Месть женщины, или История одного предательства (fb2)

Месть женщины, или История одного предательства [= Женская зависть, или Как избавиться от соперниц]   (скачать) - Юлия Витальевна Шилова

Юлия Шилова
Месть женщины, или История одного предательства

Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.

© Ю.В. Шилова, 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2014

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)


От автора

Дорогие мои друзья, я очень-очень рада встретиться с вами вновь! Мне так приятно, что вы держите в руках эту замечательную книгу!

В своих письмах довольно часто вы задаете мне один и тот же вопрос: как отличить мои новые книги от тех, которые были изданы несколько лет назад, ведь теперь у них другие названия? Это очень просто. На новых книгах написано: НОВИНКА. На книгах, вышедших несколько лет назад: НОВАЯ ЖИЗНЬ ЛЮБИМОЙ КНИГИ. Поэтому будьте внимательны.

Я бесконечно благодарна читателям, которые коллекционируют мои книги в разных обложках и имеют полное собрание моих книг. Для меня это большая честь и показатель того, что я нужна и любима. Переизданные книги заново отредактированы, а у меня появилась потрясающая возможность внести дополнения и новые размышления. Теперь я отвечаю на ваши вопросы в конце книги, рассказываю, что творится в моей творческой жизни, да и просто делюсь тем, что у меня на душе. Для меня всегда важен диалог с читателем.

На этот раз я представляю на ваш суд свой уже издававшийся роман «Женская зависть, или Как избавиться от соперниц», у которого теперь новое название «Месть женщины, или История одного предательства». Думаю, он обязательно понравится тем, кто будет читать его впервые, а если кто-то захотел перечитать роман заново, я уверена, ему будет безумно интересно пережить все события еще раз. Я сама перечитала эту книгу совсем недавно и получила колоссальное удовольствие. Книга живая, интересная и динамичная. Искренне надеюсь, что она ни в коем случае вас не разочарует и придётся вам по душе.

Эта книга – итог наблюдений, которые я делала на протяжении моей жизни. Я уже давно хотела написать книгу, посвященную данной теме, но как-то все не решалась… Уж слишком она животрепещущая.

ЖЕНСКАЯ ЗАВИСТЬ… Это самое разрушительное чувство. Оно намного хуже ненависти и презрения, так как медленно разрушает личность человека изнутри и изматывает душу.

Каждый хоть раз в жизни испытал чувство зависти. В школе я завидовала девочкам, которые были одеты лучше, чем я, и пользовались популярностью у своих сверстников. Я же была самым настоящим гадким утенком, страдала от массы комплексов и ощущала постоянное внутреннее одиночество. И все же в моей жизни наступил момент, когда однажды, проснувшись, я посмотрела на окружающий меня мир совсем другими глазами, смогла отбросить негативные эмоции и поняла, что в этом мире всегда будут девушки и женщины намного красивее, удачливее и успешнее меня. Я поняла главное: что Я ОСОБЕННАЯ, и научилась излучать уверенность.

Никогда нельзя слепо соревноваться с другими женщинами. Это понижает собственную самооценку. Несмотря на то, что наша жизнь идет в условиях жесткой конкуренции, я научилась не завидовать тем, кто красивее, умнее, талантливее и добился в жизни намного большего, чем я. Я научилась не завидовать чужому успеху, потому что знаю, какой ценой он дается. Я поняла, что не стоит сражаться с другими женщинами из-за мужчин, социального статуса и денег. Я даже придумала способ, как справиться с неожиданным приступом зависти. Нужно набрать в грудь побольше воздуха, включить любимую музыку и танцевать. А ведь, если так разобраться, не завидовать совсем просто. НУЖНО ВСЕГО ЛИШЬ НАУЧИТЬСЯ СЕБЯ НИ С КЕМ НЕ СРАВНИВАТЬ. Ведь зависть приходит к нам только тогда, когда мы сравниваем себя с кем-то. Нужно учиться быть счастливой, а это целое искусство. Любая зависть – это в первую очередь недовольство собой. Прикажите себе не завидовать, и у вас появится прекрасный повод для радости, ведь вы одержали победу над самой собой. Нас должны вдохновлять чужие примеры и чужой опыт. Счастливые люди никогда и никому не завидуют.

Женская зависть способна разрушить все вокруг. Это монстр, который не дает нам выражать себя и заставляет утратить уверенность в себе. (Очень часто красота и зависть идут рука об руку.) Мы должны видеть в других женщинах не соперниц, а союзниц. Лично я за женскую солидарность.

Говорят, зависть бывает белая и черная. Белая – это когда в голове проносится мысль: «Вот бы мне такое!» А черная – «Ну за что ей это все? И где же справедливость?!» Не знаю… Может быть, и так. Но мне кажется, что зависть – она и есть зависть. И ее нужно гнать от себя поганой метлой, она не дает покоя и реально мешает жить. Нужно уметь искренне радоваться успехам другого человека. Зачем завидовать, ведь каждая из нас прекрасна по-своему! Увидев ухоженную и со вкусом одетую женщину, мы оцениваем ее фигуру, осанку, походку, волосы и забываем о том, что мы можем выглядеть точно так же. Что нам мешает? Возможно, нам мешает собственная лень. Зачастую зависть переходит в желание отомстить только за то, что другая богаче, счастливее, ухоженнее и красивее. Важно УМЕТЬ ЛЮБОВАТЬСЯ КРАСИВЫМИ ЛЮДЬМИ, как потрясающими и изумительными произведениями природы.

Зависть имеет привычку со временем усугубляться, и для того чтобы побороть это чувство, нужно иметь огромную силу воли. Несмотря на то, что эта проблема решаема, это дано не каждому. И если так разобраться, то зависть появляется не от неудач в личной жизни, бедности и всевозможных личностных драм, она возникает от собственной слабости. Мы просто не можем признать, что успех окружающих нас людей – это стимул к чему-то большему, чем мы сейчас имеем.

Красивым особам особенно сложно. Трудно быть совершенством. Мужчины смотрят на них с восхищением, а женщины с нескрываемой завистью. Так стоит ли завидовать этой красоте? В чем виноваты подобные женщины? Ведь их красота – это заслуга родителей. Зависть вызывает желание обидеть, оскорбить, отомстить.

Зависть – это поражение. Если человек чего-то хочет и к чему-то стремится, то этого всегда можно достичь или хотя бы осуществить часть задуманного, но ведь и этой частью можно гордиться. Просто нам всегда кажется, что что-то не сделано и мы можем сделать лучше. Мы разучились себя хвалить и относимся к себе слишком критически. Мы забываем о том, что жизнь у нас всего одна и она не такая длинная, как может показаться на первый взгляд. Жизнь коротка. Нужно быть добрее по отношению друг к другу и не забывать, что зависть и злость никого не украшают. Не стоит растрачивать свою жизнь и энергию на зависть. От этого все болезни. Нужно учиться наслаждаться собственной жизнью, несмотря на все невзгоды, трудности и неудачи. Очень часто счастье находится рядом с нами, но мы его просто не замечаем. Давайте вместе строить свою жизнь, никому не мешая, и ценить то, что у нас есть.

Чаще всего зависть возникает между подругами. Думаю, у каждой моей читательницы были подруги, которые постоянно ей завидовали и старались развить комплексы собственной неполноценности. Нам говорят, что нам не идет это платье, а мы знаем, что выглядим в нем просто неотразимо. Мы чувствуем, что близкая подруга бросает на нас завистливые взгляды и тяжело переживает наши успехи, везучесть и красоту. Увы, но от таких подруг нужно держаться на расстоянии. Зависть приносит вред не только тому, кто завидует, но и тому, на кого она направлена. Чувствительный человек воспринимает негатив, направленный против него, а ведь это и называется сглазом.

Самое главное – не путать зависть с чувством соперничества и духом соревнования, потому что это абсолютно нормальные и здоровые качества. Зависть – удел неуверенных в себе людей. Это психологическая проблема, приносящая большие страдания. От зависти хорошо излечивает любовь и уважение к самой себе. Чужой успех, чужая красота и чужая личная жизнь ни в коем случае не должны нас угнетать. Не стоит думать, что мы хуже, ведь жизнь похожа на зебру. Нужно уметь вдохновляться чужими успехами и направлять свою энергию в созидательное русло. Давайте будем учиться радоваться за окружающих нас людей и ждать от них взаимности. ДАВАЙТЕ МЫСЛИТЬ ПОЗИТИВНО.

Живите назло своим завистникам и прощайте им это низкое чувство. Будьте великодушны и щедры. Любите людей и не скупитесь на комплименты. В конце концов, зависть – это показатель нашего успеха. И пусть кому-то больше везет, а кому-то приходится много работать. Это жизнь, а жизнь – борьба. Говорят, что друзья познаются в беде, но у меня на этот счет свое мнение.

