Зеркальное отражение (fb2)

Зеркальное отражение   (скачать) - Лорин Батлер

Лорин Батлер
Зеркальное отражение


1

Клейтон Уинстон взглянул на столбик термометра и поморщился. Тридцать шесть градусов в тени едва ли подходящая температура для перегона овец, уныло подумал он. Однако чертовы животные давно уже уничтожили всю траву на Северном пастбище. Если их немедленно не перевести на Долгий выгон, твари просто подохнут с голоду. А это грозит огромными убытками. Невыносимая жара держалась вот уже шестнадцать дней, а прогнозы синоптиков по-прежнему были малоутешительны.

Что ж, деваться некуда, мрачно усмехнулся Клейтон. По крайней мере, эта работенка едва ли покажется тяжелее, чем холодный отказ, который был получен от гордячки Дайаны Глэдстон в ответ на предложение стать миссис Уинстон.

Тихо выругавшись, Клейтон спустился с крытой террасы и окликнул своего старшего помощника, который вел на конюшню пегую кобылу.

— Старина Хэнк! С добрым утром! Как тебе нравится нынешняя погодка?

— И не говорите, хозяин! — Хэнк, высокий широкоплечий мужчина лет сорока пяти, в знак приветствия приподнял шляпу, а затем отер пот со своего скуластого, бронзового от загара лица. — Так что вы решили насчет мериносов с Северного пастбища?

— Придется перегонять, дружище. Созывай ребят, а заодно, раз уж идешь на конюшню, прикажи оседлать для меня гнедого. Встретимся через полчаса.

— Есть, хозяин! — с улыбкой ответил Хэнк и продолжил свой путь.

Несмотря на разницу в возрасте и социальном положении, его с Клейтоном связывала многолетняя дружба. Почти всю свою жизнь Хэнк проработал на ранчо «Золотое руно». Сюда он попал в качестве сезонного работника. Однако ясные глазки дочери одного из овчаров заставили парня оставить кочевой образ жизни и прочно обосноваться на ранчо, сначала в качестве простого конюха, а спустя лет шесть и старшего помощника покойного Джона Уинстона, отца Клейтона. Когда Джон умер, его сыну едва исполнилось двадцать пять, и с тех пор Хэнк стал правой рукой и неизменным советчиком молодого скотовода.

Оставшись один, Клейтон еще раз взглянул на термометр, автоматически запоминая температуру, которую следовало позднее занести в специальный журнал, и вернулся в дом.

— Клейтон, милый, где же ты пропадаешь? — послышался женский голос, и на пороге столовой показалась невысокая полноватая женщина лет пятидесяти. Она была одета в простое светлое платье, а ее черные, с заметной проседью волосы были собраны в гладкий пучок. — Завтрак уже давно остыл.

— Я вообще не понимаю, зачем готовить в такую жарищу горячие блюда, мама, — проворчал Клейтон, усаживаясь на свое обычное место.

Миссис Ребекка Уинстон с упреком взглянула на своего единственного сына.

— Скажи спасибо Молли, что она вообще находит в себе силы стоять у раскаленной плиты, когда и без того можно протянуть ноги от зноя. Посмотрела бы я, как ты управлялся бы со своими овцами, находясь на диете из сырых овощей да фруктов.

Клейтон смутился и виновато посмотрел на порядочный кусок баранины, который только что положил на тарелку.

— Я только хотел сказать, что остывшая баранина ничуть не хуже горячей.

— Ах ты, подлиза! Ну да ладно, Бог с тобой. — Миссис Уинстон всепрощающе улыбнулась. — Кстати, минут пятнадцать назад верховой привез письмо для тебя.

— Угу. — Слишком занятый содержимым своей тарелки Клейтон не обратил внимания на странную интонацию, с которой мать произнесла последнюю фразу.

Миссис Уинстон откашлялась и попробовала начать сначала.

— Видишь ли, Клейтон, это не совсем обычное письмо. — На этот раз сын перестал жевать и поднял голову, выжидающе глядя на мать. Довольная произведенным эффектом, та выдержала интригующую паузу и продолжила: — Оно от женщины.

Клейтон удивленно приподнял брови. С тех пор как Дайана Глэдстон отказала ему, он зарекся иметь дело с особами женского пола. И на протяжении последних пяти лет старательно держал данное себе слово… если не считать нескольких легкомысленных интрижек.

Интересно, кому же вдруг приспичило написать мне? — гадал Клейтон. Может быть, красотке Бетси? Или премилой блондиночке Сузан? Хотя едва ли, учитывая, что Бетси с год как вышла замуж, да и Сузан еще пару месяцев назад перестала доставать его своими слезливыми посланиями.

— Ты уверена, что письмо от женщины, мама?

— Абсолютно. И я даже знаю ее имя.

— И как же зовут эту несчастную?

Услышав подобный эпитет, миссис Уинстон хмыкнула.

— Не уверена, что подобное определение подходит нашей соседке Дайане Глэдстон.

От неожиданности Клейтон едва не поперхнулся.

— Дайана?! Но за каким чертом ей вдруг понадобилось писать мне?

Ребекка Уинстон осуждающе посмотрела на сына.

— Помнится, когда-то ты был готов умереть за один ее ласковый взгляд.

Клейтон нахмурился.

— С тех пор прошло уже пять лет, мама. Мы оба были слишком молоды и наивны. И вообще, после того как Дайана выставила меня совершеннейшим кретином в глазах всей округи, расторгнув нашу помолвку всего за четыре дня до свадьбы, я и слышать ничего не хочу об этой вздорной особе!

— Ты не прав, Клейтон. У Дайаны были веские причины отказать тебе, и ты прекрасно знаешь об этом. Или забыл, что произошло тогда?

При этом напоминании Клейтон помрачнел еще больше и резким движением отодвинул от себя тарелку.

Нет, он ничего не забыл…


Было чудесное раннее утро. Казалось, ничто не предвещало беды. Дожди перестали идти всего лишь несколько дней назад, и земля пока хранила пролившуюся на нее обильную влагу.

Дайана и Клейтон, как обычно, встретились у высокого старого эвкалипта, одиноко возвышающегося на границе владений их отцов. Пустив лошадей шагом, они поехали вдоль изгороди, разделяющей участки. В кристально прозрачном воздухе еще витала ночная свежесть, а солнце, едва оторвавшееся нижним краем от горизонта, ласково пригревало левые щеки молодых людей.

— О чем ты задумалась, любовь моя? — нежно спросил Клейтон у спутницы, только что щебетавшей как птичка и вдруг погрузившейся в задумчивое молчание.

Очнувшись от своих мыслей, Дайана откинула назад свои роскошные рыжие локоны, спускавшиеся до пояса, и улыбнулась жениху.

— Да так, ни о чем… — Она медленным взглядом обвела горизонт. — Просто я вдруг подумала, что до сих пор у нас все складывалось слишком хорошо.

— Что значит «слишком хорошо»? — не понял Клейтон. — Надеюсь, ты не надумала постричься в монахини всего за несколько дней до нашей свадьбы?

Дайана звонко рассмеялась.

— Нет, дело не в этом. Когда ты рядом со мной, любимый, мне страшно и подумать об обете безбрачия. Но вот только… только не вздумай надо мной смеяться!

— Обещаю, но при условии, что ты сейчас же перестанешь считать ворон и подберешь поводья. Если такая искусная всадница, как мисс Дайана Глэдстон, вдруг грохнется с едва бредущей кобылы, это будет и в самом деле смешно.

Дайана нахмурилась.

— Вечно ты со своими шуточками, Клейтон. С тобой ни о чем нельзя поговорить серьезно.

— Клянусь, больше не буду. Так в чем же дело?

Старательно подбирая слова, чтобы как можно яснее выразить свою мысль, Дайана заговорила:

— Знаешь, я где-то читала, что все в мире имеет свою половину… или, лучше сказать, зеркальное отражение. Например, горе и радость, печаль и веселье, черное и белое… Понимаешь?

Клейтон кивнул.

— Вполне.

— Так вот эти половины не могут существовать друг без друга. Где горе, там и радость, где смех, там и слезы… Между ними существует своеобразное равновесие, некий баланс, благодаря чему и сохраняется порядок во Вселенной…

— Все это, конечно, интересно, — нетерпеливо перебил невесту Клейтон, — но я никак не соображу, какое отношение имеют к нам твои книжки?

— Самое непосредственное. Ты никогда не задумывался над тем, что до сих пор у нас все было слишком хорошо? Мы познакомились еще маленькими детьми, выросли бок о бок, потом влюбились. Менее чем через неделю состоится наша свадьба… И никаких забот, никаких проблем.

— Так это же замечательно, глупышка! — Клейтон подъехал вплотную к Дайане и обнял ее за талию. — Неужели ты всерьез боишься, что кто-то сглазит наше счастье?

— Пожалуй, что так. — Дайана подняла на Клейтона прекрасные синие глаза, и того поразила серьезная сосредоточенность во взгляде девушки. — До сих пор ничто не омрачало нашего счастья. Но кто поручится, что этого не случится завтра? Или даже прямо сейчас?

Клейтон спрыгнул с лошади, протянул руки — и спустя мгновение Дайана оказалась в крепких мужских объятиях. Бережно взяв ее за подбородок и глядя в большие блестящие глаза, он взволнованно произнес:

— Я не знаю второй такой красивой, умной, доброй, обаятельной девушки, как ты, Дайана. И я люблю тебя, как никто никого не любил в целом мире. Ты права: я не могу поручиться за то, что ждет нас завтра. Но обещаю, что буду любить тебя всегда… Всегда! Моя любовь умрет только вместе со мной.

Тронутая до глубины души Дайана приподнялась на цыпочки и, обвив руками шею Клейтона, прошептала:

— И я обещаю, что никогда и не подумаю ни о каком другом мужчине, кроме тебя, любимый!

Молодые люди стояли и исступленно целовались, когда внезапно легкий ветерок донес до них обрывки чужого разговора, происходящего на повышенных тонах. Похоже, где-то недалеко крупно ссорились. В этот момент Дайана и Клейтон находились на дне небольшой ложбины, размытой дождями, и поэтому были скрыты от глаз спорящих.

— Как думаешь, кто это? — спросила Дайана, обеспокоенно глядя в ту сторону, откуда доносились голоса.

— Не знаю, — отмахнулся Клейтон, явно раздосадованный тем, что им помешали. — Наверное, овчары опять чего-нибудь не поделили. Да и какое нам до них дело?

Он снова попытался поцеловать девушку. Однако Дайана, продолжая внимательно вслушиваться, ловко вывернулась из объятий жениха.

— Нет, это не овчары. Странно, но голоса кажутся мне знакомыми.

На лице Клейтона появилось тревожное выражение.

— Мне тоже. Черт, отсюда невозможно разобрать, кто это! Может, поднимемся повыше и посмотрим?

— Пожалуй. Не хватало, чтобы эти люди перекалечили друг друга едва ли не на наших глазах!

Ведя в поводу лошадей, Дайана и Клейтон осторожно, стараясь не шуметь, начали подниматься по влажному склону. По мере их продвижения сердитые голоса звучали все отчетливее и отчетливее. Наконец молодые люди смогли различить слова.

Пререкались двое мужчин. Один из них, обладатель хриплого голоса, как раз заканчивал длинную тираду, начало которой ускользнуло от слуха Дайаны и Клейтона.

— …и повторяю в последний раз: этот участок никогда не был твоим и не будет!

Узнав говорящего, Дайана побледнела и смятенно прошептала:

— Это же твой папа… наши отцы… Неужели опять взялись за старое? Не понимаю, зачем столько грызться из-за какого-то несчастного клочка земли!

Клейтон ободряюще обнял перепугавшуюся девушку за плечи, и та доверчиво прижалась к нему, словно ища зашиты. В это время послышался низкий баритон другого мужчины. Угрожающим тоном невидимый собеседник произнес:

— Ты врешь, Джон! Еще твой прадед передвинул изгородь и незаконно присвоил себе землю моего прадеда! Вы все, Уинстоны, жалкое лживое отребье, и никто больше!

Выбравшись наконец из ложбины, Дайана и Клейтон замерли на месте, не решаясь приблизиться к говорящим. А те, всецело поглощенные спором, даже не заметили появления случайных свидетелей.

Джон Уинстон, услышав обидные слова, затрясся от едва сдерживаемого негодования. Многозначительно тряхнув ружьем, висящим на плече, он пугающе тихо произнес:

— Немедленно возьми свои слова обратно, Патрик Глэдстон, или тебе придется пожалеть об этом.

В ответ на это отец Дайаны пренебрежительно хмыкнул:

— И не подумаю!

Джон Уинстон снял ружье с плеча и прицелился прямо в грудь Глэдстону.

— Повторяю в последний раз, Патрик. Или ты сейчас же извинишься за бред, который здесь нес, или я запихну каждое гнусное слово обратно в твою мерзкую глотку!

Дайана стояла ни жива ни мертва. Но, увидев, как Джон Уинстон поднял ружье, тихо вскрикнула и изо всей силы вцепилась в руку Клейтона.

— Сделай же хоть что-нибудь! — взмолилась девушка. — Они же сейчас поубивают друг друга!

— Не волнуйся, Дайана, — ответил Клейтон. — Еще наши прадеды бранились из-за этого злополучного клочка земли, и до сих пор дело ограничивалось лишь пустой руганью. Надеюсь, наша свадьба положит конец многолетней распре: оба владения объединятся, и делить будет больше нечего.

— Но у твоего отца ружье!

— Ну и что? Он всего лишь хочет припугнуть Патрика. Кстати, глянь-ка на твоего папашу. Уж не нож ли блестит у него в правой руке?

И в самом деле Патрик Глэдстон вынул из-за голенища сапога длинное острое лезвие и помахал им почти перед самым носом Джона Уинстона.

— А это ты видел, Джон? Что теперь скажешь?

— То, что в роду Уинстонов отродясь не бывало лгунов и трусов и я никому не позволю срамить честные имена моих предков. Не слышу извинений, Патрик.

— Зато можешь услышать кое-что другое. Думаешь, я не понимаю, кому выгодна свадьба Дайаны и Клейтона? Тебе! Воспользовавшись тем, что моя единственная дочь совсем еще молодое и неопытное создание, ты подговорил сына обольстить ее, дабы прибрать к рукам всю мою землю!

На лице Джона Уинстона отразилось крайнее изумление.

— Опомнись, Патрик! Ведь мы с тобою друзья. Что за вздор ты несешь? Зачем приплел сюда наших детей?

— Приплел? Ха! Да я тебя насквозь вижу, хитрый, низкий интриган! Но не думай, будто я смирился и беспрепятственно позволю завладеть моим ранчо. Дайана станет женой твоего сына только через мой труп!

Губы Джона скривились в нехорошей усмешке.

— Говоришь, через твой труп? Что ж, это нетрудно устроить. — И он положил указательный палец на курок.

— Ну, что же ты медлишь? — поддел Джона Патрик. — Или не хватает духу?

— Последний раз говорю тебе, Патрик, опомнись!

— Стреляй же! Чего ты ждешь?

— Патрик! — почти умоляюще воскликнул Джон, опуская ружье. — Я… я не могу стрелять в друга.

Видя слабость Уинстона, Глэдстон презрительно ухмыльнулся и перекинул нож из руки в руку.

— Как я и говорил, ты всего лишь жалкий трус, Джон. Что ж, раз у тебя не хватает смелости кончить наше дело по-мужски, это сделаю я.

Джон невольно опять поднял дуло ружья.

— Не надо, Патрик! Остановись, пока можно!

— Слишком поздно. — На лице Глэдстона застыло какое-то фанатичное выражение. — Вдвоем на земле нам слишком тесно.

То, что последовало, было скорее похоже на ночной кошмар. Блеснула в воздухе сталь, одновременно раздался ружейный выстрел, и спустя мгновение Дайана и Клейтон увидели, как Патрик Глэдстон схватился за живот и неловко повалился на землю.

— Не-е-т! — не своим голосом вскричала Дайана и бросилась к отцу…

Все подробности того рокового дня навеки запечатлелись в памяти Клейтона. Подбежав к Патрику и увидев, что друг мертв, Джон Уинстон словно обезумел от горя. Он рвал на себе волосы, катался по земле, требовал вызвать врача, словно последний мог хоть чем-то помочь.

Дайана же впала в истерику. Девушка то плакала, то кричала, обвиняя Клейтона во всех мыслимых и немыслимых грехах. Она говорила, что именно Клейтон виноват во всем случившемся. Что он мог бы предотвратить трагедию, но не захотел сделать этого. Что он мечтал о смерти отца Дайаны. Что тот был прав, и Клейтон собирался жениться отнюдь не на Дайане, а на ее земле. Что между ними все кончено, и она больше ничего и слышать не хочет об Уинстонах…

После похорон Патрика Глэдстона Клейтон не раз и не два пытался поговорить с бывшей невестой, но бесполезно. Все его слова как будто наталкивались на глухую стену. Мать Клейтона Ребекка Уинстон уверяла сына, что Дайане надо просто дать время опомниться и тогда она сама увидит, как была несправедлива к жениху.

Однако этого так и не произошло…

Миссис Глэдстон была слишком непрактичной женщиной, чтобы взять на себя обязанности покойного мужа. Так что постепенно вся власть сосредоточилась в руках дочери. Новые заботы и хлопоты помогли Дайане справиться с горем. Однако ее характер стал заметно жестче. На смену прежней мягкости и уступчивости пришли властность и необыкновенное упорство в достижении целей.

Оправившись после трагедии, Дайана начала вновь принимать Клейтона. Однако отныне разговаривала с бывшим женихом только на отвлеченные темы, притом таким сухим отчужденным тоном, что тот потерял всякую надежду на возобновление прежних отношений.

Джон Уинстон так и не смог простить себе случившегося. Несмотря на то, что был признан невиновным как перед законом, так и в глазах всех соседей, знакомых и родственников, старший Уинстон продолжал корить себя в гибели друга. Это не могло не сказаться на его здоровье. Не прошло и года, как Джон скончался, передав управление ранчо единственному сыну.

С тех пор Дайана и Клейтон встречались чрезвычайно редко, и то исключительно по делам, связанным с их землями. Вот почему молодого человека так поразило известие о письме мисс Дайаны Глэдстон, вызвавшее столько мучительных воспоминаний…


Поморщившись, словно от боли, Клейтон резко тряхнул головой, прогоняя непрошеную тоску по так страшно и нелепо потерянному счастью, и поднялся со стула.

Миссис Уинстон с тревогой взглянула на сына.

— Уже уходишь? Но ведь завтрак еще не окончен. Или это из-за того, что я…

— Все в порядке, мама. Меня ждут дела.

Клейтон уже вышел в соседнюю комнату, когда до его слуха донесся голос матери:

— Если захочешь прочитать послание Дайаны, оно лежит на твоем письменном столе.

При упоминании этого имени Клейтон стиснул зубы и зашагал быстрее. Но хотя он и решил не притрагиваться к письму, по крайней мере до вечера, ноги сами привели его в кабинет.

Как и сказала мать, аккуратный белый четырехугольник лежал на массивном дубовом секретере с бронзовой отделкой, привезенном еще прапрадедом Уинстона из самой Англии. Конверт не был надписан. Очевидно, Ребекка узнала об адресанте от верхового, доставившего письмо.

Проклиная себя за бесхарактерность, Клейтон нетерпеливо разорвал конверт. Оттуда выпал сложенный вдвое листок. Текст, написанный изящным женским почерком, гласил:


Уинстон!

Жду тебя сегодня вечером у эвкалипта на границе наших владений. Ровно в семь. Исполни мою просьбу хотя бы ради той дружбы, что связывала нас в детские годы. Если не придешь, то пожалеешь.

Д.Г.


Пробежав записку глазами, Клейтон крепко выругался и, разорвав листок, выбросил ее вместе с конвертом в мусорную корзину. Что за наглость, возмутился он. Уинстон! А ведь раньше Дайана не называла его иначе как «любимый» или «дорогой». И что это за «дружба в детские годы»? Ведь они едва не поженились, черт возьми! Или для Дайаны это ничего не значило?

А эта премилая подпись «Д. Г.»! Неужели Дайана всерьез считает, что он обязан узнавать ее по одним лишь инициалам? Заносчивая мегера! Как она вообще посмела прислать ему такую «просьбу», а вернее, приказ? Или до такой степени уверена, что он примчится по первому же ее зову, что сочла за лишний труд выразить свое пожелание в более тактичной форме? Рыжеволосая ведьма!

Продолжая бормотать себе под нос проклятия в том же духе, Клейтон переоделся в рабочую одежду и отправился на конюшню.

Весь день он был угрюм и суров как никогда. Чувствуя, что хозяин не в духе, работники боялись лишний раз к нему обратиться, предпочитая иметь дело со спокойным и невозмутимым Хэнком. Удивительно, но и породистые мериносы — до чрезвычайности упрямые и своенравные животные, — чувствуя разлитое в воздухе напряжение, покорно шли туда, куда надо, невзирая на безжалостно донимающих их гнуса, духоту и зной.

Подобная обстановка подействовала угнетающе даже на Хэнка. В конце концов он не выдержал и, воспользовавшись кратковременным привалом, рискнул обратиться к Клейтону с вопросом:

— Что за беда стряслась сегодня с вами, хозяин? Вы сами на себя не похожи.

— Какое тебе дело! — рявкнул Уинстон, но, встретив укоризненный взгляд Хэнка, взял себя в руки и продолжил уже более спокойным тоном: — Прости, дружище, я вовсе не хотел тебя обидеть. Просто возникли проблемы, которые не дают мне покоя.

— Желаю разрешить их поскорее, мистер Уинстон, иначе мы останемся без рабочей силы. — Увидев недоумевающее выражение на лице Клейтона, Хэнк пояснил: — Овчары вас боятся, хозяин. Не далее как с полчаса назад я слышал, как один из наших парней заявил другому, что с большим удовольствием служил бы у самого дьявола, чем у Клейтона Уинстона.

Услышав подобное, Клейтон расхохотался.

— Какое удачное сравнение, учитывая, что и тут и там адское пекло! Впрочем, не уверен, что дьявол оплачивал бы их труд так же щедро, как я.

Сверкнув зубами, Хэнк весело произнес:

— Обязательно передам им ваши слова. Но все-таки постарайтесь быть чуточку помягче.

— Спасибо, приятель.

Разговор с Хэнком несколько развеселил Клейтона, отвлекши от мыслей о злосчастном письме. Однако вскоре лицо Уинстона вновь приняло озабоченное выражение. Он до сих пор не мог решить, стоит ли встречаться с Дайаной или нет.

С одной стороны, ему до боли хотелось вновь увидеть ее лицо, услышать красивый, бархатный голос, прикоснуться к гладкой как шелк коже. Но, с другой стороны, уязвленное мужское самолюбие не позволяло очертя голову кинуться по первому же зову Дайаны, словно он какой-то восемнадцатилетний мальчишка.

Мне уже почти тридцать, размышлял Клейтон. Сколько можно быть на побегушках у строптивой, взбалмошной, самонадеянной девчонки! Еще до несчастного случая с отцом Дайана вертела им как хотела. Да и потом мало ли он претерпел унижений, буквально днюя и ночуя у ее дверей, напрасно пытаясь вымолить прощение, в котором отнюдь не нуждался?

А затем, когда Ее Высочество наконец-то соизволило с ним заговорить, кто, как не он, помог Дайане разобраться с ранчо, позабыв собственные дела? А когда необходимость в такой помощи отпала, не мисс ли Дайана Глэдстон так легко позабыла о нем? Да она просто использовала его, а затем выкинула, словно ненужную вещь, на помойку!

Не странно ли, что после всего этого Дайана вдруг вновь вспомнила о моем существовании? — спрашивал себя Клейтон. Впрочем, чему удивляться. Скорей всего ей опять понадобилась помощь, вот Дайана и подумала о своем верном паже. Однако она здорово ошибается, если уверена, что он по-прежнему готов исполнить любую ее прихоть! Я буду не я, если и в самом деле отправлюсь на это свидание.

Однако в глубине души Клейтон знал, что ни за что не упустит шанса вновь увидеть Дайану…


2

Он уже почти добрался до условленного места, когда на горизонте начали собираться зловещего вида тучи. Поднялся сильный ветер. Засверкали молнии, и где-то вдалеке послышались глухие раскаты грома.

Однако до чего же некстати, озабоченно подумал Клейтон, приостанавливая лошадь и с тревогой вглядываясь в быстро темнеющее небо. Интересно, рискнет ли Дайана выбраться из дому в такую погоду? Впрочем, если уж ей что-нибудь втемяшится в голову, то ее не остановит и град раскаленных камней.

Крупная холодная капля упала на щеку Клейтона, заставив подумать о необходимости подыскать себе убежище от дождя. Он вспомнил, что неподалеку от дерева, около которого была назначена встреча, находится давно заброшенный каменный сарай. Конечно, не самое идеальное место, чтобы укрыться от разбушевавшейся стихии, однако все-таки лучше, чем ничего, решил Клейтон. Тем более что выбирать не приходилось. Да и Дайана, учитывая сложившиеся обстоятельства, наверняка будет дожидаться его именно там.

Молясь о том, чтобы в разваливающейся постройке отыскался сухой уголок, Клейтон надвинул шляпу на глаза и поплотнее запахнул куртку. Пришпорив лошадь, он поспешил к сараю, надеясь успеть до того, как начнется ливень…

Ему удалось сразу же отыскать сухое, со всех сторон защищенное от ветра местечко, где вполне хватило места как для него, так и для его серого жеребца. Это было сделано вовремя: едва молодой человек спрятался в укрытии, как дождь хлынул потоком.

Привязав коня к какому-то выступу, Клейтон опустился на выпавший из стены камень — единственное пригодное для сидения место — и принялся грызть травинку, одновременно с беспокойством прислушиваясь к постепенно усиливающемуся шуму дождя, увесистыми каплями долбившего прогнившую деревянную крышу сарая.

Дайаны все не было. Клейтон уже начал сомневаться в том, что она вообще появится, когда наконец различил стук лошадиных копыт, испуганное ржание и ласковый, уговаривающий женский голос. Не прошло и минуты, как в укрытие вошла та, которую Клейтон с таким нетерпением ждал.

Без сомнения, Дайана была самой красивой девушкой из всех, которых он когда-либо знал. Чуть выше среднего роста, стройная, грациозная, с высокой грудью и тонкой талией, Дайана по праву считалась первой красавицей на много миль вокруг. За те пять лет, в течение которых мисс Глэдстон и Уинстон практически не общались, она ничуть не изменилась. И в двадцать пять была все так же свежа, как в двадцать. Разве что ее фигура приобрела более женственные, соблазнительные очертания, а в синих глазах, тоска по которым не оставляла Клейтона ни на день, появилось дотоле незнакомое выражение печали и одновременно гордого вызова всему миру.

— Даже спустя столько лет ты так и не разучилась опаздывать, — хрипло пробормотал Клейтон.

Раздосадованный и одновременно испуганный своей реакцией на появление Дайаны, он, тем не менее, приподнялся со своего места, уступая его девушке.

Едва уловимым движением головы отклонив предложение, она стала привязывать белую кобылу, которую вела за собой в поводу, к тому же выступу, к которому был привязан конь Клейтона.

— Извини, задержалась из-за непогоды, — холодно отозвалась Дайана, откидывая капюшон промокшей куртки. Дождь и ветер растрепали ее длинные, собранные в хвост волосы, и несколько влажных прядей выбилось из прически и свободно висело вдоль лица. Обернувшись наконец к Клейтону, она устремила на него неприязненный взгляд. — Итак, о чем ты собирался говорить со мной? Выкладывай, да побыстрее. Мне хотелось бы вернуться домой до того, как разразится настоящий потоп. Дороги так размыло, что еще полчаса, и по ним невозможно будет передвигаться.

Клейтону показалось, будто он ослышался.

— Что?

— Я говорю, что не имею ни малейшего намерения застрять здесь наедине с тобой.

— Нет, я не о том. Откуда ты взяла, что я вообще хочу с тобой разговаривать?

Теперь настала очередь удивляться Дайане.

— Как откуда? Из записки, которую ты прислал сегодня утром. Ты же написал, что хочешь со мной встретиться, чтобы сообщить о чем-то чрезвычайно важном.

— Но я не писал тебе!

На лице Дайаны появилось недоверчивое выражение.

— Только не говори, что оказался здесь совершенно случайно. Все равно не поверю.

— Конечно же не случайно! — раздраженно выпалил Клейтон. — Я здесь единственно благодаря твоему письму, черт возьми!

Дайана насмешливо сощурилась.

— Так-так. Оказывается, это я писала тебе, умоляя о встрече.

— Ты мне не веришь. — Это был не вопрос, скорее утверждение. — Кстати, в письме ты меня совсем не умоляла, скорее требовала… Дьявол! Но тогда объясни, что мы здесь делаем, если ты не посылала мне записки?

— Зато ты прислал мне ее.

С этими словами Дайана стянула с рук перчатки и засунула их за пояс. Затем расстегнула куртку и вытащила из нагрудного кармана блузки сложенный вдвое листочек белой бумаги, который показался Клейтону удивительно знакомым.

— Ведь это… — начал было он, однако Дайана тут же прервала его нетерпеливым жестом.

Развернув листок, она с выражением прочла:

— Дайана! Умоляю, приходи сегодня вечером к эвкалипту на границе наших владений, ровно в семь. Исполни мою просьбу хотя бы ради той дружбы, что связывала нас в детские годы. Если не придешь, то пожалеешь. К. У. — Закончив чтение, девушка вопросительно посмотрела на Клейтона. — Ну, что ты теперь скажешь?

С омерзением глядя на бумажку, Клейтон потрясенно воскликнул:

— Но я не писал этого!

— Странно, — с издевкой протянула Дайана. — А ведь это так на тебя похоже, Уинстон: запудрить девушке мозги, чтобы получить от нее все, что нужно. А затем, когда жалкая цель достигнута, заявить, будто ты тут совершенно ни при чем и это она тебя не так поняла. Так ты скажешь, зачем меня сюда заманил или нет?

Услышав подобное обвинение, Клейтон судорожно сжал кулаки. Он понял, что Дайана подразумевает нечто большее, чем сегодняшнее недоразумение. В ее словах крылся явный намек на события пятилетней давности.

Намек на то, что Клейтон собирался жениться на ней по расчету.

— Я никогда не использовал женщин так, как ты говоришь! — вне себя от ярости вскричал он. — От кого ты вообще научилась ни за что ни про что оскорблять человека? От своего покойного ненормального папаши, да? — Увидев побледневшее лицо девушки, Клейтон понял, что переборщил, и уже более примиряющим тоном добавил: — А что касается этой записки, — он брезгливо кивнул в сторону письма, — то повторяю, что не писал ее! Черт побери, назови хоть одну причину, по которой мне пришло бы в голову назначать это сумасшедшее свидание?

У Дайаны от гнева задрожал подбородок. Не отвечая на последний вопрос, она срывающимся голосом произнесла:

— Клейтон Уинстон! Если ты еще хоть раз позволишь себе оскорбить память моего отца, Патрика Глэдстона, то… то я не отвечаю за себя! Итак, зачем тебе понадобилось заманивать меня сюда?

Скрипнув зубами, Клейтон медленно процедил:

— Я не писал этой идиотской записки.

Кажется, его уверенность поколебала Дайану.

— Что ж, допустим, ты говоришь правду. И все же я не знаю никого, кому бы пришло в голову прислать мне подобное послание.

— Это мог сделать кто угодно. Просто кому-нибудь из соседей захотелось столь глупо подшутить над нами.

— Не думаю. Едва ли посторонний мог узнать о том, что я настолько сентиментальна, что откликнусь на призыв вспомнить «детскую дружбу», — с нервным смешком произнесла Дайана, пристально разглядывая камешек на полу. — Да и кроме того, разве можно настолько хорошо подделать почерк? Сам знаешь, сколько раз я пыталась скопировать твой завиток над Д и у меня ничего не выходило.

— Значит, кому-то пришлось очень постараться, — возразил Клейтон. — Неужели ты думаешь, что…

Яркая вспышка на мгновение ослепила его. Раздался оглушительный удар грома, подобный сотне одновременно разорвавшихся гранат. Ветхие стены и крыша сарая пришли в движение, грозя обрушиться в любой момент. Испуганные лошади взвились на дыбы и, оборвав привязь, ринулись прочь, подальше от грохочущего ада.

