Железный Грааль (fb2)

Железный Грааль (пер. Соловьева) (Кодекс Мерлина-2)   (скачать) - Роберт Холдсток

Роберт Холдсток Железный Грааль

…Твоя страна в рабстве.

Скот бродит по дорогам

пять слезных дней.

Горе и протяжные вздохи.

Один против воинства.

Твоя кровь красной чумою

запятнала разбитые щиты.

Клинки и женщины с красными глазами.

Кровавое поле боя…

Из «Похищения быка из Куальнге» (Эпос ирландских кельтов)

Не он ли – отравленный?

Тела мертвых

Наполнят криками наши жилища,

И много будет рассказов.

Там же

ПРОЛОГ

Остров Альба, земли корнови, 272 до н.э.

Глава 1 ТРИ УЖАСНЫЕ ВЕСТНИЦЫ

От равнины МэгКата, где собирались на кровавые игрища Вороны Битвы, насыпь круто поднималась к крепости Тауровинда. В сожженной, опустевшей твердыне стояла тишина. Сумрачный лес, окружавший равнину, подступил к самому крепостному холму. Корявые ветви черного терна, шиповника и чахлых дубов шептались у подножия, их корни пронизывали крутые земляные насыпи стен. Обгоревшие сторожевые башни, казалось, плыли среди облаков, а ворота крепости, в которые давно никто не входил, были открыты теперь лишь для птиц, мертвых да тех, кто неподвластен времени.

Погруженная в траур Тауровинда, твердыня Урты, сильнейшая из пяти крепостей Альбы, еще не покорилась силам земли, несущим разрушение. Она выдержала натиск дождей и ветров. Уже который день она звала меня: манила настойчивым шепотом, посылала призывные запахи, притягивала, уводила из укрывшей меня долины на западе.

Я прошел к холму через тенистую священную рощу, раскинувшуюся в излучине таинственной реки Нантосвельта. Переправу через ее воды и стерегла крепость. Едва ступив на тропу от рощи к воротам, я знал уже, что в тени серых скал и склонившихся дубов за мной следят чьи-то глаза. Покинутая крепость зарастала дубами, как сорной травой. Была еще ранняя весна, но роща и равнина уже дышали летом.

Мощная крутая насыпь, с высоким частоколом из почерневших дубовых бревен, окружала холм. Выше змеилась по склону дорога. Пять ворот преграждали путь страннику, поднимавшемуся по ее изгибам к стенам крепости: на столбах первых ворот были вырезаны черепа быков, на вторых – оленьи рога, на третьих – волчьи морды. В нишах по бокам четвертых скалились человеческие черепа, а на столбах пятых висели лошадиные кости, обернутые в шкуры, и над ними – черепа любимых боевых коней Урты, выкрашенные в красный цвет. Ворота Рианнон. Эти кони мчали в набеги колесницу предводителя, а в мирное время катали троих его детей. Гибель лошадей Урта оплакивал, как оплакивают умершего брата.

Подъем был долог и мрачен – молчаливая темная дорога. От ворот Рианнон уже видны были крыши домов, хижин, конюшен и казарм. Прямо передо мной стоял дом правителя: длинный, с крутыми скатами крыши и крепкой дубовой дверью. После разграбления крепости дом обновили, и, обойдя его кругом, я увидел на северной стене знамена и щиты. Память предков и оружие героев. Но кто мог побывать здесь?

Я дошел до самых западных ворот, откуда открывался вид на заросшие ивняком болота и чахлый лесок. Дальше тянулось скалистое ущелье, а за ним начиналось Царство Теней Героев – Страна Призраков, населенная погибшими или еще не рожденными храбрецами.

Посреди крепости рос густой сад: яблони и ягодные кусты, орешник и березы. Владения друидов – глубокие колодцы и глубокие могильники, каменные алтари из кости, а над ними – лики тех, кто покровительствует круговращению лет.

И здесь тоже звучал лишь голос ветра в листве.

Этот первый зов застал меня врасплох. Я ожидал услышать тот же еле слышный шепот, что привел меня к Тауровинде, но теперь мне почудился жалобный плач, стоны, три голоса мучимых болью созданий. И еще размеренный тихий скрип стропил. Плач доносился из хозяйского дома, и я, снова пройдя мимо ряда разбитых щитов, подошел к широким двойным дверям. Резьба на дубовых досках еще хранила следы красной краски.

Двери теперь стояли раскрытыми настежь. Я рассмотрел, что створки расщеплены, резные головы псов и коней выщерблены и облупились. Внутри было темно, лишь луч света из отверстий дымохода освещал мрачную кровавую картину: трех женщин, подвешенных за шеи к верхней балке стропил, руки связаны, кожа ободрана от горла до бедер. Трупы, по видимости. Но видимость обманчива, и в устремленных на меня взглядах горело нетерпеливое ожидание.

В первое мгновение я опешил, хотя уже встречался с этой троицей. В Греческой земле они известны под именем мойры и приятнее на вид – много приятнее. Там они просто красавицы. В северных краях их называют норнами, а иногда – скальдами. Для северян они – уродливые и жестокие старухи, ненасытно алчущие войн, мужчин и крови. В лесах, где прошло мое детство, они звались скрайзтуки и прикрывали заплатанными плащами из оленьих, шакальих и медвежьих шкур свои тела, рассеченные до кости кремневыми ножами. И в прежних, и в нынешнем воплощении они ведали рождениями, смертями и переломными событиями жизни; под личиной радости они предвещали беду, пророчили удачу, подобную тонкому слою краски на изъеденном червями дереве.

В здешних краях они обычно являлись в представившемся мне обличье и звались Тремя Ужасными Вестницами. Их часто видели на поле битвы или в доме правителя, где вскоре должно было совершиться убийство. Я слыхал, что их зовут здесь общим именем Морриган. Порой они выглядели как трупы, порой представлялись красавицами – как им вздумается. Надежды, что им нужен кто-то другой, было мало, и все же я спросил:

– Вы ждете Урту, верховного вождя корнови? Он еще не вернулся из Греческой земли. Урта тяжело ранен в поединке, но с ним надежные друзья. Верные друзья.

– Не его, – шепнула Морнга, старшая из жуткой троицы.

– Так вы ожидаете старшего сына вождя, Кимона? Он скрывается в Стране Призраков вместе с сестрой, Мундой. Оба еще дети. Они выжили, когда пала крепость, но я пока не жду их домой.

– Не его и не их, – прошептала вторая, Морнбад. Ветер, врываясь в открытую дверь, раскачивал тела, и балка поскрипывала, но глаза вестниц не отрывались от моего лица.

– Стало быть, Куномагла, молочного брата и ближайшего друга правителя, который предал его, покинув Тауровинду и оставив на погибель его жену и младшего сына? Урта отыскал его в Греческой земле и убил. Я видел их поединок. Куномагл не вернется сюда!

– Нет, не того, кто стал добычей псов, – шепнула младшая, Скаальд. – Он скитается вдоль границ Страны Призраков, но ему не проникнуть туда. – Ее почерневшее тело было скрыто длинными рыжими волосами. Пряди липли к сырому мясу грудей. Тем же призывным шепотом она продолжала: – Мы ждем человека, неподвластного Времени, идущего бесконечной Тропой. Владеющего чарами. Юношу, который должен быть старцем.

С искаженных удушьем лиц на меня, не мигая, смотрели ледяные глаза. Три ворона опустились на плечи повешенных и принялись клевать их тела.

– Думаю, вы нашли его, – сказал я.

– Мы знаем, – прозвучал насмешливый ответ. Вороны вдруг встрепенулись, но это просто ветер закружил под крышей.

Скаальд шептала:

– Трое все еще угрожают тебе. И четвертая уже здесь, но сокрыта.

Я ждал объяснений. Но они хотели, чтобы я спросил. Когда я задал вопрос, Скаальд отозвалась:

– Первый – тот, кто нуждается в тебе и, принимая твою помощь, истощит твои силы.

– Второй – тот, кого ты предал, хотя сам думаешь иначе. Он желает убить тебя, и ему легко осуществить свое желание.

– Третий – корабль, который не просто корабль. Он печалится и ждет. Он гниет изнутри. Он унесет тебя к твоей могиле.

Вороны замерли на своих кровавых насестах, словно ждали моего ответа на эти зловещие пророчества.

Слова первых двух Ужасных Вестниц были мне понятны, но намек на корабль озадачивал. Арго, конечно, легендарное судно аргонавта Ясона. Я плавал с ним когда-то. Но почему я должен бояться его? Арго совсем недавно помог мне спастись из Греческой земли, доставил меня назад на этот западный остров…

И он угрожает мне! «Он печалится и ждет. Он унесет меня к могиле».

Бессмыслица! Мы с Арго – друзья, я был в этом уверен. Пожалуй, я что-то упустил из виду.

Когда-нибудь придется увидеть будущее, но не теперь. Пока я просто спросил о четвертой, которая уже на Альбе, хотя ответ знал заранее. Каждая из трех ответила мне.

– Пронзительный Взгляд, – пробормотала Морнга.

– Подруга детства, – шепнула Морнбад.

– Твоя возлюбленная, – с презрительной усмешкой выдохнула Скаальд. – Та, которую ты потерял. Она еще любит тебя, но, покуда твоя память не откроет былое, между вами не будет любви.

Подруга моего детства. Девочка с пронзительным взглядом, которая стала моей возлюбленной, а потом покинула меня, когда мы с ней ступили на Тропу, огибающую мир, и, взращивая в себе колдовские силы, стали забывать прошлое.

Она осталась в Колхиде, стала жрицей Овна и приняла имя, которое хранит легенда.

– Медея, стало быть. Медея уже здесь. Теперь я понимаю. Она послала вас напугать меня в надежде прогнать отсюда!

– Медея, да, одно из многих ее имен.

– Она послала вас!

– Мы – ее подарок тебе.

Подарок! Гниющие зловонные трупы? Я не сразу сообразил, что «подарок» следует понимать как предупреждение.

– Она дарит тебе возможность вернуться на предначертанный путь. Покинь эту землю. Для вас с Медеей еще будет время.

– Где она? Она сейчас здесь? – спросил я.

И услышал ответ:

– В Стране Призраков. Не приближайся к ней. Она скрывается от Отравленного, Несущего Смерть.

«Отравленным», конечно, был Ясон, изменивший Медее семь столетий назад, а теперь, вновь оказавшись с ней в одном времени, стремившийся стереть ее из памяти.

Считалось, что после подобной беседы с парками или норнами следует дать пир и устроить игрища, при которых дозволялось свободное соитие, но мне от одной мысли об этом стало не по себе. Вид мерзких трупов не вызвал во мне ни малейшего восторга, и я с облегчением заметил, что они – без сомнения, прочитав мои мысли – тоже сочли празднество неуместным. В приглушенных смешках прозвучала издевка. В тот же миг вороны расправили крылья и, слетев вниз, выгнали меня из дома правителя.

Но я еще долго сидел на краю запущенного фруктового сада, где под каменными пирамидами скрывались колодцы, и размышлял над услышанным, в особенности над тем, что было сказано об Арго. Арго принес меня сюда, в туманную, таинственную Альбу, где я прятался, зализывая раны. Когда-то он был кораблем Ясона, потом стал его могилой, а спустя века дал ему воскрешение и новую жизнь. И для меня он сделал нечто подобное, хотя по-иному.

Долгие часы сидя под темнеющим небом, затянувшимся грозовыми облаками, я вспоминал и перебирал дела семивековой давности в поисках разгадки пророчества мрачной троицы.

Я видел страшный рассвет над Иолком в Греческой земле, где все начиналось…

Глава 2 КЛЯТВА НА КРОВИ

Весть об убийстве перелетала от дома к дому, от улицы к улице, от дворца на холме – к рыночной площади, к окраинам и долетела до гавани с молчаливыми кораблями и зловонными причалами, где вопили чайки и гнили под жарким солнцем сети.

«Главка умерла. Убита невеста Ясона. Медея, обманутая жена, убила царевну. Колдовское заклятие с варварского севера! Главка сгорела заживо!»


Девять аргонавтов Ясона остались в Иолке после плавания за руном и обольщения Медеи, его хранительницы.

Каждый из них, услышав эту весть, схватил оружие и устремился по узким улочкам, призывая человека, который когда-то стал капитаном Арго, самого древнего из кораблей, и довел его до края мира.

Один из них, верный, предусмотрительный Тисамин, знавший, каким искусством я владею, отыскал меня. Я, живший в то время под именем Антиох, был в числе девятки.

Я уже готов был покинуть эту теплую сладостную страну и снова ступить на Тропу. Семь лет, проведенных рядом с Ясоном, насытили меня, хотя и грустно было расставаться с этим искателем приключений. Мне нравились в нем жажда жизни и страстный дух, всегда стремившийся к новому, вечно алчущий добычи и чудес – любой добычи и любых чудес. Мы с ним, хотя бы на время, были по одну сторону щита. По другую сторону стояли лень и самодовольство. Тот, кому удалось завоевать хоть малую часть неведомого, слишком часто начинает верить, что он непобедим и неподвластен времени.

Между тем время и губительные последствия самообмана уже настигали Ясона – но я все еще любил этого человека.

Тисамин вбежал ко мне, не дожидаясь приглашения, перепуганный, с диким взглядом.

– Медея погубила Главку! И увела мальчиков к себе во дворец. Сыновей Ясона. Она и их убьет. Она решила покончить со всем, что осталось ей от Ясона. И с нами тоже! Вооружайся, Антиох. Мы нужны Ясону!

Я не ожидал этого. О, я был не настолько слеп, чтобы не увидеть, как мучилась и разгоралась гневом волшебница из Колхиды. Но я не предвидел того, что должно было за этим последовать.

Медея, покинутая Ясоном, удалилась, скрывшись за холодными высокими стенами своего дворца, украшенного зеленым и белым мрамором. Тяжелые бронзовые двери закрылись за ней. Она очень долго горевала, ничего не предпринимая, и вот неожиданно обрушилась весть об убийстве.

Полуодетый, кое-как вооруженный, я с трудом поспевал за легконогим Тисамином. Мы искали Тезея. Герой прибыл в город навестить старых друзей-аргонавтов. Его помощь могла решить все дело. Тезей отменно владел мечом и был знаком с лабиринтами. В переплетающихся коридорах дворца Медеи мог разобраться не каждый.

По пути мы столкнулись с Антосом и Аргастом. Оба при оружии, настороженные – они еще не успели толком понять, что происходит. Потом нас нагнал сам Ясон, а с ним Антеон, Гепаст и остальные.

Муж с красными от слез глазами, запавшими щеками и слипшимися от пота волосами первым взбежал на холм, к подернутым медной зеленью воротам, за которыми укрылась Медея.

Здесь он остановился, обводя диким взглядом центральную стену дворца. До меня донесся запах его пота и страха. Стражники Медеи выстроились в ряд перед огненной стеной. Она вооружила свою охрану длинными копьями и выпуклыми щитами с головой Медузы. Шлемы с забралами в виде черепов овна, блестевшие, как ущербная луна, только одной половиной, выглядели сейчас особенно зловещими. Казалось, оскалившиеся черепа хохочут нам в лицо. Из-за стены дворца слышались женский визг и неумолимые, глухие удары кожаных барабанов, отбивавших дробь на три такта.

Ясон вдруг стиснул мою руку в припадке ярости:

– Почему ты не увидел этого? Антиох! Ты, клянусь кровью богов, можешь увидеть само Время! Ты видишь все, происходящее в обе стороны от сего мига. Почему ты не увидел, что сотворит эта колдунья с мертвым сердцем?

Быть может, он думал, что я его предал? Но я просто был слишком занят плотскими утехами и обильными возлияниями. Взглянув Ясону в лицо, я понял, что сейчас ему недоступны простейшие доводы рассудка. Боль и ярость переполняли его и рвались наружу.

– Я не смотрел, – поколебавшись, признался я. – Нужно было посмотреть…

С полминуты Ясон стоял, уставившись мне в лицо, потом стер со щек следы слез и отвел взгляд. Его страсть к Медее и жажда обладания иссякли много лет назад, едва ли не тогда, когда их старший сын, Тезокор, стал выговаривать первые слова. Этого мальчика называли Маленьким Быкоборцем. В четыре года малыш умудрился запрыгнуть на быка и, схватившись за рога, исполнил на его спине воинственный танец. Как любил Ясон этого мальчика! И Киноса любил. Киноса, Маленького Сновидца, чьи младенческие видения были полны ярких, запоминающихся чар, недетской мудрости и пророчества.

Эта семья, щедро одаренная природой и богами, могла бы изменить облик земли. Они могли бы двигать звезды. Сами мойры стали бы их гостьями, чтобы за обеденным столом обсуждать судьбы мира.

Но горячее, земное очарование Медеи померкло в сердце мужчины.

И все же его любовь к невинной, безупречной и пустоголовой Главке казалась невероятной. Я никак не ожидал такого от Ясона. Нет, я не сомневаюсь, он любил царевну, но это была скорее любовь к ее чистоте и невинности, чем к женщине. Сейчас он глубоко страдал – но даже не вспомнил о Главке. В нем билась только одна мысль: сыновья у Медеи!

А сыновья были единственным его сокровищем.

– Она не убьет их, – бормотал он сквозь рев пламени, глядя на застывших, словно статуи, стражей. – Убьет? Не посмеет! Сердцем Геры клянусь, Антиох! Это же ее плоть и кровь. Неужели она сможет их?..

Тисамин рвался в бой. Он трижды ударил мечом о щит, потом раз – о собственное бедро, нарочно вспоров кожу.

– Мы теряем время, Ясон! О чем тут думать? Долой этих кровопийц с бараньими мордами!

– Знаю! Все знаю! – выкрикнул в ответ Ясон. – Отнимите у нее мальчиков. Никого и ничего не щадить, пока дети не будут у вас на руках. Изрубите колдунью на куски, если надо, но вырвите мальчиков из ее звенящих янтарем когтей!

Он снова притянул меня к себе, уставился мне лицо больными старческими глазами:

– Посмеет? Убьет их?

– Она старше, чем ты думаешь, – ответил я. – Ее сердце из иного материала. Кровь, которая течет в ее жилах, не такая, как у тебя. На ее призывную песнь являются не те тени, что лежат под нашими ногами.

– Это я знаю. Все это я узнал ночами, после того как привел ее к себе в дом из колхидского святилища. Могучий Зевс, порази ее, – зашептал он. – Гера-защитница, ослепи ее змеиные глаза. Лиши меня левой руки от самого плеча, но не дай этой женщине погубить моих сыновей…

С этим последним стоном он выхватил меч, пятикратно ударил им о щит и с яростным ревом бросился на стражей.

Мы пробили и прорубили себе дорогу к дворцу. Аргаст получил стрелу в горло и умер на месте, но его серый призрак, стеная, вырвался из тела, обвился вокруг стрелка и ослепил колха. Я не дал стрелку опомниться. Другие лучники, устрашенные нашим призрачным союзником, погибли быстро, хотя раненый Тезей остался лежать на земле. Покончив с главной угрозой, Ясон оставил Антеона и Гепаста заканчивать дело в саду, а мы с Тисамином и остальными бросились к пылающей стене, поднявшейся из земли по воле Медеи.

Она сама стояла за огненной завесой, дразня мужа мрачным напевом и смехом. Она казалась высокой, грозной тенью, и на ее черных одеждах звенели медные пряжки, костяные амулеты и блестящие иглы янтарных булавок. Под черной вуалью, закрывавшей лицо, виднелись только глаза, и над ними – нить золотых бус, обвивавших волосы.

В нас вдруг полетел пылающий шар. Ясон вскрикнул и закрыл лицо щитом, словно желая спрятаться от горестного трофея. Потом он одним прыжком проскочил огненную стену и бросился вслед за убегавшей с криками Медеей.

Мы все последовали за ним, даже побелевший от страха Тисамин. Пробившись к дворцу, мы проникли в зеленоватые гулкие мраморные переходы. Впереди мелькнула Медея. Она тащила за руки Киноса и Тезокора. Мальчики смеялись, как видно принимая все происходящее за игру, но смех их звучал неестественно. Дети уже почувствовали неладное.

Она бежала к святилищу Быка. Ясон повел нас туда же, и, только оказавшись перед бронзовой решеткой ворот, захлопнувшихся за обезумевшей женщиной, мы поняли свою ошибку.

За нашими спинами, перекрыв узкий проход, опустилась каменная плита. Впереди рогатая статуя, перед которой стояла торжествующая Медея, неожиданно раздвинулась. Тайный ход! Он открывался прямо на северную дорогу. Там уже ждали колесница и шестеро всадников. Испуганные кони горячились, рвали поводья из рук возницы. Я узнал под шлемом лицо Кретанта, доверенного советника Медеи, последовавшего за ней из Колхиды.

Мальчики с ревом вырывались из рук матери. Видимо, они успели понять, что это вовсе не игра и мать увлекает их к судьбе более страшной, чем ждала их, по ее словам, в доме отца.

Ясон бился о прутья решетки, умоляя одетую в черное женщину отпустить плачущих детей.

– Поздно! Слишком поздно! – прокричала она из-за черной вуали. – Даже моя кровь не спасет их от мести твоей крови! Ты предал тех, кого любил когда-то, Ясон. Ты предал нас из-за той женщины!

– Ты сожгла ее заживо!

– Да! А тебя ждет вечный холод! И мрак! Твое сердце и сердца всех твоих аргонавтов станет пожирать темное отчаяние. Ничто не изменится в тебе отныне, Ясон. Никогда! Ты отравлен! Мертвый, ты будешь повсюду нести смерть. Если бы я могла вырвать из этих детей твою плоть и все же сохранить им жизнь, я бы так и сделала. Но я не могу. Так что прощайся со своими сыновьями, Ясон!

Ясон взвыл, как попавший в ловушку зверь.

– Антиох! – выкрикнул он. – Воспользуйся магией!

– Не могу, – застонал я. – Я ее не чувствую.

Ему было не до моих беспомощных оправданий. Он метнул свой длинный меч, как копье, но удар не задел женщину, и клинок глубоко засел в кедровой мошонке божественного быка.

И в тот же миг Медея осуществила свой ужасный замысел. Она действовала так быстро, что я успел только заметить блеск клинка, перерезавшего два маленьких горла. Она отвернулась от нас и, заслонив собой тела, с безумным проворством склонилась над ними. Ясон выл. Она завернула головы в темное покрывало и швырнула узел Кретанту, который тут же опустил его в мешок, подвешенный к поясу. Медея уже тащила тела к лошадям. Их забросили на колесницу и укрыли попоной.

Еще мгновение – и только пыль от копыт взвилась над святилищем, замаранным невинной кровью. Две беспощадные фурии кружились над аргонавтами, запертыми в логове Медеи.

Ясон упал на колени. Его пальцы еще сжимали прутья решетки. Он разбил себе голову о бронзу, взгляд на покрытом кровоподтеками лице казался бессмысленным, губы кровоточили. Кто-то из наших спутников шарил у каменной плиты, отыскивая рычаг, который открывал ловушку. Я был бессилен. Волшебство мое исчезло в тот миг, когда мы ступили под своды дворца. Я приписывал навалившуюся слабость, ошеломившую меня, чарам Медеи.

Теперь я снова ощущал знакомый звон в крови. Силы вернулись, я сразу догадался, как открывается дверь. И открыл ее. Мы вынесли наружу бесчувственного Ясона. Тисамин положил себе на колени его голову, вытер кровь со лба. Ясон открыл глаза, приподнялся и, вцепившись мне в плечо, прохрипел:

– Антиох! Почему ты не помешал ей? Ведь у тебя в жилах колдовства больше, чем крови!

– Я ведь предупреждал, что она может оказаться могущественней. Я старался, Ясон. Поверь, я сделал все, что мог.

Она выпила мои силы. Медея испытала на мне свои заклинания, замутила зрение и притупила провидческий дар. Как ей это удалось, я тогда не представлял. Чтобы понять это, мне понадобилось семьсот лет.

Ясон горько усмехнулся, но все же он принял мои слова.

– Я знаю. Верю, что ты пытался. Ты всегда был надежным другом. Конечно, ты бы постарался… – Он со стоном приподнялся. – Ну, помоги же мне теперь! Помоги встать, Тисамин! И найдите лошадей. Надо за ними…

– Кони сейчас будут, – заверил я.

– Она мчится на север, Антиох. Я знаю, что у нее на уме. Она хочет добраться до побережья, в тайную гавань за утесами. Мы успеем ее перехватить.

– Конечно, мы постараемся, – сказал я, уже зная, что Медея ускользнула навсегда. Она всегда была умнее Ясона.


Меня не было в Иолке в тот последний роковой день, когда кусок подгнившей мачты Арго, где угасал, дряхлея и сгорая от ненависти к Медее, Ясон, упал и проломил ему череп. Меня, как и других аргонавтов, отыскала Гера. Я следовал своей бесконечной Тропой и зашел слишком далеко в снега севера, чтобы успеть вовремя вернуться. Но другие собрались и встали на берегу, прощально покачивая факелами вслед кораблю, плавно скользившему к луне и Времени. Даже унылая тень Орфея была с ними, отпущенная на землю для последнего прощания. И Геракл тоже, мрачный, выдернутый капризной богиней из своих бессмысленных скитаний, даже он был там и бросил свой факел с высокого берега вслед старому кораблю.

Арго, словно преследуя меня, принес героя на север. Он погрузился в глубины озера близ Туонелы, в безрадостной стране Похйоле. Я часто проходил тем путем и, чтя память старого друга, всегда останавливался ненадолго, стараясь не слышать стонов тени Ясона, все еще оплакивавшего сыновей.

Все изменилось в тот день, когда я открыл, как ловко провела нас Медея.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ГОРЕ И ПРОТЯЖНЫЕ ВЗДОХИ

Глава 3 СТАРЫЕ ПРИЗРАКИ

Я все утро переживал давнее прошлое, уйдя в забытые времена и не замечая, как ноги несут меня вдоль стены заброшенной крепости. Косые струи неожиданно начавшегося ливня вернули меня в настоящее. Холодный дождь ворвался в ворота Рианнон. В его потоках двигалась тень человека, ведущего на поводу коня. За ним показались другие. Они осторожно входили в ворота крепости. Осторожно и опасливо.

Первый вдруг рванул вперед, мимо покосившегося навеса, под которым я укрылся от ливня. Другие побежали за ним. Призрачные длинные плащи почти скрывали кожаные туники и доходящие до колен штаны. Рослые кони красовались в богатой сбруе.

Предводитель резко остановился и взглянул в мою сторону, затем шагнул ко мне. Воины вскочили на лошадей и замерли в ожидании.

Его лицо показалось мне знакомым, таким знакомым, что волосы зашевелились на затылке. Взгляд напоминал взгляд Урты, верховного вождя корнови и законного владельца покинутой крепости.

Впрочем, сходство с Уртой обнаруживалось во многих лицах: его многочисленные родичи могли улыбнуться мне чуть ли не за каждой крепостной стеной.

– Ты чародей? Старец, бродящий по кругу, беседуя с самим собой? – Он смеялся, произнося эти слова.

– Я следую по Тропе, что огибает мир. Пятьдесят лет, а порой и больше, уходит на то, чтобы замкнуть один круг. И я говорю сам с собой, потому что мне нравится себя слушать.

– Какое безумие может сподвигнуть человека на подобное? Ходить, ходить…

– Я таким рожден. Родившись, я уже был обречен на это странствие.

– И что ты в нем нашел?

– Что? Проблески понимания того, что недоступно уму, множество ненужных воспоминаний, искусство, которое мне недосуг применить, и богатый опыт в делах, которые меняют лицо царств.

– Такой человек мог бы мне пригодиться, – одобрительно ухмыльнулся призрак, скребя ногтями по щетине на лице. Потом присмотрелся внимательнее. – Я ожидал, что увижу кого-нибудь постарше. Ты едва ли не моложе меня!

– Внешность обманчива.

– Обманчива! Воистину обманчива. Обман убивает вернее железного клинка. Я запомню твое лицо – запомни мое. А теперь иди к реке. Скорее. Кое-кто много дней гонится за тобой. Ты ходишь быстро и выбираешь тайные пути. Там нужна твоя помощь.

Он вдруг насторожился. Где-то вдали прозвучал рог: пронзительный зов или предостережение. Призрачный конь предводителя натянул поводья, спутники встревоженно обернулись к западным воротам в дальней стороне крепости.

– Уходи отсюда сейчас же, – настойчиво повторил он, отворачиваясь. – К реке, к старому святилищу – там жди ее.

Его блестящая тень растворилась в дождевых струях.

– Кто ты? – крикнул я вслед, но он то ли не услышал, то ли не захотел ответить. Всмотревшись в ускользающий силуэт, я вздрогнул, узнав туманную, размытую искру Нерожденного. Лучше было об этом не думать.

Я сбежал вниз, к воротам Рианнон, воротам коней, и торопливо начал спускаться с холма. За спиной уже слышался топот скачущих галопом лошадей: конный отряд ворвался в Тауровинду со стороны Царства Теней Героев.


Древнее святилище у реки было посвящено Нантосвельте – Извилистой – духу ручьев и источников, колодцев и рек, подобных широкому потоку, огибавшему Тауровинду и названному по имени самой богини.

То, что открывалась взгляду, казалось обычной рекой: ивы по берегам, густые заросли камыша, кишащие у берегов мелкой живностью… Однако Нантосвельта текла из Страны Призраков, Царства Теней Героев. Она отделяла западные земли корнови от Иного Мира, принадлежащего их предкам; а также земли паризиев, дуротригов и тевтонов от мира их предков. Плывущий в лодке по этой реке двигался по границе двух миров. Тауровинда, крепость Урты, стерегла пять опасных переправ через ее воды и пять глубоких лощин, уводящих к западу от болот, в самую Страну Призраков.

Святилище было сокрыто в священной роще, среди корявых деревьев, призраками поднимавшихся над развалинами старых храмов. Все, что от них осталось теперь, – выветренные серые камни и груда обломков, но ощущение настороженного, внемлющего присутствия подсказывало, что в древних святынях по-прежнему бьется жизнь.

Дождь не переставал. Я прошел вдоль берега, отыскивая в зарослях женщину, которая, по словам духа, ожидала меня.

Наконец она нашлась, и не одна.

– Куда, во имя ублюдков Ллуда, ты подевал моего ублюдка-зятя?

Густой, сердитый, гулкий голос окликнул меня из рощи. Знакомый голос.

– Арбам!

– Мерлин! Неужто ублюдка пришибли? Или вернулся наконец? И как угораздило мою доченьку – пошли ей добрый бог покой – связаться с мужчиной, для которого какие-то видения важнее долга?

– Твой зять выдержал великую и славную битву.

– Надеюсь, он прихватил с собой голову в доказательство.

– Прихватил, и промасленную, как положено. Он тоже ранен.

– Смертельно?

– Поглядывай на восток. Узнаешь ответ на свой вопрос, когда он появится. Он славно бился, Арбам, и отомстил за твою дочь.

– Рад слышать…

Он шагнул ко мне, отбросив копье и щит и откинув назад плащ. Седой старик, но взгляд острее копейного наконечника. Великий воин Тауровинды, отец погибшей жены Урты, Айламунды, обнял меня, как вернувшегося из долгих странствий сына.

Он испытывал облегчение (понятно: что иное, если не облегчение, могло подвигнуть его на столь жаркие объятия); выплеснув эмоции, он отступил на шаг, оглядел меня с ног до головы и покачал головой:

– Ужас! Весь в грязи! И пес побрезговал бы твоими лохмотьями. Ты слишком долго просидел в своей норе. В сорока конских переходах отсюда есть выводок слепых волчат, так они сейчас учуяли тебя и скулят, чтобы мать отпустила их на охоту.

– Спасибо на добром слове. Ты и сам постарел.

– Тут речь не о возрасте. Просто тебя давно не мыли. Что до меня, мне стареть уже некуда. Что толку белить белый холст? Мне теперь разве что набираться сил. Если уж сила уходит, так уходит сразу. Я запою от радости, когда моя голова скатиться с плеч. Лишь бы рубили чисто, а так нечего жалеть. Жаль только земли и крепость, из которой нас снова выжили мертвецы. И внуков жаль. Я здесь ради них.

– Кимон и Мунда?

– Других у меня нет, Мерлин, если только духи трех мертвых сыновей не проказничали в мире живых! Да, Кимон и Мунда. Я сам толком не понимаю, как это вышло, но здесь одна из их нянек. Она умирает, так что не будем тратить времени.

Он провел меня к яме под нависшим валуном. В жалком укрытии, свернувшись клубком, дрожа, притулилась женщина в черном платье, с белыми нитями в черных волосах. Арбам укрыл ее накидкой. Щеки у нее запали, как у покойницы. Я слышал гулкое эхо у нее в животе, слабое биение сердца, хриплый крик призывавшего ее ворона.

– Совсем плоха. – Арбам опустился на колени, взял старческую руку и стал растирать, словно прикосновение могло пробудить жизнь в теле, из которого она уходила с каждым взмахом крыла пролетающей цапли.

Что я мог сделать? Зная Арбама, его силу в сражении и силу его сердца, силу любви к родным, я чуть коснулся умирающей няньки ее собственной силой. При этом ощутил, что она принадлежит миру призраков, а не миру Урты. Она пересекла границу – Нантосвельту, – и для нее уже не было возврата.

– Я помню тебя, – зашептала женщина. Она потянулась рукой к моей заросшей бородой щеке. – Это ты приводил их отца повидаться с ними. Ты – друг их отца.

Разве она не знала этого, когда, разыскивая меня, ушла из питавшего ее мира в земли, которые должны были убить ее?

– Я приводил к ним Урту. Мы с ним вместе отправились в Греческую землю. Он отомстил за смерть Айламунды и своего сына Уриена.

– Я рада, – прошептала нянька.

И Арбам тоже казался довольным, хотя гордость за победу зятя не отразилась на его лице.

Женщина снова подняла руку, повернув ее ладонью ко мне, и заговорила:

– Доселе им ничего не грозило. Но безопасное время закончилось. Отравленный, Несущий Смерть, близко. Он ищет детей Урты. Он ищет их, как голодный волк. Мерлин! В Стране Призраков бушует гроза, и никто из нас не понимает, откуда она пришла. Вершится что-то ужасное. В этом странном царстве все неверно. Но в детях Урты – и ключ, и спасение. В тебе старая кость, старые чары: мои сестры видели это, когда ты приходил с их отцом, до вашего путешествия в Греческую землю. Ты сумеешь увести их из разбитой гавани в безопасную. Спеши. Спеши.

Ее губы вдруг прижались к моим. Я ощутил живую влагу на ее языке. В глазах уже светилась смерть. Пальцы скребли мой овчинный плащ.

– Оставь меня здесь, – шептала она. – Я сама найду дорогу обратно. – Потом свет погас в ее глазах, видевших неведомое. Остывающий труп лежал у меня на руках: кожа и кости, радостно распрощавшиеся с духом, дававшим жизнь этой хрупкой куколке в ее долгих поисках.

Я нежно поцеловал ее, на сей раз в лоб, закрыл ей глаза и заботливо уложил на землю.

– Умерла? – спросил Арбам.

– Мертвее мертвого. Да ведь она, как я понял, давно мертва.

– Тогда к делу. Ты сумеешь вытащить детей из Страны Призраков?

– А ты поможешь?

Он кисло усмехнулся. Я напугал его своим вопросом.

Мне стало стыдно.

– Добудь мне лошадь, – попросил я его.

– Где я возьму тебе лошадь? По-твоему, лошади растут на деревьях?

– Тогда помоги похоронить эту женщину. Она попросила оставить ее здесь.

– Это другое дело. Надо похоронить ее под могильной насыпью. Законный владелец не станет возражать, а если и станет, ему придется дождаться, пока мы встретимся в Стране Призраков!


Каков ответ! Вот за что я восхищался этим стариком, вот в чем я ему завидовал. Он рубил сплеча и не тратил времени на чепуху. Больше завидовать было нечему: он был стар, измучен, слаб душой и телом, он видел мир, сложный и многогранный, лишь с одной стороны (в чем, конечно, был не одинок), он никогда не ступал на избранную мной Тропу. И все же со своими малыми делами он справлялся неплохо. В сущности, все мои долгие путешествия ничего не дали мне, кроме воспоминаний. Настоящая мудрость, как мне кажется, приходит с пристальным взглядом на то, что тебя окружает.

Арбам, названый отец Урты, его ментор, его бич и вечный соперник, голос которого слышался Урте в кошмарных сновидениях, умел дать хороший совет, выбрать правильную стратегию, здраво и разумно судить о непростых вещах… но только там, где дело близко касалось его самого.

Я, с моим более широким взглядом на мир, уступал Арбаму в здравомыслии. И сейчас меня влекло к нему, что редко случалось со мной прежде. Его дело – вызволить Кимона и Мунду из Страны Призраков – становилось и моим делом. Никогда прежде мне не случалось так увлекаться…

Впрочем, был еще Ясон.

Ну что ж, правда: когда мой путь скрестился с дорогой молодого Ясона, достраивавшего Арго для плавания за золотым руном, к моей позабытой любовнице, Медее… да, тогда я чувствовал, как мой взгляд проникает все глубже, жизнь встрепенулась во мне, я постигал ее уроки. Боги, не спорю, я поддался очарованию Ясона. Но такие люди встречаются не часто. Скорее честь, чем бесчестье, тратить или терять с ними время. Нет, честь – не то слово. Вернее сказать – удача. Так мало мужчин и женщин вырываются из похлебки человеческой посредственности, придавая миру вкус, который не скоро забывается.

Ясон это умел. А Урта, хотя сам был из того же теста, нес в себе, я всегда это чувствовал, семена чего-то большего.

Арбам уйдет в забвение. Урта, вероятно, тоже будет забыт, но оба они – два порыва дикого ветра – когда-нибудь породят бурю, подобную тем незабываемым бурям, что создали Александра, Радегаста, Рамзеса, Диану, Агамемнона, Одиссея – всех, кто остался в памяти мира, не затерялся тихим шепотом в ветрах Времени.


Когда мы уложили женщину в ее неглубокую могилу, я вышел на берег, заросший осокой, и позвал к себе легкую плоскодонку, в которой возвратился на Альбу. Она была духовным отзвуком самого Арго, тенью его прошлого, посланной мне кораблем и богиней-покровительницей, чтобы спастись из Греческой земли.

Лодка выскользнула из своего укрытия под свисающими к воде ветвями ив на дальнем берегу и коснулась носом отмели перед священной рощей. Арбам дивился, но молчал, стоя позади меня и задумчиво почесывая щеку.

Дно лодки выстилали меха и теплые ткани, носовая фигура – голова лебедя – была покрыта желтой краской. Пурпурный резной узор, фризом тянувшийся вдоль бортов, намекал, что ее выстроили на острове, известном под именем Крит, еще до того, как потоп тысячелетней давности скрыл его землю и народ. Всего лишь малая часть духа Арго, но достаточно крепкая, чтобы пронести меня по реке и подземным потокам, избавив от плавания через моря.

Теперь я предложил ей оставить меня, вернуться к Арго.

– Я остаюсь, – прошептал тихий голос у меня в голове, и я поблагодарил ее. Мы с Арбамом верхами доедем до границы Страны Призраков. Не встретит ли она меня там? Быть может, у меня будет в ней нужда.

Она согласилась.

Итак, мы с Арбамом ушли от реки, пробрались через рощу и поскакали прочь от Тауровинды на запад, к утесам и броду Последнего Прощания, где мертвые переправлялись в Иной Мир.

Я ждал, что он станет расспрашивать еще о зяте, но он сдержал любопытство, пояснив, что, по обычаю, «новости о правителе, доставленные в его отсутствие, должен услышать сначала старший сын правителя – так у нас ведется. Если нет сына, вести услышит жена, и только если нет жены – родители». Он помолчал немного, пока наши кони шагали бок о бок, затем поглядел на меня искоса:

– Но мне до смерти нужно узнать, жив ли Урта. Я готов нарушить запрет.

– Я уже сказал: он жив, победил, хотя и тяжело ранен. Он возвращается, но долгим путем.

Арбам поднял ладонь:

– Как я сказал, для моего спокойствия этого довольно. Благодарю. Остальное оставь для Кимона, если найдешь его, а уж тогда и я услышу весь рассказ. А пока: что там с Ясоном? Ты оживил своего греческого друга, чтобы тот отыскал потерявшихся во Времени сыновей. Он тоже добился успеха?

Мы переглянулись, и Арбам с улыбкой встретил мой недоуменный взгляд. Как проведал он о новом сроке жизни, дарованном Ясону? Я мог бы догадаться.

– Урта рассказал мне, когда вы были здесь в прошлый раз. Как ты поднял корабль из озера с телом Ясона на борту. И о сыновьях, которые все еще живы спустя семь столетий, потому что их мать воззвала к Кроносу и сокрыла их в будущем. – Он широко улыбнулся, качая головой. – Знаешь, Мерлин, я в свое время слышал много возвышенных историй и долгих сказаний. Я сам почитался лучшим сказителем, и мне случалось ночи напролет воспевать свои подвиги, но от этой истории у меня дух захватывает.

У меня самого перехватило дыхание, когда я наконец увидел истинную картину случившегося тогда в Иолке.

Молниеносный надрез на горле каждого мальчика, чтобы пустить кровь и влить в жилы сонное зелье. Дети мгновенно обмякли. Запах свиной крови, которую мы приняли за человечью, заставил нас потерять голову. Медея склоняется над телами и вытаскивает из-под плаща спрятанные там восковые головки с париками из конского волоса, заворачивает их в обрывок вуали. Бросает Кретанту, стоящему поодаль, а потом, собрав все силы, уносит детей к колеснице. Нам видны только волочащиеся по земле ноги.

Так стремительно, так хитро, так убедительно! Блестящая уловка, и я был так же слеп, как другие. Она скрылась, стала изгнанницей, и Ясон, обшарив земли от края до края, от гор до островов, не нашел ее следа. Он прожил остаток жизни в горе и ярости.

Но поразительнее всего – что она сделала напоследок. Прибегла к силам, взывать к которым я никогда бы не посмел.

И, добившись своего, осталась ждать…

– Нашел он своих сыновей?

– Одного нашел, – ответил я. – Старшего, в самом сердце Греческих земель, близ древнего оракула. Юноша взял себе имя Оргеторикс.

Арбам удивленно присвистнул:

– Царь Убийц? Сильное имя. И что, мальчик его оправдал?

– Судя по тому, что я видел, вполне.

Старик кивнул, улыбнулся:

– Рад слышать. Стало быть, Ясон вернул одного из мальчиков.

– В том-то и горе. Мать наполнила сердце Оргеторикса такой ненавистью к Ясону, что он отверг отца, пытался убить его. Я сам видел. Ясон поражен и растерян. Он винит меня в предательстве, потому что я не сказал ему всего, что знал о сыне.

Я и теперь вздрогнул, вспомнив взгляд скорчившегося, задыхавшегося, окровавленного Ясона – взгляд, полный презрения и жажды мести. И слова, которые он бормотал, борясь с подступающей смертью: «Страшись рассвета, когда ты проснешься и увидишь над собой меня! Страшись этого рассвета!»

– И он тоже должен был появиться на Альбе, потому что здесь Медея прятала его младшего сына, Киноса, Маленького Сновидца.

Услышав об этом, Арбам рассмеялся:

– Ну, искать ему придется долго. Эта страна называется островом, но остров весьма обширен. Мало Пяти Королевств, так и на севере от нас множество малых племен, и на юге, и на западе, за Страной Призраков. И повсюду болота, топи, леса, горные ущелья и каменистые равнины. Гог и Магог, хоть и ростом с дерево каждый, спрятались бы здесь без труда.

– Маленький Сновидец должен оставить след, – заверил я Арбама.

Он бросил на меня странный взгляд, хотя губы его улыбались.

– Ты пугаешь меня, – заговорил он немного спустя, когда мы остановились на ночлег в кольце валунов, укрытом склонившимися вязами, на ветви которых мы набросили свои плащи, чтобы защититься от ветра. – Пугаешь. И притом мне с тобой спокойно, и я вовсе не боюсь того, что ты мог бы сотворить, только щелкнув пальцами. Может, это потому, что ты на вид моложе моего сына.

– Твой сын потрепан сражениями. Я – только временем.

– Но стоит тебе появиться, что-нибудь непременно случается. Кажется, та нянюшка изгнанников тебя и дожидалась. Откуда ей было знать, что ты объявишься здесь? Что поплывешь рекой, выйдешь прямо к броду Последнего Прощания? Она ведь сразу хотела догнать тебя, но ты уже скрылся. С тех пор она все искала тебя, пока не повстречалась со мной в горном селении, а уж я привез ее в Тауровинду. И ровно к твоему появлению! Похоже, наши жизни крепко сшиты.

Я рассказал ему о пророчестве Трех Ужасных Вестниц:

– И тут странность: они являются только правителям и их супругам. Иногда еще героям.

И об отряде призрачных всадников, которые послали меня в рощу к Арбаму…

– Да, чувствовал, что за нами следят. И еще было сильное войско, вроде того, что вторично выгнало нас из крепости. Ты что-то потревожил, Мерлин. Что-то, что угрожает изгнанникам.

На мой взгляд, что бы ни творилось на берегах Нантосвельты, оно не имело ко мне отношения, и я сказал об этом Арбаму.

Трое все еще угрожают тебе. И четвертая уже здесь, но сокрыта.

Разгадка придет со временем, но пока для меня все было так же непонятно, как и для него.

Глава 4 ИЗГНАННИКИ В СТРАНЕ ПРИЗРАКОВ

Я целый день прождал у брода Последнего Прощания. Со мной был Арбам с маленьким отрядом воинов, присоединившихся к нам, когда мы проходили через лагерь изгнанников, переживших налет на Тауровинду и нашедших укрытие в глубокой лощине среди холмов.

На той стороне что-то шевельнулось – украдкой, мимолетно и опасливо. Но стоило Арбаму со своими людьми отойти подальше, на краю леса возникла человеческая фигура в плаще с капюшоном и скользнула от опушки вниз по каменистому береговому откосу. Нелегко было разглядеть ее за широкой полосой Нантосвельты – потока, разделяющего миры. Над ее водами висела туманная дымка. Но мне показалось, что плащ переливается бледными цветами, скрывая женщину от посторонних взглядов. Плащ стал серым, когда женщина задержалась под крутой осыпью, потом зеленым и темным, когда за спиной у нее оказалась стена деревьев, потом пожелтел, сливаясь с сухими стеблями камыша, когда она спустилась к самой воде.

На бледном лице под капюшоном выделялись только темные пятна глаз: она испытующе рассматривала меня издалека.

Одна из нянек, опекавших Кимона и Мунду. Я вспомнил ее – кажется, младшая из трех.

Женщина пока не звала меня переправиться на ее берег, хотя лодка-дух легко перенесла бы меня через реку. Она терпеливо ждала в зарослях камыша, и только лебединая головка выглядывала из-за сухих стеблей. Но переговариваться через широкую реку, воды которой не принадлежали ни одному из миров, было невозможно, и я вызвал птицу. Потемневшее небо над вершинами густого леса Страны Призраков предвещало грозу, но я отказался от мысли о вороне и вызвал вместо него небесного жаворонка – самую голосистую птичку.

Жаворонок возник у меня над головой, описал круг, пронзительно щебеча, и понес мое простое послание через реку:

– Я видел твою сестру. Она послала меня к тебе.

Получив ответ, птичка порхнула обратно.

– Ты ли – тот, кому суждено повести Урту с его детьми в их будущее?

Вопрос застал меня врасплох. В будущее? Год-два, может быть: но слова няньки явно подразумевали большее, чем я готов был пожертвовать для друга, если бы он живым вернулся назад.

Я послал жаворонка с ответом:

– Я уже пересекал эту реку с Уртой; я приводил его повидаться с детьми, прежде чем он встал на дорогу мести. Мы добрались туда и обратно на лодке, не этой, но подобной ей. Я легко могу переправиться к тебе.

Жаворонок взмыл вверх и улетел прочь, навстречу грозовому облаку над дальними холмами. Женщина в плаще подняла руку и поманила меня к себе, затем развернулась и поспешно скрылась в лесу.

Дух лодки откликнулся на мой зов и, покачиваясь, остановился передо мной. Я устроился на подушках, украшенных незнакомой, древней вышивкой, и плоскодонка легко скользнула поперек течения и вскоре мягко коснулась носом полоски земли.

Я снова стоял на краю Царства Теней Героев.

Нянька ждала меня в густом подлеске. Она затаилась, как кошка, поджидающая добычу, и я едва разглядел ее в листве. Но бледное, как луна, лицо и темные лесные озера глаз улыбались мне.

Она спросила об искавшей меня сестре и не удивилась, услышав о ее смерти. Потом заговорила о детях Урты.

– Они долго жили здесь в безопасности, – шепнула она мне, торопливо шагая по тропинке. – В этой стране много надежных пристанищ. Потому-то их и принесли сюда, спасая от ужасного вторжения. Мы здесь уже много веков принимаем и укрываем беглецов. Им ничто не должно было грозить, но в последнее время на границе появилось слишком много военных отрядов. Что-то опасное зародилось за холмами. Все приметы говорят об опасности.

– Они ищут детей? – спросил я, задыхаясь, потому что нелегко было поспевать за ее легкой походкой по извилистой тропе.

– Кое-что заставляет нас думать так. По ночам кто-то зовет их по именам, хотя издалека. Пока наше убежище не раскрыто. Но призраки пересекают реку и селятся на Громовом холме, который снова стал их владениями.

– Знаю. Я только что побывал там.

Мне впервые пришло в голову, что воздвигнутая на холме крепость, названная именем грома, выросла вокруг очень древнего святилища. За ее высокими стенами, в глубине рощи, стояли курганы, лишь слабым эхом откликавшиеся на зов. Мертвые, лежащие под ними, должно быть, очень стары. Тем удивительнее, что тени героев стремятся вернуться туда.

Мне понемногу становилось любопытно.

Няня прервала ход моих размышлений, внезапно остановившись посреди тропы. Я налетел на нее сзади, и ее маленькая ладонь тут же стиснула мою, призывая к молчанию. Впереди виднелась залитая солнцем прогалина. Крупный зверь вдруг выскочил на поляну и тут же скрылся на другой стороне. Матерый вепрь, испуганный, с высоко поднятыми клыками. За ним бесшумно пробежали другие. Над нами в ветвях гомонили потревоженные птицы. На поляне появились четверо всадников в плащах. Они пригнулись в седлах, длинные волосы скрывали их лица, копья были направлены вперед.

Они не гнались за кабанами, даже не взглянули на следы. На прогалине всадники задержались, осматриваясь, прошили взглядами тропу, у которой затаились мы, затем подстегнули коней и скрылись.

Выждав время, женщина выпрямилась и осторожно двинулась вперед. Поляну она пересекла стремительным рывком, сделав мне знак не отставать.

Вскоре мы вышли из леса на галечное русло ручейка. По одну сторону от нас поднимались голые гребни холмов, по другую – серые валуны поросли густым кустарником, и я не удивился, когда моя проводница свернула на еле заметную крутую тропинку к склону холма и через глубокую расщелину вывела меня к укромной гавани, приютившей двоих детей.

Это была яркая поляна, окруженная стеной скал. Пять дверей в ряд открывались в каменной стене: пять келий, в которых жили нянюшки и дети. Рядом со входом в этот укромный уголок виднелся источник. Над ним несли стражу высокие деревянные изваяния Бригги и Ноденса. Над ключом переплетались ветви остролиста, плюща и светящегося красными ягодами терновника. Няня подбежала к воде, опустилась на колени и, смочив подол, умыла лицо и руки. Повинуясь ее знаку, я сделал то же. От воды шел землистый запах, и ее поверхность волновалась, словно вот-вот перельется через каменные берега.

Едва влажная материя коснулась моих глаз, чары, охранявшие поляну, исчезли.

Десяток ребятишек играли в мяч, отбивая его длинными палками, громко смеялись, болтали и толкались. Четыре мастифа, сложив лапы, спокойно присматривали за ними. Рядом рылись в земле цыплята, серые свиньи высовывали пятачки из загона. В маленьком фруктовом саду росло несколько деревьев, и под одним из них девочка тянулась за яблоком. Нянька прикрикнула на нее, и девчушка мигом прыснула в кусты. Не все дети здесь были из Тауровинды. Не все они принадлежали к миру Урты и его воинов. Няня, словно подслушав мои мысли, взглянула на меня с бледной улыбкой:

– Да, это потерянные. Многие из них живут здесь очень давно. Дети, скрывшиеся от беды за рекой. Никто так и не пришел за ними. Но хотя бы двое смогут вернуться домой, правда, что встретит их там, зависит теперь от тебя.

Я спросил:

– Не взять ли остальных? Я бы с радостью увез всех. Та лодочка – друг мне. Она дождется нас.

– Невозможно, – серьезно отвечала няня. – И прошу тебя не говорить об этом с детьми. Им просто нельзя возвращаться. К сожалению. – И она объяснила мне, в чем дело, но потом добавила: – Есть одна девочка, подружка Мунды… она прожила здесь не так уж долго. Может быть, ее… – Она вдруг тронула меня за локоть. – Вон там, в саду, дети Урты. Все охотятся за волшебными яблоками. Иди и скажи им, чтобы оставили яблоню в покое.

Она легонько подтолкнула меня, и я послушно ушел.

Они выглядели ничуть не старше, чем при прошлой нашей встрече. Такую цену приходится платить за пребывание в этом убежище на границе миров. Мунда сразу узнала меня и просияла широкой улыбкой. Кимон, насупившись, озирался. Он, конечно, ожидал увидеть отца.

Мунда выглядела все так же: веснушчатое личико в обрамлении каштановых волос. Простое зеленое платьице было перехвачено пояском по талии.

Кимон, напротив, обзавелся воинским снаряжением: клетчатые штаны, голубой плащ прихвачен на левом плече блестящей пряжкой. За спиной у него висел маленький овальный щит с изображением коршуна на спине коня.

Он стоял передо мной, насторожившись, стиснув одной рукой рукоять короткого кинжала, висевшего у него на поясе. Другая рука сжималась и разжималась, выдавая волнение. Его прямой взгляд напомнил мне взгляд Урты, когда тот вглядывался, силясь постичь непостижимое, в то время как глаза его упрямо твердили, что все чудеса мира – не его забота.

– Что ты сделал с моим отцом? – спросил вдруг мальчишка.

– Ничего, – отвечал я. – Я путешествовал с ним, я сражался рядом с ним, я видел, как он одолел великого врага.

Оба улыбнулись, уставившись на меня круглыми глазами.

– Он выиграл поединок? – нетерпеливо спросил Кимон.

– Да.

– Изменник Куномагл мертв?

– Да. Поединок в реке, в стране Македонии.

– Так где же он? Где мой отец?

– Возвращается домой сушей. Медленно. Я приплыл на лодке. Коротким путем. Будь терпелив. Вам обоим предстоит срочное дело. Я заберу вас за реку, к вашему деду, Арбаму.

– Мне не придется долго собираться! – восторженно выкрикнул мальчишка.

Сестренка радостно захлопала в ладоши. Однако, пока ее брат стоял, не сводя с меня испытующего взгляда, она бросилась к другим детям, игравшим на поляне. Те немного пошептались, раздались восклицания, смех. И тут же все рассыпались по поляне меж каменных стен, собирая травы и какие-то вещицы. Потом дети снова сбились в кучку, приступив к ребяческому, но очень торжественному обряду прощания.

Кимон не принимал в нем участия. Его пристальный взгляд немного смягчился, и он засыпал меня вопросами, желая выведать все подробности победоносного сражения. По эту сторону реки он был совсем ребенком, но, как все потерянные, оказавшись на другом берегу, должен был повзрослеть сразу на все проведенные здесь годы.

Потому-то почти никто из этой веселой стайки не вернется уже в страну живых.

– Отец ранен? – неожиданно спросил мальчик. – Из-за этого и возвращается так медленно?

– Бой с Куномаглом был тяжелым. Он победил, но сам жестоко изранен.

Мальчик задумался. Зрелый муж возник за его внезапной улыбкой, за его взглядом.

– Всех нас когда-нибудь одолеют раны, – объявил он, словно подбадривая воинов перед боем, – но до того мы проживем с ними не один год!

– Не сомневаюсь, – кивнул я, скрывая улыбку. – Но не хочешь ли пока попрощаться с друзьями?

Он смутился, замялся на минуту:

– У меня есть настоящий друг. Но не здесь. Он не живет с нами. Пойдем покажу, что мы с ним построили!

Оглянувшись на нянек, мальчик вывел меня на узкую тропинку, уходящую за скалы.

– Нам не позволяют сюда ходить, но мне всегда удавалось их обмануть.

Он проводил меня к гроту в сером камне, достаточно глубокому, чтобы и я, и Кимон могли, пригнувшись, войти в него. В скале, выше моего роста, были высечены очертания корабля. Мачта откровенно напоминала фаллос. Видны были головы гребцов: маленькие фигурки в шлемах, с выпученными глазами. Весла в их руках изображались простыми черточками: увеличенные до настоящих размеров, они переломились бы при первом гребке. В пещерке были разбросаны и другие фигурки: соломенные куколки, вооруженные копьями-прутиками. И еще высушенные тушки летучих и полевых мышей.

Кимон захихикал, встретив мой недоуменный взгляд.

– Это – «Место, чтобы звать отца», – пояснил он.

– Вот как?

– Корабль вырезал мой друг осколком гранита. Я приходил сюда подумать об отце. Звал его домой. Он ведь все равно должен вернуться морем.

– Он уже ближе, чем ты думаешь, – сообщил я мальчику. – А как зовут твоего друга?

– Это мальчик-дух. Их много в Стране Призраков. Он говорит на непонятном языке, но мне нравится.

– Отправляемся в страну живых, – напомнил я и первым вернулся на поляну.

Ближайшей подружкой Мунды оказалась совсем маленькая девочка. Зеленоглазая, с колючими медными волосами. Она отзывалась на имя Атанта. Няньки спросили, смогу ли я взять и ее. Мунда ни за что не хотела оставлять подругу, но нянюшки предоставили решать мне. Я взглянул на девчушку, так серьезно ожидавшую моего ответа, – и не смог отказать. Няньки смотрели печально, однако согласились отпустить ее.

В этой девочке я обнаружил кое-что странное: от висков ее тянулись вниз цепочки синих пятнышек. Татуировка резко выделялась среди россыпи веснушек на детском личике. Где-то я уже видел этот узор. Не в землях Урты и не в соседней Коритании, где правил верховный вождь Вортингор. Я никак не мог вспомнить, где видел такие знаки, но сейчас меня больше заботили Кимон и Мунда.

Атанта проявила при сборах большую предусмотрительность: она прихватила с собой горсть эльфийских стрел – тех маленьких каменных наконечников, что прорастают порой из земли, и колчан тонких ясеневых палочек на древки. Весьма разумный выбор для долгого пути и новой жизни, полной неизвестных опасностей.

Кимон и Мунда, несмотря на все мои усилия, думали только о яблоках!

Молодая нянька собралась провожать нас обратно к Нантосвельте. Она выглядела испуганной, и я уговаривал ее остаться, убеждая, что сам сумею найти дорогу через лес. Но, возможно, ей было назначено стать нашим проводником по Иному Миру, и она подчинялась необходимости. К тому же я не проявлял при ней своего дара и должен был казаться молодой женщине обычным человеком.

Едва отойдя от убежища на расстояние полета копья, мы вынуждены были спрятаться у каменистого русла ручья. По гребню холма с грохотом пронесся большой отряд всадников. Головы опущены, плащи развеваются, стальные блики играют на щитах. Бледные лица, растрепанные волосы. Всего их было около трех десятков. Конь одного поскользнулся и выбросил всадника из седла. Он скатился по склону почти к нашим ногам, но его спутники даже не обернулись. Воин-призрак оправился от падения и за повод втянул заупрямившегося скакуна обратно на гребень, потом снова запрыгнул в седло и поскакал вдогонку.

Только тогда я заметил, что Атанта опускает свой дротик с каменным наконечником.

– Я бы добросила, – прошептала она. – Я хорошо бросаю дротики.

И, не дожидаясь ответа, резко взмахнула рукой. Легкая стрела выскользнула из ее пальцев и, к моему изумлению, словно поплыла по воздуху. Она упала как раз там, где проезжал отряд, вонзилась в землю, задрожала и осталась торчать гордым свидетельством искусства Атанты.

Я порадовался, что девочка сдержала свой порыв. Ни к чему было оповещать всадников о нашем присутствии, хотя, судя по их равнодушию к дротику, они, быть может, и не стали бы отвлекаться от своей цели.

Лодка-дух ожидала нас, скрываясь в камышах. Судя по изрытой земле, здесь прошел военный отряд, но никто не заметил укрытого под береговым откосом суденышка.

– Где они переправляются? – спросил я у молодой няньки.

– У брода Промахнувшегося Копья. Путь до него не близкий. Но, кажется, другие переправы для них закрыты. Ту они стерегут и легко переходят реку.

Надо было найти время разобраться с той переправой.

Дети залезли в лодочку и уютно устроились на подушках. Мунда с Атантой держались за руки и напевали песенку, посмеиваясь над чем-то, известным только им двоим. Я сел на корме, и наш маленький корабль, раздвинув носом камыши, вышел на широкую воду, стремясь к зеленой полоске дальнего берега. Я оглянулся, чтобы махнуть рукой няньке, но та уже скрылась. Или, может быть, еще стояла на берегу, невидимая под своим плащом.

Еще немного, и лодочка раздвинула свесившиеся к воде ветви и остановилась на отмели. Кимон тут же перепрыгнул через борт и зашагал к берегу по мутной воде. Мунда, смеясь, последовала за братом, выбралась на берег. Но Атанта?

Она ступила на землю, дрожа, словно на зимнем ветру. Внешность ее пугающе переменилась: жестче стал взгляд, складка губ, кожа натянулась… Еще дитя ростом и телом, она старела на глазах.

Атанта подхватила свой узелок и с горестным криком, бросив затравленный взгляд на маленькую подругу, со всех ног бросилась прочь и скрылась за деревьями. Мунда окликнула ее, потом оглянулась на меня, обиженно и недоуменно.

– Почему она убежала?

– Оставь ее, – сухо проговорил Кимон. Паренек стоял, расправив плечи, и оглядывал землю. Потом заговорил мягче: – У нее, должно быть, свои дела, сестрица. И у нас тоже. Мы возвращаемся в Тауровинду.

– Но почему она убежала? – повторила Мунда.

Что я мог сказать опечаленной, изумленной девочке?

Что Атанту ожидает пытка настигающего Времени? Что ей, проведшей в Ином Мире более десятка лет, предстоит в несколько минут превратиться из ребенка в зрелую женщину? Такие знаки, как у нее на висках, носили члены царского рода в далеком южном королевстве – теперь я вспомнил. Клан, который потерял маленькую Атанту, еще существовал, и ее ожидало возвращение домой. Что она увидит там? Разоренную землю? Могилы родных?

Кимон и Мунда тоже повзрослели на год, стали выше, лица потеряли детскую округлость. Девочка изменилась меньше, но это потому, что она была моложе брата. А в Кимоне уже проглядывал юноша. В решительном взгляде блестела сталь.

Сами они ничего не замечали, разве что одернули одежду, ставшую вдруг слишком короткой и тесной.

– Мы должны вернуться в отцовский дом, – негромко, но твердо повторил мальчик и бросил на меня странный взгляд. – Ведь наш отец еще жив… верно, Мерлин?

– Был жив, когда я видел его в последний раз, – напомнил я, и Кимон кивнул, принимая мою осторожную поправку.

Нам пришлось подождать, пока Арбам отыщет нас. С ним было трое, все в полном вооружении, и еще запасные лошади. Две лошадки годились по росту маленьким всадникам.

Дед и внуки обнялись со слезами на глазах – на глазах Арбама. Он удивлялся, как выросли дети, какими стали сильными. Я снова подумал об Атанте, корчившейся сейчас от боли где-то в чаще.

Арбам обернулся ко мне:

– Доброе утро, Мерлин. Дети целы и невредимы. Клянусь Бригитой, как этот парень похож на отца! Настоящий вождь!

Я присоединился к восторгам деда.

Чуть погодя Арбам продолжил:

– А вот ты, Мерлин, похож на человека, у которого что-то на уме…

– Нянька рассказала мне, где переходит реку войско теней. Для них открыта только одна переправа. Брод Промахнувшегося Копья.

Арбам дернул себя за седую бороду, потом лицо его прояснилось. Он уловил мою мысль:

– Слыхал. Там переходят реку умершие в мире – по дороге на острова. Да, можно подумать, как перекрыть тот брод…

Пролетел ли в тот миг над ним ворон? Если так, я не заметил его.

Арбам еще поговорил с внуками, затем отослал их со своими воинами в долину, где поселились беженцы. Мы с ним неторопливо проехали вдоль реки, не сворачивая на открытый берег и настороженно ловя всякий звук и движение. Кругом стояла такая тишина, словно мы оказались в местах, которые греки назвали полями Элизиума – в той светлой, пустынной стране; или же в стране Эдем, о которой мне еще много предстояло услышать в будущем, но куда никогда не приведет моя долгая Тропа.

Тишина и пустота солнечных прибрежных рощ и лугов убаюкали меня, и, когда из пустоты вылетела стрела, я не сразу понял, что случилось.

Она вонзилась Арбаму в грудь, пробив куртку из бычьей кожи. Сила удара отбросила его на круп коня. Раненый упал на землю и перевернулся, обломав древко стрелы. Вторая застряла в коже моего седла, а третья ударила в плечо, но отскочила от моего защитного одеяния.

Теперь я услышал конский топот и призрачные крики нападающих. Я отворил взгляд – следовало сделать это гораздо раньше, – и пустынные берега наполнились шумом. Перед нами была многолюдная, надежно охраняемая переправа.

В этот миг я заглянул в пространство между мирами.

Они укрепили брод, насыпали земляные валы по обоим берегам Нантосвельты, выстроили башни и окружили их стволами поваленных деревьев. На каждой башне нес вахту грозный страж, охранявший подходы со стороны живущих. Над рекой мелькали призрачные очертания людей и животных. Из этого деловитого муравейника выехали навстречу нам двое. Один уже накладывал на тетиву четвертую стрелу, другой замахивался длинным копьем, изготовляясь к броску. Я ждал стрелы, но всадник вдруг опустил лук и обнажил меч. Арбам был уже на ногах и тоже поднял легкое копье, другой рукой зажимая рану на груди.

У меня были свои средства защиты.

На ближайшего к нам всадника спикировал сокол и вышиб его из седла. Другой уже наезжал на Арбама, но тот нырнул под клинок и задел коня копьем. Тень воина на нашей стороне, очевидно, была столь же уязвима, как и живой человек, так что кинжал Арбама, войдя между шлемом и деревянными пластинами кирасы, прикончила его. Мертвец умер вторично. Что ж, покидая свой мир, он должен был знать, на что идет.

Только теперь я заметил чрезвычайное сходство шлема убитого с греческими шлемами. И на щите – голова Медузы.

Арбам громко застонал, взбираясь в седло. Он сразу пустил коня галопом и, спасая жизнь, поскакал обратно тем же путем, каким мы подъезжали к переправе.

Я отпустил сокола, еще раз оглядел брод со сторожевыми башнями. Любопытное зрелище, но что-то внушало беспокойство. Затем я направил коня вслед за старым воином, подальше от опасности.


Лодка-дух уже отчалила, вернулась в рощу под Тауровиндой. Там она дождется либо меня, либо возвращения Арго, предсказанного Тремя Ужасными Вестницами.

Арбаму, чтобы добраться к своим, надо было выдержать два дня в седле. Он упрямо бодрился.

– Грудина сломана, но сердце еще стучит. Поеду осторожно и как-нибудь доберусь.

Старик не позволил мне заняться раной.

– Лучше ее не трогать, – решил он. – Кожа, ткань, бронзовый наконечник – лучше оставить их в покое, пока нет возможности сделать все как следует.

– Тебе очень больно? – спросил я, обдумывая, чем можно облегчить боль.

– Очень. Но бывало больнее, Мерлин. Сегодня я увидел внуков и не думаю, что боль может причинить мне больший вред. Ты видел, сколько в них жизни? Будущий царь! И подрастающая царица! Это дети моей дочери, Мерлин. Дети Айламунды! Клянусь глазами Ллеу, если бы она могла их видеть, как бы она гордилась ими!

– Может, она их и видит, – предположил я, но услышал в ответ негодование и иронию.

– Видит! Оттуда, где ей приходится скитаться? Вот кому сейчас больно, Мерлин! Что там я!

Я не совсем понял его и потому замолчал.

Хоть Арбам и отказывался от лечения, я собрал кое-какие травы, пригодные для исцеления таких ран. На первом ночлеге, проведенном нами под звездами, он еще крепился, однако на второй день стал шататься в седле, и на лбу выступила испарина. Впечатляющее зрелище. Я упрашивал его дать согласие хоть на слабые чары.

– Нет. Я буду жить или умру, как пожелает добрый бог.

Я дал ему напиться и под уздцы провел его лошадь по извилистой тропе, через буераки, преграждавшие вход в долину. К тому времени, как мы вошли в скалистое устье, он уже бессильно склонился на гриву коня. Пришлось привязать его к седлу, чтобы не свалился, и приложить примочку к воспалившейся ране.

Мельком заглянув в него, я понял, что рана смертельна.

Я с радостью передал умирающее тело в руки его родичей. Те, следуя указаниям друида, раздели Арбама и омыли его. Глаза друида сверкали из-под охры, которой он вымазал себе лицо и стриженные ежиком волосы. Он повторял старинные песни и взывал к Суцеллу-целителю. Кимон стоял рядом, строгий и собранный. Он не вздрогнул, когда бронзовый наконечник после долгих усилий с кровью вышел из грудины старика.

Арбам молчал, его прозрачный взгляд не отрывался от лица внука.

– У нас много дел, – пробормотал Кинос немного погодя. – И мне бы пригодились твоя сила и твой совет. Надеюсь, ты не напрасно отдал свою жизнь.

Он сердито отвернулся и ушел из палатки целителя. Арбам слабо, болезненно улыбнулся.

Глава 5 НА РАВНИНЕ МЭГКАТА

Той ночью меня навестила поистине нежеланная гостья. Я-то надеялся, что отделался от нее, оставив в далекой Греческой земле.

Жилище, отведенное мне в лагере изгнанников, оказалось по-спартански неуютным: подстилка из тростника под выступом скалы, на котором укрепили кожаный навес, так что все сооружение могло бы сойти за стойло для скотины. Ветер пробирался до костей, а ушастая сова – вестница несчастья, – обосновавшись на столбе-подпорке, превратила мой сон в сущее мучение. Ручей, протекавший по долине, шумел, воображая себя не иначе как горным потоком; новорожденные члены клана изгнанников вопили, испуганные ночной темнотой, и им вторили коровы и привязанные собаки.

У меня не шли из головы те щиты со злобными ликами Медузы. Самое подходящее настроение, чтобы подпустить к себе навязчивую девицу!

Меня звали по имени, настойчиво и жалобно. На все голоса, какие только могут лишить человека покоя: плач обиженного ребенка, последний стон умирающего, вопли роженицы, разверзающей врата для новой жизни… И крик женщины, воображающей себя оскорбленной.

– Мерлин! Я знаю, ты здесь!

Назойливый голос разбудил меня, поднял с жесткого ложа и вывел в звездную ночь. Забеспокоились собаки, заржали кони…

Я шел вдоль ручья, пока не наткнулся на склонившуюся к заводи женщину. Она мыла волосы!

Оскальзываясь на шатких камнях, я спустился к воде, взбаламученной ее густыми прядями. Я заранее знал, кого – или, вернее, чей сон – увижу перед собой.

Ниив обернулась неожиданно. Глаза в ночи блестели серебром, бледные губы приоткрылись в робкой улыбке. Вся – радость узнавания и игривость…

– Не спится, Мерлин?

– Прекрасно спалось, пока ты не явилась.

– А ты думал отделаться от меня? – Она покачала головой, поцокала язычком… – Ничего не выйдет. Я всегда добиваюсь своего.

– Где ты? – спросил я видение.

– Точно не знаю. Плывем к Северной звезде. На востоке скалистые бурые берега. Аргонавты говорят: Галлия. Белые утесы Альбы впереди, уже близко. Арго силен, и Ясон силен, и на веслах пятеро могучих мужей. – Она лукаво усмехнулась. – Не успеешь оглянуться, а мы уже тут как тут!

