День решает все (fb2)

День решает все (Миры Содружества (Вселенная EVE-online): Перешагнуть пропасть-2)   (скачать) - Константин Николаевич Муравьев

Константин Муравьёв
ДЕНЬ РЕШАЕТ ВСЁ


ШАГ ТРЕТИЙ. МУСОРЩИК


Глава 1
ФРОНТИР. ГРАНИЦА ИМПЕРИИ АТАРАН И СВОБОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ
СТАНЦИЯ РЕКУРА № 4. НИЖНИЙ ТРИНАДЦАТЫЙ УРОВЕНЬ. ЖИЛОЙ СЕКТОР

Квартал был тих и пустынен.

Сверившись с картой на своем планшете, я нашёл ближайшее заведение общепита, помеченное хоть как и среднее по качеству и ценовому диапазону, но лучшее на нашем уровне, и зашагал в его направлении. Находилось оно на противоположной от моей квартиры стороне уровня.

Шагая по улице, я обратил внимание на то, что по мере приближения к кафетерию значительно повысилось качество домов и квартир людей, проживающих тут. Квартиры становились больше, и появилось что-то похожее на небольшие коттеджи, только встроенные в стены и перегородки уровня. Также теперь значительно чаще попадались небольшие кафетерии, которых с моей стороны жилого сектора не было в принципе, какие-то непонятные конторки, и, как ни странно, различные мелкие магазинчики, и не все они были продовольственными. Хотя я почему-то полагал, что все торговые точки находятся на торговом уровне. Но мое предположение оказалось неверным, что в принципе было правильным, ведь не каждый побежит за какой-то мелочью на несколько уровней вниз или вверх.

«Не удивлюсь, если это какие-то автоматизированные пункты приобретения доставки товаров, а основной офис находится где-нибудь на торговой площади», — подумал я, рассматривая одну из вывесок. Похожая на нее или точно такая же мне как раз встречалась на торговом уровне.

Так, неторопливо бредя в нужную сторону, я неожиданно расслышал какие-то шорохи и возню в небольшом закутке, как раз между двумя ближайшими коттеджами.

Любопытство было одним из моих пороков, и поэтому я недолго думая заглянул туда.

И увидел вполне обычную картину, правда которую совершенно не ожидал встретить тут, на станции.

Трое вооруженных чем-то наподобие шокеров мужиков нападали на не слишком крупную девушку, но как ни странно, у нее пока вполне сносно получалось отбиваться от них.

Правда, шансов у нее уже не было, ее загнали в угол, как раз в тот момент, когда я заглянул в этот проулок. Я застал момент, когда один из нападавших все-таки коснулся девушки своим оружием и в нее ударил разряд. После чего та свалилась без движения.

— Берите ее и уходим, — сказал тот, что и повалил девушку, — скоро здесь будет ее охрана. Включите глушилку и найдите маячок, — закончил распоряжаться он.

Как раз когда двое его помощников склонились над телом девушки, я решил действовать.

И практически мгновенно провалился в состояние замедленного времени, которое уже давно про себя стал именовать «боевым трансом», ведь все равно другого определения для него у меня не было.

Плавно и аккуратно зайдя за спину стоящему на ногах главарю нападавших, я вытащил правой рукой свой охотничий нож и, взяв его обратным хватом, нанес удар.

Целился я в уже знакомую точку на затылочной области головы противника.

И только нанеся удар, заметил, что и сам процесс нахождения в этом своеобразном трансе немного изменился.

Во-первых, нейросеть активно участвовала в процессе моего нахождения в трансе. Небольшой колонкой пошёл отсчёт длительности и прогнозное время для безопасного нахождения в нем.

Вторым открытием стало появление структурной трехмерной модели окружающего меня пространства, на которую я поначалу совершенно не обратил внимания. Она наложилась прямо поверх реальности, видимой мною. Это дало возможность ощутить или увидеть все возможные направления и вектора опасности. Оценить степень опасности того или иного предмета, как для меня лично, так и для выполнения поставленной передо мной цели.

На модели сейчас были четко видны все уязвимые точки находящихся в сфере моего влияния объектов, это касалось как людей, так и различных неживых предметов. И заметны они были гораздо лучше, да и было их гораздо больше, чем до того, как мне установили нейросеть.

Видимо, она более точно регистрировала полученную мной непонятно откуда информацию — возможно из того самого ментально-информационного поля, которое упоминала Кира — об объектах и визуализировала ее в моем сознании.

Я точно знал, куда нужно произвести удар, чтобы нанести тот или иной уровень повреждений каждому из находящихся тут противников. Но помимо этого я точно знал, как с минимальными затратам энергии вывести из строя любой находящийся тут объект, включая и оружие нападавших.

Третье. Точность движений и скорость реакции, а следовательно, и сила моего воздействия на внешнюю среду возросли еще в несколько раз, приходилось соотносить свои возросшие возможности с возможностями организма, и это тоже взяла на себя нейросеть. Она предупреждала о достижении некоего порогового значения и блокировала его превышение, позволяя организму работать в максимально возможном для него режиме. Правда это ограничение можно было снять, если потребуется, но пока я не видел в этом надобности.

Четвертое. Не знаю, заслуга ли это моей нейросети или нет, но я, находясь в трансе, стал чувствовать ту цепочку последовательных событий, которая вызывалась тем или иным моим действием. Правда, это своеобразное предвидение касалось только моих действий и распространялось всего на несколько секунд вперед, но для нахождения в трансе это были часы.

Пятое. Чем дольше я был в трансе, тем больше познавал его. Сейчас находясь в нем, я ясно ощутил некое окружающее меня поле, которое давало возможность подключаться к нему. Но сознательно что-то получить из него у меня пока не выходило, лишь опосредованно, через видимые поля других.

«Так вот откуда вся эта информация о противнике. Похоже, это и есть менто-информационное поле», — догадался я.

Осознание того, что я могу более плотно работать с ним, изменять его свойства и управлять его возможностями, закреплялось во мне с каждым мгновение, но сейчас у меня не хватало знаний даже на элементарные действия.

«Нужно учиться», — в который раз понял я и поставил еще одну галочку на память.

Но это оказалось еще не все. Далее в дело вступил искин. Он функционировал в роли тактического анализатора, представляя мне схемы и диаграммы оптимальных траекторий нанесения ударов и перемещения в заданном квадрате пространства. В общем, по сути, выполнял как раз то, для чего его и создали, только в менее глобальном масштабе. Правда постоянно твердил о том, что мне не хватает доступа для подключения тех или иных модулей или алгоритмов расчета.

Осознание изменений нахождения в трансе проскочило у меня мгновенно, не прошло и секунды реального времени.

А поэтому от моего удара не успело даже упасть тело, когда я оказался за спиной очередного третьего противника, тогда как второй его товарищ оказался напротив меня. Я умышленно встал так, чтобы тот, что напротив, не смог никоим образом заметить меня, как из-за своего сидящего напарника, так и из-за падающего главаря.

Сделал я это осознанно, помня о том, что у многих включено постоянное протоколирование через нейросеть.

Именно этот второй, сидящий ко мне лицом, и стал моей следующей целью, хотя ближе находился последний противник, но у меня не было желания попасть на глаза второму и засветиться перед этими непонятными господами.

Поэтому он и получил мгновенный удар ногой в область переносицы, так как очень удобно сидел на корточках как раз на расстоянии вытянутой руки напротив.

В последний момент мне пришлось сдержать силу удара, чтобы повреждения были минимальными, я пока не понимал, нужно ли ввязываться в глобальные проблемы с летальным исходом у моих противников. А поэтому решил, что пока не разобрался более подробно в происходящем, то постараюсь обойтись без трупов.

Последний противник отключился, так ничего не поняв, от уже неоднократно отработанного удара в район основания затылочной области черепа.

Когда последний из противников был выведен из строя, я все еще находился в состоянии транса, и четко ощутил, что моей безопасности тут и сейчас ничто не угрожает.

И только после этого выпал в реальный мир, в свое нормальное состояние.

Пользу от работы нейросети я ощутил даже сейчас: отсутствовал всякий постэффект или состояние отката организма от пребывания в боевом трансе, который наступал всегда прежде. Ограничители действительно работали, и хоть я и ощущал то, что сейчас работал на максимуме своих физических возможностей, но никакого реального ущерба моему здоровью это не принесло. Только пользу, как подметил искин: нахождение и работа в трансовом состоянии многократно ускорили процессы роста и формирования нервных нитей и окончаний, мышечных тканей, а также укрепление общей костной структуры.

«Ведь и правда, то, что меня не убьёт, сделает только сильнее», — подумал я и обратил внимание на валяющееся у меня под ногами тело одного из противников.

«Интересно, сколько эти тела будут без сознания», — задумался я, слегка попинав ногой ближайшее из них. В том, что все они остались живы, у меня была полная уверенность.

Ответ мне предоставила Кира:

— Минимальное время до прихода в сознание десять минут пятнадцать секунд.

Из чего следовал вывод, что время у меня есть.

Было желание обыскать тела, но оставлять следов не хотелось, пока я действовал чисто и аккуратно, и желательно так продолжать и впредь.

— Кира, можешь просканировать тела на предмет наличия различных полезных нам вещей? — попросил я искин, для того чтобы не лазить везде подряд.

— Выполняю, — ответила Кира.

И через пару секунд на внутренний интерфейс нейросети поступила информация и трехмерная модель с расположением тел, и те места, где Кирой были обнаружены предметы.

Просканированы были не только тела противников, но и лежащая у стены дома девушку, а также пространство всего закутка, где я сейчас находился.

Сканирование обнаружило несколько любопытных предметов.

Первыми шли три ударника серии «Шокер-9000», это были как раз то самое оружие, с которым лежащие у моих ног нападали на девушку. Далее в списке значился всеволновой нейтрализатор «Тишина-5МК».

«Похоже, это и была та самая глушилка, о которой говорили нападающие», — понял я.

Далее было найдено три банковских чипа на анонимного предъявителя, у каждого по одному, и у главаря было обнаружено дополнительное оружие — бластер «Ураган-700Р», военного образца. Запрещенный для ношения по станции. В дополнение искин меня предупредил, что бластер именной и с привязкой к владельцу.

У девушки абсолютно ничего найдено не было, кроме тревожной кнопки, передающей сигнал спасения и ее текущее местоположение. Правда, сейчас он был блокирован глушилкой.

Получив эти сведения, я ножом аккуратно извлек чипы из карманов комбинезонов бесчувственных тел.

«Деньги лишними не бывают», — решил я.

После этого подобрал все шокеры и закинул их в свой рюкзак, который на автомате захватил, выходя из квартиры, хоть он и был пустой. Как знал, что пригодится.

Глушилку пока трогать не стал.

И только после этого у меня появилось время поближе и получше рассмотреть спасенную девушку.

«Теперь я понимаю, что спутать Элею с эльфийкой мог только слепец», — а передо мною сейчас явно лежала девушка-эльф, ну или как их тут среди звезд называют, я не знаю.

«Красиво, тут есть от чего с ума сойти», — разглядывая ее будто сошедшее сказки аристократическое лицо с огромными, сейчас закрытыми, глазами. Красивыми нежными и чувственными губами, маленьким аккуратным носиком и копной волшебных волос темно-фиолетового цвета, разметавшихся по полу.

Фигурка девушки была на удивление стройной и пропорциональной, с отлично видимыми бугорками грудей.

Смотря на нее, я поймал себя на мысли о том, что непроизвольно думаю, как Голлум из «Властелина колец: „Моя прелесть“»! И это несколько отрезвило меня.

Я перестал смотреть на девушку, слишком ее созерцание завораживало меня.

«Вот истинная магия красоты, — подумал я, но вспомнив о телах лежащих тут же, решил: — Правда, есть и те, кто к этому абсолютно равнодушен. Интересно, что им было от нее нужно?»

Поднявшись, я хотел передвинуться поближе к девушке, но тут у меня в голове набатом забили тревогу колокола.

Поэтому, подхватив девушку на руки, я захватил глушилку, чтобы девушку пока не могли отследить, и помчался со всей доступной мне скоростью в направлении своей квартиры.

Но видимо, не успел, так как оттуда, куда я как раз и хотел идти, послышались торопливые шаги. Я свернул в ближайшую щель между домами и притаился.

С двух сторон на улицу, по которой я только что бежал, выскочило шестнадцать вооруженных людей в черных и темно-фиолетовых армейских спецкостюмах, по восемь бойцов с каждого направления.

— Ищите здесь, — распорядился один из них, показывая как раз на тот проулок, где на девушку было совершено нападение, — последний ее сигнал был оттуда.

И он направился туда вслед за несколькими людьми.

Но не успел он сделать и двух шагов, как ему навстречу выскочил один из бойцов.

— Там ее нет. Только тела наемников.

— Как нет? — и, судя по всему, главный в их команде метнулся в тупичок между домами.

Через несколько минут он вышел, задумчиво осматриваясь по сторонам.

— Это они. Но ее с ними не было.

— Может, она смогла отбиться от них и сбежать? — спросил все тот же бойкий боец, который первым проверил проулок.

— Нет. Там были профессионалы, у нее не тот уровень подготовки, чтобы справиться с ними, тут был кто-то еще.

— Но тогда где дочь посла? — задал вопрос другой боец.

— Не знаю, эти станции людей, как круховы (кто-то наподобии крота) норы, все изъедены дырами и ходами. Ее давно может уже не быть на этом уровне.

— Что тогда сообщить ее отцу?

— Пусть готовится вступить с ними в переговоры и тянет время, а мы будем ее искать дальше, и если понадобится — перевернем всю станцию вверх дном.

— Так и сделаю, — ответил боец и замер на несколько секунд.

Я же из всего этого сделал всего один вывод. Это не враги девушки.

И поэтому аккуратно уложил ее на пол в проходе между домами, а сам отошёл за угол ближайшего коттеджа и, забравшись на какую-то трубу, проскользнул на его крышу.

Осмотревшись, что из прохода мня не видно, а с крыши коттеджа легко можно попасть в технический туннель, который, судя по карте, ведет на верхний уровень, я поставил перед собой глушилку.

Разобраться в принципах ее работы после общения с нейросетью, искином или хотя-бы погрузчиком мне показалось достаточно просто, и я, еще раз посмотрев на девушку, отключил ее.

* * *

— Полковник, — вдруг заорал один из бойцов.

— Что? — удивился такой несдержанности полковник Управления внешней разведки империи Аграф Кларус Гор о'Хаар.

— Принцесса там, — сказал солдат из охраны посольства, несший сканер и поднявший переполох сейчас.

Он показывал на небольшой проем между домами в тридцати метрах дальше по улице.

— Быстро туда, — распорядился Кларус.

И бойцы, оставив на месте обездвиженных наёмников, напавших на посольство и похитивших принцессу, быстро побежали к нужному коттеджу.

Рассредоточились напротив указанной небольшой щели между домами, и один из них сначала закинул туда маленький серебристый шарик, и только потом, со словами:

— Чисто, — запрыгнул внутрь.

Правда, следом за ним туда проникнуть никто не успел, так как он сразу же сообщил:

— Она здесь.

И вышел назад.

— Полковник, я ничего трогать не стал, чтобы вы могли осмотреть все на месте.

— Правильно сделал, — похвалил подчинённого Кларус и протиснулся в эту небольшую щель.

Для его широкой фигуры она была тесновата.

Девушку он увидел прямо перед собой, она была аккуратно уложена в проход таким образом, чтобы ее сразу заметили, как только войдут сюда. Это было сделано специально, а значит, кто-то хотел, чтобы они ее нашли.

«Спасибо», — мысленно поблагодарил он этого неизвестного и неуклюже присел в проходе, подняв на руки свою племянницу.

Он не показывал тех чувств, что захватили его, когда пришло сообщение о том, что ее похитили.

Но сейчас напряжение и опасения за жизнь девушки спали, и он нежно прижал ее к себе.

Как раз в этот момент она и пришла в себя.

— Дядя, — произнесла она и обняла его за шею, — как же я рада, что вы успели мне помочь!

Он же задумчиво посмотрел в проход между домами, из которого только что выбрался, потом на тот тупичок, где сейчас приходили в себя захваченные наемники, а затем погладил свою племянницу по голове и, не выпуская из рук, тихонько спросил:

— Что ты помнишь из произошедшего?

Девушка немного подумала и, собравшись с мыслями, приготовилась отвечать.

Растерянность, только что присутствовавшая на ее лице, исчезла без следа.

«Истинная дочь своего отца», — подумал полковник глядя на нее.

— Достаточно хорошо я помню само нападение на зал приемов в посольстве, — начала перечислять она. — Как нас начали забрасывать гранатами с усыпляющим полем, еще я помню момент, будто в зал вошел директор «БиоГена» Кертис и указал на меня пальцем, но это было как во сне, перед тем как я потеряла сознание. Очнулась я уже на этом уровне, когда те трое, — и девушка кивнула в сторону сидящих у стены наёмников, — выносили меня с подъёмника. Они, видимо, не ожидали, что я так быстро приду в себя, поэтому у меня было немного времени на восстановление сил, пока не подошёл следующий лифт на нижний уровень, а судя по их разговорам, они направлялись именно туда. Как только начала открываться дверь и они оглянулись на нее, выпустив меня из поля зрения, я убежала от них. Но они это заметили и бросились за мной. Я активировала тревожную кнопку, как только пришла в себя, и поэтому мне просто было необходимо дождаться вашего прибытия. Но силы не успели восстановиться полностью, и поэтому я стала быстро уставать. Чтобы потянуть немного время и постараться хоть капельку прийти в себя, я забежала в тот проулок, где вы меня нашли, — и девушка вновь показала на проход, видимый на противоположной стороне улицы, — так как думала, он проходной, и оказалась в тупике. Спрятаться надолго от них не удалось. И они быстро меня нашли. Завязалась драка, но долго отбиваться от них у меня не получилось, тем более они были вооружены ударниками, и в конечном итоге один из них, тот, что командовал погоней, подловил меня на выпаде и коснулся ударником. А дальше, открыв глаза, я увидела твое лицо. Это все. Еще раз спасибо, что так быстро смогли меня отыскать и прибыть на место.

На этом девушка закончила свой рассказ, но заметив немного напряженный и задумчивый взгляд своего дяди, уточнила:

— Что-то не так?

— Не знаю, — ответил он, — однако нашли мы тебя не в том проулке, а в этом, — и он показал себе за спину, — кто-то очень аккуратно вырубил напавших на тебя наемников, при этом оставшись незамеченным, и перенес тебя в это место. Прошло с того момента примерно десять минут. У твоего спасителя была возможность как скрыться вместе с тобой, так и оставить тебя здесь. Последнее он и сделал, но предварительно выяснил наши намерения, и только убедившись, что мы тебе не враги, позволил твоему маячку сработать. Думаю, этот кто-то воспользовался глушилкой, которую использовали похитители.

— А кто это тогда может быть? — удивленно спросила девушка. — Я никого не знаю на станции.

— Возможно, это был твой ангел-хранитель, — погладив девушку по волосам, с какой-то затаенной надеждой сказал полковник, — но главное, я рад тому, что он появился здесь так вовремя и помог тебе. Я тоже не знаю, кто он, но этот некто должен очень быстро соображать, чтобы без подготовки провернуть то, что он здесь сделал. У такого человека или аграфа должен быть большой опыт в проведении подобного рода операций. Ведь даже я бы не смог так точно и дерзко провести акцию твоего освобождения, не совершив ни единой промашки. А эта мгновенная идея по использованию глушилки наемников для того, чтобы временно скрыть тебя от чужих глаз и разобраться в обстановке? Ведь до того как он ее увидел, он не мог о ней знать. Поэтому я склонен искать твоего спасителя среди бывших диверсантов, разведчиков, оперативных агентов или бойцов спецподразделений.

— Думаешь, мы сможем его найти? — с интересом спросила девушка.

— Хочешь поблагодарить своего спасителя, — улыбнувшись, спросил он, — как положено у нас? — И, не сдержавшись, засмеялся во весь голос.

— Нет, конечно, — смутилась девушка, — я ведь не знаю, кто он.

— Ну, по мне особой разницы нет, — все еще продолжал подтрунивать над племянницей полковник, полностью успокоившийся и пришедший в себя.

Сейчас можно выдохнуть спокойно, больше он не допустит подобной оплошности, а тех, кто устроил это нападение, он найдет.

Это был только вопрос времени, и благодаря неизвестному спасителю в нем теперь ограничения не было.

— Что ты говоришь, дядя, — удивилась девушка, воспринявшая его слова всерьез, — как можно?

— Да успокойся, шучу я, — усмехнулся в ее удивленные красивые фиалковые глаза Кларус. — Никто тебя замуж за него не выдает. Тем более если это тот, о ком я говорил, то найти его будет проблематично, особенно если он сам этого не захочет. Так что думаю, не быть тебе его суженой, — и он опять улыбнулся.

— Дядя! — возмутилась девушка и очень мило покраснела.

Такой он не помнил Элину с тех пор, как случайно застукал ее у себя в доме целующейся с каким-то молодым офицером.

— Знаешь, сейчас ты очень похожа на свою маму, — вдруг сказал он, — такая же красавица, как она.

— Спасибо, — еще больше покраснела девушка.

— Не смущайся, это чистая правда. Вон, все мои парни от тебя глаз не могут отвести, видела бы ты, сколько добровольцев было, когда я экстренно собирал отряд, чтобы организовать поисковую и штурмовую группу. Но обломались мальчики, кто-то их очень качественно обошёл.

Сказав это, он подумал: «Кто же ты, наш неожиданный спаситель?» — у опытного разведчика, уже несколько сотен лет состоящего на службе, было сильное предчувствие, что они еще встретятся.

— Подождем, — пробормотал он, на что девушка, все еще находящаяся у него на руках, спросила.

— Что?

— Да так, мысли вслух, — ответил он и обратил внимание на подъехавший автокар. — Все собираемся и уезжаем, — велел он, — да и не забудьте погрузить наших гостей, — намекнул он на обездвиженных наемников. — К ним накопилось несколько вопросов.

Перед отъездом, полковник еще раз осмотрел улицу уходящую вдаль.

«А ведь ты меня видишь», — ясно ощутил полковник и впервые по-настоящему поразился — ментальный сканер, который они использовали, не регистрировал в пределах радиуса своего действия никаких существ, кроме тех, что находились в домах, но он точно знал, — их спасителя среди них не было.

А через несколько минут о том, что тут происходили какие-то события, не напоминало уже ничто.

Когда кар скрылся в подъёмнике, на крыше одного из коттеджей появилась фигура человека, она неторопливо спустилась вниз, а затем, завернув в один из проулков, растворилась в полумраке.


Глава 2
ФРОНТИР. ГРАНИЦА ИМПЕРИИ АТАРАН И СВОБОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ
СТАНЦИЯ РЕКУРА № 4. ТЕРРИТОРИЯ СТАНЦИИ. БАР «ГОЛОДНЫЙ ТРОЛЛЬ»

«Это были точно ее друзья», — анализировал я увиденное.

Мне было все достаточно хорошо видно, но я забрался высоковато и не слышал тихого разговора девушки и полковника, однако даже отсюда была хорошо заметно его искренняя радость от того, что ее удалось найти и спасти.

Да и девушка его явно узнала и обрадовалась. Когда девушка очнулась и полковник вынес ее из полумрака закутка, то мне удалось разглядеть ее изумительные, волшебные прекраснейшие глаза глубокого фиалкового цвета.

И мысль «моя прелесть», опять забралась в мою душу, но видимо, именно эта мысль и была настолько хорошим отравителем для меня, что я практически мгновенно пришёл в себя.

Дальше я уже вполне спокойно дождался их отъезда, попутно нагрузив Киру дополнительным поиском информации по всем этим людям.

Когда странная, несколько приплюснутая платформа, в которую загрузились бойцы небольшого отряда и девушка, без каких-либо колес передвигающаяся, видимо на каком-то антиграве или силовом поле, скрылась за дверью подъёмника, я все-таки вспомнил о том, что до сих пор не завтракал, а времени для этого оставалось не очень много.

Поэтому я достал карту и выстроил маршрут с наименьшим расстоянием до обнаруженного мною кафе и, спустившись вниз, направился в его сторону.

Кафе, как оказалось, было очень недалеко от места событий, я не дошёл до него буквально полквартала, правда если двигаться по прямой.

Кстати, карта вырисовала еще какой-то дополнительный и странный маршрут, который проходил по верхнему уровню коммуникаций этого модуля станции и силовым шахтам. При движении по нему мне удалось бы дойти до кафе еще быстрее, но я отмел этот маршрут из-за полной его непонятности, так как при движении с крыши коттеджа мне было предложено забраться вверх к тому люку, что я видел над ней и начать свой путь именно с него.

Кафе, если честно, мало чем отличалось от нашего «Макдональдса», только живых кассиров и продавцов заменили автоматы.

Я сел за ближайший свободный столик, благо они все были пусты, и, открыв меню, заказал себе завтрак, больше ориентируясь по картинкам и своему первому впечатлению, чем по описанию блюда, тем более оно мне все равно ничего не говорило. А вот напиток, который был мне нужен, назывался «Граб», и я его нашёл мгновенно, он был первым в списке. Я заказал сразу несколько кружек. Одну, из которых выпил для затравки, четыре с половиной слил во фляжку, а полторы последние оставил на сам завтрак.

Через мгновение принесли блюда и выставили счет, он оказался не так и велик, я почему-то рассчитывал на гораздо большую стоимость.

— Четыре кредита, — пропел автомат.

— Или здесь такие невысокие цены на продукты питания, особенно не в слишком фешенебельных районах, или я попал на какую-то скидку, — пробормотал я, пробуя первое блюдо — заказал-то я целых три.

Как оказалось, были верны оба мои предположения: здесь с продуктами все гораздо проще и дешевле. На станции были невысокие цены на пищу, изготовленную из синтетических продуктов питания, которые и подавали здесь. Я, если честно, разницы не заметил. Дорого же стоили только натуральные продукты, которых на станции было не много, и которые выращивались на ближайших планетах, а потом доставлялись сюда колонистами. Но кроме недорогой еды я также попал на скидку, заказав сразу четыре блюда, включая напиток. Как итог, я позавтракал вполне прилично и плотно, правда не съев все-таки одно блюдо, хоть оно и выглядело очень заманчиво и привлекательно, но организм особенно настойчиво рекомендовал отказаться от его потребления. И я его послушался.

Но и того, что съел, было с избытком.

Платить четыре кредита за завтрак с основного счета было не очень выгодно и удобно, а поэтому я завел себе второй счет на мелкие расходы, и перевел туда тысячу семисот двадцать кредитов. Немного подумав, я дал распоряжение по основному главному счету производить пополнение второго остатками сумм, если они не превышали ста кредитов.

После этого я понял, что нужно поторапливаться, правда после завтрака идти-то особо пока никуда не хотелось.

Однако мне нужно было попасть в Департамент контроля станции Рекура 4, и следовать инструкциям, выданным Круфом:

«К девяти часам необходимо явиться в Департамент контроля, формально устроиться на работу и зарегистрироваться у них в базе сотрудников. Оформить на себя погрузчик, номер которого был записан на чипе. После чего загрузить себе коды доступа к нему, скачав их из базы Департамента по контролю. Затем зарегистрироваться и авторизоваться на их доске объявлений, взять себе несколько несложных заданий».

Перебрав в уме этот небольшой список поручений, я заспешил в Департамент контроля. Карта утверждала, что мне до него добираться двадцать минут. Как раз успеваю к началу их работы.

Дошёл я даже быстрее, так как после завтрака мне почему-то захотелось не как всем нормальным людям — поваляться на диванчике и завязать жирок, а пробежаться.

Карта, видимо, скорректировала скорость моего передвижения и сообщила, что на месте я буду уже через двенадцать минут. Я насквозь пробежал четыре уровня вверх, включая Торговую площадь и наш Департамент исследований, воспользовавшись каким-то очень удобным техническим туннелем, выходы из которого были только в определенные секции станции, но мне он подошёл. Я как раз вышел недалеко от входа в Департамент контроля станции.

Войдя, я первым делом постарался отыскать нужного мне чиновника, чтобы передать ему свое направление на работу и официально устроиться на нее. На глаза мне попался кабинет с названием «Отдел приема и оформления персонала станции Рекура 4». Туда я и вошёл, предварительно постучавшись.

«Непонятно, как тут необходимо уведомлять о своем присутствии».

За столом сидела довольно молодая девушка и попивала какой-то напиток из кружки, при этом, видимо, общаясь с кем-то по нейросети.

Но я нарушил ее идиллию, и присел на стул напротив.

— Добрый день, вернее утро, а я к вам. Мне хотелось бы формально устроиться на свою должность по направлению из Департамента исследований, вполне вежливо поздоровался я с девушкой и протянул ей свое направление на работу, выданное Круфом.

Она на автомате взяла его, потом вставила в аналогичный моему устройству, но без искина, считыватель на руке, и только после этого опомнилась и постаралась выставить меня из кабинета, ссылаясь на то, что у нее много дел и вообще она сейчас жутко занята. И мне нужно подойти попозже. Правда, судя по ее интонации, это было извечное «приходите завтра».

«И тут одно и то же», — подумал я, смотря на эту миловидную и, казалось, вроде как неглупую девушку, которая при этом нагло мне врала прямо в глаза. — «Придется учить», — закончил я свою мысль.

Никогда особо не любил бюрократов и их секретарей, а сейчас при взгляде на эту девушку у меня складывалось именно такое мнение о ней. Только я не мог определиться, к кому она относилась вернее, все-таки секретарши мне были больше симпатичны, особенно если это молоденькие, хоть и несколько высокомерные дамочки.

Но начав говорить, она выдала свою породу. Не слишком умная и не очень дальновидная секретарша.

Поэтому напустив на себя побольше наглости, и взяв из вазочки у нее на столе какую-то непонятную сладость (кстати, оказалось вкусно), я сообщил ей, что подожду, пока она не освободится, здесь, тихонечко так посижу тут в уголке. Мол, мне особо пока спешить некуда.

После чего стал с настойчивым интересом заглядывать ей в вырез блузки, а он больше показывал, чем старался скрыть, что мне было только на руку. Я делал такой заинтересованный и озабоченный вид, будто смог увидеть не только цвет ее нижнего белья. При этом комментируя увиденное и рассуждая на тему непропорциональных грудей и не слишком скрывающего недостатки утягивающего и поддерживающего белья.

Кстати, девушка была вполне симпатичная, просто разговор у нас изначально начался не в том ключе.

При этом я непрестанно рылся в аккуратно разложенных у нее на столе чипах и каких-то карточках, приводя их в идеально хаотичный порядок.

Для надежности эффекта ронял каждый второй предмет на пол и со слоновьей грацией лез его доставать, между делом комментируя увиденное там.

А посмотреть было на что: девушка, между прочим, была одета в коротенькую юбочку. И потому из-под стола открывался отличный вид на ее симпатичные и стройненькие ножки. Правда, в моей интерпретации это были какие-то кривые и короткие прутики да коряжки.

И так несколько раз подряд с новыми и новыми подробностями. Фантазия у меня оказалась богатая, сам от себя такого не ожидал. Во мне, оказывается, скрывался великий актер, по крайней мере судя по реакции девушки, сидящей напротив.

Эта деловая и несколько заносчивая дамочка быстро потеряла вес свой апломб и не выдержала уже на пятой минуте такого приятного и занимательного времяпрепровождения со мной, в результате чего принялась срочно оформлять меня на работу.

Увидев мою специальность, лишь пренебрежительно хмыкнула, но я к ее реакции проявил такой живой и всепоглощающий ее моими руками интерес, что она, уже не сдерживаясь, со всевозможной скоростью продолжила выполнять свою работу.

Оказалось, что все можно сделать здесь и сейчас, и очень быстро, не покидая одного кабинета, лишь бы не дай бог я не появился здесь еще раз.

Она самостоятельно зарегистрировала меня в их базе данных, и я быстро смог привязать свою нейросеть для доступа к ней и к доске объявлений Департамента.

Посмотрев на мое дебильное выражения лица (я ведь очень старался) и решив, что видеть его здесь еще раз она ни имеет никакого желания, девушка даже погрузчик оформила на меня по своей, так сказать, доброте душевной. И похоже, так торопилась, что приписала ко мне их целых две штуки: тот, который я и просил, и какой-то стоящий на складе рядом с ним. Я возмущаться не стал, все равно их мне отдавали в кредит по цене одного. Кроме них мне еще и какой-то промышленный комплекс по утилизации сырья в договор впихнули. Да и условия кредитования на приобретение всей этой техники в частную собственность девушка постаралась сделать для меня минимальными, правда она не поняла, почему банк согласился на это. Видимо, была у нее подспудная надежда посадить меня в кабалу к банку за очень большие проценты, но этого не произошло.

А вот у меня самого было подозрение, что помог мне в этом мой невысокий интеллектуальный индекс по версии Содружества. Как раз в момент заключения договора мне на нейросеть из банка был скинут запрос о моих ментально-интеллектуальных параметрах. И получив мой ответ, там посчитали, что даже такой небольшой процент, какой был назначен, для меня будет вернуть проблематично.

Но главным было то, что займ мне оформили. Правда денег я так и не увидел, а смог зафиксировать лишь прохождение транзакции и перевод средств на счет Департамента по контролю станции.

После этого мне практически мгновенно пришло сообщение с кодами доступа к обоим погрузчикам и промышленному комплексу.

«И что мне с ними двумя делать-то? — задался вопросом я. — Я и одним-то еще ни разу не управлял. А тут сразу два. Да еще и комплекс. Я думал, мне нужно будет просто им пользоваться, но не настраивать. А ладно, не русский, я что ли? Утро вечера мудренее. Потом с ними разберусь».

Получение мною доступа к доске объявлений проходило несколько дольше, чем я ожидал. Вызвано это было тем, что «доска объявлений» — это просто собирательное название, а на самом деле это объединённое в одно виртуальное пространство множество объявлений и заданий, выставленных различными департаментами, государственными учреждениями, компаниями, корпорациями и предприятиями, находящимися в неких договорных отношениях со станцией. И везде мне необходимо было пройти авторизацию и привязку к локальному аккаунту, и выполнялось это с уровнями доступа к данным именно как служащему станции. В этом, кстати, оказался один из плюсов работы в штате станции, у меня был полный доступ ко всем выставленным объявлениям и заданиям, даже несмотря на то что я был простым «мусорщиком».

После того как моя регистрация завершилась успешно, девушка сообщила:

— Задания ты сможешь брать из любого места станции, не обязательно при этом находиться тут в департаменте, — и постаралась голосом выделить последние слова, затем продолжила. — Вообще работники из обслуживающего персонала станции тут не появляются. Все, что им необходимо, а это доступ к базе данных департамента и доске объявлений, они могут получить через сеть станции. Даже погрузчик вызвать к месту работы со склада можно через сеть, — постаралась убедить меня она в отсутствии надобности моего нахождения здесь.

Я же, если уж подливать масла в огонь, то до конца, сказал:

— Но здесь так хорошо. Столько интересных и вкусных вещей, — а потом плотоядным взглядом оглядел девушку, сидящую напротив меня, и взял еще одну сладость из вазочки.

«Интересно, если спросить, скажет, что это такое?» — подумал я о конфетах.

Но, похоже, именно это и послужило последней каплей, правда я не понял, что было тому причиной: взгляд, слова или конфета.

Она решила мне подгадить и по-тихому отомстить.

А поэтому елейным голоском, которым только мед подслащивать, предложила мне вступить в программы по «Утилизации и конверсии вооружений», программу «Исследователь», ну и заодно компанию программу «Наемник».

Вкратце — это специальные бонусные программы по различным направлениям деятельности, которые при определенных условиях повышали цену выполнения того или иного задания.

«Утилизация и конверсия вооружений» — это мой прямой профиль работ, и по каждому подтвержденному объекту мне начислялись определенные проценты и бонусные балы в зависимости от класса его опасности. С увеличением суммы бонусных баллов возрастал процент и выдавались дополнительные льготы в виде сервисных кодов доступа к устаревшему оборудованию того или иного типа техники.

Программа бонусов «Исследователь» была полностью завязана на научно-исследовательскую деятельность и полагалась мне вроде как по принципу принадлежности к Департаменту по исследованиям. Система бонусов и льгот была аналогична предыдущей программе и не вызывала вопросов. Единственным отличием была градация по сложности проводимых работ, а не по степени их опасности.

Последней была программа «Наемник». В ней оказалось все гораздо проще. Там существовала своя частная доска объявлений, и можно было ее просматривать и брать на выполнение те или иные задания. Все бонусы, оплата и условия завершения задания были описаны в нем самом.

Чем привязка к этим бонусным программам должна была навредить мне, я так и не понял. Если честно, видел в них только одну пользу, и больше ничего. Разве что небольшие отчисления с каждого бонуса, но это не минус, на мой взгляд.

Поэтому я, подумав немного, согласился. Для девушки же это выглядело так, будто во мне победила алчность, хотя если честно, то так оно и было.

На этом наше общение с этой деловой леди подошло к концу. Уже выходя, я по привычке сказал:

— До скорого свидания.

И увидел такое испуганное выражение на лице девушки, что понял, что немного переборщил с психологическим давлением.

Правда, уже закрывая дверь, услышал, как она кому-то жаловалась:

— Неотесанный варвар! Дикарь необразованный! Болван неуклюжий! Имбецил здоровенный! Да, из последнего набора. Маньяк он! Прямо тут на столе чуть меня не изнасиловал. Не хотела, естественно. Делай что хочешь, но ставь охранного дроида у входа. Ставь, я сказала, или работай тут сам. Иначе ты меня больше не увидишь и будешь спать только со своей «милой» жабой-женой. Все, разговор закончен.

«Бюрократ и присоска», — понял я и решил все-таки спросить у нее про конфеты.

И вернулся обратно.

Аккуратно так постучал в дверь и вошёл в кабинет.

И мне сразу прилетело в лицо:

— Мне некогда, я занята. Выйдите и закройте дверь.

Но я ведь пришёл не за этим, и поэтому ответил.

— А это опять я. Соскучился. Захотелось поговорить с красивой девушкой.

И с уже прилипшей ко мне маской «туповатого варвара» уставился на нее озабоченным, масляным, собственническим взглядом.

Такого эффекта я сам не ожидал.

Девушка села там, где стояла, при этом немного промазав мимо стула.

— Всегда знал, что сила моего обаяния безгранична и, увидев меня, девушки сразу падают к моим ногам, — самодовольно прокомментировал я ее теперешнее положение.

А затем продолжил, подойдя к ее столу, даже не стараясь ей помочь, так как в этом случае эффект был более наглядным и значимым.

— Я чего зашёл, — и протянул руку к вазочке, вытащив из нее все оставшиеся там конфеты, одну из которых предложил девушке и спросил. — Будешь?

Она отрицательно покачала головой.

— А я съем, пожалуй, еще парочку. Так чего я зашёл-то? — и посмотрел на нее сверху вниз.

— Какая вкусняшка, — прокомментировал я не понятно что: то ли конфету, то ли ее, все еще полулежащую на полу.

— А… вспомнил, — со счастливым лицом, будто решил сложнейшую задачу, воскликнул я, — это чего такое и как называется? — и потряс у нее перед лицом одной из конфет.

— Лирийские сладости, — заторможенно ответила девушка, — называются «Кириф».

— Понятно, — радостно оскалился я и направился к двери, но на пороге обернулся и, подмигнув, сказал ей: — Не прощаюсь.

А затем вышел в коридор.

Никаких комментариев своего визита я больше не слышал, правда и дверь в этот раз была закрыта достаточно плотно.

Немного поразвлёкшись и здорово подняв себе этим спектаклем настроение, я вспомнил одно выражение. «Не сделал людям пакости с утра — день прошёл зря».

И прокомментировав таким способом произошедшую ситуацию, я пошёл на склады, где должны были находиться мои погрузчики.

Задания я пока все-таки брать не стал, послушался совета девушки, не так он был и плох.

Местная парковка для погрузчиков была не особо-то и занята, видимо людей с моей спецификой работы, а если быть точным, то «мусорщиков» на станции было немного.

Подойдя к системе доступа и показав ей, что у меня тут стоит движимое имущество, я прошёл на территорию склада, который был соединен с одним из служебных доков станции.

После того как я попал внутрь, оказалось, что вся техника помещена на время своего простоя в отдельные одноместные или двухместные боксы. Я стал искать то место, где должны были находиться мои будущие механизированные боевые товарищи.

По закону всемирного тяготения они оказались в самом дальнем ангаре на складе, и действительно оба занимали один одноместный бокс.

«Так вот почему произошла ошибка, и она записала на меня две машинки вместо одной», — догадался я.

Почему их так установили, для меня так и осталось загадкой, но теперь оба эти погрузчика были моим имуществом, которое я приобрел в кредит.

Кстати, сумма кредита была не очень большой, на мой неопытный взгляд, — двадцать девять тысяч. Правда, по контракту кроме погрузчиков мне также принадлежал еще и средний производственный комплекс, расположенный где-то на технологическом уровне, и составлявший основную часть потраченных кредитных денег. Назывался он просто «Котел-7000», и именно он должен был производить утилизацию всего того барахла, что я буду доставлять туда. Но видимо, и с ним я скоро ознакомлюсь.

Правда, Круф ничего не говорил о необходимости покупки всей этой техники, я думал, что буду работать на них, а не владеть ими. Нужно поточнее выяснить у него это. И этот разговор не следует откладывать в долгий ящик.

Ну а пока я хотел заняться погрузчиками, стоящими в моем боксе. Однако именно в этот момент пришло очередное предупреждение от финансового искина станции о назначенной сумме по аренде за бокс.

«Кстати, ее надо бы оплатить», — подумал я, получив уже пятое напоминание о том, что данный бокс снят с государственного содержания и теперь забота о нем ложится на мои хрупкие плечи.

Аренда составляла двести пятьдесят кредитов в месяц, но мне как служащему станции сделали скидку в сорок процентов. С ее получением мне помогла Кира, указав на это при оформлении договора.

Аренду искин мне порекомендовал оплатить сразу за полгода вперед, перечислив на общественный счет станции девятьсот кредитов.

Что я и сделал.

Кстати, проживание в моей квартире, оказывается, тоже нужно было оплачивать, но эти расходы полностью взял на себя Департамент по исследованиям. Про это я подумал только пару минут назад и попросил Киру навести справки, что она и сделала.

Закончив с этими финансовыми вопросами, я вплотную занялся своей техникой, сейчас спокойно стоящей в теперь уже моем боксе.

«Тягач», я узнал сразу, так как это крабоподобное техническое средство сложно было не заметить. А вот второй погрузчик был несколько другой конструкции и походил больше на железного двуногого страуса, только вместо головы у него был захват.

Куда он должен производить загрузку найденного хлама, мне было не понятно, так как грузового отсека, как у «тягача», у него не было.

— Кира, есть информация, чего это такое? — спросил я.

Несколько секунд искин молчал, а потом ответил:

— Грузовой средний дроид. Серия «Захват-50». Используется для ускорения и помощи в погрузке, а также для самостоятельного переноса отдельных грузов.

«Это что-то другое, не погрузчик явно».

— Найди более подробную информацию по нему и его управлению.

— Принято, — ответил искин.

Я же, оставив дроида на месте, подошёл к «Тягачу» и, пройдя авторизацию, забрался внутрь.

Все было как в инструкции, наличествовала и сама площадка формирования силового поля, в дополнение к ней присутствовали множественные интерфейсы подключения к нейросети оператора.

Не став активировать интерфейсы управления самого погрузчика, поскольку я все равно ими воспользоваться вроде как не мог, произвел подключение к нему через нейросеть и, переведя его в ручной режим, прошёл проверку на соответствие моего интеллектуального индекса его заданному пороговому значению в этом режиме работы.

Все, как и предсказывал Круф, прошло нормально.

Дальше уже началась активация силового кокона, который обхватил мое тело и приподнял на несколько сантиметров над полом.

Никакого дискомфорта я не испытывал. У погрузчика оказалась вполне удобная и понятная для меня система управления. Я практически мгновенно разобрался в ней и постарался поставить «Тягача» на его ходовые конечности.

Представив, что встаю на ноги, я мысленно поднялся вверх.

Окружающее пространство сначала поплыло — видимо, это мое сознание пыталось адаптироваться к внешнему обзору погрузчика, но через несколько секунд все нормализовалось.

Постояв немного и оглядевшись кругом, я делаю первый шаг. Потом второй, потом сразу несколько. Поворачиваюсь на месте. Иду, останавливаюсь, даже бегу.

Невероятно — создавалось такое впечатление, будто ходил я сам на своих двоих, а не на шести ногах.

Походив по территории склада, я остановился, чтобы обдумать то, что необходимо сделать.

Встал вопрос о том, брать ли сейчас задание и идти его выполнять или понять, что же мне всучили, почему мне всю эту технику продали в кредит.

К тому же необходимо понять, чем могло навредить мне привлечение к бонусным программам.

Единственный человек, который мне мог помочь в этом вопросе, был Круф, так как он и сам раньше работал мусорщиком. Поэтому я нашёл его контакты в сети и связался с ним.

— Кто это? — был первый вопрос нашего куратора, когда я дозвонился до него.

— Доброе утро. Это Дим. Не сильно отвлекаю вас, есть пара минут?

— Да нет, все нормально, я смотрю, ты уже осваиваешь нейросеть, а вашим ее только устанавливать будут сегодня. Кстати, у них вечером какое-то торжество по поводу удачного прохождения тестирования и поступления на работу к нам, и они просили найти тебя и передать приглашение. Так что считай, что нашёл и передал.

— Понятно, обязательно приду, — было приятно, что обо мне не забывают. Это ведь те немногие люди тут, на станции, которых я знал.

— Ну ладно. Шатун, значит. Странный позывной, — на военный манер интерпретировал мой ник, зарегистрированный в сети, Круф, — надо его запомнить. Как-то не ожидал я, что ты так быстро разберешься со связью и нейросетью.

— Да тут, в общем-то, ничего сложного, — ответил я.

— Ничего сложного, говоришь, — и, помолчав немного, Круф спросил: — так что у тебя был за вопрос?

— Ну, у меня тут возникли небольшие неясности при оформлении на работу, и поэтому я хотел с тобою посоветоваться.

— Проблемы с оформлением, — сразу стал серьезным Круф, — вроде с Департаментом контроля уже была договоренность.

— Нет, я не о том. Тут у меня возник вопрос по условиям договора, который мне оформили.

— Какие из условий тебя смущают? Если смогу, то разъясню, конечно.

— Первое, это почему-то мне всю технику, погрузчик и производственный комплекс оформили в собственность, правда, по договору приобрел я их в кредит. Это нормально? Я почему-то думал, что просто буду работать на погрузчике, который являлся бы собственностью станции. А о производственном комплексе вообще речи раньше не было.

— Действительно странно, — и Круф задумался. — Мне этот путь был не интересен. Работа мусорщика меня не привлекала, и у меня не было желания расти дальше. Я работал по стандартному контракту и не слишком интересовался другими возможностями. Но по идее, к работе на собственной технике стремятся многие. Это хоть и небольшое, но уже собственное дело, даже если это не полный утилизационный цикл, как в твоем случае, а только погрузчик или только производственный комплекс. Ведь такой небольшой процент, который отходил тебе за выполнение работ по заявкам станции был обусловлен тем, что ты работаешь полностью на их оборудовании. Поэтому тебе и был положен еженедельный оклад от нашего управления и Департамента по управлению станцией. Насколько я знаю, наш Департамент тебе назначил триста кредитов в неделю, это очень немного, но должен был существовать и оклад от Департамента по контролю станции. Плюсом к окладам должен был идти финансовый бонус, составляющий семь процентов от стоимости продаж, по утилизации блоков концентрата стандартных смесей металлов (КССМ) — с каждого выполненного заказа. А в случае работы на собственном оборудовании должен быть заключен отличный от стандартного контракт, у меня такого раньше не было. Посмотри, что на этот счет указано в твоем договоре.

— Секунду, — попросил я и вывел себе на интерфейс заключенный трудовой договор и контракт на выполнение работ по утилизации сырья. Тут-то я и понял, в чем была разница, между тем, о чем говорил Круф и тем, что было приписано теперь у меня.

— Я нашёл, — ответил я, быстро просмотрев оба документа и прикрепленные к ним приложения.

— И что? — спросил Круф.

— Теперь у меня есть своя небольшая фирма, зарегистрированная в реестре станции Рекура 4 как предприятие по утилизации сырья «Тупой дикарь». У нее на балансе состоят погрузчик и производственный комплекс. И именно с этой фирмой Департаментом по контролю станции заключен договор на проведение работ по утилизации сырья, устаревшего и вышедшего из строя оборудования, технических останков и обломков оборудования, а также любого другого технического мусора. Сумма контракта не оговаривается, мне отходит вся прибыль, полученная от продажи блоков концентрата стандартных смесей металлов и модулей, добытых в результате утилизации на моем оборудовании. То есть, это я так понимаю, задания кидать они мне будут в том же порядке, но только вместо еженедельной оплаты моего труда и процентов от продаж за каждое задание я буду получать всю прибыль за продажи тех блоков КССМ и модулей, что будут получены мной в процессе утилизации.

— Я тоже так думаю, — согласился со мной Круф.

— Тогда я не понимаю, в чем подвох, это же явно гораздо больше того, что я бы получал у них при стандартном контракте, — засомневался я.

— А ты повнимательнее посмотри дальше, — посоветовал мне куратор, видимо уже догадываясь, в чем тут может быть дело.

Я более внимательно стал изучать выданные мне документы и, просматривая дополнительные приложения по условиям передачи мне техники, нашёл все-таки, в чем были подводные камни моего договора.

— Понял, — сказал я и стал перечислять: — Все проданное мне оборудование снято с технической поддержки службами станции. Теперь его нормальное функционирование и техническое обслуживание ложится на мои плечи. Тут есть перечень того, что мне необходимо сделать: пройти технический контроль погрузчиков и комплекса, провести настройку работы комплекса, организовать процесс продажи полученных в результате утилизации блоков КССМ и модулей и позаботиться о текущем техническом обслуживании оборудования. Кроме того, все это мне необходимо будет перевезти и установить на свои специально арендованные или выкупленные площади. На переезд мне дается полгода. Теперь по крайней мере понятно, почему это мне сразу, как только я оформил договор, стали присылать сообщения о необходимости продления аренды бокса, где стоял погрузчик.

— Знаешь, это вполне справедливые условия. И большинство бы с ними справилось в указанный срок, ведь теперь вся прибыль от работы идет на развитие твоего дела и в твой карман. Но это не твой случай. Видимо, ты кому-то очень понравился там в департаменте — и когда только успел? Но этот некто постарался для тебя сделать все, что мог. Однако сам не зная того, оказал тебе медвежью услугу. Этот вариант не для тебя. Аналогичные предприятия открывают уже сложившиеся технари, инженеры или производственники. Те, кто может хотя бы часть работ провести самостоятельно. Например, взять на себя техническое обслуживание оборудования. Или другой пример: обеспечить самостоятельную настройку рабочего процесса производственного комплекса перед каждой операцией. Универсального алгоритма в этих случаях нет, и при использовании какой-то общей реакции по утилизации сырья для всех типов работ, потери на выходе могут составить от сорока до семидесяти процентов, в зависимости от сложности реакции, тогда как при индивидуальном подходе они не превышают и пяти-десяти. Но этим всем кто-то должен заниматься. Обслуживать комплекс и погрузчики. Тебе же придется делать все это самому, а у тебя нет ни нужных навыков, ни баз, ни возможности эти базы изучить, по крайней мере в приемлемые сроки. А нужна там не одна база, а целые их комплекты. Поэтому этот доброжелатель и оказал тебе медвежью услугу. Я уверен, что комплекс, что достался тебе, если и на ходу, требует капитального ремонта и основательной настройки. А таких специалистов это сделать на станции немного. Я, конечно, поспрашиваю тут у нас в департаменте, но тебе за эти работы придется выложить никак не меньше сорока-пятидесяти тысяч. Ведь у тебя, по сути, нет никакого выхода, без оборудования ты не сможешь приступить к работе, к тому же у таких спецов обычно на станции монополия, их очень мало.

— Ты говоришь, что очень много нужно изучить, верно? — задумался я над тем положением, в которое попал.

Оно вырисовывалось не очень удачным, но сдаваться я не собирался.

«Кира. Найди списки всего необходимого, чтобы, во-первых, квалифицированно управлять доставшейся мне техникой и оборудованием и обслуживать ее. Во-вторых, мне нужен список того, что может понадобиться для успешного развития и работы моего маленького предприятия. Прими особенно во внимание все то, что мелким шрифтом написано в договоре, контракте и приложениях к ним. А то я один раз уже лопухнулся с этим».

«Не понятно определение „мелким шрифтом“», — ответил мне искин.

«Обрати внимания на особые и завуалированные условия».

«Принято к исполнению», — после моего пояснения Кира взялась за еще одну мою работу.

— Да, но и это еще не все, — продолжил Круф. — Нужна лицензия на торговую деятельность, чтобы можно было выставить свой товар на продажу, а для этого также необходимо изучить определенный пакет баз и выплатить за приобретение лицензии кругленькую сумму.

— Вот как раз с этим, я думаю, у меня проблем не будет, — обрадовался я, — ведь можно воспользоваться услугами посредника.

— Можно. Но это должен быть грамотный специалист и надежный человек, а также он должен разбираться в специфике товара.

— У меня, кажется, есть один такой на примете, — сообщил я, подумав о Тморе.

— Быстро ты, когда же успел с ним познакомиться?

— Да вчера на рынке, случайно познакомились, зовут Тмор Грод, он обещал найти мне покупателя на кое-какой товар, который у меня был еще на планете.

«Кстати, нужно будет со своими друзьями об этом поговорить, ведь какие-то биологические образцы на продажу мы с планеты тоже притянули», — вспомнил я об изъятых в центре вербовки у охотников за головами трофеях.

— Ладно. Будем считать этот вопрос пока решённым, но вот проверку и настройку комплекса произвести необходимо. Без этого никак. Можно, конечно, поискать среди наших специалистов, может, какой-нибудь технарь и сможет залить хотя бы стандартные алгоритмы и реакции по утилизации сырья. Ну и параллельно договориться с ним на техническое обслуживание доставшегося тебе оборудования.

— Спасибо, буду благодарен.

— Да не за что. Ну ладно, если у тебя все, то тогда давай прощаться, — но видимо, вспомнив начало нашего разговора, Круф спросил: — хотя постой, ты говорил, что у тебя два вопроса.

— Да, так оно и есть. Это бонусные программы «Утилизация и конверсия вооружений», «Исследователь» и «Наемник». Ты что-нибудь знаешь о них?

— Странно, что кто-то вспомнил о том, что они существуют. Сам я ни в одной из них не участвовал, но слышал, что вступление в них грозит какими-то неприятностями. Конкретнее сказать не могу. Вроде как они приносят достаточную прибыль, но люди почему-то стараются обходить их стороной.

— Ладно, буду разбираться по мере поступления проблем. Спасибо тебе. Ты мне очень помог. Больше не отвлекаю.

— Не за что. Обращайся, если что. Технарь, если такой найдется, скоро свяжется с тобой, чтобы провести настройку комплекса.

— Еще раз спасибо.

— Тогда бывай. Удачи, — и Круф отключился.

Ну что ж, нужно с чего-то начинать. И поэтому я полез ознакомиться с тем, что может предложить мне доска объявлений.

* * *

Доска объявлений пестрила разнообразными объявлениями, от ремонта и демонтажа того или иного оборудования до его перевозки, установки и утилизации. Также встречались предложения о продаже устаревшей или вышедшей из строя техники. Кроме объявлений технического плана присутствовало множество частных заказов, предложений и рекламных буклетов от служащих станции, имеющих полный доступ к доске. Они все были отнесены в подпункт меню «прочее». Здесь можно было встретить предложения о продаже или покупку тех или иных баз знаний, предлагались частные услуги по мелкому ремонту, юридические, бухгалтерские и прочие. Проводилась запись на те или иные курсы, устраиваемые в рамках центра занятости станции.

Но главным было то, что среди огромного количества объявлений и предложений своих услуг затерялось одно — по настройке различных производственных комплексов. При этом в самом объявлении говорилось, что работы проводятся квалифицированным специалистом с большим опытом в этой области. Правда, выставлено оно было очень давно, и за все это время у данного объявления было всего три просмотра. Автором его был некий Заар.

Сохранив копию объявления со всеми контактами — так, на всякий случай, — я принялся анализировать объявления уже в плане их пригодности для выполнения именно мною.

Как раз в этот момент со мной связался Круф.

— Да, слушаю, — ответил на вызов я.

— Я поговорил насчет твоего вопроса по настройке комплекса с нашими технарями, но ни один не готов взяться за эту работу, так как производственные комплексы — это отдельная отрасль, и у них не хватает нужных знаний для осуществления даже примерной настройки этого оборудования. Хотя в крайнем случае один из них согласился попробовать, но попросит он за это не меньше тридцати тысяч кредитов, вот его контакт, — и он мне переслал контакт этого техника. — А вот с простым техническим обслуживанием как комплекса, так и погрузчика все гораздо проще. Этот же техник готов взяться за это дело примерно за пять тысяч в месяц, но тут лучше переговорить с ним самим. А если не удастся договориться с этим, то есть и другие. Следить за их нормальным функционированием и проводить мелкий ремонт могут многие.

— Спасибо, понятно. Я тут в сети тоже нашёл координаты одного инженера, который может помочь с настройкой, возможно и обслуживанием. Свяжусь с ним. Если ничего не выйдет, тогда обращусь к твоему человеку.

— Ок, добро. Удачи, — и Круф отключился.

А я решил связаться с инженером, чье предложение было размещено на доске. Быстро позвонив по найденному в объявлении контакту, я услышал несколько заспанный голос:

— Да, кто это? — недовольно проговорил собеседник.

— Здравствуйте. Это по поводу вашего объявления. Вы Заар? — на всякий случай уточнил я.

— Да, это я. Какого объявления? У меня их несколько, — уже более заинтересованно произнесли на том конце.

Услышав, что предложений несколько, я сразу поручил Кире их найти.

Было еще три объявления, одно о продаже баз «Инженер» и «Производство» с первого по пятый уровень, второе о продаже ремонтного комплекса «Труженик-300», третье о подряде на проведение ремонтных работ любой сложности для малых и средних форматов оборудования.

Быстро просмотрев найденные объявления Заара, я ему ответил:

— По поводу настройки производственного комплекса.

— О, это старое.

— Так вы больше этим не занимаетесь? — постарался я скрыть свое разочарование.

— Нет, отчего же. Просто я не ожидал, что оно может кого-то сейчас заинтересовать. Ведь шахтеры обычно теперь предпочитают держать специалистов в своих сообществах или профсоюзах, а у крупных предприятий они и так есть. А кому еще может понадобиться провести настройку производственного комплекса в частном порядке?

— Ну, например, мне, — ответил я.

— Это понятно, но это не телефонный разговор. Может, встретимся где-то для его продолжения?

— Я не против. Назовите место — правда, я смогу быть там только во время обеда. Желательно, чтобы там можно было еще и перекусить.

— Хорошо. Есть вполне приличный бар «Голодный Тролль» на втором жилом уровне, там можно неплохо и, главное, не очень дорого пообедать. Ну и кроме всего прочего там есть отдельные кабинки, поэтому никто не сможет нам помешать.

— Отлично, тогда в час в «Тролле», — сказал я.

— До встречи в «Тролле», — согласился он и отключился.

«Ну, если мне повезет и у нас получится договориться, а он мне показался вполне вменяемым человеком, то скоро смогу запустить производственный комплекс в работу».

* * *

И только тут я заметил, что что-то не так. И как только обратил на это внимание, то понял, в чем дело.

Погрузчик самостоятельно бродил по территории складов. И управлял им я каким-то мизерным краем своего сознания, даже не подключившись при этом к интерфейсу управления.

«Что это?»

— Нет ответа, — не удивила меня ничем новым Кира.

«Почему я могу им управлять, ведь и профессор, и Круф, и все остальные в один голос утверждали, что я не смогу этого делать даже через интерфейс, а как оказалось, мне даже интерфейс не был нужен».

И я мысленно остановился, не шевелясь в силовом коконе, и когда у меня это не вызвало никаких трудностей, то совсем отключил ручное управление и попробовал сделать шаг.

Я подумал, что у меня ничего не получилось, так как не было никакого ощущения движения. Но посмотрев через системы мониторинга и внешние датчики погрузчика, понял, что он движется. Но его перемещение при этом было настолько плавным и незаметным, что совершенно мною не ощущалось. Кстати, только тут до меня дошло, что и пользоваться датчиками погрузчика я вроде как не могу, не подключившись к нему через нейросеть. А сейчас у меня создавалось такое впечатление, будто это я сам иду, меня совершенно не сковывали ни мои размеры, ни наличие клешней или шести ног. Чего я не мог сказать при работе из силового кокона, там хоть я и чувствовал себя вполне комфортно, но только в том плане, что ноги не заплетались, а манипуляторами погрузчика я не стукался обо все подряд.

«Вот, оказывается, в чем разница между ручным управлением и управлением через нейросеть. Не удивительно, что первое считается замшелой ветхостью», — пришло ко мне понимание процесса прямого и опосредованного управления техникой и оборудованием.

Было очень удобно и невероятно эффективно.

«А что, если попробовать физически подключиться к интерфейсу погрузчика напрямую», — подумал я.

Быстро активировав вокруг себя силовой кокон и инициировав работу внутренних интерфейсов погрузчика, Я постарался перехватить управление на себя.

Но в этот раз все было именно так, как и предсказывал профессор.

Я не смог пройти контроля по превышению минимального порогового значения интеллектуального индекса для управления погрузчиком, и мне был закрыт доступ к нему с рекомендацией перевести управление на ручной режим и попробовать вновь.

«Так что это получается, я могу управлять погрузчиком мысленно, когда его интерфейсы заблокированы, но не могу подключившись к ним напрямую физически. Может, это как-то связано с тем мысленным управлением, что доступно и для искина?»

— Кира, тут в погрузчике есть модуль мысленного управления аналогичный твоему, ну или что-то похожее на него?

— Нет, это устаревшее гражданское оборудование. Аналогичные модули устанавливал, только в военную разновидность данного типа техники, но это совершенно другая модификация погрузчиков.

«Понятно. Так это получается, что я напрямую, без непосредственного контакта могу управлять этой техникой и преодолеть то пороговое ограничение на интеллектуальный индекс, о котором говорил профессор. Надо проверить, все ли функции погрузчика мне доступны».

Снова заблокировав интерфейсы погрузчика, но не отключая силовой кокон все-таки находиться в нем было удобно — я повторно активировал погрузчик.