— Бонни, нет! — запоздало крикнула Дайана, с отчаянием глядя вслед белой кобыле.

Она бросилась догнать лошадь, но оступилась и отчаянно замахала руками, силясь восстановить потерянное равновесие.

Испугавшись, как бы девушка не упала и не размозжила себе голову о какой-нибудь камень, Клейтон инстинктивно кинулся к ней. Он успел обхватить ее за талию, однако сам не удержался на скользком месте, и спустя мгновение оба шлепнулись на грязный пол.

К несчастью, падая, Клейтон неловко подвернул под себя руку, так что тяжесть двух тел пришлась на его правую руку. Заскрежетав зубами от пронзившей его острой боли, Клейтон чертыхнулся. Словно бы в ответ на проклятие, в крыше образовалась внушительная брешь, и поток ледяной воды вперемешку со строительным мусором окатил молодых людей.

Несмотря на дьявольскую боль, Клейтон не мог не оценить всего комизма ситуации. В то время как хрупкое тело Дайаны, все еще лежащей сверху, служило ему своего рода прикрытием от дождя, он выступал в роли своеобразной прослойки между девушкой и жесткой, бугристой землей, быстро превращающейся в жирную, липкую грязь.

Однако Дайана в отличие от Клейтона оказалась не способна взглянуть на происшедшее с юмором. Она быстро встала, не забыв при этом наградить Уинстона весьма чувствительным толчком в бок, и сердито посмотрела на хохочущего, перемазанного молодого человека, который явно не торопился подняться с земли.

— Не понимаю, что тебя так рассмешило, — буркнула Дайана, отряхиваясь и выжимая полы своей куртки. — Между прочим, ты чуть не угробил нас обоих.

— Не мог же я допустить, чтобы ты расшибла себе голову прямо на моих глазах, — возразил Клейтон. — Посмотри, кругом сплошные камни.

— Возможно, я и не упала бы, — ответила Дайана, хотя прекрасно осознавала, что, если бы не Клейтон, она бы грохнулась прямо на спину. — Ты будешь и дальше валяться в луже или все-таки встанешь?

Клейтон наконец перестал смеяться и осторожно высвободил из-под себя поврежденную руку.

— Попробую последнее. Хотя и не уверен, что смогу, — морщась от боли, ответил он.

Посмотрев на правую руку Клейтона, Дайана мгновенно забыла про свою одежду и опустилась на колени подле молодого человека. С тревогой в голосе она спросила:

— Что это? Перелом?

— Слава Богу, нет. Скорее всего обычный вывих.

К огромному удивлению Клейтона, Дайана положила его руку к себе на колени и принялась умело ощупывать. Затем, придав поврежденной конечности нужное положение, резко, без предупреждения дернула изо всей силы.

Взвыв от боли и неожиданности, Клейтон молниеносно вскочил и схватился за руку. Однако, к его удивлению, мучительные ощущения тут же начали затихать, и спустя минуту от них не осталось и следа.

— Вот не знал, что ты умеешь оказывать первую помощь, — потрясенно произнес Клейтон, глядя на Дайану так, будто увидел впервые. — Спасибо.

— За последние пять лет мне вообще пришлось много чему научиться, — сухо отозвалась Дайана, поднимаясь вслед за Клейтоном. — И не стоит благодарить. Я не оставила бы в беде даже злейшего врага.

— Звучит так, будто я и есть твой злейший враг, — отметил Клейтон. — Впрочем, я и так знаю, что ты до сих пор ко мне неровно дышишь.

— Из всех твоих шуток эта — самая неудачная, — презрительно фыркнула Дайана. — Вместо того чтобы чесать языком, лучше бы подумал, что нам теперь делать.

Их положение было и в самом деле незавидное. Грязные, мокрые насквозь, продрогшие Дайана и Клейтон остались не только без лошадей, но и без надежной крыши над головой. Кроме того, начинало стремительно темнеть.

Прежде всего они перебрались в более сухое место и, соорудив импровизированную ширму из курток, тщательно отжали одежду. Но теплее от этого не стало. Как назло, в карманах Дайаны и Клейтона не оказалось ни единой спички. Клацая зубами от холода, молодые люди попробовали отгородить себе угол валяющимися повсюду старыми досками, а затем законопатить щели мусором и землей. Эта мера частично помогла избавиться от сквозняков. Но бороться подобным способом против сырого, промозглого воздуха было совершенно бессмысленно.

Между тем окончательно стемнело. Дождь наконец поутих, однако о возвращении домой не могло идти и речи. Дайана и Клейтон были слишком измучены для того, чтобы прошагать несколько миль пешком по колено в грязи, да вдобавок еще в полной темноте. Конечно, их длительное отсутствие наверняка должно было заставить обитателей обоих ранчо заподозрить неладное. Однако дороги настолько размыло, что поисковые отряды сумели бы выехать никак не ранее утра.

Следовательно, молодые люди были обречены провести в холодном, неприветливом сарае целую ночь.

Некоторое время Дайана и Клейтон безмолвствовали, сохраняя между собой определенную дистанцию. Изредка слышалось только лязганье не попадающих друг на друга от холода зубов. Наконец Клейтон не выдержал и первым нарушил молчание.

— Если мы будем и дальше сидеть сложа руки, завтра утром здесь найдут только наши окоченевшие тела, — констатировал он.

— У тебя что, есть другое предложение? — ядовито осведомилась Дайана.

— Боюсь, тебе оно не понравится. Если бы мы избавились от промокшей одежды и поплотнее прижались друг к другу, нам стало бы гораздо теплее.

— И думать об этом не смей! — Реакция Дайаны оказалась вполне предсказуемой. — Только через мой труп!

— Что ж, вскоре так и будет, — едва слышно пробормотал Клейтон, поеживаясь. Впрочем, он и не рассчитывал на другой ответ.

В воздухе опять повисла тишина. На этот раз первой нарушила ее Дайана.

— Может, нам попытаться развести огонь? — робко предложила она.

— О Господи, как же я сам до этого не додумался! — саркастически воскликнул Клейтон. — Подожди, я только схожу за спичками.

— Попрошу без глупых издевок, — обиделась Дайана. — Я имела в виду попробовать разжечь костер при помощи двух палок.

— Ты когда-нибудь видела, как это делается?

— Да.

— Уж не в фильмах ли про индейцев?

Он попал в точку. Дайана и в самом деле не знала никого, кому бы удалось развести таким способом огонь. Но, не желая сдаваться, произнесла:

— Может быть, и в фильмах. Однако это все-таки лучше, чем просто сидеть и ничего не делать.

К ее удивлению, Клейтон согласно кивнул.

— Возможно, ты и права. Попытка не пытка. По крайней мере, будет о чем рассказать потомкам.

С трудом отыскав немного сухих щепок и подходящие палки, Клейтон выдолбил в той, что потолще, небольшое углубление и попытался при помощи трения добыть желанный огонь. Однако, несмотря на то что его ладони уже пылали, деревяшки и не думали загораться.

— У меня получилась неплохая машинка для согревания рук, но одежду таким способом просушить едва ли удастся, — пошутил он.

— Дай я попробую, — предложила Дайана.

Она забрала палки у Клейтона и принялась яростно тереть их одна о другую. Однако у нее тоже ничего не вышло.

— Наверное, первобытные люди и индейцы использовали какую-нибудь особую породу древесины… — предположил Клейтон.

— Или обладали большим терпением, чем мы, — продолжила его мысль Дайана, отбрасывая деревяшки прочь. — Однако насчет машинки для согревания рук ты прав: мои ладони горят как в огне. Думаю, они не отойдут и через неделю.

— Завтра утром здесь найдут пару холодных трупов с горячими руками, — подвел итог их стараниям Клейтон. — Черт, и почему у нас нет хотя бы одной спички!

— Или несчастной зажигалки, самой что ни на есть дешевой, — вздохнула Дайана.

Внезапно ее вздох перешел в какой-то странный гортанный звук. И девушка подскочила как ужаленная.

— Что с тобой? — испугался Клейтон.

— Сумка!

— Какая сумка?

— Седельная! Когда Бонни сорвалась с привязи и ускакала, моя сумка отстегнулась и осталась лежать где-то возле входа в сарай. Это было последнее, что я успела заметить прежде, чем была сбита с ног и изваляна в грязи. Если не ошибаюсь, там должна быть зажигалка!

Клейтон застонал.

— Черт возьми, о чем же ты думала раньше? По твоей милости мы едва не дали дуба, когда спасение было так близко!

— Заткнись! — отрезала Дайана. Она и сама проклинала себя за столь непростительную забывчивость. — Надо еще убедиться в том, что зажигалка в исправности.

К счастью, зажигалка оказалась в полном порядке, и спустя пятнадцать минут в сарае уже пылал небольшой костер. Поскольку после сооружения перегородки досок осталось совсем немного, их приходилось экономить. Но даже слабого пламени вполне хватило для того, чтобы согреться и высушить одежду, предварительно соорудив все ту же ширму из курток.

Сумка Дайаны закрывалась настолько плотно, что туда не проникла влага. Помимо зажигалки там еще находились кое-какие медикаменты, складной нож, пара носовых платков и несколько сандвичей, что оказалось особенно ценным для уже давно успевших проголодаться молодых людей.

Из двух камней и самой широкой доски Уинстон соорудил удобную лавочку. Комфортно устроившись на ней, Дайана и Клейтон в мгновение ока уничтожили всю провизию.

Тепло и пища заметно подняли настроение товарищей по несчастью. Дайана, чувствуя себя виноватой перед Клейтоном за безобразное поведение, после долгих колебаний наконец произнесла:

— Прости, что оказалась сегодня не слишком-то любезной. Я ведь так и не поблагодарила тебя за то, что ты не дал мне упасть.

— Пустяки, — отмахнулся Клейтон. — В конце концов мы ведь оба грохнулись наземь.

Подобное великодушие заставило Дайану еще острее ощутить свою вину. Как же она была несправедлива с Уинстоном!

— Нет, я серьезно, Клейтон. Если бы не ты, я вполне могла бы получить сотрясение мозга или что-нибудь похуже.

— Но ведь все же обошлось.

— Не совсем. — Дайана кивнула на поврежденную руку Клейтона. — Наверное, до сих пор болит?

— Отнюдь. Из тебя получился бы неплохой доктор.

— Ловкость рук и никакого мошенничества! — рассмеялась Дайана и вдруг снова посерьезнела. — Может, ты повредил себе что-нибудь еще? У меня есть йод и бинты.

Это был один из тех вопросов, на которые Клейтон предпочел бы не отвечать. По правде говоря, он давно уже чувствовал боль в позвоночнике, а вся спина была покрыта ссадинами и синяками.

Но самое большое страдание Клейтону причиняло то, что он находился так близко от Дайаны и не мог обнять ее, прижать к истосковавшемуся сердцу, сказать, как не хватало ее ему все эти годы, что он по-прежнему безумно любит ее. Близость Дайаны волновала Клейтона, заставляя учащенно биться пульс. Какой же мукой было сидеть рядом с ней и притворяться равнодушным и бесчувственным, в то время как внутри бушует настоящий пожар!

Поскольку он все еще медлил с ответом, Дайана устремила на него испытующий взгляд.

— Так у тебя еще что-нибудь болит или нет? Уверена, что могла бы помочь.

Увы, не можешь, с тоской подумал Клейтон. Стоит мне лишь заикнуться о моей любви, как ты тут же встанешь и уйдешь, невзирая на усталость, холод и грязь.

Поэтому Клейтон пожал плечами и сказал:

— Не беспокойся, со мной все в порядке.

С заметным облегчением выдохнув, Дайана произнесла:

— Отлично. В таком случае следует обсудить, как мы устроимся на ночь. Быть может, нам стоит спать по очереди? Кто-то же должен следить за костром, чтобы тот не погас.

Клейтон отрицательно покачал головой.

— Нет. Мы оба слишком измотаны. Даже если кто-то и останется сторожить огонь, то все равно уснет. Лучше уж как следует выспаться, чтобы к завтрашнему утру набраться сил. А если костер и погаснет, так что же в этом такого? У нас ведь есть зажигалка, при помощи которой всегда можно развести новый.

— Верно, — согласилась Дайана. — Я как-то не подумала об этом. Кроме того, подобным образом мы сэкономим немало дров. Как только кто-нибудь из нас начнет замерзать, он невольно проснется и разведет огонь.

— Правильно, — поддержал Клейтон. — Тогда нам пора позаботиться о постели.

— Если хочешь, можешь оставаться здесь, а я устроюсь с другой стороны костра.

Дайана хотела было встать, однако Клейтон удержал ее за руку.

— Не стоит. Мы ляжем вместе.

Испугавшись властного тона молодого человека, Дайана обеспокоенно посмотрела на него.

— Но…

— Никаких «но». Да не бойся же ты меня, черт возьми! Обещаю, что и пальцем к тебе не притронусь, если только ты сама этого не захочешь.

Оскорбленная подобным предположением Дайана вскочила с самодельной скамьи.

— Даже если бы ты оказался единственным мужчиной на свете, а я — единственной женщиной, то и тогда я ни за что бы не согласилась…

— Знаю, знаю, — нетерпеливо прервал ее Клейтон. — Может, не будешь перебивать, а дослушаешь до конца? Я предложил это вовсе не ради собственного удовольствия.

— Неужели? — ехидно произнесла Дайана.

В ответ на это Клейтон зло хохотнул.

— Слава Богу, ты далеко не единственная женщина на земле и я всегда смогу отыскать ту, которая согласится согреть мою постель.

— Может, отыщешь ее прямо сейчас?

— Да прекратишь ли ты огрызаться или нет? — не выдержал наконец Клейтон. — Повторяю, дело не в этом. Посуди сама: в нашем распоряжении совсем немного досок и того меньше верхней одежды, которой можно было бы накрыться. Так не лучше ли, вместо того чтобы лежать практически на голом полу и дрожать от холода, подстелить одну куртку вниз и укрыться другой? Кроме того, тепло человеческого тела способно согреть гораздо лучше, нежели просто одежда.

— Пожалуй, ты прав, — нехотя признала Дайана. — Прости, сама не знаю, что на меня нашло.

— То-то же. Ну а раз мы покончили с этим глупым спором, то давай займемся делом. Не знаю, как ты, а я с ног валюсь от усталости.


3

Руководствуясь указаниями Клейтона, они вскоре соорудили довольно неплохое ложе для ночлега. Конечно, лежать было жестковато, а с боков здорово поддувало. И все-таки это было лучше, чем ничего.

— А ведь мы совсем не дурно устроились, а? — произнес Клейтон, когда они с Дайаной наконец улеглись. — Здесь, конечно, нет перин и пуховых подушек, зато есть крыша над головой.

— Сквозь которую можно даже разглядеть звезды, — засмеялась Дайана, указывая на дыру в кровле. — Ничего не скажешь, романтика!

Клейтон дотянулся до лежащей неподалеку сумки, протер ее и протянул девушке.

— На-ка, положи себе под голову.

— Спасибо. Спокойной ночи, Клейтон.

— Спокойной ночи.

Встав и подбросив напоследок побольше досок в огонь, Клейтон вернулся обратно. Лежа на спине, он слышал, как, немного повозившись на жестком ложе, Дайана наконец нашла удобное положение и затихла. Спустя несколько минут он различил ее ровное дыхание.

Самому Клейтону, несмотря на страшную усталость, никак не удавалось заснуть. И причиной тому была не столько ноющая боль в области поясницы, где, по всей вероятности, произошло смещение позвонков, сколько волнующее соседство Дайаны. Прислушиваясь к ее равномерным вдохам и выдохам, чувствуя будоражащее тепло ее тела, вдыхая особый, ни с чем не сравнимый женский аромат, Клейтон вспоминал те времена, когда они были молоды и счастливы, и к горлу подступал комок.

Между тем костер начал понемногу затухать, и сырой ночной воздух проник в их убежище. Что-то пробормотав во сне, Дайана зябко поежилась. Увидев это, Клейтон осторожно, чтобы не разбудить, обнял девушку и бережно притянул к себе, стремясь укрыть от сквозняков и согреть своим сильным телом. Неосознанно Дайана придвинулась плотнее и доверчиво прижалась к нему, словно ища тепла и защиты.

Неужели с тех пор, когда мы были в последний раз так близки, прошло целых пять лет, размышлял Клейтон, глядя на спящую в его объятиях девушку. Не могу в это поверить, как не хочу поверить и в то, что этого больше никогда не повторится! Такая любовь, как наша, не проходит бесследно.

Да, Дайана до сих пор злилась на него. Возможно, даже думала, что ненавидит его. Но он был уверен, что где-то в глубине сердца ее любовь к нему жива по-прежнему. Она просто покрылась пеплом взаимного отчуждения и недоверия, однако еще теплится. А раз существует искра, есть надежда воскресить былой огонь. Нужно лишь быть очень осторожным и терпеливым.

Чертовски терпеливым.

И однако же я сделаю все, чтобы вновь раздуть эту искорку, возродить пламя, вернуть то счастье, которое мы так нелепо и так трагично потеряли. Клянусь тебе в этом, любимая! — мысленно пообещал ей Клейтон.

И в подтверждение своей клятвы он склонился к Дайане и запечатлел на ее устах поцелуй любви. Но, как ни легко и невесомо было прикосновение, оно все-таки потревожило сон девушки. Дайана слегка пошевелилась, и тихий стон сорвался с ее губ.

Испугавшись, как бы спящая не проснулась окончательно, Клейтон поспешил отодвинуться. Каково же было его удивление, когда Дайана, по-прежнему не открывая глаз, вдруг обвила руками его шею и приникла губами к его губам!

— Клейтон, любимый, не оставляй меня, — с трудом различил он едва внятный шепот. — Я больше не могу без тебя, я умру!

— Обещаю, что никогда, никогда больше тебя не покину! — взволнованно вскричал Клейтон, покрывая жаркими поцелуями любимое лицо.

В этот момент, по-видимому окончательно проснувшись, Дайана издала гортанное восклицание и резко отстранилась от Клейтона.

— Я так и знала, что этим все кончится! — воскликнула она в негодовании и брезгливо вытерла губы. — Наглый, бесстыжий, похотливый самец! А ведь еще обещал, что и пальцем ко мне не притронешься!

Такой резкий переход не мог не озадачить Клейтона.

— Да, обещал. Но только в том случае, если ты сама этого не захочешь.

— С чего же ты взял, что я захотела? — Дайана казалась не менее потрясенной, чем Клейтон.

Ах, дьявол, неужели она ничего не помнит?

— А как мне было расценить то, что ты внезапно обняла меня за шею и попросила не оставлять тебя?

— Я? — растерянно переспросила Дайана.

— Нет, твоя Бонни, — мрачно пошутил Клейтон. — Черт побери, конечно же ты, кто же еще!

— Не может быть… Наверное, мне что-нибудь приснилось… — попробовала она оправдаться. Однако появившаяся на мужском лице самоуверенная ухмылка тут же заставила Дайану перейти в наступление. — А ты и рад воспользоваться, самонадеянный мерзавец! Признайся, ты ведь специально сочинил такое отвратительное письмо, чтобы заманить меня сюда? Это по твоей милости мы попали в передрягу! Ведь так?

— Опять ты за старое! — вспылил в свою очередь Клейтон. — Я же уже сто раз говорил, что не писал и не посылал тебе никакого письма!

— Так я и поверила!

— Что ж, если ты настаиваешь, давай обсудим это.

Дайана хмыкнула.

— Боюсь, разговор будет коротким.

— Боюсь, разговор займет гораздо больше времени, нежели ты предполагаешь.

— Только в том случае, если ты собираешься оперировать конкретными фактами, а не растекаться мыслью по древу. Пустых разглагольствований я не потерплю — заруби это себе на носу. Мне и так слишком долго приходится выносить твое присутствие. Подумать только, из-за какой-то дурацкой записки мы рисковали собственными жизнями!

Не сдержавшись, Клейтон изо всей силы ударил кулаком по деревянному настилу, отчего тот жалобно заскрипел. Однако, взяв себя в руки, он спокойно произнес:

— Согласен, записка идиотская. Но когда же ты наконец поймешь, что я тут совершенно ни при чем? Я ничего тебе сегодня утром не посылал. Ни письма. Ни записки. Ни единого слова. Ни-че-го!

Однако Дайана упрямо мотнула головой.

— Я слишком хорошо знаю твой почерк, Клейтон. Врать бесполезно. Такие завитки, как у тебя, невозможно подделать.

— Да что ты заладила все про завитки да про завитки! К твоему сведению, их запросто способна скопировать даже моя мать. Наши с ней почерки вообще очень похожи. — Клейтон перевел дыхание. — Между прочим, я могу поклясться, что записка, полученная мной сегодня утром, была написана твоей рукой.

Дайана устремила на молодого человека долгий испытующий взгляд, который тот встретил с непоколебимым спокойствием. А ведь Клейтон не лжет, вдруг поняла она. Да и какой смысл ему делать это, раз он все равно добился того, чего хотел?

До сих пор события развивались слишком быстро. Так быстро, что у меня не было времени хотя бы на минутку остановиться и просто подумать, размышляла Дайана. Я даже не дала Клейтону и слова сказать в свое оправдание!

— Я тебе показала письмо. Почему бы тебе не сделать то же самое? — наконец предложила она.

— Да потому что у меня его с собой нет, черт возьми! Думаешь, я сам бы не догадался?

— А где оно? Осталось дома?

Клейтон неопределенно хмыкнул.

— Почти.

Дайана нахмурилась.

— Что значит «почти»?

— Прочитав записку, я разорвал ее и выбросил в корзинку для мусора. Так что, можно сказать, она до сих пор лежит дома.

— Очень интересно, — как-то уж слишком безучастно произнесла Дайана. Клейтон так и не понял, какой смысл вложила девушка в эту фразу. То, что сомневается в его словах. Или то, что участь, постигшая записку, ее не слишком-то радует. — А что было в той записке?

— Она почти слово в слово повторяла твою.

Ситуация с каждой минутой становилась все более интригующей. Некоторое время Дайана и Клейтон безмолвствовали. Оба наконец поняли, что подозревать друг друга не имеет смысла.

Но тогда кого же?

— Судя по всему, кому-то понадобилось во что бы то ни стало свести нас вместе, — наконец предположила Дайана. — Но кому? И с какой целью?

— Давай подумаем. Несомненно, кому-то показалось очень выгодным устроить нашу встречу. Но не исключена возможность, что это просто чей-то глупый розыгрыш. А может быть, это сделано и с самими благими намерениями…

— Которыми, как известно, вымощена дорога в ад, — закончила Дайана. — Вот только любопытно было бы узнать, чем конкретно руководствовался неизвестный, когда решил прибегнуть к столь экстравагантным мерам? Что ни говори, а случай из ряда вон выходящий.

В ответ Клейтон пожал плечами.

— Понятия не имею. Но ясно лишь одно: кем бы ни был наш предполагаемый благодетель, он явно пожелал остаться в тени.

— Скорей всего благодетельница, — чертыхнувшись, пробормотала Дайана.

Клейтон в изумлении уставился на девушку. Он никогда не видел ее такой раздраженной.

— Что это значит?

— Да так, ничего, — отмахнулась Дайана, ругая себя за несдержанность. В ее планы отнюдь не входило делиться своей догадкой с собеседником. — Просто мне в голову пришла одна абсурдная идея. Впрочем, это не имеет никакого значения.

Однако Клейтон оказался настойчив.

— Позволь мне решать, что имеет значение, а что нет. Очевидно, тебе известно гораздо больше, нежели ты пытаешься показать. Скажи, что именно?

— Ты все равно не поймешь, — вновь попыталась уйти от ответа Дайана. — Поверь, тебе в самом деле не о чем волноваться.

Но от него оказалось не так-то легко отделаться.

— Ты знаешь, кто сделал это. Кто прислал нам эти нелепые письма. — Серые глаза Клейтона прибрели стальной оттенок, словно бы предупреждающий, что с ним шутить опасно. — Лучше ответь мне, Дайана.

Не в силах противиться его повелительному взгляду и тону, девушка потупилась и с трудом произнесла:

— Я думаю, кое-кому пришла в голову крайне неудачная мысль… вновь соединить нас.

Стараясь не глядеть на Клейтона, она встала и подбросила несколько досок в потухающий костер. Затем, скрестив руки на груди, стала смотреть на медленно разгорающееся пламя.

— Но кому именно? — услышала она за спиной негромкий голос.

Не оборачиваясь, Дайана ответила:

— Моей матери, Вивиан Глэдстон.

Неожиданно сильные мужские руки легли ей на плечи. Развернув девушку к себе лицом и глядя ей в глаза, Клейтон произнес:

— Не бойся, я не подумаю, что ты состоишь в сговоре с Вивиан. — Черт, неужели он умеет читать чужие мысли! — Я ни в чем тебя не обвиняю.

— Спасибо. — Почему-то Дайана не торопилась избавиться от приятной тяжести на своих плечах. — Ты ведь знаешь, моя мать всегда любила устраивать чужие сердечные дела. Крайне непрактичная в других областях, в этой она достигла почти совершенства. Ты ведь помнишь Келли и Рейчел?

— Кажется, твои подруги по колледжу?

Дайана кивнула.

— Верно. Полгода назад они приезжали погостить ко мне. Мама уговорила нас однажды поехать в город, и там Рейчел и Келли познакомились с… В общем, недавно состоялись их свадьбы.

— Хочешь сказать, что твоя мать подобрала им обеспеченных, хороших парней, прислала фальшивые письма и — бац! — твои подруги и молодые люди встретились, влюбились друг в друга и решили пожениться?

Дайана нервно высвободилась из-под мужских рук и вернулась на прежнее место на деревянном помосте. Отчего же рядом с Клейтоном кровь буквально воспламеняется в жилах? Ведь она не любит, не должна любить его!

Стремясь побороть зов плоти, Дайана незаметно ущипнула себя за руку. Стараясь не морщиться от боли, девушка произнесла:

— Не совсем так, хотя в целом ты прав. Мама не писала никаких записок. Однако она придумала какой-то другой способ заставить ребят встретиться, и… Как говорится, остальное — дело техники.

Опустившись на доски рядом с Дайаной, Клейтон вкрадчиво спросил:

— Так, значит, Вивиан берется устраивать судьбы тех, кто кажутся ей наиболее подходящими друг другу?

Чувствуя в его словах подвох, Дайана непроизвольно напряглась.

— Получается, что так.

Клейтон приблизил свое лицо к лицу Дайаны, и его дыхание всколыхнуло рыжий завиток у ее виска.

— Выходит, твоя мать считает, что из нас получилась бы идеальная пара?

Чувствуя легкое головокружение от пьянящего мужского аромата, защекотавшего вдруг ноздри, Дайана едва слышно выдохнула:

— Да. — И вздрогнула, ощутив, как сильные гибкие пальцы прикоснулись к ее щеке.

— А что ты думаешь обо всем этом, Дайана? — раздался хриплый, будоражащий шепот. — Может, мы и в самом деле созданы друг для друга?

Дайана почувствовала, что теряет над собой контроль. Поняв, что еще мгновение — и она бросится в объятия Клейтона, девушка стремительно вскочила.

— Кажется, гроза давно миновала. Раз уж мы все равно не спим, почему бы нам не пойти поискать лошадей? — затараторила она, пытаясь разрушить ту атмосферу чувственности, что окутала их. — Мне кажется, дороги достаточно подсохли для того, чтобы по ним передвигаться. Можно даже оставить этот неприветливый сарай и попробовать добраться до дому.

— Ага, если только ты не прочь искупаться, — усмехнулся Клейтон. Казалось, поспешное бегство Дайаны лишь позабавило его. — Как коренной уроженке этих мест, тебе стыдно не знать, что сейчас каждая ложбинка, каждая впадинка, каждая канавка до отказа залита водой, а земля превратилась в болотную трясину. В лучшем случае все это подсохнет лишь к завтрашнему полудню… Если, конечно, снова не пойдет дождь.

Вообразив себе подобную перспективу, Дайана застонала:

— О нет! Как же мы отсюда выберемся?

— Не волнуйся, нас найдут. Когда мой конь вернется на ранчо без седока, там сразу же поймут, что приключилась беда, и отправят спасательный отряд. Но, как я уже говорил, они не смогут пуститься в путь раньше утра. — Видя, что Дайана не решается вернуться обратно в постель, Клейтон с неожиданной мягкостью добавил: — Иди ко мне, Дайана. Ни к чему понапрасну мерзнуть. Поверь, тебе нечего опасаться.

— А я и не боюсь, — пробормотала Дайана, садясь на прежнее место.

Клейтон заботливо укутал девушку своей курткой. А заметив, что Дайана зябко поеживается, обхватил ее за плечи и, не встречая никакого сопротивления, крепко прижал к себе.

В этом объятии не было ничего нечистого или внушающего страх. Только тепло и покой. Братская опека и нежность. Почувствовав это, Дайана расслабилась и положила голову на плечо Клейтону. В данную минуту она доверяла ему как никому в целом мире.

— Согрелась? — ласково спросил Клейтон, увидев, что девушка перестала дрожать.

— Да, спасибо.

Ощутив, как Дайана пытается потихоньку отстраниться, он мягко остановил ее.

— Не надо. Костер опять затухает, а досок осталось так мало, что едва ли хватит до утра. Мы должны беречь тепло.

— Прости. — Дайана вновь почувствовала себя бесконечно виноватой. Разве можно быть такой жуткой эгоисткой? — Похоже, я думаю только о себе.

— Не вини себя, не стоит. Может, попробуем вздремнуть? Утро вечера мудренее.

Они снова попытались уснуть. Но если на этот раз Клейтон сразу ощутил блаженную дремоту, то Дайана никак не могла сомкнуть глаз. Какая-то мысль тревожила девушку, заставляя беспокойно ворочаться с боку на бок.

Наконец не выдержав, она приподнялась на локте и потрясла молодого человека за предплечье.

— Клейтон?

— Гмм… — сонно пробормотал тот.

— Ты не спишь?

— После того как ты чуть-чуть не вытрясла из меня душу — нет.

— Извини. — Черт, неужели она никогда не перестанет перед ним извиняться?

Окончательно проснувшись, Клейтон протер глаза и, перекатившись на бок, спросил:

— А что, собственно говоря, случилось? Ты не можешь заснуть?

— Нет… то есть да. Мне никак не дает покоя одна мысль.

— Мысль — это хорошо. Хотя сейчас и не самое лучшее время для философских раздумий… Ай! За что?! — внезапно вскрикнул Клейтон, так как Дайана пребольно ущипнула его за ладонь.

— Сам знаешь, за твои бесконечные глупые шуточки! — сердито произнесла Дайана. — Не понимаю, как ты вообще умудряешься шутить, когда мы находимся в столь жутком положении!

— Больше не буду. — Однако лукавый прищур серых глаз обещал обратное. — Так о чем же ты размышляла на сон грядущий?

Проигнорировав очередную подковырку, Дайана произнесла:

— О том, что мы будем делать, если твой конь не найдет дорогу домой.

— Мой Шалый? Это невозможно! Даже если бы он лишился обоих глаз, то все равно вернулся бы в родную конюшню.

— Ну а все-таки? — настаивала Дайана. — Твоя лошадь может повредить копыто, оступиться и сломать ногу… Да мало ли что бывает? Как же тогда?

Клейтон пожал плечами.

— Будем надеяться, что твоя Бонни окажется удачливей и вернется на ранчо в целости и сохранности.

Дайана с сомнением покачала головой.

— Ты плохо знаешь Бонни. Раз уж она вырвалась на свободу, то не вспомнит о родной конюшне до тех пор, пока не нагуляется вволю.

— Пусть так, но и что с того? Ведь у нас с тобой все в порядке.

— А вот ничего и не в порядке! — нервно воскликнула Дайана. — Как ты можешь быть таким легкомысленным, когда наши жизни висят на волоске!

Клейтон нахмурился.

— Только не надо сгущать краски. Истерика нам сейчас совсем ни к чему.

