К счастью, никогда более (fb2)

К счастью, никогда более   (скачать) - Джанин Фрост

Джанин Фрост » "К счастью, никогда более"

Пролог.

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11




Джанин Фрост » "К счастью, никогда более"



(Рассказ из сборника "Адские свадьбы")

Пролог.


Пожилая женщина взглянула на часы. Четверть одиннадцатого. Теперь уже осталось недолго.

Двое молодых людей с развязанным видом прохаживались по тёмному переулку, такое нахальство не доведёт подростков до добра.  Она едва взглянула в их сторону, похлопывая себя по ноге и напевая под нос. Когда-то, очень давно, она неспешно подошла бы к ним, покачивая бёдрами и шёпотом обещая удовольствия – за определённую цену.

Но это было раньше, в другой жизни.

Молодёжь подошла поближе, жадность и оппортунизм блестели в их глазах. Женщина знала, она выглядит как лёгкая мишень: человек в годах, стоящий на тускло освещённой улице, в дорогом пальто, с золотыми часами и массивным кошельком, болтающимся на её сухой от старости руке. Осталось разве что добавить надпись «Приди и забери!»

– Ты что здесь забыла, бабуля? – протянул один из них. Другой поотстал на шаг или два, осматриваясь вокруг, чтобы понять, смотрит ли кто-нибудь в эту сторону. Никто не смотрел. В этой части Южной Филадельфии люди занимались только своими делами.

Дождавшись кивка от наблюдающего, панк достал выкидной нож.

– Давай сюда свои деньги, побрякушки и кошелёк. Или я порежу тебя.

Пожилая женщина улыбнулась. – Вы знаете, кто вы оба такие? – спросила она с усмешкой в голосе.

Они с удивлением переглянулись, явно не ожидая от неё такого отсутствия страха. Потом, нахмурившись, повернулись обратно.

– Да, мы те, кто тебя грабит! – огрызнулся парень с ножом.

– Нет,– раздался с другого конца переулка голос с лёгким английским акцентом.

– Вы – ужин.

Двое парней даже моргнуть не успели, как оказались болтающимися в воздухе, поднятыми за горло бледными, твёрдыми как камень руками. Одного рывком притянули близко к одетой в чёрное фигуре. Глаза незнакомца из карих стали сверкающе зелёными, когда он нагнул голову к подставленному горлу. Более молодой из нападавших, по прежнему поднятый вверх, мог только издавать хрипы ужаса, наблюдая, как клыки погружаются в шею его друга.

После незнакомец отбросил в сторону теперь уже обмякшее тело и погрузил клыки во второе доступное горло. Через минуту уже и второй парень вяло осел на мостовую. Мужчина вытер рот тыльной стороной ладони и притянул старую женщину к себе.

Вместо сопротивления, она крепко обняла его, насколько хватило сил её стареющему телу. Он нежно обнял её в ответ, улыбнувшись, когда отпустил.

– Грета, о чём ты вообще думала, назначая мне здесь встречу? Это место не для тебя.

Она рассмеялась с лёгким намёком на её бывшее непристойное хихиканье.

– Я подумала, ты будешь голоден, Кости. Я знала, что раздобуду тебе поесть, пока буду тебя здесь ждать.

Он добродушно усмехнулся, смахивая белую прядь волос с её лица. Всё та же старая добрая Грета. Всегда ищет, как угодить своим парням.

Она почувствовала тепло от потока приятных воспоминаний, обрушившихся на неё. Прекрасное лицо Кости не менялось со временем, и это доставляло ей удовольствие. Время было так беспощадно ко многим вещам, в том числе и к ней самой, но оно было не властно над светловолосым вампиром, стоящим сейчас перед ней.

Она взглянула на всё ещё бесформенно валявшиеся тела у их ног. - Они мертвы? - она спросила скорее из любопытства, чем заинтересованно.

Кости рассеяно пнул ногой одного их них.

– Нет, просто без сознания. Я закину этих поганцев в ближайший мусорный бак, прежде чем мы уйдём. Так им и надо за угрозы в твой адрес.

Это возвращало её к тому, зачем она позвала его сюда.

– Мне нужна услуга, – сказала Грета.

Он взял её за руку. Сейчас его кожа казалась просто слегка прохладной, но не более. "Учитывая, что он только что поел, и мою плохую циркуляцию крови", – мысленно скривилась Грета, – "мы почти одной и той же температуры".

Чтобы он ни думал по этому поводу, это никак не отразилось на его лице. Очень нежно он поцеловал её пальцы.

– Ты же знаешь, всё, что тебе нужно – это просто попросить.

Слёзы навернулись ей на глаза. Много лет назад она оставила дом Кости, чтобы выйти замуж за человека, в которого была безумно влюблена. Пятьдесят лет спустя она не жалела о принятом решении, но иногда спрашивала себя, как бы всё сложилось, останься она с Кости вместо этого.

Грета отмахнулась от воспоминаний.

- Это всё мои внуки, – начала она. – У них проблемы.

Двадцать минут спустя Грета закончила детально рассказывать об этих самых неприятностях. Кости кивнул, и его лицо приняло задумчивое выражение.

–     Я не могу сделать это сам, любимая, потому что сейчас всё моё внимание сосредоточено на поиске кое-кого, но я пошлю одного парня, который обо всём позаботится. Я доверяю ему, так что ты будешь в хороших руках. Даю слово.

Грета улыбнулась.

– Для меня этого более чем достаточно.

Глава 1


Изабелла бросила взгляд сквозь рейки перегородки, отделяющей комнату отдыха от остального пространства кухни, которая в её ресторане была совмещена с залом. Да, темноволосый мужчина всё ещё сидел за своим столом, и да, он всё ещё наблюдал за ней.

"Дурак", – подумала она, юркнув в сторону и скрывшись из виду. Он что, не в курсе? Теперь она помолвлена с Робертом «Громилой» Бертини.

"А вот идёт невеста", – подумалось ей, и она почувствовала свежий всплеск гнева. Почему только она не пошла с Робертом в первый раз, когда он к ней подкатил? Или в десятый? Только её постоянные отказы выделили её из той толпы женщин, к которым тянулись его холёные руки.

Она же смотрела «Славных парней», должна была знать, что, говоря «нет» боссу мафии, даже такому мелкому, как Роберт, она только привлечёт к себе его внимание ещё больше.

И почему только он решил приходить к ним каждый четверг вечером, что бы ни случилось? Если бы он никогда тут не появлялся, ничего бы этого не произошло!

На самом деле, во всём можно было обвинить фрикадельки. Иза бросила злой взгляд на рядом стоящую кастрюлю с мясным деликатесом. Эх, это была определённо их вина. Проклятые вкусные маленькие сволочи сделали известным ресторан её покойных родителей.

Кто ж знал, что они оказались так же и любимым блюдом местного босса мафии?

– Иза, за девятым столиком хотят тебя видеть! – крикнул ей Френк, их шеф повар.

Она поморщилась. Это был столик Высокого Темноволосого Тупицы, нового клиента, любящего понаблюдать. При других обстоятельствах, Иза даже бы не обратила на это внимание. В целом – он выглядел недурно – каштановые волосы чуть не доставали до плеч, худощавого телосложения, он сидел с полуулыбкой на лице, которая одновременно и очаровывала и немного сбивала с толку.

Но сегодня был Четверг, и её жених? – и только жених, как она сама себе пообещала – был здесь вместе со своим обычным квартетом головорезов.

Иза уже заметила, что Роберт пару раз внимательно смотрел в сторону мужчины из-за пристального наблюдения последнего за ней. Скоро Роберт перестанет ограничиваться только лишь грозными взглядами. Он мог вывести незнакомца наружу и просто выбить тому колени, если был в хорошем настроении. Иза даже думать не хотела о том, что может произойти, если Роберт был сегодня не расположен к добродушию.

Она подошла к столу номер девять с максимально холодной улыбкой на лице. В «Спагарелли» было известно, что Иза всегда находит время, чтобы остановиться и поболтать с посетителями, а постоянных клиентов она знала по имени и даже иногда могла выпить с некоторыми из них. Когда она заново открывала этот ресторан, она хотела быть на короткой ноге со всеми, в том числе и с посетителями.

И теперь, естественно, было невозможно для неё отказать в просьбе Высокого Темноволосого Тупицы поговорить с владельцем. Она надеялась, что как раз сейчас Роберт решит сходить в комнату для мальчиков, но он не решил. Вместо этого он, прищурив глаза, следил, как она приближается к столу, за которым сидел мужчина.

– Иза, – позвал он, недовольство явно слышалось в его сиплом голосе.

– Одну минутку. – сказала она с преувеличенной бодростью в голосе. – Я должна уделить внимание клиенту.

На самом же деле, она хотела сказать Роберту, чтобы он заткнулся и убрался ко всем чертям собачьим. Навсегда. Но, она не могла сказать это ему, как не могла сказать ничего из того, что постоянно крутилось на кончике её языка – что она лучше выйдет замуж за труп Аль Капоне, чем за него.

В конце концов, безопасность Фрейзера зависит от неё. Где он и почему она должна делать вид, что согласна с этой свадьбой, Иза не знала, но в последний раз, когда она разговаривала с братом, тот сказал что это – вопрос жизни и смерти.

Так что она пока играла в будущую миссис Роберт Бертини, что было совсем нелегко. Роберт видел себя следующим Майклом Карлеоне, и, в соответствии с этим образом идеального мафиози, он по традиции должен был быть женат на итальянке.

Тот факт, что Иза владела идеальным местом для отмывания денег, рестораном, было просто как глазурь на торте, в этом она была уверена.

Ну, Роберту предстояло многое узнать. Любой, кто её хорошо знал, сказал бы, что шантажом принудить Изу к браку было очень плохой идеей. Чистокровной итальянкой она, может, и была, но вот послушная жена для криминального авторитета из неё никогда не получится.

Разочарование по поводу сложившейся ситуации Иза была вынуждена спрятать под маской любезности, подсаживаясь к мужчине за девятый столик, предварительно убедившись, что садится спиной к Роберту.

– Я могу вам чем-то помочь? – спросила она гораздо менее приветливо, чем обычно.

Медленная улыбка появилась на его лице, делая его ещё более греховно притягательным.

– На самом деле, дорогая, я здесь, чтобы помочь вам.

Иза была не в настроении, чтобы шутить. Она практически слышала пар, идущий из ушей Роберта.

Для этого мужчины будет большой удачей уйти отсюда живым. Чем дольше она разговаривала с ним, тем меньше шансов у него на это оставалось.

Она не могла себе позволить рисковать его жизнью, играя в вежливого ресторатора.

– Вы мне можете помочь только в том случае, если вы – ресторанный критик или санитарный инспектор.

– И, если вам нечего сказать мне о выпитом вине, потому что вы так и не съели ни кусочка пищи, мне действительно пора.

– «Громила» держит тебя на коротком поводке, не так ли? – перебил её мужчина. – Честное слово, он за последний час просверлил взглядом дырку в моей голове.

Губы Изы дрогнули. И она окончательно составила своё мнение о нём. Если он знал, кто такой Роберт, и всё равно у него на глазах буквально поедал взглядом его невесту, тогда он самый большой дурак на свете.

– Вы пьяны? – спросила она тихо.

Он рассмеялся, тряхнув головой.

– Ничего подобного, Изабелла. Кстати, меня зовут Шанс, приятно познакомиться.

Он протянул свою руку. Иза коротко пожала её и встала.

– Наслаждайтесь дальше вашим вином, м-р Шанс.

– Просто Шанс, – поправил он, окидывая её ещё одним оценивающим взглядом. – Вы знаете, со своими чёрными волосами и карими глазами вы очень похожи на свою бабушку, когда она была помоложе.

Иза замерла… и села обратно.

– Откуда вы знаете мою бабушку? – или то, что я на неё очень похожа, когда она была помоложе?

Шанс бросил взгляд поверх её плеча.

– У нас сейчас будет компания, дорогая, но достаточно сказать что мой сир – старинный друг твоей бабушки, и я здесь для того, чтобы помочь тебе.

Наиболее доверенное лицо из охранников Роберта, Пол, появился рядом с ними в следующий момент. За его массивность и способ передвижения Иза моментально прозвала его Шаром Для Боулинга.

– Иза, – пробасил он, – босс прямо сейчас хочет видеть тебя.

Она тут же встала, мысли судорожно метались в голове. Что сделала её бабушка? Она даже не должна была знать, что Фрейзер в беде. Боже мой, женщине было семьдесят пять, она могла не перенести стресса!

– В следующий раз попробуйте Каберне 1997, – сказала она, указывая на бутылку вина перед Шансом. – На самом деле есть один магазинчик на Двенадцатой улице, называется Виноградники Блу Ридж, в котором можно его купить. В будние дни они закрываются в семь, поэтому вы можете попробовать купить бутылку вина завтра.

Он наклонил голову, ещё раз улыбнувшись.

– Я запомню это.

Иза надеялась, Шанс понял, что она назначала ему встречу нам завтра вечером. Неважно, что предприняла их бабушка, это надо было отменить. Роберт был не из той категории женихов, оградиться от преследования которых можно было, всёго лишь получив постановление суда. Он практически владел полицией, и кем бы Шанс ни был – частного детектива бабуля наняла что ли? – он будет не в состоянии справиться с огнём, если Роберт взорвётся.

В глубине души вздохнув, Иза отправилась утешать своего жениха?. (прим. пер. «В оригинале так и стоит вопросительный знак везде после слова жених. Видимо, в этом месте читателям полагается приподнимать бровь в немом вопросе. Уважим автора, тренируемся приподнимать брови. »)


* * *


Шанс слышал своих преследователей. Их тяжёлая поступь, вместе с раздражённым дыханием и ускоренным сердцебиением делали их такими же шумными, как если бы они били все вместе в тарелки.

Он вдохнул воздух, выбирая из какофонии запахов этого вечера те, что принадлежали им.

У одного, по имени Пол, в пиджаке был пистолет, запах обильно смазанного металла перекрывал даже вонь от чеснока, спагетти и фрикаделек.

Другой, Ричи, был менее придирчив к огнестрельному оружию – и к личной гигиене, Он пах так, будто не принимал ванны в течении нескольких дней.

Шанс не ускорил шага, передвигаясь всё той же неторопливой размеренной походкой, какой и вышел из ресторана.

Изабелла посмотрела ему вслед, тайком, конечно же, но он успел перехватить её взгляд как раз когда выходил в дверь. И покраснела, потому что он подмигнул ей.

И как раз сейчас он думал об этом румянце гораздо больше, чем о двух неуклюжих глыбах мяса, идущих вслед за ним на стоянку. Он наблюдал за Изабеллой с того момента как прибыл в Филадельфию три дня назад.

Узнал, как она обычно проводит день, запомнил те места, куда она заходила… и разузнал так же всё и про Роберта «Громилу» Бертини.

Роберт был совсем не интересен как объект для наблюдения, по мнению Шанса, и не только потому, что Изабелла была гораздо более привлекательной. Роберт был типичным школьным хулиганом, и вся его одежда, деньги и дома не смогли изменить этого.

Его стремление жениться на женщине, которая абсолютно его не хотела, было сродни желанию капризного ребёнка, требующего определённую игрушку только потому, что такая же была у другого ребёнка.

Будучи вампиром, Шанс наблюдал таких вот Робертов на протяжении десятилетий, но его терпимость к этому сорту людей не особенно увеличилась.

Обычно вампиры не вмешиваются в дела людей. У людей были свои законы и социальная структура, которая, мягко говоря, отличалась от структуры общества у вампиров.

Большинству вампиров было достаточно общения внутри своей линии или, со своими союзниками или врагами, не добавляя ко всему этому ещё и человеческие проблемы и невзгоды.

Но, в этом случае, Шанс может вмешаться. Бабушка Изабеллы, Грета, когда-то была членом линии его сира, Кости.

Прошло много времени, но не ушла та ответственность, которую нёс за неё Кости. И, хотя сейчас Шанс и был Мастером своей собственной линии, и больше не находился под властью Кости, его бывший сир попросил его об одолжении.

Так что Шанс мог в своё удовольствие вмешиваться в свадебные планы самонадеянного гангстера. Любой, кто силой принуждал женщину к браку, выводил Шанса из себя. Силу надо использовать для защиты тех, кто тебе дорог, а не в собственных корыстных интересах. Видимо, Роберта Бертини этому никто так и не научил.

Собственно, был как раз подходящий момент поставить этого недоделанного Багси на место. Шанс растянул губы в улыбке. "Почему бы и нет?2 – подумал он. Это было не то, что его сир, Кости, сказал ему сделать, он должен был просто изменить ход мыслей Роберта так, чтобы тот больше не считал, что хочет жениться на Изабелле, а Шанс должен был убедиться, что потом всё снова не обернётся по-старому. Ну что ж, просто прибавим к этому немного вполне заслуженного возмездия. (прим. пер. «Багси – главный персонаж одноимённого фильма про гангстеров. Из интересного – гриф фильма "от 16 и старше” за жестокость, 2 Оскара и Глобус.» )

Это будет так же значить провести чуть больше времени в обществе прекрасной Изабеллы. Может, достаточно долго, чтобы узнать, что ещё может заставить её засмущаться. У Шанса уже было сразу несколько идей.

– Эй, приятель. – Парень по имени Пол проворчал позади него. – Мы хотим поговорить с тобой.

Шанс обернулся, отмечая попутно, что они выбрали для стычки самую тёмную часть стоянки. Как неоригинально.

– Если вы хотите предупредить меня, чтобы я держался подальше от прекрасной хозяйки «Спагарелли» или вы нанесёте мне увечья различной степени тяжести, то поберегите дыхание. – ответил Шанс совершенно спокойно. – Я увижу её – и, как я полагаю, и вас, идиотов – там завтра вечером примерно в девять часов.

Пол замер с открытым ртом, став похожим на только что пойманную рыбу.

– Ты в курсе, с кем ты разговариваешь? – потребовал он наконец.

– Конечно. Спагетти аль Нона, с дополнительной порцией фрикаделек.

Ричи хрустнул пальцами, шагнув ближе.

– Мы сейчас тебя поломаем, залупа.

– Правда что ли? Забудь про это, – издевался Шанс с сильным итальянским акцентом.

Ричи качнулся. Так как он человеком, Шансу казалось, что тот движется в замедленном темпе. Он аккуратно поднырнул под него в то же самое время, поворачивая Ричи немного влево.

В итоге удар с замахом пришёлся как раз в лицо Пола.

Ричи ахнул, а Пола откинуло назад. Шанс даже и не пытался подавить свой смех.

– Ой. Ты обязан извиниться перед другом. – усмехнулся он.

Ричи развернулся обратно, как раз когда Пол начал причитать, что у него сломан нос. Внезапно сладко запахло в воздухе, и Шансу не нужно было даже смотреть, чтобы убедится, что тот был прав.

С рычанием Ричи снова кинулся на него. На этот раз Шанс не уворачивался от удара. Он просто отошёл в сторону и выставил вперёд ногу.

Ричи споткнулся и пролетел вперёд, энергия его разбега с тяжёлым стуком впечатала его через пару метров в землю.

Ещё более сильный, аппетитный запах разнесся в воздухе. Ричи достаточно сильно ободрал свои колени и локти об асфальт, они были все в крови.

– И долго ещё мы будем вот так танцевать? – поинтересовался Шанс.

Ричи медленно поднялся на ноги, посылая Шансу полный ярости взгляд. Пол был по-прежнему сосредоточен на своём носе, большое красное пятно расползалось по его рубашке.

– Ты шустро бегаешь, дружёк? – спросил Ричи, доставая пистолет из внутреннего кармана пиджака. – Попробуй, увернись от этого!

Он тут же выстрелил дважды, попав Шансу в грудь. Пули были не серебряные, так что, больно было всего несколько секунд.

Вполне достаточно, чтобы, как обычный человек, упасть на землю, вцепившись руками в грудь (чтобы скрыть быстрое заживление ран), несколько раз судорожно вдохнуть… и потом испустить дух на последнем, драматическом выдохе.

