Бриз эйфории (fb2)

Бриз эйфории [СИ]   (скачать) - Наталья Владимировна Патрацкая

Наталья Патрацкая
Бриз эйфории


Часть 1. «Жемчужный бриз»


Глава 1

Солнце взошло над высотным домом и обогрело Стеллу своими теплыми лучами. Золотистые волнистые волосы трепетали на ветру и красиво обрамляли ее нежнейшее лицо. Мир встречал солнечное утро. Она совсем недавно поселилась в современном районе города Клюква — Сити.

Она ждала возвращения космического корабля с западного созвездия. Ее любимый мужчина должен был возвратиться из космического полета. Или это было давно?

А сейчас она ждала… Томление встречи окутывало прекрасное лицо налетом мечты. На мобильном телефоне появились волшебные переливы радостных звуков, это пришло сообщение, что Космический корабль приземлился. Волосы вспыхнули золотыми переливами, она ушла с балкона своей квартиры в высотном доме, и зашла в свою маленькую вселенную.

Большая комната была создана подобием звездного неба, весь потолок служил экраном, и по нему было видно, как перемещался космический корабль в глубинах космоса. Круглое ложе стояло в центре комнаты, с него можно было наблюдать за небесным экраном. Стелла легла на ложе, покрутилась на спине в последний раз, больше космический корабль не перемещался по экрану, она радостно вскочила, при этом волосы пружинисто всколыхнулись на спине. Она еще раз посмотрела на себя в зеркало, на нее из зеркала смотрели стальные в крапинку глаза, с удивлением и восторгом.

Одежда, а что одежда, домашняя туника украшала Стеллу лучше любых платьев и нарядов, но для встречи надо было одеться по законам космического содружества. Белый костюм с блузкой, изящные сапожки с перламутровым рисунком и она была готова встретить своего любимого из космического полета.

Скоростной лифт опустил Стеллу с пятьдесят пятого этажа. Она стремительно вылетела из подъезда сверкающего дома и оказалась на площадке для подачи автомобилей, набрала код свой машины на пульте управления, и через минуту рядом с ней стоял любимый мустанг. Золотые волосы окутали спинку сиденья, стальные глаза устремились вдаль, машина сорвалась с места и по широкой автостраде Стелла поехала к месту встречи.

Космические корабли прибывали на космодром. Их не надо было разыскивать на просторах земли, как это было на земле в старые времена. С космодрома космонавты улетали к себе домой, поэтому она и ехала в аэропорт, встречать самолет с космодрома. Тор устал от перелетов, но был все равно божественно красивый, а вот и он показался на трапе самолета. Стелла выпорхнула ему навстречу из дверей аэропорта, и пока он спускался по трапу, она уже подбежала к его основанию.

Встреча двух людей, влюбленных друг в друга, огромная радость и для них, и для окружающих людей. Тор взял Стеллу за талию, она взяла его за его талию, руки у них скрестились, и они медленно пошли в сторону аэропорта.

Мустанг радостно взвизгнул при появлении космической пары, и голос управления машиной сказал, что машина подана и поедет в авто режиме. Влюбленная пара быстро оказалась у дверей своей высотки, скоростной лифт, стремительно доставил их на пятьдесят пятый этаж, двери квартиры немедленно распахнулись и они оказались в уютной прихожей с мягкими креслами для снятия обуви.

Стелла сняла сапожки, ноги окунула в мягкие тапочки, помогла Тору снять космические сапоги, и наполнила ванну водой, солью и пеной. Мужчина почувствовал всю тяжесть перелета, но улыбнулся, разделся и оказался в исцеляющей пене. Силы к нему возвращались.

Золотоволосая красавица отражалась в зеркалах, готовя быстрый завтрак, легкий и приятный. Оба сели за стол. За окном Светило солнце, оно проникало в столовую, через большое окно и трепетно его лучи перебирали ее золотистые волосы. После завтрака они оказались на ложе под космическим экраном. Тор посмотрел на небо в виде экрана, коснулся волос Стеллы и уснул.

Стелла попыталась поднять голову, но не смогла, ее волосы остались в пальцах Тора, и вынуть их из его руки было невозможно. Она глубоко вздохнула и сняла с лица тончайшую маску вместе с великолепным золотистым париком. Парик остался в руках спящего мужчины.

Посмотрела Стелла в зеркало и увидела знакомые стальные в крапинку глаза, все остальное было не для зеркала. Стелле было много лет, и если она снимет с себя молодую кожу, обтягивающую ее со всех сторон, да отключит батареи питания от своего организма, то она упадет от бессилия.

Вероятно, Тор просто сильно устал, если уснул с золотистыми волосами в руках.

Настоящие волосы Стеллы серебристыми прядями свисали на ее худощавые плечи, благородное некогда лицо, все в тонких морщинах было красиво своей старостью. Она сняла с себя искусственную кожу, на воздухе появилась многострадальная, дряблая кожа. Стелла устало вздохнула и села в кресло, силы ее покидали, но в самый последний момент, она как всегда успела подключить аккумуляторы к подзарядке.

На бледных щеках проступил румянец. Женщина незаурядных способностей и силы воли, вновь решила стать молодой. Она натянула на себя новую, дышащую кожу, надела на лицо новую маску с копной золотистых волос и посмотрела в зеркало. Ей улыбались стальные в крапинку глаза.

Она медленно подошла к ложу, теперь у нее были силы вынуть парик из рук Тора. Сколько раз она себе говорила, что надо во время заряжать аккумуляторы, ведь завтрак для ее организма дает бесконечно мало сил, все ее искусственные внутренности требовали для своей работы дополнительной энергии. Тор спал и во сне улыбался.

Стелла убрала старую маску в личный шкаф, недоступный для других. Молодому мужчине на самом деле было лет тридцать.

Клан беспечных людей, в который Стелла вступила много лет назад, не выдавал своих клиентов обществу. Меньше всего люди, вступившие в него, были беспечными. В клан попадали умнейшие люди с огромной силой воли, виртуозно владеющие актерским мастерством. Очень долго Стелла выглядела на тридцать пять лет, иногда ей давали и меньше и называли девушкой.

Некоторое время она была молода за счет жемчужины молодости, но, увидев серьезные признаки старения, она обратилась в Клан беспечных людей…

Тор, вздрогнув во сне, проснулся, перед ним стояла Стелла. Он протянул к ней руку и отдернул: серебристый волос развивался среди золотых прядей. Слишком мудрые серые глаза смотрели пристально и настороженно.

Он спросил:

— Простите, кто вы?

— Белла.

— Я вам не верю, вы не она.

— На самом деле меня зовут Стелла.

— Господи, и сколько же вам лет на самом деле?

— Сто.

— О, и это я вас чуть не полюбил, хорош бы я был в любви с вами!

— Этого бы не случилось, я вам дала снотворное и успокоительное после полета.

— Спасибо и на этом. И как мне вас теперь называть?

— Прабабушка Стелла.

— Вот имечко! Сами придумали?

— Нет, меня так назвали столетие назад.

— А я где нахожусь? Куда вы меня привезли?

— Это моя квартира.

— Как вам удается быть такой молодой?

— Секрет. Очень большой секрет.

— А у меня есть дед, может он вам подойдет?

— А я с ним знакома?

— Его зовут Гарик.

— Гарику сколько лет?

— Семьдесят с лишним или 80. Он еще молодой!

— Он дряхлый. Нет, мне он не подойдет, — и Стелла гордо удалилась из комнаты.

Тор слегка покачнулся и вновь сел.

— Стелла!

— Что, трудно после космического полета? А ты мне деда предлагаешь! В мои тридцать лет…

— Простите, я не хотел вас обидеть. Вы — космическая женщина!

— Давно бы так, люблю уважение, во всех его проявлениях. Обед на столе, ты долго спал. Тор, ты будешь жить здесь, и восстанавливать свои силы после полета, через месяц вернется правнучка Белла из полета в правое созвездие, и вы поженитесь.

Солнце Светило в торец высотки и в квартире царила тень, скрывающая разницу между прабабушкой и правнучкой.

Тор поморгал ресницами и сказал:

— Я в вашей власти, Стелла!

— Умница, люблю красивых и умных мужчин с тех пор, как себя помню. После обеда поедем с тобой на озеро, живая природа восстановит твои силы, а воздух земли вернет способность видеть реальность в виртуальном космическом мире.

Пока Тор ел, в голове Стеллы проносились мысли о несовершенстве человеческого организма. Еще перед тем, как обратиться в клан беспечных она поняла, что в организме обмен веществ идет неправильно, правильно он работает лет до тридцати пяти, а потом все не совсем совершенно в человеческом организме. Человеку для жизни нужно больше энергии, чем поставляет пища.

Все экраны телевидения в то время вещали о том, что надо есть меньше и использовать средства для коррекции фигуры. Если есть меньше, то в организме становится мало сил для жизни деятельности человека, если употреблять таблетки корректирующие фигуру, то отказывает, либо сердце, либо головной мозг. Человек заканчивает жизнь либо инфарктом, либо инсультом.

Таблетки, корректирующие вес человека, вместо того, чтобы поедать жировые ткани, в первую очередь уничтожают живительные соки в сердце и мозгу человека. Сердце и мозг отказывают раньше, чем человек сбросит грамм своего веса. Кому, что дано. Стелла прошла все это многократно, но ей всегда удавалось уловить момент наступающего инфаркта или инсульта, нужные таблетки всегда были у нее под рукой.

Ох, уж эта борьба с весом против жизни и за жизнь!

Тор ел, ему тридцать пять, а, что будет на следующий год? В волосах его заметна седина, может, он уже старый для ее правнучки? Хотя, он красив и хорош собой во всех отношениях. Пусть у них родится ребенок, она еще поиграет с малышом, ее еще хватит лет на пять…

— Стелла, ты, о чем задумалась? Вспомнила юность? Ты и так хороша, ладно, я тебя со своим другом познакомлю, и мы втроем поедем на озеро, а тебе возьмем шезлонг, чтобы тебя ветром не унесло. Шучу, а насчет друга нет, сейчас я его вызову, он тебе понравится, и ты еще лет сто проживешь с новыми запчастями.

— Тор, все отлично, на друга согласна, если он тебя не старше, я люблю мужчин от двадцати шести лет.

— Чудовище ты, а не женщина! Она еще и перебирает в 100 лет! Молодец!

Через двадцать минут прибыл друг Тора по имени Илья.

Илья посмотрел на Стеллу и спросил:

— Ты кто? Как ты хороша! Тор, она твоя женщина?

— Нет, моя в космосе, а это ее сестра двойняшки!

— Все, она моя! Она мне нравится!

Золотые локоны Стеллы развивались на балконе в лучах отраженного солнца от окон соседней высотки. С балкона она вошла с ромашками, росшими в нише лоджии, и направилась в свою комнату, там у нее лежали перламутровые жемчужины. Она легла на свое энергетическое ложе.

На потолке шло кино, как белокурый вождь Гарик пригласил Беллу в свою хижину на острове. Гарик тогда был нетронутым мальчиком. Белла всегда называла тот остров не «Остров черного жемчуга», а «Нетронутый остров», в честь несостоявшейся любви с вождем острова Гариком, у которого в ту пору еще и женщины не было. Гарик был — «нетронутый вождь».

Итак, в соседней комнате находился внук нетронутого Гарика, значит, его кто-то тронул, но не Белла, — сделала вывод Стелла. Она давно устала от любовных интриг, и без оболочки выглядела сушеной воблой. Она достала коллекцию жемчуга: белого из океана, золотистого от напыления, и черного.

В этот момент в комнату зашел Тор второй.

— Стелла, какая прелесть — эта ваша жемчужная коллекция!

— Ты так думаешь? Хочешь, я тебе подарю всю жемчужную коллекцию, только ради твоего деда Гарика, прадеда Яшки.

— Стелла, ты откуда знаешь всех моих предков?

— Знаю лично и деда твоего и прадеда, а вот с твоим отцом я не знакома.

— А, что ты скажешь о жемчужной коллекции?

— Перед тобой образцы жемчуга из моей коллекции, но не вся коллекция, вся находится в океане, около Нетронутого острова, там, где твой дед Гарик был вождем местного племени туземцев.

— Что ты говоришь? А я этого не знал!

— Ты многого еще не знаешь, так вот на Нетронутом острове, есть две лагуны, в которых можно хорошо выращивать новый жемчуг или хранить старый. В лагуне номер два твой дед Гарик помогал некой корпорации выращивать черный жемчуг, в этой же лагуне, я построила подводный жемчужный дворец из жемчуга, доставленного мне с Марса, первую партию этого жемчуга спас сыщик Илья. Он большой любитель жемчуга. Слушай дальше, жемчуг без воды и без близости кожи живого человека портится, поэтому я полвека посвятила тому, что собирала жемчуг, три поколения мастеров мне делали жемчужный дворец, он достаточно больших размеров, и красив необыкновенно. Последний мастер вместе со мной доставил дворец в скафандре в лагуну Нетронутого острова.

— Я смогу его увидеть?

— Тор, а ты не агент какой-нибудь разведки?

— Что, вы, тетя Стелла!

— У меня племянников никогда не было, я люблю иллюзию молодости.

— Прости, Стелла, а почему вы отдаете тайну жемчужного дворца мне, а не своим потомкам?

— Своим не могу. Они космические люди, и тайны океана их не интересуют.

— Ты меня уговорила! Когда едем на Нетронутый остров? Таких и островов сейчас нет, сплошная цивилизация.

— Думаю, Нетронутый остров на месте.

— А Беллу с собой возьмем?

— Возьмем, ее дед основал постоянные полеты на Марс. Там добывают белый жемчуг неземного происхождения.

— Стелла — ты живая история!

— Я — история, я закажу личный гидросамолет, но на Нетронутый остров полетит Белла. Я устала.

— Согласен.


Экспедиция из трех человек села на гидросамолет. Самолет доставил экспедицию на Нетронутый остров, и не просто на остров, а остановился в лагуне номер два. Команда гидросамолета состояла из пяти человек, все они могли вести гидросамолет и по воде, и лететь на нем по воздуху, преодолевая земные просторы.

Осталось опуститься на дно лагуны к жемчужному дворцу. Глубина в этом месте составляла метров пятнадцать. На всю глубину лагуны, еще при спуске и установке жемчужного дворца, была сделана подводная смотровая площадка, войти в верхний отсек можно было непосредственно с гидросамолета. Жемчужный дворец высотой пять метров, был освещен изнутри, с помощью водного, вечного двигателя. Сияющий розоватый дворец был хорошо виден со смотрового подводного серпантина.

— Белла, а почему жемчужный дворец не растащили по жемчужине, ведь он находится недалеко от поверхности океана? — спросил Тор второй.

— Секрет для любителей поживиться. Здесь спутниковая охранная система и не одна, даже у меня есть приемник, который сообщает мне о ситуации в жемчужном замке, если упадет с него хоть жемчужина, я об этом мгновенно узнаю.

— Значит, я теперь владелец жемчужного дворца? — воскликнул довольный Тор второй.

— Да, но дворец есть в каталоге чудес света, он охраняется законом Земли, разрушить его ты не имеешь права.

— Тогда зачем мне он нужен?

— Ты будешь его хранителем, ты — жрец жемчужного дворца.

— Не греет такая мысль. Мне, что жить на этом Нетронутом острове?

— Нетронутый остров давно освоен людьми, но лес рядом с лагуной является заповедником, Стелла его выкупила в вечное пользование. Все под невидимой охраной.

Здесь сохранена хижина твоего деда Гарика.

— Белла, а тебе все это зачем? Ты, что моего деда любила?

— Нет.

— У вас, случайно детей не было?

— У нас не было физической любви.

— А, что это за любовь такая?

— Нетронутая любовь.

— Белла, ты объясни лучше, как ты дожила до таких лет, а выглядишь на двадцать пять? А Стелла, вообще, странная. То молодая, то старуха.

— Ладно, Тор, я расскажу эту историю, мне надо кому-то это поведать. Много лет назад Стелла придумала или знала это от предков, этого я так и не выяснила, что есть жемчужина молодости, она белая с черной сердцевиной. Я такую жемчужину нашла, а она съела и вот много лет сохраняет молодость, но чувствует, что резко стала стареть, и сейчас я ищу новую жемчужину для Стеллы. Благодаря клану беспечных людей, она сохраняет внешнюю оболочку молодости, вот весь ее секрет. Если я не найду новую жемчужину, то ее конец близок. Она чувствует это.

— Белла, а что если попытаться найти эту жемчужину?

— Ты думаешь, я просто так дворец собирала? Да я постоянно искала жемчужину молодости, целый жемчужный дворец собрала, а жемчужины молодости больше не нашла.

— Спасибо за легенду, я буду искать жемчужину молодости.

Тор второй поверил в легенду. Он завел в океане на месте взрыва плантации свою жемчужную плантацию, много над ней работал, скрещивал черный и белый жемчуг. Он уже получил черную жемчужину с белой сердцевиной, но белая жемчужина с черной сердцевиной не получалась.

Черных жемчужин становилось с годами все меньше, но несколько штук еще было в частных коллекциях, стоимость их была баснословной. Илья приобрел черную жемчужину, сделал из нее порошок и прилетел на плантацию. Он вышел на берег океана.

Волны выбросили к его ногам раковину. Он поднял ее, раскрыл: жемчужина белая с черной сердцевиной. Он положил ее в карман и решил молчать о жемчужном мутанте. То, что он положил раковину с жемчугом в карман, видел управляющий со своего наблюдательного пункта, весь берег в этом районе просматривался. Управляющий увеличил разрешение камеры и увидел на пленке то, что Илья взял жемчужину, ради которой вся эта плантация была запущена в эксплуатацию.

Управляющий обладал холодным сердцем и расчетливым умом, он знал, что хозяин спит от усталости и, что он всегда искал белую жемчужину с черной сердцевиной, жемчужину молодости. Он направил на Илью усыпляющий луч, которым охранялись плантации. Илья мгновенно упал на берег. Управляющий быстро подбежал к упавшему человеку и достал из его кармана раковину.


В доме Тора заработала сигнализация в момент выхода усыпляющего луча. Он проснулся и побежал на берег. Он заметил лежащего на песке Илью и убегающего управляющего. Тор достал карманный усыпляющий луч и выстрелил в ногу управляющего, тот упал и стал разламывать жемчужную раковину с помощью специального инструмента. Тор со всей прыти подскочил к управляющему, и выхватил у него жемчужную раковину! Карманным прессом превратил он жемчужину в порошок, подбежал к Илье и половину насыпал ему в рот, а запить дал морской воды.

Илья быстро очнулся.

— Что это было? — спросил он.

— Будешь жить долго, — сказал Тор и высыпал вторую половину жемчужного порошка себе в рот.

На следующий день оба приятеля заметно помолодели, чего нельзя было сказать о Белле. Раненный управляющий сел рядом с новым уловом жемчуга и на свет просматривал все жемчужины. На ловца и зверь бежит. Он нашел белую жемчужину с черным отливом, и решил отомстить друзьям за раненую ногу. Жемчужину превратил в порошок и им подсыпал во время еды. Они съели новую жемчужину и холодно посмотрели друг на друга. Им стало скучно. Видимо в их организме наступил жемчужный перебор.

Тора положили в домике, потом отправили домой. Он долго лежал в больнице, его организм был напичкан непонятными элементами. Его промывали и вычищали. Он лежал ничком и не поднимался вовсе.

Белла решила Тору помочь, и подсунула ему крошечку от жемчуга. Он улыбнулся и уснул. После сна он встал здоровым человеком, и сказал Белле, что его срочно ждут на Нетронутом острове. Белла и Тор посетили Нетронутый остров, с собой они взяли искатель жемчуга, но жемчуга не было.

Илья, гуляя по песчаному берегу моря, нашел камень, очень похожий на камбалу, только перламутровую. Он мгновенно оживился при виде неожиданной находки, и решил использовать кусочек перламутра, чтобы вырастить из него жемчужную камбалу в инкубаторных условиях.

Он отколол маленький кусочек перламутра, поместил его в пустую крупную раковину из-под жемчужины, и опустил его в море в специальной сетке. Через некоторое время раковина с кусочком перламутровой камбалы сама открылась. Он взял в руки ракушку, в которой хорошо просматривалась маленькая перламутровая камбала. Его удивило то, что она на себе вырастила свою ракушку, вероятно, произошел интересный биологический процесс.

Через некоторое время жители поселка наблюдали за его экспериментом. Во всех новостях шли показы жемчужной камбалы, выращенной в море. Продавцы сувениров успешно продавали поделки отдыхающим с перламутровыми камбалами. Люди носили камбалу на груди, как талисман.

Перламутровые камбалы росли необычайно быстро, их количество прибывало. Илья сделал из перлов маленький дворец, и поместил его на своей жемчужной плантации. Но через день жемчужный дворец исчез, а вместо него Илья обнаружил перламутровую камбалу большого размера.

Приборы показали, что маленький жемчужный дворец превратился в единое целое, поглотив полностью маленьких перламутровых камбал. По воле случая жемчужная плантация вырастила в себе жемчужного монстра. Его спина стала выглядывать над поверхностью воды.

Никто не знал, как остановить рост подводного монстра, поедающего весь жемчуг жемчужной плантации, которая через месяц была заполнена единственной, перламутровой камбалой. По морю в этом месте были запрещены любые перемещения людей. Над монстром опустили прозрачный купол. Рост гигантской жемчужины немного остановился. Илья вздохнул облегченно.

Подводные снимки показывали, что под водой жемчужная камбала становилась круглой. Перед ним виднелась огромная жемчужина, он справедливо предположил, что это скорлупа, и внутри этой перламутровой скорлупы развивается жизнь неизвестного существа.

Жители Анисовки шутили над тем, кто вылупится из перламутрового яйца. Большинство предполагало, что это птица или крокодил. Илья сделал наблюдательную вышку, и смотрел с нее за ростом жемчужного яйца. Десятки видеокамер работали круглосуточно, но через месяц часть камер он убрал.

К этому времени все любопытные отдыхающие разъехались. Однажды Илья услышал хруст, его издавал прибор, установленный в прозрачном куполе. Он поднялся на наблюдательную вышку. Верхний слой белого жемчуга раскололся, и показался слой черного жемчуга. Прозрачный купол убрали.

Через некоторое время окрестности огласились треском черного слоя жемчуга. Из недр гигантской жемчужины на поверхности воды появилось огромное количество маленьких плавающих камбал. Треснувшие части перламутровой скорлупы опустились на дно.

Над полуостровом закружил вертолет, из него в море опустился хобот насоса, который собрал перламутровые камбалы. Второй хобот опустился в море, и вытянул из него перламутровую скорлупу, которая, проходя по хоботу, мгновенно высыхала.

Илья мог поручиться, что она превратилась в плоскую камбалу. Когда он посмотрел на свою жемчужную плантацию, то не обнаружил в ней признаков перламутра, даже пуговицы не завалялось.


Глава 2

Тор первый познакомился с судостроителем, работающим на кораблестроительном заводе, который изготавливал яхты, шлюпки и крупные суда. Поэтому он и намекнул госпоже Стелле, что пора бы ей заменить старую яхту. Она дала согласие на постройку новой яхты с условием, что первый месяц на ней будет плавать он сам, а после него и она взойдет на борт яхты. Заказывать новую яхту поехал Тор.

Генеральный конструктор Роман Романович выслушал новый заказ, и сказал, что яхту можно построить, она к сложным заказам не относится, если требуется просто комфортабельная яхта с названием «Стелла».

Дома Роман Романович обсудил конструкцию яхту со своей дочерью Мариной, выросшей в благополучной семье в большом каменном доме. Квартира конструктора состояла из больших комнат с высокими потолками, в одной комнате стояли огромные книжные шкафы. Огромная квартира с маленькой комнаткой для прислуги. Хрупкая девочка любила читать книги, часто сидела дома и читала, ей никто не мешал, ее никто не ругал. Она много не требовала от своих родителей.

Последней работой Романа Романовича был паром, для перевозок людей через море. Работа была сложная потому, что задание носило противоречивый характер: паром должен плыть, как корабль, и открывать носовую часть для того, чтобы грузы легко можно было вывезти с корабля на поверхность причала. Так еще работают грузовые самолеты, и еще это напоминало мост на цепях перед старинным замком, и челюсть. Роман Романович и верил, и не верил, в то, что делал. Здравый смысл подсказывал, что идея хороша, да результат может быть плачевный, но задание надо выполнять!

В судостроительном городе любили большие механизмы, начиная от разводных мостов. И вот теперь он разрабатывал разводной паром: нос корабля опускался, потом поднимался, и закрывался механически с помощью вакуумной системы. Дочь часто сидела в кабинете отца и смотрела, как он работает. Он так привык к ее присутствию, что вольно или невольно обсуждал с ней конструкции кораблей. Дочь воспринимала обсуждения, как естественный разговор с отцом. Незаметно она стала учиться в институте, и вместе с отцом работать над созданием кораблей.

Новогодний вечер оказался для нее откровением, ее на него просто зазвали. Девушка слыла домоседкой. Студентки сокурсницы решили вытащить Марину на свет божий от книг и отца, о котором были наслышаны. Она пришла на вечер с опозданием, и когда переступила порог новогоднего зала, как к ней подошел высокий молодой человек и пригласил ее танцевать. Ее первый танец состоялся с Яшей. Он к ней больше никого не подпустил, так они и не отходили друг от друга весь вечер. Большая редкость для жизни: Марина и Яша не имели сексуальных партнеров до знакомства, а возраст у них для любви был вполне зрелый: Яше было 23 года, Марине — 20 лет.

Чувства имеют способность оживать. Они ожили оба и одновременно. В них проснулась чувственность в обычном медленном танце.

Встречи последовали незамедлительно, они так долго сохраняли свою целостность, что теперь бросались в объятия друг друга с легкостью и большим желанием. Яша делал диплом. Марина еще училась. Встречались они от случая к случаю на нейтральной территории. К отцу в кабинет дочь перестала заходить, поэтому он первый заметил, что его любимая дочка стала меняться на глазах: в ней появилась требовательность. Родителей она обрывала, не давала им много говорить, и стала требовать от них много денег.

Они привыкли к ее малым потребностям, а ее вдруг, как прорвало: Марина занялась хождением по магазинам и стала часто отсутствовать дома. Аскетизм девушки перешел в ненасытность чувств и потребностей. У нее появились несбыточные желания, вроде кто ее сглазил. Яша, человек более чем скромных потребностей выполнить желания Марины не мог! Ему надо было доучиваться. Он реже ходил на заработки. Диплом требовал времени. Она этого понять не могла, она проснулась для любви, но выхода ее чувствам не было.

Тор приехал из столицы, он работал с отцом Марины над окончательным вариантом яхты. Мужчина тридцати лет, холеной наружности, с гладким лицом, с некоторых пор стал постоянным посетителем кабинета Романа Романовича. Они работали над проектом яхты «Стелла». Речь Тора слышалась в доме Марины повсюду. Она первой зашла в кабинет отца, и все втроем окунулись в обсуждения проекта. Пальцы Тора касались тонких пальчиков Марины, их глаза то и дело встречались над бумагами. Любовь не любовь, а чувствительная искра перешла с рук Тора в пальцы Марины. Ее рука горела от его прикосновений.

Отец вышел из комнаты. Тор и Марина приникли друг к другу одновременно и тут же отпрянули: отец вернулся в комнату. Тор, весьма обеспеченный мужчина по местным меркам, не отходил далеко от нее. Девушка его привлекала своим изяществом. Ей импонировало внимание Тора. Отец заметил их притяжение, но не придал ему значение.

Яша не успел понять и ощутить полностью Марину, как она исчезла из его жизни. В нем осталось желание встреч, но он ее не мог нигде встретить. Яша защитил свой диплом, его оставили после распределения в городе с бронзовыми львами и сфинксами из гранита. Он попал под руководство Романа Романовича.

На верфи стоял почти готовый паром, Яша бегал вокруг него и кричал:

— Глупцы, кто придумал такой корабль, он потонет, он обязательно утонет! Неужели конструкторам неясно, что челюсть у парома может отвиснуть и паром захлебнется морем!

Рядом с ним бегал маленький мужичок и во всем ему поддакивал. Яша любил, когда его слова одобрялись публикой. Он прибыл на судостроительную верфь со студенческой скамьи и сразу приступил к работе над огромным паромом на десятых ролях.

В его задачу входила обязанность дорабатывать то, что было в чертежах ошибкой на данный момент времени. При стыковке большого числа изделий, изготовленных в разных странах, разных компаниях и фирмах, всегда находилась работа инженеру. Трудно все предусмотреть при проектировании большого судна, проколы неизбежны. Чертили одно, купили другое, и все надо было совместить.

Отец Яши однажды привез домой картину, на ней было изображено бушующее море и корабль. Картину повесили над кроватью мальчика. Мальчик просыпался, смотрел на картину и сочинял историю, которая произошла с корабликом на полотне. В маленьком городке, где жил Яша, протекала маленькая речка, в некоторых местах ее можно было перейти вброд.

На берегу речки постоянно паслись гуси. Маленький Яша ходил по грязному берегу, по гусиным перьям, и мечтал о том, что он идет по песчаному берегу океана. Мальчик рос среди гусей, которых держала его мать. Они ели гусей по праздникам и в будни. Гусиными крылышками сметали Марины со стола. Гусиным крылышком мать наносила сметану на булки в печи, из них получались булочки с вкусной корочкой.

Гусиные перья мальчик втыкал в свои плохо расчесанные волосы и с криками носился среди гусей, за что мать на него очень сердилась. Тогда Яша залезал по глинистому обрыву берегу к гнездам ласточек и мешал им, как мог своими криками и палками из веток. Взрослые при виде его действий всегда пытались отогнать мальчика от берега с гнездами ласточек.

Детство гусиное оборвалось, как обрыв над рекой: Яша пошел в школу. Учился он удивительно легко, хоть никто с ним и не занимался перед школой, у них в маленьком городке, это было не принято. Школа была одна. До восьмого класса мальчик жил дома, а девятого класса в школе не было.

После восьмого класса ребята шли в местное училище, после окончания которого, они работали в своем маленьком городке на небольшом ремонтном заводе. Вот и вся перспектива будущей жизни. Яша решил пойти в мореходное училище и уехал далеко и надолго из гусиного городка, а потом он поехал учиться в кораблестроительный институт.

Тор пришел к Роману Романовичу, но хозяина не было дома. Марина была дома одна и мечтала. Она накручивала волосы на крупные бигуди перед зеркалом, и хотела пойти туда, куда нельзя. Прозвенел звонок, она подошла к двери, в глазок заметила Тора, стянула с волос бигуди и открыла дверь. Тор переступил порог. Марина обхватила его шею руками. Ее молодые груди напряглись рядом с грудью Тора.

Он взял девушку на руки:

— Марина, куда нести тебя?

— Ко мне в комнату.

Комната девушки была олицетворением дорогой скромности. Есть все, и нет ничего лишнего. Главное у нее была кровать на полтора человека. На эту кровать ее и положил Тор.

— Я правильно сделал? — спросил Тор, и воскликнул: Но здесь мало места!

— Мне одной хватало всегда.

— Я думал, ты меня приглашаешь к себе, — сказал Тор.

— Нет, я хотела узнать, можешь ли ты меня поднять и пронести пару метров.

В комнате зазвонил телефон.

Голос отца спросил:

— Марина, Тор, случайно не рядом с тобой?

— Он здесь.

— Дай ему трубку, я с ним поговорю.

Тор слушал Романа Романовича и хмурился, потом положил трубку и сказал:

— Мне срочно надо уехать в столицу.

— Возьми меня с собой, я никогда не была в столице.

— Поедем.

Но она так и не смогла с ним уехать, а Тор уехал и пропал. От него не было звонков.

Отец ничего не говорил дочери. Долго скучать она не могла и подошла на верфи к Яше. При виде Марины, Яша оживился, он был счастлив в ее присутствии, а она была к нему слегка равнодушна.

Яша, как молодой специалист, получил комнату в трехкомнатной квартире. Он своим жильем был доволен. Марина небрежно слушала о его радости и не понимала, чему он рад. У нее, сколько она себя помнила, всегда была большая квартира. Однако в гости к Яше стала приходить все чаще, и чаще. Соседи к ней привыкли, она с ними переговаривалась, и однажды, засидевшись на общей кухне, и осталась у Яши в комнате до утра.


Дочь пришла утром домой и прошла сквозь строй молчания. Отец промолчал после ее возвращения, а мать поджала губы.

Через некоторое время мать сказала:

— Марина, ты взрослая девушка, но я мечтала о твоей свадьбе.

— А я мечтала о богатом муже.

— Яша бедный жених?

— Он и небогатый и неприхотливый.

Встречи продолжались. Родители вздыхали. Свадьбы не было. Яша был счастлив, а Марина чего-то все ждала, а ждала она разностороннего Тора. Он приехал за день до спуска на воду парома.

При обходе парома перед отправкой, Яша наткнулся на тайник, но не стал свою находку афишировать. Он взял пакет, положил его в двойной полиэтиленовый пакет, и припрятал его недалеко от причала для парома. Дома подумал, как можно привести в действие взрывчатое вещество. Он знал, что первым рейсом его соперник Тор уедет.

В душе Яши возникло отупение, то есть его мысль вертелась только вокруг уничтожения соперника. И еще он ненавидел паром, он в него не верил, и все об этом прекрасно знали, поэтому если паром пойдет ко дну, то он взлетит вверх, по служебной лестнице.

Билеты на первый рейс парома были раскуплены или распределены нужным людям. Роман Романович в первый рейс не уходил. Но совсем неожиданно Марина захотела принять участие в первой переправе парома.

Яша знал о Торе, но не знал, что Марина поплывет с ним. Он подложил взрывчатку в самое слабое места парома — в замок, который держал нос парома на замке. Он вымыл руки, сняв перчатки после первого своего нехорошего поступка. На следующий день вокруг парома кипели страсти, пресса стояла на ушах, фотографируя и снимая на камеру новое чудо техники.

Полтысячи пассажиров с собственным шампанским взошли на палубу и разбрелись по своим каютам. Яша протрезвел от ненависти к сопернику, когда увидел, что на паром зашла Марина, в сопровождении Тора.

Отец ее стоял в толпе провожающих и дочери и даже не махнул ей рукой.

Паром отчалил от берега. Заработал таймер времени на взрывчатом устройстве после закрытия дворца. Внешне гигантский паром внушал доверие: огромный плавающий многоэтажный дом. Яша не любил ничего гигантского, он вырос в маленьком городке и воспринимал лишь двухэтажные здания, и двух палубные корабли.

Через два часа после отплытия, произошел взрыв в замке носовой части парома. Публика к этому времени успела выпить шампанское за счастливую переправу.

Ревность — черная сила человечества. Яша сидел на причале и смотрел в холодную даль моря, куда на огромном пароме уезжала его единственная любовь — Марина, очаровательная девушка. Она для него была не мечтой, а реальностью до недавнего времени, пока она не встретила Тора. Этот Тор, Яша скрипнул зубами, он ее околдовал и теперь увозил ее в холодную даль.

Глаза Яши застилала пелена ненависти к сопернику. Чувство отмщения его будоражило, он отмстил, осталось ждать результатов мщения.

Волны росли на его глазах, еще недавно они были покатые и гладкие, а теперь они стали острее на гребне волны, и разбивались о причал ажурной массой пены. Яша вздрогнул, ему послышался приглушенный волнами крик Марины. Он заржал, как лошадь, потом осекся и замолчал. После минуты молчания, причал потонул в его волчьем вое.

Луна сквозь тучи усмехнулась Яше прямо в лицо.

На звук взрыва прибежала часть команды парома, публику к месту взрыва не подпустили. Взрыв спаял части замка. Капитан сделал вывод, что все легко отделались, паром стал единым целым, и без сварщика нечего было и думать разрушить новое соединение носа и кормы корабля. Публика о случившемся взрыве не узнала, ей сказали, что были проведены запланированные испытания, и они прошли успешно.

Марина и Тор уединились в каюте и отлично провели время.

Яша поднялся с причала, повернулся и встретил глаза Романа Романовича:

— Вы, что натворили на пароме? Признавайтесь!

— Я подложил небольшую бомбу в замок парома.

— И прогадал. Паром выстоял и плывет по взятому курсу.

— Не может быть, я слышал крик Марины!

— Убийцы из тебя не получилось, твой взрыв только оплавил стальные детали замка, паром плывет. Проблемы будут с разгрузкой и погрузкой, но с этим команда парома справится. Что с тобой делать?

— Отпустите — уеду.

— Обойдешься, будешь работать над узлом замка парома.

— Я против разборной конструкции парома!

— Ты против Тора, я правильно тебя понял?

— Да. Я его ненавижу!

— Любишь Марину, и чуть ее не погубил!

— Вы правы! Мне надо уехать.

— Утром жду в КБ, проход на верфь для тебя закрыт.

— Я приду в КБ.

Яша пошел пешком домой. Роман Романович сел в машину и уехал. Яхты разрабатывали без личного вмешательства Романа Романовича, поэтому в эту группу разработчиков он и направил Яшу, чтобы реже его видеть. Яша после взрыва на пароме, словно оцепенел и механически приступил к выполнению нового задания, но работа его постепенно увлекла, и он стал работать в КБ с большой отдачей. Его труд оценили, но Роман Романович сказал, что Яша сам будет плавать первую неделю на яхте «Стелла».

Илья и Белла вновь жили вместе в старом дворце Павлина, он стал спокойнее относиться к ней. Они не спорили, не строили планов перестройки дворца, жизнь у них стала вполне размеренная.

Белла с увлечением смотрела на то, как на ее глазах собиралась новая яхта Стеллы, яхту так и назвали «Стелла». Сборщик яхты Яша заметил внимание Беллы к его труду и предложил ей изобразить перо павлина рядом с названием яхты. Стелла против рисунка не возражала, и Белла приступила к выполнению любимой работы.

Тор приехал за один день до спуска яхты на воду и остановился в старом дворце. Белла сказала Илье, что примет участие в первом рейсе. Илья плавать на яхте отказался категорически. Стелла сказала, что проводит яхту от причала, но два матроса с прежней яхты обязательно поведут яхту в первый рейс по маршруту теплохода.

На новую яхту взошли: Белла, Тор, Яша и два матроса со старой яхты. Павла Стелла не отпустила в первое плавание, он рядом с ней стоял на причале.

В этот ответственный момент над яхтой зарокотал вертолет пограничной службы. Яхте не разрешали выход в фарватер. Серьезное судно должно было быть у пограничников зарегистрировано. Испытания яхты пограничниками переносились на неопределенное время.

Стелла спросила, что надо для ускорения регистрации? Ей ответили, что нужны деньги за регистрацию и за получение разрешения на перемещения в акватории Абрикосовки.

Паша занялся оформлением бумаг. Яша нервничал, его командировка подходила к концу. Илья радовался, что Белла с ним. И тут, как снег на голову, прилетела Марина для знакомства с яхтой и Абрикосовкой. Отец ей рекомендовал посмотреть на яхту.

Дело в том, что Яша сделал ей предложение выйти за него замуж, а Марина сказала, что без яхты за него замуж не выйдет. Она с детства хотела иметь свое судно, пусть небольшое, но свое.

Старый дворец огласился молодыми голосами. В бассейне купались все, кому делать было нечего. На бортике бассейна задумчиво сидела Белла, к ней подсела Марина.

— Хорошо здесь у вас, — сказала Марина, — и главное тепло. В нашем море так не покупаешься, а здесь есть еще и теплый бассейн. Мне нравится. Можно мы у вас недельку поживем, мы все оплатим?

— Оставайтесь.


Белле Марина понравилась, ей так не хватало подруги! Алла была занята детьми, и их дружба рассыпалась, словно ее и не было, а со Стеллой дружбы не получалось. Марина появилась во время.

Но не во время подошел Яша:

— Привет, девушки! Смотрю, вы тут разговариваете, как родные.

— А ты, что нам завидуешь? — спросила Марина.

— Нет, радуюсь, что вы друг другу подошли. Марина, зачем ты сюда приехала?

— Отец хочет купить мне яхту, похожую на эту! А ты можешь делать яхты, но купить мне яхту ты не сможешь никогда!

— Да, яхту мне тебе не купить. Завтра будут все бумаги готовы, и мы сможет отплыть на новой яхте от Абрикосовки на приличное расстояние. Марина, ты с нами поплывешь?

— Возьмете — поплыву.

Белла посмотрела на пару молодых людей и поняла, что новую знакомую уже отобрали, и поговорить не дали. Она встала и пошла в дом.

В дверях Белла столкнулась с Тором.

— Белла, куда спешите? Поговорите со мной.

— Тор, я иду в свою мастерскую. Проводите меня.

Тор и Белла поднялись в художественную мастерскую. Мужчина подошел к окну и посмотрел на яхту, стоящую у причала.

— Мне нравится новая яхта. А Марина хорошо смотрится у яхты! Да, я заметил, Белла, что у вас везде здесь нарисованы павлины. Вы их любите?

— Очень люблю, как и прежний хозяин этого дворца.

— Опять рядом с Мариной стоит этот Яша! Вы, знаете, Белла, он ведь хотел меня утопить на пароме! Отец Марины спас его от наказания, и все обошлось без жертв. Марина только об этом ничего не знает, ее отец запретил с ней об этом говорить! Значит, я не разрешу ей пойти в этот первый рейс!

— А она вас послушает? Марина девушка строптивая. Да и я уже не хочу идти в первое плавание.

— Белла, посмотрите! Марина уже висит на шее Ильи!

Белла подошла к окну и увидела, что Марина на самом деле почти висит на мужчине, а рядом стоит Яша и пытается ее оторвать от Ильи.

— Илья мой муж, он не соперник Яше, — проговорила Белла.

— Но он красив! Он очень холеный мужчина! Такие мужчины нравятся ей!

— Тор, но вы тоже красивы, и у вас очень ухоженная внешность! И мы уже с вами вновь на «вы» перешли, а совсем недавно были близкими людьми.

— Белла, вы это Марине скажите!

За окном произошло очередное оживление. Появился Паша с кейсом в руках и что-то всем сказал. На причале прокричали «Ура!». Марина повисла на Павле. Он поцеловал ее и поставил в сторону.

К причалу подошла Стелла, она своего очарования не потеряла.

— Какая красивая хозяйка у этой яхты! — воскликнул Тор, — идемте на причал, Белла! — и сам первый побежал вниз по лестнице.

Белла осталась стоять у окна, ведь она только недавно очнулась от любви к Тору, и совсем недавно Илья привез ее от матери, и теперь она не хотела лезть в кучу эмоций. Она взяла кисточку и остановилась у мольберта.

Тор прибежал на причал и сказал госпоже Стелле, что яхта ему безумно понравилась, что он хочет проверить судовые качества яхты сам лично, поскольку в этом деле он разбирается. Стелла дала свое согласие на его участие в испытаниях. Все были готовы к отплытию яхты, но не было Беллы, поэтому решили плыть без нее. Команда сменила свой состав: Яша, Тор и два матроса. На берегу остались провожать яхту и ее первых пассажиров: Паша, Стелла и Марина.


Белла подошла к окну, и случайно затронула антенну, расположенную еще графом Павлином, в букете перьев павлина. В этот момент на яхте прогремел взрыв. Мужчины прыгнули за борт и поплыли от пылающего факела к берегу. Белла при звуке взрыва вздрогнула, она видела плывущих мужчин, горящие белые паруса яхты.

Она решила написать эту картину и не отрывала глаз от яркого зрелища, даже не подозревая, что все это сделала она, одним небрежным движением руки в букете из перьев павлина, созданным еще графом Павлином. Или не она? Ведь графа давно уже не было на белом свете, а яхта была — новая.

Белла знала, что букеты их перьев павлина скрывали странные проводки, которые граф Павлин строго настрого запрещал ей трогать… Она еще немного подумала и пришла к мысли, что яхта новая, и старые проводки графа Павлина к ней отношения иметь не могут. Значит, она не взрывала яхту…

Вечером все собрались в зале картинной галереи. Вопрос был один: кто подорвал яхту? Илья посмотрел на публику, и ему показалось, что у Яши странно бегают глаза. Остальные сидели и взволнованно разговаривали. Разговор результатов не принес.

Утром Илья решил сам осмотреть яхту. Обгоревшие останки яхты лежали на берегу. Он сел на скамейку недалеко от остова судна и стал смотреть и думать, кто и кому помешал из этих интересных внешне мужчин. Получалось, что самые большие враги — это Тор и Паша, значит, взрывчатку мог подложить — Паша!

Илья уже заметил неприязнь между Тором и Яшей, но они оба были на борту судна, и к ним вопросов быть не могло. О взрывоопасной мести женщин Илья даже не думал, а зря! И тут он заметил на обшивке яхты следы рисунка пера павлина. А Белла могла отмстить Тору за свой неудачный к нему визит? Могла. На причале ее даже не было. Она, по словам людей, была в мастерской и к причалу не подходила совсем!

И еще, яхта принадлежит Павлу и госпоже Стелле. Павлу Белла тоже могла отмстить. Илья медленно стал обходить яхту. Он предположил, что взрывчатое вещество лежало в том месте, где стояло кресло, закрепленное на палубе для хозяйки судна. Он не находил ответа на свои вопросы. Взрыв видели только свои люди, и официальным властям никто не спешил рассказывать о взрыве на борту новенькой яхты.

К Илье подошла Белла.

— Илья, я не взрывала корабль, но я зарисовала то, что было после взрыва, — и она показала мужу свой набросок.

Илья внимательно впился глазами в рисунок морской трагедии. Он заметил, что первым плыл Тор, за ним плыл Яша. Матросов Белла не нарисовала, а где же они были в момент взрыва? По свидетельству очевидцев, во время взрыва матросы были в кубрике, их на палубе не было, но они спаслись, а их никто и не заметил!

— Белла, а каково твое мнение по поводу взрыва?

— Я не смотрела в окно до взрыва, пока не услышала звук взрыва и крики людей. Ко мне Тор заходил в мастерскую, он ревновал Марину ко всем мужчинам.

— Но Тор был на яхте, он не мог себя взорвать!

— А, что ты скажешь о Марине?

— Милая девушка, но поговорить мне с ней не дали.

— А не могла ли она взорвать яхту вместе со своими мужчинами: Яшей и Тором?

— Не знаю, они тут все понаехали со своими старыми обидами друг на друга, но Тор сказал, что Яша его один раз уже взрывал на пароме.

— Вот чудеса мирового масштаба, и все это у нашего причала! Народ если узнает, то во все щели сюда полезет! Надо перетащить обгоревшую яхту в ангар!

К ним подошла Стелла:

— Вот братик, как сгорают мои деньги! Я уже всех подозреваю. Паша успел все бумаги оформить.

— Значит, значит! Я не знаю, кто взорвал яхту! — воскликнул Илья и пошел организовывать команду по переносу яхты в закрытое место. На берег ее вынесло девятым валом.

Тор стоял рядом с Яшей и кричал:

— Яша, это ты меня хотел взорвать!

— Тор, я не знал, что ты поплывешь на яхте!

Марина стояла рядом и всхлипывала. Она с опозданием поняла, что произошло, и что могло произойти. Поняв ситуацию, она подошла к мужчинам, взяла их под руки и повела к остаткам яхты. Мужчины замолчали и внимательно стали обходить то, что осталось от белого великолепия.

Яша хлопнул себя по лбу:

— Марина, что если бомба приехала с завода!

— Бомба могла взорваться в любое время, но взорвалась после отплытия! Я видела взрыв!

— Случайно ты не видела, кто-нибудь из провожающих нажимал на пульт управления?

— Как только вы отплыли, Паша нажал на мобильный телефон.

— Мы чем ему не угодили? — спросил Тор.

— Мрак! — вскричал Яша, — больше не буду никого взрывать!

— Яша, ты часто взрываешь? — спросила Марина.

— Было дело, но не сейчас. Марина, я не подарю тебе яхту, и ты не выйдешь за меня замуж.

— Яша, ты счастливчик, выжил и помалкивай, — сказала Марина, а потом рассмеялась: — Все! У меня не будет яхты! У меня не будет мужа!

После собственных криков девушка побрела в сторону старого дворца собирать вещи.


Тор подошел к Павлу:

— Паша, это не ты меня хотел взорвать?

— Я не взрывной техник.

— А кто, позвольте вас спросить?

— Я — обстрелянный тобой человек!

— У, злопамятный!

— Рука болит и о твоем выстреле напоминает.

— Ты взорвал яхту?

— Зачем мне свою собственность взрывать?

Общими усилиями яхту завезли в ангар. В проеме ангара на свету стоял Роман Романович:

— Что случилось, Яша?

— Наша работа была взорвана. Вы здесь откуда?

— Приехал на дочь посмотреть, себя показать.

Илья внимательно посмотрел на конструктора Романа Романовича, он показался ему слишком веселым, а из кармана у него торчала антенна какого-то прибора.

Судостроительный завод выпускал корабли различного назначения под общим руководством Романа Романовича. В далекие времена он учился в институте вместе с графом Павлином, который, будучи студентом, выиграл в игровом комплексе огромную сумму денег и больше не играл в азартные игры. На эти деньги он построил свою первую яхту. Как ему все завидовали!

Роману Романовичу тогда очень нравилась Стелла. Как-то летом Стелла поехала в Абрикосовку именно туда, где на яхте плавал граф Павлин, она хотела его подцепить, и на конструктора Романа Романовича внимания не обращала. Но деньги у нее закончились быстрее, и пришлось ей работать в винном магазине продавщицей, вот там она и познакомилась ближе с графом Павлином.

В институт учиться она не вернулась, но и продавщицей больше не работала, она стала певицей не без помощи графа Павлина. На всю жизнь Стелла осталось в душе Романа Романовича. Он удачно женился на девушке со странным именем Клавдия Карловна, обладающей в то время большой квартирой и неплохо прожил свою жизнь.

Но Стелла! И вот он получил заказ на яхту для нее! Именно для нее! Его дочь Марина слегка напоминала Стеллу! Взрыв на пароме, который устроил Яша, вдохновил Романа Романовича на новый подвиг. Он решил уничтожить яхту после ее создания! Месть и ревность всей его жизни! И он ее уничтожил! Он был доволен!


Глава 3

Госпожа Стелла посмотрела на вошедшего в ангар мужчину:

— Роман Романович, это ты? — Стелла показала на яхту.

— Естественно, самая красивая из женщин!

— Папа, это ты взорвал? — спросила Марина, стоя недалеко от яхты.

— Без очков на Стеллу не взглянешь, ослепнешь от ее красоты!

— Папочка, ты знаешь Стеллу?

— И давно! Марина, а ты знаешь, что ты — дочь Стеллы?!

Толпа вокруг них плотно столпилась, превратившись в глаза и уши.

— Что ты гонишь!? — закричала Стелла.

— Стелла, не кричи! Я при всех скажу, что было много лет назад. Ты родила ребенка и отдала его одинокой, молодой и бесплодной женщине Клавдии Карловне, у которой была большая квартира. Сама ты уехала в Абрикосовку, и больше я тебя не видел. Но я знал от графа Павлина, что ты с ним каталась на его яхте. Так вот, я женился на женщине с твоим ребенком, и больше у нас детей не было. Марина — твоя дочь! И твою дочь чуть не утопил Яша! Так я решил, что пусть Яша утонет на твоей яхте! Я все сказал! — и он опустился на обгорелую яхту.

Стелла еще раньше заметила свои черты лица в лице Марины, у нее дрогнуло сердце, а сейчас оно готово было выскочить из груди.

Марина посмотрела на Стеллу и сказала:

— Вы — мама Стелла! А мама Клавдия у меня уже есть. Я чуть не ушла, да вовремя вернулась, в такой концерт попала! Спасибо, отец за правду! Осталось выяснить, кто мой отец!?

— Граф Павлин! — невольно выкрикнула Стелла.

— Стелла, у тебя уже есть дочь от него, значит от него у тебя две дочери? — спросил тревожно Паша.

— Паша, все наоборот, вторая дочь у меня от Романа Романовича.

— Стелла, ты в своем уме?! — спросил с надрывом Роман Романович.

— Так получилось, я так запуталась, когда пыталась выйти замуж за графа Павлина. Но любила я тебя, Роман Романович, и ты это знаешь.

— Знаю, Стелла, знаю. Что теперь будем делать? А, где моя дочь?

— Роман Романович, у тебя уже есть внучка. Вторая дочь не училась в институте и родила раньше своей старшей сестры.

— Мама, так у меня есть сестра и племянница!? Здорово! Познакомь! — воскликнула Марина.

— Она приедет сегодня посмотреть на яхту.

Яша подошел к компании и сказал:

— Марина, я без тебя не уеду.

— Яша, знакомься с моей мамой Стеллой!

— Красивая у тебя вторая мама, вы с ней очень похожи! — спокойно сказал Яша.

— Мама Стелла, мы с Яшей хотим пожениться.

— И женитесь, но подождите сестру, ее зовут Лиза, а у нее есть дочь Алена.

Лиза с дочкой Аленой вскоре подошла к ангару.

— Здравствуйте, все! Мама, мы приехали, нас никто не встретил. Таксист Андрей довез до дворца. Что с яхтой? Все целы?

— Лиза, тут такое происходит! Знакомься: твоя сестра Марина, твой отец Роман Романович, — сказала Стелла дочери.

— Круто! Яхта сгорела, отец умер, а новые родственники на наследство табунами идут, — язвительно ответила матери дочь, — это очередные сказки своей мамы.

— Это правда! — с горечью воскликнула Стелла.

Она взяла за руку маленькую внучку Алену и пошла с ней к морю. Лиза внешне очень напоминала Романа Романовича. Он посмотрел на дочь, и впервые в жизни ощутил себя полноценным человеком!

Дочь посмотрела на отца и вздрогнула всем телом:

— Но я на вас похожа! Какой ужас! Неужели вы — мой отец?!

— Лиза, я еще сам с этой мыслью не совсем освоился.

Лиза и Роман Романович отошли в сторону.

Для полной идиллии во дворец приехала Алла с тремя сыновьями:

— Белла, у вас тут так много людей и яхта обгорелая! А нас Андрей сюда привез.

— Алла, сегодня дворец полон людей. Все свои, но мне грустно. Ладно, скоро общий обед, идем, накроем стол на улице.

— Не грусти подруга. Белла, ты бери Васю за руку, идем с детьми погуляем, стол без тебя накроют.

На берегу моря мальчики подошли к маленькой Алене, и все женщины получили возможность поговорить.

К Стелле подошла Марина:

— Мама Стелла, я не могу поверить, что вы — моя мама.

— Марина, я и сама с трудом в это верю. Прошло много лет. Острота боли оттого, что я тебя отдала на воспитание более обеспеченной женщине, прошла.

— Простите, но вы не бедная женщина, и могли бы меня найти и познакомиться со мной!

— Нет, я не могла к тебе приехать. Твоя приемная мать мне заплатила за то, чтобы я тебя не искала. Понимаешь, я в игровом комплексе проиграла огромную сумму денег. Граф Павлин выиграл много денег и яхту купил. А я проиграла, и тебя еще пришлось отдать за долги. Обратной дороги у меня не было. Клавдия Карловна заплатила мой долг в игровом комплексе. Я ее и имя ее не вспоминала. О тебе я не позволяла себе думать, мысли о тебе — всю мою жизнь были запретными.

— Но вы, отлично выглядите!

— Спасибо, на том стою.

Алла и Белла взяли за руки детей, и пошли по берегу.

Стелла и Марина продолжали говорить без слушателей.

К ним подошли Лиза и Роман Романович:

— Стелла, я возмещу убытки. Яхта у тебя будет лучше этой.

— Мама, я хочу съездить в гости к отцу Роману Романовичу, — сказала Лиза.

— Мама Стелла, можно я здесь поживу? — спросила Марина.

— Делайте, что хотите! Марина, поживи здесь, у Беллы. А я сейчас уеду с Павлом, не судите строго, я вам все сказала.

По территории дворца бродили кучки людей, обсуждая новость о дочках Стеллы.

К воротам дворца подъехал черный лимузин, из него вышел мужчина в строгом костюме. Он направился к госпоже Стелле.

— Стелла, для вас есть новость! — воскликнул адвокат графа Павлина. — Мне позвонили по мобильному телефону, и сообщили что у вас две дочери!

— А вам какое до этого дело?! — раздраженно воскликнула Стелла.

— У меня есть завещание графа Павлина… Да, вы наследница, но в завещании написано, если у вас объявятся дети, о которых граф Павлин не знал, то все наследство передается его родной дочери. Наследница — его родная дочь, знал он ее или не знал! Однажды в шутку или нет, но он сделал анализ ДНК, можно его сравнить с ДНК двух ваших дочерей! Официальные результаты анализа, прикреплены к завещанию.

— Почему я об этом не знала? Теперь наследница Марина?

— Если анализы совпадут — да. Вы успели построить себе дом, о нем в завещании ничего не сказано, новый дом — ваш!

— Что достанется Лизе и Алене?

— У них остается их квартира и все, чем они пользовались до этого момента, и, пожалуй, больше ничего.

— Значит, если бы яхту не взорвали, она была бы моя?

— Абсолютно верно!

Они так громко говорили, что к ним стали подходить все, кто был на территории старого дворца.

— Григорий, что достанется моему брату Илье? Сейчас у него с Беллой пансионат и старый дворец Павлина.

Илья и Белла превратились вслух.

— Однокомнатная квартира Ильи.

Илья и Белла взялись за руки, на слова у них сил не было.

Подошли Лиза и Роман Романович.

— Дочь, мы разорены, у нас ничего с тобой не остается, только наши дома! — закричала Стелла.

— Мама, я не знаю о чем речь, но у меня ничего и не было, — скромно сказала Лиза.

Подошла Марина, все посмотрели на нее.

— Марина, ты теперь наследница графа Павлина! — воскликнула Стелла.

— Я это уже слышала. Моя мама, дочь хозяина игрового комплекса, в котором ты, мама Стелла, меня ей проиграла!

— Опять всей ей?! — со слезами вскрикнула Стелла.

— Отец, мы, когда домой едем?

— Марина, ты хотела здесь пожить, — напомнила ей Стелла.

— Нет! Мой дворец! Что хочу, то и делаю! Яша, поедем со мной?! Я теперь еще богаче стала! Яша, зачем мне ты? Я — богатая, обойдусь без тебя.

— Дочь, что с тобой? — спросил Роман Романович. — Я тебя вырастил!!

— Роман Романович, не примазывайтесь к моему богатству, вы — не мой отец.

— Спасибо и на этом, а теперь вон твоя дочь, — и Марина показала рукой на Лизу.


Белла отошла от компании, сходила к птицам и принесла перо павлина.

— Вот еще наследница графа Павлина — воскликнул Григорий и указал на Беллу.

— Что за шутки? — спросила Стелла, вытирая глаза от слез.

— У графа Павлина три пункта наследников: жена, дочь и та женщина, у которой появиться в руке перо павлина из его герба во время разборки наследства.

— Мужик, ты чего сказал?! — запричитала Марина.

— Девушка, наглость наказуема даже с того света. Граф Павлин любил шутить, он знал о болезни сердца, и поэтому всех вокруг себя успокаивал снотворным. Он предполагал, что у госпожи Стеллы была дочь, он своим больным сердцем чувствовал, что она есть. Поэтому его сердце и болело, но он на самом деле был графом с фамильным гербом. Его герб светится на воротах дворца с внутренней стороны, вон посмотрите!

Все посмотрели в сторону ворот и действительно увидели герб с пером павлина.

— Третье условие завещания, если появиться женщина с пером павлина, то все наследство делится на троих: жену, дочь и женщину.

— Григорий, а какие еще условия? — спросила подавленно Стелла.

— Нет, это последнее, все делится на троих.

— Белла, ты знала об этом условии? — спросила Стелла.

— Да, я знала о третьем условии. Мне граф Павлин однажды о нем обмолвился, но о втором условии я не знала.

— Это лучше, чем ничего. Белла, раз ты меня, моих дочерей, и моего брата выручила, то теперь все идем в картинную галерею есть пирожки и пить компот.

— Все готово, — ответила Белла.

Марина из летней сумки достала пистолет и направила его на Беллу. Илья в прыжке выбил пистолет из рук наследницы.

— Внимание, всем! — закричал Григорий.

— Что еще? — спросила Стелла.

— Марина лишается наследства!

— Что за шутки!? — закричала Марина.

— Ты подняла пистолет на герб графа Павлина.

— Это не герб, а баба с пером птицы.

— Господи, какое счастье, что я вас так долго не видела! — воскликнула Стелла.

— Ты обо мне и моей дочери? — спросил Роман Романович.

— О ком еще? Один взорвал яхту, вторая стреляет в Беллу!

К воротам подъехали три машины. Охранники ворвались на территорию дворца.

— Вы арестованы! — сказал охранник Роману Романовичу.

— Вы откуда, капитан? — спросила Стелла.

— Илья сообщил нам о взрыве на яхте, мы рядом с дворцом стояли.

— Спасибо! — сказала Стелла и села на скамейку у ворот дворца.

— А мне что делать? — спросил Яша.

— Ваши документы, — обратился капитан к Яше.

— Вы меня арестуете?

— Нет, паром взорвали не вы, а Роман Романович, — ответил капитан.

— Но все считали, что я, — обречено, проговорил Яша.

— Роман Романович купил место генерального конструктора в тяжелые годы для судостроительного завода, это целая история, а вы — пешка.

— Но я подложил взрывчатку в замок парома!

— Вам сказали, что это был клей? Яша, вас уволили, а Романа Романовича мы арестовываем. Вы свободны, но без права работы на судостроительном заводе.

— Яша, вы можете восстановить яхту? — спросила Стелла, поднимаясь со скамейки.

— Могу.

— Я беру вас к себе на работу. Жить будете во дворце, если Белла не возражает.

— Я не возражаю, — ответила Белла. — Стелла, я не верю, что Марина — твоя дочь!

— Она не моя дочь.

— Что!? — воскликнули все хором.

— Марина дочь графа Павлина и своей мамы Клавдии Карловны.

— Почему все так запутанно? — спросила Белла.

— Ее мать дала графу Павлину возможность крупно выиграть в игровом комплексе своего отца, она его очень любила. Роман Романович знал, что Клавдия Карловна ждет от графа Павлина ребенка. Я проиграла в игровом комплексе, куда меня затащил граф Павлин, который знал, что Роман Романович любит меня, и если я ему скажу, что это моя дочь, то он будет хорошим отцом его дочери. Вот и все об этой запутанной истории.

Марину охранники освободили, потому что она не успела выстрелить, но пистолет у нее забрали. Освободили они и Романа Романовича из-за отсутствия прямых улик против него, кроме его личных признаний, высказанных в состоянии эффекта. Охрана покинула дворец.

— Так я дочь графа Павлина?! Значит я наследница! — удивительно спокойно и громко сказала Марина.

— Да, вы наследница, вам причитается третья часть от его империи, — ответил Григорий.

— Идемте в картинную галерею, в ногах правды нет, — Белла устало позвала всех к столу.

Белла вошла в картинную галерею дворца, и остановилась, с удивлением взирая на отсутствие двух картин. Рамы мирно демонстрировали голые стены. Толпа остановилась рядом. На большом столе стояли стаканы с дежурным компотом, и лежали фирменные пирожки на тарелках.

— Илья, пропали 2 картины из коллекции графа! — воскликнула Белла.

— Они ценные? — спросил, пробираясь вперед Илья.

— Самые ценные картины пропали, они не моего производства, — отозвалась Белла.

— Внимание! Все дружно садимся за стол! — прокричал Илья, — И, признаемся в краже картин! — добавил он в шутливой форме.


Гости стали медленно заходить в картинную галерею, поражаясь ее подбору произведений на тему моря и павлинов.

— Белла, что конкретно пропало? — спросила Стелла.

— Две картины на морскую тематику, подлинники, — быстро ответила Белла.

— На первом этаже картины висели без охранной сигнализации? Белла, дворец всегда охранялся у графа Павлина. Где охрана? — спросила Стелла.

— Каюсь, Стелла, охрану я распустила.

— Гостей полон дворец и все без охраны! Ты с ума сошла, Белла! Разве так можно! — запричитала Стелла. — Я тебе больше не доверяю дворец Павлина!

— Стелла, картинную галерею закроем, и поставим сигнализацию, — успокоил Илья.

— Руками замахали после кражи! — проворчала Стелла.

— Стелла, что за огрызок висит на твоей цепочке? — спросил Илья.

— Где? — спросила Стелла, — и ухватила рукой цепочку, — правда, обрезали кулон.

— Внимание, все посмотрите на свои украшения! — призвал всех Илья.

Женщины со всех сторон стали себя осматривать.

Мужчины полезли проверять кошельки.

Дети заплакали.

— Алла, отведем детей в спальню, пусть поспят, там и покормим, — сказала Белла, и взяла Васю за руку, потом добавила: — Лиза, берите Алену и едемте с нами.

Дети покинули картинную галерею, в которой остались одни взрослые.

— Итак, здесь находилось много взрослых людей и четверо маленьких детей, — заговорил Илья, — пропали две картины, взорвана яхта, срезан кулон у Стеллы. Кто хочет сказать по этому поводу?

— Здесь еще были охранники и юрист, — возразила Марина, — есть еще слуги, или как их называют теперь, обслуживающий персонал дворца.

— Последние люди проверенные, а вот новичков прибыло предостаточно! — возразил Илья.

— Илья, нам виновных в краже и во взрывах не найти, — грустно сказала Стелла, и подумала, что все взрывы — дело рук графа Павлина, которому скучно жить без человеческого обличия, вот он и развлекается на свой лад.

В дверях появилась фигура Юры.

— Паша, где мое семейство? — спросил Юра. — Илья, я встретил мужика у ворот дворца, он нес свернутую в трубку газетку. У вас типография открылась? — пошутил Юра, проходя в картинную галерею.

— Юра, ты шутник. Твои дети спят. Про мужика подробней расскажи, — попросил Илья. — Здесь две картины пропали.

— Где-то я этого мужика уже видел раньше! Я любовника своей супруги не узнал, это был Андрей, таксист! — быстро сказал Юра.

— Андрей почти наш человек, — ответил Илья.

— Илья, у тебя все наши, а проколов много, — заворчала вновь Стелла. — Тут еще надо решить, что за третья часть наследства достается Белле.

— Стелла, мы это решим без общего собрания, — вмешался Паша, как финансовый директор всего наследия графа Павлина. — Есть предложение, передать Белле гостиницу вместе с Тором.

