Тайны старого чердака (fb2)

Тайны старого чердака   (скачать) - Марина Аржиловская

Марина Аржиловская
Тайны старого чердака


Глава первая
Ключ

В бабушкином доме, считала Мила, помимо абрикосового джема и нежных воздушных блинчиков, было еще немало вкусного да интересного. Самым притягательным казался старый чердак под прохудившейся крышей. Бабушка запрещала девочке подниматься туда. Но как известно, нет ничего слаще того, что нам запрещают… К тому же Мила была не только любознательной, но и довольно упрямой. Особенно трудно ей приходилось в школе — девочке никак не удавалось спокойно просидеть на одном месте больше пяти минут.

Летом подружки разъехались, позабыв об уроках и тетрадях. А Милу мама отправила гостить к бабушке в небольшой городок, где на центральной площади под озорными солнечными лучами искрился и переливался фонтан. Он был такой огромный, что был виден даже из распахнутых окон бабушкиного дома. Комната, отведенная Миле, выходила на крохотный балкон, украшенный благоухающими цветами с голубыми, розовыми и желтыми бутонами. Каждый раз после обеда девочка устраивалась на балконе под разноцветную тень и долго-долго смотрела вдаль, туда, где изумрудная равнина сливалась с небом и облаками. И мысли ее постоянно возвращались к таинственному чердаку. Почему бабушка так старательно оберегает его и так тщательно прячет заветный маленький ключ, уже поржавевший от времени? Иногда Мила делилась своими догадками с соседом Витей. В первую неделю ее приезда они так подружились, что стали вместе совершать набеги на сад «злого фермера» за спелыми яблоками. И ему так ни разу и не удалось их поймать.

Мила сидела на балконе вот уже двадцать минут, а Вити все не было…

«Где же он может быть?» Девочка еще немного подумала и решительно выскочила на лестничную клетку. Дверь не открылась даже после трех настойчивых звонков.

— Ну что за ерунда! — раздосадованная от неудавшихся попыток найти Витю, Мила резко повернулась к своей двери и вдруг услышала на лестнице торопливые шаги.

— Мила! Мила! Ты здесь! Вот — посмотри! Мне родители сегодня купили! — И Витя вытащил из рюкзака белую крысу.

— Ух ты! Какая большая! — восхитилась девочка, протягивая руки к зверьку.

Крыса быстро вскарабкалась по рукаву на плечо девочки и начала ее обнюхивать. Длинный розовый хвостик свисал до самой лопатки Милы, а маленькие лапки цепко держались за свитерок.

— Ты уже придумал, как ее назовешь? — прислонившись щекой к остроносой мордочке, спросила Мила.

— Да, я назову ее Фея, — решительно ответил Витя.

— Почему Фея? — удивилась Мила.

— Потому что она ласковая и пушистая. — И мальчик торопливо спрятал крысу в рюкзак.

— Ладно, выходи сейчас на балкон, я хочу что-то тебе рассказать! — Мила с опаской посмотрела на дверь.

— Скажи сейчас! — предложил мальчик.

— Нет, не могу. Бабушка может услышать, — заговорщицки прошептала Мила.

Через некоторое время Витя тоже вышел на свой балкон. Он был настолько счастлив, что слушать Милу ему совсем не хотелось. Мальчик собирался немедленно начать дрессировать свою питомицу — учить ее трюкам с цилиндром, о которых он прочитал в «Книжке юного фокусника». В радужных мечтах Витя уже представлял, как стоит на ярко освещенном манеже, и публика рукоплещет в предвкушении необычного зрелища. И вот он — Иллюзионист современности, в черном длинном фраке с белыми манжетами, под дробь барабанных аккордов достает из своего высокого атласного цилиндра белую крысу, которая начинает исполнять волшебные трюки: она исчезает и вновь появляется в воздухе, превращается в носовой платок, а затем порхает под куполом цирка в виде голубя. Он произносит волшебное «Крекс-Фекс-Мекс» — и Фея снова выползает из его магического цилиндра, запрыгивая ему на руки. Потом она трижды пробегает арену, и вдруг, откуда ни возьмись, в зал влетают три величественных орла! Публика вновь рукоплещет!


— Витя! Ты что, не слышишь меня?! — Мила перешла на крик.

— Ой… Нет, слышу, конечно, я же здесь, — будто проснувшись, пробормотал мальчик.

— Ты совсем со своей крысой сошел с ума! Я тебе такоерассказать хочу, а ты в облаках витаешь! Тоже мне — друг! — обиделась девочка.

— Мила, ты даже не представляешь, каким фокусам я хочу научить Фею, не обижайся, пожалуйста. Давай рассказывай, что ты там придумала.

— Сегодня вечером, когда бабушка ляжет спать, я хочу пробраться в ее комнату и взять ключ от чердака, — зачастила девочка.

— Ты чего! Тебя же накажут, если поймают! — возмутился Витя.

— Правильно, если поймают. А поймать меня не должны, потому что ты мне поможешь, — продолжала Мила.

— Я? Но как? — мальчик удивленно поднял брови.

— Ты придешь к нам в гости в восемь часов, бабушка, как всегда, предложит тебе чай, и, пока ты ее будешь отвлекать, я положу две сонные таблетки, которые она обычно принимает, когда не может уснуть, в ее чашку. — И Мила потрясла в руке упаковкой бабушкиного снотворного.

— Нет, это как-нибудь без меня! У тебя такая хорошая бабушка, и вообще — ты представляешь, что нас ждет, если план не удастся? — Мальчик покрутил пальцем у виска.

— Трус ты, Витька! А я-то тебя считала смелым. Тогда, когда мы в саду фермера яблоки…

— Тише, не кричи так! Вот объясни мне — почему ты так хочешь попасть на этот чердак? — насупившись, Витя сердито уставился на подругу.

— Я думаю, что там хранится что-то необычное. Бабушка все время запрещает и близко к нему подходить, значит там точно есть что-то, а может быть, даже кто-то! Помнишь, мы читали с тобой сказку, где девочка попала в страну ангеликов через старый шкаф? Представь себе, что именно такой шкаф может оказаться на этом чердаке! — не унималась девочка.

— Милка, ты — фантазерка! Такая большая уже, а все в сказки веришь, даже смешно, — подзадоривая подругу, Витя начал корчить рожицы: — А-а-а-а, я тогда злобный гном из страны лилипутов: кто похитил мой сундук, набитый золотом? — Заливаясь смехом, Витя даже не заметил, как Мила ушла с балкона.

Да, нехорошо получилось: Мила была его единственным настоящим другом. Мальчик вспомнил, как они впервые пошли в аттракцион кривых зеркал и как потом он, преодолев благодаря ей свой страх, решил даже прокатиться на самой высокой карусели на виражах. Они всегда делились секретами и никогда не выдавали друг друга — это была настоящая дружба. Промучившись весь день и чувствуя себя виноватым, Витя решительно направился в гости к Миле, захватив с собой Фею.

— Кто там? — спросила из-за двери бабушка.

— Анна Никифоровна, это я — Витя.

— Витя!.. — Дверь немедленно распахнулась. — Как хорошо, что ты зашел! Мила совсем что-то не в настроении сегодня, вы не поссорились?

— Ну так… немного… — Мальчик виновато опустил глаза.

— Друзья должны жить в мире! Заходи-ка, я угощу тебя дивным чаем с чабрецом и черничным вареньем.

— Спасибо! Черничное варенье — мое любимое!

— Милочка, Витя пришел. А что это за зверь? Батюшки! Да это же крыса!!! — в ужасе закричала Анна Никифоровна.

— Нет-нет, не бойтесь, она ручная и очень добрая, не кусается совсем.

— Пришел все-таки! — воскликнула Мила, выскочив в коридор. — Бабушка, ты посиди немного, я сама чай Вите налью.

— Да, деточка. Что-то у меня голова закружилась…

Пока бабушка приходила в себя, обмахиваясь накрахмаленным платочком и поглядывая искоса на крысу, Витя, захлебываясь, рассказывал ей о том, как давно мечтал о Фее, как ему пришлось целый год пыхтеть над уроками, чтобы родители ее купили, и как он выбирал ее сегодня в зоомагазине. Мальчик выглядел таким счастливым, что вскоре гнев бабушки сменились улыбкой и одобрением.

— Мила, будь добра, принеси, пожалуйста, мои таблетки. В наше время декоративных крыс не было, только уличные и дикие. И мне бы крайне не хотелось увидеть их снова во сне, — покачала головой бабушка.

— Ба, вот твой чай и твои таблетки. — Мила внесла изящные чашки с кружевными салфетками на фамильном серебряном подносе: уже шесть сотен лет он передавался в бабушкиной семье из поколения в поколение.

— Ну вот, давайте пить чай! — весело сказала бабушка. Весь вечер она рассказывала ребятам о своих приключениях в юности. О том, как они с друзьями мечтали стать капитанами дальнего плавания, чтобы увидеть много-много разных стран и убедиться в том, что земной шар и впрямь круглый! Иногда они брали глобус и начинали его вертеть, а потом с закрытыми глазами тыкали пальцем и попадали на какую-нибудь страну или даже океан или море. Мила и Витя слушали бабушку с таким удовольствием, что совсем позабыли о времени. Большие напольные часы торжественно пробили десять.

— Что-то я совсем с вами заболталась, пора уже нам всем отправиться в страну сновидений, — подавив зевок, заметила старушка.

— Да, бабушка, Витя уже уходит, — торопливо соскочив с кресла, выпалила Мила.

— Сейчас я положу тебе с собой кусочек сладкого пирога и конфет. — И бабушка удалилась на кухню.

— Видишь, никаких хитростей не понадобилось, достаточно было показать бабушке твою крысу, — радостно заметила Мила. Ее глаза светились радостью и восторгом от предвкушения грядущих приключений и встречи с неизвестностью.

Удобно устроившись в мягкой постели, Мила ждала, когда уснет бабушка. Синий небосвод наполнился густыми сумеречными красками, и кое-где уже проглядывали далекие, мерцающие звезды. Тусклый свет ночника рассеялся по комнате, из приоткрытой форточки тянуло ночной прохладой и ароматом цветов. Тишину разбавила трель сверчка. Мысленно считая секунды, Мила незаметно для себя начала погружаться в дремоту. Резкий стук упавшего предмета мгновенно вырвал ее из объятий сна. Девочка вздрогнула, вскочив в постели. Она еще не успела надеть тапочки, как удар повторился. Звук доносился с балкона. Осторожно выглянув наружу, Мила впотьмах не могла разглядеть ни упавшего предмета, ни даже своих ног. Лишь только луна вынырнула наконец из облаков, ее яркий свет озарил пустынный двор и соседний балкон, где копошилась какая-то фигура, по очертаниям похожая на Витину.

— Витя, это ты? — вглядываясь в темноту, спросила Мила.

— А ты ждала принца из волшебной страны? Конечно, это я! Что же это ты заснула? Столько усилий было потрачено!

— С чего ты взял, что я уснула? Я просто решила чуть подождать, чтобы идти за ключом наверняка, — соврала Мила.

— Ну да, конечно, рассказывай! — хмыкнул Витя. Крыть было особо нечем, и Мила решила переключиться на другую тему.

— Вот ты… возишься тут с таким шумом, что ставишь под угрозу срыва наш план, а время идет!

Балконы были расположены очень близко, Витя без труда перелез в Милину комнату, и они отправились за заветным ключом. Стараясь не шуметь, ребята передвигались по коридору на цыпочках. Когда они подошли к бабушкиной спальне, Мила осторожно приоткрыла дверь, показав Вите, чтобы он ждал снаружи. Едва девочка перешагнула порог, как вся ее решимость мгновенно улетучилась. Еле слышное похрапывание, доносившееся с кровати, немного успокоило Милу, и опасения ее рассеялись. Бабушка спала крепко и даже чему-то улыбалась во сне… Рядом с кроватью стояла тумбочка. С ловкостью кошки девочка прошмыгнула к ней и, склонившись, бесшумно и аккуратно принялась выдвигать ящички: в самом нижнем она обнаружила полотенце и носовые платочки. Мила начала перебирать их в надежде найти искомый предмет, но все было тщетно. Вдруг бабушка заворочалась во сне, что-то бормоча. Сердце Милы упало…

(обратно)


Глава вторая
Чердак

Перевернувшись на другой бок, бабушка мирно засопела. Мила с облегчением выдохнула и снова принялась нащупывать заветный ключ. В комнате было темно, а зажечь фонарик она не могла, боясь нежелательных последствий. От нарастающего напряжения и волнения на ее лбу выступили капельки пота. Глаза боялись, но руки делали. Ну вот, остался последний ящик. К удивлению Милы, он оказался почти пустым: в нем лежала только одна книга. Пролистав первые страницы, Мила поняла, что просчиталась. Очевидных выпуклостей в книге не было, а значит, ключа тоже. Мила настолько расстроилась, что слезы брызнули из глаз. Книга, выскользнув из рук, шлепнулась на пол и раскрылась. Каково же было удивление девочки, когда она увидела вырезанный прямоугольник, в котором поблескивало кольцо ключа. Расплывшись в ликующей улыбке, девочка схватила книгу и бросилась наутек к входной двери, где с нетерпением ждал Витя.

— Ну что, нашла? — с надеждой в голосе, широко раскрыв глаза, прошептал мальчик.

— Ага! — До сих пор всхлипывая и утирая нос рукой, Мила распахнула книгу на середине, где находился ключ. — Вот в чем был фокус! Я вначале подумала, что все пропало… Витька, скоро светает, побежали на чердак!

«Один. Два. Три», — торопливо считала ступеньки Мила, и вскоре перед ней предстала дверь.

Витя бежал за ней следом. Запыхавшись, он остановился рядом с Милой перед белой с резным рисунком дверью.

— Что же ты? — удивленно спросил мальчик. — Открывай! Мы же за этим сюда пришли!

— Витька, вот представь, я сейчас ее открою, и вся наша с тобой жизнь может измениться… — размышляла девочка.

— Милка, не трусь! Раз решили — надо делать! — И Витя зажал ключ в ее руке.

— Да! — решительным тоном сказала девочка, вставив ключ в замочную скважину. Она трижды повернула его. Дверь с легким скрипом открылась. Яркий свет фонаря озарил старую, запыленную, покрытую паутиной комнату; спертый запах ветхих вещей, собранных на чердаке, ударил им в нос.

— Ну и вонь, — отмахиваясь от свисавшей паутины, процедил Витя. — Такое ощущение, что мы попали в склеп, — вертя головой по сторонам, продолжал комментировать он. — Знаешь, Мила, я думаю, что твоя бабушка была права, когда не пускала тебя в это жуткое место — детская психика не способна это выдержать… — расчищая свисавшую паутину, досадовал он.

— Чего ты бубнишь себе под нос, как дряхлый дед! «Бу-бу-бу, бу-бу-бу, не могу поднять ногу», — произнесла Мила старческим голосом. — Ты хоть понимаешь, что все эти старинные вещи хранят в себе множество разных тайн, а может быть, даже проклятий! — Последнее слово девочка произнесла с явным удовольствием.

— Только не это! Я боюсь проклятий, и тебе туда соваться не советую! — Витя передернул плечами от накативших при слове «проклятие» мурашек.

— Да не бойся ты! На чердаках проклятия не живут, они только в гробницах фараонов, а это далеко в Египте. Нам историчка на уроке рассказывала, — отмахнулась Мила, продолжая отважно исследовать комнату.

— Ну да, конечно, — дрожа от страха, пробормотал Витя. Мила призналась ему, что единственная «пятерка» в ее дневнике была по истории. Ничто так не увлекало девочку, как предметы старины и древние книги. Казалось, ее манила многовековая пыль эпох и событий. И для нее, Милы, эта давно ушедшее прошлое было куда реальнее настоящего. Вот и сейчас юная искательница приключений с живым любопытством изучала пузатый комод и расположившееся подле него трюмо с гигантским зеркалом. Его обрамлял лепной рисунок в виде порхающих над пышным вьющимся плющом ангелочков. По правую сторону сидел амур с открытой книгой, а по левую — его брат-близнец с горном.

— Вот красотища! Интересно, кто смотрелся в такую громадину? — Мила принялась изучать зеркало и вдруг заметила маленькую шкатулку из дубового дерева в отраженном изображении комнаты.

— Ах ты, малышка, немудрено, что ты потерялась среди таких огроменных шкафов. — Миниатюрная вещь вызвала у девочки такое умиление, что даже гипсовые амуры-близнецы, казалось, улыбнулись ее ласковому сочувствующему тону.

— Ну, посмотрим, что ты хранишь?.. — аккуратно приподняв крохотный крючок, Мила сдула толстый слой пыли и открыла шкатулку. Вдруг раздалась мелодия: «Лям-пам-пам, лям-пам-пам, ла-ла-ла». В такт ей, вращаясь в легком платьице фиалкового цвета, танцевала кукла с крыльями как у бабочки. Длинные кудри золотисто-пшеничного цвета застыли, словно раздутые ветром. На хрупком фарфором личике выделялись большие выразительные глаза зеленого цвета; они были настолько живые и веселые, что девочке показалось, будто кукла смеется.

— Витя, взгляни на это! Какая же она чудесная… — Мила была очарована грациозностью фарфоровой танцовщицы.

— Мила, может, пойдем?.. — взглянув на часы, Витя обнаружил, что минутная стрелка близилась к шести утра, а ведь именно в это время обычно просыпалась бабушка. — Мила, я серьезно! Через пять минут бабушка проснется! — Эти слова мгновенно подействовали на девочку, и ребята, спотыкаясь о разные предметы, помчались с чердака. Но Миле настолько приглянулась чудесная шкатулка, что девочка решила забрать ее с собой. Дальше все прошло как по нотам. Ребята так же аккуратно пробрались в бабушкину комнату, и только они успели положить книгу с ключом на место и выскользнуть из комнаты, как Анна Никифоровна уже закопошилась, собираясь идти умываться. А Витя и Мила в это время, прошмыгнув в детскую, прощались на балконе.

— Давай, до обеда! — прошептала довольная Мила, когда Витя перелезал на свой балкон.

— Угу, сейчас бы еще успеть выспаться, да и Фея, наверное, проголодалась, я ей забыл корм насыпать в миску, — буркнул Витя.

Мила, устав от ночных приключений, заснула, как младенец. Помимо замечательного характера своей бабушки, девочка ценила то, что Анна Никифоровна никогда не будила ее. Мила могла спать хоть до обеда. Бабушка всегда называла внучку «маленькой принцессой» и относилась к ней с невероятной любовью и нежностью. Вот и теперь, когда солнце стояло в зените, бабушка уже успела переделать массу дел, а Мила видела сказочные сны: ей снилось, что она попала в страну ангеликов, о которых читала в книжках; возле озера ее встречали красивые русалки, а неподалеку под большим раскидистым деревом о сокровищах болтали длиннобородые гномы. Но какие бы герои ни снились ей, единственным неизменным атрибутом в этом сказочном сне была дубовая шкатулка…


Глава третья
Знакомство

Витя уже давно проснулся и сейчас наблюдал за тем, как Фея аппетитно грызет свежую морковь. По утрам родители уходили на работу, и Витя на весь день оставался один. Поскольку Витя был очень умным и самостоятельным мальчиком, мама и папа доверяли ему и не волновались. Мальчик знал, что обед в холодильнике, и его нужно разогреть. Чистые вещи Вити были аккуратно сложены в платяном шкафу. В комнате всегда был безукоризненный порядок.

