Благодать преображающая (fb2)

Благодать преображающая (пер. Широченская)   (скачать) - Джерри Бриджес


Предисловие

Одна из основных тем Писания — сложная тема Божьей благодати. Каждый христианин верит в благодать. Мы часто цитируем знаменитые слова Павла из Послания к Ефесянам: «Ибо благодатию вы спасены чрез веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился» (Еф.2:8–9). Говорят, что гимн Джона Ньютона «Поразительная благодать» («Amazing Grace») так и остался в Соединенных Штатах самым любимым во все времена церковным гимном. Почему же тогда я говорю, что тема благодати — самая сложная тема во всей Библии?

Понятие благодати мы почти всегда связываем с доктриной о спасении по благодати. Именно поэтому нам так хорошо знакомы строки из Послания к Ефесянам. Вся христианская литература о благодати обязательно затрагивает вопрос спасения. Но Библия учит нас, что мы не только спасены по благодати, но живем ею каждый день своей жизни. Этот аспект благодати очень важен, но христиане его плохо понимают и мало используют.

Наблюдая за верующими, я заметил, что большинство строит отношения с Богом на собственных заслугах, а не на благодати. Если ты хорошо себя вел (в нашем понимании), то жди ответных Божьих благословений. Если в чем-то оплошал, то и от Бога многого не жди. В этом смысле мы живем делами, а не благодатью. Спасшись по благодати, мы стараемся жить собственными трудами, от которых пот выступает на лбу.

Более того: мы постоянно заставляем себя и других делать все больше и больше. Создается впечатление, что мы верим, будто успехи в христианской жизни (определение успеху мы уже даем сами) зависят от того, насколько мы упорны, целеустремленны, энергичны — ну, конечно, и Бог нам немного помогает… Мы лишь на словах соглашаемся с апостолом Павлом, сказавшим: «Но благодатию Божиею есмь то, что есмь» (1Кор.15:10). Наш тайный девиз — «Бог помогает тем, кто сам себе помогает».

Но как же радостно и вольно дышится, если понимаешь: мои отношения с Богом строятся не на моих, а на Христовых заслугах! Это ощущение не должно покидать нас, об этой истине нужно вспоминать каждый день — вот тема этой книги.

Важнейшие темы Писания я обычно изучаю методом «томления», т. е. используя самый медленный метод «приготовления продукта». В течение нескольких месяцев или лет я оставляю тему медленно «томиться» где-нибудь в уголках разума. Так было и с темой Божьей благодати. Она «томилась» во мне более десяти лет. За это время я написал три книги, но разум и сердце постоянно обращались к вопросу о благодати.

В ходе работы над этой темой и особенно в последние месяцы я настолько погрузился в нее, что ощутил себя ребенком, который ладошками пытается вычерпать океан. Насколько безгранична и огромна Божья благодать! Надеюсь, мне хоть немного удалось отразить это ощущение в книге, чтобы вы прониклись мыслью о богатствах Божьей благодати, дарованной нам через Иисуса Христа.


1
В плену у дел

«Так ли вы несмысленны, что начавши духом, теперь оканчиваете плотию?»

Гал.3:3

Банкрот! Как ужасно звучит это слово! Оно значит, что человек — неудачник, что он — неплатежеспособен, потерпел финансовый крах и не может расплатиться с долгами. Даже в нашем обществе всетерпимости и вседозволенности стать банкротом — позорно и постыдно. Можете себе представить, чтобы ребенок гордо заявлял товарищам: «Мой папа — банкрот! А у вас?»

В духовном плане это слово звучит еще менее приятно. Сказать о человеке, что он — нравственный банкрот, значит, сказать, что он напрочь лишен каких-либо нравственных принципов. Это все равно, что сравнить человека с Адольфом Гитлером. Что может быть хуже?

А приходило ли вам в голову, что и вы — банкрот? Сейчас я не говорю о материальном положении или нравственных качествах. Может быть, ваше материальное положение крепче скалы, и все считают вас самым нравственным человеком в округе. Но вы все равно банкрот. И я тоже.

И вы, и я, и все люди в нашем обществе — духовные банкроты. Все, кто когда-либо жил на земле (кроме Иисуса Христа), независимо от того, какими они были и во что верили, — духовные банкроты. Вот, что говорит апостол Павел:

«Как написано: «нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога: все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного» (Рим.3:10–12)

Нет ни одного праведного, никто не ищет Бога, никто не делает добра — ни один человек. Это и есть крайняя степень духовного банкротства. Обанкротившаяся компания обычно имеет кое-какие активы, чтобы хоть частично погасить долги. У нас же активов нет, мы ничего не можем дать Богу в частичную оплату своего долга. Даже «праведность наша — как запачканная одежда» (Ис.64:6). Мы оказались духовно несостоятельными и не можем расплатиться.

Но мы знаем, что спасение — это дар Божий. Оно даруется только благодатью через веру — не по делам, чтобы никто не хвалился (Рим.6:23; Еф.2:8–9). Другими словами, нельзя полагаться на собственную праведность, а нужно верой обратиться к Иисусу, чтобы от Него получить спасение. Тут-то и настает время признать себя духовным банкротом.

Что же это за банкротство? В деловом мире компания, вынужденная объявить о своем банкротстве, имеет два варианта поведения. Они описаны в главах 7 и 11 Федерального кодекса о банкротстве. В главе 11 говорится о «временном» банкротстве. По этому пути идут кредитоспособные компании, которые при наличии определенного времени могут решить свои финансовые проблемы.

В главе 7 говорится о компаниях, стоящих на краю пропасти. Они вынуждены ликвидировать активы и платить кредиторам, иногда с большими убытками. Это — крах компании. Владельцы и вкладчики теряют все, что вложили в дело. Никто не любит банкротства, описанного в главе 7.

Банкротство: временное или полное?

Итак, как нам объявлять о своем банкротстве? По какой главе, (используя финансовую терминологию) — 7 или 11? Какое оно: временное или полное? Мне кажется, что большинство согласится на полное. Веруя, что спасение приходит лишь от Иисуса Христа, мы понимаем: своими добрыми делами нам нечего прибавить к тому, что уже сделал Он. Мы верим, что Он полностью заплатил за наши грехи и приготовил нам дар вечной жизни. Нам нечем заработать спасение, а потому, следуя финансовой терминологии, мы оказались полными банкротами.

Тем не менее, многие упорно стараются объявить себя временными банкротами. Уверовав в то, что лишь Христос дарует спасение, мы подсознательно и совершенно неоправданно продолжаем строить свои взаимоотношения с Богом на делах. Мы признаем, что, как бы ни старались, не можем заплатить за вход в рай, но почему-то думаем, что сможем заработать Божьи благословения «на каждый день».

Став христианами, мы расстаемся с наиболее очевидными грехами, начинаем ходить в церковь, жертвовать на церковные нужды, может быть, посещать библейские уроки. Мы видим, как наша жизнь изменяется в лучшую сторону, начинаем сами себе нравиться. И вот — мы уже готовы забыть о своем банкротстве и начинаем «выплачивать долги».

Потом наступает день духовного падения: мы впадаем в прежний грех или не можем сделать то, что следует. И тут же пропадает надежда на Божьи благословения (по крайней мере, какое-то время) — ведь мы внушили себе, что снова можем сами платить за себя. По той же причине мы ждем от Бога благословений за хорошее поведение. Получается, что мы объявили себя временными банкротами только для того, чтобы войти в Царствие Божье, а войдя, пытаемся оплачивать Божью близость. Признавая, что спасены верой, мы стараемся жить делами.

Если вам кажется, что я перегибаю палку, проверьте себя. Припомните свое последнее «духовное падение». А потом представьте: сразу после этого вам представилась возможность рассказать о Христе другу-неверующему. Сможете вы сделать это с полной уверенностью, что Бог вам помогает?

По природе своей — все мы законники. Все мы думаем, что Божьи благословения нужно зарабатывать делами. Так считал и апостол Петр. Услышав разговор Иисуса с богатым вельможей, он спросил Христа: «Вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам?» (Мф.19:27). Петр уже подсчитал, сколько заработал очков, и ему было интересно, какая награда за это полагается.

Мы по природе — законники, но, помимо всего прочего, подобное мышление в нас воспитывает и христианская субкультура. Нам говорят, что нужно регулярно посещать церковь, ежедневно молиться, читать Библию, учить стихи из Писания, свидетельствовать соседям, жертвовать на миссионерский труд. Все это — действительно важные дела! Конечно, вслух такого никто не скажет, но создается впечатление, что, если не делать всего перечисленного, Бог не станет благословлять.

Потом мы открываем Библию и читаем, что нужно «свершать свое спасение», стремиться к святости, стараться к вере присовокупить добродетели — благость, знания, воздержание и любовь. Ведь как много в Писании увещеваний о добрых делах, стремлении к духовному росту! Мы же, будучи по природе законниками, думаем, что «интенсивность» Божьих благословений напрямую зависит от наших успехов.

Я и сам постоянно борюсь со своей законнической натурой. Несколько лет назад меня попросили выступить в церкви на западном побережье США. Приехав минут за пятнадцать до начала воскресного богослужения, я узнал, что накануне умер один из пасторов. Работники церкви и прихожане пребывали в скорби и печали.

Оценив ситуацию, я понял, что проповедь на тему «Стать учеником Христовым» совершенно не соответствует моменту. Прихожанам хотелось услышать слово утешения, их не стоило звать «к новым высотам во Христе». Я понимал, что мне нужна совершенно иная проповедь, и начал тихо молиться, прося Бога дать мне соответствующее слово. Сразу после молитвы я стал припоминать все свои хорошие и плохие поступки: помолился ли я утром? Не было ли у меня эгоистических устремлений? Не сказал ли я сегодня полуправды? Я попался в «ловушку дел».

Сообразив, что делаю, я тут же сказал: «Господи, я не знаю ответов ни на один из этих вопросов, но все они второстепенны. Сегодня я обращаюсь к Тебе во имя Иисуса и во имя Его заслуг прошу Тебя помочь». В голову мне пришел один-единственный стих из Писания, и тут же созрел план проповеди, которая как нельзя лучше соответствовала случаю. Я поднялся на кафедру, и проповедь буквально рождалась — слово за словом — по мере того, как я говорил. Бог действительно ответил на мою молитву.

Но почему? Потому, что я утром помолился и не нарушил ни единого духовного «правила»? Потому, что у меня за день не промелькнуло ни одной греховной мысли? Нет, Бог ответил на мою молитву лишь по одной причине: Иисус Христос уже заплатил за нее две тысячи лет назад, умерев на кресте. Бог ответил по благодати Своей, а не потому что моих хороших дел было больше, чем плохих.

Итак, христиане сегодня старательно скрывают от мира и друг от друга одну тайну: Иисус заплатил за все. Я говорю «все» и имею в виду именно «все». Он не только искупил наши грехи, не только открыл нам двери в рай, но и заплатил за всякое благословение, за всякий ответ на молитву. За все — без исключения.

Зачем делать из этого тайну? Прежде всего, мы боимся этой истины. Мы боимся себе признаться, что от нас ничего не зависит, что все уже сделано. Мы боимся, что, уверовав в эту истину, станем пренебрегать своими христианскими обязанностями. Но есть и главная причина: мы боимся поверить, что по-прежнему остаемся банкротами. Войдя в Царствие Божье по благодати Христа, мы стараемся «расплачиваться» с Ним добрыми делами. Мы согласились объявить себя лишь временными банкротами. Раз обратившись к Богу, мы стараемся жить делами, а не благодатью.

Часто говорят, что жизнь христианина состоит из трех этапов: оправдание, освящение и прославление.

Оправдание. Благодаря вере в Иисуса Христа мы предстаем перед Богом праведными. Это единовременное событие — момент обращения к Богу, момент покаяния. Это то, о чем говорится в Послании к Ефесянам: «Ибо благодатию вы спасены чрез веру» (Еф.2:8).

Освящение. Это движение к подобию Христу — длительный процесс, на который уходит очень много времени от момента обращения к Богу до момента прославления.

Прославление. Происходит в тот момент, когда мы уходим из этой жизни в жизнь со Христом. (Наивысший момент прославления — воскресение, но и те, кто сегодня уже пребывает на небесах со Христом, становятся «духами праведников, достигшими совершенства» (Евр.12:23)).

Всякий глубоко верующий христианин согласится, что оправдание даруется нам по благодати через веру в Иисуса Христа. Если задуматься, то придется признать: прославление дается нам тоже по благодати. Иисус заплатил Своей жизнью не только за прощение грехов (оправдание), но и за вечную жизнь (прославление). А вот освящение — процесс, занимающий весь временной период между оправданием и прославлением, — дело совсем иное. В лучшем случае, жизнь христианина рассматривают как сочетание личных свершений и Божьей благодати. Мы погрешим против истины, если будем утверждать, что этот вопрос старательно обдумали и пришли к выводу: наши отношения с Богом основываются, скажем, на 50 % наших добрых дел и на 50 % благодати. Это всего лишь подсознательное ощущение, порожденное нашим врожденным законничеством. Самое печальное, что в подобном мнении нас укрепляет и современная христианская субкультура.

Соответственно, наши взгляды на христианскую жизнь отражены в следующей схеме:

1) Оправдание по благодати

2) Христианская жизнь, построенная на добрых делах

3) Прославление по благодати

Согласно этой иллюстрации, свою жизнь мы рассматриваем как переход от благодати к делам и обратно к благодати. Но я считаю, что вышеприведенная схема должна выглядеть иначе:

1) Оправдание по благодати

2) Христианская жизнь, построенная на благодати

3) Прославление по благодати

Вот она — жизнь христианина, с самого начала и до конца основанная на Божьей благодати, дарованной нам в Иисусе Христе.

Теперь вспомним об аналогии с банкротством. Как ни ужасно полное банкротство, у такой ситуации есть свой плюс. Обанкротившийся бизнесмен считается свободным от своих долгов. Они еще не выплачены, но уже списаны. Они больше за ним не числятся. Ему больше не звонят кредиторы, не требуют возврата денег, не угрожают. Ему никто не страшен. Этот бизнесмен унижен, но свободен.

А вот тот, кто объявил о временном банкротстве, все еще барахтается, стараясь выплыть. На некоторое время кредиторы оставили его в покое, но теперь ему придется очень много работать, чтобы поправить свои дела. И наступит день — по обязательствам придется платить. Значит, этот бизнесмен не свободен — он в плену у дел.

Никакая иллюстрация не отразит всей сути этой духовной истины. На этом примере нам не удастся до конца проследить историю духовного банкротства: того бизнесмена, который объявил о полном банкротстве, тоже нельзя считать абсолютно свободным. Ему списаны лишь прошлые долги, но его банкротство не распространяется на новые долги. Прошлые грехи списаны, но теперь он начинает с нуля и ему не следует ошибаться вновь. В деловом мире нет такого понятия, как полная свобода от долгов: прошлые долги списаны, но еще не известно, не наделает ли человек новых.

Суть же библейской вести такова: в духовной сфере есть такое понятие как полное и постоянное банкротство. Оно не сравнимо с финансовым банкротством и гораздо выгоднее для банкрота по двум причинам.

Во-первых, в деловом мире кредиторы так и не получают с банкрота долгов. После распродажи его имущества им достается лишь небольшая сумма. Бизнесмен, если у него есть хоть капля совести, чувствует стыд и вину, потому что не смог выплатить долг. Кредиторы тоже расстроены, потому что потеряли деньги.

А вот все долги христианина уже оплачены смертью Христовой. Законы и справедливость Божья никогда не бывают поруганы. На нашем долговом обязательстве стоит штамп: «Оплачено полностью!» Справедливость Божья удовлетворена, как и наша. Мы примирились с Богом — совесть нас больше не мучает (Рим.5:1, Евр.10:22).

Во-вторых, выплачен не только прошлый долг, но и на будущее мы гарантированы от долговой зависимости. Иисус заплатил за все наши грехи: прошлые, настоящие и будущие. Павел сказал: «И вас, которые были мертвы во грехах и в необрезании плоти вашей, оживил вместе с Ним, простив нам все грехи» (Кол.2:13). Нам не приходится начинать с нуля и стараться, чтобы в графе «Кредит» не появилось зловещих записей. Такой графы уже не существует. Стивен Браун писал: «Бог взял наши долговые обязательства, изорвал их в клочья, а обрывки выбросил». Это сказано не только об оправдании, но и о всей христианской жизни. Бог не ведет учета нашим долгам. Он не таит от нас благословений, если мы что-то делаем не так. Все долги стерты Иисусом Христом, но мы — слишком часто забываем об этой евангельской истине.

Мы входим в Царство Божье по благодати и по благодати получаем освящение. Мы призваны к служению по благодати, и по благодати Бог помогает нам в нем. Нам по благодати даруются силы переносить испытания. И, наконец, прославление приходит к нам по благодати. Под знаком благодати проходит вся жизнь христианина.

Что такое благодать?

Что же такое благодать, которая дарует нам спасение и все остальное? Благодать — это незаслуженное Божье расположение к грешникам, которые не достойны ничего, кроме осуждения. Это — Божья любовь к существам, совершенно не достойным любви. Бог протягивает руку созданиям, взбунтовавшимся против Него. Благодать — это антипод наших мнимых заслуг. Можно сказать иначе: благодать и дела — понятия взаимоисключающие. Павел писал: «Но, если по благодати, то не по делам; иначе благодать не была бы уже благодатью» (Рим.11:6). Наши взаимоотношения с Богом могут основываться либо на делах, либо на благодати, а формула «дела плюс благодать» не имеет права на существование.

Многие думают, что благодать спасает нас от наказания за грех, дарует определенные духовные способности, а дальше мы сами достигаем духовной зрелости. Но Павел говорит: «Будучи уверен в том, что начавший в вас доброе дело будет совершать (его) даже до дня Иисуса Христа» (Флп.1:6). В гимне «Поразительная благодать» Джон Ньютон очень хорошо выразил мысль о непрерывности Божьего труда: «Благодать меня хранит, и в небесный дом ведет».

Сегодня апостол Павел в своем Послании задает нам тот же вопрос, который задавал и верующим Галатии: «Так ли вы несмысленны, что начавши духом, теперь оканчиваете плотию?» (Гал.3:3). Павел затрагивал конкретную проблему — проблему обрезания, но не написал же он: «Неужели вы обрезанием пытаетесь достичь своей цели?» Павел обобщает и ведет разговор уже не только об обрезании, а на более широкую тему: он говорит о тех, кто стремится угодить Богу плотскими делами — пусть добрыми христианскими, даже богоугодными, но исполненными в духе законничества.

Заслуги Христа

Порой в Посланиях апостола Павла понятия «Божья благодать» и «заслуги Христа» становятся практически взаимозаменяемыми:

«Вот я Павел, говорю вам: если вы обрезываетесь, не будет вам никакой пользы от Христа. Еще свидетельствую всякому человеку обрезывающемуся, что он должен исполнить весь закон. Вы, оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати» (Гал.5:2–4).

Обратите внимание на слова «не будет вам никакой пользы от Христа», «Вы… остались без Христа, отпали от благодати».

В Послании к Ефесянам Павел пишет:

«Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, — благодатию вы спасены, — и воскресил с Ним, и посадил на небесах во Иисусе Христе, дабы явить в грядущих веках преизобильное богатство благодати Своей в благости к нам во Христе Иисусе» (Еф.2:4–7).

Снова обратите внимание на связь между Христом и благодатью. Бог «оживотворил нас во Христе… благодатью вы спасены». Бог хочет явить «преизобильное богатство благодати Своей в благости к нам во Христе Иисусе».

Божья благодать и Христовы заслуги — далеко не одно и тоже, но во взаимоотношениях с Богом их невозможно рассматривать отдельно друг от друга. Невозможно прочувствовать одно и остаться равнодушным к другому. Если расставить эти понятия в порядке очередности, то благодать окажется на первом месте. Лишь по благодати Своей Бог Отец послал единственного Сына умереть за нас. Скажем иначе: смерть Христа — плод Божьей благодати.

Благодать не пришла в результате смерти Христа, но ощутить ее стало возможно лишь после Его смерти. Бог милостив, но Он и справедлив, т. е. Его справедливость не терпит ни малейшего нарушения святого Божьего закона. Благодаря Христу, Божья жажда правосудия была полностью удовлетворена, и теперь мы можем иметь благодать. Скажем так: благодать — это Божьи богатства, ниспосланные к нам, цена которых — жизнь Христа. Поэтому я говорю и буду говорить снова и снова: Иисус Христос уже заплатил за всякое благословение, которое мы когда-либо получим от Бога Отца.

Данная через Христа Божья благодать прекрасно видна на примере истории из жизни царя Давида. Мемфивосфей был сыном лучшего друга Давида — Ионафана (Саулова сына). Когда ему было пять лет, ему искалечили ноги. После того, как Давид стал царем Израиля, он захотел явить милость всем членам семьи Саула «ради Ионафана». И вот, Мемфивосфея, который не мог сам о себе позаботиться и жил в чужом доме, — привели в дом Давида, где он «ел за столом Давида, как один из сыновей царя» (2Цар.9:11).

Почему с Мемфивосфеем обращались как с сыном царя? Ради Ионафана. Вы скажете: верностью и дружбой Ионафан «заработал» Мемфивосфею место за столом Давида. Мемфивосфей не мог ничего сделать, чтобы улучшить свое существование, он полностью зависел от расположения других. Так вот, он олицетворяет меня и вас. Мы искалечены грехом и ничем не можем себе помочь. Милостивый Давид — прообраз Отца-Бога, а Ионафан — Христа.

Ради Ионафана Мемфивосфею досталось место за столом Давида — так и нам ради Христа досталась участь Божьих детей. Те, кто сидели за царским столом, получали не только лучшую еду, но и множество привилегий. Так и Божье спасение, данное нам ради Христа, несет с собой все, что нам нужно в вечности и в земной жизни.

Стараясь подчеркнуть, как Давид почтил Мемфивосфея, автор в коротеньком отрывке четыре раза повторяет, что тот ел за царским столом (2Цар.9:7,10,11,13). Трижды говорится, что он всегда ел за царским столом. Но рассказ начинается и заканчивается словами о том, что Мемфивосфей был хром на обе ноги (ст. 3, 13). Мемфивосфей навсегда остался калекой. Он так и не смог жить самостоятельно и всегда получал еду за царским столом. То же происходит и с нами.


2
Кому нужна благодать?

«Правда Божия через веру в Иисуса Христа во всех и на всех верующих, ибо нет различия, потому что все согрешили и лишены славы Божией, получая оправдание даром, по благодати Его, искуплением во Христе Иисусе»

Рим.3:22-24

Два друга — Сэм и Пэм — прибыли в Соединенные Штаты из страны Квадор. Каждый хотел купить себе дом. Получилось так, что оба нашли дома, которые продавал какой-то богатый человек. Каждый дом стоил по 100 000 $. У Сэма с собой было 500 000 квадоров (квадорская валюта), а у Пэма — 1 000 000.

Они знали, что квадоры в США ничего не стоят, но надеялись обменять деньги на американскую валюту по такому курсу, чтобы хватило на дом. В Квадоре же бушевала гиперинфляция, курс квадора постоянно падал, вконец обесцениваясь. Банки отказывались менять квадоры на доллары по любому курсу.

И вдруг, Сэм и Пэм обнаружили, что знакомы с богачом, которому принадлежали эти дома. Еще живя в Квадоре, они заключили с ним контракт, по которому так и не смогли расплатиться. Сэм должен был около миллиона долларов, а Пэм — 500 тысяч долларов. Так как их квадоры обесценились, они не могли ни дома купить, ни долг отдать.

И тут случилась странная вещь. Богач, узнав, что Сэм и Пэм в Америке, и догадавшись, что они приедут со своими обесцененными деньгами, сам их нашел. Несмотря на то, что сумма была велика, богач простил им долг, подарил каждому по дому с мебелью и бытовой техникой, да еще оплатил пожизненное содержание домов.

Такова Божья благодать. «Валюта» нашей собственной нравственности и добрых дел в глазах Бога не имеет никакой цены. Более того: из-за греха мы в долгу перед Ним, а потому и речи быть не может, чтобы оплатить, хотя бы частично, свой путь в Царство Божье.

Библейский взгляд на благодать

Однажды я слышал определение Божьей благодати, в котором говорилось, что это — разность между требованиями Божьего праведного закона и нашей неспособностью следовать этим требованиям. Нет такого человека, который был бы достаточно хорош, чтобы заработать себе спасение, и, согласно этому определению, Божья благодать — то, чего нам не хватает для спасения. Одним требуется благодати больше, другим — меньше, но каждый получает ровно столько, сколько нужно, чтобы спастись. Ни одному человеку не предначертано «пропасть», потому что благодати хватит на всех; главное — взять ее.

Согласно этому определению, Бог очень милостив. Разве нет? Он дает нам то, что нужно, и столько, сколько нужно. Недостаток этого определения заключается лишь в одном оно неверное. Оно отражает полное непонимание сути Божьей благодати и нашего собственного положения — положения грешников, обращающихся к Святому Богу. К проблеме благодати нужно подходить по-библейски, ибо она — стержень Евангелия. Чтобы обрести спасение, человеку необязательно знать все богословские тонкости проблемы, но если он неверно представляет себе суть благодати, то не понимает и сути Евангелия.

Эта книга написана о том, как жить благодатью, но прежде нужно разобраться в вопросе о спасительной благодати. Во-первых, потому, что все, что я буду говорить в следующих главах, предполагает, что вы уже ощутили на себе спасительную Божью благодать, т. е. поняли, что лишь Иисус Христос дарует спасение, и уверовали в Него. Я ввел бы вас в заблуждение, если бы позволил поверить, что все те чудные дары, о которых будем говорить в следующих главах, можно обрести без спасительной веры в Иисуса Христа.

Во-вторых, нужно помнить: на что бы ни была направлена Божья благодать — на спасение верующего или на преобразование его жизни, — она неизменна. Каково бы ни было библейское определение спасительной благодати, оно подойдет и к разговору о повседневной жизни христианина.

Дар Божьей благодати

Бог говорит нам: «Жаждущие! идите все к водам; даже и вы, у которых нет серебра, идите, покупайте и ешьте; идите, покупайте без серебра и без платы вино и молоко» (Ис.55:1). Евангелие обращено к тем, у кого нет денег, нет запаса добрых дел. Оно приглашает нас идти и «покупать» спасение без денег, брать его бесплатно. Но обратите внимание: приглашение действительно для тех, у кого нет денег, а не для тех, у кого денег достаточно. Благодать — это не когда Бог доплачивает «разницу», а когда оплачивает полную стоимость спасения Сыном Своим Иисусом Христом.

Об этом апостол Павел говорил в Послании к Римлянам: «…ибо нет различия» (Рим.3:22). Нет различия между иудеем и язычником, между религиозным и нерелигиозным, между нравственным и безнравственным. Между нами различий нет, потому что все мы согрешили и лишены Божьей славы.

Сказать, что благодать — это «доплата» к соблюдению Божьих законов, все равно, что сравнить двух людей, которые пытаются перепрыгнуть через Великий Каньон. От одного края Каньона до другого — около пятнадцати километров. Предположим, один прыгает на десять метров, а другой — всего на два. И что из этого? Несомненно, один может прыгнуть в пять раз дальше, чем другой, но если сравнивать дальность его прыжка с шириной Каньона (15000 метров), то разница перестает иметь хоть какое-нибудь значение. Когда Бог строил мост через «Великий Каньон» греха, то не остановился на расстоянии двух или десяти метров от края пропасти, а достроил его до конца.

Даже попытка перепрыгнуть Великий Каньон не точно отражает нашу удаленность от Бога. Этот пример окажется полезен, если мы твердо знаем, что люди действительно пытаются прыгать через Великий Каньон, т. е. что большинство людей пытается заработать билет в рай, и несмотря на искренние усилия им не удается выстроить мост через пропасть греха, разделяющую их с Богом.

На деле все обстоит иначе. Почти никто не напрягается, чтобы заработать на билет (Мартин Лютер до своего обращения к Богу был редким исключением). Наоборот: почти каждый уверен, что его дел вполне хватает для входа в рай. Почти никто не пытается «прыгнуть подальше». В уме мы уже уменьшили ширину Каньона и считаем, что его можно преодолеть, не затрачивая дополнительных усилий. Тот человек, нравственный облик которого можно приравнять к прыжку длиной в десять метров, думает, что ширина пропасти не более девяти. Тот, который может прыгнуть на два, уверен, что ширина пропасти не превышает полутора метров. Все уверены, что их добрых дел вполне достаточно, чтобы удовлетворить Бога, и Тот продаст им небесное обиталище за наличную «валюту».

Подобно первым слушателям притчи Христа о мытаре и грешнике, большинство верующих сегодня слишком уверено в своей праведности (Лк.18:9-14). Хорошенько поразмыслив о себе, они приходят к выводу, что они, конечно, не совершенные, но, в общем, вполне порядочные люди.

Самая большая наша проблема состоит в том, что нам сегодня не очень-то верится в свою порочность. Наоборот, мы считаем себя очень неплохими людьми. В 1981 году вышла книга о боли и страданиях, которая тут же разошлась рекордным тиражом. Она называлась «Когда с хорошими людьми случается беда». Как подсказывает название, основная мысль автора заключается в том, что по сути своей люди — хорошие. Автор Гарольд Кушнер дает такое определение хорошим людям: это «обычные люди, хорошие добрые соседи, которых нельзя назвать ни очень хорошими, ни очень плохими».

А вот апостол Павел говорит, что все мы плохие. Перечитайте отрывок из Послания к Римлянам, обращая внимание на выделенные мной слова:

«Как написано: «нет праведного ни одного; нет разумевающего; никто не ищет Бога; все совратились с пути, до одного негодны; нет делающего добро, нет ни одного» (Рим.3:10–12).

Это — ответ на вопрос Павла: «Евреи лучше, чем язычники, или нет?». Полный ответ его таков: «Итак что же? Имеем ли преимущество? Нисколько; ибо мы уже доказали, что как Иудеи (религиозные люди), так и Еллины (грешники), все под грехом» (Рим.3:9).

Разница в определениях Гарольда Кушнера (все люди по сути хорошие) и апостола Павла (все люди по сути плохие) происходит из-за различий в подходе к проблеме. Для Кушнера хорош приятный, добрый сосед. Для Павла (и других священнописателей) все люди плохи, потому что живут без Бога, взбунтовавшись против Него.

Мы пойдем другим путем…

Одна из наиболее точных характеристик человечества содержится в словах пророка Исаии: «Все мы блуждали как овцы, совратились каждый на свою дорогу» (Ис.53:6). В этом — суть греха. Согрешить — значит, совратиться на свою дорогу. Может, ваш путь — заниматься благотворительностью, а путь другого — грабить банки. Но если вы занимаетесь благотворительностью, позабыв о Боге, то «на свою дорогу» совратились и вы, и грабитель. В мире, которым управляет всемогущий Творец, такое расценивается как бунт, как грех.

Предположим, какая-то административная единица государства восстала против правительства. Во взаимоотношениях друг с другом жители этого района, возможно, вполне неплохие заботливые люди. Но то добро, которое они делают друг другу, никак не касается центрального правительства. Для правительства — это мятежный район. Пока главный вопрос не будет урегулирован, все остальное отходит на второй план.

Этот пример теряет силу, если представить себе современную ситуацию. Правительства некоторых стран совершенно погрязли в коррупции, забыли о справедливости. Порой мы сочувствуем бунтарям. В некоторых случаях бунт против центральных властей можно назвать борьбой за справедливость.

Но власть Бога — справедлива и совершенна. Его закон «свят, праведен и добр» (Рим.7:12). Ни у кого нет причин восставать против Него. Бунтуем мы лишь потому, что родились бунтарями. Мы родились с извращенным желанием — идти своим путем, брать власть в свои руки, лишь бы не подчиняться власти Божьей.

Нельзя сказать, что одни стали грешниками из-за того, что у них было трудное детство, а другие не стали, потому что воспитывались добрыми христианами. Все мы родились грешниками, обладающими тленным естеством. Для нас естественно — свернуть куда-нибудь не туда. Недаром пишет Давид: «Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» (Пс.50:7). Удивительно: Давид был уже грешен, выйдя из утробы матери. Он был грешен, даже находясь в ее утробе и не совершив еще ничего хорошего или плохого.

В газетной статье один христианин задал вопрос: «Как можно верить в Бога, который не защищает от зла невинных детей?» Давайте пока оставим в стороне проблему соотношения Божьей праведности и земного страдания и обратим внимание на словосочетание «невинные дети». Я останавливаюсь на этом вопросе не для того, чтобы раскритиковать автора статьи, но для примера, потому что, как мне кажется, он выразил мнение большинства верующих и неверующих: дети рождаются невинными и чистыми, их портит окружающая действительность.

Писание говорит иначе. В Псалме 50:7 сказано, что невинных детей не бывает. Более того, мы рождаемся с греховным естеством, мы греховны с самого момента зачатия. Из-за Адамова бунта, мы появляемся на свет грешниками с желанием идти своим путем. Чьим этот путь ни был — хорошего человека или грешника — все равно. Мы родились бунтарями, противниками Бога.

Библия говорит, что все мы согрешили, и мало кто с этим не согласится. Вопрос в том — что называть грехом. Спросите любого человека на улице и он ответит: «Все мы несовершенны!» Даже христиане говорят о своих неудачах и поражениях, но в Библии употребляются другие слова. В ней говорится о зле и бунте (Лев.16:21), сказано, что Давид пренебрег словом Господа (2Цар.12:9-10). О другом Божьем муже рассказывается, что он не исполнил повеления Господа (3Цар.13:21). Совершенно очевидно: Бог относится к греху гораздо серьезнее, чем человек с улицы и мы — христиане.

В конечном итоге, грех — это бунт против всесильного Творца, Правителя и Судьи вселенной. Мы противимся естественному праву всесильного Творца — призывать Свои создания к порядку. Мы говорим святейшему и праведнейшему Богу, что Его законы нравственности, служащие отражением Его естества, недостаточно хороши, чтобы им повиноваться.

Грех — это не только серьезный проступок, но еще и внутренний настрой личности, игнорирующей Божьи законы. Это уже больше чем бунт. Грех — это состояние души, состояние нашего естества. Это — тление, нечистота, даже грязь души. Таким грех видится Богу.

Тление, нечистота и грязь — так символически рисует грех пророк Захария:

«И показал он мне Иисуса, великого иерея, стоящего перед Ангелом Господним, и сатану, стоящего по правую руку его, чтобы противодействовать ему. И сказал Господь сатане: Господь да запретит тебе, сатана, да запретит тебе Господь, избравший Иерусалим! не головня ли он, исторгнутая из огня? Иисус же одет был в запятнанные одежды и стоял перед Ангелом, который отвечал и сказал стоявшим перед ним так: снимите с него запятнанные одежды; а ему самому сказал: смотри, Я снял с тебя вину твою, и облекаю тебя в одежды торжественные» (Зах.3:1–4).

О ком здесь говорится? Не о блудном сыне, а об Иисусе, сыне Иоседека-первосвященника, занимающего высочайший пост в иерархической религиозной системе, который вместе с князем Зоровавелем восстанавливал Иерусалим (см. Ездр.5:2). Грязь его одеяния — это не вина, а грязь греха. Подобно Иисусу, все мы (в духовном плане) одеты в грязные одежды. Мы не просто виновны перед Богом: греховно само наше естество — грязное и нечистое. Нам не обойтись без прощения и очищения.

Поэтому нигде в Библии не сказано, что благодать Божья — это «довесок» к нашим достоинствам, что для спасения нужно определенное количество добрых дел и Божьей благодати. Нет, Библия говорит о Боге, Который «оправдывает нечестивых», Которого находят те, кто Его и не ищет, Который открывается тем, кто о Нем и не вопрошает (Рим.4:5; 10:20).

В притче, рассказанной Иисусом, мытарь не просил, чтобы Бог дал ему «довесок» благодати. Нет, он бил себя в грудь (знак великого отчаяния) и говорил: «Боже! будь милостив ко мне грешнику!» Он заявил о своем полном духовном банкротстве, а потому к нему пришла Божья благодать. Иисус сказал, что человек этот ушел домой оправданным — Бог признал его праведным. (Лк.18:9-14).

Как и тому мытарю, нам Божья благодать нужна не в качестве «довеска». Благодать — это лекарство против греха, очищающее средство. Она нам нужна для того, чтобы удовлетворить Божью жажду справедливости, чтобы Он простил нам долг, который мы не в состоянии погасить.

Может показаться, что я слишком много говорю о нашей вине и грехе. Но нам никогда не понять Божьей благодати, если не знать, зачем она нам нужна. Вот, что говорил С. Сэмюэль Стормс:

«Первое и важнейшее свойство Божьей благодати в том, что она — немыслима без греха и вины с нашей стороны. Благодать имеет смысл лишь тогда, когда человек понимает, что он грешен, недостоин спасения и находится на полпути к вечным мукам…

Благодать нужна не недостойным лучшего, а достойным худшего… Мы не просто не заслуживаем благодати, а заслуживаем ада!».

Навстречу благодати

В начале этой главы я привел одно из неправильных, ложных определений благодати. Я думаю, что большинство читателей согласится: Бог не дает Своей благодати как довесок к нашим достоинствам, чтобы сделать нас праведными перед Собой. Возможно, и вы скажете: «Да, даже наши добрые дела — лишь грязное тряпье в глазах Бога».

Я привел этот пример не для того, чтобы запугать вас, а потому, что он очень типичен: слишком многие христиане так живут. Мы живем, как будто Божья благодать — это всего лишь дополнение к нашим добрым делам. Мы верим, что Божьи благословения даются нам частично за послушание и духовное преуспевание. Мы знаем, что спасены лишь по благодати, но уверены, что благословения нужно зарабатывать «в поту духовном».

Итак, кому нужна благодать? Всем — и святым и грешникам. Даже совестливым, старательным и трудолюбивым христианам нужна Божья благодать, равно как и жестокосердным, закоренелым грешникам. Всем нам нужна одна и та же благодать. Грешнику благодати нужно не больше, чем святому. Незрелому молодому верующему благодати нужно не больше, чем набожному рьяному миссионеру. Нам всем нужно одинаковое количество благодати, потому что курс «валюты» добрых дел постоянно падает и обесценивается.

Ни наши достоинства, ни наши недостатки не определяют количества нужной нам благодати, ведь она не дополняет наши достоинства и не восполняет наши недостатки. Благодать вообще не принимает во внимание недостатки и достоинства. Напротив: благодать считает недостойными и неспособными заработать Божьи благословения всех — и мужчин и женщин. И снова очень точно подмечает С.Сэмюэль Стромс:

«Благодать перестает быть благодатью, если Бог вынужден раздавать ее прямо пропорционально нашим достоинствам… Благодать перестает быть благодатью, если Бог вынужден отнимать ее у нас за наши проступки… Благодать приходит к людям, не делая между ними никаких различий, а лишь благодаря благости и всесилию Бога».

Обратите внимание: определение Божьей благодати имеет две стороны. Ее невозможно заслужить и невозможно потерять из-за проступка. Если порой вам кажется, что вы своим трудом или жертвой заслужили ответ на молитву или какое-то конкретное благословение, то знайте: вы живете не благодатью, а делами. То же происходит, когда вы уверены, что вам не видать Божьих благословений из-за совершенного проступка. В обоих случаях вы отрицаете Божью благодать.

Честно говоря, вторая сторона определения С.Стромса мне очень помогла. Я не часто задумываюсь о собственных достоинствах, но очень болезненно отношусь к собственным недостаткам. Поэтому мне почаще нужно вспоминать, что мои недостатки не встают на пути Божьей благодати: Он относится ко мне совершенно непредвзято. Надеясь на благословения, нужно думать о Его бесконечной доброте, а не о своих добрых делах.

Джон Ньютон, бывший рабовладелец, после обращения написал замечательный церковный гимн «Поразительная благодать». Он не уставал восхищаться удивительным чудом Божьей благодати. Но тому, кто обратился к Богу в раннем возрасте, вырос в набожной христианской семье, никогда не совершал так называемых «крупных грехов», следует восхищаться Божьей благодатью не меньше Джона Ньютона.

Благодать Божья существует в соответствии с одним духовным принципом: если вы слишком полагаетесь на собственную праведность или собственную духовную зрелость, то вы не живете Божьей благодатью. Этот принцип относится как к спасительной благодати, так и к благодати насущной и каждодневной. Хочу напомнить вам слова из первой главы. Благодать и добрые дела (т. е. те дела, которые делаются, чтобы заслужить Божье расположение) — понятия взаимоисключающие. Мы не можем стоять одной ногой на благодати, а другой — на делах.

Если вы хоть сколько-нибудь уповаете на собственную нравственную чистоту или духовную зрелость или верите, что Бог признает ваши добрые дела вашим собственным вкладом в спасение, то задумайтесь: а христианин ли вы? Я очень хорошо понимаю: кому-то эти слова покажутся обидными. Но нам следует очень четко уяснить себе библейскую доктрину спасения.

Около двух сотен лет назад английский баптистский пастор Авраам Бут (1734–1806 гг.) писал:

«Даже самые блистательные свершения и ценнейшие наши качества (чрезвычайно полезные и достойные всяческого восхищения) не играют ни малейшей роли в деле нашего оправдания…

Божьей благодати не нужна помощь, благодать самодостаточна и не нуждается в несовершенных человеческих деяниях. Все попытки довершить то, что начато благодатью, — знак нашей гордыни и оскорбление Господа. Духовности нам они не прибавляют. А посему пусть читатель запомнит: благодать либо дается незаслуженно, либо не дается вообще. Тот, кто жаждет спасения по благодати, должен веровать в сердце своем, что спасен именно благодатью. Если же нет у него такой веры, то данный человек проявляет крайнюю непоследовательность в делах очень важных».

Размышления Авраама Бута столь же верны и нужны сегодня, как и двести лет назад. Спасены лишь те, кто пришел к Иисусу с настроем, прекрасно выраженным словами старого церковного гимна: «С пустыми руками к Нему я иду, и крепко к Его прижимаюсь кресту».


3
Чудо благодати

«Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать, дабы как грех царствовал к смерти, так и благодать воцарилась чрез праведность к жизни вечной Иисусом Христом, Господом нашим»

Рим.5:20-21

Изучать вопрос о Божьей благодати можно только сравнительным методом. Сравнивать же нужно ужасающее разложение человечества с обильной Божьей милостью, дарованной нам через Иисуса Христа. Упомянутое противоречие прекрасно выражено словами старого церковного гимна:

«Мы — виновны, злы, бессильны.

Агнец непорочный — Он.

Искупление! Да, возможно ль? Аллилуйя! Спасены!».

Во второй главе мы говорили, что невинных нет. Все мы действительно злы и беспомощны. Мы поняли, что всем нам в равной степени нужна Божья благодать. Давайте в этой главе поговорим о том, как милостиво Бог восполнил эту нашу громадную нужду.

Когда после помолвки молодая пара идет в ювелирный магазин, чтобы выбрать кольцо с бриллиантом, продавец кладет на витрину бархатную подстилочку, и аккуратно выкладывает на нее все кольца. На фоне темного бархата лучше видны сияние и красота каждого камня.

Наши грехи лишь с большой натяжкой можно назвать черным бархатом, но на фоне вины и безнравственности спасительная Божья благодать сияет, как прекрасный, чистый и безупречный бриллиант.

Божье средство против поражений

Описывая в ряде посланий Божье средство против поражений, апостол Павел тоже создает контрастный фон. Такие места я называю удивительными Божьими «но».

Мы видели черный фон, который нарисовал апостол, говоря в Послании к Римлянам о падшем человечестве, о людях верующих и неверующих (Рим.3:10–12). В стихах 13–20 он развивает свою мысль и делает вывод: «Потому что делами закона не оправдается перед Ним никакая плоть; ибо законом познается грех» (ст.20).

Обрисовав в качестве темного фона наши грехи, Павел идет дальше и показывает нам чистый, сверкающий бриллиант Божьего средства. Обратите внимание на его первые слова: «Но ныне, независимо от закона, явилась правда Божия, о которой свидетельствуют закон и пророки» (Рим.3:21). Все мы — проигравшие, но теперь Бог протягивает нам руку помощи — праведность, которая приходит от Бога благодаря вере в Иисуса Христа. Эта праведность не зависит от закона, т. е. не зависит от того, настолько хорошо или плохо мы исполняли его.

Под благодатью объем и качество соблюдения закона не имеют значения. Напротив: кто верует в Иисуса Христа, получает «оправдание даром, по благодати Его» (ст. 24). Оправдать — значит не только объявить невиновным. Оправдать — значит, признать праведным перед Богом. И мы знаем, почему это стало возможным: Бог возложил вину за наш грех на Своего Сына, Иисуса Христа, а нас облек в Христову праведность.