— Я уже права голоса не имею? Меня взорвали, а теперь передают, как вещь, и надо было мне посоветовать Стелле — заказать новую яхту! — громко и нервно сказал Тор.

— Повторю свое предложение: гостиница достанется Марине, дворец и пансионат Илье с Беллой, универсам и игровой комплекс — Стелле, — сказал важно Паша.

— А винный заводик с магазином кому достанется? — спросила Марина.

— Шустрая какая, только приехала, а все знает! — удивилась Стелла.

— Мама!

— Мы выяснили этот вопрос, у тебя есть только мама Клавдия, — ответила жестко Стелла.

— Заводик винный и теплоход остаются у госпожи Стеллы, — ответил Паша.

— Что-то мне совсем мало осталось, — застонала Марина.

Появились Алла и Белла. Алла села рядом с Юрой. Белла подошла к Илье. Лиза остановилась рядом со Стеллой.

— Лиза при жизни графа Павлина была его дочкой. Она имеет право на часть наследства, — возразила Белла.

— Хорошо, — согласилась Марина. — Лизе заводик и теплоход.

— Паша, решение принято по поводу наследства, а по поводу краж, пусть Илья разбирается, — сказала устало Стелла. — И необходимо усилить охрану дворца.

— Я выйду замуж за Тора, — сказала Марина, — и уеду жить в столицу к мужу и наследству, в виде гостиницы.

— Облом, детка. Тор твой брат, — возразила Стелла.

— Еще одна шутка, — ехидно уточнила Марина.

— Марина, я на тебе женюсь, — предложил Яша.

— Если Марина моя сестра, то проси ее руку у меня, — сказал Тор.

— Нет, — два раза сказала она, — я продам гостиницу и выкуплю на эти деньги акции судостроительного завода отца.

— Дочь, ты приняла хорошие решения, — сказал Роман Романович.

— Эх, папа! Я к тебе привыкла! А ты не мой папа!

— Я не понял, почему Тор оказался братом Марины? — спросил у всех Роман Романович.

Ему никто не ответил, в этом пока никто не разобрался, и все посчитали такое родство за шутку.

Яша включил телевизор. Белла посмотрела на экран и сказала:

— Илья, здесь были матросы с яхты, ты давно их не видел?

— С того момента, как они помогли перенести яхту.

— Они взяли картины. Один из них по имени Буек на все способен, он мог и кулон срезать и яхту взорвать, он любил старую яхту, а новая — это его конкурентка.

— Белла, ты права, его найдем. Все свободны! — сказал громко Илья.

Темно и холодно в душе и на улице. Дикий рев ребенка оглушил все пространство помещения. Вася умудрился уронить на себя шкаф. Шкаф новый и модный упал на такой же шкаф своей макушкой, в результате ребенок оказался в шалаше из шкафов, но спасенным и нервным.

Он кричал, кричал и вдруг затих у тарелки с макаронами. Алла посмотрела в зеркало и увидела свое отекшее лицо. Где-то такой отек лица она уже видела и вспомнила, у ее мамы был такой отек лица от медовой маски.

О, это она вчера купила медовик, съела его почти весь на одном дыхании и отекла. Глаза изменили свою форму под наплывом век. Вася ел любимые макароны и пока молчал. Тихо. Темно и холодно. Она хотела Василию старшему написать письмо. Написала и стерла. Если она Васе что-нибудь напишет, он явится немедленно собственной персоной, а это непозволительная роскошь, а жаль. Вася младший съел десяток макаронных завитушек и побежал в ванну с криками:

— Мама, я люблю тебя!

Юра уехал с двумя другими детьми к своей маме на побывку. Васю он то — ли недолюбливал, то — ли ревновал к большому Васе, но с собой его не взял. Вася младший тоже больше любил Васю, чем Юру. Вася заснул.

Алла посмотрела в зеркало, потом отвернулась от него лицо с полной безнадежностью, но с надежной, что отек на лице пройдет. Алла взяла в руки телефон, набрала номер Беллы:

— Белла, привет, у тебя есть минутка? Вася спит. Юра с детьми уехал к своей маме. А у меня отек на лице.

— Понятно, сидишь одна дома и страдаешь.

— Знаешь, Белла, говорю тебе, как на духу, грустно мне что-то, то ли к Васе рвануть, когда отек с лица спадет? С Юрой у нас все плохо. О, я ведь не оставила четвертого ребенка…

— Ты мне про четвертого ребенка ничего не говорила.

— А чем хвалиться? Приехала я от Васи, выгнала из дома Аню. Она тут у Юры прижилась, пока меня не было. Пришел домой Юра и сделал мне четвертого ребенка. А ты знаешь, возьму я завтра одного Васю и поеду с ним к другому Васе, а ты скажешь Юре, что я к матери поехала.

— Алла, меня не ввязывай в ваши дела.

— Осторожная ты стала! Ладно, сама ему скажу. Пока, — сказала Алла и положила телефонную трубку.

Вася вскинул голову, как — будто и не спал, закричал, заверещал. Слез с постели и забыл, что почти спал. Визг и крики на пустом месте. Алла вспомнила, что Вася с ним справлялся одной левой, и решила утром обязательно уехать к нему. Вася маленький бегал по квартире, кричал, лез во все двери. Один за всех расшумелся.

Утром Алла посмотрела на себя в зеркало: отек несколько уменьшился, сделала маску на лицо и стала собирать вещи. Вася проснулся в хорошем расположении духа и особо не мешал сбором своей мамы. Он набрал игрушек целую сумку, словно помогая ей.

Алла часть игрушек вынула, остальные взяла, и сказала:

— Спасибо этому дому, пойдем к другому, — и, взяв, за руку сына вышла из квартиры.

Легкий снег лег на их следы. Жизнь продолжалась. Естественно, дорога без Андрея не обошлась. Андрей заметил Аллу и Васю, он остановил рядом с ними машину.

— Алла, куда ты опять собралась ехать от своей судьбы? — спросил Андрей, открывая Алле дверь машины.

— Андрей, чего спрашиваешь? К маме еду.

— Она тебя ждет, не дождется! Не повезу я тебя!

— Я тебя сегодня не вызывала, ты сам остановился.

— Знаешь, моя хорошая, идем, я вас домой отведу. Ты не знаешь, что Юра уволился из универсама и вернулся домой? Так моя Аня мне все рассказала. После раздела имущества, Стелла стала притеснять Юру, он и уволился. Иди домой, а то Стелла и вашу квартиру оприходует, а ты выходи на работу.

— Андрей, ты прав! Мне надо работать! Юра сам знает, что делает. Помоги домой вещи отнести.

— Идем, любимая! И не перечь госпоже Стелле, если ей на глаза попадешь!

Юра вернулся домой, где не был последние годы. Там его почти не ждали. Квартира родителей ему показалась маленькой и старой. Мать выделила ему комнату. Детей положили на диван. Юре принесли раскладушку.

Мать встретила сына с двумя внуками и спросила:

— Сын, ты надолго к нам приехал? А почему ты с детьми явился и без Аллы?

— Мама, как получится, я уволился из универсама. Решил, что так будет лучше. Я пойду работать. Детей в детский сад отдам.

— Юра, ты здесь прописан, мы тебя не выписывали, а дети твои у нас не прописаны, в сад их не возьмут.

— Мама, это ты серьезно говоришь? Вот попал! Мама, а ты с детьми не посидишь? У меня выхода нет! Негде мне там работать. Со Стеллой я не поладил.

— Юра, оставайся. Не выгоню я тебя из дома, устраивайся на работу.

Повезло Юре на этот раз. Один старый приятель за последнее время стал директором фирмы и взял Юру к себе на работу на приличные деньги. Но Юра в универсаме расслабился, и многое забыл, нагонять было тяжело. Домой он практически не заходил, первый месяц все время был на работе. Дети бабушку не слушались. За месяц она очень устала, и на свой страх и риск позвонила Алле:

— Алла, что мне делать? В сад детей без прописки не устроить, а Юра все работает.

— Спасибо, что мне дали передохнуть. Значит, Юра на работу устроился? Хорошо. Не знаю, что и делать! Я вышла на работу. Вася ходит в детский сад. Возьмите няню себе в помощь на деньги Юры.

— Няни нам еще не хватало! У нас квартирка маленькая. Где дети прописаны?

— Дети в Кипарисе родились, а прописаны вместе со мной, по месту моей прописки. У меня областная прописка. А вы вспомните, мы хотели у вас детей прописать, да вы отказались.

— Так, я думала, ты смотришь не на моего Юру, а на столичную прописку!

— Господи! Тройня! Не знаю, что мне и делать! Пропишите их временно.

— Хорошо, Алла. Вася он самый буйный из трех, тебе нелегко, а мы справимся.

Юра нашел молодую няню в помощь своей маме. Девушка подрабатывала, учась в педагогическом институте. Она не спорила с бабушкой, используя педагогические приемы воспитания, легко справлялась с двумя, весьма послушными мальчиками.

Валерий и Виталий дружили между собой и не ссорились по пустякам. Вася среди них всегда был третий самостоятельный. Девушку все вскоре звали по имени «Ира». Она гуляла с детьми раз в день, второй раз с ними гуляла бабушка. Бабушки, сидящие на лавочке, ей докладывали, как с ее внуками гуляет Ира. Девушку хвалили и считали женой Юры.

Юра к Ире не приставал, а вот сам он ей очень нравился, разница в возрасте у них была лет десять. Ситуация обычная.

На юге Алла втягивалась в трудовые будни. Весна вторгалась в ее края. Народ полетел на юг. Работы прибавилось. Вася ходил в детский сад в одну группу с сыном Андрея. Сыновья подружились. Алла с Андреем однажды вместе вышли из детского сада.

Сыновья бежали впереди их, обгоняя друг друга. Они зашли в маленький парк, сели на скамейку. Дети качались на качелях. Птички пели над их головой. Аня тосковала по Юре, ей говорили, что Алла с Андреем часто ходят вместе, но против этой дружбы у нее сил не было. У нее появилась мысль съездить к Юре. Женщина набрала номер телефона Юры.

— Юра, любимый, я так скучаю без тебя! Дорогой мой человек! Твоя жена и мой муж дружат вместе с детьми, а я им мешаю. Можно я к тебе приеду?

— Не боишься, Анечка? Приезжай! Жду, встречу!

Андрей привел сына домой, и увидел интересное зрелище: все вещи летали по квартире, а некоторые залетали в раскрытые пасти сумок.

— Аня, что случилось?

— Ничего особенного, я еду в гости к Юре. Алла за вами присмотрит, она с тремя детьми справлялась, а уж с двумя как-нибудь справится. Правда, сын?

— Да, мама, тетя Алла с нами справится.

— Вот и сын за нее! Сын, я не обижаюсь, я тебя люблю! Андрей, всех возишь, отвези меня до вокзала! — Аня присела, стряхнула слезу.

— Отвезу! Захочешь вернуться — ждем!


Глава 4

Юра на вокзале встретил Аню, обрадовался, привез ее к себе домой. Его дети полетели к ней и сели на колени. Женщина обняла мальчишек, потрепала коротко остриженные головы.

В комнату вошла Ира, и удивленно посмотрела на женщину:

— Извините, я думала их мать приехала.

— А, ты кто, милочка? Юра, ты опять занят?

— Нет, Аня. Это Ира, она студентка и няня в свободное время.

— Уже и «Аня». Отпусти мужика, он уже женщину в другом месте найдет!

Аня встала. Мальчики сползли с ее колен. Она схватила свои сумки и выскочила на улицу. Подняла руку, машина остановилась и повезла женщину к вокзалу.

Из дверей подъезда выбежал Юра, а машины уже и след простыл.

Аня на следующий день приехала домой. Дома не было никого, вечером она сама взяла сына из детского сада. Мальчик к ней прижался и заплакал, заплакала и Аня.

Поздно вечером приехал Андрей:

— Как поездка? — спросил он жену. — Быстро вернулась, не встретили?

— Встретили, но у мальчиков уже есть новая мама!

— Шустрый Юра! Алла знает?

— Он еще сам не знает. У него есть няня Ира, молодая девушка.

— Надо Алле сказать. Предупредить ее.

— Праведный какой! Заботливый ты, но о других. Сама узнает, если захочет.

Алла пришла в детский сад за Васькой, и от воспитательницы узнала, что Аня сама забрала сына. Она позвонила мужу:

— Юра, что там у тебя произошло? Кто с детьми сидит?

— Алла, ты же знаешь, что с детьми сидит моя мама.

— Не верю, родной. Если Аня сбежала от тебя, значит, у тебя есть другая женщина. Соперница наша.

— Есть няня Ира. Студентка.

— Вот она! Счастья вам двоим! — сказала Алла, и бросила трубку телефона.

Зазвонил телефон. Она взяла его, но это был не Юра, а Андрей:

— Алла, у Юры есть женщина.

— Знаю, Андрей, но я им не судья и к ним не поеду.

— Тебе виднее, но я к тебе приехать не могу, Аня вернулась.

— Андрей, тебя я не зову, мы с Васькой одни поживем, — сказала Алла и положила трубку телефона.

Полежала Алла немного. К ней на постель забрался Васька:

— Мама, позвони Васе, я с ним хочу поговорить.

— Ты, прав, Вася, надо звонить большому Васе.

Вася сразу взял трубку, словно ждал звонка.

— Василий, это я, Алла. Мы с Васькой одни, нас все бросили и замену нашли. Приезжай к нам на всю жизнь.


Мороз красный нос завладел полностью природой. Ветер пронизывал дома. Жизнь подчинялась морозу. Окна в автобусах, замороженные ровным слоем без узоров, закрывали вид из окон, отчаянным пассажирам, ехавшим в самой теплой одежде. Святки. Крещенский мороз. Морозы ударили на редкость крепкие.

Юре постучали в дверь и предложили пару мешков картошки. Семья у него увеличилась, картошка всегда нужна, дома ни одной штучки не осталось. Привезли им мешок картошки, бросили ее на лестничной площадке, и по звуку бабушка поняла, что она мороженая. Ира вместе с ней выбежала посмотреть на картошку.

— Надо ее разрезать и посмотреть.

Взяла Ира нож, помыла одну картошку, разрезала, а она на разрезе вся промороженная. Парень стоит над двумя мешками замороженной картошки, и не хочет верить, что вот она, такая большая и крупная, а промороженная, и не на улице ведь картошка стояла. Потом он посмотрел на Иру и сказал:

— Ира, ты здесь долго еще жить будешь?

— Пока я им нужна, не уйду. А ты, картошку замороженную продавай.

— Да я не знал, что она замерзла!

— Это твое дело, мне надо дверь закрыть, до свидания!

Юра первый раз принес домой полноценную зарплату. Заплатил Ире за работу, отдал маме на продукты и на личные расходы. Дамы повеселели. Дети получили новые игрушки с пультом управления. Не хватало ему машины, но в морозы о машине можно не думать. И об Алле он старался не думать, Юра был уверен, что она вспомнит Васю, а не его и Андрея.

Стелла поссорилась с Юрой, он уволился и уехал с двумя детьми, но ей от этого легче не стало. Она сама не могла понять, почему всю злость, скопившуюся после взрыва на новой яхте, она выместила на Юре, отце тройни. Так получилось, под руку попался. Стелла успокоилась, а извиняться уже не пришлось, адресат выбыл. Впрочем, универсам работал и без него, он все сделал, что мог.

Паша сказал Стелле, что к Алле приехал ее старый друг со времен школы, они живут втроем с маленьким Васей. Стелла решила гражданского мужа Аллы проверить на профессиональную пригодность для своих целей. Алла была на работе. Маленький Вася в саду.

Дверь открыл большой Вася. Он сразу понравился госпоже Стелле.

— Здравствуйте, Василий, я — Стелла. Не удивляйтесь моему приходу.

— И вам, здравствуйте! С чем пожаловали? Нас обижать?

— Нет, хочу предложить вам работу, да не знаю, согласитесь ли? Мне нужен человек с золотыми руками. У меня есть ремонтный заводик яхт, есть инженер, нет рабочего. Вы могли бы помочь в ремонте двух яхт и теплохода?

— Где и когда надо работать?

— Скоро потеплеет и можно приступать к работе. Ангар стоит на берегу моря, остальное все в ваших руках. Жить можно во дворце, в нем есть комнаты для обслуживающего персонала.

Новость Алла встретила спокойно, она знала, что Стелла Василия не пропустит. Вскоре Василий переехал во дворец к Белле. Яшу и Василия поселили в двух смежных комнатах. Они приступили к ремонту плавучих средств Стеллы. Яша продумывал, что и как делать, а Василий выполнял. Они сработались. Рабочий день у них был ненормированный, что их вполне устраивало.

Марина не могла понять, кто и что взорвал, но чувствовала свою вину перед разбитой взрывом яхтой. По мере сил она помогала Яше добывать нужные детали и узлы для его ремонтной бригады. Вдали от него, она осознала, что он ей нужнее, чем женатый Тор. Так получилось, что привезла Марина для ремонта яхт необходимые запасные части. Втроем они весело продумывали, как улучшить в яхтах или в теплоходе.

Белла к ним заглянула, предложила свою помощь по оформлению малых судов. Пригласили маляров и дело пошло. На веселый огонек ремонтной бригады заглянула Стелла, и была удивлена, как быстро выполнялись ее задания. Старая яхта светилась, как новая. В новой яхте отверстия от взрыва приобрели прикрытия, и не пугали своей откровенностью. Теплоход приобретал вид прекрасного двухпалубного судна. Стелла лично заплатила Яше и Василию.

Яша надеялся после ремонта яхт вернуться к Марине. Василий хотел жить рядом с Аллой, а не работать вдали от нее. Деньги они отдавали своим женщинам и продолжили работу, которую выполняли качественно и быстро. Успех бригады висел в воздухе. Тишина окружала ангар, до него был прорыт небольшой канал, по которому заводились суда и поднимались для ремонта.

Луна заглянула в ангар. Ворота раскрылись. Из ворот выплыла старая яхта и поплыла в сторону открытого моря. Через пару минут прозвучал взрыв. Ангар с новой яхтой и теплоходом взлетел в воздух огрызками досок и рваным железом.

Белла проснулась от взрыва и посмотрела в окно: была видна яхта в сполохах огня, горящего ангара. Проснулся Илья, удивленно посмотрел на жену у окна, потом быстро вскочил и подбежал к окну. Старую яхту скрыла ночная тьма. Горел ангар.

— Белла, кто-то против новой яхты! Пусть горит.

— Илья, звони пожарным, звони в полицию. Звони.

Илья позвонил по экстренным телефонам и посмотрел в окно: Яша и Марина бежали к ангару. В ангаре что-то еще ахнуло, жахнуло. Парочка упала на песок, и больше не пыталась идти в сторону взрывов. Они пошли в сторону дворца. Белла и Илья спустились к ним.

Подъехали пожарники. Взревела скорая помощь. Какой-то умный мужчина приступил к опросу жителей дворца. Пожарные тушили обгорелые обломки. Утром среди обломков трудно было с первого взгляда определить число судов. Стелла ходила вокруг ангара и не знала, что и думать.

Илья подошел к Стелле:

— Сестричка, главное не волнуйся, люди все целы.

— Это радует, но кому мои яхты так мешали?

— Я не знаю, кто твой враг.

— Ищи брат, ищи!

— Ищи, свищи, ветра в поле!

— Или на море!

— Знаешь, а ты права, именно на морю надо искать врага.

Яша разводил руками, он ответил на все вопросы по поводу ремонта судов, но его не отпускали, заставляя остаться до конца следствия. Василия тоже привязали подпиской. Стелла смотреть на них не могла. Содержать их она отказалась.

По фарватеру на старой яхте плыли два матроса, которые на ней всегда плавали со дня ее основания.

— Буек, нам еще повезло, что не взорвались в ангаре с остальными судами!

— Ледок, ты молоток, быстро вывел яхту в фарватер, а это не ты бомбы подложил?

— Я, что сдвинутый — себя взрывать? Ты, наверное, взорвал.

— И я не больной, чтобы взрывчаткой яхты уничтожать.

— Знаю, что не ты. Но кто взорвал? Ведь еле ноги унесли!

— Чуть в могилу не угодили, до сих пор меня трясет от страха.

— Что, правда, то, правда. А люди подумают, что мы взорвали.

— Ледок, а ты на кого думаешь, ну, насчет взрывов?

— Буек, наехали тут всякие, сами они и взорвали. Думаю, нас не заметили. Мы в фарватер вышли, а уж потом взрывы пошли один, за одним.

— Слушай, а если мы чего сдвинули своей яхтой, ну и взорвалось все из-за нас.

— Не дрейф, прорвемся. Главное, чтобы нас не видели.

— Чует мое сердце, нас могла видеть Белла, эта баба все во время замечает.

— Прав, она могла увидеть, как мы вышли на яхте, с ее мастерской далеко видать.

— Белла не болтушка, она не расскажет.

— Не расскажет. С того раза, как мы ее первый раз к графу Павлину привезли, было видно, что она цельнометаллическая. Граф Павлин об нее споткнулся, захотел ее, да и умер.

— Откуда ты знаешь?

— От пирожков.

— Михайловна посвятила?

— А, то! И сейчас у нас с тобой запас пирожков на пять дней хватит.

— Правильно, любовь поварихи — великая сила!

Яша завалился на кровать, подложил руки под голову, и посмотрел в потолок без единой мысли в голове. Марина уехала, но сердце его с собой не увезла. Он так ее любил и хотел, что переболел до пустоты. Она странная, или слишком для него богатая. Не ладилось между ними любовь.

И стал Яша ловить себя на мысли, что исподволь все больше думает о Белле. Хорошая женщина, не задается, других не унижает, с мужем своим спокойно говорит, прислугу не тиранит, как Стелла или Марина.

Эх, эта Марина, еще и дочкой графа Павлина оказалась, еще богаче стала. Васька хороший мужик, да не повезло ему в армии, детей у него быть не может, да и у Беллы их нет. Васька к Алле уехал, а он не знает, что ему делать.

Опять его взрывы преследуют. На пароме, да здесь второй раз. И виновен, и не виновен. Черт его дернул взрывать паром по собственной воле и по велению Романа Романовича. Ведь дочь его там плыла! А вдруг и он не знал, что Марина поедет тем рейсом с Тором? Мог и не знать. И тут взрывы за взрывами на яхтах Стеллы. Кому насолила она?

Яша уснул. Ему приснились гуси из детства, и он резко проснулся с мыслью, что ему немедленно надо ехать в городок, где он родился. Немедленно. Он вскочил, быстро собрал вещи, потом вспомнил, про подписку и часть вещей вынул, взял полиэтиленовый пакет и с ним быстро выбежал за ворота, поймал машину и был таков.

Вася приехал к Алле, ей он рассказал о взрывах на яхте. Она попросила Василия разделить квартиру на две квартиры, какими они были до объединения с Юрой, и одну квартиру сдать внаем, тем паче, что тепло настало, отдыхающие стаями стали приезжать в город.

Илья голову сломал о мысли над взрывами на яхтах. И неожиданно спросил:

— Белла, ты видела что-то в окно до того, как я проснулся и подошел к окну?

— О чем, ты? Мы с тобой вдвоем смотрели на пожар в ангаре!

— Родная, а ведь ты лжешь! Ты видела что-то на море! Ты на море смотрела!

— Грубо, Илья, море темное без луны…

— Была луна, Белла, была! Я ее мельком видел. Видела ты! Но, что!?

— Неправда!

— Я сам отвечу! Ты видела, как уходила старая яхта!

Белла неуловимо вздрогнула всем телом.

— Я угадал! — сказал Илья. — Но, что мне это дает? То, что старая яхта цела, ее остатков в пожарных огрызках мы не нашли. Белла, а ты знаешь, куда исчез Яша?!

— Меня подозреваешь?

— Уже нет. Вася сейчас живет у Аллы. Здесь еще крутилась Марина, она привозила нечто для ремонта яхт, а спросить не у кого. Еще мы две картины не нашли и алмазный кулон Стеллы!

Аня смотрела на то, как ее муж в костюме и галстуке собрался идти на работу.

— Андрей, ты опять к Алле собрался идти? Так у нее все занято!

— Я на работу.

— Вот как?! Это теперь ты так на работу ходишь?

— Работа — работе рознь, — сказал Андрей и быстро пошел к машине.

В это время подчиненные Андрея, Буек и Ледок, достали бутылку вина из погребка, выпили и повеселели.

— Буек, куда поплывем? Мы теперь при деньгах и на яхте.

— Все деньги наши! У Стеллы, моей палубной любви, ты срезал кулон, я вынес картины из картинной галереи, а Андрей их вывез и продал. Нас Андрей ждет в подводном кафе, туда и плывем. В кафе рассчитаемся с ним, он нам будет давать работу, подвозить отдыхающих к берегу, а мы их будем катать по таксе, — ответил Буек и уснул на палубе. Рядом уснул Ледок.

В подводном кафе Андрей ждал яхту, а ее все не было. Устрицы ему надоели, воды напился, пингвинов все не было, так он звал матросов. Андрей вышел из кафе и увидел яхту, которая ни кем не управлялась. Мужчина спустился в кафе, вызвал знакомого яхтсмена, и на его яхте поплыли к старой яхте. На палубе спали матросы, за рулем никто не стоял. Андрей перебрался на яхту, отпустил яхтсмена, сам встал за руль и повел ее к дикому пляжу, людей в начале сезона там бывает мало.

Среди деревьев стоял маленький домик, хозяина дома не было. Яхту Андрей пришвартовал к причалу, матросов перетащил по одному в хижину. Они еще спали. Проверил Андрей у них карманы, обнаружил деньги, взял их и спокойно пошел к яхте.

Над морем застрекотали вертолеты, они заметили одинокую яхту и подлетели к причалу. Андрей ответил наблюдателям, что он обедал в подводном кафе, вышел покурить и заметил яхту, которая вела себя очень странно. Яхту он догнал с помощью известного яхтсмена. На яхте спали матросы, он их уложил в домике.

— Все хорошо, — ответил один из речных наблюдателей, — но эта яхта числится в розыске.

— Я на нее и не претендую.

— И славно.

Юра нырнул в море, долго плыл под водой, вынырнул и столкнулся глазами с глазами девушки, а за спиной у нее тянулся темный поток волос.

— Девушка, вы русалка?! — воскликнул шутливо Юра.

— Я даже не девушка, — ответила она, выходя из воды, — меня Алла зовут, если забыл. У меня от тебя трое детей.

— А, где наши дети? Вы так молодо смотритесь! У вас такие дивные и длинные волосы!

— Двое живут с тобой в столице, один живет здесь со мной. А волосы — мой секрет, и весьма дорогой.

— А зачем мы детей разлучили?

— Так получилось. Васька вон там сидит, из песка дворцы строит. Люблю я этот пляж. Хотела к тебе подойти, да смотрю у Беллы бывший поклонник, я мешать не стала, и пошла в море, чтобы она меня не заметила.

— С ней мой друг детства пошел.

— А мы с ней подруги детства, а вам сколько лет?

— Нам? Много лет.

— Мы уже с Беллой с двумя друзьями знакомились, им было где-то по двадцать шесть лет, нам было тогда по восемнадцать лет, а сейчас нам много.

— Вы еще младше нас, значит девушки. У тебя такая красивая фигура, а волосы… Я вообще от них с ума схожу.

— Чего тебе мои волосы сдались? Они дорогие, я их нарастила, похоже, не зря, а так бы ты меня и не заметил, а теперь вот на меня запал. Ты надолго приехал?

— Хотел сегодня домой ухать, а теперь с удовольствием останусь. Алла, где вы с Васей живете?

— Какая разница? У меня второй муж есть, Васька, но он слинял к себе домой, и я вообще-то одна живу с Васькой младшим. Поэтому и придумала длинные волосы, чтобы нравиться мужчинам.

— Я вообще не женат, и у меня есть два твоих сына, Алла…

— Столичный, одинокий — мечта, а не мужчина! Я работаю в этой новой гостинице администратором, и мы с Васькой в ней живем, вот так!

— А я номер снял на пару суток, так я сниму теперь на три недели.

— Ничего себе заявка! Тебе, что все равно?

— Нет, мне бы пришлось через три недели сюда ехать, а я их тут с вами коротать буду.

— Я согласна коротать с тобой три недели, давно со мной никто время не коротал! — и Алла потянулась двумя руками вверх, выгнув свою спину, по которой струились длинные, каштановые волосы.

Юра от Аллы не мог глаз оторвать, у него даже появилось чувство, что ему нужна именно эта гибкая женщина. У него давно не возникало желание любить женщину. А сейчас Юра таял от одного вида Аллы, он потек, как мороженое от солнца.

Она заметила его влюбленный взгляд, опустила руки, сама поцеловала его в щеку и спросила:

— Скажи, кто ты?

— Я — твой муж, отец твоих детей.

— Понятно, бедный, убогий человек.

— Нет, у меня еще есть способ заработать — мистические предметы.

— Ой, вот загнул, сам понял, что сказал? — засмеялась Алла…

Белла заставила себя написать павлиньи эмблемы для шкатулок. Краска ушла вся до последней крошки, но кому отдавать заказ она не знала. Никто ее не тревожил, хотя поначалу она боялась возвращения Юры, потом ждала звонка Павла, но и тот молчал. Она положила эмблемы в шкаф и закрыла дверь. Выключила в комнате свет, но свет оставался. Она осмотрела всю комнату и заметила, что из шкафа с эмблемами идет свет.

— Так и должно быть, — сказала Белла вслух, в этот момент услышала трезвон мобильного телефона.

Юра оживился, закрутился перед Беллой, в ней он почувствовал что-то настоящее, привлекательное, дорогое и умное. О, она только и успела передать ему свои эмали и получить деньги. Они стали прорисовывать вензеля шкатулок, прятать в них эмали, да так увлеклись, что их руки касались друг друга над рисунками. На них снизошло вдохновение, шкатулки прорисовывались, вензеля оттачивались.

Они чувствовали необыкновенно сильное вдохновение и волнение. Юра поцеловал Белле руку, она дотронулась до его волос. Он обнял ее, она прижалась к нему, но потом резко оттолкнула, и ушла готовить ужин. Он поплелся следом, как укрощенный зверь.


Белла после отъезда Юры, словно осиротела, как после смерти графа Павлина. Она вновь почувствовала забытое чувство необходимости своего художественного дара, это состояние ее радовало. Последняя работа принесла внутреннюю радость и неплохой доход, у Беллы появилась мысль стать необходимой для его компании. Но как?

Нужны натуральные предметы, желательно вынутые из земли не в этом году, способные оказывать на человека свое неадекватное влияние. А она умела только рисовать, правда, владела различными способами художественной росписи. Белла вспомнила про подводное кофе, вдруг при его строительстве нашли нечто интересное и бросили рядом?

Граф Павлин в ту поездку был необыкновенно красив. Опять у нее появилось мучительное чувство неприкаянности, но почти сразу родилась мысль написать картину, чтобы мистические мысли рождались ее сюжетом. Зачем Белле служить кому-то? Она сама себе компания.

Важно, чтобы в картине был скрытый смысл. Видно море, а из волн вырисовывается голова морского царя! Она решила поставить перед собой сложную задачу, и ей это очень понравилось. Белла села в машину и поехала покупать лучшие краски, холсты и рамы.

Белле позвонил Юра, когда она уже приобрела внутреннюю свободу, и на его вопрос:

— А, что делать дальше?

Ответила:

— Есть идея, надо сделать комплект шкатулок, но к нему необходимо добавить картину с изображением морского дна с кораллами, в которых будет запрятаны лица мужчины и женщины, влюбленных друг в друга.

— Умница, замечательная идея. А, где взять кораллы и картину?

— Кораллы куплю, картину напишу.

— Платить сейчас?

— Нет, по факту, скажем через месяц.

— Спасибо, милая, ты меня выручаешь, — сказал Юра, отключил телефон и вздохнул с истинным облегчением, что не надо ничего выдумывать пару месяцев, а просто делать морской комплект мистических предметов.

Белла почувствовала себя на седьмом небе: она вновь нашла себя, нашла для себя дело!

И вскоре услышала звонок и голос Юры:

— У тебя работа кончилась?

— Считай, что так, и теперь мне остается выполнять твои фантазии.

— Тогда приезжай!

— С радостью.

Алла вернула себе Юру, теперь они жили с тремя своими детьми все вместе.

Госпоже Стелле наблюдатели сообщили о том, что наши ее яхту. Она ожидала услышать такую новость, и все же была крайне взволнована. Она поехала по шоссе к пляжу. Андрей стоял на причале. Они поздоровались. Андрей выглядел элегантно, без привычной кожанки и черного свитера. Стелле он показал на спящих матросов. Она их узнала. Спящих матросов поместили в скорую помощь, которая подъехала со стороны шоссе, до нее их пришлось нести в носилках, они не просыпались.

Андрей и Стелла поехали на ее машине. Впервые Андрея везла на машине женщина.

— Андрей, это вы взорвали яхты? — мирно спросила Стелла.

— Нет, с чего мне взрывать яхты?

— Интересно, а почему вы оказались вместе с матросами в одной команде?

— Я их спас.

— Ой, ли? И ограбил? Деньги у вас из кармана высунулись. И откуда у них столько денег? Не за мой ли кулон с бриллиантом?

— О кулоне я не слышал.

— А о картинах?

Андрей так внимательно стал смотреть в окно, что у нее усилилось подозрение насчет роли Андрея в ее невезении.

— За сколько картины мои продали?

— За фунт изюму.

— О, конкретный ответ. За фунты — стерлинги? Отдашь изюмом или картинами?

— Яхтами. Одну я вам спас.

— За спасение матросов и яхты, выделю тебе деньги на новое такси, но за кражу картин, эти деньги из тебя вычту. Мы квиты. Пингвины проснутся, тебя не продадут.

— И про пингвинов знаете?

— Лопух, Андрей, я тут вечность живу. Пингвины работали по принципу лишь бы поживиться. Я их не уволю, думаю, что не они взрывали ангар.

— Не они.

— Деньги все отдай мне!

Андрей стал из всех карманов вытаскивать деньги, взятые у пингвинов.

— Умный Андрей, служи мне.

— Каким образом?

— Найди того, кто взорвал ангар!

— А я и так знаю, кто его на воздух отправил.

— И кто же?

— А вы мне верните половину денег, скажу.

Стелла разломила ворох ценных бумаг на две половины, и протянула Андрею бумажный комок денег.

— Марина.

— Доказательства!

— Она привезла для ремонта яхт несколько сложных узлов, везла их в моем такси, я их в багажник убирал. Среди прочих коробок и ящичков, был один ящик с бомбой.

— Откуда знаешь?

— В армии сапером служил. У меня нюх, как у собаки на взрывчатые вещества.

— Чем докажешь?

— Осмотрите ее комнату или мусор, должен быть ящик маленький с запахом взрывчатки.

— Мусору у нас вагон и маленькая тележка после взрыва ангара, еще все не вывозили.

— Приведите собак.

— Если знал про взрывчатку, почему не сказал?

— Верю в людей, не знал, что она ее пустит в дело.

— Неплохо. Будешь моим личным водителем?

— И любовником по совместительству?

— А, давай проверим твои способности. Деньги у нас с тобой есть, и мы поедем в мой новый дом, там сейчас нет никого.

— Поехали, ваше величество.

Дом внушал уважение своим внешним видом. Маленький дворец, окруженный приличным забором, таил в себе тайны цивилизации. Стелла провела Андрея в спальню для гостей, вести в свою спальню она не посмела: вдруг Паша явится.

Андрею здесь все понравилось, вплоть до хозяйки. Страстной любви в последнее время у него не было. Да и Стелла любовью Павла не была избалована. Она задернула темные шторы. Полумрак окутал потенциальных любовников. Ванна приняла в свою теплую негу тело Стелле. Андрей пошел в соседний душ. Огромная гостевая кровать поглотила чистые тела. Они повернулись друг к другу и забыли о внешнем мире часа на два. Потом уснули.

Паша оформлял страховки на сгоревшие яхты и теплоход. С одной яхтой его остановили, сказав, что есть сведения, что она цела. В общем, деньги были выданы за одну яхту и один теплоход. С такой новостью Паша ехал домой. У дома он заметил машину Стеллы, но ее нигде не было видно. Он стал звать ее, никто не отзывался.


Глава 5

Паша обходил одну комнату за другой, дошел до спальни для гостей, открыл дверь и замер: на постели без одежды спали Стелла и Андрей.

Мужчина закрыл дверь, спустился на первый этаж, сел в кресло, включил телевизор. Достал коньяк, налил его в толстый стакан, но пить не стал.

Послышался звонок, звонили в ворота. Паша открыл дверь, нажав на кнопочку в столе, за которым сидел.

Вскоре перед ним стояла Белла собственной персоной.

— Паша, говорят, с мусором от пожара в ангаре все выяснили. Я пришла узнать, можно ли хлам вывозить на свалку? Сезон открыт, отдыхающие снуют везде.

— Думаю можно очистить территорию.

— Но я бы хотела это услышать от госпожи Стеллы.

— И я бы не прочь с ней поговорить, но ее нет дома.

— Она дома, ее машина у ворот, видно спешила куда-то.

— У меня нет слов в ответ на твои доводы.

— Значит, она дома?

— Они спят.

— Кто они?

— Андрей и Стелла спят в голом виде в спальне для гостей! Жду, когда они проснутся, вся спальня покрыта мятыми деньгами.

— Как интересно!

— Еще бы! У меня растут рога, мне уже лет тридцать…

— Не горюй, Паша, как говорится…

— Пить будешь?

— Я за рулем.

— У меня руки опускаются. Я тащу все заботы на себе и вот награда — рога!

— Не грусти.

— Белла, ты Илью любишь?

— Мы живем вместе.

— Это не ответ.

— Не знаю, Паша.

— Друг Юра домой вернулся, и не звонит, и на письма не отвечает. Мне уехать домой? Поедешь со мной?

— Я здесь привыкла.

— А я нет. Белла, передашь этот пакет лично в руки Стелле, там страховка, а у нее совсем иное… Я домой лечу, сейчас возьму свои вещи. Документы со мной, отвези меня в аэропорт.

— Отвезу, поехали.

Белла передала пакет госпоже Стелле на следующий день, и сказала, что Паша вернулся к себе домой, и просил его больше не тревожить. Стелла вызвала забытого адвоката Григория, и попросила его занять место Павла в ее пирамиде. Гоняться за Павлом она не собиралась. Свой накопленный гнев на Павла, Стелла выместила на Беллу. Стелла явилась к Белле, и сказала, что в ее ведомстве одни взрывы происходят. Белла собрала вещи и уехала домой. Стелла сказала Илье, что теперь она хозяйка дворца Павлина! Илья взял вещи и уехал.

А вот, что было до этих событий…


Сияло солнце майскими лучами. Молодая ажурная зелень деревьев давала тень. Во дворец приехала Стелла на белом лимузине. Она, как хозяйка, заехала в гараж, оставила в нем машину и, похлопывая рулончиком бумаги по белым ажурным сапогам, появилась перед Беллой в мастерской на третьем этаже дворца. Стелла остановилась у окна с видом на море.

— Белла, привет, родная! Что-то тебя нигде не видно и не слышно?

— Стелла, здравствуйте! Извините, совсем я приклеилась к дворцу, пишу картины и никуда не выезжаю.

— Я страдала, и боялась носа показать из дворца.

— Ты мне скажи, почему у тебя нет детей?

— Трудно мне, Стелла, ответить на этот вопрос.

— Поподробнее, пожалуйста, мне становиться интересно!

— Для исповеди, пойдемте в картинную галерею, там кресла хорошие и еду туда нам принесут.

— Темнишь, Белла или время тянешь, ну что ж, пойдем.

Две высокие блондинки спустились по центральной лестнице в картинную галерею. Стелла давно здесь не была, она села в кресло и стала смотреть на картины:

— Белла, здесь стало значительно красивее и картин больше!

— Добавлены мои работы, да и ремонт был недавно.

— Вкус у тебя отменный. Я приехала по делу, мне надо разработать дизайн дома.

— Я с радостью этим займусь! А, что за дом строите?

— Строю себе дом с новейшими удобствами.

— Здорово! А, где он будет расположен? Какая местность?

— Дом будет стоять на окраине Кипариса с видом на море. Белла, а где исповедь?

— Стелла, мы пойдем к причалу, я покажу вам ваши владения.

— Ты меня и путешествовать заставишь?

— Вы давно были на винном заводе? Нет? И туда надо заехать.

— Юлишь, и уходишь от ответа.

Дамы поднялись по трапу на яхту. Когда яхта проплывала рядом с диким пляжем, Белла показала на пляж и сказала:

— Вот то место, где был снят фильм «Любовь на пляже».

— Что за чушь? Это короткометражный фильм, — возмутилась Стелла. — Тогда зачем ты вышла замуж за моего родного брата?

— А кто ваш брат?! — искренне удивилась Белла.

— Ты, что не знала, что Илья мой сводный брат? — в свою очередь удивилась Стелла.

— Мне об этом никто не говорил, ни единым словом не обмолвился. И Илья, когда вас разыскивал у графа Павлина, не говорил, что вы его сестра.

— Вот, что такое настоящие семейные тайны! — с гордостью сказала Стелла.

— Можно я расскажу вам свою тайну, после того как мы посетим винный завод? — спросила Белла.

— У меня, похоже, нет иного выхода, как посетить сей заводик.

Дамы прошли на территорию заводика. Виноградник за изгородью излучал изумрудную энергию, он притягивал взгляд. Стелла остановилась и посмотрела на кустарники.

— И почему я не агроном? Работа на воздухе: ходи и загорай.

— Стелла, здесь есть магазинчик местного вина…

— Ты мне еще про магазин расскажи, да я здесь продавщицей работала, когда меня граф Павлин увидел!

— Простите, я не знала.

— Вот я графу Павлину и родила дочку из-за этого виноградника! Гуляли мы с ним по винограднику, потом на яхте катались, она у него тогда еще совсем новая была, — вздохнула Стелла.

— Мы с Павлом купили в этом магазине бутылку вина, он ее выпил один, а на пляже он так опьянел, что ударил меня об камни пляжа так, что я была в бессознательном состоянии. Над нами летал настоящий аист.

— Не ожидала такого от Павла! А дальше? — заинтересованно спросила Стелла.

— Стелла, с вашим мужем, у меня ничего не было.

— А за какие такие твои качества он отвалил тебе дворец Павлина?

— Сама удивляюсь, я картины писала во дворце, а он говорил, что от моего присутствия ему легче становиться.

— Похоже на него, то он изверг, то щедрый.

— Да, я боялась Павла. Однажды меня срочно вызвал граф Павлин, но обманул: он мои картины поставил с наружной стороны ворот. Мне стало плохо. Я отдала браслет, им подаренный таксисту Андрею, и уехала к себе домой. Я заболела, мне прошлось прервать беременность, — это моя самая большая глупость. Отцом ребенка на тот момент мог быть только Паша, но он об этом так и не узнал. А граф Павлин опять меня вызвал к себе, а потом неудачный полет с ним на самолете, потом он умер. Я двое суток спала.

— Это я уже помню. Значит, от дозы снотворного ты на два дня уснула, потому что была в ослабленном состоянии? А за Илью, почему замуж вышла?

— Сама не знаю. Я решила себя восстановить.

— Это все видели, что ты стала красивее. А, что мне с Павлом делать? Мы с ним поженились! Ох, голубушка, не хотела я об этом говорить, но раз такое дело — раскололась.

— Простите его, меня и себя!

— А ничего другого и не остается, он мне нужен. Что мы моему брату Илье скажем?

— Что он бесплодный.

— А ты не глупая, так и скажем. А наследница у меня уже есть. Пойдем к яхте, а то стоим у виноградника.

Вернулись дамы на яхте к пристани дворца.

На пристани стоял детектив Илья.

— Какие люди: сестра и жена на одной яхте!

— А мы такие, — сказала Стелла и пошла во дворец.

Илья взял под руку Беллу и сказал:

— Вы озабоченные обе какие-то! Что произошло?

— Ездили смотреть виноградник. Почему ты мне никогда не говорил, что Стелла твоя сестра? А сегодня вы оба об этом сказали!?

Илья посмотрел на Беллу отчужденным взглядом, и спросил совсем о другом человеке, не отвечая на поставленный вопрос.

— Илья, я все только что рассказала госпоже Стелле.

— Понятно, что ничего не понятно, повтори суть вашего разговора.

— Не могу.

Стелла остановилась у старого каштана, ожидая, когда они ее догонят.

— Родственники, проводите до машины, я домой поехала.

— Идем сестричка, проводим до машины.

Уехала Стелла, а над Беллой нависло молчание Ильи.

— Илья, виновата я перед тобой!

— Это уже лучше. Не продолжай. Я все знаю. Я прослушиваю твой мобильный телефон, в него я встроил жучок.

— А сказал, что аккумулятор сменил, теперь ты точно заменил графа Павлина по всем параметрам, — сказала Белла и невольно отошла от него.

— Не продолжай, я все равно люблю тебя. Прослушивать тебя я больше не буду. Не хочу. Пойду в бассейн, не ходи за мной, — сказал Илья и резко ушел от Беллы.


Стелла внесла в новый дом перья павлина. Вскоре перья принесла и Белла.

— Белла, а зачем ты мне принесла перья павлина?

— Стелла, да эти перья — ваш герб! А вы, что не знали?

— Нет, граф Павлин говорил, что перья — это антенны в его радио — передатчике.

— Я нашла герб графа Павлина, когда делала ремонт во дворце, в гербе есть перо павлина.

— Граф Павлин на самом деле был графом? — удивилась Стелла.

— Да, и с богатой родословной, — ответила Белла.

Во дворец Павлина приехали молодожены Тор и Элла. Илья проводил их в мастерскую.

Белла при виде новых гостей опустилась в небольшое кресло:

— Какими судьбами? Есть ко мне вопросы?

— Белла, у нас свадебное путешествие, мы обвенчались, и хотели бы пожить у вас недели две, — ответил Тор.

— Как вы это себе представляете?

— Я работаю на вашу корпорацию, могли бы вы мне выделить с Эллой комнату в вашем замке. Море здесь рядом, отдыхающих в мае еще немного.

— Почему не в пансионате? Илья сейчас дома, он поможет.

— Не надо пансионата, нам бы здесь остановиться.

— Разрешение все равно надо брать у него.

— Он согласен.

Не думала Белла, что так трудно пускать гостей в такой большой дворец, но ей не хотелось их пускать, и знала, что отказать им она не может:

— Спускайтесь на первый этаж в картинную галерею, я скоро подойду.


Все четверо расположились в креслах вокруг низкого большого стола. Повариха принесла традиционные пирожки для гостей и компот. Белла думала, что Стелла останется, но та уехала, а другие люди приехали.

Тор покосился на пирожки:

— А тут всегда так кормят?

— Нет, но все остальное готовят на заказ, а пирожки здесь вместо слова: привет.

— Мне повторить вопрос? — еще раз спросил Тор.

Илья внимательно посмотрел на Эллу и сказал:

— Оставайтесь здесь, найдем вам две комнаты смежные.

Белла посмотрела на гостей и добавила:

— Найдем вам место на две недели.

— Ура! — Воскликнула Элла. — Мне здесь очень понравилось!

— А нельзя ли две комнаты с разными входными дверями? — назойливо уточнил Тор.

— Вы молодожены и две разные комнаты? Здесь не номера, комнаты, а удобства в конце коридора. Дворец старый и капитального ремонта не было — сказала Белла.

— Белла, дадим им две разные спальные комнаты, пусть поживут, — добавил Илья.

Белла обратилась к Михайловне:

— Михайловна, отведите гостей на второй этаж, в две отдельные спальни. Они здесь пробудут две недели, и скажите поварихе, чтобы записала их пожелания насчет меню, — дала указания Белла, и невольно вспомнила, как танцевала с Тором в ресторане его гостиницы и мысленно решила, что надо устроить танцы.

Илье понравилась Элла, очень понравилась, давно он так не увлекался женщиной с первого взгляда. Белла в его жизнь вошла медленно и уверенно, а эта мгновенно, или это у него такая реакция на женщину, после того, как он узнал о бесплодии Беллы? Он распорядился о праздничном ужине и решил, что музыка при этом не повредит, день у него был выходной.

Вечером дамы в вечерних платьях с открытыми верхними частями тела и босоножках на шпильках пришли в картинную галерею. Мужчины в черных костюмах, в лакированных туфлях были великолепны. Праздник среди птиц, при приглушенном свете был прекрасен своими симпатиями, которые только усиливались с каждой минутой.

Первым не выдержал Илья, он пригласил на легкое танго Эллу. Тор, словно ждал команды, немедленно подошел к Белле. Она обхватила его плечи, приникла к сильному мужскому телу, и почувствовала, что-то родное и давно знакомое. Элла рядом с Ильей почувствовала себя женщиной, а не загнанным зайцем, как это у нее всегда было с Тором.

После танца у всех появилось чувство эйфории от собственного успеха. Счастье летало легким облачком среди всех четверых.

Илья почувствовал, что все они попали в ловушку собственных сердец, и решил спросить с неподобающей наглостью:

— Тор, я местный хозяин! Право первой ночи — мое!

— Я не возражаю! Традиции нельзя нарушать, но тогда Белла — моя! — ответил Тор.

— Согласен на обмен на две недели, — ответил Илья.

— Женщины, вы согласны? — спросил захмелевший Тор.

Женщины молчали в знак согласия.

Белла только теперь поняла, зачем гостям были нужны две спальни, но дала Илье право первенства. Илья не задержался, взял под руку Эллу и повел ее в ее спальню.

Тор подошел к Белле:

— Я так давно тебя люблю! С первого танца в ресторане!

— И у меня странное чувство, что ты мне нужен. Идем ко мне, у меня здесь есть любимая спальная комната, она удалена от спальни Эллы, и там есть душ.

Белла повела Тора в золотую клетку, которая была выполнена в виде отдельного номера, она еще больше ее улучшила при очередном ремонте. Тор осмотрелся и одобрил выбор. Впервые за долгое время, возможно, со дня знакомства с Павлом у Беллы появилось чувство легкости и свободы. Ласки двух любящих людей обладали свойством неземного существования.

Если честно, то они уже встречались раньше.

Домашняя пальма улыбалась чистыми листами двум любящим друг друга людям. Белла улыбалась. Тор хмурился. Кто из них пальма? Но сейчас не об этом. Он долго ждал ее, очень долго, недели две. Он писал ей письма ежедневно. Она не отвечала. Он посылал приглашения в кафе. Она не приходила. Он писал стихи собственного сочинения. Она молчала. Он стал худеть, и мало бриться, его лицо стало хмурым, непроницаемым. Она погрязла в рабочих и домашних проблемах, и мельком читала его сообщения в почте, и сбрасывала их в один файл.

Дела цеплялись одно за другое, возникали предвиденные и неожиданные проблемы, она даже свалилась со стола, на который залезла, чтобы…, но это неважно. У стола подломились две ножки с одной стороны. Полет в пространство был неожиданным. Вся оргтехника на столе наклонилась и съехала с него, как с горки. Компьютер выдержал падение и вновь заработал. Головокружение от падения прошло через полчаса. Получилась ссадина на ноге…

Они лежали с Тором под домашней пальмой, на огромном лежбище, ссадина на ноге сверкала всей своей красой.

— Я тебя звал, а дома ты только падаешь, ты даже рану не смазала.

Тор достал йод, крем, для заживления ран, смазал рану:

— Следующий раз, когда придешь с двумя новыми ссадинами, хоть эта заживет.

Он обнял ее. Она сдвинула ногу в сторону, чтобы до ее ноги мужчина не дотрагивался, а все остальное было в его распоряжение.

— Я готов жениться на тебе, — сказал Тор и потонул в недрах ее организма.

— «Если б я была царицей»… Если бы я была, хотя бы мэром столицы, — сказала Белла, лежа на плече у мужчины.

— Зачем тебе это нужно? — спросил он, обнимаю ее голое тело.

— Я бы наложила запрет на любое строительство в центре столицы! Эрозия земель внутри первого кольца за пределами здравого смысла. Жажда наживы ни женщинам, когда они зарабатывают эрозию внутренних органов, от столкновения с мужчинами, ни земле-матушке, когда ее долбят сваями, здоровья не приносят. Изрытые, многократно застроенные земли просят отдыха. Снесли гостиницу, а взамен скверик посадить и не больше, урон экономический?

— Значит, я порчу твое здоровье? — спросил Тор, — а земля внутри садового кольца меня не волнует, а за экономический ущерб тебя и дня мэром не продержат.

— Жаль, землю жалко, — сказала Белла и поцеловала его в щечку.

— Птичку лучше пожалей, их совсем извели из-за того, что где-то пять человек умерли, — сказал нервно Тор и крепко сжал в своих объятиях не мэра, а Беллу.

— Знаешь, почему две башни протаранили самолеты? — спросила она у мужчины, поднимаясь с постели, свесив ноги с одной ее стороны.

— Террористический акт — ответил Тор, свесив ноги с другой стороны постели.

— Две башни это ноги.

— Чьи ноги? Великана? — спросил мужчина, направляясь открыть дверь комнаты.

— Не знаю. Если ты лежишь на пляже, перед тобой стоят ноги и мешают смотреть вдаль.

— Ты еще подумай, стоэтажные башни, ноги, пляж, — проговорил мужчина и ушел в санузел.

— Башни мешали смотреть вдаль, но кому? — протянула женщина, наливая кипяток на щепотку растворимого кофе в чашке.

— А, что изображали два самолета, тараня башни? — спросил мужчина, наливая воду, в кружку.

— Две стрелы амура.

— Хочешь сказать, что кто-то мстил за поруганную любовь? Ведь сильно пострадали рестораны, а повар вылетел в окно.

— Точно, это была мужская месть, — сказала Белла, выходя из квартиры мужчины.

Она подождала, пока Тор закрыл входную дверь в квартиру, и подошел к ней, почти одновременно открылись двери лифта. Она посмотрела на себя в зеркало на стене лифта, перевела глаза на лицо мужчины.

Он неожиданно спросил:

— Почему свая угодила в вагон метро?

— Потому что я позвонила тебе, что еду к тебе, забыл?

— Ты кого из себя возомнила?

— Себя.

— Ладно, проехали, ты ведь не была в том вагоне метро.

— Я долго делала прическу, это меня и спасло, и опоздала в тот вагон, когда подъехала к метро, вход был уже закрыт, поэтому взяла машину, а когда подъехала к следующей остановке метро, и эта станция метро закрылась, так и приехала к тебе на машине.

— Стоп, — сказал Тор, открывая дверь подъезда перед Беллой, — почему из-за тебя вонзили сваю?

— Ты забыл, что я работаю в большой компании, что мой телефон на прослушивании, когда я сказала, что еду к тебе, Илья дал команду, ударить сваей по моей измене.

— Ладно, свая в метро местная, но две башни они за морем — океаном находятся, или находились, с кем ты там говорила? — спросил Тор, выходя на тропу, покрытую асфальтом с редкими наплывами льда.

— С Эллой говорила.

— Что?! Ты и там успела поговорить? Я в шутку спросил.

— Она была в том ресторане на каком-то шестидесятом этаже, за сутки до катастрофы, то есть 10, а с ней я встретилась 12 в столице, на одном общем сборище.

— Врешь?!

— Еще чего, встреча зафиксирована, мое, и ее присутствие тоже, а уж ее перелет через океан тем паче есть в аэрофлоте.

Они остановились на дороге.

— Так, а какое отношение ты имеешь к птичкам?

— Я еще про башни не договорила.

— Говори.

— Элла встречалась с Ильей в одной из башен, по принципу, народу много не заметят.

— А кто нам мстил?

— Не знаю.

И они пошли дальше.

— Я все насчет сваи, если я твой единственный мужчина на данный момент времени, то какая может быть измена со мной? — спросил Тор.

— И я так думаю, какая? — ответила Она.

— Логики никакой нет, — сказал Тор, поставив на глупой теме точку.

Элла старалась любить Илью так, словно от этого зависела вся ее жизнь. Он вполне оценил ее усилия и наутро спросил:

— Элла, а Тор на самом деле ваш муж?

— Да, мы с ним расписались быстро и без свидетелей. Он сказал, что так лучше.

— Еще один вопрос, а у вас могут быть дети?

— Не знаю. Пока я этого не знаю.

— Вы любите Тора?

— Мне нельзя отвечать на этот вопрос.

— Разумно, а вы смогли бы жить в этом старом замке?

— Запросто, здесь мой климат, а на севере мне плохо, я не понимаю север. Я не знаю, как там надо одеваться, чтобы не замерзнуть даже летом.

— Элла, а ты могла бы вместо Беллы со мной здесь остаться?

— Если Тор разрешит, то с великим удовольствием!

Белла не старалась любить Тора, она просто его любила.

И утром он спросил:

— Белла, ты могла бы со мной поехать на север, в столицу?

— С радостью, мне здесь жарко и душно, а наступающее лето я просто боюсь. Я не могу здесь заснуть почти до утра, мне не хватает воздуха даже на берегу. И ты Тор… Я люблю тебя! Я на самом деле тебя люблю! С того танца в ресторане, — сказала Белла несколько наигранно, с обидой на Илью.

— Я это тогда почувствовал и возил за собой Эллу, чтобы когда-нибудь произвести обмен.

— Мудрый мужчина.

На завтрак все четверо собрались в столовой, расположенной рядом с кухней. Светлая столовая осветила темные стороны жизни.

Первый выступил новоиспеченный хозяин Илья:

— Доброе утро! Есть предложение обмен жен оставить на год!

— Здравствуйте! Есть предложение обмен оставить навсегда, — сказал Тор.

— Не возражаю, — ответил Илья.

Женщины переглянулись без улыбок, ожидая своей участи.

— Можно собирать вещи? — спросила Белла.

— Хоть сейчас, — ответил Илья.

— Ты не раздумаешь?

— Нет!

Белла отодвинулась от стола, и спросила:

— Тор, ты готов сегодня уехать?

— Хоть сейчас! — повторил Тор слова Ильи.

— А отдых на две недели?

— Он мне не нужен, у меня есть дача.

— Через тридцать минут я подготовлюсь к отъезду.

— Хорошо, я вызову такси из города.

— Звони Андрею, вот его номер телефона, — сказала Белла и подала визитку с номером таксиста.

— Белла, а как с пропиской?

— Мы с тобой Тор из одной области, а здесь у меня все временное.

Илья слушал, как во сне, понимая, что Белла на самом деле уезжает навсегда, но чувство жалости отсутствовало, появилось чувство свободы, и он с благодарностью посмотрел на Эллу, которая удивленно слушала все разговоры.

Илья не выдержал и спросил:

— А как же регистрация браков?

— Разведемся при острой необходимости, а сейчас так разъедимся, — ответил Тор, ему надоела аморфная Элла. Ему казалось, что Белла самостоятельная личность, и он надеялся, что с ней будет то, что надо, и лучше, чем с Эллой.

Уехали Белла и Тор. Тор мысленно праздновал победу: он с женой брата Стелле! А это много для бизнеса! Его не тронут! Паша не приедет проверять дела в гостинице, если в ней находится Белла. Гостиницу не продадут, значит, он почти ее хозяин!

Белла предполагала, что Тор не сахар, но с Ильей радость в жизни тем более ее не ждала. От Тора, если, что она могла бы уехать к родителям, они там рядом жили. Бизнес Стелле ее больше не привлекал, работать вместе с Павлом в одной упряжке она больше не могла, ей хотелось писать картины и больше ничего.

Тор посмотрел на Беллу, и понял, что она достаточно умна, чтобы от него не требовать многого. А еще он заметил, что Белла стала походить на Стеллу, только кожи в одежде не хватало.

Зашла Стелла в комнату графа Павлина, с нервной дрожью толкнула вазу с букетом из перьев павлина, прятавших в себе старую антенну, и дворец Павлина взорвался вместе с ней. Так осуществилась последняя месть ее личного партнера по жизни графа Павлина.

После взрыва во дворце Павлина и исчезновения Стеллы, ее брат Илья превратился в маленького олигарха. Он решил не восстанавливать старый дворец и сожженный ангар. Место сравняли с землей, мусор вывезли или сожгли. Когда разбирала обломки в том месте, где была золотая клетка, натолкнулись на тайник. Рабочие, боялись очередного взрыва и о тайнике сообщили Илье. Приехали минеры, журналисты. Илья чуть было не стал звездой новостей.

Тайник открыли перед телекамерой, в нем лежал кейс. В этот момент прозвучал выстрел. Камера разлетелась на осколки. Приехали охранники. Они попытались определить того, кто стрелял в телекамеру, но никого не нашли. Металлический кейс был закрыт, а открыть его никто не мог.


Илья нашел старого медвежатника, чтобы он определил код кейса, код он определил, крышка кейса открылась, и прозвучал взрыв. Медвежатник умудрился отскочить в сторону, в каком-то странном кувырке. Илья стоял далеко от места события и не пострадал. У него появилась мысль продать землю, на которой стоял дворец. Ему казалось, что здесь все заколдовано, и еще он очень скучал без Беллы. Очень. Она ему снилась. В каждой блондинке он пытался увидеть или погибшую сестру Стеллу, или уехавшею жену Беллу.

К Илье на машине подъехал Сережа, и от имени жены Тони предложил купить у него землю. Цену они предлагали весьма приличную. Илье вдруг стало жаль продавать землю, где он иногда был счастлив. Тоска окутала его густым туманом. Скупые, мужские слезы готовы были вылететь из глаз.

Сережа видел терзания своего соперника и был спокоен, он был услужливым мужем своей жены, и жил так, что и мечтать ни о чем не мог.


Глава 6

Мечтала Тоня. Она хотела иметь дворец на берегу моря, на том самом месте, где всегда стоял старый, известный дворец Павлина.

Илья, оставшись один со всем богатством своей сестры, хотел одного: вернуть Беллу, и даже Павла, лишь бы не думать о том, что и где надо делать. Ему больше нравилось искать иголку в стоге сена, чем ворочать миллионами, где не понять чего и зачем, и для чего.

Тоня получила следующий ответ от Ильи:

— Надо подождать решения Беллы, она не знает о взрыве и смерти Стеллы, но она все еще моя жена.

Илья стал пересматривать номера телефонов в своем мобильном телефоне, и искать Беллу. Он нашел ее у Павла. Они работали вместе с Юрой на одной фирме.

Белла, услышав голос Ильи, и вдруг успокоилась, и поняла, что зря металась, срывая нервы в разных местах. Ей нужен Илья! Он хранитель ее спокойствия! Она, обидевшись на Аллу, уехала к своим родным, но там ее место было занято. Паша ехать в Кипарис отказался, он втянулся в свою работу и не хотел больше ничего.

Белла сама поехала к Илье. Новости о взрыве во дворце она встретила с полным спокойствием, сквозь которое она поняла, почему ей было так плохо!

— Илья, прости, я не знала о гибели Стеллы, но мне было невыносимо плохо! Я, как чувствовала то, что происходило с дворцом. А, где картины?

— Они повреждены, а точнее от них мало, что осталось.

— А служащие дворца и птицы, они живы?

— У поваров был отгул, а птицы… Один павлин жив.

— Спасибо и за это. Так ты говоришь, хочешь продать эту взорванную землю? И есть покупатели?

— Сережа с Тоней.

— Чушь, какая! Они идут по следу, и отбирают то, что было у графа Павлина.

— Ты права. Возникает вопрос, что связывало графа Павлина и Тоню?

— Хороший вопрос!

— Белла, я люблю тебя!

— Верю, Илья, верю, но я не верю, что взрывы закончились.

— Я вызвал минеров, но они чего-то не улавливают, есть странные помехи.

— Это граф Павлин сердится!

— Ты так думаешь?

— Он был великий человек, я чувствовала его биологическое поле, ему со мной становилось лучше, и когда я уснула от снотворного, он умер.

— Ты права, Белла. А ты не боишься посмотреть на место дворца, на то, что осталось от взрыва?

— Илья, можешь мне поверить, что все будет все хорошо. Но землю продавать нельзя!

— Если ты так говоришь, то я, тебе, верю и не продам землю. Но, что на ней делать?

— Пока не знаю. Надо вызвать археологов, пусть копают глубже, а заодно мы корректно откажем Тоне, мол, земли государственной важности, и продаже не подлежат.

— Умница, ты моя! — воскликнул Илья и захотел обнять жену, но она потеряла сознание.

Белла очнулась в одном из номеров пансионата, куда ее отвез Илья. Рядом с ней сидела врач.

— Что случилось? — спросила Белла.

— Лежать, голубушка, лежать, у вас сильное истощение нервной системы, мы вас подлечим и вылечим.


Рядом с Беллой всегда сидела врач или медсестра пансионата, ее одну в палате несколько дней не оставляли. Илья приходил, улыбался, разговаривал ни о чем, приносил нечто вкусное и уходил.

Паша скучал от одиночества. Он сделал для себя вывод, что привык быть в большой работе и быть начальником! А, здесь, на малой фирме он был дважды подчиненным. Он подумывал о том, что зря отказал Илье, а отказал из-за элементарной ревности. Паша позвонил Илье. Илья ответил, что с Беллой плохо, что она лежит в пансионате. Паша отпросился у своего начальника и поехал в Абрикосовку.

Белла отворачивалась от сиделки и думала о Стелле. Такие мысли ее угнетали, тогда она стала подниматься, улыбаться Илье, улыбнулась она и Павлу, когда он появился на пороге ее номера. Павлу не сразу разрешили с Беллой говорить, вначале его пригласили в кабинет директора пансионата, к Илье.

Илья и Паша открыли первое производственное совещание после смерти Стеллы. Илья предложил Павлу руководство всей недвижимостью. Паша дал свое согласие на предложение. Они пожали друг другу руки.

Илья спросил:

— Паша, что произошло с Беллой?

— У нее жизнь дома не сложилась, и она пришла ко мне с одной сумочкой.

— А ты ее и пожалел?

— Да, не прогнал, неделю она жила в нашей квартире, но спали мы врозь.

— А, что если я поверю?!

— Илья, я рад за вас обоих! — серьезно ответил Паша.

— Хорошо. Паша, дом, который вы построили со Стеллой очень хороший, и он будет нужен нам! Как ты смотришь на то, что я его у тебя заберу?

— Буду жить в городе Кипарисе, в той квартире, где жил.

— Разумно, там три квартиры, скажешь, какую выбрал. Паша, флаг вам в руки! Приступайте к управлению всей моей недвижимостью, — сказал спокойно Илья, и внутренне улыбнулся, проводя глазами Павла.

Муж пришел в номер жены:

— Белла предлагаю тебе жить в доме, построенном Стеллой и Павлом.

