен колыхался громадный оранжевый мяч, на котором, сохраняя равновесие за счет распахнутых крыльев, стоял гордый рубиновый дракончик с браслетом на лапке. А, это же не браслет, это мое обручальное кольцо. Сколько сейчас времени? Внизу в холле, как по заказу, раздался звон напольных часов. Шесть утра. Можно же поспать еще пару часиков, зачем меня разбудили? Я грозно уставилась на парочку заговорщиков. Шар покатился и приоткрыл немного створку, удерживая дверь своим весом. Дракончик парил сверху, поглядывая то на меня, то в коридор. Зовут? Пришлось выпутываться из одеяла, надевать халат и идти вслед за проводниками. Проморгавшись, я поняла, что стою возле лестницы и подслушиваю чужой разговор. С одной стороны - непорядочно, а с другой - ну, интересно же! Я опустилась на колени, прячась за перилами, шар пристроился рядом, согревая теплом мою спину, а Скруджик пошел вниз по ступенькам. Он незаметно подкрадывался к разговаривающим на повышенных тонах Айрис и Сайгошу до тех пор, пока не залез на спинку кресла. Никто его со вчерашнего дня так и не убрал. Некому было.

- Отдай чужое! - наступала Айрис, сжимая руки в кулаки и сверкая глазами.

- Вот, пожалуйста, плащ, сумка, - Сайгош протянул девушке забытые вещи. - Мы же договорились встретиться после обеда. Почему ты пришла в такую рань? Я еще не ложился, хотел бы подремать часик.

- Как ты мог променять меня на эту неряху? Мы с мамой ворожили, я так просила её помочь в наших отношениях!

- Айрис! Нет никаких отношений, не выдумывай!

По голосу чувствовалось, что дракон еле сдерживается, чтобы не наговорить лишнего. Я подперла руками голову. Такие страсти, прямо как в сериале. Внизу Скруджик скопировал мою позу. Шар выкатился из-за спины и прислонился к стойкам, на которых крепились перила. Кажется, они называются балясины. Или все-таки стойки? Спектакль внизу набирал обороты. Такое ощущение, что девушка решила высказать одним махом все, что накопилось в её душе за последнее время.

- Между прочим, она вчера встречалась с колдуном! Никогда не догадаешься где! В библиотеке! Там работает одна из наших на сортировке книг. А потом она устроила танцы под дождем. В голом виде. Как ты можешь прощать такое?

Дракончик удрученно покачал головой. Мне стало смешно, и, в то же время, жаль ведьму.

- Айрис. Разве я когда-нибудь давал тебе повод надеяться на что-то большее, чем служебные отношения?

- Нет, но мне так этого хотелось, - всхлипнула отчаявшаяся девушка. - Ты только одно скажи. Почему она, а не я?

- Не ты и не Агнесса, никто. У меня есть любимая женщина, моя жена. Отправляйся домой и поспи. Если хочешь, я могу тебя отвезти, - миролюбиво предложил дракон.

- Как это? Ты женат? - Растерялась красавица.

Айрис подняла залитое слезами лицо, тревожно вглядываясь в глаза мужчины. Наконец, до неё дошло, что она зря унижалась только что, кляузничая на меня и выпрашивая внимания для себя. Все впустую. Обида, гнев, боль, отвращение к себе... Эмоции мешали трезво мыслить обиженной девушке. Все, чего ей хотелось в эту минуту, так это оказаться подальше от этого дома. Айрис повернулась и бегом ринулась к выходу. Внезапно открывшаяся дверь ударила беглянку по голове, но не остановила. Ведьма всхлипнула, прижала ко лбу руку, и стремительно скрылась в тумане раннего английского утра. Даже не поздоровалась с вошедшими женщинами. Сайгош пожал плечами, кивнул горничной и кухарке, только потом укоризненно воззрился на мою светлость.

- Несса. Чему ты учишь маленького? Подслушивать неприлично. О, недоразумение тоже здесь. - Шар покачался и спрятался у меня за спиной. - Тебе не стыдно?

- Ни капельки, - гордо заявила я, чувствуя, как леденеют ноги. Без тапочек на холодном полу стоять неудобно. Пока сидела, было вроде нормально.

