Цель жизни (fb2)

Цель жизни [СИ]   (скачать) - Константин Леонидович Дадов

Аннотация:

три истории, в каждой из которых фигурирует отдельный главный герой. маг, после смерти атамана приютивших его разбойников, решает посвятить себя мести, но выбирает для этого весьма заковыристый путь. воин потерявший память, позволяет потоку событий нести себя вперед, покорно принимая испытания, но при этом изо-всех сил, старается сохранить свою жизнь. воспитанник монастыря, обладатель немалой силы и мастерства, отточеного долгими тренировками, ступает на тернистый путь, дабы однажды его назвали героем. их дороги ведут в разные стороны, но по законам жанра, обязательно пересекаются.

ПРОЛОГ.

Заходящее солнце светило мягким желтым светом. Легкий летний ветерок, трепал полы коричневого плаща, а на редких деревьях встречающихся на протяжении горной дороги, щебетали птицы.

Телега, груженная тяжелыми ящиками и бочонками, запряженная молодой рыжей кобылой, поскрипывая колесами, медленно ползла вверх по широкой глиняной дороге. Возница, укутавшись в плащ, не обращал внимания на жаркую погоду, с мягкой улыбкой смотрел на горный массив, возвышающийся слева от него.

Раньше эта дорога вела через перевал, пролегающий между двумя высокими пиками, но после обвала, который наглухо перекрыл путь, это место забросили. Торговцам было проще идти в обход гор, делая небольшой крюк. В двух днях пути на юг, пролегало широкое ущелье, внутри которого разместилась целая долина. Там дорога была более удобной, и там же, был построен торговый городок, окруженный деревнями крестьян. А в тупике, образовавшемся на старом перевале, стали обитать разбойники, отвоевавшие себе это место у племен гоблинов и одиноких троллей.

Отсюда, было удобно совершать набеги на караваны, а так же держать оборону, в случае погони. В поселение разбойников вела только одна дорога, и десяток тайных троп, известных только местным жителям.

Завернув за угол, телега наконец оказалась на месте назначения. Несколько часов подъема, могли измотать кого угодно, лошадь например, дышала уже с таким трудом, что казалось еще пара шагов, и она упадет без сил. Только в данный момент, здоровье животного заботило возницу в последнюю очередь.

Укромная разбойничья деревня, обзор на которую открылся для путника, лежала в руинах. Два каменных строения, превратились в груды мусора, а деревянные сооружения, уже даже не дымились, оставшись обгорелыми скелетами бревен. Тут и там, лежали тела разбойников, а так же женщин и детей, так же обитавших в этом поселении. Все они были убиты с особой жестокостью, и над телами, издевались даже после смерти.

Спрыгнув с телеги, путник пошел напрямик, через то, что когда-то называл своим домом. Сердце стучало ровно, дыхание замедлилось, взор прояснился. Внешне спокойный, внутри он кипел от ярости, и мучался от тревоги.

Сбылись самые неприятные ожидания, за обвалившимся куском деревянной стены, было обнаружено тело седобородого мужчины. Лысая голова, широкие плечи, широкий лоб. Нижняя часть тела, лежала в двух метрах от верхней, и внутренности, вывалились наружу. Кровь пропитала землю, вокруг летали мухи.

- атаман. - Тихим баритоном, произнес путник, опустив голову и закрыв глаза.

Так он простоял несколько минут, молитвенно сложив руки, и шевеля губами, произнося слова для упокоения души.

- господин Циан! Это правда вы, господин Циан!

Взрослый мужчина, приземистый но мускулистый, одетый в кожаную жилетку и серые штаны заправленные в сапоги, бежал к путнику, со стороны горного перевала, перекрытого грудой камней. Вместе с ним, бежало еще четверо мужчин, не самых молодых, но еще и не старых. Их одежда оставляла желать лучшего, состояла из грязных рубах, жилетов, рваных камзолов. Каждый был вооружен коротким кривым мечом.

За спинами мужчин, можно было увидеть двух женщин, и стайку детишек, перепугано жавшихся к подолам их платьев.

Солнце совсем скрылось, и сумерки наползали на разрушенную деревню, как одеяло, стремящееся скрыть от взоров, изуродованную землю и тела, разлагающиеся в собственной крови.

- Берт, зачем ты привел сюда детей, хочешь, что бы их мучили кошмары? - коричневый плащ, не давал увидеть, как исказилось лицо мужчины, который только что попрощался с человеком, ставшим его наставником. Атаман, дал бродячему магу, смысл в жизни, помог обрести друзей и еще вчера, собирался женить молодого чародея.

- простите, господин Циан, но дети и женщины, отказались одни оставаться в убежище. Они боятся, что солдаты могут вернуться. - Тот, кого называли Бертом, остановился в десяти шагах от мага. Пусть они и были союзниками, и чародей был верен атаману, но за жестокость и необычные таланты, его боялись даже отпетые головорезы.

- значит солдаты. Король решился послать армию против обычных разбойников, как же высоко он нас ценил. Почему же, здесь нет тел убитых солдат, или за пару дней, что меня не было, вы разучились держать мечи в руках?

Ярость сверкнула в глазах мужчины. Берт сжал рукоять меча, и тут же опустил его. Сражаться с магом, разбойник не решался даже в присутствии атамана, а теперь, Циан вполне мог бы вырвать из человека душу, и скормить одному из духов, которые ревностно охраняют жизнь своего кормильца.

- солдаты забрали тела убитых товарищей. Нам удалось выжить, только благодаря тому, что армия не стала преследовать мелкие группы на горных тропах. Еще человек двадцать спаслись из бойни, они прячутся в пещерах.

Циан молча выслушал разбойника, и вернулся к своим размышлениям. Так как атаман умер, ему больше нет смысла оставаться среди этих оборванцев. Только вот, возникала проблема, иного места, которое можно было бы назвать домом, так же чародей не имел. Да и характер, далекий от просвещенного монаха, не позволил бы оставить без кары тех, кто повинен в смерти наставника.

- соберите всех выживших у завала. Там есть пара домов, построенных как раз на такой случай. Тела уберем завтра, а пока, нужно накормить детей. В телеге много продуктов и выпивки, пусть мужики слегка расслабятся и помянут погибших друзей. Если кто-то начнет буянить, я лично разорву на куски его душу. Сегодня траур, и мы будим горевать.

Именно такого решения, Берт от Циана и ждал. При всей нелюбви к магу, разбойник не мог не признать, что он единственный, кто может принимать решения среди выживших. А так же, маг остался последним непререкаемым авторитетом, с которым не будут спорить даже обезумевшие глупцы.

Двое мужчин занялись телегой, двое отправились искать выживших, Берт повел женщин и детей к завалу, а маг, остался в мертвой деревне. Больше часа он потратил на разборку обрушенного каменного строения, пока не нашел свои вещи. Потертую книгу и деревянный посох, вырезанный атаманом.

Когда чародей прибыл к запасной позиции, там уже горели костры, на которых кипели котлы, вокруг которых суетились женщины. Дети сидели отдельной группой, под присмотром Берта, а еще чуть в стороне, вокруг бочонка с вином, собрался десяток мужиков, грязных и хмурых. Все они были настолько поглощены своими делами, что даже не заметили приближения Циана.

- итак, слушайте внимательно, дважды я повторять не буду. - Голос чародея, набрал силу, привлекая всеобщее внимание. - Завтра, вы отправите четверых дозорных, двух на дорогу к деревне, и столько же, на торговый тракт. О каждом караване, докладывать лично мне.

- но нас слишком мало. - Жалобно пробасил молодой верзила.

Разговорчивого приятеля, кулаком под ребра, ткнул рыжебородый гном, который лучше товарища, был знаком с характером мага.

- скоро нас станет больше. - Уверенно произнес Циан. - Нужный караван, я выберу сам, и вместе с вами, пойду его грабить. Если вы сделаете все, как я скажу, то через несколько лет, мы вернем утраченное влияние, а затем, отомстим королю, за его наглость и самонадеянность. Однако если кто-то захочет уйти, я держать не буду, и даже не убью. У вас время до расцвета, оставшиеся, должны будут подчиняться мне.

Маг прошел мимо озадаченных разбойников, и скрылся в одном из двух домов. В полусотне метров дальше по дороге, возвышался завал из крупных глыб.

- Берт, что думаешь? - Гном негромко обратился к старшему человеку.

- а что думать, Циан дело говорит. Мстить надо, а без командира, все наши усилия будут не более чем сотрясание воздуха. Вы прекрасно знаете, как я отношусь к чародею, но есть много причин, по которым я признаю его лидерство. Если он говорит, что с нашей помощью сможет отомстить, то я пойду за ним, хоть в пасть дракона. А ты, что скажешь, Гин?

Гном пожал могучими плечами.

- завтра пойду в дозор, буду высматривать караваны. И думаю, надо кого-то послать к верхним пещерам, думаю там засели братья зеленые. Эта парочка орков, настоящий позор для своей расы, но в отстройке деревни, будут весьма полезны.

Остальные мужчины поддержали бородачи неразборчивым гулом. Дети же, наконец, дождались ужина. Только один паренек, восьми лет отроду, не притронулся к похлебке, а все продолжал смотреть в тяжелую дверь, за которой находилось помещение, занятое магом.

Весь день, на небе не было ни облачка. Солнце беспощадно нагревало землю, и словно измывалось над одиноким путником.

Человек шел по прямой как стрела, песчаной дороге, пролегающей между могучим горным хребтом, и бескрайними равнинами. Ни единого деревца, кустика, или другого укрытия от палящих лучей, в зоне видимости так и не появилось. Но при этом, была одна вещь, гораздо более неприятная, чем голод или жара, а именно, полное отсутствие воспоминаний.

Одетый в красную шелковую рубашку, черные штаны из грубой но эластичной ткани, человек уже два дня шел по дороге, не зная, откуда он, куда идет, и даже зачем и как здесь оказался. Направление движения было выбрано случайно, стоя на перекрестке, он выбрал тот путь, который казался наиболее удобным в виду отсутствия обуви.

Первыми воспоминаниями, были как раз перекрещивающиеся дороги. Ни друзей, ни врагов, "чистый лист", как говорят бумагомаратели. И откуда он вообще знает, как и что говорят люди?

За два дня, не произошло ровным счетом ничего интересного. Есть, было, нечего, но в экстренных ситуациях, человек может не пить три дня, и не есть до семи, так что запас времени был. Были так же знания, не о географии, а о куче разных специальностей, вроде медицины, математики, химии, физики, и как выяснилось утром, боевых искусств. По крайней мере, легкая разминка с применением растяжек и акробатических прыжков, позволяли на это надеяться.

Все это, рождало еще больше вопросов. Например, откуда человек потерявший память, может обладать такими знаниями?

Утомленный долгим переходом, человек уже начал присматривать место для ночлега. У него не было даже средств, что бы развести костер, поэтому, оставалось найти углубление в земле, и постараться набрать сухой травы, что бы использовать ее как матрац и одеяло.

Глаза неожиданно зафиксировали впереди черные точки, в довольно большом количестве, которые то собирались в одну массу, то рассыпались в стороны. Это могло показаться миражом, но с приближением, стало ясно, что впереди живые существа, достаточно разумные, что бы приручить лошадь.

Человек, был обрадован хотя бы той мысли, что его одиночество закончилось. Ноги сами перешли на легкий и стремительный бег. В голову даже не пришла мысль, сперва попытаться разузнать о незнакомцах хоть что ни будь. Ведь это могли быть разбойники, или работорговцы, или еще бог знает что.

Через некоторое время, мужчина уже смог различить две отдельные группы. Одни были людьми, одетыми в красные плащи, кожаные жилеты с металлическими пластинами. Их поддерживали крупные существа, с зеленой кожей, одетые в звериные шкуры, и обтянутые ремнями, скрепляющими те же стальные пластины. Все они были вооружены кривыми мечами, и большая часть, восседала на лошадях. Им противостояла группа людей, одетых в блестящие доспехи, синие накидки, закрывающие грудь живот и спину, а так же белые плащи, спадающие с плеч. Они так же сражались верхом.

То, что вторая группа состоит из людей, можно было судить по уже убитым бойцам, потерявшим часть амуниции, или по двум молодым парням, каким-то образом, лишившимся шлемов, но сохранившим головы.

Одинокий путник не считал себя героем, и тем более расистом, с трудом представляя себе смысл слова, всплывшего из головы. Перевес был очевидным, против семи всадников в белых плащах, было десять в красных, и еще столько же, воинов с зеленой кожей, только двое из которых лишились лошадей, и теперь сражались стоя на своих ногах.

Глупое желание помочь слабым, и надежда на то, что в случае успеха, выжившие будут более доброжелательны к спасителю, решили, на чьей стороне стоит выступить.

Бег ускорился, в метре от ближайшего всадника с зеленой кожей, человек оттолкнулся левой ногой, подлетел на два метра в воздух, и прямой правой ногой, протаранил спину несчастного, выбив его из седла. Гордиться можно было разве что прыжком, но никак не нападением со спины. Чудом удалось приземлиться на ноги, и, подхватив выпавший меч, крутануться на одной ноге, вспарывая бок лошади другого всадника, оказавшегося рядом.

Выбитый из седла воин, упал очень неудачно, повредив себе спину, и не поднимаясь с земли, он что-то хрипел на своем языке. Лошадь с распоротым боком, встала на дыбы, и опрокинула своего наездника, после чего понеслась прочь, теряя кровь и таща несчастного, нога которого запуталась в стременах, в направлении равнин.

На этом, эффект внезапности был исчерпан. Люди в красных плащах, быстро поняли, откуда пришла новая угроза, и трое из них, убрав мечи, взялись за короткие копья, намериваясь либо растоптать наглеца своими скакунами, либо проткнуть железными наконечниками. Оба варианта были весьма непривлекательны, а потому, одиночке, пришлось принимать весьма неожиданные меры.

Бросив меч, которым он не умел пользоваться, путник дико закричал, и кинулся на всадников. Поднырнув под копье крайнего воина в красном плаще, он проскочил чуть дальше, а потом совершил поступок, за который его мог бы обвинить в жестокости любой мужчина. Скакун оказался жеребцом, и тут же поплатился за свою половую принадлежность.

Удар босой ногой, пусть и не был сокрушителен, но животное обезумело, встало на дыбы, затем попыталось лягнуть человека задними копытами, а потом, наплевав на понукания хозяина, рвануло прочь, хрипя и клацая зубами.

Два оставшихся всадника, были шокированы увиденным, по этому тычок копьем, оказался слабым и неточным. Древко тут же оказалось в захвате сильных рук, и еще один всадник вылетел из седла, не удержав равновесие. Он был оглушен ударом колена в лоб, еще во время падения.

Следующий противник оказался более умелым, спокойным и видимо опытным. Его копье, змеей устремлялось к цели, и отскакивало обратно. Конь, время от времени вставал на дыбы, пытаясь ударить человека передними копытами. Во время одной из таких попыток, произошло нечто невероятное, то, что сложно было себе даже вообразить.

Конь встал на дыбы, а мужчина в шелковой рубахе, оказался прямо перед ним. Логично было отпрыгнуть в сторону, или попытаться поднырнуть под животное, опять же уйдя из-под скакуна. Вместо этого, пальцы, мертвой хваткой сомкнулись на передних копытах, и все тело, моментально напряглось, принимая на себя огромный вес животного и всадника.

Мышцы болели от напряжения, суставы хрустели, а сухожилия грозили порваться. После секундного замешательства, человек вложил всю силу в один толчок, и конь опрокинулся на спину, придавив собой наездника. Мужчина же, упал на одно колено, чувствуя, как невероятная сила, которая помогла ему совершить это безумное действие, все еще пульсирует в теле, но стремительно тает.

Неожиданная помощь, воодушевила воинов в доспехах и белых плащах. Их длинные прямые мечи, заработали с удвоенной силой, и семеро всадников, легко оттеснили восьмерых дикарей с зеленой кожей, половина из которых, сложила головы в этой мясорубке.

Численный перевес все еще оставался на стороне противника, но морально, люди в белых плащах, начали доминировать на поле боя.

Один из обладателей зеленой кожи, попытался достать одинокого путника кривым мечом. Это был тот дикарь, что потерял коня еще до прибытия "страшного подкрепления" всадникам с белыми плащами. Лицо бойца, искажала злоба, в глазах пылало безумие.

На человека снизошло спокойствие, все движения окружающих, замедлились и стали столь же явными, как будто совершались малыми детьми. Чувства жалости, так же испарилось, будто его и не было.

Клинок меча был направлен в грудь, но торс человека отклонился влево, ноги выпрямились и перенесенный вперед вес, придал ускорения движению. Одной рукой захватив руку дикаря, другой уперев в плечо, мужчина совершил движение, при помощи которого обычно обезвреживают буйных пьяниц. Но если действовать более грубо, и приложить больше сил, то "рычаг", в качестве которого выступает рука, вполне может сломаться, наградив жертву острой болью в районе локтя. Довершил дело, удар локтем в висок.

- жалкий наглец, ты заплатишь за это!

Хриплый, при этом визгливый голос, принадлежал низенькому, худощавому старику в черной одежде, кожа которого высохла, и была похожа на пожелтевшую бумагу. До этого момента он только наблюдал, и потому не был даже замечен.

По реакции обладателей белых плащей, старичок не был так уж прост. По крайней мере, всадники выстроились в ряд, закрывшись щитами, висевшими за спинами. Их противники, так же не стали корчить из себя героев, и лезть под неизвестное оружие, которым "древняя рухлядь" собиралась покарать "наглеца".

"а ведь я его понимаю. Зеленого нет, а его понимаю" отметил мужчина, оказавшийся в гордом одиночестве. Его рубаха, разорвалась на груди и плечах, по левой руке медленно текла кровь. Неизвестно когда, но оружие врагов все же его достало.

Вокруг старика закипел воздух, а в сложенных ладонях, загорелся огонь. Еще секунда, и в одинокого путника, полетела "огненная стрела".

Время замедлилось еще сильнее, в памяти всплыло выражение "боевой транс", но эта мысль тут же была отброшена в сторону, как лишняя в данный момент. Руки сами поднялись, предплечья сдвинулись, сложившись в "блок". Возникли знания о монахах, которые ходят по раскаленным углям, острым предметам, и спят на заточенном железе. Кто, когда, откуда, эти вопросы не волновали, просто добавились к сотне тех, что уже роились в голове.

Огонь врезался в руки, которые оказались расслабленными, а воображение представляло кожу на них, твердой как камень. Даже жара почти не чувствовалось. Зато рубаха, испарилась как вода с раскаленной сковороды.

Лицо старика изменилось, если секунду назад оно выражало злорадство и триумф, то теперь, удивление и испуг. А человек, отбросив остатки пламени, в два широких прыжка оказался рядом с врагом, и открытой ладонью, врезал в грудную клетку, услышав отчетливый хруст ребер.

Тощее тело, кувырком отлетело на несколько метров, ударяясь об землю и ломая конечности. Когда старик замер на земле, его голова оказалась повернута к спине, а испуганные глаза, уставились в пустоту.

Спокойствие исчезло, вместо него обрушилась слабость, отвращение, страх и сочувствие. Ноги не тряслись только потому, что человек опустился на одно колено, тяжело дыша, держась за землю, что бы не упасть. Только теперь он заметил несколько мелких ран, и обожженную кожу на предплечьях.

Сражение завершилось. Обладатели красных плащей, после смерти старика, развернули коней и галопом устремились прочь. Дикари, обладатели зеленой кожи, решили скрыться на равнинах.

Всадники в белых плащах, медленно приблизились к одинокому путнику. Один из них снял глухой шлем. Это оказался молодой светловолосый человек, с правильными чертами лица, светлыми голубыми глазами.

- сэр, не имею чести знать вашего имени, но я, Блад Варус, старший из наследников Блада Трейна, нахожусь в неоплатном долгу перед вами.

Пафосно, громко, красиво. Как и положено средневековому аристократу.

- не стоит благодарности. - Сквозь боль во всем теле, произнес мужчина, поднимаясь на ноги, и выпрямляясь во весь рост.

Всадники с интересом рассматривали путника. Средний рост, из одежды остались только потрепанные штаны, голова совершенно лишена волос, черты лица грубоватые, но это лишь подчеркивало суровую красоту. Больше всего, удивляли глаза, спокойные и серые, как будто лишенные всех цветов.

Еще один всадник снял шлем. Это оказался мужчина в почтенном возрасте, голова которого украшалась седыми волосами, лоб расчерчивали морщины, а взгляд, как у опытного хищника, расчетливый и спокойный.

- присоединяюсь к словам моего господина, вы подоспели как раз вовремя. Еще немного и эти подлецы, разделались бы с нами. - Мужчина слегка улыбнулся, проявляя дружелюбность. - Полагаю, если бы вы захотели, то и без нашей помощи могли бы разделаться со всем отрядом врага.

Грубая лесть, ведь с первого взгляда было понятно, что путник истощен и вымотан до предела. Но слова опытного война, были довольно приятны.

- и все же, назовите свое имя, что бы я знал, кого должен благодарить. Уверяю вас, мой отец, так же будит рад встрече с вами сэр...? - Варус, выжидательно замер.

Из глубин памяти выплыло слово, которое с огромным трудом трансформировалось в звуки, что бы впервые прозвучать вслух.

- Вит... Вит-талий. - Сбившись с дыхания, произнес путник.

- что ж, господин Вит Талий, от своего имени, я Блад Варус, выражаю вам свою сердечную благодарность, и прошу стать гостем в замке моего благородного родителя.

Жестом парень отдал приказ одному из спутников, и тот подвел Виту, пойманную лошадь.

"а почему бы собственно и нет? Планов у меня все равно в ближайшее время не предвидится".

НАЧАЛО ПУТИ.

К утру, среди разбойников не оказалось ни одного дезертира. Даже наоборот, нашлись братья орки, и еще три здоровяка, которые прятались в дальних пещерах.

Как всегда, хоть солнце и поднялось из-за горизонта, но ждать первые лучи, нужно было до полудня, благодаря высоким горам, возвышающимся справа и слева. Но на общее хмурое настроение, это никак не сказалось.

Когда Циан вышел из дома, работа во временном лагере шла полным ходом. Женщины и дети обустраивали спальные места, сооружали подобие жаровен, латали одежду. Четверо мужчин ушли в дозор, а остальные отправились в разрушенную деревню, убирать тела убитых, и может быть, искать полезные уцелевшие вещи.

Маг не стал вмешиваться в налаженную Бертом работу. Ему нужно было подготовиться к активным действиям, а рутину можно было доверить тем, кто разбирается в ее устройстве.

Общее негодование вызвало то, что Циан забрал единственное животное, которое осталось у разбойников. А именно кобылу, которая на кануне, была впряжена в телегу, на которой были привезены продукты. На все возражения, чародей отвечал мрачным молчанием, но один раз, все же ответил надоедливой хозяйке, что ему не хватает ингредиентов для колдовства, и он, не будит против, если женщина решит занять место лошади.

После этого, все возражения отпали сами собой. Сомнений в том, что Циан легко заберет жизнь любого из соратников, не возникало даже у братьев орков.

Кобыла была отведена на ровную каменистую площадку, где маг накормил ее травами, обезболивающими и лишающими воли. Хоть ему и не было жалко животное, но причинять боль неповинному ни в чем существу, на его взгляд было довольно неразумно. Как считал чародей, только разумные существа склонны совершать преступления. И потому не стоит заботится об их удобстве.

Целый час ушел на приготовления и черчение символов, и еще четверть часа, на призыв темного духа. Сам процесс жертвоприношения, занял пару минут. Два точных удара ножом, один вскрыл живот кобылы, из которого на землю вывалились киши, а второй разрубил трахею и важные артерии.

Дух нехотя принял жалкую жертву, с обещанием дальнейших щедрых подношений. В свою очередь, темная сущность, обещала выполнить целый ряд условий, составленных магом.

Полакомиться кониной, не получилось, так как жертву до костей обглодали мелкие хищные духи, всегда следующие за своим старшим собратом. Они специально переходили в материальный мир, и хоть и не получили никакой энергии для увеличения силы, зато у них появился ресурс, что бы и в дальнейшем, обретать телесную форму.

Далеко после полудня, усталый, но довольный, Циан вернулся в лагерь. Там его уже ожидал один из дозорных, отправленных на торговый тракт. Донесение было простым, "приближается караван, груженный коврами, тканями и мелкими украшениями".

- мусор. - Охарактеризовал груз чародей, и, садясь за обед, приказал. - Следите дальше, я сам скажу, какая цель нам подходит.

Вечер и ночь, были заняты расчетами, и накоплением энергии. Разбойники вообще сомневались, что чародей использует занятый дом, для сна.

Утром произошло нечто неожиданное: Циан, вышел на улицу раньше всех, и принялся будить соратников. Он несколько часов подряд, занимался исцелением ран и мелких травм, потом помогал готовить, что у него получалось довольно неплохо, а весь остаток дня, играл с детьми. Они гоняли шар из тряпок, по ровной площадке, стараясь закатить его в промежуток между двумя валунами, расположенными друг напротив друга, по краям игрового поля.

Все дети были в одной команде, а маг в другой, и во время игры, он безбожно жульничал, не стесняясь использовать магию при любом удобном случае. Соревнование завершилось с разгромным счетом в пользу чародея, двадцать два - один. Проигрыш детей не расстроил, наоборот, за три дня, впервые они смеялись и беззаботно бегали.

Вечером снова пришел дозорный, и доложил о приближении каравана, везущего соль и перец. По словам разбойника, охрана была довольно невелика, и с ней можно было справиться, даже теми силами, что остались.

Ответ Циана не отличался оттого, что он дал днем ранее.

Следующий день начался с проливного дождя. До полудня, все кроме дозорных, находились в одном из каменных домов, набившись туда как рыбы, ожидающие готовку.

Отдых не мог длиться вечно, и после полудня, мужчины во главе с Бертом, отправились восстанавливать деревню. И снова маг всех удивил, отправившись на строительные работы, и наравне со всеми, работая до позднего вечера. Не всегда чародей использовал свои руки, предпочитая поднимать тяжести и скреплять балки, используя простейшие заклинания, в которые вливал огромное количество собственных сил.

За ужином, снова начался дождь, и опять таки, прибыл дозорный. На этот раз, доклад слышала большая часть лагеря.

- завтра, думаю через час после расцвета, мимо нашего обычного места для засад, пройдет караван работорговцев. Охрана большая, человек тридцать, все вооружены арбалетами и короткими мечами. Отряд усилен магом в красной мантии. Даже с нашей былой силой, вряд ли мы смогли бы одержать победу, да и товар там не стоит трудов для его захвата.

- что-то они зачастили. - Берт сел рядом с дозорным, протянул ему миску с похлебкой. - За три дня, уже третий караван. Раньше за декаду один два проходили, и охрана была солидная, а тут, чисто против пары дикарей защищаются.

Циан улыбнулся своей знаменитой, "змеиной" улыбкой. Лица окружающих перекосило от нахлынувших неприятных эмоций, за пару дней доброжелательности, они успели позабыть, насколько страшный человек сейчас играет роль их лидера. Не дай бог, кто ни будь, еще и спорить бы осмелился.

- слухи быстро разлетаются, а король здешних земель, наверняка похвастал всем кому только мог, о своем успешном походе против разбойников. Вот торговцы и решили воспользоваться случаем, проскочить опасную территорию, пока на вакантное место, не пришла другая банда. На мой взгляд, это нам только на руку, ведь именно сейчас, никто не ожидает нападения.

- не похоже, что бы этот караван недавно собрался в дорогу. - Покачал головой дозорный, которого стали мучить неприятные подозрения. - Охрана уж больно хорошая, одежка у них потертая, одну из повозок, недавно ремонтировали, это даже издалека видно. Да и товар, довольно экзотичный. Орки из клана кочевников, по всей видимости, с западных прерий. В основном женщины и дети, но довольно крупные. Люди, бледнокожие, покрытые татуировками, большинство низкорослые мужчины. Есть еще повозка, затянутая плотным брезентом, под которым отчетливо видны очертания клетки.

Улыбка Циана, стала еще шире, хоть это казалось уже невозможно. Капюшон закрывал верхнюю половину лица, поэтому никто не видел прищуренных глаз.

- ты меня заинтриговал. - Маг отставил в сторону свою миску, и сложил пальцы домиком. - Если я еще сомневался, стоит ли браться за это дело, то весть о клетке, заставляет отметать все сомнения. Как вы думаете, там какой ни будь экзотический зверь?

- атаман, ну на кой нам этот караван? Кучка рабов, которых все равно не продать, и ничего ценного. Да еще и охрана из арбалетчиков и мага. Лучше бы мы перец украли. - Берт возмутился, собрав в кулак все свое мужество, при этом, даже не заметив, что впервые обратился к чародею "атаман".

Циан поднялся с камня, который использовал в качестве стула. Дождь усилился и находится на улице, становилось невозможно.

- если вам страшно, и вы больше не считаете себя мужчинами, можете оставаться в лагере. За два часа до рассвета, я отправлюсь на тракт, и если придется, самостоятельно захвачу караван. Не бойтесь, ДЕ-ВОЧ-КИ, вам тоже достанется часть добычи, наравне с женщинами и детьми.

Гном, сидящий чуть в отдалении, и играющий в кости с орками, стукнул кулаком по колену, и воскликнул своим грубым басом, когда колдун скрылся в своей обители:

- это что ж получается, по его словам, мы бабы что ли?

- да! - Дружно взревели зеленые братья, потом, поняв, что сказали что-то не то, так же воодушевленно добавили - Нет!

Разбойники, которые были готовы послать чародея подальше, с его безумным предложением напасть меньшими силами, на хорошо вооруженный отряд, замялись. Никто не хотел признаваться в трусости, но отказ от компании, означал бы именно это.

- лучше я подохну как мужик, чем сто лет буду прятаться в этих горах, надеясь на легкую добычу. - Провозгласил один из молодых разбойников, и, стукнув себя кулаком по груди, отправился спать.

- да будьте вы все трижды неладны! Не позволю никому называть гнома трусом. - Рыжебородый, повторил жест молодого соратника, но вместо сна, предпочел отправиться к бочонку с вином. - Тех, кто признает себя бабами, попрошу завтра заняться стиркой. Мои трусиля требуют чистки и просушки.

- гном со страху обмочился! - Заржали разбойники, заглушая сердитое бормотание рыжебородого воителя.

К моменту, когда Циан показался из своего жилища, весь лагерь гудел от возбуждения.

Бойцы, которым предстояло вступить в бой с превосходящей силой, изрядно выпили, но крепко держались на ногах. Были и те, кто все же отказался участвовать в безумном походе.

В итоге, под руководством чародея, оказался отряд из двенадцати головорезов, готовых броситься в бой, ради славы и добычи.

- ну, атаман, веди нас. - Хмурый Берт, вооружился мечом и самодельным копьем. Остальные не могли похвастать лучшей экипировкой. Щиты были только у орков, которые на плечах, несли здоровенные дубины. - Хорошо бы, у тебя план узнать. Не хочу умирать в лобовой атаке под градом арбалетных болтов.

Четверых, Циан сразу послал в свой дом, за объемным котлом, заполненным усыпляющим зельем. Остальных повел к тракту, не утруждаясь объяснениями или лишними инструкциями. Все его приказы сводились к раздраженным фразам: "иди туда", "принеси то", "исчезни с глаз долой".

На место, они прибыли, когда небо только начало светлеть. Караван должен был показаться не раньше чем через два часа, и времени для приготовлений было достаточно.

Котел подвесили над костром, и его содержимое, пахнущее мятой, тут же начало булькать. Чуть выше зелья, заклубилась тьма, которая впитывала в себя весь пар и дым. Темный дух, не обладал внушительной силой, и в предстоящем бое, не мог принять непосредственного участия, зато его способностей вполне хватало, что бы перемещать огромные объемы жидкости или воздуха.

Вся деятельность разбойников, свелась к поиску дров для костра, и наблюдением за огнем. Поэтому они даже обрадовались, когда дозорный подал сигнал о приближении цели.

- рабов не освобождать, охрану не убивать. Спрячьтесь по краям дороги и ждите, пока я не разрешу выходить. Помните, деньги, безделушки, оружие и лошади, это ваша добыча, живой товар и охрана, принадлежат мне.

Чародей вышел на середину дороги, и замер статуей, дожидаясь прибытия каравана. Его подчиненные, ничего не понимая, разошлись по убежищам, присмотренным во время поиска дров. В голове у каждого возникло не менее десятка вопросов, но аура, возникшая вокруг чародея, предупреждала, что язык следует держать за зубами.

В глубине души, Берт надеялся, что затея Циана провалится, и мага разорвут на куски, после чего караван пройдет мимо, а он и остальные парни, сможет вернуться домой.

Небо стало светло голубым, солнце поднялось достаточно высоко, птицы и звери, занялись своими повседневными делами. Одна любопытная лиса, подошла к затаившемуся орку, и обнюхала его, не понимая, зачем такое большое существо, залезло в высокую траву, и теперь притворяется мертвым.

Минуты тянулись довольно медленно, и ничего не происходило. Наблюдать за костром, было даже интереснее, чем теперь лежа в укрытии, смотреть на застывшего мага, закутавшегося в коричневый плащ.

Берт чувствовал, как его глаза начинают слипаться, и едва не застонал, когда левее себя, услышал приглушенный храп. Судя по тональности, это был гном, а хуже всего, что рыжебородый, находился слишком далеко, что бы его можно было достать рукой или ногой, при этом, не выдав своей позиции.

Караван показался через полтора часа, после того как полностью рассвело. Возницы и погонщики рабов, не особенно торопились. Охрана, разделившись на две группы, скакала спереди и сзади от повозок, что было вполне оправдано в случае нападения в лоб или стыла, но из-за большого количества повозок и рабов, на узкой дороге, один отряд не мог рассчитывать на помощь другого.

Первый всадник, подъехал к Циану вплотную, ожидая, что одинокий путник отступит в сторону перед караваном, но вместо этого, ему самому пришлось придержать коня.

- кто ты такой, наглец, и почему позволяешь себе подобное?

Мужчина, человек, широкоплечий, длинноволосый с красивыми усами черного цвета. Вот и все, что можно было сказать о наемнике, одетом в кожаную кольчугу, и вооруженном арбалетом и мечом. В памяти совершенно не задерживались ни голос, ни цвет глаз, ни даже на какой лошади он ехал.

Вслед за командиром, остановился и весь отряд, за отрядом караван, и затем уже вторая группа охранников. Не удивительно, что торговцы начали возмущаться, они спешили в город, что бы выгодно продать свой товар, а тут какой-то бродяга, задерживает их.

На недовольные восклицания работодателей, командир охраны ответил невнятным бормотанием, а затем выхватил меч, и, приставив его к груди бродяги, грозно приказал:

- пошел прочь, оборванец, мы не подаем бродягам. А если ты еще нас задержишь, я познакомлю тебя со своим мечом.

Командира поддержал грубый хохот его подчиненных.

Берт сжался от страха. Его совершенно не тянуло вступать в бой с этими людьми, которые явно были опытными солдатами.

- как я испугался. - Циан говорил одновременно с тем, как пускал через меч, заряд яростной молнии, мгновенно испепелившей всадника. Это заставило и охранников, и торговцев, резко умолкнуть, а затем, раздался скрип арбалетов, на которых натягивались тетивы.

Караван стоял на одном месте, достаточно долго, что бы темный дух, успел рассеять в воздухе усыпляющее зелье, смешанное с первозданной тьмой. Эффектом стало то, что в области отдельного участка дороги, воздух резко потемнел, не пропуская через себя солнечный свет. В то же время, силы стали покидать наемников, их руки уже не могли удерживать арбалеты, мечи не вынимались из ножен, и даже кони, стали заваливаться набок, теряя сознание.

То же самое происходило и с рабами, которые не могли удерживать не только тяжелые кандалы, но даже собственный вес.

Все же, среди защитников каравана, нашлись те, кто смог сопротивляться зелью. Их было всего двое, маг в красной мантии, и толстый торговец в дорогом пышном костюме, по расцветке похожем на клоунский наряд.

Красный маг, был еще очень молод. он был высок, упитан до неприличия, коротко острижен. На его груди покоился огромный золотой амулет, украшенный десятком драгоценных камней. Это был накопитель, который по стоимости, явно превышал заработок парня. Да и способностей, для высвобождения всей его силы, у обладателя красной мантии, не хватало.

Подтверждение мыслей Циана, тут же нашло себя в действиях молодого оппонента. Огненный шар, пролетел на метр выше чародея в коричневом плаще. Ветвистая молния, едва задела защиту, а пульсар, вспахал землю в двух шагах правее.

- я обязательно позову тебя, если мне нужно будит перекопать огород. - Вздохнул Циан, и из его указательного пальца, вырвался луч, ярко красного цвета, который врезался в самый центр накопителя. - Разумеется, сперва тебя придется воскрешать, но это мелочи, не правда ли?

Взрыв отшвырнул юнца далеко назад. Он выжил, так как собственного запаса магии хватило на защитное заклинание, но столкновение с землей, выбило из тела дух, поломав несколько костей. Сознание было потеряно из-за болевого шока.

Толстый торговец, замахнулся мечом, клинок которого сиял изумрудным цветом, и, визжа как, перепуганная свинья, побежал в атаку, мелко перебирая коротенькими ножками.

Циан даже не знал, что ему делать. Можно было испепелить "героя" молнией, или простым огнем. Был вариант взорвать землю под его ногами, но тогда жертва точно поломала бы себе шею при падении. Осталось вступить в рукопашную, что бы захватить жертву живьем.

Превосходный меч, наполненный дикой магией, которая и поддерживала владельца в бодрствующем состоянии. Только вот торговец, не только не умел фехтовать, но и истинной силы своего оружия не знал. Скорее всего, он приобрел клинок за его необычный цвет, и носил в качестве украшения, не задумываясь, какую силу может использовать. О многом говорило хотя бы то, что человек пытался бить, словно в его руках дубина или топор.

Уврачеваться было легко, так как толстяк был неловок и медлителен. Каждый раз, ускользая от клинка, маг отступал на один шаг, заставляя противника делать шаг вперед. Это продолжалось секунд пятнадцать, а потом, Циан вытянул вперед руку, указательным пальцем ткнув торговцу между бровей.

Гру3зное тело толстяка, ослабло и рухнуло к ногам мага. Раздался тихий храп.

Циан подобрал меч, взвесил его в ладони, и остался доволен. Затем он снял с торговца ножны, и прицепил их к поясу под плащ.

Темный дух, почувствовав, что дело сделано, перестал распространять тьму и зелье, и в течение минуты, солнечный свет снова грел землю. Караван прибывал в глубоком сне, и чародей, бредущий между повозками, был явно лишней деталью композиции.

- господа, вам нужно особое приглашение? Идите, опасность миновала. У вас час, что бы связать и обобрать торговцев и солдат. Когда проснутся лошади, погрузите туда связанных жертв, и двигаемся в деревню. Пусть рабы идут своими ногами, скоро им предстоит сделать сложный выбор, не хочу, что бы они питали иллюзии.

И вроде бы, Циан не сказал ничего оскорбительного или угрожающего, но каждый из разбойников, почувствовал себя униженным.

Берт занялся организацией грабежа и пленения. В одной повозке было довольно много веревок, что избавило разбойников от лишних проблем. Сложность заключалась в том, что бы грузить тела в повозки, или фургоны. Их оказалось слишком много, и пришлось отправить гонца в убежище, что бы позвать дополнительных возниц.

Циан отстранился от черной работы, направился прямо к клетке, притягивавшей его взгляд с самого начала битвы. Ткань легко поддалась лезвию кинжала, свет проник внутрь и взгляду мага, предстала пленница. Это была пятнистая кошка с золотой шерстью и черными пятнами. Представительница расы, которую давно считали вымершей, так как за дикими племенами, охотились сообщества магов, считавших, что из крови и костей этих существ, можно сделать ценные эликсиры.

Сюрпризом оказалось то, что пленница не спала. Она забилась в дальний угол клетки, пытаясь прикрыться рваной тряпкой. А два зеленых глаза, испуганно смотрели на пятно света.

Почти всю дорогу, Мира спала. Ее поили снадобьями, что бы подавить зачатки магии, с помощью которой она могла пытаться бежать.

Этот день начался, как и все остальные. Утром вооруженные люди принесли миску с похлебкой, совершенно отвратительного вкуса. Как всегда слышались оскорбления на общем языке, грубые смешки. Но хуже мучило осознание, что соплеменники, последние представители расы, либо убиты, либо проданы еще в северных землях. Саму девушку, должны были доставить в личный зверинец какого-то вельможи.

От пленницы ничего не скрывали, наоборот, рассказывали как можно больше, что бы доставить дополнительные страдания.

Когда караван тронулся, странное предчувствие угрозы, стало мучить Миру. Она не предупредила стражу, радуясь возможности хотя бы так, отомстить им. А угроза, приближалась с каждой минутой. Даже зелье, подмешанное в еду, не могло заставить девушку уснуть.

Когда повозка остановилась, пленница ожидала услышать шум битвы, крики нападающих и защитников, но только далекие смешки, достигли ее слуха. А потом, стихли и они. То, что удавалось разобрать, даже отдаленно не напоминало кровавую битву, скорее на ссору между двумя тремя людьми. Это убило надежду, которая начала было слабо тлеть в ее душе.

Из-за зелий, пропитавших организм, девушка не почувствовала постороннего колдовства, а благодаря тьме, постоянно царящей в ее клетке, тьма снаружи была не видна.

Звуки шагов, неспешные и ровные, совсем не походили на то, как двигался толстый торговец. На тяжелых мускулистых стражников, топающих тяжелыми сапогами, это так же похоже не было.

Сердце Миры застучало сильнее, непонятный страх охватил девушку. Даже без магии, столь сильную угрозу она была способна почувствовать

Ткань разорвалась в середине одной из стенок клетки, свет резанул глаза, и Мира забилась в угол, отчаянно стараясь рассмотреть незнакомца, от которого сильно пахло мятой.

- все-таки я не ошибся. - Мягкий приятный баритон, звучал словно музыка. - Здесь действительно много всего интересного. Берт, принеси мне запасные кандалы, нет смысла тащить всю клетку, заберем только груз.

Дальнейшие события смазались в памяти, клетку попросту разломали, руки и ноги сковали цепями, и девушку прицепили к общей связке рабов. Под угрозами и понуканиями, колонна свернула в сторону гор. Спасители оказались не лучше прежних хозяев, а по ощущениям, таившимся в груди, опасность еще не миновала.

Время шло, ослабевшие в клетке ноги, подгибались под весом собственного тела, и если бы не рабыня из расы орков, постоянно поддерживающая молодую девушку, Мира давно упала бы без сил.

Несколько раз, мимо проезжали повозки, перегоняемые разбойниками в собственный лагерь. Нос подсказывал, что в каждой повозке или фургоне, находятся люди.

Рабов долго вели по глиняной дороге, солнце уже перевалило за зенит, но конца пути видно не было. Надсмотрщикам надоело орать, и теперь они спокойно шли впереди и позади, разговаривая между собой. Некоторые рабы так же стали переговариваться, это уже никого не беспокоило.

- как думаешь, куда нас ведут? - Человек с татуировками, обратился к орку, рядом с собой.

- Темный бог знает. Не думаю, что разбойникам нужны рабы, и освобождать нас кажется, тоже не собираются. Продадут, наверное, на черном рынке. - Орк пожал могучими плечами.

- а вы видели того мага в коричневом плаще? Не собирается ли он ставить на нас эксперименты...

Мира потрясла головой, от догадок товарищей по несчастью, у нее разболелась голова. Что бы узнать хотя бы крохи полезной информации, пришлось напрячь до предела слух, и сконцентрироваться на болтовне разбойников.

- знаешь Крот, а я даже не представлял, что среди орков есть симпатичные бабы.

- не знаю кК вам, а мне приглянулась вон та миленькая киска. Экзотика мля, говорят же, что их расу истребили два века назад.

- видимо не истребили. Яр, чур, я первый с ней поиграю.

- можете про нее забыть, кажется, Циан четко говорил, живой товар и охранники, принадлежат ему. Радуйтесь если вам, какая ни будь, северная дикарка достанется. А эта кошка, кажется, сильно заинтересовала нашего мага.

Мужчины хохотнули, обмениваясь шуточками о вкусах и предпочтениях того, кого звали Циан.

- и все-таки, впервые мне кажется, что этот колдун, будит хорошим атаманом. Если уж он способен захватить такой караван без потерь, то я готов идти на согласие с его авантюрами.

- мужики, а кто ни будь в курсе, зачем ему столько рабов, да еще и пленники?

Тут в разговор вступил голос, до этого момента, молчащего человека. Нотки его были не самые радостные.

- помните, как он порезал нашу рыжую кобылку? Что-то мне подсказывает, что этих несчастных, ждет не самая завидная судьба, стать пищей для его духа.

Услышав это, Мира вздрогнула и застыла на месте. Колонна продолжала двигаться, цепь натянулась и девушка упала. В голове бешено билась мысль "жертвоприношение". Так вот зачем нужны рабы и пленники, их даже не собирались освобождать, они станут платой за могущество.

Сильная рука, схватила Миру за шкирку, и легко поставила на ноги. Тот же голос, что выразил последнюю мысль, прошептал ей в ухо:

- подслушивать нехорошо. Иди и не оборачивайся, можешь даже не беспокоиться. Насколько я знаю атамана, такой ценный товар как ты, он не будит пускать на столь низменные потребности.

Однако эти слова, слабо утешали. Остаток пути, девушка была поглощена мыслями о побеге, хотя возможностей для этого так и не представилось.

Колонну провели мимо площадки, где немногочисленные люди, в окружении детей, занимались разборкой сгоревших сооружений, вероятно ранее бывших домами. Но дорога шла еще дальше, вплоть до каменного завала, у которого примостились два каменных же дома. За жилищами, был расчищен небольшой пяточек земли, вокруг которого стояли связанные торговцы и наемники. В центре круга, стоял человек в коричневом плаще, у его ног лежал маг в красной мантии.

Рабов так же поставили в круг, как внешний слой уже нарисованной фигуры.

- это все, атаман. - Произнес невысокий мужчина с широкими плечами и свежевыбритой головой.

Маг, до этих слов изображающий неподвижную статую, поднял голову. Его лицо, на половину было закрыто капюшоном, так что рассмотреть можно было только подбородок, и губы, изогнутые в змеиной улыбке.

- добрый день, друзья мои. Я так рад, что все вы нашли время, что бы навестить меня здесь. Вы даже не представляете, как редко в моих землях появляются гости, и как скоро они нас покидают. - Сложно было понять, шутит маг, или просто издевается, но разбойники на всякий случай расхохотались. - Сейчас, я сделаю вам одно предложение, и дам два выбора. Вы можете присягнуть мне на верность, и служить в качестве преданных слуг. Разумеется, клятва будит, закреплена магией, и раз произнеся ее, вы уже не сможете ослушаться, или предать меня, пока я, лично не дарую вам свободу.

Воцарилась тишина, которую нарушил один их наемников:

- где же тут выбор?

Маг ждал этого вопроса, в его руке блеснул кинжал, губы мелко зашевелились, за спиной возникло черное облачко, едва различимое на фоне каменного завала. Острое лезвие, легко распороло живот чародея в красной мантии, а затем, и горло.

Душа парня, за секунды почувствовавшего нечеловеческую боль, тут же была вырвана из тела, и пожрана темной сущностью.

- те, кто откажется служить мне, последуют за этим глупцом. Предупреждаю, мне не нужны все, поэтому если вы будите думать слишком долго, я сам выберу жертв.

Два орка, уволокли тело в сторону, где за него принялись мелкие хищные духи. Маг пальцем указал на одного из наемников, и "ассистенты", сбив мужчину с ног, поставили его на колени перед атаманом.

- ты боишься смерти? - Маг наклонился вперед, так, что бы его лицо оказалось на небольшом расстоянии от лица пленника.

- нет, но я боюсь тебя. - Спокойным, уверенным голосом ответил мужчина.

- ты был бы хорошим слугой, жаль, что ты выбрал иную судьбу.

Кинжал повторил свой путь, вспарывая живот и горло. Мужчину уволокли к мертвому магу, а на его место встал толстый торговец, которому принадлежал меч, присвоенный Цианом. Этого пленника чародей даже не спрашивал, пожертвовав душу своему темному духу.

Действие повторялось раз за разом, наемники молча принимали смерть, хотя двое все же приняли предложение, и стали добровольными невольниками. Торговцы же, умоляли о пощаде, предлагали выкуп, слезно клялись, что никогда не расскажут о случившемся. Они были отданы на расправу духу.

Наконец, остались только рабы, два наемника были уведены назад, к каменным домам.

- господин Циан, если я не ошибаюсь? - Крупный северянин, тело которого было покрыто черными линиями, смело смотрел на мага, не чувствуя при этом, ни капли страха.

- ты не ошибаешься воин. - Улыбка чародея стала чуть задумчивой, как у сытой змеи.

- если я правильно все понял, то вы предлагаете нам выбор, смерть, или иллюзию свободы. В случае смерти, наши души не обретут покоя, а будут сожраны вашим чудовищем. Я думаю, рабам, и без того не обладающим свободой, выбор очевиден. Я клянусь служить тебе, и готов произнести любую клятву.

- все считают так же? - Циан рассеяно оглядел рабов, которые в один голос стали выражать свое согласие. - Вот и хорошо. Уведите их, чуть позже, они произнесут клятву.

Сердце Миры, уже попрощавшейся с жизнью, стучало как барабан. Она только что избежала смерти, и теперь произнеся клятву, избавится от кандалов. То, что при этом придется исполнять приказы эксцентричного мага, казалось мелочью. Кроме того, когда вернется магия, можно будит попытаться разрушить заклинание клятвы.

- ее оставьте здесь. - Приказал Циан, указав на золотистую пятнистую кошку.

Мира была готова взвыть от злости и отчаяния. Свобода снова ускользала как вода сквозь пальцы. При одном взгляде на коричневый плащ, сердце падало в желудок.

Девушка стояла неподвижно, как и маг, до тех пор, пока разбойники не увели всех рабов. Затем, маг подошел вплотную, и некоторое время, словно обнюхивал Миру. Он размышлял так активно, что аура, распространяющаяся несколько шагов вокруг него, начала щипать глаза и кожу.

- сейчас, тебе лет двенадцать, так? - Голос Циана казался почти ласковым.

- да. - Мира ответила раньше, чем успела задуматься о том, что говорит.

- и ты ненавидишь людей. Не спорь, я чувствую это. Причина этому... твое тело. - Маг втянул воздух носом, это получилось несколько шумно. - Торговец, видимо воспользовался положением, что бы попробовать экзотики.

Девушка одновременно почувствовала жар, стыд, злость. Скрипнув зубами, она промолчала.

- прежде чем сделать тебе одно предложение, хочу тебе кое-что показать.

Циан скинул капюшон, и силой заставил девушку поднять голову, и посмотреть на себя.

Правильное лицо, язвительная улыбка тонких губ, светлая кожа. Длинные зеленые пряди волос, спадали на плечи. Глаза, полностью красные, без зрачков, смотрели словно насквозь.

- сильф... - Испуганно прошептала Мира.

- нет, просто полукровка. Моим отцом был маг, изнасиловавший сильфиду. Мать умерла незадолго после моего рождения, а племя не захотело возиться с уродом. Меня выкинули на дорогу, где о чудо, опять встретился маг. Он жестоко издевался над ребенком, вбивая знания, пропорциональные вытекаемой крови. В один прекрасный день, во время турнира за звание полноценного мага, его убили, а я получил свободу. Тебе это наверное не интересно, но потом, после испытания, я вернулся в родное племя, и убил всех, от младенцев до стариков. Самое паршивое, что мне не стало легче. Я просто потерял смысл в жизни, и несколько лет работал наемником, убивая всех, кто вставал на пути. Теперь, моя жизнь обрела новый смысл, я умею только мстить, вот этим и займусь, буду мстить людям, за то, что они существуют. Кто-то умрет, иные станут рабами, но все, будут принадлежать мне.

Ослабев окончательно, Мира почувствовала что падает. Но ее подхватила сильная рука, и маг притянул девушку к себе.

- я чувствую в тебе силу, пока маленькую, хрупкую как цветок, как и ты. Но с возрастом, ты станешь сильнее, и если правильно тебя воспитать, ты станешь достаточно могущественной, что бы быть мне полезной. Я не настолько безумен, что бы считать себя способным в одиночку захватить мир, однако, если собрать сильных и верных соратников, эта цель уже не будит недостижимой.

- и ты решил, что я буду помогать тебе? - Мира собрала все оставшиеся силы, и попыталась вырваться, безуспешно.

- девочка, меня учил магистр Рейнар, которого звали "серп смерти". Ты даже не представляешь, насколько велико мое мастерство по стиранию памяти, ломанию воли, и подчинению непокорных. Поверь, после того, как ты перенесешь все это на себе, сможешь использовать каждый прием сама, в совершенстве при этом. Но, я не хочу ломать тебя, поэтому предлагаю, стань моей ученицей, прими "покорность", и я сделаю из тебя оружие, способное потрясать основы мироздания.

- но ведь, маги на своих учениках, используют "верность"... - Девушка дрожала всем телом, ее положение усложнялось, тем что ее ноги не касались земли.

- "верность", это жалкая ошибка светлых магов, и преданность ученика, зависит от степени его понимания этого слова. "покорность" в свою очередь, превращает ученика в собственность учителя. Любая моя воля, будит непререкаема, даже если я прикажу тебе убить себя, ты подчинишься. Зато, только при этих условиях, я смогу спокойно передать тебе свои знания. Решай, станешь ли ты покорной ученицей, или безвольной рабыней.

- ты... умеешь убеждать. - Мира слабо улыбнулась, и обмякла, теряя сознание. - Я, приму "покорность".

Циан поставил девушку на ноги, и влил в нее немного собственной жизненной силы. Его рука легла на грудь Миры, прямо над сердцем, губы зашевелились, произнося слова заклинания, красные глаза слабо замерцали.

Голос Циана затих, и дрожащая от волнения и страха Мира, произнесла всего одно слово, "принимаю". Тут же ее грудь обожгла боль, легкие колики пробежали по всей коже, шерсть встала дыбом. В голове словно ударил колокол, по крайней мере, эхо в ушах было очень похожим.

- вот и все, обучение начнется завтра, когда действие зелий ослабнет. Пока можешь отдохнуть, найди женщин из лагеря, пусть подберут тебе одежду. На мой взгляд, сложена ты довольно неплохо, и с возрастом станешь привлекать слишком много мужского внимания. - Снова надев капюшон, Циан пошел к двум каменным домам. - Не отставай, или мне придется тебя наказать еще до начала учебы.

Мира фыркнула, а маг тихо рассмеялся.

Солнце клонилось к закату, близился вечер.

Славный замок семейства Блад. Крепостная стена из обтесанных глыб, высотой в десять метров, ворота из дуба, решетка, опускаемая перед воротами, и это только то, что встречало гостей снаружи. Внутренний двор, вполне подходил для гонок на колесницах, но был занят подсобными сооружениями вроде конюшни, кузни, площадки для проведения турниров, и жилища прислуги. Там же находился еще десяток строений, о предназначении которых, даже задумываться не хотелось.

Сам замок, феноменальное сооружение похожее на куб, с четырьмя башнями на углах. Там можно было бы разместить тысячу человек, каждый из которых имел бы самое большее, одного соседа по комнате. По рассказам наследника, сэра Варуса, большая часть внутреннего пространства, была занята складами, тронным залом, и залом для празднинств.

Так как Варус, с остатками сопровождения и гостем, прибыли далеко после захода солнце, встреча ограничилась парой вежливых фраз, и распоряжением устроить сэра Вита, в самые удобные гостевые апартаменты.

Когда усталый путник, за день, переживший больше событий, чем вмещала его память до этого, уже собирался отойти ко сну, в комнату вошла молодая служанка. Девушка была одета в белый сарафан, и, в общем-то, больше ни во что. Цель ее визита, по красному от смущения лицу, шарящему по стенам взгляду, и поджатым губам, определялась на счет "раз".

Благородному сэру Талию, очень хотелось спать. Огромная квадратная кровать, манила мягким матрасом, чистыми простынями, и душистыми цветами, лежащими на пухлых подушках. После купания в корыте с чуть теплой водой, это была просто мечта.

Когда же Вит, намекнул девушке, что в ее услугах, по крайней мере, сегодня, не нуждается, служанка чуть было не упала на колени в слезах. Она умоляла не прогонять ее, так как господин не простит глупой девке, не исполнения прямого приказа, о проведении развлечений для гостя.

Закончилось все тем, что Вит, указал девушке на край кровати, и приказал не мешать спать до рассвета.

Откуда человеку, потерявшему память, было знать о чрезмерной исполнительности плебеев, перед своими повелителями, и их благородными гостями. Если бы подобное подозрение только закралось ему в голову, он бы, несомненно, выставил незваную гостью за дверь.

Как только первые лучи солнца заглянули в широкое окно, просторной гостевой комнаты, украшенной гобеленами и красивой мебелью, девушка успевшая раздеться до гола, разбудила сладко спящего, но от этого не менее благородного, господина Вита.

За время прошедшей бессонной ночи, у служанки вокруг глаз образовались синие круги. Когда Талий открыл глаза, его взору предстало девичье лицо, не выспавшейся гостьи его покоев. Это было страшно, так как не только круги теперь украшали глаза, но и белки покраснели, а бледная кожа, подчеркивала природную худобу.

Ругательства, подкрепленные пуховой подушкой, прогнали "вампира", с кровати, а вторая подушка, заставила пришельца с жалобным испуганным писком, выбежать за дверь, прихватив с собой, белую тряпицу.

Усевшись на край кровати, спустив ноги на пол, покрытый мягким ковром, Вит обдумал произошедшее, и пришел к неутешительному выводу, что его героическая битва, была не столь уж и героической. После еще примерно минуты размышлений, в голову пришла мысль, что перед девушкой, вполне стоило бы извиниться.

Стук в дверь прервал размышления, а потом в образовавшуюся щель, прозвучал голос безразличного ко всему слуги.

- сэр, разрешите войти. Я принес вам новую одежду и обувь.

- да, валяй. - Вит равнодушно махнул рукой, забыв о том, что из-за двери, его жест не видно.

Слуга, широким шагом вошел в комнату, и тихо затворил за собой дверь. В одной руке он умудрялся держать стопку сложенной одежды, и синие, бархатные сапоги с низким голенищем. Сам мужчина, довольно преклонных лет, с головой украшенной сединой, аккуратно подстриженной бородкой, был одет в строгий черный костюм, и мягкую обувь.

Вит, растеряно посмотрел на рубашки, жилеты, кальсоны и шаровары. Его растерянность была столь очевидна, что слуга позволил себе улыбнуться и пошутить.

- похоже, искусство метание подушек, знакомо благородному господину лучше, чем умение надевать достойный его костюм.

- голову откручу. - Пригрозил Вит, напрягая мышцы рук.

Слуга безразлично проследил за этим действием, после чего заметил неизменившимся тоном:

- думаю, если вы воплотите угрозу в действие, то некому будит помочь вам, разобраться в этой груде тряпок. И в дополнение, хочу заметить, что через полчаса, вас ждут в трапезной, что сильно сокращает время на эксперименты с комбинированием разной одежды.

- умный гад, и в кого только такой уродился? - Талий встал, и развел руки в стороны. - Приступай.

- вы весьма наблюдательны и добры, сэр. Если вам, правда, интересно, то умом я обязан батюшке. Я уже подобрал приемлемый комплект одежды, извольте примерить.

"языком видимо, ты обязан матушке" успел подумать Вит, как снова услышал голос слуги.

- вы снова правы, сэр, и это подтверждает мой вывод о вашей догадливости. И нет, я не читаю мысли, эта фраза просто была написана на вашем лице, и человек вроде меня, легко смог сопоставить факты. И да, вам следует поработать над контролем эмоций, в высшем круге общества, при общении с лордами и графами, это умение жизненно необходимо, и может спасти вам жизнь.

С грехом пополам, и помощью разговорчивого слуги, Вит облачился в серый костюм, с широкими рукавами, узкими штанами, заправленными в сапоги. На это ушло всего пятнадцать минут, и две пары разорванных шаровар.

- даже, на мой взгляд, вы выглядите довольно сносно. Если возникнут вопросы, или понадобится помощь, я к вашим услугам. Да, меня зовут Альфред.

После спуска и подъема по нескольким лестницам, Талий оказался в трапезной. Длинное узкое помещение, с нелепо высокими потолками, стены которого были украшены рядами белых колонн. Стол, застеленный кружевной скатертью, тянулся из одного конца зала, в другой. Во главе, на красном троноподобном кресле, сидел суровый голубоглазый мужчина, богатырского телосложения, одежда которого состояла из черных штанов, заправленных в высокие сапоги, и красной куртки-рубахи, украшенной синими лентами, золотыми квадратами, серебряными кругами. На пальцах рук, покоящихся на скатерти, красовались золотые печатки, с изображением буква "Б", на каждой.

- хозяин замка, правитель окрестных земель, приближенный короля Тира, светлый лорд Блад Трейн. - Провозгласил герольд, одетый в желтый камзол с красными полосками. - Гость, благородный сэр Вит Талий.

Виту хватило ума, не бухаться на колени, и не игнорировать ситуацию. Лучшим поступком в данный момент, он посчитал просто склонить голову в коротком поклоне.

Хозяину дома этого оказалось достаточно, и благодушным жестом, он предложил гостю место слева от себя.

- от глубины души сочувствую вашему горю, друг мой, в столь юном возрасте, потерять память вдалеке от дома. - Лорд Блад, горестно покачал головой. Его голос, низкий и гулкий, как рокот грома, прокатывался по всему залу. - Несомненно, это козни врагов вашей семьи. Но будьте уверены, я, если потребуется, выставлю весь свой отряд, на вашу защиту. Ведь только злодей, способен покуситься на жизнь храбреца, который вступил в неравный бой с врагом, возжелавшим вероломно убить моего сына.

Это была самая длинная речь, произнесенная Трейном. В основном, хозяин замка предпочитал задавать вопросы, спрашивать мнения, и иными способами выведывать дальнейшие планы собеседника. Пока за столом находились лишь они, у Вита возникло стойкое ощущение того, что хозяин замка, уже придумывает, как бы ему использовать гостя, способного голыми руками разделаться с боевым магом.

Через некоторое время, в трапезную прибыли три сына, и одна дочь лорда Блада. Там был и Варус, успевший привести себя в надлежащий вид, и теперь не отличимый от аристократичных братьев.

Несколько раз, поднимались кубки, за здоровье хозяина дома, его семьи, смелость Вита, и прочее. Еды было столько, что небольшая деревня, получившая хотя бы ее часть, могла бы устроить настоящий пир. Жаркое из целого лося, запеченный кабан, утки с яблоками, подносы со сладкими пирожками, запивалось же это, компотами или красным вином.

Как бы невзначай, Варус поднял кубок, и вдруг произнес, обращаясь к Виту:

- друг мой, мои братья не верят рассказам о том, что вы сумели поднять коня, во время вчерашней битвы. Не могли бы вы, продемонстрировать свои способности, дабы развеять сомнения в моей честности?

Искусная ловушка, ведь в случае отказа, по любой причине, это будит означать, что Варус - лжец. В свою очередь, молодой аристократ, может повернуть дело так, будто Вит специально выставил его дураком. Как не смотри, а портить отношения с единственными знакомыми в этом мире, не стоило, хоть Талий и сомневался, что сможет поднять лошадь.

- как вам будит угодно, но меня терзают сомнения в своих способностях, которые вы явно преувеличили, что бы представить меня в наилучшем виде.

"фу, выкрутился" только успел подумать Вит, как раздался голос младшего из Бладов:

- в таком случае, давайте незамедлительно пройдем на турнирную площадь. Думаю, если наши желудки станут еще тяжелее, то ни о какой демонстрации говорить будит уже нельзя.

Так и поступили. Талий был слишком неопытен в словесных баталиях, и потому просто не нашел причины отказаться. Оставалось рассчитывать на свою силу, и умения, неизвестно откуда взявшиеся.

К некоторому облегчению "испытуемого", поднимать лошадь его не заставили. Вместо этого, против него выставили латника, вооруженного щитом и коротким мечом. В ожидании стоял конный рыцарь с копьем, к которому был привязан лоскут ткани, с изображением белого треугольника.

Талию один из стражников, выдал свой меч, и все, больше никакой защиты или оружия. Если взять в расчет, что мечом он обращаться не умел, то это было все равно, что выступать против опытного бойца, с голыми руками.

Солнце уже поднялось достаточно высоко, но половина площадки все еще была закрыта тенью от стены. Этим Вит и решил воспользоваться. Пока латник медленно приближался, Талий разбежался, рассчитав расстояние так, что бы в момент столкновения, оказаться на стыке света и тени. Прыжок удался на славу, пролетев два метра в длину, обеими ногами он врезался в подставленный щит.

Латник на мгновение растерялся, из-за зрительного обмана, когда противник оказался в лучах солнца. Он закрылся щитом, и при ударе, закаленное железо, из которого состоял широкий прямоугольник, как вышибаемая из петель дверь, врезался в хозяина. Вит оказался стоять сверху, на упавшем противнике, и оставалось только приставить меч к его горлу.

Раздались аплодисменты. Молодая дочь лорда Блада, даже радостно рассмеялась, сложив на груди руки, обтянутые белыми перчатками.

- сэр Талий, вы просто неподражаемы. Продолжим же, думаю, это для вас так же не составит проблем!

И сказано все было таким тоном, что к хозяину дома даже придраться было невозможно.

Рыцарь на коне, вскинул копье, и начал разгонять своего скакуна.

"у сэра Блада, плохое чувство юмора. Или это я чего-то не понимаю?".

Бесполезный меч, был отброшен в сторону. Сознание окутала непроницаемая пелена спокойствия, и как уже было раньше, мир замедлился. Колени сами согнулись, тело наклонилось чуть в сторону, мышцы напряглись перед прыжком. Когда наконечник копья, находился в полуметре от незащищенной груди, Вит начал движение.

На самом деле, все произошло достаточно быстро, сторонние наблюдатели увидели только, как Талий увернулся от смертельного удара, отмахнувшись рукой по древку копья, уже не несущему никакой угрозы. Рыцарь же, не удержал оружие, которое воткнулось в землю. Скорость была довольно высокой, и результат был тем же, если бы всадник, напоролся на бревно, укрепленное под углом. Его слегка приподняло, сняв с седла коня, продолжающего бежать, а затем, мужчина, закованный в железо, упал на утоптанный песок.

Тупой конец копья, смял часть панциря, и, судя по стонам, повредил плечо.

На этот раз, аплодировали все, кто имел счастье наблюдать за поединком. Хозяин замка даже позволил себе улыбнуться и покачать головой.

- я восхищен вашим мастерством, сэр Талий, однако не могу не заметить, что вы не использовали меч. Этому есть какая-то особая причина? - Трейн пошел в лоб, решив не тратить время на словесные игры.

Вит слегка смешался. Что-то подсказывало, что ответь он правду, что просто не умеет обращаться с этим оружием, и добрая половина заслуженного уважения, попросту испариться. Врать же, было довольно опасно, так как обман такого рода, рано или поздно будит, разоблачен, конечно, если не продумать свою речь до мельчайших подробностей, но что не было времени. Скрипя сердцем, Талий решил сказать правду. Хотя и приукрашенную.

