Эта книжка про Ляльку и Гришку (fb2)

Эта книжка про Ляльку и Гришку (Лялька и Гришка)   (скачать) - Михаил Геннадьевич Лероев

СКАЗКОМАНИЯ


Лялька с Гришкой, как всякие маленькие клоуны, очень любили мультики. Это Мультиклоунам по наследству передаётся. И мама Лялькина в детстве любила, и папа, и Гришкины родители. Сядут вот так у телевизора – и за уши не оттащишь!

И ведь ничего плохого в этом не было, из мультиков столько всего полезного узнать можно. Главное, меру знать. А то просидишь весь день у экрана, а потом такое начнётся!

Сидел вот так как-то Гриша у телевизора и сказки смотрел. Час сидит, другой сидит. И только-только рассмотрелся, как кушать зачем-то позвали!

- Я сейчас! – обещает Гришка, а сам дальше смотрит.

- Гриша, уже всё остыло!

- Ещё только минуточку!

А там, на экране такое идёт! Разве оторвёшься?

Еле-еле его уговорили покушать. А через пять минут – Гришка опять у телевизора. Ну, что ты будешь делать!

Тут Лялька в гости приходит. На улицу зовёт.

- Подожди, сейчас только досмотрю, - обещает Гришка.

Лялька подождала-подождала и ушла играть одна. А Гришка сказки смотреть остался. Смотрит-смотрит…

И тут вдруг…

Из телевизора Бабка-Ёжка как вылезет, как выпрыгнет… и как давай за Гришей по всему мультидому гоняться!

- Как догоню, - кричит. - Да как съём непослушного мальчика!

- Ой, спасите-помогите!

Еле-еле от неё Гриша ноги унёс. Смотрит, а на кухне Винни-Пух с Дюймовочкой сидят, чай пьют из блюдца, с леденцами вприкуску.

- Ого! А вы чего тут делаете?

- Да так, - отвечает Дюймовочка. - Плюшками балуемся!

Гришка задумался.

- Это ведь из другой сказки, про плюшки… Только не помню, из какой.

- А ты у него спроси, - Винни-Пух махнул лапой куда-то в сторону комнаты.

Гришке стало интересно, про кого это Винни-Пух говорит – и он пошёл поглядеть.

А там, прямо посреди мультидома, дуб вырос, огромный-преогромный, он даже потолок проломил и дорос до соседей! На одной его ветке русалка сидела и маникюр себе на хвосте делала. На другой – избушка на курьих ножках, на третьей – лягушка с короной на голове.

Дорогу Гришке преградил огромный кот, привязанный к дубу золотой цепью.

Только Гришка хотел у него что-то спросить, да не тут-то было! Неизвестно откуда, Буратино с ключиком появился.

- А я тебя знаю! – обрадовался Гриша. - Мы книжку с мамой про тебя читали!

- Тогда ты мне должен помочь! Держи, спрячь его в надёжное место!

Буратино протянул Гришке ключик – и куда-то растворился. Зато с балкона в комнату заглянул какой-то страшный бородач со свирепыми глазами.

- Ага! Вот ты где, деревянный человечек! Попался! Будешь знать, как совать свой длинный нос, куда не следует!

- Я не деревянный! И нос у меня не длинный! Я Гришка!

На всякий случай Гриша потрогал свой нос и закричал от ужаса: его круглый клоунский носик был теперь совсем-совсем не таким, как прежде…

«Что же это получается: это я теперь – Буратино?»

И он бросился наутёк от Карабаса-Барабаса, выбежал из квартиры, сбежал по лестнице во двор, к песочнице – там Лялька с подружками играла.

- Лялечка, спаси-помоги, я в опасности!

- Что случилось?

- За мной Карабас с Бабкой-Ёжкой гонятся!

Лялька посмотрела по сторонам, но никого, кроме Гришки, прохожих и детей в песочнице не увидела. Только на лавочке сидел какой-то дедушка в шляпе, читал газету «Вечерний Новосибирск».

«А-а-а, всё ясно» - подумала Лялька. - «Я так и думала. Надо нашему Гришечке помочь!»

А вслух сказала:

- Давай тогда поскорей от них убежим!

И когда из-за угла выкатился Колобок-Терминатор, а из канализационного люка вылез зубастый Чебурах, Лялькин и Гришкин след уже простыл.

Они бежали по дворам и подворотням, несколько раз переходили дорогу на светофоре – и скоро оказались у большого домика с белоснежной вывеской «Поликлиника».

Приём вёл доктор Комаровский.

- На что жалуемся? – спросил он, глядя на Мультиклоунов через толстые стёкла своих огромных очков.

- На Гришку! – наябедничала Лялька. - Он у нас заболел!

- Как интересно! Никогда не видел больных маленьких клоунов. Это пока медицинской наукой не описано.

Потом он посадил Гришку в большущее кресло и посветил ему в лицо какой-то круглой штукой на голове. Гришке стало даже щекотно в глазах и страшно немного.

- Ты, Гриша, ничего не бойся, - успокоила Лялька. - Я тут в уголочке тихонечко посижу, пока тебя лечат.

- Больной, откройте ротик! – попросил доктор.

Гришка послушно открыл. Он вообще-то не всегда послушный, но разве можно дядю врача не слушаться?

- Какие у вас зубы большие! – удивился дядя врач. - Вы, случайно, не волк?

- Нет! Я Гришка!

- Что-то не похоже. У Гришек таких больших мохнатых ушей не бывает!

«Каких мохнатых ушей?» - подумал Гришка и в кресле завертелся. - «Как бы мне на себя посмотреть, может, я на самом деле волком сделался?»

- Больной, зачем вы крутитесь? – строго спросил доктор.

А у Ляльки в углу от возмущения даже пропеллер завертелся!

«Ой!» - удивился Гришка. - «Какой ещё пропеллер? У Лялек, кажется, пропеллеров не бывает»

Кое-как изловчился, обернулся, чтобы на Ляльку посмотреть. А это не Лялька уже никакая, а самый настоящий Карлсон, сидит на стуле в углу, пропеллером жужжит и ножками болтает. Гришка протёр глаза – и снова в угол посмотрел.

- Наверное, я совсем-совсем уже заболел, да?

В углу никого не было. Вернее, никого, кроме Ляльки. Это она сидела на высоком стуле и болтала ножками.

- Да, Гриша, ты, действительно, болен, - сказал врач. - Правда, болезнь твоя совсем не опасная. «Сказкомания» называется! Лечится свежим воздухом и играми во дворе.