Достойно Оскара, сказал бы он сам себе.

– Иисусе! – услышал он над собой шипение Пола. – Ричи, какого хрена? Кругом же люди!

Сердце Ричи колотилось как сумасшедшее, трепеща то ли от совершения предполагаемого убийства, то ли от страха быть пойманным с поличным. В любом случае, этот звук заставил клыки Шанса заныть и удлинится.

– Возьми его ключи, – грубо сказал Ричи, – засунем его в его же багажник, а ты езжай на своей машине прямо за мной, и мы закопаем этого козла до того, как Леттерман вернется. Быстрее.

Шанс почувствовал, как из его руки забрали ключи от машины, подняли, и с проклятиями быстро потащили, стремясь избежать случайный свидетелей, а затем пинками запихали в его собственный багажник. Про себя он отметил время.

Не прошло и двух минут после выстрелов, а тело уже спрятано, неплохо. Понятно, что это было для них не в первой.

Его сильно тряхнуло, когда Пол выводил транспортное средство со стоянки. Осторожнее, подумал Шанс, услышав, как взвизгнули шины. Разобьёшь мой новый Камаро, и я засуну руль тебе в задницу.

Мысли об Изабелле улучшили его настроение. У неё было красивое лицо и пышная фигура, идущая в разрез с новомодными тенденциями на плоскогрудых красавиц, и абсолютная преданность близким, вперемешку с безрассудством. Не каждый способен принести себя в жертву, чтобы спасти своего непутёвого братца.

Фрейзер Спада оказался связанным с Робертом Бертини из-за своей любви к лёгким деньгам. Сейчас его используют как средство давления на сестру, и Изабелла считает, что только собой она сможет выкупить его обратно.

"Но ты ошибаешься". – Подумал Шанс с улыбкой. – "Ты просто ещё об этом не знаешь".

Глава 2


Иза пришла в магазин «Виноградники Блу Ридж» минут на пятнадцать раньше назначенного времени. Она не хотела рисковать и пропустить Шанса, если тот вообще появится. "Что за странное имя”, – подумала она. – "Может – это кличка.”

Опять таки, её очень интересовало, что предприняла её бабушка. Естественно, Иза не стала звонить той и спрашивать. Не стоит огорчать её известием, что она хочет на корню приостановить всё то, что эта милая пожилая леди решила осуществить. Шанс говорил что его «сир», Иза предположила, что так он называл своего отца, был другом её бабушки. Несмотря на всю изобретательность и ложь Изы, её бабушка, должно быть, поняла, что Фрейзер в беде, что, по правде, совсем не было редкостью. Он был очень мятежным подростком, и, хотя после двадцати немного успокоился, его едва ли можно было назвать образцовым гражданином. Иза не знала, как тому удавалось ежемесячно платить ренту за квартиру, в последние несколько лет у него не было постоянного места работы.

И, тем ни менее, если учесть исчезновение её брата и неожиданно тёплое отношение Изы к такому человеку как Роберт, не удивительно, что её бабушка перепугалась.

- Привет, Иза. – клерк из магазина поприветствовал её. Так как она часто покупала вино именно здесь, она была хорошо знакома практически со всем персоналом магазина.

- Как дела, Джим? – спросила она.

- Не жалуюсь, да и кому это надо? – ответил он с приветливой улыбкой.

Кому надо? "Никому” мысленно согласилась Иза. Уж точно – не полиции. Она пошла туда сразу же, как Роберт сделал ей предложение, если этим словом вообще можно назвать заявление: "Отличные новости, Иза, Я решил – мы должна пожениться". – и моментально отмёл все её сбивчивые возражения словами: "Видела своего брата, Фрейзера, в последнее время?" – сказал он со знакомым блеском в чёрных глазах, тут же продолжив. – "Ну, думаю, ты его увидишь после нашей свадьбы, а если у нас её не будет… ну. Брат-то твой. Вечно он попадает в неприятности, не так ли?"

Она всё это рассказала первому же офицеру полиции, которого увидела уже на следующий же день, и Иза никогда не забудет, что он сделал после. Он осмотрелся вокруг, потом закрыл дверь в свой офис и отодвинул бланк с её заявлением через стол обратно к ней.

- Вы кажетесь милой девушкой, – произнёс он, не глядя ей в глаза. – Так что я собираюсь поздравить вас с помолвкой… и, никогда не подавайте такого заявления ни мне, ни кому-либо другому, если действительно беспокоитесь о своём брате. Или о себе.

Тогда-то она и узнала, что всё, что шептали про Роберта Бертини, было правдой. Он действительно контролировал всё, что происходило на улицах, и естественно, имел огромное влияние на местную полицию.

Она могла бы попробовать сделать ещё что-нибудь. Вызвать ФБР, Национальную гвардию, или ещё кого-нибудь, но, чуть позже, в тот же вечер, ей позвонили в ресторан.

- Иза, – сказал её брат, как только она ответила на звонок, – Не называй меня по имени и слушай очень внимательно. Мне нужно чтобы ты согласилась на эту помолвку. Роберт считает, что загнал в угол нас обоих, но я всё исправлю, я тебе обещаю.

- Ты в порядке? – спросила она тихо, стараясь выглядеть как обычно перед своими сотрудниками.

- Да. Я не могу сейчас всего объяснить, ты просто оставайся там и подыграй мне. Я свяжусь с тобой, как только смогу, но не по телефону. Роберт, скорее всего, уже их все прослушивает.

Послышались гудки сброса, но Иза продолжала говорить.

- Ничего страшного, ошиблись номером, – а затем повесила трубку будто ничего особенного и не произошло.

Только позже она задумалась, как вообще Роберт мог сказать такие слова как «Подыграй мне» или «Роберт считает, что загнал нас в угол» так свободно. Иза не думала, что Фрайзеру, как заложнику, могли предоставить возможность поговорить с ней без свидетелей, как и не верилось, что он так бы выразился в присутствии своих похитителей. Получается, Фрайзеру как-то удалось сбежать?

- Здравствуйте, Изабелла.

Иза была настолько поглощена собственными мыслями, что даже не услышала, как отрылись дверь магазина. И, тем ни менее, Шанс был тут, стоял позади неё с лёгкой улыбкой на лице. Под резким люминесцентным освещением ламп его волосы казались более светлого оттенка, чем вчера вечером, а кожа выглядела ещё более бледной. Она никак не могла решить какого цвета у него глаза, они были завораживающим сочетанием серого и синего. "Как океан”, – подумала она. – "Прямо перед бурей”.

Пару секунд она его рассматривала. Потом, тряхнув головой, заставила себя вернуться к делу.

- Джим, ты не будешь против, если я покажу своему другу новый товар на складе? – спросила она, сверкнув улыбкой в сторону служащего.

- Да запросто. – по простому ответил он ей. Она платила наличными и всегда вовремя. Джим был только рад позволить ей сделать что-нибудь.

Иза прошла вглубь магазина, радуясь, что Шанс молча следует за ней. Когда они оказались вдали от любопытных взглядов, она остановилась и развернулась к нему.

- Для чего бы моя бабушка вас не наняла, я считаю вашу работу законченной. Если она должна вам за потраченное время, я заплачу вместо неё. Просто скажите ей, что вы ничего не нашли, или что всё в порядке. В её возрасте ей вообще не нужны стрессы.

Шанс с любопытством разглядывал её.

- Ты считаешь, что она меня наняла? Хочешь сказать, бабушка ничего не объяснила на счёт меня?

- Нет. – нетерпеливо сказала она. – Но кем бы ты ни был, тебе бы не хотелось быть замешанным во всём этом. Поверь мне, приятель. Это слишком серьезно и наверняка не входит в твою тарифную сетку.

Он продолжал смотреть на неё с таким видом, будто она разговаривала на иностранном языке. Иза в нетерпении притопнула ногой. Похоже, то прозвище, что она ему дала, Высокий Темноволосый Тупица, весьма точно описывало его.

- Твоя бабушка когда либо до этого упоминала при тебе имя «Кости»? – очень осторожно поинтересовался Шанс.

- Кого?

Шанс вздохнул. Её запах – и совершенно незамутнённый взгляд – говорит о том, что она говорила правду.

Она понятия не имела, что он был вампиром. И, скорее всего, если её бабушка не рассказала ей о Кости, Иза даже понятия не имела, что вампиры существуют.

Это всё несколько усложняло.

- Единственное имя, что-то значащее здесь – это Роберт Бертини. – продолжила Иза. – Кажется, ты уже знаешь, что он из себя представляет, так что я не буду расписывать, как опасно для твоего здоровья будет и дальше находиться поблизости от него.

Шанс рассмеялся.

- Ты себе даже не представляешь, дорогая, как много всего может вынести мой организм. Твой маленький Громила меня совершенно не пугает, и, как я уже сказал тебе прошлый вечером, я здесь, чтобы помочь тебе. Это не вопрос денег, так что можешь держать свой банковский счёт при себе. Это дело чести.

- Чести? – Иза не смогла сдержать своего фырканья. Ей и так было тяжело, и без того чтобы кто-то ещё вмешивался во всё это.

- Отлично. Сделай мне одолжение. Уезжай, пока всё не стало ещё хуже.

Шанс размышлял, что было бы гораздо проще, если бы она имела представление о том, кем он являлся. Тем не менее, сейчас было не место, и не время просвещать её. Пока не время. Возможно, у Греты были причины держать всё в секрете. Возможно, Изабелла была из той категории людей, которые просто не могли принять правду. Шансу она такой не казалась, но, опять же, это был всего лишь второй раз, когда он видел её.

Шанс улыбнулся.

- Спасибо за рекомендации на счёт вина. – сказал он и пошёл к выходу.

Иза смотрела ему вслед, охваченная неприятным чувством, что видит она его отнюдь не в последний раз.

* * *

В девять часов вечера острое предчувствие Изы было полностью подтверждено, когда знакомый тёмноволосый мужчина уселся за двенадцатый столик в её ресторане. Она чуть не застонала вслух от отчаяния. Поговорим о непонимании намёков!

Шанс даже осмелился подмигнуть ей, усаживая на своё место. Да что ж с этими мужиками-то в последнее время? Неужели фраза «Нет – значит НЕТ» понимается уже по-другому?

Она даже не стала ждать, пока официант подойдёт к его столу, прежде чем заявить.

- Что бы ты ни заказал, у нас этого нет. – объявила Иза решительно.

Шанс оттолкнул меню в сторону с ленивой улыбкой.

- Не имеет значения. Я здесь только ради тебя, дорогая.

Иза стиснула кулаки. Она, может, и не в состоянии послать Роберта глубоко в задницу – пока что – но это не значит, что любое существо мужского пола рядом может пренебрегать её пожеланиями из-за своих собственных.

- Пошёл вон, и, кстати, называть женщину «дорогая», будучи практически не знакомым с ней – секстистски и унизительно. Усёк, сахарные губки?

Она произнесла ласковое прозвище, как насмешку, но это не возымело должного эффекта. Будто свет вспыхнул в глазах Шанса.

Если бы Иза не знала точно, она могла бы поклясться, что они, казалось, зеленеют.

- Сахарные губки… ммм. Признаюсь, я хотел бы это узнать.

То, как он смотрел на её губы, заставило Изу захотеть просто прибить его, правда, не от отвращения. Буд-то она внезапно превратилась в десерт, только так можно было оправдать интенсивность взгляда Шанса.

Для того, кто утверждал, что он здесь не ради еды, Шанс выглядел очень, очень голодным.

- Ты должен уйти. Прямо сейчас.

Иза сказала это без любого намёка на ту внутреннюю дрожь, которая зародилась в ней. Последнее, что ей сейчас было нужно, так это проблемы в личной жизни, а упрямый, чертовски сексуальный честный детектив, несомненно, её усложнял.

Опять же, были ещё и громилы Роберта – Ричи и Пол, которые как раз с важным видом ввалились в двери.

- О чёрт, это Вонючка и Шар Для Боулинга, – пробормотала Иза.

Шанс начал смеяться.

- Ты так их прозвала? Как точно.

Она послала ему тяжёлый взгляд.

- Ты хочешь быть убитым? Уходи, пока они тебя не заметили.

Но было уже слишком поздно. Пол оглянулся в их сторону… и остановился так резко, что один из официантов врезался в него. Спагетти а-ля Нона теперь украшали его грудь, но он этого даже не заметил.

- Ты! Пол воскликнул голосом, гораздо более высоким, чем обычно.

Шанс наклонил свою голову.

- Я смотрю, вы украшены своим любимым блюдом! Теперь, если вы собьёте кого-нибудь, несущего фрикадельки, ваш ансамбль будет завершён.

Иза прикрыла глаза. Боже мой, он уже мертвец.

Ричи, как ни странно, не налетел в своей вечной боевой готовности к драке.

- Ты не можешь быть здесь, – почти пискнул он, – мы…

- Вы что? – прервал его Шанс. – Застрелили меня? Засунули в багажник, отвезли на старый склад, завернутого в пластик и закопали за зданием?

Шанс дождался, когда его слова отзвучат, а затем улыбнулся практически сердечно.

- Какая нелепица. Если бы вы это сделали, как бы я сидел сейчас здесь, не правда ли?

Все в ресторане замерли и вслушивались в этот разговор. Иза же разрывалась между желанием,  чтобы её ресторан продолжал и дальше работать без происшествий – и новым, диким желанием сорваться и разбить тарелки об голову Ричи, Пола, и даже Шанса.

Предприниматель в ней победил. Она рассмеялась, будто была сказана шутка, а затем подошла к Полу и Ричи с фальшиво-тёплой улыбкой.

- Давайте я посажу вас, ребята, за ваш любимый столик. Лорен, принеси что-нибудь, чтобы помочь почистить Полу одежду. Ричи, ты выглядишь так, будто тебе не помешает выпить.

Она протащила их через весь зал с видом не в меру приветливой хозяйки. Оба ошеломлённо пошли за ней, время от времени поглядывая на Шанса. Иза не знала, что, с его крошечным воображением, хотел сказать Ричи, но, чёрт возьми, это же её ресторан! А не место для саморекламы всяким там уголовным элементам.

Пол застыл на месте.

- Э… мы должны идти, Иза. – сказал он, – Должны проверить кое-что.

- Думаешь, кевлар? – прошептал Ричи, взглянув в сторону Шанса. (прим. пер. «Кевла́р торговое название синтетического волокна, обладающего высокой прочностью (в пять раз прочнее стали). Используется так же для изготовления бронежилетов. А у меня из него были стельки J»)

- Скорее всего, – пробормотал Пол.

Изу совершенно не волновал их лепет, пока они не создавали никаких разрушений вокруг.

- Не беспокойтесь на счёт него, он сейчас уйдёт. – тихо сказала она.

Пол переглянулся с Ричи и крякнул.

- Ага. Мы думали вчера вечером то же самое.

- Что?

Ричи дёрнул Пола за рукав.

- Давай, пошли уже. Босс должен узнать про это.

Бросив последний взгляд на Шанса, потом на свинарник на своей рубашке от Армани – и Пол вышел , таща Ричи на буксире. Шанс весело махнул им на прощание рукой, чем снова вызвал у Изы желание расколотить что-нибудь об его голову. К счастью, очевидно, у двоих бандитов Роберта были дела где-то в другом месте.

Шанс встал, потянулся, и провёл ладонью по щеке Изы.

- Мы должны кое о чём поговорить, но не здесь. Я найду тебя попозже, дорогая.

- Нет, не найдёшь, ты, кексик! – ответила она тихо, но так яростно, как только сумела.

От этого он рассмеялся, послав ей долгий взгляд.

- Думаю, всё же найду!

Глава 3


Роберт пришёл сразу после закрытия ресторана. Все клиенты уже ушли, остались только она, её шеф-повар Френк и несколько уборщиков.

- Иза, - сказал он, не обращая ни малейшего внимания на её персонал, - Принёс тебе твоё свадебное платье.

Френк с остальными поспешили покинуть главный зал, куда Роберт так бесцеремонно вломился. Пол покорно подошёл к Изе, протягивая ей упакованное платье. Иза уставилась на него и замерла на мгновение, прежде чем взять в руки. Просто держа его в руках, она чувствовала, как её обуревает паника. Лучше Фрейзеру поторопиться со звонком, поймала она себя на мысли, потому что долго она этого не вынесет.

- Э-э… спасибо. – Она не смогла из себя выдавить что-то более жизнерадостное.

- Это моей матери, царство ей небесное, - крестясь, сказал Роберт, - Встреться с моей сестрой, она подгонит его под тебя. Позвонит тебе завтра, и назначит место и время.

Ни вопросов, ни согласований с её графиком. Иза даже не принимала участия в решении, где и когда будет происходить сама свадьба. Сестра Роберта появилась у неё в ресторане неделю назад и поставила в известность о церкви и дате венчания. Хорошо было только то, что Иза не собиралась выходить за Роберта замуж, иначе удавилась бы просто от того, что кто-то так бесцеремонно планирует за неё её собственную свадьбу.

- Парни мне рассказали, что этот темноволосый придурок снова крутился вокруг тебя, - продолжил Роберт, - вчера вечером они предупредили его, чтобы держался подальше отсюда, но сегодня вечером он опять заявился. Мне это не нравится, Иза. Это - неуважение ко мне.

Теперь Иза должна была поступать очень осторожно. Возможно, Шанс и напрашивался на неприятности сам, но Иза не хотела своими действиями ещё больше усугубить ситуацию.

- Он просто клиент, Роберт. Я бы даже не вспомнила его, если бы Пол и Ричи не подняли такую бучу, когда увидели его сегодня.

Роберт тяжело взглянул на неё, но лицо Изы выражало полнейшую невинность. Если даже монахини в старшей школе не смогли вывести её на чистую воду, когда подозревали в списывании, то у Роберта не было ни единого шанса смутить её своим взглядом.

Наконец он пожал плечами.

- Хорошо. Тогда ты не будешь возражать, если парни оградят тебя в будущем от приставаний этого баламута.

- Если увижу его ещё раз, сама передам, чтобы не возвращался, – предельно честно заявила Иза. Роберт придвинулся чуть ближе. Изе понадобилась вся её сила воли, чтобы не отшатнуться, когда он коснулся её лица.

- Всё же… может мне стоит проводить тебя домой. Парень может стать серьезной проблемой. Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось.

Иза плохо знала Шанса, но уже сделала вывод, что их них двоих большую проблему представлял как раз человек, стоящий сейчас прямо перед ней.

- Всё нормально, Роберт. Со мной всё будет отлично. Если я увижу его ещё раз, я… я позвоню тебе, чтобы ты с ним разобрался.

Абсолютная ложь. Она погонит Шанса прочь от себя, это точно, но в жизни не отправит его в лапы Роберта.

Роберт провёл пальцами вниз по её руке.

- Может, это не единственная причина, по которой я хочу остаться с тобой наедине, - хрипло произнёс он.

Вот дерьмо. Иза заставила себя оставаться там, где была, вместо того чтобы сорваться и с криками «Нет, чёрт побери…» убежать прочь.

- Я уже говорила тебе, Роберт – у меня старомодное католическое воспитание. Это – одна из вещей, которые тебе во мне нравятся, припоминаешь? В моей семье у нас не принято заниматься сексом до свадьбы.

Ещё большее враньё. Иза лишилась девственности в девятнадцать, и, хотя она не могла сказать, что её спальня была особенно оживлённым местом, в своё время она сменила пару-тройку любовников. Правда, всё это было до того, как она переехала в Филадельфию три года назад, именно поэтому Роберт ничего не знал про её ухажёров и считал её обителью целомудрия.

И поэтому же она не хотела заговаривать об этом со своими бабушкой и дедушкой, Иза была уверена, её родители тоже не ограничивали себя в сексе до брака.

На всякий случай Роберту надо было подкинуть ещё пару причин, а не только её желание дождаться первой брачной ночи.