- дело в том, что вместе с потерянной памятью, я утратил и знания о том, как сражаться, используя оружие. Прошу прощения, за то, что вынужден демонстрировать лишь столь примитивный способ боя.

- друг мой, это не ваша вина. - Варус от души стукнул себя кулаком в грудь. - Если вы согласитесь, то я лично обязуюсь помочь вам вернуть утраченные навыки, а если это будит не в моих силах, то обещаю обучить всем секретам мастерства, которые только знаю.

- сочту за честь учиться у вас. - Вит согласился, не колеблясь ни секунды. Этому было несколько причин, одной из которых являлось то, что ученика наследника рода Бладов, не выставят за дверь, проявив максимум такта. Кроме того, владение мечом, являлось обязательным для рыцаря, и любого благородного мужчины, который мог даже не уметь читать, но обязан был владеть оружием.

- в таком случае, вы можете располагать гостевыми покоями, до тех пор, пока не закончите обучение. - Трейн хитро сверкнул глазами, но умело подавил эмоции. - И для того, что бы вы не чувствовали себя нахлебником, не согласитесь ли вступить в мою гвардию? Я уверен, что такой мастер рукопашного боя, многому сможет обучить моих рубак, совершенно беспомощных без куска закаленной стали. Разумеется, я выпишу вам достойное жалование.

"и вот как теперь отказаться?".

Вит почувствовал себя мальчишкой, которого опытный жулик, обвел вокруг пальца, выманив все монеты из огромного кошеля. После чего, предложил вернуть часть денег, за оказание мелких услуг. В сущности, соглашаясь вступить в гвардию, Талий становился зависимым от лорда Трейна. Но в случае отказа, мог быть признан мерзавцем и тем самым нахлебником, и тут уже не берется в расчет тот факт, что он спас Варусу жизнь.

Трейн, был далеко не дураком, и решил немного сгладить обстановку:

- разумеется, вы сможете уйти в любой момент, когда восстановится ваша память, или закончится обучение.

- благодарю за столь щедрое предложение, разумеется, я с радостью его принимаю.

Ответ Вита, снял напряжение, начавшее было сгущаться над тренировочной площадкой. Даже окружающие звуки, стали, словно более громкими и чистыми.

- в таком случае, давайте вернемся за стол, и хорошенько отпразднуем, столь знаменательное событие. Учебу можно отложить и на завтра, а в гвардию, я приму вас сразу после трапезы. - Хозяин замка громко хлопнул ладонями, и, развернувшись, направился в замок. Его дети охрана и прислуга, двинулись следом.

Талий так и стоял бы на площадке, как дурак, если бы Варус, жестом не пригласил его присоединиться.

В гвардию, официально Вит был принят еще за праздничным столом, но представить соратникам, и командирам, его решили только вечером, перед самым закатом.

Прежде чем предстать перед сослуживцами, новобранцу следовало подобающе одеться. Для этого было вполне достаточно времени, выделенная комната, и помощник, в лице памятного слуги Альфреда.

- должен заметить, сэр, что я предполагал подобное развитие событий, после того как узнал о вашем подвиге, во время спасения господина Варуса. Считанные единицы не магов, способны противостоять боевому заклинанию, и все они, либо воспитанники монастырей, либо мечники, достигшие вершин мастерства.

Невозмутимый голос, спокойное лицо. Альфред, умудрялся вести беседу, одновременно подгоняя выделенную Виту, гвардейскую форму. При этом, слуга помогал мужчине надевать грубую рубаху, и железный нагрудник.

Синяя накидка, закрывающая грудь и спину, белый плащ, и надетая под них, кольчужная рубашка, спускающаяся до самых колен. Нагрудник пришлось надевать дважды, сперва, что бы выяснить нужную длину крепежных ремней, а затем уже Альфред, закрепил его поверх кольчуги.

- что ж ты меня не предупредил? - Вит покрутил головой, осматривая себя со всех сторон. Форма была довольно строгой, и сидела превосходно.

- я в точности выполнял распоряжения господина Трейна. Кто же знал, что меня назначат личным слугой новоявленного гвардейца. - Альфред извлек из свертка короткий обоюдоострый меч и ножны. - Так, вы еще должны меня поблагодарить, за то, что в молодости, я служил в городской страже. Славный город Брим, сколько приключений я там пережил.

- так значит, ты должен хорошо владеть мечом, и можешь слегка меня потренировать? - Вит успешно пристроил ножны к поясу, и взвесил меч в правой руке.

- теоретически, конечно да, но тут возникают две небольшие проблемы. В городе Брим, стража была вооружена алебардами, и именно это оружие я изучил досконально. А вторая проблема, слишком уж я стар, так что вряд ли смогу учить вас сражаться.

Талий приложил клинок ко лбу, и в его взгляде сверкнула сталь.

- дружище, я и не требую тебя учить меня всему, просто покажи, как держать меч, и не опозориться в первый же день службы.

Несколько часов подряд, слуга показывал боевые стойки, постоянно поправлял Вита, и в итоге, научил его всего одному единственному, простейшему удару. Затем, с совершенно невозмутимым лицом, уселся на край кровати, тяжело дыша как после марафона.

- это безнадежно, такого бездаря надо еще поискать, и вряд ли во всем мире, найдется еще хоть один. Хотя, если вас, сэр, не заставят проходить обязательное испытание, то все будит хорошо.

- умеешь ты успокоить. - Хмыкнул Вит, убрав меч в ножны. - За это, сегодня ночью, будишь учить меня сражаться. Так что ищи алебарду.

Альфред повел себя как настоящий философ. Пожав плечами, он встал перед Таллием, вытянувшись во весь рост, и совершенно спокойно произнес:

- как вам будит угодно, сэр.

И вот пришло время, появиться перед сослуживцами.

Тренировочная площадка, была освобождена от всех посторонних предметов, зевак так же разогнали, но они следили за происходящим из окон замка. С одной стороны, выстроились гвардейцы, их было около сотни, и все одеты примерно так же, как Вит. Исключения составляли десятники и сотник. Первые имели на груди нашивку в виде желтого треугольника, а командир, белый круг. Кроме того, шлем сотника украшали серебристые рога.

Лорд Трейн, и его наследник Варус, уже ждали Вита, тихо переговариваясь между собой.

- сотник Бор, позвольте представить вам моего друга, сэра Вита Талия, который согласился присоединиться к нашим войскам. Вверяю его в ваши умелые руки, и надеюсь, вы как следует позаботитесь о нем.

После этого короткого представления, хозяева замка спешно удалились, оставив, Вита на милость сотника Бора.

Небо уже стало темно синим, утих даже слабый ветерок. Лица гвардейцев выглядели как каменные маски, а вот их командир, ощерился зловещей улыбкой.

- значит, это вы, благородный сэр Вит, своими руками победивший боевого мага. О, какая честь! - Сотник отвесил шутливый поклон. - Отвечать, когда я спрашиваю!

Голос командира гвардейцев, с едва слышного баса, вдруг взлетел до громового раската, заставляя дрожать барабанные перепонки. Взгляд стал метать молнии, брови сдвинулись на переносице.

- так точно. - Выпалил Вит, вытянувшись в струну.

- слушай сюда, мне плевать на то, что ты любимчик Бладов, здесь никакого особенного отношения не будит. Жить ты будишь в гвардейской казарме, вместе со всеми, и есть то же самое, что едят твои соратники. Но прежде чем ты станешь одним из нас, придется пройти испытание, которое проходили все, но прошли лишь лучшие.

Словно дожидаясь этих слов, трое гвардейцев выхватили мечи, и развернутым строем, стали надвигаться на Вита. Сотник же, отступил в сторону, и, сложив на груди руки, насмешливо следил за происходящим.

- кажется, я попал не в лучшую историю. - Буркнул Вит, выхватывая свой меч.

Выпады троицы гвардейцев, были слаженными, довольно опасными, но с первого взгляда было видно, что они не стараются прикончить противника. Целью их действий, было вытеснить испытуемого с площадки, что означало бы провал испытания. По словам Альфреда, продержаться, надо было всего пять минут.

Уже через минуту, Вит был оттеснен к самому краю площадки. Ситуация ухудшалась, с каждой секундой грозя провалом. Единственного выученного удара, было недостаточно, что бы противостоять опытным бойцам.

Пришлось прибегнуть к уже испытанному средству. Сознание окутала пелена спокойствия, быстрые выпады гвардейцев, замедлились до неприличного, сразу стали видны прорехи в обороне, и пути к дальнейшему отступлению. Собственное тело, начало двигаться помимо желания разума.

Вит поднырнул под меч крайнего противника, и со всей силы, врезался плечом в его живот. Когда тело бойца начало падать, Талий сам опустился на колено, и с силой ударил среднего гвардейца в голень. Дальше предстояло отбежать к центру площадки, что бы перевести дух. Кроме того, у новобранца не было цели калечить или убивать своих оппонентов.

Вернувшись в нормальное состояние, Вит посмотрел на плоды своих стараний. Один противник опустился на колено, схватившись за поврежденную ногу, второй поднимался с земли, а вот третий, хоть и выглядел слегка растерянным, но продолжал медленно наступать.

Оставшееся время, бегать по площадке от двух оставшихся гвардейцев, было намного легче. Теперь к Талию присматривались с большей осторожностью, пытались захватить в клещи, но по скорости передвижения, явно уступали.

- ладно, считай, что прошел. - Рыкнул сотник. Стоило же Виту опустить меч и остановиться, как на его шлем, обрушился тяжелый удар сзади. - Вот теперь точно прошел.

Гвардейцы дружно расхохотались. Два противника помогли ему подняться на ноги, похлопали по плечам.

- итак, поприветствуем нового брата в наших рядах! - Бор обращался уже к своим подчиненным, в пол оборота повернувшись к Виту.

- Ура, Ура, ура! - Хором грянули гвардейцы.

Когда общий гул стих, Бор подошел к Виту, и своим тяжелым кулаком врезал по нагруднику новобранца.

- молодец, удар держишь. Сегодня свободен, но на расцвете, чтоб как штык, был на построении. Разойдись!

Талий присел на ящик, оставленный на краю площадки. Сердце стучало громко и ровно, дыхание постепенно возвращалось в норму. Для человека, потерявшего память, жизнь обретала смысл. Не нужно было больше никуда идти, беспокоиться о пропитании, или скучать от одиночества. Появилась цель в жизни.

"я хочу стать лучшим, самым лучшим, и однажды, сам обрету свой замок, со слугами и гвардией...".

- вы готовы, сэр?

Подняв взгляд, Вит увидел, как к нему приближается Альфред, одетый в кожаную кольчугу, сапоги и шлем. Из бод амуниции, выглядывал его обычный черный костюм. Так как уже стемнело, слуга нес в одной руке горящий факел, а в другой, алебарду.

- вы довольно неплохо смотрелись против тройки юнцов, у которых еще и усы не выросли. Посмотрим, как ваши трюки будут действовать против дряхлого старика, сэр.

Тренировка началась с дружеского поединка. С первых же секунд, Вит пожалел о своем настойчивом желании тренироваться. Альфред хоть и был довольно немолод, но поддерживал себя в хорошей форме. Алебарда в его руках, превращалась в оружие массового поражения. Топорик со свистом рассекал воздух, не замедляясь и не останавливаясь ни на секунду. Когда же сталь была слишком далеко, что бы отразить удар меча, деревянное древко обрушивалось на плечо или ногу.

Вскоре, весь левый бок болел от постоянных побоев, и самым отвратительным оказалось то, что даже в состоянии "боевого транса", не получалось дотянуться до старого слуги, всегда успевающего отбежать в сторону, подпрыгнуть или отклониться. При этом он не демонстрировал особых скоростных способностей. Наоборот, Альфред передвигался издевательски медленно.

- сэр, вы слишком легко выходите из себя, теряете равновесие, и откровенно показываете ту область тела противника, которую собираетесь атаковать. Это нестрашно, так как в схватках с не самыми мастеровитыми врагами, недостаток собственного мастерства, компенсируется силой и скоростью. Но должен вас предупредить, мечник, заслуживший свое звание на полях боя, а не на бумаге, заплатив груду золота, нарежет из такого противника полосок мяса, сэр.

- что же мне в таком случае делать? - Вит тяжело дыша, оперся на меч, тут же получил чувствительный тычок древком алебарды в грудь, от чего рухнул на землю.

- не зевать, тренироваться. Лет через сто, из такого бездаря должен получиться неплохой боец.

Солнце клонилось к закату, легкий ветер шевелил листву. Город опускался бы в спокойный сон, если бы не великан, в данный момент, разрушающий дома честных граждан империи.

Двух и трехэтажные строения, крушились ударами огромной дубины, которая представляла собой плохо обработанное дерево с отломанными ветками. Но это ничуть не мешало десяти метровому громиле, с лысой головой, одетому в рваную безрукавку и грязные штаны, размахивать своим оружием, словно пушинкой.

На левом плече великана, свесив ноги, сидел щупленький старичок, одетый в серую мешковатую одежду. Его спутанные волосы, доходили почти до пояса, а визгливый голосок, направлял руки более глупого напарника.

- отлично малыш, теперь врежь по этому магазинчику. Ага, теперь будите знать, как не платить нам дань! И никакая стража вас не спасет.

Городская стража, уже не пыталась остановить великана, после того, как два отряда были разбиты в считанные секунды. Теперь мужчины в кольчугах, спешно эвакуировали горожан, и пытались спасти хотя бы некоторые вещи от разрушения или грабежа.

- стойте мерзавцы! Я луч света справедливости, призванный рассеять тьму, и покарать зло! Благородный сын благородных родителей, воспитанник монастыря Светлого Спасителя...

Голос, который должен был бы принадлежать скорее барду, чем воителю, разнесся над разрушаемым городом, привлекая всеобщее внимание. Исходил он от молодого парня, лет двадцати двух, стоящего на вершине купола, венчающего храм Светлого бога.

Человек, одетый в белоснежные одежды, перехваченные черным поясом, стоял в театральной позе, правой рукой сжимающей рукоять тонкого меча из белой стали, указывая куда-то в сторону заката. Его левая рука держала треугольный щит, из белой стали, на котором была изображена синяя роза.

- ...я, лучший из учеников Бреда, зовущегося Белый Меч, и имя мне Вил Шик! - На последнем слове, он мотнул головой, и золотые волосы, спадающие на плечи, волной растрепались по ветру. Синие глаза, сверкнули льдом, обжигающим злодеев.

- симпатичный мальчик. - Хихикнул старик. - В далекой юности, я был на него похож. Да малыш, сколько лет прошло с тех пор, как я во главе отряда, в последний раз врывался в город, убивая всех на своем пути. Ну да ладно, нужно разобраться с этим героем.

- молитесь злодеи, и молите меня о прощеееее... - Вил Шик, сделал шаг вперед, забыв о том, что стоит на куполе храма.

Воитель "синей розы", кубарем прокатился по куполу, а затем, падая, проломил своим телом крышу сарая, пристроенного к каменной стене храма.

Горожане, в душах которых только начала теплиться надежда на спасение, похватались за головы. Столь неуклюжего действия от рыцаря прославленного ордена, они не могли ожидать.

- жаль, а парнишка даже начал мне нравиться. - Старик покачал головой. - Ладно, малыш, возвращаемся к разрушению города, мы и так слишком сильно отвлеклись.

- стоять! Злодеи, справедливость и добро, никогда не проиграет алчности и злу!

Стена сарая, разлетелась на куски, а Вил, окутанный светлыми лучами, в развивающихся одеждах, выскочил на середину улицы. Его меч светился белым, глаза блестели, а лицо, приняло самое благородное выражение.

- вот тебе на, даже не поцарапан, как так? - Старик наклонился вперед, и даже протер глаза.

- все дело в опыте и умениях. - Гордо заявил парень.

- так ты что же, часто попадаешь в такие ситуации? Пробиваешь собой крыши сараев, падаешь с Купалов храмов, или что-то вроде того? - Старик покачал головой. - Ты самый неуклюжий рыцарь, которого я видел за свою жизнь.

Вил покраснел как помидор, и даже казалось уменьшился в размерах.

- однако же, это не имеет значения, малыш, бей его! - Писклявый голос сорвался на хрип. Худая рука указала великану направление.

Огромная дубина, устремилась к земле, грозя превратить человека в лепешку.

Горожане зажмурились, что бы не видеть смерти благородного, но глупого рыцаря. Только стражники, мужественно смотрели в направлении гиганта, что бы потом рассказывать о смерти храброго идиота.

Когда до цели, дубине оставалось всего пара метров, Шик подпрыгнул, и неожиданно приземлился на ствол дерева, которое великан использовал как оружие. Ноги, на которые были надеты высокие сапоги, ловко перебирали по округлой поверхности, и донесли рыцаря до руки, сживающей дерево.

Меч сверкнул в воздухе, и великан взревел от боли, тогда кисть брызнула кровью, а пальцы бессильно разжались.

- левой его малыш, не дай мерзавцу приземлиться! Старик брызгал слюной, почуяв, что дело принимает не самый приятный оборот.

Огромная ладонь, молнией метнулась к Вилу, все еще стоящему на падающем бревне. Подставленный под удар щит, выдержал и даже не смялся, а вот рыцарь, серьезно уступающий противнику в весе, протаранил стену одного из домов, на уровне второго этажа.

- отлично, еще разок, а потом займемся твоей рукой. - Старик торжествовал, но его радости пришел конец, когда противник показался в проломе, даже не оцарапанный и не порвавший одежду.

Народ, ликующе взревел, уверовав в непобедимость неуклюжего рыцаря, а затем едва не взвыл, когда Вил, шагнул вперед, и снова полетел вниз. Но на этот раз, сделав сальто в воздухе, рыцарь "синей розы", приземлился на ноги. Он победоносно улыбнулся, шагнул вперед, и наступил на раздавленный помидор.

Ноги в белых сапогах, взметнулись вверх, а Вил Шик, чувствительно приложился спиной.

- ну что сегодня за день. - Жалостливо пробормотал рыцарь, лежа среди обломков. - За один день, уже трижды опозорился. Четырежды, если считать случай с ведром помоев, которое я принял за чан с супом...

- вставай идиот, тебя сейчас раздавят! - Закричал бородатый стражник, находящийся в двух сотнях шагов от места схватки.

Нога великана, занесенная над рыцарем, с грохотом опускалась вниз. Это был бы конец, если бы Вил не успел откатиться влево. Атака повторилась, но парень откатился вправо. Гигант снова и снова, топал, пытаясь расплющить Шика, но его действия оказались слишком медлительными.

Ситуация прекратила свое развитие, так как Вил только катался по земле, а великан топал. Народ, который сперва наблюдал за происходящим с замиранием сердца, успокоился, некоторые вернулись к своим делам, откровенно заскучав.

- да лежи ты уже спокойно, и умри как настоящий рыцарь! - Не выдержал старик, легко сбежал по руке великана, приземлился на полусогнутые ноги, и выхватил из-за спины, тонкий кривой меч. - Будь мужчиной, сражайся, наконец!

Вил начал сражаться. Его меч засверкал, тело взметнулось в воздух, и клинок рассек подколенное сухожилие великана, вызвав еще один приступ отчаянных воплей, разрывающих барабанные перепонки. После этого, спокойно приземлившись на прямые ноги, рыцарь крутанул своим страшным оружием, и побежал маленькими шагами, к старику, закрываясь треугольным щитом.

- я тебе покажу, как издеваться над малышом! - Писк перешел в настоящий визг, который был едва ли не опаснее меча.

С неприятным скрежетом, сталь столкнулась со сталью. Разбойник оказался весьма опытным и ловким противником, и пусть ему не хватало силы и мастерства для нанесения ударов, зато ноги двигались быстро, а худощавое тело, извивалось как угорь, ускользая от клинка рыцаря.

Что бы одержать победу, Вилу пришлось воспользоваться хитростью, которой его обучил наставник. Сделав вид, что пытается ударить щитом, он подхватил носком сапога, небольшой камень, и метнул его в голову старика. Столкновение не было бы особо чувствительным, скорее всего даже шишка бы не набилась. Зато, это заставило противника инстинктивно отклониться, и что бы увернуться от меча, времени уже не хватало.

Белая сталь, оставила глубокий разрез на груди, разрубив грудину и ребра. Кончик меча достал до сердца, не оставив врагу шансов на выживание.

Глаза старика расширились, из рук выпал меч, изо рта вытекло немного красной слюны, а из раны, хлестнула алая кровь, капли которой очень медленно, пролетели в воздухе, прежде чем упасть на землю. Тело же, упало сперва на колени, а через секунду, рухнуло вперед, прямо на лицо.

Снова взревел великан, но крик его теперь был иным, и вызвала его не боль, а страшное горе. Громадный бандит, не отличающийся умом, потерял единственного друга, и человека, который о нем заботился.

Знаменитая регенерация великанов, показала себя во всей красе. Пока Вил был занят боем со старым бандитом, громила полностью восстановился, и был готов продолжать. Безумие застилало его разум, руки схватили крупный кусок каменной стены, и это новое оружие, было использовано, как молот, в стремлении отомстить.

Несколько раз Вил увернулся, пару раз сам пытался атаковать, но великан все прекрасно видел, и стал двигаться гораздо быстрее, совсем не так, как в начале. Оставалось только одно средство, что бы одолеть врага.

Меч вспыхнул ярче заходящего солнца, щит был закинут за спину. Обеими руками вцепившись в рукоять, рыцарь "синей розы", встречным ударом, разнес камень на сотни мелких осколков. Ноги налились невероятной силой, оттолкнулись от земли, и когда человек оказался на уровне лица великана, он вновь взмахнул мечом, как бы рубя гиганта на две половины.

Сталь светилась все сильнее, острие клинка создало белую волну, узкую, но доходящую до самой земли. Эта смесь кипящего воздуха и белого огня, прошла сквозь великана, и дальше, разнося в разные стороны дома и городскую стену.

Две половинки тела гиганта, простояли еще немного, а затем медленно, распались в разные стороны, залив все вокруг кровью и содержимым огромного желудка.

Вил Шик, приземлился на землю, и оказался в луже крови, успевшей натечь в довольно большом количестве.

- ну, стал я героем? - спросил рыцарь у вечернего воздуха.

Над его правым плечом, появилась маленькая черноволосая фея, ростом не более десяти сантиметров. Она была одета в белоснежное платьице, доходящее до колен, а за ее спиной, слабо трепыхались крылья мотылька.

Опустившись на ладонь Вила, она суровым взглядом посмотрела на царящие вокруг разрушения, и рукой указала на здания, разрушенные лично рыцарем.

- советую тебе побыстрее уходить, пока благодарные жители города, не решили выразить свои горячие чувства. - Ее голосок, звучал как серебряный колокольчик. - Признание тебя героем, придется перенести на другой раз. И шевели уже, наконец, ногами, я проголодалась!

Вил тяжело вздохнул, поскользнулся, но удержал равновесие, и зашагал к пролому в стене, что бы покинуть город.

Из подвалов стали выбираться горожане, они осматривали разрушения и тело великана. На старика, внимание обратили только стражники, начавшие убирать тела убитых. Огромная туша великана, хоть и разрубленная пополам, добавила им головной боли.

- и кто это сделал? - Глава городского совета, почти шарообразный мужичек с лысой головой, указал на поверженного гиганта.

Стражник, оказавшийся рядом, поискал глазами человека в белом, а потом произнес, задумчиво и тихо:

- Вил Шик, неуклюжий рыцарь.

ПОСЛЕ ДЕСЯТИ ТЯЖЕЛЫХ ЛЕТ.

Мира тяжело дышала, закрыв глаза и расслабив все мышцы. После ночи, проведенной в постели учителя, молодая чародейка чувствовала себя совершенно обессиленной.

В их отношениях, не было никакой любви, для Циана, занятия сексом были столь же обычным процессом в деятельности организма, как поглощение еды, или оправление нужды. Кроме золотисто-пятнистой кошки, у него было еще несколько постоянных любовниц, и иногда появлялись временные.

Для Миры, пребывание в объятьях учителя, означало безумную ночь удовольствий, смешанных с болью, а затем, почти двенадцать часов отдыха, без наказаний и тренировок. Это можно было назвать наградой, за хорошее поведение.

Все началось, когда Мире исполнилось шестнадцать. В тот уже далекий, но памятный день, она в полной мере почувствовала, что является собственностью Циана. Принятая "покорность", уже не ощущалась, так как жестокий маг, успешно выдресеровал ученицу, которая без всяких клятв, была готова исполнять любую его волю. И теперь раз в декаду, одну ночь они проводили в одной постели, а потом, кошка получала "выходной".

Четыре года назад, община разбойников, переселилась в огромную подземную пещеру, в которой был построен небольшой город. Нападения на караваны, захват рабов и пленных, не только обеспечивали Циана постоянным притоком жертв для духов и материалом для экспериментов, но так же осуществляли стабильный приток рабочей силы. Каждый новый член общины, приносил клятву верности, которую закрепляли магией. Теперь под руководством мага-атамана, было чуть меньше тысячи представителей разных рас. В их числе было даже несколько темных эльфов.

Однажды жрица богини темных эльфов, воспротивилась воле Циана, и начала борьбу за власть, которая продлилась до утра следующего дня. На глазах сородичей, и почти всей общины, маг принес ее в жертву своему духу стражнику. Божественная кара не обрушилась на голову, покрытую длинными зелеными волосами, и с тех пор, никто не смел, пытаться бороться за первенство.

У циана было десять учеников, старшей была Мира, которую маг выделял даже среди них. Он намерено ограждал ее от таких вещей как дружба, привязанность или доброжелательность, окружая завистью, граничащей с ненавистью. И только его присутствие, не давало другим ученикам убить кошку.

Воспитываясь в подобных условиях, Мира стала очень осторожной, постоянное чувство паранойи, не раз спасало ее от серьезных увечий, связанных с попаданием в магические ловушки. Помогали и постоянные физические упражнения, тренировки боевых навыков.

Был один молодой паренек, которого Циан взял в ученики только после того, как малый несколько часов валялся в ногах мага. Его звали Карат, и, по словам учителя, был он полной бездарностью. Однако, этот человек, был готов на любые жертвы, подлости и мучения, что бы однажды стать сильным. Его желание было исполнено в несколько извращенной форме.

Карат перенес десятки изменений, которые увеличили его рост, мышечную массу, навсегда изуродовали внешне. Теперь он был способен ударом руки, проломить три рыцарских щита, даже не поцарапав серую кожу, похожую на броню. Ростом чуть больше двух метров, размах плеч его составлял метр. По толщине, руки больше походили на стволы деревьев, растущих полсотни лет. Горбатая спина, портила богатырское телосложение. Глаза с огромными зрачками как у орла, и форма носа, переносица которого шла дугой ото лба до кончика, квадратная челюсть, и клыки, выглядывающие из-под верхней губы. Это был настоящий монстр, сжигаемый завистью к Мире, которая сумела сохранить свою собственную внешность, получив немалую магическую силу. Являясь пятнистой кошкой, она притягивала мужские взгляды фигуркой, которой завидовали все женщины.

Тренировки превратили тело Миры в идеальное оружие убийства, упругие мышцы, острые когти, магия и навыки боевых искусств. Пышная грудь, округлые бедра и узкая талия, а так же длинные стройные ноги, сильные нежные руки, вполне перекрывали тот недостаток, что лицо ее довольно непривычное для мужчин, привлекательным могли назвать только редкие ценители или сородичи. Да и шерсть, не всем была по вкусу.

Карат, завидовал буквально всему, даже тому, что Мира спала с учителем. Будь его воля, он бы с радостью поменялся с кошкой телами. Циан мог проделать такую операцию, но его совершенно не интересовал лишенный магических талантов, завершенный образец боевого монстра.

С тех пор, как ученики обучились азам боевой магии, Циан перестал выходить на захваты караванов. Отряды, составленные из лучших бойцов общины, под командованием учеников атамана, успешно захватывали торговцев, вместе с товаром. Заметали следы, и исчезали. У каждого из десяти учеников, был свой отряд, который подчинялся, только двоим, непосредственному командиру и Циану.

Отряд Миры, находился в незавидном положении. Так как бойцами командовала приближенная ученица, их так же побаивались другие члены общины, избегали члены других отрядов. Им завидовали и их ненавидели. Хотя особых причин не было.

Мира получала самые сложные задания, под ее руководство попадали сильные, но плохо управляемые рубаки. Группа, состоящая из дюжины людей, двух десятков орков, и десяти гномов, по определению не могла быть целостной. Зато, благодаря тому, что командирша не принадлежала ни к одной из этих рас, ее не обвиняли в предпочтениях к кому-либо из бойцов.

- скажи, ты специально устраиваешь мне лишние сложности? Наказываешь суровее остальных, ставишь почти невыполнимые задачи? - после ночи ласк, Мира могла себе позволить задавать подобные вопросы, хоть это и сокращало время отдыха на пару часов.

Широкая постель, была довольно жесткой, застилалась белыми простынями, без одеял и подушек. В жилом помещении отдельной пещеры Циана, не было больше никакой мебели. Весь второй зал, был занят лабораторией, а сменная одежда и корыто для умывания, находились в дальнем углу спальни.

Жилище Циана, находилось в дальнем конце подземного зала. Все жители общины, жили в домах сложенных из каменных блоков, которые в высоту, достигали четырех этажей. Сам чародей, вместе с учениками, жил отдельно, в пещерах собственными руками выбитых в каменном монолите дальней стены. У каждого в распоряжении была спальня, лаборатория, и еще один зал, по желанию используемый для любых целей. Только Циан не стал создавать лишнюю комнату, просто расширив лабораторию.

Мира догадывалась, что потайное помещение все же существует, и там хранятся опаснейшие изобретения, и тайные знания, которые учитель не доверяет даже ей. Но доказательств не было.

- разве ты хоть раз, не смогла справиться с задачей? На мой взгляд, ты с честью справлялась со всеми сложностями, и я рассчитываю на то, что ты будишь продолжать справляться. В дальнейшем, твое обучение станет только сложнее, и будит несколько отличаться от того, что предстоит остальным ученикам. - Улыбка, змеиная на спокойном лице, выглядела довольно зловеще.

Мира тоскливо посмотрела в глаза учителя, а затем зажмурилась, и потерлась мордочкой о широкую грудь.

- почему я? - Хныкнула она.

- в тебе есть потенциал, и ты с годами станешь только сильнее. Мне нужно сильное оружие, при помощи которого можно будит контролировать мир.

Ответ Миру не обрадовал. Она не обольщалась на свой счет, и давно знала свое место. Слова о потенциале, в контексте фраз произносимых Цианом, можно было считать похвалой, и даже лаской.

- сколько тебе лет? - Неожиданно спросил маг, нежно почесывая за округлым ушком девушки.

- двадцать два. - Все так же зажмурив глаза, ответила Мира. Ее магические силы почти восстановились, и даже мышцы перестали болеть. Это могло значить только то, что Циан "подкармливает" ее из собственных энергетических запасов.

- пора перевести твое обучение на новый уровень. Одевайся и иди в мою лабораторию, начнем через пол часа. - Звук гонга, оповестил о возвращении Стива, третьего по старшинству ученика, отправленного на захват торговцев идущих из далеких южных земель. - Нет, пойдешь со мной на площадь, пусть зависть станет чуть сильнее.

Стив мог собой гордиться, за время похода, ни один его подчиненный не погиб, и захват торговцев прошел без особенных жертв со стороны обороняющихся. Удалось захватить даже двух слабеньких магов, одного из которых, учитель, вероятно, отдаст ему в награду.

Колонна из двадцати повозок, в которых кроме товаров уместились еще и связанные пленники, медленно ползла в горы, двигаясь по заброшенной дороге. Следом тащились закованные в цепи рабы, которых конвоировали воины, многие из которых, сами всего пару лет назад лишились цепей, дав клятву верности Циану.

Некоторые, особо разговорчивые, инструктировали рабов о том, как нужно вести себя при встрече с атаманом, и какой выбор их ожидает. Стив не затыкал болтунам рты, так как время для размышлений, давало рабам возможность сделать правильный выбор, и не жертвовать жизнью понапрасну.

Вход в подземное убежище, появился как всегда неожиданно. Пещера, была спрятана за огромными камнями, и если не знать ее точного расположения, то можно искать вход несколько суток. Бил, девятый по силе ученик, однажды потратил пол декады, вместе с отрядом и пленными, занимаясь именно этим делом. Всем ученикам потом пришлось заметать следы, оставленные этим кретином.

В пещере находилась арка, обрушить которую не смог бы и могущественный архи маг, так как укрепляющие заклинания подпитывались уже третий год. Туда "сливали" остатки сил, после каждой тренировки вне пределов общины.

Стив ехал верхом на черном жеребце, одетый в строгий кожаный костюм, с коротким мечом на левом боку. Его длинные черные волосы, были идеально расчесаны и уложены. Взгляд черных глаз, пронзал не хуже стрелы лучника. По магической силе, сравнимый с магом средней руки, в бою на мечах, он мог противостоять не самому сильному мечнику. При всем этом, Стив был всего лишь третьим учеником.

Как же он завидовал первым двум ученикам, особенно Мире, ее силе и мастерству. Девчонка была одарена как магически, так и физически, за что получила лучшие апартаменты, сильнейших бойцов в отряд, и знания, часто занимаясь наедине с Цианом.

Разумеется, быть подстилкой у учителя, Стив не собирался, но получить хотя бы часть благ, положенных первому ученику, очень хотелось. Но был еще один человек, который бесил больше чем Мира. Это был второй ученик, Див. Жестокий, самолюбивый, он упивался своей силой, никому не завидовал, и просто боготворил учителя.

Див был единственным, если не считать Миру, кто с первого раза сумел создать шаровую молнию. Главным же его оружием, оставался голос, способный затуманить мысли почти любому противнику.

Из неприятных размышлений, Стива вывели испуганные возгласы рабов. На лице появилась довольная улыбка, а глаза устремились к причине испуга. До слуха, так же донеслись издевательские смешки бойцов, в свое время, готовых обмочить штаны, при виде стражей общины.

Две химеры, трехметрового роста, с шестью руками каждая, и каменными масками вместо лиц, стояли на пьедесталах, справа и слева от арки, ведущей в большой подземный зал. Не многие знали, что под слоем глины, находятся скелеты, сложенные из человеческих костей, и укрепленные сильнейшей магией, с использованием жертвоприношений. В случае угрозы, эти монстры могли сражаться против целой армии с колдунами, в условиях узкого туннеля.

Хоть дозорные уже давно знали о приближении отряда, но весть о возвращении третьего ученика, только теперь разнеслась звоном гонга, по городу из камня.

Рабы, скованные цепями, оглядывались по сторонам, как деревенские дети, впервые попавшие в большой мир. Их удивляло все, от высоких каменных сводов зала, до домов, сложенных из камня. Не мало внимания привлек и храм, в котором читалась рука многих разновидностей почитателей богов. Всему виной было то, что своим богам там поклонялись и люди и гномы, и орки и даже темные эльфы.

На осмотр достопримечательностей, было выделено мало времени. А точнее, ровно столько, что бы дойти до главной площади, имеющей форму круга. В самом центре, находилось углубление, где скапливалась жертвенная кровь. Темные духи очень любили это место, а вот жители общины избегали любыми путями. Приходя только по крайней нужде, например как сейчас, во время жертвоприношения пленных, и инициации новобранцев.

На крышах домов, столпилось немало народа, многие выглядывали из окон, кто-то отважился приветствовать прибывших, находясь на самой площади. Неприятные воспоминания об этом месте, сохранились в памяти абсолютного большинства.

Темные духи, неистово крутились над ямой для крови, ожидая своей доли добычи. Все они были слугами Циана, и ревностно защищали поселение от чужаков.

Гонг висел на цепи, прикрепленной к перекладине между двумя высокими столбами, на краю площади. Рядом стоял Берт, один из немногих, не связанных клятвой верности. Он по собственной воле шел за Цианом, и находился на особом положении в общине.

Учитель прибыл на площадь, когда пленных уже построили в две шеренги. Первыми стояли маги и торговцы, которые в любом случае, будут принесены в жертву. За ними, наемники и личная охрана, им, как и рабам, будит, дан выбор, последовать за нанимателями, или стать добровольными рабами чародея. Не смотря на страшную участь, почти все они выберут смерть. В очень редких случаях, рабы выбирают быть убитыми, они и без того не владеют собственной жизнью, а служение новому господину, дает некоторые перспективы, и при этом, на руках ногах и шее, не нужно носить позорных кандалов.

Стив спрыгнул со спины скакуна, и низким поклоном приветствовал учителя. Его лицо скривилось от злобы, когда за коричневым плащом Циана, он увидел синее одеяние Миры. Первая ученица шла следом за магом, как бы говоря, "я лучшая и достойна этого".

Появление Карата, который крался словно вор, в двух дюжинах шагов позади, не удивило Стива. К этому существу, третий ученик относился как к животному, хоть официально уродец и был десятым учеником. Но больше всего, парня удивило присутствие Дива, который обычно игнорирует подобные сборища, а сейчас, пришел, что бы запечатлеть свое презрение ко всем, кроме учителя.

Берт дважды ударил в гонг огромным молотом. Странно было то, что он вообще мог поднять такую громадину. Тут явно не обошлось без магии, скорее всего амулета увеличивающего физическую силу.

Два орка, схватили первого из магов, и подтащили его к Циану, ожидающему в неподвижности. Его руки были сложены на груди, а кисти прятались в широких рукавах. Лицо наполовину скрывал капюшон, а губы кривились в насмешливой улыбке. В шаге левее, в похожей позе стояла Мира. На ее плечах красовалась синяя мантия, края которой скреплялись на груди золотой пряжкой. Глаза, которым магия предавала изумрудное сияние, смотрели спокойно и ясно. Если учитель смотрелся сурово и угрожающе, то она была похожа на редкий цветок, отрастивший острые шипы.

Маг в грязной желтой одежде, был довольно жалок, его лицо искажал страх. Циан от близости такого существа, дернул головой и произнес довольно громко:

- что за мерзость! Стив, неужели они всю дорогу гадили себе в штаны?

Взрыв хохота, разносящегося под сводами подземного зала, заглушил оправдания ученика. Циан не стал тянуть время, быстрым ударом вскрыв живот жертве, и через несколько секунд, перерубив ему шею.

С десяток духов кинулись за душой жертвы, но отпрянули, когда за спиной чародея, материализовался дух стражник. Как лев среди щенков гиен, он неспешно поймал добычу, и целиком высосал ее, после чего занял место рядом с хозяином, ожидая добавки. С тех пор как эта темная сущность была призвана впервые, его сила возросла в сотню раз, и тот первый караван, стражник теперь мог бы своими силами перенести в дом Циана.

Второй маг, одетый в зеленое, был спокоен, и словно смирился с ожидающей его участью.

Циан скинул капюшон, его красные глаза впились в карие глаза жертвы.

- ты боишься смерти? - Чародей подчеркнул тоном свое презрение.

- в нашем мире много страшных вещей, гораздо более ужасных, чем смерть. Ты, например.

Ответ мага был произнесен совершенно спокойно, без намека на страх. Это вызвало приступ хохота у Циана, который протянул нож Мире.

- ты повеселил меня, за это, тебя убьет моя ученица. Не будь слишком строг, если рука вдруг дрогнет, сам понимаешь, опыта у нее еще маловато.

Мира приняла нож из рук учителя, и быстрыми ударами оборвала жизнь жертвы. Душу мага поглотил ее собственный страж, по силе, не идущий не в какое сравнение с темным духом, охраняющим Циана.

Стив, наблюдая за убийством ЕГО добычи, просто кипел от ярости. Учитель в очередной раз подчеркнул, кто является первым учеником, указав гордому мальчишке, на его место. И оскорблением это назвать было нельзя, но и упустить скрытый подтекст, третий ученик не мог.

"как думаешь, Мира отблагодарит тебя за подарок? Может, подарит поцелуй, о котором ты так мечтаешь. Ха-ха-ха, не надейся даже, она любимая игрушка учителя, и вряд ли он будит делиться с таким неудачником как ты".

Голос Дива, прозвучал прямо в голове. И это при условии, что Стив ставил сильнейший ментальный барьер. Проклятый второй ученик, показал разницу в их силе, намекая на то, что золотистая кошка, шкура которой украшена черными пятнами, еще сильнее его, и не даром носит звание первой ученицы.

Дальше все шло по уже привычному плану. Циан убил еще несколько торговцев, получив свою долю с добычи ученика, затем отдал нож Стиву. При произношении предложения о спасении жизни, пятеро наемников согласились дать клятву верности. Среди рабов, на этот раз не нашлось дураков, да и устроенное шоу, отбило желание умирать, лишив себя возможности обрести покой после смерти.

Когда же церемония была закончена, инициированных рабов и пленников, увели в расположение Берта, который занимался устройством новобранцев. Маг-атаман, вместе с первой ученицей, быстро ушли в направлении покоев Циана. Стив некоторое время стоял один, совершенно разбитый.

Сильная рука, опустилась на правое плечо, заставив парня вздрогнуть.

- убил бы эту гадину. - Прохрипел Карат. Его лицо, с правой стороны, было обожжено.

- опять подслушивал разговоры учителя под дверью? - Насмешливо осведомился третий ученик, сбрасывая руку монстра. - Но ты прав, я тоже хотел бы видеть ее среди мертвых.

- ха-ха-ха.

Язвительный, насмешливый смех, застал обоих учеников врасплох.

Див подошел к "приятелям", совершенно бесшумно, и ему самому пришлось обозначить свое присутствие.

Высокий, худощавый, одетый в обтягивающую тело шелковую рубашку, и шерстяные штаны, заправленные в высокие сапоги из мягкой кожи. Одежда была черной, и прекрасно гармонировала с кожей, отливающей синевой, длинными черными волосами, расчесанными, и прядями, спадающими на лицо плечи и спину.

Верхние пуговицы рубашки, были расстегнуты и обнажали бледную кожу, из-под которой просматривались ребра. Рукава, закатанные до локтя, служили намеком на готовность к драке. Губы Дива, были подведены чем-то черным, что выделяло их на лице, лишенном любого намека на эмоции. Только глаза, горели яростью и жаждой убийства, как у дикого зверя.

- может быть, прежде чем покончить жизни самоубийственной попыткой отомстить Мире, вы сперва поиграете со мной?

Стив скрипнул зубами, его кулаки сжались, а затем разжались. Плечи беспомощно опустились. Даже при условии помощи Карата, шансов победить Дива в рукопашной, почти не было, а в магическом поединке, второй ученик просто сметет противников, даже не заметив сопротивления.

- не долго тебе над нами издеваться, скоро испытание... - Стив не успел договорить, его перебил Див.

- я буду молиться всем богам, обитающим в том храме, что бы мне в противники назначили именно тебя. Или, может быть мне упасть на колени, и умолять учителя сделать моим противником Карата?

Вволю поиздевавшись над более слабыми учениками, Див медленно развернулся, и скользящим шагом двинулся к питейному заведению. Всем своим видом, он провоцировал Стива, напасть на себя. Для этого, даже были ослаблены защитные поля, и дух стражник, отлетел на неприличное расстояние.

- он сдохнет первым, затем девчонка. - Прорычал Карат, и быстро исчез с площадки, снова оставив Стива в гордом одиночестве.

Уже несколько дней, четыре всадника без устали скакали к замку семейства Блад. Два мужчины и две женщины. В начале пути их было много больше, но нападения бандитов, шпионов врага, диких зверей, и предателей, сильно уменьшили отряд. Остались только две принцессы, королевства людей и эльфов, и их преданные телохранители.

Замок Блад, был очередной точкой на карте, мимо которой путники должны были двигаться дальше. У принцессы Дины, была грамота, по предъявлению которой, любой вассал короля, должен был оказать любую возможную помощь.

Принцесса Эльза, из последнего города отправила письмо отцу, но помощь от расы эльфов, могла прибыть только через несколько декад. Если бы они стали ждать, то не успели бы вовремя прибыть на переговоры, и союз с подгорным народом, так и не состоялся бы. При условиях необычного взаимодействия воинственной империи и орков с равнин, это могло бы привести к неприятным последствиям.

- мы почти прибыли, ваши величества, лорд Трейн обеспечит нашу безопасность во время пребывания в эго замке, и выделит гвардию, для продолжения пути. - Огромный телохранитель человек, одетый в кожаные доспехи и увешанный разнообразным оружием, прогудел словно колокол.

- Грон, ты вечно говоришь то, что и без тебя всем понятно. - Грубо, оборвала стражника принцесса дина. Ее сильно раздражал верзила, которого отец заставлял таскать за собой почти везде. - Надеюсь в этой глуши, хотя бы ванну можно будит принять.

Эльза, которой были обращены последние слова, ничего не ответила, только плотнее закуталась в плащ, и поправила шарф, скрывающий лицо.

Солнце только начало подниматься, ночная прохлада чувствовалась в воздухе.

- пропустят ли нас в замок, в столь ранний час? - Эльф по имени Стан, высокий и стройный брюнет, как и госпожа закутанный в дорожный плащ, шепотом обратился к человеку телохранителю.

- уже на протяжении трех поколений, замок Блад, защищает королевство от вторжения кочевников орков, и союза вольных баронств. Там служат сильнейшие воины, а охрана, бдит без отдыха. Думаю, нас уже засекли, и сейчас, лорд решает, встретить ли нас в военном отряде, или позволить подъехать к стенам.

- ты очень высокого мнения об этих людях. - Эльф попытался сделать свой голос язвительным, но даже он устал, и получалось это плохо.

- однажды, я видел бойца с границ, который на турнире, легко победил благородных господ. Люди, живущие в таких местах, отличаются от жителей столиц, и тихих малых городов, живущих в безопасных землях. Постоянная угроза нападения врага, заставляет поддерживать себя в хорошей физической форме, а тренировки и бои, улучшают навыки владения оружием.

- ты говоришь вещи, которые знает и ребенок. Эльфы, все отлично владеют оружием.

- вы живете достаточно долго, что бы и ленивый успел стать мастером меча. Думаю ваши пограничные войска, в большинстве случаев, лучше подготовлены, чем дружины баронов, городская стража.

- лучшие войны, это королевская гвардия. - Заявил Стан. - Но ты прав, даже эти воины, были собраны из числа лучших представителей отрядов. Большинство действительно вышли из числа воинов границы.

- вот видишь, я все-таки прав. Хотя, наши пограничники, разумеется, уступают вашим. - Грон шевельнул плечами, и в его глазах начало темнеть. Усилием воли, он все же взял себя в руки.

- за время пути, вы успели сдружиться. - Хмыкнула Дина.

- нас встречают. - Вмешалась Эльза.

Со стороны замка, на встречу путникам двигались два всадника. Оба одетые в полные доспехи, с белыми развивающимися плащами, накинутыми на плечи. Встречающие были вооружены короткими мечами, остающимися в ножнах.

Телохранители подобрались, они были готовы вступить в бой в любой момент.

- приветствую вас, мое имя Блад Варус, старший сын лорда Трейна. Рад сопроводить вас в наш родовой замок.

Говорил первый из рыцарей, его спутник, держался чуть в стороне, насторожено следя за пришельцами, каждую секунду готовый отразить нападение. Его поведение, вызвало чувство уважения у Грона, и даже Стан, одобрительно кивнул.

- откуда вы знаете о нашем прибытии? - Дина нахмурилась, и остановила коня.

- письмо от короля, было доставлено еще в прошлом году. В каждом городе и деревне, есть наши дозорные, один из которых, два дня назад прислал почтового голубя, в котором рассказывал о четырех путниках. По описанию, отец понял, что это именно те гости, к встрече которых мы готовились столько времени.

- я надеюсь, замок не приготовлен к празднику. Наше присутствие должно оставаться в тайне. - Принцесса интонациями пыталась надавить на наследника лорда Трейна.

"интересно, как мы скроем ваше присутствие, если в сопровождение обязаны отдать половину гвардии?" подумал Варус, но внешне ничем себя не выдал.

- будьте уверены, только несколько человек, включая меня и моего отца, знают о вашем прибытии. Так что вы можете чувствовать себя в полной безопасности, мы не устроили никаких торжеств. Вы сможете сами во всем убедиться, сейчас во внутреннем дворе, началась тренировка гвардии. Мы пройдем незаметно, под прикрытием создаваемого ими шума.

Грон сжал челюсти, что бы не зевнуть. Голоса принцессы и младшего Блада, смешались в один неразборчивый гул. Телохранитель страшно обрадовался, когда процессия все же двинулась к замку.

На стене были замечены четверо стражников, которые с невозмутимым видом маршировали, осматривая пространство вокруг, и слишком уж активно не замечали, как к воротам приближаются всадники.

- кажется, вы говорили, что в замке не знают о нас. - Чуть было не зарычала Дина.

- что бы привлекать меньше внимания, я сказал страже, что пригласил пару друзей и девушек, что бы приятно провести время. Слух по замку, конечно, пройдет не очень приятный, зато ваши личности останутся в тайне.

Стан уже потянул, было, меч из ножен, готовясь отомстить за оскорбление, нанесенное госпоже, но принцесса Эльза, перехватила его руку, и суровым взглядом заставила успокоиться.

Во внутреннем дворе, было устроено целое шоу. Знал об этом только Варус, гвардейцы, и лорд Трейн. Прислуга, стража на стенах, и немногочисленные труженики оказавшиеся на ногах в столь ранний час, изображали зевак, следящих за развитием событий с различных возвышенностей.

Гвардейцы были выстроены в две шеренги, по краям тренировочной площадки. В центре стоял человек, с лысой головой, мускулистым телом, одетый в одни белые шаровары, перехваченные на поясе, черным поясом. Он стоял спиной к путникам.

Напротив мужчины с лысой головой, стоял десяток молодых гвардейцев, вооруженных луками и короткими мечами.

- что это, казнь? - Эльза никогда не видела, как наказывают преступников пограничники людей, и ей стало страшно интересно. Спрыгнув со спины коня, она замерла в ожидании объяснений и действий.

- скорее наказание провинившихся. Но если хотите, сами можете все увидеть своими глазами. - Варус был доволен, отдав поводья коня слуге, он встал рядом с принцессой.

Дина и Грон, были не очень довольны задержкой, хоть и по разным причинам. Стан же, не проявляя эмоций, занял удобную позицию для наблюдения, чуть позади госпожи. Он легко мог достать мечом до спины Варуса.

Гвардейцы натянули тетивы луков, прицелились, и пустили стрелы в полет.

Человек, одетый в белые шаровары, развел руки в стороны, и когда наконечники были достаточно близко к его телу, быстрыми движениями выхватил стрелы из воздуха, одну за другой, отбрасывая их в стороны.

- впечатляет. - Произнесла Эльза. - Полагаю, наказывают не этого воина, тогда остаются те люди, которые так неуклюже стреляли из луков?

- вы совершенно правы. Но все еще только начинается, так что будьте терпеливы в своих оценках.

Молодые гвардейцы, которых набрался десяток, повыхватывали мечи, и с криками бросились в атаку. Они пытались напасть все вместе, но мешали друг другу, а двое, вырвались вперед, и почти захватили цель в клещи.

Человек в шароварах, уклонился от первого выпада, отклонил второй клинок голой рукой, ударил пяткой в висок самому шустрому противнику, и, исполнив обратное сальто, ушел еще от трех мечей. Спустя всего десять секунд, он оказался в окружении, и был вынужден отбивать сразу по три или четыре удара. Его руки и ноги, по касательной траектории сталкивались с лезвиями мечей, отводя их в сторону, и не причиняя себе никаких повреждений.

- однажды я видел, как черный маг бился с мастером меча, используя похожую технику. Но тогда они бились один на один, и воин все-таки одолел противника. - Стан задумчиво следил за каждым движением человека. - Мне кажется, что этот воин, не показывает всего, на что способен.

Как будто услышав слова эльфа, человек в шароварах ускорился. Его движения стали почти незаметными, руки и ноги размывались в воздухе, клинки гвардейцев, едва не вылетали из рук, после ударов. Закончился бой довольно быстро, девять бойцов, продолжающих отчаянно сопротивляться, словно вихрем раскидало в разные стороны. Из всех присутствующих, возможно только Стан и Грон, разглядели комбинацию ударов, повергнувших молодых людей.

- кто этот человек? - Эльза с возрастающим интересом следила за мужчиной, продемонстрировавшим мастерство, достойное лучших эльфийских воинов.

- наш сотник, назначенный отцом на эту должность, три года назад. - Варус тонко улыбнулся, баюкая шлем в руках.

- если вы насмотрелись на развлечение грубых дикарей, то предлагаю продолжить путь. - Дина хмурилась уже так, что лоб принцессы расчертили некрасивые морщины.

- вы правы, ваше величество, пойдемте.

Варус коротко кивнул, и первым отправился к замку. По пути, он успел подмигнуть Виту, устроившему это шоу для дорогих гостей. Сотник хоть и видел знак повелителя, так же ничем не выдал себя. Когда путники уже скрывались за тяжелой входной дверью, его зычный голос разнесся над внутренним двором:

- и вы называете себя гвардейцами Блада?! Да я в одиночку смог бы защитить замок лучше! Сто отжиманий каждый, а потом еще десять кругов бегом, вокруг стены. Остальные, разбиться на пары и отработать основные приемы атаки и защиты. Работать!

Последний выкрик совпал с сильным порывом ветра, а в совокупности с обозленным лицом сотника, выглядело это довольно внушительно.

Блад Трейн, хозяин пограничного замка, сидел в кресле за письменным столом. Перед ним лежала стопка свитков, дверь, в кабинет чуть приоткрытая, создавала легкий сквозняк. На стеллажах уставленных книгами и пирамидами из свернутых в трубку документов, давно не смахивали пыль.

Человек, одно имя которого раньше внушало ужас в сердца вольных баронов и ханов, кочующих по равнинам племен, угасал, как прогоревшая свеча. Лицо осунулось, голова облысела, некогда сильные руки, теперь с трудом удерживали гусиное перо. На поверхности столешницы, остались многочисленные следы от перевернутых чернильниц. События развивались слишком быстро, и старый лорд уже не поспевал за ними.

Осторожный стук, заставил Трейна вздрогнуть. Голова, лбом касающаяся стола, вздернулась вверх. Перо лежало прямо на незаконченном документе, по которому уже растеклось черное пятно.

"я уснул, опять. Проклятая бессонница, почему она мучает меня только ночью?".

Худые пальцы, покрытые шишками и трещинами на сухой коже, отчаянно замассировали пульсирующие виски. Очень быстро, лорд Трейн привел себя в чувства. Его грудь вздымалась от глубоких вздохов, плечи напряглись, глаза сверкнули, как когда-то давно, во время буйной молодости.

- кто там еще? Разве я не говорил, не беспокоить по пустякам!

Дверь приоткрылась чуть шире, показалась голова молодого светловолосого слуги, имени которого лорд так и не сумел запомнить.

- господин, к вам на аудиенцию прибыли важные гости. Вчера вы получали донесение от наблюдателя.. ваш сын уже готов привести их. - Суетливый говор, испуганный взгляд, дергающееся веко. Парень был взволнован, и явно не из-за возможности разгневать господина.

"гости? Донесение?... принцессы!!!" сознание пронзила молния, мысли потекли неудержимой рекой, и стали путаться. Давно хозяин замка, не соображал с такой скоростью.

- и вы, недоумки, заставляете их ждать? Быстро беги к Варусу, скажи, что я приму гостей сию же минуту в своем кабинете. И еще, пусть, наконец, принесут скатерть и вытрут пыль. У вас две минуты, не успеете, лично головы по отрываю.

Наверное, никогда в жизни, слуги не работали с такой скоростью. Со стола были убраны все лишние предметы, пятна закрыла белоснежная скатерть, от пыли не осталось и следа. Самая расторопная служанка, успела даже подтереть полы чуть влажной тряпкой, что бы не оставлять сырых следов.

Две принцессы, хоть и усталые, после длительного путешествия, еще даже не успевшие снять дорожную одежду и умыться, выглядели прекрасно. Горделивая осанка, спокойные лица, точные выверенные движения. Их глаза светились внутренней силой.

Эльфийка, была обладательницей нехарактерного для их расы, рыжего цвета волос, которые пышной гривой, спускались до поясницы. В дороге, принцесса заплела их в тугую косу, толщина которой, была равна толщине ее руки. Стройную талию, обхватывал пурпурно зеленый поясок, к которому крепились ножны короткого узкого меча, и кинжала. Простая дорожная одежда грязно зеленого цвета, только подчеркивала хрупкость тела, и очерчивала мягкие формы, скрываемые под тканью. Яркие синие глаза, кололи как две льдинки, и заглядывали в самое сердце.

Принцесса, дочь короля, вассалом которого являлся Трейн, выглядела более домашней. От нее не исходила дикая сила, способная ломать мускулистых мужчин, но и слабой, ее назвать было нельзя. Дина была чуть выше, чем ее спутница, черные волосы были уложены в простую, аккуратную прическу. Карие глаза, выражали холодное презрение ко всему вокруг, лицо совершенно равнодушное и красивое как у куклы. Фигурка чуть более пышная, чем у Эльзы, но это не делало ее менее худой, когда не было с кем сравнить. Одетая в синий костюм с высокими черными сапогами, она выглядела довольно самоуверенной, на ее поясе, висели два длинных кинжала, которые в соответствии с ростом принцессы, могли бы сойти за полноценные мечи.

Два телохранителя, остались у самого входа, вместе со стражей лорда. Варус, и обе принцессы, приблизились к столу, из-за которого поднялся сам хозяин замка.

- для меня великая честь, принимать вас в своем скромном доме. Будьте уверены, все, что есть у меня, будит немедленно доставлено, что бы обеспечить ваше удобство. Как верный вассал короля... - Трейн собирался произнести длинную красивую речь, которую готовил целых полгода, но его жестом оборвала принцесса.

- прошу вас лорд, не сейчас. - Дина хладнокровно пригвоздила старика к месту властным взглядом. - Мы достаточно долгое время провели в дороге, и теперь желаем скорее умыться и сменить одежду, что бы вновь отправиться в путь. Вы же получили распоряжение моего отца? Отлично, в таком случае надеюсь, наши комнаты уже готовы?

- не извольте сомневаться, ваше величество. Вас немедленно проводят в самые лучшие покои... - Лорд хоть и был растерян, но держался достойно. Его голос звучал уверенно и неторопливо, и ни глаза, ни мимика лица, не выдали крайнего раздражения.

- разумеется. Мы прибыли сюда, только что бы выказать свое уважение вам, и напомнить, что ждем от вас самого лучшего, что можно найти в этой глуши. Это касается как нашего нахождения здесь, так и солдат, которые будут сопровождать нас в дороге. Полагаю, те десятеро недоумков, которых разбросал в разные стороны всего один противник, не входят в число гвардии, которую вы можете выделить. Хотя, остальные, так же не производят впечатления хороших бойцов, о которых рассказывают в столице.

- не извольте сомневаться, вам будит, выделено все самое лучшее. - Трейн отвесил низкий поклон, что в его состоянии было весьма непросто.

- тогда, я желаю отправиться в ПОКОИ, которые вы нам выделили.

Дина развернулась на каблуках сапог, и быстрым шагом направилась к двери. Расторопные слуги, не нуждались в дополнительных приказах, целая свита служанок, повели благородную госпожу в комнаты, подготовленные по самым высоким стандартам.

- благодарю вас за теплый прием, и добрые слова. Мы не будим долго отягощать вашу жизнь своим пребыванием. Завтра вечером, прошу подготовить отряд, а за час до рассвета, мы двинемся в дорогу. - Эльза слегка склонила голову, выражая символический жест уважения, и так же покинула кабинет.

"вот тебе и секретность, к вечеру уже все обитатели замка будут болтать о том, что прибыли гости, которые позволяют себе хамить лорду, а завтра, сплетничать об этом не будит разве что ленивая собака в самой глухой деревушке".

- Альфред, заходи. Я знаю, ты все слышал, старая крыса.

Из-за стеллажа, вышел высокий седовласый мужчина, возраст которого сложно было определить, ясно только что ему уже больше пятидесяти. Одетый в старый черный костюм, он выглядел как стрела, прямой и готовый сорваться в полет.

- чем могу служить, сэр? - слуга низко поклонился, и выглядел при этом, совершенно спокойным, почти равнодушным.

- как ты только там помещаешься? - Старый лорд отвел взгляд от Альфреда, и посмотрел на книги.

- вы действительно хотите поговорить именно об этом, сэр? - Слуга выразительно поднял бровь, но вот остальная мимика лица, осталась неподвижной.

Трейн вернулся в кресло, и обессилено обмяк. Исчезли показная сила в голосе, потускнел взгляд, руки сцепились на животе, уже начавшем отвисать. Это все представляло собой довольно грустное зрелище для мужчины, который служил господину еще с тех пор, как тот бегал за отцом, выполняя незначительные поручения.

- скажи, Вит справится, если я пошлю его? - Хозяин замка посмотрел на самого верного своего человека, ожидая честного, хоть и неприятного ответа.

- боюсь, выбора у вас, сэр, попросту нет. Господин Талий, лучший из воинов, имеющихся в наличии. На наших глазах, из немного необычного силача, он превратился в мастера меча, рукопашного боя, и стрельбы из лука. Насколько смог, я обучил его владеть самым разным оружием, и могу поручиться, что принцесс не убьют, если этот человек, и подчиняющиеся ему люди, будут их защищать. Что бы остановить Талия, и идущую за ним гвардию, нужна целая армия, или отряд из двадцати архи магов. Все остальное он сметет, даже не заметив.

- да знаю я, видел, как он тролля голыми руками завалил, и как на турнирах выступал... - Рейн вздохнул. - Я говорю о принцессах, справится с ними Вит? Ведь с аристократками такого уровня, он раньше дела не имел. Да и моя дочь, бывало, веревки из него вила, посылая то на рынок, то воду заставляла таскать. Эх, золотые были годы!

Альфред задумался, даже глаза закрыл, внешне став неотличим от статуи. Затем заговорил, медленно и размерено:

- думаю, с эльфийкой проблем не будит, принцессе как я успел заметить, нравится оружие и боевые искусства. У Вита есть шанс подружиться с этой девушкой, что, несомненно, принесет пользу и замку. Может быть, госпожа Эльза, даже решит иногда навещать нас с дружескими визитами, укрепляя политические отношения,... но это только догадки. Вот с Диной, получиться сложнее. Ребенок явно избалованный, привыкший получать желаемое, и, кроме того, имеющий довольно большое влияние. Манера общения сэра Талия, явно не подходит к данной ситуации. Я бы предложил, послать, кого ни будь, кто стал бы э-э-э, парламентером.

- вот и отлично, ты и поедешь. - Трейн хитро улыбнулся.

- что!... сэр? - Альфред чуть было не потерял самообладание, но сумел взять себя в руки.

- ты самый хитрый, ловкий и умный из моих подчиненных. Боюсь, если я пошлю, кого ни будь из сыновей, они обязательно попробуют ухаживать за принцессой, после чего вернуться оскорбленные и униженные. Так что, ты наилучший кандидат. И не отрицай, ты еще в достаточно хорошей форме, что бы перенести путешествие.

- да мой лорд, как прикажите. - Альфред поклонился. - Позволите ли мне самому заняться приготовлениями, и объявить радостную новость господину Виту?

- как вам будит угодно, сэр. - Передразнивая слугу, ответил Трейн. - Дружище, пойми, мне жаль тебя отпускать. Ты единственный, кому я могу полностью доверять. Но ситуация такова, что иначе нельзя. Вероятно, когда ты вернешься, лордом Бладом, будит уже Варус.

Лицо слуги искривилось.

- я все понимаю, сэр. Вряд ли во всем мире, был еще один такой господин, служить которому было бы столь же великой честью. И вряд ли, такой человек еще, когда ни будь появится.

- я уверен, что если и появится, то ты будишь в этот момент неподалеку, что бы поднести ему меч. - Лорд слабо улыбнулся, и сжал покрепче руки, что бы не видно было, как дрожат пальцы.

- прощайте сэр, я в точности исполню ваш приказ. Прослежу, что бы принцессы невредимыми добрались до гномов, и на обратном пути, посетили этот замок. - Альфред низко поклонился, а затем, вышел из кабинета, тихо закрыв за собой дверь.

- прощай, Альфред Прах, надеюсь, ты не сильно огорчишься, если я уйду, не дождавшись твоего возвращения.

Глаза Трейна медленно закрылись, лорд погрузился в тихий спокойный сон. Там он вновь был молодым, скакал на вороном жеребце, а рядом, ехал его верный друг и оруженосец, готовый в любой момент подать меч или копье, а так же, своим щитом и телом, прикрыть от удара.

Те, кто обременен властью и богатством, обречены, жить в постоянной борьбе, не доверяя ни друзьям, ни даже родственникам. Очень редко, они кому-то доверяют свои секреты, и спокойно поворачиваются спиной, не боясь получить нож под ребра. Но еще реже, появляются в их жизни люди, которым можно доверять безоглядно, и которые не предадут, ни в какой ситуации. Таким человеком был Альфред из семейства Прах.

Полуденное солнце затянули серые тучи, собирался дождь. Ветер стих в тревожном ожидании надвигающейся беды, а черные вороны кружили высоко в небесах, предвкушая скорое пиршество.

Жители этой деревни, давно прознали о приближении орды орков, и хоть все они были обычными крестьянами, каждый мужчина взял в руки вилы или топор, а женщина вооружилась дубиной или кухонным ножом. Орки же, ведомые молодым предводителем, сыном вождя крупного племени, жаждали крови и добычи.

Не было сомнений, в чью пользу сложится битва, но и сдаваться не собиралась ни единая душа. Каждый знал, что ожидает деревню и выживших после боя. Если мужчин попросту замучают и убьют, женщин будут унижать и насиловать, а некоторые могут даже выжить, что бы затем всю жизнь вспоминать пережитые ужасы, и растить дитя, зачатое от дикого монстра.

Орда показалась, как и ожидали, около двух часов дня. Их было полторы сотни, треть верхом на конях, остальные пешие. Вооружение самое разнообразное, кривые сабли, боевые секиры, кинжалы и двуручные мечи. Вид горстки крестьян, неумело построенных в линию, и вооруженных орудиями для земельных работ, вызвал дружный гогот.

Солнечный луч, осветивший маленькое пятно равнины, находящейся между двумя армиями, привлек всеобщее внимание. В потоке солнечного света, облаченный в белоснежные одежды, вооруженный тонким прямым мечом, с треугольным щитом с изображением синей розы, стоял мужчина, лицо которого украшали аккуратные усы, и бородка. Волосы длинные и блестящие, спадали на спину, как водопад, а взор, чистый и светлый, был способен разогнать самую густую тьму.

- трепещите негодяи, ибо я, луч света справедливости, прибыл помешать вам, совершить жестокое злодейство! - Белый меч, взметнулся к небу, и в солнечном свете, засверкал как самая яркая звезда. - Пусть творящие зло, падут ниц, и молят о пощаде, ибо суд над ними, будит творить правая рука правосудия...

Несколько минут, ошеломленные орки, слушали зычный голос рыцаря "синей розы". Они с трудом понимали, что происходит, а молодой предводитель, растеряно смотрел по сторонам, не решаясь начать бой, пока предварительный ритуал по переговорам или обмену оскорблениями, не будит завершен. Усложнялась ситуация тем, что единственный противник, похожий на воина, по всей видимости не собирался замолкать.

Выход из положения нашел более опытный кочевник. Он поднял с земли камень, и со всей силы швырнул им в оратора.