И выписал Гришке и Ляльке рецепт на конфеты. Гришке, как больному, конечно, побольше.

Шли домой они радостные-прерадостные. Гришка пообещал Ляльке больше трёх мультиков в день не смотреть. И сказкомания, кажется, потихоньку начала проходить.

Правда, по дороге, Ляльке привиделся Шрек на мотоцикле. Но это уже совсем другая история!


ГРИШКА, КОТОРЫЙ ЖИВЁТ НА КРЫШЕ


Однажды вышла Лялька погулять. Смотрит – а Гришки нет нигде. В песочнице нет, во дворе соседнем, где мальчишки играют, тоже нет. Никто Гришечку не видел. Уже совсем было расстроилась Лялька!

Вдруг смотрит: а Гриша их на крыше сидит, за печную трубу зачем-то держится. Лялька очень удивилась.

- Э-эй! – кричит. – Гриш, а ты зачем туда залез?

- Чего? – перепрашивает Гришка.

- На крыше сидишь зачем, говорю?

- Я здесь живу-у-у!

- Что? – не слышит Лялька.

- Живу-у-у на крыше-е-е!

- Нравится тебе?

- Ага!

- Чего-о-о?

- Нра-а-авится, говорю, – Гришка изо всех сил показывал, как ему нравится, даже улыбался, а сам крепко-крепко в трубу вцепился. Боялся вниз упасть.

А внизу высоко, падать больно!

Гришка за кошкой Петькой на крышу забрался. А как вниз глянул – так слазить сразу передумалось. А Петька хитрая: прыг – и на балконе, хвостом вильнула – и домой. А Гришка остался.

- Ну, ладно, – сказала Лялька с завистью. – Ты там поживи себе ещё, а я пошла конфеты есть.

А сама разреветься была готова: везёт Гришечкину, на крыше теперь жить будет, а она дома, как будто наказанная...


ЭФФЕКТ БАБУШКИ


Как-то Лялька и Гришка остались дома одни. Мамы и папы были на гастролях. Впрочем, дело обычное – у многих маленьких клоунов родители месяцами дома не появляются. Что же теперь: всякий раз бежать в магазин за новыми?

Нет, лучше подождать, пока старые вернутся, рассудили Гриша и Ляля, тем более, что никакие они не старые, а очень даже молодые клоунские папы и мамы.

Да и дни летели незаметно, разве может быть скучно, если ты самый настоящий клоун, пусть даже и маленький?..

Они на троллейбусе по городу катались, и на воздушном шаре дяди Фокусника, а однажды даже забрели в зоопарк и со всеми зверятами там поперезнакомились!

Впрочем, случались и самые обыкновенные, спокойные дни, когда никаких особых приключений в помине не было, и тогда Лялька и Гришка тихо сидели себе в мультидоме и играли во всё подряд, пока не надоест.

Так было и тем дождливым вечерком: они играли в детской, никого не трогали, только башню из кубиков, высокую-превысокую, да и то, только затем, чтобы не упала.

Вдруг в дверь кто-то позвонил.

- Ой, - обрадовалась Лялька, - Это, наверное, дядя Почтальон. Письмо принёс от родителей!

Гришка знал, что обычных писем к ним никогда никто не приносил, только электронные и те, что голубиной почтой, но спорить не стал: Лялька большая, ей, наверное, виднее, тем более, что и стоит она повыше, самую крышу башни держит. Вот только, дядя Почтальон за дверью, дверь в коридоре, а зрения телескопического у Ляльки нет… Откуда она может знать, что это почтальон? Сомнения тихо-тихо загрызли Гришкину голову, даже щекотно стало. И он спросил:

- А кто ему дверь откроет, ведь кроме нас в мультидоме никого, а если пойду я, или ты –башня рухнет возьмёт и будет большой бабах!

- Да-а-а, - согласилась Лялька, - Нехорошо-то как… Открыть почтальону нельзя, и не открывать тоже… Вдруг, он нам торт принёс?

При упоминании торта Гришка так разволновался, что башня закачалась - и верхние кубики посыпались ему прямо на голову.

- А-а-ай!

- Ну вот, что я говорила? Нельзя было такую высокую!

Лялька стояла над ним, уперев кулачки в бока и строго качала головой, а Гришка гладил шишку.

В дверь позвонили настойчивее.

- Ладно, пойдём торт получать, - сжалилась девочка над несчастным другом.

Они наперегонки протопали в коридор, ещё не решив, кто же всё-таки откроет почтальону дверь - и замерли на пороге:

Только дверь уже никому открывать было не нужно. И не потому, что почтальон ушёл – никакого почтальона за ней не было, да и вообще «за дверью» не было никого. А вот перед ней маленькая полненькая клоунесса с большим лиловым носиком вытирала туфли с бубенцами о резиновый коврик. С зонтика сбегала вода, а торт исчез в неизвестном направлении. До клоунов наконец дошло, что торт-таки они себе, наверное, придумали, как придумали дядю почтальона, и дядю грабителя, про которого даже заговорить не успели. Неизвестным грабителем была пожилая тётя, да ещё и клоунесса.

- Вы нас грабить будете?

Клоунесса сняла дождевик, распрямилась, и поправив очки, возмутилась:

- Вот ещё! Грабить! Да вы за кого меня держите, за чучело гороховое?

Лялька внимательнее оглядела старушку: на чучело та была вроде не похожа, хоть и торчали во все стороны разноцветные хвостики.

- Ну вот, как они гостей встречают, спасибо, что хоть из конфетомёта не обстреляли! – и вдруг кинулась их обнимать и целовать.

Гришка завизжал с перепуга, а Лялька вдруг вспомнила, что на старой-престарой фотографии уже видела эту тётю-клоуна. Только забыла, кто она такая.

- Я, между прочим, ваша бабушка из Аргентины, и приехала вас воспитывать! Очень хорошо, что вы такие неряшливые, крикливые и дерзкие, будет что в вас переделывать. И даже удачно, что родители на гастролях: двух невоспитанных клоунов на первый раз вполне предостаточно!

Она видимо готовилась чихнуть, и потому полезла в карман за платочком. Но вместо него вытащила букет ромашек и зелёного кролика. Кролик принялся уплетать цветы за обе щёки, только «хрум-хрум» стоял.

- Его Тоша зовут, и он тоже клоун, только ушастый, - объяснила клоунская бабушка.