— Я согласна.

— Ты не будешь возражать, если Паша… — и Илья осекся. — Нет, нет, все нормально, — Илья не смог продолжить фразу, вместе Павла и Беллу он не хотел упоминать.

Так получилось, что Илья похоронил только вещи Стелле. После взрыва во дворце графа Павлина, ее труп не обнаружили, но нашли обрывки одежды в каплях ее крови, в которой ее видели в последний раз.

Взрыв произошел в пустой части дворца, там, где находилась спальня графа Павлина и Стеллы. Естественно, все решили, что она погибла, находясь в эпицентре взрыва.

Новый дом был последним творением Стеллы. Илья ничего нового не построил, деньги делать он не умел, но слегка поддерживал на плаву наследие своей сестры. Белла в душе сохранила жалость к старому дворцу, взорванному Стеллой.

После взрыва дворца Павлина, вызванного Стеллой только потому, что она тронула одну из злополучных антенн графа Павлина в образе пера павлина, произошел взрывной каскад.

В начале пол под Стеллой разошелся в две стороны, и она упала в подвал на широкое примитивное ложе. Пока она летела, часть одежды зацепилась за края каких-то предметов и она поцарапалась. После ее приземления на мягкое ложе, над Стеллой потолок закрылся и произошел взрыв наверху, засыпав, дорогу падения.

Стелла лежала в полной темноте. Вдруг медленно загорелся свет по периметру помещения. Она увидела, что лежит в круглом подвальном помещении, выдолбленным в скале. До нее стало доходить, что это все придумал граф Павлин для своего бегства в случае больших неприятностей, или было придумано еще до него. Она встала с пыльного лежбища, обошла помещение, нашла дверь, но вскоре вернулась и легла. Еще раз лежа осмотрела свое спасательное гнездо. Она обнаружила дверцы шкафов, подошла к ним.

В одном шкафу в нержавеющих банках находились крупы. Лежали спички в коробочках с олимпийской символикой. Стояли: старая керосинка, бутылка с керосином, стеклянная бутыль с водой, закрытая герметичной пробкой. Стелла подумала, что немного прожить на этом можно. Еще за одними дверцами она обнаружила металлическую коробку со старыми деньгами. Рядом с этой коробкой стоял металлический цилиндр с экзотическим набором всевозможных женских украшений. Уже лучше, — подумала она, продолжая обходить по кругу свое место заточения.

Стелла долго стояла перед единственными дверями, не зная, как их открыть. Дворец в них был, а ключа не было. Она поняла, что надо искать большой примитивный ключ. Посторонние звуки в помещение не проникали. Она обошла стены, открыла все дверцы, обнаружила шкаф с мужской одеждой довоенного образца.

Осмотрев себя, и свою рваную одежду, она пришла к выводу, что надо выбирать нечто из этого добротного старья. На ноги она надела мужские туфли, и они были ей велики. В целом наряд получился сродни карикатуре. Стелла сунула руки в брюки, и, о радость! В них она обнаружила большой ключ. Ключ и дворец оказались из одной серии. Скрипя десятилетиями, дворец открылся.

Женщина вышла в туннель, но сырой полумрак ее испугал, и она вернулась в логово зверя. Надо было сделать факел или найти свечи, или фонарь. И с этой мыслью она легла и уснула. Голод давал о себе знать, но есть старые крупы ей еще не хотелось. В каком-то трансе она провела несколько суток. Потом погрызла крупу, открыла бутыль с водой.

Мало — помалу сделала факел, смочила его керосином и вышла в туннель. Из туннеля она вышла через старый склеп на кладбище, и пошла среди могил, где и увидела свою могилку. Женщина присела на холмик, посмотрела на свой портрет, разревелась от накопившегося страха.

К могиле Стеллы подошли Белла и Илья с цветами в руках. На могиле сидело существо, неопределенного пола, когда они встретились глазами, то все трое невольно вскрикнули.

— Стелла! — первая узнала ее Белла.

— Стелла! — пробасил Илья.

— Илья! — это я, — сказала, заливаясь слезами, Стелла.

— Сгинь, нечистая сила, сгинь, — замахала Белла руками.

— Я живая, — вытирая от слез глаза, сказала Стелла.

Илья посмотрел на сестру, тронул ее рукой:

— Стелла, это правда, ты? Ты не погибла?

Им было о чем поговорить, но они смотрели друг на друга.

Тоня на месте взорванного дворца Павлина построила свой дворец, точнее многоэтажный дом гостиницы. Новая мебель и картины ей были бы как нельзя кстати. За мебелью ездил ее муж Сережа. Он загрузил мебель на мебельной фабрике в огромную машину с помощью грузчиков, потом посадил их рядом с мебелью для охраны.

С собой Сережа взял деньги на штрафы и увез мебель в новый дом на побережье моря. Тоня встретила мужа, поцеловала его в щеку и с нетерпением стала смотреть за выгрузкой мебели, она трепетала от любого неосторожного движения грузчиков. Новую, дорогую коллекцию мебели она решила поставить на втором этаже для гостей высокого уровня достатка.

Интерьер для одного номера из трех комнат получился весьма внушительный, это Тоня поняла сразу. Тут можно было требовать с гостей хорошие деньги, и было за что. Она обошла комнаты, не решаясь присесть даже на стул. Зеркала в лучах южного солнца слабо мерцали, но на меркантильный ум богатой женщины мистика жемчужного номера не действовала, она не уловила флюидов картин Беллы. Зато внимательно прочитала сертификат качества на мебель.

Слух о жемчужном гостиничном номере немедленно приобрел свои ноги, и дошел до нужных ушей.

Илья, продавший землю под гостиничный комплекс Тоне, получил информацию о необыкновенной покупке, но пропустил ее мимо ушей. Зато Белла потеряла покой, мало того, что ее тянуло не территорию бывшего дворца Павлина, так еще ей очень захотелось увидеть жемчужный комплект мебели. Она не понимала, почему его продали Тоне, а не ей. Естественно обо всем Белле рассказал Сережа по телефону.

Белла у Ильи выпросила разрешение на жизнь в жемчужном номере в течение трех суток. Тоня была польщена, что именно Белла станет ее первой клиенткой и заплатит ей за трое суток приличную сумму денег. Среди своей бижутерии Белла нашла жемчужные бусы, представляющие собой три нитки бус, завинчивающиеся одним замком. Она надела темное легкое платье, чтобы бусы лежали по вырезу, чем очень заинтересовала Илью, который наблюдал за ее сборами в элитный номер. Она собрала небольшую сумку вещей, махнула мужу рукой, и пошла к своей машине, стоявшей у нового дворца.

Белла ехала к месту трагических событий, где так давно не была… Сохранились прежние ворота дворца. Охрана ее узнала и пропустила. Она въехала на знакомую территорию, где ничего знакомого не было. Стоял пятиэтажный, вычурный дом, выполненный выступами. Деревья были посажены новые, только у ворот сохранился старый каштан.

На берегу моря стоял новый причал. От бывших ангаров для яхт ничего не осталось. Территория гостиницы, чистая и ухоженная ничем не радовала, не было здесь прошлого, все было новое, кроме моря, клена и металлических ворот. Белла вошла в гостиницу. Прохлада холлов поглотила молодую женщину, она посмотрела вокруг себя на внутреннее убранство. Ее незамедлительно подозвали для оформления документов.

Окна номера выходили на знакомый морской причал. Чувство ностальгии поглотило Беллу, но ненадолго. Она стала впадать в странное состояние, рассматривая элитную мебель. Белла переходила из комнаты в комнату, и у нее возникло ощущение, что ее опутывают путы прошлого.

Белле стало тяжело, давило сердце, она села на стул. Перед глазами возник огромный шкаф с мерцающим зеркалом, и жемчугом в выступах узоров. Она почувствовала, что жемчужные бусы стали тянуться к жемчугу на мебели.

Шею сдавило так, что она захотела крикнуть: «Спасите!», но голоса не было, было одно давление на горло. Белла потянулась руками к дворцу бус, руки сводило, она с большим трудом развинтила дворец, и отбросила бусы к зеркальному шкафу. В этот момент ей показалась, что шкаф одобрительно усмехнулась. Белла подумала, что вероятно мебельный великан требует от нее выкуп в виде жемчуга. Она встала, подняла жемчужные бусы и повесила их на ручку шкафа. Сердце отпустило.

Белла подняла глаза и встретилась с глазами графа Павлина. Она тряхнула головой, и еще раз посмотрела на зеркало. Нет, ей померещились глаза некогда сильного мужчины. Она поняла, что в этом номере ей не уснуть, хоть и заплатила она за трое суток вперед. У нее появилось желание пойти к морю, и найти кусочек прошлой жизни. Вероятно, зеркало в номере было из комплекта мебели графа Павлина, или его вставили в элитную мебель.

Белла вышла на улицу, пошла к морю, остановилась на причале. Ей показалось, что вдали мелькнул белый парус яхты. «Нет, так нельзя! — остановила Белла свои виденья прошлого, — лучше уж сесть в машину и поехать домой, к знакомому и адекватному мужу».

Она достала мобильный телефон:

— Илья, мне здесь очень страшно, я одна не смогу спать в этом жемчужно — зеркальном номере. Разве спят среди зеркал? Нет, и я о том же. Да, я заплатила за номер, да ценность мебели действительно велика. Если хочешь, приезжай, или я вернусь домой.

Белла спустилась в фойе гостиницы, попросила вынести ее вещи из номера. Ей сказали, что деньги ей не вернут. Она в ответ усмехнулась. Илья при виде вернувшейся жены только покачал головой и ничего не сказал. А она решила, что о графе Коне больше думать не будет, это уже слишком… Все вернулось на свои места.

Хозяйке гостиницы доложили, что женщина, поселившаяся в жемчужно — зеркальном номере, его покинула без объяснения причин. Хозяйка гостиницы зашла в покинутый номер, и сразу заметила жемчужные бусы на ручке зеркального шкафа. Села сама на стул, прошла по комнатам и не нашла ничего интересного. Для ее это была просто элитная мебель, не вызывающая ассоциаций. Она Беллу не понимала…

В номер зашел Сережа, он посмотрел на жемчужные бусы на ручке зеркального шкафа и вспомнил, как он их подарил Белле, давно это было, но жене Тоне ничего не рассказал.


У ворот бывшего дворца Павлина, а теперь новой гостиницы, Юра увидел Павла в машине, за рулем которой сидела женщина. Он не сразу все понял, подумал, что у него галлюцинации пошли от близости подземелья. Юра решил взять себя в руки и пошел в гостиницу, там две девушки говорили о Белле, и о том, что она была с новым управляющим игрового комплекса Павлом. Юра удивился, что и имя совпадет, значит, Паша где-то рядом! А почему бы и нет!

Паша явился на прием к Тоне. Она разрешила ему обследовать подземелье и даже помочь ему в случае необходимости, в этом она была очень заинтересована, после приобретения новой коллекции мебели.

Юра приехал домой, то есть в домик к Ивановне, но сохранил в подсознании мысль, что у ворот гостиницы он видел Павла, мысль эта к нему вернулась, он не выдержал и позвонил в гостиницу. Юра узнал, что Паша только что вселился в гостиницу, ему назвали номер его номера, но он ничего не имел общего с элитным номером. Утром Юра явился к старому дружку Павлу. Они поговорили о текущих делах, и заодно решили, что в подземелье пойдут вдвоем.

Паша не выдержал и о цели похода сообщил Белле. Она сказала, что хочет пойти с ними, ее давно интересует спасение Стеллы во время взрыва. Белла показала друзьям, где она с Ильей обнаружила Стеллу. Все втроем стали искать вход в подземелье. Они нашли склеп, через который на поверхность вышла Стелла. Спустились в подземелье, фонари светили в тайну, и они втроем шли навстречу неизвестности.

Стелла, уходя из подземелья, не закрыла дверь в круглое помещение. Молодые люди зашли через открытую дверь в помещение, увидели предметы обихода до военного времени, и обрывки одежды.

Юра сказал, что надо найти, то, что можно использовать в жизни, ведь у него росло три сына. Белла натолкнулась на металлический цилиндр, в нем лежали женские украшения, но чувствовалось, что их там меньше, чем было. Видимо Стелла все ценное взяла, или кто-то другой сюда приходил. Да, ничего здесь интересного не было. Они повторно стали открывать дверцы шкафов, но ничего уникального в них не лежало.

Все втроем забрались на лежбище, поскольку стульев и кресел не было, решив, что пора подкрепиться. Белла достала из сумки бутерброды и напитки. Лежанка, под весом трех человек, прогнулась, и разъехалась в две стороны. Они оказались на полу с продуктами в руках. Свет в фонарях потух. Вскоре они лежали на краю постели, что-то их выключило при перемещении двух частей кровати, зато включился свет по периметру комнаты. Белла посмотрела и увидела, что двенадцать светильников, выполненных в виде перьев павлина, светятся.

— А, что если в этих светильниках весь фокус? — спросила Белла.

— Но они высоко расположены, — возразил Юра.

— Принесем стремянку, — ответил Паша, — кто знал, что надо лезть высоко.

Они смотрели на светильники и жевали бутерброды, запивая их каждый из своей бутылки.

— Ребята, надо еще раз посмотреть на цилиндр с украшениями, важно, чтобы один предмет был настоящий, я правильно поняла задачу Юры? — спросила Белла.

— Да, — ответил Юра, доедая свою долю пищи. Он поднялся, задев край постели. Две части кровати стали съезжаться в одну. Люди были вынуждены быстро запрыгивать на кровать, чтобы не быть сжатыми двумя частями одного целого.

— А госпоже Стелле здесь страшно было, — сказала Белла.

— И мне не по себе, — откликнулся Юра, — пора уходить, забирайте фонари, здесь кто-то порезвился, сочиняя подземелье и его механику.

— Нет, а где рассада для мистики жизни? Вам, что, а я задание не выполнил, мне надо искать! — возразил Юра, получивший странное задание от фирмы, изготовившей жемчужный мебельный гарнитур.

— Возьми перо павлина, и будет павлинья мистика! — сказала Белла.

— Такую мысль, можно было и на поверхности сказать, а не лезть сюда, — ответил Юра. А, потом перо оно почти плоское, а надо, чтобы был рельеф пера, а это уже другое творчество.

— Тогда выложи украшения из цилиндра на постель, посмотри, что получается! Цветовая гамм пера, ты понял идею! И все натурально!

— Белла, ты гений! — прокричал Юра, — а я на павлиньей мистике деньги получу. Она в моде.

В этот момент потухли двенадцать ламп, выполненных в виде перьев павлина. Они включили фонари, взяли горстку цветных камней, прикрыли за собой дверь и пошли к выходу. По дороге Белла им рассказывала, как можно сделать деревянные пластины, овальной формы, на них красками из самоцветов выполнить глаз пера павлина, это прозвучало убедительно. Белла добавила, что для мистики необходимо использовать краску из этих самоцветов, найденных в подземелье.

— Белла, это шкатулка! — возразил Юра. — Но, где здесь павлинья мистика?!

Фонари потухли от его возгласа.

Белла погладила камни, приговаривая:

— Обидели вас, обидели вас эти глупые молодые мужчины!

Фонари зажглись.

— Уговорила, — устало сказал Юра.

— Наш человек, — сказал Паша.

— Правильно, мальчики, надо сделать ажурные шкатулки, а внутрь ажура поместить мистические эмблемы, они будут работать, я это чувствую, у меня вообще повышенная чувствительность на перья павлина, вероятно в прошлой жизни я была павлином.

— Белла, с ажурной шкатулкой полностью согласен, с мистической эмблемой тоже, но не верю, что ты была павлином в прошлой жизни, в тебе чувствуется повышенная восприимчивость к мистическим явлениям, ты тонкая натура, — проговорил задумчиво Паша, — и, ты мне необыкновенно нравишься.

— Ничего себе, картинка вырисовывается! У него тут жена была, а он теперь рулады другой женщине поет! — искренне воскликнул Юра, — Белла, ты ему не верь, он страшный человек! Но сейчас не об этом, я вам признателен, что мне помогли выполнить задание. Спасибо! Я теперь могу домой поехать, только я еще в море не искупался, а оно рядом плещется. Кстати, о птичках, Паша, ты со мной домой поедешь?

— Юра, рад был тебе помочь, маме привет передашь, а я здесь работаю.

— Паша, ты меня удивляешь, но Бог тебе судья. У меня вопрос к Белле. Кто выполнит для диадем мистические эмблемы?

— Юра, я их сделаю сама. Скажем, штук двадцать будут через месяц, а может раньше. Так, что приезжайте, звоните, будут готовы — возьмете. О стоимости работ сообщу дополнительно.

— Эмблемы должны быть готовы через три недели, — уточнил Юра, — и я приеду без звонка, так надежней в мистике. Оплату по факту. А сейчас шли бы вы вдвоем, куда подальше, мне одному хочется у моря побыть.

Паша и Белла пошли в сторону стоянки машин, они сели и уехали.

Белла и Илья успокоились. Они решили купить яхту Стеллы в личное пользование для перевозки пассажиров: из Абрикосовки на пляж, на винный заводик, в подводное кафе. Белла купила себе яхту, типа катера и очень любила посещать подводный ресторан, где она вспоминала графа Павлина, и смотрела на морской пейзаж.


Как-то к Белле на яхту поднялся Тор, вылитый граф Павлин в молодости. Он пришел весь в белом, словно граф Павлин, а она даже никому не рассказывала, как выглядел граф в ту первую поездку. Да, было в Торе нечто аристократическое. Он предугадывал ее желания и не делал ей замечания. Илья заметил их дружбу, но никак ее не комментировал.

В одну из поездок Тор подарил Белле бусы из крупного, натурального белого жемчуга. Она взяла их в руки, и ей так захотелось их выкинуть в море! Белла выдержала, она сказала спасибо и повесила на грудь новое жемчужное ожерелье.

— Я в жемчуг наигралась, — сказала она печально.

— Что вам подарить?

— Себя в белом костюме! Ты в нем неотразим!

— Ладно, учту.

Одно оставалось непонятно Белле, что было в том вине, из-за которого Паша на пляже среди скал с ней так безобразно поступил? Она не выдержала и рассказала о любви с Павлом на пляже, и последствии этой любви.

Тор выслушал ее исповедь и сказал:

— Я знаю этот винный завод! Совершенно случайно моя мать, Клавдия Карловна, работала на этом заводе вместе с Стеллой. Во времена графа Павлина тем, кто приезжал на теплоходе, продавали вино с каким-то белым порошком, именно такое вино выпил Паша, и неудивительно, что он от нетерпения ударил вас об камни того пляжа.

— Тор, а ты вообще-то кто?

— Я? Да я внебрачный сын графа Павлина, точнее, Ивана Сергеевича, меня зовут Виктор Иванович. Тор — это имя для меня придумал сам граф Павлин.

— Но я никогда не слышала твое имя, отчество!

— Это граф Павлин так решил, достаточно моего имени.

— А ты на него похож! На графа Павлина!

— Знаю, что похож я на графа Павлина.

— Так ты, поэтому ко мне прицепился?

— Нет, так получилось, видно вкус у нас с отцом одинаковый, но ведь у вас с отцом ничего не было?

— Нет! Было человеческое общение и ничего личного. Мне было иногда хорошо с графом Павлином, только потому, что он был рядом.

— Об этом его свойстве мать мне говорила ни один раз.

— А тебе досталось от него наследство?

— Да, его внешность, уменье держаться и быть выдержанным в любых ситуациях.

— Граф Павлин о тебе знал?

— Знал, но виду не показывал, он помогал мне с учебой, помогал матери. Я ему благодарен за все и зла на него не держу.

Детектив Илья сидел в новом дворце Павлина и слушал репортаж с яхты Беллы. Он теперь он точно знал, чьих рук дело: отравление графа Павлина, взрывов на яхтах, но для наказания Тора у него не было никаких улик, это и было главное наследство этого человека. Прогулка на яхте благополучно завершилась.

Стелла знала про игры графа Павлина со снотворным порошком, этими играми и поставила ее в тупик Тоня. Так, что Стелла была рада, что в этой разборке с банком, она еще легко отделалась. Ей понравилось, как вел себя Паша при угрозе банкротства, поэтому она решила узаконить с ним свои отношения без свидетелей, как это было в свое время с графом Павлином. Пусть у нее будет опора в жизни на всякий случай.

Паша дал согласие на тайную женитьбу. Так как они хозяева, то им не было необходимости перед кем-то оправдываться о своем семейном положении, а о том, что они вместе живут, и так все знали. После регистрации брака они решили осуществить свою мечту о строительстве современного дворца с улучшенными условиями для жизни.

У Беллы неожиданно появилась мечта, заказать себе яхту на судостроительном заводе, но без вдохновения она не умела зарабатывать деньги. Белла вспомнила Стеллу, и ее всегда великолепную внешность, что ни говори, а она осталась женщиной для подражания. Рядом с ней периодически находился Яша, странно, что именно он помог ей выбраться из длительного творческого застоя. Он, работая программистом, вдруг занялся поиском неадекватных предметов. Эта его новая позиция в жизни их объединила.


Белла, как это не покажется странным, вернулась к Илье и дочке. Морские путешествия утомили, развлекли, и больше она не хотела уплывать в будущее, либо видеть себя через сто лет. Не верила она в жемчужину молодости.

Да и зачем она ей? Все и так хорошо. Это Стелле нужна жемчужина молодости, а Белла все еще хороша собой.

Белла зашла в свою комнату. На стене висел большой веер, с перьями павлина. Она взяла в руки жемчужные бусы, перебрала их по одной и не обнаружила жемчужной бабочки. Ничего необычного вокруг нее не было. Но ведь был Нетронутый остров! А, может, и нет. Был подводный дом! А, кто сказал, что она в нем была? Веер на стене качнулся, появилась прохлада. В воздухе появилось облако с лицом человека.

— Чур, меня, — прошептала Белла.

И облако вылетела в окно. Под окном росла огромная береза. Ее ветви легко шевелились от ветра.

А Тору казалась, что все это ему приснилось, и не было ничего и никого у его Беллы. Что может быть лучше, чем дом и яхта, похожая на катер? Тор с первого взгляда на Беллу понял, что она для него стала абсолютно чужой женщиной. Белла все дальше от него уходила, уезжала, уплывала.

Что с ней произошло на Нетронутом острове, где она сдружилась с Яшкой? Что с ней произошло на дне океана? Боже, какой заколдованный круг…


Глава 7

Белла стала рассуждать, чем знаменит Бонд? Он всегда побеждал, он всегда положительный герой, совершающий отрицательные поступки. А Тор — Бонд наизнанку. Он уходит от погони, он наказывает тех, кто ему мешает. Почему он попадает в переделки? У него нет терпения, и его благоразумие носит относительный характер.

Почему Белла могла изменить Илье? Потому, что мужчины не считали его серьезным противником. А если соперники у Ильи были, значит, он, как мужчина не был силен. Череда преступлений нанизывалась на первое преступление.

Страшное чувство возникало тогда, когда Белла испытывала страх в присутствии Ильи, и такое чувство редкостью для нее не являлось. Она прятала ножи во дворце на болоте, она боялась сказать ему слово поперек, она выполняла все его прихоти, терпела его любовь.

А любовь бывает приятной и садистской в исполнении одного и того же человека. На протяжении совместной жизни каскад страха и унижений менялся. Любовь воспринималась, как адское наказание, в таких случаях самое большое ее желание — прекратить садистскую любовь. И самое большое желание — остаться одной.

Помните святые слова из песни: «женщине из высшего общества, трудно избежать одиночества». Чем выше женщина стоит на социальной ступени, тем большей свободой она обладает. Свободой от повиновения, какому бы то ни было мужчине.

Есть редкие супружеские пары, в которых жизнь гармонична и не содержит садизма. Но в таких парах есть чья-то мудрая хитрость, которая все держит в рамках приличия. В период революции и после нее существовал анекдот: «белые придут — грабят, красные придут — грабят».

У женщины, когда она в расцвете лет, бывает такое: один придет — любит, второй придет — любит. Не отбиваться же от каждого физически?

А мужики лезут. У Беллы в таких случаях появлялся страх загнанности: кого больше бояться? По поводу социальной ступени. Что это такое? Она не определяется структурой государства.

Это не значит, что если Белла замужем за Ильей, то она стоит на самой высокой социальной ступени. А если король — садист в любви, высокомерен в отношениях, и просто подвластен другой женщине? Очень тонкий момент. Тогда принцессы и прочие дамы — существовали в затравленном состоянии.

Так, что тогда высшее общество? Это точно не там, где большие деньги. Где очень большие деньги, там большие страсти, и криминал неизбежен. Ревность страшная штука в таких местах. Где ступенька для женщины, на которой ей ничего не грозит?

Быть сотой в очередь на любовь в гареме? Старость? Нет, и она не спасает ни от любви, ни от социальных проблем, ни от насилия. Где женский рай? На небесах? Об этом не стоит говорить.

Беллу интересовала жизнь на земле, но безопасная для женщины. Ой, ей, ой, как трудно быть женщиной! Сказать по секрету, где хорошо? Мужчины обидятся. Хорошо после развода, как после грозы, но остается чувство потаенной обиды. И это не панацея. Вот и оставалось Белле жить принцессой.

Белла в шкатулку складывала старую бижутерию. На такую коллекцию ее натолкнул рассказ ее матери, который был более чем нереальный. Тогда Белла была несколько моложе и думала о всяких глупостях. Она давно поняла, что люди намного ее богаче, что у них есть то, чего она себе не могла позволить из-за скромного длительного периода жизни. Она не обижалась ни на кого и ничего особо не хотела.


Алла, забросив через плечо сумку, шла снежным ручьям, боясь вступить в рыхлые сугробы. Она упрямо приближалась к спортивному комплексу через лес, вместо того, чтобы идти по сухому асфальту. Дело в том, что сухой асфальт охраняла вечная стая бродячих собак, живущих под боком двухэтажного, кирпичного гаража. Она писала городским властям об этой стае собак, но власти по этой дороге проезжают на машинах и бродячие собаки их не пугают. В спортивном комплексе Аллу знали, но ей это не мешало.

Ее поражали женщины в сауне, их поведение было непредсказуемо, то они скромные, то откровенно голые, да еще смазанные кремами. Это зрелище не для всех, и порой лучше от них отвернуть глаза в сторону камней, подогреваемых неизвестно чем, но до такой степени, что золотые и серебряные цепочки впивались раскаленной болью в тело. И тут начинался концерт: дамочки пытались сбросить с себя раскаленное золото, а потом они пытались его найти. Для этого отрывали доски скамеек и совали руки в темноту, чтобы найти под скамейками, потерянное золото и серебро.

Несколько занятий Алла отзанималась на аэробике в воде. Это для моржих, которые по шею сидят в воде с поясами и выполняют приказы мужчины, который показывает им упражнения на суше. Надо сказать, делает он это весьма сексуально, одетый в трусики, майку и платок на голове. Женщины всех возрастов просто околевают в воде от счастья видеть его упражнения, пытаясь воспроизвести их в воде. Алла занималась до тех пор, пока не замерзла окончательно, она посмотрела на мурашки на коже соседней женщины и вышла из бассейна.

Можно пойти в тренажерный зал со старыми тренажерами, зато здесь никто не командует, и можно делать, что хочешь. Недалеко от Аллы мужчина, с накаченными икрами ног, надевал на себя широкий пояс, потом подвесил на него блин для штанги, и утяжеленный, стал подтягиваться. У Аллы мелькнула мысль, что он способен поднять на руки женщину более тяжелую, чем он сам. Именно такая наглая баба в креме, находится в сауне, с торчащими сосками. Вот, где можно людей знакомить! Но Алла занята делом, она безмолвно одолевает тренажер, за тренажером.

— Я отпечатала очередные книги и подарила разным людям.

— А люди?

— Некоторые хватают книгу и дарят дальше, иные продают. Зачастую им дареная книга не нужна, они за нее хотят деньги получить. Они звонят в издательство, высказывают свои замечания. Потом автору звонят из издательства, и передают дареные замечания.

— Кто виноват в водовороте такой щедрости?

— Автор. Автор не должен дарить свои книги жадным людям.

— Как их отсеять?

— На этом месте нужен детектив. Я книгу подарила шефу. У него есть жена. Его жена не работает, но делает деньги из дареных предметов. Ей в магазине подарили нечто, она нашла дефект, поставила на уши весь магазин, и ей отдали деньги за предмет, который она не покупала.

— Белла, ты столько труда вкладываешь в свои книги. А потом их даришь! Надо ли издавать собственные книги?

— Ты права, надо издавать только экземпляры для себя, для работы над произведениями. Люди, кто издает массовым тиражом свои книги, зачастую живут в домах из книг.

— Есть те, кто продают книги?

— Те, кто продают книги через магазины, тратят тьму денег на продажу и издание книг. Жизнь так мудра, что легче не издавать, чем издавать книги, лучше не писать, чем писать. Но есть те, у кого пишется само, но само ничего не продается. Поэтому и возникают подарки.

— Что делают с подарками?

— Выкидывают, читают или передаривают, реже продают. Навязла в зубах эта тема.

Прогулка Беллы и Стеллы подошла к концу. На работе сегодня шторм натуральный. Ветер дует прямо в окно и приносит такие задания, что все ставится с ног на голову. Вчера на сборочный участок пришел начальник, который долго смотрел к чему бы придраться и нашел дверь, которую кинули под окна на улице. Лежит дверь под ржавой трубой и быстро ржавеет.


Начальник дал разгон шефу. Шеф дал разгон Белле вчера и продолжает ее унижать сегодня. В результате у нее возникает желание уволиться. Чтобы не увольняться, а успокоиться, Белла начинает писать. А вы думали, почему пишут? Чтобы привести нервы в порядок.

Шумит кондиционер, ветер влетает в открытое окно и распахивает двери — все три удовольствия на лицо. На улице светит солнце, включены все лампы, плюс свет компьютеров — вот еще три удовольствия в одном офисе. И тишина — все вышли по делам.

Полоски штор медленно колышутся от ветра, звонит телефон, а подойти некому. Встала, подошла, выслушала, но позвать некого — все вышли.

Работа? После трудовых гонок наступила передышка. Все хотят в отпуск. За окнами август. Полетели первые листья с деревьев вместе с потоками ветра.

Лежит одна из работ, не хватает пару элементов, сегодня и ее протрясли. Нападки со всех сторон.

Прошли сутки. День на день не приходится, вчера весь день — хоть плач, сегодня просто день без улыбки. Пришлось съесть мороженое, которое оказалось свежим и вкусным с желейной начинкой. Нельзя, а хочется, так пусть хоть что-то приятное и прохладное. «Берега, берега» — обед в разгаре. Забывает Белла того, с кем ходила на том берегу и напоминания на ее психику больше не действуют.

Итак, она завязывает с публикациями книг через издательства, образцов личных книг более чем достаточно, а финансовый смысл нулевой. Продавать не умеет. Есть мечта, которая не может осуществиться, сделать из романов полноценные детективы. Читать детективы можно, но самой брести к разгадке — сплошные тернии, или это не ее профиль.

О Белле. У нее есть подруга Алла. С ней опять произошла неприятность.

Некто подарил ей шикарный браслет, который она потеряла, потом его нашел детектив Илья.


Илья бежал за неким человеком, до которого оставалось всего нечего. Неожиданно преследуемый бросил под ноги преследователю некий предмет, который блеснул в лучах вечернего освещения улиц.

На Илью напал ступор. Он остановился и забыл куда бежал. Он посмотрел себе под ноги, нагнулся и поднял браслет.

Ничего особенного браслет не представлял: маленькие крупинки бриллиантов окружали ягодки рубинов с зелеными листочками изумрудов, которые были расположены по всему периметру браслета, выполненного из белого золота.

«Может быть, это бижутерия?» — подумал Илья. Ослепительный отблеск маленьких бриллиантов говорил, что они настоящие. Он вспомнил, что бежал за неким мужчиной по своему неровному дыханию. Он посмотрел туда, куда бежал, но там никого уже не было. Он оглянулся назад и увидел ту, из-за которой бежал.

Алла поднялась с земли и посмотрела на мужчину сквозь пелену слез. Он подошел к ней.

— Вы из-за браслета плачете? Вот браслет, возьмите, — и Илья протянул красный отблеск Алле.

— Спасибо! — выдохнула она, и тут же присела, ойкнув от боли. — Ногу больно.

Илья оглянулся, увидел скамейку и, как приличный человек, помог дойти девушки до скамейки, стоявшей недалеко от фонаря. Она вытянула одну ногу, потерла лодыжку, простонала и только теперь протянула руку за браслетом. Но браслета у Ильи не было, он его ей протягивал, а она в тот момент нагнулась к своей больной ноге.

Они оба прозевали третьего, который схватил браслет из рук Ильи вместо девушки. Он, как барс, подошел к ним с темной стороны и теперь убегал от них во второй раз. Он бежал не в темноту, а к автомобильной дороге, где остановилась машина, в которой он и приехал.

Барс сел за руль в машину и улыбнулся фарфоровой улыбкой человеку на заднем сиденье:

— Принц, ваш браслет у меня, — и покрутил им в воздухе.

— Дай его мне! — радостно воскликнул Принц. — Езжай быстро! Потом разберемся! — крикнул Принц и тихо добавил: — За нами могут организовать погоню.

Машина исчезла в темноте.


Илья проводил машину взглядом, но с места не тронулся. Алла перестала стонать над своей ногой, теперь она пыталась реветь, но слез не было.

— Вы кто? — спросила она Илью, словно никогда его не видела.

— Я? Я свободный художник, в том смысле, что я свободный детектив. Женат.

— Сразу и сказал, что женат! Мог бы при такой внешности промолчать о жене, — протянула девушка, обхватывая свою лодыжку и, хмурясь от боли.

— У вас нет перелома кости? — спохватился Илья.

— Нет у меня перелома, нога целая, но ушиб сильный, — сделала сама себе диагноз Алла.

— Вы плакать перестали. А браслета не жаль? И как вас звать?

— Чего мне браслет жалеть? Мне его подарил Принц, а теперь его человек у меня его забрал. А зовут меня Алла Бор.

— Не понял, какой такой Принц?

— Все вам расскажи! Знаете, бывает первый парень на деревне, а в нашем городе есть Принц Тор, первый красавец. У него был отец князь Павлин. Неужели вы его не знаете? Он скользкий, всегда ускользает, как рубиновый браслет. Смешно да? Мужик и браслет! А вот бывает и такое на свете. Он всегда носит красно — вишневые камни, подсвеченные бриллиантовой крошкой хорошей чистоты. Не, я в них не компетентна, но наслышана.

— Забавно. Браслет вернулся к хозяину. А я зачем за ним бежал? Я подумал, что у вас что-то отобрали и, повинуясь рефлексу, бросился в погоню.


Принц Тор шел и горевал под серым небосводом. Холод. Дождь. Ветер. Они преследовали его изо дня в день. Он приехал из Теплой страны, а здесь ему все казалось холодным. Хотелось солнечных лучей, тепла или простого участия в его судьбе. Сегодня было солнечно. Ему казалось, что никто его не любил и не жалел. Состояние у него было такое, что впору было идти к специалисту по психологической настройке.

Жена Элла и теща последнее время постоянно угнетали его своей раздражительностью или положительность. Он им звонил с добром, а они ему отвечали со злом. Мало того они пытались сбросить на него своего раздражение от жизни. Да, вот что значит…

Принц чуть не споткнулся об жену.

— А, что значит? — спросила она, словно слышала его мысли.

— Чем я не хорош для тебя?

— Ты симпатяга.

От этой фразы Принц выпрямил спину, потом улыбнулся лучезарной улыбкой фарфоровых зубов. Ему захотелось общения, обычного человеческого. Тут он подумал, что правильно люди создают общества для всех возрастов, есть куда пойти человеку: в детский сад, в школу, в колледж, в университет, на фирму. «Фирма», — и он задумался.

— Ты захотел собрать всех дам под свое крыло? — спросила жена.

— А, если дамы не подобреют? Или от финансового обеспечения добреют все?

— А оно тебе надо, обеспечивать злых дам?

— Мне болотных упырей достаточно. Что сделать такого, чтобы люди на меня внимание обратили?

— А зачем тебе внимание?

— Нет, всеобщее внимание мне на дух не нужно. Я могу включить обогреватель с теплым потоком воздуха. Могу создать зал с искусственным солнцем и с южными растениями, с водоемом. Примитив для девушек в купальниках.

— Нет, тебе это не поможет, — заверила жена.

Принца охватила тоска вселенская, из которой надо выбираться. Возникло ощущение, что пивной губернатор зовет его выпить пива на небесах. Появилась боль под правым ребром, которая усиливалась с каждой минутой. Скука прошла, появилось тревожное чувство обреченности и бренности жизни. Никто не тревожил Принца.

— А кому надо тебя тревожить? — тут же спросила жена.

— Некому, если от меня никто не зависит.


После последнего дела с рубиновым браслетом Принц распустил на время своих упырей по родным болотам. Придя к неутешительному выводу, он задумался. Он позвонил знакомому врачу, вызвал его и успокоился. Небо за это время нисколько не изменилось и серого беспробудного цвета не утратило.

Мысли очистились от тоски. Его взгляд упал на зеркальный стол, на котором были рассыпаны самоцветы. Великолепное зрелище поразило своим неожиданным появлением. Насколько он помнил, в его доме такого стола не было. Упыри на сюрпризы не способны.

На сюрпризы способна жена.

Принц Тор посмотрел на дверь, которая не открывалась и не закрывалась. Он посмотрел на потолок, но люка не заметил. Тогда он хлопнул себя по лбу и посмотрел на пол под столом. Да, именно там был люк с лифтом. Из нижней комнаты некто, скорее жена, ему прислала этот столик.

Так, это уже интересно.

Он подошел к столику, взялся за ручку и подкатил его к любимому креслу. Вблизи самоцветы не утратили свою красоту, но казались глупыми и не к месту. Зеркало заиграло с гранями самоцветов. Реальность утратилась. Крыша поехала. Голова закружилась.

Очнулся Принц на собственной кровати с рогом во лбу. Рядом с ним сидели два человека в белых халатах. Один из них сказал, что он потерял сознание, когда упал лбом на столик с самоцветами. Один камень вытащить не смогли и ждали, когда он придет в себя.

Удивительно, но Принц не чувствовал боли от постороннего предмета во лбу. Он чувствовал себя комфортно. Настроение было замечательное. И он с удивлением слушал о том, что ему предстоит хирургическая операция по удаление постороннего предмета из его черепа.


Принц Тор резво вскочил с кровати, подошел к большому зеркалу. Он увидел сияние в центре своего лба, от которого его глаза стали умными и выразительными. Он себе понравился!

— Алле, господа! Я не хочу удалять из своего черепа этот предмет. Мне с ним комфортно. И я вас не звал!

— Господин Принц, но это немыслимо оставлять во лбу алмазную пулю! — воскликнул разговорчивый врач.

— Вы — свободны! — с пафосом воскликнул Принц.

От его слов люди в белых халатах вышли из его комнаты, словно их ветром сдуло.

Принц потрогал рог рукой, усмехнулся и сказал:

— Я теперь единорог! Это жена мне изменила!


От этих слов над его головой закачалась люстра и рухнула на него, окутав его металлическими кольцами и хрустальными висюльками. Он вновь потерял сознание. Когда он очнулся, то увидел тех же двух докторов.

— Больной! — резко сказал врач. — Мы вас предупреждали о том, что рог необходимо удалить! Теперь нам пришлось извлечь из вас сотню хрустальных граней. Но две алмазные пули торчат у вас, как рожки. Удалить без наркоза их невозможно. Предлагаю удалить рог на лбу и рожки на голове.

Принц был весь напичкан импульсами противоречия. Он вновь резко вскочил со своего места и подошел к зеркалу. Перед ним был он, но с хрустальными рожками и с сияющим лбом. Он себе понравился!

— Господа врачи, я себе нравлюсь! И вы — свободны!

Естественно врачей из комнаты вынесло то ли ветром, то ли нечистой силой.


Господин Принц остался один. Он молчаливо взирал на себя в зеркало. В нем было нечто демоническое и радужное. Да, фондовые биржи ему давно надоели, ему надоело быть клерком. Он хотел быть…

— Кем ты хотел быть? — спросила жена Элла, заходя в комнату, с недоумением рассматривая рога и рожки на Принце.

— Не кем, — ответил он и потрогал рожки. Он почесал за ухом. Потрогал нос. Он усмехнулся и поперхнулся, увидев, как в полу открывается люк.

В комнате вновь появился зеркальный столик с самоцветами. Но Принц с места не сдвинулся. Неожиданно зеркало перед ним выгнулось в его сторону и лопнуло, как мыльный пузырь. В облаке зеркальных осколков перед ним стояла жена в безбрежном зеленом платье.

— Привет! — нежно проворковала Элла.

— Здравствуй! — пробурчал Принц Тор. — Кому я обязан рожками и рогом?

— Кому? — отозвалась жена, рассматривая себя в платье. — Двум врачам, которых я встретила в твоем доме, — ответила она. — Один наградил тебя рогом, второй рожками, — насмешливо проговорила она, подходя вплотную к демону в плоти.

Элла резко выдернула из его головы хрустальные рожки.

— Алмазный рог удалять будешь? — спросил Принц, потирая голову двумя руками.

— Я его заберу себе.


Супруги вышли в сад, в котором росли клены. Они сели на скамейку качалку. Она нажала на пульт управления. На стене дома медленно раздвинулись створки, показался плоский экран огромного телевизора. Супруги взирали на экран, смотря научно — познавательную программу.

— Мне показалось, что лунные гномы и чудики из недр старых гор от одного производителя. Те и другие с огромными глазами, но маленькие, — проговорила жена, качаясь на скамейке, над которой со всех сторон нависали ветви старого клена.

— Что это дает? — спросил равнодушно Принц, лениво рассматривая листья дерева.

— Ничего или очень много. Ведь говорят, что на Земле жили великаны. Если были великаны, значит, были и их противоположности — маленькие создания, — быстро ответила она.

— Когда мог быть расцвет маленьких инопланетян земного происхождения? — насмешливо спросил Принц, с опаской поглядывая на голубей, сидящих на ветках дерева.

— Тор, ты знаешь о планете Фаэтон? Была такая планета в солнечной системе, именно на ней процветала жизнь…

— Я смотрел передачу о планетах, пришельцах и космическом ребенке.

— У меня возникла мысль просто гениальная, и я решила ее проверить. В поисковике я внимательно посмотрела на планеты, на их состав. И мысль сформировалась окончательно, я теперь точно знаю, откуда прилетали пришельцы на Землю.

— И это не секрет.

— Пришельцы на Землю могли прилететь только с Фаэтона, который позже распался на пояс астероидов. Но и это не все. Жизнь точно была на Фаэтоне, что было до Фаэтона, она и подумать боится. Солнечной системе много лет. Это людям не понять, но на Фаэтоне жизнь была, а когда условия планеты для человека стали плохие, жизнь переместилась на Марс. Когда Марс стал замерзать для цивилизации, люди стали перебираться на Землю, ее осчастливили своим присутствием, и через 100000 лет совсем перебрались на Землю, а Марс стал безжизненной пустыней.

— И теперь внимание, куда люди переберутся с Земли через пару миллионов лет?! — спросил Принц.

— Только на Венеру. Сейчас это молодая планета, которая расположена ближе к Солнцу. Солнце просуществует еще много лет, естественно оно будет остывать и поэтому Венера станет землей для землян, но все это произойдет значительно позже существования меня самой. На этой великой мысли она села за компьютер.

— А Луна? Почему лунные гномы обнаружены на луне?

— Луну слепили из астероидов Фаэтона, естественно генная материя сменила место нахождения.

— А кто слепил Луну? — спросил насмешливо Принц.

— А ее создали великаны, некогда построившие пирамиды. Она была нужна, как спутник, как пристань для космических кораблей при перелете с Марса на Землю, — незамедлительно ответила Элла.


Супруги помолчали от глобальности собственных мыслей. Элла захотела сфотографировать голубей, сидящих на ветках над их головами. Голуби мгновенно взлетели, словно почувствовали опасность.

Первой заговорила она:

— Человеческая оболочка не всегда говорит о том, что под ней скрывается добропорядочный землянин. Люди похожи и не похожи друг на друга.

— Откуда это? — спросил Принц.

— Умные люди, если им помогают, двигают историю вперед.

— А, если среди людей завились не люди?

— Тогда происходит уничтожение достигнутых успехов.

— А чудики, похожие на лунных гномов, где жили?

— Вот они и жили внутри древних гор для собственного самосохранения. Земля пронизана во всех направления искусственными подземными ходами, непонятно, как люди по ним перемещались, если у них не было фонариков.

— А теперь мысль, если у человека главный друг среди зверей — это кошка, то не могли ли люди в некоторую эпоху своего развития обладать зрением кошек? — спросил Принц, поднимаясь со скамейки.

— Человек до сих пор роет землю, хотя бы для метро. Метро — это движение. Значит, по древним переходам люди ездили из одного континента в другой.

— На чем?

— На печках, тепло и удобно, — лихо ответила Элла.


Раисе Васильевне, теще Принца, для финансового обеспечения нужна была новая работа. Она сама себя привыкла обеспечивать. Она любила независимость, ей нравилось быть властной, подчиняться она не любила. Оставаясь официально работать на кафедре технического института, где она почти не получала денег, она нашла одну из первых частных фирм, которую возглавлял невысокий находчивый человек Борт.

Физический вес ее в этот период уменьшился килограмм на двадцать. Худая и стройная Раиса Васильевна пришла в фирму и была принята на работу по своей специальности. Компьютеры в это время были еще слабые, и программы для черчения совершенными трудно было назвать. Пришлось вновь сесть за кульман. Ее руки с трудом переносили грифель, который постоянно сыпался с карандаша. Приходилось пальцы заматывать изоляционной лентой. Цех находился этажом ниже, так что удобства на работе существовали.

Влюбиться в красивого парня или мужчину — это просто, влюбить в некрасивого мужчину в заношенной одежде, значительно труднее, но вполне возможно. Жизнь ей предоставила и такую возможность.

Разработчик, с которым работала Раиса Васильевна, был одновременно заместителем директора, потому что ему принадлежала половина фирмы. Она ни разу не назвала его по имени. На работе рядом с ней сидел именно он, вот он и был ее очередным инженером — разработчиком.

Раиса Васильевна — конструктор, она без разработчика не может работать, так все устроено в жизни. Он придумывал электрическую схему изделия, в соответствии с желанием заказчика, а она разрабатывала конструкцию для изделия. Рабочий его стол стоял так, что к ней любой человек мог подойти только боком.

Часто к Раисе Васильевне приходили мастера из цеха или технологи. Технологом был красивый и почтенный пожилой человек, а вот мастера менялись, место не совсем тихое. Один из мастеров был необыкновенно интересным мужчиной, своими карими глазами на нее он так смотрел, что трудно было не увлечься им, хотя бы в мыслях.

Раиса Васильевна случайно иль нарочно, назвала мастера уменьшительным, ласковым именем…

Разработчик после ухода мастера цеха, подошел к Раисе Васильевне и вылил кипяток из ее чашки на нее!!! Случайно иль нарочно… Кипяток проник под одежду, ноги в верхней части сильно заболели. Она поехала домой, на ноге вздулся огромный волдырь, долго эта отметина болела.

Разработчик любил слушать радио на работе, но чтобы песни звучали на чужом языке, он считал, что знакомые слова от работы отвлекают, а иностранные нет. Музыка звучала над ее ухом, как отголоски садизма, для нее это было слишком громко, но зато он считал, что громкая музыка спасает от прослушивания.

Жизнь Раису Васильевну приучила не возражать мужчинам и их странностям. У ее нового шефа, то есть у разработчика, на столе стоял малахитовой набор для карандашей и ручек, и было еще одно развлечение: он читал газету «Из рук в руки». Искал он себе новую машину. Да, после ее прихода в эту фирму, директор Борт уже сменил машину, а его компаньон и зам еще нет.


Глава 8

Зимой в дырявых кроссовках разработчик уехал на своей старой машине. Приезжает и рассказывает: купил себе новую машину и долго вокруг машины по снегу ходил, ноги промокли в старых кроссовках. У него были самые заношенные джинсы, и полное впечатление, что у него нет женщины, хотя его опекала дама из отдела кадров.

Только красавец Борт мог взять в замы такого разработчика, который бедным не был, но был странным, если не сказать больше. Борт для усиления кадров, принял на работу еще одного человека, Трофима Афанасьевича.

Что произошло?

На маленькой фирме сгорел большой электрический чайник в выходные дни, кто-то его не выключил, а выяснить, кто его оставил включенным, не удалось. Хотя все думали. Что это дело рук Трофима. Чайник уже перегорал, и был принесен из ремонта дней за пять до пожара, видимо при ремонте его лишили предохранителя.

Чайник сгорел уникально, без огня, но с большой копотью, словно работала установка для напыления сажи на все предметы. Все в большом офисе было покрыто ровным слоем сажи: потолок, стены, полы, столы и документы, не убранные со столов. Весь состав фирмы заставили переодеться, принести предметы для мытья и отмывать все, что можно отмыть.

Раисе Васильевне работать с тряпкой было легко, отмывая стены и предметы. Над потолком трудились мужчины.

Только закончили все отмывать, как Борт задел пожарную систему последним движением тряпки по потолку, тут же прибежала охрана здания, но в комнате последствия пожара были все смыты.

В это время в соседнем офисе стояла оптическая установка, в которой для ее работы использовали алмаз специальной огранки, зажатом в дорогом держателе.

Трофим, разбирая эту установку и налаживая ее, дойдя до алмаза, его просто взял и положил себе в карман. Раиса Васильевна видела всю установку и алмаз отдельно до того, как Трофим ее испортил окончательно, спрятав в алмаз в собственном санузле.


Холодный дождь и чистый воздух привычно окружают мир. Еще недавно пили воду, и часто бегали… Парил… Слово должно быть иным. Белла сжалась от негативных явлений, которые сквозь позитивную погоду обрушились на нее. Ей стало тоскливо.

Страшно. Жутко. Да, только, что показывали по ТВ повтор дымовой завесы, которую она прошла вместе со всеми. Ее долго не было дома, в котором лет двадцать не было и примитивного вентилятора, не говоря о кондиционере.

Прохладное и дождливое лето повторялось из года в год. Она давно не покупала платьев без рукавов и забыла, зачем нужны юбки. Из года в год она круглый год была спрятана от посторонних взглядов одеждой. Короче, лето в Клюквенном крае выдалось для коротких юбок.

После рабочего дня она вышла в жаркий, сухой воздух с мыслью, что надо купить хотя бы вентилятор. Она второй день, как вернулась из отпуска и еще не привыкла к новой жизни. В руки ей попалось объявление, в котором обещали все виды вентиляторов. Она рискнула и поехала по адресу, который знала ориентировочно. Номера домов были хаотичны, а улиц в городе не было вообще. Она запуталась в новых домах. Воздуха не хватало, хотелось прохлады.

Белла зашла в ближайшее кафе с белыми стульями, и перевернутыми фужерами. Здесь продавали холодные напитки и мини торты. Дорого, но прохладно. Она подкрепилась, охладилась, и поняла, что вентилятор среди незнакомых домов ей не найти. Она пошла туда, где мог быть вентилятор. И купила последний напольный вентилятор. Несколько ночей мать спала под спасательными струями воздуха. А теперь вентилятор стал не нужным. Из окна струился холодный воздух.

Разговор подруг о знаменитостях произошел весьма странный.

— Женщина — космонавт. Знаменитость, — проговорила Белла.

— А знаменитыми принято считать актеров первой величины, политических деятелей из депутатского кресла, с узнаваемыми по телеэкрану лицами, поэтов и писателей с актерскими данными. И самые знаменитые — это певцы, — высказалась Раиса Васильевна.

— А это у них работа такая — быть на виду у зрителей и избирателей, — проговорила Белла. — Тогда почему они знамениты? Может это надо назвать как-то иначе? Люди хорошо работают в своей специальности — и все. И никакие они не знаменитости. Они популярные люди.

— Почему ты завела такую тему?

— А я посещала недели три сайт праздников. И с каждым поздравлением в душе происходило опустошение чего-то непонятного. И сегодня наступил предел. Почему Конструктор, который делает космические корабли, называется — нулем, а космонавт — знаменитостью? Ну почему конструктор гость праздников, плебей одним словом, а все певцы князья да графы? Больше никого не поздравлю.


Шеф Раисы Васильевны отметил день рождения загадочным молчанием, он не намекал на свой личный праздник, но ему очень хотелось выговориться. На рабочих местах, то есть за компьютерами, сидели двое: Раиса Васильевна и Шеф, остальные ушли на медицинский осмотр. Он встал со своего места, подошел к цветку, стоявшему за стенкой, между окнами и начал говорить.

Раиса Васильевна пожалела, что не пользуется записывающими устройствами, хотя пару штук всегда при ней. Она и не знала, что у него в душе праздник, требующий выхода. Однако стоял за стеной, он подсознательно знал, что напротив окон не стоят.

Ведь в Теплой стране в это время гибли люди, у которых в подсознание не было чувства опасности, они выходили с голыми руками на самоходки всех типов, на вооруженных людей, стояли там, где все простреливается. Удивительные люди, непуганые, без чувства опасности.

Если взять малый коллектив типа: Раиса Васильевна и Шеф, так Раиса Васильевна сто раз почувствовала, что Шефу нельзя перечить, и спорить с ним надо очень осторожно, хоть он и не вооружен, но он и так опасен, опасен в гневе, если его не слушают. Главный он.

А в Теплой стране люди совсем забыли о собственной безопасности. Хотеть не вредно, но порой очень опасно. Итак, Шеф разговорился. Раиса Васильевна отвернулась от компьютера, ей предстояло выслушать мужчину безропотно, поддакивая. О чем он говорил? Не поверите о мясокомбинате. Было время, когда люди в магазине кричали продавцу, что в колбасе бумага вместо мяса.

И вот Раисе Васильевне предстояло узнать правду о колбасе.

В юности Шеф пришел работать на мясокомбинат, где уже работал его дядька, уважаемый человек в коллективе. По этой причине ему было легче влиться в непростой коллектив. Он работал чаще ночами, чтобы приводить в порядок оборудование. Годы были не очень сытые, а на мясокомбинате мяса — полно. Ешь — не хочу. Парень худенький. Живот маленький. Много колбасы он съесть не мог.

Мясокомбинат гремел на всю страну своими передовыми технологиями, чистотой и порядком в цехах. Даже поликлиника, стоящая рядом блистала этими качествами. И был личный санаторий для сотрудников мясокомбината. Строили здание в довоенные годы, стройка была комсомольская. Все сделано прочно и фундаментально, на века.

Рядом с Шефом работал некий Толстяк, живот его мог вместить ни один килограмм колбасы. Носить продукты из цеха в цех не разрешалось. Скромный Шеф выносил немного колбасы в собственной рабочей рукавице, ему хватало.

А Толстяк привязывал колбасу к своему большому телу, а потом продавал шоферам во дворе, не выходя за проходную мясокомбината. Так он купил себе машину. Однажды его поймали на проходной. У него спросили:

— Куда столько батонов колбасы выносишь?

— Я сам съем ее!

— Вот сколько съешь, столько и вынесешь.

Собралась толпа.

Толстяк разломил батон колбасы на две части:

— Одна часть хлеб, вторая колбаса, — и стал кушать то и другое.

Но колбаса в глотку ему не лезла, вероятно, зрители мешали. Он не доел батон колбасы. У него изъяли остальные батоны колбасы, он был наказан.

Шеф поступил в два института, но пошел в пищевой институт. Колбасное производство его заинтересовало, он хотел сам разрабатывать механизмы для пищевой промышленности. Поступив в институты, он не пошел учиться, а уехал в санаторий мясокомбината, и только после хорошего отдыха вышел на работу, а потом пошел учиться.

Шефа вызвали по работе, и он вышел из офиса. Тут и сотрудники по одному вернулись на место.

Если газ — воздух, а пресная вода ровна морской воде, то все нормально. Каждый сам по себе. Если одни сбрасывают воду в море, то другим остается перекрыть краны поставки воздуха. Насильно мил не будешь, коль не нужен воздух из труб, пусть берут его из воздуха.


Из истории героев…

В огороде стояли два соломенных чучела. Юра сам набивал их соломой, если он злился на кого-нибудь, то подходил к чучелам и бил их ножами. Дед, увидев очередной разорванный наряд чучела, ругал мальчика, но безрезультатно.

Детей в деревне было мало, и его неизменным развлечением оставалось чучело на огороде. Когда он освоил нападение на одного чучело, и мог нанести удар в обведенную углем точку, ему захотелось большего.

Он поставил два чучела на крепкие колья так, словно стояли два человека и разговаривали. Теперь его задача резко усложнилась, он не нападал на чучела, он к ним подходил так, словно хотел с ними поговорить.

Он некоторое время стоял против соломенных идолов, потом резко наносил два удара двумя ножами в обведенные точки.

Деда пугало затяжное развлечение мальчика, он пытался научить его полезным навыкам. Если дело было осенью, он приглашал его помочь порубить капусту. На столе шинковали вилки капусты и морковь, потом обильно солили эту овощную смесь крупной солью, и уминали руками до тех пор, пока капуста не давала сок. Комок соленой капусты с морковью бросали в кадку. И так до бесконечности, пока кадка не наполнялась капустой. Но Юра неизменно вонзал двойным ударом два ножа в целый вилок капусты в намеченную точку, чем выводил деда из себя.

Солнце пробивалось сквозь облака. Кленовые листья наливались красками. На одном клене было до трех ярких цветов: зеленый, желтый, вишневый. Березы желтели через лист: один зеленый, второй желтый. Красота в лиственных просторах нарастала. И в личной жизни Юры стояла осень. Ой, да, что там. А там, вот что происходило. Он изменился, и ножи ему надоели хуже горькой редьки.

Он подошел к плетню соседнего дома и сказал:

— Алла, я жить без тебя не могу! На улице — благодать божья, а тебя нет! Пришла бы, утешила молодца, погуляли бы мы с тобой около мельницы.

Она ему и отвечает:

— Любимый мой, так уж и соскучился? Или тебе чучело на огороде надоело? Не сомневайся, я приду, как только солнце к дубу подойдет, подле него и ждать буду. А к мельнице я не пойду, страшно там.

Алла от счастья закрутилась на одной ножке. Да, сподобилась! Значит, и у нее ныне девичья осень. Юры она больно любила. А он ее? Да неужели он не любит ее? Девушка к сундуку бросилась, отварила крышку и затихла над нарядами. Зипун новый достала, платок вытащила новехонький. Что еще Юра у нее не видел? Тятенька давно на базар не ездил.

Девушка вынула из сундука атласную ленту, переплела косу, затянула ее на конце крепко лентой, бантик завязала. Потом Алла покрутилась, от чего коленкоровая юбка колоколом закрутилась подле ног. Она опять к сундуку подошла, юбку новую смотреть, словно она не знала содержимое сундука. Алла юбку себе сама шила, выкроила из ткани, да и сшила руками. Бабушка ее стежку крепкому обучила. Юбку она лентой по подолу обшила.

Отец зашел в горницу, посмотрел на девичьи хлопоты и раскатисто рассмеялся:

— Дочь, куда ты собираешься? Неужели под венец идти надумала, а меня не спросила?

— Отец, люб мне Юра.

— Да верно ли? Пусть сватов засылает! Хватит вам желуди с дубов околачивать.

Встретились Юра и Алла под раскидистым дубом. Он в рубашке новой пришел, ремешком золотым подпоясанный, а сам в лаптях. Ремешок ему боярыня подарила, он и носил его постоянно. Очень Юра боярыне приглянулся. Боярыня в столице белокаменной зимой жила, а летом в деревню наезжала.

Только Юра поцеловать захотел девушку, как откуда не возьмись: боярыня в карете подъехала. Вышла она из кареты, выхватила у кучера плеть, да по юбке Алле и врезала. Ноге девушке больно стало. Она отпрянула от парня. А боярыня засмеялась и дальше поехала.

Юра испугался за Аллу, испугался он и гнева боярыни. Парень стоял в полной растерянности под дубом, с которого медленно падали первые желтые листья. Страх парня перед боярыней был сильнее его любви к девушке. Юра с того дня от Аллы отдалился, и взгляд при встрече отводил.

Алле стало зябко и обидно за себя и за беспомощность Юры. Она поняла, что он зависит от боярыни больше, чем от нее. И она решила, что непременно будет сильнее боярыни!

Она будет сильнее его! Она — Алла и все тут!

В зеленой траве лежали желтые листья, словно золотые иконы. У Аллы в горнице в переднем углу висела икона, срисованная с древней иконы. Печь занимала четвертую часть жилого помещения, в ней можно было мыться и греться после того, как испекут хлеб. Пол был выстлан широкими половицами, немного черноватыми от времени.

Девушка сидела на крыльце и поджидала молодого соседа, она еще надеялась на его возвращение. Отец вышел из дома и сел рядом с Аллой. Они стали рассматривать новый, каменный собор с золотистым куполом. Возле него толпилась воскресная кучка прихожан.

Звон колоколов радовал тишину своим проникновенным звучанием. Платки и сарафаны были надеты на женщинах. Редкая женщина ходила в кокошнике. На мужиках были надеты высокие лапти и длинные рубахи, подпоясанные веревкой или ремнем. А на Юре уже был золотой ремешок, словно золотой гребешок у петуха.

— Отец, Юра боярыне служит, — нарушала тишину девушка, не отрывая глаз от соседнего дома, в надежде, что на соседнем крыльце появится Юра.

— Хорошо, что ты это сама узнала, — сказал отец и тяжело вздохнул. — Эх, дочь, знавал я нашу боярыню, служил ей верой и правдой, да состарился.

— Отец, и не старый ты вовсе! Твои ровесники мужики седые, а ты молодой еще, русоволосый. А меня сегодня боярыня хлыстом отходила. Промолчу, но отмщу ей! А я замуж пойду за боярина Матвея! — не удержалась Алла от обиды на боярыню.

— Мстить — не надо. Тебе еще хуже будет, забьют тебя розгами. Эх, куда хватила: замуж за боярина Матвея Федоровича! Очнись, дочь! — испугался отец за свою дочь.

— Тогда я служанкой пойду в боярский дом! Я Юры попрошу, так он за меня словечко и замолвит, — не унималась взволнованная девушка.

— Слуг они завсегда любят. Если Юра замолвит слово, может, что и получится, — задумчиво сказал отец, закряхтел и поднялся с крыльца.

Алла стала думать, как понравиться боярину, да во что одеться. Одежды такой, как у боярыни, у нее никогда не было. Она встала с крыльца, взяла деревянное ведро, поставила его на голову и стала ходить по двору.

Мать, увидев дочь с ведром на голове, закричала:

— Алла ведро расколешь, протекать станет!

— Матушка, я статной боярыней хочу стать, — ответила важно девушка, продолжая гордо вышагивать по двору с ведром на голове.

— Ты и так не последняя невеста, приданное у тебя есть. Очнись! — крикнула мать и пошла к корове, которую пригнал пастух.

Алла подошла к корове и погладила кормилицу семьи по холке.

Отец кучером служил у бояр. Боярыню раньше он возил, но теперь она его с собой больше не брала. Бывший кучер все больше навоз из конюшни выносил, да за лошадьми ухаживал. А Алла к рукоделию была приучена, могла рубаху сшить и расшить ее. Первую рубаху она отцу и сшила, да так ее узорами вышила, что боярыня вновь взяла отца Аллы на облучок своей кареты. Алла расшила рубаху и для боярина, да и поднесла ее боярыне.

Боярыня плетью хлестнула Аллу в знак благодарности, да рассмеялась громко:

— Алла, ты у меня мужа отнять хочешь?

Как она догадалась, — подумала Алла и пошла прочь среди летящей осенней листвы в сторону города, на околице которого она и жила она со своими родителями.

В городе стояли соборы большие белокаменные. Чуть ниже располагались ряды торговые каменные. Алла в монастырь заходила к настоятельнице, и видела каменные своды и келью монашескую. Оставаться в монастыре она и не думала, не по ней была святая жизнь. Несколько домов в городе стояли каменные, красивые дома, прочные.

А у Аллы дом бревенчатый, но просторный, у нее был и большой хозяйский двор под навесом. Еще дед дом начинал строить, а отец пристройки сделал, и двор камнем вымостил. Бабушка еще живая и с ними живет. Она прядет пряжу, покручивая в руках веретено, сидя на широкой лавке. А мама у Аллы любит половики делать, у нее есть маленький станок деревянный. Она на нем полосатые половики делает. Все в семье ремеслу обучены.

Юра — сын кузнеца, отец его подковы для лошадей делал. У них была своя мельница. Они и муку мололи. Семья Аллы у них зерно молола на муку. Юра со своим отцом иногда у горна стоял, помогал отцу. Чем Юра не жених Алле? Правда, он себе все ножи выковывает, а потом их в чучела вонзает. Так нет, боярыня еще на голову Аллы объявилась! У нее своя земля, свои деревни и все здесь принадлежит боярыне.

Слухи ходят, будто боярыня — ведьма и колдовать умеет, будто мужа своего она приворожила зельем любовным. А если она и Юры к себе приворожила? Он справный парень. Боярыня, рассмотрев рубашку, сшитую Аллой для ее мужа боярина, заказала еще для себя пять рубашек и чепчики для сна. Засадила боярыня Аллу за работу. Стала девушка портнихой, а не служанкой. Узоры боярыня заказала сложные, вышивать их теперь Алле всю зиму!

Вот как дело обернулась! А боярина Алла так и не увидела, к ним он редко приезжал. Люди говаривали, что он самому царю служит! Алла бы и для самого царя рубашку справила, так дел много и без царской одежды. Но между дел она себе кокошник смастерила и расшила бисером. И рубашку под сарафан она тоже себе расшила. Девушка быстро наловчилась вышивать.

Пришла весна. Отдала Алла заказ боярыне. А тут и снег растаял. Надела девушка на себя обновы: сапожки сафьяновые, сарафан расписной по подолу и впереди полосой весь расшитый. На голову надела кокошник и во двор вышла. Отец как увидел дочь, так и пошатнулся от неожиданности.

— Алла, красавица ты наша! Ох, какая ты стала! — удивленно воскликнул отец, не веря своим глазам, он медленно подошел к дочери и дотронулся до кокошника.

— Знатная из меня боярыня получится? — спросила Алла у отца, павой пройдясь по каменному двору.