Рыцарь, прерванный столь грубым образом, замолчал, зато закричал один крестьянин:

- ты что, дурной? Не болтать же сюда приперся! Иди, руби их, или катись, откуда пришел, не мешай честному народу.

Вил Шик, за десять лет, совершивший больше деяний, чем любой живой герой, но до сих пор не признанный обществом, чуть было не расплакался от обиды. За ним, опытным бойцом, побывавшим уже более чем в сотне сражений, закрепилось позорное прозвище "неуклюжий рыцарь".

Орки воспользовались паузой, их предводитель посчитал, что ритуал совершен, и, выхватив ятаган, громогласным воплем объявил начало атаки.

Толпа кочевников, обозленных долгим ожиданием, рванулась вперед, обгоняя всадников, во главе которых был их предводитель. В основном, миссия молодого сына вождя, закончилась на том, что он начал битву. Остальное зависело уже от самих воинов. Так как признанных авторитетов в их числе не было, бой начался хаотично, без малейшего намека на стратегию.

Вил подобрался, его лицо стало воплощением суровости, а тело превратилось в оружие. Сколько раз он ходил по краю смерти, но до сих пор, так ни разу и не получил серьезных ранений.

Быстрые ноги понесли рыцаря вперед, щит принял первый удар секирой, меч снес голову самого шустрого кочевника. Это ознаменовало начало сражения.

Орки не обращали внимания на крестьян, замеревших в нелепых, на их взгляд угрожающих позах. Каждый обладатель зеленой кожи, просто грезил целью, срубить излишне болтливую голову рыцаря "синей розы". Раз за разом, мечи поднимались и опускались, секиры разрезали воздух, метательные ножи вонзались куда угодно, но только не в верткую мишень. Часть ударов принимал щит, но большинство попыток нанести повреждение человеку, оканчивалось ничем, так как врага на месте нанесения удара, уже не было.

Прыгая и уворачиваясь, отражая и нанося удары, Вил был совершенно спокоен, постоянно следил за дыханием, и даже находил время, что бы оценить обстановку.

Ряды кочевников таяли, вскоре это заметил не только их предводитель, но и воины, начавшие спотыкаться об трупы убитых сородичей. С прошедшим временем, ярость ослабла, даже желание немедленной мести, стало достаточно незначительным. Единственный враг, стал казаться неуязвимым, так как никому не удалось его даже поцарапать.

Общее решение проблемы, не отличалось оригинальностью. Если воины орды, не в состоянии победить противника, значит, предводитель, как самый сильный по определению, должен взять эту обязанность на себя. А если вдруг у него это не получится, уцелевшие спокойно вернутся домой, посыпая головы пеплом позора, и восхваляя доблесть павших. Зато, они сохранят собственные жизни, а это, в данной ситуации, когда вдалеке стоят ликующие крестьяне с вилами, еще даже не начавшие драться, уже немало.

Кочевники отступили, разделившись на две группы, так что в середине, стоял Вил, а напротив него, на коне, восседал молодой предводитель. Когда войны орды, подбадривая лидера, начали стучать оружием, и выкрикивать гортанное слово, которое человек попросту выговорить не сможет, финальная схватка началась.

Впрочем, схватка, это слишком громко сказано. Молодой орк, чувствуя на себе тяжелые взгляды соплеменников, замахнулся ятаганом, и пустил коня в галоп, прямо на рыцаря. Он намеривался если не зарубить наглеца своим клинком, то хотя бы затоптать копытами скакуна. И та и другая затеи, были вызваны скорее отчаянием, чем продуманным планом действий.

Рыцарь "виней розы", легкой трусцой побежал на встречу коню, и когда между ними оставалось не более трех метров, он прыгнул, достаточно высоко, что бы меч, на вытянутой руке, был на уровне шеи молодого орка. Не пришлось даже делать сильного замаха, а щит легко отразил неуклюжий удар ятагана.

Когда ноги Вила коснулись земли, за его спиной, по земле покатилась отрубленная голова, а через десяток метров, которые конь продолжал бежать с прежней скоростью, упало и остальное тело.

Кочевники затихли, глядя на победителя дуэли. В их глазах не было страха или изумления, скорее некоторое облегчение и подтверждение собственных ожиданий.

- убирайтесь туда, откуда пришли, и больше не возвращайтесь. - Грозным, полным силы голосом, произнес Вил, в душе радуясь, что хоть на этот раз, все прошло так, как и должно происходить во время подвига настоящего героя.

Орки ушли, без шума и криков, опустив головы и шагая быстрым шагом. Только один из них задержался, положил в мешок голову поверженного предводителя, и остановился рядом с рыцарем, протянув ему кинжал, украшенный двумя рубинами. Это была еще одна традиция, победитель получает часть вооружения проигравшего, если битва была проведена по всем правилам чести.

Вил, с невозмутимым видом принял кинжал, и взглядом проводил кочевников, пока они не превратились в едва различимые точки у горизонта. Оставалось одно, получить заслуженную благодарность у спасенных крестьян.

Как бывает в плохих анекдотах, тут и произошла комично позорная ситуация.

- благородный сэр, наша деревня благодарит вас за спасение, и мы нижайше просим, назвать ваше имя, что бы мы знали, за кого молиться богам. - Почтенный старик, произнесший короткую речь, низко поклонился, и стал ждать ответа.

Вил, из рода Шик, резко повернулся, готовый произнести свое имя, но тут его штанина зацепилась за рогатый шлем, мужчина пытался удержать равновесие, но ткань штанов не выдержала, и рыцарь упал на пропитанную кровью землю, оставшись в широких белых трусах, спускающихся до колена.

Сперва все молчали, осознавая произошедшее, а потом грянул оглушительный гогот. Орки могли бы позавидовать столь дружному хору неприятных голосов. Кто-то из крестьян, закричал во весь голос:

- это же Вил Шик, неуклюжий рыцарь!

Веселье стало всеобщим, некоторые мужики начали петь песни, слышанные в трактирах, про рыцаря, который сел мимо коня, вместо меча взял швабру, а троллей побил дырявыми сапогами. Веселящиеся люди отправились назад в деревню, громко переговариваясь и ликуя, словно это они победили орду.

Вил, красный как помидор, уселся на брошенный щит, обхватив голову руками, стал пустым взглядом буравить землю.

"я посмешище, прошло десять лет, а я добился только того, что мое имя вызывает не уважение и восхищение, а презрительный смех! Зачем, зачем мне все это? Не проще ли бросить глупую погоню за признанием, и вернуться в монастырь? Там хотя бы остались друзья, наставники, они всегда были рядом, поддерживали в трудную минуту...".

Подняв глаза от земли, рыцарь увидел маленькую фею, которая изо всех сил, дергала его за прядь волос, пытаясь привлечь внимание. Ее крылья, мельтешили с такой скоростью, что создавали неплохой ветерок.

- Вил! Ну, Вил, давай поднимайся! Не-то простудишься, а я не собираюсь возиться с больным рыцарем. - Поняв, что ее действия, наконец, возымели успех, фея слегка успокоилась и поправила свое белое платице. - Ну, вот и молодец, я уж испугалась, что ты сильно ударился головой. Куда пойдем теперь? Я слышала на юге империи, живут великаны людоеды, а на полуострове занятом друидами, стали появляться пираты. Эй, Вил, ты вообще меня слушаешь? Для кого ты думаешь, я все это узнавала?

- я клоун, ничтожество, посмешище. Столько лет прошло, а меня так и не стали уважать. - Рыцарь опустил голову. - Я сдаюсь, не вышло из меня героя.

Фея замерла, даже чуть не забыла махать крыльями. Она впервые видела Вила в таком состоянии, и это не на шутку ее испугало.

- Вил, ты здоров? Может, устал, или все-таки ударился, слишком сильно... на этот раз ведь все почти получилось, еще бы чуть-чуть, а в следующий раз точно получится! Вил, ты наверно устал, давай сходим в ближайший город, ты поспишь, поешь, просто погуляешь и сходишь в э-э-э, баню. - Фея выкрутилась на последнем слове, но ее щеки покраснели.

- я устал. В следующий раз снова все будит как обычно, злодей битва победа и позор. Надоело, я возвращаюсь домой.

- Вил, а как же подвиги, ты же всегда мечтал... стать героем, что бы люди признали и уважали... как в сказках.

- вот именно, "как в сказках". Только там, неудачник женится на принцессе, спасает королевство от полчищ великанов, и народ прославляет его как героя. В жизни, все иначе, я побывал в стольких битвах, что старикам в трактирах и не снилось, но каждый раз, сам все портил. Ни одна живая душа не верит в меня, и не уважает.

Воцарившаяся тишина, просто оглушала. Испугавшись, рыцарь резко поднял голову, от чего в глазах засверкали искры. Прямо перед ним, в воздухе зависла фея, на которую больно было смотреть.

- а я? - Маленькое личико покраснело, губы дрожали, а глаза блестели от переполняющих их слез. - Я всегда верила, ведь ты... герой... для меня ты всегда был героем, защищающим добрых и слабых...

фея закрыла лицо ладонями, и тихо заплакала.

У рыцаря защемило сердце. Ему вспомнились все годы блужданий по миру, когда он сражался с чудовищами, отдыхал в городах, шлепал по глубоким лужам в дождливую погоду, или скрывался у костра в глубокой пещере, пережидая ураган. Рядом с ним, всегда была маленькая подружка, которая разделяла все невзгоды и радости, поддерживала в трудную минуту, и никогда не бросала в одиночестве. А еще, вспомнился первый день, когда юный рыцарь "синей розы", покинул монастырь, и на лугу, на котором росли огромные цветы с красивыми разноцветными бутонами, встретил фею. Он рассказал ей, что хочет стать героем, защищающим слабых, сражающимся со злом и несправедливостью, что бы однажды, проснуться в мире, где все счастливы и добры друг к другу.

"когда я забыл свою мечту? Когда стал гнаться за глупой славой? Веть я хотел стать героем не для того, что бы мной восхищались, я хотел..."

- ...защищать слабых и сражаться с несправедливостью. - Совсем тихо, шепотом произнес Вил. Из его глаз скатились две крупные слезы. - Прости меня Миг, прости, что я такой дурак, и не вижу дальше собственного носа. Я обещаю, я буду стараться стать героем, пока ты веришь в меня, я буду стараться, что бы однажды, ты смогла мной гордиться. Если ты будишь рядом, и снова будишь улыбаться, другой награды мне не нужно.

Миг отняла руки от лица, и покрасневшими глазами посмотрела на рыцаря. Еще раз, хлюпнув носом, она вдруг закричала:

- дурак!

Маленький кулак врезался в кончик носа рыцаря, а потом фея отлетела в сторону и, отвернувшись, сложила руки на груди и обижено произнесла:

- еще раз так меня испугаешь, улечу обратно, и больше никогда не вернусь. И еще, сбрей, наконец, эту нелепую бороду, а-то точно улечу.

- хорошо Миг, как скажешь. - Рыцарь улыбнулся, так мягко и добро, как не делал этого уже очень давно. Он вытянул руку, и подставил ладонь, широкую и покрытую мозолями от меча.

Фея неохотно села на указательный палец, свесив ноги, и сердито глянула на рыцаря.

- знаешь, с руками тоже надо что-то делать. Это же просто кошмар! Ни одного живого места нет, а вон та мозоль, вот-вот лопнет. Нет, нужно устроить отдых!

- как скажешь Миг. - Вил почувствовал, как в груди становится тепло. Плевать было на смех крестьян, почти пустой кошель, и прочие невзгоды. Рядом был добрый и верный друг, готовый простить любую глупость, а еще, с Миг было довольно весело общаться, даже после десяти лет совместных путешествий. - А знаешь, у нас юбилей, круглая дата, которую можно отметить.

Фея вдруг хихикнула, и подлетела вверх, что бы рыцарь не мог ее достать.

- а вместо праздничного торта, купим тебе штаны. Если их хорошо приготовить, то тоже можно будит съесть.

ТЯЖЕЛЫЕ ИСПЫТАНИЯ.

Две цепные молнии, разбились о камни справа и слева. Еще два дня назад, одна из них, обязательно задела бы Миру, но не теперь.

Каменный карман, в котором сталактиты и сталагмиты, образовали колонны, у самых стен помещения, стал тренировочной площадкой, на которой, Циан и его первая ученица, проводили большую часть дня. В основном, маг атаковал, стоя на середине свободного пространства, и редко делая хотя бы пару шагов. Девушка же, уклонялась и защищалась от самых разнообразных заклинаний.

Каждый раз, когда Мире удавалось приспособиться к атакам учителя, Циан менял стиль боя. Сперва он метал шаровые молнии, затем огненные шары, которые несколько секунд, преследовали свою жертву. Цепные молнии, появились совсем недавно, после "Ледяной бездны", когда пол стены и "колонны", покрылись слоем вещества, замерзающего при прикосновении. Единственным способом уцелеть, стала необходимость срочно научиться левитировать.

Циан не собирался убивать ученицу, но все его атаку, причиняли вполне реальную боль, а еще, увечили тело. Для восстановления между тренировками, давалось всего полчаса, больше, если возникали дела в общине.

После первого дня, Мира лежала на полу в своей комнате, свернувшись клубком на ковре возле кровати. Ей не хватало сил и желания, что бы подняться, и устроиться на чистых простынях. Утром пришел Циан, разбудил ее ударом сапога по ребрам, и язвительно поинтересовался, "хорошо ли спалось, на столь шикарном ложе?".

Теперь же, Мира возвращалась домой на своих ногах, успешно избегая серьезных повреждений. Целью столь жестокого обучения, было наработать навыки выживания в экстремальных условиях. Мучения можно было прекратить заранее, если успешно атаковать Циана, хотя бы заставив его активировать защиту, или собственной атакой, заставить отступить. Пока что, о таких успехах приходилось только мечтать, так как маг, не давал возможности ни составить заклинание, ни даже перевести дух.

Мира перекатилась за очередную "колонну", вздрогнув всем телом, когда каменная крошка, разлетевшаяся в разные стороны от удара молнии, рассекла ей бровь. В следующий миг, в стену находящуюся на расстоянии вытянутой руки, ударил поток рыжего пламени, которое с диким гулом вращалось по спирали, и, столкнувшись с твердой поверхностью, расплескалось по сторонам.

- ты хоть что ни будь, сумела для себя почерпнуть полезного? Или действительно думаешь, что я учу тебя бегать и прятаться? - Голос Циана становился все более раздраженным. Еще немного, и он мог выйти из себя окончательно, что грозило неприятными последствиями. - Думай, анализируй, раздели внимание на внутренний мир и управление телом. Твои движения должны стать автоматическими, как ворота в подземелья гномов, распознающие хозяев и открывающиеся при определенных условиях. Бездарная тварь! Сколько мне еще с тобой возиться?!

Уже два потока огня, хлестали по стенам, и некоторое время пламя продолжало гореть даже на камне. Миру кидало из стороны в сторону, появлялось сочувствие к мышам, которых кошки загоняют в угол. Но до разума, все же дошли слова учителя, и даже удалось выделить из них, важный совет. Нужно было только сконцентрироваться, отстранившись от внешних факторов, что никак не удавалось.

Потоки пламени, сменились на скорострельные очереди "огненных стрел". Циан создавал их целыми десятками, рассылая во все направления. Внешне, за многочасовой урок, маг даже не устал, что заставляло, сжав челюсти, завидовать его энергетическому запасу.

Циан был несколько разочарован, он рассчитывал, что Мира сама, гораздо раньше его слов, догадается, что нужно делать. Все-таки, они оказались слишком разными, ведь во время своего ученичества, маг достаточно легко догадался, чего требует учитель, который к слову, не был столь терпелив и снисходителен, наказывая за мельчайшую ошибку, достаточно жестоко, даже по меркам Циана.

"огненные стрелы" сменились длинными извивающимися щупальцами, заставляющими раскаляться и трескаться камень, в местах прикосновения.

Чуть было, не взвыв от отчаяния, Мира скинула с себя одежду, стесняющую движения, и стала изображать цирковую акробатку, совершая эффектные сальто, перекатываясь по полу и красиво выгибаясь всем телом, во время рискованных прыжков. Этому она научилась у бывшей рабыни, которая когда-то выступала в цирке. Тогда, первая ученица была еще ребенком, и никак не думала, что ее увлечение такими играми, станет полезным в будущем.

Неожиданно для себя, Мира поняла, что может предугадывать направление щупалец, даже не концентрируя на них свое внимание. Чувства обострились, опасность была повсюду, но тело реагировало только на непосредственную угрозу. Появилось время, что бы обдумывать свои последующие шаги.

Щупальца исчезли, их место заняли шары из ледяных шипов, которые разлетались в стороны, ударившись об пол или стены. Это было похоже на то, что происходило с огненными снарядами, но льда было намного больше. К тому же, жгуты плотного воздуха, стали вращаться по периметру зала, заставляя девушку постоянно находиться достаточно близко от учителя, что усложняло задачу сохранения своего здоровья.

Но даже такие условия, не стали чем-то сверхъестественным, Мира продолжала свои акробатические упражнения, почти не отвлекаясь от размышлений. Осознание того, что она может одновременно сражаться физически, и творить магию, обрушилось на ее голову, как каменная глыба. Сразу же возник вопрос, почему она не додумалась до этого раньше? Но непонятным оставалось еще многое, например "как учитель в столь короткий срок, создает столько разнообразных заклинаний, в таком огромном количестве?".

Первое, что пришло в голову при мысли об атаке, это вбитое с кровью, заклинание "огненный шар". На его создание, потребовалась одна секунда, потраченная на сложение символа, во время очередного красивого полета.

- если ты пытаешься меня соблазнить, отсрочив неминуемую кару, то должен тебя разочаровать. Ты, полностью принадлежишь мне, и будишь моей, когда я этого захочу. - Циан злорадно усмехнулся, и заметил ледяные снаряды, россыпями пульсаров, которые разбрасывал небрежными жестами.

В глубине души Миры, шевельнулась гордость, которая разожгла злобу. Выгадав момент, она метнула огненный шар, а вслед за ним, пружинисто оттолкнувшись от пола, направила и свое тело. В правой руке, блеснул длинный прямой кинжал.

Щит магической энергии, сконцентрированный в левой руке, отклонил в сторону встречный пульсар, губы растянулись в улыбку, на клыках уже ощущалась кровь.

Радость была недолгой. Вот Циан вытянул руку, и поймал снаряд, посланный ученицей, его взгляд изменился, из насмешливо презрительного, он стал оценивающим. Сердце девушки забилось в немыслимом темпе, слабая надежда, что удастся достать мага хотя бы кинжалом, таяла со скоростью снега на раскаленной сковороде. Проклятое лезвие приближалось слишком медленно, а улыбка на тонких губах, казалось, стала даже какой-то доброй.

В момент, когда закаленная сталь должна была вонзиться в плоть, или хотя бы врезаться в защиту, Циан сделал один шаг, и исчез из поля зрения. Миррой овладела паника, она приземлилась на ноги, и тут же попыталась крутануться на одной ноге, очерчивая круг "серпом огня".

Левое плечо пронзила боль. Тонкие пальцы, впивались в мышцы, из образовавшихся ран, заструилась кровь. Мысли спутались, страх не позволял сосредоточиться.

- неплохо, для глупой бездарной кошки. Только впредь не забывай, я в сотню раз сильнее, умнее, быстрее и опытнее. - Циан прошептал эти слова прямо на ухо, касаясь короткой шерстки, своими губами, а затем, огненным шаром, все еще удерживаемым в правой руке, атаковал ученицу.

Удар пришелся в поясницу, раскрытая ладонь, не давала огню расплескаться, концентрируя жар в одной точке. Наспех составленная защита, испарилась в мгновение, а потом боль, и беспамятство.

Разжав пальцы, Циан позволил телу Миры упасть. Он стоял над поверженной девушкой, и с довольным выражением лица, смотрел на ее изуродованную спину. Серьезных повреждений не было, а мышцы, кожу, периферийную нервную систему, он восстановит легко. Надо будит так же воссоздать шерсть с пятнышками, каждое на своем месте. Жестокому магу, очень нравились эти пятнышки, и каждое должно было вернуться на свое место.

- умница, я знал, что не ошибся в тебе. - Циан поднял ученицу на руки, уже запустив регенерацию, подпитываемую из собственных энергетических запасов. - Сегодня ты показала волю к победе, инстинкт хищника, или как его называют люди "инстинкт убийцы". Завтра уроки станут чуть сложнее, но я постараюсь не причинять тебе излишней боли. Спи, девочка, скоро ты станешь сильной, очень сильной.

Мира проснулась, не от удара, магического или физического, и даже не от ругательства, сопровождающего одно из этих действий. Это пугало гораздо больше, ее ласково гладили по голове.

Память отказывалась давать ответ на лихорадочный вопрос, что происходит? А глаза, упрямо сопротивлялись попыткам их открыть, как бы намекая, что стоит проснуться, как приятное ощущение исчезнет, сменившись муками и болью. Но спустя пару минут, картина завершения последней тренировки, была восстановлена полностью.

Мира вздрогнула, распахнула веки и попыталась вскочить, но сильная рука, надавила на грудь, прижимая девушку к кровати.

- лежать, я еще не закончил. - Без особых эмоций, но несколько напряженно, произнес Циан, сидящий на краю кровати, с закрытыми глазами.

Еще в возрасте тринадцати лет, Мира усвоила для себя простой факт, спорить с учителем, себе дороже. Поэтому, она расслабилась, позволяя ухоженным рукам, ласково гладить свою голову. Но при этом, глаза она больше не закрывала, а перешла на магическое зрение.

Первое, что увидела девушка, это свою ауру, а точнее лохмотья, в которые ее превратили тонкие серебристые щупы, которыми учитель разделял одни энергетические узлы, и создавал другие. По видимому, работал он уже довольно долго, так как общая картина, была Мире совершенно незнакома. Будто бы она смотрела на чужого мага, с которым не встречалась в первый раз в жизни.

Циан действовал быстро, уверенно, и полностью погрузился в свое занятие. Аура его подопечной, в данный момент была неактивна, а жизнь в теле поддерживалась за счет его собственной ауры. Такой контакт, был довольно рискован для жизни более слабого субъекта, в случае, если сильный потеряет контроль над собой. Еще, подобная связь, напоминала интимную близость, когда оба партнера, испытывают одинаковые чувства и эмоции.

В какой-то момент, Мира зажмурила глаза, и растворилась в наслаждении, распространяющимся по телу. Имея возможность чувствовать ауру учителя как свою, она впервые осознала, какая мощь доступна этому существу. Если бы Циан не удерживал постоянный контроль, девушка просто растворилась бы в этой силе.

- ну, кажется получилось. - Маг хлопнул ученицу внешней стороной кисти, по щеке. Совсем несильно, только что бы привлечь внимание. - На изучение изменений, даю пять минут. Еще две, что бы одеться. Через десять, жду в тренировочном зале.

Мира честно пыталась разобраться в изменениях, но хоть аура и выглядела иначе, ощущения оставались прежними. Слегка не хватало того чувства мощи, которое проникало в тело, когда аура Циана, обеспечивала его работу. Но были и плюсы, собственная энергосистема, бурлила силой, словно ее наполнили чистой ключевой водой.

Девушка не успела к назначенному времени, потратив пару минут, на осмотр своей шкуры. Шерсть была мягкой и гладкой, ни следа от шрамов на коже, и боли после страшного повреждения. Расплатой за медлительность, стал удар "воздушным кулаком" впечатавшим хрупкое тело, в каменную стену. Рефлекторно выставленный щит, уменьшил возможные повреждения, но от боли это не избавило.

Тут аура преподнесла первый сюрприз, треснувшие ребра срослись, щит вновь наполнился силой, а боль, ослабла до совершенно незначительной.

"теперь твоя энергосистема, работает, как и должна работать у настоящего мага. И запросы у нее, стали гораздо выше. Сама, ты не додумалась бы до этого еще лет двадцать, а у меня нет времени ждать, пока такая бездарность, сама станет умнее. Сегодняшняя цель, научиться сражаться в условиях нехватки энергии, а заодно, попытайся додуматься, где искать дополнительные ресурсы для заклинаний. Начали!"

Голос Циана, звучал прямо в голове. Самого мага видно не было, а его присутствие, подтвердилось уже через один удар сердца, когда с двух направлений, в Миру полетели огненные шары.

Реакция не подвела. Два ответных пульсара, и угроза нейтрализована. Зато еще с десятка направлений, появились молнии, огненные стрелы, пульсары. Теперь уже приходилось уворачиваться, и тут не удавалось угадать, откуда будит, нанесен следующий удар. В сравнении с предыдущими тренировками, угроза исходила не из одной точки, а Мира, вдруг почувствовала себя центром мира. Ей это не понравилось.

Защита и ответные залпы, которые стали намного более сильными, чем раньше, быстро истощили весь резерв сил.

Скорость и ловкость, не очень-то помогают, когда из стены рядом с тобой, появляется "копье тьмы". Очень быстро, новенький синий костюм, превратился в лохмотья, а потом, молодая чародейка избавилась и от них, продолжив попытки сопротивления, в том же виде, как и прошлым днем.

Что бы избежать неожиданного попадания в спину, из ровной поверхности стены, которая раньше казалась хорошей защитой, Мира вышла на центр зала. Циан, был обнаружен необычно легко, стоящим за одной из "колонн".

Магической силы не осталось даже на слабое заклинание, пришлось напасть вооружившись ножом. Когда до мага оставалось всего два шага, он исчез, а на его месте, в воздухе весел средних размеров, огненный шар. Это было шоком, особенно когда снаряд взорвался, даже без контакта с плотными предметами.

"иллюзия, но почему он взорвался?"

Мира размышляла, лежа на спине. Перед самым взрывом, она успела опрокинуться назад. Страх исчез, его место заняло чувство собственной беспомощности. Каждый раз, появлялось что-то новое, например белые сферы, медленно летающие по кругу, и нападающие, когда жертва оказывалась достаточно близко. Их удар, походил на атаку боевым молотом, и по силе, и по ощущениям.

"думай головой, бездарная тварь! Зачем тебе даны глаза, плакать?"

Слышать презрительный голос в собственной голове, было очень обидно. Казалось, что все прошедшие годы, были проведены впустую, и никаких полезных знаний в мозгу не осталось. При этом, часть сознания, не взирая на самобичевание и жалость, продолжала анализировать ситуацию. Многие ответы на вопросы, оказались совершенно очевидными, и ускользали только из-за растерянности и испуга.

Во-первых, в магическом зрении, можно было рассмотреть остатки силы, которые были разбросаны по помещению, после активации боевых чар. Как говорил Циан, любое заклинание оставляет немного энергии, не задействованной в момент активации. Эту энергию можно собирать и впитывать. Такой способ пополнения собственных резервов, разумеется, не решал проблему полностью, но зато, появлялась возможность поддерживать хотя бы не самый сильный щит.

При помощи внутренних чувств, Мира научилась определять, с какого направления будит, нанесен следующий удар. Появление заклинания, сопровождалось помехами в пространстве. А иллюзии, легко было распознать по количеству силы, содержащемся, во вложенных, боевых заклинаниях.

Защищаться от атак стало проще, но и напасть самой, не получалось. Оказалось, что Циана попросту нет среди десятка иллюзий.

Прошло несколько часов, за которые Мира научилась контролировать новую ауру, вычислять атаки направленные в нее и мимо, а еще, получила навык по сбору рассеянной в пространстве энергии.

- на сегодня хватит. - Произнес маг, положив руку на плечо девушки. - Ты справилась ниже среднего, но все равно сносно. Остаток дня можешь отдыхать. И если решишь прогуляться по общине, не забудь сначала одеться. Кажется, гулять голышом, входит у тебя в привычку.

От неожиданности, Мира чуть не подпрыгнула. Она совершенно не чувствовала присутствия учителя, не видела и не слышала его до тех пор, пока Циан сам не показался. Это казалось просто невозможно, и сбивало с толка, не хуже чем удар бревна в челюсть, сбивает с ног.

- но как, и где... - Мира не могла подобрать нужных слов, но учитель ее понял.

- пока ты не научишься выражать свои мысли, ты не сможешь общаться с людьми. Я удивляюсь, как твои подчиненные тебя понимают. - И уже от двери, задержавшись все же ответил на незаданный вопрос. - Все это время, я находился в твоей "слепой зоне". Навыков у меня достаточно, что бы двигаться синхронно с тобой и не создавать лишнего шума. Оставалось втянуть ауру в тело, и замаскировать ее под след от взорвавшегося огненного шара.

- а заклинания? Ты же не мог создавать их, скрывая ауру. - Мира рискнула разозлить учителя своей непонятливостью, но у мага было хорошее настроение.

Циан отвел в сторону руку, и из его пальцев ударила цепная молния. При этом аура мага так и не проявилась, и даже искажение магического фона, почти не ощущалось.

- я же говорил, между нами настоящая пропасть. Лет через сорок, ты, возможно, сможешь со мной конкурировать, но для этого, нужно постоянно упражняться. Тому, кто преследует, несколько легче, чем тому, кто пытается оторваться. Чуть не забыл, в зале остались заклинания замедленного действия, постарайся не нарваться на них.

Учитель ушел, а Мира продолжала стоять, впервые за весь день, чувствуя себя действительно голой. Ее чуть не застал врасплох, пульсар, вырвавшийся из стены, с шипением пролетевший половину расстояния до мишени, и взорвавшийся разноцветными искрами, наткнувшись на защитное поле.

"заклинания замедленного действия, не ловушки, срабатывающие при их случайной активации, а чары, действующие через заложенное время... или в случайном порядке, если четкое время не установлено".

Нечто подобное, было описано в одной из магических книг, прочитанных несколько лет назад. Только маг, проводящий исследования, отказался от своей идеи, когда одни заклинания не активировались вообще, а другие начинали действовать, в самый неподходящий момент. Заложить точное время действия, бедняге так и не удалось, и его лаборатория, была признана опасной зоной, даже для хозяина.

Циан же, по всей видимости, сумел разобраться в подобном способе использования чар. Иначе он бы не сумел одновременно нападать с разных направлений, и сам, не попадал в опасную зону. Возможно, он оставил несколько безопасных островков, для себя.

Пока девушка думала, началась буря. Десятки огненных шаров, "копья тьмы", ледяные ежи, и прочие боевые заклинания, стали срабатывать одно за другим, вычерчивая вокруг Миры, квадрат правильной формы. Это было молчаливое подтверждение Циана, догадкам своей ученицы.

Когда Мира попыталась покинуть островок безопасности, ее рука наткнулась на невидимую стену, находящуюся в сантиметре от очерчиваемого квадрата. Преграда исчезла, когда взорвался последний снаряд.

- он еще и издевается. - Обижено буркнула девушка, восхищенно оглядываясь по сторонам. В своем воображении, она представляла, как сама будит творить еще более сложные вещи, и однажды заставит признать свою силу, даже учителя, вечно смотрящего на нее с насмешливым снисхождением.

- не забудь одеться. - Произнес Циан, вышедший из стены, и растворившийся в воздухе, оставив вместо себя, аккуратно сложенную стопку одежды.

Плечи Миры опустились, она подошла к одежде и протянула руку. Маленькая молния, больно обожгла кончики пальцев, опалив шерсть. В воздухе повисла светящаяся надпись, "никогда не ослабляй бдительность!".

Девушка выругала себя, за то, что поверила в доброжелательность Циана, который только и искал случая, что бы выставить ее дурой. Одежда была тщательно проверена магическим зрением, и на всякий случай, заклинанием, предназначенным для выявления ловушек. Как и ожидалось, больше сюрпризов спрятано не было.

Восход солнца, встретил отряд гвардейцев, а так же четверых путников, у стен замка Блад. Весь прошедший день, Вит отдавал приказы и подготавливал своего сменщика, к работе сотника. Сам он, был вынужден отправиться в качестве сопровождающего двух принцесс, на север, через земли орков и вольных баронов, что бы сесть на паром, и несколько декад провести в скучном путешествии до королевства гномов, находящегося настолько далеко, что в случае военного похода, армия бородатых коротышек, добралась бы до границ этого королевства, только через четверть года.

Но приказы прямого начальства, особенно в гвардии, обсуждать не принято. Поэтому, сэр Талий, собрал пятьдесят верных бойцов, и за час до назначенного срока, построил их за воротами. Единственной непонятной вещью, было присутствие старого Альфреда, которого лорд Трейн, приставил в услужение принцессам. Как будто никого помоложе не нашлось.

Принцесса эльфов, прибыла вовремя, минута в минуту, вместе с первыми лучами солнца, а вот свою принцессу, людям пришлось ждать еще час, в полной походной готовности, верхом на конях.

Ее величество, появилось без особых шумовых эффектов, просто вышла из ворот, вместе с телохранителем, с его же помощью забралась в седло, и осведомилась:

- мы вообще собираемся сегодня ехать?

Привыкший к капризам дочери лорда, Вит не стал удивляться, а просто отдал приказ отряду, выдвигаться шагом. Сам занял место во главе отряда, неподалеку от принцесс.

Эльфийка была одета в темно зеленый дорожный костюм, высокие мягкие сапоги, и плащ с глубоким капюшоном, скрывающим половину ее лица. На первый взгляд, это была обычная аристократка, которая выехала прогуляться и поискать острых ощущений. Даже не скажешь, что не человек.

А вот принцесса Дина, оказалась большей проблемой. Она, конечно, была чистокровным человеком, оделась довольно скромно, в синий костюм с декольте, открывающим прекрасный вид на грудь. Благо, что плащ, пряжка которого скреплялась на груди, весь этот вид благополучно прикрывал, зато горделивую осанку, ястребиный взгляд, и лицо, имеющее характерные черты царской семьи, скрыть было невозможно.

Немного поразмыслив, Вит отказался от идеи, намекнуть принцессе о маскировке, ведь если на них будут нападать, то противник, в любом случае будит, осведомлен, куда движется полусотня гвардейцев, и кого они охраняют. Случайные разбойники, просто не решатся напасть на такую силу.

От проблемы общения с высокородными, избавил Альфред. Старый слуга, хладнокровно выносил любые язвительные замечания, отвечал на вопросы, а иногда, даже пускался в длительные рассуждения, на самые разные темы, приводя при этом, немало примеров из жизни. Создавалось впечатление, будто он уже давно, и качественно, готовился к этому путешествию.

Вот так, тихо и мирно, прошли четыре часа, блаженного наблюдения за восходящим солнцем. И как говориться, хорошего никогда не бывает много, и можно еще добавить, что частенько его бывает слишком мало.

- а почему господин сотник, или полу сотник, не участвует в наших разговорах? Может быть, вы считаете ниже своего достоинства, разговаривать с женщинами? - Принцесса Дина, явно провоцировала Вита, что бы найти любую формальную причину, отстранить его от командования, и назначить на это место, верного Грона.

"не с той ноги встала, что ли?"

- не обучен я, вести умные беседы. Огрубел на службе, только и умею, что мечом махать, да головы рубить. Даже в политике не смыслю, например не могу понять, к чему нашему королю, союз с гномами, с которыми мы не ведем ни торговлю, ни каких либо политических игр. Да и с военной точки зрения, наша миссия выглядит, как полная бессмыслица. Ни мы не сможем быстро бородачам на помощь прийти, ни они нам.

Спокойный размеренный голос Вита, и его простодушное выражение лица, чуть не вывели принцессу из себя. Она сверкнула глазами, а потом грубо, но в рамках приличий, ответила короткой шаблонной фразой:

- дипломатические планы правителя, не касаются мелких военных. Ваше дело, исполнять порученное задание.

- как вам будит угодно, ваше величество. - Невозмутимо отчеканил Вит, в точности изображая интонацию Альфреда.

Слугу аж перекосило. Он сразу же вспомнил Трейна, и скрипнул зубами. Не хватало что б на старости лет, его стали передразнивать какие-то юнцы.

После этой короткой перепалки, прошло еще два часа, заполненные неутихающей болтовней Альфреда и принцесс. В разговоре, Дина не раз успела заметить, что далеко не все мужчины в отряде, обладают такими хорошими манерами.

Благодаря деятельности принцессы, на молчаливого Грона, начали коситься гвардейцы, что почти гарантировало раскол в отряде, который, несомненно, должен был произойти, где ни будь к середине пути. Некоторые, правда косо посматривали и на эльфов, но авторитет командира, способного утихомирить весь отряд в одиночку, пока сдерживал эмоции.

"дисциплина хромает" посетовал сам себе Вит.

- сэр, впереди отряд кочевников, бойцов триста не меньше. - Доложил гвардеец, высланный на разведку дороги.

- ну вот, началось. Раньше они хотя бы по сотне ходили, а тут целую орду собрали. - Криво усмехнулся Талий. - Готовьтесь к бою! Построение раз, сорок в линию, десятеро в охрану принцесс. Построение два, сорок клином, я во главе. Остальные, как и положено, охрана.

- что-то не так, командир? - Стан поравнял своего коня со скакуном Вита. Его рука постоянно лежала на эфесе меча, что слегка раздражало.

- ничего сверхъестественного, просто местные жители, привыкшие заниматься набегами на крестьян и разводом овец и лошадей, решили засвидетельствовать свое почтение, прекрасным дамам, которых нам выпала честь охранять. - Добродушно, отозвался командир.

- сколько их? - Эльф ощутимо напрягся.

- сущая ерунда, сотни три, не более того. - Вит широко улыбнулся. - Не извольте беспокоиться, думаю, мы обойдемся без кровопролития.

- с орками? - Недоверчиво нахмурился Стан. - Как же вы собираетесь это сделать, заколдуете их? Мне кажется, магия не является вашей сильной стороной, а других кандидатов в отряде нет. Разве что этот странный слуга.

- на мой взгляд, для телохранителя вы излишне разговорчивы. - Заметил Вит, которому уже было не до бесед с длинноухим. - Предоставьте решение этой проблемы мне, и не забивайте в дальнейшем свою светлую голову, чужими обязанностями. Кажется, я узнаю знамя этой орды.

Отряд остановился. Десяток гвардейцев взяли в окружение принцесс, и телохранителей вместе с Альфредом. Остальные построились в линию, взяв на изготовку щиты и мечи. Кочевники так же остановились, на расстоянии двух полетов стрелы.

Вит выехал вперед, сложил руке перед лицом, для усиления звука, и заорал во все горло:

- Кривой Клык, это ты, обросшая жиром лягушка переросток?

- славно он начинает переговоры. - Вздохнул Альфред, проверяя наличие метательных ножей у себя на поясе.

- думаете, нам предстоит прорываться через этот отряд? Часто у вас тут ходят такие армии орков? - Принцесса Эльза, настороженно огляделась, и сама потянулась к мечу.

- не думаю, что сейчас вообще придется драться. Если это тот самый вождь, о котором я слышал от гвардейцев, то есть шанс обойтись малой кровью. - Слуга не изменился не в лице, ни в голосе. - А орда, здесь только ради вас. Неужели вы верили, что удастся незаметно пройти по диким землям.

Рыжеволосая принцесса, не ответила, только скинула капюшон, и более внимательным взглядом окинула строй гвардейцев, остановившись на командире.

Дина, подвинула коня ближе к Грону, спав с лица, и выглядя, как загнанный зверь. Ей и раньше приходилось участвовать в сражениях, но такую армию врагов, против столь малого отряда, она никогда не видела.

Орки некоторое время молчали, совещаясь между собой. Потом, один из самых высоких и сильных, восседающий на спине жеребца, телосложением похожего на быка, выехал вперед и заорал:

- неужели ты еще живой, Вит, пожиратель тухлого мяса и любовник дохлой кобылы?

- рад тебя видеть, зеленая морда! Как жизнь, как семья? - Сэр Талий, приветственно махнул рукой, и получил ответный жест от верзилы.

- живу, не тужу, мясо ем и гномью водку пью. - Расхохотался кочевник. - Жду рождения сына, вот-вот жена должна разродиться.

- а если опять дочь?!

- зарежу повитуху! Эта гадина уже трех дочерей мне принесла, и две жены при этом умерло. А ты как, не женился еще?

- да вот собираюсь, а не на ком! Представляешь, сотнику не по чину на служанке оказывается жениться!

- ну и глупо! Если тут любовь, то хоть на рабыне, все едино, кровь одна течет, и цвет и запах, да и вкус.

- тут ты прав, да вот сама девчонка не хочет, спешит за конюха пойти!

- значит дура! Ищи другую, может в ближайшее время и найдешь!

Вит мотнул головой, и задал главный вопрос:

- какими судьбами в наши края?

- тут такое дело, сам с трудом разобрался! У нашего Великого Вождя, недавно беда стряслась, умерла жена беременная! Представляешь, всю жизнь на равнинах живет, и тут вдруг на змею наступила! Ну да не в этом дело, пришло известие от баронов, что должны через эти места, две дочери вождей народа людей и эльфов, двигаться! Вот наш Великий, и решил их захватить. Насколько я понял, это те две девки, что с тобой едут?!

- они самые! - Отозвался Вит.

Эльза опустила голову, про себя проклиная тупоголового мужлана. Дина, побледнела и плотнее прижалась к телохранителю.

- не отдашь?! - Со слабой надеждой спросил орк.

- неа! - Ответил Вит.

- ну, чего ты как маленький?! Сам знаешь, хоть ты и силен, а всех не перебьешь! Мои парни тебя скрутят, а гвардия это уже вопрос времени! Отдай а?! а я тебе такую жену привезу, добрая умелая, готовит просто класс! Сам хотел на ней жениться, если эта помрет! Ну, для друга, чего не отдашь!

- не, не отдам! - покачал головой Вит.

- ну и дурак! - Констатировал кочевник. - Сам помрешь, людей загубишь, а ради чего? Приказал какой-то трусливый старик, который уже даже на коня сесть не может! Ну скажи, зачем тебе эти бабы?

Все напряглись, только несколько гвардейцев, знакомых с манерой общения Вита, стиснули зубы, что бы не заржать.

- ну? - Поторопил Кривой Клык.

- влюбился! - Отозвался сэр Талий.

Обе принцессы оцепенели, у Стана вытянулось лицо, а у Грона, отвисла челюсть. Невозмутимым остался только Альфред.

- в обеих? - Уточнил орк.

- в одну. - Ответил Вит.

- какую? - Кочевник загорелся интересом, переводя взгляд с эльфийки на человека.

- не важно! - Отмахнулся Талий.

- а вторую отдашь? - Орк начал сердиться.

- нет! - Категорично заявил Вит.

- почему?!!! - Взревел Кочевник.

- лучшая подруга любимой! - Развел руками сотник.

- врешь! - Рявкнул орк.

- да чтоб я сдох тут же на этом месте! - В тон ему, ответил, Вит, ударив кулаком себе в грудь.

- гад! - Кочевник хлопнул себя по колену. - Чтоб у тебя одни только дочери рождались! Чтоб их женихи были тощими слабаками! Чтоб...

- на свадьбу придешь? - Прервал тираду Вит.

- приду! - Отозвался орк, хлестнул коня по бокам, и поскакал к своим сородичам. Затем обернулся и крикнул. - Там еще три вождя, вам на перерез своих воинов ведут!

Орда очень быстро собралась, и, послав галопом коней, ушла далеко на восток.

- что это было? - Стан, уже вытащивший меч из ножен на половину, оказался рядом с Витом, придерживая скакуна.

- дипломатия. - Объявил Талий. - У кочевников считается худшим грехом, отобрать невесту у друга. За такой поступок, собственные родственники голову оторвут, причем в прямом значении этих слов.

- грм. - Изрек эльф. - И что дальше?

Вит повернулся к ожидающим приказа гвардейцам, и ошеломленным случившимся принцессам.

- ваши величества, от вас теперь зависит моя часть. Если ни одна из вас не согласится выйти за меня замуж, я буду вынужден броситься на меч, удерживаемый руками лучшего друга, что бы кровью смыть позор обмана. - На лице его при этих словах, играла безалаберная улыбка. - Однако вы можете пока не спешить с решением, а вот нашему отряду стоит поторопиться. Если Кривой Клык обещал нам проблемы от других вождей, значит они нам гарантированы. Походный строй, в две линии. Пошли.

Две линии, по непонятным понятиям сотни Вита, а в данный момент полу сотни, выглядели как колонна, двадцать пять всадников справа, двадцать пять слева, по середине принцессы с телохранителями и Альфред, а впереди, сам командир.

Два всадника, все время отправлялись вперед, для разведки пути, остальные поддерживали общий темп, внимательно просматривая территорию. Кочевники могли напасть в любую минуту, и времени на осмысление уже прошедших событий, просто не хватало. Принцесса Дина, после заявления Талия, ехала молча, с порозовевшими щеками.

Эльфы, были совершенно спокойны. Стан, убедившись в странном подходе командира гвардейцев, который, однако, добивался нужного ему результата, решил пропустить мимо длинных ушей, навязчивое предложение о браке, которое касалось в том числе, и его госпожи. По мнению воина, если принцессу слова человека не оскорбили, то и ему нет смысла, вредить отряду. Вот после того, как все будит, закончено, можно будит наказать наглеца.

Альфред, хоть и выглядел невозмутимым, в душе просто катался от хохота. Давненько ему не приходилось видеть, как ставят в неловкое положение сразу двух принцесс, при этом, "вверяя" в их руки свою честь.

Где-то еще через час, пришло донесение сразу о двух крупных отрядах орков, заходящих справа и слева. Кочевники брали отряд в тиски, собираясь лишить возможностей маневра, а потом задавить числом. Уже не раз, эта стратегия приносила им успех, так что сомневаться не приходилось.

Вит остановил отряд, и спрыгнул с коня. Его руки, торопливо развязывали веревки, которыми длинный тонкий сверток, был прикреплен к седлу.

- что вы делаете, нам нужно спешить. - Наконец не выдержал Грон, вынимая свой меч из ножен. - Если вы не вернетесь в седло немедленно, я возьму командование на себя, а вас, по возвращению в королевство, отдам под суд.

Не успел он договорить, как четыре меча нацелились в толстую мускулистую шею, а два гвардейца, находящиеся чуть в стороне, взвели арбалеты.

- опустить оружие. Мы должны господ защищать, а не убивать, в ином случае, этого доброго господина, можно было бы отдать Кривому Клыку, в качестве утешительного приза. - Вит говорил неспешно, даже не повернувшись к телохранителю принцессы. - Просто человек не здешний, не знает наших порядков, не слышал слухов в тавернах. Отсюда и излишняя спешка.

Сверток, наконец, был освобожден, а через миг, на свет показался двуручный меч, угольно черного цвета, длинной не уступающий росту Вита.

Командир легко забрался в седло, одной рукой держа меч, облокотив его на плечо, другой взялся за поводья.

- построение два, напоминаю, близко не приближаться, под руку мне не лезть. Понеслась!

Отряд взял с места в галоп. Гвардейцы выстроились клином, прикрываясь щитами и держа наготове мечи. Командир, вырвался чуть вперед, где-то на два с половиной метра, и он был единственным, кто не использовал щит.

Обе принцессы и их телохранители, оказались зажаты в более маленький клин, всего из десяти бойцов, задачей которых было обеспечение их безопасности.

Орки появились внезапно, и приближались очень быстро. Полетели стрелы, впереди показался заслон из пеших воинов, вставших в живую стену.

- ррра! Хотите жить вечно?! Все за мной! - Вит поднял меч, и пришпорил коня.

Эльза видела, как изменились лица кочевников, приблизившихся к отряду, и увидевших черный меч. В отличие от Дины, она не прятала голову, и успела заметить, что и пешие враги, стоящие в стене, начали пятиться, а некоторые даже попытались бежать.

Стрелы летели все чаще, две лошади пали их жертвами, а вместе с ними, и два гвардейца. Их места в строю, тут же были заняты соратниками, скакавшими позади. Гвардия взревела, мечи зазвенели об щиты, командир еще раз взмахнул мечом, и на полном скаку, люди врезались в пеших орков, топча их копытами лошадей, и рубя клинками мечей.

Как раскаленный нож, сквозь масло, прорвались гвардейцы, оставив за собой много убитых врагов, и еще двоих друзей.

Всадники кочевники, не отчаялись, когда первая заградительная линия была прорвана. Они стали стремительно сжимать тиски, готовясь раздавить маленький отряд.

- Брад, принцессы на тебе, отвечаешь головой! Остальные, построение раз, наша цель отвлечь врага, разбить, и желательно выжить!

Клин из одиннадцати гвардейцев, продолжил бешеную скачку, а остальной отряд, остановился, развернулся в линию, и отчаянно вопя, как стая диких кабанов, они столкнулись с массой всадников орков. Первым шел Вит, кромсая противников ударами черной, зловещей стали. Его меч, перерубал тела, вместе с подставленными мечами и щитами. Гвардия идущая по следам командира, добавляла неразберихи в рядах противника.

Мастерство и хорошее вооружение, были на стороне людей, гнев и численное преимущество, помогали оркам. Вит знал, что шанс появится, только если убить вождя, но что бы добраться до этого зверя, считающегося лучшим воином, нужно сперва пройти по головам десятков его подчиненных.

Один за другим, гвардейцы падали, пронзаемые оружием кочевников, Вит, потерял коня, и теперь на своих ногах, пробирался к вождю, убивая всех, кто вставал на его пути. Столь отчаянные старания, не остались без награды, в какой-то момент, командир гвардии оказался на свободном пяточке, окруженном врагами, а напротив него, стоял огромный монстр с зеленой кожей, и внушительных размеров секирой, закинутой на плечо.

- Вит Талий, названый брат труса, зовущегося Кривой Клык. Давно я хотел с тобой встретиться.

- наверное, для того, что бы ускорить встречу, ты окружил себя толпой охранников?

- дерзкий, ха, смешно. Недолго тебе осталось шутить. Твои солдаты обречены, да и ты тоже. Предлагаю тебе сделку, сдайся, и я сохраню тебе жизнь. Продам твоему приятелю, который не заслуживает зваться кочевником.

- а я предлагаю тебе другую сделку. - Вит скривил лицо в злобной улыбке. - Мы сразимся, и если выиграешь ты, я буду служить тебе, и открою все секреты, которые знаю, даже про тайный ход в замок Блад.

- соблазнительно, а если выиграешь ты? - Орк вопросительно поднял бровь.

- я тебя убью, а твои воины отпустят меня и моих солдат, а те, кто считают себя сильнейшими, будут служить мне, как служат сейчас тебе.

Вождь кочевников рассмеялся, а потом вдруг сказал:

- согласен! - По его жесту, охрана расступилась, и в круг вывели восемь гвардейцев, обезоруженных и снятых с коней. - Это все, кто выжил. Будим биться, и если ты проиграешь, то убьешь их своими руками. Если же победишь, то эти тридцать бойцов, гордость моего племени, станут твоими слугами. Все слышали?

В ответ зеленые воины выкрикнули какое-то слово на своем языке.

Бой начался.

Вождь двигался необычайно быстро, для своих габаритов, а секира в его руках, летала словно перышко. При первом же ударе, это чудовищное орудие, чуть не раскололо черный меч.

Обычный обмен ударами, ни к чему не привел. Противник был выше Вита на две головы, но по силе, они оказались равны. Соревнование в скорости, так же победителя не выявило, зато изрядно измотало обоих бойцов, так что их руки гудели не хуже, чем рычащий тигр.

Вит кружил вокруг своего противника, изредка нанося удары, а орк, отмахивался, а потом контратаковал. Все их действия были безуспешны.

Пару раз, командир гвардии, переходил в состояние боевого транса, но и вождь был осведомлен в подобном стиле боя, не уступая ни на мгновение. Состязание грозило затянуться, и тогда Талий решился пойти на хитрость.

Опустив меч, Вит встал в расслабленную позу, и показал орку язык. Вождь не мог стерпеть оскорбления, и кинулся вперед. Замах его секиры оказался слишком широким, так что человек успел проскочить под рукой, а потом, подпрыгнув, головой врезался в нижнюю челюсть гиганта.

Любой другой, от подобного удара отключился бы, потерял несколько зубов, или хотя бы отступил, но этот кочевник, только клацнул зубами, хрюкнул, и чуть дернувшись, продолжил атаку. Тогда в Вита остался еще один трюк, который он надеялся забыть.

Подцепив сапогом камешек, командир гвардии метнул его в голову орка, а когда тот рефлекторно отклонился, на разгоне, со всей силы, влепил локоть под ребра верзилы.

Боль пронзала руку, но и на противника удар произвел впечатление. Из бочка подобной груди, со свистом вышел воздух. Вождь согнулся пополам и закашлялся в этот момент, черный меч опустился на его шею.

Отрубленная голова, прокатилась несколько метров, и застыла с выражением боли на лице.

Кочевники, до этого момента шумно поддерживающие вождя, затихли.

- девять коней. - Коротко, но достаточно громко, приказал Вит.

Удивительно, но кочевники подчинились. Слово их вождя, значило гораздо больше, чем собственная злоба и предрассудки. Человек победил в дуэли, а значит, имеет право на трофеи, которые принадлежали побежденному.

Коней доставили очень быстро, гвардейцам вернули оружие, и ряды воинов расступились, пропуская поредевший отряд.

Когда гвардия отъехала достаточно далеко, один из подчиненных спросил:

- как думаешь, Вит, они будут нас преследовать?

- не знаю, если и будут, то не сегодня. Им предстоит выбрать нового вождя, а мне кажется, заменить того здоровяка, ой как непросто.

Прошло какое-то время в молчании, а потом раздался голос другого гвардейца.

- командир, ты был не прав, нас преследуют.

Обернувшись, Талий увидел отряд из тридцати конных кочевников, которые приближались к беглецам. Внешне они не проявляли агрессии, скорее наоборот, были подавлены.

- их немного, справимся, если понадобится.

Отряд развернулся, принял построение два, и гвардейцы замерли в ожидании.

Орки, остановились метрах в двадцати, и так же замерли.

- ну, и чего вам надо? Я же победил в поединке, и по договору, мы можем уйти.

Старший из обладателей зеленой кожи, одетый в шкуру неизвестного зверя с нашивками из метала, и кожаный жилет, выехал вперед и произнес:

- по договору, тридцать сильнейших воинов племени, должны служить тебе, как служили вождю. Я Быстрый Глаз, лучший лучник, привел воинов, которых выбрало племя. Мы готовы служить новому вождю.

Вил Шик, сидел на приступке повозки, медленно ползущей по извилистой дороге. Впереди и позади, двигались еще два десятка телег и фургонов, до отказа забитых разными товарами. Охрана у каравана было достойная, сорок наемников и маг. Плюс ко всему, каждый торговец нанял себе личного стражника.

Вил оказался нанятым к лысоватому мужику, перевозящему соль и перец, из маленького пограничного городка, в столицу империи. Рыцарь согласился сопровождать повозку только половину пути, так как сам собирался уйти из этой страны, дальше на юг, через земли вольных баронов, королевства людей и эльфов, к южному океану, где ходили слухи, что моряки нашли настоящее морское чудовище.

Очень непривычно было чувствовать ветер на гладко выбритом лице. Борода и усы отращивались так долго, что они стали почти неотъемлемой частью лица.

Взгляд поднялся к небу, по которому быстро бежали серые тучи, грозящие пролить на землю огромное количество воды. Это было странно, так как ветра рыцарь совершенно не ощущал. Даже листья на редких деревьях, повисли безвольно, и даже не думали шевелиться.

На плече, удобно расположилась Миг, без умолку рассказывая об услышанных южных чудесах, еде, народах. Маленькая фея, просто бурлила энергией, постоянно говоря о том, что хочет увидеть настоящее эльфийское королевство.

Отвечая что-то односложное на вопросы, и почти не участвуя в разговоре, Вил все больше раздражал фею. Хоть он и решил продолжать свои попытки стать героем, но на душе, остался осадок, а при воспоминаниях, в горле появлялась горечь. Похоже, было, что никакое деяние, не позволит ему заслужить уважение народа. Только дружба Миг, поддерживала решимость, которой с каждым днем становилось все меньше.

Ужо обожгла острая боль, что заставило рыцаря очнуться.

- опасность, впереди и сзади. - Шепнула фея, прячась в повозке. - Кажется колдун и банда разбойников, очень сильные.

- не бойся Миг, я рядом, все будит хорошо.

Известие о приближении врага, даже обрадовало рыцаря. Появился повод помахать мечом, отвлечься от тяжелых мыслей, а может быть, наконец, совершить что-то правильно, не опозорив себя глупой неловкостью.

Только Вил спрыгнул с приступки, как чуть не попал под копыта лошадей, бредущих следом и везущих крытый фургон.

- ты что, дурной! - Возница натянул поводья.

"ну почему, каждый раз как приближается бой, происходит такая неловкость. Как будто проклятие преследует".

Размышлять было некогда, караван приближался к холму, на котором возникла фигура в сером плаще. Некто, скрывающий лицо капюшоном, воздел руки к небу, и дождь хлынул. Раскат грома, заглушил звуки приближения разбойников, которые уже взяли повозки в окружение.

Запоздало раздались команды командира наемников, личные стражники, заняли места у имущества своих нанимателей. Их примеру последовал и Вил.

Бой начался стремительно, и угрожал столь же быстро завершиться. Наемники попросту не успели занять оборону, и половина была перебита залпами из арбалетов. Маг, стоящий на холме, вычислил своего противника, и подавил сопротивление конкурента, огненной бурей. Довершил он победу в своей дуэли, Цепной молнией. Затем, магические снаряды, стали сыпаться на головы простых воинов.

Вил не выдержал, его ноги понесли его к склону холма, а по пути, белый меч, срубил пару голов разбойников, решивших встать на пути рыцаря "синей розы".

Поток огня, устремился на встречу Вилу, когда маг распознал угрозу для своей жизни. Треугольный щит, принял удар на себя, и человек, упираясь ногами, медленно продолжил подъем. Сознание отчистилось от всего лишнего, впереди стояла угроза жизням торговцев, и ее нужно было устранить.

Маг сменил тактику, когда рыцарь приблизился на расстояние в десять шагов. Он атаковал "ледяными копьями" а когда это не помогло, натравил на врага своего духа стражника, продолжая метать пульсары.

В мгновение, Вил оказался окружен тьмой, лишившей его слуха и зрения. Лишь тренированное чувство опасности, помогало мечом отбивать боевые заклинания. Однако это не могло продолжаться долго. Каждую секунду, росла вероятность пропустить удар, или замерзнуть насмерть, так как тьма стала жутко холодной, а еще, ощутим, стал недостаток воздуха.

"неужели я так и умру? В темноте, от рук неизвестного колдуна, вдали от монастыря..."

"дурак! Соберись и сражайся. Я радом!"

Грудь обжег жар, сразу стало легче дышать. Всю силу и волю, Вил пустил через свой меч, вспыхнувший не хуже белой луны. По ушам ударил беззвучный крик, тьма разорвалась и отступила.

Маг в плаще, оказался человеком. Скинув капюшон, он злобно сверлил взглядом рыцаря, а тьма, как обиженный пес, жалась к его ногам.

- вот так вот! - Торжествующе воскликнула Миг, устроившись, на голове Вила, и схватившись для надежности за его волосы. - Вперед, вместе мы победим!

От феи исходило тепло, ее крылья трепетали, а все тело окутывало серебристое сияние.

Вил взмахнул мечом, создав узкую волну воздуха и белого огня, при помощи, которой не раз побеждал сильных врагов. На этот раз, целью была тьма.

Крик повторился, но маг не обращал на это внимания. По его телу побежали искры, правая рука вытянулась вперед, и с пальцев сорвалась темно синяя ветвистая молния, а потом еще и еще.

Треугольный щит, отразил первую атаку, меч клинком, поймал остальные заряды. Еще один взмах клинка, и тьму, пытающуюся снова окутать рыцаря, разметало на клочья, растаявшие упав на землю. Все тело Вила, засветилось белым светом, а глаза засияли как две звезды.

- зло будит наказано! - Кончик клинка, устремился в грудь магу, и наткнулся на невидимую стену. Это не уменьшило решимость воителя, и от только сильнее надавил на свое оружие, с огромным напряжением, преодолевая воздвигнутую преграду.

Борьба длилась долгие секунды, за которые дождь прекратился, между тучами возникли просветы, а наемники, воодушевленные переменами, отбросили разбойников от каравана. Им на выручку, уже бежали личные стражники торговцев, которые так же решили поучаствовать в битве. Весы качнулись, и теперь преимущество было на стороне защитников.

Маг затрясся от напряжения, упал на колени, из его носа заструилась кровь.

- сзади! - Закричала Миг.

Вил резко развернулся, наугад полоснув мечом. Разбойник, орк полукровка, уже занес боевой топор для удара, и теперь замер, глядя на свой распоротый живот. За первым, бежали еще два мужчины, эти были обычными людьми, вооруженными кривыми мечами. А следом, уже спешили и остальные члены их банды. В общем счете, их осталось семнадцать.

- бей руби! - Воодушевленно кричали наемники, собравшиеся в "ударный кулак" и преследуя отступающих.

Несколько экономных движений, и белая сталь располосовала тела двух разбойников. На это ушло всего несколько секунд, но маг успел подняться, и отбежать в сторону. Он бросил плащ, споткнувшись, упал и покатился по склону, в какой-то миг, сумел вскочить, и, подняв руки, жалобно закричал:

- учитель, помоги мне учитель! Не оставляй одного, помоги!

Выглядело это как бредни обезумевшего, но на призыв, пришел ответ, да такой, что обзавидовались бы многие жрецы храмов.

Сперва на Вила напала стая воронов, которые упорно старались выклевать глаза, или схватить Миг, успешно и легко, ускользая от сверкающего клинка. Эффект от всех усилий рыцаря, был не больше, чем от попытки боевой секирой, сбить муху во время полета.

Птицы отлетели к магу, и в шаге от него, начали ломаться. Их тела переламывались пополам, брызгали кровью, и сливались в одну массу, из которой постепенно формировались руки ноги голова и тело. Зрелище ужасало своей неестественностью, а результат, поражал воображение.

Существо, ростом было со среднего человека, очень худого с тонкими руками и ногами. Все тело покрывали черные перья, кисти рук и ступни ног, с длинными пальцами и когтями, больше подошли бы скелету или невероятной птице. Страшнее всего была голова, без ярко выделенной шеи, растущая, словно из худощавой груди. Она была наклонена вперед, и из-за этого, сильно выделялся горб. Клюв, большой и заостренный, то открывался, то закрывался, не производя никаких звуков, а россыпи птичьих глаз, заняли свои места на правой и левой половине черепа, основной своей массой, сконцентрировавшись в верхней половине.

- Вил, мне страшно, давай уйдем!

- Все хорошо Миг, справимся.

- Вил, он сильный, очень сильный и злой. Это не наш уровень, тут нужны паладины и архи маги, или жрецы Светлого бога, причем все сразу!

Фея отчаянно заработала крыльями, за прядь волос, пытаясь оттащить рыцаря.

- Не бойся Миг, я справлюсь. Все будит хорошо, лучше спрячься, пока все не закончится. - Вил Шик, говорил спокойным уверенным голосом, его руки сжимали рукоять меча, щит был заброшен за спину. В душе, он понимал, что в сравнении с новым врагом, все его прошлые противники, не стоили и выеденного яйца.

- кхар! - провозгласило существо, освоившись со своим телом.

- теперь ты узнаешь, что такое страх и боль! Жалкий человечек! - Ликующе закричал маг, бешено сверкая глазами.

Существо, резко повернуло голову, что выглядело довольно странно, при условии отсутствия шеи. Тощая рука, покрытая черными перьями, вцепилась в грудь человека, и без видимых усилий, оторвала его от земли.

- ты разочаровываешь меня, Султан. Знаешь ли ты, сколько сил я трачу, пребывая в этом теле? Разумеется, нет, ведь ты недоумок. Скажу проще, твоей души будит недостаточно, что бы искупить мои затраты. - Гортанный, каркающий голос, звучал сам по себе, как оскорбление для слуха.

Существо, еще немного подняло слабо трепыхающегося мага, а затем, с силой бросило себе под ноги.

- позже, я придумаю для тебя достойное наказание, а сейчас, не мешайся.

Вил приготовился нанести удар, в его голове билась дикая мысль, что второго шанса враг уже не даст. Но рыцаря опередила фея.

Словно молчаливая молния, Миг пронеслась все разделяющее пространство, и, неся перед собой светящийся шар, врезалась в угольно черную грудь. Взрыв был довольно сильный, языки огня разбросало на десяток метров, а маленькая воительница, все продолжала взмахивать крыльями, и толкать монстра, уже не осознавая, что сил для битвы не осталось.

Худая когтистая рука, схватила Фею и поднесла к глазам.

- кар, как интересно, маленькая красотка в обществе неуклюжего рыцаря. - Существо перевело взгляд на человека, лицо которого исказил ужас. - Я же не ошибся, перед глазами птиц, стоит сам Вил Шик, непризнанный герой...

- ты прав, я неуклюжий рыцарь. Сразись со мной, отпусти Миг, она не враг тебе. - Надежды спасти подружку, не было, злодеи никогда не выполняют просьб своих врагов, да и друзей тоже.

- Зато ты, враг. - Заметило существо. - Если я убью фею, тебе будит больно, ты будишь страдать, от осознания собственной беспомощности? Тебя будут преследовать кошмары, в которых раз за разом, умирает единственное дорогое сердцу существо? Ты когда ни будь сможешь смириться, и снова признать себя героем?

Рыцарь задрожал. Монстр словно видел его мысли, заглядывая десятками глаз, в самые темные уголки души. Кроме феи, никого не было у Вила, и за эту маленькую храбрую девушку, он был готов отдать свою жизнь и душу. Это он и предложил.

- забери меня вместо нее, но прошу, отпусти Миг.

Каркающий смех, был ему ответом.

- я никого не люблю, и никогда не любил. Я делаю все, что бы меня ненавидели, и только чувствуя чужую ненависть и зависть, я становлюсь сильнее. Мне не понятны твои чувства, желание защищать всех и каждого, готовность отдать свою жизнь, за существо не способное защитить себя. - Глаза существа засверкали. - Давай сыграем, слегка разомнем наши кости.

- беги Вил! - Пискнула Миг, дергаясь в руке у монстра.

Черное тело взмыло в воздух, и спустя удар сердца, приземлилось на вершине холма, в двух шагах от рыцаря. Взгляд десятков глаз, устремился к разбойникам и наемникам, заставшим в немом ужасе.

- сыграем, сыграем. А ставкой будут ваши жизни. Кар, решай, времени мало, я не собираюсь ждать весь день.

- согласен, но сперва отпусти Миг, что бы я мог тебе доверять. - Вит не надеялся, что хитрость сработает, но всеми силами желал спасти подружку, которая ради него, была готова пожертвовать собой.

- кар, у тебя нет выбора. Но мне нет смысла отказываться, ведь я ничем не рискую.

Тонкие костлявые пальцы разжались, и фея бессильно полетела на землю. Рыцарь успел поймать ее в воздухе, упав перед монстром на колени.

Разбойники пришли в себя, и увиденная картина, весьма их позабавила.

- заберите командира, и возвращайтесь домой. Вас так же ждет наказание за провал легкого поручения.

- но атаман, мы можем захватить караван... - Заговорил один из молодых бойцов.

- кар! - Прервал его монстр. - Если не хочешь стать жертвой во время ритуала, подчиняйся щенок.

Больше смельчаков перечить не нашлось. Разбойники не стали подниматься на холм, решив встрече с монстром, предпочесть более длинную дорогу по склону.

- рыцарь, я устал ждать, за каждую следующую минуту, я буду убивать одного человека из твоих спутников.