А Гришке вдруг захотелось спросить: чья же она всё-таки бабушка – его или Лялькина, только он боялся узнать правду.

Бабушка была ещё к тому же и телепаткой, потому что дожидаться прямого вопроса не стала и объяснила:

- Ты, Гриша, как маленький! Не знаешь, что у всех клоунов на свете бабушка общая. Я такая одна, между прочим. Вот, видите, как вам повезло, что я приехала!..


ГРИШЕК МНОГО НЕ БЫВАЕТ


Гришке приснился страшный сон. В нём он был невидимым и его никто не мог найти. Ни родители, ни Лялька, ни ребята с соседнего двора, ни даже воспитательница Элеонора Филипповна из детского сада.

Все ходили и спрашивали друг у друга:

- Вы нашего Гришу не видели?

И только пожимали плечами и разводили руками в ответ:

- Сами не понимаем, куда наш Гришка подевался!

А под конец сна все вообще про него забыли.

От такого ужаса Гришка вскочил с кровати в холодном поту и сразу же побежал к зеркалу, поглядеться, на месте он или нет.

Глядит – а в зеркале Гришки целых два! И не только в зеркале. Смотрит Гришка сам на себя – и понять ничего не может.

- Неужели я раздвоился?

А второй Гришка решил, наверное, его подразнить, потому что повторил вслед за ним:

- Неужели это я раздвоился?

- Эй! – от досады Гришка замахнулся на лже-Гришку кулачком. - Ты чего! Гришка ведь – это я!

- Гришка – это я! – рассмеялся тот в ответ, и показал настоящему Гришке язык.

Тогда обиженный Гришка побежал на кухню: вдруг там родители завтракают. Пусть они и разберутся, кто тут настоящий Гришка.

Но дома никого не было, и Гришка вспомнил, что мама с папой накануне вечером как раз на гастроли собирались, и сказали, что его с собой не возьмут…

Ах, вот оно что! Ну, конечно, пока он спал, папа с мамой себе ещё одного Гришку купили – чтобы ему одному скучно не было! Он немножко обрадовался, но сомнения всё-таки остались.

- Откуда ты тут вообще взялся? – на всякий случай спросил он Гришку-два.

- Это ты взялся. А я здесь давно живу, - сказал Гришка-два и для убедительности стал на его кровати прыгать, до самого потолка.

От такой наглости Гришка даже дар речи потерял.

И чтобы уже как-то разобраться, побежал к Ляльке. Уж она-то настоящего Гришку завсегда отличит!

Лялька в это время по телевизору передачу «Мультиклоуны» смотрела, когда в дверь кто-то позвонил.

- Погоди, - шепнула она телевизору. - Пока я не вернусь, дальше не показывай.

Телевизор послушно остановился, а Лялька пошла дверь открывать.

То, что она увидела за дверью, заставило её широко-широко ротик открыть и глаза сильно-пресильно вытаращить.

- Упс! – сказала она, глядя на такое приключение.

На пороге стояло… Два Гришки! Да, два, как две капли воды похожих!

Лялька зажмурилась, досчитала до пяти и снова глаза открыла.

Гришки не исчезали – и их по-прежнему было два. Только один Гришка был в полосатой пижаме, а второй – в пижаме в горошек. А в остальном они казались совершенно одинаковыми.

Что-то подсказывало Ляльке, что второго такого Гришки, как их, в природе не бывает. Гришка особенный, всем Гришкам Гришка. И даже Мишкам и Пашкам!

Но со зрением не поспоришь: на пороге стояло Гришки ровным счётом два – ни больше, ни меньше.

- Так, - сказала Лялька. - По порядочку… Ты кто?

- Я Гришка, - сказал Гришка, который в полоску.

- А ты? – спросила тогда она того, что в горошек.

- И я!

- Не верь ему, Лялечка, - разревелся полосатый Гриша. - Он тебя обманывает!

- А ты спроси, если не веришь, что-нибудь секретное! – предложил Гришка в горошек.

- Да-да, - кивнул полосатый. - Спроси! И всё сразу поймёшь!

Лялька схватилась за голову.

Два Гришки! Кто-то из них совершенно точно ненастоящий. Но вот только как узнать, который из двух – наш?

- Вот скажите мне: какое у меня платье любимое?

- Жёлтое!

- С розовым! – наперебой прокричали Гришки.

- А что у меня на кабинке в садике нарисовано?

- Щенок! – хором ответили Гришки.

- Он подсмотрел!

- Он подглядел!

Гришка в горошек кинулся на полосатого с кулаками.

- Так, хватит! – прикрикнула Лялька. - Если нам никак настоящего Гришку не узнать, то поступим по-честному. Оставим кого-нибудь одного. Кто из вас больше конфет съест, тот и будет Гришкой.

- Ха, - сказал левый Гришка. - Пара пустяков! Это я быстро, это я легко!

- Хи, - передразнил правый Гришка. - А я тем более! Неси сюда свои конфеты.

Лялька побежала на кухню и скоро вернулась с большущим чемоданом, таким здоровенным, что она еле волочила его по полу.

- Там что – конфеты-кирпичи? – спросили Гришки хором.

- Нет, просто они там утрамбованные.

Лялька расстегнула золочёные пряжки чемодана и вывалила содержимое прямо на ковёр.

Каких только конфет там не было! Шоколадных, жевательных, карамелек, петушков на палочке, конфеток-шипучек и трюфелей. Были даже конфеты с сюрпризами: никогда не знаешь, что внутри!

Лялька засекла время на часах.

- Итак, на старт…

- Внимание…

- Фарш!

И выстрелила из конфетомёта.

Оба Гришки набросились на конфеты, только фантики во все стороны полетели.

Чтобы всё было по-честному, Лялька эти фантики подбирала и аккуратненько в две стопочки складывала: одну перед Гришкой в полосатом, вторую перед тем, что в горошек.

Стопки стремительно росли, и скоро превратились в большущие кучи. Стрелка на часах вертелась, вертелась, а Гришки ели конфеты, не переставая. Лялька даже забеспокоилась, что в доме скоро конфеты закончатся. Потому что скоро на смену конфетам из чемодана пришли леденцы из волшебной шкатулки. А потом – ириски из маминой безразмерной вазочки и шоколадные матрёшки из исчезательного ящика. Когда же и с ними было покончено, Лялька позвонила подружке Кнопке и та принесла мешочек с сахарными подушечками и две тарелки воздушных карамелек.