Я считаю, что друзья познаются в радости. Если они умеют радоваться нашим успехам – это настоящие друзья. В моей жизни встречалось много мнимых друзей, которые поддерживали меня в трудную минуту, но как только заканчивалась полоса неудач и я уверенно шла вперед, они с трудом переживали каждый мой удачный шаг и ждали, когда же я наконец споткнусь и они смогут меня пожалеть. Таких мнимых друзей, мечтающих видеть меня в роли жертвы, я тут же выводила из своего окружения. Старайтесь окружать себя только милыми и приятными людьми, которые не станут вам завидовать, а будут искренне радоваться вашим успехам и достижениям.

У каждого из нас своя судьба, и нет смысла друг другу завидовать. Мы все разные, и у каждого из нас свой крест и своя ниша в жизни. Я думаю, что на этой земле нет человека, который хоть однажды не испытал бы чувство зависти. Но приходит время, и мы понимаем, что не можем стать лучше всех и во всем. Самое важное – это ощущать себя самодостаточным человеком, любить жизнь и наполнить ее теплыми человеческими отношениями.

Никто из нас не знает, чем заплачено за то, что имеют другие. Если кому-то из нас все же хочется позавидовать, то нужно хорошо подумать: а заплатили бы вы ту же цену, которую заплатил за это все другой человек? Задайте себе вопрос: хотели бы вы очутиться на месте этого человека со всеми его проблемами? Если реально оценить ситуацию, то зависть уйдет сама по себе.

Не стоит попусту растрачивать свои эмоции на чужую жизнь. Не стоит завидовать прекрасной карьере вашей подруги, ведь легко никогда ничего не бывает. Вполне возможно, что, прежде чем сделать такую блестящую карьеру, ваша подруга слишком много работала, получая копейки, мало спала ночами. Но она отличалась целеустремленностью и желанием свернуть горы. С неба никогда ничего не падает. Такой подругой нужно гордиться.

Не стоит также завидовать и подруге, у которой богатый муж, которая живет в свое удовольствие и занимается только собой. В этой жизни может рухнуть даже самая крепкая стена и тебя же саму и придавить. Я предпочитаю рассчитывать только на себя и на свои силы. Всегда существует риск, что богатый муж через несколько лет увлечется кем-нибудь помоложе и даст вашей подруге отставку. Не стоит завидовать и знакомой, которая родилась в состоятельной семье и не знает ни в чем нужды, ведь и родительские деньги могут иссякнуть.

Признаться честно, мне жалко людей, которых съедает зависть. Ведь они портят кровь сами себе. Поверьте, с завистью можно справиться и можно также научиться жить, не желая друг другу зла. Ведь у того, кто достиг большего, можно только учиться. И даже если у вас есть подруга, у которой жизнь – сплошная полоса удач (прекрасный муж, любовь, деньги), а у вас ничего этого нет, не завидуйте. Попробуйте за нее порадоваться. Она прекрасный пример для подражания. Для того чтобы изменить свою жизнь, нужно в первую очередь изменить отношение к самой жизни.

Если адекватно относиться к чужой зависти, то она может помочь оценить то, что у вас уже есть, но зависть может разрушить то, что уже имеешь. Многие мои читательницы стараются как можно меньше рассказывать другим девушкам о своих успехах на личном и профессиональном фронте, потому что ощущают их неприязнь и даже вражду. Зависть пытается подчинить себе человека и выбить его из жизненной колеи.

И даже если вы не можете не завидовать чужой любви, остановитесь. Не тратьте душевные силы, поверьте, и на вашей улице будет праздник. Если нет любви, живите в ее вечном предчувствии. Ваш любимый сейчас где-то на другой параллели. Не может такого быть, чтобы вы с ним не пересеклись. Обязательно пересечетесь! А чтобы побыстрее его встретить, нужно сделать новую прическу, купить туфли на шпильках, высоко поднять голову и пойти по жизни уверенным шагом. Примите активную жизненную позицию, и понравившийся вам мужчина будет у вас в кармане. И пусть вам вслед будут смотреть с недовольством коллеги, вы просто этого не замечайте. Вы изумительно выглядите! Пожелайте им того же.

Если вы устали от женской зависти, сплетен и косых взглядов, то мне хочется пожелать вам мужества и терпения. Достаточно сложно нравиться мужчинам и при этом не раздражать других женщин.

Зависть – это одна из причин крушения женской дружбы. Именно из-за нее возникают ненависть и предательство. У многих из нас были в жизни моменты, когда нас предавали близкие подруги только по той причине, что завидовали тому, каких мужчин мы имеем. Ничто не ранит душу так сильно, как предательство близкой подруги, которая знает все наши секреты и может их разболтать тому, кому не следовало бы.

Будьте осмотрительнее с теми, кому открываете свою душу, и если вас вдруг охватил приступ зависти, то тут же попробуйте найти что-нибудь положительное и в своей жизни.

Я за женскую солидарность, а в солидарности нет и не может быть зависти. Мир состоит из разных судеб, людей и отношений. И в этом мире каждый из нас может наслаждаться своей женственностью, очарованием, сердечностью и добротой. Не стоит забывать, что МУЖЧИНЫ управляют этим миром, а мы, ЖЕНЩИНЫ, рождены для того, чтобы управлять мужчинами. Пусть у каждого из нас будет аппетит к своей собственной жизни. Никогда не стоит сравнивать себя с другими женщинами. Давайте будем вместе учиться жить в гармонии с собой и не иметь к себе никаких претензий. Мы не хуже и не лучше других. Мы с вами просто особенные.

Несмотря ни на что, я верю в женскую дружбу. Подруга на всю жизнь – это достаточно редкое явление. И пусть каждой из нас знакома горечь расставания с подругой, но в глубине души нам всем хочется верить во что-то доброе, светлое и искреннее. Все мы мечтаем о задушевной подруге, в которой не было бы ни капли зависти, с которой было бы можно просто дружить и не испытывать при этом никаких опасений, но в этой жизни зачастую получается так, что одна подруга уходит и на ее место приходит другая.

Многих подруг мы теряем с замужеством. Приходит время, и, встречая своих бывших подруг, мы ловим себя на мысли, что нам просто не о чем разговаривать. Мы стали слишком разные, исчезли общие темы и интересы. Даже не верится, что когда-то мы не могли наговориться и посвящали друг друга в свои самые сокровенные тайны. В любом случае, если у вас есть настоящая подруга, то дорожите этой дружбой и соблюдайте конфиденциальность. Не рассказывайте никому о личной жизни той, с кем вы дружите. Разрушить дружбу очень легко, а вот хранить ее годами достаточно сложно.

Так, что устраивайтесь поудобнее, мои милые, дорогие и родные люди, и приятного вам чтения.

Спасибо за ваше понимание, любовь к моему творчеству, за то, что все эти годы мы вместе. Я рада, что многие согласились: мои переиздания представляют ничуть не меньшую ценность, чем новинки, которые только что вышли из-под моего пера. Спасибо, что вы помогли мне подарить этому роману новую жизнь. Если вы взяли в руки книгу, значит, вы поддерживаете меня во всех моих начинаниях. Мне сейчас как никогда необходима ваша поддержка…

Я благодарю вас за любовь, неоценимую поддержку, за дружбу, за то, что наша с вами любовь так созвучна.

Заходите на мой новый официальный сайт: www.юлия-шилова. рф.

На сайте я с огромным удовольствием общаюсь со своими поклонниками. Если вы ещё не с нами, то обязательно присоединяйтесь! Мы очень ждём. На форуме моего сайта мы делимся радостями, горестями, переживаниями и протягиваем друг другу руку помощи. МЫ СЕМЬЯ. У нас собрались самые красивые, самые прекрасные и просто потрясающие люди, от которых идут свет и тепло. Приходите! Не пожалеете! Я буду ждать…

Я по-прежнему жду ваших писем и всегда с трепетом заглядываю в почтовый ящик. У меня новый адрес:

143964, Московская область, г. Реутов, а/я 877.

Будьте внимательны.

До встречи в следующей книге.

Я приложу все усилия для того, чтобы она состоялась как можно скорее!

Любящий вас автор, Юлия Шилова.


Глава 1

Черт побери, но сегодня мне ровно сорок пять! Не знаю, как для кого, но для меня это знаменательная дата. Хоть и говорят, когда перевалит за сорок, день рождения лучше не праздновать, но я всё же решила отметить с размахом эту дату. А точнее, не удержалась. Я просто не смогла отказать себе в этом удовольствии.