Обратите внимание: по благодати мы оправданы, т. е. признаны праведными перед Богом. Все мы виноваты перед Ним — осуждены, злы и беспомощны. Бог никому ничего не должен. Он мог вынести нам какой угодно вердикт, и поступил бы совершенно справедливо, осудив нас и отправив в ад, как поступил с согрешившими ангелами (см. 2Пет.2:4). Он нам ничего не должен, а мы Ему обязаны всем.

Но по благодати Своей, Бог не отправил нас в ад, а протянул руку помощи в Сыне Своем. В Послании к Римлянам сказано: «Которого (Христа) Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его чрез веру…» (Рим.3:25). Что это за жертва умилостивления? В одном из английских переводов Библии (New International Version) приведена такая сноска: «Это тот, кто должен был отвратить Его гнев, снять с нас грехи».

Став за нас жертвой умилостивления, Христос Своей смертью отвратил от нас Божий гнев, принял его на Себя. На кресте, Он взял на себя наши грехи и претерпел за нас Божий гнев во всей его силе. Как сказал Петр, «Он грехи наши Сам вознес Телом Своим на древо, дабы мы, избавившись от грехов жили для правды» (1Пет.2:24; 3:18). Своей смертью Иисус полностью удовлетворил Божью жажду справедливости. А ведь наказанием за грех была вечная смерть!

Очень важно понять, кто сделал Христа жертвой умилостивления. В Рим.3:25 сказано, что — Бог. План искупления — план Божий, и Бог осуществил его по собственной инициативе. Зачем? Ответ может быть лишь один: по благодати. Искупление — это Божья милость, выказанная людям, не заслужившим ничего, кроме гнева. Искупление — это мост, построенный Богом через Великий Каньон греха, чтобы спасти взбунтовавшихся против Него людей. И сделал Он это ценой смерти Иисуса, погибшего вместо нас. И еще одно из удивительных Божьих «но»:

«И вас, мертвых по преступлениям и грехам вашим, в которых вы некогда жили, по обычаю мира сего, по воле князя, господствующего в воздухе, духа, действующего ныне в сынах противления, между которыми и мы все жили некогда по нашим плотским похотям, исполняя желания плоти и помыслов, и были по природе чадами гнева, как и прочие, Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас, и нас, мертвых по преступлениям, оживотворил со Христом, — благодатию вы спасены» (Еф.2:1–5).

Снова мы видим противопоставление — наше поражение и Божье торжество. В стихах 1–3 Павел говорит, что мы — мертвы во грехах своих, попали под власть сатаны, затянуты в мирское, пленники собственных страстей, чада гнева Божьего. Что может быть чернее такой картины? И на этом темном фоне Павел снова являет нам безупречный бриллиант Божьей благодати.

Бог не оставил нас! Мы были мертвы в своих прегрешениях, но Бог не оставил нас! Мы находились в рабстве у греха, но Бог не оставил нас! Мы были чадами гнева, но Бог не оставил нас! Многомилостивый Бог не оставил нас. По Своей великой любви к нам Он не оставил нас и оживил во Христе, когда мы были еще мертвы во грехах своих. Итог подводит последнее предложение: «…благодатью вы спасены…». Мы были безнадежны, но Бог не оставил нас Своей благодатью.

Третье удивительное Божье «но» — в Послании к Титу (3:3–5):

«Ибо и мы были некогда несмысленны, непокорны, заблудшие, были рабы похотей и различных удовольствий, жили в злобе и зависти, были гнусны, ненавидели друг друга. Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога, Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом».

И снова Павел проводит черту между нашим полным фиаско и Божьим триумфом. Смелее и точнее не сказать! Нашей собственной глупости, неповиновению, вожделению всякого рода греховных удовольствий противостоят Божьи доброта, милосердие и любовь. Абсолютно неправедных провозглашают праведными (оправданными) по благодати Его (ст.7). Божья благодать и в самом деле удивительна!

Итак, Божья благодать не служит дополнением к нашим добрым делам. Наоборот, она побеждает наши дурные деяния — наши грехи. Бог добился этого, возложив наши грехи на Христа, поразив Его Своим гневом, тем гневом, который заслужили мы. Иисус сполна понес наказание за нас, и потому Бог смог даровать нам Свою благодать, полностью простив прегрешения. Суть Его прощения хорошо видна в четырех строках Ветхого Завета, о которых пойдет разговор ниже.

Как далеко восток от запада…

Читаем Псалом 102: «Как далеко восток от запада, так удалил Он от нас беззакония наши» (ст.12). А как, на самом деле, далеко восток от запада? Если из любой точки земного шара пойти точно на север, то, в конечном итоге, доберешься до северного полюса и дальше пойдешь на юг. Если же идти с востока на запад, все получится иначе. Если пойти на запад и идти в этом направлении, то все равно до востока не доберешься. Север и юг встречаются на Северном полюсе, а вот запад и восток не встречаются нигде и никогда. В этом смысле их разделяет вечность. Когда Бог говорит, что удалит от нас наши беззакония на то же расстояние, на которое удален восток от запада, это значит: наши грехи будут бесконечно далеко от нас. Как это понять?

Используя такое сравнение, Бог показывает нам глубину Своего прощения: Его прощение — окончательное, полное и безусловное. Он не ведет больше счета нашим прегрешениям. «Не по беззакониям нашим сотворил нам, и не по грехам нашим воздал нам» (Пс.102:10). Да, Бог именно так и говорит! Слишком хорошо, чтобы быть правдой? Сознаюсь: я сам с большим сомнением пишу эти строки, потому что они полностью противоречат нашим представлениям о награде и наказании.

Но эти милосердные слова взяты прямо из Библии. Это слова Самого Бога. Как такое возможно? Как Он может закрыть глаза на наши преступления, удалив их от нас бесконечно далеко? Ответ таков: благодатью через Иисуса Христа. В начале главы мы говорили, что Бог на Христа возложил наши грехи, и Тот понес наказание, которое предназначалось нам. Благодаря тому, что Иисус умер вместо нас, Божья жажда правосудия удовлетворена полностью. И теперь, уже не противореча собственному чувству справедливости, не нарушая собственного нравственного закона, Бог может нас полностью простить. Теперь Он может являть милость тем, кто не заслужил ничего, кроме гнева.

…Бросил все грехи мои за хребет Свой…

Пророк Исаия создает еще один образ, показывающий нам суть Божьего прощения: «Ты избавил душу мою от рва погибели, бросил все грехи мои за хребет Свой» (Ис.38:17). Если что-то осталось за спиной, вы этого уже не видите. Оно скрывается из вашего поля зрения. Бог говорит, что сделал то же с нашими грехами. Он не утверждает, что мы не грешили, или что христиане больше не грешат. Мы сами знаем: грешим ежедневно, даже помногу раз в день. И у христиан жизнь омрачена несовершенными поступками и нечистыми устремлениями. Но Бог больше «не видит» нашего явного неповиновения или просчетов. Вместо этого Он видит Христову праведность, которой уже наделил нас.

Получается, что Бог закрывает глаза на все наши проступки, подобно чрезмерно терпимому, мягкотелому отцу, дети которого растут тем временем непослушными и невоспитанными? Вовсе нет. Бог, наш небесный Отец, не оставляет наши грехи без внимания, но всегда делает так, чтобы проступок и его последствия послужили нам хорошим уроком. Он поступает с нами не так, как мы заслужили своими грехами (мы заслужили только наказание), а по соизволению Своей благодати (т. е. так, чтобы это пошло нам на пользу).

Будучи Правителем и Судьей человечества, Бог «бросил все грехи наши за хребет Свой». Как лицо, облеченное высшей властью во вселенной, Он не оставляет без внимания бунт Своих созданий, но уже «не видит» наших грехов. И помните: грехи не сами по себе перескакивают Ему за спину. Согласно Писанию, туда их бросает Он. Как может Он делать такое, оставаясь справедливым и святым? Ответ один: Иисус Христос понес наказание, которое предстояло понести нам. Вот как поется в одном церковном гимне: «Что смывает все грехи? Только кровь Иисуса!».

…Ввергнешь в пучину все грехи наши…

Еще одно яркое сравнение мы видим в книге пророка Михея (7:19). Вот как он говорит о Боге: «Он опять умилосердится над нами, изгладит все беззакония наши. Ты ввергнешь в пучину морскую все грехи наши». Когда я служил офицером на флоте, произошла авария: затонуло дорогостоящее оборудование. И я знаю, что значит тралить морское дно весь день напролет, пытаясь нащупать там утерянное. Часть судового механизма мы так и не выловили.

Нечто подобное происходит с нашими грехами. Бог ввергает их в пучину морскую, и там они теряются навсегда. Никто и никогда не найдет их и не обратит против нас. Итак, Бог обещал бросить грехи наши за хребет Свой и ввергнуть их в пучину морскую. Сами они за борт не упадут — их туда бросит Бог. Он хочет, чтобы они затерялись навеки, потому что наказание за них уже понес Его Сын — Иисус Христос.

Начинаете понимать? Поняли, что Божье прощение — прощение окончательное и полное? Поняли, что независимо от вашего прошлого, от количества совершенных грехов Бог полностью прощает вас ради Иисуса Христа? Он уже наказал Христа за ваши грехи, и потому вам не нужно возлагать на себя епитимью или ждать конца «испытательного срока», прежде чем Бог сможет снова благословить?

Однажды кто-то сказал, что больше не верит в Божье милостивое обетование о прощении из 1 Послания Иоанна («Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи (наши) и очистит нас от всякой неправды» (1 Ин.1:9). Он говорил: я грешил так много, что мой кредит у Бога уже исчерпан. Я думаю, к нему присоединятся многие христиане, ибо мы не понимаем до конца всей глубины Божьего прощения во Христе. Но если уж употреблять термин «кредит», то говорить можно лишь о кредите Христа, потому что собственного у нас нет. Сколько на Его счету? Бесконечно много! Именно поэтому Павел и говорит: «А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать…» (Рим.5:20).

Преступления изглажены…

Четвертое место Ветхого Завета, говорящее о полном и безоговорочном прощении грехов, — глава 43 книги пророка Исаии: «Я, Я Сам изглаживаю преступления твои ради Себя Самого и грехов твоих не помяну…» (Ис.43:25). Здесь Бог использует два выражения — «изгладить грехи» (т. е. Он стирает их из Своих записей) и «не помянуть грехов».

Один мой друг в молодости попал в передрягу в Канаде и был осужден за тяжкое уголовное преступление. Потом его помиловали королевским указом. Если сегодня кто-нибудь надумает проверить, сколько у него судимостей, ему ответят: «Ни одной». После амнистии друга не только освободили, но и уничтожили все документы по его делу. Его преступление было «изглажено», никаких упоминаний о нем не существует. То же с нашими грехами делает Бог: стоило вам обратиться к Христу-Спасителю, как Он стер все записи о ваших грехах. Он не держит на вас никакого «компромата», не добавляет к длинному списку те грехи, которые вы совершаете, уже будучи христианином.

Бог не только изглаживает грехи, но и не поминает о них, т. е. не гневается за них. Стереть запись о прегрешениях — официальное действие. Верховный Правитель вселенной официально прощает нас, и больше не поминает о наших прегрешениях (последнее касается сферы личных отношений между нами и Богом), т. е. потерпевшая сторона не держит на нас зла за совершенное деяние. Ибо таково Божье обетование: ни Себе, ни нам никогда не напоминать о наших грехах.

Джей Адаме в книге «Прощенный — прощай» четко показывает различие между словами «забывать» и «не поминать»:

«Забывчивость — пассивное качество. Мы — люди — не всемогущи, и нам свойственно забывать. «Не поминать» — это уже активное действие, требующее напряжения воли. Это — обещание человека (или в данном случае Бога) «не поминать» больше грехов, совершенных против него. «Не поминать» — значит сказать: «Я больше не буду ворошить прошлое».

Представьте себе самовольного, непослушного ученика. Если он оскорбит учителя, последствия будут двоякого рода: (1) его накажут, (2) он испортит отношения с учителем. В качестве наказания его могут даже выгнать из школы, а учитель впредь станет относиться к ученику враждебно. Если провинившемуся разрешат вновь приступить к занятиям (считайте — его простили), учитель все равно будет испытывать к нему неприязнь, постоянно «поминая» отвратительный поступок и нанесенное оскорбление. Для восстановления прежних отношений, нужно, чтобы хулигана простил не только директор, не только педсовет, но и учитель; нужно, чтобы учитель перестал чувствовать обиду и решил «не поминать» прошлого — т. е. не поднимать больше вопроса о его дурном поведении. (Для этого ученику потребуется в корне изменить свое отношение к учителям. Но и тогда решение «не поминать» прошлого предстоит принять обиженному учителю).

В данном случае поступок учителя похож на поступок Бога, Который «изгладил» наши грехи и более их не поминает. Будучи Верховным Правителем вселенной и Судьей, Бог дарует нам официальное помилование. А будучи «потерпевшей стороной», Он прощает нас и обещает больше не поминать наши грехи. Своей смертью Иисус не только даровал помилование, но и примирил нас с Богом. Ибо, как сказал Павел, «Все же от Бога, Иисусом Христом примирившего нас с Собою» (2Кор.5:18,). Благодатью Своей Бог послал Сына умереть за нас, так что Он — инициатор примирения.

Если вы уверены, что спасением своей души обязаны только Христу, то, значит, вы — оправданы (помилованы) и примирились с Богом (восстановили добрые отношения с Ним). Бог больше не осуждает вас. Как сказал Павел, «Итак, нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе» (Рим.8:1,). Более того, вы больше не враждуете с Ним. Теперь Бог не против вас, а за вас. Снова приведем слова Павла: «Если Бог за нас, кто против нас?» (Рим.8:31). Обе эти удивительные перемены произошли благодаря Божьей благодати и вопреки нашим прегрешениям: «…когда умножился грех, стала преизобиловать благодать…» (Рим.5:20).

…Признал неповинными пред Собою

Новый Завет неоднократно заверяет нас, что Бог дарует прощение уверовавшим в Иисуса Христа. Приведем лишь один отрывок, который показывает, что Бог нам, тяжким грешникам, дарует Свою любовь, милость и благодать. Это, кстати, еще одно из удивительных Божьих «но».

«И вас, бывших некогда отчужденными и врагами, по расположению к злым делам, ныне примирил в теле плоти Его, смертью (Его), чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою» (Кол.1:21–22).

Обратите внимание на последние слова отрывка — «неповинными пред Собою». Вы считаете себя неповинными? Или вам легче представить себя в зале суда, выслушивающим приговор Бога: «Виновен!»? Если так, то вы не живете благодатью.

Если вы еще не обратились к Иисусу Христу и не обрели спасительного Божьего дара, то вы, конечно, виновны. И, естественно, не живете благодатью. В этом случае вы — чада гнева и когда-нибудь испытаете на себе всю силу Божьего гнева. Его гнев — не гнев вспыльчивого тирана, который не может с собой совладать. Его гнев — гнев сдержанного, объективного судьи, который выносит самый жестокий приговор самому жестокому и неуправляемому преступнику. Превыше всего вам нужна спасительная вера в Иисуса Христа: тогда будут прощены грехи, тогда получите дар вечной жизни.

С другой стороны, если вы уверовали в Христа-Спасителя, то сказанное о прощении относится и к вам: считайте, что Он удалил ваши грехи так же далеко от вас, как восток от запада; что «бросил их за хребет Свой», бросил их в пучины морские; что изгладил ваши прегрешения и обещал не поминать о них больше. Вы неповинны, но не потому, что хороши, а по благодати, приходящей лишь через Иисуса Христа.

Вы готовы уверовать в эту чудесную истину и жить по ней? Возможно, вы ответите: «Верю. Верю, что грехи мои прощены, верю, что после смерти попаду в рай». А готовы вы ежечасно жить в соответствии с этой истиной? Готовы уразуметь, что Бог не только спас вас благодатью Своей, дарованной через Иисуса Христа, но и воспитывает вас сегодня Своей благодатью?

Вы готовы согласиться, что библейское определение благодати — незаслуженное Божье благорасположение к людям, никак его не заслужившим, — относится не только к чуду спасения, но охватывает каждый ваш шаг? Суть благодати неизменна. Благодать одна, независимо от того, что делает Бог — спасает души или воспитывает Своих чад.

Иисус сказал: «Я пришел для того, чтоб вы имели жизнь и имели с избытком» (Ин. 10:10). А вы имеете жизнь — жизнь вечную? А вы отказались от упования на свои нравственные качества и духовную зрелость? Обратили ли вы всю свою веру на Иисуса Христа, чтобы облечься в Его праведность? Если да, то вам дарована вечная жизнь. Но есть ли у вас избыток? Испытали ли вы Божий мир, приходящий вместе со спасением, и радость Божью, которая нисходит, когда ежедневно живешь благодатью? Если нет, то считайте, что спасены по благодати, а живете — делами.

Делитесь благодатью

Благодать даруется не нам одним. В определенном смысле, она дается для того, чтобы ее раздавать. Я говорю «в определенном смысле», потому что наше отношение к людям отличается от отношения Бога к нам. Он — неизмеримо выше нас. Он — Верховный Судья и Правитель вселенной. А мы — грешники и общаемся друг с другом на равных. Поэтому мы не можем даровать другим благодать так, как это делает Бог. Но в отношениях друг с другом всегда следует помнить, что благодать нам дана свыше, и всегда следовать ее принципам.

Тот, кто не хочет делиться благодатью с другими, не сможет ощутить Божьего мира и радости. Об этом рассказывал Иисус в притче о немилосердном должнике (Мф.18:23–34). Он рассказал о человеке, которому простили долг в десять тысяч талантов (считайте, миллион долларов). Он же отказался простить того, кто должен был ему всего лишь сотню динариев (несколько долларов). Мораль притчи в том, что наш долг (долг наших прегрешений перед Богом) достиг «миллиона долларов», а прегрешения других против нас можно оценить в несколько долларов.

Человек, живущий благодатью, видит как велика пропасть между его собственными грехами против Бога и прегрешениями людей против него самого. Он прощает обидчиков, потому что его милостиво простил Бог. Он понимает, что Божье прощение во Иисусе Христе лишает его права на обиду, и не обижается больше на тех, кто плохо с ним обошелся. Он следует наставлениям Павла из Послания к Ефесянам: «Но будьте друг к другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Еф.4:32).


4
Щедрый хозяин

«Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?»

Рим.8:32

Бог воспитывает своих детей благодатью, не глядя на их достоинства и недостатки. Кого не озадачит подобное утверждение? Оно противоречит всему, что нам довелось узнать в жизни. Мы привыкли думать, что если много трудиться, выполнять свои обязанности, то получишь награду пропорционально труду. «Сколько заработал — столько и получил» — это основной принцип оплаты по труду, применяемый в жизни.

Но Божья благодать — не награда за дела. Она гораздо больше, чем любая награда. Бог безмерно, несравненно щедр. Писание говорит: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного». Павел тоже говорил о Божьем «неизреченном даре» (Ин.3:16, 2 Кор.9:15, курсив автора). Несказанные Божьи щедроты не прекращаются после того, как Он дарует нам спасение. Он восполняет всякую нашу нужду, благословляет нас в течение всей жизни. В Послании к Римлянам Павел говорил:

«Тот, Который Сына Своего не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего?» (Рим.8:32).

Чтобы рассказать о Божьей щедрости, Павел пользуется индуктивным методом и движется от большего к меньшему. Он говорит: если Бог отдал за наше спасение Своего Сына (большее), то неужели не дарует и Своих благословений (меньшего), ибо ни одно из полученных благословений не сравнится с главным Божьим даром — смертью Его Сына. Бог явил Свою бесконечную щедрость на кресте. Уверенность Павла, что Бог будет восполнять все наши нужды, основывается на том, что Он уже восполнил главную нашу нужду.

Павел говорит, что Бог милостиво дарует нам все. Спасение безвозмездно даруется всем, уверовавшим в Христа, следовательно, и благословения даруются безвозмездно по вере в Христа. Заработать спасение невозможно, его можно принять в качестве дара. Заработать благословения Божьи тоже невозможно, их можно получить в дар через Христа.

Притча о благодати

Многие годы я перечитывал притчу Иисуса о работниках в винограднике. Это одна из лучших иллюстраций действия Божьей благодати в жизни верующих. Обычно эту притчу называют притчей о работниках, но я думаю, что главное действующее лицо в ней — хозяин виноградника, проявляющий к работникам удивительную щедрость. Я бы назвал ее притчей о «Щедром хозяине».

Чтобы лучше в ней разобраться, процитирую ее здесь:

«Ибо Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой и, договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой.

Вышед около третьего часа, он увидел других, стоящих на торжище праздно, и им сказал: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам. Они пошли. Опять вышед около шестого и девятого часа, сделал то же. Наконец, вышед около одиннадцатого часа, он нашел других, стоящих праздно, и говорит им: что вы стоите здесь целый день праздно? Они говорят ему: никто нас не нанял. Он говорит им: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, получите.

Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему: позови работников и отдай им плату, начав с последних до первых. И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию. Пришедшие же первыми думали, что они получат больше, но получили и они по динарию. И получивши, стали роптать на хозяина дома и говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной.

Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? Возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив от того, что я добр?

Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званных, а мало избранных» (Мф.20:1-16).

Эта притча родилась после беседы Иисуса с богатым вельможей, которому Он сказал продать все имение, раздать деньги бедным и следовать за Ним (Мф.19:16–22). Размышляя об этом, Петр спросил Иисуса: «Вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам?» (Мф.19:27). Подобно другим иудеям тех дней, Петр думал, что главное — это личные заслуги, и уже подсчитывал, сколько очков набрал.

Иисус не упрекает Петра за подобные рассуждения. Напротив: Иисус его уверяет, что ни он, ни другие ученики не останутся без награды. И не только они. Всякий, кто чем-то пожертвует ради Иисуса, получит во сто крат больше. В процентном выражении «в сто раз» — это больше десяти тысяч процентов. В финансах очень выгодным считается всякое вложение, которое за несколько лет удваивается. Но при этом человек получает лишь сто процентов от вложенного. Иисус обещает нам не сто, а десять тысяч процентов!

Откуда берутся такие умопомрачительные дивиденды — десять тысяч процентов? Иисус хочет сказать, что Божья награда не находится в процентных отношениях с нашими заслугами и жертвами. Он говорит, что в Царстве Божьем награда основывается не на заслугах, а на благодати, Благодать же дает всегда гораздо больше, чем мы «заработали».

Р.С.Х. Ленски писал:

«Щедрость и великодушие Бога настолько велики, что Он вознаграждает за все, что мы для Него делаем, причем вознаграждает несказанно… Несоответствие наших заслуг Божьей награде показывает, как велика Его благодать. Не говоря уж о даре спасения, который мы получаем еще до того, как свершаем хоть что-то для Бога».

Хозяин из притчи Иисуса (который, очевидно, является олицетворением Бога) — человек очень щедрый и милостивый. С самого начала он заботился о благосостоянии своих работников, равно как и о благе виноградника. Он с готовностью согласился выплатить первым работникам вполне достаточную сумму. Деньги нужны были им, чтобы купить еду для семьи: тогда жили одним днем, и работодатель обязан был платить наемным работникам в тот же день. «В тот же день отдай плату его, чтобы солнце не зашло прежде того, ибо он беден и ждет ее душа его» (Втор.24:15).

Хозяин не только поступил по закону, но к каждой группе проявлял все большую и большую щедрость: сколько бы работник ни проработал, он получил дневное жалованье. Оплату нельзя назвать почасовой: каждый получил столько, сколько нужно, чтобы накормить семью. Хозяин мог бы заплатить каждому по труду, а он решил заплатить «по потребностям». Он заплатил по благодати, а не по обязанности.

Больше всего в притче сказано о тех работниках, которых хозяин нанял в одиннадцатом часу. К ним он был наиболее щедрым: их зарплата оказалась в двенадцать раз больше того, что они заработали. Зачем хозяин нанял их в одиннадцатом часу? Возможно, нужна была дополнительная рабочая сила, чтобы закончить работу до вечера. Но, скорее всего, Иисус хочет на примере притчи показать принципы Царства Небесного: хозяин нанял работников в одиннадцатом часу, потому что им тоже нужны были деньги для семьи. Целый день они стояли и ждали, чтобы кто-нибудь дал им работу — ведь нужно кормить семью! Им работа была гораздо нужнее, чем они сами — хозяину: и он нанял их не потому, что в них нуждался, а потому, что они нуждались в работе. Хозяин — образ Бога, Который в милости Своей всегда видит наши нужды и восполняет их. Бог зовет нас служить Себе, но не потому, что мы Ему нужны, а потому, что Он нужен нам. Выходит, что награда за труд никогда не будет соответствовать нашим усилиям, а окажется, как сказал Иисус Петру, «во сто крат больше» (Мф.19:29).

Милостивый и щедрый

Снова и снова Библия рисует Бога милостивым и щедрым, благословляющим людей независимо от их заслуг или промахов, а скорее вопреки их промахам. (Слово «милостивый» я употребляю не в общепринятом смысле — добрый и прощающий, а в библейском: тот, кто готов поступать с другими по благодати). Еще до грехопадения Бог являет Свою милость в Эдемском саду, когда у людей еще не было ни заслуг, ни промахов. В Писании сказано: «И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи» (Быт.2:9).

Следовательно, не на одном только дереве познания добра и зла плоды были приятные на вид и хорошие для пищи (см.3:6). Что сделал Бог? Все было бы иначе, если бы Он посадил в саду одно дерево с желанными плодами и повесил на нем табличку «смотреть — можно, трогать — нельзя». Но нет, Он насадил в саду всякие деревья: на них приятно было смотреть, плоды их были хороши на вкус. Я очень люблю свежие фрукты. Как приятно летом пойти на рынок! Там и персики, и сливы, и груши, и клубника, и дыни. Глаза разбегаются. И того хочется, и этого. Так представьте, каково было Адаму, ведь он жил в окружении деревьев, производивших вкуснейшие плоды, к тому же прекрасные на вид! Если у меня разбегаются на рынке глаза, то подумайте, что чувствовал Адам!

Но Бог на этом не остановился. Он сказал: «Не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему» (Быт.2:18). Бог знал, что Адаму нужен товарищ, и восполнил эту нужду со свойственной Ему щедростью. Бог предвидел все и предвосхищал всякую нужду Адама.

Затем Адам согрешил. Перестанет ли Бог благоволить к нему? Перестанет ли быть милосердным? Скажет ли: «Я был с вами щедр, давал вам все, что нужно, но вы ослушались меня. Теперь вы — сами по себе, а Я — Сам по Себе. Сами о себе заботьтесь»? Этого Бог не сказал. Напротив: Он поступил с Адамом и Евой милостиво и благородно. Вряд ли кто усомнится, что сегодня мы по-прежнему ощущаем катастрофические последствия грехопадения. Бог судил Адама, как и обещал, но при этом сделал еще одну вещь: «И сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их» (Быт.3:21). Бог-Судья заметил, что Адаму и Еве нужна одежда, и взял на себя роль портного.

Почему, решая важные и сложные вопросы, Бог выкраивает время, чтобы сделать двум людям одежды? Ведь люди эти только что ослушались Его, через них грех и боль пришли ко всему человечеству. Бог сделал это, потому что по природе Своей Он — милостив, потому что Он восполняет нужды вопреки нашим промахам. Причина Божьей благодати не в Адамовой невинности и не в Адамовом грехе. Бог милостив, потому что таково Его естество.

Бог радуется, благотворя

Когда моя первая жена, которая сейчас уже пребывает с Господом, выходила за меня замуж, мы попросили, чтобы на свадьбе зачитали отрывок из Писания, в котором, как нам казалось, содержится обетование для нас. Отрывок такой:

«Они будут Моим народом, а Я буду им Богом. И дам им одно сердце и один путь, чтобы боялись Меня во все дни жизни, ко благу своему, благу детей своих после них. И заключу с ними вечный завет, по которому Я не отвращусь от них, чтобы благотворить им, и страх Мой вложу в сердца их, чтобы они не отступали от Меня. И буду радоваться о них, благотворя им, и насажу их на земле сей твердо — от всего сердца Моего и от всей души Моей» (Иер.32:38–41).

Посмотрите, в чем выражается Божья благость. Он даст нам одно сердце ко благу нам и благу наших детей. Он всегда будет благотворить нам и радоваться, благотворя. Хорошие слова для двух молодых людей, которые целью жизни поставили служение Господу?

Но это обетование Божьей благости было дано не тем, кто собирался Ему служить, не тем, кто «заслужил» Его благость. Напротив: оно было дано группке людей, о которых Сам Бог сказал: они «зло делали пред очами Моими от юности своей» (ст.30). Эти люди оказались в Вавилонском плену из-за своих грехов и грехов многих поколений израильтян.

За несколько глав до этого отрывка Бог говорит им:

«Ибо так говорит Господь: когда исполнится вам в Вавилоне семьдесят лет, тогда Я посещу вас и исполню доброе слово Мое о вас, чтобы возвратить вас на место сие. Ибо только Я знаю намерения, какие имею о вас, говорит Господь, намерения во благо, а не на зло, чтобы дать вам будущность и надежду» (Иер.29:10–11).

Благость Божья происходить от Его твердого намерения нести нам благо, а не зло. Обратите внимание на стих 10 — Бог говорит о Своем «добром слове», добром обетовании, данном безо всякого принуждения тем, кто такого обетования никак не заслужил. Это — ярчайшая иллюстрация к мысли Сэмюэля Стормса: благодать перестала бы быть благодатью, если бы из-за наших проступков Он вынужден был отнимать ее у нас. Если уж говорить о проступках, то у израильтян их было предостаточно, даже во время вавилонского плена. Тем не менее, Бог пообещал им добро, пообещал возрадоваться, благотворя им.

Еще одна сторона Божьего милосердия раскрывается в пророчестве Иоиля. Иоиль проповедовал о суде Божьем, о нашествии саранчи, которая уничтожит все деревья и растения, после чего в стране наступит голод, но не забывал о дне примирения с Господом, о том дне, когда деревья зазеленеют вновь и принесут плоды, когда житницы вновь наполнятся хлебом, когда потекут вино и масло нового урожая. В пророчестве о примирении со Своим народом Бог дает такое обетование:

«И воздам вам за те годы, которые пожирали саранча, черви, жуки и гусеница — великое войско Мое, которое послал Я на вас» (Иоил.2:25).

Задумайтесь о поразительной Божьей щедрости! В обетовании Он не ограничивается восстановлением прежнего плодородия земли. Он говорит, что воздаст им за те голодные годы, которые они потеряли по своей вине, ослушавшись Бога. Он мог бы сказать: «Я верну вашим землям былое плодородие. Плохо, конечно, что несколько лет потеряно. Но что было — то было. Такова цена ваших грехов». Вернуть земле плодородие — и так достаточно щедрый жест, но Бог на этом не остановился. Он пообещал дать обильный урожай, покрывающий потери, понесенные за годы голода. Он говорит, что воздаст им, хотя, по сути, Бог им ничего не должен.

Время от времени мне предоставляется возможность заниматься душепопечительством и встречаться с людьми, которые «по-крупному прогорели в жизни». Некоторых постигла неудача еще до того, как они обратились к Богу, других — после. Большинство их очень сожалеет об утраченных годах, о том времени, когда служили греху, а не Богу, или же о годах, потерянных для христианского образа жизни.

Я стараюсь говорить им о Божьей благодати. Я не могу обещать, что Бог воздаст за утерянные годы, как Он сделал это в случае с израильтянами, но могу уверить, что по природе Своей Бог щедр. Я советую им молиться и помнить, что они молятся такому Богу, Который из-за их промахов не утаит от них Своей благодати.

Бог всякой благодати

Бог справедлив и свят Он судит грех и воспитывает Своих детей. Но еще Он — Бог всякой благодати (1Пет.5:10) Кому это знать лучше апостола Петра! Он не раз «прогорал по-крупному» еще до той ночи, когда отрекся от Иисуса. Путь Симона Петра с Иисусом начался не гладко.

Однажды Иисус учил народ, собравшийся на берегу озера. Толпа теснила Его, и Он сел в лодку Петра, откуда продолжил учить. «Когда же перестал учить, сказал Симону отплыви на глубину, и закиньте сети свои для лова.

Симон сказал Ему в ответ: Наставник! мы трудились всю ночь и ничего не поймали, но по слову Твоему закину сеть. Сделавши это, они поймали великое множество рыбы, и даже сеть у них прорывалась» (Лк.5:4–6)

Чувствуете в словах Петра сомнение, недоверие, нежелание подчиниться? Ведь он сказал: «Господин, ты не понял: мы рыбачили всю ночь — рыбы нет. Но если уж ты хочешь, мы забросим сети, чтобы тебе угодить». Не очень удачная ситуация для знакомства?

Потом был день, когда Петр пошел по воде, и, чуть не утонув, воззвал о помощи (Мф.14:29–30). Каждый из учеников хотел быть первым (это мы видим из разговора, произошедшего незадолго до ареста Христа — Лк.22.24), и, видимо, все с почтением и завистью наблюдали за Петром. Но почтение тут же сменилось насмешками, как только тот оказался в воде. Я подозреваю, что товарищи еще долго напоминали Петру об этом досадном случае.

В другой раз верный Петр восстал против пророчества Иисуса о Его грядущей смерти, а Тот остановил его очень жесткими словами «Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф.16:23).

В ночь, когда Христа схватили, Петр с мечом бросился на защиту своего Господина, но Тот лишь упрекнул его (Ин.18:10–11). А потом последовало отречение, о котором так часто рассказывают. Петр отрекся от Иисуса, несмотря на то, что чуть раньше уверял Его: «Хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя» (Мф.26:35). Несомненно: горечь Петра становилась еще сильнее оттого, что он прекрасно помнил о своей глупой похвальбе (26:69–75).

Начинает казаться, что у Петра все выходило не так. Даже сегодня в большинстве церковных проповедей его приводят в пример, говоря о надменных, нетерпимых и хвастливых людях.

Но кого избрал Бог проповедовать на День Пятидесятницы? Кто сказал перед народом первую проповедь, после которой около трех тысяч человек уверовали в Иисуса Христа? Конечно, Петр! Тот, у которого все раньше выходило «наперекосяк» (Деян.2:14–41). Кого избрал Бог проповедовать язычникам? В доме Корнилия проповедовал Петр (Деян. 10:34–44). Кто сказал решающее слово на Иерусалимском соборе против обрезания верующих из язычников? Петр (Деян. 15:6-11). Кажется, что все неудачи Петра остались где-то далеко в прошлом. Но нет.

Петр снова «прогорел». В Антиохии он пошел на компромисс, поступил крайне лицемерно, побоявшись группы обрезанных христиан, а потому заслужил справедливый упрек от апостола Павла (Гал. 2:11–14). Человек, у которого раньше все получалось невпопад, вдруг начинает все делать совершенно правильно и… снова спотыкается. Но история на этом не кончается. Бог избирает Петра написать две богодухновенные книги Нового Завета. Неудивительно, что Петр называет Бога — Богом всякой благодати (1 Пет. 5:10)! Да и последнее его наставление верующим звучит так: «Возрастайте в благодати и познании Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа» (2 Пет. 3:18,).

Петр лично пережил то, что Павел описывает словами: «А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать» (Рим.5:20). Обратите внимание на слово «преизобиловать». Оно очень точно отражает соотношение греха и благодати. В комментариях к Библии Р.С.Х. Ленски и Джон Мюррей использовали это слово, описывая богатства Божьей благодати, о которых говорил Павел в Послании к Римлянам (5:20). (В большинстве английских переводов Библии стих этот звучит примерно так: «А когда умножился грех, еще более умножилась благодать» — прим. перев.). Так что дадим еще один, свой перевод: «А когда стал изобиловать грех, стала преизобиловать благодать». Хочу привести пример.

Если в стакан с водой накапать немного чернил, вода потемнеет. Если этот стакан подставить под струю проточной воды, то вскоре чистая вода вытеснит из стакана окрашенную — вода опять станет чистой. «Обилие» чернил превращает чистую воду в темную. Но потом начинает «преизобиловать» чистая вода из-под крана, и ее так много, а напор струи настолько силен, что исчезают всякие следы чернил.

Это и ощутил на себе Петр. Его промахи и грехи умножались, с этим не поспоришь. Но как бы ни умножались его грехи, с ними умножалась Божья благодать и, умножаясь, преизобиловала. Бог благословлял Петра не вопреки его грехам, а невзирая на его грехи. Таково действие благодати. Она даруется лишь ради Иисуса Христа невзирая на наши грехи или добрые дела.

Какой итог можно подвести в разговоре о Петре, его неудачах и Божьей благодати? Итог такой: большинство из нас похожи на Петра. Какой бы успешной ни казалась жизнь христианина окружающим, глубоко в сердце он знает истину о себе. Все мы так или иначе очень похожи на Петра: часто делаем не то и не так. И, подобно Петру, нам всегда нужно помнить: Бог — Бог всякой благодати, Он будет благословлять и использовать нас не за наши заслуги, но, как сказал Сэмюэль Стромс, «по Своей бесконечной благости будет использовать нас для достижения Своих целей».

Благодать на благодать

Апостол Иоанн писал, что Иисус был исполнен «благодати и истины». «И от полноты Его все мы приняли и благодать на благодать» (Ин.1:14,16). Истинность стиха 16 можно проиллюстрировать на примере волн, накатывающих на берег. Еще не успела разбиться первая волна, как подходит следующая. Волн бесконечно много. Такова же и Божья благодать, дарованная через Иисуса Христа. Он «полон благодати и истины», от Его полноты мы получаем благодать на благодать.

В комментариях к Евангелию от Иоанна Вильям Хендриксен так перевел стих 16: «Ибо от полноты Его все мы приняли благодать на благодать». Обратите внимание: не просто приняли благодать, а — «благодать на благодать». Хендриксен пишет:

«Суть стиха 16 в следующем: к верующим после одной благодати всегда приходит следующая. Когда приходит от Бога через Христа следующее незаслуженное благословение, следы предыдущего еще не успевают исчезнуть. Так и получается — благодать на благодать

Концепция «благодати на благодать», концепция нескончаемой благодати объясняется тем, что все исходит от Его полноты. Бесконечный запас благодати, о котором говорят слова «Его полнота», предполагает бесконечный поток — благодать на благодать

Ощутимая Божья благодать.

Почему же нам все время не хватает Божьей благодати? Почему столь часто мы живем в духовной нищете, вместо того, чтобы иметь «жизнь с избытком», как и обещал Иисус (Ин.10:10)? Причин несколько. У каждого верующего они свои, но разберу лишь две из них, самые распространенные.

Во-первых, Бог слишком часто представляется нам этаким «скупым рыцарем». Нам кажется, что Он требует, чтобы мы полностью выкладывались на работе, за которую платят нищенское жалованье. Может быть, это сказано чересчур сильно, но, как мне кажется, хорошо отражает представления многих христиан.

Поразмыслите над словами церковного гимна, написанного Джоном Ньютоном:

«Вот, душа, дары готовы:

Он тебе ответил снова.

На молитву жди ответ -

Иисус не скажет «нет».

Предстоишь ты пред Царем,

Так проси же о большом!

Сила в Нем и благодать,

Все Он может даровать»

Кто из христиан верит этим словам? Кто из вас действительно верит, что Иисусу доставляет удовольствие отвечать на ваши молитвы? Кто верит, что Его благодать и сила обращают невозможное в возможное? Нет, нам легче вообразить, что Бог с неохотой отвечает на наши молитвы, а Его благодати и силы недостаточно, чтобы восполнить все наши нужды.

Не забывайте: первое искушение сатаны — заставить людей усомниться в благости и щедрости Бога (см. Быт.3:1–5). Его коварное нападение на патриарха Иова было спланировано так, чтобы праведник усомнился в Божьей благости и проклял Бога (см. Иов.1:6-11). Сатана и сегодня не меняет стратегии. Мысль о том, что Бог благословляет нас с неохотой, идет прямо от него. Если же мы хотим ощутить всю полноту Божьей благодати, то нужно противиться подобным мыслям.

Еще со школьных дней я помню историю о бывшем рабе, которую рассказывал мой пастор. Хозяин этого раба умер и оставил ему в наследство 50 000 долларов — огромную по тем временам сумму. В законном порядке старика известили о наследстве и сказали, что деньги лежат на его счету в местном банке. Проходили недели, но он денег не брал. Тогда директор банка пригласил его к себе и объяснил еще раз: на его счету лежат 50 000 долларов. Старый раб, который даже не понимал, сколько это денег, спросил его: «Сэр, а можно мне взять оттуда пятьдесят центов — очень нужно купить мешок кукурузы».

Многие верующие живут подобно этому старику. Мы не можем себе представить преизобилующей Божьей благодати и щедрости, а потому просим у Него малых благословений, ценой в пятьдесят центов, хотя могли бы обрести множество сокровищ. Апостол Павел сказал, что Бог благословил нас «во Христе всяким духовным благословением в небесах» и «восполнит всякую нужду вашу, по богатству Своему в славе, Христом Иисусом» (Еф.1:3, Флп.4:19). Во многих книгах Писания Бог обещает восполнить любую нашу нужду — как нужду духовную, так и преходящую.

Бог, явивший милость Адаму и Еве до и после грехопадения, Бог, радовавшийся, благословляя еврейский народ в плену, «Бог всякой благодати» Петра, сегодня остается тем же милосердным и щедрым Богом. Благодать — суть Его естества, а Он — неизменен. Он — милостивый хозяин из притчи о винограднике — неустанно ходит по рынку жизни и ищет тех, кому нужно заработать на пропитание, а потом ведет их к себе в виноградник и вознаграждает, причем вознаграждает не по труду.

Главная причина, по которой мы не ощущаем Божьей благодати, — наше заблуждение в том, что мы думаем, что спасены по благодати и теперь обязаны «отработать» и заработать Божьи благословения. Сегодня люди часто говорят: «Время бесплатного супчика прошло» (что в нашем обществе, в общем-то, верно). Это высказывание мы переносим на наши взаимоотношения с Богом.

Но мысль о том, что нам нужно Богу за все платить — богословская ошибка. И корень ее — в нашем сердце, в нашей гордыне. Известный богослов Р.С. Спрул писал:

«Нам труднее всего поверить, что спасение дается только по Божьей благодати. Нашей гордыне очень трудно примириться с существованием благодати: благодать нужна кому-то другому, какому-нибудь попрошайке, а мы не хотим жить на Божье «пособие по безработице». Мы сами хотим заработать себе билет на небо, сами хотим искупить свои грехи. Нам нравится думать, что в рай мы попадем за собственные заслуги».

Доктор Спрул здесь пишет о благодати Божьей, явленной в спасении, но гордыня мешает нам не только обрести спасение, но и жить. Мы не только хотим (хотя бы частично) оплатить дорогу к Богу, но и настаиваем на оплате. Как сказал доктор Спрул, «благодать нужна кому-то другому, какому-нибудь попрошайке», а не нам.

Хочу рассказать случай из своей жизни. После смерти первой жены, Элеоноры, вскоре Бог привел в мою жизнь еще одну очаровательную и набожную женщину, которую мы с Элеонорой знали уже много лет. Спустя год с небольшим после смерти Элеоноры мы с Джейн поженились. Еще через несколько месяцев, я понял, что испытываю смутное чувство вины, хоть и не сомневался: Сам Бог вел нас к этому браку. А однажды я понял, что чувство вины появилось от того, что я «не исполнил своего долга»: не скорбел в одиночестве долгие месяцы, как это происходило со многими моими друзьями, потерявшими супругу. Мне казалось, что я не заслуживаю такого благословения так скоро — сразу же после смерти Элеоноры. Я понял, что подсознательно не даю себе наслаждаться всей полнотой благословения, которое Бог столь явно мне дал. Я перенял мирское мышление: благословение нужно заработать страданием, жертвой или тяжким трудом.

Порой почти унизительно сознавать, что нам нечем заплатить за свои отношения с Богом. Подумайте о работниках из притчи, о тех, которые проработали всего один час. Что они чувствовали, увидев, что получили столько же, сколько те, кто проработали под палящим солнцем двенадцать часов? Что они чувствовали: благодарность за щедрый дар или стыд, что не отработали зарплаты? Если жили в соответствии с философией дел (которой мы так часто придерживаемся), то — стыд. Им была явлена благостная щедрость хозяина, но насладиться ею они так и не смогли.

Мы с вами испытываем в жизни Божью благодать гораздо чаще, чем это осознаем, и слишком часто не получаем удовольствия от этой благодати, потому что стараемся жить заслугами, а не благодатью. Стараясь «наработать» собственную благость и с ее помощью заслужить Божьи благословения, мы не видим избытка Божьей благости и Божьей благодати, которые встречаются в нашей жизни на каждом шагу.


5
Властен ли Бог делать, что хочет?

«И говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной. Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? Возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив от того, что я добр?»