Тень Ниив откинула волосы со лба. Темные волосы, крашеные. И личико чуть осунулось, но все такое же милое и озорное. Да, девочка по-прежнему хороша. А сколько силы ушло, чтобы дотянуться до меня с шаткой палубы корабля, рассекавшего волны у берегов Галлии. Слишком большая трата для скудных запасов ее магии.

Не дав мне вставить ни слова, она заявила:

– Ты прячешься от меня!

– Прятался. Но не от тебя.

– Я десять раз пролетала над этой землей, высматривая тебя, а нашла только сейчас!

Что ответить на подобное безрассудство?

– Ниив, ты глупа. Твой свет погаснет, как упавшая звезда. Тебе не случалось видеть, как полный сил мужчина вдруг, ни с того ни с сего, падает замертво? Сердце остановилось, к голове прихлынула кровь… Вот что тебя ждет, если ты не прекратишь растрачивать свой невеликий дар!

– Мой невеликий дар и твои великие силы, юность и старость, новорожденная и вечноживущий! Мы составили бы чудную пару. Просто созданы друг для друга! Мерлин, сколько можно повторять? Такому мужчине, как ты, необходима такая спутница, как я. И мне ничего от тебя не нужно, кроме того, что ты сам захочешь дать. Напрасно ты плохо думаешь обо мне. Я ведь люблю тебя! И хочу у тебя учиться. Отчего ты меня боишься?

У наших ног бормотала река. Сквозь тело сидящей девушки просвечивали лунные блики на воде. Сколько лет она отдала старости, на сколько шагов приблизилась к смерти ради безрассудной надежды?

Я знал, откуда это идет. Ниив – правнучка той северянки, с которой у меня была связь больше века назад. Я сознавал тогда, что миг близости в окутанной снегами пустыне породит комок хнычущей плоти – дочь, но не предвидел, что ее кровь столетие спустя заиграет в Ниив и та станет цепляться за меня, словно за саму жизнь.

Мы сами сеем семена грядущего отчаяния и, даже сознавая, что творим, не перестаем разбрасывать зерна.

– Мы с тобой в родстве, – напомнила мне эта «посланница», эта живая тень, – но не в таком близком, чтобы нам нельзя было насладиться друг другом. Дождись меня, Мерлин. Жди меня. Тогда, в Греческой земле, ты меня не понял. Ты был несправедлив ко мне. А какого могущества ты достигли бы вместе!

Я вспомнил, как оглянулся на нее в последний раз, уже вырвавшись из ее цепких объятий. Девчонка пользовалась своей силой, как рыбак – ножом, чтобы выковыривать улиток из каменных расщелин. Она готовы была вскрыть мое тело в поисках записанных на костях знаков, в поисках смерти, притаившейся где-то в ожидании предательства, которое выпустит ее на волю.

Мысль, что она возвращается на Альбу, вызвала у меня содрогание. Похоже, Три Ужасные Вестницы оставили при себе самую ужасную новость…

Наконец Ниив, спящая где-то в открытом море к югу от Альбы, ослабела, и тень ее растаяла в ночи. Я вздохнул с облегчением и не стал терять времени на сожаления. Ведьма-северянка снова зацепила меня? Что ж. Она еще далеко, и будет время подготовиться к встрече.

А пока меня больше тревожили двое детей, сам не знаю как оказавшиеся у меня на руках.

Кимон на этом берегу не просто стал выше ростом. Мальчик повзрослел и проявлял себя весьма решительным молодым человеком. Из-за него мне впервые за много лет пришлось нарушить собственное правило: не вмешиваться в чужие мысли.

После исчезновения Ниив я остался у реки, на восточной стороне долины, и спал чутко. Вода была прозрачна и холодна, она бормотала мне что-то, помогая думать во сне. К рассвету я совсем проснулся и, когда первые лучи стали гасить звезды, услышал приближающийся стук копыт.

Кимон и Мунда медленно проехали мимо. Я окликнул их, и лошадки остановились. Я откинул плащ, и две пары глаз уставились на меня.

Кимон был в боевом снаряжении, с закинутым за спину щитом.

– Мерлин?

– Куда это вы собрались?

Мальчик обдумал мой вопрос и передернул плечами:

– В Тауровинду, куда же еще? Мы там живем.

– В крепости небезопасно. Разве я не говорил вам?

– Я должен посмотреть сам, – огрызнулся Кимон. – Понятно, что обосновавшееся там войско не примет нас с распростертыми объятиями.

– Конечно, – подтвердила Мунда. – А ты не поедешь с нами, Мерлин? Дедушка говорит, ты умеешь бросить в лицо врагу сокола. – Она рассмеялась, представив эту картину. – Как я – камень из пращи.

Я разозлился:

– Вы уже забыли, что вас едва не выследили в убежище? Вам грозит опасность, глупые дети! Я не для того вытаскивал вас из Страны Призраков, чтобы вы сами напоролись на войско теней, как поросенок на вертел!

Они так спешили попасть в беду, что просто не услышали моих слов. Злость всклокоченного спросонья взрослого даже показалась им забавной. Слова были бесполезны, и вот тогда-то мне пришлось прибегнуть к несложному заклинанию.

– Вам нельзя в крепость! – твердо сказал я.

По детским лицам прошла тень.

Кимон немного поразмыслил, почесал подбородок, как мужчина почесал бы бороду.

– Наверно, ты прав. А если поглядеть издали? Мертвые ведь не посмеют войти в зачарованную рощу?

– Ладно, – согласился я, пытаясь скрыть облегчение, и вывел из конюшни лошадь, предупредив попутно Рианту, которую здесь называли Заботницей, куда мы едем. Та дала свое согласие, хотя и взглянула на меня с сомнением.

Дети, оседлавшие быстрых лошадок, каких обычно запрягают в колесницу, успели легко покрыть большое расстояние, пока я, верхом на лучшем боевом коне Арбама, неуверенным галопом пытался поспеть за ними.

Кимону эти места были незнакомы, он знал только, что ехать надо на восток, и я вывел их на лесистый берег реки. Она отделяла южные земли от северных, и крепость Урты стояла над переправами. К концу дня мы добрались до священной рощи с курганами, возведенными над прахом достойных, среди которых был и Уриен, младший сын Урты. Пришельцы из Страны Призраков доселе не вторгались в эти священные места, и чутье подсказывало мне, что так будет и впредь. Здесь нам ничто не грозило. Зато холм, несомненно, был в руках Призраков, хотя глазам Кимона крепость представлялась опустевшей.

А вот Мунда что-то почуяла. Она вывела свою лошадку на опушку и, насупившись, разглядывала высокие стены.

– Там кто-то есть, – сказала девочка, но брат только рассмеялся в ответ.

– Духи наших людей, – предположил он, – те, что еще не ушли в Царство Теней Героев.

– Мне кажется, тут другое, – упрямо заметила Мунда и оглянулась на меня. Как видно, ее чутье было тоньше, чем у брата, а может, девочка просто была благоразумнее.

– Крепость занята, – согласился я с ней.

– Вот только кем? – проворчал Кимон. – Не вижу знамен. И часовых не могу разглядеть. А ты?

Он обращался к сестре. Мунда кивнула.

– Они следят за нами, – предупредила она. – Они здесь еще чужие.

Я не спускал с нее глаз и заметил, что, говоря это, она впала в забытье, хотя всего на мгновение.

– Ты прямо как наши нянюшки, – сердито проворчал Кимон. – Слишком ты мечтательна, сестрица. Лучше доставай пращу и держи под рукой дротик. Мы еще вернемся сюда и наведем порядок у себя в доме, порушенном этими лунными псами.

Последний раз Кимон видел свой дом охваченным пожаром, а на земле между горящими домами и стойлами валялись убитые; между тем налетчики, уничтожившие крепость на Белом холме, так и не показались на глаза.

Он запомнил еще, как Маглерд, мастиф Урты, вынес его из огня и как за ним бросился Гелард, тащивший за платьице Мунду.

Псы неслись во всю прыть, перепрыгивая через рвы и ограды, прорываясь сквозь кусты и бурелом, пока, ведомые неким таинственным чувством, не вынесли детей к безопасной гавани, располагавшейся по иронии судьбы в царстве тех самых мертвецов, что осаждали крепость.

– Мы вернемся и отстроим ее, – громко повторил Кимон.

– Благородное намерение, – заметил я, – вот только сил у вас маловато.

– А кто против нас? Грозовые облака? Сгоревшие крыши? – Мальчик вспыхнул от гнева.

– Против вас – Мертвые. И Нерожденные. Их там множество.

– Я жил в Стране Призраков, – заносчиво напомнил паренек. – Там разъезжают верхом гордые воины. Но ведь здесь они бессильны?

– У них хватило сил разорить крепость и превратить вас в изгнанников.

– Это были не Мертвые, – поморщился Кимон. – Это тринованты, угонщики скота и работорговцы, нарядились призраками.

– Ты уверен? – спросил я заносчивого юнца. – Ты был почти без сознания, тебя вытащили собаки. Откуда ты знаешь, кто напал на Тауровинду?

– У меня было время поразмыслить, – ответил он, облокотившись на щит и с любопытством рассматривая меня прищуренными глазами. – Тринованты – наш главный враг. Такое объяснение кажется самым разумным. – Он бросил мне вызывающий взгляд. – А ты боишься Мертвых, Мерлин?

– Да. Я нахожу их непредсказуемыми.

Ответ его озадачил. Мальчик обернулся к сестре:

– А ты что скажешь, сестрица? По-твоему, кто разорил крепость: призраки или грабители?

– Мерлин прав, – тихо отозвалась Мунда. – Тебя не было в доме, когда умер Уриен, а я была. Я видела.

Решимость Кимона впервые поколебалась, и он, нахмурясь, разглядывал руины на холме. Но мальчик не собирался отказываться от задуманного. Я уловил его шепот:

– Это наши владения. Этого хотел бы отец… и мать, и дед… Это наша крепость.

Если мне на миг подумалось, что он собирается вернуться в лагерь, то я ошибся. Он взлетел в седло своей рыжей кобылки, ударил лошадку пятками по бокам, дернул поводья так, что у бедняги пена показалась на удилах, и она прыжком рванулась из-за деревьев к высоким внешним воротам с побелевшими бычьими черепами. На скаку мальчишка с криком потрясал в воздухе кулаком.

Я не успел и слова сказать, как девочка понеслась за ним, каркая по-вороньи: «Кар, Кар, Кар!» Она мчалась пригнувшись, держа копье наперевес. Что подвигло ее последовать примеру брата, оставалось только догадываться.

Кимон бешено кружил перед Бычьими воротами, выкрикивая оскорбления невидимому, недоступному зрению врагу.

– Вы, Мертвецы! Вы, Нерожденные! – насмешливо повторял он, прибавляя к вызову сочные и пышные ругательства. Странно было слышать эти слова, произносимые чистым мальчишеским голосом. К радости Мунды, весело подхватившей его слова, он продолжал: – Ублюдки! Сыновья трусов, бежавших с поля битвы! Тех, что ползали на четвереньках перед врагом, выставив задницы, подобно трусливым псам. Вскормленные не грудью матери, а пересохшим винным бурдюком! Вскормленные матерями, никогда не мывшими спин, потому что вечно валялись на них! Усыновленные паршивыми суками и вонючими овцами!

Мунда подъехала к нему на расстояние полета стрелы и решилась наконец прервать этот панегирик:

– Хватит, братец. Прибереги свой гнев до того времени, когда ты сумеешь дотянуться до них клинком.

Не слушая сестру, мальчишка вскочил ногами на седло, расставив руки, чтобы удержать равновесие.

– Я не позволю изгнать меня из отцовского дома! – вопил он, и эхо отвечало ему, отражаясь от крутых стен Тауровинды.

Теперь он поднял над головой свой узкий щит. Солнечный луч заиграл на чеканке с коршуном в седле. Я видел, как свет отражается в призрачных глазах. Высоко на гребне стены ряд воинов внимательно вслушивался в каждое слово, что выкрикивал этот дерзкий и опасный юнец, бросивший вызов закрепившемуся на холме войску.

Я думал, на этом все и кончится и мальчик вернется в укрытие, но Кимон поразил меня. Им вдруг овладело безумие. Все так же стоя на седле, прижав к груди стиснутые кулаки, с судорожно исказившимся пепельно-серым лицом, мальчик выкрикивал старинное проклятие – проклятие вызова.

– Горе оставлю я вам и протяжные вздохи, – завывал он прямо в лица над стеной. – Кровь ваша станет красной чумой, и покраснеют глаза ваших женщин. Будет раздолье копьям! В лице моем кровь и ярость, в глазах моих лед и ненависть! Утомленный победой, я стану смотреть, как вороны роются в вашей перепаханной мечами плоти. Мой меч, подобно шипу, пронзит розовый цветок ваших надежд и мечтаний, кровь ваша расцветет у вас на груди, на щитах ваших братьев, розой, теряющей алые лепестки! Я стану срывать эти цветы, пусть цвет вашей жизни ждет от меня пощады!

Это было слишком даже для Мертвых: тех, кто не забыл, как отвечают на такое дерзкое поношение. Мальчишка бросил им вызов: дух разгорается гневом и после смерти.

Ворота распахнулись, и пять тяжелых всадников с грохотом обрушились на Кимона. Мальчишка мигом пришел в себя и упал в седло, развернул лошадь и помчался к священной роще.

Он смеялся на скаку, и сестра смеялась, держась рядом с ним. Оба низко пригнулись к шеям лошадок. Камень из пращи просвистел над ними и едва не задел меня, затаившегося под деревьями, но дети были уже в безопасности. Измученные кони споткнулись, выбросив наездников из седла, но все обошлось парой ссадин и синяков.

Преследователи развернулись в цепь, кони их тяжело дышали, и мрачные взгляды воинов сверлили нас из-под наличников шлемов.

Кимон вышел на опушку, распустил завязки штанов и помочился на траву, холодно глядя в глаза врагов.


Кимон упрямо отказывался вернуться в долину. Дождавшись сумерек, он прошел в рощу, где под каменной насыпью лежали рядом отец и мать Урты. Бабка Кимона, Раймунда, в этой стране почиталась могущественной женщиной. Это благодаря ее силе и искусству земли корнови распростерлись так широко, подступив к самым границам Иного Мира.

О Раймунде рассказывали немало историй. Ее и после смерти видели порой в облике совы с крыльями цвета ореха, пролетающей над крепостью в день зимнего солнцестояния.

Она приглядывала за своими потомками, но, как видно, не сумела помешать разорению родовой крепости.

Все же Кимон теперь пел, обращаясь к ней, и Мунда присоединила свой голосок к голосу брата. Это была не песнь призыва, а песнь отваги, готовности. Он тянулся к спящему духу Раймунды в поисках внутренней силы, чтобы свершить задуманное. Каменная насыпь была просто могилой, но его голос пробудил эхо в Стране Призраков, где она теперь находилась. В той стране было место и для цариц, селившихся поодаль от теней героев.

– Бабушка, – зашептал Кимон под конец, – пусть мне придется встать одному против целой армии, твоя страна не останется в рабстве. Я не могу ждать возвращения правителя. Быть может, он вовсе не вернется. Битва зовет меня. Пошли нам коршуна, бьющего со стороны солнца, и падальщиц-ворон, чтобы очистить поле. Лети над моей головой и криком пробуди, если я промедлю. Но, бабушка… вернись на МэгКата, жди нас на равнине. В твоей тени мне будет спокойнее.


Через два дня после нашего возвращения в долину изгнанников я с грустью увидел женщину, стирающую в реке окровавленную рубаху. Она била полотном по камням, не пытаясь отмыть кровавых пятен. Это был просто знак скорби. Я сразу подумал, что умер Арбам, но оказалось, она оплакивает смерть ребенка, сорвавшегося со скалы, куда тот забрался за птичьими гнездами. Еды в маленьком селении хватало, так что мальчуган, должно быть, задумал искупительное волшебство. Его отец и мать погибли в Тауровинде. Теперь разбитое маленькое тело лежало на погребальных носилках, поднятых повыше от собак, а опекуны спорили, хоронить его или собрать небольшой погребальный костер.

Арбам был еще очень слаб. Лицо бледно, в дыхании чувствовалась гниль, и над головой собирались тени. Глаза погасли, смотрели влажно и рассеянно. Тем не менее он сумел найти немного сил.

– Ты не задумывался, – тихо спросил он меня, – что бывает с теми, кто был убит собственным предком?

Я пробормотал, что это мне неведомо, а любые соображения были бы пустыми догадками. Страна Призраков для меня являлась такой же тайной, как для него.

– Все равно, запомни мои слова, – продолжал он. – Живой или мертвый, я закрою для них переправу. Им не место в этом мире. Положись на меня. И скажи моим внукам, ладно?

– Ты мог бы сказать им сам, – заметил я, но он горько усмехнулся.

– Мунде, пожалуй. Но мальчишка весь в мать. Нетерпелив и вспыльчив. Айламунду тоже всегда злили напрасные смерти.

В этот миг я мог заглянуть в будущее Арбама, но удержался. Он находился между небом и землей, полуживой, полумертвый. Он видел почти пятьдесят зим. Возраст, лежащий на его широких плечах, в его крепких костях, либо работал на него, либо ускорял его уход в Страну Призраков.

Мне не пристало вмешиваться.

Мунда заходила к деду, но Кимон не пришел ни разу. Зато мальчишка собрал совет в самой просторной пещере и потребовал устроить пир. Ему напомнили, что народ оплакивает упавшего со скалы мальчика. Тогда Кимон предложил совместить тризну с призывом к битве.

Для этих обрядов пищу готовили по-разному, и женщины-старейшины с воинами рассаживались в разном порядке, но Кимон сразу разрешил все сложности церемонии, заявив: «Я еще молод, но я – сын своего отца, и мое слово – первое. Я почту умершего мальчика, я устрою ему достойные похороны. Но над нами теперь не крыша родного дома, а свод пещеры в пустыне, лежащей между жизнью и смертью. Нечего поднимать шум вокруг мертвого – слова живых сейчас важнее».

Думаю, он потратил не один час, составляя эту впечатляющую маленькую речь.

Он поместил свой маленький овальный щит с коршуном на коне посреди круга, составленного из деревянных столов, а рядом положил подушку, поставил блюдо и чашу. Я знал, что означает его поступок. Были на востоке земли, где подобные претензии со стороны мальчика были бы встречены снисходительным смехом. Были и такие, где их сочли бы дерзостью, достойной легкого наказания. Но среди кельтов, как я обычно называл эти племена, щит, поставленный посреди круга, вполне мог привести к казни Кимона за попытку без поединка захватить власть отсутствующего правителя – или к спокойному признанию его главенства, просто по праву наследования.

В сущности, Мунда имела большие права на место в середине. Даже теперь, описывая эти события спустя долгий срок, я помню, как высоко ценились женщины Альбы в принятии решений и подготовке к сражениям. Со временем обычай переменился, но во времена Урты он был правой рукой власти, а Айламунда, пока была жива, оставалась ее левой рукой. После смерти они попадали в разные области Страны Призраков, но могли встретиться на тайных тропах, чтобы делиться воспоминаниями и обсуждать дела.

Так что соперниками Кимона были не выжившие утэны его отца, а женщины-старейшины, предки которых опекали детей-изгнанников в Стране Призраков.

Жарили мясо и варили похлебку из дичи; запах кислых лепешек и сладких пирожков плыл по долине. Кислый эль мешали с медом и выставляли на стол в кожаных флягах.

В конце долины, на бурой полянке, выкопали могилу для мальчика. Его опустили в яму без обряда, но рядом положили немного свинины, меч, плащ и оставшиеся на память от родителей вещицы. Кимон скороговоркой пробормотал короткую песнь потерянной надежды в отчаявшемся мире: он призывал дух мальчика вернуться из Иного Мира и помочь под Тауровиндой. Тело засыпали землей, и мы отправились на трапезу.

Кимон молча сидел в центре круга, занятого утэнами, женщинами-старейшинами и Глашатаями прошлого, земли и правителя – другими словами, друидами. За столами пили эль, срезали с костей мясо и передавали по кругу. Когда все насытились и перешли к беседам, Кимон поднялся, взял себе мяса и хлеба, наполнил чашу ключевой водой.

Все взгляды, только теперь заметил я, были обращены на него. Он, казалось, не замечал пристального внимания бородачей, одетых в грубую холстину. Он ел спокойно и неторопливо. Двое детей завели песню войска, но Амалгайд, поэт, пока молчал. Не время было шутить или воспевать подвиги присутствующих.

Внезапно старейший из утэнов швырнул обгрызенную кость на пол рядом с Кимоном. Мальчик спокойно встретил взгляд воина, затем поднял объедки и положил на свое блюдо. С другой стороны прилетела вторая кость. Кимон поднял и ее. Теперь одна из женщин бросила ему маленький красный платок. Кимон обвязал тряпицей запястье. Женщина улыбнулась ему и шепнула что-то сидевшему рядом мужчине. Тот нахмурился, однако вытащил маленький бронзовый нож и осторожно метнул в сторону мальчика. Кимон подхватил нож, подобрал все кости и встал, прикрывшись овальным щитом.

– Если вам нечего больше предложить мне для боя, я буду сражаться тем, что есть.

Двое утэнов встревожились. Они вовсе не собирались предлагать мальчику себя для службы, а хотели только подразнить его. Теперь один из них встал: его звали Горгодумн, рыжеволосый, рыжебородый воин, в неполном боевом облачении – в зеленой куртке, обшитой кожаными пластинами, и с бронзовым ожерельем на мощной шее.

– По какому праву ты занял середину?

– Мне некогда было выучить свои права, – громко ответил Кимон. – Когда началась резня, меня схватили за шкирку и уволокли в Страну Призраков. Я тогда только начинал учение. Но этот щит принадлежит правителю Урте, моему отцу. С ним он шел, когда мы принесли огонь в лес Герна на закате дня в середине зимы. – Мальчишка похлопал ладонью по изображению коршуна на церемониальном щите. – Этот коршун удержался на коне зимой. Он дождался весны. В ночь, когда меня унесли в убежище, этот щит был у меня на спине. Я объявляю его своим! Пусть коршун на коне станет нашим знаменем. Под ним мы отвоюем Тауровинду.

– Там мертвая земля, – кисло проворчал Горгодумн. – Без Урты исполнилось пророчество друида Скиамаха. Три мертвые земли. И на второй мы стоим ныне. Страна захвачена, сожжена и покинута. Нам некуда возвращаться.

Кимон взмахнул доставшейся ему от Горгодумна куриной костью.

– Однако ты вручил мне свой меч и копье, – заявил он и услышал в ответ сдавленные смешки.

– Там не за что сражаться, – не сдавался Горгодумн.

– Не за что? – негодующе повторил Кимон. – Священная роща, сад в крепости, весны, жизни наших предков, страна, которую унаследуют наши дети! Пока мы – все, что осталось от корнови. Но в Стране Призраков ждут Нерожденные, и они населят поля и леса, которые мы возделывали, в которых мы охотились с незапамятных времен.

– Тела моих сыновей лежат непохороненными где-то на МэгКата. Их выкинули на равнину духи, но убило железо.

Кимон на миг запнулся, не находя слов, и тогда слабый голос, девичий голос, пробормотал:

– Если ты не отомстишь за их смерть, то не только земля ляжет мертвой в стране корнови.

Горгодумн хлестнул взглядом Мунду, поднявшуюся со своего места за кругом лавок. Лицо его было мрачно, и он качал головой – но промолчал.

Рядом с ним поднялся его широкоплечий брат, Морводумн. Он положил на стол свой меч, острием к середине.

– Нас слишком мало, чтобы взять крепость, защищенную сильным отрядом.

– Нужно собрать войско, – согласился Кимон. – Из Коритании, дружественной моему отцу, из Тринованты, если они согласятся сражаться за обещанную плату… Можно послать к паризиям. Не может быть, чтобы больше никто не выжил.

Я не стал говорить Кимону, что земли коритани на восток до самого моря тоже пусты, и только деревянные идолы остались вместо всадников и копьеносцев, собиравшихся некогда в сильные отряды.

Теперь заговорил стройный юноша по имени Дренда:

– А кто поведет войско? Ты сын правителя, но ты слишком юн.

– И все же я поведу войско, – властно произнес Кимон. – Однако я жду от каждого из вас мудрых и обдуманных советов. Мы не за славу сражаемся и не за чужие стада. Не за дань. Не за расширение охотничьих угодий. Мы возвращаем нашу землю, изгоняем Мертвых из страны, отсылаем Нерожденных дожидаться своего срока. Я сделаю это в память отца и матери. И моя сестра выкажет такое же мужество. Мы теперь на границе мертвой земли, но Мунда права: пока мы сидим сложа руки, мы так же мертвы, как земля, которую мы называли своим домом.

Все, кроме Горгодумна, смотрели теперь на Кимона с большей теплотой, захваченные, вероятно, скорее его уверенным тоном, чем содержанием речи. Да и сам рыжий воин казался скорее озадаченным, нежели разгневанным.

Позже меня позвали к Арбаму. Ему уже рассказали о выступлении внука перед утэнами и женщинами-старейшинами.

Арбам сообщил мне, что несколько отрядов, уцелевших при осаде Тауровинды, стоят теперь в холмах на севере, в узком извилистом ущелье к югу и на озере в лесу Андиарид – «серебряных рогов».

Потом Арбам сжал мою руку, удивив меня силой пожатия. Я ощутил биение его сердца. Он еще висел между землей и небом, но все больше тянулся к жизни. А жизнь приходит туда, где ее ждут. Он впитывал жизненную силу прямо из влажного воздуха долины!

– Ты не хуже меня знаешь, – заговорил он, – как теснит нас Страна Призраков. Наш отряд окажется против целой армии теней. Я горжусь детьми, но, сдается мне, Урта все-таки вернется, и тогда… Ты понимаешь, что такое для него – узнать, что вся семья погибла? Прошу тебя, позаботься, чтобы при любых обстоятельствах – при любых! – дети остались живы. Ты ведь сумеешь? Скажи, Мерлин?

– Разумеется, это вполне в моих силах, – заверил я старика.

Пальцы, стискивавшие мою руку, разжались. Арбам, прищурившись, следил взглядом за стаей нарисованных зверей, которые как бы текли по потолку этого дома. Словно табун лошадей и рогатых оленей из лихорадочного сна. Странное это было пристанище.

– Не понимаю, в чем дело, – задумчиво проговорил он. – Что гонит их через реку? Я все думал, пока лежал здесь, и никак не могу понять, чем не устраивает Призраков их собственное царство… мне, когда я смотрел с холма Плача, и даже с берега, казалось, что в этих лесах и полях есть все, чего пожелает душа. Я был бы счастлив там. Если эта царапина у меня на сердце откажется зарастать, я не прочь поохотиться в лесах, добраться до островов… Что их так разъярило, что внушило им такую воинственность? – Мы на мгновение встретились взглядами. – Так и слышу, как ты думаешь: не ему, мол, об этом спрашивать. Но ты сам будь начеку, Мерлин. Ты видишь дальше всех, кого я знаю.

– Мне все время об этом говорят.

Он уже не слушал меня. Он сказал все, что хотел, просто и откровенно: заручился моим согласием позаботиться о детях и не пренебрегать своим даром, чтобы разобраться в происходящем.

Утэны между тем словно очнулись от сна. Все рвались в славный поход, ревнуя друг к другу и соперничая между собой. На сбор войска посылали всего четверых, и они затеяли игры и поединки за право покинуть лагерь изгнанников. Среди победителей оказался Горгодумн, Киммен и молодой витязь Мунремур со своим молочным братом Сетерном. Все четверо подстригли бороды, заплели волосы, пропитали воском кожаную одежду и высокие сапоги, смазали бронзовые накладки, которыми прикрывали самые уязвимые части тела. Каждый взял тонкие дротики – «сколько захватит рука». Это оружие годилось и для пешего, и для конного, и для ближнего боя. Кузнецы заботливо выровняли и заточили им длинные железные мечи. Напоследок каждый нацепил обереги на кожаные куртки и штаны.

Амалгайд, поэт, согласился сложить о каждом короткую песнь, хотя ему трудновато оказалось найти доброе слово для Горгодумна. Тот лишь повел плечами, равнодушно заметив: «Язык певца – что бычий уд».

Мы ждали объяснений, но он, видно, счел, что достаточно ясно выразился, и повернулся к слушателям спиной.

Между ними явно что-то произошло, но никто об этом не заговорил. Вражда среди немногочисленных беглецов была неуместна.

Четверо запаслись провизией, заручились покровительством Неметоны, омывшись в источнике, и на рассвете выехали из долины. Они ехали сперва медленно, но скоро подняли коней в легкий галоп. Их волчий вой еще долго эхом разносился среди скал, но к полудню все снова стихло.


Кимон разыскал меня; я лежал, свернувшись под скалой, у ручья, на своем излюбленном месте. Мальчик, кутаясь в накидку от ночной росы, сел рядом, поджав под себя ноги. Волосы его были распущены, но тонкое ожерелье на шее говорило, что в грядущих событиях он выбрал для себя роль воина.

Впрочем, сейчас он смотрел не столь победоносно, задумчивее.

– Как это может быть, чтобы стрела моего, скажем, прадедушки убила меня?

– На нашей стороне Нантосвельты Мертвые опасны – и уязвимы.

– Значит, Мертвого можно убить еще раз. Ты знаешь правила этой игры, Мерлин? Почему мы то видим их, то нет?

– Не знаю. Пытаюсь разобраться. Но ты, кажется, считал, что ваши враги – охотники за добычей из соседнего клана, вздумавшие присвоить опустевшую крепость, а вовсе не Мертвые?

Он пожал плечами, не ответив на мягкий упрек.

– Кажется, твое мнение тоже достойно внимания. Хотя в предательство соседей поверить проще. Но я очень ясно запомнил ночь падения Тауровинды. Это было очень… очень странно.

Я не перебивал. Видимо, мальчику нужно было поговорить с кем-то о гибели матери.

– Я помню, как Куномагл, молочный брат и лучший друг отца, забрал меня из дома, где я воспитывался. Он сказал, пора мне вернуться в Тауровинду. И Уриену, моему брату, тоже.

Мы тогда учились, бегали босиком, сбивали из пращи гусей на озере. Было лето, и в доме нашего воспитателя у нас появились друзья. Мне не хотелось уезжать. А когда Куномагл привез нас домой… мы успели как раз к прощальному пиру. Мунда была еще слишком мала, чтобы понять, что происходит.

Мать и дедушка Арбам так нам обрадовались. Подарили ножи с роговыми рукоятями и новые шерстяные плащи. И провели перед рядами всадников-утэнов… Нас называли «маленькие стражи». Вся крепость звенела песнями. Мы с Уриеном провинились. Зарезали свинью из отцовского стада и отнесли ее потроха и легкие в святилище Секваны. Сожгли их и просили помешать путешествию отца и прислать его домой.

Отец страшно разозлился, когда узнал. Я столько лет не виделся с ним, а он орал на нас с братом. Мы, мол, оскорбили духа – покровителя земель и нарушили один из гейсов. Я тогда не понимал ничего в запретах, лежащих на вожде и членах его семьи, хотя на меня при рождении тоже наложили два запрета. И на Уриена. Брат умер, чтобы не нарушить один из них. Нас на день и ночь заперли в домике у сыромятни. Там воняло кожами. Но отец все-таки зашел попрощаться. Он еще сердился, но сказал, что отправляется на поиски щита Диадара: круглого щита из дуба и ясеня, крытого бронзовой пластиной, в которой можно увидеть будущее. Он знал, где искать – в северной стране. И хотел увидеть в щите Диадара ответ на вопрос, очень важный для него. Что-то о наследовании. Кто примет бразды правления в царстве после его смерти. Он видел пророческий сон и встревожился. А мы, пока он отсутствует, должны были почитать Арбама за отца, вести себя хорошо и не воровать ни поросят, ни гусей. И не гоняться за отбившейся от стада скотиной. Как будто нас не этому всегда учили! Зато нам следовало учиться обращению с оружием и песнопениям – немного – и еще подчиняться одному правилу: в любой ссоре между мной и Уриеном решение Мунды для нас – закон.

Мне последнее правило пришлось совсем не по вкусу, но Уриена убили прежде, чем Мунде выпал случай покомандовать нами.

Плохая была ночь. Отец давно уехал. Всем заправлял Куномагл, его любимый братец. К воротам подъехали всадники, усталые люди с востока. У Арбама было неспокойно на душе, и он велел внукам не показываться на глаза. В ту ночь в крепости пировали, рассказывали истории и обменивались новостями. Но поутру Куномагл уехал, забрав с собой едва ли не всех воинов отца. Уехал на восток попытать счастья. Дедушка Арбам погнался за ними и вернулся в ярости. Нас бросили. Куномагл, друг отца, бросил нас.

А потом? Помню только, на нас напали ночью. Ворвались в ворота крепости, подожгли наши дома. Но я их не видел! Видел, как упала под ударом мать, как Уриен, спасаясь, вбежал в дом отца и за ним несся огромный пес. Все словно помешались. Мы видели коней – но не всадников, факелы – но не руки, державшие их. Я чуял кровь, но не видел клинков, вскрывавших жилы.

Потом пес бросился ко мне, вцепился зубами в одежду. Я отбивался мечом, но тяжелая лапа вышибла клинок у меня из рук, а потом ударила меня. Очнулся я только в болотах за холмами. Меня тащил пес, а второй нес мою сестру. Они целый день несли нас, переплыли реку – а потом отпустили и убежали. Помню еще, Мунда прошептала: «Это наши собаки: Маглерд, Гелард… они спасли нас».

Кимон нахмурился, кинул камешек в ручей, потом резко взглянул на меня, но тут же откинулся назад, опершись на локоть.

– Кажется, пора мне услышать, что сталось с моим отцом, после того как он отправился на поиски своего брата. Расскажешь?

– Конечно.

Мальчик подпер голову кулаком и слушал молча, ни разу не перебив, краткое описание плавания по реке на Арго: как мы больше луны гребли на восток, к берегам великой реки, посвященной богине Даану, а порой тянули корабль волоком.

Я рассказал ему, как мы шли по кровавому следу, оставленному пятидесятитысячным войском кельтов, с телегами и стадами, всадниками и колесницами. Огромная сила собралась, чтобы захватить и разграбить святилище Дельфийского оракула, а Куномагл со своими людьми скрылся где-то в толпе воинов. Это была долгая погоня.

Но в стране Македонии, на север от Греческой земли, Урта наконец настиг брата, двигавшегося с когортой авернийцев, и вызвал его на поединок.

– Они сражались по пояс в речной воде, у самого моря, как мне помнится. Куномагл выбрал тяжелое железное копье и круглый щит: тогда Урта потребовал короткие метательные копья и меч с тонким клинком. Страшная была сеча. Оба истекали кровью. Но для третьей схватки Куномагл отказался от всякого оружия, кроме того, что даст им река. Они бились камнями и плавучими бревнами, как дубинами, боролись на кулаках. Куномагл нанес твоему отцу такой удар, что тот ушел под воду, и из последних сил не давал ему подняться.

Но тут река покраснела от крови и наполнилась плывущими обломками копий. На западе, выше по реке, отряд кельтов попал в засаду и сражался с македонцами. Искромсанные тела и сломанное оружие течение уносило к морю.

Куномагл схватил копье и ударил Урту в грудь, но силы его уже иссякали, хотя такой удар нанес тяжелую рану. Тогда и Урта подхватил обломок дрота, проплывавший мимо. Он убил брата одним могучим ударом.

В тот же миг Маглерд, его огромный пес, кинулся в реку и позаботился, чтобы Куномагл остался под водой, удерживая его там, пока река не унесла тело к морю.

Глаза Кимона вспыхнули гордостью. Мальчик вскочил на ноги. Мунда болезненно рассмеялась, встревоженная кровавым видением.

– Так его, Собачьего вожака! – воскликнул мальчик. – Мне не дозволено взывать к богам, но клянусь силой в моих волосах, нет охотника, нет преследователя, сильнее мстящего за предательство!

Все певцы должны выучить наизусть твой рассказ, Мерлин! Я назову эту песнь «Битва сломанных копий»! Ты сможешь сложить в стихах? Выйдет рассказ на полночи!

Напомнив Кимону, что я не друид и не певец, я обещал ему, что подробно перескажу свою повесть более подходящему человеку. Его это, кажется, вполне устроило.


Через десять дней у нас было уже двадцать опытных воинов, десяток юношей, обучающихся обращению с оружием, и пятнадцать женщин, которым учиться не приходилось и которые были вполне готовы обратить свое умение против призрачного врага. Эти новобранцы явились с Кимменом и Мунремуром. Они принесли с собой припасы, привели запасных лошадей и даже четыре колесницы, которые быстро привели в боевую готовность.

Немного позже вернулся Сетерн с парой Волчьих Голов, заклинателей, почти друидов, изгнанных правителем. Они были грязны, бледны и одеты в серые и голубые шкуры диких зверей. Кроме того, Сетерн привел четверку рабов, скрывшихся из Фердаха, крепости вождя дубнониев, и полгода скитавшихся по лесам. У всех были отрублены пальцы правой руки, которыми натягивают тетиву, и подрезаны левые лодыжки, но они доказали, что выучились стрелять левой рукой и, как звероподобные великаны из Эрина, фоморы, проворно передвигались на одной ноге. Зрелище было странное, но все они твердо решились отвоевать себе свободу. Эти четверо были последними, кто остался в живых из команды морских разбойников, приплывших из-за западного моря, из эринского царства Меат. Среди них оказалась женщина, Катах, считавшая своей прародительницей Скатах, легендарную наставницу героев.

Что до Волчьих Голов, мне чудилось в них что-то знакомое, но, к своему стыду, я не узнал их сразу. Истина подобна псу, готовому прыгнуть на добычу.

Однако куда же подевался Горгодумн?

Через два дня к лагерю прибилась его лошадь. Она устало шагала по ручью, ведомая чутьем. Поводья волочились по земле, а в седельных ножнах не было оружия. Грива почернела и свалялась от запекшейся крови.

Доложили Арбаму.

Тот помрачнел:

– Потеряли Горгодумна? Он был лучшим, и не только в воинском деле. Предусмотрительность была его бесценным даром. Кимону теперь следует выбрать в советники самого опытного из нас, живущих в долине или пришедших недавно. И скажите Мерлину, пусть отбросит в сторону свою о сторожность, а взгляд обратит в Страну Призраков. Мы должны знать, какая сила стоит за этим вторжением, – и добавил, как мне рассказали: – И на что мы можем надеяться.

Кимон, услышав эту весть, приказал соорудить из земли маленькую Тауровинду, по памяти тех, кто хорошо знал крепость, с ее воротами, укреплениями и подходами по равнине. Лес и болота устроили из прутиков. Предводители собрались вокруг нее, обсуждая маневры. Вид крепости, какой она представляется парящему в вышине коршуну, произвел на них впечатление. Однако к концу дня стало ясно, что крепость Урты слишком хорошо выстроена и, пока ее обороняют, прямой удар через пять главных ворот ничего не даст. Западные ворота, пробитые в скале, выходящей на болота с топями и зарослями кустарника, доступны были, как заметил кто-то, разве что армии призраков.

Между прочим, как любезно напомнили болтуну, именно так и была захвачена Тауровинда.

Кимон потерял терпение и снова попытался давить на воинов своей властью:

– Дело не в том, сколько врагов за стенами – десяток или сотня. Главное, их увидеть. Если правда, что это Мертвые, а не бродяги с юга, как мне сдается, то нам придется сражаться с пустотой. Но тут нам поможет Мерлин. Он владеет особым даром, как сам говорит. Не верю, что ему не под силу разогнать темноту перед нашими глазами, так чтобы мы увидели врага. И если я тебя правильно понял, Мерлин, в нашей стране эти призраки, эти тени, так же смертны, как живые!

Я кивнул, и мальчик повернулся в другую сторону.

За кругом воинов стояла Мунда. Ее глаза спрашивали меня: «Ты сделаешь это для нас?»

«Сделаю, если смогу», – взглядом ответил я. Она, кажется, поняла безмолвный ответ, а может быть, просто почувствовала, где находится предел моих возможностей.

Глава 6 ЗОВ БИТВЫ, ЛЕД В СЕРДЦЕ

После долгих споров было решено, что возвращение в Тауровинду, с боем или мирным путем, состоится на рассвете второго дня. Мунда немедля отправилась на поиски предзнаменований, с дозволения Рианты-Заботницы. С ней отправили нянюшку.

Утэны и равные им по положению мужчины других кланов состязались за места в рядах и на колесницах, которыми располагало маленькое войско.

Кимон неустанно совершенствовался в «приемах», как говорится у кельтов. Под этим словом подразумевалось умение перехватить копье, брошенное врагом, и тем же движением метнуть его обратно; использовать щит как оружие; пробежать по колесничному дышлу и, стоя на дуге, метнуть копье, а затем тут же вернуться обратно и иные умения, напоминавшие мне порой прежних греческих гимнастов, – например, способность в высоком прыжке перекувырнуться вперед или назад, совмещая с этим движением выпад мечом или копьем.

Под искусным руководством эринской рабыни Катах Кимон прошел заключительный курс обучения в «приветствии удару». Тут требовалось изогнуться или вывернуться всем телом так, чтобы нанесенный удар причинил как можно меньше вреда, а также зажать тяжелую рану на время, требуемое, чтобы дождаться спасения.

Катах, крепкая рыжеволосая женщина, свободно открывала свое покрытое шрамами тело, и все видели, что многие из полученных ею ран могли оказаться смертельными. Хуже всего была искалеченная лодыжка, но женщина одной силой воли справилась с увечьем.

– Мало напасть, – без устали повторяла она, – надо еще продержаться до конца. Как твой отец в той чужеземной реке. Мясом, которое срубил с его тела Куномагл, можно было до отвала накормить пса, но он сумел продержаться до третьей схватки и все-таки прикончил собачьего вожака.

К концу дня у Кимона стал получаться прием, который Катах называла «четыре копья». Четыре легких дротика одним движением вылетали из руки вперед, назад и в обе стороны. Мальчишка совсем вымотался, но сиял от гордости, добившись аплодисментов кучки утэнов, кисло поморщившихся, когда паренек вызвал их на состязание. Разумеется, они тоже когда-то прошли обучение, но от долгого бездействия обленились и потеряли ловкость.

– Завтра, – объявила Катах своим сочным эринским голосом, – завтра всем найдется дело.

– И Мерлину тоже, – ухмыльнулся, отдуваясь, Кимон, – и Мунде… – Он вдруг завертел головой. – Где она? Почему не учится?

Он пожал плечами, отбрасывая заботу, сменил учебную одежду на более удобную (учение проводилось в сандалиях, простой тунике и тяжелом кожаном нагруднике) и отправился перекусить и поговорить с немощным Арбамом. Но мне он напомнил, что я весь день не видел ни Мунды, ни ее нянюшки. Ее желание отправиться на поиски знамений я счел детской прихотью, потому что девочка, при всей своей чуткости, не обучена была искусству предсказаний и отыскивания знаков, предвещающих судьбу. Но куда она подевалась?

Мне приходило в голову, что пребывание в Стране Призраков могло усилить ее прирожденный волшебный дар, но я был уверен, что няньки, конечно, предупредили бы меня.

Как же я был слеп!

Я вышел из долины, следуя вдоль ручья к месту его слияния с небольшой речкой. Берега ее густо поросли плакучими ивами; вода журчала по мелкому каменистому руслу. Нянюшка, сама еще девочка, дремала под развесистым дубом. Где-то поблизости слышалась песня.

Мунда сидела, поджав ноги, на большом камне и водила по воде древком тонкой стрелы. Взгляд ее был устремлен на дальний берег, где стояла высокая женщина, полускрытая кустами и темным плащом. Длинные ярко-рыжие волосы окаймляли ее узкое бледное лицо, но не скрывали цепочки синих точек, протянувшихся вниз от висков.

Едва заметив меня, незнакомка махнула рукой и скрылась в зарослях. Мунда оборвала песню и подняла на меня влажный взгляд. Я увидел вокруг ее глаз мерцающий ореол, и на мгновение она показалась призрачной, как видение.

А слова, произнесенные девочкой, ошеломили меня.

– Ничто не скрыто, – еле слышно выдохнула она. – Я вижу, как белеет. Я вижу кости.

Я присел. Ее взгляд последовал за мной, но она меня не видела. Все кончилось внезапно. Погасло свечение вокруг ее тела, и она улыбнулась, словно только теперь заметив меня.

Подняла стрелу с «наконечником эльфов».

– Это от Атанты, – проговорила она. – Она мне прислала. Та женщина принесла мне от нее. Значит, я еще встречусь с Атантой. Она сказала, что никогда не оставит меня.

– Ну конечно, – отозвался я, помогая девочке встать. У нее от долгого сидения затекли ноги.

– Нашла знамения? – спросил я. – На завтрашний день?

Что она ответит? Помнит ли о том, что владело ею минуту назад? Я не в первый раз слышал эти слова и знал, что они означают. Не многие женщины наделены от рождения этим даром, и он становится либо проклятием, либо светом их жизни. Женщины-старейшины и друиды называли его «имбас фораснай» – Свет прозрения. Малый дар в сравнении с моим, зато более зловещий, потому что видения приходят неожиданно, часто бывают жестокими и, явившись, заставляют говорить. Провидицы не в силах промолчать или дождаться подходящего времени.

Сколько битв было выиграно или проиграно оттого, что за внезапными словами «ничто не скрыто» следовали страшные пророчества.

Я вижу, как белеет. Я вижу кости.

Она что-то видела, но помнит ли об этом? Как видно, нет. На мой вопрос о знамениях она стала перечислять более простые приметы:

– Несколько! И Марис тоже видела. Она вернулась в долину. Ты с ней говорил?

– Нет. Расскажи мне о знамениях.

Мы шли назад вдоль ручья, и Мунда рассказывала о том, что видела:

– В полдень три сокола пролетели вместе с востока на запад. Три воробья летели с запада на восток, и соколы сбили их, но разделились и клевали добычу поодиночке. Очень странно. Потом я видела, как щука выпрыгнула из воды на берег и билась там. У нее в пасти застряла маленькая колючая рыбка, и шипастый плавник проколол ей небо. Щука должна была умереть, и рыбка тоже, но я вынула колючую рыбку из ее пасти и бросила обеих в воду. Может, они выживут, может, умрут. Тоже очень странно.

Потом я услышала, что меня зовет Атанта. И эта стрела прилетела от нее через реку. Но вместо Атанты я увидела только няньку, похожую на тех, что заботились о нас, когда собаки нас спасли. Я думаю, Атанта попала под землю, но хочет сказать мне, что жива и здорова. Вот и все знамения, Мерлин… Как ты их истолкуешь?

– А ты? – вопросом на вопрос ответил я.

Девочка пожала плечами:

– Ну, три сокола сбили трех воробьев: может, это значит, что те, кто теперь вместе, все эти воины, разделятся после захвата крепости. Это дурной знак. Щука была ранена маленькой рыбкой, но чужая рука пришла им на помощь. Думаю, это значит, что в этот раз нам не победить и придется еще раз сражаться с духами. Третий знак, стрела от моей подруги, говорит мне, что все можно увидеть, но не все, что видишь, правда. Меня тревожит щука. Кимон твердо решил воевать, но, по-моему, он упустил что-то важное.

Что ж, знамения явились Мунде, а не мне. Но вот три сокола, летящие вместе? Знак предвещал единство, а не разброд. Пир и битва должны быть единым действом; но примета предвещала верность, а не измену.

Мунда хитро разгадала загадку со щукой и колючей рыбешкой. Но, опять же, представляла ли рыбешка кельтов? Или пришельцев из Страны Призраков, осторожно нащупывающих дорогу в наш мир?

Можно было только пожалеть девочку, потерявшую подругу. Здесь не было знамения: только крепкая дружба, разорванная теперь годами, обрушившимися на Атанту после возвращения из Иного Мира. Я не сумел найти слов, чтобы объяснить девочке, что ее подружка пропала навечно и в то же время всегда будет с ней. Повзрослев, Мунда сама найдет способ смириться с тем, что произошло.

– А ты, Мерлин? – вдруг весело спросила она. – Какие ты видел приметы?

Я принял мрачный вид:

– Видел я мужчину, который выбился из сил, стараясь метнуть пять копий за время, какое нужно, чтоб крикнуть: «Лови!» И всякий раз, не справившись с этой задачей, он был осыпаем насмешками. Ужасное знамение!

Мунда встревожилась:

– И что это значит?

– Это значит, что твой братец учится быть вождем, – ответил я, – и дал волю рыжеволосой гарпии замучить до изнеможения все население лагеря.

Я ждал, что завтрашний день будет трудным, очень трудным. А замученный мужчина в моей шутке был я сам.

– Никакое это не знамение, – засмеялась Мунда, поймав мой смущенный взгляд и мгновенно ухватив намек. – Это необходимость.

– Ты, конечно, права. И кстати, тебе тоже следовало бы подготовиться к битве. Необходимость не выбирает возраста!

– Откуда ей знать! Но в молодом теле жилы крепче!

Она вдруг разбежалась, трижды перекувырнулась через упавшие стволы, перепрыгнула большой валун и приземлилась на руки, подняв головку, чтобы видеть меня. Так, стоя вверх ногами, она обратилась ко мне, подражая отцу:

– Такое умение полезно. Но полезнее всего – иметь ясное зрение. А твои глаза не просто видят, Мерлин. Так что, если Кимон потребует от тебя слишком многого по части приемов, пошли его ко мне.

– Ну, спасибо! Так я и сделаю!

И ты, если твой провидческий дар будет расти, окажешься на моем месте.

Она прыжком встала на ноги, оглянулась на берег, откуда смотрела на нее женщина в черном, потом отвернулась и первой побежала в лагерь.


На второе утро, в темный предрассветный час, нас поднял на ноги резкий звук бычьего рога, пронзительный и тяжеловесный. За ним зазвучал второй, третий. Долина вдруг ожила, загорелись факелы. Весь лагерь двинулся к верховьям ручья.

Никто не мучился головной болью: обошлись без пиршества, какое по обряду полагалось устраивать накануне боя. Не знаю, благоразумие было тому причиной или недостаток припасов. Отряды нашего маленького войска, которому предстояло отбить крепость, порознь готовились к этому дню. Каждый пробуждал воинственный дух, обращаясь к тайному покровителю своего клана или к воспоминаниям о предках. Обучение боевым приемам завершилось – я освоил два и был весь в синяках, зато сумел бы теперь перепрыгнуть через колесницу или на лету перехватить копье!

Войско в сорок два человека выстроилось по берегам ручья: тридцать мужчин и юношей, двенадцать крепких угрюмых женщин, все опираются на высокие овальные щиты, порой совсем новые, без украшений. Я стоял в общем ряду, сжимая ореховый посох, вырезанный мне в подарок Глашатаем Прошлого. Мы хором пели и скандировали, пока первые лучи солнца не прорезали стену леса на востоке.

Встречая долгожданное солнце, Киммен шагнул к ручью, опустил наземь свой щит и омыл его, плеснув пригоршню воды на серебряного оленя. Он повторил это три раза, а четвертую горсть выплеснул себе на правую руку – руку меча. За ним омыл свой щит Мунремур. Бронзовая фигура волка на его щите блеснула под струей, и глаза его словно вспыхнули живым светом.

Один за другим, в молчании, воины омывали щиты, таким образом в последний раз мысленно обращаясь к жизни – здесь ли или в Царстве Теней Героев. Когда же этот тщательно исполняемый обряд был завершен, все потянулись обратно, чтобы вооружиться для боя.

Каждый из них помнил, что, погибнув, мгновенно отправится в страну, духи которой, их собственные предки, были ныне их врагами.

После гибели Горгодумна вождем отряда стал Киммен, переживший двадцать четыре сражения, угнавший триста одиннадцать голов скота и повергнувший семерых героев без пролития крови. Он не просил звания вождя, но, как видно, женщины-старейшины, в особенности Заботница, обсудили достоинства каждого воина и сделали единственно возможный выбор.

Киммен был достаточно рассудителен, чтобы поставить Кимона по правую руку от себя, и достаточно благоразумен, чтобы понимать: по левую руку должен встать искусный боец. Он выбрал Катах, наставницу воинов. В Греции или в Иллирии такое решение вызвало бы мятеж. В пользу этих диких, затерянных в глуши кельтов скажу, что они безропотно приняли решение Киммена – и хорошо сделали: она одна стоила троих мужчин.

Щиты были омыты, затем все воинское снаряжение сложили в две повозки. Военный отряд молча двинулся из долины, начиная двухдневное путешествие к священной роще и Громовому холму.


Мы шли по древней земле, и места, по которым мы проходили, носили имена, данные им еще предками. Выйдя из долины, перешли перевал Молочных братьев, к югу от холма Подающей Знак, куда дважды в жизни приходили женщины-старейшины, чтобы открылись глаза их души. Вдоль мелкой речушки мы вышли в долину Лунного Оборота, где раз в девятнадцать лет псы и зайцы оборачиваются людьми. Затем по равнине, названной Грохот Колесницы, где два героя одиннадцать лет бились и, не в силах одолеть друг друга, умерли. Направляя навстречу противнику грохочущие плетеные повозки, мы вышли к Нантосвельте, принесли реке кровавую жертву и снова повернули на восток, чтобы в сумерках скрыться в священной роще.

Здесь мы раскинули лагерь, дали отдых усталым животным и искупались в прохладной речной воде. За ночь собрали колесницы и скрыли их под ветвями вечнозеленых деревьев и гибкими лапами тиса. Выбрали возничих, и мне выпало стать одним из них. Мое новообретенное умение прыгать через колесницу убедило Киммена, что мне по силам совладать с парой коней и крутыми поворотами.

Мне полегчало, когда Дренда, отличный копейщик, согласился ехать на моей колеснице. Он знал, что попадет в руки недоучки, но счел, что меня все-таки хватит на то, чтобы довезти его до места, дать время спрыгнуть и вступить в битву, а самому отъехать и ждать в сторонке, пока он меня позовет.

– Тоже важное дело, – заверил он меня и добавил с ухмылкой: – Только будь добр, не вскакивай на дышло на всем скаку!

Я охотно обещал исполнить его просьбу.

Думаю, они просто не желали допускать меня до сражения, считая, что как боец я недорого стою, а в других отношениях слишком ценен.

Разместив колесницы и воинов, мы приготовились к битве.

Киммен вооружился первым. Он снял с железного шлема султан из волчьего хвоста и заменил его пучком перьев цапли, обычным в этой части земель гипербореев.

Тяжелые доспехи из бычьей шкуры он надел поверх льняной рубахи, чтобы не натереть кожу до кости. Шкура в четыре слоя прикрывала ему плечи и грудь, а на спине спускалась до поясницы. Закаленным во льду железным клинкам северян нужно было двадцать ударов, чтобы рассечь такую броню. Живот защищал широкий бронзовый пояс, горло – тонкая полоска железа вокруг шеи, а поверх полосатых красно-синих штанов спускался длинный передник из мягкой оленьей кожи. Серые козловые сапоги и поручи из черненой конской кожи завершали одеяние. Киммен откинул плащ за спину и прошелся перед нами с уверенным видом, призывая либо отбить крепость, либо заслужить честь беседовать с отцами и матерями в Ином Мире.

Он был блестящ и могуч. Утренний свет блестел на рыжих волосах и рыжих усах, отражался от пяти отогнутых в разные стороны наконечников его кайбулга – тяжелого копья, способного выпотрошить врага одним ударом.

Все сняли султаны-тотемы с боевых шлемов и прикрепили их к знаменам: кабан-секач, волки, соколы и коршуны, прыгающая форель, лисицы, выдры, совы, псы удачи… Знамен было едва ли не больше, чем людей. Шлемы украшали теперь настоящие или бронзовые перья – знак того, что воин готов, получив один из семи смертельных ударов, птицей улететь к предкам.

Кимон облачился в детские доспехи, такие же, как у Киммена, но из мягкой кожи, с тонкими, подбитыми тканью железными щитками на животе и в районе сердца.

Мунда оделась так же, как брат, хотя и не собиралась сражаться. Это был всего лишь символический жест. На ее маленьком щите охрой был выполнен лик Бригиты. Кроме того, Бригита, как дух-покровитель, нашептывала предостережения в уши девочки, когда та становилась женщиной, хотя от чего она предостерегала, я никогда не спрашивал, и еще она была духом Земли, к которому порой обращались эти кельты во времена перемен или принятия решений.

Случайно или сознательно избрала Мунда ее лик, но выбор был удачен.

И вот Кимон вышел на берег Нантосвельты, и с ним шли Глашатай правителя и Рианта-Заботница. Он прокричал свою песнь крови со всей силой зрелого мужа. Из тростников взлетели испуганные цапли. Птицы собрались в стаю и закружили над плакучими ивами дальнего берега.

Наши лица бледнее луны,
А одежды в засохшей крови,
Берегитесь, враги!
Это мертвое войско идет,
Это смерть несут мертвецы
Тем живым, кто встал на пути.
Берегитесь, враги!
Слышишь лязг боевых колесниц?
Слышишь эхо тяжелых шагов?
Это мертвые кельты идут.
Мертвецы, но доблесть жива:
Мертвецы, но ветра быстрей,
Мертвецы, но тверды как скала,
Мертвецы, но бури сильней.
Смерть в оскале вражьих голов,
Что на поясе нашем висят.
Смерть сверкает на наших мечах,
Смерть сочится из ран мертвецов,
Выступает от наших врагов
На зеленом покрове земли.
Обагрим ее нежную грудь,
Алой кровью вражьей зальем,
Чтобы красные воды река,
Весть о нашей победе неся,
От поверженных наших твердынь
Вдаль катила и чтоб на полях
Завтра алая встала трава.
Кровь и золото, кровь и мечи —
Вот что нынче на солнце блестит.
И слетается уж воронье
И пророчит вам скорую смерть,
Клювы точит – вам очи клевать.
То-то славный готовится пир!
То-то пьяное будет вино!
Берегитесь, враги!
Это мертвое войско идет.


Солнце стояло уже высоко, когда мы, развернувшись в цепь, выступили из-за деревьев рощи на равнину МэгКата и двинулись к темным крутым склонам холма Тауровинды.

Сразу стало ясно, что с последнего нашего визита силы Теней Героев пополнились. Опушка рощи отмечена была высокими деревянными фигурами мужчин, грубыми до уродства, стоявшими на широко расставленных ногах и сжимавших в руках кто щит, кто дубину. Лица всех этих истуканов были обращены к роще. Они яснее ясного говорили: ни шагу дальше.

На гребне крепостной стены хлопали на ветру черные и желтые вымпелы, объявляя о присутствии множества Мертвых и Нерожденных.

Но главные ворота были по-прежнему распахнуты настежь.

Кимон не медлил. Стоя в головной колеснице, – возничим у него был великан Иал, более известный под гордым именем Дикарь, – он пронесся по высокой траве. За ним на поле оставалась широкая борозда. Колесница встала на расстоянии броска из пращи от главных ворот. Мы разбились на три отряда: восемь воинов Кимона выдвинулись вперед вслед за ним, образовав полукруг позади колесницы. Я отвел свою колесницу и людей чуть к северу, а Сетерн – к югу. Наши воины топтались по лугу, расчищая место для битвы. Нэдкрантайл Эринский и паризий Ларен скакали, растянув между собой длинную цепь, цеплявшую и выворачивавшую с корнем кусты терновника и дубовую поросль, пробравшуюся на равнину, возвращенную под власть Иерноса Сажателя лесов. Мы подняли много шума, крича и звеня оружием, а потом остались ждать под холодным светлым небом, следя за облаками, в опасении, как бы солнце, выглянув в прорыв между тучами, не ослепило нас. Киммен с шестеркой бойцов разъезжал перед воротами на своем тяжеловесном скакуне, вызывая Мертвых на бой.

Колесница Кимона подкатила к моей. Мальчик гонял по равнинной узкой полосе луга под восточными валами. Бессмысленное движение, но ему было не усидеть на месте. Он свирепо хмурил брови, распущенные волосы развевались на ветру.

– Я не могу больше ждать! Дай нам увидеть их, Мерлин! А если не можешь, скажи хоть, что ты видишь!

Я вижу, как белеет. Я вижу кости…

Я вздрогнул, припомнив слова Мунды. Над холмом стояла тишина, распахнутые ворота казались входом в ловушку. Я чувствовал тайную угрозу, но, призвав сокола и пролетев над крепостью, увидел только пустынную дорогу, безлюдные укрепления, разрушенные дома.

Сокол описал круг и вернулся. Мне не хотелось слишком надолго оставлять свое тело без присмотра, но в последний миг его призрачного существования он заметил – я заметил – рябь в траве за нашими спинами.

Я прокричал Кимону и его копьеносцу Иале:

– Сзади! – и сам развернул легкую повозку лицом к засаде.

Тридцать высоких воинов, в ржавых кольчугах, в черненых шлемах, уже бежали на нас, по пояс в высокой траве. Такие доспехи – простые, старинные, тяжелые – мне случалось видеть во многих землях. Мертвые – некогда великие герои, теперь – просто мясники. Простые длинные блестящие мечи в их руках равнодушно делали свое дело. Внезапно взлетевшие в воздух дротики застали нас всех врасплох. Несколько человек упали навзничь. Кимон бросил свою колесницу вперед, одной рукой сжимая поводья, другой размахивая длинным копьем. Я слышал его крик:

– Один на один! Я требую поединка!

Но решить этот спор поединком предводителей представлялось теперь недостижимой мечтой.

Мунремур, нападавший пешим, упал под ударом меча. Копье, пронзившее горло, сбросило с колесницы Иалу. Враги подступали к самой колеснице Кимона, но Дренда спрыгнул с моей повозки и щитом и копьем прикрыл мальчика. Враги, окружив одинокого бойца, быстро свалили его, но я видел, что ему удалось отползти, скрываясь в траве. Кимон хлестнул поводьями лошадей, разворачивая колесницу, пинком сшиб воина, запрыгнувшего к нему и пытавшегося схватить мальчика. Мертвый перевернулся в воздухе, и мое копье достало его. Я уже гнал коней за колесницей сына Урты.

Кимон развернулся в высокой траве и изготовился к новой атаке. На губах у него выступила пена. Страх и ярость! Он обнажил меч. Молодой Ларен, желая защитить сына правителя, вскочил в его колесницу. В руке у него были зажаты дротики.

Кимон краем глаза заметил меня и выкрикнул:

– Мы их побьем, Мерлин!

– Нет! – возразил я. – Это ловушка! Они на холме, поджидают тебя! Возьмут заложником!

– Ха! – выкрикнул он. Это был не смех – сигнал коням. Они рванулись назад, в сечу. Ларен использовал прием «четырех копий», но это был последний подвиг в его жизни.

Кимон пригнулся: кровь залила его от глаз до пояса. Ларен потерял жизнь вместе с головой, когда один из врагов, перепрыгивая через колесницу, в полете нанес удар.

Вижу, как белеет. Вижу кости.

Если Урта вернется живым, как я взгляну ему в глаза, если среди костей, белеющих в поле, будут кости его сына? Колесница Кимона уже проскочила ряды сражающихся, и он хлестал коней, гоня их к Бычьим воротам.

И тут из-за стены показалась конница. Боевые кони выбежали на равнину, неся в седлах тех самых всадников в серых плащах, что загнали Кимона в рощу после его безумного вызова под стенами крепости.

Киммен и Катах уже бежали ему на помощь, и я тоже спешил выручить мальчика.

Но всадники, окружив его колесницу, не подступали ближе: серые воины стеной отгородили сына правителя от поля боя. Кимон метался, нанося удары во все стороны, прорываясь, но всадники, отступая и возвращаясь, удерживали его на месте.

Их предводитель проехал взад-вперед вдоль ряда своих воинов. Его серые глаза смотрели прямо на меня: сейчас, я знал это твердо, он ясно видел меня. Я приоткрыл свой слух и уловил его шепот:

– Уходи с холма. Мальчик наш…

Я узнал голос. Это он говорил со мной в крепости сквозь ливень – человек, похожий на Урту.

Но я уже разогнал свою колесницу. Легкое копье пробило борт, стрела ранила в шею левого в паре коней. Стройный скакун словно не заметил раны. Кимон видел меня и выкрикивал что-то. Воины в кольчугах прыгнули ко мне. Я голыми руками сбросил их вниз.

Камах, Сетерн и еще четверо наших воинов стояли наготове. Высокий воин на могучем коне выскочил мне наперерез, заслонив кричащего, мечущегося мальчика. А мальчик рвался в бой, не выпуская поводьев, потрясая мечом.

Мелькнула мысль призвать волка. Волк с колесницы мог бы перепрыгнуть стену всадников, схватить Кимона и умчать его от опасности. Я уже начал призывать чары, которые бы уподобили меня волку, дали силу зверя, затуманили бы глаза смотрящих, чтобы образ волка представился их взглядам.

Кимон избавил меня от лишних трудов. Он высоко подпрыгнул, перевернулся в прыжке. Еще один прыжок, а с третьего он перескочил стену серых плащей, метнулся в сторону, метнув в другую свой короткий меч в наезжавшего на него всадника. Клинок, дрожа, застрял в горле воина, и тот опрокинулся назад, вываливаясь из седла. Кимон подтянулся через борт моей разбитой повозки, подхватил мой щит, снова спрыгнул вниз, трижды прокрутился на месте и плашмя метнул тяжелый щит над примятой травой. Мой призрачный собеседник вылетел из седла, сбитый ударом.

Будь у моего щита острая, заточенная кромка, воина разрубило бы пополам – с такой силой метнул юный Кимон тяжелый овал крытых бронзой деревянных пластин.

Он в кувырке вернулся на колесницу, страшный, залитый кровью, струившейся из рассеченной щеки. В глазах стояли слезы, он выкрикивал:

– Разбиты! Мы разбиты! Отец станет стыдиться меня.

– Не разбиты! Просто отступаем. Отец будет гордиться тобой!

Я развернул коней и погнал их сквозь высокую траву. Всего одиннадцать человек из нашего войска, верхом на конях или бегом, бросились за нами. Всадники в плащах возвращались в крепость неспешным шагом, а прочие обитатели Страны Призраков склонялись над нашими убитыми, собирая мрачные трофеи и насаживая их на копья.

За первыми деревьями рощи мы оказались в безопасности. Но Кимон растерянно и беспомощно оглядывался: его советчик, мудрый молодой Ларен, лежал порубленный на той самой земле, на которую положили когда-то новорожденного Кимона, чтобы он узрел звезды над родным домом, прежде чем отослать ребенка к приемным родителям клана корнови. Он стоял в тени, угрюмо глядя на равнину, над которой уже начали собираться вороны.

– Отец станет стыдиться меня, – тихо повторил он и резко добавил, не дав мне вставить слова: – И не разубеждай меня. Плохой это был день для всех нас!

– Хуже – для тех, кто остался на копьях. Но твои кости не белеют под небом.

Он не слушал утешений, мрачно уставившись на головы, выставленные над Бычьими воротами.

– Я был не прав. Это моей голове следовало таращиться с копья. Права была Мунда!

Мунда? Значит, она говорила и с братом? Я спросил Кимона, что сказала ему сестра.

– Выждать время. Собраться с силами. – Он оглянулся на меня, в глазах его стояло отчаяние. – Я должен теперь предложить себя в заложники, Мерлин… но пока Урта не вернулся, я не могу! Нет, я не боюсь. Но отцу понадобится сын, когда он вернется из своей Греции. Разве не так?

– Так. – Это было все, что я мог сказать мальчику.

Добрые боги, на моих глазах этот хрупкий юнец совершил подвиг, каких не совершали всадники и щитоносцы на Фермопилах! Если бы враг наш принадлежал к живущим, честь требовала бы от него теперь предложить себя в заложники, хотя, по правде сказать, он был еще слишком молод. Никогда не брали в заложники детей правителя, не закончивших срок пребывания в приемной семье. Убить такого было можно, но взять в заложники – нет.

Однако все это были праздные умствования. Мы сражались с Мертвыми, и немалой победой было лишить их такой добычи, как сын правителя.

Оставив мучимого раскаянием Кимона одного, – мне казалось, что ему это будет на пользу, – я вернулся на равнину и смотрел, как мясники заканчивают свою работу. Я удивился, увидев рысцой подъезжающего ко мне предводителя всадников. Он ехал один, безоружный, закинув за спину щит и обнажив голову. Нерожденный, теперь в этом не было сомнений. Он предстал передо мной в облике средних лет своей будущей жизни – как видно, самого в ней богатого приключениями времени. Развернулся ко мне правым боком – в знак мирных намерений, полагаю.

– Кто ты? – окликнул он меня.

– Тот, кто старше белых костей, лежащих под этим холмом, – ответствовал я. – Старше дуба, срубленного для первых ворот его крепости, старше земли, засыпанной в первые стены; столь старый, что вхожу в Страну Призраков и выхожу обратно, не замечая различия…

– Мертвый, стало быть. И все же живой. Так мне кажется.

– А ты? Кто ты такой?

– Хороший вопрос, – засмеялся всадник. – Хотел бы я знать ответ. Но это мои места: я здешний. Этот холм я видел во сне. Не могу дождаться, пока займу его. Мальчику не будет вреда… от меня. У тебя есть имя?

– Такого, какое можно назвать, – нет. А ты? Ты получил имя?

– Порой мне кажется, да, а порой – нет. Это проклятие тех, кто ни там, ни здесь. Я не желал мальчику вреда…

– Это я знаю.

– Но есть другие. Их больше, чем нас. И все мы твердо решились остаться в этой крепости. Так что если хочешь сохранить кровь и мозг своего чудо-прыгуна, держи его отсюда подальше. Поверь, если он вернется, я сам нанесу смертельный удар. Пусть сердится, пусть краснеет. Пусть лучше кровь приливает к щекам, чем льется на траву. Я думаю, ты понимаешь. Ты видишь, что будет. Видишь кровь. Видишь пир воронов…

– Кто ты? – выкрикнул я, открывая глаза, но туман, отделявший меня от Страны Призраков, застилал зрение.

Еще не рожденный, но муж великой мощи; он сидел в седле своего горячего скакуна и в то же время скитался в лесах в поисках собственных ответов. В одном я был уверен: нам с незнакомцем суждено встретиться снова в его настоящей жизни.

– Кто ты? – снова прошептал я и по наклону его головы понял, что вопрос услышан.

– Не знаю, – последовал ответ после долгого молчания. – Мне не дано знать. Но в одном я уверен: гниль завелась в сердце страны за рекой. Там Отравленный, Несущий Смерть. Он берет пленников и внушает им, что они – повелители. А я не хочу быть среди них!

– Почему же ты среди них?

– Потому что я – пленник и верю, что я повелитель.

Он еще помедлил, испытывая тревогу на грани двух миров, двух состояний духа.

Потом проговорил шепотом, доступным только моему слуху:

– Мне снилось имя, незнакомое имя. Быть может, мое. Быть может, нет.

– Ты скажешь мне?

– Пендрагон. Звучит странно на мой слух. А на твой? И не скажешь ли ты мне теперь своего?

– Мерлин! – выкрикнул я. – Это всего лишь прозвище, но я ношу его дольше других.

– Это имя я запомню.

Он уже повернул коня и уезжал.

Я с облегчением увидел его спину – в его присутствии мне было неспокойно, – однако за доставленные им сведения я был от души благодарен. Итак, прилив, поднимающийся из Страны Призраков, не един в своих целях: разномыслие и вражда подтачивают его. Мы сами были тому свидетелями. Платой за это доказательство стала половина наших храбрых воинов, оставшихся гнить на равнине МэгКата.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ ВОЗВРАЩЕНИЕ ПРАВИТЕЛЯ

Глава 7 СЫНОВЬЯ ЛЛЕУ

Свирепая буря налетела с запада и закрыла для них пролив, отделяющий Альбу от материка. Урта, вождь корнови, стоял на высоком утесе на краю страны бельгов, глядя через кипящее серое море на далекую белую полоску – берег его родной земли. Раны, полученные в поединке, зажили, и он снова был полон сил.

Внизу на прибрежной гальке стояла женщина. Ветер развевал ее светлые волосы и хлопал бы полами плаща, если бы она не завернулась в него так плотно. За ее спиной две лодки, готовые перенести их через пролив, стояли на берегу, закрепленные колышками и укрытые от дождя. За них пришлось отдать двух из четырех оставшихся лошадей. Лодочники, молодые неразговорчивые атребаты, часто плавали в страну туманов, перевозя вино и бронзу, реже – мясо или заложников. Но выйти в такое бурное море они не осмеливались.