- Ведьма и есть. Я к себе, до десяти утра буду спать. А потом уже решим, как и что делать, - устало высказался Сайгош.

У меня появилось две возможности: подремать, пока не проснется чешуйчатый попаданец, или одеться и побегать по саду. Бег, он хорошо кровь разгоняет и мысли проясняются. Нет, сама я не бегаю по утрам. Но слышала, как об этом рассказывала Кармен, в надежде увлечь здоровым образом жизни коллег по отделу. Итак: пятьдесят на пятьдесят. Не долго думая, выбрала третий вариант. Оделась, заправила постель, взяла под мышку книгу и отправилась на кухню. А что? Собрать вещи я всегда успею. Документы из сумки не вынимала с момента приезда. Если придется срочно бежать на поезд, то - хоть сейчас. Я с удовольствием погладила рукав нового свитера и съехала по перилам вниз.

Пристроившись возле окна у маленького столика для прислуги, я пила обжигающий чай и листала книгу. Загадочная фигура, эта красавица Рианнон. Неизвестно откуда взялась. Такая вся из себя умная, прозорливая, придумала, как обвести вокруг пальца второго претендента в мужья, кстати, с помощью волшебного мешка. А вот уличить во лжи своих служанок почему-то не сумела. Может быть, поэтому историю о Пуйле, Короле Дифеда, и его жене называют первым проклятием Уэльса? Вышла замуж и ума лишилась. Напрочь. Вместо того чтобы искать собственного ребенка, дама сидела возле ворот, выполняя указания старых маразматиков. Традиции у них, видите ли. К сожалению, ни одного намека, как выглядит мешок сейчас, в тексте не нашлось. Люди всегда видят то, что хотят видеть. Иногда думают, что должны увидеть, и видят то, что ожидают. Спрашивается: как найти артефакт, если не знаю, что ищу?

На улице дул пронизывающий северный ветер, срывая последние листья с деревьев и кустов, катая по земле клочки тумана. Градусник за окном показывал всего лишь десять градусов по Цельсию. Наверное, пикси все спят, так же, как и наш парень. Я попыталась его разбудить, чтобы он поел хотя бы немного. Майк отказался от булочки, выпил только горячего шоколада, и снова зарылся в шарф. Получается, что Гэлвин с Эмили не смогут принять участие в ритуале по вполне очевидным причинам. Дракончик, расположившийся на столе рядом с книгой, оторвался от копания в сокровищах и тревожно заглянул мне в глаза. Да, я волнуюсь. Имею право. Недавно понятия не имела о существовании драконов, а о порталах читала в сказках для взрослых. Страшно замахиваться на такое колдовство. Скруджик забеспокоился, с сожалением посмотрел на сияющий кристаллик в своей лапке, вздохнул и протянул его мне. От всей души. Я взяла неожиданно горячий подарок, покатала его в руке, чувствуя, как активизируются нервные окончания на кончиках пальцев, как нагревается кожа. Концентрированная драконья кровь, вот что это такое. Дракончик протянул дрожащую лапку и сердито нахмурился. Передумал. Я с благодарностью опустила кристаллик в центр рубиновой ладошки. Малыш тут же по-змеиному склонил голову, глотая подношение. Чешуйки ярко светились, отзываясь на добавку энергии. Еще три кристалла исчезли в пасти Скруджика. Малыш стал чуточку больше, животик отяжелел, а чешуя засияла алым светом, освещая буквы в книге. Живой фонарик с крылышками, или укрощенное пламя в живом воплощении. Восхищение волшебным созданием захватило меня настолько полно, что я перестала беспокоиться и нервничать о будущем. Все обязательно сложится наилучшим образом, раз у нас есть такой замечательный путеводный свет.

В коридоре раздался грохот. Мы переглянулись с дракончиком и уставились на двери в ожидании посетителя. Все-таки часы недавно прозвонили одиннадцать утра. Вошел сонный Сайгош, потирая бедро.

- Кому пришло в голову поставить кресло вплотную к ступенькам? А?

Мы со Скруджиком синхронно опустили глаза и занялись цветной картинкой на раскрытой странице.

- Несса. Лучше чаю налей, чем подстраивать пакости старенькому дракону. Что у нас на завтрак?