— Страшно за тебя, дочка! — замахал отец руками, а потом вдруг спросил. — Хочешь дочь грамоте обучиться у дьячка нашего?

— Хочу, — ответила Алла с вызовом, — мне нужна грамота.

Стал дьячок к ним домой приходить и грамоте девушку обучать. Мать ему за учебу сразу половик подарила, а потом молочко в крынке подавала, когда он приходил. Дьячок маленький был, да шустрый. Знал много, рассказывал интересно о том, что за горами за долами делается.

Летом Аллу признали первой красавицей среди девушек. Юра на празднике солнца изображал всадника на коне. Алла расшила себе и ему белые одежды. Юра босой сидел на коне, ездил по улице с пучком пшеницы, люди выходили ему навстречу и кланялись в пояс, словно он само солнце доброе. Боярыне он больше прежнего приглянулся.

Аллу в белом расшитом платье к дереву привязали на солнечной поляне. На голову ей надели венок из цветов и вокруг нее парни и девушки хоровод водили, песни пели. Юра отвязал Аллу от дерева, тогда их стали дразнить «жених и невеста».

Вечером жгли соломенные чучела. Факелы запылали. Красота. И вдруг в круг праздника врывается карета с боярыней Марьей, лошади зафыркали, заржали. Девушки и ребята разбежались, а боярыня — матушка на глазах у всех в ведьму превратилась, а карета в ступу. Схватила ведьма Юры, посадила вместе с собой в ступу и улетела за леса, за моря.

Алла так и села у костра, в нем еще бревна горели и потрескивали. К девушке отец подошел, это он боярыню в карете привез. Лошади стояли и хрипели. Алла встала, подошла к лошадям, погладила их по холке. Лошади и успокоились. А отец сказал, что боярыня полетает и сама вернется, не век же ей в ступе сидеть, да еще с молодым парнем. Страху Алла натерпелась и не передать. Сидит она у костра, смотрит, а у нее в руке ремешок золотой остался. Показала девушка золотой ремешок отцу. Он взял ремешок и перекрестил им костер. Ремешок превратился в ужа, а ужей в их местности всегда много было. Алла так и отпрянула от отца.

А отец засмеялся:

— Не пойдешь ты дочь под венец, не пара Юра тебе, ох, не пара.

Парни вокруг Аллы заплясали да песни запели, что она их невеста, а не Юры. Просили парни своими песнями жениха среди них себе выбрать. А Алле все парни на одно лицо, не могла она вот так сразу Юры забыть, ох, не могла.

А Юра, что Юра? Он оказался у боярыни в услужении, пока служил, многое узнал, многие ремесла изучил. Узнал он состав отвара — снадобья, из-за которого боярыня превращалась то ведьму, то опять в боярыню. Скучал он по Алле, по нраву она ему была, но не мог он к ней вернуться, боярыня ведьма не отпускала. И так ему захотелось на свободу, что он замахнулся ножом на саму боярыню Марью! Ведьма, словно мужик, перевернула его за руку через себя, да и хлопнула оземь. Юра до нападения на боярыню-ведьму зелья выпил.

Очнулся он дома с электронной книгой в руках.

Изумрудные лучи света медленно скользили по серебристым шарам, создавая праздничную иллюзию и мерцание холодных, мраморных столешниц. Алла выключила прожектор и грустно усмехнулась, она все сделала для будущего праздника, оставалось накрыть столы и ждать гостей.


Мама предложила Алле оформить зал к новогодним праздникам, что девушка и делала. Она купила елочные шары и приклеивала их к подносам, потом развешивала подносы с шарами по стенам небольшого зала. Она подошла к елке, украшенной такими же шарами, и погладила ее от избытка чувств, потом вздохнула и как истинная золушка в фартуке и стоптанных туфлях присела на стул, чтобы еще раз осмотреть зал.

Девушка подошла к зеркалу на стене, покрутилась перед ним. Увиденным в зеркале силуэтом она осталась довольна, но на секунду задумалась, перебирая в голове свою одежду. Она подумала, что ей не хватает нарядного платья с декольте. Взор ее опустился на туфли, она покрутила одной ножкой и скрипнула от злости зубами, туфли ей тоже были нужны. До праздника оставалось три дня, деньги за это время не предвиделись, их она получит только после праздника от мамы, работавшей в этом кафе.

На некоторое время Алла задумалась, она вспомнила, как приехала в этот городок с мамой из деревни, продав там дом и всю мебель. На данный момент у них с мамой ничего не было в этом большом городе. Деньги, за проданный дом они быстро израсходовали.

Мама жила у хозяина кафе, Матвея Федоровича, в его квартире, с ней жила и Алла. Нет, мама за него замуж не вышла. Просто хозяин, таким образом, решил три задачи: он получил сотрудницу для кафе, обеспечил ее жильем, и дома у него появилась домработница и все — в одном лице мамы Аллы. Но денег от этого в их семье особо не прибавилось, они постоянно были в долгу у хозяина.

Алла еще раз вздохнула и покрутила носком туфли, что ее не порадовало.

Девушка еще училась в школе и постоянно чувствовала свою бедность, такую глубокую, что избавиться от нее не представлялось никакой возможности. Конечно, мама сделала глупость, что продала дом в деревне ковш, а то бы они давно назад в деревню сбежали.

Мама с хозяином познакомилась прошлым летом, когда он приезжал в их деревню по своим делам. Именно тогда Матвея Федорович предложил работу и комнату в своей квартире. Девушка поднялась со стула и обошла зал, все было в порядке, можно было уходить домой.

Дома ее ждала новость: к хозяину приехал новый повар, Павел, бывший военнослужащий, участник боевых операций. Особенно он хорошо владел двумя ножами одновременно, просто виртуозно, за что его отправляли работать на кухню. Позже он стал помощником повара в солдатской столовой, так и привык к кухне. Когда он покинул воинскую службу, то однозначно решил стать поваром.

Мужчина — повар, — звучит хорошо! — так думал Павел. Он окончил кулинарное училище и теперь явился к отцу работать в его кофе, но место шеф повара было занято, да и место повара тоже.

Это все, что знала Алла о Павле. А еще она знала, что к хозяину подбивает клинья новая сменщица ее мамы. Алла была еще совсем юная девушка, стройная и худенькая, но в душе у нее расцветали такие потребности! Об этом она и думать боялась. А еще она знала, что декада до Нового года в кофе вся расписана, и со следующего дня в кафе ожидается наплыв праздничных компаний.

Девушка еще раз посмотрела на зал, погасила свет. Она зашла в раздевалку, накинула старую курточку, заглянула в кабинет хозяина, и вышла из кафе. Она сама закрыла дверь на ключ и отнесла его домой.


На школьном новогоднем вечере Алла блистала в сказочном платье настоящей феи, на ногах у нее сверкали волшебные туфельки, на шее сверкало колье из изумрудов, в ушах покачивались изумрудные сережки. Она стала центром притяжения всех мальчиков, они крутилось вокруг нее целой стаей.

Девчонки обиженно толпились у изумрудной елки, обсуждая наряд новой феи. Они и так недолюбливали Аллу, а тут и вовсе отодвинулись от нее. Девушки не могли понять, где и за какие деньги бедная девушка добыла великолепное платье?! Нет, это в головах красавиц никак не укладывалось!

После школьного праздника Алла ушла ночевать к Клаве, ничего удивительного в этом не было. Клава дала Алле свою домашнюю одежду, раздвинула диван, спросив разрешение у мамы. Так она осталась на три дня в доме подруги, домой она даже не звонила. Шли школьные каникулы.

Вечером по телевизору Алла из новостей узнала, что в городе произошло двойное нападение, а человек, совершивший нападение — скрылся. Предполагали, что Павел двумя ударами ножа ранил двух сотрудниц.

Тем же вечером к Алле пришел Тор и сказал, что ее мать ранена вместе со своей сменщицей. Алла пошла в больницу, но к матери ее не пустили, и она ушла домой. На следующий день под предлогом, что ей тяжело, она вернулась в дом к Белле, и осталась у нее на неделю. Аллу жалели все и осуждали молодого хозяина кафе.

Алла один день грустила, потом вместе с Беллой ездила по магазинам и покупала новую одежду и обувь. Белле деньги на одежду давал отец.

Бывшая жена Матвея, прекрасно знала, что он привел в дом Аллу с матерью. Она, изменив облик, внедрилась в доверие к матери Аллы, назвавшись поварихой. Но в праздники им пришлось много работать, и обе дамы переутомились. Они крупно повздорили, и разозлили третьего помощника — Павла.

Марья всегда чувствовала, что Павел опасный человек. Нож слегка ранил ее, злоба у него копилась давно. Мать Аллы вступилась за Марью. И Павел в порыве гнева на Марью случайно ранил мать Аллы, демонстрируя им технику владения двумя ножами одновременно.

По делу о двойном ножевом ранении все были одного мнения: виноват Павел.

Алла думала, что Павел ранил ее мать случайно, ей казалось естественным, что человек прошедший через настоящую войну, обладал ослабленной нервной системой и навыками обращения с холодным оружием.

Павла и Матвея Федоровича не могли найти.

Еще один человек не мог взять в толк, зачем Павлу понадобилось нападать на двух женщин? Может, он демонстрировал технику владения ножами? Да, они выпили на троих во время работы, но это им не в первый раз доводилось делать, а тут еще и новогодние праздники. Но вот так сразу ранить двух женщин? В чем две женщины могли перед молодым мужчиной провиниться? Очевидного ответа на этот вопрос не было.

Отец Беллы не переставал размышлять на эту тему. Алла постоянно находилась у них в доме, а у него нарастало раздражение против нее. Ее все жалели, а он ее ненавидел с каждым днем больше и больше. Неужели это мужская солидарность? Или что-то другое? Он попытался высказаться дома против Аллы, но на него домашние обрушились с гневными словами, что он не справедлив к бедной девушке.

Казалось бы, задача решения не имеет: почему его раздражает Алла? Почему он внутри себя не осуждает сына хозяина кофе, а если и осуждает, то только за несдержанность?


Глава 9

Новогодние каникулы подходили к концу.

Что же произошло в кафе с точки зрения Юры?

Посетители сидели за праздничными столами в кофе и мирно разговаривали. Все столы в этот новогодний вечер были заняты. Елочные шары поблескивали на елке и на всех стенах в лучах цветомузыки. Музыка звучала, как оформление к разговорам за столами, которые ломились от еды и напитков. Шел час насыщения и тостов.

Юра, сидевший в зале, всегда знал, что после шампанского и вина аппетит разгорается на целый час. В этот час даже те, кто занимался развлечением общества, и те ели, словно до этого еды в глаза не видели. В какой-то момент вилки уменьшили свою скорость, движения рук и челюстей прекратились. Самый праздничный стол в году постепенно приобретал неопрятный вид. Голоса зазвучали громче, пытаясь заглушить музыку.

— Реально у всех отношения разные. Ты познакомился со мной, подарил мне подарки, но это не факт, что у нас все будет хорошо! Что ты на меня опять наезжаешь своими вопросами по поводу, почему мы не живем в деревне? — спросила у Юры Алла.

— Мы притираемся с тобой друг к другу, — уклончиво ответил он. — У нас период вопросов.

Красный луч света прошел по красной блузке Аллы и побрел дальше. Юра передернулся он внутреннего ужаса, он ничего не понял, но ему показалась, что по груди девушки струится кровь. В этот момент раздался крик, за ним еще один. Крик шел со стороны кухни, заглушая музыку. Алла посмотрела на Юры, который вскочил с места и побежал в сторону кухни.

То, что он там увидел, превзошло все его ожидания. Сцена не для праздника.

Две поварихи лежали у стола в странных позах, и истекали кровью. Юра увидел, как из открытого окна выпрыгнул мужчина, в каждой руке у него было по ножу, а на голове у него был белый колпак. В этот момент в кухню ворвались несколько человек и закричали на разные голоса. Некто уже вызывал скорую помощь. Женщины были ранены в мягкие ткани, но они были обе живы.

На следующий день белый снег облепил деревья. Почти белое небо не отражалось в реке, запорошенной снегом. Юра шел по берегу пруда мимо снежных деревьев и нетронутого снега. Он наслаждался чистотой природы и чувствовал себя первым среди снежного безмолвия. Его душа еще страдала, но уже наполнялась лирическим настроением. Его грудь вдыхала чистый воздух. Ему было и хорошо и плохо. Его ноги отважно оставляли следы на белом полотне дороги.

Вскоре появилась у берега вода, он остановился и посмотрел вдоль берега. Судя по нетронутому снегу, здесь никто за последние сутки не проходил. Ему нравилось одиночество, словно он вошел в иной мир. Он невольно посмотрел сквозь стволы деревьев в сторону дороги, по ней равномерно ехали машины, то есть мир людей был рядом, до него всего метров сто, если идти сквозь строй серебристых деревьев.

Неожиданно для себя ему стало неуютно. Из-под льдины показалась ладошка, она колыхалась на ледяной воде от слабого течения.

— Ау! — крикнул Юра и замолчал, озираясь вокруг себя, хотя он прекрасно знал, что рядом нет человеческих следов.

Из-под льдины показался человек, и посмотрел в сторону Юры, который ничего не понял, но заметил, что человек еще живой, и сильно замерзший, хоть и не голый, но и не в одежде водолаза. В голове пронеслась мысль, как бы спасти моржа, учитывая, что себя он к моржам никогда не относил. Взгляд Юры упал на тонкое дерево в снегу, потом он посмотрел на более старые деревья. Нашел приличный сук, забрался на него с ловкостью обезьяны. Сухой сук подломился, и упал вместе с молодым человеком.

Юра поднялся, схватил сук и пошел в сторону берега. Он осмотрел полынью, но никого в ней не обнаружил.

— Ау, утопленник! — закричал он. — Я пришел тебя спасать!

— Чего раскричался? — почти в ухо ему сказал человек в мокрой одежде, синий от холода.

— А, как ты доплыл до берега? — удивился Юра.

— Время дорого. Мне холодно. Я подо льдом прятался, — проговорил человек синими губами. — Отдай одежду погреться, — и синий человек стал сдирать с него куртку.

Юра разозлился, развернулся и суком уронил рьяного моржа на землю. Мужик в мокрой одежде оказался на снегу. С ближнего дерева на него посыпались, потревоженные снежинки. Жалость к моржу ненадолго исчезла. Юра посмотрел на окоченевшего человека и побежал к дороге через лесную полосу за помощью.

Морж увидел, что человек с суком бежит прочь, попытался подняться, но его одежда успела сродниться со снегом дороги.

Владельцы машин, завидев на кромке дороги человека с суковатой палкой, пытались его объехать. Тогда Маг Юра стал качать сук в разные стороны. Фургон остановился, из него вышел весьма крепкий мужчина. Да, хозяин кофе собственной персоной стоял перед Юрой, но говорить о раненных женщинах, у Юры не было времени. У него возникло странное чувство, что если Матвей Федорович, и есть тот, кто их ранил, то в данный момент все равно важнее спасти человека из пруда.

— Помогите, там человек замерзает! — крикнул Юра, опуская сук в землю и тараня его за собой по земле.

Матвей Федорович, не задумываясь, пошел рядом с человеком с суковатой палкой приличных размеров. Они подошли к месту, где оставался замерзающий морж, но его на месте не оказалось. Юра осмотрел полынью. Конечно, морж был в воде, синея рядом с берегом. Морж, увидев мужчин, окунулся добровольно в ледяную воду. По воде пошли ленивые круги. Юра подошел к берегу и протянул моржу сук, пытаясь достать его из воды. В это время Матвей Федорович случайно или нарочно толкнул Мага Юры в сторону воды.

Юра и его сук упали в воду. Озноб пронзил его тело. Он посмотрел на берег, ища глазами крепкого мужчину, но только увидел его спину, уходящую к машине.

Рядом всплыл морж и прошипел стянутыми, синими губами:

— Ты зачем мужика привел? Я хотел замерзнуть.

— Вдвоем замерзнем, — пролепетал Юра, пытаясь по суку выбраться на берег.

Над головой Юры возник Матвей Федорович, и рывком вытянул его на берег. Потом он протянул сук моржу, который настолько замерз вместе со своим страхом, что из последних сил схватился за сук и в момент оказался на берегу. Матвей Федорович, как волшебник достал из внутреннего кармана бутылку крепкого напитка и влил его двум моржам в рот. Приятное тепло прошло волной по телу Юры. А морж настолько замерз, что для него этот напиток спасением не показался. Матвей Федорович взвалил моржа на плечо, как бревно и пошел в сторону дороги. Юра поплелся рядом.

Машина оказалась небольшим фургоном, внутри его находилась узкая постель. На нее и положили моржа. Юра сам стал растирать себя полотенцем до красноты на коже. В это время хозяин фургона закутал моржа одеялом и еще раз попытался напоить. Морж хлебнул напиток и отключился. Юра завернулся во второе одеяло, все еще стуча зубами от холода.

Фургон дернулся и поехал дальше от зимнего пруда, и потревоженного снежного покрова деревьев. Он остановился у деревенского медпункта, из которого вышла худенькая девушка. Она осмотрела двух моржей и предложила первого моржа положить в лазарет, а второго моржа она отпустила домой под его ответственность.

Морж назвал свое имя: Павел. Девушка записала его в журнал медпункта. Фамилия его ей ни о чем не говорила.

Юра ехал в машине рядом с Матвеем Федоровичем, и рассказывал ему о громком нападении неизвестного на двух поварих, надеясь вызвать у него признание, что он их и ранил. Но Матвей Федорович даже не знал об этом нападении, и они одновременно подумали, что морж из пруда и есть потенциальный убийца! Потом они высказали свои мысли вслух. Юра сказал, что видел, как мужчина с двумя ножами убегал через окно после убийства.

Матвей Федорович после этих слов развернул машину и поехал назад в медпункт, где оставили моржа. По дороге Матвей Федорович сказал, что его несколько дней в городе не было, он ездил за продуктами и ничего не знает об этом деле. Морж Павел лечился с помощью медсестры. Он был настолько промерзшим, что девушка от него не отходила, и отогревала его всеми известными ей способами. Она напоила и обтерла его спиртом, потом укутала. В этот момент и вошли в палату двое мужчин. Они пытались устроить допрос моржу, но тот уснул и не отвечал на вопросы.

Павел проснулся и увидел небольшую комнату с одним окном, с одной кроватью, с одной тумбочкой и одним стулом. Он был один в белом безмолвии палаты. Звуки отсутствовали.

Он стал вспоминать, что с ним произошло, но ничего особенного не мог вспомнить, словно память и совесть у него отмерзли. Потихоньку он вспомнил, что у его отца было кофе, а у него не было денег. Впереди маячили новогодние праздники. В отсутствии хозяина Павел сказал поварихам, что обнаружил кражу денег, которые внесли коллективы за новогодние торжества. Часть продуктов была закуплена, были закуплены напитки. Павел тихо спросил у поварих, кто из них взял деньги. Женщины восприняли его вопрос всерьез и разразились бранью. Он разозлился. В зале шел праздничный банкет, а у него кончились нервы и деньги. Он сказал поварихам, что не намерен скрывать кражу, которую сам не совершал.

Женщины стали отрицать кражу денег из стола хозяина, которые он якобы не успел убрать в сейф. Что было дальше, Павел помнил смутно, как ему кухонные ножи под руку подвернулись, как он их поднял… Павел остро почувствовал, что поварих больше нет, что он двойными ударами убил двух женщин почти мгновенно, будто они были соломенными чучелами. Он сжал голову. Застонал. В груди послышались хрипы. Он понял, что здорово проморозил себя и свою совесть. Терять ему было ровным счетом нечего, кофе все равно прогорело от кражи и крови. Идти ему было некуда, он закашлялся.

В палату заглянула медсестра.

— Павел, вы проснулись? — спросила медсестра, подходя к больному.

— Не подходи, — прошипел Павел и вновь погрузился в лающий кашель.

В палату зашел Юра в медицинской маске и сказал:

— Девушка, немедленно наденьте маску на лицо, заболеете, посмотрите, как он кашляет! — и протянул ей голубоватую маску.

Медсестра послушно натянула на уши тесемки маски, подошла к шкафу, чтобы взять одноразовый шприц для укола. Павел угрожающе закашлял. В этот момент в медпункт вошла или влетела женщина с забинтованной рукой. Павел с удивлением узнал в ней боярыню Марию из своего прошлого сна.

Мария, увидев Павла в отмороженном виде, стала говорить все, что в голову пришло:

— Счастье — это иллюзия некоего состояния, к которому можно стремиться, но невозможно в нем долго существовать. В чем состояло мое счастье пару лет тому назад? У меня был муж, сын Павел, квартира, работа. Я всегда была спортивного телосложения, благодаря прежним занятиям спортом. Выносить физические нагрузки семейной жизни, когда мои родственники и родственники мужа были от нас очень далеко, мне помогал спорт. То есть спортивная закалка помогла мне выдержать счастье семейной жизни. Прочитав книгу о счастье на три раза, я благополучно не запомнила из нее не единой строчки. Вероятно, поэтому невозможно удержать в руке птицу счастья. Хотя я вообще не привыкла держать в руках нечто живое из числа птиц и животных. Во времена писем в конвертах были распространены письма счастья, авторы, которых требовали переписать письмо большое число раз. Видимо потому, что невозможно понять, что такое счастье с первого раза. Так да, ни так. Проехали. Когда я узнала об исчезновении Павла, то проревела целый час со всхлипами от боли в раненой руке. Глупец, поранил мне руку!

Медсестра, выслушав даму, сказала:

— Хорошо, что вы плакали, у вас промылись слезные протоки, глазам легче стало. Ваше счастье для глаз оказалось рядом с горем, либо с жалостью к себе любимой. Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь. Еще есть счастье в виде писания стихотворений, но в данный момент в моей голове нет любовных иллюзий, нет фантастики, хотя, как сказать. Чувства у меня вспыхнули мгновенно, как только я увидела взгляд Юры. Это он нашел Павла в пруду. Мне показалось, что Юра смотрит на меня. С таким прекрасным ощущением я прожила целый день. Мне все удавалась, пока я еще раз не посмотрела в его глаза. Потом поговорила с ним, и поняла, что я — случайность на его горизонте. Однако спасибо ему и за это недолгое везение. Но я ожила, пройдя очередной порог комплекса неполноценности.

— Что такое неполноценность? — спросила Мария, приходя в себя, и обретая прежнюю силу.

— А, Бог его знает, — ответила, вздохнув медсестра. — Себя я ощущаю, так, как надо, а мужчины от моего малейшего внимания к ним, заводятся с половины оборота. Это радует, но забирает некую энергетику, которую не от всякого индивидуума получишь взамен. Пара удачная получается тогда, когда в ней не возникает чувство неполноценности! Вот, нагородила. Но я успела представить, что будет со мной, если второй половиной у меня будет мужчина врач. С этой мыслью я не смогла долго существовать, по многим причинам. У каждого врача есть близкие ему люди, врачихи и медицинские сестры, больные и почитатели его творчества. В юности, я уже один раз прошла мимо врача, так неужели сейчас я выберу столь опасный объект? Конечно, нет! Да и он сразу понял, что меня лучше обойти. Спасибо Юре за взгляд. Он меня исцелил, и теперь я буду жить дальше без него. Но Маг Юра не врач, вдруг у нас с ним получится!?

— Первые годы я часто плакала от семейной счастливой жизни, — шептала Мария, не слушая медсестру. — Если сейчас проанализировать мою семейную жизнь, то ее однозначно можно бы назвать счастливой. Но тогда я этого понять не могла из-за постоянных перегрузок. Спасибо, что вы согрели Павла, я его забираю с собой.


Мария посмотрела на свою руку: рана полностью затянулась, словно ее никогда не было. Тогда она посмотрела на Павла, и решила его наказать. Она, собрав все свои силы, направила руки в сторону Павла с растопыренными пальцами, потом резко сжала их в кулаки и выпрямила.

— Павел, за то, что ты меня ранил, я натравлю на тебя твоего соперника Юры! Он отберет у тебя Беллу! Его убить невозможно! Да будет так! — с пафосом произнесла Мария.

Матвея Федоровича арестовали, как только он вернулся домой. Он никого не успел увидеть, да и видеть было некого. Он надеялся, что Павел выживет, и ничего о нем не говорил. Матвей Федорович сказал следователю, что ездил за мясом в знакомый кооператив, и немного задержался, а когда вернулся, то никого в кофе не обнаружил.

Следователь, проверив алиби хозяина кофе, отпустил его домой. Матвей Федорович сразу поехал в медпункт, где нашел медсестру в полном замешательстве. Оказалась, что у моржа была Мария, как она нашла Павла — неизвестно, но из медпункта она его забрала в очень плохом состоянии. Юры в это время в медпункте не было, а медсестра с такой женщиной справиться не смогла.

Алла и Матвей Федорович остались одни, пока ее мать и Павел лежали в больнице.

Матвей Федорович задал вопрос Алле, который стоил ранения ее матери:

— Алла, ты брала деньги из моего стола?

— Нет, — резко ответила девушка.

— Не спеши, девушка. Пропала большая сумма денег. Павел денег не брал. Он всегда колол ножами чучела, и вот нанес серию ударов по живым мишеням. Извини, что так говорю. Мне твою мать искренне жаль! Хорошо, что она уже поправляется. Но я хотел бы знать, в чем твоя вина в этой кровавой истории? И, где деньги? Я видел твое новогоднее платье и туфли, они немалых денег стоят! Где ты их взяла?! — закричал Матвей Федорович, встряхивая Аллу за грудки.

— Платье я сама сшила из старого тюля, и расшила серебряными нитями! А туфли? Да, они старые! Я их обклеила серебристой фольгой! — нервно закричала Алла. — А деньги? Да кому они нужны? Лежат, где лежали, — проговорила она тихим голосом.

Матвей Федорович внимательно посмотрел на девушку, и повел ее к фургону. Они поехали в сторону кофе, зашли в него. Он подошел к столу, открыл ящик — денег не было.

Тогда к столу подошла Алла, она открыла нижний ящик стола: в его дальнем углу лежала кипа денег.

— Ты спрятала деньги?! — воскликнул хозяин с негодованием в голосе.

— Нет. У вас дома стоит такой же стол, я за ним уроки делала. Фанера дна ящика постоянно смещается, и содержимое из одного ящика стола плавно переходит в другой. И вся загадка двух ранений, — всхлипнула девушка, и разревелась в голос.

А Матвей Федорович подумал, что он деньги оставил в столе по типу того, как люди носят большие деньги в полиэтиленовых пакетах, чтобы никто о них не догадался…

Медсестра проснулась утром, и подумала, что в любви виновных нет, если любви нет, а если любовь есть, то какая может быть вина? Да никакой. Хоть вой, а выть не хотелось. При встрече взгляд Юры пронзал ее насквозь, он все хотел что-то сказать, но не решался. Он говорил одними глазами, но так долго продолжаться не могло, мог бы и слово молвить.

Павел очнулся от забытья. Рядом с ним сидела Мария.

— Я долго спал?

— Почитай трое суток. Сны хорошие снились?

— Мне целая сказка приснилась.

— Ты ее всю и упомни.

Павел подумал, что медсестра не настоящая, и, словно из его сказки пришла.


День всех влюбленных Алла и Павел отметили полноценной влюбленностью. После любви Павел исчез в снежной пелене жизни. Попытки Аллы вернуть Павла, ставшего за один день близким человеком, не увенчались успехом. Нельзя сказать, что она его раньше не знала. Они были знакомы больше года. Они встречались по работе в официальной обстановке. Но знала она его — плохо.

Павел родился в центре столице. Его отец работал шофером в издательстве газеты. Мальчик был не бедным, не богатым. Мама, папа, брат, сестра, — дали ему полноценное детство. Жили они на первом этаже многоэтажного дома, куда редко заглядывало солнце. Зимой сугробы подступали к окнам, украшенным морозными узорами. Жаловаться ему было не на что.

Он рос худощавым, симпатичным пареньком, поэтому он пошел не в хоккей, где лица закрыты масками, а на бальные танцы. На танцах Павел познакомился с тоненькой девочкой маленького роста. Они хорошо смотрелись на сцене, но в жизни она смотрелась хуже. Он высокий. Она очень маленькая без каблуков. Жизнь и танцы — две большие разницы.

Маленьким девушкам чаще, чем большим, нужна помощь мужчин. Например, чтобы шторы повесить, или принести продукты, или сдвинуть мебель с места. Танцевали они, танцевали и поженились. Через некоторое время его родители умерли. Им досталась одна комната на троих.

Братья и сестра вели себя хорошо при живых родителях, а после их смерти квартира стала коммунальной. Павел не выдержал семейного разлада первым. Обладая хорошей памятью и способностями, он окончил технический институт, и поехал работать в новый район столицы за квартиру. День его был занят дорогой, работой, а дома он был только вечером и ночью.

Его миниатюрная жена сама разбиралась с его братом и сестрой, встречаясь с ними на общей кухне. Павел в электричке читал книги, учил стихи или английский язык. Его лицо носило интеллектуальный отпечаток прочитанной им литературы. Удивительно, но с годами он становился красивее, утонченней и, конечно, умнее.

Стройность, но не худощавость притягивали женские взгляды. Он не пил, не курил, говорил красиво. Общение с ним для любой женщины было радостью. Тонкие черты лица, огромные глаза, легкий полет волос — волшебный мужчина.

Первой на новой работе в него влюбилась яркая блондинка с ровно подстриженными волосами. У нее была дочка и больной муж. Это была худощавая женщина, чуть ниже Павла ростом. Работали они в соседних лабораториях и их встречи имели чисто рабочий характер.

Но постепенно женщины стали поговаривать, что они встречаются и вне работы. Между ними веяло близостью. Поэтому для всех женщин отдела Павел перестал существовать. Если у мужчины есть жена и любовница то, что с него еще можно взять?

Павел любил и ценил свою семью. Он свято отдавал жене заработную плату ведущего инженера, он ради семьи практически не был дома. Ну и что, что он встречался с еще одной женщиной? Он дома не мешал никому в это время.

Итак, он уже мог изменять, превознося измену в ранг своего достоинства, или жертвы для своей семьи, чтобы не стеснять их своим присутствием. Так прошло пару лет.


Алла пришла на работу в лабораторию, где работал Павел. Что тут говорить? На самом деле она его не сразу и заметила. Женщина всегда замечает того, кто занимает высшую ступеньку в коллективе. Правильно, она заметила начальника лаборатории — шефа. С ним очень легко было общаться по работе.

Шеф был чуть выше ее, чуть полнее, смешливее, и при этом весьма умным человеком в своей области. У него существовало правило: до трех часов дня никаких личных разговоров и переговоров. В три часа разрешался чай и анекдоты, и опять работа. Очень комфортная для работы обстановка.

Для поощрения сотрудников существовала доска почета. Лицо Аллы стало на ней постоянно появляться. И все было хорошо до поры до времени, пока она не увлеклась Павлом в день всех влюбленных. И он исчез. Снег. Холод. Темно. А его нет нигде. Дома нет. На работе нет. Тишина.

День влюбленных отметили у Аллы дома всей лабораторией. Хорошо посидели, потанцевали, разошлись по домам, но один человек из компании исчез.

Когда все разошлись по домам, Павел вернулся к Алле для продолжения банкета. Но вернулся ни он один, вернулся и шеф, забывший ключи в кресле.

Алла оказалась в щекотливой ситуации. Но шеф спокойно забрал свои ключи и удалился. А Павел остался, объясняя ситуацию расписанием электричек. В день влюбленных они без любви не обошлись, поэтому Павел спешил на последнюю электричку.

А, как он на электричку спешил?

Из своих родных и близких людей очередной изменой он насолил: жене, любовнице — блондинке и шефу, которому нравилась и блондинка, и Алла. Вкусы у них были одинаковые.

Остался вопрос: куда исчез Павел?

Павел пошел на электричку, но не дошел. По дороге его встретил шеф. Они поговорили. Их разговор видела ревнивая блондинка, которая ждала возвращения Павла от Аллы. Она знала о празднике, но ее на него никто не приглашал. У блондинки была связь с шефом еще до Павла.

Почему?

Муж у нее был лежачий больной, и она искала чувства на стороне.

Может все дело в блондинке?

Если бы не она, то не было бы измен у приличных мужчин?

Что было, то было. Мало того в эту игру втянули и Аллу, и одного игрока потеряли.

Следующие дни на работе протекали обычно, если не считать отсутствие одного ведущего инженера. Его разработка одиноко висела на доске. О нем вспомнила табельщица, она решила, что Павел заболел. Все так и решили, что человек заболел. Коллектив в массе своей очень тактичный. Все шито — крыто, ни у кого никаких сомнений не возникло, пока не зазвонил телефон.

Позвонила жена Павла. Она просила позвать его к телефону. Ей ответили, что он заболел. Она не поняла ответа табельщицы. Стали выяснять суть дело и запутались окончательно. Шеф взял трубку и сказал, что видел Павла, как тот уходил в сторону станции.

Через пару дней в лаборатории почувствовали отсутствие одной умной головы. Алле пришлось делать работу за Павла. Потом ее шеф послал на неделю в командировку в другой город.

В отсутствии Аллы на работе был следователь. Он искал следы Павла по просьбе его жены. Но он ничего не понял и закрыл дело. Внешне в отделе дела шли хорошо, все люди были толковые и семейные. Найти измены в дружном коллективе практически невозможно. Врагов у Павла не было в принципе, он был слишком умный и тактичный.

Но человека не было.

Алла вернулась из командировки, и никто ей ничего не сказал о следователе. Блондинка стала проявлять к ней свой бубновый интерес. Две молодые женщины после трех часов дня стали разговаривать о женских делах. Так они отводили душу и свою тоску о Павле.

Любой человек постепенно забывается, даже очень любимый. Пусть с болью в сердце, с нервами, но забывается. Только лист, с последней работой Павла, продолжал висеть на его доске. А это был серьезный заказ, и он забирал все умственные способности Аллы и шефа.

Что они делали?

Что-то очень серьезное. О шпионах в таких делах думать не принято.

Больше всех тосковала блондинка, работа у нее была такая, что оставляла мысли в свободном полете. И еще, у блондинки была дача, на которой она и встречалась с Павлом. Заметьте, Павла к Алле никто не приписывал, он лишь однажды у нее задержался, и то его шеф на улице дождался. То есть Алла успела влюбиться, но до большой любви не дошла.

Итак, блондинка.

На выходные блондинка поехала на дачу, сердце ее туда позвало. Нет, Павла она не увидела. Ей просто показалось, что на даче кто-то был. Она тщательно уничтожила все следы пребывания Павла, которые они оставляли вдвоем. Пропал секретный разработчик.

Блондинка ревела на даче довольно долго, ее никто не утешал. Она сама успокоилась. Вечером вышла на крыльцо и увидела свет в соседних окнах. На выходные кто-то приехал отдохнуть, — подумала она и вернулась в свой дом.

Блондинку звали Вера. Она родилась в семье военного, одно время они много ездили, жили за границей. У нее было много золота серьезной пробы. С мужем только ей не повезло, заболел и лежал дома. Когда приходила его мать, то Вера уезжала на дачу.

Вера звезд с неба не хватала, окончила техникум и работала на подхвате у разработчиков, выполняя качественно свою работу. Утром Вера обнаружила, что свет у соседей продолжает гореть. Она пошла в дом соседей, дверь оказалась прикрытой. Она вошла в дом и увидела — Павла.

Прошло две недели со дня его исчезновения. Он был бледный, если не синий, но живой. Он лежал на постели и смотрел на Веру, но ничего не говорил. Говорила она много и без толку, пытаясь его поднять. Но сил не хватило. Он оказался тяжелым, хоть и худым. И она, вдруг, поняла, что у него случилась та же болезнь, что, и у мужа! Павел превратился в лежачего больного!

Он рассказал, что от Аллы пошел в сторону станции, встретил шефа. Они поговорили. Шеф, как и Павел, после праздника был навеселе, но сами по себе были не веселыми. У шефа в глазах сверкали искры, отдавать Аллу Павлу он не хотел.

Они крупно поговорили о морали и человеческих отношениях. В голове у Павла рубильник отключил светлые мысли. Он, чувствуя, что может быть уволенным и остаться без новой квартиры из-за своих отношений с Верой, и наметившихся отношений с Аллой, помутился разумом, или в его мозгах забулькало выпитое вино.


Глава 10

Павел сел на электричку, но перепутал направление, и был вынужден выйти на остановке, где находилась дача Веры. Павел не смог открыть дом, но случайно увидел, где соседи прячут ключи, и пошел к соседям. Утром он почувствовал, что ноги его не слушают. Дальше — больше. Ему становилось все хуже под общее угрызение совести.

Вера знала, что акая болезнь практически не излечима. Нет, она никого не хотела заразить, это только сейчас она поняла, что причиной болезни Павла является она. Ее мужа проверили полностью, но никакой заразной болезни не обнаружили. Хотя, люди не все еще знают о степени передачи болезней. Или Вера зря причислила плохое состояние Павла на свой счет.

Вера нашла Павла, но на работе ничего о нем не сказала. Она перенесла его на свою дачу и лечила лекарствами своего мужа. Для тепла включила пару обогревателей, и ездила к нему через день. На работе его практически не вспоминали.

О Павле вспоминала Алла, но вслух слов на эту тему не произносила. То, что Вера часто стала ездить на дачу, заметил шеф. Он знал ее повадки и заметил постоянную усталость, нервозность, раздражительность. Если красивая женщина перестает смотреть на мужчин и увядает, — это становится для них заметным.

Шеф проследил за Верой после работы, он поехал той же электричкой, вышел на ее остановке. Она его не заметила, так была погружена в свои мысли, неся в руках две увесистые сумки. Нарочно не придумаешь, Павла на этот раз в доме не было. Вера сбросила на снег сумки и завыла.

Тут подошел к ней шеф и спросил:

— Вера, зачем на Луну воешь? Это дело волков.

— Павел исчез! — сквозь слезы проговорила она.

— Павел исчез давно, уж месяц прошел, — заметил шеф.

— Он жил в этом доме последние две недели.

— Я заметил твои поездки, но и предположить не мог, что ты Павла скрываешь!

— Я его не скрывала! Он был болен, он не мог ходить!

— Слабо было вызвать врача?

— Это деревня, здесь врачи не особо разъезжают.

— Мне ты могла сказать? Зачем такую тяжесть в себе держала?

— Я нашла его через две недели после его исчезновения у соседей на даче. Он к ним сам залез в дом. Вот и лечила, как могла.

Шеф ее уже не слышал, он посмотрел ту сторону, куда потянулись следы от домика. Темнело быстро. Следы растаяли в темноте.

— Собаку с проводником надо пригласить, — промолвил шеф.

От его слов Вера разревелась еще больше.

— Он слабый, он в сугробе замерзнет, — пролепетала она сквозь слезы.

— Вот бабы! Павлу проходу не давали, а теперь ноют по углам.

— Вера давай покричим: «Павел» — в один голос.

Они кричали, кричали, но в ответ услышали дачную тишину.

Это сегодня за Верой поехал шеф, а двумя днями раньше за ней поехала Алла, она знала о поездках блондинки в сторону дач, и помогала ей продукты покупать и лекарства. Поскольку Вера до конца ничего не говорила, то Алла решила за ней последить. Но следила она только до электрички, дорогу на дачу она знала.

Алла знала, что Вера ездить на дачу через день. Поэтому за день до приезда шефа, именно она вывезла с дачи Павла и отвезла его в больницу, а из больницы врачи сообщили его жене, где он лежит. Алла не сочла нужным говорить об этом Вере и шефу. Жена Павла на них очень была обижена и ничего не сказала шефу о том, что Павел нашелся в больнице.

Прошла неделя, вторая. На третью неделю Павел стал подниматься, потом стал ходить, его выписали домой. Дома у него было так тесно, что ему захотелось на работу, где он не был почти два месяца. Ситуация! Его больничный не закрывал все время его отсутствия. Но этот вопрос решили другим путем, и Павел вернулся на работу.

Что с ним было? Болел человек.

Шеф загрузил работой ведущего инженера. Дамы поутихли. Павел старался ни с кем не разговаривать, сидел тихо и работал.

Алле приснился дивный сон, будто бы на небольшом самолете она с Павлом летала ни куда-то там, а в прошлое.


Итак, за батареями рабочие обнаружили парочку наганов, то есть два старых револьвера, каждый с барабаном и курком. Что они там делали? Вроде Белла осмотрела батареи перед приходом рабочих, или так смотрела, что не досмотрела. Старые батареи, покрытые решеткой, простояли полвека. Много воды утекло через них. Кто за это время приезжал? Был один визит лет 40 назад.

Приехал тогда художник их мест отдаленных. Отец Беллы несколько раз посылал ему холсты и краски. Мужчина был невысокого роста, кудрявый, без особой седины. Отец к художнику ездил на Север Уральских гор. Он говорил, что дороги там сделаны из досок. Больше ничего в памяти не осталось.

Художник нарисовал портрет Беллы, когда ей было лет 7, и научил ее рисовать карандашом портреты. Много она портретов в ту пору нарисовала. Художник сделал ремонт квартиры: пол выкрасил ярко — синей краской, а стены выкрасил в два цвета.

Стены в квартире в то время только белили побелкой, используя кисточки из мочала, даже обоев не было. И вот такая красота получилась. Мама цветные стены забелила, а пол покрыла обычной краской.

Ремонт, ремонт, а наганы? Зачем наган художнику? Но более неординарных людей Белла Петровна не помнит. О, он ей оставил брошка. Она ее тогда недооценила. Три изумруда, расположенных в углах равностороннего треугольника из золота, изображали лепестки. Итак, брошка помнит, а наганы не помнит. Что еще? Кошка Соня, точнее ее мордочка и брошка ассоциируют с треугольниками. Клеймо на нагане с треугольником.

Решетки на батареях были выполнены в виде треугольников. Логично, если бы за ними лежал наган выпуска конца 19 века, а не наган выпуска 20 века. Наган Белла рассмотрела. Рукоятка, корпус, как полукруг. Ствол, чуть толще карандаша. Барабан для патронов сварной в изготовлении. Наганы начала 20 века были офицерские и солдатские. При использовании офицерских наганов, надо было только стрелять. А в солдатских наганах надо было взводить курок для выстрела.

Стены белые, а решетка была на батареях что надо! На радиаторы, что поставили сейчас, такая решетка и не подойдет, в них наган не спрячешь, в них можно уложить пару автоматов, столько пустого места оставлено в кожухе над радиатором.

Когда она делала ремонт, то забывала о продуктовых магазинах, и посещала только магазины, содержащие обои, краски. Она забывала о косметике, прическе. Она превращалась в бабу с платочком на голове. Во время ремонта она медленно, но верно поедала старые запасы продуктов.

Иногда она выходила из дома, вся из себя чистая. Но без грима. Покупала нечто для ремонта, прихватывала пару продуктов питания и в логово. В качестве развлечения запломбировала несколько зубов, и опять за ремонт. Ремонт он и есть ремонт.

А, если вы хотите сказать, что ваша голова не запрокидывается назад, чтобы потолки белить или красить. Так перед ремонтом надо отдохнуть, сделать массаж воротниковый, и — трудитесь себе в удовольствие.

Самое-то главное, что никто и никогда не ценил ремонт Беллы. Клава просто сорвала часть изумрудных обоев, в знак протеста и не пустила Беллу домой, когда она вышла из дома вынести рулон старых обоев. А наганы? Их Илья переделал под резиновые пули для своей поездки в горы…

Белла посмотрела на новые батареи, и пошла к себе в комнату. В голове ее застряло слово «наган». Что она о нем помнила? Что он не выплевывает гильзы и хранит тайны выстрела. Тайное оружие легко умещалось в руке. А ей оно зачем? Ей он не нужен, стрелять она не умеет. По квартире сновали черноволосые рабочие, стройные и энергичные. Вся мебель была сдвинута от окна.

Парень быстро отрезал старые батареи и повесил новые, белые. А из старого радиатора вынул два нагана. Она их туда точно не прятала. Белла Петровна сказала парню, что наганы — игрушечные. Дети, мол, когда играли, то спрятали, а потом о них забыли. И парень вроде поверил.

Часа через четыре из верхней квартиры стали сверлить потолок в квартиру Беллы. Один из рабочих взял в руки пластмассовую корзину, влез на табурет, приветствуя корзиной падающую с потолка штукатурку. Потом просверлил в полу два отверстия. Рабочие ушли, пришел старательный паренек, который принес в квартиру трубы. На следующий день трубы встали на место после двух часовой сварки.

По телевизору шла олимпиада из Морской страны. Благодаря ремонту Белла посмотрела выступления гимнастов и гимнасток, марафонский бег по загадочному городу. Олимпиаду она смотрела, чтобы не мешать рабочим — творить свои чудеса ремонта. Отдохнуть ей не дали, она еще не придвинула мебель к окну, как позвонила дочь и сказала, что она возвращается домой. Скорость наведения порядка пришлось увеличить в два раза. Белла хотела рассмотреть наганы, но ей было некогда.

Так всегда, и надо было позвонить ей дочке, чтобы сказать, что батарею уже меняют. Она сказала с мыслью, чтобы дочь отдыхала спокойно, но в жизни все бывает наоборот.

Белле срочно помешали большие медузы, заполонившие водоем, на берегу которого она отдыхала. Берег ее отдыха Белле Петровне был хорошо знаком, он состоял из трех полос: земля, море, небо — именно этот пейзаж красуется на ее старом, сотовом телефоне. Осваивать новый телефон ей совсем не хотелось.


Эмоционально ремонт в квартире восприняла Соня, кошка. Она или пряталась от рабочих, либо самозабвенно мяукала, перевесившись через раму открытого окна, закрытого решеткой, дабы кошка не выпрыгнула на улицу. Соню в возрасте 2 месяцев всей семьей увидели по сети и взяли по общему согласию.

Ее мордочка была украшена белым и черным треугольниками.

Наган кошку точно не интересовал, ведь она не стреляет. Белла все же взглянула на один наган и увидела клеймо: стрела в треугольнике, расположенная внутри круга, и рядом год выпуска двадцатого столетия. Последние цифры были затерты. Она завернула наганы в тряпку и спрятала. Кошка кричала и просила любимые кошачьи палочки.

Оказывается главное достоинство животного — это его правильное поведение, которое удовлетворяет требованиям хозяина. Были у Беллы в разное время две кошки, но больше полугода у нее не жили — сбегали, когда взрослели. Последствия их жизни можно было найти, где угодно при любом перемещении мебели.

После сбежавших кошачьих невест жил — был в семье породистый песик. Он очень громко лаял, но в целом вел себя прилично. Дабы наградить его за примерное поведение, ему купили собачку той же породы. Собачка оказалась менее воспитанная и породистого песика научила вести себя плохо вместе с ней. Они метили все! За это их вместе и отдали другим хозяевам, где они и производили потомство на продажу.

После собак через пару лет появилась кошка Соня, дама странной расцветки, но воспитанная. Она вела себя, как обезьянка, лазая по шторам. Шторы пришлось сменить и не одни. Потом ей понравился косяк, над которым маячила антресоль. Обои на косяке сменили несколько раз, пока она показывала цирковые номера, взбегая по косяку на антресоль.

Восьмого марта все услышали дикие вопли кошки Сони, которая исправно ходила в свой лоток. Вопли длились два дня. Кошке нашли породистого кота с собственной жилплощадью. Оплатили три дня чувств кошки и кота, после чего кошка вновь оказалась у нас дома.

Худая кошка стала полнеть в области живота, она перестала цепляться к шторам, а потом забыла и про косяк, ведущий на антресоль. В положенный срок из пестрой кошки вышел рыжий котенок. Потом появилось три котенка, похожих на кота, то есть серо — белых.

Росли котята. Две недели кошка котят кормила исправно, но котята пошли в папу, очень большого кота. Кошка устала, пришлось Беллы кормить котят из ложки. Котята в месяц уже ходили на лоток. Умница — кошка научила котят главному — ходить в лоток. Всех котят Сони отдали в хорошие руки.


Тор и я зашли в магазин, купили очередную партию посуды для личной жизни и пошли домой к Тору. Ключ пискнул у входной двери подъезда. Дома было тихо. Ужин легко подогрели в микроволновой печи. Пользуясь, отсутствием хозяйки дома, я закинула две стирки в машину автомат, никто мне при этом не делал замечаний, и не следил за моими действиями. Конец недели я отметила загаром.

О, прошла целая неделя, как я жила у Тора! На крутящийся стул для пианино Тор установил солярий. Я выключила свет, на диван положила белую простыню, разделась до плавок и легла загорать. Тор говорил, когда пора переворачиваться. После загара в зимний, морозный вечер, когда лето само посмотрело в комнату, можно было и отдохнуть.


На телевизионном экране шел весьма милый концерт песен прошлых лет. Бриллиант на пиджаке певца приятно радовал, его отец мелькал среди зрителей, и на этом месте я уснула, успев нажать на пульт управления.

Утром я почувствовала прохладу в комнате, с детства мои плечи вылезают из-под одеяла и мерзнут, я спряталась под одеяло, придвинулась к Тору. Он проснулся. Я обрадовалась и рванула к домашнему компьютеру. Тор, включил телевизор, лежал и радовался коту из фильма для детей. Белье высохло, пора гладить…

Субботний день включает в себя всю суть женщины, даже если на неделе она работает в мужском обществе с мужским умом. Надо, надо готовить, гладить, убирать, после чего можно почувствовать себя нормальным человеком.

В дверь позвонили. Тор не сдвинулся с места:

— Ребята шалят.

Я подумала, что ко мне приехали, но меня что-то сдерживало, и я быстро не среагировала на незнакомый звонок, вначале вообще подумала, что звонит телефон. Чужой дом, чужие звуки. Над потолком звук дрели — понятен, но трезвон в звонок — не особо знаком.

На меня нахлынули воспоминания из прежней жизни, я поняла, что возврат к ней, мне еще не под силу. Незнакомо светило солнце в это время суток, в прежней квартире солнце было только с утра, у тут лучи солнца падали на новую книгу, и фамилия писателя горела в лучах света неоновым оттенком. Эта книга долго висела первой в рейтинге дня в Литературном портале, поэтому, когда я увидела ее в газетном киоске, то взяла практически мгновенно, не то, что трубку местного телефона.

Я на секунду задумалась над тем, кого я читала больше: Т. У. или Д. Д.? И не сразу могла дать на это ответ.

Тор пошутил:

— Взяла книгу и сейчас уснет через три страницы.

Так и было в прошлые выходные, а сегодня над книгой так и не заснула, но еще и не дочитала. Солнце светило на неоновую фамилию. Как хорошо издана книга! Издательство работает. Опять мысли вслух, а вдруг ко мне приезжали и звонили. Тор прокомментировал мои мысли:

— Никто к тебе не приезжал.

Быть может. Компот пользуется успехом, борщ отдыхает, строчки читаются лениво.

Тор подтрунивает:

— Весь мир знает, где ты живешь!

За окном далекая полоса леса, снега и солнца, еще час и оно уйдет за новый для меня горизонт. Тор стал моим единственным мужчиной. Вот он и занимался кормлением черепах, мыл аквариум, и давал им прогуляться ластами по полу.

Снежная каша на дороге местами мешала идти, но в целом приличная зимняя дорога, и я шла по дороге своей жизни, и уже не могла свернуть в сторону жизни некогда любимого мужчины Тора. Теперь у меня иная дорога жизни и перекрестка на этой дороге нет, или пока нет, а есть экран монитора и все, если Тор не совсем утопил в виноградном вине свой ум, то вполне может прочитать послание в свой адрес. Ау! Мужчина! Не слышит, значит, пьет вино.

Детектив пришел к Тору с чувством личной мести и с доказательством его вины. Но Тор превзошел все ожидания, он сказал, что это он летел в самолете вместе с Павлом, обладающим свойством быть двойником! Тор вообще в самолет не садился, он с горя или с радости, что не полетел тем самолетом, теперь вино пьет и сестру слушает! И в тот момент, когда самолет стал падать, Павел заставил Тора катапультироваться, но его способность перевоплощаться победила! И практически Тор — это не Тор, а некий прообраз Павла. Один человек остался жив. Но кто он? Сережа так и не понял…


Зато я поняла, почему я постоянно нахожусь между двух мужчин! Я от этого устала! Тор вновь крутился рядом со мной и пьет одну воду, это мой мужчина, теперь он любимый мужчина, он делал мне подарки в чужой день рождения! Спасибо, милый! Я рада, и я не сверну с твоей дороги, у меня нет иной дороги, есть одна твоя дорога, Тор! У нас есть гастрономический ужин, он любит трубочки, а я халву в шоколаде, он играет в игры на компьютере и читает хронику, а я читаю книги, такие мы разные, и объединяет нас вода. Мы пьем воду.

Не все так просто, за подарок мужчина ждет любви, обычной любви, а у меня стоп кадр. Нет любви у меня в данный момент, и у природы сегодня другая погода, любовь мне сегодня не выдали, нет ее у меня сегодня, и мужчина обиженно от меня уходит в соседнюю комнату.

Мне стыдно, что я не оправдала его надежд, я иду на кухню и пью воду. После этого во мне собирается энергия на три поцелуя. И я, поцеловала Тора, сзади в области шеи, где-то у уха. Мужчина не сразу прореагировал, он жал на клавиатуру компьютера, на котором мужчина ехал на машине, и переезжал дорогу, где хочет, без правил, зато быстро.

Через пару минут передо мной появилось довольное лицо мужчины: на экране компьютера он получил новую машину, и пришел выяснять причину трех поцелуев. Я сказала, что они обозначают: спасибо, спасибо, спасибо! И мужчина ушел играть дальше. Мне осталось смотреть события дня. Сквозь такие события иногда просвечивают события, ушедшие в прошлое. Но так долго длиться не могло.

Алла так и жила в моей квартире.


Два шага от цивилизации всегда ведут в буреломы. Дело в том, что новый мужчина Аллы до чертиков боится своей мамы. Он ее так боится, что, вряд ли она дождется от него внуков. Они оба приверженцы ленивой чистоты, у них дома все на своих местах с момента переезда.

Спрашивается: зачем тогда он ей нужен? Этого Алла не знает, но другого не дано. Она попыталась найти ему замену через сеть, зашла на страницу знакомств, оставила свои координаты и фото. Мужчины ее изумили предложениями нормальных постельных отношений. Они, как оказалось, в буреломы идти не собирались, и площадь простыни их более чем устраивала, но не ради получения потомства.

Аллу такие отношения не устраивали. Она обратилась за советом к знакомой мамы по санаторию. Алле всегда казалось, что раньше люди были мудрее! Она в детстве войну видела, вторая мировая война прошла через ее дом. А дальше, как у многих: двое детей от двух отцов и тьма любовников, самое темное не ради денег.

Посмотришь на нее — кремень, а мужики к ней липли. Она и сейчас работает, как санитарка на передовой, где каждый день умирают люди. Работает в больнице в самом трудном отделении.

Великая в чем-то женщина, но эта судьба не для Аллы. Она не кремень.

Села Алла в такси, едет.

Таксист остановил машину и предложил заняться нормальными любовными отношениями на природе, сказав, что у него жена Аня беременная, ее трогать нельзя. А Аллу, значит, можно? А вокруг лесной бурелом. Мог бы до города довести. Алла на юг ездила, прилетела домой и налетела на чужого сердобольного мужа.

А на юге? Вышла она на пляж. Солнце, море, она и поплыла, забыв о береге. Силы кончилась, повернула к берегу. А берег далеко, кругом волны.

Алла взмолилась:

— Боже, если ты есть, помоги!

Хотите — верьте, хотите — нет, но Аллу нечто подбросило над волной. Она передохнула и поплыла дальше. Пока плыла, ее некая сила подбрасывала вверх. Доплыла до первых камней, а на них сидит аквалангист и улыбается. Это он ей помог доплыть до берега.

Павел успел соскучиться, и решил разделить квартиру матери на две части. Алла от него этого не ожидала, а он нашел заброшенную квартиру, надо было только в ней ремонт сделать. А мать его нашла деньги и выкупила у сына свою квартиру. В общем, у Аллы есть теперь квартира для личных отношений. Она должна бы быть счастлива: такая жертва любви на простыне без буреломов!

Но от такой жертвы счастья не прибавилось. У нее исчезла последняя степень свободы. На юг он ее теперь не пускал, возил ее сам на своей машине. Она стала жить под надзором собственного мужчины! Взгляд влево, шаг вправо — ревность!

К чему стремилась то и получила. Что-то в этой ситуации неправильно. А что? Если жить на территории мужчины, то он становится дважды властелин и подчинение женщины более чем естественно. А если жить на территории женщины?

Они проверили и эту ситуацию, пока шел ремонт квартиры. Отношения между нами были сносные.


Тренировки Белла начинала с тренажерного зала, где преобладали молодые, интересные люди. Они монотонно накачивали свои фигуры, но ее сердце при этом оставалось абсолютно свободным. Ей приятно было находиться среди них, ей было хорошо в их обществе, и она сама проходила все тренажеры, иногда посматривая на часы. Влюбленные часов не наблюдают, а Белла была не влюблена. Что касается Яшки, то его в своем сердце она не держала.

Однажды беспечное состояние Беллы вновь нарушил Яшка, которого она раньше в клубе не видела. Она его увидела между прудом и зданием спортивного клуба. На его голове вертикально стояли волосы, светлея над черной курткой с капюшоном.

Белла глаз не могла оторвать от его лица, прически, от всей его загадочной фигуры. Это был знакомый и одновременно чужой Яшка, приехавший в клуб на темной, покатой машине. Где он только ее взял?!

Белла не выдержала и подошла к нему в тренажерном зале, похвалив его фигуру. Потом она села на соседний тренажер, чтобы покачать мышцы рук, но ее глаза постоянно следовали за перемещением его в зале. Она терпеливо качала мышцы, упиваясь зрелищем, в котором участвовал Яшка и тренажеры, на которых он подкачивал свою отличную фигуру.

В бассейне Белла еще раз увидела белокурого молодого человека. Она с удивлением заметила, что вся его спина была покрыта жуткими углублениями.

Плавал он в бассейне очень энергично, ныряя из одного угла бассейна в другой, на голове у него блестела от капель воды красная шапочка, а на глазах сверкали темные очки. От вида его спины Беллу всю внутренне передернуло, она не могла понять, как с такой спиной пускают людей в весьма приличный бассейн?

Белла подошла к дежурной спортивного клуба, которая в это время отправляла в рот черные горошинки из золотистого цилиндра…

— Простите, а разве можно в бассейн заходить со спиной, покрытой огромным количеством углублений после язв?

— Белла, ты о ком говоришь? О штурмане?

— А кто штурман?

— Яшка — штурман! Ты с него глаз не сводишь!

— Что это так заметно? Вы на мой вопрос не ответили!

— Да успокойся, Белла!

— Так, что со спиной Яшки? Я его раньше видела, но никогда его спины в таком виде не видела!

— На спине штурмана, зажившие раны, — спокойно заметила дежурная клуба.

Один раз Белла заглянула в машину: на заднем сидении лежали сети. Она подняла голову и увидела рядом Яшку, она почти случайно дотронулась до его уха, приятный импульс пробежал по ее телу — это было единственное прикосновение к молодому человеку, но оно оставило тревожное и волнующее чувство.

Белла почти влюбилась в Яшку!

Дежурная посоветовала Белле сделать массаж у нее в клубе. Мысль о массаже в голове у Беллы медленно созрела, и она пришла на массаж. Перед сеансом Белла увидела, как разговаривали штурман и массажистка Галина Семеновна.

Тор иногда рассказывал Белле о своих делах, но они ее не увлекали. Как-то он прошел мимо газеты, лежащей на обочине дороги, так бы он и прошел мимо, если бы не заметил на ней яркие желтые клетки объявлений, а объявления были обведены фломастером многократно. Газету, похоже, в сердцах смяли и выкинули из окна машины.

Как ни странно, местного детектива, нанимали чаще женщины, чем мужчины, вот и сейчас Тор шел по делу, которое ему поручила вездесущая Галина Семеновна.

У Галины Семеновны пропал комплект из натурального черного жемчуга: сережки и ожерелье. Комплект лежал в шкатулке, обтянутой черным бархатом внутри, а сверху шкатулка была выполнена из полированного сандалового дерева.

Жемчуг всегда был в моде и вне моды. Она редко надевала комплект, для нее он был несколько помпезный, вот она и дала объявление в местной газете, что продает жемчужное ожерелье из черного жемчуга.

Почему-то она считала, что жемчуг не такое ценное ювелирное изделие, чтобы его нести к ювелиру или в ломбард. В ломбарде все ювелирные изделия брали по низкой цене, и это ее не устраивало, а как иначе продать жемчуг она не знала. Жемчуг ей достался легко, его ей подарил сын, он привез его с берегов Нетронутого острова.

С перламутровыми бусами у Галины Семеновны было три истории. Она, не зная особенностей жемчуга, надела на себя две нитки белых перламутровых бус на выпускной бал в школе. Ей казалось, что белые бусы и выпускной бал — совместимы. Она видела в кино и на телеэкране, что дамы из высшего света носят белый жемчуг.

Слезы накатились вечером, когда школьный, спортивный зал был еще полон выпускников, именно тогда ее молодой человек показал свои первые способности в ее унижении. А причем здесь жемчуг?

Совпадение, и весьма на первый раз случайное. В жизни большая любовь до самозабвения бывает редко. И через некоторое время Галина Семеновна вновь встретила своего героя большой и нервной любви. Божественный молодой человек, просто божественный по имени Тор.

И что вы думаете, происходит? Его девушка Элла подарила Галине Семеновне три нитки жемчужных бус! Как только она надевала жемчужное ожерелье, она впадала в слезливое состояние. Состояние отчаянья было: то из-за молодого человека, то из-за жизни, которая становилась неотвратимо грустной во время влюбленности, то после его ухода к прежней девушке, вот они — три нитки жемчужных бус.

И вновь у Галины Семеновны появилась нитка черного жемчуга. В ее жизнь вошел квартирант Яшка с баснословно дорогим подарком — черным жемчугом. Как так получалось, что в ее жизни все сопровождалось жемчугом? Галина Семеновна просмотрела печатные материалы о камнях, получалось, что по гороскопу она — рыба, а жемчуг рыбная драгоценность.


И первые свои жемчужные бусы, которые она надела на выпускной вечер, она сама себе не покупала, ей их подарила тетушка. Зачем? Для слез и несчастной любви? Или это стечение обстоятельств? Радоваться или печалиться Галине Семеновне от того что, у нее украли черные перламутровые слезы? Она искренне думала, что черный жемчуг — это сокровище. И вот его украли. Она, в глубокой печали, позвонила в частное детективное агентство, насмотревшись на красивых сыщиков в кино.

Тор на самом деле оказался красивым человеком, с тонкими, удлиненными чертами лица. Он хорошо принял клиентку у себя в кабинете, а, услышав, что речь идет о черном жемчуге, он довольно улыбнулся.

Он знал, что Шерлок Холмс искал всего одну черную жемчужину, и нашел ее в скульптурном бюсте, приклеенной, с внутренней стороны гипсовой скульптуры, а ему предстояло найти три десятка бусинок!

Тщеславие теплой волной прокатилось по всему организму сыщика. Ему очень захотелось найти черные жемчужины. Тор не сразу понял, зачем Галина Семеновна решила продать жемчуг. Она объяснила, что просто решила избавиться от черной печали. В это время у нее в руках была газета о продаже машин, и она решила дать в нее объявление о продаже черного жемчуга, и дала это объявление в газету. Яшке об объявлении в газете она ничего не сказала.


Глава 11

Тор сидел рядом с Яшкой — могучий, здоровый, некоронованный король местной сауны. На нем было надето одно полотенце цвета розы. На Яшке, какая разница, что было на нем. Он не король. Король излучал мощь и слегка шалил полотенцем.

Третьей была Белла, она сидела, нагло выставив колени по самый купальник. Они говорили о тренировках, питании, как светские люди. Тор посмотрел на них, взял ковш и подлил воду на камни сауны.

Пар поднялся и неназойливо поднял с места первого мужчину, который мгновенно покрылся испариной. Яшке осталось наблюдать, как гигант, покачивая мышечной массой, покинул сауну. Теперь рядом с ним сидел мужчина крепкий, среднего роста, и весьма разговорчивый. Он быстро рассказал о своих секретах похудания и выскочил из сауны.

Яшка в одиночестве ощутил нарастающую температуру, его тело покрылось тонким слоем воды, и он вышел из сауны. Вскоре мужчины спокойно разговаривали в предбаннике, но Белла пробежала мимо них, слишком они были хороши, каждый по-своему. Она шла и думала о жизни.

Белла решилась сама подойди к Яшке и поговорить с ним на берегу пруда после тренировки, это еще было до их женитьбы. Травка зеленела, комары летали, они были уставшими, поэтому сели на скамейку на минутку, а просидели битый час. Белла не спрашивала про спину, она спросила о его первом опыте в мореплавание. Она не ожидала от него потока слов, из которых сложился целый рассказ.

Ржавчина в разных местах палубы давила на психику, потому что в океане корабль попал в затяжные шторма. Постоянная болтанка угнетала Яшку. Он лежал в гамаке, как отдыхающий, но не между соснами, а между волнами, куда опять проваливалось судно. Он крутил кубик, и если бы не это занятие, он бы сдвинулся по фазе. И еще его спасали мысли о девушках.

Мысли его прервал кок.

— Яшка, ты хорошо устроился, над тобой не капает, — просунул к нему в кубрик голову кок.

— У меня заслуженный отдых, сейчас не моя смена работать.

— По тебе картошка стонет.

— Нет! Я, что крайний?!

— Жду через пять минут, а то капитану накапаю на тебя.

— Иду, дождь ты наш капающий.

Яшка поднялся и пошел работать младшим помощником старшего повара. Картошка лежала в ведре, ведро было зажато ящиками, чтобы не качалось и не убегало. Он взял в руки ножик для картошки, снимающий с нее минимальные очистки, и стал чистить картофель.

На пятом клубне экономный ножик наткнулся на металл. Кока рядом не было. Яшка внимательно посмотрел на выступающую железку, разломил картофель с помощью овощного ножа, внутри находилась половинка лезвия бритвы.

На разломе картофеля были видны следы лезвия. Кусочек лезвия он отложил в сторону, и продолжил чистить картошку, но через пару картофелин Яшка невольно взвыл, и засунул палец в рот: из него текла кровь, а из клубня торчал второй кусок лезвия.

— Я не буду чистить эту картошку! — закричал Яшка, вошедшему в камбуз коку.