Сорок пять лет – это рубеж, который нельзя не праздновать. Хочется веселья, помпезности и ощущения собственной значимости. Хочется встать перед собравшимися гостями и с гордостью заявить: Я ВСЁ СМОГЛА и У МЕНЯ ВСЁ ПОЛУЧИЛОСЬ.

Сорок пять – неизбежность и закономерность. И пусть по вечерам я уже вижу в зеркале на лице следы прожитых лет, но уверяю вас, это нисколько меня не пугает, потому что и сейчас могу смело заявить: ЖИЗНЬ ТОЛЬКО НАЧИНАЕТСЯ. Я еще способна радовать окружающих красотой и моложавостью.

А ведь рецепт молодости совсем прост. Я просто люблю себя, люблю людей, живу без лишних тараканов в голове и стараюсь улыбаться людям. Я слишком много тружусь, выработала жесткую самодисциплину и имею потрясающую силу воли. Я никогда не перекладываю на плечи другого то, что могу сделать сама. Я живу так, как считаю нужным, а не обращаю внимание на различные стереотипы, и уж тем более меня не волнует общественное мнение, на которое мне всегда было глубоко наплевать.

И вот сегодня, в этот торжественный день, мои глаза сияют как никогда, а жизненная энергия просто бьет фонтаном. Ощущение счастья придает мне чувство окрыленности и делает еще притягательнее мою красоту, что трудно не заметить.

Мне еще слишком рано готовиться к старости, и я совершенно не хочу об этом думать. Уж я-то хорошо знаю, что лишние морщины нам прибавляет наша невостребованность, жизненные неурядицы и несложившаяся личная жизнь. Иногда я люблю побыть наедине с собой, привести мысли в порядок и подумать о том, чем же я отличаюсь от большинства своих сверстниц. Они любят вспоминать прошлое: «Я была счастлива». Нет, я говорю иначе: «Я сейчас счастлива! И чем дольше я буду жить, тем буду все счастливее и счастливее».

И вот сейчас я смотрю на гостей и с упоением чувствую свой самый любимый аромат: запах кофе. Я попросила организаторов банкета, чтобы в зале обязательно пахло кофе. Боже, как же этот аромат дурманит и кружит голову! Чашка потрясающего кофе и плитка горького шоколада… Сколько бы лет мне ни было, я никогда не смогу себе отказать в этом удовольствии.

На мой день рождения пришло огромное количество гостей. Сотрудники корпорации, которой я управляю, мои родные и близкие и те, кто считает себя моими друзьями. Я смотрю на мужа, который широко мне улыбается, поднимаю бокал и произношу тост:

– Дорогие мои! Спасибо за то, что вы здесь собрались! Сегодня особый, знаменательный день. Мне сорок пять. И я ничуть не стыжусь своего возраста. Скорее наоборот: я им горжусь. Каждый свой прожитый год мне безумно дорог, и я никогда не была в каких-либо претензиях к судьбе. Я молодая, красивая женщина, полная сил, я не боюсь стареть. Уверяю вас, стареть не страшно! Посмотрите на меня, и вы это поймете!

В зале послышался гул: все в один голос заговорили, что до старости мне еще далеко. Я от души рассмеялась и жестом призвала зал к тишине.

– Я знаю, что и в пятьдесят, и в шестьдесят, и в семьдесят я всегда буду казаться младшей сестрой своих сверстниц! – заговорила я все так же властно и громко. – Я дала себе установку всегда выглядеть на двадцать лет моложе, чем есть на самом деле!

Гости захлопали и заулыбались.

– Я раз и навсегда решила, что никакие душевные бури и переживания не будут отражаться на моем лице. Поэтому я выгляжу так, как будто за моей спиной никогда не было профессиональных неудач и других серьезных проблем. Женщина – это источник молодости, уверенности и успешности. Я не умею завидовать и желаю всем только добра. Зависть и недоброжелательность откладывают особый отпечаток на внешность. Я достигла всего, что сегодня имею, благодаря тому, что не знаю, как жалеть себя. Я никогда себя не берегла от бед, потому что человек, который себя жалеет, никогда не сможет стать счастливым. Нельзя менять внешние обстоятельства, не меняя внутренние.

Я выпила шампанское и села на свое место. Гости тоже выпили, и веселье продолжилось. Я смотрела на гостей и тихо улыбалась.

Я свято верю, что у меня такая сила воли, что она в состоянии задержать процессы старения. В отличие от своих сверстниц, я действительно не переживаю из-за возрастных изменений. Ну, может, совсем чуть-чуть…

Ну уж в депрессию я точно никогда не впадала. И вообще, я считаю депрессию крайне заразной штукой. С депрессивными людьми нужно общаться как можно меньше. Мало того, что они сами страдают от этой заразы, так и другим ее передают.

Конечно, я не скрываю, что иногда закрываю глаза и скучаю по молодости. Очень сильно скучаю… Хочется какой-то беспечности, авантюризма, дерзости и, если так можно выразиться, безбашенности. Увы, но их нет. Холодный рассудок и рационализм. Но как бы я ни скучала по тому, чего уже никогда не будет, считаю, что сегодняшняя жизнь не менее интересна, чем прежняя. Уж я-то точно знаю, что вечной молодости, увы, не бывает.

Сегодня я нахожусь в удивительном возрасте и уже заслужила право жить так, как хочется. И мне не нужно никому ничего доказывать. Воспринимайте меня такой, какая я есть. Если я вам не нравлюсь, то пойдите прочь, нам с вами не по пути. Если я сейчас нахожусь рядом с вами, то это мой сознательный выбор. Я с вами не потому, что вы так хотите, а потому, что я этого захотела. Получать радости от жизни можно в любом возрасте. Главное – этого захотеть.

Совсем не чувствую себя сорокапятилетней… Как быстро все-таки летит время! Ведь вроде совсем недавно все только начиналось… Многие из собравшихся сейчас гостей стали частью моей жизни.

Я до последнего буду стараться сохранить фигуру и лицо, потому что внешность – это моя визитная карточка. Если всегда буду в форме, то мне будет легче замедлить процессы старения. Внешность всегда помогала в моей работе, а это значит, что мне проще, чем кому-либо, бороться с морщинками Мое настроение никогда не зависело от возрастных изменений.

Я люблю рассматривать свои фотографии, где мне не больше двадцати. Я перебираю снимки и шепчу: «Я всегда буду такой». Несмотря на то, что жизнь женщины – это вечная борьба с возрастом, я выдержу эту схватку. Докажу всем, что возраст не имеет надо мной никакой власти. Живость и стремительность в поведении, в моем взгляде, в ощущениях, в мыслях, что все самое лучшее у меня еще впереди, и даже в том, что мужчины до сих пор оборачиваются мне вслед.

Чем больше расцветает моя душа, тем сильнее меняется внешность. Когда вижу в зеркале улыбающееся и счастливое лицо, я понимаю, что выигрываю нелегкую схватку с возрастом. Поэтому я дала себе установку никогда не завидовать молодым и не сожалеть по поводу ушедших лет.

Когда стал произносить тост мой обожаемый супруг, я подняла бокал и стала внимательно его слушать. Я любила, когда он говорил обо мне приятные вещи. Я знала, что он делает это от души.

– Я предлагаю выпить за мою любимую супругу Ольгу, – торжественно произнес Стас. – Ольга не только мой друг и жена. Она очень успешная женщина, которая не только сделала блестящую карьеру, но и изобрела свой собственный рецепт семейного счастья. Признаюсь честно, я горжусь, что все эти годы живу с такой великолепной женщиной. Ольга очень целеустремленный человек, она умеет отвечать за свои поступки. Несмотря на то, что она успешная бизнесвумен, ей удается не терять интерес к жизни и здорового любопытства ко всему новому. Никто не знает, что скрывается за Ольгиной беззаботной улыбкой. Я готов встать на колени перед женой и поцеловать ее ноги.

Зал дружно зааплодировал. Тронутая до слез, я поцеловала обожаемого супруга и принялась слушать тосты моих коллег, которые сыпались один за другим.

Я очень долго готовилась к этому празднику. Сама составляла меню, продумывала все до мелочей. Хотелось, чтобы зал был оформлен во французском стиле, ведь без Франции я просто не могла жить.

Я велела, чтобы на столе обязательно были лосось в мешочке из теста с оливками из самой Ниццы, фаршированный молодой кальмар с прованскими овощами, маслинами и соусом из моллюсков, оленина по-шарантски и другие блюда французской кухни для гурманов. Я хотела, чтобы ни один приглашенный на этот праздник не обвинил меня в отсутствии вкуса. Я вообще обожаю прованскую кухню. Я пожелала, чтобы банкет обслуживали внимательные официанты, сомелье и самые лучшие повара. На столах стоял самый дорогой коньяк. Я мечтала, чтобы десерты были точно такими же изысканными, как в кафе на Французской Ривьере. Не обошлось и без стандартного набора сладостей: круассаны, марципаны, терноверы, дортуа и многое другое. А еще мне хотелось, чтобы в зале витал запах свежесваренного кофе…

И всё получилось!!!