На завтрак были блинчики с вареньем или сметаной. Кому что больше нравится. Только старенький дракон собрался отодвинуть стул напротив, чтобы сесть рядом с нами, как раздался продолжительный звонок во входную дверь. Сайгош вышел, потом сразу же вернулся с прозрачной папкой, полной документов. Он достал три верхних листочка, сколотых скрепкой, положил передо мной и вытащил из кармана рубашки ручку.

- Подпиши каждый листочек внизу. Давай, только быстро. Посыльный ждет, срочно отдать нужно.

- Что здесь? - Обычно я не подписываю, не читая, но сейчас не иначе, как дракон магией на рассудок повлиял. Поставила свою корявую роспись в одно мгновение. Сайгош листики собрал, заново в папку сложил, пошел возвращать посыльному. А я - как после наркоза. Вроде голова ясная, а с места встать не могу. Скруджик склонил голову на левый бок и сверкнул глазами. Наваждение как рукой сняло. Плохо ящер со мной поступил, а еще другом назвался! От злости я тут же встала и притащила тыкву на кухню. Книгу убрала на полку временно, чтобы не испачкалась. Потом подошла к кухарке и выбрала самый большой нож! Злорадно улыбнулась. Подождала, пока вернется Сайгош... И у него на глазах с силой вонзила лезвие в тыкву! Почему-то смеялись все вокруг, даже дракончик то ли чихал, то ли хихикал, не разобрала. Ножик застрял. Не могу выдернуть, хоть плачь. А сам дракон, ради которого я и устраивала это представление, даже не отреагировал. Зря старалась. Даже перехотелось скандал устраивать из-за бумаг. Сайгош легко вытащил нож из тыквы. Покосился в мою сторону, ухмыльнулся, затем легко вырезал отверстие, выпустил когти и одним движением руки вынул мякоть с косточками, положив на приготовленный кухаркой поднос. Вот так мужская сила победила женское раздражение. Пока я рисовала маркером рожицу, призванную отпугивать злых духов, Сайгош метался по кухне, не находя себе места. Потом сел напротив и вынул ножик у меня из рук.

- Что ты пытаешься изобразить? Меня? Сейчас помогу.

Несколько движений лезвием, и на тыкве образовалась мордочка, чем-то неуловимо напоминающая автора. Свечку поставить в центр, самое то для Праздника. Еще один овощ, и можно будет украсить крыльцо снаружи. Тяжелое молчание, воцарившееся на кухне, напрягало. Кухарка старательно маскировалась под разделочный стол, а Скруджик неподвижно замер, лежа на блестяшках. Неловкая ситуация. Первым не выдержал оборотень. Он ухватил меня за руку и повел в кабинет. Дракончик заворчал, сцапал свой мешочек, но потом передумал и снова погрузился в медитативное созерцание золотых украшений.

- Несса, не знаю, как принято прощаться на Земле. Просто хочу, чтобы вы с Маком знали, я вам обоим очень благодарен. Сам факт, что вы жертвуете своими силами, временем и здоровьем, чтобы помочь мне, уже невозможно переоценить. Если всё получится, я всегда буду вас помнить. Только одна просьба к тебе, солнышко мое.

- Слушаю.

- Нет, ты сначала пообещай, что сделаешь, как я прошу. Ничего сверхъестественного или криминального не будет. Завтра сама во всем убедишься.

- Обещаю, - попыталась успокоить нервного ящера.

- После ритуала ты вернешься сюда, в дом. Встретишь гостя, проводишь в кабинет и выслушаешь всё, что он скажет. Хорошо?

- Договорились. Кстати, спасибо за свитер, он просто замечательный. Теплый, удобный и совсем не кусается.

Может, если его отвлечь, Сайгош не будет так сильно нервничать? А что это он так странно на меня смотрит?

- Свитер принес Риманн. Он что, не сказал? Кстати, он не звонил, пока я спал?

- Не слышала.

Как неожиданно, даже приятно получить сюрприз от колдуна. Может быть, не так все и плохо, как мне кажется? Вот, действительно, чужую беду рукам разведу, а к своей - ума не приложу. Может быть, я на самом деле хотя бы немножко нравлюсь ему? Ох, не об этом нужно сейчас думать.

- Сайгош, а как ты собираешься активировать переход?