Мф.20:12-15

На первый курс одного из университетов набрали группу для занятий английским языком. Студенты, как всегда, подобрались разные. Было несколько дисциплинированных и трудолюбивых, которые еще в школе привыкли много работать: они всегда выполняли задания, готовились к контрольным, вовремя сдавали курсовые. Но были и «весельчаки», которые делали ровно столько, сколько было нужно, чтобы не вылететь. Они редко выполняли домашние задания и готовились к контрольным работам, никогда не сдавали курсовых в срок. И, как обычно, все остальные студенты, были где-то «посерединке».

Наступил день экзамена. Как и следовало ожидать, отличники написали свои работы хорошо, а «весельчаки» — плохо. Через пару дней преподаватель вывесил список с оценками. Студенты столпились вокруг, чтобы посмотреть, кто что получил — и удивились: у всех — пятерки. «Весельчаки» ошалели от радости, а отличники — рвали и метали: те, кто заслуживали двоек, получили такие же высокие оценки, как и они.

История вполне жизненная, и вы, верно, примите сторону «отличников». Ведь, несправедливо, что прогульщики получают ту же отметку, что и старательные ученики. Но я вам просто пересказал современным языком притчу о щедром хозяине, ту самую, о которой мы говорили в предыдущей главе. Я перенес ее в сегодняшний мир, сохранив все главные элементы рассказа. В обоих случаях есть группа людей, которые получили гораздо больше, чем заслуживали: получили незаслуженную награду наравне с теми, кто заработали ее своим трудом.

Даже библейская притча кажется сегодня многим несправедливой. Несколько раз во время своих выступлений я просил поднять руки тех, кто считает, что хозяин поступил несправедливо, — большинство поднимали. Люди сочувствуют работникам, которые целый день — все двенадцать часов — трудились под палящим солнцем. Все считают, что они должны были получить больше, чем проработавшие один час. Если исходить из закона справедливой оплаты труда, то эти люди правы. Каждый должен получать по труду. И хозяин, и учитель английского поступили несправедливо.

Но Иисус в притче говорил не о соотношении труда и заработной платы (Он же — не Маркс!), а объяснял понятие благодати. Он как бы говорил Петру: «В Царстве Небесном действует принцип благодати, а не личных заслуг».

Но были люди, которые не подумали о том, что хозяин поступил несправедливо, — те, кто проработали всего час. Иисус не рассказывает нам об их реакции, но и так понятно: они были благодарны и рады. День проходил — они все стояли на рынке. Надежда найти работу, а следовательно, и заработать пропитание для семьи, покидала их. В пять часов вечера они уже были твердо уверены, что оставят домашних без ужина. И вдруг предоставляется возможность заработать хоть немного (по их расчетам — 1/12 часть дневной платы). Представьте себе их радость, когда они получили зарплату за целый день, — этого хватит, чтобы накормить семью! Они и не думали о несправедливости! Они сочли хозяина крайне щедрым человеком.

Заслужить….

Почему эта притча — камень преткновения столь для многих? Почему все считают хозяина несправедливым? Я думаю, потому, что мы, христиане, инстинктивно отождествляем себя с теми, кто проработали весь день. Мы ставим себя на их место, не понимая, что проработали всего один час. Мы сравниваем себя с окружающим обществом, вместо того, чтобы сравнить с Иисусом Христом и, конечно же, очень себе нравимся. Мы полагаем, что проработали двенадцать часов, и ожидаем соответствующей награды.

Так думал Петр, так думают сегодня многие. Однажды я разговаривал с человеком, мать которого, верно прослужившая Господу сорок лет, умирала от рака. Он сказал: «Вот как Бог ее благодарит! И это после всего, что она для Него сделала!». Звучит очень непочтительно, но человек и не думал богохульствовать. Он просто считал, что Бог обязан дать его матери жизнь получше, и выразил словами то, о чем многие думают втайне.

Порой мы напоминаем Богу, какие жертвы принесли, служа Ему. «Господь, я сделал для тебя то-то, и теперь мне очень нужен ответ на молитву». Говоря так, мы утверждаем, что проработали двенадцать часов и своим трудом заслужили ответ на молитву. Если так, то наша участь — вечно ворчать, что нам «недодали благословений», так и не насладившись уже полученными.

Нужно стать, как римский сотник из главы 7 Евангелия от Луки. Этот человек послал еврейских старейшин к Иисусу с просьбой прийти и исцелить его слугу. Когда старейшины пришли, они честно сказали: «Он достоин, чтобы ты сделал для него это, ибо он любит народ наш и построил нам синагогу» (ст.4–5). Обратите внимание на слова старейшин — «он достоин».

Сотник, видно, и вправду был замечательным человеком: офицер оккупационных войск служил жителям оккупированной территории, построил им синагогу. Подумайте о современных оккупантах, кто из них сделает то же для захваченного народа?

Но самое важное — это мнение сотника о себе. Он не думал, что заслужил что-то и теперь может получить награду, а честно признал, что он — недостойный человек. Он послал друзей к Иисусу с такими словами: «не трудись, Господи! ибо я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой; потому и себя самого не почел я достойным придти к Тебе» (ст.6–7). Сотник твердо знал, что проработал всего час, и, благодаря этому, смог возрадоваться не только исполнению желания, но и тому, что получил благословение незаслуженно. Он радовался дару, а не награде за труд.

Бог нам ничего не должен

Бог ничего нам не должен ни за хорошее поведение, ни за труды. Если даже мы исполняли свой христианский долг со всем усердием, то все равно не смогли бы сказать ничего, кроме: «Мы рабы ничего нестоющие, потому что сделали, что должны были сделать» (Лк.17:10).

Предположим, вы всегда соблюдаете дорожные правила: никогда не превышаете скорость, всегда останавливаетесь на красный свет светофора, всегда едете в том ряду, в котором нужно, всегда зажигаете сигнал поворота. Чем вас за это награждают? Да ничем! Вы делаете то, что должны делать — выполняете свой долг. Государство не обязано награждать вас медалью за каждое «ненарушение» правил дорожного движения. Вы знаете сами: соблюдать правила дорожного движения — ваш долг.

Бог, суверенный властитель вселенной, имеет полное право требовать от нас повиновения и верной службы, причем Его это ни к чему не обязывает. Это мы должны. повиноваться и служить Ему и, неукоснительно исполнив всякую данную Богом заповедь (чего мы, конечно, не делаем), говорить: «Я выполняю свой долг». Бог за это нам ничего не должен.

Он и Сам признал, что свободен от каких бы то ни было обязательств, сказав Иову: «Кто предворил Меня, чтобы Мне воздавать ему? под всем небом все Мое» (Иов.41:3). Это не констатация абстрактного богословского принципа, а упрек Иову, который возмущался, что не получил заслуженного. Защищаясь от ложных обвинений своих «друзей», он отошел от принципа благодати и решил, что заслуживает лучшего отношения со стороны Бога. От позиции «Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» он перешел к иному: «Нет пользы для человека в благоугождении Богу» (Иов.1:21; 34:9).

За время страданий Иов с позиций отработавшего один час скатился на позицию перенесшего «тягость дня и зной» (Мф.20:12). Об этом и говорит Бог. А если сегодня Господь решит поступить с нами так, как поступил с Иовом? Кто из нас не заслужит подобного упрека?

В Посланиях многократно говорится: Бог свободен от обязательств. «Или кто дал Ему наперед, чтобы Он должен был воздать?» (Рим.11:35). Это не просто слова. Павлу пришлось решать очень трудный вопрос о судьбе евреев — ведь Бог совершенно очевидно предпочел им язычников. Как бы мы ни восприняли поучение Павла из глав 9-11 Послания к Римлянам (по этому вопросу среди христиан нет единого мнения), ясен принцип: Бог никому ничего не должен.

В современном обществе каждый считает, что все остальные ему что-то должны. Пожилые люди уверены, что государство обязано платить им пенсию. Люди среднего возраста думают, что их компания обязана отчислять за них деньги в фонд медицинского страхования и в пенсионный фонд. Молодежь хочет сразу же получить все те блага, которые уже есть у их родителей (хотя родители зарабатывали их годами). И совсем уж юные особы уверены, что обязаны иметь все, чего их душенька пожелает.

Социологи очень озабочены растущим осознанием собственных прав и растущей требовательностью со стороны всех слоев населения. Особенно губительна подобная требовательность для христиан — она разрушает духовность. С одной стороны, все блага, в конечном итоге, исходят от Бога. Всякий благой дар приходит от Него, каковы бы ни были «пересылочные этапы». Иаков писал: «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены» (Иак.1:17). Бог для восполнения наших нужд направляет нас путями Своего провидения, (используя какую-то организацию, человека, или еще что-то). Но, в конечном итоге, именно Он дарует или удерживает от нас благословения, о которых мы просим и которые, по нашему мнению, нам нужны.

Выходит, что все наши требования, предъявляемые к какому-то человеку или организации, в конечном итоге адресованы Богу. Это от Него мы требуем соблюдения своих прав, если что-то требуем от людей. Не по-христиански заявлять: «Мир должен мне что-то лишь потому, что я существую», что Бог тебе что-то должен — это опасно и даже губительно для нашего духовного здоровья: отношения с Богом рушатся, мы перестаем быть полезными для служения, открываемся для горечи и обид. В отличие от правительства, семьи, школы и профсоюзов Бог не поддастся на наши требования — нам из Него ничего не вытянуть. Борьбу с Богом за свои права нам не выиграть. Он слишком заботится о нашем духовном росте, чтобы баловать нас.

Даяние Богу

На самом деле, у нас нет ничего своего: отдать Богу мы можем лишь то, что когда-то от Него же и получили. Давид упоминал о том, как много денег израильские начальники пожертвовали на сооружение храма, и в славословии Богу сказал:

«Ибо кто я и кто народ мой, что мы имели возможность так жертвовать? Но от Тебя все, и от руки Твоей полученное мы отдали Тебе… Господи, Боже наш! все это множество, которое приготовили мы для построения дома Тебе, святому имени Твоему, от руки Твоей оно, и все Твое» (1 Пар.29:14,16).

Давид прекрасно знал, что ни он, ни народ его не могут дать Богу чего-то, что раньше не было от Него получено. Даже служение дается Богом. Как сказал пророк Исаия, «Господи… все дела наши Ты устрояешь для нас» (Ис.26:12). Павел очень точно подвел итог разговору о даянии Богу: Бог «не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам дая всему жизнь и дыхание и все» (Деян.17:25). Если каждое наше дыхание — дар Божий, то у нас и вовсе не остается ничего своего, чтобы отдать Богу.

Но если Бог нам ничего не должен, то зачем Он столько дает? Потому, что в Царстве Божьем мы — те, кто отработали всего час. И вот, в конце трудового дня, покидая Божий виноградник, преисполненные чувством благодарности, знаем, что щедрый хозяин проявил истинное благородство. Одним словом, мы уходим довольными, ибо «великое приобретение — быть благочестивым и довольным» (1Тим.6:6).

Удовлетворение тем, что мы имеем — вещами, положением, умственными или физическими способностями, — гораздо важнее того, чего у нас нет. Одного мультимиллионера спросили, сколько денег ему еще нужно для полного счастья, и он ответил: «На доллар больше, чем есть».

Человек, живущий делами, очень похож на этого мультимиллионера. Он никогда не бывает доволен. Сегодня он думает, что Бог не воздал ему по заслугам, а завтра вообще теряет надежду на награду. Гораздо проще придерживаться библейского взгляда на благодать: она не зависит от наших заслуг, но исходит от бесконечной благости всесильного Бога. Лучше я буду верить, что благословения и ответы на молитву приходят от бесконечно благого Бога, Который определил мне цель жизни (она всегда нам во благо), чем стану полагаться на заработанные очки. Нужно помнить, что Бог уже явил Себя исключительно милосердным и щедрым хозяином. Чтобы ощутить Его благодать, следует признать: мы — всего лишь работники, проработавшие по часу.

Говоря об удовлетворении, я не утверждаю, что следует быть довольным всем, что в жизни есть, и больше не просить об улучшении. Помните: милосердный Бог готов дать нам всякую благую вещь (Рим.8:32). Но в жизни каждого есть что-то, что никогда не изменится. Так вот, нужно научиться быть довольным тем, что есть, помня, что Бог не обязан давать нам что-то еще.

Честно говоря, мне и самому очень нелегко было смириться с этой мыслью. Бог даровал мне тело, которое иначе как посредственным не назовешь. Он дал мне духовные дары, которые не очень-то вписываются в основное направление работы той организации, в которую Он призвал меня. Ни одно из этих обстоятельств не изменится, поэтому я научился довольствоваться тем, что Бог дал мне. Мне помогли две истины: во-первых, Он мне ничего не должен; во-вторых, все, что я получил от Него, я получил лишь по благодати.

Почему опасно сравнивать себя с другими

Из притчи о щедром хозяине можно извлечь и еще один урок. Бог не только щедр, но и всесилен, т. е., Он может распоряжаться Своими благословениями так, как пожелает. Иисус очень ясно показывает нам это право Бога: «Разве я не властен в своем делать, что хочу?» (Мф.20:15).

Очень часто мы видим рядом с собой верующих, которых Бог благословляет больше, чем нас. Одним дарованы духовные дары, другие всегда достигают цели, прилагая при этом минимум усилий, у кого-то реже, чем у нас, возникают трудности и проблемы и т. д. Никто не гарантирован от искушения позавидовать чужому благословению, поворчать на Бога или возмутиться тем, что другому Он дал больше, чем вам.

Тем не менее, всесильный Бог имеет право благословлять каждого из нас по Своему соизволению. Поразмыслите над словами апостола Павла:

«А ты кто, человек, что споришь с Богом? Изделие скажет ли сделавшему (его): «зачем ты меня так сделал?» Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почетного употребления, а другой для низкого?» (Рим. 9:20–21).

Какие бы выводы мы ни делали для себя из слов Павла, главная мысль отрывка предельно ясна: Бог всевластен. Он властен в каждой области нашей жизни. Бог-Творец имеет право каждому из нас дать при рождении разные физические данные, разный характер, разные способности, разные духовные дары. И Он не только имеет такое право, но всегда осуществляет его. Мы не созданы равными, и нам не выпадает равных возможностей. В жизни каждого возникает свой особый, набор обстоятельств. У кого-то все складывается гораздо благополучнее, чем у другого. Бог нам ничем не обязан и по Своему соизволению может одних благословлять больше, чем других. Свои благословения Он распределяет, как хочет.

Бог не только определяет, как и в какой мере нас благословить, но порой благословляет тех, кто, по-нашему мнению, благословения не заслуживает. Это ясно показывает Иисус, вспоминая два эпизода из Ветхого Завета:

«По истине говорю вам: много вдов было в Израиле во дни Илии, когда заключено было небо три года и шесть месяцев, так что сделался большой голод по всей земле; и ни к одной из них не был послан Илия, а только ко вдове в Сарепту Сидонскую; много также было прокаженных в Израиле при пророке Елисее, и ни один из них не очистился, кроме Неемана Сириянина» (Лк.4:25–27).

Лука вспоминает, что «услышав это, все в синагоге исполнились ярости» Почему евреи так разозлились, что, согласно стиху 29, хотели убить Иисуса? Да потому, что вдова и Нееман были презренными язычниками и, по мнению евреев, людьми во всех отношениях недостойными. Евреи думали: «Как мог Он благословить этих грязных язычников в ущерб достойным евреям?»

Истина состоит в том, что Бог благословил этих язычников, обойдя милостью людей из Своего народа. Можно ли сказать, что вдова из Сарепты и Нееман были достойнее евреев? Вовсе нет. Ветхий Завет рассказывает, что Нееман из-за вспыльчивости и высокомерия считался человеком поистине недостойным. Бог часто благословляет таких, которые кажутся абсолютно недостойными. Но в том-то и благодать — ведь все мы недостойны.

Мы радуемся щедрости Божьей благодати, если она адресована нам, нашим близким или друзьям. А что мы чувствуем, если Бог благословляет совершенно недостойного? Завидуем его благословениям? Чувствуем то же, что отработавшие весь день работники, когда увидели, как другие получают большее благословение?

Они роптали не потому, что получили слишком мало, а потому, что недостойные получили столько же, сколько и они. Отличники из нашей истории получили свои пятерки, но роптали потому, что другие, явно недостойные студенты, получили такую же высокую оценку.

Действительность Царства Божьего такова, что в нем отличников нет. Одни послушнее других, другие трудятся лучше, чем третьи или жертвуют больше остальных но никто не дотягивает до «пятерки». Честно говоря, никто из нас и не захочет получить то, что заслужил. Всем нам нужна благодать, но насладиться ею мы сможем, лишь перестав сравнивать свою долю с чужой.

Вильям Арно (1808–1875 гг.) написал очень полезное предостережение против сравнений:

«Посмотрите на две группы работников, которые после трудового дня возвращаются домой. У всех в карманах равные суммы денег, но они испытывают разную степень удовлетворения. Последние идут домой с пенни (динарием) в кармане, и сердце их преисполнено радости и благодарности. Следовательно, их награда — пенни и плюс еще нечто большее. Первые же, напротив, идут домой с пенни в кармане и душевным недовольством. Следовательно, их награда меньше пенни».

Арно считал, что эта притча — иллюстрация к словам, что «будут последние первыми, и первые последними» (Мф.20:16), те рабочие, которых наняли последними, оказались «первыми», ибо получили заработок и чувство удовлетворения, а первые рабочие оказались «последними», потому что остались с чувством глубокой неудовлетворенности.

Это, конечно, очень ценное замечание, но я понимаю слова Иисуса, сказанные Им в Мф.19:30; 20:16, несколько иначе, чем Арно. Я думаю, что здесь Иисус говорит о праве Бога раздавать Свои благословения так, как Ему угодно. Я не думаю, что слова «будут последние первыми, и первые последними» нужно воспринимать столь буквально и что так будет всегда и во всем. Напротив, очень часто мы не видим никакой связи между тем, что человек получает, и тем, что он на самом деле заслужил. Помните притча рассказана в ответ Петру, который считал (скажем словами Р.С.Х. Ленски): «Чем больше мы делаем, тем больше зарабатываем, и тем больше Бог нам должен».

Если мы хотим жить благодатью, нужно примириться с тем фактом, что Бог раздает милости по Своему соизволению. Он не обязан объяснять нам, почему в том или ином случае Его поступки не совпадают с нашим представлением о заслугах и наградах. Истинно сказал Павел. «Как непостижимы судьбы Его и неисследимы пути Его! Ибо кто познал ум Господень? Или кто был советником Ему?» (Рим.11:33–34).

У нас нет причин сетовать на Бога за то, что Он не обращается с нами, как нам хочется. Бог нам ничем не обязан, а потому всегда может сказать: «Друг! я не обижаю тебя!» (Мф.20:13). И в то же время Бог оставляет за Собой право относиться к нам по-разному, раздавая благословения по Своему усмотрению Он говорит нам словами хозяина виноградника «Разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив от того, что я добр?» (ст.15)

Божьи обетования

Конечно, Бог милостив и щедр ко всем Своим детям Притча учит, как всевластный Бог распределяет Свою благодать, насколько Он щедр и милосерден. В Библии очень много обетовании о духовных и материальных благословениях Он обещает никогда нас не покидать, даровать нам мир при испытаниях, обращать все нам на благо и, наконец, привести нас в славе в наш истинный дом. Ни одно из этих обетовании не связано с нашими заслугами. Все они даруются Богом из благодати, пришедшей к нам через Иисуса.

Апостол Павел в 1Кор.1:20 писал «Ибо все обетования Божий в Нем «да» и в Нем «аминь», в славу Божию, через нас». Что имел в виду Павел, когда говорил, что во Христе все Божьи обетования — «да»?

Прежде всего, мессианство Иисуса состоит в том, что во Христе пришло исполнение ветхозаветных обетовании о Спасителе и Грядущем Царе. Филип Хьюз писал:

«Во Христе звучит «да» всем Божьим обетованиям. Он — рог спасения, воздвигнутый для нас Богом, «как возвестил устами бывших от века святых пророков Своих» (Лк.1:69 и далее). В Нем надлежит исполнится всему, написанному о Нем «в законе Моисеевом и пророках и псалмах» (Лк.24:44). Обетования, данные Аврааму и его семени, осуществились во Иисусе Христе (Гал.3:16)».

Христос не только выполнил все обетования о Себе. Ему принадлежат и заслуги, на основании которых Бог дарует Свои обетования нам. Жан Кальвин писал в Комментариях ко 2 Посланию Коринфянам:

«Выполнение всех Божьих обетовании покоится на одном лишь Христе. Это очень важное утверждение и одно из важнейших положений нашей веры. Оно, в свою очередь, основывается на другом принципе: лишь во Христе Бог-Отец милостив к нам. Его обетования — свидетельства отцовской доброй воли. А потому делаем вывод: исполняются обетования лишь во Иисусе Христе… Следовательно, мы не можем обрести Божьих обетовании до прощения грехов, которое приходит единственно через Иисуса Христа».

Подумайте о своих величайших нуждах — духовных и мирских. На основании чего вы будете просить Бога ответить на свою молитву — на основании того, что вы постоянно стремитесь к духовному росту, слушаетесь и приносите Ему жертвы (хотя все это такое же несовершенное, как и вы сами), или же на основании заслуг Иисуса Христа? Поставить так вопрос — значит уже дать на него ответ. Правда?

Я не говорю, что не нужно стремиться к духовному росту, быть верными Богу и жертвовать на Божье дело. У всего этого в мире благодати есть свое место. Но если вы ждете Божьих благословений или ответа на молитву, то не полагайтесь при этом на собственные заслуги. В работе о Второзаконии (8:17–18) Мартин Лютер писал: «Благословения приходят к нам порой через труды, а порой без труда с нашей стороны, но никогда не бывают наградой за труд. Ибо Бог все дает нам по Своей великой милости, милости незаслуженной»(курсив автора).

Если только мы научимся всегда полагаться на заслуги Христовы, а не свои, то познаем, как радостно жить благодатью, а не собственным потом.


6
Любовь объемлет нас

«Ибо любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так: если один умер за всех, то все умерли. А Христос за всех у мер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершею за них и воскресшего»

2Кор.5:14-15

Жить благодатью, а не делами — значит, быть свободным от кабалы дел. Это значит, что Бог поставил вам «пятерку», хотя вы не заслужили ничего, кроме «кола». Он уже уплатил нам за день работы, хотя мы и проработали лишь один час. Это значит, что Божье одобрение не нужно зарабатывать исполнением каких-то духовных повинностей. Иисус Христос за нас уже все сделал.

Бог любит и принимает нас благодаря заслугам Иисуса Христа. Бог благословляет нас благодаря заслугам Иисуса Христа. Никакое из ваших дел не заставит Его любить вас чуть больше или чуть меньше. Он любит вас по благодати, данной через Иисуса.

Что вы ощущаете, видя столь свободное и суверенное излияние Божьей благодати? Вам не по себе? Страшно, что ни одно из ваших дел не заставит Бога любить вас больше и благословлять обильнее? Вы думаете: ну, если все не так страшно, если ни одно мое дело не может заработать мне лишнего благословения, то так недолго и отпасть от Бога, вообще перестав делать все, что делают верующие?

Библия признает, что Божью благодать можно истолковать неверно и даже спекулировать на ней. В Писании сказано о том, что «вкрались некоторые люди, издревле предназначенные к сему осуждению, нечестивые, обращающие благодать Бога нашего в повод к распутству» (Иуд.4). Предвидя вопрос: «Оставаться ли нам во грехе, чтобы умножилась благодать?» (Рим.6:1), Писание предупреждает нас о том, что не нужно использовать дарованную свободу для удовлетворения своего грешного естества (Гал.6:13). Из этих отрывков видно, что библейское учение о благодати, как единственном основании для любого благословения, можно извратить, сделать оправданием распущенной, нечестивой жизни.

Всю главу 6 Послания к Римлянам апостол Павел написал, чтобы ответить на вопрос: «Оставаться ли нам во грехе, чтобы умножилась благодать?» Почему встал такой вопрос? Что такого он сказал, что вызвало подобный вопрос? В предыдущих главах Послания к Римлянам речь идет о том, что оправдание дается лишь верой в Иисуса Христа, и Павел говорит: «А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать» (Рим.5:20)

Павел знал, что во избежание неверных толкований о Божьей благодати нужно говорить предельно ясно, а стоит сказать о ней, не упомянув о христианском образе жизни, повиновении и вере, как это даст повод к превратным истолкованиям. Он прекрасно знал, что, неправильно поняв, читатели могут решить: «Если это действительно так, то давайте будем грешить и делать все, что вздумается. Чем больше греха — тем больше благодати»

Вероятность такого ответа никогда нельзя исключить. Более того, если наши представления о благодати не исключают подобного толкования, то мы вовсе не понимаем благодати. Но, боясь подобного недопонимания, мы часто подменяем доктрину о благодати доктриной о делах.

«Оставаться ли нам во грехах, чтобы умножалась благодать?» В одной из последних работ доктор Мартин Ллойд-Джонс, один из наиболее одаренных и наиболее уважаемых экзегетов XX века, так ответил на этот вопрос:

«Истинная проповедь о спасении благодатью и только благодатью всегда таит в себе угрозу, что против нас выдвинут подобное обвинение. Вот самый лучший способ проверить, истинно ли проповедует человек новозаветное Евангелие спасения: посмотрите, найдется ли такой, кто недопоймет или не поймет это учение, решив, что, если спасение даруется По благодати, то не важно, что мы делаем; что можно грешить сколько угодно, потому что от этого лишь виднее станет слава благодати».

Понятно, что доктор Ллойд Джонс не предлагает нам вводить людей в заблуждение своими евангельскими проповедями. Он просто говорит — проповедь о спасении по благодати, о спасении, никак не обусловленном делами слушающих, всегда таит в себе опасность, что слушатели обвинят нас в подобном высказывании: «Неважно, что вы делаете, — грешите, сколько хочется» Такое обвинение выдвигалось против Мартина Лютера и других проповедников реформации, когда они говорили о спасении по благодати через веру в Иисуса Христа. Такое же обвинение выдвигалось против апостола Павла «И не делать ли нам зло, чтобы вышло добро, как некоторые злословят нас и говорят, будто мы так учим? Праведен суд на таковых» (Рим.3:8).

Спасительная Божья благодать — это та благодать, которая помогает нам жить подобающей христианам жизнью. Павел писал в Рим.5:2: «Чрез Которого (через Христа) верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим». Мы не только оправданы по благодати верой, но ежедневно стоим в благодати. Правда, учение о повседневной благодати, как и учение о спасительной благодати, тоже легко истолковать превратно.

Совместив закон с благодатью, мы не найдем решения проблемы. Решение одно: настолько проникнуться удивительной и безграничной щедростью Божьей благодати, чтобы совершать добрые поступки уже не по обязанности, а из чувства благодарности Богу. Вот что сказал Стивен Браун, пастор пресвитерианской церкви «Кей Бискэйн» (Майами, Флорида): «Проблема состоит не в том, что мы слишком приукрашиваем Евангелие. Проблема в том, что в нашем изложении оно не достаточно хорошо».

В Евангелие о Божьей благодати, данной во Христе, мы вставляем слишком много «нужно». «Мне нужно сделать то», «мне нужно сделать это» или «мне нужно больше делать для Бога, быть дисциплинированнее, послушнее». Когда мы так думаем или учим, то подменяем искренний отклик на благодать обязанностями. Любовь к Богу и желание повиноваться Ему из любви — вот что должно лежать в основе наших поступков.

Я твердо верю в то, что нужно неотступно следовать своей вере, соблюдать церковную дисциплину и повиноваться Богу. Я прекрасно понимаю, что все в моей жизни должно быть подчинено одному Господу Иисусу Христу. Я верю, что в жизни нужно придерживаться всего, что вытекает из этой подчиненности. Я буду верен своей жене, пока смерть не разлучит нас, буду стараться поступать честно и справедливо на работе, и любить ближних. Но все это я порываюсь делать из благодарности за Божью благодать, а не пытаясь заработать побольше благословений.

Осознание библейских истин приходило ко мне постепенно, по мере того, как я читал Библию, слушал проповеди пасторов, выступления учителей. Нечасто, но случалось, что Господь благословлял меня уразумением некоторых сторон Своей истины совершенно неожиданно, как будто кто-то включал свет в темной комнате. Нельзя сказать, что я сразу же узнавал некую абсолютно новую духовную истину. Нет, просто я вдруг по-новому начинал понимать знакомую истину, и новое уразумение гораздо больше соответствовало Писанию, чем прежнее.

Так было и с уразумением истины о Божьей благодати. Я был убежденным законником, добросовестно старался жить в соответствии с христианским учением. Порой я даже разрывался между многочисленными «нужно», которыми была полна моя вера. Но однажды я совершенно по-иному понял Божью благодать. Теперь, после многих лет, я убежден, что такое уразумение наиболее соответствует Библии.

Каков же был мой отклик на новое уразумение Божьей благодати? Неужели я больше не помышляю о духовном росте? Вовсе нет. Я прекрасно помню, что сделал тогда. Полдня я провел с Богом в холодном подвале. По мере того, как в разуме моем прояснялась суть Божьей благодати, я вспоминал слова из Рим.12:1:

«Итак умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благо-угодную Богу, для разумного служения вашего».

Я пал на колени на холодный каменный пол и сказал Богу: «Господь, я отдаю свое тело Тебе. Пусть это будет живая жертва. Никогда раньше я так хорошо не понимал Твоей милости и Твоей благодати. Поняв, я полностью отдаю Тебе себя. Отдаю всего, без остатка».

Прошло уже тридцать лет, но я до сих пор живу тем словом, данным Богу в холодном подвале. Кроме того, я по-прежнему стремлюсь к более полному уразумению Божьей благодати, потому что знаю: лишь это заставит меня держать данное слово и в радости, и в горе.

Стив Браун был совершенно прав, когда говорил, что Евангелие в нашем изложении хуже, чем есть на самом деле. А Ричард Гильберт писал: «Порой кажется, что, если ты не христианин, в твоей жизни благодати предостаточно. Но стоит стать христианином, как появляются всякие законы, которым нужно повиноваться… и вот уже кажется, что до обращения к Богу тебе жилось гораздо вольготнее».

Сама наша псевдохристианская терминология говорит, что мы делим жизнь на «благодать» и «дела». Чаще всего мы говорим о «даре спасения» и о «цене за следование за Христом». Не скажу, что цена за верность Христу — понятие абсолютно не библейское, но то, в каком контексте мы о ней говорим, — действительно не имеет к Библии никакого отношения. Нас можно понять так, что Божья благодать лишь доводит нас до врат Царства Небесного, а потом уже нам нужно потом, кровью и слезами «покупать» себе каждый шаг.

Что апостол Павел говорил о верности избранному пути и дисциплине? Снова прочитаем отрывок из Рим.12:1. Павлове Послание к Римлянам — основа доктрины спасения. В этом письме учение об оправдании верой в одного Иисуса Христа выражено очень четко и полно. Но это письмо Павел писал верующим. Он обращался к ним — «возлюбленные Божий», «призванные святые». Он благодарил Бога за то, что вера их «возвещается во всем мире», и очень хотел увидеть их, «чтобы преподать им некоторое дарование духовное» к их утверждению (Рим.1:7–8,12). Абсолютно ясно: он обращается к верующим.

Это письмо Павел написал, чтобы помочь людям полнее осознать полученное спасение. На протяжении одиннадцати глав он рассказывает об Евангелии и показывает, что спасение дается лишь по благодати Божьей через веру в Иисуса Христа, а потом отвечает на вопросы, которые могли возникнуть у слушающих.

Итак, изложив в одиннадцати главах Евангелие Божьей благодати, он просит верующих об определенном отклике: абсолютной преданности Богу. Он увещевает их: «Представьте тела ваши в жертву живую, святую, благо-угодную Богу» (12:1). Это сильно сказано.

Чарльз Б. Вильяме в своем переводе Нового Завета вместо «представьте тела ваши» пишет «решительно[1] посвятите мне тела ваши». Слова «живая жертва» отражают мысль о «жертве, которую никто не возьмет назад, о которой никогда не забудет», и о «вечной преданности». Итак, Павел призывал к решительному шагу, такому, который совершают раз и навсегда, к поступку, о котором никогда нельзя забывать. Большей преданности не бывает. Как аргументирует Павел свою просьбу? Он не взывает к чувству долга, а говорит о Божьем милосердии. Он просит отклика, основанного не на обязанности, а на искренней благодарности.

Истина заключается в том, что у нас есть обязанности перед Богом. Он — суверенный Правитель нашего мира, и в этом Своем качестве заповедал твердо хранить Свои повеления (Пс.118:4). Но к Он призывает нас к повиновению не потому что — правитель, а потому, что Он даровал нам милосердие Свое во Иисусе Христе.

О нашем стихе из Рим.12:1 Мартин Лютер писал: «Законодатель заставляет исполнять закон угрозами и наказаниями. Проповедник благодати учит и наставляет, основываясь на явленной нам Божьей благодати и Божьем сострадании. Ибо Ему не нужны дела, сделанные по принуждению, или услуги, оказанные неохотно, Он хочет радостного и приятного служения».

Как-то меня попросили подготовить выступление на тему «Иисус Христос — Господь». Я знал, что главная цель такого выступления — заставить слушателей подчиниться правлению Христа в повседневной жизни. Поговорив пятнадцать-двадцать минут о Божьей благости, я стал рассказывать, что Христос — Господь нашей жизни.

Почему я построил выступление именно так? Потому что повиноваться Иисусу Христу нужно в ответ на Божью любовь и милосердие. Милосердием Божьим Павел уговаривал римских верующих отдать свои тела Богу, сделав их живой жертвой. С тем же чувством и мы должны подходить к вопросу о Христовом господстве.

Причины верности и послушания так же важны Богу (а может, и еще важнее), как и наши поступки. Эрнст Ф. Кеван писал: «Закон требует внутреннего повиновения, верных мотивов и богоугодных желаний с нашей стороны, а не только формального исполнения предписаний».

Давид сказал Соломону: «И ты, Соломон, сын мой, знай Бога отца твоего, и служи Ему от всего сердца и всей души, ибо Господь испытует все сердца и знает все движения мыслей. Если будешь искать Его, то найдешь Его; а если оставишь Его, Он оставит тебя навсегда» (1Пар.28:9). Апостол Павел подтверждает, насколько важна чистота внутренних помыслов, и пишет, что по пришествии Господь «осветит скрытое во мраке и обнаружит сердечные намерения, и тогда каждому будет похвала от Бога» (1Кор.4:5).

Бог исследует наши сердца и понимает причины наших поступков. Чтобы быть угодным Ему, нужно во всем руководствоваться любовью к Богу и желанием прославить Его. Формальное послушание — послушание из боязни наказания или желания обрести расположение — Богу неугодно. У Авраама Бута (1734–1806 гг.), английского пастора и писателя, есть такие строки: «Чтобы свершить истинно благое дело, нужно следовать благим намерениям, руководствоваться благими правилами, желая достичь благого завершения начатому». Благие намерения для мистера Бута — это любовь к Богу. Благие правила — следование явленной в Писании Божьей воле. Благое завершение — прославление Бога.

Итак, все наши добрые дела не станут по-настоящему добрыми, если нами не движут любовь к Богу и желание Его прославить. Но подобные мотивы у нас не возникнут, если послушанием зарабатывать Божье расположение. Подобное устремление, ставящее дела во главу угла, — это служение самому себе. Если просчитывать, сколько получишь от Бога или сколько потеряешь, — это уже не отклик на Божью благодать, данную нам через Иисуса Христа.

Живя же по благодати Божьей, а не руководствуясь чувством долга, мы освобождаемся от служения себе, начинаем повиноваться Богу и служить Ему из любви и благодарности за спасение, за каждое благословение, дарованное по благодати. Следовательно, осознанное и прочувствованное понимание Божьей благодати не сделает нас безразличными или беззаботными, а заставит во всем поступать так, чтобы оказаться угодными Богу. Лишь поняв, что жизнь христианина строится исключительно на благодати, сможем мы служить Богу от полноты сердечной и с чувством благодарности

Один мой знакомый регулярно платил десятину. Он всегда отдавал на Божьи дела точно 10 % заработка — ни больше ни меньше. Я спросил его, почему он так скрупулезно соблюдает это правило, на что он ответил: «Страшно не соблюдать!». Я довольно хорошо знаю его и подозреваю, что им двигали смешанные чувства. С одной стороны, ему нравилось отдавать свои десять процентов, но больше всего он боялся последствий — того, что будет, если он десятину не заплатит. Десятину свою он отдавал без радости, без чувства благодарности.

А вот апостол Павел учил, что именно благодать Христова должна подвигнуть нас на даяние Он говорил: «Ибо вы знаете благодать Господа нашего Иисуса Христа, что Он, будучи богат, обнищал ради вас, дабы вы обогатились Его нищетою» (2Кор.8:9) Павел вовсе не собирался обложить коринфских христиан данью Он просто хотел, чтобы они давали щедро, но с чувством благодарности за благодать. Он хотел, чтобы люди жертвовали не по обязанности или принуждению, а в ответ на дары, данные им Богом во Иисусе Христе.

Многие из нас похожи на моего знакомого. Часто мы жертвуем не из любви к Богу, а из страха, что Бог нас накажет или утаит от нас какое-нибудь ценное благословение. Мы просыпаемся рано утром, чтобы помолиться, но не потому, что истинно жаждем общения с Ним, а потому, что боимся упустить благословения, которые Бог нам на сегодня приготовил.

Однажды на выходные дни я отправился на конференцию, где должен был рассказать о своей книге «Стремление к святости». Я сидел в самолете, и меня одолело искушение: я никак не мог оторвать глаз от хорошенькой молодой девушки. Тут же я сказал себе: «Нельзя! Ты едешь, чтобы всем рассказывать о святости!» Говоря так, я вовсе не заботился о внутренней святости, к которой собирался призвать других. Я просто боялся, что из-за такого поведения Бог лишит меня Своего благословения.

Поняв свои истинные чувства, я преклонил голову и сказал: «Боже, даже если Ты никогда больше не позволишь мне говорить людям о Тебе, Ты все равно достоин того, чтобы я отвечал «нет» любому искушению». Теперь повиновение мое уже было продиктовано не внутренним эгоизмом, а желанием угодить Богу.

Хочу пояснить один момент: когда я говорю, что к повиновению нас должно подталкивать желание угодить Богу, я имею в виду не импульсивное желание или чувство. Нам вовсе не нужно ждать, когда возникнет желание молиться. И, конечно же нам не стоит ждать, когда захочется исполнить Божьи заповеди. Наши мотивы не имеют ничего общего с желаниями или чувствами. Речь идет о тех причинах, по которым мы что-то делаем или чего-то не делаем. Для человека, живущего благодатью, причина может быть лишь одна — любовь к Богу и благодарность за Его обильную благодать, явленную во Иисусе Христе.

Любовь объемлет нас

Во 2Кор.5:14–15 Павел говорит:

«Ибо любовь Христова объемлет нас, рассуждающих так. если один умер за всех, то все умерли А Христос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для умершего за них и воскресшего»[2].

В этом отрывке заключена великая духовная истина любовь Христова заставляет нас жить уже не для себя, а для Того, Кто умер за нас и воскрес снова.

Главное — подчинить всю свою жизнь власти Иисуса Христа и жить не для себя, а для Него Его воля становится для нас законом, Его слава — частью нашей жизни. Но откуда возьмутся такие желания? Что заставит человека жить не для себя, а для Бога?

Павел сказал, что любовь Христова подвигает нас на такую жизнь и заставляет день за днем следовать избранному пути. Слово «вынуждать» порой вызывает негативные ассоциации, грубая сила, насилие, принуждение. Но в данном отрывке оно имеет положительный оттенок. Чарльз Ходж писал, что любовь Христова «вынуждает, заставляет, т. е. подвигает нас на что-то. Она — главное, что движет нами в жизни». Не страх перед неприятностями и не ожидание награды двигали Павлом, а любовь Христова, явленная в том, что Христос умер за нас. Вот — движущая сила всей его жизни.

Сделанный Вильямсом перевод Нового Завета известен очень точной передачей времен греческих глаголов. Он нам и поможет. Первую фразу стиха 14 (2Кор.15:14) Вильяме переводит так: «Ибо любовь Христова постоянно сдерживает меня…». Обратите внимание, что здесь он употребляет наречие «постоянно», показывая, что Христова любовь — это постоянный, неизменный источник поступков Павла. Павел никогда не забывал о смерти Христа, никогда не воспринимал ее как должное. И вот, рассуждая о той бесконечной любви, которую явил Христос Своей смертью, он хочет (нет, он вынужден!) жить для Того, Кто за него умер и воскрес.

Порой, когда я говорю, что нужно жить благодатью, а не делами, люди начинают чувствовать себя неуютно. Меня уже предупреждали, чтобы я не заходил слишком «далеко», рассказывая истории о том, как кто-то услышал весть о благодати Христовой, а потом совершил какой-то большой грех.

Я не исключаю вероятности, что благодать можно истолковать превратно, но верю, что в большинстве случаев, когда люди слишком уж явно «используют благодать не по назначению», они слышали не благовестие о благодати, а проповедь о свободе от закона. Свобода от закона — это результат действия благодати, это важное практическое приложение истины, но равнять свободу с благодатью нельзя. Учить человека свободе от закона, не научив его прежде принципам действия благодати, все равно, что строить дом, не заложив предварительно фундамент. Подобный подход действительно может привести к злоупотреблениям. Когда же человек правильно понимает благодать Божью во Христе, он никогда не злоупотребит ею.

Апостол Иуда говорил о нечестивых, обращающих «благодать Бога нашего в повод к распутству» и отвергающихся «единого Владыки Бога и Господа нашего Иисуса Христа» (Иуд.4). Очевидно, речь здесь шла о неверующих — о тех «нечестивых», что отвергают Господа Иисуса Христа. Так что этот отрывок не о христианах.

Люди же, правильно понимающие благодать Бога (не просто умом, а всем естеством своим), никогда не злоупотребят ей, не станут поступать безответственно. Работая над этой главой, я как раз перечитывал Послание к Римлянам. Однажды утром я читал главу 4 и натолкнулся на стихи 7 и 8:

«Блаженны, чьи беззакония прощены и чьи грехи покрыты; блажен человек, которому Господь не вменит греха».

Дойдя до слов «Блажен человек, которому Господь не вменит греха», я заплакал слезами радости и благодарности. Как удивительно: Бог не будет судить меня за грехи мои! Я знаю: мое греховное естество не лучше греховного естества остальных. Если бы Дух Святой не освящал мою жизнь, я был бы способен на любой аморальный поступок, мог бы пить, красть… Но не такие грехи волновали меня в тот момент. Я боролся с «утонченными» грехами: эгоизмом, гордыней, раздражительностью, критичностью по отношению к окружающим, духом осуждения.

Я называю эти грехи «утонченными», но они — такие же грехи, как и все остальные. Как стыдно было бы говорить о них перед Богом! И не случись искупительной смерти Христа, именно за эти грехи гореть мне в аду! Если бы Бог раздавал каждому по заслугам, а не по благодати, то я лишился бы всех Божьих благословений. Эти «утонченные» грехи приносят массу неприятностей.

Поэтому, читая о том, что Бог не вменит мне в грех эгоизм, гордыню, нетерпение, я плакал от радости. После чтения, я вознес Богу молитву глубоко прочувствованного благодарения. Я благодарил Его за прощение. А что я сделал потом? Сказал ли я себе: «Ну, если Бог не вменит мне моих грехов, то можно и не сдерживаться». Подумал ли я: «Если Бог и так не вменит мне моих грехов, то к чему духовные мучения? Зачем себя терзать? Зачем стремиться к совершенству?»

Конечно же, я так не сказал. Я попросил Бога убрать греховные черты моего характера. Я попросил показывать мне мои грехи, чтобы Духом Святым умертвить их, как и наказывал делать Павел в Рим.8:13. Божья любовь заставляет меня избавляться от грехов.

Благоговение перед Богом

Я благодарен Богу за благодать, но к повиновению меня подталкивает еще и чувство глубокого почтения. Когда жена Потифара искушала Иосифа, он ответил: «Как же сделаю я сие великое зло и согрешу пред Богом?» (Быт.39:9). Он не раздумывал, разозлится на него Потифар или нет, лишит его Бог Своих благословений или нет. Им двигало лишь чувство благоговения перед Богом. Несмотря на то, что Бог позволил братьям продать его в рабство, Иосиф не хотел ослушаться всемогущего, святого Творца.

Апостол Павел объединил эти два элемента повиновения Богу- благодарность и благоговение, — когда писал коринфянам: «Итак, возлюбленные, имея такие обетования, очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием» (2Кор.7:1).