Женщина – Уланна, охотница из племени скифов, дочь царя Андрогона, – привыкла к теплой погоде и более приветливым водам. Она обернулась, так и не отодвинувшись от обдававших ее ледяных брызг прибоя, и сурово взглянула на человека на утесе. Чайки пронзительно кричали, кружа над ними, но голос женщины перекрыл шум волн и вопли чаек.

– Унылое море. Пустынные просторы. Здесь нет ни капли тепла.

– Оно бывает и веселым, и ласковым! – крикнул в ответ Урта. – И оно не обязано доставлять тебе удовольствие. Оно охраняет остров и его королевства. Мое в том числе!

– Ужасный ветер. Пробирает до костей!

– Чем хорош ветер, – отозвался Урта, сложив руки трубой, – это тем, что он проходит навылет и не застревает в костях!

Уланна прищурилась:

– Что-то ты весел, несмотря на бурю.

– Почему бы и нет? Я наконец стою у границы моей страны. Далековато к югу, признаться, и все же дом уже виден.

– Только когда стихает ветер, – напомнила Уланна, но ее слова почти потонули в шквале.

– Ничто не вечно, как бы сильно оно ни было!

– Ничто? Даже любовь? – в полный голос прокричала женщина. Она ожидала ответа, скрестив руки на груди и склонив набок голову.

– Не слышу! – усмехнувшись, прокричал в ответ Урта.

Он отошел от края утеса и зашагал по крутой тропе к селению, где они нашли приют и лодки. Две лодки: одна для Урты, двух его людей и двух псов; другая для коней и колесницы. Катабах и Манандун, утэны Урты, грелись у огня. Натянутые на распорки плащи защищали их от ветра. На земле поверх свежей соломы были расстелены конские попоны. Входя, Урта услышал ворчание Катабаха:

– Ну и местечко!

За этими стенами скрывалось грубое общество, и Урта предпочел неудобства загона для скота радостям общинного круглого дома.

Катабах медленно поворачивал на вертеле ощипанную куриную тушку. В мрачном доме было, по крайней мере, тепло.

– Кому-то не хочется, чтобы ты добрался до дому, – сухо продолжал он. – Сперва не та река, теперь не та погода…

Он намекнул на то обстоятельство, что Урта, с отчаянной и неоправданной самоуверенностью, вывел их несколько дней назад не в ту долину. Вместо мутных вод реки, протекающей по землям Сомы и впадавшей в море в самой узкой части пролива, они вышли в широкую и чистую Секвану и оказались далеко к югу, после чего чуть ли не семь дней потратили, добираясь к этому скалистому берегу, откуда видна была Альба.

– После того, что мы уже прошли, – возразил вождь, пожирая взглядом курятину, – меня ничто не остановит. Даже те ублюдки, что живут за белыми скалами на нашем берегу.

Манандун мрачно пробурчал:

– Те меня не беспокоят. Они только и могут, что вопить с берега да торчать на переправах. А вот ублюдки с севера, тринованты! Они собирают головы, как мы собираем яйца, и запасаются заложниками, как другие – мясным скотом. И больно уж странные боги бродят в их лесах.

– Мало ли странного мы повидали за последнее время, – напомнил Урта.

Манандун зябко поежился. Он устал. Все они устали. Дорога из Македонии оказалась долгой и утомительной. Урта большую часть пути провел между жизнью и смертью. Раны не торопились заживать. Зато теперь, исцелившись, он был полон неистощимой бодрости.

А вот воины оказались на пределе. Им не терпелось добраться до дому, и в то же время они мало надеялись обнаружить там что-нибудь, кроме пустыни. Оба знали, что их родные погибли. И знали, что двое детей правителя спаслись. Они были утэны Урты, и делом чести считали доставить правителя домой целым и невредимым.

– Надо украсть лодки, как только переправимся на ту сторону, – проворчал Манандун, – и плыть к северу вдоль берега.

Катабах недоверчиво покачал головой:

– Знаешь, сколько лодок затонуло у этих берегов? Там дно внезапно поднимается, и песок на мелях засасывает корабли, как карась – мух! Рассказывают, что в отлив над водой виднеются мачты и на реях хлопают обрывки парусов. И к гнилым обломкам привязаны облепленные тиной утопленники. Или ты у нас искусный кормчий?

– С каких пор ты веришь всяким сказкам? – сухо поинтересовался Манандун. – Ах да, забыл! Ты же бывший друид. Ну, зыбучие пески – это просто легенда. А вот твари в лесах Тринованты живут давным-давно и очень опасны. Это тебе не сказки.

Оба оглянулись на улыбающегося Урту.

– Кроме шуток, – сказал тот, – мне не нравится мысль о морском плавании к северу – есть там зыбучие пески или нет. Впрочем, как и идея бродить по лесам, живут там бешеные вепри и псы с горящими глазами или нет. Так что я согласен с Манандуном: переправимся на ту сторону, а лодки возвращать не станем. И пройдем на них рекой к северо-западу, до самых границ нашей земли. Конечно, это тоже небезопасно. Но Уланна хорошая охотница и чует верную дорогу.

Манандун с Катабахом многозначительно переглянулись.

Урта негромко проговорил:

– Объясните, что означают эти взгляды.

Ответил Манандун:

– Эти взгляды означают всего-навсего, что я не уверен, поможет ли ее чутье в море. Но если ты на нее полагаешься, мне этого довольно.

Катабах эхом отозвался:

– Они означают всего лишь, что я сомневаюсь, знает ли Уланна нашу землю, Альбу, с ее лесами, долинами, реками, горами, равнинами, кланами, опасностями и радостями. Но если ты доверяешь ее искусству, мне этого довольно. Ты, может быть, знаешь что-то, чего не знаем мы.

– Я не доверяю ее искусству, – напрямик возразил Урта, предпочитая не замечать обиды в голосе воина. – Но мы: два коня, колесница и четверо людей – полгода шли холмами и долинами, через леса, какие мне и не снились, с севера Греческой земли, через снежные горы с ледяными пиками, через покрытые льдом реки, снова через леса, кишащие вепрями и враждебными племенами и голодными бродягами, и я сам по ошибке вывел нас слишком далеко на юг. И все это время ты, Манандун, прикрывал нам спину, а ты, Катабах, прокладывал путь. А я охотился, дожидаясь, пока вернутся силы. А Уланна, которую я люблю, – и не скрываю того! – Уланна кормила и чистила наших коней, и смазывала и чинила колесницу, и нюхом угадывала ветер и дождь, след зверя и цветок на ветке. Она стреляла для нас дичь на лету. В том, что мы добрались так далеко, ее заслуга не меньше вашей. При этом я согласен с вами. На Альбе она будет так же беспомощна, как любой из нас.

– Я о том, как ты живешь с этой скифской охотницей… – пробормотал Катабах.

– Да, я еще в тех горах к северу от Македонии почувствовал, что тебя что-то гложет.

Оскорбленный Катабах побледнел, его зеленые глаза враждебно сощурились.

– Айламунда, жена твоя, мертва, но никто не воздал ей должных почестей. Не пристало тебе делить одеяло с этой скифкой! Тяжело мне говорить такое, но ты нарушаешь запреты правителей! Пока живой дух Айламунды не проводили в путь к Острову Женщин, тебе следует быть, как говорят в Ибернии, «с унылым лицом и стенающим сердцем».

– Мы говорим «в печали», старый друг, и я поистине печалюсь. Просто у меня не было времени на стенания.

– Против закона, чтобы ты любил ски…

– Уланну! Дочь царя Андрагона, потомка Аталанты.

– Скифку! Против нашего закона, чтобы ты вел с ней «разговоры на подушке». Ты навлечешь горе на весь клан, если не воздашь должного матери твоих детей, дочери Арбама. Твоей подруге в войне и совете. Ты не омылся у ручья. Ты не сделал щита, чтобы защитить ее. Ты не прошел трехдневное поминание. Ты не пропел «Три Высокие Песни».

– Все это я намерен сделать, – спокойно возразил Урта. Добрый бог знает, как мне недостает Айламунды.

– По тебе не скажешь!

– Невежа!

– Это ты забыл правила чести!

Минуту двое мужчин сидели, уставившись в землю. Каждый сожалел о сказанных сгоряча словах. Потом Урта вдруг спросил:

– Катабах… что делать, если вдруг умрет мой любимый конь?

– Исполнить обычай. Потом взять и выездить нового коня.

– А если конь убит в битве?

Катабах, сообразив, к чему клонит правитель, покачал головой:

– Ясно, ты возьмешь нового коня тут же, на поле. Сравнение неравномерно. Насчет тебя и Уланны…

– Скифки? – поддразнил Урта. – Право определяется потребностью. Выбор делается необходимостью. Закон и обычай хороши, когда все на своем месте. Но когда Уланна вошла в мою жизнь, я был не на земле предков. Я воздам почести Айламунде, Катабах, старый друг мой, – у меня душа рвется сделать это. Владыка Лесов, услышь мои слова.

Простодушный Манандун буркнул:

– Не понимаю, о чем весь разговор. Если тепло, что дает Уланна, помогает правителю оставаться правителем – мы все разделим радость победы! Можно двигаться на запад, и северную дорогу мы знаем. Боги! Уланна умеет отыскивать следы и тропы. Лишь бы не повернуть назад, а там любая тропа в конце концов приведет нас домой, к Тауровинде.


Буря за ночь улеглась, и море стало спокойнее, однако надежды Урты не спешили оправдываться. Над землей и водой лежал густой туман, тихий и неподвижный. Урта с Манандумом вдоль берега прошли туда, где ждали корабельщики. Капли росы блестели у них в волосах и бородах.

– В какую погоду можно идти на веслах? – спросил Урта, но оба только покачали головами.

Рассекающий Волны, которого они называли Краакнором, всегда посылает такой туман, когда его дочери поднимаются с морского дна наверх. Спины у них покрыты песком, и корабль, наткнувшись на них, неминуемо застрянет и пойдет ко дну.

Манандун глядел недоверчиво, однако Урта, подозревающий, что буря могла передвинуть песчаные банки, решил не пренебрегать приметой местных жителей.

Кроме того, при такой видимости легко было сбиться с пути. Магнитного камня, помогавшего держаться прямо по курсу, не оказалось ни среди сокровищ утэнов Урты, ни у гостеприимных атребатов.

Между тем их хозяева тоже забеспокоились. Две лошади, которых Урта надеялся без труда заменить на той стороне, уже казались им малой платой за опасное плавание через пролив. Они поглядывали на крепкую, окованную железом колесницу, подаренную Урте в Македонии после поединка. Дважды они вежливо намекнули – и получили отказ. Тогда они предложили отвезти путников дальше к северу, минуя земли Тринованты, – и получили отказ. Урта с Манандуном не спешили обнажать мечи, но распустили завязки тяжелых шерстяных плащей.

Однако, если на берегу и могли возникнуть недоразумения, все они были забыты, когда перед рассветом сквозь туман с юга донесся ноющий звук рога, размеренные удары барабана и свист весел. Какое-то судно осторожно двигалось вдоль берега. Урта вышел к самой воде, не замечая, что ленивые волны заливают ему сапоги. Манандун стоял у него за плечом, всматриваясь в туман. У тех, кто плыл в такую погоду через пролив, должен быть проводник. Две маленькие лодки могли бы пристроиться к большому судну.

Корабль проходил мимо. Медленный, мерный бой барабана, скрип досок и снастей, в такт движению весел в тихой воде. Урта готов был окликнуть корабельщиков, но один из местных остановил его.

– Это почти наверняка береговые разбойники, – поспешно шепнул он. – В такую погоду они выходят на добычу. Расстояние отсчитывают по ударам весел. Смотри: как минуют песчаную отмель, войдут в устье.

Урта берегом поспешил туда, где в пролив скал впадали мутные воды маленькой речушки. Вдоль ее берегов тянулись деревянные причалы. Барабан смолк; слышался только тихий шорох волн на отмели и в тростниках. Туман то расходился на миг, то снова смыкался.

И он увидел корабль, лениво дрейфующий поперек течения. Мужчина, стоявший у огромной кормовой фигуры, и женщина, державшаяся за высокий форштевень, наклонились вперед и смотрели пристально.

Урта мгновенно узнал корабль: узкие недобрые глаза, нарисованные на носу, резная фигура Госпожи Леса северян, Миеликки, богини – покровительницы судна, развернутой лицом к палубе, ее длинные спутанные пряди словно летели по ветру. На борту щиты – с разными девизами. Десять весел на обращенном к земле борту нежно гладят воду. Низкий, стройный, красивый корабль. Корабль из иного века.

Арго.

Урта встретил взгляд Ясона, большого чернобородого человека, стоявшего в черном плаще и греческом медном шлеме перед грозной лесной богиней. Но Ясон, казалось, не замечал его. Женщина на носу, в плаще, блестевшем золотыми и алыми нашивками под спадающими свободным потоком каштановыми волосами, выкрикнула что-то на своем языке. Снова ударил барабан, весла поднялись и опустились.

Урта узнал Ниив, северную колдунью, которая всю дорогу в Дельфы дразнила Мерлина, пытаясь очаровать.

«Кто там еще на Арго», – задумался Урта. Кто еще из этих его «аргонавтов»? Двадцать гребцов, по десять на каждом борту, – значит, Ясону наверняка пришлось вербовать по пути новых. Там ли тот великан-дак, Рубобост? Со своим конем Рувио, способным в одиночку тащить волоком корабль? А может, и Мерлин сидит на одной из скамей – молодой парень, обращающийся с чарами, как Урта с оружием: с отточенной, сдержанной уверенностью? Мерлин, человек без возраста, сохраняющий юность, отказываясь использовать волшебный дар. Мерлин, почуявший что-то в Урте из Альбы, так же как сам верховный вождь почуял, какую роль в его жизни и судьбе сыграет немытый, заеденный вшами человечек, очутившийся – сколько же лет тому назад – на зимовке в одной палатке с Уртой и его утэнами.

С борта дивного корабля послышался вдруг птичий крик Ниив. Ее звонкий голос эхом разлетелся в невысоких меловых берегах. Урту пронизал озноб, волоски на затылке встали дыбом. Заметила она его? Или колдунья в забытьи? Душа покинула тело и нащупывает путь? Так, как в тот раз, когда Ниив сумела провести Арго в узкое, богатое мелями русло великой реки Рейн?

Блестя щитами по бортам, под грозным взглядом богини-покровительницы, корабль греков скрылся в тумане, уходя обратно в серое море, за тихий пролив.

Только теперь Урта услышал, что Манандун настойчиво окликает его. Старый воин побледнел от злости. Кажется, сообразил Урта, я грезил наяву.

– Это же Арго! – твердил рыжебородый Манандун. – Наш корабль! Наш старый корабль… почему мы не пошли за ним?

Оказывается, Манандун несколько раз окликал гребцов. Урта ничего не слышал. Моряки из прибрежного селения угрюмо молчали, и только один проговорил:

– Я уже видал такие корабли. Они из старого мира: корабли-призраки. Их посылает Рассекающий, чтобы заманить нас к гибели.

– Чушь, – фыркнул Манандун. – Никакой не призрак. А если и призрак, нам уже случалось плавать на нем. Там наши друзья.

Послышались презрительные смешки.

– Что-то они вас не признали! – выкрикнул кто-то из местных.

Манандун не слушал. Он обращался к Урте:

– Если отчалить сейчас же, мы еще можем найти их по бою барабана. Раз Ясон возвращается на Альбу, значит, ищет тебя. Других дел у него там нет, верно?

– Есть еще его второй сын. Мальчика называют Маленький Сновидец. Помнишь, что сказал ему Мерлин? Пророчество Аркамонского оракула. Сын Ясона скрыт «между двух омываемых морем стен».

– Остров, – заключил Манандун. – Омываемые морем стены – это остров. Но какой? Мы-то знаем, Урта: наш остров не единственный в мире.

– Это так. Однако Арго идет на запад.

Манандум не сдавался:

– Тогда за ним!

Но хозяева побережья, малый род клана атребатов, и думать не хотели, чтобы выйти в море.

Урта мрачно побрел по затянутому туманом берегу обратно в поселок.


Вскоре, однако, сквозь туман донесся грохот колес двуконной колесницы, подгоняемой отчаянными воплями двух восторженный молодых глоток. Урта медленно поднялся на ноги, прислушиваясь к стуку колес, свисту кнута, жалобному ржанию коней. Любопытство заставило его взобраться на вершину утеса. Его утэны, Манандун и Катабах, встали рядом, напрягая острое зрение и чуткий слух, тыча пальцами в сторону невидимой в тумане колесницы.

– Знакомые голоса, – пробормотал Катабах. – Где я их слышал?

Туман насквозь промочил его рыжую бороду и капал с острых кончиков усов.

– И я их помню, – крикнула снизу, из загона, Уланна. – Это парочка из нашего времени, из века Арго. Кимбры. Они отправились в Дельфы с Ясоном, после того как мы откололись от его отряда.

Урта тоже узнал голоса:

– Верно. Конан и Гвирион. Непослушные сыновья сияющего бога Ллеу.

– И куда их несет? – проворчал Катабах. Он стоял, откинув назад тяжелый плащ, и поглаживал костяную рукоять меча.

Однако Манандун перебил:

– Если у них колесница, мы, похоже, скорей доберемся в Тауровинду. Четверым в одной повозке было бы тесновато.

Катабах покачал головой:

– Колесница не перелетит через море. А в лодках на нее не хватит места.

– Помолчите-ка! – приказал Урта. – Что, во имя Керна, они вытворяют?

Сквозь туман пробился золотистый свет. Колесница, сверкнув, промелькнула мимо и снова скрылась в тумане, резко развернулась… щелкнул бич, голос прокричал:

– Слишком круто! Ось сломаешь!

– Дыши воздухом, братец, а править позволь мне!

Мальчишеский смех. Снова сквозь туман сверкнула слепящая вспышка. Земля содрогнулась. Колесница неслась к обрыву. Урта, почуяв неладное, бросился туда же:

– Обрыв! Обрыв! Сворачивайте, дурачье! Назад!

Паническое ржание коней, вопли возничих, скрежет колес: колесница явно чудом избежала падения с крутого берега, свернув в последний миг. То ли парни услышали предупреждение, то ли сами заметили, что берег резко обрывается к морю, – не важно.

Катабах уже подбегал к ним. Взъерошенные юнцы тяжело дышали. Они успели поднять опрокинувшуюся повозку и теперь осматривали ее на предмет повреждений.

– Ослеп? – спрашивал один другого. – Обрыва не видишь?

– Править – моя работа, братец! Ты прикрываешь спину и, если надо, бросаешь копья. Знай свое дело. Колеса вроде целы.

Оба взглянули на решительно направлявшегося к ним Катабаха. Различить братьев было нелегко: одинаковые золотые кудри до плеч, светлые, гладко выбритые лица, бронзовые обручи на головах и цветные одеяния, достойные царских сыновей. Оба в коротких плащах, заколотых на груди фибулой, у обоих на туниках вышит суровый лик солнечного бога.

– Катабах! – обрадовался первый. – Вот это радость! Мы думали, ты давно пропал. Помоги нам куда-нибудь пристроить колесницу: ей нужна починка.

Катабах, онемев от ярости, подошел к мальчишкам – возничего звали Конан, копейщика – Гвирион – и, схватив за шкирки, приложил головами друг о друга.

Конан схватился было за меч, но, наткнувшись на взгляд Катабаха, опустил руку. Гвирион ощупывал висок, проверяя, не течет ли кровь.

– Пара бестолковых дурней! – рявкнул на них воин. – Что, колесницы растут на деревьях?

Парни изумленно уставились на него.

– По-моему, их делают из деревьев, – робко предположил Конан.

– Колесница – огромная ценность. Почему вы ее не бережете?

– Мы торопились на Альбу… – Ребята неуверенно переглянулись.

Катабах мгновенно приступил к допросу:

– Зачем? Чья это колесница?

– Мы взяли ее у Ноденса, – пояснил Гвирион. – В одном старом святилище. Она там лежала в углу. Где-то в Диводуруме.

– У Ноденса? В святилище? Взяли? Что вы тут мне плетете?

– Мы украли ее у Ноденса. Из его святилища в Диводуруме, – поправился Конан.

Урта, слушавший эту беседу, ожидал, что его друг-друид вот-вот вспыхнет, как соломенное чучело в ночь середины зимы. Но Катабах, что бы он ни думал обо всем этом, умудрился сдержать себя. Гвирион, видимо угадав мысли старика, добавил:

– Это мы лучше всего умеем.

– Что вы умеете?

– Воровать колесницы, – объяснил Гвирион.

– Это у нас врожденное, – важно согласился Конан. – Я только это и знаю. За себя скажу: когда дело доходит до битвы, мне по нраву править лучшей колесницей на земле и знать, что спину мне прикрывает лучший копьеносец. Желательно, не этот неуравновешенный болван. Но колесницам свойственно ломаться, если они не стоят без дела…

– Вот-вот, – вмешался Гвирион, – особенно если ты держишь поводья. Потому-то нам и приходится их воровать. Мы всегда крали самые лучшие, – согласился Гвирион. – Раз мы даже отцовскую угнали. Золотую колесницу Ллеу, с дышлом из полированного кедра и перламутровыми ободьями.

– Правда, мы ее разбили, – с сожалением признался Конан и тут же просветлел лицом. – Зато эта – его родича, Ноденса. Он, говорят, тоже великий муж.

Гвирион поморщился:

– Только подушки в его колеснице никудышные: мало гусиного пуха. И оси не из лучших. Но все же неплохая была повозка!

– И будет, когда мы ее починим, – заверил Конан.

Прервав их болтовню, Катабах взревел:

– А Ноденс? Добрый бог Ноденс, среброрукий защитник наших тел в сражении, добрый целитель, нагоняющий тучи?.. Он знает, куда подевалась его колесница?

Конан выдавил смешок:

– Ну да. У него только эта одна и была. Думаю, он ее уже хватился. Потому-то мы так и спешим вернуться на Альбу. Придется на время затаиться.

– Хоть вы и плоть от плоти божества, – сурово, медленно подбирая слова, произнес Катабах, – клянусь, что наложу гейс на каждого из вас, если на пути в Тауровинду вы совершите еще хоть одно безрассудство. И вы лишитесь удовольствия раскатывать на колеснице в дни игр или в сражении.

– Это может только друид, – огрызнулся на старшего Конан.

Катабах распахнул рубаху на груди, открывая девятнадцать шрамов-полумесяцев и четыре спирали времен года.

– Я был друидом и буду им снова. Гейс вынудил меня десять лет носить меч. – Он склонился к Конану, заглядывая тому прямо в глаза. – И срок почти вышел.

Парень почесал висок. На его лице отразилось опасливое любопытство.

– Сложный ты человек, – проговорил он.

– Простых людей не бывает, – таинственно ответствовал Катабах.


Отчаянные юнцы поломали ось колесницы и повредили ногу упряжной лошади, хотя и не слишком серьезно. И угрозы Катабаха только подлили масла в две головы, где огня и без того хватало. Каждый из близнецов винил другого, будто бы не в ту сторону отклонившегося при повороте. Они никак не могли выяснить, чья ошибка привела к поломке колесницы. А когда повозку поставили на колеса, обнаружилось к тому же, что острые корни, торчавшие из земли на подходе к меловому обрыву, поцарапали золоченый лик строителя колесницы, самого Ноденса!

Как будто мало им было гнева божественного отца, Ллеу, Владыки Света, не чуждавшегося охоты за головами. Теперь и огневолосый родич Ллеу потребует выкупа, платы за обиду, а может, и кровавого трофея.

Осталась одна надежда, решили братья, – как можно быстрее добраться до Альбы. Лучше знакомый мститель, чем мстительный чужак. Отца всегда можно разжалобить, убедительно изобразив сыновнее раскаяние. И можно принести ему в дар колесницу Ноденса, а там уж пусть отец сам разбирается, следует ли принимать такие подарки.

Так что Урта с Манандуном, придя к ним в лагерь, застали парней в отличном настроении. Оба с готовностью согласились перетащить сломанную колесницу к берегу. Они ничуть не сомневались, что сумеют привести ее в порядок и перемахнуть море по волнам.

Урта был другого мнения.

– Рассказывайте-ка, что творится в Греческой земле? Что там с Ясоном и Мерлином?

Гвирион ответил недоуменным взглядом. Конан просто затряс головой, уставившись на правителя.

– Ясон? Он же погиб, разыскивая старшего сына. Он во время битвы вошел к Дельфийскому оракулу – а обратно не вышел.

– А вы его ждали? Искали?

Гвирион, уловив в вопросах Урты обвинение, простодушно развел руками:

– Он умер. Так нам сказала богиня-покровительница Арго. А мы охраняли сердце корабля. Вы с Ясоном вырубили сердце Арго – ту мрачную деревянную голову, – и мы повезли ее сушей на колеснице. Разве ты не помнишь?

– Отлично помню.

– Мы сидели с ней, с этой оскаленной деревянной головой, пока в долине перед разграбленным святилищем бушевало сражение. Конан отправился собирать оружие погибших, а пока его не было, ко мне подошел друг Ясона, Мерлин. – Парень содрогнулся, вспоминая, как смотрели сверху на хаос в долине Дельфийского оракула. – Он открыл голову Миеликки и молился ей. Что-то вроде: «Миеликки! Арго! Дух корабля! Мне нужно попасть в Додону, где срублен был дуб, ставший частью тебя». Что-то в этом роде.

Потом взгляд у него стал пустым. Как если бы он прибегал к чарам. Он ушел вниз по склону, и земля поглотила его. Конан вернулся, и мы ждали целый день, и еще… А потом к нам явилась сама богиня. Северная богиня. Ее лицо скрывала белая вуаль, а тело ее было юным. Она сказала: «Все кончено. Мерлин ушел. И Ясон ушел. Вам больше нечего здесь делать. Ищите сами путь домой». Кто мы такие, чтобы с ней спорить? Поймали лошадей, оставшихся без всадников, и поступили, как она велела. Все это дело в Дельфах было сплошной неудачей. Святилище оказалось заброшенным задолго до нашего появления.

– Вы решили, что богиня говорила о смерти Мерлина и Ясона…

Конан пожал плечами:

– Ну да. Все это дело в Дельфах было посвящено убийствам и грабежу. Все мы это понимали. А ты, насколько мы знали, тоже умер от ран после поединка с Куномаглом.

Урта обменялся с Манандуном долгим взглядом.

– Ясон жив, – сказал он, – и Ниив тоже. Они на Арго, возвращаются на Альбу. И мне не верится, будто Мерлин так глуп, чтобы позволить себе умереть, сколько бы крови ни пролилось в Дельфах. Думаю, не было ли его на борту?

Манандун уставился взглядом в туман:

– Что-то происходит, и нам следует принять в этом участие. В конце концов, это твоя земля. На твоем месте я убедил бы Катабаха нарушить запрет и тронуть один из девятнадцати шрамов. Если бы он призвал Тевтата, тот мог бы вызвать бурю и развеять туман.

Впрочем, уговаривать Катабаха не пришлось.

Из тумана вдруг вынырнула Уланна, промокшая и дрожащая. Она выгуливала собак – иными словами, охотилась, но ничего не добыла.

– Где мои собаки? – спросил Урта, когда она потянулась, чтобы согреться у него под плащом.

– У моря, пялятся в этот забытый богами туман. Чуют свой остров и скулят по нему. Готова поклясться, они его почувствовали!

Им потребовалось не больше минуты, чтобы сообразить, что отсюда следует: Маглерд и Гелард отыщут Альбу в самом непроглядном тумане!

– Возьмите всех коней. Колесницы оставляем здесь. И берем обе лодки, что бы ни говорили здешние жители!

– Колесницу оставлять не должно! – высокопарно заявил Конан.

– Колесница остается! – рявкнул Урта. – У нас нет места. Оставьте ее вместо извинения перед Ноденсом. А золотые щитки будут хорошей платой нашим хозяевам. Не вы ли говорили, что украсть новую ничего не стоит?

Однако упрямые кимбры все-таки сняли колеса и повесили их за спины, как щиты. Хорошие колеса попадались не часто, тем более колеса от колесницы Ноденса.

На берегу, толкая большую лодку по твердой гальке к морю, Манандун тихонько заметил:

– Возможно, конечно, что псы чуют свою хозяйку, Ниив. Ты ведь доверил их ей, помнишь? Они слушались ее и после того, как Мерлин ее бросил.

Урта, лицо которого налилось кровью от напряжения, столкнул лодку на воду.

– Лишь бы переправиться, друг Манандун, – только и вымолвил он. – А теперь заводите лошадей и уложите их. Пока на море спокойно, можно погрести. Поторапливайтесь. – Он оглянулся на скрытое в тумане селение. – Знай я, какой бог заботится о Мерлине, я бы обратился к нему с просьбой устроить нашу встречу. Но я не знаю, так что придется нам постараться самим. Маглерд! Гелард! Сюда!

Глава 8 ТРУДНАЯ ПЕРЕПРАВА

Через пролив шли в густом тумане, а теперь Арго, пробиравшийся вдоль побережья, не упуская из виду крутые серые утесы, хлестал шторм. Бухта все не открывалась. Высокие волны обрушивались на палубу и проникали в трюм, где сидели, сбившись потеснее, чтобы противостоять качке, аргонавты. Рубобост, смуглый дак, привязавшись веревками к мачте, вцепился в рулевое весло, сильной и опытной рукой удерживая судно подальше от линии берегового прибоя. Парус надорвался вдоль реи, и Ясон, закутавшись в мокрый плащ, с кормы следил, как расходится прочная парусина.

Впереди, прижавшись к крутой носовой балке, лежала ничком маленькая северянка – волшебница Ниив. Ее темные волосы сбились в колтун, а острый взгляд неотрывно обшаривал утесы, чтобы не пропустить приметы входа в бухту.

Впервые в этом странствии Ясон ощутил тупую боль отчаяния. Он не мог допустить, чтобы его, как обломок кораблекрушения, выбросило не на тот берег. Остров был слишком велик, и путь к его сердцу лежал по одной из пяти рек, проложивших себе путь силами, превосходящими даже могущество его старых богов.

– Богиня, помоги нам! Мне нужно на этот берег. Там мой сын!

Он обернулся к грозному лику Миеликки. Фигура скалилась на него с кормы. Узкие глаза демона, презрительно искривленный рот. Где когда-то улыбалась божественная Гера, розовогубая, с добрым взглядом, теперь стояла эта северная ведьма, ставшая новой проводницей корабля. Гера излучала солнце, благоухала вином и оливами. Госпожа Леса была тенью мрачных, заснеженных дебрей, где полгода одна луна лила бледный прозрачный свет на скованный морозом мир.

Голос Рубобоста прозвучал еще одним воплем ветра и ливня:

– Море получит свою добычу! Мне не удержать весла! Ясон, надо попробовать выброситься на берег!

– Нет! Держи курс. Держи, пока кормило не треснет!

– Раньше треснет моя спина! На каждой волне перегибает пополам!

– Держись!

Ясон положил ладони на щеки злобного лица, вырезанного из березы. Ему показалось, что глаза богини насмешливо скосились на него. Миеликки ненавидела его. Ни разу не заговорила с ним с самой Греции.

– Гавань, дай укрыться от бури! Молю тебя, Госпожа! Пусть разойдутся утесы или ветер спадет.

– Ни то, ни другое не в моих силах, – пробормотала богиня. – Но я позабочусь, чтобы хребет этого великана остался цел. Он стоит большего, чем ты, Гнилая Кость. И я помогу своей дочери, что теперь на носу.

Арго зарылся носом в волну, накренился, мачта угрожающе заскрипела. Бессильно захлопал разорванный парус. Под низкой палубой промокшие бледные аргонавты, набранные для этого плавания в пяти странах, закричали в ужасе, подхватив вопль дака, требовавшего выбросить корабль на берег. Над палубой закружил морской орлан, высматривая легкую добычу.

И тут послышался крик Ниив, едва не затерявшийся в реве ветра:

– Проход! Проход в бухту!

Она сквозь завесу дождя искала глазами Ясона, указывая рукой к югу. Берег словно отступил от них: верный знак, что это устье реки. Рубобост, вскрикивая от напряжения, навалился на весло. Волна ударила в борт, отбросив Ясона. Но он отполз обратно, вызвал наверх двух моряков и сорвал парус, помогая даку сделать свое дело, а хрупкому кораблику прорваться сквозь ревущий шквал и бешеный прибой к широкой серой полосе распахнувшей объятия земли.

Еще немного – и они в гавани, якорь брошен, корабль качается на волнах, но защищен от ярости бури. Еще немного – и ветер спадет, тучи расходятся, небо светлеет. От Арго поднимается пар. Голые моряки отжимают соленую одежду, потом расчищают палубу и закрепляют тюки, снасти и бочонки, сорванные качкой. Смеются и задирают друг друга, занимая места на скамьях гребцов, готовятся к плаванию вверх по реке.

Не все. Шестеро угрюмых темнолицых мужчин так и сидят, устало скорчившись на скамьях. Остальные не замечают их. И Рубобост как упал, так и заснул на месте, выжатый досуха борьбой со штормом. Ясон стоит рядом с Миеликки, разглядывая темноволосую девушку, присевшую на носу. Подождав немного, он выходит вперед и машет ей. Она неохотно пробирается по палубе, встречается с капитаном у духа Арго.

– Чего ты хочешь?

– Она заговорила со мной. В первый раз после Греции она заговорила. Вы с ней походите на парочку гарпий!

Ниив перекинула волосы через левое плечо и принялась выжимать. Она не ответила. Ясон, подождав немного, перехватил пук ее волос и стал тщательно выкручивать, словно помогая девушке. Их лица оказались совсем рядом.

– Она говорила со мной!

– Кто?

– Кто, по-твоему? Лесная ведьма!

– Тебе следует быть почтительней.

– Глаза господни! Я ведь обещал вернуть эту козлицу на север! Чего же еще? Она не слишком облегчила нам путь!

Говоря это, Ясон собирал ее волосы. Ниив отпустила руки. Волосы натянулись, дергая кожу на голове. Ясон, заметив, что причиняет боль, еще раз угрожающе дернул мокрую косу.

– Что это она вдруг вздумала говорить со мной? Это же ты, ее невинная дочурка, ее малютка! Вы с ней шепчетесь по ночам. Я не боюсь ни тебя, ни ее, но я должен знать. Вот! Мое сердце тебе открыто! Я должен знать.

Ниив облизнула губы, светлые глаза вспыхнули, несмотря на боль.

– Я могу быть опасной.

– Это я знаю.

– Очень опасной.

– Понятно.

– Я могу заставить тебя по-другому видеть мир!

– Знаю. Ты и тысячи таких, как ты. Немножко колдовства, и вы уверены, что мир принадлежит вам.

– Насмешки тебе не помогут. Наоборот.

– Это ты так думаешь. А мой опыт говорит другое.

– Я могу быть очень опасной для тебя! – зарычала она.

Ясон притянул ее поближе:

– Но не будешь. И я это знаю. Читать твои мысли для меня – все равно что сказать, в какую сторону полетят осенью птицы.

– Не всякая птица летает в стае.

– Такая достается коршуну. – Он выпустил ее волосы и присел перед девушкой на корточки. – Я знаю, между нами не было любви…

– Вот уж правда!

– Я помню, что хотел убить тебя. Больше не стану. Это была ошибка, и я запомнил урок.

Ниив рассмеялась ему в лицо, скорее удивленная попыткой извиниться.

– Долго же ты собирался это сказать! Сам понимаешь, я не верю тебе.

– Другого и не ждал. Ты оказалась хорошим кормчим. Я мало об этом говорил, но без тебя на носу и того гиганта у руля, – он кивнул на Рубобоста, – мы не увидели бы Альбы. Я это знаю. Миеликки, дух корабля, покинула меня в Греции. Вопрос: почему? Вот что меня точит.

Ниив улыбнулась, растирая замерзшие ладони. Пожалуй, ее позабавила мысль, что какой-то «вопрос» может точить этого человека, на семь веков обогнавшего свое время, но не избавившегося от призраков прошлой жизни.

– Какая разница? Тебе не понадобилась богиня: хватило крепкого паруса, хороших гребцов и пары острых глаз. Вот что привело тебя на Альбу. Оставь Госпожу в покое.

Что-то в ее голосе, какая-то тревожная нотка, насторожило Ясона. Ему понадобилось лишь мгновение, чтобы догадаться.

– Она ослабела. Слишком долго не была дома, слишком далеко ее занесло. Она больна! Теперь понятно.

Ниив посмотрела на него ровным, бесстрастным взглядом. Промолчала. Когда же Ясон оглянулся на деревянную фигуру, то услышал шепот самой Миеликки:

– Не больна, не ослабела. Просто я не вся здесь. Часть меня сейчас в сердце этого острова: лодка, что старше меня, с человеком, что старше тебя. Все мы еще соберемся вместе, Ясон. Вот-вот начнется второе действие драмы.

Поднимался ветер, небо снова нахмурилось. Отдохнувшие аргонавты уже торопились убраться подальше от прибоя и чаек, круживших над самой мачтой.

Ясон встал перед Миеликки, откинул со лба мокрую прядь седых волос:

– Ты говоришь о Мерлине! Мерлин уже здесь! И под ним один из твоих древних отголосков. Твой сокровенный корабль. Вот почему ты была так молчалива!

– Он уже давно здесь. Его плавание было много короче твоего. К тому же он живет по обе стороны Времени. Мы еще встретимся, Ясон. Нас влечет друг к другу. Поднимаются ветры, и Мерлин в сердце бури.

Ясон рассвирепел. Он вспоминал долгий путь по суше на север, через Македонию и продуваемые снежными ветрами долины, сквозь мрачные чащобы, к реке Даан, где оставался спрятанным корпус Арго, пока они таскали с собой его «дух» – эту несчастную деревянную башку, березовый истукан, охранявший сердце корабля. Хорошо еще, что встретились с Рубобостом. Его невероятный конь, Рувио, смирно лежавший сейчас в трюме, помогал тащить телегу и сберег им немало времени. А потом плавание на восток, к Битнийскому морю, и на юг, через предательские течения, где волны громыхали о скалы и водяные смерчи поднимались над водоворотами. Обходя с юга его родную Грецию, они сражались с бурями и пиратами у скалистых берегов Сицилии и Галлии, во враждебном море Ибернии. И наконец снова повернули на север. Сквозь холодные туманы у западных островов, где на каждом утесе пылали кострами идолы и боевые трубы завывали, как легионы проклятых душ.

А Мерлин добрался короткой дорогой! Через подземный мир, ясное дело. Милостью Арго!

– Я тебя выстроил! – взревел он. – И не один раз, дважды! Ты – мой корабль!

– Этот корабль был построен задолго до твоего прихода в мир, – тихо возразила Миеликки. – Ты, как и другие, до тебя, всего лишь придал ему угодный тебе образ. Твое владение им преходяще. И корабль не полон. Волшебник Мерлин плывет в слабом отзвуке Арго, в его древнейшей части. Корабль жаждет вернуть ее себе, но лишь тогда, когда Мерлин пожелает ее отпустить. Спорить за нее тебе придется с Мерлином.


Ярость Ясона улеглась вместе с бурей, уходившей за пролив. Он поймал настороженный взгляд Ниив и прошел к ней через палубу. Девушка поеживалась, пряча руки под плащом, и смотрела на капитана недоверчиво, но в ее взгляде мелькнул намек на улыбку.

– Он нужен нам обоим, – заговорил Ясон. – Я знаю.

– Кто?

– Мерлин, конечно. Не разыгрывай невинность. Мы могли бы отыскать его вместе. Но теперь, когда мы на Альбе…

Она удивленно хмыкнула:

– Как? Вместе? Но, Ясон, ты ищешь его смерти. А мне он нужен живым.

– Кто тебе сказал, что я ищу его смерти?

– Ты сам! Ты стонал во сне. Он причинил тебе боль.

– Он меня предал. Он был старым другом. Он помог мне вернуться к жизни. Он помог мне найти Тезокора, моего старшего. Но он не сказал всего. Знал, что Медея рядом, оберегает сына, и не сказал мне. А когда я наконец нашел Тезокора – вот что он сделал…

Ясон задрал просохшую льняную рубаху, открыв неровный, вспухший рубец, оставленный мечом Тезокора. Ниив уже видела рану, украдкой, пока Ясон спал, однако изобразила испуг:

– Это сделал Мерлин?

– Тезокор! Он мне больше не сын. Но Маленький Сновидец здесь, на острове, и я найду его или умру. – Ясон, прикрыв живот, нагнулся, глядя хитро и весело. – И тебе это известно! Ты все обо мне знаешь. Не думай, что я не чувствовал твоих пальчиков во сне. Ты открываешь тайны людей, щупая их кожу и кости, как все колдуны мира. Вот почему нам лучше искать вместе: тебе, чтобы учиться у него; мне – чтобы он привел меня к Киносу, к малышу Киносу. А уж когда ты узнаешь все, что хотела, а я найду, что искал, тогда мы можем поговорить о Медее, и о предательстве, и о том, чем за это платят.

– Ты убьешь его.

– Необязательно, – осторожно проговорил Ясон. – Я сперва послушаю тебя…

Ниив молчала, только передернула плечами то ли в знак согласия, то ли обещая обдумать предложение.

По правде сказать – и это хорошо видел кружащий над ними орлан, – она еще многого не знала и не понимала.

Лигуриец, с наколкой на лице в виде змеиных колец, встал и окликнул Ясона на своем наречии. Впрочем, его жесты были достаточно внятны: «Давай двигаться, пока нет дождя. Погода как раз для гребли».

Ясон согласно махнул рукой. Грубые глотки затянули песню – бодрый напев, принесенный на борт сицилийцем. Последняя строка каждого куплета неизменно вызывала общий хохот.

У всех на уме были подвиги и добыча. Ясон соблазнил их рассказами о талисманах, отличном новом оружии и прекрасных островитянках. Набрать такую команду недолго, но он не доверял здесь никому, кроме шестерых молчаливых гребцов.

Ниив тоже было не по себе. Пару раз только широкие плечи Рубобоста да капитанская власть Ясона спасали ее от насилия. Правда, оба насильника загадочным образом лишились дара речи и были высажены на пустынный берег далеко на юге.

Арго словно сам собой скользил по воде, повинуясь согласным ударам весел. Русло реки сужалось, по берегам ее обступил густой лес. Ниив все так же стояла склонившись вперед, предупреждая аргонавтов о плавучих бревнах и отмелях. Рубобост, стоя перед гребцами, взмахом смуглой руки командовал поворотами. Ясон хорошо обучил свою дикую команду. Арго ровно двигался против течения, пробираясь к сердцу острова.

Глава 9 ПО ВОЛЧЬЕМУ СЛЕДУ

Первыми учуяли волка два больших пса Урты. Сперва Маглерд, за ним Гелард – старинные имена для старых собак – медленно поднялись на ноги со своего места у потрескивавшего костра. Ощетинили загривки, пригнули головы. Их низкое рычание разбудило задремавшую Уланну. Охотница мгновенно подхватила лук, кончиком дотянулась до ступни Урты, закутанной полами плаща. Рычание то замирало, то снова становилось громче. Собаки дрожали. Навстречу прикованным к чаще подлеска взглядам псов загорелись неподвижные яркие глаза волка. Блеснули зубы. Узкая морда повернулась из стороны в сторону, обводя взглядом распростертые у огня фигуры спящих, – и исчезла. Маглерд рвался в погоню, но Уланна негромко приказала:

– Тихо, пес! Хорошая собачка. Лежать, Маглерд!

Волк еще пару раз мелькнул на краю лагеря и беззвучно скрылся.

Собаки прилегли к огню.

Уланна недовольно покачала головой:

– Зачем ты меня остановил? Я бы успела загнать в него пару стрел.

– Обычный волк, – нахмурился Урта, – нам не опасен. Кроме того… лошади не встревожились. Тебе это не кажется странным?

Скифка покосилась на стоявших тут же стреноженных лошадей. Обе даже не проснулись. Урта прав. Странное спокойствие.

– Стало быть, необычный волк. Ты к тому ведешь?

Предводитель натянул на плечи красный плащ. Он задумчиво хмурил брови.

– Да, по-моему, так. Я как раз видел сон, когда ты меня разбудила. Мне снились Кимон и Мунда. Бежали мне навстречу и выкрикивали какое-то предупреждение. А позади них глядел на меня из глубины сна наш старый друг-северянин, юный старец, владеющий чарами…

– Мерлин?

– Друг Мерлин. Да. Я не звал его. Не умею. Он сам нас нашел. Может быть, давно уже.

Оба оглянулись на чащу, где скрылся волк, потом – вспомнив, как Мерлин вселялся в тело птицы, – подняли глаза к ночному небу, отыскивая сокола. В небе не было ничего, кроме летящих облаков и случайных проблесков звезд.

– Что-то тут не так, – пробормотал Урта.

– Ты только это и твердишь, – мягко поддразнила его Уланна. – Ясно, что-то не так. Твоя земля превратилась в пустыню… Мы ведь затем и отправились в Македонию, чтобы убить человека, оставившего свою страну беззащитной.

– Они предупреждают меня о чем-то другом, – настаивал Урта. – Иначе стоило ли являться в мой сон?

– Я верю снам, – согласилась охотница, но тут же добавила, протирая заспанные глаза: – Но не забываю: никогда не знаешь, как они сбудутся. И не всякий сон правдив. Подожди тревожиться, пока не доберешься до холма.

Урта оглянулся на обступивший их темный лес и улыбнулся Уланне:

– Ты права. Но прошу Лесного Отца – дай нам свободно добраться до холма, как ты его называешь, и побыстрее.

Пробормотав эту краткую деловитую молитву, он снова завернулся в плащ и просидел так, уставившись в огонь, пока первые проблески рассвета не подняли людей на ноги. Пора было готовиться к следующему дню пути.


Вот до чего дошло. Правитель, по собственной воле ставший изгнанником, пробирается домой украдкой, как побитая собака – в вонючую нору на задворках хозяйского дома. Как же все это вышло? Никакой враг не сумел бы добиться худшего. Видно, у меня особый дар!

Ах, Айламунда! Зачем ты слушалась моих снов? Взяла бы лучше жернов да вбила мне в голову капельку здравого смысла. Как мне плохо без тебя! Я найду тебя и поцелую на прощанье, провожая на Остров Женщин. Обещаю.

Прости, что я полюбил Уланну. Она спасла мне жизнь. Она никогда не заменит тебя. Катабах готов утопить меня в луже и в придачу проткнуть ореховым колом за любовь к ней, но я знаю – ты бы поняла. Получив удар, шагни вперед, бей в ответ, а о дрожащих ногах подумаешь, когда все кончится. Ты была моим боевым кличем. И всегда будешь.

И зачем мне понадобился щит Диадары? Какой мартовский заяц заразил меня безумием? Такие подвиги – удел глупцов. Нельзя было бросать крепость по прихоти вызванного друидом видения. С тем же успехом можно было искать Чашу Дагды, тот железный котел, возрождающий убитых, наполненный до краев избранными душами, ожидающими, пока их выловят из похлебки и вернут к жизни. Порой мне сдается, я чувствую запах той похлебки! Тень ночи и ягода дикой розы. Сын и дочь. Земля и камень…

– Урта! Ты спишь? – Уланна опустила ладонь ему на плечо. Смотрела озабоченно. – Бормочешь, вздыхаешь…

– Я думал о том, что потерял. Время, жизни. Гляди, до чего я дошел! Все войско правителя: два старых ворчуна, один из них – наполовину друид; два взбалмошных братца из Иного Мира, сыновья божественного Ллеу, а он не из тех богов, с кем можно шутки шутить, одна колесница, четыре клячи, одна палатка, подушки, в которые поскупились положить гусиного пуха, сколько-то вонючих попон… – Он с улыбкой покосился на женщину, уже открывшую рот, чтобы возмутиться, что не попала в перечень. – Благословляю целительную руку Ноденса, пославшего тебя.

– Вспомнил все-таки, – усмехнулась она. – Я уж готовы была дать тебе повод обратиться к лекарю за помощью. Не так все плохо. Мы уже недалеко от дома… – Она вдруг приподнялась, тряхнула головой. – Звучит странно, и все же это так. Я привыкаю считать твою страну домом. А ведь я ее, почитай, и не видела. Ну что ж, дом там, где ты прислонишь копье к двери, как говорят у нас в Скифии.


Волк показывался и исчезал, собаки скулили, но проворный серый пришелец держался на расстоянии, а псов сдерживал властный приказ правителя. Маглерд и Гелард были стары, принадлежали к древнему роду и давно научились доверять хозяину.

Но не могли забыть ненависти к волчьему запаху, который, как видно, доносился по ветру.

Скоро, однако, запах рассеялся, и воины направились мимо тотемных камней, под причудливыми резными фигурками лошадей, подвешенных к ветвям дуба и отмечавших проход через лес, к землям Коритании. Здесь властвовал некогда громогласный весельчак и выпивоха верховный вождь Вортингор, которому платили дань пятнадцать правителей. Владелец пяти быков и сотни коней, предъявлявший права на десятую часть от тысячи голов скота. Свиное стадо так расплодилось в его лесу, что он, приказав забить пятую часть от каждого приплода, мог устроить в своей крепости пир на четыре сотни гостей – если верить его словам, конечно.

Но Вортингор со своими воинами сгинул, когда губительная тень опустошила эту страну. Только разные образы из полированного дуба и вяза стояли в полном вооружении чуть ли не под каждым деревом, и каждый напоминал о человеке, унесенном прочь тем жнецом, что собирал жатву в лесах Коритании.


Два дня спустя Урта провел маленький отряд между высокими изваяниями вепря, быка и журавля, стоявшего на длинных тонких ногах над извилистой дорогой, отмечая начало его лесных владений. Рядом текла река. Узкие тропы были перегорожены солнечными колесами, плетенными из ореховых и ивовых прутьев. Колесница скрипела и дребезжала, объезжая ухабы. Кимбры, с колесами колесницы Ноденса за спиной, ехали впереди верхом на лошади. Псы принюхивались и ворчали, чуя впереди поджарого волка, отступавшего при их приближении, но неотступно сопровождавшего их всю дорогу.

Еще через день река стала другой. Она текла тяжелее, тише, берега ее скрывались под нависшими ветвями плакучих деревьев. Собаки рвались вперед, их едва удавалось сдержать. Они натягивали поводки, зарывались носами в землю, впервые за много-много дней учуяв знакомый запах.

Кимбры галопом неслись по лесу, выбирая из переплетения троп те, что вели к западу. Потом Конан вернулся: глаза горят, в длинных волосах набились листья.

– Впереди равнина, – заявил он, задорно ухмыляясь. – А за ней холм, и на нем какие-то постройки. Что-то вроде овчарни. Это вам ничего не напоминает?

– Может, и напоминает, – отозвался Урта.

Следом примчался Гвирион. Он едва не свалился с коня, остановив его на всем скаку, глаза отчаянный, улыбка до ушей.

– Впереди у реки роща с могильными курганами и каменными столбами, а на самом высоком кургане лежит волк и глядит в нашу сторону… это тебе ни о чем не говорит?

– Может, и говорит, – согласился Урта. – Одолжи-ка мне лошадку.

Довольный Конан уступил ему коня. Урта, низко пригибаясь под ветвями, выехал к краю рощи. Он протянул руку и погладил ближайший из высоких каменных столбов, поднимавшихся над колючими кустами, затем снова погнал коня, держась луга, тянувшегося вдоль быстрого потока Нантосвельты, пока не увидел отдыхающего волка, в черном плаще, темноволосого, с блестящими глазами.

Дождавшись правителя, волк спокойно поднялся, отбросил плащ.

– Долго же ты добирался, – заметил я. – Надеюсь, хоть прихватил с юга хорошего вина?

– Мерлин! Так и знал, что это ты! Давно за нами следишь?

– Нашел в том тумане над морем. Я уж было решил, вы совсем пропали.

– Ну вот он я. Снова дома.

Я сбежал с могильного холма. Урта соскочил с седла, и мы обнялись, смеясь от радости и не находя слов.

– Пора приводить дела в порядок, – тихонько проговорил он и нахмурился, поймав мой взгляд.

– Не так легко, как кажется, – начал я, но он прервал меня, не желая, должно быть, слышать дурных вестей, пока не отпразднует самого лучшего – возвращения!

Глава 10 ТЕМНАЯ ЛУНА

Урта и слышать не хотел о том, чтобы проехать мимо собственной крепости в тайную долину изгнанников, где укрылись Арбам и остальные. Он стоял на опушке, глядя на ряд идолов, отмечавших земли, захваченные духами. Он выкрикивал проклятия врагам, весьма напоминая при этом собственного сына несколькими днями раньше, он призывал Сегомонаса, Могучего Победителя и Ригонеметиса, Повелителя Священных Рощ, обратить к нему благосклонность Воронов и Ворон, отвратив их от захватчиков крепости.

Распалив себя до бешенства, правитель вскинул свое тяжелое тело в седло подаренной мной лошади, махнул мне, и мы поскакали через заросший травой луг к закрытым воротам. В крепости все было тихо, хотя за нами, конечно, наблюдали. Подъехав к разбросанным трупам, он сдержал лошадь и торжественно проехал мимо распростертых изрубленных тел. Не все были ему знакомы, да и невозможно было опознать лица, на которых попировали стервятники, однако правитель обращался к каждому, заверяя, что скоро они смогут укрыться плащом земли с должным обрядом, песнями и поминанием.

Однако придется немного подождать, извинялся он.

Я спросил, зачем оставлять этих мертвых валяться в траве, но ответом мне была только сумрачная улыбка да взгляд, который словно говорил: «Уж ты-то должен понимать!»

Я не стал напоминать возвратившемуся в свои владения правителю, что многие из мертвых, у чьих могил мы нашли приют, были теперь, вероятно, во вражеском войске. Правитель еще не был готов к такому разговору.

Урта опечалился, услышав о страшной ране, полученной Арбамом. Он послал за ним кимбров, – те уже приспособили колеса Нонденса к найденной в роще колеснице, брошенной здесь после неудачного приступа Кимона, – и близнецы с жаром кинулись исполнять поручение, нахлестывая лошадок так, что равнина МэгКата и холм Тауровинды остались у них за спиной прежде, чем воины-тени успели перехватить повозку.

Тем временем мы принялись возводить вдоль края леса короткий частокол с единственными воротами, открывавшимися на равнину. Это был знак – предупреждение захватчикам, что ты готовимся к осаде. В свое время, когда людей станет больше, можно будет подобраться ближе к стенам и устроиться понадежнее, пока же мы растянули единственную палатку у реки и посвятили ее Таранису Громовнику.

К концу первого дня, когда на крутых стенах крепости вспыхнули в сумерках факелы, Урта вывел двух своих утэнов к ряду идолов. Они зацепили их веревками и впрягли лошадей, чтобы свалить истуканов наземь. Все десять изваяний, по два зараз, проволокли по равнине вскачь, сбивая ими терновник и чертополох и сминая высокую траву.

Ворота Тауровинды оставались закрытыми. В крепости не спешили принять вызов.

Урта намеревался устроить из истуканов костер в память Айламунды. Ободранные молчаливые идолы стали теперь всего лишь поленьями.

К концу второго дня стая птиц, внезапно метнувшаяся к западу, заставила нас броситься к оружию. Приближался, медленно и опасливо, маленький отряд. В полутьме нелегко было различить знамена, но внезапный грохот колесницы с золотыми колесами и радостный вопль мальчишеских глоток возвестили прибытие Кимона и Мунды, а с ними – остального населения лагеря изгнанников. Дети ехали в колеснице, которой управлял ухмыляющийся, голый до пояса Конан. Он развернул коней, ворвался в ворота и промчался между деревьями. Кони фыркали, роняя пену с боков.

С колесницы соскочил Кимон, в коротком плаще, при кинжале. Мунда, в свободном платьице, с заплетенными в косички волосами, бросилась прямо в объятия отца. Она стала выше, чем ему помнилось, и рослый правитель кряхтел и постанывал, целуя девочку в макушку.

– И когда ты успела так вырасти? – обратился он к ней. – А на братца-то посмотри!

Кимон приблизился с сияющими глазами, но скованный стыдом. Урта положил руку на плечо сына.

– Я совершил ужасную ошибку, – мрачно проговорил Кимон.

– Верно, совершил, – согласился отец. Потом он взъерошил пареньку волосы и зло усмехнулся: – Еще одна в море ошибок, которые мы совершаем всю жизнь, пополняя убоиной котел доброго бога! Но с каждой ошибкой мы становимся малость мудрее. Владыка Дуба! Поверить не могу, как вы оба вымахали. Ваша мать торопит вас взрослеть: не терпится ей увидеть новый круг.

– Какой круг? – простодушно спросил Кимон, и Урта рассмеялся.

Я заметил, что Мунда тоже улыбается. Может быть, женщины-старейшины уже заметили Свет прозрения, пробивающийся в девочке, и потихоньку начали соответствующее обучение?

Быстро разбили палатки и устроили навесы. Уланна, приметив лебедей, тянувших на восток вдоль реки, рвалась поохотиться, но Урта удержал ее. Мунда все это время с неприязненным любопытством косилась на замызганную скифку. Теперь Урта собрался представить ее детям.

Знакомство произошло на берегу реки, в брюхе одной из самых крутых змеистых излучин. Не мое было дело лезть в их семейные дела, но я поглядывал на них издали, ожидая, что Кимон осыплет отца упреками, подобно Катабаху на туманном берегу пролива.

Однако встревожена была скорее девочка. Кажется, ее трясло. После первой радостной вспышки она совсем сникла и старалась не встречаться глазами с отцом.

Запахи кухни и устрашающие звуки воинских песен нарушили покой святыни. Сейчас мы оказались бы легкой добычей для любого врага.

Уланна оставила Урту с детьми и, заметив меня, быстро подошла. Кивнула на веселье у костров и спросила, почему я держусь на отшибе.

– Подсматривал за вами, – откровенно признался я. – Мне, как и всякому другому, приходится возвращаться шаг за шагом.

– Мунда напоминает мне Ниив, – чуть нахмурившись, сказала скифка. – Не испытывает ко мне ни приязни, ни неприязни. Но ее тревожит моя тень. – Уланна поймала мой осторожный взгляд. – Она сказала: «Ничто не скрыто». И, сказав эти слова, словно отшатнулась от меня. Что она хотела сказать? Что «не скрыто»?

– Она обладает, как говорят в Ибернии, «имбас фораснай». Попросту, видит проблески будущего. Свет прозрения. Дар у нее еще сырой, но она сумела увидеть смерть здесь, на равнине: кости, оставшиеся белеть там, где ее брат проиграл свой первый бой.

– И что же тогда не скрыто? – спросила женщина, присев рядом со мной. Она казалась бледной в мягком свете луны. Лицо, покрытое шрамами, омрачила тревога.

– Все женщины, владеющие подобным даром, произносят эти слова. Это как привычка спать или бодрствовать. Значит: «Я вижу дни, еще не рожденные». Мунда увидела в тебе что-то испугавшее ее.

Уланна обдумала мои слова, потом спросила:

– И что мне делать? Вытянуть это из нее? Если она видела мою смерть, это ничего. Меня не пугает встреча с восьмой лошадью. Не пугает скачка по травянистым лугам с матерью и отцом. Если она видела мою смерть, стоит ли расспрашивать ее? Я хотела бы поладить с ней…

«Восьмая лошадь» – это конь в полной сбруе без всадника. В той части мира, откуда происходила Уланна, этого скакуна вели за собой семеро героев, собиравшие мертвых.

– Она потеряла мать. Ты ей не мать. Притом она, конечно, понимает, что вы с ее отцом близки. Есть отчего негодовать. Нужны ли другие причины?

– Нет, тут что-то еще, – пробормотала Уланна. – Что-то она чувствует. Хотела бы я знать что.

И, коротко передернув плечами, она встала и отошла.


Урта выставил на опушке два поста, чтобы следить за темной крепостью, но я был вполне уверен, что занимавшие ее призраки не явятся тревожить нас в этом священном месте.

После ужина Амалгайд-поэт продекламировал несколько стихов в честь Урты, затем мягко и искусно укорил сына правителя за безрассудство и перешел к восхвалению мужей и жен, выступивших под его знаменами на МэгКата. Теперь все мы собрались вокруг Урты, внимая его рассказу о путешествии в Македонию и обратно. Заинтересованнее всех слушал Кимон. Мальчик то и дело бросал на меня укоризненные взгляды, яснее ясного говорившие: «Мерлин этого не рассказывал!»

Я тогда, в лагере изгнанников, дал довольно точный отчет о случившемся.

Урта, как ни странно, поначалу принижал свою роль в событиях. Однако, заметив, как жаждет Кимон полнокровного подвига, он вспомнил о своем даре сказителя, и вот заблистало железо, на боках коней выступила пена, и воздух в тесной палатке подернулся багровой дымкой.

Он не упустил ни единой подробности поединка с молочным братом Куномаглом.

– Он скрывался среди великого войска, затерявшись в легионах, скакавших на юг, к Дельфийскому оракулу. Но собаки знали его запах и день за днем шли по его следу, а я шел за собаками. Мерлин был со мною. Однажды Маглерд громко залаял. Один из воинов обернулся в седле и взглянул на меня. Видели вы морду пса, скулящего в страхе? Таким становится лицо человека, узревшего свою смерть. Лицо Собачьего вожака напоминало ужаснувшийся череп, словно он не брата увидел, а стаю воронов. Весело было мне видеть это.

Вождь Бренн, предводительствовавший этим воинством – добрый приятель, добрый вождь, – установил место для поединка. Катабах снабдил меня оружием и мудрым советом, Куномагл же слушал предателя Лексодома. Мы обменялись Тремя Неизбежными Объятиями – никогда не пренебрегай этим, Кимон…

– Я знаю, отец, – подхватил мальчик. – За прошлую дружбу, за слово правителя и за будущее, где вы скачете бок о бок в Стране Призраков.

– …никогда. Как бы велика ни была обида. И ты, Мунда, если случится тебе встать с железом и щитом ради мести…

– Я запомню, – прошептала девочка. – Хотя, думаю, мне не понадобится железо. Рога луны за меня пронзят горло обидчику.

– Вот как? – Брови Урты поползли кверху, но он продолжал: – Сперва сражались мы тяжелыми копьями, со щитами, сделанными из дуба, крытыми телячьей шкурой, с бронзовыми клепками по краям и с накладками в виде звериных голов. Все утро я разил ублюдка и почувствовал голод, и тогда я наполнил брюхо его мясом, смыв кровь чистой речной водой.

«Вот так, – усмехнулся я про себя. – От чистой правды к нелепым выдумкам».

– И второй день мы сражались, – продолжал Урта. – Теперь взяли мы мечи с широкими клинками и рукоятями слоновой кости, легкие щиты из ясеня, крытые козловой кожей и украшенные серебряными цаплями. Я уподобился форели, выскакивая из-под воды, прыгая через его голову и нанося удар сверху вниз, пока он тянулся ко мне, как дитя – к яблоку на ветке. Двадцать Прыжков Гриффа! На одном дыхании – двадцать прыжков через шлем вопящего врага, и в каждом прыжке я подбривал ему бороду. Вы бы гордились мной, если бы видели!

И все же этот пес был сильным врагом. Он всегда был силен. Мы сражались и третий день. Выбирать оружие выпало ему. Знаете вы, что он выбрал?

– Два копья, которые возвращаются в руку после удара! – воскликнул Кимон, забыв от волнения мой рассказ. – И поющие щиты с острыми кромками, те, что можно метать как диски.

Урта покачал головой, на его лице промелькнул отблеск изумления, пережитого тогда.

– Он выбрал: «что пошлет нам река». Никакого оружия, кроме камней, воды и силы наших мышц.

Теперь Кимон вспомнил и ударил в ладоши, склоняясь ближе к отцу.

– Каждый из нас потерял вес, равный весу малого человека мясом и костями, – мрачно продолжал Урта, – так что оба мы были не в силе. Но мы схватились, как славные герои Ферди на переправе Обманного Удара. Я исполнил прием Семи Падений, семь раз перебросив ублюдка через голову за время, какое нужно сове, чтобы выследить и схватить мышь.

Кимон обернулся ко мне, глаза его горели восторгом.

– Ты не рассказывал мне об этом, Мерлин!

Я виновато развел руками:

– Позабыл…

Урта воздел руки, привлекая внимание слушателей. Огонь гудел, отбрасывая блики ему в лицо. Даже Мунда нетерпеливо склонилась вперед.

– Но знаете ли вы, что творилось выше по реке? Отряд Бренна схватился с войском македонцев, ужасных бойцов, которым отсекают уши, чтобы они не слышали воплей умирающих товарищей, на глаза надевают шоры, словно горячим скакунам, чтобы они видели только врага перед собой, а мышцы шеи перевязывают так, чтобы они не в силах были повернуться и бежать. Великое было побоище. Мертвые плыли по реке, все еще сжимая в руках копья и разящие мечи; плыли щиты, зажатые в отрубленных руках; головы, еще клацавшие зубами и вращавшие глазами, моля о помощи.

Куномагл – да не сгниют вовеки его глаза, чтобы вороны могли вечно клевать их! – этот собачий ублюдок, схватил копье и нанес мне этот удар. – Рассказчик распахнул рубаху, открыв страшный шрам. – Он расколол драгоценный нагрудник моего отца…

Теперь правитель извлек из кошелки золотую лунулу: золотой полумесяц был пробит посредине.

– Сто поколений это сокровище переходило от отца к сыну. Наследство отца спасло мне жизнь. Когда наконец придет мне срок уходить, через эти узкие врата попаду я к Арауну, в Царство Теней Героев. – Он засунул палец в пробоину и продолжал: – Я нанес псу ответный удар. Кому принадлежало копье, врагу или другу? Не знаю. Острие вошло ему в горло. Куномагл ушел под воду. Маглерд кинулся в реку и не дал ему всплыть, пока тело не унесло в море. Потом добрый пес вытянул труп обратно из океана и положил на берегу, слизывая с лица ил и водоросли, чтобы очистить его. Сам я был слишком слаб, чтобы действовать, но друг Манандун совершил достойное деяние, и потому я могу принести вам особый дар…

Правитель снова порылся в кожаной кошелке и вытащил из нее маленький кожаный мешочек. Кимон нетерпеливо захлопал в ладоши. Мунда прижала ладошку ко рту. Манандун, ухмыляясь, покосился на сына своего друга.

– Это тебе, – сказал Урта. – Благодарю за то, что ты пытался совершить там, на равнине Воронов Битвы.

Урта держал в руках промасленную голову Куномагла. Жир стекал с бороды и усов, полуоткрытые глаза смотрели на мальчика неподвижным взглядом, рот был приоткрыт, словно в отчаянном крике.

Кимон спросил с беспокойством:

– Ты оказал ему почести?

Этим способом обычно сохранялись головы достойных мертвецов.

– Я не оказывал ему почестей, – мрачно возразил Урта. – Я оставил его себе. Я не пустил его в путь. Ублюдок целую вечность проживет во тьме. Найди дыру в камне и заткни его туда, лицом внутрь. Замажь дыру глиной и грязью. Я хочу знать, что он будет стенать тысячу тысяч лет, пока мы с тобой станем охотиться в лесах Прекрасного Острова.

Он спрятал голову обратно в мешок, завязал его и передал сыну. Тот встряхнул подарок и злобно пихнул кулаком.

– Мне по нраву этот дар! – свирепо заявил он нам всем. – И я уже знаю, где схороню его.

Теперь Урта взглянул на Мунду, снова запустил руку в мешок и вытащил последнее, что там оставалось: соломенную куколку в красном платье и вышитой шали, заколотой на плече крошечной блестящей серебряной брошью.

– Я нашел ее в покинутом городе у подножия снежных гор. Увидев ее, я вспомнил о тебе, но теперь я вижу, что ты уже слишком большая, чтобы играть в куклы.

– Мне нравится эта кукла, – сказала Мунда. – У меня уже есть такие.

Отец вручил ей игрушку, но девочка явно была разочарована, и Урта это заметил. Он помедлил всего минуту и положил перед собой на землю пробитую лунулу:

– Я хочу сделать каждому из вас еще один подарок. Как вы знаете, эта вещь досталась мне от отца. Было время, когда ее называли сотней имен. Те, кто помнили эти имена, уже мертвы.

Друид, Глашатай правителя, многозначительно кашлянул, но Урта предпочел не услышать.

– Она не дала мне разлучиться с вами. Теперь я хочу, чтобы она связала вас двоих.

И прежде чем кто-либо успел сказать хоть слово, он вытащил из разукрашенных ножен свой широкий блестящий меч и одним ударом разрубил лунулу пополам, так что на каждой половинке остался след удара, нанесенного Куномаглом.

– Вот. Каждому по половине. Выбирайте.

– Мне левую, – быстро сказала Мунда. – Темную сторону луны.

Кимон подобрал левую половину драгоценного украшения и передал сестре.

– Этот подарок нравится мне еще больше, чем первый, – сказал он. – Я прибью свою половину на щит. Пусть ее блеск ослепит моих врагов. А ты, сестра?

– Я подожду видения, прежде чем решать, – со спокойной уверенностью проговорила девочка.

Урта с гордостью смотрел на них. Он сказал еще кое-что прежде, чем перейти к другим делам.

– Когда я уйду, помните: эти две половины должны быть вместе. Пусть сейчас они разделены, но их нужно соединить прежде, чем вы опустите мою остывшую плоть в последний холм.

– Я насыплю курган на этом самом месте, где мы теперь сидим! – вскричал Кимон, сильно позабавив отца. – Но, надеюсь, только через много-много лет.

– Я тоже надеюсь.


Праздник встречи затянулся до глубокой ночи и из-за нехватки вина и любимого правителем хмельного меда оказался более трезвым, чем можно было ожидать, но от этого не стал менее шумным. Вокруг жарких костров, среди курганов предков, все на время забыли несчастья второго опустошения.

Назавтра должны были начаться приготовления к погребению жены Урты, Айламунды. Тело ее утащили куда-то при разграблении крепости, и оно сгнило в лесах, так что предвиделись долгие споры о способе достойно почтить покойницу.

Перед рассветом мой чуткий сон потревожило девичье пение. Мунда, конечно. Она вовсе не ложилась: провела ночь, сидя в излучине реки, ловила свет луны и звезд обломком отцовской лунулы и нашептывала про себя. Теперь она завела песню о лебедях.

Легкий туман висел над затихшей рекой и среди деревьев. Мунда подняла на меня глаза, но продолжала напевать тем же тонким, дрожащим голоском. Я нагнулся сполоснуть лицо речной водой, и тогда она замолкла, глядя на меня.

– Лебеди летят. Слышишь, Мерлин? По реке с моря. Слышишь?

– Нет еще.

– Чужие крылья, – сказала она и замерла, глядя на восток.

Стая вынырнула из тумана, два или три десятка птиц летели низко над водой. Слышался только легкий шелест воздуха под крыльями, поднимавшимися и опускавшимися, как во сне. Птицы пролетели у нас над головами, их длинные шеи изогнулись ко мне.

Стая скрылась, но одна лебедь вернулась: черная кайма на белых крыльях, глаза яркого золота. Она пролетела над водой совсем рядом со мной, потом поднялась вверх, набрала скорость и унеслась назад, к морю.

– Она посмотрела на тебя, – сказала Мунда. Голос у девочки звучал хрипловато, то ли от усталости, то ли от удивления. Ее невинное личико осветилось вдруг пришедшим пониманием.

Меня заметили. Нашли.

Глава 11 МОРНДУН

Возвращение правителя отпраздновали, и Урта приступил к обряду поминовения жены. Он выбелил лицо и руки растертым в порошок мелом и начал «Три Высокие Песни»: первая, длившаяся целый день, оплакивала умершую, вторая, не менее долгая, чтила ее память весельем, и третья – на третий день – должна была вызвать проводника из Иного Мира, чтобы отыскать ее душу и, усыпив, перенести в уготованное ей место в Царстве Теней Героев.

Уланна прекрасно понимала, что не пристало ей – новой возлюбленной правителя – оставаться в этом святилище предков в такое время. Она захватила провизию и крепкого серого коньяка и отправилась с кимбрами в их быстрой сверкающей колеснице на север, поискать отбившихся от стада коров и свиней. Кимон и Мунда, одетые в белое, вместе с отцом оплакивали мать, проводя дни среди круглых камней и надгробий священной рощи, бродя по тропе, что, начинаясь от реки, трижды обвивала рощу, прежде чем затеряться на равнине МэгКата и снова появиться перед Бычьими воротами Тауровинды.