Всё удалось. Потрясающий вечер, множество танцующих пар. Все поздравляют виновницу торжества, восхваляя мои многочисленные достоинства и произнося красивые речи. Я хожу среди кружащихся пар с бокалом любимого шампанского и стараюсь уделить внимание всем гостям, перекинутся с каждым хоть парой слов.

Проходя мимо оркестра, я остановилась поговорить со своей приятельницей, которая тут же поспешила выразить мне свое восхищение, но тут услышала, как за моей спиной шепчутся две девушки, по всей вероятности сотрудницы моей компании. Моя фирма крупная, и я не могу знать всех своих сотрудников в лицо.

– А она неплохо выглядит для своего возраста…

Я напрягла слух, решив узнать, что думают обо мне мои сотрудницы, при этом старательно изображая, что внимательно слушаю не в меру болтливую приятельницу.

– С такими деньжищами любая будет так выглядеть. Морду, наверное, наколола, а скорее всего – натянула. Видно же, что пластика. Если честно, я ничего красивого в ней не нахожу. Какая-то она вся искусственная, а по характеру – так вообще мегера.

– А в бизнесе с другим характером разве можно чего-то достичь? – пыталась возразить ей собеседница. – Зря ты так. По-моему, она просто роскошная. Если бы у нее не было природной красоты, то хоть что делай и сколько денег ни вкладывай, она с годами не появится. Не зря же говорят, что в двадцать мы имеем то лицо, которое нам дано богом, а в сорок – то, которое мы заслужили. Она действительно очень эффектная и выглядит на все сто! Красивым и успешным всегда завидуют.

– Чему завидовать-то? Ее натянутой морде или ее деньгам? Если только бабкам… С такими деньжищами живи и радуйся жизни.

– Она работает как вол. Ты бы и недели не выдержала в таком режиме. Да и деньги на нее не с неба свалились.

– Кто знает…

– Ты это к чему?

– К тому, что есть женщины, удачно построившие карьеру, но не без помощи мужчин. Тому подмахнула – глядишь, продвинулась. Следующему подмахнула – тоже продвинулась.

– Но это не Ольгин вариант. Она из тех, кто сделал себя сам.

– Нет таких баб, которые обошлись без помощи нужных мужиков.

– А я говорю, что есть. Не все в этой жизни при помощи мужиков и их животных инстинктов строится. И почему у нас все считают, что если женщина достигла определенных высот, то она с кем-то переспала? Не все карьеру через постель строят.

– И все равно она неприятная, – никак не могла успокоиться первая.

В ее голосе было столько ненависти, что мне стало не по себе. Я не понимала, за что меня можно так ненавидеть и что я сделала этой девице плохого? Можно подумать, что я хлеб у нее отбираю или увела мужика. Если не ошибаюсь, то ей плохо от одного только факта моего существования.

– Дай-то бог, чтобы в ее возрасте мы с тобой выглядели точно так же.

– Если у нас будут такие же деньги, то мы будем выглядеть еще лучше. Да мы и без денег будем выглядеть ого-го, великолепнее, чем она со своими миллионами, – не на шутку разошлась первая. – Что ни говори, а она уже почти одной ногой в могиле. Без году неделя старушка, как бы она ни старалась держать себя в форме и ни вкладывала бабки в свою рожу и обвислую целлюлитную тушку, возраст все равно изо всех щелей прет.

– Ну что ты так на нее взъелась! Сейчас нам чуть больше двадцати. Я же тебе говорю: посмотрим, как мы будем выглядеть в сорок пять. И все-таки дело тут не только в деньгах, но и в отношении к жизни. У нее есть чему поучиться.

– Послушай, а ты не знаешь, почему у нее до сих пор детей нет и понятное дело, что уже не будет?

– Понятия не имею. Наверное, с ней что-то не так. Всякое в этой жизни бывает.

– Бесплодная, наверное. Хотя с такими деньжищами могла бы ребенка из детского дома взять и подарить ему счастливое детство.

– Согласна. И кому после ее смерти все бабло достанется?

– Родственники, скорее всего, есть. Наверное, именно поэтому ее муж трахает всё, что шевелится, гуляет направо и налево. Ведь она настолько зациклена на своей карьере, что не нашла времени, чтобы родить ему наследника. Он и живет-то с ней, скорее всего, из-за денег. Вон, Верка из финансового отдела говорила, что он к ней приставал. Взял у нее номер телефона и потом достал звонками.

– И часто звонил?

– И днем и ночью.

– А Верка?

– Ты что, Верку не знаешь? Она же собственной тени боится. Взяла и номер телефона поменяла. Объяснила это тем, что боится лишиться работы. Должность хорошая, хлебная, а будешь спать с мужем начальницы – рано или поздно с работы вылетишь. Сама знаешь, что мир не без «добрых» людей.

– Вот и правильно Верка сделала. На фиг ей этот старый козел.

– Да не такой уж он и старый. Ему под пятьдесят, а гляди, как у него глаз горит. Сразу чувствуется, что есть еще порох в его пороховницах. Хотя этот Стасик так себя ведет, словно ему женка и не дает вовсе. А хотя бы если и дает, то, сама понимаешь, у них секс – супружеский долг, и только. У мальчика, наверное, только на молоденьких встает. Кстати, а я бы с этим Стасиком переспала…

– Зачем тебе это надо? Что с него взять? Старый похотливый козел.

– Деньги не пахнут. Ольга платит, а я со Стасиком красиво отдыхаю! Разве плохо?

Девушки дружно рассмеялись, я тут же вежливо извинилась перед приятельницей, взяла у проходившего мимо официанта с подноса очередной бокал шампанского и подошла к ним.

– Ольга Петровна, поздравляем с днем рождения! – восторженно заговорили полупьяные девушки. – Вы сегодня просто великолепны. Ваша красота затмила всех гостей в этом зале.

Девушки преданно смотрели мне в глаза и заметно нервничали, переминаясь с ноги на ногу.

– Скажите, вы из какого отдела? – ледяным тоном поинтересовалась я.

– Ольга Петровна, да мы в отделе маркетинга работаем.

– Ах да, я смотрю – лица знакомые. Тогда давайте выпьем. – Я подняла бокал и без улыбки посмотрела на девушек.

Те заулыбались и вслед за мной тоже подняли бокалы.

– Хочу выпить за ваше увольнение, – произнесла я.

– За что?

– За увольнение, дорогие мои. В общем, так: вы уволены сегодняшним числом. Завтра можете с утра собрать свои манатки и убирайтесь прочь. Чтоб духу вашего в моей конторе больше не было. Служба охраны обязательно проконтролирует этот процесс. А сейчас можете выпить и повеселиться за мой счет. На халяву, потому что с вашим отношением к жизни вполне возможно, что у вас такой халявы больше не будет. Так что жрите и пейте побольше, мои дорогие. Сегодня я добрая, пользуйтесь этим обстоятельством.

Я выпила шампанское и поставила пустой бокал на поднос проходившего мимо официанта.

– Ольга Петровна, мы не поняли, почему…

– Потому, что вам чуть больше двадцати, а мне сорок пять, – с вызовом ответила я и, плавно покачивая бедрами, ушла от них.

Я мило улыбалась гостям и пыталась убедить себя, что все хорошо. Бросив мимолетный взгляд на своих бывших сотрудниц, я улыбнулась и отметила про себя, что они в растерянности не знают, что делать. Так им и надо! Будут знать, как языки распускать понапрасну!

Я ходила от одной группки гостей к другой и порой ловила за своей спиной еле слышный шепот:

– Она потрясающе держится. И это в ее-то годы…

– Возраст выдает шея. Дрябловата она у нее…

– Послушай, Ольга Петровна очень даже неплохо выглядит. Смотри, с каким глубоким декольте платье надела. Грудь слегка обвисла, но это если приглядеться…

– Как ты думаешь, она сделала пластику или это просто ботокс?..