Павел говорит, что Бог обещал стать нам Богом и Отцом и сделать нас Своими сыновьями и дочерьми. Филип Хьюз так прокомментировал данный отрывок: «Логическое следствие обладания подобными обетованиями таково: последователи Христа не должны идти не на какие компромиссы». Мы снова видим: обетования предшествуют чувству долга, а чувство долга вытекает из искренней благодарности Богу за Его обетования.

Но Павел говорит: «в страхе Божием», т. е. из чувства благоговения перед Богом. Благоговение — это глубокое уважение, преданность, почтение. Это — признание внутреннего достоинства Бога, царственного величия Его естества, бесконечного совершенства Его характера. Даже если Бог не послал бы мне ни единого благословения, Он достоин неукоснительного повиновения и любви, потому что Он — именно такой, какой есть. Но факты говорят сами за себя: я получил от Него бесчисленные благословения. Его внутренняя благость — часть Его естества, и она так сильна, что важнее всех полученных от Бога благословений. Так что количество благословений не играет никакой роли в моих отношениях с Ним.

Апостолу Иоанну было видение: он видел Божий престол и двадцать четыре старца, неустанно повторяющих: «Достоин Ты, Господи, принять славу и честь и силу; ибо Ты сотворил все, и все по Твоей воле существует и сотворено» (Отк.4:11). Бог достоин повиновения, потому что Он — именно такой, какой есть. Мое повиновение — не плата за Его благодеяния.

В Рим.12:1 Павел умоляет нас милосердием Божьим принести свое тело Ему в живую жертву. Достоин ли Он такой жертвы? Несомненно! Бесконечно достоин. Но желание повиноваться и служить Богу не сможет достичь жертвенных высот, пока мы не научимся каждый день жить благодатью, каждый день ощущать свободу от кабалы дел.

Я думаю, что, осознав величие Бога, нам искренне захочется повиноваться и служить Ему. Но такого внутреннего состояния, такого уровня сознательности нам не достичь, пока мы не поймем и не прочувствуем Его благодати, милости и любви. Мы не сможем осознать глубин Божьего величия и славы, пока будем пытаться заработать Его любовь.

Возрастать в благодати

Когда говорят «возрастать в благодати», то чаще всего это значит — совершенствовать характер. Здесь есть доля истины, но, как мне кажется, существует и более точное определение — «полнее осознавать Божью благодать», осознавать наше собственное духовное банкротство и незаслуженность Божьих благословений. Дай нам Бог именно так возрастать в благодати!

Тогда нам легче станет повиноваться Ему из чувства благодарности и благоговения. Но в этой жизни наше повиновение никогда не будет абсолютным до тех пор, пока Он не сделает нас совершенными, пока не очистятся наши помыслы, пока даже искренне любящие Бога не перестанут задумываться о «баллах».

Не расстраивайтесь, поняв, что вами движет стремление к собственной выгоде. Начинайте перестраиваться — пусть вами движет благодать. Ежедневно задумывайтесь о том, что она вам дает. Почаще размышляйте над такими отрывками из Писания, как Рим.12:1 и 2Кор.5:14–15. Просите у Бога разумения, чтобы понять истины, скрытые в этих отрывках, понять Его милость и любовь. Почувствовав, что живете делами, остановитесь, положитесь на благодать Божью и начинайте жить заслугами Иисуса Христа! Если так будете возрастать в благодати, то почувствуете, как любовь Его заставит вас жить не для себя, а для Него — для Того, Который умер за вас и снова воскрес.


7
Доказательство любви

«Ибо это есть любовь к Богу, чтобы мы соблюдали заповеди Его, и заповеди Его не тяжки»

1 Ин.5:3

В книге «Любовь к Богу» Чарльз Колсон рассказал, как задавал глубоко верующим людям один вопрос: в чем проявляется их любовь к Богу? Ответы отражали всю гамму духовных занятий. Они говорили, что читают Библию, молятся, посещают церковь, отдают десятину, борются со своими грехами, чувствуют теплоту Божьей любви.

Удивительно одно: среди ответов не прозвучало ничего, напоминающего ответ Самого Иисуса. А ведь что может быть яснее? Иисус сказал: любить Бога — значит повиноваться Божьим заповедям. В девяти стихах Иисус трижды повторяет эту мысль «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди», «Кто имеет заповеди Мои и соблюдет их, тот любит Меня», «Кто любит Меня, тот соблюдает слово Мое» (Ин.14:15,21,23).

Верующие очень часто бьются над проблемой: как можно одновременно жить благодатью и соблюдать Божьи заповеди? Например, в главе 6 я сказал: Бог не будет любить вас чуть больше или чуть меньше, что бы вы не сделали. Он смотрит на вас через призму благодати и заслуг Иисуса Христа. Подобное высказывание таит в себе одну опасность: может показаться, будто Богу все равно — грешите вы или нет.

Но есть и другой вариант: «Бог любит тебя, если ты послушен, и не любит, если ты не послушен. Так как Божья любовь целиком зависит от повиновения, а ты никогда не бываешь абсолютно послушен, то Бог никогда тебя не любит и полностью не приемлет». Такими словами можно описать один из взглядов на наши взаимоотношения с Богом — взаимоотношения, построенные на делах и заслугах. Истина же в том, что Бог нас приемлет, дарует не только спасение, но и благодать в повседневной жизни, независимо от того, какими нам видятся наши взаимоотношения с Ним — построенными на делах или на благодати.

Так что же? Если мы спасены по благодати и любимы Богом по благодати, значит, Ему все равно: грешим мы или нет? Ответим словами Павла из Рим. 6:1: «Никак!». К этому выводу Павел приходит несмотря на все этические нормы Нового Завета. (О Ветхом Завете я буду говорить чуть позже). Поэтому и нам не следует забывать о совершенно однозначной связи между любовью к Нему и повиновением, о которой говорил Сам Иисус.

Наша любовь к Богу, выраженная в повиновении Ему, — ответ на Божью любовь, а не средство ее заработать. Недаром говорил апостол Иоанн: «Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас» (1Ин.4:19). Здесь непонятно, что имел Иоанн в виду: нужно любить Бога, потому что Он прежде возлюбил нас, или нужно по этой же причине любить друг друга. Но в данном случае это все равно, потому что оба эти высказывания одинаково верны. Иисус сказал, что любовь к Богу и любовь друг к другу в одинаковой мере являются воплощением Его заповедей (см. Мф.22:36–40).

Итак, свидетельством тому, что мы живем по благодати, служит повиновение Богу и выполнение всех Его заповедей. Любовь Божья не зависит от моего послушания, но сказать при этом, что я могу жить, как хочу, — это полное непонимание благодати, карикатура на нее.

Иисус говорил: если мы Его любим, то будем повиноваться Его заповедям. Заповедь несет в себе двоякий смысл. Во-первых, она задает нам направление движения, указывает, что делать, а что — нет. В библейских заповедях содержится четкий набор нравственных принципов.

Сегодня очень популярна «ситуационная этика». Эта философия гласит, что не существует нравственных абсолютов, но в каждой ситуации вы должны с «любовью» относиться к окружающим, что бы от вас при этом ни требовалось. Ситуационная этика не предполагает каких-либо внешних, объективных правил поведения. Вы должны Делать то, что кажется правильным в каждый конкретный момент времени. Главный минус этой философии очень хорошо подмечен Библией: «Лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено» (Иер.17:9). Оно может оправдать что угодно. Греховное естество остается при нас, а потому слова о лукавом сердце относятся и к верующим.

После того, как ситуационную этику «христианизировали», с ее помощью стали объяснять всякие греховные действия, совершенные якобы во имя «любви». Христиане совершали прелюбодеяния, оправдывая это тем, что проявляли любовь к одинокому, скорбящему человеку. Недавно я слышал о человеке, который замыслил убить неизлечимо больную жену исходя из того, что «с Иисусом ей будет лучше».

Верующие попадаются в такие ловушки, когда начинают искать определение любви не из Божьих заповедей, а где-то на стороне. Объективные нормы христианской этики учат, что «любящий не совершит прелюбодеяния», что «любящий не убьет». Это показывает: оправдания таким поступкам быть не может. В противовес ситуационной этике Божьи заповеди дают нам объективные критерии поведения.

Потому-то апостол Павел и сказал нам: «Итак не будьте нерассудительны, но познавайте, что есть воля Божия» (Еф.5:17). Здесь говорится не о конкретном волеизъявлении Господа в конкретной жизненной ситуации, а о Его нравственном законе. О том же сказано в 1Фес.4:3: «Ибо воля Божия есть освящение ваше, чтобы вы воздерживались от блуда».

А в Еф.5:10 Павел советует: «Испытывайте, что благоугодно Богу». Понять, какова «Божья воля» или что «благоугодно Богу», — это в сущности одно и то же. И то и другое подразумевает поиск конкретных указаний в библейских заповедях. Но и два приведенных стиха — тоже заповеди. Получается, что нам необходимо знать и понимать заповеди, содержащиеся в Писании! И, само собой разумеется, нам нужно не только познавать Божью волю, но и следовать ей. Много лет назад мой наставник по изучению Библии сказал мне: «Библия дана не для того, чтобы мы больше знали, а для того, чтобы мы вели себя совершенно определенным образом».

Но заповедь — это нечто большее, чем набор правил. Есть такая шутка: «Если все идет наперекосяк, прочитай инструкцию». Она предполагает, что инструкцию часто читают в самую последнюю очередь: мы стараемся «прорваться», самостоятельно сообразить, что куда воткнуть, вместо того, чтобы прочитать инструкцию. Некоторые христиане думают, что заповеди Христа — это всего лишь инструкции. Если им следовать — пройдешь по жизни с наименьшими потерями.

Но в слове «заповедь» заложена мысль о власти того, кто ее нам дает. Заповедовать — значить властно дать указания. Зная заповедь, мы не выбираем, следовать ей, или нет. Слово «заповедь» подразумевает, что тот, кто ее дает, имеет право и намерен требовать исполнения. Это относится и к Божьим заповедям. Бог — всевластный правитель вселенной — имеет право требовать повиновения и настаивать на повиновении Себе.

Закон и благодать

Мы подходим к решающему моменту в разговоре о соотношении закона и благодати. (Под законом мы подразумеваем сумму всех нравственных Божьих заповедей). Как воспринимать Божью волю в век господства благодати — как пожелание или как заповедь? Этот вопрос — не теоретическое упражнение по семантике. Слово «пожелание» несет оттенок необязательности, а «заповедь» — обязательна.

Когда Иисус сказал, что мы должны любить Его, повинуясь Его заповедям, в каком смысле Он употребил слово «заповедь»? В обычном или в смысле «Божьего пожелания»? Что мы имеем в виду, говоря о Божьем законе в век благодати? Закон — это пожелание или требование Бога?

Некоторые считают, что в век благодати Божий закон перестает быть требованием и выражает лишь пожелания Бога. Они говорят: Богу просто хочется, чтобы мы были святыми. Они настаивают, что мы теперь свободны не только от проклятья и осуждения, вытекающих из нарушения закона, но и от самих норм закона. Они считают, что настаивать на исполнении Божьих требований — значит, стать законником и жить не по благодати. Другими словами: думать, что Божья воля обязательна для исполнения, — это законничество, а считать, что воля Божья — Его пожелание, — это благодать.

Я думаю, что подобное мнение происходит от непонимания благодати. Божья благодать не изменяет основных положений Божьего закона. Благодать дарует прощение и примирение с Богом тем, кто нарушил закон. Благая весть заключается в том, что Бог снял с нас вину за нарушение закона и даровал нам праведность Христову, праведность Того, Кто полностью исполнил Его закон. Законничество — это не просто повиновение закону. Законничество — это стремление оправдаться перед Богом и примириться с Ним путем соблюдения закона, а не верой в Иисуса Христа.

Нужно помнить, что Бог — не только наш Спаситель и Отец небесный, но и — Верховный правитель и Владыка всей твари. Сыновья и дочери царя обязаны повиноваться законам своего отца наравне с остальными подданными. Они — под законом, как и остальные граждане государства.

Несмотря на то, что дети царя понимают разумность законов и добровольно повинуются им из любви к отцу, они все равно — под законом. Отвечая на благодать отца, они повинуются благодарно и с любовью. В главе 8 этой книги мы уже разбирали, что свои законы Бог начертал в наших сердцах, а потому нам не остается ничего, как только согласиться и с Его письменными законами.

На дорогах Соединенных Штатов есть обязательные белые знаки ограничения скорости и желтые — рекомендательные. Обязательные знаки установлены во исполнение законов того или иного штата. Рекомендательные предупреждают, что стоит сбросить скорость, потому что впереди крутой поворот, в который очень трудно будет вписаться, если ехать на скорости, предусмотренной белым знаком. Если вы превысите обязательное скоростное ограничение, вас оштрафуют за нарушение закона штата. Если же вы превысите рекомендательное ограничение, штрафовать вас не будут, потому что закона вы не нарушали.

Закон Божий подобен белому знаку: он содержит обязательные для исполнения нравственные нормы. Мы нарушали их многократно, но Иисус заплатил за нас «штраф» (своей смертью). Правда, закона после этого не отменили. Смерть Христа не «изменила законов штатов об ограничении скорости», белые знаки не заменили на желтые. Из-за пришествия благодати Божьи законы не сделались необязательными для исполнения, не сделались рекомендациями или предупреждениями об опасных поворотах.

Итак, суть и сила Божьего закона не изменились. Изменились лишь наши внутренние мотивы, заставляющие нас повиноваться, о которых мы говорили в главе 6. Законничество — это повиновение с целью заслужить спасение или Божье благословение. Повиновение в век благодати — это благодарность за спасение, дарованное Христом и уверенность в том, что через Христа Бог дарует и все остальное, необходимое нам.

Несомненно: повиновение Божьим заповедям из страха перед наказанием или с целью «выслужиться» перед Богом, — это не истинное повиновение. Богу угоден лишь один тип повиновения — повиновение из любви, ибо «любовь есть исполнение закона» (Рим. 13:10). Божий закон, записанный в Слове Его, излагает наши обязанности, а любовь служит поводом к повиновению. Мы повинуемся закону Божьему не для того, чтобы Он возлюбил нас, а потому, что Он уже любит нас во Христе.

С готовностью признаю, что очень трудно удерживать в сердце и разуме «законодательную» суть Божьей воли, не впадая в Законничество. Сэмюэль Болтон говорит об этом:

«Очень трудно жить над законом и одновременно по закону. Но именно этому христианин должен научиться: выполнять обязанности по закону, но жить над законом в том, что касается комфортности существования — ни ожидая никаких благоволении за соблюдение правил, ни боясь наказания за неудачи».

Как это ни парадоксально, но, рассматривая Божий закон, как свод обязательных для исполнения заповедей, приходишь к мысли о благодати. Если же счесть Божьи заповеди рекомендательными или думать, что мы теперь — дети Божьи и больше не находимся под законом, то постепенно скатываешься до идеологии дел. Если повиновение Божьим законам — вещь чисто добровольная, то мы только и делаем, что считаем призовые очки за соблюдение столь необязательных правил.

Человек, который знает, что Бог требует от него — чада Божьего — повиновения, все яснее будет осознавать, насколько плохо повинуется Богу. И если он хорошо понимает библейскую благодать, то отдастся на милость Спасителя, будет уповать лишь на Его заслуги.

Говорят, что евангелист Д.Л.Муди сказал: «Человека, который еще не понял, что пропадает, очень трудно привести к спасению». Он говорил, что лишь те, кто увидел свою греховность, обращаются к Спасителю. Господь Иисус показал нам тот же принцип: «Я пришел призвать не праведников, но грешников к покаянию» (Мф.9:13).

Этот принцип относится и к нам — верующим, живущим под благодатью. Нам не нужно снова и снова «пропадать», но не следует и забывать, что мы — грешники. А для этого давайте серьезно относиться к Божьим заповедям, считая их законом собственной жизни. Они напоминают нам о нашем духовном банкротстве и учат нас, искупленных грешников и полных банкротов, ценить обильную Божью благодать.

Итак, закон Божий — это свод правил жизни, который абсолютно не противоречит благодати. Более того, если им правильно пользоваться, он станет главным подручным благодати. Его можно сравнить с пастушьей собакой, которая не дает нам отбиться от стада благодати, когда мы рвемся «на волю в пампасы» — на просторы дел.

Закон и любовь

Некоторые утверждают, что «закон любви» заменил собой нравственные заповеди Иисуса; что наше единственное правило — «любить ближнего, как самого себя». Они цитируют слова апостола Павла: «Ибо любящий другого исполнил закон. Ибо заповеди: «не прелюбодействуй», «не убивай», «не кради», «не лжесвидетельствуй», «не пожелай чужого», и все другие заключаются в сем слове: «люби ближнего твоего, как самого себя». Любовь не делает ближнему зла; итак любовь есть исполнение закона» (Рим.13:8-10).

Из слов Павла можно сделать вывод, что новозаветный принцип любви заменил ветхозаветный принцип закона, т. е. в древности евреи жили по конкретным законам нравственности, а новозаветная церковь вышла из «этого века» и теперь живет по высшему принципу, по принципу любви. Любовь же может быть только добровольной, но никак не вынужденной, а потому, — рассуждают они, — любовь и закон исключают друг друга.

Но если учесть, что нравственный закон — письменное воспроизведение нравственного естества самого Бога (а «Бог есть любовь» — 1Ин.4:8), то пропасть между законом и любовью исчезает. И то и другое — отражение Божьего естества. Они, образно говоря, — две стороны одной медали. В нашем случае, любовь — повод для повиновения нормам закона, а закон дает конкретные указания, рассказывая, как нужно любить.

Так, в Рим.13:10 Павел пишет: «Любовь не делает ближнему зла». Представим, что это единственное, известное нам определение любви. Предположим, у нас нет десяти заповедей, которые Павел цитирует в стихе 9: «не прелюбодействуй», «не убивай», «не кради», «не лжесвидетельствуй». Как тогда узнать, что такое «делать ближнему зло»?

Все мы в той или иной степени знакомы с классическим определением любви, данным Павлом в 1 Кор.13:4–7:

«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит».

Павел не приводит энциклопедического определения любви. Он рассказывает о любви, описывая поведение «любящего» по отношению к ближним. Как он себя ведет? Все его действия — это различные выражения нравственного Божьего закона.

В главе 19 книги Левита мы находим развитие Десяти заповедей, о которых говорилось в главе 20 книги Исхода. Давайте перечитаем стихи с 11–18 главы 19 Левита:

«Не крадите,

не лгите и

не обманывайте друг друга.

Не клянитесь именем Моим во лжи, и не бесчести имени Бога твоего. Я Господь.

Не обижай ближнего твоего и не грабительствуй.

Плата наемнику не должна оставаться у тебя до утра.

Не злословь глухого и пред слепым не клади ничего, чтобы преткнуться ему; бойся Бога твоего. Я Господь.

Не делайте неправды на суде; не будь лицеприятен к нищему, и не угождай лицу великого; по правде суди ближнего твоего.

Не ходи переносчиком в народе твоем и не восставай на жизнь ближнего твоего. Я Господь.

Не враждуй на брата твоего в сердце твоем; обличи ближнего твоего, и не понесешь за него греха.

Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего;

но люби ближнего твоего, как самого себя. Я Господь».

А теперь перефразируем эти стихи, используя схему Павла «любовь не…». У нас получится следующее:

«Любовь не крадет, любовь не лжет, любовь не обманывает. Любовь не бесчестит имени Божьего. Любовь не обижает ближнего, не грабит его. Любовь не оставит у себя до утра платы наемника. Любовь не злословит глухого, не поставит ничего перед слепым, чтобы не преткнуться ему.

Любовь не делает неправды на суде; любовь не будет лицеприятна к нищему, не будет угождать лицу великого. Любовь по правде судит ближнего своего. Любовь не сплетничает и не восстает на ближнего своего.

Любовь не враждует на брата в сердце своем, не мстит и не имеет злобы на сынов народа своего, как самого себя».

Из парафразы Божьего закона мы видим, что все его положения — это описание «любви в действии».

А еще глава 19 Левита помогает нам понять, кто наш ближний. Это и наемник, и слепой, и глухой, и бедный, и богатый… Это тот человек, которому нам порой хочется солгать, у которого хочется украсть, на которого хочется восстать. Это тот человек, который причинил нам зло и которому хочется отомстить. Это тот человек, жизнь которого из-за нас подвергается опасности. Можно твердо сказать: наш ближний — это всякий человек, с которым сводит нас Бог. Но человек — существо крайне не твердое в своих убеждениях и склонное закрывать глаза на те нравственные нормы, которые ему не нравятся, а потому о правилах поведения полезно думать в контексте совершенно определенных жизненных ситуаций.

Принцип любви — это вовсе не высший принцип, стоящий над нравственным Божьим законом. Это то, что дает нам силы и желание повиноваться. Закон же учит библейским проявлениям любви. Все предписания Божьего закона не стоили бы и выеденного яйца, если их исполнять без любви к Богу и ближним. Я предпочту иметь дело с тем, кто со мной честен из любви ко мне, а не «ради пользы дела». Я предпочту того, чья любовь основывается на библейских нравственных нормах и этических принципах.

Ветхозаветный закон

В начале этой главы я обещал поговорить о нравственных заповедях Ветхого завета и рассказать, имеют ли они силу сегодня. Об этом очень верно написал Гордон Венам:

«Что касается общих принципов поведения, то и Ветхий, и Новый Заветы здесь единодушны «И возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею… Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мк.12:30–31; Втор.6:5; Лев.19:18). Приведя две цитаты из Второзакония и Левита, Иисус извлек основную мысль Ветхого Завета и одобрил ее суть. В Новом Завете часто цитируют Десять Заповедей. Петр приводит отрывок из книги Левита, в котором Бог призывает народ к святости (1Пет.1:16). Есть множество примеров тому, что Новый Завет стоит на ветхозаветных нормах личной нравственности. Этого и следовало ожидать: Бог ветхозаветный и Бог новозаветный — это один Бог, а народ Божий стремиться подражать Ему. Книга Левита призывает людей: «…будьте святы, ибо Я свят», и Господь продолжает: «Итак будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный» (Мф.5:48) Очевидно, что этика поведения, описанная в обоих Заветах, одна и та же.

Принципы, лежащие в основе Ветхого Завета, современны и напрямую касаются христиан. А вот конкретные проявления этих принципов зависят от ситуации Нравственные принципы Ветхого Завета и по сей день современны и актуальны, но так как историческая ситуация сегодня сильно отличается от ветхозаветных времен, то их практическое применение может сегодня быть несколько иным, чем тогда».

Г. Венам приводит пример из Втор.22:8: «Если будешь строить новый дом, то сделай перила около кровли твоей, чтобы не навести тебе крови на дом твой, когда кто-нибудь упадет с него». Перила — это невысокая ограда или заборчик на краю крыши. В той местности принято было строить дома с плоскими крышами, а перила нужны были, чтобы кто-нибудь случайно не упал с крыши. Главная мысль этого стиха в том, что соблюдение правил безопасности — это не просто пожелание, а воля Божья. Потому сегодня мы, христиане, обязаны бороться за соблюдение норм безопасности при строительстве жилых зданий, бороться за принятие законов, гарантирующих высокое качество производимой продукции Порой создатели таких законов заходят слишком далеко, но при этом они, сами того не зная, применяют на практике Божий принцип, изложенный во Втор.22:8 Итак, из любви к Богу и ближним мы должны соблюдать правила безопасности на рабочем месте и производить только качественную продукцию.

В 1 Кор.9:9-10 апостол Павел показывает, как следует применять ветхозаветные принципы: «Ибо в Моисеевом законе написано: «не заграждай рта у вола молотящего» О волах ли печется Бог? Или, конечно, для нас говорится? Так, для нас это написано; ибо, кто пашет, должен пахать с надеждою, и кто молотит, должен молотить с надеждою получить ожидаемое». Конкретные выводы Павла никак не касаются сельского хозяйства. Тем не менее, этот стих сегодня звучит так же современно, как и во времена апостола, причем в нем говорится не только о церковнослужителях, но о каждом работающем по найму. Если так воспринимать ветхозаветные заповеди, то очевидно, что Ветхий Завет современен и сегодня.

Свобода Евангелия

«Но, — скажете вы, — не сам ли Павел говорил в Еф.2:15, что Христос упразднил «вражду плотию Своею, а закон заповедей учением»? Не говорил ли Павел, что Христос освободил нас от закона? Не увещевал ли он нас твердо пребывать в обретенной свободе? (Гал.5:1). Чтобы разобраться в проблеме соотношения закона и благодати, нам просто необходимо хоть как-то ответить на приведенные вопросы.

Итак, ответ на первый вопрос: Павел просто не мог сказать, что Бог упразднил волю Свою — волю нравственную. Подобное толкование противоречит всем остальным высказываниям самого Павла. В том же письме он упоминает Десять заповедей: «Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. «Почитай отца твоего и мать», — это первая заповедь с обетованием: «да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле» (Еф.6:1–3).

Павел не говорит, что Христос упразднил Божий закон — отражение Божьей воли и что Божье «требование» превратилось в простое «пожелание». Слово «упразднить» не дает повода для такого толкования. Павел пишет лишь о том, что Христос упразднил «проклятие закона» в отношении всех тех, кто уверовал в Него.

В Гал.3:10 Павел писал: «А все, утверждающиеся на делах закона, находятся под клятвою. Ибо написано: «проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона». Из этого отрывка ясно, что имел в виду Павел, говоря: Христос упразднил закон. Раньше вина за неповиновение определялась по закону: закон проклинал за неповиновение. Это и изменилось. Христос упразднил закон, взяв на Себя нашу вину и взвалив на Свои плечи наше проклятье. Далее Павел пишет: «Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою, — ибо написано: «проклят всяк, висящий на древе» (Гал.3:13). Именно в этом контексте и нужно воспринимать, увещевание Павла стоять «в свободе» (Гал.5:1).

У галат не было проблем с повиновением Божьему закону — наоборот, они чрезмерно на него полагались и верили, что только Моисеев закон дарует им спасение. Иудеи учили, что «должно обрезывать язычников и заповедовать соблюдать закон Моисеев» (Деян.15:5). Христос освободил от скрупулезного соблюдения Моисеева закона. Мы свободны от проклятия закона, ибо оно распространяется лишь на тех, кто пытается законом достичь спасения.

Сегодня нам трудно представить весь размах борьбы, которую вели нарождающиеся в языческих народах христианские церкви с иудействующими христианами. А потому, стараясь объяснить, о какой свободе говорит Павел, следует разобраться, в каком контексте сказаны эти слова. Иначе мы рискуем вложить в них совсем другой смысл, прочесть то, чего Павел не писал.

История Соединенных Штатов знает выдающегося человека-патриота, воскликнувшего: «Дайте мне свободу или смерть!» Эти слова были сказаны в период Американской революции и говорят о свободе от британского владычества. Он призывал освободиться не от гражданского законодательства, а от того, что считал тиранией несправедливых законов.

Так и Павел не призывает нас к абсолютной свободе, а призывает освободиться от пут еврейской законнической системы, упраздненной Христовой смертью. Давайте поразмыслим: свободы без рамок не существует. Абсолютная свобода называется уже не свободой, а анархией: когда каждый делает то, что считает нужным и правильным. Если руководствоваться лишь своим греховным естеством, наступит полнейший хаос.

Жители Соединенных Штатов очень любят говорить, что живут в «свободной стране», но при этом имеют в виду политическую свободу — право влиять на принимаемые правительством решения, — понимая, что политическая свобода не дает им права преступать государственные законы. Им, например, никак нельзя вести машину по левой стороне шоссе.

Моему сыну довелось увидеть один любопытный эпизод, который произошел в стране, где шоферы крайне недисциплинированны. Машины остановились у железнодорожного переезда и ждали, когда пройдет поезд. Вместо того, чтобы выстроиться в цепочку друг за другом, а потом по очереди переехать через пути, машины растянулись вширь по всей дороге и сгрудились у шлагбаума. Каждый водитель хотел первым поднырнуть под поднимающийся шлагбаум. Но как только поезд прошел, все увидели, что по ту сторону путей тоже вытянулась стена автомобилей. Итак, свобода очень быстро может превратиться в хаос! И подобное же часто случается, когда мы стремимся полностью освободиться от Божьего закона.

Да, мы теперь свободны от рабства закона, свободны от проклятья за нарушение закона. Мы призваны к свободе от дел, как средства «заработать» расположение Бога. Но никто не призывает нас освободиться от закона как выражения Божьей воли, от закона как правила повседневной жизни.

Павел сказал: «Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием» и «я умом (моим) служу закону Божию» (Рим.7:22,25). А в стихе 12 до этого, он так описал Божий закон: «Посему закон свят, и заповедь свята и праведна и добра». Итак, немыслимо, чтобы Павел решил освободиться или же призывал других освободиться от того, что «свято, праведно и благо», ведь он и сам «находил удовольствие в таком законе»!

Выходит, что Божий закон вовсе не противостоит благодати. Закон — не враг благодати. Не враг закон и тем, кто ежечасно старается жить благодатью. Жить благодатью — значит, понимать, что даруемые благословения — не результат нашего повиновения или неповиновения, а результат совершенного повиновения Христа. Жить благодатью — означает изучать волю Божью и повиноваться ей из чувства благодарности за явленную нам благодать, причем повиноваться не в надежде на благословение, а в благодарность за него.


8.
Святость — дар Божьей благодати

«Потом прибавил: «вот, иду исполнить волю Твою, Боже» Отменяет первое, чтобы постановить второе По сей то воле освящены мы единократным принесением тела Иисуса Христа»

Евр.10:9-10

Самая большая ошибка верующих состоит в «том, что они пытаются обнаружить в себе то, что следует искать во Христе Иисусе и только в Нем одном». Эти слова Артур Пинк сказал о благодати Божьей. Все мы впадаем в опасное искушение, столь точно подмеченное Пинком, искать в себе то, что найти можно в одном Христе.

Жить благодатью — значит, жить, полагаясь исключительно на заслуги Иисуса Христа. Жить благодатью — значит, строить свои отношения с Богом (т.е. примириться с Богом и жить с Ним) исключительно на единении своем с Иисусом Христом Жить благодатью — значит, понять, что тебе самому нечем улучшить свои отношения с Богом, потому что праведность твоя — «как запачканная одежда» в глазах Его (Ис. 64:6). Даже лучшие наши поступки осквернены нечистотой помыслов и несовершенством исполнения. Нам никак не удается возлюбить Бога всем сердцем своим и любить ближнего с тем же постоянством и страстью, как мы любим самих себя.

Но Бог требует от нас совершенства! Недаром сказал Иисус: «Итак будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный» (Мф. 5:48). Если серьезно отнестись к этим словам, придется вместе с псалмопевцем признаться: «Я видел предел всякого совершенства; но Твоя заповедь безмерно обширна» (Пс.118:96).

Где решение? Любой христианин согласится, что мы оправданы (т. е. признаны праведными) лишь на основании праведности Христовой, которую видит в нас, уверовавших, Бог (Рим.3:21–25). Но мало кто может смириться с мыслью, что мы и освящены благодаря нашей вере во Христа.

Освящение или святость (слова эти взаимозаменяемы) — неотъемлемое качество Бога. Освящение всегда представляется нам поэтапным процессом, требующим изменений характера, в результате которого мы все больше и больше уподобляемся Христу. Да, это — главное в освящении, но оно этим не ограничивается.

В Писании говорится как о святости, которой мы уже обладаем во Христе, так и о святости, которую обретаем постепенно. Первое — это результат труда Христова, свершенного нам на благо, а второе — результат труда Святого Духа, непрестанно в нас свершающегося. Первое — это совершенная святость, которую мы обретаем, уверовав во Христа, а второе — это та святость, к которой мы идем всю жизнь и которой так никогда и не достигаем.

И объективная святость (которой обладаем мы во Христе), и субъективная (плод Духа Святого) — дары Божьей благодати, доступ к которым мы обретаем через веру. Даже наши лучшие поступки не лишены порока, но совершенная благодать, которая приходит во Христе, дает нам возможность ежедневно общаться с абсолютно святым Богом. Мы же часто не видим различия между святостью, которую обретаем во Христе, и святостью, которую находим внутри себя. Потому-то А.Пинк и говорит, что мы ошибочно надеемся найти в себе то, что найти можно в одном Христе.

Христос — святость наша

Апостол Павел писал: «От Него и вы во Христе Иисусе, Который сделался для вас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением» (1Кор.1:30). Другими словами, Сам Бог избрал нас быть во Христе.

Хочу заострить ваше внимание на такой истине: Иисус стал нашей праведностью, святостью и искуплением. То, что Христос — наша праведность, признают все верующие. Они понимают, что Он — основа нашего оправдания. Но Христос — еще и святость наша! Вот это понимается с трудом. Верующие уповают на Христа, даровавшего нам оправдание, но мало кто ищет в Нем источник совершенной святости. Истина же заключается в том, что все верующие не только оправданы Богом во Христе, но и освящены в Нем.

Сами по себе, без Христа, мы — грязные грешники. Мы повинны в нарушении Божьих заповедей. Мы грязны, ибо совершаем грех. Благодаря оправданию, мы прощены, и Божий суд признает нас праведными. А благодаря обретенной во Христе совершенной святости мы теперь можем войти в святое присутствие Божье и наслаждаться общением с Ним.

Послание к Евреям (10:10,14) помогает понять освящение, суть той святости, которую мы обретаем во Христе. В стихе 10 сказано: «По сей-то воле освящены мы едино-кратным принесением тела Иисуса Христа». Обратите внимание на время и вид глагола — освящены. Труд совершен. Здесь говорится о той святости, которую мы обрели во Христе благодаря Его единократной жертве.

В то же время, в стихе 14 написано: «Ибо Он одним приношением навсегда сделал совершенными освящаемых». Сделал совершенными освящаемых… Постепенное освящение верующих — труд Духа Святого — неразрывно сливается в этом стихе с абсолютным освящением во Христе, ибо Он нас «навсегда сделал совершенными». Итак, у освящения — две грани. С одной стороны, вы — уже святы благодаря дарованному вам облачению святости Христовой. Вы — навеки совершенны. С другой стороны, святость возрастает в вас каждый день благодаря труду Духа Святого, вживляющего в вас Христову жизнь.

Святость — вот цель жизни христианина. Но, чтобы жить благодатью, никогда не следует строить свои отношения с Богом на том труде Святого Духа, который в вас свершается. Глядите поверх собственной святости — на Христа. Как бы вы ни старались, для общения с Богом личной святости не хватит. Святы вы лишь через Христа.

Ободрят нас слова двух параллельных мест из Посланий Павла к Ефесянам и к Колоссянам:

«Так как Он избрал нас в Нем прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви» (Еф.1:4).

(Христос) «ныне примирил в теле плоти (Его), смертью Его, чтобы представить вас святыми и непорочными и неповинными пред Собою» (Кол.1:22).

Суть этих отрывков такова: мы святы и непорочны в глазах Бога. «Мы святы в глазах Бога» — звучит как парадокс, верно? Как же мы — не только грешные, но и нравственно нечистые — можем быть святы в глазах Бога? Ведь взгляд Его проникает в сердце каждого, Он видит каждое наше желание, знает каждую нашу мысль, а не только слова и поступки! Ответ таков, благодаря нашему единению с Иисусом Христом Его святость видится Богу нашей святостью. Артур Пинк сказал: «Во Христе видит Бог такую святость, которая соответствует всем Его требованиям. Это радует Бога, это Богу по сердцу, а Христос перед Ним всегда ходатайствует за народ Божий».

Многие христиане выросли в семьях, где отношение родителей к ним во многом зависело от успеваемости, спортивных успехов, музыкальных достижений… В такой обстановке они часто чувствовали, что не оправдывают ожиданий родителей, несмотря на все свои успехи. Потом ощущение собственной ущербности они переносили и на свои отношения с Богом. Их постоянно мучили вопросы: доволен ли мной Бог? Улыбается ли Он сейчас, глядя на меня?

Ответ — «да». Он доволен, ибо видит вас святыми и непорочными во Христе. Вам все еще хочется поговорить об успехах? Тогда вспомните слова Иисуса, Который сказал совершенно однозначно: «…Я всегда делаю то, что Ему угодно» (Ин.8:29). Глядя на нас, Отец не видит наших неудач. Он видит лишь успехи Христовы. Благодаря совершенной Христовой святости Он видит нас святыми и непорочными.

Мне очень нравится один из переводов Ефес.1:6: «В похвалу славы благодати Своей, которой Он облагодатствовал нас в Возлюбленном..». (В переводе короля Иакова этот стих звучит примерно так — «В похвалу славы благодати Своей, в которою и сделал нас лицеприятными в Возлюбленном»). Скажем понятнее: мы стали приятны Богу лишь благодаря единению с Иисусом Христом. Самих нас, без Христа, Он не примет. Нам от грехов своих никогда, образно говоря, «не отмыться».

Мне часто приходится выступать на конференциях. И я всегда стараюсь говорить лишь то, что подсказывает мне Господь. Я хочу, чтобы мной двигало лишь одно желание: прославлять Бога и назидать Его народ. Но я знаю: так никогда не случается, потому что где-то внутри меня сидит желание быть хорошим учителем. И сколько бы я ни старался отделаться от него, я никак не могу от него «отмыться».

Это всего лишь один из многих примеров из моей собственной жизни, который показывает, что мы никогда не будем настолько святы, чтобы общаться с Богом, уповая лишь на собственную святость. Поэтому благодатью Своей Бог даровал нам совершенную святость в лице Своего Сына. Мы святы лишь благодаря союзу с Ним.

Практическое освящение

Высшая цель Бога — чтобы мы полностью уподобились Его Сыну и характером, и поведением. Об этой цели говорит Послание к Римлянам: «Ибо, кого Он предузнал, тем и предопределил (быть) подобными образу Сына Своего, дабы Он был первородным между многими братьями» (Рим.8:29).

Всякий раз, говоря о спасении, авторы Нового Завета представляют его в свете этой высшей цели. Например, Павел сказал, что Иисус «дал Себя за нас, чтобы избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам» (Тит.2:14). Иисус умер не только для того, чтобы избавить нас от наказания за грех и освятить в глазах Божьих, но и для того, чтобы очистить Себе такой народ, который готов повиноваться Ему и преобразиться в Его подобие.

Поэтому святость или освящение — это больше, чем совершенство во Христе. Это внутреннее уподобление образу Христову, которое начинается в момент обращения — в тот момент, когда в нас входит Дух Святой, даруя новую жизнь во Иисусе Христе. Этот процесс духовного роста мы называем постепенным освящением, или возрастанием в святости.

Та святость, которую мы имеем во Христе, — святость объективная, пребывающая вне нас. Это — совершенная святость Христа, которую видит в нас Бог, когда мы достигаем единения с Иисусом Христом. Эта святость имеет решающее значение, когда Бог нас оценивает, и мы угодны Ему, потому что Ему угоден Христос. А вот процесс постепенного освящения — это процесс субъективный, практический. Он — труд Духа Святого, Который наделяет нас жизнью и силой Христовой, помогает повиноваться Христу. Обе стороны освящения — дары Божьей благодати. Наша святость — заслуга Бога: мы не заслужили, чтобы Святой Дух очищал нас. И то и другое приходит к нам по благодати благодаря Христовым заслугам.

Постепенное очищение начинается в момент обращения к Богу. Бог дарует нам оправдание и в тот же миг начинает процесс очищения. Вот как об этом пишет автор Послания к Евреям: «Вот завет, который завещаю им после тех дней, говорит Господь: вложу законы Мои в сердца их и в мыслях их напишу их, и грехов их и беззаконий их не воспомяну более» (Евр.10:16–17). Бог обещает вложить Свои законы в наши сердца и записать их в нашем разуме. Это начало очищения. Затем Он говорит, что не помянет более наших грехов. Это оправдание. Обратите внимание на то, что и очищение, и оправдание — дары Божьи, дары Его благодати. И то и другое — неотъемлемые элементы спасения, неразрывно связанные друг с другом, ибо Бог не будет даровать прощения без освящения.

Я думаю, что очищение и оправдание — это как костюм-двойка: брюки и пиджак, которые всегда носят вместе. Однажды друг решил подарить мне костюм. Мы пришли в магазин, и из магазина я вышел уже с пиджаком и брюками — с полным комплектом. Один пиджак или одни брюки не составят комплекта. Чтобы быть одетым именно в костюм, нужны и брюки, и пиджак.

Нам же спасение зачастую представляется чем-то вроде спортивной куртки и пары джинсов. Мы благодарим Бога за то, что Он даровал нам оправдание благодатью — т. е. нашу пресловутую спортивную куртку, — и думаем, что теперь нам нужно самим идти в магазин и покупать себе джинсы — зарабатывать очищение. Но спасение — это «костюм». В такой комплект всегда входят и «пиджак» оправдания, и «брюки» очищения. Бог ни за что не подарит вам лишь один из предметов, потому что в «костюм» спасения обязательно входят два предмета.

Очищение начинается с работы Духа Святого и продолжается благодаря Его труду. Начало этого движения описывается в Библии по-разному. Его называют «обновлением Духом Святым» (Тит.3:5), оживотворенном в нас, мертвых по преступлениям, со Христом (Еф.2:1–5). Оно — результат того, что мы стали, как сказал апостол Павел, «новой тварью»: «Кто во Христе, тот новая тварь; древнее прошло, теперь все новое» (2Кор.5:17).

Одно из точных описаний этого «исходного момента очищения» мы находим в книге Иезекииля: «И дам вам сердце новое и дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное. Вложу внутрь вас дух Мой и сделаю то, что вы будете ходить в заповедях Моих и уставы Мои будете соблюдать и выполнять» (Иез. 36:26–27).

Обратите внимание, какие перемены хочет осуществить в нас Бог, даруя нам спасение: Он дает новое сердце и новый дух — дух, который любит праведность и ненавидит грех. Он Свой дух вкладывает в нас и ведет нас в заповедях и уставах Своих, т.е. Бог дарует нам все возрастающее желание повиноваться Ему. У нас больше нет отвращения к Божьим заповедям, хотя порой мы их и нарушаем. Они для нас уже не тяжкое бремя, а — вещь приятная.

Давид говорил: «Я желаю исполнить волю Твою, Боже мой» (Пс.39:9). Почему у Давида возникло такое желание? Это объясняет вторая часть стиха: «…и закон Твой у меня в сердце». Давид обнаружил, что закон, который записан в Божьем Слове, записан и в его сердце, что существует гармония между его духом и объективным Божьим законом, находящимся вне его.

Так происходит со всяким человеком, который становится «новой тварью» во Христе. Возникает важное — хоть еще и не полное, согласие между законом, записанным в сердце верующего, и законом, записанным в Библии. Это не значит, что библейский закон нам не нужен: закон в сердце лишен конкретности — он не говорит, что делать, он лишь создает ощущение внутреннего согласия с законом, записанным в Библии.

Этот труд Божий, с которого начинается наше внутреннее очищение, — такой же дар, как и оправдание. Бог не будет ждать нашей безоговорочной и полной капитуляции, ждать, пока мы полнее отдадимся во власть Христа. Ничего подобного. Освящение Он дарует нам по благодати.

Вслед за словами»… кто во Христе, тот новая тварь» (2Кор.5:17) Павел говорит: «Все же от Бога» (ст.18). Именно Бог делает нас новыми тварями. Бог дарует нам освящение той же благодатью и в то же время, как и оправдание.

Мы мало ценим Божью благодать, потому что не понимаем либо ее сути, либо радикального и мгновенного характера освящения, которое приходит со спасением. Многие из нас и до обращения вели вполне сносный образ жизни, а потому нам очень сложно согласиться, что это о нас сказал Павел: «Потому что плотские помышления суть вражда против Бога, ибо закону Божию не покоряются, да и не могут. Посему живущие по плоти Богу угодить не могут» (Рим.8:7,8). Вспоминая жизнь до обращения, мы не задумываемся о том, что дух наш был врагом Божьего закона.

Человеческие нравственные принципы и Божий закон — две противоположные вещи, хотя на первый взгляд можно уловить в них некоторое сходство. Источник гуманистической нравственности — культура и семейное воспитание. Общество считает, что нравственность — это общепринятые нормы поведения. Бог тут ни при чем, если только мы не решим, что верующие оказали определенное влияние на общество. Христианин подчиняется Божьим законам из любви к Богу, из благодарности за Его благодать, из-за того, что ему нравятся законы, записанные в Библии. Но часто общественные нормы нравственности не соответствуют нормам закона Божьего — тут-то мы и узнаем истинную цену «общечеловеческих ценностей». Мы видим, что они так же враждебны Божьему закону, как и поведение самого что ни на есть закоренелого грешника.