— Ты ничего не понимаешь! — взвизгнула девушка, вскакивая. — На обеих фермах знают, что мы вместе, и поэтому нисколечко не волнуются! Моя мать наверняка потирает руки от удовольствия, что ее план сработал, и думает, что я решила переждать грозу и переночевать на твоем ранчо. А твоя мать в свою очередь предполагает аналогичное. И обе знать не знают, что мы замерзаем в Богом забытом сарае, который грозит обрушиться в любой момент и погрести нас под своими обломками. — Правая щека Дайаны начала подергиваться. — А если гроза вернется? Дожди способны зарядить на целую неделю, и как же в таком случае мы выберемся отсюда? Почва раскиснет настолько, что до нас невозможно будет добраться! А когда спасатели наконец найдут нас, то увидят только два трупа, потому что к тому времени мы погибнем от голода и от холода! А что, если…

Внезапно Клейтон поднялся, подошел к Дайане и, ни слова не говоря, залепил ей звонкую пощечину. От неожиданности Дайана умолкла на полуслове и, как-то странно всхлипнув, начала оседать на землю.

Подхватив обмякшую вдруг девушку на руки, Клейтон отнес ее на самодельное ложе и принялся растирать ей виски и ладони.

— Прости, любовь моя, — прошептал он. — Мне не хотелось причинять тебе боль. Но я был вынужден поступить так ради твоего же блага. Не волнуйся, милая. Все уже позади. Очнись же, родная! Очнись!

Наконец щеки девушки порозовели. Глубоко вздохнув, она провела рукой по лбу и открыла глаза.

— Как ты себя чувствуешь? — участливо спросил Клейтон. — Лучше?

Дайана кивнула.

— Похоже, мне опять придется благодарить тебя. И просить прощения за все неприятности, которые причиняю. Мало того, что весь вечер тебе пришлось терпеть мои многочисленные капризы и придирки, — слабо усмехнулась она, — так я вдобавок решила закатить истерику!

— Ты просто немного перенервничала, — попытался успокоить ее Клейтон. — Любая девушка на твоем месте вела бы себя точно так же, свались на нее столько неприятностей зараз.

Однако Дайана покачала головой.

— Я всегда гордилась тем, что не похожа на остальных. И теперь получается, что совершенно напрасно.

— Ты и в самом деле не такая, как другие, Дайана. Можешь мне поверить. — На мгновение ей показалось, что Клейтон хочет поцеловать ее. Однако он нагнулся лишь для того, чтобы поправить сумку в изголовье. — Ну а теперь отдыхай. Когда завтра за нами придут, мы должны быть бодрыми и свежими, чтобы преодолеть путь до дома.

Внезапно Дайана побледнела. Она оглянулась вокруг с таким видом, будто впервые видела их скромное убежище, а затем остановила испуганный взгляд на находящемся рядом молодом человеке.

— Получается, что завтра утром нас найдут здесь? — На секунду Дайана представила ухмыляющиеся лица мужчин, когда те обнаружат их уютное гнездышко с одной постелью на двоих, и ей чуть не стало дурно. — Вместе?

— Ну да. — Клейтон никак не мог объяснить себе причину ее боязни. — Здесь и вместе. И надеюсь, не забудут прихватить с собой пару лишних лошадей, ибо мне не хотелось бы проделать весь путь до ранчо пешком.

— О нет! — простонала Дайана, вообразив, что о них с Клейтоном будет говорить вся округа. — Как же я стану смотреть в глаза знакомым, зная, что никто из них не сомневается в том, чем мы занимались этой ночью?

— Похоже, у тебя нет другого выхода, как выйти за меня замуж, — подтрунил над ее испугом Клейтон. Ситуация казалась ему забавной, и ничего больше. Однако, встретив злой взгляд Дайаны, он поспешно добавил: — Шучу, шучу. Смотри на вещи проще, дорогая. На дворе давно двадцатый век, и чужая невинность никого не интересует. Пусть люди говорят все, что им заблагорассудится. Тебе-то что?

Дайана презрительно передернула плечами.

— Вам, мужчинам, этого не понять. Чем больше курочек перебывало в вашей постели, тем выше вы поднимаетесь в глазах окружающих. Это не на вас будут показывать пальцем и не про вас говорить невесть что.

Клейтон задумчиво коснулся длинного золотистого локона девушки.

— Не волнуйся, солнышко, твоей репутации ничто не грозит. Не думаю, что найдутся охотники чернить твое доброе имя.

— Что ты имеешь в виду?

— То, что первый же, кто отзовется о тебе неуважительно, не досчитается зубов.

Дайана с удивлением воззрилась на Клейтона.

— С каких это пор тебя заботит моя репутация? Раньше ты не беспокоился о том, что нас слишком часто видят вместе. И что наши ранние верховые прогулки могут расценить как продолжения ночных свиданий.

— А вот тут ты ошибаешься. Между нами ничего не было, и любой из мужчин, кто отваживался усомниться в этом, немедленно за то расплачивался.

Дайана пораженно уставилась на Клейтона. А она-то всегда считала его легкомысленным эгоистом!

— Так тебе приходилось драться из-за меня?

— Теперь это неважно. — Клейтону не хотелось говорить на эту тему. Какой смысл, раз они с Дайаной все равно больше не вместе?

— Для тебя, может быть, и неважно. А для меня — важно, — настаивала Дайана.

Однако от Клейтона ей так и не удалось ничего больше добиться. Похоже, он уже жалел о том, что сболтнул лишнего.

— Давай лучше вернемся к разговору о необычном хобби твоей матери, — предложил он. — Как давно Вивиан занимается этим?

— Лет пять.

Иногда Дайане казалось, что таким образом мать старается забыть о разочаровании, вызванном так и не состоявшейся свадьбой дочери.

Вивиан еще в девичестве познакомилась с Ребеккой Уинстон, молодой хозяйкой соседнего ранчо, и с тех пор они были неразлучны. Несчастный случай с Патриком и скоропостижная смерть Джона еще больше сблизили их. Хотя хлопоты по хозяйству не позволяли подругам видеться слишком часто, они все-таки находили время друг для друга.

Клейтон и Дайана были еще совсем крошками, а их матери уже мечтали о том, что однажды дети вырастут, полюбят друг друга и в их честь зазвучат свадебные колокола. Ребекка и Вивиан редко заговаривали об этом вслух, понимая, что в конечном итоге решать детям. И однако же, несмотря на отсутствие малейшего давления со стороны взрослых, все вышло именно так, как они мечтали.

Все, кроме свадебных Колоколов.

Сначала Вивиан пыталась убедить дочь, что та напрасно разорвала помолвку, тем самым незаслуженно оскорбив Клейтона. Однако, поняв, что все тщетно, оставила Дайану в покое, неожиданно найдя себе отдушину в том, чтобы помогать другим разрешать их сердечные проблемы. Вивиан начала с того, что пособила одной из своих многочисленных приятельниц помириться с мужем, восстановив мир и гармонию в их семье. Затем устроила судьбу другой незамужней дамы бальзаковского возраста, познакомив ее с немолодым, но весьма обворожительным и состоятельным вдовцом.

Вскоре Вивиан настолько увлеклась ролью свахи, что захотела даже основать брачное агентство. И только настойчивые отговоры дочери да боязнь непонимания со стороны окружающих помешали миссис Глэдстон осуществить задуманное…

Очнувшись от собственных мыслей, Дайана вдруг поняла, что Клейтон обращается к ней с каким-то вопросом. Встретив непонимающий взгляд девушки, он повторил:

— Я спрашиваю, твоя мать занимается всем этим одна? Неужто у нее нет помощниц?

— Отчего же нет? Есть, — ответила Дайана. — Большинству женщин доставляет великое удовольствие совать нос в чужие, особенно амурные, дела. И поэтому у мамы всегда достаточно добровольцев. Например, — туг она дерзко взглянула в глаза Клейтону, — к их числу можно отнести твою мать, Ребекку Уинстон.


4

На несколько секунд в сарае воцарилось молчание. Затем Клейтон рассеянно провел рукой по густым темным волосам и попросил:

— Объясни мне, пожалуйста, при чем здесь моя мать.

— А при том, что она не раз и не два помогала моей обделывать подобного сорта делишки! — торжествующе выпалила Дайана. Наконец-то ей удалось сорвать маску безразличия с этого типа! — Мама думает, что я не догадываюсь, о чем они с Ребеккой шепчутся за закрытой дверью. Однако же мне удается быть в курсе почти всех их дел. И смею тебя заверить, у них все получается преотлично!

Новость ошеломила Клейтона.

— Ты всерьез думаешь, что моя мать способна…

— Я не думаю. Я знаю, — перебила его Дайана. — В том, что Келли и Рейчел недавно вышли замуж, немалая заслуга Ребекки. Да и к нашему «делу», уверена, она имеет самое непосредственное отношение.

— Но нельзя же обвинять человека, не имея к тому достаточных оснований!

— Тебе нужны факты? Их у меня более чем достаточно. Во-первых, — Дайана начала загибать пальцы, — наши матери всегда мечтали поженить нас. Во-вторых, именно от матери я получила якобы написанное тобой письмо, хотя обычно получаю почту лично в руки. В-третьих, и самых главных, только твоя мать могла настолько хорошо подделать твой почерк, чтобы его невозможно было отличить от оригинала. Как я уже говорила, простому смертному не под силу повторить все твои закорючки. — Дайана ликующе посмотрела на Клейтона, не сомневаясь, что у того не осталось ни малейших сомнений. — Мне продолжать? Или, быть может, достаточно?

— Более чем, — не сразу отозвался Клейтон. Появившаяся на его лбу вертикальная морщинка свидетельствовала о напряженной работе мысли. — И вынужден признать, что разделяю твои подозрения. Моя мать действительно мечтала увидеть тебя в роли своей невестки. Почему бы от бесполезных ахов и вздохов ей и в самом деле было не перейти к более решительным действиям? Почту я также всегда получаю лично, а это письмо передала мне мать. Сказала, что его привез верховой. Но я не видел никакого верхового, хотя находился около дома. И, как я уже говорил, наши с матерью почерки действительно очень похожи. Уверен, ей не составило бы особого труда подделаться под мою руку.

— Рада, что смогла тебя убедить.

Клейтон кивнул, однако его лицо отражало борьбу самых противоречивых чувств.

— И все же я не могу до конца поверить в это.

— Нелегко сознавать, что оказался обманут самым близким человеком, да? — с состраданием произнесла Дайана, сочувственно коснувшись его руки.

Клейтон с благодарностью взглянул на девушку.

— Пожалуй, что так. Знаешь, мне хотелось бы немного побыть одному. Не возражаешь, если я на несколько минут тебя оставлю?

Дайана ободряюще сжала его руку.

— Конечно. Я понимаю. Не переживай, все еще образуется.

— Благодарю за поддержку.

Оставшись одна, девушка принялась размышлять над тем, почему Клейтона так поразила новость о необычном увлечении его матери. Конечно, молодого человека огорчило то, что мать скрыла от него этот факт. Любой на его месте отреагировал бы так же. Однако противный внутренний голосок нашептывал Дайане, что здесь кроется и еще одна причина.

Клейтон не хочет, чтобы они снова были вместе. Сама мысль о том, что их пытаются поженить, наверняка показалась ему донельзя абсурдной. Не зря же Уинстон заявил, что у него женщин хоть пруд пруди. Стоит лишь поманить пальцем, и любая с радостью откликнется на зов. Где уж тут ему помнить о рыжей соседке-злюке!..

Но, с другой стороны, Клейтон был так добр со мной сегодня, вспомнила Дайана. Весь вечер и половину ночи он носился со мной, как мать с малолетним ребенком, терпеливо сносил капризы и дурное расположение духа, утешал, ободрял, говорил, что все будет хорошо… А его заявление, что, если потребуется, он готов кулаками отстаивать мою честь? И намек на то, что ему и раньше приходилось проделывать подобное?

Сердце Дайаны радостно ёкнуло. Не может быть, со сладким трепетом подумала она, чтобы Клейтон до сих пор питал ко мне…

Но не успела она довести эту мысль до конца, как вдруг услышала адский грохот над головой. Леденящий душу надрывистый звук прорезал тишину, и вдруг со всех сторон на девушку посыпались доски и камни. Крыша начала стремительно приближаться…

— Клейтон! — пронзительно вскрикнула Дайана, закрывая лицо руками.

А затем все вокруг погрузилось в кромешный мрак.


— Дайана!

Прошло не менее минуты, прежде чем Клейтон сообразил, что произошло. Он лежал возле какой-то груды камней и досок. Страшно ныл затылок. Дотронувшись до больного места, Клейтон обнаружил на пальцах кровь, и только тогда картина происшедшего явственно всплыла в его мозгу.

Он стоял снаружи сарая, прислонившись к холодной каменной стене, как та вдруг пошатнулась. Что-то тяжелое с диким грохотом упало ему на голову, на мгновение оглушив. Клейтон почувствовал, что теряет равновесие. Последнее, что он успел увидеть, — это разваливающуюся подобно домику, сложенному из детских кубиков, постройку.

С трудом сев, Клейтон растерянно огляделся по сторонам, пытаясь понять, что послужило причиной катастрофы. Крыша, вдруг понял он. Насквозь прогнившие доски не выдержали объединенного напора дождя и ветра и обрушились, увлекая за собой стены, которые лишь чудом устояли до сих пор. Они с Дайаной совершили непростительную глупость, не убравшись отсюда сразу же после окончания грозы.

Дайана!

Клейтон похолодел от ужаса. Она ведь так и не отозвалась на его зов! Где она? Что с ней?

— Дайана! — снова громко позвал молодой человек. — Где ты, дорогая?

Он почувствовал огромное облегчение, когда до его слуха донесся слабый женский голос.

— Клейтон… Я ничего не вижу…

— С тобой все в порядке? — встревоженно спросил он, пытаясь определить источник звука.

В голове по-прежнему шумело, что мешало ориентироваться в пространстве. Сквозь затянутое тучами небо не пробивался свет ни единой звезды. Окружающие предметы были погружены во мрак, что весьма усложняло задачу Клейтона.

— Вроде бы да. — Дайана находилась где-то совсем близко от него. — Но я не могу пошевелиться! Что-то придавило меня.

— Не волнуйся, я иду на помощь. Крикни только что-нибудь еще, чтобы я мог точнее определить твое местонахождение.

— Ты ведь вытащишь меня, правда?

— Можешь не сомневаться.

Однако вскоре обнаружилось, что выполнить обещанное будет не так-то просто. Подступ к Дайане забаррикадировала груда увесистых камней, на разборку которых потребовался бы не один час. Только чудом девушка не попала под один из них.

— Клейтон? — послышался обеспокоенный голос Дайаны. — Почему ты замолчал? Ты все еще здесь?

Молодой человек, в раздумье замерший перед неожиданным препятствием, тотчас же отозвался:

— Успокойся, я уже совсем близко. Тут образовался небольшой завал. Его придется разбирать не спеша, чтобы тебя не задело.

Обойдя кучу со всех сторон, Клейтон нашел более удобный подход. Стараясь не терять ни секунды, он принялся откатывать камни. Не забывая, впрочем, о поговорке «семь раз отмерь, один раз отрежь».

— Поговори со мной, Клейтон, — попросила Дайана. — Мне страшно. Здесь так темно! Я совершенно ничего не вижу!

— Это нормально, — поспешил успокоить ее Клейтон. — Я и то с трудом разбираю очертания предметов, а над тобой вдобавок еще и камни.

— А что случилось с сараем? Молния?

— Нет. Все дело в его почтенном возрасте да прогнившей крыше, которую окончательно доконала недавняя гроза. Я, наверное, теперь еще долго не смогу спокойно спать в закрытом помещении.

— Я тоже, — усмехнулась Дайана. — Кстати, ты сам-то как? В порядке?

— В полном, не считая ушибленного затылка. Какой-то балке пришлась не по нраву моя голова.

— Надеюсь, ничего серьезного?

— Пустяк, обычная царапина. К счастью, удар пришелся вскользь.

Продолжая обмениваться замечаниями в подобном духе, Клейтон между тем значительно продвинулся в работе. Еще несколько камней — и он увидел бледное, но улыбающееся лицо Дайаны.

— Рад снова вас видеть, леди, — шутливо поприветствовал он девушку.

— Я тоже рада возобновлению нашего знакомства, ковбой. Может, вытащишь меня отсюда?

Клейтон не замедлил исполнить просьбу, и вскоре Дайана стояла рядом с ним. Обведя взглядом все, что осталось от их убежища, она заметила:

— Похоже, тут осталось не так уж и много того, что бы напоминало о нашем гнездышке.

— Чертовски мало, — подтвердил Клейтон. — И, что самое обидное, я нигде не вижу наших курток и твоей сумки. — С минуту поразмыслив, он добавил: — Надеюсь, ты согласишься с тем, что нет больше смысла задерживаться здесь. Будем держаться вместе, конечно. Теперь, когда мы лишились как крыши над головой, так и спасительной зажигалки, не остается ничего иного, как попробовать добраться до дома.

— Твоего или моего?

— Конечно, моего. Насколько я помню, он ближе на целую четверть мили.

Дайана хмыкнула. Конечно, она ни в коем случае не захотела бы остаться посреди ночи в полном одиночестве, да еще вдалеке от человеческого жилья. Однако отправляться в гости к Клейтону также не входило в ее планы.

— Полагаю, что четверть мили отнюдь не является таким уж веским доводом в пользу твоих владений.

— Возможно, будь в нашем распоряжении лошади и хорошая дорога. Но не забывай, что придется идти пешком, по колено в грязи. А при подобных обстоятельствах приходится учитывать каждый ярд.

Дайана приняла решительную позу.

— И все же я настаиваю на том, чтобы мы двинулись в сторону моего ранчо. Если же ты непременно хочешь идти к себе, можешь отправляться один.

В ответ на это Клейтон снисходительно улыбнулся.

— Я нахожу, что нет особенной нужды доказывать всю бессмысленность подобного ультиматума. Ты и сама знаешь, что скорее согласишься лишиться своих роскошных волос, чем остаться в одиночестве.

Раздосадованная, что Клейтон так легко догадался о том, что она блефует, Дайана покраснела.

— Кажется, я не давала повода разговаривать со мной в таком тоне. И, как джентльмену, тебе следовало бы уступить желанию дамы.

Услышав подобное, Клейтон расхохотался.

— К счастью, я не джентльмен, а ты не леди, так что прекратим глупый спор. Неужели ты не понимаешь, что у нас все равно не хватит сил преодолеть расстояние до любой из ферм, даже если бы они находились вдвое ближе?

Дайана решительно переставала понимать Уинстона. Что за околесицу он несет?

— Тогда объясни, пожалуйста, зачем нам вообще двигаться с места?

— Да хотя бы для того, чтобы не мерзнуть, черт побери! Не хватало только, чтобы ты простудилась или, того хуже, заработала воспаление легких!

Стараясь не подать виду, что тронута заботой, Дайана недоверчиво произнесла:

— Раз дело обстоит так, почему же ты настаиваешь на том, чтобы мы непременно шли в сторону твоего ранчо?

Вместо ответа Клейтон предложил девушке подняться на небольшое возвышение, образованное остатками сарая, и рассказать о том, что она увидит. Удивленная, Дайана все-таки решила исполнить просьбу Уинстона. Едва вскарабкавшись по скользким камням, она выпрямилась и осмотрелась. С северной, южной и восточной сторон не оказалось ничего примечательного. Зато на западе, как раз в том направлении, где находились владения Дайаны, и в самом деле было на что посмотреть.

Эвкалипт, у которого некогда любили встречаться Дайана и Клейтон, рос почти на границе владений Глэдстонов и Уинстонов. Поверхность земли к востоку от дерева была плоской, словно блюдце, а в противоположную сторону рельеф местности начинал понижаться.

Примерно на расстоянии полумили от того места, где располагался сарай — вернее, то, что от него осталось, — находилось русло небольшой реки, тянувшееся с севера на юг. Большую часть года речка представляла собой нечто похожее на длинный извилистый овражек, в котором невозможно было обнаружить ни капли влаги. У нее, кажется, не было даже названия. Однако, как только начинался сезон дождей, пересохшая речушка оживала и буквально в течение нескольких часов превращалась в полноводную реку. Иногда, когда шли особенно обильные и затяжные дожди, она разливалась и затопляла близлежащие выгоны, прилегающие к ней с запада.

Таким образом, в то время как пастбища Уинстонов оказывались лишь слегка раскисшими, на земле их соседей творился настоящий потоп.

Все это молнией промелькнуло в мозгу Дайаны. Конечно, сейчас, когда вокруг не было видно ни зги, она не могла разглядеть практически ничего, кроме смутных очертаний дерева, единственного на многие мили вокруг. Однако по слабому свечению на западе девушка догадалась, что произошло. Едва доносящийся с той стороны шум, на который Дайана не обратила внимания раньше, лишь подтвердил ее страшную догадку.

Река разлилась.

Дайана оказалась отрезанной от родного дома.

Пытаясь переварить только что сделанное открытие, девушка начала медленно спускаться. Так вот на что намекал Клейтон, думала она. Понятное дело, что при таких обстоятельствах путь домой мне заказан. Надо же, а я и не подозревала, каких размеров достигло сегодняшнее стихийное бедствие. Вот уже много лет не случалось такого, чтобы река выходила из берегов в считанные часы. Должно быть, где-то выше по течению гроза продолжала бушевать в полную силу.

— Эй, осторожнее! — услышала вдруг Дайана предостерегающий оклик.

Занятая собственными мыслями, девушка не слишком внимательно следила за тем, куда ставит ноги. Поэтому и не заметила, что большой, размером с тюк сена, камень, на который она собиралась ступить, не очень устойчив. Благодаря своевременному предупреждению Клейтона Дайана успела отдернуть ногу буквально за мгновение до того, как камень качнулся и покатился вниз.

Прямо на Клейтона.


5

Внизу, в темноте, послышался глухой звук удара, как будто камень налетел на что-то мягкое. Сразу же вслед за этим раздался приглушенный стон, а затем наступила зловещая тишина.

— Клейтон? — робко позвала Дайана, чувствуя, как сердце обрывается в груди. Поскольку на ее зов никто не отозвался, она с возрастающей тревогой воскликнула: — О, Клейтон, пожалуйста, скажи что-нибудь!

— Что-нибудь, — наконец послышалось снизу.

Не разбирая дороги, Дайана чуть ли не кубарем скатилась с груды камней.

— Клейтон, ты где? — спросила она, лихорадочно вертя головой во все стороны. — Ты жив? Ранен?

— Судя по тому, что я разговариваю с тобой, — очень даже жив. Если только, конечно, ты не веришь в привидения. — Клейтон находился где-то совсем рядом. — И точно не ранен.

— Неправда!

— Что неправда? Что я жив? Или то, что ты веришь в привидения?

Дайана была настолько напугана, что даже не разобрала шутки.

— Что с тобой все в порядке. Я слышал стон!

— Не волнуйся. Пытаясь избежать удара, я по неосторожности задел вывихнутую руку. Боюсь, тебе вновь придется вправлять ее.

Наконец Дайана обнаружила Клейтона. Он сидел на земле, прислонившись боком к тому самому камню, который чуть не придавил его, и рассматривал правую руку.

Опустившись перед ним на колени, Дайана принялась ощупывать поврежденную конечность.

— Да нет, запястье вроде в порядке. Подумать только, я чуть не убила тебя!

— Не переживай, ведь все обошлось. Просто сегодня у нас с тобой выдался не самый лучший день.

— Если не сказать, самый худший. Никогда бы не подумала, что на одного человека за столь короткий срок может обрушиться столько неприятностей!

— На двух человек, — уточнил Клейтон.

— Велика разница! — фыркнула Дайана, между тем продолжая умело обследовать его запястье. — Рука все еще болит?

— Да, но только выше. Наверное, ушиб.

Дайана провела ладонями от запястья к локтю молодого человека.

— Здесь?

— Выше.

— Здесь? — Она нерешительно дотронулась до упругого бицепса, плотно обтянутого клетчатой рубашкой.

— Еще выше.

Прикасаясь к теплой мужской коже, вдыхая ее особый, ни с чем не сравнимый запах, Дайана неожиданно почувствовала, как у нее начинают путаться мысли. Самое лучшее было бы немедленно остановиться и отойти на безопасное расстояние. Однако вместо этого девушка продолжила свое мучительно-волнующее исследование.

Проведя руками вверх и вниз по бицепсу, она вдруг ощутила, как тот напрягся, и испуганно взглянула в лицо Клейтону. Однако в окружающей их темноте можно было разглядеть лишь блеск его глаз. Манящий, страстно зовущий блеск. Раз увидев эти глаза, Дайана уже не смогла отвести взгляда.

Едва ли отдавая себе отчет в том, что делает, она положила обе ладони на широкую грудь. И медленно провела вверх, к мощным плечам, а затем, также медленно, вернула их на прежнее место.

Клейтон, милый, как же я могла так долго находиться вдали от тебя, стучало ее сердце. Как я могла так долго заставлять себя думать, будто ненавижу тебя, когда в целом мире у меня не было, нет и никогда не будет более родного человека, чем ты! Эти глаза, руки, плечи… Неужели я добровольно отказалась от всего этого на долгие, долгие годы? Неужели я и дальше осмелюсь жить по-прежнему, тем самым нарушая законы божеские и человеческие, умерщвляя плоть и калеча душу? Никогда еще природа не создавала человека более совершенного, чем ты. И я люблю тебя, безумно, страстно люблю! Другие мужчины по сравнению с тобой — жалкие пародии. Так неужели я найду в себе силы отказаться от своего счастья, когда судьба милостиво дарует мне еще один шанс?

— О, Клейтон… — прошептала Дайана и, не в силах больше сдерживаться, прижалась губами к мужским губам.

Однако и Клейтон уже был не в состоянии контролировать себя. Жгучий поцелуй подавил последние проблески сознания у обоих, и восторжествовала безудержная, животная страсть, испокон веков являющаяся основополагающим законом жизни.

Не прерывая поцелуя, Клейтон освободился от рубашки и, кинув ее подле себя, осторожно опустил на нее девушку. Несмотря на свежий ночной воздух и сырую землю, оба не чувствовали ни малейшего озноба. Дрожь, сотрясающая их тела, была вызвана отнюдь не холодом, а безудержной, испепеляющей страстью, заставляющей сердца стучать в ураганном темпе.

Изнывая под градом обрушившихся на нее поцелуев и ласк, Дайана едва успевала отвечать тем же. Она упоенно ласкала горячую мужскую кожу, покрывала бесчисленными поцелуями широкую грудь, с наслаждением поглаживала мускулистые плечи и спину. Ей казалось, что она и не жила по-настоящему до этого момента. Только сейчас она начинала в полном смысле постигать, что значит быть женщиной.

— Останови меня сейчас, — раздался хриплый шепот Клейтона. — Иначе я не смогу сделать этого никогда.

Ответом ему послужил жгучий поцелуй и слова:

— Я не могу остановить тебя. Не хочу.

— Ты пожалеешь об этом утром. Черт побери, я сам буду жалеть, что не сдержался!

— Но ведь до утра еще так далеко…

Ну что можно было возразить на это? Слишком возбужденные для долгой прелюдии, Дайана и Клейтон в мгновение ока освободились от разделявшей их одежды и слились в едином ритме, таком простом и одновременно сложном, как сама жизнь.

Ощутив секундную вспышку боли, Дайана тут же забыла о ней, охваченная чувством острого сладострастия. Она и не подозревала, какие желания так долго оставались скрытыми внутри нее. И все это представлялось столь естественным, столь прекрасным, что Дайана готова была рыдать от счастья…

И когда высший предел наслаждения был достигнут, ей хотелось лишь одного: умереть, ибо казалось, что ничего более совершенного, более чудесного не существует на свете. Однако огорчение от того, что все закончилось, вскоре сменилось сладкой истомой при мысли, что пережитое блаженство можно ощутить снова и снова.

Когда утраченная на время способность соображать вновь вернулась к молодым людям, Клейтон, восхищенно глядя на лежащую в его объятиях Дайану, хрипло прошептал:

— Это была самая фантастическая ночь в моей жизни.

Смущенно спрятав лицо на мужской груди, Дайана едва слышно отозвалась:

— Я и не подозревала, что такое бывает.

Некоторое время оба безмолвствовали, прислушиваясь к той молчаливой беседе, что вели их сердца. Да и разве кто-нибудь смог бы облечь в слова чувства, что переполняли сейчас Дайану и Клейтона! Это был миг полнейшего взаимопонимания, миг той редкой душевной близости, которая позволяет читать в сердцах друг друга.

Наконец Клейтон пошевелился. Приподнявшись на локте и наградив возлюбленную долгим нежным поцелуем, он произнес:

— Не хотелось бы показаться безнадежным занудой в ту самую минуту, когда я, как никогда в жизни, близок к тому, чтобы стать поэтом. Однако я должен задать тебе один вопрос.

— Собираешься поинтересоваться, который час? — засмеялась Дайана.

— Ну, ты слишком плохо обо мне думаешь, — покачал головой Клейтон. — В такой момент на это не отважился бы даже самый закоренелый педант! Я только намеревался узнать, не замерзла ли ты.

— А если бы я ответила, что да?

— То я оказался бы вынужден предложить нам одеться и немного прогуляться по окрестностям. Хотя мне ужасно не хотелось бы последовать своему же совету.

— Мне тоже. К счастью, — тут Дайана игриво провела пальчиком по мужской груди и поцеловала один из темных завитков волос, — я знаю другой способ согреться. Уверена, тебе он придется больше по вкусу.

И Клейтон полностью с ней согласился.


Они уснули только на рассвете, когда воздух заметно прогрелся, а на востоке уже начинала заниматься заря. Не прошло и пары часов, как солнечные лучи, бьющие в лицо, разбудили Клейтона. Зевнув, он протер глаза и, стараясь не потревожить спящую в его объятиях Дайану, приподнял голову и огляделся по сторонам.

Все вокруг было залито ярким солнечным светом. На небе не виднелось ни облачка. О ненастье не напоминало ничто, если не считать влажной земли, нескольких луж да воскресшей за одну ночь реки, извивающейся в нескольких сотнях ярдов от молодых людей.

Такое впечатление, будто вчерашнюю грозу нарочно вызвали, чтобы наше свидание с Дайаной затянулось на неопределенное время, подумал Клейтон. Хотя, конечно, магия, колдовство и прочие излюбленные женские штучки здесь совершенно ни при чем. Даже объединив усилия, такие упрямые женщины, как Вивиан и Ребекка, едва ли смогли бы хоть как-то повлиять на погоду.

И все же трудно отказаться от мысли о вмешательстве высших сил, когда на тебя сначала обрушивается стихийное бедствие, о котором не упоминалось ни в одной метеосводке, а затем, также внезапно, все проходит, оставив после себя лишь смутные, похожие на неясный сон воспоминания.

Такие же смутные и неясные, как то, что произошло этой ночью между ним и Дайаной.

Клейтон с любовью посмотрел на восхитительную молодую женщину, доверчиво прижавшуюся к нему. Даже перенесенные испытания не могли сделать ее менее прекрасной.

Дайана ничуть не походила на прочих женщин, с которыми ему приходилось иметь дело. С капризными, изнеженными, себялюбивыми самками, готовыми на все ради достижения собственных меркантильных целей. Ни одна из этих пустоголовых кокеток, озабоченных лишь деньгами да удачным замужеством, и в подметки не годилась Дайане Глэдстон. Упрямая, целеустремленная, страстная, искренняя, открытая, непосредственная, она затмевала собой всех остальных представительниц слабого пола. Конечно, порой с ней бывало трудновато, зато скучать уж точно не приходилось.

Проанализировав события предыдущего дня, Клейтон понял, что ни о чем не жалеет. Чем бы ни оказалась вызвана вчерашняя небывалая гроза, он был благодарен ей за часы, которые провел рядом с Дайаной.

Может, это случайное совпадение, размышлял Клейтон. А может, и знак Небес, что мы с ней должны быть вместе. Что, если, расставшись, мы совершили самую большую, непоправимую ошибку в своей жизни? Но даже если и так, я не намерен повторять ее снова. Ничто в мире больше не отнимет у меня Дайану!

Не удержавшись, Клейтон наклонился и поцеловал молодую женщину. Ее ресницы дрогнули и приподнялись. Синие, как глубокие горные озера, глаза смотрели на Клейтона с выражением удивительной безмятежности и покоя.

— Вот и утро, — прошептала Дайана, и тень легкого беспокойства на миг омрачила ее черты. — Ты ни о чем не жалеешь?

В ответ Клейтон с жаром поцеловал ее.

— Ни капельки! А ты, мое солнышко?

— Только об одном. — Она лукаво улыбнулась, увидев испуг на лице молодого человека. — Что эта ночь так быстро закончилась.

Клейтон с облегчением выдохнул и прикоснулся губами к одному из золотистых локонов Дайаны. Эти локоны, каскадом спускающиеся до пояса, всегда сводили его с ума.