Чего нельзя было сказать о Миле. Любопытная и непоседливая девочка комфортнее всего чувствовала себя в творческом беспорядке. Вот такие они, абсолютно разные, тем не менее всегда находили общий язык. Вите нравился озорной характер Милы. Даже сейчас он скучал по ней, ведь они не успели обсудить свой ночной поход.

Мила тем временем потягивалась в кровати. Все, что произошло прошлой ночью: и ключ, и зеркало, и шкатулка, было настолько впечатляющим, что она не верила, что все это случилось взаправду. И, лишь взглянув на саму шкатулку, которая стояла на круглом миниатюрном столе, девочка убедилась в реальности произошедшего. Взяв ее в руки, Мила начала рассматривать левую сторону, на которой она обнаружила странную надпись.

— Мила, ты уже встала? Давай к столу! — крикнула бабушка из гостиной.

— Да, бабуля, иду! Ладно, придется потом тебя хорошенько изучить. — Все еще одетая в пижаму, девочка пошла демонстративно чистить зубы, так, чтобы видела бабушка. А то она ее часто упрекала за привычку — забывать про утреннее умывание. Миле почему-то нравилось умываться перед выходом на улицу. Вообще, поведение и особенности характера девочки порой поражали взрослых. Иногда девочка заводила философские беседы, в которых сама пыталась найти ответ на поставленный вопрос. А ее сила воли! Если она чего-то хотела, то непременно этого добивалась. И еще у Милы очень часто менялось настроение. Сверстники из-за этого считали ее чудачкой. Но теперь ей не было важно их мнение. У нее появился друг, вот что главное! А друг взял и завел крысу!

«Может, и мне какого-нибудь зверька себе попросить? — размышляла Мила. — Хотя зачем? Я ведь не смогу с ним носиться днями и ночами. Вот если бы у меня был ангелик, маленький такой, с ладошку, эльф, который раскрывал бы мне тайны цветов, деревьев, научил понимать язык животных… Как было бы славно! Только где его взять?»

Умывшись, Мила прошла на кухню, где ее ждал заботливо приготовленный стол. Все-таки какая искусница ее бабушка! На красивых белых салфетках с изображением васильков были расставлены разноцветные тарелочки с едой. Приятный запах свежеиспеченных булочек и так любимого Милой сыра с ветчиной моментально заставил забыть ее обо всем. Девочка с завидным аппетитом уничтожила все, что было на столе, включая яичницу и салат из свежих овощей. А на десерт бабушка припасла любимое лакомство Милы — молочный шоколад!

«Вот было бы здорово, — подумала про себя Мила, — если бы я когда-нибудь очутилась в комнате из шоколада! Мы бы с Витькой оттуда не вышли, пока бы всю ее не съели!»

— Милочка, я должна поехать к своей приятельнице, вернусь завтра. Она приболела, и ей нужна помощь. Ты не будешь скучать до утра? — спросила бабушка, улыбаясь.

— Ба, конечно поезжай! Я уже взрослая, — ответила Мила.

— Точно? — улыбнулась бабушка.

— Да, конечно! Ну ты подумай, когда мне скучать, если мы уже утром встретимся? Мы с Витей погуляем во дворе, я книжку почитаю и лягу спать, а утром ты уже вернешься! — уверяла Мила бабушку.

— Ну хорошо, только смотри не проказничай! А я тебе привезу подарочек. — Бабушка ласково поцеловала ее в лоб, потом в щеку. — И все же, я волнуюсь за тебя! Давай я вечером позвоню тебе по домашнему телефону.

— Да, бабушка! Не переживай! А что за подарочек ты мне хочешь привезти? — лукаво спросила девочка.

— Ах ты какая хитрая, вот когда приеду — тогда и узнаешь! — засмеялась бабушка.

Еще раз поцеловав внучку на прощание, бабушка захватила из прихожей зонтик и захлопнула за собой дверь. Только когда щелкнули два оборота замка, Мила возликовала:

— Ура! Свобода!

Естественно первым, что сделала девочка — побежала на балкон звать в гости Витю. Ее переполняла радость, ведь теперь они смогут поговорить обо всем увиденном на чердаке, а то и вовсе еще раз туда забраться!

Витя со скучающим видом сидел на балконе; по его плечам бегала Фея.

— Привет! — весело крикнула Мила.

— Ну здрасьте! Соня-засоня! — Витя сразу оживился, обрадованный ее появлением.

— А у меня есть новость… Бабушка уехала до утра!

— Супер! — Витя явно проникся ее настроением.

— Давай к нам! И крысу возьми, а то опять забудешь ее покормить, — смеялась Мила.

Спустя несколько минут ребята пили чай с бабушкиным вареньем.

— Мил, я когда всю эту паутину увидел, мне как-то жутко стало… Правда, — заметил Витя, до сих пор находившийся под впечатлением от недавних приключений.

— А пыли там сколько было, ты помнишь? Знаешь, мне то огромное зеркало так понравилось, ну с амурами, — мечтательно сказала Мила.

— Так, может, еще раз на него взглянем? — предложил Витя.

— Нет, не получится. Бабушка книжку перепрятала в другое место.

— Думаешь, она догадалась? — заволновался мальчик.

— Нет, думаю, просто для верности перепрятала, — размышляла Мила. — А знаешь, я все-таки успела захватить с собой оттуда маленький сувенирчик на память. — Девочка лукаво улыбалась.

— Да ладно? Ты что, умыкнула с чердака какую-то вещь? Милка, ну ты даешь! — воскликнул Витя.

— В конце концов, это чердак моей семьи, а значит, и мой тоже! Да, я взяла то, что принадлежит мне — шкатулку. — Мила с упреком посмотрела на Витю. — Я знаю, почему ты так говоришь, — боевым тоном продолжала Мила. — Потому что ты трус и никогда не смог бы сделать такого решительного шага, как я!

— Я — трус? Трус не пошел бы с тобой за ключом ночью! А я тебя всегда во всем поддерживаю! Ты даже этого не замечаешь! Я всегда рядом с тобой, куда бы ты ни отправилась и что бы ты ни задумала! И после этого я — трус! — Витя обиженно отвернулся. Его гневный взгляд упал на оконные стекла. Мила увидела отражение его лица, и ей стало неловко из-за того, что она обидела друга. Девочка решила сделать первый шаг к примирению и легонько коснулась пальцами его плеча.

— Вить, пойдем, я тебе покажу шкатулку, ты ее еще не видел… — тихим голосом сказала Мила.

— Нужна мне твоя шкатулка! Сама с ней сиди! — Витя нервно отдернул плечо от руки Милы.

Легкое напряжение повисло в воздухе, и ребята какое-то время просидели молча. Витя, обладая более отходчивым характером, повернулся к Миле и как ни в чем ни бывало произнес:

— Ну что, давай пойдем смотреть твою шкатулку?

— Давай! — весело подхватила Мила. И ребята отправились в комнату, где находился предмет их недавней ссоры. Шкатулка стояла на прежнем месте — журнальном столике. Идеальная полировка подчеркивала безукоризненный стиль XVI века. Выполненная в лучших традициях Средневековья, шкатулка, вероятно, и тогда приковывала к себе восхищенные взгляды. Эта вещь была словно окружена ореолом манящей мистики.

Теперь и Витя стоял перед этой прелестной вещицей как вкопанный.

— Мила, а ты ее уже открывала? — с любопытством спросил мальчик.

— Да, когда мы на чердаке были. Она мне еще больше понравилась. Там во всю крышечку — зеркало, а перед ним танцует девушка-ангелик. Ты сейчас все увидишь сам. — Мила, обрадованная внезапной заинтересованностью друга, с еще большим желанием похвастаться (что, согласитесь, так свойственно девочкам ее возраста), начала приоткрывать шкатулку. Вдруг она резко ее захлопнула и направилась к двери.

Витя вопросительно посмотрел на нее.

— Погоди, я сейчас погашу яркий свет.

Она зажгла ночник и, присев на стул, принялась открывать крышечку. Едва она ее приподняла, как комнату наполнили уже знакомые звуки клавесина: «Ля пам-пам, ля-пам-пам, ла-ла-ла». Кукла-ангелик кружилась в такт хрупкой музыке перед зеркальным отражением.

— Как здорово! — восхитился впечатленный Витя.

Мила довольно улыбалась. Прослушав музыкальный фрагмент до конца, ребята попрощались, и Витя ушел. А Мила, расчесывая свои длинные волосы перед зеркалом, думала о том, кому могла принадлежать такая замечательная шкатулка и как она оказалась на бабушкином чердаке. Устроившись в теплой постели, девочка еще долго смотрела на темно-синее, усеянное звездами ночное небо и незаметно для себя уснула.

«Ля-пам-па, ля пам-па, ла-ла-ла», — раздалось на всю комнату в ночной тишине. Мила, открыв глаза, не сразу сообразила, что происходит. Из закрытой шкатулки все громче и громче раздавалась мелодия, и чей-то красивый тоненький голосок пел:

«Девочка Мила была любопытна,
Часто любила с Витей играть,
Девочка Мила нарушила тайну,
Бабушке надо ее наказать».

Мила, изумленная происходящим, медленно подошла к шкатулке. Из узенькой щелки струился голубой свет. «Что же это может быть? — думала девочка. — Наверное, я сплю. Ну конечно, я сплю, шкатулка разговаривать не может. А если я сплю и это сон, то ничего страшного не произойдет, если я открою ее и посмотрю, кто там поет». Едва девочка потянулась к столику, как шкатулка сама запрыгнула ей в ладони.

— Ой! — вскрикнула от неожиданности Мила. Шкатулка замолчала, и голубое сияние пропало. Все исчезло, словно ничего и не было. Огорченная, девочка присела на кресло. Однако ее природное любопытство взяло верх над опасениями, и она решилась открыть необычный предмет. Тонкий звук звенящих колокольчиков рассыпался по комнате. Что-то маленькое и светящееся спряталось за плафоном люстры.

— Эй, кто ты, выходи! Не бойся меня, я тебя не обижу, — как можно более добрым голосом позвала Мила, задрав голову к потолку. Сначала из-за плафона показалась маленькая ручка, потом ножка, потом часть крохотного личика и зеленый глазик, который настороженно уставился на девочку.

— Как тебя зовут? — шепотом, чтобы не испугать сказочную гостью, спросила Мила.

— Габриэль, сокращенно Габи, — несмело произнесло невероятное существо.

— Какое красивое имя! А меня зовут Мила, — протянув ладонь и смущенно улыбаясь, сказала девочка.

— Я знаю, — пролепетал тоненький голосок. Это был тот самый голосок, который пел странную песенку. Вдруг за ее крошечной спинкой показались полупрозрачные крылышки, и в воздух воспарила девушка-ангелик. Та самая, которая танцевала перед зеркалом.

— Ух ты! Глазам своим не верю. — Мила принялась щипать себя за руку, чтобы убедиться, что это был не сон. — Габи, может, ты сядешь ко мне на ладонь? Я тебя не обижу. Пожалуйста, — попросила девочка. Но крошечный, размером с ладонь, ангелик порхал под потолком, трогая пальчиками гардину и верх шкафа.

— Я знаю, что нужно сделать! Габи, давай я тебе принесу сладости. — Вдохновленная тем, что нашла решение, Мила пошла было на кухню. Но вкрадчивый голосок вопросил:

— Что такое сладости?

— Сладости — это когда вкусно, — уверенно сказала Мила.

— Вкусно, как цветочная пыльца? — спустившись чуть ниже, Габи продолжала разглядывать Милу.

— Да, наверное. Погоди, я сейчас принесу, и ты сама попробуешь. — До сих пор не веря в происходящее, Мила унеслась на кухню и достала из холодильника халву и шоколадный торт. Еще раз ущипнув себя за руку, девочка, волнуясь, вернулась в свою комнату.

Габи уже спустилась на журнальный столик и разглядывала стоящие на нем предметы туалета.

— Габи, ты здесь? — Мила не сразу смогла разглядеть ее в темноте.

— Да, я здесь.

— Давай я включу свет, а то мне ничего не видно.

— Нет, не нужно, сейчас ты все увидишь. — И комната озарилась волшебным сиянием голубого цвета. Теперь Мила видела четкий образ гостьи. Она напоминала изящную куколку с длинными распущенными волосами. В платье фиалкового цвета, которое так понравилось Миле.

— Габи, угощайся. — Мила аккуратно положила миску с халвой рядом с крошечным созданием. Габи осторожно подлетела и попыталась отщипнуть кусочек, но халва была твердая и липкая. Тогда Габи взяла в свои кукольные ручки крошки лакомства. Съев одну, она потянулась за другой, а потом и за третьей.

— Вижу, тебе тоже нравится халва. — Мила улыбнулась.

— Это вкуснее, чем цветочная пыльца, — заметила Габи.

— Ешь сколько хочешь, у меня ее много. Я всегда знала, что ангелики существуют. Габи, я часто представляла, как у меня будет друг-ангелик, — мечтательно произнесла Мила.

— Вместо домашнего животного… — ненадолго оторвавшись от халвы, заметила Габи.

— Откуда ты об этом знаешь? — изумлению девочки не было предела.

— Ангелики умеют читать мысли людей, — широко раскрыв свои зеленые, как молодая листва, глаза, Габи смотрела на Милу. За окном накрапывал моросящий дождь. Увидев его капли, бегущие вниз по стеклу мелким ручейком, Габи заметила:

— Небесные слезы…

— Да нет, Габи, это же просто дождь, самый обычный. Моросит и моросит, все никак не устанет. Я не люблю дождь, когда он идет, мне становится грустно.

— Мила, это люди думают, что капли с неба — это обычный дождь, а на самом деле это — слезы.

— Слезы?

— Да, это плачет природа. Мы, ангелики, понимаем ее лучше, чем вы.

— Ты умеешь разговаривать с цветами? — спросила девочка.

— Да, с цветами, с животными, но особенно я люблю слушать музыку ветра.

Мила не верила своим ушам. Как так может быть? Чтобы вот так запросто, именно в ее жизни, здесь, в ее комнате, появилось это сказочное существо, которое она всегда так мечтала увидеть, о которых она перечитала кучу книжек. Мало того, что его появление стало для нее настоящим шоком, так еще эта волшебная девушка-ангелик рассказывала ей такие вещи, о которых она могла раньше только догадываться.

— Да, Мила, ты права, это действительно невероятное чудо. Но ведь ты сама вызвала меня.

— Я? Тебя? Но как?

— Сначала ты нашла шкатулку, а это врата в Ангелийский мир. Затем, когда ты причесывалась перед сном, твой волос упал на шкатулку, и двери распахнулись.

— Подожди, я ничего не понимаю. Почему мой волос смог открыть ворота и оживить тебя?

— Потому что волос человека — это отражение его мыслей, а значит, и его сердца. Когда мысли добрые, то волос, упав на шкатулку, превращается в золотой прутик, которым открываются врата в наш мир. Ты — добрая девочка.

— А если бы упал волос с головы злого человека? — предчувствуя недоброе, решила уточнить Мила.

— Тогда волос бы превратился в смолу, и открылся бы другой мир…

— Какой? — Мила, казалось, уже начала понимать, о чем речь.

— Возьми в руки шкатулку и приподними полочку, на которой я танцевала.

Девочка приоткрыла полочку, сняв крошечный крючок, и увидела… двойное дно. На запыленной грязной тряпке лежала искореженная резиновая фигурка темно-коричневого цвета. Мила осторожно взяла ее в руки. Какой-то человечек с длинным горбатым носом, оттопыренными ушами, костлявыми руками и ногами, кривым ртом и злыми черными глазками, казалось, смотрел прямо на Милу.

— Фу! — вскрикнула девочка и с отвращением бросила фигуру на пол. — Габи, что это? — с ужасом спросила Мила.

— Это демоник — низшее существо, обладающее злым характером. Они приходят к тем, в чьих мыслях зависть, ненависть, коварство и подлость.

— Ты хочешь сказать, что этот демоник тоже может ожить, как и ты?

— Он живой, только ты его не можешь увидеть или разбудить, потому что ты добрая и отзывчивая.

— Надо убрать его подальше, чтобы он никогда не проснулся. — И Мила, снова закутав демоника в тряпку, сунула его на второе дно, заперев шкатулку на крючок.

— Мила, все произойдет в свое время. Никому не дано обмануть судьбу. — Габи присела к ней на плечо.

— Габи, я так рада тебе! А можно я покажу тебя Вите?

— Да, он такой же добрый, как и ты. Я буду ждать вас здесь.

Мила помчалась на балкон и, найдя небольшой камешек, кинула его прямо в окно комнаты Вити.

Мальчик выбежал, напуганный и взъерошенный спросонья.

— Милка, ты чего?! Что-нибудь случилось? — озадаченно воскликнул Витя.

— Да, случилось! Витя, пожалуйста, перелезь на мой балкон. Я не буду тебе ничего говорить, все сам увидишь. И захвати с собой Фею, ей это точно понравится.

— Погоди, только оденусь.

Через несколько минут мальчик уже стоял в комнате Милы с любимым зверьком на плече. И Мила с каким-то странным выражением лица и горящими от счастья глазами начала торжественную речь:

— Витя, я знаю, что ты всегда смеялся над моим желанием увидеть ангелика… Так вот теперь я дарю эту возможность тебе.

— Чего? Мил, ты меня вызвала посреди ночи в такой дождь, чтобы подурачиться?

— А ты не торопись, и главное — т-с-с-с! Смотри сам, в-о-о-н туда, — Мила указала пальцем на люстру.

— Зачем туда, я уже здесь, — прозвенел нежный, как звук колокольчика, голосок.

— Глазам своим не верю! Я сплю, я точно сплю… — Витя смотрел на Габи во все глаза. Ангелик подлетел к крысе Фее и ласково погладил ее по мордочке.

— Мила, как это может быть? Откуда? — растерялся мальчик.

— Из той самой шкатулки… Здорово, правда? Ее зовут Габи, и она понимает язык животных.

Витя тоже просиял изумленной улыбкой.

— И я могу узнать, о чем думает Фея? — торопливо спросил Витя у Габи.

— Да, я сейчас прикоснусь к ней — и она заговорит. — Легкий взмах маленьких ручек — ребята даже раскрыли рты от изумления!

— Я бы съела сейчас пшеничных зернышек, — пропищал зверек.

— Вот это да! Фея, тебе нравится жить у меня?

— Да, у меня красивый домик и вкусная еда, только давай мне больше орешков, я их очень люблю, — продолжала крыса, умываясь своими розовыми лапками.

Увлеченные таким чудом, дети только сейчас заметили, как за окном забрезжил рассвет.

— Мне пора, — хрупким и мягким голоском сказала Габи.

Витя, еще раз погладив Фею, посадил ее на левое плечо и отправился в свою комнату обычным путем — через балкон Милы.

В комнату влетел свежий утренний ветерок, едва колыша легкие прозрачные занавески. Мила успела всем сердцем привязаться к Габи. Ей было интересно узнать, как можно больше про волшебный мир, в котором жила ее гостья. Но девочка понимала: нужно прощаться. Поэтому она лишь грустно улыбнулась и спросила ангелика:

— Что я теперь должна сделать, чтобы ты смогла вернуться? — Глаза стали влажными, но она не хотела показать это Габи.

— Сейчас, когда первый лучик солнца коснется меня, я снова стану фарфоровой статуэткой, ты положи меня в шкатулку и закрой ее на крючок. — Габи, казалось, тоже была огорчена этим расставанием.

— Это все? — с дрожью в голосе спросила Мила.