С ними этот горестный срок отбывали Рианта-Заботница и старый жрец, Глашатай Прошлого, в плаще из шкуры белого быка, с ожерельем из белых и голубых перьев.

Урта звал и меня присоединиться к ним, однако человек в шкуре и перьях не одобрил приглашения. Кажется, у меня судьба вечно сталкиваться с такими, как он. Необъятная память, глубокая мудрость и непростые мысли. Яростный защитник обычая, он был одарен от роду лишь смутным провидением будущего. Даже Ниив была способнее. Эти дикие жрецы брали не врожденным даром, а упорным трудом, да еще получали силу через обряд посвящения.

Однако в этой дикой стране их несложные обряды вполне могли пробудить спящие души, чтобы те приняли к себе новую. Я рассудил, что лучше мне держаться в стороне, хотя Урта предупреждал меня не забредать слишком далеко.

Айламунда потерялась: не только тело пропало при осаде крепости, но и душа. Она скиталась неизвестно где, а у кельтов такие скитания считались ужасной участью. Следовало призвать назад заблудшую душу, а вот какие средства применить к тому – вызвало много споров.

Эти споры затянулись бы до конца второго дня, если бы не Арбам. Воин с проломленной грудью поднялся, сжимая копье, чтобы принести жертву любви своей дочери. Он едва держался на ногах, лицо осунулось и побледнело, кожа туго обтянула череп. Я смотрел на старика с сочувствием, догадавшись, что она до сих пор не поддавался смерти ради этой минуты. Он должен был дождаться ее похорон и помочь вернуться ее душе. Что будет дальше – его уже не волновало.

Катабах, отставной жрец, отыскал меня позже у реки. Не знаю, пришел ли он сам или по поручению правителя. Волосы его были связаны в пучок, а лицо и руки до плеч покрыты защитными синими знаками.

– Ты не мог бы полететь и отыскать ее? – напрямик спросил он. – Это немалая просьба, и, быть может, тебе не по силам исполнить ее. Но такую смерть нам трудно почтить как следует. Может, Айламунда сейчас глядит на нас с той поляны, а может, она за полмира отсюда, испугана и не знает, что делать. Вернуть ее будет нелегко для нашего малого племени.

Он осторожно поднял на меня взгляд. Скрывать ему было нечего, и он это знал.

– Завтра мы призовем к ней проводника. Было бы много легче, знай мы, где искать ее во тьме.

– Что за глушь тут у вас! – заметил я, и воин рассмеялся, сразу ухватив мой намек: все здесь теряются!

– Самому мне сдается, – сказал он, помолчав, – что она следует за Таураном, белым красноухим Быком, на боках которого бурый рисунок глаз Тараниса Громовника. За Донном Ревущим Быком, чья поступь сотрясает крепости. Но это всего лишь догадка. Запрет еще действует, и знать наверняка мне не положено.

Теперь я понял, что за бычий рев слышал, впервые вернувшись в покинутую твердыню. Древний дух холма пробудился, предчувствуя перемены.

Я объяснил Катабаху, что в образе сокола, пса или плывущей форели мне не отыскать Айламунды. Для этого пришлось бы воспользоваться обликом Морндуна-призрака. Дело предстояло нелегкое и дорого обходилось волшебнику. Я не так давно использовал это обличье в Греции, и глубокие шрамы, оставленные мне тем странствием, ныли до сих пор.

Катабах заверил, что понимает меня.

– Десять чар на десять личин, – повторил он, вспоминая мой колдовской дар. – Так?

– Да, я не делаю из этого тайны.

– Призраки и создания этого мира, и Луна, и Скорбь, и Память, и одно – для земного дитяти, и одно – чтобы видеть тени забытых лесов. Так?

– Так. Все верно.

– Память – это любопытно, и тень забытых лесов тоже. Мы поговорим об этом как-нибудь… в другой раз. – Он подергал свою нечесаную бороду, глядя на меня. Он размышлял о моих личинах. И о том, откуда я взялся. – А в других обличьях ты не смог бы увидеть мертвую правительницу?

«Лунная греза, – подумалось мне. – Быть может, лунная греза даст способность видеть женщину на земле. Но я никогда не прибегал к нему, чтобы увидеть призрака, а только чтобы призвать живущих».

– Придется обратиться к Морндуну, – сказал я Катабаху. – Я готов попытаться. Но нужно дождаться ночи. И мне потребуется помощь.

– Чтобы сменить обличье?

– Нет, это всегда во мне. Время, когда мне приходилось срезать древесную кору, давно прошло. Нужно, чтобы кто-нибудь бодрствовал надо мной.

Он коснулся пальцем лба – жест благодарности.

– Если тебе нужен спутник, я с радостью останусь с тобой. Меньше года осталось ждать времени, когда я сброшу гейс и снова стану учиться странствовать во сне.

Я сказал ему, что с благодарностью принимаю предложение. Но добавил, что он ничему не научится от меня, а увидит только мое спящее тело. Однако мне стало спокойнее, оттого что мое беззащитное тело, покинутое разумом, будет под надежным присмотром друга.


Часовые у ворот подняли тревогу. Было далеко за полдень, свирепый ветер гнал по небу грозовые облака. Урта не показывался, но Манандун с десятком воинов схватили копья и бросились к частоколу.

Трава на равнине пригнулась под ветром. Высокие стены крепости казались черными, вымпелы призрачного войска бились на шестах, как грозящие змеи, нарисованные на них звериные морды скалились издалека. К нам шли двое: один сгибался под тяжестью ноши, второй широко шагал впереди, держа в руке высокий посох. Мне видно было, как блестят его глаза. Оба незнакомца казались серыми: тусклые бороды, седые волосы, серые плащи.

Потом я узнал Волчьи Головы проходивших не так давно через долину изгнанников.

В двадцати шагах от ворот оба упали на колени, пугливо глядя на нас и моля о приюте и пище. Манандун, пожав плечами, позволил им войти. Они прошли в лагерь, огляделись и присели к ближайшему костру.

Когда встала луна, добавив серебра в облака у нас над головами, я ушел с Катабахом вниз по реке, на край священной рощи, и на лодочке переправился на тот берег. За Нантосвельтой, чуть выше места причала, тянулись широкие серебристые болота, окруженные зарослями ивняка, вязов и грабов. Среди мшистых берегов темнели в тростниках окна: то глубокие, то мелкие, но все одинаково опасные.

Это было место священных казней, и Катабаху не хотелось ступать на него, хотя однажды уже приходилось, когда он участвовал в жертвоприношении. Юного заложника королевского рода, оставленного на произвол судьбы племенем виделици, утопили в болоте, чтобы был не бесплодным брак знатной пары из клана Урты.

Крутая тропа поднималась к зарослям над высохшей и покрытой сухим тростником землей. В темноте не видно было помостов с идолами над темными прудами. На этих помостах проводились последние обряды перед закланием несчастной жертвы. Над болотами и теперь звучали рыдающие голоса тех, кого сбросили в воду вниз лицом, забросали грязью и утопили: кого ради возвращения солнца, кого для умиротворения воющих духов жестокой зимы, кого за нарушение гейса – данного при рождении запрета.

– Почему здесь? – шепотом спросил Катабах, прижимая пальцы к одному из знаков на правом запястье.

– Мне нужны мертвые, – ответил я. – Чтобы добраться, куда нужно.

– Этих здесь хватает. Но ведь это не обычные мертвые, Мерлин. Они уже не наши.

Он следил за мной, гадая, знаю ли я, о чем он говорит: утопленные в болоте становились собственностью богов, земли или ночного вора Арауна, собиравшего души тех, кто предал собственную жизнь. Здесь были прелюбодеи, матереубийцы, заложники из чужих кланов, покинутые своими, и те, кто струсил в битве.

– И ко всему, – добавил он, – это место использовали еще до прихода нашего клана. В этих прудах лежат очень старые трупы.

– Я собираюсь… (как сказать это оробевшему спутнику?) одолжить один. На время. Я принимаю на себя последствия.

– Да уж, принимаешь, – многозначительно повторил бывший друид. – Я берусь охранять тебя, но лишь от живого врага с железным мечом.

– Большего я и не прошу, – успокоил я побледневшего воина-друида.

Деревянные мостки, на которые мы выбрались, были так же стары, как укрепления на холме: растрескались от зимних морозов, подгнили от сырости, наполовину ушли в трясину. Я пробирался по ним с особой осторожностью. Дважды от мостков отходили другие, тянувшиеся к ивняку, но я держался левой тропы. Катабах, шедший позади, зажег факел. Его мигающий огонек в этой зловонной бесшумной тьме был каким-никаким, а утешением.

Наконец я добрался до помоста, столь же побитого ветрами. Несколько уцелевших досок едва давали место, чтобы усесться. Вокруг в темноте мельтешили какие-то твари, плескалась вода, шуршал тростник. Место казней давно вернулось во владение болотной живности. Кожаные челны лежали полузатопленными, и в них гнездились угри да крысы. Плакучие ивы походили в скудном свете на склонившихся к воде гигантов, шарящих пальцами веток в грудах костей, скопившихся на дне за три тысячелетия жертвоприношений.

Я уже описывал раз тот мучительный и страшный способ, каким призывают Морндуна, чтобы обратиться к мертвым и найти среди них проводника. Последний раз я прибегал к этому чрезвычайно неприятному способу передвижения у реки Даан, перед нападением на Дельфы в Греческой земле. До сих пор мне слышались во сне голоса и являлись видения растревоженных тогда душ. И теперь, вызывая мертвецов, я ощутил тошноту.

Они боролись. Первое, что я почувствовал, – как они цепляются за колышки и веревки, удерживавшие их в трясине. Почти все они сгнили, кости распадались, все, что осталось, – усмешка обнаженных челюстей. И все же они вопили – тени душ, осколки света в побелевших костях, что есть сил прорываясь вернуться.

Мне нужно было что-нибудь не столь разложившееся.

Я ощутил судороги несправедливо обиженного: руки связаны за спиной, горло перерезано, легкие полны илом.

Он бился как рыбешка в нескольких футах под корнями тростника. Я видел, как вздыбилась и раздалась болотная земля, когда он умудрился подняться на колени. Запавшие глаза моргали, ловя лунный свет, шершавая кожа не давала рассыпаться костям.

Мертвец был в лучшем виде: борода изящно подстрижена, ногти накрашены, узор на коже выдавал знатного юношу.

«Я был не готов! – бушевала у меня в голове его обида. – Меня предали. Обманули. Девятилетний срок еще не вышел».

«Пройдет девять лет, и правителя утопят», – вспомнил я. Хотя это было за много поколений до Урты. Стало быть, не просто знатный юноша – молодой правитель, избранный в жертву зимнего солнцеворота до срока. Его гнев был ужасен, неизбежен… полезен.

– Мне нужна твоя помощь, – шепнул я ему.

Брат поставил меня на свое место. Он выезжает с жрецами, когда встает луна; с ними он проливает кровь на стоячие камни. Он меня предал.

Как было сказать ему, что предательство это давно забыто? Пока он сгорал от ярости в трясине, брата его утопили где-то рядом. Можно не сомневаться, что тот пал жертвой собственного честолюбия. Меня не было при этом, но я не раз видел, к чему ведет подобное предательство.

– Мне нужна твоя помощь, – повторил я.

Он встал на ноги, зашаркал по болотной грязи, блестя мокрым телом, горбясь от ярости.

За спиной у меня прошуршал голос:

– Я помогу тебе, если ты поможешь мне встретиться с моими детьми.

Я быстро обернулся. Уродливая фигура с обвисшими волосами клонилась ко мне, цепляясь за доски помоста. В пустых глазницах еще мелькали искры жизни. Веревка, врезавшаяся в жилы горла, не заглушала призрачного голоса. Высокий мужчина пошатывался, в надежде уставившись на меня. Руки связаны за спиной, ореховый кол торчит из горла, как сломанное копье.

– Я помогу, – шептал он. – Ты можешь освободить меня? Я был заложником. Со мной обращались как с рабом. Убили из прихоти.

– Я ничего не могу сделать для вас.

Пробуждая мертвых, лучше говорить с ними без обиняков. Они не способны осознать течение Времени или поверить, что ничто уже не изменит прошлого. Правда, иногда Время допускает возрождение. Как с вернувшимся в мир Ясоном. Но такие его причуды – большая редкость.

Мне не терпелось покончить с делом, пока новые полусгнившие воспоминания не всплыли, чтобы стонать у меня над ухом. Шершавый принц, на удивление хорошо сохранившийся, был именно тем, что мне нужно.

Остальных я послал обратно в трясину, пинком оттолкнув женщину, цеплявшуюся за помост.

Погружаясь в грязь, она жалобно рыдала, но я ожесточил свое сердце, как ожесточал его уже десять тысяч лет.

– Перережь веревки, – простонал шершавый принц.

– После того как ты мне поможешь.

– Я привязан к этому месту, – шептал он.

– Ты – порог, на который я должен шагнуть, – отвечал я. – Я ищу женщину, она умерла и скитается. Наверняка она ходила по кругу, так что не должна была уйти слишком далеко.

Шершавый молчал. Я дал ему время поразмыслить. Разум у него прогнил, но в нем застряло острое воспоминание, которое поможет ему принять решение. Он не может покинуть этого места, и, стало быть, для него не может быть награды за помощь – если говорить о возрождении. Зато я обладаю даром провидения, памятью и могу сделать для него иное. Он пробормотал:

– Я скажу тебе свое имя. Ты повторишь это имя. Сделай где-нибудь надпись, чтобы я не был забыт. Меня не должны забыть. Ты сделаешь?

– Сделаю все возможное, чтобы твое имя не было забыто. Но сперва помоги мне найти дух женщины, правительницы этой земли, Айламунды.

Он уже шел ко мне через трясину. Теперь я рассмотрел золотой обруч у него на лбу и красно-синие полоски на шее слева.

Троянец? Здесь, на Альбе?

– Ты узнаешь меня?

– С осады твоего города прошло тысячелетие. Рассказ о ней знают во всем известном мире: долгое ожидание греков, жестокую гибель вашего героя Гектора, коварство Одиссея. Спаслись лишь немногие из вас. Долго ли ты странствовал?

– Половину своей жизни. Удар меча Ахилла вскрыл мне череп. Я потерял память, но потом исцелился, и силы вернулись. Я собрал отряд наемников и уплыл на запад. Нашел этот легендарный остров. Остров туманов и теней. Мой корабль сожгли и заложили в основание крепости. Хотел бы я знать, стоит ли она еще? Я ушел из своей крепости, чтобы изучить страну, и забрел слишком далеко на север. Далеко от дома, и попал в дурные руки. Такая судьба. Теперь ты узнаешь меня?

– Крепость на Альбе, заложенная троянцем? Одну такую я знал. На юге, над широкой рекой, крепость, посвященная Ллеу. Ее давно поглотила земля.

– Брут. Ты сбежал с благородным Энеем.

– Эней… Эней. Добрый друг. Я потерял его, пока лежал без памяти. Хотел бы я знать, что с ним сталось.

«Прославился на весь южный мир, – подумал я про себя, – основал династию…» Но эти мысли я скрыл от любопытного мертвеца. Брут, неудачливый основатель разрушенной теперь крепости над рекой Темезис, принес на этот остров знание и искусство, а в награду получил обрядовую казнь, потому что забрел в каменное святилище на заросших ивами берегах Нантосвельты.

– Запомни мое имя, – шелестел призрачный шепот Брута, – и отметь место моей смерти…

– Сделаю, – пообещал я.

Он еще раз попытался разорвать веревки, стягивавшие его руки, потом повернулся и побрел назад к своему месту. Он позвал меня за собой, и я пошел, уже в облике Морндуна, призрака в темной стране, где скитаются неупокоенные и лишенные пристанища.


Это был ночной мир, царство сумрака, схожее с нижними мирами греков и скифов. Здесь не было ничего от Элизиума, только одетые листвой деревья, омуты да расколотые скалы. Повсюду ощущалось невидимое глазом движение теней, ускользавших в расщелины камней, в непроходимые лесные чащи.

Я шел, пока не заболели ноги, минуя широкие тихие озера, пересекая медленные ледяные ручьи, стекавшие с безлунных холмов. Дух Брута молча шел позади. Веревки свалились с его призрачных рук. Временами он тянул меня за рукав, указывая на неуклюжий силуэт зверя или на одинокую женскую фигуру.

Красноухого быка он видел не раз. Тот часто переходил хрустальные воды Нантосвельты: когда один, когда в сопровождении нескольких беловолосых всадников в серебристой броне.

Я пытался не потерять счет времени, но в этом однообразном темном мире нечем было измерить его. Ни отдыха, ни сна, ни еды, ни питья. Я ждал именно этого: странствий, ровного шага вдоль неглубоких равнин, вокруг шелестящих лесов. Два дня и две ночи, а может быть, три, по кругу, малому отражению Тропы, по которой я шел всю жизнь.

Быка мы нашли.

Он неторопливо шел к югу, опустив голову, раздвигая огромными рогами высокие травы. Он возвышался надо мной, и земля от каждого его шага отзывалась дальним громом. Гора белого тела поросла кустами и кривыми деревьями, узловатые корни проросли в бока, с ветвей свешивались веревки, на концах их болтались останки жертв. При каждом движении животного они дергались и подскакивали, словно куклы. За быком, скрестив руки на груди, двигалась кучка людей: десять-двенадцать человек, так же клонивших головы к земле. Это были затерянные и забытые, чья смерть пришлась на время, когда мимо проходил Донн. Они пристали с быку.

Я окликнул Айламунду, и одна из скорбных теней встрепенулась и взглянула на меня. Блестящие глаза на опечаленном лице встретили мой взгляд, рука пригладила нечесаные седеющие волосы. Она не могла меня узнать. Мы никогда не встречались. Но в ее снежно-белых чертах мелькнул луч надежды, словно она догадывалась: время ее скитаний истекает.

Донн вдруг остановился, тряхнул плечами и ударил в землю левым копытом. Огромная морда повернулась ко мне, дыхание его ноздрей гудело, словно пара огромных мехов в кузне Вайланда. Морда приблизилась, смрадное дыхание окутало меня. Глаза – каждый, как большой щит, – моргнули, прикрыв веками мое отражение. Затем голова поднялась вверх, и бык замычал, повернул назад по тропе, туда, где через поля протекала река.

Я дрожал. Облегчение и усталость. Ненавижу странствовать с Морндуном: это все равно что разгуливать с самой смертью. Однако выдержал и теперь вместе с Брутом последовал за быком к тому самому месту, где троянец встретил свой конец.

Бык с Айламундой и остальной свитой ушел дальше и скоро скрылся из виду.

Я переправился назад в ночной мир Урты и шепнул качнувшимся тростникам, под которые лег Брут:

– Я сдержу обещание.

Потом потянулся, затекшие руки и ноги ныли.

Светало. Я слышал голос Катабаха, звавшего меня с дальнего конца болотной гати, где он остался ждать меня. Он звал равнодушно и терпеливо. Должно быть, он повторял мое имя все это время, поддерживая связь между нами.

Я побрел на зов. Катабах сидел на клочке сухой земли, закутавшись в плащ. Он встретил меня улыбкой облегчения и протянул мех с холодным медовым элем. Еды при нем не было. Мясо и ячменная лепешка, захваченные им для меня, оказались слишком большим искушением в унылом ожидании, притом что я, как оказалось, отсутствовал всего одну ночь. Не важно. Мой рассказ обрадовал его. Теперь они знали, как подобающим образом завершить похоронный обряд.

– Дух ее вернулся домой. И лодка уже построена, – таинственно провозгласил бывший друид. – Готов путь шествия, и скоро загорится погребальный костер.

Мы возвратились в рощу.

Глава 12 ГРОМ

Беглецам из Тауровинды представлялось, что двойной круг камней на взгорье над рекой стоял там испокон веку. Путь, заросший ныне высокой травой, вился через равнину МэгКата от Бычьих ворот к каменным кругам. Дальше короткая тропа вела от святилища к самой реке. Камни теперь окружали высокие ивы, но резные верхушки столбов были выше деревьев, а к берегу деревья расступались.

В давно забытые времена шествие мертвых начиналось на холме и двигалось к реке, проходя сквозь каменные кольца. В них совершалось обрядовое расчленение трупа и отмывание ножей. Шествия, прославлявшие пробуждение весны или созревание жатвы, начинались от реки и в танце тянулись к вершине холма, где мужчина вступал в брак с Землей, а женщина – с Древом.

Однако сегодня похоронное шествие начиналось на берегу, где стояла на причале грубая плоскодонная ладья, покачиваясь на стуле, как снулая рыба. Суденышко до краев было наполнено ветвями, засыпано яркими цветами, желтыми листьями и пучками травы, перевязанной нарядными ленточками. Поверх лежали две половинки лунулы. Я не сразу рассмотрел, что травяные снопы изображали женское тело, покойно раскинувшееся на живой постели, головой к корме. Золотой полумесяц Урты лежал на груди.

Маленькая ладошка пробралась в мою ладонь. Мунда смотрела на меня снизу вверх и улыбалась.

– Я слышу ее песню, – сказала она. – Или чудится?

– Не знаю, – признался я. – Но она сейчас рядом с тобой. Скоро она отправится за реку, как должно.

Девочка мучительно задумалась, склонила голову. Потом решилась спросить.

– Ты очень стар, – начала она.

– Очень.

– Ты когда-нибудь кого-нибудь любил?

– Да, – признал я, не понимая, к чему она ведет.

– Что ты делал, когда они умирали? Ты, по-моему, нигде не свой. Как ты их хоронил? Как навещал их потом?

Я не сумел ответить ей. В моей жизни было слишком много кратких встреч, слишком многих женщин я оставил позади. Иногда я видел их смерть, иногда печалился о них, иногда даже горько печалился. Но я никогда не позволял себе вернуться туда, где оставил давнюю привязанность. Слишком тяжело смотреть на то, что оставило время от знакомых мест.

Единственная моя настоящая любовь все еще оставалась в тени, скрываясь в Стране Призраков. Медея, волшебница Колхиды, ставшая когда-то женой Ясона. Она снова была где-то рядом со мной, испуганная, сомневающаяся, виноватая и оскорбленная. Я знал.

Она должна была состариться: в отличие от меня, она тратила дарованные Временем силы, защищая себя и сыновей. И все же она наверняка прекрасна.

– Ты плачешь, – прошептала девочка. Ее пальчики сжали мою руку. – Не плачь. Я видела тебя, Мерлин. Ничто не скрыто. Я видела постоянство, я видела радость. Не сейчас, но это будет. Все будет хорошо.

На миг я остолбенел, пораженный ее словами. Потом схватил за плечи и встряхнул мягко, но сильно.

– Никогда не делай этого, – внушал я ей. – Опасно заглядывать в будущее друга.

– Я не нарочно! – испуганно отозвалась она, глядя на меня округлившимися глазами. – Я не заглядывала. Видение пришло само. А почему нельзя?

Объяснять пришлось бы слишком долго. Ее слова властно и ярко напомнили мне Ниив, северную колдунью, потрясающую убитым лебедем и кричащую мне в лицо: «Я видела, лес плащом окутывает тебя!»

Ниив пробралась в мое будущее и использовала во зло обретенное знание. Теперь она возвращается на Альбу. Урта видел ее в тумане над морем, да и лебеди…

Я был обеспокоен – мягко говоря.

И уж вовсе ни к чему мне была пара пророчиц, сующих нос в будущее, ожидавшее меня на земле.

Я успокоил девочку и оставил ее сидеть на носу ладьи, тихонько напевая и не отрывая взгляда от созданного из травы образа.

Уланна – в гораздо более шумном обществе, нежели уезжала, – возвратилась с севера на дальний берег к вечеру того же дня. Она гнала стадо из трех десятков тучных белых и бурых коров. Их много осталось бесхозными в тот год опустошения. Со спины белого конька спускались две оленьи туши. Пять одичавших коней лягались и вставали на дыбы, но все же позволили завести себя в наспех устроенный загон на берегу. К маленькому отряду присоединились семеро новых воинов: в кожаных доспехах, без шлемов, в тяжелом вооружении, с тяжелыми лицами. Однако эти грубые люди, казалось, трепетали перед Уланной и слушались ее с полуслова.

Скифка увидела, что похоронный отряд не завершен. Она махнула мне рукой, одновременно приветствуя и прощаясь, и снова ускакала в лес. Конан и Гвирион последовали за ней: им было еще мало приключений. Остальные разбили лагерь за рекой, присматривая за добычей и ожидая приглашения переправиться на наш берег, чтобы договориться о плате за службу.


Ночь обняла землю; рога луны истончались. Она стояла низко на западе небосклона, освещая темную кайму лесистых холмов и стены Тауровинды.

Медленно, глухо забили барабаны. Затрещали медные тимпаны. Заплакали флейты.

В роще заметались факелы. Излучина реки словно вспыхнула. Ладью вытянули на берег, и восемь крепких мужчин подняли ее на плечи. Они шли медленно, ровным шагом, поднимаясь к ожидающим на холме камням. Перед ними шествовала фигура в плаще и маске. Посох предводителя задавал ритм шествия.

Погребальная ладья проплыла в ворота стены ивняка к сердцу каменных колец. Барабаны смолкли, замолчали жалобно плакавшие рога, и прекратился грохот тимпанов. Ладью опустили наземь. Тишина, только трещит огонь.

Долгое молчание оборвал звон бронзового колокольчика. Один грохочущий удар барабанов, и ладью подняли снова.

Теперь рога ныли в такт друг другу, и голоса флейт сливались в плач дивной красоты, прорезаемый торжественными ударами по телячьим кожам барабанов. Шествие выступило за круг камней, миновало рощу и выдвинулось на равнину, извиваясь змеей по древней тропе, еще отмеченной горбатыми спинами рухнувших столбов.

Извилистая тропа повторяла изгибы реки, по которой дух Айламунды стремился к месту рождения. Назад к смерти ей предстояло отправиться с Таураном Громовым Быком.

Трижды шествие замирало в мертвой тишине, лодка касалась земли, жрец в маске, возглавлявший процессию, оборачивался лицом к плакальщикам. В небе клубились серебряные лунные облака, тревожно ржали кони, ведомые за людьми, трава переливалась и шуршала под ветром.

И снова звон колокольчика, удар барабанов, и лодка поднимается. Глухо и горестно вскрикивают рога, и шествие движется дальше.

Так мы приблизились к откосу холма, к Бычьим воротам, отмечавшим границу укреплений.

Смотрели на нас со стен Тени Героев? Лишь знамена, черные с серебром в ночном небе, отмечали их присутствие.

Все звуки замерли. Коней прогнали вперед. За ними волочились изломанные тотемы Страны Призраков. Темные резные поленья свалили грудой. На поверженные святыни Мертвых мягко опустили ладью – вызов врагу. Урта мягко снял с «тела» разрубленную лунулу. Под поленья подсунули факелы. Занялось быстро, и пламя взметнулось высоко. Когда загорелась ладья и огненные языки лизнули травяные снопы, снова зазвучали рога и барабаны.

Урта стоял перед костром. Он был в боевом снаряжении. Огонь блестел на шлеме и нагруднике, на узком наконечнике тяжелого осинового копья, зажатого в правой руке. Он неподвижно смотрел в огонь, а мне чудилось – сквозь огонь, на темные гребни стен своей крепости.

Он закричал: крик перешел в напев, но слова терялись в вое рогов, и я расслышал только повторявшийся призыв к Таурану. Правитель взывал к великому Донну.

Я ждал, что бык появится из леса, оставшегося у нас за спиной, пройдет неспешно по равнине, и несколько раз я оглядывался туда, любопытствуя, каким явится он в земном мире. Но он поднялся прямо из холма. Следовало ожидать, памятуя имя крепости.

Земля под ногами содрогнулась, и груда горящих бревен рассыпалась в искрящемся вихре, взметнувшемся в ночное небо. Сама луна загорелась, казалось, ярче, и облака над крепостью свились в грозовую тучу.

В голосе Урты нарастали мощь и угроза. Я теперь разобрал слова и вздрогнул, узнав наречие, много старше напевного говора этих гипербореев. Это были слова языка моего времени, роковые и жизненосные, несущие чары и заклятия, напев, восславляющий, смиряющий, зовущий первую жизнь на земле.

«Ка-скарагат, раа-дауроч, Куум Каулауд, Нуат-Райдунфрай, Одонн Тауран…»

Рыскающий в ночи Волк, зеленоликий Охотник дикого леса, старейшая из Сов, среброногий Олень с бархатными рогами, буро-пегий, одетый солнцем Бык…

И Тауран ответил на зов.

Над крепостью вставало солнце. Два широких изогнутых рога поднимались из-за самых высоких башен. Солнце сияло меж ними. Смрадное дыхание наполнило воздух. Ворота распахнулись, и воинство Царства Теней Героев вырвалось в страхе и смятении из-за стен, захваченных ими коварством и удерживаемых доселе доблестью. Они промчались в ворота и растеклись по равнине в обе стороны – более сотни воинов. И снова дрогнула земля: Великий Бык над ними ударил копытами, его широкая темная морда вытянулась над равниной, солнечный диск между рогами кружился огненным вихрем.

Войско Мертвых и Нерожденных склонило копья, обнажило мечи, строясь против нас. Урта вскочил в высокое седло рванувшегося к нему жеребца, перенял у Манандуна поводья. Катабах, еще кто-то скакали к костру, огонь блестел на клинках, лица горели предвкушением битвы. Кимон, в доспехах и шлеме, был с ними.

Но нас было слишком мало!

Тут земля отозвалась новым рокотом. Я успел, обернувшись, увидеть, как конное войско вырывается из леса на равнину, в грохоте копыт и кличах вооруженных всадников с непокрытыми головами. Они смыкали кольцо вокруг подножия холма. Золотая колесница Конана подкатила ко мне.

– Прыгай! Хватай копье! – прокричал возничий. Пот стекал по его лицу. – Живее!

Я повиновался. Дротики рассекали воздух, мечи врубились в плетеные борта колесницы и застряли там. Конан гнал коней прямо в схватку. Копье вырвали у меня из руки и метнули в меня же, но я в прыжке уклонился от удара и снова поймал древко.

– Хорошо сделано! – восторженно выкрикнул возничий. – Скоро братцу придется искать себе другого копьеносца. Мне нравится, как ты прыгаешь!

– Откуда эти всадники?

– Из рукава Урты, – был единственный ответ, какого я дождался. Разве что он добавил еще: – Коритани! Мы встретились на обратном пути!

Кони вскачь вынесли нас из боя. Конан развернул колесницу и, завывая, подобно фурии, промчал по краю схватки. Манандун с Уртой пустили коней вслед, за ними Катабах, за ним Уланна со своим пополнением. Мы сужали круги, забирая влево, перелетая через тела павших людей и коней. Всадники из леса вливались в сутолоку рукопашной, кое-кто спрыгивал с коней, чтобы драться пешим. Конан орал, хохотал, подстегивал коней, отпустив поводья. Длинные золотые волосы летели за ним по ветру. Выпуклые мускулы блестели от пота. Одержимый!

Я ждал, что наш маленький отряд, выбрав время, вернется в бой, но Конан вдруг рывком свернул к Бычьим воротам. Правитель со своими людьми скакали рядом, сговорившись заранее, и короткая скачка по вьющейся между стенами частокола дороге перенесла нас в ворота прямо к сердцу Тауровинды.

Победный клич, крики радости приветствовали возвратившегося домой Урту. И вдруг наступила тишина.

У дальней дороги стены крепости высилась сияющая туша Быка Таурана. Ноги широко расставлены, солнечный диск померк, вращаясь между рогами, как блестящее звездным светом колесо. Дыхание застывало паром у его ноздрей в остывшем вдруг воздухе. Его огромные глаза были обращены к нам, но с места бык не сходил. Прямо между его передними ногами, опираясь на сияющий овальный щит, стоял и смотрел на нас высокий человек с желтыми волосами и желтой бородой.

Кони в колеснице Конана пугливо попятились, но испуганы были не они – возничий.

Отчаянный веселый юнец вдруг стал пепельно-белым и застыл в ужасе.

– Мерлин, – тихо сказал он, – слезай.

Я помедлил, и он ладонью столкнул меня с колесницы, не сводя глаз со спокойного золотого человека на дальнем краю крепости.

До меня еще доносились вопли людей и коней, звон железа. Урта победно кричал. Новые всадники, окровавленные, взмыленные, въезжали в крепостные ворота, спешивались и взбегали на стены, чтобы сорвать знамена павших царей Страны Призраков. Кто-то крикнул, что призраки бегут по болотам к реке.

В ворота въехал Гвирион. Мунда, сидевшая у него за спиной, держалась за его локоть. И его конь вздыбился при виде Быка и его златовласого хозяина. Девочка не удержалась в седле, Гвирион соскочил и, рассыпавшись в извинениях, помог ей подняться.

Среди этого гомона и сутолоки Катабах и мудрый Манандун молча смотрели на нас, чувствуя, что молодые кимбры попали в беду.

Конан, чуть не плача, обернулся ко мне.

– Ну, Мерлин, – сказал он, – путь был долгий, и мы славно повеселились. Жаль, не было времени познакомиться получше.

– Что происходит? – спросил я его.

Но он только улыбнулся и пожал плечами:

– Кажется, пора.

Воин перед грудью Быка поднял копье и взмахнул им, подзывая к себе парней. Я начал понимать то, что должен был понять с первого взгляда.

– Мы украли его колесницу, – безнадежно сказал Конан. – Помнишь? Золотые украшения ковал тот греческий бог Гефест, и он вплел в борта железо, так что они стали крепче каменной стены. Он очень гордился своей колесницей. И страшно рассердился, когда мы ее украли, хотя он и сам ее тоже украл прежде. Жаль, но мы разбили ее в гонке. Они победили нечестно, приделали мечи к ступицам колес, ублюдки! Боюсь, эта меднобокая плетенка его не годится, даже с золотыми колесами.

– Кто он?

– Мой божественный отец, – вздохнул Конан, – кто же еще? Сам великий бог Ллеу. Это его солнечный бык. Он всегда появляется, когда скотина выходит из темноты. Легко нам не отделаться. Мы же не единственные его сыновья, есть другие, более послушные, – маленькие подлизы! – так что не сносить нам голов. До свидания, Мерлин.

Гвирион, такой же убитый, бледно улыбнулся мне, вскочил на колесницу и стиснул борта.

– А хорошо было, хоть и недолго, – выкрикнул Конан в последней вспышке мальчишеской отваги. – И ты еще станешь великим воином-колесничим!

Он тряхнул поводьями, и легкая колесница понеслась к ожидающему. Великий бог Ллеу поднялся в повозку и, взяв поводья, повернулся спиной к сыновьям. Их лица казались серебряными в его золотом сиянии. Застывшие, помрачневшие, рассеянные, лишь тени в гневных глазах отца, они цеплялись за бортики и с грустью ждали конца своих приключений среди смертных.

Властно хлестнув поводьями, Ллеу повернул дрожащий коней, прогнал их прямо между ногами быка и скрылся во мгле холма. Бык мощно тряхнул головой, и тяжело развернувшись, нырнул назад во тьму, возвращаясь в тень, чтобы продолжить свое неторопливое странствие через подземный мир.

Он сделал свое дело. Мы потеряли молодых друзей, зато дух Айламунды вернулся к жизни и занял подобающее ему место среди Теней Героев. А Урта вернул свою крепость. Тяжелые ворота уже закрылись, а знамена жителей Страны Призраков прибивали к «дереву насмешек», составленному из гнилых ветвей осины и орешника. Потом их вывесят на северной стене, чтобы они никогда не видели солнца.

Я нашел Урту на стене. Воины Мертвых рассеялись, унося с собой павших. Но если правитель и торжествовал, он выказывал свою радость весьма сдержанно.

– Мы еще увидим их, – спокойно проговорил он. – Согласен, Мерлин? Они не сдадутся так легко. Они расширяют свое царство. Хотя зачем им это, я пока не могу понять.

За нашими спинами воины и их домочадцы разбежались, отыскивая развалины домов и уже обдумывая, как обновить их. Работа предстояла долгая.

Я узнал среди других знамена Коритании.

По-видимому, Урта, проходя через земли верховного правителя Коритании, нашел там вернувшихся жителей. Возвращаясь из отчаянного путешествия, которое увело воинов клана в Грецию и Македонию, они опередили его. Я, рыская в образе волка, не видел их встречи. Урта, зная, что Тауровинда захвачена, завоевал уважение этих людей и заручился их помощью. Они оставались в лесу, соблюдая тишину и не показываясь на глаза. Урта сам не знал, что его ожидает, но таким образом воины тени, смертные в нашем мире, оказались перед сильнейшим войском.

Ему еще предстояло расплачиваться с наемниками за службу, но этот мост можно было перейти в свой черед. На одну луну они задержатся здесь. Потом потребуют скота и коней.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ СВЕТ ПРОЗРЕНИЯ

Глава 13 ТАУРОВИНДА

Урта отбил издревле принадлежавшую его роду крепость Тауровинду, похищенную жестоким врагом несколько лет назад. При этом правитель проявил отвагу и изобретательность, выжав все возможное из скудного вооружения, немногочисленного войска и скромной магической поддержки. Почти сразу правитель признался мне, что его вдохновлял пыл и ярость маленького сына, Кимона. Если бы не он, Урта, возможно, промедлил бы, выбирая наилучшую стратегию для предприятия, которое, на его взгляд, никак не могло увенчаться успехом с первой попытки. Он готовился к долгой осаде, а одержал мгновенную блестящую победу, увлеченный мальчишеским безрассудством.

Воистину, Кимон, дух правителя, лихо пришпорил его. И только много позже мальчик признался мне, что, услышав мой рассказ о бесприютном духе Айламунды, бредущим за Быком в поисках счастья, он сам на миг увидел ее и загорелся столь безудержным гневом, что едва не бросился на штурм крепости в одиночку, нагой и безоружный. Мальчик увидел мать так же ясно, как я увидел женщину, которую любил горячо и страстно. Если Кимон и заподозрил, что это мгновенное прозрение было посеяно мною, он сам ни слова о том не сказал.

Любовь не исчезает со смертью тела. И Уланна, новая подруга предводителя, сама пережившая горькую разлуку, хорошо понимала природу раны, оставшейся в сердечной мышце Урты. Когда рядом с ним эта скифка, хвастал правитель, он готов сам в одиночку завоевать Царство Теней Героев.

Слова эти, сказанные мне еще в поту победы, были праздной шуткой, однако Урта не забыл, что пока не миновала угроза от Страны Призраков, Тауровинде не распахнуть ворота на равнину МэгКата.

Воистину, дел предстояло множество, и в день, наставший за ночью штурма, Урта и Арбам, так и не оправившийся от раны, попытались внести в хаос порцию порядка. Друиды, Глашатаи прошлого, правителя и земли, принялись обходить кругом крепость и рощу с тайными колодцами, через которые последние несколько веков доставляли в глубины земли приношения. К ним присоединились женщины-старейшины, хотя тех больше волновали источники и яблоневый сад, если можно назвать яблоками те мелкие кислые плоды, что так ценились этим народом.

Пара Волчьих Голов – отставных заклинателей, появившихся в лагере беглецов, когда Кимон собирал свое войско, – были по-прежнему грязными, серыми и одичавшими, все так же благоухали звериным салом их одеяния. Однако они оказались искусными резчиками и взяли на себя труд оживить обгорелые статуи в сердце крепостного леса, счистив с них уголь и заново раскрасив охрой.

Я ожидал увидеть Мунду за подобным священнодействием, однако девочка где-то скрывалась. Она явно нашла себе особое занятие.

Зато Кимон все время был на виду. Он ходил рядом с отцом, не говоря ни слова, но все замечая. Мальчик и выглядел и ощущал себя наследником, так что стыд и боль, оставленные неудачной попыткой отбить Тауровинду, быстро прошли. Потерпел неудачу, запомнил урок, и довольно об этом! Нечего оглядываться назад, надо смотреть вперед: защищать Тауровинду, будущее свое владение, от врага, более схожего с порывом ветра, нежели с обычными воинами, врага невидимого, необоримого, но опасного лишь для тех, кто не позаботился о надежном убежище.

Наемники, набранные из коритани, всадники и копьеносцы, воевавшие под началом вождя Вортингора, проявляли себя ловкими и расторопными строителями. Их маленькое войско досталось Урте от Вортингора в уплату давнего долга чести – еще тех времен, когда они вдвоем сражались с северными кланами. Бодрые, свежие, они живо снесли развалины сгоревших домов, вкопали опорные столбы для крыш и начали возводить у противоположных крепостных стен два больших дома – помещения для жилья и пиршественный зал, способные вместить все население крепости.

Домом правителя пока не занимались – на то был особый приказ Урты. Сам дом уцелел, но был разграблен, и в крыше зияла дыра. Однако жить в нем было можно, можно было и держать совет. Урта не собирался щеголять великодушием – тут был простой расчет. Важнее всего выстроить новые казармы для новой армии, хорошее жилье для уцелевших членов клана.

Между тем у колодца устроили четыре кузницы, и всем хватило работы; чинить оружие и доспехи, снабжать орудиями труда строителей.

За стенами, на равнине МэгКата, собирались на пир стервятники. Одни расклевывали глаза и глотки павшим бойцам Урты – останки еще нельзя было убрать с поля. Другие призрачные птицы, красноклювые, с белым оперением, со странно замедленными движениями, словно они летали и прыгали под водой, пировали на быстро разлагавшихся телах пришельцев из Страны Призраков. Серые лица, тела, одетые ржавым железом, воздетые в отчаянии руки приветствовали воронов, питавшихся дважды умершими.

Мрачное было зрелище. Нельзя было смотреть на него, не чувствуя уныния при виде выпущенных кишок, горбатых спин, черных от запекшейся крови ртов.

Стоя на стене рядом с Уртой, я расслышал обращенные к нему слова Уланны:

– Не понимаю. Зачем они покинули свой мир? Что надеялись обрести в этой унылой и жалкой стране? Они сполна прожили жизнь, они пали в битве, они получили новую жизнь в мире, который был добр к ним, где в должный срок встретились бы с сыновьями и дочерьми… Зачем возвращаться на эту забытую богами равнину?

Урта долго молчал, наконец отозвался:

– Зачем дикий конь бежит в колючие заросли?

Уланна нахмурилась:

– Ну, быть может, за ним гонятся? Гонятся люди. Или, может, волки. Он ищет спасения.

– А зачем ясноглазый телок идет в загон с плетеными стенами, где его поймают и заклеймят, уведут прочь, чтобы зарезать?

– Потому что его ведут. Ведут люди.

– Именно так. Гонят или ведут.

Уланна рассмеялась, прижалась к плечу вождя.

– Понимаю, к чему ведешь ты. Но кое-кто разбирается в этих делах лучше нас с тобой. – Она оглянулась на меня. – Что скажешь, Мерлин? Не видел ли ты чего для нас?

– Разве что мельком, – ответил я, и она чуть кивнула в ответ.

Я говорил уже Урте о том, что заподозрил: войско Теней Героев разделено надвое, однако хотя в их рядах явно есть наши союзники, но понадобится время, чтобы отделить друзей от врагов. Чего я не мог постигнуть, так это причин подобного разделения, однако и на этот счет у меня появились кое-какие подозрения. Мне следовало бы вернуться за реку, проникнуть в Страну Призраков глубже, за тот приют, где няньки давали пищу и кров детям, отбившимся от мира живущих.

Позади нас, на одной из открытых площадок, Кимон объезжал серого пони. Он все сужал круги, приучая лошадку к себе: к нажиму ступней, к перемещению веса, к особому движению поводьев. Очень уверенно и совсем по-взрослому, несмотря на малый рост. Покосившись на него, отец вдруг спросил:

– А где Мунда? Я ни разу не видел ее с прошлой ночи, когда мы вступили в крепость.

Они с Уланной оба взглянули на меня, словно я должен был знать, но я в последний раз видел девочку, когда она шла к дальнему склону холма, туда, где растаяло видение Донна и исчезли отчаянные кимбры.

Урта вдруг всполошился. Спрыгнул с подмостков, протянувшихся вдоль гребня стены, громко позвал дочь. Кимон остановил свое кружение, но в ответ на вопрос, не видал ли сестру, покачал головой.

Над отвоеванной твердыней пронесся порыв холодного страха. Затих звон железа из кузни, смех и перекликающиеся голоса сменились тяжким молчанием. Только голос Урты, кликавшего дочь, нарушал тишину.

Голос девочки отозвался, будто из сна, стал сильнее, резче и наконец явным, как и сама девочка.

Урта вздохнул с облегчением и не стал сердиться. Он провел сколько-то времени с нею. Потом, когда он вернулся к делам, Мунда отыскала меня. Я выцарапывал двойные спирали на камнях, чтобы уложить их, отмеченной стороной вниз, вокруг маленького ключа, бившего из стен Тауровинды. Глубоким колодцем за каменной стеной занимались только женщины. Девочка присела рядом со мной, провела бледным пальчиком по моей неглубокой резьбе: две спирали соединялись в середине и тянулись рядом друг с другом.

– Я знаю этот знак.

– Ты, как я замечаю, многое знаешь. Что говорит тебе эта спираль?

– Это Время. Оно начинается молодостью, вот здесь, в середине, потом вьется назад, к новой молодости.

Я был поражен. Девочка заметила мой изумленный взгляд, дернула плечом:

– Это просто. Когда мы идем вперед сквозь Время, в глубину его, то минуем самих себя, идущих назад. Время – как год от весны к весне – стареет и снова обновляется. Это просто. А ты видишь, что по ту сторону? Видишь самого себя на обратном пути?

– Где ты это узнала? – спросил я, не отвечая на дерзкий вопрос. Заглядывать в иное Время, туда, где мир движется к началу, – стоит дорого. Я ни разу не решался на это – не видел смысла.

– Мне снится хорошая наставница, – отвечала девочка. – Она мне нравится. Веселая. Во сне там всегда снег и мы катаемся по льду озер или едим жирную рыбу, жаренную над огнем. Она хорошая.

У меня от ее слов голова пошла кругом.

Если вы читали мою повесть о воскрешении Ясона в стране Похйолы, то поймете, отчего у меня в ту минуту кровь застыла в жилах. Наставница, снившаяся Мунде, была, конечно, Ниив, северная колдунья, дочь Госпожи Леса Миеликки, богини, покровительствовавшей теперь Арго.

– Как ее зовут? – осторожно спросил я.

И вздрогнул, когда услышал ответ девочки:

– Ниив. Она очень красивая и, бывает, ужасно злится…

Мне ли не помнить!

Ниив убивала себя, используя свой дар и забывая, что каждая трата сил отнимает у нее годы. В этом она напоминала Медею. Но если на минуту я испугался за юную северянку, то тут же почувствовал беспокойство за себя.

Да, я знал уже, что Ниив возвращается ко мне на Арго, дразня собой Ясона. Она являлась мне в долине изгнанников, чтобы и меня подразнить. Но слова Мунды доказывали, что я и не подозревал, как часто Ниив бывала рядом со мной.

Она посещала рощу у реки, нашептывая сновидения девочке. Быть может, побывала и за рекой, вошла в сознание Мунды еще до того, как та вернулась к прерванной жизни, быстро нагоняя на этом берегу пропущенное время.

Может быть, Ниив следила за мной еще в Греческой земле, откуда я отчалил на тени Арго? Решительно, она не желала убраться из моей жизни!

Я мягко спросил Мунду, когда с ней впервые заговорила ее красивая наставница.

– После того как мы вернулись. Когда ушла моя подружка Атанта.

– А не тогда, когда вы с Атантой играли за рекой?

– Нет. По-моему, нет. Когда Атанта пропала, мне было так грустно…

– Помню. Мне жаль, что ты грустила.

– Но пришла Ниив и сказала, что друзья рано или поздно обязательно найдут друг друга. Иногда их уводят разные дела, и, бывает, они даже забывают о тех, кому нужны. Но со временем все, чьи сердца связаны, встречаются для последнего объятия. Ты веришь этому, Мерлин?

– Я верю, что Ниив в это верит, – отвечал я, стараясь скрыть горечь.

– Но сам не веришь?

– Немножко верю. Верю, что вы с Атантой еще встретитесь.

Она мечтательно улыбнулась:

– А ты отыщешь лес, которым укроешься, как плащом. Хотела бы я посмотреть на тебя в этом лесном плаще!

Слова, полные скрытой магии, полные значений, полные запретов, скатились с ее губ легко и невинно, как зайчата выкатываются из брюха зайчихи.

Ее лицо на миг омрачилось, и она шепнула:

– Но я вижу серое, вижу бегство…

Больше она ничего не сказала о холодном видении.

День стал ярче, ветер дул сильный и свежий. В воздухе висел аромат углей из кузни и вянущих трав из сада, уже снова укрытого высоким плетнем. С той же стороны доносились пение и удары барабанов. Там копали колодезь, готовый принять ствол дерева и очищенные конские кости. В битве не взяли пленных, их тени растворились в ночи, а мертвые их были непригодны, если верить Катабаху, который понимал в этих делах, так что в жертву предназначалась лошадь. Белая в серых яблоках кобыла. Ее уже взнуздали, заплели хвост и гриву, и дети под пристальным присмотром двух матушек украшали ее цветами.

Забили еще несколько коней, переломавших ноги или получивших глубокие раны в ночном бою. Их мясо срезали в пищу.

У колодца женщины-старейшины умудрились вызвать нечто, имевшее смутное сходство с человеческой фигурой и колебавшееся на ветру. Они прилежно растирали между ладонями лепестки желтых луговых цветов и простирали руки к стихийному порождению земли. Испытывали действенность старых заклятий и надежность источника воды. Видимо, увиденное удовлетворило их. Явление Ноденса, бога-целителя, как потихоньку пояснил мне Манандун. Радостные голоса звенели в воздухе.

Жизнь в Тауровинде устраивалась.


Меня весь день тяготили откровения Мунды. Я задыхался в Тауровинде, запертый между высоких стен, в людской толчее, среди ревущей скотины и душных запахов. С западных башен мне видны были болота и леса, уходящие к отдаленным холмам на границе Царства Теней Героев, и от его долин тянуло прохладным ветерком.

Там ждал меня кто-то, с кем мне очень нужно было встретиться вновь, и тайна, которую следовало открыть, чтобы избавиться от уз, связавших меня теперь с Уртой.

Куда подевалась лодочка – дух Арго? Я позвал, и она откликнулась. Стояла в мелком ручье выше по течению. Скрытая высокими камышами и склонившимися ивами, она тихо спала, ожидая, пока Арго придет за ней или я отпущу, позволив ей отплыть с Альбы за серые моря и самой отыскать породивший ее корабль.

Вот она тихо раздвинула камыши, развернулась по течению (я успел увидеть это мысленным взором, прежде чем оборвать связь) и двинулась в сторону каменного святилища Нантосвельты, к нашему последнему лагерю. Вскоре она доберется туда.


В сумерках войско коритани уселось за длинные столы для трапезы и беседы. Яростное пламя двух костров взметнулось между скамьями. Урта пригласил выживших членов своего клана, вождей коритани и меня расположиться в доме правителя, поесть и послушать рассказы, по большей части о походе на Дельфы. Потом Глашатай Прошлого выступил вперед, чтобы заново освятить кров правителя – законного владельца.

Этот обряд тянулся до глубокой ночи. Дотошное изложение истории племени, перечисление войн между кланами, набегов за скотом, странных рождений, упавших звезд, диких воинов, хитроумных женщин, правивших встарь, и бестолковых мужчин, пустивших на ветер все нажитое отцами.

Я проникся почтением к необычайной памяти, выказанной пятидесятилетним человеком с коротко стриженными волосами и бородой. Взгляд его был неотрывно устремлен на лишенное ветвей дерево, стоявшее посреди дома, хотя он несколько раз обошел его вокруг, описывая подвиги былых поколений. Временами Глашатай ударял в ствол костяным клинком, а раз помочился на него под размеренные рукоплескания воинов. Как видно, и это действие входило в обряд обновления.

Затем Глашатай правителя перечислял предков Урты, от его деда Мордиерга до Дурандонда, основавшего на Альбе сию крепость.

В седьмом поколении прозвучало имя женщины: Маргомарнат – и дальше в прошлое шли женские имена, имена владычиц павшей твердыни за морем. Последнее имя относилось ко времени задолго до рождения Ясона в Греции. И каждый раз назывались поименно все дети правительницы, описывалось ее детство, первое деяние ее властвования, упоминался и служивший ей военный вождь. Казалось, конца не будет этой декламации, но слушатели не проявляли ни малейших признаков скуки.

Наконец и этот закончил свою речь, а огонь все еще горел ярко. Тогда сидевшие рядом со мной воины принялись бахвалиться подвигами, с хохотом переругиваясь и швыряя друг в друга крошки еды и землю в знак недоверия.

Такое я видел уже не раз, так что оставил их развлекаться, пожелал Урте доброй ночи и нашел себе место, где мог посидеть спокойно, размышляя и собираясь с силами.

Я намеревался уйти с первым светом, но друид, известный как Глашатай земли, начал взывать со стены над Бычьими воротами. Он размахивал посохом, свитым из прутьев орешины – колкраном, – и каркал по-вороньи в промежутках между выкриками на языке, который, как я заподозрил, являлся древним наречием племени Урты, забытым ныне всеми, кроме этих хранителей памяти.

Видимо, теперь приличествовало внести с поля тела и члены убитых в ночной схватке и при неудачном штурме, затеянном Кимоном. Ворота распахнулись, и два десятка всадников выехали на равнину. Урта позвал меня с собой. Мне вывели коня, я взобрался в грубое седло и поехал следом.

– Забираем все, что сумеем, – крикнул мне король. – Выдержишь?

Я невесело рассмеялся. После того как Медея на моих глазах разрубила на куски визжащего брата и побросала их в море, чтобы задержать разгневанного ее мнимым похищением отца… да, я выдержу.

Вороны уже слетелись снова. Большие псы Урты гоняли их, бросались на медлительных падальщиц, разбрасывая по полю их перья и жизни. Я собирал щиты и мечи, подобрал несколько обрубков тел. Урта взвалил на спину своего коня гниющее тело Мунремура и медленно, торжественно повез к неметону в сердце крепости. Друиды уже распахнули плетеные ворота, и тела вносили внутрь, укладывали на лавки.

Когда все убитые собрались в роще, плетеные ворота снова замкнули. Прежде чем закрыли и заперли ворота в крепостной стене, я выскользнул на равнину и по дороге шествий направился к реке. Я успел проститься с Арбамом, который меня понял. Но Урту мой уход привел в отчаяние, и он выехал из крепости, промчался вскачь напрямик, словно впервые попробовавший крови юнец. Я бежал впереди, все ускоряя шаг. Урта размахивал над головой коротким копьем. Не с ума ли он сошел?

Прорываюсь сквозь прибрежные заросли, поспешно высматриваю на воде свою лодочку. Урта обогнал меня: грудь обнажена, волосы свободно летят по ветру. Проскакал по отмели и свернул обратно в чащу. Копье вонзилось в ствол дерева рядом со мной, задрожало. Пучок серых перьев на древке словно испуганная птица.

– Ты был гостем в моем доме. И уходишь, не сказав мне?!

Я оскорбил его понятия об учтивости… Следовало догадаться!

– Мне нужно уйти. И я сказал Арбаму. Не ушел без прощания.

Он не унимался:

– Да, Арбам мне сказал. Но Кимон и Мунда привязались к тебе, особенно девочка. Что будет, когда они узнают? Ты должен был с ними поговорить.

– С Мундой я говорил вчера, – объяснил я ему. – Твоя дочь становится сильной. Она обладает Светом прозрения. Это началось в Стране Призраков, и я должен узнать, как и почему. Затем и ухожу.

Он, казалось, был искренне огорчен, и я пообещал, что мы еще увидимся.

– Да ведь я только что тебя нашел! – обиженно пожаловался правитель. Он сидел, уставившись на меня, и рука его лежала на рукояти меча. – Я тебе доверяю больше, чем всем этим служителям Дуба. Поверил тебе с первой минуты, как ты вошел в мой шатер тогда на севере. И что я скажу воинам-коритани? Они спешат вернуться к себе в крепость, опасаются, что духи теперь двинутся туда. Я их уверил, что ты самый могущественный жрец Дуба, какого я знаю, мудрейший Глашатай Будущего. Отчасти потому они и согласились помочь отбить Тауровинду.

– Значит, ты им солгал.

– Я думал, ты останешься!

– Я не служитель Дуба. Я – человек Тропы. Я успел забыть в тысячу раз больше, чем помнят твои друиды при всей их непревзойденной памяти.

– В Страну Призраков здесь нет дороги, – не сдавался Урта.

– У меня лодка. Она перевезет.

Он рассмеялся:

– Река течет к морю. Страна Призраков выше по течению. А ты, как мне помнится по Арго, не из лучших гребцов.

– Эта лодка сама о себе позаботится, – сказал я, и он нахмурился.

Урта сказал все, что хотел. Теперь он пожал плечами, ударил пяткой в бок боевого коня, проезжая мимо, протянул руку на прощание. Его взгляд снова посуровел.

– Что ж, береги там себя. Ручаюсь, они не оставят нас в покое. Это только начало.

– Верно. Будь начеку, – согласился я. Он, конечно, имел все основания опасаться духов.

– А копье – тебе. Перья с одного из стервятников, что клевали врагов. Сам сделал. На нем благословение правителя. Думаю, ты разберешься, на что оно годится – или не годится.


Я ждал ее до сумерек, но это можно было предвидеть. Она скользнула ко мне по воде, облитая лунным светом, покачиваясь, без усилия преодолевая течение. Река серебрилась, разбитая ее движением.

Я прошел к ней по воде и, перевалившись через борт, упал на меховую подстилку. Натянул мех на плечи. Сжимая в руке копье, я думал об Урте, гадая, не сумел ли он в самом деле наделить силой простое оружие, укрепив на нем перья создания Иного Мира.

Так я вошел в бессонную дремоту, необходимую Арго, как и этому малому его отпрыску, чтобы двигаться вопреки природе. Я знал звезды над собой и потратил некоторое время, примечая, как сдвинулись они за тысячелетия, что я провел, изучая их. Иные двигались быстрее, порой разгорались и меркли, подобно луне. Другие – их было больше – перемещались едва заметно, как валуны в потоке, и заметить их движение мог лишь тот, кто столетие за столетием наблюдал небо.

В этих огнях небес есть влекущее диво, но, думаю, даже ценой жизни я не сумел бы дотянуться до них. До луны – быть может, но с великой опасностью для себя. Кто знает, какие стихийные силы оберегают ее от любопытных пальцев человека, описывавшего ее путь и жившего, повинуясь ее капризам?

Лодка качнулась и замерла, коснувшись берега.

– Мы на месте, – шепнула она. – Я устала. Уйду с течением, отдохну, пока ты не позовешь. Здесь ты встречался с матерью. Брод Последнего Прощания. Здесь я перевозила твоих детей. Но боюсь, других уже нет. Я чувствую лишь пустоту и разрушение.

Я смотрел ей вслед. Прозрачный туман висел над рекой. На дальнем берегу паслись олени. Журавли пролетели над моей головой, словно не замечая, что из страны живущих попали в мир теней. Я отметил это про себя, повернулся и последовал за ней.

Глава 14 ЛУННАЯ ГРЕЗА

Дух Арго не ошибся. Добравшись до спрятанной за высокими стенами скал долины, где среди лесов и лужаек скрывались царственные дети из мира Урты, я нашел следы опустошения и борьбы. Все казалось заброшенным много лет назад. Время сыграло странную шутку с этим печальным приютом.

Расколотые белые кости коня, еще с клочками шкуры на остове, наводили на мысль, что обитатели долины не сдались без боя. Застрявшие в ветвях и гниющие под скалами обрывки одежды говорили о мрачном конце осады.

Давно ли я уводил отсюда Кимона и Мунду с их подружкой Атантой, гадал я. Давно или нет, Время окутало все дымкой лет.

Я был опечален, но не удивлен. Лесок, луга и скалы, отделенные от мира Урты, но не погрузившиеся до конца в Иной Мир, простиравшийся к западу отсюда, были не только убежищем, но и областью, полной неведомой опасности. Такие же земли окружали Тропу. На время дети правителей могли укрыться здесь благодаря присутствию не знающих времени нянек, на много веков защитивших воспитанников простыми заклинаниями. Но рано или поздно их чары должны были пасть. Ничейная земля – место пересечения миров. Никому не принадлежит и перед всеми беззащитна.

И еще одна – земля пересечения времен, как я уже имел случай убедиться. В ее лесах и извилистых лощинах, в прудах, пещерах и каменных святилищах крылись пути, один шаг по которым привел бы к смутным границам Тартара или Туонелы. В сущности, все места и времена были здесь одним местом и временем, или, вернее, времени здесь просто не было. В таком месте я был рожден, и в некотором смысле это место существовало повсюду. Наверняка оно присутствовало и здесь, где-то рядом. Я уже бывал рядом с ним и не сомневался, что Медея тоже навещала тот старый пруд, и водопад, и окружавший их ощетинившийся лес – места, где мы с ней росли, – давным-давно.

Я прислушался к своим ощущениям. Запах, вкус, порой звук – могущественное средство перенестись назад в детство. Я побрел прочь от реки к мерцающим в сердце страны горам, ловя запах воды.

Вскоре я понял, что за мной следят. Наблюдатель не крался следом, а поджидал впереди, отступая при моем приближении.

Из леса на поляну, поперек моей тропы, выскочил блестящий серебром пес. Обернулся, вздыбив шерсть, и угрожающе заворчал, прежде чем снова кануть в темноту.

Сокол пронесся у меня над головой, едва не задев крылом.

Где-то женщина плакала о потерянной любви.

Хихикнул ребенок, выглянул из зарослей, показал язык и запустил в меня желудем.

И лес вдруг заколебался, изменился. Я стоял на тропе в лучах солнечного света. Обернулся, и башни деревьев повернулись вместе со мной. Я развернулся на месте, и лес, как странный плащ, описал полный круг и замер снова. Я шагнул вперед – деревья следом.

Стало очень тихо. Сердце у меня колотилось, все чувства обострились. В дебрях не слышалось ни птичьей песни, ни шороха зверьков. Только молчание. И снова я пошел вперед, и лес потек вокруг меня. Я был сейчас получеловек-полудерево, кровь и сок.

И вот впереди переплетение ветвей терна и орешника сложилось в человеческую фигуру – и скользнуло прочь.

Я бросился вслед, бежал что было сил, хотя голова плыла от странного движения леса.

Я уже знал, что в волшебной чаще прячется Медея. Мы были рядом с одним из мест, отражавших наше детство. Видения: пес и сокол, дитя и плачущая женщина – память о нашем учении, когда мы, взрослея на протяжении столетий, осваивали искусство смены облика и прозрения. Десять личин для десяти сил, называемых раятуки. И кругом образ Скогена, Тени незримых лесов.

Я не знал, видит ли кто-нибудь нашу игру в догонялки, мою погоню за женщиной, которую я любил и забыл очень, очень давно. Все вокруг меня говорило, что мы вернулись в места, где родились, далеко к югу от брода Последнего Прощания. Медея послала оленя бодать мою кору – огромного зверя, словно бронзового цветом и силой. Его рога впивались в меня, лоб и копыта оставляли синяки на теле. Следом явился и поселился в моих ветвях рой злых ос, надоедливых, донимавших беспрестанным гудением. Она старалась сбить меня со следа, как всегда одновременно заманивая и дразня.

В детстве она вечно дерзила и досаждала мне, насмехалась, разыгрывала. В этом отчасти крылось ее очарование – в обоих смыслах слова.

Щетинистый кабан, хрюкающий и зловонный, явился со всем семейством рыться в моих корнях. Больно!

И тут я услышал ее смех, увидел блеск глаз в листве орешника, заметил, как она растаяла в чаще.

Насмехается и боится, стало быть! Я быстро повернулся. Мое движение отбросило кабанов, они, сердитые и сконфуженные, полетели кувырком. Поросята с визгом разбежались.

Я уже чуял воду и слышал рокот водопада. Вышел к нему неожиданно – к широкому озеру под утесом, о который шумно билась вода. Посреди озера был островок, и молодая рощица дрожала и качалась на этом глинистом взгорке, стряхивая воду с ветвей.

Я обосновался на берегу, ожидая следующего хода. Она послала голубку свить гнездо в моих ветвях.

– Оставь меня. Зачем преследуешь? Это место – все, что осталось у меня теперь, когда Ясон отыскал моего старшего сына. Теперь в Киносе вся моя жизнь, и он живет, скрытый в его сердце. Он живет в вечном страхе перед Отравленным, Несущим Смерть. Я хочу защитить его, как должно матери. Зачем, если ты меня любишь, отнимаешь последнее, что осталось мне?

Я рассердился. Как могла она подумать, что я хочу ей зла? Я боялся ее – верно. Она потратила свою жизнь, совершенствуясь в искусстве, в котором теперь, конечно, превзошла меня. Думаю, она могла бы раздавить меня одним пальцем.

Но мысленным взором я все еще видел ее, помнил ее. Я чувствовал ее свежий запах, ее дыхание. Я помнил ее смех, ее любовь. И помнил то страшное время, те долгие годы в прошлом, когда ее отослали прочь. Такого одиночества я больше не знал. Я убил в себе эту способность – чувствовать себя одиноким и потерянным – едва ли не первым своим заклятием.

И все же она жила во мне, и сердце горело от воспоминаний и влечения.

Я призвал жаворонка, скрыл его в своих ветвях, овладел крошечной душой и отослал обратно с ответом:

– Я не желаю тебе зла. Я хотел снова найти тебя. В той крепости на берегу – мой добрый друг Урта, верховный правитель. Нечто угрожает ему из этой страны. Мы могли бы вместе отыскать и отвратить угрозу.

Я лгал, уже ясно представляя, откуда исходит зло.

Медея прислала ответ с вороной. Я мог бы догадаться заранее. Птица убила жаворонка, принесла мне растерзанную птаху и уронила на землю.

– Лжец! Лжец! Ты причинишь мне зло! Ты все еще в долгу у Ясона и станешь помогать ему во всем.

– Ясон когда-то много значил для меня. Как и для тебя, – ответил я через ту же востроглазую птицу. – Ясон – один из немногих, кто способен заставить чародеев плясать под свою музыку. Но Ясон убьет меня, если отыщет. Он возненавидел меня. Я думал, тебе это известно.

– С чего ему ненавидеть тебя? Ты вернул его к жизни!

– Я скрыл от него, что и ты осталась в этом новом мире. Он не догадывался, что ты прошла сквозь Время, чтобы снова найти сыновей. И я затруднил ему поиски Тезокора, Быкоборца. Когда они встретились, Тезокор пытался убить его под Додоной. Оставил, приняв за мертвого. Для Ясона это было потрясением, и он обратил боль от раны в ненависть ко мне. Все, что осталось ему теперь, – найти Киноса, Меленького Сновидца.

– И он явится за ним сюда! Это ты сказал ему, где скрывается Кинос. Так-то ты не желаешь мне зла?

– Ты сама сказала ему, Медея. Когда пришла к Аркамонскому оракулу, когда впервые за семьсот лет увидела Тезокора. Ты сказала своему первенцу, где искать брата. «Он живет между двух омываемых морем стен. Он правит своим миром, хотя и не знает об этом». Таковы были твои слова, я знаю, потому что слушал из тени.

Она долго молчала. Наконец ворона вернулась:

– И ты сказал Ясону.

– Он был мне другом. Я помогал ему как мог. Теперь я боюсь его. Могущественные боги до сих пор заботятся о нем. Не думаю, что сумел бы с ним справиться.

На этот раз ответа не было. Вокруг нас стали смыкаться сумерки. Серп луны появился над вершиной утеса, над водой, падающей в пруд.

Шум водопада убаюкал меня, усыпил. И без того я был утомлен долгой дорогой и созданием образов раятук.

Когда я вдруг проснулся от прикосновения мокрых ладоней, легших на щеки, она была рядом. Наши древесные плащи слились. Любопытному взгляду мы представились бы всего лишь путаницей ветвей, но в глубине их шатра Медея стояла передо мной, наполовину возникнув, наполовину слившись с толстым стволом орешника.

Глаза ее были темны. Пронзительный Взгляд. Такой я ее помнил.

Лицо, когда-то чувственное, теперь стало загадочным; тело, некогда щедрое, теперь тощее, все так же влекло. Такая красота не блекнет с возрастом, со временем. Путаница волос поражала более своей яркой медью, нежели обилием.

Она оглядела меня с головы до ног – голого, едва проснувшегося, сохранившего юность воздержанием от чар, ограниченным применением сил, отчего мозг костей моих оставался мягким и податливым. Но она умела видеть сквозь плоть, умела увидеть заблудившегося в глазах человека.

– Ты много теряешь, Мерлин. А мог бы состариться легко и красиво, стать искусным и мудрым старцем.

– Подумай, как много сил я сберег, чтобы применить их в свой срок!

Мои слова рассмешили ее.

– Как дерево, пораженное молнией. Вспышка пламени ярче солнца – великого пламени. И ничего не останется, кроме обугленного пня. Вот твоя судьба. Сколько ни мечтай жить вечно!

Вот как она думала обо мне? Будто я собрался жить, пока не упадут звезды? Жить, пока солнце не погасит наконец луну? Пока земля не выпустит из себя птиц, способных унести человека к небесам? Все это сбудется со временем, но разве для того я хранил молодость, как бы ни заманчиво было увидеть все это воочию!

Она вдруг отделилась от дерева – нежнокожая дриада, – обняла меня, дрожавшего перед нею, нагого. Ладони вбирали и гладили, пальцы снова дразнили, в то время как губы касались моих губ и она следила за мной из-под опущенных век.

– Я помню.

– И я помню. Ты сейчас…

Она это сделала, и я вскрикнул от удивления. Медея смеялась, склонив голову и опустив взгляд, играя со старым дружком.

– Ты воняешь, – сказала она напрямик, игриво подчеркивая каждое слово, и тут же перешла к действию. – Поплаваем в пруду. Мы, знаешь ли, не одни.

Весь лес словно зашелестел смехом. Да, я и не думал, что мы одни. Но это уже ничего не значило. Глаза, смотревшие на нас теперь, устали смотреть и ждать нашего возвращения с тропы. Они будут снисходительны, как и встарь.

Она взяла мою руку, положила себе на грудь, всего на миг – напоминанием о прошлом, напоминанием о своем возрасте. Она настороженно следила за мной, но прикосновение – которого я так долго был лишен – оказалось невыразимо волнующим. Она была всем, чего я желал. Была трепетом всего желанного, даже десять тысячелетий спустя.

Она увидела, обрадовалась и, снова крепко сжав левой рукой юного старца, увлекла меня в озеро, в обжигающе холодную воду.

Мы плавали под водопадом. Здесь было глубоко, так глубоко, что в обычном облике я не сумел бы достать дна. Тьма окутывала, ощущение, что тебя увлекает в глубину, отбивало любопытство.

Это озеро было из «полых» – один из путей под мир и сквозь него, связующий Иные Миры. Приходилось остерегаться, чтобы не заплыть слишком далеко.

Но сейчас эта забота была ненужной. Двое детей играли в озере, ныряли, как выдры, боролись и возились в глубине за водопадом под нависшими скалами. Ярко звенел смех. Нет ничего чудеснее и безнадежнее любовных игр в холодной воде, когда двое шалят и дразнят друг друга. Всего лишь щедрая, запоминающаяся близость прикосновений. Одна из великих простых радостей.

На берегу, раскинувшись на нашей одежде, Медея раскрыла мне объятия более привычным способом. Наши губы изголодались друг без друга. Ее пальцы щипали и тянули, сжимали и гладили. Юный старец стряхнул с себя холод, вооружился, словно для битвы, но с радостью отправился на летние квартиры.

Наутро мы снова плавали, потом Медея ушла поискать медовых сот. У нее нюх на такие вещи, так что она вернулась с добычей и не покусанная злыми пчелами. Мы оба умели подолгу сдерживать голод, однако поесть обычно приятно. Ярко светило солнце, и день встал тихий и теплый. Медея снова походила на девочку. Заметила:

– Так глубоко я еще не бывала. С вершины утеса виден долгий путь в горы. Страна Призраков обширна.

Мы все еще были в ничейной земле, наполовину вне времени.