— Не жалей о ней, милая. Ведь впереди нас ожидают тысячи других ночей.

— Обещаешь? — спросила Дайана, хотя заранее знала ответ.

— Клянусь тебе в этом, моя радость!

Их губы снова встретились, и вчерашнее возбуждение опять охватило молодых людей. Однако внезапно поцелуй был прерван топотом копыт и мужским окриком:

— Эге-ге-гей! Здесь есть кто живой?

Испуганно отпрянув друг от друга, Дайана и Клейтон не сразу сообразили, что это и есть та самая спасательная экспедиция, которая должна была отправиться на их поиски. Скрытые грудой камней, они пока находились вне поля зрения всадников. Однако так долго продолжаться не могло.

Клейтон собирался отозваться на зов, как вдруг Дайана приложила палец к его губам.

— Тсс!

— Ты что, не хочешь, чтобы нас обнаружили? — удивился Клейтон.

— Только не в таком виде!

Лишь сейчас Клейтон сообразил, что на них практически ничего нет. Пока молодые люди лихорадочно одевались, Дайана шептала:

— Я спрячусь среди камней, а ты позовешь своих парней. Ни к чему, чтобы нас видели вместе. Как только сумеешь от них отделаться, вернешься сюда с лошадьми.

Клейтон изумленно взглянул на нее.

— Ты что, с ума сошла? Я ни за что не оставлю тебя здесь одну.

— Нет времени на препирательства, Клейтон. Или ты хочешь, чтобы завтра о нас судачили все кому не лень? Одевайся и выходи им навстречу, живо!

— Но…

— Никаких «но». Умоляю, Клейтон, подумай о моей репутации!

Подхватив часть своей одежды, Дайана бросила на молодого человека просящий взгляд и скрылась среди камней.

Ему ничего не оставалось, как исполнить просьбу. Поэтому, застегнув последнюю пуговицу на рубашке, которая почему-то оказалась ему мала, он поднялся и крикнул:

— Ребята, давайте сюда!

Услышав голос, один из всадников отделился от группы и поскакал по направлению к Клейтону.

— Это вы, хозяин? — крикнул верховой, подъезжая к развалинам.

— Я, Хэнк, — отозвался Клейтон, узнав по голосу своего старшего помощника.

— Слава Богу! Когда ваш конь вернулся домой без седока, мы сразу же поняли, что случилось неладное. Все на ранчо чуть с ума не посходили от беспокойства. Однако из-за погоды мы никак не могли отправиться на поиски раньше утра.

— Ты не представляешь, что за ночка у меня выдалась!

— Явно не из легких, мистер Уинстон, — ухмыльнулся Хэнк, спешившись. — Позвольте заметить, эта клетчатая блузка вам очень идет. Вы в ней выглядите… хмм… более мужественно, что ли. Но что случилось с вашей собственной рубашкой?

— Она… она пришла в негодность из-за грозы, и мне пришлось надеть то, что нашлось в сарае.

— Ужасная гроза, сэр.

— Именно так. — Отвернувшись, Клейтон вполголоса выругался. Черт, и как же он не заметил, что напялил на себя блузку Дайаны? Теперь оставалось лишь надеяться, что Хэнк поверит в тот бред, который он нес. — К сожалению, сарай отказался приютить меня на всю ночь.

Ухмылка исчезла с лица Хэнка, как только он перевел взгляд на развалины.

— Когда мы с ребятами увидели это, то взмолились лишь об одном: чтобы вы оказались в любом другом месте. Просто чудо, что вы остались в живых!

— К счастью, в момент обвала я находился снаружи. Наверное, мой Шалый сделал правильно, что оборвал повод и ускакал. Если бы он остался внутри сарая, то его наверняка убило бы.

— Вам обоим крупно повезло. Кстати, — Хэнк кивнул в сторону шагом подъезжающих к ним всадников, — мы привели его с собой. Хотите взглянуть?

Что-то в тоне старшего помощника насторожило Клейтона, и он поспешил отыскать взглядом Шалого. Какого же было удивление Уинстона, когда рядом со своим конем он увидел лошадь Дайаны, Бонни!

Хэнк проследил за направлением взгляда Клейтона.

— Красивая кобылка, не правда ли? Шалый привел ее за собой прямо в конюшню. Интересно было бы узнать, кому она принадлежит.

— Возможно, — сухо отозвался Клейтон.

Он вдруг подумал, что Хэнк или знает, или догадывается о том, с кем провел хозяин эту ночь. И старший помощник не замедлил подтвердить догадку Клейтона. Кивнув на груду камней, за которой пряталась Дайана, он произнес:

— В таком случае, может быть, обратимся к вашему товарищу по несчастью?

Клейтон решил, что незачем ходить вокруг да около. Поэтому спросил напрямик:

— Как ты догадался, что она здесь? По лошади? Или по этой чертовой рубашке?

Однако Хэнк покачал головой.

— Я достаточно давно знаю вас, мистер Клейтон, чтобы обойтись без подобных подсказок. Еще до того, как Шалый вернулся с Бонни, я был в курсе, что мисс Дайана и вы вместе.

Клейтон пораженно уставился на старшего помощника.

— Но каким образом?

— Вчера утром вы сказали, что возникли некоторые проблемы. Последний раз я видел своего хозяина настолько взволнованным лишь пять лет назад — из-за мисс Дайаны Глэдстон. Поэтому нетрудно было догадаться, что источником новых забот вновь стала она. А когда вечером вы внезапно покинули ранчо, никому не объяснив, зачем и куда отправляетесь, то догадаться о причине незапланированной верховой прогулки не составило особого труда.

Клейтон не мог не восхититься подобной сообразительностью и логичностью выводов.

— Тебе следовало бы стать судебным следователем, а не прозябать на ранчо, Хэнк! С твоими умом и сметливостью ты достоин куда более лучшей участи, чем возиться с овцами.

Польщенный Хэнк улыбнулся.

— Возможно, однако у меня нет причин жаловаться на судьбу. Красавица жена, смышленые детки, хороший дом да работа по сердцу — что еще нужно для счастья?

— Ты, как всегда, прав, дружище. — Вспомнив что-то, Клейтон опять нахмурился. — Как думаешь, кто-нибудь еще догадывается о нашей встрече с мисс Глэдстон? Не хотелось бы, чтобы поползли слухи…

Хэнк понимающе кивнул.

— Ясно. Только насчет этого можете не волноваться, хозяин. Все обитатели ранчо уверены, что вы решили проехаться верхом и гроза заставила вас искать убежище далеко от дома. Впрочем…

Видя, что старший помощник замялся, Клейтон потребовал:

— Продолжай же! Что означает твое «впрочем»?

Запинаясь и путаясь в словах, Хэнк произнес:

— Может, мне лишь показалось… но только хозяйка, миссис Уинстон, была уж слишком… спокойна, когда вы не явились к ужину. Конечно, гроза заставила ее изрядно поволноваться… Но все же я готов поклясться, что ваша мать выглядела… почти счастливой!

При этом известии Клейтон помрачнел.

— Спасибо, друг. Знаю, что нет нужды просить тебя сохранить все произошедшее в тайне…

— О чем речь, мистер Клейтон! — с готовностью подтвердил Хэнк, преданный хозяину душой и телом.

— Но мне хотелось бы попросить тебя еще об одной услуге. — Клейтон кивнул в сторону всадников, замерших в отдалении. — Передай, пожалуйста, ребятам, что со мной все в порядке и что я глубоко тронут их заботой… Кстати, — внезапно вспомнил Клейтон, — уже известно, каковы последствия вчерашней грозы?

— Слава Богу, мы понесли незначительные убытки. С десяток овец убило молнией, оказались затопленными несколько пастбищ, часть забора, приблизительно с милю длиной, рухнула к юго-востоку отсюда… Боюсь, дела у наших соседей обстоят значительно хуже.

— Пошли узнать, не нужна ли им помощь. Если да, то пускай все, кто свободен, отправляются на подмогу. — Отдав необходимые распоряжения, Клейтон продолжил начатый ранее разговор: — Так вот передай людям, что я благодарю их за то, что они отыскали меня. Однако теперь, когда их миссия завершилась успехом, пусть возвращаются к своим делам. Сегодня нам предстоит много работы. А ты, Хэнк, отправляйся на ранчо и сообщи, что я жив, здоров и вернусь домой сразу же… — тут Клейтон слегка ухмыльнулся, — как только верну заблудившуюся кобылу хозяевам.

Осклабившись, Хэнк поинтересовался:

— Могу ли я еще чем-нибудь помочь?

— На данный момент это все. — Видя, что старший помощник повернулся и собирается уходить, Клейтон крикнул: — Хэнк!

Тот немедленно остановился и обернулся.

— Да, мистер Клейтон?

— Ты вчера рано утром видел какого-нибудь верхового, приезжавшего на наше ранчо?

— Нет, хозяин. Вчера вообще никто не выезжал и не приезжал. А что?

Сраженный известием Клейтон, тем не менее, постарался принять беззаботный вид.

— Да так, ничего. Что ж, ступай, дружище.

— До скорого, хозяин!

После того как Хэнк привел лошадей и всадники исчезли из поля зрения, Клейтон сорвал с себя женскую блузку и отшвырнул в сторону, бормоча проклятия. Он был вне себя от ярости. Если раньше у него оставалась хоть слабая надежда на то, что мать непричастна к истории с письмами, то сообщение Хэнка разбило ее вдребезги.

Так, значит, Дайана ничуть не кривила душой, размышлял Клейтон, когда утверждала, что дело тут никак не обошлось без Ребекки! Черт возьми, получается, что его мать опустилась до того, что плетет интриги против собственного сына!

Ну хорошо, допустим, она хотела сделать как лучше. Однако это не давало ей права обращаться с ним как с малолетним несмышленышем. Неужели мать действительно считает, что в тридцать лет он не в состоянии позаботиться о собственном благополучии? Откуда ей вообще знать, о чем он мечтает, чего хочет? Ведь он никогда не упоминал имени Дайаны! Да, он хотел вернуть бывшую невесту. Но только не таким способом!

— Дьявол, — пробормотал Клейтон, не замечая, как сжимает и разжимает кулаки.

— Разве можно так убиваться из-за потери десятка-другого овец? — раздался у него за спиной насмешливый голос Дайаны.

Без сомнения, она слышала его разговор с Хэнком от начала до конца.

Не оборачиваясь, Клейтон буркнул:

— Тебе прекрасно известно, что овцы здесь ни при чем.

— Как ни при чем и моя блузка, которую ты швырнул в грязь. Неужели стоило с ней так обращаться лишь из-за того, что ты стал посмешищем в глазах твоих работников?

Клейтон рассвирепел.

— Между прочим, это ты уволокла мою рубашку с собой!

— Я вовсе не просила тебя надевать мою.

Понимая, что этот бестолковый спор ни к чему не приведет, Клейтон сдался.

— Ладно-ладно, я виноват. Давай лучше обсудим, что делать дальше.

Дайана притворилась, будто не поняла истинного смысла его слов.

— Как что? Приведем себя в более-менее божеский вид и отправимся по домам.

Клейтон досадливо поморщился.

— Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Нам надо решить, как жить дальше. Все не может продолжаться по-прежнему после того, как мы… ммм…

— Переспали? — резко закончила за него Дайана.

— Именно.

Она пожала плечами.

— А почему бы и не оставить все как есть? Это было добровольным решением с обеих сторон, так что друг другу мы ничем не обязаны. Как говорится, расстанемся друзьями и постараемся поскорее вернуться к привычному образу жизни.

Клейтон не верил своим ушам.

— Неужели ты предлагаешь сделать вид, будто ничего не случилось?

— А разве есть что-то из ряда вон выходящее в том, что мужчина и женщина провели ночь вместе? Разве каждый раз, когда очередная красотка вылезает поутру из твоей постели, ты предлагаешь ей решать, что делать дальше?

— Нет, — нехотя признался Клейтон. — Но данный случай — особый. То, что произошло между нами, трудно назвать тривиальным событием.

— Согласна, ты заставил меня пережить несколько весьма приятных минут, — цинично заметила Дайана. — Впрочем, уверена, в твоей обширной практике найдутся куда более захватывающие моменты. С чего же ты решил, что я должна хоть чем-то отличаться от других твоих подружек?

Клейтон нетерпеливо мотнул головой.

— Потому что ты не такая, как все, Дайана. Во-первых, ты отнюдь не относишься к тому сорту женщин, для которых заниматься сексом так же привычно, как чистить зубы. Во-вторых, пять лет назад ты чуть было не стала моей женой. В-третьих, именно я лишил тебя невинности и, следовательно, несу за это ответственность.

Дайана насмешливо прищурилась.

— Ой-ой-ой, какие мы обязательные. Уж не собираешься ли ты на мне жениться?

— Да, черт возьми! Если я был готов сделать это пять лет назад, то почему бы не повторить попытку? — Понимая, что своим поведением только портит дело, Клейтон, тем не менее, опустился перед Дайаной на одно колено и с пафосом произнес: — Мисс Дайана Глэдстон, не соблаговолите ли вы выйти замуж за вашего покорного слугу? Сожалею, что ради такого момента не заготовил роз и шампанского, однако ведь это не главное, верно? Впрочем, если символика подобного ритуала чрезмерна дорога вашему сердцу, обязуюсь повторить предложение руки и сердца позже, предварительно позаботившись обо всех сопутствующих ему романтических атрибутах.

Клейтон попытался поцеловать ей руку, однако Дайана с негодованием оттолкнула его.

— Прекрати паясничать, Уинстон! Из тебя вышел бы негодный комик. Повторяю еще раз: ни ты мне, ни я тебе ничем не обязаны. Так что давай лучше расстанемся по-хорошему и как можно скорее забудем о случившемся.

Мгновенно отбросив фиглярство в сторону, Клейтон вскочил на ноги.

— Прости, Дайана, я совсем не хотел тебя обидеть! Поверь, все, что я сказал, было абсолютно серьезно. Ты согласишься выйти за меня замуж?

Дайана почувствовала, как сердце готово выпрыгнуть из груди. Кровь прилила к щекам, окрасив их в ярко-розовый цвет. Вот оно, счастье, молнией пронеслось в голове. Стоит только вымолвить «да», и наши с Клейтоном судьбы навек переплетутся между собой. Вместо одиноких бессонных ночей да слез в подушку меня ожидает райское блаженство.

Райское блаженство? Ой ли? — передразнил ехидный внутренний голосок. Да, милочка, ты влюблена в этого мужчину без памяти. Ты готова за него жизнь отдать, если потребуется. Но любит ли он тебя настолько же сильно? Любит ли он тебя вообще?

Вчера Клейтон был нежен и заботлив с ней. Но разве на его месте любой мужчина не поступил бы так же? Как и положено джентльмену, не защитил бы леди? Так зачем напрасно обольщаться, принимая простую вежливость за взаимную любовь?

А как же твой бедный отец? — продолжал мучить ее внутренний голос. Если бы не Клейтон, он был бы жив до сих пор. Не зря же твой отец так категорически возражал против вашего союза! Разве ты готова пойти против воли покойного и обвенчаться с сыном его злейшего врага? Да и так ли далек был отец от истины, когда обвинил Клейтона в женитьбе ради корыстных целей? Как говорится, нет дыма без огня…

Понимая, что вот-вот заплачет, Дайана быстро отвернулась от молодого человека. Еще никогда она не чувствовала себя настолько несчастной! Глухим от едва сдерживаемых слез голосом она произнесла:

— Я не выйду за тебя замуж, Клейтон Уинстон. Никогда.

— Ты плачешь? — Он осторожно повернул Дайану лицом к себе, и его сердце защемило от боли и нежности. — Но почему? Что я сделал не так, любимая?

Дайана вырвалась из его рук и разрыдалась.

— Не смей называть меня любимой! Неужели после того, как из-за тебя погиб мой отец, ты всерьез рассчитываешь, что я соглашусь стать твоей женой?

— Дьявол! — выругался Клейтон. — Меня что, будут обвинять в этом до скончания дней? В гибели Патрика не виноват никто, кроме его самого. И ты прекрасно это знаешь.

— Я знаю только то, что ты мог спасти моего отца, но почему-то не захотел сделать этого.

Клейтон в отчаянии махнул рукой.

— Ладно, можешь думать все, что тебе заблагорассудится. Но ведь не станешь же ты отрицать, что до сих пор любишь меня!

Какая самоуверенность! Слезы на щеках Дайаны мгновенно высохли, уступив место румянцу гнева.

— С чего ты взял подобную глупость? Признаюсь, когда-то я любила тебя… или думала, что люблю. Но с тех пор прошло столько времени, что вспоминать об этом не имеет смысла. Да и можно ли воспринимать чувства двадцатилетней девочки всерьез?

Клейтон не знал, стоит ли верить своим ушам. Неужели Дайана, его дорогая, горячо любимая, милая, обожаемая Дайана способна с таким цинизмом рассуждать о том, что составляло для него смысл жизни?

— А как же наша сегодняшняя ночь? — ухватился он за последнюю соломинку.

— Естественная реакция организма на чрезмерные стрессовые нагрузки, — безжалостно ответила Дайана. — В экстремальных ситуациях чувственность всегда обостряется. Я читала об этом в газетах.

Клейтон взял Дайану за подбородок, тем самым заставив смотреть ему прямо в глаза.

— И теперь ты тоже скажешь, что ничего не испытываешь по отношению ко мне? Не отводи глаз, — потребовал он. — Так ты действительно не любишь меня? Все, что когда-то связывало нас, теперь для тебя ничто?

Я люблю тебя, бешено стучало сердце Дайаны. Родной, милый, единственный мой! Никто и никогда не будет мне дорог так, как ты. Минувшей ночью я совершила ошибку, позволив страсти вырваться наружу. И я отнюдь не жалею об этом, о нет! Это была самая прекрасная, самая чудесная ошибка в моей жизни!

Но то, что разделило нас пять лет назад, по-прежнему является непреодолимой преградой. Я исполню дочерний долг, даже если ради этого потребуется отказаться от собственного счастья. Увы, далеко не всегда мы имеем право следовать зову сердца.

Поэтому, призвав на помощь все свое самообладание, Дайана мужественно выдержала взгляд серых глаз и твердо произнесла:

— Я не люблю тебя, Клейтон Уинстон. — Прости меня, любимый! — кричало в это мгновение ее истерзанное сердце. — Все, что произошло между нами сегодняшней ночью, — ошибка.

Лицо Клейтона превратилось в непроницаемую маску.

— Что ж, отлично. Я рад, что мы наконец поговорили начистоту. Пожалуй, — он через силу усмехнулся, — за это стоит сказать спасибо нашим матерям.

Отойдя в сторону, он сел на камень. Постояв некоторое время, Дайана неловко приблизилась к Клейтону и робко произнесла:

— Мне пора. Сам понимаешь, куча дел… Надо успокоить своих, а еще распорядиться насчет последствий грозы…

Прервав ее беспорядочные объяснения, Клейтон отрывисто бросил:

— Я провожу тебя!

— Не стоит. Мне и самой прекрасно известна дорога. Кроме того, тебя ждут на ранчо, и…

— Я провожу, — упрямо повторил Клейтон, прерывая Дайану нетерпеливым взмахом руки.

Не осмеливаясь больше перечить, она кивнула.

Кое-как приведя себя в порядок, Клейтон и Дайана уселись на лошадей и тронулись в путь. Поскольку кратчайшую дорогу к дому молодой женщины преграждала разлившаяся река, ехать им пришлось довольно долго. И за все это время никто из них не проронил ни слова.

Наконец, проводив Дайану почти до порога, Клейтон сухо попрощался с ней и, не оглядываясь, поехал прочь.

— Прощай, любовь моя, — прошептала она, когда молодой человек удалился на достаточное расстояние. — Я всегда буду тебя помнить.


6

— Дайана должна вернуться примерно через час.

Произнеся это, Вивиан открыла духовку, и по кухне поплыл божественный аромат.

Ребекка с наслаждением принюхалась.

— Твое печенье просто чудо! Пальчики оближешь! — похвалила она кулинарные способности подруги. — Так, значит, в нашем распоряжении примерно шестьдесят минут?

— Думаю, этого хватит, чтобы попить кофе, а заодно и обсудить результаты нашего последнего предприятия.

Выложив печенье на тарелку и наполнив чашки, Вивиан пригласила подругу за стол.

— Мне так жаль, что из-за нас ребята едва не погибли, — произнесла Ребекка, отхлебывая горячий напиток. — Кто бы знал, что разразится такая ужасная гроза…

Вивиан ободряюще потрепала ее по плечу.

— Как говорится, что Бог ни делает, все к лучшему. Зато наши дети провели вместе весь вечер и целую ночь.

— Интересно было бы выяснить, чем они занимались все это время?

Миссис Глэдстон хитро подмигнула.

— А ты как думаешь, чем могут заниматься влюбленные друг в друга мужчина и женщина, так долго оставаясь наедине?

Ребекка изумленно вскинула брови.

— Вивиан! Как ты можешь?

— А что в этом такого? — недоуменно пожала плечами та.

— Я лишь имела в виду, договорились ли они между собой о чем-нибудь или нет. Не знаю, как Дайана, а мой сын не проронил ни слова с тех пор, как вернулся домой.

— Моя дочь тоже ведет себя довольно странно. Впрочем, мы сделали все, что могли.

Ребекка кивнула в знак согласия.

— И даже больше. Полагаю, дальнейшее следует предоставить судьбе.

— Совершенно верно. Наша миссия завершена.

Неожиданный скрип двери заставил обеих женщин вздрогнуть. На пороге кухни стояла Дайана.

— Что это за миссия?

При ее внезапном появлении Вивиан и Ребекка смущенно замолчали. По их растерянным лицам Дайана догадалась, что являлась предметом обсуждения. Надо же, ей посчастливилось попасть на очередное собрание членов Клуба Одиноких Сердец!

— Ах, извините, мне следовало сначала постучать, — довольно резко произнесла она. — Как невежливо с моей стороны мешать работе других людей, вторгаясь на их личную территорию! Пожалуй, во избежание дальнейших недоразумений, было бы неплохо вывесить график заседаний вашего клуба кумушек-маразматичек, обожающих совать нос в чужие дела, дабы нормальные люди…

— Попридержи язык, Дайана, — одернула дочь Вивиан. — Ты забываешься!

Миссис Уинстон приподнялась со стула.

— Здравствуй, Дайана. Садись с нами. Если хочешь, давай поговорим.

Однако Дайана коротким движением головы отклонила предложение.

— Нам не о чем разговаривать. И так все ясно. Единственное, что мне хотелось бы узнать, так это причастны ли вы к вчерашней истории или нет.

Подруги быстро переглянулись.

— В общем-то… да, — наконец призналась Ребекка.

Дайана оперлась плечом о дверной косяк и сжала пальцами виски. Теперь, когда подозрения подтвердились на все сто процентов, она никак не могла поверить в то, что с ней и Клейтоном так низко поступили.

Обращаясь к миссис Уинстон, Дайана произнесла:

— Так, значит, это вы написали мне письмо от имени вашего сына?

— Да.

— А ты, — Дайана обратилась к матери, — отправила Клейтону записку за моей подписью?

Вивиан кивнула.

— Точнее, передала через миссис Уинстон.

Дайана обвела женщин сверкающими от ярости глазами.

— Может, мне кто-нибудь объяснит, какого дьявола понадобилось устраивать весь этот балаган? — Не в силах стоять спокойно, она принялась ходить из одного конца кухни в другой. — Ведь вы нас с Клейтоном чуть не погубили!

— Мне очень жаль, девочка, что так получилось, — сказала миссис Уинстон. — Если бы мы знали, что разразится такая ужасная гроза, то выбрали бы другой день для осуществления нашего плана.

Дайана остановилась и сделала шутовской реверанс.

— Премного благодарна за заботу. Ваше счастье, что не приходится произносить эти слова над нашими могилами.

— Но ведь все обошлось, верно? — заметила ее мать.

— Верно. Но только благодаря Клейтону. Если бы не он, то не знаю, была бы я сейчас в состоянии разговаривать с вами.

В глазах обеих женщин вспыхнула надежда. Ребекка первая рискнула высказать пришедшую им в голову мысль.

— Так, значит, вы с Клейтоном… помирились?

— И не надейтесь. Я и ваш сын одинаково презираем друг друга. С чего вы вообще взяли, что наша встреча может завершиться чем-нибудь иным, кроме обмена колкостями?

Вивиан лукаво взглянула на дочь.

— Выходит, вы двое занимались этим всю ночь? Ну, обменивались колкостями?

Дайана густо покраснела.

— Вас это не касается. Впрочем, в одном можете быть уверены: мы с Клейтоном совершенно не подходим друг другу. Любая девушка сделает его более счастливым, чем я.

Вивиан покачала головой.

— Сомневаюсь.

— Зато я ничуть не сомневаюсь, мама.

— Ну а ты, дорогая… — Вивиан испытующе вгляделась в синие глаза дочери. — Ты тоже будешь чувствовать себя счастливее вдали от Клейтона?

Потупившись, Дайана пробормотала:

— Я не понимаю, что ты имеешь в виду.

Миссис Глэдстон грустно улыбнулась.

— Прекрасно понимаешь. Меня ведь не обманешь, девочка. Неужели ты всерьез думаешь, будто я ничего не замечаю? Со дня смерти несчастного Патрика ты сама не своя. И дело тут не только в грусти по любимому отцу. Ты тоскуешь, и избавиться от этой тоски тебе сможет помочь только один человек.

— Ты, мама.

— Нет, не я. Любовь матери, пусть даже самая пылкая, не в состоянии заменить той любви, в которой нуждается каждая женщина. Остановись хоть на минуту и задумайся, во что ты превратила свою жизнь. Посмотри: ты избегаешь встреч с замужними подругами, лишь бы не видеть, как светятся от счастья их глаза, как они нянчатся со своими прелестными малышами. Вместо встреч с ровесниками — работа на ранчо. Вместо шумных вечеринок — долгие одинокие прогулки верхом. Вместо красивых нарядов — вытертые джинсы да мешковатые рубахи. — Вивиан вздохнула. — Совсем не о такой судьбе мечтала я для единственной дочери. Мне хотелось бы увидеть тебя в подвенечном платье, рядом с человеком, который поклянется любить тебя и заботиться о тебе вечно. Ты должна обзавестись собственной семьей и детьми.

Дайана взволнованно подбежала к матери и крепко ее обняла.

— Ты — моя семья, мамочка! И никто другой мне не нужен!

Вивиан ласково потрепала дочь по щеке.

— Приятно это слышать, дорогая. Но, к сожалению, все мы не вечны. Ведь я уже далеко не молода. Когда пробьет мой час, мне хотелось бы умереть спокойно, зная, что моя дочь осталась в надежных руках.

Дайана резко выпрямилась.

— Но почему ты решила, что Клейтон именно тот мужчина, который мне нужен? Извините, миссис Уинстон, — обратилась она к Ребекке, — однако я не намерена забывать о том, что ваш обожаемый сынок сделал с моим отцом. Мама, — тут Дайана снова повернулась к миссис Глэдстон, — ведь Клейтон виновен в смерти папы! А ты толкаешь меня в объятия его злейшего врага и готова признать убийцу собственного мужа своим сыном!

— Прекрати! — потребовала Вивиан, видя, что неосторожные слова дочери больно ранят Ребекку. — Ты не понимаешь, какую чушь несешь. Клейтон правильно сделал, что не стал тогда вмешиваться. Патрик находился в невменяемом состоянии и мог броситься на парня с ножом. — В глазах миссис Глэдстон заблестели непрошеные слезы. По-видимому, воспоминания о нелепой смерти мужа давались ей с огромным трудом. — А тебе когда-нибудь приходило в голову, что Джон Уинстон тоже подвергался страшной опасности? Если бы судьба распорядилась иначе и твой отец оказался бы невольным убийцей, ты простила бы его?

Дайана была слишком взволнована, чтобы разгадать, к чему клонит Вивиан, поэтому воскликнула:

— Конечно же! Разумеется, я простила бы папу.

— Так почему бы тебе не простить и Клейтона?

Поняв, что попалась, Дайана замялась. Не очень уверенно она произнесла:

— Ну… ведь это совсем другое дело…

— Почему же? — не отступала миссис Глэдстон.

Осознав свое поражение, Дайана взбунтовалась.

— Это что, допрос? Чего вы от меня, собственно говоря, добиваетесь?

Глядя на дочь в упор, Вивиан ответила:

— Возобновления расторгнутой пять лет назад помолвки.

В первую секунду Дайана онемела от изумления. Однако быстро взяла себя в руки и даже деланно рассмеялась.

— Сожалею, что приходится вас разочаровывать, но никакой помолвки не будет.

Вивиан многозначительно усмехнулась.

— Никогда не говори «никогда».

— Жизнь порой бывает так непредсказуема… — бросив на подругу красноречивый взгляд, заметила Ребекка.

Перехватив этот взгляд, Дайана рассвирепела.

— Похоже, вы обе просто не желаете меня понять. Клейтон и я никогда не поженимся. Слышите, никогда!

Миссис Глэдстон поднялась со стула и резко ударила ребром ладони по кухонному столу.

— Хватит! Мне надоело видеть, как ты и Клейтон дуетесь друг на друга точно неразумные дети. Ты любишь его, он любит тебя, и вы с ума сходите от желания быть вместе. Однако не желаете признаться в этом. Так стоит ли нас с Ребеккой упрекать в том, что мы решили сделать за вас первый шаг?

— Все обстоит действительно так, дорогая, — подтвердила Ребекка. — Мы ни в коем случае не собирались вмешиваться в ваши дела. Только хотели немного подтолкнуть события, сведя вас вместе. Мы надеялись, что, встретившись вновь после долгой разлуки, в укромном месте и без свидетелей, вы наконец осознаете, насколько глубоки ваши чувства. И поймете, как глупо злиться и ненавидеть друг друга вместо того, чтобы быть счастливыми вдвоем.

— Это невозможно, миссис Уинстон, — тихо произнесла Дайана, чувствуя, как к горлу подкатывает комок. — У нас с Клейтоном нет будущего.

— Но почему ты так в этом уверена? — возразила Ребекка. — Если бы мой сын вновь сделал тебе предложение…

— Он уже сделал его.

Вивиан и Ребекка ошеломленно установились на Дайану.

— То есть… как это… уже сделал? — Вивиан показалось, что она ослышалась.

— Клейтон предложил тебе выйти за него замуж? — недоверчиво переспросила Ребекка.

— Да, — твердо ответила Дайана. — И я отказалась.

— Как это отказалась? Но ты ведь должна выйти за него замуж! — воскликнула Вивиан. — Это необходимо!

Дайана невесело усмехнулась.

— Мой отказ никак не вписывается в ваши планы, да?

— Что же ты натворила, девочка! — горестно покачала головой миссис Глэдстон. — Своими руками оттолкнула от себя счастье!

— Счастье ли? — возразила Дайана и невольно вспомнила о пережитой ночи, о страстных объятиях Клейтона, о его губах и руках, способных дарить неземное блаженство. Однако мучительным усилием воли она тут же прогнала соблазнительные образы. — Разве я могла бы быть счастливой с человеком, косвенно виновным в смерти моего отца? Вы совершили крупную ошибку, вмешавшись в наши взаимоотношения. Я никогда не выйду замуж за Клейтона. И, — Дайана обвела подруг многозначительным взглядом, — советую вам вообще забыть о разговорах на эту тему. Второй раз столь наглого вмешательства в мою личную жизнь я не потреплю!

И прежде чем Вивиан или Ребекка сообразили, что ответить, дверь кухни оглушительно хлопнула, возвестив о том, что они остались одни.


Дайана ехала шагом вдоль восточной границы своих владений, внимательно оглядываясь по сторонам. За прошедшую неделю уровень воды в реке значительно понизился, так что затопленные пастбища уже достаточно подсохли для того, чтобы передвигаться по ним верхом.

Ущерб, причиненный грозой, был огромен. Восстановительные работы продолжались до сих пор. Целые мили заграждений оказались снесены потоками воды, и теперь предстояло заново размечать и огораживать участки.

Больше всего от разлива реки пострадала именно восточная часть ранчо, граничащая с владениями Уинстонов. Поскольку здесь приходилось начинать все почти с нуля, Дайана решила лично обследовать затопленные территории. Она хотела посмотреть, нельзя ли что-нибудь предпринять, чтобы предотвратить подобные катастрофические разрушения в дальнейшем.