- Кроме того, - шепнула Иза, придвигаясь ближе к Роберту. Она открыла свою сумочку и держала её так, чтобы было видно её содержимое, – сейчас не самое удачное время для этого.

Роберт заглянул внутрь и уставился на несколько цилиндриков, один из которых из любопытства даже взял в руки.

- «Вагисил», - прочитал он этикетку, губы скривились. – Для лечения острого вагинального зуда и выделений… Блядь!

Он зашвырнул «Вагисил» через весь зал, как будто тот у него в руках превратился в волосатого таракана. Иза закусила губу, пытаясь сдержать смех – такое выражение ужаса появилось на лице у Роберта.

Ричи ахнул, прежде чем уставиться ей ниже пояса.

- Что там у вас за зараза-то?

Роберт сделал шаг и ударил его кулаком в лицо.

- Ты говоришь с моей будущей женой, – отрезал он, хотя и сам бросил взгляд, полный ужаса, на нижнюю половину тела Изы.

Она развернулась и в притворном возмущении застегнула сумочку обратно. Хорошо, что никто из них не мог видеть выражение её лица, губы, не переставая, поддёргивались от еле сдерживаемой улыбки.

- Ничего серьезного, это – дрожжевая инфекция, - сообщила она чопорным тоном. – Она очень распространена. Ещё недельку и всё будет в порядке, или доктор назначит другое лечение. Ты же помнишь, Роберт, я была у своего врача на прошлой неделе? Ну, именно это она мне и прописала. Так же мне прописали курс антибиотиков, чтобы убедиться, что инфекция не будет распространяться по мочевыводящим путям.

Ложь номер три. Иза действительно была у врача, и ей действительно выписали антибиотики, только – против першения в горле, на которое она и жаловалась. Тогда-то она и закупилась лекарствами против различных инфекций и запихала всё это в свою сумку, дожидаясь момента, когда можно будет продемонстрировать их Роберту.

- Ты… - Роберт совершенно не знал, что ответить. Иза снова повернулась к нему, закусив щёку изнутри, чтобы удержаться от ухмылки. Роберт бросил ещё один полный отвращения взгляд на сумку Изы, прежде чем продолжить.

- Береги себя и позвони, если этот придурок вернется. Я навещу тебя, гхм,… на днях.

Ричи и Пол поспешили на выход за ним. Тогда когда Иза услышала, как автомобиль Роберта с визгом шин сорвался со стоянки, она позволила себе перевести дух и улыбнуться.

Её шеф-повар Френк вышел из подсобки. Суда по его улыбке, он слышал каждое слово.

- Детка, ты определённо садистка, - сказал он восхищённо.

Иза ухмыльнулась ещё шире.

- Никогда не надо недооценивать силу женщин. – Потом похлопала по сумке. – Или – «Вагисила».

*  *  *

Иза вышла из ванной комнаты, вытирая влажные волосы махровым полотенцем – и замерла.

У неё в спальне находился Шанс, опираясь одной рукой на край стола, второй он поглаживал обивку стула, на котором сидел.

- Ты не заперла окно, - обвинил он её.

Она бросила напряжённый взгляд на окно, а потом опять вернулась к нему. Она жила на пятом этаже в доме старого типа, и пожарная лестница уже давно была сломана. Как же, скажите…?

- Ты что, вор-домушник или что-то типа этого? Ну, извини, но все сбережения я вбухала в ресторан.

Он чуть улыбнулся и прекратил поглаживать стул.

- Я – кто-то, но определённо не вор.

Изе пришло в голову, что неплохо было бы позвонить в 911. Или позвать на помощь. Или забежать в ванную комнату и запереться там, или сделать всё это сразу. В конце концов, этого мужчину она встретила всего два дня назад. Он легко мог быть серийным убийцей. Может, её бабушка и наняла его, но это не означало, что с ним она была в безопасности.

- Так кто же ты? – вместо этого спросила она, запахивая потуже халат. Хорошо ещё, что она не вышла голой. Это сделало бы ситуацию ещё более неловкой.

Шанс очень серьезно взглянул на неё.

- Ты ещё не готова к тому чтобы узнать, кто я такой, так что не спрашивай меня о чём-то, если не готова услышать правду в ответ.

Невозможный мужчина. Где её сумка, полная тестостерон – репеллента, когда она так нужна.

- Я могла бы вас арестовать за взлом и проникновение. – сказала она, отбрасывая прочь полотенце с волос.

Шанс пожал плечами.

- Вперёд, но я думаю, Роберт, услышав, что я был у тебя в доме, будет настаивать на совместном проживании. И я не думаю, что ты так жаждешь этого, неправда ли?

Умный ход. Именно это и произойдёт и весь «Вагисил» в мире не остановит его. Нет, Иза определённо этого не хотела, и, по непонятной причине, она не считала, что ей что-то угрожает со стороны Шанса, так что и в полицию она звонить не собиралась.

- Ладно. Чего ты добиваешься, вот так залазя ко мне домой?

- Возможность поговорить с тобой, – мгновенно ответил он. – Так гораздо удобнее чем когда – как ты из называешь – Шар Для Боулинга и Вонючка прерывают нас.

Шикарный, таинственный мужчина залез к ней в спальню, чтобы поговорить? Иза закатила глаза.

Мда, надо признать, шикарно прозвучало.

- Ладно, Шанс, сейчас два часа ночи, и я жутко устала, так что давай, поторопись.

Он потянулся, разминая все мышцы от плеча до колена в едином движении. Иза уставилась на это. Ух ты!

Вот что она была совсем не против увидеть ещё разок.

По тому, как чуть дрогнули его губы, он абсолютно угадал её мысли. Ну что ж. Иза была уверена, что была отнюдь не первой женщиной, нашедшей его впечатляющим.

- Я собираюсь предотвратить эту свадьбу и вернуть вашего брата целым и невредимым, - сказал Шанс так мягко, будто погоду обсуждал. – Но мне нужно, чтобы ты продолжала притворяться невестой Роберта.

Ещё один туда же. Изе не понравилось услышать это от брата две недели назад, и сейчас это не стало звучать более заманчиво.

- Конечно, нужно. Ещё ты подаришь мне потом множественный оргазм и погасишь мои кредиты. Видела я этот фильм, приятель. В разделе фантастики, на втором этаже.

Чуть мелькнув зеленоватым, взгляд мужчины стал томным.

- Могу ли я выбрать порядок выполнения твоих желаний? Потому что тут у меня есть предпочтения, Изабелла.

И опять в глазах мелькнуло зелёным. Это заставило её сердце пуститься вскачь, а когда он медленно обвёл её снизу вверх оценивающим взглядом, она резко почувствовала неимоверную теплоту во всём теле. Будто её прямо сейчас ласкали.

Шанс медленно и глубоко вдохнул, и этот вдох казался интимнее, чем поцелуй. Неосознанно, Иза откинула волосы назад. Определённо, в комнате стало теплее.

- И как же ты собираешься вытащить из всего этого моего брата без того чтобы его – а может, и меня – не убили в процессе? – спросила она, чтобы отвлечься от подсчётов, как много времени прошло с тех пор, как у неё в последний раз был секс. Эх, а если вспоминать про хороший секс, то ей придется поднять такие старые календари, про которые она уже и не вспоминала. (прим. пер. «Тут видимо имеется в виду что она каждый ХОРОШИЙ отмечала у себя в календарике. Чтобы помнить, так сказать. Без комментариев, дефку жалко.»)

- Я собираюсь узнать, где сейчас находится твой брат, и как только я его обезопашу, собираюсь убедить Роберта, что будет лучше для его здоровья никогда больше не беспокоить ни тебя, ни твою семью.

Иза совершенно невежливо фыркнула.

- Как? Ты – всемирно известный гипнотизер?

Шанс не засмеялся.

- Что-то вроде того.

Она опять посмотрела ему в глаза. Он был абсолютно серьёзен. Господи, видимо он всё-таки буйнопомешанный. Где, собственно, бабушка его откопала?

- Ты должен уйти. – сказала Иза твёрдо. – Ещё раз повторюсь, держись от всего этого подальше. Ты не понимаешь, как среагирует Роберт, если ты думаешь, что сможешь делать рядом с ним свои фокусы-покусы. Он тебя убьёт. Он тебя закопает рядом с Джимми Хоффа, и никто никогда тебя не найдёт, понятно?

Шанс вздохнул.

- Демонстрация тебя успокоит?

- Демонстрация? Хм, чего, собственно?

- Моих фокусов-покусов, как ты их там обозвала.

Иза шагнула в сторону. С каждой минутой всё становилось всё страннее и страннее.

- Слушай, почему бы тебе просто не пойти…

- Можешь открыть глаза.

Иза моргнула – а потом дёрнулась прочь в шоке. Она сидела на стуле вместе с Шансом. У него на коленях, если быть точнее, с руками, закинутыми ему на шею и губами всего в нескольких дюймах от его рта. И как, чёрт побери, это произошло?

*  *  *

Шанс наблюдал, как Иза отпихивалась от него, костяшки пальцев побелели, так она вцепилась в одежду. Она отступила на несколько футов, оглядывая свою спальню так, будто ожидала там увидеть ещё кого-то.

- Что ты со мной сделал? Как я оказалась у тебя на коленях? - просила она.

Намного проще было бы сказать ей правду. Показать правду, как он сказал однажды.

Сказать «Я - вампир», раз уж она так настаивает на объяснении. Но подозрения в её взгляде остановили его.

И тот простой факт, что он хотел, чтобы Иза узнала его получше, прежде чем поняла, что он есть. Шанс прожил достаточно долго, чтобы понять – он взбудоражен – что не так уж часто и случалось.

Конечно, она привлекала его с самого начала, в первый же вечер, когда он увидел её, ему нравились её мужество и отвага, но само по себе это не было такой уж редкостью. Это было в дополнение к тому, что она будоражила в нём. Пришло осознание, что она должна стать частью его жизни. Одни называют это химией, другие – влечением, третьи – вообще называют судьбой. Шанса не волновало, как это называть. Он только знал, что это – реально.

Её тоже тянуло к нему. Он чувствовал, как её запах меняется рядом с ним, как сердце начинает биться быстрее, когда он смотрит на неё, и как тело тянется к нему, даже если глаза и смотрят насторожено. Частью всего этого было влечение, подходящая женщина для подходящего мужчины, но не только. Шанс решил выяснить всё до конца, прежде чем показать ей, кто он такой на самом деле, потому что даже не собирался долго от неё прятаться.

- Я сделал фокус-покус и загипнотизировал тебя, - ответил он. Почти правду. Он просто не упомянул, что это была его способность как вампира.

- Ты загипнотизировал меня? Чем?

Он пожал плечами.

- Своим взглядом и голосом. – Опять только правда.

Иза начала вышагивать.

- Это слишком уж странно. Ты – какое-то подобие Девида Копперфильда, и моя бабушка наняла тебя, чтобы ты наколдовал моего брата обратно?

- Я сказал тебе, дело не в деньгах, – поправил её Шанс.

- Неважно, – сказала Иза. Потом её глаза сузились. – Ты же ничего не делал извращённого, пока я была у тебя на коленях, не так ли?

Шанс скрестил руки на груди.

- Если ты считаешь меня такой сволочью, которая будет делать вещи сексуального характера с женщиной против её воли, то можешь звонить в полицию. Я заставил тебя подойти к себе, чтобы доказать, что я могу проделать всё то, о чём рассказывал. По собственно воле ты бы никогда не уселась мне на колени, не так ли? Иза, но это всё, что я сделал, и мои руки всё время оставались там, где и были.

Он выдержал её взгляд, пока она сама не отвернулась, но беспокойство уже исчезло из глаз.

Всё ещё было смятение, и изрядная доля настороженности… но уже не было злости.

Иза присела на край постели.

- То есть… ты можешь подойти к Роберту и хм, загипнотизировав его, заставишь сказать, где находится Фрейзер?

- Да, – просто ответил Шанс.

Она кусала губы. Прошло уже более двух недель с того раза, как её брат в последний раз связывался с ней. Даже если ему удалось улизнуть и позвонить, он мог быть пойман и заперт снова. Вся эта неопределённость с Фрейзером сводила Изу с ума. Она не могла просто сидеть, сложа руки, и поверить Роберту на слово, что с братом всё в порядке. Если ВСЁ чем она сейчас располагала – это озабоченный проблемами чести гипнотизер – что ж. Она должна воспользоваться этим лучшим образом.

- Даже учитывая, что мы сможешь это сделать, Фрейзера должны охранять. Ты очень хорош со своим трюком один на один, но что будет против вооружённой до зубов мини-банды? Ты схлопочешь пулю, даже не подобравшись к Фрейзеру. Или вы оба будете застрелены, прежде чем успеете уйти. Нам нужно будет координировать действия, когда будем всё это проворачивать. У Роберта огромный дом, и он любит держать всё близко к телу, там стоит проверить в первую очередь. Я могу прийти к Роберту и оставить дверь приоткрытой, или что-то типа этого. Потом я могу, хм, отвлечь его, чтобы ты смог подобраться близко и опробовать на нём свои фокусы в стиле Девида Копперфильда.

- Иза… это очень храбро с твоей стороны, но в этом нет необходимости. Я могу проникнуть в дом Роберта, прикладывая минимум усилий, и ни он, ни его люди не смогут помешать мне уйти оттуда.

- Твоё высокомерие может стоить моему брату жизни! – отрезала она. – Извини, если тебе не комфортно от этого!

Он очень пристально посмотрел ей в глаза.

- Я делал это раньше. Мой сир мне верит. Твоя бабушка тоже доверяет мне. И ты тоже должна мне доверять.

Она послала ему тяжёлый взгляд. Один из тех, что говорил, она не привыкла доверять никому кроме себя.

Шанс прекрасно ей понимал. Он сам жил с таким же кредо большую часть своих человеческих двадцати семи лет.

- Посмотри на всё с другой стороны, - начал он по-другому. – Что у тебя есть сейчас? Зависишь от сомнительной милости Роберта, что он не убьёт твоего брата, вот что. Используешь только один козырь, что имеешь – себя -  чтобы обеспечить Фрейзеру безопасность, но всё равно все карты в руках у Роберта. Тебе нужен туз в рукаве, чего Роберт никак не ожидает. Ну, Изабелла, Я – и есть этот туз, и можешь мне поверить, Роберт меня совершенно не ожидает.

- Я справляюсь, - ответила она, явно защищаясь. – Что-то я не видела тебя в ресторане, когда Роберт лез ко мне.

Шанс чуть усмехнулся.

- Ах, да. Твоя быстроразвивающаяся дрожжевая инфекция. Очень умный ход. Я уверен, Мини-Моб не придет в себя ещё несколько дней.

- Мини-Моб? – Иза рассмеялась. Шансу приятно было видеть, как её лицо посветлело от этого. – Фанат Остина Пауэрса, так ведь? (прим. пер.«Ржачная пародия на Бонда. Фильмы смотреть нереально, хочется убить себя тапком… но смотришь. Мини-Моб (Мини-Мы) один из персонажей серии фильмов, копия доктора Зло, только в восемь раз меньше»)

- Виноват и каюсь.

- Подожди минутку, - смех Изы сразу оборвался. – Как ты про это узнал? Тебя же там не было. Как ты ухитрился это проделать?

"Потому что я был на крыше дома напротив, наблюдая за тобой весь вечер. И я почти решил спуститься и оторвать Роберту яйца голыми руками, когда услышал его предложение остаться с ним дома наедине. Роберт должен благодарить свою счастливую звезду за то, что ты выдумала эту историю с дрожжевой инфекцией, иначе – не бывать ему отцом.”

Но Шанс ничего такого не сказал, конечно же. Он не мог сказать Изе, что наблюдает за ней уже намного дольше, чем требовалось для первых выводов. Или что когда она ранее была в душе, он лежал в её постели просто чтобы чувствовать вокруг себя её запах.

Мда, как ни пытался Шанс подобрать подходящие слова, у него выходило это плохо.

- Я пытался улучшить момент, чтобы застать Роберта одного, - Шанс остановился на такой версии. – Так что я был достаточно близко к ресторану, чтобы услышать что произошло. Ни они, ни ты не заметили меня. У меня есть некоторая практика в этом, Изабелла. Поверь мне.

Он хотел, чтобы она ему доверяла, поэтому специально не конкретизировал и старался ещё более неопределённо описывать свои действия. Была одна вещь, которую он поняла за свой век жизни, честность – краеугольный камень в отношениях. Женщины могут простить многое, но ложь была в самом верху списка непростительных грехов. Если Иза будет требовать у него более конкретных ответов, Шанс их даст. Не важно, готова она их услышать или нет.

Она снова прикусила губу. Шанс смотрел на неё и хотел сделать то же самое.

Рано или поздно разговор на тему «Я - вампир» у них всё же состоится. Чуть раньше запах её возбуждения чуть не довёл его до ручки, он чувствовал, как загораются зелёным глаза, как от вожделения даже против его желания сквозь дёсны начинают прорезываться клыки. Даже сейчас, его кровь недвусмысленно собралась в совершенно определённом месте, и Шансу пришлось приложить определённое усилия, чтобы разогнать её оттуда. Он жалел живых мужчин, которые совершенно не могли это контролировать. Умение направлять свою кровь куда угодно было ещё одним аспектом того, что он – вампир. Это дьявольски тяжело – пытаться скрыть, что у тебя стоит, но с другой стороны – ни один вампир не страдал от импотенции.

- Хорошо, - наконец сказала Иза, - Я дам тебе опробовать твой метод на Роберте, чтобы отыскать моего брата, но если ты узнаешь, где он, то сразу говоришь мне, понял? Потому что если что-то пойдёт не так…

- Ничего не пойдёт. – твёрдо перебил её Шанс.

Она опять взглянула на него. Слишком много плохого случалось до этого в её жизни. Шанс вспомнил, что читай, её родители погибли, разбившись в крошечном самолёте, во время отдыха на Багамах, когда Изе было всего тринадцать. Бабушка была вынуждена сама растить её и Фрейзера. Да, Иза ещё в детстве выучила, что в жизни не все истории заканчиваются счастливо, но в этом случае Шанс мог пообещать, что не допустит никаких ошибок с её братом.

Если он был до сих пор жив.

Шанс отогнал эту мысль прочь. Он считал Фрейзера живым, пока не увидит его тела. Тот факт, что Ричи и Пол не знали, где он сейчас, когда Шанс спрашивал это у них тем памятным вечером – естественно, они не помнили как труп, обёрнутый в пластик вдруг сел и начал их допрашивать – заинтересовал его. Слабо верилось, что двое самых доверенных мордоворота Роберта не были посвящены в такие детали, но возможно, тут Роберт играл тоньше. Он был умнее их, правда приходилось признать что Вонючка и Шар Для Боулинга были вообще идиотами. Сам Роберт был сделан немного из другого теста.

Шанс прикинул, что, скорее всего, потребуется выпить его крови, чтобы получить от него что нужно, тогда как Ричи и Полу хватило и силы его внушения, чтобы те вывалили все свои секреты.

- Ничего не случится, – повторил Шанс, не кривя душой. Если Фрейзер Спада был ещё жив, он найдёт способ вернуть того сестре. А если уже мёртв… тогда Шанс самолично проследит, чтобы всех, причастных к этому постигла та же участь.

Иза твёрдо посмотрела ему в глаза.

- Я ловлю вас на слове.

Глава 4


Иза сидела напротив своей бабушки и наблюдала, как та заваривает чай. Это был их ритуал, обеденное чаепитие каждую субботу, и Иза с удовольствием всё сделала бы сама, но её бабушка по-прежнему была яростно-независимой и даже слышать об этом не хотела. Единственной уступкой беспокойству Изы на счёт её здоровья стало согласие носить с собой устройство вызова скорой помощи. Иза отметила сухость и прозрачность её кожи – неоспоримые признаки преклонного возраста, и сморгнула внезапно набежавшую слезу.