Ей вдруг загорелось отыскать долину, где мы жили детьми.

Память о ней должна была храниться близ озера, где мы так часто купались, но лесные тропы здесь прихотливы.

Смыв с пальцев и со щек липкий мед, мы вошли в чащу, высматривая узкое сводчатое устье ущелья.

Вскоре послышался стук дерева о дерево. В лица нам дунул холодный ветер.

Маски свисали с веревки, протянутой поперек прохода. Полусгнившие от дождей, побитые ветром, они все еще были узнаваемы. Ветер бил их друг о друга. Они вертелись и раскачивались на веревках, свет вспыхивал в отверстиях глаз.

Мы вместе пропели их имена: я и Медея, как усвоили в дни учения:

«Фалькенна, дух сокола… Кункаваль, дух пса… Лунная греза, память о женщине на земле… Синизало, вечный ребенок…»

Посредине болтался Пустотник. Кольца вокруг глаз и ухмыляющийся рот еще хранили следы зеленой краски. Шутник, способный провести в скрытые пространства земли… или увести к смерти. Медея, проходя в ворота масок, коснулась пальцем своих губ, потом искривленных в ухмылке губ Пустотника.

– Зачем ты это сделала?

– Лучше с ним ладить, – ответила она как о само собой разумеющемся.

Я, спокойствия ради, повторил ее жест, но на самом деле не Пустотник манил мой взгляд, а странная маска, связанная с искусством повествования, с памятью Земли, с памятью людей. Помнится, эту наставницу звали Габерлунги – необычное имя. Друид из крепости Урты – Глашатай Земли – был смутным ее отражением, хотя далеко не столь таинственным, как сама неуловимая и всевидящая Габерлунги.

Думаю, я угадал, почему сказительница шепнула мне что-то, когда я проходил мимо. Она, быть может, запустила в движение события, что привели меня к записи этих слов, этой повести. Каждый из детей, посланных на Тропу, должен был выполнить свою миссию. Моя, как мне почудилось на миг, была оставить запись, источник множества историй. Вот эта запись.

Я пишу это много веков спустя, но твердо помню, что именно так текли мои мысли, пока я шел за Медеей к реке и пещере нашего детства. Иногда мне вспоминается, будто я думал о ней как о духе Синизало, вечного ребенка и защитника детей.

Как-никак, после Ясона она именно детям отдавала всю жизнь.

Мы вышли к реке. Пещеры в обрыве были защищены от непогоды толстыми шкурами, закрепленными в отверстиях, усердно просверленных в каменном своде. Запах еды и едкая вонь дубленых кож. Далекий смех, сердитый окрик женщины, визг поросят, неровная дробь барабанов.

Призрачные звуки прошлого, воссозданные памятью, почти живые, но ускользающие.

Она со смехом перебегала от пещеры к пещере.

– О Мерлин, все, как я помнила! Вот здесь обдирали и разделывали звериные туши. Здесь тот старик вырезал фигурки из кости и рога – амулеты нам в дорогу.

Она нырнула в следующую пещеру, взвизгнув от радости узнавания:

– Куклы! Мои куклы!

Я следом за ней вступил в полумрак. Холодные стены пещеры были укрыты мехами и шкурами, нога тонула в глубоком слое тростника и соломы, поверх брошены меховые подстилки для сидения. Груда медвежьих шкур отмечала ее постель – всего здесь были четыре ложа, – и три деревянные куколки со смешными разрисованными рожицами и гибкими прутиками вместо рук и ног сидели на подушке.

Медея подняла каждую, расцеловала и вновь усадила на место. Она что-то бормотала им, заслоняя собой, чтобы мне не было видно, как она возится с нелепыми игрушками.

– Ты спал там, – сказала она, указывая в глубину пещеры.

Я уже разглядел охапку травы, покрытую козьей шкурой вместо одеяла, нависающую над постелью голую скалу и осыпавшиеся следы красных линий – образы воображаемых созданий, которые я выводил пальцем, осваивая искусство призыва. Очень странных созданий. Сумей я вызвать подобных чудищ, плохо пришлось бы маленькой долине – хуже, чем если бы табун диких жеребцов промчался вдоль ручья.

Холодное место, вызванное холодными воспоминаниями. Плоть реальности, разъединенная ощущением сна. Мне стало не по себе, и я покинул это отражение дома моего детства вслед за женщиной, которая в те годы была подругой и мучительницей нежного юнца.

Мы с Медеей долго молча сидели у воды. Она взяла мою руку, крепко сжала. В глазах слезы.

– Как давно. Как далеко мы зашли, как грустно быть так далеко от дома.

Ее внезапная грусть смутила меня, потому что я ее не разделял.

Я сказал ей:

– Я не вспоминал этого времени жизни, пока не пришел в эту опоясанную морями землю с Уртой и Ясоном. Когда друзья появляются и исчезают словно в мгновение ока, кажется бессмысленным думать о чем-либо, кроме очередного приключения.

– Я думала так же, – сказала она, – до Колхиды. Когда Тропа провела меня через Колхиду, за поколения до того, как она стала такой, какой ты помнишь по плаванию Арго, я поняла, что нашла второй дом. Все знаки, все в мире духов говорило мне, что здесь я буду счастлива, и когда город рос, когда царь Эет повзрослел, превзошел меня возрастом и удочерил, – на время я ощутила себя в раю. Я была жрицей Овна. Чьей только жрицей я не побывала в жизни! Питон, бык, орел… Я знала свое дело. – Она рассмеялась. – Резала баранов и сжигала их. Меня до сих пор преследует запах жареной баранины! Потом появился Ясон, и все женские мечты исполнились в несколько быстролетных, ослепительных, чудных дней. Ты когда-нибудь чувствовал любовь, Мерлин?

– Любил и сворачивал с пути на протяжении десяти тысяч лет. Среди прочих дел.

– Я о настоящей любви.

– Только к тебе, по твоим словам, и даже это в далеком прошлом.

Почему я солгал?

– Наша любовь предначертана, – успокаивающе заметила она, целуя мне руку и по-прежнему погруженная в воспоминания. – Мы были созданы, чтобы полюбить друг друга и разлучиться. И мы живем так долго, почти бессмертны. Но смертная любовь? Тот человек, тот Ясон. Вовсе не похожий на охотников за добычей, бороздивших моря и земли. Боги коснулись его, проникнув глубже обычной человеческой души. И когда я полюбила его, то полюбила пламенно. А когда возненавидела, то возненавидела яростно. Он разбил мне сердце. Я могла бы убить его. Решила похитить то, что для него было дороже всего, – сыновей. И мне это удалось, отлично удалось, согласись. Но только ведь они и для меня дороже всего.

Она казалась такой спокойной, говоря все это. Прежде, в нижнем мире, когда мы направлялись в Грецию, она бушевала. Ненависть и брызги слюны били мне в глаза, словно змеиный яд, когда она обвиняла меня в дружбе с Ясоном.

Эта Медея была рассудительнее: задумчивая, опечаленная женщина.

Я воспользовался случаем и заговорил о том, что нас разделяло:

– Прошло столько лет – не пора ли простить того, кто, как мы оба знаем, обладает и силой и слабостью смертного человека? Пусть даже он – Отравленный. Почему не позволить ему найти Маленького Сновидца? Он недолго проживет. Кинос проживет дольше, но и он не вечен. Ты переживешь своих сыновей. Твое будущее так же бездетно, как прошлое Ясона на протяжении этих семисот лет.

Слишком поздно я вспомнил, что и Медея провела семь веков в одиночестве и страдала сильнее Ясона.

Я приготовился встретить ярость огненных глаз, но она подкатилась ко мне, прижала палец к моим губам и прошептала:

– Я подумаю. Времени на раздумье будет в достатке. А пока – такое ты помнишь?

Я не помнил. Стараясь высвободиться из ее мучительных сладких объятий, скатился вместе с ней в озеро. Мы всплыли, отфыркиваясь и хохоча.

Мне нравилось это место. Узкую долину почти весь день наполняло солнце. В кустах у ручья порхали птицы. Мы ловили их в силки. И мы создавали обряды жертвоприношения для каждой маленькой тушки, ощипанной нами и поджаренной на прутике над огнем. Мы изобретали странных богов и еще более странные обряды. Мир казался сном; дни были волшебством в том смысле, который подразумевает существование, почти невероятное своей нежностью, плодотворностью, простыми радостями.

Медея ловко отыскивала плоды, коренья и травы. Я ставил верши на рыб и охотился в лесах. Мы обследовали тайные области Иного Мира, порой взбираясь на высокие скалы и стояли, глядя на одетые туманом вершины в сердце Царства Теней Героев.

Там, по словам Медеи, лежал океан и в нем множество островов, самых разных, с редкими обитателями. Я не спрашивал, откуда ей это известно.

– И среди них скрыт Маленький Сновидец, – наугад предположил я.

Она взглянула на меня с легкой улыбкой:

– Маленький Сновидец сам выстроил себе дом. Он очень хорошо научился строить дома. Он хорошо защищен, хотя все же уязвим.

Большего не пожелала сказать.

Эти несколько дней были идиллией. Давно я так много не смеялся. Медея готовила кушанья, странные и удивительные. Щепотка одного, привкус другого. Я почти не замечал, что ем. Видел только юную женщину, одетую давней плотью, и ощущал забытую радость погони за наслаждением.

Не везло мне только в рыбной ловле. Никак не удавалось приманить рыб, лениво пасшихся на поверхности, глотая водоросли и мошкару. Они не желали попадаться в мои ловушки.

Я мог бы, конечно, принудить их, но это нарушило бы дух примирения с подругой детства, с моей возлюбленной, с моей новой союзницей.

Однажды вечером, когда мы лениво валялись у реки, она вдруг нависла надо мной, прижав ладонями мои плечи, взглянула строго.

– Если я дам обещание позволить Ясону увидеть сына… ты обещаешь держать его подальше от меня, насколько это в человеческих силах?.. В мерлинских силах, – добавила она со смешком.

Вопрос озадачил меня.

– Ну конечно. Ему нужна не ты, а Кинос.

– Он был бы рад увидеть мою голову на копье.

– И мою тоже. Но ради того, чтобы увидеться с сыном, если это возможно…

– Все возможно, – таинственно проговорила она, – но мне нужна уверенность.

– Насколько это зависит от меня, можешь быть уверена! Так или иначе, этот человек долго не проживет. Ему пятьдесят лет как один день. Я бы дал ему еще лет десять, не больше.

– Его коснулись боги, – хмуро пробормотала Медея. – Мне нечего противопоставить его богам. Гера любила его. Сука! Если она все еще живет в нижнем мире, с нее станется выдернуть из пряжи его нить и растянуть на века.

– Его боги всегда играли с судьбой, но им никогда нельзя было доверять – вечно грызлись между собой. Не считая Геракла, вспомни, кому из своих детей они даровали продление смертной жизни? «Детьми» они полагали народам Греческой земли.

Медея засмеялась:

– Знаю. Я провела среди них много лет, не забыл?

Она мимолетно поцеловала меня и со словами:

– Тысячу лет бы так провела, но пора заняться делами, – исчезла в глубине долины.

И я бы мог провести так тысячу лет. Жизнь была изысканно ленивой. В Тауровинде, должно быть, еще заняты восстановлением крепости и клана. Ясон далеко, пробирается лабиринтом рек, вьющихся по Альбе, в поисках сердца острова, где надеется найти сына.

Было время отдохнуть с Медеей.

Однако следующие несколько дней меня тревожили явления раятуков.

Я охотился, например, когда огромный пес Кункаваль прыгнул на меня из рябинника, опрокинул навзничь и, рыча, потянулся к глотке. При мне было еще копьецо Урты, и я втиснул его в пасть зверя. На древке остались глубокие отметины зубов. Бессмысленный взгляд пса горел красным светом. На миг я обессилел от страха, когда же потянулся к заклятию, способному отправить его в небытие, он отступил, не переставая ворчать. Я ударил его копьем по заду, но до конца дня он следовал за мной, провожая рычанием издалека.

Как-то в полночь я проснулся и обнаружил у себя на груди Фалькенну: крылья распростерты, клюв впивается мне в кожу. Он взмыл к луне, избежав моего удара, и Медея потом мазала мне бальзамом глубокие царапины на груди.

Все это походило на тревожный сон.

Лунная греза и явилась во сне. Щедрое нагое тело, лицо подобно луне, темное с одной стороны, сияющее с другой, внимательные глаза озабоченно глядят на меня.

– Проснись, проснись, – шептала она, склоняясь для поцелуя. Я потянулся к ней, обхватил пышную грудь, ощутил ее язык у себя во рту. – Мерлин, милый Мерлин, пора просыпаться. Проснись же!

– Иди ко мне.

– Проснись, посмотри вокруг, вот все, что я хотела сказать.

– Не уходи! – умолял я сонное видение. Но она, обняв меня напоследок, отступила к реке и – полусвет-полутень – уплыла по ночной воде ни восток.

На следующий день я спросил Медею, не докучают ли и ей раятуки.

– Нет, – просто ответила она и взглянула на меня пристально.

Я сидел, и она, забравшись ко мне на колени, сказала:

– У меня есть вопрос.

– Спрашивай.

– Если я пообещаю дать Ясону увидеться с сыном, обещаешь ли ты держать его подальше от меня, насколько это в человеческих силах?

Вопрос застал меня врасплох. Помнится, я думал, не пьяна ли она или еще не совсем проснулась?

– Ты же знаешь. Мы уже говорили об этом.

Она отшатнулась, опешив. Взгляд стал жестким, потом метнулся в сторону. Пальцы, сжимавшие мои плечи, разжались. Я видел небо сквозь ее бледное лицо. Она развоплощалась.

– Проснись, проснись, – прозвучал у меня в ушах шепот Лунной грезы.

Я стряхнул Медею с колен, но стряхивать было уже нечего. Морок растаял, как туман в жарком летнем воздухе.

Я взглянул внутренним взором и едва не вскрикнул, обомлев. Солнца не было: пасмурный день, скалы блестят от сырости. Пещеры – разверстые темные пасти. Внутри только скальные полки для постелей. Ни кукол, ни кож, ни мехов – ничего, что могло бы оживить воспоминания. Заглохшая, забитая тиной река почти без течения. Трава на берегу примята одним спящим телом. Только одним.

Я был один. Обманут. Соблазном завлечен терять время в этой глуши. Сколько времени? Обратившись за ответом к внутреннему взгляду, я почувствовал себя дурак дураком и тут же вспыхнул досадой:

– Четверть года! В двенадцать раз дольше, чем думал. За это время Урта, должно быть, счел меня покойником или предателем; Ясон, влекомый желанием, презирающим смерть, уже совсем близко.

Чем занимается Медея, можно было только гадать.

Меня тошнило, ныло сердце. Я бросился к реке, отделявшей Страну Призраков от царства Урты. Невольно пришел на ум Одиссей, герой войны с троянцами, которого задержала на пути домой красавица Калипсо, убаюкавшая обманчивым чувством покоя и безопасности, скрывшая течение времени.

Как мог я допустить такое? Как мог я, из первых рук слышавший горестную историю этого храбреца, забыть его совет – всегда вооружаться против коварства и хитрости, когда враг улыбается и сулит мир?

И где, – этот вопрос преследовал меня, рыча подобно Кункавалю, – где кончилась правда и начался обман? Ее обещание Ясону? Страсть ко мне? Наша возвращенная близость? Правда или ложь? Уверен, я кричал вслух на бегу, обращаясь к малому духу Арго, ожидавшему меня под прибрежными ивами.

Медея!

Я уже не любил ее, я был в ужасе. Она съела меня, сжевала, смеясь, и выплюнула в тенистую реку глупца, соблазненного влечением и воспоминаниями.

Попадись она тогда мне на глаза, копье Урты, брошенное моей рукой, прошило бы ей грудь и ушло бы дальше в долину.

Я почти бежал к Извилистой, к Нантосвельте, призывая на ходу малую тень Арго. Задул, пронизывая облака, колючий ветер. В воздухе висел дождь, в небе кружили темные птичьи стаи.

Ее голос шепнул мне:

– Не приближайся к реке. У реки опасность. Не приближайся.

Новая ложь? Я бежал вперед, продираясь сквозь пригнувшийся под ударами ветра лес. Снова ее шепот:

– Осторожней. Опасность ближе, чем ты думаешь.

Приходилось верить, что это не обман, что настойчивое предостережение исходит от друга. Я замедлил шаг, крадучись приблизился к лужайке, где прежде играли дети. Она заросла высокой травой. На дальней стороне, за узкой расщелиной, ведущей к реке, звучали голоса. Я отступил под прикрытие нависающей скалы. Голоса стали громче и вдруг смолкли. Те, кто приближался, заметили открытое место и замолчали.

И тут же из расщелины показались трое, проворно рассыпались по сторонам, пригнулись, скрылись в траве.

– Вот то место, – произнес женский голос с чужим выговором. – Место, которое я видела во сне. Но оно покинуто. Здесь много лет никого не было.

– Не верится что-то, – проворчал в ответ мужчина. – Рубобост, приведи остальных.

Еще пятеро выскользнули на открытое пространство, пригнулись. Блеснули на солнце клинки и накладки на продолговатых щитах. Среди них была та мрачная троица, которую я уже видел, когда Арго подходил к побережью Альбы.

Темноволосый длинноногий и большерукий Рубобост возвышался над травой, его жесткий взгляд метался по сторонам в поисках опасности. Я не думал, что обычный смертный может проникнуть в Иной Мир, так что либо я ошибался, либо Рубобост все же принадлежал к другому миру, был мифом, как я давно заподозрил.

– То самое место, – повторила девушка.

Я чувствовал, как она ощупывала поляну: подозревала что-то, чуяла опасность, но не умела определить, откуда она исходит.

Ах, Ниив! Как многому ей еще предстоит научиться, хоть она и использует свой волшебный дар в полной мере и даже весьма неумеренно.

Я скрыл себя от нее в тот же миг, как узнал – под плащом с капюшоном, с выкрашенными черной краской волосами, с лицом, скрытым под маской грязи. Ей меня не обнаружить, а мне почти не стоило труда отвести ее взгляд.

Ясон, смертный, которого коснулись боги, – дело иное. Он не высматривал меня, однако его взгляд проникал сквозь простые преграды, хотя человек часто не умел распознать того, что видит. Он был воин, наемник и коварнее самого хитрого колдовства, если только не пытаться думать над тем, что делает. Для него я был открыт, хотя, чтобы понять это, ему требовалось время.

– Здесь ничего нет. Одна трава да воспоминания, – прошептала Ясону Ниив.

– Ты уверена? – переспросил предусмотрительный воин.

– Я слышу эхо набега, слышу крики и горе; все это было очень давно.

Аргонавты медленно поднимались на ноги: щиты еще наготове, мечи за спинами, готовые к мгновенному удару. Они двинулись в мою сторону, молча растянувшись в цепь. Ниив, кажется, любовалась небом над головой. Ясона больше привлекала укрывшая меня скала. Рубобост хмуро поглядывал по сторонам, встревоженный чем-то, скрытым даже от меня.

Они поднялись над травой внезапно, как потревоженная стая птиц: с десяток воинов, все конные, кони бьют копытами воздух, вырываясь из укрытия. Ниив метнулась обратно к расщелине. Рубобост бросился вперед, встал бок о бок с Ясоном. Духи уже неслись на добычу.

Медные шлемы с высокими гребнями, под ними пустые лица. Руки у всех обнажены до плеч, грудь и спина прикрыты кожаными доспехами, поверх свисают до талии яркие накидки, голени прикрыты поножами из полосок кожи. И у всех тонкие пики с широкими наконечниками.

Греки!

Железо о железо, железо о кожу – звон и глухие удары стычки, шумной и кровавой. В рядах духов прокричал что-то женский голос. Один из всадников – предводитель, судя по блеску золота на шлеме, – объехал Ясона, рубанул на скаку коротким мечом с листовидным клинком. Мрачный воин, полный решимости добраться до головы Ясона. Я расслышал, как он бормочет:

– Не тот! Ты не тот! Или тот? Нет! Ты не он!

Странная была схватка.

Ясон двигался как во сне, лицо застыло. Он без труда отбивал хлесткие, рубящие удары, но даже не пытался достать незащищенные ноги всадника или коня, не использовал щит как оружие, не наступал, только поворачивался на месте, мгновенно угадывая, откуда обрушится новый удар, и отводя его. Всадник же промедлил только однажды, оглянулся в мою сторону и снова вернулся к захватившему его бою.

Двое из людей Ясона уже упали, двое из мрачной троицы, но оба успели доползти до расщелины, прежде чем потерять сознание. Потом Рубобост ухватил за передние ноги одного из коней, опрокинул его, примяв всадника, и взмахнул над головой громоздкой тушей, распугав ближайших к нему врагов. В том числе и противника Ясона, который и без того уже отступал в страхе, выставив перед собой острие меча. Его конь неловко пятился, путался в длинной траве, а наездник шипел, как испуганный кот. Слов не разобрать, но в них слышится страх и ярость. Что-то он увидел такое, что вывело его из себя.

Подвиг могучего дака дал отряду Ясона время оттянуться к расщелине. Рубобост метнулся за ними, прикрываясь вскинутым над головой щитом. Три дротика с глухим стуком ударили в обшитое кожей дерево.

Так же внезапно, как нападали, всадники, кроме предводителя, потянулись прочь по поляне, выстроились в колонну и галопом ускакали в глубину страны, к ее горной твердыне. Двое из их числа остались молча лежать в траве.

Оставшийся всадник медленно подъезжал к моему укрытию. Его тело блестело от пота. Натрудился, стараясь достать Ясона. На подбородке кровь: прокусил себе губу. Темные холодные глаза испытующе смотрят на меня из-под золоченого греческого шлема. Всадник пытается заглянуть под навес скалы.

На левом нащечнике я заметил изображение корабля, на правом – овна. А надо лбом явно лик Медузы.

– Это мое место, – прошептал на древнем греческом молодой всадник. – Ты занял мое место. Это «Место, чтобы звать отца».

В его словах не было чувства. Проговорив их, он вдруг развернул коня и, не взглянув больше на меня, умчался через поляну вслед за отрядом. Я поднял взгляд и впервые заметил на скале над собой корабль, фаллос, пса и несколько человечков, изображенных тонкими черточками на сером камне. Но это было не то место, что показывал мне Кимон, когда я пришел сюда за царственными детьми. Быть может, оно принадлежало Мунде?

У меня не осталось сил на раздумья. Слишком ошеломлен я был зрелищем жестокой атаки на Ясона, и еще не отошел озноб, охвативший меня, когда я узнал этот пронзительный, хищный женский голос. Голос Медеи, конечно. Где она скрывалась, я не разглядел. Возможно, была среди всадников. Пыталась прекратить поиски Ясона в самом начале, но нарвалась на великана-дака, этого нового Геракла аргонавтов. Он поставил на силу против колдовства, и поле боя осталось за ним.

Я говорил уже: ничейная земля – странное место, равно чуждое для духов и для смертных. Здесь нет ни правителя, ни верной тропы для путника. Неведомая земля.

Время шло. Я оставался под скалой, собираясь с мыслями.

Когда стемнело, на поляну крадучись возвратился Рубобост. Факел, однако, он держал высоко над головой, бесстрашно объявляя о своем присутствии. Он подобрал двух раненых аргонавтов: схватил их, открывших живые глаза, но безмолвных, за руки и уволок к реке. Ниив задержалась, храбро вышла на поляну. Глаза блестят, как у рыси.

– Я знаю, ты здесь, – шепнула она. – Чую тебя. Я знала, что найду тебя здесь. Почему ты не показываешься, Мерлин? Тебе ведь хочется.

Я не двинулся с места. В расщелине бормотал ветер, сквозняк гладил мне кожу призрачными пальцами.

– Я знала, что ты станешь следить за мной, – тихо продолжала она. – Я все время чувствовала твой взгляд: сперва глазами вороны, потом чайки. Думаешь, я не заметила? Я тоже следила за тобой, Мерлин: сперва глазами лебедя, потом тени, помнишь? Не пытайся отрицать! – воскликнула она со смешком. – Мы с тобой никогда не потеряем друг друга из виду!

Я так хочу тебя. Ты не представляешь, как хочу. Я бы не сделала тебе ничего дурного. Вместе мы были бы такими сильными. Я пойду с тобой по Тропе. Дело не в заклятиях и волшебстве – мне не нужна твоя магия. Только сердце! Я прощаю тебе то, что ты делал с Медеей.

Отпустив на прощание это двусмысленное замечание, она повернулась и побрела следом за гаснущим факелом дака. Неужели она выследила меня даже здесь, под чарами Медеи? Или она имела в виду давние дела? Куда сунула свой нос эта девчонка?

Вскоре после этой неприятной встречи я осторожно выбрался из-под скалы и вошел в расщелину. Когда впереди блеснула извилистая Нантосвельта, я увидел у берега чистый, прекрасный Арго, противящийся мощному течению. Парус был свернут, но мачта стояла. Чудные краски гербов и ликов прежней команды играли на бортах как талисманы удачи.

Вокруг пылающего на берегу костра теснились люди в плащах. Рубобост стоял на страже: под ногами пирамидка дротиков, в руках большой топор, взгляд неустанно обшаривает берег и расщелину, из которой я выглядывал. Я не рассмотрел ни Ниив, ни Ясона. Миеликки, богиня корабля, скалилась на корме. Ледяные черты подсвечены пламенем, руки протянуты вперед, словно она рвется на свободу из деревянного идола.

Дальний берег, порог царства Урты, скрывался в ночи и тумане. Мне нужно было добраться туда. А для этого нужен был Арго.

Я отвлек бдительного Рубобоста прозвучавшим совсем рядом с ним мяуканьем кошки и пробрался мимо корабля к заросшей тростником бухточке, где должна была поджидать лодочка. Она и ждала, шепнула при моем появлении: «Забирайся скорей». Я упал в отсыревшие меха на ее дне, и она, покачнувшись, отошла от берега. Я с изумлением заметил склонившуюся надо мной фигуру, неузнаваемую в темноте. Лодка тенью совы скользнула к дальнему берегу и выплеснула меня на отмель. Потом она развернулась кормой вперед, и жесткое лицо Госпожи Леса уставилось на меня сквозь серый сумрак. Ледяное дыхание Похйолы, северной страны, остудило кожу. Раскосые грозные глаза блеснули на ее лице, но тонкие губы раздвинулись в знакомой улыбке. Миеликки, богиня северных лесов, была ко мне весьма благосклонна.

– Ну, Мерлин, пора нам расстаться. Я рада, что ты нашел дорогу назад, рада, что ты снова на ногах после Дельф и той жаркой неприятной страны.

Ах, Греция! Как мне недоставало ее жары, ее ароматов, ее сухого ветра! Но для этой красавицы снежных пустынь, владычицы ледяных березовых рощ, солнечный климат представлялся проклятием. Я сочувствовал ей и благодарил покровительницу острокилего Арго.

Она послала мне насмешливый, лукавый поцелуй и добавила:

– Ниив тебя не отпустит.

– Знаю. Буду настороже.

Она сказала:

– Я – ее защитница. Делай что хочешь, чтобы сбежать от нее. Делай что хочешь, чтобы разубедить ее. Но если ты попытаешься ее обидеть…

Как наглядное пояснение к невысказанной угрозе из воды высунулся гигантский войтази, щелкнул зубами перед моим носом и снова погрузился в пучину.

– Я не стану ее обижать, – пообещал я Миеликки. – Но на коварство отвечу коварством. И не встану на пути ее смерти.

– В ней – твоя жизнь, – напомнила богиня. – Я до сих пор чувствую запах любви в хижине, где ты наполнял и распалял ее прародительницу за много поколений до того, как навестил Похйолу. Я до сих пор помню запах твоего дыхания, когда ты пытался утопить ту женщину просто ради того, чтобы опомниться; я чувствую вкус соли в твоих слезах, когда ты смотрел на рождение ребенка, праматери твоей малютки Ниив. Твои чары, как соль, растворенная в воде, остались в ней, так что помни: все, что ты причинишь ей, ты причинишь самому себе!

Лодочка ускользала вдаль, и черты Миеликки, улыбавшейся с кормы, стали юными, тонкими и прекрасными. Я крикнул вслед ей:

– Она хочет содрать волшебство с моих костей.

– Так отъедайся хорошенько, – засмеялась богиня.

– Она изгложет меня, как шакал, дай ей только полслучая. Я ей не поддамся, что бы ты ни говорила.

– Вас ждет долгая борьба, – донесся ко мне шепот богини, – и тот, кто состарится первым, проиграет.

Глава 15 В ОСАДЕ

Лодочка, моя верная спутница, пересекла реку и слилась с Арго: дерево с деревом, прошлое с настоящим. Мне грустно было расставаться с ней, но я знал, что Арго радуется ее возвращению. Ясон мрачно склонялся над кормой, глядя через Нантосвельту. Глаза осколками кремня блестели, высматривая тень человека, взгляд которого он почти ощущал на себе. Потом он отдал приказ, и Арго оттолкнули от берега. Нантосвельта подхватила корабль и перенесла ближе к берегу жизни и живущих: поднялись и опустились весла, мой старый друг Рубобост, взявшись за кормило, задавал ритм, а на носу, свернувшись по-кошачьи, притулилась маленькая хрупкая фигурка Ниив – кошка, притаившаяся в засаде и выжидающая мига для прыжка.

Арго прошел вдоль берега, скрылся из виду, а мне пришлось заняться более насущной задачей: как добраться в Тауровинду, опередив Ясона и его команду наемников.

Я не принял в расчет Миеликки. Она, должно быть, задержала их продвижение по реке. Быть может, я, как и она, неподвластный времени, казался ей ближе Ясона, занятого собой и своими чувствами, жестокого и сметавшего все на своем пути. Как бы то ни было, несколько дней бега по долинам, заросшим лесом, через узкие теснины, отделявшие Тауровинду от Страны Призраков, – и я наконец увидел высокий холм, огни костров, знамена и тотемные столбы, поднимающиеся над стеной и башнями. Урта по-прежнему был хозяином крепости.

Однако крепости осажденной.

В пути меня обогнала колонна воинов, в которых я узнал Нерожденных: могучие кони и плащи простых цветов – зеленые и красные. Мертвые предпочитали более сложный рисунок. Мечи скрыты в выложенных золотом ножнах, и у каждого в руках одно копье с толстым древком, а не связка дротиков, с которыми так ловко управлялись Урта и его предшественники.

Щиты их имели форму узкого овала, почти без украшений, и висели у седла, а не на спине воина. Я уже достаточно изучил Страну Призраков, чтобы опознать отряд будущих вождей здешних мест.

Я притаился, пропуская их, хотя не предчувствовал исходящей от них опасности.

Следом отряд Мертвых, блистающих яркими цветами, бренчащих бронзовыми кольцами на предплечьях, в ушах и на щиколотках, прошагал мимо меня, а за ним летели вороны, предвкушающие добычу. Этот отряд, жестокий и грубый, казалось, пребывал в мире скрытых значений. Они сознавали мое присутствие, хотя и не видели меня, скользящего через лес клочком тумана на холодном ветру. Они показались и тут же скрылись, но я много дней видел их след – след крови.

И Мертвые и Нерожденные смешались в осаждающем войске, перекрывшем все пути и тропы, кроме той, что вела к Нантосвельте: вьющейся тропы, по которой уносили плетеные лодки с телами умерших.

По этой тропе я мог вернуться к Урте. По ней же явится в Тауровинду Ясон, когда Арго наконец доберется к простому деревянному причалу.

Воины из ивы и орешника, воины из тиса и дуба окружили холм пятью рядами: иные были вырезаны со всем тщанием, но в большинстве – лишь скрещенные ветки с растянутой на них человеческой кожей. Мрачные костлявые идолы, мимо которых не посмел бы пробраться к крепости ни один грабитель.

В высокой траве тенями скользили Мертвые. Я обогнул их по дороге к реке. В поле их были сотни, хотя почти все спали, свернувшись в комок. Каждый ветерок, каждое движение воздуха здесь означало проходящий мимо призрак. Пахло тлением. Уголком глаза я заметил то блик металла, то цветные перья на шлеме. Высокие кони и низкорослые лошадки бродили в полусвете полубытия. Отворив истинный взгляд, я услышал смех и шум военных учений, треск костров и собачий лай.

Сомневаться не приходилось: пришельцы из Иного Мира твердо решили отвоевать Тауровинду. Они покинули свой мир и принесли с собой часть его, окружив Громовой холм.

Но зачем? Что даст им обладание такой крепостью?

Урта оборонялся запертыми воротами, священными огнями и резными столбами, обтянутыми кожей Мертвых. Он явно воспользовался советом Волчьих Голов и Глашатаев. Защита оказалась действенной. Я говорил уже: на нашей стороне Тени Героев уязвимы.

Я уже собирался двинуться сквозь расположение Мертвых, когда услышал напевный девичий голосок. Он показался знакомым, но я узнал его не сразу и, только услышав: «Я вижу – зеленое, я вижу бронзу», понял, что рядом Мунда.

Окликнул ее, но странное пение не прерывалось. Тогда я пошел на голос и нашел девочку сидящей в пасти двух серых скал, уставившись за реку. Глаза, ослепленные Светом прозрения, не замечали мира реки.

Я шагнул в луч этого света, и она заметила меня, узнала и улыбнулась. Здесь не слышно было шума воды, не свистел ветер.

– Мерлин, – шепнула она, глядя вдаль. – Отравленный совсем близко. Он принесет смерть. Я вижу, Мерлин, но лицо его так странно: лицо юноши и старика. И вправду с ним все не так.

– Это потому, что он покинул свое время, – объяснил я девочке.

– Вот оно что! Тогда понятно. Я вижу его потерянным; я вижу его пустым. Я вижу его в злобе, я вижу его плачущим.

Я покачал головой:

– У него уже не осталось слез. Он не плакал, когда старший сын отверг его ударом меча.

– Я не вижу сыновей – только братьев. Двое гневных мужчин и два серых призрака с их лицами.

Мунда не уставала поражать меня, хотя, может быть, все дело в том, что я не мог забыть, как мало ей лет. Обычно дети легко проникают в духовный мир, но круг их зрения невелик, потому что в них мало жизни. Не то с дочерью Урты! Она разглядела и двух сыновей Ясона, и их призрачных спутников. Мать, разделив заброшенных в будущее детей, наделила каждого отображением брата, чтобы они были счастливы и не грустили. Тезокор был далеко в Греческой земле, и призрак Киноса странствовал с ним. И все же Мунда сумела увидеть их. Было чему дивиться.

– Выйди из имбас фораснай, – тихо сказал я ей, и она вздрогнула, глубоко вздохнула, мгновенно возвратившись в мир камней, деревьев и осеннего ветерка.

– Мерлин, Мерлин! – с неподдельной радостью вскричала девочка, хлопая в ладоши и подпрыгивая, чтобы обнять меня. – Где же ты был? Так долго тебя не было! Мы скучали!

– Я был за рекой.

– Мы в осаде, – мрачно проговорила она. – Мало кто может пройти сквозь то войско. По древней тропе…

– Догадываюсь, – улыбнулся я.

– Ну отец злился, что ты от него сбежал! Что-то он тебе скажет! Хотя чем скорее набьешь синяк, тем скорее заживет, так что пойдем, пойдем!

И девочка, схватив меня за руку, потянула за собой от реки через кишащую призраками равнину МэгКата.


Урта увидел меня издалека. Он выслал людей за линию костров, что перегоражала подходы к крепости. Мунда, словно коготками вцепившись в мою руку, провела меня мимо быка, оленя, волка, человека и коня и почти втолкнула в толпу встречающих: в сутолоку подъезжающих колесниц и радостно ухмыляющихся воинов. Среди них выделялись Урта с Уланной.

Только они не улыбались.

Урта в бешенстве схватил дочь за плечи:

– Где ты была? Как выбралась из крепости? Я тебе что сказал? Ни шагу за стены!

– Мне здесь ничего не видно, – объяснила Мунда. – Все заперто.

– Все заперто? Я тебе покажу «заперто»! Тебе запрещено было выходить! И сколько раз ты это уже проделывала?

Мунда бесстрашно взглянула в глаза отцу:

– Я здесь ничего не вижу! Приходится выходить к обвивающей нас.

– Кажется, меня ты прекрасно видишь!

– Я не так вижу. Пусти меня!

Но отец слишком рассвирепел. Были вызваны две женщины-старейшины, и брыкающуюся Мунду увели в дом, где поселились ее новые опекуньи. Их лица и лица Глашатаев явственно выражали осуждение девочке, нарушившей приказ отца и подвергнувшей опасности Тауровинду.

Она же, увлекаемая за руки прочь, продолжала выкрикивать:

– Ты ничего не понимаешь! Как я могу тебе помочь, если ничего не увижу?

Урта уже не слушал ее. Он шагнул ко мне, окинул холодным взглядом и кивнул на стену. Я следом за ним поднялся на одну из башен, откуда видны были равнина внизу и мерцающее войско, окружившее крепость.

– Где тебя носило? Все лето, мерзавец! Четверть года! Полюбуйся, что у нас творилось тем временем.

– Я был очарован.

Он ядовито рассмеялся:

– Очарован женщиной? Знаю я твои вкусы, Мерлин. Сколько времени провели вместе на севере, забыл? И по пути в Дельфы. Отлично помню, как эта красотка Ниив висела у тебя на шее.

– Не совсем так.

– Вы были любовниками, и не спорь.

– Я не спорю. Но той женщине нужны мои тайны, а не поцелуи.

– Где ты был так долго? – сердито повторил он, стиснув мое плечо. – Видишь это воинство? Тени! Герои! Может, здесь и мои предки. А может, сыновья моих сыновей? Они нас зажали, вздохнуть не дают. Только друидам удается без помех добраться к реке… да еще, похоже, моей дочурке! Мы голодаем, терпим лишения, а ублюдки еще и уклоняются от боя. Ни единой стычки! И еще раз спрашиваю: где, во имя Суцелла, тебя носило?

Я осторожно подбирал слова: Урта явно был не в настроении.

– Был с женщиной, – сказал я.

– Ха!

– Но не просто с женщиной.

– Ну-ну?

– С Медеей. Она заперла меня, точь-в-точь как эти герои – тебя. Оба мы провели лето в осаде, только ты это сознавал, а я нет. Она заморочила меня, Урта. Зато тем яснее я вижу теперь.

– Что ты, что моя несносная доченька! Вечно ноете, что плохо, мол, видно! И что мне с тобой делать?

– Хорошо бы напоить. И мяса бы. И сыра, и мисочку оливок? И поменьше этих разгневанных пылающих взглядов.

Урта скрыл усмешку в длинных темных усах.

– Напоить? Нантосвельтского винца у нас в избытке!

Он имел в виду речную водицу. Могли бы поставить бродить хоть что-то! Яблоки, траву, ягоды терна, боярышника или шиповника… Подумав, я сообразил, что если и поставили, то давно все выпито.

– А насчет мяса, может, и повезет, ежели довезут, – добавил он, выглядывая через стену, и прокричал страже внизу: – Не спать у ворот!

Что-то мелькнуло среди деревьев священной рощи, раздвинулись ветви, и трое всадников вырвались на извилистую тропу. У одного через седло перекинута была оленья туша.

Тени возникли из травы, как тогда на поляне перед Ясоном. Отряд призрачных всадников проскакал рядом с охотниками, норовя столкнуть их с тропы. Трое живых низко пригнулись в седлах и отбивались направо и налево длинными шестами с цветными тряпицами на концах и насаженными чуть поглубже изогнутыми костями. Бычьими ребрами, как мне потом сказали, а тряпье было содрано с тел погибших Мертвых. Грабителя-волка отгоняют оскаленным черепом серого собрата. Так же и призраки шарахались от запаха своей потусторонней родни.

Бычьи ворота распахнулись, и охотники влетели под защиту стен.

Тогда-то я и спросил Урту насчет шестов. Ответила мне Уланна.

– Волшебные палочки, – сказала она. – Я задумалась, как бы ты предложил защитить охотников. И еще видела что-то в этом роде в детстве. Отец отправился к оракулу Айран Курга, у меня на родине. Путь туда был опасен, потому что вокруг оракула скитаются потерянные и лишенные чести. Их отгоняют их же собственными костями.

– Немного от одного, кое-что от другого, – с уважением заметил я, и она поклонилась в ответ.

– Часто так выходит лучше всего. Помогли и Волчьи Головы. Чтобы выжить, им пришлось одолеть дальний путь. Хоть они и лишились чар, зато много о них знают.

И я вернулся в не знающую покоя злополучную крепость. Войско короля Вортингора, согласившегося ненадолго одолжить своих коритани, было раздражено и досадовало на неожиданную задержку. Они тревожились за свои семьи. Они видели, что дорога из крепости – сквозь кольцо осаждающих теней – не закрыта, и только воля Урты удерживала их на Громовом холме.

Но и его способность к убеждению истощалась, как и припасы, и запас развлечений и военных игр. Шуточные поединки, скачки и состязания все чаще оканчивались смертельным исходом из-за озлобленности и усталости осажденных.

Хотя пищи пока было в достатке. Об этом Урта позаботился. В тот день, ради общего мира и в честь моего возвращения, разделили добытого оленя, и его потроха зажарили над огнем – угощение для знатных наемников. Четырнадцать человек, считая меня, расселись на низких лавках. Тут были и Катабах, и Уланна, и Рианта-Заботница, желавшая услышать мой рассказ о Стране Призраков. Дом Урты снова сиял яркими красками, на стенах блестели щиты, свисало оружие, а растянутые между ними плащи отгоняли сквозняки и унылые ночные звуки. Вокруг дома снова протянулись ров и терновая изгородь, а на ней висели знамена корнови и предков рода тектосагов.

Пылкого Кимона, сына правителя, не было среди собравшихся; зато до нас доносились вопли сидящей взаперти Мунды – девочка не желала смириться с заключением.

Когда полоски оленины отбили, чтобы придать им мягкость, и подвесили над огнем, разговор оживился и настроение поднялось. Сыскалось немного яблочного сидра, крепкого, с резким вкусом, немного грушевого вина и напитка, приготовленного из кислого молока, – отвратительного на вкус всех, кроме скифки, собственноручно его состряпавшей. Она сидела рядом с Уртой, отпуская грубые шутки на его счет и еще более грубые в сторону рыжебородого быка Морводумна, брата Горгодумна, отчего оба то и дело разражались хохотом.

Мне вручили кусок оленьего языка – доля вождя! Урта был рад моему возвращению и еще, возможно, хотел сказать: «Я был зол на твою отлучку, но теперь с этим покончено. За дело!»

Урта рассказывал, как обнаружились первые признаки осады – при возвращении охотничьей партии вроде той, что я видел сегодня.

– Морводумн и еще двое отправились набирать людей – на восток, как обычно. С той стороны то и дело подходили воины-копьеносцы, возвращающиеся из греческого похода после завоевания Греции.

Завоевания? Это беспорядочный, хотя и многолюдный, набег через Македонию на Дельфы – завоевание? История с каждым пересказом становится слаще!


– Они повстречали сына правителя Конари из клана Тулач, с воинами и тремя рабами, захваченными в Македонии на обратном пути. Македонцы – хорошие воины и обещали семь лет воинской службы за право, когда срок истечет, свободными вернуться на родину – если найдут дорогу. Жалкая троица, сам понимаешь, но нам ни от какой помощи отказываться не приходится.

Я проникся жалостью к этим троим, занесенным в страну с неприятным климатом и жалкими земляными крепостями.

Урта продолжал:

– Весь отряд двигался вдоль реки до самого леса. Завидев вдали верхушки башен, они пустили коней вскачь через равнину и заорали песню, чтобы известить нас о себе.

Тени Героев, должно быть, затаились в высокой траве. Четыре или пять десятков вдруг появились среди равнины уже верхом и напали на наших. Я смотрел с башни у ворот Рианнон. Они словно из-под земли выскочили, а может, из тайных подземных ходов. В Конари попало семь дротиков, тоньше тернового шипа и длинных, как стрелы. Он умер еще на равнине. Все его люди получили раны. Македонцы оказались счастливее. Несколько ударов вскользь, а в остальном невредимы. В Тауровинду влетел истекающий кровью отряд. Один из рабов успел подхватить тело Конари, и мы потом похоронили его у источника Нантосвельты. Как только осада закончится, я позабочусь, чтобы его тело отправили домой.

Спросишь, откуда они взялись?

Не могу сказать, Мерлин. Но на следующий день и впредь вся равнина и болота на востоке кишели тенями Мертвых и Нерожденных. В дождь из можно видеть – прозрачные водяные фигуры, перебегающие в густой траве или подъезжающие верхом. Дразнят, примериваются или пытаются сбить, кого достанут.

Это я помнил по своему первому возвращению на покинутый холм.

– Ты умеешь их различать – Мертвых от Нерожденных? – спросил я, но Урта только покачал головой.

– Если вооружение знакомое, может, они из прошлого. Если верхом на этих тяжелых конях, а оружие выглядит странным, то из будущего. Может быть…

Морводумн с важным видом поднял нож, которым резал мясо.

– Я одно подметил: часть войска на равнине весьма деятельно нападает на наших всадников в новолуние, пока серебро не загорелось. Другие наоборот – те, что с незнакомым оружием, – больше выезжают в полнолуние, когда серебро блестит всего ярче.

– Я тоже заметила, – негромко согласилась Рианта. Она пристально следила за мной. – Среди окружающих нас воинов нет единства. Стычки, споры. Я видела. И отряды то прибывают, то уходят. На востоке, у леса, стоит призрачный дворец. Там поселился их верховный вождь. И там разгораются раздоры среди воинов.

Катабах трижды хлопнул в ладоши:

– И я видел. Дворец охраняют тени созданий, в которых не много человеческого. А знамя верховного вождя… не знаю, какому королевству или клану оно принадлежит.

Пока ничего нового.

– Но зачем им Тауровинда? – спросила Уланна, качая головой и прожевывая кусок мяса.

– Вот именно, зачем? – эхом отозвался Урта. – Я надеялся, что Мерлин что-нибудь провидел. Мерлин?

– Если и провидел, – правдиво ответил я, – то очень глубоко, очень скрыто от взгляда.

Правда, намек, что части войска по-разному воспринимают влияние луны, помог мне кое-что понять. В самом деле, луна во многом определяет судьбу живущих. Она обращает свой темный и горестный лик к Мертвым, а утешительную белую грудь к тем, кому еще предстоит родиться. Она определенно играла свою роль в происходящем.

Я описал свое путешествие в Иной Мир, не умолчав, как беззащитен оказался перед чарами Медеи. Урта с радостью выслушал весть о возвращении Ясона – он, верно, рассчитывал усилить войско, – зато остался вполне равнодушен к предстоящему появлению в нашем обществе искусной северной волшебницы Ниив.

Могучий Морводумн вдруг вскочил на ноги, накинул свой короткий багровый плащ и вложил в ножны нож. Он насупившись смотрел на меня, встревоженный какой-то внезапной мыслью. В отблесках огня казалось, что его рыжие волосы шевелятся сами по себе.

– Если мой брат, Горгодумн, мертв, а я думаю, так оно и есть… тогда он среди Мертвых, в Стране Призраков. Он был достойный муж, славный боец. Немного скор на гнев, немного медлителен на месть, не любил оставлять ни живых врагов, ни добычу, немного несдержан, когда дело шло о скотине, забредшей в чужие земли, не из тех, кто легко спускает обиды, а порой и похвалу, но при всем при том – достойный муж. Те здесь, кто знал его, вспомнят, что не было никого сильнее его в пяти зимних приемах: ни в «дюжине гремящих барабанов», ни в «пяти щитах, окаймленных золотом и бронзой», ни в «десяти кувыркающихся воинах», ни в «шести расписных гусиных яйцах», ни в «одиннадцати сигнальных свистах». Кто в этом доме может сказать то же о себе?

Общий согласный ропот подтвердил, что Горгодумн был искусен во всех этих приемах.

Манандун шепнул мне:

– Был, правда, один прием, который ему никак не давался, – тот, что все мы изучаем первым, и в совершенстве: прием «девяти поворотов женщин».

– Вы поворачиваете женщин? Куда? – удивился я.

– Одну женщину на девять сторон, – пояснил Манандун, многозначительно шевельнув бровью, и я только тогда понял, что прием не имел отношения к танцам.

Морводумн добрался между тем до сути дела:

– Если он вместе с Рианнон и Аверносом пересек реку и теперь в Царстве Героев…

Если он убит…

…Тогда он может оказаться сейчас среди душ, поселившихся в высокой траве и кривых терновых стволах МэгКаты. И готовится напасть на нас? На собственного брата? А мне что делать, если бой сведет нас меч к мечу, грудь с грудью? Что ждет Горгодумна, если я нанесу удар, прерывающий дыхание? Что будет со мной, если он нанесет скорбный удар?

Вопрос напомнил всем о странных и зловещих сторонах положения, в котором очутились защитники крепости: они воевали с собственными предками… и с собственными нерожденными потомками. Морводумн просто первым решился завести речь об этом прямо в сердце дома правителя. А ведь все эти месяцы каждый в крепости, будь то мужчина или женщина, должно быть, до боли всматривался в смутные тени за стеной, не мелькнет ли знакомый образ мужа, сына или отца, с почетом похороненного ими. И каждый, конечно, таил страх, что увидит любимого когда-то человека с обнаженным против них мечом, с натянутым луком, с занесенным для удара копьем… скорбное дело, как сказал простодушный Морводумн, выразивший общие мысли.

Заботница прервала молчание, установившееся после горестной речи Морводумна.

– Не будет бесчестьем отвернуться от отца или брата, если ты сумеешь узнать их. Тогда уйди с поля. Как я вижу, Тени Героев в наших землях слабы, слабее нас. Помните, сколько рассыпанных костей мы оставили на равнине, возвращаясь на Громовой холм? Кто бы ни привел сюда через Извилистую любимых нами в прошлом или тех, кого мы любим в память того, кем они станут, – он ведет их против их воли. Отравленный, Несущий Смерть вызвал эти деяния. Подобные ему были до него, будут и впредь. Но в нашей стране они появляются лишь по одному в поколение, не чаще. Иногда это добрые люди. Вспомните Кухулина, великого героя Эрина, вспомните его двенадцать подвигов и боевое бешенство. Да, они бывают добрыми. А бывают и злыми. И Мунда, девочка, несущая в себе Свет Прозрения, уже видела его приближение.

Словно услышав свое имя, запертая неподалеку дочь Урты с новой силой принялись выкрикивать свою обиду.

Подобные ему были до него, будут и впредь.

Эта женщина сама когда-то обладала имбас фораснай. Теперь он оставил ее: такой дар неизбежно уходит со временем. Но осталась память, глубокая и подробная, и мудрость, требующая все новых испытаний. Она сумеет воспитать Мунду, девочку, которую ожидает та же дорога.


Зачем понадобилась Стране Призраков Тауровинда? Ответ, быть может, лежал в прошлом крепости, и я обратился за ним к Глашатаю Прошлого.

Я слушал внимательно: его рассказ был красноречив, полон красок и страсти, но вскоре стало ясно, что жрец лишь повторяет заученную наизусть речь и описывает запечатленные в памяти, но непонятные видения. Эти слова веками передавались из поколения в поколение. Точнее, два века, минувшие с тех пор, как правители разоренного Тевтоборга поднялись на этот холм в сердце Альбы и сразились в поединке за право владеть его крутыми склонами и раскинувшимися вокруг лесами. Победителями в тот день стали Дурнадонд и его жена Эвиан. Три из четырех семей изгнанников, бывших с ними, ушли на юг. Одна – на север. Быстро возникли новые королевства, но Громовой холм стал первым Местом Собраний. Здесь собирался первый Совет изгнанников, и его обороняли в первую очередь. Вскоре пять королевств вновь развязали кровавую войну, на сей раз – между собой.

Я знал Дурандонда и ему подобных: моя Тропа, мой вечный путь вокруг мира провели меня через леса и пастбища страны, где благородные предки Урты правили народами, отдававшими все силы на поддержание роскошной и вольной жизни избранных. У избранных не было иного понятия чести, кроме установленного ими для собственного рода: рода знатных воинов, святых и женщин-старейшин – истинных правительниц этих обширных земель.

Помню, как тела воинов – любимцев тех женщин – опускали после битвы в полной броне в огромные золотые кувшины. Эти причудливые гробы запечатывали смолой и погружали в глубокие колодцы, покрывая их мраморными или гранитными плитами, обшивая дубом и украшая полевыми цветами. Изменников благородного рода тоже хоронили – но живыми, в деревянных бочках, сбрасывая их в глубокие ямы и засыпая сырой землей.

Пять династий истощили силы в мелких стычках с вторгавшимися с востока племенами – в том числе с киммерийцами и скифами – и в опустошительной войне с греками, чье войско прошло через четыре страны и два горных хребта. Немалая часть захваченной тем войском добычи пополнила сокровищницу Дельфийского оракула.

Но к падению королевство привела собственная алчность, ожесточившая угнетенный народ.

Что такое могли принести с собой на Громовой холм те изгнанники? Что влекло сюда духи Мертвых? Уж конечно, не трупы Дурандонда и Эвиан, похороненных даже в золотых колесницах!

Я обратил взгляд внутрь холма, но, хотя его подземелья, как все подземелья, легко открылись внутреннему взору, я не увидел ничего, кроме поднимающегося спиралью водотока, питавшего источники крепости прозрачным вином Нантосвельты. Если что-то еще и лежало у нас под ногами, оно было скрыто даже от меня.


Пир кончился, и гости разошлись. Урта отвел мне прежнее помещение в своем доме, и я не спорил. Слишком устал.

Разбудила меня маленькая ладонь, коснувшаяся моих губ. Девочка серьезно смотрела на меня и шептала:

– Радость! Радость! Я вижу лебедь, я вижу, летит… Моя лебедь вернулась ко мне.

В тот же миг тревожный крик рога со сторожевой башни поднял на ноги всю крепость.

Глава 16 ПОХИЩЕННЫЕ ДУШИ

Один из отрядов с равнины МэгКата сумел взломать западные ворота и теперь рвался в крепость. Всадники и колесницы, сметая все на своем пути, пробивались к священному саду. Они обходились без факелов. Вступив в крепость, они мгновенно обрели телесный облик и стали уязвимы для железа. Коритани, вызванные из своей казармы, отражали атаки захватчиков с равной яростью.

Колесницы носились кругами, дротики и стрелы с шипением вспарывали ночной воздух. Я увидел, как Уланна бросилась в схватку, надев лишь штаны для верховой езды да обшитый бронзовыми пластинками нагрудник. Она упала на колено и принялись расстреливать захватчиков из лука, посылая стрелу за стрелой с убийственной точностью.

Крик рога с востока оповестил о новом штурме. На стенах Тауровинды загорелись факелы, заблестело оружие.

Я благоразумно держался поодаль и вмешался всего однажды: когда топор, брошенный с седла, заставил Уланну опрокинуться наземь. Всадник мгновенно подхватил оружие и склонился над ней, взмахнув топором над ее головой. Не задумываясь я вызвал огромного свирепого волка, напустил его на воина и смотрел, как зверь вышиб его из седла и вцепился в глотку. Уланна поднялась на ноги, оглянулась в тревоге, меня не разглядела и снова принялась опустошать свой колчан. Покончив с этим, метнулась, пригнувшись, в укрытие.

Я отпустил волка, но он остался над телом! Я глядел, сперва с удивлением, потом с испугом, как зверь проволок свою добычу сквозь сечу, вынес за ворота и по извилистой тропе ушел в ивовую рощу, чтобы там на свободе выпотрошить труп.

Кто завладел моими чарами?

«Радость! Лебедь летит…»

Голос Мунды со смехом обрушился на меня. Ниив здесь! Сумела воспользоваться суматохой и пробраться в крепость. Она здесь, следит за мной, крадет мою силу у меня на глазах!

Мимо с грохотом пронеслись кони, проскрежетала опрокинутая колесница. Рядом вырос Манандун со своей стражей. Мечи наголо, щиты отброшены перед смертельной битвой. Манандун заметил меня и крикнул, отгоняя с дороги:

– Ты видел девушку? Северянку? – прокричал я ему.

Он уже разжигал в себе боевое бешенство: лицо налилось кровью, глаза горели. Но мои слова дошли до него. Он остановился на мгновение, махнул рукой назад.

– Да. Она выкрасила волосы черным, а на плече несет лебедя. Бежала к неметону. Не до нее! – жестко добавил он. – Ворота Рианнон захвачены. Помоги нам, Мерлин. Наколдуй загнать войско мертвецов обратно в могилы!

Он рассмеялся, зная, что я не стану вмешиваться. Он хорошо знал меня, этот старый друг Урты. Он выполнил боевой прием «ноги и меча» и выпустил из узды боевое бешенство, которое откроет ему мгновенный доступ в Страну Призраков, если прервется его дыхание.

Наемники-коритани, хоть и обиженные малой платой за службу, удерживали западные пределы, платя высокую цену, падая обезглавленными под ударами отчаянных мертвецов.

Я обогнул сад, поднялся по лесенке на восточную стену, чтобы осмотреть равнину. Там метались огни, все поле казалось живым. По движению факелов можно было судить о ходе боя, разгоревшегося внизу. Войско подступало к Бычьим воротам, – прорвалось сквозь Бычьи ворота! – пыталось сбить второй ряд тотемных столбов, но завязло.

Вдали ряд всадников неподвижно выстроился перед шатрами, в которых, как ты предполагали, располагался правитель.

Они наблюдали за нами из-под греческих шлемов. Копья опущены, щиты на спинах. Белокрылые соколы рвались, натягивая путы, с рукавиц воинов этого маленького отряда. Я каким-то образом ощутил их беспокойство. Один из всадников с трудом сдерживал горячившегося скакуна, но борьба с конем, кажется, успокоила воина. Он все поглядывал на реку. Его шлем блестел позолотой.

Яркое пламя расцвело над Нантосвельтой. Я видел верхушку корабельной мачты и не сомневался, что к причалу подходит Арго.

Но что-то странное носилось в воздухе, таинственно светился эфир, пространства крепости и священной рощи сдвигались, сливались. Потом в ночном воздухе разлился явственный запах северной колдуньи: эти духи я узнал бы где угодно. Я обернулся, ожидая увидеть ее за спиной, но она еще таилась. «В сад», – сказал Манандун, и, пройдя вдоль частого плетня ограды, я без труда обнаружил пролом – не больше лисьей норы, – оставленный девушкой.

Она пряталась на другом конце священного сада и, съежившись, затаив дыхание, ждала меня. Но вместо того чтобы направиться к ней, я поставил на место сломанный плетень. Она явственно проворчала что-то в досаде. В тот же миг ограда прогнулась наружу под яростным ударом. Второй удар проломил прутья, и темноволосая девица с пылающим взглядом встала передо мной в гневе – и тут же бросилась вперед.

– Мерлин! Не уходи. Ты мне нужен!

– Наверно, больно было, – заметил я, указывая на проломленный плетень, и взял ее за руку. Костяшки пальцев были разбиты в кровь. Но одни ее слабые руки не проломили бы толстые прутья.

– Ты по-прежнему растрачиваешь силу попусту, – устало проговорил я. Это была правда. Она растрачивала свою молодую жизнь. А так важно уметь сдержать и сохранить силу волшебства, особенно такую малую силу, какой обладала столь мелкая колдунья, как Ниив.

– Не важно, – отмахнулась она, цепляясь за мое плечо. – Ясон здесь. Корабль… – она понизила голос до шепота, – корабль задержал нас. Я заметила, что он не торопится. Но теперь он здесь. Он думает, тебе известно, где спрятан Маленький Сновидец. Он потерял одного сына и не согласится потерять второго. Если ты ему поможешь, может, он тебя не убьет!

– Он меня не убьет.

– Убьет! Он может! Он думает, ты в союзе с Медеей.

Я бы рассмеялся, если бы не боль, которую всколыхнули воспоминания о ее коварстве.

Ниив крепко держала меня. Ее трясло.

– Позволь мне остаться с тобой. Я обещаю больше не заглядывать в твое будущее. Не совать нос в твои дела.

– Поэтому ты отправила моего волка из крепости?

– Прости, – сказала она. – Не удержалась. Я просто хотела тебя подразнить, дать знак, что я здесь.

Она была опасна. И отнюдь не беззащитна. И отнюдь не правдива. Но мне вспомнились слова киммерийского вождя, которого я некогда знавал: «Не спускай глаз с тех, кому не доверяешь».

Мне не дали времени помусолить это рассуждение. Вопли бушевавшей внизу схватки сменились изумленным ропотом. От ворот Рианнон прозвучал горн, и едва ли не все население крепости бросилось к стенам, откуда открывался вид на Нантосвельту. Мимо, сжимая лук и пустой колчан, пробежала Уланна. Настороженно покосилась на Ниив, потом на меня и крикнула:

– Они отступают! В чем дело?

Со сторожевой башни прогремел голос Урты:

– Мерлин! Арго! Скорей!

Я догадывался, что означают эти три слова, и по лесенке выбрался на гребень стены. Ниив не отставала. Если я рассмеялся, когда мне открылась равнина, то лишь от изумления и восхищения старым мудрым кораблем.

Ночное войско пришло в смятение. Тропа шествий, вьющаяся от Нантосвельты к крепости, превратилась в поблескивающую реку! Арго плыл по ее извилистому руслу, весла поднимались и опускались под медленные удары барабана. В барабан бил Рубобост. Он стоял на корме, лицом к холму, вглядываясь издалека в склонившиеся к нему лица в поисках знакомых черт. Если наши глаза встретились, то лишь на мгновение.

Ниив задыхалась:

– Миеликки! Моя Госпожа протянула реку к воротам!

Но не Миеликки создала эту ожившую сказку, а, как мне кажется, сам мудрый Арго, дух корабля, годами превосходивший даже меня. Он, как я недавно убедился, умел проплыть по ручьям не шире упавшего ствола. Он умел подчинить себе мир вод. Он был полон волшебством от трюма до мачты, от носа до кормы, и двигавшие его весла были ногами и крыльями, плавниками и пальцами, переносившими его туда, куда он желал попасть.

И он знал, что делает. Едва корабль торжественно вступил на тропу, ставшую рекой, войска духов собрались кланами, подхватили оружие и, кто вскачь, кто бегом, пустились прочь с равнины МэгКата. В рядах устрашенных и недоумевающих призраков царило смятение и отчаяние.

Они бежали на юг, подальше от Нантосвельты, растаяли в болотах, затерялись в густых ивняках, тянувшихся отсюда насколько хватал глаз. Я успел заметить, что жестокие полки Мертвых свернули в одну сторону, в то время как Нерожденные на своих могучих скакунах удалились в другую.

Остались лишь отборные воины с белыми соколами.

Когда равнина опустела, они спустили своих птиц, развернули щиты и галопом пустили коней к медленно продвигавшемуся вперед Арго. Ясон повернулся им навстречу, взялся за меч. Но у самого борта всадники, кроме вождя, развернулись и вслед за своими бежавшими товарищами исчезли на юге. Оставшийся метнул копье. Оно полетело прямо и ударило Ясона, отшвырнув его к борту. Но он ожидал удара, и грудь его была прикрыта толстыми слоями кожи и дерева. Он выдернул застрявшее в нагруднике копье и метнул обратно в тот самый миг, когда нападающий, с криком ярости, разворачивал вздыбившегося коня. Копье ударило того в бок, и снова было выдернуто из раны и вскинуто в угрозе.

– Ты не тот! – прокричал молодой голос на древнем наречии Греции. – Не тот! Не тот!

Четыре колесницы, разбрасывая за собой искры факелов, вырвались из Бычьих ворот и, взметнув фонтаны колдовской воды, погнали воина-призрака с поля МэгКаты. Он легко оставил их позади.

Река текла теперь сквозь ворота. Арго замедлил ход, но не остановился. Весла легли вдоль бортов. Ясон, закинув плащ на плечо, спрыгнул на берег. Рубобост также выскочил на сушу, а за ним, сняв с бортов свои щиты, последовали трое аргонавтов. И все же Арго продолжал двигаться. Он прошел в ворота и погрузился в склон холма, уйдя в землю так легко, как утренний туман скрывается в лесу.

Стало вдруг очень тихо.

Ниив дрожала. Она цеплялась за мое плечо, робко выглядывала из-за моей спины.

– Скажи ему, что он хочет знать, – уговаривала она.

Она могла думать только об одном, и меня это не удивляло. Я спросил, видела ли она, что произошло.

– Видела. Ясон отыскал тебя. Арго сотворил чары. Мерлин, тебе грозит опасность!

Они месяцами осаждали Тауровинду. И пропали, как блуждающий огонек, едва Арго открыл старой реке дорогу к крепости. Что спугнуло их? Корабль? Человек? Что взломало замкнутое кольцо? Что обратило в бегство воинство ночи?

– Ты встревожен. – Девица сжала коготками мое плечо.

Я смахнул ее руку. Ясон в сопровождении пары колесниц вводил своих людей в крепость. Его приветствовали хриплые голоса рогов и мелодичное пение женщин. Урта, облачившийся в серый меховой плащ, окликнул меня. Он успел спуститься с башни и поджидал меня внизу. Рядом стоял гордый наследник Кимон.

– Во имя доброго бога, что творится, Мерлин? – выкрикнул Урта.

– Время покажет.

– Открой глаза! Мне нужно знать.

Ниив расхохоталась:

– Всем нужен Мерлин! Мерлин, видящий сквозь холмы!

Мне это не понравилось. Она была права: в такие минуты от меня вечно ждали чудес – волков, волшебных копий, прозрения. Иногда у меня получалось, иногда нет, но все это стоило дорого, и я совершенно не собирался платить такую цену по чужому приказу. Властный голос Урты разгорячил мне кровь гневом, и Ниив – несчастная нимфа – тут же поймала меня на человеческой слабости. Я не собирался допускать ее в себя. Не желал, чтобы ее пальцы шарили по моим костям, выпытывая тайны рождения.

Следовало рассудить спокойно. Замешательство Урты объяснимо. Он просто не может понять, почему победоносное войско бежало с поля боя. Он одновременно в восторге и в гневе, обрадован – и недоумевает. Как и я, между прочим. Но с какой стати он решил, что я подчиняюсь его капризам? Кажется, все уже было решено по дороге в Дельфы.

Придется напомнить.

Но когда я приблизился, готовый к спору, Урта опустил руку мне на плечо:

– Кимон сейчас сказал мне, что ты опасаешься Ясона. Не тревожься, дружище: в этих стенах никакой длинноволосый мохнобородый грек не оскорбит моего избранного гостя. Но что здесь происходит?

– Если б я знал, сказал бы тебе. Если бы знал способ увидеть, постарался бы увидеть. Но вокруг нас завеса, Урта, завеса, мешающая видеть и понимать.

Я следил за ним. Он на миг насупился, потом, кажется, понял:

– Нас морочат? Все не такое, каким видится?

– Я сам не мог бы выразиться удачнее.

Он сделал вывод, с которым мне спорить не приходилось:

– Твоя огнеглазая девка, Медея.

– Моя прежняя возлюбленная, – более изысканно выразился я. – Во всех этих странностях, безусловно, чувствуется ее ручка. Но и Ясон принес с собой бурю. Пока что все обернулось в нашу пользу, но ты должен дать мне время, чтобы во всем разобраться.

Урта хмыкнул, взглянул на сына. Сын взглянул на отца. Одно выражение на двух лицах: жесткое, терпеливое, немного презрительное. Одновременно пожали плечами и перевели взгляд на меня.

– А пока, – начал Урта и замолчал, заметив внезапно навалившуюся на меня усталость. – Что такое?

– Ты хотел сказать: пир? По случаю приема гостей?

Он опешил:

– Среди ночи? Не луна ли тебя поцеловала?

– И на том спасибо доброму богу.

Я порадовался за кабанью семейку, поселившуюся на южном конце Тауровинды. Мне уже начинало казаться, что коритани пируют непрерывно, если только не сражаются.

– Пир состоится завтра к вечеру, – закончил Урта. – А пока я должен побеспокоиться о твоей безопасности. И устроить, как приличествует, Ясона с его людьми. Не избавить ли тебя от этой стервятницы? – Он пристально взглянул на спрятавшуюся ко мне за спину Ниив. – Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, – добавил он.

Я не знал.

В ту же минуту ворота Рианнон распахнулись, и грозноликие аргонавты в сиянии факелов вступили в крепость.


Я наблюдал за ними, не показываясь на глаза. Как заметил еще глазами чайки (как давно, кажется, это было!), в некоторых из закутанных в плащи воинов таилось что-то зловещее, что-то глубоко неправильное. Вот Рубобост выглядел точно таким, как мне помнилось, разве что голоден и утомлен. Еще четверо, вступая в гостеприимно распахнувшиеся ворота, настороженно оглядывались, словно высматривая врага, хотя, вероятнее, они просто искали место, где бы выспаться.

Остальные шестеро – напряженные, жесткие, с темными взглядами и оливковой кожей – лишь наполовину живые. Шестеро сумрачных. Мне понадобилось не больше минуты, чтобы проникнуть в их мысли и понять, что сотворил Ясон. Один из них ощутил мое присутствие и ответил сердитым взглядом. Я отступил поглубже в тень, думая лишь об одном: «Как он умудрился? Сам бы не сумел, кто-то ему помогал. О сладостнодышащая Афина, только бы не Ниив, не эта глупая, наглая, хищная девчонка… она не могла по доброй воле ступить на самый край гибели!»

Ниив распознала мой страх и попыталась ускользнуть. Я поймал ее за руку и подтянул к себе:

– Если это твоя работа, маленькая дуреха, ты потеряла все. Все!

– Не моя, клянусь. Я знала, кто они. Но ничего не делала, честно.

– Тогда как он этого добился? Как?

– Не знаю.

Я выпустил девушку, и она шмыгнула в темноту: спасающийся от охотника зверек. Урта приветствовал Ясона в соответствии с обычаем гостеприимства. Его дом – дом Ясона; и всем его людям найдется место для ночлега.

Ясон ответил обычными словами благодарности, затем спросил:

– Он здесь?

– Да. И, как и ты, гость под моим кровом. Я храню мир в своем доме, друг Ясон. Если ты попытаешься убить его, сам будешь убит.

– Прямые слова, друг Урта. Ты можешь забыть тревогу. У меня нет намерения его убивать.

Он всмотрелся в освещенную факелами ночь и вскоре встретил мой взгляд. Выдержал его несколько мгновений и отвернулся. Я расслышал, как он сказал Урте:

– Здесь со мной еще несколько старых друзей Мерлина. У него с ними много общего.

– Мы обсудим это позже. Теперь же мне не терпится узнать, отчего вид Арго заставил наших врагов разбежаться по могилам.

Я разделял недоумение короля. В беспокойстве, не желая спать под одной крышей с Ясоном, бродил по стене до рассвета. Равнина МэгКата осветилась. Ни следа призраков: трудно было поверить, что войско силой более трех сотен воинов стояло на этом поле чуть ли не все лето.

Они, казалось, бросили свои шатры, но и это временное жилище словно кануло в землю.

Лестница за моей спиной содрогнулась под тяжелыми шагами. Рубобост. Он успел урвать немного еды и немного сна и выглядел много лучше. Я протянул руку, чтобы помочь тяжеловесному даку подняться на мостки. Пальцы, словно железные тиски, сжали мою ладонь.

– Ты был бы славной парой Гераклу, – сказал я ему.

– Жаль, я его не знал. Он славится в моей стране. Голыми руками прокопал ущелье в холмах. Там и теперь течет река. Мы зовем ее именем, которое означает «струя героя».

– Охотно верю.

– Рад снова увидеть тебя, Мерлин.

– И я рад тебя видеть, хотя уже видел на той стороне. Как вы перебрались через реку? Арго, надо полагать?

– Путь открыла Миеликки. Странное дело: я мог бы поклясться, что слышал в той странной земле твой голос. На нас напали всадники. Один здорово сердитый, бешеный парень…

Я объяснил ему, что был там и видел схватку на поляне.

– А куда подевался твой конь? Рувио?

Скакун Рубобоста отличался невероятной силой. Конь и человек были словно созданы друг для друга.

– Мы оставили его близ Страны Призраков, в подходящем местечке. Он выдержал долгий путь, а там у леса пасутся дикие кобылы и трава хороша. Рувио умеет так на меня посмотреть, что я и не пробую спорить. Отпустил, и теперь он заряжает кобылиц жеребятками: пригодятся со временем.