Вил поднялся на ноги, одной рукой прижав Миг к груди, и твердым голосом произнес:

- я готов.

- не шути рыцарь! Пока девчонка в твоих руках, ты не сможешь сражаться, а значит, я не получу удовольствия, лишив тебя жизни. Две минуты, даю две минуты, что бы отнести ее к повозкам и вернуться.

Слова монстра еще не затихли, а рыцарь бежал по склону, к ближайшей повозке, но остановился у первого попавшегося наемника, и протянул ему фею.

- позаботься о ней, головой отвечаешь.

- так точно, сэр, рыцарь сэр.

Взбираться на склон было сложнее. Осознание того, что наверху ждет страшный враг, не прибавляло желания спешить. Рука стала искать рукоять меча, которого не оказалось на привычном месте.

- кажется, ты это потерял. - Монстр брезгливо поднял с земли белый клинок, и швырнул его рыцарю. - Вот теперь, можно и поиграть.

Вил крепко сжал рукоять, и, встав в стойку, уверенным взором оглядел врага, ища слабые места. Треугольный щит, был прижат к груди, сердце наполнилось жаром.

Монстр, в мгновение оказался вплотную к Вилу, и его ладонь, легла прямо на середину синей розы. По металлу пошли трещины, вокруг тощей кисти, распространилось пятно ржавчины.

- хорошая сталь, крепкая. Иные доспехи рассыпались от одного касания.

Слова существа, врезались в мозг, болью отдаваясь в ушах и ногах. Потребовалось приложить всю силу воли, что бы шагнуть назад, и освободиться от странного ощущения беспомощности. Щит спасти не удалось, метал, проржавел насквозь, его края загнулись, даже левая рука, начала неметь.

Взмахнув мечом, Вил вложил всю силу в один удар, от чего клинок вспыхнул белым огнем. Воздух затрещал от напряжения, а время замедлилось до неприличия, позволяя отчетливо рассмотреть каждую деталь уродливой головы.

Костлявая рука, взметнулась на встречу мечу, и остановила лезвие, без видимых усилий. Вторая рука, толкнула ладонью клинок, отбросив его назад, и затушив белый огонь.

- ты сильный, для человека. Жаль только, что я не человек. - Монстр наклонил голову и заговорил тихим и задумчивым голосом, похожим на рокот. - Ты готов умереть за свою подружку, готов страдать за незнакомых людей, хочешь защищать слабых и помогать беспомощным. Ты совсем другой, не такой как я. У меня есть предложение, немного необычное.

Вил шатался, еле удерживаясь на ногах. Его руки больше не могли подняться, и только природное упрямство, не позволяло упасть.

- я хочу знать, чем закончится твоя история, будит ли у нее счастливый конец. Давай пожмем руки, и если через минуту ты не упадешь, и не закричишь, я уйду, оставив ваши жизни нетронутыми.

Костлявая рука протянулась к рыцарю, Вил сделал усилие, и поднял свою руку. Он сумел сжать пальцы, и почувствовал, как его ладонь начала болеть от холода, а когти монстра, раздирают кожу.

- упади на колени, и все умрут, но ты будишь жить, закричи, и выживет только фея. - Произнесло существо, покачивая уродливой головой.

Боль медленно распространялась, становясь все сильнее. Через тридцать секунд, половина тела страдала от рези и жжения, при этом, рыцаря знобило от жуткого мороза.

- ты умрешь, если продолжишь терпеть, но спасешься, если встанешь на колени.

Дольше всего тянулись последние секунды. Боль стала столь огромной, что реальность и безумные фантазии, перепутались, из глаз потекли слезы, а губы исказились в грубой улыбке безумца. Рыцарь даже не понял, когда рукопожатие закончилось.

- поздравляю, ты доказал, что у тебя сильная воля. А еще, я понял, что все герои идиоты и безумцы. Однако мне будит интересно узнать, как ты умрешь. - Монстр хохотнул. - Прими добрый совет, поверь, я редко их раздаю. Не будь идиотом, и постарайся больше не попадаться мне на пути, в следующий раз, я тебя убью.

Тело существа, вздрогнуло и разлетелось на горстку трупов воронов. Вил потерял последние силы, и упал, чувствуя, как из носа заструилась кровь.

Чьи-то руки, подняли рыцаря, но глаза уже закрылись, и сознание проваливалось в глубокий сон.

- неужто, это и есть Вил Шик, неуклюжий рыцарь?

- да, силен. Я и не думал, что он на самом деле справлялся с монстрами.

- и не говори. В следующий раз при встрече с бардом, поющим ту несуразицу, разобью...

Беспамятство, спасая от боли во всем теле, не дало дослушать разговор, который возможно был всего лишь игрой воображения, как и руки, укачивающие взрослого мужчину, словно на волнах спокойного океана.

ТУРНИР.

Циан в ярости, это зрелище не для слабонервных. Аура заставляет воздух кипеть, пространство на несколько метров вокруг, искажается от выбросов силы, дух стражник, мечется около хозяина, в поисках жертвы.

Собрав на главной площади, девятерых из десяти учеников, он указал рукой на яму для крови, и пугающим голосом начал свою речь:

- я был слишком терпелив и снисходителен к вам, и вы стали принимать это за норму. Слабые, бездарные породи на колдунов, вы позорите имена наследников тайных знаний, хранимых черными магами уже десять тысяч лет. Мой учитель, оторвал бы мне руки, за воспитание таких бездарей, ничтожеств, и неудачников. Только вчера, я радовался слабому прогрессу первой ученицы, а сегодня, был возвращен на грешную землю, позорный поражением Султана, который не смог справиться с человеком, почти не владеющим дарованной богами силой.

Маг стал нервно расхаживать перед учениками, напоминая хищника, запертого в клетку. На площади не было ни одного постороннего обитателя города, и даже слабые духи, постоянно роящиеся у источника силы и страданий, не решались приблизиться.

- благодаря этому идиоту, я увидел всю вашу никчемность. За поражение, за ним закрепляется девятый номер, и никогда, я не дам ему подняться выше, даже когда вас, останется меньше чем девятеро. Но есть и хорошая новость, наконец-то, я решил устроить турнир, что бы определить самых сильных, из своих без талантливых учеников. Завтра, на этом самом месте, состоится первый поединок. Победитель, заберет силу и имущество побежденного, а его страж, пожрет душу жертвы. Первыми, сражаться будут десятый ученик Карат, и пятый ученик Блэк. Готовьтесь, и до вечера, а пока, исчезните с глаз моих.

Дважды повторять не пришлось. Девятерых, словно никогда и не было, а маг, застыл над ямой для крови, и долго стоял, неподвижно смотря в пустоту. Странные и страшные мысли посещали его голову, и нужно было благодарить всех богов, что Циан не воплощал в жизнь все свои идеи.

Мира была обеспокоена не столько известием о начале турнира, сколько поведением мага, и новостью о том, что внешний мир, наконец, узнал о существовании разбойников. До этого момента, каждое нападение на караван, заканчивалось полным захватом как товара, так и сопровождающих его живых существ. Торговцы просто исчезали, а благодаря тому, что нападения совершались на довольно большой территории, никто не мог определить даже примерное расположение базы.

Теперь, когда Султан проиграл, мир узнает о разбойниках, которыми командует группа чародеев, а значит, наконец, пришло время активных действий. Скорее всего, именно поэтому, Циан и решил провести состязание. Но ярость, бушующая в учителе, пугала даже первую ученицу.

Мира довольно много времени проводила с Цианом, включая те ночи, которые находилась в его постели. Но таким обозленным, маг не выглядел даже тогда, когда убивал отряд военных, посланных на поиски чудовища, повинного в исчезновении торговых караванов. Над этим не стоило думать, нужно было сосредоточиться на предстоящем испытании, но мысли раз за разом, возвращались в прежнее русло.

"произошло что-то, что вывели Циана из равновесия, и это не поражение Султана, нанесенное неизвестным рыцарем. А может быть, дело как раз в этом рыцаре?"

Первая ученица, бесцельно бродила по городу, закутавшись в свободные синие одежды, и неизбежно привлекая к себе взгляды мужчин и женщин. Она была довольно экзотичной девушкой внешне, даже в обществе, где на одной улице можно встретить человека орка и темного эльфа.

Появление курчавого парнишки, одетого в кожаную куртку и грязные штаны, не застало Миру врасплох, она чувствовала на себе чужой взгляд уже несколько минут.

- госпожа первая ученица, мой командир, четвертый ученик Грим, приглашает вас в заведение под названием "кривой клинок", для разговора, связанного с собранием на жертвенной площади. Остальные приглашенные, должны прибыть через четверть часа.

- передай Гриму, я приду. - Тихо, что бы слышал только посланец, ответила Мира.

Девушка не боялась засады, ведь остальные пары бойцов не названы, а Карату и Блэку, попросту нет смысла нападать на других магов. Слишком велика вероятность, получить серьезное повреждение перед боем. А еще, было весьма любопытно узнать, зачем мальчишка собирает гостей. Грим не был дураком, а образом мышления, очень напоминал Циана.

До назначенного времени, оставалось десять минут, первая ученица неспешно прогуливалась по улицам, приближаясь к грязному, дешевому борделю, на первом этаже которого разместился трактир. Табличка с названием "кривой клинок", несколько раз была оторвана, и прибита к двери, по диагонали от правого верхнего угла, до левого нижнего. Обычный сброд, околачивающийся у стен трехэтажного здания, масляными взглядами проводил Миру до входа. Подойти к первой ученице, никто из простых вояк, или чернорабочих, просто не решился.

Единственным отличием города, находящегося в подземном зале, от своих аналогов, расположенных на поверхности земли, было полное отсутствие безработных и нищих. По мнению Циана, если кто-то не может приносить пользу, то он должен отправиться на жертвенную площадь, как и те, кто решился нарушить закон, установленный магом.

Дураков в городе было не много, да и те, быстро повывелись, когда попытались промышлять грабежом у своих соседей. Их демонстративно принесли в жертву духам, на глазах у почти всего населения города. Тех же, кто посмел убить товарища в пределах города или во время вылазки на поверхность, очень долго пытали, наматывая внутренние органы, на раскаленные прутья, и поддерживая жизнь эликсирами, что бы перед потерей души, несчастный во всех тонах, насладился прелестями страданий.

Такие меры возымели успех, уже шесть лет, никто не решался совершать преступления.

Темный зал, освещаемый только несколькими коптящими лампами, встретил Миру душным воздухом, запахом пота и выпивки, а так же смехом пьяных мужчин, и женщин, готовых за деньги выполнить любой каприз. С первого взгляда, у первой ученицы появилось отвращение к этому месту. Грязь, откровенный разврат, отвратительная выпивка, это еще было терпимо, но вот грубые голоса и совершенно тупые шутки и разговоры, заставляли сжимать челюсти, что бы ненароком не спалить шумную компанию, сидящую за столом, заваленным едой, не пригодной к употреблению.

Грим, Див, и Стив, сидели за дальним столом, в самом темном углу, в некотором отдалении от общей суеты. Свободным был только один стул, перед которым стояла объемистая кружка пенного пива.

Направляясь к ожидающим ее мужчинам, Мира вдруг почувствовала, как ее за ногу, схватила широкая рука. Опустив взгляд, она увидела пьяного бородатого мужика, одетого в грязную рубашку, и где-то оставившего свои штаны.

- красотка, не хочешь поразвлечься?

- не с таким уродом. - Хладнокровно ответила Мира. А потом добавила. - И на твоем месте, я бы начала искать кошель, ведь утерянная собственность, не является украденной. Могу дать совет, думаю, он там же, где твои штаны.

Мужик вздрогнул, схватился за несуществующий пояс, потом посмотрел на голые ноги, и только теперь понял, что перед ним находится первая ученица мага, которого все привыкли называть Атаманом. Так, в дань старым традициям, ведь теперь Циан руководил не бандой разбойников, а целым городом.

Пройдя остаток пути, Мира мягко села на пустующий стул, и немного отпила из предложенной кружки.

- понимаю, госпожа Мира, вам неприятно здешнее общество, да и обстановка. А вот я, родился в подобном заведении, и-то, только потому, что мать шлюха, поленилась вовремя избавиться от плода. - Шестнадцатилетний парнишка, голову которого венчала копна белокурых волос, мягко улыбнулся, сверкнув синими глазами. Он был одет в куртку с множеством карманов, на шее носил дешевый медальон, висящий на серебряной цепочке.

Грим, даже характером, был очень похож на Циана. Он ненавидел и призирал слабость и глупость, постоянно ища пути стать сильнее. К несчастью, в отличии от учителя, четвертый ученик, был лишен сильных магических способностей, в последнее время, ему даже пришлось ограничить число жертв для духа стражника, что бы не потерять над ним контроль. Только развитый интеллект, хитрость и живучесть, позволяли ему держаться на достойном уровне, добившись неплохого положения в обществе.

- зачем ты собрал нас? - Чуть грубо, но подчеркнуто безразлично, спросил Стив.

Грим, неспешно резал на дольки яблоко, тонким длинным стилетом, выковыривая косточки и вырезая сердцевину.

- просто я подумал, что всех нас, кроме, разумеется, Дива, обеспокоило начало турнира на выживание. Еще, будит довольно обидно, если в пятерке победителей, окажется более одного представителя слабых учеников.

- раз ты так беспокоишься о пятерке сильнейших, почему здесь нет Блэка? - Поинтересовался Див, приняв из рук официантки, длинный узкий бокал, наполненный красной жидкостью. Даже внешне, при плохом освещении, было видно, что это не вино.

- как и все темные эльфы, пятый ученик, слишком самоуверен, и считает ниже своего достоинства, общаться с нами, грешными. Я бы сказал, что в завтрашнем поединке, победитель уже определен, и будит им как раз не представитель первой пятерки.

Проткнув дольку фрукта стилетом, Грим отправил ее себе в рот, и стал медленно жевать.

- тебе бы ставки делать на то, кто победит, а кто умрет. - Фыркнул Стив. - Может быть, раз ты такой умный, поделишься и остальными своими предположениями?

- конечно, если вам это действительно интересно. Могу начать с того, что назову ваших противников. Что бы догадаться, с кем нам предстоит встретиться, не нужно быть гением, стоит только просчитать силу каждого ученика, сопоставить это знание с уже данной учителем информацией, и постараться думать как умный человек.

- просвети нас, о мудрейший. - Саркастически высказался Стив, теряя самообладание.

- начнем с того, что госпожа Мира, встретиться с Бараком, шестым учеником, сильной стороной которого является магия земли. Див, будит биться с Лотос, седьмой ученицей, которая магическим талантам, предпочла силу и скорость, а еще, довольно неплохо овладела способностью изменять свойства веществ. Ты, мой добрый друг, столкнешься в жестоком противостоянии с Каем, почти идеально изучившим стихию огня. Вашему покорному слуге, останется Султан, возможно, самый бездарный из второй пятерки учеников. У Миры и Дива, не должно возникнуть проблем с противниками, слишком велика разница в силе и мастерстве. А вот нам двоим, придется постараться, что бы не опозориться.

- почему же ты так решил? Может кошке достанется Султан, а ты будишь драться с Браком. - Стив не был уверен в своих словах, но согласиться с мальчишкой, не позволяла гордость.

- все просто. Учитель не станет губить свои труды по воспитанию первой ученицы, подсовывая ей слабака Султана. Одного из нас он так же не отдаст ей на растерзание, так как хоть он этого и не признает, мы обладаем некоторыми талантами, которые будут полезны при достижении окончательной цели. Следовательно, Мира принесет в жертву Барака, самого сильного из второй пятерки, увеличит собственную мощь, и в дальнейшем дудит использоваться как самое сильное оружие, которым можно управлять на расстоянии. Див, мог бы справиться и с Лотос и с Каем, но ему так же нужно стать сильней, а потому, лучшей проверкой его способностей, будит бой с таким неординарным врагом, как чародейка с огромной физической силой. Султан, будит моим врагом, так как его надо прилюдно наказать, да и с более сильным противником я могу не справиться. Вот и получается, что Кай, остается тебе, Стив.

- складно у тебя все выходит. Раз ты уже все рассчитал, чего же хочешь от нас? - Див наклонился вперед, его глаза меняли цвет на красный, зрачки вытягивались в подобие кошачьих.

- все просто, пока не настало наше время выйти на арену, предлагаю немного потренироваться вместе. Я тут подумал, что за годы глупой борьбы, мы многое упустили, занимаясь только своими разработками. Каждый из нас, может почерпнуть для себя много нового, просто наблюдая за другими учениками. Мира и Див, смогут еще больше увеличить свое мастерство, хоть им это и не нужно для победы, а я, не буду скрывать, хочу стать сильнее, что бы просто выжить. Сами понимаете, с моим уровнем энергии, без уловок и козырей в рукавах, я не смогу долго продержаться даже против девятого ученика, хоть и являюсь четвертым.

- а если ты не прав, и нам придется сражаться между собой? В этом случае, мы уже будим знать сильные и слабые стороны друг друга. - Заметила Мира, которой идея Грима, по правде понравилась, хоть и заставляла насторожиться.

- вы ничем не рискуете, госпожа первая ученица. Ваше мастерство, постоянно совершенствуемое учителем, и запас магии, позволяют творить заклинания, о которых даже Див, попросту и помыслить не сможет. Я, даже зная ваши слабости, буду не в состоянии противостоять голой силе первого и второго учеников, а с третьим, смогу справиться только в случае невероятного везения. Так что, как вы видите, победители боев, назначенных между нами, вполне очевидны. Слишком велика разница в силе и мастерстве.

- тогда, что мне дадут наши совместные тренировки? - Задала резонный вопрос первая ученица.

- опыт, новый взгляд на применения заклинаний, знания о возможностях той или иной силы, в которой вы не достигли совершенства. Вас устраивает такой ответ? - Грим растянул улыбку, и, как и Циан, стал похож на сытого змея, который подумывает запастись жертвами на будущее.

- я согласен. - Первым произнес Див.

- я тоже. - Поддержала его Мира.

Стив скривился, сжал кулаки, испепеляющим взглядом прошелся по лицам, а затем тихо произнес:

- я с вами.

- вот и отлично, я знал, что разум победит глупые эмоции. - Грим доел яблоко и поднялся из-за стола. - В таком случае, приходите завтра с утра, в мои покои, тренироваться будим в лаборатории, я уже убрал лишние вещи. А сейчас, разрешите откланяться, маленьким мальчикам вроде меня, давно пора быть в постели, и я был бы не против, если бы госпожа Мира, составила мне компанию. Нет? Ну, я так и думал.

Парень за время разговора, не изменял расслабленной позы и интонации голоса, а когда уходил, даже не позаботился обеспечить себя магической защитой.

- я пойду, спать охота. - Заявил Стив, и так же удалился.

- а ведь ты хотела бы, для разнообразия переспать с юной копией Циана. - Насмешливо заметил Див, так же поднимаясь со стула. - Правда, думаю, учитель не обрадуется, если его любимая игрушка, будит играть с чужими детьми. Спокойной ночи, приятных снов.

На следующий день, все произошло так, как и предсказал Грим. Утром четверка учеников, встретилась в назначенный час, в назначенном месте. Они отрабатывали приемы, магические и физические атаки, а потом, провели дружеские бои, используя самые слабые чары. Это продолжалось много часов, и в итоге, только Мира могла стоять, не покачиваясь от усталости.

- друзья мои, это был довольно плодотворный день, и я рад, что мы сумели решить проблему сотрудничества. - Белокурый Грим, улыбаясь своей змеиной улыбкой, вышел на середину пустой квадратной комнаты. - Должен вас поблагодарить за почву для размышлений, но так же, прошу покинуть мой дом. Как вы можете видеть, здесь нужно прибраться. А еще, через час, будит, проведен первый бой, и нам всем, лучше будит при этом присутствовать.

Лаборатория Грима, которую использовали как тренировочную площадку, была выжжена огнем, а местами, промерзла на несколько метров.

Вокруг главной площади, на крышах домов, и у окон, собралось много народа, почти все захотели увидеть схватку двух учеников Циана. Но представления, ожидаемого всеми, так и не получилось. Зрелище было испорчено темным эльфом, который сильно недооценил Карата.

Прошло не более десяти секунд, когда разделяющее бойцов пространство, было преодолено монстром. Встречный поток тьмы, был отряжен щитом, в который десятый ученик вложил всю свою магию. Его ставка была сделана на физическую атаку.

Правая рука, отразила выпад кривого меча, оставившего глубокую зарубку на предплечье. Когти левой руки, вспороли живот, и обратное движение, вырвало внутренние органы, сделав их наружными. Живучесть пятого ученика, сыграла с ним злую шутку, так как муки, продлились вдвое дольше, чем могли бы.

Карат не спешил убивать противника, растягивая свой триумф, и только когда жизнь Блэка грозила затухнуть окончательно, был нанесен удар, снесший голову.

Поглощенная душа, сразу же подняла магический уровень Карата, до пятого ученика. Формально, он вполне мог бы стать и четвертым, но Грим, оставался живым, и вряд ли согласился бы на такую рокировку. В подчинение нового командира, перешел и отряд убитого темного эльфа, сразу же сделав зверя, чуть ли не влиятельнейшим существом, после Циана.

- это будит длиться слишком долго. - Маг говорил спокойно, но довольно громко. - Завтра, будут проведены два боя. Стив против Кая, и Див, против Лотос. Всем приятного отдыха.

На следующий день, Див и Стив, закончили тренировку очень быстро. Они только слегка размялись, а потом, долго разговаривали с Гримом, в отдалении от Миры, которая была занята изнуряющим созданием слабого заклинания, состоящего яз шестидесяти восьми элементов. Параллельно, ей постоянно приходилось уворачиваться от лезвий мечей, заколдованных четвертым учеником на плавную, постепенно ускоряющуюся атаку.

- вот мы и остались одни. - Констатировал Грим, выпуская струю пламени, направленную в точку, где перекрещивались траектории мечей. - Предлагаю устроить легкий спарринг, а потом перекусить и отправляться на представление. Сюрпризов быть не должно, но Див, обещал показать нечто интересное, до чего даже Циан еще не додумался.

Мира не ответила, вместо этого, она метнула синюю молнию в мальчишку, который откровенно пожирал ее сальным взглядом.

Четвертый ученик, легко увернулся. Его тело, не обремененное крупной мышечной массой, было гибким и легким. В исполнении Грима, прыжки и увертки, выглядели достаточно легко и красиво.

После дюжины бесполезных попыток попасть в мишень пульсарами и огненными шарами, первая ученица вдруг почувствовала себя на месте Циана, точно так же играющего с ней. Сила атак постепенно росла, как и скорость создания заклинаний. В дружеском поединке, не было смысла применять свои сильнейшие приемы, или использовать хитрости. Только простейшая магия и физический контакт.

Грим, быстро приспособился уворачиваться, и вместо того, что бы ввязываться в перестрелку, пошел на рукопашный бой. Его первый удар, левой ногой в прыжке с переворотом в воздухе, был блокирован магическим щитом, который, в сущности, сработал в холостую, так как Мира, дважды успевала увернуться.

Поочередно они обменялись ударами рук, перехватывая запястья. Пару раз Грим пытался нанести удар коленом в живот, но пропустил локоть, хорошенько пересчитавший ему ребра. Захват руки, с последующим прыжком с переворотом, привел к патовой ситуации.

Мира могла бы приложить чуть больше физической силы, и просто переломить хребет юнцу. Но у нее не было желания калечить человека, который по какой-то причине, нужен учителю.

- я завидую, очень сильно завидую. Диву, за его необычное воображение, внутреннюю свободу и силу, при помощи которой, он способен вырваться из этого паршивого мира. Тебе, за твой талант. Боги, за что тебя одарили и магическим даром, и физической силой, и способностью впитывать информацию, как губка впитывает воду. - Грим сжал запястье Миры, но не смог освободиться от захвата. - Мне, совершенно всего приходится добиваться самому. Учитель, выбрал тебя, что бы передавать знания, и это правильно, ведь остальные либо слабаки, либо никогда не смогут по достоинству оценить могущество. Да, пробиваясь из самого низа, будучи сыном шлюхи, я был вынужден убивать за кусок хлеба, и врать, что бы не умереть от рук более сильных. Да, я завидую учителю, ведь он умный, одаренный, властолюбивый, способный добиваться тех целей, которые ставит. И еще, ему принадлежишь ты.

Голова Грима, прижалась к груди Миры. По телу девушки прокатился жар, губы свило от отвращения. В следующий момент, она швырнула парня в дальний угол комнаты, послав вдогонку, значительный заряд дикой энергии.

Мишень не смогла увернуться. Затем, из угла, в котором лежало изувеченное тело, раздался смех.

- об этом я и говорил. Однажды, я стану сильным, и все меня признают. Даже ты, будишь стоять передо мной на коленях. - Четвертый ученик поднялся на ноги. Выглядел он устрашающе, последняя атака сломала левую руку в трех местах, сорвала с лица половину кожи. Из груди, торчало несколько ребер. - В будущем многое изменится, мир будит принадлежать мне.

- ты безумный идиот. - Развернувшись, Мира пошла к выходу.

- безумный, но не идиот. Даже Циан не будит жить вечно, и кто ни будь, должен будит, занять его место.

Быстрые широкие шаги, жесткий взгляд, и голос мерзкого парнишки, возомнившего себя великим магом, или гениальным мыслителем. Мира почти сожалела, что не добила его в его же жилище. Ситуацию можно было бы выдать за несчастный случай во время тренировки.

Развеять дурные мысли, помог вечерний турнир. Первый бой, Стив против Кая.

Маг, специализирующийся на огне, сразу же начал пытаться захватить нити боя в свои руки. Потоки пламени, мешали зрителям увидеть, как Стив ушел в глухую оборону, и отвечает только одиночными бросками слабых пульсаров. Это было похоже на то, что третий ученик, растерялся перед напором восьмого. На деле, ситуация обстояла несколько по другому.

Стив специально отдал инициативу противнику, усыпляя его бдительности и заглушая свою ауру, что бы не вызвать подозрений.

Финал наступил неожиданно, огонь погас, а тело Кая выгнулось в дугу, а потом, все его суставы начали выламываться. Чувствуя вкус победы, восьмой ученик ослабил защиту, и тогда был опутан энергетическими нитями. Стиву оставалось только сжать паутину, что бы лишить врага его силы.

Неспешным шагом, третий ученик подошел к извивающемуся от боли, катающемуся по земле Каю. С лицом милосердного палача, он одним ударом ножа, он вскрыл горло противника, несколько долгих секунд, наслаждаясь видом захлебывающегося собственной кровью человека.

Уже через полчаса, места на импровизированной арене, заняли Див и Лотос.

Схватка совершенно не напоминала то, что показала предыдущая пара. Две шаровые молнии столкнулись в воздухе, рассыпавшись облаком искр, и в глазах зрителей еще не исчезли цветные круги, как над площадью разнесся звон клинков.

Див играл с черноволосой высокой девушкой, одетой в кожаные доспехи. То уворачиваясь, то, отводя небрежным взмахом, смертельный выпад. Через некоторое время, он вообще перестал защищаться. Острое лезвие полосовало его тело, превратив в рваную тряпку, черную шелковую рубашку. При этом ни капли крови не пролилось из ран, затягивающихся моментально, после их нанесения.

- впечатляет, не правда ли, госпожа Мира?

Рядом, словно из воздуха, материализовался Грим. Он был одет в обычную куртку и широкие штаны. На теле не осталось и следа от повреждений, а улыбка, спокойная и насмешливая, заставляла усомниться, что произошедшее в тренировочном зале было реально.

- поверьте, это правда. Ребра до сих пор побаливают. - Усмехнулся четвертый ученик.

Стиснув зубы до боли в напряженных мышцах, Мира обругала себя за то, что забыла, как Грим умеет угадывать ход мыслей собеседника, по одному только выражению глаз или мимике лица. В голову закралась неприятная мысль, что та жалкая мерзкая личность, которую парень продемонстрировал ей в своем жилище, была лишь искусно сыгранной ролью. Все его действия, служили какой-то цели, и вряд ли приблизившись к финальному испытанию, он стал бы рисковать, не имея скрытых мотивов.

- вы слишком высокого мнения обо мне, госпожа Мира. Неужели не может быть, что бы я не мог просто потерять над собой контроль? - Четвертый ученик страдальчески закатил глаза. - О, кажется главная сцена спектакля, наконец, наступила.

Мира перевела взгляд на арену, и увидела, как Див, "когтями тьмы", распорол Лотос левое плечо. В ответ девушка, закричав во все горло, ударом меча, снесла второму ученику, голову. Ни единый мускул не дрогнул, на лице жестокого и хладнокровного колдуна.

Лотос обернулась к Циану, стоящему на краю площади.

- учитель, я выполнила твою волю? - Ее голос был полон силы, триумфа, гордости.

- сзади. - Кивнул Циан, жестом указав за спину девушке.

Обезглавленное тело, продолжало стоять, и не только. Рука, в которой был зажат меч, поднялась и опустилась, нанося рубящий удар в спину противницы, так и не успевшей обернуться.

Колдунья выронила меч и упала на колени. В последний удар, была вложена невероятная сила, оторвавшая солидный кусок ауры, и повредив несколько каналов, жизненно важных для девушки. Она бы не умерла, но вылечить себя самостоятельно, уже не смогла бы никогда.

Тело развернулось, и неуклюже зашагало к голове. Свободная рука, вцепилась в волосы, подняла отрубленную часть тела, и водрузила ее на законное место. Шея срослась с той же скоростью, как и до этого, заживали раны на теле.

Див медленно наклонил голову к правому, а потом к левому плечу. Несколько позвонков хрустнули, вставая на место, мускулы напряглись и расслабились.

- боги, какая мерзость. - Вырвалось у женщины, стоящей неподалеку от Миры.

Грим, тихо засмеялся, он был почти готов хлопать в ладони, как будто увидел прекрасное представление.

- ну, разве не потрясающе? Заклинание "мертвое тело", почти лишает магических способностей на довольно продолжительный срок, но ту пару часов, что воздействует на активировавшего, позволяет игнорировать любые физические и магические атаки, если они не предусматривают полного уничтожения. Думаю, дальше можно уже не смотреть, Лотос нечем крыть эту карту, а сам второй ученик, уже не сможет показать ничего достойного внимания.

Четвертый ученик, сложил руки за спиной, и прогулочным шагом, пошел прочь от площади. Как и раньше, он оказался прав.

Див не стал издеваться над жертвой, он проделал с девушкой то же, что и она с ним, минутой раньше. Меч, разогнавшийся до невероятной скорости, снес голову, пролетевшую несколько метров, в ореоле собственных растрепанных волос.

- завтра, нас ждет финал. Мира сразится с Бараком, а Грим, встретится с Султаном, который по докладу от дозорных, уже прибыл домой. - Циан выглядел довольным. - Желаю приятного отдыха, и спокойного сна.

- какой неожиданный, но от того не менее приятный сюрприз. - Грим честно пытался изобразить удивление на заспанном лице. Он стоял в дверном проеме входа в свое жилище, одетый в ночную сорочку и шаровары. - Чем обязан счастью лицезреть вас, госпожа Мира?

Зеленые глаза кошки сверкнули, она запустила руку в карман своего синего одеяния, и извлекла на свет черный камень в золотой оправе.

- кажется, это твое. - Утвердительно произнесла девушка.

- о, а я ищу его уже второй день. Где же вы нашли мой накопитель? - Грим смахнул с ладони Миры маленький предмет, и спрятал его в сжатом кулаке.

- я нашла его в своем кармане, не знаешь, как он мог там оказаться?

- понятия не имею, но не хочу даже намекать на то, что первая ученица, могла взять его из моего дома, и просто забыть об этом. - Парень растянул губы в самой доброжелательной улыбке, на которую только был способен. - Когда ни будь, я и голову свою потеряю, благодарю за находку.

- не за что. - Рыкнула Мира, и, развернувшись, пошла к своим покоям.

Грим хмыкнул, подбросил на ладони черный камушек в золотой оправе, который успел наполниться силой до отказа. Все происходило именно так, как и было запланировано. Теперь, нужно было торопиться, что бы завершить приготовления к вечернему шоу.

Мира была не на шутку встревожена, кроме того, что Грим сумел подбросить ей магический предмет, Циан уже несколько дней, сидел в своей лаборатории, никого не принимая. Готовилось нечто необычное, даже по меркам жителей общины.

До вечера, заняться было совершенно нечем, и первая ученица позволила себе просто отдохнуть, погулять по городу. Она заглянула в казарму своего отряда, и убедилась, что там все идет своим чередом. Мечи точились, кольчуги латались, орки и гномы, кидали кости.

Время шло медленно, Мира даже не могла себе представить, что свободного времени может быть слишком много.

Вокруг жертвенной площади, народ стал собираться за два часа до начала первого боя. Один из бойцов, а именно Грим, уже занял свое место, и теперь активно изображал статую. Мире в свою очередь, стало интересно, зачем наглый и хитрый парень, столько времени тратит на обычное ожидание.

Зрение уже по привычке изменилось, осматривая ауры и магические потоки. Тепловые изменения, малейшие колебания света. Ответ на мучавший вопрос, был буквально под ногами, ногами Грима. Некоторые участки площади, слегка светились силой, и имели несколько другую температуру. В голову пришла только одна ассоциация "заклинания отложенного действия".

У молодого парня, лишенного возможности использовать артефакты, накопители и другие предметы кроме ножа или меча, просто не оставалось шансов в бою с менее умелым, зато намного более сильным противником. Вложенные в камни чары, не считались нарушением правил, так как это могли проделать оба противника.

Султан прибыл на арену, вместе с Бертом. Старый разбойник, что-то активно объяснял девятому ученику, а тот, игнорировал человека, яростным взглядом прожигая Грима.

На этот раз, Циан занял наблюдательную позицию на крыше одного из домов, он находился там, в окружении командиров отрядов, и высших городских начальников. Все они стояли в одну линию, не разговаривали и почти не шевелились, похожие просто на украшения созданные умелым скульптором.

Бой начался с атаки Султана. Поток пламени, пронесся мимо парня, упавшего на одно колено. Затем был создан настоящий град из шаровых молний, который чуть было, не разбил слабый щит, установленный четвертым учеником. "Когти дракона", "пылевой молот", "воздушный серп", заставляли Грима отступать, уворачиваться, тратить и без того, малый запас энергии.

Султан, как волк, почуявший запах крови, шел по следу, сокращая расстояние между собой и жертвой. Он не бросался в слепую атаку, постоянно поддерживал напор ударов. Его тактика, осторожная, но настойчивая, могла бы принести успех и против более сильных врагов.

Постоянно поддерживаемые щиты, ни на мгновение не ослабевали. Единственное направление, с которого он нападения не ожидал, снизу.

Грим успешно изображал панику и беспомощность. Он осторожно подвел Султана к первой ловушке. Выпрямленные пальцы, задрожали от напряжения, левый мизинец согнулся, активируя заряд.

Взрыв, смел часть защитного поля Султана. Затем еще один взрыв, поднял в воздух целое облако каменной крошки. Третий взрыв, был полностью заблокирован магией девятого ученика. Та же самая участь, ожидала и два последующих заряда. Однако, внезапные атаки с неожиданных направлений и дистанций, отнимали много сил.

Что бы восстановиться, Султан отступил назад, уходя из опасной, по его мнению, зоны. Как раз этого и ожидал Грим, в ловушке которого оказался девятый ученик.

Пальцы правой руки младшего из учеников, сжались, отдавая команду сразу пяти мощнейшим зарядам. Последовавший взрыв, мог бы убить дракона, молодого и еще не вошедшего в полную силу. Поднятые осколки камней, засыпали всю площадь, а некоторые, рассекли тело Грима, оставляя глубокие кровоточащие шрамы.

Невзирая на мощный удар, Султан выжил. Его защитное поле было уничтожено, аура превратилась в лохмотья энергетических потоков.

- вот и все. - Распухшими от удара губами, прошептал Грим. В его руке блеснул стилет. - Пора тебе, наконец, умереть.

Четвертый ученик, пошатываясь, хромая на правую ногу, и дергаясь при каждом шаге, медленно подковылял к противнику. На злорадство и издевательство уже не было сил, поэтому пришлось просто завершить бой, вонзив узкое лезвие в горло.

Площадь пришла в полную негодность. Бой Миры и Барака, перенесли на дорогу, у выхода из подземного кармана.

Больше времени было потрачено на переход, и ожидание того, пока зрители удобно расположатся вокруг. Циан, со своей свитой, вообще не изъявил желания присутствовать, что было немного обидно, так как остальные бои он смотрел.

Барак атаковал первым. Шар огня, раскалил воздух, но был легко отражен щитом Миры, которая в ответ, ударила волной пространственного искажения. А затем, добавила сгусток кипящего воздуха.

Скорее всего, Барак был мертв уже после первого попадания, по крайней мере, его тело превратилось в сломанную марионетку. Второй заряд, превратил плоть шестого ученика, в кучу разлагающейся плоти. Дух стражник, едва успел догнать душу умершего, что бы пожрать, и увеличить силу своей хозяйки.

Толпа ликующе взревела, но было видно, что после того, как Грим разрушил площадь, они ожидали чего-то большего.

Альфред беспокоился, и беспокойство его с каждым часом становилось все сильнее. Старый слуга не думал о том, что Талий может умереть. На его взгляд, этот неотесанный тупица, умеющий только размахивать кулаками да отпускать глупые шутки, был слишком упрям, что бы погибнуть.

После расставания с основным отрядом, гвардейцы пару раз ввязались в короткие бои с малыми отрядами кочевников, которые не очень сильно стремились умирать, а потому сразу отступали. Затем, вовсе наступила скука. Равнина тянулась во всех направлениях, и никого в поле видимости, ни друзей, ни врагов. Ожидание неприятностей, выматывало даже сильнее, чем безумная гонка, или жестокие битвы.

Настал момент, когда кони перешли на шаг. Гвардейцы ехали в напряженном молчании, Альфред пытался разрядить обстановку легкой беседой, два телохранителя уже прикидывали, как будут прорываться через вражеские заграждения, ОПЯТЬ, таща за собой принцесс. Надежды на союзников уже не было.

Как гром среди ясного неба, на третье утро пути маленького отряда, в лагере раздался голос дозорного гвардейца.

- всадники!

- сколько? - Первым к бою приготовился Брад, который даже спал в полном обмундировании. В отсутствие Вита, этот человек исполнял обязанности командира.

- около сорока, скачут с юга-запада, и приближаются очень быстро.

Все, кто мог держать оружие, быстро собрались на военный совет. Слово взял Брад.

- итак, врагов больше, их лошади выносливее, и, скорее всего, последнюю пару дней, им не приходилось жить в условиях недостатка пищи. Значит, оторваться у нас не получится. Придется принять бой.

- и погибнуть. - Добавил Грон. - Мы не для того проделали весь этот путь, что бы сгинуть на равнинах, умерев от рук варваров. Вы как хотите, но я, попытаюсь увезти принцессу как можно дальше отсюда.

- и вообще, я еще могла смириться с вашим командиром, но он сам доказал, что решения принимаемые гвардейцами, приводят нас только к гибели. Я слагаю с вас обязанности командира, и назначаю на этот пост Грона. - Пылко, воодушевленно, произнесла Дина.

- прошу прощения, ваше величество, но в данной ситуации, перед лицом прямой угрозы, замена командира, несомненно, плохо скажется на боеспособности оставшихся гвардейцев. Ваш телохранитель, разумеется, умелый воин, и я не сомневаюсь, что он имеет опыт командования отрядами. Однако, ни один человек, служащий под началом сэра Вита, не согласится подчиняться чужаку, даже по приказу принцессы, пока нет достоверных доказательств гибели командира. До тех пор, его последний приказ, будит оставаться незыблемым, а именно, Брад, будит исполнять обязанности Талия. - Альфред, говорил максимально уважительно, но при этом, интонациями указывал на те места своей речи, над которыми принцессе стоило бы задуматься.

- и все равно, Грон, принимай командование. - Упрямо воспротивилась Дина.

Помощь пришла, откуда не ждали. Голос подала Эльза.

- на этот раз, я соглашусь с Альфредом. Как принцесса эльфов, я так же имею право выдвигать кандидатуры на должность командира, и пока, я поддерживаю выбор сэра Вита. Нам нет смысла устраивать разброд солдат, перед сражением, и по этому, Брад остается командиром.

- но я принцесса этого королевства, мое слово - закон! - Вспыхнула Дина, ища поддержки в лицах окружающих людей. Только Грон, был на ее стороне безоговорочно.

- позволю себе напомнить, ваше величество, что мы сейчас находимся на территории кочевников. Здесь нет закона, кроме того, что приказывает командир. Если нам будит, приказано убивать детей, мы исполним даже это. Вит отдал нам приказ, и мы будим подчиняться Браду, а если узнаем, что сотник мертв, Брад официально займет его место. - Заявил молодой гвардеец, и весь десяток поддержал его слаженным гулом.

Грон поднялся и положил руку на эфес меча, его действие повторил Стан. Эльф хоть и не разделял категоричную точку зрения Дины, но в столкновении, был готов занять сторону аристократов, если конечно его госпожа, не прикажет обратного.

Альфред был готов схватиться за голову, отборные бойцы, тренированные до механического состояния, повторять приемы лишения жизни, и две женщины, являющиеся наследницами, хоть и далеко не первого порядка, в своих королевствах, вели себя как избалованные дети, когда враг уже был на расстоянии вытянутой руки.

"почему-то меня уже не удивляет, что эта парочка девчонок, умудрилась загубить две сотни королевских гвардейцев" лениво проползла мысль в голове старого слуги.

- Один всадник отделился и скачет сюда! - Провозгласил дозорный. Его следующие слова, едва не заставили гвардейцев попадать на землю от изумления. - Да это же Грек, а за ним Фил и Брут! А вон и командир, а за ним, орки? Штук тридцать орков, и все едут спокойно, как на прогулке.

Гвардейцы шумно приветствовали друг друга, хлопали по плечам, обменивались шутливыми ударами. Брад, шокированный приближением орков, которыми руководил, Вит, вытянулся в струну, и как когда-то давно, на смотрах войск, начал чеканить слова:

- сэр, вверенный мне отряд из десяти бойцов, в целости сохранен. Принцессы и сопровождающие...

- молчать! - Рявкнул Вит, прервав радостное воссоединение остатков гвардии. - Альфред, водку.

Слуга, быстрый как ветер и тихий словно тень, принес Виту кувшин с требуемым напитком. Он даже откупорил пробку, прежде чем передать свою ношу, усталому, и обозленному воину.

Вит присосался к горлышку кувшина, и пил очень долго, в это время, никто не смел, нарушить тишину. Утолив жажду и видимо опалив горло жидкостью, способной проедать, метал, мужчина остатки вылил себе на голову и исцарапанную руку, при этом, оскалившись во все зубы.

- представляешь, не успел вчера с коня слезть, как наступил на какую-то тварь, с длинными когтями и тупой мордой. Зеленые говорят, это грызун, которых тут много водится, а я им ответил, что это не животное, а ужин.

- очень веселая шутка сэр, но не могли бы вы... - Альфред так же не успел договорить.

- а пошел ты, с принцессами разговаривай. Отряд, привал восемь часов! Зеленые, встаете отдельным лагерем, и чтоб через четыре часа, наловили дичи, или хотя бы этих ваших грызунов.

Приказ стал исполняться немедленно, гвардейцы, сняли с коней нехитрую поклажу, и стали заново разбивать лагерь, который уже почти был свернут. Орки, разделились на две группы, половина занялась лошадями, а половина, вооружившись короткими копьями, отправилась на охоту, добывать мясо для нового предводителя. За время совместного пути, они успели проникнуться уважением как к человеку, убившему вождя, так и к его подчиненным.

- что здесь происходит! Почему эти животные в лагере и почему вы привели их сюда? - Принцесса Дина, перешла на высокие ноты, которые резали слух даже ее телохранителю, выглядела довольно грозной, и указывала тонкой рукой на кочевников.

- если быть точным, то это они нас привели. - Поправил один из гвардейцев, которого звали Фил, когда понял, что командир даже и не собирается отвечать. - Вы отклонились от намеченного пути, наверное, километров на двадцать. Если бы не Быстрый Глаз, мы бы искали вас еще дней пять.

- я не к тебе обращаюсь, дикарь! Ты смеешь при двух принцессах, называть кочевника по имени, и обращаешься ко мне, без должного почтения!

Альфред хотел, было вмешаться, но почувствовал руку эльфа на своем плече. Повернувшись, он увидел рядом с собой Стана, а чуть дальше, Эльзу, внимательно следящую за развитием событий.

"ну, Вит не подведи" почти простонал слуга, посматривая на мужчину, начавшего расстилать свой плащ на земле.

- заткнись. - Достаточно громко, но почти без эмоций, приказал Вит, обращаясь к принцессе. Разумеется, будь он трезв, нашел бы более мягкий способ уладить отношения, но больше литра водки, уже булькало в его животе. Странно было, что сотник еще не отключился.

- что?! - Девушку даже подбросило, наверное, впервые, к ней кто-то посмел так обратиться.

- наверное, тихо сказал. - Пробормотал Вит, выпрямился, и заорал во все горло. - Заткнись, взбалмошная, избалованная, глупая девчонка!

В очередной раз за утро, деятельность в лагере замерла. Даже орки, большая часть которых не говорила на общем языке, вполне уловили интонацию, и смогли представить смысл слов.

- вот значит, оказавшись среди дикарей, ты жалкий червь, показал свою личину! - Грон выступил вперед, обнажая меч. - Я отстраняю тебя от командования, и буду требовать, что бы тебя казнили в первом же городе. Или ты предпочтешь, что бы я убил тебя, сохранив хотя бы остатки чести?

Ответ Вита, поверг в недоумение всех, даже Альфреда, который считал, что готов уже ко всему. Сотник рассмеялся, и продолжал это делать несколько минут.

- заткнись смерд! - Грон закипел как чайник, и уже был готов броситься в атаку.

Гвардейцы, орки, и Стан с Альфредом, извлекли свое оружие.

- значит, ты хочешь командовать? Хорошо, я дам тебе такую возможность. Раз я дикарь, то и правила будут соответствующие, а именно, право сильного. - Вит скинул кольчужную рубаху, кожаный жилет, и взялся за короткий меч, оставив, двурушник притороченным к седлу. - Будим драться, и тот, кто победит, станет командовать как гвардией, так и кочевниками. Тебя это устраивает?

- вполне. - Прорычал Грон.

- тогда, Быстрый Глаз, переведи услышанное сородичам, а мы, пожалуй, начнем.

С первых же мгновений боя, Грон почувствовал, что не может перейти в атаку. Удары сыпались один за другим, в каждый бала вложена огромная сила, а перемещался противник, необычно быстро. Стоило телохранителю принцессы приспособиться к условиям, как менялся стиль владения мечом, и увеличивалась скорость движений Вита.

Гвардейцы и орки, хоть и по разным причинам, но были готовы выполнять любой его приказ. Они встали в широкий круг, в центре которого оказались дуэлянты.

Выпад, замах блок, удар, все эти слова, беспорядочно метались в голове Грона, который через минуту безумной рубки, начал уставать, а вот его противник, в некоторых моментах, умудрялся просто исчезать из поля зрения. Если бы не постоянные тренировки, обучение у лучших мастеров королевства, и дарованная богами физическая выносливость, то все закончилось бы уже на десятой секунде.

Вит просто не давал Грону поднять голову, бездумно атакуя, поддавшись порыву эмоций, и доверившись телу, которое намертво запомнило сотни приемов, и быстрее разума, реагировало на ситуацию.

"если не нанести один решающий удар, он либо измотает меня, либо разрубит" подумал телохранитель, и, собрав все оставшиеся силы, кинул тело вперед.

Меч промелькнул рядом с плечом, собственная рука направила оружие в размытый силуэт, который был виден периферическим зрением. Но эта последняя атака, была блокирована с такой же легкостью, как отец останавливает трехлетнего сына с деревяшкой в руках.

Правое запястье стиснули сильные пальцы, боль пронзила руку, заведенную за спину. В лицо ударила земля. Попытка подняться так же не удалась, так как колено, уперлось между лопатками, а к шее, прислонилось лезвие меча.

- сдавайся. - Прошипел разъяренный Вит.

- нет, лучше убей. - Хрипло ответил Грон.

- и ты готов оставить принцессу, одну, среди дикарей и грубых мужланов, вроде меня? - Вит хохотнул. - Сдавайся, и признай мою силу. Иначе, пусть простит меня лорд Блад, я тебя убью. В моем отряде, не должно быть тех, кто будит сеять смуту и мешать исполнению задания.

Грон стиснул зубы, еще раз попытался подняться, но лезвие усилило давление на шею.

- хорошо, я сдаюсь. Ты победил. - Произнес телохранитель принцессы, ослабевшим голосом.

- громче, что бы все слышали. - Настойчиво потребовал Вит.

- я сдаюсь, ты победил! - Закричал Грон, проклиная свою слабость.

Вит отпустил поверженного, отбросил меч, и с суровым лицом, подошел к принцессе. Рядом материализовался Стан, готовый защитить аристократку.

- принцесса, мне приказано доставить вас к гномам, желательно целой и невредимой. Я собираюсь выполнить задание, но делать это буду по-своему. Советую вам прекратить вести себя как ребенок, и больше не чинить мне препятствий. Если придется, я свяжу вас, упакую в мешок, и в таком виде отнесу к бородатым коротышкам. И это относится к вам обеим. - Последнюю фразу он произнес, переведя взгляд на Эльзу.

- мы примем ваши слова к сведению. - Принцесса эльфов, ответила спокойно, не теряя достоинства, но при этом, без угрозы и надменности.

Вит кивнул, отошел к своему плащу, завернулся в него, и лежа на земле, быстро уснул, тихо посапывая носом.

Зрелище завершилось, и гвардейцы с кочевниками, стали возвращаться к своим делам. Некоторые бойцы, делились впечатлениями, а иные, рассказывали о событиях, произошедших за последние дни.

Грон тяжело поднялся на ноги, и, опустив взгляд, склонил голову, прося прощения за свое поражение.

Дина прижала руки к лицу, облокотилась на своего верного стража, и заплакала, тихо без лишних звуков.

Альфред покачал головой, глядя, на мирно спящего Вита. Конечно, командир сохранил за собой отряд, добился подчинения его приказам от охраняемых личностей, доказал силу перед кочевниками, но при этом, оскорбил двух девушек, унизил телохранителя принцессы, и весьма вероятно, заработал опасного врага.

"и как ты будишь из этого выпутываться?".

Наконец, Вил покинул империю. Караван, все торговцы и наемники, позаботились о рыцаре "синей розы". Некоторые, даже оставили денег в трактире, что бы снять достаточно сносную комнату и оплатить питание. Небольшая сумма, была передана и самому воину, в знак благодарности и уважения.

Пару дней, пролежав на кровати, питаясь только жидким бульоном, Вил восстанавливал силы. Как только последствия встречи с чудовищем, были залечены, он сразу же купил себе билет в карету, направляющуюся на юг.

Два дня, проведенные в тесном трясущемся на камнях деревянном ящике, по соседству с потными пьяными мужчинами, и одной упитанной женщиной, надушенной дорогими духами, стали настоящим испытанием. Хуже всего было то, что смесь ароматов, исходящих от женщины, перебивала совместный запах от мужчин.

"а мне хорошо, я проветриваюсь на крыше" Передала мысленное послание Миг.

Вил скривился, и проклял себя за то, что не взял место в карете с открывающимися окнами.

После долгожданного прибытия в небольшой городок, окруженный пшеничными полями и стадами животных, принадлежащих богатым фермерам, рыцарь, сердечно попрощался со своими спутниками. Вместе они провели не так уж и много времени, но выпавшее испытание, сблизило мужчин, каждый из которых, пообещал, что никогда не забудет этот день, и обязательно придет на помощь другому, в случае необходимости.

Ночь, проведенная в тихой комнате, грязного трактира, была подобна отдыху в королевских палатах, после жуткого путешествия. Даже кусачие клопы, запах выпивки и комковатый матрац, не испортили впечатления.

На следующее утро, Вил купил лошадь, потратив остатки денег, и отправился к границе.

- чем займемся? Будим охотиться на великанов, или выследим разбойников, а может сядем на корабль, и сразимся с пиратами? - Миг уселась на голову лошади, и схватилась за гриву. - А знаешь, может, подумаешь о том, что бы устроиться на постоянную работу? Годы идут, тебе уже не двадцать лет, пора подумать о доме.

Вил оглядел пейзаж. Солнце почти поднялось в зенит, на горизонте виднелся лес, на западе возвышались горы. Ветер трепал волосы, и никаких забот и проблем за душой. Можно было ехать куда угодно, как и прежде, совершать подвиги, и неизбежно позориться какими ни будь неудачами.

Но слова Миг, освежали мысли, не давая утонуть в детских мечтах и романтических заблуждениях. Шел уже тридцать первый год жизни, а за душой не было ни гроша. Единственный дом, который когда-либо знал Вил, это монастырь, но он не был тем местом, где рыцарь хотел бы завершить свой жизненный путь, передавая истории и свое мастерство, молодому поколению.

- ты права Миг.

- как и всегда, если ты не заметил. Так о чем ты? - Фея слетела с головы лошади, и устроилась на плече рыцаря.

- мужики, из кареты, рассказывали о турнире, который будит проводиться в следующем месяце, в королевстве Карты. Мы как раз недалеко от границы, и если повезет, то успеем к началу. Думаю я смогу неплохо выступить, и может быть, кто ни будь из аристократии этого государства, наймет меня на службу.

- или какой ни будь торговец, возьмет дворецким, если ты научишься не чавкать за столом. - Хихикнула Миг. - Но по правде, план довольно неплох. Ты можешь выиграть призовые, и даже если не найдешь работу, то будут и другие турниры, на которых нам может повезти. Надо укреплять твою репутацию в высшем свете, а-то народ знает тебя только как бродягу, который умеет махать мечом, и смешить публику.

Вил покраснел, его плечи опустились, а глаза уперлись в гриву лошади.

- ну, не дуйся. - Фея дернула Вила за ухо. - Ты же знаешь, что я всегда на твоей стороне. Давай, соберись. Сколько ты говоришь нам ехать до Карт?

- два дня до границы, а потом еще четыре до столицы. Это маленькая страна, с трех сторон защищенная высокими горами, а границу с империей, закрывает цепь из четырех крепостей, в каждой из которых содержится сильный гарнизон. За последние сто лет, их пытались захватить и армии империи, и вольные бароны, и даже дикие кочевники. Все вторжения провалились, так как каждый мужчина и каждая женщина, достигшие возраста шестнадцати лет, и постоянно проживающие на территории королевства, обязаны обучаться владению хотя бы одним видом оружия. При условиях плохой почвы, основными источниками доходов являются торговые отношения.

Вил перевел дыхание, глотнул из фляги, и откашлялся.

- правящая семья этой страны, никогда не отличалась особой этичностью, продавая камень и железо, добываемые в горных рудниках, всем без исключения, кто мог заплатить требуемую сумму. Были случаи, когда Карты продавали оружие вольным баронам, и имперским войскам. Последние лет десять, ни один сосед не покушался на суверенитет страны, ее захват требует слишком много затрат как денежных, так и людских. А еще, поговаривают, что шпионы из Карт, уже давно подбираются к правителям соседних стран, что бы однажды захватить мир.

- и откуда ты все это знаешь? - Миг удивленно воззрилась на спутника.

- пока мы ехали, спать было невозможно, и мужики много успели рассказать, о своих путешествиях, приключениях, и злоключениях. Двое как раз в детстве жили в Картах, а один, даже умудрился побывать в городской тюрьме, за пьяную драку. Стража там, обучена утихомиривать задир, не применяя оружия. А в столице, есть филиалы орденов "синей розы" и "золотого венка". Рыцари орденов, за право содержать целые особняки, обязуются передавать свое мастерство городской страже, личной гвардии аристократов, и обычным горожанам, проводя три занятия каждые пятьдесят дней. С магами там похуже, так как дети редко обладают сильным даром, и даже в таких случаях, выбирают занятия боевым искусством. Единственная в стране башня магии, называется "зуб дракона", около половины служащих короне чародеев, являются иностранными наемниками, получающими бешеные деньги за свои услуги.

- почему же местные не хотят заниматься магией, если это приносит деньги? - Фея умудрилась облокотиться на шею рыцаря, и при этом заглядывать ему в лицо, для чего ей приходилось выгибаться всем телом.

- главная причина, это преемственность, сыны хотят быть достойными своих отцов, да и дочери им не уступают. Еще есть проблема в том, что маг становится достаточно сильным, только в уже зрелом возрасте, а молодое поколение хочет показывать силу уже сейчас.

За разговором быстро летело время. После обсуждения королевства Карты, Вил и Миг, вспоминали про свои старые приключения, забавные случаи и людей, с которыми свила их судьба, и которых они уже давно не видели.

Наступил полдень, затем ветер нагнал туч, под вечер закрапал дождь. К утру, небо снова расчистилось, и рыцарь с феей, продолжили свой путь.

К границе, всадник в белом плаще, приблизился с опозданием, потратив на один день больше, чем рассчитывал. Близился вечер, хоть солнце было еще довольно высоко, и припекало вдвое сильнее, из-за ветра, а точнее его полного отсутствия. Застывшие в небе перистые облака, были похожи на дым, поднимающийся от самого горизонта.

- Красиво. - Заметила Миг, глядя на высокую башню, поднимающуюся справа. Слева, вдалеке, угадывался силуэт еще одной башни, до нее, было примерно полдня пути. Впереди, расстилались поля, поросшие высокой травой, ни одного деревца или кустика. - Как думаешь, нас уже заметили?

Вил кивнул в сторону ближней башни.

- посмотри сама, нас уже встречают.

От правой башни, окруженной невысокой крепостной стеной, отделилась группа из трех всадников, одетых в черное. Их кони, быстрые длинноногие рысаки, не скакали, летели над землей, неся на спинах бойцов, облаченных в легкий доспех, с мечами и луками, а так же, небольшими круглыми щитами, и тяжелыми колчанами стрел, прикрепленными к седлам.

- они нас не уважают. - Заявила Миг. - Всего трое, это же смешно. Любой рыцарь ордена, легко с ними справится.

- не уверен, они выглядят весьма убедительно, держаться в седлах, как будто одно целое со скакунами. Да и их вовсе не трое, посмотри магическим зрением.

Фея послушно перешла на магический взор, и даже икнула, увидев еще две размытые фигуры, скачущие позади воинов. Возможно, это были маги, но, скорее всего такие же воины, просто защищенные хорошими артефактами. Однако обладатели такой силы, являлись куда более серьезными противниками, чем простые пограничники.

- демонстрация силы. Они не выражают угрозу, но показывают, что готовы применить силу. Их животные специально выведены для быстрой скачки, и в преследовании, у любого нарушителя границ, просто не остается шансов. Даже у эльфов с их знаменитыми белыми конями. - Вил восхищенно покачал головой, и попробовал представить себя, на месте одного из пограничников.

- что же нам делать? - Миг выглядела растерянной.

- а ничего, спокойно встретим воинов, если надо, разрешим, обыскать вещи, а потом, отправимся дальше. Мы же не замышляли, никаких злодейств, так что бояться нечего.

Долго ждать не пришлось, всадники быстро преодолели разделяющее расстояние. Двое, а точнее четверо, если считать замаскированных, остановились вдалеке, всем видом показывающие готовность к немедленной атаке. А их командир, медленно приблизился к путнику, остановив коня на расстоянии двух шагов от рыцаря.

На черной форме пограничника, на груди, выделялось изображение белой крестовой карты. На щите, так же были изображены крести. Черный шлем, закрывал верхнюю половину лица, оставляя прорези для глаз. Общее впечатление со стороны, было таким же, как при взгляде на сокола. На правом плече, просматривалась цифра 10.

- добрый вечер, сэр рыцарь. Могу я узнать причину, по которой вы едите не по дороге, а через поля, где и крестьян встретить можно раз в год, во время учений? - Парень, возможно даже моложе чем Вил, черной кожаной перчаткой, провел по шлему, словно стирает пот. На самом деле, это был знак спутникам, завуалированный под неуклюжий жест.

- я спешу на турнир, и боялся, что опоздаю записаться в список участников, ведь до ближайшего тракта, почти день пути на северо-запад. И, насколько мне известно, там всегда длинная очередь из торговых повозок, проходящих проверку. Это может отнять последние дни.

- понятно. Ваша причина ясна, хоть я ее и не одобряю, законов вы не нарушаете. Однако если и дальше двигаться в этом направлении, то часов через восемь, путь преградят пшеничные поля, а их порча, уже будит расцениваться как хулиганство. Так что, советую все же свернуть к дороге. - Пограничник достал из поясной сумки, прозрачный стеклянный камень, и протянул его рыцарю. - Простая формальность, пожалуйста, возьмите это в руки, и ответьте на несколько вопросов.

Вил принял предмет, и положил его на открытую ладонь правой руки.

- фея едет с вами? - Первый же вопрос, удивил Вила, так как Миг уже давно спряталась в складки плаща.

- да, мы уже давно путешествуем вместе, и если нужно, я могу за нее поручиться.

- провозите ли вы наркотические вещества, лекарственные травы, магические артефакты, или больных животных, а так же, не являетесь ли вы, зараженным опасными для жизней граждан Карт, заболеваниями?

- единственный провозимый предмет, который можно причислить к артефактам, это мой меч. Магия феи, не является моей собственностью. В остальных пунктах, ответ нет.

Все время, пограничник смотрел на стеклянный артефакт, который принял цвет чистого неба.

- какова цель вашего прибытия в Карты?

- я прибыл на турнир, который будит проводиться в столице.

Артефакт замерцал, и пограничник сделал свой тон чуть настойчивее.

- а кроме этого?

- после турнира, я надеюсь найти работу. На мой взгляд, образ жизни, который ведут жители Карт, наиболее подходит мне. - Вил чувствовал себя нашкодившим мальчишкой, который попался отцу настоятелю, во время праздника в монастыре.

- являетесь ли вы шпионом, или присягали на верность правителям других стран, а так же богатым людям или эльфам?

- нет. - Твердо ответил Вил, и хоть и знал, что говорит правду, но обрадовался, когда артефакт не поменял цвет.

- согласны ли вы соблюдать законы Карт, как королевства, и каждого города, находящегося под протекторатом короля Грега?

- да.

Как только Вил ответил на последний вопрос, "десятка", дал отмашку подчиненным, которые сразу же расслабились, и убрали руки с луков. Пограничник, начал традиционную речь:

- приветствую вас на территории королевства Карты. Мы всегда рады прибытию гостей, готовых следовать несложным правилам порядка, и желающим связать свою жизнь с нашим государством. Должен вас известить о, том, что в нашем королевстве, всего пять городов, из которых два закрыты к посещению гостями, и являются обителью мастеров ремесленников, и рудокопов. Два открытых города, разрешены для посещения всеми гостями страны, и предназначены в основном для торговли и увеселительного время препровождения. Все эти города, обладают собственным гербом, соответствующим той, или иной масти. Градоначальники, или как мы их называем, валеты, обеспечивают управления городской гвардией, и деятельностью всех жителей подвластных территорий, от простых крестьян, до зажиточных горожан. Город, в который направляетесь вы, называется "Колода", и является он полуоткрытым, то есть, въезд в него, для гостей государства, открыт только во время праздников, или специальных мероприятий. По прибытию в один из городов, вы должны будите обратиться в администрацию валета, и зарегистрироваться, если собираетесь прожить там более одного дня. В столице, вам будит необходимо проделать ту же процедуру, только в филиале своего ордена. Желаю вам приятно провести время в Картах.

- благодарю. - Коротко, но с достоинством, произнес Вил, и тронул бока лошади пятками, пуская ее вперед.

- одну минуту, возьмите этот значок, который покажет страже, что вы прошли пограничную проверку, и еще, будьте добры вернуть мне индикатор. - Торопливо произнес воин "десятка".

Рыцарь "синей розы", покраснел, протягивая пограничнику стеклянный предмет, снова ставший прозрачным. В замен он получил значок, серебряный похожий на кружок без изображений. Его следовало прикрепить к левому плечу, и после произнесения имени, на его поверхности появлялось изображение герба отряда, проводящего регистрацию.

- наши меры безопасности могут показаться излишними, но поверьте, когда вы окажетесь в первом же городе, или деревне, сразу оцените удобства такой системы. Счастливого пути.

На этот раз, прощание оказалось успешным. Рыцарь сменил свой курс, сворачивая к дороге, а отряд понесся дальше, видимо уже приметив еще нарушителей границы.

- я еще ничего не совершил, а уже чувствую себя побывавшим на суде. - Признался Вил, когда от пограничников не осталось и следа.

- не ной, тебя же не заставляли раздеваться, или вытряхивать на землю пожитки. Вот был бы позор, если бы эти "крести", увидели твое сменное нижнее белье. - Фея веселилась во всю, - А если серьезно, то мне здесь даже начинает нравиться, люди серьезные, и владеют сильными артефактами. Например, та штука, трубка которую "десятка", приложил к значку, когда ты назвал свое имя. Мне кажется, что в ближайшем поселении, уже знают о нашем прибытии.

Вскоре представилась возможность проверить догадку феи. Когда половина солнечного диска скрылась за горизонтом, показалась большая деревня, окруженная земляным валом и изгородью из заостренных кольев. Выглядело укрепление так, словно местные жители готовились к осаде. При этом справа и слева от широкой ровной дороги, расстилались пшеничные поля, которые начались гораздо раньше, чем предупреждал "десятка".

Ворота, сбитые из тщательно обструганных досок, с набитыми металлическими полосами, охранялись двумя мужчинами в кожаных доспехах и с короткими мечами. Они были довольно крупными, и пока путник не приблизился на расстояние менее сотни шагов, выглядели расслабленными.

Один стражник, вооружился железной трубкой, к которой крепилась маленькая пластинка, и перекрыл рыцарю дорогу.

- пожалуйста, слезьте с лошади. - Скучающим голосом потребовал он.

Рыцарь подчинился, стараясь не делать резких движений. Как только его ноги коснулись земли, стражник демонстративно медленно, прикоснулся трубкой к значку, а потом уставился на табличку.

- рыцарь "синей розы" Вил Шик, и фея. Едите на турнир? - Лицо мужика расплылось в улыбке. На его груди, красовался символ "бубны", а на правом плече цифра "7".

- да, и надеюсь успеть к записи в участники. - Покорно ответил Вил, которому хоть и не хотелось болтать со стражником, но портить отношения с властями, хотелось еще меньше.

- боитесь опоздать? Так зарегистрируйтесь у старосты. А потом можно не спеша к самому началу подъехать. Правда старик, наверное, спит уже, так что утра подождать придется. А пока, можете отдохнуть в трактире, у нас славное пиво, много вин. Не смотрите на то, что мы деревня, товаров и продуктов много, а суеты мало, не то, что в городе.

- можно зарегистрироваться на турнир прямо здесь, у старосты? - С долей сомнения, переспросил Вил.

- ну да, благодаря быстрой передаче сведений, можно даже оплачивать товары, заказанные в столице, а потом их просто курьер доставляет. Я сам так саблю заказывал, очень удобно. Все это маги придумали, столько денег стоила установка артефактов, да и содержание секретарей, тоже требует постоянных трат. Зато удобно, сами увидите.