Дракон оторвал взгляд от чертежа, занимающего огромный лист бумаги, и прищурился.

- Не твоего ума дело, дорогая. Твоя задача - встать в указанное место и направлять энергию в центр. Все. Остальным займутся мужчины.

- Осмелюсь напомнить, ваше чешуйчатое величество, что мое участие в ритуале может спровоцировать непредсказуемое развитие событий! - О, как я завернула. Сама не пойму, что сказала. Но, ведь так оно и есть. Вечно все навыворот получается.

- Да, да. Только на это мы и надеемся, - невпопад ответил дракон, высыпая на схему какие-то странные камушки. - Иди, звезда моя, погуляй, до вечера еще есть время.

Гулять, так гулять. Я спустилась вниз, набросила многострадальную куртку и вышла в сад. Схожу к садовнику, может, у него найдется еще одна тыква. Сильный северный ветер пробирал до самых костей. Наверное, именно из-за пронизывающего холода ко мне в голову пришла простая, как прямая линия, мысль. Артефакт из сокровищницы стащил кто? Майк. Следовательно, он знает, как выглядит мешок Рианнон в настоящее время. И все, что мне нужно, просто его об этом спросить! Мало того. Именно этот пикси спрятал волшебную вещь. Скорее всего, она до сих пор спокойно лежит и ждет, пока я заберу её. Или его. Я - гений! Ну, или Капитан Очевидность. Что, впрочем, одно и то же.

Через несколько минут, когда дошла до лаборатории Сайгоша, я поняла, что мне надо нацепить еще и рожки капитана очевидности. Садовник жил в усадьбе Бишопов. А здесь, у дракона, садом никто не занимался. Именно поэтому ящер и переделал помещение для своих нужд. В домике было темно, тихо, холодно. Неуютно. Заброшенные склянки с растворами, неубранный стол, осколки стекла под ногами. И небольшая горка дров возле камина. Если занимаешься делом, время проходит быстрее, говорила мне бабушка. К тому же я обещала убрать последствия неудачного эксперимента. Повесила куртку на крючок в прихожей, надела на себя рабочий халат дракона, засучила рукава и принялась за уборку. Первым делом нужно разжечь огонь в камине!

Дело спорилось. Окна радостно сияли свежевымытыми стеклами, склянки расположились на протертых от пыли полочках. Травы я развесила на крючки, вбитые в притолоку. Стол вытерла начисто. Еще пару раз протереть каменный пол мыльной водой, и можно приступать к работе. Сама себе мысленно улыбнулась. Лаборатория не моя. Кто здесь будет трудиться после того, как Сайгош улетит к себе, неизвестно. Так ради чего я стараюсь? А просто так! Медитация у меня такая, экзотическая. Вынося последнее ведро с водой, столкнулась нос к носу с нашей кицунэ.

- Ли? Что-то случилось?

От неожиданности я чуть не уронила ведро себе на ноги. И только потом рассмотрела, что девушка пришла не одна.

** Древнеирландское слово "Samhain", предположительно, происходит от санскритского "samana" - "собрание", "сход". Самхэйн длится семь дней с 29 октября по 3 ноября. Основной пик праздника приходится на ночь с 31 октября на 1 ноября.

У многих кельтских народов 1 ноября - действительно начало нового года, но не у всех. Например, у древних ирландцев новый год начинался в Бельтайн, то есть 1 мая. Тем не менее, Самхэйн сложно считать просто новогодним праздником перехода к зиме, это календарный праздник, связанный, прежде всего, с окончанием пастбищного сезона. Представляя собой один из четырех главных календарных праздников кельтов, Самхэйн знаменует начало зимней, темной половины года и соединяет две половины года, темную и светлую, объединяя два мира - Верхний Мир людей и Иной Мир, также известный как Сид. Священные дни не входят ни в год наступающий, ни в год уходящий, это Дни Безвременья. В этот промежуток времени, не принадлежавший ни будущему, ни прошедшему, истончается граница между мирами. Древние легенды гласят о том, что в ночь Самхэйна раскрываются холмы, на свободу вырываются силы хаоса, и тогда в мир людей проникают бессмертные.