"Она скоро уйдёт", подумала Иза и вздрогнула от горя. Было вдвойне тяжело, так как бабушка заменила и мать, и отца с тех пор, как Изе исполнилось тринадцать, а Фрейзеру не было ещё и девяти. Всего через пять лет после смерти её родителей умер и дедушка Изы. Кто-то бы просто сломался от горя, но Грета Спада вытерла слёзы после похорон мужа и сказала, что смерть – это всего лишь часть жизни. А похороны – всего лишь ритуал, укрощающий хорошие воспоминания о том, кто ушёл. Иза сомневалась, что у неё хватит сил поступить так же.

Сейчас, спустя десять лет, пропал Фрейзер, и Иза была готова пойти на что угодно, чтобы уберечь бабушку от осознания ещё одной потери в семье. Пожилая женщина может быть эмоционально крепкой как сталь, но существует придел того, что может вынести человек.

Это был и придел тому, что могла вынести и сама Иза. Роберт никогда не говорил прямо, но Иза знала – не только её брат был залогом её хорошего поведения. Она видела пару раз Ричи и Пола, проезжавших мимо как раз тогда, когда она была у своей бабушки. Их действия просто кричали о том, что не только Фрейзеру придётся платить, если Иза не будет делать того, что хочет Роберт.

- Это тебе, - сказала бабушка, ставя перед Изой чашку с чаем.

- Итак, расскажи мне про Шанса, – сказала она, пытаясь отвлечь себя от мрачных мыслей и искренне желая узнать побольше об этом сексуальном чуде.

Её бабушка улыбнулась, когда она опустила чашку с громким звяком.

- Выглядит прямо как конфетка, не так ли? – спросила Грета лукаво.

Иза чуть не подавилась чаем. Не было никакой ошибки, голос её бабушки звучал шаловливо.

- Я имею в виду, где ты с ним познакомилась? Чем он занимается? И как давно ты знала про всю эту ситуацию с Фрейзером, прежде чем предприняла что-то?

- Хм, где я познакомилась с Шансом? Много лет назад в Луизиане. Чем он занимается? – Грета сделала паузу, чтобы прокашляться. – Да ничего конкретно, дорогая. Как давно я в курсе про Фрейзера? С тех пор как он не позвонил мне во вторник три недели назад, чтобы узнать как я. Фрейзер всегда звонил мне по вторникам. Не пропустил ни одного за последние пять лет.

Губы Изы дрогнули. Её брат, Фрейзер, который не мог запомнить ничьего дня рождения и у которого не было постоянной работы с тех пор, как Мелроуз Плэйз был хитом, добросовестно звонил бабушке каждый вторник?

Грета хмыкнула.

- Не смотри так потрясённо. Фрейзер немного легкомысленный, но я была такой же в его возрасте. Он остепениться, Иза. Не суди его слишком строго.

Иза так дёрнулась с чашкой в руках, что немного разлила на себя. Как только она пришла в себя, то была даже рада, что так получилось. Или бы она закричала: "Немного легкомысленный? Связаться с мафией можно назвать чуть большим, чем легкомыслие!”

Но её бабушке не обязательно было знать, что Фрейзер пытался надуть Роберта пару месяцев назад. Чёрт, именно Фрейзеру Иза должна сказать спасибо за то, что Роберт вообще ступил ногой на порог её ресторана. Конечно, Фрейзер попытался отговорить Роберта, когда увидел моментальный интерес того к неё персоне, но, к тому времени уже было слишком поздно.

- Расскажи мне побольше о Шансе, – одёрнулась Иза. Что угодно, кроме того, какой Фрейзер оказался мягкотелой тряпкой.

Её бабушка молча смотрела на неё так долго, что Иза стала подумывать, может у той начал сдавать слух.

- О, я тебя прекрасно расслышала, - сказала Грета, всё ещё изучая её. – Ты всегда была таким серьезным ребенком. Непонятно почему, но ты перестала верить в Деда Мороза, когда остальные дети ещё верили, а после смерти родителей ты перестала верить в ещё больше вещей, так ведь?

- Какое отношение это имеет к Шансу? – спросила Иза, морщась под взглядом этих слишком проницательных светло-карих глаз.

- Большое, - резко ответила её бабушка. – Когда погибли твои родители, ты перестала верить в людей. Вот почему ты отдалилась от всех своих друзей. Вот почему ты не позволяла ни одному из своих парней подобраться к тебе слишком близко, и именно поэтому я не рассказала тебе некоторых вещей, о которых, будь всё по-другому, ты бы знала.

Иза поднялась, взглянув на часы с притворным сожалением. Да, она хотела бы узнать побольше о Шансе, но не ценой бережения тех ран, о которых она так старалась забыть.

- Прости, хотелось бы ещё посидеть, но я должна открывать ресторан сегодня. Точно, Фрэнк… Фрэнк сказал, что у него встреча. Мне надо идти!

Её бабушка фыркнула так красноречиво, будто двадцать минут объясняла Изе, какую чушь та несёт.

- Хорошо, иди. Но прежде я скажу тебе одну вещь про Шанса. Не думай, что в мире есть только то, про что рассказывают в школе. Нет, дорогая. Это всего лишь верхушка айсберга.

Иза поцеловала её и поспешила уйти как можно быстрее. Было бы намного легче, если бы её бабушка ошибалась, вместо того чтобы слишком метко подмечать то, что Иза не желала вообще признавать.

*  *  *

Шанс уже ждал её на улице, когда позже тем же вечером она закрывала ресторан. Он увидел, как она сначала замерла в удивлении, заметив его на другой стороне улицы подпирающего стену, а затем заметно расслабила плечи.

- Ты напугал меня, - сказала она осуждающе.

Он обвёл многозначительным взглядом вокруг почти пустую стоянку, где было куча тёмных мест, куда не попадал свет от фонарей.

- Тебе надо быть осторожнее. Ты – молодая женщина, ходишь без сопровождения в час ночи. Почему никто из твоих сотрудников, по крайней мере, не провожает тебя до машины?

- Потому что они – не сексистские свиньи, считающие, что женщина не в состоянии постоять за себя.

Шанс закатил глаза.

- Это не имеет ничего общего с феминизмом. Я – за равенство полов, но факт остается фактом, специфика преступлений против женщин несколько иная, чем против мужчин, и лица, совершающие нападения, часто ищут своих жертв именно в таких вот местах.

- Это видишь? – Иза вытащила что-то тёмное и продолговатое из сумки. У Шанса дёрнулись губы.

- Турбо-Вагисил?

- Нет, это – тасер! – сказала Иза с возмущением. – Я могу сама о себе позаботиться, Шанс. Я делала это на протяжении последних двадцати девяти с половиной лет, прежде чем ты появился, помнишь?

Он уже и забыл, как тяжело начинать отношения. Случайные знакомства, случайный секс или случайная жертва – это легко, но ЭТО? Шанс решил, что это удачно, что он не выглядит старше.

- Конечно, - сказал он, напомнив себе, что приличествующую когда-то воспитанному человеку привычку заботиться о женщине, сейчас, похоже, считают поводом для обиды. – Если с тобой всё в порядке, я просто хотел бы проводить тебя до твоей машины. Я ни в коем случае не хочу обидеть, я действительно понимаю, что ты сама в состоянии о себе позаботиться. Можно?

Иза поколебалась, а затем кивнула.

- Хорошо.

Шанс взял её за руку, когда она подошла ближе. Пару секунд она выглядела так, будто сейчас вырвется, но потом, всё же, взяла его под локоть. Теперь он мог чувствовать, что её пульс ускорился, так же хорошо, как слышал. Он поймал себя на том, что рассматривает её профиль. Её чёрные волосы в начале вечера были неумолимо скручены в пучок, но сейчас он еле держался, и несколько прядей упало вниз на плечи. Пока они шли, она опять начала слегка покусывать нижнюю губу, чуть прижимая её зубами. Наблюдая за этим, Шанс обвёл свою губу кончиком языка, представляя, что это – её губы и раздумывая, какие они будут на вкус.

Иза остановилась рядом со своим автомобилем. Вместо того, чтобы отпустить её руку, Шанс потянул и развернул её к себе лицом.

Она встретила его взгляд, и быстро отвернулась.

- Не получилось, гхм, поговорить с Робертом?

- Нет, он развлекает гостей, которые прилетели к нему сегодня утром. Они остановились у него дома и у каждого свой штат охранников, так что сейчас неудачный момент.

- Наверное, это братья Салуччи, – пробормотала Иза. – Ещё одна милая криминальная семейка, претендующая на столь желанный «крутой» статус. Они – соперники Роберта, если всё, что я про них слышала – правда. Понятия не имею, почему они остановились у него. Друг друга они не сильно любят.

- Может, потому что, отказавшись, они выкажут слабость, и это даст Роберту преимущество. Не волнуйся. Я подслушай их, они завтра уедут. А это значит, завтра вечером я поговорю с Робертом.

Иза вздрогнула.

- Так много может пойти не так…

- И не пойдёт. – сказал Шанс.

Она взглянула на него с измученным видом.

- Не спорю, ты сумел заставить меня усесться у тебя на коленках как ребёнка, пришедшего к Санте, но сделать это и вытрясти из гангстера его секреты – это две больших разницы. Не говорю уже про то, что ты окажешься сам в большой опасности, если тебе не удастся всё провернуть гладко. Роберт может сделать неприятные вещи мне или Фрейзеру, если твой фокус-покус не удастся, но тебя он просто убьёт. Ты понимаешь это, так ведь? Честно говоря, вообще не понимаю, зачем ты во всё это ввязался.

- Я уже говорил тебе, это – дело чести, – ответил Шанс.

У Изы вырвался резкий смешок.

- Честь. Кто о ней беспокоиться в наше время?

Шанс ничего не ответил. Да, по современным человеческим стандартам честь была не сильно в почёте, но в вампирском обществе она ещё много значила. Кости попросил его об одолжении, и Шанс пообещал ему всё уладить. Это означало, что что бы ни случилось, он не отступится.

Конечно, проведя время с Изой, он взялся бы решить проблему и без просьбы со стороны своего сира. К ней он чувствовал то, что не чувствовал по отношению к другому человеку уже очень давно. И для того, чтобы посмотреть, чем это всё обернётся, он был готов справиться с гораздо более страшными вещами, чем испорченный мальчишка – гангстер.

- Я хотела бы поблагодарить тебя. – сказала Иза наконец, подняв глаза. – Наверно, мне никогда не хватает времени на это. Ты идёшь на огромный риск, и, какими бы не были твои мотивы, я действительно ценю это.

Он улыбнулся.

- С большим удовольствием приму это, Изабелла. – Шанс слышал, как её сердце стало отбивать неровный, сумасшедший ритм. Его взгляд скользнул по её губам – и остановился там.

Её ладонь всё ещё лежала у него на руке. Между ними было меньше фута. Иза вздрогнула, но не от холода. Нет, новый насыщенный аромат, исходящий от неё доказывал, что она ощущала сейчас отнюдь не холод.

Шанс накрыл её ладонь своей, придвигаясь ближе. Теперь между ними было всего пару дюймов. Её пульс стал ещё быстрее, когда он наклонился вперёд.

Губы были прямо напротив губ, но Иза в последний момент чуть повернула голову. Шанс не повторил движение, пусть вместо этого его губы ласкают её щёку. Такую тёплую и мягкую. Это было всё, что он мог сделать, чтобы удержаться и не попробовать её на вкус языком.

Иза коротко рассмеялась.

- Я наверно очень устала. Вот она я, помолвлена с Робертом Мини-Мибом Бертини, и чёрти чем занимаюсь с почти незнакомым человеком в общественном месте. Следующим моим идиотским поступком, должно быть, будет звонок Роберту с просьбой убить Фрейзера.

Шанс кончиками пальцев медленно водил по коже у неё на руке.

- Общественное место – это твое единственное возражение? Потому что это можно легко исправить.

Хотя она и отпрянула, его окатило ещё одной волной сладкого аромата.

- Я… Мне надо идти. – Запнулась Иза, не ответив на его вопрос. – Ты мне позвонишь после того как поговоришь с Робертом, правда ведь?

Шанс не сделал ни единого движения, чтобы остановить её. Он просто смотрел на неё, пока она садилась в машину и немного сильнее, чем нужно, хлопнула дверью.

- Да, как только я поговорю с ним, я тебе позвоню.

- Хорошо. – Иза сделала паузу, будто собиралась сказать ещё что-то, потом сняла машину с ручника. Шанс слышал её бормотание себе под нос, «Я должно быть сошла с ума», прямо перед тем как машина тронулась с места.

Он улыбнулся про себя. "Нет, дорогая, ты не сошла с ума. Ты просто борешься с чувствами, которые, как я уже давно усвоил, всё равно победят".

Глава 5


Иза была вся в делах, в её ресторане уже вовсю подавали завтрак. Френк поджаривал бекон, яйца, оладьи и разнообразные омлеты, одновременно варя кофе сразу в нескольких ёмкостях. В воздухе витал аромат свежеиспечённого хлеба, Иза спешила от столика к столику, следя, чтобы у клиентов было всё необходимое, проверяя записи обслуживания посетителей у официантов и списки наличия продуктов.

Между тем, сама она была голодна. Вид и запахи готовой пищи на кухне дразнили её, заставляя желудок напоминать и о своих нуждах. Тем не менее, она не останавливалась. Обязанности по ресторану были на первом месте. После того, как час пик пройдёт, она попросит Френка соорудить ей огромную тарелку вкуснятины, но до тех пор надо было переделать ещё кучу работы.

– Изабелла.

Она обернулась, чтобы посмотреть, кто назвал её имя, но все лица в зале казались размытыми, не в фокусе.

– Изабелла, проснись.

Её глаза резко распахнулись. Она была в своём доме. В своей постели и не было ни приготовления еды, ни спешки к клиентам, ни проверки работы персонала.

Тогда почему она будто до сих пор ощущала запах бекона, хлеба и кофе?

– Могу я зайти и потревожить тебя? – спросил уже знакомый ей голос.

Иза застыла, потом ущипнула себя, чтобы убедиться, что до сих пор не спит. Но нет – она определённо почувствовала щипок, и да – остальному. Шанс был в её доме.

Её взгляд метнулся к окну. Он опять залез через него? Или на этот раз зашёл через парадную дверь, потому что, возможно, был экспертом по части вскрытия замков? Что более важно – почему она не сердиться? Почему, вылезая из постели, приглаживает спутавшиеся во время сна волосы, и желает, чтобы на ней было надето что-то более сексуальное, чем её длинная пижама их хлопка с изображениями созвездий?

Она услышала грохот кастрюль.

– Я знаю, ты встала. Выходи, твой завтрак остынет.

– Не выйду пока не пописаю. – пробормотала Иза себе под нос, удивившись, когда услышала смех в следующее мгновение. Он не мог её слышать… или мог?

Она вошла на кухню через пять минут, слишком гордая, чтобы сменить на что-то пижаму, но, как в уступку, почистила зубы и освежила влажным полотенцем лицо. Что на счёт волос – что ж. Они были безнадёжны, впрочем, как и всегда по утрам.

Шанс стоял посреди кухни, выглядя куда лучше неё самой, и возился с кастрюлями на плите. На нём была голубая рубашка, очень подходящая к его бледной коже и каштановым волосам, и пара тёмно-синих, слегка облегающих ноги джинсов. Ступни были голыми, и Иза почувствовала себя моментально очарованной ими.

Они выглядели так мужественно и, вместе с тем, так… мило.

(прим. пер. «О майн гот… это ж надо ж.»)

Она прекратила разглядывать его ноги и села на один из стульев за стойкой.

– Ты регулярно нарушаешь закон, вламываясь куда-нибудь, не так ли? – легкомысленно спросила она.

Шанс усмехнулся.

– Ты пропустила ужин. Казалось бы, ты владеешь рестораном, могла бы найти время и поесть, но видимо, это не так.

Она действительно не ужинала, но как он узнал об этом?

– Разве ты не должен шпионить за Робертом, а не за мной? А ещё лучше, врываться в его дом, а не в мой?

Он положил внушительную порцию бекона, яиц и оладий на тарелку, прежде чем пододвинуть её к ней.

– Роберт будет позже вечером. А ты голодна сейчас. Я просто придерживаюсь расставленных приоритетов, дорогая.

– Я тебе говорила не называть меня так, – Иза ответила автоматически, на самом деле сейчас не особенно возмущаясь.

По правде говоря, ей скорее нравилась та ласковость, с которой он говорил "дорогая”.

А, взглянув в его глаза, в то время когда он говорил это, – становилось совсем хорошо.

Вот дерьмо. Вот в чём она была по самые уши. Вчера вечером, почти поцеловав его, Иза несколько часов ругала себя за то, что вообще связалась с этим псевдомагическим недоразумением – пусть черноволосым и сексуальным – вместо того, чтобы искать своего брата и придумывать, как не выйти замуж за профессионального преступника. И вот, она здесь, сидит и мечтательно размышляет о таком прекрасном предмете как ступни Шанса, с ума можно сойти!

Так вот. Её нужен вибратор. Бесспорно, она нуждалась в сексуальной разрядке, и сейчас это нехитрое устройство на батарейках доставит ей минимум неприятностей.

Звякнул таймер на печи. Шанс обернулся, изящно изогнувшись в спине, и извлёк из формы божественно пахнущий хлеб. Рот Изы моментально наполнился слюной, хотя она уже что-то жевала.

– Из тебя бы вышел прекрасный повар, – сказала она, когда наконец-то проглотила всё. – Когда-нибудь задумывался бросить все эти дела чести, это уголовное гипно-общество и попробовать свои силы в этом?

Шанс отрезал пару кусков хлеба и странно ей улыбнулся.

– Я никогда не смогу покинуть то общество, частью которого являюсь, Изабелла. Однажды став его членом, остаешься там навсегда.

– Тогда я надеюсь у них чертовки хорошие пенсионные выплаты. – язвительно заметила она.

Шанса усмехнуться, что ещё больше подчеркнуло ямочку у него на подбородке.

– Самые лучшие, уверяю тебя.

Он устроился на стуле рядом с Изой, но не взял себе тарелку. Иза вилкой показала на всё это кулинарное изобилие перед ней

– Ты собираешься что-нибудь есть?

Его губы были чуть приоткрыты, так что Иза увидела, как кончик его языка нежно проходится по кромке зубов.

– Позже.

Было что-то такое в том, как он, мурлыча, произнёс это слово, что у Изы моментально пропал аппетит. А конкретнее, пропал её аппетит к еде. И аппетит совсем другого рода буквально кричал о необходимости удовлетворении.

Шанс протянул руку и стал осторожно убирать волосы с её лица. Ладонь скользнула по щеке, будто шёлком провели по коже. Иза обратила внимание на его дыхание, с любопытством отметив, что оно было неравномерным. Забавно, чем дольше она смотрела в глаза Шансу, тем больше убеждалась что они – зелёные.

– Притормози, Шанс. Нам надо сохранить между собой чисто профессиональные отношения.

Она заставила себя произнести это, потому что, даже если это и не правда, всё равно заявить это было бы разумно.

Шанс был практически незнакомцем для неё, и в этом тоже было своё очарование. Что делать, если она будет чувствовать к нему то, чего ещё ни к кому не ощущала? Что, если её очарует это неожиданное сочетание изысканности и абсолютного пренебрежения к закону?

Вернуть Фрейзера в целости и сохранности – её главный приоритет, и точка. Это подразумевало быть ласковой с местным криминальным авторитетом, который верил, что она собирается за него замуж, а не связываться с приезжим гипнотизером, которого могли убить в любой момент.

Шанс наклонился ближе, и дыхание от его слов обожгло ей губы.

– Ты же этого не хочешь.

Парень, как ты прав на счёт этого. Держаться профессионально? Вряд ли. Всё, чего Изе сейчас хотелось, это прижать свои губы к его губам и смаковать их до тех пор, пока не забудутся любые другие вкусы.

У Шанса затрепетали ноздри. Он прикрыл глаза и сделал глубокий, медленный вдох.