Вновь проверив его ходовые качества и работу манипуляторов, я перешёл на специфические функции. Войти в командное меню не составило труда. Запустить систему автоматизации я тоже смог без особых проблем. Однако на этом все мои успехи закончились. Даже для того, чтобы составить простейшее задание, была необходима изученная база «кибернетика» третьего уровня, и это только для программирования выполнения простейших функций, пойди туда или сюда. А если требовалось составлять достаточно сложный многовариантный алгоритм на выполнение нетривиальной задачи, то для этого уже был необходим пятый уровень «Кибернетики» и второй «Науки» и «Математики». Создание кластера я даже активировать не смог, но не потому, что мне не хватало доступа, а все по тем же причинам: не хватало знаний, тут прибавилось еще и «Управление средними промышленными роботами» пятого уровня ко всему вышеперечисленному.

Профессор оказался не прав, что-то не так было в его словах. Я могу управлять техникой напрямую — видимо, все же это делается через нейросеть. По крайней мере, для погрузчика это так, будет возможность — проверю и на другом оборудовании. На том же производственном комплексе, например. Но для управления техникой мне не требуется прямого физического подключения к внутренним интерфейсам оборудования, я это делаю удаленно, мысленно, не знаю как. Но это работает. И мне в этом случае доступен полный список операций, выполняемых на оборудовании. Для погрузчика это все, что указано в инструкции, включая полное меню администрирования, командную строку, автоматизацию задач и создание единого кластера из погрузчиков. Единственным ограничением, как и для всех была нехватка знаний. Мне не хватало освоенных баз как для простого управления техникой, так и для оптимального и эффективного ее использования.

«Значит, кроме работы нужно будет много и упорно учиться», — сделал вполне закономерный вывод я.

Благо для меня это не было особой проблемой. Хоть я и не был заучкой или зубрилой, но прекрасно осознавал необходимость своего развития и роль любого вида учебы в этом. А поэтому, когда это требовалось, уходил в нее с головой, и всегда доводил начатое до конца.

«А значит, и тут проблем с этим не будет, — сделал я себе такую установку. — Ведь если профессор и Круф ошиблись с моими возможностями в отношении управления различной техникой, вернее они не ошиблись, а просто не учли всех вариантов, то может, и здесь у меня все получится».

На этой оптимистичной ноте я снова вернулся к доске объявлений. Мне хотелось приступить к работе и опробовать в деле свои возможности.

Первым делом я отфильтровал задания, где требовались услуги утилизатора. Их, как оказалось, было не так и много. Всего пять штук. Два на перевозку устаревшего оборудования на склад утильсырья, одно на расчистку служебного туннеля от технологического мусора, список и голографии того, что нужно было убрать, прилагались с последующей утилизацией. И два последних очень интересных контракта — оба уже продолжительное время болтались в сети. Первым был контракт на неограниченный срок по утилизации всего оборудования и мусора, находящегося на складах утильсырья. Оценив перспективы работы по контракту со станцией неограниченное время со свободным графиком и возможностью разорвать его в любой момент, я сразу же подписался под ним. Тем более помня свой последний ляп с трудовым договором и контрактом на работы, это объявление я попросил предварительно проанализировать Киру. Но и она не нашла в нем никаких подводных камней. Простой долговременный контракт, предоставляющий полный доступ на все склады утильсырья.

«Такой запас карман не тянет», — решил я, беря его.

А вот второй контракт заинтересовал меня своей необычностью: чтобы его выполнить, необходимо было в наличии иметь как минимум небольшой грузовой корабль или буксир. Суть контракта была аналогична предыдущему, но расчистить нужно было не склады, а определенный сектор космоса от различных обломков кораблей, ну или чего там еще можно найти. И самое главное, в дополнение к обычным условиям при проведении такого вида работ, тут полагался еще специальный бонус за выполнение этого задания — в размере ста тысяч кредитов. Кстати, этот контракт, тоже был бессрочным.

Я бы и его с удовольствием взял на выполнение, так как он был еще более заманчивым, но тут остро встал вопрос о космическом корабле и пилоте, который бы управлял им.

Поэтому его я пока оставил не тронутым, все равно он уже пылится тут несколько лет.

Три первых контракта, так как они не требовали проведения немедленного использования производственного комплекса, я брал в работу по мере их прочтения и анализа того, что мне предстояло выполнить.

«Так. Нужно определиться с местом, откуда требуется забрать груз», — я вытащил свой планшет и начал проверять маршрут до первого пункта назначения, но мне в голову пришла идея: «Интересно, а планшетом я могу удаленно управлять?»

Как оказалось, могу, и его экран теперь высвечивался у меня прямо перед глазами.

«Значит, планшетом я управляю и карту вижу», — после этого я убрал подарок Круфа во внутренний карман куртки, застегнул его на молнию, чтобы он не выпал, и это ничего не изменило. Правда, мне почему-то казалось, что как только я застегну карман, то и карта перед моими глазами исчезнет. Но ничего этого не произошло. Я пожелал, чтобы карта свернулась, и она исчезла, это меня немного напугало, но как только я захотел ее увидеть вновь, она появилась у меня в воображении. Что интересно, я спокойно мог ее масштабировать, поворачивать, лазить по внутренним меню, ставить метки и оставлять свои комментарии, и это было гораздо быстрее, чем когда я управлял ею через сенсорную консоль, мне показалось, что и отрабатывать она стала гораздо быстрее, правда это может чисто субъективное впечатление.

Поигравшись таким образом несколько секунд, у меня вдруг возникла одна идея и ее нужно было проверить, а поэтому я спросил у искина:

— Кира, я сейчас просматриваю карту и схемы станции, ты можешь подключиться к ним?

Несколько секунд ничего не происходило, а потом искин ответил:

— Подключение к внешнему навигационному устройству выполнено. Тип устройства неизвестен.

«Это получается, искин, используя меня как проводник, смог подключиться к моему планшету. Замечательно», — обрадовался я и задал Кире вопрос:

— Какой функционал устройства тебе доступен?

— Весь перечень операций выполняемых устройством, и дополнительные интеграционные функции. Вывести полный список?

О том, что были внутренние функции самой карты, я знал прекрасно и сам, благодаря своему опыту общения с ней и некому познанию сути технических вещей, а вот что за дополнительные функции, мне было непонятно.

— Это дополнительный перечень операций, ставший доступным в результате интеграции данного устройства в нашу сеть и получения прямого доступа к нему. На текущий момент это обновление карт, загруженных в устройство, проводимое в реальном времени, загрузка, сохранение и перенос карт в память пользователя или мою, их последующая синхронизация. Стали доступны дополнительные параметры оптимизации поиска наилучшего пути.

— Так, а с этим поподробнее, что за дополнительные параметры?

— Сейчас это могут быть любые условия, заданные пользователем для поиска оптимального маршрута следования.

— А ну-ка давай это проверим. Вот тебе три объявления. В них есть координаты нахождения груза. Оцени его объём, проверь вместимость нашего грузового отсека и соотнеси с объёмами и массой переносимого груза. Заполни максимально возможно наш грузовой отсек. На основании этого составь наиболее оптимальную последовательность посещения мест расположения груза и переноса его на склад утильсырья. Затем составь минимальный по затратам времени и наиболее выгодный, с точки зрения сохранения технического износа погрузчика, маршрут. Расчет должен вестись с учетом того, что передвигаться будет наш погрузчик, необходимо принять во внимание его габариты и вес. При этом обеспечить максимальную безопасность жителям, работникам и гостям станции, а также их имуществу. Расчет начать с текущего местоположения.

И после этих слов я остановил погрузчик на месте.

— Задание принято, — ответил искин.

Задумался он капитально, несколько минут потратил, но ответ выдал очень меня порадовавший:

— В соответствии с поставленными условиями выстроен алгоритм движения.

И в моем воображении на карте стала стрелками отображаться последовательность движения погрузчика.

Пункт один. Движение к координатам из первого объявления. Синий маршрут, — начал отчитываться искин, — приемка груза, заполнение грузового отсека сорок пять процентов.

Пункт два. Движение к координатам из третьего объявления. Желтый маршрут. Начало проведения работ по расчистке туннеля. Заполнение грузового отсека девяносто пять процентов. Пять процентов погрешности при оценке веса и объёма загружаемого груза.

Пункт три. Доставка груза на ближайший склад утильсырья. Зеленый маршрут.

Пункт четыре. Возврат в координаты из пункта два. Зеленый маршрут, обратное направление. Продолжение работ по расчистке туннеля. Заполнение грузового отсека девяносто пять процентов.

Пункт пять. Доставка груза на ближайший склад утильсырья. Зеленый маршрут.

Пункт шесть. Возврат в координаты из пункта два. Зеленый маршрут, обратное направление. Завершение работ по расчистке туннеля. Заполнение грузового отсека двадцать процентов.

— Пункт семь. Движение к координатам из второго объявления. Красный маршрут. Приемка груза, заполнение грузового отсека семьдесят девять процентов.

— Пункт восемь. Доставка груза на ближайший склад утильсырья. Фиолетовый маршрут.

— Пункт девять. Работа по данным задачам выполнена.

Честно говоря, такого подробного анализа и проработанного маршрута я не ожидал. Было учтено все, о чем я говорил. По подсчетам искина, на все эти передвижения должно было уйти два часа семь минут.

— Спасибо, — поблагодарил я своего электронного помощника и, поднявшись, направился к первой точке маршрута.

Дорогу искин действительно выбрал очень удобную: ни резких поворотов, ни узких проходов, куда погрузчик влез бы тютелька в тютельку.

До первой точки оказалось совсем недалеко. Придя, я связался с заказчиком и забрал груз.

Как оказалось, работать манипуляторами не сложнее, чем управлять своими руками. Я очень четко ощущал и то, что поднимаю, и то, какие действия произвожу, и точно контролировал силу давления в захватах манипуляторов, отлично ориентировался, в каком положении они сейчас находятся, и что я могу ими сделать из него.

В общем, погрузка оказалась не сложнее управления техникой в движении. И я направился во вторую точку.

Идти было достаточно далеко, и поэтому я решил не терять время даром, а поизучать те немногие базы, что были у меня. Правда, при этом часть моего сознания должна была быть занята управлением погрузчиком. И в первые мгновения это было достаточно сложно, мое сознание никак не хотело разделяться для выполнения различных функций, у меня получалось делать только что-то одно, но уже через пять минут я, будто сдвинув выполнение этой задачи на самый его уголок, смог спокойно заниматься любыми другими делами. При этом я постоянно контролировал и управлял погрузчиком. Создавалось какое-то ощущение контролируемой шизофрении, будто тут в погрузчике нас двое, и один из нас движется на нем во второй пункт назначения, а второй при этом собирается заняться базами. И при этом я ясно и четко ощущал, что никакого раздвоения нет, это только один человек. И этот человек я.

Закончив с попытками разобраться в этом феномене и восприняв его как данность, я перешёл к изучению баз знаний.

Вытащив из кармана чип с базой «Техника», я вставил его в считыватель. Он сразу предложил мне перенести базу на нейросеть, так как она была устаревшего формата, и прочесть ее можно было лишь переконвертировав. Я согласился на это. Перенос должен был завершиться через несколько минут.

Решив, что и это время дорого, я вспомнил о трех базах из стандартного набора, которые мне достались вместе с нейросетью.

И, подумав, начал со сборного пакета, призванного обеспечить помощь в быстрой адаптации к империи и Содружеству. Это была небольшая база первого уровня.

Для того чтобы приступить к ее изучению, нужно было войти в некий своеобразный транс, который был доступен из интерфейса нейросети и назывался «Режим обучения» — я в него залез случайно, еще когда знакомился с работой нейросети, и подумал, что это какой-то ускоренный курс именно по работе с нею. Но оказалось, что данный режим предназначен для подготовки сознания пользователя к ускоренному и углубленному восприятию информации, и предназначался он сугубо для изучения баз знаний и освоения гипнопрограмм, правда, со вторыми мне пока иметь дела не приходилось.

Активировав нужный режим работы нейросети, я, честно говоря, не заметил никаких особых изменений, только, как и в боевом трансе, начался обратный отсчет. В нем говорилось, что в данном состоянии я могу находиться двадцать девять часов сорок минут пятнадцать секунд.

При этом после подключения данного режима сознания активировалось еще два дополнительных пункта меню «Разгон-1» и «Максимум». Что они означают, я, честно говоря, не знал, и никакого описания этих видов подпунктов меню в инструкции не было.

Поэтому я оставил их без внимания, пока не найду более подробную информацию по ним, найти ее я сразу же поручил Кире.

Кстати, этот режим совершенно не мешал мне ориентироваться в пространстве и контролировать тот уголок сознания, который сейчас осуществлял управление погрузчиком.

А пока я приступил к изучению первой своей базы знаний.

Ее изучение заняло всего три минуты. Большую часть того, что в ней говорилось, я знал уже и так. Меня позабавил тот факт, что в этой базе объяснялась необходимость нейросети, при этом базу нельзя было изучить без уже установленной нейроструктуры. Нерешаемая задача. Похоже, заклинивает не только составителей подобных материалов у нас на планете.

Мне как-то попался в руки химический состав, который нам был необходим для одного дела. Его доставили в специальном небольшом пластиковом боксе. Мы специально изучили все инструкции и условия хранения, которые были к нему приложены. Однако самого главного нигде сказано не было, и когда мы открыли контейнер, этот порошок стал ужасно вонять, а затем началась какая-то непонятная реакция. Самый прикол был в том, что с внутренней стороны крышки было написано: «не открывать на свету», и это предостережение можно было прочесть лишь после того, как бокс уже открыт.

Но это так, лирика.

Практически все, что было описано в этой базе, нам рассказал профессор Арош при встрече, спасибо ему за это, а это, так сказать, закрепляющий материал был.

После этого я переключился на первый уровень: «Общие сведения об империи и содружестве». Оказалось, что и тут я уже немного подкован, но мне стало больше известно о гражданах как империи Атаран, так и Содружества в целом. О самых крупных государствах, входящих в Содружество, традициях и законах, на них распространённых, основных способах перемещения и коммуникации на территории империи и Содружества. Вкратце была затронута финансово-банковская система. Был назван топ самых известных корпораций. Перечислены основные направления деятельности и специальности, в которых было предпочтительно двигаться в империи и Содружестве для дальнейшего развития и карьерного роста. Ну и много еще мелкой полезной и не очень информации. Получился такой своеобразный бизнес-путеводитель, который говорил, что у нас все и всегда хорошо. О негативе не было сказано ни слова.

Его я тоже изучил минуты за три.

А дальше уже хотел заняться базой «Техника». Ее изучение сейчас мне казалось более перспективным делом. К этому времени она уже успела скопироваться и отконвертироваться.

Первый уровень этой базы я освоил еще быстрее, мне потребовалось всего две минуты, хотя по объёму она была в десять раз больше тех двух предыдущих баз знаний. Самое главное, я прекрасно осознал и все, что в ней написано, сумел обдумать и проанализировать всю полученную информацию. Оставалось только применить новые знания на практике.

«Странно, — подумал я, — непонятная какая-то зависимость получается».

Но большего я пока о таком странном соотношении времени изучения к объёму разных баз сказать не мог.

А вообще, как выяснилось, из базы данных «Техник» обслуживание современного оборудования и техники представляло собой своеобразный конструктор. Весь ремонт начального уровня заключался в понимании модульного строения любой конструкции, знании ее основных интерфейсных коннекторов и замены вышедших из строя модулей или коннекторов. Кроме всего прочего в базу была включена информация о простейших тестерах, предназначенных для более быстрого обнаружения мест поломки. В дополнение было рассмотрено несколько алгоритмов выбора наиболее оптимального модуля взамен поврежденного.

В общем, для меня это была достаточно полезная и необходимая информация.

Главное, я разобрался в том, что для сборки работоспособного оборудования или техники мне нужно было иметь целый корпус, его размеры и объём являлись величиной постоянной. Ну, а дальше уже шёл подбор основных составляющих его модулей, в зависимости от задачи, предназначенной для оборудования или техники в будущем.

Например, для сборки корабля, а рассматривался даже такой вариант, если он мне понадобится в будущем, сначала шел подбор основного двигателя. Определяющим фактором в этом случае были финансовые возможности владельца. Подобрать можно было любую модификацию. После двигателя имел значение искин и его программное обеспечение. Далее шли стандартные рабочие модули: сканеры, радары, блоки активной защиты, блоки пассивной защиты, активная и пассивная броня, захваты, различные блоки электроники, оружейные модули, лазеры и пушки, дополнительные генераторы энергии и много еще чего, о чем я пока только догадывался.

Я понял, что в этой базе до меня пытались донести простую суть, которая заключалась в том, что основная концепция была такова: на любую технику и оборудование можно установить любой модуль своего класса, и этим значительно поменять его назначение и функциональность.

В заключение в базе было пояснено, что основная направленность базы «Техник» — это разбор основных принципов работы и ремонта оборудования, для более глубокого понимания и теоретической подготовки рекомендовалось изучить базу «Инженер» и специализированные базы по тому или иному типу техники и оборудования.

Обдумав и проанализировав полученные знания, я проверил состояние погрузчика, хотя и так знал, что все нормально, это ведь я сам управлял им. Но пока не привык к этому раздвоенному сознанию, и большей основной частью старался проконтролировать работу второй меньшей его части.

Убедившись, что все в порядке — погрузчик аккуратно перемещается в нужную точку, я переключился на следующий уровень базы знаний «Техник».

И вот тут произошло первое из открытий, хотя как помнится, о нем говорил в свое время профессор: размер базы увеличился примерно в десять раз. На изучение этого уровня мне требовалось уже двадцать минут. И это только по предварительному прогнозу нейросети. Это получается, что каждый следующий уровень мне придется изучать в десять раз дольше. На второй уйдет двадцать минут, на третий двести минут, или три часа двадцать минут, на четвертый уже тридцать три часа двадцать минут и так далее.

«Да, а я уж обрадовался, что все так просто, — задумался я, — а оказывается, нет. Все несколько сложнее. Учеба — это труд, и немаленький. Но что делать. Она меня не пугает. Буду учиться. Да и спешить мне пока особо некуда».

На этой оптимистичной ноте я приступил к изучению второго уровня базы. Двадцать минут пролетели незаметно, информация и знания поступали ко мне нескончаемым потоком и впитывались мною будто губкой.

Второй уровень базы уже имел более узкую специализацию. В нем в основном рассматривалась работа с различными ремонтными комплексами, стандартные настройки для них. Режимы наиболее оптимального использования. Выбор комплекса в зависимости от основного круга задач, которые он будет выполнять. Рассматривалась специфика того или иного типа комплексов. В завершение была открыта тема вспомогательных ремонтных дроидов. Но тут были выданы только общие алгоритмы по работе с ними и стандартные методы использования. Более углубленные знания рекомендовали получить из специализированных баз «Кибернетика», «Дроиды» и «Ремонтные дроиды и комплексы».

На осознание и разбор новых знаний у меня ушли спрогнозированные нейросетью двадцать минут, даже немного меньше.

Не выходя из транса, я повторно проконтролировал работу погрузчика, обратил внимание, что он как раз заканчивал заполнение грузового отсека, и задумался, что делать дальше.

На изучение третьего уровня «Техники» требовалось три часа, но у меня была назначена встреча на час, и я не успевал. А там я хотел не отвлекаться на изучение баз. Хотя нигде не было информации о том, что изучение баз нельзя прерывать на время, а потом продолжать с места остановки.

Но это я решил проверить потом, а пока изучать базу «Юрист».

Уже после изучения первого уровня стало понятно, что повторилась та же непонятная закономерность, что и с базами из стандартного пакета. На освоение первого уровня базы «Юрист» мне потребовалось семь минут, это никак не согласовывалось ни с разницей в размерах, ни с предыдущим временем.

Единственный вывод или идея, которая у меня возникла — это то, что скорость изучения зависит от тематической направленности базы. «Техник» — это чисто техническая база знаний, «Юрист» и две предыдущие — это базы с больше гуманитарной направленностью. Но данных для окончательного понимания не хватало, и поэтому я оставил окончательные выводы на будущее, поручив искину вести данную статистику.

Для изучения второго уровня мне требовалось час и десять минут. Оно как раз совпадало с окончанием выполнения работ на погрузчике, запланированных до обеда.

Поэтому я сразу переключился на второй уровень базы «Юрист».

Изучение базы юрист дало понимание мне основных общих принципов законодательства Содружества, и, разобравшись в них, я понял, что не все здесь так безоблачно, как может показаться. Хотя на деле не далее как пару часов назад мог убедиться в этом лично.

Вырисовывалась у меня следующая, не слишком-то и радужная картина.

Локальные конфликты и войны между корпорациями были узаконены, для этого достаточно было просто недовольства одной из сторон. Это называлось «поиск консенсуса и взаимно приемлемого решения».

Агрессию тут воспринимали как один из самых важных стимулов для прогресса и развития. Причем работал он гораздо действеннее, чем любой другой. В сочетании с финансовыми вопросами он вообще становился одним из самых мощных аргументов.

Получалось так, что сметаются корпорации-противники, топчутся старые приоритеты, воздвигаются новые. Это называлось «развитие и рост общества в частности и всей цивилизации в целом».

Но это было еще не все, законодательство не видело никакой разницы между государством, корпорацией или обычным гражданином.

Получалось, что меня могут избить, ограбить и отобрать что-то и на станции, и в зоне отдыха, а тем более в космосе. Только так как станция — это чья-то собственность, то на ней установлены законы. Владельцем станции. Если тебя что-то не устраивает или не нравится, то тогда выметайся. Это закон номер один.

Закон номер два. На любой станции вход в зону отдыха с оружием запрещен. Любым оружием.

Закон номер три. Это «правило десятки», оно действует везде: в Содружестве, в Империи, на станциях, в космосе, в государственных корпорациях. Можно имея десятикратное преимущество нападать и обороняться, правда это не касается зоны отдыха и некоторых станций жилых секторов, но второй пункт встречается достаточно редко. А значит это только то, что меня могут вдесятером отметелить, но и я при этом могу достать пушку и уложить пару человек или весь десяток.

Хорошее правило, оно мне понравилось, особенно касательно самозащиты. Нападающий знал, на что идет, а обороняющийся всегда в своем праве.

Но это же правило гласит, что имея десятикратное преимущество я могу и сам напасть на своего оппонента, хоть на станции, хоть в космосе. Так сказать, в отместку.

«Если тебя незаслуженно обидели, то иди и заслужи», — как говорил один мой знакомый еще там, дома.

Правда, это не все. Над всем этим стоит одно простое и самое главное правило, оно основа всего Содружества. Человеческая и любая разумная жизнь уникальна и бесценна. Никто не имеет права забрать ее.

Выходит, так. Избил своего противника — вызови медицинскую службу, если он все еще остался жив на момент конца потасовки. Выбросил противника в космосе, взяв на абордаж его корабль и решив его себе оставить — сообщи на станцию его координаты, а если не сообщил, молись богу о том, чтобы об этом никто не узнал. Найдут труп, снимут с него данные, выяснится, что ты его оставил без помощи, выбросив из его корабля — беги из Содружества, ты вне закона. Поймали тебя, не погиб при задержании или погоне — вечный колонист планеты-тюрьмы.

Это была узаконенная версия пиратства, основанная на постулате локальной стычки. Реальным же бандитским нападением или пиратством считалось доказанное превышение нападающим десятикратного рубежа преимущества. Или нападение на гражданина Содружества на корабле без опознавательных знаков. Также это могло быть превышение десятимиллионного рубежа ущерба.

В этом случае, чтобы мои действия не восприняли как пиратское или бандитское нападение, нужно официально подать заявку о нанесении такого ущерба или зарегистрировать объявление вооруженного конфликта с противоположной стороной. В законе о конфликтах оказалось все расписано очень подробно и толково.

Мне понравился общий принцип. У людей есть оружие, оно нужно для личного пользования или полетов в космосе, все это делается для обеспечения собственной безопасности. Оно большое и маленькое. Но у него есть одно очень важное свойство. Никто не будет оскорблять человека, если видит в его руках или кобуре оружие. Даже если ты кого-то убьешь, ты не раз подумаешь, стоит ли это делать, ты же понимаешь, что у этого человека есть родственники, братья и сестры. Это не учитывая Содружества, в котором ты автоматически станешь изгоем. Основа всего порядка в Содружестве в простом правиле: нельзя убивать разумное существо, не заплатив за это, и в большинстве случаев отделаться деньгами не получится.

Именно после осознания всего этого я по-новому взглянул на окружающий меня мир. Он и раньше не казался мне особо безопасным, а сейчас уж тем более. Следовало быть в нем очень осторожным. И главное, необходимо позаботиться о своей личной безопасности, а это опять учиться, изучать вооружение и специальную технику. Начать заниматься чем-то вроде единоборств, хоть раньше я как-то упустил этот пункт в своем воспитании, так — общие приемы, изученные в уличных драках. Но тут этого может оказаться мало.

Поэтому я сразу озадачил искина этим вопросом.

— Кира, найди мне все курсы и программы по изучению боевых искусств, которые есть тут на станции, а также базы знаний аналогичной направленности и базы по пользованию личным стрелковым оружием, если, конечно, есть что-то подобное.

— Принято.

После этого я опять вернулся к базе, но там больше не было особо ничего интересного, кроме того, что на некоторой территории содружества было узаконено рабство. Как оно могло быть в таком высокоразвитом государстве, я не понимал, но это было.

Окончание изучения базы «Юрист» совпало как раз с завершением разгрузки погрузчика на складе утильсырья.

Я посмотрел, что сейчас двенадцать десять. Выполнение работ длилось ровно столько, сколько на него в своем прогнозе отвел искин.

Завершив выполнение заданий, я поставил их в статус выполнено и стал ожидать вознаграждения по каждому из них.

За первое и второе мне скинули на счет по пятьсот кредитов, это была стандартная оплата за перевозку и доставку среднегабаритных грузов.

За крупногабаритные полагалось полторы тысячи кредитов. Перевозкой мелкогабаритных вещей занимались специализированные дроны станционного обслуживания, которые их стаскивали в определенное место и, набрав нужный объём и вес, передавали уже эту работу как перевозку крупногабаритного груза.

А вот после закрытия задания по расчистке туннеля произошла интересная вещь: со мной связался какой-то человек.

— Добрый день, я главный инженер корпорации «Глобал-Кон», Рент Долон, мы занимаемся восстановлением и реконструкцией поврежденных секторов станции.

— Добрый день. Чем могу помочь?

— Понимаете, это объявление было размещено по нашей просьбе. Оно является своеобразным тестовым заданием. Не беспокойтесь, оплата и бонус по этому заданию вам будут переведены сразу по окончании нашего разговора, независимо от его результата.

— Поясните, — попросил я.

Рент немного помолчал, видимо что-то проверяя у себя там, и продолжил.

— Мы оценили скорость выполнения и качество вашей работы и предлагаем вам заключить индивидуальный контракт с нашей корпорацией на осуществление аналогичной деятельности. Заказов у нас обычно не так много, но они практически всегда требуют скорейшего их выполнения. Мы понимаем, что спрогнозировать время по расчистке туннелей или секций практически невозможно, но нас вполне устроит и наименьшее потраченное на эту работу время. Поэтому для нас предпочтительно необходимое задание передать сразу исполнителю, в обход «Доски объявлений», с неизвестным временем реакции на наш запрос. В этом случае индивидуальный контракт предпочтительнее всего. А вы показали себя достаточно расторопным исполнителем, и результаты выполнения вами нашего заказа нас полностью устроили.

«Так это очень интересно. И не противоречит моим планам на будущее. Но стоит проверить, — подумал я и сразу обратился к искину: — Кира, быстро просканируй сеть на наличие и возможность заключения аналогичных контрактов. Сколько на это потребуется времени? Мне результат нужен как можно скорее».

«Принято. Двенадцать секунд на предварительный анализ».

«Большего и не нужно», — дал свое согласие я и ответил представителю компании:

— В общем-то, у меня никаких особых возражений нет. Но могу вам в ответ предложить несколько другой вариант контракта, правда основываюсь я на той работе, что предлагалась в вашем объявлении.

— Я не уполномочен изменять условия контракта, — сразу предупредил меня Рент, — но с удовольствием вас выслушаю и вынесу ваше предложение на ближайшем служебном совещании.

— Меня смущает необходимость перевозить тот технический мусор и оборудование, что фигурируют в ваших заявках, на склад утильсырья.

— А что с этим не так? — удивился инженер моим словам.

— Для меня по сути ничего, но для вас это дополнительная трата финансовых ресурсов компании. Хранение вашего сырья на территории склада должно обходиться вам в определенную сумму. Станция его утилизацию выставляет в конец списка оборудования, техники и прочего мусора, подготовленного к подаче в производственный комплекс. Это мое предположение, но я уверен, что оно недалеко от истины.

— Вы совершенно правы, — согласился со мной Рент.

— Так вот, нахождение вашего груза на территории складов утильсырья уж точно превышает одну неделю. Я предлагаю нам пересмотреть условия контракта, добавив к нему сумму, которая была бы выплачена компанией за неделю хранения вашего груза.

— Я не понимаю, — честно признался инженер.

— Вы, видимо, не наводили справки обо мне?

— Да не успели, больно шустро вы разобрались с нашей заявкой, — создалось такое впечатление, что собеседник на том конце улыбается.

— Понятно. Тогда вы просто не в курсе, что у меня есть своя маленькая фирма. И у меня в наличии есть оборудование для выполнения полного цикла утилизационных работ. А это значит, что при получении вашего заказа я могу не отвозить ваше сырье, переданное на утилизацию, на склад, а сразу загружать его в производственный комплекс. В этом случае вы существенно экономите на оплате хранения сырья на складах, ну а я немного поднимаю сумму оплаты за выполнение своих работ.

— Интересное предложение, — согласился инженер, — я немедленно передам его на рассмотрение.

В этот момент Кира отчиталась, что подобные контракты вполне обычное явление, и даже подобрала для меня парочку похожих, еще не снятых с доски объявлений и не помеченных как просроченные или отмененные.

Ренту же я ответил:

— Хорошо. Но я обдумал ситуацию, и буду согласен подписать с вами контракт в любом случае.

— Замечательно, — сказал инженер, — вот предварительный первоначальный договор. Ознакомитесь пока с ним. А уже через пару часов с вами свяжется специалист нашего юридического отдела, чтобы обсудить условия этого или уже измененного контракта. Спасибо, что уделили мне время и внесли такое интересное предложение.

— Не за что. Я и сам рад был его получить. Надеюсь на наше плодотворное и успешное сотрудничество.

После моих слов Рент отключился, сразу за этим пришло извещение, что мой счет пополнился еще на три тысячи пятьсот кредитов основной суммы и на тысячу пятьдесят кредитов бонуса за выполнение последней заявки.

Проверив состояние своего счета, я убедился, что сумма на нем постепенно растет. Сейчас там лежало девяносто пять тысяч пятьсот кредитов. Остаток перешёл на вспомогательный счет, на котором теперь было тысяча семьсот шестьдесят шесть кредитов.

Проверив свои счета, я быстро просмотрел условия полученного предварительного договора, дав его проанализировать Кире. Ничего необычного в нем не было, по сути, весь договор состоял всего из одного пункта. В нем говорилось о том, что все заявки по выполнению работ моего профиля будут перенаправляться сразу мне. К стандартному денежному вознаграждению для выполнения такого типа работ по общему прайсу станции, добавлялась двадцатипроцентная премия и в некоторых случаях бонусное вознаграждение за выполнение работ особой срочности.

Сохранив пересланный контракт, я хотел уже направиться в сторону складов, чтобы оставить там погрузчик и пойти пообедать. Ведь уже через пятьдесят минут у меня была назначена встреча с инженером в кафе «Голодный Тролль». Но именно в этот момент Кира отчиталась о составлении прайса баз, доступных на базе.

Список оказался огромным, однако продавцов, имеющих повышенный коэффициент, доверия было всего несколько. И что самое странное, работали они все в одном месте — компании «Нейросеть».

«Видимо, у них был доступ к корпоративному хранилищу», — решил я.

За основной ориентир я решил взять именно их цены. Получалось, что базы первого уровня я мог купить за одну-две тысячи. Второго уже были по пять-шесть, а то и больше. Третьего можно было взять по пятнадцать-двадцать тысяч. Четвертого продавались по цене от тридцати до сорока. Пятого уровня шли уже от сорока до ста тысяч. Шестого и более высокого уровня базы доставались по индивидуальному запросу, и цена каждой превышала сотню тысяч.

«Нехило, — подумал я, — это чтобы даже более-менее нормально наладить свой бизнес, мне необходимо как минимум пятьсот тысяч, и это только покупка. Но ведь эти базу нужно еще и учить. Кажется, мне будет не очень просто» — констатация очевидного факта. Хоть и не слишком меня обрадовала, но и то, что все мне свалится на тарелочке с голубой каемочкой, я не ожидал.

Разобравшись с наличием предложений, я решил дождаться списка необходимых мне баз знаний, который должна подготовить Кира. После этого я постараюсь составить оптимальную последовательность их изучения и приобретения. Не копейки все-таки вкладываю.

А пока я направился дальше. На носу уже были переговоры с производственным инженером в «Тролле».

Оставив погрузчик на ближайшем от места встречи складе утильсырья, я нашёл по карте наиболее оптимальный по времени маршрут, хотелось подгадать немного пораньше, чтобы ознакомиться с меню и заказать себе обед, и направился на переговоры.

Когда я пришёл на место, до встречи оставалось еще десять минут. Кафе я узнал сразу. Зеленое, огромное, с дубиной в одной руке и каким-то животным в другой, существо было не кем иным, как нашим обычным персонажем, только что-то мне подсказывало: с земными преданиями и персонажами оно имеет мало общего.

И оказался прав: едва войдя в зал уютного и небольшого кафе, стилизованного под средневековье, увидел за прилавком прототип того, с кого писали изображение на вывеску.

За прилавком стоял огромный зеленый гигант, напоминающий нашего Халка гораздо больше, чем, скажем, зеленого Шрека. Рубленые черты лица, его каменное непроницаемое выражение, стальной взгляд, огромные мускулы, гигантский рост — я доходил ему едва ли до пупка.

И громоподобный голос.

— Чего встал на проходе, иди сюда.

— Здравствуйте, — несколько заикаясь, произнес я. — У меня здесь назначена встреча, нельзя ли воспользоваться одной из индивидуальных кабинок и еще заказать обед?

— Без проблем, приятель, — сказало это добродушное чудовище. — Аренда кабинки будет включена в счет, — сообщил он мне напоследок, выдав меню и отправив в конец зала, к дверям с номером четыре.

Но не успел я сделать и двух шагов, как он окрикнул:

— Эй, малыш, — ну да, он так может назвать любого, — кого к тебе отправить-то, или он с тобой сам свяжется?

— Не знаю, — задумался я. Если он предложил встретиться тут, то его должны здесь знать, а поэтому скрывать его имя не имеет смысла: — Хотя на всякий случай, человек, с которым мы должны встретиться, Заар.

— А, старина Заар, — сказал тролль. — Только ты ошибаешься, это не человек. Я скажу ему, где тебя найти, — и он заулыбался во все свои тридцать два, или сколько у него там этих зубов.

— А кто? — удивился я.

— Увидишь, не переживай, он нормальный парень, насколько может быть нормальным любой из них, — и снова заулыбался, а я, озадаченный, пошёл дальше в свою небольшую кабинку.

И почему люди не пользуются видеосвязью при разговорах через нейросеть, ведь у нее есть такая возможность, правда все поголовно сразу отключают ее, и я, кстати, тоже это сделал.

В общем, зайдя в выделенную мне, как оказалось, не такую уж и маленькую комнатку, я ознакомился с выданным меню и, естественно, ничего не понял. Все блюда мне были абсолютно незнакомы, и я даже представить не мог, что они могут из себя представлять, а разбираться особо не хотелось. Поэтому я выполз из своего удобного кабинета обратно в зал. И направился к стойке.

— Извините, — обратился я с максимально возможной вежливостью к трехметровому гиганту.

— Зови меня Тро, — подсказал стоящий за барной стойкой тролль.

— Приятно познакомиться, я Дим.

— Так в чем проблемы, малыш? Не устроил кабинет?

— Нет, что вы. Просто я хотел попросить вас, если не сложно, помочь мне сделать заказ, я совершенно не понимаю, что означают названия блюд в вашем меню, как и то, из чего они сделаны. А поэтому хотел попросить вас порекомендовать мне что-нибудь.

— Все с тобой понятно. Из последнего набора?

— Да. Все верно.

— Так что бы ты хотел?

— Мясо. Какое-нибудь овощное рагу и тонизирующий напиток. И если у вас есть, то небольшой пакетик лирийских сладостей.

— Что, хочешь удивить свою подружку? — спросил он, намекая, видимо, на конфеты.

Я как-то об этом, если честно, не очень задумывался, но теперь мне эта мысль в голову была подброшена, и поэтому я поправился, усмехнувшись:

— Тогда лучше пять пакетиков этого угощения.

Тролль посмотрел на меня долгим изучающим взглядом и сказал:

— Уважаю. Только учти, этот подарок не из дешёвых, каждая коробочка по пятьсот кредитов.

Сегодня я заработали практически в два раза больше, да и порадовать наших девушек мне теперь очень захотелось, так что я не раздумывая произнес:

— Без проблем, их счастливые улыбки стоят дороже.

— Молодец, малыш, — одобрил мои действия Тро и проговорил: — Можешь питаться целый месяц у меня за счет заведения, и вообще, считай, своей покупкой ты открыл у меня кредит.

— Чего так?

— Да ты мне сегодня здорово деньжат подкинул, а то я эти конфеты долго сплавить не мог.

— А что, сколько у тебя их еще осталось? — заинтересовался я.

— Три коробочки.

— Так давай я все заберу. Найду, куда пристроить, — не говорить же этому большому, серьезному и гигантскому типу, что, скорее всего, оставшиеся сладости съем сам, ну или отдам Элее.

Я бы, конечно, еще и с удовольствием одну коробочку презентовал той красавице, что спас с утра, но Кира до сих пор не отчиталась о проделанной работе, а я ее старался пока не торопить, эти вопросы были не так критичны.

— Ты, я смотрю, ходок, — подмигнул он мне одним глазом, — а вот если моя узнает, что я сделал кому-то такой подарок, то оторвет все, до чего дотянутся ее руки. И это я говорю не в переносном смысле.

И он снова мне подмигнул и хохотнул трубным басом.

А я представил ту, что могла ему что-то оторвать, и мне немного поплохело.

— Ну ладно, я к себе, подожду заказ там, — сказал я Тро.

— Ок, расплатишься за сладости, когда будешь уходить, их к тому моменту упакуют и доставят сюда.

— Хорошо.

И пошёл обратно в выделенный мне кабинет. А через пару минут мне принесли обед.

Принесенные блюда оказались очень даже ничего. Первым было какое-то рагу, похожее на картошку с какими-то мало знакомыми мне овощами, и тушёное мясо. Дальше были небольшие, но необычайно вкусные пирожки с какими-то ягодами, ну или чем-то похожим на них. Ну и мой уже полюбившийся напиток.

Я как раз допивал его, когда дверь кабинета открылась, и зашёл, видимо, человек, точнее не человек, с которым у меня была назначена встреча.

— Еще один эльф, — немного оторопев от удивления, пробормотал я.

Если бы я хотел представить брата, мужа или отца той девушки, что видел сегодня утром, то это должен был быть он. И если она эльфийка, то этот человек или, вернее, не человек, эльф.

— Добрый день, — представился вошедший, — меня зовут Заар.

— Добрый день, — привстал я и протянул руку, и эльф, как ни в чем не бывало уверенно пожал ее. — Простите, забыл представиться при нашем прошлом разговоре, — назвал свое имя: — Дим.

— Приятно познакомиться, Дим, — ответил тот.

Я указал ему на стол и предложил:

— Присаживайтесь, пообедать я уже успел, но если хотите, можем подождать, пока и вы перекусите.

— Не стоит, у меня есть пара вопросов к Тро. Пообедаю вместе с ним попозже.

— Ваше право, — не стал настаивать я.

— Но вот выпить чего-нибудь я бы не отказался, — добавил он.

— Заказывайте, меня тут месяц бесплатно кормить обещали, так что угощаю, — и я улыбнулся. — А у меня уже есть, — и показал на стоящий на столе стакан и кувшин с напитком.

— И чего это Тро так расщедрился? — удивился Заар, но заказ сделал.

Через минуту принесли напиток, похожий на какое-то слабое вино, ну это мне так показалось.

Пригубив его немного и посмаковав, Заар поставил стакан, выполненный в стиле кубка, на стол и сказал.

— Ну, теперь можно переходить и к делам. Так что тебя интересует? — как-то незаметно он перешёл в разговоре со мной на ты.

Если его это совершенно не напрягает, то и я этим вопросом заморачиваться не стал.

— У меня вызвало интерес твое объявление. Мне тут по случаю в собственность перепал производственный комплекс. И поэтому мне нужно знать, сможешь ли ты провести его настройку и помочь пройти с ним и моими погрузчиками технический контроль?

— Давай посмотрим, — и он достал что-то похожее на мой планшет с картой. — Говори, что у тебя за оборудование.

— У меня есть погрузчик «Тягач-545», грузовой дроид серии «Захват-50» и средний производственный комплекс «Котел-7000».

— Неплохо для начала собственного бизнеса, — прокомментировал услышанное Заар.

— Согласен, — не стал возражать я.

— Так давай посмотрим, что я смогу для тебя сделать. Начнем с комплекса. «Котел-7000» — это устаревшая, но вполне добротная модель. Выпускалась примерно полсотни лет назад, основное направление использования — утилизация военно-промышленного оборудования. Конструировалась по заказу инженерных войск. А поэтому прошла усиленную систему контроля и сертификации. Так что нет ничего удивительного в том, что он до сих пор на ходу. Если его соответствующим образом обслуживать и поддерживать, то проработает еще столько же, если не больше. К сожалению, в связи с тем, что предназначался он сугубо для войсковых служб, обслуживать его должен был младший офицерский состав. А это значит, что необходимо никак не меньше четвертого уровня баз знаний. Сейчас уточню, каких.

На некоторое время он замолчал, что-то просматривая на планшете, а потом продолжил:

— Для эффективного управления комплексом есть полный список баз, вот он.

И он скинул мне на нейросеть найденный перечень. Состоял он из девяти пунктов: «Инженер», «Дрон», «Кибернетика», «Материаловедение», «Производство и промышленность», «Производственный комплекс», «Робототехника», «Техник», «Энергосистемы». И все это как минимум четвертого уровня.

Я просмотрел его, прикинул, сколько времени и денег придется вложить в то, чтобы у меня появилась возможность более-менее адекватно понимать то, как он работает, и что он делает, и, немного офигеевая, задался вопросом: «А во что же это я ввязался?»

Заметив мое состояние небольшого обалдения, Заар сказал:

— В армии этот комплекс обслуживался не одним человеком — таких людей практически невозможно найти — а подразделением высококлассных узкоспециализированных специалистов.

— От этого мне не легче, — пробормотал я.

— Не переживай, это только наиболее эффективный и оптимальный перечень баз. Есть и сокращенный список, при котором управление комплексом находится на минимально возможном для этого уровне. Там несколько проще с перечнем того, что необходимо знать, уходят практически все специализированные и смежные базы знаний, остаются только основополагающие. Это «Инженер», «Кибернетика», «Производство и промышленность», «Производственный комплекс».

— О, вот это уже более интересно, — произнес я.

— Верно, — согласился Заар. — Сокращенный список баз вполне реально освоить и одному человеку со средним уровнем интеллекта в сто десять единиц, во вполне приемлемые сроки. В этом случае будет уходить примерно по полгода на одну базу, если обучение совмещать с работой. Если же отложить рабочую деятельность на время, а обратиться в специализированное учебное заведение, то благодаря их методикам обучения, изучение всех баз знаний может уложиться в десять-двенадцать месяцев, в зависимости от способностей человека.

Я же из его последней фразы зацепился за то соотношение, которое он озвучил: Полгода на четыре уровня баз.

Что-то было слишком не так в результатах, полученных при проведении тестирования и озвученных мне профессором. По моим прикидкам, мне потребуется на изучение базы «Техник» до четвертого уровня примерно полтора дня непрерывного времени, или что-то около шести дней, если я буду изучать ее совместно с работой, но никак не полгода, которые сейчас озвучил Заар. Это было странно.

Но с этим придется разбираться попозже, а сейчас нужно продолжить разговор с эльфом.

— Понятно, но меня сейчас больше интересует другой вопрос. Ты сможешь выполнить настройку моего комплекса для автоматизации его работы хотя бы по какому-то более-менее стабильному алгоритму и не такой уж затратной реакции утилизации разбора сырья на составляющие? А потом нужно провести и подготовку его к техническому контролю.

— Могу, но только используя одну из стандартных настроек, слишком устаревшее это оборудование. У меня нет чего-то специально подготовленного именно под этот комплекс, так как он был не слишком распространён, собственно, из-за сложности его управления. Поэтому могу предложить только использование стандартного, но максимально адаптированного под твой комплекс алгоритм работы оборудования и накатить на него готовые более-менее универсальные реакции по проведению утилизации сырья. Правда, в среднем потери на выходе, если не проводить настройку перед каждым новым циклом работ, будут составлять сорок — сорок пять процентов.

— Ну, это все равно неплохо, по крайней мере не хуже, чем на тех производственных комплексах, что находятся на обеспечении и поддержке станционными службами, — посчитав, что это гораздо лучше, чем неработающий совсем комплекс, проговорил я.

— Согласен, — поддержал меня Заар, — и поэтому тебе это обойдется в кругленькую сумму.

— Сколько?

— Пятьдесят тысяч кредитов.

Я замолчал, обдумывая высказанное им предложение, он же воспринял мои слова как сомнения и сказал:

— Это не так много, как ты думаешь. Кроме меня эту работу может выполнить всего пара-тройка человек на станции, но все они уже работают на кого-нибудь. И тебе придется отстегнуть сначала денег их работодателям, а потом и самим специалистам. И обойдется тебе это гораздо дороже, никак не меньше, чем в два раза.

— Возможно, но я нашёл уже одного человека, готового подписаться на эту работу, — вспомнил я о технаре Круфа, — и он согласен выполнить ее за тридцать пять тысяч.

Правда, я не стал говорить, что он готов только попробовать это сделать, и не факт, что у него хоть что-то получится, но торговаться с чего-то начать было необходимо. А это хоть и не вся правда, но и не ложь.

— Людей с таким опытом, как у меня, на станции нет. Тот человек, о котором ты говоришь, если и сможет что-то для тебя сделать, то коэффициент полезного действия комплекса будет на тридцать-сорок процентов ниже того, что смогу сделать с ним я. Плюс моя собственная адаптация стандартных алгоритмов работы именно под твой «Котел». Плюс залитые на него универсальные реакции из моей собственной коллекции, этого уж точно не найти на станции. Я готов немного скинуть, но никак не меньше сорока пяти.

Я же задумался о другом. Ведь у Заара были и еще тройка объявлений. Если мне не удается сильно скинуть цену с одного, то, может, каким-то образом выбить из него что-то другое? Как объяснить этому эльфу теорию откатов? С учетом того, что он нужен именно мне. А мне надо показать, что это он нуждается во мне гораздо больше, чем я.

Интересно, как бы провентелировать этот вопросик?

Немного подумав, я начал говорить:

— Хорошо, если я соглашусь, то, что ты можешь предложить мне в качестве бонусов?

— Каких бонусов? — удивился Заар. Было видно, что он даже и не задумывался над этим вопросом.

— Насколько я понимаю, перспектива ответа на твое объявление была минимальной, а значит, и такой выгодный заказ для тебя должен поощряться каким-то образом.

— А настройки, адаптация алгоритмов, реакции? — возразил мне эльф.

— Это то, что ты выполняешь в рамках работы, и за что, предположительно, я готов тебе заплатить основную сумму. Но вот что ты готов предложить мне дополнительно за то, что я согласился на твои условия? Сумма, которую ты запросил, достаточно солидная, и поэтому ты должен как-то обосновать ее затраты на тебя, ведь нормальная перспектива работы комплекса — это чисто эфемерная величина, а сейчас в качестве бонуса ты бы мог предложить что-то более осязаемое.

— Ты не торговец? — с подозрением спросил он у меня.

— Нет, я реалист.

— Не знаю, но, по-моему, очень похож на торговца. И я так понимаю, что этот разговор ты завел из-за того, что какие-то предложения у тебя уже есть.

— Ну, не то чтобы предложения. А так, небольшие наметки.

— Давай уж рассказывай.

— У тебя есть еще три объявления: о продаже баз, ремонтного комплекса и о ремонте и обслуживании малого и среднего типа техники и оборудования.

— Есть, и что? — не понял Заар.

— И они тоже уже довольно долгое время висят невостребованными. Ты не знаешь, — резко переключился я, — как рассчитывают размер бонуса в корпорациях при личном обмене дополнительными премиями за понимание?

— Знаю, конечно, один к четырем-пяти, но не меньше одного к трем, все у них зависит от клиента, — так и не понял, к чему я клоню, инженер, было хорошо заметно, что этот эльф очень далек от торговли и всего, что с этим связано.

А у меня в голове уже завертелись несколько вариантов предложения ему.

— Так давай поступим, как и в любой корпорации. Я, конечно, наглеть не буду, но и тушеваться тоже, и сойдемся мы с тобой на золотой середине. Я тебе премию, а ты мне бонус.

Видимо, до Заара что-то все-таки стало доходить, и он спросил:

— И чего же ты хочешь?

— Все просто, мне интересны твои базы, рано или поздно их все равно придется искать. Так почему же не приобрести их по случаю?

— Если ты говорил о золотой середине, то намекал на соотношение один к четырем.

— Верно.

— Значит, ты хочешь мне подкинуть еще какую-то сумму, которая будет примерно составлять четверть стоимости баз.

— Да.

Заар задумался.

Теперь на него давил уже я.

— Все твои объявления, кроме подряда на ремонтные работы, находятся в сети уже больше девяти месяцев. Поэтому мое предложение выгодно и для тебя. Это мертвый груз. А так он хоть как-то окупится.

Но неожиданно Заар сказал:

— Я согласен, но только с одним условием. Ты забираешь не только базы, но и ремонтный комплекс. Суммарно тебе это обойдется еще в тридцать тысяч кредитов.

Я прикинул, что, по сути, мне по цене одной базы доставалось две, да еще в придачу и какой-то ремонтный комплекс.

Инженер же опять воспринял мое молчание как сомнение, хотя я просто обдумывал ситуацию и составлял дальнейшие планы.

— Не сомневайся, это очень хорошие базы, самые свежие. Обе мне достались с приобретением инженерного комплекса. Я и старый-то продаю по этой же причине. К тому же обе базы наши, из империи Аграф. Они включают описание не только стандартных технологий Содружества, но и нашу специфику, поэтому их наполнение примерно на треть больше, чем у стандартных.

Я же в его речи обратил внимание на то, что он один из представителей основных человекоподобных рас-компаньонов Содружества — аграф. Значит, и та девушка тоже аграфка.

Ну, и в дополнение, что базы, которые он предлагал, достаточно новые и более расширенные, они захватывали и специфику технологий аграфов.

Кстати, а вот ремонтный комплекс, как я понимаю, немного устаревший, коль он сказал, что приобрел взамен него новый.

— А что за ремонтный комплекс? — решил уточнить я, так как по базам было и так все понятно.

— Стандартный малый мобильный ремонтный комплекс «Труженик-300», я приобрел его прямо у главного дилера три года назад. Год назад выплатил за него кредит. К тому времени уже понял, что вырос из него, да и не сильно он удобен оказался для того вида деятельности, что я осуществляю. Мне оказался нужен не сильно мобильный, стационарный и менее универсальный, но выполняющий более тонкие операции комплекс, который я и приобрел, а этот выставил сразу же на продажу. К тому времени, когда я его законсервировал, он даже еще гарантийный срок не отработал, и поэтому тот пролонгируется еще на три года, общий срок гарантии — пять лет.

— Понятно. Какие базы нужны для его управления?

— «Техник» четвертого уровня, «Инженер» и «Кибернетика» второго, ну и стандартная инструкция по работе, которая прилагается вместе с ним, я ее даже не распаковывал.

— То есть нужна еще «Кибернетика», — пробормотал я.

— Если тебе нужны какие-то базы, — сразу сказал Заар, — то могу порекомендовать одного торговца, мне кажется, вы с ним прекрасно споетесь.

— Кинь контакт, — не стал возражать я. Через мгновение получив его и посмотрев, убедился, что это один из тех, кто попал в список самых надежных продавцов баз знаний.

— Спасибо, — поблагодарил я.

— Так что ты скажешь? — спросил он.

— Согласен, но ты возьмёшь на обслуживание всю мою технику сроком на три месяца, — решил я все-таки до конца отжать инженера, так как деньгами раскидываться был не намерен, и так, похоже, сегодня потратил их львиную долю.

— Без проблем, — даже не задумываясь, согласился он.

Видимо, я все-таки где-то прогадал, но так и не понял, где. По мне, так наоборот, мною была заключена очень выгодная сделка.

— Хорошо. Как договоримся об оплате?

— Стандартный договор подряда, в него же можем включить и пункт на техническое обслуживание всего оборудования сроком на три месяца, пометив его как гарантийный. После оговорим сроки, и я готов приступать. Премию можешь перевести сейчас или по завершении работ, а я тебе передам чипы с базами и подгоню ремонтный комплекс в указанное тобой место.

С деньгами, понятно, особо мошенничества опасаться не стоит, я вел протоколирование всех переговоров, как, думаю, и Заар, но все-таки подстраховаться немного решил, просто чтобы зафиксировать какие-то сроки.

— Понятно, ты пока заполни договор, я тебе переведу деньги за базы и ремонтника, а сумму по контракту выплачу треть сейчас, а две трети по окончании работ. Так устроит?

— Вполне. Тогда кидай координаты твоего склада, я туда оттранспортирую комплекс. А базы тут будут через пару минут, один из моих помощников их принесет.

— Своего склада у меня нет, так что пока я арендую бокс на служебном уровне станции, вот его координаты, — и я сбросил ему их на нейросеть, — там же находится и мой погрузочный дроид, вечером туда загоню и погрузчик, я надеялся до того времени выполнить еще какие-нибудь пару заказов. Только для этого нужно заглянуть на доску объявлений наемников. А то на станции пока заказы закончились.

— Твое дело. По сути, я могу приступить уже сегодня, думаю до завтра спокойно управлюсь со всеми работами. Завтра тебе останется пройти лишь технический контроль, правда с этим могут возникнуть некоторые сложности.

— Какие? — удивился я.

— Бюрократы, — пояснил мне Заар.

— А, на этот счет у меня есть одна лазейка, если что-попробую воспользоваться ею, — снова вспомнил я о девушке из Департамента по контролю станции.

— Тогда вообще никаких проблем. Ты говорил, у тебя своя фирма. Контракт лучше заключить на нее, это и больший статус, и надежность.

— Не против.

— Какое у нее название?

— Предприятие по утилизации сырья «Тупой дикарь».

— Смотрю, кто-то подшутил над тобой? — ухмыльнулся эльф.

— Да я не в обиде, тот человек и так сделал гораздо больше, чем от него требовалось.

— Понятно. Все готово, вот твоя копия. Посмотри ее, и если у тебя нет никаких возражений, то одну я оставлю себе, а другую перешлю в юридический отдел станции.

Быстро проглядев полученный документ и прогнав его через искин, я убедился, что Заар обязуется завершить все работы по настройке комплекса и подготовке всего моего оборудования к техническому контролю завтра к девяти утра.

— Все нормально, — согласился с контрактом я.

— Ок. Тогда переводи оговоренные деньги. «Труженик» уже поехал к тебе в ангар, а базы на подходе.

И только он это произнес, как открылась дверь и заглянул Тро.

— Заар, тут один из твоих парней топчется на входе, говорит, это ты его позвал.

— Да, пусть зайдет ко мне.

— Ок.

Через несколько минут дверь повторно открылась, и в нее, по военному чеканя каждый шаг, зашёл мужчина средних лет, подошёл к эльфу и передал ему небольшую коробочку, потом козырнул и вышел обратно.

— Вот и твои базы.

— Хорошо. Провожу оплату по первой части договоренности, — специально для протокола сказал я.

И перевел со своего счета на выданный Зааром сорок три тысячи пятьсот кредитов. После этого у меня осталось еще пятьдесят две тысячи, но утром нужно было перевести остаток, я почему-то был полностью уверен в том, что эльф не подведет и сделает все точно в срок.

— Да, получил, — подтвердил успешное завершение банковской транзакции Заар.

— Тогда вот тебе координаты, — кинул я так и не посещаемый мною ни разу пока еще технологический комплекс, — буду ждать отчета утром.

— Хорошо, — и уже поднимаясь, Заар неожиданно остановился и спросил: — Позволь один вопрос?

— Да, пожалуйста, — удивился я, вроде вел себя вполне обычно, но видимо, что-то все-таки сделал не так.

— Ты при покупке и переговорах не задал ни разу одного важного вопроса, которым в таких случаях должен поинтересоваться каждый.

— Какого? — удивился я, ведь подобного рода переговоров мне вести не приходилось.

— Ты ни разу не спросил о пороговом значении интеллектуального индекса для того или иного оборудования, будто тебе это совершенно не интересно. Это наводит на очень своеобразные мысли.

— Да какие мысли, я всего лишь простой мусорщик.

— Точно, простой мусорщик, который только появился на станции и уже имеет в своем распоряжении небольшой производственный комплекс полного цикла обработки, и готовый при этом платить немалые деньги за его настройку.

И он очень даже серьёзно посмотрел на меня.

А Заар оказался не так и прост, хоть в торговле он был и не сильно большим мастером, но вот быстро нарыть по мне информацию и сопоставить ее смог вполне профессионально. Это тоже наводило на определенные мысли, особенно если учесть то, как с ним попрощался его сотрудник.

— Я понял, — уже не стараясь юлить, ответил я, глядя ему прямо в глаза и не опуская взгляда, — впредь буду осторожнее. Спасибо тебе, эльф.

Последнее слово сорвалось у меня неожиданно, но оно очень сильно напрягло Заара.

— Откуда ты знаешь это название? — спросил он.

— Так у меня на родине называли похожих на тебя сказочных существ.

— До тебя так меня называл всего один человек. Мы с ним воевали вместе против архов. Он же и Тро называл троллем. Мы все тогда служили вместе. Отсюда и название этого бара.

— Видимо, твой знакомый мой земляк, — обрадовался я, — а Тро действительно вылитый тролль. Как его зовут? Не знаешь, я могу с ним встретиться?

У меня загорелась надежда встретить тут хоть кого-то, кто, возможно, был с Земли.

— Звали его Макс, Макс Фрай.

— Прости, ты точно уверен? Именно Макс Фрай?

— Да.

— Тогда он мой земляк, — не сдержав радости, проговорил я.

— Ты его знаешь? — удивился Заар.

— Не его лично. Просто Макс Фрай — это псевдоним одной писательницы там у нас, ну а ваш с Тро знакомый просто воспользовался им, возможно потому, что его звали Максим.

— Верно, он говорил, что его полное имя Максим.

— Ну, вот видишь, — пожал плечами я, — так я смогу с ним встретиться? Ты не знаешь, где его можно найти?

— Вряд ли это возможно, — сказал Заар.

— Почему?

— Он погиб примерно сорок лет назад. Я сам видел, как взорвался его истребитель.

«Сорок лет назад, а попал он сюда, возможно, и раньше. Но Макс Фрай печатался максимум лет десять. То есть это или меня закинуло немного в будущее, или его в прошлое. Или тут вообще нет никакого соотнесения со временем, протекающем на нашей планете. Хотя время вроде как величина постоянная. Правда, теперь я в этом не слишком уверен».

— Очень жаль твоего друга и моего земляка, нам было бы, что с ним обсудить, — сказал я, так как больше эту тему мусолить не хотелось.

— Жаль, хороший был парень, но теперь по крайней мере отпадает вопрос о том, почему ты не интересуешься порогом на интеллектуальный индекс. Все ваши были немного сообразительнее простых людей.

— Прости, ты сказал: «все ваши»?

— Ну да, твоих земляков участвовало предостаточно в той войне.

— Значит, у меня есть шанс встретиться с кем-то из них? — надежда опять заглянула ко мне в окошко.

— Конечно, если кто-то из них не погиб, то, я думаю, их можно найти на территории Содружества. Правда, с этим сейчас определенные проблемы.

— Хорошо, спасибо за такие важные сведения, пойду я, мне пора работать, — засобирался я, так как, и правда, засиделся тут, — завтра в девять буду у производственного комплекса.

— До завтра. Я уже, можно сказать, приступил. Мои парни поехали проводить тестирование твоей техники, ты, когда вечером загонишь погрузчик в бокс, свяжись со мной, мы подъедем и протестируем его и дроида.

— Хорошо, — согласился я, вставая и выходя из-за стола.

При этом чувствуя на спине пронзительный взгляд эльфа, до тех пор пока за мною не закрылась дверь.

Уходя, я завернул к стойке, за которой все так же стоял Тро. Увидев меня идущим к нему, он вытащил аккуратные небольшие коробочки, завернутые в симпатичные подарочные обертки.

— Это твое, — сообщил он, передвигая их ко мне.

— Да, спасибо, куда перевести деньги? — спросил я его.

Тро переслал мне на нейросеть свой номер счета, и я перевел на него положенные за конфеты четыре тысяч кредитов.

И только когда стал убирать их в свой рюкзак, заметил, что коробочек на одну больше.

Я поднял глаза на тролля и хотел сообщить об этом, но он меня опередил.

— Подарок. Оказалось, что у меня их было не восемь, а девять. Бери, будем считать тебя оптовым покупателем.

— Спасибо, — поблагодарил я его и убрал последнюю.

— Ну, счастливо, до завтра, на завтрак не обещаю появиться, а вот на обед приду точно, — сообщил я Тро.

— А чего сегодня на ужин не зайдешь? Тут вечером весело, да и нужные люди собираются, думаю, они и тебе могут оказаться полезными, — сказал тролль.

— Спасибо за приглашение, но у меня на вечер уже есть планы, — и, улыбнувшись, добавил: — Подарки-то надо вручить. Так что до завтра.

Тролль попрощаться не смог, провожал меня его громоподобный смех.

* * *

После того как за веселым малышом закрылась дверь, Тро перестал смеяться и прошёл в кабинет, где остался Заар.

— Что он от тебя хотел? — сразу с порога спросил он.

— Не беспокойся, это не агент моих родственников. Парни его проверили, как только он со мной связался. Человек просто нашёл мое старое объявление в сети и предложил мне заказ. Ну, а я под шумок сплавил ему ремонтный комплекс и свои базы.