"семерка", с каждой секундой становился все веселей, ему нравилось рассказывать о достижениях своего королевства, словно он сам приложил к этому руку.

Как только Вил пересек границу Карт, он все время смущался. Вот и теперь, поняв, что стражник, вероятно, ждет награду за свою помощь, он осознал, что кошель пуст, а из имущества, лошадь, шит меч, да сменяя белья. Даже за комнату в трактире платить нечем.

- у меня некоторые проблемы с деньгами... - Неловко произнес рыцарь, стараясь не терять достоинство, которое получило серьезный удар от этого признания.

"семерка", глубоко задумался, почесал в затылке, а потом широко улыбнулся и спросил:

- а вы, правда, рыцарь "синей розы"?

- да. - Не понимая, к чему ведет мужик, ответил Вил.

- а вы подвиги совершали? - Не унимался стражник.

- ну, в каком-то смысле. Только потом, я, всегда портив впечатление какой ни будь глупостью. - Глупо улыбнувшись, признался рыцарь.

- так вы тот самый, неуклюжий рыцарь? - Расплывшись в широченной улыбке, вопросил второй стражник, до сих пор молчаливо стоящий позади товарища.

- да, он самый, неуклюжий... - Тяжело вздохнул Вил. Настроение мигом испортилось.

- вот это да! Да вы же подвигов насовершали больше, чем кто-либо из молодых задавак! - Восторженно воскликнул "семерка", чем застал путника врасплох.

- я помню еще, как торговец рассказывал, как вы великана пополам разрубили. Я тогда пешком под стол ходил, но историю запомнил. Я даже специально у отца просил, что бы меня послали в монастырь, учиться на рыцаря. Только он вместо этого, хорошую такую затрещину мне отвесил, и сказал что дома работы много. - Затараторил второй стражник.

"семерка, запустил руку в кошель, висящий на поясе, и извлек оттуда горсть медных монет.

- вот, сэр Вил, не сердитесь что мелкие, работа у меня такая, крупных почти и нету. А вы и не думайте отказываться, для меня честь помочь настоящему рыцарю! Да вам же еще понадобится, что бы зарегистрироваться на турнир!

"семерка", укоризненно посмотрел на своего напарника, который подскочил на месте, и торопливо вытряхнул из своего кошеля еще несколько медяков.

Вил хотел, было отказаться, но взгляды у мужчин были такие, что в случае если рыцарь не примет их гроши, они бросятся на свои же мечи, что бы смыть позор кровью.

"семерка", сам распахнул ворота, посоветовал недорогой трактир, где подавали отменное пиво, и пожелал всех благ, прощаясь с гостем.

- впервые в жизни, въезжая в город или деревню, пошлину платят мне, а не на оборот. - Совершенно сбито, произнес Вил, обращаясь к Миг.

- а ты беспокоился, что к тебе не относятся как к герою. - Укоризненно заметила Миг. - Это королевство, нравится мне все больше. Если и другие жители столь же добры, то я голосую за то, что бы остаться здесь жить.

Хозяйкой трактира оказалась невысокая пухлая женщина, добродушная и веселая. Она накормила постояльцев простой, но довольно сытной едой, а затем уложила спать, в маленькой чистенькой комнатке. Постель была жестковатой, но белые чистые простыни, теплое шерстяное одеяло, пуховая подушка, чуть было не заставили расплакаться взрослого мужчину, уставшего от тягот вечных скитаний.

В углу комнаты, ждал настоящий сюрприз. Железное ведро, из которого торчал закручивающийся кран, как у пивной бочки. Под этим чудом, на штырях вбитых в стену, висел тазик, с дыркой посередине, а под ним, ведро для грязной воды.

- туалет, на первом этаже, зеленая дверь рядом с выходом. - Объявила хозяйка, прежде чем покинуть комнату, оставив на подоконнике ключ от двери.

Замок закрывался с обеих сторон. Под потолком, на крючке, висела масленая лампа.

- я чувствую себя дикарем, впервые оказавшимся в городе. - Признался Вил, после того как закончил изучение комнаты.

- и не говори, я тоже чувствую, что весь мир какой-то дикий. Каждый старается обмануть, обокрасть, убить, а здесь, как будто другая реальность. Я за весь день, не видела ни одной кучи мусора, бродячей собаки, или бездомного. Даже пьяные, ведут себя более спокойно, чем в других местах. - Фея встала на подоконник, и уставилась на темнеющую улицу за окном. У некоторых домов, зажглись уличные лампы, освещая часть дороги.

Вил прикоснулся к стеклу, и удивился его гладкости и прохладе стекла. Он никак не мог поверить, что все происходящее, правда.

- давай спать Миг, завтра нужно встать пораньше, и сходить к старосте.

Ночь прошла спокойно, если не считать пьяного хорового пения, доносящегося из нижнего зала. Но это, не шло ни в какое сравнение с драками и руганью, которые начинались во всех трактирах, в которых побывал Вил, после захода солнца.

В этой деревне, жители действительно относились друг к другу с добротой и пониманием.

Утро началось с восходом солнца, и ознаменовалось звоном колокола.

Вил, свалился с кровати, и лихорадочно стал искать свой меч. После сна он еще плохо соображал, и поэтому не сразу догадался подойти к окну. То, что он увидел на улице, еще раз поразило его воображение.

Во дворах своих домов, и перед трактиром, выстраивались жители деревни, в легком нательном белье. Некоторые выглядели заспанными, у некоторых лица опухли от пьянки, но в основной массе, все были свежими и умытыми. Началась утренняя разминка.

Обыкновенные упражнения, от самых простых сгибаний и вращений, до сложных растяжек и комбинированных движений. Каждый выполнял что-то свое, в зависимости от возраста и способностей. Детей приучали к зарядке, в форме игры, старики, с энтузиазмом занимались с самыми маленькими. Примерно через полчаса, остались только взрослые мужчины и женщины, способные держать оружие. В их числе было несколько стариков, телосложением не уступающих молодым. Теперь пришло время отработки боевых навыков.

Половина упражнялась с деревянным оружием, другие спаринговались в рукопашных боях.

- неужели во всем королевстве так? - Изумилась Миг. - Теперь я понимаю, почему их так и не захватили.

Не тратя время на обычное наблюдение, Вил провел легкую разминку, разгоняя кровь по суставам, затем оделся, и, собрав вещи, позвал фею за собой. Вместе они покинули комнату, и спустились в общий зал. К тому времени Хозяйка уже суетилась, накрывая столы, она не осталась на боевые занятия.

- надеюсь, вам хорошо спалось, утренний колокол не причинил неудобств? - Пухлая женщина лучилась внутренней силой, и была в явно приподнятом настроении.

Глядя на радушную хозяйку, Вил и сам заразился, хорошим настроением.

- давно я не спал так крепко, в такой удобной кровати. - Не кривя душой, признался рыцарь.

- ой, ну что вы, прямо мне даже неудобно принимать такие комплементы. - Хозяйка расплылась в улыбке. - Очень жаль, что вы не присоединились к общей тренировке, так хотелось увидеть настоящего рыцаря, так сказать, в привычной среде.

- сожалею, но я еще не знаком с вашими обычаями. - Произнес Вил, принимаясь за пшеничную кашу с кусочками мяса и зеленью.

- скажите, а такие тренировки, проводятся каждый день? - Миг не спешила, есть, у нее было множество вопросов, и она не знала, когда сможет удовлетворить свой интерес.

- ну, разумеется, а у нас, даже дважды в день иногда бывает. Мы же пограничный поселок, и если вдруг война, будим первыми, кто выставит дружину в помощь гарнизонам башен. А там и армии валетов подоспеют. Этой систему ежу почти двести лет. Очень жаль, что вы сегодня уезжаете, но я, правда, рада, что остановились вы именно у меня. Говорят, если в доме хотя бы одну ночь провела фея, то весь год его будут сопровождать только приятные и радостные события. Так что, в крайнем случае, жду вас в гости в следующем году.

Закончив трапезу, Вил расплатился с хозяйкой, и направился к дому старосты. Дорогу ему еще вчера, сообщил "семерка". Погода радовала, небо было чистым, словно ночью его успели помыть, и даже солнце светило ярче, чем за все дни, которые рыцарь мог вспомнить.

Идя по дороге, Вил и Миг, весело переговаривались, строя далеко идущие планы, мечтая о собственном замке, в котором все будит, сделано из мрамора и слоновой кости. Разумеется, это были легкомысляные мечтания, недостойные рыцаря которому перевалило за тридцать. Но кому, какое дело, о чем говорит мужчина, размашистым шагом идущий по чистой дороге, если на его плече удобно разместилась маленькая фея.

По пути, гости славного королевства Карты, не забывали смотреть по сторонам. Сперва непонятным казалось назначение крашеных в белое, квадратных ведер, стоящих вдоль дороги на одинаковом расстоянии друг от друга. Затем, бегущие мальчишки, побросали туда огрызки от яблок и корки от оранжевых фруктов, которые назывались "апельсины", в одно из ведер. Тут же стало понятно, почему на дороге нет мусора, да и чистота и аккуратность на участках вокруг домов.

- ведра для мусора. Интересно, а куда потом девают их содержимое? - Вслух подумала Миг.

Проходящий мимо, высокий длинноволосый человек, одетый в цветастую рубашку и широкие штаны, внимательно посмотрел на Вила, и, увидев серебряный значок, кивнул своим мыслям и заговорил:

- в основном, мусор выбрасывается в яму за околицей деревни. Правда бывает, что содержимое ведер приходится перебирать на отходы пищевые и прочее. Пищевые отходы идут на перегной, а прочее, в зависимости от материала, либо на переплавку, либо как наполнитель для "мусор блоков", из которых строят конюшни, сараи, иногда стены административных зданий. В общем, мы стараемся использовать все, даже отходы, для уменьшения расходов на закупку новых материалов. Так же, подобная система, помогает нам не утопать в грязи и огромных свалках, образующихся рядом с городами в других государствах.

Завершив лекцию, мужчина продолжил свой путь, даже не представившись, и не спросив имен тех, для кого потратил свое время.

Дом старосты, имел три этажа, и находился за высоким забором. Окна, узкие и высокие, походили на бойницы, и были закрыты решетками. Стены, скучного серого цвета, выглядели очень толстыми, но материал, из которого их сложили, не походил на обычный камень.

Вил набрался наглости, и у стражника, который проверял его значок, спросил интересующую его вещь.

- это "мусор блоки". Состоят из разного хлама, залитого затвердевающим раствором. Разумеется, они не такие прочные, как камень, но если в состав входит много железа, то способны выдержать и удар тарана. - Без лишнего рвения, ответил бородатый мужчина, одним глазом глядя на табличку, прикрепленную к уже знакомой трубке. - Проходите, сегодня народа немного, так что вас быстро примут, господин Вил Шик.

- мне даже обидно, что ко мне никто не обращается. - Надулась Миг.

- если хотите, староста и вам выдаст значок, только будит он Бубновый, и по время проверок, вечно будут возникать лишние вопросы. - Мужик хмыкнул. - А еще, значок нужно будит носить постоянно, не показываясь на улице без него.

Фея подумала, и помотала головой.

- нет, не хочу таскать лишний груз.

- тогда, вы остаетесь прикрепленной к значку рыцаря, как и он сам. У вас, так сказать, один документ на двоих, оформленный на более крупного гостя.

В доме, слуга отправил рыцаря в длинный коридор, вдоль одной стены которого стояли старенькие кресла, а вдоль другой, прохаживались мужчины в черно, белых костюмах, с тонкими плоскими дощечками.

Не желая больше показывать свою неосведомленность, Вил и Миг, заняли место в очереди и стали ждать. Перед ними было три человека, которые прошли очень быстро, выходя из кабинета старосты, весьма довольные. Настала очередь рыцаря и феи, и они шагнули за дверь из тонких досок, покрашенных в зеленый цвет.

- добрый день, вы как я вижу, гости нашей прекрасной страны, так что я слушаю вас, надеясь на то, что вы не с жалобой. - Сухенький старичок, одетый в белую рубашку и накинутую на плечи, синюю куртку, острыми глазами обшарил посетителей, и тонким пальцем указал на стул, стоящий перед столом.

Прическа старосты, состояла из лысины и полосы волос, оставшихся у висков и на затылке. Щеки и подбородок, закрывала густая седая борода, которая была подстрижена, и слегка выпирала вперед.

Рыцарь сел на предложенный стул, и сложив руки на коленях, начал говорить:

- я прибыл для участия в турнире в столице, и хотел бы зарегистрироваться...

Старичок, ловким движением, из ящика стола, выхватил трубку, приложил ее к значку, а потом, на широкой тонкой дощечке, рельефными буквами, быстро выложил какую-то фразу, и, сверяясь с пластинкой на трубке, внес оставшиеся данные. После чего, отправил дощечку в тонкий ящик, стоящий на столе.

- что ни будь еще? Пожелания, жалобы, может быть, хотите взять в долг некоторую сумму денег? Пока мы ждем подтверждения, давайте заполним время полезными действиями. Сами понимаете, народа сегодня будит еще много, так что мне нельзя расходовать понапрасну ни единой минуты. Ах да, вам нужно заплатить десять медяков, или два серебряных, за регистрацию в турнире, и еще два медяка, за услугу.

Старичок, ни на секунду не расслаблялся, во время разговора, продолжая писать какой-то документ, совершенно не относящийся к данному делу.

- пожалуй, больше ничего не надо. - Подумав, ответил Вил.

- как вы думаете, в столице сейчас можно найти дешевое жилье? - Задала вопрос Миг, которая в подобных ситуациях ориентировалась быстрее.

Старичок, начал выкладывать предложения на большом серебряном подносе, от которого сильно фонило магией. Закончив, он надавил на символ, похожий на свернутый в трубку свиток. Через несколько секунд, буквы забегали, собираясь в другом порядке.

- что это? - Удивился Вил.

- ответ секретаря по жилью в столице. - Рассеяно ответил старик. - Вот, номер в гостинице "белый свет", пять серебряных в день, еще, постоялый двор "три кружки" три серебряных в день"...

- нам бы что подешевле. - Грустно произнесла Миг, глядя на монеты, выложенные на стол.

Староста снова стал набирать текст на подносе, и снова нажал на символ, когда завершил свое дело.

- вот, трактир "у гнома за пазухой", один серебряный в день. Дешевле только за городской стеной, но там номера не бронируются, и после прибытия принца Гритоса, мест не останется. "у гнома за пазухой", осталось всего три комнаты. Бронировать?

- да. - Кивнул Вил, прикидывая, что денег у него хватит только на пару дней проживания с такими ценами. Но упускать последнее предложение, сильно не хотелось.

- вот еще появилось, совместное проживание в комнатах постоялого двора "двадцать одно". В комнате по пять жильцов, с каждого за день, по восемь медяков. Вас можно оформить на одно место, хоть экономия и не большая, но думаю, вы все равно не собираетесь проводить в номере много времени. Оформлять бронь?

Вил задумался, совершил в уме нехитрые вычисления, а затем произнес, сжимаю остатки денег:

- мы возьмем номер, "у гнома за пазухой".

- очень хорошо, на мой взгляд, правильный выбор. Если уж ехать в столицу, то лучше пожить там, в хороших условиях, что бы впечатление не испортили еще четыре говорливых соседа, мешающие спать по ночам. Документ я сейчас выпишу, верхняя цифра, это номер брони, нижняя, адрес трактира.

Ящик, в который была положена дощечка, завибрировал. Староста открыл его, убрал дощечку, и достал со дна, лист бумаги, испещренный символами.

- вы успешно зарегистрированы на турнире, как участник номер триста двадцать два. Прибыть на место проведения соревнования, первого отборочного этапа, нужно уже через шесть дней. Думаю если отправиться сегодня, то вы вполне успеете, а при удаче, пройдете первый этап даже раньше. Хочу вас обрадовать, за каждую победу, и за прохождение этапа, назначено небольшое денежное вознаграждение. Что ни будь еще?

Старик протянул документы рыцарю, и привычно улыбнулся.

- нет, благодарю. - Вил взял бумаги, и поднялся со стула.

- в таком случае, будьте добры позвать следующего посетителя, и еще, желаю вам удачи на турнире, и постарайтесь получить удовольствие от посещения Колоды.

Через час, рыцарь выезжал через ворота, охраняемые уже другими стражниками. У него появилось немного денег, а за пазухой, два документа, которые обещали пропуск в новую жизнь, которым Вил был просто обязан воспользоваться.

ВТОРЖЕНИЕ ИЗ ДАЛЕКИХ ЗЕМЕЛЬ.

Высокие волны, бились о борта железных кораблей, с затянутого тучами неба, моросил дождь, и казалось, что сама природа, противится приближению к материку, странного, невиданного в этих землях, военного флота.

Десятки огромных кораблей, приводились в движение огромными гребными колесами, расположенными на бортах судов. Вместо парусов, к небу устремлялись железные же, трубы, изрыгающие дым, как ноздри разъяренного дракона. По широким палубам, почти не чувствуя качки, сновали огромные существа, средний рост которых достигал двух с половиной метров. Их тела были покрыты густой бурой шерстью, а на толстых шеях, красовались бычьи головы с длинными рогами. Из одежды, существа носили только набедренные повязки, и не нуждались даже в обуви, благодаря толстой коже на стопах.

Кроме быкаголовых великанов, на чудо кораблях, встречались и совсем иные существа. Внешне они мало отличались от простых людей, разве что были немного выше, цвет их кожи имел бледный оттенок синевы, глаза не имели белков. Так же, характерной чертой, была удивительная худоба.

Кожа плотно обтягивала кости, и иногда, создавалось впечатление, будто на скелете совершенно нет мяса. Своих волосатых союзников, они называли "минотавры", в то время как их, знали под именем "тощие".

Две расы, одна из которых была лишена магических способностей, но одарена изобретательностью и физической силой, а другая могла существовать, только при условии, если новорожденный появился на свет с сильным даром. Вместе они покорили родной континент, истребив или поработив всех конкурентов, что было очень непросто. Главным противником в прошлом, были люди-ящеры, жестокие и сильные, плодящиеся со скоростью насекомых. Их пришлось уничтожить под корень.

Еще две расы, лисы и собаки, были побеждены, их популяция сократилась в разы, а выжившие, завидовали мертвым, так как им приходилось покорно сносить унижения и тяготы, которыми рабов мучили победители.

После полного триумфа союзников, их расы стали жить плечо к плечу, развивая магию и науку, в постоянной конкуренции за право лидерства. Тощие, стали очень могущественными, хоть и не столь многочисленными магами, а минотавры, погрузились в создание машин, и компенсировали все свои недостатки, физической мощью и численностью.

Казалось, что век расцвета не закончится никогда, осваивались земли и росли города, материк буквально изрыли, добывая металлы, камни, и редкие вещества, которые не получалось отнести ни к одной из двух групп. В их число входила и соль.

Однажды наступил день, когда земля закончилась. Некуда было селить народ, негде строить новые города и неоткуда выкапывать металлы и камни. Разумеется, уже занятые территории, никуда не делись, но расы продолжали расти, и возникла угроза новой войны, уже между старыми союзниками.

Совет старейшин, нашел выход из сложившийся ситуации. По особому приказу, был построен самый огромный военный флот, снаряженный лучшим вооружением, и загруженный продовольствием для дальнего плавания. На суда были отправлены молодые и сильные воины, огромная армия. Их единственной задачей было обнаружить, и захватить новые земли. При этом каждый член экспедиции понимал, что совет старейшин, будит, удовлетворен и исчезновением флота в океане. В честь погибших установят монумент, а затем, снарядят новый флот, который отправится на поиски земель для захвата.

Сколько бы раз, корабли не пропадали, это не имело особого значения, ведь численность населения сокращалась, а значит, увеличивалось свободное пространство на родном материке.

- лорд Кремень, впереди земля. И это не мелкий остров, настоящая земля.

Рокочущий голос капитана корабля, крупного минотавра, вывил тощего из размышлений, когда он отдыхал в своей каюте. Младший сын председателя совета старейшин, был отправлен почти на верную смерть, попав в немилость к родителю. Единственным способом сохранить жизнь, и возможно вернуться домой, теперь было найти новую землю, захватить, и преподнести в дар совету.

Маленькая комнатка, в которой вмещалась только узкая кровать да письменный стол, совершенно не подходила для аристократа. Тем более, он был вынужден делить ее с рабыней, маленькой симпатичной лисичкой, выполняющей все его поручения, а иногда, согревающей его постель.

- Вы уверены, капитан? В прошлый раз, вы говорили нечто подобное, а оказалось, что мы чуть было не сели на мель, рядом с узкой полосой сухого песка. - Беззлобно, вопросил тощий, одетый в облегающий черный костюм. Его волосы, так же черные, были заплетены в десятки косичек, к каждой из которых крепилась подвеска из серебра. Такой прической, при умении, можно было нанести серьезные повреждения, при резком ударе.

Сегодня, Кремень, выбрал подвески в виде пятиконечных звезд.

- не извольте сомневаться лорд, мы специально не стали беспокоить вас раньше времени, и подплыли на достаточное расстояние, что бы можно было судить с уверенностью. - Минотавр ощерился, пугая рабыню клыками.

- что делает адмирал?

Кремня, мало интересовало занятие минотавра, но этот рогатый, был единственным, кто по статусу, был равен тощему.

- отдает приказы десантным командам всех кораблей, еще до заката, он хочет ступить на твердую землю. - Капитан почти дрожал от нетерпения, после долгих месяцев плавания, каждый пассажир корабля, был готов собственными руками задушить воскресшего ящера, что бы вновь оказаться на сухой земле.

- вы даже не представляете, насколько наши желания совпадают. - Усмехнулся Кремень, и, пнув рабыню, приказал. - На палубу, я хочу лично увидеть новые владения наших народов.

Лисичка, шустро достала из-под кровати сундук, из которого был извлечен длинный кожаный плащ. Она успела надеть на плечи господина этот элемент гардероба, пока тощий еще не покинул каюту. Сама рабыня, обходилась только своей собственной шерсткой, так как, по мнению хозяев, домашние звери в одежде не нуждаются.

На носовой палубе, уже построились десантные отряды, адмирал, замер у борта, при помощи подзорной трубы, рассматривая береговую линию. Выглядел он очень довольным.

Кремень остановился рядом с минотавром, и проследил за его взглядом. То, что открылось взору, воодушевляло сильнее, чем проповедь старейшин об избранности двух рас. Небольшой город, окруженный низкой каменной стеной, расположился у входа в удобную гавань.

- что вы думаете об этом, лорд? - Адмирал скосил взгляд на тощего.

- примитивный народ. Дома низкие, стены тонкие, уровень развития, такой же, как во время нашей войны с ящерами. Если все жители этой земли, столь же примитивны, то наша военная компания, станет сплошным развлечением.

- рекомендации? - Минотавр спросил только из вежливости, он уже знал ответ, и сам склонялся к тому же мнению.

- обстреляем город с кораблей, сравняем его с землей. Затем высаживаемся на берег, и добиваем самых храбрых. Нам будит только лучше, если дикари разбегутся, и разнесут страшную весть о прибытии непобедимого врага. Хоть я и сомневаюсь, но может быть, нам еще предстоит сразиться с более развитыми существами.

- капитан, передайте приказ на все корабли! - Адмирал даже без прибора усиливающего голос, мог переорать любую бурю. - Приблизиться на дистанцию залпа, всем пушкам стрелять до тех пор, пока от этого жалкого поселения, не останутся одни руины.

Рабыня, сидя за складками плаща хозяина, наблюдала за подготовкой, кораблей, а затем, стала свидетельницей первого слаженного залпа. Железные ядра, неслись с огромной скоростью, а потом врезались в город, снося стены, ломая опоры. Второй залп, обрушил почти треть всех строений. Жители этого поселения, испуганно и бестолково бегали, не понимая, кто напал, и от чего им защищаться.

Рыжей лисичке, вспомнились истории рассказанные дедом, когда она была совсем маленькой. Так как у рабов не было письменности, историю народа они передавали шепотом, по ночам, от стариков к детям.

Примерно таким же способом, минотавры разрушали города и на своей родине, во время завоевательных воин. Ничто не могло им противостоять, даже сильнейшие маги истощались и умирали, а залпы пушек, похожие на раскаты грома, не замолкали, пока не рушились самые высокие и крепкие стены. Но самое страшное, должно было начаться позже, когда в бой вступит десант. Минотавры вооруженные боевыми секирами на коротких древках, не знали пощады, не ведали жалости, в бою не испытывали боли и страха.

- от некоторых строений, ядра отклоняются. Возможно, маги работают? - Адмирал вопросительно глянул на тощего, стоящего в спокойном молчании.

- да, маги, и довольно много. Только вот, все они вместе взятые, не идут ни в какое сравнение с боевыми чародеями нашего народа. Скоро сопротивление прекратится.

И кремень оказался прав. Маги, отчаянно защищающие город, исчерпали свои силы, выполнив главную задачу, позволили бежать женщинам и детям.

- десант, по шлюпкам! Кто последний отрубит голову дикаря, будит копать ямы для отходов!

Минотавры сорвались на бег, занимали места в длинным многовесельных лодках, которые на цепях, медленно опускались на воду.

- не желаете отправиться с нами, и присоединиться к развлечению, лорд? - Адмирал, выразительно посмотрел на личную лодку, где уже собралась его охрана.

- благодарю, но я предпочту добраться до земли самостоятельно, как и мои сородичи.

С бортов кораблей, спрыгивали тощие, одетые в облегающие синие костюмы. Там были как мужчины, так и женщины. Как только подошвы их Сапогов касались воды, маги начинали бежать, не утопая, словно под ногами была настоящая почва. Кремень, скинув плащ на рабыню, так же покинул корабль.

- выпендривается. - Хмыкнул адмирал. - Эй, ленивые скоты! Вы что, решили самое интересное оставить этим худощавым слабакам?

Бой был недолгим. Тощие, первыми добравшиеся до земли, ураганом смели нестройные ряды защитников, оставшихся в живых после обстрела. Боевые заклинание разили наповал, даже тех, кто был обвешан защитными амулетами. Сложнее всего было разбить отряд лучников, засевших за куском разрушенной стены, но их попросту выжгли "мертвым огнем".

Минотавры, чувствовали себя обворованными, так как им осталось только вылавливать упрямых одиночек, среди зарослей кустарника и в редком лесу, растущему вдоль берега.

- лорд, мы захватили нескольких дикарей, и они готовы к допросу. - Доложил высокий тощий, приложив кулак к сердцу.

Кремень не смог отказать себе в удовольствии, лично покопаться в головах пленных. Хотя сперва, он как благородный чародей, решил дать им шанс пойти на добровольное сотрудничество.

На ровной расчищенной площадке, минотавры удерживали несколько особей, принадлежащих к четырем разным расам. По внешним признакам, это были мужчины.

Тощий выбрал первую жертву, низкорослого широкоплечего мужичка, с длинной копной волос, растущих на лице, заплетенных в странную прическу. По одежде, украшенной золотом и серебром, он показался обладателем наиболее высокого статуса.

Стоило только приложить ладонь ко лбу коротышки, и мысленно активировать заклинание, как в следующий миг, Кремень уже мог говорить на одном из языков, известном дикарю. Обучаться всему набору бесполезных знаний, тощий не собирался. Это было глупо, тем более, если каждая раса, говорит на нескольких собственных языках.

- ты меня понимаешь?

Вместо ответа на вопрос, существо, название которого было "гном", начало выражаться весьма некультурно. Коротышка с завидным воображением, прошелся по внешнему виду, манерам поведения и любовным предпочтениям тех, кто разрушил его дом. Добила тощего, выссказаная теория о происхождении минотавров. Бородач считал, что это смесь двух видов, человека и глупого четвероногого животного, самки вида которого, снабжают молоком крестьян.

- что он говорит? - Поинтересовался подошедший адмирал. Ему не удалось подраться, и потому настроение у минотавра испортилось до невозможного предела.

- как бы вам сказать... этот дикарь, изволил выдвинуть предположение, что ваши далекие предки, несомненно, благородные, изволили совокупляться с глупыми животными, благодаря чему, вы обрели такую внешность, весьма необычную для этих земель. - Сильно смягчая выражения гнома, перевел Кремень, в душе торжествуя, наблюдая за изменяющимся лицом минотавра.

- да предки этого мелкого...

- он вас не понимает, адмирал, но, похоже, догадывается, что его слова вас задели.

Минотавр нахмурился, а затем взмахнул кулаком, и размозжил голову гнома.

- думаю это, все они прекрасно поймут и без перевода. - Заявил адмирал.

Кремень пожал плечами, и перешел к следующему пленнику. Это был крупный, весь зеленый, представитель расы, которую здесь называли "орки". При касании широкого лба, тощий почувствовал облегчение, так как нашел хотя бы один язык, общий для обоих проверенных пленников. Появлялась надежда, что этот язык, будут понимать и все остальные.

- ты готов отвечать на вопросы? Предупреждаю, мой друг, хоть и не понимает вашу примитивную речь, но умеет угадывать смысл по интонации, или мимике.

Сын равнин, когда-то давно, бывший вольным кочевником, а ныне являющийся рабом, не видел разницы, кому служить. Старые хозяева погибли от рук новых, более сильных, а значит, и права на всю их собственность, перешли к победителям. И хоть человек с эльфом, стоящие следующими на очереди, смотрели угрюмо и даже угрожающе, его это ничуть не беспокоило.

- да, господин.

Ответ Кремню понравился, и адмирал, услышавший покорность в голосе дикаря, был весьма доволен.

- ты можешь рассказать нам об этом материке? - Тощий говорил спокойно, выражая свое доброе расположение.

- я очень долго был рабом, как и многие из тех, кого вы захватили, господин. За свою жизнь, я пересек почти все известные земли, и слышал множество рассказов от других рабов. Я с готовностью отвечу на любые ваши вопросы, если буду знать о том, про что вы спрашиваете.

Тощий был доволен, в первый же день, они нашли источник информации. Главное же, что местные народы, хоть и многочисленны, но слабы, и некоторые из них, вполне годятся для порабощения. Тех же, кто будит упорствовать, всегда можно пустить на мясо.

Тощие любят мясо, не меньше чем минотавры, и не слишком сильно себя утруждают выбором и этикой, в том, что касается еды.

- найдите похожих, и держите их отдельно от остальных пленных. В знак нашей доброты, пусть немного поедят. - Взгляд Кремня вернулся к гному. - Думаю этого, им будит вполне достаточно.

Минотавры и тощие, начали выполнять приказ, а лорд, направился к следующему представителю этой интересной земли.

ЕЩЕ ОДИН ШАГ.

Мира сидела на жестком стуле, за столом, замазанным грязными разводами. Перед ней, стояла ополовиненная кружка пива, а в ушах звучал монотонный, тихий голос Грима.

Все пятеро учеников, переживших поединки, уже несколько дней, встречались в маленьком трактире. Сперва это были обыкновенные встречи, заполненные ничего не значащими разговорами, но в какой-то момент, Грим, начал рассказывать о сложных заклинаниях, создании чар отложенного и замедленного действия. Белокурый парень, имел даже некоторые знания о пространственных перемещениях.

За исключением Карата, который обычно напивался и засыпал, четвертого ученика внимательно слушали все его коллеги. Див и Стив, даже засыпали более молодого чародея, огромным количеством вопросов, а некоторые ответы, подвергали критике. Постепенно, монолог превратился в дебаты, в которых не участвовали пятый и первый ученики. Один был не в состоянии поддерживать беседу, изредка просыпаясь, что бы выпить еще, а второй, а именно Мира, чувствовала себя не в праве вмешиваться в спор других учеников.

За долгие годы, что молодая чародейка была первой ученицей, она привыкла к тому, что все вокруг, либо боятся, либо завидуют, либо ненавидят ее. Воспитание в подобных условиях, создало внутренний барьер, отгораживающий девушку от внешнего мира. И теперь, когда другие ученики, забыли о своей вражде и стали работать сообща, ради одной единственной цели, что бы выжить, она не могла себя пересилить, и хотя бы ненадолго, начать нормально общаться.

Циан добился своего, воспитав в Мире стойкое чувство паранойи, и научив слушать и верить только себе. Маг успешно превратил ученицу в оружие, которое способно служить только его воле.

- ...ау, община вызывает Миру, как слышно, связь прерывистая из-за возмущения магнитных полей. - Грим размахивал пальцами правой руки, перед лицом чародейки. В его голосе чувствовалась насмешка, но и какое-то еще чувство, как будто бы он всерьез обеспокоился. - Госпожа первая ученица, пора бы уже выходить из медитации. Излишнее духовное равновесие, способно превратить чародея в бездумную куклу.

Мира вздрогнула, и порадовалась, что короткая золотистая шерсть, не дает увидеть лицо, к которому от стыда прилила кровь. Если бы в момент слабости, кто ни будь решил напасть, то девушка оказалась бы совершенно беззащитной. Эта мысль, вызвала неприятное жжение в груди.

- слушай Мира, я вижу тебе как-то не хорошо. Иди, выспись, отдохни. Прогуляйся с отрядом до ближайшего города, может, ограбишь, какого ни будь богатея. В общем развейся. Циан о нас позабыл, хотя бы на время, и лучше воспользоваться выпавшим временем с пользой. Мы учимся, Карат спивается, а ты сама решай, что делать. - Грим, с неизменной улыбкой на лице, делающей его похожим на змея, заглядывал собеседнице в глаза, натыкаясь на холодную стену.

- простите, я пойду.

Мира встала со стула, и направилась к выходу.

Чуткий слух первой ученицы, уловил еще несколько фраз, которыми обменялись более слабые чародеи.

- что это с ней? Такое чувство, будто последние дни ее без перерывов избивают до бесчувствия. Мне ее даже почти жалко. - Пробормотал Стив.

- не обращай внимания. - Бесстрастно отозвался Див.

- все довольно прозаично. - Насмешливо заметил Грим. - Мира, все эти годы, очень много времени проводила рядом с Цианом. Не ухмыляйся придурок, я не про их ночные развлечения. Первая ученица, постоянно находилась под неусыпным контролем, и руководством нашего общего учителя. Не стоит удивляться тому, что с психологической точки зрения, она стала от Циана зависеть. Сомневаюсь, что при всей своей силе, огромных знаниях и навыках, она вообще способна долгое время самостоятельно принимать решения.

Противнее всего слышать это, было потому, что Грим наверняка знает, что Мира слушает их разговор.

В душе поднялось возмущение, появилось желание развернуться, и метнуть в наглецов что ни будь разрушительное, что бы навсегда отбить желание обсуждать чужую жизнь. При этом на самой грани сознания, появилось горькое понимание того, что в каком-то смысле, Грим прав.

- да заткнитесь вы уже, если хотите превратиться в кучку сплетниц, то идите к старухам на выращивание овощей. Там все новости узнают первыми, иногда даже раньше, чем они происходят. - Голос, грубый, низкий и рокочущий, оборвал все разговоры в трактире, притягивая всеобщее внимание. - Услышу еще хоть один звук кроме бульканья или чавканья, всех покрошу в фарш. И плевать на запрет Циана на убийства членов общины.

Мира усмехнулась, и спокойно вышла в дверь. Теперь явно не она будит темой для обсуждения. А еще, она и не думала, что когда ни будь, будит рада слышать Карата.

По улицам города сновали заспанные разбойники. Уже довольно много времени прошло, с тех пор как вернулся последний отряд, да и он не принес никакой добычи. Пока что, продуктов и товаров хватало, но если таким же образом дела пойдут и дальше, может начаться нехватка питания.

Циан, после завершения поединков, много народа определил на устранение разрушений. Сам маг, то пропадал в лаборатории, то на день уходил во внешний мир. В общем, учитель занимался чем угодно, только не своими учениками. И если другие относились к этому с некоторой долей оптимизма, то Мира с каждым днем, чувствовала, как нарастает волнение.

Ноги вынесли девушку из города, а потом и через туннель, из подземного кармана. Свежий воздух, ветер и солнечный свет, сразу же прояснили голову. Мысли потекли спокойно и ровно. Шелест листвы тощих низких деревьев, успокаивал нервы. Мира продолжала идти, огибая камни, и, наконец, вышла на общий тракт, по которому повозки привозили овощи из поселения разбойников на поверхности.

Немного постояв, зажмурив глаза, первая ученица глубоко вздохнула, и решила отправиться в деревню. Солнце уже перекатилось через половину неба, покрытого пятнышками облаков, как и золотистая шкура, Миры, была покрыта черными пятнышками.

Всего час неспешной прогулки в горы, и обойдя очередной скальный выступ, преграждающий дорогу, Мира вошла в обитель стариков, и детей, которые уже могли жить без родителей, но еще были не готовы взять в руки оружие. Совершенно обычная деревня, дома сложенные из обтесанных бревен, окруженные грядками. Одно только отличие от других подобных поселений, это то, что старые разбойники жили в небольшой зеленой долине, со всех сторон окруженной горами.

Прохаживаясь по тропам, между капустными грядками и посадками моркови, Мира старалась выкинуть из головы все тревожные мысли. Она сорвала с молодого деревца, недозрелое яблоко, а на кустах, росших вдоль каменистой насыпи, набрала горсть ягод. Взглядом, обшарив округу, обнаружила скамью, вечно перетаскиваемую с места на место.

Удобно устроившись на теплом солнце, девушка разместила на обструганных досках своего сидения, свою добычу, и, прислушиваясь к пению редких птиц, стала, есть по одной ягоде. Чуткий слух, уловил женские голоса, доносящиеся от домов, и что бы разогнать скуку, стала вслушиваться.

- ...была я тут у своих, в общине. - Говорила одна женщина, скрипучим усталым голосом.

- ну и как они там? - Второй голос казался помоложе.

- старший внук уже устроился в отряд, скоро отправится на первое дело.

- а куда Рика определили, не к колдунам?

- слава богам, он попал к Берту.

- а что это ты так, вроде ж у колдунов в отрядах потерь меньше чем у остальных?

- в последнее время, Циан зверствовать начал, заставил своих учеников насмерть биться. Отряды проигравших влились в отряды победителей, да пока что, еще не успели пообтереться. Пятеро осталось, учеников-то. Представляещь, тот горбатый, выжил, и даже победил без особых разрушений. Я своими глазами видела, как кровавую площадь восстанавливали. Там камни из земли вывернуты, да такие, что мне одной и не поднять.

- что ж это такое твориться, неужели атаман рассердился на всех, за то, что Султан не смог караван захватить? Так его одного бы и наказывал, зачем всех губить.

- тут дело другое. - Заговорщически пробормотала старуха.

- ну не тому, выкладывай, чего в городе говорят?

- бабы тут говорили, да просили лишний раз не заикаться...

- говори уже, раз начала.

- в общем, есть такое мнение, что влюбился наш красноглазый. Целыми днями у себя в комнатах сидит, а бывает, как сорвется, наорет на командиров, и на целый день уходит.

- тю, я то думала. Сама знаешь, атаман всегда был не от мира сего, да и раньше частенько странности творил. С чего они взяли, что влюбился, да и в кого?

- да в ученицу свою, Миру. Он ведь эту кошку, всегда рядом с собой держал, растил, воспитывал обучал. Вот видимо и влюбился, пропитавшись сперва отцовскими чувствами, а потом уже и чисто мужскими.

- да брешут бабы, не может такого быть.

- а что если так? Вон, он последний год, от всех других любовниц отказался.

- да его и в общине почти не бывало, вечно бегал за своими исследованиями. А даже если и влюбился, что ж не признается? На скромника, атаман никогда похож не был.

- дура ты все ж, ну подумай, он атаман, маг сильный и воин жестокий, раньше с женщинами только спал, ничего особого не испытывая. А тут, влюбился. Я вот думаю, испугался он просто, вот и устроил поединки, что бы страху на всех нагнать.

Дальше слушать Мира не стала, щеки горели, так что жар чувствовался на расстоянии. Глупости, которые обсуждали старухи, заставили сердце колотиться в просто немыслимом темпе. В душе появилось странное чувство, которое чародейка долго не могла распознать, а затем, и вовсе заставила исчезнуть.

Тут произошло нечто, что игнорировать было нельзя, да и невозможно. Сердце сжалось, и заболело, словно его сдавливали кузнечными клещами. Даже дыхание перехватило, в глазах появились круги, а в ушах зашумело. Так же неожиданно как появиться, боль исчезла, оставив только слабое напоминание о том, что она не была миражом. Ошибки быть не могло, учитель созывал своих учеников, и при этом не церемонился, долго не выбирая способ напомнить о себе.

Тело легко сорвалось на бег из положения "сидя". Согнутые в коленях ноги, сильно толкались от земли, благодаря чему девушка совершала длинные низкие прыжки, как бы скользя над землей, едва касаясь ногами дороги.

Не помня себя от напряжения, Мира в считанные минуты преодолела путь до подземного города, а, затем, не сбавляя скорости, прибыла к покоям учителя. К этому времени, грудь снова начала болеть, каждый удар сердца давался с трудом, через преодоление сопротивления невидимых тисков.

- молодец Грим, хороший совет дал Мире. А что бы мы делали, если бы она отправилась с отрядом в дальний поход?

Первое, что разобрала девушка, после того как упала у входа в лабораторию учителя, это задыхающийся, шипящий голос Стива. По всей видимости, боль в сердце, испытывала не только она, хоть другие ученики прибыли на место гораздо раньше. Это было излюбленное наказание Циана, считающего, что за ошибку одного, должен платить весь отряд.

- о, я вижу, вы все, наконец, собрались, и решили навестить старого меня. - Циан издевался, и всем видом изображал искреннюю радость. - Как приятно, что ученики не забывают учителя, и приходят в гости, просто так, без какой либо причины.

Пятеро юных чародеев, поднялись на ноги, и выстроились в одну линию. Они все же пересекли порог комнаты, и теперь находились в лаборатории, единственным украшением которой, стали символы, заключенные в круги, и изображенные на стенах. Их было так же пять, что наводило на мысли, об их участии в дальнейшей судьбе учеников.

- я не буду произносить долгие красивые речи о том, что вы лучшие из моих учеников, вы прошли долгий путь и тому подобную чушь. На мой взгляд, вы кучка слабаков и бездарей, которые должны благодарить судьбу, за то, что не умерли в младенчестве. И еще, я сильно жалею, что у меня нет хотя бы одного, талантливого ученика. - Короткая речь, вернула пятерых чародеев с небес, на землю. В одно мгновение, опьяненные силой, они были смешаны с грязью. А Циан, как раз был тем существом, которое могло проделать эту процедуру, даже не прибегая к магии. - Слушайте и запоминайте, сегодня вы пройдете последнее испытание, и из выживших, я выберу одного, того, кто будит, удостоен чести, отправиться в город магов, что бы принять участие в инициации. Да, только один из вас, станет полноценным магом, равным мне по статусу, но не по силе. Остальные, так и останутся обычными колдунами, до конца своих жизней. Но, я настойчиво рекомендую вам, пока не задумываться о будущем, ведь сегодня, предстоит пройти испытание, самое сложное из тех, что только можно придумать. Вы встретитесь с врагами, которые отчаянно будут стремиться унизить и убить вас, и только пересилив себя, перейдя последнюю грань, можно будит одержать победу.

Все время, пока Циан произносил свой монолог, он расхаживал взад и вперед, взглядом красных глаз, отслеживая реакцию и каждое движение учеников. В общем, он был доволен, хоть и не ждал, что выживут все.

Один единственный жест, скорее театральный, чем действительно обязательный, и пять символов вспыхнули, а потом в кругах, появились светящиеся окна, закрытые колышущимися занавесями. Несомненно, это были порталы в пространственные карманы, о которых однажды Циан рассказывал Мире, во время длинной и холодной ночи, проведенной в пещере, в десятках километров от общины.

- вперед, не заставляйте своих противников ждать, и помните, их я считаю намного более способными чародеями, чем любого из вас.

Без слов, ученики направились к порталам. Каждый из них, шел к своему окну, словно знал заранее, что ему нужно именно туда. Когда оставалось сделать последний шаг, вся пятерка замешкалась.

- что такое, страшно? Еще немного, и дальше уже будит некуда опускаться в моих глазах. - Циан каждым, словом выражал злость и раздражение. А потом, Мира вдруг услышала его голос, прямо над своим ухом. - Мне будит жаль, если ты умрешь. Ведь только тебя, я вижу своим кандидатом на звание мага.

Рука учителя, раньше, чем девушка успела что-либо ответить, толкнула ее в спину, посылая прямо в разверзнувшееся зев портала.

- не подведи меня, котенок. - Почти ласково пробормотал Циан, глядя на символ, оставшийся после того, как портал закрылся.

Теперь Мира была один на один, с самым страшным своим кошмаром, и учитель не мог повлиять на исход этого противостояния. Оставалось только ждать, и надеяться на то, что глупая девчонка впитала достаточно знаний, что бы не умереть. Ведь все эти годы, он готовил Миру именно к этому дню, закаляя тело и укрепляя дух.

Мира приземлилась на ровную каменную плиту, по кошачьи мягко, оперившись на руки и ноги. Поднятый взгляд, вызвал волну изумления, так как края плиты, или вообще каких ни будь границ, она не увидела.

Серая гладкая глыба, простиралась во всех направлениях, не имея даже намека на неровности. Небо, белое, без звезд или солнца, само по себе источало свет, не яркий, но вполне достаточный, что бы не напрягать зрение. Еще одной особенностью, был воздух, прохладный, свежий, без запахов. И все это сопровождала оглушительная тишина, проникающая даже в саму душу.

- прости, я заставила тебя ждать.

Голос, раздавшийся со спины, заставил крутануться на одной ноге, и, замерев в боевой стойке, чуть согнув ноги и наклонившись к земле, встретить противника, себя.

Напротив миры, в совершенно расслабленной позе, стояла ее копия, отличная только цветом одеяния.

Белые одежды, слабо колыхались, как будто их шевелил ветер, зеленые глаза, смотрели спокойно, с некоторой долез насмешки и презрения. Сложенные на груди руки, поглаживали ткань одежды.

- тут прохладно, да? Надо будит сказать Циану, что бы в следующий раз устроил площадку в каком ни будь тропическом уголке, например в джунглях или на берегу океана, где желтый теплый песочек. - Копия, зажмурила глаза, и широко улыбнулась. - Знаешь, я так давно хотела с тобой встретиться, и сейчас чувствую себя обманутой. Ты совершенно не такая, какой тебя хочет видеть учитель.

- что ты имеешь в виду? - Мира нахмурилась, пытаясь найти подвох в словах противника.

- где свирепость, готовность убивать, хитрый ум и хладнокровная решимость? Если ты действительно хочешь быть с ним, то нужно проявлять больше инициативы. - Копия, открыла глаза, которые засверкали двумя зелеными звездами. - Знаешь, я передумала, пожалуй, я тебя убью, и сама отправлюсь к циану?

Мира выбросила вперед руку, и послала в противницу "серп воздуха". Копия же, даже не стала защищаться, просто подпрыгнула, пропуская атаку под собой.

- какая жалкая попытка, как и те, которые ты предпринимаешь, что бы скрыть свои чувства. Признайся, ведь Циан дорог тебе?

- он мой учитель, не более.

- ох, если ты будишь врать даже себе, то никогда не сможешь обрести настоящую силу. Хотя, меня это мало беспокоит. Раз ты сама говоришь, что Циан тебе не нужен, я заберу его себе. Есть только одна проблема, только одна из нас сможет отсюда выбраться.

Ответная атака, цепная молния, созданная без заклинаний предварительно подготавливаемых. В окружающем пространстве, так же не было спрятано чар отложенного действия.

Щиты выдержали удар, а слово, вылетело раньше, чем Мира успела подумать.

- как...?

- боги, ты еще более жалкая, чем мне показалось изначально! Научись, наконец, думать своей головой, и прекрати рассчитывать на учителя, сильного и заботливого, такого ласкового и жестокого с тобой. МУР, меня заводят одни только твои воспоминания!

Копия начала действовать активно, метая различные заклинания, а иногда посылая простые сгустки сырой энергии. Мира уворачивалась, отражала и атаковала в ответ, но выглядело это как-то неубедительно. После серии попаданий, щит исчез, и первой ученице пришлось спасаться бегством.

- куда же ты? Снова бежишь, как и от всех трудностей? Если рядом нет того, кто будит направлять тебя, ты не можешь даже решение самостоятельно принять! Бездарная дура! Ты, безвольная игрушка!

Убегая, Мира вновь и вновь попадала под удары, выбивающие остатки сил. Все ее уловки, были очевидны противнице, хитрости и приемы не работали, а мастерство у копии, явно превышало то, чем обладала сама первая ученица. Об этом можно было судить хотя бы потому, что кошка в белых одеждах, поднялась в небо, и оттуда продолжала обстрел.

- я не безвольная. - Прошипела Мира, упав на колени, а потом откатившись от "огненного копья".

- да ну? Тогда докажи это, прояви характер, скажи, чего же ты хочешь на самом деле?

Поток огня, цепная молния и "ледяные звезды", на некоторое время отогнали противницу, давая передышку и возможность подумать.

"чего же я хочу?"

Было удивительно это осознавать, но Мира до сих пор, почти не задумывалась об этом. Все было намного проще, когда Циан, давал задачи, определял цели, и был рядом, что бы объяснить непонятное. Или хотя бы, иногда согревал своим теплом, демонстрируя путь грубую, но привязанность...

"чего я хочу? Я хочу, что бы ничто не менялось! Хочу и дальше выполнять приказы, учиться и совершать ошибки, что бы меня хвалили и наказывали. Хочу...".

Огненный шар просвистел в сантиметре от головы.

- чего же ты хочешь?! - Копия, на огромной скорости, занеся для удара кинжал, летела к Мире, окутанная сиянием магического щита.

Первая ученица приняла решение, она, наконец, примирилась с собой. Правда оказалась неприятной. Однако это была та правда, которая была нужна девушке, которая осталась одна, во всем этом мире, когда в ее жизни появился учитель.

В руках появились кинжалы, выпавшие из рукавов. В ушах вновь зазвучали слова учителя, сказанные перед перемещением в это место.

- я не подведу. - Уверено произнесла Мира, и остатки силы поместила в клинки кинжалов.

Рефлексы не подвели, тело, запомнившее сотни раз проделанные движения, легко их повторяло. Кинжал, зажатый в левой руке, отвел удар оружия противницы, тело немного сместилось, а правая рука змеей метнулась вперед, пробивая щит, и вонзая клинок в мягкую плоть.

Глаза копии расширились, губы дрогнули, а дыхание замерло.

- я хочу быть с учителем, всегда. - Ровным голосом произнесла Мира, приблизив свое лицо, к лицу противницы.

Как только тело копии упало на каменную плиту, распространяя вокруг себя лужу крови вытекающей из пробитой груди, пространство начало расплываться, терялись границы между небом и землей. Всего через два удара сердца, Мира почувствовала, что снова летит в пустоту.

Она выпала из стены, успев увидеть, как исчезает портал. Пол в лаборатории, встретил первую ученицу холодной жесткостью камня. Следующие несколько минут, Мира тяжело дыша, восстанавливала силы.

- в нашем полку прибыло. - Хохотнул Карат. - Вставай кошка, третьей будишь.

"ничто его не берет" пронеслась раздраженная мысль, прежде чем Мира увидела самого обладателя голоса.

Карат выглядел довольно неважно, стоя в луже крови, он непрерывно дергался. Его тело было исполосовано глубокими ранами, правый глаз заплыл синей опухолью, губы распухли и кровоточили, а левая рука, сломанная в нескольких местах, беспомощной плетью висела на коже и обрывках мышц.

- кто это тебя так? - Не удержавшись, спросила девушка.

- да вот один язвительный гад, утверждал, что у него сил больше. Недолго утверждал, хоть был момент, когда я почти поверил.

Третьим, в лаборатории, был сам Циан, который с невозмутимым видом стоял в центре комнаты, и смотрел на три оставшихся круга, из одного из которых, уже выбирался еще один ученик.

Придерживая вываливающиеся кишки, из портала выкатился Див. Его лицо выглядело слегка помятым, но кроме разреза на животе, никаких других повреждений заметить было нельзя. Второй ученик, легко поднялся на ноги и твердым шагом подошел к уже ожидающим товарища Карату и Мире.

- не больно? - Мира обратилась к Диву, заправляющему содержимое живота, обратно внутрь своего тела.

- будит, минут через двадцать. - Второй ученик, насмешливым взглядом наградил помятого Карата. Лицо его опять же, не дрогнуло ни одним мускулом. - "Мертвое тело", очень полезное заклинание. Жаль только откат, включает в себя боль от всех полученных ранений. Хотя, на этот раз я еще легко отделался, вот в прошлый раз, шея болела несколько часов.

Открылся следующий портал, и оттуда выпал еще один ученик, хотя находился он в таком состоянии, что человеком уже не являлся. На пол лаборатории, были выброшены несколько крупных кусков мяса, а следом, полоски тонко нарезанного. Все это было щедро сдобрено кровью, мозгами и содержимым кишечника.

- как думаете, это кто? - Карат, который с каждой минутой чувствовал себя все лучше, похромал к куче мяса, и принюхался. - Стив.

- бедняга, а ведь у него были такие планы, хотел, когда ни будь, стать настоящим королем, хотя бы небольшого государства. - Див сочувственно покачал головой.

Увидев мертвого Стива, Мира ощутила неприятную тошноту. Обеспокоило же ее, полное безразличие к судьбе бывшего третьего ученика. Хоть они никогда и не были друзьями, да и отношения их дружескими не назвал бы и оптимист, но девушка никак не ожидала от себя, что увидев его труп, не испытает никаких чувств.

Ждать Грима пришлось довольно долго, зато появился он весьма эффектно.

Портал открылся, и оттуда выпал теперь уже третий ученик, при этом, выпадал он по частям. Сперва появились голова туловище и руки, а следом, отдельно выпали ноги.

- какие же вы все гады. - От души поздравил с успехом своих учеников, добрый Циан. - Кроме Миры, все умудрились добавить Грязи в моей лаборатории. А Стив так вообще, успешно помер. Ладно, последнее испытание вы прошли успешно, завтра получите назначения на новые должности. А сейчас, забирайте свои конечности, и убирайтесь из моего жилища.

- учитель, кого вы возьмете на инициацию? - Карат, подхватил Грима, корчащегося от боли, в другую руку взял его ноги, и уставился на Циана, ожидая ответа.

- а разве это не очевидно? Мира, завтра к обеду, мы уже должны быть на пути в город магов. - Циан окинул взглядом учеников, и добавил, обращаясь только к Карату. - Оставь Грима, сам уйдет, когда я ему ноги на место пришью. Что-то мне подсказывает, что ты хотел сделать это самостоятельно, и боюсь, подобных экспериментов моя психика не выдержит. А теперь, пошли вон.

Див оказался у выхода первым, за ним исчез карат. Мира неуверенно топталась у порога, а затем попыталась высказать все, что болело на душе:

- учитель...

- ты молодец, хорошо справилась. Иди готовься, завтра нам нужно будит спешить. Иди, отдыхай.

Мира вздохнула, хоть она и не смогла выговориться, но почувствовала себя намного лучше. Будущее приняло определенные очертания, и теперь дело оставалось за алым, пройти инициацию.

Циан осмотрел раны Грима, и принялся пришивать ноги на их законное место.

- и ведь ни единой царапины не получил, а ноги потерял. Как ты только умудряешься влипать в подобные ситуации. Я почти уверен, что ты подорвался на собственном заклинании. Встретил я тут недавно человека, которого прозвали "неуклюжий рыцарь", так вот, ты идиот, "неуклюжий колдун".

Целая декада напряженного молчания. И принцессы вели себя спокойно, и кочевники не беспокоили, и даже от вольных баронов, пока ничего слышно не было.

Вит чувствовал себя очень неуютно, хотя бы потому, что внешне, все было хорошо. После памятного возвращения командира в отряд, и дуэли с телохранителем Дины, каждый боец, или охраняемое лицо, вели себя идеально. Никто не смел, спорить с приказами, а главное, даже разговоров за спиной, не вели.

Каждый командир должен хорошо знать своих подчиненных, что бы знать, когда можно на них положиться, а когда, лучше держаться чуть в стороне. Главной причиной беспокойства, стало появление орков в отряде. Зеленые воители, неплохо сражались, используя короткое копье, или кривой меч. Некоторые доказали мастерство во владении луком, но при всем этом, любой гвардеец мог расправиться с тремя, или пятью такими противниками. Единственное несомненное достоинство, которым обладали эти, случайные, новобранцы, это умение ориентироваться на равнинах, и знание территории, которую предстояло пересечь.

Само присутствие кочевников, хоть и поклявшихся в верности, создавало напряжение между ними, и гвардейцами, которые привыкли считать Зеленых, своими основными врагами. Еще хуже было с эльфами, которые смотрели на дикарей, как на бешеных животных, и были готовы начать их истребление, как только Вит отвернется. И не стоило сомневаться, что Грон, с удовольствием присоединиться к этому занятию.

Пару раз, в светлую голову Вита, закрадывалась подлая мысль, пустить кочевников в расход, что бы успокоить людей, и хоть как-то, наладить отношения с эльфами. Каждый раз, на вторую чашу весов падали аргументы, вроде и без того малой численности отряда, хорошего знания орками, местности и дорог, по которым обычно двигаются племена кочевников. Уже не один раз, дети равнин, помогали группе, избежать неприятных встреч, а заодно, способствовали быстрому продвижению на северо-восток.

До конца, доверять зеленым, было слишком глупо, даже для молодых рыцарей, которые еще верили в идеалы, за которые сражались их деды. Поэтому, Брад, получил специальный приказ, тренировать новобранцев, постоянно удерживая их в поле зрения. Для этой цели, было выделено еще четыре гвардейца.

Как известно, инициатива наказуема. На следующее же утро, еще до восхода солнца, Вита поднял на ноги дикий рев тридцати глоток, и командный голос Брада.

- держать строй! Не вырывайся вперед! Копья должны удерживаться на одной высоте! Да что ты творишь, ты же так себе руку сломаешь, и копье в пустую пропадет!

Новоявленный командир орков, не придумал ничего лучше, как тренировать кочевников, сражаться в правильном конном строю. При этом он сразу же начал вбивать в головы подопечных, два способа атаки сходу, "клином" и "развернутый строй". К чести зеленых, они довольно быстро поняли, что от них требуется, и старательно выполняли указания. Продолжалось это достаточно долго, что бы у гвардейцев, поднятых на ноги воцарившимся шумом, разболелись головы.

- тут есть и положительная сторона. - Заметил Альфред, незаметно подкравшийся к Виту, наблюдающему за мучениями кочевников.

- просвети меня, а то, шум думать мешает, и, кажется мысли, больше не хотят выходить из головы. - Талий зажмурил глаза, и с силой провел рукой по лбу.

- если не получится сделать из зеленых, настоящих конных воинов, то они объединятся с гвардейцами, в общей ненависти к Браду, как к общему мучителю, и к тебе, как и причине их общих мучений. - Слуга лучезарно улыбнулся, но был вынужден скривиться, когда мимо пронесся клин из обладателей зеленой кожи.

- что там с принцессами? Не поверю, что их величества могут спать в такое время. - Вит решил отвлечься, а лучшего способа забыться, чем послушать в очередной раз, правила поведения с венценосными особами, в исполнении Альфреда, пока не придумал еще никто.

- вы как всегда, очень проницательны, и главное, заботливы, сэр. - Слуга принял привычную роль самого воплощения невозмутимости. - Госпожа Дина, в сопровождении униженного вами Грона, несколько минут назад, отправилась на прогулку, чуть в стороне от лагеря, там, где этих душераздирающих звуков, почти не слышно. Я позволил себе, отрядить десяток обозленных гвардейцев в ее сопровождение. Полагаю, через пару часов, можно ждать очередную попытку захвата власти, на этот раз, не рассчитывайте на поддержку людей.

"обрадовал, чтоб тебя!"

- а эльфы? - Вит сумел сдержать свою первую реплику, прекрасно понимая, какое наслаждение Альфред испытывает, издеваясь над ним. Незачем было слишком радовать старика.

- а это вероятно вас удивит. Леди Эльза, изволит наблюдать за тренировкой кочевников, в обществе своего верного телохранителя. Ее величество, по непонятным мне причинам, считает это занятие, довольно забавными, и почти уверена, что вы, сэр, устроили их специально, для развлечения благородных особ. Так называемая театральная импровизация. Как я не старался убедить ее в серьезности ваших намерений превратить этот сброд в боеспособный отряд, она мне не поверила.

- спасибо друг, я знал, что могу на тебя рассчитывать.

Вит еще немного постоял, наблюдая за трагедией в исполнении кочевников, под руководством Брада. Затем, громогласно провозгласил конец занятий, чем вызвал ликование не только у постепенно глохнущих гвардейцев, но и у самих тренируемых, метающих испепеляющие взгляды в своего временного командира.

- молодец, так держать. - Вит хлопнул ладонью по плечу Брада.

- рад стараться. - Хрипнул гвардеец, полный гордости за свои успехи.

- только в следующий раз, в качестве полигона, выбери участок земли, не находящийся на территории лагеря. Это не приказ, дружеское пожелание. Боюсь еще одно подобное пробуждение, и мне придется искать нового командира для кочевников. - Вит еще разок хлопнул парня по плечу, и пошел собираться в дорогу.

Брад, не понимающий, похвалили его или отругали, постоял на месте, растеряно хлопая глазами, а потом плюнул, и начал выкрикивать новые приказы, собирая подчиненных в походное построение.

День прошел спокойно, никаких обещанных переворотов, пока не предвиделось. Даже попытка заставить орков ехать "коробочкой", держа наготове оружие, вызвала только снисходительную улыбку у каждого второго гвардейца. Принцессы же, увлеклись разговором с Альфредом, и вообще не обращали внимания, на такую несущественную мелочь, как собственный эскорт.

Не до конца поняв приказ командира, Брад, на следующее же утро, повторил тренировку, только теперь, он отвел отряд кочевников на столь большое расстояние, что дозорные боялись спутать их, с каким ни будь разведывательным отрядом племен, обитающих в этих землях.

- браво, сэр, теперь в случае внезапного нападения, мы будим хорошо отдохнувшими, и заодно лишившимися большей части военной силы. - Альфред, оказался рядом с Витом, стоило тому проснуться и пошевелиться.

- ты очень добр, но я оценил бы и более конструктивные слова. Например, предложения по теме, что делать и как с этим бороться? - Не проснувшись окончательно, Вит лепил слова, как попало, только бы еще немного потянуть то счастливое время, которое оставалось до кажущегося бесконечным, пути через равнину.

- сэр, я понимаю, что вся эта ситуация, весьма непривычна вам, и по этому, просто рекомендую, принести извинения принцессам. Хорошие взаимоотношения с особами королевской крови, могут благотворно сказаться на вашей дальнейшей карьере. В то время как плохие отношения, могут неблагоприятно сказаться на перспективах продолжения самой жизни. И, кроме того, если вы помиритесь с девушками, это может помочь нам выжить в дальнейших, непростых испытаниях. Не забывайте, что нам предстоит пересечь, по крайней мере, одно, вольное баронство, и в плотную приблизиться к границе империи.

Накрывшись с головой, Вит тихо захныкал. Слишком много всего, свалилось на его бедную голову. Мало того, что он тащился через полсвета, в компании кочевников и аристократок, так еще ему приходилось становиться объектом всеобщей ненависти, что бы представители разных группировок, не начали резать друг другу глотки.

До отбытия, Вит выступил с короткой, извинительной речью, перед обеими принцессами. Слова, были надиктованы Альфредом, но благодаря долгому общению с наследниками лорда Блада, звучали вполне правдоподобно. Хоть заканчивать пришлось полной отсебятиной, так как Альфред, слишком намудрил, и несколько фраз, просто не отпечатались в памяти.

- ...таким образом, я прошу прощения за, э-э, свои несдержанность и откровенное хамство. Мне нет оправдания, но прошу учесть, что в тот день, я находился под впечатлением от э-э, неожиданного пополнения отряда. Так же извиняюсь за своевольную, хоть и случайную, вербовку кочевников.

В сравнении со складной речью, придуманной Альфредом, сбивчивое бормотание Вита, выглядело как смятый лист бумаги, рядом с аккуратно сложенным бумажным лебедем.

"надо было до вечера его погонять" запоздало подумал Альфред, стоящий в отдалении, и только отрывками услышавший обращение командира.

Эльфийка промолчала, а Дина, фыркнула, надменно задрав нос, а потом снисходительно бросила:

- извинения приняты, сотник. Но пусть подобное поведение, будит, продемонстрировано вами в последний раз. Я, так уж и быть, не расскажу отцу, о ваших действиях, и не буду настаивать, на вашем отстранении.

"молчи!" мысленно приказывал Виту, Альфред, готовый выбежать вперед, и заткнуть воину рот, только для того, что бы остановить язвительное высказывание.

- благодарю вас, ваше величество, обещая, что оправдаю оказанное доверие. - Талий проглотил гордость, и почтительно поклонился.

Весь день, командир эскорта, единственной целью которого было доставить принцесс к гномам, целыми и невредимыми, чувствовал себя униженным. Он считал, что большего позора, чем в присутствии подчиненных, покорно сносить оскорбления от избалованной девчонки, ему испытать уже не придется. Он жестоко ошибался.

Рощицы, на равнинах встречаются крайне редко. Почти всегда, они заняты крупными хищниками, или являются стоянкой для племени кочевников. Так что обнаружение двух дюжин деревьев, низких, но ветвистых, окруженных зарослями кустарника, можно было считать маленьким чудом. Главным же сюрпризом, стало обнаружение неглубокого пруда, прямо в зарослях кустарника.

Пока гвардейцы разбивали лагерь, устанавливая палатки для принцесс и подготавливая лежанки для себя и кочевников, зеленые, занимались охотой, приготовлением пищи, и набирали, свежую воду во все имеющиеся сосуды. Насколько было известно Быстрому Глазу, до самых земель баронов, не будит крупных водоемов.

Принцессы, воспользовались случаем, что бы поплескаться в воде, смыть с себя дорожную грязь, и привести в порядок одежду. Последний пункт из этого списка, был вынужден выполнять Альфред, выполняя обязанности слуги.

Вит недолго думая, решил что купание, это хорошая идея, и как только принцессы покинули расположение пруда, группами стал загонять туда сперва гвардейцев, а затем и орков. В конце, убедившись, что весь личный состав успешно выскоблился от грязи и избавился от аромата пота, командир позволил себе немного понежиться в прохладной, хоть уже и не столь чистой воде.

Счастье длилось недолго, умиротворенную обстановку разрушил звук ломающейся ветки.

Вит как раз, стоял по пояс в воде, обнаженный, усердно оттирающий спину и плечи. Казалось, что вместе с водой, от тела отделяется слой кожи. Неожиданный звук, заставил развернуться, и замереть в неудобной позе, благодаря чему, воин начал заваливаться на бок.

- о, прошу прощения, я вам помешала? - Эльза, совершенно безразличным взглядом, обследовала пруд, окружающий его высокий кустарник, и самого Вита, представшего перед ней во всем своем мужском естестве. Тонкими пальцами, она ломала сухую ветку, подобранную тут же. - Не стоит так смущаться, я и раньше видела голых мужчин. Некоторые из них, производили гораздо большее впечатление.

Из горла едва не вырвались грязные ругательства. Скольких усилий воли стоило Виту молчание, даже боги не могли ответить на этот вопрос. А после того, как эмоции были взяты под контроль, командир эскорта, сумел задать единственный вопрос, не содержащий ругательств, который крутился в его голове:

- я могу быть чем-то полезен вам, принцесса?