Солнце внезапно зажгло искры на вершинах леса. Рубобост умолк, совершая священный рассветный ритуал с поспешностью, граничившей со святотатством. Мне пришло в голову, что неплохо бы тоже помолиться, но если я и умел когда-то, так давно забыл. Когда солнце выплыло в небо, яркое, неожиданно пронзительное, во мне шевельнулись тысячи воспоминаний – и все не слишком возвышенного свойства.

– Пока остальные не проснулись, – заговори дак, закончив, – тут есть шестерка друзей, которые никогда не спят и не отказались бы повидать тебя. Друид впустил их в яблоневый сад. Не посмел отказать.

Я оглянулся на окруженный плетнем неметон. Глашатай прошлого стоял перед воротами, сжимая в руках ореховый посох, словно готовился защищать свой драгоценный сад от новых осквернителей. Он был мрачен и выглядел совершенно несчастным.

– Как удалось Ясону их поднять? – поспешно спросил я у дака, но тот только передернул широкими плечами.

– Он их поднял раньше, чем отыскал меня. Я возвращался домой после той драки в Македонии на пути в Дельфы, помнишь? Но передумал. Захотелось новых приключений, Мерлин! А ты, поди, сам знаешь: чего-чего, а приключений вокруг этого холодного грека всегда хватает. Я нашел его и новую его дружину у подножия холмов, близ реки Даан, где они спрятали Арго перед походом в Македонию. Те шестеро уже были с ним. Знаю только, что он воззвал к давней клятве. Ты, кажется, тоже там был тогда. Узы чести, завязанные в том плавании за золотым руном.

Слова дака удивили меня, но не поразили. Я немало времени провел с Ясоном в знаменитом плавании Арго семь веков тому назад. Он заключил тогда множество договоров. Я начинал понимать, что произошло.

Посоветовав Рубобосту, невзирая на усталость, последовать примеру коня и заняться творчеством, поскольку Урте в ближайшие годы понадобятся сильные воины, я покинул его для более сложного разговора.

Он поразмыслил с минуту и крикнул мне вслед:

– Поясни-ка, ты не кобылами ли мне советуешь заняться?

– Конечно же нет!

– Но здесь все женщины на вид такие свирепые! Даже девицы.

– Нежные звуки арфы, любовная песенка… немного ласки…

– Благодарствуй, – язвительно ухмыльнулся он. – Только я не пою и не играю на арфе. Спасибо.


Завидев меня, друид ощерился. Свои короткие волосы он вымазал глиной, так что они топорщились на голове кривыми шипами, подчеркивая гневную мину обтянутого кожей лица. Пятна глины усеивали и черный плащ, перевязанный на левом плече. Ореховый посошок копьем нацелился в меня. Поистине, этот человек был не в себе, притом явно опасался за свою жизнь.

– В саду шестеро мертвых, – хриплым шепотом предупредил он. – Ни шагу дальше!

– Мы с Мертвыми воюем, – напомнил я ему, – а эти шестеро на нашей стороне.

– Эти Мертвые – не то, что Мертвые. Те Мертвые еще живы, Тени Героев! Эти же – мертвы! Подняты против воли. Они не наши.

– Однако ты впустил их в сад?

– Лучше уж им быть здесь, близ Нантосвельты, чем в иных местах. Больше надежды, что уйдут, не причинив зла. И корабль тот теперь под землей, в сердце холма. Они принадлежат кораблю. Кто они, Мерлин?

– Еще не знаю. Знаю, что из аргонавтов Ясона, из прежних его соратников. Пропусти меня. Тебе они не опасны, жизнью ручаюсь.

– Речь не о моей жизни, – пробормотал Глашатай Прошлого, отступая с дороги. – Речь о крепости, и только о ней.

Я шагнул мимо него в сад, а он провел наконечником посоха вдоль моей спины. Малые чары, незамысловатые, отчасти защитные, отчасти следящие, коснулись моих костей. Я оставил их там. Этому человеку я доверял, к тому же лучше, если он узнает известное мне и уверится, что шестеро «оживленных против воли» не угрожают его твердыне.


Они разбрелись по роще. Каждый нашел себе место в тенях раннего утра и застыл там, но, стоило мне войти в сад, все они обернулись, насторожившись. Я вышел к зеленому цветущему пригорку, в который превратился курган, насыпанный над могильным колодцем Дурандонда и его королевы. Один из старых аргонавтов приблизился, снял шлем, открывая лицо.

В его глазах стоял потусторонний ужас – но и радость, и жажда – быть может, жажда понимания или жажда услышать голос старого знакомца.

– Тисамин… Мог ли я забыть тебя! Ты оставался с Ясоном до его смерти. Ты был лучшим из них, храбрейшим…

Ужас не исчез из его глаз, горевших на сером стальном лице.

– Был?.. Что толку. Я видел его смерть в Иолке. Но все вернулись проводить Арго с его телом. Все наши. Помнишь, мы выстроились на утесе над бухтой? И бросали факелы в море. Чудесный миг. Луна поглотила прекрасный корабль. А теперь он вернулся. И ты, Антиох, Антиох, как сумел ты сохранить жизнь и тепло?

На Арго меня знали как Антиоха.

Приветствуя старика, я взял его руку в свои. Она была прохладной – не холодной. И он был в смерти силен – не хрупок. Ясон нашел способ влить жизнь в жилы его трупа.

– Ты всегда знал, что я из другого времени, из другой эпохи, – напомнил я.

– Знал? Забыл…

– Кто еще с тобой? Кто вы, шестеро?

– Гилас, Кефей Аркадец, Линкей из Арены и Леодок из Арга. И Аталанта.

Говоря языком местных кельтов, это было одно из «семи ужасных откровений» моей жизни.

Случались потрясения прежде, будут, несомненно, и впредь, но не скрою: хотя имя Гиласа – слуги, любовника, копьеносца Геракла, доброта которого так помогла мне в первые трудные дни на Арго, – вызвало судорогу боли в моем изрядно окаменевшем сердце, услышать имя Аталанты оказалось больнее.

Гиласа Геракл, озабоченный самим собой, довел до изнеможения, и Ясон сговорился с остальными аргонавтами спрятать парнишку от этого чудовища, а того заверить, будто его похитили водяные нимфы – соблазнили и увлекли на дно по пути в Колхиду. Геракл уничтожил озерцо, погубившее, как он считал, его любимца, и отправился за новыми подвигами. Гилас же вернулся тайком на Арго. Он покинул нас позже, в устье реки Ахерон. Я надеялся – для долгой и более спокойной жизни.

Нелегко будет снова встреться с ним.

С Аталантой было иначе. Я не упоминал о ней до сих пор, потому что, по правде сказать, в плавании за руном она держалась сама по себе. Не любила праздных разговоров, и хотя делила удовольствия с иными из нас, как делали мы все в этом долгом плавании, – но не разделяла дух корабля. У нее имелась своя цель. Она была хорошей спутницей и хорошей охотницей, а ее женское и моряцкое чутье не раз сослужили нам добрую службу в том походе.

Когда она сошла на берег и решила остаться, так и не добравшись до Колхиды, нам всем долго ее недоставало.

Я знал ее мало и не слишком хорошо. Зато я знал ее далекую праправнучку. Уланну, новую супругу Урты. Уланна, скифка, сильная, преклонялась перед своей легендарной прародительницей…

Нелегко будет их познакомить.

Мудрый Тисамин, возможно, распознал мою тревогу. Он сказал:

– Мы – сильный отряд, даже в чужом времени. Мы здесь ради Ясона, ради данных ему обетов, и не обязательно сводить нас с другими. А когда Маленький Сновидец окажется в его объятиях, мы все сможем вернуться домой. К чему этот озабоченный взгляд, Антиох?

– Где ваш дом, Тисамин? Чем убедил вас Ясон оставить его?

Старик взглянул на меня и почти улыбнулся, но тяжесть чуждого времени стянула мышцы его прекрасного лица.

– Дом там, где широкая равнина, свежая вода, смолистое вино, куда порой приходят в гости предки, не столь старые, чтобы задержаться надолго, и не столь молодые, чтобы соскучиться за вином и беседой.

– Так вот чего ты хотел от жизни?

– А разве не все хотят того же?

– Не знаю, Тисамин. Я сам – из числа гостей.

– Ты – да. Теперь я вспомнил. Но это может перемениться. Если твое будущее так же долго, как прошлое, ты еще, может, успеешь построить башню до луны. В юности я слыхал, на востоке нашлись люди, затеявшие такое дело.

– У них ничего не вышло, – поведал я ему. – Слишком из многих стран собрались строители. Слишком много языков, слишком много начальников, слишком много торговли и дешевой извести.

– Башня рухнула?

– Они всегда рушатся.

– Ничего не меняется…

– Даже ты, хотя тебя и выдернули из могилы.

– Не говори «могила», Антиох. В могилу уходит тело.

– Но это твое тело. Разве нет? – Я ущипнул его прохладную кожу.

– Взятое взаймы.

– На каких условиях?

В ответ прозвучал шепот, темное лицо еще потемнело, брови сошлись в страхе, словно сам ответ нес в себе проклятие.

– Колоссы, колоссы…

Мне потребовалось всего мгновение, чтобы осознать значение этих слов. Все, что я знал о Ясоне, потеряло смысл. Холодная ярость взорвалась в груди. Я не постигал до сих пор, как много значила для этого человека добыча, как много он успел прибрать к рукам. Да я просто не знал его! Мне, ошеломленному, казалось, что меня предали. И где же он припрятал сокровища своей алчности?

– Я сумею вам помочь, – сердито сказал я Тисамину.

Он, тень старого друга, угадал, что у меня на уме, и упрашивал отказаться от этой мысли. Моя торопливость напугала его.

– Не спеши, не спеши. Кто знает, что будет. Имей в виду, мы отдали колоссы по своей воле. Не понимая, что он может с ними сделать, но он в своем праве. Таково было соглашение.

– Он мерзавец! Он одурачил вас!

– Он отдал нам в обмен свой колосс, – пытался успокоить меня Тисамин. – Нам он был ни к чему, и мы давно выпустили его. Но все добровольно.

– Слушай. Нынче ночью я вызвал волка, чтобы защитить женщину по имени Уланна – из новых аргонавтов Ясона. Это волшебство обошлось недорого. Быть может, лишний седой волос, минута жизни. Я скупо трачу свой талант. Но случается, отдаю его не задумываясь и с радостью. Что-то подталкивает меня, и я никогда не противлюсь порыву. Вот и сейчас мне хочется это сделать. Тисамин, я могу помочь тебе. Всем вам! Этот мир тебе чужд, и ты ничем не заслужил, чтобы тебя так расчетливо использовали. И он еще смел обвинять меня в предательстве! Он алчен, слеп к чужому страданию, поглощен собственными страстями. Он – волк, терзающий труп прошлой жизни, бросается, как на добычу, на всякого, в ком чует память о ней. Его смерть будет стоить мне дорого. Я состарюсь. В холода станут ныть кости. Но ради вас я убью его с радостью. Скажи мне только, где он скрыл колоссы. Не зная, я ничего не смогу сделать.

– Ты думаешь, знай ответ на этот вопрос, мы остались бы здесь? – мягко спросил голос у меня за спиной.

Я обернулся, и Аталанта легко коснулась губами моей щеки. Прохладными губами – лихорадочно горящей щеки. Дружеский поцелуй, смиряющий гнев. Я обнял ее в ответ.

Она не дожила до старости. Смерть, не знаю уж, в каком обличье, застигла ее в расцвете жизни. Изможденное лицо было по-прежнему прекрасно, и с него на меня смотрели глаза Уланны. Глаза всегда выдают неразрывную связь. Есть что-то во взгляде, что проходит сквозь века.

За ней стоял Гилас. Я сразу заметил его. И он не дожил до середины жизни – не изведал, стало быть, болезненного окостенения костей. Его боги были своевольны и капризны. Конечно, они наказали юношу, покинувшего их любимчика Геракла. Впрочем, Гилас выглядел неплохо: крепче телом, чем помнилось мне, и морщины, прочерченные мучительной жизнью с безумным повелителем в львиной шкуре, разгладились.

Гилас сказал:

– Должно быть, ты сильно полюбил нас тогда, на Арго, что идешь на такую жертву. Она состарит тебя.

– Не знал, что ты знаешь. Что я расплачиваюсь за чары годами…

– Мне рассказала девушка на корабле. Северянка. Она любит тебя, Антиох. Говорит о тебе шепотом. Она нашептала мне о своей любви.

Холодная рука сжала мне сердце. Ниив сумела проникнуть под покров тени, окутавший юношу. Сумела обольстить мертвого! Добрые боги, с нее нельзя спускать глаз!

Тогда-то я и понял, что никогда от нее не избавлюсь. Отец-шаман, передавший ей свой дар перед смертью, был сильнее, чем мне думалось. Девица была сродни розе: сильный стебель, тянущийся к солнцу, не всегда в цвету, но всегда в колючках, готовых зацепить неосторожного.


Было, мягко говоря, странно встретиться с прежними друзьями – с друзьями, чью смерть или уход я оплакивал, с чьим отсутствием успел смириться. Та команда на борту Арго, в давнем времени, когда моря полнились тайной и берега говорили более о незнаемом, нежели об известном, стала для меня чем-то вроде семьи, какой я не знал с начала своего странствия вокруг мира.

И они испытывали сходное чувство. В замкнутом пространстве корабля между людьми возникает духовная близость теснее, чем в клане, племени или семье. Все, что мы так легко могли потерять, стало общим для нас. Неспроста ты встали на сторону Гиласа против его грозного господина. В крошечном мирке посреди мира Океана царила демократия.

Среди печали о всех возрожденных судьба Тисамина тревожила меня больше других. Он очень нравился мне; он из всех аргонавтов был более всего верен Ясону. Остался в Иолке, когда другие разбрелись, заботился о стареющем, бессильном господине, добывал ему пищу и простейшие удобства, слушал его гневные или горестные тирады против Медеи, о потерянных сыновьях.

Тисамин не должен быть здесь.

Ясон пошел на подлость. Воспользовался колоссом, отданным ему в залог дружбы в мире живых, чтобы восполнить опустевшие места у весел нового Арго в деле, потребном ему одному, но опасном для всех.

Я довольно знал о даре колосса, чтобы понимать: за каждый день, проведенный в виде духа в чужом мире, Тисамин поплатится потерей жизненной силы в своем, где жил с семьей. А у него была большая семья: четверо сыновей и две дочери. В те времена многие в Иолке сочли бы такой клан тяжкой обузой. К счастью, один из сыновей занялся виноградарством, а одна дочь ушла в храм Афины Паллады. Подобное сочетание предприимчивости и жертвенности часто выручает отягощенных детьми родителей.

Я задал Тисамину еще один, последний вопрос: сколько времени он в тот раз провел на Арго.

– Полгода, – отвечал он. – Оглядываясь назад, я припоминаю время, когда меня не было. Жена была в отчаянии. Завела любовника. Старший сын пытался меня убить. Я и сам чуть не покончил с собой в гавани Иолка. Казался сам себе тенью. Спал, как кот. Дни проходили, не задерживаясь в памяти. Человек, живущий в объятиях дурманящего вином Бахуса, чувствует себя в мире не столь чужим, как я тогда. – Его взгляд переполнился болью. – Но это длилось более полугода…

Как странно: подумать, что жизнь Тисамина несколько веков тому назад зависит теперь от того, как я управлюсь с Ясоном. Хороша головоломка, как сказал бы дак.

– Старый друг, того, что отнято, уже не вернуть. Я постараюсь поскорей отправить тебя домой. Пока ты здесь, в Иолке, ты остаешься живым, хотя не ощущаешь вкуса жизни. Зато будет что отпраздновать, когда возвратишься к себе.

– То празднество теперь – далекое воспоминание, – со слабой улыбкой проговорил Тисамин. – Но радость была велика. Я поднял чашу за тебя. Не понимал тогда, с какой стати?

– Мы лепим свое прошлое. Это проще, чем лепить будущее. Твоя тень знала причину, пусть даже ты не знал.

– Однако последствия…

– Последствия оставь мне. Мне уже приходилось с ними сталкиваться.

Его эти слова, кажется, успокоили.


В ту ночь пять теней проскользнули мимо сторожей у задних ворот. Высокие люди с распущенными волосами, в длинных плащах, вооруженные лишь мечами в узорчатых ножнах, отыскали меня. Я узнал того, кому снилось имя Пендрагон. Его глаза, когда он тихо окликнул меня, блеснули лунным серебром. Снова на миг почудилось в нем отражение Урты.

– День чудес, – сказал он. – Исполнилось морское пророчество. Явился старый корабль.

– Морское пророчество?

– Одно из «пяти Неверных пророчеств», оставленных волшебником Скиамахом, ныне потерянным нами.

Снова Скиамах, тот, чей плащ сплетался из струй лесов, – загадочный древний провидец. Я не знал, что он потерян.

– Что говорит пророчество?

– Что старый корабль с призрачной командой освободит нас для новой погони за мечтой. Слишком долго мы были рабами Мертвых. Осаде конец. Настал наш час. Я пришел попрощаться, Мерлин. Мы с тобой могли бы, сдается мне, вместе изведать мир – но еще не время. На том берегу Извилистой реки открыт счет, до которого тебе нет дела. Но я еще повстречаю тебя!

Пятеро вождей, пятеро нерожденных королей вскинули свои богато изукрашенные мечи, приветствуя меня, затем развернулись и невидимками покинули крепость, унося войну за реку.

Глава 17 СВЕТ ПРОЗРЕНИЯ

Люди, вооруженные «волшебными палочками» Уланны, вышли на равнину МэгКата, колотя палками по траве и кустам, как колотят дети, чтобы направить куропаток и фазанов на поджидающих в засаде охотников. Однако, если на равнине и остались твари, которых можно было выгнать из укрытия на свободу – на стол они не годились.

Я не забыл еще горьких слов, сказанных мне Ясоном, «смертельно» раненным собственным сыном в тени Додонского оракула. Но теперь я искал его, чтобы ему самому бросить в лицо слово «предатель».

Стража у дома правителя узнала и пропустила меня, но в длинном доме я не застал никого живого, кроме пары псов, гревшихся возле догорающего огня и бдительно поднявших мне навстречу сонные морды, да больного аргонавта-лигорийца, свернувшегося калачиком на лавке.

– Где Ясон? – спросил я его.

Под крышей свивались в клубы струйки дыма, и свет выхватывал то щит, то разбросанное кругом оружие. На свисавших с балки знаменах вспыхивало огнем золотое плетение.

– Ищет сына. Ищет вонючего ублюдка-колдуна, который знает, где его сын, – буркнул больной, натягивая плащ на голову.

Ищет, стало быть, меня.

Я мог бы послать по его следу пса или высмотреть орлиным взором из-под нависших над холмом туч, но что-то мне подсказывало, что грек недалече. И в самом деле, едва я шагнул в душную тесноту оружейной, под правое ухо мне ткнулось острие кинжала.

– Где Маленький Сновидец? – вопросил Ясон.

Острие ножа было не менее настойчиво, чем коготки Ниив, – и не более действенно.

– Где-то в этих землях, – отвечал я.

– Знаю, что где-то в этих! «Меж стен, омытых морями, он правит, но сам того не знает». Слова Аркамонского оракула, я не забыл.

– Вот это и есть земли меж омытых морем стен. Остров Альба.

– Остров? Ему конца нет! Это не богами хранимый остров! Я месяцами плыл по его рекам. Как найти здесь мальчика, не зная точно места?

Он повернул кинжал, словно надумал вскрыть, как устрицу, кости у меня за ухом. Я напомнил ему слова, сказанные Ахиллом, когда его заклятый враг Гектор застал того безоружным в священной роще под стенами Трои, где он приносил жертву Афине. Почувствовав спиной острие меча, он сказал: «Коли – или вложи в ножны. Я не стану говорить с медью, но лишь с людьми меди!»

Гектор отступил и в тот же день пал, сраженный рукой избранника солнца Ахилла.

Ясон рассмеялся, оценив шутку.

– Те самые слова, что Дедал сказал царю Миносу, когда его – или не совсем его – сынок вырвался из первого лабиринта и царь готов был прикончить неудачливого строителя.

Дедал? Кажется, мне рассказывали по-другому.

Но я не принял предложения мира, прозвучавшего в голосе аргонавта. Клинок колол больно, и кровь еще билась в висках при мысли о Тисамине, влачившемся пустой тенью по прихоти алчного негодяя, бывшего некогда великим героем.

– Где ты спрятал колоссы?

Он сгреб меня за плечо и, развернув, отшвырнул к стене. Я увидел перед собой человека старого – жестокого, гневного – и мертвого. Изо рта у него несло гнилью, и глаза блестели влагой, словно у больного или у дряхлого старца. Седые длинные волосы промасленной тряпкой накрывали голову, обрамляя лицо, высеченное их камня.

– Кому нужны колоссы?! Речь о Киносе, только о Киносе! Его сука-мать спрятала мальчика здесь. Я не могу годами шарить по мокрым лощинам и вонючим болотам. Но у тебя, у тебя, Антиох, есть ключ! Ты знаешь, где он. С твоим любопытством, да не проведать? Где?

– Где колоссы?

– Зачем? – взревел он. – Зачем? Ради добрых богов, кому они нужны?

– Мне. И Тисамину, и остальным.

– Они умерли. Им уже ничего не нужно. Прежде они что-то значили, теперь – нет. Мне важна только сила их рук.

– Для меня важны они сами.

– Из Элизиума вышли, в Элизиум и вернутся!

– Они страдают.

Старика захлестнула ярость. Удар кулака пришелся в щеку, и колени у меня подогнулись, голова поплыла. Нанося удар, он кричал: «Нет!» Он не желал слышать правды в моих словах. Он за шиворот вздернул меня на ноги. От его зловонного дыхания голова закружилась сильнее.

Можно было бы покончить с этим раз и навсегда, но когда-то он был моим другом. Сквозь головокружение я гадал, не сидит ли у него на плечах демон. Разглядеть я не мог. Безумие правило нами.

– Он здесь? – ощерившись, бормотал Ясон. – Кинос. Мальчуган, видевший сны за всю Грецию. Он здесь? Говори, ублюдок. Скажи, и я навсегда оставлю тебя в покое.

– Где колоссы?

– Провались твои колоссы! Антиох, я тебя знаю. Знаю, ты разнюхал, где мальчик. Скажи и иди себе, поселись где-нибудь на лесной полянке, выращивай бобы и белладонну, а зимним солнцеворотом отправляй свою клятую душу в странствия к звездам. Разве я многого прошу? Не собираюсь тебя убивать. Тогда хотел, теперь – нет. Только ответь на простой вопрос. Где Кинос? Куда подевала его эта сука? Кинос. Простой вопрос – простой ответ. Остальное предоставь мне.

– Колоссы.

Он явно не мог понять.

– Зачем? – выдохнул он в изнеможении. – Разве это важно? Они семь столетий как мертвы. Мне просто нужны гребцы. Это большой корабль. Мне нужны сильные руки на веслах. Я их не задержу. Они были мне друзьями. Других друзей у меня не было. Я не хочу тревожить их, Антиох.

– Однако тревожишь.

– Чем? Они семьсот лет как в могилах.

– Они живы. Колоссы отбирают у них жизнь. Семьсот лет назад эти мужчины – и Аталанта тоже – живые мертвецы!

Он попытался объять мыслью это утверждение. Покачал головой и сказал только:

– Сделанного не воротишь.

– Неправда. От твоих теперешних поступков зависит прошлая жизнь твоих возрожденных мертвецов. От того, когда ты вернешь им колоссы, зависит, какими их запомнят. Ты не вправе так использовать их – колоссы надо было использовать при их жизни. А когда они умерли, ты должен был выбросить их.

Он задумчиво разглаживал мою смятую одежду.

– Не думал, что ты так много знаешь о наших маленьких залогах.

– Ваши «маленькие залоги» десять тысячелетий служат разменной монетой чародеям. Под иными именами, в ином виде, но мне ли не знать «Дара греков»? Где они?

– Где прячется Кинос?

Я уже слышал, как по тропе к дому правителя торопятся люди. Женщина, стерегшая огонь, заслышав ссору, бросилась за помощью.

Я счел за лучшее известить Ясона, как близко он совсем недавно был к сыну. Сказал, что он лицом к лицу встречался со своим мальчиком, ставшим мужчиной, и даже обменялся с ним ударами.

– Ударами? Когда?

– После переправы через реку. Тот всадник, что пытался тебя убить.

Ты не тот! Не тот!

Ясон опешил:

– Тот злобный юнец – Кинос? Не может быть! Он бы узнал меня. Я и тогда не брил бороду. Поседел, но он бы узнал.

– Ты запомнился ему другим. Он уже мужчина. Мужчиной стал и другой твой сын. Какой прием он тебе оказал? Спроси у своего вспоротого брюха! Не жди пира по случаю встречи, пока не докажешь, что ты – это ты.

Он смутился, морщины у глаз сбежались гуще. И все же повторил шепотом:

– Ты знаешь, где он…

За его спиной в полумрак оружейной уже входили Урта с Манандуном. Оба многозначительно положили руки на эфесы мечей. Манандун с ходу спросил:

– Нужна помощь?

– Нет, благодарю.

Урта напомнил Ясону сказанное накануне:

– Я не потерплю ссоры между вами. Вы оба – мои гости.

– Мы не ссоримся, – процедил Ясон, затем повернулся и поклонился правителю. – Я только что услышал, что, не зная того, видел сына и он видел меня, но не узнал отца. Я узнал, что в силах Мерлина помочь мне, и молю его о помощи. Пока я в крепости, я не дам воли вражде.

– Разве что к врагу, – согласился Урта.

Эти двое развернулись и оставили нас. Луч света из открывшейся и закрывшейся двери упал на лицо Ясона, как раз когда он кинул на меня короткий взгляд.

– Я не знаю, где искать колоссы. Потерял их, едва Арго вошел в эту реку. Спроси у корабля. Он с тобой в большей дружбе, чем со мной.

Умей я выжать правду из губки его мозга, сделал бы это не задумываясь. Но Ясон для меня всегда был закрыт. К тому же мне почему-то казалось, что он не лжет.


Колоссы – очень простая и очень сложная штука: вещь волшебная и неповторимая, сотворенная из жизни и мечтаний человека, отдающего ее в залог помощи другу или брату, а порой отцу, матери или сыну.

На севере его называют «сампаа», в горной стране за Колхидой – «коркону». Есть земли, где его значение забыто, и он превратился в амулет, талисман: игрушку, искорку, каплю росы на траве – не более.

В далеком прошлом, в мрачном, волшебном, покрытом лесами грозном мире, где я был рожден, я знал его по имени, однако имя само по себе обладает силой, и потому я не напишу его здесь, не обозначу, не намекну.

Мой собственный колосс надежно скрыт, даже Медее его не отыскать.

Колоссы этих древних ахеян, или греков, если хотите, были страшны видом, невелики и зачаровывали того, кто смотрел на них слишком долго. Думаю, Ясон ни разу не взглянул на них с тех пор, как раскопал там, где прежде спрятал. И даже тогда он, должно быть, прибегнул к трюку со щитом, известному по истории о поединке Персея со старшей горгоной, Медузой, прямой взгляд на которую в прямом смысле обращал человека в камень. Нужен щит из полированной бронзы или серебра. Отраженный в нем свет на миг поглотил бы их силу, и за этот миг Ясон мог успеть спрятать откопанные сокровища в кожаный мешок, в шкатулку или прикрыть плащом, если они были велики, а потревоженные, начали расти. Иные колоссы в самом деле колоссальны.

Те, что принадлежали друзьям Ясона, оказались, верно, не так велики.

Я представлял, куда они могли подеваться, однако Арго, если Миеликки позволит мне войти в дух корабля, наверняка мог сказать точно. «Наверняка», разумеется, не означало, что корабль пожелает открыть мне тайник.


Арго скрывался под Громовым холмом, где-то в путанице подземных рукавов реки. Нантосвельта разветвлялась под ним на множество жил, питая землю, как кровь, представляется мне, питает члены и тела людей. Холм был целым миром; открывался на поверхность шахтами колодезей, сочился сетью струй, спиралью поднимавшихся снизу.

Проще всего было попасть к кораблю через колодезь Ноденса у западных ворот.

Колодезь прикрывал каменный лабиринт стен выше человеческого роста, и вид на него открывался только с самой высокой башни. Защита сия должна была отвадить не столько людей, сколько существ Иного Мира. Простейший лабиринт в виде двойной спирали, без ложных ходов и тупиков, однако я умудрился заплутать и здесь.

Когда я наконец вышел к источнику под цветущей дерновой крышей, три женщины, набиравшие воду, едва сдерживали смех. Над каждой росло свое дерево: терн, рябина и осина.

– Пришел ли ты испить, омыться или взглянуть? – вопросила Терн.

Под «взглянуть» они подразумевали: просить благосклонности Ноденса, опустив приношение в глубь колодца.

– Мимо иду, – отвечал я, – и прошу не мешать.

Они тупо уставились на меня, потом с насмешкой, смешанной с удивлением, наблюдали, как я раздеваюсь и складываю одежду в нише стены.

Я соскользнул в колодец, подняв руки над головой, и позволил земной тяге увлечь меня в глубину. Призвал серебрянку – дух рыбы. Боль в груди прошла, зрение прояснилось, и если в легкие попала вода, я того не чувствовал. Так я мог провести несколько часов, прежде чем зов человеческой плоти заставил бы искать воздуха.

Колодец уходил вниз, потом в одной плоскости, снова немного поднялся, зажатый скалами, резко нырнул под уклон, и я ощутил сильную хватку Нантосвельты, принимавшей меня в свои объятия. Здесь начинался новый водяной лабиринт, и я плыл глубже и глубже, проталкиваясь в трещины, где было тесно и рыбе, не то что человеку.

То складываясь вдвое, следуя изгибам течения, то вырываясь в широкие каменные залы, я наконец соскользнул по гладким камням в самую реку. Стены и потолок здесь тускло светились желтоватой зеленью. Холм надо мной рокотал и стонал, вздыхал и вздрагивал, как беспокойно спящий зверь.

Повсюду замечались приметы связи Нантосвельты с Солнечным Быком: от огромных куч окаменевшего навоза до костей и черепов малых воплощений тельца. И каждый каменный выступ над руслом подземной реки обозначали каменной бычьей головой.

Здесь было множество лодок: малых ладей, что веками уносили достойных мертвецов с холма в реку. Они лежали на скалах или лениво покачивались на воде, привязанные к камням кожаными ремнями. Все, разумеется, были пусты, и некоторые догнивали, а остатки резьбы и узоров на их простых бортах говорили о древности.

В мире наверху из месяца в месяц проводились в святилищах и рощах обряды и празднества, между тем как рядом жизнь шла своим чередом с должным почтением к тайному языку Иного Мира. Как удивились бы жрецы и короли, узнай они, что обломки их таинств копились у них под ногами.

В другой крепости такого бы не случилось. Теперь я видел довольно, чтобы постигнуть великое назначение Тауровинды.

Но где же Арго? Он должен был причалить в одной из этих пещер.

Я решил, что не будет беды, если позвать его, и окликнул, и чуть погодя он отозвался. Я извивался и скользил между камней, пока не завидел его тихо светившийся нос.

Под суровым взглядом Миеликки я выбрался на борт и прошел, голый и дрожащий, к резной голове в надежде, что Арго откроет мне свой дух.


Вздох теплого летнего ветерка; рысь глянула на меня и, повернувшись, ушла в прозрачную поросль дрожавшего на ветру осинника. Я переступил порог, вошел в лето. Миеликки сидела тут же, на уступе скалы, в тонком белом платье, юная и доброжелательная, если не заглядывать в глаза, щурившиеся, как говорится у северян – жутковато.

– Спасибо, что вернул лодочку, – заговорила она. – Арго рад ее возвращению. Рана закрылась.

– Эта лодочка стала мне другом и утешением в пути. Я знаю, что ее уход оставил открытую рану в большом корабле, и благодарен за услугу. Хотел бы поблагодарить сам Арго.

Миеликки ухмыльнулась; ветер уколол морозными иглами, донес снежную крупу, ворчание затаившейся в чаще кошки. Лето вернулось, но богиня-покровительница рассвирепела:

– А меня благодарить не собираешься? Я заступилась за тебя в Додоне. Я уговорила Арго одолжить тебе эту лодчонку и унести от Ясона. Но меня ты не благодаришь?

Не подумав, я сказал правду:

– Скрываясь из Греции, я ни о чем не думал.

– Ни о чем, кроме себя!

– Я был в смятении. Пойми, дружба дается не легко тому, кто должен смотреть, как дряхлеют и умирают друзья, а сам сохраняет жизнь и юношескую бодрость. Я чурался дружбы. Всего несколько раз в жизни позволял себе к кому-то привязаться. В том числе к Ясону. Эта связь для меня много значила, и когда в Додоне Ясон набросился на меня, угрожая убить, словно обычного предателя…

Я не сумел договорить. Волна тревоги и горя грозовой тучей заполнила череп. Мне стало холодно.

Миеликки договорила за меня то, чего я не смог сказать:

– Тебе стало одиноко.

– Мне стало одиноко.

– И сейчас?

Что за вопрос! Понимала ли она, о чем спрашивает? Одиноко? Через сорок лет никого из тех, кто окружает меня теперь, не будет в живых. Я потеряю их всех. И Ясона тоже, раз Арго покинул его.

Но одиночество?

Чтобы эти записи были правдивы, приходится признать, что я живу этими смерчиками действия и желаний, поисков и убеждений, потерь и печалей, этими случайными возмущениями знакомого мне мира, смерчиками страстей на унылом, унылом пространстве.

Нет, мне больше не было одиноко.

– Где я найду Арго?

Миеликки рассмеялась:

– Он вокруг тебя, Мерлин. Оглянись кругом.

Я медленно повернулся, вглядываясь в просветы меж раскидистых дубов, ослепнув на миг, пока не пришло понимание.

– Лес, из которого он выстроен, – пробормотал я про себя.

– Выдолблен, – поправила Миеликки. – Арго начинался с долбленки, с простого бревна, оструганного и выдолбленного руками одного человека. С ним он повидал странные и дикие места, прежде чем корабль перешел ко второму капитану. Только эти капитаны, люди, строившие и строящие Арго, могут прямо обращаться к нему. Но задай свой вопрос мне и не сомневайся, он ответит.

Миеликки сидела на уступе, рысь каталась на спине у нее в ногах, отбивая лапами мошкару: игривая кошка, хоть и рычит так грозно. Она напоминала мне пифию, сидевшую в пещере над Дельфийским оракулом, – посредницу между богами и людьми. Может, она и была из первых оракулов.

– Ясон похитил жизни у шестерых своих аргонавтов; их малые залоги, колоссы. Люди живут, словно в лимбе, между жизнью и смертью, а он уверяет, что потерял их. Сказал, что Арго должен знать.

Лес вздрогнул. Над поляной прошла тень. Рысь села, напружинившись, воплощением тревоги и подозрительности. Миеликки успокаивающе погладила ее по голове. Ее бледное лицо стало задумчивым, и я знал, что она вслушивается в голос самого старого Арго. Богиня-покровительница корабля в своем летнем обличье была так мила в сравнении с грозной фигурой на корме корабля. Трудно было поверить, что она может внезапно обернуться ледяной бурей.

– Он знает малые жизни, – вдруг заговорила она. – Ясон принес колоссы сюда и скрыл их поблизости. И хотя Арго любит Ясона, как всех своих капитанов, он видел, что тот поступает с ними дурно. Они в безопасности. Он перенес их в другое место, за Извилистую, и, когда Ясон избавится от плаща своей ярости, вернет обратно потерявшим их людям. Уже скоро. Он знает, что предстоит плавание за Извилистую. Но он не желает долгого пути, потребного, чтобы умиротворить Отравленного, Несущего Смерть. Слишком утомлен. Последние годы для корабля были так же тяжелы, как для его команды. Когда он отдохнет, Мерлин, отправляйся с нами, и он откроет тебе, где отыскать малые жизни. Тогда ты станешь их хранителем.

Я спрашивал еще, но она лишь улыбалась и поглаживала свою кошку.

Иметь дело с богами и оракулами всегда неприятно. Ради таинственности или же по рассеянности, но они никогда не скажут тебе всего, что знают.


Арго скрыл колоссы в Стране Призраков. Это, по крайней мере, было ясно. И его «знание» о предстоящем вскоре плавании за Нантосвельту означало, что ему известно: Маленький Сновидец Кинос живет теперь там же. Ясон о чем-то таком догадывался – он уже сделал первый шаг в Иной Мир, но повернул обратно и явился в Тауровинду.

Нетрудно понять, в чем дело: пути в Царство Теней Героев куда более запутанны, чем на Альбе, и ему нужен был проводник.

Медея знала, где Кинос. И он знал, что я связан с Медеей узами забытой любви. Я словно слышал, как напрягаются канаты в его голове, поднимая и разворачивая парус, указывая направление пути. Следуй за ним, отыщи ее; следуй за ней и найди сына.

Я еще лежал, свернувшись на скользких камнях подземной реки, упершись ногами в холодный борт Арго, когда Миеликки шепнула:

– Наверху тревога! Что-то случилось! Наверх, Мерлин! Сейчас же наверх! Поспеши!


Тревога поднялась из-за дочери Урты.

Вопли запертой в женском доме девочки становились все громче и яростнее. Ее голос разносился по всей крепости, пугая скотину и забавляя детей, но, когда сердитые крики сменились визгом, боле разумные обитатели крепости забеспокоились.

Девочка уже не злилась. Она страдала. Когда Уланна заметила, что она вопит, словно роженица, Рианта-Заботница сорвалась с места, как зайчиха из собственной шкуры:

– Глаза Рианнон! Что я наделала? Где были мои глаза?

Вскоре она возвратилась и заставила Урту собрать совет:

– У девочки есть что сказать нам. Собери представителей от всех живущих в крепости. Поторапливайся. Она не в нашем мире. Потеряет разум, если мы не выслушаем ее как должно. Она должна говорить со всеми.

– Как должно? – переспросил Урта.

– В доме правителя. Все должны встать в круг и соблюдать молчание, пока длится припадок. Бедняжка, бедняжка! Как же я не почувствовала, что с ней творится…

Все было сделано по ее слову.

Двадцать мужчин и женщин собрались в доме правителя и расселись на составленные в круг жесткие скамьи. В дальнем конце зала сидели, поджав под себя ноги, другие любопытствующие, среди них и Ясон. Очаг оказался в стороне, но факелы давали достаточно света – света, смешанного с тенями, в которых взблескивали золотые и бронзовые застежки и пряжки мужчин, волосы и оружие собравшихся женщин.

Мунду ввели в зал. Девочка была страшна как смерть. Она бросилась наземь, скребла ногтями твердый пол, мотала головой из стороны в сторону. Блестели рассыпавшиеся золотые пряди. Она бормотала что-то, как во сне. Не один я различил в этом бормотании повторяющиеся слова: «Ничто не скрыто».

Было очевидно – для меня, – что Мунду накрыл вечный покров имбас фораснай. Сияние, свечение кожи, дрожащий свет, окутывало ее с головы до ног. Глаза пусты, лишены глубины. Что она видела? Язык мелькнул у нее между зубами, нащупывая вкус несказанных слов.

Вдруг она совершенно успокоилась. Поднялась на ноги, обратилась лицом к отцу, сложила руки перед грудью, ладонями наружу, растопырив пальцы. Она дрожала, словно птенец, выпавший из гнезда.

– Я Мунда, дочь правителя, сестра будущего правителя. Я ничего не скрою. Слушайте и отчаивайтесь.

Своим детским голоском, по временам набиравшим силу, она начала:

Я вижу потерянного, вижу искаженного,
Властного.
Глаза его цвета ореха.
Он тонок телом, легок взглядом, волосом темен,
По плечам рассыпанным. Смех его – радость.
Пояс его алым запятнан.
Меч его – серп, снимающий жатву.
Он убивает без мысли.
Жаждет крови бронза, сильнее железа
в руке Отравленного.
Он – злая участь двоих из тех, кого ныне вижу.
Ничто не скрыто.
Твердыня его зелена,
Зеленый камень дрожит, как струна, сияя.
Широкое море разбивается о берег.
Войско стоит там, от крови ослепленное,
От осад уставшее, в годах затерянное,
для людей потерянное.
Ваш корабль среди них.
Эта встреча – гибель двоим из вас,
одна из них женщина.
Ничто не скрыто!
Я не могу ничего скрыть!
Острова самоцветами яркими плывут в океане.
Цепь их ведет к увечному королю,
к острову Трех Братьев.
В крепости вижу я «Место,
откуда отца призывают».
Сомкнули объятия мужчина и мальчик.
Слезы и смех, видения и аспиды,
Остальное темно.

Закончив, девочка скорчилась от боли и забилась, упав на пол, с пеной на губах. Однако из ее губ не вырвалось ни звука. Рианта с Манандуном удерживали ее, пока сведенное судорогами тело не обмякло. Мунда вдруг огляделась осмысленно, села, намотала на палец длинную прядь волос. Взглянула на меня, как смотрит внезапно разбуженный и еще не вполне опомнившийся человек.

– Странный был сон, – сказала она.

– Мы все его видели, – отозвался отец. – Я был не прав, когда запер тебя. Тобой овладело прозрение.

– Мне снились дикие псы, которые выскакивали из собственных шкур, и мужчина, который кричал и плакал, потому что его мучили духи. И мальчик. Он мастерил зверей из кусочков бронзы. Все они жили на островах.

Урта, нахмурившись, оглянулся на меня. В пророчестве об этом ничего не говорилось. Рианта перехватила его взгляд.

– Она видела больше, чем прозвучало в прорицании. Но увиденное быстро поблекнет в памяти. Ты должен запомнить каждое сказанное ею слово. Девочка странствовала! Она – чудо, Урта. Ей еще годы жить до первой крови, а первое видение – вот оно. Она уже в объятиях Сетлоцены.

Сетлоцена, как шепнул мне Манандун, числилась богиней долгой жизни и дальнего зрения.

– Почему ты так говоришь про меня? – обиженно вопросила Мунда, обводя глазами потрясенные лица.

– Потому что ты опередила свое время, – пояснила ей наставница.

Девочка улыбнулась и, отыскав глазами брата, бросила ему взгляд, ясно говоривший: «Вот тебе!»

Кимон, примостившийся на деревянной скамье рядом с отцом, в ответ выпрямился и скрестил руки на груди, словно говоря: «Зато смотри, где мое место!»

Детское соперничество, ребяческие игры, но плащ Времени уже медленно расправлялся над ними.

– Я хочу еще, – сказала Мунда.

– Не жадничай, – предостерегла Рианта. – Хороший вкус приходит с воздержанием, а воздержание воспитывается терпением.

Тут в тени у дальней стены зала поднялся Ясон.

– Позволено ли гостю задать вопрос? – спросил он на языке Урты, запинаясь, но отчетливо выговаривая слова и, дождавшись кивка Урты, продолжал: – Единственный корабль здесь, насколько мне известно, – мой корабль, Арго, и девочка видела его причалившим среди битвы. Нет ли средства прояснить видение? Не найдется ли божества, или стихийного духа, или мудрой женщины, кто поможет растолковать подробности? Я был бы благодарен за некоторые подробности. Я вполне готов почтить божество жертвой, стерпеть шалости духа или подчиниться любой прихоти женщины. Мне нужны подробности. Нет ли средства?

Средства не существовало, о чем ему и было сказано. Катабах добавил:

– Имбас фораснай позволяет лишь мельком увидеть будущее и часто обманчив. Теперь мы на дур виатх – на развилке Тропы. И следует осторожно избирать путь. Видение девочки указывает наиболее вероятное будущее, но мудрый выбор поможет избежать злой судьбы.

Ясон глянул на меня, словно ожидая, что я растолкую невразумительное объяснение. Я только головой покачал. Прежде чем он отвернулся, в его глазах мелькнул отблеск былой приязни.

Собрание разошлось, и Мунду увели в женский дом, однако теперь как гостью, а не как пленницу. Она уже приняла диковатый вид, всегда, как я заметил, свойственный таким созревшим до времени пророчицам: волосы словно зажили собственной жизнью, глаза сверкают, движения птицы, легкие и осторожные, и взгляд уголком глаза. Только уголком глаза нам дано заглянуть в Иные Миры.

И она ни на миг не упускала из виду меня.


Катабах объявил, что срок его гейса прошел. Десять лет он носил меч и щит, но теперь возвращался на тропу Дуба. Правда, десять лет еще не истекли. Он отправился в женский дом и возлег с Риантой. Изучив полученное от него, она заключила, что в жидкости поистине содержится древесный сок.

После этого Урта утвердил окончание срока запрета. Он принял у старого воина меч и затупил его лезвие, затем наступил на клинок коленом и принялся медленно сгибать. Сам Катабах тоже приложил руку, и клинок наконец согнулся в кольцо, каковое предстояло бросить в реку.

Правду говоря, кое-кто из присутствующих знал, что Катабах на несколько месяцев отступал от гейса. То началось в Греции, в охоте на Куномагла, в походе на Дельфы. Когда раненый Урта решился вернуться на Альбу, Катабах с Манандуном должны были нарушить обещание, данное Ясону: сопутствовать ему в поисках сына. А такие обещания немало значили для этих почитателей быка и меча.

Ясон, оставив погоню за старшим сыном, явился к ним – я привел его, вернее, его видение – и вернул данное слово. Катабах меня заметил. Манандун, если и знал о моем вмешательстве, был слишком благоразумен, чтобы проговориться. Но то, что о нем знал Катабах, означало: он уже тогда отбросил металл и собирал перья для плаща и кору для маски.

Теперь Катабах раскрасил тело вайдой – лиловой краской, какой обычно наносят татуировки. На его теле их было уже немало, новые знаки были странного рисунка и служили установлению связи с землей, воздухом и водой – связи, разорванной за десятилетие службы в роли железного бича врагов его вождя.

Краткий обряд провели за низкой стеной, окружающей источник. Свидетелями были лишь Урта с Манандуном да я, помимо трех женщин, обихаживавших ключ и «плащ Ноденса»: покров из цветов и листвы, обвивавших бездонный пруд и осыпавших камни вокруг него.

Обнаженный Катабах являл собой впечатляющее зрелище: по мускулистому телу змеились и свивались в клубки картины, нанесенные голубой и лиловой красками. Их содержание по большей части было заимствовано из легенд. У меня ушел бы не один день, чтобы прочитать их, – скорее можно было бы разобраться в таком же изобилии резных знаков в каменных святилищах египтян. В кожу этого человека иглами была вколота не одна жизнь, но целая вечность знания. И Катабах сознавал, что оно непознаваемо. Взгляд, искоса брошенный им на меня, пока я разглядывал его кожу, говорил, что и он понимает: оба мы несем прошлое – кто на теле, кто внутри его.

Он не стал бы оспаривать, что моя тайная история, вырезанная прямо на живой кости, могущественнее, чем его, и все же мы были сродни друг другу, а чего ему недоставало в глубине чар, то он восполнял опытом, ибо жил полной жизнью, которой я всегда сторонился.

– Много ли ты повидал подобных церемоний? – кисло спросил он, поймав мой пристальный взгляд. Ему казалось, что, перевидав век за веком множество обрядов, я должен был потерять почтение к ним.

Но я ответил не кривя душой:

– Много, ни лишь изредка в них был глубокий смысл.

Он потянулся к железной бадье с ключевой водой и плеснул себе на лицо и на спину, держа ладони перед собой, чтобы видеть их очертания.

– Этот колодец глубок, – заметил он. – Не имеет ни возраста, ни дна. Он напоминает мне тебя. И королей. Урта – луна, растущая в нынешнем месяце. В следующем народится новая луна. Ты – утренняя и вечерняя звезда, следующая за ее блеском. Думается мне, Мерлин, ты будешь последним человеком, кто изопьет из этого колодца. Пока же будь другом правителям, что придут следом за Уртой.

Под торжественный напев Катабах возжег жизнь в каждом из рисунков на своей коже, отсчитав девятнадцать надрезов по девятнадцати фазам луны, затем накинул на себя короткую зеленую тунику и закутался в черный плащ, вышитый по краю нитью цвета ржавчины, и заколол его над сердцем брошью из янтаря с серебром – головой орла. Серпом он обрезал свои длинные волосы, оставив длину в палец, чтобы, смазанные глиной, они стояли торчком.

Сбрив и бороду, он покинул крепость, чтобы провести день и ночь в одной из рощ у Извилистой реки. С ним был мешок битой птицы. В уединении ему предстояло нашить на плащ перья орла, дрозда, жаворонка и журавля. Перья журавля отличались особым могуществом, давая защиту Гураноса – вездесущего бога вод, земли и воздуха. С этих пор Катабаху будет дозволено есть мясо журавля, запретное для всякого, кроме друидов.


В саду беспокойно и мучительно ожидали меня прежние аргонавты. Поразительное пророчество Мунды уже дошло до них, – как, хотел бы я знать? – и каждый страшился, что «злая участь» постигнет его прежде возвращения колосса. Особенно волновалась Аталанта.

– Правда ли? Правда? – повторяла она, и ее блестящие тревогой прекрасные глаза искали ответа в моих.

Мой ответ – что ничего еще не известно – привел ее в недоумение. Я не сразу сообразил, что вопрос ее относился к Уланне, а не к словам прорицания, предвещавшим смерть женщине. Правда ли, что в Тауровинде живет ее дальняя праправнучка?

Я ответил правдиво. Напомнил и о том, сколько веков и поколений разделяет двух женщин, двух охотниц – призрак и отзвук.

Аталанта дрожала. Тисамин встал рядом с ней, бросил мне предостерегающий взгляд. Быть может, его тревожило, что Аталанта унесет память о встрече с далекой родней в прежнюю жизнь, если найдется ее колосс и кошмар отлучения от Времени прекратится.

Чутье подсказывало мне, что живая Аталанта, чей дух сейчас похищен и жизнь лишена радости, очнувшись, вспомнит лишь сон, странное видение времени, невообразимо далекого, и сон этот, полузабывшись, не отяготит ее, а принесет утешение и радость.

Мне предстояло устроить их встречу и позаботиться, чтобы у них не было свидетелей. И подсказать Уланне умолчать кое-что из известной ей истории. В подобных свиданиях через поток времени таится темное колдовство, опасное для тех, кто не умеет его сдержать.

Глава 18 УГОВОРЫ

Поговорить со мной о природе Страны Призраков явился Катабах, но я знал, что он представляет Урту. Я подслушал несколько фраз, которыми обменивался правитель со своими ближними, обсуждая неслыханное покушение Иного Мира на завоевание крепости. Для обитателей Тауровинды, представлявших Иной Мир царством полного довольства, подобное стремление расширить границы своей страны казалось необъяснимым.

– Если это набег за быками, – говорил Манандун, – тогда все, чему меня учили, вранье. Ведь, по словам моих наставников, в Стране Призраков говядина, хоть с плеча, хоть с ляжки, такая нежная, что и отбивать они к чему, и, чтобы ее изготовить, довольно горячего слова – не надобно и огня. Куда там нашей скотине.

– Ежель им понадобились наши свиньи, – соглашался с ним Дренда, – приходится усомниться во всем, чему я верил, и поискать после смерти другую страну. Ведь свиньи в Царстве Теней Героев, когда за ними погонишься, сбрасывают куски сочного окорока, а сами отращивают новый, еще сочнее. Куда нашим свиньям.

– Им не надобны ни быки, ни свиньи, ни кони, – заметил Манандун, – ведь нам своими стадами хвалиться не приходится. Им понадобилась сама земля, вернее, холм.

– Придется нам первыми нанести удар, – задумчиво проговорил Урта. – Ждать нового нападения значило бы признаться в своей слабости, а этого мы не можем себе позволить.

– Мы в самом деле слабее, – напомнил правителю Манандун, но Урта ударил в круглый щит ножнами меча.

– Старинный корабль да горстка бродяг мигом разогнали врагов по могилам, – продолжал он. – Нужно выяснить, в чем причина, что столь многочисленное войско шарахается от старого греческого козла, как псы, забивающиеся в конуру при виде полной луны.

Старого греческого козла на том совете не было.

Голос Манандуна звучал спокойно и твердо.

– Ты вождь в этой цитадели и верховный вождь для семи кланов, что платят тебе дань. И до сих пор ты не отвергал моего совета.

– Я и теперь готов тебя выслушать, – согласился Урта, – хотя знаю, что ты не одобришь моих замыслов.

– Хорошо, что ты готов выслушать. Потому что ты замышляешь безумное предприятие. Ты на собственном опыте знаешь, что человек может ступить в ничейные земли по ту сторону Извилистой. Но живому не дано войти в земли Мертвых и Нерожденных. Случись такое хоть раз, какой-нибудь бард уже упился бы элем и налопался до отвала свинины в награду за свой рассказ.

– Тому, что об этом молчат, могут быть причины. Быть может, на такие истории наложен запрет? Тебе лучше знать. Или у тебя есть еще совет?

– Есть. Даже если ты войдешь в Иной Мир, время там, как мог бы поведать тебе Мерлин, идет по-другому. Не вернешься ли ты к поросшим мхом развалинам своей крепости?

Урта обдумал эту мысль.

– Быть может, потому и не рассказывает никто о странствиях среди Теней Героев. Те путники еще не вернулись, чтобы поведать о своих приключениях.

– Глубокая мысль, повелитель, и прекрасно выражена. Отправившись в Страну Призраков с войском живых, ты оскорбишь богов, которым мы платим дань, и ничего не выиграешь при этом.

– Тем не менее, если это возможно – я это сделаю. Ударю по врагу! У меня, Манандун, нюх на стратегию, недаром я учился у греков!

Манандун расхохотался от неожиданности, хотя в его веселье чувствовался горьковатый вкус.

– Слова человека, деяния которого не будут забыты.

– Совершать подвиги, которых не забудут потомки, – одна из «пяти Радостей для наших детей».

Мне на язык просилось слово «дурачество».


Катабах позвал меня в сад. Он смастерил в кругу плодовых деревьев простой шалаш, выстланный дерном, с низкими скамьями по краям. Мы сели друг против друга в тени, а между нами лежал его пестрый плащ. Слабые шорохи, раздававшиеся кругом, выдавали беспокойство блуждавших здесь аргонавтов, быть может прислушивавшихся. Как бы то ни было, Катабаха присутствие нежеланных гостей беспокоило и раздражало. Он создал для себя оборону из железных запястий на руках и ожерелья из железных когтей, свисавшего ниже тонкого золотого обруча, витой полоской сжимавшего его шею.

– Урта желает напасть на призраков, порушивших его крепость. Он не отступится от этой мысли. Мы с Манандуном сделаем все, что можем. Но кто способен войти в Страну Призраков? Знать пределы наших сил необходимо; знать наши преимущества над Мертвыми было бы полезно. Старая Граница не так крепка, как прежде.

При этих словах друид многозначительно взглянул на меня. Кажется, он уловил одну из странностей Тауровинды, быть может ту самую странность.

– Не так крепка, как – когда? – подсказал я.

– Когда возводилась крепость. Когда Извилистая была глубже, шире, когда на ней не было брода ни для коня, ни для человека, ни для сияющей колесницы вспыльчивого бога Ллеу, даже если ею правили его безрассудные сыновья.

Он уловил что-то, но неверно истолковал знаки. А ведь всю жизнь видел их и мог вопрошать и получить ответ. И в самом деле, причина слабости Старой Границы крылась в Нантосвельте, но руку здесь проложили боги более могущественные, чем божество Катабаха. Менялась сама земля. Я намерен был показать ему то, что он упустил из виду.

Я провел его к реке мимо священной рощи. Показал, что дорога шествий на равнине являет собой легкое углубление, подобное сухому руслу. Пошарив на земле, нашел несколько округлых камней – не снарядов для пращи, а обкатанных водой галек. Мы прошли на восток вдоль ближнего берега, пока лес не подступил к самой воде. Еще несколько шагов, и берег стал плоским, вдаваясь в реку широкой полосой. Я углубился в полумрак неглубокой лощины, каменистые края которой были пронизаны путаницей корней ивы и орешника. Здесь было сыро – то и дело попадались лужицы стоячей воды, кишевшей мелкой живностью, зеленые от тины. Воздух полнился душной влагой. Тропа вилась по низине через лес и вдруг расширилась, выйдя на широкую поляну, заросшую седыми ивами, колючими кустами и серебристым явором. По обе стороны поднимались огромные валуны, зеленеющие мшистым ковром, поблескивавшим в скудных солнечных лучах.

Катабах в изумлении уставился на камни. Когда свет стал ярче, на каждом валуне, отбрасывая резкую тень, прорисовалось изображение Трехликого. Стебли прорастали из его глазниц зелеными лучами.

– Я знаю, где мы! – выдохнул друид. – Это брод Одного Прыжка. Легендарное место. Он затерялся в давние времена, похищенный богом Брагосом, стражем переправы, когда юный Перадайн принял его вызов – пересечь реку прыжком со скалы на скалу. Перадайн уродился хромым, но перепрыгнул реку, опершись на длинное копье. Брагос не мог наказать его за выигрыш в споре, но он навсегда скрыл брод, лишив Перадайна возможности вернуться.

– Тот самый брод, – подтвердил я.

Катабах покачал головой. В его взгляде удивление сменилось пониманием.

– Брод Одного Прыжка разделял царство королей и Иной Мир. Эти скалы стояли на разных берегах Извилистой. Это старое речное русло. Теперь понимаю. Там, где мы вошли в лес, иногда среди летней засухи возникает ручей. То место называют «Месячные Старухи».

– Теперь ты понимаешь, что такое Тауровинда?

– Да, – торжественно проговорил Катабах, набросив свой плащ из перьев на заросший берег мертвой реки. – Когда-то она принадлежала Царству Теней Героев. Быть может, из нее они следили за круговоротом лет в мире живых. О ней говорится в преданиях. Холм Воздуха и Мглы. Иногда он открывался глазу, порой был невидим. Его искали – и не находили. Но дивно – в тех сказаниях искатели исчезающего холма принадлежали миру теней, и вести об их ужасных и горестных деяниях дошли до нас через видения ясновидцев, подобных дочери Урты.

На востоке этого мира, в стране гор и пустынь, скалистых островов и короткоцветущих полей, реки меняют русло едва ли не каждые две зимы. Они переползают, как змеи, следуя излюбленным тропинкам, через переменчивую землю. Одна и та же река имеет порой до пяти-шести русел, но пока она течет в одном – другие стоят сухие и бесплодные. Ничто не умеет объяснить их капризы, но по прихоти тех рек люди, обреченные на смерть, остаются в живых, а другие семьи, едва заведя хозяйство, гибнут от засухи.

Реки Альбы не столь прихотливы, и тем удивительнее была точная догадка Катабаха. Но он уже думал о деле.

– Почему теперь? Почему Страна Призраков ожидала много поколений, прежде чем броситься на нас? Холм Тауровинды стоял, когда на нем еще не было крепости, и стоял он в мире воинов и жрецов. Нантосвельта давным-давно отрезала восточные земли духов, а они все ждали. – Катабах натянул плащ на плечи и собирал камни, кусочки мха и бледные цветы в русле Старухи. – Но все же Урте не перейти за ничейные земли. Его замысел неисполним.

Мы покинули лес и продолжали обсуждать упрямую решимость Урты на тенистой лужайке у берега Нантосвельты.

Вся равнина МэгКата для Мертвых и Нерожденных была ничейной землей, и потому они оказались способны выйти на нее. По обоим берегам Нантосвельты, разграничивавшей миры, они были уязвимы для железа, для клинка, стрелы и меча. Вторая смерть отправит их прямиком в Ифурен, подземный мир ледяных озер и унылого сумрака, мрачной окраины мира, где я отыскал Айламунду под защитой Быка, странствующего внизу и оберегающего бесприютные души, подобные духу жены Урты. В Ифурене же не найти животных-покровителей.

Что до того, как смертным войти в Царство Теней Героев – я был уверен, – из нынешних обитателей Тауровинды лишь немногие, отчужденные от Времени, пригодны для такого путешествия, хотя и они оказались бы уязвимы для дисмортон – второй смерти, – оказавшись за Старой Границей. Итак, в поход годились Ясон со своими аргонавтами, Рубобост, куда менее смертный, чем представлялся взгляду, куда более «любимый богами», и Ниив, так углубившаяся в чародейство, что я почти не сомневался – дорога для нее открыта. По крайней мере – в ту сторону. Немного грызла память о словах Мунды: «Гибель для двоих, одна из них – женщина».

Я могу войти и, конечно, войду, даже без Арго. Без моей помощи не отыскать колоссов обманутых аргонавтов.

Очень пригодились бы нам сыновья Ллеу, Конан и Гвирион, однако те зашли слишком далеко, похищая колесницы отца и его родичей.

Десятеро маловато для битвы. Урте понадобится старый корабль. Арго сумеет окружить смертных героев стенами леса, но и его защитные силы не беспредельны. Он устал. В сущности, Манандун был прав: Урта в своем рвении уподоблялся ребенку, что свистит на ветер.


Я снова спустился в колодец, еще раз позабавив трех женщин, что блюли его красоту и обряды.

Арго я застал в зимнем настроении, молчаливым и холодным. Поведал ему о разговоре с Катабахом, об опасном замысле Урты – совершить поход в Страну Призраков, – обреченном на провал, если не найдется для него защитника посильнее меня. Просил подумать, не согласится ли он на еще одно, последнее плавание.

– Это безумие, – был его ответ. И Ясон надоел ему. Пора искать новые моря, новых капитанов. Пока же он предпочитал остаться на месте и советовал мне не заходить в Страну Призраков.

– Мне подобные места знакомы лучше, чем тебе, при всем твоем долгом опыте странствий. Твоя Тропа предопределена с большой точностью. Моя – свободнее. Там ты можешь утратить свое искусство и силу. Ты предупрежден.

Я уговаривал еще, но не получил ответа. Миеликки я даже не увидел. А голос Арго звучал холодным шепотом. Наконец он сказал:

– Второй раз ты спускаешься сюда, и второй раз наверху тревога. Ступай снова наверх.


Прошло немало часов, пока я выбрался на поверхность и нашел там большие перемены. Три женщины у колодца, закутавшись в зелень, сидели на коленях скорбным тихим рядком. Против них, также на коленях, стоял Катабах, в плаще черного меха, расшитом сотнями желтых и белых перьев. Лицо выкрашено черным, тело под плащом обнажено. Одна из женщин протянула ко мне руку отстраняющим движением. Ее пальцы шевелились, предостерегая: «Уходи. Оставь нас в покое».

Что случилось?

Всадники в развевающихся плащах с грохотом пронеслись мимо колодца. Один приметил меня и выкрикнул на скаку:

– Вот ты где! Урта тебя ищет. Девочку унесли волки!

– Какие волки? – прокричал я.

– Вроде тебя, – с подозрением отвечал тот.

Урту я нашел в отчаянии, волосы повисли, лицо вымазано глиной, сквозь разорванную на груди рубаху просвечивает кожа. Его утешительница Уланна тоже исполнила кельтский обряд, выражающий скорбь, и ее одежда была в беспорядке, но держалась они спокойнее. Бдительный Манандун в полном вооружении стоял над ними.

– Почему тебя, как ни хватишься, нет рядом? – обрушился на меня вождь.

Рубобост удержал его, мягко, но решительно, не то – судя по горевшей в его глазах ярости – Урта, пожалуй, ударил бы меня. Он стряхнул с себя великана-дака, тряхнул головой, расправил одежду:

– Отправляйся за ней, Мерлин. Ради добрых богов! Все-таки это были мертвецы – те Волчьи Головы – и волками обернулись.

Сколько же я провел под холмом?

Я торопливо спросил:

– Давно?

– Слишком давно! Они уходят. Коням не угнаться за волками, но ты сумеешь призвать волка и настигнуть их. Я знаю, ты сможешь!

– Это уловка, они хотят выманить нас из-за стен, – предостерег Манандун.

Еще один отряд всадников галопом примчался к воротам Рианнон. Все измученные, растрепанные. Один безнадежно махнул рукой: не догнали!

Я видел: затаившаяся в тени Ниив делает мне какие-то знаки. Урта еще бушевал, но его слова не доходили до меня. Что-то говорил Рубобост, и губы Уланны, следившей за мной из-под полуопущенных век, шевелились, но слов я не слышал. Оглянулся на несносную девицу.

– Чего ты хочешь?

– Могу помочь. Я знаю, что произошло. Заглянула к ним в головы.

Уж конечно заглянула, безрадостно подумал я. Ниив, любопытная сверх всякой меры, выбросила еще не один день жизни ради того, чтобы разобраться в положении, так и оставшемся, на мой взгляд, неясным. Я догадался, в чем дело, но и Ниив могла сейчас пригодиться.

Урта едва не взорвался, увидев, как я ухожу, и я взмахом руки успокоил его. Ни Ясона, ни его аргонавтов не было видно. Здесь, в восточной половине крепости, все было полно тревогой правителя, потерявшего дочь.

Я шагнул в тень дома, где, обхватив руками колени, сидела Ниив. Сквозь темные, подкрашенные волосы ярко блестели ее глаза.

– Это были собственные друиды Урты, – заговорила она. – Они изменили вид. Помнишь, когда Урта разыскивал щит будущего? В моей стране?

Как мне не помнить: ледяные озера, заснеженная земля, зимние леса и бесконечная ночь. Мы все сгрудились в промозглой маленькой палатке: Урта, его ближние утэны и двое друидов, чье толкование сна и погнало его на поиски щита Диадары. Щита, в котором он надеялся увидеть будущее своего королевства. Теперь правитель был сыт по горло поисками и свирепствовал. Уверившись, что щит, если и существовал, был скрыт где-то в других местах, он изгнал друидов в лес на съедение волкам. Он никак не ожидал, что те живыми доберутся до дому. Земли были враждебны, а они лишились большей части дара провидцев.

Правитель не принял в расчет фортуну: человеческие судьбы столь же капризны, как и Три Ужасные Вестницы. Этот стихийный дух часто привязывается к людям в дальнем пути. В Греции его называли Тукхе – Случай, и он вполне мог обитать в лесах вокруг озера, где нашел могилу Ясон и Арго, послуживший ему гробницей. На его борту вполне нашлось бы место и Тукхе.

В сущности, дело представлялось вполне объяснимым. Дух, унесенный из родных мест, после долгого ожидания нашел не просто средство передвижения – у него за века ожидания было немало случаев навязаться проходившим в тех местах людям, – но подходящее средство: людей покинутых, заблудившихся, людей в беде, которым только и оставалось полагаться на случай!

Ниив сияла: губы блестят, рука дрожит. Она схватила меня за руку, торопясь поведать свежую сплетню, – ребенок, которого распирает гордость соучастницы ужасных событий.

– Они много дней брели на юг, после того как Урта прогнал их от озера. Пальцы у них почернели от мороза, кожа потрескалась, как тонкая ледяная корка. Они проклинали Урту и Катабаха, выцарапывали знаки красной судьбы – так они ее называли: красная судьба, – выцарапывали эти странные знаки на деревьях, на камнях, чертили на снежных полях. Но снеговой покров был потревожен кем-то еще. Они видели – за ними кто-то следовал. Они принесли в жертву… куски… – она поморщилась, припоминая увиденное, – куски собственных тел. Просили помощи. Страшно было смотреть. Но дух, последовавший за ними, помог им добраться домой. Показал им нижний путь!

– Нижний путь? – вырвалось у меня.

– Не знаю, как ты его называешь, но таким путем ты возвращался из Греции. Путь через нижний мир. Там можно пройти, чтобы на земле тебя не увидели. Путь домой.

Она торжествовала. Я будто слышал, как кипит котел, как рвется из нее крик: «Мы с тобой, Мерлин! Какой силой мы стали бы! Твой опыт и мудрость, моя юность и сила: пара любовников, которая могла бы двигать горы, заставить леса стекать зелеными плащами».

Впрочем, торжествующий вид объяснялся еще и тем, что, сказав правду, она утаила часть ее и думала, что я не догадаюсь. Она снова дразнила меня, и теперь вполне открыто.

Друиды, ведомые духом фортуны, нашли дорогу к дому, но вышли на землю в Стране Призраков! Нелегко им пришлось, чтобы не сказать больше.

– Они вышли на поверхность в Ином Мире, – задумчиво проговорил я.

Девушка досадливо насупилась:

– Я этого не говорила! Почему ты так говоришь? Ты заглядывал в меня? А сам говорил мне никогда так не делать!

Меня удивила ее вспышка.

– Ты упомянула Иной Мир. Страна духов здесь рядом. Фортуна – неверный дух. С нее вполне станется сыграть такую шутку.

– Фортуна?

– Пусть будет Тукхе.

– Откуда ты знаешь? – взвизгнула она, сердито округлив глаза. – Ты заглядывал в меня!

– Это мог быть только Случай из земли греков. Стихийный дух. У греков таких было, насколько мне известно, пятеро, но только Тукхе путешествует по миру на плечах человека. Другие поджидают в пещерах, в лесах и тому подобное. Они раздают удачу, как здешние верховные вожди раздают ломти жареной вепревины.

– Нехотя.

– Ничего подобного. Наугад – пожалуй. Но порой и к месту.

– Слишком много ты знаешь.

– Я стар. И опытен. Твои же слова.

– Я никогда так не говорила! – горячо и справедливо возразила девица: я повторял не слова, но мысли, как я их понимал.

Однако она добавила:

– Хотя это правда. Ты слишком много знаешь. Для тебя уже не осталось ничего удивительного.

– Осталось. Ты меня удивила.

– Да, – хитро ухмыльнулась девица. – Потому что я стала не той, какой родилась. Да, я понимаю, почему ты так опасаешься меня.

– Твоя покровительница Миеликки не обрадуется, услышав, как легко ты открываешь свои родимые пятна.

– Родимые пятна?

– Свои тайны.

– А вот и не открываю. У тебя есть тайны от меня – и у меня будут от тебя.

– Еще одно родимое пятно. Ты словно юбки задираешь и показываешь мне все. Промолчи, Ниив. Бери пример с Манандуна. Мудрые держат глаза открытыми, а рот на замке.

– Эти пословицы старше холмов!

– Старше гор. А я не спорю с горами, когда ждет спешное дело.

– Так ты не хочешь знать, что здесь стряслось?

– Хочу. Очень хочу. Твое знание касается других, Ниив. Тебе бы лучше поискать защиты от самой себя, но раз уж ты не умеешь сдержать любопытства, нет смысла скрывать правду.

Она скрестила руки и, откинувшись назад, холодно взглянула на меня – обдумывала сказанное.

– А это – одно из твоих родимых пятен?

– Да, – солгал я. – Меньше берешь, меньше отдаешь.

– Ты считаешь меня наивной. По-твоему, я не умею думать.

– Я считаю тебя наивной. По-моему, ты еще только учишься думать. Медленно. Я считаю тебя опасной. Это тоже родимое пятно. Врожденное. А теперь, что с Мундой? Живо! Мне надо еще найти волка и отправиться на охоту, когда больше всего хочется сесть и спокойно поразмыслить.


Хотя Волчьи Головы преобразились в проворных зверей, ставших их федиши (избранными обличьями) после смерти, но им приходилось нести Мунду, плоть и алую кровь, белые кости и серый страх, так что двигались они не слишком быстро, хотя, конечно, быстрее псов, спущенных Уртой им вслед.

Я надеялся перехватить их прежде, чем они доберутся до Нантосвельты. По моему расчету, они должны были направиться к броду Промахнувшегося Копья – брод Последнего Прощания для них был закрыт. Третий брод в этой местности, пресловутый брод Щедрого Дара, также не пропустил бы тех, кого никак нельзя было назвать героями.

Я снова вызвал волка и, вооружившись полученными от Ниив сведениями, бежал в надежде освободить Мунду.


Я настиг их в лесу. Река была уже близко, но все же достаточно далеко, чтобы им пришлось остановиться и встретить погоню. Девочка забилась под сломанную дубовую ветвь. Волки скалились и рычали, широко расставив ноги, утвердившись бок о бок на дальнем краю полузаросшей поляны. Я с ходу бросил им вызов:

– Я должен был распознать вас сразу. Позор мне, что не сумел. Верните девочку. Урта перенес довольно потерь.

Они залаяли, засмеялись:

– Он послал нас в ледяную пустыню. Нет в наших сердцах прощения для него.

– Так мстите мужчине, не дочери.

– Есть ли лучшая месть для мужчины, чем похитить его дитя?

– Ваш путь домой был долог. Он должен был многому научить вас.