Святой Дух начинает в наших сердцах процесс освящения, в результате которого меняется наше отношение к окружающему миру и к самим себе. Мы перестаем быть врагами закону, находим в нем удовольствие (Рим.7:22). Мы видим, что «заповеди Его не тяжки» (1Ин.5:3), а святы, праведны и добры (Рим.7:12). Необратимо изменяется отношение к Божьим заповедям — вот дар благодати Божьей, который мы обретаем лишь благодаря труду Святого Духа. От нас самих освящение, как, впрочем, и оправдание, вовсе не зависит. Как сказал Павел, «все от Бога».

Мертвы для закона

Подобное отношение к греху и закону Божьему у нас появляется потому, что мы «умерли» для закона. Возможно, вам странно слышать такие слова, особенно после того, что я говорил в главе 7 о значении Божьего закона, о том, что он остается обязательным для верующих. Закон рассказывает нам о воле Бога, но сам по себе не обладает достаточной силой, чтобы заставить нас повиноваться.

Закон требует повиновения, не давая для этого силы, — это и превращает его в тяжкое бремя. До спасения мы были врагами закона (см. Рим.8:7), сам закон провоцировал нас на грех. Вместо того, чтобы давать силы повиноваться Богу, закон тянул нас ко греху (см. Рим.7:7–8).

Но Павел сказал, что мы умерли для закона:

«Так и вы, братия мои, умерли для закона Телом Христовым, чтобы принадлежать другому, Воскресшему из мертвых, да приносим плод Богу. Ибо, когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти; но нмне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить (Богу) в обновлении духа, а не по ветхой букве» (Рим.7:4–6).

В стихе 4 Павел пишет, что мы умерли для закона. В каком смысле — «умерли»? Мысль Павла нам помогут понять три отрывка из Писания:

«Потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познается грех» (Рим.3:20).

«Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатию» (Рим.6:14).

«А все, утверждающиеся на делах закона, находятся под клятвою. Ибо написано: «проклят всяк, кто не исполняет постоянно всего, что написано в книге закона» (Гал.3:10).

Из этих стихов становится совершенно ясно, что мы «умерли для закона» как для средства достижения праведности перед Богом. Мы умерли для проклятия и осуждения, которые пали бы на нас из-за физической неспособности соблюсти закон. Мы видим (Рим.6:14), что жизнь под законом и жизнь под благодатью — вещи абсолютно разные. Мы грешим против закона, следовательно, жить под законом — значит, неизбежно испытывать Божий гнев. В то время как жить под благодатью — значит, обрести прощение и благорасположение Бога. Закон ведет к разрыву отношений с Богом, в то время как благодать — к восстановлению разрушенных отношений. Итак, когда Павел говорил о смерти для закона, он говорил о том, что мы умерли для осуждения, проклятья и отчуждения от Бога.

Очень важно понять, что смерть для закона — и есть цель нашей духовной смерти. Мы умерли для закона, чтобы ожить в благодати. Мы умерли для закона, чтобы приносить плод для Бога. И мы умерли для того, чтобы «служить (Богу) в обновлении духа, а не по ветхой букве» (Рим.7:6).

Новый путь — путь Духа — не предполагает следования какой-то иной, менее строгой этике. Содержание воли Бога остается неизменным, ибо служит отражением Божьей святости. Но у нас появляется совершенно новая причина повиноваться закону, и мы обретаем совершенно новые способности для такого повиновения.

Стих 6 очень точно говорит, что значит — жить благодатью. (Ибо служить Богу в обновлении духа — это и есть жить благодатью, а не делами). Совершенно ясно: Божий замысел заключается в том, чтобы мы служили Ему в обновлении духа, но слишком многие христиане еще живут по-прежнему, по ветхой букве.

А теперь посмотрите, чем различаются путь закона и путь Духа.

Путь закона

Внешний закон

1. Нравственные принципы Бога — это всего лишь внешний свод правил поведения. Закон призывает к повиновению, но не дает желания или внутреннего побуждения повиноваться.

Заповедь

2. Закон дает заповедь, но не дает сил для повиновения.

Враждебность к закону

3. До обращения мы были врагами Божьего закона, а посему заповеди закона лишь подталкивали нас ко греху.

Страх

4. Закон порождает в нас желание Богу лишь формально. Мы повинуемся из страха наказания, повинуемся для того, чтобы расположить к себе Бога. 

Дела

5. Будучи под законом, мы стараемся заработать Божье расположение. Дела наши всегда несовершенны, а потому мы никогда не чувствуем, что угодили Богу. Поэтому, даже будучи христианами, мы постоянно стараемся прикрыть свою слабость делами. Мы трудимся, чтобы понравиться Богу, но чувствуем, что до конца нам это не удается.

Путь Духа

Внутреннее побуждение

1. Нравственные принципы Бога записаны в сердцах верующих, равно как и в Законе Божьем. Дух пробуждает наши сердца, и у нас возникает желание повиноваться.

Силы

2. Дух дает нам силы повиноваться заповедям закона.

Удовольствие от соблюдения закона

3. Благодаря Духу мы перестаем быть врагами закона, а сам закон входит в наши сердца. В результате мы получаем радость, повинуясь его нормам.

Благодарность

4. Дух показывает нам Божью благодать, и от этого в нас зарождаются любовь и благодарность. Мы повинуемся уже не из страха, не из желания расположить к себе Бога, а из благодарности за проявленную к нам милость.

Упование

5. Дух Божий свидетельствует нашему духу, что благодаря заслугам Христа, мы уже угодны Богу. Поэтому мы обретаем силу, верим, что угодили Богу и знаем, что через Иисуса и во Иисусе придем к цели.

Взгляните на пять перечисленных различий и задайте себе вопрос: Как я служу Богу — по букве или по духу? Я не спрашиваю, христианин ли вы. Я хочу знать ваше мнение о законе и благодати. На чем строятся ваши отношения с Богом — на «законе», т. е. на ваших личных заслугах, или на заслугах Христовых?

Что для вас Божьи законы — тяжкое иго и проклятье за неповиновение или Дух рождает в вас желание повиноваться им из благодарности и любви? Стремитесь ли вы повиноваться, опираясь лишь на собственные силы, или же полагаетесь на Святой Дух, который ежедневно дарует силы к повиновению?

Кто для вас Бог — Карабас-Барабас, который заставляет вас выполнять невыполнимое, или Небесный Отец, который любит вас за Христовы заслуги? Другими словами, каковы ваши отношения с Богом? Вы готовы уповать только на Христов труд, а не на свои несовершенные дела?

Нигде, пожалуй, кроме отрывка Рим.7:6, не показан так четко контраст между жизнью под законом и жизнью под благодатью. Павел специально противопоставляет служение в обновленном духе и служению по ветхой букве, чтобы подчеркнуть разницу между верующим и неверующим.

Признают они это сами или нет — все верующие умерли для закона. Грустно, что многие верующие не хотят или не готовы этого увидеть, потому что считают, что это похоже на сказку. Очень часто мы, верующие, обитающие под благодатью, проводим жизнь так, как если бы оставались под игом закона. При этом мы продолжаем служить Богу по-старому — по букве — вместо того, чтобы служить в обновлении духа.

Я твердо убежден: сохранившееся в каждом верующем греховное естество тяготеет к духу формализма, равно как и ко греху. Греховное естество презирает праведность, которая приходит благодаря вере в Иисуса Христа, так же, как презирает нравственность, которая является исполнением закона. Если же мы хотим служить в обновленном духе, то должны сопротивляться духу формализма, тянущему нас жить «под законом» с таким же упорством, с каким греховное естество тянет нас ко греху.

Путь к подобию Христу

Мы говорили о первом толчке к освящению — радикальному изменению личности, которое производит Бог в человеке, уверовавшем в Христа-Спасителя. Это переход от духовной смерти к духовной жизни. Это начало новой жизни во Христе. Это первая буква закона, вписанная в сердце. Изменяется наше отношение к закону. Наравне с оправданием это — тоже дар Его благодати.

Но Бог не может ввести нас в Свое Царство и там бросить — чтобы росли самостоятельно. Он продолжает начатый в наших сердцах труд, все более уподобляя нас Своему Сыну, ибо сказал Павел: «…начавший в вас доброе дело будет совершать (его) даже до дня Иисуса Христа» (Флп.1:6). Эта непрестанная работа Бога называется «постепенным освящением». У нее есть два отличия от «начального освящения».

«Начальное освящение» происходит мгновенно при обращении человека к Богу в тот момент, когда мы переносимся из царства мрака в царство Христа (см. Кол.1:13). Постепенное освящение продолжается долгое время вплоть до того момента, когда мы навеки отойдем ко Христу. Начальное освящение — дело Божьего Духа Святого, Который вживляет в нас Христову жизнь. Постепенное освящение — тоже дело Святого Духа, но оно требует и нашего участия, причем самого активного.

О постепенном освящении говорится во многих новозаветных посланиях, в тех местах, где авторы увещевают верующих расти духовно, изменяться, оставить прежний образ жизни и ветхого человека, облечься в подобие Христу. Этот процесс хорошо виден из собственного свидетельства Павла. Он говорит, что далек от совершенства, что учился быть довольным тем, что имеет (Флп.3:12–14; 4:11).

Постепенный характер освящения хорошо виден и из следующих отрывков Писания:

«И не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что (есть) воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим.12:2).

«Мы же все, открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа» (2Кор.3:18).

И в том и в другом отрывке встречается слово «преобразиться». В обоих случаях действие не закончено. Вильям Хендриксен так перевел этот стих из Послания к Римлянам: «…но позволяйте преобразовывать себя…». Джон Мюррей следующим образом прокомментировал отрывок: «Употребленное здесь слово «преобразовываться» подразумевает, что нам следует постоянно пребывать в процессе обновления помыслов и ума… Освящение — это процесс резкого изменения сознания… Но как часто христианам свойственно совершенно обратное: духовный застой, равнодушие, гордость достигнутым…».

Во 2 Кор.3:18 говорится о природе этого процесса: он — работа Духа Господня. А вот в Рим.12:2 сказано, что освящение приходит через обновление ума. В обоих отрывках глагол стоит в пассивном залоге, что показывает: действие производится, скорее, в нас, чем нами самими[3]. (Есть множество отрывков из Писания, которые показывают нашу активную роль в постепенном освящении. Подробнее я пишу об этом в книге «Стремление к святости»). В этой же книге мы говорим о Божьей благодати, поэтому я хотел бы целиком сосредоточиться на освящающем нас Божьем труде. Пассивный залог глагола «будьте преобразованы» показывает, что преобразовательная функция постепенного освящения — это дело Божьего Духа. Именно Он все больше и больше уподобляет нас Иисусу Христу.

Такое преобразование — больше, чем коррекция поведения. Это обновление внутреннего естества, или, как кто-то очень точно подметил, преобразование человеческого «я». При этом у нас возникают совершенно новые побуждения, иные желания, и мы уже смело восклицаем вместе с псалмопевцем: «Как люблю я закон Твой! весь день размышляю о нем» (Пс.118:97), «На пути откровений Твоих я радуюсь, как во всяком богатстве» (Пс.118:14).

Глагол «преобразовывать» стоит, как мы уже говорили, в пассивном залоге, но не забывайте, что он употреблен в повелительном наклонении, значит, это приказ сделать что-то. Отсюда видно, что мы, верующие, играем далеко не пассивную роль в преобразовательном процессе. Мы — не глыбы мрамора, из которых скульптор ваяет прекрасное изображение. Бог даровал нам и разум, и сердце, чтобы откликаться на зов Святого Духа и трудиться вместе с Ним. И тут же на ум приходит отрывок, который можно назвать классическим описанием совместного труда верующего и Духа Святого:

«Итак, возлюбленные мои, как вы всегда были послушны, не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению» (Флп.2:12–13).

В стихе 12 Павел обращается к филиппинцам с увещеванием «со страхом и трепетом» совершать свое спасение», чтобы свидетельства этого спасения были видны в их повседневной жизни: повиновение Божьим заповедям и обретение богоугодных качеств, которые Павел называл плодами Духа. Вильям Хендриксен пишет, что время и вид глагола «совершать» указывают на «продолжающееся, безостановочное, непрерывное действие». И снова мы убеждаемся: освящение — это процесс, в котором мы, верующие, принимаем активное участие.

Обращаясь к филиппийцам, Павел уверенно говорит о том, что Божий Дух совершает в них Свой труд, озаряя их знанием Своей воли, пробуждая в них желание следовать этой воле, смиряя их собственную волю. Но самое главное — Он дарует им силы исполнять Свою волю!

Так что в процессе постепенного освящения нам отведена активная роль, но действовать мы должны, лишь полагаясь на Дух Святой. Неверно будет сказать, что в этом труде мы с Духом равны и каждый выполняет свою обязанность. Нет. Мы трудимся лишь по мере того, как Он дарует нам силы и разумение. За нашим трудом стоит Его труд. Лишь благодаря Его труду наш труд становится возможным.

Святой Дух может изменять нас так, что мы сами этого не заподозрим. Говоря об исходном освящении, мы уже упомянули, что Он дает нам новое сердце, совершенно иное отношение к Богу и воле Его. Сделать за Него эту работу мы не можем.

Но без Него мы не можем выполнить и своей работы. Без Него мы ни на что не способны. В процессе освящения есть то, что может сделать лишь Святой Дух, и есть то, что Он поручает сделать нам. Например, лишь Он может заронить в сердце человека желание повиноваться Богу, но повиноваться Богу за нас Он не станет. Мы способны повиноваться лишь благодаря тому, что Он дает нам силы к повиновению.

Итак, мы полностью зависим от Святого Духа, ибо есть такие вещи, которые может сделать только Он. Но наша зависимость не уменьшается и когда мы выполняем свои обязанности — ведь именно Он дает нам силы. Так что, мы зависим от Него. И не просто зависим, а зависим полностью. Слишком часто мы ставим знак равенства между подобием Христу и высоконравственностью, забывая, что достичь даже малой степени подобия Иисусу своими силами никогда и никому еще не удавалось. Если же всерьез изучить длинный список христободобных качеств, то увидим: без освящения и силы Духа они к нам не придут.

Например, взгляните на список таких качеств из Гал.5:22–23 и Кол.3:12–15:

Гал. 5:22–23 

любовь

радость

мир

долготерпение

благость

вера

воздержание

Кол. 3:12-15

милосердие

смиренномудрие

кротость

снисхождение друг к другу

взаимное прощение

дружелюбие

благодарность

Вот четырнадцать положительных качеств, которые должны у нас быть (кроме них в Писании упоминаются и другие). Есть и противоположные качества, от которых нам надо избавляться — гордыня, зависть, похоть, жадность, себялюбие… Так и хочется сказать словами Павла: «И кто способен к сему?» (2Кор.2:16).

Наверняка, каждый видел в цирке жонглеров. Нелегко жонглировать четырьмя предметами, а насколько сложнее четырнадцатью! Вот к чему призывает нас Бог, когда говорит, что следует обрести четырнадцать, а то и более черт характера, и избавиться от множества дурных.

Лишь Святой Дух способен к этому. Лишь Он может уследить за развитием стольких черт в характере христианина. Тем не менее, нам заповедано обрести эти качества. Это наша обязанность. Правда, в Послании к Галатам Павел называет эти положительные качества «плодами Святого Духа», т. е. результатом работы в нас Духа. Если совместить две мысли, то мы придем к выводу: исполняя свои обязанности, мы целиком зависим от Духа Святого. Мы обязаны обрести христоподобный характер, но нам это не удастся, пока Дух не произрастит в нас «плоды». Мы ни на сантиметр не продвинемся по пути к освящению, если Святой Дух не будет идти с нами. И Он идет… Не потому, что мы заслужили Его помощь, а по благодати Своей.

Бог благословил нас всяким духовным благословением — включая и труд Святого Духа в наших жизнях — во Иисусе Христе (т. е. по благодати Своей и благодаря заслугам Христовым). Когда же мы молимся, прося освящения и силы Святого Духа, то делаем это с уверенностью, что Бог ответит на молитву: Его ответ обусловлен не нашими заслугами, не нашей личной святостью, а заслугами Его Сына.

Итак, в этой главе мы говорили о трех гранях освящения и святости. Мы говорили, что святость наша — это, прежде всего, объективная, совершенная святость, которая даруется нам благодаря единению с Тем, Кто истинно свят. Далее мы увидели, что в жизни христианина бывает момент «исходного освящения» — момент, когда изменяется его отношение к Богу и Закону. Верующий чувствует эту перемену, но она никак не зависит от его собственных усилий. Это труд Святого Духа. И, наконец, мы решили, что после «исходного освящения» начинается длительный процесс «постепенного освящения» — Святой Дух производит в нас «хотение и действие по Своему благоволению» (Флп.2:13).

Во всех трех аспектах освящения ясно проглядывает Божья благодать. По благодати Своей Бог считает нас истинно святыми во Христе. По благодати Своей Бог посылает Дух образовать в нас новое сердце и записать в нем Свои законы, изменив наше естество. И по благодати Своей Бог продолжает труд, все более и более уподобляя нас Своему Сыну.


9.
Стойте в свободе…

«Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства… К свободе призваны вы, братия, только бы свобода (ваша) не была поводом к угождению плоти; но любовью служите друг другу»

Гал.5:1,13

В 1215 году английские бароны вынудили короля Иоанна подписать исторический документ — Хартию вольностей, дарующую англичанам гражданские права. Король действовал не по доброй воле — так поступить его заставили вельможи, решившие положить конец несправедливости и тирании Иоанна. Письмо апостола Павла к Галатам называют «Великой хартией религиозных вольностей», христианской «Декларацией независимости», Хартией вольности для церкви. Но свобода, о которой он пишет галатам, — это не свобода от Бога, а свобода от тех, кто призывает верующих к формализму и законничеству.

Итак, какие правила навязывали галатским христианам? Из главы 1 мы узнаем, что их убеждали соблюдать Моисеев закон и обрезаться ради спасения. Свое письмо Павел написал, чтобы опровергнуть эту ересь. Да, именно ересь! Она так возмутила Павла, что он призывает Божью кару на головы тех, кто ее выдумал: «Но если бы даже мы, или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал.1:8).

Павел однозначно выступал за свободу от подобного формализма, когда писал: «Итак стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства» (Гал.5:1). Именно против законничества предостерегает Павел: «К свободе призваны вы, братия.» (Гал.5:13).

Сегодня мы переросли законничество галат и не считаем обрезание обязательным условием спасения. Мы четко знаем, что спасение даруется по благодати через веру во Христа, а не соблюдением закона. Но у нас появились свои правила: уже не касательно спасения, а относительно обязанностей христианина. Эти правила я называю «евангельским законничеством» (эти два слова не очень хорошо сочетаются, но хорошо отражают суть проблемы). Вот как я могу описать такую разновидность законничества.

Во-первых, законничество — это то, что мы делаем (или чего не делаем), чтобы заслужить расположение Бога. Это то, что мы делаем ради награды или под страхом наказания. Это те правила, которые мы сами себе навязываем.

Во-вторых, законничество — это рукотворные религиозные установки и требования, о которых порой даже не говорят, но соблюдения которых требуют. Проще говоря, это те «можно и нельзя», которые существуют в христианских кругах. Свои правила мы навязываем другим, а другие навязывают их нам. Мы начинаем жить не так, как нас учит Библия, а так, как указывают люди. Чаще всего эти правила не имеют никакого библейского обоснования: подобно фарисеям времен Иисуса, мы стараемся «помочь» Богу, придумывая дополнения к Его заповедям. Обвинение, которое Иисус бросил фарисеям, не потеряло актуальности и сегодня: «…люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня, но тщетно чтут Меня; уча учениям, заповедям человеческим»; ибо вы, оставивши заповедь Божию, держитесь предания человеческого…» (Мк.7:6–8).

Неужели сегодняшние христиане заслужили столь серьезное обвинение? Заслужили. Для христиан очень часто человеческие заповеди становятся важнее заповедей Божьих!

Два определения законничества очень тесно связаны между собой. Слишком уж часто стараемся мы заработать Божье расположение, выполняя человеческие правила. Слишком часто чувствуем за собой вину, если их не исполняем. Мы делаем что-то или не делаем чего-то, потому что так нам говорят. Об этих «можно» и «нельзя» люди обычно рассказывают таким образом, как будто от их выполнения зависит расположение к нам Бога.

Об этой первой разновидности законничества я говорю на протяжении всей книги. Надеюсь, что теперь вы поняли, что заработать Божье расположение невозможно! Его расположение даруется исключительно по благодати через Иисуса Христа. Я, конечно, понимаю, что дела порой не поспевают за разумом, но жить по истине человек начинает, лишь осознав ее.

В этой главе я хочу поговорить о второй разновидности законничества — о соблюдении правил, созданных исключительно людьми. Павел призывает твердо стоять в обретенной свободе и не попадать вновь под иго рабства. Призыв его так же современен сегодня, как и в те времена, когда галат увещевали следовать Моисееву закону.

В начале главы я уже отмечал, что короля Иоанна вынудили подписать Хартию вольностей. Но Бог даровал нам свою, духовную «Хартию вольностей». Вместе с Павлом Он призывает нас к свободе: «К свободе призваны вы, братия». И не просто призывает, а говорит, что нужно стоять в этой свободе, противиться всем попыткам отнять ее.

Несмотря на призывы к свободе, несмотря на увещевание не отдавать свободы, сегодня в христианских кругах мало кто задумывается о значении этого вопроса. Даже наоборот. Вместо свободы мы придумываем себе все новые правила. Проповедуем не о благодати, а о делах, призываем верующих не уподобляться Христу, а следовать определенным правилам христианского образа жизни, принятым в нашей культурной среде. Мы делаем это не умышленно и оскорбляемся, услышав обвинения в законничестве. Тем не менее, такая проблема остро стоит во многих христианских церквях.

Например, многим не понравится, если процитировать лишь часть нашего стиха из Гал.5:13 «К свободе призваны вы, братия». Вроде бы здесь содержится вполне законченная мысль, но мне скажут, что стих нужно цитировать только целиком: «Не забудь прочесть и вторую часть, ведь дальше Бог напоминает: «только бы свобода (ваша) не была поводом к угождению плоти; но любовью служите друг другу». (И тут мы забываем, что текст Библии был поделен на отдельные стихи абсолютно произвольно и ничего богодухновенного в самом делении нет).

Точка зрения такого человека совершенно понятна: сегодня мы больше беспокоимся о том, как бы кто не злоупотребил свободой — уж и речи нет о том, чтобы сохранить ее. Согрешить для нас страшнее, чем впасть в законничество. Но законничество — друг греха, потому что оно толкает людей на путь самодовольства, религиозной гордыни. Оно отвлекает нас от насущного, выводя на первый план внешние, порой незначительные обряды.

«Заборы»

Законничество, человеческие предания уходят своими корнями не только в новозаветные времена, но гораздо глубже. Не избавились мы от него и по сей день. В книге «Фарисейское руководство к абсолютной святости» Вильям Колман пишет о фарисейской концепции «нравственных заборов»:

«Фарисеи изо всех сил старались не нарушать закона Божьего. В итоге они разработали систему, которая помогала им как можно дальше отстоять от любого рода нарушений. Они создали «забор» из фарисейских правил, и любой, соблюдающий эти правила, чувствовал себя в безопасности…

За многие годы «пограничных законов» набрались многие сотни. Они передавались, в основном, как устное предание. Потом в какой-то момент стало ясно, что соблюдение этих законов — дело вовсе не добровольное, а обязательное. Со временем они стали не менее важны, чем закон Писания, а порой даже важнее».

Подобная практика сохранилась и по сей день. Мы строим вокруг себя «заборы», чтобы уберечься от греха. Наступает момент, когда эти «заборы» заслоняют от нас сам грех. Свои рукотворные правила мы возводим на высоту Божьих заповедей.

В юности родители не разрешали мне посещать бильярдные залы. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что они просто не хотели, чтобы мой неокрепший характер подвергался дурным посторонним влияниям. Поэтому они выстроили «забор»: «Не ходить в бильярдные залы». Проблема состоит в том, что я не понимал сущности запрета и вырос с мыслью, что грешно играть в бильярд.

Значит, рушить «заборы»? Необязательно. Часто они помогают, а иногда просто необходимы. Я думаю, что «забор», который выстроили мои родители вокруг бильярда, вполне уместен. Но из этого я извлек урок: не стоит концентрировать все внимание человека именно на «заборе». Если вы вводите для своих детей какие-то запреты, то объясните им почему, вы это делаете. Пусть они видят не только «забор», но и суть проблемы. Не торопитесь, объясните им причину запрета столько раз, сколько будет нужно, чтобы они поняли.

Если вы, как и мои родители, не хотите, чтобы дети играли в бильярд, объясните им — почему. Объясните им, от чего вы хотите их защитить.

Каждому из нас полезно иметь два-три забора, но запомните: то, что полезно вам, может оказаться бесполезным для других, так что не навязывайте своих правил окружающим. А также охраняйте свою свободу от чужих «заборов».

В различных христианских общинах существуют свои запреты, многие из которых возникли очень давно. Порой мы уже не помним их происхождения, но они для нас — крепче гранита. Храните свободу, даже если для этого придется нарушить какой-то из самодеятельных законов! Помните слова Павла: «Итак, стойте в свободе, которую даровал нам Христос, и не подвергайтесь опять игу рабства…»

Я не предлагаю без оглядки скакать через все «заборы», лишь бы поконфликтовать с теми, кто их построил. Нам следует «искать того, что служит к миру и ко взаимному назиданию» (Рим.14:19). Подумайте, прежде чем одобрить или отвергнуть тот или иной «забор». Но не позволяйте опутать себя фарисейскими правилами. И молитесь: просите, чтобы Бог показал вам, не смотрите ли вы на окружающих с высоты своего «забора», не стараетесь ли другим навязать свои правила.

Расхождения во взглядах

У законничества есть и еще один аспект. Существует ряд вопросов, по которым мнения верующих очень расходятся. «Заборы» известы со времен фарисеев, и вопрос о расхождении во взглядах возник давно — еще во времена Павла. Целая глава Послания к Римлянам посвящена этой разновидности законничества. Павел называет проблему «спором о мнениях» (Рим.14:1), т. е. «расхождением во взглядах».

Суть проблемы Павел излагает в стихе 5: «Иной отличает день от дня, а другой судит о всяком дне равно. Всякий поступай по удостоверению своего ума». Мнения людей по некоторым вопросам сильно расходятся. Для когото определенные правила приемлемы, для кого-то — греховны.

Расхождения во взглядах часто происходят из-за того, что люди воспитывались в разных семьях, жили в разных местах, в различной культурной среде. Например, одно из правил, которое считалось возмутительным в той церкви, где я вырос, абсолютно спокойно воспринималось в другой церкви, в Калифорнии. Калифорнийцы же, в свою очередь, возмущались нововведениями техасских церквей. Но ни о первом, ни о втором, ни о третьем в Библии ничего не говорится.

Как возникают культурные различия? По-разному. Возможно, давным-давно кто-то выстроил какой-то «забор», но люди уже позабыли, что явилось его причиной. Другие «заборы» приходят от какого-то конкретного человека, который стал навязывать свои верования другим.

Чарльз Свиндолл рассказывает о семье миссионеров, которую другие миссионеры буквально выжили из страны из-за разногласий по поводу потребления арахисового масла. Там, где эта находилась эта семья, где арахисовое масло не продавалось, поэтому они попросили друзей присылать его время от времени из Америки. Проблема же заключалась в том, что остальные миссионеры считали сверхдуховным воздерживаться от потребления столь любимого всеми продукта. Вновь прибывшая семья сочла это просто расхождением во взглядах и продолжала получать из Штатов арахисовое масло. Давление со стороны остальных миссионеров усилилось, и семье пришлось уехать из страны.

Как могло такое случиться? На первый взгляд — просто глупость! Но если учесть, что для среднестатистического американца арахисовое масло — то же, что для русского соленые огурцы, квашеная капуста и селедка с черным хлебом, то можно представить, что ситуация развивалась подобным образом: семья миссионеров, очень любивших арахисовое масло, приезжает в какую-то страну и видит: в местных магазинах арахисового масла не продают. Им приходится решать: или вообще забыть об этом масле, или же попросить, чтобы его присылали из Штатов. Помолившись Господу, они решили, что отказаться от арахисового масла — это та небольшая жертва, которую вполне стоит принести за счастье трудиться на миссионерском поприще. Подобно апостолу Павлу (1Кор.9:1-12), они отказались от употребления масла и поступили так для Господа (Рим.14:6).

Если моя теория верна, то ход их мыслей вполне оправдан и даже достоин похвалы. Об этом и говорит Павел в Рим.14. Если ради Господа они отказались есть арахисовое масло, то кто я такой, чтобы запретить им? Павел сказал, что тот, чья вера позволяет ему есть арахисовое масло, не должен свысока смотреть на того, кто его не ест (Рим.14:3).

Что же случилось? Если сначала всего одна семья отказалась есть арахисовое масло, то как проблема приобрела столь широкий размах? Выдвину еще одну догадку. Могло случиться, что одна из семей возвела свое личное стремление в ранг духовного принципа и стала применять его ко всем: «Если Бог нам сказал не есть в этой стране арахисового масла, то это относится и к остальным миссионерам».

Совершенно не важно, правильно я реконструировал ход событий или нет. Даже если все произошло совсем не так, подобные вещи случались. Даже будучи христианами, мы никак не можем понять совершенно ясное учение из главы 14 Послания к Римлянам о том, что истинно верующим Бог позволяет расходиться во мнениях по определенным вопросам. Мы почему-то стремимся вывести из своих личных переживаний одно общее правило и навязать его всем.

Поступая так, мы как бы ограничиваем Бога. Мы уверены, что всех верующих Бог ведет одним и тем же путем. Мы отказываем Богу в праве поступать с каждым из нас строго индивидуально и, думая подобным образом, впадаем в законничество.

Не нужно усыплять совесть верующих, стараясь убедить их в своей правоте, в той правоте, которую вы вынесли из личного общения с Богом. Даже если вы считаете, что именно Бог привел вас к тем или иным убеждениям, не следует возводить их в ранг обязательного духовного принципа. Уважаемый пуританский богослов Джон Оуэн учил, что «обязательно лишь то, что заповедал Бог в Слове Своем. Во всем остальном мы сохраняем свободу». Если вы хотите наслаждаться свободой во Христе, не забывайте, что с окружающими у вас могут возникнуть «расхождения во взглядах». Не нужно давить на других верующих, но и не позволяйте им давить на вас. Стойте в свободе, дарованной вам Иисусом Христом.

Духовные занятия

Чуть выше я говорил о наших «можно» и «нельзя». Мы обсудили ряд «нельзя»: «нельзя играть в бильярд», «нельзя есть арахисовое масло»… Вам смешно. Вы думаете: «Ну кому такая дурь может прийти в голову?» А вспомните свои «нельзя». Неужели в вашем списке запретов нет ничего неразумного? Но не о глупости сейчас разговор, а о том, что никого из нас Бог не назначал «полицией нравов».

Давайте вспомним свои «можно» или, вернее, свои «нужно». Наши «нужно» — это все то, что зовется духовными занятиями: молитва, чтение Библии, заучивание стихов из Писания, изучение Библии в группах, посещение молитвенных собраний…

Прежде оговорюсь: ничего плохого об этих занятиях я сказать не хочу. Все они — благие и полезные. Я и сам стараюсь им следовать. Но духовные занятия должны приносить благо, а не становиться тяжким бременем. Они — радость, а не тяжкая обязанность. Вспомните известнейшую цитату из Евангелия от Марка: «Суббота для человека, а не человек для субботы» (Мк.2:27).

Очень легко сделаться законниками в отношении не только своих «нельзя», но своих «нужно» и «можно». Новообращенные, приходящие в церковь из нехристианской среды, не имеют никаких культурных запретов, и духовные занятия становятся благодатной почвой для роста всяческих ограничений.

Духовные занятия могут стать для нас мерилом достоинств. Оценивая собственное усердие, мы начинаем судить о том, благословит нас Бог или нет. Если у меня все хорошо — я читал Библию, регулярно молился и т. д., - то есть надежда на благословение. Если же я проявлял недисциплинированность — благословений не будет.

К другим мы подходим еще строже, чем к себе, считая, что верующий, который не делает всего того, что делаем мы, менее верен Богу. Мы с неохотой принимаем в свой узкий круг того, кто меньше нас уделяет времени духовным занятиям, отказывая Богу в праве подходить к каждому строго индивидуально.

Я уверен: духовные занятия нужны. Они необходимы для духовного роста каждого христианина. В наш недисциплинированный век многие пренебрегают ими и многого лишаются. Но помните, что занятия — это благо, а не обязанность. Давайте перестанем думать, что верность Богу определяется тем, насколько регулярно мы размышляем над Библией. Ведь не ради награды мы это делаем! Давайте говорить, что общение с Богом вселенной — это честь, радость и источник духовного совершенства.

Взявшись помогать духовному росту новообращенного, не забывайте слов Павла: «Не потому, будто мы берем власть над верою вашею, но мы споспешествуем радости вашей: ибо верою вы тверды» (2 Кор.1:24). Наше дело не властвовать над человеком, а служить ему. Конечно, нужно разъяснять пользу духовных занятий, поощрять к ним, но никогда не следует говорить, что от их исполнения напрямую зависит расположение Бога к нам. Давайте помнить, что духовные занятия — это средство для достижения конечной цели, а не сама цель.

Страх осуждения

Порой трудно наслаждаться свободой во Христе из боязни, что о нас плохо подумают. Мы что-то делаем или чего-то не делаем из страха осуждения, боясь сплетен. Но стоять в свободе Христовой — значит, побороть страх осуждения.

Я нашел очень поучительным, что в Послании к Гала-oгам, в этой «Хартии вольностей», Павел говорит: «У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Гал.1:10).

Этот урок дался мне нелегко.

В главе 4 я уже писал, что вскоре после смерти первой жены Бог привел в мою жизнь глубоко верующую незамужнюю женщину, которая долгие годы была другом нашей семьи. Дружба стала перерастать в романтическую увлеченность, и я перепугался: что люди подумают? Я знал, что нарушаю укоренившуюся культурную установку — не принимать никаких решений касательно личной жизни в первый год вдовства. Тем не менее, в духе своем я чувствовал (и думаю, это было от Бога) желание продолжать отношения. В те дни в моем дневнике появилось множество записей, отражавших внутреннюю борьбу и растерянность. Одна из них такая: «Никак не пойму: неужели Бог нарочно подталкивает меня, чтобы наши отношения развивались быстрее, чем мне хочется? Меня останавливает страх перед осуждением!».

Я старался запихнуть Бога в рамки наших культурных установок. Конечно же, в моей жизни Бог не может сделать ничего такого, что было бы неприемлемо для моих друзей. Бог творил чудо, но вместо того, чтобы наслаждаться трудом Его благодати, я боролся с Богом, боясь людского осуждения.

Если вам хочется ощутить свободу во Христе, то решите, кому угождать — Богу или людям. Однажды я видел карикатуру на «Четыре Духовных закона», изданные организацией «Кампус Крусейд». Жена обращается к своему мужу-священнику: «Бог любит тебя, а у людей уже есть для тебя замечательные планы». Карикатурист очень точно подметил дух, который царит во многих евангельских церквях. Люди указывают вам, как жить, что делать. Очень часто их соображения расходятся с вашими личными ощущениями, с ощущением того пути, по которому ведет вас Бог.

Я не хочу сказать, что не стоит прислушиваться к мнению других верующих. Мы призваны быть единым Телом. Мы должны жить и служить, как члены этого Тела. Но, в конечном итоге, ответ предстоит держать перед Богом, а не перед людьми. Именно Он помещает нас в Тело Христово по Своему соизволению и подходит к каждому строго индивидуально, ставя на нашем жизненном пути те обстоятельства, которые полезны для жизни и служения.

Мой друг работает со студентами из разных стран, разной культуры и политической ориентации. Почему-то самое удобное время для встреч (они вместе изучают Библию) совпало по времени с утренним воскресным богослужением. Мой друг отправился к пастору и объяснил ситуацию, сказав, что обязательно будет посещать вечернее богослужение. К счастью, пастор понял и благословил его начинание.

А если бы кто-то из прихожан не понял этого обстоятельства? А если бы директор воскресной школы не понял, почему мой друг отказывается брать группу подростков? Как в такой ситуации поступить? Нужно стоять в свободе Христовой. Если мы уверены, что именно Бог ведет нас в этом направлении, то нужно повиноваться Ему, а не людям.

Благодаря своей влюбленности, я понял еще одну вещь. Я понял, что очень часто сужу людей, решаю, что им можно, а что нельзя. Я никогда никому не указывал, как жить, но внутренне судил их — осуждал или одобрял их поступки. И вот Бог сделал так, что у меня самого «оказались на ногах носки разного цвета». Он поставил меня в такую ситуацию, когда окружающие не понимали, что делает Бог в моей жизни. Мне тяжело далось ощущение свободы во Христе. С большим трудом я понял, что и другим нужно ее предоставлять. Давайте учиться уважать свободу друг друга!

Надзиратели

Мы поговорили о ряде случаев чересчур формального подхода к другим и к самим себе. Мы говорили о «заборах», о расхождении во взглядах, о духовных занятиях, о страхе осуждения. Но это еще не все. Посещение церковных собраний или собраний различных межцерковных организаций — это тоже благодатная почва для законничества. Есть один штамп — «он (она) слишком любит мирское». Речь может идти о женской косметике, о длине волос мужчины… и т. п.

Самое грустное, что существует целая прослойка верующих-надзирателей. Эти люди изо всех сил стараются, чтобы вы шли не тем путем, которым вас ведет Бог. У них все расставлено по полочкам. По любому вопросу у них есть свое «железное мнение». Эти люди видят только черное и белое и не различают других оттенков.

Они уверены, что вы должны жить по их правилам и во всем следовать их мнению. Стоит заикнуться о свободе во Христе, как они приложат все силы, чтобы сбить вас с толку и заставить поступать так, как им кажется правильным. Их оружие — застыдить, отвернуться, разнести сплетни.

Таким людям нужно противиться. Не позволяйте им лишить вас свободы во Христе. О законничестве в галатской церкви Павел говорил как о ереси, а еретиков предавал анафеме. Я не пойду так далеко в вопросе о наших сегодняшних «надзирателях». Хочу лишь сказать: они — не редкость. Это явление получает все большее распространение в евангельских церквях и уже переросло размеры назойливой мухи.

Такие надзиратели появились давно. Более 300 лет тому назад, в 1645 году, пуританин Сэмюэль Болтон написал о свободе христианина:

«Пусть никогда наша совесть и наши суждения не становятся достоянием и предметом обсуждения окружающих, предметом осуждения и сплетен…

Посему я увещеваю всех христиан бдительно хранить свою христианскую свободу. Пусть ни искушения, ни угрозы не заставят вас с ней расстаться. Пусть ни насилие, ни разбой не похитят ее у вас… Не следует выставлять себя на суд окружающих, какими бы учеными, какими бы благочестивыми они ни были. Их мнение — это их мнение. Апостол заповедал нам все испытывать и хорошего держаться (1Фес.5:21). Часто случается, что, уважая кого-то за ученость и набожность, люди все его высказывания принимают на веру, подчиняя свои суждения его суждениям, подчиняя ему даже свою совесть. Так быть не должно».

Давным-давно кто-то сказал: «Свобода дается ценой вечной бдительности». Это верно не только в политике, но и в духовных делах. Свобода и благодать — две стороны одной медали. Одного без другого не бывает. Если мы истинно хотим жить благодатью, то нужно держаться за свободу, дарованную нам Иисусом Христом.

…Любовью служите друг другу

И вот теперь, сказав о свободе, как о проявлении благодати, можно процитировать и вторую часть стиха из Гал.5:13: «…только бы свобода (ваша) не была поводом к угождению плоти; но любовью служите друг другу».

В общем-то, я уже упоминал об этих словах в главах 6–8. Я намеренно не заводил разговор о свободе христианина до тех пор, пока не рассмотрел вопрос о соотношении благодати и закона. Я хотел показать, что в правильном понимании закон вовсе не ограничивает благодати и не исключает свободы во Христе.

В главе 6 мы видели: Божья благодать — это единственное, что побуждает нас к повиновению заповедям. Чтобы послушание было истинным, оно должно происходить исключительно из любви к Богу и из благодарности за Его благодать. В главе 7 мы говорили о том, что Божий закон учит нас любить. Чтобы выразить свою любовь к Нему, я должен знать, как это сделать. Иисус дал нам очень простое указание (простое для понимания, а не для исполнения): «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин.14:15).

В главе 8 мы говорили, что закон показывает направление пути, но не дает силы повиноваться. Бог же, перенеся нас из царства греха и закона в царство Своей благодати, даровал нам нужную силу во Христе через Духа Святого. Для этого Бог Своей благодатью вложил в наши сердца праведные желания показал направление движения и дал силу, чтобы жить любовью.

Лишь поняв все перечисленное, можно говорить об увещевании Павла «не использовать свободы во зло, но служить друг другу». И вот важный духовный принцип: невозможно любить, не испытав благодати. Невозможно по-настоящему любить других, если не уверен, что Бог любит тебя без всяких условий, что любовь Его основана не на наших, а на Христовых заслугах Сказал же Иоанн: «…потому что Он прежде возлюбил нас» (1Ин.4:19). Наша любовь — к Богу или к ближним — это лишь ответ на Его любовь к нам.

И вот у нас появились пять слов, которые нужно расставить по местам. Все пять взяты из Гал.5:13–15 — закон, свобода, любовь, вседозволенность и законничество. (О вседозволенности мы еще не говорили. Под ней я понимаю злоупотребление свободой, потакание греховному естеству). В жизни нужно всегда помнить о том, в каких отношениях между собой находятся любовь и закон, закон и свобода, свобода и любовь. Лишь когда все эти понятия встанут на свои места, мы сможем избежать двух ловушек — законничества, с одной стороны, и вседозволенности, с другой. Благодать же скрепляет любовь с законом.

В одном из южных штатов построили узкое шоссе через болото. Ездить по нему нужно было очень осторожно, потому что ошибка могла бы стоить жизни — по обеим сторонам шоссе вместо луговой травки протянулись болота.

На рисунке показано, что «насыпная основа» шоссе — это благодать, благодаря которой вы можете спокойно проехать между двумя трясинами — законничества и вседозволенности.

Лишь приняв благодать во всей ее полноте, вы сможете соблюдать закон и не потеряете свободы и любви. Если же, позабыв о благодати, увлечься чем-то одним — законом, свободой или любовью, то неминуемо съедешь на обочину.

Что такое благодать во всей ее полноте? Часто у нас говорят о дешевой благодати, имея в виду следующее: благодать Свою Бог дарует всем, а потому можно жить, как хочется. Он меня все равно любит и простит. Это — вседозволенность. Она появляется, когда забывают о законе и помнят лишь о свободе. Чтобы как-то противостоять вседозволенности, часть христиан впадает в другую крайность — законничество. Явно или намеком мы даем попять, что Божья благодать даруется лишь при соблюдении определенных условий. Мы возвышаем закон и умалчиваем свободу.

Но на деле дешевой благодати не бывает. Нам — получателям — благодать далась не дешево, хотя мы за нее не платим Бог Сам знает цену благодати. Благодать — часть Божьего естества, но чтобы дать ее нам, Ему пришлось заплатить дорого: смертью Своего Сына.

Благодать не бывает дешевой. Нам она достается бесплатно, но Богу стоила дорого. Вот это и есть — вся полнота благодати. Тот, кто хочет воспользоваться благодатью, чтобы оправдать свой грех или безответственность, не ценит принесенной Богом жертвы А тот, кто законничеством борется против вседозволенности, забывает, что заработать благодать хорошим поведением еще никому не удавалось.

Всем нам следует учиться жить в Царстве Его преображающей благодати. Тогда любовь, свобода и закон займут подобающие места в нашей жизни, и нас не затянут трясины законничества и вседозволенности.


10.
Вседостаточность благодати

«Но Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи». И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова»

2 Кор.12:9

Жизнь трудна. Это общеизвестный и всемирно признанный факт. Утренние газеты сообщили, что за последние два месяца наш небольшой городок лишился более 1000 рабочих мест. И без того неблестящее экономическое положение стало еще хуже. Многие перед самым Рождеством лишились средств к существованию. Сейчас, когда я пишу эти строки, стотысячное войско стягивается на Ближний Восток, воскрешая призрак войны. Насколько же возрос технический потенциал армии! Как неумолимо может армия нести смерть и разрушения! Но вернемся в мой городок. В местной тюрьме сейчас сидит осужденный за убийство человек и ждет приговора. Мы живем в падшем, зараженном грехом мире. И христиане подвержены всем тем бедам и несчастьям, которые пришли в мир из-за греха. Сейчас мне вспоминается семейная пара, которая достигла пенсионного возраста, но не может уйти на пенсию потому, что у них на руках взрослое, но беспомощное дитя. Вспоминается еще одна женщина: она верно ухаживает за неизлечимо больным мужем.