За последние дни молодая женщина еще больше полюбила одиночество. На краткий миг события вырвались из-под контроля, и она не знала тогда, как на них реагировать. Но теперь наступило время спокойного разбора всего происшедшего, и долгие прогулки верхом способствовали этому как нельзя лучше.

В душе Дайаны творилось что-то непонятное. Впрочем, нельзя было сказать, что она раскаивается в своих поступках. Ни в коем случае! Более того, она чувствовала себя абсолютно уверенной в том, что поступила бы точно так же, доведись ей пережить все сначала.

Однако разговор с матерью и миссис Уинстон глубоко запал в душу Дайаны. Может, я и в самом деле несправедлива к Клейтону, размышляла она. Может, он действительно не заслуживает и половины тех упреков, которые я обрушила на него?

Неожиданно мысли Дайаны приняли новое направление, заставив ее нахмуриться. Воистину, с чего это я вбила себе в голову, что вмешательство Клейтона в ссору наших отцов могло бы исправить ситуацию? — вдруг спросила она себя. Я, которая на каждом шагу кричит о том, что лезть в чужие дела бесстыдно, поношу Клейтона на чем свет стоит только за то, что он не стал разнимать спорящих?

До сих пор подобная идея не приходила ей в голову. И теперь Дайана готова была провалиться сквозь землю от стыда. Невероятно! Всю жизнь она считала себя образцом честности и справедливости и требовала от других того же. И вдруг выясняется, что в действительности она не более чем низкая лицемерка! Простившая, если бы потребовалось, родного отца за убийство и в то же самое время готовая осудить на смерть невиновного!

Обвиняя мать в том, что она сует нос не в свои дела, Дайана не замечала, что ведет себя точно так же. Вообразив себя чуть ли не святой, принялась диктовать всем и каждому, как должно им поступать. Стала решать, кого казнить, а кого миловать.

Дайана внезапно осознала, что сделала непоправимую ошибку, отказавшись выйти замуж за Клейтона. Более того, совершила ее дважды! Впервые — пять лет назад, когда, не позволив сказать Уинстону и слова в свою защиту, разорвала их помолвку. И повторно — совсем недавно, вновь отвергнув предложение руки и сердца, сделанное человеком, которого любила больше жизни!

Если бы не ее непроходимая глупость, не было бы всех этих лет тоски и страданий! Они с Клейтоном уже давно могли бы наслаждаться безоблачным счастьем. Любить друг друга. Всегда быть вместе. Наверное, к этому времени успели бы обзавестись очаровательным малышом. А может, и не одним…

По щеке молодой женщины скатилась слезинка. Затем еще одна, и еще… Так тяжко ей еще никогда не бывало.

Впрочем, без толку сокрушаться о том, что безвозвратно утеряно, одернула себя Дайана, яростно вытирая слезы. Как говорится, после драки кулаками не машут. Да, она оказалась невозможной идиоткой. Собственными руками исковеркала свою судьбу. И заставила страдать не только себя, но и самых дорогих ее сердцу людей.

Но теперь было уже поздно что-либо исправлять. Жизнь продолжалась, и следовало двигаться дальше. И пусть Клейтон, а вместе с ним и надежды на счастье остались в прошлом, у нее есть ранчо, которое требует неусыпной заботы и контроля. А пожалеть себя она сможет и позднее, в более подходящее для этого время.

Рассудив таким образом, Дайана пришпорила лошадь и продолжила обследование местности. Работа всегда помогала ей отвлечься от ненужных мыслей.

Вскоре на горизонте показалось одинокое дерево. То самое, неподалеку от которого находился сарай, где они с Клейтоном нашли убежище во время грозы. И в котором молодая женщина пережила самую прекрасную ночь в своей жизни…

Первым побуждением Дайаны было развернуть лошадь и умчаться прочь от этого места. Слишком уж тягостные воспоминания вызывало оно. Однако непреодолимая тяга еще раз взглянуть на то, что так живо напоминало о минувшем блаженстве, заставила ее продолжить путь. Пришпоренная Бонни легко преодолела невысокую изгородь, разделяющую оба владения, и Дайана двинулась дальше, по направлению к эвкалипту.

Вскоре впереди показались остатки сарая. Глядя на беспорядочные груды камней, трудно было поверить, что кому-то удалось бы спастись, оказавшись под ними. И все же Дайане посчастливилось остаться в живых.

Лишь благодаря Клейтону…

Эта мысль заставила молодую женщину пожалеть о своем решении побывать здесь. На душе скребли кошки, голова будто налилась свинцом. Дайана совсем уж было собралась отказаться от своего первоначального намерения, когда вдруг ее внимание привлекло какое-то движение около разрушенной постройки.

Присмотревшись, она разглядела лошадь. Понимая, что где-то недалеко должен находиться и хозяин животного, Дайна решила потихоньку удалиться, как вдруг раздался громкий оклик:

— Дайана!

Без сомнения, этот низкий, сочный голос мог принадлежать только одному человеку на свете. Не оборачиваясь, Дайана знала, кого увидит. И не ошиблась.

Вынырнув откуда-то из развалин, Клейтон Уинстон вскочил на коня и пустил его во весь опор. Не прошло и нескольких минут, как он уже спешился подле Дайаны.

— Здравствуй, — хрипло произнес он, еще не успев отдышаться после быстрой езды.

Избегая смотреть на Клейтона, Дайана тоже слезла с лошади и смущенно пробормотала:

— Привет.

— Как самочувствие после той грозы?

Неподдельная забота, прозвучавшая в словах молодого человека, заставила мучительно заныть ее сердце.

— Все в порядке. Отделалась лишь парочкой синяков да ссадин. А как ты? — спросила Дайана в свою очередь, пытаясь поддержать непринужденный разговор. — Как твое запястье?

Клейтон поднял руку и повертел кистью во все стороны.

— Как видишь, действует. К счастью, рядом со мной тогда оказался хороший доктор. Спасибо.

— Это я должна благодарить тебя за то, что хожу и дышу, — возразила Дайана. — Ты спас мне жизнь.

— Это было меньшее, что я мог для тебя сделать.

Дайана не осмелилась спросить, что Клейтон имеет в виду, и возникла неловкая пауза. Наконец она сказала первое, что пришло ей в голову:

— Не ожидала, что встречу тебя здесь.

— Я — тем более. Особенно если принять во внимание, что ты находишься на моей территории.

Дайана вспыхнула.

— Надеюсь, ты не собираешься меня оштрафовать за нарушение границ частной собственности?

— А что, неплохая идея! — ухмыльнулся он.

И прежде чем Дайана успела понять, чего он хочет, Клейтон сгреб молодую женщину в охапку и впился губами в ее губы.

В первую секунду она остолбенела от неслыханной наглости, затем начала судорожно вырываться. Хам, негодяй, бесстыжий ублюдок! — мысленно осыпала Дайана Клейтона нелестными прозвищами. И после этого ее мать с Ребеккой осмеливаются утверждать, будто этот мужлан влюблен в нее? Ерунда! Он точно такой же, как и остальные мужчины. У всех у них мозги расположены ниже пояса.

Может, пять лет назад Клейтон и испытывал к ней что-то. Однако с тех пор он и не заикался о любви. А она-то, глупая, вообразила, будто Клейтон действительно любит ее и страдает в разлуке. Ха! Как же, страдает, когда в его постели за это время перебывала чуть ли не половина женского населения Австралии! И с чего она, идиотка, решила, будто Уинстон пытается вернуть ее, когда ему всего лишь надо было с кем-нибудь переспать? Она для него не более чем очередной трофей, подружка на одну ночь. И он даже не пытался этого скрыть!

И ей, дуре, еще приходило в голову жалеть Клейтона! Сокрушаться о том, что не вышла за него замуж! Счастье, что этого так и не произошло, иначе сейчас на ее прелестной головке красовались бы роскошные ветвистые рога!

Однако, несмотря на отчаянные попытки Дайаны освободиться, Клейтон и не думал ослаблять хватки. Бороться с его стальными мускулами было так же бессмысленно, как пытаться удержать за хвост разъяренного быка.

И так же опасно…

Всем своим видом демонстрируя праведное возмущение, Дайана внезапно почувствовала приятное возбуждение. Поцелуй молодого человека не оставил ее равнодушной. Стараясь из последних сил сохранить контроль над собой, Дайана высвободила одну руку, намереваясь влепить наглецу увесистую пощечину… но вместо этого обняла его за шею!

Клейтон мгновенно ослабил хватку, и молодая женщина покорно замерла в его объятиях. Не прерывая поцелуя, Уинстон принялся умело поглаживать плечи и спину Дайаны. Чувственный трепет пробежал по ее телу. Все вдруг сделалось мелким и ненужным, уступив место страстному желанию обладать этим великолепным, искушенным в любовных наслаждениях мужчиной.

Но когда Клейтон принялся расстегивать пуговицы ее красно-белой клетчатой рубашки, Дайана решительно оттолкнула его руку. Дрожащими пальцами оправляя одежду, она заявила:

— Нет!

— Но почему? — изумился он. — Ведь я же вижу, что ты хочешь меня ничуть не меньше, чем я тебя.

Клейтон попытался опять обнять Дайану. Но она, успев окончательно совладать с собой, довольно-таки сильно ударила его по рукам и прошипела:

— Убери от меня свои грязные лапы, мерзавец!

В ответ Клейтон тоже выругался.

— Да что же с тобой происходит, черт возьми! Только не надо строить из себя недотрогу. Мне прекрасно известно, какая ты горячая штучка.

— Оставь свой жаргон для проституток, — огрызнулась Дайана. — Однажды я уже совершила глупость, переспав с тобой. Но больше ее не повторю.

Клейтон чуть не задохнулся от бешенства.

— Глупость? Однако не ты ли говорила, что я заставил тебя пережить самые прекрасные минуты в жизни?

— Несколько приятных минут, — безжалостно уточнила Дайана.

Он досадливо тряхнул головой.

— Пусть так. Но ведь приятных же? Так почему бы нам не повторить это снова?

— Возможно. — Дайана презрительно вздернула подбородок. — Но только не здесь и не с тобой.

— Что ты хочешь этим сказать? — спросил Клейтон, и взгляд его стал тяжелым.

— Что слышал. Ты далеко не единственный мужчина на земле, и я всегда смогу отыскать того, кто согласится согреть мою постель холодной ночью, — постаралась побольнее уколоть его Дайана.

Поняв намек на собственные же слова, Клейтон усмехнулся.

— Ты быстро учишься.

— У меня был хороший учитель, — быстро парировала Дайана.

— Еще парочка подобных учителей, и ты достигнешь совершенства.

Но если Клейтон рассчитывал этой фразой смутить молодую женщину, то просчитался.

— Благодарю за совет, — сдержанно кивнула она. — Возможно, я именно так и поступлю. Кто знает, какие умения могут понадобиться в жизни?

— Желаю успехов, — ледяным тоном произнес молодой человек. — Жаль только, что я не смогу оценить их.

— А вот мне ни капельки не жаль! — звенящим от едва скрываемого негодования голосом выкрикнула Дайана. Как он может быть таким бесчувственным в то время, когда она едва сдерживается, чтобы не отхлестать его по щекам! — Надеюсь, впереди тебя ожидает прорва не менее способных учениц!

К ее досаде, Клейтон громко расхохотался.

— У тебя что, есть на этот счет какие-то сомнения?

Такого Дайана уже не смогла перенести. Сплюнув прямо под ноги наглецу, она вскочила на Бонни и пустила ее галопом прочь от ненавистного ей человека. Дайана мчалась не разбирая дороги, рискуя сломать шею и себе, и лошади. Однако еще многие мили в ее ушах звучал обидный, глумливый мужской смех.


7

— Дайана, ты слышала новость? — спросила миссис Глэдстон дочь, когда они вдвоем находились в гостиной.

— Нет, а какую? — довольно равнодушно поинтересовалась молодая женщина. В последний месяц у нее и без того хватало проблем.

— Звонил твой кузен, Алберт.

— Алберт?!

Глаза Дайаны вспыхнули радостным блеском. Алберт Донахью, сын старшей сестры Вивиан, проживающей в Великобритании, был излюбленным товарищем Дайаны по детским играм. Хрупкий, болезненный голубоглазый мальчик с шапкой кудрявых белокурых волос каждое лето проводил у своей австралийской тети, подальше от вредного для его здоровья английского смога.

Когда Алберт впервые приехал, Клейтона как раз отдали в закрытое частное учебное заведение в Сиднее, так что заскучавшая Дайана очень обрадовалась появлению нового товарища. Алберт приходился ей почти ровесником, был всего на год старше, так что дети без труда нашли общий язык и крепко сдружились.

Шли годы. Алберт все реже и реже бывал на ранчо своей австралийской тетушки, но от этого нежная привязанность двоюродных брата и сестры ничуть не ослабевала. В последний раз Дайана видела Алберта лет девять назад нескладным семнадцатилетним пареньком. Но на протяжении всего этого времени они не переставали переписываться. Правда, год от года переписка становилась все менее оживленной, однако светлое воспоминание о детской дружбе по-прежнему согревало сердца молодых людей.

Последняя весточка от Алберта пришла с год назад. Он писал, что оканчивает Оксфордский университет, что свободного от учебы времени практически не остается, что ему ужасно хочется повидать свою двоюродную сестренку, которая наверняка стала настоящей красавицей, однако вряд ли удастся осуществить это желание в ближайшее время.

И вот Алберт наконец-то позвонил!

— Как у него дела, мама? Чем он сейчас занимается? Как его здоровье? — засыпала Дайана вопросами мать. — Кузен случайно не собирается навестить своих бедных, покинутых родственников?

Вивиан с улыбкой выслушала этот поток слов.

— Позволь сначала ответить на твой последний вопрос, дорогая. Алберт сообщил, что ему удалось развязаться с делами, так долго удерживавшими его в Англии. Ну а поскольку ему не терпится повидать свою многоуважаемую тетушку и любимую двоюродную сестренку, то… — Миссис Глэдстон выдержала интригующую паузу. — Короче говоря, он прилетает в следующий вторник!

— Ура! — Дайана бросилась на шею матери и расцеловала ее в обе щеки. — Ты не представляешь, как я рада, мамочка! Пожалуй, это самая приятная новость, которую мне довелось слышать за последнее время!

— Пожалуй. — Вивиан критическим взглядом окинула дочь. — Надеюсь, визит Алберта пойдет тебе на пользу. Что-то ты побледнела и осунулась. Честно говоря, у тебя довольно измученный вид.

Дайана подавила тяжелый вздох.

— Что поделаешь. После наводнения на ранчо работы невпроворот.

— Смотри, как бы кузен не нашел тебя слишком уж заморенной, — пошутила Вивиан.

— Ерунда! — беспечно махнула рукой Дайана. — Недавно я навещала Келли, и она заметила, что бледность мне к лицу.

— Румянец мне нравился значительно больше, — возразила миссис Глэдстон. Взяв ладони дочери в свои, она испытующе посмотрела на нее. — Иногда мне кажется, что причиной твоего недомогания является не только работа. Может, хочешь поговорить?

Дайана поспешно отдернула руки.

— Только не надо ничего придумывать, мама. Со мной все в порядке. И вообще, сегодня меня ждет еще куча дел.

Она собиралась уже покинуть комнату, когда ее остановило странное замечание матери:

— Если бы я не знала, что у вас с Клейтоном ничего не было, то подумала бы…

— Ничего и не было, мама, — поспешно прервала ее Дайана. — Ничего и не было.


Наступил долгожданный вторник.

К встрече любимого кузена Дайана готовилась особенно тщательно. Приняв с утра ванну, она тщательно надушилась, накрасилась и сделала маникюр. Вместо привычных джинсов и ковбоек из гардероба было извлечено прелестное голубое платье, ладно облегавшее ее точеную фигурку. Короткое, выше колен, оно позволяло рассмотреть стройные ноги, а глубокий вырез на груди невольно приковывал взгляд к гладкой как шелк, покрытой золотистым загаром коже.

Тщательно расчесав роскошные вьющиеся волосы, Дайана предоставила им расположиться в естественном беспорядке. Завораживающий золотисто-рыжий каскад, словно плащом, окутал ее до пояса, сам по себе являясь лучшим украшением его обладательницы. Серебряные сережки, пара колец и браслетов из того же материала, изящные босоножки на высоком каблуке — и Дайана была готова. Еще никогда она не чувствовала себя такой хорошенькой, как сейчас.

— Клейтон сам не знает, что потерял, — доверительно поведала молодая женщина своему отражению в зеркале. — Ну и пусть! Мне его ни капельки не жалко, честное слово.

Внезапно нахмурившись, Дайана приложила руки к груди и провела ими вниз, к идеально плоскому животу. Ощущение упругих подтянутых мышц под ладонями помогло ей несколько успокоиться.

Впрочем, при таком маленьком сроке ничего и не должно быть заметно. Дайана помрачнела, припоминая все, что когда-либо слышала от замужних подруг. Да, задержка длится вот уже более двух недель. Плюс эта странная слабость, тошнота, легкое головокружение… До сих пор она гнала от себя пугающие мысли, однако пришла пора взглянуть правде в глаза.

Похоже, она беременна.

Ребенок Клейтона… Дайана попробовала представить себе приятную тяжесть маленького человеческого существа на своих руках, и ее охватило чувство материнской любви и умиления. А может, это совсем не так плохо, как кажется на первый взгляд, впервые за последний месяц подумалось ей. Наверняка я сумею стать хорошей матерью. Мама обязательно все поймет и простит, а что касается соседей… Плевать я на них хотела!

Но если я и в самом деле жду малыша, Клейтону вовсе не обязательно знать об этом, решила Дайана. Надо будет на некоторое время уехать погостить к подруге… может, даже покинуть Австралию. Пустить слухи о новом романе, правдивость которых нельзя будет проверить.

А когда скрывать беременность станет невозможным, Клейтону всегда можно сказать, будто ребенок не от него. Судя по нашей последней встрече, он только обрадуется подобному известию.

Судя по нашей последней встрече, Клейтону даже в голову не придет поинтересоваться, кто отец будущего ребенка. Наверняка ему глубоко начихать как на меня, так и на нашего будущего крошку, вздохнула Дайана.

От грустных мыслей ее отвлек шум подъезжающего автомобиля. Алберт! Тут же выбросив из головы все печальные мысли, Дайана еще раз оглядела себя в зеркале и поспешила встречать дорогого гостя.

Когда она вышла на крыльцо, высокий широкоплечий мужчина как раз расплачивался с таксистом. Дайана растерянно уставилась на повернутую к ней спину. Нет, это не Алберт, разочарованно подумала она. Алберт должен быть долговязым и худым, а незнакомец лишь немногим уступает Клейтону по своему сложению. Кроме того, этот белоснежный, безусловно очень дорогой костюм и модная шляпа совсем не похожи на вытертые свитера, из которых не вылезал вечно чихавший и кашлявший мальчик. Но тогда кто же…

Тут незнакомец повернулся лицом, и Дайна не сдержала изумленного восклицания. Перед ней стоял Алберт Донахью собственной персоной!

— Дайана? — Казалось, он был ничуть не менее поражен, чем его кузина. — Неужели это ты? Не может быть!

— Алберт! — Дайана подбежала и крепко обняла двоюродного брата. — А я тебя сначала и не узнала! Думаю, что это за тип околачивается возле нашего дома!

Алберт как-то неловко рассмеялся. Его глаза растерянно перебегали с безупречно стройных ног молодой женщины на ее широко улыбающееся лицо и обратно.

— Не может быть! — вновь повторил он. — Неужели передо мной и в самом деле моя милая двоюродная сестренка?

Ощутив вдруг непонятное смущение, Дайана прекратила тискать Алберта в объятиях и отступила на шаг.

— Да, это я. Что, здорово изменилась?

Алберт восхищенно прищелкнул языком.

— Еще как! Когда мы виделись в последний раз, ты была настоящим сорванцом, носившимся по крышам и без страха ввязывавшимся в любые передряги. А теперь… теперь ты стала настоящей красавицей! Не ошибусь, если скажу, что ты самая очаровательная из всех девушек, которых я когда-либо видел.

— Спасибо за комплимент, Алберт! А ведь ты тоже переменился до неузнаваемости! Где твой носовой платок, теплый шарф и неизменный градусник?

Алберт весело расхохотался.

— Ты помнишь, как я даже в самую страшную жару не рисковал расстаться с теплыми пуловерами? Слава Богу, с тех пор многое изменилось. Поступив в колледж, я начал довольно серьезно заниматься верховой ездой. И теперь являю собой наглядный пример того, что спорт плюс здоровый образ жизни могут сделать с человеком!

— Просто невероятно! Пожалуй, ты стал одним из самых привлекательных молодых людей, которые когда-либо делали мне комплименты.

Сказав это, Дайана ничуть не покривила душой. Алберт Донахью к своим двадцати шести годам стал настоящим красавцем. Светлые кудри, ярко-голубые глаза, правильные черты лица и мужественная линия подбородка наверняка заставляли терять головы даже самых рассудительных женщин. Однако врожденные скромность и благородство всегда удерживали Алберта от неразумных поступков.

На крыльце показалась миссис Глэдстон.

— О, кого я вижу! Алберт, не хочешь ли подойти и поцеловать свою тетушку?

— С удовольствием! — Алберт незамедлительно исполнил ее просьбу. — А ведь вы совсем не изменились, тетя.

— Льстец! — Вивиан шутливо погрозила племяннику пальцем. — В отличие от тебя прошедшие годы едва ли пошли мне на пользу. А тебя почти не узнать. Вырос, возмужал, стал настоящим красавцем!

Алберт смущенно рассмеялся.

— Преувеличиваете, тетя. Однако на здоровье я теперь и в самом деле не жалуюсь.

— В чем же причина столь разительной перемены?

— Алберт занимается верховой ездой, мама, — вмешалась в разговор Дайана.

Миссис Глэдстон всплеснула руками.

— Уму непостижимо! А я-то всегда считала, что разговоры о пользе спорта пустые. Ой, что же мы держим дорогого гостя на пороге, — спохватилась она. — Входи, Алберт, располагайся как дома. Я подготовила твою прежнюю комнату. Если хочешь, переоденься с дороги и прими душ, а потом мы все вместе сядем обедать. Дайана, проводи кузена, а я пока позабочусь о том, чтобы накрыли на стол.

— Не стоит, я прекрасно знаю дорогу. Впрочем… — Алберт бросил на Дайану очередной восхищенный взгляд, — мне кажется, я все же запамятовал пару поворотов.

— Идите-идите, дети мои, — засмеялась Вивиан. — Я позову вас, когда все будет готово.


Спустя полчаса все собрались за празднично накрытым столом.

— Как баранина? — спросила миссис Глэдстон Алберта, уписывающего свою порцию за обе щеки. — Я приготовила ее по твоему любимую рецепту.

— Просто пальчики оближешь! Ваша стряпня вообще выше всяких похвал, тетя. В Англии такого днем с огнем не сыщешь.

— Кстати, ты надолго к нам? — поинтересовалась Дайана.

— Пока не знаю. — Она не обратила внимания на странные взгляды, которыми обменялись тетушка и племянник. — Но думаю, что пробуду здесь ровно столько, сколько потребуется.

— Отлично! — обрадовалась Дайана. — В таком-случае обещаю, что мы объездим верхом все ранчо. Увидишь, что скакать по здешним просторам ничуть не хуже, чем по ровным английским дорожкам.

— Рядом с тобой я готов скакать где угодно, — галантно заметил кузен.

— Нам еще столько нужно обсудить! — Дайана сделала вид, будто не заметила комплимента. — Например, чем ты сейчас занимаешься?

— Тружусь в одной частной коммерческой фирме. Однако в последнее время всерьез подумываю о том, чтобы бросить работу и всецело посвятить себя конному спорту.

— А что говорит насчет этого твой тренер? — поинтересовалась миссис Глэдстон, подкладывая на тарелку Алберта еще добавки.

— Спасибо, тетя. В нашем клубе считают, что у меня неплохие шансы. Правда, с барьерами порой еще возникают кое-какие проблемы. Однако в целом нет ничего такого, чего бы нельзя было исправить хорошими тренировками.

— Ну, здесь-то у тебя будет вдоволь времени потренироваться, — заметила Дайана. — Надеюсь, раскроешь мне какие-нибудь свои профессиональные секреты?

— Если только взамен ты поделишься своими.

Дайана захлопала в ладоши.

— Договорились! Когда же приступим? Может, сразу после обеда?

Однако миссис Глэдстон возразила:

— Ну уж нет! Этим вечером племянник принадлежит только мне. Надо поподробнее расспросить его о делах сестры, узнать, как ее здоровье и прочее. Надеюсь, Алберт ничего не имеет против?

— Напротив, с удовольствием побеседую с вами, тетя Вивиан.

Дайана преувеличенно тяжело вздохнула.

— Раз так, мне не остается ничего другого, как подчиниться большинству. К счастью, работы на ранчо всегда достаточно, чтобы не дать заскучать.

— Только не переутомляйся, девочка, — произнесла Вивиан и как-то странно посмотрела на дочь. — В твоем положении это вредно.

Дайана внутренне похолодела. Неужели мать о чем-то догадывается?

— В к-каком таком п-положении? — с трудом произнесла она.

— В положении хозяйки, обязанной развлекать своего гостя, — ответила миссис Глэдстон как ни в чем не бывало. Казалось, она не заметила испуга дочери. — Кто же покажет Алберту окрестности, если ты будешь с ног валиться от усталости?

— А… — Дайана облегченно выдохнула. — Насчет этого можешь не беспокоиться. Я всегда найду силы для моего дорогого кузена. — Допив кофе, она поднялась из-за стола. — Что ж, в таком случае увидимся вечером. Еще раз спасибо за то, что приехал, Алберт.

— Не стоит благодарности. Я жалею только о том, что не сделал этого раньше. С ума сойти, ведь мы не виделись целых девять лет!

— Десять, — уточнила миссис Глэдстон. — Но теперь нам ничто не мешает наверстать упущенное.

— Верно, — согласилась Дайана. — Ладно, вы тут пока наверстывайте без меня, а я пойду.

— Конечно, дорогая, — кивнула Вивиан. — Увидимся вечером.

Покинув столовую, Дайана отправилась переодеваться в рабочую одежду. Натягивая на себя джинсы с рубашкой и смывая яркий макияж, она невольно занималась сравнением Алберта и Клейтона.

Безусловно, благовоспитанный английский джентльмен мог дать сто очков вперед австралийскому фермеру, даже и проучившемуся несколько лет в закрытом заведении. Дайана мысленно перечислила все достоинства Алберта: красивый, высокий, спортивный, умный, образованный, с хорошо развитым чувством юмора. Да, Донахью, безусловно, являлся отличной партией даже для самой взыскательной женщины.

Но в глазах Дайаны ее кузен не обладал и половиной той поразительной, непостижимой, околдовывающей, бьющей через край сексуальности, что была присуща Клейтону. Рядом с Албертом пульс молодой женщины не учащался, дыхание оставалось ровным. Его комплименты не вызывали такого прилива эмоций, как любое, даже малейшее, замечание ее соседа по ранчо.

За много лет Дайана привыкла смотреть на Алберта как на друга, и теперь ей не хотелось ничего менять. Она относилась к кузену с нежной сестринской любовью, и мысль о том, что Донахью может смотреть на нее иначе, чем брат, вызывала у Дайаны неприятие. Конечно, дело тут было отнюдь не в Клейтоне… И все же двоюродному братцу следует держаться на почтительном расстоянии.


8

Практически всю следующую неделю Дайана не разлучалась с Албертом. Возникшая было при встрече неловкость быстро прошла, и они вновь веселились и дурачились, как во времена своего детства. День за днем они обследовали самые отдаленные уголки ранчо. В конце концов не посещенной осталась лишь восточная окраина владений Глэдстонов. По вполне понятным причинам Дайана избегала приближаться к тому месту, с которым было связано столько мучительных воспоминаний.

— Ну, куда мы отправимся сегодня? — спросил Алберт, когда они седлали лошадей, собираясь на очередную прогулку.

Дайана нахмурилась. Все достопримечательности, не связанные с запретным местом, были исчерпаны.

— Даже не знаю. Может, съездим на Кроличье пастбище? Посмотришь, как действует наши усовершенствованные капканы.

Алберт поморщился.

— Живодерка! Ты предлагаешь глядеть на то, как мучат и убивают ни в чем не повинных зверюшек?

— Считаешь, мне их не жалко? — возмутилась Дайана. — Но если не делать этого, твои «ни в чем не повинные зверюшки» истребят всю траву до былинки и моим овцам придется питаться лишь манной небесной.

— Пусть так. Однако неужели нет какого-нибудь другого, более гуманного способа борьбы с кроликами?

— Когда изобретешь, дай мне знать, — фыркнула молодая женщина.

— Ладно-ладно, ты права и я ничего не смыслю в фермерском хозяйстве, — признал свое поражение Алберт. — Но все же давай не поедем на твое Кроличье пастбище. Идет?

Дайана пожала плечами.

— Как хочешь. Мое дело — предложить… — Она ненадолго задумалась. — Раз уж ты такой ярый любитель животных, не хочешь ли взглянуть на моих лучших мериносов? Их шерсть такая длинная и тонкая, что идет только на самую дорогую пряжу.

Однако и это предложение было отвергнуто.

— Нет, спасибо. Честно говоря, у меня уже в глазах рябит от овец.

У Дайаны опустились руки.

— Тогда я даже не знаю, что тебе показать. У меня больше ничего не осталось в запасе, — вздохнула она.

— Когда тетя Вивиан рассказывала про наводнение, она упомянула какую-то безымянную речку на восточной границе твоих владений. Можешь, проводишь меня туда?

Дайана напряглась.

— Не думаю, что это хорошая идея. Путь предстоит неблизкий.

— Ну и что? — возразил Алберт. — Так даже интересней.

— Поверь, ничего интересного там нет. В этой так называемой речке наверняка нет ни капли воды.

— Тем лучше, — не сдавался Алберт. — Я еще никогда не видел русла пересохшей реки.

Проклиная кузена за упрямство, Дайана досадливо скрипнула зубами.

— Раз ты настаиваешь, то поедем к этой чертовой речке. Только не говори потом, что я не предупреждала.

Алберт удивленно взглянул на кузину.

— За что ты так ненавидишь тот край? Можно подумать, у тебя с ним связаны какие-то неприятные воспоминания.

Дьявольщина! Когда же от нее наконец все отвяжутся?

— Тебе показалось. Хотя, впрочем, так и есть: из-за наводнения я понесла большие убытки.

— Ясно.

Однако по тону кузена Дайана так и не поняла, оказалось ли ее объяснение достаточно убедительным или нет.

Закончив седлать лошадей, молодые люди прикрепили к седлам походные фляжки с водой и тронулись в путь. Поскольку ехали они не спеша, безостановочно болтая и смеясь, то цели путешествия достигли лишь во второй половине дня.

Вопреки пессимистическим прогнозам Дайаны, в реке оставалось еще достаточно воды, и всадники спешились, чтобы напоить уставших лошадей.

— Уф, как жарко! Глядя на Наших коней, мне и самому чертовски захотелось пить, — произнес Алберт.

Промокнув пот большим клетчатым платком, он отвязал от своего седла флягу и сделал из нее порядочный глоток.

— У меня тоже во рту так пересохло, что язык прилипает к нёбу, — призналась Дайана, последовав примеру своего спутника.

Напившись, Алберт прямо в сапогах ступил в воду, измеряя глубину. Замутненный лошадьми поток едва доставал ему до колена.

— Гмм… здесь не утонешь, — поделился он своими наблюдениями. — Однако неужели у этой речки и в самом деле нет названия?

Дайана подняла ссохшийся комочек грязи и швырнула его в воду.

— Овчары зовут ее просто Речка. Однако если хочешь, можешь придумать ей название.

— Благодарю за оказанную честь, — церемонно произнес Алберт… и внезапно обрызгал Дайану водой.

— Не ожидавшая ничего подобного, она пронзительно взвизгнула. И, не заботясь о том, что промокнет, бросилась в воду, чтобы отплатить кузену тем же.

Минуты не прошло, как оба вымокли до нитки. Вскрикивая и хохоча, они продолжали обдавать друг друга брызгами.

— Я знаю, как назову эту большую лужу! — задыхаясь от смеха, выкрикнул Алберт. — Озеро Грязных лебедят! Поток Неумытых красавиц! Река Сумасшедшей леди!