— Яшка, не шали!

— Егорович, ты чего в картошку лезвий натыкал!

— Покажи, о чем речь!

— Смотри, в двух клубнях, нашел две половинки лезвия!

— Ничего себе! Они еще и ржавые!

— Это так кажется, кровь это, а не ржавчина!

— Ты, помолчи, а я подумаю. Есть одна мысль. А ты — чисть картошку, немного осталось.

Кок Егорович задумался для вида, хотя сразу вспомнил историю этого картофеля. Эту картошку они купили в порту, у мужика с перевязанной рукой. Повязка на его руке находилась как раз там, где вены проходят.

Мужчина на вид был сильный, но очень бледный. Свою картошку команда съела раньше времени. Дело в том, что есть команды, любящие макароны, а есть картофельные. Такой команде матросов, что не готовь, все кричат: дай картошку! Вот и купили ее в порту, по ходу следования корабля.

— Яшка, спасибо! Отдыхай! Я посмотрю остальную картошку, самому любопытно. Результаты осмотра картофеля доложу капитану, а ты помалкивай.

— Хорошо, — буркнул Яшка и удалился.

Он лег в гамак, но теперь ему скучно не было, он стал придумывать историю с лезвием, но не успел насладиться своей фантазией. В кубрик зашел кок:

— Яшка, а ты знаешь, в двух картофелинах я еще нашел иголки! Ржавые!

— Егорович, а если этот мешок картошки кто-то кинул на иголки — пуговки?

— Иголки еще стоймя надо поставить, чтобы они в картошку попали.

— Это ты, Егорович, прав. А если кому было скучно, ну и всунули иголки и лезвия в картошку?

— За борт ее выкинуть, картошку эту и дело с концом!

— А чем кормить?

— Не твоя печаль, макаронами обойдутся. Я вот думаю, а, что если выкинуть и ту, что ты чистил? Вдруг внутри железо притаилось.

— Слушай, Егорович, а не проще ли взять магнит и проверить картофель на металл?

— Я его лучше весь выкину, — сказал кок и пошел на кухню.

Момент, когда кок выбрасывал картошку за борт, заметил Яшка. Он выскочил на палубу и чуть не столкнулся с пассажиром, который разговаривал с девушкой в белой футболке. Так получилось, что на корабле плыли Яшка, девушка Элла и некий красавец Тор.

Яшка изначала хотел совершить даром путешествие на корабле, поэтому его приобщили к работе. Тор заплатил за поездку Эллы, освободив ее от работы. Позже он уговорил ее поехать с ним на Нетронутый остров.

Яшка стал похожим на Егоровича, и сказал:

— Элла, меня тут измучили картошкой с лезвиями и иголками. Все! Уеду с вами домой, после вашего возвращения с Нетронутого острова.

— Почему с Нетронутого острова? — спросил Тор, весьма импозантный человек.

— У нас говорят, что Нетронутый остров ловушками напичкан, как здесь картошка иголками, — ответил Яшка и мельком заметил бинт на руке Тора.

Да, иголки и лезвия в картошке были делом рук Тора, который отомстил Яшке за Беллу. Тор занимался бизнесом, связанным с черным жемчугом. Он привез Эллу на Нетронутый остров и отдал ее в распоряжения местному вождю, сказав, что девушка будет заниматься осмотром черного жемчуга в лагуне острова. Вождь спросил: чья она? Тор ответил, что девушка ничья, и уплыл на ржавом корабле, где Яшка плавал во время своего отпуска.

Дождь стал накрапывать, а Белла и Яшка все сидели на лавочке у спортивного клуба.

Кто украл черный жемчуг? — думал любитель детективных историй Илья, а потом решил, что никто не украл, а увидев газету с объявлением, Тор сам забрал его у Галины Семеновны.

Тор поехал в клуб, где частенько бывал Тор. Он подсел к нему в сауне, и выведал историю про черный жемчуг, а потом услышал возглас его о том, что этот проклятый жемчуг он сам забрал у матери.

А причем тут газета на обочине? Тор ехал в машине, и выкинул газету в окно. У штурмана на спине находилось тридцать углублений, в каждое из них вполне можно было бы положить по жемчужине, и они бы со спины моряка не скатились.

Тор жемчуг не покупал. Он очень хотел еще раз увидеть Эллу и при первой возможности вновь оказался у берега Нетронутого острова, расположенного в южных широтах.

Корабль остановился по расписанию в четверти мили от берега. Туристы на шлюпках доплыли до берега, и высыпали дружно на берег, им было все равно, что смотреть. Туристы бывают разные: одни послушные, ходят табунами и далеко не уходят. Есть туристы пронырливые, без чувства меры и времени, такие могут уйти далеко от корабля, потом их все ждут и не всегда дожидаются.

Пара туристов углубилась в экзотический лес Нетронутого острова. О чем они думали неизвестно, но, заговорившись, споткнулись о черную веревку и полетели кувырком в яму, сверху закрытую ветками и листвой. Яма была выше человеческого роста, с гладкими стенами, и не давала возможности вылезти наружу. Сверху яма была прикрыта ветками.

Кто-то сделал многократную ловушку для неосмотрительных людей или зверей. Дно ямы, хорошо утрамбованное, могло вместить не более шести человек в вертикальном положении. Пленники пытались кричать, но ветки над их головами приглушали голоса.

Через некоторое время у берега раздались голоса, звавшие туристов, ушедших далеко. Опыт команды корабля был такой, что если с туристами идти искать пропавших туристов, то число ушедших людей в неизвестном направлении увеличивается. Туристов попросили сесть в шлюпки и покинуть берег. Им было предложено перейти на корабль для проверки состава туристической группы. Не хватало одной пары, совершавшей свадебное путешествие.

На шее молодой жены всегда были надеты две нитки белого жемчуга. Молодоженов между собой туристы и звали «жемчужная пара». Один мужчина из туристической группы вспомнил, в какую сторону ушла жемчужная пара.

Группа поиска на корабле состояла из трех моряков со спортивным прошлым. Поисковики покинули корабль, и ушли в указанном направлении. Дурман неизвестной травы плыл по едва заметной тропе. Три спортивных мужчины, словно пьяные, покачнулись, споткнулись о черную веревку и упали на головы жемчужной пары, но те успели присесть и закрыть головы руками.

Пять человек выпрямились во весь рост, но смеяться над теснотой никому не хотелось. Над их головами вокруг ямы запрыгали жизнерадостные черные мужчины в набедренных повязках, они в знак удачи поднимали и опускали копья. У мужчин из группы поиска в карманах лежали сигнальные ракеты, один спортсмен исхитрился во время танца туземцев, выпустить в воздух две ракеты. Одна ракета говорила, что нашли пропавшую пару, а вторая, что все находятся в опасности.

Туземцы прекратили танцевать, удивленно посмотрели на людей в яме и заспорили между собой. На корабле заметили сигнальные ракеты.

В шлюпку сели проверенные люди: молодой штурман Яшка и два матроса. С собой они взяли ружья, разрешенные для применения в особых случаях, и веревки с гарпунами. Тропа, по которой прошли пять человек, была хорошо видна в тропических зарослях. Штурман шел впереди. Он первый увидел небольшой круг из туземцев, которые все смотрели куда-то вниз.

Яшка сделал в воздух предупреждающий выстрел. Все туземцы повернулись на звук выстрела, который потонул в странных ароматах местных одуряющих трав.

Туземцы отошли от ямы и дали подойти ближе вооруженной группе людей, они позволили с помощью веревок вытащить на поверхность всех, кроме женщины, тут они все закричали и задвигали копьями.

Штурман предположил, что у нее хотят забрать жемчуг. Туземцы дружно закивали головами. Девушка сняла жемчуг и подала нитки бус самому раскрашенному мужчине из местного племени. Мужчина схватил жемчуг, наклонил голову и сделал резкий выпад в сторону штурмана, вероятно, он его признал за вожака чужих людей.

Жестом туземец показал, чтобы все уходили, а штурман остался один. Штурман махнул своим рукой, давая возможность уйти всем к кораблю. Вождь туземцев показал, чтобы Яшка шел по тропе в сторону от корабля.

Они вышли на поляну с шалашами. В центре поляны горел костер. С одной стороны поляны стояло кресло, сплетенное из тонких лиан. В кресле сидела белокурая девушка, которой туземец на шею надевал ожерелье из белого жемчуга, отобранное у «жемчужной пары». Яшка увидел странное зрелище: перед белокурой красавицей на коленях стоял вождь туземцев!

Девушка жестом подняла вождя, и он встал рядом с креслом. Белокурая особа стала говорить с Яшкой. Она сказала, что она вождь племени, а бывший вождь ее муж, потом добавила, что если моряк хочет вернуться на корабль, он должен заполнить черную нитку черным жемчугом. У Яшки глаза на лоб полезли.

Тогда девушка, вылитая Элла, пояснила на русском языке, что с другой стороны Нетронутого острова есть место, где находят раковины с черными жемчужинами, но местное племя нырять и плавать не умеет, а Яшка плавать и нырять умеет. Она добавила, что за людьми с корабля туземцы следили с одной целью: найти того, кто хорошо ныряет в воду.

Когда туристы и команда на шлюпках приплыли на берег, то на берегу кто, чем занимался, а Яшка в основном нырял и плавал в прибрежной зоне. Его туземцы запомнили по самым светлым волосам, стоящим на голове, почти вертикально, благодаря стрижке.

А еще Элла добавила, что ямы — ловушки есть на всех тропках, что ведут к хижинам племени туземцев, так они себя защищают от случайных людей и отбирают ныряльщиков за черным жемчугом. Яшка взял черную нитку и сглотнул слюну, ему тут же принесли в половинке от кокоса мутную жидкость, он ее выпил.

Вскоре пять туземцев повели его на другую сторону острова. Черную нитку он положил в карман брюк и немного успокоился. Попытка — не пытка. У берега качалась узкая лодка. Три туземца остались на берегу, а двое сели в лодку вместе с Яшкой. На лодке отплыли от берега на десять ярдов и туземцы показали, что он должен нырять. Яшка решил, что они шутят, но нырнул, с веревкой у пояса. На глубине он заметил раковины, но воздуху ему не хватило, и он вынырнул.

Туземцы грозно стали поднимать свои копья. Яшка показал, что ему надо больше воздуха, чтобы достать раковины, и еще ему на грудь надо привязать небольшой камень, а то ему веса не хватает. Вторая попытка была удачной, он достал со дна раковину. Раковину у него из рук забрали, и сказали, чтобы нырял еще. Достал он четыре раковины и показал, что больше не может, надо отдохнуть и поесть. Ему принесли банан и рыбу, запеченную на углях.

В это время на корабле думали: спасти Яшку или плыть дальше без штурмана, чтобы не платить неустойку за нарушение расписания прибытия корабля в разные порты следования туристической группы. Подумав, решили оставить штурмана на берегу, а потом за ним заехать.

Корабль поплыл и вскоре благополучно сел на мель до следующего прилива. Тем временем, во время прилива корабль снялся с мели и поплыл дальше, не думая больше о штурмане. А штурман о них думал, но он и сам знал, что команда туристами рисковать не может.

Белокурый штурман понравился белокурому вождю. Элла готова была укоротить его черную нитку, или удлинить, она еще не поняла, что лучше. Яшка нырял, и нитка заполнялась черными перламутровыми бусинками различной конфигурации. Яшка не мог понять, откуда взялись раковины с жемчугом так близко от берега.

У него возникало ощущение, что раковины здесь случайно высыпали из проходящего корабля. Внимание белокурой девушки к светловолосому молодому человеку заметил забытый ею — бывший вождь племени. Он задумал — отомстить Яшке, но после того, как он заполнит черную нитку.

Для пытки у племени существовала решетка с тридцатью зубцами, решетку им сделали по заказу Эллы, чтобы на ней рыбу запекать. Бывший вождь решил на решетку спиной положить Яшку, и поджарить его на огне. В первый вечер, когда штурман уже добыл столько черных жемчужин, что они заполнили черную нитку, если их в рядок положить рядом с ниткой. Когда девушка легла спать, бывший вождь решил осуществить свою месть.


Костер тлел. Яшку привязали к металлической решетке, штыри упирались ему в спину, и все вместе положили на костер. Решетка нагрелась и стала впиваться в тело штурмана штырями, с каждой секундой ему становилось больней. Он готов был уже закричать от боли, но на странный запах из шалаша вышла белокурая девушка Элла. Она, увидев Яшку на костре, заставила его немедленно снять с костра.

На спине штурмана осталось множество углублений с поврежденной кожей. Спину ему вылечили местными травами, но впадины остались. Девушка сказала вождю, что если он хочет, чтобы она с ним осталась, надо в каждое углубление на спине Яшки положить по черной жемчужине, а его отпустить. На Нетронутом острове белый жемчуг был дороже черного, и его носила только Элла.

Яшке отдали черные жемчужины и больше не посылали нырять. Ему разрешили уплыть с Нетронутого острова на любом корабле, который подойдет к острову первым на расстояние в четверть мили. И Яшка уплыл на своем корабле.

Когда корабль в прошлый раз снялся с мели, то на нем договорились, что заберут штурмана с острова на обратном пути, и все туристы это благородное решение поддержали. Увидев спину штурмана, туристы и команда корабля пришли в ужас, и еще больше себя стали уважать, за решение забрать Яшку с Нетронутого острова.

Злополучный черный жемчуг лежал у штурмана в секретном месте, от воспоминаний Яшке становилось больно в спине, и он его не трогал. Позже он отдал Галине Семеновне весь своей черный жемчуг, успев сделать из него бусы и сережки. Но от одного вида черного жемчуга, Галина Семеновна страшно рассердилась на Яшку, а почему, штурман не знал. Ей он сказал, что жемчуг он дешево купил в южном полушарии земли на Нетронутом острове.

Яшка рассказал Галине Семеновне всю историю о черных жемчужинах, а позже еще раз пересказал Тору о том, как легко доставались черные жемчужины Тору, выдавшему замуж свою жену Эллу за вождя дикарей.

Именно поэтому, увидев в газете объявление о продаже черного жемчуга, обведенное фломастером, Тор еще раз обвел фломастером это объявление и забрал у Галины Семеновны шкатулку с жемчугом. Но другие люди тоже прочитали объявление в газете, и стали звонить, желая посмотреть или купить черный жемчуг.

Галина Семеновна уже ни один раз пожалела, что дала это проклятое объявление, еще и с квартирантом отношения у нее ухудшились.

Что ни говори, а Тор мужчина очень интересный. Галина Семеновна всем, кто ей звонил насчет продажи жемчуга, по телефону отвечала, что черный жемчуг уже продан, а новый хозяин жемчуга просил его не называть. Она и не думала, что так много людей откликнется на ее объявление.

Яшка долго не умел сердиться, да и жизнь дома его устраивала во всех отношениях, поэтому он решил выяснить, почему Галина Семеновна плохо к черному жемчугу относиться? И она рассказала, что все проблемы в жизни у нее начинались именно с жемчуга, но белого, а тут еще черный жемчуг!

Она просто испугалась перламутровых черных бус. Поговорив о жемчуге и бывших проблемах, они решили не трогать черный жемчуг, и не продавать его. И мирно стали ужинать. В это время раздался требовательный звонок по телефону. Звонок был настойчивый. Яшка сам подошел и взял трубку.

Из трубки раздался крутой голос:

— Слышишь, мужик, продай мне черный жемчуг, не верю, что в нашем городе, тебе дадут денег больше, чем я! А если продал кому — скажи ты, что передумал. Мне позарез нужен черный жемчуг!

— Уважаемый, черный жемчуг не продается.

— Ну, ты мужик, совсем не прав! Сколько хочешь за него?

— Дачу, — в шутку сказал Яшка.

— О, годится! Когда поедешь на дачу смотреть?

— Завтра утром.

— Не вопрос, но черный жемчуг покажи мне сегодня!

— Согласен показать черный жемчуг, жду через полчаса по адресу…

— Мужик, буду через пять минут!

— Галина Семеновна, к нам сейчас придет покупатель жемчуга, за него он отдает дачу.

— Яшка, а это не опасно?!

— Все может быть, но если бояться покупателей, то черный жемчуг не продать, а ты его продать хотела!

Через пять минут раздался звонок в дверь. Крупный мужчина с очень короткой стрижкой стоял один у дверей, так было видно в глазок. Яшка открыл дверь. В квартиру вошел еще один мужчина в маске.

— Мужик, давай свой черный жемчуг!!!

— Но вы меня обманули, уважаемый!

— Смешной мужик — мы не шутим!

И двое мужчин ощетинились стволами пистолетов. Один рванул легкую рубашку с Яшки, спина оголилась, и нападающие увидели тридцать углублений на его спине.

— Мужик, это кто тебя так украсил?

— Жарили меня на костре за этот жемчуг, а вы еще, и убивать меня за него пришли!

— Нет, мужик, расскажи нам свою историю, уж очень круто тебя пытали.

— Мою историю пора в книге напечатать, — и Яшка рассказал историю, которая произошла с ним на Нетронутом острове.

— Мужик, нам черный жемчуг на самом деле нужен, убивать тебя не будем, покажи жемчуг, завтра придет мадам — покажет тебе дачу. Дача нам ни к чему, а жемчуг черный — очень нам нужен.

Яшка пошел за шкатулкой с черным жемчугом, и открыл ее перед двумя вооруженными мужчинами.

— Круто, мне нравится, — сказал мужчина, по кличке — Мажор.

Второй мужчина по кличке — Тор, кивнул головой.

— Завтра отдашь нам черный жемчуг, после того, как посмотришь дачу.

Оба покупателя поклонились с почтением, и вышли смирно через дверь.

— Ой, как я испугалась! — воскликнула Галина Семеновна.

— Мне тоже было не по себе.

— Дача тебе зачем?

— Так, к слову пришлось, а то я у тебя живу, хоть дача будет общая.

— Страшно — то как! И даче не рад будешь.

— Эх, теперь эту историю надо пройти до конца! — выдохнул Яшка.

Жизнь продолжала раскручиваться. Утром следующего дня приехала молодая особа и показала дачу. До деревянного зодчества на 6 сотках ехать пришлось 30 минут на машине. Дачка была срублена из целых бревен, участок — трава да лебеда, то есть дом был построен и больше ничего не было.

Шестым чувством Яшка понял, что лучше им согласиться и сменять черный жемчуг на деревянную дачу. Яшка кивнул Галине Семеновне, что он соглашается, и она — согласилась.

Приехавшая женщина в дачном правлении официально зафиксировала, что дача теперь принадлежит Яшке.

На ручке двери домика весела черная нитка, и Яшке показалось, что у нее такая же длина, какая была на острове! А женщина отдаленно напоминала — Эллу!! Яшка тряхнул головой, как будто хотел стряхнуть галлюцинации.

Галина Семеновна вздохнула и сказала:

— Все, теперь у меня нет жемчуга! Может, счастье мне, наконец, улыбнется?

— Так оно и улыбнулась. Посмотри — какой дом нам достался!

— Согласна. Но, сколько в дачу еще надо вложить сил и денег!

В это время к участку подъехали две машины с черноземом.

— Эй, хозяева — принимайте черную землю!

— У нас и лопат еще нет, — пролепетала Галина Семеновна.

— Пустяки! Лопаты лежат в кладовке! Вон в нее дверь! Вы еще и дом плохо знаете.

Только разгрузили две машины с землей, как подъехала машина с саженцами, из нее крикнули:

— Хозяева, забирайте свои саженцы.

— Но мы еще ничего не заказывали, — ответила бледная женщина.

— Все оплачено, забирайте!

И вновь все дружно сняли саженцы с машины. Галина Семеновна без сил опустилась на крыльцо.

В это время подъехала еще одна машина, и из нее послышался тот же крик:

— Хозяева, забирайте надворные постройки!

Им привезли скамейки и столик для улиц, и еще небольшую беседку.

Галина Семеновна от удивления не могла опомниться, как подъехала пятая машина, в ней была мебель для домика.

Из кабины последней машины вышел мужчина с короткой стрижкой, Мажор.

— Все, мы в расчете!

— В полном расчете, — откликнулся Яшка.

Галина Семеновна только качала головой. Все машины уехали. Яшка и Галина Семеновна смотрели на все привезенное добро, и не знали с чего начать. Но счастье не было бы полным без рабочих рук, и появилась машина с людьми. Приехавшие люди мебель поставили в домике, а для туалета выкопали яму. Установили беседку, столик, скамейки установили. Землю разбросали. Саженцы посадили и полили, оказалось, что на участок была уже проведена вода.

Галину Семеновну очень заинтересовали два мужчины, которых все называли: Мажор и Тор. И она вновь обратилась к Тору. Илья узнал, для чего Мажор хотел так сильно приобрести черный жемчуг. В городе был создан клуб, куда без черного жемчуга не пускали. Вот он и мечтал приобрести этот крупный черный жемчуг, цены на него приличные, а дача, что дача для него?

Они же главные в таинственной финансовой структуре! А если посмотреть цены на черный жемчуг, то под видом черного жемчуга можно найти все, кроме натурального черного жемчуга.

Как использовать полученные данные Галина Семеновна еще не знала, но с Тором — рассчиталась, а потом все рассказала Яшке. Тот просто промолчал на эту тему. А она продолжала ему говорить, что этот Мажор, через месяц летает на море, вообще жизнь его хорошо обеспечена, даже им перепала дача, в которой даже свет проведен.

— Галина Семеновна, все это интересно, но бороться с этим невозможно.

— Понятно, это новая золотая элита общества, и она нам не по зубам, но дачей мы все, же будем пользоваться.

— Дачей мы займемся. Лето — пора дачная, а на работу я пойду — осенью. Мне предлагают быть охранником, я какой — ни какой, а морской офицер в отставке, могу еще быть полезным обществу, да и деньги нам не повредят, а еще у меня есть мечта попасть на Нетронутый остров, где я жемчуг черный поднимал со дна океана.

— Яшка, а я не против того, чтобы мы с тобой посетили этот Нетронутый остров.

— А где взять деньги на поездку?

— Деньги можно заработать, но массаж мне придется делать частным образом, но частная клиентура не всегда идет сама в руки, а давать объявление в газете я больше не хочу.

— Нет, это не те деньги. Деньги для поездки должны быть дурные, а не трудовые копейки.

— Яшка, у тебя не затерялись еще драгоценности?

— Затерялись, у нас с тобой есть дача, можно ее продать.

— А этого хватит?

— Думаю да, а от дачи лучше избавиться.

— Я согласна.

Продали Яшка и Галина Семеновна новенькую дачу, которую получили практически даром, купили билеты на самолет туда и обратно. От последнего аэропорта до Нетронутого острова можно было доплыть на корабле.

И поехали они за черным жемчугом. На самолете благополучно долетели до небольшого города. Попутный корабль в порту пришлось подождать, и им предложили доплыть до берега от корабля на шлюпке, с условием, что на обратной дороге их заберут. Они согласилась.

Галина Семеновна и Яшка с рюкзаками подплыли к берегу на шлюпке, выданной им на корабле. Шлюпку они вытянули на берег и спрятали в кустах, хорошо ее замаскировав. Потом они пошли вглубь острова.

Яшка осторожно шел впереди, и смотрел, нет ли черных ниток и капканов. Белла шла сзади и старалась от него не отставать. Без остановок дошли они до бывшей стоянки племени. От стойбища осталось только место для костра.

Здесь они сделали привал. Сидел Яшка, и все вокруг себя внимательно осматривал, потом высоко на пальме с бананами заметил черные нитки, которые колыхались в воздухе. Было ощущение, что кто-то размотал катушку черных ниток и намотал на пальму, а пальма выросла, и нитки, как флаг струились в воздухе.

— Белла, если ты отдохнула, то идем к тому месту, где я ловил черный жемчуг.

— Это очень далеко?

— Дойдем сегодня, там и остановимся на ночь.


Глава 12

На берегу царила полное забвение, следы людей давно смыл океан. Яшка походил по берегу, пока Белла готовила ужин из привезенных запасов, и нашел камень, с которым нырял за жемчугом.

— Белла посмотри, вот камень, с которым я нырял, но до места, с которого я нырял в воду надо плыть на шлюпке, а она на той стороне Нетронутого острова осталась. Надо идти за лодкой, потом плыть на ней вдоль острова.

— Яшка, а это не опасно? Ты теперь другой человек.

— Тебе нужны деньги? Значит, считай этот Нетронутый остров своей новой дачей, и давай на ней работать.

— Хорошо, но за лодкой пойдем утром.

— Я согласен.

Как только рассвело, они встали, подкрепились и пошли обратной дорогой к лодке. На бывшей стоянке Яшка еще раз посмотрел на черные нитки, свисающие с пальмы, и остановился.

— Белла, надо бы залезть на эту пальму!

— Это невозможно! Смотри, ствол прямой и ровный, это ведь не дуб, а пальма!

— Я, что не моряк?

Яшка переоделся, и полез на пальму, как заправский моряк по мачте. На первой ветке он передохнул, взял в руки нитки и обомлел: на стволе пальмы были застегнуты бусы из белого жемчуга, которые сняли с невесты из «жемчужной пары», и этот же жемчуг был в свое время на шее белокурого вождя племени!

— Белла, я тут белый банан нашел, — он слез вниз, — смотри — белый жемчуг.

— Этого нам только не хватало!

И оба продолжили путь.

На берегу два туземца пытались из кустов вытянуть их лодку.

— Эй, это наша лодка! — закричал Яшка на двух известных ему языках.

Туземцы тянули свою добычу. Яшка показал им белый жемчуг, мол, меняет его на лодку. Туземцы дружно закивали головами и бросили возиться с лодкой. Потом с дикими воплями полетели вглубь Нетронутого острова, но не в ту сторону, где они только, что были.

— Белла, жемчуг уже убежал, но нам вернули нашу лодку. Плывем, пока погода хорошая и туземцы не вернулись.

Оба подтянули лодку из кустов и вытащили, потом потащили ее по песку к океану. Весла оказались на месте, и они поплыли туда, где раньше лежали на дне океана ракушки с черной перламутровой начинкой. На берегу без них еще никто не побывал.

Галина Семеновна из лодки отказалась выходить, сказала, что будет сидеть в лодке, пока Яшка будет нырять. Он надел на себя камень и нырнул. На дне лежали раковины, но их было значительно меньше, чем раньше. Первый раз до дна он не достал, не достал он дно и второй раз. Зацепился за борт шлюпки руками и стал отдыхать.

— Яшка, может не стоит нырять, не те уж у тебя годы.

— Белла, у нас с тобой есть две недели жизни на Нетронутом острове! От лени, что ли умирать? Нет, надо тренироваться, — и он нырнул в третий раз, но опять без результата.

Они поняли, что цель очень трудная — добыть новый черный жемчуг. Вероятно, племя покинуло это место потому, что оно им больше не помогало выживать.

— Дно, наверное, стало глубже? — спросил Яшка, ни к кому не обращаясь.

— Это ты стал старше, — ответила Галина Семеновна.

Они подплыли к берегу, после неудачного ныряния Яшки в прибрежные глубины океана. Когда они вышли на берег, то от удивления их глаза округлились: из зарослей на поляну вышли три человека, впереди шел светлоголовый мальчик, с двух сторон от него шли туземцы.


На шее мальчика весили бусы из белого жемчуга, который только сегодня Яшка снял с пальмы.

— Яшка, как мальчик на тебя похож! — выдохнула Белла.

— Сам удивляюсь, — отозвался Яшка.

— Та — та, та — та, — сказал парнишка и показал рукой на Яшку.

Туземцы подошли к приезжим с двух сторон и показали жестом, чтобы они следовали за ними.

— Подождите, шлюпку привяжу к дереву, — сказал Яшка и показал руками то, что он собирается делать.

Туземцы подождали, пока Яшка закрепил за пальму лодку, и все пошли по еле заметной тропе в ту сторону, откуда туземцы пришли. На небольшой поляне стояли шалаши, но более цивилизованные, чем раньше.

В центре поляны горел костер, и стояло кресло под навесом. В кресле сидела женщина вне возраста, мальчик подошел к ней и показал на Яшку.

— Он твой отец, — сказала вождь туземцев, Элла.

Яшка ее переспросил, и вождь подтвердила, что мальчик его сын, не зря его бывший вождь на костре пытал, было за что.

Галина Семеновна поняла одно, что с этой полудикой светловолосой женщиной, сидящей в кресле, у Яшки есть сын, но ничего кроме удивления и любопытства не испытала.

Элла попросила Яшку научить сына нырять и плавать, туземцы этому не могли научиться, а его сын должен уметь нырять. Яшка приступил к занятиям с сыном.

Через десять дней постоянных занятий мальчик неплохо плавал и нырял, туземцы стояли на берегу и сопровождали его успехи дикими возгласами.

Белла без всякой ревности нашла общий язык с белокурой женщиной — вождем и отдала ей всю косметику и шампуни, те, что у нее были с собой, решив, что у нее все это еще будет.

Экзаменом для обучения плаванию было ныряние за раковинами с жемчугом.

Парнишка нырял рядом с отцом для подстраховки, и удача ему улыбнулась, он достал до дна и поднял раковину. Весь берег был покрыт дикарями, все дружно приветствовали нового вождя. С этого дня мальчик становился вождем племени. А его отец Яшка получал свободу и мог уплыть на корабле. До прихода корабля оставался один день.

— Жалко парня оставлять на острове, — сказала печально Белла, все же он твой сын.

— Он вождь туземцев, и не в моей он власти, — грустно ответил Яшка.

Мальчик привязался к отцу и не хотел его отпускать. Яшка назвал сына — Гарик. Женщина вождь Элла уступила свое кресло Гарику. Племя пыталось выговорить новое имя вождя.

Галина Семеновна и Яшка все дни в перерывах между плаваньем учили его русскому языку, но двенадцать дней было безумно мало, и все, же мальчик делал большие успехи в изучении языка своего отца. Мать мало с сыном общалась на родном языке.

Корабль приплыл вовремя.

Племя спряталось в кустах и незримо провожало их на корабль. Гарик из кустов не выходил в целях безопасности. Еще пара дней и путешественники были дома.

К путешественникам в дом пришли Мажор и Тор.

— Так, господа жемчужные, почему продали дачу? Я вас об этом просил? Хоть бы меня предупредили! — закричал с порога Мажор.

— Мажор, нам надо было слетать на Нетронутый остров, денег взять было неоткуда, — ответил Яшка.

— Понятно, летали на Нетронутый остров для добычи черного жемчуга! И ныряли просто так, а про баллоны с кислородом забыли, нельзя было взять акваланги?

— На Нетронутом острове не ведется промышленная добыча черного жемчуга, и раковин на дне почти не осталось.

— Мне не могли сказать! Я бы и сам не прочь посмотреть на бесценный Нетронутый остров!

— Нетронутый остров не для туристов. Его нет на туристических картах, я просто там был случайно, потому и знаю об этом острове, — ответил тихо Яшка.

— Тем более, Нетронутый остров мне интересен, если надумаете туда лететь, меня предупредите! Дачку зря продали, хоть отнимай ее у новых владельцев! — воскликнул Тор и покинул квартиру.

— Правильно, что продали дачу, а то бы они от нас никогда не отстали, — прошептала изумленная Галина Семеновна. — Яшка, как жить теперь будем?

— Так как и жили, твой отпуск кончился, пора идти тебе на работу, да и я ждать осени не буду и пойду работать. Жаль парня, живет без цивилизации, это я уже о Гарике говорю.

— Понятно, конечно жаль.

Белла пришла на массаж. Во время массажа в кабинете массажистки начинается исповедь клиентов, редко кто молчит из пациентов, все пытаются высказаться. Язык до чего хочешь, доведет. Так через женский треп выходят на таких людей, которых найти трудно, а потом люди неожиданно оказываются в ловушке бандитской структуры.

Яшка, вздохнул и сказал Белле, когда она вернулась домой:

— Каждому свои проблемы в жизни даны, а мне теперь сын покою не дает. Посмотрел я на Гарика, и душа моя вся перевернулась, хоть вновь на остров езжай.

— Яшка, очнись!

— Да, но я и не знал, что у меня могут быть дети, я не был на тебе женат, и детей у нас с тобой не было! Ты говорила, что я виноват в этом. А тут сын на острове — вождь туземцев!

— Значит это счастье для тебя, сколько лет прожил, а детей не было! Теперь их у тебя двое будут!

— Белла, ты не шутишь? Так я на Нетронутом острове здоров! Я там становлюсь полноценным мужчиной! Здорово! Завтра выхожу на работу, я счастлив!

В доме затихло, до утра.

Сквозь прошлогоднюю траву пробирались зеленые травинки, солнце приветливо встречало зеленую травку. Вербы и осины распускали пушистые первые цветы весны. Ветви кустарников радовали почками, природа медленно подходила к весне. Еще чуть-чуть, и все деревья выбросят в пространство свои молодые, клейкие листочки. Солнце впервые за полгода не только светило, но и грело. Мучительно в такой момент видеть последние снежинки, все существо восстает против снега, а он летает, и не радует.

Белле хотелось тепла, солнца, а не дождя со снегом, а если пойдет дождь, то пусть он идет без снега, хотя бы ближайшие полгода. Трава, трава, всходила целыми полянами, там, где убрали старую траву, на солнце появляется первая зелень — праздник для души и глаз.

Дороги стали сухие и чистые, без элементарной борьбы дворников со снегом. Просто дороги, иди и все. Весенний этап борьбы с большим зимним мусором позади, уже чисто. Весна может спокойно входить в город. Ее ждут. А в лесу еще сыро, среди деревьев большие лужи, это все, что осталось от зимы и снега. В лесу прохладней, весна идет медленней, чем на открытых полянах и городских газонах.

На ухоженных газонах, вблизи больших домов активно всходят прошлогодние цветы, видно все, что ранее посадили люди, под землей остались одни пионы. Появились обтянутые части тел, курточки заканчиваются на поясе, а то, что ниже пояса выставлено на всеобщее обозрение, как первые всходы весны, позже появятся голые ноги. А сейчас, вынырнули из-под шапок всевозможные волосы, для обозрения и взаимного сравнения. На улицы городов вышли женские туфли, именно женские, а не носки сапог среднего рода. Первые солнцезащитные очки стоят среди толпы людей без очков, но скоро они станут более частым явлением. Весна идет.

Белла наблюдала за тем, что происходило вокруг детской площадки.

На детской площадке играли малыши песочного возраста. Мамы детей стояли вокруг песочницы многоугольной формы. Сюда со всех окрестных домов сходились маленькие дети в сопровождении взрослых.

Один малыш пришел в сопровождении странного ребенка, ростом не более одного метра. Этот ребенок казался выше и полнее других детей. Между ними можно было уловить некую связь.

Остальные дети пытались потрогать большого ребенка или насыпать на него песок. От песка на ногах большого ребенка загорелись лампочки. Дети от такого чуда отходили в сторону. Они смотрели издали, как на ногах большого ребенка мигают лампочки. Потом они брали свои машинки и ведра, и сыпали совочками песок на лампочки.

Малыш называл большого ребенка «Гага», видимо больших слов он еще не говорил. Похоже, что большой ребенок с лампочками на ногах, был роботом. Робот называл малыша «Илюша».

Илюше надоело пересыпать песок. Он вышел из песочницы. Вслед за ним вышел робот. Малыш подошел к трехколесному велосипеду и попытался на него сесть. Робот помог сесть Илюше на велосипед, он взялся за ручку и повез катать малыша. Движения робота были немного угловатыми, но точными.

Пешеходные дорожки в чудесном детском уголке отличались прямолинейностью и хорошим покрытием. Машины ездили в стороне от детской площадки. Робот прокатил Илюшу два круга вокруг детской площадки, и привез к песочнице.

Илюша сидел на велосипеде, жал ручками на резиновую игрушку на руле, и не хотел вставать с велосипеда. Робот внимательно наблюдал за действиями малыша. В отличие от взрослых людей, которые разговаривали между собой, когда следили за своими детьми и крутили головами, робот смотрел только на Илюшу.

Илюше надоело извлекать звуки из игрушки, он закрутил головой. Робот немедленно помог ему сойти с велосипеда. Мальчик взял робота за руку и повел гулять. Робот важно шагал рядом с Илюшей. Мальчик остановился у качелей. Робот покачал головой, и посадил малыша на качели. Илюша держался за деревянные поручни, и качался на качелях. Рядом с качелями преданно стоял робот.

К роботу подошла маленькая девочка, и стала бить по нему рукой, чтобы он обратил на нее внимание и посадил вместо Илюши на качели. Робот и лампочкой не повел в сторону девочки. Девочка заплакала. Мать стала ее успокаивать. Робот не реагировал на ее звуки, но стоило малышу сказать «Гага», как робот тут, же остановил качели и снял с них малыша.

Илюша побежал к пробегавшей недалеко от площадки таксе. Робот, ускоряя шаг, пошел за мальчиком, и встал рядом с ним. Такса остановилась, посмотрела на робота, и побежала к своему хозяину.

Малыш пошел в сторону детского игрового комплекса. Он быстро стал забираться по лестнице, ведущей на площадку, с которой можно было скатиться с горки. Робот заметался у лестницы. Малыш уже был на верху, а в роботе, словно кто программу переключил, в мгновение ока он оказался рядом с мальчиком. На голове робота замигала новая лампочка.

В окне соседнего дома мелькнул свет. Было очевидно, что за роботом и малышом следили из окна, и помогали роботу решать сложные для него задачи.

На следующий день робот и Илюша вышли гулять с новой игрушкой, пластмассовым мотоциклом. Преодолевать бордюры им было нелегко, но когда они вышли на детскую площадку, у них все отлично получилось.

Мотоцикл двигался с помощью кнопок: одной на педали ребенка и другой перед ним. Поворот малыш делал с мощью поворота ручек на мотоцикле.

Дети на площадке от такой игрушки потеряли покой. Всем детям надо было проехать на новеньком мотоцикле. Всем хотелось посмотреть, что и как на мотоцикле открывается, как извлечь музыку из кнопок, расположенных на панели управления. Детвора очень благодарна новым игрушкам, но любые игрушки очень быстро надоедают.

Робот ходил за Илюшей, который сидел на мотоцикле. Рядом бежал кто-нибудь из любопытных детей. Только робот мог не дать игрушку другим детям. Илюша слез с мотоцикла и тут же на него забрался другой ребенок, и поехал в сопровождении своей мамы.

Илюша увидел, что рядом с детской площадкой идут женщина с дочкой, которая несет новый набор игрушек для песочницы, и они намеренно проходят мимо него. Малыш показал рукой, чтобы девочка свернули в песочницу. Девочка отдала мальчику новый набор игрушек. Илюша вновь находился в центре детских игр. Робот стоял в стороне и смотрел за его действиями.

На детскую площадку пришли еще четыре человека: две мамы и двое детей. Маленький мальчик сам сидел в прогулочной коляске, а девочка везла куклу в прогулочной коляске.

Илюша перестал играть в песочнице и помчался к девочке с маленькой коляской. За ним шел неотступно робот. Малыша заинтересовала кукла в коляске. Девочка побежала к мотоциклу, а Илюша взял в руки куклу.

Кукла с волосами из пряжи в блестящих сапогах была необыкновенно забавна, но робот заставил положить куклу на место. Тогда Илюша заметил гуся на палке, закричал «гага» и пошел катать гуся по площадке. Робот присоединился к этой игре. Гуся «гагу» вернули на место.

Малыш побежал к качелям, робот стал его качать. Илюша перестал держаться за поручни одной рукой и чуть не упал. Робот тут же подхватил ребенка, и заставил его держать поручни. Через минуту мальчик опять был в песочнице. Круговорот игр во время прогулок, зависел от приходящих и уходящих детей и их родителей. Все дети знали Илюшу и робота, и при необходимости им помогали.

Дед Илюши, Роман Романович, создавал роботов для ухода за малышами. С детскими прогулками не все всегда бывает хорошо, то родители не могут гулять с ребенком, то няни не удовлетворяют родителей. Создатель роботов исходил из того, что робот должен обслуживать одного человека, реагировать на его поведение, и не обращать внимания, на посторонние команды.

Внешне робот напоминал человека. Руки и ноги робота были разработаны в соавторстве с протезистами и добавлены механизмы, управляемые электроникой. Голова была наполнена элементами слежения, механической частью, а внешне все было прикрыто хорошей маской и париком. Тело содержало платы питания, аккумуляторы, механические элементы движения робота.

Мама Илюши была против няни — робота, но с дедом Илюши спорить было весьма сложно, и ей лишь иногда приходилось гулять с ребенком, и заниматься с ним дома. Часто с Илюшей играл робот.

В доме был постоянный порядок, так как робот убирал на место все, что Илюша разбрасывал во время игр. Кормила сына мать, это входило в ее обязанности. На горшок усаживали мальчика по очереди, в зависимости от ситуации. Наблюдал за мальчиком робот, за роботом следил его папа, и при необходимости перепрограммировал микросхемы.

Аккумуляторы роботу заряжали ночью, когда мальчик спал. Стоимость роботов, как и все на свете зависит от серии. Купить робота можно? Осторожно. Первые образцы всегда очень дорогие, в них вложен огромный труд создателей, и только одержимые могут с этим справиться.

На следующий день Илюша вышел на прогулку в сопровождении робота и папы. Ветер дул сильный. Малыш бегал, останавливался, просил мел, рисовал полоски на асфальте, отдавал мел. Он брал машинку и вез ее. Робот и папа следовали за ним. Малыш бегал пока не устал, то и дело он пытался сесть на землю.

Дед подхватывал его на руки, и запоминал свои движения. Робот шел рядом и на усталость малыша не реагировал. Именно это и хотел ввести в программу роботу папа Илюши. Мама Илюши готовила обед и иногда выглядывала в окно, она всегда волновалась за сына.

Разговорились женщины, их волновал робот Гага. Историю о Гаге они знали, теперь они думали, как из этих знаний для себя извлечь пользу, так как бывший штурман предложил сделать робота для погружения на дно океана за жемчугом, видимо он хотел освободить своего сына Гарика от должности — вождя туземцев.

Белла сказала, что в доме робот Гага необходим, держать домработницу круглосуточно, — это, значит, ухудшать свои жилищные условия, а держать в доме робота, совсем другое дело. Она добавила, что лучше создать робота для ныряния за жемчугом, есть много подводных средств погружения, в которые может поместиться человек, есть скафандры, в которых может погружаться человек на заданную глубину, а нужен робот, чтобы погружался в воду и доставлял раковины с жемчугом своему хозяину. Тогда у хозяина не будет ни каких нервных затрат и ответственности за ныряльщиков за жемчугом.

Сказано — сделано. Белла решила заняться организацией создания роботов, но ей нужно было определить все функции, для чего он нужен. Хотя основная причина очень простая — вернуть Гарика отцу. Как ни странно, но им легче думалось о роботе — ловце за жемчугом. К ним присоединился конструктор Роман Романович, он частенько бывал у дочери Беллы.


Роман Романович оказался довольно мудрым человеком. Он сказал, что робот должен быть герметичным, нержавеющим, с моторчиком. Дома конструктор задумался всерьез над проблемой создания робота. Он думал, что если жемчуг выращен искусственно, то его как опустили в море — океан, так и доставят на поверхность. А как быть с жемчугом абсолютно натуральным, который сам по себе получился на дне океана? Как роботу отличить камень от раковины?

Если раковина излучает, хоть что-нибудь, тогда робот сможет уловить излучение раковины с жемчугом. Надо исходить из того, что раковина с жемчугом существо живое. Теперь жизнь чувствовалась во всем, что в ней происходило. Лаборантка готовилась к приему раковин с жемчугом, для начала купили десять искусственно выращенных в океане раковин с жемчугом. Спектральный анализ дал картину раковины с жемчугом и картину раковины без жемчуга.

Биологическое поле у раковины с жемчугом резко отличалось от биологического поля раковины без жемчуга, из этого следовало, что жемчуг существо живое, это подтверждало и изменение внешности жемчуга от условий его использования. Жемчуг любит окружать шею женщины и не любит лежать в шкатулке, он портится от неупотребления. Если пройти по музеям и посмотреть на жемчуг, возраст, которого несколько столетий, видно, что он на платьях цариц маленький, желтенький, как прокуренные зубы курильщиков. «Получается, что жемчуг плохо изучен, а если из него сделать вытяжку, может и молодость продлить можно…» — свернула Белла на любимую дорожку мыслей.

Роман Романович был главным создателем робота «Гага», а теперь и Белла вместе с ним приступила к созданию робота с именем «Жемчуг». Поддержку они нашли у создателя жемчужных плантаций — Тора.

Совсем новым направлением в этой работе было создание датчиков по определению биологического поля раковин с жемчугом и без них. Данные для этой работы предоставила Белла, поскольку она поддерживала связь с биологами.

Разработкой датчиков занялись те, кому это и положено по роду деятельности. Роман Романович стал главным конструктором по созданию робота Жемчуг. Робот был создан, необходимо было провести испытание в океане. Плантации, на которых выращивали жемчуг в раковинах, были переполнены биологическими полями, здесь нельзя было применить созданную конструкцию робота, но после некоторой доработки, и создания штыря чувствительности на конечностях робота Жемчуг, его применение на плантации могло быть реальным.

Экспедиция на Нетронутый остров намечалась маленькая, в ней участвовали: Яшка, Белла и Роман Романович. Тор ехать отказался, он просто оплатил эту экспедицию. Белла с маленьким Илюшей пришла провожать отца, и она впервые заметила, взгляды Беллы и Яшки, что-то неуловимо знакомое промелькнуло в их глазах и исчезло, но в душе осталась небольшая и непонятая тревога.

Дорога на Нетронутый остров была известна Яшке, он очень хотел посмотреть на своего сына Гарика, а черный жемчуг его уже не волновал. Экспедиция проделала путь на самолете, на корабле, который останавливается в четверти мили от Нетронутого острова. На шлюпке доплыли до Нетронутого острова. Яшка этот путь уже проходил, но чего он никак не мог предположить, так это то, где находится племя туземцев во главе с его сыном.

Беллу отговаривали от экспедиции, но она спортивная женщина и решила ехать, и на замену не соглашалась, хотя на самом деле ей очень нравился Яшка. Три человека сели в шлюпку и поплыли к берегу острова. Что делать со шлюпкой на берегу? Решили оставить одного человека охранять вещи, шлюпку, робота «Жемчуга», а два человека пошли вглубь острова искать следы племени, все-таки они хозяева острова и без них нехорошо приступать к испытаниям, могут и навредить, если не предупредить.

Племени не было ни на первом месте, ни на втором, где последний раз их видел Яшка, он уже стал волноваться, да заметил черные нитки на пальме. На острове он не был три года, сердце щемило от неизвестности.

На пальму полез Яшка, как самый молодой из мужчин, на одной черной нитке была всего одна черная жемчужина. Взяли черную жемчужину на черной нитке и вернулись к шлюпке. Яшка сказал, раз из племени никто не появился, значит, они поплывут к тому месту, где он поднимал раковины с черным жемчугом.

Шлюпка с пассажирами и гребцами из их же числа подплыла к лагуне, где некогда был черный жемчуг. Робота Жемчуга над этим местом включили, и он стал подавать сигналы о наличии раковин с жемчугом.

На счастье экспедиции Яшка умел хорошо нырять. В шлюпку сели: Яшка, Роман Романович и робот Жемчуг. Яшка сидел за веслами. Первым нырнул Роман Романович и быстро вынырнул, чтобы взять дополнительный груз. Нырнул он еще один раз и увидел дно. На дне он обнаружил всего одну раковину, но поднимать ее не стал. На берегу решили, что единственную раковину поднимет робот Жемчуг.

Опустили робота на дно, рядом с ним нырнул с подводной кинокамерой и с аквалангами Роман Романович. Робот достаточно быстро обнаружил раковину с жемчугом, при попытке ее поднять со дна у него ничего не получилось, робот тянул — раковина не поднималась.

Робота подняли в шлюпку. На дно с аквалангами опустился Яшка, но при попытке поднять или оторвать раковину от дна и у него ничего не получилось, этим и объяснялось письмо племени, что есть одна раковина с жемчугом. Яшка вспомнил, что черный жемчуг помогал выживать племени его сына.

— Что делать? — этот вопрос все задавали, но ответа не было. Ситуация более чем неординарная для экспедиции.

Неожиданно для всех Белла сказала:

— Надо взять очень острый нож и попытаться под раковиной подрезать почву дна.

Совет более чем разумный. Нырнул с аквалангами Яшка, подрезал землю и достал… целую вязанку раковин с жемчугом.

— О — о — о!!! — послышалось из-за кустов и на берег вышли мужчины туземцы во главе с белокурым юношей.

Робот при виде раковин с жемчугами стал сигналить из всех сил. Люди из экспедиции тоже закричали. И вдруг все смолкло. Шлюпка с Яшкой и жемчугом подошла к берегу. Он над головой держал связку раковин, связанных черной ниткой. Белла тут же стала считать число раковин в связке.

Яшку сын Гарик волновал больше, чем связка раковин. Парень вырос, возмужал и все без него.

Гарик подошел к Яшке, похлопал отца по плечу, сказал:

— Зачем взял жемчуг?

— А, что нельзя?

— Жемчуг — наш.

— Возьми, если он ваш.

Гарик подошел к роботу:

— Это кто?

— Робот, — ответила Белла.

— Ты кто? — спросил он меня, — Ты его мама? — уточнил Гарик.

— Тогда Роман Романович — папа, — пошутила единственная среди мужчин женщина.

— Я буду папа, — сказал Гарик, — а ты будешь мама, — продолжил он свою речь.

— Чушь, мальчик, ты сильно молод, — возразила Белла.

— Внимание всем, знакомьтесь — это мой сын Гарик, — вставил фразу Яшка.

— Мы это сразу поняли, — заговорил Роман Романович, — а с роботом еще придется поработать, плохо, что он не смог достать раковины со дна.

— Они были спрятаны на дне и камнями прикрыты, а одну было видно, — сказал Яшка.

— Гарик, а у вас еще есть раковины с жемчугом у берегов острова? — слегка наивно спросила Белла.

Гарик понял, что обращаются к нему, но фраза была достаточно длинная, и он из нее не все понял, поэтому повернул лицо к отцу за дополнительным объяснением.

Яшка упростил фразу:

— Жемчуг есть в океане?

— Есть, — кратко ответил Гарик.

— Гарик, вот это — робот, он может доставать жемчуг со дна океана.

— Отец, робот — вождь?

— Нет, он машина.

— Машина?

— Робот не человек.

— Робот — идол?

— Гарик, подойди к роботу, его зовут Жемчуг.


Глава 13

Гарик и туземцы подошли к роботу, осмотрели его со всех сторон, потрогали руками.

— Женщина, — обратился Гарик к Белле, — я тебе покажу жемчуг.

— Гарик, спасибо, — запела Белла.

— Гарик, женщину зовут Белла, — сказал Яшка.

— Белла — моя, жемчуг — робота, — сказал четко Гарик.

Все мужчины повернули головы к Белле, они в ней женщину не видели, они знали, что она дама вне возраста, но ее ответ всех волновал.

— Гарик будет мужчина Беллы? — спросила она в тон ему.

— Гарик — Белла — вместе, — уточнил молодой человек.

— Согласна, — с тихим вздохом сказала Белла, как будто себя приносила в жертву.

Яшка схватил голову руками и застонал:

— Гарик, поедем со мной, у нас есть девушки, мы тебя поженим, у тебя будут дети.

— Гарик не поедет с тобой, отец! Гарик будет здесь с Беллой, — ответил Гарик и продолжил: — Белла, идем смотреть жемчуг, — и нырнул в заросли.

Яшка удивился, как много слов запомнил Гарик из прошлых занятий, парень-то умный от природы, и последовал за сыном вглубь острова. За ними пошли туземцы. Остальные не сдвинулись с места.

Яшка и Роман Романович сидели рядом с роботом и обсуждали свои проблемы. Белла и Гарик, сопровождаемые туземцами, прошли минут двадцать и оказались у теплой лагуны. Место было очаровательное.

Гарик показал на лагуну:

— Там — жемчуг!

— Где жемчуг? — вылез из-за кустов Роман Романович.

— Мой жемчуг! — воскликнул Гарик, словно хотел уберечь его от Романа Романовича, к которому у него сразу возникло чувство неприязни.

Яшка пожалел, что не взял с собой акваланги.

Гарик сказал:

— Глубоко здесь, нырять трудно, воздуха мало.

Лагерь туземцев находился недалеко от лагуны, скрытой от посторонних взглядов с моря грядой скал.

Гарик сказал туземцам:

— Пора идти в лагерь, — а отцу добавил: к лагуне на шлюпке можно проплыть, огибая берег, пока погода тихая.

Лагерь разбили недалеко от лагеря туземцев. Договорились о не нападении друг на друга. Беллу Гарик увел к себе в хижину, достаточно большую и больше похожую на дом из жердей, чем на шалаш, которые строили раньше.

Племя проводило ее странными звуками до хижины вождя.

Внутри хижины на полу лежала циновка, сплетенная из плоских листьев. Гарик предложил Белле фрукты и печеную рыбу. Белла принесла с собой печенье в герметичной упаковке, которое очень понравилось Гарику, и он отпустил ее в лагерь.

Утром все собрались на берегу. Туземцы, мужчины и женщины стояли полукругом. Яшка надел легкий костюм аквалангиста, нырять ему предстояло вместе с роботом. Робота подготовили для погружения за жемчугом. Глубина, на которой раковины лежали цепочками, соединенные черной ниткой, была достаточно приличной. Робот Жемчуг и Яшка вместе подняли одну связку раковин на поверхность. Зрители громко приветствовали победителей.

Возникал один вопрос: кто выращивал здесь жемчуг? Члены экспедиции никак не могли поверить, что это дело рук вездесущего Тора. Гарика же волновал костюм аквалангиста, ему он очень понравился, а на робота он смотрел скептически. Добыча черного жемчуга налаживалась.

Белла успокоилась, поскольку Гарик перестал к ней приставать. Потом она задумалась, и на мгновение в глазах промелькнул Яшка, со своим желанием любви, но об этом людям не расскажешь. Она поняла, что в лагуне океана на приличной глубине, аборигены выращивали черный жемчуг.

Как удалось выяснить, в этом им помогали белые люди, старшего из них звали Тор, у него был свой бизнес по выращиванию черного жемчуга. Аборигены в основном оберегали плантации, так как их никто не мог заподозрить в таком деле, как выращивание черного жемчуга, и об этом действительно мало кто знал.

На Нетронутом острове хозяева плантации акваланги не оставляли, они знали, что аборигены не умеют нырять от природы и не боялись за свои морские сокровища. Все спутала блондинка вождь Элла.

Девушка Элла на острове осталась из-за собственной вредности. Ее искали, но не нашли. Вождю племени аборигенов она так понравилась, что он ее сделал вождем племени. Вскоре на острове появился Яшка, и от него она родила сына Гарика. Вождь, увидев белого ребенка, сильно рассердился…


В чем прелесть поездки в поезде? В меланхоличности личности, в монотонности движения. За окном чаще всего видно небо и кусты — деревья. Дома похожи и различны по всем статьям. Перед отъездом Белла смотрела передачу о первой манекенщице, чья жизнь состояла из фейерверков показов моделей одежды и интересной личной жизни в среде высокопоставленных особ разных стран.

Конец ее жизни был плачевен, она много знала, нервы ее не выдерживали государственной ответственности, да еще кто-то из зарубежных писателей вставил ее имя в свою любви обильную книгу и получил один из первых бестселлеров. Манекенщицу обвинили в том, чего не было — в связи с иностранцем.

За окном проплыли новые кварталы огромного города. Качество домов за последние годы выросло, внешне новые кварталы полны положительной энергетики. Дачные поселки напоминали филиал дворцового строительства. Солнце бежало за поездом или наоборот и постоянно светило в окно, что было фантастически приятно. Кондиционер исправно выдавал свежие потоки воздуха, из-за чего приходилось теплее одеваться в купе. Комфортно и никого рядом.

Если лежать и смотреть на бегущее солнце, возникало ощущение косметического салона или утряски на вибрационном стенде. Вот почему все актеры моложе своих ровесников! Они чаще подвергаются тряске. Музыки и объявлений по радио в вагоне поезда не было, свет не регулировался. По коридору бегали дети, да и те уснули от равномерности покачивания вагона поезда.

Березки, березки, березки за окном, как солнечные лучики, объятые весной. В голове возникла стихотворная строчка без продолжения.

Пять часов поезд проехал от столицы, исчезли дачные усадьбы, появились маленькие домики на дачных сотках и дороги без асфальтного покрытия. Время 21.21, желтоватое солнце все еще бежало по горизонту. За окном мелькали довольно тонкие, но многочисленные стволы деревьев. Любой пробел между деревьями давал возможность полюбоваться просторами страны. Деревья мелькали обычные и типичные деревянные домики в два или три окна. Поля были покрыты ровными всходами. Солнце перестало ослеплять через окно.

Упивалась Белла пейзажами за окном в полном одиночестве. Шикарного мужчину к ней в купе не впустили. Его перевели в другое купе. Между деревьями появился легкий туман и исчез. Как пусты просторы, и как тесно живут в столице! Проехали небольшой город, произошла резкая смена марок автомобилей. Копейки пошли табунами. Светло. Тепло. Тихо. Невысокие дома.

Темно за окном. Пограничный контроль. Стоянка поезда одна, потом вторая и другая страна с тем же пейзажем, который постепенно изменяется. Меняют деньги. Появились поля, степи, водные глади, тополя. За окном вода и небо. Мост. Вдоль длинного берега через сто метров стоят рыбаки. По вагону торгуют красивой рыбой.

Степная дорога мимо полей привела к морю. Вечером делали шашлыки из мяса, пили красное шампанское под сводами из виноградных листьев. Если выйти за калитку, то ничто не мешало увидеть огромное небо полное звезд, расположенных несколько непривычно для глаз. В большом городе нет такого усыпанного неба звездами из-за огней, а здесь и фонарей на улице практически нет. Поэтому ночью тревожит тьма тревожных звуков неизвестно происхождения. Если прислушиваться, так и спать некогда будет.

Безбрежное море под огромным небом и полоска песка, — это основной пейзаж, который Белла видела с утра до вечера. Поздним вечером начинал работать бар, расположенный во второй половине кафе — веранды. Молодое поколение двигалось под музыку в зеркальных блестках шара, и пило коктейли почти до утра. Утром просыпались пожилые люди. Они занимались стиркой, уборкой, или купались в одиночестве в чистом и спокойном море, пока внуки и внучки спали. В солнечный день пляж заполнялся людьми, которые медленно входили в море, дарующее свою прохладу и медуз. Эти создания достигали размеров половинки арбуза со щупальцами, цвет у них или прозрачный, или голубоватый.

Песок на пляже состоял из серого, мелкого песка и многочисленных мелких ракушек. По пляжу периодически проходили продавцы креветок и пирожков. Народ на пляже говорит на двух языках, чаще встречались люди голубоглазые, с большими глазами. Волосы у них в основном светлые. На подсобных работах по реконструкции пансионата, лучшего на полуострове, работали парни из ближних поселков. Местное население ожирением не страдает.

Водные ресурсы этого небольшого края обладали целебными свойствами. Вода из скважин улучшала работу желудка, кишечника. Некоторые отдыхающие смогли камни в почках растворить и вывести. Кто-то приезжал и лечил кожу грязью.

За пару недель можно значительно улучшить внешний облик. Для этого здесь есть все: солнце и сухой климат, мелкое море с кромкой травы, содержащей йод.

В окрестностях можно найти соленые озера и грязи, от которых мелкие наросты на коже просто отваливаются, а сама кожа подтягивается. Сказка? Нет — действительность, здесь ограничено действие сотовых телефонов и сети. Сотовые телефоны зарядку держат не больше суток, они устают от поиска сети, которой здесь практически нет, или очень мало. Ближайшие к полуострову десятки километров покрыты полями и деревьями вокруг дорог, с малым количеством знаков.

С берега моря Белла собралась и ушла минут за десять, она уезжала вовсе не на машине. Забросив сумку за плечо, она оставила пансионат и пошла на остановку автобусов. Накануне она смотрела расписание, но оно не совсем отражало действительность, поэтому она, пропустив один автобус, уехала часа через два. Автобус выпуска неизвестного года, но с носиком, вез ее по степям, далеко не всегда по асфальтированной дороге. За окном струилась плоская степь, или виднелось мелкое море. Проехав несколько населенных пунктов, она оказалась в городке в 18 часов местного времени.

А это значило, что автобусы прекращали уезжать по междугородним маршрутам. Минут через пять появилось такси, и ее увезли в чудный город, с отличным вокзалом. Поезд подошел через десять минут. Боковое, нижнее место в последнем вагоне, было наградой за путешествие. Через сутки Белла была в столице. Теперь можно дать объяснение, почему у нее была сумка через плечо, а не на колесиках. Она в прошлом году с маленькой сумкой на колесиках замучилась — в метро. Ужас, поэтому если куда надо ехать и через метро, то уж лучше без колесиков, а через плечо.

Белла невольно вспомнила свою первую поездку на Черное море. Последнее время обеспеченные люди летали самолетами по одной причине: аэропорты располагались за пределами первого кольца, а железнодорожные вокзалы на нем гнездились, что не давало возможности рассчитать время прибытия к вокзалу из-за неопределенной скорости передвижения по сказочному транспортному кольцу.

Белла еще раз съездила домой и вернулась на берег моря…


Илья зашел в офис, посмотрел на Беллу и вышел. «И пусть, есть и другие люди, которые еще разговаривают со мной и смеются, как солнечные лучи. А Илья, как отработанное топливо» — подумала Белла, и положила в кружку пакетик чая. Она заварила чай крутым кипятком из чайника и уткнулась в монитор компьютера. Она работала, пока не вспомнила про чай. Вместо сладкого к чаю у нее были гранулы отрубей с клюквой, дающие чувство сытости. Запив чаем нечто, она вернулась к компьютеру, довольная собой, и в полной надежде, что аппетит перебила. Вентилятор, стоящий рядом с ней, монотонно пел свою песню.

В безбрежном, весеннем небе появился белый вертолет, он планировал за окном, рисуя в небе из клубов дыма — сердце. Было, похоже, что летчик объяснялся кому-то в любви. Нет, у Беллы таких лирических знакомых не было! Она посмотрела на сердце, которое ветер быстро развеял по небу, и в душе у нее осталось приятное ощущение прикосновения к чужой любви. «Любят же люди», — подумала Белла и продолжила работу. Желудок требовал нормальную пищу, ее трудовому порыву мешал мелкий и подлый голод. Оказывается, и это малое счастье, как чувство сытости, ей стало недоступно.

В небе опять произошла перестройка. Перед окнами висел плакат, на котором было написано одно слово: «Белла». Белла не выдержала, возникшего любопытства и подошла к окну. Плакат висел под тем же вертолетом. Тоска зеленая объяла все ее существо и засосала под ложечкой. «Что этому вертолету от меня надо»? — прозвучала в голове тоскливая мысль. Вертолет пошумел пропеллером и улетел, плакат исчез в нем, словно его никогда и не было.

Белла посмотрела на часы: время обеда неумолимо приближалось, с работой она справилась, а с голодом не удалось договориться.

По коридору забегали каблучки. Она остановилась и почувствовала, что ее взяли под локоток.

— Белла, привет! — проговорил красивый мужской голос, — тебе понравилось представление с вертолета?

Белла резко повернулась, перед ней стоял — Илья.

— Илья, ты опять здесь?!

— А куда я без тебя, Белла? Мне известно, что твой любимый Тор уехал.

— Мы с ним мало знали друг друга!

— И прекрасно! Хватит накручивать любовь в том месте, где ее у тебя никогда не было! Продолжим беседу во время обеда.

— Но я не хочу сидеть в одном кафе с Тором!

— Сама себя выдаешь! А мы улетим с тобой в другое место. Вертолет ждет нас на стоянке. Это мой личный вертолет, можно сказать любимый вид транспорта!

— Круто и страшно, но я согласна, — сказала Белла решительным голосом.

Лифт опустил пару на этаж, расположенный немного ниже первого этажа. Они вышли в боковую дверь и оказались на вертолетной площадке. Полет в обед Белла еще не проходила. Илья опять взял ее под локоток, и она оказалась в кабине вертолета.

Они были вдвоем.

Илья уверенно взял в руки штурвал небесной птицы, он поговорил с диспетчером, и они взлетели. Чувство страха у Беллы оказалось намного меньше любопытства. Вертолет вылетел из города, пролетел над полями и лесами, подлетел к поселку новеньких домов. Каждый домик был похож на миниатюрный дворец.

Вертолет опустился на площадку, расположенную почти рядом с домом.

— Белла, это наша новая загородная резиденция, здесь мы пообедаем, а ты познакомишься с новым своим жильем.

— Я не хочу жить деревне!

— Но это богатая деревня, здесь все есть!

— А я боюсь жить в таком доме.

— Не бойся, я буду с тобой.

— Я не хочу быть роботом по уборке этого трехэтажного дома!

— Здесь есть женщина, которая приходит, убирает и уходит.

— Я подумаю, — сказала Белла от безысходности ситуации.

Белла вышла из вертолета, посмотрела на долину из полян и кустарников. Дом стоял на небольшой возвышенности, вид от дома на просторы был просто изумительный.

— А как я буду добираться до работы?

— А кто сказал, что ты будешь работать, будучи моей женой?

— Илья, я тебя оказывается, мало знаю!

— Белла, я пошутил, заходи в дом.

Белла перешагнула через порог. Комната сияла желтым светом и цветом. Яркость была такая, что она вспомнила о солнцезащитных очках, которые еще после зимы не достала. Неожиданно резко потемнело, на окнах появились жалюзи. Она оглянулась и успокоилась, стол с едой стоял в двух метрах от нее. Рядом со столом стояли два стула, все остальное тонуло в странном сумраке.

Беллу опять взяли под локоток и подвели к столу.

— Присаживайся за стол, — прозвучал мелодичный голос.

А он не робот? — мелькнуло в ее голове.

— Я не робот, ты это хотела спросить?

Белле стало жутко.

— Не бойся, ешь.

— А ты?

— Я этого не ем.

— А я ем! — и она взяла в руки ложку, но ложка наткнулась на стекло. — Так это муляж?

Вопрос прозвенел в тишине, рядом никого не было. Белла взяла вилку, но вместо картофеля и гуляша в тарелки был очередной муляж, в полумраке казалось что все, стоящее на столе, почти съедобно. Она взяла кружку, но та оказалась частью стола.