– Эх, иметь бы ее деньги! Мне только восемнадцать, но финансы поют романсы. Повышение заработной платы не светит… Говорят, что с Ольгой можно говорить о чем угодно, но только не о повышении оклада. Она этого жуть как не любит. Ей уже под пятьдесят, с ярмарки тётка едет. Зато бабла – море. Зачем ей столько? В гроб же все равно с собой не положишь. Детей нет. Кстати, интересно, почему у нее нет детей? Вот бы она меня удочерила… Наверное, мечтает о моих годах, а я мечтаю о ее деньгах. Но если честно, я бы никогда не хотела обменять свои годы на всё ее богатство. А она бы, думаю, не отказалась…

– Наша Олюшка Петровна в свои сорок пять – баба ягодка опять. Но, как ни крути, годы все же берут свое. Ей уже никогда не выглядеть на двадцать. Пусть лицо еще можно подтянуть, но дряблое тело не поправишь…

Я улыбалась окружающим с бокалом в руке и внушала себе, что все это нормально. Боже, это просто ЖЕНСКАЯ ЗАВИСТЬ. Пусть говорят… Пусть завидуют… Пусть шепчутся за спиной… В конце концов, я не могу уволить весь свой коллектив…

Возраст здесь ни при чем. Красивая женщина как дорогое вино – с каждым годом все желаннее и привлекательнее. Просто у нас очень не любят красивых и успешных, поэтому и начинают искать изъяны. Всем глубоко наплевать, какой ценой достался мне этот успех. Пусть завидуют, пусть насмехаются, пусть ненавидят… Они же, сами о том не подозревая, делают меня сильнее. Я сильная, и если надо будет, то уволю всех сотрудников и наберу себе новых. Какие проблемы? Было бы желание…


Глава 2

Отвечая на фальшивые улыбки точно такой же улыбкой, я вдруг вспомнила, что давно не видела Стаса. Странно, куда это он подевался? Никогда не поверю тому, о чем говорили про него те две дуры. Я не верю сплетням. Я выше всего этого, к тому же хорошо знаю своего мужа. Люблю, уважаю и понимаю, что муж меня любит и уважает. Я не верю, что его могут интересовать другие женщины, потому что в течение двадцати лет супружества делаю всё возможное, чтобы его интерес ко мне не угас. Мы не просто муж и жена. За годы нашего союза мы стали по-настоящему родными людьми.

– Оленька, ты просто сказка! Молодеешь и хорошеешь прямо на глазах. С чего это Стасу так подфартило? Несправедливо! И почему мне Танька досталась?

Попав в объятия лучшего друга мужа, я рассмеялась и поцеловала его в щеку.

– Олег, рада тебя видеть. А ты что сегодня один? Где Татьяна?

– Заболела.

– Что с ней?

– Простыла сильно и давление второй день скачет. Всё один к одному. Сама знаешь, в наши годы вечно всякие болячки вылезают. Организм начинает давать сбои. Там нужно подмазать, там подкрутить, там залатать, там подчистить.

– Боже, Олег, и ты про годы… Да что на вас на всех нашло?

– На кого «на всех»? Ты у нас исключение из правил. Над тобой годы не властны. Ты вон какая красавица! Я всегда завидовал Стасу. А то вон моя Татьяна себя как распустила, раскисла. То давление, то голова болит, сосуды на погоду реагируют, то спина, то ноги всю ночь крутит, а ведь она старше тебя всего на три года. Ей сорок восемь, а она себя чувствует настоящей старухой, и при этом сидит дома, ни дня не работала. Ей, как тебе, не приходилось пробивать лбом стены и нести на своих хрупких плечах огромный груз хлопот и забот. Моя живет на всем готовом. Я тебя ей в пример ставлю, но она не реагирует.

– Болячки возникают, когда болит душа.

– Ты о чем?

– О том, что, может, она себя так плохо и чувствует, что ты ее в золотую клетку с молодости посадил и даже дышать свободно не даешь. Я ведь помню, что твоя Татьяна только одна-единственная с нашего курса окончила институт с красным дипломом. У нее же мозги золотые. Я думала, Татьяна грандиозную карьеру сделает.

– Она так и поступила. А кто сказал, что карьера домохозяйки плоха? У меня другой жизненный принцип. Муж должен зарабатывать, а жена обязана создавать домашний уют. Зачем Татьяне работать, если у нее всегда было столько денег, сколько ей хотелось? У нее всё есть. Она сделала блестящую карьеру, потому что смогла меня охмурить, – рассмеялся Олег. – А это дорогого стоит! Просто в последнее время Таня стала терять интерес к жизни. Думаю, это пройдет. Скорее всего, временный кризис. Через пару месяцев она станет бабушкой, и, думаю, вновь оживет. А насчет работы… Да и кто ее к себе в таком возрасте возьмет…

– Я.

– Ну, если только ты. – Олег дружелюбно обнял меня за плечи. – Да и работать я ей не позволю. Думаю, ей и самой это не нужно. Когда человек столько лет не работал, ему это уже неинтересно, тем более дом – полная чаша. Кстати, несмотря на то, что Танечка не смогла прийти на твой день рождения, она просила поздравить тебя от нас двоих и вручить подарок. Я, конечно, понимаю, что сегодня весь зал усыпан цветами и подарками и для того, чтобы перевезти их домой, придется вызывать не один грузовик, но наш маленький презент от души и чистого сердца. Мы с Таней тебя очень любим и восхищаемся тобой как очень красивой и умной женщиной. Редко можно наблюдать сочетание красоты и ума. Глядя на тебя, сразу приходишь к мысли, что в женщине все должно быть прекрасно – и душа, и тело.

Олег достал коробочку, ловко ее открыл и, достав браслет, усыпанный бриллиантами, тут же надел его мне на руку. Я восхищенно ахнула:

– С ума сойти, как же красиво!

– Да к твоим ногам нужно положить все бриллианты и все золото этого мира. Тебе действительно понравилось?

– Олег, ну как ты можешь такое спрашивать? Это выше всяких похвал! Передай Танюшке, что я вас с ней просто обожаю!

Пообещав Олегу, что мы со Стасом обязательно навестим их с Татьяной в конце недели, я поинтересовалась у него, не видел ли он моего мужа, и, получив отрицательный ответ, отправилась на его поиски.

– Ксения, ты не видела моего мужа? – спросила я у своей секретарарши.

– Нет, Ольга Петровна, не видела. Ольга Петровна, а почему вы не танцуете?

– Что-то не хочется. Я пойду проверю, готов ли десерт.

– Может, я схожу? Вам помочь?

– Нет. Я сама, – ласково улыбнулась я Ксении.

Уж с кем, с кем, а с секретаршей мне действительно повезло. Очень исполнительная, трудолюбивая и дисциплинированная девушка. И, несмотря на мой скверный требовательный характер, если не ошибаюсь, искренне мной восхищается.

Я вышла в пустынный сейчас коридор и тут же услышала где-то неподалеку голос мужа. Я прислушалась. Приглушенный голос Стаса раздавался совсем рядом, а точнее, из слегка приоткрытой двери темной подсобки. Я хотела его окликнуть, но что-то подсказало мне этого не делать.

Подойдя к двери как можно ближе, я замерла, словно в предчувствии чего-то нехорошего. Сердце билось почти у горла. Сомнений не было: в подсобке находились двое. Мой обожаемый муж и неизвестная девушка.

– Стас, но ты хоть чуть-чуть меня любишь?

– Инга, ну что ты ко мне с этой любовью вечно пристаешь? – послышался голос подвыпившего Стаса.

– Ну скажи, хоть чуть-чуть любишь? – не сдавалась девушка. – Неужели тебе так тяжело ответить?

– Чуть-чуть люблю, – как-то безразлично ответил полупьяный Стас.

– Стасик, и я тебя люблю, а если бы ты уделял мне больше времени, то, уверена, полюбил бы меня еще больше, – обрадованно щебетала девушка.

– Ну как я могу уделять тебе больше времени, если я женат?

– Стас, тебе ли говорить? По-моему, ты своей жене совсем не нужен. Она замужем за своей работой.

– Инга, а тебе ли упрекать меня в том, что я уделяю тебе мало времени? – в пику ей сказал Стас. – В конце концов, пару минут назад я занимался с тобой сексом прямо на дне рождения своей жены. Заметь, что сейчас я не с женой, а с тобой.

– Ты считаешь, что это героический поступок?

– Не знаю, героический или нет, но поступок, – усмехнулся муж.

– Я уверена, что твоя женушка сейчас даже не помнит о твоем существовании. Ей сейчас не до тебя. Она устроила это шоу для собственного самолюбования. Сейчас ходит по залу и наслаждается своим триумфом. «Ольга Петровна, вы просто прелесть…» – язвительно произнесла девушка со злобой в голосе.

– Давай оставим Ольгу в покое.

– Конечно, оставим, только в твоем возрасте пора жену менять. Старую на молодую. А ты, Стасик, от времени отстаешь, несовременный ты какой-то. Зачем она тебе? Она тебе даже ребенка не родила, а теперь и подавно родить не сможет. Ей просто семья по барабану, и то, что каждый нормальный мужик наследника хочет, ей тоже до лампочки. Она думает только о себе. А я бы тебе сразу ребеночка родила, похожего на тебя как две капли воды. Мальчика. Мы бы его Олегом назвали.