Потом клоун Веня привёз тележку зефира. А когда и он закончился, пришлось подключить к конфетопоедательному эксперименту ещё и остальных соседей.

Гришки еле успевали жевать. Пару раз попросили воды, три раза колы и один раз грушевого компота.

До самого вечера в мультидоме стоял шорох фантиков, а во всех комнатах и даже в коридоре собралась целая толпа зрителей-болельщиков. Всем было интересно: кто же из Гришек победит. Они даже ставки делали.

- Всё, я сдаюсь… - прохрипел наконец полосатый Гришка. - Не могу больше!

Лялька внимательно посмотрела на второго: не выдохся ли и тот. Но Гришка в горошек упорно продолжал за обе щёки сладости уплетать. И тогда Лялька поняла, который Гришка был настоящим! Ведь их Гришечкин, вообще-то, чемпион по поеданию сладостей, он их может есть сколько угодно, утром, днём и вечером, до, во время и даже вместо любых занятий. И ни капельки даже не лопнет.

А Гришка, который уже наелся – никакой не Гришка! Во всяком случае, не настоящий.

Он это, наверное, и сам понял. Потому что вытер пот со лба, обвёл всех уставшим взглядом и сказал:

- Ешьте сами свои конфеты, не хочу больше быть Гришкой!

И стал превращаться.

- Ах! – ахнула Кнопка.

- Это ты?! – воскликнул Веня.

- Безобразие! – покачал головой Дядя Фокусник.

И все увидели, что Гришка в полосатом костюме – никакой не Гришка вовсе, а самая настоящая Бяка, знакомая мультиклоунская вредина, которая любила праздники детям портить.

Бяку никто в мультидоме не любил, и она отвечала всем взаимностью.

- Как тебе не стыдно! – возмутилась Лялька. - Ты такая… Плохая!

Но, видимо, от сладкого даже Бяки добреют.

Потому что, прожевав последнюю конфету, Бяка сказала:

- Если хотите, я даже соглашусь целых два дня не безобразничать. Только уберите от меня эти противные конфеты! Видеть их больше не могу.

И к Гришкиному удовольствию выбежала из квартиры, только её и видели.

А по случаю Гришкиного возвращения в мультидоме был праздник. С шариками и хлопушками. Без конфет тоже не обошлось. Ведь Гришка с Бякой не все, конечно, съели. Всем было весело. А когда гости разошлись, Лялька с Гришкой сели у телевизора смотреть «Засыпайку».

А слово своё Бяка не сдержала. Уже на следующий день по всему мультидому бегал мультилиционер Дядя Жора, и разбирался с её новыми безобразиями.


ЛЯЛЬКА, ГРИШКА И БЛИНЫ


Клоунская Бабушка во всём любила новизну. Генеральную уборку, например, она делала не на выходных, а прямо посреди недели, не утром, как все, а ночью – и при этом мыла не пол, а потолок. И не водопроводной водой, а вишнёвым компотом. Потом можно было ходить по мультидому с задранной головой и открытым ртом – и вкусные капли прямо в него с потолка стекали.

А ещё она позволяла Гришке и Ляльке днём в тихий час не спать, а баловаться. И сказки по вечерам не из книжки читала, а из головы брала – да ещё не рассказывала, а показывала – и во всех героев сама переодевалась. Получалось очень весело. Потому что она не только бабушкой, но ещё и клоуном хорошим была.

Однажды бабушка пекла клоунские блинчики с начинкой. Начинка могла быть какой угодно. Были сладкие блинчики – клюквенные и повидлояблочные, но встречались блинчики с манной кашей или грибным супом, блинчики с картофельным пюре и котлетами, с салатом и овощным рагу, с курицей, с пельменями, с творожной запеканкой, грушевокомпотные и даже блинчики-селёдки под шубой. Ещё были такие, в которых бабуля клала свои очки или спицы для вязания. Не специально, а по забывчивости. Они назывались «блинчики с сюрпризом». Если Лялька или Гришка находили такой, им полагалась награда: блинчик с мороженым внутри, на выбор – хочешь с фруктовыми цукатами, хочешь – ванильное эскимо. Можно было даже со всеми сортами мороженого подряд.

Ещё встречались специальные блины со вкусом блинов – это для особых гурманов, которым все остальные вкусы надоели.

Но самым смешным оказался блин с Гришкой. Он получился случайно, когда Гришка пришёл бабушке надоедать. Надоедал, надоедал, пока не утомил её окончательно.

Тогда Клоунская Бабушка схватила самую большую сковороду, которая только нашлась на кухне, испекла преогромный блин – и всего Гришку в него завернула. А сверху маслом смазала. Гришка даже пикнуть не успел.

- Вот, будем сегодня Гришку вечером всей семьёй кушать.

Гришке смешно было, щекотно, подсолнечное масло скатывалось за шиворот. Но вылезать из блина совсем не хотелось. Не каждый день ведь ты начинка. А если кто-нибудь придёт на кухню и станет его есть, Гришка закричит:

- Ешьте не больно, а то меня укусите!

Или так:

- Вы меня, пожалуйста, всего целиком глотайте, я посижу там у вас в животе, а потом выпрыгну.

Он, наверное, это вслух сказал, потому что тут же услышал:

- Целиком тебя один только слон проглотить сможет. Вот только я не уверена, что слоны едят блины. Впрочем, даже если едят, ещё совсем не известно, нравятся ли им блины с Гришками.

- А ты с Лялькой тоже блин испеки!

Но у бабушки вдруг мука закончилась.

- Вся мультимука на тебя, мультивнука, вышла… Схожу-ка я в мультимагазин.

И Клоунская Бабушка в магазин отправилась. А Гришке с Лялькой велела не баловаться.

- Сидите, блины охраняйте.

- От кого?

- От блинных воров. Они на запах блинчиков приходят.

Бабушка про воров пошутила. А Лялька с Гришкой поверили. Гришка от страха сильнее в свой блин завернулся, а Лялька взяла ту самую сковороду, на которой бабушка самый большой блин испекла – и села у входной двери воров караулить.

- Ляль! – позвал с кухни гигантский блин.

- Что? Ты там, наверное, остыл уже?

- Мне жарко! Можно я вылезу ненадолго? Ты только бабушке не говори.

- Хорошо, вылазь. Иди дверь караулить. А я пока тебя заменю.