Иза тоже закрыла глаза. Если она двинет головой в любом направлении, её губы коснуться его. Шанс был так близко. Но она не могла позволить себе сделать этого, хотя инстинктивно чувствовала, он ждёт первого шага именно с её стороны.

– Почему ты так сопротивляешься этому? – прошептал он.

Вопрос заставил Изу испуганно отпрянуть и сесть прямо, создав между ними безопасное расстояние.

Она пробежала дрожащей рукой по тем же прядям волос, который гладил Шанс мгновение назад.

– Потому что хочу этого слишком сильно.

(прим. пер.«При всём уважении к героини, логика прям налицо» Прим. редактора: "А поломаться? Каждая уважающая себя девушка должна хоть недолго – но поломаться. Натура такая.")

Её честный ответ поразил её саму даже больше, чем его вопрос. Шанс, по-прежнему не открывая глаз, сделал ещё один глубокий вдох, а потом так же откинулся назад. Теперь между ними было уже пару футов расстояния. Иза не могла не чувствовать разочарования, хотя во всём виновата была она одна. Шанс открыл глаза. Она больше не были зеленоватыми, и каким-то образом Иза поняла, сейчас он серьёзен как никогда.

– После того как я вернусь от Роберта, нам с тобой надо будет поговорить. Я прожил достаточно долго, чтобы понять, что то, что сейчас есть между нами – достаточно редкая вещь, но, перед тем как идти дальше, есть пара вещей обо мне, которые ты должна знать.

– Ты женат? – тут же спросила Иза, у которой от страха живот свело.

У него вырвалось лёгкое фыркание.

– Нет.

– Ты – агент ЦРУ? Нелегальный эмигрант в поисках грин-карты? Ты в розыске?

– Ничего из этого. Прекрати гадать, поверь мне, случайно ты не угадаешь, и, как я тебе уже сказал, я всё расскажу тебе позже. После того, как выясню, что же происходит с твоим братом.

Сначала – проблемы Фрейзера. Не из-за этого ли она остановилась чуть раньше, когда казалось, через пару мгновений он её поцелует? Тогда почему она себя чувствует сейчас, хм, такой обделённой?

– У меня такое чувство, что мне не очень понравится то, что ты мне собрался рассказать.

Шанс послал ей такой проницательный взгляд, что Изе подумалось, что чтение мыслей – ещё одна из его способностей. Было похоже, что он видит все её страхи и прикидывает, как она отреагирует на то, что он собрался ей рассказать.

– В любом случае, ты всё узнаешь. И потом решишь, хочешь ли ты, чтобы что-либо произошло между нами.

Будь Иза похрабрее, она бы настояла на разговоре прямо сейчас. Но она засомневалась, сможет ли она выдержать неопределённость с Фрейзером, беспокойство за бабушку, то, что Роберт собрался использовать и её тоже, и то, что Шанс захотел рассказать про себя что-то, одновременно. По крайней мере, надо разобраться хоть с одной проблемой, прежде чем плохие новости от Шанса снова выбьют её из колеи, потому что Иза сомневалась, что он ей собрался рассказать что-то столь невинное, как не оплаченный талон за парковку.

– Ты сегодня вечером собираешься к Роберту? – только и сказала она.

Шанс кивнул.

– Потом я приду к тебе, чтобы рассказать, что выяснил, и… поговорить.

Живот внизу опять начало тянуть, но Иза старалась это игнорировать.

– Тогда, полагаю, тебе лучше начать готовиться. У тебя сегодня важный день.

Он встал с табурета, двигаясь, как будто в теле совсем не было костей, одни лишь мышцы.

– Увидимся позже.

Иза надеялась на это. Ещё надеялась, что Фрейзер будет с ним. На самом деле, она уже и не помнила, когда так надеялась на исполнение вещей, которые не делала сама. Доверилась другому человеку. Для неё это было несвойственно, но это было именно то, что она сейчас делала.

– Я рассчитываю на это.

Глава 6



Шанс разглядывал мужчин, стоящих под ним. Братья Салуччи пытались вести себя примерно как Джо Пеши из Казино. Постоянно дёргались и занимались поисками повода, чтобы оскорбиться. Роберт, как ни странно, вёл себя более тактично, но всё равно его поведение напоминало игру плохого актёра. Вот-вот, Шанс был в этом уверен, Роберт понизит свой голос до вкрадчивого шепота и сделает братьям Салуччи предложение, от которого те не смогут отказаться.

Шанс достаточно много раз был окружён действительно страшными персонами, чтобы понять, насколько всё это бахвальство и самореклама были лишними на самом деле. Когда кто-то был действительно смертельно опасен, не важно, человек это или нет, он или она не тратили время на убеждение в этом людей вокруг них. Нет, он или она просто убивали всех вокруг, кто был с ними не согласен. "Вот почему ты всегда будешь подружкой невесты, а не самой невестой", – подумал Шанс, рассматривая Роберта. – "Ты действительно думаешь, что если ты убил парочку людей, подкупил несколько копов, одеваешься от Армани и у тебя есть готовящая печение жена-итальянка, настоящая мафия примет тебя в своё лоно. Но ты глубоко ошибаешься. Они чуят позёра так же хорошо, как я чую свой следующий ужин".

Тем не менее, это грандиозное меряние пиписьками между Робертом и братьями Салуччи давало ему возможность легко заполучить его. Роберт даже выбрал для встречи доки Пенна, тянущиеся вдоль реки Делавер, и назначил переговоры на полночь. Клише были натыканы так густо, что Шанс буквально задыхался от них.

– Ты совершаешь ошибку, – заявил старший из братьев Салуччи, прежде чем, драматично хлопнув полой пиджака, развернуться и уйти, таща на буксире младшего брата и телохранителя. Они сели в чёрный Бентли, двигатель которого работал всё это время, и сорвались с места с визгом шин.

– Наконец-то, – пробормотал Шанс. Он бросил ласковый взгляд на ярёмную вену Пола. Тот съел перед встречей примерно дюжину пончиков, Шанс знал об этом, потому что их божественный сладкий запах доносился даже до того насеста, куда взгромоздился Шанс. Он облизнулся. Ммм, ужин и десерт, два в одном.

Шанс спрыгнул с верхушки сломанного уличного фонаря. Его никогда не переставало поражать, что некоторые люди совершенно не обращают внимания на происходящее вокруг них, в особенности те, кто особо гордился своей хитростью. Если бы Роберт, Пол или Ричи удосужились оглядеться по сторонам, они бы непременно заметили, что к югу улицы освещены гораздо лучше, чем там, где находились они. Они могли не видеть что, или кто, скрывается в темноте, но могли бы хотя бы заподозрить, что там кто-то есть.

Вместо этого они просто рты пораскрывали, когда он появился у них за спинами, обдав легким порывом ветра.

– Чудесная ночь, не так ли? – заметил Шанс.

Роберт первым пришёл в себя. Его рука скользнула за пазуху, и он вытащил свой пистолет.

– Да, точно. Пол, Риччи? Вы так и будете стоять, или всё-таки достанете свои пушки и направите на этого мудака?

Шанс с интересом наблюдал, как они старались выполнить приказ изо всех сил, сменив ошарашенные выражения лиц на грубые.

– Ты так ничего и не понял, мать твою. – Выдохнул Пол. – А мы – да. Риччи, прощупай этого шута, и убедись, что на нём нет никаких пуленепробиваемых жилетов. Или проводков.

Шанс даже услужливо поднял руки, когда Ричи подошёл поближе. Другой бы вспомнил, как легко Шансу до этого удавалось уворачиваться от попыток побить его. "Не беспокойся", – спокойно подумал Шанс, когда Ричи несколько раз быстро, увесисто хлопнул по нему. – "Если бы я хотел твоей смерти, твоя кровь уже согревала бы мне желудок".

– Он чист. – объявил Ричи.

Шанс слегка сморщил нос от отвращения.

– Не могу сказать то же самое про тебя. Ну, действительно, чувак, не стоит бояться мыла.

Ричи попятился, намереваясь ударить, но Роберт схватил его за руку.

– Я говорил тебе бить его? – обманчиво спокойно спросил он.

Ричи послал Шансу полный ненависти взгляд, прежде чем повернуться к своему боссу.

– Нет. Прошу прощения.

Роберт похлопал его по плечу.

– Ладно уж.

Потом снова обратив своё внимание на Шанса.

– Они говорят, у тебя острый язык. Ладно, острый язык, мы собираемся прогуляться. А потом кое-куда прокатиться. Есть какие-либо возражения?

– Если и есть, то, полагаю, Шар для Боулинга и Вонючка просто пристрелят меня снова, – протянул Шанс.

Роберт показал головой.

– Не они. Знаешь, как говорят. Хочешь, чтобы что-то было сделано как надо, сделай это сам.

Шанс замаскировал смешок кашлем.

– Я думаю точно так же.

Держа его на мушке, они провели его в конец причала, где была пришвартована лодка. Роберт махнул рукой, человек на борту махнул в ответ и запустил мотор.

Шанс был весьма впечатлён, что Роберт позаботился о другом способе покинуть доки. Браться Салуччи этого не предвидели. Они могли похвастаться скорее грубой силой, чем изворотливостью ума. Они могли победить в столкновении лоб в лоб, но в вопросе стратегического планирования Роберт явно их обыгрывал.

Не то, чтобы Шанса сильно это заботило. Если они погибнут, обществу от этого станет только легче. Собственно, дело идёт к тому, что уже совсем скоро он очень поможет этому самому обществу. Просто, они ещё не ответили на все его вопросы.

Шанс поднялся на борт лодки, размышляя, что это оказалось идеальным вариантом добраться до Роберта и получить тело Пола в своё полное распоряжение, если он решит вдруг побаловаться и перекусить. Когда все четверо оказались в кормовой части лодки, водитель дал по газам, не особенно озабочиваясь тем, что вывел лодку в зону, где движение запрещено.

Ричи и Пол дулами пистолетов указали Шансу, чтобы тот сел на скамейку на корме, что он и сделал, размяв ноги, прежде чем устроиться поудобнее.

Примерно через двадцать минут наблюдая, как лодка рассекает водную гладь, Роберт наконец заговорил.

– Итак, как тебя зовут?

– Шанс.

Роберт хмыкнул.

– Чушь собачья. Имя настоящее?

– Спроси у своих людей. Нашли ли они удостоверение на какое-нибудь другое имя, когда обшаривали мои карманы той ночью?

– Ты отлично, мать твою, в курсе, что у тебя той ночью не было вообще никаких документов. Плюясь, Пол и Ричи сказали, что у тебя, должно быть, где-то припрятан кевлар, иначе как объяснить, что ты сидишь тут, с нами, а не отдыхаешь в пластиковом мешке в шести футах под землёй. Что я хочу знать, так это что за человек разгуливать вокруг меня без документов и в кевларе? Это нагоняет на меня лёгкую паранойю.

Шанс пожал плечами.

– Если ты так говоришь…

Пол наклонился и закричал Шансу прямо в лицо

– Отвечай на вопрос, мудак!

– Не стоит меня дразнить, – сказал Роберт более мягким тоном. – При моём теперешнем настроении я не намерен отпускать тебя с этой лодки живым, так что тебе придется как следует постараться, чтобы изменить моё решение.

Это должно было напугать Шанса, но вместо этого он отреагировал достаточно иронично.

– Я лично могу гарантировать, что не покину борт этой лодки живым, – ответил он.

– Он псих, – сказал Ричи в изумлении. – Гляньте на него. Думает, его ловко подвешенный язык поможет ему вывернуться отовсюду.

Пол поднял длинные цепи.

– Видишь это? – спросил он, погремев ими для пущего эффекта, прежде чем начать обматывать ими Шанса. – Мы купили их на тот случай, если бы дела с братьями Салуччи пошли бы не в нужном направлении. Это – пятьдесят фунтов стали. Я собираюсь обмотать тебя ими, а затем – закрепить.

Шанс посмотрел на цепи, в то время как Пол приступил к исполнению своих угроз. Если от этого они будут себя чувствовать в большей безопасности… и чем дольше они провозятся, тем дальше по реке окажутся после.

Как удобно. Ему не надо будет беспокоиться, чтобы кто-нибудь случайно не услышал крики.

– Ты испытываешь моё терпение, – прорычал Роберт. – Сейчас, я спрошу тебя снова, и тебе лучше прекратить нести чушь. Как твоё имя? Настоящее имя?

Конечно, у Шанса было когда-то другое имя. С которым он родился более ста лет назад. Но даже если бы это не Роберт спрашивал, он всё равно отказался бы его произносить.

– Шанс – это единственное имя, которое вы от меня услышите.

Роберт мотнул головой в сторону Ричи, который покинул свой пост и прошёл в другую часть лодки. Когда он вернулся минуту спустя, неся перед собой большой таз, доверху наполненный чем-то серым и зернистым.

Шанс прикрыл глаза, но только для того чтобы другие не увидели мелькнувшую в них досаду. Нельзя было придумать что-нибудь пооригинальнее?

– Цемент. – проинформировал Роберт, хотя Шанс был уже и так в курсе. – Продолжай в том же духе молоть своим шустрым языком, и этот тазик станет твоей новой обувью. И другого выбора нет. Или ты говоришь, или я выкидываю твою обмотанную и укреплённую цементом задницу нафиг с этой лодки. Чёрт, я даже позволю Полу выстрелить тебе сначала в голову, потому что знаю, что так – правильно.

Шанс поморщился. Выстрел в голову – чертовки больно, не важно, серебро это или нет. Он знал, что ему будет обеспечена ужасная головная боль минут на десять, прежде чем всё снова придет в норму. "К чёрту всех показушных гангстеров", – подумал он раздражённо. Он покусает каждого, прежде чем этот бардак закончится.

Но сначала – то, что важно.

Роберт смотрел на него с непроницаемым выражением лица.

– Есть только одна вещь, которая не даст всем этим неприятностям стать реальностью, – он так сильно наклонился вперёд, что кончик его носа практически касался Шанса.

– Скажи мне, где сейчас Фрейзер, и я оставлю тебя жить.

Брови Шанса взметнулись вверх. Ну, это было неожиданно.

– Это именно ты, используя Фрейзера, шантажируешь Изабеллу и заставляешь выйти за тебя замуж, и ты же меня спрашиваешь, где он сейчас?

Роберт ударил его по голове прикладом своего пистолета. Клыки у Шанса выросли сами по себе, желая погрузиться в так близко маячившее горло, но он сдержался. Как только он покинет борт этой лодки, он найдёт кого-нибудь симпатичного и выпьет минимум пинту крови.

Чёрт, может, даже сразу у двоих, милых и симпатичных. В конце концов, должен же он как-то поощрить себя за такой вынос своего мозга.

– Не остри мне тут, – сказал Роберт угрожающим тоном. – Сразу как Фрейзер пропал, в городе появился ты, и всюду таскаешься за Изой. Никто тебя не знает, у тебя нет ни документов, ни справок, ничего. Выглядит, будто ты – чёртов призрак. Но я не верю в привидений, так что, знаешь, что я думаю? Думаю, ты какой-нибудь свободный стрелок, которого наняли братья Салуччи чтобы устранить Фрейзера. Иза немного застенчива, её нужно немного подтолкнуть согласится выйти за меня замуж. Но если её брат на свободе, для меня это потенциальная проблема. Это выставит меня в невыгодном свете, что значит, что поддержку синдиката получат браться Салуччи, а я – нет.

– Интересная теория, - отметил Шанс. – Продолжай. Скажу, если станет теплее.

Роберт недобро глянул на него, но продолжил.

– Думаю, ты пожадничал. Начал водить за нос обе стороны, Если бы братья Салуччи действительно держали Фрейзера у себя, они бы дразнили меня этим при каждом удобном случае. Полагаю, ты решил, что сможешь получить за него цену, которую сам назовёшь, потому что думал, что у тебя все козыри в твоих руках. Ну, знаешь что? Я пойду тебе навстречу, и с тобой ничего не случится. На самом деле, ты в пяти секундах от смерти, и единственное, что тебя спасёт, это немедленно сказать, где Фрейзер. В противном случае, я собираюсь разрешить Полу выстрелить тебе в голову, а потом мы вышвырнем твою мёртвую задницу за борт. И проведёшь остаток вечности, загнивая на дне реки, тебе понятно? Так что мы решили? Жизнь или смерть?

Шанс встретил его взгляд абсолютно невозмутимо.

– Даже если бы я и знал, где Фрейзер Спада, я бы никогда тебе этого не сказал, так что ты вполне можешь приказывать своему человеку выстрелить мне в голову и прекратишь тратить своё время.

Роберт выпрямился

– Ты грёбаный дебил. Это были твои последние слова.

Шанса позволил ухмыляющемуся Полу полностью упаковать себя в цепи, как и было обещано ранее. Потом дал поместить одну свою ногу в цемент, его обкладывали, пока вся нижняя часть не оказалась скована. Не мешал подвести себя к краю лодки, его поддерживали все трое, потому что он сам не мог нормально ходить, тазик мешал двигаться.

– Даю последний шанс, – сказал Роберт, показывая на вспенивающуюся воду перед ними. – Ты будешь говорить, или как?

Шанс холодно улыбнулся.

– Я буду говорить, когда мы увидимся в следующий раз, и это произойдёт быстрее, чем ты думаешь.

– Тупой молокосос, – пробормотал Роберт.

Потом кивнул Полу, который с усмешкой направил свой ствол в сторону Шанса.

– Отъебись, – сказал Пол и нажал на курок.

В результате выстрела Шанс не мог точно сказать, в какой момент они выкинули его за борт.

Он пришёл в себя с ногой, конечно же, по-прежнему вмурованной в таз, на дне реки с именно такой головной болью, какую и предсказывал сам себе.

О да. Он собирался выпить каждого из них и использовать их жилы как зубные нити.

Но сначала – то, что важно.

Шанс избавился от тазика и разорвал обмотанную вокруг него цепь. Потом, отдохнув пару минут и отдирая последние кусочки цемента от ноги, он начал подниматься на поверхность.

Была б его воля, он бы поплыл за лодкой Роберта, и пил бы из них всех, пока живот бы не треснул, но сейчас более важные вопросы требовали своего решения. Фрейзейр Спада был у кого-то другого. Может, Роберт правильно угадал? Были ли это братья Салуччи, но не хвастались этим, потому что были более выдержанны, чем полагал Роберт?

Существовал только одни способ выяснить это.

Лодка Роберта двигалась с приличной скоростью. На корме больше никого не было, поэтому никто не увидел головы Шанса, вынырнувшего на поверхность и поплывшего обратно к городу.

Глава 7



Изабелла подняла взгляд на входную дверь в её ресторан, когда та с грохотом распахнулась. Сердце оборвалось, когда она увидела, что это был не Шанс. Она провела на ногах всю ночь, но так и не дождалась от него никаких известий. Её желудок, казалось, уже намертво скрутило в узел, но, при взгляде на Роберта, Пола и Ричи, входящих внутрь, стало ещё хуже. Было всего лишь начало третьего. Её ресторан не откроется раньше пяти. Зачем бы они ни пожаловали, это был явно не ужин.

– Фрэнк, Стивен, Эд – пошли вон отсюда, – перечислил Роберт её персонал.

Перед тем как выйти, все три повара послали ей извиняющиеся взгляды. Иза расправила плечи и постаралась подавить внезапный приступ паники. Где Шанс? Боже, неужели с ним что-то случилось? Его заметили, когда он пытался освободить Фрейзера? Что, если они оба ранены, или ещё хуже?..

– В чём дело? – спросила она, радуясь, что её спокойный голос совершенно не отражает степень скрученности её желудка.

Роберт улыбался, идя к ней через весь зал. Ричи и Пол заняли позиции по обе стороны от входной двери. Роберт поцеловал её в щёку, это была та малость, за которую Иза не попыталась бы моментально отпихнуть его прочь измазанными в масле руками.