- да. - Рыжеволосая аристократка, льдинками глаз, обожгла Вита, которому приходилось задирать голову, что бы смотреть принцессе в лицо. - Вы, могли бы извиниться передо мной, за грубое обхождение. Ведь именно это вы пытались сделать сегодня утром?

Чувствуя себя весьма неуютно, стоя по пояс в воде, и прикрываясь только неловко сложенными руками, Вит задал один из глупейших вопросов:

- разве я уже не извинился?

- а разве я сказала, что приняла ваши извинения? - В свою очередь удивилась девушка. Отбросив ветку, она строго произнесла. - Дочь короля эльфов, вправе рассчитывать на извинения, проведенные по всем правилам, и соблюдениям условий нашего народа.

"вот... а я еще думал, что с Диной тяжело"

- вы желаете провести церемонию сейчас, здесь? - Как в этот момент, не хватало Альфреда, с его извечной дипломатичностью.

- да, я думаю место подходящее. Деревья хоть и слабые, но смогут почувствовать ложь в словах.

- может быть, мне хотя бы одеться позволят, ваше величество? - Точка кипения стремительно приближалась, и Вит не мог гарантировать Эльзе безопасность, при ее пересечении.

- не стоит зря тратить время, меня все устраивает и так.

- ладно, что я должен делать?

Столь быстрое согласие, несколько удивило Эльзу, но она ничем себя не выдала.

- выйдите из воды, встаньте на колени, и, поцеловав мою руку, произнесите слова, "я приношу глубочайшие и искренние извинения, за свое грубое и недостойное поведение". Если вы солжете, роща это почувствует, и даст мне знать.

Вит погрузился в состояние боевого транса, сосредоточившись на самом действии, и отделив от разума все внешние раздражители. Это помогло, внешне спокойно выйти из воды, встать на колени, и поцеловать кончики пальцев, протянутой руки.

"сам вляпался, и нечего теперь жаловаться. Да, не стоило кричать на эльфийку, в конце концов, с ней в то время никаких серьезных проблем не было".

- я приношу глубочайшие и искренние извинения, за свое грубое и недостойное поведение. - Слова вылетели из горла, больно обжигая самолюбие. Но больше унижала сама ситуация, при которой приходилось извиняться.

Взрослый мужчина, голый и мокрый, стоит на коленях и просит прощение у молодой и красивой девушку, к тому же еще и аристократки. При осознании этого, в лицо Вита ударила кровь, заставив щеки резко покраснеть.

Когда слова отзвучали, ветви деревьев шевельнулись, Эльза же, кивнула своим мыслям, и заговорила:

- не совсем то, на что я могла бы надеяться, но искренне и в достаточной степени выражает раскаяние. Я принимаю ваши извинения. - А после короткой паузы, она добавила. - И ради богов, наденьте на себя что ни будь. Уверяю, я не испытываю эстетического наслаждения, от лицезрения вашего обнаженного тела.

Завершив речь, принцесса развернулась, и легкой бесшумной походкой, исчезла за высокими кустами.

Вит рухнул обратно в воду, пытаясь сбить охвативший его жар, и заглушить под водой, яростный вопль раненого зверя. За один день, его дважды заставили переступить через гордость, и второй раз, полностью смешал это уже ослабевшее чувство, с грязью, которая недостойна, пачкать копыта лошадей высокородных девчонок.

А в ночном небе, уже светили десятки ярких звезд, составляющих верную свиту серебряного диска, который уже почти полностью показался на небосклоне. Не хватало только маленького кусочка, словно откусанного от луны, неведомым зверем.

- боги, ну за что мне все это?

Следующее утро, встретило Вита блаженной тишиной. Это было столь неожиданно, что командующий эскорта, мгновенно оказался на ногах, в боевой стойке.

Солнце еще не встало, восточный край неба, только слегка розовел. Дозорные, удивленно воззрились на своего начальника, с некоторой даже долей испуга, словно ожидали, что сейчас, Вит, начнет их избивать. Это выглядело довольно странно, так как трое гвардейцев, стояли на расстоянии десяти шагов друг от друга, и были полностью экипированы.

- сэр, за время дежурства, никаких тревожных ситуаций не произошло. - Громким шепотом, отрапортовал один из дозорных, решив слегка сгладить обстановку.

Вит кивнул, и, расслабившись, осмотрелся по сторонам. Лагерь продолжал спокойно спать, хотя отдельные бойцы, начинали шевелиться. Стан, бдящий у палатки принцессы, выглядел так, словно и не спал вовсе, и выглядел при этом, свежим и полным сил. А вот телохранителя второй венценосной особы, нигде видно не было. Обрадовали кочевники, вставшие лагерем вокруг основной стоянки, и прекрасно, таким образом, изображая, что весь отряд, это небольшое племя орков.

На вопросительный взгляд командующего, и описывающий жест, изображающий огромную размытую фигуру, один из дозорных, указал на палатку принцессы Дины, и изобразил довольно неприличный жест, описывая вполне определенное занятие.

Вит сплюнул себе под ноги. В его голове звучала раздраженная мысль "нашли время играть в романтику". О близких отношениях Дины и ее телохранителя, знал уже, наверное, весь лагерь, но принцесса, и ее возлюбленный, по видимому прибывали в полной уверенности, о секретности своих отношений. И если девушке это заблуждение еще можно было простить, то Грон, который когда-то и сам служил в гвардии, явно должен был знать, что подобное, никогда не удастся утонуть, находясь в малом отряде, долгое время, всегда находясь на виду у соратников.

На самом деле, Виту было глубоко наплевать на то, чем между собой занимаются его подзащитные. Главным было то, что бы их занятия, не мешали выполнять поставленную задачу, и не слишком сильно накаляли обстановку среди гвардейцев, которые были лишены женского общества. Шуточек, намеков и издевок, пока что удавалось избежать, так как командующий, лично пообещал набить морду тому, кто решит стать первым храбрецом.

Усевшись рядом с маленьким костерком, разведенным в яме, сэр Талий, стал копаться в своей сумке, увлекаясь поиском черствых сухарей. До завтрака оставалось не менее пары часов, а желудок настойчиво намекал, на необходимость что ни будь, закинуть внутрь, что бы образовавшаяся пустота, не начала переваривать само тело.

Рядом на землю, опустился Стан. Эльф выудил из сумки два блина, сложенных в квадраты, с начинкой из зелени и неизвестных овощей. Один из результатов эльфийской кухни, был протянут Виту, второй он начал жевать сам.

- вы существенно выросли в моих глазах, сотник. - Произнес эльф, не выражая, каких либо эмоций.

- чем обязан такому признанию? - Слышать такие слова хоть, и было лестно, но в исполнении Стана, звучали они несколько угрюмо, чуть ли не угрожающе. Телохранитель, так и не сумел влиться в общество гвардейцев, и вел себя даже более отстраненно, чем его госпожа.

- вы сумели переступить через свою гордость командующего, и сильно ущемили гордость воина, перенося издевательства от моей госпожи, и принцессы Дины. Должен признать, что вчера, вы поступили как достойный мужчина, хоть со мной могли бы и не согласиться ваши подчиненные, узнай они обстоятельства, при которых вы приносили извинения. - Губы эльфа изогнулись в насмешливой улыбке.

Вит почувствовал страстное желание, заехать кулаком в одно из длинных ушей собеседника. Пришлось срочно менять тему разговора, что бы случайно не исполнить свое желание.

- давно вы охраняете принцессу?

- два года, с тех самых пор, как при покушении, погиб мой предшественник. - Эльф откусил большой кусок блина, и долго молчал, медленно пережевывая его. - Стен, был моим двоюродным братом, и мы вместе служили в одном отряде, потом вместе попали в гвардию, а когда он стал телохранителем принцессы, меня назначили запасным вариантом, и все время держали неподалеку. С госпожой, я проделал весь путь от столицы нашего королевства, до столицы вашего. Видел, как погибали солдаты, некоторых мне пришлось добить, после того как черный маг наложил свое предсмертное проклятие. Грон, хороший воин, верный, смелый, возможно слишком грубый и тщеславный, но ведь и вы не лишены этих черт.

Из палатки принцессы Дины, донесся приглушенный женский стон. Взгляды всех мужчин направились в ту сторону, а Вит, даже скривился, воображая, как в этот момент, на них нападают подкравшиеся солдаты империи, правитель которой, заплатил бы большие деньги за подобную добычу.

- на мой взгляд, он верен до неприличия. Надеюсь что хоть вы, ограничиваете свои отношения с принцессой, только профессиональными обязанностями?

Вопрос человека, вызвал короткую вспышку гнева, которую Стан успешно подавил.

- госпожа для меня, ценнейшее сокровище, но уверяю вас, что я никогда даже не задумывался, о подобных отношениях. - Произнося последние слова, эльф мотнул головой в сторону палатки Дины. - Я считаю, что телохранитель должен придерживаться определенных рамок, и честно говоря, слегка побаиваюсь гнева короля, если вдруг кто ни будь пустит слух, о моих поползновениях в отношении его дочери. К тому же, когда мы вернемся домой, я собираюсь жениться.

- заранее поздравляю, желаю счастья и долгих лет. - Вит почувствовал себя слегка неуютно, так как раньше, эльф никогда не проявлял особого дружелюбия, а теперь вдруг начал откровенничать.

- а что насчет вас, сэр Талий, есть ли у вас девушка, на которой вы бы хотели жениться? Или вы всерьез ждете, что одна из принцесс согласится стать вашей супругой?

- нет, на оба вопроса. Насколько я себя помню, иллюзий, веры в сказочные свадьбы между королем и служанкой, королевой и конюхом, я никогда не питал. Да и не думаю, что я столь уж хорош, что бы о моей чести беспокоилась особа королевских кровей.

Блин оказался очень вкусным, но утолить им голод не получилось. Сожалеющий взгляд Вита, обращенный на опустевшие руки, перехватил Стан, который без каких либо колебаний, извлек из сумки еще два блина, завернутые в огромные листья.

Не успев прожевать первый кусок, Вит почувствовал то самое ощущение тревоги, которое его разбудило. На этот раз, чувство было намного сильнее, угроза исходила буквально со всех сторон. Через несколько мгновений, терпеть стало невозможно, и, уронив еду на землю, сотник метнулся к своему оружию, во все горло крича:

- тревога!

Не затих еще голос командующего эскортом, как роща вспыхнула, словно состояла из бревен, обмазанных зажигательными жидкостями. На один удар сердца, пространство исказилось, воздух закипел, и на землю выпали воины, одетые в черные доспехи и красные плащи. Вооружены они были короткими обоюдоострыми мечами, лица закрывали забрала шлемов. Были и другие гости, четверо мужчин, одетых в мантии красного и черного цвета. Они были менее внушительного телосложения, а двое не могли похвастаться молодостью, походя, скорее, на скелеты, обтянутые кожей.

"и почему нам не выделили мага?"

Повсюду зазвенела сталь, гвардейцы были отлично тренированы, и всегда держали оружие под рукой, так что голос командира, дал им несколько мгновений форы, которые они использовали максимально эффективно, встав в подобие оборонительного кольца. Воинам в красных плащах, не удалось бы так легко преодолеть сопротивление защитников, если бы не маги, активно вступившие в схватку, когда поняли, что с наскока победить не получится.

Стан, как по волшебству оказался рядом с палаткой Эльзы, и до прихода подкрепления, в одиночку удерживал троих противников, а одного даже убил, скользящим движением сместившись в сторону, и тонким клинком, поразив грудную клетку, в месте, где нагрудник скреплялся с наплечником.

Раздавшийся женский крик, резанул слух, и заставил сжаться сердце. Дина, оказалась захвачена одним из воинов в черном, который без особых усилий, засунул девушку, брыкающуюся и ругающуюся совершенно недостойно представительнице королевского рода, в мешок. Взвалил ношу на спину, и побежал прочь, вместе с еще тремя своими сообщниками. В это время, Грон, обмотанный в белую простыню, весь израненный, ломал шею пойманному противнику. Телохранитель оказался не готов к нападению, но собирался дорого продать свою жизнь, и бросился в погоню.

Выставив перед собой ладонь левой руки, Вит отразил огненный шар, шаровую молнию, и ударом ребра ладони, разрубил "воздушный хлыст". Провалившись в боевой транс, он оказался рядом с красным магом, и ударом меча, срубил голову костлявого старика. Не задерживаясь, сэр Талий, был вынужден отступить, так как в него начали кидаться заклинаниями, сразу два черных мага.

На некоторое время, пришлось забыть об активном наступлении, так как Стана, все же окружили. Пришлось идти на помощь эльфу, а заодно, обезглавить шустрого малого, который собирался ворваться в палатку принцессы. На пару, командующий эскорта и телохранитель, разделались с пятеркой воинов в черных доспехах. Вокруг собрались уцелевшие гвардейцы, которых оказалась ровно дюжина. Вместе они смогли отбросить отряд.

Маги приготовились к решающему удару, и тут в дело вступил Альфред, удивив всех. Слуга неизвестным способом, оказался за спиной одного из черных магов, и ловким ударом кинжала, перерезал горло жертвы. После этого, оружие отправилось в полет, нацелившись в голову второго мага.

Из палатки выскочила Эльза. Ее глаза светились, синим огнем, губы мелко дрожали, а с пальцев рук, срывались искры. Девушка выставила перед собой ладони, и сильный поток рыжего пламени, волной прошелся по нападавшим, и превратил в факел еще одного мага. Защита последнего, черного мага, оказалась достаточно сильной, что бы выдержать атаку, но вот к удару мечом, нанесенному Витом, старик был не готов.

Ревущие от ярости орки, успешно крошили на куски, растерянных врагов, которые после смерти чародеев, пытались спастись бегством.

- Фил, шестеро с тобой, защищайте принцессу, остальные, за мной! - продолжая сжимать меч в руке, Вит взлетел в седло, и, пришпорив коня, помчался в погоню.

Грон был обнаружен в двухстах метров от разгромленного лагеря. Крупный мужчина, стоял на коленях, опустив голову и уперевшись руками в землю. Он вздрагивал, истекая кровью, уже не в состоянии подняться. А рядом, лежали два изувеченных тела, головы которых были причудливо развернуты.

Все это, Вит отметил только краем сознания, подгоняя коня, и впившись взглядом в спины двух бегущих людей. А далеко впереди, уже виднелись фигуры всадников, мчащихся на всех парах, на подмогу своим соратникам.

Командующий эскорта, первым настиг беглецов, и, спрыгнув со спины коня, обрушился на них, парой ударов обрывая жизни. Мешок, в котором все еще находилась принцесса, упал на землю, и из него раздались новые ругательства, смешанные с плачем. Дина отчаянно звала Грона, находясь в состоянии совершенной растерянности.

Освободить принцессу сейчас, попытаться отступить к лагерю, что бы принять бой на своих условиях, уже не было времени. Да и конь, умудрился отбежать на достаточное расстояние, что бы уже не успеть вовремя, вернуться. Виту оставалось только встать над мешком, покрепче ухватиться обеими руками за рукоять меча, и попытаться вспомнить хоть одну молитву, посвященную одному из богов. Как на зло, ничего подходящего в голову не приходило.

Всадники приблизились уже настолько, что можно было различить черты их лиц. Стоило поблагодарить судьбу, за то, что они не додумались использовать арбалеты, так как боялись попасть в принцессу, которая нужна была им живой.

За спиной раздался слаженный рев, который так раздражал несколько последних дней, но так радовал слух сейчас. Это был плотно сбитый кулак, составленный из кочевников, которые вооружились деревянными копьями, готовые отдать жизни за того, кого считали своим вождем. Вместе с ними, плечом к плечу, скакали гвардейцы, спешащие на выручку своему сотнику. Их объединяла цель, ярость, и безумие, отражающиеся в глазах.

Удар, сопровождаемый криками, скрежетом железа, треском копий, ребер и ржанием лошадей. Две волны встретились, и одна отступила. Тренировки не прошли даром, и хоть кочевникам не хватало практики и мастерства, но желание и уверенность в своих силах, помогли. Клин, во главе которого был Брад, разметал всадников в красных плащах. Затем началась жестокая битва, итогом которой было бегство нападавших. Победа досталась поредевшим силам эскорта, воинов в котором, теперь едва ли можно было набрать на две дюжины.

Первые лучи солнечного света, упали на изуродованные тела, которые еще час назад, были живыми существами, с надеждами и мечтами, страхами и печалями. На все это, Вит смотрел, стоя над мешком, в котором находилась принцесса. Его меч, опустился к земле, в руках больше не было силы, а после завершения битвы, и желания сражаться больше не было.

- сэр, вас зовет Брад. - Гвардеец, молодой, но уже со следами седины в волосах, не слезая с коня, приблизился к командиру.

Неприятное предчувствие оправдалось. Подойдя к скоплению бойцов, Вит увидел Брада, лежащего на земле, с обломком копья в груди. Боец чудом оставался в сознании, кашляя кровью и беспомощно шаря взглядом. Когда он увидел Талия, лицо просветлело, а губы зашевелились.

- простите сэр, кажется, я не смогу дальше вас сопровождать, и сотником, мне стать уже не удастся... - Кашель заставил Брада прерваться, но он собрал последние силы, слабо ухмыльнулся и произнес. - А ведь я хорошо справился, ведь так?

Вит опустился на колени, рядом с гвардейцем. Взял ослабевшую руку, крепко ее сжал.

- ты был молодцом, и ни единого раза меня не подвел. Спасибо за службу воин, можешь отдыхать.

Брад закрыл глаза, и затих. Некоторое время царила тишина, а потом командующий встал, и повернувшись к умершему спиной, направился к своему коню.

- собрать оружие, перевязать раны, собрать вещи и еду. Через полчаса, мы должны уйти отсюда.

К моменту прибытия Вита в лагерь, Дину туда уже доставили, так же как и Грона, замотанного в бинты. Гвардейцев выжило восемь, орков четырнадцать, охраняемые лица не погибли, хоть и пострадали. Альфред умудрился остаться невредимым, а сам испачкал оружие во вражеской крови.

- Фил, принимай командование над орками. - Бросил командующий, проходя мимо гвардейца. Он направлялся к эльфам, застывшим чуть в стороне от основной суеты. - Вы не пострадали?

- нет, сотник, обошлось. Вы вовремя подняли тревогу. - Спокойно ответил Стан.

- есть ли еще, какие ни будь секреты, которые могли бы помочь нам в будущем, о которых я, как командующий эскорта, должен знать, и о которых вы, забыли мне сообщить?

Впервые на памяти Вита, Эльза смешалась, и даже ее телохранитель, предпочел не заметить явных жестких ноток в словах человека.

- я знаю несколько несложных заклинаний, и у меня есть пара защитных амулетов. Если это необходимо, я могу отдать их вам. - Как-то виновато, произнесла принцесса.

- благодарю, не стоит. Однако мне будит гораздо спокойнее, если вы будите использовать оба амулета для своей защиты, постоянно. И еще, если вы не возражаете, то в дальнейшем, я бы хотел просить вас о посильном содействии, как магическом, так и другим, в зависимости от ситуации.

- сотник, при всем моем уважении, не кажется ли вам, что будит несколько неловко, если вы будите приказывать принцессе? - Стан принял угрожающую позицию, но это совершенно не трогало Вита.

- я не собираюсь приказывать, просто прошу о помощи. Как вы понимаете, мы более не располагаем возможностью, самостоятельно обеспечивать вашу безопасность. Да и нормальный быт, в условиях дальнейшего пути, будит проблемой. Не думаю, что в ближайшем будущем, получится хотя бы нормально выспаться.

Эльф промолчал, возражать было нечем. Да и по взгляду, становилось понятно, что спорит он только из обязательства, вытекающего из его должности.

- я согласна. - Эльза склонила голову. - Вы можете рассчитывать на любую мою посильную помощь.

- благодарю, ваше величество.

Вит поклонился и направился к своим бойцам. Все распоряжения уже были выполнены, Фил даже отрядил двух гвардейцев, что бы охранять Дину, и поддерживать в седле Грона. Лошадей оказалось намного больше всадников, многих загрузили оружием и припасами. В дорогу, отряд отправился с небольшим опозданием.

Полуденное солнце освещало центральную турнирную площадь города "колода". Ветер раздувал бесчисленные знамена, тысячи зрителей замерли в ожидании самого главного зрелища. Противники уже выехали на чистый желтый песок.

С самого первого дня, как только начались отборочные соревнования, Вилу приходилось проводить по три, а иногда и пять боев, от расцвета до заката, находясь на турнирных площадях. Но до этого, нужно было зарегистрироваться в филиале "синей розы", отметиться "у гнома за пазухой", и потратить оставшиеся жалкие гроши, на экипировку.

Лошадь неуклюжего рыцаря, не подходила для турниров, и поэтому, сначала он участвовал в пеших боях. Выяснилось, что чем больше денег заплачено за регистрацию на турнире, тем выше этап, с которого начинает свой путь соискатель победы. Некоторые особо богатые рыцари, вообще миновали отборочный этап. Первый же бой, доказал, что слабых противников не будит, и для победы, нужно было приложить максимум усилий.

Турниры, проводимые в Картах, отличались от всех остальных тем, что в них могли участвовать все разумные существа, способные внести вступительный взнос, и владеющие хотя бы одним видом оружия. Таким образом, какой ни будь принц, вполне мог столкнуться в бою с крестьянином, вооруженным обыкновенным шестом или косой. Разумеется, это было возможно, только если "плебей", сумел доказать свои мастерство и силу.

Всего за несколько дней, Вил, показавший себя ловким сильным и умелым воином, стал всеобщим любимцем публики. Его бои собирали множество зрителей, а победы, часто добываемые только с помощью силы воли, вызывали бурю оваций. Путь до финальной битвы, был вымощен бесчисленными ранами, ушибами и травмами, как своими, так и противников. Но ни один участник так и не снялся с соревнования из-за повреждения, рядом с каждой площадью, постоянно дежурили целители, которые совершенно бесплатно, приводили бойцов в пристойный вид.

Главная площадь, была раза в два больше, чем все остальные. Что бы ее пересечь, нужно было идти поперек, не менее десяти минут. Вокруг возвышались пяти и шести этажные здания, украшенные воздушными узорами из мрамора, гранита, и полудрагоценных камней. Одни из них, служили как университеты, другие были музеями и библиотеками, в самом длинном, разместились посольства соседних государств. Самым же огромным и красивым сооружением, был королевский замок. Пять этажей основного здания, не шли в сравнение с двумя башнями, которые как два клыка, врезались в небо. Широкий балкон, украшенный золотыми поручнями, поддерживался десятком толстых колонн из розового мрамора. Именно оттуда, его величество с супругой, а так же высшая аристократия и важные гости, следили за финалом турнира.

Время схватки было выбрано не случайно, так как час до или после, несомненно, были бы испорчены тенью, ложащейся на площадь от одного из домов.

Громкоголосый глашатай, в белоснежном камзоле, с изображением королевской короны на груди, вышел на середину площади, и, набрав в грудь побольше воздуха, начал представление:

- со стороны черных мастей, рыцарь "синей розы", не раз доказавший свою доблесть, за что был увековечен в множестве историй, благородный сэр, Вил Шик!

Собравшаяся вокруг толпа, взревела от восторга. Много зрителей было и на крышах, и на балконах окрестных домов, и они так же кричали приветственные слова, размахивая знаменами разных мастей.

- со стороны красных мастей, рыцарь "золотого венка", хорошо знакомый жителям столицы, мастер меча, прекрасный наставник, внушающий противнику трепет одним своим именем, благородный сэр Феликс Сталь, именуемый светлым клинком!

Еще один взрыв всеобщего ликования, который едва ли не заглушал предыдущий.

- итак, пусть же наш великий король, Медас первый, благословит начало финального сражения!

Довольно молодой внешне мужчина, облаченный в золотую мантию, накинутую на красный костюм, поднялся с трона. На его голове была надета зубчатая корона, украшенная рубинами и изумрудами, и каждый палец был закован в тяжелый перстень, с крупным бриллиантом. Один удар кулака, украшенного подобным образом, был бы не менее чувствительным, чем удар рыцаря в латной перчатке.

Медас подошел к поручню, властным взглядом окинул толпу, глянул на противников, и поднял вверх правую руку. Вместе с этим жестом, десятки труб, протрубили начало.

Финальный поединок, состоял из двух частей. Сперва противники, сидя верхом на конях, мчались, друг на встречу другу, вооруженные копьями и защищенные только щитами и легкими нагрудниками. После первого столкновения, если оба бойца могут продолжать, начинался пеший бой на мечах. Специально для того, что бы зрелище было более красивым, обоим рыцарям выделили белых коней, новую одежду, и оружие. Все это было подготовлено, в точности с требованиями участников, только цвета выбирали устроители соревнования.

Вил, был одет в темно синие одежды, с белым щитом, на котором изображалась синяя роза. Феликс, облачился в красное, в левой руке держа белый щит с изображением золотого венка. Суровое лицо мужчины, повидавшего немало на своем веку, украшала короткая борода.

Кони начали разбег, и толпа застыла в ожидании. В наступившей тишине, даже самые задние ряды, могли услышать, как стучат копыта о песок арены. Копья врезались в щиты, и от силы удара, обоих всадников едва не выбросило из седел. Противники разъехались, и спешились. Оба, в первую очередь думали о защите, и никого не удивило, что поединок не закончился на первом этапе.

Обмен ударами, атаки и контратаки, первую минуту рыцари проверяли друг друга. Затем, не откладывая дело на потом, Феликс начал действовать. Отбросив щит, он взялся за меч обеими руками, и молниеносным ударом, расколол пополам щит своего противника.

Вил успел подставить свой клинок, и отступить назад. Его поразило, с какой легкостью закаленная сталь, разлетелась от всего одного серьезного удара. В душе зародилось сомнение, а реакция стала не столь хорошей, как в прошлых боях. Феликс это почувствовал, и ураганом обрушился на более молодого рыцаря, стремясь добиться победы за счет скорости и грубой силы.

Вынужденный уйти в глухую оборону, Вил отчаянно пытался найти слабое место в защите противника. Глупо было и думать, что в финале турнира, встретится слабый соперник, но на такое превосходство в мастерстве, рыцарь "синей розы", даже и не рассчитывал. Хотелось уйти, сдаться, и больше не встречать этого человека. Но каким бы он был тогда мужчиной, если испугался серьезного боя? Взяв себя в руки, стиснув зубы, неуклюжий рыцарь стал терпеть, ожидая своего шанса.

Внезапно Феликс отступил на четыре шага. В воздухе перед собой, он клинком начертил круг, вспыхнувший золотом. Тут же земля и небо поменялись местами, а сам рыцарь, исчез из поля зрения. Вил закрыл глаза, обратившись в слух, и полностью отдавшись во власть своих чувств, натренированных в бесчисленных боях. Угроза появилась слева, и направленный туда меч, заблокировал удар, который мог нанести серьезную рану.

Иллюзия развеялась, а Феликс, не теряя ни секунды, поднял меч над головой, и клинок засветился ярче солнца. Справа и слева, появились по пять копий оружия рыцаря "золотого венка". Провисев в воздухе один лишь миг, копии устремились в атаку, направив острия в голову и грудь Вила. Это была уже не иллюзия, и одна только царапина, нанесенная призрачными клинками, могла грозить смертью. Вращаясь как безумный, рыцарь "синей розы", отразил все выпады. Его спасло то, что эта техника боя, действовала весьма непродолжительное время, и во время ее использования, мастер вынужден сохранять одну и ту же позу.

Казалось, что неудача только раззадорила Феликса. Он упал на одно колено, и вонзил меч в песок, прямо перед собой. Клинок засветился мягким ровным светом, а из земли, по кругу площади, выросли высокие стальные мечи, острия клинков которых, доходили до третьего этажа. Одновременно, эти орудия смерти, обрушились вниз, наподобие ножниц, разрезая пространство. Блокировать удар невероятной силы, было почти невозможно, как и увернуться от всех лезвий сразу. Погрузившись в состояние боевого транса, на вторую ступень этого искусства, когда все сущее обретает иной вид, Вил начал свой танец.

Меч, вспыхнувший белым, легко находил слабые места у исполинских клинков, и разрубал их еще до того, как те достигали земли. Глаза отслеживали не только движение материальных предметов, видя их структуру силу и слабость, но и энергетические потоки, пронизывающие площадь. Таким образом, рыцарь "синей розы", мог предвидеть, в каком именно месте, из земли появится новый клинок.

Феликс, быстро убедился в бесполезности своей атаки, а потому прервал ее, сменив тактику. Он встал в стойку, обычно используемую гренадерами-берсерками, сражающимися двуручными мечами. Его клинок, тут же вдвое увеличился в размере, и сам рыцарь вырос, став выше противника на две головы. Стремительный удар, обрушенный на Вила, мог бы расколоть каменную глыбу, даже если бы в него не была вложена разрушительная духовная сила умудренного годами воина. К собственному счастью, рыцарь "синей розы", не стал принимать удар, только слегка отвел его в сторону, и сам сместился всем телом.

Эта техника, как и первая примененная, так же заключалась в надежде на один удар, и прекратила свое действие после его завершения.

Отступив на несколько шагов, Вил впервые увидел, что его противник устал. Феликс стоял уже не так уверено как в начале, его дыхание стало шумным, движения замедлились, а в глазах появилась отчаянная мысль о собственном поражении. Не был бы рыцарь "золотого венка", столь уважаем, если бы сдавался так просто. У него был еще один козырь, который можно было использовать в бою один на один. Это был последний шанс победить, и по этой причине, экономить силы не приходилось.

Все тело Феликса засветилось, сияние перешло в землю, и тень, поднялась на ноги, встав рядом со своим хозяином. Сдвоенная атака, одновременно с двух сторон, должна была сокрушить защиту молодого рыцаря. Но Вил, когда-то давно, еще в монастыре, уже видел подобную технику, и знал ее слабость. Тень зеркально отображает движения хозяина, но если меч рыцаря "золотого венка", можно было остановить, то призрачный клинок продолжал движение несмотря ни на что, легко поражая плоть. Разрушить технику можно было тремя способами, убить или истощить создателя, или при помощи света, развеять тень.

Некоторое время, пришлось уклоняться от быстрых выпадов, отражать удары человека, и следить, что бы тень не оказалась слишком близко. И, наконец, напор Феликса ослаб, его реакция стала достаточно низкой, что бы можно было взяться за разрушение техники. Для этого, всего лишь нужно было вонзить свой меч в тело копии, и призвать белый огонь.

Зрители ликовали, не один противник не желал отступать. Удары посыпались один за другим, сталь звенела, но силы были равны. Уже показанные приемы, приводили толпу в неистовство, мастерство рыцарей, окупало затраты на билеты, которые пришлось купить, что бы своими глазами увидеть финал.

Вил чувствовал, что с каждым ударом, его преимущество крепнет. Еще немного, и Феликс просто не сможет поднять меч. Такая победа, несомненно, будит достойным достижением, но опозорит проигравшего. Решение пришло само собой, "нужно победить так, что бы никто не смел, упрекнуть Феликса в слабости". Подумать это было проще, чем сделать, так как для задумки, требовалось некоторое время.

Пришлось отступить, отпрыгнув на довольно большое расстояние, и еще в полете, призвать всю имеющуюся силу. Меч окутало белое пламя, которое загудело, раскаляя воздух на метры вокруг. Взмах, и волна белого огня, преодолевая пространство, устремилась к рыцарю "золотого венка". Феликс не растерялся, как бы эффектно не выглядел этот прием, но техники, которые он использовал раньше, были намного более энергозатратными. Меч, вспыхнувший золотом, очертил широкий круг, ставший сплошной стеной, и когда на него наткнулась волна, а затем еще и еще одна, произошел взрыв, столь яркий что померкло солнце, а зрители зажмурились и отвернулись.

Когда тысячи взглядов вернулись к площади, на ней все еще стояли два рыцаря, в двух шагах друг от друга. Вил, держал свой меч, у горла Феликса, кровоточащие руки которого, были опущены к земле, но продолжали крепко сжимать рукоять меча. Исход сражения стал всем ясен, рыцарь "золотого венка" побежден, но не повержен.

Король, резким жестом поднял вверх левую руку, вновь зазвучали трубы, зрители застыли в напряженном ожидании, и голос глашатая оповестил:

- победитель, благородный рыцарь "синей розы", Вил Шик, огненный меч!

Взрыв восторженных возгласов, многие не выдержали и кинулись на площадь, стремясь первыми поздравить победителя. Но все они опоздали, так как первой была маленькая фея, молнией пролетевшая дистанцию от одного из домов, до рыцаря. Она врезалась в шею Вила, и радостно щебеча, пыталась обхватить его своими ручками.

- ты победил! Ты лучший!

Затем, делегация рыцарей "синей розы", чуть было не смяла победителя турнира. Мускулистые сильные мужчины, хлопали товарища по плечам, пожимали руки, обещали непременно отпраздновать этот успех всего ордена. Потом появились обычные горожане, вперемешку с мелкими чиновниками и обычными богатеями. Все стремились попасть в эпицентр радости и веселья.

Вил как раз пытался вырваться из объятий толпы, лишающих возможности вздохнуть, когда его за плечо схватила сильная рука, и вытащила на свободное пространство. Перед рыцарем оказался его недавний противник, Феликс, руки которого были перемотаны бинтами, не смотря на которые, он действовал весьма успешно шевеля пальцами.

- поздравляю парень, это был славный бой. Давно мне не приходилось так сложно, и ты дал мне возможность подумать о том, а не пора ли уже повесить меч на стену. - Феликс сверкнул глазами, а лицо его, действительно стало отражать все прожитые годы. Сняв перевязь меча с пояса, он протянул ее Вилу. - Вот, держи, ты его заслужил. И сделай мне одолжение, изучи более сложные техники, придумай приемы боя с двумя мечами, стань легендой, что бы я мог рассказывать внукам, что однажды скрестил мечи с лучшим из лучших. Я знаю, ты способен достигнуть этой вершины.

Неуклюжий рыцарь, а теперь "огненный меч", принял подарок, и только успел начать благодарственную речь, как его окружила королевская гвардия. Воины в белых и черных легких доспехах, "десятки", были вооружены короткими мечами и закрывались круглыми щитами с изображением разных мастей. Как только толпа была оттеснена, без применения насилия, но довольно настойчиво, появился невысокий, широкоплечий человек, голову которого украшали огненно рыжие, коротко остриженные волосы. Грубые черты лица, мало подходили к белому, богато украшенному костюму. А вот на поясе, висели две маленькие секиры, пригодные как для метания, так и для боя в ограниченном пространстве, и, судя по потертости рукоятей, носились они вовсе не для красоты. Хотя в этом королевстве, легко можно было нарваться на крестьянина, способного кухонным ножом, разделать живого дикого вепря.

- господин Вил Шик, огненный меч. Поздравляю вас с победой в турнире, и от имени его величества, вручаю соответствующую грамоту, и денежное вознаграждение в размере двадцати золотых монет. - Произнеся это, мужчина протянул рыцарю свернутый в трубку лист бумаги, и небольшой кошель. - А теперь, когда мы закончили с формальностями, давайте перейдем к делу. Господин рыцарь "синей розы", вы прибыли в наше славное королевство, изъявив желание участвовать в турнире, устроенном его величеством, а так же, если верить вашим собственным словам, вы надеялись найти здесь работу, хорошо показав себя в боях. Так вот, король Медас, предлагает вам работу, и требует ответа сейчас, примите ли вы его предложение? Хочу предупредить, что в случае отказа, вам в течении двух декад, придется покинуть Карты, а в случае согласия, обратного пути уже не будит.

- нельзя ли узнать подробности, о какой работе идет речь? - Миг насторожилась, и без всяких церемоний, взяла разговор в свои руки.

- госпожа фея, я уверяю вас, что речь идет о постоянной работе, а именно исполнении особых распоряжений самого короля. При этом должен предупредить о следующем, согласившись на наше предложение, вы должны будите дать клятву верности, стать верноподданным королевства, и чтить интересы короля, превыше всего остального. Поясняю, иногда, вам придется переступать через собственные честь и гордость. Однако, в интересах его величества, что бы за вами сохранилась легенда героя, и по этой причине, вы будите заниматься исключительно общественной деятельностью. Сражаться с чудовищами и прочее. Остальную работу, будут выполнять люди, специально для этого воспитанные, и не отягощенные моралью и принципами.

Ощущение угрозы, стало надвигаться со всех сторон. Вил понимал, что услышал уже слишком много, что бы ему разрешили спокойно уйти. Даже этот рыжеволосый человек, так и не назвавший своего имени, представлял собой сплошную опасность, и по позе, в которой он стоял, было понятно, что в случае необходимости, одна из секир легко может оказаться в груди рыцаря, да так, что тот и меч поднять не успеет.

"вот и исчезла необходимость искать работу, она сама нашла меня".

- я согласен, но только при условии, что Миг можно будит остаться рядом, и мне будит, дозволено развивать свое мастерство.

Губы рыжеволосого растянулись в довольной улыбке, глаза, непонятного зелено-желтого цвета, хищно сверкнули.

- в таком случае, пройдемте со мной. Его величество лично желает познакомиться с вами, и объяснить вам основы вашей работы. По пути, я растолкую вам некоторые нюансы. На счет ваших условий, можете даже не беспокоиться, мы сами заинтересованы в их исполнении.

На улицах города уже начался праздник, посвященный завершению турнира. Трактиры открыли свои двери для посетителей, которые не умещались в ресторанах и игровых заведениях. По широким улицам, вымощенным обтесанными камнями, маршировали толпы людей, успевших начать праздник.

Город Колода, был прекрасен, начиная от широких чистых улиц, высоких домов украшенных ажурными панелями, балконами и колоннами, и заканчивая фонтанами, статуями, и масляными светильниками, которые сами вспыхивали, когда солнце опускалось к горизонту. Но не в ликующую массу горожан, было суждено влиться рыцарю "синей розы", следуя за рыжеволосым человеком, он поднялся по широким ступеням, между высокими колоннами, к золоченым дверям замка.

- разрешите представиться, меня зовут Игорь, и как вы могли заметить, в моих жилах течет кровь огра. Малая доля, разумеется, по этой причине я не вышел ростом, но физической силы, эта деталь мне добавляет. - Рыжеволосый, отпустил гвардию, и, ведя гостей коридорами, прекрасными залами, картинными галереями, говорил, даже не оборачиваясь к рыцарю и фее. - Позвольте я поясню, вам структуру нашего королевства. На самой вершине находится король, чуть ниже его жена, которую в отличие от наших соседей, принято называть дамой. Такова была прихоть основателя Карт. На следующей ступени стоят валеты, это совет градоначальников, каждый из которых имеет подвластные территории, личную гвардию, и определенные обязательства. Их можно сравнить с баронами или лордами, служащими императору. Далее находятся тузы, которые являются командирами королевских подразделений гвардии, разделенной на масти. Сама масть, особого значения не имеет, и только указывает, к какому подразделению или городу, относится тот или иной житель королевства. Так, например "десятка бубен", служащая в королевской гвардии, живет в Колоде, и на прямую подчиняется тузу, но в случае появления валета соответствующей масти, продолжает подчиняться только непосредственному начальству, или верховному правителю. Так же и со служащими в городских гвардиях, "шушера" служащая валетам, подчиняется лично им, и королю. "Шушера", делится на разные ступени влияния, от низших "шестерок", являющимися, по сути, простыми солдатами, до "десяток", командиров целых отрядов. Есть еще ополченцы, которые имеют только масть без дополнительного ранга, они в случае боевых действий, определяются как "шестерки" и "семерки". Совсем не многие знают, что есть еще две "карты", в простонародии обзываемые "джокеры". Два джокера, красный и черный, выполняют особые приказы короля, и в неофициальном табеле рангов, стоят ниже короля, но выше дамы валетов и шушеры. Пожалуй, могу вам сказать, что красным джокером являюсь я, вам же, сэр Шик, предстоит занять место, недавно ушедшего на покой, черного джокера. На самом деле, весь турнир и задумывался для того, что бы определить подходящего кандидата.

Они подошли к высоким двухстворчатым дверям, украшенным резьбой и золотыми пластинами. У створок, застыл почетный караул, состоящий только из "десяток". При виде рыжеволосого, они расступились, даже не обратив внимания, на то, что у рыцаря, было целых два меча.

Проход в тронный зал, бесшумно распахнулся. Красный ковер, пролегал от самой двери, до ступеней, на которых возвышался золотой трон. Вдоль стен украшенных коврами картинами и золотыми светильниками, молча стояли гвардейцы, по бокам трона, изображали статуи, четыре туза. Три мужчины, богатырского телосложения, и одна женщина, были одеты в белые облегающие доспехи, на груди у каждого, крупно была изображена масть. Иных опознавательных знаков они не имели. Оружие стандартное, мечи и щиты, хотя у некоторых гвардейцев, были видны алебарды.

Стена за троном, была закрыта гобеленом, из-за которого, ощутимо тянуло магией, специально демонстрируемой гостю. Маги были готовы защищать короля, всеми своими силами.

- добро пожаловать, сэр Шик, огненный меч. - Голос короля звучал спокойно, как могучая река, проникая в самые отдаленные уголки. Не смотря на молодость, в нем чувствовалась сила, которой было достаточно, что бы смести с пути любую преграду. Правитель Карт, сам был в состоянии себя защитить, а гвардия присутствовала только как декорация. - Полагаю, Игорь уже ввел вас в курс дел, так что приступим к клятве и присяге, что бы не терять зря времени. У меня на сегодня запланировано еще много важных встреч.

ЗАХВАТ.

Перистые облака, превратили небо в синий ковер, на котором вышит причудливый узор. Солнечный диск, нижним своим краем, уже коснулся земли на далеком западе. Птицы не пели в этот вечерний час, даже ветер не шевелил кроны деревьев, которые все же раскачивались, но виной тому были удары топоров, сжимаемых руками жестоких минотавров.

Город, защищенный высокой каменной стеной, с четырьмя круглыми башнями на углах, приготовился к сражению. Лучники стояли рядами, на гребне стены, решительными взглядами встречая бесчисленные легионы зверей, поднявшихся на задние конечности. Полу быки, полу люди, устанавливали на возвышенностях, длинные железные трубы, и складывали рядом целые пирамиды из железных же шаров. Ясно было, что это хитроумное оружие, только вот как оно действует, представить могли немногие.

Срубленные деревья, избавлялись от веток и коры, и складировались в стороне, как обычный строительный материал, и небольшая группа минотавров, вместе с пятью тощими, наблюдали за работами, с возвышения помоста, сложенного из тех самых бревен.

- лорд Кремень, не понимаю, зачем вы заставили солдат, заниматься делами пленных и рабов. Мои воины не строители, и тем более не лесорубы. - Адмирал, с отдалением от воды, теряющий часть своего авторитета, чувствовал себя неуютно. Его тело защищали только набедренная повязка, серая накидка на широких плечах, и, разумеется, собственная шерсть, которая была не хуже, чем кольчуги дикарей, встречающихся на этом материке. Нервы успокаивала только прохладная гладкость секиры, привычно находящейся под рукой.

- друг мой, во время предвкушения битвы, вы почти готовы вспыхнуть от напряжения. Я понимаю, минотавры привыкли к кровавой бойне, военной славе, и прочим атрибутам войны. Ваши подчиненные, не отличаются терпением, и им будит даже полезно, слегка остудить головы, тяжелым трудом. - Тощий напряг зрение, и стал рассматривать людей на стенах города. Он уже довольно неплохо разбирался в здешних расах, и знал почти все виды животных. Особое внимание пришлось уделить разделению на касты, между представителями разных народов.

Первыми были определены лучники эльфы, от которых ожидалось больше всего проблем при взятии стены. Люди, и по стойкам, и по одежде, в основном представляли собой обычных горожан, в лучшем случае, молодых стражников. В рядах простых воинов, было замечено девять старцев, одетых в красные, зеленые и синие мантии. Маги, которые были оскорблением для всех, кто занимался высоким искусством, не представляли существенной угрозы, но по правилам, ими должны были заниматься тощие.

- кажется, артиллерия уже готова, так что можно начинать игру.

Кремень, положил руку на голову рабыни, сидящей у его ног. Силой, заставляя девушку смотреть на происходящее, он получал настоящее наслаждение, чувствуя в полной мере, собственное превосходство.

Грубые голоса минотавров, прокатились над лугом, отделяющим армию, от города, предпочитающего сгореть в огне, нежели добровольно сдаться. Солдаты, радостно восприняли новость о начале действий, и, оставив незавершенную работу, начали строиться на опушке существенно поредевшей рощи. У этих "машин смерти", не было особой тактики, только грубая сила, ярость и мастерство владения секирой. Если прибавить к перечисленному их огромное количество, то в такой несущественной детали как "план действий", попросту отпадала необходимость.

Пока заканчивались последние приготовления, Кремень, закрыл свои черные глаза, и вспомнил, как отправил в это жалкое поселение, глупого орка, возомнившего себя настоящим гонцом. Дикарь, передал послание от захватчиков, и в качестве ответа, со стены была скинута его выпотрошенная туша. Чего-то подобного, тощий ожидал, и ничуть не рассердился из-за потери глупого раба. Воспоминания, которые как картину, показывали самодовольные лица людей, убивших орка, делали ожидание еще слаще.

Пальцы руки, начали медленно сдавливать голову лисицы. Рабыня терпела, сколько могла, но когда боль перешла все возможные пределы, из ее горла вырвался слабый стон.

- играете со своей зверушкой? - Адмирал прищурил глаза, задав этот вопрос вызывающим тоном. Он был даже не против, если бы этот самолюбивый парень, напал на него. Тогда можно было бы тощего убить, а всю власть прибрать к своим рукам.

Кремень про себя усмехнулся. Провокации со стороны минотавра, были столь же неумелы, как и бесполезны. Злиться можно только на шутки тех, кто равен тебе по силе и уму, или превосходит тебя, и это был совсем не тот случай. Иногда появлялось желание, прикончить рогатого, избавившись от лишней головной боли, но ведь тогда, придется напрямую командовать его солдатами.

- сегодня ночью, я хочу поиграть с новыми зверьками, с длинными острыми ушами, и красивыми высокими голосами. Жаль, но в прибрежных поселениях, встречались только мужчины этой расы, а они меня не сильно интересуют. А вас, адмирал?

Грубый намек, вызвал только возмущенное фырканье у рогатого верзилы, крупного даже по отношению к сородичам.

- я люблю женщин, если вы об этом.

Атака началась, как и во все прошлые разы, со слаженного залпа пушек.

- скажи девчонка, что бы ты сделала на месте жителей этого обреченного городка?

Рабыня хотела ответить "сражалась до последней капли крови", еще она хотела укусить худую бледную руку, выхватить кинжал из-за пояса минотавра, и вонзить его в грудь тощего. Разумеется, она не сделала ничего этого, да и что бы достать до заветной рукояти, Ий бы пришлось вытянуться в полный рост.

- я бы сдалась, хозяин. - Тихо, без эмоций, как говорят духи ветра, произнесла лисица.

Слова девушки вызвали у Кремня смех. Тощий прекрасно знал о тайных мыслях своей игрушки, и обожал постоянно доказывать ей, что мечтам о свободе не суждено сбыться никогда, ни в жизни, ни после смерти. Душа рабыни будит, помещена в медальон, к душам других рабов, и будит служить источником силы, для главы рода ее хозяина.

Первые ядра наткнулись на магическую преграду, и бессильно упали к основанию стены. Та же судьба постигла и два следующих залпа, а вот после четвертого раската грохота, два железных шара, создали широкие просеки в рядах лучников. Дальнейшие выстрелы, достигали все большего успеха, забирая жизни людей раньше, чем у тех появлялась возможность защититься.

Маги, защищающие город, пытались атаковать позиции пушек, но тощие, обеспечивающие магическую защиту, легко справлялись и их жалкими потугами.

"послание в республику уже отправлено, скоро прибудет новый флот, новые солдаты, для продолжения завоеваний. С сегодняшней победой, замкнется линия, и весь берег окажется под моим контролем! Целая собственная страна из воинов и рабов!" скосив глаза, Кремень увидел минотавра, заворожено следящего за тем, как ядра уже начали откалывать куски городской стены. Власть приходилось делить с этим кровожадным монстром, годным только для разрушения.

- адмирал, вам не кажется, что первая линия обороны уже не просто прорвана, а уничтожена. Не пора ли начинать захват города?

Вежливый вопрос тощего, вызвал волну раздражения, прокатившуюся по ауре минотавра. Этот народ, так и не научился скрывать сильные эмоции, особенно во время своего любимого развлечения.

- пушки молчать! Пехота, вперед, и пленных не брать!

- адмирал, вам не кажется, что это слишком расточительно? - Голос Кремня стал настойчивее.

- лорд Кремень, в нашем распоряжении и без того уже много рабов, за которыми нужно постоянно присматривать, кормить их, заботиться о ночлеге. Этот город, последний шанс моих ребят, хорошенько размяться, перед настоящим вторжением. Если вы хотите раздобыть ушастую рабыню, то придется делать это самому, или послать, кого ни будь, из своих дохляков.

Кремень хмыкнул, и, расплывшись в улыбке, обнажившей острые клыки, прошипел:

- думаю, я так и поступлю.

Город пал, и то, что еще происходило на его улицах, можно было считать агонией умирающего.

Солнце село больше часа назад, но зарево от полыхающих домов, давало достаточно света, что бы не упустить выживших. Малые группы минотавров, патрулирующие улицы, добивали раненых, изредка встречая незначительное сопротивление. На этот раз, тощие почти не вмешивались в происходящее, только один раз, выкрали эльфийку, для своего командира, и еще, убили двух упрямых колдунов, не желающих умирать от рук пехотинцев.

- поздравляю адмирал, вы сумели захватить город так, что нам почти не досталось добычи. И ладно бы дело касалось только рабов, но ведь здесь, не осталось ни одного жалкого сарая, что бы забрать оттуда хотя бы ржавые железки, называемые орудиями труда.

- да. - Минотавр почесал рогатую голову, и виновато посмотрел на Кремня. - Не доглядел, а ребята разошлись...

Командиры стояли на главной городской площади, как победители, посреди настоящего кошмара. Вокруг собирались солдаты, тощие всеми силами изображали полную непричастность к гибели добычи, а минотавры, похоже, даже гордились содеянным.

- ладно, пусть тьма сожрет этот город. Мы и без того потратили слишком много времени, что бы захватить прибрежную землю. Завтра же, отправимся на запад, и пусть мое наследство отдадут младшей сестре, если следующий город, с лихвой не окупит наши сегодняшние потери. - Тощий еще раз осмотрел горящие дома, и довольно оскалился. Все-таки, ему нравилось это зрелище. - Пойдемте, друг мой, не хочу дышать дымом слишком долго.

Эскорт командиров, двинулся по самой широкой улице, каждый метр которой был усеян кровавыми ошметками горожан, погибших от магии. Здесь порезвились тощие, не жалея сил, и так же как и Кремень, упиваясь своим превосходством над жалкими дикарями.

Из переулка, укрывающегося в тени каменного дома, раздался шум битвы, яростные крики, а затем, тишина.

- ха, похоже местные так и не поняли, что... - Голос минотавра оборвался, так как из темноты, выступил вовсе не его подчиненный, одолевший очередного дикаря.

Дряхлый сутулый старик, одетый в грязные лохмотья, босыми ногами, ступал по камням, залитым кровью. В левой руке он держал меч, убранный в ножны, а правая рука, спокойно покоилась на рукояти. Грязные спутанные волосы, длинная седая борода, спускающаяся до самого живота, шишки и белые пятна на кистях рук, все это характеризовало человека, как обычного бродягу. И только оружие, не вязалось с образом нищего. Золотая рукоять, обмотанная кожаным шнуром, была инкрустирована рубинами и изумрудами.

- лорд Кремень, вот и ваша добыча. Оружие, кажется ценное, и хоть клинка не видно, думаю, он не уступает красоте гарды. - Адмирал указал пальцем на старика, и два крупных солдата, угрожающе подняв секиры, начали наступать.

Склонив голову к правому плечу, Кремень оценивающе глянул на старика, и впервые за время пребывания на этом материке, почувствовал внутреннюю силу.

- отставить! - Выкрик тощего совпал с выпадом бродяги.

Старик сделал всего один шаг, перенося весь вес на правую ногу, одновременно высвобождая клинок, и нанося удар. Два тела, были разрублены пополам, на уровне животов. Само движение меча, оказалось столь стремительным, что никто не смог его проследить.

- мастер меча, или разорившийся рыцарь? - Предположил Кремень, говоря на языке дикарей, что бы старик понял вопрос.

Мастера меча, были высшей кастой воинов этого материка, и в сражении, часто использовали приемы, включающие обязательные магические элементы. Они не были колдунами в традиционном смысле этого слова, но так же использовали запас энергии, духовную силу, а в редких случаях, даже жертвоприношения. Все это стало известно, после тщательной проверки памяти, бывшего богача, а ныне жалкого раба.

Рыцари, так же использовали магические техники, усиливая разрушительную силу своих атак, но они действовали более примитивно, и только достигнув высокого уровня, могли надеяться на присвоение звания "мастер меча".

- рыцарь. - Скрипучим голосом, произнес старик.

Кремень был слегка разочарован, он уже было представил себе, как схватится с бойцом, способным одним ударом разрубить каменную глыбу, толщиной в несколько метров. Но встреча с таким серьезным противником как рыцарь, тем более первая встреча с вообще серьезным противником, взволновала кровь. Сразу же захотелось увидеть, на что он способен, как сражается, сколько сил в его распоряжении.

Бродяга, одним ударом убивший двух минотавров, не стал заставлять тощего ждать. Его тело замерцало, а затем исчезло. Тут же раздался сдавленный хрип, и из груди одного из тощих эскорта, показался кончик меча. За спиной мага, стоял тот самый старик, спокойный как гора, против которой собралась армия мышей.

Тело неудачника упало на землю, освободив оружие бродяги. Шестеро минотавров уже бежали в атаку, замахиваясь секирами, еще два тощих, создали "стрелы синей энергии", способные пробивать самые сильные защитные заклинания, или пронзать гранитные стены. Старик опередил всех, указав мечом точно на Кремня, он заставил клинок раскрыться, подобно вееру, а затем, стальные стрелы стали вылетать с огромной скоростью, сопровождаемые вспышками белого света.

Клинки летели в одном направлении, разлетаясь соответственно тому углу, на какой позиции в "веере" они находились. Для одного минотавра эта атака была смертельна, еще двое получили серьезные раны, но тощие, успели поставить защиту, и отделались легким испугом.

Медленным шагом, не обращая внимания на клинки, врезающиеся в защиту, Кремень подошел к старику, и быстрым движением правой руки, схватил его за горло.

- неплохо, для тупоголового дикаря. Если в этих землях найдется, кто ни будь посильнее, то мне станет действительно весело. - Пальцы сжались, и шея не выдержала. Раздражало то, что старик так и не испугался, его взгляд до самого конца оставался совершенно спокойным.

Адмирал, выдернул из бедра тонкое лезвие, которое тут же растаяло в воздухе.

- поздравляю, друг мой, мы наконец-то увидели истинную силу этих дикарей, и хоть она довольно невелика, но спокойной прогулки по землям материка, увы, не получится. Придется вести себя чуточку осторожнее.

Минотавр прорычал в ответ нечто неразборчивое, пеняя на тупоголовых магов, не способных справиться с дряхлой развалиной. Кремня подмывало заметить, что солдаты, вообще не смогли даже ранить бродягу, но внимание привлек трофей, доставшийся от мертвеца. Красивый меч, в котором еще сохранялись остатки безумной силы, так бездарно растраченной в этом сражении.

- вы правы, адмирал, все последующие города, нужно будит разрушать, прежде чем начинать истребление живущих в них насекомых.

ЖЕСТОКАЯ РЕАЛЬНОСТЬ.

Горы, бесконечные горы. Вчера, сегодня, завтра, пейзаж хоть и менялся, но главным оставались серые камни. Ущелья и каньоны, каменистые долины, бурные холодные реки. Даже когда солнце восходило в зенит, холод пробирал до костей.

"боги, почему вы не надоумили меня взять с собой теплую одежду?".

Очередной день закончился, и Мира сидела перед слабым огнем, закутавшись в плащ, и слабо подрагивая. Ее зеленые глаза, раз за разом, обращались к учителю, стоящему на краю обрыва, и глядящему за горизонт. Создавалось впечатление, будто это статуя, созданная безумным скульптором в месте, где ее не увидит ни одна живая душа. Иллюзия разрушалась, когда Циан начинал переминаться с ноги на ногу.

А ведь путешествие так хорошо начиналось! В утреннем небе, чистом от облаков, парили птицы, ветерок трепал полы плаща, и душа радовалась в предвкушении интересного, долгого путешествия, в котором ОНИ будут одни. Разве можно придумать ситуацию лучше, что бы признаться в своих чувствах?

Корабль надежд, идущий на всех парусах, с треском разбился об айсберг реальности, воплощением которой стали два десятка воинов, появившихся, словно из под земли. Это был личный отряд Циана, который в отличии от остальных "банд", носил гордое название "свита". Каждого бойца в отдельности, называли "ворон", и все думали, что это из-за черного цвета костюмов и плащей, а Мире, представился случай узнать правду о происхождении этого самоназвания.

Циан вышел из туннеля, в сопровождении Берта и Грима, которые получали подробные инструкции, а деятельности общины, во время отсутствия атамана. По выражению лиц колдуна и разбойника, было понятно, что они прекратили усваивать информацию, много часов назад, и теперь просто кивали, показывая свое согласие, что бы не говорил командующий.

- вы идиоты? - Лицо мага внезапно стало похожим на морду волка.

- угу. - Одновременно кивнули оба подчиненных, раньше, чем до них дошло, что они услышали.

- я не сомневался в этом. Просто подтвердил свое мнение. Если хоть один пункт из перечисленных, не будит, выполнен к моему возвращению, то ты Грим, будишь, превращен в лича, и тогда точно никогда не отклонишься от выполнения приказа. Берт, хоть я тебя и уважаю, но быть тебе упырем, который прослужит еще много лет, прежде чем его уничтожит какой ни, будь рыцарь. А теперь, исчезните с глаз моих.

Обоих временных управляющих, как ветром сдуло. Только топот ног, еще некоторое время доносился из зева туннеля. Сам маг, как всегда закутанный в коричневый плащ, с капюшоном, закрывающим половину лица, повернулся к ожидающим приказов бойцам.

Свита, в которую входили пять темных эльфов, пять орков, девять человек и один гном, построилась в ровную шеренгу. Их лица своей выразительностью, мало отличались от лиц химер, охраняющих вход в подземный зал. Длинные черные плащи, прекрасно скрывали арсенал, которого хватило бы, что бы вооружить небольшую армию.

- ваша задача, следить, запоминать, убивать посторонних. Старайтесь оставаться никем не замеченными. - Вот и все распоряжения, которые отряду отдал Циан.

- будит исполнено. - В один голос, ответили бойцы.

Дальше прошло нечто необычное, два десятка мужчин, довольно крупных, обвешанных оружием, оснащенных магическими предметами, уменьшились в размерах, и превратились в настоящих воронов. Угольно черные перья, острые когти на лапах, красные угольки глаз. Если не считать глаза, то это были вполне нормальные птицы. Ни следа от амуниции не осталось.

Вороны продолжали действовать синхронно, подпрыгнув, замахали крыльями и унеслись в небо. Ходили слухи, что Циан тренировал свою свиту, даже более жестоко, чем учеников, выбив из бойцов чувство свободы воли, заменив на совершенную покорность. Вместе с этим, исчезли все понятия о морали, чести, гордости, справедливости, осталось лишь одно желание, исполнять приказы атамана. Даже привыкшей ко многому Мире, становилось не по себе рядом с этими существами, еще не мертвыми, но уже и не живыми.

- теперь ты, первая ученица. - маг растянул губы в змеиной улыбке. Его голос звучал слаще меда, мягче звуков лиры, но непременно оставлял привкус яда. - Не думай, что тебя ждет легкая прогулка, в дороге мы продолжим тренировку. В качестве твоего задания, будит преодоление дистанции, с моей скоростью. Даже если ты упадешь, сломаешь ногу или шею, не беспокойся, я не дам тебе умереть, обязательно вылечу, а затем накажу, жестоко накажу за неуклюжесть.

А потом был бег, сперва не очень быстрый, по ровным тропкам, а затем, пришлось скакать по камням, перепрыгивать через ущелья, прыгать по выступам гор. На сон выделялось не более пары часов в день, на твердой земле, без возможности развести нормальный костер, умыться, или утолить голод. С едой вообще стало туго, припасы частично съелись, а частично пропали, упав в реку. Иногда, когда голод становился, нестерпим, приходилось, есть насекомых, грызунов, или пойманных птиц, которых так же было очень мало, а время для охоты, нужно было выделять из времени на сон.

Дни тянулись за днями, тело ужасно болело, силы истощались, мысли становились все проще и короче. Постепенно, забылось незримое присутствие двадцати воронов, необычайно далекими стали воспоминания о жизни в общине, других учениках, собственных подчиненных. Жизнь свелась к трем простым действиям, бежать, спать, есть. Иногда, совмещались бежать, и есть, а пару раз, бежать и спать. Правда эти опыты оканчивались болезненными падениями и разного рода травмами, а затем еще и ударом слабой молнии, слегка подпаливающим шкуру.

- вставай!

Голос Циана, ворвался в измученный разум. Тело подчинилось раньше, чем разум осознал приказ. В глазах поплыли разноцветные круги, ноги подкосились, а руки привычно сложились в нижний блок, защищая живот от удара кулаком.

- за мной. - Циан был не многословен, а выглядел свежим и полным сил, как будто и не проделал тот же самый путь, что и Мира.

Солнце еще не поднялось, в небе светила серебряная луна. Холодный воздух обжигал легкие, но даже он не был способен разогнать чувство усталости, из-за которого собственное имя, казалось странный непривычным звуком.

Время перестало существовать, день или ночь, это уже не имело значения. Циан перестал давать время на сон, только его спина мелькала впереди. Очень много раз, Мира падала и поднималась, что бы бежать и снова падать. Даже боль, перестала доходить до сознания, укутанного густой пеленой беспамятства. Так продолжалось несколько дней, сколько точно, измотанная ученица не могла сказать.

Все изменилось очень резко и неожиданно, как будто зажгли светильник в темной комнате, и свет пролился на мысли, спокойно отдыхающие во мраке. Тело наполнилось невероятной силой, усталость ушла, ей на смену пришла легкость, ощущение полета, пьянящее чувство свободы. Со спины словно упал огромный булыжник, придавливающий к земле. Обострившиеся зрение слух и обоняние, за мгновения давали больше информации, чем раньше за минуты.

Из горла вырвался смех, радостный и совершенно незнакомый. Собственный голос звучал слишком громко, чуть хрипло. Лицо обернувшегося Циана, выразило удовлетворение, как будто именно этого он ждал столько времени. Капюшон был откинут, и красные глаза, сверкающие, словно два рубина, притягивали к себе взгляд, подавляя волю и желание сопротивляться.

- догоняй. - Прозвучал голос учителя, словно он стоял за спиной и шептал Мире на ухо.

Девушка ускорилась, легко перескакивая валуны, не задумываясь, выбирая кротчайший путь, при этом ступая только на надежные выступы и камни. Несколько раз, она равнялась с учителем, а один раз вырвалась вперед, хоть и не знала, куда точно они направляются. Детская радость, полностью захватила душу, и не было ничего более интересного, чем "играть в догонялки", с таким родным и суровым Цианом, который был то ли братом, то ли отцом, то ли возлюбленным.

Солнце успело закатиться за горизонт и снова подняться, а они продолжали бежать по вершинам гор. Избегая высоких пиков, покрытых снегом, Мира и Циан, продвигались на север, постепенно смещаясь на запад.

Чьи-то руки, мягко, но настойчиво, схватили Миру за плечи, завели ее руки за спину, затем одна освободившаяся рука неизвестного, обхватила талию, и девушка в считанные секунды, оказалась опрокинута на спину, и прижата к холодному камню. Отчаянно дергаясь, она пыталась вырваться, а перед взором, все заплыло красной пеленой. Когда губ коснулось нечто твердое, холодное и мокрое, еще ничего не поняв, она начала пить льющуюся жидкость.

- умница, ты у меня просто молодец... - Ласково, не меняя интонацию, словно мантру, произносил Циан. Одной рукой он держал глиняный кувшин, из которого вытекал густой сладкий напиток красного цвета, а другой гладил ученицу по голове. - Ш-ш-ш, не волнуйся, все хорошо.

Мира продолжала пить, пока кувшин не опустел, и только потом, переведя дыхание, смогла оглядеться по сторонам. Пейзаж был совершенно незнакомым, хоть горы никуда и не делись.

Солнце клонилось к горизонту, небо частично закрывали серые тучи, кажущиеся намного ближе, чем обычно. На востоке, возвышались исполинские пики скал, на север и юг простирались горы пониже, а далеко на западе, создавалось ощущение, словно неведомый великан, отрезал от земли кусок, оставив крутой обрыв.

- там, край света? - Мира испугано глянула на Циана, вновь почувствовав себя слабой и беззащитной девочкой.

Маг, услышав в голосе ученицы нотки суеверного ужаса, рассмеялся от всей души.

- ты не поверишь, но эти же самые слова, я произнес, когда шел с учителем этой дорогой. Нет, там не край света, там начало нового мира, неизведанного никем из тех, кто живет по ту сторону гор. Этот мир, опасный и прекрасный, всегда манил меня своими чудесами и богатствами, но я еще слишком слаб, что бы пытаться покуситься на него. - Циан вздохнул, тяжело, борясь с нахлынувшими воспоминаниями. Когда он заговорил, из голоса ушла вся сила, а плечи, устало опустились. Даже взгляд красных глаз, стал тусклым и рассеянным. - Завтра, мы отправимся в новый мир. Идти осталось недолго, пару дней, а времени достаточно, что бы завершить некоторые дела. Запомни главное, тем, мы не являемся обладателями силы, мы даже не средний уровень, и что бы выжить, должны вести себя осторожно, постоянно следя за речью, жестами, и даже взглядами. Не трогай ничего, без моего разрешения, даже если это обычный камень, или очень красивый цветок.

Маг выбросил кувшин, который разбился на дюжину осколков. Воздух перед Цианом исказился, и, запустив руку в получившуюся воронку, он извлек толстое шерстяное одеяло, за ним подушку, а потом буханку хлеба, кусок сыра, еще один кувшин с напитком, на этот раз стеклянный.

- ешь, пей, отдыхай.

- а ты? - Удивилась Мира.

- не спорь. - Беззлобно огрызнулся маг, и, оставив рядом с ученицей извлеченные из воздуха вещи, покачивающимся шагом отошел в сторону. Тут же к нему слетелись вороны, и Циан начал что-то им говорить.

Жадно вгрызаясь в хлеб и сыр, Мира запивала это сладким напитком. Живот в итоге набился под завязку, надувшись и став плотным как барабан. Завернувшись в одеяло, она положила голову на подушку и закрыла глаза. В голове перед забытьем, пролетела веселая мысль, "не хватает только поцелуя в лоб на ночь".

Утро настало как всегда, слишком рано, а вот пробуждение, оказалось более приятным, чем обычно. Вместо пинка, или слабой молнии, Циан просто тряхнул ученицу, сжав пальцами плечо, до состояния онемения руки. Открыв глаза, Мира чуть было снова их не закрыла, увидев самое необычное существо, за всю свою жизнь. Это был дракон.