— Если ты говоришь, что не от них, то ладно. А то они сегодня утром на жилом уровне рабочих какой-то шум устроили, правда, мои люди так и не смогли выяснить, что же произошло.

— Я тоже об этом слышал. Мне сообщили, будто Элину похитили. Но в это верится с трудом, там такая охрана! Тем более и Кларус всегда при ней. Уж он-то от нее никуда не отойдет. Да и проверка показала, что с нею все в порядке, она находится в посольстве с отцом. Так что истинной причины мне тоже узнать не удалось.

Оба помолчали, но потом гигант вернулся к своей излюбленной теме, торговле:

— Ну ладно, а на какую сумму хоть договорились с этим парнишкой?

— Приличную. На семьдесят пять штук.

— По-моему, тут кого-то нагрели, — ухмыльнулся гигант.

— Ну, прости, не смог удержаться, — проговорил Заар.

— Да я вообще-то о тебе.

— В смысле? — не понял аграф.

— Ты давно на биржу товаров и предложений заглядывал?

— Да я вообще туда не захожу. Чего я там забыл, все, что мне необходимо, я через тебя достаю или Тмора, — сказал Заар.

— О, кстати, он тут один такой интересный экземпляр оружия нашёл, — оживился Тро, — говорит, уникальная вещь. И хозяин просит относительно немного. Хороший боевой бластер, переделанный под гражданский, в полном комплекте — и пятьдесят тысяч. Я его рекламный буклет глянул и готов докинуть этому продавцу что-нибудь сверху, если он с нами договорится. Тмор предлагал вечером к нему заглянуть и посмотреть на товар, вроде как к нему же и продавец должен был зайти.

— Понятно, можно сходить, а то давно что-то наша коллекция не пополнялась, — согласился с предложением Заар, но потом, видимо вспомнив, на чем прервался их разговор, спросил: — Так что там насчёт биржи?

— Ах, да. Так вот, из-за того, что ты туда не смотришь, ты совершенно не ориентируешься в ценах. И не учитываешь той ситуации, что сейчас сложилась на станции. Нет никаких поступлений нового оборудования, баз, нейросетей и прочего высокотехнологичного хлама с территории Содружества. Это-то ты понимаешь?

— Естественно.

— Так чего ж ты тогда продаешь то, что стоит порядка двухсот тысяч, за тридцать, да еще и радуешься?

— Серьезно? — удивился Заар. — Никогда бы не подумал.

— Все так и есть. Сейчас на рынке и в сети можно найти любые предложения, продают разный хлам, который раньше никому особо и не нужен был, и на все это есть спрос, и цены за этот хлам предлагают вполне приличные. А ты такие ценные вещи просто так спустил. Нужно было мне или Тмору отдать, хотя лучше ему. Он в этих делах лучше нас всех вместе взятых сечет.

— Ну ладно, что сделано, то сделано.

— Поэтому я и сказал, что тут кого-то нагрели. Хотя по виду и не скажешь, что он больно умен. У меня, вон, все коробочки лирийских сладостей забрал и даже не торговался, хотя я и так их почти по себестоимости спустил.

Но вспомнив о девятой коробочке, сказал:

— О, тарх, ведь еще дешевле.

— Кстати об уме, — ухватился только за эти слова из длинного бурчания гиганта Заар, — этот парень, Дим, похоже, земляк Макса.

— Ты уверен? — сразу посерьезнел Тро.

— Не очень. Но меня он назвал эльфом, сказал, что ты и правда похож на тролля, а у Макса угадал его полное имя — Максим. При этом сказал, что у них на планете был писатель, вернее писательница с псевдонимом Макс Фрай.

— Еще один землянин на нашу голову, — пробурчал гигант. Для него всего сказанного было достаточно, чтобы все его сомнения ушли, — теперь понятно, почему тебя провели, как глупого тарха.

— Ну не так уж я безнадежен, — проворчал Заар.

— Против таких, как он, так, — жестко ответил ему Тро. И продолжил, немного подумав:

— Надо бы присмотреть за этим парнишкой, вокруг таких, как он, всегда что-нибудь происходит, и хорошо бы нам оказаться в нужном месте и в нужное время, а не как тогда на корабле.

— Точно, — согласился Заар, и они, переглянувшись, посмотрели на дверь, за которой скрылась их новая головная боль, решая будет ли в этом хоть какой-то прок. В тот прошлый раз они так и не смогли ничего сделать: их друг шагнул в пропасть нестабильной аномалии, уводя за собой архов и тем самым спасая друзьям жизни.


Глава 3
ФРОНТИР. ГРАНИЦА ИМПЕРИИ АТАРАН И СВОБОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ
СТАНЦИЯ РЕКУРА № 4. ТЕРРИТОРИЯ СТАНЦИИ

После того как я вышел из бара, направился к месту стоянки своего погрузчика, благо склад находился недалеко, сразу на следующем уровне вниз.

Пока шёл, решил проверить, не появилась ли для меня новая работа.

Но ничего нового не оказалось.

Уже собравшись отключиться от нее, задумался: «А почему бы не автоматизировать процесс проверки?»

Но выяснилось, что такая мысль посещала не только меня. Для простейшей автоматизации процесса и выбора нужного типа объявлений необходим был как минимум второй уровень изученной базы «Кибернетика».

Не расстроился: в моих планах на обучение она и так стояла на одном из первых мест, ведь я понял, что любое общение с искинами — это работа со знаниями из этой базы.

Просмотрев сеть на наличие более-менее готовых алгоритмов поиска и оповещений, я не нашёл ничего хоть примерно подходящего для себя. Поэтому хотел уже отключиться, когда наткнулся на простую оповещалку о выставлении на доске любого нового задания, сделанную каким-то студентом.

«Это лучше, чем вообще ничего», — решил я.

Да и цена на нее по сравнению со всеми остальными программными модулями была детской — пятьдесят кредитов, тогда как самый дешёвый специализированный поисковик стоил не меньше пятисот.

Прикрутив модуль к своему основному аккаунту, я первым делом проверил его на вирусы и различных червей. Нейросеть и искин уверили, что ничего противозаконного и стороннего, что не входило бы в функционал работы данного модуля, в нем нет.

После этого настроив его, я увидел, что он кроме всего прочего производит копирование и сжатие всех заявок, заданий и предложений, выставленных на доске объявлений, и копирование их в память моей нейросети, но так как мне это было не нужно, я перенаправил этот поток искину. Параллельно модулем составлялся список выставленных в работу объявлений, который синхронизировался и актуализировался в режиме реального времени. Немного подумав, я поднастроил его таким образом, что все закрытые объявления удалялись из моей собственной базы, лежащей в памяти искина, а все просроченные просто помечались до их закрытия или удаления с основной доски объявлений станции. Кроме всего прочего я ввел еще один маркер, который помечал взятие в работу того или иного задания или заявки, в дополнение ввел отслеживание роста или снижения цен на те или иные предложения, помечая их тренд цветовым маркером, от красного к зеленому, и стрелками вверх и вниз. Подробности, если они были нужны, можно было узнать в логе истории изменений того или иного объявления.

В результате получилась очень интересная вещь, и она уже совершенно не напоминала тот сырой модуль, который был выставлен на продажу.

Но основа все-таки была того студента, Раки Стога.

«Может, выкупить права на нее», — задумался я.

Пока я этим занимался, мне пришло уведомление о появлении пяти объявлений, закрытии одного и изменении ценового тренда пятнадцати штук. И это все менее чем за пару минут.

Чтобы не проводить анализ всего этого самостоятельно, я перепоручил данную функцию Кире, и получил неплохую автоматизированную систему анализа заданий, заявок и предложений, выставленных на доске объявлений.

И она меня сразу уведомила об одном из объявлений, сумма вознаграждения за которое возросла в два раза, посчитав его достойным внимания, хоть оно и было не по нашему профилю работ.

Требовалось провести срочный ремонт малого грузового корабля: замена вышедшего из строя оборудования и модуля осуществлялась за счет средств станции, срок работ один день, вознаграждение сто тысяч. Испорченные модули можно было забрать себе.

Знакомый техник и инженер у меня был один, вернее два, но вот про второго я знал лишь понаслышке.

«Интересно. Я готов даже отложить настройку комплекса на этот день, если Заар возьмется за эту работу. Но надо бы у него узнать, столько он за нее возьмет и длительность проведения работ. Может, один день — это нереальные сроки?»

Хорошо, что в объявлении были приложены данные, собранные при полном тестировании судна. Их можно предъявить для более точной оценки фронта работ.

«Так, Заар еще не должен был приступить к моему заказу, если вообще уже ушел из „Голодного Тролля“», — подумал я и связался с ним.

— Заар, привет, это опять я.

— Привет, коль не шутишь, какие-то проблемы? — напрягся он.

«И чего он такой мнительный», — не понял я, но продолжил:

— Есть пара минут? У меня тут к тебе один вопросик возник.

— Я пока не приступил к работе, так что давай.

— Ты занимаешься ремонтом малых грузовых кораблей?

— Что-то более конкретное есть?

— Результаты полного тестирования корабля.

— Ты гляди-ка, как подсуетился! Кидай мне, минуты через две скажу точнее.

— А в принципе? — не стал я пока пересылать ему пакет с данными, параллельно заблокировав задание на доске объявлений, пометив его как «ожидающее принятия решения».

«Оказывается, есть и такое, — констатировал я и подумал: — Надо бы внести в настройки алгоритма поиска и анализа новый маркер».

— Ну, малый тип судов — на деле это техника среднего формата, так что мой новый инженерный комплекс его ремонт вполне потянет, особенно если будет возможность отцепить грузовой модуль.

— А по срокам? — уточнил я.

— Тут только после анализа результата тестирования.

— Хорошо, лови. Заодно и стоимость работ высчитай.

— Ок. Перезвоню через пару минут.

— Жду.

И Заар отключился.

А я пока решил проверить рынок модулей анализа и оповещения для доски объявлений на наличие спроса и предложений. Параллельно поручив Кире проделать то же самое.

И как оказалось, это достаточно развитая отрасль, и заказы на создание нового программного обеспечения появляются достаточно часто, а приобретение уже готовых продуктов происходит с завидной регулярностью.

«Похоже, это достаточно выгодный сегмент вложения денег, особенно если за свои права на данный продукт этот студент не попросит много денег».

Пока я анализировал предложения, мне в голову пришла интересная мысль. Хоть я и не мог построить сложный алгоритм на основании программного движка самой доски объявлений — тупо не хватало доступа и знаний, — но ведь я спокойно мог внести различные фильтры, группировки и поиск внутри уже готового программного модуля. Ведь он будет работать не с базой доски объявлений станции, а моей собственной, лежащей в памяти искина.

Быстро просмотрев возможности модуля, я нашёл нужные объекты и вывел их в общий интерфейс работы.

Кстати, в анализе модуля мне очень сильно помогало понимание сути, я как-то не думал, что оно будет распространяться и на различные программные модули. У меня возникало практически интуитивное понимание принципов работы и назначения тех или иных программных объектов, которые использовались в модуле.

Хотя если честно, каких-то необычных нововведений в программировании относительно тех, что использовались у нас на Земле, я не заметил: Да, реализация была другой, может, ее более оптимальное использование, но основные принципы оставались неизменными.

Что только облегчило мне работу.

Вырисовывалось несколько любопытных перспектив. От поиска самых оптимальных по соотношению цена — надежность объявлений, по аналогии с тем, что выполняла Кира, когда искала продавцов баз знаний, до их группировки по отдельному направлению деятельности и предоставлению услуг одного типа, и уже внутри них возможны были свои градации: по цене, качеству выполнения работ, надежности продавца или подрядчика и многое другое.

И на основании этого ведь можно открыть дополнительную услугу, некоего посредника, подбирающего наиболее выгодные контракты для своих клиентов.

С этим может справиться даже искин.

Ну и выставить на продажу универсальную оповещалку, значительно урезав у нее часть возможностей, ведь это, возможно, станет моим хлебом.

А пока я поручил Кире найти все документы и необходимые инструкции по покупке прав на ту или иную интеллектуальную собственность, а также по регистрации в реестре бизнес-услуг станции нового вида услуги — «Посредник и подрядчик».

Кстати, как раз этим делом я сейчас и занимаюсь, перепоручая выполнение работы другому.

И только я вспомнил об эльфе, как он мне перезвонил.

— Привет, я ознакомился с результатами тестирования корабля, кто-то его здорово потрепал недавно. Требуется замена нескольких модулей. Восстановление обшивки корпуса.

— И каков вердикт по времени и цене?

— Десять тысяч работы плюс сорок на замену вышедшего из строя оборудования, все оно есть у меня на складе, если чего-то будет не хватать, достану в течение часа-двух.

— А по срокам?

— На все мне понадобиться дня три.

— Долго. Есть какая-то возможность уложиться в один? — спросил я.

— Мне придется привлечь дополнительных работников. Но в принципе, это все выполнимо. Только работы будут стоить уже примерно тридцать тысяч.

— Давай так, я даю тебе тридцать пять, но гарантированно работы должны быть закончены к двенадцати часам завтрашнего дня. Оплата комплектующих производится за счет заказчика, так что можешь сделать небольшую наценку — процентов десять, я думаю, будет в самый раз, это так, чтобы сильно не наглеть. Теперь о нас. Наш контракт я готов отложить на завтра, если к этому ты приступишь немедленно, а моим займешься уже после его окончания. Согласен?

— В общем-то, да, ты рулишь процессом, тебе и решать. Давай координаты корабля и контакты владельца.

— Будут через пару минут, — уже взял таймаут я для переговоров с заказчиком и отключился.

* * *

— Чего хотел от тебя этот парнишка? — когда стало понятно, что Заар закончил говорить, спросил у того Тро.

— Да еще одну работку мне подкинул.

Но заметив вопросительный взгляд владельца «Голодного Тролля», пояснил:

— Нужно провести срочный ремонт малого грузового судна. Условия вполне стандартные. Плюс надбавка за срочность. Я решил не жадничать сильно, но и не мямлить, а потому назвал тридцать тысяч.

— И что, он согласился? Ты же загнул не меньше чем на пять тысяч цену.

— Ну, ты же сам говорил мне только что про ситуацию на станции, но что самое главное, он не только согласился, а еще и поднял ее до тридцати пяти, если я закончу завтра к двенадцати.

— Кажется мне, кто-то опять тебя нагрел, но даже я не вижу пока, в чем дело, да и какая у него с этого дела выгода. При таком контракте он не сильно много выиграет, не больше пары тысяч.

— Может, ему этого вполне достаточно? — предположил Заар.

— Не знаю, — ответил Тро, — хотя что-то это вызывает у меня больно большие сомнения.

И немного помолчав, посмотрел на Заара удивленным взглядом, а затем спросил:

— Я что-то не понял, ты чего тут еще делаешь? Кому-то сегодня деньги в руки так и прут, а он у меня тут штаны просиживает.

— Дим должен координаты корабля сбросить и контакты владельца, а потом я сразу приступлю к работе.

— Понятно. Так он что, свой контракт для этого подвинул?

— Да, — подтвердил слова гиганта аграф.

— Тогда тут дело не меньше чем на десять тысяч, — сделал вывод Тро, — а парень не такой и лопух, каким показался мне в начале, может, его к нам в профсоюз позвать?

— Подумай, так и контролировать его будет гораздо проще, — сказал Заар.

— Ну, про контроль ты загнул, а вот на глазах держать будет полегче. Я подумаю, — закончил Тро.

Тут в зале случалась какая-то потасовка, и он пошёл разбираться, в чем там дело.

* * *

Прервав разговор с Зааром, я связался с человеком, неким капитаном Хептом, указанным в объявлении.

— Добрый день. Я по вашему объявлению.

— Да мы поняли, что им кто-то заинтересовался.

— Простите, что не связался с вами сразу, мои специалисты должны были оценить объём работ.

— И?

— Мы готовы взяться за его выполнение, завтра к часу все будет готово, комплектующие оплачиваются отдельно и заранее, обойдутся они вам в сорок пять тысяч. Предоплата работ — сорок процентов.

— Корабль не на ходу, — сразу предупредил меня капитан.

Я прикинул его общие размеры, в инструкции на «Тягача» было сказано, что он может перемещать средний формат оборудования, поэтому я сразу ответил:

— Услуги погрузчика входят в стоимость работ.

— Хорошо, тогда я согласен. Коды доступа на корабль я вам выдам, все равно их потом придется менять.

После его согласия я подписался на работы по заявке Хепта. Пока я это делал, мне на сеть прилетело несколько сообщений. Коды, которые выслал капитан, подписанный договор на проведение работ, в котором оставалось проставить только мою электронную подпись, и запрос номера счета, куда необходимо перевести деньги.

После проверки договора Кирой, я подписал его и отправил капитану номер своего банковского счета.

— Номер счета получил, перевожу оговоренную сумму.

Секунда, и мне пришло оповещение о пополнении счета на восемьдесят пять тысяч кредитов.

— Деньги пришли, — подтвердил я успешное завершение перевода и спросил: — Где находится ваш корабль?

Пришло еще одно сообщение, но уже с координатами.

Я прикинул по карте, столько мне до него добираться на погрузчике, в котором, кстати, я уже сидел. Дошёл и забрался в него, пока вел все эти переговоры.

— Буду у вас через пятнадцать минут, — подсчитал я, — и заберу корабль.

— Жду, — ответил Хепт и отключился.

«Суровый мужик», — решил я почему-то.

После этого активировал погрузчик и отправился к нужному месту, при этом вновь связавшись с Зааром.

— Все, я еду за грузом. Корабль не на ходу, поэтому я доставлю его тебе в бокс. Кинь, куда это? Коды доступа к нему я уже получил, вот они, — и я переслал ему полученный от капитана пакет, параллельно получив координаты ремонтного бокса Заара. — Предоплаты не будет, только оплата комплектующих, — завершил я и скинул ему сорок пять тысяч. — Вроде все.

— Понял, тогда я пошёл к себе, буду ждать тебя там.

— Ок, буду через полчаса, — прикинув расстояние, ответил я.

После этого разорвал связь и уже спокойно направился в направлении доков, где сейчас находился корабль.

Идти оставалось минут двенадцать, и я решил поговорить с тем студентом, который создал такой замечательный модуль.

Найти его контакт в сети оказалось не сложно.

— Да, — ответил раздраженный чем-то голос.

— Добрый день. Это Раки Стог? — на всякий случай уточнил я, хотя как тут можно ошибиться, я не понимал, но привычка — страшное дело.

— Да, кто это?

— Мы не знакомы. Меня зовут Дим. Я тут в сети нашёл ваш поисковый программный модуль.

— И что? — раздражение человека не проходило.

«Сложно с ним будет, хотя, может, проще ему рассказать сразу все, и никаких проблем?»

— Я хотел бы его купить.

— Так покупайте, в сети он лежит по полсотни кредитов, зачем меня-то беспокоить, — похоже, раздражение у этого человека начинало расти и набирать обороты.

«Надо его притормозить, а то так и до сути не дойдем».

— Вы не поняли, я хочу выкупить все права на его использование.

Сначала на том конце наступила тишина, а потом меня спросили:

— Вы — что?

— Хочу приобрести полные права на ваш программный модуль.

— А зачем вам?

— Не кажется ли вам это глупым вопросом? — осадил я Раки.

— Да, простите. Мне много раз говорили, что такое возможно, но чтобы вот так просто… Я как-то этого не ожидал. Не думал я, что эта простая поделка может кому-то понадобиться.

— Если нет, то я поищу кого-нибудь другого, сами же сказали: «простая поделка», значит, с этим можете справиться не только вы.

— Вот тарх, — видимо, поняв, что сболтнул лишнего, сказал Раки. Потом, правда, опомнившись, произнес:

— Простите, плохо сегодня соображаю, вчера погуляли немного с друзьями.

— Понимаю, бывает, — ответил я. — Так как насчет продажи?

Я понял, что и про погуляли он сболтнул зря, и надо додавливать его сейчас, пока он не пошёл советоваться с кем-либо еще, или не поискал какие-то советы по этому вопросу в сети. Правда, и времени на раздумья я ему не дать не могу, но сильно его ужать — это без проблем.

— Мне нужно подумать, — пошёл на попятную студент.

— Могу дать не больше пары минут, — поставил я его во временные рамки.

— Хорошо. Мне хватит.

— Тогда я перезвоню, — и отключился.

* * *

Раки был в шоке. Он уж и забыл про этот модуль. Но сегодня кто-то его приобрел. Он проверил сразу поступление денег и историю закачек. А уже через тридцать минут этот звонок.

«С кем посоветоваться?» — крутилось в его голове.

Это шанс, ведь это такой элементарный поисковик, что его мог состряпать любой изучивший первый уровень «Кибернетики». И его нельзя было упустить. Но как не прогадать?

«Трос», — это был неформальный лидер их группы, хотя он был один из отстающих, да и вообще очень странный парень, но при этом в таких деловых вопросах он разбирался лучше всех.

«Надо звонить ему», — решил Раки.

Трос долго не отвечал, и студент, уже отчаявшись, хотел отключиться, когда на том конце проговорили.

— Чего тебе, Мозг? — это была кличка Раки в группе, и дал ее, кстати, Трос.

— Есть разговор. Вернее, вопрос. Вернее, мне нужен совет, — запутался Раки, но собеседник остановил его и просто сказал:

— Излагай.

— В общем, где-то полгода назад я выставил на продажу один из своих поисковых модулей. Им мало кто интересовался, так как это совершенно простая разработка, никакой узкой специфики. И вот сегодня один из них купили, а где-то минут через тридцать после покупки со мной связался один человек и предложил купить все права на него.

— Так в чем вопрос? — спросил Трос, хотя, похоже, он уже догадался о том, в какой сфере ему предстоит посоветовать.

— Сколько запросить за это?

— Сколько стоит твой модуль сейчас?

— Пятьдесят кредитов.

— Как часто его покупали?

— Всего два раза. Второй раз сегодня.

— Понятно. Общественности он не слишком нужен. Ты смог его доработать каким-то образом?

— Нет, — пожал плечами Раки, даже не подумав о том, что собеседник его не видит.

— Тогда так, — начал объяснять Трос. — Обычная такса в таких случаях — примерно стократная стоимость модуля, но это если он приносит хоть какую-то стабильную прибыль в своем первоначальном виде. Для тебя это не подходит, твой модуль не окупит себестоимости такими темпами лет сто. Значит, требуется его доработка или использование в каком-либо другом программном комплексе. Чего ты тоже не сделал. Получается, что его выбрали по принципу первого подходящего. А поэтому не упусти свой шанс, но проси тысячи полторы-две. Если там человек не глупый, а я в этом уверен, то он скинет тебе цену до тысячи.

— Понятно. Спасибо.

— Не за что, с тебя сотня, когда все оформите.

— Это понятно, отдам сразу же, как только получу деньги.

— Хотя постой, — тормознул его Трос. — Осторожно поинтересуйся у того человека, не нужно ли ему еще чего интересного. Модули, базы, имплантанты. Если он обратится ко мне от твоего имени, ты мне ничего не должен и сотню я тебе верну. Договорились?

— Конечно. Все, мне пора, он скоро должен звонить.

— Удачи, — пожелал ему Трос и отключился.

А буквально через несколько секунд позвонил покупатель.

* * *

Я знал, что студент согласится. Было у меня такое предчувствие, а поэтому попросил Киру подготовить весь пакет необходимых документов.

Их, к моему удивлению, оказалось не так и много: отказ от интеллектуальной собственности в мою пользу и договор ее купли-продажи между мной и студентом.

Получив от Киры копии документов, я быстро заполнил свою часть договоров, оформив все права на мое предприятие, а сделал это потому, что понял: все операции лучше совершать от имени своей фирмы, это придавало большую солидность действиям.

Подождав, пока пройдет пара минут, я повторно набрал Раки.

— Здравствуйте, это снова я, каково ваше решение?

— Я согласен, — сказал студент.

Это меня не удивило.

— И каковы ваши условия?

Если честно, я готов был выложить за его программу тысяч пять, она уже и так окупила свое использование, если он не запросит за нее гораздо больше.

Но он меня удивил, назвав совсем небольшую сумму.

— Две тысячи кредитов.

Я уже хотел согласиться, когда вспомнил золотое правило торгов, и решил немного поторговаться, назвав сумму в два раза меньше той, что попросил студент.

— Не смешите меня, не больше тысячи. Я проверил, эту поделку может сделать каждый мало-мальски грамотный программист.

Если честно, то я думал, что он начнет оспаривать мое предложение и стараться поднять названную сумму, но он сразу же ответил.

— Согласен.

Не став спорить, я сказал:

— Тогда вот вам договор купли-продажи и отказ от прав на интеллектуальную собственность. Ознакомитесь, если не будет никаких возражений, подпишите, и я переведу вам причитающуюся сумму.

Раки практически мгновенно переслал мне мою копию и ту, что должна была уйти в юридический отдел станции.

Закончив оформление, я запросил номер его счета и перевел на него полагающиеся студенту деньги. Потом удостоверился в их получении и, подтвердив завершение сделки, отправил необходимые копии документов юристам.

В ответ пришло сообщение о регистрации права собственности на поисковый модуль, разработка № 49582-РО.

Поняв, что все уже сделано и можно закругляться, я хотел уже отключиться, когда Раки немного смущенно спросил:

— Извините, может, вас интересует еще что-нибудь?

Не став миндальничать, я ему просто ответил:

— У меня множество интересов в различных областях, — и помолчав, добавил: — Есть какие-то конкретные предложения?

— Программные модули, базы, имплантанты.

Все эти вещи вызывают мой повышенный интерес. Но непонятно, откуда у простого студента может быть доступ по крайней мере к двум последним пунктам, а значит, или он обычный посредник, или распространитель.

Я решил ткнуть пальцем в небо — если угадаю, буду выглядеть прожжённым торгашом, если нет, то ничего страшного не произойдет.

— Я так понимаю, что вы спросили совета у кого-то по поводу нашей сделки и в качестве оплаты вас попросили передать мне это?

— Как вы догадались? — на том конце мои слова явно вызвали удивление.

Я же решил оставить заданный вопрос без ответа и лишь сказал:

— Киньте мне контакт.

Мне на сеть прилетело сообщение, посмотрев его, я понял, что это еще один студент, некто Трос.

— Расскажите мне о нем.

— Ну, это один из моих одногруппников, — не стал упираться Раки, — лидер не только нашей группы, но и всего потока. Не очень расторопный студент, хоть далеко не дурак. Ведет какие-то дела на стороне, разбирается в тонкостях бизнеса. Он сразу так и сказал, что вы предложите не больше тысячи за мой модуль, хотя обычная такса в таких случаях — один к ста.

— Все понятно. Спасибо. Мне нужно с ним связаться сразу или подождать, чтобы тебе засчитали услугу? — не сложно было догадаться, в каких кругах вращается этот Трос. Скорее всего, контрабандист или сбытчик краденого. Никогда особо не заморачивался этими вопросами, но иметь дело как с теми, так и с другими приходилось. Хотя здесь, скорее всего, краденное, особенно если окажется новое, так сказать, в фабричной упаковке.

— Лучше сейчас.

— Ок. Так и сделаю. Тебе удачи, и если что-то стоящее сделаешь, рекомендую показать мне, контакт у тебя остался. Если заинтересует, думаю, сможем договориться.

— Спасибо, — обрадованно проговорил студент.

— Не за что. Будь здоров, — и я отключился.

Сориентировался по карте: до доков было еще полпути, — и поэтому, чтобы не терять время, сразу связался с Тросом.

— День добрый, — без представления начал я разговор, так как, скорее всего это тот человек, который больше ценит выгоду, а не красивые слова, другие в его кругах просто долго не выживают. — Раки рекомендовал тебя как поставщика полезного товара.

— Да, я просил его об этом, — не стал скрывать Трос.

— Я так и понял, — сказал я. — Думаю, нам стоит встретиться, если ты не против? Это не тот разговор, что удобно вести по сети.

— Хорошо, — согласился мой собеседник, — где и когда?

Так как я знал пока только два заведения, и автоматическое кафе не очень подходило под это дело, то не задумываясь предложил:

— «Голодный тролль», в полвторого, устроит?

— Вполне. Солидное заведение, и не помешает нам там никто. Только давай лучше в два?

— Ок. Время не критично. И захвати свой список товара.

— Конечно.

— Тогда до завтра, — попрощался я.

— Да встречи. В два, в «Голодном тролле», — и сразу отключился.

«Смотри-ка, какая деловая личность», — усмехнулся я по поводу парня, который явно старался казаться более крутым, чем, на мой взгляд, был на самом деле.

Хотя не мне судить, я и сам тут понты раскинуть старался. И заржал, как сумасшедший, от этой мысли.

Стало понятно, что до доков осталось совсем немного, но я пока нагружать себя ничем не стал, хотя можно было впихнуть «Инженера» или «Производство» первого уровня, приобретенные у Заара.

Без особых приключений добравшись до нужного места, я выбрался из погрузчика и направился к человеку, стоящему у поврежденного корабля с пробитой обшивкой в области правой кормы судна.

— Добрый день, капитан Хепт, — уверенно поздоровался я, подойдя к пожилому человеку, которого встреть я на каком-нибудь причале у моря, так однозначно воспринял как морского волка. Ну, а тут этот человек управляет кораблями, но только уже космическими.

Жесткое лицо изборождено морщинами. Стальной взгляд. Военная выправка. Одет в подобие какого-то комбеза, военного образца со множеством карманов.

«Блин, тоже такой хочу», — мне сразу понравилась одежка опытного космического волка.

— Добрый. К сожалению, не знаю вашего имени, в договоре фигурирует только название фирмы.

— Простите, моя вина. Дим, — и я протянул руку для знакомства. Все никак не отойду от привычек Земли. Но как ни странно, капитан не растерялся и ответил крепким рукопожатием.

— Давно не видел такого приветствия, — прокомментировал он, — еще со времен войны. Кто-то из родственников воевал?

И вопросительно посмотрел на меня.

А я подумал, что мои земляки здорово наследили в этих краях, куда ни глянь, просматриваются их длинные уши. Так коль они земляки, то пусть будут родственниками, ведь все люди братья.

— Да, — просто ответил я, чтобы не завираться слишком сильно.

— Тогда все понятно. Это ведь еще во время войны повелось так здороваться и знакомиться, не знаю, правда, кто этот ритуал ввел, но он здорово сблизил многих людей тогда.

— Не знал, — я и правда не знал, что это такое обычное приветствие с Земли могло сыграть хоть какую-то роль в той войне, о которой многие мне все время твердят. Видимо, она была одним из эпохальных событий в их истории.

— Хорошо, я так понимаю, вот наш клиент, — и кивнул головой в направлении поврежденного судна за спиной капитана.

— Да.

— Тогда я его забираю. Доставлю завтра около часа. Предварительно свяжусь с вами. Вторую часть оплаты проведете после получения результатов по выполнению полного тестирования корабля.

— Хорошо. Меня все устраивает. Буду ждать.

И капитан, развернувшись, строевым шагом направился в сторону дальнего выхода с доков, где его ждали три человека.

А я приступил к погрузке, параллельно изучая технологию перевозки крупногабаритных грузов.

Оказалось, что в этом случае, для того чтобы снизить нагрузки и упростить сам процесс перевозки и загрузки оборудования, погрузчик переключался в специальный режим для перемещения крупногабаритных грузов. И превращался в своеобразного таракана с образующейся на верхней поверхности тела грузовой площадкой.

Туда-то и помещался груз. В моем случае — малый грузовой космический корабль.

Сам корабль оказался квадратной коробкой, хотя я почему-то надеялся на какие-то обтекаемые формы или футуристичный дизайн, а оказалось, что грузовое судно — это большой параллелепипед семидесяти метров в длину и пятидесяти в ширину и высоту.

Разместив его на тушке погрузчика и стабилизировав груз превратившимися в крепления захватами, я рассчитал по карте наиболее удобный и короткий для нас путь и связался с Зааром.

— Груз получил. Буду у тебя через тридцать минут.

— Хорошо, мы подготовим смотровую площадку к твоему приходу.

Я отключился и отправил погрузчик к боксу, занимаемому эльфом.

Появилось относительно свободное время, хотя, по сути, я полдня уже нахожусь в постоянном цейтноте.

Но не став отвлекаться на посторонние мысли и жалость к себе любимому, проверил, все ли текущие дела выполнил — что-то их много у меня накапливается с каждой минутой, — переадресовал этот вопрос Кире, попросив ее вести ежедневник и делать пометки.

Как оказалось, у меня было несколько незаконченных поручений.

Во-первых, я не поставил на копирование базы знаний с чипов на нейросеть, длительность копирования каждой прогнозировалось примерно по четыре минуты.

Запустив копирование одной из баз, я вернулся к найденным Кирой договорам, в открытом виде размещенным в сети, на выполнение подрядных работ, похожих на ту, что мне предложили в компании «Глобал-Кон». Аналогичных объявлений было два.

Связавшись по первому из них, я узнал, что договор уже заключен, это просто из сети забыли удалить старое объявление.

А вот со вторым мне повезло гораздо больше. Там, как оказалось, фирма сама занималась перевозками и утилизацией, и им нужен был внештатный сотрудник для выполнения срочных заказов, они не всегда справлялись собственными силами.

Хотя я этого понять не мог, у них, судя по рекламе, выставленной в сети, был огромный парк техники и как минимум пять производственных комплексов. Но уже сейчас они готовы были предложить мне четыре контракта на перевозку и три на утилизацию оборудования.

Я связался с менеджером компании, подписал бессрочный контракт на подрядные работы для фирмы «Быстрый Утиль». И взял в работу все предложенные мне контракты, так как минимальный срок их выполнения стоял целых пять дней. А к тому времени, я точно смогу уже запустить свой производственный комплекс.

Заключив договора, я поручил Кире отслеживать поступление заявок как от «Глобал-Кон», так и от «Быстрого Утиля».

После этого я перешёл, к следующим незавершенным на сегодня делам.

Поисковик и модуль анализа, который теперь принадлежал мне. Повторно просмотрел полученный поисковый модуль для доски объявлений, сделал его копию и сохранил на всякий случай в искине, потом подготовил дубль для изготовления урезанной версии. Вырезал из него все фильтры, группировки и сортировки, убрал внутренний поиск, анализ и отслеживание трендов на цены. Отменил операцию копирования всех объявлений во внутреннюю память пользователя или персонального искина, оставив только создание их списка, инициирующееся при активации модуля, и перенастроил дальнейшую работу модуля только на него. Сохранил только реагирование на изменения объявлений, заданий и заявок. Теперь реагирование было реализовано лишь на закрытие старых и размещение новых. Такие маркеры, как взятие в работу и ожидания принятия решения, я тоже отключил. Ну и на всякий случай встроил в модуль таймер задержки, который реагировал на изменения на доске объявлений с задержкой в сорок минут — для большей подстраховки, так сказать. В дополнение, немного подумав, сделал программное исключение на все объявления, касающиеся сферы услуг, модуль не должен был на них никак реагировать и замечать их. Это был хлеб моей второй идеи.

После этого с помощью искина перевел тело модуля в зашифрованный вид. Хотел вставить свой копирайт, но понял, что у моего маленького предприятия ни печати, ни электронной фирменной подписи, ни копирайта нет.

Поэтому недолго думая, включил графический интерфейс нейросети и создал небольшой голографический образ. Получился у меня медведеподобный волосатый мужик в набедренной повязке с занесенной дубиной. Стоял он на куче черепов и долбил огромного волка. А надпись по периметру гласила: «Тупой дикарь».

Посмотрев на дело рук своих, я решил, что неплохо получилось.

Сразу зарегистрировал его в реестре станции, приписав к своей компании. Теперь на всех документах, подписываемых мною от имени моей компании, будет красоваться такая вот симпатичная картинка, в которую встроена и моя электронно-биометрическая подпись.

После этого я вставил свой новый копирайт в тело программного модуля. Обозвал сие чудо — «Модуль для оповещений универсальный», составив его описание таким образом: «Если вам интересна деловая жизнь Станции, если вы всегда хотите быть в курсе того, что; где; и почем, если вы всегда хотите вовремя реагировать на любые новые задания и заявки, то этот модуль для вас».

И ведь ни грана не солгал.

Дальше я приложил к нему описание работы, рассказав, что его необходимо привязать к аккаунту на доске объявлений, после чего произойдет активация модуля, а затем он уже начнет работать. Синхронизация объявлений происходит постоянно (она и работает постоянно). Модуль реагирует на появление всех новых и закрытие всех старых заданий и заявок (так и есть, реагирует, но сообщает-то об этом с задержкой).

Затем проверив все еще раз, выставил объявление о продаже своего модуля в сети. При этом непомерно загнув цену и назначив ее по три тысячи кредитов за копию. Исходил я из того, что люди поведутся на то, что такие деньги за фигню просить не будут. А все, что она делает, есть в ее описании. Заплатил пятьдесят кредитов за его размещение на служебной Доске объявлений и еще пятьдесят кредитов за копирование моего объявления на все связанные доски и торговые площадки.

Немного подумав, создал отдельный счет в банке, оформил его на свое предприятие, и уже его привязал к выставленному объявлению.

«Ну, с богом мой маленький лохотрон», — улыбнулся я своему изделию.

Немного полюбовавшись своим первым объявлением, сделанным на станции, да и вообще в Содружестве, я переключился на второй пункт своего плана.

Хотя нет, смотря на доску объявлений, я вспомнил еще об одной программе, информацию которой пока не анализировал и куда у меня теперь есть доступ.

Бонусная программа «Наемники». У нее есть своя обособленная информационная сеть. Зайдя туда и авторизовавшись на доске, я увидел ту же мешанину из выставленных объявлений, только здесь их было на порядок больше.

Сразу привязав и к этому аккаунту наш новый модуль, я дал Кире поручение проанализировать выставленные здесь задания, заявки и предложения на предмет их полезности для нас.

Потом и здесь выставил наше объявление о продаже модуля, на тех же условиях, что и на служебной доске станции, только заплатив за это уже двести кредитов.

На этом я пока оставил доски объявлений в покое. Хотя скоро там и там появится еще одно предложение об оказании услуг.

И переключился на анализ информации о том, что необходимо сделать, чтобы зарегистрировать новый вид деятельности предприятия.

Оказалось, совсем немного. Заполнить всего две формы и выплатить едино разовую комиссию в размере двух тысяч кредитов.

Все это, благодаря подготовленным заранее и проверенным Кирой документам, было организовано за считанные минуты.

Теперь фирма «Тупой дикарь» значилась как поставщик услуги «Посредник и подрядчик».

Нужно было опять придумать объявление для сети. Поразмыслив и посоветовавшись с искином, я написал примерно следующее:

«Если вы ищите наиболее выгодное предложение, тогда вы наш клиент. Если вы сомневаетесь в надежности продавца, подрядчика, исполнителя, тогда вы наш клиент. Если вам некогда заниматься подбором исполнителя или работодателя, тогда вы наш клиент. И даже если у вас нет никаких сомнений, обратившись к нам, вы станете нашим клиентом. Услуга „Посредник-Подрядчик“ — мы найдем лучше!»

Ну и выставил прайс на предлагаемые услуги да график работ.

«Наша помощь вам обойдется в пять процентов от стоимости заказа или пять тысяч кредитов фиксированного предварительного взноса за предоставление услуги.

График работ: ежедневно с девяти утра до шести вечера, без выходных и перерывов на обед. Срочные заказы в нерабочее время выполняются с повышенной комиссией (десять процентов от стоимости заказа) или условия оговариваются отдельно».

Я не был особым альтруистом и не собирался работать за небольшие комиссионные, для меня главным сейчас было привлечь клиента, а работать я буду на той марже, что удастся выиграть, подбирая исполнителей для заказчиков и наоборот.

Именно на этом и строилась моя основная идея по получению заработка от предоставления этой услуги своим будущим клиентам. Ну и расчет делался на клиентов, кому реально могли понадобиться мои услуги, таких как, например, капитан Хепт, другие просто, я думаю, не буду обращаться в подобную фирму. Но поживем — увидим.

Больше ничего я писать не стал, посчитав, что и так слишком много мути нагнал в несколько фраз, но получилось интересно, по крайней мере для меня.

После этого я повторно выставил свое объявления на служебную доску и к наемникам, потратив на это еще триста кредитов и привязав свое новое объявление к счету «Тупого дикаря».

Закончив с идеями, возникшими вокруг программного модуля, я понял, что надо бы разместить и объявление об основных услугах, которые предоставляет моя фирма.

Никакая дополнительная регистрация или оформление документов не требовались, так как это была профильная деятельность моего предприятия, и поэтому я лишь поместил свой рекламный буклет на служебной доске объявлений станции и на доске объявлений наемников.

«Быстрая погрузка и утилизация технического сырья. Низкие цены. Полный цикл выполняемых работ. Свой производственный комплекс. Услуги посредника по продаже полученных блоков КССМ».

Посмотрев на дело рук своих, я задумался об оптимизации своего труда, дальнейшем планировании и том, что это нужно каким-то образом автоматизировать. А если ничего подобного или похожего не будет, то можно подумать, как из этого всего получить выгоду.

Теперь мне из всех незавершённых дел осталось только разобраться с анализом результатов тех поручений по поиску информации, которые я дал Кире еще утром, и все мои планы на сегодня можно считать выполненными.

Однако приступить к разбору и анализу я не успел, погрузчик уже подходил к воротам бокса Заара, у которых он как раз и стоял, встречая меня, а потому мне пришлось отложить остальные не законченные дела на потом, занявшись текущей работой и непосредственно кораблём.

Связавшись с Зааром, я уточнил у него, где выгрузить доставленный корабль. После чего прошёл к указанному тестовому стенду и водрузил на него привезенный груз, а выполнив это, вылез из погрузчика для того, чтобы обсудить последние детали.

— Ну, корабль я доставил, — констатировал я появление груза в его боксе, — теперь дело за тобой.

— Да мы уже приступили, — ответил он и указал на ремонтных дроидов снующих вокруг стенда.

Поняв, что оставаться здесь — только мешать их работе, я на прощание сказал:

— Когда закончите, свяжись со мной, я приеду и заберу корабль. Потом отвезу его к заказчику. Последнюю часть оплаты по договору он внесет после проверки судна и получения результатов его полного тестирования.

— Хорошо, это вполне разумно, — согласился эльф.

— Ну, тогда удачи, не буду отвлекать, — забравшись обратно в погрузчика, я выехал с территории склада, арендованного Зааром.

Собравшись с мыслями, я решал, к чему приступить именно в этот момент времени.

Появилась пара заявок на служебной доске объявлений, можно было взять на исполнение заказы от «Быстрого утиля», и также висело множество заявок на доске объявлений наемников, найденных и рекомендованных Кирой. К тому же она нашла два любопытных объявления: одно с резким скачком цены вверх, а второе с многократным падением цены вниз.

А вообще, у меня из-за такого бурного наплыва рабочих заявок, заданий и предложений встал острый вопрос планирования дальнейшей деятельности как собственной, так и моей небольшой фирмы. А так как я уже понял, что лучше автоматизации ничего нет и большинство подобного программно реализуемого функционала у них можно найти в сети в готовом виде, если и не идеально подходящем под мои нужды, то достаточно легко адаптируемом под них, так сразу и приступил к поиску. Вернее, поручил эту работу Кире, хотя в прошлый раз, когда мне нужна была оповещалка для доски объявлений, она ничего найти так и не смогла. Сам же я нашёл такой замечательный универсальный поисковый модуль, который создал Раки. Для искина нужны более точные параметры поиска, а не какие-то мои эфемерные пожелания. В этом и заключается успех работы с ними: чем более точно ты формулируешь свои требования, тем качественнее они выполнят порученную работу.

Пока Кира выполняла поиск нужного мне программного обеспечения, я занялся проверкой тех двух объявлений с резким скачком тренда по цене.

Первое заключалось в том, что одной из колоний было необходимо за время пребывания на станции и проведения каких-то своих торговых операций, подготовить из специально отобранных молодых людей с их планеты пилотов малого типа судов. Пояснялось, что обучение эти люди буду проходить уже на планете, необходимо только провести установку пилотского комплекта нейроструктур и имплантантов, а также залить необходимый минимум баз знаний. Хоть напрямую об этом ничего не говорилось, но Кира, по моей просьбе, провела анализ обстановки в секторе, где находилась колония, и выяснила, что на караваны, отправляемые из нее или следующие туда, участились нападения неизвестных судов, а в их секторе стали довольно часто замечать корабли без каких-либо опознавательных знаков. На основании этого она сделала вывод, что колонии требуются боевые пилоты для организации патруля сектора и звена охраны караванов. С чем я, в общем, был полностью согласен.

По-видимому, сроки поджимали этих торговцев. Длительность выполнения их заказа была выставлена всего трое суток. При этом они готовы были заплатить достаточно солидную сумму в миллион кредитов за каждого своего курсанта.

Второе объявление было не менее интересным, а самое главное, важным для меня.

«Департамент контроля станции производит распродажу неиспользуемых площадей на техническом уровне в районе складов утильсырья».

К объявлению был прикреплен план-схема пространства уровня, и было отмечено, какие производственные площади выводятся из собственности станции и передаются в частные руки.

К сообщению уже проявили интерес несколько человек, видимо они достаточно давно следили за ним.

Само же объявление было выставлено уже больше года назад, и цена за кубометр объёма постепенно снижалась. Но, похоже, кому-то в департаменте станции надоело тянуть резину, или им срочно понадобились деньги, и они выставили цену даже ниже себестоимости. Я это сразу проверил, заглянув в другие объявления.

Еще раз внимательно просмотрев план, я, к своему удивлению, нашел и тот склад или ремонтно-инженерный бокс, который видел там, когда вчера шел к себе домой.

Как выяснилось из прочитанных мною условий покупки, все, что находится на момент сделки на территории склада, является собственностью купившего.

И меня это вполне устраивало. Даже мой не слишком опытный в этих делах взгляд зацепился за то, что на складе с прошлых времен оставалось очень много различного оборудования, в отличие ото всех других помещений, которые я там видел.

Поэтому решив, что от добра добра не ищут, да и шанса такого в будущем может не быть, я послал запрос на точный объём склада, чтобы выяснить его стоимость.

Но вместо предполагаемого сообщения от искина станции со мной связался какой-то непонятный чиновник из департамента.

— Добрый день. Меня зовут Дан Так, я менеджер по продажам Департамента контроля станции, — поздоровался и представился он. — Мы заметили, что вас заинтересовало наше предложение по продаже торговых площадей.

— Добрый день, — поздоровался в ответ и я. — Ваше предложение вызвало у меня небольшой интерес.

Ну не отрицать же очевидного, ведь запрос же, который они отловили, был мною сделан.

Сам тем временем пытался понять, что этому человеку от меня нужно.

Чиновник же воспринял мое обдумывание причин его звонка за какие-то мои колебания и проговорил:

— Если у вас есть какие-то сомнения в цене, то этот вопрос вполне обсуждаем.

«Так, теперь все ясно, — дошёл до меня весь смысл его звонка, — он поможет мне, я помогу ему. И все это, разумеется, не безвозмездно».

Но надо бы его проверить.

«Кира, найди всю информацию об этом человеке и его деловой деятельности. А также отзывы тех, кто с ним работал. Нужно составить его психологический портрет, чтобы понять, можно ли ему верить».

После того как я дал задание искину, я вернулся к прерванному на пару мгновений разговору.

— Да, вы правы, у меня возникла пара вопросов, но я не уверен, что это телефонный разговор.

— Согласен, — подтвердил мое предположение Дан, явно почуявший к чему я клоню. — Можем встретиться и переговорить уже сейчас.

«Похоже, он не хочет упустить своей выгоды, или дать возможность кому-то еще предложить мне свои услуги. Видимо у них там в конторе он не один работает менеджером по продажам», — усмехнулся я.

— Без проблем, — срочных все равно дел у меня не было, а этот разговор мог принести большие дивиденды и приобретал повышенный приоритет. — Можно встретиться в «Голодном Тролле», — ну куда я еще мог пригласить человека на деловой разговор?

— А почему там? — вдруг спросил Дан.

— Немного знаком с хозяином, — ответил я, — есть какие-то проблемы?

— Нет, просто мы с хозяином тоже вроде как знакомы. Так что я согласен. Смогу быть там через полчаса.

— Хорошо, тогда до встречи, — и я отключился, развернувшись в обратную сторону — бар «Голодный тролль» находился на другом уровне, а попасть туда на погрузчике можно было только через подъёмник.

Туда я и направился.

Достаточно быстро добрался до ближайшей площадки, где можно было без проблем оставить «Тягача», и уже оттуда пешком отправился в бар.

Когда я вошёл внутрь, то Тро удивлённо посмотрел на меня:

— Чего-то забыл, малыш?

— Нет, просто тут у меня встреча. Ты не возражаешь? — на всякий случай спросил у него.

— Да мне-то что. Только ты не превращай мой бар в свой деловой офис. А то придётся мне брать с тебя арендную плату, — в шутку сказа он.

А мне по сути идея понравилась. Место удобное. Ну и что, что в баре. Удобный кабинет есть. Перекусить всегда можно. Охрана не особо и нужна, если такой гигант у тебя за спиной. Люди это место, похоже, все знают. Поэтому можно предложить ему сделку, пока я не разберусь с заинтересовавшим меня складом.

— Да я, в общем-то, и не против на недельку или две арендовать у тебя одну из кабинок, где-нибудь в уголке, — вполне серьезно сказал я. — Так что если тебе интересно, то подумай над этим, правда, больших денег не обещаю. Ну а пока, если ты не возражаешь, я опять оккупирую тот кабинетик, — и кивнул в сторону комнатки, где мы говорили с Зааром.

— Проходи, — задумавшись о чем-то, сказал мне он, и когда я уже почти зашел в комнатку, спросил: — Что-то закажешь?

— Если не сложно, что-нибудь перекусить и тонизирующий напиток.

— Хорошо.

Тро остался в баре, а я, расположившись на диванчике, приступил к еде, принесённой практически мгновенно. Видимо, это было часто заказываемое блюдо. Ждал я своего собеседника с комфортом, попивая напиток и закусывая его какими-то непонятными, но вкусными то ли булочками, то ли еще чем-то, но главное, что они мне понравились.

Параллельно я просматривал информацию, найденную искином, об этом человеке.

Несмотря на то, что этот чиновник занимался небольшими махинациями с недвижимостью, а Кира мне нашла немало таких представителей власти, он оказался одним из самых честных, если так можно сказать. По крайней мере, все люди отзывались о нем как человеке, всегда выполняющем свои обязательства.

Что по сути меня вполне устроило.

Также я нашёл примерные расценки на услуги таких господ — как мне и говорил Заар, они шли в коэффициенте от одного к трем до одного к пяти, смотря как и с кем получилось бы договориться.

Цены на недвижимость и приобретение нежилого пространства станции в личную собственность были нереальные. Мне даже со всеми моими уже полученными деньгами, правда их осталось не так и много, не получилось набрать необходимую для покупки сумму, и не хватало достаточно прилично. Поэтому нужно выбивать максимально возможную скидку и договариваться о минимальной сумме продажи склада.

При этом достаточно сильно оперируя личной премией, которую получит менеджер, уж очень мне не хотелось упустить возможность покупки того склада.

Так как человек все еще не появился, я решил более детально оценить свои финансовые возможности, прикинул текущий остаток на счете, а также привел к общему знаменателю все свои задолженности и займы.

Получалось, что мне сейчас доступно восемьдесят пять тысяч кредитов. В дополнение завтра я должен был получить еще шестьдесят от капитана. Однако при этом у меня было еще два больших долга Заару за выполняемые им работы, первый за ремонт корабля — тридцать одна тысяча пятьсот кредитов, второй в размере тридцати пяти тысяч за настройку и дальнейшее обслуживание комплекса и погрузчиков, покупку у него баз и ремонтника.

В итоге у меня остается чуть больше семидесяти восьми тысяч.

«Мало, — понял я — не хватает, и сильно».

Я прикинул примерный размер и объём склада исходя из предоставленного плана уровня, и у меня получилось никак не меньше ста пятидесяти тысяч.

«Нужно думать и как-то договариваться», — настраивал я себя на мирный и продуктивный разговор с менеджером по продажам.

Впав в некий медитативный транс и расслабившись, я опустил руку и случайно задел один из своих карманов. В нем что-то тихонечко брякнуло.

Заинтересовавшись, что это я мог там схоронить, я перетряс карман и вытащил на свет божий три банковских чипа.

Это оказались чипы наемников, честно изъятые у них утром и благополучно забытые за ворохом проблем.

Хотя про спасенную девушку я вспоминал постоянно, даже придумывал планы, правда пока все они отметались по причине своей бредовости. Не пропадало у меня желание передать ей одну из коробочек со сладостями. Где ее искать, я теперь примерно представлял, и как следствие, Кире дал дополнительные сведения о том, что утренние наши знакомые — это посольство аграфов.

Обрадовавшись неожиданной находке, я быстренько проверил, чем меня наградит счастливый случай за мое доброе (а в этом я уверен) дело.

Наградил он меня вполне приличной суммой. На двух чипах лежало по пятьдесят тысяч, Я так понял, это были деньги обычных исполнителей, а вот на третьем чипе, принадлежащем, по-видимому, командиру, сумма составляла сто пятьдесят тысяч.

В итоге на моем счете после всех перечислений лежала уже внушительная, по крайней мере для меня, сумма. И составляла она триста тридцать пять тысяч кредитов.

«Теперь хоть есть чем торговаться».

Денег на покупку склада должно было хватить с лихвой.

И только я об этом подумал, как в зале раздались ну очень громкие голоса. Сначала я решил, что это Тро кого-то так вежливо старается выставить на улицу.

Но прислушавшись, понял, что говорят как минимум двое, и голоса у них удивительно похожи, особенно если сравнивать их громогласность и зычность.

Выглянув из комнатки, я сначала усомнился в своем зрении, так как перед глазами у меня все двоилось — рядом с Тро стояла его точная копия.

— А малыш, — радостно воскликнул гигант, заметив меня выглядывающим из комнаты, — так это у тебя с моим младшим братишкой встреча назначена. Чего же ты молчал, сразу бы мог сказать об этом.

— А откуда бы он узнал? Нигде в сети не появляется моего описания, я сам за этим тщательно слежу и стараюсь удалить всю найденную информацию, ну и параллельно прикрываю вас, — отчитался второй гигант.

И уже повернувшись ко мне, представился:

— Дан Так, менеджер по продажам Департамента контроля станции. Ну и по совместительству младший брат Тро.

И протянул мне руку для приветствия.

— Добрый день, — поздоровался, и тоже в свою очередь назвал свое имя: — Дим.

— Приятно познакомиться, Дим, — сказал мне этот ходячий (ведь я так и не узнал, кто они) шкаф. По габаритам он казался еще большим, чем его брат.

«Кира, найди мне название их расы», — в очередной раз я попросил помощи у искина.

Поиск, анализ и обработка результатов — это то немногое, что пока мне доступно из функций, выполняемых моим электронным помощником.

— Это представители расы троллов, с планеты Гирон. Сила тяжести на их родной планете выше нормальной в пять раз, поэтому по всем физическим характеристикам представители этой расы превосходят большинство других известных рас, кроме архов и дикариев, в несколько раз. Минимальная физическая константа, характерная для жителей их планеты, равняется шестидесяти двум единицам. Этот параметр характерен для новорожденного потомства.

«Достаточно», — главное, до меня донесли понимание того, что злить этих гигантов не стоит, растопчут и не заметят.

«Но и пасовать не нужно, а то и уважения никакого не будет. А как поступают с людьми, которых не уважают? Вено стараются надуть».

Поэтому я решил держаться поувереннее, правда кажется мне, что это у меня не очень-то и получалось, а походило больше на пустую браваду.

Ну да ладно. Я не воевать с ними пришёл, а заниматься вполне мирным делом, из-за которого большинство конфликтов и возникает.

Деньги делить.

— Может, пойдем, поговорим? — предложил я, указывая на комнату.

— Да, конечно, — согласился Дан и спросил: — Ты не будешь возражать, если я закажу что-нибудь выпить.

— Без проблем, — и сам направился в кабинетик.

Следом за мной буквально через пару секунд вошёл и гигант, неся в руках по три кружки какого-то напитка.

Одну он предложил мне, со словами:

— Обязательно попробуй, это лучшее, что тут подают.

— Алкоголь? — уточнил я.

— Нет, какой-то из тонизирующих релаксантов, восстанавливает энергетику тела и приводит в порядок мысли.

— Спасибо, — искренне поблагодарил я, хотя мне и тот напиток, что я уже нашел, пришёлся по вкусу.

Отпив немного из кружки, я понял, что напиток напоминает сильно концентрированный клюквенный морс. Но при этом никакого просветления и релакса не почувствовал. В общем, не понимаю я вкусов других людей, или вернее, нелюдей. Дан вот сидит и смакует каждый глоток.

Нужно было с чего-то начать наш разговор.

— Так чем вы хотите и можете мне помочь, Дан?

Он посмотрел на меня долгим изучающим взглядом, а затем начал говорить, видимо, стараясь донести до меня суть предложения.

«Неужели я даже для него выгляжу таким болваном?»

— Эта акция по продаже неиспользуемых площадей на станции единоразовая. Больше таких распродаж по бросовым ценам не будет. Но это обманка. Руководство таким способом решило списать с себя все нерентабельные пассивы, лежащие мертвым грузом на годовом бюджете станции. То, что выставлено на продажу, не приносит прибыли, а только уверенно и верно поглощает все вложенные в эту недвижимость деньги. Если посмотреть все предложения, то девяносто девять и девять десятых — это старые обветшалые склады с давно вышедшими из строя электро- и коммуникационными системами. Но среди всего этого хлама случайно попало несколько вполне приличных и пристойных помещений. И вот одно из них, за небольшое вознаграждение, я готов вам предложить. Всего их три. Мы с напарниками договорились, что можем предлагать одно из них по выбору от своего имени. Первому клиенту повезет, выбор предложений у него будет максимальным и далее по ниспадающей. Остальные лоты — это просто место для хранения утиля, больше ни подо что его использовать не удастся. Вы же как раз и были тем первым клиентом, кто заинтересовался выставленными лотами, но проявили интерес к одному из таких мертвых технических складов.

У меня же в голове сразу защелкало.

«Он уверен, что тот склад бесполезен, но я видел его собственными глазами. Он находится в состоянии лучшем, чем даже мастерская Заара. Или кто-то у них там здорово просчитался, или это мне уже в который раз повезло, но упустить такой шанс будет верхом глупости. А значит, нужно не упустить, да еще и понять, что там за три нормальных помещения по бросовым ценам мне готовы предложить».

— Я вас понял. И внимательно слушаю. Да, и еще, если можно, приостановите пока продажи по данному объявлению. Возможно, я тоже смогу вам кое-что предложить.

— Хорошо, без проблем. Правда, местные в основном знают, что там искать нечего, и просматривают наше объявление как раз в надежде найти крупицу золота в куче грязи. Но информация обо всех трех объектах, которые могут вызвать у кого-то интерес, уже удалена из общего доступа.

— Ну, мне так все равно будет спокойнее.

«Объекты-то выведены, а вот склад, который мне нужен, нет».

— Все сделано, — сообщил мне Дан.

Я проверил, сообщение и правда находилось в статусе ожидания и не могло быть открыто и прочитано.

— Ну а теперь расскажите о том, что вы готовы мне предложить, ну и, конечно, мне будет интересна стоимость ваших услуг.

— Они не дешевы, — сразу предупредил Дан, — но и помещения, вернее даже, объекты, которые мы готовы предложить, пойдут по ценам, указанным в прайсе для всей недвижимости, выставленной на продажу. А это, замете больше чем в десять раз дешевле рыночной стоимости.

— Да, я это уже понял, — постарался я уверить этого тролля-менеджера.

— Хорошо. Первое и самое интересное — это малый космический док. Он значился как одна из резервных военных или торговых площадок на случай перегрузки основных стартовых платформ станции. Построен был еще до войны с архами. Его особенностью является то, что это небольшой внутренний док, встроенный в несущую конструкцию станции. Сделано это, скорее всего, чтобы не светить его на поверхности станции и максимально защитить от нападения извне. Рассчитан он всего на пять малых кораблей, три среднего класса или один тяжелый. Находится на пятнадцатом нижнем уровне от центральной горизонтали, в правом секторе станции. В документации значилось, что он разрушен, но когда мы с коллегами проверяли выставленные лоты, то оказалось, что он все еще цел и даже не пострадал. Хотя ему уже более семидесяти лет.

— Сколько? — возмутился я.

Стараясь меня успокоить, Дан сказал:

— За все время, как оказалось, им ни разу не пользовались. Он все это время находится в состоянии консервации.

И сделав заговорщическое лицо, Дан закончил:

— За небольшие деньги вы можете получить абсолютно новую, полностью автоматизированную стартовую площадку, предназначенную для постройки, ремонта, переоборудования или восстановления космических кораблей. Это не только стартовая площадка для космических кораблей, но и достаточно хороший трамплин для начала ведения собственного бизнеса, можно, к примеру, организовать частный ремонтный док.

Предложение действительно было интересное, но меня больше смутило другое: он сказал, что они лично проверяли все объекты.

Тогда как «мой» склад остался незамеченным?

Непонятно. Поэтому решил прояснить этот вопрос.

— Очень заманчиво. А вы не могли пропустить еще что-нибудь интересное?

— Нет, мы досконально изучили все документы перед началом организации этой акции и подготовились к ведению дел и переговорам. Не проверяли мы лишь уровень, где расположены склады утильсырья.

— А почему?

— Там весь уровень изначально предназначался под утиль-склады, и никакого смысла искать там что-нибудь особенное не было. Мы просто сверились с планом, да отправили служебного дроида, чтобы он провел уточняющие замеры. Выяснилось, что многие помещения давно уже разрушены и захламлены. Их будущим владельцам придется нанимать мусорщиков.

«Ух ты, как он разбрасывается информацией, видимо не счел нужным, даже посмотреть, с кем ему придется иметь дело. А мне бы неплохо это запомнить. Скоро в моих услугах будут особенно нуждаться», — мысленно покачал головой с осуждением, при этом так же мысленно потер руки, однако не стал ничего говорить вслух.

Все равно, когда разговор зайдет о складе, придется мне сообщить, что я мусорщик и этот склад просто удобно расположен, а для моих целей большего и не нужно.

— Хорошо, с доком мне все понятно. Что вы еще нашли интересного?

— Не знаю, заинтересует ли это предложение вас, но один из неликвидных объектов оказался в самом центре зоны отдыха в жилом секторе на шестом уровне. Раньше там был какой-то непонятный офис, а сейчас это помещение опечатано. Владелец задолжал очень серьезным людям, и этот офис вместе со всем его содержимым реквизировали за долги и выставили на продажу. По сути, за него просят даже меньше установленной стоимости кубометра из прайса. Необходимо лишь на пять процентов перекрыть долг хозяина. Нас это помещение заинтересовало своим месторасположением и относительной новизной, тот район застраивался всего пять лет назад.