Именно в это время по преданиям происходят значимые события - достаточно вспомнить древнеирландский эпос. Так, в саге "Разговор Старейшин" рассказывается, как в Тару приходит Финн и вступает в схватку со злобным Айленом, который являлся каждый Самхэйн из Сида и сжигал королевскую крепость своим дыханием. Финн вызвался на бой с Айленом и победил его.

В дни Самхэйна происходят основные мифологические сражения. Битва при Маг Туиред, центральная битва ирландского эпоса, в которой Племена Богини Дану (Сиды) сражались с Фоморами (злыми демонами), приходится на Самхэйн. В эти же дни заключаются браки людей с обитателями Сида (фэйри). В Самхэйн умирают боги и герои, например, один из ключевых персонажей ирландской мифологии - Кухулин.

Ритуальный смысл Праздника состоит в обретении гарантии неисчерпаемости природного ресурса, повторения, возрождения, обновления календарного года. Первоначальная суть Самхэйна - в общении людей с сидами и другими существами из Иного Мира.

Сиды, или фэйри, - существа, которых некоторые ученые-мифлоги называют эльфами. Никто не знает, правда это или нет. **

Глава 25. Ничто не проходит бесследно.

Ли мягко скользнула на шаг в сторону и низко поклонилась, касаясь земли рукой.

- Бабушка, это та самая ведьма, что спасла мне жизнь. Агнесса, можешь обращаться к Матери Рода - бабушка Ли.

Я застыла на месте от удивления. Уж кого не собиралась увидеть в нашем саду, так это лис-оборотней. Вообще все мои сведения о природе кицунэ до сих пор ограничивались информацией, полученной из потрепанного романа о любви китайского императора к своей наложнице. Понимая, что мне оказано высокое доверие и честь, я неловко склонила голову, пряча ведро с грязной водой у себя за спиной. Как-то сразу стало неловко из-за того, что одета в потрепанный замызганный лабораторный халат. Выгляжу замарашкой, наверное.

- Здравствуйте. Приятно познакомиться. Прошу вас, проходите в тепло. Я сейчас вернусь, - пригласила гостей в лабораторию.

Вылив воду под забор в разросшиеся заросли ежевики, я немного постояла, подышала воздухом, успокаивая непонятно с чего разыгравшееся воображение. Когда пальцы стали ледяными от холода, опомнилась и вернулась к горящему камину. Вовремя. Пора было подбрасывать пищу для огня. Кицунэ замерли посреди идеально чистой комнаты. Я поставила две табуретки ближе к огню и предложила им присесть. Жаль, угостить нечем. Но Сайгош не предусмотрел здесь такой возможности. Бабушка Ли величественно опустилась на сиденье. А ее внучка встала у нее за спиной. Ну, что ж, в ногах правды нет, я тоже плюхнулась на табурет и со вздохом протянула замерзшие руки к теплу, исподволь рассматривая гостью.

Высокая женщина с тонкими чертами лица. Длинные черные волосы с широкой седой прядью спереди собраны в строгий узел на затылке и заколоты палочками. Уверена, это не только украшение, но и оружие. Матово белая, почти прозрачная кожа, привлекающая внимания нежно розовым румянцем. Пухлые алые изящно очерченные губы. Да она красавица! И на бабушку вовсе не похожа. Интересно, а как это? Быть оборотнем так долго? Взгляд старшей лисы смягчился, а возле проницательных глаз появились морщинки, как при улыбке. Оказывается, кицунэ тоже рассматривала меня и уже пришла к определенным выводам.

- Ты права, девочка. Эта ведьма для нас не опасна. Она вообще странная. Не похожа на местных куриц в полосатых чулках с бутафорными метлами.

Женщина помолчала, потом обратилась ко мне напрямую.

- Не обижайся, но, прежде чем вернуть долг, я должна была познакомиться с тобой лично. Первый раз в жизни сталкиваюсь с колдуньей, не желающей получить в свое распоряжение верную слугу и телохранителя. А ведь я родилась очень давно. Многое знаю, многое видела. Ты свободно могла привязать к себе мою внучку, так почему этого не сделала?

- Бабушка моя, когда учила ремеслу, говорила, что первая заповедь - не вреди. А вторая заповедь говорит точно и ясно: никогда не применять ментальное воздействие в отношении другого мыслящего существа. Кто я такая, чтобы решать за Ли, кем ей быть, и как жить?