Огромный крылатый ящер, лежал на животе, поджав под себя лапы, обвернув вокруг себя длинный хвост. Чешуя, землистого цвета, с красными и синими вкраплениями, блестела в рассветных лучах. Длинные острые шипы, росли вдоль позвоночника, и на сгибах суставов. Из пасти, в которую целиком мог бы поместиться годовалый теленок, торчали клыки, похожие на кривые сабли. Голову венчали два загнутых рога, а крупные глаза, с узкими зрачками, смотрели спокойно, с некоторой долей презрения ко всему вокруг.

"как только такая громадина, смогла очутиться здесь, не разбудив при этом меня?".

Циан не вдавался в объяснения, указал на кувшин и большой кусок пирога, и отошел в сторону, встав прямо перед мордой дракона. Он был похож на мелкого грызуна, замеревшего перед огромным ленивым котом, который никак не может решить, поднять ли лапу, что бы прихлопнуть жертву, или продолжить неподвижно валяться на солнышке.

- это твой ученик? Аура слабовата, энергии мало, да и сам этот зверь, какой-то хрупкий на вид. - Изрек дракон, кинув на девушку ленивый взгляд. - Ты, когда шел на ритуал взросления, и то выглядел более впечатляюще. Помнится, увидев меня, зеленоволосый мальчишка, попытался выбить мне глаз шаровой молнией, откатываясь за ближайший камень. Вот смеху было, ты тогда еще запутался в собственной одежде.

- да, счастливое было время, ни о чем не надо думать, переживать, ничего решать. Жаль, закончилось все это несколько раньше, чем я рассчитывал.

- сам хотел убить старика?

Циан усмехнулся.

- а это было настолько очевидно?

- вообще-то, твой учитель, сам подводил тебя к этой мысли, хоть и считал тебя слишком мягкотелым бездарям, который никогда не добьется успеха. Ненависть и желание отомстить, прекрасные мативаторы для птенцов.

Маг уселся на камень, настроение его было приподнятым, глаза блестели азартом.

- какие новости в мире, чем можешь порадовать?

Дракон закрыл глаза, глубоко задумался.

- юные говорят, что в городе колдунов собираются детеныши. Через несколько дней, начнется ритуал взросления у обладателей силы. Маленькие воины, напали на гнездо двулапых ящеров, и умудрились убить главного самца. Обезьяны вытеснили от хрустального озера, стадо длинношеих. Пожар уничтожил лес белых деревьев. Пророки говорят, что через сотню лет, алмазные горы начнут изрыгать огонь...

- стой, не надо забегать так далеко. - Циан прервал гигантского ящера, словно старого приятеля. - Не знаю, доживу ли то этого красочного дня, да и про обезьян мне по правде знать не обязательно. А вот лес жалко, красивое было место. Ладно, Файло, нам пора выдвигаться.

Дракон лениво поднялся на лапы, и, расправив крылья, в последний раз глянул на Миру.

- надеюсь, этот детеныш переживет взросление. Передавай привет злому охотнику, мои сородичи скучают без его нападений.

Ящер подпрыгнул, совершенно без звуков, даже когти не скрипнули о камни. Крылья раскрылись с тихим хлопком, и массивное тело стремительно унеслось на запад.

- ну что, детеныш? Вставай, пора отправляться.

Циан первым двинулся к обрыву, Мира успела сделать пару последних глотков, и, жуя на ходу, догнала учителя у самого края. Ее взору открылся потрясающий вид, на бескрайние равнины, леса и озера. Стада длинношеих существ, отдаленно напоминающих драконов, сновали по этим землям, а за ними, неотступно следовали ящеры, поднявшиеся на задние, длинные и мускулистые лапы. На опушке леса, состоящего из длинностволых, пышнокроных деревьев, расположился стеклянный купол. И дикая природа, простиралась так далеко, насколько хватало глаз, а об истинных размерах увиденного, можно было судить весьма неуверенно, так как внизу виднелись маленькие горы, поросшие зеленью, которые были ниже некоторых деревьев.

- когда мы окажемся внизу, сперва ты начнешь чувствовать себя букашкой, но быстро привыкнешь. Люди здесь такие же, как и у нас, разве что сильнее, во всех смыслах, и предпочитают оставаться в постоянном соседстве с опасностью, что бы не стать слабыми. Вот это и есть единственная причина, почему наш мир, остался не захваченным здешними народами. А теперь, пора учиться летать.

Последние слова, ударили Миру в спину, в тот момент, когда она уже летела вниз. Циан, как всегда не церемонился, просто столкнул ученицу с обрыва.

Завывание ветра в ушах, тело крутилось как Волчек, не в состоянии обрести равновесие, полностью исчезла ориентация в пространстве. Показалось, что мимо пролетел Циан, как стрела, прямой и спокойный. Его голова, указывала точно вниз.

Мира быстро взяла себя в руки, уже ни раз и ни два, стоя на грани смерти, она давно привыкла конструктивно мыслить в самых сложных ситуациях. Единственной проблемой, было ускользающее время, так как земля, хоть и была еще довольно далеко, но стремительно приближалась. В голове билась одна и та же мысль, "раз моя копия могла летать, значит и я могу".

Мысленно сложив символ, лишающий предмет веса, чародейка наполнила его силой, и наложила на себя. Ускорение исчезло, но падение продолжилось по инерции, медленно теряя скорость из-за сопротивления воздуха. Мира развела в стороны руки и ноги, стараясь максимально увеличить площадь трения. Ее синее одеяние, развивалось как флаг в бурю, постоянно мешая удерживать положение в пространстве. Эта тактика, хоть и выглядела довольно неуклюже и комично, но принесла свои плоды.

Когда падение прекратилось окончательно, Мира еще даже не достигла вершин самых высоких деревьев, до земли же, осталось не менее сотни метров. Угроза немедленной смерти исчезла, и теперь, вися в пространстве, между небом и землей, чародейка глубоко задумалась о том, как же ей спуститься вниз, при этом, не превратившись в лепешку. Ответ пришел неожиданно, когда порыв ветра начал сносить Миру к отвесному склону горы, с которой она еще недавно, имела счастье падать. Все было настолько просто, что вызывало непонятное веселье, и некоторое чувство стыда.

Сотворенный ветер, помог мягко опуститься на выжженную проплешину в высокой траве, в центре которой стоял Циан. Маг усердно вытирал пот, со лба затекающий в глаза, а вокруг него, лежало пять тел, размером с человеческие, но принадлежащие ящерицам, с длинными мощными задними ногами, и короткими тонкими передними. Одно существо, было заморожено, и разбито на мелкие кусочки, только его ноги и хвост, сохранились в почти целом виде. Остальные, были лишены голов, и заливали кровью землю, из обрубков шей. Сами головы, зубастые и уродливые, с желтыми глазами и короткими рогами, обнаружились неподалеку, сваленные в кучу.

- не скажу, что ты провалила задание, но выполнила его просто отвратительно. Если бы я вел себя столь же беспечно, то учитель без жалости, содрал бы кожу с моей спины. - Беззлобно, даже как-то буднично, отчитал маг свою ученицу. - Возвращай себе прежний вес, и иди за мной. Смотри у меня, ни шагу в сторону, ни единого лишнего звука, и главное, не крути головой и не дергайся по пустякам. Некоторые здешние животные, реагируют на резкие движения.

Циан погладил рукоять меча, вновь спрятанного под полой плаща, и уверенным шагом двинулся в заросли травы, доходящей ему до пояса. Мира безропотно выполнила приказ учителя, да и идти по тропе, прокладываемой магом, было намного проще, чем самой прокладывать дорогу

Они шли через лес, деревья в котором достигали невероятных размеров, их кроны, скрывались из виду далеко в небесах, а стволы, не смогли бы обхватить и десять человек, взявшихся за руки. Самые нижние ветки, начинались только на высоте двух ростов Миры, и были они странно тонкими, кривыми, часто переплетающимися с ветками соседних деревьев. Не менее интересными были и обитающие в округе животные, в основном представленные разного вида ящерами, змеями, и птицами. Один раз, в тени гигантского ствола, промелькнул зверек, не выше метра, похожий на кошку и обезьяну. Из травы, высовывались цветы, самых необычных расцветок, всевозможных видов, источающие дурманящие ароматы.

Мира с огромным трудом боролась с соблазном, что бы не отойти в сторону, и не прогуляться между цветами. Видимо Циан, почувствовал желание своей ученицы, извлек из потайного кармана небольшой сверток, и кинул его на красно-синий лепесток. Эффект был ошеломителен, бутон, источающий сладковатый аромат, мирно греющий себя на солнце, с глухим хлопком закрылся, превратившись в длинный тонкий зеленый стручок.

- в этом мире, либо ешь ты, либо едят тебя. Это правило не касается только тех, кто слишком большой и может не беспокоиться о том, что бы стать чьим-то ужином. Ну и деревья, разумеется, им для выживания хватает воды солнца и прочей дряни, добываемой из земли. А вот гады, живущие в сплетениях веток, вполне согласны перекусить неосторожным путником. Так что забудь о глупостях, мы не на прогулке.

После увиденного, цветы потеряли свою привлекательность, чародейка полностью сконцентрировалась на спине учителя, что бы не потерять его из вида, и старалась не отдаляться на расстояние более чем в два шага. Таким образом, они продвигались в течении нескольких часов, пока не вышли на пространство, полностью лишенное травы. Деревья здесь росли еще более толстые, чем до этого, и стояли на гораздо большем расстоянии друг от друга. Толстые корни, извивались и переплетались, высовываясь из земли на несколько метров. Получались целые туннели, складывающиеся в запутанный лабиринт, выглядящий довольно зловеще.

- есть два варианта, попробовать пройти через корни, и, скорее всего, заблудиться и погибнуть в зубах тупоголовых хищников, или пойти по корням, и вероятнее всего умереть от зубов тех же хищников. Второй вариант усложняется возможностью нападения сверху, и наличием дополнительных препятствий, вроде прозрачных паутин, которые невозможно увидеть обычным зрением, пока не попадешься. Решай, ученица, каким способом хочешь умереть? - Циан повернул голову, и, прищурив глаза, сфокусировал взгляд на ГРУДИ Миры, отчетливо давая понять, что лицо ее, интересует его в самой меньшей степени.

- а как вы в прошлый раз здесь прошли? - Чародейка чувствовала себя неуютно, получив право выбора.

- у меня не было особых вариантов, безумный учитель, молча пошел через корни, сметая все на своем пути, и привлекая зверье. И кому пришлось убивать всю эту живность? Разумеется мне. Сомневаюсь, что ты готова пойти на такие меры, да и силенок не хватит. А я, не в том состоянии, что бы расчищать путь, и убивать разных тварей, жаждущих крови.

- Тогда, по верху. - Решила Мира.

- хороший выбор. - Одобрил Циан. - Тогда, бежим, и старайся не отстать.

Бег по переплетению корней, напоминал гонку по вершинам скал. После минуты погони за магом, Мира смогла поймать нужный ритм, и уже даже не концентрировала внимание на каждом следующем шаге. Появилось время, что бы примечать самые мелкие детали, и, оценивая обстановку, реагировать на опасность, которой было не так уж и много, так как Циан, разбрасываясь огненными шарами и "воздушными лезвиями", убивал любую живность, попадающуюся на пути. Тем неожиданнее стала его резкая остановка.

Со всего разгона, грудью Мира врезалась в вытянутую в сторону левую руку учителя, и только проявив чудеса равновесия, удержалась на ногах. В двадцати метрах впереди, протекала настоящая река, состоящая из огромных муравьев, каждый из которых был не меньше среднего человека. Стройная колонна, настолько широкая, что не хватало зрения, что бы увидеть другой ее край, неспешно продвигалась с севера на юг.

- позволь тебе представить, истинные хозяева этих земель, кочующие муравьи. Любое животное, сколь бы огромным оно не было, предпочитает уйти с пути этой орды, так как победить всех, попросту невозможно, а колония, не почувствует существенного ущерба, даже если уничтожить несколько тысяч особей. Самое неприятное, что растения они обычно не трогают, так как питаются в основном мясом, и хищные растения, предпочитают не замечать муравьев, снующих вокруг стеблей. Понятия не имею, как цветы отличают муравья, от другого насекомого или рептилии. - Циан шумно втянул носом воздух. - Прекрасный день для безумства, а потому, предлагаю прорываться с боем.

Мнение Миры не учитывалось, маг выхватил меч, сверкнувший изумрудным лезвием, и, создав вокруг левой руки рыжее пламя, кинулся вперед. Ученице просто ничего не оставалось, как побежать следом, и пытаться вспомнить пару молитв, что бы заручиться поддержкой богов.

Муравьи хоть и не ожидали нападения, но быстро с ориентировались, выстроили оборону в несколько рядов, и начали заходить с флангов и стыла, отрезая противнику пути к отступлению. Их челюсти мелькали в считанных сантиметрах от рук и ног чародейки, а струи кислоты, почти прожигали магические щиты. В одиночку, Мира погибла бы за несколько минут, но ситуацию выравнивало присутствие Циана, которого словно подменили, после прибытия в западные земли. Маг никогда раньше не проявлял столько кровожадности, и не совершал необдуманных поступков. Сейчас же, он поливал колонию насекомых, струями рыжего огня, отрубал им головы, полосовал тела своим изумрудным мечом, медленно, но верно, прокладывая путь через живую реку.

Мира представила, как ее опрокидывают на землю, разрывают на кусочки, и пожирают тупоголовые насекомые, и челюсти свила судорога. Пришлось усилить щиты, и прибавить шаг, что бы случайно не оказаться отделенной от учителя, являющегося единственным гарантом выживания.

- что-то я устал. - С веселыми нотками в голосе, произнес Циан. - Не хочешь подменить? Тут немного осталось, метров триста.

- я? А, нет! - торопливо выпалила Мира.

- ну, как знаешь. Тогда, пора взлетать, а-то я ведь действительно устал.

Закончив фразу, Циан поднялся над землей метров на двадцать, и завис в воздухе, с кривой усмешкой на лице, наблюдая за ошеломленной ученицей.

Как муравьи не старались, но их кислота никак не доставала до мага, кидающего вниз огненные шары. Таким образом, у насекомых осталась только одна цель, для вымещения на ней всей накопившейся злости. Они навалились единым порывом, чуть было сходу не проломив ослабевшую защиту.

- советую тебе присоединиться ко мне, поверь, ни у одного члена колонии, нет желания взять тебя в рабыни, для дальнейшего использования. Они смотрят на тебя, с исключительно гастрономической точки зрения.

Эта простая истина, была понятна Мире и без насмешек учителя, и она спешно уменьшила свой вес, и при помощи ветра, поднялась на высоту мага.

- почему мы раньше не воспользовались таким способом передвижения? - Поинтересовалась чародейка, когда они медленно перелетали через взбешенную массу муравьев, продолжающих бесплодные попытки достать ускользающую добычу. Некоторые из них, даже полезли на стволы деревьев, что бы забраться на ветки, и попытаться сверху свалиться на наглых двуногих.

- это было бы жутко скучно, и ты не прочувствовала бы всех прелестей этого прекрасного края. Кстати, в трактирах готовят вкуснейшее рагу из муравьев, советую попробовать.

Мира поморщилась, представив себе миску, с непонятным наполнителем, пахнущую по ее мнению, не лучше чем помои.

- твое лицо можно читать как книгу, и за это, вот тебе мой приказ: съешь три разных блюда из муравьев, когда мы окажемся в городе.

Минут через сорок, муравьи отстали, чародеи вернулись на землю, и бегом продолжили свой путь. За весь день, никаких серьезных столкновений больше не было. Точно так же прошло и пол ночи. А потом, в свете луны, пробивающейся через сплетенные ветви, из-под корней деревьев, появились гигантские змеи, каждая из которых, толщиной была в метр. Их головы, покачивались на высоте нескольких человеческих ростов, из пастей, украшенных длинными острыми клыками, то и дело высовывались раздвоенные языки.

- а вот про это, я как-то позабыл. - Циан рассеяно глянул на змей, которых становилось все больше. - И самое смешное, даже не помню, как учитель нас вытаскивал.

Сверху раздался рык, и с деревьев начали падать обезьяны. Огромные волосатые монстры, каждый мог бы одним ударом ладони, прихлопнуть трех взрослых мужчин. Их появление, изменило ситуацию коренным образом, так как змеи, в ужасе начали прятаться обратно в свои убежища.

Обезьяны, спешно отлавливали ползучих гадов, и, не отходя от места, начинали их есть. Шкуры, покрытые густой шерстью, служили прекрасной защитой от клыков, и яд, становился совершенно не опасен. Гиганты не обращали внимания на две скромные фигурки, несущиеся прочь, длинными прыжками покрывая большие расстояния, слишком заняты одни были едой, а другие спасением собственных жизней.

- вспомнил! Вспомнил, учитель называл это "общий стол бесплатного питания"! - радостно хохоча, оповестил Циан весь лес о мыслях, тревожащих его разум.

Высокая серая стена, без единого шва, или трещины. Задрав голову, далеко наверху, можно было разглядеть блеск стеклянного купола.

Лес, вокруг городской стены, был начисто выжжен на несколько километров, так же как и трава, цветы, и любые виды кустарников. Голая земля, шуршала под сапогами, и в свете ночного светила, выглядела как давнее поле битвы могучих чародеев. В доказательство этой догадки, тут и там, встречались воронки, курганы и обычные ямы, остающиеся после применения боевых чар.

Мира с удовольствием насладилась бы неспешной прогулкой, после дикой гонки по лесу, осматривая мирный пейзаж, но ее голова была занята мыслями о происшествии, случившемся всего один час назад.

На опушке леса, Циан прикончил двух длинных шестиногих рептилий, преследующих чародеев уже довольно долгое время, а потом, занялся колдовством, которое считалось неприемлемым, даже для черных магов. Разумеется, мастера темных искусств, не накладывали никаких запретов, но даже они, добровольно не впускали темных духов в свои тела, так как очень велика была вероятность потерять разум, а затем, попасть под воздействие воли духа.

Призвав своего стража, маг впустил темную сущность в свое тело, впитав его как губка воду. На вопрос "для чего это делать?", заданный Миррой, Циан ответил спокойно, и слегка удивленно, словно ответ очевиден, "в городе магов, запрещено призывать духов хранителей, а если он будит, скрыт моей аурой, то никто и не догадается, что я нарушил запрет".

Погруженная в свои мысли, в первый раз за много дней, оказавшаяся в относительно спокойной и безопасной обстановке, Мира упустила момент, когда стена приблизилась вплотную, и даже не сразу определила расположение небольшой железной двери, которая почти не отражала свет. Циан же, не сбавляя шаг, врезал ногой по преграде, заставив дверь глухо загудеть, а затем, зазвучал обозленный мужской голос, доносящийся, словно со всех сторон:

- кого темные боги принесли в такой час?

- я Циан, прозванный "Кровавая Смерть", с ученицей. - С вызовом, ответил учитель.

- Циан, вы прибыли не в то время. Вход будит, открыт с первыми лучами солнца. - Не меняя интонации, объявил голос.

- я не собираюсь ждать у дверей, как собака, которую хозяин выгнал из дома. Либо ты открываешь сейчас, либо весь завтрашний день, будишь заделывать дыру в стене. Я вижу с момента моего последнего посещения этого захолустья, защитные чары так и не обновлялись. - Маг создал сноп мертвого огня, вокруг левой руки, и всем своим видом, обозначил готовность привести угрозу в действие.

Мира оценила количество вложенной в заклинание энергии, и подумала что если не с первого, то со второго удара, серая стена вполне может быть пробита. Все зависело от толщены преграды, магическая защита которой, на взгляд ученицы, оставляла желать много лучшего.

- ладно, открываю. Сразу проходите в регистратуру. - Торопливо пробормотал голос, явно оценивший возникнувшие перспективы.

Самодовольно глянув на ученицу, Циан еще раз внушил ей мысль о том, что бы Мира не начинала разговор первой, и отвечала на вопросы коротко и максимально вежливо. После этого, он толкнул дверь, легко провалившуюся в стену, и шагнул в черный зев коридора.

Через несколько минут блужданий по темным проходам, освещенным слабыми светящимися шарами, чародеи вошли в небольшую комнату, стены которой имели ядовито зеленый цвет, черный пол был покрыт затейливыми рисунками из белых линий, и потолок, светился мягким желтым светом. В центре стоял стол, целиком вырезанный из белого мрамора, а на кресле за ним, сидел упитанный бородатый мужчина, одетый в белую рубашку, с узкой полоской черной ткани, свисающей от шеи, до живота. На эту полоску, были пришиты серебряные и золотые значки, источающие просто невообразимое количество энергетических помех.

- господин Циан, пока вы шли, я подготовил разрешение вашей ученице, для участия в инициации, и два пропуска в город. Однако, на ваше имя, было обнаружено приглашение в башню старейшин, бессрочное, которое хранилось уже тридцать лет. - Работник регистратуры, только мельком глянул на гостей, и вернулся к бумагам, разложенным на столе. - В городе, введены ограничения на определенные виды магии, вроде жертвоприношений разумных существ духам, и призыв сущностей, выше второго уровня. Дуэли должны проводиться в строго отведенных местах, без применения духов хранителей, упырей, высшей нежити, и различных магических артефактов.

Циан, принял от мужчины четыре листа бумаги, два из которых отдал Мире, а два, после тщательного изучения, спрятал в потайной карман своего плаща.

- приятного пребывания в городе магов. - Произнес надоевшую фразу работник регистратуры, и, щелкнув пальцами, открыл проход в стене за своей спиной. На этом, его работа заканчивалась, теперь о гостях должны были позаботиться горожане, торговцы, и стража, и еще не известно, кто лучше вымогает деньги.

Сняв с пояса меч, Циан протянул его Мире.

- иди в трактир "белое солнце", сними там номер. Если я не вернусь к утру, то это значит, что твое ученичество закончено. Пройдешь инициацию, найдешь новых учеников, передашь им усвоенные знания. Всем остальным займутся Грим, Див и этот, как там его... Карат. На провокации не реагируй, старайся вообще не разговаривать. Каждый маг, которого ты встретишь в этом городе, как минимум в два раза, сильнее, чем ты. Другие ученики, пришедшие на инициацию, будут точно так же, прятаться по темным углам.

- а ты учитель? - Растерялась Мира, поняв, что остается в одиночестве, в совершено незнакомом городе.

- я был другим, в отличии от тебя, у меня был талант, который я развивал долгие годы.

Пройдя через портал, созданный работником регистратуры, чародеи оказались на темной улице, освещенной редкими стеклянными пирамидками, установленными на столбах, и извивающими синий свет. Маг сразу зашагал по направлению к высокой круглой башне, гордо поднимающейся из ровных рядов, однообразных многоэтажных, квадратных зданий, сложенных из красных прямоугольных камней.

Одно здание от другого, отличалось только номером, выгравированным на табличке, прикрепленной на стене, на высоте двух человеческих ростов.

Из узких окон, на первых этажах домов, почти везде струился свет. Ни растительности, ни украшений, в городе магов видно не было. Мира судорожно вздохнула, и, держа меч в правой руке, зашагала по улице, вымощенной гладкими плоскими камнями. По пути, приходилось постоянно озираться по сторонам, читая вывески на языке, который сам переводился на понятным девушке. Словно надпись имела свой разум, и желала самостоятельно донести информацию до читателя.

"белое солнце", обнаружился довольно скоро. Сам трактир располагался на первом этаже восьмиэтажного дома. Все остальные этажи были заняты комнатами для жильцов. Общий зал был довольно удивительным, в сравнении с тем, что чародейка видела за всю свою жизнь. Квадратные плитки белые и черные, покрывали весь пол, укладываясь черными линиями, вокруг столов, и белыми квадратами, под самими столами и стульями, сплетенными из деревянных трубок. Столы, так же квадратные, были рассчитаны на четверых, опирались на одну ножку, которая широким конусом стояла на полу, а узким грифом, утопала в середине столешницы.

На каждом столе был свой светильник, в виде стеклянной пирамиды, который загорался, когда кто-либо, садился на один из стульев. Не взирая на позднее время, почти все места были заняты. Кроме пирамидок, никаких иных источников света, в помещении не было, но их и не требовалось. Разносчики в белых костюмах, бесшумно сновали между столами, держа над головой широкие подносы, заставленные тарелками и кружками.

Посетители, выглядели довольно интересно, так же необычно, как и сам город. Одеяния магов, разных цветов, дополнялись чертами, характерными для животных, а не для людей. Волчьи уши, орлиные глаза, лисий хвост, или же шерсть, покрывающая все тело, имеющая голубой цвет. Почти у каждого, ногти были превращены в когти, заточенные и покрытые лаком. Средний возраст местных посетителей, не превышал двадцати пяти лет.

"на их фоне, я выгляжу достаточно обычной" с некоторой радостью и облегчением, подумала Мира.

Внезапно по залу разнесся громкий звук, похожий на скрежет метала, а затем, громкий голос молодого парня:

- итак, мальчики и девочки! Наш вечер продолжается, и сейчас, я представляю вам ансамбль, "белая длань", с их незабываемым произведением "слезы первых богов"!

Музыка, состоящая из ударов по разным барабанам, издевательству над струнами необычных музыкальных инструментов, и беспорядочному биению по клавишам пианино, ударили по ушам, не хуже мешка с песком, неожиданно падающего на голову. А затем, началась песня, которая состояла из надрывного крика-визга, издаваемого худощавым пареньком в черной одежде, лицо которого было ужасающе бледным. Смысла в выкрикиваемых словах, было меньше чем в детских считалочках.

Мира заняла столик у стены, далеко от возвышения, на котором дергались музыканты. Когда ее пирамидка загорелась, бесшумно возник разносчик, положил на стол тонкую книгу, и исчез.

На первой же странице, ровным подчерком, в столбик были написаны названия, которые на глазах, переводились на понятный Мире язык. Напротив каждого слова, было поясняющее изображение предмета, блюда или напитка, название которого читалось слева. Вверху страницы, кратко была изложена инструкция по использованию "интерактивного меню". Нужно было просто ткнуть пальцем в понравившуюся картинку, которая тут же появлялась на последней странице, вместе со стоимостью данного заказа. После экскурса по всем страницам, нужно было обязательно свериться со стоимостью заказа, после чего прикоснуться к надписи "заказать", удерживая палец на одном месте, не менее трех секунд.

Больше всего, Мире понравился пункт, в котором говорилось, "в случае нехватки денег, для оплаты выполненного заказа, заведение получит причитающееся вознаграждение иным способом". Каким же способом заведение собирается получить деньги от клиента с пустым кошельком, гадать можно было долго, так как воображение у местных жителей, было едва ли не более извращенное, чем у Циана.

Подсчитав свои средства, чародейка сделала заказ, включив в него дополнительный пункт, под названием "тишина", который стоил, чуть ли не дороже всех заказанных девушкой блюд. Разносчик, появился ровно через минуту, ловко сняв с подноса тарелки, он расставил их вокруг пирамидки, а потом, положил на столешницу маленький кубик, и слегка придавил его ладонью. Все звуки сразу же затихли, доносясь как будто через плотное пуховое одеяло, сложенное вчетверо.

- дивайс действует четыре часа, зона покрытия два метра, выключается нажатием на крышку. Деньги за заказ не возвращаются, посуду, и артефакты из здания выносить запрещено. Приятного вечера.

Договорив певучим голосом обязательную фразу, разносчик удалился, оставив Миру наедине с едой.

Можно было конечно придраться, что тишина не полная, дикие вопли певцов, все еще достигают чувствительных ушей, но странное ощущение подсказывало, что обслуга, найдет способ выкрутиться, да еще и денег больше затребует. Оставалось просто смириться с немыслимыми суммами, указанными как цены, и попытаться насладиться едой, ведь это, по сути, был первый раз за очень долгое время, когда есть можно было не спеша и с удовольствием.

Жареный картофель с зеленью и мясными круглыми палочками, называемыми "сосиски", под острым соусом из вина помидоров и чеснока. Яичница из яиц ящеров, с кусочками соленого замороженного жира свиней, который никак нельзя было назвать салом, из-за кучи добавок. Кусок жареного мяса, с черным перцем, солью и мелко натертым сыром, с листьями щавеля, выложенными по краю тарелки. Суп из мяса зелени свеклы, с мелко нарезанным хреном, даже источал горячий пар, и своим расположением намекал, что начать нужно именно с него. Высокие пузатые стаканы, с морсом компотом и вином, пристроились рядом с тарелкой, на которой аккуратно были выложены кусочки черного хлеба, нарезанные тонкими ломтиками.

Мира даже сглотнула слюну, берясь за ложку, и дуя на поверхность тарелки с супом. Распробовать получилось только тогда, когда от содержимого тарелки, осталась только мелкая лужица на самом дне, только тогда голод, слегка отступил.

Чья-то рука, нажала на коробочку "тишины", и звуки общего зала, фоном которых была чуть затихшая музыка, ворвались в уединенный мирок Миры. Высокий парень, кожу которому заменила змеиная чешуя, серебристая и переливающаяся, вольготно уселся на край стола. Он был одет в белый костюм, обшитый золотыми лентами, зрительно увеличивающий размах плеч. Глаза, зрачки которых напоминали пентаграмму, смотрели насмешливо и нагло. В руке он держал короткий жезл, с блестящим шариком на вершине. Вся прическа, состояла из узкой полосы волос, поставленный на манер драконьего гребня, цвет которого был темно зеленым.

Первое что подумала Мира, это как страстно она хочет вырвать глаза наглецу, посмевшему нарушить ее уединение, своим нелепым видом, оскорбляя эстетичные чувства окружающих. Только нежелание привлекать внимание, и строгий приказ учителя, не дали жизни парня, оборваться в эту темную ночь.

- мальчики и девочки, в наш славный клуб "белое солнце", зашла милая кошечка! Парни, я вас просто не понимаю, упустить такое милое создание, это почти преступление. Смотрите, сидит одна, заказала кучу еды, за которую отдала, возможно, месячную зарплату в каком ни будь магазинчике. И все, что бы попасть сюда, и привлечь наше внимание! Правда, прелесть? Смесь смущенной провинциалки, с опасной дикой охотницей. Мы все рады видеть тебя солнце, а ты рада?

Голос у парня был громким и без усилителя, в словах сквозили восторженные нотки, высокая тональность резала слух. Задав вопрос, он сунул сверкающий шарик, прямо под нос Миры, которая успела изменить свое мнение, и теперь просто мечтала вырвать шуту язык, вскрыть горло, а потом дать полюбоваться на кишки, вываливающиеся из распоротого живота. Собственная кровожадность пугала, но не сильно, и вновь остановил только приказ учителя.

- без ума от счастья. - Скривив гримасу, напоминающую улыбку, ответила чародейка.

- вааааууу! Парни, вы слышали, такой голосок, что я готов слушать его вечность. Если до конца вечера никто не покорит твое сердце, то детка, этим займусь я. А пока наши мачо, приглаживают перышки и точат клыки, расскажи, что ни будь о себе: как зовут, где живешь, как оказалась здесь?

- зовут Мира, я ученица мага и прибыла для прохождения инициации. - Чародейка постаралась ответить на вопрос, но при этом не давать лишней информации.

- круто! Кто еще сегодня здесь, прибыл для прохождения инициации, поднимите руки! - Раздались смех и радостные голоса, вверх взметнулось около двух дюжин рук. - Да, я все еще помню свою инициацию, и желаю всем вам, успеха и ничего кроме него! Бесплатные напитки будущим магам, за счет заведения!

Это заявление вызвало бурю восторгов, кажется те, кто остался безучастным к прошлому призыву, теперь кусали локти, а некоторые проделывали это даже с некоторым успехом.

- Мира, я так понял, что ты прибыла недавно, и наверняка с учителем. Может быть твой наставник, какой ни будь известный маг, поделись, пусть другие завидуют!

Молодая чародейка смешалась, ей очень не хотелось раскрывать имя учителя, но, следуя его же приказам, она просто обязана была это сделать.

- моего наставника зовут Циан, прозванный "кровавая смерть".

После этих слов, лицо змеекожего, вытянулось, он даже забыл, что хотел сказать. Замолчали и посетители заведения, до этого мирно беседующие за своими столиками. Все взгляды были направлены на Миру.

- не шутишь? Тот самый, "кровавая смерть"? да, ребята, если ученица пошла по стопам учителя, то я не завидую тем, кто будит проходит инициацию, в этом году. Напитки всем, за счет заведения! - загремела музыка, заглушая возмущенные, восторженные и испуганные голоса, а парень со змеиной кожей, наклонился к уху Миры, и со вздохом сказал. - Извини, парня мы тебе сегодня не найдем, да и я, пожалуй, забираю предложение.

Нажав ладонью на коробочку в виде кубика, он снова включил "тишину", и быстро направился к возвышению, где бешено, тряслись уже другие музыканты. Мира осталась одна, в растерянности глядя в след уходящему источнику информации. Имя Циана, произвело эффект огненного шара, взорвавшегося в женской купальне. Крови, конечно, было меньше, но суеты и криков гораздо больше. При этом почти никто не рисковал бросать взгляд в сторону столика, за которым расположилась ученица "кровавой смерти".

Постепенно были съедены все заказанные блюда, и выпиты все напитки. Появилось желание задать Циану несколько вопросов, по поводу его слов о том, что они не являются сильными магами в этом городе. Если на свой счет девушка не обольщалась, то об учителе, стало складываться довольно неоднозначное мнение.

За стол напротив Миры, без предупреждения уселся мужчина, раза в два старше девушки внешне, одетый в простой черный костюм с кожаным плащом и широкополой шляпой. Загорелое лицо, мощные мускулы и острый взгляд, дополняли образ сурового человека, привыкшего получать желаемое.

- вы хотите предложить мне дуэль? - После минуты молчания, предположила Мира.

- нет, если ты ученица Циана, то можешь не беспокоиться о таких мелочах. С тобой, думаю, справился бы и тот недоумок с непонятной кожей, а вот твой учитель, это другое дело. Расскажи, какой он?

- сперва скажите, почему моего учителя так боятся. - Заупрямилась девушка.

- что-то мне подсказывает, что образ кошки, не морок и не измененная магией внешность. - Низким голосом прохрипел мужчина. - Дело в том, что Циан, заработал некоторую репутацию, еще до инициации. Ты, наверное, знаешь, что он потерял учителя в этом городе? Не многие знают о том, что именно "кровавая смерть" и был тем, кто убил старого черного мага. Есть мнение, что зеленоволосый демон, научился поглощать души своих жертв, и прежде чем пойти на испытание, решил гарантировать себе успех. А то, что он устроил на турнирной площадке, иначе как бойней, назвать сложно. Крови было столько, что земля превратилась в грязь, и хлюпала при каждом шаге. Только двое в тот год, кроме Циана, стали полноценными магами. Один заика, сейчас работает в цветочном магазине, и пугается каждого порыва ветра, а второй, погиб через четыре года, когда со смехом, кинулся прямо на стаю мелких рептилий, бегающих на задних лапах. Это далеко не все подвиги твоего учителя, но теперь твоя очередь рассказывать. Какой он?

Глядя на сурового мужчину, Мира задумалась, а так ли она хорошо знает Циана, как ей казалось? Желание поговорить, пересилило страх перед наказанием, и чародейка решила рассказать незнакомцу, в общих чертах, о маге, которого тут боятся.

Не успела Мира открыть рот, как распахнулась входная дверь, затихла музыка, и взмыленная женщина с синими волосами, спутанными в дикий клубок, и горящими огнем глазами, завопила на необычайно высокой ноте:

- совет старейшин убит! Циан, "кровавая смерть", требует, что бы инициация прошла завтра, сразу же после выборов в новый совет!

Благодатная ночь, вокруг на улицах, только случайные прохожие, опаздывающие по домам, или городская стража. Ни те, ни другие, не обращают внимания на мага, с длинными зелеными волосами, и кроваво красными глазами.

Топ-топ, ноги отсчитывают метры, сапоги слегка шуршат, так как каблуки давно стерлись, движения почти бесшумны. Руки сложены на груди, кисти спрятаны в широкие рукава плаща, на лице спокойная, змеиная улыбка, а впереди, самая тяжелая встреча в жизни. Возможно потом, произойдут события гораздо насыщеннее, появятся более опасные сильные враги, но до этого момента, жизнь можно было считать спокойной. От подобных мыслей, темная сущность нетерпеливо заворочалась, предвкушая потеху. Скоро, очень скоро должна была пролиться кровь.

Башня высших магов, белая или черная, никто не мог понять, так как камень был зачарован, что бы отводить взгляды смотрящих. Единственное, что можно было рассмотреть отчетливо, это дверь, отлитая из чистого золота. По обеим сторонам, по шесть стражей, облаченных в артефактные доспехи. Магический фон, заставлял в глазах появляться цветные круги, а в ушах стучала кровь. Двое выступили вперед, перекрывая дорогу, и ловко, в считанные секунды, обыскали посетителя, конфисковав оружие, все магические средства. Только после этого, открылась дверь, стража же, осталась снаружи.

Циан неторопливо прошел в башню, и сразу же оказался на широкой винтовой лестнице. Ни одного источника света, идти приходилось рукой касаясь внешней стены. Ноги начали болеть где-то через два часа подъема, что еще раз подтвердило, чужеродную магию блокируют стены, в которые, скорее всего, вмонтированы золотые руны.

"как же все это предсказуемо. Все, от бродяг и тупоголовых крестьян, до магов и королей. От гоблинов и орков, до тысячелетних эльфов, все, совершенно все, предсказуемы!".

Вновь и вновь, сердце билось о ребра, глаза вспыхивали, зубы скрипели. Идти оставалось всего пару десятков минут, а мозг мага, нашел уже дюжину способов, как обойти чары, блокирующие постороннюю магию. Когда оставалось не более сотни ступеней, башня уже принимала Циана за одного из своих хозяев.

Круглый зал, стены которого были сложены из золотых кирпичей, а потолком был стеклянный купол, накрывающий город, в который упиралась башня. Семь фигур в белых плащах, с глубокими капюшонами, закрывающими лица, стояли на вершинах лучей семи конечной звезды. Вход, вместе с лестницей, исчезли, оставив вместо себя, гладкую монолитную плиту пола.

"и это должно меня испугать? О, я прямо трепещу от ужаса, уже почти обделался!"

Циан поднял взгляд к куполу, через который можно было наблюдать за звездами. По сути, это было единственное помещение в башне, если не считать лестничную шахту. Здесь принимались важные решения, вершился суд, проводились ритуалы, требующие участия всей семерки старейшин, по общему признанию, являющихся самыми могущественными и влиятельными магами.

- Циан, прозванный "кровавая смерть". После твоего отбытия в день обретения звания мага, были выявлены нарушения законов, и откровенные преступления против всего сообщества. У тебя есть, что сказать в свое оправдание? - Голос одной из фигур в белом плаще, звучал гулко, и принадлежал очень старому мужчине, у которого были явные проблемы с горлом.

- пока что, я не услышал ни одного обвинения, кроме пустых слов. Огласите весь список доказанных преступлений. - С издевкой, потребовал Циан. Всем своим видом он излучал презрение, уверенность, и ни капли растерянности.

- изволь выслушать. - Прозвучал голос другого мужчины. - За час до инициации, ты принес в жертву своего учителя, поглотив часть его души и увеличив собственную силу...

- в свое оправдание должен сказать, что старый кретин совсем выжил из ума, и более не представлял собой, сколько ни будь значимую фигуру. Кроме того, он был, слаб, и не мог принести мне иной пользы, кроме как послужить сырьем для эксперимента.

- ...убил четверых учеников, не достигших возраста допускаемого до инициации... - Невозмутимо продолжал оглашаться список прегрешений. - ... Украл несколько дорогостоящих артефактов и книг у магов, чьи семьи считались влиятельнейшими в городе. Использовал духа хранителя во время дуэли, обесчестил дочь председателя совета, а потом убил ее, устроил бойню во время прохождения инициации...

- а вот это, насколько я знаю, не является нарушением закона. Если ученик недостаточно силен, что бы выжить во время ритуала, то он должен умереть. Еще ни разу, насколько я знаю, никого не наказывали за убийство конкурента в равной борьбе.

- сам по себе, этот поступок не является нарушением закона, но в контексте других деяний, это действие стало преступным. - Снизошла до объяснений, единственная женщина в совете.

Перечисление продолжалось еще несколько минут, и в основном, Циана обвиняли в запрещенных ритуалах и убийствах.

- Приговор вынесен, наше решение - смерть. - Вынес вердикт еще один мужчина. Затем, желая насладиться своим положением, он произнес. - Последнее слово?

Циан насмешливо глянул на обвинителя, растянул губы в презрительной усмешке и спросил:

- а можно фразу, даже две?

- разрешаю. - Откликнулся старик с сиплым голосом.

- ну, вы все ужасно предсказуемы, а еще, вы забыли перечислить еще одно мое преступление. - Последовала театральная пауза. - Я провел духа стражника в зал суда.

В руках циана вспыхнул огненный шар, который врезался в защитное поле, образованное переплетением линий звезды. За спиной мага, заклубилась тьма, которая истекала прямо из его тела, и формировалась в силуэт рыцаря в доспехах и плаще, голову которого закрывал шлем без забрала. Во все стороны полетели шаровые молнии, огненные шары и пульсары, заранее заготовленные и теперь просто дождавшиеся момента активации. "Когти мороза", "копье тьмы", "таран огня", "воздушные лезвия", так же были неприятными сюрпризами, от которых семерке пришлось защищаться.

Атака Циана не принесла успеха, блокированная совместным щитом старейшин, зато она выполнила задачу, для которой предназначалась, позволила выиграть несколько секунд, для полного воплощения стража. Пятиметровый гигант, стоял прямо за спиной хозяина, закованный в черную сталь, облаченный в черный плащ, а из под шлема, выглядывала тьма, густая и бесформенная, заменяющая духу лицо.

- однажды мой учитель сказал, "если я не смогу победить, первым нанеся смертельный удар, то проиграю, так как выживший враг, не даст второй попытки". Так и произошло, я сумел защититься от его лучшего удара, а вы, не сумели даже напасть первыми, бездари зажравшиеся неудачники!

Старейшины атаковали, одновременно создав "волну мертвого огня". Рыцарь тьмы, закрыл хозяина полами своего плаща, который полностью поглотил силу удара. Затем воздух разрезал звук, ранее не слышимый в этом мире, хохот существа, лишенного жалости и даже подобия чувств, кроме жажды крови.

- Бва-ха-ха-ха. - Голос самой смерти, низкий и гулкий, заставляющий кровь в жилах застыть, а кожу покрыться крупными мурашками.

Циан сделал следующий шаг, вложил остатки энергии в копирующее заклинание, направленное в семь сторон. Это было более сложное подобие того, что использовалось для последнего испытания учеников, основой служила ненависть, жадность и страхи, которые таились в душе у каждого живого существа. Эти чары, без труда проникли сквозь защитное поле, и окутали старейшин, мгновенно создав каждому из них, чуть более молодую, но слабую копию.

- Бва-ха-ха-ха! - Незамедлительно отреагировал страж, и выдохнул поток мертвого огня, заставив щит напрячься до предела. Таким образом, он отвлек семерых стариков, от схватки с их копиями. Сделано это было инстинктивно, по мысленному приказу хозяина.

Старейшины доказали, что не зря занимают свои посты, и только у одного из них, возникли проблемы с копией, но товарищи вовремя пришли на помощь.

- как же вы смехотворны, жалкие насекомые. Умрите, умрите все!

Выкрик Циана, сопровождался выпадом рыцаря тьмы. Рука в латной перчатке, вытянулась в сторону, заклубившаяся тьма, образовала вполне материальный меч, так же из черной стали. Резкий удар, и клинок без сопротивления, вспорол защитное поле, и пыл остановлен только посохом, появившимся в руках у старика. Атака была столь сильна, что на зачарованном деревянном древке, появилась глубокая зарубка, а маг в белом плаще, упал на колени, потеряв равновесие.

Рыцарь тьмы, быстро нашел другую мишень, и обратным движением, снес с ног старейшину, находящегося правее первой цели. Это действие оказалось неожиданным, и клинок пробил магический щит, на уровне груди, разрубил тело, окрасив белоснежный плащ, ярко алой кровью.

- бва-ха-ха-ха! - Тьма, клубящаяся под шлемом, стала как будто плотнее, начав обретать форму.

Оставшиеся шестеро магов, использовали оружие, которое лучше всего подходило в сражении с темными сущностями, сильнейшие лучи испепеляющего света. Совместная атака, заставила рыцаря взреветь от боли, выронив меч, который тут же растворился, а сам гигант, оказался обездвижен, связанный сверкающими золотом магическими цепями. Циан, отдавший последние силы на копирующее заклинание, был уже не в состоянии сражаться, но у него оставался еще один козырь, если не считать тонкого кинжала, спрятанного в предплечье правой руки.

От удара, стеклянный купол треснул, повторный удар, проделал крупное отверстие, осыпав каменный пол, дождем из мелких осколков стекла. Через образовавшуюся дыру, на краях которой остались ошметки разбившихся в лепешки воронов, влетело восемнадцать черных птиц, которые, приземлившись, превратились в воинов, вооруженных зачарованным оружием. "Свита" пришла на зов хозяина, что бы отдать за него жизни.

Темные эльфы, повыхватывали руки, и начали осыпать магов стрелами, орки схватившись за короткие топоры, кинулись в лобовую атаку, люди начали метать ножи, а когда они закончились, взялись за кривые мечи. Гном, размахивая секирой, яростно сверкал глазами, молча, надвигаясь на ближайшего мага в белом плаще.

Шансов на победу, не смотря на оружие и долгие изнуряющие тренировки, у отряда Циана не было никаких. Лучшее, на что "свита", могла надеяться, это забрать на тот свет, парочку противников, облегчив жизнь своему командиру. Старейшины же, привыкшие решать проблемы при помощи магии, слегка растерялись, когда их начали полосовать оружием, разрушающим устанавливаемые щиты, и наносящим раны, отнимающие магическую силу, не хуже кровососущих чудовищ.

"Свита", сумела сделать даже больше, чем от нее ожидали. Убитыми оказались сразу три старейшины, последнего из которых прикончил гном, вонзив ему в голову, лезвие своей секиры, и при этом, сам бородач был охвачен языками рыжего пламени. Победа, давшаяся высокой ценой, была омрачена еще и тем, что рыцарь тьмы, разорвал сковывающие цепи, и сам перешел в наступление.

Латная перчатка, сжала древко черного копья, а затем, рука гиганта направила оружие в спину мага в белом плаще, который не успел обернуться к новой угрозе, после схватки с двумя людьми, превращенными в лужу расплавленной плоти. Это был тот самый чародей, что сумел отразить атаку мечом, и в награду за свои усилия, получил дыру в груди, когда оружие созданное темной магией, пригвоздило его к полу. Сам Циан, так же не стал сидеть, сложа руки, и уже успел извлечь кинжал из своей плоти. Его быстрый скользящий шаг, движения подобные охотящемуся хищнику, оказались совершено незаметными, на фоне происходящего вокруг, и старый маг, не почувствовал, как со спины, на него надвигается смертельная опасность.

Узкое тонкое лезвие, перерезало горло старейшины, сильная рука опрокинула еще живое тело на спину, а затем, окровавленный кинжал вонзился точно в сердце, прерывая страдания умирающего. В живых остался только один враг, единственная женщина в совете, много раз доказывающая, что является самым умелым магом города.

Сеть из серебряных нитей, захватила рыцаря тьмы, а удар "воздушным молотом", отбросил к стене. Это не убило стража, но дало время разобраться с его хозяином. Только гибель Циана, могла изгнать темную сущность в ее родной мир.

Разумеется, смерть не входила в планы мага, который уже почти одержал победу над советом старейшин, что до сего момента, считалось совершенно невозможным. Он проявил чудеса реакции, ловкости и везения, укорачиваясь от многочисленных боевых и обездвиживающих заклинаний. Кинутый в ответной атаке нож, был попросту испарен еще в полете, так и не причинив никакого вреда старухе.

Старейшина скинула капюшон, ее синие глаза источали уверенность, триумф был близок. Растрепанные белые волосы, разметались по плечам, губы шевелились в произнесении очередного заклинания. Для того, что бы поставить последнюю точку, было решено использовать заклинание "Гаргоны", древней колдуньи, превращающей своих врагов в каменные изваяния, некоторые из которых и по сей день, украшают жилища влиятельных чиновников или богатых торговцев. Сложная конструкция была заготовлена в мгновения, и для активации, нужно было зафиксировать жертву взглядом, хотя бы на секунду.

Убитый Цианом старик, отдал магу часть своих сил, немного пополнив энергетический запас. Имеющегося резерва, должно было хватить на одно заклинание, и-то не самое сильное. Выбор пал на "мертвое тело". Прыжок вперед, в лобовую атаку, с выставленной вперед ладонью левой руки. Глаза, сверкающие кровавыми рубинами, увидели заклинание, выпущенное колдуньей, и пальцы руки, успели перехватить нити чар.

Старейшина ликовала, но это продолжалось только секунды, затем, ее охватило непонимание и паника, когда тонкий палец Циана, вонзился в ее глаз, и, продолжая движение, пробил заднюю стенку глазницы. Фаланги не выдержали напряжения и сломались, но мозг был поврежден, смерть старухи наступила от болевого шока.

Рыцарь тьмы, впитывающий боль и страх, развеянные в воздухе, наконец, избавился от пут, и приблизился к хозяину. Циан глянул на стража, вправляя сломанные кости кисти, и раздраженно произнес:

- я еще слишком слаб. Нужно ускорить слияние.

- бва-ха-ха-ха. - Ответил дух, не меняя интонации жаждущего крови монстра.

Дни идут за днями, но приятных новостей не становится больше.

Благородный сэр Талий, сидел на влажной после дождя земле, и перевязывал себе ногу, рана на которой, продолжала гноиться после попадания арбалетного болта. Остальные члены отряда, сильно уменьшегося со времени начала пути, скрывались в копаной землянке, так же как и командир, зализывая раны после последней стычки с отрядом вольного барона. Шесть орков, пять гвардейцев, два эльфа, из которых одна - это принцесса, и Грон с Диной, это все, на кого мог сейчас надеяться Вит. Был еще и Альфред, но старик сильно сдал, как будто уменьшился ростом, и начал кашлять при нагрузке на руки.

Серые тучи уползали на запад, продолжая скрывать от взора человека, заходящее за горизонт солнце. На землях вольных баронств, небо было единственным, что оставалось родным и дружелюбным. Множество зарослей кустарников, мелкие рощи худощавых деревьев, заросшие травой озера, и деревни, жители которых с агрессией относились ко всему незнакомому. Все это можно было бы терпеть, если бы не отряды наемников баронов, усиленные магами, которые прочесывали границы, отрезая принцессам и их сопровождению, любые пути к бегству. Как бы неприятно не было это констатировать, но Вит, как зеленый юнец, попался в ловушку, и потерял почти всех своих подчиненных.

Барон "красных плащей", дал отряду сопровождения, пройти треть своих земель, не нападая и даже не проявляя активности, а затем, когда гвардейцы и кочевники, чуть ослабили бдительность, старый хитрец нанес удар. Прошло два часа после рассвета, узкая неровная дорога проходила между двумя холмами, поросшими дикими колючками. На расстоянии взгляда, не было ни одного места, где могли укрыться солдаты, поджидающие путников в засаде, и дозорные, отправленные вперед, доложили, что врага нет. Но старый лис, приготовил сюрприз, достойный ходящей о нем славы, как о человеке, способном укрыть армию в высокой траве. На этот раз, почти сотня человек, была спрятана в двух замаскированных пещерах, и сидели воины там, не меньше двух дней, что бы не оставлять следов.

Выстроившись колонной, отряд как раз проходил между холмами, когда входы в пещеры открылись, и залп из сотни арбалетов, уменьшил на половину, число подчиненных Вита. Последовавшая за этим бойня, не была похожа ни на одно сражение, в котором Талий участвовал, ведь впервые в жизни, той ее части, что он помнил, командиру пришлось бросить подчиненных, что бы спасти принцесс.

Тяжелое решение, самое тяжелое для воина, вынужденного оставить на смерть товарищей, доверивших ему свои жизни. Многие были друзьями, верными спутниками, готовыми подставить грудь под удар, дабы защитить командира. На другой чаше весов, были жизни двух девушек, в случае смерти которых, бесполезной становилась вся операция, все принесенные жертвы. Удивительно, но никто после этого страшного часа, не смотрел на Вита косо, с ненавистью или презрением, и даже всякие пререкания прекратились.

Тонкие стволы белых с коричневых деревьев, плотной стеной стояли вокруг лагеря, скрывая землянку и ее обитателей, а кусты, выращенные магией эльфов, оставляли всего одну тропинку, не заметную в гуще листьев. Эльза, еще больше выросла в глазах мужчин, когда наложила на рощу заклинание, не позволяющее вражеским магам, обнаружить недобитые остатки отряда. Принцесса эльфов, с каждым днем все лучше вписывалась в тесный коллектив, удивляя гвардейцев и кочевников, простой манерой общения, неприхотливостью, и умением постоять за себя. Иногда, присутствие молчаливого Стана, становилось совершенно незаметным и о телохранителе попросту забывали. Ни у кого даже не возникло вопросов, когда длинноухий воин, исчез по настоящему. А вот Дина, вместе с Гроном, наоборот, ограничили все общение, и жили как будто, в своем собственном мире.

Плащи, служащие землянке дверью, шевельнулись и в наступающие сумерки, вышла Эльза, рыжеволосая стройная девушка, похожая на цветок с длинными шипами. Глянув на Вита, она дружески кивнула, и села на траву рядом с мужчиной, обхватив руками колени.

- сильно болит? - Как колокольчик, отлитый из серебра, прозвучал голос девушки, и не сразу до командира эскорта, дошел смысл ее слов.

- нет, уже даже не ноет. Только вот, кожа покраснела, и опухоль увеличилась, под пальцами появляется тихий хруст. Боюсь, как бы не пришлось отрезать.

- может я еще раз попробую исцелить? - Беспокойство Эльзы не казалось наигранным, а если оно и было таковым, то Виту было на это наплевать.

- нет, не стоит. Все равно, боли нет, двигаться пока не мешает, а вам еще понадобятся силы. Не хотелось бы, что бы нас обнаружили именно сейчас. - Воин потер лоб ладонью, чувствуя выступивший пот. Он врал, и врал очень неумело. Нога теряла чувствительность, а еще, появилась температура, заставляющая кружиться голову, а вместе с тошнотой и нехваткой чистой воды, это становилось просто пыткой.

- моих сил хватит еще дня на два, а потом маги нас найдут. - Призналась Эльза, опустив глаза, как будто стыдилась собственной слабости.

- полторы декады мы прячемся, питаемся всякой дрянью, недосыпаем, да и умывались в последний раз уже не припомню когда. Принцесса, я завидую вашей выдержке, в подобной ситуации, я способен только ждать, удастся ли план Альфреда, а вы в это время, обеспечиваете нашу безопасность. Как человек, призванный охранять ваше здоровье, я чувствую себя неудачником.

- Вит, пожалуйста, перестань обращаться ко мне со всеми этими церемониями. Даже гвардейцы привыкли называть меня по имени, а ты словно отгораживаешься стеной... почему, неужели из-за того случая на пруду? - Взгляд двух льдинок глаз, впился в лицо Талия, требуя немедленного ответа.

Вит улыбнулся, поймав себя на противоречии слов и действий принцессы. С одной стороны, Эльза пыталась наладить дружеские отношения со всеми членами отряда, но тут же, каждым своим жестом, выражала приказы и нетерпение к неповиновению.

- вы - принцесса, и это останется так, даже если я провалю свою миссию, и, умерев, дам захватить вас баронам, или другим мелким паразитам. Я - Гвардеец, вассал семьи Блад. Моя задача, защищать вас и принцессу Дину, если я начну смешивать личную привязанность и выполнение приказа, то в итоге, не смогу принимать непредвзятые решения, буду совершать больше ошибок, а из-за этого, будут умирать мои подчиненные, и будите, подвержены лишней опасности, в том числе и вы.

Выслушав тираду, принцесса молча отвела взгляд, и глубоко задумалась. Ее губы, подкрашенные соком ягод, и ставшие чуть синими, поджались, а брови дрогнули, как при усердной работе. Наконец, девушка приняла решение, и вновь посмотрела на Талия, на этот раз, выражая свою благосклонность, и произнося слова, так как говорят аристократы, обращаясь к слугам:

- я понимаю вашу позицию, сэр Талий, и более не буду мешать вам выполнять вашу работу. - Немного помолчав, она спросила. - Как вы думаете, скоро ли вернется Стан? Мне несколько неуютно без телохранителя.

- сегодня ночью, и если его часть плана выполнена, то уже завтра, вам не придется нас прятать.

- вы так и не расскажете мне детали? - Принцесса нахмурилась, но не настаивала.

- не стоит вам забивать голову подобными мелочами, лучше вернитесь в укрытие и попытайтесь отдохнуть. Даже если все пройдет как надо, завтрашний день будит очень тяжелым, и сон, не светит до момента пересечения северных границ. - Почтительное обращение к аристократам, этот урок, вбиваемый в голову воина кулаками Альфреда, никак не желал усваиваться Витом, но несколько фраз он уже мог составить, не сбиваясь на язвительность и грубость.

- пожалуй, я так и поступлю. Доброй ночи, сотник. - Эльза легко поднялась на ноги, и скрылась в сгущающихся сумерках, но не в землянке, а среди деревьев.

Вит откинулся назад, облокотившись спиной о ствол дерева. Перед глазами возникла пелена, в ушах зазвучали удары гномьих молотов. Кончики пальцев пронзили разряды слабых молний, сами руки отяжелели.

- совсем туго? - Насмешливый голос вернул Вита в сознание.

Открыв глаза, командир уставился на искривленное ухмылкой лицо Стана. Сумерки сгустились, наступила ночь. Чувство стыда охватило бывалого воина, как будто он был ребенком, застигнутым врасплох суровым учителем, готовым привести в исполнение самое жестокое наказание.

- ладно, расслабься. А-то у меня появилось ощущение, будто руки сжимают горло, а колено бьет в хм... не нам обсуждать такие вещи. - Стан бросил быстрый взгляд на вход землянки. - Я отправил послание, думаю через пару часов, оно будит, доставлено "серым всадникам", а другое, уже вчера отправилось к "белым охотникам".

- отлично, отправляемся через час, а пока, отдохни и перекуси. - Вит потер виски кулаками. - Заодно, растормоши Грона, нам понадобится его помощь.

- ты так уверен в плане Альфреда? - Эльф испытующе поднял брови.

- нет, я уверен в жадности и подлости людей, которые вряд ли когда ни будь, упустят возможность увеличить богатство и собственную власть. - Вит закрыл лицо ладонью, давая понять, что разговор окончен.

- что ж, ты прав, я проголодался. Сам попробуй поспать, выглядишь как привидение самого себя в глубокой старости.

Нужно было сказать что-то в ответ, или хотя бы скривить насмешливую рожу, только вот сил не хватало. Стан скрылся в землянке, откуда доносились тихие голоса гвардейцев и орков, успевших неплохо поладить и почти всегда понимающих друг друга. Усталость оказалась сильнее силы воли, веки отяжелели, голова стукнулась о камень, сознание потухло...

Круглая комната, стальной блеск, тело легкое как перышко и парит в воздухе. Дышать легко и спокойно, все чувства исчезли, осталось только зрение, и слух, воспринимающий непривычный, сухой и спокойный голос, низкий и чистый как звук трубы. Это говорил человек, уверенность в этом полностью поглощала разум.

- объект изучения поврежден, степень ущерба равна девятнадцати процентам. Полная диагностика показала, что фатальных изменений в системе жизнедеятельности не обнаружено, следовательно, вмешательство неприемлемо. Анализ собранной информации не имеет смысла, так как эксперимент не завершен. Вывод, испытуемого необходимо вернуть в среду обитания, продолжить наблюдение и в итоге, провести синхронизацию.

Вит вздрогнул и проснулся, в голове прояснилось, температура упала, руки, и ноги снова легко подчинялись хозяину. Удалось бесшумно подняться, расправив плечи, осмотреть себя на предмет снаряжения. Меч валялся рядом в траве, кинжал, прицепленный к поясу, на половину вылез из ножен и грозил нанести серьезную рану.

- рад, что тебе лучше. - Хохотнул Стан. - Вот со вторым человеком нашего отряда, обстоит несколько хуже.

Указательный палец эльфа, был направлен на ходячую машину смерти, которую словно выключили, прервав сообщение с энергетическим кристаллом. Мощные плечи опустились, спина согнулась, взгляд погас, губы подрагивали как у обиженного ребенка, готового расплакаться.

- Грон, ты слабая развалина, либо сдохни на месте, либо возьми себя в руки и будь мужчиной. - Голос Вита, грубый и презрительный, ворвался в разум телохранителя, подействовал как ведро ледяной воды на спящего.

Груда мышц напряглась, глаза буквально метали молнии, кулаки сжались.

- можешь на меня рассчитывать. - Рыча, ответил громила, мысленно ломая шею наглецу, посмевшему насмехаться над элитным воином королевства.

Ровно через две минуты, из рощи выбрались трое мужчин, и, двигаясь словно тени в ночи, направились к укромному месту, где "хранились" лошади. Иначе сказать было сложно, так как четвероногие скакуны, стояли в два ряда, дыша через раз, и не шевелясь. К голове каждого животного, был прикреплен амулет, собранный Эльзой буквально из подножного материала. Свои изделия, девушка назвала скромно, "глубокий сон".

Выбрав себе лошадей, диверсанты, направились к западу, туда, где находился замок барона "красных плащей". Удача улыбнулась Виту и его спутникам, ни единой встречи с патрулями или дозорными, вплоть до того момента, когда до замка оставалось полчаса пешего хода. Лошадей вновь пришлось погрузить в сон, дальнейшее продвижение замедлилось в несколько раз. Основной причиной угрозы, стали многочисленные ловушки, как обычные охотничье капканы, так и магические устройства, способные захватить, убить, или же просто подать сигнал страже.

Первым шел Стан, у которого было развито магическое зрение в разы лучше, чем у спутников. Вит шел вторым, острым взглядом контролируя пространство, справа и слева, готовый в любую секунду атаковать участок, на котором будит, замечено движение. Грон, замыкал процессию, следя за происходящим за спиной, но при этом, находясь в каком-то полусонном состоянии.

Стена замка, каменная в высоту в два человеческих роста. По верхнему краю, закреплены острые пики, а так же, прохаживаются стражники, в кожаных доспехах. Их было немного, но во внутреннем дворе, слышался лай и рычание собак.

Стан прислонился к холодной каменной поверхности, и начал шептать заклинание на эльфийском языке, Грон встал в шаге от стены, лицом к Виту, приготовившемуся к разбегу. Мужчины замерли, и только эльф продолжал еле слышно шептать, старательно туманя мозги собакам.

- пора. - Стан отделился от стены, и кивнул Виту.

Командир гвардейцев, разбежался за четыре шага, и, подпрыгнув, полетел прямо на Грона. Телохранитель подставил руки, и, почувствовав подошву сапога, совершил подбрасывающее движение. Бросок оказался настолько сильным, что гвардеец взлетел над гребнем стены, и обнаженным мечом, снес голову стражнику, на свою беду оказавшись как раз на пути вторжения.

Приземлившись на утоптанный двор, Вит лицом к лицу, оказался со здоровенным лохматым псом. Животное внимательно посмотрело на незнакомца, мокрый нос ткнулся в подбородок, а затем длинный язык, прошелся по правой щеке. Животное, всю жизнь готовящееся только для нападения и убийства, добродушно виляло хвостом. Идиллию едва не нарушило обезглавленное тело, упавшее за спиной командира гвардейцев. Екнувшее сердце, успокоилось только тогда, когда уже знакомый зверь, и еще две похожие лохматые машины смерти, отправились изучать труп.

"даже думать не хочу, что они собираются с ним делать".

Странным показалось почти полное отсутствие стражи, которая уже должна была обнаружить незваного гостя и убитого товарища, но вместо десятков вооруженных головорезов, на высоком крыльце появился молодой парень, покачивающийся на порывах ветра, и опирающийся на древко копья. Еще два бойца продолжали ходить по стенам, явно ожидая конца смены, что бы вернуться в помещение.

Стан, перебрался через стену без происшествий, ни подняв даже облачка пыли при приземлении во двор. Вместе, мужчины незаметно проскочили мимо паренька с копьем, пройдя через открытую дверь, оказались в длинном темном коридоре, по обеим сторонам которого, шли ряды дверей, за одной из которых, шумно смеялись, ругались, бились кружками, грубые мужчины, составляющие всю замковую стражу. По создаваемому шуму, легко было догадаться, что храбрые воины, уже не являются бойцами, и служанки, вместо своих прямых обязанностей, сейчас успешно отвлекают их внимание, чем хоть и невольно, но помогали двум опасным личностям.

Особой роскоши, в доме старого лиса не было, если не считать нескольких гобеленов, ковров и одной статуи, удивительно грубой и безвкусной, на взгляд Вита, далекого от искусства.

Первые два этажа, оказались полным разочарованием. Всего одна встреча с стражниками, двумя изрядно пьяными, закончившаяся быстрым убийством. Магические ловушки, достаточно очевидные, что бы их раскусил любой грабитель любитель. Зато третий этаж, полностью занятый покоями хозяина дома, и двух его сыновей, стал испытанием, пройти которое, не всякому паладину под силу.

Лестница вывела в середину квадратного зала, роль мебели в котором играли солдаты. Солдаты с большой буквы этого слова, экипированные колющим и режущим оружием, арбалетами, метательными дротиками, и даже дубинками, украшенными короткими лезвиями. В отличии от коллег на первом этаже, эти люди были совершенно трезвы, бодрствовали, и будто ждали нападения именно этой ночью. Стальные взгляды множества глаз, приковывали к полу, как глаза змеи сковывают движения мелкого грызуна.

Мгновение, и пространство закипело, дротики и арбалетные болты, со звоном впивались в доски пола, не достигая бойцов, стоящих напротив стреляющих солдат. Затем, зашелестел, метал, в свете свечей, сверкнули клинки, и началась битва.

Умудрившись увернуться от части метательных снарядов, и отразив остальное оружие мечом, Вит выпал из состояния боевого транса, тут же попав под град ударов мечей, топоров и дубин. Эльф, умудрился избежать почти всех атак, только один дротик зацепил правое плечо. Кривой меч, молнией метался в воздухе, разя наповал людей, которые явно уступали как мастерством, так и скоростью.

- Вит, спальни! Быстро, я тут сам разберусь! - Неразборчиво прокричал эльф, вращаясь волчком на одном месте.

Состояние транса вернулось, противники замедлились до неприличного, убивать их, было легче, чем прихлопнуть сонную муху. Известно было, такое состояние продлиться не более чем полминуты, а значит, следовало спешить, ведь промедление, означало провал и смерть.

Человеческие тела, располосованные мечом, или просто отшвырнутые ударом кулака, разлетались во все стороны, а командир гвардейцев, на всем разгоне ворвался в первую попавшуюся комнату, проломов плечом дверь.