Сегодня утром я молился за несколько семей, которым нелегко приходится с детьми-подростками духовно восставшими против своих родителей. Знаю я и молодую многодетную мать, ведущую безнадежную борьбу с раком. Мы, христиане, не только не избавлены от страданий, но, кажется, страдаем больше, чем неверующие.

Но вот уже две тысячи лет множество верующих находит утешение и силы в словах апостола Павла: «Но Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей»» (2Кор.12:9).

Павлу довелось много претерпеть. В том же Послании он рассказывает коринфянам о своих бедах, трудностях, разочарованиях, о том, как его побивали камнями, как сажали в темницу, как преследовали, как ему доводилось много работать и мало спать, как приходилось голодать… (6:4–5). Но была еще одна неприятная вещь, которая доставляла ему больше огорчений и боли, чем все остальное вместе взятое. Я говорю о «жале в плоть, ангеле сатаны» (12:7).

Мы не имеем ни малейшего представления, что это было за «жало». Строить догадки — бессмысленно. Что бы это ни было, оно, видимо, очень мешало служению Павла. Мы знаем, что «жало» было результатом козней сатаны (ангел сатаны), но оно было послано по воле Бога, Которого Павел безмерно любил и Которому служил всем сердцем.

Павлу довелось испытать много необычного. Он рассказывает, что «восхищен был до третьего неба» (2Кор.12:2), «восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2Кор.12:4). Этот случай мог бы пробудить в Павле гордыню, предоставь его Бог самому себе. Но бесконечно премудрый Отец, любя Павла, не оставил его наедине с искушением. Вот как сам апостол описывает борьбу Бога с его гордыней:

«И чтоб я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтоб я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня, но Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи». И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова. Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа: ибо, когда я немощен, тогда силен» (2 Кор.12:7-10).

Божья помощь

Я хочу остановиться на этих благословенных и важных словах из 2Кор.12:9 — «довольно для тебя благодати Моей», — потому что благодаря им раскрывается новое измерение Божьей благодати, о котором мы в этой книге еще не говорили. Мы рассматривали общепринятое определение благодати — что это «незаслуженное расположение к нам Бога во Иисусе Христе». Но в стихе 9, как и в других местах Писания, под благодатью подразумевается Божья помощь, приходящая к нам через Святого Духа. Эта помощь — сила воскресшего Христа, которая дается нам через посредничество Святого Духа.

Именно в таком значении употреблено слово «благодать» в ряде мест Нового Завета. С этим согласны многие толкователи Писания. Так, Жан Кальвин пишет в Комментариях ко 2Кор.12:9: «Здесь слово «благодать» употребляется не в таком значении, как в остальных местах (Божье расположение), но означает помощь Святого Духа, которая даруется нам не по заслугам, а по расположению Божьему».

В том же значении использует Павел слово «благодать» в 1Кор.15:10 (об этом стихе мы будем говорить подробнее в другой главе): «Но благодатию Божию (я) есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился; не я впрочем, а благодать Божия, которая со мною». Чарльз Ходж так писал об этом отрывке:

«В таком контексте благодать Божья — это не любовь Божья, а воздействие Святого Духа, которое воспринимается, как незаслуженное Божье расположение. В данном значении слово употребляется не только в богословском или разговорном контексте, но и в контексте Писания: во многих местах Библии оно употреблено именно в этом смысле».

«Разговорный контекст» — это когда мы говорим нечто подобное: «Благодатью Божьей я смог возлюбить моего пьянчужку-соседа», имея в виду, что без Божьей помощи нам не удалось бы достичь желаемого результата.

Тот же «разговорный» и вполне библейский смысл обретает слово «благодать» в следующих строках Павла из Флп.4:12–13: «Умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии; научился всему и во всем, насыщаться и терпеть голод, быть и в обилии и в недостатке; Все могу в укрепляющем меня (Иисусе) Христе» (Флп.4:12–13).

Если вместо слов «в укрепляющем меня Иисусе Христе» написать «по благодати Его», то стих 13 прозвучит так: «Все могу по благодати Его». Данная фраза покажется нам непривычной и странной, но богословского смысла сказанного мы не изменим. Слова «по благодати Его» и «в укрепляющем меня Христе» выражают одну и ту же мысль.

Итак, мы видим, что в Новом Завете слово «благодать» используется в двух тесно связанных и взаимодополняющих друг друга значениях: во-первых, незаслуженное расположение к нам Бога во Иисусе Христе, благодаря которому мы обретаем спасение и все прочие благословения; во-вторых, Божья помощь, оказанная при посредстве Святого Духа. Совершенно очевидно: первое значение включает в себя второе, потому что помощь Святого Духа — это одно из «всех прочих благословений», дарованных нам через Христа. Мы делаем различие между этими гранями благодати, потому что первое значение говорит нам о Божьей благодати, как об источнике благословений, а второе — о Божьей благодати, выраженной конкретно в труде Святого Духа, совершаемом внутри нас.

Жало в плоть

Павел не мог обойтись без благодати, но не мог обойтись и без «жала». Подобно нам, он был искушаем гордыней, а потому ему дано было «жало в плоть», чтобы удержать от искушения. Павел дважды повторяет слова «чтобы я не превозносился»: «И чтоб я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтоб я не превозносился» (2Кор.12:7).

Стараясь подчеркнуть значение слова «жало», Павел дважды говорит о том, с какой целью оно ему послано — для усмирения гордыни. Павел был смиренным человеком. Он считал себя «наименьшим из всех святых» и первым из грешников (Еф.3:8; 1Тим.1:15), тем не менее, он понимал: при определенных обстоятельствах и он может поддаться искушению гордыней. Поводом для искушения могли послужить посланные Павлу благословения.

Гордыня — бич человечества. Мы знаем, что она — враг благодати, ибо «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6). Зачастую гордыня — результат любования собственной праведностью. Мы возрастаем во Христе и видим других верующих, которые не растут столь же быстро. И вот к нам приходит искушение: возгордиться своим духовным ростом. Или мы видим, как христианин впадает в искушение, но вместо того, чтобы помочь, смотрим на него сверху вниз, любуясь собственной праведностью.

Я вспоминаю, что чувствовал после того, как узнал, что мой друг, которого я считал истинно верующим христианином, увольняется из христианской организации «по собственному желанию» потому, что он решил развестись с женой, чтобы жениться на другой женщине. Я тогда сказал себе: как он может! Я бы так никогда не поступил! И мне показалось, что в тот момент Бог сказал: «Да неужели? Не зарекайся!» Тут я пришел в себя и понял, что все мое праведное негодование и разочарование проистекали из ощущения собственной праведности. Гордыня коварна.

Многие из нас знают такое общеупотребительное выражение: «Лишь благодатию Божию существую». Возможно, мы и сами неоднократно говорили нечто подобное. Но искренне ли? Не думаю. Если искренне, то не судили бы своих ближних, были бы сострадательнее, больше бы молились о братьях и сестрах во Христе.

Так что, чем бы то самое «жало в плоть» ни было, Бог дал его Павлу не без причины. А дал его именно Бог, хотя и сделал это через ангела сатаны. Сатане, естественно, было невыгодно помогать Павлу в борьбе с искушениями. Наоборот, как и в случае с Новом, сатана хотел бросить яблоко раздора между Павлом и Господом Он хотел, чтобы Павел восстал против Бога. В истории с Новом Бог и сатана преследовали разные цели, то же произошло и в случае с Павлом.

Бог не допустит, чтобы Его дети бесцельно страдали. Он никогда не позволит ни сатане, ни каким-то обстоятельствам, ни злому человеку причинить нам вред, если только это зло не пойдет нам на пользу. Все и всегда Он обращает нам на благо, а высшее благо — в том, чтобы мы становились все больше похожими на Его Сына (Рим.8:28–29).

Павел совершенно однозначно говорит, зачем ему нужно было «жало»: чтобы он не превозносился (2Кор.12:7). Порой нам совершенно ясно, зачем Бог допускает в нашу жизнь то или иное страдание. Но чаще всего такой ясности нет. Более того: самое страшное в боли — это ее необъяснимость. Бог так и не объяснил Иову, зачем ему пришлось вынести столько страданий. Иов, образно говоря, страдал во тьме неведения. Так случается и с нами.

Павел сказал, что жало было послано ему в плоть, чтобы мучить его. Этот же глагол можно перевести как «наказывать, карать, исправлять». В другом месте (1Кор.4:11) он переведен как «побои». Так что сатана обходился с Павлом жестоко. Апостол Петр предупреждал: «противник наш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1Пет.5:8). Дьявол жесток и коварен. Он рад поглотить нас, если предоставляется такая возможность. Он будет мучить нас столько, сколько позволит Бог. Но, как в истории о продаже Иосифа в рабство, дьявол стремится сделать нам зло, а Бог обращает это зло во благо (Быт.50:20).

О своем мучении Павел говорит с горечью. Он рассказывает: «Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня» (2Кор.12:8). Жало, видимо, так и «осталось» в плоти Павла, и бывали периоды, когда боль — физическая или эмоциональная — особенно усиливалась. Создается впечатление, что именно в такие моменты Павел трижды взывал к Богу об избавлении.

Гордыня и самолюбование

Бог не избавил Павла от «жала», несмотря на все его горячие мольбы. Эти строки Павел писал через четырнадцать лет после того, как получил великое откровение от Бога (ст.2). За это время ему пришлось много пострадать. Так неужели ему все еще нужно было «жало»? Неужели годы страданий ничему его не научили? Но у Бога была и другая цель. Он хотел, чтобы Павел испытал вседостаточность благодати; чтобы Павел понял: ему ничего не нужно, кроме помощи Духа Святого; чтобы Павел научился во всем полагаться только на дарующий силы Святой Дух.

В первых главах мы уже говорили, что само существование Божьей благодати уже подразумевает нашу греховность, вину, злонамеренность наших поступков. Здесь же мы видим, что благодать дана нам еще и по немощи нашей, из-за скудости наших собственных сил. Враг благодати — самодовольство, так что благодать противится самодовольным гордецам. Грех самодовольства восходит еще ко временам грехопадения в Едемском саду.

Обращенные к Еве искусительные слова сатаны далеко не просты, мысль его «многослойна». Сегодня мы отыскали бы в ней целый комплекс искушений. И вот одно из них — искушение к греху самодовольства.

Сатана сказал Еве: «…вы будете, как боги, знающие добро и зло» (Быт.3:5). Человек создан зависимым от Бога существом — и физически («ибо мы Им живем и движемся и существуем» — Деян.17:28), и духовно (Иисус говорил: «без Меня не можете делать ничего» — Ин.15:5). Бог желал, чтобы человек, осознавая свою зависимость, всегда в ней пребывал.

Но сатана искушал Еву «отделиться от Бога», счесть себя «самодостаточной» личностью. Г.Ч.Альдерс писал: «На нее так подействовала картина полной независимости, нарисованная змеем, что «она взяла плодов его и ела».

Со времен грехопадения Бог делает все, чтобы люди осознали свою полную от Него зависимость. Именно с этой целью Он подводит нас к пределу человеческих сил, у нас не остается выбора — мы обращаемся к Нему. Один из самых ярких примеров — забота Господа об израильском народе во время его блуждания по пустыне.

Прожив сорок лет в пустыне, Моисей вспоминает об этих годах в книге Второзакония. Вот одно из самых замечательных мест:

«И помни весь путь, которым вел тебя Господь, Бог твой, по пустыне, вот уже сорок лет, чтобы смирить тебя, чтобы испытать тебя и узнать, что в сердце твоем, будешь ли хранить заповеди Его, или нет. Он смирял тебя, томил тебя голодом, и питал тебя манною, которой не знал ты и не знали отцы твои, дабы показать тебе, что не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа, живет человек» (Втор. 8:2–3).

Обратите внимание на то, как Моисей описывает предел сил израильтян и полную зависимость их от Бога:

- Бог смирил их.

- Он заставил их голодать.

- Он кормил их едой, какой они прежде не знали.

- Он учил их, что человек живет словами, исходящими из уст Бога.

Бог смирил народ Свой, заставил их голодать и лишь потом накормил. Он намеренно показал их полную несостоятельность. Очень ярко сказано в Псалме 106:5: «Терпели голод и жажду, душа их истаевала в них». Потом Он чудом накормил их удивительной едой, такой, какую они не знали прежде. Бог хотел, чтобы они четко поняли: Он кормит их, даруя ежедневное пропитание. «Всякое слово, исходящее из уст Господа» — это, в данном случае, не слово откровения, а слово-приказ, раздающееся из уст Владыки Провидения. «Ибо Он сказал, — и сделалось; Он повелел, — и явилось» (Пс.32:9).

П.С.Крэйги помогает нам понять, почему Бог так поступил с израильтянами:

«Пустыня испытала и воспитала людей. С одной стороны, вынужденное уединение лишило народ всего, на что в природе человеку свойственно уповать. Взоры всех, естественно, обратились к Богу, единственному, Кто мог даровать силы выжить в пустыне. С другой стороны, суровые дни скитаний выбили почву из-под ног тех, для кого Бог не был по-настоящему опорой. Пустыня либо возвышает человека, либо ломает его. Она дарует силу воли, воспитывает характер. Сила, полученная в пустыне, тем не менее, не была ощущением самодостаточности, а была силой, происходящей от познания живого Бога».

На самой первой странице тетради, в которую я заношу свои молитвенные размышления, записаны слова из Комментариев Дж. Томпсона к Второзаконию:

«Еще в сорокалетний период блуждания по пустыне Бог научил Израиль ждать пищи и воды лишь от Себя. У людей не было средств борьбы с голодом и жаждой. Лишь Бог мог помочь им. Помощь Божья, оказанная в минуту крайней нужды, смиряла народ…

Даровав израильскому народу такую еду, какой он не знал прежде, Бог показал: не только пища животворит. Если бы Бог не сказал слова, то и самой пищи не было бы… Без Него — все нереально. Даже для того, чтобы поесть, им нужно было благорасположение Господне».

Почему же я каждое утро перечитываю слова Томпсона? Я чувствую, что постоянно нужно напоминать себе о полной зависимости от Бога. Мне не приходится каждое утро собирать манну для пропитания: Бог заранее восполняет мои нужды, и я могу брать еду из буфета или холодильника. Так легко позабыть о своей зависимости от Бога! Но факт остается фактом: я не менее зависим от Него сегодня, чем израильтяне в пустыне.

Каждый день в течение сорока лет Бог восполнял все их нужды, творя непрерывное чудо. Вот уже многие годы Бог обеспечивает меня и мою семью посредством тех или иных внешних обстоятельств. Богу нужно было, чтобы израильтяне осознали и навсегда запомнили, что они зависят от Него. Поэтому в случае крайней нужды Он чудом кормил и поил их. Иначе им не удалось бы усвоить столь трудный урок. Но израильтяне все равно позабыли открытые Богом истины. Что же говорить о нас? Как нам сегодня помнить, что именно Бог восполняет все наши нужды такими, казалось бы, земными путями!

Еще труднее осознать духовную зависимость от Бога. Если у нас нет денег на еду или на квартплату, такая нужда ощущается особенно остро. Деньги либо есть, либо их нет. Тут притворяться бесполезно. А вот в духовной области мы научились очень хорошо себя дурачить. Мы месяцами можем существовать — что-то делать, преподавать в воскресной школе, быть пресвитером или диаконом, — полагаясь при этом лишь на себя, на собственные силы.

Но экстремальные материальные нужды, ощущение своей полной зависимости от Бога в материальной области напоминают нам о духовной зависимости от Него. Материальная зависимость — образ духовной зависимости. Она напоминает о словах Иисуса: «…без Меня не можете делать ничего». Слова Томпсона не дают мне забыть, что я не меньше, чем израильтяне, завишу от Бога. Моя зависимость не столь очевидна, но столь же реальна и остра, как если бы мне приходилось каждый день ожидать манны. Так если я зависим от Него в материальном, то неужели независим в духовном? Ведь наша битва не против крови и плоти, а против духовных сил зла! (Еф.6:12)

Благодати достаточно

До того, как понять, почему же нам достаточно благодати, нужно увидеть собственную несостоятельность Я уже говорил: чем лучше мы видим собственную греховность, тем больше ценим благодать в ее главном значении — как незаслуженное Божье расположение. И чем лучше мы видим собственную уязвимость, слабость и зависимость, тем более ценим то измерение Божьей благодати, которое называем Божьей помощью. Благодать ярче блистает на темном фоне греха и нашей человеческой слабости

Мы читали слова Павла из Рим.5:20. «А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать». Эту же мысль другими словами Павел выразил в стихе 9: «Но Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи». И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова». Сила моя — в немощи. Именно об этих строках Филип Хьюз писал:

«Получается, что неприкрытая слабость человека возвеличивает и оттеняет совершенство Божьей силы Подобного результата не дало бы никакое возвеличивание человеческих способностей Чем сильнее проявляется слабость слуги, тем очевиднее сила вседостаточной благодати его Господина».

В этом отрывке Бог ставит знак равенства между Своей благодатью и силой, которая совершенно конкретно проявляется в нашей слабости. Эта сила, восполняющая нашу слабость, — концентрированное выражение Его благодати: сила приходит к нам на выручку через служение Духа Святого. Святой Дух необъяснимо воздействует на наш дух, укрепляя нас и позволяя богоугодно поступать при любых обстоятельствах.

Обратите внимание на слова: Святой Дух нас укрепляет и позволяет благоугодно действовать в любых обстоятельствах. Божья благодать даруется нам не для того, чтобы улучшить наше самочувствие, а для того, чтобы прославить Его. Наше современное общество больше всего печется о том, чтобы все чувствовали себя комфортно. Мы хотим навсегда избавиться от боли и страданий. Мы хотим даже в трудностях испытывать приятные ощущения, но Бог хочет, чтобы в трудностях мы прославляли Его Приятные ощущения могут быть или не быть. Дело вовсе не в них. Дело в том, прославляем ли мы Бога, поступая так или иначе в определенной ситуации. Божья благодать, т.е. укрепляющая сила Святого Духа, дана для того, чтобы в трудных обстоятельствах мы поступали богоугодно.

Божьей благодати всегда достаточно. Греческое слово, которое переведено как «достаточно» в 1 Тим.6:8, переводится «будем довольны». «Имея пропитание и одежду, будем довольны тем». Тут-то нам и раскрывается смысл слова «довольно» Пропитание и одежда — это предметы первой необходимости, это не роскошь. Так что, если у нас есть самое необходимое, им нужно довольствоваться. Время от времени Бог дает нам больше, чем нужно, но довольствоваться следует именно самым необходимым.

Так же дело обстоит и в духовной области. Бог всегда дает нам то, что нужно, порой даже больше, чем нужно, но меньше — никогда. Духовный эквивалент «пропитания и одежды» — это сила переносить все богоугодным образом. Получив такую силу, нужно быть довольным. Нам хотелось бы и предметов роскоши и чтобы Бог убрал то или иное «жало», но Он часто отвечает: «Довольствуйтесь тем, что Я даю силы переносить жало». И можно быть уверенным: эти силы никогда не иссякнут.

Джон Бланшар сказал: «И поэтому Он (Бог) дарует каждому совершенную меру благодати, которой хватает на нужды верующих. На каждый день — каждодневная благодать. Для непредвиденной нужды — непредвиденная благодать. Для всепоглощающей нужды — всепоглощающая благодать. Божья благодать — это чудо, но Он никогда не растрачивает Своего чуда понапрасну. Он дает даром, но не бросается благодатью. Он наделяет нас обильно, но щедрость Его не слепа».

Смотрите, как распределял Бог манну среди израильтян в пустыне:

«Вот что повелел Господь: собирайте его (хлеб, который Господь дал вам в пищу) каждый по стольку, сколько ему съесть; по гомору на человека, по числу душ, сколько у кого в шатре, собирайте. И сделали так сыны Израилевы и собрали, кто много, кто мало; И меряли гомором, и у того, кто собрал много, не было лишнего, и у того, кто мало, не было недостатка. Каждый собрал, сколько ему съесть. И сказал им Моисей: никто не оставляй от сего до утра. И не послушали они Моисея, и оставили сего некоторые до утра; и завелись черви, и оно воссмердело; и разгневался на них Моисей. И собирали его рано поутру, каждый сколько ему съесть; когда же обогревало солнце, оно таяло» (Исх.16:16–21).

Трижды в тексте говорится, что каждый человек мог собрать столько, сколько нужно. Манны было вдоволь — никто не оставался голодным. И дело не только в обилии манны, Бог делал так, что хватало и тем, кто собрал мало: «…у того, кто собрал много, не было лишнего, и у того, кто мало, не было недостатка…». Кроме того, собирать следовало ежедневно — столько, сколько нужно было на день. Исключение делалось лишь накануне субботы. А копить манну было нельзя.

И благодать Бог распределяет, как манну: ее всегда достаточно; без нее никто не останется, но ее ровно столько, сколько нужно. Она даруется ежедневно и в таком количестве, чтобы хватило ровно на день. Бог не разрешает нам копить благодать. Каждый день мы должны обращаться к Нему за новой порцией. Бывают дни, когда обращаться к Нему приходиться ежечасно!

Эта мысль о достаточности и «порционности» Божьей благодати прекрасно выражена в первом куплете гимна Лины Санделл Берг «День за днем».

День за днем, за мгновеньем мгновенье

Он мне силы для жизни дает.

Страха нет. Знаю я: Провиденьем

Отче мудрый меня поведет.

Это — Он, милосердный без меры,

Меру блага дневную мне шлет:

Боль и радость — двух спутников веры -

В труд и отдых с любовью вплетет.

И вот так, день за днем Он посылает нам благодать, причем столько, сколько нужно. Может показаться, что подобная «система распределения» противоречит великой Божьей щедрости, о которой мы говорили в предыдущих главах. Но это не так. В начале главы мы уже говорили, что Бог неустанно печется о том, чтобы мы не забывали о своей зависимости от Него. Мы были созданы по-детски зависимыми, но со времен грехопадения упорно отрицаем эту зависимость. Бог знал об этом, предостерегая израильтян через Моисея:

«И чтобы ты не сказал в сердце твоем: «моя сила и крепость руки моей приобрели мне богатство сие», но чтобы помнил Господа, Бога твоего, ибо Он дает тебе силу приобретать богатство, дабы исполнить, как ныне, завет Свой, который Он клятвою утвердил отцам твоим» (Втор.8:17–18).

Очень важно, что это предостережение звучит после напоминания израильтянам о днях крайней нужды, о том, как Он служил единственным источником пропитания. Но Бог предупредил, что даже после сорока лет подобной зависимой жизни, наступит день, когда они оглянутся на окружающее их изобилие и скажут: «Моя сила и крепость руки моей приобрели мне богатство сие».

Подобное мнение негативно сказывается на наших отношениях с Господом, поэтому Он делает все, чтобы мы не стали самодостаточными. Он оставляет в плоти нашей «жало» (оно у каждого свое), но каждый день дарует благодать, чтобы мы могли жить с ним. Время от времени на нашем пути встречаются такие трудности, что мы, подобно Павлу, говорим: «…мы отягчены были чрезмерно и сверх силы, так что не надеялись остаться в живых. Но сами в себе имели приговор к смерти, для того, чтобы надеяться не на самих себя, но на Бога, воскрешающего мертвых» (2 Кор.1:8). Даже Павлу, жившему с «жалом во плоти», Бог посылал тяжкие испытания, которые заставляли его видеть собственную слабость и полагаться лишь на Бога.

Что бы то ни было — нескончаемая боль от «жала» или же беды и неприятности, — все посылает Бог, чтобы мы не забывали о собственной слабости и зависимости, чтобы могли испытать достаточность Его благодати и Его силы. Жан Кальвин сказал: «Божья сила придется человеку по вкусу лишь тогда, когда он полностью осознает собственную нужду в ней. Человеку свойственно слишком быстро забывать о своей слабости, если о ней никто не напоминает».

Отношение Павла к собственной слабости сильно отличалось от отношения к ней наших современников. Мы презираем слабость и славим самодостаточность, преуспевание. Даже христиане слетаются к экрану телевизора, когда известный спортсмен или артист рассказывает о своей жизни, и все потому, что он добился славы и успеха. Кто из нас захочет слушать человека, который признается: «Я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами… Я благодушествую в немощах… Ибо, когда я немощен, тогда силен!»?

Я вспоминаю, сколько раз боролся с собственными слабостями, вместо того, чтобы радоваться им. Помню, как расстраивался, когда мне что-то не удавалось; как страдал от унижения и боялся рассказать о нем близким; как мучился из-за незначительных, но досадных физических недостатков. Лишь в последние годы я понял, какую пользу принесли мне все эти разочарования, неудачи и беспокойства и какую роль они сыграли в моем хождении с Богом, в моем служении. Я думаю, что только начинаю понимать значение слов Павла: «…когда я немощен, тогда силен…».

Очень часто, когда перед выступлением меня представляют публике, я весь сжимаюсь, потому что объявляющий начинает говорить о моих достижениях и успехах. В таких случаях я обычно думаю: «А если бы они узнали обо мне всю правду? Не захотели бы они тогда дружно встать и выйти из зала?» Но именно обратная сторона правды — унижения и страдания, провалы и разочарования (а вовсе не успехи и добродетели) — дает мне право обращаться к ним. Именно беды влекли меня к Господу. Буду честен: дело не в том, что я сам возжелал уповать на Бога, — у меня просто не было другого выхода. И вот теперь, наконец, я начинаю понимать, что в слабости обретаю силу — Его силу.

Филип Хьюз сказал: «Каждый верующий должен усвоить: человеческая слабость идет рука об руку с Божьей благодатью». Этот урок Павел усвоил очень хорошо. Он говорил: «И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова» (2Кор.12:9). Павел усвоил, что Божьей благодати бывает достаточно, что с Божьей помощью сила Святого Духа укрепит его, когда «жало» вонзается в плоть, когда он чувствует слабость, обиду, боль, когда его гонят и притесняют (ст.10).

Как мы уже сказали, прошло четырнадцать лет с тех пор, как Бог даровал Павлу необыкновенные откровения. Если считать, что и «жало» было ему дано приблизительно в то же время и что вскоре после этого он трижды молил Бога об избавлении, то получается: у Павла ушло четырнадцать лет на то, чтобы убедиться во вседостаточности Божьей благодати.

Павел не был отрешенным от жизни богословом. Свои письма он писал не из удобного кабинета (да и сегодня ни один хороший пастырь и душепопечитель не станет наблюдать жизнь из окна кабинета). Павел писал о том, что испытал сам. Боль, о которой он писал была совершенно реальной болью. Дарованная ему благодать, была совершенно реальной благодатью. Дерзновение свое он черпал не в теории, не в вымыслах и не в мистике. Нет, Павлу довелось самому испытать совершенно конкретное проявление Божьей любви и силы, благодаря служению Святого Духа, несшего утешение и бодрость.

Павел не первый из священнописателей говорил о Божьей благодати. Пророк Иеремия, которому довелось перенести немало трудностей и испытаний, восклицал: «Помысли о моем страдании и бедствии моем, о полыни и желчи. Твердо помнит это душа моя, и падает во мне. Вот, что я отвечаю сердцу моему и потому уповаю: по милости Господа мы не исчезли, ибо милосердие Его не истощилось. Оно обновляется каждое утро; велика верность Твоя!» (Плач.3:19–23).

Даже в страдании и отчаянии, ища и не видя Бога, Иов смог сказать: «Но Он знает путь мой; пусть испытает меня, — выйду, как золото» (Иов.23:10, см. ст.8–9).

Наиболее ярко и часто о вседостаточности Божьей благодати для хрупкого страдальца-человека говорится в Псалмах. Вспомните, к примеру, свидетельство Давида из Пс.12:

«Доколе, Господи, будешь забывать меня в конец, Доколе будешь скрывать лице Твое от меня? Доколе мне слагать советы в душе моей, Скорбь в сердце моем день и ночь? Доколе врагу моему возноситься надо мною? Призри, услышь меня, Господи, Боже мой! Просвети очи мои, да не усну я сном смертным; Да не скажет враг мой: «я одолел его». Да не возрадуются гонители мои, Если я поколеблюсь. Я же уповаю на милость Твою; Сердце мое возрадуется о спасении Твоем; Воспою Господу, облагодетельствовавшему меня».

В этом псалме Давид вспоминает, как Господь возводил его от глубин скорби до высот радости. Что произвело в нем такую перемену? Он не говорит конкретно о Божьей благодати, но можно быть уверенным: именно благодать Божья вернула его к радости.

Другой из псалмопевцев, Асаф, испытал иную скорбь. Он сравнил свою жизнь, жизнь праведника, с жизнью грешника и пришел к неутешительным выводам: «Я позавидовал безумным, видя благоденствие нечестивых… И вот, эти нечестивые благоденствуют в веке сем, умножают богатство. Так не напрасно ли я очищал сердце мое, и омывал в невинности руки мои…» (Пс.72:3,12–13). Но потом он ощутил благодать Божью и сказал: «Но я всегда с Тобою; Ты держишь меня за правую руку… Изнемогает плоть моя и сердце мое: Бог твердыня сердца моего и часть моя вовек» (ст. 23, 26).

Свидетельство того, что Божья сила совершается в человеческой немощи, можно найти не только в Писании. Во все века верующие ощущали благодать и свидетельствовали о ней. Пример тому — стихотворение Анни Джонсон Флинт «Обильней благодать»:

Обильней благодать, когда тягчает бремя.
Обильней благодать, коль трудишься в поту.
И милость тем видней, чем тяжелее скорби.
И мир Его придет к попавшему в беду.
Когда же истощится терпение земное,
Когда свинцом усталость стопы отяжелит,
И больше сил не будет, хоть путь еще не пройден,
Тогда Отец обильно тебя благословит.
Безмерная любовь Господня изольется,
И благодать без меры и силы Он пошлет.
Не счесть сокровищ горних, сокрытых во Иисусе,
И щедрая рука дает, дает, дает…

Очень прошу вас перечитать это стихотворение с молитвой и подумать о своих проблемах, несчастьях и бедах. Попросите Бога, чтобы Он оживил в вашем разуме Свои вечные истины.

Как обрести Божью благодать

Бог сказал Павлу: «Довольно для тебя благодати Моей». Бог, «Бог всякой благодати» (1Пет.5:10) — даятель благодати. Но христианина нельзя называть «пассивным получателем благодати».

Павел увещевал Тимофея «укрепляться в благодати Христом Иисусом» (2Тим.2:1). Глагол здесь стоит в повелительном наклонении, т. е. выражает приказ или просьбу. Павел хотел, чтобы Тимофей предпринял какие-то действия. Он хотел, чтобы Тимофей обрел Божью благодать и укрепился в ней.

Очевидно, Тимофей по натуре был робок и застенчив. В том же Письме Павел пишет: «Ибо дал нам Бог духа не боязни, но силы и любви и целомудрия. Итак не стыдись свидетельства Господа нашего Иисуса Христа, ни меня, узника Его; но страдай с благовестием (Христовым) силою Бога» (2Тим.1:7–8). Коринфским же верующим Павел юворит: «Если же придет к вам Тимофей, смотрите, чтоб он был у вас безопасен; ибо он делает дело Господне, как и я» (1Кор.16:10). Павел хотел, чтобы Тимофей поборол свою застенчивость, обретая Божью благодать, «укрепляясь в благодати Иисусом Христом».

В главе 12 мы подробнее поговорим о том, как обрести эту благодать. А пока я хочу сказать: она нам необходима, но мы — не пассивные получатели благодати. Израильтяне должны были ежедневно собирать манну, которую щедро посылал Господь, — так и мы ежедневно должны собирать благодать, которой хватит нам для всякой нужды.

В сказанных Тимофею словах Павла есть еще одна истина. Тимофею не хватало нравственных сил бороться с робостью, а потому Павел писал: «Укрепляйся в благодати Иисусом Христом». Чего вам сейчас больше всего не хватает? Может быть, вам трудно, вы не чувствуете удовлетворения? Павел ответил бы вам: «Довольствуйтесь благодатью во Иисусе Христе». Может быть, вам не хватает мужества и терпения сносить трудности? Так будьте же долготерпеливы по благодати во Иисусе Христе. Вы утеряли нравственную чистоту? Будьте чисты в благодати Иисусом Христом. Какова бы ни была нужда, как бы ни складывались обстоятельства, вы можете на собственном опыте ощутить истинность слов Павла: «Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя свершается в немощи».

Божьей благодати хватит на всех. Ее хватит для каждой нужды, какой бы великой она ни была. Божьей манны израильтянам хватало всегда. Они собирали ее на протяжении сорока лет. Так и нам навсегда хватит Божьей благодати. Она будет рядом каждый день, и ее будет столько, сколько нужно.


11.
Наименьший из всех святых

«Мне, наименьшему из всех святых, дана благодать сия — благовествовать язычникам неисследимое богатство Христово»

Еф.3:8

Писать книгу — дело сложное, требующее большого трудолюбия. Чарльз Свиндолл, один из наиболее плодовитых современных писателей, так описывает процесс написания книги: «…кровь, пот, слезы, бессонные ночи, «плохие дни», когда все написанное отправляется в корзину, и редкие моменты, когда приходит вдохновение и слова сами ложатся на бумагу». У меня бывают и свои, лишь мне присущие трудности. Жена очень хорошо подметила: «Вечно ты выбираешь самые сложные темы для своих книг». Но как ни трудно разобраться в Слове Божьем, как ни трудно правильно донести его до читателя, труднее всего вдруг осознать, что не всегда следуешь той истине, о которой пишешь.

Я хорошо помню время, когда работал над первой книгой «Жажда святости». Чем больше я узнавал и писал о личной святости, тем менее «святым» себе казался. Порой, бреясь по утрам, я смотрел в зеркало и думал: «Да кто ты такой, чтобы писать книги о святости? Тебе самому такую книжку почитать не мешает! А писать… Нет, приятель, ты перегнул палку!»

Силы продолжить книгу мне дал один стих из Писания, который постоянно звучал во мне: «Мне, наименьшему из всех святых, дана благодать сия — благовествовать язычникам неисследимое богатство Христово» (Еф.3:8). Я понял, что писать такую книгу — для меня незаслуженная честь, но я пишу ее по благодати Божьей, по незаслуженному мною Божьему расположению.

Со времен написания первой книги стих Еф.3:8 стал для меня главным стихом моей жизни. В нем я непрестанно черпаю силы и крепость. Не проходит недели, чтобы я не вспоминал: я — служитель Божий, но не потому, что заслужил такую честь, а лишь благодаря незаслуженному мною Божьему расположению.

Рассказывая, как по благодати Божьей стал служителем Евангелия, Павел говорит об очень личном. Сам он никогда не переставал удивляться, как мог Бог избрать его, гонителя христиан, как сделал его апостолом для язычников, как послал его «благовествовать язычникам неисследимое богатство Христово». В 1Кор.15:9 он говорит: «Ибо я наименьший из Апостолов, и недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию».

Павел не только считал себя наименьшим из апостолов. В Послании к Ефесянам он говорил о себе, как и о наименьшем из всех святых. «Наименьший» — именно такое слово выбрал он, чтобы выразить свое искреннее удивление: как мог Бог сделать его апостолом? Павел даже изобрел новую форму прилагательного «маленький»: взял его превосходную степень и возвел ее в сравнительную.

Альфред Маршал перевел его как «самый наименьший», а Ф.Брюс — как «пренаименьшайший». Оба этих слова — новообразования (как и слово, употребленное самим Павлом), а понадобились они для того, чтобы как можно точнее выразить мысль Павла.

Недостойный апостол

Павел честно признает, что не заслужил апостольского звания, а получил его лишь по благорасположению Господа. Бог использовал свидетельство Павла, чтобы ободрить меня, когда я чувствовал себя недостойным писать о таком сложном предмете, как святость верующего. Но давайте поставим вопрос так: можно ли на основании личного свидетельства Павла и моего собственного опыта вывести единый библейский принцип, относящийся к служению христианина? Неужели всякое служение — преподавание детям в воскресной школе, работа с заключенными в тюрьмах или чтение воскресной проповеди перед тысячами прихожан — даруется по Божьей благодати людям совершенно не достойным?

Гарри Блэмайрз так отвечает на этот вопрос:

«Проповедник может усомниться, достоин ли он читать сочиненную им проповедь. Писатель может усомниться, достоин ли он писать богословский труд. Ответить им можно коротко: нет, не достоин. Спрашивать себя: «Достоин ли я христианского служения?» — значит, впадать в гордыню. Ибо в самом вопросе уже заложена мысль о том, что мы обычно занимаемся лишь теми делами, которыми достойны заниматься. Да нет, нет в нас ничего такого достойного!»

И в самом деле! Не важно, что думают Гарри Блэмайрз или Джерри Бриджес, если свои мысли они черпают не из Писания. А что Библия говорит по этому вопросу? В Рим.12:6 Павел пишет: «И как, по данной нам благодати, имеем различные дарования…». Павел ведет речь о духовных дарах, данных каждому верующему, чтобы оснастить его для служения Телу Христову.

Но не забывайте: Павел сказал, что дары даются по благодати Божьей, а не по заслугам. Греческое слово «харизма», обозначающее духовный дар, можно перевести как «дар Божьей благодати» независимо от того, идет ли речь о даре вечной жизни (Рим.6:23) или о духовных дарах.

Доктор Гордон Фи очень хорошо сказал о связи между словами «благодать» и «дар». В Комментариях к 1Кор.1:4 («Непрестанно благодарю Бога моего за вас, ради благодати Божией, дарованной вам во Христе Иисусе») доктор Фи пишет:

«В данном случае Павел благодарит Бога за «благодать, дарованную во Христе Иисусе». Принято считать, что этими словами он благодарит за благодать, как таковую, т. е. за щедрое излияние Божьей милости во Иисусе Христе на недостойных. Тем не менее, Павел очень часто связывает слово «харис» (благодать) со словами «харизма» и «харизмата» (дар и дары) и в таких случаях имеет в виду конкретные проявления Божьей благодати в жизни верующих. Значит, порой слово «благодать» означало «конкретные проявления Божьей благодати» — духовные дары».

Очень похоже писал и Петр: «Служите друг другу, каждый тем даром, какой получил, как добрые домостроители многоразличной благодати Божией» (1Пет.4:10). Павел и Петр говорят об одном и том же. Данные нам духовные дары и служение — это дары Божьей благодати. Ни один из нас не заслужил их. Бог раздает дары не по заслугам, а по благодати во Иисусе Христе.

И это значит: и самые «достойные», и самые «недостойные» христиане получают дары и служения на равных основаниях. «Недостойный» человек, естественно, дара не заслужил, но не заслужил его и «достойный»! И для того, и для другого дар — незаслуженная благодать.

Слова «достойные» и «недостойные» я ставлю в кавычки, потому что на самом деле Бог такого различия между нами не делает. В глазах Божьих все мы — полные духовные банкроты. Слова Павла: «…все согрешили и лишены славы Божией…» (Рим.3:22–23) относятся как к верующим, так и к неверующим.

Честь служить Богу дается нам вовсе не потому, что мы ее заслужили трудолюбием или «хорошими показателями». Прежде чем Бог дал мне большее служение, я многие годы вел занятия воскресной школы для взрослых в маленькой церквушке. Но свое большее служение я заработал не «верностью» — Бог даровал мне его по благодати.

Мы слишком часто думаем о духовных дарах, как о каких-то определенных способностях к служению, и забываем о главном значении этого слова. Дар — это то, что нам дают, причем дают не за заслуги. Мы очень часто дарим подарки тем людям, которые их, конечно, не заработали, но как-то заслужили своим отношением к нам или оказанными услугами. Бог же дает духовные дары тем людям, которые их ничем не заслужили. Никто из нас не достоин служить Богу — учительствовать в воскресной школе или быть миссионером.

Говорить от имени Бога страшновато. Но именно это мы и делаем, когда учим, проповедуем или пишем! И совершенно не важно, кто нас слушает — один человек или полный зал, дошкольники или выпускники богословских колледжей. Всякий раз мы говорим или пишем то, что считаем библейской истиной, а потому как бы выступаем от имени Бога.

Петр сказал: «Говорит ли кто, говори как слова Божии» (1 Пет.4:11). Мне кажется, что людям, читающим эту книгу, постоянно или время от времени приходится кого-то учить библейским истинам. Понимаем ли мы, какая на нас лежит ответственность? Мы говорим от имени Бога! Знаем ли мы, что всякому высокому доверию сопутствует еще и большая ответственность?

Сам Павел очень четко осознавал ее: «Ибо мы не повреждаем слова Божия, как многие, но проповедуем искренно, как от Бога, пред Богом, во Христе» (2 Кор.2:17). Он сказал, что проповедует, как посланец Божий, но проповедует перед Богом, т. е. находясь под Его неусыпным наблюдением: Бог не только послал его, но и наблюдает за ним.

Однажды я готовился к занятиям в воскресной школе и вдруг увидел, что в классе сидит президент нашей семинарии, и, что хуже всего, он был преподавателем гомилетики (искусства проповеди). Я был уверен: он в ужасе от всего, что я делаю, от содержания и формы моей речи. Конечно, страшно говорить, когда в классе сидит президент семинарии! Но насколько страшнее знать, что говоришь и пишешь под неусыпным Божьим оком?

Откуда же взять дерзновение, чтобы учить людей Писанию или служить любым другим духовным даром? Ответ один: в своем сердце мы должны быть уверены, что служение даровано нам по благодати Божьей, а потому, «имея по милости Божией такое служение, мы не унываем» (2 Кор.4:1).

Именно ощущение Божьей милости придавало Павлу храбрость, помогало, по его словам, не впасть в уныние. Милость — это Божий дар, посланный людям, которые виновны перед Ним, осуждены и не могут помочь себе сами. Милость помогает справиться с чувством стыда, порожденным грехом. Бог не только вывел Павла из уныния, но и дал ему апостольское звание, дал служение — благовествовать неисследимое богатство Христово язычникам.

Трудясь на апостольском поприще, Павел всегда осознавал, что недостоин своего служения. Он никогда не забывал, что служение ему дано лишь по милости Божьей. Здесь-то мы и видим, как уравновешиваются библейские понятия «недостойный человек» и «дерзновение служить от имени Божьего». Стоит забыть, что ты — человек недостойный, как тут же придет искушение использовать дар или исполнить служение в духе гордыни, решить, что осчастливишь Бога любой малостью. С другой стороны, если «зациклиться» на собственной ущербности, то помешаешь этим Божьей благодати готовить тебя к служению. Чувство ущербности — тоже проявление гордыни потому, что испытывая его, мы думаем только о себе, о собственной значимости или незначительности. Как будто Бог может дать служение только тем, кто обладает определенным набором достоинств!

Помните, мы объявили не о временном, а о полном духовном банкротстве! Единственное достоинство, дающее право на вход в Царство Божье, — это достоинство Иисуса Христа. Единственные достоинства, которые дают нам право на служение, — это достоинства Христовы. Чтобы возрастать духовно, нужно искать достоинства не в себе, а по Христе, ибо только в Нем на нас изобильно изливается Божья благодать.

Неспособный апостол

Всю жизнь Павел считал, что недостоин быть слугой Христовым. Об этом он говорил в Еф.3:8 и 2Кор.4:1. Об этом же он пишет и в 1Кор.15:9-10:

«Ибо я наименьший из Апостолов, и недостоин называться Апостолом, потому что гнал церковь Божию. Но благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился; не я впрочем, а благодать Божия, которая со мною».

Павел однозначно заявляет, что недостоин быть апостолом, но поставлен таковым по благодати Божьей — не по заслугам. В стихе 10 ход мыслей Павла меняется: слово «благодать» в предложении «но благодатию Божиею есмь то, что есмь» может значить как «незаслуженное Божье расположение», так и «силу Божию». Если вспомнить сказанное о наименьшем из апостолов (ст.9), то слова его значат: «Я недостоин быть апостолом, но стал им лишь по незаслуженному мною расположению Божьему».

Зная же, как продолжит Павел стих 10 и что скажет о влиянии благодати на служение, смысл можно передать и так: «Лишь силой Божьей я выполняю апостольское служение». Думаю, что в данном стихе Павел говорит о благодати в обоих смыслах. Он не вдается в богословские тонкости понятия «благодать», а говорит от чистого сердца, однозначно заявляя: Божьей благодати хватит, чтобы восполнить отсутствие в нем достоинств, дать силы к служению. Словами «Но благодатию Божиею есмь то, что есмь» он поясняет: «Апостолом я стал лишь потому, что Бог незаслуженно явил мне Свою благодать и дает возможность трудиться для Себя, восполняя мои силы». Дарованная ему сила Божья — тоже незаслуженная благодать.