— Понятно, чем еще можете удивить?

Дан помялся, будто раздумывая, говорить или нет, но потом все-таки рассказал:

— Не хотелось бы выставлять этот лот, мы бы нашли на него покупателя и самостоятельно, выкупив его предварительно у департамента. Но что-то сейчас я в этом не уверен, один из наших отказался от этой затеи, ему срочно понадобилась его доля, а у меня и Свома просто не хватит на это денег.

Он меня заинтересовал.

— Так что это?

— Палатка на торговой площади. Она расположена на правом третьем секторе нижнего торгового уровня.

Я прикинул по карте и понял, что это как раз где-то около магазина Тмора.

— Большая? — спросил я.

— Не очень. Но она находится на самом оживленном месте того района. Мы, если честно, так и не поняли, почему она попала в реестр неликвидных помещений, ведь даже сдача ее в аренду достаточно скоро окупит все средства, затраченные на нее. Однако так никакой информации нами о ней найдено не было.

А я пытался понять.

«Почему он сказал небольшая?»

Или она на самом деле маленькая, или они не знали некоторых особых свойств торговых павильонов и не догадывались о том, что главная комната — это только внешний вид, а все служебные и вспомогательные помещения находятся где-то внизу.

Этот вопрос заинтересовал меня чисто теоретически, я не собирался туда совать свой нос, но любопытство его уже навострило и развернуло в определенную сторону.

Но не успел я расспросить Дана более подробно, как Кира известила о том, что у моего предприятия появился первый клиент, и он просит оказания срочной услуги «Посредника».

Своего первого клиента я отшить не мог.

«Им, похоже, придется заняться в первую очередь», — подумал я.

И поэтому пришлось мне на время прервать переговоры с Даном.

— Извини, ты не против, если я посовещаюсь со своими партнерами? — не стал я ничего рассказывать ему об истинных причинах.

— Нет, конечно, я понимаю, что это должно быть серьезное и взвешенное решение, — согласился тот и вышел из комнатки.

Не догадывался он, какое это будет решение.

А у меня в голове уже созревал вполне определенный план, правда после разговора с моим первым и таким своевременным клиентом он претерпел значительные изменения.

Через мгновение зазвучали громогласные голоса братьев, о чем-то спорящих в общем зале, я же связался по контакту, оставленному искину нашим клиентом.

— Добрый день. Рен Торав? — уточнил я, так как в оставленном мне сообщении было написано, что если не удастся дозвониться до этого человека, то необходимо связаться с его партнером Лесом Репаком.

— Добрый день. Да это я.

— Это по вашей заявке на оказание услуги «Посредник». Меня зовут Дим. Должен напомнить вам, что вы воспользовались опцией «срочный заказ», и поэтому мне пришлось прервать свои текущие переговоры, чтобы заняться вашей проблемой, — нагнал я побольше важности на себя и ту степень реакции, которую мы проявили, отозвавшись на их заявку.

— Спасибо за оперативность, — сказал он. — Мы хотели бы воспользоваться вашей помощью. Вернее, если честно, я был против этого, слишком непонятная и мутная вы контора, в сети о вас ни одного хорошего отзыва. Но мой партнер настоял на скорейшем решении, так как нас поджимают сроки.

«Еще бы вы что-нибудь нашли о нас. Я только пару часов назад фирму-то зарегистрировал, — про себя ухмыльнулся я, — не зря я переплатил немного при регистрации, но обеспечил шифрование данных о нас».

Но оставить его реплику без внимания я не мог, а поэтому спросил:

— Простите, а вы нашли хоть один плохой?

— Нет, — смутился собеседник.

— Это и является основным показателем.

Возникла небольшая пауза, и чтобы не заставлять собеседника испытывать еще большую неловкость, я уточнил:

— Так какой вопрос привел вас к нам?

— Мы строительная фирма, и нам необходимо приступить к возведению нового коттеджного поселка для новобранцев, принятых в ряды вооруженных сил станции на этой неделе. Начать мы должны были уже сегодня, и все у нас было нормально. Оставалось заключить только договор на аренду площадей, но неожиданно владелец задрал цену чуть ли не в сотню раз. Он мог сделать ее какой угодно, так как преследовал вполне определенную цель. По контракту, мы не можем потратить на это весь выделенный нам бюджет. Но мы даже готовы были работать себе в убыток, лишь бы не пострадала наша репутация, однако нашего собственного капитала и выделенных на аренду площадей денег не хватает на это. Мы относительно молодая фирма, и нас элементарно стараются выдавить из этого сегмента рынка. А наш заказ перехватить.

— Да я это уже понял, — действительно, ничем не отличаются от людей, которые живут на Земле.

— Поэтому нам срочно требуется арендовать полсектора на любом уровне станции.

Задача была вполне понятна.

Но сначала главный вопрос.

— Сколько вы готовы на это затратить?

— Мы оплачиваем аренду объёма пространства, используемого под строительство, сроком на двадцать пять лет, по бюджету на это нам выделено семьсот тысяч кредитов в денежном эквиваленте и право на передачу в собственность половины жилого массива с последующей арендой вооруженными силами. Мы понимаем, что нереально в указанные сроки найти необходимые площади за такие деньги и на таких условиях, поэтому мы готовы снизить срок аренды до двадцати лет и передать в собственность абсолютно все выстроенные коттеджи. Вооруженные силы полностью берут на себя строительство и благоустройство жилого комплекса и будут выплачивать аренду жилых помещений, правда по фиксированной стоимости, оговоренной в договоре, с последующей возможностью выкупить здание и кубометры площади станции, к нему приписанные, в личную собственность жильцом. Все эти документы уже подготовлены нашим юридическим отделом.

Начало меня впечатлило, да и продолжение тоже. Только вот как им помочь?

«Хотя как это как? А чем я сейчас занимаюсь-то?»

Прикинув размеры, я немного оживился — помнится один из технических складов на плане третьего нижнего уровня подходил под их требования. Правда, был он где-то на четверть большего, чем им нужно, однако и занимал большую часть целого уровня, так как тот был из-за специфики своего расположения меньшим по площади, чем все остальные.

Нужно было только уточнить условия аренды и требования к необходимым площадям.

— Есть какие-то особые пожелания? — спросил я.

— Ну, по сути, нет, нам все равно придется полностью расчищать весь арендованный объём от старых технических коммуникаций, перегородок, балок и скопленного там мусора.

— Хорошо, — это внушало уже гораздо больше оптимизма. — Вы ничего не имеете против третьего нижнего уровня? Он несколько меньше по размеру, чем все остальные, — это я прикинул по карте, — но и арендованный объём пространства будет составлять где-то две трети всего уровня.

— Это даже лучше того, на что мы могли надеяться, но во сколько нам это обойдется?

А вот тут мне был необходим Дан, но и так было понятно, что на это хватит и двухсот тысяч, по тем бросовым ценам, что стояли в прайсе.

— Вы уже назвали цену, теперь наша работа, чтобы всех все устроило. Наши тарифы вы знаете.

Как можно спокойнее проговорил я, стараясь, чтобы такая жирная рыба не сорвалась с крючка.

— Да. Десять процентов или особые условия.

«Особые условия. Они есть у нас», — улыбнулся я и проговорил:

— Вы у нас юбилейный клиент. Следующий ваш заказ у нас обойдется вам на двадцать процентов дешевле. Ну, а по текущему мы получаем десять процентов ото всей оплаты заказа. На первом этапе мы по завершении сделки возьмем только десять процентов от семисот тысяч денежного эквивалента, и дадим вам отсрочку до конца строительства на то, чтобы передать нам в собственность три причитающихся нам по условию договора коттеджа или их денежный эквивалент.

Я, конечно, рассчитывал на деньги, но строитель сразу сказал:

— Спасибо. Буду иметь в виду на будущее, — моя щедрость и великодушие почему-то не очень обрадовали собеседника. — Мы переведем вам деньги сразу после заключения договора аренды и передадим вам в собственность три коттеджа, построив их дополнительно в том районе, но об аренде с владельцем уровня вам придется договариваться самостоятельно. К возведению вашей собственности мы можем приступить, только удостоверившись в согласии владельца и получении разрешения на строительство, — не очень довольно пробурчал Рен. Видимо, он очень мне не верил и считал каким-то шарлатаном.

В общем-то, он был прав. Таких, как я, вроде называют спекулянтами.

И по сути, для меня эта его оговорка ничего не стоила. Сам себе выдать разрешение я мог без труда. А вот заниматься недвижимостью как-то особо не хотелось, я бы предпочел обычные денежные единицы — кредиты, а уделять внимание построенным ими коттеджам, мне было просто лень.

Но по-видимому, теперь придется.

Поэтому я перешёл сразу к делу, включив запись на искин и протоколирование на нейросеть.

— Теперь по условиям оплаты аренды. Всю сумму, выделенную из бюджета на аренду, я вынужден у вас получить сразу, для оформления договора.

— Мы не возражаем, — без особых раздумий согласился Рен.

— Хорошо. Дальше. Договор стандартный. Мой, на оказание вам посреднических услуг. Положительным результатом считается арендованная площадь. Деньги за выполнение вы переводите по факту. Предварительные документы на недвижимость выдаете мне тогда же. Полностью оформление ее в собственность проводите по завершении строительства. По этим пунктам нет вопросов?

— Нет, — ответил строитель.

— Тогда дальше. От вас мне нужен полный комплект документов для подписания арендного договора и проведению оплат по нему, вы сказали, он уже подготовлен. Я буду оперировать им при разговоре с вашим будущим партнёром. Все условия аренды в нем уже прописаны? — уточнил я.

— Да, конечно, — засуетился строитель.

— Тогда пересылайте. Я надеюсь, у вас включено протоколирование переговоров, чтобы потом не было вопросов или недоразумений? Это не недоверие, это элементарная предосторожность, — успокоил я несколько занервничавшего собеседника.

«И откуда я узнал, что он нервничает», — хотя будешь тут спокоен, если окажешься в таком положении.

— Да, с самого начала разговора, — подтвердил мои слова Рен.

— Замечательно. Тогда жду документы, деньги и наш договор.

И переслал ему только что открытый счет, специально созданный для этой цели, куда они должны были скинуть все деньги на оплату аренды, остальные счета, как свой, так и счет «Тупого дикаря», понадобятся мне для другого дела.

— Все получил, деньги перевел, документы переслал, — отчитался мне строитель.

Я проверил поступление средств на новом счете — деньги были на месте, все семьсот тысяч.

— Корректность заполнения документов сейчас проверит мой юрист, и я сразу приступлю к ведению переговоров, результаты будут примерно через пару часов. Если что-то определится раньше, я обязательно свяжусь с вами.

Параллельно я передал Кире на проверку присланные документы. «Чем она не штатный юрист, бухгалтер, секретарь и много кто еще, с благодарностью умному изобретению», — подумал я.

— А если возникнут какие-то проблемы или форс-мажор? — заволновался Рен.

— Вы нас и наняли для того, чтобы никаких проблем не возникло. Все будет выполнено вовремя, — спокойно ответил я ему.

И почему-то был абсолютно уверен в своих словах — интересно, с чем это связано?

— Спасибо, — поблагодарил меня строитель, — будем ждать хороших новостей.

И отключался.

Я немного посидел, обдумывая ситуацию, а затем выглянул в зал и застал обедающих Тро и Дана.

— Дан, мы можем продолжить, — заметив, что он хочет подняться, я махнул ему рукой и добавил: — Не торопись, я подожду. — И уже обратившись ко второму гиганту, попросил: — Тро, можно мне тонизирующего напитка?

— Конечно, сейчас принесут.

— Спасибо, — ответил я и вернулся к себе в комнату.

Дан долго ждать себя не заставил, видимо ощутил на уровне инстинктов или своим профессиональным чутьем, что у нас что-то наклевывается.

— Так, вы, я так понял, готовы вести переговоры, — сразу взял быка за рога он.

— Есть такое, — ответил я, — но за все время нашего разговора так и не были озвучены расценки на ваши услуги.

На этом месте Дан замялся, но потом произнес.

— Мы хотим одну треть стоимости от каждого найденного нами объекта:

Я задумался.

— Это много, меня не устраивают такие расценки, — жестко сказал я, а потом стал объяснять: — Не хочу вас как-то ущемить в правах или наехать на вас, но вы своими действиями подставили себя, и очень сильно. Удалив информацию из базы, вы преступили закон. Стоит мне сообщить, и за вас примется служба безопасности станции. Если им ничего не удастся доказать и вы успеете замести следы, вернув лоты на место, я буду знать, что искать, и приобрету их без вас.

Мои слова очень сильно насторожили Дана и заставили принять напряженную и ожидающую позу, готовой распрямиться пружины.

— Не советую делать глупостей, я все время веду протокол и дублирую его в сеть (хотя последнего я не делал, а надо бы об этом подумать). Поэтому предлагаю обсудить реальные цены за ваши услуги, а не цифры, взятые с потолка.

Тролль долго сидел, не шевелясь и рассматривая меня, а потом сказал:

— Брат предупредил меня о том, что ты не так прост, как выглядишь. И маска тупой деревенщины с окраины — это лишь твое лицо, и не более. Он говорил относиться к тебе с большим уважением, но ты похож на одного из тех дикарей, что набрали на планете. И это сильно вводит в заблуждение.

— А я и есть дикарь с окраины. Но к сути это не относится. Теперь мне хотелось бы услышать реальные цены, на которые вы готовы пойти, и уже обсуждать их.

Дан снова замолчал, но сейчас стало понятно, что он с кем-то общается через нейросеть.

Через несколько секунд он очнулся и сказал:

— Давай подождем пять минут, сейчас приедут мои напарники, и мы обсудим этот вопрос.

— Хорошо, ждём, — согласился я.

И пока у меня появилось время, я занялся документами, пришедшими от строителя. Кира их полностью проверила, и я завизировал их от имени своего предприятия, ведь это оно будет владельцем тех площадей, что будут арендовать под строительство коттеджей застройщики.

От своего имени я подписал договор на посредничество. И получалось, что я буду связывать строителей со своей фирмой. Но благодаря зашифрованной информации о владельце, этого практически невозможно узнать.

Хотя на мой не очень опытный взгляд, это очень сильно смахивает на аферы с недвижимостью.

Но тут уж ничего не поделаешь, я действую абсолютно законно, и никого ни к чему не принуждаю.

Пока я рассуждал на эту тему, дверь в кабинет открылась, и в нее вошли еще два тролля.

«Да сколько же вас тут на станции?» — удивился я.

Хорошо, что эти гиганты оказались чуток поменьше, и мы все вчетвером вполне комфортно смогли разместиться в этой комнатке.

— Это мои партнеры. Свом, — и Дан показал на правого гиганта, — и Трея, — на левого, ой простите левую — оказалось, что второй тролль это девушка.

Кстати, она была не так грубо слеплена, как все остальные ее земляки, которых я видел. Можно сказать, даже красива, особенно для тех людей, кто фанатеет от бодибилдинга, тем более формы и пропорции были у девушки соблюдены идеально. Если, конечно, не обращать внимания на ее двухметровый рост и зеленую кожу.

Но это так, отступление от основной темы. Когда новые гости расселись по креслам, я представился им, и мы продолжили прерванный с Даном разговор.

— Дамы, господа, мы с вашим коллегой остановились на том, что мне бы хотелось услышать более реальные цифры за предоставленные вами услуги. Суть нашего разногласия и того положения, в котором мы все сейчас находимся, я описал вашему компаньону, и думаю, он вас уже с ними ознакомил. Именно поэтому я надеюсь сейчас услышать что-то более вменяемое и аргументированное.

На этом я закончил свою речь и стал ожидать хоть какой-то реакции с их стороны.

Как ни странно, начала говорить девушка. И голосок у нее оказался очень приятным, не тот трубный глас, что у Тро или Дана.

— Да мы понимаем, что Дан несколько преувеличил причитающуюся нам награду, но именно мы нашли эти объекты, провели их проверку и смогли сделать так, что информация о них стала доступна только нам троим. Даже если мы ее опять вернем в реестр, то обязательно пометим как ошибочно выставленную на продажу, и тогда по всем этим объектам будет проведено дополнительное расследование. Это мы сделаем, чтобы защитить себя от дальнейших претензий со стороны начальства, скажем, что изъяли лоты из продажи для дальнейшего расследования.

«А девушка не глупа. Не удивлюсь, что всю эту аферу задумала она. Просто доступа к нужным базам у нее не было, и ей пришлось привлекать этих двоих», — смотря на нее, думал я. — «И вообще она мне нравится, разумная такая девчонка, и не скрывает сильно того положения, в котором они оказались. При этом говорит, что за это им ничего особо-то и не будет. Ну, может, пожурят за несогласованность действий. И по сути, она права. Кира ведь подтвердила правомерность ее слов и вполне законное исполнение такого рода действий со стороны служащих станции. Кстати, это могу сделать и я сам», — последняя мысль повеселила меня почему-то больше всего.

И поэтому я сказал:

— Да, я понимаю, вас, конечно, за это сильно не накажут, но я более чем уверен, что и особо не наградят, разве что спасибо скажут да по головке погладят, но посмотрев на них, добавил: — Хотя нет, отделаются просто «спасибо». Чтобы вас погладить, надо быть вами. А я не уверен, что среди вашего начальства есть такие гиганты.

Шутку поняли лишь Дан и Трея.

— Так что я вас внимательно слушаю, — закончил я.

В разговор опять вступила девушка.

— Мы считаем, это вполне приемлемая цена. Одна четвертая стоимости за док, и по одной пятой за магазин и офис. Ниже не имеет смысла опускать наш процент.

Прикинув их расценки, я согласился с ее мнением, что сейчас они назвали вполне приемлемые цены, однако надо давить дальше.

Это ведь не все, что мне от них нужно, вернее, эти объекты даже не входили в мой основной план, они были лишь отвлекающим маневром.

— Хорошо, эти коэффициенты для вашей премии меня вполне устраивают, но теперь давайте поговорим о бонусах. Что вы можете предложить мне помимо этого, ведь насколько я знаю, их рассчитывают из соотношения один к пяти, — взял я самый агрессивный подход при откате.

Они удивленно посмотрел на меня.

«Ну, соображайте быстрее, что вы можете мне предложить. У вас есть доступ только к одному ценному ресурсу».

Как оказалось, ошибся я, ресурсов у них несколько.

— Есть средний корабль универсального назначения, — заговорил молчавший до сих пор Свом, — недавно захвачен у пиратов. Сейчас стоит на приколе. Еще не внесен в реестр имущества станции. Документов на него нет. Без особых проблем можно оформить его в твою собственность и перегнать в док.

Это, конечно, интересно, но немного не то, что мне нужно. Надо как-то их подтолкнуть.

— Давайте тогда подскажу я. Моя фирма занимается утилизацией сырья.

— Так вот почему тебя заинтересовали склады, — проговорил Дан.

— Все верно, мне именно они и нужны. Это самое бесполезное имущество, которое у вас сейчас есть и которое у вас, скорее всего, не приобретут. Но я готов прибавить к вашей премии еще немного, если вы мне поможете решить проблему со складами. Денег у меня остается немного. Но мне нужно два склада, один недалеко от меня и второй где-нибудь на нижних уровнях. Вы сможете мне с этим как-то помочь?

Сидящие задумались, и вдруг Дан засиял:

— Максимум, что мы можем сделать, это продать тебе их с пониженным процентом, оформив тебя как оптового покупателя. Ты ведь и так подпадешь под эту категорию. Это должно скинуть тебе примерно тридцать процентов стоимости, кстати, со всей покупки, но наши комиссионные мы считаем от полной стоимости.

Меня это вполне устраивало, я понимал, что государственное имущество мне за просто так никто не даст. Даже те объекты, которые они скрыли из общего списка, мои новые знакомые продавали по себестоимости.

Это делалось для того, чтобы по окончании акции у них сошёлся дебет с кредитом.

— Ок. Хорошо, я не возражаю. Ну а теперь давайте перейдем к самому сложному. Ценам на ваши лоты и общей стоимости покупок.

Слово опять взяла Трея.

— Космический док оценен в сто тысяч, наша доля двадцать пять тысяч, офис — шестьдесят тысяч, доля — двенадцать тысяч, магазин на торговой площади — пятьдесят тысяч, доля — десять тысяч, — сказав это, она продолжила: — Выбирайте, что вас интересует больше.

Похоже, они так и не поняли, что я нацелился на все три лота.

— Теперь по складам. Тот, что на уровне, отведенном под утильсырье. Его стоимость всего тридцать пять тысяч. Он небольшой. Тебе он точно нужен? — уточнила она у меня.

— Да, он находится недалеко от моего дома, это главное его преимущество, — ответил я.

— Понятно. Тогда следующий склад. Это и не склад вовсе. Он обозначен на плане, и он там есть. Однако этот лот на самом деле другой, третий уровень продается целиком. Его цена — двести пятьдесят тысяч.

«Целый уровень. Зачем он мне? Но не отказываться же. Таких больших территорий, подходящих под строительство, я больше нигде не видел, так что придется брать».

Немного помолчав, она добавила:

— И плюс обещанная скидка оптовику за покупку сразу нескольких лотов, если их больше двух.

— Понятно, спасибо, — ответил я ей.

И подумал, что пора завязывать с этими сделками.

— Хорошо, я готов. Давайте оформлять. И заканчивать с этим.

Все оживились.

Я же стал подсчитывать:

— Полная цена продажи всех интересующих меня объектов, а это — док, офис, магазин, уровень и склад…

По мере перечисления глаза у всех присутствующих расширялись и выражали наивысшую степень удивления. Уж такого они точно от меня не ожидали.

Я же между тем продолжил говорить:

— …составляет четыреста девяносто пять тысяч кредитов, учитывая скидку в тридцать процентов, которую вы мне обещали. Это триста сорок шесть тысяч пятьсот кредитов. Ваш бонус в этом деле составляет сорок семь тысяч кредитов. Кроме того, мне в виде подарка отходит тот корабль, о котором рассказал Свом. С этим все согласны?

Дружное покачивание головами и одобрительное бурчание было тому наилучшим подтверждением.

Меня тоже все вполне устраивало. Сейчас главное — это получить на руки все документы как можно скорее.

Ведь у строителей горят сроки, и я обещал им помочь, а обещание необходимо держать и выполнить все точно в рамках договоренности.

Это, во-первых, повысит мой статус в глазах застройщика, во-вторых, покажет всю серьезность и солидность нашей конторы, и в-третьих, доля рекламы нам не помешает. А то, что заказчик не будет молчать о нас, я был полностью уверен.

Поэтому и спросил у них уже как у государственных чиновников.

— Как быстро вы сможете оформить всю это имущество в мою собственность?

— Да дня два-три, и все будет готово. Не успеешь даже по нам соскучиться, — пошутил Дан.

Кира, проверив его слова различными отзывами людей в сети, подтвердила, что это очень быстро. Однако мне нужно еще быстрее, а в идеале уже сейчас, но это, как я понимаю, не очень реально.

Потому я должен подвигнуть этих друзей на небольшой бюрократический подвиг: время подготовки всего пакета документов и передачи объектов в мою личную собственность должно быть минимальным — я готов им дать лишь два часа.

Для этого я решил предложить им еще один небольшой бонус.

— Ребята, я все понимаю, но документы мне на эти объекты нужны уже сейчас. А поэтому я готов поднять вашу премию на десять, или даже на двадцать тысяч, но все должно быть завершено уже через час-полтора. Вас это интересует?

Дан и Свом с ожиданием посмотрели на Трею. Было видно, что от дополнительных денег они бы не отказались, но главной в этом деле явно была девушка. А она, видимо, обдумывала свои возможности.

— Нет, самим нам это не вытянуть, — проговорила она, — нужно будет привлечь нашего начальника, правда он предпочитает, чтобы мы величали его «боссом», — с усмешкой закончила она.

И что-то прикинув в уме, сказала, уже обращаясь непосредственно ко мне:

— Он запросит не меньше десяти тысяч, — а затем, будто про себя, с сожалением проговорила: — Но их придется ему отдать. Только у него есть возможность и право исполнять экстренные сделки, а главное, подписывать все сопутствующие таким сделкам документы. Мы выплатим ему из своей доли, — закончила она.

— Хорошо, — согласился я с нею. — У меня есть небольшой бонус для вас. Если все будет сделано за час, я смогу поднять лично вашу долю еще на три тысячи. Но все должно быть готово и оформлено.

— Мы уже приступили, — сообщила мне девушка и, отойдя немного в сторону, связалась с кем-то по нейросети.

Парни тоже начали вести какие-то переговоры, согласовывать с кем-то различные детали.

Через пять минут Трея подошла ко мне:

— Босс готов нам помочь, я уговорила его на девять тысяч. Половину суммы он просит перевести сейчас, а вторую уже после оформления собственности на тебя, вот его счет, — мне пришло сообщение с номером счета некого Крата Сро. Проверив его по сети, я узнал, что это начальник отдела Внутрипространственного контроля станции Рекура 4.

— Понял. Выполняю, — и деньги ушли этому Крату.

Подождав подтверждения от своего невидимого собеседника, она сказала:

— Все хорошо. Сейчас мы займемся внесением данных в реестр станции, но предварительно нам необходимо знать, что и на кого записывать?

Так, первоначально я все хотел записать на свою фирму, но сейчас решил, что часть приобретаемых объектов лучше записать лично на себя.

Поэтому я ответил Трее следующее:

— Все просто. Офис, магазин, склад и уровень оформите на фирму «Тупой дикарь». Док и корабль лично на меня. Вот реквизиты фирмы и мои данные.

После этого Кира сбросила девушке по сети нужную информацию.

— Да, я все получила. Сейчас мы займемся оформлением. Процедура полной регистрации продлится где-то сорок минут. Сразу по ее завершении весь пакет документов будет сформирован и подготовлен автоматически. По завершении необходимо лишь оплатить все услуги и лоты, а также заверить документы твоей электронной подписью.

— Понятно. Жду. Никакой предоплаты, как я понимаю, больше проводить не нужно? — просто из интереса спросил я.

— Да мне как-то кажется, что ты не попытаешься нас подставить, — и, улыбнувшись, добавила: — Да и протоколы ведутся всеми нами.

— Я все понял, — и ухмыльнулся ей в ответ. — Подожду вас здесь, — предупредил девушку и, придвинувшись поближе к столу, налил себе еще напитка.

А потом отсел обратно, решив немного разобраться с теми делами, что накатывались на меня как снежный ком.

Я уже был не в состоянии адекватно реагировать и отслеживать их. Нужно было срочно придумать какой-то аналог автоматизированного ежедневника, который бы оптимизировал мою трудовую деятельность, выстраивая наиболее эффективный план отмеченных в нем работ.

«Кира, ты нашла что-то подходящее для выполнения данного типа задач?»

«Есть несколько программных продуктов предоставляющих аналогичный функционал».

И она мне предоставила список из пяти программных модулей.

Три из них платные, причем каждый модуль достаточно дорогой (я уже примерно представлял цены на них), хотя функционал они предоставляли практически идентичный их бесплатному аналогу, автор которого был неизвестен, но был дан счет в банке, куда можно было пересылать свою денежную благодарность.

А вот последний пункт в списке Киры занимала программа, имеющая в своей основе совершенно иной функционал.

Но как только я увидел ее описание, моя голова сразу начала работать в совершенно определенном направлении.

И вообще я как-то не понимал, как люди, живущие здесь, могут жаловаться на отсутствие работы, идей или возможностей, когда они лежат у них чуть ли не под носом. Может, все это им настолько замусолило глаза, что они перестали замечать очевидное?

Хотя, если подумать, раньше я и за собой подобной прыти не замечал. И не сыпал различными идеями направо и налево. Был обычным.

Единственное, что изменилось во мне с того времени, это установка нейросети.

«А нет, — вспомнил я, — изменения стали происходить со мною еще раньше. С того момента, как я попал сюда. Тогда у меня еще никакой нейросети и в помине не было. Может, это мой мозг повышенной активностью отреагировал на столь неоднозначную ситуацию? Или что-то произошло во время переноса?»

Ответа нет, но чувствую, можно сказать печенкой, что ответ стоит поискать тут, в Содружестве. Только нужно туда попасть. К примеру, это самое наследие Древних, на технологиях которых построена практически вся местная цивилизация.

Но это так. Размышления ни о чем.

Вернемся к найденному Кирой модулю планирования деятельности.

В общем, этот модуль не только позволял вести ежедневник и планировать свою деятельность в определенном порядке, напоминая о тех или иных событиях или этапах проводимых работ, но и включал в себя несколько интересных функций. Он мог синхронизировать и выстраивать в последовательную очередь, или в несколько параллельных очередей различные занесенные в еженедельник работы, а также их этапы. При этом имелась возможность автоматически создавать для них наиболее оптимальную и эффективную последовательность выполнения. При этом учитывалась как предположительная длительность работ, так и различные крайние сроки, такие как желаемая дата завершения или начала как самих работ, так и выполнения каждого их этапа. Кроме того, модуль мог самостоятельно корректировать очереди в зависимости от поступления нового задания и внесения его в ежедневник. Дополнительно программа самостоятельно реагировала на просроченные или заранее выполняемые работы, помечая их определенными маркерами и повышая или понижая их критичность или приоритет выполнения, и тем самым передвигая их в очереди или заполняя образующиеся окна и простои при выполнении других работ. И все это происходило в режиме реального времени. Велся полный контроль выполнения всех операций, совершаемых пользователем.

В идеале, при полном функциональном оснащении, это была самодостаточная динамическая, практически интеллектуальная система, которая не требовала постоянного внимания, но при этом позволяла полностью контролировать свой рабочий график.

Способов установки и последующего переноса как самой платформы программного обеспечения, так и ее наполнения, было множество. Она устанавливалась как на нейросеть, если у вас на ней наличествовали свободные ресурсы, так и на какой-нибудь искин, персональный, стационарный или общественный, услугами которых пользовались многие. Но главное, было возможно оплатить ее размещение на каком-либо из доменов в сети.

Программа была платной, и продавал ее не определенный человек, а какая-то небольшая контора «И-План», примерно, как и я продавал «Модуль для оповещений универсальный».

Цена программы, что меня достаточно сильно удивило, для уже готового и вполне функционального модуля была очень маленькой, всего две тысячи кредитов. Но она почему-то совершенно не пользовалась спросом. Даже в сети о ней практически не было никаких отзывов, а если и встречались, то только отрицательные. Я так и не смог понять их причин. Люди жаловались на ее сложность и медлительность в проведении операций. Но, по крайней мере из представленных тестов, я ничего этого не увидел.

На мой взгляд, у программы были только одни плюсы.

Поэтому я и приобрел одну из версий для личного пользования.

Причины замедления выяснились практически мгновенно.

Первоначально все было в норме. В базу данных этого модуля я скинул все свои текущие задачи и поручения, выданные Кире, и дела, которые вел в данный момент. Пометил, что и на какой стадии выполнения находится. Отметил приоритет реагирования при наступлении тех или иных событий. Просмотрел графики оптимального выполнения работ с затратой на них наименьшего времени. Отдельным пунктом внес такое важное ежедневное задание, как самообучение, и постарался настроить систему так, чтобы она напоминала мне о необходимости изучения определенного уровня баз для использования того или иного вида техники.

И все это выполнялось быстро и без задержек. Никаких сложностей или замедления работы системы я не обнаружил.

Но тут мой любопытный взгляд наткнулся на одно, до сих пор не активное, свойство программного модуля.

И с этого начались все мои неприятности.

В этот-то момент все мое непонимание «странных отзывов» и радужные ожидания от работы программы прошли.

Как только я подключил опцию вероятностного прогнозирования, оптимизации и отслеживания прохождения работ в реальном времени, это и случилось.

Практически мгновенно стали заметны ощутимые замедления работы моего персонального искина, порой доходившие до полного зависания устройства и отключения этого программного модуля через диспетчер задач его собственной системой защиты от перегрузок. Оказалось, что работа этой программы съедала практически все его ресурсы. Получалось, что производительности моего персонального искина для ее нормального функционирования катастрофически не хватало.

Хотя остальные операции, которые выполняла сейчас Кира, даже суммарно не потребляли и пяти процентов вычислительных ресурсов моего помощника.

Но именно этот вариант работы модуля и желали использовать практически все его пользователи. Ведь по сути, персональные искины были у многих, цена их хоть и была высокой, но они все равно использовались достаточно большим числом людей. Однако «персоналки» (персональные искины) не подходили.

Вариант же использования стационарного большого искина или искина общего доступа был интересен только крупным компаниям и корпорациям.

А вот сетевая реализация этой услуги была полностью сырой и даже частично не реализованной.

«Над этим тоже стоит подумать», — решил я и занес еще одно поручение в свой ежедневник.

После моего огромного разочарования в этом продукте, все-таки оставался еще один не опробованный вариант установки этого программного обеспечения. И я, предварительно настроив отключение этого модуля при малейшем признаке опасности, запустил его перенос на нейросеть. А затем запустил его уже оттуда.

И как ни странно, этот вариант его установки оказался наиболее оптимальным, ее практически не грузило, в отличие от Киры. По крайней мере, я не замечал никакой физической нагрузки и перегрузки мозга или еще каких-то непонятных изменений во мне.

Зато эта программная оболочка стала полностью работоспособной в соответствии со всеми описанными в сопроводительной документации функциями.

Даже заработало непонятное вероятностное прогнозирование, только результатов его деятельности пока замечено мною не было.

Программа сразу же из уже загруженных в нее заданий составила мне текущий план действий и порекомендовала оптимальные шаги по его реализации.

К одному из них я и решил привязаться. Он был наиболее простой и понятный на своем верхнем уровне, а раскрывать его детализацию не имело смысла, так как мне нужно было просто от чего-то отталкиваться в будущем.

Вот он, этот текущий план работ.

Выполнение заказа строительной фирмы. На стадии выполнения.

Покупка объектов недвижимости. На стадии выполнения.

Закрытие сделки с недвижимостью.

Закрытие сделки по аренде площадей под строительство.

Осмотр и проверка приобретенных объектов недвижимости и другого имущества (возможен перенос на следующий день).

Заявка из колонии на подготовку личного состава. Проверить ее актуальность и возможность реализации.

Заявки, оформленные в конторе «Быстрый утиль», четыре на перевозку и три на утилизацию сырья.

Две заявки на служебной доске объявлений, также на перевозку утильсырья.

Анализ данных, найденных Кирой по выданным ей запросам (выполняется параллельно с взятыми в работу заявками).

Выяснение личностей аграфов — девушки и спасшего ее отряда.

Выяснение личностей напавших на отряд наемников.

Параллельное с исполнением заявок изучение необходимых баз знаний (список и последовательность изучения находятся еще на стадии доработки).

Встреча с торговцем и переговоры о продаже оружия.

Переговоры о посредничестве в продаже блоков КССМ.

Вопрос по торговой палатке.

Вечеринка с друзьями.

Отдых.

Получение новых заданий на день.

Выписка и получение заявок с доски объявлений наемников.

Анализ деятельности фирмы «Тупой дикарь», услуги «Посредник» и продаж программного модуля.

Анализ заинтересованности рынка в услуге «Оптимизации и планировании трудовой деятельности». Проведение маркетингового исследования рынка подобного вида услуг.

Работы по заявкам. Неизвестно.

Обучение.

Закрытие сделки по ремонту корабля.

Встреча в «Голодном тролле» с Тросом.

Работа по заявкам.

Обучение.

Отдых.

Работа по заявкам.

Обучение.

Закрытие сделки по ремонту и настройке производственного комплекса.

Заявки, оформленные в конторе «Быстрый утиль», четыре на перевозку и три на утилизацию сырья.

Параллельное с исполнением заявок изучение необходимых баз знаний.

Выполнение служебных заявок по утилизации со складов утильсырья.

Обучение.

Составление, прогнозирование и согласование дальнейшего плана не рентабельно.

Вот что-то подобное у меня и получилось.

Обозрев полученную последовательность работ, я подумал, что до момента встречи с Даном и Треей осталось еще минут двадцать, и пометил это время как свободное.

Ежедневник моментально перераспределил запланированные работы и предложил заняться учебой или как альтернативу нашёл одну работу из списка, которая, по предварительному прогнозу, должна была уложиться в это время.

Я решил заняться учебой. И выбор мой пал на базу знаний «Инженер», полученную у Заара.

На изучение двух уровней этой базы у меня ушло чуть больше двадцати двух минут. По мере освоения материала ко мне приходило понимание того, как было огромно различие между базами «Техник» и «Инженер». Казалось бы, обе дисциплины затрагивали один технический аспект. В подробностях была рассмотрена техническая составляющая всего местного общества.

Но база «Техник» давала только приблизительные знания по теории процессов, происходящих в том оборудовании, что могло попасть нам в руки. Основной упор делался на нахождение и замену вышедших из строя модулей. При этом практически все действия выполнялись с помощью ремонтных комплексов той или иной сложности.

Хоть она, так же, как и предыдущая, оперировала модулями, но помимо их простой замены, рассматривались темы непосредственного ремонта самих вышедших из строя деталей оборудования. В работе уже использовались не только достаточно простые в управлении ремонтные комплексы, но и значительно более сложные инженерные, позволяющие проводить углублённый поиск причин поломки, анализ возникновения той или иной технической проблемы, а также дающие возможность найти, а затем и реализовать на порядок более качественное решение. Однако самым главным стало то, что со второго уровня базы начали рассматриваться вопросы оптимизации и наиболее эффективного использования режимов работы и нагрузок как самих модулей, так и техники или оборудования, собранных на их основе. И здесь уже начали рассматриваться различные методы и алгоритмы нагрузочного тестирования и статистические методы анализа результатов. Для этих работ использовалось определенное оборудование, так называемые «Тестеры». Это были специализированные технические устройства с уникальным типом встроенных искинов, которые были рассчитаны на проведение именно работ по тестированию оборудования и получению точных и узконаправленных результатов уже при первичном осмотре оборудования.

Дальнейшее изучение базы «Инженер» подразумевало освоение мною необходимого для этого уровня базы «Техник», где давались обобщенные простейшие понятия, для дальнейшего понимания сути происходящего.

Теперь мне для освоения третьего уровня первоначально требовалось изучить базу знаний «Техник» соответствующего ей третьего же уровня. В комментариях вообще было написано, что желателен был еще и четвертый.

И таких подводных камней и связей в изучении баз оказалось множество.

После того как я напоролся на такие вот своеобразные ограничения, я сразу озадачил Киру поиском в сети всех наиболее эффективных и оптимальных алгоритмов последовательного изучения баз знаний по тем или иным дисциплинам.

Но даже по предварительному анализу картина становилась уже достаточно ясна.

Изучение одних баз требовало изучения других. И это мне повезло, что я начал свое обучение именно с базы «Техник». Она относилась к условно практическим и простым.

Как оказалось, с практическими базами знаний все было гораздо проще. Чаще всего они были относительно автономными и самодостаточными. И для их изучения не требовалось последовательно вызубрить цепочку баз. Но были и свои исключения.

Например, все базы, касающиеся космонавтики и навигации.

Их, как и все серьезные технические и гуманитарные базы знаний, необходимо было изучать в определенной последовательности.

Составление как раз этого графика изучения баз и было одной из основных целей поступления и обучения во всевозможных учебных заведениях.

Они предоставляли свои собственные системы и алгоритмы, разработанные под те или иные дисциплины и, как ни странно, установленные человеку нейросети, и чаще всего имели узкоспециализированный характер. Зато такой подход давал практически тридцатипроцентный выхлоп по времени изучения по одной из дисциплин.

К изучению одной из таких специализированных дисциплин я и приступил. В вузах она обозначалась как «Инженерное дело».

Обдумывая и анализируя новые теоретические знания, полученные из этой базы, мне очень захотелось получить в свои руки один из таких тестеров. Он мог помочь закрепить мне на практике то, что я изучил только в теории, но помимо этого он выполнял и другие многочисленные и полезные функции.

Правда, искать я стал немного нестандартный тестер, о котором узнал, изучая базу. Кроме списка стандартных и не очень функций по оптимизации и улучшению производительности, этот тестер являлся и своеобразным портативным анализатором состояния как всего оборудования в целом, так и различных его модулей.

«Вот это то, что мне нужно», — понял я.

Если бы у меня был подобный тестер, я мог бы предварительно, перед тем как сдавать сырье в утиль, проверять его на степень повреждений, возможность последующего восстановления, наличие различных целых и разрушенных модулей, и что самое интересное, подобные тестер мог дать вероятностный прогноз о возможности восстановления тех или иных деталей.

В общем, это было очень интересное и полезное устройство. Правда, существовало одно большое но.

Тот тип оборудования, который поддерживал все перечисленные выше функции, стоил каких-то непомерных денег. Самые маленькие цены начинались с семидесяти тысяч. И я не мог понять, почему.

А так у меня возникла одна очень неплохая идея. Я видел тот хлам в сети, который продавали и готовы были приобретать люди, на различные свои нужды. И на складах утильсырья подобного рода хлама было хоть пруд пруди. Единственное, необходимо было определиться в возможности восстановления этого хлама до работоспособного состояния.

И здесь выплывал, во-первых, мобильный ремонтный комплекс, который я приобрел у Заара, а во-вторых, то непонятное инженерное оборудование, что находилось на известном мне складе.

Кроме всего прочего, какой-то ремонтный бокс должен присутствовать в космическом доке. Но последний пункт, я так понимаю, будет жестко связан узкой специализацией, по обслуживанию и поддержке нормальной работы кораблей и их оборудования.

«Но проверить все это не помешает, конечно», — подумал я.

Завершив обдумывание и нагрузив Киру новым заданием, по поиску продавцов нужного мне типа тестеров, я проверил время.

Дан со товарищи должны были уже быть на подходе.

Поэтому я налил себе тонизирующего напитка и стал ожидать их появления тут, в баре.

Долго мне скучать не пришлось. Буквально через пару минут подошли мои деловые партнеры.

И с ходу обрадовали меня хорошей новостью:

— Все полностью готово. Но завершить финансовые операции необходимо уже в течение ближайшего часа, — предупредила меня Трея.

— Не вижу в этом никаких проблем, — успокоил я девушку.

— Тогда вот весь пакет документов на приобретаемую тобой недвижимость и имущество, — мне на сеть пришло довольно объёмное сообщение с большим количеством прикрепленных файлов, которое я сразу же переслал Кира для ознакомления и проверки.

Пришлось подождать пару минут, пока она перешерстила все бумаги и убедилась в их подлинности и законности, а также юридически верном оформлении передачи государственной собственности в частные руки.

Когда она все проверила, я кивнул и сказал Трее:

— Все документы в норме.

— Тогда вот первый номер счета, на него необходимо перевести всю сумму за приобретаемые объекты.

Теперь она мне отправила простой номер счета, куда я и перевел оговоренные триста сорок семь тысяч пятьсот кредитов.

— Хорошо, вижу завершение транзакции по переводу денежных средств, — официально продолжила она, — средства за покупку недвижимости по договору № 85А-9665К переведены в полном объёме. Договор закрыть. Право собственности оформлено на нового владельца.

И улыбнувшись, продолжила:

— Проверь запись в реестре о праве собственности на объекты недвижимости и корабль, — попросила она, — и потом заверши сделку.

Я посмотрел удивленно, не очень понимая, чего она еще от меня хочет, она же, видя мое замешательство, лишь сидела и лыбилась.

Но наконец, до меня дошло, что от меня требуется, и я выполнил просьбу девушки. Проверил передачу собственности в мое полное владение, даже с правом передачи этой собственности по наследству.

«Это уж кто-то из них постарался, лично я этого не просил», — но благодарно кивнул на вопросительный взгляд девушки.

Посмотрев на нее, понял, что это могла быть только ее идея. И еще раз ей благодарно кивнул.

Видимо, поняв, что я обнаружил этот небольшой бонус от нее, она добавила:

— Это еще один наш бонус в надежде на то, что ты о нас не забудешь, если у тебя возникнут еще какие-то потребности.

— Спасибо. Я это запомню.

Мне и правда понравилось работать с этой компанией, по крайней мере с Треей. Да и парни тоже вроде не дураки, только Дан постарался меня надуть при встрече, а так ничего вроде. И оба они признают безоговорочное лидерство девушки в их команде.

«Видимо, есть за что», — подумал я, но мысли мои почему-то были обращены не к ее светлому разуму, а к вещам более приземленным — красивой фигуре девушки, а также впечатляющим и выдающимся достоинствам. Хоть она внешне и была слишком чужда на мой сугубо человеческий взгляд, но красоту-то не спрячешь. Даже если она мне не слишком понятна.

Между тем Трея еще не закончила говорить.

— Но это не все, — сказала она, подняв руку. — Посмотри на налоговые вычеты с твоей собственности, они минимальные для нашей станции.

Я, конечно, их посмотрел и проверил, но для меня это были пустые слова. Ведь я даже не знаю, как должно быть на самом деле. Однако Кира, проверив полученные документы, подтвердила слова девушки.

— Спасибо, — искренне поблагодарил я ее, — вы много сделали для меня. Поэтому я считаю, что вы честно заслужили те деньги, которые запросили, и дополнительный небольшой бонус.

Получив от девушки еще один номер счета, я перевел на него четыре с половиной тысячи для их начальника.

— Деньги вашего босса переслал.

Дальше пошли уже шестьдесят тысяч для них самих. Ведь работу они выполнили даже меньше, чем за час.

— Теперь ваша премия, — на этом месте вся их компания заулыбалась, люди действительно ждали этих денег.

А для меня они почему-то особой ценности не представляли. Может, потому, что я к ним относился по принципу «легко пришли, легко ушли». Но у меня не было совершенно никакого сожаления об их утрате.

— Ну и плюс небольшой бонус от меня лично, — и я перевел Трее еще девять тысяч кредитов.

Она вопросительно посмотрела на меня.

— Это, так сказать, материальное воплощение моей благодарности вам, — прокомментировал я ее взгляд — еще бы, у меня больше двухсот тысяч сэкономленных денег осталось, и при этом целая куча недвижимости в наличии, которую необходимо уже сегодня осмотреть.

Но ответил девушке я, конечно, не это.

— И самое главное, я тоже надеюсь на наше дальнейшее сотрудничество.

Похоже, мои последние слова и этот небольшой бонус очень заинтересовали ее, ну я и решил немного приоткрыть карты, ведь все равно собираюсь на том или ином уровне отношений сотрудничать с ними.

— Как я понял, — стал объяснять уже я, а то все мне стараются что-то рассказать да показать, — у вас, по крайней мере у Свома, есть доступ к складам конфиската.

— Да, он как раз его и курирует от нашего управления, — подтвердила мою догадку Трея.

— Так вот. Мое предложение заключается в том, что вы должны отработать так же слаженно и оперативно, как и с выставленной на продажу недвижимостью. Если объявляется распродажа конфиската, а вы в нем находите что-то интересное и стоящее, то удаляете эту позицию из общего списка. После чего сообщаете об этом мне. Дальше мы с моими аналитиками рассматриваем ваше предложение, и если оно нам покажется интересным, то мы договариваемся с вами о купле-продаже.

— И зачем тебе это? — спросил Дан, хотя девушка обо всем догадалась уже и сама.

— Цена конфискованного имущества, выставленного на продажу, чаще всего гораздо ниже реальной стоимости предметов, объектов или прочего имущества, — ответил ему я, — и именно поэтому я проявляю к нему свой интерес.

— А что получим от этого мы? — спросил Дан.

— Стоимость десятой части каждой заинтересовавшей меня покупки, — сказал я и повернулся к Трее. — Ну а если попадется что-то еще более уникальное, то условия можно будет обговорить дополнительно. Сейчас можете не отвечать. Мой номер у вас есть и если вам будет, что мне предложить или передать, то прошу, не стесняйтесь, связывайтесь. Ведь на самом деле вы ничего не теряете. Если то, что вы для меня подберете, не вызовет у меня интереса, то вы выставите этот лот обратно на торги, просто эта позиция появиться в прайсе несколько позже основного списка.

— Спасибо, — ответила девушка, — мы будем иметь это в виду.

На этом мы и попрощались с дружной компанией.

Ребята ушли на работу. Рабочий день-то еще не завершился.

* * *

— Ну как он вам? — спросил неугомонный Дан и продолжил, не дав никому высказаться. — За один день заработать больше, чем за три предыдущих месяца. Это нам крупно повезло. Нет, ну как все удачно вышло, — не прекращая трещал он, — как он вовремя связался с нами! Это же надо, какое стечение обстоятельств. Это у нас у каждого по двадцать три тысячи сейчас, и потом еще тысячи по три-четыре премия выйдет.

Свом шел молча и только согласно кивал головой, и иногда что-то бурчал одобрительное.

А вот девушка была задумчива и неожиданно сказала:

— Вы все еще верите в то, что это было стечение обстоятельств?

Ее старший брат Свом, как более серьёзный и обстоятельный, остановился и посмотрел на нее.

— А у тебя в этом есть какие-то сомнения?

— Есть, и большие.

— Расскажи, — попросил ее Дан, брат главного в их небольшой общине и по совместительству лидера одного из профсоюзов. Того, кстати, в котором состояли и все они.

— Он точно пас наш лот. У него была наводка именно на нас, он сделал запрос именно по тому складу, продажу которого курировал один из нас. Он связался с нами, как только были снижены цены. К тому времени у него был полностью решён финансовый вопрос. Не знаю, его это деньги или он взял у кого-то кредит, скорее всего второе, сумма-то немаленькая. Он точно рассчитал, сколько и за что ему придется отдать, он учел все наши комиссии и бонусы. Он знал и о том, что можем предложить ему именно мы. Мне кажется, это вообще его работа — весь этот сброс недвижимости и то, что мы заметили эти объекты в общем списке, ведь в тот день кроме нас в отделе никого не было, и мы могли спокойно их удалить из прайса. А главное, я точно уверена, что он в этом деле не проиграл.

— Почему?

— Потому что мы кроме премии получили бонус, и потому что ему понравилась наша работа, и как следствие он предложил нам дальнейшее сотрудничество.

— Но ты же не согласилась? — не понял Дан.

«Как же он недалек, — подумала девушка, — и что в нем находят все остальные девчонки? Только и слышно Дан то, Дан се. Но я-то вижу, что он просто хороший и общительный парень, но ничего большего. Никакой тайны в нем. Никакой загадки. Весь как на ладони».

Ее осуждающий взгляд в сторону друга заметил и ее брат, похлопал ее по плечу, успокаивая, и произнес уже сам:

— Она и не отказалась.

— И что? — все еще не понимал тот.

— Я старалась поднять нам цену и помариновать его немного. Но все понимали, что это лишь игра. Я видела, как он смотрел на меня, когда мы с ним уже заканчивали разговор.

— И как? — заинтересовался даже Свом.

— Как на девушку.

— А что в этом плохого? Ты и есть девушка, — сказал ей Дан.

— Точно, но почему-то кроме него этого никто не замечает? — с горечью ответила ему Трея и, отвернувшись, ускорила шаг.

— Ну а что насчёт сотрудничества с ним? — крикнул ей вслед Дан.

— Не тронь ее сейчас, — сказал ему Свом, — позже.

— Ну а все-таки? — не отставал молодой тролль.

— Не тупи, такими предложениями не разбрасываются, — ответил ему более сообразительный товарищ.

И они, уже дальше болтая на совершенно другие темы, пошли вслед за девушкой. Вернее, болтал только один из них, а по лицу второго было не разобрать, слушает ли он своего собеседника или строит планы быстрой и мучительной смерти для некоторых больно разговорчивых людей.

Девушка же шла и думала, почему этот непонятный Дим, хозяин фирмы со странным и смешным названием «Тупой дикарь», который работает обычным мусорщиком, занимается такими серьезными делами, никак не подходящими для человека его профессии.

И печально задавала себе вопрос: «И почему он не тролль?»

* * *

Я же остался в баре. Мне необходимо было связаться со строителем. Но неплохо было бы еще и осмотреть этот третий уровень, хозяином которого я стал.

Немного подумав, решил, что можно совместить полезное с полезным: назначить место встречи как раз на уровне. Я и сам смогу его осмотреть, и строители вынесут свое резюме.

Кроме того, у меня в голове забрезжила уже следующая идея насчет доставшейся мне огромной территории в лоне станции, только я не знал, хватит ли моего оставшегося капитала на ее реализацию.

Только примерно прикинул, что вроде как должно хватить, но вот это «вроде как» меня и смущало.

Поэтому я первым делом связался с Реном Торавом, застройщиком.

На том конце будто только и ждали моего звонка. Но похоже, что мало на что надеялись.

— Не получилось? — были те слова, что меня встретили.

— Почему вы так решили? — удивленно спросил я.

— Вы так быстро отзвонились, — с сожалением сказал Рен. — Так что, у вас ничего не вышло?

— Почему? Наша фирма всегда дает гарантии выполнения заявок, или возвращает весь гонорар полностью. Я вас разве об этом не предупредил?

— Нет, — как-то даже неверяще произнес строитель.

— Простите, забыл. Но сейчас не об этом. Ваш вопрос решён положительно. Но для завершения сделки хотелось бы встретиться с вами лично на будущей строительной площадке.

— Зачем, это лишнее, — попытался остановить меня Рен. — Мы и сами со всем разберемся, вы только обозначьте район, выделенный для нас, и все.

— В этом-то вся проблема. Именно это я и хочу с вами обсудить на месте.

— Что за проблема? — насторожился строитель.

— Не беспокойтесь. Документы на аренду уже готовы, но у владельца к вам есть еще и свое собственное предложение, просьба, пожелание. Не знаю, как обозначить.

— Какое? — сразу оживился Рен.

— Вот о нем я и хочу поговорить, но для этого должен увидеть выделенные под застройку площади. Ну, и мне нужен ваш совет как профессионального строителя.

— А, понятно. Это касается постройки дома? Владелец хочет там для себя поставить коттедж? Неплохо придумано. Хоть там будут жить одни военные, но район этот будет патрулироваться их охранными дроидами, и поэтому это будет один из самых безопасных и спокойных районов.

— Ну, примерно вы угадали. И еще, если вам не сложно, не могли бы вы захватить с собой ваших архитектора и дизайнера? Хотелось бы посоветоваться и с ними.

— Без проблем, заодно и осмотрят наш сектор и место строительства городка. Да подготовят примерный план застройки, — не стал возражать Рен.

— Договорились. Тогда до встречи на уровне. Я смогу быть там уже минут через пятнадцать, — сверившись с картой, сказал я.

— Мы успеем, — ответил мне строитель и отключился.

«Похоже, прощаться тут не принято, который раз уж хочу сказать „до свидания“, но не успеваю, а у местных, видно, даже такой мысли не возникает», — еще одно наблюдение, еще один маленький, но такой заметный факт из жизни нашей станции, империи и Содружества.

Поднявшись из-за стола, я, наконец, выбрался из кабинета, в котором так и сидел со времени начала моей встречи с Даном.

В зале прибавилось народа, но как оказалось, Тро сейчас не обслуживал посетителей, а сидел за одним из столиков в углу зала.

При взгляде на него в голове возникла еще одна идея.

«Я прямо генератор», — меня эта мысль улыбнула.

Решив, что спрос не грех, я подошёл к этому гиганту и спросил:

— Тро, будет время поговорить через часик примерно, может, пораньше?

— Да без проблем, малыш. Какие-то неприятности?

— Нет, просто есть один разговор, хотелось бы услышать твое мнение.

— Понятно. Я практически все время тут. Только сегодня вечером меня не будет. Знакомый позвал в гости, обещал какую-то диковинку показать.

— Хорошо, я постараюсь успеть. У самого много планов на вечер.

— Уж знаю я твои планы, — и гигант размахнулся, чтобы огреть меня по плечу. Увидев его мощную ладонь и пудовый кулак, я подумал: «Если он попадет по мне, то помру», — и чтобы избежать удара, как-то даже незаметно для самого себя, сместился немного в сторону, и его рука пролетела мимо.

Тро удивленно посмотрел сначала на меня, а потом на свою руку.

— До встречи, — сказал задумчиво он, не пытаясь уже меня огреть.

Я же вышел из зала озадаченным.

«Что его удивило? Что, от его удара никто и никогда не уворачивался? Не так и быстро летела его рука. Столько времени было? Может, это просто ему кого-то напомнило? Непонятно и странно».

Побрел к своему погрузчику, поставленному недалеко. Нашёлся тут один закуток, куда было удобно его парковать, и не приходилось ходить далеко. Дойдя, забрался внутрь и, настроив наиболее удобный маршрут, двинулся в путь.

Добираться было порядка десяти минут, поэтому я решил пока изучить первый уровень базы «Промышленность и производство».

Пришлось, правда, перед началом провести ее копирование себе на нейросеть.

«Балбес, мог и раньше это сделать, а сейчас только время потерял», — но что не сделано, то не сделано.

Когда копирование завершилось, я, управляя погрузчиком, вошёл в учебный транс и спокойно приступил к изучению.

* * *

Тро сидел за столом и ничего не мог понять. Его удара физически не мог избежать ни один человек. Он, конечно, контролировал свою силу и никого не хотел убивать, а поэтому это было лишь дружеское похлопывание.

Но скорость-то осталась прежней. Он замедлял руку лишь перед самым ее столкновением с телом «жертвы». За это его друзья и старались держаться от него дальше, чем на расстоянии его вытянутой руки.

Но Дим всего этого не знал. И когда Тро решил над ним пошутить, он ждал самой обычной реакции.

Но парень просто взял и спокойно и несколько вальяжно уклонился от его удара. Это, правда, для Тро все выглядело именно так.

Другие бы вообще ничего не увидели, стоит человек тут, а в следующее мгновение уже там. Даже среди своих сородичей Тро был одним из самых быстрых. Так не смог уклоняться никто. Даже киборг. А уж тем более человек. Тело людей не способно двигаться с такой скоростью.

Так он думал. До сегодняшнего дня.

«Так кто же ты, парень?»

Хозяин фирмы «Тупой дикарь», оказывается, не такой уж и тупой, и совсем не дикарь.

И слишком бурную деятельность он развел.

«Штиль в нашем болоте закончился. Пришла буря. Если не ураган», — осознание этого факта четко замаячило перед взором Тро.


Глава 4
ФРОНТИР. ГРАНИЦА ИМПЕРИИ АТАРАН И СВОБОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ
СТАНЦИЯ РЕКУРА № 4. ТЕРРИТОРИЯ СТАНЦИИ. НИЖНИЙ ТРЕТИЙ УРОВЕНЬ

Изучение первой базы «Производство», хоть и не дало слишком многого, но я научился более эффективно использовать различные производственные комплексы, понял принципы и особенности их оптимальных режимов работы. Я, конечно, все еще не мог самостоятельно настроить производственный комплекс так, чтобы он работал наилучшим образом и выработка ресурсов из загружаемого сырья приближалась к ста процентам. Но теперь я мог подстраивать реакции и алгоритмы работы комплекса в каждом отдельном случае, и хоть на несколько процентов, но увеличивая объём ресурса на выходе. Кроме всего прочего мне стали понятны общие принципы унификации полезных ископаемых, их составов и получения блоков концентратов стандартных смесей металлов.

И вот тут я как раз и столкнулся с проблемой последовательного изучения баз знаний.

Для изучения второго уровня базы «Производство» требовалось изучить сразу несколько дисциплин. Первым шло «Материаловедение», второй уровень. Далее «Кибернетика», первый уровень. И последнее — «Промышленность», третий уровень.

Получалось, что для эффективного управления моим производственным комплексом необходимо было изучить несколько больше баз, чем было озвучено ранее. Но и это мы победим, только где взять эти базы?

В связи с новым пониманием сути обучения большую важность приобрел завтрашний разговор с Тросом. Ведь именно на их приобретение он и намекал.

И до меня только сейчас дошло, почему базы в сети так разнились в цене.

А происходило это потому, что одни позиции продавались дорогущими пакетами, состоящими из совершенно различных баз знаний, а другие были просто объявления, где выставлялись только отдельные узкоспециализированные базы. Они охватывали лишь часть изучения какой-то определенной темы, и именно поэтому эти вторые объявления совершенно не пользовались спросом.

Суть состояла в том, что в пакете содержался необходимый минимальный набор баз для изучения полностью той или иной дисциплины до определенного уровня.

Например, казалось бы, простой пакет «Навигация-4», который мне необходимо изучить для использования всех функций навигационного персонального искина, который пока у меня работает на полном автомате. Но приобретение этого пакета не означало, что я покупал все базы знаний дисциплины «Навигация» с первого по четвертый уровень, как я думал вначале.

Данный уровень базы «Навигация» был популярен потому, что одновременно он являлся минимально допустимым уровнем для получения лицензии пилота на средние и тяжелые корабли. Изучение дисциплины «Навигация» данного уровня давало возможность самостоятельно работать с более сложным навигационным оборудованием, используемым на средних и тяжелых кораблях. Задавать координаты с повышенным коэффициентом точности, присущим данному типу кораблей, совершать прыжки через гиперпространство, используя как ворота, так и прыжковые двигатели, а также многое другое.

Так что в итоге, посмотрев содержимое пакета, я понял, на самом деле это оказался целый набор баз.

Первыми шли «Навигация» и «Математика», первый уровень. Далее шли «Кибернетика», «Навигационное оборудование», тоже оба первого уровня. «Теория использования прыжковых врат», первый и второй уровень. Потом опять «Навигация», но уже второго уровня. «Теория гиперпространственного прыжка», первый уровень. Затем «Прыжковые двигатели» и «Навигационные искины» первого и второго уровня. И опять «Навигация», но третий уровень. «Кибернетика», второй уровень. «Навигационные искины», третий уровень. «Теория нелинейного пространства», первый и второй уровень. «Аномалии», первый уровень. И только потом шла «Навигация», четвертый уровень.

Вот именно весь этот пакет и стоил не сходившуюся в несколько раз с официальными прайсами на базы знаний сумму, за него просили, начиная от трехсот пятидесяти, до пятисот тысяч кредитов.

Тогда как сам набор баз, если их покупать по отдельности, стоил порядка ста шестидесяти тысяч, а сама по себе база «Навигация» с первого по четвертый уровни стоила около девяноста тысяч кредитов, и это если исходить из максимальных найденных мною цен на необходимые базы.

А ведь их можно было найти гораздо дешевле.

Так что разница очень впечатляла.

Но все покупали именно пакеты баз. Никто не хотел заморачиваться самостоятельным поиском и составлением собственного пакета для изучения дисциплины целиком.