— Да, все. — Ангелик подлетел к девочке и поцеловал ее в носик. — Ты очень добрая, Мила, я тоже всегда мечтала иметь такого друга, как ты. Прощай! — При этих словах Габи, взмахнув ручкой, подарила девочке цветок — белую лилию. — Если когда-нибудь тебе понадобится моя помощь, просто положи волосок на шкатулку, и я появлюсь. Прощай, прекрасная Мила! — Едва Габи успела произнести эти слова, как на нее упал первый луч солнца, и она застыла. На изящную статуэтку падали теплые слезы Милы, но Габи уже не могла их чувствовать. Крепко держа шкатулку в руках, девочка укуталась в теплое мягкое одеяло и уснула.


Глава четвертая
Пробуждение демоника Инке

Мила точно плыла в белом мерцающем тумане, сквозь который ничего не было видно — только какой-то свет вдалеке… И вдруг девочка услышала голос — перед ней возникла грустная Габи.

— Мила, будь внимательна, нам всем грозит беда…

— Габи, ты вернулась, пожалуйста не оставляй меня, Габи!

Но вдруг свет начал меркнуть, а туман сгущался все больше.

— Н-е-е-ет! Габи, не оставляй меня!! Не уходи! — с надрывом кричала Мила.

— Милочка, что с тобой? Все хорошо, я здесь. — Открыв глаза, Мила увидела, что над ней склонилась бабушка. Прижав к себе девочку, Анна Никифоровна поглаживала ее по длинным волосам, пытаясь успокоить.

— Ба, это ты… Мне приснился страшный сон, — часто дыша, сказала Мила и уткнулась в плечо бабушки. — Как хорошо, что ты приехала! — Мила улыбнулась.

Вдруг она услышала чьи-то шаги на кухне.

— Ба, кто там ходит? — широко раскрыв глаза, спросила Мила.

— А, я еще не успела тебе сказать: у моей подруги, которая заболела, гостила внучка Катя. Пока бабушка неважно себя чувствует, она попросила меня приглядеть за Катей до конца недели. Так что до следующей пятницы та поживет у нас. Да и тебе не скучно будет, я думаю, что вы обязательно подружитесь. Катюша, детка, пойди сюда, я познакомлю тебя с Милочкой.

В комнату вошла девочка с темными волосами, туго затянутыми в конский хвост. Блестящие темно-карие глаза изучающе смотрели на Милу. Розовый свитер и синие джинсы были украшены стразами. Катя протянула руку Миле, сказав дежурное: «Привет!»

— Привет, — все еще разглядывая гостью, настороженно ответила Мила.

— Ну вот вы и познакомились! Ладно, девочки, вы тут поговорите, а мне надо заняться приготовлением обеда. — И бабушка поспешила на кухню.

— Я присяду на кресло? — чуть вызывающе спросила Катя.

— Садись, конечно. — Мила поджала ноги, сидя на кровати.

— У тебя здесь есть друзья? Твоя бабушка рассказывала про какого-то Витю…

— Да, Витя — это мой единственный друг здесь, настоящий. — Мила сделала заметное ударение на последнем слове.

— Как интересно! Я думала, что девочкам не пристало общаться с мальчишками, ну если только они не пацанки… — язвительным тоном сказала Катя.

— Ну так считай, что я пацанка! И мне нравится ею быть. Как настоящая пацанка, я могу с легкостью повыдергать волосы, ведь нам, девочкам-бойцам, это так свойственно, — смелым голосом предупредила Мила, уже вскочив с кровати и глядя в упор на Катю.

— М-да… Ты знаешь, я забыла свое зеркальце в сумке, а она в вашей прихожей… — Попятившись к двери, Катя начала нервно дергать ручку и, распахнув наконец дверь, помчалась прочь из Милиной комнаты.

Довольная тем, что дала отпор неприятной гостье, Мила улыбнулась своему отражению в зеркале.

— Только так! — И, подмигнув себе, девочка поспешила на кухню, из которой доносились аппетитные запахи. Бабушка, как всегда, красиво накрыла стол. Непременным атрибутом были белые бумажные салфетки с нежно-голубыми васильками по краям, в плетеной хлебнице лежали ломтики ржаного ароматного хлеба с тмином. Посреди стола стояла пузатенькая супница, в которую Миле не терпелось заглянуть. Впрочем, в следующее мгновение гороховый суп-пюре на говяжьем бульоне со специями и свежей зеленью был в Милиной тарелке. Кате, сидевшей по соседству с Милой, бабушкин суп тоже пришелся по вкусу — тарелка гостьи быстро опустела.

— А теперь второе! — провозгласила бабушка. На «солнечных» тарелках, как называла их Мила (они были ярко-желтого цвета и напоминали солнечный диск), лежал настоящий шедевр бабушкиного кулинарного искусства — тушеное овощное рагу с говяжьим стейком.

— Ба, ты просто волшебница! — воскликнула Мила, управившись со вторым. — Так все ВКУСНО! Жаль, что я уже больше не могу!

Бабушке было приятно слышать похвалы от внучки. А Катя тем временем вытирала губы салфеткой. Улыбнувшись Анне Никифоровне, она бросила еще одну дежурную фразу:

— Спасибо, все было очень вкусно!

Поставив грязную посуду в раковину, девочка направилась в гостиную. Неожиданно Мила преградила ей путь.

— А мыть за собой посуду тебя не учили? — возмущенно спросила она.

— Милочка, Катя — наша гостья, кто же так с гостями разговаривает? Я сейчас сама все уберу, идите поиграйте вместе! — Бабушка прижала обеих девочек к себе, ласково обнимая. Мила и Катя встретились взглядами, по которым сразу стало ясно, что дружба между ними невозможна.

Тем не менее девочки натянуто улыбнулись друг другу, чтобы не огорчать бабушку, и вместе направились в комнату. Катя села на диван, включила телевизор и начала резко переключать каналы. Мила же внимательно изучала ее лицо.

— Может, хватит уже! — нервно сказала Катя.

— Может, говорить с тобой, как мне хочется, я сейчас не могу, поскольку обещала бабушке быть вежливой, но вот смотреть я вольна, как угодно. И учти, подругами мы с тобой не станем.

— Очень надо! Я здесь в гостях и буду вести себя так, как мне нравится, и ты мне ничего не сделаешь, ведь ты так не хочешь разочаровать свою любимую бабушку… — дерзко ухмыльнулась Катя.

Вечер казался Миле нестерпимо долгим, она натянуто выжимала из себя гостеприимство, хотя в душе ей хотелось бросить все и оказаться там, где она может быть самой собой. В квартире таким место была ее комната. И вот когда ее терпению окончательно пришел конец, девочка, сославшись на утомление, попрощалась с бабушкой и гостьей и направилась прямиком к себе. Когда Мила зажгла ночную лампу, она увидела на столике записку:

«Мила, я весь день ждал тебя на балконе, но ты не выходила. Извини, пришлось к тебе перелезть, чтобы оставить записку. Если ты не уехала, выходи на балкон вечером.

P.S. Я купил сегодня три килограмма зерен для Феи:). Как она и просила».

Прочитав письмо, Мила моментально забыла о Кате, и все дурные эмоции, накопленные за день, мгновенно исчезли. Спустя секунду раздался привычный сигнал — бросок камешком, и девочка поторопилась на балкон.

— Ну наконец-то! Ты где весь день пропадала? — с недоумением спросил Витя.

— Да к нам тут гостья приехала, отвратительная девчонка. Высокомерная и гадкая!

— О, Мила, вижу гостеприимство из тебя так и хлещет! — иронично заметил Витя.

— Да ты ее просто не видел, того и жди пакость какую-нибудь сделает! Зачем только бабушка ее привезла! — с горечью выдохнула Мила.

— Это ты про меня? — неожиданно раздалось сзади.

Обернувшись, Мила увидела Катю, которая стояла подбоченившись и облокотившись на дверь.

— А стучаться в вашей семье не принято? — возмущенно спросила Мила.

— А я сейчас не у себя дома и не в своей семье, — нахально ответила Катя. — Кстати, с кем это ты там разговариваешь? Не с Витей ли случайно? Ну-ка, полюбопытствуем… — Катя подалась вперед к балконной двери, как вдруг резкий толчок остановил ее.

— Вон отсюда! — грозно крикнула Мила.

— Значит, я угадала… Ну и что ты мне сделаешь? Ничего! — вызывающе выпалила Катя.

— Ошибаешься! — И Мила вцепилась ей в волосы. Катя в свою очередь пыталась заломить ей руки. Девочки повалились на кровать. В ход пошли подушки; с кровати девочки перекатились на пол, и Мила, схватив со столика шкатулку, ударила ею Катю по голове. Девочка, захныкав от боли, убежала из комнаты, крикнув при этом:

— Я бабушке пожалуюсь!

— А мне уже все равно, — выдохнула Мила, откидывая прядь светлых волос со лба. Через какое-то время в доме стало совсем тихо, Витя уже ушел с балкона, и Мила, чуть успокоившись, легла в кровать. При тусклом свете лампы она внимательно разглядывала шкатулку:

— Вроде все цело… Нигде нет повреждений…

Аккуратно положив ее в ящик прикроватной тумбочки, девочка, еще немного поворочавшись, крепко уснула.

Первые солнечные лучи игриво заглянули в окно комнаты, одеяло чуть сползло с кровати, и по стопам Милы щекотливо пробежал прохладный ветерок. Разомкнув глаза и потянувшись, Мила оглядела комнату. Зевнув, она встала с кровати, подошла к зеркалу и взглянула на свое сонное отражение. В доме было тихо. Мила, шаркая тапками по полу, поплелась в ванную. Взбодрившись после освежающего душа, девочка в хорошем настроении решила по традиции начать день с вкусностей. Однако на кухонном столе она обнаружила только записку от бабушки:


«Катя вчера ударилась о дверь, я решила отвезти ее к врачу. Не скучай, мы скоро вернемся. Яичница с беконом и овощами под крышкой. Не ешь много конфет. Будь умницей. Целую.

Бабушка».


Хм… ударилась об дверь… Значит, не стала ябедничать. Хотя бы на это наглости не хватило!

Неужели она так сильно ее ударила, что понадобился врач? Миле стало стыдно. Когда же вернется бабушка?

Напряжение нарастало, девочка пробовала заняться какими-то делами, но чувство вины не отпускало ее. Наконец входная дверь распахнулась. На пороге стояла Анна Никифоровна, Кати с ней не было.

— Ба, ты одна? — удивленно пролепетала Мила.

— Как видишь… — Бабушка, тяжело дыша, снимала плащ в прихожей. Присев на пуф, расположенный у обувного шкафчика, старушка глубоко вздохнула. Мила подбежала к ней, поспешив поставить подле бабушки тапочки.

— А где Катя? — опустив глаза, спросила девочка, судорожно теребя фантик от конфеты.

Немного переведя дух, Анна Никифоровна принялась рассказывать:

— Дело в том, что у Кати большая ссадина на лбу, она попросилась после врача домой, я не могла ей отказать. Но получается, что я даже не смогла уследить за внучкой своей лучшей подруги. Мне было сегодня очень неловко перед ней. Она доверила мне Катю, а теперь что? Выходит, что я не только не избавила ее от лишних забот, а еще и прибавила новых… Ох… Ладно, красавица моя, пойдем чаю попьем. Я торт купила по дороге.

Мила чмокнула бабушку в щеку, подхватила белую коробочку, перевязанную лентой, и они вместе отправились на кухню.

Разговоры с бабушкой развеяли все опасения, и девочка совсем позабыла о недавнем конфликте с Катей, впрочем, как и о ее существовании. Беседу внезапно прервал телефонный звонок…

— Алло, слушаю! — Надо сказать, что Анна Никифоровна обладала приятным тембром голоса, она всегда говорила спокойно и доброжелательно. Увидев ее радостную улыбку, Мила поняла, что звонит кто-то из родных. До нее из прихожей доносились лишь обрывки фраз.

— Да, хорошо себя чувствует. Да, регулярно завтракаем, обедаем и ужинаем. На свежем воздухе гуляем. Ты сама там как? Приедешь? — Мила поняла, что это звонила мама.

— Милочка, беги скорее, мама тебя слышать хочет.

Мгновенно сорвавшись со стула, девочка понеслась к телефону:

— Мама! У меня все в порядке!

— Здравствуй, моя хорошая, ты по нам скучаешь?

— Нет, мне тут с бабушкой очень весело!

— Совсем-совсем не скучаешь? — спросила мама.

— Ну, немного… — Мила начала наматывать телефонный шнур на палец — она всегда так делала, когда смущалась и не знала, что ответить.

— Мы приедем с папой на выходные. Целуем тебя, будь умницей!

— Я вас тоже!

Казалось, Мила была самой счастливой девочкой в мире.

Она сидела на кровати и задумчиво глядела на ночное небо, по привычке считая звезды. Полет ее мыслей прервали странное кряхтение и брюзжащий голосок, доносящийся снизу.

— Гадкая комната, наконец-то ушло это мерзкое солнце! Фу! Какая отвратительная чистота!

Мила, нагнувшись, поправила сползшее на пол одеяло, потом заглянула под кровать и ужаснулась: на паркете перед ней возникло то самое жуткое существо, которое, как она думала, было надежно спрятано в шкатулке, обернутое пыльной, грязной тряпкой. Демоник ожил…


Глава пятая
Путешествие в мир ангеликов

«Что же мне делать, что же мне делать?» — вертелось у Милы в голове. Первое, что пришло на ум девочке, это поймать демоника и усадить обратно в шкатулку. На первый взгляд, идея хорошая, но сделать это оказалось совсем не просто. Искореженное, злобное существо с невероятной скоростью носилось туда-сюда по комнате, дразня и обзывая Милу. Ему, казалось, доставляло особое удовольствие говорить гадкие слова и пакостить. Сначала он опрокинул вазу с цветами, затем каким-то жутко пахнущим веществом болотного цвета забрызгал зеркало.

Прыгая по комнате, он все время ускользал от Милиного взгляда. Ехидно хохоча, демоник радостно хлопал в ладоши. Мила в ужасе выскочила из комнаты и испуганно захлопнула дверь. Схватив телефонную трубку, девочка принялась нажимать на кнопки. На другом конце ей ответил Витя:

— Алло!

— Вить, приходи к нам быстрее! Я… Короче, демоник как-то вылез из шкатулки и сейчас громит мою комнату! Я не знаю, что мне делать! — сдавленным голосом умоляла Мила.

— Я уже выхожу! — решительно сказал Витя.

Немного успокоившись, девочка присела на пуф. За дверью комнаты Милы раздавались ужасные звуки.

Вскоре пришел Витя.

Ребята посовещались и решили взять старую вязаную шапку, которую уже давно никто не носил. Вооружившись пластмассовым ведром и мухобойкой, они ринулись в сражение с демоником. Когда дверь в комнату распахнулась, Мила и Витя увидели царивший в ней чудовищный кавардак. Книги и бумаги были разбросаны по полу, некоторые фотографии из Милиного альбома — разорваны на мелкие кусочки. Видимо, демоник устроил из них конфетти. Зеркало было все в грязных разводах, подушки распороты ножом для бумаги. На раскачивающейся люстре висели вещи из гардероба Милы, а поверх них, с ликующим видом, скалясь злобной улыбкой, стоял демоник.

— Ну все! — гневно прошипела Мила. Она швырнула в него мухобойкой, но промахнулась. Существо быстро соскользнуло с люстры, но тут Витя ловко накрыл его мусорным ведром.

— Ага! Попался, подземная тварь! — радостно крикнула Мила. Витя облегченно выдохнул, плотно прижимая к полу ведро.

Теперь ребятам предстояло самое сложное — решить, что делать с этим существом дальше. После некоторых раздумий они вспомнили, что Габи говорила Миле: если будут трудности, с которыми она не сможет справиться сама, девочка может вызвать ангелика. Вот этот случай и наступил…

Но для начала нужно было срочно убраться. После учиненного демоником разгрома комната напоминала последствия военных действий. Витя слазил к себе на балкон и принес оттуда гирю, которую положил на ведро, дабы коварное существо не смогло из-под него выскользнуть. А Мила тем временем торопливо наводила порядок. Спустя два часа, когда операция по восстановлению чистоты в комнате была окончена, Мила и Витя, сильно уставшие, присели на диван.

— По-моему, мы отлично справились, — еле ворочая языком от усталости, заметила девочка.

— Да, похоже на то. Ты когда собираешься сигналить Габи о бедствии? — озабоченно спросил Витя.

— Конечно сегодня! Ну, где-то через пять минут, — ответила Мила, глядя на часы.

— Я тебе не помешаю, если останусь? — с надеждой в голосе спросил мальчик.

— Скорее, поможешь, в твоем присутствии мне будет как-то спокойнее. — Мила улыбнулась и настороженно посмотрела на ведро, под которым сидел демоник.

— Он оттуда не выберется, не волнуйся, — ободряюще сказал Витя.

— Кхе-кхе, противные дети! Выпустите меня! Гадкая, уродливая девчонка! Что б тебе пусто было! — злобно пищал демоник.

Подойдя к столику, Мила взяла свой волосок с расчески и аккуратно положила его на шкатулку. В то же мгновение из нее заструился небесно-голубой свет, постепенно наполняя комнату. Позади девочки раздался знакомый нежный голосок, напоминающий щебетание певчей птички.

— Я здесь, Мила, — проговорил ангелик с улыбкой.

— Габи! Как же я по тебе соскучилась! Габи… — Девочка радостно смотрела на ангелика.

— Мила, не нужно. Я ведь читаю твои мысли, ты же помнишь об этом, мой друг?

— Габи, как же я хочу обнять тебя, но ты такая маленькая, что я боюсь тебе навредить… — пролепетала девочка, утирая нос.

— А сейчас? — произнес мягкий женский голос.

Мила, удивленно распахнула глаза, не в силах выговорить ни слова. Перед ней в естественный человеческий рост, приняв облик молодой женщины с мягкими чертами лица, стояла Габи! Ее глаза были полны доброты и нежности. В какой-то миг она напомнила Миле ее маму, настолько родным показался ей образ Габриэль. Фиолетовое платьице превратилось в длинный струящийся наряд, поверх которого была накинута белая сияющая мантия.

Габи внимательно посмотрела на ведро, в котором вдруг стало очень тихо.

— Итак, — чуть строже произнесла Габи. — Вижу, у вас проблема…

— Я все расскажу… — начала было Мила.

— Она не виновата! — выкрикнул Витя.

— Я все знаю, вы можете ничего мне не пересказывать, — невозмутимо заметил ангелик. — Мила, знаешь, почему демоник ожил?

— Да, к нам приезжала Катя и, видимо, оживила его, — уверенно ответила Мила.

— Хорошо, а ты не думала о том, почему ты можешь его видеть? И почему он так свободно разгуливает по твоей комнате и творит все, что ему заблагорассудится? — все так же невозмутимо продолжал ангелик.

— Ну так Катя-то его оживила, — еле слышно и чуть испуганно сказала девочка.

— Нет, Мила. Это случилось потому, что ты совершила злой поступок. Сначала ты допустила его в своих мыслях, потом еще подралась с Катей.

— А что, я должна была просто стоять и смотреть, как она мне хамит?! — возмутилась девочка. Но в следующий момент она поняла, что выбрала неправильный тон, и виновато опустила голову.

— Как же нам теперь быть? — встревоженно спросил Витя.

— У нас есть только один выход, — вздохнула Габи, покачав головой. — Демоник Инке давно вылез из ведра, и он, скорее всего, уже от вас не отстанет. Вам понадобится защита. Мила, но где же шкатулка? — спросила Габи, окинув взглядом комнату.

— С-с-с… сейчас! — напуганная Мила бросилась к тумбочке, но шкатулки там не оказалось.