Подобно Павлу, мы с вами нуждаемся в обоих проявлениях благодати, ибо как и он — недостойны и бессильны. Например, школьный совет проводит предварительные собеседования с кандидатами на должность директора школы, чтобы выбрать человека с твердым характером (достойного), и опытного профессионала (подходящего на должность). Ряд кандидатов — люди достойные, но не компетентные; другие — компетентные, но не достойные; а совету школы нужен человек и достойный, и компетентный. Богу ни того, ни другого не нужно. Слава Его в том, что на службу Себе Он призывает людей, которых нельзя назвать ни достойными, ни компетентными и дает им достоинство (но не в самих себе, а во Христе). Он оснащает их всем необходимым для служения, совершая в них труд Духом Своим.

Послушайте, как эта мысль отражена в Кол.1:28–29: «Которого (Христа) мы проповедуем, вразумляя всякого человека и научая всякой премудрости, чтобы представить всякого человека совершенным во Христе Иисусе; для чего я и тружусь и подвизаюсь силою Его, действующею во мне могущественно» (Кол.1:28–29). Свое достоинство Павел обрел в Христовом достоинстве, а силу — в Христовом могуществе.

Во 2Кор.2:14–17 он говорит о служении благовестника, от которого, собственно, зависят жизнь и смерть человека. Верующий уходит в вечную жизнь, а неверующий — в вечную смерть. Признавая значимость труда благовестника, Павел восклицает: «И кто способен к сему?» (ст.16).

Вы можете рассказывать о Христе соседу, сидя дома на кухне, а можете проповедовать большому собранию. Но в любом случае вы для кого-то будете «запахом смертоносным», а для кого-то — «запахом живительным». Кто к сему способен? В воскресное утро вы стоите перед классом, в котором сидят мальчики и девочки. Вам кажется, что вы не делаете ничего значительного, но вспомните, сколько взрослых людей свидетельствовалио своем обращении к Богу благодаря тому, что услышали и узнали в воскресной школе? Кто к сему способен? Вы разговариваете о Боге с молодым человеком. Потом он вырастает, становится миссионером и переводит Новый Завет на язык какого-нибудь племени, члены которого будут, в свою очередь, благовествовать соседям. Кто к сему способен?

На этот вопрос и отвечает Павел: «Не потому, чтобы мы сами способны были помыслить что от себя, как бы от себя, но способность наша от Бога» (2Кор.3:5).

Если вы чувствуете себя неспособным служить Богу, то знайте: вы не одиноки! То же чувствовал и Павел, хотя если и был в истории христианской церкви человек, имевший достаточно оснований полагаться на собственные силы, то это, конечно же, Павел: блестящий богослов, одаренный благовестник, неустанный устроитель церквей, стратег миссионерской работы. Он хорошо понимал разные культуры («Для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобресть Иудеев… Для чуждых закона (язычников) — как чуждый закона» — 1Кор.9:20–21). Но, тем не менее, Павел не считал себя способным.

Мы не способны — способности нам дает Бог. Об этом говорит Павел в 1Кор.15:10: «И благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их других (апостолов) потрудился; не я впрочем, а благодать Божия, которая со мною» (15:10). Божья благодать и Божья сила были с Павлом, причем так обильно, что он даже говорит: я потрудился более других апостолов. Заявление очень серьезное. Может показаться, что Павел хвастает. Эти его слова всегда меня смущали: я-то думал, что хвастовство — не в характере смиренного Павла! Но потом я понял, что Павел вовсе не хвастает. Нет, он восхваляет Божью благодать, которая позволила ему потрудиться больше, чем остальным. Им двигала Божья благодать: давала силы трудиться и благословляла плоды труда.

Понимая, что его слова могут быть неверно истолкованы, Павел добавляет: «не я впрочем, а благодать Божия». Пожалуй, правильно их понять нам поможет Жан Кальвин:

«Сказав что-то лично о себе, Павел тут же исправляется и переводит разговор на Бога, воздавая Ему славу. И только Ему — я настаиваю на таком толковании. Ибо Павел говорит, что не он сам чего-то добился, а — благодать Божия в нем. Это замечательный стих. Он не только втаптывает в прах людскую гордыню, но и поясняет, как свершается в нас Божья благодать: неверно назвав себя источником добрых свершений, Павел исправляется и говорит, что причиной всему — лишь Божья благодать. Не нужно думать, что Павел надевает маску смирения. Он говорит от чистого сердца, говорит искренне. А потому давайте помнить: в нас есть лишь то благо, которое щедрой рукой дарует Господь. Единственное добро, которое мы можем сделать, — это добро, которое свершает через нас Он. Не хочу сказать, что мы сами ничего не делаем. Но мы свершаем дела, лишь «получив внутренний заряд», иными словами — под руководством и вождением Святого Духа».

Для тех, кто, прочитав слова Кальвина, решит вообще списать со счетов «человеческий фактор», повторю его высказывание: «Не хочу сказать, что мы сами ничего не делаем. Но мы свершаем дела, лишь «получив внутренний заряд». Из Послания к Колоссянам мы узнаем библейский взгляд на «труд по благодати»: «Для чего я и тружусь и подвизаюсь силою Его, действующею во мне могущественно» (Кол.1:29).

Здесь слово «подвизаться» — значит, делать что-то с усилием, «прилагая к чему-то все силы, не сторонясь тяжкого труда». Итак, в 1Кор.15:10 нет и намека на бездействие. Павел признается, что много трудился. Но трудиться ему позволила укрепляющая Божья благодать. В этом стихе не сказано, что Бог и Павел трудились на равных. Бог не благовествовал, не созидал церквей. Это делал Павел. Но делал по благодати Божьей, обретая Божью силу через Духа Святого.

Р.С.Х. Ленски проливает свет на соотношение Божьей благодати и собственных усилий Павла: «Ошибочно изображать Божью благодать и Павлове усердие в виде двух лошадей, тянущих вместе воз… ибо усилия их не согласованы. Если посмотреть, то усилия Павла предприняты по благодати Божьей, и сам он может что-то делать, лишь пока его ведет, направляет и вдохновляет Святой Дух». К этому я бы еще добавил — «и дает силы».

Дух Святой будет не только вести, направлять, вдохновлять, но и благословлять наши начинания — лишь тогда они будут успешными. Павел это признавал: «Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог; посему и насаждающий и поливающий есть ничто, а все Бог возращающий» (1Кор.3:6–7).

И Павел, и Аполлос могли трудиться очень много, находясь в смиренной зависимости от Божьей благодати. Тем не менее, они могли и не увидеть плодов своего труда, потому что не умели изменять людские сердца. Лишь Бог умеет произрастить новое. Лишь Он может посеять слово, заставить его пустить корни и возрасти в сердце маленькой девочки — ученицы воскресной школы. Лишь Он может отворить людские сердца навстречу Евангелию. Лишь Он может заставить слушать человека, с которым вы говорите о Боге.

Божья благодать нужна и слушателю проповеди, и проповеднику. Итак, во всем следует быть зависимым от Его Духа, Который не только свершает в нас и через нас работу, но и трудится в сердцах тех, кому мы служим.

В этой и предыдущей главах говорилось, что мы без Бога — немощны, недостойны, ни на что не способны. Так оно и есть! Мы не стремимся себя принизить, а смотрим правде в глаза и отдаемся на Божью милость, ожидая ощутить в себе труд Его благодати. Перефразируя слова Иакова, скажем так: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак.4:6). Это предостережение гордым и обетование смиренным, т. е. тем, кто признает свою слабость, греховность, неспособность. Им-то Бог и обещает благодать.

…Довольно благодати

И в немощи нас поддержит Божья благодать. Достоинства Христова с лихвой покрывают наши недостатки, а Святой Дух дает нам способность к действию. В этом-то и парадокс благодати: когда начинаешь осознавать свою слабость — находишь силу во Христе. Когда считаешь себя наименьшим из народа Божьего — обретаешь честь служить в Его Царстве. Когда из-за собственных промахов опускаются руки — Святой Дух дает необыкновенные способности. В таких случаях мы удивленно качаем головой и говорим вместе с пророком Исаией: «Господи! Ты даруешь нам мир; ибо и все дела наши ты устрояешь для нас» (Ис.26:12).

В Ис.41:14–15 очень хорошо показан контраст между человеческой слабостью и Божьей силой. Эти стихи — часть большого отрывка, в котором Бог старается ободрить израильский народ, потерявший надежду:

«Не бойся, червь Иаков, малолюдный Израиль, — Я помогаю тебе, говорит Господь и Искупитель твой, Святый Израилев. Вот, Я сделал тебя острым молотилом, новым, зубчатым; ты будешь молотить и растирать горы, и холмы сделаешь, как мякину» (ст.14–15).

К народу Бог обращается «Червь Иаков, малолюдный Израиль». Слово «червь», как и слова «малолюдный Израиль», Бог употребляет не для того, чтобы принизить народ, а чтобы показать, насколько он мал и слаб. Сравнение с червем выбрано очень удачно. Что может быть беззащитнее слабого червя, которого каждый может раздавить! Но эпитеты «червь» и «малый Израиль» лишь подчеркивают величие Божьего обетования: «Не бойся», «Я помогаю тебе», «Я сделал тебя острым молотилом, новым, зубчатым».

Обетование заключается в том, что Израиль — малый и поверженный — благодаря помощи Господа восторжествует над врагами. Бог обещает не только помочь, но и сделать Израиль грозой для врагов. «Молотило» — орудие для обмолота зерна, так называемые «молотильные сани», в которых ездили по снопам, чтобы отделить зерно от соломы. Сани сколачивали из досок, с вделанными в них острыми металлическими или каменными наконечниками. Бог обещает, что, как «зубчатое молотило» растирает копны сена, так и червь Иаков будет поражать своих врагов.

В этом отрывке противопоставлены слабость Израиля и те великие дела, которые он может осуществить с Божьей помощью. Джозеф Александр, бывший в XIX веке профессором Принстонской богословской семинарии, писал об этом отрывке: «Использованный здесь образ зубчатых молотильных саней, с помощью которых жалкий червь превращает в прах горы, — образ странный, но очень сильный. Главная мысль отрывка — в том, что с посторонней помощью слабый и беззащитный субъект преодолевает вроде бы непреодолимые препятствия».

Это — образ Божьей благодати в действии: слабый и беззащитный одолевает превосходящее его препятствие силой, почерпнутой из вне. Бог творит нас слабыми или, вернее, позволяет болезненно осознать собственную слабость, чтобы наделить потом Своей силой.

Несколько лет назад, когда Бог позволил мне заняться преподаванием богословия и писать книги, меня очень привлек этот отрывок из Ис.41:14–15. Обетование было дано израильскому народу, но я почувствовал, что Бог разрешает мне претендовать на него и сделает меня «молотилом» в Своей руке. Для этого Ему нужно было, чтоб я признал, что соответствую описанию «червя» — не в оскорбительном смысле, но как существа слабого и беззащитного.

Об этом условии и обетовании я вспоминаю всякий раз, когда берусь учить или писать. Это не талисман, но так мне легче признать свою собственную слабость. Потому-то я и прошу Его исполнить обетование, дав мне силы к служению. Похоже, Бог говорит мне: «Пока ты не забываешь о своей слабости и беззащитности, будешь сильным, как новое зубчатое молотило».

На протяжении веков христианские учителя признавали этот парадокс — обитание Божьей силы в человеческой слабости. Вот, например, что писал пуританский богослов Джон Оуэн:

«Обязанности Бог раздает нам не по нашим силам и способностям, а в соответствии с богатствами, заключенными во Христе. Нам недостает способностей, чтобы выполнить даже малейшее Божье поручение. Таков закон благодати. Но стоит признать, что собственных сил не хватает, как только обнаруживаешь секрет успеха. К сожалению, секрет этот мы обнаруживаем крайне редко».

Щедрость, рожденная благодатью

Чтобы успешно служить — одному человеку или тысяче, — неизбежно приходится идти на жертвы. Греческое слово «служитель» имеет еще одно значение — «слуга». Получается, что служитель Евангелия — слуга, причем слуга не только Богу, но и тем, кому служит. Именно поэтому так естественно звучат слова Павла: «Ибо мы не себя проповедуем, но Христа Иисуса, Господа; а мы — рабы ваши для Иисуса» (2Кор.4:5).

Для успеха в служении нам нужны не только силы и способности, но и открытое сердце, и желание быть слугой. Поэтому давайте скажем вместе с Павлом: «Так мы, из усердия к вам, восхотели передать вам не только благовестие Божие, но и души наши, потому что вы стали нам любезны» (1Фес.2:8). Павел без остатка отдавал себя тем, кому проповедовал. Он отдавал не только время и силы, но становился «всем для всех». Чтобы завоевать души для Христа, он с готовностью говорил на языке тех людей, к которым шел.

Подобное служение требует больших жертв: нужды ближнего приходится ставить выше своих, и, в определенном смысле, полагать свою жизнь за другого. Тогда возникает естественный вопрос: «Где взять этот дух жертвенности?». Чтобы ответить на него, рассмотрим пример: как свершалась Божья благодать в сердцах македонских христиан.

2 Кор.8–9 — классическое описание христианской щедрости. Пожалуй, трудно говорить о щедрости и даянии, не используя принципов, о которых говорится в этих главах. Но сейчас речь не о принципах: рассмотрев события, на фоне которых разворачивается действие, мы увидим, как Божья благодать рождает в верующих дух жертвенности.

Обращаясь к коринфским христианам, Павел увещевал их собрать пожертвование для бедных иерусалимских братьев. В пример щедрости он ставил македонские церкви. И вот что он говорит:

«Уведомляем вас, братия, о благодати Божией, данной церквам Македонским; ибо они среди великого испытания скорбями преизобилуют радостью, и глубокая нищета их преизбыточествует в богатстве их радушия; ибо они доброхотны по силам и сверх сил — я свидетель: они весьма убедительно просили нас принять дар и участие их в служении святым» (2 Кор. 8:1–4).

Щедрость македонских церквей была поистине замечательной. Иерусалимским верующим они жертвовали не от изобилия, а из собственных нищенских средств. Им самим нужны были пожертвования, но они жертвовали не столько, сколько могли, а столько, сколько дать не могли. Павел говорит: они «просили… принять дар и участие их в служении» бедным иерусалимским верующим. И делали это для людей, которых никогда не видели и не знали!

Откуда такая щедрость? Не следует думать, что щедрость — национальная черта македонян, что они по природе щедрее других. Обычно люди бывают не очень-то щедры к попавшим в беду. Посмотрите: в США, одной из самых преуспевающих стран мира, на пожертвования уходят лишь 1–2 % наших доходов.

Но Павел говорит, что секрет щедрости македонян в благодати (ст.1). В этом отрывке он использует слово «благодать» в значении «труд Святого Духа в жизни верующих», «труд Святого Духа как конкретное выражение незаслуженного Божьего расположения».

Вот как комментирует Чарльз Ходжес этот стих главы 8:

«Щедрость македонян происходила от влияния Божьей благодати. Духовные писатели всегда признавали тот факт, что добровольные и «стихийные» поступки людей — их настроения и внешние проявления этих настроений (если таковые являются благом) — порождаются тайным действием Божьего Духа, наполняющего наши души, минуя сознание».

Итак, не добродетели, а именно Божья благодать через посредство Духа Святого вызвала столь щедрые пожертвования македонян. Бог не оставил их наедине со своим «я», которое само по себе не было щедрым, а вошел в их сердца силой Своего Духа, чтобы сделать их щедрыми.

Может возникнуть вопрос: «Почему Бог не возбудил такую же щедрость в сердцах коринфских христиан?» Ответ таков: Он и делал это через Павла. Несомненно: Бог обладает достаточной властью, чтобы, когда Ему угодно, напрямую обращаться к сердцам людей. Обращение Павла по дороге в Дамаск — лишнее тому доказательство. Павел пишет: «Благодарение Богу, вложившему в сердце Титово такое усердие к вам» (2Кор.8:16). Совершенно очевидно: Бог непосредственно обратился к сердцу Тита[4].

Но чаще Бог воздействует на людей при помощи «естественных» средств. С коринфянами Бог говорил через увещевания Павла. (У нас нет прямых свидетельств, но можно предположить, что Бог использовал Павла для того, чтобы обратиться к сердцам македонян). Судя по словам Павла, коринфяне откликнулись на его увещевания: «Ибо Македония и Ахаия усердствуют некоторым подаянием для бедных между святыми в Иерусалиме» (Рим.15:26, Ахаия — провинция, в которой был расположен Коринф).

Теперь вернемся к главному вопросу: «Откуда берется дух жертвенности, необходимым для служения Богу и людям?». Ответ: он дается по благодати.

О благодати Божьей, которая возбудила такую щедрость в македонянах, Филип Хьюз писал: «Вопрос здесь не о деньгах, а о благодати. Та же благодать была дарована и коринфским христианам».

Та же благодать может быть дарована и нам с вами, чтобы пробудить в нас щедрость, которая, между прочим, — непосредственное выражение духа жертвенности. В главе 10 мы приводили слова Павла Тимофею: «Итак укрепляйся, сын мой, в благодати Христом Иисусом» (2Тим.2:1). Во 2Кор.8–9 он говорит: будьте щедры в благодати Иисусом Христом. А нам бы он сказал: служите жертвенно в благодати Иисусом Христом. В главе 12 мы поговорим, как обрести эту благодать, а пока запомним: Божьей благодати всегда достаточно, она — в помощь нам. По благодати Его мы всегда сможем исполнить любое служение в Теле Христовом.

Награда, данная по благодати

В этой главе мы говорили о том, что все в служении — скромном или большом, — мы делаем лишь по Божьей благодати. Мы недостойны служения, но во Христе Бог счел нас достойными. Мы не готовы к служению, но Бог готовит нас Духом Святым. По природе мы не расположены к щедрости, но Бог дарует нам дух жертвенности по благодати Своей. Все — по благодати. Бог не требует от нас заслуг или готовности.

Я думаю, что подобный взгляд на соотношение благодати с качествами и умениями человека, вполне соответствует Библии. Но тогда возникает вопрос: а как же награда? Неужели Бог не обещает наградить своих верных слуг? Не говорил ли сам Павел, что нам надлежит явиться перед судом Христовым и получить причитающееся нам? Если все, что мы делаем, лишь результат действия благодати, то откуда берется «верная служба»?

Бог действительно обещает награду, и нам предстоит явиться перед судилищем Христовым (Мф.25:21; 2Кор.5:10). Но обещанная награда дается по благодати, а не по заслугам. Никаким тяжким трудом, никакими жертвами мы не заставим Бога нас наградить, ибо, как сказал Павел в Рим.11:35: «Кто дал Ему наперед, чтобы Он должен был воздать?».

Если всякое служение дается нам лишь по расположению Божьему и исполняется лишь благодаря силам, данным Святым Духом, то, значит, мы действительно ничего своего Ему не даем, а отдаем лишь то, что прежде от Него же и получили. Пуританин Самюэль Болтон писал: «Если бы мог человек принести Богу хоть самую малость, которую не получил бы прежде из Его рук, то это полностью изменило бы суть благодати: что дается по благодати, стало бы даваться по заслугам». Но все дается Богом. Всякое богоугодное и прославляющее Бога слово, мысль или действие проистекают от Бога, потому что Он — единственный источник благого, а в нас ничего благого нет (см. Рим.7:18).

Даже те благие дела, которые мы для Бога делаем, несовершенны по исполнению и замыслу. В главе 8 мы говорили, что совершенно невозможно полностью очиститься от гордыни и самолюбования или «в совершенстве» сделать хоть одно доброе дело. Даже самое лучшее из наших дел — ниже уровня Божьих требований. И истина состоит в том, что за всю свою жизнь нам так никогда и не удается совершить ничего, столь же совершенного, как Божьи деяния.

Именно поэтому Петр говорил: «…устрояйте из себя дом духовный… чтобы приносить духовные жертвы, благоприятные Богу Иисусом Христом» (1Пет.2:5). Наши лучшие дела Бог приемлет лишь потому, что мы приносим их Ему во Иисусе Христе. Он принимает их во Иисусе Христе на основании Своей благодати.

Эрнст Кеван цитирует одного из пуританских богословов, писавшего о несовершенстве наших поступков:

«Мы не выполняем всех заповедей, не выполняем своих обязанностей, а то, что делаем, — делаем несовершенно и плохо. Поэтому заслужили мы, скорее, наказание, а не награду. Выходит, награда дается нам по милости Божьей, а не по заслугам».

И, наконец, вспомним притчу о работниках на винограднике, о которой говорили в главах 4–5. Вы, наверное, помните, что непосредственно перед этой притчей Иисус обещает наградить «во сто крат», то есть дать 10 000 %. Итак, по благодати мы получаем удивительно щедрую награду — щедрую без меры.

Так что тот факт, что мы служим Богу лишь по благодати Его, вовсе не отрицает награды, но, наоборот, делает существование такой награды возможным. Р.С.Спрул сказал: «Но благословение, обещанное Христом, — это и есть великая награда, данная нам по благодати. Благословение обещано, но заслужить его нельзя. Блаженный Августин так об этом говорит: «Награды, которые мы получим на небесах, — это венец всех Его наград».

Такова удивительная история о Божьей благодати. Благодатью Своей Бог дарует спасение и уподобляет Сыну Своему. В бедах и неприятностях Он поддерживает нас Своей благодатью. Благодатью Он призывает нас на служение в Тело Христово. По благодати дает каждому духовные дары для служения, а потом по благодати приемлет наше служение и благодатно вознаграждает во сто крат.

В Рим.1:17 Павел говорил, что в Евангелии «открывается правда Божия от веры в веру», т. е. от начала до конца. Так можно сказать и о благодати, ибо вера — это всего лишь ответная реакция на благодать Божью и обретение этой благодати. Итак, всю жизнь христианин живет в благодати — от начала до конца, и все «в похвалу славы благодати Своей, которою Он облагодатствовал нас в Возлюбленном» (Еф.1:6).


12.
Как обрести Божью благодать

«Итак, имея Первосвященника великого, прошедшего небеса, Иисуса Сына Божия, будем твердо держаться исповедания нашего Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха»

Евр.4:14-15

Несколько лет назад один мой друг предложил мне занять новую должность в миссии «Навигаторы». Мне нравилась моя работа и менять ее совсем не хотелось. Тем не менее, я ответил, что подумаю и помолюсь. Я надеялся, что помолюсь и Бог покажет мне, что новая работа — не для меня.

Сказать, что новая работа мне не очень нравилась — значит, покривить душой. Когда я размышлял о всех ее плюсах и минусах, то минусов набралось пять, а плюсов — ни одного. Чем больше я размышлял о предложении друга, тем хуже мне становилось. У меня возникло неприятное ощущение: Бог хочет, чтобы я согласился. Но чем больше я думал о новой работе, тем меньше она мне нравилась. Я попал в затруднительное положение: мне очень не хотелось делать то, чего от меня, видимо, хотел Бог. Как поступить?

Борьба между моими желаниями и тем, что по-моему мнению, было Божьей волей, продолжалась несколько дней. Ее накал возрастал. Однажды вечером я сказал Богу, что согласен делать все, что Он от меня пожелает, но у меня нет духовных сил сказать другу «да». Я пожаловался Ему, что достиг предела собственных возможностей, что готов идти за Ним, но при условии, что Он даст на это силы.

Я продолжал мучиться, и тут мне вспомнились слова из Ин.12:24: «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода». Мне показалось, что эти строки как нельзя лучше подходят к моей ситуации, потому что согласиться на новую работу для меня было равносильно смерти. Погибли бы все планы, которые я строил о будущем своей семьи, о своем служении.

Но этот стих напомнил мне об одном библейском принципе: чтобы принести плод, нужно предварительно «умереть». Более того, Иисус говорил, что если мы не «умрем», то плода точно не будет. Поразмыслив, я нашел в себе силы ответить «да». Я сказал: «Господь, новая работа меня не радует, но Ты пообещал, что если я «умру», то смогу принести много плода. Не понимаю, как это может произойти, но верю Тебе, и принимаю предложение». Потом выяснилось, что новая работа вовсе не была Божьей волей. Очевидно, Он использовал этот случай, чтобы совершить во мне определенную духовную перемену.

Но на этом примере очень хорошо видно, как обрести Божью благодать, т. е. силу Божью, которая поможет правильно поступать в разнообразных ситуациях. Возможно, мысль об обретении Божьей благодати для вас нова, и вы не совсем понимаете, о чем я веду речь. Мы приобретаем ту силу, которую Бог приготовил нам во Христе. Можно использовать такую аналогию: мы берем деньги с неиссякаемого банковского счета — со счета благодати Божьей. Для этого Бог даровал нам четыре средства: молитву, Свое Слово, подчинение Своему промыслу и служение собратьев-верующих.

Престол благодати

Первое средство обретения благодати — молитва: нужно в молитве попросить о благодати. В описанной ситуации у меня наступил кризис веры, я перестал просить Бога указать мне путь и стал просить Его о благодати, т. е. о духовной способности, сказать «да» Его воле. В Евр.4:15–16 Бог увещевает нас дерзновенно приходить к Нему в молитве:

«Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших, но Который, подобно нам, искушен во всем, кроме греха. Посему да приступаем с дерзновением к престолу благодати, чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи».

Престол благодати — это символ Бога, восседающего на Своем престоле, Бога всяческой благодати. Речь, конечно, идет не о самом престоле, а о сидящем на этом престоле и дарующем нам благодать в нужде Боге. В Отк.6:16–17 мы видим Бога гнева и суда. Кому доведется там быть, станут призывать горы и камни, чтобы те пали на них и сокрыли их от лица Господня, от Его гнева.

Пророк Исаия тоже видел Бога, сидящего на престоле. Но это был Бог силы и святости. Объятый страхом, Исаия воскликнул: «Горе мне! погиб я! Ибо я человек с нечистыми устами, и живу среди народа также с нечистыми устами, — и глаза мои видели Царя, Господа Саваофа» (Ис.6:5). В Евр.4:16 мы видим уже не престол гнева и даже не престол величия и святости, а престол благодати. Бог увещевает нас идти к этому престолу, не боясь Его гнева, не страшась Его святости, но будучи уверенными в Его милости. Бог свят, всемогущ и велик — именно таким видел Его Исаия. Наступит день, когда Он явит Свой гнев всем, отвернувшимся от Него. Но для нас, детей Его, Он — восседающий на престоле Господь благодати.

Не нужно забывать, что именно Бог принес Иисуса в жертву за наши грехи. Он восстановил справедливость, отвел от нас гнев. Благодаря искупительной жертве Иисуса Божий престол — для нас уже не престол суда и гнева, а престол благодати.

Тот Самый Бог, о Котором Павел говорит, что Он «обитает в неприступном свете» (1Тим.6:16), теперь предлагает нам войти в Святое Святых, в Свой тронный зал и «приступить» к Нему (Евр.10:19–22). Подобное приглашение резко контрастирует с нормами Моисеева закона. Раньше только первосвященник мог входить в святое святых храма, причем единожды в год и только с кровью искупительной жертвы (Евр.9:7). Теперь благодаря жертвенной крови Иисуса Христа, пролитой однажды за всех, все верующие в любое время могут входить в небесное святилище (Евр.10:19). Мы имеем право входить к Богу. Более того: Бог увещевает нас дерзновенно входить к Нему — и все благодаря крови Христовой.

Приближаясь к престолу, нужно помнить, что на нем восседает Бог всякой благодати. Он — хозяин, который выплатил дневной заработок даже тем, кто проработал на винограднике всего час. Он — Бог, Который говорил о пребывающем в плену греховном израильском народе: «И буду радоваться о них, благотворя им…» (Иер.32:41). Он — Бог, сохранивший верность Петру — грешнику и неудачнику. Он — Бог, сделавший из Петра великого апостола. Он — Бог, Который вновь и вновь обещает, что никогда не оставит и не покинет нас (см. Втор.31:6,8; Пс.93:14; Ис.42:16; Евр.13:5). Он — Бог, Который хочет «помиловать» нас (Ис.30:18). Он — Бог, Который за нас, а не против нас (Рим.8:31). Все это можно выразить несколькими словами: Он — Бог всякой благодати.

Приближаясь к престолу благодати, мы видим, что наш Первосвященник, Иисус, пришел раньше и ходатайствует за нас (см. Евр.7:24–25). Автор Послания к Евреям говорит, что Иисус способен сострадать нашим слабостям. Два отрицания «не» в словах: «Ибо мы имеем не такого первосвященника, который не может сострадать нам в немощах наших…» (Евр.4:15) равносильны одному утверждению: «Ибо наш Первосвященник воистину способен сострадать нам в немощах наших…». Вот как писал Джон Браун, шотландский богослов XIX века: «Истина состоит в том, что Он не только сострадает нашим слабостям, но не может им не сострадать. Так что нужно спрашивать не «Может ли Он сострадать мне?», а «Может ли Он не сострадать мне?».

Иисус может сострадать нашим слабостям, потому что Он «искушен во всем, кроме греха». Слово, переведенное как «сострадать», значит не просто «чувствовать к кому-то жалость», а «понимать чувства другого человека и разделять их, т. е. страдать чужой болью». Но это чувство доступно лишь тому, кто когда-либо бывал в подобной ситуации, кто понимает мученика и хочет облегчить его страдания.

Дж. Браун писал:

«Это жалость… Но это и нечто большее, чем просто жалость: это жалость, которую добрый человек ощущает по отношению к тем, кто проходит через те же страдания, через которые прошел он сам…

Если бы Сын Божий не был одновременно и человеком, то Он смог бы жалеть Свой народ, но никогда не смог бы сострадать ему. Чтобы обрести способность к состраданию, Ему нужно было стать незащищенным от страданий. Чтобы стать сострадательным, Ему нужно было сделаться страдальцем».

Тем не менее, я подозреваю, что многие из нас, испытывая физическую или эмоциональную боль, нередко задают себе вопрос: «Неужели и Иисус так сильно страдал?». Ведь Он не был безработным, Его сын не погиб в автокатастрофе, Он не был калекой, Его жена медленно не угасала от рака?! В Библии, конечно, не сказано, что Иисус перенес все эти конкретные страдания. Там сказано: Он «подобно нам, искушен (был) во всем, кроме греха» (4:15), т. е. искушения Иисуса охватывали всю гамму человеческих страданий. Он родился в бедности, Его гнали израильские начальники, предавали друзья, на кресте Он претерпел страшную боль. Иисусу еще не было тридцати лет, когда умер Его земной отец Иосиф, о котором последний раз упоминается в главе 2 Евангелия от Луки.

Страшнее всего было то, чего нам с вами пережить не дано: Его оставил небесный Отец (Мф.27:46). Порой в беде мы ощущаем одиночество (об этом говорит Давид в Пс.12:2) и знаем: самое страшное чувство мы испытываем, когда нас покидает Бог. Истинно: Иисус был «муж скорбей и изведавший болезни» (Ис.53:3). Так что Он способен понять нас и сострадать нам. Что бы у нас ни происходило, Ему это не в новинку. Иисус понимает наши страдания и разделяет их, а поэтому мы можем уверенно подступить к Божьему престолу и, не стыдясь, возложить на Христа свои печали. Мы Ему не безразличны, Он нас понимает.

«Чтобы получить милость и обрести благодать для благовременной помощи» (Евр.4:16), Он призывает нас дерзновенно приходить к престолу благодати, где за нас уже ходатайствует сострадательный Первосвященник. Очень часто слова «милость» и «благодать», сказанные о Боге, взаимозаменяемы. Именно так большинство толкователей понимает их в этом отрывке.

Эти существительные очень близки по смыслу, но обычно между ними усматривают следующее различие: «(Божья) благость по отношению к недостойным называется благодатью, а по отношению к страдальцам — жалостью или милосердием». Луис Беркоф высказывает такую мысль о милосердии: «Его можно определить как Божью благость или любовь, явленную скорбящим, не зависимо от того, была скорбь заслуженной или нет». Следовательно, в Евр.4:16 слово «благодать», видимо, означает ту благодать, о которой мы говорили в двух предыдущих главах, — Божью помощь через Духа Святого.

Итак, к престолу Божьей благодати мы приходим, прежде всего, потому, что нуждаемся в Его милосердии, Будучи милосердным, Он дарует нам благодать — помощь в Святом Духе и помогает, таким образом, справляться с нашими трудностями, проблемами, скорбями и поступать богоугодно.

Я так подробно анализирую отрывок из Евр.4:15–16, чтобы разъяснить, как в молитве обрести Божью благодать. Я думаю, всем нам будет полезно узнать, что значит — предстать перед престолом Божьей благодати. Нам нужно понять, что делает для нас сострадательный Первосвященник Иисус. Но, главное, нам нужно идти к npecтолу благодати, чтобы найти там благодать во время нужды.

Так я и поступил в данном случае. Я приступил к престолу благодати и сказал Богу, что не могу сделать то, что, как мне казалось, Он от меня хотел. Я просил Его дать мне силы, чтобы ответить «да». Когда еврейские правители запретили Петру и Иоанну проповедовать о Христе, ученики с дерзновением устремились к престолу Божьей благодати. Они молились: «И ныне, Господи, воззри на угрозы их, и дай рабам Твоим со всею смелостью говорить слов» Твое» (Деян.4:29). Они устремились к престолу Божьей благодати и просили о милости. Они просили даровать им благодать, чтобы смело рассказывать о Христе.

Слово благодати

Итак, полученная от Господа благодать — это еще и помощь Духа Святого. Нам непонятно, как Святой Дух взаимодействует с человеческим духом, но мы знаем: чаще всего — через Слово Божье, т. е. Он напоминает нам те отрывки из Писания, которые могут помочь в нашей ситуации. Так происходит, когда мы слушаем проповедь пастора или слово друга, читаем христианскую книгу или Писание. Я знал наизусть очень много отрывков из Библии, а потому Дух часто напоминает мне знакомые стихи. Так произошло, когда Он напомнил мне, что нужно «умереть» для собственных планов и устремлений, чтобы принести плод. Обращая наше внимание на определенный стих, Он показывает, как применить данную истину в создавшейся ситуации.

В Деян.20:32 Павел обращается к эфесским пресвитерам: «И ныне предаю вас, братия, Богу и слову благодати Его, могущему назидать вас более и дать вам наследие со всеми освященными». Чуть раньше, в стихе 24, он упоминал о Евангелии Божьей благодати, о Благой вести спасения, данной через Иисуса Христа. В стихе 32 он говорит о слове благодати Его, могущем назидать вас. Речь идет об укрепляющем веру и назидающем ежедневном чтении Писания. Именно его Павел называет «словом благодати», которое помогает понять и обрести Божью благодать.

Библия — не просто книга о Боге, а книга, пришедшая от Бога. «Все Писание богодухновенно», — сказал Павел (2Тим.3:16). Библия — это откровение Бога о Самом Себе, данное всем, кто хочет о Нем знать: знать о спасении, о духовном росте. Она — единственное объективное свидетельство, исходящее от Самого Бога.

Итак, чтобы обрести Божью благодать, нужно очень хорошо знать Библию. Нужно познавать великие истины Писания: истины о Боге и Его естестве, о человеке и его отчаянной нужде. Не стоит свои познания ограничивать «библейскими рецептами» — как воспитывать детей, как тратить деньги, как свидетельствовать неверующим и т. д. Не довольствуйтесь одними советами!

В наш практичный век считается, что уразумение богословских доктрин — пустая трата времени, потому что не приносит практической пользы. Но что может быть практичнее знаний о Боге? Превыше всего Давид желал взглянуть на красоту Господню (см. Пс.26:4) — на Его святость и мощь, мудрость и силу, верность и неиссякаемую любовь. О Себе и Своем естестве Бог рассказывает лишь в Писании.

Но Библия — это более, чем объективная истина. Она дарует и поддерживает жизнь. Слова Писания — «это не пустое для вас; но это жизнь ваша» (Втор.32:47). Возрастать в Божьей благодати (т. е. познавать Его незаслуженное расположение или получать помощь в нужде) можно, лишь познавая Божье Слово, впитывая его. Как пища при переваривании разносится по всем тканям организма, так в духовном мире письменное Божье Слово входит в наши сердца и становится, образно говоря, духовной плотью.

Откуда мы знаем, что Божьей благодати хватит на все паши «жала»? Как нам понять, что такое жить или служить «по благодати Божьей»? Как узнать о «престоле Божьей благодати», у подножия которого обретаем милость и благодать во время нужды? Как мы узнаем, что Бог — милостивый хозяин, который дает нам куда больше, чем мы заслуживаем? Ответ на все эти вопросы один: из Писания, поэтому оно и называется Словом благодати. Р. Ленски писал: «Бог и Слово благодати Его — нераздельны. Бог позволяет благодати сочиться через Слово Свое».

Насколько тесна связь между Богом и Его Словом, видно из Рим.15:4–5: «А все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду. Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою, по учению Иисуса Христа». В стихе 4 сказано, что через Писание мы обретаем утешение и терпение. В стихе 5 написано, что их нам дарует Бог. Итак, терпение и утешение — это дары Божьей благодати, приходящие к нам во время нужды. Мы приступаем к Нему с просьбой, и Бог отвечает на нее через Писание.

Итак, чтобы обрести Божью благодать, чаще читайте Слово Божье. Воскресных проповедей недостаточно, хотя они и важны. Нужно постоянно читать Писание, изучать его и запоминать отдельные стихи. От этого Бог не станет думать о вас лучше и не будет благословлять обильней. Ведь не благословляет же Он нас за то, что мы правильно питаемся! Но правильное питание необходимо, чтобы поддерживать жизнь в теле. Так и регулярное питание Словом Божьим необходимо для духовного здоровья, для обретения Его благодати.

Я настоятельно рекомендую заучивать отдельные отрывки из Писания. В битве против сатаны и его посланцев нам сказано использовать «меч духовный, который есть слово Божие» (Еф.6:17). Чарльз Ходж так говорит об этом:

«Чтобы противостоять козням дьявола, достаточно отвечать ему Божьим Словом, от которого бегут силы тьмы. Христиане на собственном опыте убедились в надежности этого способа. Божье слово прогоняет сомнения, страхи, освобождает от власти сатаны».

Скажем так: Слово Божье дарует верующему необходимую в нужде благодать.

Но, чтобы стать мечом, оно всегда должно быть рядом — в сердце. Нужно уподобиться псалмопевцу, который сказал: «В сердце моем сокрыл я слово Твое, чтобы не грешить пред Тобою» (Пс.118:11). Сокрыть Божье Слово в сердце — значит, спрятать его там на время нужды. Мы часто говорим: «приберечь на черный день». Так вот, приберегая в сердце Слово Божье, мы не только уберегаем себя от грехов — прелюбодеяния, лжи, воровства и т. п. Сокрытое в сердце Слово — интеллектуальный фонд Святого Духа, который Он использует, чтобы принести нам благодать.

Я сам испытал удивительное состояние, когда писал эту главу. Мне позвонили издалека и сообщили очень неприятные известия о близких друзьях. Вечером я лег спать с таким чувством, будто получил удар в солнечное сплетение. Но, проснувшись на следующее утро, я первым делом вспомнил слова апостола Петра: «Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас» (1Пет.5:7). Я одевался, но этот стих не выходил у меня из головы: Дух Святой даровал мне благодать думать, что Бог действительно позаботится о создавшейся ситуации. Потому-то я и смог частично возложить на Него свои тревоги, получив благодать через Слово Его именно тогда, когда было нужно.

Этот случай — лишь один из длинной череды ему подобных. Так происходило со мной и, я уверен, со всеми верующими, которые сокрыли Слово Божье в своих сердцах. В Комментариях к Еф.6:17, Ф.Ф.Брюс писал: «В момент опасности Божьи слова тут же являются на подмогу верующему, отложившему их в своем сердце, и помогают не отпасть от Христа». В примечании Брюс ссылается на стих 11 из Псалма 118.

Итак, если хотите обрести Божью благодать, нужно, чтобы меч духовный — Слово Божье — всегда был в вашем разуме, всегда был под рукой у Духа Святого. Сама структура стиха Еф.6:17 четко показывает, как взаимодействует Святой Дух с верующим. Павел сказал, что мы должны «взять» меч духовный, т. е. мы должны приложить какие-то усилия. Но меч этот все же не наш, а Духа. Именно Он заставляет его работать. Оживить Слово-меч может лишь Дух, но при условии, что мы возьмем его в руки.

Порой Слово Божье оживает не сразу: иногда мне по несколько дней приходится биться над проблемой, перечитывать Писание и просить у Бога благодати, прежде чем Святой Дух оживит во мне библейские истины и дарует благодать и помощь. Дух Божий действует по Своему усмотрению, Его не втиснуть в духовные формулы: молиться — цитировать Писание — получать готовый ответ.

Бог все делает не только по-Своему, но и в Свое время. Порой, Он посылает благодать немедленно, как в рассказанном мной случае (1Пет.5:7). В другой раз позволяет нам мучиться несколько дней, недель, месяцев. Но, как бы Он ни распорядился, нам нужно неустанно стремиться к престолу Его благодати, веря в обещанную помощь. Нужно читать Писание, пока оно не оживет в наших сердцах. Наше дело — взять духовный меч, а Его — оживить.

Подчинение Богу

Третий путь, которым Бог дарует нам Свою благодать, — это подчинение Его промыслу. Апостол Петр сказал: «…все же, подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Итак смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесет вас в свое время» (1Пет.5:5–6).

Бог дарует благодать смиренным — тем, кто смиряется под крепкой Божьей рукой. Мы же часто, напротив, не смиряемся, а противимся Его крепкой руке. Взывая к Богу об избавлении от беды, мы, в лучшем случае, ропщем, ворчим и тревожимся, а в худшем — злимся или восстаем против Бога. В обоих случаях мы впадаем в грех гордыни, а гордым Господь противится.

Чтобы обрести Божью благодать, нужно смириться, подчиниться Его планам и замыслам. А для этого необходимо понять, что именно Его крепкая рука стоит за всеми нашими неприятностями и тревогами. Недаром Библия учит: что бы ни казалось нам непосредственной причиной событий, за всем стоит Бог.

Иов и Иосиф видели Божью руку в происходившем с ними. Савеяне украли волов Иова, халдеи угнали верблюдов и убили слуг, молния сожгла овец, а ураган свалил дом старшего сына, под обломками которого погибли все дети Иова, — все это произошло за один день. Потом и сам Иов от подошвы ноги до темени покрылся болезненными язвами. Тем не менее, потеряв детей и имущество, Иов сказал: «Господь дал, Господь и взял» (Иов.1:21). В ответ на собственные мучения он промолвил: «…неужели доброе будем принимать от Бога, а злого не будем принимать?» (2:10).

В этой истории для нас важнее не смирение Иова, а его мудрость: глядя поверх людского зла и природных бедствий, он знал, что все происходящее, даже страдания, — исходит из рук Бога. Заканчивая рассказ о злоключениях Иова, священнописатель отмечает: Они (родственники) «тужили с ним, и утешали его за все зло, которое Господь навел на него…» (Иов.42:11). В начале рассказа автор упоминает о роли, которую сыграл в событиях сатана, но в конце все равно приписывает случившееся руке Господней.

Когда Иосиф наконец-то открылся продавшим его в рабство коварным братьям, он сказал: «Итак не вы послали меня сюда, но Бог, Который и поставил меня отцом фараону и господином во всем доме его, и владыкою во всей земле Египетской» (Быт.45:8). Он знал о всевластии Бога, Который даже грех братьев использовал для осуществления Своих целей. Чтобы обрести Божью благодать, следует помнить: Его рука движет всеми обстоятельствами нашей жизни. Если случилось что-то неприятное, горькое или унизительное, нужно смириться под Его крепкой рукой.

И еще: не забывайте, что Его крепкая рука — это рука любящего Отца, Который воспитывает Своих детей. Порой нам становится горько, потому что беды мы воспринимаем как Божье наказание, а не как свидетельство Его заботы и желания исправить нас. Тем не менее, в Евр.12:7 написано: «Если вы терпите наказание, то Бог поступает с вами, как с сынами. Ибо есть ли какой сын, которого бы не наказывал отец?». Автор Послания к Евреям не пояснил, какого рода наказание имеет в виду. Он не говорит, что беды иногда посылаются нам в наказание. Он сказал, что цель посылаемых неприятностей — воспитать нас. И будьте уверены: какие бы неприятности ни встретились на вашем пути, кто бы ни казался вам их причиной, — за всем стоит Бог. Так Он нас воспитывает.

Кроме того, автор Послания к Евреям говорит, что Бог воспитывает тех, кого любит (ст.6). Это не предостережение, а увещевание (ст.5). Согласно Посланию к Евреям, цель Божьего наказания — «чтобы нам иметь участие в святости Его» (ст.10), чтобы уподобиться характеру Сына Его.

Наказание может преследовать две цели: исправить наши поступки и восполнить какие-то недостатки в нашем характере. В обоих случаях Отец наказывает нас с любовью, а не в гневе. Иисус уже принял на Себя вместо нас Божий гнев, и поэтому все неприятности и беды приходят к нам лишь потому, что Он нас любит и хочет воспитанием уподобить Своему Сыну.