Теперь-то я понял, почему обучение в учебных заведениях гораздо более предпочтительно. Там предоставляются готовые пакеты для изучения той или иной дисциплины, а не отдельные базы знаний. И продают их студентам хоть и не по себестоимости баз, но процентов на двадцать дешевле, чем рыночные цены.

И кроме того, теперь до меня дошёл смысл рекламы, выдаваемой учебными заведениями, о наиболее эффективных алгоритмах изучения баз знаний. Как оказалось, они не относились к способу обучения. Они оптимизировали последовательность изучения того или иного материала или преподаваемой дисциплины.

«Надо бы посмотреть, какие из учебных заведений есть на станции, и что они предлагают. Надо попробовать туда поступить. На платное-то меня возьмут, несмотря на весь мой определенный профессором и его помощниками даунизм. Платил бы деньги».

Поэтому следующим поручением для Киры было разыскать информацию по всем учебным заведениям станции и составить таблицу соотношения цена — эффективность обучения.

А также, как обычно, внести все эти данные в нашу базу, и поставить на контроль ее системой мониторинга и оповещений — вдруг заметим что-то необычное. Хотя ничего особенного от этого шага я не ждал.

Теперь я всегда старался любое объявление, задание или заявку, к которым у меня появлялся хоть какой-то интерес и допуск, заносить к себе в базу, обрабатывать их своей программой, постоянно контролировать их текущее состояние и подключать к системе оповещений.

В дополнение, пока я лазил по сети, у меня возникла еще одна идея.

Я могу формировать свои собственные пакеты баз знаний и распространять их через доски объявлений. То, что они пользуются спросом, было заметно. Доски объявлений так и пестрили заявками на приобретение того или иного пакета для изучения нужного уровня той или иной дисциплины. Выгода от их продажи тоже была достаточно ощутимой и существенной.

Дело осталось за малым. Необходимо было где-то достать различные последовательности по изучению баз знаний для тех или иных дисциплин. Кроме того, выбрать из этих алгоритмов наименее затратные в плане приобретения баз знаний, ну и по возможности как-то оптимизировать время обучения и облегчить понимание материала, так как многие дисциплины требовали для следующего уровня одни и те же базы.

Теперь Кира должна была сделать запросы ко всем найденным в сети учебным заведениям, стараясь вытянуть у них эти ценные алгоритмы, поискать в сети все бесплатные аналоги. При этом возможно удастся выяснить по крайней мере списки необходимых для изучения той или иной дисциплины баз, просматривая выставленные к продаже пакеты и их содержимое. А необходимую последовательность можно будет составить, анализируя их, правда в этом случае существует достаточно большая погрешность. Но зато этот материал лежит в открытом доступе.

И это новым пунктом опять легло на хрупкие электронные плечики Киры.

Прервав на время обдумывание своего нового проекта, я осмотрелся. К этому времени погрузчик уже добрался до третьего уровня.

Тот был достаточно чистым, только обветшалым, безлюдным и тихим.

Найдя небольшую улочку между двумя какими-то старыми зданиями, я загнал туда погрузчик и поставил его в небольшую нишу, которую нашёл на окраине уровня.

Люди, с которыми у меня тут была назначена встреча, пока не прибыли, и я решил заглянуть в находящееся радом со мной здание.

Пролом в стене этого огромного помещения искать долго не пришлось, и потому я залез внутрь.

Ничего интересного там не оказалось, абсолютно пустое и дряхлое здание. Только несколько достаточно больших коробок, прикрытых какой-то ветошью и стоящих недалеко от входа в этот зал. Именно к ним я и направился.

«Ну и куда я опять вляпался?» — подумалось мне, когда в одном из раскрытых ящиков моим газам предстали ровными рядами сложенные бластеры.

Непонятно, как они тут оказались, но толстый слой пыли вокруг коробок и отсутствие каких-либо следов говорили о том, что по крайней мере некоторое время тут никто не появлялся.

«Интересно, как давно?» — подумал я, а потом спросил у Кира.

— Не подскажешь, что это за модель?

Искин очень скоро нашёл даже больше информации, чем я просил.

— Бластер боевой, модель «Удар-45М». На текущий момент не выпускается. Последняя доступная модификация создана более тридцати лет назад. В связи с огромной боевой мощностью и эффективностью, он запрещён для пользования гражданскими лицами. Есть дополнительная информация, с вероятностью, превышающей семьдесят процентов относящаяся к данной находке.

— Да, какая информация?

— Со складов устаревшего оборудования двенадцать лет назад было похищено несколько ящиков ручного стрелкового оружия.

— Известно, с какого склада?

— Да.

— Есть возможность проверить, было или есть ли на хранении там подобное оружие сейчас и в тот период?

Искин задумался на некоторое время, а потом ответил:

— Запись о хранении десяти ящиков бластеров подобной модели найдена в реестре складского учета за тот год. Однако и в последующие года количество сданного на хранение оборудования не изменялось.

«Или они не оттуда, — подумал я про ящики, — или, что более вероятно, кто-то подменил их содержимое».

— Так, Кира, как давно пустует этот уровень?

— Пятнадцать лет.

«Понятно, ящики могли принести сюда, еще когда тут были более-менее целые здания, и можно было каким-либо способом ограничить доступ других людей. Но почему они все еще тут? Непонятно».

Единственное, в чем я почему-то был твердо уверен, так этом в том, что эти ящики в ближайшее время уж точно искать никто не станет.

Додумать мне не дали, со мной связался строитель.

Я закрыл ящик, накрыл его стянутым ранее краем какой-то тряпки и направился к выходу.

Уходя, еще раз оглядел все помещение, решив что уровень неплохо бы проверить. И сделать это до того, как его расчистят строители.

Найти замершую посреди пустой площадки троицу людей не составило для меня особого труда.

Во-первых, Рен точно объяснил, где они находятся, и как к ним пройти. Во-вторых, я и сам каким-то внутренним чутьем ощущал верное направление.

И поэтому мы встретились уже через пару минут.

— Добрый день, Рен. Рад вас видеть, — обратился я к мужчине в желтом строительном комбинезоне. Мне почему-то казалось, что мой собеседник — это он.

— И мы рады вас увидеть, Дим, даже не представляете как, — и мне протянул руку совсем не тот человек, к которому я обращался. Это был некто в сером своеобразном комбинезоне, странно смотревшемся на полноватом субъекте, и по моим ощущениям это был не тот строитель, с кем я говорил по сети. Да и его голос был мне совершенно незнаком.

— Позвольте представиться, — продолжил начавший со мной разговор мужчина, — я Нерп, главный архитектор в нашей фирме и по совместительству старший партнер Рена, и ее основной владелец. Хоть по сути всеми делами в ней и заведует мой друг Рен, с ним вы уже знакомы, пусть и только виртуально.

И Нерп кивнул в сторону как раз того мужчины который, мне показался строителем при нашей встрече. Я протянул руку и поздоровался с ним. Он то, как раз больше всего и походил на обычного строителя, такой простой и обстоятельный мужчина средних лет, крепкого телосложения и с серьезным лицом.

А затем Нерп продолжил:

— Это наш дизайнер Станис.

Мне кивнул молодой парнишка. Я бы сказал, что он на пару лет постарше меня. Одет он был в странный цветастый и немного аляповый, на мой взгляд, костюм.

Но для меня мода всегда была темным лесом, и возможно, этот щеголеватый молодой человек как раз и был в самом тренде, а я, как только из лесу вышел.

Но ведь на самом деле так и было.

Между тем Нерп продолжал:

— Но все-таки главным в нашей конторе являюсь я. И это по моей настоятельной просьбе Рен связался с вами. Сам я, кажется, видел ваше объявление в сети, и почему-то оно застряло в моей памяти. И когда над нашей фирмой нависла угроза, вспомнил о вас. А дальше уже Рен под моим давлением разыскал и вышел на вашу контору. И поэтому сейчас от результатов вашей деятельности зависит очень многое. Я честно и сразу хочу сказать, что мы понимаем, насколько это, должно быть, было сложное дело, и будем не в обиде, если вы не смогли полностью соблюсти все необходимые условия. Но, однако я очень хочу верить в то, что все это было не зря и вы сможете нам помочь.

И он с ожиданием посмотрел на меня.

— Спасибо за доверие, — сказал я, — о результатах вы узнаете через несколько минут. Вернее, даже сейчас. Площади под застройку хозяин сектора вам выделил. Жилой массив будет занимать две его трети. Как мы и договаривались с вашим партнером. Но через меня хозяин хотел обсудить с вами еще один вопрос.

— Да, Рен сказал, что-то насчет постройки коттеджа. Но мне почему-то кажется, что он ошибается, — предположил архитектор.

— По большей части да, — согласился я с Нерпом.

И отойдя на пару метров от этой компании, я продолжил:

— Весь этот уровень, — я обвел рукой вокруг себя, — принадлежит ему. И сейчас эти площади простаивают. Когда вам понадобилось место под строительство коттеджного поселка для военных, моего заказчика очень заинтересовал этот вопрос. Мы с ним переговорили на эту тему, и он предложил вашими силами полностью благоустроить весь этот уровень. Что вы на это скажете?

— Простите, молодой человек, что вы понимаете под словом «благоустроить»? — спросил строитель.

— А меня как директора больше волнует вопрос, сколько он готов за это заплатить, — буркнул архитектор.

— Вот именно эти вопросы он и просил меня с вами обсудить, — постарался я не дать обещания прямого ответа.

— Так что хочет твой работодатель? — спросил Нерп.

— Хозяин хочет, чтобы вы здесь кроме жилой зоны выстроили еще и зону отдыха. Создав всю инфраструктуру обслуживания для этого коттеджного посёлка. От нескольких баров, увеселительных заведений и магазинов до пары каких-нибудь офисных зданий.

Архитектор с удивлением посмотрел на меня, но потом все-таки сказал:

— Вы нам подкинули интересную идею. С учетом того, что у всего уровня есть один хозяин, нет необходимости составлять кучу договоров. Есть прекрасная возможность вести весь проект полностью и только нашими силами. Но тогда возникает другой вопрос. А столько этот человек готов вложить в это дело?

— Понимаете, он мне озвучил определенную сумму свободных средств, которые есть у него в наличии, но я не хочу вам ее говорить сейчас.

Строители удивились еще больше.

— Нет, вы немного не поняли. Я поэтому и собрал вас здесь, чтобы уже на месте вы определились, каких вложений потребует эта задумка. Мои люди ее оценят, и мы сможем продолжить дальнейшее обсуждение. Возможно, уже сегодня, а нет — так придется перенести этот разговор на будущее.

Нерп задумался, а потом сказал:

— Мы не готовы сейчас дать вам точный ответ. Но вы должны понимать, что необходимо облагораживать весь уровень, и для этого, соответственно, приводить его в более-менее пристойный и презентабельный вид, и все это делается для того, чтобы люди жили здесь не только по принуждению из-за сложившихся обстоятельств, но и по собственной воле. А уж о зоне отдыха вообще говорить нечего, если смотреть в будущее и готовить ее на перспективу использования не только местными, а и остальными жителями станции, то ее придется не только благоустраивать и вылизывать до блеска, но и позаботиться о ее полной безопасности. Что, кстати, неплохо бы сделать и для остальных жителей. И тогда народ потянется сюда. Но все это обойдется в очень немаленькую сумму, никак не меньшую сорока — сорока пяти миллионов кредитов.

От услышанной цифры я впал в ступор.

Как-то я не задумывался над тем, во сколько вообще встанет все строительство? Я я со своими безумными проектами лезу, куда ни попадя, а стоило бы на миг остановиться и подумать. Но для решения нужна дополнительная информация.

Я физически ощущал, что двигаюсь примерно в нужном направлении, но для окончательного понимания проблемы мне надо точно выяснить все ее нюансы и границы.

Нужно было срочно добыть информацию. Разум, мысли, сознание завертелись в моей голове с неизмеримой скоростью, генерируя огромнейшее количество идей, гипотез и просто вариантов дальнейшего развития событий.

Для большей четкости мыслей я подключил режим обучения, и хоровод неясных образов в моей голове стал приобретать костяк вполне реализуемой идеи.

Но для того чтобы он окончательно окреп, не хватало данных.

И поэтому я приступил к расспросам. Мне повезло, что люди не запирались в себе, а делились своими знаниями достаточно открыто.

И начал я с того, что постарался завершить дело военных, чтобы уже с нового листа продолжить свой проект.

— Это несколько больше того, что мне выделили под этот проект. Но перспектива, о которой вы рассказали, меня впечатлила и вдохновила. Давайте договоримся так. Вы приступаете к своему первому заказу, но строите коттеджный поселок с расчетом на то, что этот уровень рано или поздно превратится в фешенебельный спальный район. То есть уже сейчас рассчитываете его расположение и размер. Параллельно готовите план, схему и архитектурную модель по застройке всего уровня и приведения его в благообразный вид. Планируете местную инфраструктуру, кабельные и прочие коммуникации. После этого составляете полную смету на проведение работ по нашему проекту. В дополнение строите экономическую модель работы всего этого хозяйства. В ней обязательными пунктами должны фигурировать расходы на содержание этого уровня и доходы от находящихся тут объектов и предоставления возможных услуг. А дальше со всем этим я пойду искать деньги, и мы уже посмотрим, что к чему. Согласны?

Архитектор, даже не задумавшись ни на секунду, сказал:

— Конечно. Этот проект, во-первых, очень прибыльный, во-вторых, таких больших заказов у нас было всего несколько: военный и еще один — по организации сети фермерских хозяйств на одной из колоний. Как ты понимаешь, основная сумма уходит на строительные работы, материалы и аренду площадей. Ну и кроме того, мы ведь ничем не рискуем. Все перечисленное нам и так придется выполнить в рамках своего текущего заказа, так что можно сказать, мы делаем двойную работу за одни и те же деньги, или наоборот, мы делаем одну работу за двойную оплату.

И резюмируя все сказанное, добавил:

— Мы согласны. Все документы будут готовы завтра после обеда.

— Хорошо. Тогда сейчас завершаем вашу часть сделки, а затем создаём предварительный договор на новый проект, и можно приступать к выполнению работ.

Все оформление документов не заняло и нескольких минут. Я получил дополнительные семьдесят тысяч, незакрытый договор на передачу в собственность недвижимости и небольшой бонус в виде пары билетов, на какой-то концерт завтра вечером, который проходил тут на станции. Давала его жутко известная певица, волею судьбы оказавшаяся в этом секторе пространства и застрявшая тут. Теперь она раз в неделю давала небольшие концерты, попасть на которые, по словам дизайнера Станиса, было нереально.

Гости сразу же стали собираться к себе, но у меня к ним еще было много вопросов, и потому я решил с ними пообщаться более продуктивно и откровенно, тем более они почему-то и не скрывали от меня ничего.

— Простите, хотел спросить, а во сколько обходится строительство коттеджа для военных?

Нерп обернулся, так как уже направился к выходу из уровня, где, как я заметил ранее, их ждал небольшой автомобиль, похожий на маленький и крепкий броневик.

«Машина для перевозки ценностей. Модель „Хран-700“. Производство — республика Галанте. Используется охранными предприятиями и сдается в наем частным лицам», — пояснила мне Кира.

Не доверяли мне гости, понял я.

Тем временем архитектор, что-то прикинув в уме, ответил:

— Не дорого, мы все изготавливаем по относительно стандартной технологии, из заготовок и уже подготовленного материала. Нам сделан оптовый заказ на постройку тридцати коттеджей. В этом случае каждый домик обойдется им в три миллиона девятьсот сорок три тысячи восемьсот кредитов.

«Ничего себе „не дорого“, — поразился я. — Хотя кто знает, сколько тут стоит вилла на восемь трехкомнатных квартир плюс кухни и прочее. Но по идее и у нас на земле такой домик вышел бы в копеечку».

Я быстренько поикал в сети похожие объявления. Про коттеджи, к сожалению, с ходу не нашёл, но зато нашёл, что квартира стоит никак не меньше восьмисот тысяч кредитов. Это коттедж из восьми квартир тянет как минимум на шесть с половиной миллионов. Они же их строят по четыре. Действительно недорого. Правда, это если учесть, что все стройматериалы оплатит штаб армии и флота станции.

Нерп же продолжал рассказывать:

— Сама же работа нашей фирмы обойдется им в тридцать миллионов, это то, что помогло нам выиграть тендер. Другие фирмы за свои услуги просили минимум в полтора раза больше. Все это не учитывая бонусов, которые даются при строительстве. Каждый двадцатый коттедж бесплатно. Однако они об этом не знают, и нам это только на руку.

И тут он понял, что сильно много сболтнул лишнего.

«И чего это, интересно, он так разоткровенничался? — удивился я и подумал: — А вот про бонус ты, Нерп, обмолвился зря, я-то это постараюсь использовать, лично мне один такой домик бы очень пригодился. Хотя почему один?»

Нужно договариваться кое на что полезное, дожимать, так сказать, этих строителей по всем фронтам, коль они попали ко мне в руки.

— Хм. Понятно. Получается, один домик вы можете построить бесплатно?

Нерп немного занервничал и заюлил, стараясь сгладить свою оплошность и прикрыться владельцем этого сектора станции.

— Верно. Если хозяин этого уровня даст на то свое добро.

Ему явно не хотелось возвращать деньги за тридцатый коттедж, но я на этом и не настаивал, у меня появилась другая идейка.

— С этим, я думаю, не будет проблем, — «успокоил» я его. — А что будет, если коттеджей тут будет больше, чем заказывало армейское руководство? — заинтересованно задал я следующий вопрос.

— Да ничего, — не очень понимая, к чему я клоню, но опасаясь подвоха, ответил глава строительной фирмы. — В этом нет ничего страшного. В договоре нигде не оговаривается, что тут должны жить только военные. Просто их район мы выделим, например, другим цветом домов и все.

У меня в голове начала формироваться определенная последовательность мыслей.

Три коттеджа уже есть, еще один смогу выбить, за него все уже оплачено, а если дотянуть до сорока, то бонусов будет два. Итого пять уже готовых и за пять придется оплатить.

И есть у меня мыслишка, кому это можно предложить. Не может их это не заинтересовать. Все на тех же условиях, что и военных.

Только нужно узнать чуть побольше для правильного анализа информации.

— А по сколько человек может жить в каждом домике? — заинтересованность в этом деле не покидала меня, а только все больше укрепляла свои позиции.

Так и не поняв, что я от них хочу, строители хоть и несколько насторожено, но все же довольно быстро отвечали на мои вопросы:

— Коттеджи рассчитаны на восемь квартир. Каждая квартира состоит из четырех спальных или личных комнат, зала, кухни и двух санузлов. В доме есть общая большая прихожая на первом этаже и небольшой общий зал на втором. В каждой квартире могут жить как семья из четырех или пяти человек, так и отдельные люди. Военные же собираются селить по четыре курсанта или по два офицера в каждую квартиру. Нам сделан заказ на тридцать домиков. При этом они назвали нам цифру предполагаемых жильцов, коттеджей, по нашим подсчетам, заказано несколько больше. Похоже, жить будут тут не только военные офицеры и курсанты. Однако это не наше дело, а военных.

«Правильно, не наше. Наше совершенно другое», — подумал я и спросил:

— Спасибо. И еще один вопрос. Будет ли возможность поставить еще пару-тройку домиков?

— Не знаю, — и архитектор повернулся к Рену и дизайнеру: — Что скажете?

— Общая площадь выделенного под застройку пространства увеличилась на одну треть от первоначального плана, так что домов одиннадцать-двенадцать мы можем спокойно разместить без особых неудобств и уплотнения.

Значит, место у нас есть. Осталось согласовать кое-что.

— Господа, у меня к вам предложение. За аренду уже выплачено военными, и договор подписан. Нужная площадь под их заказ уже есть. Но есть и остаток в виде превышения участка, арендованного у владельца уровня. И о нем в договоре ничего не сказано. Но он тоже наш. Ведь за него уже все выплачено. А значит, его можно использовать отдельным пунктом. Думаю, на постройку дополнительных коттеджей на данной площадке у владельца я смогу выбить разрешение. От дополнительной прибыли в виде ежемесячных выплат за установленные домики он, вероятно, не откажется. Ему ведь все равно, сколько тут будет их стоять — тридцать или сорок. Верно?

Нерп с подозрением покивал головой.

Дизайнеру, по-моему, вообще все было фиолетово. А Рен просто согласился с моими выводами, констатировав:

— Естественно.

— Тогда давайте сделаем так. Три дома вы мне должны по нашему контракту. Один принадлежит военным. Но тридцать домов у них уже есть, и я думаю, никто не будет против, если он уйдет ко мне, ведь никому из нас не нужны, как я понимаю, скандалы, конфликты и последующий возврат как минимум пяти миллионов, полученных для финансирования строительства. Мы понимаем друг друга?

И я прямо посмотрел в глаза архитектору.

Не знаю, что он там в них увидел, но его ответ меня порадовал:

— Да.

— Тогда дальше. Я нахожу клиентов еще на пять домиков, шестой вы опять ставите в качестве бонуса.

— Но так нельзя, — возмутился Нерп.

— Почему? — пожал плечами я. — Оформляете все строительство одним заказом, и у вас в итоге сорок коттеджей, два из которых вы оформляете бонусом. И никто не придерется и никогда не догадается, что тут происходило на самом деле. На дополнительные десять домиков контракт я вам раздобуду, только учтите, что оплата там будет только за пять. Да и вам дополнительная выгода и деньги. Все будет оформлено в том же соотношении, что и в договоре с военными. Миллион за постройку каждого коттеджа и сумма, которую вы называли за каждый из домиков. Итого вы дополнительно в плюсе на пять миллионов. При этом особых хлопот дополнительные работы вам не принесут, так как часть из них вы и так уже подрядились выполнить. Вроде все сходится, или я где-то ошибся в расчетах?

Оба строителя задумались, даже дизайнер перестал водить своим блуждающим взглядом из стороны в сторону и остановился на месте, прислушавшись к их переговорам.

Через несколько минут Нерп сказал:

— Мы согласны. Но за тобой договор на постройку еще десяти домов.

— Естественно, — согласился я, а потом добавил: — Еще мне нужна модель коттеджа, чтобы я мог предъявить ее потенциальному заказчику.

— Без проблем, — ответил Нерп и сказал Станису: — Скинь ему полную спецификацию и проектную модель домов.

Мне на нейросеть прилетел презентационный ролик и более подробная спецификация на строящиеся дома.

— Прекрасно. Пакет данных получил. Я все сделаю, так что рассчитывайте и на эти коттеджи, — и, прокрутив в голове все вопросы которые хотел обсудить с этими людьми, закончил: — Тогда по жилому сектору у меня все, а по зоне отдыха более подробно поговорим после предоставления вами экономической модели, плана и сметы на строительство.

— Хорошо, мы поняли тебя, — ответил мне Нерп и, немного подумав, добавил: — Почему-то я в тебе совершенно не сомневаюсь. Ты сделал практически невозможное. И поэтому я тебе благодарен и хочу тебя предупредить. Во-первых, будь настороже и приглядывай за своей спиной, ты перешел дорогу нашим конкурентам и вытянул нас из той ямы, куда они пытались нас спихнуть. Я, конечно, этого точно не знаю, но все может быть. И второе, мне не известно, проявишь ты к этому интерес или нет, но предложи своему заказчику подумать о льготном договоре для своих служащих-арендаторах в зоне отдыха.

Это было что-то новенькое, и поэтому меня заинтересовало.

— За предупреждение спасибо. Буду внимателен. А вот по второму пункту можно поподробнее?

Нерп пожал плечами и пояснил:

— Пусть договорится с владельцем будущей зоны отдыха о скидках для своих людей.

Сначала я не очень понял, для чего это нужно, но потом улыбнулся, и до меня дошёл весь его хитрый замысел.

— Спасибо, это уж точно постараюсь ему рассказать, — поблагодарил я.

И было за что.

«Ведь это типичная привязка. Зачем идти куда-то далеко, если здесь все такое же, если не лучше, да еще и за меньшую цену», — подумал я о реалиях жизни и человеческой психологии.

И снова улыбнулся. И уже привычной для меня за последние пару дней цепочкой образов и мыслей сплел новую структуру очередной своей идеи.

«Смотри-ка, еще один вариант обогащения нарисовался. Только его нужно немного обмозговать, прежде чем идти с ним к кому-либо».

— Ну и мы вроде все закончили, — ответил мне Нерп, — и нам надо идти. Дела. Дела. Надо все успеть и все сделать.

Такие же ощущения последнее время были и у меня. Все успеть и все сделать. Цейтнот.

Поэтому я прекрасно понимал Нерпа, однако говорить ему ничего не стал.

Он уже не смотрел на меня как на ушлого прощелыгу, а только как на такого же, как и он, мелкого делягу, который крутится, как может.

Поэтому, не ощущая никакого дискомфорта и неприятия, я искренне протянул руку, чтобы попрощаться с ними. И они вполне спокойно и дружелюбно ответили на мой жест. Все, кроме Станиса, тот только недоуменно посмотрел на нас.

— Молодой еще, не знаком с традициями пограничья, недавно тут, — почему-то оправдываясь, сказал Рен.

Мне же это ничего не сказало, кроме того, что прощаться и здороваться как у нас на Земле — это какой-то странный обычай на пограничье, который знаком многим, но далеко не всем.

И я только тут заметил их достаточно большое сходство. Первоначально меня сбил с толку нелепый вид дизайнера, но теперь зная куда смотреть, я понял, что это, скорее всего, отец и сын.

Но все подходит к концу и эти переговоры нужно заканчивать.

Поэтому сегодня пора с господами строителями мило прощаться и расставаться, а дальше уже приступать к решению других своих дел и проблем.

— Ну и я по делам. Приятного дня, господа, — и попрощавшись с ними, резко развернулся и поспешил к своему погрузчику. Было еще очень много того, что я не успел сделать, и чем хотел бы заняться сегодня, но планы имели очень странное свойство меняться. Благодаря всему этому у меня появилась новая задача, и, по крайней мере, для ее решения, у меня родилась пара идей, где можно взять недостающие деньги для этого проекта. Вернее даже, их было три, но точнее определиться я бы смог только связавшись и поговорив с нужными мне людьми и прочими гуманоидами, с кем я уже успел познакомиться.

Покинув теперь уже свой уровень и поздравив себя как минимум с уже завершённой прекрасной сделкой и дополнительными тремястами сорока тысячами в кармане. И безумной для меня перспективой получать как минимум еще по полтора миллиона каждый месяц, начиная примерно через три — четыре недели: за аренду жилья, выплачиваемую военными. Жаль только, что это меньшая часть суммы, другая, в два миллиона кредитов — будет полностью уходить на обслуживание уровня, коттеджей, поддержание порядка и охраны, обслуживающий персонал и привлечение охранных дроидов станции и военных, выплаты различным инстанциям и прочее, чего я пока не знаю. Можно было бы, конечно, повысить стоимость аренды жилья, но это не мой вариант. Во-первых, жадность — это порок. Во-вторых, мне не очень хотелось портить отношения с вояками. Ведь сумма аренда за каждую квартиру была жестко оговорена в договоре. Связано это было с тем, что все строительство шло за счет самих военных, и их экономисты посчитали, что это более выгодный вариант контракта. С чем я полностью был согласен. По моим данным, аренда квартиры в таком коттедже в среднем обходилась минимум в тридцать тысяч кредитов, и то если жилой уровень располагался рядом с техническими или даже на них (я как раз и жил на таком), или был очень удален от центра станции (как мы сейчас). Максимальные цены не знали границ. К примеру, я нашёл объявление, где просто за аренду квартиры в не очень благоустроенном коттедже на самой границе жилого сектора, но находящемся на пятом жилом уровне от центральной горизонтали станции, запросили двести тысяч кредитов. И что странно, люди этим предложением постоянно интересовались. И цены не то что на покупку, но и на аренду постепенно росли, в зависимости от того уровня, где находилась недвижимость.

Первые пять уровней — это самые богатые люди и прочие представители разумных на станции, посольства, представительства торговых и военно-промышленных корпораций и компаний, а также высшее руководство станции и ближайших колоний. Как я понял, многие успешные и богатые колонизаторы предпочитают жить в комфортных условиях станции, а управлять своим хозяйством уже отсюда. Это касалось всех. Станция была местным культурно-торговым и промышленным центром, и потому сюда тянулись со всех подконтрольных уголков пространства. Жили здесь по принципу «любой каприз за ваши деньги». Было абсолютно все, от торговых павильонов и бутиков, каких-то непонятных университетов, до высокотехнологичных медицинских и лечебных заведений. Оказывается, богатеи тоже болеют. Были там свои доки, где швартовались в основном прогулочные яхты и небольшие личные кораблики. Очень большим спросом пользовались услуги телохранителей или девушек и мальчиков по вызову, и чаще всего эти услуги предоставляли одни и те же конторы.

Особенно меня удивили какие-то люди с четырьмя руками, в объявлении они значились как креаты, которых рекомендовали как лучших телохранителей и наемных убийц. И гарантировали пожизненную верность и преданность. Стоимость услуг одного такого воина был баснословной и варьировалась от восьми до семидесяти миллионов кредитов. Такой телохранитель сразу подписывал контракт на всю оставшуюся жизнь, выплаченные деньги частью уходили в агентство и большей частью доставались работнику, при этом в договоре указывался тот необходимый минимум, который должны были ему обеспечивать все будущее время. Отдельным пунктом стоял параграф о смерти работодателя. Если его хозяин погибал раньше, или что интересно, умирал по естественным причинам, например от старости, то воин уходил вслед за ним.

«Реальные самураи, — подумал я, читая объявление, — только какие-то более жесткие у них обычаи».

Кстати, среди них были и девушки, и вполне симпатичные, если не считать того, что они напоминали многорукую Шиву.

Когда я уже собирался закрыть объявление, мне на глаза попалась странная приписка: «Уцененное предложение».

Ничего не поняв, и подумав, что это может быть объявление о продаже какого-нибудь бывшего в употреблении или вышедшего из строя оборудования и оружия, я открыл его просто из любопытства и увидел очередное объявление о найме телохранителя, но не слишком обычное. Вернее, оно было совершенно отличным по своей сути.

Начиналось оно так: «Телохранитель не прошёл аттестацию. Звание — падаван». На этом месте я выпал в осадок. «Я попал в „Звездные войны“, и тут есть еще и джедаи?»

Немного поудивлявшись странному совпадению названий, но потом вспомнив про рукопожатие, эльфов и троллей, решил, что и сюда могли приложить свои шаловливые ручки мои веселые земляки.

А поэтому продолжил читать сноску в объявлении дальше.

«Его учитель погиб при исполнении своего долга, и падаван остался без наставника. По законам этой расы, его может обучать только один креат. Не завершив обучения, креат не может получить сертификат „Телохранитель“ и пройти аттестацию по этой специализации.

В связи с этим, это не профессионал!!! У него нет сертификата!!! (это место было выделено большими буквами)».

Ну, а дальше уже шли стандартные характеристики, как и для любого телохранителя выше в списке:

«Кандидат — Энака Скай.

Пол — Женский».

Так это еще и девушка, в объявлении, как во всех прочих, не было никакой ее фотографии, а по имени было не понятно.

«Природные физико-интеллектуальные и ментальные параметры (без учета установленных имплантантов и нейросети):

Физика — 22;

Психическое сост. — 25;

Интеллект — 141 (Память — 88);

Ментоактивность — D3 (врожденная способность — ментозащита)».

«Умная, по сравнению с моими тридцатью двумя», — заставила меня улыбнуться цифра ее интеллектуального индекса.

«Установленные биоимплантанты и нейросеть.

Нейросеть „Телохран-10МК“.

Пакет имплантантов „Телохранитель-универсал“, Интеллект +30 %, память +20 %, реакция +70 %, сила +35 %, выносливость +40 %.

Базы знаний: базовый пакет „Телохранитель“ 5 ур., углубленные пакеты „Телохранитель-спец“ 5 ур., „Телохранитель-универсал“ 5 ур., „Киллер“ 4 ур., „Антикиллер“ 4 ур., „Хакер“ 4 ур., и что меня поразило больше всего „Боевая медицина“ 5 ур.».

Прочитав весь этот список, я удивился, почему никто не хочет пригласить такого хорошего специалиста к себе на работу, пусть даже у него нет какого-то там сертификата.

Цена контракта была всего восемьсот тысяч, это было смешно даже по сравнению с самым дешёвым договором в восемь миллионов у другого кандидата. И при этом Энака даже по установленной нейросети и списку изученных пакетов превосходила большую половину из выставленных для найма на доске кандидатов.

«Ничего не понимаю, — думал я, — ведь она на голову выше половины из них. Неужели такое значение имеет некий сертификат?»

Просмотрев информацию в сети, понял.

Имеет, и огромное. Без получения сертификатов определенного уровня, автоматически урезался уровень допуска к большинству видов техники и оборудования. Мало было подойти по интеллектуальному индексу или по уровню подготовки. Необходимо было получить еще и сертификат, подтверждающий право на управление той или иной техникой и оборудованием, или на выполнение тех или иных действий и функций.

Каждый гражданин Содружества ежедневно, с момента установки нейросети, получал огромное количество подтверждений в виде сертификатов на выполнение того или иного рода действий. Накапливая свою личную базу. Часто для этого хватало простого протокола выполнения определенного рода операций, которые засчитывались как аттестационные.

По сути это и был тот подтверждённый багаж знаний или, если хотите, опыт, которым сознательно мог похвастаться каждый, некий набор виртуальных меток, сохраненных в нейросети, говорящий любому подключенному к тебе устройству твою сертифицированную степень доступа к нему.

Но как это могло сказаться на телохранителе, я, если честно, понять не мог. Однако на заметку взял, что сертификат необходим.

И только об этом подумал, до меня дошло, что вообще-то даже на управление погрузчиком необходимо было получить «Сертификацию первого уровня для инженера по утилизации».

Но у меня его не было. А без него управлять погрузчиком, как я теперь понимаю, у меня бы получилось только в ручном режиме.

— Но я-то им управляю через нейросеть. И искином, кстати, тоже, — удивленно пробормотал я и задумался. Этот ребус требовал своего решения и побыстрее. Нужно понять, на что я способен без дополнительных девайсов.

«Или мне не нужны сертификаты, и я обхожу это ограничение, так же, как и минимальный порог на интеллектуальный индекс, или я чего-то очень сильно не понимаю».

Вспомнив, с чего все началось, я вернулся к изучения расположения жилых модулей, которое почерпнул из сети.

За первыми пятью уровнями для VIP-персон и управленцев рангом повыше расползались пять уровней специалистов. Востребованные и высококвалифицированные военные, врачи, инженеры, торговцы, менеджеры и прочие селились тут. Условия в этих секторах станции поддерживались очень неплохие. Особенно это касалось медицинских услуг и сферы обучения и подготовки специалистов. Они ничем не уступали по качеству VIP, а чаще даже превосходили их, так как здесь больше обращали внимания не на бренд, а именно на качество. Имя, конечно, что-то значило везде, но тут им невозможно было прикрыть свои недостатки, как часто делали в более дорогих клиниках. Поэтому все обычные люди стремились именно сюда, понимая, что пробиться выше достаточно проблематично и не факт, что получится лучше.

Исследовательский департамент как раз и располагался на десятом уровне. На этом и была основана одна из идей, которую хорошо бы предложить моему руководству и убедить их в ее целесообразности.

Ну, а дальше располагались две Мекки торгового люда. Отдельными уровнями вне градаций и правил шли обе торговые площади, верхняя и нижняя, которые занимали целых два сектора станции сразу за десятыми верхними и нижними уровнями. Торговые уровни являлись некими состоятельными государствами, где градация и цены были очень различны, и не всегда определимы с первого, а порой и со второго или третьего взглядов. Так, какой-то мелкий склад тут мог стоить дороже огромного коттеджа в самом центре первого или второго VIP-уровней. Все зависело от его расположения в секторе, предназначения, условий аренды, внутреннего подпространственного объёма, наличия космических доков или погрузочных площадок поблизости, больших торговых центров и многого другого.

Лично мне с приобретением того, пусть даже небольшого торгового павильончика, я считаю, очень повезло. Правда, я его еще не успел осмотреть, но место его расположения очень удобное, на пересечении практически всех основных магистралей части сектора. Кстати, и мой док находится относительно недалеко от него, всего на два уровня ниже, и там, по-моему, есть прямой подъёмник. Но его работоспособность еще нужно проверить. На карте он обозначен как неработающий. Однако, как я заметил, тут многое, оказывается, выглядит совсем не так, как есть на самом деле.

Да и с размерами павильона не все понятно, и из-за этого его тоже необходимо осмотреть на месте. Ведь у Тмора он внешне небольшой, а на самом деле внешность там уж очень обманчива, да и расположено купленное мной помещение недалеко от его магазина, буквально через ряд, я специально проверял это по карте.

Так вот, торговые площадки, верхняя и нижняя, были очень разными. Исторически так сложилось, что нижний уровень больше тяготел к технике, биотехнологиям и промышленности, а верхний — к предметам роскоши, культуры или антиквариата и ширпотреба. Я выяснил, что найденные в секторе артефакты Древних распространялись именно с верхней площадки, через очень дорогие сети магазинов артефакторики, а все, что можно было найти тут внизу, или контрафактный товар, или подделки. Но эта тема пока не входила в сферу моих интересов, хотя тут главным было слово «пока». Я уже понял, что тот куб, который, вероятно, меня сюда и закинул, являлся каким-то осколком цивилизации Древних. По возрасту по крайней мере, скафандр, найденный там, подходил под эту версию идеально.

А если вернуться к нашим текущим реалиям, то мне очень повезло, что павильончик достался на нижнем уровне. Так как я рассчитывал в будущем через него организовать площадку для сбыта модулей, раздобытых на свалке и складах утильсырья.

Но на этом станция не заканчивалась. Дальше уже шли все остальные промышленные, жилые и складские уровни. Располагались они вперемешку. И цены здесь падали в зависимости от их удаленности от центрального горизонта станции. Два последних уровня, вернее они были первый и второй, а также последний и предпоследний являлись чисто техническими помещениями. И доступ туда был ограничен еще почище, чем в центр управления станцией.

Кстати, что смешно, я, как и любая уборщица у нас на Земле, был вхож практически везде, и даже туда.

Моя нынешняя квартира располагалась на тринадцатом нижнем уровне. И относилась к обычному не слишком шикарному жилью. И обходилась, как я узнал из ценников и записей станции, моему руководству в шестнадцать тысяч кредитов в месяц. Вполне приличные деньги. На тот оклад, что полагался мне за работу обычным мусорщиком, я не смог бы снимать ее самостоятельно. Пришлось бы искать как минимум соседа. Что, кстати, практиковалось. И здесь не было ничего удивительного или предосудительного.

Однако руководство Департамента по исследованиям не стало жмотиться и определило меня в хоть и недорогой, но вполне приличный район. А главное, все расходы по оплате жилья взяло на себя.

И не думаю, что оно как-то иначе поступало с другими своими служащими. На этом я и хотел сыграть в нашем будущем разговоре.

А вообще все жилье (вернее, отдельные квартиры, по площади аналогичные тем, что запланированы для строительства коттеджей), которое располагалось на всех уровнях, что уходили дальше вниз или вверх от торговых площадок и простирались до крайних технических секторов, включая и тот уровень, что приобрел я, находилось практически в одном ценовом диапазоне. Он варьировался в пределах тридцати — сорока тысяч кредитов, и тут уж все зависело от удобств, которые могли быть предложены для проживания в выбранных квартирах и в том секторе, где располагался жилой район.

Ну и кроме отдельных квартир было что-то вроде совершенно бюджетных ночлежек, по-другому их не назовешь — маленькие комнатки в большом общежитии. Там жили совсем низкооплачиваемые служащие и работники. В принципе, среди них мог оказаться и я, но как говориться, повезло.

Мой третий уровень располагался очень далеко от центра станции, где в основном и строилось элитное жилье. За проживание здесь и аренду квартир в наших домиках можно было запросить не больше тридцати, возможно тридцати пяти тысяч. Я уже успел просмотреть спецификацию и презентацию, переданные мне строителями, и сделал определенные выводы.

Все-таки хоть мой уровень и был самым низовым из возможных для проживания, но здесь планировалось все благоустроить по первому разряду, обеспечить вполне приличное и комфортное жилье, а также организовать безопасный и спокойный район. Это тоже оговаривалось условиями контракта. Так что люди, которые не могут себе позволить проживание в роскошных коттеджах VIP-уровней или домиках высокого и среднего звена станции, были нашими клиентами. Мы собирались построить жилье, которое бы не уступало седьмому или восьмому уровню, но расположить его в менее дорогом секторе станции. Зато такое расположение давало возможность обеспечить практически полное перекрытие уровня, чего нельзя было добиться для более высоко расположенных секторов станции. Здесь гарантированно можно было обеспечить прекрасные условия проживания, автономность и безопасность, а также достаточно жёсткий пропускной контроль, который бы выделил живущих здесь людей в отдельную касту, немного польстив их тщеславию.

Доступным для всех, если получится с реализаций моего второго плана по построению зоны отдыха, останется только вход именно в нее. Ведь я хочу, чтобы этот уровень приносил максимальный доход. И значительная часть площадей этого сектора простаивала без дела. А значит, придется постараться.

Из тех денег, что уже точно должны были достаточно скоро поступать ко мне на счет стабильным ежемесячным финансовым потоком, являлась аренда коттеджей, пока, правда, только военными. При этом мне придется следить за обслуживанием и поддержанием стабильного и при этом хорошего уровня жизни в этом секторе. А это, как оказалось, обходится в кругленькую сумму полновесных кредитов. Ежемесячно на это будет уходить порядка пятидесяти шести процентов всего дохода. А по текущим прикидкам, это два миллиона кредитов. Правда, и мне на хлебушек с икрой останется достаточно — примерно один миллион шестьсот тысяч кредитов. Так что я не в обиде.

Примерно поэтому, я думаю, тут и появилось несколько лишних домов от вооруженных сил станции. За аренду каждого мне будет уходить примерно по сто двадцать тысяч ежемесячно, но все, что останется сверх прибыли, сможет забрать себе какой-то ушлый вояка. И это будет сразу же чистый доход. Похоже, кто-то из командования и сделал заказ для этих целей на три лишних домика за счет государства. Даже если он запросит тысяч по двадцать пять, желающие найдутся, а уж за меньшие деньги тем более. Но если брать это за средний уровень аренды от этой небольшой аферы, то их доход в среднем может достигать двухсот сорока тысяч в месяц.

«Неплохо так провернул кто-то дельце. Решил подкопить деньжат на безбедную старость и сдать это жилье кому-то из своих», — понял я.

Почему свои? А чужие бы в коттеджах вояк сразу примелькались, и это породило бы ненужные вопросы. А вот военные не должны вызывать никаких подозрений.

Получалось, что в итоге всей этой многоходовой операции по строительству и аренде, военные экономили как минимум семьсот миллионов кредитов. Что, на мой взгляд, являлось вполне приличной суммой.

«Умный человек, видимо, придумал эту комбинацию аренды и строительства», — оценил я неплохой замысел, в реализации которого участвую.

Сумма прихода и затрат вырисовалась достаточно точная, так как в сети я нашёл практически один в один описывающий наше положение бизнес-план какого-то из юных гениев, который предлагал свои услуги по оптимизации и минимизации расходов на обслуживание жилых комплексов. Парень еще заинтересовал и тем, что вполне вменяемо растолковывал основы экономики и того, почему для многих невыгодно или затратно держать такие вот жилые комплексы и объекты.

Кстати, на текущий момент этот Крав Сеар работал в экономическом отделе Департамента по финансам флота станции, и что-то больно схожие черты были у реализованного плана и выложенного в сеть пару лет назад дипломного проекта.

Себе на память я сделал зарубочку, что неплохо бы его привлечь к работе у нас. Это ведь вполне готовый специалист на должность управляющего.

«Нужно будет навести о нем справки», — решил я и дал это задание Кире, пометив, как задание первого приоритета.

Его услуги могли понадобиться уже на этапе строительства жилого комплекса и зоны отдыха. Было бы на кого переложить функцию контроля и присмотра за уровнем, а также работами, проходящими на нем.

Сам я точно не потяну по знаниям это занятие, но главное, мне нравилось придумывать и делать, а вот смотреть, как это потом будет работать, мне было не очень интересно.

Рутина не привлекала меня.

Поняв это и создав еще несколько дополнительных пунктов в своем плане, я направился дальше.

Мой путь сейчас лежал к Круфу. Только сначала необходимо было дозвониться до него и договориться о встрече. И поэтому я связался с ним через нейросеть.

— Да, привет. Есть какие-то вопросы? Я сейчас занят, — сразу сказал он, как только между нами установился канал связи.

Без политесов и излишнего тумана я ответил:

— Есть очень серьезный разговор. Может принести неплохую выгоду всему Департаменту по исследованиям. Необходимо присутствие профессора Ароша и доктора Грегора. Это срочно. Информация горящая, и можем просто не успеть ею воспользоваться.

— Хорошо. Я созову их, но смотри, не подведи меня, — предупредил Круф.

— Постараюсь.

— Когда будешь у нас? Я смотрю, ты где-то далеко.

Проверив маршрут по карте и найдя оптимальный, я даже удивился. Он рисовал всего несколько минут.

Ничего не поняв, перепроверил еще раз, и оказалось, что тут неподалеку есть лифт, который ведет прямо на торговый уровень, и которым, судя по всему, вообще никто не пользуется. Но коды доступа на него в сети были. На всякий случай я скинул их к себе, а из общего доступа удалил. Получилось это у меня без особых проблем. Действовал как при работе компьютером. И все сработало.

— Буду у вас через двадцать-тридцать минут, — с небольшим запасом назвал я время встречи.

Не знаю, удивили мои слова куратора или нет, но он просто ответил:

— Мы будем готовы, иди сразу в кабинет директора департамента. Мы подождем тебя там, — видимо, уже связавшись с нужными людьми, передал мне Круф.

Отключившись на этот раз раньше него, я направился к месту рандеву.

* * *

В кабинете у Грегора собралось три человека.

Два из них уже на протяжении двадцати пяти лет держали в своих руках судьбу Департамента по исследованиям, а также многих других зависимых от него управлений и отделов.

Теперь к ним присоединился их новый протеже. Арош сразу заметил в этом человеке необходимый им потенциал, и поэтому уже с первого дня работы стал привлекать его к решению многих вопросов.

Вот и сейчас получилось так, что новый человек в этом небольшом совете собрал экстренное совещание.

И причиной этого был один необычный подопечный их младшего соратника.

Но пока его не было, они обсуждали свои вопросы, благо у них всегда было, что рассказать друг другу. И всегда были те вопросы, которые требовали их решения или внимания.

Как раз в момент поднятия одной из таких тем, их молодой помощник замер на месте, а потом возмущенно фыркнул.

— Что случилось? — спросил у него профессор Арош, хотя Круф не мог заставить себя называть так этого человека. Он хорошо помнил те времена, когда тому подчинялись тысячи кораблей, и от него зависела судьба всего этого сектора Содружества.

Поэтому именно в знак уважения он всегда обращался и будет обращаться к нему «Адмирал».

— Нет, ну вы представляете, этот молокосос только что связался со мной и попросил подождать его еще минут десять-пятнадцать, видите ли, у него какие-то объективные причины для этого, — с возмущением произнес он.

— Да ладно, всяко случается, — усмехнулся Грегор, видимо вспомнив какой-то забавный случай.

— Нет, ну всего два дня на станции, а уже покоя никому не дает. Ради него людей от дел пришлось отвлечь, а он где-то задерживается. Причины у него объективные. Я ему покажу! Возьмусь за его воспитание. Он у меня поймет, что такое дисциплина, обещание и пунктуальность! — все еще возмущался Круф.

Хотя было видно, что ему обидно именно не за то, что Дим опаздывал, а за то, что Круф поручился за этого странного паренька, а тот его подвел.

— Бывает, — успокоил его профессор и сразу спросил, видимо пытаясь отвлечь или перевести разговор в другое русло: — Как ты думаешь, что у нашего малыша? — обратился он к непосредственному куратору группы Дима, хотя парень и находился в его подчинении лишь формально.

Круф еще немного поворчал что-то себе под нос. Были слышны высказывания, явно направленные в сторону парня: «Прибью — тупого идиота… Не ошиблись мозгоправы! Аппаратура не врет…» — и ещё несколько подобных эпитетов.

Но затем он успокоился и взял себя в руки.

Немного постоял, молча собираясь с мыслями, и только после этого стал обстоятельно и уверенно отвечать на заданный вопрос.

— Если честно, даже не догадываюсь. Я провел, какое смог, расследование за те несколько минут, что у нас были до встречи, однако ничего интересного по данному поводу не нашёл. Даже никаких зацепок. Он мусорщик, какие у него могут быть сведения или важная информация? Однако он был настроен серьезно, и поэтому я поверил ему и попросил вас о встрече.

На этом месте Круф опять запнулся.

— Ты все правильно сделал, — успокоил его профессор. — Никогда не знаешь, что и где может выстрелить. Так что необходимо отрабатывать все возможные версии.

Круф немного помолчал, видимо обдумывая только что услышанные слова, а затем продолжил:

— Если же говорить о необычном, то я нашёл два нетипичных и интересных объявления в сети, продублированные практически на все доски, кроме торговой биржи. Первое — о предоставлении несколько странной услуги, а второе — это реклама занятного программного модуля для работы с досками объявлений. Кстати, рекомендовал бы и вам обратить на него внимание. Себе я уже экземпляр установил.

И Круф скинул ссылку на адрес объявления обоим присутствующим, где можно было приобрести это программное объявление.

— И что привлекло в них твое внимание? — заинтересовался Арош.

— Вы же, скорее всего, знаете, что мне установлена нейросеть аналитика тактического отдела «Тактик-5МК» пятого поколения и имплантант-вычислитель «Мозг-3» третьего поколения. Они достались мне еще на службе, и мне удалось их оставить у себя. Я надеялся получить должность начальника одного охранного агентства тут на станции, но не сложилось, обскакал меня один из молодых да ранних, правда и агентство, насколько я знаю, просуществовало всего два месяца. Но не в этом суть.

Предысторию профессор выслушал молча и ободряюще улыбнулся своему протеже.

— Так вот, на первое объявление я наткнулся совершенно случайно, просто просматривая все подряд и пытаясь обнаружить что-то нетипичное для сложившейся ситуации на нашей станции. Но ничего интересного не было. Выпало лишь это первое объявление об оказании посреднических услуг. Но что меня смутило, не было указано по какому профилю специализируется фирма. Ведь направлений множество, нельзя успеть и уследить за всем. Я решил разобраться, что к чему, но не выяснил о фирме-посреднике ничего, кроме номера счета и контакта, который был указан в объявлении. Они позаботились и проплатили шифровку данных. Мне стало интересно: может, текст в объявлении был не полным или в сети представлены еще какие-то похожие объявления. Но никаких совпадений по данному запросу выявить не получилось. Тогда я решил посмотреть, были ли в это же время размещены еще какие-то объявления, рекламные буклеты или заявки. И буквально через несколько секунд было выдано их пять штук. Четыре оказались стандартные и не вызвали у меня особого интереса, а вот последним был рекламный буклет того самого программного продукта, о котором я вам говорил ранее.

— И? — с этого места к разговору проявил интерес и директор Департамента по исследованиям.

Грегор, который был большим любителем разных маленьких программных усовершенствований, слушал и параллельно принялся рассматривать объявление и читать условия приобретения программы.

— Это оказалась программа, которая позволяет отслеживать любые объявления, появляющиеся на досках. Вы заметили, опять отсутствует привязка к какому-то определенному профилю работ. Проверив рекламу, я решил потратиться и приобрести этот программный модуль. И как оказалось, номер счета совпадает с номером из первого объявления. После этого с вероятностью до восьмидесяти процентов вычислитель спрогнозировал, что данный модуль является упрощенной версией программного обеспечения, используемого при подборе и оказании услуг из объявления. Я хотел просмотреть код программного пакета, используемого в модуле, но листинг продукта был закодирован сложным многовариативным алгоритмом, кстати, как и данные о фирме-поставщике. У меня нет специализации по взлому программного обеспечения, поэтому я оставил этот вопрос открытым, поставив себе лишь пометку на память. И когда вы заговорили о необычном, я лишь вернулся к нему.

Пока профессор обдумывал услышанное и что-то просчитывал у себя в голове, доктор Грегор ознакомился с небольшой инструкцией, просмотрел маленькую презентацию, демонстрирующую работу модуля, и наконец, дошёл до конца списка, увидев цену модуля.

— Три тысячи, — возмутился Грегор, — за что? Наши умельцы сделают в несколько раз лучше и дешевле.

Но гонор начальника не смутил бывалого разведчика, он вполне объективно смотрел на вещи.

— Не уверен. Если бы могли, уже бы давно что-то подобное сварганили, а так эта вещь совершенно новая, объявление выставлено сегодня до обеда.

И уже от себя добавил:

— Поверьте, оно того стоит. Вероятно, очень скоро из-за спроса на этот модуль задерут цену, или выкупят всю технологию у владельца. Правда, я бы как минимум годик эту программу попридержал у себя, — расхваливал купленную игрушку Круф, как-то позабыв причину их появления здесь.

Примерно то же произошло и с остальными.

Специфика работы, понимаете ли. Любопытство — их основной инструмент.

Даже профессор заинтересовался новой игрушкой и зачитал вслух:

— «Если вам интересна деловая жизнь станции, если вы всегда хотите быть в курсе того, что, где, и почем; если вы всегда хотите вовремя реагировать на любые новые задания и заявки — тогда этот модуль для вас».

И прокомментировал:

— Обычный маркетинг, ничего интересного. Хотя и составлено очень грамотно и интересно, так и хочется понять, что же обещается под этим «что, где и почем». Составлял явно неплохой торговец или дипломат. На станции первых много, да и вторых можно найти, если нужно.

Круф согласно покивал ему в ответ и продолжил рассказывать о найденном модуле:

— Самое главное, что то, что обещано, все полностью и работает, — сказал Круф. — Я пока к вам шёл, уже нашёл несколько интересных заказов для одного моего приятеля-транспортника. Он тут на буксире по системе мотается. Так он мне все время о нехватке заказов говорит. А тут вот они, на поверхности лежат, и сами к тебе приходят.

— Ну, а нам-то чем эта программа поможет? — удивился Грегор.

— А тем, — пояснил Круф, — что я теперь всегда и везде, где есть в наличии сеть, знаю, кому и что нужно в данный момент времени, не отвлекаясь особо на отдельный поиск и сбор нужной информации. Оповещения о новых объявлениях приходят автоматически, это тоже нет нужды контролировать. И самое главное, у этого модуля нет какой-то особой привязки к какому-то отдельному направлению деятельности. Я контролирую весь процесс в целом. Нужно одно. Настроил свои собственные фильтры так, нужно другое — получай другие сообщения, только не забывай фильтры править. Это очень удобно. По крайней мере, для меня.

— Все, мы поняли, модуль пришёлся тебе по душе, — подшутил над Круфом Грегор, а потом уже более серьезно спросил: — И что, никаких недостатков?

— Есть один. Он, похоже, работает с задержкой примерно в один час. У меня он сработал сейчас, а объявление было размещено примерно час назад, — ответил бывший диверсант.

— Ничего удивительного, обработать такой массив информации — это же надо успеть, — сказал ему глава департамента.

А потом, немного подумав, добавил:

— Это же мы сможем достаточно быстро искать заказы для своих сотрудников на стороне, если они того захотят. Не все же у нас постоянно в «поиске». Прикуплю-ка и я себе экземпляр. А ты как, Арош?

И посмотрел на профессора.

Тот пожал плечами и ответил:

— Уже поставил. Сейчас пытаюсь что-то найти о его производителе. Надо бы привлечь его для разных подрядных работ в наш департамент, — предложил Арош.

— Хорошая идея, — согласился с ним руководитель их управления.

С минуты на минуту должен был подойти подшефный Круфа, когда доктор удовлетворённо крякнул.

— Что у тебя? — повернулся к нему профессор.

— Да я тут первый уровень защиты снял и нашёл копирайт производителя, — радостно проговорил Грегор, видимо разглядывая что-то интересное.

— Давай не томи. Рассказывай, а лучше скинь его нам.

Через мгновение все могли полюбоваться странной небольшой картинкой какого-то варвара в набедренной повязке, стоящего на куче белых камней и с занесенной дубиной над оскалившим пасть хищником.

— По мне, так больше похоже на предупреждение «дальше не лезть», — прокомментировал увиденное профессор.

И потом добавил:

— Там по периметру какая-то надпись идет, но на копии ее не разобрать. Прочти, пожалуйста, Грег.

Тот чертыхнулся, не любил, когда его называли сокращенным детским именем, но адмирал часто так делал, и приходилось терпеть.

Тот максимально увеличил изображение и только после этого смог заметить надпись, о которой говорил профессор.

«И как он ее увидел-то?» — подумал бывший капитан.

— «Тупой дикарь», — прочитал он вслух.

— Что? — удивленно произнес Круф.

— «Тупой дикарь», — повторил капитан, только было не понятно, хочет ли он пошутит над своим собеседником или просто выполняет его просьбу.

И уже гораздо серьезнее добавил:

— Никакой информации о фирме в сети нет. Странно. Обычно все стараются выставить рекламу о себе. А эти молчат.

Круф же задумчиво посмотрел на дверь, из-за которой должен был в скором времени появиться «тупой дикарь».

— Что-то не так? — уточнил у диверсанта Арош, обратив внимание на странное поведение своего подчиненного. — Ты что-то знаешь об этой фирме?

— Немного, — и помолчав, добавил: — Только имя ее хозяина.

— И кто это? — заинтересованно спросил Грегор.

А вот по глазам профессора стало понятно, что он догадался, о ком пойдет речь. Сопоставив некоторые выплывшие факты. Например, название фирмы.

— Дим, — уверенно ответил он на вопрос капитана вместо Круфа.

В этот момент раздался стук в дверь.

* * *

Собираясь воспользоваться лифтом, я направился к своему погрузчику.

Но странное ощущение неясной опасности, нахлынувшее откуда-то спереди и слева, заставило меня замереть.

Прислушавшись и не услышав ничего необычного или странного, я скользнул к стене ближайшего склада. Сделав вдоль нее несколько шагов, обнаружил небольшую дыру у пола, в которую и решил пролезть, предварительно оглядев помещение склада. Он был пуст и зиял множеством дыр и парой сохранивших свой вид и статус выходов.

Отступать, если что, в случае беды было куда. Воображение нарисовало как минимум десять различных путей отхода из практически любой точки склада. Я даже удивился собственной сообразительности. Хотя уже мог бы и привыкнуть, мне помогали три таких умных девайса, нейросеть, вернее даже три штуки, интегратор и искин.

Прежде чем лезть вперед, я по карте сориентировался и определился с тем, что находится в том месте, откуда шло четкое ощущение угрозы и опасности.

Оказалось, что если идти тем же путем, то я оказался бы на открытой площадке подпертый с боков высокими стенами складов. Место было выбрано, видимо, не случайно. Так как склады со стороны этого открытого пространства сохранили свою целостность.

Определившись с тем, что и где для меня представляет угрозу, я хотел уже обойти опасный участок стороной, как услышал какой-то шорох со стороны начала переулка. Кто-то приближался к нему.

Поэтому я не раздумывая, чтобы не быть замеченным, проскользнул в дыру, перед которой я оказался.

Как только я прижался к внутренней стене склада, в переулке стали слышны тихие шаги. А потом и негромкий разговор.

Я на всякий случай проверил, что протоколирование всех моих действий включено.

— Ждем тут, отсюда хорошо виден погрузчик, — распорядился первый властный голос.

— Босс, ты уверен, что это наш мусорщик, и он все еще здесь? — раздался какой-то даже заискивающий второй голос.

— Конечно, болван, погрузчик-то его стоит здесь, куда он без него денется, — первый голос ответил второму достаточно напряженно, видимо второй уже достал его своими вопросами, но потом добавил уже более спокойно: — Похоже, нас что-то выдало, и он сбежал или спрятался где-то тут. Надо бы его поискать.

И уже громче добавил:

— Зови ребят, по этому маршруту он не пошёл, будем ждать тут, к погрузчику теперь незаметно не подойти, разве что по потолку.

«Ищут явно меня, но кто это такие? Неужели те наемники смогли меня как-то вычислить, — стал перебирать я своих возможных врагов. — По идее, не должны были».

Немного посидев не шевелясь и стараясь не подавать признаков жизни, я услышал, что к «боссу» присоединилось еще как минимум трое. Получается, всего их четверо.

Решив не связываться с этими непонятными личностями и не лезь на рожон, я собрался воспользоваться одним из подготовленных путей, когда за стеной начался заинтересовавший меня разговор.

«Любопытство сгубило кошку», — подумал я, но никуда уходить не стал, хоть и нужно было спешить.

Однако что-то подсказывало мне задержаться тут еще на пару-тройку минут.

— Босс, а зачем он нам вообще нужен? Мусорщик — с него и взять — то, скорее всего, нечего. Только в этот набор на станции то и появился. Вроде из «диких». Кажется, зовут Дим.

«Точно ищут меня, но я, в общем-то, и не сомневался».

— А то, — сказал главный в этой компании. — Попросили его примерно наказать. Чтобы в следующий раз знал, с кем разговаривает. Этот жирный бурдюк Сталос так брызгал слюной, когда жаловался шефу, что уделал всю стену напротив. Видите ли, какой-то дикарь с планеты унизил его крошку, эту стерву Касру, обидел и оскорбил ее в лучших чувствах. Но это так, только предпосылки. А повод есть вроде как официальный, его зарегистрировали на крышуемой нашим профсоюзом доске наемников, а вступительный взнос в общак он не сделал, как все остальные наши «добровольцы». В профсоюз не вступил. Членские взносы платить не собирается. А если другие узнают, что кто-то просто так работает с чем-то, находящимся в зоне наших интересов, не платит и ему за это ничего нет, то и сами захотят такого же. И тогда мы все пойдем лесом и никак их не удержим у нас в профсоюзе. Свалят все к этому зеленому уроду Тро.

«О, а это, видимо, про тролля. Почему это, интересно, к нему все должны свалить?» — задумался я.

А «босс» между тем излагал свои мысли дальше:

— Так-то уже многие давно готовы свалить от нас, только боятся наказания. А если все-таки это произойдет, тогда все, плакали наши ежемесячные взносы и хорошие легкие деньги. Ведь это он вкалывает на своем погрузчике, а мы будем его стричь каждый месяц минимум на штуку кредитов. И надо ему ясно и доходчиво объяснить, что мы добрые и пушистые и это он виноват, что не сделал этого вовремя, а сейчас шансы решить мягким путем исчерпаны. Что он наказан, и в наказание должен выплатить штраф, набежавший за неделю, иначе он все равно его выплатит, но частями — своими частями. А сделать это нужно так, чтобы он раз и навсегда все понял и запомнил. Правда, нам заплатили и за то, чтобы он не смог дотянуть до лазарета. Ну, и остальным нашими действиями будет дан превентивный урок.