Они поменялись постами. Лялька в блин завернулась, а Гришка в прихожую прошлёпал. По всей квартире теперь были масляные Гришкины следы. По полу можно было даже кататься без всяких роликов. Гришка это заметил, когда поскользнулся - и сразу же принялся кататься взад-вперёд по коридору. Воображал себя артистом на льду, как он фигуры разные клоунские выделывает, а ему хлопают со зрительских трибун.

- Гришечкин, ты чего там шумишь? – позвал блин Лялькиным голосом.

- Я катаюсь. Ой… Я грабителей караулю!

Что-то в Гришкином голосе Ляльку насторожило. Не выползая из блина, она запрыгала к двери. Заглянула в комнату и ахнула!

- Так вот как ты наши блины сторожишь!

Весь пол блестел от жирных Гришкиных следов. И было так скользко, что Лялько-блин даже поскользнулся, упал и набил себе шишку… А потом сел на полу и разревелся.

- Ну, Ляль, ну ты чего! Я ведь не специально! Я сейчас быстренько всё уберу! – успокаивал Гриша.

Но только он пошёл в ванную за шваброй, как из кухни послышался какой-то очень подозрительный шум.

- Ой! Ой-ё-ёй… - Лялька даже перестала реветь. - Гришечка, ты слышишь?

Гришка замер на полпути в коридор.

- Слышу!

- Кто это? – спросила шёпотом Лялька.

- Не знаю! Давай, на всякий случай, спрячемся?

- Давай!

Гришка и Лялько-блин заползли за кресло и притихли.

- Ой, какие вкусненькие! – донеслось из кухни.

- Ой, какие ароматные! – донеслось ещё, уже другим голосом, скрипучим и противным.

- Их надо прямо тёплыми есть, – сказали третьим, писклявым голоском. – Давайте, поскорей управимся, пока Бабуся-Клоунуся не вернулась.

И на кухне зачавкали.

- Ой! – догадался Гришка. - Это же самые настоящие блинчиковые воры! Наверное, залезли в открытую форточку!

- Ой-ё-ёй! – испугалась Лялька. - Они же там все наши блинчики съедят. Надо что-то делать!

Но сделать они ничего не успели. Потому что на кухне вдруг всё затихло.

- Слышал голоса? – спросил первый блинчиковый вор.

- Может, это телевизор? – сказал второй.

- Точно! – сказал писклявый. - Я утром в передаче про Ляльку и Гришку слышал такие голоса. Это точно телевизор!

И зачавкали с ещё большим усердием.

Тогда Гришка выглянул из-за кресла, размахнулся и кинул в блинчиковых воров своим колпачком.

- Вы только подумайте! – удивились воры. - У них какой-то волшебный телевизор. Из него не только голоса доносятся, но и колпаки летают!

- Да потому что никакой это не телевизор! Вы разве забыли, что это мультидом, и тут живут самые настоящие Мультиклоуны?

- Всё пропало! – побледнела Лялька. - Теперь они и нас съедят! Сейчас ты, Гриша, увидишь, как поедают блины с Ляльками!

На кухне громко затопали и в зал ввалилась целая компания блинчиковых воров. И они уплетали за обе щеки блины. Один блинный вор был толстым, другой высоким и худым, а третий маленьким, но всех их отличали хороший блинчиковый аппетит и одинаковые костюмы. Ещё все трое были в тёмных солнечных очках и бейсболках с помпончиками.

Гришка приготовился защищать Ляльку, она же девочка, как-никак. А Лялька громко задудела в мультиклоунскую дудку – может, соседи услышат?

Но случилось неожиданное.

- А-а-а-а-а! – выпалил худой блинчиковый вор.

Он не вошёл в комнату, а въехал, не удержавшись на ногах – они у него разъехались сами в разные стороны.

- Э-э-э-э-э! - пропел маленький, падая на него сверху.

- Вы чего все пада-а-а-а-а-а!.. - начал третий, он еле удержался за подвернувшуюся ему дверь, но в следующий момент дверь не выдержала его веса, и толстяк упал на своих товарищей. – Почему тут так скользко?

- Ого, Гриша, - не смогла скрыть своего восторга Лялька. - Как ты тут хорошо пол раскатал!

Но блинные воры были не промах. Держась друг за дружку, скользя и падая, они надвигались на Мультиклоунов – того и гляди, схватят.

Но опять – брямс! – упали все разом.

- Это какие-то неудачливые воры, - сказал Гришка. - Даже я на коньках лучше катаюсь.

- Мы блинчиковым грабежом занимаемся, а не фигурным катанием, вообще-то, - потёр шишку худой.

- И кто так гостей встречает? – обиделся толстый.

А маленький ничего говорить не стал, он под диван полез. Потому что услышал, что пришла Мультиклоунская Бабушка. Она вернулась не одна, а с Дядей Фокусником, которого в магазине встретила в конфетном отделе и пригласила в гости на блины.

Мигом оценив обстановку, он вытащил из своего фокус-покусного цилиндра башмаки с присосками, себе и бабушке – и они, ловко передвигаясь по скользкому залу, обезвредили грабителей, связав их большой блинной верёвкой. А потом Дядя Фокусник вызвал специальный отряд блинной полиции.

- Мы этих обжор давно уже по всему городу выслеживаем! – пожаловался мультилиционер Дядя Жора, когда машина с мигалками в форме блинчиков подъехала к мультидому. - Это особо опасные блинные воры братья Блиновы – Коля, Толя и Боря! Они с детства встали на очень скользкий путь блинного воровства. Очень хорошо, что вы их задержали, награждаем вашего Гришу медалью за скользкую находчивость!

- Ура! – закричал Гришка.

- Ура! – подхватила Лялька.

- Ура! – сказала Бабушка. - Только я вас просто так не отпущу, Дядя Мультилиционер, приглашаю всю вашу арестовательную команду на чай с блинчиками!

- Ой, как хорошо! – обрадовался Дядя Жора. - Только как нам с Колей, Толей и Борей быть?

- А мы их тоже блинами угостим! Пусть знают, что блинчики не только без спросу есть можно!



СНЕЖОК ПУГОВКИН


Однажды Гришка проснулся утром, в окошко поглядел – и очень удивился!

Надо же: улицу совсем-совсем не узнать. Вся такая белая, пушистенькая, снежок с неба хлопьями так и валит. Все дорожки беленькие, деревья беленькие, лавочка у песочницы и соседние дома – тоже.

«Что же это получается, - подумал Гришка. - Выходит, я всё прозевал: пока спал в своей кроватке, зима наступила?»

Он даже позавтракать не успел и умыться – а уже выскочил на лестничную площадку и в соседнюю дверь затрезвонил.