Мрак сгущался. Тишина звенела. Жизнь не радовала. Над головой появился свет. Она запрокинула голову. В потолке медленно сдвинулся люк. В круглое отверстие опустилась веревочная лестница. Послышался рев вертолета. Она встала и полезла по лестнице вверх, в очередную неизвестность.

— Привет, любимая, — послышался приятный голос.

— Я есть хочу!

— А кто жевал таблетки против аппетита?

— Ты и это знаешь?

— Летим. Я тебя на рабочее место доставлю твой обед. Время обеда к концу.

— Но я еще не ела!

— Об этом потом.

Илья доставил Беллу вовремя в офис. Она села на свое рабочее место. Через окно увидела вертолет, но теперь он не вызывал у нее удивления. Ей безумно захотелось мяса. Она чувствовала его запах. На столе она заметила коробку, в которой лежал ее обед. Она взяла одноразовую вилку, мясо оказалось настоящим.

В комнату заглянул Илья, увидев Беллу на месте, закрыл за собой дверь. Да, она работает в основном у компьютера, с некоторых пор они работали в одном здании.

Вечером у выхода с фирмы Илья ждал Беллу. Она его сразу заметила. Он взял ее под локоток и повел к машине. Машина была белая и перламутровая одновременно. Они подъехали к башне белого цвета, лифт доставил их на последний этаж. От голода Белла теперь не страдала, видимо подействовало мясо. Теперь ей было безразлично, какие муляжи он приготовил на ужин. Белла шла за Ильей, как нитка, вдернутая ушко иголки.

Квартира занимала весь верхний этаж башни. Белла ходила по периметру, переходя из комнаты в комнату, везде царил белый цвет и все перламутровые оттенки. Она посмотрела из окна комнаты и неожиданно покачнулась от страха. Женщине показалась, что башня качается. Она опустила глаза.

Пол ходил ходуном. Белла упала, пытаясь за что-нибудь уцепиться рукой, но все твердые предметы ускользали от нее. Она подняла глаза и встретила ледяной взор Ильи, стоящего у порога комнаты. Ей стало стыдно за то, что она ничего не понимала, но подняться с пола она не могла!

Белла села и невольно осознала, что сидит на водяном матрасе. Это была спальная комната, в которой кровать занимала все пространство. В разных местах лежали разноцветные подушки и скатанные одеяла.

— Нравится? — ледяным голосом спросил Илья.

— Не знаю, — еле проговорила Белла, и пошла к выходу.

Он подхватил ее под локоток. Она поднялась, покидая огромную кровать. Его рука была такой холодной, что ей стало не по себе. Ее пробил озноб. Они подошли к винтовой лестнице, которая вела к люку в потолке. Она уже ничему не удивлялась.

Из люка они вышли на крышу башни, здесь уже стоял знакомый вертолет! Илья механически протянул Белле сосательную конфету. Откуда взялась конфета, она не заметила, но взяла, развернула и сунула ее в рот. Конфета оказалась настоящей. Она ощутила под своим локтем руку и послушно села в вертолет.

— Летим на мою яхту.

Летели они, летели и прилетели к берегу огромного, неизвестного водоема. Здесь Белла никогда не была. Климат здесь был теплее, снега нигде не было видно. Яхта стояла у причала, она выглядела, как приличный корабль с командой матросов. Удивительно, но дикой роскоши в каютах не наблюдалась, все было предельно просто и чисто.

Белла устало легла на диван и уснула. Когда она проснулась, то оглянулась и увидела небольшую каюту. Подошла она к иллюминатору, за окном — вода и больше ничего. Нет, почему, мимо проплыла рыбешка, значит, каюта находилась ниже уровня моря. Ее охватила нервная дрожь.

— Белла, опять мерзнешь? — услышала она голос из круглого рупора, — открывай дверь и поднимайся на верхнюю палубу.

Белла выполнила команду и увидела Тора в белой форме капитана. Он был неотразим у борта яхты.

— Привет, Белла! А, где твои бусы из жемчуга, моя жемчужная дива?

Белла тронула шею рукой и не ощутила знакомые жемчужины. Она посмотрела на Тора в форме капитана, и ей показалось, что в прошлой жизни он был князем или графом.

Стелла медленно поднялась на палубу.

— А вот и Стелла пожаловала, — проговорил с теплотой Тор.

— Привет, Тор, теперь у меня будет компания для обеда, а то получалось: Бог напитал — никто не видал, — сказала Стелла, подходя к креслу на палубе.

— Здравствуйте, Стелла! — воскликнула Белла удивленно, всматриваясь в знакомые черты лица, размытые временем.

За бортом волновалось море. Яхта шла под белыми парусами навстречу судьбе, не ведая страха.

Стелла, во время плавания, рассказывала о себе.

— Белла, ты думаешь, что отец давал мне деньги на жизнь? Отнюдь. Он давал деньги маме, когда я была маленькой. А когда мне было года четыре, он мне устроил фото сессию в детском саду. Он принес пять маскарадных костюмов, и вся группа фотографировалась в роскошных нарядах. После этого он о нас практически забыл. Я — вылитая отец. На вид скромная, но из любого человека готова сделать раба.

Что Белла знала о Стелле? То, что она была женой отца Тора, князя настоящего… Зачем Беллу Илья доставил на яхту Стеллы? У Стеллы была идея фикс, а Белла ей была нужна для ее выполнения.

Стелла не собиралась успокаиваться, она решила найти жемчужину молодости, где бы она, не была! Но найти жемчужину она хотела руками Беллы. Белле мог помочь только Илья, ее кузен.

Итак, Белле предстояло искать маленькую горошинку на всем земном шаре. Она дала объявление в газетах, что ищет белую жемчужину с черной начинкой. Награду обещала приличную. На объявление никто не обращал внимания, тогда Белла дала рекламу на телевидении, что ищет белую жемчужину с черной сердцевиной на просвет для научных экспериментов.

Владельцы жемчужных плантаций заинтересовались обещанной наградой, и заставили своих рабочих все белые жемчужины смотреть на просвет. Удача пришла неожиданно, на одной плантации, этих жемчужин было несколько десятков, владелец жемчужного бизнеса считал, что это бракованный жемчуг, и всегда его выбрасывал.

Один рабочий по собственному наитию собирал бракованные жемчужины в бусы, его никто за это не наказывал, но и не поощрял. Когда новость о том, что некая ученая дама из холодной страны ищет белую жемчужину с черными крапинками и обещает за нее награду, достиг этой жемчужной плантации, то все вспомнили про рабочего, который эти бусины коллекционировал.

Итак, Белла на самом деле получила пять бусинок с дырочками для нитки, но ей хотелось найти целую жемчужину без вынутой сердцевины. Такую жемчужину она вскоре получила в обмен на деньги. Белла дрожащими руками держала в руке жемчужину, вскоре она держала в руках жемчужный порошок. Спектральный анализ порошка показывал странные полосы, которых не было в обычном белом жемчуге.

Порошок из жемчужины Белла передала Стелле.

Жадность обуяла Стеллу, она поверила, что в этом черно-белом порошке таится ее вечная молодость. Она съела порошок и запила его молоком. Как ни странно это покажется, но дней через десять ее кожа стала моложе, она выглядела на двадцать лет моложе, весь ее организм омолодился.

Ноги у нее больше не болели, она легко могла бегать по ступенькам; все внутренние органы работали, не давая о себе знать, то есть все в ней пришло в норму. Волосы и те струились здоровым блеском. Стелла одна на всей Земле вкусила жемчужину молодости, а посторонним она говорила, что она молодая, потому что молодая.


«Нетронутый остров, нетронутый остров, лагуна пустая и нет в ней гостей, остался от хижины только лишь остов, и птицы тоскуют, и нет там дождей. А где же туземцы? Ну, где же туземцы? Они все исчезли, покинув уют. Нетронутый остров, купание в ванне, а рыбки у берега жемчуг клюют». Белла пела нехитрую песенку. Этот куплет навяз в зубах, но чем-то ее безумно привлекал, вероятно, нереализованной, нетронутой любовью к белокурому вождю племени Нетронутого острова. Хотя, как сказать, вспыхнувшая любовь осталась тоже нереализованной.

На улице стояла перламутровая раковина Ильи, простите, машина с перламутровым покрытием.

Он в нее сел и сказал:

— Белла, будет у тебя личный прибор для запуска сердечной мышцы после остановки сердца.

— Хорошо, Илья, а то ты на сердце стал жаловаться.

— Я использовал все капсулы с золотистой энергией, ты это знаешь? Они мне больше не помогают.

— Пей успокоительные таблетки, и не суетись, я это тебе уже сколько раз говорила.

— А, если молодую жену завести, для передачи энергии, от нее ко мне, я тебя знаю, ты из меня всю энергию выпила, своими глазищами.

— Умен ты, не прошло и несколько десятилетий, как до него дошло. Да, я жила за счет твоей энергии!

— Взяла, верни! — с неожиданной злостью закричал Илья.

— У меня твоей энергии — нет! Я ею жила.

— Я придумал!! — вскричал Илья, и упал на руль головой.

— Ты не шути, ты жив? — участливо спросила Белла.

— Белла, нажми на красную кнопку, рядом с тобой появится второй руль, вези меня, силы кончаются, — сказал шепотом Илья и затих.


Белла позвала Тора, оба они наклонились над Ильей.

— Тор, мне совсем плохо, вспомни робота, сделай робот, который за меня будет двигать моими руками и ногами, и голову держать.

— Илья, ты сегодня весь в ум ушел. Хорошая мысль, сделать тебе оболочку робота для перемещения в пространстве. Сделаем, без проблем, но ты последнюю энергию не теряй. Белла ему надо в больницу.

— Не надо, домой отвезите, у меня там есть все. Полого внутри робота — оплачу, — хрипло проговорил Илья и замолчал.

Илью положили дома на кровать с кучей проводов, для поддержания обеспечения деятельности его старого организма. Его подключили к живительной системе многочисленных аппаратов. Он задышал и уснул. Белла записала его последние слова, подчистила их и получила желаемый результат. В душе она себя считала зубром мудрости, она умела выживать, умела сохранять молодость, умела проходить мимо неприятностей. Но больше всего на свете она любила новые цели, которые могла реально достигнуть. Ей было жаль Стеллу, Илью. Ей всегда было жаль людей, которые уходят, без них образовывалась временная или постоянная пустота, как после удаленного зуба.

Принц Тор стоил свеч, ради него, стоило побороться с природой, погодой и временем. Белла вошла в клан беспечных людей, где гарантировали молодость на 50 лет.

Деньги за вступление в клан брали большие, это все равно, что удалить нерв из зуба мудрости, и нарастить его модной пломбой. Нечто подобное Белле обещали в клане. Ее органы в живом виде, делали износостойкими, ее сохраняли со всех сторон, даже мозг проходил омолаживающие процедуры и консервацию. Ее совесть тоже прошла консервацию.


Часть 2. «Аист над берегом»


Глава 1

Павел скинул с себя одежду, представ перед Беллой в одежде нудиста.

Она впервые в жизни видела голого мужчину. Ее охватил ужас. А он все пытался сорвать с нее купальник. Белла стала драться со скользким и ставшим противным мужчиной!

— Паша, не надо! Не надо, Паша!! Я прошу тебя!!! — кричала Белла, удерживая на себе купальник, защищая свое тело от наглых рук мужчины.

— Хватит мне твоей девственности на одного. Я не отпущу тебя! Белла, ты моя! А я буду твоим первым мужчиной! Всю жизнь мечтал быть первым! Представляешь, какое это удовольствие! Такого счастья в моей жизни еще не было! — кричал Паша.

Этот эпизод Белла то и дело прокручивала в своей голове.

Солнце светило и грело. Волны лимана лениво набегали на берег. Две девушки никуда не спешили. Они лежали на коврике, наслаждаясь жизнью. Им было хорошо. Желанья полностью отсутствовали. Эйфория от отпуска была в полная. Рядом с ними никто не лежал, значит, никто им не мешал.

С моря усилился ветер. Молодой ветер оказался пронизывающе холодным. Ветер прилетел таинственный, в нем таились целые стаи белых бабочек. И все это таинство природы закружилось над загорающими людьми. Пляжная публика стала принимать вертикальное положение. Люди быстро надели на себя светлые одежды. Солнечный, летний день незаметно превратился в пасмурный день. Одна из девушек от холода стала вращаться.

— Белла, идем домой! — закричала она, нервно топчась на одном месте. — Мне холодно и страшно. Погода так резко изменилась! Эти бабочки! Я не люблю насекомых с крылышками! Ой, они на меня сели! Ой, я их боюсь!

Девушка поднялась со своего места. Она размахивала шляпой над головой, смахивая с себя белых бабочек, подпрыгивая на месте в такт шляпе и ветру.

— Алла, давай еще на бабочек посмотрим. Они такие красивые! Они так здорово летают! Когда мы еще встретим живое белое облако летающих крылышек! Это чудо! — вдохновенно восклицала Белла, касаясь своих светлых волос, взирая на стаю белых бабочек.

— Что на них смотреть!? Гусеницы они недоделанные! — раздраженно проговорила Алла, изгибаясь всем телом показывая, как ей не нравятся белые бабочки, летающие вокруг них.

— Не знаю, куда нам торопиться? До обеда два часа. Надень покрывало на себя и успокойся! Да перестань ты дергаться! Бабочки не кусаются! — поучительно промолвила Белла.

— Гусеница плодожорка, ты о еде можешь не думать? — немного раздраженно ответила ей подруга.

— Да, я всегда есть хочу! Я всегда помню про обед! Но здесь так хорошо! Мне приятно сидеть на берегу моря в плену белых бабочек. И не жарко. И так красиво с этими летающими бабочками по всему пляжу!

— Ты меня убиваешь! Да, посмотри ты на нас со стороны! Хоть бы один парень к нам подошел! Как будто их и на пляже нет! Из-за тебя любительницы покушать, и на меня никто не смотрит!!! — раскричалась Алла.

Слова девушки услышал ветер. Он закружил вокруг двух молодых людей и протащил их по пляжу к девушкам. Парни пошатывались в струях морского ветра. Они были обвернуты белыми бабочками и, как две гусеницы, упали от порыва ветра у ног Аллы.

— Алла, тебе подарок от ветра! Кого ты просила, того и получила! — воскликнула Белла весьма довольная ситуацией. — Посмотри, как парни забавны в белых бабочках! Они словно в белых сорочках! У них и на лицах бабочки!

— Мальчики медом намазаны! Они такие липкие, что всех бабочек на себя собрали! — презрительно воскликнула Алла.

— Девочки, выручайте! — закричал блондин. — У нас крем для загара медовый!

Белла взмахнула ковриком над молодыми людьми: бабочек, как ветром сдуло.

— Я младший помощник ветра! — воскликнула Белла, не отрывая взгляда от блондина, медленно складывая коврик, выполненный под циновку, и укладывая его в пляжную сумку.

Молодые люди стали подниматься с земли, пытаясь стряхнуть с себя последних прилипших к ним бабочек. Они словно выросли из песка: большие и красивые, молодые и сильные.

— Юра, смотри какие девочки! Какие девушки! Блеск!

— Паша, они тебе зачем? Тебе, что девушек не хватает?

Значит, брюнета зовут Паша, — пронеслось в голове Беллы.

— Мальчики, мы обычные девушки, — ввернула игриво Алла.

— Девочки, но мы не из вашей коллекции, — проговорил Юра, светловолосый молодой человек среднего роста, лет двадцати шести.

Белла быстро надела на себя шорты и топик. Как это не покажется странным, но она не была в сплошном купальнике и выглядела вполне нормально. Алла медленно поднялась и оделась. Молодые люди посмотрели на девушек оценивающим взглядом и переглянулись. Они оценили их довольно быстро.

— А вы ничего девочки! — воскликнул Паша, молодой человек крепкой наружности лет двадцати пяти. — Девушки, объединим свои усилия в проведение праздных дней? У нас отпуск еще не кончился.

— Я согласна, — быстро произнесла Алла, боясь, что они передумают, и вопросительно посмотрела на подругу.

Все четверо встали, и ушли с места, где на них напали бабочки. Ветер быстро налетел, и быстро исчез. Прохлада осталась.

Молодой человек с тонкими чертами лица, обладающий гибкой фигурой, шел к берегу моря, и с интересом разглядывал дворец. Его звали Илья. Вскоре он уже лежал в белом шезлонге и смотрел на яхту с белыми парусами, проплывающую по горизонту. Он заметил, как над яхтой возникло белое облачко, и полетело к берегу.

Дворец Павлина, как его назвали все местные жители, стоял на первой линии от берега моря. Крепкое здание казалось высеченным из скалы навечно. Никто, из живущих в этих краях людей, не представлял морской берег без этого старинного дворца.

Илье было скучно, он грустно обвел берег взглядом, и заметил двух девушек, лежащих на песке, недалеко от него. Одна из них ему очень понравилась, и он забыл о море, дворце, белой яхте, и о солнце, которое обжигало ему плечи. Он видел только ее.

Илья видел, как налетели бабочки на молодых людей. У него возникла мысль, что бабочки прилетели с белой яхты, стоящей на горизонте. Скорее всего, облако над яхтой и были эти бабочки. Он подошел к месту, которое покинули молодые люди, и посмотрел вслед девушкам. Он немного сожалел о том, что его вновь опередили двое парней. Опять не успел он познакомиться с девушками первым. И в то же время он осознавал, что с ним всегда так происходит по жизни. Он выбирает, у него отбирают.

Две девушки и двое парней медленно шли по пляжу, каждый нес свои пляжные принадлежности. У парней в руках были ласты, а девушки несли пляжные сумки с портретами незнакомок.

— Алла — Белла — вы, где остановились? Вам куда? — спросил Юра и быстро продолжил говорить, не дожидаясь ответа. — А мы пришли на центральный пляж с ластами, а нырять здесь вообще некуда. Мы шли, шли по воде, и все мелко. Это детский пляж. Мы всегда на другой пляж ходим, там глубоко.

— Юра — Паша, мы живем в частном секторе у нас домик на двоих, — ответила в унисон ему Алла. — Мы на этом пляже ходим по мелководью и загораем.

— Отлично! — воскликнул Паша. — Значит у нас с вами одинаковые условия быта. Мы живем в пансионате вдвоем в одном номере и в песке плавать не умеем.

— Ничего себе! — воскликнула Алла. — И еще говорят условия одинаковые! Да в нашем домике всего две крохотные комнатки: в одной мы едим, а в другой спим. Окна малюсенькие и не открываются. Форточка одна и та крошечная!

— Девушки, мы забросим вещи в пансионат, и будем у ваших ног сегодня же! — проговорил Паша, не слушая возмущения Аллы по поводу ее суровой жизни.

— Господа, мы тоже коврики свои занесем и выйдем, а где встретимся? — протараторила Алла, довольно улыбаясь таким приятным молодым людям без белых бабочек.

— Встретимся у фонтана! Она еще спрашивает, — пренебрежительно заметил Юра и показал на фонтанчик в конце пляжа, из которого лениво поднималась и опускалась струйка воды.

— Хорошо, — ответила Алла.

Девушки быстро пошли к домику, стоящему в тени деревьев. Они улыбались и переговаривались о пляжном ветре, о чудесных бабочках и о молодых людях. Они зашли в маленькую комнату, упали на старые металлические кровати с перинами и огромными белыми подушками. Белла легла на кровать, стоящую под окном. На маленьком окне стояли три пера павлина, прислоненные к стеклу, они напоминали о солнечной дороге к морю…

…Трава звенела в солнечных лучах, и на корню превращалась в сено. Было нестерпимо жарко. Белла и Алла ехали в большой кабине попутной машины вместе с шофером. Они проехали степной заповедник.

Через некоторое время машина въехала на полуостров, проехала мимо аистов. Их огромные гнезда находились на столбах линии электропередачи. Машина быстро проехала поселок, окруженный с трех сторон морем. С одной стороны поселка располагались два пляжа: один дикий, с обрывистыми берегами, а второй обычный.

— Центральный пляж отличается мелким песком и мелководьем, по отмели можно идти долго — долго, а вода все не поднимается выше груди, — сообщил шофер, забирая оплату за проезд.

Приехали девушки к морю, сняли домик с удобствами во дворе. Напротив их домика стоял дом, в котором жила пожилая пара.

Когда-то пожилые люди встречалась каждое лето на местном пляже, потом они поженились и купили маленький домик, позже построили свой дом по модному в то время проекту.

Два дома связывала арка с ветвями винограда, которые в художественном беспорядке обвивали деревянную решетку. Во дворе росли яблоневые и сливовые деревья. Снаружи участок окружали деревья айвы. Удобства во дворе включали в себя холодную воду из трубы, которая лениво бежала на посуду или в чайник. Рядом с краном стоял столик и две лавки, на них ели в летнее время.

Хозяин этих двух домов чаще всего работал в мастерской, пристроенной к большому дому. Во дворе хозяйничала Ивановна. Она сдавала приезжим маленький домик и выращивала для продажи помидоры. Помидоры покрывали весь пол веранды, оставляя маленькую дорожку для ходьбы. Хозяйка постоянно рассказывала, как трудно ей продавать помидоры…

… Белла перестала вспоминать.

— Алла, давай не пойдем на свиданье у фонтана. Я не хочу приключений с этими молодыми людьми! Я их боюсь! Я их не понимаю и не знаю, — заныла девушка, трогая зеленоватые перья павлина.

— Белла, и мне лень идти, но очень хочется приключений. Мне надоела скука! Что будем делать? И лень, и боимся, и очень хочется приключений?! — бодро сказала Алла, рассматривая одежду в шкафу. — В кои-то веки молодые люди появились на нашем горизонте, а нас лень разбирает, — задумчиво проговорила Алла. — Знаешь, я пойду, а ты лежи на боку и бойся! Я одна пойду к ним, — угрожающе промолвила она.

— Иди одна. А я сейчас не пойду, и вообще — я спать хочу, — проговорила Белла сонным голосом.

— Согласна. Я одна пойду к фонтану с питьевой водой, а ты обед готовь! Мы не пойдем сегодня в кафе, — сказала наставительно Алла и посмотрела на Беллу. Она увидела на ее жемчужных бусах белую перламутровую бабочку. «Откуда на бусах появилась бабочка»? — подумала она, ей показалось, что бабочка качает своей маленькой головкой в такт дыханию Беллы.

Алла махнула подруге рукой и выскочила из домика. Она была девушкой стройной, роста среднего, с каштановыми волосами ниже плеч. Довольно быстро она подошла к фонтану. С другой стороны к фонтану подошел Юра, молодой человек среднего роста со светлыми волосами. Оба они посмотрели друг на друга с нескрываемым интересом в стальных глазах.

— Меня Алла зовут, — сказала она, и дружески улыбнулась.

— А меня зовут Юра, — улыбаясь девушке, представился молодой человек, — и лично вы мне определено нравитесь, и даже больше.

— Мне приятно, что пришли именно вы. Я вас сразу заметила, — ответила Алла, улыбаясь белозубой, открытой улыбкой.

— И мне приятно, что вам приятно, и что именно вы сюда пришли, — проговорил Юра, продолжая улыбаться, показывая чудесные белые зубы.

— Что будем делать? Куда пойдем? — спросила девушка.

— Алла, вы не боитесь высоты? Очень хочется забраться на башню. Меня манит высота! Я хочу посмотреть: откуда наблюдают за морем.

— Хорошо, идемте на башню. Я не возражаю.


Алла и Юра пошли в сторону башни в двух шагах друг от друга, но с каждым шагом они ближе приближались друг к другу, и в какой-то момент их пальцы рук соединились. Оба остановились и посмотрели друг другу в глаза. Идти не хотелось.

— Юра, мы на башню не пойдем? Будем смотреть друг на друга?

— Пойдем в парк, здесь парком называют любую группу деревьев, если они не фруктовые, — сказал молодой человек и плотнее сжал руку девушки.

Парк это или нет, но они сели на ближайшую скамейку под каштаном.

— Юра, а вы кем работаете? Если не секрет? — спросила Алла, игриво впиваясь взглядом в глаза молодого человека.

— Мы. Никто. Ничто. Не женаты. Не участвовали. Не были.

— А серьезно? Мне очень хочется знать: с кем я говорю, кто мне понравился! Для продолжения знакомства, — и она улыбнулась лучшей своей улыбкой.

— Мы из спецназа. Мы великие и ужасные марципаны с бабочками!

— Шутка? Вы все шутите! А мне становиться обидно за себя, что я тут болтаю неизвестно с кем, — надула губы Алла.

— Нет, что вы, — возразил Юра, — как бы я посмел шутить с девушкой! Я серьезный человек! Отвечу прямо: мы из спецназа!

— Да, вы крепкие ребята, но у вас прически длинноволосые.

— Да, мы шустрые ребята. А вы кто?

— Мы? Знать бы кто мы? Мы — две девушки с пляжа.

— Алла, да ваш ответ еще круче, и он мне не нравиться!

— Мы — две художницы. Мы — расписываем шкатулки, — грустно, ответила она.

— Не скучно — расписывать коробки под клепки? — засмеялся он.

— Скучно? Нет. Нам нравится. Мы работаем, как фотографы. Достоверно, — серьезно ответила девушка.

— Вы замужем? Вопрос принципиальный для отношений.

— Нет, мы свободные девушки! У нас на фабрике одни девушки, да женщины работают. Мужчины редко к нам в художественную мастерскую заглядывают, только когда шкатулки привозят для работы. Нет, мы не замужем! — поставила точку на вопросе Алла и стала уныло смотреть в сторону моря.

— Алла, простите, а из какого вы города? Его можно назвать? — продолжал стучаться вопросами Юра, в почти закрытую дверь.

— Из заштатного. Есть такой городок, — ответила Алла, готовая развернуться и уйти в сторону маленького, но уютного домика.

— Понял, говорить и называть свой город вы не хотите. А мы с Пашей из столицы приехали, оба работаем программистами, — сказал Юра, — Мы не женаты и не были женаты. Мы учились, служили в армии и работали.

— Юра, вы сказали, что вы из спецназа. Вот уже и обманываете меня, — с нескрываемой обидой в голосе проговорила Алла.

— Спецназ — это хобби, а так мы работаем с компьютерами.

— Понятно с вами, что все непонятно, однако весьма занятно. А это не вы случайно купили в своем городе все гостиницы?

Взгляд Юры излучал холод. Алла поняла, что спросила глупость. Они замолчали, как будто пробежали сто метров на скорость и устали, хотя сидели на скамейке. Пошел редкий, теплый дождь. Алла раскрыла зонтик. Юра подвинулся к девушке и взял ее руку с зонтиком в свою руку. Они переглянулись. Руки потеплели…

— Поднимайтесь, Алла, дождь прошел. Вечером приходите с подругой в пансионат на танцевальную веранду. У нас сегодня танцы. Мы будем вас ждать!

— Мы обязательно придем, — без особой радости согласилась Алла.

И они разошлись в разные стороны.

Алла пришла домой раздосадованная, улыбалась она натянуто.

— Алла, что было? Где ты так долго была? — проговорила Белла.

— На свидание пришел Юра, он спрашивал кто мы и откуда, — невесело сказала Алла.

— Поэтому я не хотела идти, — пробурчала Белла.

— Они нас ждут вечером на танцах в пансионате, — задумчиво сказала Алла, и посмотрела на себя в маленькое зеркало на белой стене.

— Похоже, ты не зря ходила на свидание, и вы до чего-то договорились! Обед готов! Садись! — нарочито весело сказала Белла.

Девушки сели за стол, поели, и вскоре уснули. В четыре часа дня они проснулись и стали думать о том, в чем им идти на первое свиданье. Отдохнувшие глаза сияли в предчувствии встречи. Густые волосы волнами спадали на плечи. Одежда для свидания лежала на кровати. Сами девушки сияли от неосознанной надежды на будущее.

В комнату заглянула Ивановна:

— Девочки, а вы похорошели! Куда идете? А то вы все дома сидите.

— На дискотеку! — крикнули девушки, рассматривая одежду.

— Девочки, повторяю, сюда не приводите кавалеров! Я их не пущу!

— Мы знаем. Мы хорошо запомнили запреты, — сказала тихо Белла.

Хозяйка удалилась.

Девушки сели в два кресла и решили немного почитать, но строчки перед глазами не двигались. Они одновременно отложили книги, и задумались. Нарастало общее напряжение.

— Я боюсь, — выпалила Белла. — Мне не по себе. Дрожу вся.

— Чего боишься? А дрожишь, потому что замерзла на пляже, — заметила Алла, расчесывая роскошные каштановые пряди волос.

— Мне страшно, потому что я этих мужчин не знаю, — ныла Белла, расчесывая светлые пряди волос.

— Всегда все кого-то не знают, а потом знакомятся. На танцах, между прочим, и другие люди будут, — наставительно произнесла Алла, поставив ногу на стул, рассматривая ее на наличие растительности, и не обнаружив на ногах ничего лишнего, опустила ногу на пол.

— Если только так. Все равно мне страшно. У меня еще никого не было, а они такие зрелые мужчины! Понимаешь, Алла, они мужчины, а не одноклассники! Они не мальчики! — возражала Белла из последних сил против свидания, которое приближалось с неимоверной быстротой.

— Тебя зовут не в постель, а на танцы! Чего ты испугалась? — с ноткой раздражения выговорила Алла, прикладывая к себе перед зеркалом легкое платье.

— Ой, твоя мама просила, чтобы мы с тобой не с кем не связывались, остерегались всего непонятного в отношениях между мужчинами и женщинами, — напомнила Белла свой последний аргумент.

— А ты не связываться едешь, а танцевать. Трусиха, вот кто ты! — встряхнула волосами Алла, покружившись в платье на одном месте.

Девушки взяли в руки книги, уткнули в них носы, так как телевизора в белом домике не было. На часах время медленно двигалось. Летом танцы рано не начинаются.

Плыл теплый вечер с легкой прохладой. Юра и Паша сидели на перилах деревянной веранды.

— Девушки, где вы были? Мы тут вас ждем, ждем! Все здесь, а вас нет! — высказался Юра, запуская пятерню в свои волосы.

— Мы ждали, когда ваш ужин закончится, — ответила Алла и подошла к Юре.

Белла подошла к Паше. Юра заметно повеселел:

— О, мы уже по парам разбились! Нам и танцы не нужны!? Мы и так скучать не будем. Или посмотрим, как здесь танцуют?

Все дружно рассмеялись в ответ. На веранде призывно зазвучали первые танцевальные аккорды. Народ по тропинкам и дорожкам стал стекаться к веранде на звуки музыки. Публика шла всех возрастов: лет от пяти до восьмидесяти.

— Ничего себе контингент! — воскликнул Паша. — Нам, что делать?

— Отпочковываться, — ответил Юра. — Ты, что не знал, что тут дискотека вне возраста? Здесь кто ходить умеет, тот и приходит.

— Но не до такой степени! Нет, такая дискотека не для меня, — пробубнил Паша, слегка презрительно оглядывая публику.

— Нормальная степень контингента. Просто надо нам немного погулять. Старые люди и малые дети скоро спать уйдут, тогда мы и вернемся сюда танцевать, — рассудил мудро Юра, без эмоций взирая на толпу, желающую танцевать.

Молодые люди с девушками покинули веранду.

— Ребята, куда пойдем? — спросила Белла. — Через час стемнеет.

— На башню, — откликнулся Паша, — мы пойдем пешком на башню.

— Паша, ты на башню идешь? — удивился Юра. — Ты на башню!

— С Беллой я могу и на башню пойти. Думаю, и вы с Аллой пойдете.

— А нас туда пустят? — спросила предусмотрительная Алла. — Вдруг нас на башню не пустят? Она должна быть закрыта для нас.

— Если заплатить — пустят, — ответил Юра. — Я слышал от отдыхающих, что башня доступна для туристов, но по таксе.

Разбившись по парам, четверка пошла к башне маяка, стоящей на другой стороне поселка. Смотритель после встречи с рукой Паши всех пропустил на башню, и сказал, чтобы не высовывались.

Ребята поднялись на балкон. Белла стала смотреть в сторону лимана.

На море штормило. Белая яхта покачивалась на волнах. На яхте двое мужчин стояли в стойке борцов. Парус щелкал их по торсу, но они не реагировали на его удары. Один мужчина сделал подсечку ногой. Второй мужчина упал и зацепился за парус. Парус ветром отклонился за борт и человек повис над морем. Первый мужчина ударом ноги сбросил второго мужчину с паруса.

Зрители онемели от увиденного, потом закричали одновременно и побежали к смотрителю просить лодку, чтобы спасти человека. Смотритель показал на лодку, сделал движение тремя пальцами. Паша сунул ему деньги в руку, и пошел к лодке. Весла в лодке уже были вставлены в уключины.

— Девушки, оставайтесь на берегу, мы одни поплывем, — сказал Юра, садясь в лодку, и беря в руки весла. Вскоре он заработал веслами.

Лодка медленно покоряла волны. Парусник быстро уходил в сторону. У буйка виднелась голова. Человек помахал рукой. Ребята подплыли к буйку, затащили мужчину в лодку, и с трудом подплыли к берегу по волнам, которые, то их приближали к берегу, то от него относили. Девушки радостно встретили ребят. Спасенный мужчина подошел к смотрителю. Смотритель вложил ему в руку деньги.

Молодые люди онемели от зрелища.

— Ребята, вы, чего рты раскрыли? У нас морской спектакль по таксе.

Четверка пошла в сторону Абрикосовки, обсуждая, увиденное зрелище. Они шли рядом с проезжей частью дороги, по которой проезжали редкие в это время автомобили. Белла посмотрела на своих спутников, и поняла, что в Абрикосовке работало сарафанное радио по рекламе вышки. Она догадалась, что их просто купили. Но парни были довольны своей смелостью, а девушки проверили, что ребята служили рядом со спецназом.

Все четверо дружно вернулись на дискотеку. К их возвращению публика на веранде осталась молодежная и сексуальная по внешнему виду. Две пары заняли свое место среди танцующих пар. Музыка обволакивала их своей назойливостью. Темнота окутывала веранду со всех сторон. Светились лампы над танцевальной площадкой, да редкие фонари на дорожках.

— Юра, а я вас боялась. Но вы такой смелый оказались: сразу бросились спасать человека с яхты, даже денег не пожалели, — тихо запиликала Алла.

Он не ответил, только крепче прижал к себе девушку.

— Белла, ты такая хорошая с пушистым хвостиком волос, — сказал Паша. — С вами приятно танцевать. Я чувствую ваше нежное тело под руками, — таинственно и с намеком проговорил он.

— Ой, спасибо! А мне говорят, что я поесть люблю. Все шутят надо мной, — смеясь, ответила Белла, с удовольствием ощущая под своими ладонями его бицепсы.

— Вы такая домашняя, как булочка. И мужа нет? Скорее нет, чем да! Правда? — ласково ворковал Паша, слегка сжимая ее руки.

— У меня и парня нет! — воскликнула Белла. — Мы с Аллой давно дружим. Мы подруги со школы, и учились в одном училище.

— Да и мы нормальные друзья, — ответил серьезно Паша, — и лично вы мне нравитесь, с вами уютно, и в голове нет плохих мыслей.

«И мне приятно чувствовать ваши сильные руки», — подумала Белла.

Танго кончилось. Более энергичная музыка заставила танцевать публику поодаль друг от друга, танец позволял рассмотреть партнера, но не почувствовать его. Пара Аллы и Юры оказалась более чувственной, они и под быструю музыку извивались в танце, не выпуская друг друга из рук, словно прилипли друг к другу.

— Алла, пойдем, погуляем, — прошептал ей Юра. — Уйдем тихо.

— Идем туда, куда скажешь. Я за тобой пойду хоть куда.

Юра и Алла вышли из круга танцующих людей, не оглядываясь на вторую пару, и быстро исчезли в зарослях кустарника. Свернув с тропинки, через пару шагов они остановились. Губы в поцелуе соединились в едином порыве. Он двумя руками подтянул девушку к себе, их тела приникли друг к другу не хуже губ. Тонкие летние ткани одежды их едва разделяли.

— Юра, так нельзя! Ты меня чуть не съел, — взвизгнула Алла.

— Алла, ты чего? Мне нужна женская ласка.

— Я о любви все знаю теоретически, но практически не проходила.

— О, так у тебя и парня нет? Тогда перейдем к практике. Ты меня заводишь. Я мужчина обыкновенный, армию отслужил.

— А я девушка обыкновенная. С другом мы до любви не доходили.

— О, так между нами пропасть! Алла, это где ты так сохранилась в целости и сохранности? — довольно рассмеялся Юра.

— На фабрике по росписи шкатулок и сохранилась. Я расписывала любовные сцены, но сама в такие сцены не попадала. Я о них только в книгах читала.

— Да, не повезло мне. Алла, разойдемся красиво, пока еще раз ты не завела меня за горизонт любви, пока я собой владею, — Юра отодвинул девушку от себя подальше.

Они стряхнули с себя эмоции, и вышли на освещенную фонарями танцплощадку. Белла радостно помахала им рукой.

— Паша, пошли домой, — сказал Юра. — Уже темно, а девушки не боятся темноты, им идти далеко, а нам с тобой близко. Идем, друг. Девочки, пока! Сами дойдете? Или вас до дома проводить? Молчите? Правда, не хочется вас провожать!

— Дойдем, — грустно сказала Алла. — Мы сами дойдем до дома.

— Алла, я что-то пропустила? — спросила Белла с глазами полными непонимания.

Девушки пошли по слабо освещенным улицам в сторону дома. Темнота сгущалась, тени сливались с тьмой. В траве звучало вечернее стрекотание.

— Алла, почему они нас бросили? Все было хорошо. Что случилось? Объясни мне. Такой тихий вечер. Мы славно потанцевали, и все прошло, — запричитала Белла.

— Им нужны женщины, а мы с тобой, подруга, до них не доросли. Паше и Юре с нами скучно. Они — взрослые мужчины. А мы, — Алла не договорила и махнула рукой с внутренним сожалением.

— Но и мы не мужчины! Да, мы ниже их ростом, но мы — совершеннолетние.

— Белла, ну ты глупая, и маму слушаешь, а я тебя слушаю. А мужчинам, если ты еще это не поняла, нужны непослушные женщины.

Светила луна. Темнели стволы яблонь. В одном окне дома горел свет.

Ивановна сидела за столиком во дворе.

— Девочки, а что так рано? Я думала, что вас привезут с цветами.

— Потому и рано, что девочки, — ответила бойко Алла.

Девушки умылись, переоделись и сели за стол пить чай.

— Алла, ты прости, но мне как-то обидно. Нам с Пашей было так хорошо вдвоем, и вдруг все кончилось. А вы появились недовольные друг другом…

— Знаешь, Белла, нам их ветер любви принес, но любовь не получилась. Завтра пойдем на пляж одни. Я надеюсь, что белые бабочки не каждый день с того берега прилетают.

Ясное утро разбудило Беллу. Она посмотрела в маленькое окно: Ивановна с хозяином разговаривали во дворе. Девушка повернула голову в сторону подружки:

— Алла, на пляж пойдем одни. Немного нам осталось отдыхать.

— Ты права подруга, жили без мужчин, и еще поживем, — проговорила Алла, и из ее груди вырвался вздох глубокого сожаления.

День выдался солнечный с переменной облачностью. Загар то был, то не был. Девушки сидели на своих ковриках и смотрели на море.


Глава 2

Илья незаметно для окружающих лежал в шезлонге, вздыхал, глядя на Беллу с жемчужными бусами на шее, но подойти к ней — не решался. Он видел, что к девушкам приближались крепкие ребята.

Девушек одновременно обняли мужские руки. Сильные руки обнимали девичьи слегка загорелые и обгорелые плечи.

— Девочки, нам без вас скучно, — пророкотал Юра.

— Мальчики, а нам без вас жизни нет, — пропела Алла.

Парни постелили большое покрывало, и оба сели на него. Их внушительные фигуры волновали непонятно и почти осязаемо.

— В карты поиграем, — предложил Юра и достал карты.

— И мы с вами поиграем в карты, — ответила Алла, поправляя темные очки на глазах, и вставая со своего коврика.

Девушки пересели на покрывало ребят. Молодые люди дружно стали играть в карты. Но карты не шли — днем от них веяло скукой. В душе Беллы появилось тревожное и приятное чувство. Мужские ноги, умеренно покрытые волосами, пленили ее глаза, она невольно засмотрелась на ноги Паши.

Он оценил ее взгляд и сказал:

— Сегодня концерт в местном дворце культуры, есть четыре билета. Предлагаю девушкам вечером надеть вечерние платья, и явиться при полном параде к дому культуры, а мы наденем смокинги и в карете подъедем.

— Хорошо, мы пойдем с вами в дом культуры, а потом одни вернемся домой! Расставание мы уже проходили в прошлую встречу, и у нас нет вечерних платьев! — откликнулась Белла. — И карет нет!

Ребята на ее слова внимания не обратили.

Девушки тщательно подготовились к встрече с молодыми людьми. Прически — кудрявые. Лица, как шкатулки расписные. Пары после встречи у дома культуры сменились: Алла с Пашей, Белла с Юрой, так они и сели в концертном зале. Сцена, то сильно освещалась светом, то погружалась в темноту вместе с залом. Спасительная темнота сближала пары. После концерта все четверо остановилась перед входом в дом культуры. Паша предложил:

— Есть предложение разойтись по парам, но в новом составе.

— Расходимся по новым парам, — ответила Алла и пошла с Пашей.

Паша на Аллу не нападал, не обнимал. Они шли сквозь теплый, летний вечер. Молчали. Белла шла с Юрой и тоже молчала, но долго она не выдержала нового спутника и догнала Пашу.

— Паша, ты мне нужен! — закричала Белла с печалью в голосе.

— А мне нужен Юра, — отозвалась Алла и подошла к нему.

Обе пары, как по команде свыше обнялись и вздохнули.

— Девушки, мы живем на первом этаже пятого корпуса пансионата. Окна для вас будут открыты. Мы вам стул подадим. Вы по нему к нам в комнату залезете на бокал шампанского, — предложил Юра. — Можно вам зайти и через центральный вход, но там могут возникнуть проблемы.

— Где наша не пропадала, залезем к вам через окно, — ответила всегда довольная Алла, когда дело касалось приключений.

Парни зашли в здание через центральный вход, а девушки забрались к ним через окно.

— Мы и вошли в историю своей жизни через окно любви, — сказала Белла с лирическим настроением, осматривая обстановку комнаты.

На столе стояло шампанское. Лежали яблоки и коробка шоколадных конфет. В комнате стояли: диван, два кресла, телевизор, шкаф с посудой, и стол со стульями.

— Я этому очень рад, — сказал Паша, обнимая ее за плечи, — ты мне, очень нравишься, Белла! — И он нежно поцеловал ее щеку.

Все четверо сели вокруг стола. Фужеры наполнили шипучим напитком счастья, звонко стукнули ими в порыве чувств. Съели, кто конфету, кто яблоко… Полчаса поседели за столом, и разошлись по комнатам.

Алла с Юрой просто свалились на двойную кровать, составленную из двух. Они не разговаривали, а вцепились друг в друга руками, и могли только терзать себя и одежду. В комнате Паши стоял диван в разложенном виде, на который села Белла. К ней подсел он. Они сидели и разговаривали. На столе еще стояло шампанское, и лежали конфеты. Комната служила гостиной. Он смотрел телевизор. Она смотрела на экран и быстро ела яблоко.

— Как себя чувствуешь? — спросил он, обнимая ее рукой за талию.

— Прекрасно, — ответила она, запихивая в рот очередную конфету.

Она посмотрела в сторону телевизора. На экране актеры целовали друг друга. Он вновь обнял ее за плечи.

Она продолжения банкета нетронутой любви неосознанно боялась:

— Паша, я наверно глупая, но давай уйдем отсюда! Уйдем через окно. Прошу тебя, уйдем, — проговорила Белла. Легкомыслие от нескольких глотков шампанского выветрилось из ее головы.

— Хорошо, я вылезу с тобой через окно, — ответил Паша.

Он опустил стул за окно. Они по очереди спустились на землю. Затем он положил стул на подоконник, протолкнул его в комнату и прикрыл окно. Послышался звон стекла. Но они на него внимания не обратили.

— Ой, как хорошо! — воскликнула Белла, и сама обняла Пашу, а потом его оттолкнула: — Пойдем, погуляем! Ночь такая теплая. Сверчки поют. С тобой хорошо.

Белла почувствовала, как жемчужные бусы сдавили ей горло. Она попыталась бусы от шеи оттянуть, но они давили все сильнее.

— Хорошо так хорошо, я провожу тебя домой. Можно и пешком прогуляться, — сказал Паша, и невольно заметил манипуляции девушки на шее с бусами.

Он попытался снять с нее бусы, но у него ничего не получилось.

— Вот славно! Я люблю вечерние прогулки, но для одной — вечерние прогулки несбыточные, одной ходить страшно, — попыталась Белла сказать весело, но ей стало еще больнее от жемчужных бус, подаренных ей школьным другом Сережей отъездом.

Разговаривая, они подошли к домику. Белла постоянно держала руку между бусами и шеей. Жемчужные бусы давили нещадно. Возникало ощущение, что Сережа протягивает к ней свои руки, предупреждая об очередной опасности. Вездесущая Ивановна стояла у ворот, освещенная единственным фонарем на столбе. Тень от деревьев падала на ее плечи. Хозяйка ждала квартиранток, как будто кто ее предупредил, что они уже идут.

— Белла, ты одна или не одна? Кто это с тобой? О, это мужчина!

— Задерживается Алла, — ответила Белла, отходя от Паши.

— Мужчина, вам сюда нельзя! Я девушек предупреждала! — возмущенно закричала Ивановна.

— Понял. Белла, счастливо! Завтра на пляже встретимся! На прежнем месте! — крикнул Паша.

— Счастливо, Паша! — ответила Белла, поцеловав его в щеку.

Паша не ответил. Возвращался он медленно. С двух сторон от центрального входа пятого корпуса росла пышная туя. Паша прошел мимо туи, мимо белых колонн, открыл массивную дверь с латунными ручками, и совсем тихо прошел в здание пансионата.

Павла остановила дежурная по корпусу:

— Вы уже приходили, но не выходили и опять входите!?

— Бывает, что выходят, но не входят. Можно я тут посижу?

— А, что у вас в номере происходит? Идемте, посмотрим ваш номер.

— Нет, я сейчас туда сам пойду. Я просто гулял по каштановой аллее.

Паша вошел в свой номер. Комната в спальню была закрыта. Он поднял стул с пола и лег на диван. Сон сморил его до утра.

В соседней комнате шуршали Алла и Юра. Любовью занимались мужчина и женщина, или так казалось Паше сквозь стенку, сквозь сон, но ему все это было безразлично.

Утром Белла проснулась, и чуть не заревела от досады, увидев, пустую постель Аллы. Или она хотела оплакать судьбу подруги? Тут она вспомнила, что Паша будет ждать ее на пляже, и, повеселев, стала собираться. В комнату заглянула Ивановна:

— Белла, а Алла так и не приходила? Вот мать ей задаст жару дома!

— Нет, она еще не приходила. И я никак не могла проснуться.

На пляже Паша ждал Беллу. Он одиноко сидел на большом покрывале с картами.

— Белла садись рядом. Алла с Юрой еще спят.

— Мне страшно за них. Ты слышал, что они живые?

— Они взрослые люди, и знают, что делают.

— У нее ведь это впервые, — вздохнула Белла. — Ой, что будет…

— Я смотрю, ты опять пришла на пляж со своим жемчужным ожерельем, оно совсем не гармонирует с твоим купальником!

— У меня не получается снять жемчужные бусы. Дворец сломался.

Солнце припекало. День становился знойным. Илья стоя наблюдал за Беллой и Пашей, которые гуляли по берегу, потом искупались и легли на одно покрывало лицом вниз. Паша еще раз пытался развинтить дворец бус на шее Беллы, но дворец не поддавался. Тогда он достал мужской маникюрный набор и разрезал нитку. Жемчужины покатились на покрывало.

Белла стала собирать бусы. Среди бусинок лежала перламутровая бабочка. Руки у нее нервно затряслись, когда она брала бабочку в руки. Ей показалось, что бабочка не перламутровая, а это мертвая бабочка. «А, что если — эта царица тех белых бабочек? Нет, это обычная ракушка, каких здесь много», — подумала она и услышала голос Паши.

— Белла, если Юра и Алла не придут через пять минут, то мы с тобой пойдем в кафе. Я не хочу идти на обед. У меня тяжело на душе.

— Хорошо, идем в кафе. Они не придут.

Недалеко от пляжа находился ЗАГС. Они посмотрели на вывеску, и зашли внутрь, где внимательно прочитали памятки для тех, кто хочет вступить в брак.

— Паша, здесь указаны очень большие сроки от подачи заявления до регистрации брака! Нет, брак нам с тобой не светит!

— Белла, я просто читаю. Ты лучше скажи: из какого ты города?

— Нам не быть вместе, так зачем мне исповедоваться до предков?

— Я с тобой поеду к тебе домой, зайду к твоим родителям.

— Если только ты со мной поедешь. Слабо в счастье верится. Я не чувствую общности между мной и тобой до такой степени.

Они зашли в маленькое кафе. Паша заказал еду на двоих. Поели.

— Белла, я бы с удовольствием пошел к тебе. Не хочу в пансионат идти! Не хочу! Придем ко мне, а там Алла спит или Юра сидит! Пойдем к тебе, скажи хозяйке, что произошла замена Аллы на меня.

— Паша, не шути так! Я отвечаю за нее перед ее мамой, она просила меня за подругой посмотреть. Ее парень Вася на север уехал служить.

— А куда мне идти прикажешь? Они же там вдвоем спят в нашем номере. Ну, пожалуйста! На пару часов зайдем к тебе, все легче будет ждать их появления.

— Хорошо, на пару часов пойдем ко мне, а потом пойдем на пляж.

Они вышли из кафе, и пришли в маленький домик.

Ивановна крикнула вслед:

— Только до вечера мужчина может быть в домике!

Паша лег на кровать Аллы и уснул. Белла легла на свою кровать, долго вертела в руках перья павлина. Она внимательно посмотрела на Пашу, и уснула.

Разбудил их возглас Аллы:

— Спите и врозь! — она покачнулась. — А мне дайте поспать!

Паша поднялся с ее кровати. Алла легла на постель и отключилась.

Белла с Пашей взяли пляжные сумки, и пошли на пляж.

— Белла, часок позагораем, искупаемся, а затем пойдем вдвоем в пансионат. Мне одному не хочется туда идти, во мне поселился тормоз.

— Я пойду с тобой, не волнуйся, но пройдем в корпус через центральный вход.

Они прошли через центральную дверь корпуса пансионата, зашли в номер, и замерли: на полу в луже крови лежал Юра, и слегка шевелил пальцами. Голова его была в крови. Бутылка лежала рядом.

— Я вызову врача, — крикнул Паша и побежал к дежурной корпуса.

Белла вспомнила, что пока они шли в номер, видела кабинет врача. Она позвала врача. Вдвоем они пошли в номер.

По дороге их догнал Паша:

— Скорую помощь вызвал, скоро приедет.

Врач осмотрела голову Юры, и сказала, что с ним все нормально, несмотря на то, что удар был сильный. Потом она увидела разбитую бутылку из-под водки.

— Понятно откуда кровь. Он разбил бутылку, рука поранена.

— То-то мне идти сюда не хотелось, — сказал Паша.

— Молодой человек, помогите положить мужчину на диван.

Скорая помощь быстро сюда не приедет. Я осмотрю раненного мужчину, перевяжу его. Он жив. Раны на руке не опасны, но крови через них он много потерял. Скорая помощь увезет его на рентген головы. У нас в пансионате есть отдел охраны, сходите за детективом. Его зовут Илья. Пусть он все в номере осмотрит, — сказала врач, продолжая осмотр раненого.

У ворот пансионата один охранник дежурил, а остальные охранники находились в служебном помещении, расположенном рядом с воротами. Илья играл в домино с охранниками.

— Илья, по твою душу пришли. Посмотри, какая серьезная пара тебя спрашивает, — сказал охранник.

— Да, нам нужен Илья, — подтвердила Белла.

— Я весь внимание! — быстро ответил молодой человек.

— Проблемы в корпусе номер пять. Вам необходимо туда с нами пройти, — перехватил инициативу Паша.

Втроем пошли назад. Паша по дороге ввел Илью в курс дела.

Илья, выслушав историю со слов Паши, сделал свои выводы:

— Из вашего рассказа я понял, что в кровавой драке вы оба не участвовали, что у вас на это время есть алиби, и по вашим словам вас видели в ЗАГСЕ, в кафе, и хозяйка дома девушек. Мне надо бы поговорить с Аллой, — заключил свои выводы Илья.

— Она спит, — отозвалась Белла.

— Разбудите, приведите ко мне. Меня найдете в пятом корпусе.

Белла вернулась в свой домик, попыталась разбудить Аллу, но она спала очень странно, и ее невозможно было разбудить. Все старания оказались напрасными. Она позвала Ивановну.

Ивановна несколько разволновалась:

— Ребята, понятно, чем Алла занималась всю ночь! Все любовью занимаются, но и на работу ходят и просыпаются! А с ней проблема другая. Она спит, и не реагируют даже на тряску за плечи. Как она еще до дома дошла?

— Пришла и сразу уснула. Врача вызвать? — спросила Белла.

— Скорую помощь вызвать! Не хватало мне смертей в моем доме, а потом никто квартиру у меня не снимет. Телефон на веранде! — крикнула она Паше. — Звони мужик, у нас одна машина скорой помощи на поселок.

Паша второй раз за день пошел вызывать скорую помощь.

Дежурная спросила:

— Мужчина, вы всей Абрикосовке скорую помощь вызываете?

— Нет, одной паре, которая распалась на две части в разных местах, — ответил по телефону Паша, потом он обратился к Белле: — Белла, Илье надо сообщить, что Алла спит и не просыпается.

— Паша, Илья дал мне свою визитку, возьми ее, и сам позвони.

Паша взял визитку и позвонил детективу Илье:

— Илья, вас беспокоит Паша. Алла не просыпается.

— Ваш приятель тоже крепко спит. Раны ему врач перевязала. Скорая помощь его не взяла, сказали, что нет причины для рентгена. Он цел.

— Они не отравились? Что могло с ними произойти?

— Хорошая мысль, ее проверяем. Когда приедет врач к вам, пусть потом заедет в пятый корпус, заберет второго человека с отравлением.

Паша решил внести ясность в ситуацию своей жизни в пансионате:

— Белла, мы вас немного обманули. Понимаешь, нас в номере три человека живет. Мы с Юрой живем в спальне, в которой две кровати стоят отдельно, для вас мы их сдвинули, а в гостиной живет еще один мужик. Поэтому я и не хотел идти в номер.

— Паша, а где сосед? Он кто? Он где? Он пьет? — Белла быстро задала вопросы.

— Знать бы кто он! Странный тип. Потом еще непонятно откуда взялась бутылка водки. Юра водку не пьет!

— Водку ваш сосед мог принести. Можно отпечатки проверить.

В это время появилась врач скорой помощи и спросила:

— Где больная? Если спит — разбудите! — командным голосом сказала врач, нетерпеливо глядя на Аллу.

— Не получается разбудить. С Аллой что-то произошло. Есть вероятность, что этой ночью у нее первый раз в жизни был мужчина, — сказала Белла доверительно.

— Я осмотрю пациентку. Всем выйти за дверь!

Через пять минут врач вышла во двор домика и сказала:

— Ребята, могу сказать: ранений у девушки нет, и у нее мужчины никогда не было. Ваша девушка — девушка. В больницу ее возьмем, она не просыпается.

— Что!? — спросил Паша. — Почему Алла девушка?

— Я ничего не могу добавить. Мужчина, вы с нами поедите.

Машина скорой помощи подъехала к пятому корпусу. На скамейке сидел Илья. Врач обратилась к нему:

— Илья, опять шампанское виновато?

— Так точно! Шампанское они пили. Положите девушку на вторую кровать, пусть спит. На первой кровати спит мужчина.

— А мне, где спать? — спросил Паша.

— Ты лучше ответь, где шампанское покупал? — спросил Илья с жесткой интонацией в голосе.

— В буфете я купил бутылку шампанского. А что нельзя?

— Буфетчицу уже увезли в полицию, с ней разговор особый. Шампанское местного разлива, в него добавляли снотворное, и всем от такого напитка в пансионате появлялось дело. Платили по таксе.

— Но мы с Беллой тоже пили шампанское! — воскликнул Паша.

— Вы немного пили, а спать хотелось? — спросил участливо Илья.

— Я и сейчас спать хочу. А почему бутылка водки разбита?

— Ты мужик даешь, ее ты разбил. Стул бросал в комнату с улицы?

— Бросал, я стул на подоконник положил, а он скатился в комнату.

— Вот и разбил бутылку водки, ее сосед у ножки стола оставил.

— А кровь? Откуда столько крови на Юре?

— Юра упал с дивана и поранился о бутылку.

— А почему Алла девушка?

— Ну, ты мужик даешь! Проснется Алла, у нее спросишь, почему она девушка, а сейчас сам ложись спать. Медсестра за вами присмотрит. Ха, почему Алла девушка? Этого у меня еще никто не спрашивал, — и довольный, полным разоблачением происшествия, Илья удалился, прихватив с собой бутылку с шампанским.

Паша лег на диван и уснул. Белла спала у себя в комнате, ей снился сон, словно она белая бабочка и летит через море… На небе собрались грозовые тучи. Молния осветила пятый корпус, пошел дождь. Запоздалые путники бежали по лужам, влетая в корпус мокрыми.

Наступило третье утро со дня знакомства. За окном светило солнце, оно звало своими лучами на море. Белла проснулась, перевернулась, стала вспоминать события прошедшего дня, собираясь на пляж. Алла пришла с ребятами. Песок после ночного дождя был еще влажный.

— Отравились мы все шампанским, — проговорил Юра.

— У вас, что ничего с Аллой не было? — спросил Паша, не выдержав неопределенности их отношений.

— Все тебе расскажи, но я Аллу не вскрывал, как шампанское, — с ноткой раздражения ответил Юра, разглядывая Аллу с ног до головы.

— Вы чего там обо мне говорите?! — заволновалась Алла, — у меня все нормально.

— Хорошо, что все целы, — подвела итог Белла. — А где ваш сосед?

— Какой еще сосед? — спросила Алла и посмотрела на Юру.

— Девушки, мы вас обманули, — начал было говорить Юра.

— Сосед по номеру — подставная утка, он из шайки буфетчицы. — Сосед заставлял покупать шампанское в буфете по большой цене, после этого в корпусе номер пять, отсутствовала скука, как и в других корпусах пансионата, — объяснил Паша. — Здесь все по таксе.

Все четверо замолчали. Солнце припекало молодые спины.

— Я предлагаю экскурсию по морю. Хотите поехать сегодня? — спросил Паша и прикрыл собой часть спины Беллы.

— Когда? — очнулся Юра, поднимая голову от карт.

— После обеда. Девушки, почему молчите? — спросил Паша, поднимаясь с песка.

— Сколько стоит экскурсия? — спросила Алла, опуская края шляпы.

— Мы заплатим за путешествие, — сказал Юра, собирая колоду карт.

— Мы поедем на экскурсию. Где встречаемся? — спросила Белла.

— На причале встретимся, — ответил Паша, уточнил время начала экскурсии.

Белый теплоход качался на волнах. Публика по узкому трапу заходила внутрь судна. Две палубы с местами для пассажиров ждали отдыхающих. На нижней палубе располагался буфет. Основная масса людей села на верхней палубе, над которой была крыша, но не было стен, здесь ветер продувал пассажиров со всех сторон, и можно было смотреть во все четыре стороны.

Звучала музыка. Паша и Белла присоединились к публике на верхней палубе. Юра и Алла сели на нижней палубе, закрытой со всех сторон. Они готовы были смотреть друг на друга.

Морские волны плескались с трех сторон теплохода, а с одной стороны виднелся удаляющейся поселок. Вода, ветер, солнце — в ассортименте. Публика после обеда сидела полусонная. Неожиданно все по очереди стали поднимать ноги, послышались крики женщин. Под ногами у Паши пробежала маленькая низкая, длинная собачка — такса. Под ногами у Беллы вторая собачка завертелась и выбежала на свободу.

— Ой, — только успела выдохнуть Белла.

— И здесь таксы бегают, — вздохнув, сказал Паша.

Таксы быстро спустились на нижнюю палубу. Послышались крики Аллы и Юры. Видимо они окончательно проснулись. Публика оживленно заговорила. На верхней палубе появился человек в цирковой одежде. Он поставил тумбу. Таксы подбежали к нему. Несколько номеров с участием двух такс развеселили пассажиров. Пришли два одинаковых мальчика лет десяти. Таксы и мальчики синхронно выполнили номер. Публика ликовала.

Теплоход подошел к первой остановке.

— Уважаемые пассажиры, предлагаем посетить завод виноградных вин, вы пройдете мимо виноградника, увидите погреб, расположенный под землей. Вино можно купить по льготной цене, — проговорила громко экскурсовод.

Люди прихватили сумки и кошельки. Паша и Белла сошли на берег.

Виноградник рос в стороне от экскурсионной дороги. Метров десять публика шла мимо прозрачной изгороди. Заводик — погребок из старого красного кирпича неожиданно возник на глазах людей. Экскурсантам показали, как хранят вино, предложили дегустацию вина.

Люди, попробовав вино из пластмассовых стаканчиков, потянулись покупать его в пластиковых бутылках. Те, кто ехал за вином, взяли несколько бутылок в свои крепкие сумки. Остальные взяли по бутылке или совсем ничего не купили. Люди заметно повеселели.

Паша купил две бутылки вина местного разлива. На ощупь бутылки были слегка прохладные, а число градусов на этикетке не пугало своим числом. Он отнес одну бутылку Юре с Аллой. Белла отказалась от вина, и купила себе бутылку минеральной воды в буфете, да пару пакетиков чипсов: себе и Павлу. Он незаметно выпил всю бутылку прохладного вина. Она выпила воду.

— Белла, значит так, мы за девушек просто так не платим, ты мне отработаешь билет на эту экскурсию, — резко опьянев, язвительно процедил сквозь зубы Паша.

— Ты много выпил вина, и забыл, что вы с Юрой обещали за нас с Аллой заплатить, — возмутилась Белла с нескрываемым удивлением.

— Еще чего! А шампанское! Ты знаешь, сколько оно стоит!

— Я заплачу вам за поездку на теплоходе! Вышлю деньги почтой!

— Собой, милая моя, заплатишь. Сейчас будет остановка, мы с тобой на ней выходим, а на обратной дороге нас заберут.

— Ладно, — испуганно согласилась Белла.

На следующей остановке Паша взял свою спортивную сумку и сошел по трапу на берег. За ним спустилась Белла. Они оба оказались на пустом пляже среди прибрежных деревьев. В этот момент жемчужных бус на шее Беллы не было, они горсткой остались лежать на подоконнике, рядом с перьями павлина.

Белый теплоход уплыл. Паша расстелил знакомое пляжное покрывало. И совершенно неожиданно он стал срывать одежду с Беллы.

— Паша, я сама сниму одежду. Я в купальнике.

— А я тебя не загорать позвал! Мне твой купальник не нужен!


Паша скинул с себя одежду, представ перед Беллой в одежде нудиста.

Она впервые в жизни видела голого мужчину. Ее охватил ужас. А он все пытался сорвать с нее купальник. Белла стала драться со скользким и ставшим противным мужчиной!

— Паша, не надо! Не надо, Паша!! Я прошу тебя!!! — кричала Белла, удерживая на себе купальник, защищая свое тело от наглых рук мужчины.

— Хватит мне твоей девственности на одного. Я не отпущу тебя! Белла, ты моя! А я буду твоим первым мужчиной! Всю жизнь мечтал быть первым! Представляешь, какое это удовольствие! Такого счастья в моей жизни еще не было! — кричал Паша.

Она извивалась изо всех сил, пытаясь ударить мужчину кулаками. Он скрутил ей руки, губы закрыл поцелуем, пытаясь всем телом производить незнакомые для нее движения. Это последнее движение, ему долго не удавалось.

Она стала его бить освободившейся рукой. Он рассердился, приподнял ее за плечи. Она вывернулась! Он разозлился и отбросил девушку на каменистый пляж. Она обмякла всем телом, и молчала от нереальности происходящего с закрытыми от обиды и боли глазами.

— Белла, я люблю тебя! Я очень тебя хочу! Очнись любимая!! — кричал трезвеющий мужчина на одиноком, заброшенном пляже.

А в ответ тишина. Паша оделся. Ему стало скучно и страшно. Он подумал: а если Белла умерла? Посмотрел на тело девушки. Ему захотелось убежать от распростертого на песке тела.

Он огляделся: с одной стороны море, с другой степь.

— Паша, мы где? — тихо спросила Белла, приходя в сознание.

— Мы с тобой находимся на диком пляже, а я настоящий дикарь, — с досадой и ненавистью к самому себе, проговорил Паша. — Адреналин победил алкоголь.

— Что со мной? Мы загорали? — пролепетала Белла.

— Да, любимая, мы загорали. У тебя был солнечный удар. Все уже хорошо, — прошептал Паша, не веря своему счастью, что Белла живая.

— Паша ложись рядом, мне нужны твои силы, у меня странная слабость, — проговорила Белла, испытывая полное бессилие, боль и незнакомое чувство к этому мужчине.

Паша лег. Белла обняла его, прислонилась к нему всем своим телом.

— Паша, я тебя, люблю, — проговорила она, сливаясь с ним всем своим существом, без единой здравой мысли в голове. Она обвилась вокруг него, как настоящая Белла, вокруг крепкого дерева.

Потрясенный мужчина молчал от полной неожиданности. Вино из него выветрилось окончательно. Он нежно поцеловал ее. Полностью придя в себя, от удивления округлил свои большие глаза и воскликнул:

— Белла, я боюсь тебя! Честное слово, боюсь.

В Белле прошел страх, в нее вселился дух сладострастной женщины. Она себя не понимала. И, как вскрытая бутылка шампанского, она не могла погасить все прекрасные искорки новых чувств, заполонивших ее до краев.

Чувства стали выплескиваться из недр ее существа. Она хотела этого первого своего мужчину. Она изнемогала от чувств к нему, и чувствовала его каждой проснувшейся клеточкой своего тела.

Недолго Паша сопротивлялся неожиданному счастью после короткого несчастья. Он откликнулся на счастливые пузырьки шампанского в виде первых женских чувств. Он пил первую любовь женщины с нескрываемым восторгом.