– Наш путь был долог, – ответил волк. – Он не привел нас домой.

Я готов был продолжать спор, но тут, к моему изумлению, Мунда нетерпеливо швырнула камнем в одного из волков. На один удар сердца мне подумалось, что она торопит меня бросить разговоры и подхватить ее. Но ее голос рассеял заблуждение.

– Живей! – выкрикнула она. – Отгоните его! Надо успеть за реку, пока отец не поймал нас. Скорей же!

Волчьи Головы чуть попятились, я же, потрясенный ее словами, подался вперед. Понятно, она не узнала меня. Ее взгляд видел обычного волка, увязавшегося за ее спутниками.

Один из них обратился ко мне:

– Маленький Сновидец хочет снова поиграть с ней. Ее брат не хотел играть. Он послал нас за ней, и девочка согласилась. Ей не будет вреда, ничего не случится с ней больше в жизни – в долгой-долгой жизни во дворце, построенном Маленьким Сновидцем.

И снова в его голосе прозвучала сухая насмешка.

В тот же миг один из Волчьих Голов прыгнул на меня, а второй воспользовался короткой схваткой, пока мы катались по траве, чтобы подхватить девочку. Она вскочила ему на спину, вцепилась в косматую густую шкуру, и они скрылись – только мелькнули развевающиеся золотые волосы.

Когда я оборачивался волком или иным зверем, я – тень в звериной шкуре. У меня были клыки, и когти, и сила, чтобы загрызть противника. Федиши растаял с его смертью: это был старший из друидов, как я и подозревал, и выражение заросшего бородой лица говорило, что он обрел покой. Тут же я увидел, что он прокусил мне сухожилие на руке. В горячке схватки я не почувствовал боли. Морда его выражала не покой, а торжество победителя.

Нечего было и думать догнать Мунду. Она вот-вот окажется за рекой, полагая, в ужасном заблуждении, что там – ее место, что там ее ждут.

Как сказать об этом Урте? Хромая домой, сбросив волчью шкуру на болотах к западу от темного холма, привязывая к раненой руке кору белой ивы, я неотступно и мучительно думал: «Что ему сказать?»


Урта ждал меня в зале. Он был мрачен, но спокоен. Кимон и Уланна сумели утешить правителя; его люди сидели кругом в легком вооружении, переговариваясь вполголоса.

Не пришлось ничего говорить – неудачника видно сразу. Урта послал еще погоню на свежих лошадях, но и она оказалась бесплодной.

Я правдиво передал ему сказанное Волчьими Головами: что девочка собирается поиграть с мальчиком, Маленьким Сновидцем, и что ей ничего не грозит – но умолчал о ее странных словах: «Скорее, пока отец не догнал нас». Мне не верилось, что слова эти сказаны девочкой, а повторить их значило только причинить вождю лишнюю боль.

– А что Арго? Он поможет? Катабах сказал, ты просил его?

– Он раздумывает, – осторожно ответил я. – Корабль устал, и устал от Ясона.

Урта помолчал, потом вздохнул и сказал твердо:

– Что ж, придется найти другой путь в Страну Призраков.


Одна из блюстительниц колодца поджидала у дома правителя, завернувшись в плащ и пряча лицо в капюшоне.

– Катабах желает срочно видеть меня, – сказала она. – Он в саду.

Я нашел его вместе с его плащом из перьев у самодельного шалаша в сердце неметона. Аргонавтов, ютившихся в чаще яблонь, не было видно в вечернем сумраке сада.

Я рассказал ему, что открыла мне Мунда. Друид выразил сдержанное удивление. Спросил, как ответил на мою просьбу Арго. Вздохнул, услышав ответ.

– И без того было мало надежды отговорить Урту от похода в Страну Призраков, теперь же нечего и пытаться. И все же Урта не сможет…

Он замялся, выжидая моего отклика, и я подтвердил:

– Не сможет, если не найдет защитника.

– Но разве возможно для него войти туда?

– Мы уже говорили: трудно не войти – выйти.

Катабах водил пальцем по отметинам у себя на груди и щеках.

– Я приготовился к этой потере. Когда владыка умирает, правит его сын, если его наследование не будет оспорено. Если вождь пропал без вести, Глашатаи прошлого, правителя и земли хранят для него страну семь лет. Я теперь – Глашатай правителя. Прежний удалился от дел и в свой срок будет опущен в садовый колодезь. Но не теперь.

Зачем он говорил это мне? Катабах словно расслышал мой вопрос:

– Страна без правителя – беззащитна, как ты сам видел. Нельзя больше допустить подобного, Мерлин… ты на моих глазах вызвал из озерной могилы тень человека, ушедшего за много поколений до нас. И если существуют колоссы, временная жизнь вне Времени, тогда, значит, ты сумел бы в глубине своих чар найти способ извлечь подобный дух из Урты, провести его туда, защищая и храня, а потом вернуть домой? Есть ли средство защитить Урту чарами, тенями, наделить неуязвимостью призрака, чтобы он сумел вернуться из этого похода?

Он снова погладил надрезы на коже, куда еще не успела впитаться краска. Взглянул спокойно и твердо:

– Если нужно уплатить, расплатиться жизнью – дело Глашатая Короля платить назначенную цену. Старый жрец еще может вернуться, чтобы хранить перечень деяний наших предков.

Я был поражен его отвагой. Он был ближайшим из друзей Урты, самым верным из утэнов – избранных воинов, окружавших правителя, он всегда готов был отдать жизнь за вождя в битве, как едва ли не каждый из его людей. Но такое обдуманное самопожертвование мне не часто случалось видеть. Катабах заранее рассчитал, как сохранить для Тауровинды ее вождей и историю.

– Есть два способа добиться желаемого, – сказал я ему, – и ни один не требует твоей смерти. Один путь потребует от меня применения моих чар. И я охотно отдам их. Я накопил немало силы – пора пустить ее в дело.

Я дивился собственным словам едва ли не больше, нежели радовался им Катабах. Тысячелетиями я готовил себя принять то, что придет вслед за использованием дара. Следующие века будут для меня совсем иными, хотя прорицание собственной судьбы было мною еще далеко не освоено.

– А другой путь? – спросил Глашатай правителя.

– Он еще раздумывает. Арго. Он устал, однако может еще согласиться даровать свое покровительство вождю. Подождем – увидим.


Выходя из сада, я оглянулся, услышав взрыв женского смеха. У плетня, окружавшего святилище, сидели, поджав под себя ноги, Аталанта и Уланна. Они рассматривали лук и стрелы, принадлежавшие Уланне. Обе были в тяжелых плащах, откинутых за плечи, и обе заплели волосы в свободную косу, на один лад перекинув ее через правое плечо. Между ними стояли глиняные чашки и лежал полупустой мех с кислым молоком. Две женщины негромко переговаривались, помогая себе жестами и гримасами, объяснявшими непонятные слова.

Почувствовав мой взгляд, обе оглянулись и нежно послали мне воздушные поцелуи. Однако намек был ясен: «Уходи, оставь нас вдвоем!»

Хотел бы я знать, о чем они говорили. Уланна, должно быть, узнала множество подробностей тех преданий, что слышала еще девочкой. Аталанта же, конечно, хмелела от напитка мечтаний.

Когда позже я встретил Уланну, вернувшуюся под кров дома правителя, она была тиха и печальна. Но грусть ее казалась мечтательной, словно она сознавала, что единожды получила необычайный дар, дар чудесный и щедрый, но время даров теперь прошло.

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ АРГО В ИНОМ МИРЕ

…Сердца героев

Изношены годами и судьбой,

Но воля непреклонно нас зовет

Бороться и искать, найти и не сдаваться.

Лорд Альфред Теннисон. Улисс

Глава 19 ТЕНИ ГЕРОЕВ

Разбудил меня пощипывающий за нос морозец. Воздух был студен, роса на траве застыла ледяными искрами, дыхание клубилось паром. Зимний рассвет раскрасил пестревшее звездами небо пурпуром. Фыркали кони, дрожали озябшие псы. По всему городку люди, просыпаясь, дивились вторжению зимы в лето.

Дорога шествий, тянувшаяся от крепости к реке, побелела. Священная роща застыла в зимнем убранстве. Вверх по течению Нантосвельты, сколько видел глаз, встал лед.

Прямо на льду, накренившись, стоял Арго. Нарисованные на носу глаза лукаво косились на нас издалека.

Рубобост смотрел круглыми глазами. Урта бранился, кутаясь в зимний плащ и остолбенело разглядывая зимний пейзаж. Отчаяние отступило, оставив его в злой решимости. А Ясон посмеивался.

– Согласился, – бормотал он, обдирая с бороды сосульки.

– Кто согласился? – буркнул Урта.

– Старик корабль. Согласен. Как по-твоему… Антиох?

Я кивнул. Ясон добавил еще:

– Умеешь же ты уговаривать! И все же он решил заставить и нас потрудиться, правитель Урта. Не собирается облегчать нам путь.

– Так это твой корабль натворил? Обратил тепло в стужу?

Ясон отозвался на упрек правителя:

– Придется тебе поработать ради желанной битвы.

– Неужто было мало битвы, чтобы еще твой корабль нас испытывал? – жалобно возопил кельт.

Ясон расхохотался так громко, что Урта готов был счесть его смех оскорблением. Мужчины смерили друг друга взглядами и одновременно опустили копья. Грек отвернулся, бормоча что-то, готов поклясться нелестное, насчет капризов богов.

Впрочем, может быть, мне послышалось.

Мне было все равно. Я радовался возвращению старого друга с заслуженного отдыха и отлично понимал намерения Арго. Утомленный, он все же готов к новым странствиям, однако, соскучившись по дому, создал для себя привычный мир. Арго, как я должен был напомнить Урте, уже не был кораблем теплого, темного, как вино, Эгейского моря. Вкусы его подчинялись теперь Миеликки, северной Госпоже Леса, а ее радовали снега и льды, и грозные войтази. И в самом деле, духи войтази уже бились снизу о лед. Ледяная кора на реке трескалась и вспучивалась, узкие щучьи головы высовывались на поверхность, ухмыляясь и щелкая зубами, принюхиваясь к незнакомому воздуху своих временных владений.

Такие могут в один присест проглотить человека. Еще удивительнее их умение утащить человека на дно и год держать его там живым, ожидая, пока разыграется аппетит.

Каждой богине – свои пособники: свои псы, свои страхи. Я думал когда-то, что служители прекрасной нежной Геры, дочери Крона, направлявшей Арго и Ясона к золотому руну, все были милы и благосклонны, но ужасы, явленные ею однажды, оказались поистине ужасающими, хотя память о них стерлась из легенд о прославленном плавании, оставшись лишь в моем повествовании.

Теперь нам не обойтись было без Рувио, величественного скакуна дака. Рубобост с горсткой помощников отправился за ним на запад и возвратился к концу дня, следом за несущимся жеребцом, трижды обежавшим крепость, прежде чем замереть, ударив копытами, перед ее воротами. Пятерка кобыл примчалась за ним, блестя рыжими боками, потряхивая черными гривами. Пар облаками вставал у из ноздрей. По виду они принадлежали Иному Миру, и в их стройных легких телах уже билась новая жизнь, посеянная Рувио.

– Нельзя ли и их взять? – шепнула мне залюбовавшаяся Уланна.

– На Арго не выйдет. Но, думается, они дождутся Рувио у брода Последнего Прощания. А может, и последуют за ним за Нантосвельту.

– Вот и хорошо, – деловито заметила скифка. – Пригодятся. Запасная тетива к луку никогда не помешает.

Я громко рассмеялся. Поговорка пришлась мне по душе, звучала свежо. Уланна любила выражаться кратко и сочно, однако же помрачнела, услышав, что ей предстоит остаться.

Кимон мерил крепость вдоль и поперек. В глубоком унынии мальчишка стискивал рукоять меча, а лицом был мрачнее аргонавтов из сада. Ему тоже не предстояло сопутствовать отцу в предстоящем походе, и обстоятельство сие его не радовало. Они с Манандуном должны были править крепостью, развлекать ее гостей, оказывать гостеприимство странникам и оборонять от захватчиков.

Паренек еще не освободился от стыда поражения, пережитого перед возвращением отца. На покрасневшем мальчишеском лице боролись досада и опасение. Он рвался на подвиги, но Урта был непоколебим.

– Я не доверю оборону холма никому, кроме тебя и Манандуна. Вы оба – опытные воины. Манандун мудр и тверд. Ты проницателен и отважен. Оставив вас здесь, одному старику не придется беспокоиться об оставленном доме.

– Ладно, – сдался Кимон. – Но только в следующий поход меня возьми.

– Согласен, – пообещал Урта. – А пока иди и подумай, как оборонять крепость, которая когда-нибудь станет твоей.

Пришлось остаться и Уланне. Так потребовал Арго, вызвавший меня к себе. Он готов был защитить правителя, но больше из «смертного» мира – никого.

По тем же причинам остался и Катабах, хотя его новый титул в любом случае требовал его присутствия в крепости.

Впрочем, Арго поклялся, что нашей немногочисленной команды хватит, чтобы отыскать Мунду и сына Ясона.

Ниив научила, как превратить Арго в сани. Корабль установили прямо, привязав кожаными ремнями к полозьям из молодых стволов, и устроили упряжь для Рувио. Корабль держался спокойно, похоже, его даже забавляли наши усилия. На бортах под уключинами наросли сосульки.

Арго словно торопил: «Ну же, кончайте скорей!»

Даже этот необычный корабль, быть может, не представлял, какое странное плавание предстоит ему – предстоит нам всем.

Корабль загрузили провизией. Катабах, стоя на краю зимнего мира, созданного Арго, предостерегал:

– Если ему наскучит игра и лед растает, вы мигом опрокинетесь со всеми этими деревяшками.

Его сомнения легко было понять, но Ниив с ухмылкой успокоила друида:

– Он заставит нас поднатужиться, но топить не собирается. Можешь следить за нашим плаванием в своем бездонном колодце.

Помнится, уже на следующий день меня позвали занять место на борту. Рувио бил копытом и фыркал. Застывшая река протянулась перед нами. Озябшие мужчины и женщины скрючились на скамьях гребцов, кутаясь в плащи. Прощание было коротко, но в глазах Уланны стояли слезы. Тому было две причины. Аталанта обратила взгляд на небеса, на крутой крепостной холм над лесом. Она впитывала картины и звуки этого мира, с жадностью ребенка запоминая свой сон.

Рубобост изменил своему привычному месту у кормила и взял под уздцы удивленного коня. По знаку Ясона он принялся понукать жеребца, и тот, налегая на ремни и тяжко дыша, совладал с Арго: корабль покачнулся, дрогнул и легко покатил по льду. Ниив торжествующе вскрикнула. Собравшиеся у реки всадники проводили нас до леса, затем свернули от берега на более удобную тропу, чтобы встретить снова у брода Последнего Прощания. Они не сумели бы проникнуть в мир теней и знали об этом, но Урта хотел иметь их при себе на переправе, на случай, если Тени Героев проведали о нашем выступлении и выслали навстречу собственное войско.


Река и лес впереди стояли во льду, насколько хватал глаз, зато позади оттаивали с пугающей быстротой. Крахмальную белизну сменяла обмякшая, помятая зелень. Мы втягивались в зимнюю пустыню под непрестанно валивший снег, по скрипучему, потрескавшему льду, а в двух полетах стрелы позади махало нам вслед цветущее лето.

Рувио поначалу оскальзывался и тянул с трудом, но помаленьку приноровился, и Арго покачнулся, когда полотнище поймало ветер, а потом понесся вперед, словно бегущая по волнам колесница, взметая фонтаны снега и льдинок, отряхивая склонившиеся над рекой деревья, сшибая с ног цапель и загоняя в небо кружившихся в изумлении темных птиц. Кажется, Миеликки улыбалась нам с кормы.

Рувио, освободившись от груза, скакал рядом, окутанный плащом замерзшей пены на боках и блестящего пара дыхания.

Не прошло и двух дней, как перед нами открылся последний перед бродом Последнего Прощания изгиб Нантосвельты. Тут Арго с Миеликки решили, что играм конец. Арго отдохнул – и поставил на своем: внушил нам, что не всегда пляшет под капитанскую дудку, хоть и держит слово. Зима растаяла, а с ней и лед, но таял он медленно, и аргонавты успели выпутать корабль из сбруи ремней и деревянных катков, превративших его на время в санки. Корабль, опасно накренившись, осел в воду, а Рувио уплыл к берегу.

Корабль разительно переменился. Он мирно и тихо скользил по изгибам стремнины, пока не показались высокие валуны, отмечавшие брод, и низкий берег, и каменистые лощины, уходящие вглубь ничейной земли. Ручей, протекавший по лощине, был узок. Я ждал, что Арго дождется ночи и погрузит нас в забытье, чтобы скрыть древнюю магию, которой он прокладывал себе путь. Так поступал он прежде, в Греческой земле. Однако я обманулся. Пошептавшись с Гиласом, корабль послал его к разоренному приюту изгнанников. Вскоре тот вернулся, подавленный и усталый, и молча занял свое место.

Арго вышел на отмель, под густую листву, и застыл в пронизанной солнечными искрами тишине. Аргонавты молча сидели на скамьях, не сводя глаз с предлежащего пути. Всем было любопытно, каким образом Арго доставит их в мир Мертвых.

Чуть погодя Миеликки подозвала меня к себе. Присев на пороге Духа корабля, она тихо поведала:

– Колоссов на прежнем месте нет. Кто-то их забрал. Будь они там, Гилас услышал бы зов своего.

Мы прошли к броду Промахнувшегося Копья. Строения по берегам реки превратились в руины, от моста остался неровный ряд деревянных столбов, перегораживающих реку. Как видно, Мертвые и Нерожденные, отступая от Тауровинды, в прямом смысле сожгли за собой мосты.

Близ брода в Нантосвельту впадала с запада река, лениво текущая между крутыми каменистыми берегами. Поверх галечных осыпей тянулись гребни известняковых стен, поросшие терновником.

Аргонавты разочарованно заорали, когда Арго без всякой магии направил нос в ее тихое русло и, покинув Извилистую, предоставил своим гребцам поработать веслами.

Под мерный бой барабана мы вошли в расщелину столь узкую, что порой ветви растущих на гребне деревьев заслоняли небо.

Ледяная вода была абсолютно прозрачной. Прямо под нами поблескивали на дне гранитные валуны. Каждый удар весел отзывался в каменных стенах ущелья, спуская вниз небольшие оползни. Солнце заглядывало в расщелину, превращая полумрак в изумрудное сияние.

Меня удивило, какой отклик находила во мне красота. Словно я не перевидел тысячи таких же ущелий. Видно, я становился «человечнее». Оправдывалось предостережение Арго: мой волшебный дар в Ином Мире слабел.

Рубобост правил, я бил в барабан, Рувио, лежа в трюме, глубоко вздыхал, вспоминая, быть может, свой гарем, оставшийся позади. Лошади не прошли бы меж этих крутых стен.

Ниив стояла на носу, как всегда высматривая дорогу. На корме, по обе стороны изваяния Хозяйки Севера, опираясь на ее голову, стояли Ясон и Урта. Их лица оставались непроницаемы, но самая неподвижность позы выдавала напряжение. Я все поглядывал на Урту. Среди нас он один мог оказаться уязвимым для искажений и путаницы времен Иного Мира.

Когда Арго, миновав речную излучину, приблизился к скалам, торчавшим из воды, словно обломки двух костей, Ясон выкрикнул приказ: «Назад! Греби назад!» Еще свежа была память о таких же скалах на пути в Колхиду. Те смыкавшиеся каменные столбы в щепки разбивали попавшие между ними корабли. Тогда мы послали голубя проверить, бодрствуют скалы или уснули. В этот раз с нами не было доброй птицы, и призвать ее мне не удалось, сколько я ни старался. Ничего удивительного, и все же я был недоволен. С той минуты, как мы вошли в ущелье, чары мои все слабели.

Тогда Гилас поднялся со скамьи и скинул одежду. Он отлично плавал. На его лице ярко блеснули глаза. Юноша прыгнул с борта, мощными гребками направился к скалам, проплыл между ними, повернулся и махнул нам, а потом лег на спину, подставив лицо узкому солнечному лучу, и позволил течению снести его обратно. Он казался таким умиротворенным, что мне почудилось на миг: он умер и радуется спасению от проклятия жизни, поднявшей его из могилы. Но он вдруг перевернулся в воде, загреб руками, чтобы удержаться на месте. На лице появилась тревога. Он махнул рукой, торопя нас к себе.

Ясон приказал мне отбивать ритм. Весла поднялись и опустились. Я отбивал сильные частые удары, и Арго вспенил воду. Все на борту, даже те, кто не греб, вскрикнули, когда весла легли по борту и Арго пронесся между камнями, задев один и проскрежетав по отмели с треском ломающегося дерева – хотя крепкое днище выдержало удар.

Гиласу бросили конец и втянули его на борт. Гребцы вывели Арго с отмели между скалами, и кто-то радостно вскрикнул, но тут же смолк.

Гилас указывал назад. Ясон тяжело переводил дыхание. Не он один сумел разобрать слова, выбитые на гладких камнях.

– Знаки, – неуверенно проговорила Ниив, – там выбиты какие-то знаки.

Глубоко врезанные в камень буквы, рыжие от лишайников, позеленевшие от въевшегося в расщелины скал мха, гласили на языке, на котором некогда говорил Ясон: с правой скалы – НЕ ВСЕ ТАКОВО, КАКИМ ВИДИТСЯ. С левой – КАКОВЫ МЫ В ВЕЧНОСТИ, ТАКОВА НАША ЖИЗНЬ.

Когда команде объяснили значение каменных надписей, Рубобост заметил:

– Брюхом чую, насчет того, что, мол, не таково, каким видится, – ждет нас пара-тройка хитростей!

– Хорошо сказано, – отозвался Ясон, и дак обиженно оглянулся на меня, спрашивая взглядом: это ирония?

Меня больше заинтересовала другая надпись. Среди нас были шестеро-в-саванах, для которых жизнь в вечности очень даже определяла их прошлую жизнь. Но я не сомневался, что значение надписи глубже. Наводило на размышления и то, что слова выбиты на языке Ясона.

Как заметил Рубобост, брюхо что-то отчетливо чуяло.

– Идет буря! – выкрикнула Аталанта.

Небо потемнело, и река вздыбилась волнами под усиливающимся западным ветром. Стало холодно, и мы снова взялись за весла, уводя Арго глубже в Страну Призраков.

Скоро стены ущелья раздвинулись, река широко раскинулась меж лесистыми холмами. Затем землю покрыли многоцветные поля и густые леса, и, хотя ливень стегал траву и туча в небе нагоняла тучу, все почувствовали, что начинается мир идиллии. В полях весело скакали табунки коней. Их бока и гривы были выстрижены – метки хозяев. Хозяев, однако, не замечалось. Корабль плыл дальше, и в тумане показались вершины замков и крепостей. Дымились костры, запах съестного, ароматы похлебки и жаркого, проплывали мимо нас, но даже зоркая хитроумная Ниив не сумела высмотреть домов.

Мы находились в пределах Страны Призраков, и за нами, быть может, следили, но напрасно было бы ожидать, что наблюдатели покажутся нам на глаза.

Мы подошли к берегу, когда на землю опустились изумительной красоты сумерки: в той стороне, где за далекими вершинами скрылось солнце, небо пылало, именно пылало: пламя узкими полосами поднималось над краем небосклона – языки пламени, назвала их Аталанта. И с них искрами срывались звезды, рассыпаясь по темнеющему небу.

Ночью мы слышали стук копыт и звуки рогов, лай собак и звон оружия, но заметили лишь смутные тени, да и то уголками глаза. Однако на рассвете случилась первая из двух странностей, приоткрывших нам природу Царства Теней Героев.

Меня, встряхнув, разбудил Рубобост. Все аргонавты поднимались, отбрасывая одеяла, и поглядывали за ручей на лесную опушку.

– Что-то приближается, – прошипел дак. Рубобост редко выказывал страх, но сейчас каждая морщинка его бородатого лица выдавала тревогу.

Я пока слышал лишь ворчание грома – только то была не гроза.

Стадо необыкновенных оленей вырвалось из леса. Впереди – четыре огромных могучих самца. Следом четыре или пять десятков стройных животных с огненно-алыми шкурами, бирюзовыми подхвостьями и белыми ногами влетели в мелкий поток и помчались по воде к нам. Стадо разделилось, обходя вытащенный на отмель Арго, и длинными, невероятно легкими прыжками промелькнуло за нашими спинами. За ними бежали другие животные: лисицы ростом с гончих, псы ростом с пони. Над нами, чуть не задевая пестрыми яркими крыльями, пронеслась стая птиц.

Все случилось так внезапно, словно лес вдруг взорвался, выплеснув из себя испуганную живность. И за последним беглецом – зеленокрылым красноклювым вороном – показалась на миг разинутая пасть. Блестящие челюсти сомкнулись, защемив хвостовые перья отставшего, и вместе с ним пропали из виду.

На краю леса блеснула медь, щели глаз вспыхнули из-под прикрытых век, огонь на миг вырвался из гигантского тела, заскрежетал металл, и чудовище исчезло, унося свою жалкую добычу в чащу.

– Во имя всех богов, что это было? – Ясон, как обычно, оглянулся на меня. – Сгодятся любые боги. Явление прямо из царства Аида!

Урта покачал головой:

– В Стране Призраков не должно бы водиться таких тварей. Алые олени нам известны, и остальное зверье можно видеть порой за бродом Последнего Прощания. Но только не этого охотника. Он нездешний. Забрел откуда-то, верно.

– Да, – упрямо повторил Ясон, – как раз из Аида.

– Из чьего-то Аида, – уточнил я.

Если вчера мы гребли лениво, убаюканные идиллическими видами окрестностей, то теперь по коже пробежали мурашки, мускулы подобрались. Весла частыми ударами вспенивали воду – едва ли гребцам нужен был барабан. Арго бежал по воде к окутанным дымкой холмам, за которыми вчера так красочно горел закат, и навстречу нам вдруг долетел запах моря.

– Океан! – прокричала с носа Ниив. – Я вижу острова!

– Океан? Здесь? – поразился Урта.

Он поднялся со скамьи, нарушив ритм гребли, и Арго резко вильнул в сторону. Спотыкаясь, Ясон подобрался к Ниив, которая перегнулась вперед, распластав по бортам черный плащ. Он всмотрелся вдаль – приметил впереди белые крылья кружащих чаек, расслышал еле слышные тонкие крики.

– Мы слишком продвинулись к западу! – выкрикнул Урта. – За эти моря нет дороги. Это лишь серая пустота. Всем известно: ни один корабль не достигнет тех островов. Даже Мэльдун, величайший мореплаватель древности, не сумел к ним добраться. Назад вернулась лишь его песня, да и то одни обрывки.

– Оставь, – заспорил Ясон. – Если там одна пустота, что за горы там вдали? Это внутреннее море, я-то их повидал!

– Может, там не горы, а облака?

– Горы, и туда-то нам и надо, – уверенно заявил Ясон. – А если они обернутся облаками – не страшно. Завтра к вечеру мы полетим на волшебных крыльях. Что скажешь, Ниив?

Девушка вздрогнула, однако кивнула:

– Не стоит нам идти туда – такое у меня предчувствие. Но и Ясон прав. Этот океан – настоящий. Мир внутри мира. И горы стоят в конце его. Другое море, серая пустота, лежит дальше к западу.

Ставшая было широкой река снова сузилась, зажатая ржавыми скалами и крутыми берегами, густо поросшими корявыми остролистыми дубами и узловатыми деревцами с темными плодами. Деревца эти изгибались над землей, словно кто-то задумал выполоть их, как сорняки, да притомился и бросил помятыми и измученными.

Ясон тут же почувствовал себя дома: узловатые деревца были оливками; деревья копили жар и тишину, прямо сочились тишиной, и земля источала тепло южного моря. Самые мрачные из наших аргонавтов оживились, узнав сочное благоухание и терпкий вкус трав и плодов, неведомых в лугах и рощах, окружавших Тауровинду.

И здесь заключалась вторая странность, указывавшая на то, что ожидало нас. Однако, если Ясон и распознал эту странность, он предпочел смолчать, не удостоив меня даже понимающим взглядом, хотя догадался, конечно, что я приметил те же знаки.

Несколько дней мы гребли против течения, теперь же нас несло попутным потоком, и весла лишь тихонько направляли нас и удерживали корабль, противившийся неудержимому стремлению реки к океану. За кормой кружились чайки. Стайка дельфинов решила поплавать наперегонки с Арго, стремившимся к новым берегам. Веселые любопытные головы высовывались из воды. Черные бока блестели обсидианом, и на них светились полоски – белые и красные, вернее, цвета горящих кистей рябины. Вокруг умных внимательных глаз шли бирюзовые и бледно-зеленые кольца. Эти создания не принадлежали обычному миру.

Кажется, они приняли нас за «после-живущих», как сказала бы Уланна, и собирались, по обыкновению, проводить к предназначенным нам островам – на юге эта работа им привычна, – пока не догадались, что двое из нас норовят их загарпунить. Тогда они брызнули в сторону, все еще щебеча, но теперь сердито и обиженно, и скрылись вдали.

– Хорошо еще, никого не убили, – громко заметил Ясон, – а то не миновать бы несчастья. Дельфины – священные создания.

Краем глаза я заметил, как стоявший на корме Рубобост поспешно смотал тонкий линь, а после держался как ни в чем не бывало.

– Рифы! – донесся с носа крик Ниив.

Впереди растопыренными пальцами топорщились скалы. Подняли парус, и свежий ветер отнес нас от белеющих бурунами рифов на глубокую воду.

Ясон оказался в своей стихии. Он понимал, что следовало бы держаться берега, но невдалеке, над гребнями волн этого неспокойного моря, виднелся крутой остров, манивший зеленью и проблесками белого, предвещавшими человеческое жилье.

Усилия весел, паруса и кормила направили Арго на верный курс, и через полдня мы вошли в прибрежный затишек, спустили парус и медленно двинулись вдоль мыса, высматривая пристань.

Вскоре нашелся подходящий для причала берег: узкая полоска песка перед скалами, вся истоптанная человеческими следами. Ниив вброд добралась до берега и забегала между следов, выкрикивая:

– Все одинаковые. Здесь бегал один человек. Кругами, как бешеный! – добавила она.

С лесистых скал падал в море ручей. Часть береговой полосы скрывалась от нас за скатившимися угловатыми обломками. И долетал откуда-то неземной плач – пять глубоких нот, повторяющихся все в одном порядке, то протяжно, то прерывисто. Словно первые звуки волынки, жуткое, стонущее гудение, когда мелодия еще не установилась. Или установилась? Мнилось нечто знакомое в этих плачущих звуках.

«Остров Плачущего!» – осенило меня. Тот, что краем глаза видела Мунда, купаясь в Свете прозрения.

Пусть мой дар задыхался в пределах Страны Призраков, но внутреннее чутье не ослабело. Я вспомнил старого друга, искусного волынщика, певца и сказителя, «служителя случая», как назвали бы его соплеменники, и отважного человека.

Если я не ошибся, где-то неподалеку скрывался ирландец Илькавар. Возможно ли? Но он и впрямь собирался в эти места после нашего с Ясоном последнего плавания в Дельфы.

Илькавар с рождения был наделен умением находить пути в нижнем мире. Такова была его роль в легендах – а он, как и Рубобост, и Аталанта, принадлежал миру легенд. Увы, Илькавар обладал всем необходимым, но был лишен чувства направления! И его вполне могло по ошибке занести на этот островок.

Мы отыскали деревянные флейты: пять выдолбленных стволов, вкопанных в землю так, чтобы ловить ветер с моря. При порывах ветра их мощные стонущие звуки, их печальное гудение отбрасывали нас назад. Ясон и Урта глазели на них в изумлении. Перед ними была та же странная флейта, на какой играл наш друг, но словно изготовленная великаном.

Сообразительная малышка Ниив скакала козочкой, хлопая в ладоши. Она тоже узнала призывный знак волынщика. Все мы воспрянули духом.

Именно предчувствие Ниив убедило Ясона задержаться на острове. Он, разочарованный, что остров оказался меньше, чем представлялся издалека, собрался наполнить водой бочонки и фляги и двинуться на запад, к большой земле. Ясон верил, что там его в своих «царских владениях» ожидает сын.

Меж омытыми морем стенами. Он правит в том мире, но сам того не знает.

Однако, если на острове скрывался Илькавар, он был бы нам весьма полезен.

Урта предпочел остаться на корабле, Ясон же – отправиться на поиски молодого иберийца. Ниив нехотя согласилась остаться вместе с Тисамином и бледным Леодоком. Рубобост, Гилас, Аталанта и Ясон пошли со мной по тропе вдоль водопада и, перевалив скальный гребень, выбрались на плоскую лесистую равнину.

Остальные аргонавты отправились на охоту, чтобы пополнить запас свежего мяса.

Ветер вдруг донес обрывок сладостной мелодии – свежей, чуть печальной песни. Вдруг музыка оборвалась, и за мгновением тишины послышался гневный возглас. Я засмеялся вслух. Голос был искажен гневом, но не узнать музыку, где сочетались веселье и тоска, было невозможно.

Проломившись сквозь чащу, мы оказались на широком лугу, окруженном тремя могильниками: травянистыми крутыми курганами. Остро пахнуло землей, донеслась струйка запаха сырого подземелья, потянуло паленой костью. Посреди луга стоял серый дом со множеством окон в каменных стенах и дырявой крышей, открытой духам стихий. Из дома несло тухлятиной. Ясон уже шагнул к двери, когда его остановил поток отрывистых, почти мелодичных завываний, донесшихся из-за стен. Снова зазвучала волынка. То была мелодия нездешней красоты, пробравшая до сердца и Аталанту, и «старого греческого козла».

И тут же низкие устья гробниц закипели жизнью. Быстрые, неуловимые для смертного взора фигурки выскакивали из-под земли и мгновенно шмыгали в дом. Их безумное хихиканье пробивалось сквозь яростные вопли дудочника; жалобно заныла порванная волынка, треснули переломленные трубки. Возвращаясь обратно в подземное убежище, один из духов-мучителей задержался на миг, так что я и Ниив успели его рассмотреть. Ее – привычную к виду войтази, леших и водяных – не смутила внешность проворного мучителя. Мне тоже приходилось видеть таких прежде. Жестокая природа создала их на страх беззащитным, лишенным знания. Природа в кошмарном обличье, но сама, как я подозревал, уязвимая.

Ясон, набычившись, тяжело перевел дух.

– Мне знакомо это место, – прошептал он. – Все здесь знакомо. Не видом, но…

Тут он вспомнил. Вспомнил и понял.

– Тот, внутри, дожидается нас! Мы поможем ему, и он станет нашим проводником.

Удержать их было невозможно. Воспламененные воспоминаниями прошлого похода, Ясон, Гилас и Аталанта бросились в дом. Рубобост заметил, что я медлю, и тоже остался на месте. Он следом за мной подошел к одному из высоких курганов и нагнулся заглянуть в облицованный камнем туннель. На потолке виднелись резные знаки. Они сменялись под моим взглядом – забытые символы былых веков. То были не простые могильники, но входы и выходы в особую часть мира, хорошо известную кельтам.

Затаившиеся в боковых проходах твари стерегли эти тропы, ведущие в Иные Миры.

Ясон звал меня. Звал по имени: Мерлин. Удивительно дружеский жест со стороны человека, еще недавно поклявшегося меня убить.

– Нас ждет старый друг, – напомнил я ошеломленному событиями Рубобосту. – Волынщик. Помнишь такого?

– Такое не забывается, – пробормотал дак. Его сроду не радовали пронзительные звуки, которые кое-кто называет музыкой.

Если я ожидал увидеть весельчака Все-нипочем, которого знавал встарь, то меня настигло разочарование. На полу скрючился обросший, костлявый, испуганный человек. Слезящимися глазами он смотрел на сочувственно склонившихся к нему аргонавтов. Жалкая тень веселого ирландца, провожавшего меня от реки богини Даану к оракулу Аркамона в Греческой земле. В углу комнаты я приметил груду пищи – сверху свежей, но внизу протухшей и кишевшей червями.

На полу валялся мусор – обрывки кожи, обломки костяных и деревянных дудок.

– Что с тобой? Что с тобой? – помнится, бормотал я, подходя к нему и беря его за руки. – Кто-то за тобой не усмотрел. А я-то думал, твои песни выручат из любой беды.

– Мерлин, – выдохнул Илькавар, сжав мои пальцы, и прежний огонь загорелся в его глазах. Он всматривался в мое лицо, желая, может быть, увериться, что перед ним и впрямь тот самый человек, которому он помог когда-то. – Этот океан полон чар и мороков, – заговорил он, словно прочитав мои мысли. – Сплошные мороки. Словно я связался с самим богом плутовства!

И он снова притянул меня к себе. В его дыхании ощущался резкий запах желчи, слезы бежали из опустошенных глаз, состарившихся еще раньше изможденного лица.

– Это и вправду ты? Ты нашел меня? Значит, песня долетела? Они ни разу, ни разу не дали закончить песню. Ублюдки! – воскликнул он и повторил горестно: – Ублюдки! Ублюдки!

Все молчали.

– Моя песня долетела? – снова спросил он, оборвав стон. Взглянул хитровато. – Я нашел средство выпустить одну песню. Трубы на берегу, у единственного причала. Они смотрели, как я их строил. Сверху. Но к морю они не выходят. Если бы я мастерил простую волынку, мне не дали бы закончить, а вот обтесывать и долбить стволы, большие трубы – не мешали. Небось не догадались, что я затеял. – Он тихо захихикал. – Я настроил звук, чтобы он напомнил тебе ту песню. Помнишь ту песню? Ту, что мы пели, вызывая Медею из подземного мира? Пять нот! И ты их услышал!

Добрый бог в Дубе! А ведь я их слышал! В самый первый день как вернулся в Тауровинду и застал там Трех Ужасных Вестниц, дразнивших меня из-под балки дома Урты. Я расслышал тогда в зимнем небе вздохи музыки, но не узнал отчаянного призыва Илькавара. И на берегу тоже, хотя те ноты были слишком низкими и протяжными, чтобы разобрать мелодию.

– Я слышал, – подтвердил я.

– И я знал, ты придешь! Знал, что ты не забудешь!

Ясон послал мне ледяной взгляд. Мы явились сюда вовсе не за Илькаваром. Но что мне было делать? Лгать бедняге, который только-только ожил?

Илькавар тем временем сумел подняться на ноги и оглядывался по сторонам.

– Тебя я знаю, – сказал он Ясону. – Привет.

– И тебе привет. Что-то ты отощал, а ведь еды здесь полно. Ты что, вообще не ешь?

– Не ем, – рассеянно согласился Илькавар, разглядывая Аталанту и Гиласа. – Кто вы, не знаю, но добро пожаловать в мой скромный дом.

– Ему не помешала бы хорошая уборка, – перевел я ответ Аталанты. – У тебя столько еды, почему же ты не ешь?

– Ну, иногда ем, – пояснил Илькавар. – Они донимают меня едой, наваливают столько, что мне не управиться. Я беру сколько нужно, а остальное – туши, вырезки, похлебку, плоды, винные мехи – они сваливают в кучу. Я пытался все повыбрасывать, так они приволокли обратно. Готовы похоронить меня под курганом жратвы, а вот играть мне не дают.

– Похоронить под жратвой? – откликнулся от дверей Рубобост. – Такой приют мне по вкусу. Немного пованивает, правда. А чего-нибудь посвежее не найдется?

– Рубобост! – воскликнул Илькавар. – Теперь я знаю, что это не сон, что я и в самом деле спасен. Чары Мерлина, хитроумие Ясона и твоя сила! Друзья мои, старые друзья! – Он поворачивался от одного к другому, взмахивая дрожащей иссохшей рукой и пританцовывая на месте. – Помогите мне залатать мехи волынки, помогите доиграть, и я проведу вас куда хотите! Таков уж мой дар, – восторженно похвастал он, не замечая сомнения в наших глазах, – что я умею найти дорогу в Ином Мире. Правда, Мерлин?

– Однажды, помнится, тебе это удалось, – признал я. – Всего однажды.

– Ну, верно. Но что удалось однажды, получится и снова! Верно? Только сперва поешьте! Берите что угодно. Здесь столько еды, что и в Бельтайне не сожжешь. Клянусь поцелуем Даану, взгромозди я все эти свиные туши одну на другую, мог бы чмокнуть в щечку луну. Давайте, давайте! Они скоро еще притащат.

Мы решили немного потерпеть и дождаться свежего мяса.

Коротая время, мы потихоньку вытянули из певца историю его появления на этом острове посреди океана, посреди Страны Призраков. Рубобост не забыл напомнить мне на ухо, что не все таково, каким видится. Силач опасался, что перед нами вовсе не Илькавар, а просто морок, насланный, чтобы сбить нас с пути.

– Зачем?

– Что «зачем»?

– Зачем сбивать нас с пути? И кто станет этим заниматься?

– Я слыхал разговоры об Отравленном.

– И я слыхал.

– Вот Отравленный нас и морочит.

– Очень может быть, что Отравленный нас морочит, но этого человека я узнаю где угодно. Это Илькавар. Илькавар, так же как и мы, замороченный Отравленным.

Дак склонился поближе ко мне, дергая себя за отросший ус.

– Очень надеюсь, что ты прав.

Илькавар ни минуты не сидел спокойно. Он, как слепой, подгребал к себе обломки трубок, вороша их, словно мышь, устраивающая себе гнездышко.

– Другого пути отсюда нет, – говорил он. – А чтобы найти верный выход, надо было сыграть верную песню. Стоило мне начать ее, как я чувствовал ветер свободы, спасения из этой проклятой дыры, но те твари тут же налетали, как пчелы на мед, и дырявили мехи, ломали дудки. Я чинил – они ломали. И норовили набить жратвой, так что брюхо лопалось. Не выпускали из ловушки. И все оттого…

Он смолк, нахмурился.

Ясон, помнивший похожее приключение со слепцом во время первого похода, подхватил:

– Все оттого, что ты прогневил богов! Бог тебя наказал. Ты усомнился в его справедливости? Или то была богиня? Тогда дело плохо. Ну да ничего. Я представляю, как это было. Ты дерзнул допустить, что с человеческой точки зрения ты мудрее богов. И так оно и есть! Зевс, Афина, Аполлон… К любому можно подольститься, если знать, с какого конца подойти. Устал я от них. Божества! Могущественные, всеведущие, громоносные – не спорю. Но что они понимают? Так какого бога ты обидел? Помню беднягу Финея-провидца, которого мы встретили в плавании за руном. Зевс ослепил его и напустил пару гарпий, которые не подпускали несчастного к груде самой соблазнительной еды. Твари сжирали сколько могли, а на оставшееся гадили. И все потому, что он осмелился сказать, что быстрее богов прочтет участь смертного. Не надо, мол, ни долгих паломничеств к оракулам, ни платы жрецам, доящим простаков. Бедняга Финей! Хотя оказалось, что злить Зевса и впрямь небезопасно. Ну, Зевс есть Зевс: ненасытно мстительный, всемогущий, властвующий даже над иноземцами. С Зевсом лучше не спорить. Но теперь его здесь нет, а твои боги и вполовину не так ужасны. Мы тебя выручим.

На лице Илькавара читалось недоумение и отчаяние. Он беспомощно оглянулся на меня. Пылкая речь Ясона истощилась, как истощается интерес кота к пойманной мыши. Он вдруг снова помрачнел, глаза застыли.

Илькавар заговорил (клянусь, ему неловко было противоречить старшему):

– Но я вовсе не злил богов. И полубогов тоже. Никого я не злил, можете поверить. Все это сотворил надо мной безумец. Человек, смех которого подобен глумлению, чье лицо мальчишески прекрасно, пока он не засмеется, а тогда искажается, как лицо Отравленного, как лик красоты в помятом серебряном щите. Но имя… ты назвал имя. Финей. Так он называл меня! «Ты – мой маленький Финей! – сказал он. – Я больше всего любил эту часть истории. Так что мы позаботимся, чтобы у тебя был хороший дом и заботливые малютки-помощники». Да, так он и сказал: «Ты – мой Финей…»

Глава 20 БОРОТЬСЯ И ИСКАТЬ, НАЙТИ…

Вот что поведал нам Илькавар:


Он приплыл к острову на очень странном корабле. Там были и другие, но они молча сидели на веслах. Он вышел на берег, и я поверил, что он пришел спасти меня. Вернуться тем же путем, каким пришел, я не смел.

Но он ушел в глубину острова, скрылся, а позже отыскал меня. Этот дом вдруг вырос между гробницами. Прежде его здесь не было, ручаюсь. Я ведь через один из курганов и выбрался на остров! Но он убедил меня, будто я его просто сперва не разглядел, будто бы этот дом не всегда можно увидеть. Мы укрылись в доме и ели обильную пищу, принесенную юношей с дальнего конца острова. Так продолжалось несколько дней. Я рассказал ему всю свою жизнь, поведал о своих трудностях, и об Арго, и о Греческой земле. Оно все хотел знать о Греческой земле. Он тогда часто выходил на утес над бухтой, где стоял корабль, – хотел бы я знать, что ели и пили его гребцы? Я не видел, чтобы они сходили с корабля. Он все смотрел на восток и все больше досадовал. Ждал чего-то и никак не мог дождаться.

Тогда он стал дразнить меня, припоминать мою маленькую слабость, мою привычку плутать в подземных проходах. Все ему казалось смешно. Он переменился, лицо исказилось. Я был напуган. Думал спастись тем же путем, каким пришел, но тоже страшился, и он, должно быть, заметил мой страх. Попросил меня сыграть на волынке. Я воспользовался случаем и заиграл песню, что должна была открыть «нижний путь» – ворота Иного Мира. Но стоило мне начать, как дверь и окна распахнулись, те кошмарные твари бросились на меня, изломали волынку и сбежали. Один даже разгрыз, как кости, все дудки, словно надеялся найти в них мозг музыки.

Безумец расхохотался и швырнул мне кусок мяса. Выбегая из дома, он крикнул:

– Голодать ты не будешь! Но придется тебе подождать корабля, что веками не может сюда добраться. Мой Финей!

Я бросился за ним к бухте, но он бегал лучше меня и, когда я выбежал на берег, уже отчалил, направив нос корабля к заходящему солнцу. Тогда я увидел вдали, перед ним, целый флот кораблей с темными парусами, едва различимых в морской закатной дымке. Длинные суда, боевые галеры, ручаюсь. Множество кораблей, с попутным ветром уходящих вдаль. Понятия не имею, куда.

Он одурачил меня. Для него это игра, жестокая игра.


– Какой у него парус? – спросил я, убедившись, что больше Илькавару нечего сказать.

– Черное полотнище с красной вышитой каймой и с зеленой женской головой посредине. Волосы у нее словно клубок змей, а глаза пустые.

– Медуза, – пробормотал Ясон. – Еще того страшнее…

– Но это ваш корабль добрался сюда через века, – выдохнул Илькавар. – Боюсь даже подумать, что Арго принес мне свободу.

При этих словах все мы взглянули на Ясона. Именно он нашел способ спасти слепого провидца Финея от мучительниц-гарпий. Но тогда ему помогли аргонавты Зет и Калас, летучие сыновья фракийца Борея, загнавшие демонов на самый В-Небе-Плывущий остров. Выщипав чудовищам перья, они оставили их там навсегда.

Мы скоро убедились, что облицованные камнем ходы «сидов», как называл их Илькавар, не пропускают нас далее длины тени. Попытались поймать их сеть, когда починил свои дудки и принялся играть, но они оказались невероятно юркими и, уворачиваясь даже от быстрых стрел Аталанты, успели сделать свое черное дело.

Спасителем оказался Рубобост. Он, хоть и сомневался в истинности Илькавара, проникся его затруднениями и при помощи Рувио перетащил великанскую флейту с берега на вершину холма над лесной поляной.

– Если чутье меня не обманывает, нам нужен теперь только подходящий мех, и мы загоним этих тварей так далеко в их норы, что и за год не выберутся. К тому времени мы успеем выручить из беды волынщика…

Он явно намекал, что тем самым мы навлечем еще большую беду на самих себя.

Еще он добавил:

– В моем народе есть предания о чем-то подобном, потому мне и пришло на ум это средство. Точно не помню, но вроде там замешано было и колдовство. У нас в последнее время с чарами плоховато, так что придется выкручиваться по-другому.

Илькавар мастерил свои мехи из кожаных мехов, в которых доставлялась ему еда. Иглы были костяные, а за нитки сходили разжеванные на волокна побеги плюща. И пища, и шкуры должны были иметь источник, так что Ясон вызвал с корабля Урту, и тот с несколькими охотниками из аргонавтов ушел на другой край острова. Они вернулись с грудой сырых шкур, погруженных на спину Рувио.

– Странные люди, – ворчал он, описывая найденную ими деревушку. – Похоже, у них нет иного дела, как поставлять провизию и воду на проходящие корабли. Гавани там нет, так они спускают припасы на веревке со скалы, а назад втаскивают то, что им дали в обмен. Их там четыре десятка женщин и двадцать мужчин. Детей нет. Когда не заняты работой, занимаются любовью. Все пригожие, молодые. Очень похоже на рай, да только они не говорят: объясняются знаками. Хотя, кажется, знаков им вполне хватает.

– Много вы видели кораблей? – спросил я.

– Три больших, уходили на запад. И еще один загружался.

Урта и сам, как видно, не забыл нагрузиться, судя по тому, как пахло вином и от него и от остальных – вовсе пьяных.

За два дня, пока изготавливались огромные мехи и устанавливались трубы, ты понемногу осознали нелепость положения. Ясон держался как ни в чем не бывало, зато Ниив хохотала, как никогда раньше не смеялась, и Тисамин с Уртой разделяли ее веселье. Рубобоста наше легкомыслие сердило, однако, когда он предложил попасти Рувио на высокой траве, чтобы тот своими ветрами помог надуть мех, никто из нас уже не мог удержаться.

Хотел бы я изложить здесь более мудреное решение задачи по избавлению Илькавара, однако что было, то было: в сумерки третьего дня наших трудов огромные трубы, вставленные в гигантский мех, наполненный ветрами и медленно сдувающийся под давлением ремней, за которые тянул конь, испустили в каждый туннель душераздирающий рев, столь пронзительный и жуткий, что дом, укрывавший Илькавара, не выдержал, пошел трещинами. Куски скалы посыпались с утеса на берег, а компания предприимчивых мужчин, вместе с двумя женщинами и одним конем, свалились с ног, сбитая волной гула и зловония.

После чего наступила тишина.

Теперь Илькавар спокойно сыграл нужную мелодию на волынке, зажав мех между локтем и ребрами. Чары, приковывавшие его к острову, спали и, хотя ничего внешне не переменилось – разве что закрылись темные устья курганов, словно само Время залечило раны, да каменный дом с грохотом обрушился, – но ирландец отныне был свободен и мог отправиться с нами в океан. Духи бежали под землю. Игра с ним закончилась.

Мы взяли его на борт нашего взволновавшегося вдруг корабля, нашего нерешительного судна, нашего Арго, который вдруг зашептал тихие предостережения. Как всегда бывает с путешественниками, опыт странствий во множестве миров не избавлял от неуверенности в новом. Ясон с Уртой, полупьяные, полуослепленные жаждой нового приключения, по очереди успокаивали его. Мы не упрекали их во лжи.

Между тем мы позаботились, чтобы наш крутобортый друг запасся провизией в том самом селении, что питало прежнего пленника поляны, и отчалили вслед за призрачным флотом.

Вслед за Отравленным.


Странный то был океан. Едва мы покинули остров Плачущего, как перед нами вырос новый – крутой зеленый холм, рассеченный бурным потоком, обрушивавшим в море вихрь брызг и водной пыли. Илькавар заклинал нас плыть на юг.

– Отравленный рассказывал мне. Это остров голых псов! Глядите!

Нам открылась полоска берега, за которой вздымались дюны и низкие холмы. По ним тянулись тропы. Жалко было видеть создания, что бегали по леску, облаивая нас, – некогда славные псы, теперь ободранные, лишенные шкур.

Это тоже был остров плача, только с него плакали, лая и скуля, тысячи собачьих глоток. Арго снова повернул, огибая остров, и нам открылся установленный на вершине холма огромный парус – полотнище, сшитое из множества шкур. Пустые глаза и рот раздуваемой ветром головы открывались и закрывались при каждом порыве, испуская самый горестный вопль.

Ниив оцепенела, окуталась тем же сиянием, что осеняло пророчествовавшую Мунду. Она слышала что-то помимо того ужасающего воя: я понял – она слышала в нем пение.

– Красиво, как красиво! – шептала она. – Мерлин, да послушай же!

– О чем они поют?

Я полагал, что она не прибегала к чарам, чтобы услышать собачью песню. Слишком злой насмешкой было бы, если бы ее дар остался при ней, когда мой растаял. Скорее, это была врожденная способность.

В самом деле, она сказала:

– Я слышала песнь оленя и снежного волка. Слышала рысь, и жаворонка, и орла. Но этот плач прекраснее. Разве ты не слышишь? Такая древняя песнь. Отрывки ее слышны в голосе каждого пса, воющего на луну. Но они поют ее целиком.

– О чем они плачут?

Она нашарила мою руку и сжала ее:

– Это псы из времен первых людей. Это потерянные, не узнавшие ошейника и тепла костра. Это древние псы; они видели, как уносят и приручают их щенят. Теперь они жалеют, что пугливо жались на краю леса и не вышли к огню, чтобы разделить тепло и песни людей. Этот остров принадлежит им. Давайте высадимся и поиграем с ними. Они видели игры, но с ними никогда никто не играл. Разве вам их не жаль?

Рубобост наморщил нос, словно говоря: «Играть с этими голыми, покрытыми запекшейся кровью тварями, скулящими на берегу? Спасибо, не хочется».

Я же заметил брошенный на меня из-под опущенных век взгляд, пожатие девичьих пальцев.

– Поиграй со мной. Разве тебе меня не жаль?

Словно почувствовав мою внезапную холодность, она разжала пальцы, грустно улыбнулась, сказала:

– В их песне было что-то еще. Я не разобрала до конца. Протяжный стон, словно человек хочет направить или предупредить… что-то про «Место, чтобы звать отца». Оно покажется из-за небосклона, но опасно ступать на него более чем одному человеку.

Рубобост вслушивался в наш разговор, хотя плохо понимал язык Ниив. Когда я перевел ему ее слова, он встрепенулся.

– Новый обман, – сказал дак. – Я не о девушке, а о том, что ей послышалось. Ошейники им? Похоже, нас самих подцепили на сворку и тянут куда-то.

Я от всей души был согласен с ним и честно в том признался. Но настало время поговорить с Арго.

Ясон, невзирая на ненависть к нему Миеликки и разочарование Арго, по-хозяйски встал у меня на пути, загородив березовый лик богини. Ветер раскачивал корабль, парус щелкал, как бич, под ударами шквала.

– Что сказала тебе Миеликки? – спросил я.

– О чем?

– Об этих островах. Обо всем этом плавании.

– Ничего, молчит и злится.

– Я должен узнать, что ей известно. На следующем острове, где мы сможем причалить, сойти на берег можно лишь одному.

Ясон холодно улыбнулся, жадно вбирая любимый аромат неизвестности и опасностей. Взгляд его намекал: «Ну так что? Я капитан, мне и идти на берег».

Урта, разобравшись, о чем речь, пробормотал:

– Если на берег можно только одному, так Мерлин из нас самый умный. Пусть он и идет.

Я все чаще с радостью убеждался, что гордость не затмевала в Урте здравого смысла.

Однако он покосился на меня:

– Чего ты ждешь от разговора с кораблем?

– Утешения.

– Утешения? Ты? Ну, ты меня напугал! Эй, грек. Ну-ка не загораживай это прекрасное личико. Пусть человек утешится!

Недобрый взгляд Ясона не отрывался от моего лица, но он отлично расслышал под дружеским тоном Урты серьезное предупреждение – и отступил в сторону.

Зов Миеликки привел меня вниз, в Духу корабля, скрытому на корме под мрачным изваянием. Воздух здесь звенел морозом. Хозяйка Севера все скучала по дому. Мой вопрос к ней был прост: Ниив постигла природу последнего острова куда глубже чем, на мой взгляд, было ей по силам. Может быть, богине известно что-то еще? Не место здесь этому океану, по крайней мере в том образе, который был нам явлен. Если не сама Миеликки, то, может, Арго представляет, что ждет впереди? И почему волшебная сила оставила меня?

– Этот океан пахнет Временем, – сказал мне Арго, – однако новые руки играючи меняют образ плывущих в нем земель. Почему тебя оставили чары, я не знаю. Быть может, они предназначены лишь для мира, не знающего волшебства. Но если Пронзительный Взгляд здесь, то она так же бессильна. Вы сродни друг другу. У нее осталось лишь природное коварство.

– Мы плывем в ловушку?

– Да. Конечно. Только чья это ловушка – Огненных Глазок или вашего призрачного Отравленного, – сказать не могу. Не могу разобраться. Слишком много здесь призраков, полным-полно призраков, весь океан полон их воспоминаниями. Они следуют за нами шелестящей рыбьей стаей, хотя и лишены облика. Но ты приближаешься к острову Корзинщиков, а за ним лежит остров Каменных Великанов, дальше – остров Железного Грааля. Далее все колеблется, искажаясь в моих старых деревянных глазах.

– Что-то «искажает» тебя? – спросил я с тревогой и довольно простодушно.

– Нет, – отвечал он, – ничего подобного. Просто все повторяется. Слишком много раз чинили мои борта, слишком часто я принимал славных и отважных капитанов и уносил их в моря, столь же странные, как это. Однообразие утомляет меня. Знание того, что ждет впереди, ослабляет зрение.

Никогда он не говорил со мной с такой прямотой.

– Я говорю тебе это, Мерлин, потому что ты сумеешь понять. Ты сам не более чем корабль. Дерево долговечнее людей. Века не оставляют следа, пока однажды не проявляются внутренней гнилью. Тебя хватит на тысячелетия, а сгниешь ты в один миг, хотя надеюсь, что миг этот еще долго не наступит. Когда тление настигнет тебя, я приду, чтобы унести тебя в место, какого ты не сможешь вообразить. Я стану для тебя и погребальными носилками, и костром, и могилой. Но еще не скоро. Слишком много дел ожидают тебя.

И тебе, самому странному из моих капитанов, я скажу, что для каждого из вас, сидящих на моих скамьях, все потеряно – и все достигнуто. На острове Железного Грааля вы не найдете добычи. Но он откроет вам все.

И он смолк – оракул, отдавший все, что готов был отдать.

– Ну, утешился? – окликнул меня Урта, когда я покинул Дух корабля и, вернувшись на скамью, стиснул намозоленными ладонями мокрую рукоять весла.

– Про себя не скажу, – только и сумел я ответить ему, – а вот корабль наш в черной тоске.

Острова вырастали перед нами, словно сам океан выставлял их у нас на дороге. Мы тяжело гребли, огибая унылые рифы, старались поймать неровный ветер и сторонились изрезанных диких берегов, населенных диковинными созданиями: то огромными лошадьми, мчащимися наперегонки, словно их подстегивали люди, но при первой возможности вцеплявшимися окровавленными зубами друг другу в бока; то мужчинами и женщинами, высыпавшими на берег со смехом и играми, что пришлись весьма по вкусу Урте. Мы едва удержали его на борту, пока он не вспомнил старинное предание о земле, где каждый ступивший на нее начинает играть и смеяться как безумный, без причины. Один остров, с пологими берегами, поросшими лесом, населяли огромные птицы, и Аталанта сбила трех издали, пока мы не разобрались, что они не просто велики, а едва ли не превосходят величиной Арго. Бросив якорь в прибрежных водах, мы целый день срезали мясо с костей, пока Аталанта стрелами отгоняла встревоженную стаю.

К тому времени у нас кончились припасы, и свежее мясо пришлось очень кстати. Илькавар изжарил полоски дичины на костре, разведенном в перевернутом щите. Он оказался отменным поваром, хотя и забыл отстегнуть со щита кожаные ремни крепления.

Мы вышли к острову, где длинный ряд сидящих деревянных изваяний выстроился на берегу, уставившись в море. Урта сразу узнал их и сошел с корабля. Каждое изваяние поднималось перед ним в приветствии: буковые, дубовые и рябиновые люди, выглаженные до блеска и пропитанные маслом. То были коритани, павшие в битвах многих поколений. Отправляясь на войну, каждый оставлял дома свое изображение и долю души. Обряд этот был введен у них в те не слишком счастливые времена, когда друиды были могущественнее, чем теперь. Возвратившиеся сжигали свое изваяние на празднестве, те же, кто не вернулся, пешком и вплавь доставляли идолы на сей потусторонний остров и здесь дожидались путников вроде нас, чтобы передать весточку и привет семьям.

Все это рассказал нам Урта, вернувшись на борт. Потом он довольно долго сидел молча, повторяя по памяти слова и мысли Мертвых правителя Вортингора.

Новый остров показался днем позже: мягкие очертания холма в глубине и теплая широкая полоса песка, нежно омываемая прибоем. Прекрасные темноволосые женщины стояли у кромки воды и, звонко смеясь, махали нам. Старинные были у них одеяния – словно шелковые облегающие платья, темно-серые с белыми пятнышками. На сей раз всем нам вместе пришлось удерживать рвущегося за борт Рубобоста. Он готов был вплавь добраться до берега ради короткого «отдыха и восстановления сил», как заявил он, рассмешив компанию так, что мы едва не уронили его в воду.

Ниив и Урта знали, с чем мы имеем дело: когда сильные торопливые взмахи весел увели Арго подальше от чудесного острова, Рубобост увидел – как и все мы, – какой опасности избежали. Песчаная полоска растаяла, и открылся настоящий берег: острые голые камни. Женщины скользили по ним на животах, жирных и блестящих, и, обратив нам вслед усатые морды, испускали обиженные тюленьи крики.

– Это что еще за кошмар? – возмутился дак.

– Селки, – объяснил Урта. – Вроде тюленей, только умеют иногда оборачиваться женщинами.

Рубобост разинул рот:

– Зачем?

– Чтобы приманить к себе кровавый обед: чтобы сохранить женщину в тюлене, им нужна кровь. А так они питаются рыбой. Разве ты не почувствовал запаха тухлой рыбы?

– Почувствовал, – понуро признал Рубобост и снова уставился на остров.

– Казалось бы, мог догадаться, что здесь опасно, – заметил Урта.

– Опасно? У меня на родине тухлая рыба – излюбленное лакомство. Я на минуту почувствовал себя дома.

Впрочем, великан недолго огорчался.

Арго резал волны моря, обратившегося против нас, враждебного моря, колотящего нас в бока, рвущего из рук парус. Берег, к которому мы правили, берег, где проблески белизны на зеленом выдавали дворец, словно уходил от нас. За дымкой водяной пыли он виделся неясно, но все же мы видели, что он не приближается.

Ясон пришел в ярость, Урта встревожился. Даже аргонавты, чьи жизни по-прежнему связаны похищенными колоссами, казалось, отчаялись и сидели, угрюмо согнувшись над обсыхающими веслами, или тяжело ворочали ими, когда встречный ветер заставлял опустить парус.

Урта, одновременно утешая и предупреждая нас, объяснил, чем обеспокоен. Кое-что пришлось переводить нам с Гиласом. Гилас быстро схватывал чужую речь.

– Море здесь странное, но я о таком слышал. Мы не первые плывем по нему. Эти острова что отверстия в дудках Илькавара – на них можно играть, составляя разные мелодии. Океан пользуется нами, чтобы создавать мир, подходящий к напеву. Все здесь не такое, как кажется, но все знакомо. От своего отца Арбама я слышал, что мореход Мэльдун едва не отчаялся, разыскивая на островах потерянную им жизнь. А в конце пути нашел свой дом. Мы плывем домой, но не надейтесь добраться туда без труда.

Тогда поднялся давно умерший грек Тисамин, встал, удерживаясь на вздымающейся палубе за левую руку Рубобоста, и без того напряженную, потому что гигант прилагал все силы, удерживая рвущиеся веревки паруса.

– Одиссей тоже испытал подобное, возвращаясь домой после осады Трои, – напомнил он спутникам, стряхивая седую пыль с бороды, – но не скоро он достиг дома. Двадцать лет пропало! А за двадцать лет многое переменилось. Женихи грабили его остров, и ему пришлось сражаться за дом и семью. Если мы плывем домой, ждите сражения.

Урта прокричал, перекрикивая шквал:

– За дом всегда приходится сражаться! Он подобен котлу, и огонь под ним надо поддерживать беспрерывно. Но из всех котлов только дом стоит усилий. Для нас котлы всегда много значили. Неспроста добрый бог Дагда держит свой при себе! Что бросишь в котел, то из него и возьмешь. Положишь мясо, получишь похлебку. Бросишь смерть, возьмешь жизнь. Все то же самое – и другое. Чего бы ни стоило, как бы туго ни пришлось, главное – добраться туда. Ничего не остается, как бороться с волнами, пока есть силы.

– Твой дом там, где твое сердце, – рассмеялся Гилас, повторяя слова одной из песенок, которые между подвигами неутомимо сочинял его прежний господин и любовник Геракл.

«Дом там, где есть дверь», – думал я, пока отважные продолжали ободрять друг друга. Слишком хорошо я помнил, сколько дверей закрылись передо мной в долгом странствии по Тропе вокруг мира.

Сквозь бурю донесся голос Ниив, прикрикнувшей на нас, словно мать на детишек:

– Позвольте заметить: мы причаливаем!

Остров призрачной красоты вырос вдруг перед нами. Искусство Ясона и сила Рубобоста позволили нам миновать рифы и бросить якорь на мелководье перед бухтой, где над проходом между скалами стояла сияющая прозрачная каменная арка.

Мальчуган в белой тунике, вышитой нитью цвета позеленевшей бронзы, стоял на узком уступе, нетерпеливо подбоченившись, словно давно ждал нас. Его длинные темные волосы были связаны в пучок, на ногах сандалии на толстой подошве. Бурное море обдавало его брызгами, но он стоял, не замечая их, и улыбался нам. Поймав мой взгляд, махнул рукой, приглашая на берег, повернулся, прыгая со скалы на скалу, пробежал под аркой и скрылся.

Арго, очнувшись, шепнул:

– Следуй за ним.

Глава 21 ЖЕЛЕЗНЫЙ ГРААЛЬ

Я доплыл до берега, завернув одежду в промасленную кожу, выбрался на прибрежные скалы и прошел под странным мраморным мостом. И тут же меня окликнули:

– Антиох, Антиох! Иди посмотри, что я устроил!

Поодаль меня поджидал Кинос. Увидев, что я пробираюсь к нему, оскальзываясь на мокром мраморе, он повернулся и побежал вглубь бухты. Я – за ним. Мокрые следы его ног провели меня по тропе меж деревьев к расцвеченной цветами поляне, над которой стоял густой запах лета. По траве скользили тени облаков. Мальчик обернулся ко мне, подняв руку, с радостной улыбкой на лице. Порванная, как я теперь заметил, белая туника казалась жесткой от соли, но в бесхитростных глазах светилось детство. Всего-то ему было лет шесть-семь, и соленые волосы стянуты в пучок на макушке, как принято было в Иолке семьсот лет назад.

– Ты совсем такой, как я помнил, Антиох! Только одежда другая. И глаза старые. А так тот же самый.

– И ты точно такой, как мне помнится, Маленький Сновидец. Немножко подрос, кажется? А может, и нет. Не уверен. И в глазах меньше снов? Опять не уверен.

– Сны я вижу, вижу! – вскричал мальчуган. – И еще делаю всякие чудесные вещи. Обязательно посмотри, что я построил. Отец скоро приедет и найдет меня, я знаю! Я устроил место, где он сможет посидеть и попировать. Иди посмотри! Посмотри!

Он снова повернулся и быстро побежал через летний лес по тропинке среди кустов шиповника и боярышника. Нетерпение так и рвалось из него. Добежав до скалы, он громко рассмеялся, захлопал в ладоши. Под поросшим зеленью навесом виднелась неглубокая пещерка. Он превратил вход в разинутую пасть, разрисовав черными и зелеными квадратами и зубцами. Внутри пол был устелен циновками и шкурами, так что ноге было тепло и мягко ступать. Из темных гладких чурбаков он смастерил низкие скамеечки и поставил две из них по сторонам длинного узкого стола, вырезанного из оливы. Посреди стола стояла глиняная миска, неумело вылепленная, зато со множеством украшений. В миске лежали две сливы.

– Они быстро портятся. Все время приходится менять. Но к его приходу здесь будут свежие. Каждому по одной, мне и ему. Отец в плавании. Собирает добычу, золото. Где-то на севере вроде бы. Там живут варвары и невиданные звери. Он сейчас пропал, но ветры переменчивы. Это он так говорил. Одни ветры поворачивают к лучшему, другие приносят бурю. Но мой отец знает море. Он чует, который из детей Борея готов дохнуть гневом. Только я думаю, он ранен. Потому и задержался.

– Это «Место, чтобы звать отца»?

– Да! Да!

– В таком месте ты играл с другим мальчиком, по имени Кимон, сын правителя.

– Да! Я помню. И его сестру помню. Он был воин, как и я. Рассказывал, что сделает с врагами своего отца, когда они станут его рабами. Он был из мира земляных крепостей, и для него крепость была целым миром.

– А где теперь Мунда? Его сестра?

Он беспокойно оглянулся и передернул плечами:

– Не знаю… Смотри, Антиох! Здесь есть все самое главное.

Он показал мне десяток куколок, сплетенных из прутьев и травы, одетых в обрывки черной кожи или серых шкурок, вырезанных в форме доспехов. Я задумчиво уставился на них. Не скрыты ли в них колоссы? Тут же были крохотные кораблики, слепленные из деревяшек и глины, расставленные цепью, плывущей в волнах мехов и циновок. Одна игрушка стояла отдельно, и герб Иолка, города Ясона, был неумело нарисован на листке, заменявшем парус.

– Здесь все. Все! Все истории моего отца. Смотри. Вот Финей. Я в истории золотого барана больше всего любил слушать про Финея…

Он поднял маленькую оборванную фигурку и, улыбаясь во весь рот, взмахнул ею перед моим носом. Другую руку прятал за спину, а когда открыл ее, в ладони оказалась мертвая летучая мышь, с крылышками, распяленными на прутиках, и пустым, изъеденным гнилью брюшком. Она коршуном налетела на фигурку Финея. Гарпии нападают на слепца, пояснил мальчик, но я и сам уже уловил связь.

– Гам, гам, гам, – щелкал зубами малыш, напуская дохлую мышь на плетеную куколку.

– Финей был слеп и полубезумен, – вдруг заговорил он, оборвав игру. – Но все равно знал, что будет. Он направил моего отца на путь. Иногда, чтобы видеть, не нужны глаза. Довольно снов…

Его глаза ярко блестели. Он еще раз заставил мышь покружить над соломенной куклой, потом опустил игрушки на пол, лег перед корабликами и принялся потихоньку подталкивать их пальцами.

– Вот они плывут. Вот плывут. Видишь, Антиох? Ищут, ищут. Дуй, ветер, дуй! Поднять парус! – выкрикивал он, играя. – Весла на борт, зады за борт! Давайте побыстрей, пока есть время. Одни боги знают, кто глядит на вас из-под воды. Как бы ветер не спал. Ловите ветер. Ясон плывет в великую неизвестность. Мать ждет. Моя мама ждет. Вон она, Антиох, в стране гидры. Видишь? – Соломенная фигурка женщины, закутанная в черную кротовую шкурку, стояла на обломке красного гранита. – Варит свои зелья. Пускает дым, от которого приходят сны. Готовится сбежать от Отравленного правителя, который держит ее в плену.

Он стал напевать:

Мамины чары, оружье отца
В долгие ночи меня хранят.
Чары летят,
Мечи звенят.
Что-то будет?
Пусть все будет хорошо!

Он выглядел совершенно счастливым, пока возился со своими игрушками. Я спросил, видел ли он корабль в бухте, но мальчик пожал плечами:

– Я часто вижу корабли.

– А этот ты не узнал?

– Нет. А что? Вот тебя я узнал.

Видел ли он отца? Сможет ли вообще его узнать? Я осторожно спросил, не заметил ли он чего-нибудь странного в остальных моряках, выглядывавших из-за бортов.