У меня даже внутри все перевернулось, стоило только представить, как привязываю к себе кого-то против воли. Ужасно.

- Познакомишь? С бабушкой своей. Хотя, если это та мелкая умница с цветными волосами, которая создала в свое время переполох в Лондоне и окрестностях, то мы друг друга знаем. Передавай привет при случае. Со знакомством закончили, переходим к делу.

Я выпрямилась и приготовилась внимательно слушать. Кто знает, о чем речь пойдет. Надобно не пропустить ни слова. Все же день не простой сегодня. Мистический.

- Для открытия портала требуется звезда с семью лучами. Подозреваю, ты об этом уже знаешь. Мало того. Для запуска волшебного механизма необходимо сочетание трех составляющих. Воля, намерение и сила. По аналогии со стрелой. Древко - воля, наконечник - намерение, а натяжение тетивы - сила. Первые две составляющие обеспечит иномирец. Трудности у вас будут с силой. Дракон расположится в центре звезды, а на лучах только ты и МакКуинси.

Неожиданно скрипнула входная дверь, и на пороге нарисовался Сайгош. Он удивленно приподнял брови, но не стал комментировать мои усилия по уборке лаборатории при посторонних нелюдях. Просто поклонился и вежливо пригласил всех пройти в столовую. Мол, не составят ли гости компанию нам за чаем. Кицунэ милостиво согласились, и разговор продолжился уже в более комфортных условиях.

К нашему приходу в столовой накрыли царский стол. Наверное, дракон заметил оборотней и успел подготовиться к визиту. Льняная скатерть из ирландского полотна. Сервиз на шесть персон. Сыр, маленькие бутерброды с рыбой. Как обычно, при виде рыбки мои мозги отключились, и пришла в себя я только когда бутерброды на тарелке закончились. Сайгош невозмутимо сидел во главе стола. Лисы аккуратно выбирали конфеты из вазочки и угощались чаем. Жуть как неловко. Что поделать, проголодалась я, пока лабораторию отчистила. Кстати, а где этот шар-вредитель? Под ноги тут же толкнулось нечто шершавое и теплое. Ага, никуда не делся, сидит под столом, подслушивает.

Сайгош поставил чашку и вежливо склонил голову, ожидая слов старшей кицунэ.

- Мы предлагаем вам свою помощь, - просто сказала бабушка Ли. - Пять лучших волшебников Уэльса примут участие в ритуале. Я высоко ценю жизнь и свободу своей любимой внучки, поэтому готова помочь Агнессе всем, что в моих силах. Думаю, вместе мы справимся. Надеюсь, ваш колдун правильно рассчитал время и нужное положение звезд. Потому что вероятность того, что портал откроется именно в твой мир, дракон, мизерная. Но! Мы могли бы найти для тебя приемлемый способ существования в нашем мире. Этот вариант ты рассматривал?

- Нет, - сразу же ответил Сайгош. - Меня ждут. Я хочу вернуться домой больше всего на свете. Если не получится, жить дольше одному - нет смысла. Ритуал состоится возле мегалита в полночь. Вы поедете с нами?

Лисы синхронно поставили чашки и встали. Поклонились.

- Замечательный китайский чай. "Серебряные иглы" Гор Цзюнь Шань. Большая редкость в наши дни. Спасибо за уважение, оказанное нам с внучкой. Мы будем на месте вовремя.

И вышли гуськом, шаг в шаг. Я чуть не подавилась очередным бутербродом. Мне бы тоже надо научиться невозмутимо выглядеть, чтобы некоторые не читали мысли по выражению лица. Сайгош проводил гостей, а потом подошел и застыл у меня за спиной. Ой, сейчас попадет за неприличное поведение за столом при посторонних. Я даже голову в плечи втянула от дурного предчувствия. Ошиблась. Впрочем, в последнее время я часто ошибаюсь.

- Несса, звезда души моей. Спасибо, что убрала лабораторию. У меня просто не нашлось времени привести там всё в порядок.