Сколько продолжалась любовная оргия на покрывале, прикрывающем мелкую гальку дикого пляжа, они не знали, но в какой-то момент остановились оба. Они сели, встали, оделись. Легкий ветер любви, дующий со стороны моря, потрепал спутанные волосы. Белла подняла голову: над ними покрутился аист, и вскоре исчез, вероятно, полетел к своему гнезду на столбе линии электропередачи.

На горизонте показался белый теплоход. Влюбленную парочку никто на нем не встречал. Аллы и Юры нигде не было: не было их на верхней палубе, не было их на нижней палубе. Искать парочку никто на теплоходе не собирался.

Белла и Паша вернулись на берег. Он остановил машину, и отвез ее домой, а сам уехал в пансионат. Она вымылась под холодными струями воды, и легла спать, но долго не могла уснуть.

Ей казалось, что если бы Паша не срезал с ее шеи жемчужные бусы, то драки и любви на диком пляже среди скал никогда бы не произошло. Она попыталась найти бусы, но они словно испарились — их нигде не было. Тогда она потянулась к перьям павлина, но и они от нее отшатнулись.

Белле стало душно в комнате, хотя бусы на шею не давили, но она чувствовала их на шее, хотя руками их не находила. Стало жутко. Она поискала глазами бабочку. Бабочка сидела на перьях павлина и качала маленькой головкой то ли от ветра, то ли она была живая царица белых бабочек. Бабочка кивнула девушке, и та уснула, точно провалилась в бездну, из которой вылетела бабочкой…


Глава 3

Утро играло солнечными лучами сквозь занавески. Белла проснулась. Аллы на своем месте не было. Паша проснулся, но не обнаружил Юры. Белла с Пашей встретилась на пляже, прикосновения их рук стали более откровенными, они заметили внимательные и осуждающие глаза окружающих отдыхающих. Им вдвоем было хорошо, но совесть подсказывала, что надо бы вспомнить об отсутствующих.

— Белла, я позвоню Илье, и скажу, что нет Юры и Аллы, что они пропали с теплохода и до сих пор не вернулись.

— Звони, любимый, звони, — ласково проговорила Белла, слегка обнимая родное тело первого мужчины.

Паша набрал номер телефона детектива на своем телефоне:

— Илья, вас Паша беспокоит, у нас Юра и Алла пропали.

— А, это вас все беспокоит: «Почему Алла девушка»? Мне экскурсовод звонила, и сказала, что Юра и Алла остались во дворце Павлина. Сегодня они приедут.

— Спасибо, — поблагодарил Паша детектива и обратился к Белле: — Белла, они сегодня обязательно приедут, у них экскурсия с продолжением во дворце Павлина.

Вот теперь они лежали под солнцем со спокойной совестью.

— Паша, а что будет с нами? — спросила Белла, проводя пальцами по его волосам.

— Мы поженимся. Я тебе об этом говорил, — не веря самому себе, ответил Паша.

— А я решила, что ты пошутил, — прижимаясь к Павлу трепетной ланью, пробормотала Белла.

— Мы подадим заявление на регистрацию брака через неделю.

— У меня как раз неделя остается до отъезда. Ой, как хорошо! — воскликнула Белла и вытянулась рядом с Павлом на песке.

— Белла, мы потеряем целую неделю? Нет. Пойдем ко мне в номер.

Они встали, собрали с песка вещи, и пошли в сторону пансионата.

Паша сходил на обед, принес еду для Беллы. Она поела. Они закрыли дверь в номер. Белла вела себя значительно спокойнее: без особой страсти, но и без излишней холодности. С женщинами у Паши дела не очень складывались, а теперь все складывалось не лучше, чем всегда!

Пашу и Беллу потревожил стук в дверь.

— Сони, откройте! — послышались знакомые голоса Аллы и Юры.

Паша открыл дверь.

— Чего кричим? — спросил Паша, но, увидев парочку, замолчал.

Перед ним стояли Юра и Алла в новых нарядах.

— Паша, не удивляйся, — сказала Алла, — понимаешь, мы попали во дворец Павлина. Он не совсем музейный, в нем живут люди, но раз в неделю к ним пускают экскурсии. Правда, у них суровые законы. Первую ночь нетронутой девушки отдают графу, со странным именем Павлин. Юра меня ему и отдал. А я не плачу. Граф Павлин наградил меня деньгами, и мы с Юрой купили новые вещи.

Юра стоял и понуро молчал с отсутствующим взглядом.

— А утром меня отдали Юре под взглядом графа Павлина, а я не плачу, — Алла всхлипнула. — Мы выпили по бокалу вина и были очень спокойные, даже не возмущались. Граф Павлин коллекционирует только тех, с кем можно спать первый раз, а он откуда-то узнал, что я девушка. Меня на берегу встречали на ковровой дорожке с цветами. Рядом с дорожкой стояли суровые мужчины с трезубцами, мы не могли убежать, все было подготовлено.

— Все было по таксе, — сказал задумчиво Юра.

Белла вышла из спальной комнаты, и, посмотрев на Аллу, сказала:

— Алла, идем домой, нам надо с тобой отдохнуть.

— Идем домой, — как эхо отозвалась Алла. — Я думаю, мужчины возражать не будут. До свидания, мальчики!

Дорогой подруги обменялись последними новостями и впечатлениями, которые обрушились на их головы, а точнее на их молодые тела.

— Алла, что мне делать с Пашей? Я ведь прекрасно помню, что он меня ударил о каменистый пляж так, что я чувств лишилась. Мне он сказал, что со мной случился солнечный удар. Я делаю вид, что ему верю, и изображаю страстную любовь. На самом деле я его боюсь!!! — выдохнула из себя страстную тираду слов Белла.

— Белла, досталось тебе! Продолжай изображать любовь, а я так рассердилась на графа Павлина и Юру! Я готова была их убить, но потом изобразила полную покорность, даже счастье. Там такая охрана! Сама не знаю: мстить или все забыть?

— Алла, говорили нам умные люди, чтобы мы не ездили одни, а мы с тобой поехали за морскими орехами.

— Я таблетки во время выпила, ведь я их в сумке носила с собой по совету старших подруг. Но такая грусть и тоска в душе! Я видела дворец Павлина, он с внешней стороны древний, а внутри модный. А граф Павлин! Бог ты мой! Крутой мужчина.

— Значит, все забыть и не мстить?

— Белла, о чем, ты? Какая месть! У меня чувство страха осталось!

На крыльце дома задумчиво сидела Ивановна, но, увидев девушек, она обрадовано заговорила:

— Девочки! Вернулись! Я уже жду вас, жду.

— Спасибо, вам за участие, — сказала Белла. — Все у нас нормально.

Девушки зашли в домик, прошли в свою комнату.

— Как все изменилось! — воскликнула Алла. — Вечность прошла!

— Это точно, — отозвалась Белла, — Паша обещал на мне жениться.

— И ты веришь? Мне никто жениться не обещал…

У ворот загудели автомобили. Послышался услужливый голос Ивановны. В комнату к девушкам вошел красивый, вальяжный господин в белом костюме.

— Алла, я за тобой приехал! Не хочу быть больше женским коллекционером! Я хочу жениться на тебе! Сейчас! Вставай! Платье тебе принесут. Нас ждут на регистрации брака!

Двое крупных мужчин в костюмах внесли в комнату огромных пакеты, в которых были: платье, фата, туфли, нижнее белье.

— Извини, что еще и Юре тебя отдал, но иначе бы ты его не забыла, а сейчас ты его забудешь, — сказал спокойно граф Павлин, — Алла, мы ждем тебя. Возьми свою подругу, будет твоей свидетельницей.

— Алла, вот счастье-то тебе привалило! — воскликнула Белла, с восхищением взирая на дары графа Павлина.

— Белла, он такой необыкновенный! Вот и результаты, — Алла показала на пакеты.

Она пошла в летний душ, но довольно быстро вернулась.

— Прохладная водичка! — простучала зубами Алла.

Белла переоделась, и стала помогать одеваться Алле, потом подруги вышли во двор. Ивановна всплеснула руками при виде Аллы в великолепном наряде.

Ворота открылись настежь. Дверцы в трех машинах открылись. Люди быстро исчезли в машинах. Машины одновременно отъехали от домика. В загсе двери открылись. Журнал регистрации брака раскрылся. Бланк регистрации был заполнен. Все было написано. Осталось графу Павлину и Алле поставить подписи. Они поставили свои подписи на бланке заявления. Получили свидетельство о регистрации брака.

— Можно мне с вами не ехать? Я не могу с вами ехать!!! Мне плохо! — Белла неожиданно для всех возмутилась, и стала оседать на пол.

Беллу подхватили под руки, положили в одну из машин, увезли в маленький домик. Девушку высадили из машины на глазах удивленной Ивановны. Машина быстро отъехала от домика, и вскоре присоединилась к остальным машинам, которые ехали в сторону дворца Павлина.

Алла ехала в роскошной одежде, в шикарной машине, с импозантным мужчиной. Она была удивлена тому, что с ней произошло, но держала себя в руках и благосклонно отвечала на внимание графа Павлина.

Белла лежала в бедной маленькой комнате, и чувствовала себя всеми покинутой. Слезы стояли в уголках глаз. Она смотрела на маленький телевизор, выданный недавно хозяйкой. На экране юмористы смешили, а она плакала. Девушке было грустно, и болел затылок.

В комнату вошла хозяйка.

— Белла, подругу твою с шиком увезли! Почему с ней не поехала?

— Ой! Сколько всего нового произошло, а у меня голова болит, — заплакала Белла.

— Да, ты девушка на солнце перегрелась, посмотри на себя в зеркало, как ты загорела. Полежи сегодня, отдохни, завтра все будет нормально. А, где твой парень? Хороший он мужик.

— Они хорошие, когда чужие, — ответила Белла с болью в голосе.

В этот момент от пера павлина отлетела белая бабочка, она села на ладонь Беллы. Девушка ее нежно погладила одним пальцем.

— Белла, я у вас рассыпанные жемчужные бусы нашла, я собрала их на тонкую леску, — и Ивановна протянула ей бусы.

Вскоре в ворота постучали. Ивановна пошла открывать.

— Легкий ты парень на помине. Белла плачет. Иди, успокой.

— Спасибо, чувствую, что ей плохо.

Паша вошел в комнату.

— Белла, ты чего плачешь? Я люблю тебя! У нас все будет хорошо, — проговорил молодой человек, внимательно рассматривая Беллу и разбросанные по комнате вещи Аллы.

— Паша, а любить сейчас будешь, или дашь отдохнуть? — спросила устало Белла.

— Я не злодей. Отдыхай. А, где Алла? — спросил он, все еще оглядывая комнату.

— Замуж вышла за графа Павлина. Ее увезли во дворец Павлина. Я с ними не поехала.

— Сказка. Правда, что ли? — спросил Паша, садясь на постель Аллы.

— Не до шуток, — ответила Белла, надевая жемчужное ожерелье.

— Белла, ты прости меня. Я ведь не пью вино, а тут меня, как подменили. На женщин я раньше не бросался, самому за себя мучительно стыдно.

— Ладно, выжили, будем жить, — ответила Белла, держа в руках три пера павлина, и пряча в них свои зареванные глаза.

— Белла, хочешь я куплю билеты до твоего города на нас двоих.

— Тут ты почти прав. Завтра купим билеты. На билеты у меня деньги еще есть. Сегодня я никуда не пойду. Алла с нами не поедет.

В ворота постучали. Ивановна открыла двери. Перед ней стояла еле живая Алла в разорванном платье невесты.

— Они так шутят! Все было в шутку!! — крикнула Алла со слезами.

— Иди, ложись спать. Там одна уже плачет, — проворчала Ивановна.

Алла зашла в комнату. Паша привычно вскочил с ее кровати. Алла легла на постель, и отвернулась к стенке. Она содрогалась от рыданий всем своим существом. Паша вышел и позвонил Юре:

— Юра, приезжай здесь опять проблемы. Обе девушки рыдают.

— Уже еду. Надо было сразу с тобой ехать, но мне позвонили, и сказали, что Аллу увезли на регистрацию брака с графом Павлином, вот я с тобой и не поехал.

Паша вернулся в комнату:

— Вас, девушки, нельзя оставлять одних. Мы можем за вас заплатить за неделю в пансионате, будете жить рядом с нами, под нашим присмотром.

— А это возможно? — Алла повернула к нему заплаканное лицо.

— За деньги все возможно. Тут все по таксе.

В комнату вошел Юра.

— Девушки, в нашем корпусе, рядом с нашим номером, освободился номер на двоих. Есть предложение сменить вам место обитания. В пансионате все удобства, в нем кормят, есть свой пляж с топчанами.

— Если без шуток, то мы согласны переехать в пансионат, а здесь все удобства во дворе, — сказала Алла, поднимая заплаканные глаза.

— Алла, ты не понимаешь мужчин! Они говорят серьезно, но обязательно потребуют оплату, — вставила Белла свою мысль, привычно касаясь жемчужин на шее, словно ища у них защиты от предстоящих неприятностей.

— Денег у нас с Беллой только на жизнь в этом домике, еще на общий пляж, и на билеты домой. И на еду немного. Вот и все, — сказала Алла, и выглядела она при этом обреченной.

— Мы с вас деньги не просим, — ответил Паша.

— Алла, они возьмут натурой, — съязвила Белла, она уже не удивлялась, что среди жемчужин находилась перламутровая бабочка.

— Не поняла. Какой натурой? — переспросила Алла.

— Они возьмут любовью. Поняла? — уточнила ситуацию Белла.

— Зачем так цинично? — спросил Юра.

— В этом плане мы все уже потеряли, терять нам больше нечего, можно и любовью. Мне с кем? С тобой, Юра? — спросила Алла.

— Ну, девочки, вы растете. Алла со мной. Белла с Пашей.

— Я не против любви с Юрой, — поставила точку на разговоре Алла.

— А я не знаю, — честно сказала Белла, трогая одной рукой перья павлина, а второй касаясь жемчуга на шее, — не хочется лезть в долги.

— Решайте! Машина ждет у ворот. Мы заберем вас и ваши вещи, — предложил решение всех проблем Юра.

Алла встала, взяла свое платье, попросила мужчин подождать во дворе домика. Белла не двинулась с места:

— Алла, я не поеду в пансионат! Меня чуть не убили за экскурсию.

— Белла, так тебе терять больше нечего. Где гарантия, что граф Павлин до тебя не доберется? Граф Павлин — это не человек.

— Алла, но долги… Я боюсь долгов.

— Смелей, Белла, без риска богаче не станешь! — сказала Алла, собирая вещи.

Белла с отчаяньем махнула рукой, взяла свою сумку, но опять села:

— Что хочешь, а я — не поеду!

— Как хочешь, ты со мной не поехала, а они меня любили…

— Алла, я не могу! Я не могу успевать за тобой!

Алла махнула рукой и с вещами вышла во двор.

— Где Белла? — спросил Паша у Аллы.

— Она остается в домике без удобств, — сказала Алла и пошла к машине.

Паша зашел в комнату к Белле.

— Белла, в чем дело? Я тебе так противен?

— Уже нет, но я не могу вот так уехать, — сказала девушка, и обхватила рот рукой.

— Пойми, глупышка, там я буду у тебя один, а здесь я тебя от людей графа Павлина не спасу! Они вышли на ваш след, теперь вас в покое не оставят. Думай: я один, или люди графа Павлина?! Где твои вещи? Быстро собирай! Я говорю — быстро!

Белла встала, как под гипнозом забросила вещи в сумку, потом взяла перья павлина, с них скатились две перламутровые бабочки — голубоватая и белая, она их завернула в чистый носовой платок, потом положила во внутренний карман большой сумки с вещами. Паша взял сумку. Они вышли во двор.

Тут включилась хозяйка домика:

— Дамочки, но я вам деньги за оставшуюся неделю не верну!

— Это вам за беспокойство, — сказал Паша, и повел Беллу к машине.

Автомобиль с двумя молодыми парами подъехал к пятому корпусу пансионата. Все молчали. Юра пошел платить за номер для девушек на неделю. Белла с Аллой зашли в свой номер, где почувствовали себя людьми на порядок выше, говорить им не хотелось. Вскоре чистые волосы украсили головы девушек. В дверь постучали. Приятный женский голос попросил открыть дверь.

За окном волновалось море. На горизонте виднелся белый парус яхты. Женщина с удивлением наблюдала за мужчиной, который ставил перья павлина в узкую вазу, стоящую перед окном. Она только сегодня приехала во дворец Павлина, а он ее и не замечает!

— Иван Сергеевич, что ты делаешь с перьями? — спросила она, поднимая руками пышные белые волосы над своей головой.

— Стелла, не мешай! Я делаю антенну, обычную антенну, — ответил мужчина, продолжая прятать провода в перьях павлина.

— Зачем такие сложности, милый? Можно сказать таинственность.

— Все тебе расскажи! Я минирую жизнь от неприятностей. Я слежу за своим царством — государством и за своим дворцом.

— Поподробнее объясни, — кокетливо попросила Стелла, хотя ее это не интересовало. Она еще надеялась, что вернулась домой навсегда.

— Сказку Пушкина помнишь: «Царствуй лежа на боку?» Вот я и выполняю завет сказочника. Я очень люблю лежа руководить людьми.

— Объясни, для тех, кто не понимает! — капризно воскликнула дама.

Стелла еще пыталась привлечь к себе внимание мужчины.

— Хорошо, объясню. Дело в том, что у меня существует сеть подслушивающих устройств, а антенна мне помогает улучшить качество связи с моими служащими, а если кто ее тронет…

— И меня ты прослушиваешь?! — удивленно прервала его слова Стелла, поправляя воротничок белой блузки. Да и вся она была одета в белую, кожаную одежду.

— А то! Любимая женщина должна быть под контролем императора!

— Ты уже и граф, и царь, и император! Все, я обиделась.

Стелла, красивейшая из женщин, задумалась и всхлипнула. В ее голове пронеслась каша слов, которую она наговорила в разное время и по разному поводу. Она взяла кожаный чемодан на колесиках, который еще не распаковала, вызвала такси и уехала в пансионат, пока Иван Сергеевич настраивал антенны во дворце, принадлежащем ему с незапамятных времен.

В комнату вошла интересная блондинка со знакомым лицом.

— Девушки, я певица Стелла. Я сегодня приехала в пансионат. Мой номер находится недалеко от вашего номера. Я видела вас в фойе. Вы мне очень понравились. Девушки, вы не могли бы мне немного помочь?

— Чем мы можем вам помочь? — спросила Алла, расчесывая волосы.

— Все предельно просто: через три дня у меня концерты в Абрикосовке, и в соседнем городе Кипарисе, и один концерт состоится в пансионате. Мне нужны две девушки для заднего плана. У вас рост одинаковый. Одежду я вам дам. Стойте за моей спиной, изображайте поющих девушек. Вы петь умеете?

— Мы с Аллой пели в художественном училище, — ответила Белла.

— Отлично! Сегодня вечером я вас жду после ужина.

— Мы придем, — естественно последнее слово произнесла Алла.

Стелла ушла.


Пришли Юра и Паша.

— Устроились? После обеда едем на лодках кататься, — сказал Паша.

— А нас пригласили петь, сегодня репетиция, — ответила ему Белла.

— Какое еще пение? В какую историю уже попали? — спросил он.

— В местную историю. Певица Стелла живет в соседнем номере.

— На работу устроились? На лодках с нами поедете? Здесь волн больших не бывает, — с легким раздражением предложил Юра.

— Не сердись, Юра, репетиция после ужина, — ласково обратилась к нему Алла.

— Ой, ты уже ласковую лисицу играешь!

— Стелла только что вышла, скажи ей, — удрученно сказала Алла.

Паша внимательно осмотрел одежду на девушках и сказал:

— Замнем раздражение для ясности. Мы по другому поводу пришли. Белла, я дам тебе немного денег на одежду, ее продают перед входом в столовую. Мы сейчас идем на обед, а ты посмотри для себя что-нибудь интересное. Юра даст деньги Алле. Вот возьмите деньги, в столовой встретимся. У нас один столик на четверых.

Мужчины вышли.

— Белла, золотой дождь! В жизни у меня никогда ничего подобного не было!! — воскликнула Алла с наигранной веселостью в голосе.

— Алла, у нас тут жизнь, как на вулкане. Пойдем смотреть на себя новые вещи.

Светлая летняя одежда весела и лежала на прилавках. Они выбрали пару модных тряпок, и спокойно вошли в столовую.

В конце зала сидели Паша и Юра.

— Девушки, а на вас все мужчины смотрят! Пока вы шли через столовую, они шеи свернули! Садитесь за стол, ставьте в меню птички, как свои пожелания на следующий день, — сказал обходительный Паша.

Юра сидел хмурый и недовольный, истории с Аллой его мало радовали. Ему стало казаться, что и с этих концертов и репетиций ее кто-нибудь увезет. После обеда четверка пошла на берег лимана.

На лодочной станции лодки выдавали за деньги, под залог. Взяли друзья две лодки, поплыли один за другим по лиману. Паша и Белла просто разговаривали. Алла и Юра оглушительно молчали.

Ветер дул слабый. Солнце светило за облаками. День царил с переменой облачностью. Такое же настроение царило у людей в лодках. Белла радовалась жизни и очередному приключению.

Алла пыталась улучшить настроение Юры:

— Юра, я этой ночью буду спать в твоем номере, а Паша в нашем. Тебя это немного утешит?

— Алла, я боюсь, что к тебе набегут мужчины, а я встану в очередь.

— Кто может добежать до меня быстрее тебя? — пыталась рассмешить его Алла.

Послышался шум моторной лодки. Моторная лодка сделала круг вокруг лодки с Аллой. Лодки сблизились. Сильные мужские руки вытащили Аллу с кормы обычной лодки, и пересадили в моторную лодку. Взревел мотор, и моторная лодка быстро исчезла за горизонтом.

Паша направил свою лодку к лодке Юры. Все было понятно. Люди графа Павлина нашли Аллу. Юра был прав: к Алле надо стоять в очередь, которая до него не доходила. Гребцы еще немного покатались на лодках и вернулись на лодочную станцию.

— Белла, я с тобой пойду на репетицию, — предложил взволнованный Паша.

— Зачем мне на репетицию идти одной? Певице нужны мы обе для декорации за ее спиной. А вдруг люди графа Павлина вернут Аллу до вечера?

Юра молчал и хмурился.

— Нет, Алла не для меня! Я не выдержу ее исчезновений! Я не могу тягаться с графом Павлином и с его людьми. Они могут ее вернуть, а потом опять заберут! А я кто в этой истории? — страдал Юра.

— Юра, пойдем, поплаваем! Станет легче, — обратился к нему Паша.

— Я иду с вами, — почти прошептала Белла.

Вода охладила страсти молодости. Три человека растянулись на белых, пластмассовых топчанах. Солнце светило и грело сквозь облака.

— Приеду домой, пойду учиться в автошколу, куплю машину, — проговорил мечтательно Юра.

— Молодец, Юра. Я с тобой пойду учиться, хочу получить водительские права, а то нам все было не до прав, а без прав у нас нет прав. Пока армия. Пока учились. Теперь права у нас будут на первом месте, — завершил мечтания Паша.

— Меня забыли? Я с вами! У моего отца есть машина, я водить ее умею, мне только права получить! — звонко прокричала Белла, поднимая руками волосы.

— Белла, а у тебя есть голос! — воскликнул Паша. — Мы пойдем слушать тебя.

Повеселев, все трое пошли к своему корпусу, к ужину им надо было переодеться. Истерзанная Алла сидела в небольшом кресле. Она не шевелилась.

— Белла, не спрашивай. Изверги: ни себе, ни людям.

Белла пошла в душ, не в силах сразу говорить с Аллой, а когда чистая и спокойная вышла к подруге, та уже спала. Измученное выражение лица не покидало Аллу во сне. Белла решила, что надо обо всем рассказать детективу Илье. Его номер телефона она помнила наизусть.

— Илья, вас Белла беспокоит, у нас Аллу терзают люди графа.

— Белла, я иду к вам.

Илья действительно вскоре пришел. Он посмотрел на Аллу и сказал:

— Я давно слышу про графа Павлина и его проделки, но его не видел. Аллу чем-то вновь опоили. Поставить около нее охрану? Трудный случай доложу я вам.

— Они Аллу забирают, потом возвращают, — проговорила Белла.

— Белла, сообщай сразу о том, когда они ее заберут. Они могут не довозить ее до своего замка и измотать вконец. Она может уехать домой?

— У нас осталась еще неделя. У нас сегодня репетиция с певицей Стеллой.

— Сегодня они больше не приедут, но завтра вполне могут. Про репетицию похитители узнают завтра, а сегодня мне больше нечего сказать.

Вечером Алла проснулась. Душ ее освежил. Она пришла в себя, и явилась в столовую. Мужчины смотрели на нее удивленно, как на явление с того света. Алла ничего не говорила о том, что с нею происходило за пределами периметра пансионата.

Все четверо явились на репетицию. Певице четверка молодых людей очень понравилась, и она решила использовать их для массовки за своей спиной. Мало того, что девушки были одного роста, так и мужчины были одного роста, к тому же достаточно красивые.

Надо было проверить их голоса. Они утверждали, что им репертуар певицы известен. Их дело — подтягивать припевы. Девушки звучали вообще одним голосом, видимо много раньше пели вместе, мужчины басили вразнобой, но с приятным тембром.

В двери концертного зала пансионата стали просовывать носы отдыхающее люди, и потихоньку заполнять задние ряды. Когда запела Стелла, зал был наполовину заполнен. Выгнать публику было просто невозможно.

Народ лез в дверь на репетицию, как на концерт. Люди узнавали Аллу, своих парней из пансионата Пашу и Юру, и аплодировали им до изнеможения. Надо сказать, что в пансионате требование к концертам естественным образом снижено, здесь любая медь идет за золото.

Певица была удивлена популярности ребят. После репетиции договорились, кто и в чем будет петь на следующей генеральной репетиции.

Горький опыт с местным шампанским остановил приятелей от принятия спиртного в честь первого успеха. Музыканты, а их было пять человек, довольно переглядывались, новая четверка им понравилась. Спокойно разошлись артисты по своим номерам.

Алла пошла было в номер к мужчинам, но Юра ее туда не пустил. Он ее и хотел, и боялся, и любил, и презирал, а сквозь такой набор чувств, любовь его не привлекала. Она вернулась в свой номер, закрыла дверь, и уснула.

Белла посмотрела на подругу, и поняла, что их сегодня не потревожат. Вздохнув, она уснула, и тут же проснулась: она вспомнила, что в сумке лежат две бабочки, царица и царь белых бабочек. В руках появилась нервная дрожь, она достала чемодан, посмотрела в карман, там лежал носовой платок, но бабочек в нем не было! Она невольно стала осматривать комнату, бабочки сидели на перьях павлина, которые стояли у окна. Она помахала им рукой. Они покачали в ответ крыльями. Белла провалилась в сон. Ей снился остров с пальмами, а на пальме висели ее жемчужные бусы, а рядом с ними стоял Паша и усмехался.

Утром музыканты зашли за певицей Стеллой, чтобы идти на завтрак в столовую, но ее дверь не открывалась. Они позвали горничную, та открыла дверь. Комната была пуста. Кровать стояла нетронутой, заправленной еще той же горничной накануне. Кто-то вызвал Илью.

Публика толпилась у дверей.

— Прошу всех идти на завтрак в столовую, а я один осмотрю комнату, потом поговорю с каждым, кто видел ее вчера, — четко проговорил Илья.

Первой мыслью Ильи была мысль о графе Павлине, и его людях. Но граф Павлин без машины не увозит, а посторонние машины на территорию пансионата с вечера и до утра не проезжали, это он знал еще до прихода в номер певицы.

Окно было закрыто изнутри, следовательно, певица Стелла по доброй воле вышла в дверь и закрыла за собой дверь. Мысль, что она могла уйти раньше завтрака, в голову ни приходила. Она явно не спала в номере.

Илья осмотрел комнату, но вещей певицы не обнаружил. Вещей не было! Не было следов певицы совсем. Не было зубной щетки в комнате! Не было мокрого полотенца! Ничего не было!! Но должен был остаться ее паспорт в администрации корпуса!

Илья спустился в администрацию пансионата, расположенную на первом этаже пятого корпуса. Паспорт певицы лежал в сейфе, его ему показала сотрудница пансионата, которая оформляла приезжих людей. Она же сказала, что певице номер не меняли. Куда делась знаменитость из охраняемого пансионата с чемоданом на колесиках? На асфальте не было следов от колесиков. Детектив терялся в догадках. Он пошел в сторону пляжа.


Глава 4

У лодочной станции с утра еще никого не было, весь народ был в столовой. Вот где заметил Илья следы борьбы, следы колесиков на песке! Лодки все стояли на месте, но были видны следы на песке чужой лодки! Да, надо ему поговорить с Аллой, пока она здесь, ведь ее вчера похищали с моторной лодки! Илья пошел искать Аллу.

Четверка, как раз выходила из столовой, но запуганная Алла отказалась давать показания. К ним подошли музыканты из группы певицы, один из них выполнял функции директора группы. Илья сказал ему, что пока сказать о Стелле ему нечего, но если ее увезли люди графа Павлина, то они обычно возвращают тех, кого увозят. Надо ждать.

Алла заметно нервничала, но слова не произнесла. И ее можно было понять. Илья отпустил людей и побрел на пляж. Людей на пляже после завтрака прибавилось, и следы от колесиков чемодана исчезли. У него ничего больше не было о существовании певицы Стеллы, кроме ее паспорта. Он еще раз пошел в администрацию корпуса, но за время его отсутствия паспорт певицы Стеллы исчез. Теперь он мог заколачивать с охранниками козла в домино. В голове было пусто.

Четверка пошла на пляж. Все попытки ребят вытянуть из Аллы информацию успехом не увенчались. Она не рассказывала. Алла лежала, загорала, купалась и молчала.

Через час, кто-то из тех, кто катался в этот день на лодке, привезли вещи певицы Стеллы, которые прибило к берегу. Вызвали Илью.

Илья сел в лодку, взял с собой Юру, а Пашу оставил с Аллой. Мужчины поплыли в указанном людьми направлении. Им повезло в том плане, что они нашли раскрытый чемодан светловолосой певицы Стеллы. Разбросанные вещи валялись на берегу. Следов людей не было. Вещи собрали и положили в лодку. Юра греб веслами.

Илья осматривал чемодан. В чемодане он обнаружил второе дно, под ним лежало в плоском пакете белое вещество. Он и без экспертизы знал, что белое вещество из усыпляющей серии графа Павлина.

На наркотик это вещество не походило, скорее всего, это было то снотворное, которое использовала буфетчица и ее хозяин для усыпления людей ради собственной забавы. Илья понял, что он взял след, но чей? Певица Стелла в этом деле звено явно проходное.

Юра смотрел на находку, и молчал. Он прекрасно понимал, что попал в черную историю, а в такой истории главное — уцелеть самому. Ох, как он теперь понимал Аллу! Злость к ней стала понемногу проходить.

Илья предположил, что буфетчица снотворное вводила сквозь пробки шприцем в бутылки, значит, оно должно было полностью растворяться. Воды за бортом целое море, но с собой у них не было посуды. Поэтому до поворота они не доплыли и повернули к пансионату, чтобы попробовать вещество на растворимость в лабораторных условиях.

Публика на пляже к прибывшей лодке не подходила. Люди поняли, что дело серьезное, и в свидетели никто не спешил попасть. Паша помог собрать вещи певицы, донести их до комнаты охранников.

Юра шел с девушками. Взяв руку Аллы, он просто сказал:

— Прости, меня Алла, я тебя теперь понимаю.

— Ох, Юра! Мне горько все вспоминать, боюсь я вспоминать!

— Молодцы, что помирились! Я вас оставлю одних. У меня дела, — сказала Белла, и ушла от них быстрым шагом.

Белла шла, шла и вдруг поняла, что идет к башне на другой конец Абрикосовки. Смутно в ее голове осталась в памяти драка на паруснике, и странная шутка смотрителя про таксу, за которую дрались якобы на яхте два мужика. Но драка была настоящая, так ей показалось.

У башни на ступеньках сидел смотритель. Белла присела рядом.

— Девушка, ты зачем сюда пришла?

— Я художница. Мне здесь понравился морской пейзаж.

— Рисуй, девушка, рисуй. За осмотр моря с крыльца денег не берем.

— А, почему белой яхты не видно? Я хотела нарисовать ее!

— Чего захотела: парусник ей подавай! Уплыл парусник по делам по волнам, нынче здесь завтра там. Ты бы мне новости рассказала, что в поселке делается, а то со мной здесь и поговорить некому.

— Новости? Украли белокурую певицу из пансионата.

— Что ты говоришь? А здесь тихо. Певицы не поют. А знаешь, ведь ночью я слышал на море пенье! Правда, слышал! Да так звонко женщина пела, что я еще подумал, что ли теплоход идет, а на нем музыку крутят. Но пенье быстро оборвалось. Яхта проплывала в это время. Я видел знакомый парус, и этих мужиков на яхте я хорошо знаю. Они с меня контрибуцию собирают за то, что я на башню пускаю зрителей. А вы подумали, что я им за драку на воде заплатил? Чушь, они шапка, а нет, они — крыша.

— Ладно, о них мне знать ни к чему, мне бы изгиб волн запомнить, а потом рисовать их целый год, — решила Белла из-за безопасности сменить тему. Что-то подсказывало ей, что Аллу и певицу увезли одни и те же люди.

— Спасибо, я пойду карандашные наброски рисовать, а если не получится, вернусь. Здесь у вас море красивое.

— Приходи, девушка и новости приноси.

Белла достала телефон и позвонила Илье:

— Илья, я на башне смотрителя. Он ночью слышал женское пенье!

— Белла, ты рискуешь. Одна ходила на башню?

— Да, одна. Юра остался с Аллой. Знаешь, здесь бывает странная белая яхта. Вероятно, певицу Стеллу на ней увезли, а Аллу увозили к графу Павлину на моторной лодке. Это разные люди или одни, я еще не поняла.

— Белла, беги к поселку в тебе много информации. Слежки нет?

— Нет! Но я пойду быстрее до людных мест.

— Я иду к тебе навстречу.

Белла встретила Илью у скамейки под каштаном, где некогда сидела Алла с Юрой. Они сели на скамейку.

— Белла, говори все, что знаешь про яхту у башни.

— Странная яхта, люди с нее собирают дань со смотрителя, и еще с кого-нибудь. Смотритель ночью слышал пенье женщины. Звонко пела. Сейчас яхты у башни нет, это ее место стоянки, она у буйка обычно стоит.

— Вот, оно! Значит, и певицу Стеллу они взяли на лодку, а потом пересадили на яхту. Этим и объясняется, что вещи ее выбросили из лодки, а дальше следы теряются. Белла, тебе бы со мной работать! Ты графа Павлина видела? — спросил он.


Сзади Белле кто-то зажал рот.

— Паша, ты откуда здесь? — повернул голову Илья.

— Ищу свою любовь, а она тут сидит с сыщиком на отдыхе.

— Встретились случайно, вот и сидим, — миролюбиво сказал детектив.

— Так я и поверил. Илья, ты мне смотри, Беллу я тебе ее не отдам.

У Беллы мелькнула мысль: откуда у Паши и Юры есть деньги? На кого они еще работают, кроме работы? Не верила она, что в фирмах много платят.

— Паша, наша встреча абсолютно случайна. Я ходила на рынок, чтобы посмотреть себе новые вещи за твой счет, — сказала она смиренно.

— Ну и нашла? Купила? — недовольно пробасил он.

— Нет, у столовой пансионата выбор одежды лучше. Давайте разойдемся.

— А с тобой сидел и не спешил, — упрекнул Паша.

— До свиданья, Илья. Идем, Паша, обед.

— Ладно, поверю на первый раз, — недовольно пробурчал Паша.

Паша и Белла пошли в сторону пансионата.

Илья подумал, что Белла умная девушка, и с ней надо будет еще поговорить, но для этого Павла надо будет где-нибудь задержать. А мысли о яхте он получил хорошие, надо посмотреть, на кого яхта зарегистрирована. И он пошел в управление речного пароходства.

Владельцем яхты оказался некий Павлинов Иван Сергеевич. Скорее всего, он и был графом Павлином. Ясно, что певицу Стеллу надо искать во дворце Павлина, но как туда проникнуть? Или на репетицию он ее отпустит? Тогда почему вещи Стелле выбросили за борт, а она сама была доставлена на яхту? — это Илья знал из рассказа Беллы.

А если предложить порошок из чемодана певицы самому графу Павлину? Но ему не поверят. Нужна подстава. Белла бы точно смогла. Есть у нее дар оставаться неуязвимой, такой дар бывает у хороших агентов спецслужб.

Вот оно! Порошок надо предложить смотрителю! Белла могла бы ему передать порошок! Но как быть с Пашей? Он Беллу от себя не отпустит. Пашу надо послать с Юрой на лодке, пусть еще берег просмотрят. С Аллой надо будет поговорить, а Беллу послать к смотрителю. Илья решил осуществлять задуманное. Еще у него была мысль в голове, кто бы мог вывести из пансионата певицу, да так, что она шла и молчала? И дежурная ее не видела.

Илья решил обойти пятый корпус. У окон певицы Стеллы остались следы четырех ножек от стула. А он, увидел, что окна закрыты изнутри и не подумал обойти здание! Вот она разгадка! Или часть разгадки. Так значит, здесь действовало не менее трех человек вместе с певицей Стеллой! Один человек вылез с певицей через окно, или ждал ее у окна, он же донес ее вещи до лодки, а второй человек закрыл окно, все поставил на место, убрал и закрыл комнату. Все просто. Или так кажется, что просто.

Остался один вопрос, кто такая певица Стелла? Она поставщик графа Павлина или пленница? Это две большие разницы. Илья хлопнул себя по голове ладонью, и пошел опять за пятый корпус. Следы под окном сильно напоминали следы Паши. След большой. Паша с Юрой одного роста, но размер ногу них разный, — это Илья замечал исподволь. Мог ли Паша донести багаж до лодки на руках? Запросто. Юра мог закрыть окно и комнату? Мог. Спали эту ночь они не с девчонками, это он знал хорошо. Еще он знал от Беллы, что Паша ее ударил о песок, когда добивался ее любви. А Юра у Аллы был второй после графа Павлина! Это он тоже знал.

Не знал он, кто был у Аллы после этих двух. Она молчала или никого не было, а был все тот же граф Павлин. Не знала этого и Белла, а то бы ему точно все выложила. Значит, Алла Белле не доверяет. Интересно?! А еще по слухам они все пятеро хорошо пели, зря он не пошел на первую репетицию. Так, так, так… И все по таксе. Но кто кому в этой истории платит? Так думал Илья. Но думал — ни он один.

Певица Стелла, посмотрев в зал столовой, определила, что почти все зрители пансионата ее видели и слышали, значит, она свою жизнь в пансионате отработала. Больше всего она хотела оставить своих музыкантов, и сбежать на неделю, а их бы из пансионата никто не выгнал, поскольку все отработано. То, что под вторым дном чемодана у нее лежал пакет с порошком, она не догадывалась. Но о порошке знал музыкант — директор, это он ей подсунул порошок.

Окна музыкантов выходили на наружную сторону корпуса. Чего хотела певица Стелла? Сбежать и все. Ей все надоели. Она попросила помочь в ее бегстве Пашу и Юру. Паша помог донести ей вещи до причала, потому что уход через охраняемые ворота был бы более заметен. На ее счастье или несчастье на горизонте стояла яхта. Она помахала рукой на фоне фонаря. На яхте спустили шлюпку, и доставили певицу на борт яхты.

Паша спокойно вернулся в спящий корпус. Дежурная уже привыкла, что он входит, даже тогда, когда не выходил, и не обратила на него внимание.

Стелла посмотрела на мужчин на яхте и поняла, что дала маху. Доверия они ей не внушали, похоже было, что они ни чем не гнушались. Один тут же сунул нос в ее чемодан, второй потянул к ней руки. Она рассердилась, стала отбиваться, к такому обращению она не привыкла. Чемодан вылетел за борт. Когда яхта проплывала мимо башни, певица запела, чтобы привлечь внимание смотрителя. Он ее услышал, но помогать бескорыстно — это не из его репертуара.

Женщина познала прелести жизни без охраны. Один из мужиков по кличке Буек ее взял насильно. Второму по кличке Ледок она на дух была не нужна. Первый понял, что можно выслужиться перед графом Павлином и взял курс на дворец. Даме он приказал молчать о насилие, тогда она останется жива.

Граф Павлин, увидев, что его ребята поймали золотую курочку, не стал их бранить за внеурочный визит. Им оплатили доставку певицы, которую трудно было не узнать. В гардеробе нашлась одежда для певицы. Поговорив, граф Павлин попросил ее добровольно остаться на неделю. От нее он потребовал, чтобы пела каждый вечер по три песни без музыкального сопровождения, больше ее пения он не мог выносить.

Стелла попала в знакомую до боли золотую клетку: спальная комната, терраса, маленький дворик с цветами — это все, что она могла видеть. Мало кто знал, что она жена графа Павлина, что они оба без моря жить долго не могут.

К Стелле относились предупредительно, но никуда не выпускали. Граф Павлин на близости с ней не настаивал, свою страсть он утолил с Аллой, и был элементарно пуст. Желанья у него отсутствовали, но он не мог отказать себе в удовольствии вновь видеть блистательную певицу на своей территории, тем более что она сама попала в сети яхты. Небольшие усилия его людей, и она у него дома по своей воле.

Вечером Стелла в пансионате не появилась.

Наступила теплая ночь. Луна спала за тучами. Стрекотали тихо сверчки. Светились светлячки.

Белла согласилась отнести пакет смотрителю утром, а пока она смотрела в окно. В ее голове стояли вопросы Ильи. Детектив ей все больше нравился. Их души как бы играли на одной волне интересов.

Илья в это время смотрел в окно и мечтал о Белле. Их чувства соединились где-то в ночном небе. Они мечтали. Потом одновременно легли спать и снились друг другу.

Алла лежала с открытыми глазами. Юра спал рядом с ней. Два ее партнера: граф Павлин и Юра прошли через ее мысли. Потом она с обидой вспомнила, как граф Павлин ее отдал двум охранникам после себя, содрогнулась от ужаса воспоминаний. Третий раз он к ней совсем не прикасался, сразу отдал тем же охранникам, а сам сидел в кресле, пил красное вино из бокала, наблюдал за их действиями. Она брезгливо передернулась. Ее нервы были на пределе, хотелось реветь, рыдать, но она молчала, как затравленный зверь. Она заснула, и слегка стонала во сне.

Певица Стелла лежала в золотой спальной комнате. Ее никто не тревожил, но ей было страшно, жутко и обидно. Среди золота и роскоши не было простого телевизора, не было радио, не было книг и журналов. Она лежала и смотрела в темную ночь за окном, которое выходило на веранду, а окна веранды выходили в маленький цветник, дальше один большой забор… Стелла грустно вздохнула и вспомнила, что любимую сумку на колесиках она потеряла вместе с вещами, потом она подумала о матросе с яхты и уснула.

Граф Павлин спал один. Два охранника, с которыми он делился Аллой, спали за его дверью, сидя в креслах. Совесть его не мучила, он старел. Женщины ему все меньше были нужны. Алла и так дважды его завела, что было для него уже большой редкостью и радостью. А охранников-то он должен был порадовать? Вот и поделился, как последним куском хлеба, своей последней любовью. Он думал, что Алла будет об этом молчать.

Утро пролилось дождем. В пансионате все сидели по своим номерам, в столовую ходили по переходам между корпусами. Музыканты долбили ракетками по белым шарикам. Стук и крик слышно было далеко по коридорам здания. Музыкант — директор сидел один в номере, он думал о порошке, который стоил много денег, хоть и не был наркотиком, в том и была его ценность, а действие на организм человека оказывал вполне определенное, как снотворное. Он уже знал, что выловили чемодан, но как его заполучить? Илья сам пришел к нему в номер и прямо спросил про порошок. Музыкант — директор вздрогнул.

— Где Стелла? — спросил Илья у директора — музыканта.

— Этого я не знаю, — боязливо передернулся музыкант.

— У нее был в чемодане порошок белого цвета?

— Был, но это не наркотик, это снотворное, успокоительное средство, не спрессованное в таблетки по просьбе заказчика.

— Откуда порошок, для кого он? — продолжил допрос Илья.

— С фармацевтического завода. Кому предназначался, я не знаю. Я должен был его отнести смотрителю башни. Дальнейший путь порошка мне не известен.

— Порошок я вам отдам, вы его отнесете смотрителю, а мы посмотрим, куда он дальше пойдет. Согласны?

— У меня нет выбора. А насчет певицы Стеллы, ее надо неделю подождать, если не появиться, тогда искать. С ней такое уже было, сбегала она ото всех.

— Вот порошок. Действуйте, как договорились.

Илья, закрыв дверь, почувствовал чувство легкости, что не надо в это дело Беллу втягивать. Она ему была дорога.

Дождь прекратился. Люди стали выходить из корпусов. Четверка из корпуса направилась к танцевальной веранде. Илья, увидев их шествие, подошел к ним поближе.

— Белла, я не хочу ехать в твой город, — сказал Паша.

— Кто бы в этом сомневался, — отозвалась огорченная Белла.

— И правильно, мы с Беллой одни уедем к себе домой, — сказала без эмоций Алла.

— Разъедимся по своим домам и дело с концом, — промолвил безразлично Юра.

— Мужчины, а где певица Стелла, это вы ей помогли бежать? — спросила Белла, изображая заинтересованность в чужой судьбе.

— Ну, ты следопыт, от тебя ничего не скроешь! Да, это мы донесли вещи до причала. Яхта ждала на горизонте. За Стеллой выслали шлюпка, — ответил Паша.

— А почему нашли ее вещи? — спросила Алла.

— Вот этого я не знаю, — честно ответил Паша.

— Интересно, где она сейчас находится? — спросила Алла, ни к кому не обращаясь.

— Алла, она там, где ты была, — раздраженно сказал Юра.

— Что? Она у графа Павлина? — выпалила ревниво Алла.

— И ты к нему хочешь? — язвительно спросил Паша.

— Хочу! Вот хочу и все! Да, я хочу к нему, но он меня не хочет, а теперь у него еще эта певица Стелла! — раскричалась Алла.

— Алла, мы тебя можем отвезти во дворец Павлина на белом теплоходе, он туда через день ходит, — сказал ей Юра, с издевательскими нотками в голосе.

— Сама уеду! — крикнула Алла полная ревности к сопернице.

— Вот до чего дошла любовь! Женщина к мужику собралась ехать, а у него другая! — завопил Юра.

— Не трави душу! Денег нет, а то бы поехала, — крикнула Алла.

— Алла, так мы тебе наскребем на дорожку, — сказал Юра, — мы и до теплохода тебя проводим, а хозяйкой станешь, авось про нас не забудешь.

— О, редиски! Вот издеваются! — Алла вздрогнула и ушла с террасы.

— Белла, а ты куда хочешь? В сторожку в домино поиграть? — спросил Паша.

— Илья надо мной не издевался, как вы! Паша ко мне больше не подходи! Считаю, что я отработала пансионат, — сказала Белла и пошла, догонять Аллу.

Илья всех четверых выслушал и незаметно покинул свой наблюдательный пункт в кустах. Мысль, о причастности Павла и Юры к побегу певицы, полностью подтвердилась. Он понял, что певица вернется, пусть не сразу, но вернется. Белая яхта в этих местах была только у графа Павлина. Илья пошел докладывать о событиях директору пансионата, у каждого свой в жизни начальник. Директор должен знать все, но его почти никто не знал и не видел.

Директором пансионата работал незабвенный господин, он спокойно сидел в кабинете, как простой чиновник с обычным именем Иван Сергеевич. Но то, что директор пансионата Иван Сергеевич и пресловутый граф Павлин одно лицо, мало кто знал. Этого не знал и сам Илья, он лишь догадывался, рассказывая директору все, что сам знал.

Директора могла бы узнать Алла, но Юра его не видел, когда они были у него в замке. За ними и их любовью граф Павлин от скуки наблюдал сквозь хитрое зеркало: он их видел, а они его не видели. А кто Аллу пустит к директору? Никто! Но о желаниях Аллы, Илья сообщил директору пансионата.

Директор выдал Илье премию, и тот счастливый пошел в свою сторожку играть в домино. Граф Павлин задумался. Оказывается, Алла его не забыла. Мало того, она его ревновала! Это было полной неожиданностью. Это было приятной неожиданностью!

«Ох, как скучно, — подумал он. — Все знаю, нет серьезного противника».

— Есть! — сказал вслух, сидящий в нем глубоко граф Павлин, — надо, чтобы Белла следила за смотрителем, когда ему передадут порошок, и позвонил Илье.

— Илья, Иван Сергеевич тебя беспокоит, сделай так, чтобы твоя мудрая Белла проследила за музыкантом-директором, когда тот будет передавать порошок смотрителю. Не упусти момент. Пусть она ведет этот порошок до графа Павлина!

— Будет сделано, сейчас все на обеде, я их у столовой встречу, — усмехнулся мысленно Илья, но удержался от комментариев.

— Бери машину! Важно, чтобы Белла видела момент передачи товара, оторви ее от сопровождающих ее лиц под любым предлогом! На карте честь пансионата!

Граф Павлин любил быть двуликим Иваном Сергеевичем.

Илья заглянул в столовую: музыканты ели, пили. На коленях у музыканта-директора лежал пакет, товар был на месте. Вся четверка была в сборе. Он направился к своему столику, быстро поел, пошел наперерез Белле. Паша сделал недовольное лицо. Белла подошла к Илье.

— Белла, идем со мной! Мы с тобой поедем к башне.

— Интересно, поехали Илья, — сказала Белла и помахала остальным.

Белла и Илья, не оглядываясь, пошли к центральному выходу из пансионата, где стояла служебная машина для разъездов. Он сам сел за руль.

— Белла, я тебя подвезу, но рядом с тобой меня быть не должно, ты будешь следить за входом в башню. Есть предположение, что сегодня будет передана контрабанда смотрителю. Ты проследи, кто передаст ему пакет, постарайся увидеть того, кому смотритель потом передаст пакет. Вот карандаши, бумага. Ты сиди и рисуй, на тебя не будут обращать внимание. Ты говорила смотрителю, что художница, так вот и рисуй с натуры морские волны.

Илья отвез Беллу к башне и исчез в стороне городского рынка. Она села рисовать. Смотритель сам подошел к Белле и спросил:

— Девушка, у тебя памяти совсем нет? Решила волны рисовать с натуры? Рисуй, а мне не мешай. Если бы ты еще немного в сторонку села от башни, вон на том валуне.

— Хорошо, я пересяду. Какие сегодня волны красивые!

— Чего ты в них нашла? А, все художники убогие, что на них обижаться, — проговорил смотритель и пошел к башне.

Минут через двадцать показался музыкант — директор. Он подсел к смотрителю, потом поднялся на смотровую площадку, а вниз спустился без пакета. Белла пакет заметила, но еще она заметила, что пакета в руках, возвращающего музыканта — директора не было. Смотритель после ухода музыканта — директора повеселел.

— О, рисует. Смотри ты, а волны, как живые. Девушка, а ты и впрямь художница! Мне бы волны свои подарила, я их на стенку повешу.

— Один рисунок я вам подарю, сегодня волны хорошо получились, но мне еще надо немного их дорисовать.

— Ладно, рисуй, девушка, раз мне рисуешь.


У Беллы возникло ощущение, что смотритель принял на душу грамм сто водки или больше, и был навеселе и взволнован. Она сидела, рисовала, и не поворачивала голову в сторону смотрителя. Прошло полчаса перед тем, как появилась яхта.

Смотритель с пакетиком пошел к берегу, взял лодку…

— Ой, подождите! Я с вами хочу прокатиться! — закричала Белла.

— Девушка, ты чего ко мне привязалась? — спросил смотритель.

— Я не к вам, я к волнам привязалась, — сказала Белла и полезла в лодку смотрителя. Рисунок она оставила под валуном.

— Ладно, плыли на яхту.

— Бабу, зачем привез? — спросил матрос недовольным голосом.

— Это не баба, а художница. Она волны рисует, она с вами хочет прокатиться.

— А можно?! — прокричала Белла свой вопрос.

— Садись и не мешай, а сюда мы только к вечеру вернемся.

Пакет с белым порошком исчез в трюме яхты. Белла села на корме. Мужчины разговаривали. Смотритель сел в свою шлюпку и поплыл к берегу. Яхта взяла курс, известный Белле по экскурсии на теплоходе. Она сидела, смотрела, молчала. Последнее, что она заметила на берегу, так это машину Ильи. Смотритель ему что-то сказал. Илья пошел и взял рисунок под валуном.

Яхта набрала скорость, и спасательная башня исчезла из поля зрения. К Белле мужчины относились на редкость равнодушно, они ее воспринимали, как убогую личность, рисующую волны. С виду она напоминала серую мышь, и весьма невзрачную. Это певица Стелла была вся из себя, и выпрыгивала при ходьбе из своего платья. А у Беллы все было закрыто и сама она — скучная. Матросы Буек и Ледок о ней сразу забыли.

Яхту встретил на причале сам граф Павлин в шикарной светлой одежде. Белла заметила, что пакет отнес Буек в боковую дверь замка. И в этот момент к ней важно подошел граф Павлин. Он сказал, что ему уже известно, что она художница, и у него есть для нее заказ.

Белла тут же выросла сама в своих глазах. Они вошли во дворец Павлина. Ей показалось, что число зеркал в замке больше числа самих стен, она отражалась со всех сторон, и быстро почувствовала, что ее одежда мало подходит к этому замку.

Граф Павлин заметил смену ее настроения, но продолжал показывать картинную галерею, состоящую из одних павлинов, изображенных на полотнах.

— Белла, мне нужен павлин на фоне морских волн. У меня есть живой павлин, его необходимо нарисовать на фоне моря. Справишься с такой работой?

— Думаю, да.

Граф Павлин внимательно посмотрел на скромную девушку и решил, что ему необходимо отправить певицу назад в пансионат: не волновала его певица. Он позвонил на яхту, и сказал, чтобы певицу доставили в пансионат сегодня же, и чем быстрее, тем лучше. Провожать ее он не вышел.

Стелла обрадовалась тому, от чего недавно сбежала.

Белле предоставили на выбор парчовые халаты с павлинами, они были относительно безразмерными. Она примерила один халат, и почувствовала себя вполне комфортно.

Граф Павлин посмотрел на Беллу и понял, чем она отличается от энергичной Аллы, и еще больше от нервной певицы Стеллы — спокойствием. В ней была основательность. Она ходила, а не бегала и не летала, она ничего не просила, но внимательно смотрела на картины. Он предложил ей сесть в кресло. Им привезли столик с едой и напитками.

Впервые в жизни граф Павлин почувствовал себя в своем дворце — дома. Белла не роптала, без жеманства ела пирожки и запивала компотом, и была спокойна. С ней не надо было хитрить, ухаживать, выворачиваться наизнанку. Можно было просто сидеть, есть, пить, молчать. В ней не было кричащей сексуальности певицы, но она приятно радовала глаза, искушенного любителя женщин.

— Белла, для вас у меня есть комната, а все, что потребуется для написания картины — доставят. Вы напишите, что нужно.

Граф Павлин ушел в свои покои. Михайловна проводила Беллу в золотую комнату, где жила певица Стелла.

— Я не буду работать в этой комнате! — возмутилась Белла и спросила: Есть комната выше этажом?

— Есть, но она намного проще, и сейчас она занята.

— Пойдемте, пожалуйста, и посмотрим на вид из окна из комнаты выше этажом.

Михайловна показала девушке комнаты на верхнем этаже.

Белла выбрала одну комнату с видом на море, которую ей быстро освободили. Она написала перечень предметов, необходимых для работы над картиной. Белла включила мобильный телефон, но он не работал. В окно она увидела, как певица Стелла села на яхту, которая поплыла в сторону пансионата. «Смена пленниц», — подумала девушка, и услышала крики павлинов на птичьем дворе. Страшно в замке ей не было, но и скучно тоже не было.

У Беллы появились приятные заботы, ей привезли все, что она заказала для работы над картиной. Павлина она нарисовала карандашом, море на эскизах прорисовала весьма подробно, нужно был объединить рисунки, и все изобразить маслом на холсте. Она трудилась в своей комнате на верхнем этаже замка.


Глава 5

Граф Павлин иногда заходил к Белле в комнату, сидел в кресле, смотрел и уходил. Она все больше ему нравилась. Он не пытался ею завладеть, не пытался напоить, околдовать своим богатством. Он хотел одного, чтобы она всегда была в его доме. У него не было рядом дочери, и впервые в жизни у него возникло желание оберегать, а не нападать. Он знал, что через четыре дня ей надо уезжать домой. Успеет ли она написать картину? Скорее да, чем нет.

Белла работала над картиной, и была счастлива. На шкатулках она писала — рисовала картинки на заданную тему, размер которых был сильно ограничен. На холсте она писала так, как ей того хотелось. «Так бы и рисовала здесь всю жизнь», — мелькала в ее голове мысль, и тут за окном она увидела белую бабочку. Белла открыла окно.

Бабочка быстро нашла перья павлина в вазе на окне. Девушка посмотрела на перья и удивилась тому, что рядом с ними протянуты провода, но решила, что это не ее дело, не ее комната, и эти чужие перья и провода она не тронет.

Певица Стелла пришла на ужин красивая. Люди в столовой встретили ее оглушительными аплодисментами. Она в ответ пригласила всех на концерт в концертном зале пансионата после восьми вечера. Народ ответил дружными хлопками в ладоши.

Стелла подошла к трио: Паше, Алле и Юре, и пригласила их выступить вместе с ней. Они согласились. О Белле не вспоминали, все были твердо уверены в одном: раз здесь Алла и Стелла, значит Белла там, где были они.

Через час зрители пришли в концертный зал. Стелла хорошо отдохнула, и выступала с чувством, пела она своим голосом без всякой фанеры. Трио за ее спиной пело от души, но их микрофоны звучали глуше. Они ей вторили, как волны, а слышно было ее — певицу.

Музыканты играли с вдохновением, они лучились от счастья, ведь их прима, душа и зарплата — Стелла вернулась из короткого путешествия, да еще с хорошим настроением.

После концерта Паша крутился у трона Стеллы. Он таял от ее вида, и от звуков ее голоса. Музыканты не стали мешать очередному поклоннику примы. Естественно Паша пришел к певице в номер. Купил шампанское и конфеты. Решил, что раз буфетчица другая, значит с шампанским все нормально.

Певица устала от презрительного невнимания графа Павлина, а тут Паша перед ней просто стелился. Она была польщена. Рабов Стелла любила. Вдвоем они выпили всю бутылку шампанского и съели часть конфет. Павла Стелла не отвергла. Они вдвоем легли на кровать, но, с ними что-то произошло: они забыли, зачем легли, и просто уснули.

Утром Стелла и Павел не могли проснуться. Юра и музыканты заглянули в окно Стелле. Шторы были слегка открыты. Они увидели, что певица и Паша спят в одежде на одной кровати.

Директор пансионата получил информацию о певице Стелле, ведь это его служба добавляла снотворное в бутылки. У них была разработана своя технология по введению снотворного в вино — водочные бутылки. Новая партия специально была сделана слабее, чтобы не сразу понимали, почему уснули. Результаты всегда докладывались директору. Его это развлекало, а особенно то, что происходило с его отдыхающими.

Вот и теперь не было любви и измен. Певица Стелла и Паша просто спали. Их будить не стали. Проснулись они сами к обеду. У певицы вечером был концерт в Абрикосовке. Стелла вновь пригласила трио принять участие в ее концерте.

Алла ничему не удивлялась, и купила себе новое блестящее платье. Ей понравилось со сцены смотреть в зал. Сцена затягивала не хуже наркотика. Аплодисменты она принимала на свой счет, и это ее радовало несказанно.

Паша и Юра тихо басили, притягивая взгляды женской половины зала. Певица Стелла чувствовала, что это трио благотворно влияет на внимание зрителей. Она решила их использовать во всех оставшихся концертах. Так для нее было легче. Музыканты у Стеллы ничего лишнего не спрашивали, они играли изо всех своих творческих сил.

Все билеты, на оставшиеся четыре концерта, были раскуплены. Через четыре дня четверке предстояло покинуть пансионат. О Белле не говорили. Илья ничего у ребят не спрашивал. Он приоделся, и выглядел самоуверенным.

Юра и Паша решили себе купить одинаковые брюки, рубашки на четыре концерта. Певица их идею одобрила. Алла добавила к гардеробу новые босоножки на тонком каблуке и толстой подошве.

На второй концерт публика пришла с букетами цветов. Зрители в зале принарядились. Музыканты приоделись. Праздник получался обоюдный. Цветы текли по рядам на сцену. Буфет работал на полную мощь. Концерт шел. Зрители засыпали. Кое-где слышался обыкновенный храп.

Певица Стелла начала нервничать. Паша понял, что и сюда дошли длинные руки графа Павлина. Он пытался в антракте объяснить певице причину сна в зале. Но она отказывалась его понимать, и еще сильнее нервничала.

Вечер душный и жаркий заставил всех приложиться к напиткам. К концу концерта зрители спали. Аплодисментов не было. Музыканты уснули на своих местах на сцене.

Певица Стелла уснула в костюмерной. Рядом с ней на стульях спали Юра и Алла.

Не спал один Паша. Он осмотрел сонное царство, и подумал, что охрана здесь не поможет, да и не хотел он наживать врагов среди сильных людей Абрикосовки. Раз кто-то устроил сон, значит, так было надо. Он вышел из концертного зала и пошел к башне подышать морским вечерним воздухом.

Смотритель обрадовался Паше, как родному. После отъезда девушки художницы он загрустил. О своей грусти смотритель сообщил Паше. Он ему рассказал, что девушка, которая здесь рисовала волны уехала на яхте и не вернулась.

Паша ожидал такой развязки по поводу исчезновения Беллы. Он опять о ней думал, и разговор со смотрителем был кстати.

— А, вы случайно не знаете, когда здесь вновь появится яхта? — спросил Паша у смотрителя башни.

— О, милый человек, этого никто не знает! Приплывет яхта, непременно приплывет, — ответил смотритель. — Девушка — то сидела вон на том валуне. Яхта — то и приплыла. Уехала с ними девушка. Думал я, что она до вечера уехала, а ее считай двое суток — то и нет.

Паша подошел к валуну, под которым лежал кусочек рисунка с изображением морских волн и несколько штрихов с изображением яхты. Он сел на валун. Опускалась ночь. Сквозь пространство ночи Паша понял, где надо искать Беллу. Ему казалась, что она говорит с ним сквозь темное и теплое небо.

Решил он поехать к ней на следующий день на теплоходе, но о планах своих решил молчать, сказал спасибо смотрителю за участие, и поспешил в пансионат. Номер был пуст, это не очень огорчило его. Он закрыл дверь и уснул сном праведника до утра.

На следующий день Белла подсознательно поджидала белый теплоход. Она работала без больших перерывов, ей хотелось написать картину как можно скорее. Смотрела она на море и не ошиблась.

Приплыл теплоход. На берег сошел Паша, посмотрел на дворец, и обнаружил, что все двери в него были плотно закрыты. Поднял он глаза вверх и заметил в верхнем окне мелькание бумажного листа. Он понял, где находится Белла, махнул ей рукой, и поспешил на теплоход.

Белла вздохнула спокойней после визита Павла. А свобода? Она непременно настанет. Свободу она решила взять хитростью, но как именно, пока не знала.

Сон целого зала не остался незамеченными, о нем проговорило местное радио. Газету выпустить на эту тему не дали, не дали с этой информацией выйти и диктору на телевидение. Прошел шепот о секретном снотворном, которое в крови обнаружить не могли. После того, как человек просыпался, снотворное исчезало. Брать анализ крови у спящих людей, еще не додумались.

В буфете проверили напитки и продукты, но период распада элементов снотворного, после его растворения оказался слишком коротким. В порошке снотворное сохранялось долго, но растворенное имело короткий срок хранения, распадаясь на широко распространенные элементы. Этими факторами и пользовался граф Павлин и держал невидимую власть над целым регионом.

Следующий концерт был под угрозой срыва.

Народ боялся идти на концерт. Зрители пытались вернуть свои деньги за билеты, но им отвечали, что нет причины для беспокойства, и добавляли, мол, берите с собой свою воду и продукты. Люди стали шутить, что если не посмотрят концерт, так хотя бы выспятся. У входа в концертный зал стояли охранники. Они проверяли ручную кладь и сумки женщин. Концерт прошел вполне пристойно. Спящих людей в зале не было.

Медики ходили между рядами и всматривались в зал. Все было спокойно. В каждом деле важна внезапность события.

Поэтому, пока силовые структуры Абрикосовки были прикованы к дому культуры, события разворачивались на белом теплоходе. Не мог граф Павлин простить Паше его приезд под стены замка, ведь он нарушил главное: спокойствие Беллы. А ее спокойствие положительно влияло на его спокойствие. Естественно и наказание было в духе местных правил.

Теплоход доплыл до винного завода, многие тут же выпили вино, кого-то потянуло выпить воды в буфете. Вскоре на двух палубах все спали. Спала команда теплохода. Заснула буфетчица. Спали цирковые артисты. Теплоход потерял управление напротив причала дворца Павлина, и вертелся по воле волн. Его могло выбросить на берег или унести по течению, и никто ему не помог.

Белла наблюдала беспорядочное движенье кораблика из окна мастерской, понимая, что ее взмахи в окне были замечены графом Павлином. Время побега откладывалось. Картина продвигалась успешно. Красивый павлин расправил перья хвоста на фоне речных волн. Золотая рама из вычурного багета стояла и ждала новый шедевр на полотне.

Граф Павлин зашел к Белле, и с первого ее взгляда понял, что она все видела из окна, но истерик и просьб он от нее не дождался. Девушка твердо осознавала, что просьбы только ухудшат ее положение, и других людей.

Теплоход только стало прибивать к причалу, как из-под земли выскочили Буек и Ледок, и баграми оттолкнули его в море вместе с волной. Судно завертелось по направлению в море.

Белла быстро нарисовала на листе карандашом кораблик и багры на причале. На птичьем дворе замка кроме павлинов, были индюки, курицы и голуби. Она подружилась с птицами, и они ее благосклонно встречали. На этот раз она тонкой резинкой привязала рисунок к ножке голубя, выпустила его с птичьего двора, затянутого металлической сеткой.