– Инга, мне сейчас совсем не хочется обсуждать Ольгу и уж тем более свои с ней отношения. Давай еще раз согрешим, и мне пора в зал.

– Куда ты торопишься?

– В конце концов, у Ольги праздник. Не могу же я весь ее день рождения прозаниматься с тобой сексом в этом подсобном помещении?

– Вот так всегда!

– Малыш, ну не расстраивайся…

– Я расстроилась, – наигранно произнесла девушка и театрально захныкала.

– Я к тебе завтра приеду. Съездим поужинаем куда-нибудь. Заедем в ювелирку. Выберешь себе какое-нибудь колечко.

– Обручальное?

– Инга, опять ты за свое! Так мы едем завтра в магазин?

– Конечно, едем. Мне так приятно, когда Стасик тратится на свою любимую девочку. Я так люблю, когда он щедрый. Он сразу такой хороший, такой славный, такой любимый…

– Малыш, тогда договорились. Завтра любое кольцо на твой выбор. А теперь сделай мне хорошо. Встань на колени, поцелуй моего дружка и покажи, как ты его любишь.

– Стас…

Не помня себя, я распахнула дверь настежь и, стараясь сохранить остатки самообладания, произнесла:

– Стас, дорогой, я надеюсь, ты уже удовлетворил все свои потребности с этой дешевкой и мы можем вернуться к гостям? По-моему, ты увлекся. Заплати завтра девочке, колечком там или барахлом… Поспеши, нас ждут!

В темноте я с трудом различала силуэты стоящего со спущенными штанами Стаса и обнаженной девицы, которая, опустившись на колени, держала Стаса за бедра. Ее одежда валялась рядом.

– Оля?!

Перепуганный Стас моментально оттолкнул от себя девицу и принялся судорожно одеваться. Испуганная девица тоже одевалась с невероятной скоростью, от волнения она не сразу смогла натянуть свои кружевные трусики. Дождавшись, когда она наконец оденется и выскочит из подсобки, я внимательно всмотрелась в ее лицо. Так и знала, это Инга из бухгалтерии…

– Оля, ты неправильно все поняла, – попытался оправдаться Стас, вытирая платком выступивший на лбу пот. – Это совсем не то, что ты подумала…

– Ты хочешь сказать, я не знаю, что такое оральный секс?

– Оля, ну зачем ты так? – Стас моментально залился краской и стал похож на нашкодившего школьника.

– Ольга Петровна, простите… – Девушка дрожала как осиновый лист и старалась не смотреть мне в глаза.

– За что?

– За то, что все так вышло. Поверьте, что все произошло просто случайно.

– Еще скажи, что ты так больше не будешь.

– Ольга Петровна, извините…

Мне показалось, что еще немного, и девушка заплачет.

– За что? – вновь задала я тот же вопрос. – За то, что ты ублажаешь моего мужа в нерабочее время?

– Ольга, ты все не так поняла, – вновь дал о себе знать муж. – Это было совсем не то, что ты подумала.

– Помолчи, – приказала я Стасу и вновь обратилась к девушке: – Ты уволена. Можешь остаться на банкете и напиться с горя за мой счет. А завтра у тебя есть ровно час, чтобы забрать документы. Ты все поняла?

– Ну Ольга Петровна…

– И еще. Если я тебя уволила, то свои дополнительные обязанности можешь по-прежнему исполнять.

– Это как понять? – опешила девушка.

– Брать проститутку и дороже, и небезопасно в плане здоровья. А тобой можно пользоваться бесплатно. Вот муж и пользуется. Я не против, пусть развлекается. Ты для него что-то типа живой надувной куклы. Так, девка для развлечений…

– Его тянет на молодых, – обиженно протянула девушка и посмотрела на меня с вызовом.

– Не обольщайся. Не ты первая, не ты последняя. Ты просто дешевка, не более. А морщины у тебя еще впереди. Поверь, морда твоя скукожится намного быстрее, чем ты можешь себе представить. Знаешь, в твои годы я работала как проклятая, а не отсасывала в грязной подсобке у стареющих мужиков за колечко… – Я перевела взгляд на перепуганного Стаса и усмехнулась. – Дорогой, купи этой шалаве колечко, но не очень дорогое. Так никаких денег не хватит твоих прошмандовок кольцами одаривать. Не выходи из лимита, хорошо? – Я посмотрела на часики с бриллиантами и, больше не обращая внимания на побледневшую девушку, взяла Стаса под руку. – Ладно, кончай спектакль, нас гости ждут. Кстати, Олег приехал сегодня без Татьяны. Она приболела. Посмотри, какой браслет они мне подарили! – Я кокетливо продемонстрировала подарок Олега, не обращая внимания на его подружку. – Я обещала, что мы на днях заглянем к ним на огонек. Ты не против, дорогой?

– Я с радостью, – с дрожью в голосе сказал муж, стараясь не смотреть на Ингу. – Может быть, в четверг?

Я взяла его под руку, и мы с ним двинулись по коридору. Инга осталась стоять около темной подсобки…


Глава 3

Я зашла посмотреть, как обстоят дела с десертом, отдала некоторые распоряжения и, выйдя в коридор, увидела провинившегося мужа, который с унылым видом поджидал меня.

– Оленька, солнышко, прости меня, старого козла, – бросился он ко мне с объятиями. – Это совсем не то, что ты подумала.

– Стас, хватит, – устало сказала я.

– У нас ничего не было, – никак не унимался муж. – Я просто искал тебя, наткнулся на эту шалаву. Представляешь, она затащила меня в кладовку и начала грязно домогаться. Олюшка, если бы не ты, то она бы точно меня трахнула. Правильно, что ты ее уволила. Таким в фирме не место. Я и представить себе не мог, что бывают такие наглые и озабоченные девки. Прямо настоящая насильница. Жуть!..

Я остановила пьяные извинения супруга:

– Заткнись.

– Олюшка…

Я отвела его руки. Он всё еще пытался заключить меня в объятия.

– Стас, к черту все это. Сегодня у меня день рождения. Я не хочу больше о плохом. Пойдем к гостям.

– Оля, ты меня простила? – В голосе Стаса зазвучала надежда.

– Я же тебе сказала – не хочу сейчас о плохом.

– Олюшка, я все для тебя сделаю. Я изо всех сил буду стараться искупить свою вину, только не увольняй меня, пожалуйста…

На лице Стаса появилась улыбка. Мне захотелось врезать ему по морде, но я сдержалась. Я обошла Стаса и двинулась в зал. Стас виновато потрусил за мной. Я вышла к гостям и обернулась к мужу. Грянула музыка, Стас подхватил меня, и мы с ним закружились в танце. Гости принялись аплодировать. Я закрыла глаза и подумала, что это самый ужасный день рождения, который был в моей жизни. Но я не должна показывать, как мне плохо. Я же сильная, а это значит, что никто не должен видеть меня слабой, даже собственный муж.

Боже, если бы до сегодняшнего дня кто-нибудь сказал, что муж мне изменяет, я бы никогда не поверила. Стас… Такой преданный, любящий и заботливый… Ведь мы же, если так разобраться, и не ругались-то никогда. Нам и ругаться-то было некогда и не из-за чего. Мы понимали друг друга с полуслова.

Нет, я, конечно же, не буду утверждать, что у нас идеальный брак, так как идеальных браков просто не бывает, но жили мы тихо, мирно. Так, только мелкие ссоры… Мне всегда казалось, что единственный человек, который меня понимает, – это муж. Уж он-то хорошо знает, что в этой жизни мне никогда не приходилось легко, что для того, чтобы достигнуть того положения, которое я имею сейчас, мне приходилось много лет горбатиться. С трудом приходилось завоевывать свое место под солнцем. Стас всегда меня поддерживал, давал душевное спокойствие, жалел и, как мне казалось, ценил. Были случаи, когда я просто на нем срывалась, но он принимал меня такой, какая я есть, и понимал, что бизнес – слишком жесткое занятие и у успешной деловой женщины не может быть в порядке нервная система.

А что касается интимной сферы наших отношений, то до сегодняшнего вечера мне тоже казалось, что с ней полный порядок. Но я ошиблась…

Судя по поведению Стаса, сексуальной гармонии у нас давно уже не было. Но ведь, если разобраться, все было довольно неплохо. Просто я слишком много работала и приходила сильно уставшая, у Стаса часто скакало давление и болела голова. Вечерами мы любили смотреть телевизор, я клала голову Стасу на плечо, он нежно меня обнимал. Я просила его, чтобы он обязательно будил меня, если ему вдруг ночью станет плохо: я измерю давление и дам лекарство. Каждый вечер перед сном Стас шептал о том, как он меня любит, и мы засыпали под звук работающего телевизора.