– Обычные призраки, – отвечал он. – В море полно призраков. – Вдруг он вскочил. – Давай съедим сливы. У меня много. Когда отец вернется, я еще достану. И я еще что-то хотел тебе показать. Дикую розу, – добавил он со смешком и бросил в меня спелой сливой. – Вот, лови!

Вторую он целиком запихал себе в рот, брызнув красным соком на щеки и смеясь сквозь непрожеванную мякоть.

Я собирался снова заговорить о Мунде, но на тропе вдруг показалась Ниив, окликнула меня. Кинос тут же надулся:

– Это кто? Я ее не звал!

– Она наш друг. Не сделает ничего плохого, – заверил я мальчика.

Но он кинулся к стоявшей в углу корзине, выхватил из своих запасов две спелые сливы и метко запустил их в северянку. Одна попала прямо в лицо, и девица сердито вскрикнула, но не двинулась с места. Кимон разревелся.

– Я тебя не знаю! – закричал он на Ниив, потом обратил ко мне заплаканные глаза. – Зачем ты ее привел? Я только тебе хотел показать! Это только мое место. «Место, чтобы звать отца!» Антиох, ты же мне рассказывал, что сам потерял отца, когда был маленьким. Я думал, ты мой лучший друг. Это было только для тебя!

Выплеснув обиду, он выбежал из пещеры, метнулся и пропал за шелестящими деревьями.

Ниив стерла с лица сок, подобрала лопнувшую сливу и отправила в рот.

– Это что за щенок? – спросила она, с виду больше интересуясь сливой, чем ответом.

– Сын Ясона. Маленький Сновидец.

– Как, такой маленький? Он должен быть уже взрослым.

– Знаю. Что ты здесь делаешь?

– Не может он быть сыном Ясона, – уперлась она. – Второй сын был немногим старше, а мы нашли взрослого и сердитого мужчину.

– Знаю. Мы в мире призраков. Что ты здесь делаешь?

– Я беспокоилась за тебя. – Она лгала, конечно. Просто не терпелось ей узнать, что я нашел. Я не стал настаивать.

Что-то заставило меня вернуться в пещеру и подобрать соломенную фигурку Финея. Я положил ее на место, но потом собрал всех игрушечных аргонавтов – и укрыл их. На ощупь там была лишь набитая травяной трухой кожа, но внутри могли оказаться колоссы моих друзей.

Лишившись прежнего знания, я не умел определить сразу, так что здравый смысл подсказывал не оставлять ничего на волю случая.

Засунув за пояс смятые куколки, я вместе в Ниив вернулся к бухте, где ждал Арго. Мальчик крался за нами, выглядывая из кустов, но не показался на глаза и не возмутился кражей.

Позже Миеликки шепнула мне:

– Он говорит, это не те души, что ты ищешь.


Едва приняв нас на борт, Арго поднял якорь и вышел на глубину, держась линии утесов. Я ждал, что Ясон станет расспрашивать о мальчике, но он угрюмо молчал. Урта, ворочавший веслом с наслаждением правителя, на время отделавшегося от царственных одеяний, шепнул:

– Кто это был? Тот парнишка?

– Образ второго сына Ясона.

– Так я и думал. Здесь пахнет Греческой землей. И Ясон знает, кого видел, только сам себе не признается. Сказал, мальчик, мол, призрак. Он знает, что искать надо взрослого мужчину. Это и вправду призрак?

– Нет.

– Но и не его сын?

Я не ответил. Не знал ответа. Да, это был сын. Все это был – сын. Все было Маленьким Сновидцем. Поломанные куколки за поясом словно щипали меня. Быть может, я забрал их не только потому, что надеялся найти колоссы. Мне не хотелось покидать остров. В этой удивительной морской твердыне еще многое можно было узнать.

Я не сомневался, что мы побывали на острове Корзинщиков.

Рванул ветер, и Арго покачнулся на волне. Скалы торжественно уходили назад, за их гребнями в густой листве поблескивал полированный мрамор. И вскоре открылась новая бухта. Там ждал нас юноша верхом на белой лошадке, одетый в зеленую тунику с черной каймой. Греческий шлем был сдвинут назад, открывая лицо. Султан гордо ниспадал на спину: рыжая грива дикого коня. На ногах, крепко сжимавших лошадиные бока, блестели серебряные поножи.

Пока Арго опускал якорь, юный воин крутился по песку, оставляя узорчатый след копыт, а потом ударил пятками и погнал коня в глубину острова.

Я покосился на Ясона. Он видел то же, что и я, но не подавал виду. Презрительно ощерившись, сжимал перила борта побелевшими пальцами.

– Тебе не кажется, что это и есть твой грааль? – спросил я, вспомнив словцо, бывшее в ходу у охотников за сокровищами.

– Что-что?

– Твоя маленькая медная чаша надежд.

– Медная чаша надежд и желаний, – поправил он. – Кратер Аполлона, вместо вина наполненный мечтами. Ты, понятно, подразумеваешь Маленького Сновидца.

– Это был твой сын?

– Нет, – твердо ответил Ясон. – Не он. Не этот. Я его узнаю, когда увижу, и он узнает меня. – Он испытующе взглянул на меня. – Но сдается мне, нам не плыть дальше, пока ты не побываешь на берегу. Надеешься что-нибудь разузнать?

– Надеюсь, – подтвердил я.

– Тогда иди.

Я вброд добрался до белого песка, но не успел выйти на сушу, как Ниив тоже спрыгнула за борт.

Всадник выехал на край обрыва и улыбнулся мне. Шлем он теперь держал в руках. У него были длинные волосы и открытый взгляд: веселый юнец, радующийся новой компании.

– Антиох, чтоб я так жил, смех и слезы! Это ты, Антиох! Сколько лет прошло, а ты все тот же! Разбери-ка мой след на песке, а потом пойдем, посмотришь, что я построил! А это что? – Он склонился над гривой лошадки, с любопытством заглядывая с лицо голой Ниив, которая выходила из воды, держа над головой сухую одежду.

– Моя подружка, – сказал я юноше.

Ниив за моей спиной хмыкнула. Кинос взглянул недоуменно, потом рассмеялся:

– Ах ты бродяга! Она молоденькая. Кажется, понимаю. А если и нет, что за важность? Идемте посмотрите, что я построил. Идите оба.

Ниив обогнала меня и уцепилась за хвост лошади. Кинос вел нас в свои новые, странные владения. Ниив бегло говорила на его языке и по дороге что-то шептала ему, но он прислушивался только, как я пробираюсь по камням, оглядываясь, чтобы я не отстал, хотя не забывал сияющими глазами поглядывать на девушку.

С нашей тропы только раз открылось море и прибрежная полоса. Сверху я различил лик Медузы, вычерченный следами лошадиных копыт. Кинос перехватил мой взгляд.

– Знак моей матери! – крикнул он через плечо. – Не знаю, что он означает, но мне нравится его рисовать. Ей по нраву змеи, и змеиный яд, и странные травы. Мать сберегла меня от великой опасности. Она не раз защищала меня, и брата тоже. Дает нам напиток, который уносит к звездам, Антиох! Мать помогла мне добраться до звезд!

– А где теперь твоя мать? – дерзко спросил я на ходу.

– Давно умерла, будь блаженно ее сердце. Но она спасла мне жизнь. И брату тоже. Какой-то человек принял вид моего отца и хотел убить нас. Это было давно, в великом городе Иолке. Мы были еще детьми.

Он перевернулся в тонком седле, усевшись в странной позе, но вполне уверенно.

– Мать надежно спрятала нас. Брат решил уйти из потайного места, а я согласился остаться, подождать Ясона. Я знаю, он придет за мной. Я звал его. Ты был моему отцу другом. Посмотри же, что я для него построил.

Он снова сел как положено, пнул лошадь в бок и поскакал вперед. Ниив, спотыкаясь, бежала позади. Сообразив, что лошадь может и лягнуть, она оставила в покое хвост несчастной скотины. Я догнал ее, и она тут же повисла на мне:

– Куда мы идем?

У меня не нашлось для нее слов ободрения. Я сказал только:

– Шаг за шагом в место, где темнее, чем в царстве Персефоны.

– Не понимаю. Кто такая Персефона?

– Не важно. Просто смотри и слушай. Ты можешь заметить вещи, которые ускользнут от меня.

– О чем это вы болтаете? – крикнул, оглянувшись, нетерпеливый юнец. В его голосе не прозвучало особого любопытства.

Я ответил, что нам за ним не поспеть. Он ухмыльнулся, придержал лошадку и повел нас через оливковую рощу вдаль от моря.

Немного погодя он соскользнул наземь, отбросил в сторону шлем и встал, с видимым удовольствием разглядывая нас. По-моему, он сразу заметил, что чернота волос Ниив – подделка, зато ее светлые глаза явно волновали его.

– Здесь надо поосторожнее, – предупредил он. – Впереди опасная долина. Держитесь как можно тише. Вы услышите грохот кузницы, но не обращайте на него внимания. Мне следовало бы поступить так же, но, увы, я не сдержался, и теперь в лесах и ущельях бродят весьма неприятные твари.

Ступая по узкой тропке, мы замечали, что за нами следят. Преследователи были осторожны, и лишь изредка мы видели мелькнувшую за кустами пасть, то блестевшую бронзой, то подернутую зеленью меди. Звука кузни я так и не услышал, зато уловил запах окалины и горячие порывы ветра из близких мехов. Шорохи лесных обитателей были едва различимы, но Ниив шепнула мне в ухо:

– Слышится мне, они зовут его по имени.

Добравшись до конца этого неуютного ущелья, Кинос оглянулся с явным облегчением:

– Они так одиноки… Некоторые забредают к пределам этого мира, но вечно их тянет вернуться ко мне.

– Кто это? – спросил я, припомнив медную пасть, схватившую ворона у границы Страны Призраков.

– Дикие друзья, – отвечал он. – Я плохо понимал, что делаю, когда пожелал им появления. Мне так нужны были друзья… Но вот что я хотел вам показать. Глядите…

И он, взяв лошадку под уздцы, провел нас чуть дальше.

Мы вышли из леса к высокой скальной стене, тянувшейся в обе стороны. Скала была исчерчена продольными полосами, напоминавшими доски корабельного борта.

Задохнувшись от удивления, я осознал, что вижу перед собой именно борт корабля.

Кинос ласково коснулся влажной щеки Ниив, потянул ее за длинную прядь и обернулся ко мне, указывая на скалу:

– Узнаешь?

– Корабль?

– Отцовский корабль! Точно как я видел его в гавани: огромный корабль – корабль аргонавтов! Войди в него, Антиох. Войди и вспомни. Вот что я сделал для отца!

Сооружение было невероятной величины. Чем ближе мы подходили, тем дальше оно разрасталось вширь и в вышину. Огромный глаз глядел с носа, ряд круглых щитов вдоль борта являл изображения, в которых удавалось различить гидру, циклопов, шлемы, ящеров, всадников, китов… все жутко искажено – но узнаваемо.

Кинос стреножил лошадь и провел нас к дверце в каменном борту. Мы ступили туда, где на Арго скрывался корабль в корабле, в тайник, где части старых кораблей, составлявших сердце Арго, были вделаны в его киль. Не знаю, знал ли об этом Кинос, но эта часть его гигантского строения изобиловала резными кораблями, флотом в боевом построении, высеченным в камне. Рядом выпрыгивали из каменных волн рыбы, над палубами кружили морские птицы.

Каменные люди сидели на веслах. Каждый был ростом с дерево. Он вырезал их из белого камня. Каждый сжимал кожаный валек весла, но в уключинах не было самих весел.

Мы словно шли через храм великих богов, меж изваяниями могучих напряженных гребцов. На корме, перед гигантской статуей богини, боролся с непокорным веслом кормчий. Его небритое лицо выражало мрачную решимость.

Нельзя было не узнать в нем Ясона. Так же как в узких холодных глазах кормового изваяния нельзя было не узнать Медею.

Кинос поднял руку, указывая на аргонавтов.

– Я вырезал их по памяти, хотя многие исчезли до моего рождения, и я дал им лица других людей. Но смотри: вот Тисамин, а там Антигос. Тот, что с арфой, – Орфей. А там, в львиной шкуре, – Геракл. Я слышал все рассказы отца, запомнил все имена. Я знаю каждого аргонавта, пусть и не со всеми знаком. Видишь ту сидящую фигуру? Это Финей. Я больше всего любил слушать про Финея. Он предал богов. Они ослепили его и мучили, но он не терял надежды. Он знал, что спасение придет. И избавление ему принесут люди, а не боги. Отец оставил его на острове, избавив от мучительниц, но я поместил Финея на корабль. Ну вот. Как ты думаешь, ему понравится?

– Ты мог бы сам узнать. Твой отец в бухте, на своем новом корабле.

Кинос покачал головой, потер руку об руку. Лицо вдруг застыло в тоске.

– Это не мой отец. Меня предупредили остерегаться обмана. Двойник отца преследует меня, желая погубить. Настоящий отец вернется. Я узнаю его, когда увижу. А тому человеку я не причиню вреда, пока он остается на корабле.

Я не успел возразить – Ниив шепнула мне:

– Я вижу Аталанту и Гиласа… но где же ты?

Ее простое замечание заставило забыть о том, что говорил Кинос, – если и вправду этот юноша был сыном Ясона.

Она была права. На скамьях не было фигуры последнего аргонавта – моей фигуры. Я прошелся между рядами гребцов, вглядываясь в каждое лицо, вздрагивая, когда старые друзья словно подмигивали мне, словно оборачивались мне вслед, стараясь сбросить каменную оболочку ради дружеского приветствия.

Антиоха не было. Не было Мерлина. Не было волшебника. Но была одна пустая скамья.

Кинос наблюдал за мной выжидательно и, кажется, с беспокойством. Я крикнул ему:

– Место для меня ты оставил, но оно пустует!

– Оно не пустовало, – откликнулся он. – Честное слово. Твоя статуя была лучше всех. Я так старался! Ты единственный смотрел вперед. У остальных, ты, верно, заметил, глаза опущены.

– И что случилось?

Он подошел ко мне, заговорил тише, взглянул озабоченно:

– В один прекрасный день статуя встала и ушла. Я старался ее догнать, но ты широко шагал, Антиох. Я видел тебя над вершинами деревьев, но ты прошел через лес, и я отстал. Не знаю, куда ты ушел, но мне тебя недоставало. Я хотел сделать просто воспоминание, а сделал живое существо. Не нарочно. По-моему, ты бог, скрытый в человеческом облике. Ты делаешь чудеса. Ты не стареешь.

Но всегда ухожу.

Тут он хлопнул меня по плечу, ухмыльнулся:

– Я делаю тебя снова, если тебе от этого станет веселее. Никогда не видел такого хмурого лица. Разве что в небе перед грозой. Никогда не видел таких красивых глаз!

Это, к моему облегчению, относилось к Ниив…

– Как само море, – добавил он.

Ниив настороженно вскинулась. На загоревшийся взгляд юноши она ответила пощечиной.

– Ты просто тень! – выкрикнула она, выбегая из каменного трюма. – Просто тень! Не человек!

Кинос, опешив, потирал щеку.

– По дороге сюда она говорила со мной совсем иначе. Я что-то не так сказал?

– Все так. Думаю, она просто увидела тебя насквозь. От этого становится немного не по себе.

Он был озадачен.

– Это что-то новое. Разве меня видно насквозь?

Его двусмысленный вопрос застал меня врасплох. Неужели Маленький Сновидец играет со мной?

– Да нет, конечно… Кинос. Просто ты слишком молод. Она ожидала увидеть кого-нибудь постарше.

– Я и есть старше. Просто это мое самое счастливое время, – резко отозвался он, но тут же смягчился, добавив: – То время жизни, когда все для меня стало проясняться. То, что было историями, рассказами отца и матери, ожило для меня. Его друзья стали не просто именами – живыми людьми. Я почти мог говорить с ними, слышать их рассказы, чувствовать их боль, их радость. Все, чем они были, что видели, стало ясно для меня. Я понял, что лучшая из жизней – прошлая жизнь, с ее воспоминаниями и тайнами. Это и есть тайна жизни! Не знаю, какой еще жизнью стоило бы жить. Тогда-то я по-настоящему начал строить, Антиох. И я хочу, чтобы ты увидел. Плыви дальше! Плыви дальше с человеком, который притворяется моим отцом. Вы все сойдете на берег, когда увидите дворец зеленого мрамора, возвышающийся над равниной за широким берегом. Но остерегайтесь. Тот город осажден.

Он пробежал мимо меня и успел вскочить в седло, пока я добирался до двери. Ударил лошадку пятками и поскакал за Ниив, но девушка бежала, напуганная видением, что открылось ей в Маленьком Сновидце этого острова. Я видел издали, как она выбегает к бухте. Кинос, скрестив руки, стоял на высоком мысу, разочарованно глядя ей вслед. Морской ветер свистел вокруг него, не в силах сдвинуть с места, словно на скале высилась одна из его ребяческих статуй.


Зайдя в глубокую гавань, парус они свернули, в просоленный морем корабль его опустили и мачту вдоль корабля уложили на отдых. На веслах корабль отвели кормою на отмель, якорь сбросили в море, корму привязали к камню и вышли на берег моря.

Голос сказителя, встретившегося мне в странствии, заговорил со мной – образы ушедших времен, слова богами вдохновленного провидца. И я не удивился.

У берега было тесно от ярких кораблей, военных галер, вытащенных кормами на песок, сдвинутых так плотно друг к другу, что не сразу нашелся путь мимо них. Их нарисованные глаза смотрели на нас, словно глаза живых остроносых созданий. Равнина пестрела палатками и кострами, блестела разложенным наготове оружием и доспехами.

Зеленая цитадель сияла красотой, поднимаясь над равниной, раскинувшись на пологом холме в кругах белых стен, в тени высоких башен. Многоцветные знамена развевались над обрывами, скрытыми мерцающей порослью дубов и олив.

Я насчитал в стенах пять ворот – столько же, сколько в Тауровинде.

Арго покачивался на волнах прибоя, плавно продвигаясь вдоль берега. Мы высматривали войско, высадившееся с галер, но нигде не видели признака человека – ни живого, ни тени.

Наша маленькая команда тут же заспорила, где могут скрываться воины.

– В палатках, – неуверенно предположил Рубобост.

– На кораблях, под скамьями, – возразил Урта.

– Прямо в песке, – догадался Гилас. – Выкопать ямы недолго.

– Они уже в городе, – проворчал Ясон. – Скрываются в тени, готовятся нанести удар.

– Или в трофейном корабле, – внес свой вклад в перечень догадок Тисамин. – Вспомните осаду Трои. Одиссей с товарищами пробрался в город, спрятавшись в трофейном корабле, повиснув на ремнях между двойными бортами.

– Это был конь! – вмешался Илькавар. – Огромный деревянный конь. Мне ли не знать! Сколько раз я пел об этом.

Дружный хохот рассердил певца.

– Эту сказочку рассказывали детям, – шепнул я ему. – Корабль был посвящен Посейдону, колебателю моря, морскому коню, богу белогривых волн. Но это был корабль, хитро построенный и перевернутый кверху килем.

Он презрительно рассмеялся:

– Правда? Конь мне больше нравится. К тому же для «коня» легче подобрать рифму, чем для «трофейного корабля».

– Возвращаясь к делу, – напомнила Аталанта, – такое множество кораблей означает большое войско. В этой местности им просто негде скрыться. Но где-то они должны быть? Скорее всего все же прячутся в кораблях.

Но корабли оказались пусты: скрипучие остовы, многие полузатопленные, пропахшие солью и смолой, весла и мачты залиты белым пометом чаек.

Пока Ясон сбрасывал морской якорь, Рубобост привязал Арго к берегу, проплыв между двумя галерами, раздвигая плечом сдвинутые борта и кулаком загнав в песок колышек. Потом мы все вышли на берег, при оружии, готовые встретить врага. Те, у кого не было своих щитов, позаимствовали лежавшие на берегу. Я взял копьецо меньше моего роста. Выбранное Ниив было вдвое длиннее. Она покачивалась под его тяжестью, но не выпускала из рук.

– Мне хочется держаться подальше, – объяснила она, когда я посоветовал ей выбрать что-нибудь полегче. Думаю, она подразумевала: подальше от острого конца. – А если понадобится, чтоб оно полетело, научу его летать.

Мы двинулись к холму с дворцом из зеленого мрамора. Я застыл на минуту, благоговейно разглядывая могучие стены, и тут со мной поравнялся Ясон. Я заметил, что он встал рядом, но не обернулся, бормоча про себя слова старого сказителя, так чудесно описавшего осаду и падение Трои – событие старины даже для Ясона. Город был известен под разными именами, но «Троя» употреблялось чаще.

– «Кто из коварных богов помогает тебе, хитроумный?»

У меня на уме были Кинос и Медея. Но Ясон услышал мой шепот.

Рука старого воина стиснула мое плечо, нестареющие глаза сверкнули сквозь прорези присвоенного шлема.

– Точь-в-точь моя мысль, только я думал о тебе. Да только, сдается, хитроумие тебя покинуло.

Он догадывался, что меня покинули чары.

– Верно. Вернется. Пока важнее – что мы найдем за этими стенами?

– Моего сына, – произнес он, не отрывая взгляда от склона холма. – Он должен быть там.

«Медею», – подумал я, хотя, лишенный своего «хитроумия», уже ни в чем не мог быть уверен. Но порадовался, уловив в прикосновении его рук предложение мира.

Все аргонавты, кроме Тисамина, сошли с корабля. Тисамин сам предложил остаться. Он угадывал, как не терпится Арго вернуться домой, и надеялся, что, пока хоть один из нас остается на борту, корабль не отойдет от причала.

Мне же думалось, что, пока Ниив на берегу, Хозяйка Севера нас не оставит. Не могла они покинуть свою маленькую колдунью так далеко от дома. Остальные уже подходили к первым воротам и готовились подняться по отлогому склону к тому, что ожидало нас. И тут послышался собачий лай. Мы отступили, высматривая безопасное место, а стая бронзовых псов вылетела за ворота и растянулась перед нами рычащей и лающей цепью. Я насчитал двадцать псов, каждый высотой по пояс мужчине. Сталкиваясь телами, они громко звенели, а при каждом движении скрипели и визжали, как несмазанные петли. Вслед за ними галопом вылетел бронзовый жеребец с пустым седлом и болтающимися поводьями.

Он взглянул на меня, ударил копытом и повернулся ко мне боком.

Я подошел к лошади. Ясон пытался последовать за мной, но четверка псов тут же сорвалась с места, угрожая растерзать его в клочья. Он торопливо попятился. Но меня собаки пропустили, и я вскочил на холодную спину странного коня.

Обхватив его холодную твердую шею, я вскачь миновал все ворота внешних стен и оказался перед дворцом. Мелькнули спиральные башни, высокие колоннады храмов, и вот уже бронзовый скакун остановился так внезапно, что выбросил меня из седла. Я растянулся на земле перед его пышущими паром ноздрями, а оно склонил голову, поглядывая на меня немигающим, но дружелюбным взглядом.

У меня болели бедра и ныли пятки, натруженные усилием замедлить его бег.

– Добро пожаловать, Антиох, – мягко и неторопливо сказал знакомый голос.

На меня упала тень человека, и твердая рука подняла меня на ноги. Вооружен, темные глаза скрыты тем же самым греческим шлемом, легкая улыбка просвечивает сквозь густую поросль бороды и усов. Пальцы, обхватившие мое запястье, вполне годились дробить кости. Я видел следы ран на лице, седину в бороде, глубокий рубец на носу. Шлем помят. Рука, протянутая мне и отчасти скрытая кожей доспеха, была в нескольких местах разрублена до кости, и раны плохо срослись, оставив уродливые шрамы.

– Почему убежала девушка? Тогда, много лет назад?

Спрашивая, он снял шлем и прибавил:

– Я рад тебя видеть. Ты был добрым другом отца.

Со временем здесь творилось неладное. За три дня я повидал Киноса ребенком, юношей, а теперь вот – воином. Но каждое воплощение, по-видимому, прожило все причитающиеся ему годы. Глядя на Маленького Сновидца, обветренного, покрытого шрамами, но все такого же беззащитного, я раздумывал, считать ли его настоящим или еще одной тенью. Не ждал ли где-нибудь еще и Кинос-старец? Или другая рука действовала на этих потусторонних островах, сея семена смятения, как сказал поэт?

– Почему она убежала? – снова спросил он. – Такая была красивая. Должно быть, я слишком осмелел. Когда она фыркнула, услышав, как ты назвал ее подружкой, мне подумалось – ей нужен кто-нибудь другой. Подумал, ты за ней гоняешься, а она старается держаться подальше. Может быть, я ошибся…

О да. Еще как ошибся.

Что я мог сказать? В этом странном мире, окруженный всеми ловушками безумия, лишенный былой проницательности, гадая, где прячется Медея, тревожась за оставшихся за стеной друзьях, – что я мог сказать? Припомнилась поговорка: «Если сомневаешься, держись простого». Я проплыл слишком много морей, чтобы пугаться старых истин.

– Ты был слишком смел, – попытался я убедить его, – а она – слишком молода.

– Лжец, – усмехнулся он, – но ведь и я тоже. И сны – лжецы. Иди посмотри, какой сон я выстроил, чтобы встретить отца, когда он наконец вернется из своего великого странствия!

Он хлопнул в ладоши, и бронзовый жеребец, тряхнув головой, умчался. Подбежали, хромая, два пса, заскулили жалобно, ища хозяйской ласки, но дождались только строгого окрика и, взвизгнув, скрылись. Кажется, они истекали кровью. Мне представились аргонавты, с боем прорывающиеся сквозь стену зубастой бронзы.

Он провел меня через двор к тяжелой двери высокого дворца. Все здесь очень напоминало дворец Медеи в Иолке, кроме разве величины и единообразия цвета. На двери были вырезаны травы и звери, которых Медея считала полезными для своего особого колдовства.

Внутри было просторно и свежо – и пусто. Наши шаги отдавались гулким эхом. Мы шли по коридору, и Кинос показывал открывающиеся направо и налево комнаты – опять же, как в Иолке.

– Здесь ванны.

В этих ваннах можно было искупать целый полк, и притом никаких украшений.

– Опочивальня. Моя комната, комната брата. Отцовские покои, а здесь мы слушаем музыкантов…

Огромные, гулкие залы, заполненные только эхом наших ног. Он так гордился своим творением, все поглядывал, восхищаюсь ли я. Сказал даже:

– Я вложил в этот дворец свое сердце. Здесь я вырос. Здесь мое сердце, Антиох. Правда, я был ребенком, когда жил здесь в Иолке, но я навсегда запомнил его красоту.

Мне стало очень грустно.

Но две комнаты оказались полны жизнью и смертью. Первую он назвал «моя военная палата» – полутемная комната, где на стенах были видны картины войск и кораблей.

В нише стены стояла в шлеме-маске Афина Паллада – покровительница городов. Она холодным взглядом озирала широкий стол, на котором раскинулся маленький остров с дворцом на холме, с пятью широкими бухтами, с берегами, усыпанными крохотными корабликами и палатками и еле видными деревянными фигурками, изображающими осадное войско. Сейчас лишь одна бухта была жива, остальные заброшены и покрыты мусором. Я заметил, что маленький Арго стоял в море у одного из покинутых берегов.

У стола в полных доспехах стояли неподвижные бронзовые статуи в рост человека. Гордый Кинос, так и державший шлем под мышкой, обходил их, представляя как живых людей.

– Это Эней, муж безрассудный, но его ждут великие дела. А вот Пандар и Полидор. Вот лукавый Парис, искусный стрелок из лука. Узнаешь Гектора? Когда его кровь кипит, ему нет преграды. Достойные, это Антиох, странник, волшебник, друг моего отца, искатель приключений и мой гость.

Совершенные бронзовые образы, эти отражения троянских героев, рябили в глазах отблесками желтоватого света от переливчатых, подвижных стенных росписей. Их прищуренные в задумчивости глаза не отрывались от поля военной игры.

Кинос махнул рукой в сторону богини:

– Афина Паллада. Она тут надзирает за всем. Защитница городов и воинов. Сколько я ни стараюсь сделать ей лицо, всегда остается под маской! Но взгляни ей в глаза, Антиох. Она смотрит и слышит. Это моя военная палата. Здесь я замыслил и обдумал вторжение в ту часть Страны Призраков, что была похищена у нас встарь. Здесь я объединил войска Мертвых и Нерожденных в армию, способную выйти в мир живущих.

Он ждал ответа, изумленного или выражающего недоверчивое восхищение. Но у меня не осталось времени на игры.

– Почему, – спросил я его, – почему ты, ахеец, грек, своими военачальниками выбрал троянцев? Разве они не враги тебе?

Он, казалось, был удивлен вопросом.

– Но ведь мы всегда так играли в осаду, еще детьми – мы с братом. Уж ты-то должен помнить! Ты часто играл с нами. Я был могучим Гектором или бдительным Парисом, а Тезокор играл за вспыльчивого Ахиллеса или за хитроумного Одиссея. В дальнем дворе мы устроили Трою, и она иногда гибла, а случалось, выдерживала осаду. Мы все делали, согласуясь с чудесными рассказами отца. И разыгрывали осаду под заботливым присмотром матери. Тогда мы и получили свои прозвища. Брат был горяч, вечно готов «прыгнуть через быка», а я задумчив: сны и видения были моими вечными спутниками в ожидании начала войны.

А теперь он обрел собственную войну, настоящую войну – бой за крепость теней, за Тауровинду, отлученную от Страны Призраков прихотливым нравом Извилистой.

– Да, – согласился он, когда я высказал свои мысли. – Я знал, что Мертвым она нужна. Они свирепы и разъярены потерей своих владений. Она была – и есть – особо важна для них. Я не понимаю здешнего потустороннего мира. Мертвые хотели вернуть свои земли, но я не принял в расчет Нерожденных. Для них Тауровинда – владения королей из мира живущих. Они видят в ней свое наследие. Они поторопились бросить меня. Помнишь конец осады? Тот корабль – Арго, я не мог ошибиться. Он пел мне песни былого. Я был поражен, загрустил. Пришлось оставить поле битвы. И еще он обратился к вождю Нерожденных. Внушил ему волю обратиться против нас. Так что теперь они поджидают меня там, внизу.

Краткий миг печали миновал. Он просветлел, взглянул на населенный берег:

– Я покажу. Идем со мной! Лучшая комната еще впереди.

Он вывел меня в коридор, который, как мне помнилось, вел в то самое святилище Медеи, где она разыграла убийство сыновей. Меня нелегко поразить, но вид решетки бронзовых ворот, в точности повторявших те, что запирали вход в святилище, заставил меня вздрогнуть. Они поднимались высоко над головами, сияя в лучах солнца, проникавших в отверстие потолка. Подробные картины сражений: кораблей в море и несущихся в атаку колесниц, двигались, жили, как и картины в военной палате. При его приближении ворота открылись, и мы перешли изогнутый аркой мосток, высеченный все из того же безупречно гладкого мрамора, в котором, мне на счастье, были выбиты ступени. Мост изогнулся над бездонной пустотой, над серой бездной, где из неизмеримой глубины мерцал свет, доносились раскаты грома и гулкие вздохи. Я не сразу узнал в этих звуках отдаленный рокот морских волн.

Кинос прошествовал по мосту со шлемом под мышкой, через плечо гордо и радостно поглядывая на меня. Он наслаждался моим удивлением.

– Это еще до меня было, – заметил он на ходу, заглядывая в бездну. – Я выстроил вокруг дворец. Но этот провал и мост над ним создали руки посильнее моих. Боги, должно быть. Великий был труд. Здесь мне легче было строить. Там внизу – море, но такого моря и вообразить невозможно. Я видел его однажды отраженным в щите в подземном святилище. И еще есть места, где оно говорит сквозь землю. Чудовищные создания плавают в нем. А может, чудесные? – Он снова оглянулся. – Наверно, это зависит от того, как посмотреть.

Мальчик, который видел сны за всю Грецию.

Мне вспомнились слова Ясона, брошенные им в гневе в темном сыром доме Урты, в Тауровинде.

Да, Кинос много совершенствовался в этом искусстве.

И все же он не создал ничего.

Перед нами поднимались новые ворота, уже не бронзовые, а железные, покрытые ржавчиной. И они открылись перед нами. Кинос указал мне на алтарь и гробницу, созданную им для родителей.

Два изваяния, стоявшие рука об руку, глядели на нас сверху вниз: Ясон и Медея. Лица благосклонны, одеяния для радости, не для битвы. Колхидская волшебница Медея изваяна не в тяжелой мантии, не под покрывалом, обычно скрывавшем ее лицо, – в простом платье, украшенном травами и ожерельем из крошечных чашечек, в каких она растирала порошки. Ясон, каким запомнился он маленькому Киносу: еще юный лицом и взглядом, с легкой бородкой, широкоплечий, с волосами, убранными под венчик.

Оба были сделаны из железа. И, как и на воротах, по блестящей когда-то поверхности изваяний запекшейся кровью расползлась ржавчина. Мне вспомнилась залитая кровью Медея в тот день, когда она разыгрывала смерть сыновей. Сколько ненависти было в этом действе: не к мальчикам – к мужчине, беспомощно смотревшему из-за решетки ворот.

Кинос придал изваяниям родителей ощущение счастья, отнятого у них изменой Ясона. Ржавчина на статуях говорила о многом: о распаде любви, о смерти надежд.

А Кинос говорил:

– Мне нравится этот металл. Я его здесь нашел. Он прочнее бронзы. И от этого налета, от этой цветной патины, они кажутся совсем живыми.

В самом деле. Он был прав. Все зависит от того, как посмотреть. Это был его Железный Грааль.

Стало быть, не три острова – один: плетеные прутья, камень и железо. Остров Трех Братьев из видения Мунды – трех личин одного человека. В Ином Мире запутанная паутина Времени становится опасной ловушкой.

Оно гордо стоял перед статуями, заглядывая снизу им в лица.

– Я так скучал по ним, Антиох. Ты не представляешь. Мне здесь хорошо – и в то же время грустно.

Стоя здесь, я иногда нахожу новые силы, а порой отчаяние. Две статуи – как две створки дверей, и когда они открываются и я прохожу за них… – Он бросил на меня многозначительный взгляд, повторил: – Когда они открываются и я прохожу за них – я другой человек. Это от меня не зависит. Будь начеку, Антиох. Отравленный поджидает на берегу, среди яростной битвы.

Он поднял руку, коснулся статуи Медеи:

– Здесь я нахожу хоть немного покоя. Я помню, как мы бежали с матерью через дворец. Игра, думал я, игра в догонялки, отец гонится за нами с воинами, дает попробовать вкус войны, полной приключений жизни, что ждет впереди. Я слушал рассказы отца и не мог дождаться. А однажды утром проснулся и увидел себя чужаком в чужой стране. И не осталось ничего, кроме воспоминаний. Я питался ими. Питаюсь и сейчас. Тот человек, Ясон, найдет меня. Нас ждет примирение и обновление. Будет ли с ним мой брат? Не ведаю. А мать? Тебе это покажется странным, Антиох, но я чувствую, что она присматривала за мной все эти годы. Порой я просыпаюсь и нахожу слезы на своих щеках, слишком свежие, чтобы быть моими.

Он снова повернулся ко мне, прижимая шлем левым локтем, легко опустив правую руку на рукоять меча. Помолчал немного и добавил тихо:

– Да, меня воистину любят и оберегают, моя хрупкая жизнь не отброшена; вечность определяет наше дыхание, вечность определяет нашу жизнь…

Хотя эти слова он проговорил, обратив на меня блестящие глаза, я узнал в них песню. Скорбную песнь Медеи. Я часто слышал ее, хотя не знал, чьи смерти она оплакивала в своих стенах, в стенах своего дворца, что делила с Ясоном до его измены.

Но для Киноса эти слова не были погребальной песнью. Он цеплялся за них, как за соломинку жизни и надежды. Игрушек ему не хватило.

Как мне хотелось в тот миг в Тауровинду: в грязный, шумный, суетливый городок за ее высокими стенами, где жизнь и радость, злость и продолжение жизни сохранились, несмотря на перенесенное опустошение и смерть. Вокруг меня была дивной красы цитадель, прекрасный камень, сияющий дворец, огромный и пустой, наполненный лишь игрушками – игрушками, созданными из разума для человека, опустошенного одиночеством.

Материя снов и видений.

Как могла Медея, заботливая мать мальчика, допустить к сыну это безумие?


– У меня есть для тебя кое-что еще, – заговорил наконец Кинос. Он снова воспрянул духом, перехватил шлем за ремень и вообще расслабился. Улыбнулся и стал разительно похож на отца, хотя Ясон в его годы не был так разукрашен полузалеченными ранами.

Он провел меня к боковой стене святилища, толкнул железную дверцу и пропустил меня вперед в чудесный водный садик. Вперед уходил длинный ряд сосен и олив. Лазурный ручеек тихонько вытекал из храма в дальнем конце сада и падал в неглубокий пруд у наших ног, тихий и прозрачный, ясный, как голубой кристалл. Вода легонько плескала в берега.

Маленький корабль, не длиннее моего меча, двигая веслами, направлялся к нам по слабому течению озерца. Кинос подвел меня к причалу у мраморного берега, и корабль повернул туда же. Шесть бронзовых фигурок налегали на весла.

Корабль был Арго, все в нем было мне знакомо – от взгляда нарисованных глаз на носу до резной головы улыбающейся Афины на корме.

Бронзовые аргонавты подняли весла, когда корабль коснулся носом разукрашенного резьбой мола, и один из них – точная копия Тисамина – выскочил на «берег». Он привязал корабль. Остальные пятеро перебросили сходни и выбежали на сушу. Я узнал всех. Гилас даже помахал мне. Аталанта возилась со своим крохотным луком.

– Нужно подобрать для них надежное место, – сказал Кинос. – Возьми меч и спрячь его в ножны. Меч тебе все равно понадобится, когда мы выйдем из железного святилища.

Я сделал, как он советовал. Я знал, что он отдает мне. Шесть бронзовых колоссов вскарабкались по шву на коже и соскользнули в промасленное, почерневшее убежище меча.

– Колоссы у них внутри, – добавил Маленький Сновидец. – Я сделал броню из бронзы, потому что мне так нравится, и к тому же она поможет им добраться к хозяевам, что остались на берегу. Если те еще живы.

Под «броней» он подразумевал сами фигурки.

– Где ты их нашел? Колоссы?

– Девочка принесла. Дочь вождя. Я сперва не знал, что это такое. Колоссы очень странные и все разные. Их спрятал Арго, гордый старый корабль, в приюте изгнанников. Они мне сами сказали. Я, бывало, играл там с детьми вождя. Кимона я мог побороть. И мне очень нравилась Мунда. Но те женщины, что присматривали за детьми, стоило им меня заметить, прогоняли прочь. Для таких изгнанников, как я, там не было места.

– Я видел «Места, чтобы звать отца», которые ты устроил с детьми. Маленькие пещерки с маленькими мечтами.

– Девочка вернулась, когда я послал за ней. Она лишь смутно понимала, что с ней происходит. Думала, это игра. Я заставил ее так думать. Она вернулась в приют изгнанников и нашла там колоссы. Подобрала их, хоть и не знала, что это такое, и принесла сюда.

– Где теперь Мунда?

Его взгляд был жестким, безнадежный взгляд.

– Спит, – сказал он, глядя на меня. – Прости.

Я поднялся на ноги, осторожно придерживая ножны.

– Спит?

– Ты был так близко, что мог бы услышать ее дыхание. Я помню, как ты украл сделанных ею куколок. Сплетенных из соломы и прутиков. На том краю острова, где ты высадился в первый раз. Мне нравилось смотреть, как она их мастерит. Нравилось смотреть, как она играет. Я затем и послал за ней, чтобы было с кем поиграть.

– А теперь она спит…

– Пока не проснется. Среди диких роз. Я пожалел о том, что сделал. Не надо было красть ребенка. Но мне было одиноко. Хотелось с кем-нибудь поиграть. Не забывай, я был очень юн и совсем один.

Он говорил неловко, то и дело отводя взгляд, и я догадывался, что ему необходимо было поговорить с кем-то, быть может, получить прощение.

– Когда те два странных человека в волчьих плащах появились на острове и заявили, что знают Кимона и Мунду, я научил их, как возвратиться за реку. Послал их за девочкой. Я был слишком мал, чтобы понимать, что делаю, Антиох. Они говорили, что видели моего отца, но этого не могло быть.

– Твой отец Ясон. Он и сейчас на берегу. Ты это знаешь. Не можешь не знать!

– Тот, что на берегу, – не мой отец, – холодно отозвался Кинос. – Он не тот. Мой отец никогда бы не стал играть с жизнью и жизнями людей, как делает этот. Тот человек на берегу крадет жизни. Они теперь у тебя в ножнах. Верни их.

Его гневный голос не допускал возражений. Как торопился он отречься от правды! Словно не мог допустить даже мысли, что отец рядом. Быть может, человек на корабле не был похож на его воспоминание о нем. Быть может, ему только и нужно было воспоминание.

Я тихо спросил:

– А Мунда?

– Девочка? Я же сказал: ты был так близко, что мог услышать ее дыхание. Мог услышать ее дыхание.

– С этими словами он вышел, вернулся в железное святилище, в последнее, самое последнее «Место, чтобы звать отца». Махнул мне рукой, подозвал к себе, закрыл маленькую дверцу.

Мы снова стояли перед железными изваяниями его родителей. И снова он сказал:

– Когда выйдем наружу, берегись меня. Прошу тебя, Антиох. Ты был моим другом, когда я был маленьким. Я так любил тебя! Потерять тебя, как это случилось со мной, было тяжело. И так чудесно было снова тебя отыскать. До свидания, Антиох. Не суди меня только ко моим снам.

Железные фигуры раздвинулись. С безоблачного неба лился свет. К выходу подкатила колесница, и Кинос вскочил на площадку. Под нами, на широком берегу, бушевала битва.

Воздух был полон криков.

Глава 22 И ВСЕ ЖЕ СДАТЬСЯ

На узкой полосе между обрывом и блестевшим серебром океаном сошлись два войска: колесничие, всадники, пешие – все били мечами в щиты, стоя под развевающимися на морском ветру знаменами. Возницы с трудом сдерживали горячившихся коней. Колесница Киноса уже неслась к войску Мертвых. Войско нападавших – примерно пять сотен – состояло из Нерожденных.

Кинос пронесся вдоль рядов под грохот приветствий. Сверкал поднятый меч, волосы, ниспадающие из-под шлема, развевались за спиной.

Он был Гектор. Здесь была его Троя. Он создал великое сражение из рассказов отца. Создал жизнь мечты в мире Мертвых. Воистину, он был безумен.

Я едва успел разобраться в открывшейся картине, как Мертвые перешли в наступление: сорвались с места колесницы, растянулись на крыльях колонны всадники, плотные ряды пеших копейщиков двигались между ними. Нерожденные стояли твердо, готовые принять удар. Я различил среди них высоких воинов на могучих скакунах, в богатых доспехах, узнал Пендрагона, но в это мгновение меня отвлекла золотая вспышка.

Едва войска столкнулись в грохоте металла, в реве боевых кличей, питающих ярость, как золотая колесница пронеслась по узкой тропе вдоль стен – юноша, пригнувшись вперед, нахлестывал коней, погоняя их вверх по круче. Его спутник, голый по пояс, с развевающейся копной волос, крепко упирался в борта, держа наготове легкое копье. Подлетев ко мне, он ухмыльнулся и приветственно взмахнул копьецом.

Кимбры! Сыновья великого бога Ллеу, Конан и Гвирион! Я-то считал, что оба давно задушены и сброшены в хладную землю разгневанным отцом. А они – вот они!

Конан натянул поводья с такой силой, что Гвириона сбросило наземь. Тот бросил на брата свирепый взгляд. Бока коней в пронизанном солнцем воздухе исходили паром, к шкуре липла пыль. Колесница была чудо: золотые листы на плетеных бортах и железные обода на безупречно круглых колесах.

– Правда красавица? – выкрикнул Гвирион пальцем выковырял из носа сгусток крови:

– Пока он спохватится, успеем вернуть. Он последнее время такой сонный, что почти не замечает, что происходит вокруг.

– Я думал, вас ждет наказание!

– Так и было, – кивнул Конан. – Но двадцать лет истекли. А когда он нас выпустил, оказалось, Время стояло на месте.

Двадцать лет? И полгода не прошло, как они были с нами!

Я взглянул на них. Только человеческому взгляду заметны были тени в глазах этих отчаянных мальчишек. Эти хрупкие златовласые парни, сверкающие улыбками, двадцать лет подвергались мучениям, каких не вынес бы ни один герой. Только броня бессмертия сохранила их. Они вытерпели боль и тут же взялись за дело, которое у них получалось лучше всего.

Угнали колесницу!

– Залезай. Доставим тебя к друзьям.

– Как вы узнали, где я? – прокричал я, пока Конан разворачивал колесницу, а Гвирион подсаживал меня на площадку.

– От безумца, что здесь правит! Он послал нам гонца. Похоже, он считает тебя своим другом.

Бесшабашные юнцы промчали меня вокруг схватки к линии шатров, тянувшихся за рядами. Над одним из них бился на ветру вымпел Урты. И сам Урта сидел внутри, насупленный и мрачный, разложив перед собой оружие. Ниив стояла у него за плечом, скрестив руки. При виде меня она радостно встрепенулась.

– Мерзавец! Нерожденный ублюдок! Как он смеет загонять меня в палатку! Уверяет, что так надо! Зачем это надо, Мерлин? Кто он такой, во имя Грома?

Он говорил о Пендрагоне. Когда Урта встал, пристегивая меч, сходство между ними выступило еще ярче – в глазах, в изгибе губ, в железе взгляда.

– Думаю, от тебя зависит его жизнь. Он надеется, что когда-нибудь будет рассказывать о тебе детям.

Урта понимающе кивнул, просветлел лицом:

– Да, Мерлин, глаз у тебя острый даже и без волшебства. Хотел бы я знать, который это сын и какого из моих правнуков?

Будущий правитель, сказал я ему и больше ничего не мог добавить. Слишком дорого обходилось заглядывать так далеко вперед, и я не поддался искушению тогда, в Тауровинде. Однако я добавил:

– И правитель, который не забудет своих предков, пока я буду рядом, чтобы ему напомнить.

Урта покосился на меня уголком глаза. Вокруг шатра грохотали, скрипели осями колесницы, тяжко сгустился запах пота. Урта раздумывал, считать мои слова лестью или утешением. Память потомков для него много значила. Эти грубые воины всегда наслаждались мыслью о будущей славе.

– Только не рассказывай ему обо мне всего.

– Еще бы…

– Щит Диадары…

– Ты отыскал его. Славное было деяние.

– Может, еще и найду. Время есть. Но довольно. Что Мунда? В плену у Отравленного? Жива?

Когда я рассказал ему все, что сумел узнать, боль на его лице ветром сдуло. В глазах снова загорелись искры.

– Она во дворце?

Я сказал ему, что знал, повторил слова Киноса. Урта вышел из палатки и устремил взгляд за океан.

– Знаешь, – сказал он мне, – когда ты впервые сошел на берег, я мог бы поклясться, что слышу ее зов. Надо было мне пойти с тобой.

Прилетевшее откуда-то копье пробило полотно шатра, и мы, все трое, растянулись на земле.

– Так я и знал, что палатки разбиты слишком близко, – пробормотал наш вождь, поднимаясь.

Но на нас упала тень, сверху послышалось хриплое дыхание усталой лошади. Широкоплечий воин в доспехах из железа и кожи возвышался над нами, разглядывая сверху вниз. Трудно было рассмотреть лицо против сияющей синевы неба, но улыбку я узнал. Это не был Пендрагон, как мне сперва подумалось.

– Благополучен ли брат? – спросил Горгодумн. – Я не видал его здесь, так что решил, что он пережил осаду. Те, кому не посчастливилось, здесь.

– Морводумн горяч, громогласен и прекрасно кушает, – буркнул Урта. – Добрый меч к месту в Тауровинде. И твой бы пригодился. Что с тобой случилось?

– Копье в спину со мной случилось, – ответил Горгодумн. – Вот уж кого жду не дождусь, так это того ублюдка. Надеюсь, мой конь без меня сумел вернуться? Вы должны были понять, что я не сбежал.

– Да, – успокоил я его. – Мы поняли, что ты мертв. Нам очень тебя недоставало. Арбам назвал тебя лучшим среди нас. Так ты сражаешься за Мертвых?

Он покачал головой:

– Нет. Я совсем недавно умер, так что не попал под призыв безумца. Здесь нас много – тех, кто последовал за греком, но не подчиняется его власти. Но и среди Нерожденных нам не место.

– Наемники?

– Даже и не то. Приблудные. Попутчики. Весь этот мир перевернулся вверх тормашками. Но мы идем на запах «после-жизни», даже не понимая того.

Он развернул своего жеребца левым боком к нам.

– Это странный мир, господин мой Урта. Не торопись переправляться через реку.

– Постараюсь, не сомневайся.

– И передай те же слова моему младшему братцу, этому здоровенному бычаре Морводумну. Когда придет его время перейти брод Последнего Прощания, я буду встречать его. Но скажи ему: пусть сперва овладеет приемом «девяти поворотов женщины»!

Расхохотавшись, Горгодумн махнул нам рукой и поскакал в сторону моря. Он присоединился к жалкой горстке всадников, и все они приветствовали нас взмахами клинков. Это были павшие корнови и коритани, помогавшие Урте оборонять Тауровинду. Куда они поскакали потом и за кого сражались, если сражались, мы не видали.

«Троянцы» Киноса, далеко превосходящие числом Нерожденных, напирали крепче, и несколько отрядов, в том числе и под водительством Пендрагона, перестраивались, отходя к морю, за дюны. Люди и кони роились вокруг шатров, сбивая стойки и пирамиды копий. Мы с Уртой и Ниив бежали вместе с отступающими, задержавшись только тогда, когда те закрепились на холме, образовав непроницаемую стену щитов, ощетинившуюся пятиконечными копьями с изогнутыми клыками наконечников. Эта стена сдержала напор битвы. Когда поток сражения продолжил свое течение вверх по холму, к дворцу, на поле открылись содрогавшиеся тела Мертвых и Нерожденных – рыба, бьющаяся на песке после жестокой ловитвы.

Я полагал, что Ясон со своими аргонавтами окажется в гуще сражения, станет пробиваться сквозь ряды обороняющихся в поисках Киноса. Но они возникли из солнечного сияния со стороны океана. Тисамин нес на руках обмякшее тело Аталанты. Обломленное древко стрелы торчало у нее в груди, но глаза глядели еще осмысленно. Ясон, в своем темном плаще, был страшен: волосы запеклись от пота и крови, туника забрызгана кровью.

– Вот ты где, Антиох! Нам понадобится помощь, чтобы пробиться ко дворцу! – Он безрадостно усмехнулся, глядя на высокие стены. – Знакомый вид. Припоминаешь? Но на сей раз никакая Медея не преградит нам вход. Кинос там, и я его добуду.

– Кинос среди сражающихся. Единственный грек, какого ты увидишь, если не считать твоих аргонавтов.

– Я видел скиамач, – тряхнул головой Ясон. – Тот же, что на равнине перед Громовым холмом. Колдовство Медеи, конечно. Очень похож, но не тот.

Я рассмеялся бы, не будь это так горько: дважды Ясон оказывался рядом с потерянным сыном и дважды отказывался его признать, убеждая себя, что перед ним тень воина, скиамач. Глаза отца, как и глаза сына, были закрыты для истины.

Да, это была работа Медеи.

И тут, подобно Афине Палладе на поле Трои, она словно шепнула мне, как богиня шептала своим любимцам героям: «Ты был так близко, что мог бы услышать мое дыхание».

– Ты кажешься встревоженным, Антиох, – нахмурился Ясон. Пот стекал по его лицу, и грудь тяжело вздымалась. – Собирай свои чары, и оружие тоже! Добрые золотые мальчики подвезут нас к воротам.

Кимбры нетерпеливо топтались поодаль, следя за приливами и отливами сражения. На их колеснице едва уместились бы двое из нас. Остальные, заметил Ясон, могут бежать следом.

– Дворец должен хорошо обороняться, – сказал кто-то. И я услышал собственный голос:

– Он пуст. Там нет ничего, кроме снов.

Если не считать военной палаты.

– Кроме снов и моего сына, – поправил ничего не понявший Ясон. – Сны моего сына. Я узнаю его, когда увижу. И он узнает меня. Медея хорошо постаралась спрятать его, Антиох. Но семь сотен лет сжимаются в единое мгновение. Идем со мной, старый друг. Идем со мной и обыщем дворец.

Я медлил. Ясон разочарованно смотрел на меня, вспоминая, быть может, свое обещание убить меня – обещание, вырванное болью и гневом и внезапно забытое, когда в Иолке он цеплялся за последнюю соломинку жизни и счастья.

– Он уже не желает твоей смерти, – шепнул Урта. – Он снова жаждет жизни.

Что бы ни хотел сказать этим верховный вождь, я быстро зашагал вслед старому аргонавту, выдернул по пути торчавшее в земле копье и вскочил в переполненную колесницу, как раз когда Конан развернул и хлестнул коней. Звери словно летели над землей. Мы обогнули место боя, нырнув в рощу и отыскав неровную тропку, которая должна была по склону вывести нас к воротам. Кости трещали, и зубы клацали. Колесница неслась вверх. Мы с Ясоном крепко ухватились за веревочные петли, приделанные к бортам, и бесстрастно глядели друг на друга.

Мы уже подъезжали к распахнутым воротам, когда внизу я заметил блеск бронзы. Одна колесница вырвалась из схватки и поднималась ко дворцу, одинокий грек склонился вперед, размахивая концами поводьев над головами коней.

Кинос отступал.

Ясон, смеясь, спрыгнул с повозки, поднял взгляд на блистающие стены дворца. Ветер, дующий из-за ворот, развевал его волосы. Он узнавал в этом огромном сложном сооружении дворец Медеи, дом, где он с волшебницей хотя бы несколько лет, но прожил в счастье и гармонии. По дороге снизу подбежала запыхавшаяся Ниив с Гиласом и Тисамином. Все они были молоды и почти не отстали от лошадей. Остальной отряд Ясона остался позади. У Ниив горели глаза. Впервые ей выпало подобное приключение: жить и сражаться в мире призраков, открывать то, что представлялось ей тайнами страны Мертвых. Мы уже входили в железное святилище, и она цеплялась за мою руку, но всем существом жадно впитывала запахи и картины окружающего. Лишь дитя в ней цеплялось за знакомую и утешительную ладонь человека, которого она любила, в котором нуждалась.

Ясон развернулся вокруг себя:

– Добрые боги! Это место мне знакомо, но где же бык? На месте этих кровавых статуй должен быть бык!

Потом он разглядел лица: различил под ржавчиной черты, внимательные глаза, молодые улыбки, чистые линии лиц, не изрезанных еще войной и муками горя.

– Это же я! – вскрикнул он и добавил со смехом: – Высокий и могучий. – И помрачнел. – А вот и женщина моих лихорадочных снов…

Однако он не отрывал глаз от изваяний, словно чувствовал в этом отражении своего лица гостеприимство и величие, пусть даже рядом стояла отвергнутая им жена. Статуи были тяжеловесны – он счел их торжествующими. Он услышал зов Киноса – и откликнулся.

Сын ждал его.

Наши шаги отзывались эхом в пустынных залах: Ясон почти бегом вел нас через дворец, осматривая каждый угол в поисках мальчика, который – верил он – прятался где-то. Он замедлил шаг на мосту, уставился вниз, в пустую рокочущую бездну, но перешел мост не пошатнувшись. В отличие от Ниив, испуганно вцепившейся в меня. Вот уж не думал, что она испугается высоты!

– Здесь пусто! – крикнул наконец Ясон. В его голосе звучало отчаяние и недоумение. – Этот дворец – пустая скорлупа.

Он бросился к главным воротам, за ним Гилас. Я развернулся и пошел назад. Ниив поспешила следом, испуганно сжимая обеими руками копье, настороженно озираясь. Мы возвратились к дверям военной палаты.

– Жди здесь, – велел я Ниив. – Не переступай порога.

– Почему?

– Ни о чем не спрашивай!

– Что это за место?

Переливы света от движущихся картин на стене отражались в ее глазах.

– Кто эти люди? – шепнула она. Взгляд ее метался между согбенными задумчивыми бронзовыми воинами, собравшимися вокруг стола.

– Это просто игрушки, – заверил я ее. – Жди здесь.

Она села, прислонившись к наружной стене палаты, но то и дело заглядывала в открытую дверь.

Я вошел в тайное святилище. Медная статуя Афины Паллады тускло смотрела на меня сквозь прорези наличника шлема.

– Хорошую шутку ты сыграла со мной в ничейных землях. Но хотел бы я знать, так же ли сильны твои чары здесь, в глубине Иного Мира?

В холодных глазах отразился луч света, но под поверхностью металла все было темно.

– Он даже не знает, что ты здесь, – продолжал я, твердо решившись высказать все, даже если дух, обитающий в идоле, не пожелает открыться. – Верно, малость волшебства еще осталось в твоем теле, если тебе удавалось остаться так близко к нему и ни разу не выдать себя. Он чувствовал твои поцелуи и твои слезы.

Он прибегнул к силам самой земли, чтобы соорудить из воспоминаний этот чудовищный дворец. Твой сын безумен, Медея. И ты это знаешь, уверен. Вся твоя забота не спасла его от потери всего, что смертные называют разумом. Он теперь вроде пса, что воет на луну. Он не понимает, что делает. Он не более жив, чем игрушки, созданные им по памяти отцовских рассказов.

Холодный медные глаза, ни проблеска собственного света. Я мог и ошибиться.

– Но стоит ли дивиться его безумию? – дразнил я ее. – Ведь и у его матери в голове царит большая сумятица. Медея – жрица Овна, однако святилище в Иолке почему-то возводится вокруг статуи быка. Она могла бы спрятать его в любой стране мира, а забросила в будущее, в царство Мертвых. С этого мига он был обречен. Обречен на безумие, как его мать обречена потерпеть поражение в своем желании защитить. Ты скрываешься под личиной Афины, защитницы городов. Ты ничего не защитишь, кроме собственного желания сохранить для себя жалкие останки сына. Твой сын мертв.

Холодные глаза. Лишенные света.

Я постучал пальцем по тусклому металлу против места, где могло бы располагаться сердце.

– Случись та измена вчера или в прошлом году, в позапрошлом, я мог бы понять твою ненависть. Но ты жила, ждала здесь веками. Семь веков, Медея. Семь веков ты держишь сына в этом несчастном месте, скрывая его от глаз отца. Ты ждала, жила, ждала, ела, пила, спала, ходила, горевала и ждала! Семь веков! Как может ненависть жить так долго? Не понимаю. Как может живое существо так долго ненавидеть?

Глаза ожили!

– Разве семь веков охладили твою любовь к Ясону? Глупец! Мы живем в сумерках. В сумерках Время замедляет шаг.

Голос со скрежетом вырвался из-под бронзы. Слова поразили меня внезапностью не меньше, чем смыслом. Медея была права: семь веков прошло с тех пор, как я ухватился за возможность вырвать его из могилы в холодном северном озере! Есть чувства, которые переживают смерть, сколько бы тысяч встреч ни промелькнули.

Нелеп был мой вопрос. Удивительно, что сомнение в живучести ненависти оказалось тем волшебством, что заставило статую явить свою душу. Она сдвинула назад шлем, сбросила бронзовую скорлупу. Из твердого металла словно перетекала в мягкую, одетую в темное теплоту. Снова передо мной стояла старая женщина, прекрасная женщина, моя первая любовь, скрытая, но не уничтоженная Временем, прошедшим сквозь ее тело и кости. Ее состарившееся тело свидетельствовало, сколько волшебной силы потратила она, чтобы создать одну жизнь среди такого множества жизней в ее бесконечном существовании. И как прежде, я не замечал ее старости, только вдыхал запах первой страсти, пожинал воспоминания мальчишеской любви тех времен, когда нас еще не разлучила Тропа.

Мне хотелось обнять ее. Мы стояли так близко, что могли бы поцеловаться. Но она не подалась ко мне, и только тень грусти выдавала и в ней память о прежних днях, до Ясона, до самой верной любви, до предательства, разбившего ее хрупкую жизнь.

Слышала ли она мои мысли? Я лишился силы, лишился способности понимать. Мои кости спали: все знаки, вырезанные на них, все чары, питавшие мое могущество во внешнем мире, крепко спали, радуясь передышке. Слышала ли она мои мысли? Эта страна должна была лишить ее искусства, но ведь она, как и ее сын, питалась отзвуками древней магии, сохранившейся на этом странном острове посреди Царства Теней Героев.

– Ты не представляешь, как страшна была моя жизнь жрицы Овна в Колхиде. Что-то унесло мои чары. То было мертвое место, и я гнила изнутри. Потому-то я и возвела храм лучшему богу – богу-быку – в Иолке! Все в Колхиде шло не так! Ясон не соблазнил меня, как говорят глупые сказки, – он меня вызволил! Где-то в мире Океана есть пословица, что моряк с гибнущего в бурю корабля хватается за обломок мачты. Ясон стал для меня таким обломком – не совершенным, но необходимым для спасения жизни. Как жадно я цеплялась за него! Он вернул мне жизнь. Он был обломком бревна. Но сердцевина оказалась гнилой, и я утонула в глубокой воде.

– Захватив с собой двух сыновей.

– Я не могла их оставить. Ясон был жесток. Подумай, что он мог сотворить с ними.

– Я знаю, что сотворила с ними ты. Один бродит по миру, торгуя своим воинским искусством, в смятении и одиночестве, спасаясь от собственного прошлого. Другой, обезумев, призывает древние силы для воссоздания жизни: мужчина, в котором нет ничего, кроме детства. Ты убила обоих, Медея. Какое утешение принесла тебе близость к Маленькому Сновидцу? Мальчик даже не знает, что ты здесь.

Но Медея уже сложила оружие. Она могла бы обжечь меня пламенем, нанести удар, проскрежетать новые слова, оправдывающие совершенное в Иолке семь веков назад. Но лишь печаль была в ее прекрасном лице. И одиночество.

– Ты не понимаешь… – прошептала она. И вдруг резко повернулась к двери. – Кто там?

– Только та девушка. Ниив.

– Нет. Кто-то еще.

Я расслышал топот бегущих ног. Гилас с разбегу проскочил в дверь, обомлев на миг, но тут же перевел дыхание и выкрикнул:

– Антиох, они убьют друг друга! Останови их!

«Они» могли быть только Ясон с Киносом.

– Они не узнают друг друга, – сказал я Медее в надежде словами разогнать туман, застилающий ей глаза.

– Я знаю, – только и сказала она, сложив руки на груди и чуть склонив голову, но по-прежнему глядя мне в глаза.

Так я и оставил ее, а сам бросился за Гиласом. Мне слышен был звон металла о металл, выкрики двух мужских голосов, бесконечно повторяющих все тот же напев неверия. Ярость и отчаяние так наполнили пустой дворец, что он больше не отзывался эхом.

В спешке мы сбились с дороги. Гром ненависти обрушивался из каждого коридора, заставляя нас метаться то туда, то сюда, покуда мы, обессилев и потеряв надежду, не остановились посреди сжавшегося в комок пространства.

К тому времени, как я сумел отыскать дорогу к пропасти, поединок закончился.

Кинос, по обычаю древних греков сражавшийся обнаженным, только в шлеме, нагруднике и поножах, получил от Ясона удар, отбросивший его на самый край провала.

Оба они были залиты красным.

Ясон с удивлением смотрел на собственный клинок, словно не в силах постигнуть простоты случившегося. Пук волос, редких, седых, окровавленных, срезанных с виска вместе с клоком кожи, болтался у него на плаще. Пол-лица залито кровью. Поток воздуха из бездны крыльями развевал черный плащ за плечами дрожащего человека. Он склонялся к сыну, держа меч наготове, но другую руку протягивал побледневшему противнику.

Кинос увидел меня. Прокричал сквозь боль:

– Я не понимаю! Не понимаю, Антиох. Помоги мне понять. Это мой отец? Если да, то почему же я не узнаю его? Хотя это уже не важно.

– Держись за его руку, – крикнул я в ответ. – Не падай!

– Это он? Почему я его не узнал?

– Держись, Кинос. Ты построил «Место, чтобы звать отца». Ты выстроил множество таких мест. Только об одном позабыл: твой отец стареет. Это он! Дай ему руку. Не падай!

Умирающий взглянул на отца, снял шлем, выронил его:

– Я так долго ждал. Я начал забывать твой смех. Начал отчаиваться. Но теперь я вижу – ты тот, – тот, кого я звал. Почему глаза мои открылись только тогда, когда обречены закрыться?

– Так закрой их, – холодно произнес Ясон, все же не отнимая руки, протянутой к шатающемуся на краю бездны человеку. – Ты не сын мне. Я узнал бы Киноса, узнал бы даже стариком.

Кинос рассмеялся, глядя на меня. Уронил в провал меч.

– Ну вот. Разве ты не видишь, Антиох? Я уже упал, а ты не понял. И в конце концов, все, что мне остается, – уйти домой…

Движением губ он послал отцу слабый поцелуй и чуть откинулся назад. Он не вскрикнул, исчезая в рокочущей пустоте. Еще долго был виден блеск его нагрудника, но наконец темное море внизу приняло его.

– Кончено, – прошептал голос за моей спиной.

Я повернулся и увидел отшатнувшуюся Медею, прикрывавшую лицо краем одежд.

Боевой дух оставил Ясона, как немногим раньше – Медею. Они смотрели друг на друга через мост, но ни гнева, ни ненависти, ни враждебности не было в их глазах – только усталость и, может быть, сожаление.

– Антиох, – тихо окликнул меня Ясон. Мечом он указывал в бездну. – Если боги не помутили мне зрения ради собственных целей, я снова скажу: это был не Кинос.

– Так кто же?

– Я не знаю.

Заговорила Медея:

– Это была малая частица Киноса, взятая мной, чтобы спасти от одиночества его брата. Малая тень, но она взрослела, подобно человеку. Я призвала ее обратно, но позволила пожить еще немного.

Ясон перешел мост: кровь на потемневшем лице, капли влаги в глазах.

– Тогда где же сам Кинос?

Медея не отступила перед ним, но выкрикнула:

– Ни шагу дальше!

Он остановился. Ниив судорожно цеплялась за мой локоть, сдерживая отчаянный позыв к болтовне.

– Если я отведу тебя к нему, оставишь ли ты этот дворец его воспоминаниям? Уйдешь ли с миром? Я готова поступить с тобой по-доброму, Ясон, но потом ты должен будешь уйти, потом должен оставить меня.

– Я согласен, – прошептал старый грек. Он вложил в ножны меч и призвал меня поступить так же. Только встревоженные маленькие голоса, раздавшиеся из ножен, напомнили, что я едва не погубил колоссы. Свой бронзовый клинок я заткнул за пояс.

– Тогда иди за мной, – говорила Медея. – Я отведу тебя туда, где сны становятся явью.

Она бежала впереди нас. Развевались покрывала, костяшки и бронза звенели на длинной цепи, заменявшей пояс. Она вела нас в темную глубину дворца, вниз по широкой лестнице, по лабиринту ходов. На стенах метались животные, нарисованные светящейся голубой и зеленой краской. Запах ладана и сожженных трав поднимался нам навстречу. Здесь находилась жилая часть пустого дворца: логово Медеи. А в конце его располагалась погребальная палата. Дойдя до ее дальней стены, Медея повернулась к нам лицом. Кинос покоился между нами на деревянном помосте. Руки уложены вдоль тела, рядом оружие, длинные волосы любовно расчесаны, грудь засыпана цветами, поножи сплетены из трав. Сильно пахло кинамоном и еще маслянистым густым ароматом бальзама.

Ясон шагнул к носилкам и замер, уставившись в нежное бледное лицо. На нем не было шрамов, хотя это было лицо взрослого мужчины, куда старше того юного Киноса, что выстроил каменный корабль с чудовищной командой.

Тихо заговорила Медея:

– Построив этот дворец, он впал в боевое безумие. Осада сменяла осаду на берегах, на узкой полоске вокруг холма. Мертвые этого царства стаями стекались к нему. Нерожденные боялись его. Смерть до рождения страшно искажает судьбу. Он играл героями тысячи веков. Я ужасалась, думая о разрушениях, причиненных им будущему Времени.

– Как он умер? – спросил Ясон. Он дрожал, застыв над телом, опустив голову, не отрывая взгляда от воскового лица несчастного мальчика.

– Погиб в сражении, – ответила Медея. – Он вел войны ради забавы. Это небезопасно. Он был убит чуть ли в первой стычке.

– А другой Кинос, тот, что с самого начала нападал на меня?..

– Малый призрак, созданный мною для его брата, Маленького Быкоборца…

– Тезокор… И он тоже ненавидит меня. – В голосе Ясона неожиданно прозвучала безнадежность.

– Тезокор еще жив, – шепнул я ему в надежде внушить мысль о новой попытке.

Медея расслышала шепот, засмеялась.

– Потерянный и потерявший все, – добавила она. – Я украла у него брата. Забрала назад призрака. Это место, этот дворец, питается источником глубоких чар. Нетрудно было наделить малый дух полнотой жизни: лишь видимость, утешительный обман… Но он с самого начала обречен был погибнуть от руки отца.

Ясон склонился над трупом и поднял его на руки, обнимая воспоминания, баюкая прошлое, прощаясь так тихо, что я не могу записать здесь ни слова из сказанных отцом сыну.

Потом он снова уложил Киноса и отступил от носилок.

Взглянул ли он на Медею? Ее глаза блестели сквозь прозрачное покрывало. Но на кого из нас она смотрела?

Когда Ясон повернулся ко мне, лицо его было жестким.

– С прошлым покончено, – сказал он. – Идти можно только вперед. Теперь я это понял. Как найти Арго?

– Арго сам нас найдет.

– Идти больше некуда, – повторил он грустно, и лицо его странно изменилось.

Он вышел из комнаты. Когда я оглянулся на Медею, она уже ускользала в тень, в какой-нибудь темный угол дворца, в новый переход, уводящий подальше от гулкой гробницы, возведенной Киносом на вершине древнего холма.

– До свидания, Пронзительный Взгляд. До свидания, Медея, – прошептал я вслед ее тени.

И услышал ответный шепот:

– Когда умер мой сын, умерла и я. Я так долго ждала. Не жалей меня, Мерлин. Но пойми меня. Хоть ты – пойми.

Для нас с ней еще не все было кончено. Я твердо знал это. Но если она останется в этой кельтской стране теней, найти ее будет чрезвычайно трудно. Она же, хоть и ослабевшая, всегда сможет следить за мной. И преимущество будет на ее стороне.


Тисамин встретил нас за воротами дворца, когда мы, уже пройденным мною однажды путем, возвращались к берегу, где догнивали брошенные корабли давней осады. Он задыхался.

– Все кончено. Сражению конец. Обе армии рассеялись. Уплыли на кораблях. Никто из нас не может понять, но остальные вернулись к месту высадки.

– И нам тоже туда. – Ясон хлопнул старика по плечу.

Тисамин, как видно, был поражен этим внезапным проявлением товарищества.

Бронзовые псы не шевельнулись, когда мы проходили мимо, – только тихонько заворчали. На берегу мы нашли человека по имени Пендрагон и с ним еще семерых. Их плащи – зеленые, алые, пурпурные – были перевязаны на плечах; шлемы подвешены к поясам; обветренные лица улыбались нам сквозь бороды.

– Вам понадобятся свежие гребцы, чтобы двигать ваш странный корабль. Мы готовы!

– Добро пожаловать! – выкрикнул Урта. – Куда направляетесь?

– Обратно к реке. У реки нам спокойнее.

– Нам придется задержаться в пути, но мы рады взять вас на борт.

Пендрагон представил самого дюжего из своих спутников:

– Мы все здесь считаем себя будущими королями. И всем нам снятся наши имена. Вот Мордрод воображает, что будет из нас лучшим, хотя он слишком уж любит поесть!

Мордрод скривился в ответ на общий смех, но ничуть не обиделся на подначку. Глаза у него были светло-серые, а улыбка диковатая. Мне показалось, что у него дрожат руки: и та, что придерживала плащ, и та, что лежала на мече.

Об этих людях я напишу в другой раз, поскольку мне судьба была встретиться с ними снова – в целом не без удовольствия. Не все они принадлежали к одному будущем