– Просто захотел увидеть свою будущую жену. Ведь в этом нет ничего криминального? Детка, ты так сильно загружена? Ну, это ненадолго. Когда мы поженимся, ты сможешь бросить это занятие. Но, не волнуйся, я говорил с Полом, он возьмётся за этот бизнес, тебе не нужно будет больше тут горбатиться, а ресторан твоих родителей будет по-прежнему процветать.

В ней поднялась волна гнева. О, она могла себе представить, как Пол возьмётся за управление её рестораном. Тут можно было заработать на порядок больше, чем торча на улицах или используя химчистки. Если бы сейчас у Изы был под рукой пистолет, она бы пристрелила Роберта на месте.

– Это – мойресторан, и я буду работать здесь столько, сколько захочу.

Роберт ударил её по щеке. Не сильно, но достаточно чтобы щеку Изы будто кипятком обожгло.

– Послушай меня, – сказал он низким, вибрирующим голосом, хватая её за плечи и подтаскивая ближе к себе, – я был с тобой действительно вежлив, Иза. Вёл себя, как настоящий джентльмен, потому что мужчина обязан быть вежливым с будущей матерью своих детей. Я разрешал тебе тут работать, хотя сейчас ты должна была бы быть вместе с моей сестрой, и готовиться к нашей свадьбе. Я позволил поставить мне идиотское условие про строгое воздержание до свадьбы. Я сохранил жизнь твоему ничтожному братцу, хотя должен был пустить ему пулу в лоб, когда застукал шныряющим вокруг моего дома. Я всё тебе разрешал, но не позволю на людях выказывать неуважение ко мне. У тебя есть характер, детка. И мне это нравится, но всему есть время и место. Не заставляй меня напоминать тебе об этом снова.

Иза дотронулась до своей щеки, уже практически плюнув на своё обещание Фрейзеру, потому что она не хочет, просто не сможет больше ни секунды дольше притворяться невестой, а вернее – собственностью, этого человека. Она уже отрыла рот, чтобы высказать ему всё, но прозвучавшие вдруг слова заставили её замереть.

– Убери от неё свои руки.

Волна облегчения буквально затопила Изу. Это был Шанс! Слава богу, он не пострадал, и… почему Пол просто выронил своё оружие?

– Ты же умер, – выдохнул Пол. Его лицо было абсолютно белым, а рука дрожала, когда он осенял себя крестом. – Я выстрелил тебе в голову, а тело сбросил в реку!

На это заявление Иза только шокировано уставилась на него во все глаза.

– Я и есть мёртвый. – Спокойно согласился Шанс, вставая рядом с ней, – И всё же, стою здесь. Становится интересно, каким же образом, не так ли?

Ричи выглядел таким же потрясённым. Он тоже перекрестился, и Иза услышала знакомое бормотание на латыни: "In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti…"

Даже Роберт выглядел так, будто увидел приведение, от чего по спине у Изы поползли мурашки. Никто не опровергал заявление Пола, что тот выстрелил Шансу в голову. Это не тот вариант, когда после можно просто встать, отряхнуться и уйти, но, перед ней стоял Шанс, который подтверждал, что он умер и исчезать пока никуда не собирался. Мог ли он загипнотизировать их так, что всем показалось, будто Пол действительно выстрелил в него? Такое вообще возможно?

Иза повернулась, чтобы посмотреть на Шанса, и уловила в его взгляде что-то такое, что заставило её замереть. Вспомнилось ощущение от прикосновения к его чересчур прохладной кожи, его глаза, которые, казалось, меняли свой цвет, и как он попал в её комнату через окно на пятом этаже безо всякой пожарной лестницы. Можно ли всё это объяснить просто умением гипнотизировать… И что, если нет?..

Шанс спокойно выдержал её взгляд, будто зная, какие именно мысли сейчас проносятся в её голове, и не отрицая их. И снова в памяти всплыл разговор с её бабушкой. "Не думай, что мир состоит только из того, о чём учат в школе. О нет, моя дорогая. Это – только верхний слой…”или слова Шанса, когда она спросила, кто он такой. "Тебе пока лучше этого не знать, потому, не задавай вопросы, на которые не готова услышать честные ответы…”

Роберт достал свой пистолет.

– К чёрту! Я буду всаживать в тебя пули до тех пор, пока ты точно не сдохнешь!

Иза услышала хлопки, увидела какое-то размытое движение… а потом её обняли руки Шанса. Звуки будто слились в один, желудок горел огнём, хотя всё остальное тело трясло от холода. Она попыталась посмотреть вниз, но Шанс не позволил ей это сделать. Он всё ещё прижимал ей к себе, когда сквозь пелену шока она осознала, что они двигаются, но уже где-то снаружи. По крышам. Со скоростью, которую логически объяснить никак не получалось.

Потом её мотнуло, они внезапно остановились. Шанс наклонился над ней, его лицо было совсем близко…

О боже! Его лицо!

Иза закричала. Или попыталась это сделать. Получилось только что-то прохрипеть. Шанс не обратил на это особого внимания, только вытащил откуда-то нож. Эти горящие глаза, клыки… он что-то вроде дьявола, тупо соображала Иза. От ужаса она не могла даже пошевелиться. In nomine Patris…

Шанс ударил её ножом в бок. На этот раз Иза смогла закричать, агонизирующим криком, изливающим всю её душу. Затем был ещё один, раздирающий всё внутри всплеск боли, когда Шанс выдергивал нож, а потом её глаза стало затягивать милосердное серое покрывало беспамятства. Боль стала отступать, а холод только усиливался. Иза уже едва могла рассмотреть такое незнакомое ей лицо Шанса, когда он полоснул ножом себе по запястью и прижал порез к её губам.

*  *  *

Шанс отнёс Изу в дом её бабушки. До него было не слишком далеко, тем более, что Шанс двигался к нему наикратчайшим путём, по прямой, перепрыгивая с одной крыши на другую. Здесь, наверху, движение было не сильно оживлённым.

Иза не сказала ему ни слова с того момента, как он заставил её выпить своей крови, чтобы затянулась её огнестрельная рана. Извлекая пулю из её тела, Шанса переполнялся чувствами – ярость, сожаление и страх. Он ненавидел себя за то, что приходилось делать ей больно, но иначе, после выпитой крови, рана на теле просто бы затянулась, а пуля осталась бы внутри. Пара глотков не сделает из неё вампира – Шансу пришлось бы тогда сперва убить её, выпустив всю кровь, а потом дать выпить намного больше своей крови, сейчас же это просто подлечит её, исцелит внутренние и внешние повреждения. Он не хотел рисковать и оставлять её в местной больнице: пуля попала ей в печень. Ещё чуть-чуть, и он потерял бы её навсегда.

Шанс решил, что сначала устроит её с комфортом у Греты, а после выследит двоих стрелявших, и убьёт их. Следующие пару часов ни одни из них не переживёт.

Он не стал стучать в парадную дверь, опасаясь, что за домом могут следить. Держа Изу на руках, он спрыгнул с карниза и ловко забрался в нужное окно. Случайно поднявшему в этот момент глаза человеку он показался бы не более чем обманом зрения. Скорость передвижения у вампиров намного превосходила возможности человеческого глаза улавливать это, так что не нужно было беспокоится о звонках в 911 по поводу скачущего по крышам супермена.

Одним резким ударом по раме он сбил внутри задвижку. Она выскочила из гнезда, и Шанс одним плавным движением внёс их внутрь. Секунду Иза просто тупо моргала, озираясь вокруг, будто не могла осознать, где она сейчас вообще находится. Потом ударила Шанса в грудь. Весьма ощутимо.

– Отпусти меня.

Удар вышел намного сильнее, чем обычно получилось бы. Она водила головой из стороны в сторону, прислушиваясь к шумам, час назад которые она и вовсе бы не смогла различить. Его кровь не просто полностью исцелила её. Того количества, что он влили в неё, около полулитра, хватило, чтобы сделать её сильнее и усилить все её ощущения.

Шанс отпустил её. Она сразу же отскочила подальше, выглядя так, будто ожидает с его стороны немедленного нападения. И, наверное, уже в десятый раз ощупала свой живот, ощущая гладкость кожи там, где ещё совсем недавно была огнестрельная рана.

– Я не собираюсь причинять тебе боль, Изабелла, – тихо произнёс Шанс.

Она насмешливо хмыкнула, и заявила в ответ, что совершенно ему не верит. Между тем, Шанс услышал, как в соседней комнате зашевелилась Грета. Должно быть, она там прилегла, чтобы немного вздремнуть.

– Тебя подстрелили, – сказал ей Шанс, понимая, что, находясь в состоянии шока, она могла этого даже не понять, – мне нужно было извлечь пулю. Вот почему, с ножом…

Иза обернулась, хотя была уже практически в дверях.

– Кто в меня стрелял? Роберт?

Шанс поджал губы.

– Нет. Но Роберт отвлёк меня выниманием своего оружия, и я не заметил двоих мужчин на улице, которые и начали стрельбу. Видимо, братья Салуччи устали от переговоров с Робертом и решили, что беспорядочная пальба будет гораздо более весомым аргументом.

– Вот что за выстрелы я слышала, – пробормотала Иза как бы самой себе.

Потом посмотрела на Шанса взглядом, полным такой неприязни, что это буквально полоснуло его по сердцу.

– Ты – не человек.

Он совершенно не так собирался обо всём ей рассказать, но деваться уже было некуда. Хотя он мог стереть память о том, как полоснул её ножом, использовать свои способности, чтобы скрыть произошедшее, но Шанс просто не хотел манипулировать её сознанием.

– Нет. И уже довольно давно.

– Что здесь происходит?

В комнату вошла Грета, её глаза удивлённо распахнулись, когда она увидела Шанса и Изу стоящими в её гостиной. Биение сердца пожилой женщины стало хаотичным, поэтому Шанс поспешил её успокоить.

– Всё в порядке, Грета. Изабеллу подстрелили, но я уже её вылечил.

– Иза, что случилось? – Воскликнула Грета, обнимая свою внучку.

Шанс заметил, что, обняв старую женщину в ответ, она всё равно не отрывала от него взгляда.

– Бабушка… он – не человек. Я не сумасшедшая и ничего не выдумываю, но Шанс – не человек!

Грета фыркнула.

– Конечно же нет, дорогая. Он вампир. Я не попросила бы его вмешаться, будь он всего лишь человеком. От него тогда не было бы никакой пользы, не так ли?

Губы Изы чуть дрогнули. Она переводила взгляд с Шанса на Грету и обратно, будто ожидая, что сейчас один их них вдруг закричит: "Сюрприз! Вас снимает скрытая камера!”

– Ты зналаэто? – Наконец выдавила она.

Прежде, чем Грета успела ответить, Шанс поднял руку, привлекая к себе внимание.

– Сейчас я вынужден оставить вас одних. Грета, не отрывай никому дверь, будут проблемы – сразу же звони мне. Изабелла, ты же умеешь обращаться с оружием?

– Я, гм, ну…это было давно… – невнятно ответила она.

– Хорошо. – Перебил её Шанс. – Если кто-нибудь, кроме абсолютно заслуживающих доверия людей, попробует сюда войти, стреляй в него, даже не открывая двери. Позже, возможно, придется объясниться, но лучше так, чем потом рвать на себе волосы от сожаления. Я вернусь, как только всё закончу. (прим. пер. «что сказать, читая это, переводчик пошёл потом грустно созерцать свою 4 мм стальную дверь… внешнюю, про внутреннюю цельнодеревянную, так и быть, забудем, и посетили его мысли, что план этот, конечно же, хитрый, но в наших реалиях облом подкрался бы совсем уж незаметно.»)

– Закончишь с чем? – Спросила Иза, непроизвольно шагнув в его сторону, но тут же остановившись.

Шанс позволил клыкам показаться из-под верхней губы, его глаза полыхнули зелёным светом, озарившим лицо Изы, и заставившим её с шумом выдохнуть.

– Убью братьев Салуччи, – сказал Шанс и исчез в распахнутом окне.

Глава 8


Пожилая женщина молча рассматривала Изу. Той, впрочем, тоже пока особо нечего было сказать. Столько всего произошло, и ей казалось, что привычные ориентиры буквально выдернуты у неё из под ног.

– Итак, – её бабушка наконец заговорила, – ты не знала, что Шанс – вампир, пока я тебе этого не сказала, но ты знала, что он – не человек. Как ты это поняла?

Иза, хрипло засмеявшись, прошла мимо неё на кухню, слегка задев её при этом плечом

– Давай посмотрим. Я начала что-то подозревать, когда Пол, увидев Шанса, чуть не грохнулся в обморок, потому что, своре всего, вчера ночью он самолично пустил тому пулю в лоб, а потом утопил тело в реке.

К большому удивлению Изы, её бабушка лишь рассмеялась.

– Ох, хотела бы я видеть выражение лица Пола, когда объявился Шанс. Он, небось, ещё и обмочился при этом.

– Да не в этом дело! – Резко сказала Иза, заставляя свою бабку снова стать серьезной. – А в том, что Шанс – вампир! Боже правый! А тебя это как бы совсем и не волнует. Как ты вообще спуталась с вампирами, бабуля?

– Иза, присядь.

Её тон не допускал возражений. Физически, её бабушка могла казаться хрупче паутины, но в голосе ещё сохранились те командные нотки, которые невозможно было игнорировать.

Иза вернулась в гостиную и, хмурясь, уселась на диван. Её бабушка немного повозилась на кухне и вошла следом, неся в руках два стакана. Вместо стандартного для неё чая, в этот раз пожилая женщина плеснула себе виски. А потом налила и внучке, протянув той стакан с таким выражением лица, что Иза не рискнула отказаться.

– Ты знаешь, сколько мне лет?

Иза моргнула, не ожидая подобного вопроса.

– Ну, естественно. Семьдесят пять.

– Ты ошибаешься. – Сказала старушка резко. – Мне сто двадцать шесть. Я родилась второго августа 1882 года, и не в Йонкерсе, а в Новом Орлеане. Когда, прямо перед моим шестнадцатилетнем, моя мать сбежала из дому, у меня была только одна возможность выжить – заняться проституцией.

Она проигнорировала шокированный вздох Изы.

– Я начинала с улицы, но постепенно смогла позволить себе снимать неплохую комнату на улице Базин, где жили «пташки» самого высокого класса. В то время проституция была вполне легальным занятием в той части Нового Орлеана, который местные прозвали Кварталом. Позже этот район стали называть Сторивилль.

– Однажды к нам зашёл молодой человек и сказал мадам, что хотел бы снять шестерых девушек на всю ночь. Ну, можешь себе представить, как нас развеселило это его заявление. Но он заплатил, и мы отправились с ним.

Она сделала паузу и со знанием дела взглянула на Изу.

– Дай я тебе кое-что объясню насчёт вампиров. С их выносливостью, шесть женщин за ночь –  всего лишь лёгкая разминка.

– Бабушка! – воскликнула Иза, шокировано размышляя над тем, что та принимала активное участие в групповухе из семерых человек.

– Ах, прекрати. – Одернула её бабка. – Мужчина, который приходил в бордель той ночью, был вампиром, его звали Кости, и он искал девушек для постоянного проживания в одном из своих домов. Он сразу показал нам, кто он такой, и трём девушкам, которые сразу же впали в истерику, тут же стёр память о происшедшем. Более стойким он тут же предложил начать новую жизнь и стать его донорами крови. И когда мы всё-таки решились остаться с ним, он поселил нас в великолепном доме. Нанял учителей чтобы обучить нас чтению, письму, арифметике, истории, этикету – всему, нам достаточно было лишь попросить. И подарил нам самый бесценный дар – возможность не стареть, по крайней мере, некоторое время.

– Как? – прошептала Иза, жадно впитывая каждое услышанное слово.

– Кровь. Вампиры не стареют – одно из немногих правдивых утверждений из кучи якобы достоверно известных о них фактов, и, если регулярно пить кровь вампира, твоё собственное старение сильно замедлится. Я счастливо прожила с Кости и другими девочками около сорока лет, пока не повстречала твоего деда. Я влюбилась, но он оказался очень консервативным человеком, когда дошёл разговор до сверхъестественного. Я должна была либо выбрать его и полностью отвернуться от всего, что у меня до этого было, либо отказаться от любви всей моей жизни. Я выбрала любовь, Иза, и ни разу об этом не пожалела. Когда сомневаешься, прислушивайся к своему сердцу, оно всегда выберет правильно.

Иза залпом осушила свой стакан. Губы её бабушки дрогнули, и она тоже отпила, но гораздо более изящно.

– А как ты познакомилась с Шансом? – спросила Иза после довольно долгого молчания. А потом вдруг воскликнула – Великий Боже, он же не тот вампир, с которым ты жила?

– Боже мой, нет, конечно же. Я видела Шанса лишь однажды, мельком, когда Кости заходил ко мне в гости уже после того, как я вышла замуж за твоего деда. А второй раз я его увидела недели две назад.

Это казалось сном, вот так сидеть с бабушкой и как бы между прочим обсуждать вампиров. Если бы Иза сама не видела нечеловеческое выражение лица у Шанса, а особенно – его клыки, она бы решила, что старушка просто выдумала всю эту историю. Тем не менее, это плохо объясняло бы пулевое ранение в её животе, которое волшебным образом исчезло.

– Но Шанс спокойно разгуливает при дневном свете! – Вдруг воскликнула Иза. – Я думала, вампиры этого не могу делать.

– Ты так уверена в этом, дорогая? Думаешь, разумному виду, скрывающему само своё существование от общества на протяжении тысяч лет, не пришло в голову пустить массу ложных слухов? Знаешь, например, что-то про смертельную боязнь солнечного света или крестов? Зато, потом люди видят тебя прогуливающимся в полдень и перебирающим чётки, и думают: "Ну, это уж точно не вампир!” – они верят пропаганде, искусно подмешанной в легенды.

Иза посмотрела на свой уже опустевший стакан и отправилась на кухню, чтобы налить себе ещё. Никто не смог бы спокойно воспринимать такую информацию на трезвую голову.

– Так что ж, они – не монстры, поджидающие тебя в засаде и пьющие кровь невинных жертв? – Неуверенно спросила она.

– Некоторые – такие и есть. – Ответила её бабушка совершенно серьезно. – Но большинство из них – вполне достойные люди, умеющие аккуратно питаться и не убивать своих доноров. Большинство людей, которых кусают вампиры, даже не помнят об этом потом. Силой взгляда они могут манипулировать человеческим сознанием и воспоминаниями. Быть вампиром – ещё не значит быть монстром, Иза. Монстром ещё надо постараться стать.

Так вот как Шанс гипнотизировал её. Неплохо для безработного иллюзиониста.

– Очевидно, что пулевые раны и долгое пребывание в реке не убивает вампира, а что тогда? Кол в сердце?

Серебров сердце. Или обезглавливание, но ни один вампир не отдаст тебе свою голову просто так. И не будет спокойно стоять и ждать, пока ты ему выстрелишь серебряной пулей в грудь. Иза, никогда не пытайся драться с вампиром. Тебя убьют, ты и моргнуть не успеешь.

Изе вспомнилось, как быстро Шанс передвигался по её ресторану. Она  даже чётко его не видела, только размытый силуэт. Да уж, легко поверить, насколько опасными могут быть вампиры. Клыки. Контроль над разумом. Невероятная сила и скорость. От всего этого становилось жутко.

…С их выносливостью, шесть женщин за ночь –  всего лишь лёгкая разминка…

Иза попыталась выйти из ступора. Так, может всё не так уж безнадёжно.

– Ты попросила Шанса вмешаться из-за меня и Фрейзера, – сказала она наконец. – Думаю, это вполне логично. Что страшнее, чем гангстер, если не порождение ночи? Ну, а почему бы тогда Шансу просто не….съесть Роберта? По моему, не велика была бы потеря.

– Я и сама не уверена, – осторожно ответила её бабушка. – Поначалу я думала, что он хочет убедиться, что Фрейзер в безопасности. Потом я решила, что он ждёт указаний от Кости. Понимаешь, чтобы очистить улицы от всей банды Роберта, понадобилось бы чуть больше вампиров, чтобы можно было сделать это быстро. Но я говаривала сегодня с Кости, и он был очень удивлён, что Шанс ещё не разобрался тут со всем. Так что, полагаю, это непосредственно из-за тебя.