Где-то два раза в неделю у нас был секс, и это неплохой показатель. Конечно, мы не могли заниматься сексом как двадцать лет назад, когда делали это ежедневно, где только можно и где нельзя, и даже в день по нескольку раз. Но ведь сумасшедшая страсть не может длиться вечно. Она проходит, и от этого никуда не денешься. Мое тело не может волновать Стаса точно так же, как волновало двадцать лет назад, впрочем, как и он меня тоже.

Наша любовь стала более спокойной и стабильной. За двадцать лет брака Стас стал для меня по-настоящему родным человеком, и я знала, что всегда могу на него положиться. Уж если я в жизни не могу положиться на Стаса, то на кого? Если откровенно, то мне всегда казалось, что Стасу требовалось гораздо меньше секса, чем мне. Эти постоянные перепады давления… А быть может, он просто меня не хотел? Может быть, это был только предлог?

От всех этих мыслей голова пошла кругом. Я открыла глаза и посмотрела на улыбающегося Стаса, который крепко обхватил меня за талию и уверенно вел в танце.

– Ольга, если бы ты знала, как я тебя люблю, – прошептал Стас, прижимая меня к себе.

– Точно так же, как двадцать лет назад?

– Еще больше!

К нам подошел Олег, чтобы выпить со Стасом за мое здоровье. Я оставила мужчин одних и, взяв бокал шампанского, вновь отправилась гулять по залу, наблюдая за веселящимися гостями.

– Ольга Петровна, вы просто чудо!..

– Ольга – невероятная женщина. Годы не властны над ней! Столько пережить, такого достичь и так потрясающе выглядеть! На такую женщину можно смотреть только восхищенным взглядом!..

– Ольга, день рождения удался на славу!..

– Ольга Петровна, это просто незабываемый праздник! А прованская кухня – это действительно безумно вкусно. На этом дне рождения каждый гость имел возможность почувствовать себя настоящим гурманом! Десерты божественные…

– Спасибо, мои дорогие! Спасибо. Я рада, что вам все понравилось, – улыбалась я гостям и с ужасом представляла, что они говорят обо мне за моей спиной.

Но сейчас не хочется думать о плохом. Совсем не хочется… Сегодня мой сорок пятый день рождения. Где-то там, среди мужчин, стоял Стас, выпивал, о чем-то оживленно говорил и посылал воздушные поцелуи. Несмотря на годы, он был все же интересным мужчиной. Высоким, седым и хорошо сложенным. Я смотрела на него с грустью и вспоминала того молодого и красивого Стаса, в которого я влюбилась с первого взгляда…

Однажды я увидела его на дискотеке у барной стойки, встретилась с ним глазами и тут же решила, что разобьюсь в лепешку, но сделаю все возможное, чтобы этот красавец, на которого засматривались все женщины в зале, был со мной. Я тогда сама сделала первый шаг, потому что была напрочь лишена комплексов относительно того, что первый шаг должен делать мужчина. Я пригласила Стаса на белый танец, и после этого все закрутилось с сумасшедшей страстью и силой.

Двадцать лет брака… Их не сотрешь из памяти и не выкинешь на обочину жизни. Слишком много было вместе пережито, сказано и обдумано. И за эти двадцать лет жизни я никогда не жалела о своем выборе и о том белом танце. Я ни разу не усомнилась в своем супруге, и, казалось, он ни разу не дал мне повода в нем усомниться. Разве что только сегодня… Возможно, я слишком много работала и слишком многого не замечала. А может быть, просто не хотела замечать…

И все же сейчас не время, чтобы думать, будто я смогла достичь успехов в карьере и проиграла сама себе в личной жизни. В конце концов, сегодня у меня день рождения. Вокруг море гостей. И пусть они улыбаются, выражают мне восхищение, а за спиной говорят обо мне совсем противоположные вещи. Пусть… Это жизнь. Это УСПЕХ, и я обязана платить за него по счетам. А сейчас нужно пить шампанское, веселиться, улыбаться гостям, радоваться, что все прошло на уровне, и не показывать никому, что у меня на душе…

Сегодня было столько дружных аплодисментов в мою честь… И пусть они неискренни, не важно! Самое главное, что они были.

Столько красивых разноцветных шаров в зале… Столько лент, фонариков, цветов, подарков, праздничных открыток и телеграмм… И пусть будет целая гора битых хрустальных фужеров и дорогого фарфора. Все это на счастье, и я не сомневаюсь, что оно у меня есть и будет. А Стас – это так, приложение или дополнение к моему счастью.

– Ольга Петровна, через двадцать минут вам нужно будет подняться на сцену и поблагодарить гостей за то, что они украсили ваш день рождения своим присутствием, – рядом со мной появилась моя секретарша Ксения, которая взяла на себя всю организацию этого банкета.

– Что, уже закругляемся?

– Так положено по сценарию. Вы объявите о завершении вечера, а дальше всё по желанию гостей. Кто хочет – поедет домой. Остальные могут еще посидеть за столами. Абсолютно произвольная программа. Оркестр будет играть еще часа два. Вы благодарите гостей и предлагаете всем выйти на улицу, чтобы увидеть фейерверк в вашу честь. Ольга Петровна, вы как себя чувствуете? – Ксения внимательно посмотрела на меня.

– Хорошо. А в чем дело?

– Просто вы бледная очень. Вам нездоровится?..

– А почему я должна себя плохо чувствовать? – резко перебила я Ксению. – Мне что, девяносто исполнилось?

– Простите, я совсем не это имела в виду, – тут же растерялась Ксения и опустила глаза.

Я улыбнулась и потрепала ее по плечу:

– Не переживай, все в порядке. Я сделаю все, как написано в сценарии. Выйду на сцену и поблагодарю гостей. Мне и самой интересно посмотреть фейерверк.

– Спасибо, Ольга Петровна. Извините еще раз. Уверяю вас, что фейерверк будет очень красивым, – оживилась девушка.

Через несколько минут я уже стояла на сцене и произносила торжественную речь. Я благодарила гостей за то, что украсили мой день рождения своим присутствием.

– Дорогие мои! Это был самый замечательный день рождения в моей жизни! Я бесконечно благодарна вам, что эту знаменательную дату вы праздновали вместе со мной. Будьте успешны в карьере и имейте надежные тылы у себя дома! А сейчас я попрошу вас выйти на улицу и полюбоваться замечательным фейерверком, который осветит ночное небо, чтобы мы с вами запомнили этот день на всю свою жизнь! Фейерверк начнется через пару минут, так что поторопитесь!

Гости стали выходить из зала на улицу. Некоторые спустились на первый этаж, чтобы выйти на улицу через парадные двери и увидеть всю красоту обещанного зрелища. Часть приглашенных направилась на балконы и террасу.

Я стала искать глазами Стаса, но он вновь исчез. Я вышла на террасу, принимая бесчисленные пожелания здоровья и счастья. Небо озарилось яркими залпами, все дружно захлопали и закричали:

– Ура! С днем рождения, Ольга Петровна! С днем рождения!

Мои сотрудники пили шампанское, радовались, как малые дети, и старались перекричать друг друга. А когда вслед за фейерверком началось лазерное шоу, я затаила дыхание.

«С днем рождения, родная! Люблю тебя, твой Стас».

Увидев эту разноцветную надпись на небе, я с трудом сдержала слезы и прошептала:

– Спасибо…

– За самую идеальную пару! – Вокруг меня послышался звон фужеров и раздались громкие аплодисменты.

Я пригубила шампанское и мысленно поблагодарила Стаса за этот подарок. Пусть думают, что мы идеальная пара. Я должна быть во всем идеальной – и в карьере, и в личной жизни. И не обязательно всем знать, что происходит в моей семье на самом деле. Моя личная жизнь – это тайна за семью печатями.

Темное небо озарялось залпами салюта, вновь и вновь слышались восторженные крики гостей. Неожиданно я почувствовала непонятное беспокойство и обернулась. Ко мне быстрым шагом приближалась Инга. В руках у нее была небольшая сумочка, которую она крепко прижимала к груди. Она была бледна как смерть, а глаза у нее застыли, как у мертвой.

– Получай, сука! С днем рождения! – процедила она сквозь зубы и неожиданно плеснула мне чем-то в лицо.

На секунду я потеряла сознание, но тут же очнулась от невероятной боли и схватилась за лицо. Руки и голова пылали, словно в огне. Я закричала так, что даже не слышала собственного голоса.

– Немного серной кислоты твоей морде не повредит, – спокойно сказала Инга, повернулась и скрылась в толпе.

Боль была просто адской, и я ничего не видела.

– Помогите… – прошептала я и потеряла сознание.

Как приехала «скорая» и что было дальше, я не знаю. Спасительная темнота накрыла меня своим плащом и отключила сознание.