— Не ищи, ее больше нет в твоей комнате, — задумчиво произнес ангелик.

— А где же она? — сдавленным голосом спросила девочка.

— Ее забрал демоник, и у нас есть всего три дня, чтобы вернуть ее. В противном случае он освободится и откроет ворота для своих собратьев, которые принесут немало зла. Сперва мы перенесемся в мою страну — там вы будете в безопасности.

— А бабушка? Я не могу ее оставить! Вдруг демоник вернется?! — Мила, сама того не замечая, перешла на крик. Габи понимала, что это было от страха и бессилия.

— Твою бабушку он не тронет. Я оставлю здесь песчинки света, они защитят дом — демоник и ему подобные не смогут сюда войти. А сейчас собирайтесь, нам пора! — Габи трижды взмахнула руками и… превратилась в белого орла. — Коснитесь моего крыла! — сказала птица.

Не веря своим глазам, ребята подошли к ней как можно ближе. Мила погладила правое крыло, а Витя — левое. И тут они уменьшились до размера ладони!

— Ничего себе! Смотри, Витя, я совсем крошечная! — смеялась Мила.

— А я? Ух ты, как здорово! — радовался мальчик.

— У нас нет времени, залезайте мне на спину и держитесь крепко за шею. Надеюсь, вы хорошо поели? Полет будет долгим.

— Мы готовы! — дружно крикнули ребята.

Орел выпорхнул из комнаты и начал стремительно набирать высоту. Город теперь казался ребятам маленьким аккуратным полотном, с размеченными на нем квадратиками: то были знакомые улицы, дома, центральная городская площадь. Птица поднималась все выше, и совсем скоро земля скрылась под облаками — белоснежными, пышными и невесомыми. Миле казалось, будто под ними расстелена мягкая белая перина, на которой можно лежать, а над тобой будет светит только солнце и ничего больше. Вите же облака напомнили снежные холмы, по которым он любил рассекать на лыжах зимой. Незаметно для ребят небо стало темно-синим, ярко замерцали звезды…

— Интересно, а что же дальше? — спросила Мила.

— Мы почти прилетели. Скоро вы увидите страну ангеликов — страну великого добра. В ней недопустимы плохие мысли, как это принято у вас, людей, — сказала Габи. Мила и Витя переглянулись и молча сглотнули.

Затаив дыхание, они ждали, быть может, самого заветного момента в их жизни…

Перед взором ребят раскинулся город. Казалось, не было ему конца и края. Орел подлетел к огромным воротам. Он трижды ударил в них клювом, и те распахнулись. Птица влетела в сказочно красивую страну! Ее жители, ангелики, ничем не отличались от людей, только умели летать. На их лицах играла доброжелательная улыбка, никто не толкался, не обзывался, не смотрел равнодушным взглядом.

Габи опустилась на землю и снова стала собой. Она предложила ребятам присесть на чудесную лавочку. Как только дети устроились на скамейке, у Милы в руках оказалось мороженое, а у Вити — любимый зверек, крыса Фея.

— Как это может быть? — удивленно спросили ребята.

— Это чудесная лавка, она материализует ваши желания, — с улыбкой сказала Габи. — Но только добрые и хорошие! — тут же добавила она.

— Значит, лавка сможет перенести сюда бабушку, если я этого пожелаю? — оживилась девочка.

— Нет, защищать своих близких и нести за них ответственность ты должна научиться сама. — Габи подошла к Миле и ласково погладила ее по щеке.

— Да, я понимаю, — чуть грустно сказала Мила.

— Ой, смотрите! Что это? — неожиданно прервал беседу Витя.

— Это — город Радуга, здесь располагаются семь княжеств. Красное, оранжевое, желтое, зеленое, голубое, фиолетовое и синее.

— Все радужные цвета! — весело подхватил Витя.

— Именно, — улыбнулась Габи.

— А чем, кроме цвета, эти княжества отличаются друг от друга? — заинтересованно спросила Мила.

— Желтики отвечают за то, чтобы у людей раскрывались профессиональные способности: они помогают ученым, писателям, художникам, всем, чья работа связана с умственным трудом. Зеленуши отвечают за растительный мир вокруг человека: деревья, цветы, трава, овощи, фрукты, ягоды. Голубинки — за такие качества, как доброта, отзывчивость. Им подвластен характер каждого из вас. Красики отвечают за здоровье и помогают людям найти свою любовь. Оранжевики дарят людям хорошее настроение и удачу, а также помогают тем, кто путешествует.

Мила и Витя слушали рассказ ангелика, как завороженные. Ангелик подошел к ним ближе и, оглянувшись на огромный замок, стоявший вдалеке, сказал:

— Наш путь лежит в ту сторону, но сначала вам нужно будет хорошенько отдохнуть, поесть и набраться сил.

— Мы снова полетим? — спросили ребята.

— Нет, мы теперь поедем, — улыбнувшись, сказала Габи.

— На чем? — нетерпеливо поинтересовалась Мила.

— Сейчас увидите. — И ангелик щелкнул пальцами. В этот момент в воздухе показалась какая-то точка, которая стремительно приближалась к месту, где стояли ребята. Точка эта плыла по воздуху. И плыла очень быстро! Через некоторое время друзья могли разглядеть свой транспорт. Это была огромная черепаха, с панцирем голубого цвета. Своими большими зелеными лапами она перебирала воздушное пространство. А еще у нее, как ни странно, были длинные, толстые усы, на шее — золотой ошейник, который выглядел как украшение. Позади черепахи плыла большая ракушка, она сверкала синим цветом, а сиденья в ней были зеленоватые.

— Вот это чудо! — восхитился Витя.

— Габи, из чего эта ракушка? — спросила Мила.

— Из сапфира. Еще немного терпения, друзья мои, скоро мы в ней окажемся.

Черепаха подлетела вплотную к путникам, ее большие глаза смотрели прямо на них. Затем она важно кивнула головой и повернулась к Габи.

— Ну, ну, хороший мальчик. Нам нужно спешить — времени у нас совсем немного. Полезайте в карету! — сказал ангелик, гладя морду черепахи.

— Мил, ты заметила? — шепотом спросил Витя. — Она ж совсем, как моя Фея! — И аккуратно залез в повозку.

— Да уж, только размерчик побольше! — заметила Мила, удобно усаживаясь на нефритовое сиденье, напоминающее низкий табурет. Габи расположилась на переднем «табурете», взяв черепаху за кончики усов.

Ребята вопросительно посмотрели на нее: «Зачем»?

Помедлив, она ответила:

— Для управления.

Едва Габи коснулась усов, как черепаха плавно оторвалась от земли. Там, наверху, перед ребятами открылась восхитительная картина: семь разноцветных колец, переливаясь, замыкали огромный круг, а в его центре стоял величественный белый замок. И был он до того высокий, что вершина его касалась облаков, напоминающих Миле взбитые сливки, которыми ее бабушка украшала черничный пирог. И вдруг сердце девочки защемило, она вспомнила о том, что бабушка совсем одна, а она — здесь, так далеко от дома…

— Не грусти, Мила, и не вини себя. — Габи обняла девочку.

— Как же я могу не винить себя, если все ЭТО происходит по моей вине? Габи, если бы не мое любопытство, я бы никогда не полезла на чердак и не достала бы волшебную шкатулку! Моя бабушка никогда бы так не сделала! — с горечью повторяла девочка.

— Откуда ты знаешь? — сказал ангелик, улыбаясь.

— Ты хочешь сказать… — ошарашенно произнесла Мила.

— Именно. Именно это я и хочу сказать. Твоя бабушка в твоем возрасте была невероятно любопытной. Более того, ты — ее точная копия в детстве, — продолжал ангелик.

— Габи, ты общалась с моей бабушкой? — Мила широко раскрыла глаза от удивления.

— Все имеет свое начало. Глупо полагать, будто что-то возникает само собой. Это провидение, — с улыбкой произнес ангелик.

— Я вспомнила! — неожиданно выкрикнула Мила. — Ну конечно, все что должно произойти — непременно свершится. Ты сказала мне это в нашу первую встречу! — И, увидев одобрительный взгляд Габи, девочка оживилась.

— Но… — Мила хотела было задать очередной вопрос, однако Габи ее перебила:

— Для того чтобы ответить на твой вопрос, мне придется открыть тайну происхождения шкатулки и рассказать о том, как она оказалась на вашем чердаке.


Глава шестая
История волшебной шкатулки

В далекие времена, когда люди верили в гномов и русалок, а человечество жило только при свете свечей, город Икс был маленькой славной деревушкой. Окружал ее красивый густой лес с могучими высокими деревьями, в котором обитало множество зверей. Местные жители говорили, что деревья были наделены особой силой и обладали способностью разговаривать с людьми. Но не каждому встречному открывали деревья тайну. Древнее пророчество гласило: лес будет жить до тех пор, пока в нем не засохнет самое старое дерево. Таким был огромный древний дуб. Его крепкие корни уходили в глубь плодородной земли, ствол, покрытый прочной корой, был столь широк, что десять человек с трудом могли обхватить его, а сочные дубовые кроны, казалось, норовили дотянуться до самых облаков… Вот какое это было удивительное, взлелеянное временем и солнцем дерево. Никто из дровосеков не трогал его, все знали легенду и очень уважительно относились к традициям своих предков. Но однажды в деревушке появился очень талантливый мастер — лесоруб Дмитрий. Никто не знал, откуда он приехал, но своим искусным ремеслом он поразил всех без исключения. Благодаря ему деревня начала постепенно превращаться в городок, некогда пыльные тропки становились улицами. Новые дома вырастали как грибы после дождя. Жители были несказанно довольны, только один Артемий — плотничных дел мастер грустил и оплакивал деревья. Он хорошо помнил, что нельзя брать у природы лишнего. А из опилок, которые выбрасывали за ненадобностью, Артемий творил настоящие чудеса. В его искусных руках рождались медвежата, лебеди, зайцы. Мастер дарил их местной детворе, которая любила наблюдать за его работой. Своими золотыми руками и добрым сердцем плотник, создавая игрушки, давал дереву вторую жизнь. Горожане даже говорили, что дерево, облеченное в новую форму руками мастера, продолжает жить, потому что радует детей, потому что чувствует их любовь… И вот как-то Дмитрий, которому пришлось по вкусу то, что стал он знаменит, решил окончательно поразить всех и тем самым потешить свое самолюбие. Он собрал людей на площади и объявил, что срубит древний дуб. Ответом стала волна негодования, люди начали отговаривать его, но лесоруб был непреклонен.

— Я докажу вам всем, что нет никакого благословенного мудрого дуба, которого так чтили ваши предки! Срублю его, и вы увидите, что это обычное дерево. А я из него построю самый красивый дом, всем на загляденье! Будете ходить ко мне чай пить, — самоуверенно заявлял Дмитрий.

Но никто из жителей не поддержал его. Все высказали свое неодобрение и разошлись по домам. Самолюбие Дмитрия было задето, и в ту же ночь, когда полная луна взошла на темном небе, лесоруб, вооружившись огромной пилой и другими инструментами, пошел в волшебный лес. Молчали птицы, не пели сверчки — зловещая тишина встретила лесоруба. Но даже это не заставило его отказаться от своего злого намерения. Долго-долго бродил он по лесу и никак не мог выйти к дубу. Неужели он заблудился?! Но вдруг откуда ни возьмись раздался каркающий голос:

— Кар-р-р, Дмитрий, кар-р-р!

Лесоруб обернулся и увидел на ветке большого черного ворона. Он изумленно посмотрел на птицу, потом протер глаза и отмахнулся: «А! Привиделось!»

— Кар-р-р! Дмитрий! Ты все еще хочешь срубить добрый мудрый дуб? — перелетев на ветку ближе, настойчиво спросил ворон.

— Да! А кто ты? — удивленно произнес лесоруб.

— Я птица, разве ты не видишь? — будто смеясь, сказал ворон.

— Э, нет! Ты не простая птица! Чего ты хочешь взамен? — спросил Дмитрий, понимая, что просто так эта странная птица помогать ему не будет.

— Ничего, я выдам тебе старый дуб, если ты обещаешь немедля срубить его! Сегодня полнолуние — ночь как раз подходящая! — Ворон сел на плечо лесоруба, сверкая злыми черными глазками. — Ты только вспомни, как они тебя подняли на смех с твоей затеей! Они, жалкие людишки, смеялись над тобой — талантливым мастером своего дела. Разве тебе не обидно? Разве ты не хочешь доказать им свою правоту? — каркал в ухо Дмитрия ворон.

— Да, я хочу! — в бешенстве воскликнул Дмитрий.

— Тогда следуй за мной! Покажи им, что ты сильнее и искусней многих!

— Веди меня! Я готов! — Нервно поправив сумку за спиной, Дмитрий устремился за вороном. Сгущались грозные тучи… Луна приобрела кровавую окраску, а воздух пропитался скорбью, как только Дмитрий коснулся пилой священного дерева. Острые зубья беспощадно резали живой и крепкий ствол дуба.

— Пили́ же, пили́! — зловеще каркал ворон.

Дмитрий, не помня себя, принялся крушить священное дерево. В четыре утра нежные лучи первой зари в последний раз коснулись зеленых листьев дуба. Это был его последний рассвет… Дерево пало со стоном, подобным последнему вздоху жизни.

— Кар-р-р-р-р-р-рр! — ликующе выкрикнул ворон и исчез, будто его вовсе не было.

Дмитрий взглянул на свои руки при свете солнца — они были в крови. Он подумал, что незаметно поранился, но нет… то была кровь святого дерева. Издав истошный крик, Дмитрий бросился бежать, обхватив голову руками. Добравшись до города, он встал на центральной площади и выкрикнул:

— Я срубил ваше чертово дерево! Смотрите, там в лесу! Потому что я — мастер! И мне нет равных!

Но люди только покосились на него, никто его не замечал, жители городка поспешно проходили мимо, и ни один из прежде знакомых не подал ему своей руки.

Тогда Дмитрий вернулся в лес и, распилив ствол дерева на доски, выстроил из них в центре города Икс огромный дом, который люди стали обходить стороной.

А плотник Артемий пришел в лес и заботливо подобрал ветки священного дуба, оставленные Дмитрием. Три ветви он посадил в землю. Вскоре они дали новые корни и побеги. А из четвертой ветки он смастерил шкатулку. И была эта шкатулка самой красивой на свете, потому что плотник вложил в нее часть своей души, полной доброты и сердечности. Но главный секрет этой шкатулки заключался в том, что у нее было двойное дно. Одно — напоминало о гибели от зла и предательства, память о котором хранила ветвь священного дерева. А другое — символизировало любовь, жизнь и спасение, а также прощение. И завещал Артемий всему своему роду хранить волшебную шкатулку как зеницу ока. Теперь каждый раз, когда в роду плотника рождался новый наследник, ему предстояло пройти испытание и доказать свою приверженность свету и истине. Хотя дерево еще помнило предательство, оно все равно защищало своего владельца. Но если шкатулка окажется в злых руках, то над людьми нависнет проклятие, и все жители города Икс будут обречены, как и сам город.

Дмитрий же в следующее полнолуние, сидя в своем «кровавом доме», сгорел заживо, когда в его дом несколько раз ударила молния. Пепел, подхваченный ураганным ветром, развеялся по всему свету. Говорят, что душа его до сих пор где-то скитается и никак не может найти приюта. Потому что история эта разнеслась по всему миру, и каждый, кто узнаёт о ней, говорит: «Да будь он проклят!» Так, проклятый всеми дух Дмитрия обречен на вечные мытарства и боль. А шкатулка продолжает жить, как вечное напоминание о том, что добро и зло существует рядом…

На этом ангелик закончил рассказ и перевел взгляд на Милу.


Глава седьмая
Пророчество

Девочку настолько поразила эта старинная история, что она долго не могла вымолвить ни слова. Потом взглянув на Витю, Мила глубоко вздохнула и произнесла:

— Я все поняла… Значит, я потомок плотника Артемия?

— И не только, — улыбаясь, заметила Габи. — В твоем роду по ветви Артемия есть и врачи, и писатели, твой прапрадед был дворянином. Но благородство и достоинство определяются не происхождением, как ошибочно думают многие люди, а поступками, мыслями, широтой сердца и ума. И, поверь мне, ты — достойный представитель своей родословной, Мила.

— Я? Габи, ты шутишь! Я накуролесила со шкатулкой, стащив ее с чердака, обманула бабушку, ударила Катю! Что-то это все не очень похоже на благородные поступки! — грустно воскликнула Мила.

— Но ведь ты здесь! А могла бы остаться дома. Да, ты совершала ошибки, но сейчас ты пытаешься их исправить, искренне признавая свою вину. А это гораздо труднее, чем просто не совершать ошибок. Ты смелая, умная и добрая девочка, Мила. И ты достойно справишься с тем, что тебе предстоит пройти. И помни, меня ты можешь видеть, пока в твоем сердце есть свет. Я всегда буду рядом.

Мила задумалась, а Витя тем временем наслаждался разговорами с крысой Феей.

— Габи, я будто сплю! Все никак не поверю, что могу говорить с животными! — продолжал твердить мальчик.

— Ничего удивительного, Витя, это твой дар, — кивнул ангелик.

— Дар? Значит, я прирожденный фокусник! — радостно воскликнул Витька.

— Нет, ты не фокусник. То, что ты можешь понимать язык животных, совсем не означает склонности к манипулированию толпой доверчивых зевак. У тебя дар понимать животных сердцем, безошибочно определять их болезни, исцелять их. — Ангелик внимательно посмотрел в лицо мальчика.

— Я буду ветеринаром? Ничего себе! — И Витька от удивления почесал затылок.

— Это твоя любимая фраза, Витя: «Ничего себе»! Тебе тоже предстоит пройти обучение и испытание, — продолжала Габи.

— Мне? Я думал, что я здесь просто за компанию с Милой… — И мальчик снова было потянулся к затылку.

— У каждого свой путь, с Милой у вас одна дорога, но это не значит, что ты идешь ее путем. Впрочем, всему свое время, — загадочно произнес ангелик.

— А это твоя любимая фраза, Габи? — улыбнувшись, сказала Мила.

— Люблю сообразительных детей! — парировал ангелик, и они все вместе рассмеялись. — Скоро мы будем на месте, а сейчас давайте-ка я угощу вас плодами из идеального сада! — И ангелик поставил на нефритовый столик множество разных фруктов. Чего там только не было: и ароматные персики, и сладко-сахарный арбуз, и источающие манящий сладковатый запах груши. А сочный, налитый спелостью виноград лениво раскинулся на серебряном подносе. Все это выглядело столь соблазнительно вкусно, что ребята немедля принялись пробовать фрукты.

Небесные просторы, невероятно чистый воздух и веселое солнце… В какой-то момент Мила почувствовала прилив сил и хорошего настроения. Оказалось, в идеальном саду, про который рассказывал ангелик, каждое растение имело определенное свойство. Арбуз мог создать хорошее настроение, персики придавали красоту, виноград исцелял недуги. Вот так, довольные и полные сил, друзья отправились навстречу новым приключениям!


Глава восьмая
Встреча в замке

Когда повозка приземлилась, ребята увидели прекрасный газон, на котором росли розовые кусты. Их было так много, что благоухание белых, красных, розовых бутонов ощущалось повсюду. Габи поблагодарила черепаху и щелчком пальцев отпустила ее.

— Ну вот, мы на месте, — объявила она ребятам.

— И что теперь? — в один голос спросили Мила и Витя.

— Нам предстоит попасть вон туда! — Ангелик указал пальцем на вершину, где стоял величественный белый замок. К нему вела лестница, уходящая ввысь настолько, что над ней раскинулись облака.