Женский крик, сдвоенный и жутко писклявый, словно девчонки еще не достигли возраста в двенадцать лет. На широкой кровати, с округлившимися от страха глазами, лежал белокурый парень, а справа и слева от него, блондинка и брюнетка. Раньше, чем до сознания дошел смысл происходящего, меч пронзил грудь парня, а затем и обрубил шеи девушек. В тот же миг, в дверной проем ворвались трое солдат, закрывающихся круглыми щитами, и вооруженные короткими мечами.

Искусство убийства первым ударом, очень сложное и неожиданное мастерство. Меч, без замаха, нырнул под щит ближайшего из противников, и, пробив кольчугу, вошел в мягкую плоть. Клинок вернулся в ножны, Вит положил руку на рукоять и замер в позиции для удара, переведя вес на правую ногу. Когда второй солдат попал в зону досягаемости, стремительное движение, занявшее одно мгновение, и отрубленная рука, продолжающая удерживать бесполезный щит, со стуком упала на пол. Острие меча, так же задело и грудную клетку, не убив, но сильно ранив молодого человека.

Третий противник, самый опытный и умелый из всех, напал как раз в тот момент, когда Вит, наносил удар. Меч солдата, был направлен в шею, но двигался слишком медленно, что бы убить командира гвардейцев. Пальцами левой руки, Талий перехватил закаленную сталь, и затем, оружие сломалось у самой рукояти.

Прыжок, удар ногой в челюсть, кровь зубы и осколки кости, разлетелись в стороны, а нанесенный удар меча, прервавший жизнь, можно было уже считать жестом милосердия.

Выбежав из комнаты, Вит оказался свидетелем картины, нарисованной мечом, кровью и множеством изуродованных тел. В середине пейзажа, стоял Стан, тело которого было изукрашено множеством резаных и рваных ран, правый глаз заплыл опухолью и кровью, струящейся прямо из лба. Ни один его противник не шевелился.

- и как? - Невероятно спокойным голосом, спросил эльф, глянув на Вита единственным здоровым глазом.

- ошибся. - Человек поразился и собственному спокойствию, которое усиливалось от одного только взгляда на Стана.

- тревогу уже подняли, у тебя меньше минуты. - Эльф кивнул на следующую дверь, а сам пошел к лестнице. Сила воли, телохранителя принцессы эльфов, могла бы дать честь любому герою, о которых складывали баллады во времена чудовищ, во множестве бродящих по миру еще сотню лет назад.

Сломав вторую дверь, Вит оказался в комнате, застеленной толстым ковром и освещенной масляной лампой. На краю кровати сидел седой мужчина, с арбалетом в руках, и железным взглядом бойцовского пса, привыкшего убивать и зубами прогрызать себе путь к власти. Губы хозяина дома, изогнулись в насмешливой улыбке, когда он увидел Стива, и спустил тетиву арбалета.

Зазубренный наконечник, врезался в грудь справа, зацепил ребро, и застрял, пробив легкое, сразу же начавшее кровоточить. Перед глазами возникла кровавая пелена, и когда она рассеялась, тело барона уже было разрублено на несколько кусков. Вит уронил меч, схватился за древко болта, и обломал его.

Голова закружилась, предметы потеряли четкость, но сил хватило, что бы поднять оружие, и выйти из комнаты. Стан уже не стоял, он лежал на полу, истекая кровью и корча страшные гримасы, а по лестнице, уже стучали сапоги множества ног и звон оружия. И это было не самое худшее, из уцелевшей комнаты выбежал голый пацан, который, вопя, побежал вниз, а за ним, мчалась голая девица, с заплаканным лицом и подсвечником в руках. Можно было посмеяться над увиденным, если бы на это остались силы.

В ушах зазвучал неприятный гулкий голос, "объект получил серьезные повреждения, угроза жизнедеятельности организма увеличилась до семидесяти процентов. Рекомендуемые действия: вернуться в комнату, выбить окно, сбросить матрасы и ковры во вор, спрыгнуть вниз и попытаться добраться до Грона". Голоса в голове, это плохой признак, но и их можно слушать, если они советуют дельные вещи.

Только одно изменение было внесено в план, предложенный голосом. Стан, хрипящий и дергающийся, был взвален на плечи Вита, окно вылетело от одного пинка, матрасы упали неровной горкой, и не так уж и сильно смягчили падение. Командиру гвардейцев, очень хотелось умереть, растянувшись на одеялах барона, но вместо этого, он поднял эльфа, подковылял к забору, и чуть было не обмочил штаны, когда лбом врезался в грудь Грона, стоящего в кругу из тел убитых собак и людей.

- молодцы, всю стражу на себя собрали. Бросай его, и уходим, эльф уже мертв и будит только задерживать нас. - Грон подхватил Вита под плечо, встряхнул, что бы привести в чувства.

- хочешь, иди, а я больше не позволю умирать моим бойцам, и никого не брошу. - Прохрипел гвардеец, поправляя эльфа у себя на спине. Первый шаг был сделан с огромным трудом, так как силы уже исчерпались, и поддерживали только упрямство и гордость.

Грон выругался, сказал что-то про идиотов, неспособных трезво оценивать обстановку, а затем вцепился в руку Вита, и помчался к открытым воротам. Когда телохранитель Дины сумел забраться за стену, где нашел механизм, открывающий ворота и как сумел выжить в бойне с кучей пьяных стражников, даже не заработав ни одной царапины? Ни одного ответа, только догадки.

Вит не знал, сколько они бежали, в глазах было темно в ушах стучала кровь, мысли путались. Снова начала болеть нога, тело Стана постоянно соскальзывало...

Пробуждение было не очень приятным, хотя бы потому, что Вит был перекинут поперек седла, крепко привязанный к спине лошади, которая мчалась галопом. До слуха донесся голос Грона, который тихо ругался на всех вокруг, подгоняя лошадей:

- ...гады, козлы, скоты. Ему дан приказ, довольно простой, "защищай принцесс, доведи их до королевства гномов", и все. Нет, нужно обязательно ввязаться во все возможные сражения, совершить пару самоубийственных нападений на превосходящие отряды. Но и это еще не все, нужно совершить переворот хотя бы в одном королевстве, хоть маленькой, и не важно, что при этом ты забираешь обоих телохранителей принцесс, один из которых уже почти сдох...

Следующее утро, принесло несколько важных событий. Младший сын барона "красных плащей" успешно убежал от взбесившейся девчонки, а затем, скрылся под защитой пьяных стражников. С первыми лучами восходящего солнца, крупные отряды соседних баронств, вторглись на территорию обезглавленного соседа, и после нескольких коротких стычек, "красные плащи", перестали существовать. Наемники не корчили из себя героев, большая часть разбежалась, остальные примкнули к сильным отрядам и занялись грабежом. Наследник старого лиса, был повешен на воротах собственного замка, на глазах слуг, как какой-то вор.

Когда с подавлением сопротивления было покончено, началось ожесточенное разделение самой территории с деревнями и крестьянами. Стычки, кровавые схватки, стали столь ожесточенными, что про маленькую группу кочевников, гвардейцев и пару принцесс, попросту позабыли. Вит, слегка оклемавшийся после ночных событий и уже не падающий в обморок от слабости, собрал своих подчиненных, приставил к принцессам всю возможную охрану, и повел отряд на север.

Лошади неслись во весь опор, нельзя было терять единственный шанс, что бы воспользоваться неразберихой. Хуже всего приходилось, Стану, который получил множество тяжелейших ранений, потерял уйму крови, и почти не приходил в сознание. Его пришлось привязать к седлу, устроив со всем возможным удобством. Эльза постоянно находилась рядом со своим телохранителем, тратя все свои силы на исцеление его ран, но сил принцессы было недостаточно, с каждым часом, увеличивалась вероятность смерти пациента.

Перед самым закатом, уже у границы земель, принадлежащих вольным баронам, на пути Вита и его подчиненных, встали несколько десятков солдат. Их было тридцать, может быть на два три больше, но ни коней, ни арбалетов, эти бойцы не имели. На этот раз, командиру даже не пришлось обнажать оружие, так как инициативу в свои руки взяли кочевники. В шесть глоток, орки заорали нечто неразборчивое, составляя фразу из слов родного языка, а так же всеобщего. Плотно сбитый кулак, врезался в нестройные вражеские ряды, топча копытами лошадей, и кромсая кривыми мечами тела несчастных, не успевших, или просто не догадавшихся уйти в сторону. Подоспевшие гвардейцы, удовольствовались тем, что ударили по разбегающимся перепуганным мужикам, готовым бросить оружие, что бы быстрее бежать.

Лагерь был разбит через час после заката. Лошади попросту не могли бежать дальше, и отказывались передвигаться даже шагом. Повезло, что граница уже осталась позади, и погоню можно было не ждать ближайшую пару дней, так как вряд ли жадным самодурам, удастся быстро договориться о новых границах.

Четверо кочевников, помогли Виту снять Стана с лошади, а затем положили его в единственную уцелевшую палатку. Костер, разведенный в яме, быстро приспособили для поджарки остатков мяса, и кипячения воды. Пришло время Дине, проявить свои лучшие качества, а именно умение ученицы целительницы, так и не раскрывшей магических талантов, и не достигшей настоящего мастерства. Однако принцесса уверено и умело, обрабатывала раны, меняла повязки, и гоняла двух гвардейцев, за водой или травами, необходимыми для изготовления лекарств.

- жить будит? - Спросил Вит, у двух девушек, хлопочущих над бледным телом телохранителя.

- он сильный и упрямый, так что выкарабкается. Хорошо было бы дать отлежаться, два или три дня, но полагаю это не в наших планах? - Дина подняла вопросительный взгляд на Вита, но сразу же вернула внимание к пациенту.

- да, с расцветом мы должны отправиться дальше. Самое большее, два дня, и мы должны прибыть в порт. Сможете привести его в чувства, что бы посадить в седло? - Мужчину грызли сомнения, и чувство вины за эльфа, доверившего ему жизнь. Как будто в первый раз, он видел умирающего подчиненного.

- сам сяду, не беспокойся, я не обуза. - Прошептал Стан, и снова потерял сознание.

- он упрямый и сильный, как и ты. - Усмехнулась Эльза, накладывая еще одно заклинание, высосавшее последние силы из ее магического запаса. - Мне вот интересно, командир, как с такими ранениями, да еще и распухшей ногой, вы продолжаете ходить, скакать на лошади, и вообще, ведете себя словно здоровы?

- потом отлежусь, сейчас дел много. Поменяйте повязки Стану, и тоже ложитесь. Грон я и Альфред, по очереди подежурим у больного. Это не обсуждается.

Выйдя из палатки, Вит пошатнулся. Раненая нога почти не ощущалась, кроме боли, когда мужчина пытался на нее опереться. Опухоль распространилась уже на все бедро, под пальцами при ощупывании, ощущалось похрустывание, цвет кожи изменился и стал очень неприятным, да и запах от раны...

- не стоит об этом думать. - Прошептал Вит. - Целители справятся, или маги. Маги точно сумеют исцелить такую ерунду, за хорошую плату они сделают что угодно.

Плащ, расстеленный на земле, кожаная сумка вместо подушки, вот и вся постель, расположенная под открытым небом. Шагах в двадцати, похрапывают кони, у костра собрались воины, ведущие ничего не значащие беседы, шепотом обсуждая последние события. Теплый нежный ветерок, обдувает лицо и шевелит траву, и ночные птицы кричат вдали, одни охотясь, а другие, спасаясь от охотников.

В рационе отряда, все чаще встречалось жареное мясо полевых грызунов, которых готовили кочевники, не рискующие далеко отходить от лагеря. Приправы в виде трав, собранных в пути, уже комом стояли в горле, а от воды, часто отдающей тухлятиной, крутило живот.

Рухнув на плащ, Вит решил отказаться от ужина, лениво пережевывая черствый сухарь. Сон постепенно захватывал власть над телом, голоса подчиненных сливались в монотонное гудение, перед взором, звезды медленно тускнели. В голове зазвучал низкий, неприятный голос, не выражающий совершенно никаких эмоций. Как и в прошлые разы, незримый оратор говорил непонятные вещи, от которых по спине бежали мурашки.

"повреждения объекта составляют сорок семь процентов, через три дня изменения станут необратимыми. На данный момент, уровень ущерба организму не является фатальным, прямой угрозы жизни нет. Вывод, вмешательство в развитие событий является неприемлемым, рекомендуется обратиться к целителю, которым является принцесса Эльза. Данная мера не гарантирует излечение, но поможет отсрочить смерть организма еще на четыре дня. Вторая рекомендация, отправиться в ближайший город, за помощью квалифицированного лекаря".

Вит хмыкнул, ход его мыслей несколько изменился, стараясь вспомнить хоть одно поселение, где можно было бы получить помощь.

- хоть бы что полезное сказал, весь этот бред я итак знаю. - Буркнул командир эскорта, уже почти заснув.

"вмешательство в развитие событий, на данном этапе, когда угрозы жизнедеятельности объекта нет, неприемлемо" хладнокровно отчеканил голос.

Вит даже икнул, впервые осознав, что странный оратор, ведет с ним вполне осознанную беседу. Тот факт, что никто кроме командира этот голос не слышал, мог означать только две вещи: либо болезнь прогрессировала и у Талия начались галлюцинации, либо произошла гораздо более неприятная вещь, раздвоение личности. Делить свою голову с еще одним мыслителем, очень не хотелось, а лечения этого недуга, насколько было известно, еще не существовало.

- я сошел с ума? - Вит с замиранием сердца стал ждать ответа.

"полная диагностика разума показала, что отклонений в мыслительной деятельности нет. Если вопрос подразумевал причину появления голоса, слышимого только объектом, то программа аналитического контроля была активирована в момент смертельной угрозы жизнедеятельности. Главной целью является синхронизация с первичным разумом, в случае гибели носителя, а так же, анализ состояния физического и духовного тела и помощь в поиске наиболее рациональных решений проблем, угрожающих целостности организма и продолжения его функционирования".

Воин выпал в осадок от столь полного, хоть и совершенно непонятного ответа. Он вполне осознавал, что начал разговаривать сам с собой, и при этом, ему отвечали.

- а проще ты говорить не можешь?

"задача искусственного разума, внедренного в голову объекта под именем Вит - оповещение о повреждениях и возможных путях их устранения, для продолжения функционирования тела. Аналогия: гном механик, осматривающий механизм открывания и закрывания ворот, что бы затем сообщить о поломке ремонтной бригаде. Остальные функции, лишь косвенно касаются объекта. Это достаточно простой ответ?"

- в общем, да. - Признал Вит, поняв, что даже если будит допрашивать собеседника, все равно не получит более внятного объяснения.

"внимание, к объекту Вит, приближается объект Альфред. Предполагаемая цель - беседа"

Открыв глаза и осмотревшись, Вит убедился в правдивости слов собеседника. Старик находился в десяти шагах от командира, и бесшумно скользил в его направлении. В левой руке Альфреда, находилась фляга, заткнутая куском грязной тряпки.

- доброй ночи, сэр. Я надеюсь, вы чувствуете себя лучше?

- да, только спать хочется. - Вит демонстративно зевнул. - Ты чего-то хотел?

- не могли бы вы встать, и попеременно топнуть обеими ногами, сэр. - Альфред выдернул тряпку, и поднес флягу к губам, но пить не стал.

- зачем это? - Талий удивился, но и осознал, что в данный момент вряд ли сможет выполнить просьбу старика.

- хочу убедиться в том, что завтра вы будите в хорошем состоянии, сэр. Не старайтесь скрывать недуг, весь отряд, возможно кроме принцесс занятых Станом, уже давно знает о вашей ране. Нога кажется распухшей, даже при взгляде через штаны.

"нервная система поврежденной конечности, функционирует на тридцать процентов. Целыми остались только чувствительные волокна, передающие импульсы в мозг, которые и позволяют ощущать боль". Тут же проинформировал голос в голове.

- сказал бы что полезное. - Буркнул Вит, чувствуя, что повторяется.

- можно и полезное. - Согласился Альфред. - Сегодня ночью, мы с Гроном, сами подежурим у Стана, а вы, сэр, отдохните. Надеюсь, завтра вам хватит сил сесть в седло лошади, что бы не привлекать излишнего внимания принцесс, да и кочевникам нельзя показывать, что командир ослаб. Мы с ребятами, постараемся помочь всем возможным, и будим отвлекать все внимание на себя.

Старый слуга протянул флягу Талию, в сосуде оказалось вино, кислое и теплое.

- откуда ты только берешь эту дрянь? - Вит слабо улыбнулся, сделав пару больших глотков и вернув напиток старику.

- опытный путешественник, воин и слуга в одном лице, должен быть готовым к любой ситуации, сэр. - Отчеканил Альфред, а затем, столь же бесшумно как пришел, удалился в направлении костра.

Закрыв глаза, Вит глубоко вздохнул, веки задрожали, на ресницах заблестели слезы. Внезапно стало очень жалко себя, несчастного и одинокого, в голове которого поселился непонятный голос, а тело изранено и изувечено до такой степени, что и родная мать, которую он не помнит, вряд ли узнала бы своего сына.

"внимание, в параметрах программы обнаружены пункты, позволяющие искусственному разуму, вмешиваться в жизнь объекта, при условии незаметности для прочих форм жизни. Имеется необходимость согласовать границы воздействия на физическое тело, возможность принятия самостоятельных решений, взаимодействия в экстренных ситуациях, а так же еще десятка пунктов, менее значительных. Рекомендация, обговорить выше указанные параметры немедленно, дабы недопустить неприятных казусов в будущем"

С каждой фразой, собеседник все больше удивлял Вита. Сперва хотелось определиться с возможностями голоса, а для этого стоило задать мучающий вопрос:

- как ты узнал о приближении Альфреда?

"материальное тело объекта Вит, почти полностью находится под контролем мыслительных отделов мозга, и развито в достаточно высокой степени. Энергетические структуры, находятся в более низкой стадии развития, но имеют высокий потенциал роста, и в результате, могут сравниться с аналогичной системой архи мага. Аналитическая программа, использовала ментальные способности объекта, почти не развитые, что бы сканировать пространство радиусом десять метров. С разрешения основного сознания, будит проводиться деятельность, увеличивающая духовные способности, а так же, требуется разрешение на постоянное управление данными способностями"

Вит опять икнул. "если я сошел с ума, то произошло это как-то слишком быстро. Ну, если умираю, то почему бы не попробовать сотрудничать со своим внутренним я?".

- ладно, давай поговорим о... э-э-э, "сферах влияния". Только сначала скажи, как мне тебя звать?

"я, аналитическая программа искусственный разум. Сокращенно АПИР".

- да, ну и имечко, Апир...

Время неуклонно течет, меняя людей, природу и даже горы. Вил Шик, совсем недавно рыцарь "синей розы", странствующий герой и посмешище всего известного мира, а ныне, черный джокер, исполнитель воли короля Карт.

Медас не скупился на блага для своего нового слуги. Трехэтажный особняк, конюшня, крестьянская деревня в десять домов, а так же собственная кузня и стадо коров в сорок голов. Дом ограждал высокий забор из кованых решеток, слуги без принуждения исполняли любую работу, раньше, чем Вил успевал отдать приказ, а еще, несколько часов каждый день, проводились занятия с мастером меча, обучающим рыцаря владеть двумя мечами.

Утро начиналось в просторной светлой спальне, на широкой постели, застеленной белоснежными простынями. Окна были зашторены тяжелыми бархатными занавесками, на столике рядом с кроватью стоял хрустальный графин, наполненный холодной водой, и высокий стакан с широким основанием. Миг ночевала тут же, ее кроватка была подвешена под потолком, со всех сторон закрытая ажурной тюлю.

Целую декаду, черному джокеру позволяли нежиться в роскоши, улучшая свое мастерство, и играя в потомственного аристократа, устраивая приемы для соседей по вечерам. На одиннадцатый вечер, вместе с соседями, скучающими от безделья богатеями и приезжими купцами, прибыл не совсем обычный гость, красный джокер, Игорь. Он был одет в белый камзол украшенный золотом, вел себя, как и полагается дворянину, приветливо улыбаясь и обмениваясь шутками с другими гостями. Рыжеволосый мужчина, не отказывал себе в вине, и уделял немало внимания женщинам.

Приемный зал в поместье Вила, занимал почти весь первый этаж, оставляя немного места для таких помещений как кухня, и чулан, в котором хранился разный хлам, принадлежащий еще старому хозяину. Пол был выложен белыми и черными плитками отшлифованного камня, выложенного в мозаику, стены украшались гобеленами и картинами, с изображением сцен эпических битв, а на потолке, довольно высоком, укреплялись пять позолоченных люстр, каждая из которых удерживала двадцать пять масляных ламп, заливающих помещение теплым светом. По кругу вдоль стен, были расставлены столы, застеляные кружевными скатертями, и уставленные глубокими блюдами с закусками, кувшинами с разнообразными напитками, а так же чистой посудой. Из механической коробки, являющейся последним словом техники, лилась негромкая музыка, под которую можно было танцевать, и спокойно разговаривать, не повышая голоса.

Гости имели возможность отойти к столам, самостоятельно выбрать закуску, наложить необходимое количество еды в чистую тарелку, и, подкрепившись, вернуться в центр зала. Грязная посуда, тут же заменялась на чистую, и отправлялась на кухню, где е мыли и сушили. Дамы и их кавалеры, одетые по последнему слову моды, разговаривали о множестве вещей, но стоило прислушаться к отдельной беседе, как становилось ясно, что смысла в словах, не многим больше чем в молчании. Интересно было наблюдать за женщинами, молодыми и уже достигшими преклонных лет, одетыми в легкие платья, с широкими юбками, похожими на купола, или узкими, разрезы которых обнажали ноги до колена. Платья с оголенными плечами, длинными рукавами, глубокими декольте, высокими воротниками, были сшиты по индивидуальным заказам, и их обладательницы, соревновались друг с другом, стараясь затмить всех окружающих. Костюмы мужчин, не отличались таким разнообразием, да и сложно представить торговца, прибывшего из соседнего королевства, в жилетке с оголенными плечами или глубоким вырезом на груди.

Жителей Карт, можно было выделить из толпы, безошибочно определив каждого, по степени физической готовности. Женщины, хоть и прекрасно выглядели в платьях, но их движения, походка и упругие мышцы, создавали сходство с кошками, постоянно готовыми к прыжку и удару. Походка мужчин, легкая, скользящая, выдавала воинов, даже среди молодых аристократов и наследников богатых подданных короля. Можно было даже не смотреть на короткие мечи, притороченные к широким поясам, рукояти которых украшали золото и драгоценные камни.

Сам Вил, расхаживал между гостями, обмениваясь фразами со знакомыми, и заводя новые знакомства. Он был одет в строгий черный костюм, состоящий из длинных узких штанов, по бокам которых сверкала серебряная вышивка, черную рубашку, рукава которой застегивались серебряными запонками, и безрукавку из тонкой ткани, с высоким воротником, со шнуровкой идущей от подбородка, до низа живота. Две меча, белый и золотой, были вложены в ножны, украшенные витиеватыми символами, прикрепленными сложными застежками, к узкому ремню, скрепляющемуся массивной серебряной пряжкой. Сапоги с высоким голенищем и шнуровкой, каблуками с железными набойками, стучали по каменному полу, когда хозяин дома чеканил широкий шаг. Длинные белые волосы, две пряди которых справа и слева, спадали на грудь, а остальные перехваченные черной лентой, конским хвостом спадали на спину, резко контрастировали с костюмом, привлекая внимание к мужчине.

Миг, одетая в изящное белое платье, скромно сидела на правом плече своего спутника и друга. Талия феи, была обхвачена золотым пояском, украшенным мелкими рубинами и сапфирами.

Зал гудел, гости обсуждали последние сплетни, торговцы хвастались высокими заработками, воины выигранными поединками. Еще утром, это помещение, избавленное от лишней мебели и украшений, использовалось как тренировочная площадка, на которой, мастер меча, специализирующийся на бое двумя клинками, беспощадно гонял своего ученика, издевательски легко отражая атаки, и нанося болезненные удары учебными мечами.

Постепенно вечер подошел к концу, гости распрощались с хозяином, уверяя его в своей дружбе и предлагая любую помощь в любом деле. Верить можно было только жителям Карт, которые уже на протяжении нескольких поколений, воспитывались в условиях, когда данное слово, нужно было исполнять обязательно, а выражение "долг чести", не оказывался пустым звуком.

Наконец, кроме Вила и Миг, слуг убирающих со столов и натирающих полы, а так же немногочисленной охраны особняка, в зале остался только Игорь. Красный джокер не спешил, расхаживая вдоль стен, рассматривал картины, словно видел их в первый раз, и поигрывал бокалом с белым вином. Зеленые глаза, впивались в мельчайшие детали, заставляя ежиться даже бывалых воинов, держащих под рукой оружие, хотя сам рыжеволосый, оставил свой меч на одном из столов.

- я погляжу, вы тут неплохо обжились, сэр Вил, мисс Миг. Очень приятный вечер, с точки зрения политики, очень полезный. Ваши слуги, думаю прекрасно осведомлены обо всех важных событиях мира, благодаря вашим гостям. Однако король хоть и назначил вам высокое жалование, но выплачивается оно не за развлечение высшей аристократии карт. - Все это было сказано с мягкой улыбкой на губах, голосом, которым судья обычно объявляет смертный приговор. - Надеюсь, вы оборудовали комнату для частных бесед?

Вил не растерялся, внешне не выразив никаких эмоций. Хоть с момента встречи с королем Медасом прошло совсем немного времени, но новоявленный черный джокер, больше не робел ни перед кем, включая своего работодателя. Что-то кардинально изменилось в неловком, скромном человеке, мечтавшем стать признанным героем, и теперь, хладнокровием с ним, мог бы помериться разве что кусок льда.

- мой кабинет на третьим этаже, защищен от прослушивания любого вида. - Спокойно ответил Вил, подняв синие глаза к потолку.

- вот и отлично, там и обсудим наши дела. - Кивнул Игорь, отдав бокал пробегающему слуге.

Кабинет, представлял собой комнату, с глухими стенами без окон, железной дверью разукрашенной декоративными изображениями и крепким замком. Свет обеспечивался подсвечником на тридцать свечей, а так же камином, расположенном у дальней от входа стены. Стол для бумаг, стоял в углу, всеми забытый и уже начавший покрываться слоем пыли. Перед камином, были установлены два мягких кресла, с резными подлокотниками и низкими табуретками, приспособленными для того, что бы на них ставили ноги.

Дрова лежащие в камине, тихо затрещали, когда за них принялся огонь, свечи вспыхнули единовременно, стоило щелкнуть пальцами. Из шкафчика, Вил извлек два бокала, и пузатую бутыль легкого вина. Игорь вольготно расположился в одном из кресел, и терпеливо ждал хозяина дома, в то время как Миг, разместилась на маленькой подушечке, на каминной полке.

- хорошее место, только вот защита от подслушивания слабенькая. - Красный джокер, сложил пальцы в причудливую фигу, и ударил ей по подлокотнику. Тут же огонь вздрогнул, а всю комнату накрыло сетью тишины, не позволяющей никому услышать того, что будит, сказано в ее приделах. - Я в детстве учился у одного мага, думал добиться успеха, и признания создавая полезные артефакты, но как выяснилось, способности мои много ниже среднего. Пришлось пойти на обучение к мастеру меча, и вот в итоге, все же удалось добиться некоторых успехов.

- не думаю, что ты пришел поделиться историями из детства. - Холодно заметил Вил, в кресло напротив гостя.

- ты плохой хозяин, раз не можешь дождаться, пока гость сам перейдет к делу. - Беззлобно заметил Игорь. - Ладно, поговорим серьезно. Тебе должно быть известно, что о твоей истиной должности знают только я, король, и, разумеется, прислуга твоего особняка. Эти люди, которые сейчас тебя окружают, являются твоей личной гвардией и охраной, ведь если ты будишь, убит, все они отправятся вслед за тобой. Конечно, это довольно жестоко, зато позволяет не опасаться предательства от служанки подносящей тебе завтрак в постель. Медас решил, что пришло время заявить о тебе всему королевству, а для этого, нужно совершить хотя бы пару подвигов. К примеру, к нашему королевству движется небольшая армия некромантов, которые хоть и не несут особой угрозы, но причиняют множество беспокойств. В твою задачу, входит полное уничтожение противника. На это задание, ты отправишься как "десятка" пик, в распоряжение получишь отряд из "шестерок" и пары "семерок". Потери личного состава недопустимы, и за каждого убитого бойца, придется дорого заплатить, так что советую справиться с врагом самостоятельно.

Вил осушил свой бокал, и вновь наполнил его красной сладковатой жидкостью. Рыцарь понимал, что затишье не продлится слишком долго, и обязанности возложенные королем, будут довольно тяжелыми. Только вот, выступить с малым отрядом, против армии некромантов, этих бродячих колдунов, чьи орды нагоняли страх даже на города империи...

-почему с врагом не разберется армия? - Черный джокер не отводил взгляд от огня, и хоть внешне был спокоен, но знал, что эмоции скрывает очень плохо, и по взгляду, собеседник легко поймет все его мысли.

- если перебрасывать силы от одной из сторожевых башен, то граница ослабнет и появится угроза проникновения шпионов. Армии "валетов", это воины необходимые для защиты и поддержания порядка в городах, королевская гвардия вообще не в счет. Главная же причина, это желание нашего сюзерена, показать соседям свою силу. Как ты понимаешь, провал задания, повлечет твою смерть, но никак не отразится на репутации карт, так как обычную "десятку", будут страховать два мастера меча, и несколько сильных рыцарей орденов, перекупленных нашим повелителем. После этого, отправишься к серебряным рудникам города Пики, и там разберешься с гигантскими слизнями, которые все чаще стали беспокоить местных шахтеров. Отряд не распускай, те люди, которые будут сопровождать тебя в этих заданиях, станут дополнением к гвардии особняка. И еще, никогда не снимай эту вещь. - Красный джокер, кинул маленький предмет Вилу. - Это символ того, что ты исполняешь приказы короля.

Черный джокер поймал предмет еще в полете, и его взгляд буквально утонул в блеске многогранного стеклянного камня, внутри которого вращалось облачко серого тумана. Серебряный перстень, выглядел бы вполне обычным украшением, если бы не этот камень.

- слушай и запоминай, дважды я повторять не буду. - Игорь сверкнул зелеными глазами, которые почему-то стали желтеть. - Этот камень, состоит из сложного алхимического вещества, способного собирать магическую энергию и передавать ее хозяину кольца. Таким образом, доступная тебе сила возрастает. Кроме того, в перстень вложено несколько заклинаний, боевые чары, целительские, и заклинание связи с такими же кольцами. Постарайся зря не использовать артефакт, пусть лучше никто не знает о его существовании, ведь по сути, это твой единственный козырь.

Вил надел перстень на средний палец правой руки, и почувствовал, как серебряный ободок, обхватывает палец, уменьшаясь в размерах.

- мисс Миг, вам нравится новое жилище? Король просил меня лично удостовериться, что вам хватает всего необходимого для комфортной жизни. - Игорь улыбался, вроде бы добродушно, но на его лице лежала странная тень. Глаза уже вернули себе обычный зеленый цвет.

- благодарю, все хорошо. - Фея нервничала, ей сильно не нравился красный джокер, но она не могла ничего поделать, ведь это был исполнитель воли короля.

- отлично. - Игорь вновь вернул внимание к Вилу. - Пойдем, слуги уже должны были прибрать в зале, так что нам ничто не помешает слегка размяться.

Бокалы остались на каминной полке, так же как и бутыль вина. Оба джокера, и фея, вновь прошли по лестницам, и коридору, оказавшись в приемном зале, действительно опустевшем без украшений и столов. Меч Игоря, был прислонен к стене, как обычная палка или детская игрушка.

- что ж, покажи мне, чему сумел научиться за эти дни. - Красный джокер прикрепил ножны к поясу, и положил правую руку на рукоять меча. Между ним и Вилом, было не более десяти шагов.

- миг, подожди в стороне, постарайся не попасть под удар. - Посоветовал черный джокер, берясь за мечи, но так же, не извлекая их из ножен.

Противники застыли, и, превратившись в статуи, простояли несколько секунд. У красного джокера терпение лопнуло первым, его меч с тихим шелестом покинул ножны, и очертил круг перед владельцем, сверкнув багровым огнем. Уже в следующее мгновение, противник исчез, словно растворился в воздухе, и ведь он даже не использовал гипноз.

Выл, выхватил мечи, и очертил "бабочку", краем глаза увидев движение справа. Сталь заскрежетала, затем противники отскочили друг от друга, и вновь схлестнулись, нанося удары со всех направлений.

Любимым приемом Вила, была "огненная звезда". Клинки вспыхивали белым и желтым огнем, и удары наносились попеременно, с разных направлений постоянно меняя угол атаки. В воздухе оставались светящиеся росчерки, рисунок которых напоминал многолучевую звезду. За одну секунду, черный джокер успевал нанести четыре удара левым, и четыре правым мечом.

Игорь отразил каждый удар, а затем, единственным своим мечом, нанес шестнадцать ударов, подражая атаке Вила, так же уложившись всего в одну секунду. После этого, он отступил, и, собрав вокруг клинка энергию, нанес удар "вихрем режущего ветра".

Два меча позволили хоть и не без труда, отразить шестнадцати лучевую звезду, но следующая атака, была проведена с такой скоростью, что попросту не хватало времени собраться с мыслями. Пришлось использовать единственное оружие, которое никогда еще не подводило. Белый и желтый огонь, вспыхнули вокруг клинков, когда черный джокер нанес ответный удар, крест накрест, стремясь защититься от сплетения лезвий ветра.

Буйство стихий создало настоящий ураган, разбрасывая языки огня в разные стороны, заставляя обоих противников отступить и защищаться. Когда все утихло, оба мужчины продолжали стоять, держа в руках оружие, Игорь был невредим, а вот Вил, потерял запонку с левого рукава рубашки, до которого все же дотянулось лезвие ветра.

- это было демонски весело. - Усмехнулся Игорь, одним движением вогнав меч в ножны. - Нужно будит, как нибудь повторить. Желаю приятного отдыха, отряд прибудет завтра с расцветом, так что советую не сидеть допоздна за разговорами. Доброй ночи.

Красный джокер развернулся на каблуках, и направился к выходу, как ни в чем не бывало, насвистывая под нос незатейливую мелодию. Вил, некоторое время продолжал стоять с обнаженными мечами, удивленный тем, что ничуть не устал за время короткой схватки, и даже энергетический запас не уменьшился. Взгляд сам упал на камень перстня, туман в котором слегка светился, вращаясь с немыслимой скоростью.

Миг, бесшумно подлетев к Вилу, села на его плечо, и возмущенно произнесла:

- вот хам.

- да, но он прав, нужно отдохнуть перед завтрашним днем. Чувствую, не лучшей идеей было согласиться на предложение короля. - У лестницы, по пути в спальню, черный джокер перехватил служанку и приказал. - Найдите запонку, она отлично подходит к этой рубашке.

Кованые ворота медленно распахнулись, и на дорогу выехал всадник, облаченный в черные доспехи, облегающие изгибы мускулистого тела, длинный широкий плащ, и высокие сапоги до колена. На поясе крепились ножны двух мечей, украшенные серебром, на руках были надеты перчатки оставляющие открытыми пальцы, что позволяло рассмотреть перстень на правой руке. Черный конь, огромный и сильный, с длинной гривой и хвостом, нетерпеливо переступал с ноги на ногу, когда всадник остановил его, что бы приветствовать ожидающий отряд бойцов.

- доброе утро пики. - Спокойным и полным силы голосом, приветствовал Вил, молодых и еще совсем неопытных парней, глаза которых горели верой и восхищением.

- доброе утро господин командир! - Рявкнули парни, ударяя себя кулаками в грудь.

Миг опустилась на голову скакуна, между ушами, одетая в облегающий черный костюм, она была похожа на детскую куклу. Фея скептически осмотрела новых спутников, но благоразумно промолчала, что бы не испортить первого впечатления, и не поколебать авторитет Вила перед его подчиненными.

Черный джокер, из-под ладони поглядел на восходящее солнце, чувствуя как яркие лучи обжигают синие глаза. Никаких восторгов он не ощущал, не было даже волнения перед встречей с превосходящим врагом и беспокойства за жизни подчиненных. Словно он уже сотни раз выезжал из этих ворот, исполняя похожие задания.

- командир, разрешите обратиться? - "Семерка", высокий худощавый парень с золотыми волосами, вывел своего коня на шаг вперед. Как и все остальные, он был одет в черный нагрудник, под которым позвякивала кольчуга. Черная накидка и цифра с номером семь на правом плече. Из вооружения только меч и арбалет, за спину закинут круглый щит, лицо ясное, глаза горят, грудь вздымается от восторга.

- ты уже ко мне обратился, так что не задавай глупых вопросов. Говори. - Вил был жесток, но именно так нужно обращаться с юнцами, которые верят в романтику войны, на которой нет ничего кроме смерти.

- пришли сведения о враге, армия некромантов прибудет к границе завтра вечером. - Чуть смущенно, пробормотал "семерка".

"я не буду запоминать их имен, они будут приходить и уходить, умирать на моих глазах, и я не хочу, чувствовать, что теряю друзей".

- в таком случае, нельзя терять времени впустую, и пусть пограничники кусают локти, когда увидят спины бегущих погонщиков мертвецов. Боец, указывай самый короткий путь, и мы не остановимся до самого заката, так что сочувствую тем, кто не успел облегчиться. - Прорычал командир, и дал шпоры коню.

Дисциплина, с молоком матери впитывалась в жителей карт, а затем укреплялась бесконечными тренировками и верой в идеалы, внушаемые королем и его приближенными. Два десятка солдат, выстроились в колонну, позади командира, и только "семерка", вывел своего коня на полкорпуса вперед, что бы указывать дорогу. Не требовалось никого подгонять, каждый знал свое место и задачу, и поэтому уже через сотню шагов, был создан идеальный походный порядок.

Время шло, кони отбивали копытами ритм, неся всадников вперед. Животные были специально выращены для быстрой изнуряющей скачки, и при этом требовали совсем немного еды и воды, а при нужде, долгое время могли продержаться вообще без пищи. За каждого коня, соседи предлагали огромные деньги, но, даже купив, не могли заставить лошадей размножаться за пределами королевства Карты.

Вечер наступил очень нескоро, постоянная скачка в тишине, изнуряла хуже иных сражений, и в итоге, Вил уже ждал битву, жаждал схватиться с врагом, что бы разогнать кровь, застывающую в жилах.

"шестерки", быстро разбили лагерь недалеко от деревеньки со знаменем "бубен". Разумеется, местные жители с радостью приняли бы боевой отряд под свой кров, большинство ведь входило в дружину, и они знали о походных тяготах не понаслышке, однако, во время выполнения задания, было строго настрого запрещено, расслабляться в мирных условиях. Молодые воины, могли потерять боевой дух, если бы провели ночь перед сражением в уютных постелях, под звуки музыки и с кружкой пива перед сном. С другой стороны, иногда это бывает необходимо, например, перед заведомо проигранным сражением, когда от бойцов требуется просто пожертвовать жизнью, но это был не тот случай.

Утро наступило за час до восхода солнца, а первые лучи, застали отряд в дороге, в том же порядке, что и накануне. Вилу было почти противно смотреть на лица молодых мужчин, фанатично исполняющих приказы командира, даже не пытаясь думать самостоятельно. Он вполне мог бы приказать "шестеркам" убить "семерок", и его воля была бы исполнена без возражений. Ведь приказ отдал старший по званию, а кому, как ни ему знать, что нужно делать.

Прекрасные скакуны, быстро преодолевали огромные расстояния, и всего через два часа после полудня, отряд приблизился к пограничной башне. Навстречу выехал отряд из пяти бойцов, все в той же форме, что была в тот самый день, когда Вил и Миг, только прибыли в Карты. При более тщательном изучении командира пограничников, создалось впечатление, что именно он и встречал путников в тот самый день.

- добрый день господин Вил, я вижу, вы серьезно укрепили свое положение в обществе. - С ходу, словно старого друга, приветствовал "десятка" пограничник, подтверждая подозрения черного джокера. - Я слышал, вы победили в турнире, и теперь работаете в королевской гвардии?

- не совсем, скорее я исполнитель особых поручений, не относящийся к армии напрямую. - Уклончиво ответил Вил, отчаянно стараясь вспомнить, называл ли пограничник свое имя при их встрече. Все же тогда, черный джокер был еще рыцарем "синей розы".

- понимаю, каждый из нас, по сути, выполняет особые поручения, но все мы вместе, это единый механизм, заставляющий стрелки королевских часов вращаться. - Рассмеялся пограничник. - Приветствую вас мисс Миг, о вас я так же наслышан.

- откуда это? - Возмутилась фея.

- мир полнится слухами, а у нас, разговоры являются единственным развлечением во время дежурств. - "Десятка" крестей, вновь обратился к Вилу. - Полагаю, вы тут из-за некромантов? Валет обещал нам прислать подкрепление, но я и не ожидал, что это будит сам "огненный меч". Извините если ошибся с вашим рыцарским именем.

- неважно, все эти титулы, это пустая трата слов. Есть мы - солдаты, а есть король - правитель, и только это имеет значение. - Спокойно, с ноткой угрозы в голосе, произнес черный джокер.

- разумеется, вы правы. Но приятно чувствовать себя особенным, даже если на деле ты такой же, как и остальные. - Пограничник широко улыбнулся. - Насчет некромантов, их путь пролегает как раз через нашу башню, так что можете полностью рассчитывать на гарнизон, находящийся под моим командованием. Если нужно, мы поднимем ополчения ближних деревень, завтра к утру, наберем пять сотен мечей.

- сколько противников? - Вил не изменил интонацию голоса, сам себя пугаясь. После присяги, он с огромным трудом узнавал себя, словно и не было тридцати лет счастливых скитаний за плечами.

- некромантов штук двадцать, а мертвяков сотен восемь. Погонщики обычно до самого конца отсиживаются в тылу, и если видят что потери слишком велики, просто убегают. - "Десятка" вздохнул. - Я бы с удовольствием снес пару голов этих осквернителей могил.

- пожалуй, подкрепление не потребуется. И еще, если сильно пожелаете, то я предоставлю вам возможность помахать мечом в настоящем бою. А сейчас, проведите нас к месту, где предполагается сражение с некромантами.

Улыбка пограничника стала чуть более тусклой, видимо даже его терпению был предел.

- разумеется, я лично вас сопровожу, и буду, счастлив, вступить в бой плечом к плечу с настоящим рыцарем.

Дальнейшие события, протекали, словно в тумане. Отряд ехал за пограничниками, остановился на участке равнины,, ничем не отличающимся от других, солдаты разбили лагерь. Долгое время ничего не происходило, люди слонялись туда сюда, болтали, обмениваясь сплетнями, иногда играли в кости, а пару раз, даже устроили тренировочные поединки.

Стреножив коня, Вил уселся на мягкую траву, облокотившись на дорожные сумки, и уставился в пустоту. Миг устроилась на его правом плече, сперва стараясь поддержать разговор, но так как рыцарь почти не отвечал на вопросы, решила посидеть в тишине, даже не задумываясь о том, что бы покинуть друга и отправиться на поиски развлечений. И так продолжалось вплоть до самого вечера, когда солнце скрывалось из вида людей, а все звуки стихли, в предвкушении предстоящей потехи.

- сэр, некроманты приближаются. - Доложил "семерка", осторожно приблизившись к командиру.

Вил, то неоправданно грубый, то необъяснимо молчаливый, начал пугать подчиненных своим поведением, но пока что, люди испытывали уважение к нему и его мнению, а значит, не стоило ожидать неприятных сюрпризов.

- вооружайтесь арбалетами и замагичеными "болтами", будите добивать тех, кто пройдет мимо меня. - Поднявшись на ноги, черный джокер расправил плечи и пошевелил всеми суставами. - Миг, тебе лучше подождать в стороне, и не приближайся, пока сражение не закончится.

- хорошо, но и ты, будь осторожен. - Фея слетела с плеча рыцаря, и быстро махая крыльями, понеслась к лошадям.

Орда некромантов, приближалась медленно и неуклонно, походя на неудержимый прилив, волны которого накатывают на берег. Мертвецы, поднятые с кладбищ, двигались без какого-либо порядка, одетые в грязные лохмотья, вооруженные дубинами, кусками ржавого железа, которые, по всей видимости, были оружием, хоть и очень давно. Сами погонщики, находились в повозках, запряженных теми же мертвецами, в арьергарде армии.

Некоторое время, понаблюдав за армией, в которой не раздавалось ни одного приказа, но в точности выполнялась воля командиров, Вил отвел взгляд. Руки сами легли на рукояти мечей, ноги зашагали вперед, неся черного джокера, на встречу морю тьмы и смерти, которое он должен был рассеять.

Отряд выстроился в линию, где между двумя воинами было пространство в два шага. Они заряжали арбалеты, спокойно и неспешно, похожие как братья, но при этом, все разные, со своими мечтами и надеждами. Страха не было, ведь впереди шел командир, назначенный самим королем, а значит он достаточно силен, умел и умен, что бы не умереть от рук гниющих мертвецов, и не дать умереть своим подчиненным.

Солнце зашло, последние лучи погасли слишком быстро, и мрак незамедлительно накинулся на землю, которую больше не защищало дневное светило. В то же время, мертвецы воспряли, их шаги стали тверже, горящие зеленым огнем глаза, устремились к одинокой фигуре, неспешно двигающейся им навстречу. Вил, совершенно спокойный, уверенный в своем решении, он знал, что будит делать, и на грани сознания, начали складываться мысли о том, чем нужно будит заняться потом, после возвращения домой.

Пришлось приложить немалое волевое усилие, что бы отогнать лишние мысли. Разум отчистился, ноги остановились, встав столь же прочно, как вековые деревья, с тихим шелестом, клинки покинули ножны, вспыхнув золотом и серебром.

- властью, данной мне королем Медасом, я Вил Шик, черный джокер, приговариваю врагов королевства Карты, к смерти. - Слова сами сорвались с губ, в звучащем голосе не чувствовалось никаких интонаций, как будто рыцарь прочитал письмо, совершенно его не интересующее.

Белое и желтое племя, окутали соответственно серебряный и золотой клинки. Вил развел руки в стороны, и потоки огня вытянулись змеями, опаливая траву, раскаляя воздух. Мечи взметнулись вверх, и огонь, двумя гибкими кнутами, повторил это движение, а затем, начал сплетаться спиралью, как будто две танцующие змеи. Это зрелище, заставило воинов, стоящих с арбалетами, невольно потерять дар речи. Некоторые даже дышали через раз, а у самых нервных, на глазах выступили слезы, ибо ничего столь чистого и прекрасного как столб двухцветного огня, в котором не было ничего лишнего, никто из них еще не видел.

Огонь гудел, и тьма отступила, даже ночь, задрожала как будто от страха. Мертвецы, продолжающие наступление, начали спотыкаться и даже падали, им было все тяжелее поднимать ноги, а головы, склонились к земле, так как огонь в глазах, начал тускнеть. Некроманты чувствовали неладное, некоторые из них, даже предлагали отступить, но большинство требовало крови, денег, и прочей добычи, которую после каждого набега, приносили послушные мертвецы.

Энергия уходила со страшной скоростью, Вил физически ощущал, как опустошается его запас, и как обжигает руку кольцо, тщетно стараясь восполнить резерв. Огонь разгорался все ярче, пламя росло ввысь, продолжая закручиваться спиралью и напоминая уже сжатую пружину, готовую в любой момент распрямиться. Когда не осталось сил терпеть, черный джокер обрушил столб огня на подступающую армию.

Спираль развернулась, расплескивая двухцветный огонь по земле, поджигая мертвые тела, которые вспыхивали не хуже иных факелов, и падали, когда поднявшая их из могил магия, уступала живому огню. Щиты некромантов, некоторое время сопротивлялись дикому напору разрушительной силы, но и они пали, оставляя погонщиков на растерзание языкам огня. Черный джокер, опустив руки но, не разжимая пальцев, удерживал мечи упершиеся остриями в землю, и пустым взглядом наблюдал зарево, способное растопить самый холодный лед.

Сил не осталось даже для того, что бы взмахнуть мечом, и если бы хоть один мертвец смог бы преодолеть бушующее море огня, Вил бы не смог защититься. А сзади уже слышался топот бегущих солдат, не выдержавших тягот ожидания и нарушивших прямой приказ, что бы в случае необходимости, вступить в бой с остатками вражеской армии, плечом к плечу с командиром.

"нет нужды спешить, все уже кончено" отстраненно подумал Вил, чувствуя, как кольцо медленно наполняет его тело силой. Теперь у него был ответ на вопрос, мучавший рыцаря все последние дни, "кто я? Черный джокер, исполнитель воли короля Медаса".

ДВА СТАРИКА И АРМИЯ МИНОТАВРОВ.

Утром занемела рука, что бы ее разработать, пришлось потратить целый час. Хорошо, что никто из солдат этого не заметил, или они попросту не придали этому значения.

Кавалерия выстроилась на вершине холма, копья сверкали в лучах восходящего солнца, отражающегося в начищенных щитах и шлемах. Пять сотен мужчин, собранных с двух городов, которые решили пожертвовать своими жизнями, что бы караван беженцев успел уйти на запад. Командовал полутысячей, главнокомандующий городской стражи, десятки раз бывавший в смертельных битвах, и доживший до седой бороды. По правую руку от него, находился старый друг, молчаливый и спокойный. Он был лыс, глаза давно потухли, но руки по-прежнему крепко сжимали древко копья.

- у каждого из нас есть друзья и родственники, которые живы и надеются на нас. Я не прошу вас умереть ради них, ведь тогда, нам было бы достаточно просто стоять здесь, и ждать пока нас убьют. Нет, я прошу вас убивать ради них, и не щадить ни себя ни врагов! Пусть они пожалеют, что решили напасть на нас!

В ответ на короткую речь старика, произнесенную необычно сильным голосом, раздался дружный хор пяти сотен глоток, обещающих убить всех, кто встанет на их пути.

Армия минотавров и тощих, как будто не замечая мелкого отряда, продолжала свое движение. Стройные ряды волосатых рогатых, людей с головами быков, которые тащили за собой осадные башни и пушки, а так же маги, идущие отдельными группами, тянулись нескончаемым морем до самого горизонта. Это было одновременно потрясающее, и ужасающее зрелище.

- проклятые надменные уроды, они даже не считаются с нами. Что ж, я заставлю вас пожалеть. - Старик сжал кулаки, и почувствовал, как дергаются мышцы в правом плече. Это вызвало приступ ярости и страха, собственная слабость угнетала, да и воспоминание о былых годах...

- бойцы! Всем приготовиться! Хотите жить вечно? Тогда докажите что достойны этого!

Острия копий опустились к земле, кони пустились с места в галоп, всадники прижались коленями, сбивая свои ряды. Развернутый строй врезался в сплошную массу врагов, и был поглощен как песчинка, попавшая в море.

Копье вырвалось из рук при ударе в грудь крупного минотавра, и старик выхватил меч, начав раздавать удары направо и налево. В свое время, еще будучи молодым учеником мечника, он так и не стал рыцарем, и даже не приблизился к этому высокому званию, а потому, пришлось полагаться на физическую силу, которая покинула тело с годами, которые не щадят никого.

Сильная рука схватила старика за горло и сорвала с лошади. Ноги не касались земли, дыхание перехватило, кровь ударила в лицо. Уродливая морда минотавра, оскалившись, ухмылялась умирающему врагу. Внезапный удар справа, заставил хватку разжаться, и монстр, пошатнувшись, упал. Старый друг, все еще на коне, отсрочил гибель своего командира, хоть при этом, кривой меч другого рогатого, перерубил тело всадника от левого бедра, до правого плеча.

- спасибо старина, подожди немного, скоро я к тебе присоединюсь в нашем последнем походе.

Выхватив из ножен кинжал, старый командир, собрав последние силы, вонзил его в бедро ближайшего монстра, а затем провернул лезвие в ране. Вопль боли, ударил по ушам, с тем же эффектом, что мешок песка, при ударе по голове. Последнее воспоминание, это острие меча, с бешеной силой опускающееся на седую голову, и следующая за этим боль.

Кавалерийский отряд был разбит в считанные минуты, при этом, потери минотавров были в два раза меньше чем у людей, тощие же, вообще не пострадали, единственный из них кто принял участие в битве, отделался легким ранением в плечо.

ВЫБОР.

Мягко ступая по каменным ступеням винтовой лестницы, Циан с каждой секундой опускался все глубже под землю. Раздражение все нарастало, этому способствовали как гробовая тишина, так и колеблющийся свет от факела.

В каждом городе есть своя тюрьма, но в городе магов она особенная. Коридор, по обеим сторонам которого расположены два десятка камер, был построен на глубине ста метров от поверхности, а стены, были выложены из материала, подавляющего любую магию. Оставался вопрос, как заключенные выживают на такой глубине, без использования магии? Секрет заключался в архитектуре всего сооружения, и механическом насосе, непрерывно закачивающим свежий воздух под землю.

Кривая улыбка расчертила лицо Циана, когда он вспомнил стражников, даже не удосужившихся обыскать посетителя. Все жители этого города, слишком зависимы от магии и почти не могут прожить без нее. Конечно, выживать они будут в любом случае, но вот жить без использования чар, станет невыносимо. А ведь маг, практически не прятал оружие и инструменты, принесенные им в тюрьму, только меч оставил у входа.

В день инициации, девяносто процентов горожан, отправились на стадион, те же, кто остались, не горели желанием встретиться с "кровавой смертью". По главной улице можно было провести армию, и вряд ли кто ни будь, посмел помешать процессии. Немного жаль было оставлять Миру одну, в такое торжественное для нее время, но цель была слишком важна, что бы откладывать активные действия, ради мелочных желаний поддержать ученицу.

Лестница, наконец, закончилась, сразу же начался коридор с камерами. Ничего особенного, просто ниши, вырубленные в камне, закрытые толстыми решетками, лишенные любого освещения. Появление посетителя, вызвало бурную реакцию у заключенных, глаза которых от долгого нахождения в темноте, стали слезиться и болеть из-за факела. Со всех сторон посыпались ругательства и проклятия, но голоса были слабыми, так как маги, лишенные возможности колдовать, питались плохо и очень нерегулярно.

Циан прошествовал к дальней стене, где была оборудована особая клетка, для особого заключенного, содержавшегося в этом подземелье, уже две или три сотни лет. Единственный чародей, который раскрыл секрет бессмертия, но, обретя его, был лишен иных магических способностей. В одной из книг говорилось, что для того, что бы чувствовать себя живым, Каир, убивал всех кто попадался ему на глаза, иногда сжигая целые деревни. Так как его нельзя было казнить, магам пришлось поместить обезумевшего мага в эту тюрьму.

Прутья из закаленной стали, сплетенные в полый шар. Эта странная клетка, без единого намека на замок, висела на четырех цепях, закрепленных в потолке.

- ты принес мне поесть? - Низкий, рокочущий голос, исходил от человекоподобного существа, облаченного в грязные серые тряпки. Голову украшала копна волос, цвет которых когда-то был ярко рыжим, и вновь мог стать таковым, после нескольких часов мытья.

- нет. - Улыбаясь змеиной улыбкой, ответил Циан, встав в двух шагах от клетки.

- тогда, может быть ты хочешь посмеяться над великим мной? - Каир даже не смотрел на мага.

- и снова не угадал. Я пришел для того, что бы получить от тебя знания и помощь. Ведь ты, хоть и не можешь колдовать, но ведь не забыл свои старые разработки, огр?

Заключенный, наконец, поднял голову, и в свете факела, выражение его лица показалось угрожающим, но и заинтересованным. Желтые глаза, сверкали неугасимой жаждой крови, которая почти подавляла разум.

- Циан, если я не ошибаюсь. Да, это ты, наглый мальчишка. Я слышал, ты все же прикончил своего учителя, и уже ожидал увидеть тебя среди наших братьев.

- Каир, я тронут тем, что ты помнишь мое имя, ведь виделись мы всего один раз. Однако, раз уж ты, помнишь меня, значит, не забыл и про свою работу. Предлагаю тебе такой договор, Каир, ты станешь моим телохранителем и консультантом в области теории магии, а я, вытащу тебя отсюда, и дам оружие, артефакт, которым сможет пользоваться даже чародей, лишенный магии. Времени у нас не много, так что я жду ответа.

- сколько времени? - Пророкотал Каир.

- что? - Циан непонимающе поднял брови.

- сколько времени я должен буду служить тебе? - Огр, приподнялся на локте.

- пока я не умру. Не беспокойся, бессмертие не входит в мои планы, так что срок службы, не затянется больше чем на пару сотен лет.

- хорошо, я согласен. - Каир оскалился белыми клыками. - Только вот, как ты собираешься вывести меня из города, боец я не важный, после стольких лет, даже мышцы стали тонкими как веревки.

- сегодня идет инициация, стража стянута к стадиону, тех же, кого мы встретим по пути, я смогу убить самостоятельно. - Успокоил заключенного маг, доставая из кармана тонкую проволоку.

- покажи левую руку. - Внезапно потребовал Каир.

Циан не стал возражать, вытянул вперед левую руку и закатал рукав плаща до середины предплечья. Пальцы и половина кисти, уже превратились в серый камень, и тело продолжало медленное превращение.

- у тебя три года. - Констатировал Каир. - Это была старая ведьма, ведь так?

- да. - Кивнул Циан, засунув проволоку в скважину замка, спрятанного в сплетении прутьев.

Клетка открылась, Каир по кошачьи приземлился на пол, его глаза вспыхнули золотом, ослабшие мышцы напряглись.

- я чувствую кровь, близко, очень близко. Дай мне оружие, я хочу убивать, убивать, что бы чувствовать жизнь.

- позже, сперва нужно выбраться на поверхность, у меня уже голова кружится от вони, в которой ты и эти животные, жили здесь годами. - Маг развернулся, и твердым шагом направился к лестнице.

Один из чародеев, сидящих в зарешеченных нишах, подошел к прутьям, и, глядя вслед Циану, слабо прошептал:

- возьмите меня с собой, я готов на любые условия.

Каир среагировал моментально, оказавшись рядом с камерой, он одной рукой схватил несчастного за горло, а затем просто сжал пальцы, до тех пор, пока не услышал хруст. Он наслаждался видом искаженного лица, страха в глазах, и крови, которая заструилась из-под его пальцев.

- поспеши, стража не будит вечно сидеть, сложа руки, тем более, когда обнаружатся тела на лестнице. - Уже ступая на первые ступени, обратился Циан к Каиру.

Каир существенно приуменьшил свою физическую форму, клетка хоть и была несколько тесноватой, но позволяла выполнять некоторые силовые упражнения. Плюс ко всему, бессмертный маг был огром, единственным представителем этой расы, добившемся успеха в колдовстве. Что бы догнать Циана, ему не пришлось прилагать существенных усилий, и даже находясь на пять ступеней ниже чародея с зелеными волосами, он легко оценил, что как минимум на голову, выше своего временного господина.

Через некоторое время, обнаружилось первое тело. Стражник, был изломан как старая марионетка, ведь он прокатился ступенек пятьдесят, получив неплохое ускорение от ноги Циана, ударившей как раз между лопатками. Второе тело, принадлежало бородатому мужчине, лежащему на спине. Живот его был вспорот, лицо выражало крайнюю степень страданий.

- хе-хе, я уже начинаю тебя уважать. - Каир полюбовался страданиями, застывшими на лице мертвеца.

- они мне мешали, были бы помехой, и не дали бы освободить тебя. - Равнодушно пожал плечами Циан.

Каир оскалился, его губы растянулись в кровожадной усмешке.

- ты страшный человек парень, очень страшный. - Бессмертный наклонился к трупу, отцепил от его пояса ножны с коротким мечом. - Нужно найти нормальную одежду, надеюсь у ребят наверху, есть мой размер.

- на твоем месте, я бы на это не рассчитывал. - Циан провел рукой по длинной зеленой пряди. - Придется заглянуть в казарму к городской страже...

- ты серьезно? Мне-то без разницы, а вот тебя покромсают в фарш.

- городская стража есть не только здесь, за горами, например, в северных городах еще можно встретить огров полукровок.

- этих ублюдков? Да, их смерти меня развлекут.

- я начинаю сомневаться, кто из нас больший маньяк. В детстве, учитель часто избивал меня просто за то, что я просыпался слишком поздно, или рано, а потом и сам так же поступал со своими учениками. Был случай, когда под моим началом, отряд наемников истреблял поселения нимф...

- давай оставим трогательные воспоминания на то время, когда мне будит интересно их слушать. Например, никогда. - Шмыгнул носом Каир. - Я слышу голоса.

Дальше двигаться пришлось с осторожностью вора, крадущегося через собачий питомник. Циан первым добрался до выхода, и был сильно разочарован. Десяток стражников, довольно высоких и мускулистых мужчин, расположился вокруг стола для игры в кости. Им было наплевать на все вокруг, ругательства и радостные выкрики, чередовались с треском двух кубиков, бьющихся о стенки стакана.

- позволь, хозяин, я сам здесь разберусь. - Прошипел огр, стремительно проскакивая мимо Циана. Ему не нужно было разрешение, главное не получить запрета на замышленное действие.

Бой был коротким, собственно сопротивление успели оказать только двое, остальные даже не поняли, что произошло. Циану оставалось только наблюдать, как один за другим, стражники падают под ударами короткого меча. Двое бойцов, более молодых, чем остальные, находящихся дальше всех от входа в подземелье, отступили и дали слаженный отпор Каиру.

Выступив из темноты, Циан почувствовал, как его тело наполняется силой. С правой ладони сорвался сгусток мертвого огня, превратившего двух людей в живые факелы.

- ты, кажется, хотел сменить одежду, выбирай. - Циан пренебрежительно махнул рукой на трупы. - Кажется, нижнее белье тебе вполне подойдет.

Каир не стал привередничать, скинув свои тряпки, он начал раздевать убитых. Штаны одного толстяка, в ширину вполне подошли, зато в длину, едва закрывали колени. У самой большой куртки, пришлось оторвать рукава, получилась кожаная жилетка, не сходящаяся на груди, но прикрывающая спину. Обувь, при первом же взгляде, огр отказался от мысли хотя бы примерить что-либо из предоставленных образцов.

- разве ты не можешь создать, что ни будь магией? - Каир испытующе глянул на Циана.

- почему нет? Просто мне было интересно посмотреть на тебя в этих лохмотьях. - Маг усмехнулся, а затем закрыл глаза, и нарисовал в воздухе символ, вспыхнувший зеленым огнем и растворившийся.

Штаны быстро выросли, сели так, словно были сшиты специально для огромного огра. Жилетка так же увеличилась, швы стали более прочными, но рукава так и не выросли, только рваные края сгладились.

- про обувь забудь, я не сапожник, да и не портной, так что на большее не способен.

Каир проверил, насколько свободны его движения, а затем начал собирать оружие. Ножи и мечи, пара коротких секир, кистени и даже два шиповатых кастета. В итоге, бессмертный стал похож на ходячий арсенал, все его тело было обвешано железом, грудь перехватывали полтора десятка кожаных ремней.

- вот теперь, я готов двигаться.

- тогда поспешим, насколько я знаю Миру, она не задержится слишком надолго. Ведь я ее лично обучал боевой магии. - Циан побежал по одной из улиц, между серыми многоэтажными домами, похожими на прямоугольники. Огр легко поддерживал темп мага с зелеными волосами, за счет большего размаха ног при шаге.

Солнце медленно катилось по небосклону, заволакиваемому белой дымкой. Ветер шумел между домами, на улицах почти не было прохожих, те же, кто встречались на пути беглецов, спешили скрыться в переулках.

Мира еще никогда не чувствовала одиночество настолько отчетливо. В тот самый день, к которому она шла с восьми лет, учителя не было рядом, и ни друзей, ни родственников, ни даже простых знакомых... никто не хотел даже стоять рядом с ученицей "кровавой смерти", самого жестокого из магов современности.

Внешне, стадион был похож на опрокинутое колесо, в центре круглая площадка, вымощенная белым камнем, по расходящейся спирали, по кругу были установлены тысячи деревянных стульев.

В памяти снова и снова всплывали картины последнего дня, проведенного рядом с Цианом. Ничего особенного не происходило, но не пропадало ощущение неправильности всего происходящего. Весь день они просидели в небольшом трактире, учитель поглощал огромное количество алкоголя, и мягким голосом, неспеша рассказывал истории из своей жизни, дополняя их описанием создания тех, или иных заклинаний. Когда на улице потемнело, маг повел ученицу к музею, где началось настоящее действо.

Сперва Циан обезвредил охрану, при этом, никого не убив, а затем, одним жестом правой руки, раскурочил массивную металлическую дверь, защищенную амулетами и рунами. Все это сопровождалось гробовой тишиной, так как учитель установил огромный купол тишины, над всем зданием.

Пройдя через короткий коридор, два зала и поднявшись по лестнице на второй этаж, они оказались в комнате, где находился всего один экспонат. Все это время, обстановка не удивляла разнообразием, серые стены белые полы и потолки. Зато предмет, находящийся в кубе прозрачного льда, точно не являлся обыкновенной поделкой мага, или кузнеца, только если конечно они не работали вместе, одновременно сойдя с ума.

Кривой меч, внешняя сторона которого была гладкой и блестела как зеркало, внутренняя часть лезвия, зазубренная, больше напоминала пилу, используемую дровосеками. Рукоять, золотая, без украшений. Метал, из которого был выкован клинок, явственно отливал красным, и словно светился изнутри. При первом же взгляде на это, казалось бы, нелепое оружие, кровь холодела, дыхание перехватывало, хотелось бежать прочь, как можно быстрее и дальше.

- что это? - Мира едва выдавила из себя эти слова.

- разве ты не узнаешь, "меч богов"? - Циан криво усмехнулся. - Да, знаю, на картинках его изображают белым, сверкающим, вселяющим благоговение и трепет. Мало кто знает истинную историю этого клинка. Примерно сорок тысяч лет назад, верховный бог нашего мира, с помощью этой железяки, поверг страшных монстров, и воцарился на самой вершине власти. Только вот широким массам не говорят, что эти монстры на деле, были теми же богами, которые просто не пожелали склонить головы перед захватчиком. Артефакт же, был создан при помощи грандиозного жертвоприношения, во время которого, две древних расы прекратили свое существование. Представь себе, сотни тысяч жизней, были источником энергии. Подобная жестокость, не снилась ни одному живому существу, рожденному за все эти сорок тысяч лет.

Мира сглотнула, чувствуя, как в животе накапливается неприятный холодок.

- сейчас я растоплю лед, а ты возьмешь меч и положишь его на эту ткань. - Циан кинул на пол серую тряпку, которую выхватил из пространственного кармана. - Поспеши, стража начинает просыпаться.

- а почему не наоборот? - Мира отшатнулась назад, и инстинктивно сложила руки в защитном жесте.

- потому что, я так сказал. - Рявкнул маг, при этом его глаза, вспыхнули как два раскаленных угля. - Ну и еще, мне дорога моя жизнь. Не беспокойся, если бы я не ограждал тебя своей аурой, то меч вероятно уже поглотил бы твою душу. Не беспокойся, материя пропитана кровью дракона, закалена мертвым огнем, и в нити вмурованы темные духи, так что она полностью блокирует любую магию.

Сглотнув ком горечи, подкатившийся к горлу, Мира шагнула вперед. Лед, окружающий меч, моментально превратился в пар, а на девушку, обрушилась ярость артефакта, подпитываемая тысячами мертвых душ.