— Какой урок? — спросил кто-то из оставшейся тройки.

— Наглядный для всех, — жестко сказал босс этого стада из какого-то профсоюза, который, как оказалось, по всей видимости, пасет и крышует доску наёмников. Вот почему там так много невостребованных заказов. Люди просто боятся туда лезть и за что-то браться. Обычный рэкет под эгидой профсоюзной организации.

И как, интересно, быть? Додумать мне не дали. За стеной разговор и не думал завершаться, а перешёл к более актуальной для меня теме.

— Так он же ничего не знает, — сказал, как мне показалось, женский голос. — По делу бы наехать на него, да объяснить все как следует. А так и мы без прибыли, и он попал. Кому этот дикарь мертвым нужен?

Я так и почувствовал, что человек, называемый боссом криво ухмыльнулся.

— Кому-то да нужен. Не переживай. Уж мы-то без прибыли не останемся. Во-первых, сказали покалечить его так, чтобы никто не догадался о том, что нападение заказное, и чтобы он не дожил до вызванной медпомощи. Деньги за это дело уже у меня, вот чип, — видимо, он показал его своим подельникам, — каждый получит по двадцатке. Не так и плохо за такую мелочь.

Послышался одобрительный гул.

«Мелочь, как же, лично я считаю себя очень важным. Они надеются, что я соберусь и сам приду к вам, под нож лечь».

Дальнейшие слова мне понравились еще меньше.

— Ну и во-вторых, а кто сказал, что мы не сможем его еще и выпотрошить, все равно он не жилец, и деньги ему уже не нужны. Поработаем сначала над ним, как следует, он сам нам все с радостью и отдаст, да еще уговаривать будет, чтобы забрали сами, а потом и спасибо за это скажет.

— С чего это ему нам все самому отдавать? — спросил один из голосов.

— Мне достался аграфский ментоподавитель воли по дешёвке. Триста штук за него отвалил. Нужно отбивать теперь.

— Не может быть, — удивился кто-то, — они же запрещены к вывозу за пределы их империи, да и там используются только спецслужбами.

— Так и есть. Но мне вот достался один. Правда, проверять его в деле еще не приходилось.

— Вот случай и представился, — сказали ему, и несмело попросили. — Покажи, как он выглядит.

Видимо, некоторое время они рассматривали это предмет, а затем кто-то из них произнес:

— Ну, ты с ним поосторожнее. Если поймают, то сразу на каторжные работы в ледяную колонию загремишь, — предостерег кто-то босса.

— Ну да, а сейчас мы детскими играми в песочнице занимаемся. За это могут и в космос в мешке выкинуть.

И, немного помолчав, добавил:

— Жаль, конечно, что нейросеть у него стандартная, а имплантантов и вовсе нет. А то бы через Стога все вытянули.

И босс горестно вздохнул.

Но его сразу отвлекли очередным вопросом:

— Почему ты так думаешь? — видимо, второй или самый глупый из их шайки, или самый любопытный, а может, и то, и другое.

— Дубина, он мусорщик! Откуда у него могут взяться деньги хоть на что-то более серьезное? Мозгами он ни на что не вышел. Поэтому загремел к утилизаторам. О, кстати, о мозгах. После этого я нашёл нам еще одно дело. Оно может оказаться безумно прибыльным, если мы не облажаемся. Все поняли мои последние слова?

«Что-то его слова вызвали бурю эмоций в моей душе и заставили ощутить беспокойство за оставленный в департаменте отряд».

— Да, босс, мы все поняли, — ответил кто-то за всех рэкетиров.

— Ну, так вот. В отряде, с которым на станцию прибыл этот дикарь, есть несколько экземпляров с высоким уровнем интеллекта и параметром ментоактивности. А этот так вообще идиот. Как, интересно, такое возможно? Ну ладно, это не важно. Обо всем этом нам вчера доложил один из сотрудников, правда, пришлось отвалить ему за это триста штук, и за один вечер этот идиот успел потратить тридцать. Сегодня утром он передал мне список. Ну, а я сразу, как только его получил, завалил придурка.

— А запись на нейросети? — спросил кто-то.

— Ты думаешь, я совсем болван — стер, конечно, — ответил главарь.

— А как? — раздался вопрос второго.

— Как и всегда, — ответил главарь шайки, цедя каждое слово, видимо, стараясь запугать кого-то, — шокером по мозгам в район затылочного интерфейса — и нейросеть, а также все подключенные к ней имплантанты, выгорают безвозвратно. И никто никогда ничего не узнает. Даже если жертва выживет, то ничего помнить не будет.

«Спасибо, буду знать. Три шокера у меня в рюкзаке все еще лежат. А вот дубль протокола необходимо всегда хранить еще где-то, — понял я и решил: — Как вариант, можно использовать искин или некое хранилище в сети. Подумаю над этим вопросом».

— Понятно, так что там со списком? — спросил один из бандитов от профсоюза.

— Список этих людей у меня, но шефу я его пока не показывал, и его еще никто, кроме меня, не видел. Единственный свидетель мертв. Поэтому я и согласился на эту работку. Что мне этот мусорщик? А вот обговорить детали без лишних ушей можно только в таком заброшенном секторе. Если мы сдадим эти будущие овощи шефу, то весь торг пройдет мимо нас, и мы максимум получим сотую часть. Но вот если это сделать самим, — на этом месте главарь замолчал, и уже угрожающе произнес: — Надеюсь, все понимают, что нам будет, если это где-то всплывет.

После этих слов наступила напряженная тишина.

— Рас, мы все в теме, что с нами будет, — произнес грубоватый мужской голос, который я услышал впервые, — поэтому не трепись зря, а говори, что надумал.

Я же понял, что их там пятеро, хотя мне почему-то все время казалось, что четыре.

На это не очень вежливое к себе обращение, «босс» или как его назвали, Рас, не обратил особого внимания и продолжил говорить:

— У меня появился выход на одного дельца. Он куда-то сплавляет всех купленных людей. Особенно его интересуют люди или нелюди с высокими параметрами ментоактивности или интеллектуального индекса. Он точно не станет задавать никаких вопросов. И ему можно предложить всех захваченных в том секторе. Правда, пробраться туда будет проблематично, но Край знает одну лазейку. Верно, дорогая?

— Да, любимый, — раздался все тот же женский голос, что пытался защитить меня в начале разговора.

— Ну, так вот, я навел справки. Нужным нам людям сегодня еще не установили нейросети, так как это самые сложные операции, и с ними не хотят работать впопыхах. Процедура назначена на завтра. Сегодня же эти дикари собрались устроить праздник. Вот после праздника я и предлагаю их выкрасть, не думаю, что кто-то там будет сильно сопротивляться. Если что, усыпим их ментальным подавителем воли. Не зря же я его с собой все время таскаю.

— Толково, — согласился грубый голос, — но как же камеры слежения?

— Край, твоя очередь, — передал Рас слово своей подружке.

— У меня есть универсальный имплантант-взломщик-программатор седьмого поколения — «Жук-45МК17-УА». Правда, это какая-то странная модификация с непривычной аббревиатурой «А» в конце. Я сделала так, что о его наличии на станции и даже появлении здесь никто не знает. Его только доставили сюда, когда я еще работала в шифровальном отделе ВКС (Военно-космических сил) станции. И решила забрать его с собой, когда почувствовала, что под меня начала копать наша внутренняя служба безопасности, за пару дней до моего увольнения. Так сказать, сделала его своим выходным пособием, оформив фальшивые документы на его получение для себя. А перед уходом запустила червяка в сеть вооруженных сил, который и затер все следы моей деятельности. В итоге, когда меня поперли из ВКС за взлом их базы и уволили без всякого довольствия — хорошо, что прямых улик не было, червь постарался, и меня не посадили — у меня был небольшой бонус, который помог бы подняться. Конечно, я постаралась слить его подороже, но как оказалось этот имплантант с очень завышенными требованиями на интеллектуальный индекс. Возможно, именно это и означала непонятная буква в конце его марки. Однако сейчас это не имеет значения. В общем, покупать его за большие деньги, чтобы он выполнял простую работу, с которой может справиться и обычный гражданский программатор, никто не захотел. Так что пока он лежит у меня мертвым грузом. Но вот и нашлось для него применение, все равно всех его возможностей я не смогу реализовать никогда в жизни, но ради нашего дела придётся установить этот имплантант себе. Дальше уже дело техники. Я смогу отключить весь их уровень, только надолго меня с моими ста сорока не хватит. У вас будет примерно девять-десять минут, за это время вы должны успеть забрать все тела и утащить их в то место, куда я вам покажу.

— Что там будет? — видимо, грубый был самым спокойным и обстоятельным, ну и, похоже, самым опытным из них.

— Гравитационный служебный лифт, у меня есть коды доступа к нему, — ответила девушка.

— Понятно, дальше можешь не говорить. Покажешь все на месте, — прервал девушку грубый голос.

В этот момент в разговор вмешался босс этой банды.

— Прекращайте болтать, потом поговорим. Что-то нашего клиента долго нет. Сейчас надо заняться работой, ради которой мы тут, собственно, и собрались, иначе это может вызвать какие-нибудь подозрения у шефа, так что за дело, — остановил составление планов на вечер Рас, — нужно найти мусорщика. Он не появлялся у своего погрузчика, похоже, шмонает уровень, надеясь что-нибудь найти. Давайте закончим дело, а потом мы сможем собраться у Графини и все хорошенько обмозговать.

После этих слов я поплотнее прижался к стене склада. Существовала опасность того, что кто-то из находящихся снаружи бандитов может догадаться заглянуть в дыру в стене у поверхности пола. Но этого не произошло.

Как это ни странно, руководство операцией по моей поимке перешло в руки громилы с грубым голосом. Видимо, именно этот человек отвечал за все силовые операции в их группе.

— Так, вы двое, — обратился он к кому-то, — идете налево вдоль склада, это ваш сектор. Я пойду направо. Центр за тобой, Рас, и твоей подружкой. Всем понятно?

Видимо, люди ему как-то ответили, но я этого не слышал, а громила между тем продолжил:

— Разойдитесь так, чтобы вы смогли видеть друг друга, но при этом одним ударом или выстрелом вас накрыть было невозможно. Помните тот модуль, что я заставил вас всех себе поставить?

Видимо, еще одно подтверждение его слов.

— Хорошо. Тогда дальше. Запускаем его и уже из программной оболочки интерфейса объединяемся в одну оперативную группу. Подключаем опции поддержки постоянной линии связи с каждым. Командование замыкаем на меня. Чего встали, выполняйте, — прорычал громила, отвесив кому-то звонкую затрещину.

— Да делаем уже, — отозвался тот, что появился вместе с Расом в переулке одним из первых, и, видимо, это он сейчас получил подзатыльник.

Громила же продолжил:

— Далее, включаем общую карту постоянного отслеживания напарников. Как только кто-то потерял контакт с группой, связываемся со мной, узнаем нужный квадрат и направляемся к метке «счастливчика» на карте. Но я надеюсь, это все лишнее. Далее. По одному на него не лезьте, хоть у вас и ударники. Это «дикий», и не понятно, чем он нас может обрадовать. Всаживаете в него три-четыре разряда, чтобы наверняка отключить. Теперь главное. Сразу не убивать. В основном это касается тебя, Грул. Оторвешься еще, когда будем его «учить». Затем Рас опустошит его счет, хотя там может и не быть ничего, и уже потом выжигаем ему нейросеть и отходим. Вопросы есть?

Вопросов к этому боевику не было.

— Тогда начинаем, — приказал он.

И я понял, что мне бы тоже пора приступить к действиям, а то ищи потом этих «милых» людей по всему уровню.

Сейчас мне необходимо было просто нейтрализовать этих бандюганов и придумать что-либо для того, чтобы оградить от беды своих друзей.

За себя в этот момент я переживал в последнюю очередь. А вот Элея, Эрса, Нея, Млок и другие мне были дороги, и я не дам спокойно рассуждать о том, чтобы захватить их и продать с непонятно какой целью.

Это мой ближний круг, а своих людей я всегда опекал, как мог, правда, не всегда у меня это получалось, но сейчас я оказался в нужное время и в нужном месте.

Этих людей за стеной на свободе оставлять было нельзя, и это понятно мне как день, ведь если кто-то из них уйдет, станет известно о наших гениях, и ими могут заинтересоваться как сами хозяева этой небольшой банды, так и более серьезные и компетентные люди и органы.

Поэтому я решил просто оглушить их и забрать с собой. Особо я ничего не опасался, так как умение входить в боевой транс работало стабильно и все лучше. Мой навык, видимо, рос и оттачивался организмом с каждым использованием.

Тем более нейросеть и искин значительно улучшили качество его прохождения и анализ поступающей информации в этот момент.

А поэтому, уже привычно провалившись в боевой транс и освободив сознание от лишних и отвлекающих мыслей, я одним движением перекинул рюкзак к себе в руки и вытянул из него два ударника, тихонько опустив рюкзак на пол.

Одно оружие заткнул за пояс, а второе продолжал держать в левой руке.

После чего плавно переместился к дыре в стене. Проскользнув в нее и не задев даже края, хотя в сам склад до этого еле пролез, я оказался на улице.

Передо мной стояла пятерка людей.

Моментально коридор преобразовался в схематичную картинку. Ясно стали видны наиболее опасные зоны и безопасные коридоры, проходящие между ними, по которым следовало приближаться к пятерке.

Анализ обстановки пока не дал никакого прогноза, и я двинулся в направлении врагов.

Трое спиной и двое лицом. Громилу я узнал сразу же, это был большой и крепко сбитый мужчина с жестким квадратным лицом и абсолютно безжалостным и холодным взглядом. Рядом с ним стоял похожий на него, как брат, парень, только с меньшей жёсткостью стали в серых глазах. А так было видно, что эти двое родственники.

Спиной ко мне находился какой-то лощеный тип в костюме.

«Ну, кто одевается, собравшись на такое дело, в деловой смокингоподобный костюм?» — подумал я и решил, что это и есть тот самый их главарь Рас.

Рядом с ним стояла невысокая девушка, и от нее веяло такой мертвечиной, что мне показалось, крови на ее руках было больше, чем на всей их банде вместе взятой.

К ней у меня возникло мгновенное чувство брезгливости и гадливости. Будто я измарался только одним ее присутствием рядом со мной.

«Что же ты такое творила?» — удивленно подумал я.

Последним был совсем невысокий парень, поднявший зачем-то ногу и так и замерший на месте.

Сначала, я хотел просто отключить их и уйти.

Однако события начали развиваться совсем не сверяясь с моими планами.

Мгновенно весь коридор превратился в одну сплошную зону повышенной опасности. Островки умеренно опасного пространства присутствовали только за спиной стоящих передо мной людей.

Обстановка отображалась у меня в сознании странными схематичными изображениями, наложенными на реальную картину мира.

При этом у меня присутствовало четкое ощущение того, что главная и реальная опасность исходит именно от дававшего распоряжения бугая, но кроме него подсветились еще и лощеный тип с девушкой.

Как только мои ощущения обрели особую чёткость и даже некое свойство реальности, сразу трое из этой шайки отреагировали на мое появление.

Они начали шевелиться. Я такого не ожидал. Хорошо хоть в ступор не впал. Но то, что кто-то может двигаться хоть в какой-то мере соотнося свою скорость и реакцию с моими, стало для меня открытием.

«А мог бы и догадаться, нейросеть-то мне установили тут. Да и про имплантанты я не раз уже слышал. А неизвестно, насколько это все повышает производительность и функциональность тела человека. Может, он в разы становиться умнее, быстрее, смелее, сильнее и прочее».

С началом движения этой троицы и мир дополнительно расцвел новыми красками и схемами. Появились динамично изменяющиеся зоны опасности и коридоры безопасности.

Начали отрисовываться наиболее уязвимые точки противников и на них накладываться область воздействия, создаваемая оружием, которое я держал в руках.

Видимо, все мои девайсы совместно с мозгом стали обрабатывать получаемую из внешнего мира информацию гораздо быстрее, подстраивая и оптимизируя алгоритмы и протоколы взаимодействия.

С каждым разом информации, в боевом трансе получаемой из окружающего мира, просачивалось значительно больше, и обрабатывалась и интерпретировалась она значительно быстрее и лучше. Данных о своих врагах я сейчас получал гораздо больше.

Как результат, стал лучше предугадывать действия моих противников, видеть все их планы и задумки даже за несколько шагов до их реализации.

Да и еще. Похоже, моя способность познавать технические предметы давала огромный бонус к пониманию воздействия находящегося у меня оружия на окружающий меня мир. Получалось, что в зависимости от оружия, находящегося у меня в руках, мое сознание обрисовывало наиболее уязвимые точки в телах противника именно для него, при этом отражая в окружающем меня пространстве странными схемами и графиками.

Это поначалу немного напрягало, ведь ничего этого еще утром не было. Сейчас я представлял мир перед собой, как некий Терминатор или что-то наподобие взгляда из реальности в Матрицу.

Однако именно такое видение мира предоставляло больше всего информации для анализа.

И я это прекрасно понимал с самых первых секунд (а секунд ли?).

Через мгновение поняв, что хочет сделать громила, я для опережения его действий переместился немного влево.

В это время громила начал тянуть руку к поясу, а девушка и лощеный, разворачиваться в мою сторону.

Видимо, у них стояли какие-то имплантанты ускоряющие реакцию и, возможно, другие параметры организма, такие как сила или скорость восприятия.

По крайней мере, по одному из них, как раз по громиле, искин давал восьмидесятипроцентную вероятность того, что он бывший боец отряда спецопераций флота. А его навыки и используемая нейросеть и девайсы достались в наследство еще с прошлой работы, хотя как это возможно, мне было не понятно. Любой контракт подразумевает удаление военных нейроструктур и установку на их место более простых гражданских вариантов. Но у него, по всей видимости, все сохранилось: и нейросеть, и имплантанты, и, похоже, базы.

Про двух других было множество предположений, которые я даже рассматривать не стал. Единственная вероятность, которая не вызывала вопросов, сообщала о том, что и у Раса, и у его подружки стоят как минимум армейские нейросети. Предположительно пилотские.

Зоны опасности стали смещаться в мою сторону, и я, чтобы уйти с линии атаки этого монстра звездного военпрома, стал двигаться вслед за ускользающим коридором.

Поэтому максимально ускорившись, чтобы ударить на опережение и не опоздать со своими действиями, я видел, что самый опасный человек из их группы на текущий момент, бугай, уже направлял руку с зажатым в ней оружием в мою сторону. Ударник у него был несколько другой модификации, искин подсказал, что в отличие от моей гражданской, его «Паралич-11» был армейским оружием пятого поколения, более мощным, точным и с большей областью захвата, и управление у него было через нейросеть. Поэтому не нужно было точно в меня целиться, а достаточно было просто провести рукой в нужном направлении, а он сам уже произведет выстрел в помеченной через нейросеть точке.

Мне даже как-то обидно стало. Все действительно опасные типы на этой станции, а это обычно криминальные личности, ходят тут с боевым оружием, в то время как я топчусь с не очень мощной моделью. И закон мне не разрешает даже в защиту использовать что-то более мощное.

«Нужно обязательно проработать этот вопрос», — эта мысль не отвлекла меня от происходящего, а только проскользнула на задворках сознания, при этом отложившись в моем ежедневнике дополнительным пунктом.

А возникла она у меня в результате того, что после анализа моего непроработанного плана, без достаточной подготовки и хоть минимального сбора информации о них, я как-то опрометчиво бросился на эту толпу, не совсем рассчитав (вернее, полностью переоценив) свою силу. Ориентировался я на утреннее происшествие, но оказалось, что на станции есть и более опасные типы, уступающие мне лишь на самую малость. И что вероятно, есть тут и еще более опасные личности.

Это теперь всегда придется брать в расчет, если хочу прожить подольше.

Но не уверен, что даже знай я об этой особенности заранее, поступил бы иначе, или вообще бы не стал ввязываться в этот бой, так как речь в этот раз шла не обо мне, а о жизни, здоровье и свободе дорогих мне людей. Друзей и знакомых, единственных близких мне людях сейчас.

Мысли, протекающие параллельно, где-то на задворках сознания, совершенно не отвлекали меня от происходящего сейчас вокруг.

Поэтому, только заметив начало первого движения бугая, я практически мгновенно просчитал наиболее выгодную позицию для стрельбы и траекторию необходимого выстрела. А затем в соответствии с самым оптимальным по прогнозу нейросети и искина положением и наиболее удобной точкой для ответного нападения на стоящего напротив меня громилу, сместился в нужную сторону, и при этом перешёл в более безопасную зону, спрятавшись за спиной девушки.

Затем прицелившись и наведя оружие на него, я прямо сквозь этого маньяка в женском обличье выстрелил из ударника в стоящего напротив битюга.

Место было выбрано очень удачно. Гигант был как на ладони.

Но случай решает больше, чем даже идеальное исполнение и точные прогнозы. Мне не повезло.

Весь выпущенный заряд поглотила девушка, как раз в тот момент, когда я нажимал на курок, она, зацепившись ногой за небольшую трещинку в полу, немного сместилась в сторону и попала на линию моего огня.

Правда, не все было так плохо. Немного досталось и громиле, небольшая часть заряда прошла через его правую руку, держащую ударник. Но ему это совершенно никак не повредило.

«Не понятно, неужели это оружие на него не подействовало», — это была плохая новость. — «Вот что значит — гражданское. Даже не всех пробить может».

Но тело хакерши от попавшего в нее выстрела стало оседать, так что на нее оно подействовало как и было запланировано. Не тратя больше заряды на громилу, так как мне была непонятна реакция этого человека на воздействие ударника, я, продолжая движение, второй разряд отправил в направлении следующего по степени опасности субъекта — главаря этой шайки, при этом приседая и прячась за падающее тело девушки.

Видимо, только это меня и спасло.

Резко поменялась вся картинка проходящего боя. Опасностью повеяло со всех сторон, и я попал в критичную зону, где с высокой долей вероятности мог получить ранения, несовместимые с жизнью. Единственное небольшое пространство, где мне нанесли бы минимальные в данном случае повреждения, двигалось сейчас вслед за падающей девушкой.

И я постарался сжаться, стреляя перед собой и кое-как вписываясь в эту небольшую зону, границы которой ощущались мною очень хорошо.

Все-таки я был несколько крупнее этой хакерши. И не смог полностью укрыться за ее телом. Из-за него торчала моя рука, сейчас выпускающая непрерывный поток выстрелов в бандита напротив. Мне четко была видна уязвимая точка в груди этого человека, и искин рисовал, что воздействие на нее — это единственная возможность вырубить этого монстра при нападении с фронтальной стороны.

Туда я и направил каждый свой выстрел.

Пока меня спасала только моя скорость и, похоже, частота выстрелов, правда громила с грубым голосом практически никак не реагировал на мои попытки его остановить. Мощности моего оружия, видимо, не хватало, чтобы пробить его мышечный каркас или что там такое его защищает от моих выстрелов.

— С вероятностью девяносто пять процентов объекту установлен войсковой «Нейропоглотитель» не менее третьего поколения.

— И что мне делать?

— Перегрузить его предохранительные цепи и заполнить весь объём накопительного элемента.

По крайней мере, я определился с этой его единственной уязвимой точкой.

Кира совместила расположение этого «Нейропоглотителя» как раз со схемой уязвимых мест на его теле, и как раз основное уязвимое место в груди этого человека, куда было рекомендовано стрелять, совпало с расположением поглотителя.

«Понятно, почему туда надо стрелять и дальше. Необходимо вывести из строя это устройство, кстати, похоже, очень полезное».

Параллельно я продолжал поддерживать непрекращающийся огонь из своего ударника, стараясь перегрузить работающее устройство, ну или что из себя там представлял этот «Поглотитель».

Но я чувствовал, что не успеваю. И поэтому старался в то же время ужаться до размеров небольшого участка с минимальным на текущий момент уровнем угрозы.

Но мощности воздействия моего ударника катастрофически не хватало на этого бугая с армейскими сюрпризами, и поэтому я не успевал перегрузить его поглотитель.

А в следующее мгновение ощутил на себе ответный привет от моего противника.

Однако я не зря корежился в падении и изгибался непонятным образом. Его выстрел скользнул по мне лишь своим краем, однако и этого мимолетного воздействия мне хватило с лихвой.

Моя левая рука онемела, и я выронил оружие.

«Надо искать этот „Нейропоглотитель“», — поставил я себе еще одну задачу, — «нужная штука», — ощутив на себе воздействие шокера, оценил я преимущества установленного моему противнику девайса.

При этом, не переставая падать, и понимая, что могу не успеть, я вытянул второй ударник, при этом констатировав тот факт, что зря я его убрал.

Но ведь первоначально у меня был совершенно другой план.

И выстрелил еще несколько раз прямо в грудь Громилы. Убивать я никого не собирался. Но кто же знал, что этот бугай такой непробиваемый.

Самое странное было то, что мое чувство уязвимых точек противника и выявления критичных и опасных мест подсказывало мне, что я все делаю правильно. Просто мое оружие не могло причинить ему большого вреда, впрочем, как и, по-видимому, все остальные энергетическое.

Вот здесь бы и воспользоваться моим макаровым, но и то не факт, что смогу им что-то сделать.

Поэтому я не переставал стрелять.

Была у меня глупая мысль в первые мгновения нашей встречи о том, что коль пришлось схлестнуться с ними, то неплохо было бы схватить их и допросить. Для этого можно было воспользоваться ментоподавителем воли их главаря, хотя пока я не знал что это такое, но надеялся разобраться.

Однако бой и реальность внесли свои жесткие коррективы. Многое вышло из-под контроля, и оказалось мною не учтено. И теперь постоянно приходилось корректировать и контролировать выполнение каждого своего следующего шага.

Теперь у меня было только одно желание — выжить.

Правда, при всем при этом у меня не было никакого мандража, самокопания или сожалений.

Простое и четкое понимание того, что много проще и безопасней было в этом конкретном случае убраться с уровня и не вступать с ними в противостояние, а за погрузчиком вернуться через несколько дней.

Но теперь шёл бой, и эти мысли были лишними.

Уже находясь на полу, я произвел два последних выстрела, наконец вырубая этого неубиваемого бугая. Добивая его, я выстрелил в него еще несколько раз, а то он проявил какую-то уж слишком не соответствующую нанесенному ему урону живучесть и деятельность для обычного человека, которым выглядел со стороны: не захотел с первого попадания, как все остальные, оседать на пол, а продолжил переводить в мою сторону свое оружие, стреляя вслед за мной. Так что для своего спокойствия, я его постарался отключить на более долгий срок.

Хорошо, что с каждым моим произведенным во время боя выстрелом он делался все медленнее и медленнее. Это особенно хорошо заметно стало в конце боя.

Радовало только одно, хоть он и был таким неубиваемым, но я все-таки оказался заметно быстрее него.

Но теперь выплыл факт того, что я могу оказаться и не самым крутым перцем на этой станции.

Оставив этот вопрос на будущее, чтобы с ним разобраться более точно. Я все так же продолжил вести бой со своими противниками.

Дальше было проще. С момента начала нашего боестолкновения прошло меньше пары мгновений, на пол не успело свалиться даже тело их главаря.

Но я не хотел оставлять бандитам никакого шанса. Они мне не нравились.

Меня придавило телом девушки, и это достаточно сильно ограничило возможности моего перемещения, а поэтому я прямо с пола навел оружие на стоящего рядом низкорослого бандита.

После него я занялся последним оставшимся на ногах членом их банды. На его нейтрализацию мне хватило всего пары мгновений.

Затем, чтобы обезопасить себя окончательно, да и никакой жалости к этим людям у меня в принципе уже не было, я, сделав по два последних контрольных выстрела в каждое из лежащих передо мной тел, не поленился и последние пять зарядов для собственного спокойствия потратил на бугая.

Индикатор нахождения в боевом трансе показывал, что он длился всего три секунды, хотя мне казалось, что не меньше нескольких минут. И мог бы без особых последствий для своего организма в таком же режиме работать примерно еще пять.

«Но я ведь точно помню, что сегодня утром при столкновении с наемниками на это мне отводилось гораздо больше времени? Что не так? Или это не панацея? Ничего не понимаю».

И тут я вспомнил о том, что нейросеть установила во время столкновения с наемниками утром некие ограничители, при работе на грани которых организм не испытывал значительных перегрузок. Сейчас я ничего такого не ощутил, хотя все остальные свойства и особенности пребывания в боевом трансе присутствовали.

«Похоже, в случае экстренной опасности эти ограничения мною были сняты, — подумал я. — Ведь погружение в транс было скачками, сначала я вышел на них, потом заметил, что они начали двигаться, и последнее — когда по мне выстрелил бугай».

«Именно тогда резко уменьшилось время нахождения в трансе, просто во время боя это было второстепенной проблемой и поэтому ни я, ни искин на нее не отреагировали», — вспомнил я.

А вытянув одно воспоминание, цепочкой потянулись и другие, говорящие о перегрузках и откате, которого не было утром, и который я имел все шансы ощутить сейчас.

И откат наступил.

Теперь-то я понял, от чего ограждала меня умная нейроструктура.

Мое тело разрывалось, корежилось, дрожало и напрягалось в таких непонятных и бешеных ритмах и последовательностях, что придавившая меня хакерша слетела с меня как тряпичная кукла, и ее тело откатилось далеко в сторону.

Но я этого ничего не видел и не замечал.

Теперь все время с того момента, как я вышел из боевого транса, меня терзала жуткая боль, но не это было главным.

Страдания тела перетерпеть было можно, но на части разрывалось мое сознание.

Его затопили океаны боли, они поглотили его все, порождая непереносимую, нереальную боль, существующую в глубинах моего разума. И от нее нельзя было уйти или отдалиться на несколько шагов. Она всегда была и будет со мной. Резкая. Захватывающая каждую отдаленную частичку моего я.

Боль, сводящая с ума.

Ее можно было только пережить.

Жить. Это меня и не отпускало. Как оказалось, я до безумия хочу жить. Мне нравится это место. Мне хорошо с людьми, которые меня окружают. И за все это я готов умереть, но еще больше за это я готов жить.

И поэтому я боролся, не давая откату и боли разорвать мое сознание и мою личность на части.

Я хотел закричать, но не мог. Мой разум разрывало. Я не вспомнил, что это такое — «кричать», как это делается.

Со временем я понял, что побеждаю боль. Что постепенно, по шагам она начала отступать.

Мне казалось, что длилось это мучение столетия, но откат был равен времени нахождения в боевом трансе.

Поэтому провалялся на полу я все те же три секунды. А потом боль ушла. Я пытался найти ее отголоски в себе, но единственным напоминанием была лишь ломота в теле и небольшая головная боль.

В дополнение я получил сообщение, выданное нейросетью: — «Максимальное время нахождения в боевом трансе увеличено на тринадцать процентов».

«Вот главный местный принцип, это меня не убило, а только сделало сильнее и выносливее».

Полежав еще немного на спине и не веря, что все уже закончилось, я все-таки начал вставать.

«Нельзя разлёживаться, есть еще дела», — заставлял я себя сдвинуться с места.

Но никак не мог этого сделать.

Хотелось просто лечь и лежать. Мысли в голове текли вялым потоком. Было просто хорошо, что я жив, что то огромное и непонятное чудовище в облике человека, на которого я наткнулся среди членов банды, оказалось меньшим монстром, чем был я.

Делать ничего не хотелось. Я только крутил головой и пытался устроиться поудобнее, но мой взгляд наткнулся на какую-то выглядывающую из-под руки Раса распечатку на пластиковом листе. Похожие я видел как у нас в департаменте, так и когда устраивался на работу в кабинете той стервозной дамочки, которая, по сути, и устроила эту небольшую бойню.

Хотя спасибо ей за это. Если бы не она, о нападении мы узнали бы, только когда эти или другие бандиты попали бы на уровень, и то не факт, что у нас получилось бы предотвратить проникновение или захват моих друзей. А сейчас мы предупреждены.

Мои мысли резко переключились с меня любимого на то, о чем говорили эти бандиты.

Элея, Нея и другие.

Забота и страх за близких мне людей оказались лучшими мотиваторами.

«Обязательно нужно зайти и поблагодарить ее», — с улыбкой подумал я. — «Шучу — значит, не выбили меня окончательно».

Как только стало оживать сознание, так и самочувствие с настроем жить, радоваться и двигаться дальше гигантскими скачками поползли вверх.

И уже через несколько минут я был вполне адекватен и работоспособен.

Первым делом я осмотрел тела. Анализ искина показал, что четверо очнуться не раньше через двое-трое суток.

Про громилу прогноз был настолько расплывчат, что брать его за основу было бессмысленно. Единственное, в чем мне смогла помочь Кира, это подтвердить семидесятипятипроцентную вероятность того, что это чудовище биологического происхождения как минимум пробудет в таком состоянии еще около часа.

Поняв, что у меня есть еще время, я, по прошлому опыту, попросил Киру провести сканирование на предмет поиска в округе боевых трофеев и других интересных для меня вещей.

Стоя перед здоровяком, я наконец осознал тот факт, что есть здесь и более опасные твари, чем я сам, а поэтому нужно быть к встрече с ними готовыми всегда и везде, особенно в такой ситуации, что оказался я.

«Оружия, умения и знание — вот что мне необходимо. Но всего этого у меня пока кот наплакал. Немного, в общем, — подумал я. — Главное, что жив и относительно здоров, а не как эти — валяюсь на полу старого и захламлённого уровня».

Посмотрев на валяющиеся тела, понял: «Да кстати, им тут делать нечего. Начнется строительство, и их найдут. Надо бы перетащить их отсюда подальше», — решил я.

Сам же в это время обдумывал, как быть дальше. Вариант допроса был интересен, но я не подумал над тем, как и где его проводить. Да еще и этот непонятный боец, на которого практически не действует ударник «Шокер».

Меня, например, левая рука до сих пор не слушалась.

Прошёлся по округе, подобрал свой второй ударник и заткнул его за пояс. Сходил к дыре, слазив на слад, забрал рюкзак, кинул туда разряженный ударник и вернулся к месту событий.

Кира как раз приготовила мне отчет о найденных у бандитов вещах.

Начну по порядку.

Рас. Он же «босс». Семь чипов, три из них банковские. Ударник «Шокер-9000» (похоже, распространённая модель). Гражданский бластер «Защитник-3МК» (опять я не у дел, ведь именно его хотел на меня направить этот нападающий). Имплантант, упакованный в бокс для переноски, название неизвестно. Можно точно определить по коду, нанесенному на внешнюю сторону контейнера. Пластиковый лист с текстом. Кобура скрытого ношения под бластер. Вибро-нож «Клык-15». Бронежилет скрытого ношения «Кольчуга-700». Считыватель «Библо-2К», удешевленная и максимально облегченная модель для массовых коммерческих продаж.

И самое главное, ментоизлучатель «Псион-6», производство империи Аграф, клан о'Хаар, запрещен к вывозу за территорию Империи, запрещен к хранению, ношению и продаже, как на территории империи Аграф, так и на территории всего Содружества. Немедленная отправка в колонии строгого режима на территории фронтира.

«Серьёзная штучка. А главарь-то этой шайки, похоже, досконально не знал, что ему досталось в руки», — порадовался я своему везению.

Только, что делать с ним, пока еще не знал, да и угроза немедленной депортации в места не столь отдаленные как-то меня не впечатляла, но такая угроза существовала всегда, при любом раскладе, будь то оружие или какие-то запрещенные к распространению гражданским лицам базы или имплантанты.

Но что самое главное, криминал-то на все эти ограничения плевать хотел с высокой колокольни и спокойно таскал с собою эти игрушки.

Нужно обязательно узнать, кто крышует такую вопиющую вседозволенность, ведь мне кажется, у них есть какой-то вид разрешения на ношение и использование большинства подобных вещей.

Все как на моей бывшей родине.

Ну а сейчас, гладя на доставшийся мне «Псион», я недоумевал. Я надеялся, что это будет, что-то типа пистолета или бластера, или того же ударника, работающего на понятных мне принципах, а на самом деле это оказался небольшой кругляш, размером с пятирублевую монету.

И чего в нем такого опасного, что я должен был все им сам отдать и еще и спасибо сказать, — не понятно.

Собрав все найденные у Раса предметы, я переключился на лежащего немного дальше бугая.

Информация о нем была довольно интересной.

Нейромодифицированный боец. Вариант модификации — диверсант. Два чипа, один банковский. Ударник войсковой «Паралич-11». Ограниченно разрешённое оружие к использованию гражданскими лицами. Куртка-бронежилет, производитель и марка неизвестны. Предположительно военного образца. По сути это все. Ни каких-то особых предметов, ни надетой под одежду брони, даже оружие он носил просто так, засунув его в карман, правда, достаточно удобной и крепкой куртки. Кстати, моего размера.

Я подошёл к хакерше. Хоть она сейчас и валялась сломанной куклой, но жалости у меня, почему-то совершенно не вызывала. Она меня порадовала большим обилием (пятнадцать штук) каких-то чипов у себя в напоясной сумке. Только банковским из них был всего один. Ударник «Шокер-9000». Укороченный бронежилет скрытого ношения «Корсет-5». Три неактивированных имплантанта в боксе для переноски, также прицепленном к ремню.

Два последних бандита были совершенно одинаково экипированы, если не считать одежды. Легкая защитная куртка-бронежилет «Скаут-6». Ударник «Шокер-9000». И у каждого по банковскому чипу.

Коль я озаботился своей сохранностью, то стянул с босса этой банды его «Кольчугу» и постарался натянуть на себя. Как оказалось, этот человек был несколько меньше меня в объёме.

«Придется продать или отдать», — с жалостью подумал я, лишняя защита мне в условиях этих периодически повторяющихся приключений с мордобоем и применением ручного оружия очень даже не помешала бы.

Но как только я попытался надеть этот бронник на себя, то ко мне на нейросеть пришёл запрос.

«Идентификация нового пользователя. Произвести необходимые замеры для оптимальной подгонки индивидуального универсального средства защиты „Кольчуга-700“».

Я дал свое согласие на исполнение этого запроса, и уже через мгновение «Кольчуга» сидела на мне как влитая.

Было очень удобно, и она совершенно не стесняла движений.

Пока дальше изучать ее возможности я не стал, но понимание того, что это далеко не такой простой бронежилет, ко мне уже пришло.

Надел кобуру босса, поместив в нее его же бластер, оставлять его я не собирался, а носить его одно что запрещено — хоть в рюкзаке, хоть в кобуре, так что разницы большой нет.

Тем более я хотел обсудить этот вопрос со своими начальниками. Пусть выбивают, у Круфа я точно видел на поясе боевой бластер, а не шокер, да и у некоторых медиков было боевое оружие, как я теперь понимаю.

А значит, выход был.

Дальше я натянул бронекуртку бугая, благо она была много удобнее и практичнее моей, с большим количеством как внутренних, так и внешних карманов. Получался такой своеобразный рюкзак для мелочевки, который всегда со мной.

Уже надевая ее, я обнаружил несколько специально подготовленных внутренних клапанов, однозначно подходящих под хранение оружия. Поэтому в один я разместил его «Паралич», во второй свой ударник, а на спине прицепил вибро-нож.

Макаров я решил все-таки продать, а поэтому оставил его в рюкзаке.

Теперь я не чувствовал себя таким безоружным, как еще несколько минут назад.

На пояс нацепил ремень хакерши, он очень уж удобно подходил под переноску различных чипов и прочей не слишком ценной мелочевки, все наиболее ценное я рассчитывал хранить во внутренних потайных карманах куртки, благо их оказалось множество, правда, без помощи Киры построившей ее модель, я бы их не смог разыскать.

Немного подвигавшись, попрыгав и поизображав из себя «бывалого и опытного» бойца невидимого фронта, я принялся к упаковке и раскладыванию остальных трофеев и своих вещей.

Первым делом перекидал из своей старой куртки все в надетую на меня.

Все полученные, найденные и захваченные чипы рассортировал, и с данными положил в один карман, а банковские в другой.

Пока все это делал без отделения зерен от плевел, полезного от бесполезного, надеясь выполнить это несколько позже.

Пластиковую карту со списком своих друзей также положил в отдельный карман, а соседний выделил под боксы с имплантантами, их набралось у меня уже несколько штук.

Глубже всего хотел запрятать «Псион», но пока с этим делом повременил.

Все остальные найденные трофеи, оружие, бронежилет и куртки, я закидал в рюкзак, благо в него поместилось бы еще столько же.

Поняв, что со сбором трофеев закончено, я опустил глаза и задумчиво посмотрел на распростертые, на полу тела.

Жаль я не мог получить информации по установленным нейросетям и имплантантам, хотя в черного доктора как-то переквалифицироваться не особо хотелось. Правда и добро выпускать из своих рук особого желания не было.

«Но не все сразу, и так набрал больше чем мне нужно, однако возвращать ничего не буду, найду куда пристроить», — осадил я себя, — «жадность губительна».

Открытым оставался вопрос, что мне с ними всеми делать. И сейчас я имел в виду не трофеи, а бандитов, тела которых лежали на полу.

Отпускать их просто так нельзя. Во-первых, будут мстить, во-вторых, останется угроза для наших, список, а как раз и оказавшийся на том кусочке пластика в форме небольшого листа пластика, я уже просмотрел. Там фигурировали все мои друзья, включая детей, плюс еще трое северян и наемник Ил, знакомый Рекара.

Как и куда могла попасть копия такого же списка, мне не известно, но об этом обязательно надо предупредить руководство в департаменте.

«По крайней мере этим», — и я посмотрел вниз, — «нужны были мои друзья без установленной нейросети, а значит, процесс их инсталляции необходимо ускорить. И возможно ожидать гостей сегодня ночью. Не только эти шакалы могли прознать о празднике вечером и том, что нашим еще не всем установили нейросети».

И последнее, убивать было их нельзя, во время боя я был это сделать в своем праве, а сейчас, когда он закончился, уже нет, но и оставить так им жизнь, без приятных воспоминаний обо мне, не хотелось.

«Так что же с вами делать?» — еще раз подумал я, посмотрев на распростертые тела на полу.

«Ударник и затылок, — вспомнил я рассказ босса этих огрызков общества. — А испробуйте-ка на себе то, что, похоже, не раз проделывали на других. А потом на погрузчике вывезу вас отсюда и постараюсь незаметно выгрузить в каком-нибудь секторе несколькими уровнями выше, или вообще на другой стороне станции. Ведь лифт, который есть на уровне, останавливается не только у торговой площади, но и где-то еще вверху, за пределами VIP-кольца».

А чего, неплохо. Только нужно проложить максимально безопасный и незаметный маршрут до точки выгрузки. Так, чтобы ни одна камера или датчики слежения нас там не заметили. Что-то подобное Кира уже делала, только исходные параметры задания поиска маршрута были несколько другие. Так что это вполне по силам нам рассчитать и реализовать так, чтобы даже следов не осталось.

Поэтому следующим шагом стало распоряжение Кире составить оптимальный маршрут.

А пока она выбирала подходящую для этого точку на станции и искала оптимальный маршрут до нее, я, чтобы занять себя хоть чем-то решил посмотреть, что же это за ментоизлучатель такой.

Ведь у него были какие-то функции, которыми хотел воспользоваться Рас.

Взяв этот небольшой диск в руку, я ничего не почувствовал, как это было ранее с любыми другими техническими предметами. Подумав, что ничего не получиться, я просто из интереса захотел рассмотреть, а как он выглядит из трансового состояния, ведь в нем, все предметы окружает некое менто-информационное поле.

И вот тут-то мне как раз и стало понятно, как нужно работать с этим устройством.

Ментоизлучатель был своеобразным ментальным инструментом, со своим интерфейсом управления, которым можно было управлять как, например интерфейсом нейросети, только находиться стоило при этом в состоянии транса.

Как оказалось, для этого хватало и простого учебного, запускаемого для изучения баз знаний.

Я быстро просмотрел меню. Были различные пункты по воздействию на человека или любое другое разумное существо, но при этом объект воздействия должен был находиться в сознании, но для меня это не подходило.

Все мои подопытные были вроде как не в себе.

Но неожиданно мне попался один пункт, вызвавший мой повышенный интерес: «Нейропрограммирование на выполнение действий в бессознательном состоянии».

И несколько подменю в нем, последним, из которых было «Готовые примеры для выполнения».

Открыв его, я пролистал кучу уже настроенных листингов для разного набора действий, правда все они касались убийства или самоубийства.

«Не такие вы уж белые и пушистые, как я посмотрю», — поделка сама навевала подобные мысли о создателях такой интересной штуки, которыми, по всей видимости, являлись аграфы.

Меня заинтересовали две заготовки, которые попались мне на глаза уже в конце списка. По-видимому, они были созданы гораздо позднее, так как их оформление не соответствовало всем остальным, отсутствовали даже простейшие комментарии.

Кстати, на текущий момент «Псион» как раз и находился в состоянии выполнения предпоследнего пункта настроечной установки.

— Выполнение голосовых команд, не требующих физической активности тела.

— Стереть последние сорок часов воспоминаний.

«Интересно, ну и на ком будем пробовать?» — и, улыбнувшись, посмотрел на бугая, — «сегодня тебе достается за всех».

И с довольно, надеюсь, зловещей ухмылкой потер руки, выбрав в интерфейсе его целью воздействия.

«Так, а что я хочу?» — задал я себе вопрос.

«Мне нужны кредиты и информация», — сам же на него и ответил.

Ни то, ни другое не требует физической активности, разве что шевелить мозгами, но это вроде и нужно для выполнения заданной функции ментоизлучателя.

Так что можно приступать.

Я уже хотел приказать бугаю для пробы перевести деньги с его счета на свой, но вовремя остановился.

«Кто его знает. Транзакция-то останется, и с нею ничего не сделаешь. А по ней, если сильно захотят, найдут и меня».

Немного подумав, я обрадованно полез в один из карманов, куда складывал все найденные чипы.

«Банковские чипы, вы мои полезные!» — ласково подумал я о небольших пластинках.

Вытащив первый попавшийся банковский чип и несколько простых из другого кармана, я следом залез в рюкзак и, порывшись, разыскал брошенный туда считыватель, снятый с руки Раса.

«Смотри-ка, пригодился. И хорошо, что ширпотреб, по нему меня тоже не разыщешь».

— Вот теперь мы попробуем по-нормальному, — пробормотал я.

Сначала я взял банковский чип и вставил его в свой считыватель. На нем оказалось сто двадцать тысяч кредитов. Я без зазрения совести скинул их на свой счет. Обнулив его, я взял в руки уже обычный чип с данными.

Поменяв их местами в считывателе, я просмотрел то, что находилось на этом чипе.

Он был заполнен какими-то непонятными роликами, даже больше они походили на серии какого-то мыльного сериала. Меня это удивило ничуть не меньше, чем все остальное.

«И тут мыльные оперы», — констатировал я и без жалости затер все серии, хранимые кем-то на этом чипе. Кстати, занимали они не мало места, я это прикинул по объёму, сравнив с постоянной памятью, установленной искину.

«Надо бы ее увеличить, — решил я, — а то надолго может не хватить».

Подготовив чипы для работы, я приступил к эксперименту.

Надел на руку громиле считыватель, вставил в него банковский чип, дождался его активации и индикации начала работы с устройством хранения информации.

Потом вошёл в состояние учебного транса и обратился к меню «Псиона». Опять выбрал целью воздействие бугая.

Нашел и активировал функцию «Выполнение голосовых команд, не требующих физической активности тела».

Дождался, пока некий индикатор готовности выполнения команды отработает и покажет, что операция завершена.

И только после этого сказал:

— Перевести на чип все кредиты со всех доступных счетов.

Сначала ничего не происходило, но потом в интерфейсе ментоизлучателя забегали небольшие индикаторы выполнения операций. Первый, второй, третий. Небольшая пауза. Какие-то действия. Потом четвертый и пятый.

После этого индикатор работы показал сто процентное завершение работы команды, выданной этому менто-устройству.

Я с интересом вытащил чип из считывателя и вставил его в свой, чтобы увидеть, какая сумма на нем сейчас лежит, и чуть не выпал в осадок. Запрос выдал ответ в пять миллионов шестьсот двадцать семь тысяч двести семь кредитов.

Естественно, эти деньги перекочевали ко мне на счет.

«Откуда у него такие деньги?» — поразился я, но потом подумал о том, что это могут быть не только его кредиты, а какой-то воровской или бандитский общак, или счета, о которых он знал, но информацию о них у него затерли. Ведь была же какая-то непонятная пауза в момент выполнения этой операции ментоизлучателем.

Теперь нужно быть вдвойне осторожнее и затаиться на некоторое время. Вот только разберусь сегодня-завтра со всеми делами — и на дно.

Хорошая у меня профессия. Будут искать в последнюю очередь.

Так, следующий чип в считыватель. Теперь я поместил в него устройство для хранения данных.

Повторно активировал меню и отдал следующую команду:

— Сохранить на чипе все известные коды доступа, координаты тайников и схронов. Подходы к ним. Системы охраны и безопасности. Подробную информацию об их отключении. Наличие хранимого имущества. Хозяевах этих объектов. И тех, кто может знать или догадываться о них.

Теперь запись на диск длилась одним непрерывным потоком и заняла примерно две минуты.

Следующая команда:

— Расклад по всем группировкам. И связанным с ними людям. Все подпольные контакты и степень надежности контакта.

Еще одна запись.

Подумав, нужно ли мне еще что-то, решил больше не наглеть, и так потрошу, можно сказать, военного монстра.

«О, это интересно», — подумал я и взял еще один диск с данными. Проверив его, убедился, что на нем опять мне попался какой-то сериал, и, стерев все без сожаления, вставил в считыватель, надетый на руку бугая.

— Скинуть копии всех баз знаний и тактических заготовок.

Теперь запись длилась значительно дольше.

Я думал уже, вся информация не влезет на диск, так как индикатор на считывателе показывал девяносто семь процентов его заполнения, но вот запись прервалась.

Просмотрев полученное и поняв, что для анализа того, что там напихано, мне понадобится не один день и даже не два, а минимум неделя, я положил этот диск в отдельный карман, сказав:

— Спасибо тебе, приятель.

Активировав эту функцию последний раз, приказал:

— Стереть все данные, скопированные на носитель в памяти Заполнить их копией детских воспоминаний.

Эта команда выполнилась, как ни странно, очень быстро.

Не знаю, может, я что-то сделал не так, но разбираться было уже некогда.

Кира передала, что найдена оптимально подходящая для моих целей по скрытой выгрузке тел точка на станции и разработан наиболее соответствующий заданным требованиям по максимальной маскировке маршрут.

Мне даже стало интересно. Где так можно проехать на погрузчике, чтобы тебя не заметили.

Но разберусь с этим потом. Сейчас же закончу с делами.

Активировав второе предустановленное меню — по удалению последних сорока часов воспоминаний, я дождался его окончания.

А потом, перевернув тело, без особого сожаления пропустил максимальный разряд через затылочный интерфейс нейросети. И продолжал подавать заряд, пока вероятность повреждения нейросети не достигла двухсот процентов.

Что удивительно, Кира доложила, что мои действия не нанесли существенного вреда физическому здоровью этого человека.

Жить он со стопроцентной вероятностью будет, только вот наверняка в качестве овоща.

Но о своих отморозках пусть сами и заботятся.

А мы, как могли, о них уже позаботились.

Как говаривали наши предки: «Если к нам пришли с мечом. Не удивляйтесь, если найдете его торчащим у себя из зада».

Ну, а дальше пошёл конвейер.

Я действовал по одной схеме. Кредиты, тайники и коды доступа, расклад на станции, базы знаний. Потом затираю сами знания о существования этой информации в голове бандитов, подвергшихся воздействию. А потом намертво стираю сорок предыдущих часов из их жизни.

Последним этапом я выжигал им нейросеть.

В результате у меня появилось пять дисков с базами данных, вытянутыми из голов этих бандитов, и шесть дисков с базами знаний, на хакершу пришлось потратить целых два диска, к тому же мой счёт обогатился суммарно еще на шесть миллионов двести пятьдесят семь тысяч семьсот двадцать восемь кредитов. Львиная доля пришла от хакерши, чуть меньше — от ее дружка.

Еще раз проверив, что все сделал верно, я подогнал сюда погрузчик и, закидав полуживые тела будущих растений внутрь контейнера, направился по пути, найденному Кирой.

Никаких сомнений или угрызений совести я не испытывал. Не знаю, может, я и не очень хороший человек, но мне, честно говоря, было на это глубоко плевать. Они пришли меня убивать, но у них это немножко не получилось.

«Правда, могло», — подумал я, ощущая все еще не очень хорошо слушавшуюся меня руку.

На совещание с начальниками я уже опаздывал, но думаю, они простят меня за это, ведь вместе со мною к ним попадут важные новости, хоть и не очень радостные. У них в конторе была крыса, правда ее свои же и задавили, чтобы не оплачивать услуги. Но не факт, что она была там всего одна.

И об этом надо их обязательно предупредить. Но сначала разобраться до конца здесь.

Поэтому для начала я решил предупредить Круфа, что немного задержусь по объективным причинам.

Дозвонившись до него, конечно, получил выволочку и нагоняй непунктуальному сотруднику, которого вынуждены ждать большие начальники, но главное, они согласились подождать меня еще пятнадцать минут.

Я как раз должен был успеть.

* * *

Не знаю, повезло мне или нет, но путь мой пролегал сейчас за верхний горизонт станции на восемнадцатый уровень от центрального меридиана.

Кира нашла совершенно нереальный и до прагматичности жестокий способ выгрузки нашего еще пока живого груза. «Пока» я употребил не случайно, так как не уверен в том, что после той процедуры, что предложил проделать мой искин, кто-то из бандитов скоропостижно не отдаст концы.

Правда, Кира подготовила последовательность выгрузки, при которой вероятность выживания моих противников превышала восемьдесят процентов.

«Буду считать, что вам еще повезло».

Проехав на лифте до двадцатого уровня — это был ближайший наиболее удобный для меня выход по маршруту, проложенному Кирой, к нужному сектору станции — я продолжил свой путь между развалин каких-то складов, шел задворками непонятных строений и зданий, каких-то технических помещений и пакгаузов.

К нужному месту добрался достаточно быстро. Выбранный Кирой сектор располагался относительно недалеко, вернее не так: если бы я хотел попасть непосредственно в нужную точку, выбранную искином, то мне бы пришлось туда добираться достаточно долго, но этого мне делать было и не нужно. Главным по задумке искина было то, что мне не было никакого смысла появляться на самом уровне. Мне было необходимо добраться до определенного места на девятнадцатом уровне.

Путь искин был составлен идеально. Я, просмотрев его, понял, что в принципе вообще нигде засветиться не должен. Маршрут погрузчика был просчитан Кирой до мельчайших подробностей. Даже там, где я мог бы попасть в область зрения каких-то камер слежения или зону контроля каких-то датчиков, мой график движения совпадал с их периодами возникновения слепых зон или тестовых прогонов. Причем Кира не запускала их сама, если того не требовалось, а чтобы не оставлять следов, находила и вычисляла, а затем составляла маршрут, согласовывая наш путь с учетом их автоматического запуска или самостоятельного появления.

В общем, на месте я был уже через пять минут. И вот тут-то до меня и дошёл весь машинный цинизм Киры.

Оказаться незамеченным непосредственно на восемнадцатом уровне было невозможно, но был косвенный метод попасть туда, только он был не очень гуманным.

Мне было необходимо сбросить искавших меня бандитов в шахту неработающего подъёмника. Самого подъёмника уже давно не было, но туннель, соединяющий оба уровня, никуда не делся. Этот шаг в несколько раз усложнял идентификацию возможного появления на восемнадцатом уровне пяти лишних невменяемых тел.

Особо жалеть своих противников я не собирался, а потому, по рекомендованному Кирой списку, в шахту отправились все пять тел. Сначала бугая, потом босса бандитов, потом двух их помощников, последней в шахту полетела хакерша.

«Ну, покойтесь с миром, „человече“. Надеюсь, вы не будете долго мучатся и не проведете всю оставшуюся жизнь в образе живых овощей».

Попрощался я со своими первыми реальными и опасными противниками, которые в противном случае могли сбрасывать в эту шахту меня, не повернись судьба к ним задом. И тем же маршрутом что и пришёл, вернулся на нижний торговый уровень.

А уже оттуда направился на встречу с руководством своего департамента.

Через десять минут я уже заносил руку, чтобы постучаться в дверь кабинета начальника Департамента по исследованиям станции Рекура 4.


Глава 5
ФРОНТИР. ГРАНИЦА ИМПЕРИИ АТАРАН И СВОБОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ. СТАНЦИЯ РЕКУРА № 4
СЕКТОР, ЗАНИМАЕМЫЙ ДЕПАРТАМЕНТОМ ПО ИССЛЕДОВАНИЯМ

— Добрый день, — поздоровался я, войдя в кабинет начальника.

Присутствовали тут три человека, но я, в общем-то, именно их и рассчитывал здесь увидеть.

Были это доктор Грегор, собственно мы и находились сейчас в его кабинете, кроме того этот человек являлся нашим руководителем. Следующим был профессор Арош, без него, как я понимаю, не принимается ни одно значимое решение в нашем департаменте. Последним из присутствующих был Круф, мой непосредственный куратор.

— Добрый день, молодой человек, — за всех присутствующих ответил мне Арош.

Только очень уж подозрительно ласково звучал его голос, будто он меня в чем-то подозревал.

Посмотрев на них, я заметил, что и Грегор с Круфом как-то странно поглядывают на меня. Но пока никто из них ничего мне не говорил.

«Ну, и мне, собственно, оправдываться не в чем, нужно будет, сами спросят или скажут», — решил я и сразу перешёл к сути разговора, не переключаясь на отвлеченные темы.

Время поджимало, и от этого могли зависеть жизни моих друзей.

— Есть две новости, и, пожалуй, я начну с не очень приятной темы.

— Ну, ну. Молодой человек, мы вас внимательно слушаем, — не утерпел и несколько саркастично проговорил Арош.

— Да. Так вот. Вам ни о чем не говорят слова: «Млок — интеллектуальный индекс — двести восемь единиц, ментоактивность — C3. Элея — сто шестьдесят семь, C5. Эрса — сто восемьдесят девять, C0 (максимально зарегистрированный уровень ментоактивности). Нея — сто семьдесят два, C6 (расовая принадлежность не определена)».

— Да, это результаты наиболее перспективных кандидатов, найденных в вашем отряде, — удивленно проговорил доктор Грегор.

Арош посмотрел на Круфа, требуя комментариев:

— Эти данные не должны были выйти за пределы нашего управления. Откуда они у него? — Показалось, что в кабинете сейчас замерзнет воздух от ледяного взгляда сухонького профессора и его тихого голоса.

Круф тряхнул головой и ответил:

— Он не мог получить их от своих друзей. Им еще не установлены нейросети, а те, у кого они уже есть, не зарегистрированы в сети. Поэтому через нее он их получить не мог. Непосредственного контакта ни с кем из них у него не было, мои подопечные никуда не отлучались и были весь день под присмотром, а на уровне он не появлялся до сего момента, я уже запросил данные у искина службы безопасности нашего управления.

И посмотрел на Ароша.

— Утечки от них быть не могло, — уверенно закончил Круф.

Профессор немного помолчал.

— Но откуда-то же у него появились эти сведения? — И уже обращаясь ко мне: — Тогда, молодой человек, я хотел бы услышать продолжение вашего рассказа.

Я не стал кокетничать и приступил к докладу:

— У меня есть еще одиннадцать имен, — не стал перечислять я весь список, найденный у охотившихся на меня бандитов, однако добавил: — Минимальный интеллект среди них — это сто шестьдесят один, у одного из северян, и минимальная ментоактивность, из тех, у кого она есть — D4.

Арош удивленно посмотрел на меня и задумчиво проговорил:

— Пятнадцать человек. Это те, кого мы отобрали на должности специалистов разного уровня в наше управление. Остальные должны были составить костяк формируемого штурмового отряда или перейти на дополнительные должности в управления, для которых мы поставляем кандидатов. Откуда у тебя этот список?

До всех присутствующих дошла серьёзность ситуации.

— Начну по порядку. Я тут подрядился на одну работу, ведь теперь я вынужден крутиться сам, как могу.

В этом месте Грегор фыркнул себе под нос.

Я не понял его реакции, но заострять внимание на ней не стал.

— И в том месте, где располагалась область ее выполнения, напоролся на банду, которая кого-то разыскивала. Особого желания у меня с ними встречаться не было, и поэтому я спрятался в одном из разрушенных зданий.

На этом месте профессор одобрил мои действия кивком.

— Все правильно, — сказал он. — Нечего понапрасну нарываться на неприятности.

А вот Круф был несколько другого мнения, судя по выражению его лица, но никак комментировать мои слова не стал.

— И я так подумал, — согласился я со словами профессора и продолжил: — Но охотники рассуждали несколько иначе и поэтому как раз устроили засаду рядом с моим укрытием. Мне же пришлось затаиться. Между тем бандиты затеяли разговор о своих будущих планах, и он мне был замечательно слышен. Главарь шайки, рассказал о неких новичках из последнего набора рекрутов, принятых в Департамент по Исследованиям станции Рекура 4. Добавил он еще и то, что им не установлена нейросеть, и брать их нужно пока не провели ее инсталляцию. На законный вопрос, где они? Бандиты получили ответ, что искомые объекты пока живут тут в лагере. И самое главное, операция по установке нейросетей для них назначена на завтра. А сегодня вечером намечается большая гулянка, после которой изъять объекты будет вполне возможно.

— Вот засада, — забеспокоился Круф, — кто-то слил всю информацию этой банде о наших рекрутах. Что будем делать? — обратился он к старшему руководству и добавил: — Они знают даже о том, что сегодня у вас будет вечеринка и у этих пятнадцати еще не установлена нейросеть. Нужно оцепить уровень и проверить все пути проникновения на него. Стандартными они не пойдет, да и они под постоянным контролем.

И наш куратор посмотрел на Грегора и профессора, стоящих напротив него.

— Подожди, мне кажется, парнишка еще не закончил, — притормозил рвение своего протеже Арош.

— Да. Прости. Дим, мы слушаем тебя, продолжай, — и Круф обратил на меня свое внимание.

— Ну а дальше, я, как только выбрался с уровня, поспешил к вам. Вот, по сути, и все. Да, это список, о котором я говорил.

И я передал Круфу пластиковый листок.