— Ого! — присвистнул Витя.

— Хорошо, если лет через пять мы туда доберемся! — подхватила Мила.

— Ошибаетесь, — возразила Габи. — Вам нужно только встать на первую ступеньку. — И ангелик взял ребят за руки. Как только они вместе ступили на лестницу, она начала сокращаться, ступеньки стали складываться сами собой! От страха ребята крепко вцепились в руки Габи. Внезапно между ними и воротами замка осталось всего четыре ступеньки.

— Габи, почему только четыре?

— Это количество ваших дурных поступков, и, у кого их много, тот никогда не сможет дойти до Замка Света. Ну что, вперед! — весело произнесла Габи.

Она подвела ребят к высоченным воротам.

— Дальше вы сами, я буду ждать вас на чудесной лавке! — И ангелик начал растворяться в воздухе, превратившись в белое мерцание.

— Что? Мы же ничего не знаем! — умоляюще выкрикнула Мила.

Но ангелик уже умчался, Витя стоял как вкопанный. Девочка вопросительно посмотрела на него и беспомощно развела руками.

— Мил, наверное, должен существовать какой-то пароль для входа или заклинание… — прервал паузу мальчик. Он еще раз внимательно оглядел массивные ворота, на которых висели четыре ручки с изображениями льва, быка, орла и ангела.

— Угу, очень тонко подмечено! И как я не догадалась? — не без иронии в голосе заметила Мила. — А тебе не приходило в голову, Витя, что первым делом можно просто попробовать войти? — И Мила взялась за две ручки правой двери.

— Ну, обычно так просто не бывает, обязательно должны быть какие-то препятствия… — оправдывался Витя.

— Ага, но явно не для тех, у кого за душой всего четыре греха! — продолжая иронизировать, заметила девочка. — Возьмись за две ручки левой двери!

— Ага! Уже! — И, приложив ладони к изображению с быком и львом, мальчик толкнул их вперед.

Двери с легкостью открылись, и ребята вошли в ярко освещенный холл замка. Ни канделябров, ни люстр в нем не было. Свет исходил от стен, пол был прозрачный, и складывалось ощущение, что паришь в воздухе, будто в невесомости.

Друзья с удивлением осматривали все это великолепие. Внезапно они увидели перед собой солнечный шар, сияние его ослепляло… И вдруг они услышали добрый мужской голос:

— Добро пожаловать, дети!

— Здравствуйте… — чуть испуганно произнесла Мила. — Витя, скажи что-нибудь, — прошептала девочка и ткнула его в бок.

— Не стоит затрудняться, я знаю, зачем вы здесь. Не бойтесь, подойдите ко мне, — все тем же приятным голосом говорил шар.

Друзья переглянулись и, взявшись за руки, пошли в направлении голоса.

— Габи привела нас сюда, но мы не знаем зачем… — пыталась оправдаться Мила.

— Габи — ваш хранитель, я назначил ее оберегать и наставлять вас. А теперь, Мила и Витя, я задам вам вопросы, на которые вы должны будете ответить. Вы готовы? — Несмотря на то, что шар излучал яркий свет, глаза от него не болели, равно как не возникало желания щуриться. Скорее — наоборот, он вызывал ощущение тепла, и оторваться от него было невозможно.

— Мила, для чего ты хочешь вернуть шкатулку? — раздался первый вопрос.

— Ну, я… хочу, чтобы все встало на свои места, и бабушка была снова в безопасности, — сказала девочка, широко раскрыв глаза.

— Витя, зачем ты здесь? — адресовал вопрос мальчику голос.

— Я… потому что мы с Милой друзья, и я не мог оставить ее одну, — уверенно ответил мальчик.

— Хорошо, вы говорите правду. И сердца ваши чисты и доблестны, дети. Вам предстоит пройти много препятствий, вы не боитесь этого?

— Нет, — хором ответили друзья.

— Шкатулка сейчас находится в подземном царстве демоников, и вам нужно будет спуститься туда. Я дам вам свою защиту, но придет она только в тот момент, когда сами вы справиться уже не сможете. А теперь войдите в золотую дверь.

Мила и Витя, не мешкая, последовали за шаром. Много, очень много дверей встречалось им по пути, и все они были разные.

— Сюда, — сказал голос, и дети, повинуясь ему, распахнули очередную дверь и… рухнули вниз, затянутые в разноцветную, стремительно вращавшуюся воронку.

— АААААААААААА! — закричали они. Мгновение, и Мила с Витей обнаружили, что снова сидят на чудесной лавке.

— Да что это такое! В последний раз мне было так страшно, когда я падал с велосипеда! — до конца не придя в себя, твердил Витя.

— Это страна ангеликов! — Мила машинально отряхнула футболку.

— Но о каких испытаниях говорил шар? — немного успокоившись, спросил мальчик.

— Это был не шар, — раздался голос Габи за спиной ребят.

— А что же?

— Это был царь страны ангеликов, он олицетворяет добро и мудрость. Вижу, вы до сих пор под впечатлением от встречи с ним, — обняв ребят, сказал ангелик.

— Да, такое не забывается… — уткнувшись в Габи, прошептала Мила.

— Мила и Витя, все это время вы находились в окружении друзей. Теперь же вам предстоит спуститься в страну демоников. Там вас подстерегает множество опасностей на пути к шкатулке. Поэтому я дам вам помощников. Раскройте ладони! — И ангелик встал напротив Милы. — Тебе, Мила, я даю путеводителя, который всегда направит на правильный путь и не даст никому сбить тебя с дороги. Кроме того, именно он перенесет тебя обратно из мира демоников домой к бабушке. — В руках Габи с одной ладошки на другую перескакивал оранжевый ангелик со светящимися крылышками, в руках он вертел маленький глобус. — Посади его к себе.

Мила приоткрыла сумку, и солнечный оранжевик моментально влетел в нее.

— А тебе, Витя, я дарю помощника в соответствии с твоим даром. — На сей раз в ладонях Габи засиял яркий зеленый цвет. Это тоже оказался ангелик, у него в руках была веточка оливы.

— Теперь вам пора! — сказала Габи, ласково взглянув на детей. — Закройте глаза, и вы окажетесь у себя дома.

— А как же демоник? — спросила Мила.

— Вход на чердаке — это старое кресло в крайнем правом углу, вам нужно будет в него сесть. Это проводник в их мир, — сказала Габи и поцеловала детей на прощание.

Вмиг все закружилось, ребята еще не успели понять, что с ними происходит, только нежный голос Габи стоял у них в ушах: «Удачи!»


Глава девятая
Погоня за демоником

Открыв глаза, Мила поняла, что находится у себя в комнате.

— Боже, я снова дома! Как я соскучилась! — И девочка запрыгала от радости. Когда первый порыв эмоций поутих, Мила оглянулась и заметила, что в квартире как-то подозрительно тихо. Она медленно вышла из комнаты и осторожно двинулась на кухню.

— Бабушка? Ты здесь? Я вернулась!

Однако девочке никто не отвечал. Все словно замерло, квартира была пуста…

Мила вошла на кухню, и первое, что ей бросилось в глаза, были разбитые бабушкины очки на полу.

— Ба! — с надрывом в голосе снова позвала девочка. Она бросилась в гостиную, но там тоже никого не было. Только балконная дверь была распахнута настежь, из нее, колыша шторы, сквозил прохладный воздух.

Песчинки света, которые оставила Габи, должны были охранять вход в дом от демоников. Почему же так произошло? Мила присела на диван и начала обдумывать варианты, пока взгляд ее не наткнулся на ведро и швабру, лежащие на полу в прихожей… Ну конечно, бабушка затеяла уборку и… смыла песчинки. Девочка была охвачена паникой. В квартире раздался звонок. Мила не сразу пошла открывать дверь. Она вооружилась шваброй, на случай, если ей придется отбиваться от демоников, и еще захватила с собой баллончик с лаком для волос. Подойдя на цыпочках к двери, девочка, затаив дыхание, спросила:

— Кто там?

— Мил, это я — Витя! — посмортев в глазок, Мила увидела, что это действительно ее сосед.

Едва она отворила дверь, как Витя буквально влетел в прихожую.

— Слушай, в моей квартире происходит что-то странное… Никого нет! Я пытался звонить одноклассникам, но никто не берет трубку. Выгляни на улицу! — нервно крикнул Витя.

Мила, продолжая смотреть на него, подошла к окну. Изумлению девочки не было предела.

Улицы, дома — все было абсолютно пустынным.

— Не хочу тебя пугать, но, похоже, проклятие шкатулки начинает действовать… — печально произнес мальчик.

— Я не боюсь, — холодно сказала Мила.

— Зато я боюсь! — широко раскрыв глаза, выпалил Витя.

— Ладно, сейчас нам нужно решить, что мы должны делать. Я предлагаю для начала найти ключ от чердака, если демоники его еще не утащили, — решительно произнесла Мила.

— Отлично! А я соберу нам в дорогу продуктов и воды, — уже бодрым голосом подхватил Витя.

— Что ты делаешь? — спросил мальчик, глядя на то, как Мила распахивает сумку.

— Активирую помощника! — улыбнулась Мила.

Оранжевик моментально выпорхнул и, не дождавшись вопроса, полетел в комнату бабушки. Ребята поспешили следом за ним. Солнечный ангелик остановился у комода.

— Ключ здесь? — торопливо спросила Мила.

Оранжевик, улыбаясь, кивнул крошечной головкой. Ключ оказался спрятан бабушкой в белой простыне, Мила откопала его за пять минут.

— Так, один вопрос решили! — уже веселее произнесла она.

— Второй — тоже! Я собрал все необходимое! — Витя продемонстрировал туго набитый рюкзак.

— Оранчик, полезай обратно! — скомандовала девочка, и ангелик мгновенно нырнул в карман.

— Оранчик? — Витя вопросительно приподнял бровь.

— Ну да! Должно же быть у него хоть какое-то имя. Да и мне так удобнее! — Перекинув сумку через плечо, Мила направилась к чердаку.

«Интересно, как она меня называет за глаза…» — подумал мальчик и поспешил за подругой.

Вскоре друзья оказались перед некогда желанной и столь ненавистной сейчас дверью.

— Помнишь, я тогда сказала тебе, что если я открою эту дверь, то вся наша с тобой жизнь изменится? — грустно проговорила Мила.

— Помню, конечно. — Витя ободряюще похлопал ее по плечу.

— Так и получилось, напророчила сама себе. — И девочка незаметно смахнула слезинку.

— А я тебя предупреждал, что надо избегать всяких пророчеств и проклятий! — не преминул поддеть ее Витя.

— Я все исправлю! — И, нахмурив брови, Мила отворила дверь чердака. Знакомый ребятам спертый запах все так же властвовал в старой, темной комнате. Ничего не изменилось в этом заброшенном месте с последнего визита ребят. Мила включила фонарь и осветила помещение.

— Витя! — позвала девочка.

— Здесь я, здесь, — отозвалось легким эхом позади.

— Ты видишь кресло? — напряженно спросила Мила, продолжая внимательно изучать чердак.

— Пока нет… Слушай, а их здесь несколько…

И Витя посветил фонариком в дальний правый угол, где грудой были свалены старенькие, перетянутые бархатом кресла. Когда ребята их разобрали, выяснилось, что кресел четыре. И ничем друг от друга они не отличались.

— Предлагаю поступить методом научного тыка! — храбрился Витя.

— А что нам еще остается? — согласилась Мила. — Давай сядем в то, которое мы вытащили из самого низа?

— Сейчас проверим, работает твоя интуиция или нет.

И друзья присели в пыльное, потертое от времени кресло. Как только они в нем разместились, кресло начало прыгать, ворчать, будто пыталось их скинуть.

— Похоже, мы попали в цель! — сказал Витя дребезжащим от тряски голосом.

— СТОЯТЬ!!! — крикнула Мила.

К общему удивлению, кресло замерло.

— Я потомок Артемия! Я приказываю тебе перенести нас в царство демоников немедля! — командным голосом продолжала девочка.

Комната начала расплываться, сливались и растягивались стены, мебель, старая люстра — до тех пор, пока не наступила глухая темнота.

— Витя, где ты? — прошептала Мила.

— Я здесь, — тут же отозвался мальчик.

— Я фонарь не могу включить, видимо, он у меня выпал. — Мила с досадой хлопнула себя по колену.

— Погоди, я свой проверю. — Витя судорожно принялся шарить в рюкзаке. — Нашел! — победно прошептал он, и в ту же секунду луч озарил пещеру, в которой находились друзья.

— Ну и место! Могильник, не иначе! — вертел он головой по сторонам.

Ребята находились в пещере с низкими сводами, где запах был еще ужаснее, чем на чердаке. Вдалеке откуда-то пробивался свет.

— Да, Мила, ты здорово наорала на кресло! — с уважением сказал Витя.

— Я выпущу Оранчика, он должен знать дорогу. — Ангелик запорхал около Милы, потом жестом ручки показал «за мной» и полетел вперед. Узкий проход давил мрачностью скалообразных стен. Но друзья упорно двигались вперед, пока наконец не оказались у горного озера. Темная мутная вода выглядела зловеще.

— Что это? — вздрогнув, спросила Мила.

— Озеро грехов, — пропищал Оранчик.

— Мил, давай попробуем его обойти? — предложил Витя.

— Так нельзя. Его можно только преодолеть, — предостерёг ангелик.

Не обращая внимания на его слова, Витя решил испробовать собственный метод. Вначале он подался вправо, и края воды вытянулись ровно в том направлении, куда шел мальчик. Затем он повернул налево, но озеро и тут опередило его.

— Поздравляю! Ты только увеличил его площадь! — с укором сказала Мила.

— Каким образом можно его преодолеть? — спросил Витя.

— Добрыми поступками! — сказал ангелик, улыбаясь, и повертел глобус в маленьких ручках.

— Витя, я, кажется, поняла! Нам нужно вспомнить обо всех добрых поступках, которые мы делали для окружающих. — И Мила вытащила из рюкзака блокнот.

— Что ты делаешь? — стряхивая пыль с колен, спросил мальчик.

— Я взяла с собой дневник, который вела весь год. Он поможет мне вспомнить о том, что я могла забыть: что я делала хорошего и когда. — Бегло перелистывая страницы, девочка просматривала даты.

— Предусмотрительно! — искренне восхитился Витя и начал прикидывать, сколько он сделал полезных поступков за последнее время.

— Так! Я нашла! — воскликнула девочка. — Я помогла перейти дорогу немощному дедушке! — При этих словах края озера немного сузились.

— Покормила бездомных животных! — выкрикнула девочка, и озеро уменьшилось еще. Увидев, что такой принцип борьбы работает, она продолжила еще активнее: — Заступилась за первоклассника, когда ребята из третьих классов пытались его обижать!

Неожиданно вперед выступил Витя.

— Подарил коллекцию машинок ребятам из интерната, — чуть смущенно сказал мальчик.

И озеро сжалось до размера большой лужи.

— Ура! У нас получается! — И друзья, обнявшись, запрыгали.

— Призналась маме, что получила двойку по математике, — пожав плечами, сказала Мила, после чего лужа совсем стянулась. Теперь дети с легкостью могли через нее перешагнуть!

— Вперед! — дружно крикнули они, после чего играючи перепрыгнули через крохотный кружок мутной воды. Вскоре до ребят донеслись какие-то странные крики — не то на стон, не то на ворчание. Воздух заполнился пылью. Дышать было невозможно.

— Мы же задохнемся! — непрерывно кашляя, с трудом выговорила Мила.

— Нет!

Почти на ощупь — красные, воспаленные глаза уже ничего не видели — мальчик расстегнул рюкзак. Ярко-зеленое облачко озарило пыльную шахту. Зеленик подул на оливковую веточку, и ребята оказались в большом зеленом пузыре. Оболочка его была очень прочной и в то же время мягкой, как любимая подушка Милы. Постепенно синдром удушья стал отступать, и дети почувствовали запах свежести после дождя.

— Молодец, Зелин! — Отдышавшись, Витя подставил ладонь зеленому ангелику. Тот уселся на нее, вытянув вперед пухленькие ножки, и коснулся веточкой ссадины, которую Витя даже не заметил, так она моментально заросла.

— Я ужасно хочу есть… — И Мила с надеждой посмотрела на рюкзак Вити.

— Я тоже, сейчас мы перекусим! — Он принялся доставать свертки из фольги и бутылку с морсом.

— Хм, пахнет вкусно! И что у нас в меню? — поинтересовалась девочка.

— Запеченная курица, бутерброды, две баночки салата, короче все, что успел взять из холодильника, — раскрывая обертку, отвечал мальчик.

— А конфеты? Забыл? — возмущенно спросила Мила.

— Обижаешь! — Витя достал кулек со сладостями, и потряс им в воздухе.

— Мы спасены! — торжественно произнесла Мила. И ребята устроили привал.

— Как же я скучаю по бабушке. Где она сейчас, что с ней? Она для меня самый родной друг. Никогда ни в чем не отказывала. Всегда угадывала, что я хочу на праздники. И просто любила меня, не читая нравоучений. Знаешь, Витя, для меня самым страшным наказанием было обидеть ее чем-нибудь. Зачем я полезла на этот дурацкий чердак? — И Мила сглотнула подступивший к горлу комок.

— Эй, так не пойдет! Пойми ты, наконец, что человек должен пройти свой путь. Вот и ты должна отстоять свою семью и не допустить проклятия шкатулки. — Дожевав бутерброд, Витя налил Миле стаканчик морса.

— Да, ты прав, — задумчиво сказала девочка.

— Меня больше интересует, где сейчас демоник Инке? — размышлял Витя, складывая остатки ужина в рюкзак.

— А меня то, как мы до него доберемся? — Тыкая пальцем упругую оболочку пузыря, Мила увидела, что блики стали ярче и они проявлялись более заметно откуда-то сверху.

— Ты тоже это видишь? — толкнув в плечо друга, Мила продолжала разглядывать светотени.

— Может, у них там ритуальные пляски? — предположил Витя.

— Очень остроумно! — И девочка попыталась еще внимательнее вглядеться в то, что происходит у выхода, который казался уже совсем близко.

— Оранчик, где мы сейчас? — спросила она у порхавшего перед ней ангелочка.

Он снова повертел крохотный глобус и произнес:

— Мы на пути в Царство тьмы. Это коридор «черных мыслей». Когда человек попадает сюда, он испытывает гнет грусти, чувство вины, апатию, депрессию.

— Так вот почему на меня нахлынула тоска… Это многое объясняет. А почему здесь каждую секунду происходят выхлопы едкой, грязной пыли?

— Это плохие человеческие мысли так материализуются. А потом демоники делают из этого оружие. Пули и стрелы, которые ранят добро. — Ангел посмотрел на Милу, похлопывая длинными ресницами.

— А как вас можно защитить? — живо поинтересовалась девочка.

— Добротой, прощением, любовью. Я нашел место, куда нам надо двигаться дальше. — И пузырь пролетел вверх сквозь отверстие, напоминавшее грязную трубу.

А Мила и Витя в это время серьезно задумались.


Глава десятая
Царство тьмы

Выжженные деревья, ссохшаяся, как корка, покрытая пеплом земля, багрово-красное зарево и черные облака… Так выглядела пустыня Царства тьмы. Здесь летали огромные вороны и абсолютно не было воды, в зубах у птиц были тугие плети. Ребята снова услышали уже знакомые стоны и ропот. Спрятавшись за большой камень, они выглянули из-за него — и увиденное ужаснуло их. Многочисленная масса людей была впряжена в огромный железный винт, и все эти люди, словно рабы, вертели его. Там было не менее трехсот человек.