На пороге квартиры номер два с половиной показалась заспанная Лялька. Она протирала кулачками глаза, а тапочки на ногах были разноцветные.

- Ты чего, Гришечкин? – зевнула девочка.

Гришка, ничего не объясняя, схватил Ляльку за руку и потянул за собой к окну. Пусть она сама всё увидит.

- Смотри!

- Ух… ты! – выдохнула Лялька, а последний сон вмиг прошёл.

Зима была такой красивой, снежинки сияли под солнечными лучами, переливались. Устланный ими двор искрился, прямо как в сказке. И ни души вокруг!

- И чего теперь? – спросил весёлый Гришка.

- Как чего! – не растерялась Лялька. - Нужно скорей идти гулять в эту красотищу!

Они, не договариваясь, кинулись каждый в свою комнату, одеваться потеплей – и уже через пять минут встретились на лестнице. Лялька была в своей смешной розовой шубке и голубеньких меховых сапожках, а Гришка в огромных валенках. Он свои не нашёл, поэтому надел папины.

- Смотри, не утони в них! – засмеялась Лялька, когда он, кряхтя, спускался по ступенькам.

Они вышли на улицу и принялись снег ловить прямо руками. Но снежинки приземлялись в ладошки – и сразу же таяли. Гришке даже стало немного обидно на такую несправедливость.

- Ничего, Гриша, не переживай, я всё продумала! Мы сейчас будем из них снеговика лепить!

Гришка не знал, как это: лепить снеговика. А может, просто забыл, но Лялька всё ему рассказала.

Сначала нужно было набрать горсточку снега и скатать из неё маленький снежок.

Лялька показала Гришке, как это делается.

- Ага! – обрадовался Гришка, - Я так умею! - и принялся лепить снежок.

Снежок вышел немножко кривой, но Лялька успокоила:

- А ты его валяй теперь по земле, он станет большим и круглым!

Свой снежок Лялька уже катала, толкая руками, и там, где она проходила, на снегу оставался след.

- Давай, Гришечкин, не отставай! – подзадорила она.

Гришка принялся валять и свой снежок – и вот удивительно! – снежок прямо на глазах становился больше. Потом ещё больше, и ещё!

- Ляль, ты погляди: это же волшебный снег какой-то! Я его катаю – и он у меня растёт!

- И у меня! – Лялька показала свой. Снежком его уже было не назвать. Это был настоящий снежище!

Они ещё немного покатали, разойдясь в разные стороны, а когда встретились…

- Смотри, Гришечка, какой мой снежок большой!

- А у меня больше! Будет! – Гришка принялся катать усерднее, чтобы обогнать подругу.

Они катали наперегонки и всё время выходило, что то у Ляльки шар больше, то у Гришки, и останавливаться не хотелось…

Пока, наконец, Гришка не устал. Шар был такой большой, что катить его было совсем-совсем тяжело!

- Всё, не могу я больше! Когда там будет уже твой снеговик?

Он сел прямо на снег и вытер вспотевший лоб варежкой.

- Всё лепим его, лепим, а он всё не приходит!

Лялька посмотрела на раздосадованного Гришку, он был сейчас такой забавный в своём зимнем комбинезончике, что смеха она не сдержала.

- Ну, что ты, Гриша, расстраиваешься! Будет сейчас тебе снеговик.

Оказывается, нужно было теперь из двух снежных шаров сделать одного снеговика.

Гришкин шар был больше, поэтому они решили, что он будет ногами, а Лялькин шар – туловищем. Пришлось просить Дядю Дворника, чтобы он помог им шар-туловище на шар-ноги поставить.

Но всё равно чего-то не хватало.

- Слушай, Ляля, я что-то не пойму, он что, этот снеговик, не человек что ли? Почему он у нас без головы?

Лялька опять покатилась со смеху.

- Ну, Гришечка, ну, ты чего! Конечно, он не человек. Он снеговик, понимаешь? А голова у него сейчас будет. Только в этот раз не перестарайся. Голова маленькая нужна, а то у нас получится не снеговик, а головоногое чудовище!

Голову они быстро из снега смастерили, потому что снежок катали вместе. И Дядю Дворника больше звать не пришлось, шар-голову они вдвоём кое-как на туловище сами поставили.

Снеговику ещё нужны были рот и глаза, их Лялька сделала из разноцветных пуговок. Гришка повязал снеговику свой шарф. А руки они сделали из веток.

- Ой, опять чего-то не хватает…

- Ну, конечно! Ему носа не хватает!

Снеговику полагался нос из морковки, но, как назло, морковок почему-то вокруг не было. А Дядя Дворник уже ушёл, и попросить было не у кого.

- Придумал! – хлопнул себя по лбу Гришка. - Это у простых снеговиков носы морковки, а у нашего должен быть клоунский! Это ведь мультиклоунский снеговик!

И они побежали домой искать нос. Носов у них было много, самых разных, разноцветных – синих, красных, жёлтых, фиолетовых. Больших и маленьких, круглых и квадратных - и носов разной температуры. Были носы-бибипки и носы-переливашки. И даже целая коробка съедобных шоколадных носов.

- Гриша, я нашла! – Лялька появилась в дверях вся обвешенная носами и ёлочной мишурой.

Гришка стоял во дворе с полными руками коробочек и мешочков, и в каждом были носы. И эти носы потихоньку вываливались из Гришкиных рук. От удивления. Лялька тоже так и замерла на пороге с приоткрытым ртом.

- Вот это да! – сказала она, немного придя в себя.

Там, где они оставили снеговика, уже никогошеньки не было, зато под окнами Лялькиной квартиры, вооружившись лопатой Дяди Дворника, кто-то белоснежный и в Гришкином шарфе убирал снег!

- Снег, и правда, волшебный! – закричал на радостях Гришка. - Снеговик-то настоящий! Живой!

- Это потому что скоро Новый год! – нашлась Лялька. - Ой, вы теперь у нас жить будете, да?

Снеговик обернулся, опёршись на лопату:

- Вы только посмотрите на них! Это же клоуны! Настоящие Мультиклоуны из телевизора! – сказал он.

- Да, это мы! – закокетничала Лялька. - А вам куда автограф поставить? Только я писать не умею, только рисовать!

- Вы его мне на снегу нарисуйте!

- А как вас зовут? Меня вот - Лялька!

- А меня Гришка!

- А я Снежок, по фамилии Пуговкин!