— Я тебе покажу сумасшедшую леди! — Дайана довольно удачно окатила водой Алберта с ног до головы и тут же получила в ответ не менее весомую порцию брызг. — Ты у меня узнаешь неумытых красавиц! Это я ведь по твоей милости грязная с ног до головы! Безумный принц! Дикий койот! Морской огурец!

— Ручей Разгневанной нимфы! Источник Прекрасного сумасбродства! — продолжал поддразнивать ее Алберт.

Наконец оба устали и выбрались на берег. Бросившись ничком на траву, они еще долго не могли отдышаться от смеха.

— Вот видишь, а ты еще не хотела ехать сюда, — когда они немного успокоились, заметил Алберт.

— Каюсь, виновна! — рассмеялась Дайана. — Но, кажется, ты и так достаточно наказал меня. Пройдет добрых два часа, прежде чем мои волосы высохнут.

Перевернувшись на спину, она подставила лицо солнцу.

— Думаю, на таком солнце мы высохнем и за полчаса. Смотри-ка, у тебя в волосах запуталась травинка.

Приподнявшись на локте, Алберт осторожно вытащил сухую соломинку. Дайана затаила дыхание. В этот момент мужской рот находился так близко от ее губ, что молодой женщине почудилось, будто кузен хочет поцеловать ее. Однако спустя мгновение Алберт уже отодвинулся на прежнее место, и Дайана выдохнула с облегчением.

И чего я так испугалась? — недоуменно спросила она себя. Ну, подумаешь, поцеловал бы! Другая на моем месте плясала бы от восторга. Такого мужчину, как Алберт, еще поискать. Раз уж у нас с Клейтоном ничего не получилось, почему бы не попробовать снова?

Потому что я жду малыша от Клейтона, пришел сам собой ответ. Конечно, пока это неточно. Но подозрения очень могут подтвердиться. А раз так, то я не имею права подавать Алберту хоть какие-то надежды, зная, что ношу под сердцем ребенка от другого мужчины.

Зная, что по-прежнему безумно люблю того, другого мужчину…

Дайана сердито тряхнула головой, словно бы избавляясь от навязчивой мысли. Чепуха! Разве можно любить того, кто отнесся к тебе так наплевательски? В любом случае, надо немедленно съездить к врачу и выяснить правду. Если тревога ложная, можно будет вздохнуть с облегчением и постараться начать жизнь сначала. А если нет…

Об этом пока лучше даже не думать.

— Дайана… — Голос Алберта отвлек ее от безрадостных размышлений.

— Что?

— Ничего. Мне показалось, что ты уснула.

— Я лишь немного задумалась.

— Лучше сказать, много, — засмеялся Алберт. — Мне пришлось окликать тебя несколько раз. — Он полулежал, опираясь на локти, и задумчивым взглядом обводил горизонт. — А что это за высокое дерево там, на востоке?

Дайана также приподнялась и посмотрела в указанном направлении.

— Эвкалипт. Между прочим, данный экземпляр является самым высоким и старым из всех деревьев на много миль вокруг.

— Кстати, а почему у вас на ранчо так мало зеленых насаждений? — поинтересовался Алберт. — Несколько розовых кустов у самого дома, с десяток плодовых деревьев — и все.

— Не очень-то веселенькая картина, верно? — усмехнулась Дайана. — Однако это необходимо, чтобы защититься от пожаров, которые часто возникают во время грозы. Потушить траву всегда легче, чем горящий лес.

— Получается, что этот эвкалипт вполне может оказаться не только самым старым и высоким, но и вообще единственным деревом в округе?

— Ну да, а что?

— А то, что мы обязательно должны взглянуть на него поближе!

Алберт быстро поднялся и потянул за собой молодую женщину.

— Нет-нет! — смеясь, начала шутливо отбиваться она. — Между прочим, твой эвкалипт находится на чужой территории.

— Ничего страшного, ведь мы не собираемся делать что-то плохое. Только посмотрим, и все.

— Но, Алберт, — продолжала протестовать Дайана, — где же твое английское уважение к законам?

— К черту законы! — беспечно отмахнулся кузен. Вскочив на свою лошадь, он вопросительно взглянул на Дайану. — Ты со мной? Или моя бесстрашная двоюродная сестренка на этот раз струсила?

Понимая, что Алберт откровенно провоцирует ее, Дайана, тем не менее, возмущенно воскликнула:

— Ничего подобного! Мы сейчас же едем туда!

— Так-то лучше, — довольно ухмыльнулся Алберт, тут же спрыгивая на землю и помогая своей спутнице сесть в седло.

Настроение у молодой женщины вновь поднялось. Рядом с неунывающим кузеном она чувствовала себя спокойнее и увереннее. Призраки прошлого отступили на задний план, превратившись в расплывчатую дымку.

В самом деле, чего мне бояться, убеждала себя Дайана по мере того, как они с Албертом приближались к эвкалипту. Клейтону тут все равно делать нечего, а его работники знают меня в лицо. А если даже сам…

— Что это за руины? — прервал размышления кузины Алберт, указывая на разрушенный сарай.

— Остатки того, что послужило мне убежищем во время последней грозы, — объяснила Дайана. — Помнишь, тебе рассказывала моя мать?

Алберт кивнул.

— Помню. Тебя еще засыпало обломками, выбраться из-под которых тебе помог хозяин соседнего ранчо, вместе с которым вас застигло ненастье. Кстати, вон там, среди развалин, бродит какой-то человек. Уж не он ли?

Проследив за направлением взгляда Алберта, Дайана вздрогнула и пробормотала:

— Нет, это кто-то из работников. Уедем отсюда поскорей, пожалуйста!

Однако Алберт продолжал внимательно разглядывать незнакомца.

— Подожди. По-моему, ты все-таки ошибаешься. Простые работники так не одеваются.

— Все равно давай уберемся отсюда, умоляю! — Дайана была близка к панике.

— Получается, я угадал? Мне стоит всерьез заняться развитием моей интуиции, — довольно ухмыльнулся Алберт, словно бы не замечая ничего странного в поведении кузины. — В таком случае нам тем более нужно подъехать и поздороваться с этим человеком. Мне хотелось бы лично поблагодарить его за спасение очаровательной сестренки.

— Но…

— Не желаю слушать никаких возражений! — В голосе Алберта появились несвойственные ему нотки категоричности и упрямства. — Мы немедленно едем туда!

Дайане ничего не оставалось, как покориться. Чувствуя себя немногим лучше, чем приговоренный к смертной казни, она молча последовала за кузеном.

Заметив их приближение, Клейтон остановился и недоуменно уставился на странную парочку. Грязные, в не до конца высохшей одежде, они и в самом деле представляли собой диковинное зрелище.

— Дайана? — с трудом произнес Уинстон, еще толком не оправившись от изумления. Казалось, он не заметил присутствия постороннего. — Что ты здесь делаешь? И почему в таком виде?

— Это мой двоюродный брат, Алберт Донахью, — первым делом представила Дайана своего кузена. Она находилась в таком смятении, что даже забыла поприветствовать Клейтона. — А это Клейтон Уинстон, владелец соседнего ранчо и тот самый человек, который спас мне жизнь…

— И которому я буду вечно благодарен за это, — подхватил Алберт, спешиваясь и помогая спуститься на землю своей спутнице. — Вы не представляете, какое сокровище спасли!

Переведя наконец взгляд с Дайаны на молодого человека, Клейтон сухо кивнул.

— Очень даже представляю. Между прочим, разрешите поинтересоваться: что вы делаете на моей территории?

Дайана начала поспешно объяснять:

— Я показывала кузену окрестности, и ему захотелось поближе взглянуть на эвкалипт. Поскольку мы подумали, что никто не будет против, если…

— Отлично, — бесцеремонно оборвал ее Клейтон. — В таком случае, пусть твой кузен любуется на свое дерево, а мы с тобой немножко поболтаем. — Видя, что Дайана собирается ускользнуть, он удержал ее за локоть. — Надеюсь, мистер Донахью не возражает?

— Конечно, — пробормотал Алберт, хотя по выражению его лица было заметно, что он очень даже возражает. — Наверняка вам есть что обсудить.

— Именно, — процедил Клейтон и выразительно взглянул на молодого человека.

Поняв, что его присутствие излишне, Алберт побрел по направлению к эвкалипту, на прощание шепнув кузине:

— Если понадоблюсь, я рядом.

Дайана едва заметным кивком выразила ему благодарность.

Как только Алберт удалился на достаточное расстояние, напускная маска спокойствия на лице молодой женщины сменилась гримасой ярости. Резким движением попытавшись высвободить локоть, она прошипела:

— Отпусти мою руку, придурок! Что ты себе позволяешь?

Однако вместо того, чтобы повиноваться, Клейтон еще сильнее сжал ее локоть.

— Пока нахожусь на своей земле, я волен делать все, что хочу. Что это за тип явился вместе с тобой?

Дайана раздраженно повторила:

— Мой кузен из Великобритании, Алберт Донахью…

— Знаю, — перебил Клейтон. — Я хочу знать, что у вас с ним за шуры-муры?

— Иди к черту со своими вопросами! — взорвалась Дайана. — Ты не имеешь права лезть в мою личную жизнь. И вообще, я запрещаю разговаривать со мной или моим кузеном в подобным тоне. Это… это варварство!

Клейтон презрительно ухмыльнулся.

— Что это, мы обсудим позднее. А сейчас отвечай на заданный вопрос.

— Я не обязана отчитываться перед тобой!

— Это мы еще посмотрим. Впрочем, если судить по тем визгам и воплям, что доносились с реки примерно с час назад, нетрудно догадаться об истинном характере ваших «родственных» отношений.

Дайана едва не задохнулась от возмущения.

— Да как ты смеешь… Как язык у тебя повернулся сказать такое! Ты что, шпионишь за нами?

— Не обольщайся, милочка. Между прочим, это ты с твоим разлюбезным кузеном находишься на моей земле, а не наоборот.

Поняв абсурдность своего обвинения, Дайана, тем не менее, решила не отступать.

— А что ты здесь делаешь? Я имею в виду, на этих развалинах? Стоит мне лишь приблизиться к этому месту, как ты тут как тут.

Клейтон взял Дайану за вторую руку и приблизил свое лицо к ее лицу так близко, что она ощутила его дыхание на своей щеке.

— Ты спрашиваешь, что я делаю здесь? — негромко повторил он. — Вспоминаю.

Ощутив странную слабость в ногах, Дайана еле слышно пискнула:

— О чем?

— О нас. — Голос Клейтона обволакивал, соблазнял, вызывая в памяти чувственные образы. — О том, как мы были счастливы некогда… и как могли бы быть счастливы сейчас.

Сердце Дайаны билось точно пойманная птица. Оно отказывалось понимать, как можно находиться так близко от любимого человека и не иметь возможности обнять его за сильную шею, прильнуть к губам. Лишь невероятным усилием воли Дайане удалось победить искушение.

— У наших отношений нет будущего, Клейтон. Ты сам прекрасно знаешь об этом.

— Но почему? Почему ты так убеждена в этом? Черт побери, Дайана, я практически каждый день приезжаю сюда, вспоминаю, как хорошо нам было. И я отказываюсь верить, что подобное больше никогда не повторится! Мы должны, мы обязаны попытаться начать все сначала!

— О, Клейтон…

Неожиданно Дайана ощутила приближающуюся дурноту. Только не хватало, чтобы ее вывернуло при Клейтоне! Поспешно высвободившись и отступив на шаг, молодая женщина замерла, силясь справиться с неприятными ощущениями.

— Дайана, что с тобой? На тебе лица нет! — с беспокойством воскликнул Клейтон, всматриваясь в исказившиеся черты ее лица. — Ты позеленела… Да что же случилось, объясни, ради Бога!

— Все в порядке, — поспешно проговорила Дайана.

И, чувствуя, что больше не в силах сдерживать подступающую тошноту, повернулась и бросилась за груду камней. Когда все закончилась, молодая женщина, бледная, дрожащая, вернулась обратно к Клейтону.

— Что это было? — спросил он встревоженно. — Ты себя до сих пор плохо чувствуешь?

— Да нет, все отлично! — В подтверждение своих слов Дайана попыталась улыбнуться, однако у нее ничего не вышло. — Просто мой желудок вдруг взбунтовался. Наверное, что-нибудь не то съела за завтраком.

— Да нет, на тебя это не похоже, — протянул Клейтон, цепким взглядом изучая молодую женщину. — Со дня нашей последней встречи ты вообще как-то осунулась… побледнела. У тебя вид загнанной лошади.

— Ничего подобного! — возмутилась Дайана.

Однако Клейтон не слушал ее.

— А теперь этот внезапный приступ тошноты… До сих пор ты отличалась крепким желудком. — Он вдруг подозрительно взглянул на живот молодой женщины. Дайана инстинктивно попыталась загородить его руками, что еще больше укрепило подозрения Клейтона. — Невероятно! Так ты… беременна?

— Только не надо пороть чушь, — заявила Дайана, взяв себя в руки и мужественно выдержав немигающий взгляд своего собеседника. — Как тебе в голову могла прийти подобная ерунда?

Но Клейтон покачал головой.

— Нет, не ерунда. Если бы ты была не беременна, то не стала бы закрывать руками живот.

— Бред сивой кобылы! — отрезала Дайана. — Мне просто стало холодно.

— Только не надо мне вешать лапшу на уши! — прорычал Клейтон и хорошенько встряхнул Дайану за плечи. — Если ты сейчас же не скажешь…

— Что тут происходит? — совсем рядом послышался голос Алберта.

Увидев, что Дайане стало плохо, он сразу же поспешил на помощь кузине. Однако на тот момент Алберт находился довольно далеко от места событий и поэтому сумел вернуться только сейчас.

Отпустив молодую женщину, Клейтон резко повернулся к потенциальному сопернику. У обоих мужчин непроизвольно сжались кулаки. Боясь, как бы не произошло драки, Дайана мертвой хваткой вцепилась в правую руку кузена и затараторила:

— Все хорошо, Алберт. Я в полном порядке. Просто мы с мистером Уинстоном немного поспорили по поводу того… по поводу нового метода стрижки овец. Впрочем, это неважно. Нам уже пора возвращаться домой. Мама, наверное, давно волнуется… Да и у мистера Уинстона наверняка еще куча дел.

Клейтон язвительно подтвердил:

— Еще какая куча! И самое важное из них я еще не окончил. Оно действительно касается… гмм… нового метода стрижки овец. И если бы не некоторые бараны…

Произнося последнее слово, Клейтон наградил Алберта таким свирепым взглядом, что Дайане вновь стало не по себе. Почувствовав, как напряглись мышцы кузена, она буквально потащила Алберта к оставленным ими лошадям, бросив на ходу:

— Что ж, приятно было снова увидеться. Однако нам пора. Закончим наш разговор как-нибудь в другой раз.

— Обещаю, это случится скорее, чем ты рассчитываешь! — крикнул вслед Клейтон, провожая парочку полунасмешливым, полупрезрительным взглядом. — До скорой встречи!

— Которая состоится не раньше, чем ты будешь гореть в аду, — зло пробормотала себе под нос Дайана.

— Ты что-то сказала? — По счастью, Алберт не расслышал ее слов.

— Так, ничего. Тебе показалось.

Сев на лошадей, они, не оглядываясь, направились в сторону дома. Слишком удрученная происшедшим Дайана молчала. Алберт, который, вопреки обыкновению, выглядел хмурым и злым, даже не пытался разговорить двоюродную сестру. За всю дорогу он произнес лишь одну фразу, да и то тогда, когда они подъезжали к дому:

— Ты была права.

— В смысле? — не поняла Дайана.

— Поездка к реке оказалась действительно не такой уж хорошей идеей.


На следующий же день Дайана собралась в город, к врачу. Соврав домашним что-то насчет болей в животе, она заправила свой старенький пикап и, заодно прихватив список необходимых покупок, отправилась в путь.

Конечно же Алберт вызвался ее сопровождать. И после нескольких неудачных попыток отговорить его Дайане пришлось принять предложение. Однако по прибытии в город ей любым способом надо было отделаться от непрошеного свидетеля.

Словно по взаимному уговору, ни один, ни другая и словом не обмолвились о событиях вчерашнего дня. Напротив, беседа протекала настолько весело и оживленно, что Дайана не заметила, как доехала до города. Обычно долгая, пыльная дорога вызывала у нее скуку и отвращение, поэтому теперь молодая женщина была почти рада присутствию Алберта.

Добравшись до больницы, Дайана уговорила кузена подождать ее в кафе напротив. Убедившись, что поблизости нет никого из знакомых, молодая женщина отправилась на прием к гинекологу.

По счастью, очереди в кабинет не было. И вскоре Дайана уже отвечала на вопросы врача, невысокого седенького старичка.

Когда осмотр закончился, он широко улыбнулся.

— Примите поздравления, леди! Скоро вам предстоит стать матерью.

У Дайаны упало сердце.

— А это… точно?

— Точнее не бывает! Конечно, еще необходимо сделать кое-какие анализы. Однако поверьте моему опыту, примерно через восемь месяцев вам следует ожидать появления прелестного малыша.

Ребенка Клейтона…

— Когда будут готовы результаты анализов? — убито произнесла Дайана.

— Скоро, очень скоро, — заверил ее врач. — Но, кажется, вы не очень-то рады будущему ребенку?

— Это для меня такая… неожиданность, — с трудом выдавила из себя Дайана.

Врач покачал головой и нахмурился.

— И похоже, что неприятная. Если данная беременность нежелательная, мы можем предложить вам…

— Нет, что вы, доктор! — испуганно перебила его Дайана. — Признаюсь, беременность действительно незапланированная… Но я очень хочу этого малыша!

Услышав это, врач расплылся в улыбке.

— Так-то лучше! Признаться, я недолюбливаю дамочек, которые стремятся получать удовольствие, не заботясь… гмм… о последствиях. Как говорит наука…

Предоставив старичку доктору возможность разглагольствовать дальше, Дайана погрузилась в размышления.

Итак, мне предстоит стать матерью, мысленно повторяла она снова и снова, пытаясь привыкнуть к своему новому положению. Если хорошенько поразмыслить, то это даже хорошая новость. На свет появится существо, требующее моей любви, заботы и ласки. Малыш, который станет смыслом и отрадой жизни.

Конечно, теперь и думать нечего о серьезных отношениях с Албертом. Как ни странно, при этой мысли Дайана испытала облегчение. Несмотря на то что кузен являлся завидным женихом, ей неприятно было выслушивать его постоянные комплименты. А мысль о том, что Алберт попытается обнять или даже поцеловать ее, вызывала стойкое отвращение.

Однако он выглядел слишком привязанным к Дайане, чтобы надеяться избежать решительного объяснения. Было весьма сомнительно, что все его восхищенные панегирики и томные взгляды закончатся ничем. Уже не раз молодой женщине казалось, будто двоюродный брат собирается признаться в своих чувствах. Но до сих пор ей удавалось уходить от подобного разговора.

Ну а если такое объяснение все-таки произойдет, достаточно будет намекнуть о беременности, и Алберта как ветром сдует, с горькой иронией подумала Дайана. Ни один мужчина на свете не согласится взять женщину с подобным «приданым». Итак, одну проблему можно считать уже решенной.

А после отъезда кузена настанет черед узнать обо всем матери. Наверное, та очень обрадуется. Она давно мечтала стать бабушкой, хотя и при несколько других обстоятельствах.

Вот кому уж точно не следует рассказывать о ребенке, так это его отцу. Пожалуй, о том, кто он, я не скажу даже матери, решила Дайана. Пусть все считают, будто я беременна от Алберта. Подумать только, как кстати пришелся приезд кузена! Теперь не придется никуда уезжать, чтобы обеспечить себе право назвать другого мужчину отцом будущего малыша. Можно будет даже попросить Алберта подтвердить версию о его отцовстве, если, конечно, понадобится.

Клейтон…

Увы, я оказалась недостаточно хороша для тебя, мой милый. Зато твой ребенок полюбит меня такой, какая я есть. Сам того не подозревая, ты подарил мне самое ценное, что только мог, — частичку себя. Стоит ли мне надеяться на большее? Ждать, что когда-нибудь ты остепенишься и увидишь во мне ту единственную, которую искал всю жизнь? К несчастью, нет.

Но теперь мне и не надо ничего ждать. Теперь ты навсегда останешься со мной, любимый. Вернее, частичка тебя, но так ли это важно? Я буду всегда любить тебя, Клейтон, и любить плод нашего быстротечного счастья. Моя любовь умрет только вместе со мной!


9

Выйдя из больницы, Дайана остановилась в раздумье. Как и любой впервые беременной женщине, ей хотелось побольше узнать о том, что происходит в ее организме. Однако в аптеке она рисковала наткнуться на знакомых, которым пришлось бы объяснять, зачем понадобилась столь специфическая покупка.

В конце концов искушение возобладало над осторожностью, и Дайана решительным шагом направилась в ближайшую аптеку, расположенную за углом. Однако она не сразу решилась приблизиться к нужной полке. Для начала Дайана взяла аспирин, затем упаковку ваты. И только потом осмелилась протянуть руку к заветной брошюре.

Поглощенная чтением красочного издания «У вас будет малыш», Дайана не обратила внимания на то, что кто-то остановился за ее спиной.

— Что это?

Неожиданный вопрос заставил Дайану вздрогнуть от испуга. Резко обернувшись, она лицом к лицу столкнулась… с Клейтоном Уинстоном.

— Что у тебя в руках? — снова спросил он.

— Ничего особенного, — соврала Дайана. Спрятав брошюру за спину, она протянула вперед другую руку. — Вата, аспирин…

— Это меня не интересует, — перебил ее Клейтон. — Покажи, что ты прячешь за спиной.

— Н-ничего, — повторила Дайана, но уже не так уверенно.

Видя, что она медлит, Клейтон силой вырвал брошюру. Прочел название и ошеломленно присвистнул.

— Вот это да!

Воспользовавшись его растерянностью, Дайана в свою очередь выхватила у него свою покупку.

— А тебе-то какое дело?

Опомнившись, Клейтон в бешенстве топнул ногой.

— И у тебя еще хватает наглости… — Заметив любопытные взгляды других покупателей, он оборвал себя на полуслове и отрывисто бросил: — Давай выйдем!

Подхватив упирающуюся женщину под руку, он поволок ее к кассе и, самолично расплатившись за покупки, буквально вытолкнул на улицу.

Выведенная из себя столь беспардонным обращением Дайана накинулась на Клейтона со словами:

— Псих! Что ты себе позволяешь? И что ты вообще здесь делаешь? Опять шпионишь за мной?

— «Что ты здесь делаешь, что ты здесь делаешь», — язвительно передразнил ее Клейтон. — Тебе не надоело, как попугаю, при каждой нашей встрече повторять одно и то же? Между прочим, я имею такое же право находиться в городе, как и все остальные. А в обоих предыдущих случаях ты сама заявлялась на мою территорию!

Поняв, что перегнула палку, Дайана смутилась.

— Извини…

— Чего уж там, — саркастически протянул Клейтон. — Кто же не знает, какими вспыльчивыми и неуравновешенными становятся беременные женщины! Кстати, а где твой кузен-телохранитель, преданный тебе как пес? Почему не защищает свою хозяйку?

— Заткнись! — взвизгнула Дайана. — Во-первых, я не беременна. Во-вторых, оставь в покое Алберта. Твои остроты на его счет плоски и неинтересны. А в-третьих, убирайся прочь с моего пути, ты, грязный, мерзкий…

— Достаточно, дорогуша, — оборвал Клейтон поток оскорблений. — Побесилась, и хватит. Обсуждение двух последних пунктов твоей проникновенной речи отложим на потом, поскольку больше всего меня сейчас волнует первый. Итак, ты беременна?

— Я же уже сказала, что нет!

— Позволь усомниться в правдивости данного заявления. Все признаки того, что ты ждешь ребенка, налицо. Может, мне перечислить?

Дайана поняла, что отпираться и дальше не имеет смысла. В конце концов скоро все равно наступит время, когда скрывать беременность станет невозможным. Так почему бы не разобраться со всем этим прямо сейчас?

— А даже если и так? — огрызнулась она. — Тебя-то ведь это не касается.

Клейтон помрачнел.

— Если ты считаешь меня одним из тех бессовестных и бессердечных мужчин, которые не считают должным отвечать за последствия своих связей, то ошибаешься. Мне далеко не безразлична судьба моего ребенка. И я хочу знать, что ты собираешься делать с ним.

Дайана стиснула зубы. Ну вот, сейчас начнет уговаривать сделать аборт. Пожалуй, даже пообещает дать денег на врача. Ну уж нет!

— Это мой ребенок, и мне решать, как с ним поступить. Если же ты рассчитываешь, что я откажусь стать матерью, то глубоко заблуждаешься.

Клейтон изумленно вскинул бровь.

— Ты хочешь сказать… Нет, неужели ты всерьез решила, будто я собираюсь заставить тебя прервать беременность?

Дайана оторопело уставилась на него.

— А разве не так?

— Конечно, не так, малышка! — расхохотался Клейтон. — Напротив, я намерен решительно настаивать на том, чтобы ты сохранила моего ребенка. Я даже готов угрожать запереть тебя в четырех стенах, лишь бы ты ничего не сделала с собой или с ним.

— Но…

Дайана хотела сказать, что и не помышляла ни о чем подобном. Однако Клейтон, неправильно истолковав ее «но», поспешно произнес:

— Черт возьми, Дайана, я вовсе не заставляю тебя воспитывать моего малыша! Если в твои планы это не входит, я вполне смогу и самостоятельно позаботиться о нем. Только выноси и роди его, а все остальное я беру на себя.

Дайана на мгновение потеряла дар речи. Да как он вообще мог подумать, будто я способна бросить ребенка на произвол судьбы! — мысленно возмутилась она. Что я не хочу этого малыша! Этот мерзкий тип готов усомниться в моих материнских качествах! Собирается забрать у меня то единственное, что отныне составляет смысл моей жизни! Но вы меня плохо знаете, мистер Уинстон. Я никому не позволю распоряжаться мной и моим ребенком!

Приняв такое решение, Дайана уперла руки в бока и дерзко взглянула на Клейтона.

— Все это, конечно, хорошо. Однако с чего ты взял, будто приходишься отцом ребенка?

Клейтон нахмурился.

— А разве это не так? Разреши напомнить, что я был твоим первым мужчиной. И что той ночью мы не предохранялись.

— Первым — согласна. Но почему ты уверен, что единственным?

О Господи, как трудно говорить подобное в лицо любимому человеку!

Клейтон нахмурился еще больше.

— А разве… — Внезапно он изрыгнул страшное проклятие. — Так, значит, ты и твой паршивый кузен…

— Тебя это не касается.

Она повернулась, собираясь уйти, однако Клейтон схватил ее за руку.

— Нет, подожди, мы еще не закончили. Так вот на что ты намекала, когда говорила, будто найдешь себе другого учителя! Выходит, ты с твоим двоюродным братцем уже тогда… О Боже, Боже…

Дайана удивленно посмотрела на Клейтона. Но в следующую же секунду сообразила, что ему ничего не известно о дате приезде Алберта. Поборов изначальный порыв рассеять его заблуждение, она снова повторила:

— Тебя это не касается.

Клейтон процедил сквозь стиснутые зубы:

— Хорошо. Я не имею никакого права вмешиваться в твою личную жизнь. Однако не будешь же ты отрицать, что ребенок может быть и от меня! Как только станет возможным, я пройду тест на отцовство, и…

— Ребенок не от тебя, Клейтон.

Он моментально умолк и недоверчиво посмотрел на Дайану.

— Что? Повтори, что ты сказала?

Собрав всю силу воли в кулак, Дайана снова произнесла:

— Ребенок не твой.

— Неправда! Ты не можешь быть в этом стопроцентно уверена, пока…

Клейтон не договорил. Он весь как-то потемнел и сгорбился. Глядя на него, Дайана испытала небывалый прилив любви и жалости. Казалось, еще секунда, и она бросится ему на шею и признается в том, что все, сказанное ею, — неправда. Что она действительно ждет ребенка от него, Клейтона, и что она без памяти влюблена в отца своего ребенка…

Вот только отец ребенка не любит ее.

Эта мысль придала Дайане решимости довести начатое до конца. В упор глядя на Клейтона, она уверенно произнесла:

— Существуют признаки, по которым женщина определяет, беременна она или нет. Так вот… — Дайана запнулась, увидев, какая мука отразилась в глазах Клейтона. Потупившись, она продолжила уже менее уверенно: — В общем, после нашей ночи ничего не было. Вернее, кое-что было… поэтому-то я и знаю наверняка, что ребенок не твой.

В воздухе повисла тишина. Они стояли и молчали, не зная, что еще сказать. Да и разве в такой момент слова могли бы хоть чем-то помочь? Каждый прощался со своими заветными мечтами, не представляя, как жить дальше. По щекам Дайаны текли слезы. Но она едва ли сознавала, что плачет…

Внезапно послышались торопливые мужские шаги, и из-за угла показался Алберт. Он видел, как Дайана вошла в аптеку, и обеспокоенный долгим отсутствием молодой женщины отравился ее разыскивать.

— Дайана! — крикнул Алберт еще издалека. — Этот тип опять пристает к тебе?

— Нет, Алберт… — Заметив, что плачет, она принялась торопливо вытирать слезы. — Все хорошо.

— Куда уж лучше, — проворчал кузен. Приблизившись к молодой женщине и разглядев на ее лице мокрые разводы, он обеспокоенно воскликнул: — Ты плакала?

— Нет-нет, — испуганно возразила Дайана. — Просто соринка в глаз попала.

— А похоже на целый воз соринок, — пробурчал Алберт. Повернувшись к Клейтону, он угрожающе произнес: — Послушайте, вы, мистер Не-Помню-Как-Вас-Там, до сих пор у нас не было возможности познакомиться ближе, и нельзя сказать, что я сожалею об этом. И я не имею права указывать вам, как поступать…

— Вот именно, — подтвердил Клейтон насмешливо. Казалось, гневная тирада Донахью лишь позабавила его.

— Однако, — продолжил Алберт, словно бы не расслышав реплики соперника, — родственные отношения с мисс Глэдстон позволяют мне напомнить вам о том, что вы имеете дело с леди, а значит, должны вести себя как подобает джентльмену.

Клейтон покосился на Дайану и сказал:

— Как я однажды уже осмелился заметить вашей многоуважаемой сестрице, здесь нет ни леди, ни джентльменов. Не забывайте, что вы находитесь в Австралии, а не в Англии, любезный.

— Тем не менее, — произнес Алберт, все более и более раздражаясь, — вы не должны забывать о том, что разговариваете с женщиной, а значит, обязаны с должным уважением относиться к ее полу.

— О, пресловутый слабый пол! — саркастически воскликнул Клейтон. — Поверьте мне, ваша кузина лишена женских слабостей. Напротив, она, как дикая кошка, способна выцарапать глаза любому обидчику.

— Вы забываетесь! — выходя из себя, вскричал Алберт. — Я не позволю вам в таком тоне отзываться о мисс Глэдстон! Я вообще больше не позволю вам так обращаться с ней! Посмотрите, вы заставили ее плакать! Вы… вы не мужчина…

— Достаточно, — оборвал его Клейтон, уязвленный последним замечанием. Ситуация вдруг перестала казаться ему забавной. — Пошутили, и ладно. Однако ж советую вам впредь не увлекаться, мальчик. Иначе, — тут он продемонстрировал огромные кулаки, — вы познакомитесь кое с чем, что едва ли сумеете забыть так же быстро, как мое имя.

Алберт тут же встал в боксерскую стойку.

— Вы мне угрожаете?

— Воспринимайте это как дружеское предупреждение.

— Примите к сведению, что я не нуждаюсь в подобного рода предостережениях. И вы мне не друг, мистер.

— Да бросьте, любезный кузен, — фамильярно протянул Клейтон. — Ведь вы все равно не будете драться. Ваши правила не позволяют размахивать кулаками в присутствии дамы.

Колкое замечание достигло цели. Алберт побагровел от ярости.

— Ошибаетесь, мистер!

— И чем же вы это докажете? — продолжал подзадоривать его Клейтон.

— А вот этим!

И прежде чем Дайана сумела остановить Алберта, он ринулся на соперника. В ужасе зажмурившись, молодая женщина различала звуки борьбы, продолжавшейся некоторое время. Затем кто-то взвыл от боли и шлепнулся на землю.