— Кто эти бедняги, Оранчик? — Мила как можно плотнее прижалась к камню.

— Узники. При жизни они совершали много плохих поступков. Это их наказание.

— Что значит при жизни? Они же и сейчас живые! — испуганно спросил мальчик.

— Нет, это духи, а раньше они были злыми людьми. Жадными, завистливыми, коварными, — ответил ангелик.

— Дела! — И Витя тоже плотнее прижался к камню.

— А эти птицы? Для чего они здесь? — прерывисто дыша от страха, спросила Мила.

— Надсмотрщики. Они чуют запах светлых и добрых людей. Вам нужно нейтрализовать его. Попросите об этом зеленика. — И оранжевый ангелик скрылся в сумке Милы.

Через мгновение зеленик дал выпить микстуру друзьям, которая позволила им незаметно прокрасться к пещере, располагавшейся неподалеку. Мила увидела, что на кровавом небе царила луна. А где-то в нескольких километрах от них черная фигура рубила топором дерево, издавая протяжный вопль.

— Это кто? — спросила она у Оранчика.

— Дмитрий, срубивший священный дуб. Он застрял здесь навечно, но каждым ударом причиняет боль себе, это его наказание за попранные заповеди и непомерную гордыню, — спокойно ответил ангелик.

— А почему луна все время в зените? — не отставала Мила.

— Потому что это Царство тьмы, здесь нет солнца. И нет времени. Единственная мера всего здесь — вечность и страдания. — И ангелик приземлился на колено Милы. — Но вы не должны бояться! Вы — избранные. Запаситесь терпением и храбростью. Скоро пробьет ваш час!

— Главное сейчас — быть сосредоточенным и аккуратным, нам нужно продумать наступление, — подхватил Витя.

— Какое наступление? Нам нужно понять, где сейчас Инке, и забрать у него шкатулку! — воскликнула Мила.

— Когда луна взойдет совсем высоко, вы пойдете тропой слез, — сказал ангелик.

— Какой еще тропой слез? — испуганно спросил Витя.

— Только этим путем можно дойти до хижины демоника, — продолжал Оранчик.

Ангелик, сделав круг над головой Милы и Вити, внимательно посмотрел на луну и, взмахнув крылышками, провозгласил: «Пора!»

Крадучись, дети выбрались из ущелья и столь же осторожно последовали за оранжевиком. Ребята шли по сухой растрескавшейся земле, где-то в вышине летали вороны, впереди маячили хмурые скалы.

Через какое-то время друзья оказались перед широкой тропой, покрытой росой. С виду она была короткой, но позади нее стоял густой туман, поэтому разглядеть, куда она вела, было невозможно. Витя присел на корточки, кончиком пальца ткнул в одну из росинок, затем поднес ее ко рту и попробовал языком.

— Роса соленая! Никогда раньше не пробовал такой, — подняв глаза на Милу, заключил Витя. Тут же к девочке подлетел ангелик, он неодобрительно посмотрел на мальчика, затем приподнял ему веки и принялся, словно доктор, разглядывать глаза: сначала правый, затем левый.

— Большая ошибка, Витя! Это не роса — это неиссякаемые слезы, — предупредительно сказал Оранчик.

— Так это мне понятно. А вот зачем ты полез мне в глаз — не очень. Может, пояснишь? — недовольно жмурясь, рассердился Витя.

— Я пытался определить, заразился ты или нет, — переходя к осмотру язык, строго объявил ангелик.

— Заразился? Чем? — Мальчик покорно подставил для осмотра ладони, когда Оранчик дошел до них.

— Видишь ли, это не просто слезы, а неиссякаемые слезы. Все, кто попробует их, будут обречены на вечные рыдания без перерыва, потом, где-то после двух дней по земному времени, у тебя побелеет язык, и ты потеряешь способность говорить, ну, а после твои ладони побагровеют и покроются болевыми язвами.

— Эй! Сделай что-нибудь, я не хочу умереть, не закончив школу! — Несмотря на шутливый тон, Витя был напуган не на шутку.

Мила подошла к мальчику и легонько щелкнула его прямо по лбу.

— Ты все шутишь! Ты хоть понимаешь, что можешь погибнуть?! — закричала девочка.

— Он не погибнет, я приложу к его лицу листья исцеляющей травы, — возразил зеленик.

— Этого будет достаточно? — обрадовалась Мила.

— Нет, они приостановят симптомы только на три часа, за это время вам нужно успеть выбраться из Царства тьмы и вернуться в свой Мир. Только тогда Витя будет спасен, — сказал зеленый ангелик, заботливо прикладывая листики к векам мальчика.

— Оранчик, веди меня! — решительно сказала Мила.

Витя тут же засуетился, собирая рюкзак, но Мила жестом остановила его.

— Ты останешься в пещере, Зелин за тобой присмотрит, — твердо заявила девочка.

— Но, Мила, как ты пойдешь одна, вдруг нужно будет что-то проверить? — И мальчик обиженно посмотрел на подругу.

— Спасибо, Витя, ты уже проверил! — грустно вздохнула девочка. — Ты остаешься, и это решено! Дальше я сама пойду за шкатулкой! — По тону подруги Витя понял, что она останется непреклонна.

Разместив друга в ближайшей пещере и убедившись, что в ней вполне безопасно, Мила уложила Витю на большие зеленые листья размером с мальчика, которые сотворил зеленик. Подушка, простыня и одеяло — все было из этих листьев. А оранжевик зажег три факела, чтобы Вите было светло и тепло.

— Ну вот, все готово! — с облечением вздохнула девочка. — Лежи и жди меня здесь! Я скоро вернусь. У меня осталось два с половиной часа. — И Мила, крепко обняв Витю, отправилась навстречу испытаниям.


Глава одиннадцатая
Сражение

От тропы слез Милу отделял один шаг, но неизвестность ничуть не пугала девочку. Мысль о том, что по ее вине жизни бабушки и Вити оказались под угрозой, придавала Миле невероятные силы и мужество.

— Как я могу ее пройти? — указывая взглядом на тропу, спросила девочка ангелика.

— Просто иди по дороге и будь сильной, я полечу впереди, чтобы ты не сбилась с пути, — уверенно сказал оранжик.

И девочка ступила носком на щедро рассыпанные слезы. Первый шаг, второй… Мила начала вспоминать дом, своего любимого пса, которого папа подарил ей на день рождения. Как он резвился, весело лая возле дома, как приносил ей тапочки.

— Ко мне, Джерри! Ко мне! — радостно кричала Мила. И Джерри мчался с пластиковым диском в зубах к хозяйке, показывая, что поймал брошенный предмет.

— Хороший мальчик! — гладя животное, хвалила его Мила. Он в ответ склонял мордочку на бок и вилял хвостом.

— Джерри, дай лапу! — говорила девочка, протягивая ладонь, и тут же мягкие подушечки оказывались в ее руке.

— Умница! Умница Джерри! — смеясь и обнимая овчарку, твердила Мила.

— Гав! Гав! — будто соглашаясь, лаял пес, облизывая лицо девочки.

Но вот участок покрылся снегом. Мила вспомнила, как Джерри больше уже не мог ходить. Ему парализовало задние лапы. Он только молча лежал и смотрел грустным взглядом на Милу, дыхание его стало тяжелым. Девочка садилась подле него, положив морду собаки на колени, и долго-долго гладила Джерри.

— Ты обязательно выздоровеешь, лекарства помогут, — сквозь слезы шептала Мила. В какое-то мгновение пес поднял голову и, слизнув слезы, пробегавшие по щекам Милы, и заглянув ей в глаза в последний раз, упал и затих навсегда…

— Джерри, Джерри… — повторяла Мила, идя по тропе, и слезы ее текли, как тогда, в момент бессилия перед смертью.

— Мила, не плачь! Они забирают твою силу, — подлетев к ней вплотную, ангелик открыл маленький шелковый мешочек золотого цвета. Милу озарило внезапное разноцветное сияние, прямо перед ней раскинулась волшебная радуга. Лучи ее блестели и переливались! Девочка подняла голову, сделала глубокий вдох, и на лице ее появилась улыбка.

— Мила, этот свет внутри тебя, в твоем сердце. Положись на него и ничего не бойся! — одобрительно сказал Оранчик.

Лучшим ответом на этот совет была уверенность, которая появилась во взгляде Милы.

— Вот такой ты мне нравишься! — И крылатый спутник снова полетел вперед, указывая направление пути.

— Оранчик, какую часть пути мы уже прошли? — с надеждой в голосе спросила Мила.

— Четверть! — отозвался ангелик.

— А расстояния здесь как в мегаполисе! — отшутилась путешественница.

Увидев впереди праздничный стол, накрытый изысканными яствами, девочка прищурилась, чтобы внимательнее рассмотреть притягательную картину. Еще раз убедившись, что это не галлюцинация, вызванная урчанием голодного желудка, Мила не без иронии спросила:

— Нас что, ждут?

— Ждут, а это средство, чтобы ускорить процесс ожидания. Это отравленная еда, к которой нельзя прикасаться. Я знаю, ты проголодалась. Но мы должны экономить еду и воду. Сейчас собери все свое мужество и пройди мимо этого стола без чувства вожделения. Если ты хоть на секунду захочешь что-нибудь в своих мыслях, это тут же окажется у тебя в руках, и тогда ты непременно съешь приманку.

— Попадусь, как рыба на крючок? — пошутила, шмыгнув носом, Мила.

— Примерно. — И ангелик протянул девочке носовой платок.


Глава двенадцатая
Витя в пещере

Веки постепенно слипались, сквозь узкий прищур Витя видел свет, исходящий от факела. Приятное тепло, воцарившееся в пещере, вскоре начало ослабевать. Цепкий холодный поток окутал сперва ноги мальчика, а затем добрался и до кистей рук. Дыхание становилось глубоким и тяжелым. Никогда еще Витя не чувствовал время так остро… Казалось, что теперь, понимая всю безысходность его состояния, оно решило сыграть в «обратный отсчет»… Мышцы лица застывали, а губы становились все больше похожими на школьный мел… Неужели ЭТО — конец?

Откуда-то доносился странный шелест, похожий на перелистывание страниц. Так быстро их листает только крайне заинтересованный читатель.

— Кто это? — хотел спросить мальчик, но вместо слов у него вырвалось бессвязное мычание.

— Я ищу рецепт от твоего недуга, точно помню, что здесь он должен быть, — задумчиво констатировал Зелин.

— Что? — Глаза Вити вдруг широко распахнулись.

— Вижу, тебе уже лучше, — улыбаясь, подмигнул ангелик.

— Что все это значит? — приподняв голову, озадаченно спросил мальчик.

— Теперь все готово! Срок действия окончен, и, следовательно, задача выполнена, — радостно потирая маленькие ладошки, ликовал изумрудный ангелик.

— Ты хочешь сказать, что Мила добралась до шкатулки? — с надеждой в голосе спросил Витя.

— Ты не проголодался? Я вот даже очень! — словно не слыша вопроса и доставая фрукты из воздуха, продолжал зеленик.

— Почему мне вдруг стало лучше?! — возмущенно крикнул мальчик.

— А ты, я вижу, предпочел бы роль больного? — шутливо сказал ангелик, протягивая Вите ароматную булку.

— Не мели ерунды! Ты же прекрасно понимаешь, о чем я говорю, — настаивал Витя.

— Ну раз ты так стремишься к истине, я отвечу. Твой паралич был временным и вынужденным. По условиям, определенным «свыше», Мила должна преодолеть не столько расстояние и обстоятельства, сколько саму себя. А твое постоянное присутствие просто сделало бы это невозможным. Ты обладаешь редким качеством — умением дружить. Но иногда человеку необходимо остаться наедине с самим собой, чтобы познать себя. И даже такая достойная восхищения дружба может оказать «медвежью услугу». Помнишь, как в известной поговорке: «Тот, кто истинно желает добра, не станет снабжать голодного рыбой. Он сделает больше — научит ловить ее»? — пережевывая виноградинки, ангелик доставал косточки из набитых щечек.

— Так надо скорее догнать Милу! — вскочив на ноги, Витя откинул одеяло из огромных листьев.

— Ни в коем случае! Мы тоже пойдем в пещеру Инке, но другим путем. — Вспорхнув в воздух, зеленик подул на ладошку, и на ней появилась маленькая зеленая капелька, она начала стремительно расти, пока не превратилась в пятисантиметровый кристалл.


Глава тринадцатая
Освобождение белого тигра

— Значит, я могу сделать только три глотка воды? — еще раз переспросила Мила.

— Да, если ты будешь пить, как я рассчитал, тебе хватит и на обратную дорогу, — утвердительно ответил ангелик.

— Понятно. С тобой не поспоришь! — Поднеся столь вожделенную бутылку к губам, Мила жадно отпила три раза. Оранчик понимающе посмотрел на нее и, опустив глазки, протянул крышечку от бутылки.

— Скоро все закончится, думай сейчас об этом. Тогда потребность в еде и воде будет реже напоминать о себе. — И его яркие оранжевые крылышки распрямились. Мила улыбнулась и осторожно погладила его по кудряшкам, обрамлявшим ангельское личико.

— Тропу слез я прошла, стол искушений тоже… Где же хижина Инке? — с недоумением спросила девочка.

— Вот на этой скале! — Оранчик указал пальчиком вверх.

— Ого! Теперь мне нужно быть альпинисткой!

— Нет, на эту скалу ведет винтовая дорога. Трудность в том, что ты все время идешь в гору. От этого хочется больше пить, и ты быстрее устаешь, — пустился в объяснения ангелик.

— Хм… ничего, я справлюсь! — произнесла Мила.

— Придется, другого пути у нас нет. — И Оранчик опять полетел вперед. Несмотря на то, что солнца на небе не было, чем выше поднималась Мила в гору, тем сильнее ее охватывал нестерпимый жар.

Одежда девочки намокла от пота, впервые за всю свою жизнь она видела палящую зноем луну. Даже в различных книгах фантастики, коих Мила перечитала очень много, ей не приходилось встречать ничего подобного. Окинув ее еще раз задумчивым взглядом, девочка внезапно услышала, как кто-то скребется о камень. Мила подошла ближе к заваленному входу и легонько поскреблась в ответ. К ее удивлению кто-то стал царапать внутреннюю часть скалы еще сильнее. Тогда девочка обратилась к своему спутнику:

— Оранчик, ты все знаешь, кто там может быть?

— Наверное, это Белый Тигр, — печально сказал ангелик.

— Почему тебя это так расстроило? — Мила прислонилась ухом к скале.

— Потому что он — наш! Когда-то, очень давно, хитрый гоблин заманил его сюда, пообещав, что, если Тигр пожертвует собой, тот перестанет насылать на северных животных браконьеров. Благородный храбрый Тигр поверил ему. А Инке, воспользовавшись случаем, устранил таким образом Короля-защитника, сделав его вечным пленником. Освободить Тигра под силу только такому же королевскому сердцу, человеческому.

— Так давай немедля освободим его! — вскричала Мила.

— Это не так-то просто, в трактатах указано только, что человек должен пожертвовать частью себя, чтобы спасти его. А вот что именно нужно сделать — неизвестно.

— А как же он живет до сих пор без еды и воды? — сквозь слезы спросила Мила.

— Он живет, пока его сердце питает надежда, пока он верит в свое освобождение, — грустно ответил Оранчик.

— Но ведь этого может никогда не произойти? — продолжала Мила.

— Может… — Склонив голову, херувим замолчал.

— Так быть не должно! — резкое заявление Милы прервало молчание. — Давай доставай свою карту! Там должны быть отмечены ходы в этой скале! Наверняка существуют подкопы какие-нибудь, я уверена, что мы можем ему помочь! — засуетилась девочка.

— Ничего не выйдет, даже если ты найдешь подкоп, в каноне сказано: доброе сердце человека отдаст часть себя для спасения северного царя. — Внимательно посмотрев на Милу, Оранчик спросил: — Ты как себя чувствуешь?

— Как я могу себя чувствовать, когда животное в беде, а я не могу помочь! — нервно откликнулась девочка. — Но должен же быть какой-то выход… — По задумчивому взгляду Милы было заметно, что она погрузилась в размышления. — Я хочу пить, дай мне бутылку, — внезапно произнесла девочка. Присев подле заваленного огромным камнем ущелья, Мила подперла подбородок рукой.

— Мила, ты помнишь — не более трех глотков? — предупредил ангелик.

— Помню я все… Вот когда-то моя бабушка мне говорила, чтобы я не торопилась с действиями. Она считала, что черепаха может прийти к финишу быстрее зайца. — При этих воспоминаниях девочка невольно улыбнулась.

— А что еще она говорила? — с загадочным видом произнес ангелик.

— Что не всегда упрямство должно быть агрессивным и действовать в лоб, бабушка любит поговорку: «Вода камень по капле точит»… — Взгляд Милы вдруг оживился, она подняла глаза на Оранчика. — Постой! Вода… Ну конечно! Вот чем я должна пожертвовать, это недостающий элемент в Царстве тьмы — вода, она же дает жизнь всему живому! — Девочка встала и, плотно прислонившись щекой к запертому ущелью, произнесла: — Тигр, ты меня слышишь?

В ответ раздался слабый стон, нетрудно было догадаться, что животное уже покидали силы:

— Я сейчас тебя оттуда вызволю, подползи ближе к входу, — продолжала девочка, но внезапно ее остановил ангелик.

— Ты понимаешь, что тебе самой может не хватить воды, и тогда Витя и бабушка останутся без помощи?

— Понимаю, но я рискну. Я не могу оставить умирать здесь животное. — И девочка, наполнив ладони водой, плеснула ее на камень… Тут же на глазах Милы твердая глыба начала смягчаться и разваливаться, словно песочная фигура. Мила принялась раскапывать рыхлую массу, пока, наконец, не отрыла вход.

Вдалеке в тусклом свете пещеры виднелась большая фигура, лежавшая на каменистой поверхности. Распластанное тело некогда величественного тигра заставило девочку вздрогнуть. Животное смотрело на Милу неотрывно, затуманенными глазами.

— Оранчик, он не сможет сам идти! Он очень слаб! Мне нужна твоя помощь! — крикнула Мила. Она взяла в ладони голову тигра. И ей вспомнилось, как точно так же несколько лет назад в ее — Милиных — руках лежал любимый пес Джерри. Увидев снова до боли знакомый, обреченный взгляд, девочка резко произнесла:

— Ну уж нет! Я тебя вытащу отсюда! — Забросив на себя правую лапу тигра, девочка взгромоздила его на спину, полностью согнувшись под массой тела огромного зверя. Низко склонившись, на полусогнутых ногах она передвигалась короткими, но уверенными шагами.

Слабое дыхание животного сопровождалось еле слышным хрипом.

— Только не закрывай глаза, смотри, там — свет, — натужным от усталости голосом призывала Мила.

— Ррррр, — раздалось у нее за спиной.

— Так, ты уже начинаешь подавать голос… Молодец, хорошая киса. — Девочка почти добралась до входа, где ее ждал ангелик. Оказавшись у прорытого ею отверстия, Мила упала на разрытый песок, но не остановилась: она продолжала ползти, отчаянно вытягивая за собой больного тигра. Когда они расположились вне ущелья, девочка наконец смогла разглядеть своего нового друга. Он был необычайно красив. Несмотря на болезненный, изможденный вид, глаза его светились мудростью и благородством.

— Он хочет пить! — крикнула Мила оранжевику.

— Но у тебя осталось совсем немного воды, взгляни, — ангелик показал ей полупустую бутылку.