- Ого, у снеговиков даже фамилии бывают! А мы тут вам нос принесли… Носы, - поправилась Лялька.

Пуговкин тут же принялся их разглядывать, весь обвесился!

- Какие замечательные носы! Я вот этот выбираю, зелёный, он так к моему левому глазу подходит!


БЕРЕГИТЕСЬ ЁЛКИ!


Однажды мама сказала Гришке, что скоро наступит Новый год. И с этого самого времени Гришка только и делал, что ждал его. Каждое утро подбегал к настенному календарю, отрывал листок и заглядывал – не Новый год ли там нарисован.

Но нарисованы были только цифры – и потому Гришка, на всякий случай, бежал к мультилефону и звонил по нему Ляльке.

- Аллё! Телезвезда Ляля на проводе! – говорила трубка Лялькиным голосом.

Она, конечно, ни на каком проводе под куполом цирка в это время не выступала. Просто так говорили в старом кино, которое как-то по телевизору показывали, как раз перед их передачей «Засыпайка». И вот, Лялька, когда поднимала трубку, тоже теперь говорила: «Лялька на проводе».

- Ляль! На тебя там Новый год ещё не наступил?

- Нет, - отвечала Лялька. - Не наступил, я ведь чужим дверь не открываю.

- И на меня не наступил! – вздыхал Гришка.

Потом он шёл на кухню, где Клоунская Бабушка готовила мулитизавтрак.

- Бабуль, на тебя тут Новый год случайно не наступал?

- Нет, на меня пока ещё никто не наступал!

- А может, он спрятался куда?

И они с бабушкой начинали заглядывать во все дверцы настенных мультишкафов, в мультидуховку и даже проверяли на полках мультихолодильника. Новый год нигде не находился.

И так было каждый день. Скоро Гришке надоело ждать этот Новый год и он совсем про него забыл.

Пока однажды не случилось удивительное…

***

- Т-р-р-р-р! – кричали из-под кровати. Гришка спросонья ничего даже не понял: что это за шум и откуда он доносится.

- Д-р-р-р-р! – из-под кровати показалась чья-то лохматая голова.

- Бяка! – воскликнул Гришка. - Ты чего там забыла?

Бяка вылезла вся и уселась на Гришкину кровать.

- Опять пришла безобразничать?

- Да ты чего?! – Бяка даже обиделась. - Я сегодня добрая, между прочим. Просто прячусь!

- От кого? – удивился Гришка.

- От ёлки! – озираясь по сторонам, ответила Бяка.

- А разве она страшная?

- Обычные ёлки очень даже нестрашные. А ваша – просто сумасшедшая какая-то!

Гришка вспомнил, как они накануне с Лялькой наряжали ёлку. Получилось красиво, сверкала ёлочка разноцветными огнями гирлянды, радовала глаз шарами и хлопушками, а блестящий дождик так и переливался. Вроде бы ничего страшного в этом не было, даже наоборот! А сегодня – нате вам!

- И чего это она?

- Наверное, у неё ёлочный грипп, - предположила Бяка.

- Или новогоднее бешенство! Дай, я хоть посмотрю на неё одним глазком!

Они, на всякий случай, укутались с Бякой одеялом с головой, и на цыпочках отправились в соседнюю комнату.

- Ну, что? – спросил шёпотом Гришка. - Видишь её?

Бяка поднесла к глазам свой боевой бякинский бинокль и оценила обстановку.

- Нет, всё тихо, прячется, наверное.

- Может, тебе показалось. Она тебя что – укусила?

- Если бы она меня укусила, я бы сама теперь была бешеная! А я разве бешеная?

- Ты всегда бешеная… Ой! – Гришка не успел увернуться от Бякиного кулачка. - Ты же сама спросила!

- Между прочим, джентльмены такое дамам не говорят!

- А ты разве дама? Я думал, ты Бяка…

Гриша почесал затылок.

- Слушай, если она тебя не укусила, почему ты думаешь, что ёлка бешеная?

- Ну… как… это… ну… Я залезла себе спокойно к вам в форточку… - начала Бяка.

- А зачем ты залезла в форточку?

- Что тебе, жалко, что ли? И потом: слушай, если спросил! А то обижусь и уйду.

Гришка пообещал слушать.

- Залезла я, значит, к вам в мультидом, копаюсь себе спокойненько в подарочках…

- Так ты подарки наши украсть хотела???

- Ещё чего! – возмутилась Бяка. - Ну, хотела. Немножко. Тебе что, подарков жалко? И вообще, ты мне что обещал?

- Ой, я слушаю, слушаю, ты главное, рассказывай поскорей!

- Разворачиваю я, значит, подарочки… И тут на меня из-за угла…

- Кто?!

- Ёлка! И глаза такие… навыкат!

- Бяка, - пристыдил Гришка. - Ты не только похитительница подарков, но ещё и обманщица.

Бяка надулась.

- И ничего я не обманываю!

- Где ты видела у ёлок глаза?

- У вашей есть! Говорю же: это сумасшедшая ёлка.

В этот момент из коридора послышался какой-то шорох. Гришка даже побледнел от страха.

- Слышал? Чего я тебе говорила! Мы должны её обезвредить!

- Я не умею… - признался Гришка.

- Не переживай, я тебя сейчас научу. Мы в дверях ей засаду устроим. И как только ёлка сюда войдёт – как миленькую её поймаем и верёвкой свяжем по рукам и ногам… э-э-э… то есть: по веткам!

Они сбросили одеяло, подкрались к двери в коридор и принялись ждать.

Сначала было тихо. А потом дверь тихонечко заскрипела.

- Готов? – шёпотом спросила Бяка.

- Ага, - кивнул Гриша.

- Тогда на счёт три! Один, два... ТРИ!

Ёлка даже не поняла, что произошло. Потому что Бяка с Гришкой набросились на нее, едва она вошла в комнату. Все трое громко кричали, пинались, царапались и кусались, прямо как во взрослых драках по телевизору. Гришке прилетело чьим-то кулаком по носу, Бяке попали сначала в ухо, потом в лоб, а после в глаз, а ёлка истошно закричала Лялькиным голосом.

- А-а-а!!! Хулиганы! Отпустите сейчас же! Я всё маме расскажу!

Гришка от удивления ослабил хватку, Бяка с Лялькой свалились на пол и разревелись.

- А я их ещё с новым годом поздравить хотела!

- Лялечка, не плачь, это всё Бяка виновата…

- Эх ты! Джентльмен, называется, вали теперь с больной головы на здоровую. Кто же знал, что это ваша телезвезда, я думала, что это ёлка.