— Можешь открыть глаза, — услышала она негромкий голос Клейтона. — Твой кузен хорошо дерется. Честное слово. Пускай же он и в дальнейшем так же рьяно защищает тебя. Желаю вам обоим счастья.

Когда Дайана наконец осмелилась оглянуться по сторонам, Клейтона и след простыл. На земле, прислонившись спиной к стене, сидел Алберт и растерянно потирал затылок.

— Алберт! Ты не пострадал? — тут же кинулась к нему Дайана.

— Главным образом пострадало мое самолюбие, — мрачно пошутил кузен. — И еще немножко голова.

Осматривая его затылок, Дайана не удержалась, чтобы не упрекнуть Алберта:

— Тебе не следовало связываться с Уинстоном. Местные парни не рискуют становиться ему поперек дороги. Еще никому и никогда не удавалось одержать верх над нашим соседом.

— Выходит, я один такой смелый? — улыбнулся Алберт.

— Лучше сказать, безрассудный.

— Однако этот парень дерется как профессиональный боксер, — заметил Алберт с оттенком невольного восхищения. — Хотелось бы мне встретиться с ним в другое время и при других обстоятельствах.

— О нет! Едва ли такой черствый и бессердечный тип, как Клейтон, заслуживает твоего уважения. Он не из тех, с кем следует искать дружбы.

Алберт с удивлением взглянул на кузину.

— Тебе не кажется, что ты судишь о нем несколько предвзято? Конечно, я не так хорошо знаю его, как хотелось бы. Но, кажется, это добрый и великодушный малый. Он мог бы отдубасить меня до полусмерти, а ограничился тем, что положил на обе лопатки.

— А поднимать тебя тоже он должен? — улыбнулась Дайана, помогая Алберту встать на ноги. — Хватит прохлаждаться, нам еще нужно пройтись по магазинам.

— Кстати, я ведь так до сих пор и не поинтересовался, чем закончился твой визит в больницу. Что сказал врач?

Сердце у Дайаны ёкнуло. Однако, сообразив, что двоюродный брат имеет в виду вовсе не ее беременность, а всего лишь желудок, молодая женщина мысленно посмеялась над своими страхами.

— Сказал, что все в порядке. Но в будущем советовал не злоупотреблять жареным и копченым и не пить слишком много газировки.

— Рад, что все обошлось. — Заметив в руках кузины пакет с покупками, Алберт спросил: — А что там? Лекарства, которые прописал врач?

— Да-да, — поспешно подтвердила Дайана, украдкой проверяя, не торчит ли брошюра.

И зачем только ей понадобилось покупать эту красивую книжку с картинками! Невероятно, сколько неприятностей способно причинить одно маленькое издание.

— Давай понесу, — предложил Алберт, протягивая руку к пакету.

— Ни за что! — Дайана с быстротой молнии спрятала пакет за спину. Встретив изумленный взгляд кузена, она смущенно пробормотала: — Мне вовсе не тяжело.

Он растерянно развел руками.

— Как хочешь.

Но было видно, что странное поведение кузины заставило его призадуматься.


Сделав все необходимые покупки, они собрались возвращаться на ранчо. Когда подошли к машине, Алберт заявил:

— Теперь мой черед вести автомобиль.

— Валяй, — милостиво согласилась Дайана. — Но если во что-нибудь врежешься, пеняй на себя.

— С чего ты взяла, что я обязательно должен во что-нибудь врезаться? — возмутился Алберт.

— У моего пикапа весьма непростой характер, — пояснила Дайана. — Справиться с ним порой труднее, чем с самой норовистой лошадью.

— Ерунда! Просто вождение не самое подходящее занятие для женщины, — заявил кузен, решительно забирая ключи от машины. — Здесь требуется твердая мужская рука.

Дайана притворилась разгневанной.

— Шовинист! Отдавай-ка ключи обратно!

Она попыталась отнять их, однако сделать это оказалось не так-то просто. Алберт зажал ключи в руке и поднял высоко вверх так, чтобы Дайана не могла дотянуться.

— Шучу, шучу! — наконец произнес он, устав отбиваться от ее яростных нападок. — Однако машину поведу все-таки я.

— Хорошо. Но если с пикапом что-нибудь случится, купишь мне новый.

— С удовольствием, — широко улыбнулся Алберт. — По этому-то давно плачет свалка.

За подобный отзыв об автомобиле ему пришлось выдержать новую серию тычков и затрещин от кузины.

Наконец они угомонились и сели в машину. Выехав за город, Дайана и Алберт некоторое время оживленно болтали. Однако вскоре Алберт погрузился в задумчивость. Заметив это, молодая женщина поинтересовалась:

— О чем ты думаешь?

— О том, что произошло в городе. Мне все же не стоило ввязываться в драку с Уинстоном. Мне вообще не нужно было вмешиваться в ваши дела.

Дайана нахмурилась.

— Давай не будем разговаривать на эту тему.

— Напротив, мне хотелось бы выяснить все раз и навсегда. — Алберт съехал на обочину и заглушил мотор. Повернувшись лицом к Дайане, он спросил: — Что происходит между тобой и Клейтоном?

— Зачем ты остановился? — требовательно спросила Дайана. — Нас, наверное, уже заждалась мама!

— Лишних пятнадцать минут роли не играют. А то, о чем я собираюсь поговорить с тобой, слишком серьезно для того, чтобы обсуждать за рулем.

Дайана запаниковала.

— Мне душно!

— Тогда давай выйдем, — предложил Алберт и, взглянув в расширенные от испуга синие глаза, серьезно произнес: — Можешь пытаться увиливать от разговора сколько угодно. Однако до тех пор, пока мы кое о чем не потолкуем, автомобиль не тронется с места.

— Хорошо, — неохотно уступила Дайана. — Я согласна.

Молодая женщина догадывалась, что сейчас ей предстоит выслушать объяснение, которого до сих пор она так старательно избегала.

Видно, чему быть, того не миновать, обреченно подумала Дайана, выходя из машины. Сегодня явно не мой день. Сначала Клейтон, потом драка, а теперь еще и это!

Солнце уже клонилось к закату. От всех предметов на землю ложились длинные тени. Жара спала, но в воздухе по-прежнему не чувствовалось ни малейшего ветерка. Кругом расстилалась холмистая равнина, которую лишь кое-где оживляли группки чахлых кустов.

Обогнув машину, Алберт приблизился к Дайане. Было заметно, что он сильно волнуется. Предварительно откашлявшись, он произнес:

— Ты так и не ответила на мой вопрос, Дайана. Что связывает тебя с Клейтоном?

— Мне не хотелось бы затрагивать данную тему, Алберт. Поверь, что бы между нами ни происходило, это не имеет никакого отношения к тебе.

— Ты ведь его любишь, правда? — напрямик спросил Алберт.

Вопрос застал Дайану врасплох. Не зная, как отреагировать, она медленно покачала головой.

— Я понимаю, что ты желаешь мне только добра, но… ты не имеешь права спрашивать об этом.

— Ошибаешься, имею. — Алберт подошел вплотную к Дайане и взял ее руки в свои. — Это право мне дает моя любовь, Дайана. Да, ты не ослышалась. Я люблю тебя.

— О, Алберт… — только и смогла вымолвить молодая женщина.

Он горько усмехнулся.

— Можешь не продолжать. Я знаю наперед все, что ты скажешь. «Миленький Албертик, большое тебе спасибо за все, что ты для меня сделал. Мне очень дорого твое признание. Я тоже тебя очень уважаю, ценю и люблю… но только как брата». Угадал?

Дайана потрясенно уставилась на него.

— Да… в целом да… Но зачем тогда тебе вообще понадобилось…

— Заводить этот разговор? — закончил за нее Алберт. Он мягко поправил выбившийся из прически молодой женщины локон. — Мы взрослые люди, Дайана, и поэтому я не буду ходить вокруг да около. Приехав на ранчо и увидев тебя после многолетней разлуки, я влюбился в тебя с первого взгляда. Мне уже двадцать семь, но до сих пор я не встречал девушку, подобную тебе. Умную, чуткую, доброю, нежную… Впрочем, сейчас не время для комплиментов, верно? И я сразу же осознал, что мои чувства для тебя не являются секретом. Ты поняла, что я очарован тобой, в первый же день, ведь так?

Дайана с трудом кивнула. Это было самое странное признание изо всех, которые когда-либо приходилось ей слышать.

— Да, так…

— Однако все мои комплименты и ухаживания оказались для тебя неприятными. — Заметив, что Дайана сделала протестующий жест рукой, Алберт покачал головой. — Нет, не отрицай. Я отнюдь не идиот и не слепой, чтобы тут же не понять этого, несмотря на то что ты ни на минуту не переставала улыбаться. Пока наши отношения не выходили за рамки родственных, все было в порядке. Но стоило лишь мне взглянуть на тебя не так, как подобает брату, ты немедленно напрягалась и замыкалась в себе.

Дайана ощутила себя последней стервой. Как же она плохо знала Алберта, раз решила, будто он способен приставать к ней с банальными объяснениями в любви! Что он не понимает, до какой степени безразличен ей!

— Извини…

— Не стоит, Дайана. Тебе не за что просить прощения. Как говорится, сердцу не прикажешь, — грустно улыбнулся Алберт. — Поняв, что у меня нет никаких шансов, я попытался с этим смириться. Я каждый день приучал себя к мысли, что отношусь к тебе лишь как к двоюродной сестре, не больше. И мне почти удалось сделать это… свыкнуться с мыслью, что я тебе совершенно безразличен… когда появился он.

Несмотря на то что Алберт не назвал имени, Дайана сразу же догадалась, о ком идет речь.

— Клейтон Уинстон, хозяин соседнего ранчо, — тихо произнесла она.

— Верно. До встречи с ним я тешил себя мыслью, что твое сердце не принадлежит никому. Понимаю, звучит глупо… однако каждый, кому довелось испытать любовь без взаимности, знает, насколько утешительна подобная мысль. Одно дело, когда ты просто оставил равнодушным, и совсем иное, когда тебе предпочли другого… — Алберт говорил медленно, с трудом подыскивая нужные слова. — Конечно, из писем я знал о ваших отношениях с Уинстоном… о том, что вы были даже помолвлены. Но все это звучало настолько…

— Эфемерно, — подсказала Дайана нужное слово.

— Да, эфемерно, призрачно… но только до тех пор, пока я собственными глазами не увидел соперника. Я возненавидел его раньше, чем успел разглядеть черты лица… едва лишь догадавшись по твоему взгляду, что это он.

— По моему взгляду? — удивилась Дайана. — Но как?

Алберт печально улыбнулся.

— Достаточно было взглянуть на вас двоих, чтобы понять обо всем остальном. Невооруженным глазом видно, что ты до сих пор любишь его, Дайана! Что бы ты ни говорила, как бы ни отрицала это чувство — оно существует! И когда я осознал это, то буквально взбесился от ярости.

— Ты… ты приревновал меня к Клейтону?

— Да, хотя и не имел для этого ни малейших оснований. Ведь ты никогда не давала мне повода для надежд. Однако я ревновал, черт побери, и почище, чем Отелло Дездемону!

В синих глазах Дайаны отразилось недоумение.

— Но зачем ты признаешься мне в этом?

— Я не хочу, чтобы между нами оставались секреты. — Алберт помолчал. — И в сегодняшней драке виноват я, только я! Ослепленный ревностью, я не желал замечать очевидного. Не хотел видеть, как хорошо вы с Уинстоном смотритесь вместе, какими глазами вы глядите друг на друга… Когда-нибудь я расскажу тебе все. Ты еще многого не знаешь…

— Что ты имеешь в виду? — Дайана с подозрением покосилась на кузена. — От меня что-то скрывают?

Спохватившись, что сболтнул лишнего, Алберт энергично затряс головой.

— Ничего особенного, не обращай внимания на мои слова. Скажу лишь, что вел себя крайне неразумно. Однако взбучка, полученная от Уинстона, основательно прочистила мне мозги, — с нервным смешком добавил он. — Итак, достаточно обо мне. Перехожу к главному.

Дайана приоткрыла рот в изумлении. А она-то считала, что самым главным было признание в любви! Неужели весь этот разговор двоюродный брат затеял с какой-то иной целью?

— Значит, твои чувства ко мне для тебя — не главное?

— Теперь — нет. Отныне самое важное для меня — твоя любовь. Твое счастье.

Дайана запротестовала:

— У меня нет никакой любви!.. Была… но теперь нет.

Алберт мягко взял ее за подбородок и заглянул в синие, блестящие от едва сдерживаемых слез глаза.

— Неправда. Ты любишь Клейтона, Дайана, и никогда не переставала любить его. Не пытайся бороться со своим чувством. Поверь мне, это бесполезно.

Слова, полные ласки и сочувствия, наконец пробились сквозь защитный панцирь, в котором Дайана пряталась от действительности столько лет. Не сдерживая больше слез, она бросилась на шею Алберту и с рыданием произнесла:

— Да, я люблю Клейтона! Люблю его, люблю, люблю! О, Алберт, пожалуйста, скажи, что же мне теперь делать?

Оба были настолько взволнованы, что даже не заметили промчавшегося мимо них на бешеной скорости автомобиля, а в нем — Клейтона с окаменевшим лицом.

Алберт принялся ласково гладить Дайану по голове, успокаивая ее, точно маленького ребенка.

— Ну-ну, девочка, все будет хорошо. Зачем же ты себя так долго мучила? Почему нельзя было просто пойти и рассказать Клейтону о своей любви? Или ты до сих пор винишь его в гибели отца?

— Нет, ни в коем случае! — горячо возразила Дайана. — Когда отец умер, я была в шоковом состоянии, несла всякую чушь. А потом из-за своего несносного упрямства отказывалась признаться, что ошибалась, и продолжала нападки на Клейтона. О Господи, как же мне теперь стыдно! Я, всегда считавшая себя неглупой и честной с собой и окружающими…

Новый приступ рыданий помешал ей договорить. Поняв, как нелегко Дайане говорить о своем заблуждении, Алберт поспешил оставить эту тему.

— Ты не должна ни в чем винить себя, Дайана. Ты действительно умная, добрая и справедливая девушка. Но все мы люди и, следовательно, имеем право на ошибку. Машины и то дают сбой, а человеческий организм устроен гораздо тоньше и сложнее, чем любой механизм.

Дайана улыбнулась сквозь слезы.

— Спасибо, Алберт. Мне стало немного легче. Из тебя мог бы получиться высококвалифицированный психолог! Как жаль, что я…

Поняв, к чему она клонит, Алберт поспешно оборвал кузину:

— Не надо об этом. Как я уже говорил, сердцу не прикажешь.

Дайана с благодарностью взглянула на него.

— Какой же ты замечательный! Ты еще обязательно встретишь девушку своей мечты, которая по достоинству оценит и полюбит твое великодушное сердце, а не только внешность и деньги. Вот увидишь!

Алберт нежно коснулся губами золотистого локона.

— Я буду искать такую, как ты, Дайана.

Некоторое время они молчали. Солнце уже задело нижним краем линию горизонта, окрашивая небосвод в различные оттенки пурпурно-розового. Поднялся легкий ветерок, приятно освежавший после изнурительно долгого, жаркого дня. Где-то далеко прокричала какая-то птица, а вдалеке крупными прыжками пронеслись несколько кенгуру.

Наконец Алберт заговорил, возвращаясь к прежней теме.

— Что же мешает твоему счастью, Дайана? Ты любишь Клейтона, он любит тебя…

Однако Дайана сухо оборвала его:

— Ошибаешься. Клейтону я глубоко безразлична.

— Почему ты так в этом убеждена? Когда вы вместе, он глаз с тебя не сводит. И смею заметить, в его взгляде отражается отнюдь не скука.

— Но и не любовь. Он смотрит на меня, как охотник на желанную добычу. Пять лет назад я отказалась выйти за него замуж, и оскорбленное мужское самолюбие до сих пор не дает ему покоя. Он не успокоится, пока не докажет, что ни одна женщина не способна устоять перед его чарами… Однако со мной этот номер не пройдет!

Алберт с сомнением пожал плечами.

— А тебе не кажется, что ты снова заблуждаешься, обвиняя Уинстона в потребительском отношении к себе? Может, он действительно тебя любит?

— Если бы ты слышал, какие гадости говорил мне Клейтон, то взял бы свои слова обратно.

— Возможно, таким образом он просто пытался отомстить за твое напускное равнодушие.

Однако Дайана не согласилась с этим предположением.

— Ерунда! Если мужчина влюблен по-настоящему, он не позволит себе оскорблять избранницу. Клейтон видит во мне лишь средство для удовлетворения своих низменных инстинктов, не больше. Уверена, он вообще не способен на серьезные чувства.

— И тем не менее ты ошибаешься. Я знаю Уинстона совсем немного и все же готов головой поручиться за то, что он — один из самых порядочных людей, которых я когда-либо встречал.

В ответ на это Дайана ядовито заметила:

— На твоем месте я поберегла бы голову.

— Однако…

— Довольно, Алберт, — мягко, но настойчиво прервала кузена Дайана. — Я твердо решила, что больше никогда не вернусь к нему.

Поняв, что убеждать и дальше бесполезно, Алберт в отчаянии махнул рукой.

— А что ты еще решила, Дайана? — безжалостно спросил он. — Ты знаешь, что будешь делать дальше?

Она вдруг вся поникла.

— Нет, не знаю, — бесцветным голосом призналась молодая женщина. — Я вообще ничего не знаю.

Испугавшись, что был слишком резок, Алберт бросился успокаивать кузину.

— Прости меня, Дайана. Я не хотел… Все хорошо…

— Нет, ничего не хорошо! — вдруг взорвалась она. — Думаешь, мне легко было принять такое решение? Считаешь, это так просто постоянно сталкиваться с человеком, который тебе дороже всего на свете, и не мочь сказать ему о своей любви? Черт подери, как мне все это надоело! — Внезапно злость уступила место полному опустошению. — Ты не представляешь, как мне тяжело, Алберт… Вот бы уехать куда-нибудь далеко-далеко, чтобы не видеть ни Клейтона, ни ранчо, на котором все постоянно напоминает о нем…

Неожиданно Алберта осенила гениальная идея.

— Говоришь, хочешь оказаться как можно дальше отсюда? — переспросил он. — Так ведь нет ничего проще!

Дайана уставилась на двоюродного брата непонимающим взглядом.

— Что ты пытаешься этим сказать?

— Предлагаю полететь вместе со мной в Англию.

Дайана задумалась. А ведь это мысль! Почему бы мне и в самом деле не пожить у брата, размышляла она. Быть может, вдали от дома будет легче забыть о несчастной любви… Ну хорошо, не забыть, но, по крайней мере, смириться с мыслью о том, что Клейтон безвозвратно потерян. Жаль, конечно, расставаться с местами, где родилась и выросла. Но оставаться здесь долее невозможно.

Мне всего двадцать пять, так что я еще вполне смогу начать жизнь сначала. Почему бы не попытаться устроить свою судьбу в Англии? Алберт с радостью поможет на первых порах, а потом я отыщу способ отблагодарить его. А когда на свет появится мой малыш…

Стоп.

Ведь Алберту до сих пор ничего не известно о моей беременности! Не откажется ли он от первоначального намерения забрать меня с собой, узнав, что его многоуважаемая кузина в интересном положении?

Впервые с тех пор, как у Дайаны зародились первые подозрения насчет беременности, ее охватил стыд. Что скажут люди, когда узнают, что она нагуляла внебрачного ребенка? Что та, которую ставили в пример всем девушкам в округе как образец добродетели, оказалась падшей?

Конечно, в современном мире матери-одиночки стали достаточно распространенным явлением, чтобы окружающие перестали обращать на них внимание. Однако, несмотря на кажущуюся демократичность взглядов относительно этого вопроса, большинство людей подспудно продолжают осуждать девушек, рожающих вне брака.

Положение было осложнено еще и тем, что в окружении Дайаны царили поистине пуританские взгляды. Местные парни всегда были не прочь поразвлечься, однако в жены предпочитали брать чистых, невинных девушек. Да и Дайана когда-то, несмотря на то что до их свадьбы с Клейтоном оставались считанные дни, не позволяла жениху ничего, кроме невинных поцелуев. И это считалось само собой разумеющимся.

Но теперь ситуация в корне изменилась. Она беременна и ни за что не откажется от ребенка. Но как отнесется к подобному известию Алберт, чуть ли не боготворящий кузину? Захочет ли он и тогда взять ее с собой?

Поэтому, прокрутив в голове все вышеперечисленное, в ответ на заманчивое предложение кузена Дайана покачала головой.

— Ты очень добр, Алберт. Однако я не могу принять твое приглашение.

— Но почему? Если боишься, что я начну приставать к тебе…

— Ни Боже мой! — поспешно возразила Дайана. — Я знаю, ты не способен ни на какую подлость.

— Тогда, по-видимому, ты не хочешь чувствовать себя передо мной в долгу? Поверь, в первую очередь мной движут родственные чувства и я ничего не жду взамен. Воспринимай это как простую услугу, которую я оказал бы любому нуждающемуся в ней.

Однако Дайана снова возразила:

— Я знаю, ты предлагаешь помощь бескорыстно. Но дело не в этом.

— Так в чем же?

Набравшись решимости, Дайана произнесла:

— Ты был честен со мной, Алберт, и я хочу отплатить тебе тем же. Знай же: в ту ночь, когда гроза застала нас с Клейтоном вместе… мы не просто провели бок о бок целую ночь. Я сама не понимаю, как это случилось…

Алберт поспешно перебил ее:

— Не продолжай, я и так знаю.

Дайана изумленно взмахнула ресницами.

— Но откуда? Я не рассказывала об этом ни единой живой душе!

Алберт смутился.

— Откуда? Ну… я догадался…

— Только не надо мне пудрить мозги. Я этого не люблю. — В Дайане заговорило врожденное упрямство. — Признавайся, откуда тебе это известно?

Видя, что деваться некуда, Алберт сознался:

— Мне рассказала об этом твоя мать.

— Моя мать?! — Дайана казалась потрясенной. — Но ведь я ничего ей не говорила!

— Порой материнское сердце ведает гораздо больше, чем способны выразить слова.

Дайана никак не могла опомниться от этой новости.

— Так, значит, мама разговаривала с тобой обо мне? И до такой степени откровенно?.. О Боже!

Она отвернулась и закрыла лицо руками. Ласково коснувшись ее плеча, Алберт произнес:

— Ты не должна винить мать за это. Ведь ты — смысл ее жизни, все, что у нее осталось. Вполне понятно, что она способна говорить только о тебе.

— Но выкладывать подобные вещи первому встречному! Немыслимо!

— Я не первый встречный, — обиделся Алберт, убрав руку с плеча молодой женщины и отступая назад. — Я член вашей семьи и, следовательно, имею полное право знать обо всем, что творится внутри нее.

Осознав свой промах, Дайана сконфузилась.

— Прости, Алберт. Я вовсе не хотела обидеть тебя. Меня несколько шокировала подобная откровенность матери, только и всего.

— Понимаю. Я рад, что ты сама мне все рассказала. — Заметно повеселев, Алберт улыбнулся. — И зря ты так смущаешься: невинные девушки в наше время такая же редкость, как археоптериксы. Надеюсь, больше у тебя не осталось секретов, мешающих отправиться со мной в Великобританию?

Дайана уставилась на кончики своих запыленных лаковых туфель, которые надевала только в город.

— Осталось. — Молодая женщина глубоко вдохнула. — Я беременна.

Потрясенный новостью, Алберт некоторое время молчал. Наконец, судорожно сглотнув, он произнес:

— Вот этого я действительно не ожидал. Уинстон знает?

— Нет.

— Ты немедленно должна сообщить ему о своей беременности! — горячо воскликнул Алберт. — Ведь ты носишь под сердцем его ребенка, и Клейтон имеет право… нет, он должен узнать об этом!

Так я и предполагала, с горечью подумала Дайана, зябко поежившись. Стоило лишь рассказать о том, что я жду ребенка, как даже самый лучший из мужчин тут же пытается спихнуть меня другому.

— Вообще-то Клейтон догадался о моей беременности, — призналась Дайана. — Но он никогда не узнает, что ребенок от него. Скорее я соглашусь отрезать правую руку, чем рассказать ему об этом.

Алберт попытался возразить:

— Но он же отец!

— А я мать! И я ни с кем не собираюсь делиться моими родительскими правами. — Дайана вздохнула. — Я узнала о своей беременности лишь сегодня, от врача. Как ты, наверное, догадался, боли в желудке были лишь предлогом посетить гинеколога. Потом я зашла в аптеку, собираясь купить какую-нибудь книгу, в которой говорилось бы о том, как мне следует вести себя в моем положении. С ней-то в руках меня и застукал Клейтон.

— Теперь понятно, почему ты не разрешила мне понести твой пакет, — задумчиво произнес Алберт.

— Именно. Итак, поскольку я оказалась застигнутой на месте преступления, — усмехнулась Дайана, — отпираться не было никакого смысла. И знаешь, что Клейтон мне заявил? Что, если я не хочу нашего ребенка, он готов взять воспитание малыша на себя!

— Так… — пробормотал Алберт и в недоумении почесал затылок, пытаясь понять, что так возмутило Дайану. С его точки зрения Клейтон повел себя вполне благородно, не только признав малыша своим, но и выразив готовность позаботиться о его будущем.

— Неужели ты ничего не понимаешь? — заметив наконец озадаченный взгляд кузена, возмутилась Дайана. — Ведь Клейтон усомнился в том, что я готова и хочу стать матерью! Он решил, что я одна из тех матерей-кукушек, которым плевать на собственного ребенка!

— Тебе не кажется, что ты несколько сгущаешь краски? — осторожно поинтересовался Алберт. — Допустим, Уинстон решил, что ребенок для тебя нежелателен. Но ведь это была и в самом деле незапланированная беременность, верно? А раз так, то в чем же его вина?

— В том, что за столько лет он так и не научился понимать меня. Если бы Клейтон действительно меня любил, ему бы и в голову не пришла идиотская мысль, будто я попытаюсь избавиться от ребенка.

— Звучит несколько надуманно… Хотя в твоих словах есть доля правды: мне бы и в голову не пришло, что моя кузина способна убить собственное дитя, — признался Алберт. — Так что же ты ответила Уинстону?

— Что ребенок не от него.

Алберт расхохотался.

— О Господи, и он поверил? Невероятно! Теперь понятно, почему Уинстон встретил меня таким тяжелым взглядом. Он подумал, что отец твоего ребенка я. Не так ли?

Дайана смущенно кивнула.

— А я не стала разубеждать его. Ты ведь не сердишься на меня за это, Алберт?

— Нисколько! Пожалуй, мне даже приятно побыть немного в шкуре будущего папаши. Однако шутки в сторону. Вы о чем-нибудь успели договориться прежде, чем я пришел и нагло вмешался в ваш разговор?

Дайана досадливо поморщилась.

— Да ни о чем! Я сказала, что не люблю его и что жду ребенка от другого. А Клейтон решил, что отец ребенка и мой избранник — ты, и пожелал нам обоим счастья. Впрочем, ты сам слышал это.

— Весьма смутно, ибо в голове у меня еще звенело. — Алберт вновь посерьезнел. — Итак, получается, что между вами произошел окончательный разрыв?

— Да. И назад пути нет.

У Дайаны был такой несчастный вид, что Алберт не удержался и обнял ее. Однако в его движениях не чувствовалось ничего низменного. Напротив, в них ощущались лишь братские сочувствие и поддержка.

Поняв это, Дайана положила голову на мужское плечо, и слезы вновь заструились по ее щекам. Наверное, за всю свою жизнь она не плакала столько, сколько сегодня. Очевидно, Клейтон сказал сущую правду, заявив, что беременные женщины становятся слишком неуравновешенными и чувствительными, вдруг подумалось ей.

— Ну-ну, маленькая, не надо, — утешал Дайану Алберт, нежно похлопывая по спине. — Так что же мы будем со всем этим делать?

— Теперь-то я уж точно не полечу с тобой в Англию, — всхлипнула Дайана.

— Полетишь… Но только в качестве моей жены.


10

Дайане показалось, будто она ослышалась.

— Что… что ты сказал?

— Я предлагаю тебе стать моей женой, Дайана, — торжественно повторил Алберт.

Молодая женщина не знала, что и думать. Вконец растерявшись, она пробормотала:

— Но… я не могу. Я ведь люблю другого!

Алберт рассмеялся.

— Глупенькая! Ну и люби себе сколько вздумается. Ведь мое предложение — чисто деловое.

Дайана постепенно начала понимать.

— То есть ты предлагаешь мне вступить в… фиктивный брак?

— Точно! Я уже все обдумал, и это решение представляется мне оптимальным.

— Ты хотел сказать, безумным?

Алберт шутливо щелкнул Дайану по носу.

— Слушай и не перебивай. Во-первых, таким образом мы сразу избавимся от всех проблем, касающихся твоей беременности. Я официально признаю себя отцом будущего ребенка, тем самым избавив местных кумушек от необходимости на все лады склонять твое имя. Ты будешь не матерью-одиночкой, а солидной замужней женщиной, на которую никто не посмеет взглянуть косо. Во-вторых, мы сразу же отправимся в Англию, где новые знакомства и впечатления помогут тебе поскорее забыть обо всех неприятностях, пережитых здесь. В-третьих, наш брак значительно облегчит получение тобой вида на постоянное место жительства в Великобритании. В качестве моей жены закон без проблем признает тебя британской подданной, что значительно облегчит поиски работы — если вдруг тебе захочется работать — или оформление движимого и недвижимого имущества. В-четвертых…

Дайана поспешно закрыла ладонью рот Алберта.

— Стоп, стоп! Остановись хоть на минутку! Ты хоть понимаешь, что несешь? Женитьба — это не шутки. Это не на один день. Это… да это просто невозможно!

Однако Алберт невозмутимо отстранил ее руку и продолжил:

— Ошибаешься, мое предложение достаточно реально. Я знаю, что брак — дело серьезное. Однако я же не заставляю тебя терпеть мое присутствие всю жизнь! Как только кто-нибудь из нас начнет тяготиться супружеством, мы тут же оформим развод. Если вдруг ты почувствуешь желание вернуться на родину или, — тут Алберт помрачнел, — встретишь наконец мужчину своей мечты, мы расстанемся без взаимных претензий. — Он ненадолго задумался. — Так… что касается того, где мы будем жить… У меня достаточно просторная квартира для троих, включая будущего ребенка. Но если ты захочешь поселиться отдельно, мы тут же подыщем для тебя что-нибудь подходящее. Насчет денег можешь не беспокоиться: у меня их более чем достаточно. Кажется, я ничего не забыл?

— Забыл. О собственных планах и амбициях. О личной жизни. О том, что собирался заняться профессиональным спортом. Семья, пусть даже фиктивная, станет для тебя обузой.

— Чепуха! — беспечно отмахнулся Алберт. — Вы мне нисколько не помешаете. Напротив, в моей холостяцкой берлоге наконец-то появится женщина, которая будет следить за порядком, и прелестный малыш, который оживит унылую атмосферу.

— А что ты получишь взамен? Вместо преданной жены — женщину, которая влюблена в другого? Вместо собственного ребенка — пасынка?

Провожая глазами заходящее солнце, Алберт негромко произнес:

— Взамен я обрету возможность каждый день видеть женщину, лучше которой нет на свете, и мечту о том, что когда-нибудь она станет моей.

С состраданием коснувшись его щеки, Дайана прошептала:

— Ты же прекрасно знаешь, что эта женщина никогда не будет твоей.

— Я об этом и не прошу. Я только буду иногда об этом мечтать.

Дайана не на шутку призадумалась.

Понимая, что предложение Алберта влечет за собой огромные жертвы с его стороны, она не чувствовала себя вправе злоупотреблять его привязанностью. Однако нарисованные им радужные картины совместного будущего также не могли оставить молодую женщину равнодушной. Ведь Алберт, словно на блюдечке, преподносил ей новую жизнь. Прими она его предложение, перед ней открылись бы такие перспективы, о которых она даже не смела мечтать.

Кроме того, Алберт был вполне зрелый и рассудительный мужчина, чтобы отдавать себе отчет в своих поступках. Кузен весел, но отнюдь не легкомыслен, так что можно не беспокоиться о том, что назавтра он захочет взять свои слова назад.

Итак, оставалось только сказать «да». Однако Дайана продолжала колебаться.