— Неважно, посмотри на него, он же может умереть! — с надрывом в голосе воскликнула девочка. Взяв бутылку из рук Оранчика, она приподняла морду животного и, аккуратно разжав ему зубы, медленно начала вливать воду. Тигр послушно сглатывал, и глаза его, казалось ожившие от доброты Милы и внезапно мелькнувшего проблеска надежды, продолжали пристально вглядываться в лицо девочки. Вскоре животное начало обретать силу. Тигр потянулся лежа, вытянув сильные передние лапы и растопырив подушечки. И Мила увидела огромные когти. Затем животное зевнуло всласть, и крепкие белые клыки блеснули рядом с ней. Он повернул к ней голову и с взглядом, полным восхищения и благодарности, произнес:

— Теперь я не только твой преданный друг, доблестная Мила, но и твой вечный слуга. — И Тигр, едва встав на дрожащие от слабости лапы, низко поклонился девочке…


Глава четырнадцатая
Находка

Засучив рукава, Витя торопливо взбирался на скалу. Вот уже десять минут он осторожно нащупывал еле уловимые выступы. Взглянув вверх, мальчик сделал для себя печальный вывод — вершину не видать. Но, вспомнив о подруге, он начал карабкаться с еще большим усердием и цепкостью. Зеленик порхал неподалеку, внимательно осматривая путь к горной вершине. За время их продолжительного общения он уже успел искренне привязаться к подростку, его восхищал добродушный и ответственный характер Вити. Желая хоть как-то облегчить терзания своего любимца, ангелик предложил устроить привал. В метре от Вити виднелось небольшое ущелье. Оно находилось между трех скал, по одной из которых и карабкался мальчик. Любопытно было наблюдать явную странность: перед этим ущельем находилась плита, вполне ровная и даже полированная.

— Интересно… — задумчиво произнес Витя.

— Твоя догадка верна, — подхватил Зелин.

— Что же здесь может быть?

Внезапно Витя заметил, что над ущельем располагалась надпись, высеченная незнакомыми буквами.

— Не пытайся угадать, это древний арамейский язык. На нем уже давно никто не говорит в вашем Мире. Для вас это как латынь.

— Да, священный язык начала времен… — произнес мальчик, смахивая пыль с букв. — Думаю, Мила оценила бы подобную находку!

— О! В скором времени тебе лично предстоит в этом убедиться! — Ангелик вплотную подлетел к нему. — Проверь, на месте ли твой кристалл?

Витя полез в карман и обнаружил предмет в целости и сохранности, затем, вынув его, остановил взгляд на правой ладони, в которой держал изумруд. Камень светился изнутри, озаряя все вокруг сочным зеленым светом.

— Сигнал принят, теперь будем ждать. — Ангелик шлепнулся на широкий лист, висевший, словно гамак, в воздухе. Затем он достал маленькую трубочку, из которой начал аккуратно выдувать пузыри зеленого цвета.

— Что ты делаешь? — изумленно спросил Витя.

— Сейчас увидишь! Только не отвлекай меня. — Первый коснувшийся поверхности пузырь громко лопнул, и капельки его просочились в камень. Прямо на глазах Вити камень начал разрыхляться, пока не превратился в землю! А место, куда просочились капли, дало три ростка. Ростки эти стремительно тянулись вверх, пока не стали тремя кипарисами. Не успел Витя оглянуться, услышав знакомый хлопок, как перед ним выросли еще три дерева, на сей раз это были клены. Зеленик в это время ликовал от радости, заливаясь звенящим смехом. Вскоре Витя почувствовал, как воздух вокруг становится лесным: именно такие природные ароматы доносились в окно его комнаты. Мальчик вспомнил о доме и загрустил, затосковал по родным…

— Не стоит унывать! Скоро все друзья снова соберутся вместе! — весело объявил ангелик. И бросил в руки Вите спелую грушу. Мальчик машинально ее поймал и, откусив от румяного бока кусочек, ощутил сочный вкус мякоти.

— Витя, не забудь про кристалл, вам в скором времени придется им воспользоваться. А пока спрячь его в надежное место, — важно предупредил ангелик. Мальчик послушно кивнул головой и, закутав кристалл листьями деревьев, убрал его в дальний карман.


Глава пятнадцатая
Открытая тайна

Мила наблюдала за тем, как Тигр все дольше и увереннее стоял на лапах, глубоко вдыхая воздух.

— Он скоро придет в норму, — шепнул ей на ухо Оранчик.

— Удивительно, столько лет провести в заточении… И вот теперь, когда нужно бежать отсюда, он стоит и наслаждается этим воздухом… Может, он забыл, что он в Царстве тьмы? — размышляла девочка вслух.

— Совсем нет, ты думаешь, что эта земля всегда была Царством тьмы? — И оранжевик отвел Милу чуть в сторону, начав увлекательный рассказ…

Когда-то это была страна Гармония, все здесь дышало весной. Вечно цвели деревья, каждый день на них созревали новые плоды, широкие поля покрывали яркие цветы, травы благоухали в благодатных лесах. Самые разные птицы летали здесь, поражая своей красотой. Сильный заботился о слабом. Все животные, населяющие страну, жили в мире и согласии. В такой стране родился Тигр, его отец был королем в те далекие времена. Но вот однажды откуда-то появился Инке, он так убедительно и красноречиво рассказывал животным о своем царстве, о порядках, где каждый заботится только о себе. Почему если сильный голоден, он не может сожрать слабого? Зачем такое изобилие цветов, когда, уничтожив другого, ты будешь единственным прекрасным цветком в поле и любоваться все будут только собой? Слабые сердца поддались искушениям демоника, а сильные — еще более окрепли в своих убеждениях справедливости. И вот некогда славная и красивейшая страна Гармония встала на путь своей гибели. Травы и деревья засохли, потому что небо иссушило землю и превратило ее в камень, оттого здесь так много скал. И вот когда вокруг все было разрушено, в стране осталось совсем немного доблестных птиц и животных, полчища демоников объявили им войну. Несмотря на явное превосходство в количестве, демоники никак не могли победить силу живого добра. И тогда Инке придумал коварный план: он понял, что разбить жителей можно, только лишив их короля — Белого Тигра, так как он был очень мудр, и у дрянных существ никак не получалось перехитрить его. Но помимо мудрости и отваги, король обладал еще и доблестью. На этом и поймал его злой Инке. Он заманил его в эту самую пещеру, сказав, что хотел бы заключить перемирие. Но с условием: Тигр должен быть один. Король принял его предложение. Сказав зверям последнее слово, он предупредил их, что, если через час не вернется — значит, его больше нет в живых. И приказал зверям уйти в специальную Зеленую пещеру, где они будут жить в безопасности и их никогда не найдут демоники. Так они и поступили, но каждый из животных надеялся, что Тигр вернется живым и здоровым. Так они до сих пор ждут своего Короля в созданной ими Зеленой пещере, готовые вступить в бой за освобождение страны Гармонии от демонического племени.

— А как они узнают, что пришел именно он? — спросила Мила.

— Над пещерой есть выгравированная надпись на древнем языке, недоступном демоникам. Знает его только Король. Находится она меж трех самых высоких скал. — Оранчик подлетел к Тигру и спросил: — Ваше величество, у нас так мало времени! Нам пора в путь, вы готовы?

— Да, — решительно сказал Тигр, издав ликующий рык. — Мила, тебе лучше взобраться мне на спину, так мы быстрее доберемся до места. — И тигр опустился на передние лапы, чтобы девочка смогла сесть на него.

— Но вы же еще совсем слабы… — удивленно заметила Мила.

— Уже нет, ваша доброта и родной воздух придали мне много сил. Садитесь, благородная Мила!

Девочка послушно выполнила просьбу своего нового друга. Едва Мила села на Тигра, как он взмыл вверх по скалам. Прыжки его были стремительными и ловкими. Он перепрыгивал с одного горного пика на другой, словно большая кошка, пока, наконец, не увидел свет зеленого маяка…


Глава шестнадцатая
Зеленая пещера

— Вы, кажется, сокрушались об отсутствии Милы? Оглянитесь! — воскликнул зеленик.

Витя немедленно обернулся, и взору его предстала невероятная картина. Мила, сидевшая на могучем и величественном Белом Тигре, улыбаясь, махала ему рукой, а возле ее правого плеча порхал оранжевый ангелик.

— Не ждали? — весело приветствовала она своих друзей. — Вижу, о твоем здоровье хорошенько позаботились? — Не скрывая своей радости, Мила быстро спрыгнула на землю и крепко обняла Витю.

— У нас мало времени, Мила, — напомнил Оранчик.

— А откуда здесь взялся Белый Тигр? — недоумевая, поинтересовался Витя.

— Он — Король этой страны! — в один голос сказали ангелики и девочка.

— Так, понятно. Теперь все сходится… — задумчиво произнес мальчик. Немного погодя он нырнул в карман и достал оттуда кристалл.

— Это же наша печать! Где ты отыскал ее? — спросил Тигр.

— Долгая история… — Витя улыбнулся, пожимая плечами.

Они все вместе подошли к пещере, где были высечены буквы. Внимательно осмотрев надпись, оранжевый ангелик перевел пророчество:

— «Тому лишь откроются двери, кто сердцем лучист и душой, священная дружба со зверем растопит лед глыбы большой».

— Погодите, вон там должен был сохраниться маленький камень, — сказал Тигр. И, подойдя к еле заметному выступу, принялся рыть лапами размягченную землю.

— Я надеюсь, ты его не успел растворить? — полушепотом произнес Витя, обращаясь к зеленику.

— Все в целости и сохранности, я же знаю легенду, — насупился ангелик.

— Вот он! — воскликнул Тигр.

— Слава Богу! — с облегчением выдохнул Витя.

— Священный фрагмент… Теперь я должен приложить к нему свою лапу. Мила, возьми кристалл у Вити и вставь его в расщелину. Витя, а ты в это время громко читай надпись! — скомандовал Король.

И когда каждый выполнил то, что от него требовалось, тяжелый затвор скалы с невероятным грохотом начал отворяться…

После того как камни разошлись, путники увидели чудесный мир, который прежде могли представить только в самых смелых мечтах! Вход в Зеленую пещеру с внутренней стороны обрамлял цветущий, источающий тонкий приятный аромат жасмин, обвивая врата, словно белый венец. Между цветами щебетали птички — колибри. Когда они увидели Короля зверей, тут же запели чудесную песенку тонкими, хрустальными голосками:

«Возрадуйтесь, возрадуйтесь,
Король вернулся к нам,
Теперь мы снова сможем
Дать отпор всем злым врагам!»

И стоило обитателям пещеры услышать пение, как откуда ни возьмись появились белки, лошади, мышки, обезьяны и прочие жители, пока не образовалась наконец огромная толпа. Все внимательно смотрели на Белого Короля. А он, окинув довольным взором окружающих, издал грозный, величественный, словно предвещающий грядущую победу рык.

— Друзья, мы снова вместе. И нам предстоит великое дело — отстоять нашу страну, память наших славных предков и вернуть доброе имя Гармонии! Прогоним же подлую нечисть с нашей земли! — воинственно произнес Тигр.

— Прогоним! За память наших предков! — отдалось ликующим эхом в тысячи голосов.

Тигр одобрительно кивнул, затем подошел к Миле и Вите.

— Друзья мои! Это моя спасительница Мила, она прибыла из далекого Мира людей. Ей я обязан тем, что стою сейчас перед всеми вами. Она не только наш верный союзник, но и доблестный друг! Примите ее как меня!

— Да здравствует Мила! Друг Короля! — радостно кричали животные. Потом все замолчали, а к девочке подлетели два белых голубя, в своих клювиках они несли лавровый венок.

— Король, но ведь так встречают победителей? — смущаясь, спросила девочка.

— Ты и есть победитель, за твое золотое, благородное сердце прими от нас сей дар. Это вечноцветущий венок славы! Даже находясь в своей стране, ты можешь прибегать к его помощи в самые трудные минуты. Он будет зажигать в твоем сердце отвагу, доброту и мудрость! — И Тигр одобрительно кивнул голубям.

— Благодарю вас, Ваше величество, это большая честь для меня. — Мила протянула было руки к венцу, но птицы аккуратно возложили его на голову растерявшейся девочки. Когда она рассмеялась собственному невежеству, Король и его подданные захохотали вместе с ней. А Витя стоял и думал, что в его жизни еще не было прекраснее и радостнее этого момента…


Едва ребята и Король зверей пересекли три высоких каменных дуги, как вход в Зеленую пещеру сам собой начал затворяться. Происходило это с таким же грохотом.

— Мы должны соблюдать осторожность, — ответил Тигр на вопросительный взгляд Милы.

— Я понимаю, Ваше величество, у нас совсем не осталось времени. Может, вы подскажете мне, где искать демоника Инке и волшебную шкатулку? — с явным беспокойством спросила девочка.

— Сейчас вы будете присутствовать вместе со мной на собрании старейшин. Мы должны вместе нанести визит врагу, — хладнокровно произнес Король.


Глава семнадцатая
Совет в гармонии

Войдя в огромный зал из высоких тучных деревьев и белого камня, Мила и Витя окинули его восхищенным взглядом. Он напоминал лиственный Атриум с огромным куполом из переплетенных ветвей и цветов.

— Как здесь красиво! — воскликнула Мила.

— Ну недаром же их страна была прежде Гармонией! — подхватил Витя.

Постепенно в зале заседания стали собираться царские советники. А ребята, не зная, какое место им занять, скромно стояли у входа, внимательно разглядывая присутствующих. Когда же в цветочный Атриум вошел Тигр, он, удивленно взглянув на друзей, выразил недоумение:

— Почему вы стоите здесь? Отныне ваше место рядом со мной! Пройдемте же к трону! — И величественной поступью Король зашагал вперед, а ребята последовали за ним через огромный зал. Подойдя к престолу из белого камня, он жестом головы указал Миле на правую сторону, а Вите на левую. Едва девочка присела, как из ее походной сумки выпорхнул оранжевый ангелик.

— Оранчик, не сейчас! — гневно прошептала Мила, покраснев от неловкости.

— Да нет же! Именно сейчас я должен сказать, что нашел след демоника Инке на карте! Взгляните! — И оранжевый ангелик, словно лазерный луч, развернул в воздухе огромную карту Царства тьмы. По залу пронесся гул осуждения.

— Не беспокойтесь, это хранитель нашего друга Милы! — громко заявил Тигр, и звуки мгновенно утихли.

— Оранчик, покажи, где сейчас находится Инке, — сосредоточенно попросила Мила.

— Итак, вот этот зеленый круг — наша пещера, а теперь посмотрите сюда, видите, возле него движется черная точка? Это и есть демоник, — предупреждающе заметил херувимчик.

— Но он же совсем близко! Я прямо сейчас могу догнать его! — И Мила вскочила с трона.

— Не думаю, что это то, что сейчас нужно делать. Скорее, он хочет тебя выманить, и это напоминает какую-то коварную ловушку, — грозно заметил Тигр.

— Вы абсолютно правы, Ваше величество! — согласился оранжевик.

— Когда-то я был столь же юн и горяч, и темные отродья прознали это, потому им не составило особого труда заманить меня в плен. Нет, Мила, я не могу допустить, чтобы ты попалась в эту ловушку, — решительно заявил Тигр.

— Но как же быть тогда? Ведь мне надо успеть, а времени все меньше… — И девочка чуть не заплакала от отчаяния.

— Мила, Ваше величество, посмотрите на это… — ангелик ткнул крохотным пальчиком в карту. К всеобщему удивлению, черные точки начали множиться, пока перед запертым входом не образовалась плотная темная стена.

— Что это все значит? — нервно спросила Мила.

— Кажется, нам объявляют войну! — прорычал Тигр. — Вот и пробил наш час! Пора дать бой демонической нечисти!

Выйдя в самый центр зала, Король громко заговорил:

— Верные мои подданные, жители и потомки славной страны Гармонии, вы много веков жили в этом убежище, которое создали Ваши праотцы, и теперь настало время выполнить их волю! Гармония — наша земля, и мы вернем ее прежний прекрасный образ! Прогоним же врагов наших! — разъяренно призвал Тигр.

— Прогоним нечисть! — отозвались старейшины и командиры.

— Собирайте легионы, трубите в горны, развевайте знамена! Мы выступаем!

Мила слушала этот призыв и понимала, что теперь это не только ее дело, в глубине души девочка почувствовала прилив сил оттого, что сейчас с ней столько единомышленников. А Витя тем временем пытался себя убедить, что все ЭТО не сон. Сколько раз он представлял себе различные исторические бои, читая множество книг. Но все было не так, не по-настоящему. И вот теперь он здесь, рядом с Королем волшебной страны, и горны трубят, и ему, ученику средней школы, предстоит отстаивать добро в поединке со злыми полчищами отвратительных монстров. Мог ли он об этом когда-нибудь мечтать?

— Витя! — обратился к нему Белый Тигр. — Сейчас Мироник проведет тебя в рыцарскую комнату, где ты наденешь шлем и доспехи воина, а так же подберешь себе достойное оружие.

— Благодарю вас, Ваше величество! — И мальчик с неописуемым чувством окрыляющего восторга, словно завороженный, последовал за белым пегасом…

— Я полагаю, это будет твой первый бой? — распахнув ворота ударом копыт, спросил крылатый конь.

— Да… Конечно, мне доводилось драться в школе. Но это было так… ничего особенного. — Витя, замявшись, потупил взгляд.

— А меч в руках ты когда-нибудь держал? Хотя зачем я спрашиваю… — Подойдя к стене, на которой располагались доспехи, Мироник пристально взглянул в лицо мальчика: — Значит так, юный воин, сейчас ты прослушаешь краткий курс молодого бойца!

И Витя с должным вниманием принялся вникать в детали…


Глава восемнадцатая
Битва

Неуклюже надев металлические нагрудники, Витя решил поинтересоваться:

— Из чего они сделаны?

— Серебро! Только оно способно сделать нечисть беззащитной. — И пегас передал в зубах мальчику меч. Подросток попытался небрежно подхватить его, но руки согнулись под тяжестью оружия.

— Так, у нас совсем беда… — расстроенно заметил Мироник.

— Нет, погодите. Я сейчас освоюсь, мне только нужно привыкнуть и немного подержать его в руках, — оправдываясь, начал уверять его Витя.

— Со временем еще хуже, чем у тебя с оружием. Ну хорошо, на то, чтобы «освоиться», даю не более двадцати минут. Дальше либо пойдешь биться кулачным способом, либо останешься здесь. — И пегас вышел из рыцарской комнаты.

А Витя, присев на стул, подпер лоб рукой, в глубине души осуждая и презирая самого себя. Грустно поглядев на сверкающие доспехи, начищенные до блеска, мальчик увидел свое отражение в шлеме. Тишина наполнила комнату, и только разгоравшийся в камине огонь чуть потрескивал, щедро рассыпая веселящиеся искорки по уголькам.

— Ну и кто ты такой? — глядя в свое отражение, с отчаянием произнес мальчик.

— Позволь, я скажу? — раздался за спиной знакомый голос. Это был Король. — Тебе сейчас кажется, что у тебя недостаточно сил поднять и удержать в руках оружие? Но на самом деле это не так. Вспомни, сколько тебе пришлось пройти, прежде чем ты оказался здесь. И все это время ты делал то, что велит тебе сердце. Не останавливаясь ни на миг и не позволяя страху вырваться наружу, ты шел рядом со своим другом Милой. Разве этот поступок — проявление слабости? Напротив, это доказательство великой силы, которой ты обладаешь. А теперь взгляни на себя еще раз и скажи, что ты видишь?