Мне показалось, или только что меня погладили по спине? Показалось, наверное. Видно было, что дракон волнуется, а предложение Бабушки Ли оказалось как нельзя более кстати. Самим нам ни в жизнь не потянуть такую мощную нагрузку. Я потащилась следом за Сайгошем. Оборотень вышел в сад, прислонился спиной к стволу дерева и замер, впитывая кожей ощущение осени. По улице мимо пронеслась голосящая ватага ребятишек в карнавальных костюмах. А я забыла выставить тыкву на всеобщее обозрение. Надо срочно притащить её на порог и зажечь свечу внутри. Шагнув пару раз в направлении дома, услышала печальный голос чешуйчатого друга:

- Подожди. Не уходи, побудь со мной немного. И чего вы все непрерывно торопитесь. Вы, люди, даже не представляете, насколько красив ваш мир. Голубая планета в безбрежном океане Вселенной. Вам так много дано свыше. Оберегая землю, вы заботитесь о себе и будущем своих детей. Жаль, что многие думают только о состоянии своих счетов в банках. Ну, ладно, это я так. Мысли вслух. Несса, предупреждаю тебя. Когда, не "если", ты увидишь дракона, не беги к нему обниматься. Не кричи: "Привет, Сайгош!". Прячься. Не дыши даже. В вашем измерении существуют драконы. Одного я видел своими глазами, когда летел в самолете над Атлантическим океаном. Не знаю, откуда приходят, и что им нужно, но они есть. И лучше вам с ними не встречаться. На этом - всё. Беги, одевайся. Свечи не забудь, я их положил в сумку возле дверей.

Сайгош снял галстук, засунул его в карман и, не оборачиваясь, пошел в глубину сада. Наверное, ему нужно побыть одному. Вот интересно, куда же все-таки подевался колдун? Мне его поблагодарить надо за свитер. Старался товарищ. Выбирал. Что-то мне дурно. Не по себе. Когда нервничаю, я ем. Поэтому я потопала в столовую в надежде застать тарелку с рыбкиными бутербродами на месте. И, что вы думаете, там увидела? Оказывается, наш мелкий дракон питается не только огненными кристаллами. Скруджик на пару с Майком сидели прямо на снежно-белой скатерти, и с удовольствием поедали все, до чего дотянулись. От возмущения я замерла в дверях, от чего тут же пострадала. Психованный колдун чуть не внес меня в столовую, толкнув всем телом.

- Сайгош!

- Нет его здесь, - проворчала я, отходя в сторону, чтобы пропустить Риманна с ворохом чертежей. Мог бы и поздороваться, суженый мой, ряженый. Дальше в голову пришла неприличная рифма, поэтому промолчу.

- А где он? - Мак смотрел на меня безумным взглядом, не видя и не слыша. - У нас в расчетах ошибка! Вот здесь. Несса, ты только посмотри!

Не обращая внимания на сервиз из китайского голубого фарфора, колдун варварски отодвинул чашки в сторону и принялся торопливо разворачивать рулон с картами звездного неба. Скруджик тоже решил поучаствовать, подобрался ближе и придержал лапой краешек чертежа.

- Вот. Смотри сюда. Видишь? - Я с умным видом согласно кивнула несколько раз. Точечки какие-то, линии разного цвета. Вижу труд сумасшедшего астролога. Слышу всякие разные новые слова: асцендент, например. Или - Черная Луна, трансмутация, ректификация (наверное, что-то неприличное), кардинальные точки... Ничего не поняв, я устроилась на стуле и положила подбородок на скрещенные руки. У Риманна так здорово горят глаза, когда он объясняет свои выводы, приводя неоспоримые доказательства непонятно чего. Просто заглядение, а не мужчина. Спустя десять минут запал иссяк, и колдун, наконец-то, понял, что лекцию он читает сам себе. Обессилено взмахнув рукой, Риманн сел и налил себе холодного чаю.

- Так, где он ходит, попаданец наш?

- Уже нигде, - вежливо улыбнулся Сайгош, отделяясь от стены, которую он подпирал все то время, пока Мак возбужденно умничал. - Никаких изменений не будет. Просто едем прямо сейчас. Горничная с кухаркой ушли, я их отпустил до завтра. Пей свой чай, и вперед, за дело.

- Но! - тут же принялся возражать Риманн, подымаясь из-за стола.

- Нет. Действуем, как пла