Уловив это, Алберт наклонился к ее уху и тихо произнес:

— Твоя судьба в твоих руках, Дайана. Перед тобой только два пути. Или ты вернешься к Клейтону, или поедешь со мной. Пожалуйста, не торопись сделать выбор. Подумай хорошенько, сможешь ли ты провести всю жизнь вдали от любимого?

Слова Алберта попали в цель. Дайана почувствовала, как у нее защемило сердце.

Неужели я и в самом деле сумею прожить без Клейтона? — спрашивала она себя. Отсчитывать день за днем вдали от его серых глаз, сильных рук, чувственных губ? Знать, что больше никогда мне не испытать силы его объятий, никогда не почувствовать вкуса его поцелуев?

Разве это возможно?

А разве возможно прожить всю жизнь с человеком, который даже не уважает тебя? — резонно заметил внутренний голос. Терпеть его ласки, зная, что любишь, но не любима? Постоянно ждать в тревоге, когда тобой насытятся и променяют на другую? Подавить в себе всякое чувство гордости и собственного достоинства и унизиться до того, чтобы отдаться во власть мужчине, который не способен ответить взаимностью на твои чувства?

Нет. Уж лучше до конца своих дней оставаться несчастной, но сохранить остатки самоуважения, чем поддаться минутной слабости и принять решение, о котором придется жалеть всю жизнь.

Больше Дайана не сомневалась. Подняв свои большие ясные глаза, она твердо сказала:

— Я согласна.


В тот же вечер о помолвке было сообщено Вивиан.

Миссис Глэдстон оказалась настолько ошарашенной, что смогла лишь невнятно пробормотать поздравления. Однако к ужину она достаточно оправилась, чтобы начать метать гневные взгляды попеременно то на будущего зятя, то на дочь. Вивиан не давала себе труда скрыть, как неприятно для нее неожиданное известие.

Еще до возвращения домой Дайана и Алберт условились, что никто не должен знать об истинной причине их брака. И поэтому, оставаясь в неведении, миссис Глэдстон никак не могла себе объяснить, чем вызвана внезапная склонность ее дочери к кузену, на которого еще утром молодая женщина не обращала никакого внимания.

Сразу же после ужина Алберт уединился с Вивиан в кабинете. По всей видимости, между ними произошел серьезный разговор, который продолжался довольно долго. Когда они наконец вернулись в гостиную, на лице миссис Глэдстон было написано выражение смирения и покорности, хотя и не без примеси некоторого недоумения. Очевидно, она примирилась с предстоящей женитьбой, хотя так и не сумела до конца уяснить причины, ее вызвавшие.

Между женихом и невестой чувствовалась некоторая скованность. Но шутка за шуткой, фраза за фразой, неловкость была преодолена, и вскоре молодые люди болтали и смеялись как ни в чем не бывало.

Официально о помолвке решено было объявить через неделю, чтобы успеть как следует подготовиться к связанному с этим празднеству. Дайана настояла, чтобы список приглашенных был как можно меньше. Учитывая специфический характер их с Албертом обручения, излишняя помпезность являлась бы неуместной. Однако количество гостей все равно приближалось к тридцати: соседи, родственники, близкие друзья и подруги…

Накануне торжественного дня Дайана случайно узнала, что в числе приглашенных значатся Ребекка и Клейтон Уинстон. Выслушав возмущенные вопли дочери по этому поводу, миссис Глэдстон хладнокровно заявила:

— Но ведь не могла же я не пригласить на помолвку свою лучшую подругу, милая!

— Против Ребекки я ничего не имею против. Но какой черт дернул тебя позвать Клейтона, мама! Это просто подлость с твоей стороны.

Вивиан недовольно сдвинула брови.

— Следи за своим языком, Дайана. Сама подумай: разве я могла послать приглашение Ребекке, проигнорировав ее сына? Это было бы равносильно смертельному оскорблению.

Дайана нетерпеливо передернула плечами.

— Ну и пусть. Ты же знаешь, как мне будет неприятно присутствие Клейтона!

— Разве? — На лице Вивиан читалось самое невинное удивление. — Но ведь он твой лучший друг с детства.

— Моим лучшим другом всегда был Алберт!

— Целых три месяца в году?

Задетая за живое ироническим замечанием матери Дайана возразила:

— И что с того? Важно ведь не количество проведенных бок о бок дней, а их качество.

— Не могу не согласиться с твоим замечанием, детка. Особенно если учесть, что замуж ты собираешься именно за Алберта, а не за Клейтона.

Дайана нахмурилась.

— На что ты намекаешь, мама?

— Да так, ни на что. Просто странно, что ты так легко позабыла свою прежнюю любовь ради человека, с которым общалась менее месяца.

Дайана покраснела.

— Мы с Албертом знаем друг друга всю жизнь!

— Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду. А я в свою очередь догадываюсь, почему ты не хочешь видеть на помолвке Клейтона.

— Тебя это не касается, мама! — Дайана встала и нервно заходила взад-вперед. — Я обручусь с Албертом, и точка!

— А на твоей помолвке будет присутствовать Клейтон, и точка! — произнесла Вивиан в тон дочери. — Вне зависимости от того, нравится ли тебе это или нет.

И вот наступил день помолвки.

Накануне вечером Алберт постучался к кузине в спальню и опять повторил, что Дайана свободна и может делать все, что пожелает. Если она вдруг изменила свое решение и не хочет за него замуж, то он все поймет. Однако, несмотря на терзающие ее сомнения относительно правильности сделанного выбора, Дайана еще раз подтвердила свое согласие, и Алберт ушел почти счастливый.

И вот теперь, одеваясь для торжественного дня, молодая женщина в который уже раз взвешивала все «за» и «против». Кроме того, Дайана испытывала крайнее волнение при мысли о том, что на помолвке будет присутствовать Клейтон. Как утопающий за соломинку, она судорожно цеплялась за надежду, что он откажется от приглашения и не придет.

Наконец настало время спускаться в гостиную, в которой уже собрались почти все гости. При появлении Дайаны по толпе пронесся восхищенный вздох. Хотя на невесте было все то же голубое платье и те же украшения, что и в день приезда Алберта, окружающие слишком редко видели ее в женском облачении, чтобы заметить простоту и незатейливость наряда.

Сияющий, словно начищенный медный чайник, Алберт кинулся навстречу Дайане и торжественно свел ее по ступенькам. Хотя планировалось, что об истинной причине сегодняшнего праздника гостям будет сообщено лишь во время обеда, оказалось, все знали, с какой целью их собрали, и поспешили поздравить новоявленных жениха и невесту.

Рассеянно выслушивая пожелания и остроты насчет предстоящей свадьбы, Дайана украдкой поглядывала по сторонам в поисках Клейтона. Его не оказалось среди присутствующих, и молодая женщина вздохнула с облегчением. Однако ее вздох тут же перешел в судорожный хрип: входная дверь открылась, пропуская очередную порцию гостей, и среди них мелькнула высокая фигура Уинстона.

На Клейтоне был черный вечерний костюм и начищенные до блеска ботинки. Несмотря на то что официальную одежду ему приходилось надевать нечасто, держался он спокойно и уверенно. И даже выглядел намного сексуальней, чем в мешковатой одежде для верховой езды.

Клейтон казался бледным и утомленным. Однако он нашел в себе силы подойти и поздравить Дайану и Алберта с помолвкой.

Когда мужчины пожимали друг другу руки, в женской половине приглашенных произошло легкое волнение. Забыв о своих собеседниках и о правилах приличия, дамы во все глаза рассматривали Клейтона Уинстона и Алберта Донахью.

И в самом деле, нечасто увидишь двух таких великолепных образчиков мужской красоты в одно время и в одном месте! Конечно, Клейтон был несколько повыше и пошире Алберта в плечах. Зато у Алберта были такие красивые черты лица и такая обворожительная улыбка, что половина присутствующих женщин незамедлительно признали его самым привлекательным мужчиной на свете.

— Ах, он просто душка! — шепнула Дайане на ухо ее подруга по колледжу Келли, улучив момент, когда ее собственный муж находился достаточно далеко, чтобы расслышать содержание разговора.

— Кто? — не поняла Дайана.

— Да твой жених, Алберт Донахью! Ты сделала правильно, что предпочла его Клейтону. У Уинстона сегодня такая постная физиономия, будто он присутствует не на помолвке, а на похоронах. Несмотря на все то, что рассказывают о его веселости и остроумии, я считаю, что это скучнейший человек в мире.

Действительно, Клейтон выглядел таким серьезным и мрачным, что с каждой минутой у него оставалось все меньше и меньше обожательниц. Зато, напротив, счастливый вид, разговорчивость и не сходящая с лица улыбка завоевывали Алберту все больше и больше поклонниц.

Дайана нахмурилась. Она уже собралась охладить неуместный восторг замужней подруги, как в их разговор вмешалась Рейчел. Услав своего мужа за коктейлями, она произнесла:

— У тебя ветер в голове гуляет, Келли. Как замужней даме, тебе не пристало восхищаться чужими кавалерами. Кроме того, замечу, что Клейтон мне гораздо симпатичней, чем смазливый англичанин.

— Он вовсе не смазливый! — запротестовала Келли. — Уверена, местные девушки полжизни отдали бы лишь за право пройтись под ручку с таким завидным кавалером. А твой Уинстон — черствый сухарь! При взгляде на его унылую физиономию у меня сразу пропал аппетит.

— Тебе это только на пользу, — съязвила Рейчел, имея в виду пышные формы подруги. — Хотелось бы мне взглянуть на твое личико, если бы у тебя из-под носа увели твоего ненаглядного Генри.

В ответ на это Келли пренебрежительно фыркнула.

— Чепуха! Еще не родилась на свет такая девушка, которой удалось бы отбить у меня муженька. А если кто-то и попытался бы, то горько пожалел бы об этом. Уверяю, я не стала бы просто стоять и смотреть, как…

Келли осеклась, заметив, что к ним приближается Клейтон. Запаниковав, Дайана попыталась удержать возле себя подруг, однако обе тут же упорхнули прочь. Алберт же, как назло, был занят беседой с одним из гостей, которого не мог вдруг оставить. Молодая женщина с ужасом поняла, что ей не избежать нежелательной встречи с глазу на глаз.

Приблизившись к Дайане, Клейтон кивнул в сторону отошедших женщин.

— О чем вы так оживленно беседовали?

— О погоде, — назвала Дайана первое, что пришло ей в голову.

Лишь с большим трудом она смогла подавить желание все бросить и бежать куда глаза глядят, только бы не видеть Клейтона.

— Что-то не похоже, — покачал он головой. — Иначе зачем было так часто бросать взгляды в мою сторону? Я оказался настолько заинтригован вниманием к собственной персоне, что не мог устоять перед искушением подойти и выяснить, что же такое говорят обо мне три хорошенькие девушки.

Возмущенная его наглостью, Дайана съязвила:

— Боюсь, содержание этого разговора придется тебе не по вкусу. Келли считает тебя нудным и скучным. И думаю, что в этой гостиной только Рейчел не согласна с ней.

Клейтон иронически приподнял бровь.

— Так, значит, ты тоже считаешь меня нудным и скучным? Скажи-ка, тебе было скучно со мной той ночью?

Дайана едва не задохнулась от подобной беспардонности. Затронуть такую тему на помолвке, в нескольких шагах от законного жениха!

— Лучше объясни, зачем ты вообще приперся сюда, Клейтон? — прошипела она. — Ты что, собираешь сорвать мою помолвку? Устроить скандал?

— Отнюдь, — возразил он. — Я просто хочу с тобой поговорить.

— Мне не о чем с тобой разговаривать! — отрезала Дайана.

Она хотела уйти, но Клейтон преградил ей путь.

— Зато мне есть о чем. Давай-ка выйдем, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Ты ведь не хочешь неприятных сцен?

Опасаясь, как бы Клейтон и в самом деле не выполнил свою угрозу, Дайана кивнула, и они незаметно покинули гостиную.

Уже стемнело, и на иссиня-черном небе одна за другой загорались звезды. Отойдя шагов на сто, молодая женщина обернулась и гневно посмотрела на своего спутника.

— Ну и что ты собирался мне сказать? Только, пожалуйста, побыстрее. Меня ждут гости.

— Побыстрее? Ладно. — Клейтон глубоко вздохнул и с волнением произнес: — Я люблю тебя, Дайана.

Дайана изумленно уставилась на него. Она ожидала всего, чего угодно. Но только не этого.

— Ты что, издеваешься надо мной? — произнесла молодая женщина, хотя по выражению лица Клейтона видела, что тот говорит совершенно серьезно. — Сейчас не самое подходящее время для шуток.

— Я не шучу.

— Но…

Клейтон умоляюще сложил руки.

— Пожалуйста, выслушай меня, Дайана. С момента нашей последней встречи я не могу ни есть, ни пить. Я много думал о нас… Я люблю тебя, безумно, безудержно! И с каждым днем это чувство растет, становится все сильнее и сильнее. И я не могу допустить, чтобы женщина моей мечты вышла замуж за другого! Я в растерянности, не представляю, что делать… но точно знаю одно: я ни за что не отпущу тебя к Алберту.

У Дайаны в буквальном смысле слова отвисла челюсть. Не может быть! Выходит, Алберт был прав, говоря, что она заблуждается насчет Клейтона? Что он без памяти влюблен в нее? Нет, это слишком хорошо, чтобы быть правдой!

— Я не верю, что ты действительно любишь меня, Клейтон. Я пытаюсь… но не могу.

— И правильно делаешь, — мрачно произнес Клейтон. — Я был таким дураком, остолопом, кретином! Я мучил тебя и мучился сам. Сколько раз я порывался рассказать, что люблю тебя по-прежнему… даже еще сильнее! Однако что-то всегда останавливало меня.

— Или кто-то, — виновато прошептала Дайана. — Я так злилась на тебя, что не хотела ничего слышать.

— Нет, это я был недостаточно нежным и терпеливым с тобой, — возразил Клейтон. — Подумать только, по моей вине мы потеряли целых пять лет! Тогда… после гибели твоего отца… я не понимал, что тебе не до амурных отношений. Вместо того чтобы стать опорой и поддержкой, я вел себя как самолюбивый болван. Ты лишилась отца, а я сделал все для того, чтобы ты потеряла и друга!

Глаза Дайаны наполнились слезами. Она так гнусно поступила с Клейтоном, обвинив его в смерти отца! Сколько же ему пришлось выстрадать из-за ее невообразимого упрямства! Это она должна молить о прощении, а вовсе не он.

Дрожащим голосом молодая женщина произнесла:

— Я потеряла тебя по собственной глупости, Клейтон. Только я одна виновата. В глубине души я всегда знала, что ты поступил правильно, не вмешавшись в ссору наших отцов. Однако долго не желала признаваться в этом даже самой себе.

Клейтон радостно схватил ее за руку.

— Так, значит, ты меня прощаешь?

— Прощаю? — воскликнула Дайана. — Это ты должен простить меня, Клейтон. Я вела себя как последняя идиотка. Я так рада, что наконец нашла в себе силы сознаться в своей ошибке.

— А я-то как рад! — Клейтон помрачнел. — Однако с тех пор произошло столько всего…

— Ты имеешь в виду Алберта? — осторожно поинтересовалась Дайана.

Он кивнул.

— Верно. Пока мы с тобой дулись друг на друга, ему удалось забрать самое дорогое, что только у меня было, — твою любовь!

Значит, Клейтон всерьез поверил, будто я не люблю его, вдруг осознала Дайана. Как же он, должно быть, страдал все это время!

— Если ты думаешь, что…

Дайана хотела объяснить, что он ошибается и что она специально хотела позлить его, заговорив о любви к другому. Однако Клейтон поспешно перебил ее:

— Нет-нет, молчи! Я уже все решил. Да, я знаю, ты любишь Донахью. Однако я сделаю все, чтобы вернуть тебя! Прошу, не выходи замуж за Алберта! Дай мне хотя бы один шанс доказать мою любовь! Не бойся, что сорвешь помолвку. Если хочешь, мы убежим отсюда прямо сейчас. Я увезу тебя далеко-далеко, туда, где нас никто не сможет найти. Только прошу, вернись ко мне, любимая!

Дайана вдруг почувствовала огромное облегчение. Казалось, все ее заботы с каждой секундой куда-то улетучиваются.

Однако до сих пор Клейтон и словом не обмолвился о «чужом» ребенке, внезапно спохватилась она. Как-то он намерен поступить с будущим малышом?

— Тебе не кажется, что ты кое-что забыл?

— Если ты имеешь в виду свою беременность, то ничуть! Да, я помню, что ты ждешь ребенка от другого мужчины. Однако прежде всего это твой ребенок, частичка тебя! Поверь, я буду любить малыша так, как способен не всякий родной отец. Черт возьми, я и буду его родным отцом! Никто и никогда не узнает, что это не так. А если кто-нибудь и осмелится усомниться, то тут же получит в морду!

Подобный энтузиазм не мог не рассмешить молодую женщину. На душе вдруг стало легко и свободно. Больше она ни в чем не сомневалась. Клейтон действительно влюблен без памяти, раз несет подобный бред! Нет, Дайана не сомневалась, что он говорит совершенно серьезно. Однако его отрывистая, сумбурная, как и у всякого влюбленного, речь заставила ее рассмеяться.

Лукаво улыбаясь, она произнесла:

— Ну, если ты и в самом деле сумеешь убедить меня в своей любви…

Вместо ответа Клейтон обнял молодую женщину за талию и притянул к себе. Вслед за этим последовал такой жгучий поцелуй, что Дайане мгновенно стало не до смеха. Знойное, иссушающее желание овладело ею. Она подалась навстречу Клейтону, безмолвно моля о ласках. Кровь буквально бурлила в ее жилах, заставляя с невероятной частотой биться сердце. Голова кружилась. Казалось, еще мгновение — и Дайана потеряет сознание от переизбытка клокочущих внутри нее эмоций.

С трудом оторвавшись от ее рта, Клейтон хрипло спросил:

— Мне удалось убедить тебя?

— Более чем, любимый… — в полузабытьи прошептала Дайана.

Клейтону показалось, что он ослышался.

— Любимый? Повтори это снова, пожалуйста!

— Любимый, любимый, любимый, — нараспев произнесла Дайана, засмеявшись тихим, радостным смехом.

Вне себя от счастья, Клейтон подхватил молодую женщину на руки и закружил в объятиях.

— Ты любишь меня, Дайана? Скажи, ты любишь?

— Люблю и всегда любила! Все остальное — неправда.

Поставив Дайану обратно на землю, Клейтон недоверчиво произнес:

— Так, значит, ты никогда не была увлечена Албертом?

— Никогда!

— А твой ребенок…

— Это наш ребенок, милый! Неужели ты мог хоть на мгновение поверить, будто я способна отдаться другому мужчине?

— Но ты говорила так убедительно…

— А ты так цинично уверял меня в том, что я для тебя не более чем очередная девица на одну ночь.

— Ты так меня ненавидела, что была готова растерзать на месте!

— А зачем ты сыпал разными гадостями, нарочно выводя меня из себя?

Оба вдруг расхохотались.

— Ну и глупы же мы были с тобой, родная, — произнес наконец Клейтон, нежно глядя на женщину, которая сияла от счастья в его объятиях. — Как много времени мы потеряли, подозревая друг друга черт знает в чем, вместо того чтобы наслаждаться счастьем!

— Нет, мы ничего не потеряли, — вдруг убежденно возразила Дайана. — Все так и должно было быть.

Клейтон с недоумением посмотрел на нее.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Помнишь, я когда-то говорила о законе всемирного равновесия? — спросила Дайана. — Про то, что в мире все делится поровну: счастье и несчастье, смех и слезы… Не зря же в народе говорят, что нет худа без добра.

— И нет добра без худа, — подхватил Клейтон. — Конечно, прекрасно помню. А что?

— А то, мой милый дурачок, что в нашем случае как раз и сработал этот закон. Мы жили так счастливо, что непременно должны были ожидать какого-нибудь несчастья.

— Так ты по-прежнему увлекаешься философией, моя голубушка? — Серые глаза Клейтона смеялись. — Ты уже написала книжку про то, что каждый счастливый на самом деле несчастен и наоборот?

Клейтон едва увернулся от щипка, которым собиралась наградить его Дайана за колкость.

— Можешь издеваться, сколько твоей душеньке угодно, — надув губки и вывернувшись из мужских объятий, заявила она. — И все же ты не можешь не согласиться, что пережитые нами несчастья явились своеобразной расплатой за предыдущие безоблачные годы.

Отбросив всякую шутливость, Клейтон признался:

— Эти пять лет я прожил как в аду.

— А я каждый день спрашивала себя, зачем дышать, если рядом не слышно твоего дыхания. И только благодаря надежде, что когда-нибудь все вернется на круги своя, мне удалось дожить до сегодняшнего дня.

Клейтон вновь притянул к себе Дайану. Крепко обняв ее, он произнес:

— Мы оба перенесли столько, что с лихвой хватило бы на добрую сотню лет. И хочется верить, что мы заслужили право наслаждаться нашим счастьем до конца дней.

— Иначе и быть не может! — горячо воскликнула Дайана. — Теперь ничто в мире не заставит меня расстаться с тобой, любимый!

В награду ей сейчас же достался еще один пылкий поцелуй.

— Я буду любить тебя всегда, Дайана! — произнес Клейтон, когда их губы, словно бы нехотя, разомкнулись. — Как и пять лет назад, я повторяю: моя любовь умрет лишь со мной.

— Я верю тебе, любимый. Что бы ни случилось, я теперь всегда буду верить тебе. И больше никогда от тебя не уйду.

— Я сам тебя никуда не отпущу! — пообещал Клейтон.

Дайана, как котенок, потерлась щекой о мужской подбородок.

— Знаешь, о чем я сейчас подумала, любимый?

— О том, как мы назовем нашего будущего ребенка?

— Ну, об этом пока говорить рано, — засмеялась Дайана. — Нет, дело в другом. Я спросила себя вот о чем: а сколько еще времени мы бы провели вдали друг от друга, если бы не наши матери?

Клейтон тоже засмеялся.

— Какие же мы были бестолковые, что ругали их за то, что они подстроили нашу встречу! И хотя я уверен, что в конце концов мы все равно оказались бы вместе, наши матери вполне заслужили благодарность за то, что подтолкнули нас в объятия друг друга.

Внезапно рядом раздался шорох и чей-то женский голос удовлетворенно произнес:

— Ну наконец-то! Представляешь, они все-таки вспомнили о нас, Ребекка.

Вздрогнув от неожиданности, Клейтон и Дайана поспешно оглянулись вокруг себя. Какого же было их удивление, когда в темноте они различили фигуры Вивиан, Ребекки и Алберта, стоящих совсем близко! Увлеченные друг другом, молодые люди не заметили, что давно находятся не одни.

— Так вы нас подслушивали! — возмущенно воскликнула Дайана, покраснев от смущения. — И как давно, позвольте узнать, это продолжается?

— Достаточно, чтобы выведать все ваши секреты, — подходя ближе, лукаво улыбнулась Вивиан. — Ну что, моя девочка, ты по-прежнему готова утверждать, что у ваших отношений с Клейтоном нет никакого будущего?

Дайана покраснела сильнее.

— Между прочим, подслушивать нехорошо, мама!

Вивиан развела руками.

— Что поделаешь, ведь это единственная плата за материнское усердие. Мы с Ребеккой так долго вели вас друг к другу, что сочли себя вправе насладиться плодами собственного труда.

— Что ж, тогда вы слышали, что мы с Дайаной благодарны вам за это, — вмешался в разговор Клейтон.

— Выходит, мы можем за вас не беспокоиться, сынок? — спросила Ребекка.

— Именно так, — подтвердил Клейтон. — Думаю, теперь мы справимся и без посторонней помощи.

Все рассмеялись.

Дайана с удивлением заметила, что Алберт ничуть не похож на человека, которого только что бросила невеста. Он не только не выглядел угрюмым или расстроенным, но, напротив, веселился ничуть не меньше других. Конечно, их брак должен был стать чисто деловым соглашением. Однако Дайана с обидой отметила, что на месте Алберта она чувствовала бы себя гораздо несчастнее.

Не выдержав, она ехидно сказала:

— Я собиралась принести свои извинения, Алберт, по поводу того, что наша помолвка не состоится. Однако, судя по всему, ты в них не нуждаешься.

К ее пущему удивлению, Алберт без малейшего смущения подтвердил:

— Верно. — Посмотрев на Вивиан, он тихо спросил: — Думаю, теперь им можно все рассказать?

Расслышав его последнюю фразу, Дайана и Клейтон недоумевающе посмотрели друг на друга.

— Что за дьявольщина… — пробормотал Клейтон и, обратившись к стоящей рядом матери, потребовал: — Может, нам кто-нибудь объяснит, что тут происходит, черт возьми!

Ребекка с улыбкой посмотрела на растерянную и разобиженную пару.

— Конечно, мой милый. Сейчас вы все узнаете.

Она выжидающе взглянула на миссис Глэдстон, словно бы предоставляя ей слово.

— Помнишь, Дайана, как ты запретила нам с миссис Уинстон вмешиваться в твои и Клейтона дела? — начала свой рассказ Вивиан. — Так вот мы с Ребеккой осмелились тебя не послушаться. После того, как наш план А провалился, мы приступили к разработке плана Б. Но на этот раз, наученные предыдущей неудачей, решили действовать как можно тоньше и осторожнее.

— Так осторожно, что мы с Клейтоном даже ничего не заметили, — улыбнулась Дайана.

Однако Вивиан загадочно усмехнулась.

— Не торопись делать выводы, дорогая, пока не узнаешь обо всем до конца. Итак, поняв, что вам вдвоем никогда не удастся договориться друг с другом, мы решили ввести в дело третьего.

Тут вперед выступил Алберт. Откашлявшись, он произнес:

— И я получил странное письмо от твоей матери, Дайана. Она умоляла срочно все бросить и лететь в Австралию, мотивировав свою просьбу тем, что твои жизнь и счастье находятся под угрозой. Естественно, я не мог не откликнуться на столь горячую просьбу о помощи и поспешил забронировать билет на первый же рейс до Сиднея. — Он снова кашлянул. — Думаю, продолжать излишне.

И действительно, теперь отдельные куски мозаики сложились в голове Дайаны в отчетливую картину. Так, значит, мама попросила Алберта приехать специально для того, чтобы тот поухаживал за кузиной. Зная, что рано или поздно Клейтону станет известно о появлении соперника, она надеялась спровоцировать со стороны Уинстона вспышку ревности, тем самым подтолкнув бывшего жениха к более решительным действиям. И разумеется, все должно было закончиться счастливой развязкой.

Впрочем, стоило отдать должное уму обеих подруг, миссис Глэдстон и миссис Уинстон. Их план Б действительно сработал! Несмотря на то что Алберт пару раз едва не проговорился, Дайана до самого конца не подозревала, что вокруг них с Клейтоном сплетена искусная сеть интриги!

Однако сейчас она не чувствовала никакой досады оттого, что она и Клейтон оказались так ловко обмануты. Хотя их матери действовали не совсем чистыми методами, результаты превзошли всякие ожидания. В данную минуту Дайана была так счастлива, что ей и в голову не приходило рассердиться на мать. Напротив, она была готова расцеловать весь мир!

Внезапно взгляд Дайаны упал на Алберта, и она помрачнела. Значит, все, что говорил ей кузен…

— Алберт! — не в силах сдержать волнения, обратилась она к двоюродному брату. — Значит, все, что ты мне говорил… твое признание и прочее… все это… ложь?

Алберт грустно улыбнулся. Только сейчас Дайана разглядела, что в глубине красивых глаз кузена прячется тихая печаль.

— Нет, не ложь… К несчастью, я увидел тебя прежде, чем тетя успела мне поведать о своем плане. А взглянув на тебя, я не мог не влюбиться.

— Выходит, ты не притворялся?

— Нет. Более того, я начисто забыл о плане, стараясь тебе понравиться. Я пытался завоевать твое сердце, даже не понимая, что тем самым лишь способствую осуществлению задуманного тетей. И так продолжалось до тех пор, пока я наконец не осознал, что тетушка Вивиан и миссис Уинстон оказались совершенно правы, утверждая, что твое счастье невозможно без Клейтона, а счастье Клейтона — без тебя… — Алберт через силу улыбнулся. — Увидев вас вместе, я понял, что вы идеальная пара. И что мешать вашему счастью я не должен. После этого я всецело проникся энтузиазмом тети, что теперь дает мне полное право наравне с ней и ее подругой наслаждаться достигнутым успехом.

Выслушав исповедь Алберта, Дайана ощутила облегчение. Несмотря на жалость к кузену, она сознавала, что, не окажись его чувства совершенно искренними, она никогда больше не смогла бы доверять ему, даже зная, что двоюродный брат действовал исключительно с благими намерениями.

Оставался невыясненным лишь один вопрос.

— А как же наша помолвка? — спросила Дайана Алберта. — Если бы мы с Клейтоном не примирились, то она бы не состоялась?

Алберт усмехнулся.

— А вот тут мы с тетушкой разошлись во мнениях. Вивиан чуть не убила меня, когда узнала, что я осмелился предложить тебе руку и сердце. Лишь с большим трудом мне удалось убедить ее, что если вы с Клейтоном не сойдетесь и после этого, то не сойдетесь никогда. Мой расчет оказался верен… хотя в глубине души я мечтал ошибиться и увезти тебя с собой в Англию.

Дайана растроганно взглянула на брата.

— О, Алберт, мне так жаль, что я доставила тебе столько неприятностей…

— Ничего страшного, сестренка. Клейтон сумеет лучше позаботиться о тебе, чем я. И только с ним ты будешь по-настоящему счастлива. Думаю, я не многое потерял, тем более что ты все равно никогда не посмотрела бы на меня иначе как на брата. Надеюсь, мы все трое останемся добрыми друзьями.

Выпустив из объятий Дайану, Клейтон приблизился к недавнему сопернику и крепко пожал ему руку.

— Спасибо, приятель. Надеюсь, моя дружба хоть отчасти возместит тебе потерю Дайаны. Всегда будем рады видеть тебя в нашем будущем доме.

— Желаю тебе счастья, Алберт, — произнесла Дайана, подходя к кузену вслед за Клейтоном и крепко обнимая его. — Ты еще встретишь свою судьбу.

— Я буду искать такую, как ты, — вновь, как и неделю назад, сказал Алберт.

При виде столь трогательной картины Вивиан и Ребекка вынуждены были приложить носовые платки к внезапно увлажнившимся глазам. Однако мало-помалу все вновь развеселились и принялись оживленно обсуждать произошедшее. Вспомнив о гостях, Вивиан отправилась сообщить им о дорогой ее сердцу новости.

— Позвольте и мне ненадолго отлучиться, прихватив с собой мою вторую половинку, — с улыбкой произнес Клейтон сразу же после ухода Вивиан. — Нам с Дайаной осталось обсудить еще один маленький, но очень важный вопрос. Кстати… на этот раз мы справимся сами, так что не надо никакой помощи.

Рассмеявшись, Ребекка и Алберт охотно разрешили влюбленным удалиться.

Взявшись за руки, Дайана и Клейтон побрели прочь от дома, наслаждаясь прекрасной звездной ночью и обществом друг друга. Они зашли уже довольно далеко, когда Дайана остановилась и спросила, обратив на Клейтона свои прекрасные сияющие глаза:

— Итак, какой же вопрос ты собирался обсудить, милый?

— Вернее, я собирался его задать, — уточнил Клейтон, привлекая к себе молодую женщину и покрывая ее лицо нежными поцелуями. — Я задавал его уже дважды, но готов повторить и тысячу раз. Ты выйдешь за меня замуж, любимая?

Дайана почувствовала себя на седьмом небе от счастья.

— Ты можешь повторить его хоть миллион раз, и я все равно отвечу «да», любимый!

— На этот раз мы поженимся безо всяких выкрутасов, — строго произнес Клейтон. — Никаких гостей, никаких платьев и тому подобного. Кто знает, чем на этот раз может обернуться малейшее промедление? Пожалуй, даже отправиться в церковь нам лучше прямо сейчас.

— Пешком? Посреди ночи? — засмеялась Дайана.

— Ну и что? Как раз к утру и доберемся, — невозмутимо заявил Клейтон.

— Интересно, какого месяца? Ведь до церкви не один десяток миль!

— А нам теперь все равно торопиться некуда, верно? — произнес Клейтон, целуя возлюбленную.

Да так оно в сущности и было.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10