Немного подумав, добавил:

— Не знаю, но бандиты напирали на тот факт, что моим друзьям еще не установлена нейросеть, поэтому мне кажется, с ее инсталляцией нужно поспешить. Этот список мог оказаться в руках не только у этой банды. И возможно не только они смогли узнать, что нейросети еще не установлены и сегодня вечером у нас вечеринка намечалась, а поэтому решить напасть на наше управление сегодня ночью.

Круф просмотрел записи на пластиковой пластинке и отдал ее профессору.

— Кто мог передать ее им? Это копия с оригинала, который я передавал вам еще днем, — сказал он Арошу.

— Проверьте список не вышедших сегодня на работу или ушедших на обед и не вернувшихся с него. Думаю, интересующий вас человек непременно сыщется, — предложил я.

Круф кивнул и, похоже, связался с кем-то по нейросети.

А затем сказал:

— На работу сегодня не вышло трое, уже проводится проверка их всех. С обеда не вернулся один стажер. Он взят к нам недавно. Сейчас пытаются его разыскать.

Профессор же вертел в руках небольшую карточку, не особенно ее рассматривая, видимо, то, что там было написано, он знал и так.

— А меня вот интересует другой вопрос, — обратился он ко мне, — откуда у тебя этот список? Ведь не просто же так эти добрые люди тебе его отдали. В рассказе об этом не было сказано ни слова.

И Арош посмотрел на меня долгим изучающим взглядом.

— Похоже, они случайно его выронили, а я его нашёл, — пожав плечами и сделав наиболее невинное из всех, какое смог слепить лицо, ответил я ему.

Не было у меня никакого желания правдиво отвечать на его вопросы. Не потому что я ему не доверяю. А потому что «Гладиолус» и паранойя.

Я и так рассказал им очень много, больно странные со мной вещи происходят, и это лучше хранить в тайне ото всех. Дольше проживу. Тем более секретность, как оказалось, в нашем департаменте не является сильной стороной.

— Ну, ну, — ответил профессор, — можешь ты нам еще чем-то помочь в этом вопросе? Может, ты нам хочешь сказать что-то еще? Ну, например. Этой банды нам стоит ожидать сегодня ночью? В какой половине они собрались к нам проникнуть? Может, они говорили, как хотят попасть к нам сюда? Ведь уровень под относительно жёстким контролем. Мы все равно достаточно быстро заметим проникновение, особенно сейчас, когда ты нас предупредил. Так на что они рассчитывают?

Подумав, я улыбнулся и ответил, — правда, думаю, рано или поздно мне это аукнется, но удержаться просто не смог.

— Есть у меня такое подозрение, что именно эти бандиты никого сегодня беспокоить не будут (ведь это правда, сегодня они вряд ли кого смогут побеспокоить). А вот по поводу других я этого сказать не могу. Что еще. На уровень они хотели проникнуть через гравитационный служебный лифт, у них были даже коды доступа к нему, а если они оказались у одних, то могут быть и у других. Рекомендую сменить их на всех подъёмниках и лифтах, которые есть на этом уровне, так — на всякий случай.

— Хорошо, их не так много. Сделаем, — согласился с моим предложением куратор группы и опять на пару секунд выпал из разговора.

А потом сообщил:

— Подъёмники и лифты перекодированы, теперь доступ к ним есть только у тут присутствующих за исключением Дима.

А еще через мгновение добавил:

— Все трое сотрудников нашего департамента, не вышедших на работу, найдены, один в больнице, о его травме было сообщено утром руководителю его отдела, двое отпросились по делам к себе домой на одну из колоний и отсутствуют на станции уже пять дней. А вот с последним стажером не все ясно. Его досье уже найдено. Друзей и знакомых у него не было. Себя считал выше других и был уверен, что его недооценивают. Хотя на самом деле был недалекого ума и совершенно не мог работать самостоятельно и тем более в команде, всю ответственность и решения пытался перекладывать на других. Параметры ниже средних. Как он вообще к нам попал? — удивленно спросил Круф у профессора.

А потом сам же и ответил на свой вопрос:

— Нашел. Он попал к нам по протекции из администрации станции. Кто его сюда задвинул?

И Круф, видимо, опять просмотрел личное дело этого сотрудника.

— Хм, хоть и написано, что администрация станции, а на самом деле Гекон Рак, из кадровой службы флота. Странно все это. Ну да ладно. Разберемся. По нашему стажёру. Сослуживцы говорят, что он вместо обеда ушёл на какую-то деловую встречу. Они подумали, что Жир — это как раз тот, о ком идет речь — ищет другую работу. Его давно не устраивали как работа у нас, так и те условия, которые мы ему предоставили. Хотя по отзывам, этот сотрудник был ленивым, нерасторопным и не слишком умным человеком. Он даже не пытался как-то самостоятельно поднять свой статус за счет роста профессионального уровня. При этом он все время хотел жить в VIP-зоне. И это неоднократно им озвучивалось. Однако никаких усилий для этого он прилагать не хотел. В общем, судя по всему, это как раз наш клиент, и его необходимо разыскать. Но этого стажера пока найти не удалось. Ни дома, ни в ближайших окрестностях его не было.

— Думаю, среди живых вы его уже и не разыщите, — выслушав куратора, я предложил немного сменить им направление поиска: — Так что запросите сводки службы безопасности станции о неопознанных трупах. Возможно, среди них он всплывет.

Посмотрев на меня, как на какое-то чудовище, Круф все таки связался с СБ станции.

А я что, я ничего, просто реалист, да и о судьбе информатора мне известно немного больше, чем я говорил.

Через пару минут он сообщил.

— Нашелся. В морге. Убит. Действовал профессионал или кто-то с очень большим опытом. Нейросеть выжжена полностью разрядом из шокера через затылочный интерфейс. От него мы больше ничего узнать не сможем.

И снова обратив свой взгляд ко мне, он спросил:

— Как ты думаешь, а те, с кем он вел беседу до нас, смогут нам что-то поведать?

— Не знаю, — честно признался я. Мне ведь правда, неизвестны все возможности этой цивилизации. Вдруг они смогут разговорить даже овощ.

— Понятно. Значит, надежда только на усиление охраны. И повышенный контроль уровня. Кроме того, необходимо постараться сегодня установить все нейросети, — как бы раздумывая про себя, проговорил Круф, — а допросить можно будет попытаться тех, кто придет к нам в эту ночь. Только нужно, чтобы они остались живы и пришли.

Забыв на мгновение обо мне, стоящем радом, Круф развернулся в сторону профессора и повторил свои выводы, а потом спросил.

— Задание по усилению охраны я уже выдал, изменения вступят в силу через десять минут. — А потом, обратившись к Грегору и Арошу, сказал. — Мы сможем сегодня организовать инсталляцию нейросетей для них?

Начальник департамента как-то даже не прореагировал на заданный ему вопрос, а продолжал стоять каменным изваянием.

— Думаю если вызвать весь медперсонал, с этим можно управиться часа за четыре. Не так их и много. Правда сети для всех будут не слишком стандартные, но никаких ухищрений делать не придется, для всего есть инструкции и документы, да и подобные операции проводились не раз. Сейчас дам распоряжение.

И Арош немного отойдя в сторону, стал отдавать необходимые приказы.

— Все готово. Через двадцать минут начнут. Отправляй своих в медкомплекс. Сам отправляйся с ними, когда найдешь Стера, он распределить их по медицинским комплексам, — сказал профессор Круфу и тот вышел из помещения, приводить в действие план по спасению моих друзей.

Мы же остались тут.

Странно, но Грегор в принципе не принимал участия в этом разговоре, а только сидел и внимательно слушал то, о чем мы говорили. И, похоже, делал какие-то выводы на основании этого.

Посмотрев на закрывшуюся дверь, я решил, что одно большое и самое важное дело сделал.

Спас своих друзей.

Теперь же можно было приступить к делам менее важным, но при этом имеющим некоторую положительную доходность.

Но не успел, меня немного опередил профессор:

— Я так понимаю, что с этим делом мы закончили? Или тебе есть еще что сказать?

— Ну, у меня есть пара вопросов, но я их хотел обсудить с Круфом. Видимо, придется сделать несколько позже или вообще в другой раз.

— Хорошо. Но как мне помниться ты говорил, что у тебя к нам два дела. Может сейчас имеет смысл поговорить о втором, пока Круф занимается организационными вопросами?

— Конечно, — согласился с профессором я и переключился на второе дело, ради которого и оказался здесь, — мне бы хотелось перейти к несколько другому вопросу. Он не так критичен, как предыдущий, но тоже может оказать огромное влияние на наше будущее.

— Давай, сынок, мы тебя внимательно слушаем, — похоже, Арош сейчас проявлял больший интерес к моей информации, чем в начале разговора.

— Сначала у меня к вам несколько вопросов, если вы не против, — обратился я к руководителям.

Получив разрешение в форме кивка Грегора, я продолжил.

— Не подскажете, сколько, в среднем, обходится вам аренда жилья для своих сотрудников? Если, конечно, не брать в расчет специалистов, которые, возможно, арендуют себе жилье самостоятельно. Или это закрытая информация?

Тут мне впервые за все время разговора ответил Грегор. Похоже, вся финансовая ответственность лежала именно на нем.

— Нет, особой тайны мы из этого не делаем, это является одним из стимулов для привлечения к нам новых специалистов среднего уровня. Примерно сорок-пятьдесят тысяч кредитов в месяц. В зависимости от должности, занимаемой этим человеком в нашем отделе.

— Немало, — прикинул я размеры ежемесячных выплат. — И эта нагрузка, в плане оплаты жилья на все время контракта, как я понимаю, ложится на наше управление? — это уточнение было важно для меня.

— Все верно, — подтвердил он.

— Простите, я как-то даже не поинтересовался, а какова вообще продолжительность стандартного контракта при работе у нас в управлении? А то меня уже сейчас причислили к вольнонаемным сотрудникам и, похоже, мой контракт — пустая формальность, так как там не оговорено ни моих функций и прав, ни ваших обязанностей передо мной. Тем более что я даже не могу пройти аттестацию на получение гражданства. А это ведь является обязательным пунктом для работы у вас, — и, немного помолчав, спросил: — Я прав?

— Все верно, — согласился с моей догадкой Грегор. — С тобой никакого контракта официально заключено не было. Эта формальность соблюдена лишь затем, чтобы мы смогли по этой статье провести оплату твоего жилья, небольшой назначенный тебе оклад, выходное пособие и направить тебя в Департамент контроля станции для получения работы.

— Спасибо, я так и думал. Но должен же быть и какой-то стандартный?

— Здесь все несколько сложнее. Сама наша работа иногда подразумевает под собой очень, очень длительное выполнение определенного рода действий. Например, исследования аномалий или червоточин в пространстве. Мы часто занимаемся длительными государственными заказами, имеем доступы к различной секретной информации, хранимой десятилетиями. Даже простое обучение у нас длиться три, а то и четыре года по некоторым специальностям. Поэтому стандартно принятый договор, который используется в других подразделениях, нам не подходит. Пять и даже десять лет это слишком короткие сроки. Стандартом для исследовательского департамента является двадцать два года.

— А почему двадцать два? — удивился я.

— Не знаю, если честно. Так повелось с момента основания Министерства исследований Содружества. Почему-то именно этот срок посчитали оптимальным, когда человек становится опытным и квалифицированным специалистом по одному из наших направлений в работе и самостоятельно наиболее объективно может оценить свой дальнейший путь. Чаще всего люди остаются на бессрочный контракт или продлевают этот на повторный срок.

— Понятно, — немного не в тему пробормотал я, но все равно мне эта цифра показалась несколько завышенной, однако когда я вспомнил о несколько большем сроке жизни людей в Содружестве, где средний возраст достигал двухсот — двухсот пятидесяти лет, то этот срок на общем фоне не выглядел слишком уж огромным.

Но главное, он превысил тот минимум, что мне требовался, поэтому можно было продолжать наш разговор и дальше.

— А к чему тебе это все? — наконец спросил у меня начальник нашего департамента.

Не став особы скрывать никаких деталей, тем более основное уже было мною выяснено, я продолжил свой рассказ:

— У меня есть одно предложение. Оно напрямую касается некоторых финансовых затрат нашего управления. Но потерпите еще немного. Я хотел бы задать еще несколько важных для понимания сути вопросов.

— Давай. Коли затронул эту тему, то продолжай рассказывать, мне даже стало интересно, — подбодрил меня Грегор.

Теперь именно он вел со мной активный диалог, тогда как профессор устранился, пристроившись в одно из кресел в углу комнаты.

— А где вы собираетесь разместить моих друзей и как? — спросил я.

— На первое время тут в учебном центре, но потом им подберут соответствующее жилье и разместят в соответствии с их интеллектуально-ментальным уровнем, распределением возможностей и занимаемыми должностями в нашей организации.

— Простите это немного не понятно. Можно ли пояснить, попросил я, так как это была достаточно важная информация для моего предложения, которое должно основывается на экономической выгоде для департамента.

— Точно я пока сказать не могу, — ответил мне Грегор.

— Мне сойдет и примерное распределение, — подсказал я.

— Ну, если ты не просишь точных чисел, — усмехнулся наш начальник, явно сбитый с толку моей настойчивостью, — то вас сорок семь. Ты уже живешь в небольшой квартирке. Но тебе повезло, она досталась тебе в наследство от Круфа. Двоих детей, прибывших вместе с вами, взяли под свою опеку Этор и Эрса, они будут по договоренности жить вместе с ними. А так в среднем, на каждого отдельного человека, если не будет каких-то дополнительных договоренностей, у нас рассчитана аренда двухкомнатной небольшой квартирки четырьмя уровнями ниже, как раз на следующем за тем, где сейчас живешь ты. В гости к ним сможешь без проблем ходить, — пошутил Грегор.

Улыбнувшись его небольшой шутке, я прикинул услышанную сумму в уме, что-то у меня в ней не сходилось, слишком дорого и накладно.

— И в среднем вы так же планируете отдавать за них по сорок — пятьдесят тысяч? — удивился я, прикинув примерные затраты на аренду жилья в месяц только для нашей группы.

— Нет, это средняя цена за стандартные двух- или трехкомнатные квартиры. Мы же планируем арендовать для твоих друзей малогабаритные квартиры, так сказать, экономичный вариант, они несколько меньше по размеру, чем стандартные. Это примерно обойдется нам в тридцать пять тысяч кредитов за каждого человека. Ну да, и это все равно немного дороговато. Однако мы заботимся о своих сотрудниках и на таком уровне, — даже с некоторой гордостью произнес руководитель Департамента по исследованиям станции Рекура 4, — и скорее всего, договоримся с арендаторами именно на эту сумму для каждого нового сотрудника.

— Понятно, — сказал я, при этом прикидывая в уме.

Они готовы тратить деньги даже большие чем я рассчитывал или мог предполагать.

Получается, что в месяц, если даже просто убрать меня и детей, то они готовы выкладывать кругленькую сумму в миллион пятьсот сорок тысяч кредитов.

Выгода вырисовывается не такая существенная, как у военных, у нас начальные условия были изначально разные, но даже в этом случае они сэкономят примерно тридцать миллионов кредитов плюс получат жилье, по качеству не уступающее престижным районам проживания высокооплачиваемых специалистов. Не знаю, как для других, но мне кажется это достаточно существенным поводом, чтобы хотя бы задуматься над моим предложением.

Армейцам я, конечно, его бы не сделал, но это были те люди, которые помогли мне и отнеслись ко мне достаточно хорошо.

Поэтому я готов был пойти, если это понадобится, на небольшие уступки и предложить Грегору еще более низкую арендную плату, но начинать все равно планировал с тех же условий, что и для военных.

Хотя было у меня желание чуть завысить цены на строительство коттеджей, но понизить арендную плату до минимума, примерно в одиннадцать-двенадцать тысяч. В этом случае департамент сэкономит порядка шестидесяти восьми миллионов кредитов, но зато я первоначально получу большую сумму.

Конечный выигрыш для нашего департамента во втором варианте получался в два раза больше, ну и для меня он предпочтительнее, так как я сразу мог получить необходимую мне сумму на дальнейшее развитие своего проекта.

Ведь мне еще нужны деньги и на развитие инфраструктуры зоны отдыха на моем уровне.

Пусть это и будет приносить мне меньше прибыли в дальнейшем, но зато уже сейчас я закрою этот вопрос.

Теперь, правда, необходимо убедить руководство в том, что моя идея для них подходит.

Но начать, для большего понимания ситуации, лучше бы с предыстории.

И поэтому я перешёл к своему небольшому вступлению.

— Как я упоминал ранее, у меня получилось подрядиться на одну работу, на третьем нижнем уровне, — до этого номер секции, где происходила львиная доля действий, мною как-то упомянут, не был, и поэтому эта информация вызвала некоторое недоумение у моего формального начальника.

— Как это тебя туда занесло? — удивился руководитель департамента.

— Так работа, сэр, — ответил я и продолжил: — Не знаю, в курсе вы или нет, но там планируется строительство коттеджного поселка для рекрутов, набранных военными в последнем наборе. И поэтому уровень необходимо очистить от различного хлама. А я ведь все-таки мусорщик.

— Понятно, продолжай, — согласился со мною Грегор.

— Коттеджи по заказу военных будут строить очень качественные и надежные. Как мне рассказал один из сотрудников компании, они будут соответствовать жилью, расположенному на седьмом уровне и даже немного лучше.

— Ну, ничего себе, и кого вояки туда собрались селить, — поразился наш начальник, но потом подозрительно на меня посмотрел и спросил: — С какой это стати тебе стали выбалтывать эту информацию? Ведь скорее всего, у них у всех взята подписка о неразглашении.

Немного слукавив в своем ответе, я сказал:

— Все просто. Для этого мне пришлось сказать им, что являюсь представителем нашего департамента. Ведь формально, это так и есть. Посмотрите в мой договор, я работаю на вас. И поэтому мне уделили внимание.

— Только формально, — буркнул Грегор, явно не очень довольный моей самодеятельностью, — но сейчас не до таких мелочей. Что тебе еще удалось узнать?

Встал в стойку охотничьего пса почуявшего добычу Грегор.

— Достаточно. Как только я услышал о рекрутах, то вспомнил и о своих друзьях. Ведь им тоже придется где-то жить.

— И что? — спросил меня уже Арош, который перестал притворяться предметом интерьера и подсел к нам поближе.

— Мне удалось поговорить с их главным архитектором, прорабом и дизайнером, а также с главой этой строительной фирмы. Я предложил им построить еще несколько домов на тех же условиях, что и для военных.

— И они согласились? — удивился Грегор.

— Да, у меня был один способ их убедить. Но я сам должен найти заказчика.

— Можно поподробнее посмотреть проект, — заинтересовался наш начальник.

— Да, я подумал о том, что вам это будет интересно, и поэтому запросил у них презентационный ролик.

И переслал Арошу и Грегору полученную при встрече со строителями презентацию.

— Неплохо, — несколько удивившись полученным документам, сказал Грегор, — но тут нет никаких цифр или копии договора.

— Мне его и не передавали, — ответил я, — за распространение этой информацией у них могли отозвать контракт, тогда как другие данные можно узнать и опосредованно.

В отличие от Грегора, профессору было, что сказать.

— Но я так понимаю, какие-то цифры у тебя все же есть? — обратился ко мне он.

— Да, — подтвердил я его предположение. — Мною было сказано, что я не смогу пойти к заказчику с пустыми руками, и мне нужна экономическая составляющая проекта, чтобы я мог обосновать ее финансовую выгоду.

— Понятно. И?

— Они мне дали ознакомиться с условиями договора, который заключили с ними военные. Придумал его кто-то из их финансового управления. И задумано все достаточно неплохо.

На этом месте я сделал небольшую паузу, чтобы оценить реакцию собеседников на этот факт.

Грегор мне кивнул, а Арош же просто сидел в кресле и ждал продолжения моего доклада.

— Есть несколько условий. Первое, оплата аренды площадей станции под жилые помещения осуществляется своеобразно, часть денег должна быть внесена наличными, для нас это всего двести тридцать четыре тысячи кредитов.

— Это очень мало, в чем подвох? — усомнился Грегор в моих словах и с подозрением посмотрел на меня, видимо ожидая какой-то гадости.

Но в том-то и дело, что ее не было.

Но это понимать должен не только я.

— Хозяину площадей станции отходят все постройки на ее территории, а вы их арендуете на двадцать лет, с последующим выкупом квартиры или коттеджа в свою собственность жильцами, если они того пожелают.

— И в чем тут выгода? — усомнился профессор.

— В цене. Строительство домов с этой конторой обойдется гораздо дешевле, чем с любой другой, как минимум в два раза. Оптовый госзаказ, так сказать. Они даже не сопротивлялись особо, когда я предложил им подумать о дополнительном строительстве. Работы у них особо не прибавится, а денег они возьмут в соответствии с общим договором. А у нас появиться возможность присоседиться к ним под это дело.

— Со строительством домов все относительно понятно, но ты все равно пока не озвучил сумму. Про цены давай подробнее, — сказал доктор Грегор.

— За работы по строительству каждого коттеджа они просят по миллиону кредитов, сам дом строит шесть миллионов, аренда земли — двести тридцать четыре тысячи. Это то, что мы должны будем передать строительной компании. Ну а дальше пошло самое вкусное. В каждом доме, как вы видели по плану, расположено по восемь четырехкомнатных квартир, которые могут быть переделаны, по второму варианту плана строительства, в две полноценные двухкомнатные из одной четырёхкомнатной. Но суть это изменит лишь не наемного. Стоимость аренды четырехкомнатной квартиры составляет всего двенадцать тысяч кредитов. При перестройке ее в двухкомнатную, аренда будет составлять семь тысяч кредитов. Вот теперь, пожалуй, все.

И я замолчал, давая им обдумать мои слова. Хотя уже в уме давно прикинул, а с помощью Киры и точно высчитал все плюсы минусы и финансовые выхлопы.

Как только я просмотрел наскоро составленный план строительства, который начал вести с начала заключения договора с застройщиками, и сформированный бюджет, то вспомнил о том, что забыл упомянуть о количестве домов, которое мы можем построить.

А поэтому сразу сказал:

— Да, забыл, они согласны взяться по этим ценам за строительство не менее чем десяти домов.

Профессор посидел немного, а потом обратился ко мне:

— Ты ведь не зря в начале нашего разговора выяснял подробности о будущем размещении своих товарищей, так?

— Да, так и есть. Мне нужно было понять, насколько будет выгоден для вас этот проект.

— И что у тебя получилось? — заинтересовался Грегор.

— Не такой уж это и большой секрет, — ответил я, — по моим расчетам ежемесячно на аренду жилья для моих друзей, а это сорок четыре человека, вы будете тратить примерно по миллиону пятьсот сорок тысяч. Платить за их жилье вы обязуетесь все время контракта, а это двадцать два года, что перекрывает срок аренды, зафиксированный в договоре. Даже если брать только это время, то сумма за все время натекает достаточно солидная, порядка трехсот семидесяти миллионов кредитов за весь срок. В нашем же случае строительство десяти домов, вместе с выплатой финансового взноса за аренду площадей и стоимость самих работ застройщика, составляет порядка пятидесяти миллионов кредитов. Плюс сюда добавляется аренда для сорока четырёх человек по двенадцать тысяч кредитов за каждую квартиру на двадцать лет. Получим сумму, равную двумстам восьмидесяти восьми миллионам кредитов. Итого разница за эти двадцать лет между простой арендой и постройкой коттеджей и фиксированной арендной платой будет составлять порядка шестидесяти девяти миллионов кредитов. Но это еще не все плюсы.

— Да? И что же мы упустили? — спросил у меня Арош.

— Выгоды от такого мероприятия. В самом минимуме в вашем распоряжении будет восемьдесят четырехкомнатных квартир вместо сорока четырех двухкомнатных. Из этих восьмидесяти вы займете максимум сорок четыре моими знакомыми, но возможно, вы каким-либо образом захотите разделить квартиры, все или оставшиеся. Тем более остальные квартиры тоже можно кому-либо предложить, их стоимость аренды и постройки уже учтена в сумме проекта. В итоге вы сэкономите гораздо большую сумму нежели упомянутые мною шестьдесят девять миллионов. В дополнение, как мне сказал архитектор проекта, на уровне хозяин собирается устроить зону отдыха, провести полную модернизацию уровня. Максимально обезопасить его. В общем, создать своим квартиросъёмщикам наиболее комфортабельные условия проживания. Больше мне добавить нечего. Единственное. Все нужно решить уже сегодня. Кроме меня, эта информации могла теми же путями пороситься и куда-либо дальше. Например, военные сам захотят застроить всю жилую зону, или еще кто прознает и заключит с ними контракты на подобных условиях. Сумма должны отбиться в любом случае.

Арош задумчиво смотрел на меня.

— Это все ты просчитал самостоятельно? — наконец спросил он.

— Ну, да. Чего тут сложного-то. Сложил, вычел и получил нужный результат, — ответил я ему, пожимая плечами.

— Конечно, очень просто. Появился неожиданно на уровне, случайно узнал про строительство. Это еще понятно. Всяко случается. Но дальше больше. Ведь у тебя уже есть проработанный и точный план. Ты выяснил все что нужно. Подобрал убедительные аргументы. Даже математическое обоснование подвел под свой проект. И это за какие-то несколько часов. И все это с учётом того, что даже искин не смог придумать и просчитать такую задачу так быстро. Слишком много неизвестных. А тут какой-то «дикий», который, по уверениям нашей аппаратуры, не намного разумнее младенца. Что скажешь?

Я честно не знал, что сказать.

«Прокол, однако», — но делать нечего, буду гнуть свою линию до конца. Да и рассказывать ничего я, в общем-то, не собираюсь. И так я для них со странностями, а так на пару странностей будет еще больше.

Так что где там мое любимое выражения дебилизма и непонимания на лице.

— Ну, я же не искин, считаю с большими приближениями и допущениями, — с прямо таки ангельским лицом и еле сдерживаемым смехом ответил я, — а может ваша аппаратура ошиблась и я гений, а может мне повезло.

Похоже, моя игра так ясно была написана на моем лице, что профессор лишь махнул рукой и сказал.

— Да, фортуна любит дураков, — акцентировал на последнем моем предположении свою речь Арош, а затем уже гораздо серьезнее продолжил. — Но тем не менее ваши выводы, твои и искина, сходятся. И твои даже более точны, и последствий принятия такого решения ты описал гораздо больше.

— Ну, значит, я не слишком ошибся, — я все еще не понимал, к чему он клонит, кроме предположения о том, что он меня в чем-то подозревает.

Ну и правильно делает.

Ни перед кем особо я распинаться не собираюсь. А всего моего плана ему никогда не узнать. Он еще не относится к моему ближнему кругу.

Туда, по сути, пока, кроме нескольких человек, вообще никто не относится. Но и их я посвящать не буду. Это не недоверие. Это беспокойство за них. Не хочу их впутывать в свои дела.

Бонусами с ними делиться готов всегда.

А проблемы постараюсь разрешить сам.

Тем временем в игру включился наш руководитель:

— Ты все верно говорил. Это очень важная информация. Такое предложение упускать нельзя. Мы, если честно, давно задумывались о чем-то подобном и давно искали подходящие варианты. И тут подвернулся ты со своим предложением. Как всегда, в общем, из-под земли выскочил. Нас в управлении всего сто тридцать семь человек вместе с твоими друзьями, нами самими и, собственно, тобой. Поэтому если продумать все, как ты говоришь, то все наше управление сможет разместиться в этих коттеджах. Даже лишние могут остаться. Сейчас я накидаю планировку.

И что-то, видимо, стал готовить, используя нейросеть и по-видимому, связь с искином станции.

Так как в это же время в интерфейсе моей нейросети возникло дополнительное виртуальное окошко, где стал отображаться отчет о запеленгованном интенсивном обмене данными с источником удаленным от нас на расстояние, превышающее триста метров. При этом сообщалось, что входной интерфейс находится где-то в пределах трех метров, и поэтому возможен взлом и подключение к потоку пеленгации.

Раньше ничего подобного не было.

А сразу за формированием отчета возник запрос: «Произвести взлом интерфейса доступа к данным. Перехватить поток. Пассивный перехват и сканирование».

Последнее мне показалось интересным, и я из любопытства запустил этот пункт. Сначала ничего не происходило. Но, похоже, это так обычно и бывает.

А потом на краю сознания возник образ рабочего сферического радара, импульс, из центра которого распространялся, да края его эффективного отклика сферическим сигналом. В итоге получился такой пульсирующий шар.

Через пару секунд он уже начал раздражать меня, и я хотел его отключить, но как только мысль об этом пришла в мою голову, он превратился в еле видимый силуэт, который проявлялся только в те моменты, когда на него обращали внимание.

Практически сразу он стал заполнять свою базу соответствий различных кодов доступа, паролей, счетов и прочего что крутилось вокруг нас в сети и просто в воздухе. Видимо, это был некий снифер сидящий во мне и аккумулирующий любую пролетающую мимо меня информацию.

Его базой я не стал засорять свою память, здесь я решил хранить более ценную информацию такую, как базы знаний, данные к счетам и прочее, а эту я перенес на искин.

«Место, — понял я, — надо увеличивать объём. Да и вообще по максимуму проапгрейдить искин».

Без него я теперь как без рук, и нужно чтобы он был максимально эффективен. А это означает не только модернизацию моего умного устройства, но и собственная учеба.

Как следствие, Кире улетело два очередных задания: модернизация искина и изучение дисциплин, необходимых в работе с ним.

Кроме всего прочего натравил на полученную базу нашу программу для группировки и анализа полученной информации. Чем база, формируемая снифером, не миниатюрная доска объявлений?

Пока я размышлял на свои темы, Грегор пришёл к какому-то решению и вновь обратил на меня свое внимание:

— Как связаться с застройщиками? — спросил он у меня.

— Извините, я вам доверяю, но это можно сделать только через меня. Это мой проект, и я его веду.

— Хм, — улыбнулся мне профессор, — но ведь мы уже в курсе всех аспектов предстоящего строительства. Почему бы нам просто не спуститься туда и не поговорить с ними самим?

— Пожалуйста. Я даже сильно возражать не буду, — ответил ему я.

— Я так понимаю, судя по твоей абсолютно спокойной реакции, и это ты предусмотрел? — удивившись, посмотрел на меня Арош, который, по-видимому, подумал, что загнал меня своими предыдущими словами в угол.

— Есть такое, — не стал отрицать очевидного я. — У меня в рукаве припрятан один туз. От которого зависит исход всей игры.

— Владелец уровня. Я прав? — догадался он. — Разращение на строительство дополнительных нескольких коттеджей еще не получено, и поэтому от его подписи зависит все.

— Вы опять правы, и его, кроме меня, никто не знает. Так что разрешение на строительство могу получить только я. Остальное можно было узнать и без меня. Но не это.

— И эта информация стоит определенно каких-то денег. Мы так понимаем, делаешь ты это не бесплатно? — спросил Грегор.

— Конечно. Я не альтруист, и в этом деле есть и моя заинтересованность. Я выполняю свои функции за пять процентов от всего объёма вашего заказа, — если бы сказал бесплатно, то вызвал бы очень большие подозрения. Тут тоже есть аналог пословицы про бесплатный сыр и мышеловку.

— Понятно. Другого я от тебя почему-то и не ожидал, — сказал мне профессор.

Его слова прозвучали не то что как-то осуждающе, но наоборот, в них мне послышалось одобрение моим действиям и согласие с ними.

«Похоже, я выступил именно так, как нужно было, — понял я, — контракту быть».

— Так как мы решим? — уточнил у меня директор департамента.

«Вот и пошли чистые формальности того, как осуществить процедуру передачи мне наличности и заключения договоров».

— Все просто. Мы заключаем договор о посредничестве. Вы переводите мне деньги на строительство, я иду к владельцу. И заключаю договор на разрешение строительства дополнительных жилых помещений. Потом направляюсь к застройщику с уже подписанными договорами на строительство коттеджей.

И я подробно расписал всю схему заключения договоров, которую мы недавно разработали с Кирой.

— Вы между тем подготавливаете мне типовой план разбивки домов на квартиры. Я так понимаю, у нас будет много двухкомнатных квартир? Они должны будут разработать внутреннюю отделку в соответствии с ним…

Закончил я свой небольшой монолог просьбой не затягивать с планом квартир, который мне нужно будет передать застройщику желательно через пару дней.

— Сделаю, — подтвердил Грегор.

А я пометил, что необходимо будет получить схему на планировку коттеджей для нашего департамента от Грегора.

По сути, на этом наш разговор закончился. Мы заключили и подписали все необходимые договора, бессовестно списанные с армейских оригиналов, которых якобы у меня не было.

«Ну, такой вот я нехороший», — подумал, улыбнувшись, я.

После этого я скинул им номер счета, который у меня отвечал за недвижимость, и они перевели мне на него семьдесят миллионов двести тридцать четыре тысячи кредитов.

Свой процент от этой суммы по договору я получал после подписания всех договоров. Получалось, что сразу, как только заключим окончательное соглашение с застройщиком.

На этом я встал и попрощался со своими работодателями. Нужно было спешить. У меня была пара вопросов к Круфу, и хотелось бы получить на них ответы.

Да и тянуть проект необходимо дальше. Благо теперь деньги на его реализацию у меня были. Правда, я не уверен, что их могло хватить на все полностью.

А чтобы это понять, мне нужен квалифицированный помощник, вернее даже несколько.

И где мне взять по крайней мере несколько я прекрасно знал.

Но сейчас другое. Как же много дел и мало времени и надо все успеть.

Первое, поговорить с Круфом.

* * *

Когда за Димом закрылась дверь, начальник Департамента по исследованиям обратился к своему старому другу:

— Ну что скажешь, адмирал, как он тебе?

— Знаешь, у меня такое чувство, что этот дикарь нас где-то надул, но где я, не могу понять, — и Арош, поднявшись из кресла, в котором сидел, подошёл к окну.

Из дверей здания, где располагались все основные службы их управления, выходил Дим.

«Странный он. Никому не верит. Правду никогда и никому не говорит полностью. Вытянуть из него можно только то, что выгодно ему самому. Но о своих заботится. Первым делом дождался решения проблемы ночного нападения. Да и по этому нападению ничего не понятно. Вернее, понятно, что что-то произошло, но вот только что? Откуда у него этот список, информация? Как-то не верю я в то, что список мог кто-то обронить или потерять, или что ему уж слишком много кто-то рассказал. История шита белыми нитками, но другую он не стал предлагать».

Между тем бывший капитан и нынешний глава Департамента по исследованиям прокомментировал его фразу:

— Не поверишь, но в этот раз я с тобой полностью согласен. Этот парнишка нас однозначно где-то надул. Но вот где, мне кажется, мы никогда не узнаем, если он во всех своих делах так скрупулезен.

— Согласен, — подтвердил слова своего друга бывший адмирал.

Грегор лишь покачал головой и продолжил:

— Да и его информация о возможном нападении на департамент и неизвестно откуда выплывший список, все это очень подозрительно и не слишком понятно.

В этот момент неожиданно он замер на пару мгновений, а затем удивленным взглядом посмотрев на профессора, проговорил:

— А дело-то набирает обороты.

— Что произошло? — поинтересовался Арош, обратив внимание на странное поведение своего друга.

— Нас вызывают в службу безопасности станции. Говорят, по поводу нашего погибшего сегодня утром сотрудника.

— Это стажера? — постарался сразу внести ясность профессор.

— Да, — лаконично ответил Грегор.

И они, быстро собравшись, направились в службу безопасности станции. Просто так туда никого не вызывали. Только если происходило что-то из ряда вон выходящее.

Добрались они за двадцать минут. У Грегора на служебной стоянке был припаркован небольшой кар. Этому маленькому гражданскому транспорту (кроме различного технического и служебного) единственному было разрешено перемещаться по территории станции.

В здании СБ царили необычные для этого времени суток оживление и столпотворение.

— Что произошло? — остановил какого-то молодого лейтенанта Грегор.

Но тот, видимо, хотел отмахнуться от них и идти дальше своей дорогой. Однако бывший капитан встал у него на пути и грозно прорычал:

— Ты как смеешь игнорировать приказы вышестоящего офицера? А ну быстро оправиться и доложить по всей форме о случившемся!

Похоже, грозный тон и начальственные манеры Грегора подействовали на парнишку, и он ответил:

— Захватили банду Раса. Даже удалось взять его главного бойца Кула. И вроде как обошлось без больших жертв, хотя наши все наслышаны об этом модификанте, он как-то четыре патруля вырезал и скрылся с места преступления. Говорят, сейчас капитан Трескони разбирается с захватившим их патрулем и старается выяснить хоть какие-то детали.

— Ясно. Где они сейчас? — продолжая играть большого босса, закончил Грегор.

— В комнате допросов.

Грегор удивленно приподнял бровь.

— А почему в комнате допросов?

— Не знаю, сэр, но патруль сразу же заперли там, как только он появился на базе.

— Странно все это, ну да ладно, это ваши заморочки. Где находится эта комната? — спросил капитан.

— Третья дверь с правой стороны в конце коридора, — и лейтенант указал нужное направление.

— Можете быть свободны, лейтенант.

— Есть, сэр, — ответил тот, и, чеканя шаг, направился дальше по коридору.

— А я смотрю, ты не потерял хватки, — прокомментировал действия своего бывшего подчиненного адмирал.

— Стараюсь, — ответил тот.

— Ну и куда нам теперь? — раздался вопрос Ароша, он-то не знал, кто их сюда пригласил для конфиденциального разговора.

— Этот Трескони, о котором сказал лейтенант, нам и нужен, — сказал Грегор, и направился к указанной лейтенантом двери.

Вблизи было прекрасно слышно, как кто-то исходит на удобрения, отчитывая свои подчиненных.

Были слышны фразы: «Болваны», «Искать надо было лучше», «Почему сразу не пригласили экспертов?»

Ответов из-за двери слышно не было.

Не дожидаясь очередной волны гнева и шквала вопросов, Грегор бесцеремонно открыл дверь и шагнул внутрь помещения.

Следом за ним туда-же вошёл и Арош.

— Добрый день, — поздоровался он с находящимися там людьми.

В комнате присутствовало четверо человек.

Два были явно обычные служаки: молодой с нашивками лейтенанта и постарше — с шевроном старшего сержанта.

А вот отчитывал их невысокий круглолицый толстячок в форме капитана СБ с поросячьими бегающими глазами на заплывшем лице.

«Трескони — это он», — понял капитан Грегор.

Капитан, видимо, так орал, что к моменту появления Грегора и профессора, весь покрылся потом, и превратился в какой-то красный фрукт.

В углу же сидел спокойный, уравновешенный человек в форме простого разнорабочего, но и Арош, и его друг прекрасно знали, кто это.

Но самое главное, было ясно видно и тем более слышно, что награждением отличавшихся, захвативших опасную банду, тут и не пахнет.

Поэтому, даже не обратив внимания на возмущенно уставившегося в их сторону капитана, Арош произнес:

— Давно не виделись, Плат.

— И еще дольше бы не виделись, — не очень вежливо ответил ему глава службы безопасности станции Рекура 4.

«Ну, недолюбливали они друг друга еще с той давней войны, хотя, по идее, делали всегда одно и то же дело».

И уже обращаясь ко всем присутствующим, Плат начал раздавать распоряжения:

— Вы двое, — показал на патрульных, — свободны. Рапорты о происшествии сдадите на подпись секретарю. Выполнено вами все было в соответствии с инструкциями и уставом. Свободны.

Два патрульных синхронно поднялись со стульев, на которых до этого сидели. И вышли из комнаты в коридор.

— Теперь ты, — и он пальцем ткнул в красного от злости капитана, видимо взбешённого тем, что ему не дали вдоволь наораться, кто их, этих особистов, поймет. — Заткни хлебало и хотя бы прочти донесения, которые поступили от специалистов экспертного отдела, прежде чем что-то предъявлять моим людям. А теперь пошёл вон отсюда, и пока не вызубришь каждую закорючку этого дела, можешь на глаза мне не появляться.

И чуть ли не пинком выставил за дверь толстого эсбэшника.

И только потом он повернулся к вошедшему профессору и Грегору.

— Простите за этот спектакль, — произнёс он, — но мне необходимо было посмотреть на эту толстую жабу в деле. А то в последнее время слишком многое он себе стал позволять.

И выйдя из-за стола, сказал:

— Пойдёмте, пройдем в мой кабинет, там нам будет несколько удобнее.

А затем открыл дверь помещения и, даже не оборачиваясь, будто был уверен в том, что они пойдут вслед за ним, направился к своему кабинету, который находился двумя этажами выше.

Войдя внутрь, они расселись по удобным креслам из какого-то природного материала.

После чего Плат заговорил:

— Я подозреваю, что вы догадываетесь о причинах своего появления здесь. Правда, не знаю, что вы мне будете говорить, но причины вам, несомненно, известны.

«О чем это он?» — подумал Арош.

Не дождавшись никакой реакции от людей, сидевших напротив него, начальник СБ продолжил:

— Так вот. Я точно знаю, что вам уже известно о смерти одного вашего сотрудника. К нам в управление поступал запрос от вас на идентификацию неопознанных тел.

— Было такое, — не стал отпираться Грегор, тем более в этом он не видел никакого криминала, — этот человек ушёл на обед и с него не вернулся. Вот мы и забеспокоились.

— Да все это понятно. Но вам известно, что этот человек делал и где, со вчерашнего дня по текущее время?

— Нет, мы не имеем не малейшего понятия, — даже не запнувшись, ответил Грегор, ведь это была чистая правда.

— Странно, я думал, вы начнете выкручиваться, но детектор говорит, что вы не лжете.

«Так тут у них еще и детектор лжи стоит. Небось, и на изменение ментального поля реагирует. Надо быть очень осторожными в своих выражениях и словах», — подумал профессор и передал эту мысль через нейросеть Грегору.

Правда, тот уже догадался об этом и прислал ему лишь подтверждение и согласие с его планом пока помолчать и послушать, что им хотят сказать.

А Плат между тем задумался, Арош же решил немного разузнать подробности, поэтому стал задавать уже свои наводящие вопросы:

— Так что все-таки произошло? — спросил он главу Департамента по безопасности станции.

— Небольшое такое происшествие. Но обо всем по порядку. Сначала мы тоже подумали, что ничего особенного не произошло. Ты ведь знаешь, что вчера был найден труп вашего сотрудника?

И дождавшись ответного кивка от Грегора и Ароша, продолжил:

— Это был некто стажер Жир Ок. На его труп не обратили бы внимания. Но слишком уж чисто все было сделано. Убит он выстрелом из бластера в голову. Нейросеть выжжена шокером, чтобы наверняка ничего не узнали. Зачем убивать какого-то стажера, занимающего не очень высокое положение, хоть и в вашем департаменте? Мне не понятно. Ан нет. Кому-то это понадобилось. Начали копать глубже, и выяснилось, что человек, ранее экономивший каждую монету, за вечер растратил тридцать тысяч кредитов. Это стало уже гораздо интереснее. Начали проверять все его контакты за последние несколько дней. И буквально сразу наткнулись на любопытное имя. В последний вечер перед своей смертью этот стажер несколько раз связывался с одним криминальным элементом, не гнушающимся со своей командой самой грязной работы на своего босса. Причем этот уголовник входит в одну из самых крупных и авторитетных криминальных группировок на станции. Где, как известно, самоуправство наказуемо еще быстрее и жестче, чем в любом другом месте. И это что получается? Какой-то никому не известный парень названивает весь вечер какому-то криминальному авторитету и потом кутит в барах на огромную сумму. Не странно? — спросил Плат, явно обращаясь к слушавшим его Грегору и Арошу.

И немного помолчав, не услышав никакой ответной реакции от присутствующих, сам же и ответил себе:

— Странно, и очень. А поэтому мы стали проверять дальше. И выяснилось следующее: что вчера в обед встречались эти двое. Ваш стажер и наша интересная личность, зовущая себя просто Рас.

— Как обнаружили? — заинтересовался профессор.

— Одна из камер засекла их выходящими из небольшого кафе на пятнадцатом уровне.

— Понятно. Что дальше? — согласно кивнул Арош.

А Грегор рассудил, что даже самые профессиональные киллеры иногда делают дилетантские ляпы на пустом месте, например, их засекает какая-либо камера безопасности или еще какой-либо датчик движения, или даже простой случайный свидетель. Всего предусмотреть невозможно. Поэтому риски стараются свести к минимуму. Выбирают наиболее безлюдные или неожиданные места. Просчитывают маршрут подхода и отхода. Стараются даже не появляться в месте проведения операции, чтобы не примелькаться. Многое, и ни один профессионал не станет импровизировать. В этом случае он сразу переходит в разряд любителей. Именно эту ситуацию они и наблюдали сейчас.

Бандит заигрался в киллера и засветился.

Плат между тем продолжил излагать свое видение ситуации:

— А дальше ничего. Ну, встретились и встретились. Правда, на следующий день этот криминальный элемент где-то затаился, а ваш стажер был найден мертвым. И опять же все ничего. Укладывается в общую схему. Ну, задолжал парень и не смог вернуть долг, вот его примерно и наказали, чтобы другим неповадно было.

На этом он остановился, явно ожидая какой-то реакции, но друзья все еще не догадывались, чего же от них хотят.

— И на этом, казалось бы, история должна закончиться. Но не тут-то было. Вы, наверное, видели ту взбудораженную толпу сонных мух, что встретила вас при входе в здание. Верно?

— Да, — медленно, видимо о чем-то догадываясь, проговорил профессор.

— Вижу, вы немного в курсе наших новостей, — заметил его реакцию на слова эсбэшник.

— Банда Раса, про которую говорят внизу, это те, о ком сейчас говорил ты? — спросил Арош.

— Да.

— Но тогда ваши оперативно отработали, или мы чего-то не понимаем? — решил вмешаться в разговор Грегор.

— Видимо, не все слухи еще расползлись, — сказал Плат, — главная новость в том, что мы не захватывали никакую банду.

Эта новость удивила обоих.

— Как так? А слухи в зале? — переспросил Грегор, — это может выйти вам боком, особенно если дойдет до руководства станции.

— Успокойся, Грег, если бы эта новость имела какую-то ценность, с нами бы этой информацией не поделились. Так что произошло на самом деле? — сразу перешёл к сути вопроса бывший адмирал.

— А это я хотел спросить у вас. Но теперь вижу, что вы еще меньше посвящены в эту историю, чем я.

— Так что там? — спросил Грегор.

Плат посмотрел сначала на одного из них, потом на другого, и затем, подойдя к двери, запер ее на электронный ключ, потом из сейфа в стене вытащил портативную глушилку и, включив ее, подошёл к сидящим в креслах его старым боевым товарищам и одновременно главным конкурентам.

Поэтому их странных взаимоотношений понять не мог никто. Они готовы были перегрызть друг другу глотки или натравить на своего конкурента аудит из Центра, и в этом случае было не понятно, что является худшей карой и подлянкой. Но когда было необходимо, то любой из тройки присутствующих здесь людей, был готов оказать всю посильную помощь, на которую был способен.

Братья по оружию. Это помнил каждый из них. Когда отряд из тридцати человек больше полутора месяцев был заперт на одном из астероидов в разведывательном бункере и ежечасно отбывал непрекращающиеся волны архов.

Из того отряда выжило всего шесть человек. Трое из них сейчас находилось в этой комнате. Двое жили тут на станции, гигант тролль и его друг эльф. Последний же член их небольшого отряда, тот благодаря кому они и не остались на том астероиде грудой обугленной плоти, после войны пропал в неизвестном направлении.

Поэтому в таких серьезных вопросах, которые касались безопасности если не всего сектора, то хотя бы одной их станций, или даже их личной защиты, у них не было тайн от друг друга.

Почти не было.

— Теперь даже не знаю, — сказал Плат. — Мы не захватили Раса и его банду. Мы их нашли. Вернее, то, что от них осталось.

Еще раз посмотрев на двух старых солдат, он усмехнулся и продолжил:

— Такое я видел только во время войны с работорговцами. Это больше похоже на акцию устрашения. Выглядело это так, будто этим делом занимались наши, вернее твои, Арош, или их диверсанты-разведчики. Ну, или как совершенно нереальный вариант, так наказывают за нападение на своих тролли и аграфы.

И Плат, немного повозившись в стенном сейфе, вытащил из него чип с данными и вставил его в считыватель, встроенный в поверхность его рабочего стола.

Над ним загорелись кадры, видимо, снятые на месте нахождения тел бандитов. Глава службы безопасности между тем комментировал показанные ролики и останавливал воспроизведение в самых интересных местах, прибавив к ним выкладки из полученных недавно отчетов.

— Все члены банды живы и здоровы, — рассказывал он. — Даже никто особо не пострадал. Физически. Но интеллектуально и ментально они превращены в живые трупы. Это обычные растения. Затерта память, уничтожены все имплантанты и нейросети, — новый стоп-кадр, указывающий немного выгоревший затылочный интерфейсный выход нейросети. — Мы из них ничего вытянуть не смогли и не сможем, сплошная мешанина каких-то непонятных детских воспоминаний. Но главное, никаких следов борьбы или того, что их вообще кто-то туда перенес. Будто их тела просто появились в том месте, где мы их нашли.

И новый кадр, где посередине технического сектора достаточно компактной кучей лежит несколько тел.

— Впечатляет, — сказал Арош.

— И меня тоже, — согласился с ним Плат, — но понять, что там произошло, я должен.

— Троллей проверили? — первым делом спросил Грегор. — Тро не пробовали привлечь?

Этот вопрос был по его профилю, одно время он очень плотно работал с их общиной, и только недавно у них закончился основной контракт, а решения о том, соглашаться ли на предложение о продолжении работы в их управлении, они не приняли. Хотя Грегор всегда был рад заманить к себе этих универсальных специалистов, которые совмещали в себе обычные гражданские специальности и большой армейский опыт, с ураганной мощью выходцев из диких миров.

«Кстати, таких же варваров, которые были набраны и на этой планете», — почему-то зацепился за эту мысль начальник исследовательского управления.

Правда, все его рассуждения касались только старшего поколения, с молодежью ему работать не приходилось. Но как Грегор слышал, их воспитанию уделялось очень много времени, и готовили своих детей тролли как будущих бойцов для различных силовых структур.

Плат же ответил:

— Первым делом это сделали. К нашей общей радости, у всех есть задокументированное алиби. Не хотелось бы мне с ними сходиться, они, если захотят, раздавят все мое управление и особо напрягаться не будут. Так что все с этой стороны закончилось к обоюдному согласию. Поэтому следующий мой вариант — это вы, вернее твои люди, Арош, только у тебя есть такие специалисты, которые могут укатать модификанта, напичканного имплантантами до самых бровей. Но и здесь вышел облом.

И Плат развел руками.

— Верно, это не мы, — серьезно сказал Арош. — Я не давал такого распоряжения. И Грегор тоже.

— Да понял я уже, — с грустью вздохнул эсбэшник, — видел вашу реакцию, да и детектор не обманешь. Так что подозрения с вас снимаются. И это очень плохо. Так как остаётся всего один вариант. Но как же не хочется разрабатывать эту последнюю версию!

И руководитель Службы безопасности станции сел в свое кресло и посмотрел на двух тоже рассевшихся за его столом людей.

— Остаются аграфы. У них была какая-то непонятная оживленность сегодня утром.

Серьезность понимали все. Если об этом узнают где-то в верхах, то от станции и камешка найти будет невозможно, особенно если предположить, что аграфы были в своем праве. Не знаю уж, каком именно.

В противном случае нас, конечно, показательно «похвалят», возможно, небольшой поркой, а потом в качестве «награды» предложат ритуальный пистоль.

Поэтому нужно замять это дело и постараться разобраться в нем самим, до того как о нем станет известно за пределами станции.

— Будет скандал и большие разборки, — сказал Плат.

— Будут, но ничего не поделаешь, — ответил ему профессор.

— А если это был одиночка? — вдруг спросил Грегор.

Плат немного подумал, а потом сказал.

— Мы уже рассматривали эту версию, но отказались от нее. Слишком маловероятно. Среди бандитов были очень сильный модификант, и два бойца со спец. подготовкой. Ну и в дополнение пара прокачанных человек. Их использовали как тренажеры и сборщиков первого и самого опасного урона. А второго шанса банда, скорее всего никому не давала.

— Ну, вот и нарвались, — согласился с ним профессор, — а про группу ты, вероятно прав, минимум трое, это чтобы так чисто сработать.

Плат ему согласно кивнул.

— Нам бы хоть одного свидетеля. Но где его взять? В таком деле случайных свидетелей не бывает. Да и кто тут даст просто так согласие на сканирование своего мозга? Это фронтир. Тут мало кого можно припугнуть высылкой на окраинные миры, мы и так уже здесь. Но хотя-бы поговорить. Ведь для меня важно узнать, чтобы это не были работорговцы. Иначе тут такое начнется.

Как только эсбэшник произнес свою последнюю фразу, Арош как-то неловко дернулся и уставился в стену.

— Ты что-то знаешь? — сразу заметил изменение его состояния Плат.

— Ты сказал, случайный свидетель. Мне кажется, я знаю такого.

— Подробнее, — ухватился за соломинку безопасник.

— Да тут особо и рассказывать нечего. Ты же знаешь, что мы в этот раз набрали гораздо больше, чем обычно, людей в свое управление? — спросил Грегор.

Им нужно было узнать мнение этого человека, и они уже обсудили с Арошем вариант выдачи ему части информации — через нейросеть. Так как и им самим необходимо было докопаться до правды и выйти на другие возможные точки утечки секретной информации о составе нового набора в их департаменте.

— Конечно, знаю. Обскакали каким-то образом всех и утянули к себе практически самые интересные кадры из текущего набора, даже армейцы ничего просечь не смогли, и только глазами хлопали вам вслед, — ответил ему Плат. — Сам же потом на всех ваших новобранцев документы составлял. Так что вы мне еще и должны остались. Не забудьте должок вернуть по случаю.

Профессор хмыкнул и произнес:

— Не забудем. Тем более и случай подвернулся.

— Ну и я про что, — сказал прерванный во время рассказа Грегор. — Мне можно продолжать? — Поинтересовался он у своих сослуживцев.

— Конечно, конечно, прости, — успокоил его Арош, он знал, что Грегор очень не любил, когда его перебивали во время рассказа, тем более того, что ему самому был немало интересен.

— Так вот. Когда ты заговорил о случайном свидетеле, части достаточно непонятной мозаики сложились в единую и вполне объяснимую картину, которая произошла у нас буквально меньше часа назад. Есть у нас в Управлении один не очень обычный паренек. Вернее, даже так, очень необычный.

— Думаешь, это он мог завалить всю банду? — удивился Плат.

— Я же сказал о свидетеле, а не о боевике-спецназовце из шестого управления. Ты дослушай до конца.

Похоже, и до Ароша стал доходить смысл рассказа Грегора, так как он одобрительно кивнул:

— Может быть, — и немного подумав, усмехнулся и добавил: — Очень может быть.

— Да о чем вы? — поторопил их с рассказом Плат.

— Расскажи ему, — предложил Грегору профессор.

— Да я это и пытаюсь сделать, только меня все время перебивают, — раздраженно ответил тот.

— Ладно, обещаю, больше не будем, — пообещал Арош.

— Ну, так вот, — продолжил свой рассказ Грегор, с подозрением поглядывая уже на открывшего рот профессора, но резко захлопнувшего его под грозным взглядом Плата.

Довольный увиденным действом, он уже спокойнее и менее нервно проговорил.

— Есть у нас один парень. Немного необычный.

— Так в чем суть-то? — не выдержал Плат уже «десятого» повторения о необычности их парня.

— Да в чем, в чем. Даун он. Недоразвитый. По тестам у него всего тридцать две единицы интеллектуального индекса показало, не больше чем у пяти или шестилетнего ребенка. Мы бы были рады его скинуть еще при приеме, но так получилось, что договор на наем всей их группы был принят от его имени. Так что и его мы были обязаны оставить. Ну, это не сильно нас и огорчило, мы установили ему ту единственную нейросеть, что ему подошла, и отправили на работу в Департамент по контролю станции. Тем более от нас там нужен был кандидат. Иначе пришлось бы отправлять кого-то более ценного. Как мы узнали, там с недавнего времени появилась одна незанятая вакантная точка, где бы он смог работать. Оператором погрузчика. Вот и устроили его мусорщиком. Но не знаю, как там и что дальше было. Однако сегодня мы случайно узнаем, что он каким-то образом небольшую фирму зарегистрировал и организовал. Да не просто так, а вдобавок еще и выставил на продажу неплохой программный модуль для взаимодействия нейросети и различных досок объявлений. Кстати, посмотри его. Может пригодиться.

И Грегор переслал ссылку на объявление безопаснику и продолжил:

— Похоже парень наш, кроме того что немного недоразвит, оказался везучим до невменяемости. И это выразилось не только в работе, фирме или модуле, но и в том, что произошло потом. И, похоже, это напрямую касается твоего дела. Через куратора своей группы он попросил встретиться с нами, и когда пришёл на встречу, огорошил нас такой интересной новостью.

Для пущего эффекта Грегор хотел выдержать театральную паузу, но поняв, что благодарной публики тут не сыскать, практически без заминки стал рассказывать дальше.

— Он сообщил нам об утечке информации из нашего департамента. Так, невзначай, выдал нам список людей и их интеллектуально-ментальных параметров, полученных при тестировании последней группы. И это был не просто список каких-то там выхваченных наобум кандидатов. Нет. Это был список людей, получивших пятнадцать лучших результатов. Но кроме всего прочего он сообщил нам о планирующемся нападении группы бандитов на наш департамент сегодня ночью. Правда, при этом он был почему-то уверен, что нападения не будет. На вопрос, откуда эти сведения? Он сказал, что был случайным свидетелем разговора и там-же раздобыл этот список, который потом передал и нам. Видите ли, он его нашёл, и тоже случайно. Заметь. Везде фигурирует это слово «случай». Ну, а дальше мы уже самостоятельно приняли меры к тому, чтобы предотвратить любое другое проникновение на наш уровень в ближайшее время. И выяснили, через кого произошла утечка этих ценных данных о личном составе нового набора кандидатов. Именно поэтому был дан запрос на опознание трупа. Это наш стажер. Похоже, он и является нашей дырой в безопасности, правда уже мертвой. И как только мы это выяснили, приходит звонок из твоей службы безопасности, с просьбой явиться в ваше управление. И что вопрос касается смерти нашего стажера Жир Ока. А дальше, с каждым новым фактом картинка приобретала все более четкие очертания, и теперь становятся понятны некоторые упущенные моменты в истории нашего парнишки.

— И что это? — спросил Плат.

— Он стал свидетелем подготовки банды к нападению на наш уровень, и поэтому так подробно и много о нем знает, он даже упомянул тот путь, которым они собирались к нам проникнуть. А дальше, видимо, уже на банду напали «неизвестные», а наш парень в это время был где-то поблизости и все видел. Поэтому то он и уверен, что именно эти бандиты к нам в гости сегодня заявиться не смогут, но про других он этого сказать не мог. И там-же, где произошла стычка, нашёл список тех, кого бандиты хотели похитить, уже после того как банду вырубили и перенесли в другое место. Похоже, его случайно выронил главарь банды. Ну, а дальше он прямым ходом направился к нам, видимо, поэтому и задержался, что пришлось прятаться и пережидать, пока все закончиться.

— Так ты считаешь, что он, возможно, видел тех, кто практически уничтожил банду Раса? — взволнованно спросил Плат.

— Возможно, — согласился начальник Департамента по исследованиям.

— Тогда его нужно притащить к нам, на сканирование памяти? — быстро начал что-то набирать на переносном планшете безопасник.

— Не спеши, — притормозил его профессор. — Во-первых, я против таких методов.

Плат в этом месте поморщился, но ничего не сказал.

— И во-вторых, — продолжил Арош, — с ним это бесполезно. На него не действует магия. Это его вторая особенность. Он полностью ментально нейтрален. У него нулевой результат. Вот его последние результаты после установки нейросети.

И безопаснику улетела медицинская карта на кандидата Ника.

— Н-да, не густо. Захочешь наказать или припугнуть и придумать нечего. Его и так уже природа «одарила» выше крыши, — с нотками сожаления просмотрев досье на этого «великого интеллектуала» и «непревзойденного мага», проговорил Плат. — И что с ним теперь делать?

— Мы можем его просто спросить. Несмотря ни на что, он вполне адекватный молодой человек. И если что-то знает, расскажет, если, конечно, захочет. Ну, и правильные вопросы следует подобрать, — предложил профессор.

— Если нет патронов, будем стрелять камнями, — как говаривал один наш знакомый. Поговорите с ним. Больше то вариантов нет. Узнайте у него, это были работорговцы или нет? Остальное меня не интересует, — согласился с Арошем безопасник.

— Хорошо, сделаем.

Они посидели еще пару мгновений молча, каждый со своей стороны обдумывал только что выплывшие факты, да и саму ситуацию в целом, а потом Грегор сказал:

— Ну, мы пойдем. Дела зовут.

— Конечно, — и Плат махнул им рукой на прощание.

Они уже подходили к двери, когда безопасник поднялся и попросил:

— Грегор, Арош. Сделайте мне одолжение.

— Какое? — насторожился профессор.

— Возьмите вину за эту банду на себя. Прямых улик нет, вам никто и ничего не сможет предъявить. Все будет курсировать только на уровне слухов. А мне нужно, чтобы кое-какая информация оказалась у определенных людей. А то сильно они зарвались в последнее время. Больно многое себе стали позволять. Нужно их припугнуть как следует.

— Очень нужно? — уточнил Грегор.

— Я потерял уже четыре патруля в том районе станции. Надо сделать так, чтобы страх поселился там, а эти трупы так удачно упали в то самое место, будто кто-то его специально выбирал. Поэтому этот шанс нельзя упустить. По крайней мере, на несколько месяцев страх заставит их залечь на дно.

— Хорошо, но если кто-то наедет на моих людей или и того хуже, пострадает, ты понимаешь, что они умоются кровью, и нас ничего не остановит? — серьезно предупредил его уже далеко не профессор заштатной станции, а адмирал вершивший судьбы сотни тысяч людей.

— Понимаю, — как обещание произнес Плант.

— Тогда сделай так, чтобы они от страха забыли путь на нашу станцию, — улыбнувшись, сказал Арош.

— Это мы можем, — пообещал ему безопасник.

И обменявшись взглядами, они больше не прощаясь, разошлись в разные стороны.

Безопасник планировать небольшую информационную бомбу, а бывший адмирал и его капитан, разбираться в том хитросплетении нитей, что подкинула им судьба, в виде сорока семи их новых сотрудников, многие из которых требовали к себе особого внимания.

Но, похоже, главную неприятность, они добровольно отпустили в свободное плаванье, полностью развязав ей руки и предоставив возможность самостоятельного принятия решений и выполнения тех или иных действий.

И где эта неприятность по имени Дим обретается сейчас, они были не в курсе.