– Меня? – Иза подскочила. – Я-то тут при чём?

Её бабушка тяжело вздохнула.

– Молодость действительно глупа. Ну же, догорая. Не прикидывайся дурочкой.

Иза уставилась на неё во все глаза. Её бабушка смотрела в ответ уверенно, почти не моргая. Но мысли, зарождающиеся в голове Изи, разбивались вдребезги о стену нерешительности, и оставалось лишь ждать, пока они чётко оформятся.

Мог ли Шанс тянуть с Робертом, чтобы побыть подольше рядом с ней? И, если это так, то что онасобирается делать дальше? Закричать и обвешать себя с ног до головы чесноком?

Или встретить его с распущенными волосами и в глубоко декольтированном платье?

Иза потрясла головой, чтобы прекратить эти мысленные метания. Фрейзер всё ещё непонятно где, и что бы она чувствовала или не чувствовала к Шансу, безопасность её брата – превыше всего. Если Шанс специально тянет время с разрешением этой ситуации, то она сама попытается всё ускорить. В конце концов, если на её стороне – вампир, и она может его использовать против Роберта, тогда она чертовски будет рада расставить всё на свои места и удавить этого недоделанного мафиози.

– Думаешь, он это серьезно сказал? – Наконец спросила Иза, посмотрев в сторону всё ещё открытого окна. – Имею в виду, на счёт убийства братьев Салуччи?

– Ох, Иза. Шанс был так зол, что они, по всей вероятности, ужемертвы.

Иза глянула на свою бабушку и мысленно удивилась, как могла считать сидящую перед собой женщину консервативной итальянской домохозяйкой. Этот холодный блеск в глазах принадлежал скорее безжалостному ростовщику, чем пожилой даме, растившей её с пелёнок.

Но, вспоминая, как человек, оказавшийся вдруг вампиром, совсем недавно вырезал ножом пулю из её тела, пришла к выводу, что внешность часто бывает обманчивой.

Глава 9


После всего изошедшего, Иза никак не ожидала, что сможет заснуть. Но сказалась бессонная ночь и та пара стаканов виски, которые она успела выпить, дожидаясь возвращения Шанса, так что, хотя она всего лишь прилегла у своей бабушки на диване, но, должно быть, задремала. Осторожное прикосновение к щеке заставило её глаза распахнуться. Рядом с ней на коленях стоял Шанс, а комнату уже перечерчивали длинные тени. Сумерки. Его не было несколько часов.

– Что с братьями Салуччи? – Тихо спросила она.

Шанс убрал руку от её лица.

– Тебе не придётся больше о них волноваться.

Удовлетворение, явно слышимое в его голосе, сказало Изе, что не одна она больше не будет об это беспокоиться. Вообще никто на планете больше не будет. Она полагала, что должна была хотя бы ужаснуться от мысли, как легко Шанс их убил, но пока ощущала лишь лёгкую… настороженность.

– А что насчёт полиции? Я удивлена, что они ещё не здесь. Со всей этой стрельбой по моему ресторану… да и мои сотрудники подтвердят, что я была в это время внутри… я была уверена, что они примчатся к моей бабушке и начнут расспрашивать обо мне.

– Они не приедут. Я позаботился об этом. – Ответил Шанс.

Позаботился?Иза вскинула голову.

– Хм, насовсем?

Шанс слегка улыбнулся.

– Нет. Чуть подправил воспоминания. После того, как закончил с братьями Салуччи, я вернулся в ресторан и немного поболтал со следователем. Теперь он думает, что разговаривал с тобой, но ты не заметила, кто стрелял. Я не думаю, что Роберт, когда объявится, будет утверждать обратное.

– Так Роберта не подстрелили? С ним всё в порядке?

– Пока.

В голосе Шанса снова проскользнули стальные нотки. Изу передёрнуло. Человек – нет, вампир, стоявший всего в шаге от неё сегодня на самом деле убил двоих, и, судя по всему, не сбирался на этом останавливаться.

– Роберт ударил тебя, – сказал Шанс, будто читая её мысли, – думаешь, я позволю ему жить после этого?

– Роберт с другими поступал гораздо хуже. – Возразила Иза. – Если собрался убить его, убей из-за них, а не из-за меня.

Шанс пожал плечами.

– Смерть есть смерть, дорогая. Я подозреваю, что тех, других, будет больше заботить конечный результат, а не моя мотивация.

– Твоя мотивация заботит меня. – Резко сказала Иза.

Серо-голубые глаза Шанса стали мерцать зелёными всполохами.

– Точно заботит?

Он так произнёс эти два слова, словно пробовал их на вкус. Иза опять вздрогнула, но уже совсем по другой причине.

– Почему ты не пришёл прошлой ночью? – Спросила она, по большей части беспокоясь за Фрейзера, но ещё и для того, чтобы пресечь свою всё возрастающую тягу к Шансу. – Это из-за того, что Пол… сделал с тобой? Я имею в виду… нужно было время для того, чтобы… чёрт… вылечиться?

Шанс, должно быть, заметил смятение в её взгляде, потому что встал и ушёл в другую часть комнаты.

– Нет, моя голова достаточно быстро зажила. Как и у любого вампира. Я не пришёл, потому что Роберт признался, что понятия не имеет, где сейчас находится Фрейзер. Он считал, что его выкрал я, и что меня наняли братья Салуччи, чтобы выставить его дураком. Так что, я нанёс им визит прошлой ночью. И был слишком добр, как оказалось – надо было просто убить их сразу же после того, как я узнал то, что мне было нужно. Собственно, – Шанс резко махнул рукой, – теперь я это исправил.

Он не убил братьев Салуччи прошлой ночью, хотя вполне мог это сделать. Это практически стоило ей жизни, но она не была расстроена. На самом деле, она вздохнула от облегчения, потому что это подтверждало слова её бабушки, что не все вампиры – хладнокровные убийцы, несмотря на ходящие про них слухи. Сегодня Шанс убил братьев Салуччи скорее из необходимости. Ей не надо было объяснять, какой кровавой может быть война между двумя криминальными авторитетами. Доказательство этому было прямо под носом, в виде окровавленной рубашки, в которую она всё ещё была одета. Если бы Шанс не убил их, браться Салуччи стали бы ещё опасней. Они понимали, что Роберт будет мстить, и обязательно опять пострадал бы кто-нибудь невиновный. Как пострадала она сама.

– Они знали что-нибудь о Фрейзере?

– К сожалению, нет. Они действительно верили, что он всё ещё у Роберта. В криминальном мире то, что Роберт, удерживая твоего брата, заставлял тебя выйти за него замуж, не считается чем-то постыдным, скорее, расценивается, как решительные меры держать свою женщину в узде.

Презрение, проскальзывающее в словах Шанса, будто вторило тому, что творилось у Изы в душе. Отлично, теперь она не чувствует ни малейшего сожаления, что они были убиты. На самом деле, она надеялась, что для них это было действительно болезненно.

– Это только усложняет дело, потому что два наиболее вероятных подозреваемых в исчезновении Фрейзера оказались невиновны. – Продолжал говорить Шанс. – Есть что-нибудь насчёт твоего брата, что ты мне не рассказала? Что-нибудь, что может пролить свет на то, где он может сейчас находиться?

Иза встала и начала расхаживать по комнате.

– Я понятия не имею, где он может быть. Он позвонил мне пару недель назад, и попросил подыграть Роберту со свадьбой, сказал, что свяжется со мной после, но так и не появился.

Шанс издал низкий рычащий звук.

– Тебе нужно было рассказать мне об этом.

Иза обернулась и смерила его обвиняющим взглядом.

– О, да неужели! Если уж говорить об утаивании информации, я скажу тебе, мистер Вампир, что тут ты виновен куда больше чем я!

Шанс слегка наклонил голову.

– Туше. Тем не менее, я собирался всё тебе рассказать. Помнишь, вчера я говорил, что нам надо поговорить? И я не собирался обсуждать твоё новое меню, дорогая.

– Ну, в любом случае, не думаю, что артериальная кровь, как блюдо дня, пользовалась бы большой популярностью, – пробормотала Иза.

– Ты, вероятно, будешь удивлена, но нас больше, чем кажется на первый взгляд. Ты определённо раньше обслуживала пару-тройку вампиров в своём заведении.

– Ты единственный, кто просидел там два часа и ничего не съел. – Ответила Иза, вздрагивая при мысли о нежити среди её посетителей.

– Мы можем есть твёрдую пищу и пить любые жидкости, не только кровь. Это просто не насыщает нас, но если мы среди людей и не хотим выделяться… – Шанс просто пожал плечами. – Живя в Риме, как говорится. (прим. пер. «Я не смогла слёту вспомнить русский аналог этого выражения. Возможно, так и говорят: "Живя в Риме – веди себя как римлянин”» Прим. редактора: «Кажись, тут уместнее будет: "Со своим усталымв чужой монастырь не ходят" J Или что-то в этом духе».)

Изе по-прежнему не верилось что он – совсем не человек, он выглядел абсолютно нормальным. Может, был чуть бледноватым, но в это время года в Филадельфии так выглядели многие.

– У тебя бьётся сердце? – Наконец нашла в себе силы спросить она.

Шанс посмотрел на неё.

– Подойди – и узнаешь.

Она подошла к нему, и её собственный пульс становился всё чаще с каждым сделанным шагом. Её сердце грохотало, и Иза знала, что Шанс это тоже слышит. Вызывает ли это в нём чувство голода? Это потому его глаза начинают светиться зеленью, стоит ей оказаться слишком близко?

– Мне стоит волноваться, что ты покусишься на меня? – Пошутила она, когда до него осталась всего лишь пара шагов.

В ответ его глаза вспыхнули изумрудным светом.

– Не в том смысле, в котором ты думаешь.

Её рука замерла в воздухе на полпути к нему. Шанс поймал её и прижал ладонью к груди, в том месте, где должно было быть сердце. По ощущениям – прохладная, твёрдая плоть, но внутри не чувствовалось биения жизни. Только тишина.

– Чувствуешь? – практически шептал Шанс. – Моё сердце не бьется, я не дышу, я никогда не состарюсь, не смогу стать отцом, заболеть, или умереть от естественных причин. Я – вампир. И ничего уже этого не изменит.

Ладонь Изы всё ещё лежала у него на груди. Шанс выпустил её руку и отступил назад, позволяя её пальцам скользить по нему, пока он был в приделах досягаемости.

– Зачем ты мне всё это говоришь? – Тоже едва слышно спросила она.

Лёгкая, горькая улыбка скривила его губы.

– Потому что я хочу, чтобы ты знала обо мне всё… и приняла любого меня. Мои чувства к тебе уже очень далеки от просто дружеского расположения. На самом деле, я не чувствовал ничего подобного ни к кому уже на протяжении довольно долгого времени. Я хочу, чтобы ты вошла в мою жизнь, Изабелла, потому и рассказываю, из чего эта жизнь состоит. Становится частью всего этого, или нет, решать только тебе.

Как ни странно, Иза прежде всего посмотрела вниз, на свою руку. Она не чувствовала отвращения, когда прикасалась к коже Шанса. Да, он был прохладнее, чем она, но так ли на самом деле важна температура тела? Было ли это достаточным, чтобы игнорировать того, от кого впервые замирало сердце. Ладно, Шанс был вампиром, и это, несомненно, уже огромное препятствие на пути их возможных отношений. Но значит ли это, что она не должна даже попытаться? Поступить так же, как и всегда, когда она сознательно отдалялась от людей, чтобы уберечь себя от боли, как было в тот раз, когда она потеряла родителей? Может, она просто боится, что ей снова сделают больно, потому и не подпускает никого к себе и близко? Если всё обстоит именно так, то единственным действительно мёртвым в этой комнате была именно она, а не Шанс. И, больше не думая ни о чём, Иза шагнула к нему навстречу.

Глава 10


Шанс преодолел оставшееся между ними расстояние, сжал её в объятиях – и, наконец – прижался ртом к её губам. Которые сразу же раскрылись, позволяя его языку проникнуть вглубь, в тёплую сладость её рта.

У неё был дурманящий привкус виски и мёда, Шанс носом втягивал воздух, жадно впитывая волны желания, исходившие от неё. Её сердцебиение отдавало лёгкой вибрацией в его грудь, бег крови по венам был для него песней, и Шанс застонал, прижимая её к себе ещё ближе. " Ты так нужна мне”, – подумал он, и его накрыло волной желания, настолько сильного, что руки буквально заныли – хотелось попросту сорвать с неё всю одежду. – " Отдай мне себя”.

Шанс не посмел даже произнести эти слова вслух, не говоря уже о том, чтобы открыть глаза и посмотреть на Изу. Это был тот случай, когда способность вампира контролировать чужой разум могла выйти из-под контроля и пересилить желание не поступать так с этим человеком. Он был так возбуждён, что неосознанно, силой взгляда, мог подтолкнуть Изу к тому, на что решиться должна была только она сама. Да, он хотел её, хотел неимоверно, но этого было явно недостаточно, чтобы взять то, что должно быть отдано только добровольно. Иза запустила пальцы в его волосы, а голову откинула немного назад. Шанс потянулся следом, скользя губами по её шее. Её пусть бился так яростно, будто умоляя его наконец укусить. Вместо этого Шанс лизнул это место, обвёл языком пульсирующую точку и услышал в ответ стон удовольствия.

Он хотел, чтобы она стонала снова и снова, и делала это ещё громче, пока он будет вылизывать её абсолютно везде. Окутывающий его дурманящий запах и вкус её тела буквально вынудили его кровь прилиться к вполне определённым органам. Шанс отпустил себя, направляя её поток и чувствуя, как твердеет и увеличивается в размерах его член. Определённо, Иза это тоже почувствовала, потому что прижалась ещё плотнее и так медленно и чувственно потерлась об него бёдрами, что Шанс потерял окончательно те крохи самоконтроля, которые ещё оставались. Он обхватил её бедра и оказался лежащим на ней быстрее, чем успел про это подумать. Иза сдавленно охнула, но тут же одной рукой рванула на нём рубашку, а другая окончательно запуталась у него в волосах.

– Шанс, – выдохнула она, – я хочу тебя.

Волна ликования сделала его речь прерывистой.

– Не здесь. Идём.

Шанс поднял Изу на руки и быстро пошел в сторону гостевой комнаты, не зная, да и не заботясь о том, будут ли на это у Греты какие-либо возражения. Оказавшись там, он захлопнул дверь и одним рывком сорвал с Изы её блузку. Её брюки постигла та же участь, впрочем, как и его одежду, пока наконец они не смогли прижаться друг к другу кожа к коже. Она удивлённо моргнула от скорости, с которой всё это было проделано, но Шанс не дал ей времени побыть застенчивой. Он упал перед ней на колени, потянул её бельё вниз и зарылся губами у неё между ног.

Всё её тело содрогнулось. Она бы упала, но Шанс крепко обхватил её бедра и медленно коснулся языком её горячей, влажной глубины. Её ногти впивались в его плечи, сдавленные стоны едва доносились сквозь грохот и пульсацию крови в её артерии, так маняще близко расположенной совсем рядом с его ртом. На вкус она была соленая и сладкая, такая непохожая на вкус крови. Чем глубже Шанс касался языком, тем сильнее от этого вздрагивала Иза, пока, наконец, её вскрики не перешли в рыдания чистого экстаза. Шанс стал вылизывать сильнее, всё ускоряя темп, поощряемый насыщенным ароматом её страсти и вкусом огненной влаги на языке.

Иза перестала цепляться за его плечи, и попыталась отодвинуть его от себя.

– Сейчас, Шанс, Сейчас. Трахни меня.

Что-то первобытное вспыхнуло в нём, когда он услышал, как Иза произносит эти слова в первый раз. В ответ он приподнял и устроил её на краю кровати, всё ещё работая языком глубоко внутри.

Она издала стон, плавно переходящий в крик.

– Чёрт побери, хоть раз, сделай, как я говорю!

И дёрнула его за волосы с такой силой, что вырвала прядь. Её рот в ужасе распахнулся, когда она увидела тёмные нити, свисающие с её пальцев. Шанс же только рассмеялся, приходя в восторг от того яростного желания, которое вынуждало её буквально требовать немедленно взять её.

Он толкнул её обратно на кровать, улёгся рядом, а потом удобно устроился бёдрами у неё между ног.

Их взгляды встретились на мгновение, прямо перед тем, как он сделал первый толчок вглубь. Её рот был приоткрыт, дыхание было рваным и частым, волосы тёмной массой обрамляли лицо с широко распахнутыми глазами цвета кедра. Шанс застонал, мечтая описать Изе, как она красива, и что он никогда не сможет забыть, насколько она была прекрасна в этот момент… но желание, намного более сильное, чем желание разговаривать, вязло над ним верх. Он вошёл в неё с такой силой, что она буквально выгнулась под ним – а потом он просто не мог больше связано мыслить. Не существовало ничего больше, кроме её жаркой тесноты, неописуемого восторга погружаться в неё всё глубже и глубже, того, как она обхватывала его, как сливались воедино ароматы их страсти… и крутящие спазмы её оргазма, будто его член разом сжимают тысячи крошечных рук. (прим. пер. «весьма суровое сравнение, скажу я вам…»)

Шанс понимал, что ему сейчас неплохо было бы и самому кончить. В конце концов, если бы он подумал, то вспомнил бы, что Иза устала, что у неё был весьма трудный день, что, чёрт возьми, в неё стреляли. Но он не думал. Он только осознавал, что не желает останавливаться, и не стал этого делать. Он обнимал и целовал её, дразня, посасывал грудь и между ног, доводил до состояния лихорадочного возбуждения, прежде чем вонзиться в неё снова и снова. Он пришёл в себя только тогда, когда понял, что Иза близка к обмороку. Она была вся в поту, а вместо стонов их неё вырывались лишь хрипы.

Шанс обнял её настолько сильно, насколько смог решиться, и дрожь наслаждения прошла по его телу. Ему показалось, что его кожа плавится, настолько сильным было удовольствие. А потом его затопило ощущение полного удовлетворения, и он не мог припомнить, чтобы такое с ним случалось раньше после оргазма. Это было так же чудесно, как и ужасно. Что, если Иза не ощущает того же по отношению к нему? Что, если она проснётся завтра утром и скажет, что всё произошедшее было ошибкой?

Шанс поспешил отогнать свои опасения прочь. Иза не производила впечатления человека, лёгко соглашающегося на близость, и она предложила ему себя, хорошо понимая, кем он является. Но в жизни – или после неё – не существует ничего определённого, и Шанс решил, что будет решать проблемы по мере их возникновения. Когда в последний раз он так нервничал, размышляя о будущее? И разве оно не стоит того,  чтобы немного помучаться? Шанс перекатился так, чтобы они лежал на боку лицом друг к другу. Иза всё ещё задыхалась, частота её сердцебиения отбивалась стокатто у него в ушах. Он взял её за руку, нежно поцеловал ладонь, потом осторожно погладил по щеке.

– Знаешь, что я собираюсь сделать завтра в первую очередь? – Спросила она, когда дыхание немного выровнялось.

Он почувствовал, как губы растягиваются в усмешке.

– Могу я дать ответ?

Она несильно стукнула его.

– Я обзвоню каждого мужчину, с которым у меня был секс… и попрошу прощения.

Шанс рассмеялся, не смотря на то, что почувствовал холодный укол ревности. Не имеет значения, что было раньше, напомнил он себе, сейчас она с тобой.

– Думаю, я тебе скажу за это спасибо.

– Поверь мне, – сказала она, пододвигаясь поближе к нему, – это тебеспасибо.

*  *  *

Иза уже довольно крепко заснула, когда Шанс, осторожно тряся за плечо, зачем-то разбудил её. Вглядываясь в кромешную темноту, она, наконец, смогла различить его лицо и увидела, что он прижимает палец к губам, показывая не шуметь.