Красивый голубь с лохматыми лапками полетел куда надо. Голубиная дорога проходила по воздуху от дворца Павлина до голубятни пансионата, расположенной недалеко от административного корпуса.

У голубятни постоянно крутились обычные любители голубей. Один мужчина заметил бумажку на ноге голубя и подпись: Белла. Весь пансионат знал о ее исчезновение. Мужчина не счел за труд и нашел детектива Илью.

Илья посмотрел на рисунок и предположил, что произошла еще она история, но чем он мог помочь и кому? Однако сказал спасибо мужчине за помощь и глубокомысленно пошел искать Пашу, который понял все и сразу. Илья улавливал ход его мысли, когда Паша ему рассказал про свою поездку и поиск Беллы. Судя по всему, теплоход терпит крушение, а Белла все еще пленница. Илья позвонил в морское пароходство, и сообщил, что есть данные, по которым белый теплоход терпит бедствие в районе дворца Павлина. Ему ответили, что примут все меры по спасению людей и судна.


Алла по-своему переживала за подругу. Срок отъезда неумолимо приближался, и она продолжала ревновать Беллу к графу Павлину, помочь ей и себе она ничем не могла.

Юра был рад тому, что Алла с ним.

Паша волновался за Беллу, но было понятно, что если ее не освободят из лап графа Павлина, то он все равно уедет к себе домой, а в пансионат приедут другие люди.

Белла почувствовала усталость, ей не хотелось брать кисточку в руки. Она пошла в роскошный бассейн, пустой и прохладный от мрамора. Потом она отправилась в столовую, где с аппетитом съела все, что ей подали, и уснула с чувством выполненного долга.

Проснувшись, Белла увидела графа Павлина.

— Белла, ты можешь получить права на вождение машины и машину.

Это за твою картину. Она действительно хорошо получается. Ты закончишь писать картину и получишь ключи от новой машины, тебе помогут ее освоить, и ты сдашь на права в городе Кипарисе.

— И я смогу на ней поехать домой?

— Пожалуй, нет. А вот если ты захочешь остаться во дворце Павлина, то я могу предоставить тебе весь второй этаж. У тебя есть выбор, но выбора нет у меня. Предлагаю тебе стать домоправительницей и художницей.

— Я смогу покидать территорию замка?

— Да. Есть выход с другой стороны замка на шоссе, через который ты сможешь покидать дворец, когда захочешь, и ехать туда — куда хочешь, но возвращаться.

— Можно я подумаю сутки? За это время я закончу писать картину.

— Думай, — сказал граф Павлин и ушел по своим делам.

Через сутки Белла сказала, что согласна остаться в замке. Граф Павлин ответил, что машина ее ждет. С ее точки зрения, ей несказанно повезло: она получила работу, целый этаж жилплощади, с восточной стороны которой был балкон для загара с шезлонгами, а этажом ниже она могла пользоваться бассейном. У нее намечалась художественная мастерская, и личный автомобиль.

Но граф Павлин не был бы собой, если бы так легко отдавал половину своего замка. В Белле он увидел серьезную девушку, на нее можно было оставить заброшенное жилье. Да, именно заброшенное жилье. Поселок Абрикосовка не имел своего вокзала, не было в нем аэропорта, был небольшой причал для водного транспорта.

Новая квартира графа Павлина находилась в соседнем городе Кипарисе, бизнес его процветал в игровых залах, он был владельцем сказочного игрового комплекса. Его прекрасное лицо внушало доверие приезжим гостям города. Люди, а точнее их деньги текли рекой в игровые автоматы, на карточные столы. Рулетка съедала остальные финансовые запасы приезжих.

Из пансионата вышли Паша, Юра и Алла. Они ждали рейсовый автобус, чтобы уехать на железнодорожный вокзал в соседний город Кипарис. Последние их слова были о Белле. Естественно, она тут же появилась на новенькой машине, и предложила довести их до города.

Паша таял при одном взгляде на Беллу, но она была необыкновенно серьезна, и предложила сесть ему за руль. Он отказался из-за отсутствия водительских прав. У Беллы уже были водительские права, она их получила практически одновременно с машиной, а машину водила еще вместе с отцом, так, что за рулем она не была новичком.

Успех Беллы не давал покоя Алле, она кусала локти: она красивее ее, она была первой у графа Павлина, а все досталось подруге. Несправедливо.

У Юры мыслей по этому поводу не было. С Аллой они ехали в разные города, а до Беллы ему дела не было. Белла ровно вела машину по дороге, маршрут между Абрикосовкой и Кипарисом она изучила по карте, на вопросы друзей по отдыху не отвечала. Она прощалась с прежней жизнью. Ее решение остаться у графа Павлина, казалось твердым и не обсуждалось.

Машина проехала через центральные улицы города Кипариса. По дороге она увидела сверкающий игровой комплекс и портрет человека, чье лицо было смутно знакомо. Но узнать лицо графа Павлина в иллюминации ее друзья и подруга не догадались. Они все трое ехали на одном поезде, правда, Алле предстояло выйти на остановку раньше.

Белла проводила приятелей, и на прощание попросила, чтобы Алла поговорила с ее родителями, и уволила бы ее с работы, при этом она протянула заявление на увольнение с фабрики по росписи шкатулок.

Паша нутром почувствовал, что с Беллой отношения ему больше не светят. Белла спокойно села в машину и поехала в обратный путь. У игрового комплекса она приостановила машину, еще раз взглянула на сверкающий портрет и без труда узнала в нем графа Павлина. Улыбнулась портрету и поехала к себе во дворец. Кое-что до Беллы стало доходить, но она решила из-за безопасности вопросов хозяину не задавать, а выполнять те функции, ради которых ее оставили во дворце Павлина.

Паша приехал домой, зашел в магазин с названием «Продукты», но вместо продуктов, в нем продавали вино и стояли автоматы, разукрашенные всеми цветами радуги. Молодой мужчина зашел в магазин «Чай», но и в нем стояли автоматы для выкачивания денег.

Дома за его компьютером сидел младший брат и играл в игры. На экране монитора он гонял машины, от машины бегал мужчина, садился в машины и ездил по дорогам, нарушая все правила. Паша решил зайти в компьютерный салон, но вместо компьютеров везде стояли автоматы, разрисованные до безобразия.

К чему бы это? Во всем городе нашелся один компьютерный салон, где стояли компьютеры, но они почти все были заняты людьми. Этот салон был всем известен, в нем убили хозяйку салона, и утащили компьютеры, но как видно, нашелся другой хозяин и все восстановил.

Что оставалось делать Павлу? Выходить после отпуска на работу и покупать новый компьютер для себя, а старый отдать младшему брату?

Работа после отпуска накопилась и на некоторое время заняла все его мысли, но уже в обед он вспомнил о Белле.

Женщины в офисе и в кафе на него искоса поглядывали: загорелый красавец лучших мужских лет, а его сердце осталось на юге. Паша решил обязательно слетать к Белле на самолете при первой возможности.

Белла находила работу в доме и на холсте. Во дворе она развела цветник, и дом словно ожил. Птицы ее встречали радостными возгласами, и как малые дети бежали, летели навстречу. Она привыкала к своему новому образу жизни. Деньги на ведение хозяйства, содержание замка ей передавал шофер графа. Во дворце Павлина кроме нее находились люди, необходимые для его поддержания в жилом состоянии, но говорить ей было не с кем.

Долгие годы подругой Беллы была Алла, они делились любой мыслью, рассказывали друг другу все, что можно и нельзя, а теперь у нее не было человека для разговора. Смотритель башни и тот с ней разговаривал, а люди из замка ее избегали, или не доверяли. Порой на Беллу нападала тоска по простому общению с людьми, а в замке ей приходилось только давать распоряжения или выполнять их самой. Невольно ее рука потянулась к листку с бумагой, она стала записывать свои мысли, ее собеседником стала ручка и бумага.

Однажды Белла сидела на балконе и писала. Ветер шевелил листочки. В какой-то момент она их не удержала, и листки полетели. В это же время ее взгляд упал на пристань: там стоял Паша, размахивая рукой. Все могла она, но не было у нее ключа от ворот на причал, ключ был в руках охранника. Она встала у окна, и как могла, изобразила башню, потом она показала на часы и показала пять пальцев, в надежде, что он будет ее ждать у башни в пять часов вечера.

Паша понял, он показал время на руке, ладошку и кивнул в знак согласия. Белла махнула ему головой в знак согласия и собрала листочки бумаги, которые унес ветер. Она села в машину, поехала к вышке окружной дорогой. Купив по дороге общие тетради, она поехала к вышке. Павла еще не было.

Смотритель башни обрадовался девушке как родной. Они посидели, поговорили. Паша появился почти во время. Смотритель пригласил молодую парочку к себе в дом, но они отказались от приглашения и поехали вдвоем на машине.

На берегу моря они остановились, вышли из машины, чтобы поговорить на воздухе.

Дунул порыв ветра, волосы у них сплелись и разлетелись в стороны.

— Белла, а зачем тебе тетради? — не удержался от вопроса Паша.

— Я пишу, рисую и записываю расходы.

— Белла, что за отсталость, а почему не используешь компьютер?

— У нас нет компьютеров в замке.

— Так закажи компьютер, надеюсь, хозяин твой не бедный человек.

— Непременно закажу, а ты поможешь компьютер купить?

— Без проблем, но лучше бы я его купил в столице.

— А здесь нельзя купить?

— В Абрикосовке я не видел магазинов компьютерной техники.

— В соседнем городе есть все. Едем, я тебе покажу.

Они сели в машину и поехали в город. Магазин с компьютерами находился рядом с игровым комплексом, она это запомнила еще в первую поездку.

Паша посмотрел на образцы товара на витрине и сказал, что купить здесь все можно, но столько денег у него сейчас нет. Он все еще был после отпуска, и прилетел через пару недель, отработав первые выходные.

— Паша, ты подбирай то, что надо купить, а я скоро приду.


Белла вышла из магазина и пошла в игровой комплекс, охраннику сказала, что идет к графу Павлину.

— У нас графа Павлина нет. Кто вам нужен, говорите точнее или проходите мимо.

— Мне нужен хозяин дворца Павлина.

— Я понял, так и говори, что нужен владелец игрового комплекса.

Белла подошла к двери кабинета графа Павлина. Она вошла в роскошный кабинет со светлой кожаной мягкой мебелью. Граф Павлин сидел в кресле у журнального мраморного столика и внимательно смотрел на Беллу.

— Белла, есть проблемы?

— Я хочу купить компьютер в соседнем магазине, но денег нет.

— Хорошая мысль, я тоже хочу, а как мы его выберем?

— Приехал Паша на пару дней, обещал купить компьютер, он программист.

— Замечательно. Пойдем, купим пять компьютеров со всеми потрохами.

Граф Павлин и Белла зашли в магазин. Паша, посмотрев на них, промолчал.

— Паша, мне тут сказали, что ты все знаешь о компьютерах? Подбери нам пять комплектов, бери лучшее, из того, что есть, а потом проведешь курс по обучению.

— Я не знаю, кто вы, могу только догадываться, но через день мне надо уезжать.

— Считай, что ты в командировке, и десять дней будешь нас обучать. Я все оплачу. Белла поселит тебя в замке, а на два часа в день будешь приезжать сюда и обучать меня и еще трех человек. Согласен?

— Согласен, — ответил Паша, и решил, что надо будет позвонить Юре, чтобы оформил отпуск за свой счет на десять дней.

Паша подобрал мониторы с плоским экраном, выбрал корпуса для системных блоков, все необходимые платы, подобрал клавиатуру и мышки. От графа Павлина пришли люди, оплатили товар. Четыре компьютера занесли в игровой комплекс, один оставили в машине для Беллы. Граф Павлин дал свою визитку, на ней было написано несколько слов: поселить Павла в замке. Паша и Белла такого счастья не ожидали, они светились от неожиданного предложения.

Служащие замка стали с Беллой разговаривать. Они видели теперь, что она не очередная женщина графа Павлина, а она — женщина Павла. Этого и говорить не надо было, одного взгляда на пару было достаточно, чтобы понять, что они близкие люди.

Белла поселила Павла в соседней комнате, встречи им никто не запрещал. Свои функции по замку она выполняла с еще большей одержимостью, и у нее оставалось время, чтобы отвезти Павла к графу Павлину для обучения работе на компьютере.

Паша поставил все необходимые программы, в том числе для виденья бухгалтерии, это привело графа Павлина в такой восторг, что он предложил Павлу работать у него главным бухгалтером.

Паша согласился на неожиданное предложение.

— Граф Павлин, мне нужна машина, я буду жить с Беллой, а сюда приезжать.

— С машиной проблем не будет, на права сдашь, труднее ездить из города в город, но на первое время такой вариант вполне возможен.

Паша вышел на улицу к Белле. Она ждала его в машине. Новости ее устраивали.

Ветер усиливался. На морю волны усилились.

— Паша, ветер какой сильный, шквальный! Ехать страшно.

Они поехали в сторону замка, и попали под сильный ливень. Машину остановили на обочине. Паша подумал, что ежедневные поездки будут невозможны. Поняла ситуацию и Белла. Они переждали ливень, и продолжили путь.

— Белла, что будем делать? Куда не кинь, всюду клин.

— До замка уже ближе, чем до игрового комплекса. Придется тебе жить в городе.

Ветер любви регулировал их встречи и разлуки.

По чистому небу гуляли грязные облака. Прохладное утро призывало к праведному труду. Граф Павлин предложил Павлу добавить к игровому комплексу компьютерный салон с всемирной паутиной, дабы должники игрового комплекса по электронной почте со всего мира собирали деньги на погашение долгов. Потом добавил, что это шутка, но салон добавить надо.

— Паша, есть предложение, я хочу оставить тебя своим заместителем в игровой комплекс. У меня есть новый проект, я хочу открыть универсам.

— Почему у вас такое разнообразие интересов? — спросил Паша.

— Я так устроен. Ты знакомься с игровым комплексом. Отчеты два раза в месяц будешь предъявлять мне, здесь есть специалисты, они помогут. Возьми адрес и ключи твоей съемной квартиры, личная квартира будет по результатам твоего труда через год, машину тебе выделю, но она собственность игрового комплекса, сдавай на права и действуй.

Граф Павлин исчез в своей машине.

Паша, поделившись новостью с Беллой, отпустил ее домой, а сам пошел в игровой комплекс, принимать финансовые дела.

Белла с увлечением стала набирать тексты на компьютере, потом пошла на птичник. Жизнь потекла плавно, как до появления Павла. Пришло ей по электронной почте разрешение от графа Павлина на пользование ключами от ворот, имеющих выход к морю. Это был приятный подарок!

На графа Павлина периодически от любых дел нападала скука, и тогда он впадал в еще более скучное дело, а именно: просто лежал на широкой кровати в комнате с окнами на море. В квартире слуги отсутствовали, и его никто не тревожил. Он ничего не хотел.

В организации нового универсама он принимал минимальное участие. Просто один должник, владелец универсама, почти на тарелочке поднес ему этот самый универсам. Нужно было добавить немного средств и поставить своего человека в управление магазином.

Вот об этом он и думал, лежа в огромной ванне. Ему нужен был свой ставленник, а самому лезть в торговые дела не хотелось.

Лежал граф Павлин, лежал, потом, хлопнул ладошкой по лбу и вскричал:

— Юра!

Недолго думая, по мобильному телефону он позвонил Павлу и спросил, как можно найти Юру, знаком ли он с программами для кассовых аппаратов, а еще надо бы на компьютеры заносить все товары магазина. Паша ответил, что с этими программами Юра знаком, подрабатывал в универсаме.

Граф Павлин тут же вскочил счастливый, что нашел козла отпущения, и пошел обедать. После обеда он позвонил Юре на мобильный телефон, пригласил его работать в универсам на правах его зама. Юра помолчал, но дал свое согласие на сотрудничество.

Граф Павлин опять лег на постель, он вспомнил Аллу. Он позвонил во дворец управляющему, сказал, чтобы Белле разрешили пользоваться сотовым телефоном, и потом перезвонил на обычный телефон.

— Белла, дай номер телефона Аллы, пусть она меня простит.

— Граф Павлин, с удовольствием: она вас любит!

— Приятно слышать, и мне она небезразлична.

Позвонил граф Павлин Алле:

— Алла, милая, прости, но без тебя мне плохо! Приезжай в Кипарис, адрес и телефон запиши. Деньги на билет найдешь. Приедешь — отдам, обеспечу.

Вот теперь он все дела выполнил и уснул, как младенец.


Глава 6

После сна позвонил граф Павлин Илье:

— Илья, как жизнь в роли и.о. директора пансионата? Жду…

Илья взял машину пансионата и через пару часов был у графа Павлина. Городская квартира графа Павлина была небольшая: кабинет, спальня, кухня, места без названия. В кабинете хозяин и беседовал с детективом. Он посмотрел все бумаги. Дела Илья вел так, как их вели до компьютерной эры.

— Илья, помнишь Павла из пансионата? Он сейчас работает здесь в игровой комплекс. Не удивляйся. Зайдешь к нему поговоришь на счет компьютерной техники, он тебе поможет купить компьютеры, принтеры, поставит нужные программы. Скажешь ему, что надо три компьютера для пансионата, у него пройдешь — курс молодого оператора, потом научишь остальных. Все понял? Вот моя визитка, на ней написано число компьютеров для пансионата, отдашь Павлу.

— Иван Сергеевич, простите, но если здесь Паша, то где Белла?

— Белла в старом дворце Павлина. С Павлом они не поженились. Ладно, в качестве премии звони ей. У нее мобильный подключен, а ты ее номер телефона знаешь, поэтому я и выключал его у нее, пока она не привыкла к жизни в замке.

Счастливый Илья поспешил к Павлу. Вдвоем они сделали заказ в компьютерном магазине. И на следующий день их заказ обещали выполнить.

В магазине удивлялись, что их товар стал быстро разбираться людьми графа Павлина.

Илья сел в машину и позвонил Белле.

— Белла, это Илья тебя беспокоит. Я могу к тебе заехать? Подскажи дорогу до замка по суше. Понял, еду.

Илья знал всю историю четверки, и каждого в отдельности.

Белла и Илья были духовно близки друг другу. Вдвоем они пошли на берег моря, который так долго для девушки был закрыт. Сели на скамейку под стенами замка и стали смотреть на волны.

Рядом с Беллой закружились белые бабочки, но к Илье они не подлетали. Одна бабочка села на ее ладонь и в руке у нее осталась белая жемчужина, а бабочка, взмахнув крыльями — улетела.

— Илья, как мне здесь было трудно, со мной никто не разговаривал! А сейчас все нормально, — сказала она, перекатывая в пальцах белую жемчужину.

— Белла, это все было сделано специально: тебя отключали от телефонов и людей, а сейчас все тебе вернули. Знаешь, когда я понял, что вся ваша четверка возвращается сюда, я невольно осознал, какая могучая личность — граф Павлин! Мне это недавно открылось, и то, думаю не все.

— Дела графа Павлина я обсуждать не хочу. У меня здесь своих дел хватает, но ты приезжай, с тобой приятно общаться.

Они еще немного посидели. Илья уехал в пансионат, теперь он за него отвечал полностью перед графом Павлином, то есть, директором Иваном Сергеевичем.

Алла лихорадочно искала деньги на дорогу, мать не спешила отдавать ей последние деньги, у родственников денег вообще не было. Она отдала в скупку свое единственное кольцо и купила билет. Родители качали головами, а она собрала свою сумку и выехала навстречу неизвестности.

Приехала Алла к графу Павлину через сутки после звонка, плюс несколько часов. Граф Павлин находился дома в состояние полной лени. Алла так и повисла на его добротных плечах. Он ей был рад. Слуг и охраны рядом не было, это Алла сразу заметила.

Граф Павлин заметил, что на девушке нет драгоценностей.

— Алла, ты прости, я стар для мгновенной любви, но у меня для тебя есть работа.

— Что!? — не на шутку удивилась Алла.

— Алла, мы цивилизованные люди! Предлагаю тебе быть моим заместителем в ломбарде. Он расположен рядом с вокзалом. Место людное. Работа всегда есть.

— Я художница! — воскликнула Алла, недоумевая от предложения.

— Не шуми, тебе рисовать никто не запрещает. Юру найдешь в соседнем универсаме, он расположен недалеко от ломбарда. Думаю, вы найдете общий язык.

— Поняла. Я — рабочая лошадка. Спасибо и на этом, — сникла Алла.

— Алла, ты не пожалеешь, вот адрес твоей съемной квартиры. На одном этаже будешь жить с Юрой и Павлом.

— И Паша здесь? — спросила Алла почти без эмоций. — А Белла?

— Она работает и живет в замке.

— Понятно, господин граф Павлин! А подъемные будут?

Граф Павлин дал деньги Алле, и душа его стала спокойной, как море в штиль. Штиль наступил в отношениях Беллы и Павла. Он погряз в компьютерных делах. В дела окунулся и приехавший недавно Юра. Алла была пристроена к работе. Граф Павлин лег в ванну и задумался, потом взял мобильный телефон и позвонил Ивановне, хозяйке маленького домика:

— Ивановна, граф Павлин беспокоит. Коллекционных девочек нет? Слушай, организуй квартирку на пять девушек, больше не надо.

— На какие гроши, пан Мор?

— Как заговорила! Все будет. Сними дом у соседей, я его видел. За хорошую цену сдадут. Девчонок снимешь тех, которые на юг без денег и драгоценностей едут, все надеются на чужого дядю. Вот чужого дядю мы им и подсунем. Поняла? Деньги тебе привезут.

Вот граф Павлин отдых и заработал. Он включил огромный телевизор с плазменным экраном, но мысли его еще не все успокоились.

Позвонил он буфетчице в дом культуры Абрикосовки.

— Привет, дорогая, граф Павлин беспокоит, как дела? Тишь, говоришь? Нет концертов — спит буфет? Будут концерты! Нет, без снотворного! Заработаешь, не возмущайся. Есть у меня на примете известные и слегка забытые на телеэкране певцы, которые к вам приедут, заодно пансионат повеселят, и сами отдохнут.

Он переключил канал и стал смотреть концерт.

Певец Тор ему понравился, и он тут же позвонил в отделение эстрады:

— Жители Абрикосовки и Кипариса спят и видят увидеть длинноволосого красавца Тора, он только что был на экране. Сколько берет? Группа большая? Сколько концертов? На все концертные площадки плюс пансионат. Согласен!

Нажал он на кнопочку пульта телевизора и уснул.

А говорят, что хозяева не работают! Работают.

Вечером собрались новые замы в квартире Аллы, не было среди них только Беллы. Паша и Юра сели в кресла. Алла села на диван.

Граф Павлин от щедроты душевной каждому из них выделил по квартире в личное пользование до тех пор, пока они у него будут работать.

— Ребята, то ли нам повезло, то ли мы влезли по уши в черный бизнес, — заговорила Алла.

— Чтобы это не было, но предложение по работе более чем интересное, — подхватил разговор Паша.

— Не знаю, не знаю, все так сомнительно, так трудно в этом универсаме, что я сам не понимаю, как я на это согласился, — подключился к больной теме Юра.

— Знаете, а у меня сложилось впечатление, что граф Павлин все это давно придумал, — тревожно сказала Алла.

— Все может быть. Я сюда приехал на два дня, а уехать уже не смог. И к Белле нет возможности выбраться, — загоревал Паша.

— Не волнуйтесь, прорвемся, то ли в люди, то ли домой вернемся, во что уже слабо верится, — стал утешать всех Юра.

— Ребята, сегодня угощаю я! Мне дали подъемные. Я сейчас вам ужин принесу, — весело проговорила Алла.

Мужчины подсели ближе к журнальному столику на колесиках, который торжественно вкатила Алла в комнату из кухни. Они оценили вкусный ужин.

— Алла, а ты способная, — подобрел Паша.

— Алла, женюсь на тебе! Пища Богов, — проговорил Юра.

— Юра, не спеши! Вот теперь я за тебя замуж не хочу! Я хочу поработать на благо графа Павлина и себя.

— Что творится! Алла от Юры отказывается! Алла, я тебе нужен? — спросил Паша.

— Паша, сиди, и не возникай! Белла в замке пленницей живет. А потом, я не люблю часто готовить, сегодня я приготовила ужин в честь нашей новой жизни, а на завтра я никого к себе не зову: дома у себя кушайте. Я вам не слуга, а заместитель директора самого крупного ломбарда города. Мне надо ознакомиться со своей новой работой, а зимой я буду писать картины, зимой здесь работы будет меньше.

— Да, зимой отдыхающих поубавится, можно будет съездить домой, — как-то сразу решил свои проблемы Паша.

— Алла, а я могу к тебе приходить? — спросил Юра.

— Юра, давай подождем с частной жизнью! Так много перемен, что мне надо освоиться, понять, что мне здесь вообще делать. Думаете, мне легко в новой сфере деятельности? Совсем нет. Весь штат заполнен, а я сбоку припека. Зачем я нужна в ломбарде — ума не приложу.

— Алла, у меня такое же мнение, что в универсаме все на месте, а я там не нужен, — поддержал Аллу Юра.

— Ох, господа замы, а мне, думаете легко в игровом комплексе?! Я там вообще никто, и в то же время, назначен от большого ума графа Павлина главным бухгалтером. В игровом комплексе и так наблюдается странный приток денег! А я их должен фиксировать в компьютере, составить новые программы, а вот какие, этого я вам не скажу. Знаю одно, работы у меня много, очень много, — умно произнес свою речь Паша.

— Паша, ты молоток, надо делать то, что знаешь. Значит, и я буду писать программы для универсама и использовать те, что есть. В обычном деле лучше себя чувствуешь, — подхватил друга Юра.

— Так, молодцы, они будут писать программы. Они на месте! А я в программах ни бум-бум! Мне — то, что делать!!! — завопила Алла в состоянии нервного срыва.

— Спокойствие, подруга моя, а ты только, что от меня отказалась, — заговорил с упреком Юра, — а я тебе нужен! Я помогу тебе с программами для твоего ломбарда. Могу научить тебя ими пользоваться, что ни так сложно, если все знаешь. Согласна, Алла?

— Юра, радость моя! Я твоя навеки! А где компьютер?

— Будет, Алла, все будет, но если ты будешь со мной!

— Юра, я с тобой, конечно, я с тобой, но через недельку! Ты у себя поработай, а я пока привыкну к тому, что было до меня.

Паша ел, понимая, что сделал доброе дело, направив мысли Аллы и Юры в нужном направлении. Его мысли полетели к Белле, но не долетели.

— Спасибо, Алла, все было в лучшем виде, я ушел, если не возражаете, — сказал Паша и исчез за дверью.

— Юра, не уходи, побудь еще немного, — попросила Алла.

— Дорогая моя, я буду за стенкой и другой входной дверью. Встретимся через неделю в это же время. Прости, но ты сама так первая сказала, а я понятливый, — проговорил Юра и ушел в свою квартиру.

Алла осталась одна. Она убрала остатки ужина, прекрасно понимая, что неожиданности в ее жизни еще возможны.

Граф Павлин по обыкновению лежал дома с перьями павлина перед экраном телевизора. Он только, что прослушал речи своих новых замов в квартире Аллы, и надо сказать они его не огорчили.

В трех квартирах стояли прослушивающие устройства, для их прослушивания у него было удобное устройство с легким управлением. Повернул нужную ручку, и слушай нужного человека, так граф Павлин осуществлял проверку своих сотрудников.

Видео аппаратуру для этих целей он не использовал.

Белла в это время смотрела на море с террасы, к которой она привыкла больше, чем к берегу, на который долго не было выхода. Душа художницы впитывала вид моря для работы над новыми картинами.

С появлением компьютера ее рвение к записям ослабло, рисовать ей хотелось больше, чем писать тексты из своей головы. Она следила за порядком и расходами в замке, а в остальное время писала маслом новые картины с птицами на полотне, дабы они были угодны картинной галерее.

Мысли о мужчинах мелькали отрывочные, она на них не надеялась, и решила, что если она кому нужна, то они пусть сами появляются, а нет, она — не позовет.

На телеэкране мелькнула женщина, очень похожая на Беллу. Граф Павлин поднялся с постели, быстро оделся. Он захотел увидеть Беллу и свой любимый дворец с челядью. Машина завелась с пол оборота и ринулась к мечте в тихий и ясный вечер. Машин в столь поздний час было мало. Дорога радовала своими очертаниями. Граф Павлин быстро приехал к воротам своей основной обители. Беллу он заметил на террасе, и был этому рад. Он позвонил на ее мобильный телефон, и сказал, что через десять минут будет у нее.

Граф Павлин заметил, как Белла вскочила и ушла с террасы в здание. Он сказал прислуге, чтобы еду подали в картинную галерею. Он с удовольствием смотрел на новые творения Беллы в ее мастерской. Он прекрасно понял, что она работает на его картинную галерею, и одобрил ее творчество.

Он удивился красоте зала с картинами, казалось бы: картины те, что были, но все вместе смотрелось значительно красивей, чувствовалась творческая рука в оформлении его любимого зала. Он чуть не воскликнул от радости, но сдержался и спокойно похвалил Беллу за прекрасное содержание замка.

Забавно, но он опять ощутил себя дома, ему было хорошо в обществе спокойной Беллы, все дела исчезли из его головы. Он ел, смотрел на нее и картины, и был счастлив. Ему не приходило в голову, что женщину, сидящую рядом с ним, можно использовать, как женщину. Впервые на него в этом плане нашел стопор, и он не хотел торопить события. Не хотел спешить…

Белле было приятно общество графа Павлина, он на нее не нападал, не бил головой об пол, для достижения мужских амбиций, как Паша, он был единомышленник в области картин, и это было приятно. К Павлу она всегда испытывала страх, который был в подсознании, она ему об этом не говорила, но и сама к себе не звала. Илья вызывал симпатию, с ним было хорошо, пусть недолго, но что-то в этом ее радовало. И, по сути, она оставалась одна.

Граф Павлин после позднего ужина отпустил Беллу, а сам пошел в спальню с телеэкраном и с привычным набором предметов, необходимых ему для отдыха, развлечения и слежки за сотрудниками через прослушивающие устройства.

Лежа на постели к графу Павлину приходили мудрые мысли, он не был злым человеком по своей природе, но иногда его развлекали развороты чужих судеб. Компьютеры лично графа Павлина не особо пленили, хотя он их внедрил везде, где можно и нужно, а теперь они его не волновали, а сам он во всемирной паутине еще не нашел своего место.

Давно он шуток не совершал, хотя приезд четырех молодых людей, можно вполне принять за шутку, но серьезную. О, а как там хозяйка и пять девочек? Вот куда надо съездить, — подумал он и уснул.


Утром появилось новое дело. Приехал певец Тор и попросил аудиенции с графом Павлином по поводу оплаты концертов. Певец поселился в пансионате.

Сам граф Павлин в руки деньги старался не брать, и перемещал их в пространстве чужими руками, он сказал Илье по телефону:

— Илья, чем певец Тор недоволен? Помнишь шутки со снотворным? Ты в них неплохо разобрался, не надо ли певца немного успокоить? Шумный он, а поспит, человеком станет, нашим человеком, а так все как чужой. Певицу помнишь? Больше не появлялась? Нет, значит. Пошли певца Тора к Ивановне, у нее есть пять девочек, пусть к ним зайдет. Порошок в твоем кабинете, передашь хозяйке, она в курсе, и девочки и певец пройдут крещение на спокойствие, не люблю криков. Все, бывай, — и он повесил трубку телефона.

Немного полежал граф Павлин и вызвал яхту:

— Буек, когда будешь у причала замка? Через час? Жду.

Граф Павлин прошелся по замку, у него были дела в бассейне, в сауне. В птичнике он потрепал любимого павлина, потом поднялся на террасу к Белле.

— Белла, минут через десять прибудет яхта, жду тебя на берегу. Возьми еду и купальник. На пару часиков уйдем в море.

— Я приду, — сказала Белла и ушла выполнять задание.

Граф Павлин в белом костюме вышел из замка на причал.

Белла его уже ждала с корзинкой в руках.

Яхта стояла у причала. Буек помог им подняться по трапу и оттолкнул яхту от причала. Белла отнесла корзинку на камбуз и села на корму. Для хозяина на палубе стояло увесистое соломенное кресло, закрепленное за ножки. Яхта вышла в море.

Ветер дул в паруса. Граф Павлин вышел на палубу в шортах, сел в соломенное кресло. Белла в купальнике сидела на корме. Оба они изучали друг друга, и то, что они увидели, сильно обоих не расстроило. Белла смотрелась несколько толще моделей. Граф Павлин казался лучше мужчин своего возраста. Они были слегка в теле, одной весовой категории.

На палубе появился матрос Буек, он из шланга облил пару морской водой. Бассейна на яхте не было, но был моторчик, который качал воду, иначе бы было слишком жарко. Вода из шланга, облив людей, скатывалась за борт. Все были довольны.


Яхта шла до тех пор, пока ее было видно с башни, после чего курс ее резко изменился, и она подошла к скалистому берегу с выступом скалы. При приближении яхты из скалы выдвинулся причал. Граф Павлин в белом костюме и Белла в легком платье вошли в скалу, так это выглядело со стороны.

В скале находилась пещера. Прохлада охватила клиентов со всех сторон. В пещере они увидели несколько дверей, завуалированных под своды пещеры. Лифт доставил людей в помещение, с одной стороны которого находилось толстое стекло, сквозь него просматривалось дно моря.

Белла разглядела рыб за стеклом, и шесть столиков, за которыми сидели пары и ели! Просто ели и все. Один столик был свободен, к нему они и подошли. К графу Павлину подскочил из серого проема пещеры официант, и положил перед ним серую книгу с меню.

— Подай, мое любимое блюдо, — сказал граф Павлин.

Белла осмотрела подводный ресторанчик, все казалось романтичным, словно созданным природой, только цены под водой были заоблачные.

Граф Павлин ободряюще улыбнулся своей спутнице.

На стол официант поставил салаты с морской капустой и морскими моллюсками. Второе было вполне съедобно: кета под крабами с обычным картофелем. Вода в высоких стаканах. Ничего запредельного, если не считать, что это все под водой. Полчаса в глубинном ресторане пролетели быстро. Экзотика всегда приятна для гурманов.

Они поднялись на лифте в верхнюю пещеру, и вышли на солнышко.

Матросы яхты Буек и Ледок поели, попили, анекдоты потравили, и теперь ждали возвращения хозяина. Только яхта отошла от скалы, как с другой стороны к ней уже подплыла вторая яхта.

Белла была удивлена всему, что видела, но вида не показала. Она давно заметила, что граф Павлин любит в людях сдержанность, внешнюю холодность. Яхта взяла курс в море, потом резко повернула к берегу.

И вот, когда все было хорошо, Белла встала перед графом Павлином на колени:

— Иван Сергеевич, я все выполнила, что вы просили! Три картины с павлинами и морем написала, но больше я не могу здесь находиться! Я не могу здесь больше жить! Отпустите меня домой! — Безутешные рыдания поглотили художницу.

Граф Павлин не ждал смены настроения у спокойной девушки.

— Белла, я согласен, ты можешь уехать.

Девушка перестала вздрагивать от рыданий, повернула к нему заплаканное лицо:

— Когда я могу ехать?

— Хоть сейчас! Собирай вещи, через двадцать минут жду в машине.

Белла встала с колен. Она быстро собрала вещи, краски с кисточками, но не знала, можно ли их взять с собой… С сумкой через плечо она подошла к машине.

— Белла, а ты краски взяла? Иди, бери, я картины не пишу, холсты возьми и все остальное. Белла, ты мне дорога, сам не знаю почему, если захочешь вернуться, возвращайся, а сейчас возьми на память, — и граф Павлин протянул Белле вишневую бархатную коробочку, в которой лежал золотой браслет с розоватым жемчугом. Он одел его ей на руку. Она молчала.

— Да, и вот деньги на дорогу, — грустно проговорил граф Павлин.

У Беллы в руках оказалась такая большая сумма денег, которую она никогда не видела! До города они ехали и молча. Они подошли к железнодорожному вокзалу. Белла купила билеты, посмотрела в сторону графа Павлина, но его рядом не было! Она надела сумку на плечо и пошла по перрону. К ней подбежал мальчик и протянул полиэтиленовый пакет с продуктами.

— Вам передали, — сказал мальчик, и исчез в толпе.

В купе Белла была одна, весь вагон был какой-то полупустой, хотя другие вагоны были забиты полностью, она это видела по толпам на перроне.

Домой приехала почти через сутки. Мать от счастья не знала, чем дочь накормить, куда посадить, словно дочь для матери стала гостьей.

Прибежала мать Аллы, стала о ней спрашивать. Белла сказала, что Алле дали денежное место работы. Мать Аллы вздохнула, всплакнула и ушла. С работы пришел отец.

— Дочь, рассказывай, что случилось на отдыхе? — спросил он.

— Папа, меня попросили написать картины, я выполнила заказ и приехала.

— Тебе заплатили?

— Да, — и она показала деньги.

— А дальше, что будешь делать?

— Пойду на работу, шкатулки расписывать.

— Со шкатулками тебе столько за год не заработать.

— У меня другого выхода нет, жить в Абрикосовке я не могу.

Белла зашла в старую, но любимую ванную комнату, потом пошла в свою комнату, посмотрела в знакомое до боли трюмо и увидела располневшую фигуру. Это и была главная причина, из-за которой она вернулась домой.

Она решила избавиться от беременности, причиной которой был Паша со своей любовью. Она все еще не могла ему простить то, что он лишил ее сознания во время первой в ее жизни любви. В ней не было ничего, кроме озлобленности.

По молодости лет она боялась обсуждать эту тему с матерью, и тем более с Павлом. Она решила прервать беременность в больнице.

В разные времена, в разных районах страны процедура эта одинаковая и различная по некоторым параметрам. После прерывания беременности ее нервная система пошатнулась, состояние здоровья резко ухудшилась. Не богоугодное это дело, надо сказать…

Родители смотрели на деньги, и с вопросами не приставали. Им и так стало ясно, что дочь хлебнула лиха взрослой жизни. Отец предложил дочери купить машину:

— Белла, у нас с твоей мамой есть деньги, если к ним добавить те, что ты привезла, то можно тебе купить приличную машину, а права сможешь получить, теорию подучишь, а водить машину ты умеешь.

— Папа, у меня есть водительские права, и была машина. Я согласна с тобой, давай купим машину, а потом я выйду на работу.

Они купили машину, и счастливые от покупки приехали домой, где Беллу ждал друг. Он всегда ее ждал, молчаливо любил и нечего не требовал.

— Сережа, привет! Как я по тебе соскучилась! — воскликнула радостно Белла.

— Белла, давай поженимся, мне без тебя так трудно и пусто! — предложил жених.

— Зачем я тебе? Мне от жизни перепало, но я выжила, а больше и сказать нечего.

— Ты жива и этого достаточно! Я скучал без тебя и ждал, каждый день ждал, — скороговоркой проговорил Сережа, боясь, что его прервут и не дадут высказать заветные мысли.

— Лучше посмотри на новую машину. Она во дворе стоит. Мы ее с отцом купили. А замуж я сейчас не могу выйти за тебя, мне надо отдохнуть от южных дел.

Сережа посидел немного, повздыхал и ушел.

На столе Белла обнаружила черную жемчужину, рядом с ней лежала черная бабочка. Она взяла ее в руки, и бабочка медленно стала каменеть.

Граф Павлин проснулся, перевернулся, услышал, как скрипнула дверь, — это пришла домработница, принесла ему почту. Среди бумаг лежала кассета. Граф Павлин поставил кассету в видеомагнитофон. Фильм был снят на диком пляже, в нем было всего два актера: Белла и Паша.

Граф Павлин просмотрел фильм, потом взял телефон:

— Буек, молодец, хороший фильм получился. Беллы в городе нет, запускай кассеты в продажу.

Он лег и подумал, что Буек плохой человек, но фильм получился хороший, и Павла есть теперь, чем запугивать.

Кто бы сомневался, что белый теплоход, винный магазинчик и завод, — это собственность графа Павлина. Однажды он придумал белый теплоход и его маршрут, а на пляже к моменту его прибытия, всегда сидел Буек, и снимал на видео тех, кто после выпитого вина, прибывал на скрытый пляж. Хорошие фильмы получались не всегда, но любовь Беллы и Павла целиком попала на видео камеру. За этот фильм и дал граф Павлин деньги Белле, хотя она об этом не подозревала, а он его еще не видел в тот момент, но уже знал, что съемки прошли удачно.

Павла вызвал граф Павлин с первым отчетом об игровом комплексе. Паша неплохо разобрался в его работе, сделал две программы, в одной фиксировал истинные доходы, а в другой фиксировал доходы игровой комплекс для проверяющих организаций. Граф Павлин Павла похвалил, выдал ему первую зарплату, умолчав о кино с его участием.

Довольный Паша покинул квартиру, и захотел к Белле с подарками поехать, но шофер сказал, что Белла уехала домой. Паша сник, но ненадолго, такое количество денег он еще в своих руках не держал. И все деньги его! Он перестал думать о Белле, а поехал в магазин за новым костюмом. Очень он хотел светлый костюм и светлые туфли. Свою мечту он осуществил, и еще купил компьютер для дома.

О том, что деньги ему заплатили и за работу, и за его любовь на пляже, снятую на пленку граф Павлин промолчал. Тревожить Юру и Аллу отчетами он не стал, решил, что пусть они еще неделю поработают.

Позвонил граф Павлин Илье.

— Илья, как твои дела?

— Если в пансионате, то все нормально, если с певцом Тором, то все относительно. Он отказался ехать к девочкам. Он репетирует, ждет вас.

— Уговорил, но ехать мне не хочется. Ты его требования знаешь?

— Знаю. Мы составили с ним план выступлений, надо бы с вами согласовать.

— Считай, что согласовал, но начните с пансионата, потом дом культуры Абрикосовки, потом площадки города Кипариса. Афиши расклейте! Подключи сарафанное радио, пусть на пляже поработает. Цены — предельные. Все.

Позвонил граф Павлин хозяйке:

— Ивановна, как дела? Как ведут себя новые девочки?

— Понятливые, но все домой хотят.

— Скажи, что через два месяца всех отпустишь с деньгами, что зимой им здесь делать нечего. Весной наберешь новых девочек.

Белла израсходовала деньги, выданные графом Павлином. Она посмотрела на убогость домашней жизни, на мизерную зарплату на фабрике, и очень скоро раскаялась, что вернулась домой.

Сережа ныл о своей любви, но деньги у него не водились. Как просто испортить женщину деньгами, и как трудно ее вернуть в нищий домашний быт! Она старалась стать такой, какой была, но это оказалось вдвойне трудно: ведь Аллы рядом не было!

Она жалела, что купила машину, ведь на юге она у нее просто была, тогда она решила писать картины на местные мотивы: деревья, голуби, ворона на ветке. А потом она подумала, а почему бы и нет, и решила написать три картины с местными птицами и предложить их графу Павлину. Белла вновь работала на фабрике, писала картины на холсте, а визит к графу Павлину отложила на зимние праздники.

Сказано — сделано. Над картинами Белла трудилась добросовестно, но сделала их раньше назначенного срока, тогда она решила продать одну картину на рынке, через знакомых людей. Ее картину купили! Мало того хорошо заплатили. Она мысленно поблагодарила графа Павлина, и стала писать картины с птицами на местную продажу. Дело пошло. Появились покупатели, у нее купили картины, выполненные для графа Павлина. Слух пошел, что Белла очень талантлива. Деньги появились.

Белла уже перестала думать о поездке в Кипарис, как раздался звонок:

— Белла, я скучаю! Можешь не увольняться, но приезжай на зимние праздники, в них целых десять дней! Я жду! — проговорил граф Павлин.

Схватила Белла голову в руки, а все картины уже проданы! Решила за оставшееся время написать хоть одну картину с местным пейзажем. А тут и снег выпал. Пришлось рисовать зимний лес и зяблика. Получилось.

К Белле домой стали заказчики приходить, а она говорила им, что картина на заказ, и продана.


Глава 7

Родители не успевали удивляться популярности дочери.

Сережа готов был у порога сидеть, лишь бы не гнали его от Беллы.

В Кипарис ее не хотели отпускать, а она уже пообещала графу Павлину приехать. На фабрике она работала много времени, а получала мало, дома работала меньше, но за проданные картины получала больше. Деньги вернулись, настроение повысилось. Она купила себе кожаную куртку, новые сапоги, чтобы было в чем ехать. Прикупила красивую дорожную сумку и кое-какие вещи для себя. Перед Новым годом Белла поехала в Абрикосовку. Со слезами на глазах ее отпустили из дома.

Сережа проводил до вагона, в его глазах застыла молния. Он протянул Белле новые жемчужные бусы, но она от них просто отскочила.

В Кипарисе Беллу никто не встретил. Она взяла такси, и поехала к замку. У ворот замка стояли все картины Беллы, и те, что летом написала, и те, что у нее купили в ее городе. Белла разрыдалась. Двери во дворец ей никто не открыл. Граф Павлин звонил всегда сам, и часто менял номера сотовых телефонов. Она его новых номеров телефонов не знала, а в руках у нее были свернуты еще три картины. Зажигалки у Беллы не было, и зажигалки не было, потому что она никогда не курила, а то бы со злости сделала костер из картин и рам. Она не стала брать картины у ворот, поставила к ним свои три свернутые трубочкой.

Таксист ждал. Белла села в машину. Шофер повез ее в обратную дорогу. Белла всхлипывала, и чтобы окончательно порвать с графом Павлином и его подарками, она сказала шоферу, что денег у нее очень мало, и она упросила шофера взять золотой браслет с розоватым жемчугом вместо денег. Шофер добрый — взял золото.

Белла купила билет на первый поезд. На перроне Белле никто не принес пакет с едой. Купила она себе булку и решила, что сутки выживет без еды, села в вагон, но все время ждала чуда, а чуда не было! Поезд тронулся, и девушка уехала к себе домой. Дома Белла замкнулась, никому ничего не говорила, ходила на работу, картин дома не писала. Слез у нее больше не было. Сережа от нее отстал. Беллу поглотило одиночество.

Алла вышла из ломбарда. Из машины вышел таксист и пошел в ломбард.

— Простите, вы что-то сдать хотите? — спросила Алла.

— Да, клиентка заплатила золотым браслетом, а мне деньгами отчитываться.

Они вдвоем зашли в ломбард. Алла посмотрела на браслет.

— А не подскажите, кто его сдал? Я бы его купила себе за наличные.

— Девушка приехала столичным поездом, я довез ее до замка графа Павлина. Она увидела картины у входа во дворец, двери в который ей не открыли. Она поставила у картин еще свой рулончик и попросила отвезти ее на вокзал. Сказала, что денег у нее хватит только на билет, она и расплатилась браслетом.

— Она себя называла? Ее Белла зовут?

— Да, она говорила фразу, в которой граф Павлин к ней по имени обращался, и что ждет ее на десять дней, а ее даже и на десять минут во дворец не пустили.

— Я покупаю у вас браслет для себя. Цену его я знаю. Возьмите деньги, здесь без обмана, у меня сегодня первая получка. А меня до замка не довезете?

— А заплатите браслетом?

— Нет, у меня есть деньги, чтобы заплатить за дорогу.

Машина поехала в обратный путь. Картины все еще стояли у входа.

— Помогите мне собрать картины, — обратилась Алла к шоферу.

Они собрали картины, положили их на заднее сидение машины. Дверь замка не шелохнулась. Они поехали обратно в город.

Картины Алла привезла к себе домой. Вечером она зашла к Павлу и рассказала, что произошло с Беллой, показала на браслет, картины.

— Могла бы нам позвонить, — сказал задумчиво Паша. — А может мне к ней съездить на праздники?

— Ты лучше возьми у меня часть картин, мне вешать их негде.

Алла разделила картины на две части и одну отдала Павлу. Рулон с картинами она оставила у себя. Вечером к ней зашел Юра, и увидел картины.

— А мне, почему не дали картины?

— Есть еще три картины без рамы. Возьмешь? — спросила у него Алла.

— Возьму одну картину, мне бы птичку с видом на речную волну, — ответил Юра.

— Ладно, бери, каждому по павлину, их три было.

— А славно нарисовано, что случилось с Беллой?

Алла пересказала историю с неудачным приездом Беллы.

— Алла, учись на ошибках подруги! Граф Павлин не прощает отъезды, уехала и все. Так, что терпи родная, терпи. Спасибо за картины.

Граф Павлин по обыкновению прослушал квартиру Аллы, и был сразу в курсе всех дел. Он улыбнулся оттого, что удачно Беллу наказал, но радости не испытал.


Белла, погоревав неделю, проявила характер, вновь стала писать картины. Шла зима, зимние пейзажи заполонили полотна, потом она перешла на натюрморты, это оказалось очень интересно. Она решила продать часть картин, вышла на посредников. Картины взяли на продажу, недели через две принесли деньги. Больше всего она боялась, что их скупили люди графа Павлина, но потом решила, что деньги — это хорошо, и стала работать над натюрмортами. Плохо было другое, ей пришлось сделать операцию по удалению результата грешной любви с Павлом на диком пляже, поэтому она чувствовала себя не лучшим образом, недаром аист пролетал над пляжем…

Графа Павлина, как кто проклял. Вся его собственность приносила прибыль, но после шутки над Беллой, он слег и не просто с трубкой телефона, а заболел. Болела голова, болел желудок. Пища не радовала. Изощренные блюда усиливали боли. Он попросил домработницу варить ему кашки. Он вращался на постели и не знал, что делать. Количество таблеток прибывало, но боли не уходили.

— Нагрешили вы видно, — сказала ему простодушно домработница.

Задумался он над ее словами, стал думать, кому сильнее насолил. Больше всех от него досталось женщинам. Он решил начать с Аллы.

— Алла, жду тебя у себя с докладом. Шофер привезет тебя ко мне.

Алла не заставила себя ждать, машина за ней заехала и отвезла к нему домой.

— Алла, я совсем стал больной, что посоветуешь? И как твои дела?

— Знаете, с деньгами уже лучше. Работа стала понятной.

— Ты на меня очень зла?

— Что было, то прошло. Я трудные моменты не вспоминаю.

— Алла, чем я могу искупить вину? — спросил граф Павлин, корчась от боли.

— Вы искупили свою вину: дали мне работу, — холодно проговорила Алла.

— Не верю, что ты меня простила! Мне нужно твое полное прощенье. Проси, что хочешь, от этого зависит мое здоровье.

— Ничего я не хочу! У меня все есть или ничего нет.

— Слушай, Алла, хочешь, я вам с Юрой свадьбу устрою?

— Он за меня не пойдет, я для него слишком бедная.

— Я отдам в твое вечное пользование ломбард и квартиру, в которой ты живешь. Юре этого хватит?

— Надо спросить Юру, какой довесок ему нужен ко мне, чтобы он женился.

— Бумаги на тебя оформят, а ты должна каждый день желать мне здоровье и все.

Алла ушла. Особой радости от предполагаемого наследства она еще не испытывала, знала, что все в любую минуту может превратиться в шутку. Все же мысленно пожелала хозяину здоровья, и пошла домой.


Граф Павлин вызвал к себе Юру.

— Давно я тебя не видел. Хорошо выглядишь, Юра.

— Спасибо, не без вашей щедрости, граф Павлин.

— Юра, есть предложение: женись на Алле, у нее, в качестве приданого невесты, будет квартира и ломбард. Не трусь. Квартира, в которой живешь, будет твоя.

— У вас сегодня день щедрости?

— Нет, день справедливости. Еще раз спрашиваю: женишься на Алле?

— Хорошо, я женюсь на Алле!

— Тогда, сделай девушке официальное предложение, сообщите ее родителям о свадьбе, купи ей платье, кольца, туфли. Но есть условие. Все вы, каждый день, должны мне вслух желать здоровье. Это ваша оплата за квартиры. Мне нужно здоровье, а вам квартира.

— Хорошо, но мне кажется, что условия сделки нереальные.

Юра сразу зашел к Алле.

— Алла это ты выдумала нашу свадьбу?

— Нет, Юра, я сама еще не все полностью осознала.

— Тогда делаю тебе предложение: выходи за меня замуж.

— Хорошо, я согласна.

Граф Павлин прослушал комнату Аллы, улыбнулся и уснул без головной боли.

Утром граф Павлин проснулся с сильнейшей болью в желудке, и подумал, что желудок требует еще одного дня щедрости. Но женить Павла и Беллу он не хотел, еще раз вызывать Беллу было глупо. А желудок болел и болел. Таблетки боль не успокаивали. Слезы от боли, навертывались на глаза, врача вызывать ему не хотелось. По скорой помощи ложиться в больницу желания не было.

— Да, это Белла меня клянет! — вскричал он от боли в желудке. — Сам женюсь!

Потом задумался от своих слов.

— А почему бы и нет? — спросил он сам себя, — но как ехать не хочется!

— Паша, граф Павлин беспокоит, зайди родной ко мне, дело есть, — сказал по телефону граф Павлин и застонал от боли.

Вскоре появился Паша.

— Паша, я виноват перед Беллой с картинами! Я не хотел ее обидеть, но так получилось. Скажи, как исправить мою вину?

— Вам видней. Она сильно обиделась, но она сильная, переживет.

— Паша, чего Белла больше всего хочет в жизни?

— А ничего, у нее все есть.

— Прости, не верю. Не верю, что Белла ничего не хочет. Да, она упрямая, и к цели своей идет настойчиво. Нет, она что-нибудь да хочет. Паша, ты не хочешь мне помочь, — простонал граф Павлин.

— Я не знаю, как вам помочь, а с ее упрямством я уже имел дело.

— Знаю, как ты ее на пляже головой ударил об камни.

— Откуда вы знаете? Там никого не было!

— Глупыш, вас сняли на видеокамеру, всю вашу любовь!

— Понятно, там сняли, а здесь прослушиваете. Чистюля я, пыль протираю, жучки нашел в своей квартире.

— То-то я тебя не могу прослушать! А с Беллой мы не продвинулись. Что делать?

— Сделайте выставку картин Беллы в дом культуры Абрикосовки, ее пригласите, у нас картины возьмете. Она новые картины написала. Извинитесь за недоразумение…

— Паша, ты молодец! Пусть свои шкатулки прихватит — продадим за компанию. Ты ей и позвони, выставку назначь на восьмое марта. Она тебе поверит, а мне нет.

Паша позвонил Белле и предложил провести выставку ее картин в Абрикосовке.

— Паша, я вам всем не верю, — зарыдала Белла в трубку.

— Граф Павлин, она не верит, и рыдает. Телефон сразу отключился.

Граф Павлин стонал и корчился от боли.

— Скорую помощь вызвать? — спросил Паша, рассматривая страдания графа Павлина.

— Нет, это мои грехи болят.

— Умрете еще, лучше бы врача вызвать.

— Нет!!! Я не хочу в больницу! — бессильно завопил граф Павлин.

— Выпейте вот эти таблетки, я нашел их на тумбочке, станет лучше.

Выпил граф Павлин таблетки и уснул.

Паша ушел домой. Из дома позвонил Белле:

— Белла, тут графа Павлина совесть съедает. Он хочет видеть тебя, самому ему до тебя не доехать. За тобой приехать? Или сама приедешь? Деньги есть?

— Паша, назови свой адрес и номер телефона. Я прилечу в выходные.

Белла прилетела на самолете. Паша отвез ее к графу Павлину.

— Белла, прости меня, родная! Ради Бога, прости меня!

— Не страдайте так! Я вас простила.

— Правда? Золушка, ты моя! Искуплю свой грех! Искуплю! — и впервые за последние недели боль покинула его желудок, — ребята в ресторан, сейчас же!

Граф Павлин попросил оставить его пока он оденется. Все втроем поехали в ресторан. Себе он заказал щадящую еду. Белла и Паша заказали то, что им захотелось после прочтения меню. Вечер провели славно.

— Паша, езжай домой. Белла останется у меня. Я боюсь без нее оставаться.

Граф Павлин и Белла переступили порог квартиры, но счастье было недолгим. Белла с удивлением увидела, как в квартиру влетела красивейшая женщина, она с трудом в ней узнала певицу Стеллу. Это была породистая красавица с холеным лицом, в одежде из белой кожи, с огромной гривой рыжих волос. Ее белые кожаные сапоги быстро забегали по квартире.

— Граф Павлин, ну ты совсем плохим стал! Опять девчонку захомутал!!! Забыл про меня, совсем забыл! У тебя дочь такая, как она, а ты все по девочкам ходишь! Наплачешься ты нашими слезами! — прокричала она и упала в кожаное кресло.

— Стелла, ты откуда свалилась на мою голову? С какого курорта тебя ветром принесло? У меня за время твоего отсутствия дочь появилась? Эта девочка — мой экстрасенс, а не сексуальная подруга жизни.

— Сейчас я тебе поверила! На ночь привел домой певицу из ресторана!

— Она будет спать в этой квартире на диване в кабине. Ее присутствие благосклонно влияет на мое пошатнувшееся здоровье.

— Проверю. Пусть проверит мое биологическое поле и скажет, где у меня болит!

Белла переводила глаза с графа Павлина на Стеллу и обратно: они оба были так красивы, как две куклы от одного изготовителя. О том, что она экстрасенс — Белла о себе такого не знала, но почувствовала, что срочно надо им стать. Она вспомнила, что если водить ладонями над человеком, то в местах, где есть боль должно появиться покалывание. Откуда она это знала, в этот момент она не знала.

— Девушка, тебя Белла зовут, если я правильно вспомнила? — спросила Стелла, рассматривая Беллу с ног до головы. — Имя у тебя славное.

— Я попытаюсь определить то место в вашем организме, где сейчас есть боль, — попыталась Белла перевести тему разговора в другое русло.

— Давай, деточка, спасай графа Павлина от моей ненависти.

Белла сняла с себя верхнюю одежду, сапоги, вымыла руки, и подошла к Стелле. Она медленно вела ладошки вдоль тела красавицы на расстоянии нескольких сантиметров от нее, и была страшно удивлена, когда в области головы почувствовала резкое покалывание в ладошках. Белла еще раз провела руками надо женщиной, и покалывание повторилось в том же месте. Она показала рукой, где болит.

— Белла, а ты угадала. Вылечить можешь? — спросила Стелла.

Белла вспомнила, какие таблетки принимала ее мать, когда у нее в этом месте болела голова, она такие же таблетки возила всегда с собой.

— У меня есть две таблетки, они помогут. У вас поднялось давление, но поскольку ваше давление пониженное, то и незначительный подъем давления очень болезненный.

— Откуда ты все знаешь?

— Не знаю, откуда, но знаю.

Белла принесла воду в стакане и дала две таблетки. Вскоре Стелла уже смеялась.

— Стелла, поняла меня?! Как только Белла появилась, у меня прошла боль в желудке, которая мучила неделю, — заговорил миролюбиво граф Павлин.

— Хорошая девочка, а я от этой головной боли с ума схожу. Все таблетки выпила, а она болит. Ладно, пусть останется, но я не уйду из квартиры, пока девушка не уедет. Хватит с меня того, что ты летом меня отправил на яхте обманным путем, а ее оставил с собой.

— Мне завтра улетать. Я прилетела на один день, поэтому не надо из-за меня ссориться, — сказала Белла красивой паре, — а потом я могу уйти к Павлу.

— А кто такой Паша? Один из вашей знаменитой четверки?

— Мой друг, — ответила Белла.

— Если у тебя есть в этом городе мужчина, то уезжай к нему немедленно! — вновь вспылила Стелла.

— Стелла, не шуми! Дай мне пожить без боли. Я боюсь остаться один, если она уедет, то у меня боли опять появятся!

— Белла, звони своему мужику! — приказала рыжеволосая красавица.

Граф Павлин сам набрал номер телефона Павла.

— Паша, у нас проблемы, приезжай и забери к себе Беллу. Я в долгу не останусь.

— Еду.

На пороге квартиры в светлом костюме и светлых штиблетах появился Паша.

— Какой мальчик! Просто красавец! — пропела Стелла и предложила: — Граф Павлин, я забираю у Беллы Павла, а тебе оставляю Беллу. Обмен завершен!

Стелла подхватила под руку Павла, и исчезла с ним в тумане ночи.

— Белла, мы остались с тобой одни, — это приятно. У нас с Стеллой есть взрослая дочь, но мы так и не женаты, потому, что эта красивая женщина не может остановиться в поисках своего мужчины.

— Вполне понятно. Она очень красивая женщина.

— Так, да не так. Вся она — сплошные деньги и мой стимул делать деньги.

Граф Павлин и Белла легли в разных комнатах, и уснули без болей и мыслей.

Паша привез даму к себе домой. Стелла обошла квартиру, посмотрела на картины Беллы, на кровать Павла.

— Паша, мы спать с тобой будем здесь! Через легкий душ я приду к твоим объятьям, — и она стала снимать с себя белую кожу одежды и сапог.

— Стелла, а вы не ошиблись с выбором?

— Графа Павлина я знаю так давно, что говорить не о чем, а ты — прелесть! — и Стелла исчезла в ванной комнате.

Мужчина разделся, быстро постелил новое постельное белье, достал чистые полотенца и в это время услышал крик.

— Паша, дай мне чистое полотенце! — крикнула Стелла.

Паша приоткрыл дверь в ванную комнату и протянул женщине полотенце. Она мокрой рукой притянула его за шею, ее мокрые губы чмокнули его в щечку, и полотенце исчезло за закрытой дверью.

Мужчина критически осмотрел свое жилище, убрал ненужные вещи, взял чистое белье, и во время: из ванны выплыла Стелла с полотенцем на теле.

— Милый, душ ждет тебя, — промурлыкала она елейным голосом.

Молодой человек влетел в ванну, наполненную парами воды, открыл кран, но воды не было. В городе Кипарисе воду ночью отключают. Паша вышел из ванны, и сказал, что воды нет.

— Не люблю я немытых мужчин. В чистой постели буду спать одна. Грязному мужчине и дивана хватит, — заключила Стелла, закрутив волосы полотенцем. Она легла на постель и быстро уснула.

Неприкаянность ощутил Паша. Он лег на диван и уснул от усталости. Проснулся он от журчания воды в ванне, и вспомнил про даму.

И Стелла про него вспомнила:

— Паша, вода бежит и ждет тебя.

— Доброе утро, Стелла! Как вы красивы! — воскликнул Паша и влетел в ванную комнату. Послышался плеск воды.

Стелла перед зеркалом в прихожей приводила себя в порядок. Потом пошла на кухню, включила чайник, посмотрела на растворимый кофе, одобрила выбор Павла, налила чашку черного напитка.

Паша вылетел из ванны, но, почувствовав запах кофе, пошел на кухню.

— Кофе готов и я тоже, — вымолвила Стелла, обвивая руками чистого Павла. Ее нежные и ухоженные руки скользили по телу молодого мужчины. Они оба оказались на постели. Сильная женщина, чувственная и темпераментная, обволокла мужчину своими ласками.

Паша не сопротивлялся, в такой каскад любовных ласк он еще не попадал. Он весь встрепенулся, налился молодыми силами и вступил в любовную игру с волшебной женщиной. Два партнера знали, что делали, и брали от жизни все, что можно. Полное утомление и разрядка наступили неожиданно. Стелла и Паша слегка отодвинулись друг от друга.

— Великолепно! — сказала Стелла, — я у тебя могу жить. Мне с тобой хорошо, тебе со мной замечательно, зачем жить врозь? Граф Павлин нас одобрит. Дочь моя и графа Павлина вышла замуж. Я свободна!

— В этом что-то есть, — пролепетал Паша.

— Все, остаюсь у тебя жить! Моя походная сумка… а, где я, ее оставила? В камере хранения на вокзале! Съезди за ней, номер ячейки я скажу.

— Я возьму сумку из камеры хранения. Вот ключ от квартиры, а мне надо на службу. Вот деньги, — и он протянул деньги.

— Это не деньги, но на сегодня хватит, — сказала Стелла, поцеловала Павла и взяла чашку с черным кофе.


Граф Павлин и Белла обошлись без любви, между ними возникло доверие, они друг другу стали более понятны. Белла приготовила легкий завтрак, красиво подала его графу Павлину.

— Спасибо, Белла, у тебя хороший вкус. Что касается Павла, он в надежных руках, ему не до тебя. Есть предложение: уедем сегодня из Кипариса! Я чувствую себя хорошо. Замы мои работают. Стелла их проверит.

— Мне и так сегодня уезжать, я на выходные прилетела.

— Стелла не знает, что у меня есть гостиница в столице, в которой цены зимой, как в Кипарисе летом. Заедем к тебе домой, возьмешь свои вещи, и мы поедем отдыхать. В гостинице у меня работает новый зам, и его надо проверить лично. Мы с тобой поживем в люксе, и негласно сделаем проверку.

— Сколько же у вас всякой собственности! Откуда она?

— Цепная финансовая реакция. Про столичную гостиницу здесь никто не знает, ты первая. Мы поживем в большом городе, посетим картинные галереи. Не переживай, и твои картины войдут в цену. Стелла их пристроит. Ты прошла закалку, будем играть на большой мировой сцене картин. Мы полетим с тобой на самолете, билеты возьмем в аэропорту. Мы улетаем без прощанья с остальными членами нашего сообщества. Я вызову такси, чтобы нас никто не провожал.

Белла послушно пошла на кухню. Она стала привыкать к странному поведению графа Павлина, а когда вернулась в комнату, то совсем его не узнала, перед ней стоял совсем другой человек, так он изменился.

— Вы актер, и стали моложе!

— Стараюсь. Мы выходим, нас никто не должен видеть.

Машина ждала у подъезда, всего два шага и оба исчезли из поля зрения соседей.

Стелла, проводив Павла на работу, решила позвонить графу Павлину, но в ответ услышала частые гудки. Тогда она позвонила Илье, исполняющего роль зама директора пансионата «Павлин».

— Илья, объясните мне, что это за птица по имени Белла?

— Белла — талантливая художница, но без особых сексуальных потребностей.

— Красиво говорите. Я сейчас живу у Павла, он сказал, что с вами хорошо знаком.

— Паша — парень Беллы!

— Мы обменялись с ней мужчинами. Я не могу понять, куда граф Павлин исчез, поэтому я сама проверю работу всех его частных владений, и ваш пансионат — проверю!

— Проверяйте, жду! Я давно не видел ваши новые наряды, — сказал радостно Илья, обрадованный отсутствием графа Павлина.

Он решил провести тщательный обыск в его кабинете в пансионате.