Сэмьюэль Болтон писал:

«Все, что Бог ни делает, Он делает с любовью к людям. Он наказывает нас только с любовью (хотя поводом к наказанию может послужить и грех). Он наказывает нас только из любви. Конечная Его цель — любовь. Он все делает лишь во благо нам, чтобы мы смогли стать причастниками Его святости и, к славе нашей, сопричастниками Его славы».

В беде и горе трудно увидеть руку любящего Бога: ведь мы, как и весь мир, продолжаем думать, что высшее благо — это счастье. Все, что с нами происходит, мы оцениваем лишь по одному критерию: стали мы от этого счастливее или нет. Но святость — благо большее, чем счастье, а потому Бог все так устроил, чтобы дать нам святость прежде счастья. О нашем вечном благе Он заботится больше, чем о временном благоденствии. Он больше заботится о духовном, чем о материальном. Поэтому исходящие из Его руки беды, неприятности, горе, разочарования и унижения несут нам святость.

Джон Ньютон очень точно показал тактику Бога в гимне «Беды — ответ на молитву»:

Господь, — в молитве я спросил, -
Как мне спасение познать?
Просил о вере и любви
И как лице Его взыскать.
Мольбу мне Бог в уста вложил,
Да Сам же и ответ послал.
Но был ответ Его таков,
Что я в отчаяние впал.
Я думал: в благодатный час
Исполнит просьбу Он, и вмиг
Сраженный силою любви
Грех пал — и тут же мир возник!
А Он мне душу показал:
Моя душа, а в ней — гнилье.
И силы ада напустил,
Чтоб нападали на нее.
Потом Своею же рукой
(Чтобы увеличилась печаль?)
Мечтанья светлые мои
Развеял в прах. Прах сгинул вдаль…
— Господь, за что? — кричу дрожа.
— Ужели смерть несет Твой взор?
— Просил ты веру, благодать -
Вот мой ответ, — был приговор.
Нужны мученья для того,
Чтобы гордыню истребить,
Мирские радости презрев,
Во Мне свой новый мир открыть.

Недостаточно увидеть крепкую Божью руку за непосредственными причинами наших бед. Недостаточно понять, что это — рука любящего Отца, воспитывающего Своих детей. Я видел в Писании так много подтверждений Божьему всевластию, что уже инстинктивно ищу Божью руку во всем происходящем. И теперь с огромной неохотой вынужден признать: всякая беда — часть Божьего воспитательного процесса, призванного что-то в нас исправить, а что-то восполнить. Самое трудно — подчиниться. Мы часто противимся Богу, но чтобы, попав в беду, обрести Его благодать, нужно, прежде всего, смириться под несущей испытание крепкой рукой.

Бог дарует благодать только смиренным — смиренным в отношениях с людьми и Богом. Джон Лилли очень хорошо выразил эту мысль: «А посему смиритесь, молча и кротко принимая любое уничижение, исходящее из рук Божьих. Ибо настало время вашего испытания, а когда родительская розга встречается с духом кротости, то последует примирение, исцеление и радость». А потом Лилли дает очень важный совет: «И не старайтесь расстроить планы милостивого Бога, не старайтесь избежать благословения скорбью. Пусть Его планы станут вашими планами!».

После смерти моей первой жены друг прислал мне открытку со словами, взятыми, видимо, из старого церковного гимна. Я переписал эти стихи себе в тетрадку, чтобы размышлять о них во время молитвы:

Господь, я готов

Принимать все, что Ты даешь,

Жить без того, что Ты удерживаешь от меня,

Отдавать то, что Ты забираешь у меня,

Страдать от бед, посланных Тобой,

Стать таким, каким Ты захочешь.

Именно такая кротость духа нужна, чтобы смириться под крепкой Божьей рукой и обрести обещанную Им благодать.

Но у смирения есть еще одна важная сторона. Мало подчиниться духом, нужно подчиниться и поступками, веря, что Он поддержит нас в решающий момент. А «решающий момент» наступит, когда беда достигнет своей цели. Как сказал пророк Иеремия, «Ибо не на век оставляет Господь. Но послал горе, и помилует по великой благости Своей» (Плач.3:31–32). Бог не оставит нас в беде дольше, чем нужно, «ибо Он не поизволению сердца Своего наказывает и огорчает сынов человеческих» (ст.33).

Бог вознесет того, кто смирится под Его крепкой рукой. Как? Может быть, отведет беду, восстановит в нашей жизни мир, дарует нам те блага, которых прежде у нас не было. Так случилось и с Иовом: «И благословил Бог последние дни Иова более, нежели прежние…» (Иов.42:12). Может, обстоятельства не изменятся (например, если умер кто-то из близких), но уйдут тяжесть, боль и скорбь. Так случилось с Павловым «жалом». Ему была дарована благодать переносить страдание.

Откуда же черпать веру, когда порой кажется, что Бог о нас забыл? Апостол Петр отвечает: «Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас» (1Пет.5:7). Не только воспитывает, но и печется о нас. Мы уже говорили, что наказание сопутствует заботе. Но Его забота не ограничивается одними наказаниями. Даже наказывая, Он сострадает вашей боли. Вот как описал Исаия чувства Бога по отношению к Израилю: «Во всякой скорби их Он не оставлял их, и Ангел лица Его спасал их» (Ис.63:9). Так же Бог относится и к нам. Во всякой скорби Он не оставит нас.

Бог печется о вас, а потому переложите на Него все волнения. Но не путайте: в тексте не сказано — «если возложите все свои заботы на Него, Он будет печься о вас». Его забота никак не обусловлена нашей верой и способностью перекладывать на Него волнения. Связь обратная: возложить все заботы на Него нужно именно потому, что Он о нас печется.

И тут не обойтись без помощи Духа Святого. Как ни заверяет нас Бог в Своей заботе — нам верится с трудом. Непрост путь истины к сердцу! Порой, чтобы смириться под Его рукой, чтобы поверить, будто Он действительно о нас печется, нам приходится просить на это благодати у Бога. Порой приходится молиться словами отца, пришедшего к Иисусу просить об исцелении сына. Иисус сказал ему: «Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему», на что отец воскликнул: «Верую, Господи! помоги моему неверию» (Мк.9:23–24).

Служители благодати

Четвертый путь, которым посылает нам Бог благодать Свою, — служение собратьев-верующих. Этот способ Бог использует чаще всего, потому что Сам заповедал, чтобы в Теле Христовом все члены «одинаково заботились друг о друге» (1Кор.12:25). Конечно, такое служение должно быть взаимным. Друг для друга мы — проводники Божьей благодати.

Мы считаем, что в служении «блаженнее давать, нежели принимать» (Деян.20:35), т. е. мы стремимся быть «даятелями», а не получателями благодати. Проблема в том, что мы не хотим показать окружающим «свое нутро», свои трудности. (Особенно мужчины не любят выставлять напоказ свою душу, считая это признаком слабости).

Мы стараемся произвести впечатление, что у нас «все схвачено», что мы боремся со всеми искушениями, успешно справляемся со всеми трудностями. Нам трудно признаться не только в том, что на работе потянуло к смазливой секретарше, но и в том, что начальник обошел обещанным повышением.

Получается: когда больше всего нужна Божья благодать — меньше всего хочется кому бы то ни было рассказывать о своих бедах. Отсюда вытекает один из важнейших принципов служения: нужно, чтобы у каждого был узкий круг друзей, перед которыми этот человек не боялся бы обнажить свое «я». Может быть, это ваш супруг или ваши друзья. Но обязательно должен быть кто-то, с кем можно поделиться своими неудачами, бедами и скорбями. У пуритан принято было просить Бога об одном «закадычном» друге, с которым можно было бы поделиться всем без исключения. Пожалуй, и сегодня нам без этого не обойтись.

В главе «Слово благодати» мы говорили, что нужно сокрыть Божье слово в сердце на время нужды. Во время нужды помогут и несколько близких друзей, которые могут стать проводниками Божьей благодати.

Размышляя о служении благодатью, мы, прежде всего, думаем об инициативной личности служителя. Но чаще инициатива принадлежит именно тому, кто в служении нуждается: кто, кроме него, признает факт существования нужды и «позволит» кому-то себе послужить? Ему предстоит показать служителю, что он не только готов рассказать о своих проблемах, но и принять служение.

Как попросить другого верующего послужить нам? Запомните: в данном случае мы просим другого человека стать проводником Святого Духа, изливающего в нас Свою благодать. Мы просим кого-то укрепить нас в общении со Святым Духом, чтобы почувствовать обещанную Божью помощь. В данный момент мы не просим ощутимой помощи и совета (хотя и такое возможно в определенных случаях). Сейчас нам нужна Божья благодать и укрепляющая Божья сила.

Если так, то кому-то следует за нас помолиться. Вспомните: как часто Павел просит получателей своих писем молиться за него, даже в тех случаях, когда вроде бы ничего страшного с ним не происходит! Так неужели в час нужды мы не попросим верующих молиться за нас? Но, чтобы молитвы были успешными, нужно объяснить им, в чем дело.

Во-вторых, нам понадобится помощь друзей, чтобы понять, какие отрывки из Писания применимы к нашей ситуации и как их практически использовать. Можно сказать: «Вот суть моей проблемы. Как вы думаете, какие отрывки из Писания могут мне помочь?» Я понимаю — предложение чересчур смелое: когда человеку плохо, самое неприятное — получить на свою проблему размытый ответ в виде стиха из Библии. Но хорошие друзья «видят вас насквозь» и, конечно, не будут цитировать «дежурных» стихов.

В-третьих, можно попросить, чтобы нам помогли лучше разобраться в проблеме, взглянуть на нее со стороны. Мы склонны раздувать собственные трудности и преувеличивать опасности. Сторонний наблюдатель может стать проводником Святого Духа и объективно оценить создавшуюся ситуацию, а это, в свою очередь, поможет смириться под крепкой рукой Бога.

Вы, наверное, заметили, что в этой главе я говорил лишь о классических методах служения друг другу — молитве, Слове Божьем, подчинении промыслу Божьему. Так и должно быть. Посторонний человек может лишь облегчить наше общение с Духом Святым, стать для нас проводником Божьей благодати, но лично от себя ему нечего нам предложить.

Тем не менее, служение — улица с двусторонним движением. Если посмотреть, сколько раз в Писании встречаются слова «друг другу», станет ясно, как важна для новозаветных писателей мысль о взаимном служении. Нам заповедано молиться друг за друга, укреплять друг друга, учить и увещевать друг друга, опираться друг на друга, носить бремена друг друга, делиться друг с другом и т. д. Тело Христово живет взаимным служением его членов.

Теперь поговорим о благодати в служении, т. е. о том, как быть доступным Святому Духу, чтобы стать проводником благодати от Него к верующим. Мы уже говорили, чем помочь страждущим, как позволить кому-то послужить тебе. Тут не обойтись без благодати и, возможно, придется молиться: «Господь, помоги мне открыться перед друзьями, хотя это и кажется мне унизительным. Пусть друг мой станет для меня служителем благодати».

Служение должно быть обоюдным, и давайте подумаем, как служить другим. Все, кто исследуют эту Божью тропу, знают, как часто приходится меняться ролями — то ты служишь, то тебе служат. Так что здесь уместен принцип Павла: «Ныне ваш избыток в восполнение их недостатка, а после их избыток в восполнение вашего недостатка; чтоб была равномерность» (2Кор.8:14).

Как служить ближнему благодатью? Очевидно, так же, как и они служат нам: молитвой, Словом Божьим, помощью — если нужно помочь подчиниться Божьему провидению. Но между «дающим» и «получающим» есть большая разница. Получая, мы разрешаем другу поделиться с нами каким-то отрывком из Писания или помочь. Чтобы отдать, нам нужно предварительно получить разрешение, нужно заработать право служить другому, нужно, чтобы у вас сложились открытые доверительные взаимоотношения.

Разрешения не нужно лишь для того, чтобы помолиться. Но, с другой стороны, невозможно конкретно помолиться о нуждах, если тебе о них не рассказали. Если произошла трагедия — кто-то умер, потерял работу, стал калекой из-за болезни или вследствие аварии, — тут понятно, о чем молиться. Но и на подобные трагедии каждый реагирует по-своему. Поэтому лучше, чтобы вам точнее рассказали о своих молитвенных нуждах, рассказали бы тому кругу близких друзей, который сложился за долгие годы.

Пожалуй, молитва — один из важнейших способов служения благодатью. Мы говорили, что Бог призывает нас приступать к Его престолу за милостью и благодатью. Но порой братья и сестры бывают так удручены своим горем и кажущимся Божьим молчанием, что у них просто не хватает духовных сил идти к Божьему престолу. Им кажется, что небесные врата закрыты, что «Бога нет дома». В таких случаях, следует своими молитвами вознести скорбящего к престолу.

Подобное служение хорошо описано в Мк.2:1-12, когда парализованного буквально несут к Иисусу. Это одно из немногих событий, описанных во всех трех синоптических Евангелиях. История знакома всем. Нас поражает вера и настойчивость друзей больного: они не смогли проникнуть через дверь, а потому забрались на крышу и, разобрав ее, спустили больного вниз, к ногам Иисуса.

Давайте остановимся на некоторых подробностях этой истории. Человек был полностью парализован. Это значит, что он ничем не мог помочь своим друзьям — они сами должны были его нести. Нести беспомощного парализованного человека трудно и тяжело. Несли его на постели — тонком, набитом соломой матраце. Когда друзья тащили больного, матрац провисал, отчего нести его было еще труднее… Но ни тяжесть ноши, ни толпа не остановили друзей. Они не успокоились, пока не положили больного к ногам Иисуса.

Порой кто-то из наших друзей или знакомых становится духовным паралитиком. Скорбь или беда заставляют его духовно окаменеть. Он не может сам себе помочь. Более того, духовный матрац, на котором он лежит (их вера в Бога), — очень тонок. Если говорить с этим человеком словами Писания, то он посмотрит на вас отсутствующим взглядом и скажет, что Писание для него ничего не значит. Он просил у Бога выполнить обетования, но ничего не вышло. Бога нет рядом.

Такой человек — нескладная тяжелая духовная ноша. Молиться вместе с ним бесполезно, можно только молиться за него. Друзья парализованного не отступились, пока не принесли его к Иисусу, так и нам следует нести свою ношу, пока не дойдем до престола Божьей благодати и Бог духовно не исцелит страждущего.

Конечно же, духовный паралич — случай экстремальный. Чаще всего тот, кому мы служим, может сам идти к престолу Божьей благодати. Но нам нужно сплотиться вокруг него в молитве. Бог может ответить на молитву одного и делает это. Но в Писании Он говорит о необходимости молиться друг за друга.

А как получить разрешение, чтобы послужить кому-то благодатью? Для этого покажите нуждающемуся свою заботу, и пусть он поймет, что не безразличен вам. Наша цель — помочь человеку прийти к Богу и возложить на Него свою печаль. Нуждающемуся важно знать, что Бог о нем печется. Очень часто о Божьей заботе мы судим по тому, как о нас заботятся другие люди: чувствуя заботу друзей, легче поверить, что Богу ты небезразличен. Главное, не старайтесь подменить Божью заботу своей. Порой мы именно так и поступаем. Но Бог хочет, чтобы своим поведением мы свидетельствовали о Его отношении к страждущему.

Как показать ближнему свою заботу? Первое — пойти на контакт. Если вы живете в одном городе, пригласите его в гости, постарайтесь как-то наладить отношения. Могу судить по собственному опыту и по опыту ряда близких друзей: именно этого нам порой и не удается. Рядом со скорбящим чувствуешь себя неловко, не знаешь, что ему сказать, — и поэтому молчишь, а иногда стараешься избегать этого человека. Один друг, жена которого умерла через несколько месяцев после моей, спросил как-то: «Джерри, где все мои друзья?» Другой рассказал о друге, старательно избегавшем его после смерти ребенка.

Если вы со скорбящим не общаетесь просто потому, что нечего ему сказать, дам один совет. Скажите просто: «Я понимаю, как тебе плохо, и не знаю, как утешить. Но не забывай: я — с тобой». Если позволит ситуация, добавьте: «Хочешь, вместе пообедаем, поговорим?»

Только не нужно походя спрашивать: «Как дела?». Может, вам действительно интересно, как у него дела, но на такой вопрос человек автоматически отвечает: «Прекрасно!». Пережив все это, могу сказать: такой стиль общения показывает, скорее, что спрашивающему вы безразличны.

Продемонстрировав человеку свою заботу (постарайтесь сами определить, поверил он вам или нет), начинайте задавать «наводящие» вопросы: «Как у тебя складываются отношения с Богом?», «Ты читаешь Писание или оно для тебя сейчас — мертвая книга?». Вопросы задавайте так, чтобы человек понял: его «нет» вас не испугает.

Разговор о Писании со скорбящим требует большой тонкости. Не нужно проповедовать, не нужно давать дежурных советов. Правило таково: неси утешение лишь теми строками Писания, которые в свое время утешили тебя. Будьте очень внимательными: воспринимает ли человек все, что вы ему говорите? Мне показалось, что в таких случаях лучше всего написать письмо с цитатами из Библии. При этом от скорбящего не потребуется отвечать, да и выглядит это не столь навязчиво, как в личном разговоре.

Послужить ближнему очень важно, потому что именно так Святой Дух может пролить через нас Свою благодать. Но я уже говорил, что служение должно быть обоюдным. Есть ли у вас несколько друзей, которые служат вам благодатью Божьей? Заработали ли вы право служить Божьей благодатью другим? Чтобы обрести Божью благодать, нам нужна помощь друг друга. Вот что говорил Екклесиаст:

«Двоим лучше, нежели одному; потому что у них есть доброе вознаграждение в труде их. Ибо, если упадет один, то другой поднимет товарища своего. Но горе одному, когда упадет, а другого нет, который поднял бы его» (Еккл. 4:9-10).

Если у вас нет друзей, которые смогли бы послужить, но вам хочется их иметь, предлагаю совет. Во-первых, признайтесь самому себе: да, мне нужны такие друзья. Это сделать непросто, особенно мужчинам. Самодостаточность и независимость — клеймо человека. Но если уж вы дочитали книгу до этой страницы, то, верно, поняли, что вы — не самодостаточны. Даже в общении с Богом помощь бывает нужна. Он сотворил нас такими, что мы не можем обойтись друг без друга.

Во-вторых, попросите, чтобы Бог привел вас к тем людям, с которыми у вас могут сложиться близкие отношения. Молясь, размышляйте о своих знакомых: может, это кто-то из них? Если вы выбрали человека, пригласите его в гости, посмотрите, можете ли вы с ним свободно беседовать о сугубо личных вопросах — нуждах, целях, духовных проблемах… Если хотите собираться малой группой, пригласите двух-трех друзей и посмотрите, сложится ли у вас такая группа «поддержки».

Но не удивляйтесь, если на молитву о друге или друзьях Бог ответит вам несколько необычным способом. Может быть, Он приведет в вашу жизнь того, о ком вы и не думали. Может, вы думали о том, кого считаете «духовным гигантом», наставником и советчиком, а Бог приведет такого, кого иначе, как «червем Иаковом» (Ис.41:14–15) не назовешь (об этом мы говорили в главе 11).

В процессе развития ваших отношений, вы поймете, в какой мере можно открыться перед новыми друзьями. Это типично мужская проблема — с трудом признавать свои недостатки. Я прошел через это и могу сказать: если чувствуете, что Господь подталкивает вас раскрыться, наберите в легкие побольше воздуха и «ныряйте». Потом сами же удивитесь, с каким пониманием отнесутся к вам друзья, как начнут рассказывать о своих проблемах и сомнениях.

Но не нужно говорить только о неприятностях, не нужно обеднять друг друга. Помните: Бог сделал нас служителями благодати и старайтесь стать проводниками Святого Духа, помогите друзьям обрести Божью благодать. Собираясь вместе, молитесь друг за друга, беседуйте о Писании, помогайте друг другу подчиниться Божьему провидению.

Скрываясь от искавшего его смерти Саула, Давид прятался в Одолламской пещере. Там, взывая к Богу, он написал Псалом 141. «Смотрю на правую сторону, и вижу, что никто не признает меня: не стало для меня убежища, никто не заботится о душе моей», — это крик отчаявшегося человека (ст.4). Может, и вы ощущаете нечто подобное? Вам кажется, что никто о вас не заботится? Если так, вам нужен друг или друзья, которые стали бы для вас служителями Божьей благодати. И, очевидно, вам самому нужно стать для кого-то служителем.


13.
Одежды благодати

«Итак облекитесь, как избранные Божий, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы. Более же всего, облекитесь в любовь, которая есть совокупность совершенства»

Кол.3:12-14

Однажды по пути на работу я раздумывал о своих трудностях и сам себя жалел. Я вел машину, стараясь вспомнить какое-нибудь место из Писания: уж лучше размышлять о нем, чем о своих проблемах. И тут мне на ум пришел отрывок из Кол.3:12–14 — тот текст, с которого начинается глава.

Этот отрывок я запомнил много лет назад, перечитывал его, размышлял над ним. Но в тот день я осознал его совершенно по-новому. Раньше я видел в нем лишь список добродетелей, которые надлежит обрести христианину — милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходительность, любовь, — и никогда не обращав внимания на вступительные слова апостола Павла: «Итак облекитесь, как избранные Божий, святые и возлюбленные…». Мне казалось, что Павел здесь говорит: «Если уж стали христианами, то и живите, как христиане» и делает упор именно на обязанности христианина, показывая, каких черт характера нам не хватает.

Но в тот день Святой Дух обратил мое внимание на слово «возлюбленные». Он будто говорил мне: «Джерри, ты вот себя жалеешь, а забываешь, что Бог тебя любит». Возлюбленный Божий… Какая невероятная мысль! Но какая верная! Тем же вечером Бог поселил в моем сердце эту замечательную истину, и я забыл о жалости к себе. Я ехал в офис, радуясь, что Бог меня любит несмотря ни на что.

Конечно же, главное в поучении Павла — что мы должны облечься в христианские добродетели, которые я называю «одеждами благодати». Это увещевание стало возможным, потому что по благодати Божьей мы Им избраны, святы в глазах Его и любимы Им. Трудно, а может быть, и вообще невозможно выказывать к кому-то сострадание, если не уверен, что Бог так же сострадает тебе. Итак, лишь те смогут надеть одежды христианской праведности, кто испытал на себе Божью благодать.

А испытавши Божью благодать, мы обязаны нести ее другим. Именно наше отношение показывает окружающим, живем мы по благодати или нет. Тот, кто себе кажется лишь грешником, совершенно не достойным Божьего сострадания и прощения, не может быть милостив к окружающим.

Божья благодать — благодать преображающая. В Тит. 2:11–12 Павел писал: «Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков, научающая нас, чтобы мы, отвергнувши нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке». Благодать Божья спасает не только от чувства вины и осуждения, но и от власти греха. Она учит нас говорить «нет» противным Богу чертам характера и «да» — богоугодным. Божья благодать учит нас одеваться в «одежды благодати».

В Кол.3:12–14 Павел перечисляет восемь добродетелей, в которые нам надлежит облечься. В книге «Угодить Богу» я подробно о них пишу. Остановлюсь лишь на пяти добродетелях, непосредственно связанных с благодатью: благодарности, довольстве, смирении, снисходительности и прощении.

Благодарность

Ощутив Божью благодать, первым делом испытываешь чувство благодарности к Нему. Все ценное, что мы когда-либо совершаем или обретаем — результат действия благодати. А начало всему — спасение. Чем более зрелым христианином я становлюсь, тем сильнее моя благодарность Богу за спасение — за то, что Он спас меня много лет назад, кода я был еще восемнадцатилетним студентом.

Много лет назад я выучил слова из Мк. 8:36–37: «Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?». Я учил эти стихи, чтобы цитировать, свидетельствуя о Христе, чтобы показать, насколько важно всерьез относиться к Евангелию. Но в последние годы я много думал о них, стараясь понять, какова цена благодатного Божьего дара — вечной жизни. Размышляя, я представлял себе две чаши весов, на одной из которых — все сокровища мира, а на другой — вечная жизнь. Эти чаши никогда не приходят в равновесие: чаша с вечной жизнью всегда перевешивает.

Даровав вечную жизнь, Бог даровал нам сокровище большее, чем все богатства мира. А благодарны ли мы Ему за это? Не забыли ли мы поблагодарить Бога за дар, который Ему так дорого обошелся? Так ли сильна сегодня наша благодарность, как была в день прощения грехов и примирения с Ним? Если мы на самом деле живем благодатью, то обязаны всегда благодарить за вечную жизнь, дарованную через Иисуса Христа, причем благодарить все больше и больше. Сегодня чувство благодарности и желание выразить ее должны быть сильнее, чем в тот день, когда мы перешли из царства тьмы в царство благодати.

Несомненно: Бог очень многое даровал нам во Христе. А возросли ли мы духовно? Ты сегодня более зрелый христианин, чем год назад? Стал ты более кроток и милосерден, чем год назад? Если да — что дало толчок росту? Конечно, не мы сами, ибо Павел говорил: «не живет во мне, то есть, в плоти моей, доброе» (Рим.7:18). В нас живут лишь две силы — греховное естество и Святой Дух, питающий наше новое естество. Если сегодня мы ближе к образу Христову, чем год назад, то лишь благодаря труду Духа Святого, совершенному по Божьей благодати.

В предыдущих главах мы говорили, что нужно одеться в добродетели Христовы (Кол.3:12–14), но в другом месте Писания эти же добродетели названы плодами Духа Святого (Гал.5:22–23), т. е. они — результат труда Святого Духа. Парадокс христианской жизни заключается в том, что мы — в ответе за свой духовный рост, но полностью зависимы от Духа, который дарует стремление и способность расти. Божья благодать не исключает нашей ответственности, но дает силы выполнять долг. А как же служение? Сделали мы что-то для Бога? Остается признать: «Господи!.. все дела наши Ты устрояешь за нас» (Ис.26:12). Ничего, абсолютного ничего ценного мы в жизни не сделали сами. Все хорошее — результат труда Духа Святого, совершаемого в нас и через нас.

Христиане часто связывают духовный рост и успех в служении с количеством своих добродетелей и интенсивностью труда. Самое смешное, что чем усерднее мы трудимся, тем легче поддаемся искушению так мыслить. Нас все время тянет сказать: «Моя сила и крепость руки моей приобрели мне богатство сие» (Втор.8:17), — но не о материальном, как сказали израильтяне, а о духовном.

Давайте поговорим о временных, тленных благословениях. Приятно жить в хорошем доме, с холодильником, полным еды? Хорошо быть здоровым? Хорошо иметь собственную Библию? Хорошо вместе с другими верующими ходить на богослужения и изучать Писание, не боясь никаких гонений?

Эти благословения приходят к нам по Божьей благодати, и за них нужно благодарить. Произнося перед едой благодарственную молитву, мы признаем, что пища досталась нам по благодати Божьей.

Но благодарить нужно не только перед едой, а постоянно, целый день за все духовные и материальные блага, которые столь обильно посылает нам Бог. Я знаю, что многим трудно, а при таких обстоятельствах очень тяжело быть благодарным. Но стоит поразмыслить, как поймешь: каждый день мы получаем от Господа удивительную благодать. Нельзя жить благодатью и не благодарить за нее.

Довольство

Благодарность — подруга довольства. Чувство благодарности граничит с чувством удовлетворения: благодарный больше думает о том, что имеет (духовно и материально), нежели о том, чего не имеет. Но довольство — это не просто радость обладания. Нужно помнить: все, что мы имеем, мы имеем по благодати Божьей, и ничего из того, что имеем — ни духовного, ни материального, — не заслужили.

Недовольство обычно возникает, когда не получаешь заслуженного (по твоему мнению) или получаешь меньше, чем другие. На примере работников виноградника мы видели разрушительные последствия недовольства (см. главу 5). Работники были недовольны и, следовательно, несчастны: проработавшие больше хотели и получить больше. Как отличается от них Павел, считавший себя «наименьшим из апостолов» и даже «наименьшим из святых» (1Кор.15:9; Еф.3:8)! Павел истинно счел себя проработавшим в Божьем винограднике всего час, но получившим за целый день, т. е. больше, чем заслужил.

Недовольство — признак того, что мы живем делами: чувствуем, что заслужили больше, чем получили, что Бог к нам несправедлив. Полезно будет привести отрывок из Лк.17:7-10:

«Кто из вас, имея раба пашущего или пасущего, по возвращении его с поля, скажет ему: «пойди скорее, садись за стол?» Напротив не скажет ли ему: «приготовь мне поужинать и подпоясавшись служи мне, пока буду есть и пить, и потом ешь и пей сам»? Станет ли он благодарить раба сего за то, что он исполнил приказание? не думаю. Так и вы, когда исполните все поведенное вам, говорите: «мы рабы ничего нестоющие, потому что сделали, что должны были сделать».

Я думаю, этот отрывок многих поразит своей несправедливостью, даже больше, чем притча о работниках. Господин представляется человеком эгоистичным и жестоким. Но Иисус и не собирался его хвалить. В те времена такое поведение господ было делом обычным. И вот, с учетом культурной среды и обычаев того времени, скажите: на чьей стороне были все права? Естественно: выполнивший свои обязанности раб не ожидал ни похвалы, ни поощрения. Он делал то, что обязан был делать.

Бог не себялюбив и не жесток. Он щедр и милостив, подобно хозяину виноградника из притчи. А мы — рабы, описанные в Лк.17:7-10. Сделав все, что обязаны были сделать (а кто из нас уже сделал все, что обязан был сделать в жизни?), мы только и можем сказать: «Мы рабы ничего нестоющие, потому что сделали, что должны были сделать».

А если захотим получить по заслугам, то Бог ответит нам: «Хорошо, только сначала давай сведем дебет с кредитом». Проблема в том, что мы и сами не знаем, какова наша задолженность. Мы не осознаем, как мало каждый день делаем из того, что должны делать. А поэтому все время пытаемся жить делами, а не благодатью.

Павел говорил: «Великое приобретение — быть благочестивым и довольным» (1Тим.6:6). Духовная нищета — это все богатства и почести мира минус довольство. А вот довольство, возникающее в живущем благодатью (т. е. в том, кто понимает, что получает не то, что заслужил, а то, чего не заслужил), рождает богатство духа, даже если сам он беден и неизвестен.

Поразмыслите на досуге об отрывке из Лк.17:10. В этом стихе — суть поучения Христа и главный смысл притчи.

Смирение

Живущий Божьей благодатью не забудет и об одеждах смирения. К сожалению, именно этот плод Духа не пользуется популярностью среди современных верующих. Скорее всего, потому, что его часто путают с низкой самооценкой человека, который уверен, что в нем нет ровным счетом ничего хорошего. Вернусь к отрывку из Ис.41:14–15. Ложное смирение — рисовать человека «червем Иаковом» и «малым Израилем», не стараясь Божьей благодатью сделать его «зубчатым молотилом».

Чарльз Ходж точно подметил: «Христианское смирение — не в том, чтобы отрицать в себе хорошее. Оно в том, чтобы признать отсутствие у себя каких бы то ни было заслуг. Оно в том, чтобы признать, что все хорошее свершается в нас и через нас по Божьей благодати». Смирение приписывает заслуги тому, кто действительно достоин похвал — Святому Духу. Гордыня — антипод смирения — старается отыскать какие-то добродетели в себе или же выставить собственные заслуги причиной Божьих благословений. Гордыня говорит: «Я верен и послушен Богу — за это Он меня благословляет». Смирение же скажет: «Благодатью Божьей я могу хранить Ему верность и послушание».

Смирение отталкивается от благодати Божьей и осознает: благо, совершенное в нас (Христовы добродетели), и благо, совершаемое нами (служение Богу и людям), — это результат труда в нас Святого Духа. Смирение не отрицает результатов Его благодатного труда. Отрицать — значит, бесчестить Бога, равно как и приписывать себе Его заслуги.

Иисус сказал: «…ветвь не может приносить плода сама собою…» и добавил: «…кто прибывает во Мне, и Я в нем, тот приносит много плода» (Ин.15:4–5). Пребывать во Иисусе Христе — значит, оставить собственные мудрость, силу, достоинства и черпать их в Нем. Другими словами, пребывать в Иисусе Христе — значит, поставить себя в зависимость от Божьей благодати, дарующей как способности, так и заслуги. Иисус говорит, что пребывающий в Нем, т. е. полагающийся на Божью благодать, принесет много плода. Оттого, что мы закроем глаза на произведенное добро, у нас не пребудет смирения, а у Бога — славы. Итак, истинное смирение состоит в том, чтобы признать, что мы — и «червь Иаков» и «зубчатое молотило»; признать, что бесконечно слабы, но и бесконечно сильны Божьей благодатью.

Мы говорили о «вертикальной составляющей» смирения — о связи с Богом, от Которого получаем все доброе. Но у смирения есть и «горизонтальная составляющая» — наши взаимоотношения с людьми. Гордыня во взаимоотношениях с людьми происходит от того, что мы сравниваем себя с ними и ищем, в чем мы лучше или выше других — по характеру, поведению, заслугам. Одна из худших форм гордыни — гордыня духовная, когда человек думает, что он — благочестивее, праведнее, послушнее других, приносит больше духовного плода.

Смирение по отношению к ближним — признание того, что все доброе в нас является даром Божьей благодати. Таким образом, смирение превращает в повод для благодарения все то, что при других обстоятельствах могло бы искусить нас к гордыне.

Есть у смирения и еще одна грань. Видимо, о ней думал Павел, когда писал в Кол.3:12, что нужно облечься в смиренномудрие. Р.С.Х.Ленски пишет: «Язычники (во времена Павла) превыше всего ставили власть, самоутверждение, стремление возвыситься над другими. Следовательно, (смирение) считалось у них качеством презренным, уделом жалких глупцов, которые никого не могли себе подчинить». К сожалению, самоутверждение и желание властвовать свойственны не только древним язычникам. Эти желания не чужды и сегодняшним христианам.

Но Иисус переворачивает языческое представление о смирении с ног на голову. Он моет ноги ученикам — работа самого ничтожного раба — и просит следовать Его примеру (см. Ин.13:1-15). Вот Его слова: «Ибо кто больше: возлежащий, или служащий? не возлежащий ли? А Я посреди вас, как служащий» (Лк.22:27). Более того, оставив славу Свою, Иисус стал ничтожным слугой и принял смерть на кресте (см. Флп.2:5-11). Поступив так, Он превратил в христианскую добродетель то, что язычники считали слабостью. Кто хочет испытать преображающую силу благодати, должен быть готов, что Святой Дух превратит самолюбование в смирение и услужливость.

Снисходительность

Это одна из одежд, перечисленных Павлом (см. Кол.3:12–14), ведь сказал же он, что нужно «снисходить друг к другу» и прощать друг друга. Эти две черты характера должны отличать всякого, живущего по преображающей Божьей благодати. Сейчас слово «снисходительность» стало редко использоваться. Мы чаще говорим «терпимость», «имей терпение». Снисходить значит «обходиться с кем-то терпеливо», терпеть кого-то. Именно так это слово переводится в некоторых стихах Нового Завета.

Например, Господь Иисус говорит в Мф. 17:17: «О, род неверный и развращенный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?». Это же слово употребляет Павел (2 Кор. 11:1): «О, если бы вы несколько были снисходительны к моему неразумию! Но вы и снисходите ко мне».

Итак, говоря о снисходительности, Павел имеет в виду, что нужно «быть терпеливыми по отношению друг к другу». Мы же под снисходительностью обычно понимаем терпимость к недостаткам окружающих. Например, один человек всегда точен, а другой всегда опаздывает. Они договариваются о встрече. Тот, кто всегда приходит вовремя, вынужден «потерпеть» минут двадцать, пока подойдет его друг.

Но «терпеть» недостатки и просчеты других можно по-разному. Можно — вежливо. Опоздавший говорит: «Извини — опоздал», на что друг ему с улыбкой отвечает: «Ничего страшного», а сам про себя думает: «Когда же ты научишься приходить вовремя?». Подобное поведение — порождение гордыни. Не этого требует от нас Бог, когда велит снисходить друг к другу.

Если мы поймем, что Богу постоянно приходится снисходить к нам, по-другому будем снисходить к близким. Мы поступаем бездумно и греховно не только в отношении людей, но, что самое главное, в отношении Бога. Мы не чтим Его, как положено, молитве предпочитаем телевизор. Но по благодати Своей Бог терпелив с нами. Поняв, что сами живем благодатью, мы станем терпеливее к другим. Кстати говоря, в современном значении слово «терпение» значит — «снисходительное отношение к ошибкам других».

Мы понимаем: снисходить, скрепя сердце, не значит снисходить. Истинное терпение не испытывает неприязни, даже сиюминутной.

В Послании к Ефесянам Павел говорит «снисходить друг ко другу любовью» (4:2). Так что в основе снисхождения должна лежать любовь. Апостол Петр в 1 Послании (4:8) сказал: «Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов». Любовь покрывает не только множество грехов, но и множество недостатков. Откуда взять такую любовь? Нам отвечает апостол Иоанн: «Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас» (1Ин.4:19). В предыдущих главах мы уже говорили, что глагол «любить» в данном стихе не имеет субъекта. Иоанн мог бы сказать «Мы любим Бога, потому что Он первый возлюбил нас» или «Мы любим друг друга, потому что Он прежде возлюбил нас». Возможно, Иоанн имел в виду и то и другое, хотя контекст подразумевает последний вариант. Если так, то Иоанн говорит здесь, что наша любовь друг к другу строится на любви Бога к нам. Значит, мера нашей любви друг к другу будет зависеть от того, насколько мы осознаем и ценим Божью любовь к нам. Чем лучше мы видим Божью любовь, тем сильнее сможем любить других. Так как любовь покрывает множество недостатков, мы станем терпеливее друг к другу. Итак, терпение в конечном итоге произрастает из осознания Божьей благодати. Чем лучше ее мы понимаем, тем снисходительнее относимся друг к другу. Скажем иначе: если не проявляем снисходительности друг к другу, то благодатью не живем.

Прощение

Павел сказал, что одной снисходительности мало. Нужно еще прощать друг друга. Прощать и снисходить — не одно и то же. Если есть, что прощать, значит, кто-то против нас серьезно согрешил. Снисхождение можно проявить к человеку, который ненамеренно или по неразумению совершил какой-то проступок. Прощать приходится того, кто намеренно и сознательно старается сделать нам зло.

В Кол.3:13 Павел говорит: «…прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу». Видимо, Павел не сомневается, что взаимные жалобы у нас будут. Даже верующие далеки от подобия Христу, как бы они к нему ни стремились. Так что иногда мы обижаем собратьев ненамеренно, а иногда — нарочно. В таких случаях нам требуется прощение не только от Бога, но и от людей. Недаром предписано прощать друг друга, как и Бог простил нас!

Павел говорит: «Как Христос простил вас, так и вы». Нам заповедано прощать, потому что мы прощены. Ф.Ф.Брюс пишет: «Прощая друг друга, дети Божий должны подражать благодати, явленной во всепрощающей любви Отца». И тут вновь вспоминается притча Иисуса о немилосердном должнике (Мф.18:21–35).

Мы коротко говорили о ней в конце главы 3, но сейчас я хочу остановиться на ней подробнее и для удобства приведу целиком:

«Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз? Иисус говорит ему: не говорю тебе «до семи», но до семижды седмидесяти раз. Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими. Когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов; а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить. Тогда раб тот пал и, кланяясь ему, говорил: «государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу». Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. Раб же тот, вышед нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: «отдай мне, что должен». Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: «потерпи на мне, и все отдам тебе». Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. Товарищи его, видевши происшедшее, очень огорчились и пришедши, рассказали государю своему все бывшее. Тогда государь его призывает его и говорит: «злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя?» И разгневавшись государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его».

Обратите внимание: эту притчу Иисус рассказывает после того, как дал совершенно конкретный ответ на вопрос Петра: «Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз?» Цель притчи — усилить ответ: «не говорю «до семи», но до семижды семидесяти раз».

Раб задолжал своему государю миллионы долларов. Когда же государь приказал продать его и семью в счет уплаты долга, раб попросил об отсрочке: «Государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу». Ему следовало объявить себя полным банкротом и молить о милости, а не об отсрочке платежа. Но он думал, что, будь у него еще немного времени, ему удастся рассчитаться с долгом, хоть он и задолжал невероятную сумму. Дэвид Симандс подсчитал, что сумма всех налогов, собираемых в Палестине, ежегодно равнялась 800 000 долларов. Слуга же задолжал миллионы долларов! Таким образом, свой долг он выплатить никак не мог.

Этот раб — прообраз человека, живущего делами. Он по глупости думал, что может расплатиться с долгами. Государь же знал, что спасти должника может лишь милосердие, а потому простил его и списал долг.

Но, получив прощение, раб не захотел простить своего же товарища, который должен был ему всего несколько долларов. Он требовал уплаты долга Суть притчи такова: как бы сильно нас ни обидели — это пустяк в сравнении с той обидой, которую мы нанесли Богу.

Создается впечатление, что немилосердный должник поступил жестоко, потому что не понял суть благодати. Он хотел выплатить долг, так и не поняв, что стал банкротом Именно поэтому, будучи столь милосердно прощенным, он столь немилостиво отнесся к своему товарищу. Пойми он, что обанкротился, пойми, какую милость проявил по отношению к нему государь, он, наверное, повел бы себя иначе.

Многие христиане подобны этому немилосердному должнику по тем же причинам. Отказываясь признать свое полное духовное банкротство, они не представляют себе, как велика дарованная им благодать. Продолжая считать себя «неплохими людьми», они хотят, чтобы все вокруг них были «неплохими» (особенно по отношению к ним!). Не понимая, что обанкротились перед Богом, они настаивают, чтобы им все платили по счетам.

А вот живущей благодатью христианин признает свое полное духовное банкротство. Он понимает разницу: его грехи перед Богом тянут на «несколько миллионов», а грехи ближнего перед ним — лишь на «несколько долларов». Ему знакомы слова Павла: «Как Христос простил вас, так и вы», и он прощает.

Итак, круг замкнулся. Мы вернулись к тому, о чем говорили в главе 1, - к вопросу о духовном банкротстве. С него нужно начинать, им нужно и заканчивать, если мы хотим ощутить радость преображающей Божьей благодати. Поэтому молю вас: забудьте о своих добродетелях, если вы этого еще не сделали! Признайте себя полным духовным банкротом и вкусите нескончаемой Божьей благодати. А потом, осознав, как много вам дано, поделитесь духом благодати с другими. 


Примечания


1

раз и навсегда

(обратно)


2

В английском переводе Библии эта фраза звучит несколько иначе: «Любовь Христова заставляет (вынуждает) нас…» В оригинале Послания употребляется греческое слово «сунэксо» — «связывать, сдерживать, держать вместе, не давать разойтись». В переводе целиком сохранен авторский анализ отрывка, построенный на особенностях английского перевода. — Прим. перев.

(обратно)


3

Пассивный залог означает, что действие направлено на сам субъект со стороны (например, я преследуем, т.е. меня преследуют). В противовес английскому, в русском языке этот залог используется крайне редко. Но в приведенном автором английском переводе глагол "преобразовывать" стоит именно в пассивном залоге - "будьте преобразуемы" (Рим. 12:2) и "будучи преобразуемы" (2 Кор. 3:18). Думается, что русский перевод в данных отрывках стоит ближе к греческому оригиналу, в котором употреблен так называемый медио-пассивный залог. Медиальный залог выражает действие, производимое а пользу субъекта и направленное на него самого (например, я одеваюсь). В русском языке подобное действие передается обычно глаголами с возвратными частицами -ся, -сь. По форме глаголы медиального и пассивного залога спрягаются одинаково, поэтому понять, в каком залоге стоит глагол, можно лишь из контекста. В данных отрывках глагол может выражать как действие, обращенное на сам субъект со стороны (будьте преобразуемы), так и действие, произведенное на пользу субъекту и обращенное на него самого (преобразуйтесь). В тексте книги мы целиком сохраняем авторский анализ отрывков, основанный на английском переводе Библии.

(обратно)


4

Более подробно о Божьей власти в жизни людей можно прочитать в моей книге "Можно ли в беде положиться на Бога?", в частности, в главе 4 "Божья власть над людьми".

(обратно)

Оглавление

  • Предисловие
  • 1 В плену у дел
  • 2 Кому нужна благодать?
  • 3 Чудо благодати
  • 4 Щедрый хозяин
  • 5 Властен ли Бог делать, что хочет?
  • 6 Любовь объемлет нас
  • 7 Доказательство любви
  • 8. Святость — дар Божьей благодати
  • 9. Стойте в свободе…
  • 10. Вседостаточность благодати
  • 11. Наименьший из всех святых
  • 12. Как обрести Божью благодать
  • 13. Одежды благодати