– Кто-то пытается войти через заднюю дверь, – прошептал он.

Она взглянула на часы, стоящие на тумбочке. Было три часа утра. Определённо не время для светских визитов.

Шанс встал, белеющее в темноте тело неслышно скользнуло к окну, и выпрыгнуло наружу раньше, чем Иза успела хоть как-то среагировать. У неё была ровно секунда, чтобы пожелать, чтобы никто не проснулся в столь ранний час и не задался вопросом, почему голый мужчина выпрыгивает из окна дома её бабушки, когда режущий уши вопль заставил её буквально выпрыгнуть из кровати. Не тратя время на одежду, она просто завернулась в покрывало и выбежала в коридор. Пистолет был в гостиной, там, где она его и оставила. Конечно, серебряных пуль у неё не было, но Роберту и его головорезам хватит и старого доброго свинца.

Задняя дверь распахнулась, и внутрь зашёл Шанс. По крайней мере, Иза полагала, что это – он, лица в темноте было не разглядеть. Но, на самом же деле, как много голых парней могло оказаться в доме её бабушки в такой час? К тому же, тащащих за собой нечто бесформенное и упирающиеся.

– А ну тихо, – рявкнул Шанс, глаза сверкнули изумрудным светом. Масса тут же перестала трепыхаться.

– Это Роберт? – спросила Иза, споря сама с собой, нужно ли ей сейчас оружие, или нет.

– Нет. – Ответил Шанс, хватая незнакомца за волосы и заставляя того запрокинуть голову. – Полагаю, это твой братец.

– Фрейзер! – воскликнула Иза.

- Не включай свет. – Предупредил её Шанс, когда она собиралась уже щелкнуть ближайшим выключателем, чтобы убедится, действительно ли это – её брат. – Сначала – задёрни все шторы, мы понятия не имеем, возможно, за домом следят.

Иза, быстро передвигаясь, плотно задёрнула шторы на всех окнах, и чуть не упала от облегчения, когда, включив свет, увидела, что это действительно был её брат. Фрейзер был тут, живой и невредимый – разве что тупо смотрящий на Шанса пустым взглядом.

– Э, можешь его вывести из этого состояния? – Попросила она.

Её бабушка вышла из своей комнаты как раз в тот момент, когда Шанс пробормотал что-то Фрейзеру, от чего её брат немедленно пришёл в себя и отскочил подальше.

– Фрейзер, всё хорошо! – Тут же попыталась успокоить, поймав брата за руку, Иза, – он не причинит тебе вреда… и где ты вообще был?

Её брат продолжал пятиться от Шанса.

– Иза, кто этот парень? Что какой-то голый тип делает в доме у Ба?

– Это – голый… хм, иллюзионист, он – мой новый бойфренд. – Иза запнулась, краснея от того, что Фрейзер рассматривал её всклокоченные волосы и покрывало, в которое она была замотана.

Её бабушка лишь рассмеялась ярким, звонким смехом.

– Фрейзер, я так рада, что с тобой всё в порядке! Полагаю, всем тут интересно услышать, где ты пропадал последние несколько недель?

– Я не могу рассказать… – сразу насупился Фрейзер.

Пальцы Изы впились в руку брата.

– Какое, к дьяволу, "я не могу"! Мне пришлось изображать из себя невесту этого Мини-Моба Бертини весь прошлый месяц, потому что ты сказал мне, что это вопрос жизни и смерти, так что теперь ты просто обязан объяснить, зачем всё это было нужно.

– Я не могу, – Фрейзер зашипел, попробовав вырвать руку и весьма удивившись, когда не смог этого сделать. – Я зашёл только убедиться, что с тобой всё в порядке, я слышал, Спагарелли обстреляли вчера днём…

– Всё в порядке, но не благодаря тебе. – Шанс весьма угрожающе оборвал его. – Если бы твоей сестре не нужно было играть эту роль, Роберт не находился бы рядом с ней, когда его пытались убить, и Изу не подстрелили бы вместо него.

– Тебя ранили? – Выпалил Фрейзер. – Но как? Я слышал, тебя даже там не было!

– В неё попали, – в спокойном взгляде Греты, посланном Шансу, начало сквозить понимание. – Её присутствие там было скрыто от местной полиции, чтобы обезопасить от возможного нападения, потому что случайные свидетели вполне могли бы опознать стрелявших.

Во даёшь, Бабуля, подумала Иза с восхищением, сто двадцать шесть лет, а как шустро вывернулась.

Но Фрейзер покачал головой.

– Ба, не стоит беспокоиться, что стрелявшие буду искать Изу. Они мертвы. Братьев Салуччи и их троих охранников нашли с полуоторванными головами на складе пару часов назад. Бертини сейчас допрашивает ФБР, но у этого сукина сына действительно есть алиби…

– Откуда ты всё это знаешь? – Оборвал его Шанс. – Ты не мог узнать это из новостей.

Иза слегка побледнела от описания, в каком виде нашли братьев Салуччи и их охрану, но вопрос Шанса отвлёк её от размышлений на эту тему. Откуда Фрейзер мог всё это знать?

– Ты не хочешь натянуть штаны, приятель? – Спросил Фрейзер, взглянул на Шанса и тут же отведя глаза. – Должен заметить, это слегка неприлично.

Грета фыркнула.

– Фрейзер, ты такой ханжа. Впрочем, Иза, Шанс, он никуда не денется, так что у вас есть время, чтобы спокойно отыскать свою одежду.

Иза не упустила стальных ноток в тоне своей бабки, когда та заявила, что Фрейзер никуда не уйдёт. Не пропустил их и её брат. И сглотнул.

– Ба…

– Ты же не хочешь, чтобы я расстроилась, ведь правда, дорогой. – Сказала она так холодно, что Шанс, взглянув на неё, даже усмехнулся. – Поэтому, оставайся, где стоишь. Иначе я попрошу Изу держать тебя на мушке, пока ты не расскажешь всё, что нас интересует.

Иза гадко улыбнулась брату.

– Доверься мне.

Фрейзер вздохнул.

– Идите, одевайтесь. Думаю, я подожду вас тут.

Глава 11


Три недели спустя её бабушка поправляла фату на голове у Изы. Сама Иза рассматривала своё отражение в зеркале и улыбалась. А вот идёт невеста.

Агнесс, сестра Роберта, хмурилась.

– Ты не должна была переделывать платье моей матери. Роберту это не понравится.

– Я поражена, что ваша мать вообще могла дышать, учитывая, как наглухо оно застёгивалось до самого подбородка. – Едко ответила Иза. – К тому же, это моясвадьба. А не её.

Агнесс пробормотала себе под нос что-то насчёт того, что совсем скоро Изу научат уважению, на что Иза только улыбнулась ещё шире. Нет, подумала она, это Роберт научится.

Бабушка вручила Изе её букет. Очаровательная композиция из белых и розовых цветов, каскадом ниспадающих до самого пола.

– Дорогая, ты будто светишься изнутри. Ты готова?

Иза кивнула.

– О, да.

Грета похлопала её по руке.

– Увидимся перед алтарём.

Иза наблюдала, как её бабушка и потенциальная свояченица выходят из комнаты, а потом опять развернулась к зеркалу.

– Так как я выгляжу?

Зеркало стояло возле стены, но не вплотную, из-за него и появился Шанс, до этого прятавшийся там в нише. Он поднял затянутую в перчатку руку Изы и поцеловал её.

– От тебя перехватывает дыхание.

Она улыбнулась в ответ.

– Тебе легко говорить такое, ты вообще не дышишь.

– Иногда – дышу.

Он наклонился к Изе и сделал медленный, глубокий вдох, более чувственный, чем поцелуй. За прошедшие несколько недель Шанс часто говорил Изе, как любит её запах, хотя, воспоминания, когда именно он особенно часто его вдыхал, заставляли её заливаться краской.

– Тебе не обязательно делать это. – Прошептал он, едва-едва касаясь губами её уха через фату.

– Я это заслужила.

И много чего ещё. Продолжала играть роль послушной невесты, после того как Роберт заявил, что вся её дальнейшая жизнь будет такой же, какой была в эти последние недели, а он, наконец-то, добьется того, к чему так стремился. Да, Иза определённо заслужила это.

По иронии судьбы, именно Шанс поспособствовал скорейшему вступлению Роберта «официально» в ряды мафии. После жестокого убийства братьев Салуччи и их троих телохранителей, Роберта приняли в синдикат на раз. Никто не спешил брать на себя ответственность за их убийство, поэтому все решили, что это сделал Роберт, в отместку за покушение на себя – и никто не стал возмущаться. Такая снисходительность говорила о том, что большие боссы находились под впечатлением. И точно, двое наиболее влиятельных на всём Восточном побережье мафиози оказались в списке гостей, приглашённых на её свадьбу. И, кажется, не собирались отклонять приглашение. И было ещё парочку гостей, о которых Роберт пока не догадывался. Шанс взглянул на букет, который она держала в другой руке.

– Если ты настаиваешь.

Пальцы Изы сжались на мгновение, когда она ему мрачно улыбнулась

– Да.

Это был единственный раз, когда она собиралась сегодня произнести это слово.

*  *  *

Все в церкви встали, когда Иза показалась в дверях и в одиночестве пошла по проходу. Один из друзей Роберта предложил сопровождать её, но Иза отказалась, и Роберт не стал настаивать. Видимо, решил не добивать и так сдавшегося на его милость. Ведь всё остальное было запланировано и решено исключительно им и Агнесс. Учитывая недавно приобретённый статус Роберта, они хотели устроить пышное празднество, а пожелания Изы были не тем, с чем нужно было считаться. Единственное, на что Роберт дал своё согласие, что Иза останется жить в доме своей бабушки вплоть до самой свадьбы. Как считал Роберт, это из-за плохо самочувствия Греты. На самом же деле, причина была в том, что у Греты в доме был подвал, который позволял Шансу свободно приходить и уходить, не светясь перед соглядатаями Роберта  Последний всё ещё никак не мог решить, что думать на счёт появления Шанса в её ресторане в тот знаменательный день. Последнее его предположение было, что у Шанса есть брат-близнец. Ну, если не верить в призраков и вампиров, то Иза была согласна, что это – наиболее разумное объяснение.

Она улыбалась Роберту, пока шла по проходу. Но совсем не из-за того, что была счастлива его лицезреть, а потому что увидела, как потемнело от злости его лицо, когда он заметил все те изменения, которые Иза внесла в свадебное платье его матери. Когда-то наглухо застёгиваемое, теперь оно было сильно декольтированно, а длинные рукава были почти полностью обрезаны. Это давало Изе возможность свободно двигать руками, и, естественно, было гораздо более сексуальным на вид, чем тот вариант чопорной католической невесты – девственницы, который от неё ожидали. На самом деле, Роберт сам виноват, что так решил. Ну, кто поверит, что современная женщина почти в тридцать лет, всё ещё будет хранить целомудрие.

Она добралась, наконец, до алтаря, и Роберт, всё ещё рассматривающий её исподлобья, протянул ей руку. Стоящая рядом Агнесс, которую назначили на почётный пост бдения Изиной чести, потянулась за её букетом, чтобы та смогла взять за руку жениха. Пожилой священник выжидающе посмотрел на Изу, когда та не сделала ничего, а просто осталась стоять, даже не шевельнувшись. Роберт нахмурился уже угрожающе.

– Иза… – произнёс он тихо и устрашающе.

В ответ она ему просто улыбнулась. Широкой улыбкой, полной радости от предвкушения того, что она собиралась сделать. А потом выдернула из верхушки букета цветы, обнажая спрятанный там Магнум 357.

– Роберт, дорогой, я – не согласна! – Чётко произнесла Иза, направляя на него пистолет.

В это момент двери в церковь распахнулись и несколько спецназовцев ворвались внутрь. За ними вошёл её брат, Фрейзер, громко объявляя:

– Министерство Юстиции, никому не двигаться! (прим. пер. «В штатах МинЮст не только выносит приговор, но и следит за его исполнением. Для меня же эта угроза звучит так же ужасно, как и вопль, Всем стоять, это ГорГаз!»)

Всё равно некоторые из гостей сразу же попытались смыться.

Иза видела всё это краем глаза, потому что не отрывала взгляда от Роберта. И наблюдала, как его взгляд стал бешеным, когда он посмотрел сначала на Фрейзера, а потом – обратно на Изу.

– Твой братец – ё**ный мент.

Иза улыбнулась ещё шире.

– Да, он работает под прикрытием. Кто б мог подумать, правда? Я думала, все эти его мотыляния были из-за того, что он просто был не способен удержаться на рабочем месте. Кстати, спасибо, что пригласил на свадьбу своих дружков. Знаешь, как нелегко было собрать вас всех под одной крышей?

Кулак Роберта качнулся в её сторону, но Иза даже не вздрогнула. Выпив для подстраховки прошлой ночью крови Шанса, сейчас её казалось, будто Роберт двигается как в замедленной съёмке. Иза выстрелила и попала ему в бедро. Он рухнул на колени, а у Агнесс началась истерика.

– Не стрелять! – Закричал Фрейзер, но бойцы спецназа уже были проинформированы, что Иза на стороне «хороших» парней. Её было легко вычислить, в конце концов, она одна была одета в свадебное платье.

– Грёбаная сука … я убью тебя за это! – Выдохнул Роберт.

– Мэм, опустите пистолет, – сказал Изе одетый в чёрное боец, остальные быстро скрутили Роберта.

– Ты даже не увидишь меня снова, – сказала Иза, опуская пистолет только после того, как на Роберте защёлкнулись наручники. – На самом деле, ты ни Пола, ни Ричи тоже больше никогда не увидишь.

ЭтоШанс просто отказывался с ней даже обсуждать. Иза уже потратила чёртову уйму времени, пытаясь убедить его, что Роберта необходимо оставить в живых, чтобы он мог предстать перед судом за многочисленные убийства, вымогательства, кражи и взятки, доказательства по фактам которых Фрейзер собирал долгие три года. Что Ричи и Пол? Мелочь. Или, как справедливо предположила Иза, ужин. С самого начала они находились на улице снаружи, чтобы предотвращать непредвиденные казусы. Как, например, о, с десяток спецназовцев, вбегающих вовнутрь. Но прямо перед тем, как Иза вошла в часовню, они таинственным образом исчезли. Шанс не хотел оставлять её у алтаря одну во время захвата Роберта, но та категорически на этом настаивала. Роберт слишком долго ею помыкал, так что, теперь будет знать, кому именно он обязан своим арестом.

Она интересовалась, узнали ли перед смертью Пол и Ричи, что они – всего лишь – откупные для Роберта. Впрочем, смерть есть смерть, как определили Шанс однажды. Конечный результат всегда гораздо важнее мотивации.

Несколько гостей со стороны жениха, на которых тоже надели наручники, одарили Изу весьма прохладными взглядами, когда их уводили. На это она лишь мысленно пожала плечами. Фрейзер рассказал, что после, когда всё закончится, она и её бабушка будут включены в программу по защите свидетелей, но у Изы были свои собственные планы. В которых присутствовал шикарно выглядящий вампир с кучей друзей на весьма высокопоставленных постах. Без сомнения, Шанс сможет охранять её и её бабушку гораздо лучше, чем любая федеральная программа, и сделает это с гораздо большим удовольствием. Иза сомневалась, что программа по защите свидетелей способна обеспечить ей такой же уровень комфорта, которые пообещал ей Шанс. Он зашёл в церковь со двора и стал протискиваться к ней сквозь толпу, показав специальное удостоверение, выданное ему заранее Фрейзером. Его лицо было не таким бледным, как обычно, а когда он подошёл к Изе и поцеловал её, его губы были почти горячими.

О, да. Пока-пока, Пол и Ричи.

– Ты готова уйти? – Спросил он тихо.

Иза кивнула.

– Всё равно, пышные, шумные свадьбы мне никогда не нравились.

Шанс рассмеялся.

– Я буду иметь это в виду.

В этот момент к ним подошёл Фрейзер.

– Иза, ты должна будешь проехать с нами и дать показания. К тому же, хм, я уверен, ничего страшного, это была просто самооборона, но тебя всё же придется арестовать за то, что ты стреляла в Роберта.

– Ты прав, – фыркнул Шанс. – Пойди сюда на секунду…

Он дружеским жестом обнял Фрейзера за плечи, совершенно игнорируя объяснения её брата по поводу процедуры задержания. А когда они оба почти скрылись за огромным крестом прямо за алтарём, Иза увидела, что его глаза вспыхнули зелёным светом. Мгновение спустя, когда они вышли обратно, Фрейзер уже молчал как рыба.

– У нас есть пять минут прежде чем он отойдёт от этого. – Сказал Шанс Изе со злой усмешкой на губах. – Не думаю, что должен его усыплять надолго, учитывая всю эту суматоху.

– А как мы сможем пройти через всё… - Иза широким жестом руки обвела толпу спецназовцев, к которым уже присоединились агенты ФБР и офицеры полиции, – это!

– Дорогая, никогда не нужно недооценивать изобретательность вампира, – пробормотал Шанс.

Он завёл её в ближайшую кабинку для исповеди, закрывая дверь изнутри. Заслонка со стороны священника тут же отодвинулась, и в окошке мелькнули обесцвеченные почти до белизны волосы.

– Грешен ли ты, сын мой? – С лёгким английским акцентом спросил голос.

Шанс рассмеялся.

– Слишком долго перечислять, Кости, как, впрочем, и тебе. Но, если ты не возражаешь, я бы не хотел вдаваться в подробности.

– Согласен. Нарушение таинства исповеди строго карается свыше.

Потом послышался скрежет металла, и решётки, разделявшей их, не стало. Кости – про этоговампира рассказывала ей бабушка? – резко ударил кулаком в стену за своей спиной, и та упала, открывая проход, который, видимо, когда-то существовал, но позднее был заложен.

– Ведёт в дом священника, – пояснил Кости, пролезая в дыру, – давайте не будем зря тратить время.

Шанс и Иза тоже вполне удачно пролезли за ним. Во всём этом гомоне, не нужно было опасаться, чтобы вести себя тихо, но скоро люди заметят, что вооруженная до зубов невеста куда-то запропастилась.

Оказавшись в доме, Кости указал на окно.

– Ваша машина на улице. Я останусь здесь и подожду, может, у кого хватит ума последовать за нами. Лучше поторопитесь, иначе Грета уедет без вас.

– Ты позволил сто двадцати шести летней женщине сесть за руль моего Камаро? – Спросил Шанс в недоумении.

Кости рассмеялся.

– Ты – ещё старше, так что не возмущайся.

Сколькотебе лет? – Ахнула Иза. Ладно, видимо она не догадалась уточнить кое-какие вещи.

– Сто сорок три года. – Шанс нагнулся и быстро её чмокнул. – Но, не волнуйся, дорогая, я не чувствую себя старше сотни лет.

– Приятно было познакомиться, дорогая. – Прокричал Кости, когда Шанс подхватил Изу на руки и пулей выскочил через распахнутое окно, заставляя любого, кто мог их увидел, заметить только размазанные силуэты.

На другой стороне улицы Грета прогревала мотор Камаро. Шанс запрыгнул в открытую пассажирскую дверь, и машина с визгом шин рванула с места – Грета не стала дожидаться, пока он захлопнет дверь за собой.

– Куда мы сейчас? – Спросила Иза, её голова была плотно прижата к груди Шанса. Он полулежал на сидении, видимо, опасаясь, как она решила, что их могут догнать.

– Куда угодно. – Ответил он. – у нас полно времени.

Иза взглянула на свою бабушку, ведущую шикарную машину, и улыбнулась. Твоё сердце всегда выберет верно– говорила Грета, и она была с этим согласна. Она сделала свой выбор, и теперь совершенно не имело значения, куда они направлялись. Кроме того, Шанс был прав. У них было много времени. Бесконечность, если она пожелает.

– Удиви меня, – сказала Иза и поцеловала его.