После этих слов Витя вновь подошел к доспехам и голосом, полным уверенности, произнес:

— Я смогу! Я готов! — Удивительно, но в этот момент мальчик без каких-либо усилий взял меч со стены и самостоятельно надел серебряные доспехи. — Король, спасибо тебе! — Благодарно склонив голову, Витя опустился на одно колено.

— Удивительно, но ты уложился со своим «привыканием» ровно в двадцать минут, — не без радости отметил появившийся Мироник, подмигивая Королю, и все трое дружно рассмеялись.


— Чуть расслабь предплечье, сконцентрируй взгляд на цели, — наставлял Оранчик Милу, которая держала в руках лук с огненной стрелой, натягивая тетиву.

— Представь, что перед тобой Инке, и нет времени раздумывать. Так вот сейчас, как никогда, нужно сохранять хладнокровие и сосредоточенность. Стреляй! — скомандовал ангелик, и девочка выпустила стрелу. Стрела, мгновенно перелетев десятиметровый рубеж, попала точно в цель.

— Есть! Я попала!!! — прыгая от радости, ликовала Мила.

— Главное в этом деле — что? Концентрация! — не без удовольствия заметил Оранчик. — И вот таких живых мишеней у тебя сейчас будет тьма, ты не должна терять самообладания. В этом секрет успеха настоящих стрелков!

— Ну да! — подхватила Мила. — Тебе-то, как никому другому, это должно быть известно. Ведь ты направляешь стрелы вдохновения в сердца людей! — продолжала смеяться девочка.

— А как же! С самого моего рождения этим и занимаюсь! — переливающимся, словно звон колокольчиков, голосом заметил ангелик.

Каждый из жителей Гармонии готовился к предстоящему бою по-своему. Птицы плели клювиками сети из полынь-травы, которая не рвалась и не горела в огне; бобры набивали щеки орехами, чтобы заплевать недругов; обезьянки клали камни в холщовые сумочки; слоны вооружились огромными дубинками; собаки точили зубы. Всех их объединяло братское чувство любви к своей стране и ненависти к общему врагу. Когда же приготовления закончились, Король попросил оранжевика еще раз развернуть волшебную карту и показать, где сейчас находится скопление врага.


Вскоре и без того душный за пределами пещеры воздух накалился от витавшей в нем злобы. Бесчисленное множество безобразных, полных агрессии существ вызывало ревом горна жителей Гармонии на бой. Душераздирающие крики гулким эхом раздавались над растрескавшейся землей. Потом демоники начали призывно бить в свои барабаны. Инструменты были сделаны из костей и кожи умерших животных и потому издавали жуткие звуки, напоминавшие жалобный и мучительный стон. Многочисленное войско било копытами, копьями и швыряло камнями в три скалы, между которыми находился вход в Зеленую пещеру. А по ту сторону, с мужеством и верой, разделившись на отряды, готовилось к битве войско животных. Мироник, обходя строй, отдавал последние тактические наставления перед самым знаменательным сражением в их жизни.

Мила, протянув ладонь, на которой расположился оранжевый ангелик, и, посмотрев на него с тревогой, спросила:

— Этот бой может стать последним, их же гораздо меньше! Что будет, если они потерпят поражение? Они окажутся в рабстве?

— В рабстве? Нет! Ты плохо знаешь гармонийцев, они, скорее, предпочтут смерть неволе, — прошептал Оранчик.

— Я могу еще что-то сделать для них? — девочка с надеждой посмотрела на ангельское создание.

— Да, если ты успеешь во время боя забрать шкатулку, то, будучи ее хранительницей, ты сможешь призвать хранителей добра и света.

— А их много? Достаточно ли придет ангеликов, чтобы спасти Гармонию? — не унималась девочка.

— Для того чтобы спасти Гармонию, достаточно одного Золотого войска, которое возглавляет самый славный и священный воин.

— А сколько в этом Золотом отряде хранителей? — Любопытство девочки росло на глазах, казалось, она уже не чувствовала напряженной атмосферы. Наоборот, ей уже не терпелось ввязаться в этот опасный бой, какая-то неведомая сила разбудила в ней героизм, дремавший прежде.

— Их семь, — шепнул на ухо Миле ангелик.

— Тогда вперед! — мужественно сказала девочка и, укрыв крылатое создание в сумке, встала в самый первый ряд. Но у Мироника были совсем другие планы: подойдя к Миле, он вежливо объяснил, что юной гостье не место в боевом строю, и ей уже приготовили персональные покои с угощением, чтобы она ждала победителей в пещере. По голосу Мироника девочка поняла, что настроен он крайне решительно, но в глубине души знала, что все в ее руках. Переубедить Милу теперь было невозможно. Обладая информацией, которую ей сообщил Оранчик, она считала своим священным долгом помочь Белому Тигру и гармонийцам отстоять свою страну.

Врата распахнулись, и Северный Царь величественно вышел к своим подданным. Увидев его, они выпрямились, и девочка заметила, что в их глазах было нечто общее — то сиял свет надежды. Надежды на справедливость, на победу и, главное, надежды вернуть себе прежнюю жизнь и великую страну.

Белый Тигр подошел к Миле и, заглянув ей в глаза, слегка наклонился. Девочка немного растерялась.

— Смелее, Мила, так тебе удобнее будет сесть мне на спину, — приободряюще сказал он.

— Мы выйдем на бой вместе? — вскарабкиваясь на Тигра, девочка, переполненная восторгом, ловко перекинула сумку через плечо.

— Мы уже на него вышли! — сказал Тигр, поднявшись. И когда врата отворились, Король, вспрыгнув на самую дальнюю вершину скалы, издал мощный рык. Такой невероятной силы, что, словно по команде, горны, барабаны и крики демоников умолкли.

Воцарилась тишина. Из сумки вылез Оранчик и вспорхнул к Миле на плечо.

— Ты тут зачем? — возмутилась она.

— Я тоже буду вам помогать, ты без меня не сможешь найти Инке, а я вижу так далеко, что даже сейчас знаю, что у тебя в комнате осталась незаправленной кровать. — Мила улыбнулась. И когда тигр издал рык в третий раз, они стремительно помчались на врага. Девочка впервые в своей жизни обнажила оружие.

— За Гармонию! — вскричал Мироник.

— За Гармонию! — хором прокричала в ответ армия.

— Перебьем это зверье! — командовал предводитель демоников Демац.

Надо сказать, что он не случайно был их предводителем. На всем белом свете невозможно было сыскать существо гаже и омерзительнее. Огромного роста, с густой и грязной шерстью, красными глазами, с крепкими сильными, скорее напоминавшими лошадиные копыта, ногами… Огромные черные рога и зловещий оскал могли лишить чувств любого, кто нечаянно встретил бы его в человеческом мире. Но самое главное, что отличало его от подчиненных демоников, — это огромные, как у рептилии, крылья и столь же подвижный, длинный, как у ящерицы, хвост, на кончике которого был треугольник, похожий на стрелу. Невообразимый урод источал при этом отвратительный запах. Все демоники, которые населяли Царство тьмы, с трудом доставали ему до колена. Вот как выглядел Властелин тьмы — жестокий и беспощадный Демац. Стоит ли говорить, что Гармония была не единственным завоеванным им государством. Он подсылал своих слуг к разным народам, в разные страны, чтобы они склоняли умы и сердца людей на злые поступки. И когда демоникам удавалось достичь цели, они ликовали, делая друг другу подножки, пуляясь камнями и издавая злорадный смех. Они спешили к своему повелителю доложить, что распри между людьми достигли высшей точки и теперь можно идти и покорять страну, ведь она уже разрушена изнутри. Некому будет ее защитить, потому что каждый сам по себе. Тогда Демац вставал со своего черного трона и, изрыгая огонь, отправлял самых кровожадных воинов на расправу и завоевание. И те, без труда уничтожив все, приносили ему победу.

И вот теперь, когда он окончательно решил подчинить себе Гармонию и убить Белого Тигра, взор его устремился и на Мир людей — наш Мир. Спасти каждого мальчика и девочку могла только Мила. Ведь именно в шкатулке заключалась великая тайна и сила света. В конце концов, ошибки должен исправлять тот, кто их совершил. А она, хоть и была, как ей прежде казалось, обычной школьницей, не боялась уже ничего. И когда Белый Тигр рвал врагов на части, она, сражаясь подле него, размахивала мечом. И где-то совсем рядом, невидимый за темным облаком из тел демоников, столь же храбро сражался ее сосед и друг Витя. Он, как и Мила, верил в победу и еще перед тем, как раздвинулись ворота пещеры, твердо для себя решил, что будет защищать зверей до конца. Удивительно, но он уже не мечтал стать фокусником. Витя чувствовал себя настоящим рыцарем, стоявшим на стороне правосудия и добра.

Жители Гармонии бились так же яростно и отчаянно, как и их Король. Вдруг из-за спины Белого Тигра раздался страшный вой, и демоники отступили. Земля содрогалась от тяжелых шагов, и воздух донес зловонное дыхание. Это был Демац. Он шел прямо на Белого Тигра.

— Мила, отойди в сторону, маленькой девочке не стоит смотреть на это, — спокойно попросил ее Тигр.

— Но Король! — попыталась было возразить Мила, однако он посмотрел на нее спокойно и решительно, и девочка послушно отошла к большому камню.

Волоча за собой огромную, с железными шипами дубину, Демац, злобно уставившись на Тигра, прошипел:

— Ну вот мы и встретились! Ты всего лишь жалкая кошка! Неужели ты думаешь, что сможешь победить меня и мою армию, в тысячи раз превосходящую несчастную горстку глупцов?

— Я в этом уверен, — спокойно произнес Тигр.

— Пока не поздно, я предлагаю тебе избежать жертв и перейти на мою сторону. Признай мою власть перед своим народом, и я сохраню тебе жизнь.

— Своей жизнью я распоряжаюсь сам! А мой народ, скорее, предпочтет гибель служению тебе. Нас ты не получишь! — твердо сказал Тигр.

— Тогда я размажу вашу кровь по этой земле, она уже почти стала моей! — громко крикнул Демац.

— «Почти» не считается, сначала попробуй ее завоевать! — оскалившись, Белый Тигр топнул могучей лапой по земле. И началась схватка.


Глава девятнадцатая
Подвиг милы

Скрежет тяжелой дубины по высохшей почве наводил на Милу ужас, но еще больший ужас она испытала, увидев, как Белый Тигр борется с превосходящим по силе противником. Несмотря на то, что Королю удавалось ловко уворачиваться от ударов, он все же пропустил один, да такой силы, что по груди, покрытой белой шерстью, заструилась алая кровь. Мила вскрикнула от ужаса и бросилась с мечом на Демаца, однако Оранчик вовремя остановил ее.

— Мила, что ты делаешь? Тебе его не победить! Я нашел Инке, нам нужно на ту дальнюю скалу! — вспорхнув прямо перед ее лицом, прокричал он.

— А как же Тигр? — посмотрев с отчаянием на то, как животное из последних сил бьется не на жизнь, а на смерть, девочка вздохнула и последовала за ангеликом. С детства она боялась высоты. Но сейчас ей предстояло пересилить свой страх. Когда они пробрались сквозь полчища демоников, Мила попыталась вскарабкаться по выступам. То ли от волнения, то ли от страха ноги ее все время соскальзывали. Но чем больше они ее не слушались, тем сильнее становилась ее воля к победе. А Инке в это время уже разгребал вход в старое, забытое ущелье. Поскольку он был демоником, ему была свойственна жадность. Он задумал спрятать шкатулку от Властелина Тьмы, чтобы потом, дождавшись, когда того убьют, самому завладеть оставшимися богатствами и землями.

Пока его собратья сражались, он прыгал от радостного осознания того, что совершает самую большую подлость в своей ничтожной демонической жизни.

А Мила в это время упорно продолжала карабкаться по неровной скале. Девочка не чувствовала боли и усталости, хотя мышцы ее были напряжены до предела, в голове у нее вертелась лишь одна мысль: только бы успеть!

А демоник столь же упорно вытаскивал старые, пыльные камни для того, чтобы спрятать шкатулку. Когда девочка наконец взобралась на вершину, существо уже успело окончательно разрыть вход. Посмотрев вниз, Мила увидела, как ослабевают силы гармонийцев, поле было усеяно телами животных, над которыми кружили вороны, но те, кто еще был жив, продолжали сдерживать натиск. Резко развернувшись, девочка прыгнула на Инке, который вскрикнул от неожиданности, и они кубарем покатились по земле. Демоник царапал Миле лицо, выворачивал руки, а она, вцепившись мертвой хваткой в шкатулку, пыталась отбросить его ногами.

— Я тебе ее не отдам! — взревел Инке. — Я буду править миром! Она — моя! Отдай, гадкая девчонка! — вопил демоник. Но Мила еще крепче держала шкатулку. Тогда Инке схватил булыжник и попытался ударить ее по голове, но девочка, увернувшись, стукнула его ногами так, что он, перелетев через нее, рухнул в пропасть. Жалкий, душераздирающий крик летящего со скалы Инке слышала только Мила. Его тело упало рядом с другими трупами, над которыми кипел бой. А Мила, чуть отдышавшись, прижала шкатулку к груди.

Ангелик подлетел к ней и, поцеловав в лоб, с восхищением заметил:

— Ты самая отважная девочка, которую я когда-либо знал!

Мила устало улыбнулась в ответ.

— Как вызвать Золотое войско? — собирая растрепанные волосы в хвост, спросила девочка.

— Открой шкатулку, поднеси к ней свою правую руку и произнеси: «Силы добра, призываю вас во имя правды!» И они сами придут.

— И все? — удивилась она.

— Этого достаточно, — кивнул Оранчик и пододвинул шкатулку ближе к Миле.

Когда девочка произнесла заветные слова, там, далеко, где небо было прежде багровых тонов, внезапно показался луч солнечного света. Он стал расширяться все больше и больше, и Мила увидела настоящее чудо: прямо по небу к ней скакали семеро всадников на белых крылатых конях. Все они были высокие и статные, облаченные в золотые доспехи. Впереди всех мчался могучий воин в развевающемся красном плаще.

— Прошу вас, помогите Тигру! — взмолилась девочка, и предводитель Золотого войска, улыбнувшись, кивнул ей головой.


Глава двадцатая
Победа

Белый Тигр лежал на земле, тяжело дыша, по клыкам его сочилась кровь. Лапы были перебиты, а Демац громко смеялся, глядя на поражение последнего благородного Царя.

— Ты умрешь бесславно! Я обезглавлю тебя! Глупая кошка! — Безобразная улыбка растянула его не менее отвратительное лицо.

— Не прежде чем я обезглавлю тебя! — раздалось сурово и резко. Когда Темный Властелин обернулся, он увидел пред собой Михаэля. Это был Князь сил Добра. На правой руке его был надет золотой перстень с древней священной пентаграммой.

— А-а, наконец-то достойный противник! Вижу, девчонка все же призвала тебя… — Но Демац не успел закончить свою речь, так как Михаэль, направив на него волшебное копье, обездвижил его. И, достав священный трактат, начал читать обвинение:

— За незаконное вторжение в естественный ход истории, а также порабощение народов и миров тебе вынесен приговор — пожизненное заключение в недрах Огненной реки. Без права на помилование. Такова воля высшего совета.

Закончив, Михаэль жестом показал двум рыцарям взять под стражу Демаца. Но пока его облачали в вечные цепи, которые невозможно было снять, Демац продолжал кричать:

— Я еще вернусь! Я обязательно вернусь! Вы все будете молить меня о пощаде! — Но тут его погрузили в клетку, и крылатые кони унесли его прочь.

Мила, подбежав к Белому Тигру, принялась перевязывать кровоточащие раны. Он преданно смотрел на нее, в его больших глазах постепенно угасала жизнь.

— Прощай, Мила. Спасибо, что помогла освободить от зла мою страну, — тяжело дыша, сказал он.

— Нет, ты не умрешь! Не умрешь! — заплакала девочка.

Михаэль подошел к ней и, взяв за руку, спокойно произнес:

— Позволь мне?

Положив руки на лоб Тигра, он прочел какие-то слова на незнакомом Миле языке. И прямо на глазах у Милы, Вити и жителей Гармонии демоники стали обращаться в пепел, а раны Тигра затягиваться самым чудесным образом.


Глава двадцать первая
Возвращение домой

Гармония снова расцвела и стала такой же красивой и благодатной страной, какой была прежде. В небе парили белые голуби, в озерах плавали лебеди, бобры мастерили плотину, лошади щипали свежую, сочную траву, — словом, мир вновь воцарился. Мила и Витя приняли волшебные подарки от Белого Тигра. Вите он даровал рыцарские доспехи, те самые, в которых мальчик защищал Гармонию в войне с демониками, как вечное напоминание о том, что нужно верить в себя и защищать слабых. А Миле достался золотой венок, чтобы она всегда помнила — победа рождается в сердце. Теперь гармонийцы любят ее не меньше, чем Короля, и будут рады если она когда-нибудь еще вернется в их волшебную страну. Но как бы ни было опасно и прекрасно путешествие Милы и Вити, им предстояло вернуться домой. Крепко обняв Белого Тигра, девочка прошептала:

— Мы еще увидимся?

— Возможно, Мила. Тогда это будет еще один счастливый день в моей жизни. — Тигр склонил голову ей на плечо.

А Мироник на прощание прокатил Витю по небесным угодьям Гармонии.

— Я не видел в своей жизни ничего более прекрасного! Я никогда не забуду нашу дружбу, — еле сдерживая слезы, Витя погладил гриву Мироника и нехотя подошел к Миле. Ребята попрощались с ангеликами — зеленик и оранжевик не могли лететь с ними в Мир людей. Они остались в Гармонии, где станут с нетерпением ждать возвращения детей в эту дивную страну. Мила положила волосок на шкатулку, и перед ней появилась Габи в сияющей мантии.

— Вам пора! — ласково обняв детей, сказала она. Когда ангелик хлопнул три раза в ладоши, все закружилось. Ребята зажмурили глаза. Открыв их, они обнаружили, что стоят в Милиной комнате.

— Чудеса, да и только! — Витя продолжал держать Милу за руку.

В доме вкусно пахло бабушкиными пирогами.

— Мила, будь добра, вынеси мусор! — кричала из соседней комнаты бабушка.

— Мы победили! — радостно подпрыгнув, ликовала девочка. — Но только, Витя, про чердак не рассказывай никому! — предупредила она.

— А то я сам не догадался! Кстати, надо спрятать шкатулку, — заметил мальчик.

Тем же вечером ребята пробрались на чердак и спрятали шкатулку так, что найти ее теперь смогут только они. А ключ Мила повесила на цепочку, которую носит на шее. Ведь теперь она стала хранительницей тайны старого чердака.


Оглавление

  • Глава первая Ключ
  • Глава вторая Чердак
  • Глава третья Знакомство
  • Глава четвертая Пробуждение демоника Инке
  • Глава пятая Путешествие в мир ангеликов
  • Глава шестая История волшебной шкатулки
  • Глава седьмая Пророчество
  • Глава восьмая Встреча в замке
  • Глава девятая Погоня за демоником
  • Глава десятая Царство тьмы
  • Глава одиннадцатая Сражение
  • Глава двенадцатая Витя в пещере
  • Глава тринадцатая Освобождение белого тигра
  • Глава четырнадцатая Находка
  • Глава пятнадцатая Открытая тайна
  • Глава шестнадцатая Зеленая пещера
  • Глава семнадцатая Совет в гармонии
  • Глава восемнадцатая Битва
  • Глава девятнадцатая Подвиг милы
  • Глава двадцатая Победа
  • Глава двадцать первая Возвращение домой