- Я разве на ёлку похожа?

- Не похожа. Ты на нашу Ляльку похожа.

- Потому что, Гришечкин, я и есть Лялька! А ёлку я видела, пока шла сюда. Она по лестнице вниз убегала.

На шум пришла Клоунская Бабушка, мигом оценила обстановку и приняла командование на себя.

- Значит, так: мы должны всех в мультидоме предупредить, что в окрестностях разгуливает настоящая бешеная ёлка. Рисуем предупредительные плакаты, одеваемся потеплей – и идём на спасательную операцию «Берегитесь ёлки!»

Они так и сделали.

Гриша нарисовал огромную зубастую ёлку, а Лялька – кучу маленьких и полицейскую мигалку. Бяка нарисовала какую-то каракулю, но была решительнее всех вместе взятых приступить к спасательной операции.

- Спасём Новый год от чокнутых ёлок!

И всей мультиклоунской делегацией, включая кролика Тошу, они отправились во двор.

- Рассредоточиться! – скомандовала Бабушка. - Ориентируемся на местности! Всех подозрительных доставляем в штаб! Штаб будет здесь, на лавочке!

По свистку Лялька, Гришка, Бяка и Тоша кинулись врассыпную.

Не прошло и пяти минут, как в штаб привели упирающегося снеговика Пуговкина.

- Сколько раз вам говорить, что я ни разу даже не ёлка! Вы, что, не видите: я из снега! У меня зелёный только нос!

Потом привели Веню с Кнопкой. Они играли в соседнем дворе в снежки, и Бяка взяла их с поличным.

- Вот ещё двое подозрительных, принимайте!

- Так в нашем штабе скоро совсем места не останется, - покачала головой Бабушка. - Оперуполномоченный Гриша, допросите свидетелей. Может, кто-то видел нашу ёлку.

Все задержанные ёлку видели, и не одну. Только эти ёлки под описание их беглянки не подходили. То были обычные растущие ёлки или наряженные и спокойно стоящие в мультиквартирах. Бегающей же ёлки никто не встречал.

- Это ни в какие ворота не лезет! – возмущался Дядя Фокусник. Его в участок доставила сама Клоунская Бабушка. - Вы, глубокоуважаемая Клоунская Бабушка, не за того меня приняли! Я Фокусник, я не обманщик! Мои фокусы – искусство и плохого никому не причиняют!

Когда же Дядя Фокусник узнал, что происходит, он заулыбался, потирая ладоши:

- Айн момент, дорогие мои, айн момент! Вернуть вашу сбежавшую ёлку – для меня сущий пустяк.

Он подошёл к заснеженной песочнице, снял с себя плащ и накинул его на крышу.

- Отвернитесь, пожалуйста!

Все отвернулись, и Дядя Фокусник продолжил уже почему-то с акцентом:

- Айнт, цвайт, драйт, ёлка вылезайт!

Гришка не удержался и обернулся первым.

- Получилось! – закричал он и запрыгал по двору.

Лялька с Бякой тоже запрыгали. И Клоунская Бабушка с Пуговкиным, и Веня с Кнопкой, и Дядя Фокусник. Запрыгала даже ёлка.

- Нашли-нашли-нашли! Вы меня нашли! Как же я рада!

Она никуда и не порывалась убегать.

- Так ты, что ли, не бешеная? – спросила Лялька.

- Нет!

- А чего ж ты тогда убежала? Нормальные ёлки стоят себе дома, гирляндами горят, а ты?

Ёлка засмущалась.

- Ай-я-яй, как тебе не стыдно! – покачал головой Снежок Пуговкин.

- Вот я тебе! – погрозила кулачком Бяка.

Только Бабушка ёлку пожалела.

- Вы посмотрите на неё, она же такая нарядная! А у нас как раз сегодня праздник – Новый год!

- Вот потому я и убежала! – призналась ёлка. - Думаете, легко каждый год стоять нарядной в углу, у всех праздник, а я стою, делаю вид, что я обыкновенная ёлка!

- А ты необыкновенная? – спросил Гришка.

- Конечно! Я волшебная ёлка! Ты разве, Гриша, не знал?

- И ты знаешь, что меня Гришей зовут?

- Я вас всех знаю. Вон тот - клоун Веня, это Кнопка, а вы - Мультиклоунская Бабушка из телевизора! И не то узнаешь, пока скучаешь себе в углу, ни тебе шаг влево, ни шаг вправо. Даже на телевидение не зовут!

- Бедненькая, - расстроилась Лялька.

- Непорядок! – сказала Бабушка. - У каждой ёлки тоже должен быть праздник. Скоро ведь Новый год, я даже чувствую, как он наступает. Приглашаю всех к нам в гости. Будем пить чай!

- Ой, а мне, наверное, нельзя… - сказал Снежок Пуговкин, - Я ведь снеговик, и растаять могу.

- А у нас специально для вас холодный чай с ледяными конфетами найдётся! – пообещала Бабушка, и вся дружная компания отправилась в гости к Гришке на чай.

Там они до самого вечера готовились встречать Новый год. Ёлка была счастлива. Клоунская Бабушка с Пуговкиным придумали новую игру – «Берегитесь ёлки». В ней ёлке отводилась самая главная роль. Дядя Фокусник развлекал гостей разными фокус-покусами. А когда забили куранты, и до Нового года оставалось совсем чуть-чуть, с гастролей неожиданно вернулись Лялькины и Гришкины родители. Они приехали не одни, а с Дедом Морозом и Снегурочкой!

Обрадованный Гришка залез на табуретку и первым рассказал Деду Морозу стихотворение, которое в детском саду выучил. Дедушке стихотворение понравилось, и он подарил Гришке настоящего заводного коня! Потом настал Лялькин черёд. И пока они напару с ёлкой пели песенку, Лялька внимательно смотрела на Дедушку Мороза и всё думала: кого это он ей напоминает?

И, наконец, поняла.

«Это же мой дедушка! Я его на фотографии много раз видела!»

А Гришка в это время седлал своего вороного коня и то же самое думал. Ведь когда он был совсем маленьким и даже в детский сад не ходил, он Дедушку Мороза много раз у себя дома видел.

Так чей же Дед Мороз дедушка – Лялькин или Гришкин? Мы этого так и не узнали. Потому что начался новогодний фейерверк – и все побежали на улицу его смотреть.


Но они к нам обязательно вернутся, правда?