* * *

За какие-то два дня на станции дел у меня накопилась целая масса.

Но сначала мне нужно было поговорить с Круфом о легализации тех бластеров, что мне достались в наследство от бандитов, и других — найденных мной в десяти контейнерах, ожидающих своей очереди на третьем уровне, да и о том странном пистолете, что хранится в сейфе в моей комнате, не нужно забывать. Мне необходимо было раздобыть разрешение на их ношение, хранение и использование.

Правда, я и так бы от них не отказался, слишком много, как оказалось, ходит вооруженных людей тут на станции, и почему-то никаких охранных дроидов, которые могли бы меня защитить, ни в одну из своих стычек я не то что не встретил, а даже поблизости не увидел.

Похоже, под плотным колпаком у СБ находятся только VIP-уровни.

Связавшись с нашим куратором, который по совместительству был теперь и руководителем звена поддержки и преподавателем по общевойсковой подготовке у всего нового набора, я узнал, что сейчас он находится на плацу и проводит какое-то распределение обязанностей для моего бывшего отряда.

Получив необходимые координаты его местонахождения, Кира построила для меня наиболее удобный маршрут, и я направился в нужном направлении.

На месте был уже через несколько минут.

Круф, заметив меня, махнул рукой, чтобы я подошёл к нему. Сам в этот момент он о чем-то разговаривал с Этором, который находился рядом с ним.

Как я успел узнать, Этор заочно получил должность тактического координатора для малых войсковых групп. Чем он, конечно, занимается я так и не понял, но нашёл упоминание о том, что непосредственно подчиняется лишь Круфу и Арошу. Ни про кого другого, даже Грегора в этом документе не упоминалось.

Кстати, в новом табеле для нашего департамента было всего занято три должности: это моя, названная как представитель подразделения в смежном департаменте станции (красиво, однако, звучит, много лучше чем в реальности) — вольнонаемный Дим, руководитель звена поддержки — вольнонаемный Круф, и тактический координатор для малых войсковых групп — контракт по договору, Этор.

Как я ранее и подозревал, даже в документах меня не причисляли к нашему отряду, а держали несколько в стороне. Но я не в обиде.

Зато могу заниматься тем, что интересно мне самому.

А поэтому, подойдя к ним, я махнул в приветствии рукой и произнес.

— День добрый, — поздоровался я с капитаном северян и Круфом, — как у вас дела? — обратился я уже непосредственно к будущему координатору.

— Привет, — кивнул мне головой Этор. — Да вот решаем небольшие организационные моменты. А если, в общем, то все наши в норме. Вон проходят распределение. Части людей уже установили нейросети. Некоторые еще ждут своей очереди. Тут вечером хотели устроить небольшое торжество в честь удачного начинания новой жизни, но у нас возникли некоторые проблемы. И поэтому мы его пока отложили на неопределенный срок. Зато ускорились с установкой нейросетей.

И Этор показал в направлении медицинского отсека на нашем департаменте, куда как раз сейчас направилась небольшая группа людей, среди которых я узнал всех своих знакомых. Единственное среди них не было детей.

— Да я в курсе, — сказал ему, кивнув на Круфа. — В некотором роде это я вас предупредил о возможной угрозе, — вспомнив, что не заметил Нею и ее брата среди тех, кого направили на установку нейросети, спросил: — А что решили с детьми?

— Тут сложнее, им нельзя проводить инсталляцию до совершеннолетия, с чем это связано, я не знаю. Так сказали медики. Правда, самый главный при этом сказал странное, что для нашего парнишки это будет примерно через год-полтора, хотя по нашим данным, ему всего четырнадцать лет и совершеннолетним он станет лишь через четыре года примерно. Так что я не знаю. Про девочку он не ошибся, сказав, что ждать еще больше десяти лет. Но точного срока не сказал.

— И что, на это время что-то придумали? Ведь в списке у нападавших значились и они.

Этор немного помялся, не зная, говорить мне или нет.

«Что, я вышел у них из доверия?» — закралась в мою голову подлая мыслишка.

Но заметив насмешливый взгляд, брошенный на Этора куратором, тот продолжил:

— Да Круф предложил им установить некий имплантант, благодаря которому мы всегда сможем следить за их состоянием, местоположением. Сам имплантант в некоторой роли выполняет урезанные функции нейросети, как-бы подготавливая мозг человека к дальнейшей работе с нею. Благодаря чему впоследствии на несколько пунктов увеличится процент роста интеллектуального индекса.

— Так это же даже хорошо.

— Но у этого имплантанта есть один значительный минус, — с некоторой опаской проговорил Этор, зная, как я переживаю за детей.

Ну, по сути, он был прав, они мне стали не безразличны всего за несколько часов нашего знакомства, но я мог спокойно воспринять некоторые шаги, которые бы позволили обеспечить их большую безопасность. Так как остальные, уже не будут настолько сильно интересовать похитителей из-за инсталлированных нейросетей, их отсутствие почему-то являлось важным атрибутом.

— И какой? — спроси я.

— Под каждый имплантант впоследствии можно будет установить только определенный тип нейросетей.

— И что? — не понял я.

— Мы, по сути, сейчас решили за них их же будущее. Выбрали ту дисциплину, по которой пойдет дальнейшее развитие их мозга, его деятельность и функционирование, а так же выбрали приоритет в доминировании тех задач, под которые будет затачивать установленный имплантант их мыслительную активность.

— Хм, понятно. Ничего страшного. Вы, по сути, сейчас их поставили в те же условия, что попали и мы. Только им мы дали время подготовиться к ним. Я думаю это небольшая плата за повышенную личную безопасность. Ну и кого вы для них выбрали.

Этор усмехнулся и сказал.

— Тут все просто. Мы видели, как Рык смотрит на взлетающие и швартующиеся космические суда, а потому задали ему развитие на пилотскую направленность. Тем более в плане параметров с его изначально повышенной реакцией и высоким уровнем интеллекта он может управлять не только простыми кораблями, но и универсальными, там, где множество функций разнородного экипажа выполняет всего один человек. Ну и кроме всего, пилот это не только малые, средние и большие суда, это еще и навигаторы, и каботажники по управлению станциями в пространстве и многое другое. К тому же медики объяснили нам, что предустановленная нейросеть не мешает человеку никоим образом изучать и другие дисциплины, просто обучение по профильным предметам у таких людей идет примерно в полтора раза быстрее.

«Хм, обучение профильным предметам идет примерно в полтора раза быстрее. Получается и у меня вроде как адаптированная именно под меня нейросеть. Но откуда и каким образом?» — задумался я.

А сам поинтересовался дальше:

— А Нея?

— Ну, ее под свое крыло взяли сразу все наши девушки и другого пути кроме как в ментооператоры и медики, ей не будет, — снова улыбнулся он. — Благо там и нейросети однотипные. А выбор будущей профессии у нее не так ограничен, как у ее брата. Так что успеет еще определиться в будущем.

— Я, после твоего вступления, думал, что будет все гораздо хуже, — признался я и, посмотрев на разгоряченное лицо куратора, видимо спорящего с кем-то через нейросеть, спросил: — Ну а чем сейчас занимаетесь?

— Да вот, обсуждаем тут принесенную тобой новость и то, что праздника вечером не будет, правда я не стал всем говорить, что вестником дурных вестей был ты, но то, что ты спас своих друзей и предупредил нас о надвигающейся угрозе, я им рассказал, — вклинился в наш разговор Круф.

Он как раз в этот момент закончил свой разговор, и что-то недовольно пробурчав себе под нос, заполнил в своем планшете.

— Не обращай внимания, он с утра не в духе, с тех пор как военные нас нагрели с вооружением. Сказали, сами формируете свой отряд, сами его и вооружайте. И если со скафандрами еще можно как-то решить, то все поставки тяжелого армейского вооружения идут только через них. А по своим связям Круф смог пробить только не очень надежные модели и втридорога. Но что мы все о нас, как твои дела? Хотя Круф говорит, что они у тебя семимильными шагами двигаются в гору, и ты сейчас уже вовсю крутишь какие-то свои делишки. Молодец. Так держать, — и Этор похлопал меня по плечу, как-бы поддерживая мои начинания.

А я тем временем подумал, что не зря у меня возникло решение поговорить с куратором. Если удастся договориться, я смогу ему кое-что предложить.

Опять предложения.

«Кира, проверь цены на бластер „Удар-45М“ в сети. На новые модели без износа», — дал я распоряжение своему искину.

Сам же ответил северянину.

— Есть немного, меня-то в отличие от вас сняли с обеспечения и отправили в свободное плаванье, так что кручусь, как могу. Кстати, по этому поводу я тут и появился, — и, повернувшись к куратору нашего отряда, обратился. — Круф, у меня к тебе есть один личный вопрос. Думаю, ты сможешь мне с ним помочь.

— Пара секунд, — сказал он и, отведя Этора в сторону, показал на нескольких северян, а потом ткнул пальцем в какой-то люк на противоположной стене зала.

Этор согласно кивнул ему в ответ, забрал выбранный бойцов и направился в нужную сторону. Как раз в направлении указанного люка. Дойдя до него, они стали прилаживать какие-то небольшие коробочки по его периметру.

Постаравшись разглядеть, что же это такое, я этого так и не понял. Хотя ясно видел написанную на одной из сторон маркировку, прикрепляемых к стене и люку небольших продолговатых боксов.

Как ко мне подошёл Круф, я не заметил.

Был увлечён разглядыванием работы Этора с ребятами.

— Надеюсь, там не только датчики, но и что-то более серьезное, — пробормотал я себе под нос.

— Нет, не только, — услышал я за своей спиной, а повернувшись, увидел стоящего рядом куратора, — не только датчики, — сказал он, — но еще и ударники и нейронные парализаторы.

— Хотите не только обнаружить, но и захватить тех, кто сегодня пожалует в гости на месте преступления, — предположил я.

— Верно. Если получится, так и сделаем. Зачем понапрасну рисковать жизнями своих людей, когда многое можно поручить автоматике.

— Согласен.

— Я смотрю, ты приоделся, — показал Круф на куртку бугая из банды Раса надетую на меня. — Дорогой броник. Но удобный. У меня раньше был такой. Где взял? — спросил он у меня.

— Достался по случаю, — ответил я ему, — там таких больше нет.

— Понятно, — с грустью сказал он.

— Но есть пара других, если интересно, — предложил я ему, а то чего мне их таскать-то?

Хотя, конечно, я хотел их отдать Млоку и Рекару, так как почему-то чувствовал, что на станции им недолго сидеть.

Но можно и Круфу продать или сменять на что-нибудь.

— Хм. Интересно. Что за бронежилеты? — заинтересовался тот.

— Легкая защитная куртка-бронежилет «Скаут-6», — сказал я, порывшись в своем рюкзаке и вытащив одну куртку из двух, снятых с бандитов.

— Неплохо, — рассмотрев поданную ему куртку, прокомментировал увиденное Круф, — не слишком новая, но вполне добротная. Заряд полный. Автоподстройка размера работает. Не функционирует только генератор небольшого силового поля, но это из-за того, что сняты питательные элементы. А так вполне рабочий образец. Я бы его взял. Сколько хочешь?

Пока он говорил, я поискал в сети информацию по бронежилету и цены на него. Недорогой относительно, средняя цена пятнадцать тысяч кредитов за те экземпляры, что были с неработающим силовым полем.

Эту цену я и взял за основную.

Просматривая последнее объявление, нашёл у этого же продавца еще одно. И что-то картинка показалась мне больно знакомой. Пройдя по ней, увидел свой новый бронежилет.

Просматривая его, понял, что и в моем есть все перечисленные Круфом опции, но только на порядок более мощные. Случайно наткнулся на перекрестную ссылку, которая как раз вела к информации о моем бронике.

«Пятьсот тысяч кредитов. Недешёвая вещица».

С учетом того что на станции их не продавали, так как ни у кого их не было в наличие. Это была старая ссылка, и значилось, что экземпляр уже приобретен. Но ссылочку я сохранил, так как там было дано подробное описание всех стандартных и нестандартных функций моей новой куртки. Самыми главными особенностями, что выделяли мой бронник на фоне других аналогичных по виду моделей, являлась возможность подзарядки от тепла, выделяемого владельцем, не требующая смены или замены питающих элементов, и уникальная возможность самовосстановления, основанная на технологии нанитов и создании ими нановолокон. Аналогичного функционала, насколько я понял, не было реализовано пока ни в одном другом типе бронежилетов.

«Очень интересная модель мне попалась», — похлопал я надетую на себя куртку.

Наконец оторвавшись от своих мыслей и посмотрев на ожидающего моего решения Круфа, я проанализировал полученную информацию и ответил ему.

— За пятнадцать китов (один кит — это тысяча кредитов)готов отдать хоть сейчас.

Круф немного подумал и сказал.

— Без проблем, подойдет. Жаль, что она только одна.

— А что так? — заинтересовался я, и он был оправдан, так как в рюкзаке пылилась еще одна такая вот курточка.

— Да мой один приятель, из вольнонаемных техников в нашем Департаменте, тоже ищет нечто подобное. Вот я и сказал.

— Понятно, — сказал я. — Как тебе это? — произнес, доставая из рюкзака второй бронежилет, — подойдет?

Взяв у меня из рук вторую куртку и рассмотрев ее, он сказал.

— Эта-то совсем новая, просто включен режим старения для маскировки. Да и все питающие элементы на месте. Ее бы я взял и за двадцатку.

— Да мне все равно, я и не знал, что эта новая. Выглядела-то еще старше той, — возразил я.

— Все верно, — разъяснил мне положение дел куратор. — Первая — это «Скаут-6», вторая же — ее модифицированный вариант «Скаут-6М», и без знания того, куда при этом нужно смотреть, различия практически незаметны.

— Хорошо. Так ты их забираешь? — это для меня был первый пока и главный вопрос.

— Естественно, я уже связался со своим приятелем, он сейчас тебе деньги скинет, а куртку у меня вечером заберет.

— О, уже получил, — мне на нейросеть пришёл отчет о пополнении счета на пятнадцать тысяч, а следом за ним буквально через мгновение и еще на двадцать.

— И от тебя пришло, — подтвердил получение денег я.

Пока я проверял свои счета и поражался той сумме, что временно скопилась там, правда, уже через пару дней от нее и десятой части может не остаться, другие думали о наших делах.

Но у меня остался еще один вопрос.

— Да все хотел спросить, — обратился я к куратору. — А почему часть людей находится на полном обеспечении в нашем департаменте, вплоть до одежды и питания, а часть получают только свой оклад?

Круф внимательно посмотрел на меня:

— Ты еще не понял? — я покачал головой и тогда он продолжил. — Тут все просто. Те, кто на окладе, это вольнонаемные, такие как мы с тобой. Все свое снаряжение мы докупаем сами. Полностью на обеспечении Департаментом находятся только те, кто подписался на долгосрочный контракт. Это как все остальные, например, друзья из твоего отряда.

— Понятно, — сказал я.

Тут Круф вспомнил, что подошёл то я к нему с какой-то личной просьбой, а не по поводу продажи бронежилетов, которые хоть ему и были нужны, но про которые я никак не должен был знать.

Случайность.

А поэтому он обратился ко мне.

— Ну да ладно. С этим закончили. Ты то сам чего хотел? — перешёл он к делу, а то я уж сам собирался свернуть на эту тему.

Но как не странно к своему делу, я решил подойти немного погодя. Появилась новая информация, ее нужно было отработать, пока она была актуальной. Иначе потом я ею и воспользоваться то не смогу.

Так что начал я совершенно с другого.

— Я слышал у нашего отряда проблемы с вооружением. Все настолько серьезно? — спросил я у Круфа, чтобы убедиться в достоверности информации полученной от Этора.

— Я смотрю, ты времени зря не теряешь, — ответил он мне, — да. Вояки обозлились на нас за то, что мы обошли их при рекрутинге и теперь отыгрываются. Однако из-за этого канал поставки тяжелого вооружения, который идет только через них, перекрыт.

— Понятно.

«Значит положение то аховое, и не факт что Круф будет долго сопротивляться моему предложению».

А поэтому я спросил у него.

— Тебе знакомо оружие «Удар-45М»?

— Неплохие тяжелые бластеры, только уже сняты с вооружения. Мощные. Точные. Разброс небольшой. Последнюю модификацию, насколько я помню, усовершенствовали, и она уже могла использовать унифицированный питательный элемент, подойдет даже от гражданского оружия, но работать будет недолго. А так очень даже интересное оружие. А что? Ты обычно не задаешь вопросы просто так? — заинтересовался Круф.

— Есть возможность достать партию таких бластеров, но как ты понимаешь, это будет не совсем официальная поставка, — сказал я.

— Я даже не спрашиваю, как и откуда у тебя такие связи и сведения. Мне нужно знать, сколько смогут предоставить этого оружия, и по какой цене? — спросил меня Круф.

Просмотрев найденные Кирой данные, я понял, что продажа оружия, тем более такого, которого невозможно было достать в свободной продаже, была очень выгодным делом. Хоть официальных цен такого товара на черном рынке найти нам не удалось (надо срочно поднимать навыки торговли и информационную безопасность, совместно с хакингом), но для военных их в свое время поставляли по пятьдесят тысяч кредитов за штуку. Думаю, и сейчас, если они где-то и висели, то не меньше чем по такой же цене.

Поэтому сделав вид, что с кем-то связываюсь по нейросети, для достоверности потыкавшись в различные оружейные отделы досок объявлений, я ответил своему куратору:

— Поставщик готов отдать вам десять ящиков такого товара по пятьдесят китов за каждый бластер. Компоновка бокса, как я понимаю, стандартная, армейская, — просмотрев найденные в сети снимки и сохраненный в памяти нейросети кадр, ответил я. — Десять стволов и по пять питательных элементов к каждому бластеру. Про заряд точно сказать не могу.

Про зарядку я не знал, но везде было написано, что они поставлялись всегда в комплекте, тем более в каждом найденном мною боксе была вторая половина, которую я как-то не додумался посмотреть, а судя по всему, именно энергобатареи для бластеров там и должны были храниться. Оружие ведь по инструкции должно было транспортироваться в незаряженном состоянии.

От моих слов Круф задумался, а потом немного неуверенно проговорил:

— Сам я такое решение принять не смогу. Необходимо переговорить с Грегором и адмиралом. Как только они дадут мне свой ответ, я передам его тебе. Единственное, что я могу сказать точно, четыре ящика как минимум нам точно будут интересны.

— Хорошо, я подожду ответа, а потом переговорю с поставщиком.

И подключившись к нейросети, сказал:

— Все, товар за нами забронирован, но ответ мы должны дать сегодня часа через три. Вы успеете? — уточнил я у нашего координатора.

— Конечно, — согласился куратор.

— Тогда дело пошло. А теперь бы неплохо поговорить и о моей оплате в этом деле, — перешёл я к следующему пункту своего небольшого плана.

— Так я и знал, что простым спасибо ты не отделаешься, — проворчал Круф, но при этом на самом деле вполне спокойно стал ожидать моих условий.

Немного подумав, я решил, что деньги мне нужны не так сильно, как разрешение на боевое оружие, а поэтому сразу перешёл к этому вопросу.

— Круф, ты можешь помочь мне получить разрешение на ношение боевого оружия? Это и будет платой за мои посреднические услуги.

— Что, так сильно прижало? — улыбнувшись, спросил меня бывший диверсант.

— Нет, — честно ответил ему я, — но без него тут нельзя и это я уже понял. Если у меня не будет разрешения, то это все равно ничего не изменит, и я буду его носить с собой. Но если меня за него задержать постараются местные власти, то я буду этому всеми силами препятствовать. И тогда это косвенно ударит по всему нашему управлению, чего бы мне очень не хотелось. Поэтому мне и нужно разрешение на оружие.

— Ты хочешь сказать, что это ты нам таким образом еще и одолжение делаешь? — прищурившись, спросил куратор.

— Все верно, — согласился я.

— Ну ладно, будем считать, что ты меня практически убедил. Но ответь мне, вот сейчас тебя за что можно было бы арестовать? Откуда у тебя может оказаться ручное оружие, запрещенное на станции? Ты им и воспользоваться не факт что сможешь? — и Круф внимательно посмотрел на меня.

— Странный вопрос ты задал человеку, который только что предложил купить тебе десять ящиков с боевыми бластерами.

Круф в этот момент хлопнул себя чисто земным жестом по лбу, будто говоря: «прости дурака, запамятовал».

Я же продолжил.

— Но если тебе интересно, то на текущий момент у меня не так и много боевого вооружения. Семь ударников марки «Шокер-9000», один боевой парализатор «Паралич-11», один вибро-нож «Клык-15» и бластер «Защитник-3МК».

После того как я закончил перечислять, расширившиеся глаза куратора наконец вернулись в границы своих размеров.

— Н-да, удивил. Наш арсенал с тобой может поспорить и проиграть, — и немного подумав, Круф продолжил: — Я так понимаю, тебе нужно что-то универсальное, разрешение на ношение любого оружия, а не привязанное конкретно к одному экземпляру.

— Это был бы идеальный вариант, — согласился с ним я.

— Такой вариант разрешения будет стоить дорого, но я знаю, к кому обратиться. И твоей комиссии со сделки по покупке бластеров должно хватить с избытком.

— Хорошо, можешь распоряжаться деньгами полностью, весь остаток с суммы твой. Буду ждать, — ответил я и собрался уже уходить.

Тут со всеми делами я пока успел закончить.

— Подожди, — остановил меня Круф, — у меня есть свободные деньги, и разрешение я могу заказать уже сейчас, будет готово через полчаса. Сейчас выясню все подробности.

Прошло совсем немного времени, как Круф обрадованно осклабился:

— Видимо, совсем там без работы сидят, практически на двадцать процентов сразу скинули. Будет готово через десять минут. Во как торопятся. Перешлют тебе на нейросеть, номер я сообщил. Остаток комиссии, как и договаривались, я забираю себе?

— Естественно. Договор есть договор, — и немного помолчав. — В общем, я пошёл, пора мне. Есть еще куча дел.

— Да и мне пора, — произнес Круф, — подзадержался я тут с тобой, — и, махнув на прощание рукой, направился в сторону виднеющейся толпы северян.

Моих знакомых среди них не было, и поэтому я направился дальше по своим делам.

* * *

Первым делом я хотел заняться своею непосредственной работой. Но и кроме нее у меня были неотложные дела.

Поэтому я приказал Кире поменять в плане приоритеты, и все перевозки и разгрузки, не имеющие срочного приоритета перенести по времени на тот период, когда у меня не будет запланированных дел по моим проектам.

Просмотрев полученный вариант своего расписания на будущее время, я заметил, что на сегодня у меня получаются сплошные переговоры со своими будущими соратниками и различные около проектные дела, которые появлялись уже по мере продвижения тех по времени. Отдельным пунктом вышел процесс обучения. Сейчас список изученных баз знаний был довольно куцым. В итоге в наличие у меня было только семь баз знаний, однако изучены они были только по такому уровню.



В таблице этого не было видно, но в комментариях присутствовало уточнение, что третий уровень базы «Техник» я практически освоил за то время, пока ношусь по станции — оставалось всего двадцать процентов. Повезло, что эта база относилась к тому типу, который не требовал для своего изучения каких-то дополнительных баз знаний. Но уже сейчас встречались упоминания того, что необходимо бы освоить для лучшего практического использования еще и «Кибернетику», а также «Ремонтных дронов» хотя бы до первого уровня.

«Надо расширять список баз знаний и изучать их дальше», — давно уже понял я.

Куда ни кинь, все время натыкаюсь на те или иные ограничения, которые необходимо преодолеть в связи с этим.

Но пока у меня есть дела и помимо этого. Учебой и поиском баз, по-видимому, я займусь более плотно после разговора с Тросом и просмотра тех чипов с данными, что получил благодаря сканированию мозга бандитов, напавших на меня. Особые надежды я питал на воспоминания хакерши и бугая.

Кстати, чтобы все их проанализировать, нужно провести модернизацию искина, а то у него даже памяти для хранения всего может не хватить, но часть данных можно начать перекидывать в него уже сейчас.

Поэтому я плавно перешёл к сортировке своих интеллектуальных трофеев, так сказать, благо идти до места, где я оставил погрузчик, было еще несколько минут, и поэтому у меня было время заняться сортировкой.

Первым делом, я вытащил шесть оставшихся банковских чипов, что не просмотрел до того, как занялся потрошением воспоминаний банды Раса. Последний-то из них я использовал как промежуточный, и потому он сейчас был обнулен, благо я его сразу кинул в отдельный карман — к тем, что мне достались от наемников еще утром.

«Ну-с, приступим», — обрадованно начал собирать я сливки, вставляя первый банковский чип.

Как ни странно, в этот раз особо большого улова не было. Видимо, тот первый чип со ста двадцатью тысячами кредитов был самым внушительным.

Суммарно со всех шести банковских чипов я набрал триста сорок шесть тысяч пятьсот одиннадцать кредитов.

«Что-то я зажрался, и так немаленькая сумма получилась, а я тут возмущаюсь, что мне чего-то не хватает», — приструнил я себя.

И переложив все обнуленные чипы к четырем пустым, уже лежащим у меня в кармане, я занялся компактными хранилищами данных.

Тут было над чем подумать, но скидывать базы знаний на искин я не хотел: во-первых, займут гораздо больше места, во-вторых, писаться будут гораздо дольше. А вот рассортировать чипы с данными не помешало бы. Во-первых, объёмы данных, полученные с бандитов, были не так велики, как при копировании баз знаний, и во-вторых, посмотрю, что находится на всех остальных чипах с данными, их то тоже нужно перебрать, а то я даже не все проглядел еще. Использовал я до этого лишь только те, что принадлежали хакерше и ранее обнуленные чипы инструкции от погрузчика и инструкции к нейросети, которые я до этого перенес себе в память.

Итого у меня получалось шесть чипов с базами знаний, которые я пока решил не трогать, пять чипов с данными, полученными от бандитов, и еще десять дисков с неизвестной информацией, хранящейся на них.

Первые полетели в память искина данные, полученные при сканировании памяти банды Раса.

Пока я занимался их копированием, дошёл до своего погрузчика, который оставил недалеко от перехода на следующий уровень. Тут была удобная ниша в стене станции, где он удачно помещался и не мешался на проходе, да и не сильно отсвечивал на открытом пространстве уровня, своими немаленькими размерами.

Сначала я решил посетить рыночную площадь и посмотреть, что мне могут предложить для оптимизации искина. По пути хотел договориться о встрече с девушкой телохранителем и экономистом из финансового отдела департамента флота станции, чья дипломная работа и предложение по оптимизации расходов на содержание жилого сектора заинтересовали меня.

«Ну и кроме того, коль я хочу с ними поговорить, то назначу-ка я им встречу в „Голодном Тролле“, а заодно поговорю и с хозяином этого заведения», — решил я: — «У него может появиться интерес к моему предложению».

Забираясь в погрузчик и составляя маршрут к нужному участку рыночного уровня — хорошо, что хоть он был разделен на хоть какое-то подобие зон, которые объединялись определенной спецификой товара, я отправился в путь.

Кстати, было до него не так и близко: зона рынка, специализирующаяся на портативных и стационарных искинах находилась на противоположной от моего текущего нахождения стороне станции. Получалось, что мне было необходимо пересечь весь уровень, и проделать практически весь путь нужно было пешком, так как погрузчику в этот час добраться туда было проблематично, и мы с Кирой высчитали, что преодолеть это расстояние на своих двоих выйдет гораздо быстрее.

Так что, сейчас спустившись на один уровень, я оказался на нижней торговой площади, припарковал свой погрузчик в специально отведенное для этого место, заплатив пять кредитов за стоянку и направился в нужном мне направлении.

По пути рассматривая, совместно с Кирой, через нейросеть прайсы находящихся на моем пути павильонов, и помещая их в свою собственную базу, так как к общей я пока доступа получить не мог, нужно было срочно изучить базу знаний «Торговля» хотя бы первого уровня, мне пока хватит доступа к станционной торговой бирже.

Но тут мне пришла в голову запоздалая мысль. А чего я, собственно, медлю.

Мне и нужно-то всего лишь ее купить через доску объявлений. Да по быстрому выучить первый уровень. Это можно сделать, не сходя с места. Только найти нужно уголок поукромнее, чтобы меня некоторое время никто не побеспокоил. Идеально было бы вернуться к погрузчику. Но я уже достаточно далеко.

Вот тут-то я только и сориентировался по карте, где же все-таки сейчас нахожусь.

Каково же было мое удивление, когда я понял, что мой путь сейчас пролегал буквально в пятидесяти метрах от приобретенного мною павильона.

— Вот и решение, — пробормотал я и направился к своему небольшому с виде торговому киоску.

Снаружи он действительно был совершенно небольшого размера.

Подойдя к нему и пройдя проверку подлинности и внесение полученных кодов доступа, я вошёл внутрь.

Действительно небольшое помещение, шесть на шесть метров, в высоту где-то еще четырех метров, но это были стандартные размеры. Соседнее было примерно таким же. Главное, что снаружи оно выглядело еще меньше.

Тускло освещенная комната встретила меня пустующими стеллажами и витринами. За стойкой стояло большой и видимо удобное кресло.

Дольше пока я не полез, так как никаких видимых дверей ведущих во внутренние помещения, я не заметил, но чувствовал, что они где-то есть.

Однако решил оставить этот вопрос на потом.

Попав внутрь, я быстро сменил все коды доступа к нему, полностью затерев все старые, тем более никаких других, кроме того, что открывал входную дверь, мне не выдали.

После этого я уселся в кресло и быстро просмотрел составленный Кирой список по продаже как просто баз знаний «Торговля», так и пакета баз по направлению дисциплины «Торговые отношения» и понял, что в голове у меня что-то не складывается.

В среднем, стоимость пяти уровней простой базы знаний «Торговля» варьировалась где-то в районе ста семидесяти тысяч кредитов плюс-минус десяток китов, а вот цена пакета баз для изучения дисциплины «Торговые отношения», или в просторечии также «Торговля» пятого уровня, составляла минимум три тысячи китов.

Но смутило меня не это, к разнице в стоимости между пакетом баз и единичной базой знаний я был готов, хотя если честно, не к такой огромной. Однако заинтересовало меня другое: размер баз, продаваемых как пакеты, часто варьировался и иногда был в два раза меньше чем у продаваемого за те же деньги аналогичного пакета баз.

«Видимо, кто-то решил сэкономить и подзаработать», — пришла вполне закономерная догадка.

Кира моментально отсортировала и пометила таких ненадежных продавцов.

Сравнив поставки пакетов с одинаковым общим максимальным размером и сопоставимым списком баз знаний, я отнес этих продавцов к более надежным, немного повысив им приоритет при выборе поставщика.

Отдав искину провести аналогичную сортировку и по всем остальным продавцам, я практически втрое сократил список распространителей пакетов баз знаний.

Но вернувшись к тому, с чего и затеял всю эту деятельность, обратил внимание на один пункт, который Кира не причислила ни к одной из категорий. Начав разбираться в странном выделенном из общего списка объявлении, я понял, что это очередная удача и нестандартное применение машинной логики к сортировке объявлений.

Как оказалось, в объявлении была выставлена на продажу базы знаний «Торговля» седьмого уровня, но при сопоставлении размеров выставленного к реализации лота, у меня получилось, что по цене простой базы знаний выставляют полноразмерный пакет «Торговые отношения» седьмого уровня.

Перепроверив несколько раз свои расчеты, и дополнительно найдя в одном из объявлений аналогичный пакет, я понял, что не ошибся.

«Нужно брать», — решил я, хоть цена этого лота и немного покусывалась, а просили за нее пятьсот тысяч, однако если бы мне когда-либо пришлось покупать его весь полностью, то потратил бы я как минимум в десять раз больше.

Поэтому я сразу же связался с продавцом.

Параллельно, пока шёл дозвон, Кира нашла мне в сети все, что еще было выставлено на продажу этим человеком.

Как оказалось, он хотел реализовать не только базу «Торговля» седьмого уровня. Были у него еще три объявления, на продажу баз знаний. «Юрист» (пакет «Юриспруденция») с «Управленцем» (пакет «Управленческая деятельность») пятого уровня. «Психология» (пакет «Психология и психоанализ») четвертого, совместно с какой-то странной базой «Эспер» (пакет не известен) шестого уровня.

Две последние этот человек вообще продавал по цене одной базы «Психология», а вторая просто шла в нагрузку.

«Жаль, конечно, что у него не было выставлено не одной технической базы знаний, они бы мне пригодились гораздо больше», — подумал я, но и того, что было найдено, я решил не упускать. Тем более все базы были полноценными пакетами, и «Торговля» самой дорогой из них.

За «Юриста» и «Управленца» он просил по двести тысяч кредитов, а за «Психологию» и какую-то странную базу вообще всего пятьдесят китов.

Поэтому я решил не упускать такой шанс, и хоть именно эти базы знаний мне были особо не нужны, но решил их приобрести впрок, тем более надеялся скинуть что-нибудь в цене или еще как-нибудь договориться.

«Чувствую, что база „Торговля“ мне окажется полезнее всего», — пошутил я над собой, наконец, дождавшись ответа, хотя на самом деле прошло не больше нескольких секунд.

— Добрый день, — раздалось с той стороны канала, — мы знакомы?

Голос мне показался или женским или детским, что меня несколько удивило.

Похоже, я махровый шовинист и не воспринимаю девушек как деловых партнеров, надо бы от этого излечиваться. Правда, на других у меня такой реакции не было. Но возможно, это был и ребенок или молодой человек.

— Добрый день. Вряд ли. Меня зовут Дим. Я по поводу вашего объявления о продаже баз знаний, — сказал я не став уточнять, каких именно.

— О, я рада, а то думала никогда уже не смогу их реализовать, — ответила моя собеседница. — Да, кстати, я Рума Тарман.

«Все-таки девушка», — последняя ее фраза развеяла все сомнения.

— Простите за вопрос, а почему такие цены? — пусть сама выберет какие, что-то у меня очень большие сомнения в том, что она понимает, что делает.

— Я понимаю, что это несколько дорого, — произнесла девушка.

«Ты даже не потрудилась просмотреть в сети объявления по данной теме. Даже не знаю, как это тебя характеризует. Это не дорого, это практически за бесценок, кроме двух последних непонятных дисциплин», — подумал я.

— Однако сбросить цену я не смогу. Это тот минимум, который мне необходим, — продолжила рассказывать она.

Я быстро прикинул, и у меня получилось девятьсот пятьдесят китов за все.

«Да любой из этих пакетов, по идее, стоит дороже».

Немного удивленно я спросил:

— Извините меня, конечно, но просто очень уж гложет меня любопытство, а на что вам так срочно понадобились эти деньги?

Действительно, я не мог понять, из-за чего человек совершает такую глупость, конечно, рассказывать при этом ей я ничего не собирался, но интерес-то был.

На том конце линии связи немного замялись, но потом девушка все-таки ответила:

— Я догадываюсь, что вы пытаетесь понять, можно ли мне доверять или нет. Сумма-то немаленькая. Поэтому я постараюсь вам все рассказать наиболее детально. Раньше я жила с родителями, и в основном заботу о моем будущем нес на себе наш отец. Но совсем недавно они погибли, и мне пришлось самой заботиться о себе. У меня нет никакого специального образования, но я смогла устроиться помощником техника в доки торгового уровня. Моя мама раньше там работала, и мне повезло устроиться туда через ее знакомых. Отец же был торговцем. У нас даже был небольшой павильон в правом секторе нижней торговой площади (уж не о моем ли она магазинчике говорит?), но его реквизировали за долги перед станцией. Оказывается, отец хотел провернуть какое-то дело, но не успел его завершить. И как результат, все наше имущество, включая и магазин распродали, оставив мне после погашения всех займов не очень много денег. Правда, я успела кое-что вынести из сейфа в кабинете отца, до того как его опечатали приставы. И вот теперь пытаюсь все это распродать. Вы не переживайте. Все базы подлинные, новые, еще в заводских боксах, вероятно, отец хотел привлечь меня к своему бизнесу, однако торговля никогда меня не привлекала. Я хотела пойти по стопам моей тети и устроиться курьером в какую-нибудь корпорацию. Однако получение пилотского сертификата оказалось очень дорогим делом. Того что я зарабатываю не хватает даже на то чтобы заплатить вступительный взнос в самую дешёвую летную школу на станции. Поэтому я оставила эти мечты, занявшись текущими проблемами. Работа техника тоже мне нравилась. Совсем недавно я установила стандартную нейросеть и прошла полное тестирование на индивидуальные параметры. И оказалось, что до пилотского минимума в сто двадцать единиц интеллекта мне не хватает всего трех пунктов. Но мечты, мечты… Денег-то не было.

И девушка замолчала.

«Как-то даже нагревать ее жалко», — подумал я и благополучно забыл об этой мысли.

Девушка гораздо дольше меня живет на станции, а все еще воспринимает окружающее не понятно через какую призму. Пусть быстрее взрослеет, дольше проживет.

Она же продолжала диалог, видимо ей нужно было выговориться, а я и не мешал, она не замечая того сама, очень многое успела мне поведать.

— Однажды один из техников рассказал о новой летной школе, которая проводит бесплатный набор на первый месяц обучения, а потом предоставляет скидку на десять процентов на все последующее время обучения. В указанную стоимость входила установка гражданской версии пакета нейросети и имплантантов «Пилот-3», а также обучение специальности «Пилот кораблей малого тоннажа». И я ухватилась за эту мысль. Проверила актуальность объявления, убедилась в его правдивости и повторно выставила все свои лоты на продажу в сети, предварительно просчитав необходимую мне сумму и разделив ее между продаваемыми базами знаний.

— Ну, история ваша не нова. Чаще всего именно по этой причине люди и распродают свое имущество — вам срочно понадобились деньги. И на какую сумму в конечном итоге вы рассчитывали?

Мне было интересно, в какую сумму обойдется обучение для девушки в этой школе пилотов.

Опять небольшая пауза, а потом.

— Четыреста пятьдесят тысяч минимум. Поэтому «Торговлю» я продаю отдельно, а все остальное — отдельно.

«Да, странно. Почему я сразу этого не заметил», — еще раз проглядев второе объявление, нашёл небольшую ссылочку и комментарий о том, что эта база продается только совместно с еще тремя другими базами знаний и на них были приведены дополнительные ссылки.

И только потом до меня дошла сумма.

Всего четыреста пятьдесят тысяч китов, и это, видимо, с учетом самого процесса обучения и возможно проживания та.

Поэтому я не удержался и спросил.

— Извините, это, конечно, не мое дело, но вас не смущает эта невысокая цена?

— Невысокая, — возмутилась девчонка, — да вы еще высчитайте кроме самой учебы стоимость корабля. Но это потом. Сейчас мне главное зацепиться за это место, — успокоившись, закончила она.

Для меня же так и осталось загадкой, действительно ли так трудно искать информацию в сети, или это мне так с Кирой повезло, и я могу сравнивать и видеть примерно общую картину.

«Ну да ладно. В общем, это мой козырь, а их упущение», — решил я и стал подводить разговор к логическому завершению, тем более девушка невольно подкинула мне любопытную информацию.

— Рума, я решил. Я готов приобрести у вас базы. Как и когда мы можем встретиться и обменять товар на деньги? — спросил я у нее.

— О, знаете, смена у меня завершилась, — радостно проговорила девушка, — так что на сегодня я уже свободна. Что вас заинтересовало?

— Все базы, — и я стал ждать реакции, так как понял, что со мной общается достаточно открытый и хороший, хоть и не очень далекий человек.

На том конце в очередной раз возникло долгое молчание, а потом:

— Это же мне даже на корабль хватит, — суматошное бормотание, немного радостного визга, наконец, фраза: — Румочка, красавица, успокойся. А то сочтут тебя несерьезной. Несколько секунд дополнительной тишины и наконец: — Конечно, я захвачу все.

— Хорошо. Буду ждать.

И хотел уже отключиться, но подумал, что какой же я буду торговец, если не попытаюсь выбить себе хотя бы какой-то небольшой бонус.

Поэтому я немного притормозил радость девушки своим, видимо, не очень порадовавшим ее вопросом:

— Рума, простите мою назойливость. Но я правильно вас понял, что мое предложение для вас очень важно, и вы не рассчитывали на его получение?

— Нет, — с некоторой задержкой и несколько настороженно ответила девушка.

— Хорошо. Я думаю, вы будете не против предложить мне небольшой бонус в качестве благодарности за то, что я вам так своевременно помог. Не хотелось бы мне этого говорить, но у меня может появиться более выгодное предложение по вложению своих денег (хотя куда уж выгоднее то, практически десятикратная экономия и задел на будущее, но девочке то об этом знать не обязательно). Поэтому, не желаете ли обсудить его сейчас? — чувствую себя хитрым и толстым котом, кружащим вокруг тарелки со сметаной.

Ну а в роли сметанки или чашечки ее хранящей выступает девушка.

Я прямо почувствовал, как на той стороне поднялась сначала волна смущения, потом возмущения и праведного негодования.

После чего звенящий девичий голос с нотками истерики и плача спросил.

— И что же вы хотите?

Ну, было у меня желание еще поизгаляться над бедной девушкой, которая, видимо, подумала, что кто-то похищается на ее девичью честь, но победила моя вечная алчность, проснувшаяся после переноса сюда, и поэтому я сказал ей только то, что было необходимо по нашему делу.

— Не знаю, что вы там себе надумали в своей маленькой и, несомненно, прелестной головке, но интересны вы мне исключительно с деловой точки зрения. И именно эти предложения я хотел бы услышать от вас.

— А почему это? — удивленно спросили с того края.

«Ну и пойми женщин после этого», — подумал я.

Но видимо, Рума немного одумалась, и сказала:

— Ой, о чем это я. Так что бы вы хотели?

Сама она, похоже, ничего предложить не может, даже думать в указанном направлении у нее нет никакого желания.

«Неужели можно быть такой недалекой девушкой? Не все же такие, например, мои знакомые девушки из отряда, по крайней мере те с кем мне приходилось общаться, точно не столь ограничены. И она хочет быть пилотом? Как это возможно? А еще меня балбесом тестирование посчитало. Странно все это».

— Давайте начнем с того, что у вас есть еще интересного для продажи?.

— У меня ничего нет, — сразу ответила она, даже не задумавшись.

Как же тяжело с людьми, которые не хотят думать. Видимо, до этого мне просто везло, и жизнь сводила меня с нужными людьми, для которых шевелить извилинами было насущной необходимостью.

Поэтому я постарался объяснить хоть что-то этой странной легкомысленной девице.

— Нет, такого просто не может быть. У каждого что-то есть. К примеру, ваши знания — это тоже ценная информация, которая может быть куплена, или различные мелочи, которые кажутся вам бесполезными, у других могут вызвать какой-то определенный интерес.

— Но у меня ничего нет, — уже с некоторой паузой произнесла Рума.

— Хорошо, давайте думать вместе, — сказал я и, прокрутив в голове наш разговор, выхватил несколько воспоминаний. — Вы говорили, что вам удалось вынести содержимое сейфа из кабинета отца. Деньги и банковские чипы меня не особо интересуют. Это ваше наследство. Но разве кроме чипов с базами знаний там ничего не было?

— Да я как-то особо и не разбиралась. Были какие-то чипы с данными. Несколько непонятных боксов. Это по сути, все, — перечислила дочь торговца.

— Ну, вот видите, Рума, это уже что-то. Все это те мелочи, которые мне могут быть гипотетически интересны или нет, смотря, что там окажется. Это как кот в мешке (девушка не поняла этого сравнения и попросила пояснить), вроде что-то есть, а вот что это, ты не знаешь. Я бы забрал у вас эти штуки, если вы не против, например тысячи за полторы кредитов. Вам это интересно? — спросил я у нее.

— Да я бы вам их и так отдала, — обрадованно сказала девушка, видимо все еще не понимала, что от нее хотят, а избавление от каких-то с ее стороны бесполезных безделушек, тем более за полторы тысячи с ее стороны, это бонус для нее, а не для меня.

Я же рассуждал немного с другой стороны.

«Кто, скажите мне, интересно хранит хоть какие-то бесполезные безделушки в личном сейфе, наравне с банковскими чипами и пакетами баз знаний стоимостью больше десятка миллионов кредитов. Вот именно таких людей исчезающе мало. Поэтому эти безделушки даже по определению таковыми являться не могут. А значит, их нужно забрать себе».

Что я, по сути, и сделал.

— Вот видите, — обратился я к девушке, — как конструктивно продвигается наш диалог.

— Да, — уже гораздо смелее и более уверенно ответила девушка.

— Тогда давайте его продолжим, — предложил я.

— Я согласна, — Рума похоже почуяла запах легких денег, забыв извечную поговорку, про халявный сыр.

— Хорошо, — прокомментировал ее слова и поведение я, — такие приятные мелочи не слишком обременительны для вас, но, тем не менее, могут оказаться полезны мне, и поэтому давайте продолжим. Следующий мой вопрос касается вашей работы. Вы говорили, что работаете младшим техником. Но даже в этом случае вам необходимо освоить хотя-бы начальный уровень баз знаний. Верно?

— Совершенно точно. Я почти осилила третий уровень базы «Техник», — с гордостью проговорила девушка.

— Замечательно, — похвалил я ее. — А у вас нет копии данной базы, или других технических баз знаний, выданных вам на работе?

— Есть, но нам запрещено передавать их в чужие руки, — огорченно проговорила девушка.

— А что за причина такой секретности? — заинтересовался я, после услышанного слова «запрещено» у меня прямо засвербело в одном месте.

«Хочу», — понял я.

— Нам сильно-то не объясняли, но все это как-то связано с новейшими разработками, внедряемыми компанией. Технологии, на которых они основаны, должны быть описаны в устанавливаемых базах знаний, — объяснила мне Рума.

— И вы, наверное, себе все уже залили в нейросеть?

— Нет, я только недавно их получила, когда прошла сертификацию на младшего техника.

Так это уже интереснее. Базы, скорее всего, записаны на одноразовые носители и скинуть их дважды не получиться. А вот если попытаться установить их на нейросеть и оттуда уже продублировать, то может сработать.

Ан, нет, не один я такой умный оказался. С нейросети базы скопировать оказалось нельзя. Прочитав документацию к своей нейросети, просмотрев немного инструкций по другим нейросетям, понял, что данный вариант не подходит. Базу из нейросети можно извлечь только единственным способом, через менто-сканирование мозга, элементами которого я и воспользовался, когда применял ментоизлучатель «Псион» на бандитах, извлекая информацию из их памяти.

Этот вариант был отодвинут в строну на самый крайний случай.

Просматривая описание в одном из форумов по обсуждению схожей проблемы, мне на глаза попалась фраза, говорящая о том, что по идее данные с таких одноразовых чипов можно переписать, единственное, что необходимо сделать, это преодолеть запрет на уничтожение информации в чипе, хранимый как некий сертификат безопасности.

Вот это сочетание «сертификат безопасности» меня и заинтересовало.

Насколько я понимал, некий сертификат безопасности я уже обошёл, когда стал работать с погрузчиком напрямую, через мыслесвязь.

И чувствую, что и в случае одноразовых чипов ограничитель одного порядка с тем, что я уже «взломал», так сказать.

Единственным условием необходимости такой работы было мысленное управление, а не управление через нейросеть.

И был у меня один помощник, с которым я мог общаться через мыслесвязь, с внутренним интегрированным в него считывателем. Получается его-то мне и нужно использовать.

К тому же было у меня такое четкое подозрение, что мыслю я совершенно в нужном направлении.

А поэтому я обратился к девушке, которая терпеливо ожидала моего решения.

— Ладно, есть тут один способ, решить, вернее, обойти эту проблему. Если у меня все получиться, то я готов буду приобрести информацию с каждого чипа за тридцать пять тысяч кредитов. Сколько у вас чипов с базами знаний, и что на них записано?

Она заметно оживилась, похоже, у нее сегодня счастливый день. Удача, по ее мнению, к ней так и прет к ней в руки, только сиди и успевай ее отлавливать за хвост.

— Пять баз, — обрадованно проговорила она, — «Техник», пятого уровня. «Энергосистемы», третий уровень. «Двигательные установки», третий уровень. «Прыжковые двигатели», третий уровень. «Корабельные искины», четвертый уровень.

Похоже, и тут девочка не понимает базы это или полные пакеты, но мне так даже удобнее, если это просто базы знаний, то я и их недорого приобрету, тем более такие специфические и уникальные, как о них думает Рума, ну а про пакеты и говорить нечего, они тем более еще дороже.

— Хорошо, захватите их все. Будем пробовать. Кроме того захватите с собой несколько пустых чипов с данными. Я на них скину вашу копию баз знаний, — предупредил я девушку.

— Обязательно, — не стала возражать она.

— Ну и последнее, думаю, это совсем не составит для вас труда. Не могли бы вы скинуть мне название той летной школы, где собрались проходить обучение? — спросил перед назначением встречи я.

На эту школу у меня появились свои собственные планы, единственное, что нужно сделать, это разобраться в каком объёме предоставляется услуга в данной школе.

— Да, конечно, — и она на нейросеть переслала мне название — «Летная школа пилотов гражданского космофлота станции Рекура 4».

— Спасибо. — Поблагодарил я и перешёл к назначению места и времени встречи.

— Как я понимаю, вы свободны и можем встретиться с вами хоть сейчас?

— Верно, — согласилась Рума.

В магазинчике я встречаться с нею не захотел.

«А вдруг он и правда раньше принадлежал ее отцу, и как она в случае чего отреагирует на этот факт, я не знаю».

Поэтому решил выбрать нейтральную территорию, которая в последнее время приобрела завидную постоянность.

До «Голодного тролля» отсюда можно было добраться минут за пять, поэтому я спросил, как она относится к этому бару-ресторану.

Девушка смутилась и сказала, что для нее это несколько дорого.

Но я ее успокоил и ответил, пусть не беспокоиться, обед за мой счет, отметим удачную сделку, так сказать.

И поэтому мы договорились встретиться там уже минут через двадцать.

«Это хорошо, что не сразу. Смогу переговорить с Тро».

И поднявшись из такого удобного, прямо под меня сделанного кресла, я покинул свой магазинчик и двинулся по направлению к бару.

* * *

Вид из окна фешенебельного особняка четвертого VIP-уровня открывался шикарный.

Но сегодня он не радовал владельца этого дома.

По комнате ходил нервный молодой человек. Примерно двадцати пяти-двадцати шести лет. С капризным и высокомерным выражением на лице. Правда, сейчас оно больше выражало смятение и страх.

Этого человека можно было бы назвать красивым, если бы не проскальзывающее в его чертах ощущение испорченности и развращенности.

Однако молоденькие и глупые девушки часто покупались на отточенные манеры и идеально выстроенную дизайнерами и пластическими хирургами внешность. Замечая лишь внешний лоск этого уже давно прогнившего изнутри человека.

Расплата за это была для них жестокой. Они были интересны ему лишь некоторое время, а потом его интерес уже уходил в другие плоскости. Жестокий садист и извращенец.

После его развлечений часто даже нечего было оставить на органы. Целого у этих бедняжек не оставалось ничего.

Живые куски стонущего, но еще что-то чувствующего мяса.

Такие его увлечения и вынудили отца этого зверя в человеческом обличье отправить его подальше от метрополии Империи, где этот идиот смог засветиться перед Имперской Службой Безопасности, и уже казалось ничего не могло спасти сына Лорда-Пэра Империи Атаран от заслуженного наказания.

Но отец вовремя подсуетился и вступился за свое чадо, где-то купив нужных людей, где-то спустив на тормозах или затянув различные этапы следствия, а где-то просто-напросто устранив ненужных свидетелей или жертв своего любимого сыночка.

В итоге дело против Рососа Пида развалилось.

Однако чтобы не будоражить общественность, волею случая узнавшей некоторую темную часть их личной семейной жизни, пока страсти не поутихнут, отец отослал его на эту богом забытую станцию на окраине фронтира, чтобы он тут представлял интересы их семьи.

И вот прошло больше полугода, как он оказался в этой дыре, «стратегически важной точке этого сектора галактики, контроль над которой — это ключ ко всему Содружеству, если туда нужно доставить что-то, минуя таможенные границы», как говаривал его старик.

Вот последнее время он и попытался в свои руки взять этот контроль. Своими новыми, так сказать «прогрессивными» методами, устанавливая свои порядки, которые должны выдвинуть их семью на новый уровень.

Угрозы, кражи, подкуп, нападения, шантаж, убийства — это тот небольшой список, который стал основой в его «прогрессивной» работе.

Он смог подмять под себя несколько более мелких группировок и банд, и уже задумывался о переходе на более серьезный уровень работ, пытаясь взять под контроль силовиков и Службу безопасности станции.

И у него даже что-то стало получаться. Везде есть гниль. И эти организации не оказались исключением.

Заручившись небольшой поддержкой в верхах, Росос решил, что ему позволено все. Его головорезы не успевали подчищать за своим боссом следы его бурных увлечений и развлечений. Но ему все было мало. С каждым днем его больная фантазия находила новую жертву и новый вид получения удовольствий.

Вседозволенность и безнаказанность сделали свое дело. Свидетелей против него не было, а если и появлялись такие глупцы, то их очень скоро не становилось.

В довершение стал работать план по укреплению влияния их группировки на жизнь и функционирование станции. Правда, к нему Росос не имел никакого отношения.

Но этот человек был честолюбив и видел только то, что хотел увидеть. Все победы были только его заслугами, все поражения являлись провинностями кого угодно, но только не его.

И все это только подливало масла в огонь.

Росос Пид стал считать себя крупным криминальным авторитетом.

И вдруг это происшествие, взбудоражившее всю подконтрольную ему немаленькую группировку.

Как следствие, он мечется сейчас по своему кабинету в шикарном и дорогущем особняке, как загнанный зверь, даже не осознавая того, что все то, что последнее время доставляло ему радость и ощущение собственной значимости и величия, сейчас не вызывало ничего, кроме раздражения. Даже больше. Оно рождало у него чувство животного Страха. Именно так, с большой буквы. Страха.

Ему казалось, что так к нему пришла расплата. Хотя никаких объективных фактов указывающих на это не было.

Этот молодой человек боялся подойти к окну, перед глазами у него стояла картина сваленных в кучу тел. Его била мелкая дрожь, когда он вспоминал кадры, пересланные ему одним из агентов, даже не пытаясь воспроизводить их в памяти нейросети.

— Варвары, — вырвалось у него, — кто так мог поступить? Это что же должны быть за люди?

Не мог успокоиться он. Сейчас с него слетел весь лоск, и он больше напоминал противную плешивую облезлую крысу, загнанную матерым котом в маленькую комнату и мечущуюся между ее стенами.

По сути, теперь наружу вылезла его истинная суть.

— Прекращай причитать, — раздался твердый голос из темного угла комнаты.

Оказывается, как стало понятно из этой фразы, в комнате находилось двое.

Юноша гневно посмотрел туда и хотел сказать что-то резкое, но наткнулся на жесткий ответный взгляд, и уже почти слетевшая с языка тирада застряла в горле у Рососа.

Он бы даже в полупьяном наркотическом угаре не осмелился сказать слова поперек этому страшному человеку.

Сал Вас, правая рука его отца, с которым не спорил даже сам лорд. Невысокий, слегка прихрамывающий человек неопределенного возраста и расы. Посмотришь и тут же забудешь. Захочешь увидеть его в толпе, и даже если уткнёшься в него носом, то пропустишь.

Но все это касалось только внешности. А она не спасала его. Любой, кто видел глаза этого человека и ловил на себе его взгляд, непроизвольно понимал, что он обречен.

Росос так до сих пор и не знал, кто управляет делами их семьи — его отец, или сидящий перед ним человек, через которого шел весь незаконный оборот их торговых операций. И который единственный, кроме его отца, имел полный доступ ко всем их счетам.

Никто не видел, что происходило с людьми, которые даже вскользь задевали интересы Сала.

Ведь и самих людей после этого никто и никогда не видел.

От этого человека и его ледяных глаз несло такой смертельной угрозой, древностью и ужасом, что Росос просто замирал в его присутствии, забывая как выполняется то или иное действие, и зачем он вообще хотел того увидеть.

Правда, были и те, на ком присутствие Васа никак не отражалось.

Это Росос заметил на одном из приемов. Аграфы полностью игнорировали как гневные взгляды Сала, так и его присутствия подле себя.

Кроме всего прочего, был еще один человек, на которого Вас не произвел абсолютно никакого впечатления.

Это был один из бойцов младшего звена в их основной структуре, модификант из банды бывшего офицера службы безопасности станции Раса Крыса, занимающейся черной работой для них.

И вот теперь суета, вызванная нервной ходьбой Рососа из угла в угол кабинета, вызвала раздражение этого страшного человека.

Он поднялся из кресла, в котором сидел до этого. Неторопливо подошёл к молодому крысенышу в образе человека, взял его за шею и несколько раз встряхнул.

От резкого движения в шее Рососа раздался ясно слышимый хруст, тот еще громче вскрикнул писклявым фальцетом и, отскочив от подошедшего мужчины на пару шагов, со страхом уставился на него.

— Успокойся, — сказал тому Сал.

Прошло несколько секунд ожидания, наконец, молодой перестал со страхом взирать на подошедшего человека и ответил ему.

— Да я спокоен, — прохрипел Росос, потирая шею. — Дай только добраться до тех, кто это устроил. Да они у меня кровью умоются, да я их буду растирать в порошок, медленно и с наслаждением, — распалялся оживающий молодой человек.

Старший собеседник покачал головой.

— Как был тупым ублюдком, так им и остался.

— Да как ты смеешь, — воскликнул Росос, — мой отец тебя накажет. Да он тебе…

— Что он мне? — нехорошо улыбаясь, в ответ на его фразу, вплотную приблизившись к этому столичному мажору, спросил Сал. — Ты думаешь это твоя метрополия, где все могли решить деньги твоего папочки, и прикрывала тебя толпа телохранителей, чиновников и адвокатов?

И посмотрев на это сжавшееся ничтожество, он уже гораздо спокойнее сам же и ответил на свой вопрос.

— Нет. Это фронтир. Тут никто не будет смотреть на то, сколько поколений предков у тебя за спиной, как туго набит твой кошелек, или как высоко сидит твой папаша. Если они посчитают, что ты виноват, то к тебе придут и скажут об этом, и скорее всего, это будут последние слова, что ты услышишь. Никто не будет заморачиваться, и устраивать длительное следствие или судебное разбирательство, все решиться просто и быстро.

— Но закон на нашей стороне. Мы давно его купили. Никто не посмеет. Они побоятся связываться с нами, — проблеял Росос.

— Ты так и не понял, где оказался? — даже с какой-то жалостью посмотрел на своего подопечного Сал. — Тут нет тех, кого можно напугать тем, что их вышлют из метрополии и отправят к черту на рога, они и так уже здесь. И ты, кстати, тоже. Местные уважают закон, но до тех пор, пока он им не мешает, а как только их пути расходятся с буквой закона, так и сами люди кладут на твой любимый закон, который не раз спасал тебя, большой и тяжёлый, и действуют по собственному усмотрению. А иногда, что удивительно, даже не нарушают его. Вон пятерку доказательств этого факта ты имел счастье сегодня лицезреть. Все в рамках правил и так любимой тобой буквы закона, никто не придерется, все твои люди живы. А вот здоровья им никто не гарантировал.

И Сал, повернувшись, опять отошёл к тому углу, где сидел до этого.

Разговор с этим ничтожеством, который, как только появилась небольшая опасность, уже наложил в штаны и готов забиться в какую-нибудь крысиную нору до того момента, как блокада сектора закончится и со станции можно будет слинять, больше не интересовал Васа.

Росос совершенно не походил на своего отца.

Вот тот человек с железной волей и хваткой, с которым они больше сотни лет назад заключили очень выгодную обоим сделку.

— Но как же так? Что теперь делать? — растерянность этого слизняка поражала Васа.

То как он себя ставил до этого, не шло ни в какое сравнение с тем, что видел сейчас перед собой Сал.

— Ждать. Я связался с Трескони. Он должен пробить по своим каналам, что они накопали по этому делу.

— Сал, ну а сам-то ты что думаешь? — заискивающе спросил Росос.

Сал посмотрел на него долгим изучающим взглядом, но потом, все-таки решив, что этот рассказ принесет только пользу, начал говорить:

— Это предупреждение. Жесткое. Конкретное. В стиле старой школы разведки флота и диверсантов. Только они пользовались подобными методами устрашения.

— Почему ты так решил? — удивленно переспросил слизняк, подойдя ближе к говорившему человеку.

— Во-первых, воздействию подверглась наша группа, хотя всем известно, что мы сурово и максимально быстро стараемся наказать тех, кто посмел противиться нам. Но нам дали жесткий укорот. Не только одни мы живем на этой станции. И это нам ясно и четко объяснили. Во-вторых, тела выбросили прямо перед нашей инспекцией на территории наших складов с наркотой. Сделано это затем, чтобы мы наверняка обнаружили их. Что, в общем-то, и произошло. Наш патруль наткнулся на них практически через полчаса, жаль только, к тому времени уже на месте были безопасники. Тела увезли к ним в офис. Большего пока сказать не могу. Это чистые догадки. Вот когда Трескони что-то выяснит, можно будет сказать больше.

И только он это произнес, как с ним по нейросети связался их агент в Службе безопасности станции.

На несколько минут Сал замер, потом нахмурился:

— Теперь все стало предельно ясно. Как я и говорил, нам дали понять: держите руки подальше от наших людей — и останетесь живы.

— Ты о чем? — уточнил у него Росос.

— Трескони сообщил подробности, — резко сказал Вас. — Эти идиоты крутили какие-то дела за нашей спиной, вот и поплатились за это.

— А что конкретно они делали? — с опаской проговорил Росос, так как он знал о большинстве проворачиваемых этим отрядом дел, и с них ему капала немаленькая доля.

Сал подозрительно посмотрел на своего собеседника, но все-таки продолжил прерванный рассказ:

— Они по-крупному наехали на Департамент по Исследованиям станции.

— И что? — не понял Росос. — Это же обычные умники, чего там опасаться-то?

На него опять уставился острый и пронзительный взгляд темных стальных глаз.

— Похоже, ты так и не ознакомился с подготовленным мной отчетом о наиболее влиятельных людях на станции и основным распределением сил между ними, финансовых, людских, материальных, силовых, — не спросил, а констатировал человек, сидящий в кресле.

— Да все как-то времени не было, — попытался оправдаться молодой, но у него не слишком удачно это вышло.

Все знали, что Росос предпочитает не нагружать себя лишней работой.

Скривившись, Сал махнул рукой, останавливая оправдания молодого человека:

— Не тужься. Так вот, если бы ты прочел его, то знал бы, что в Департаменте по исследованиям этой станции практически в полном составе осел