Вот и всё… Даже если я останусь жива, то такая жизнь мне не нужна…


Глава 4

Мне казалось, что я нахожусь сверху над своим вытянутым в беспамятстве телом… Неужели это и есть путешествие в загробный мир? Никогда бы не подумала, что оно может быть таким приятным и интересным…

Я и понятия не имела, что можно вот так смотреть на себя со стороны. Просто смотреть сверху на свое тело, знать, что ты существуешь отдельно от него. Сама по себе.

Значит, правду говорят, что душа существует?

Какая же я некрасивая! Обезображенное кислотой лицо… Страшное зрелище! Я сама себя узнаю с огромным трудом. Если честно, то после того, как я покинула свое тело, чтобы посмотреть на себя со стороны, мне больше не хочется в него возвращаться. Оно словно чужое… Слишком уж безобразное. Жуткая картинка: даже руки обожжены. Правда, на руке красуется браслет, усыпанный бриллиантами. Подарок Олега!

А вот и он сам… Успокаивает сидящего рядом со мной Стаса. Похоже, они огорчены вполне искренне.

А Стас просто убит горем. Мне даже кажется, что он постарел прямо на глазах. Так хочется его обнять и сказать: «Стас, несмотря на то, что сегодня произошло, я все еще тебя люблю… Как ни крути, но любовь нельзя убить за один день».

…Как-то по-дурацки все сегодня вышло. Хотелось как лучше… Сама идиотка, не нужно ничего было делать с такой помпой. Зачем устроила такой роскошный день рождения? Никого нынче не удивишь роскошью. Нужно было собрать только самых близких друзей. Нет же, решила пригласить всю корпорацию. Столько мерзких новостей о себе сегодня узнала, и самая мерзкая – это то, что мой муж от меня гуляет. И с кем? С тупой девкой из бухгалтерии! Нет бы нашел кого-то на стороне, а то у меня под боком! Постарался сделать мне больно. Мы же родные люди. Зачем выставлять меня жалкой дурой?

И все же мне больно видеть, как Стас убивается. Жаль, что я не могу встать, подойти к нему, обнять, вытереть слезы, заглянуть в глаза. Что надломилось в наших отношениях? Где и что я недоглядела?

Я люблю Стаса. Даже несмотря на то, что он законченный гад, я не могу вырвать любовь из своего сердца. Хотя интересно, мое сердце еще стучит? Бьется оно или нет? Вон какой переполох вокруг! А вот и еще врачи подошли, отстраняют от меня Стаса, чтобы он им не мешал. Судя по их стремительным действиям, они все же еще надеются меня спасти.

Я смотрю на себя сверху и мысленно справляю похороны по былой красоте. Мне просто очень трудно понять, как же так за одну секунду я стала уродиной?

Странно за всеми наблюдать. Я не чувствую боли, ничего не слышу и начинаю испытывать какую-то умиротворенность. В сорок пять лет жизнь только начинается, но моя так быстро закончилась…

К моему телу присоединили какие-то датчики и трубки. Пищат сложные приборы. Я попыталась вернуться в свое тело и после этого стала чувствовать, как ко мне возвращается боль…

…Я поняла, что душа моя покинула тело во второй раз, когда увидела себя на операционном столе. Я наблюдала за происходящим со стороны, смотрела на перепуганный медицинский персонал и вновь чувствовала себя легко и свободно. Я не понимала, что сейчас нахожусь в состоянии клинической смерти, что прекратились сердечная деятельность и дыхание и что в любой момент могут возникнуть необратимые изменения в центральной нервной системе и головной мозг, лишенный кислорода, может погибнуть.

Я не могла это знать, потому что не слышала. Я просто наблюдала за медиками, которые пытались вернуть меня к жизни, и чувствовала блаженство, паря в воздухе.

Странно, но я не видела никаких тоннелей, умерших родственников и калейдоскопа событий своей жизни. Вокруг было светло, и казалось, что я зависла в теплом, мягком и обволакивающем облаке света. Мне уже давно не было так хорошо и спокойно. Тихая радость и полное умиротворение…

А затем свет погас, и мне показалось, что я резко упала с большой высоты в глубокую пропасть. И в этот момент услышала какие-то голоса. Мне не хотелось возвращаться, но все же я вернулась. Позже я узнала, что это разговаривали врачи, несколько часов боровшиеся за мою жизнь. А меня так тянуло обратно к умиротворению и спокойствию…

Я очнулась и поняла, что осталась жива, но радости не почувствовала. Скорее наоборот, я очень расстроилась. Жить не хотелось…

Я получила химический ожог шеи, лица, правого уха, груди и обеих рук. Пострадали глаза. Видимо, руки я обожгла в тот момент, когда пыталась закрыть лицо. Частичная потеря зрения в правом глазу и обезображенное лицо… В принципе, я чудом осталась жива…

Временами я приходила в сознание, а порой впадала в забытье и не понимала, жива или нет. Когда я все же окончательно пришла в себя, ко мне на несколько минут пустили следователя. Оказывается, Инга находится в розыске. Нашлись свидетели, которые видели, как она плеснула на меня серную кислоту. Следователь сказал, что ей грозит статья за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью. Одним словом, от того, что Ингу ищут правоохранительные органы, мне легче не стало. Даже если ее найдут и посадят, мне уже ничем не поможешь. Я смотрела в потолок и думала о своей загубленной жизни.

Это было ужасное время. Капельницы, масса торчащих из меня трубок и повязки, из-за которых я не могла двигаться… Меня постоянно мучила жажда. Временами казалось, что во рту все начало трескаться, а язык напоминает наждачную бумагу.

Еще хуже было в психологическом плане. Просто невыносимо сознавать, что однажды придется посмотреть на себя в зеркало. Что я могу испытать, кроме страха, ужаса и жалости к самой себе? А ведь когда-то я относилась к тому типу женщин, которые вообще не умели себя жалеть.

Временами я впадала в отчаяние. Любое, даже самое малейшее движение доставляло мне адскую боль.

Иногда я плохо понимала, когда сплю, когда теряю сознание. Медики понимали мои страдания и старались облегчить их обезболивающими уколами. Временами я погружалась в черную пустоту, а приходя в себя, чувствовала, как болит правый глаз, который пострадал намного больше, чем левый. Было неизвестно, удастся ли мне сохранить зрение.

Даже не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я почувствовала себя немного лучше, если, конечно, так можно выразиться, потому что до стабильного состояния мне было еще ой как далеко. Я по-прежнему лежала в реанимации, но уже не впадала в забытье. Мне было страшно представить, как я выгляжу. Я хорошо понимала, что впереди не одна пластическая операция, но уже нет никакой гарантии, что буду выглядеть хотя бы так, чтобы от меня не шарахались прохожие на улице.

В палату вошел врач. Он посмотрел на меня с сочувствием:

– Ваш муж все пытается в реанимацию прорваться, но мы его не пускаем. Не положено. Вы сами-то хотите его увидеть? В принципе, мы можем разрешить ему короткое посещение. Вам нельзя волноваться. После встречи со следователем вам стало заметно хуже. Мы обязаны следить за вашим душевным равновесием. Так вы хотите увидеть мужа?

– Нет, – покачала я головой.

– Но ведь все равно же придется встретиться. Пусть это случится позже? – произнес врач.

– И он должен увидеть мое обезображенное лицо?

– Но это же ваш муж!

– Скажите ему, что я умерла.

– Вы шутите?

– Разве я похожа на человека, который может шутить?

– Тогда я вас не понимаю.

– Сейчас мне не до шуток. Мне хочется, чтобы муж запомнил меня прежней. – Я с трудом приподняла голову и тихо спросила: – У вас есть мечта, доктор?

– Конечно. Как у всех нормальных людей.

– Какая?

– Чтобы мама подольше жила. Чтобы жена не ушла к другому, дочь не огорчала. Чтобы родные не болели.

– Я неправильно сформулировала. Вы мечтаете о каких-либо материальных вещах?

– Зачем вам?

– Вы не ответили. Если я вас спрашиваю, значит, мне это надо.

Врач растерялся и как-то неуверенно произнес:

– Я хотел бы уехать к родному брату в Италию и купить себе хороший дом на берегу моря.

– Вы мечтаете жить в Италии?

– Это несбыточная мечта. Моя семья тоже мечтает жить рядом с семьей моего брата. Но это так, фантазии… У меня нет денег на дом.

– А если бы были?

– Если бы были, я отсюда уже давно бы уехал. У брата в Италии свой бизнес. Он давно к себе зовет. Кто знает, может быть, я бы и там смог устроиться по специальности. А может быть, работал бы вместе с братом.

– А виллу? Вы бы хотели виллу в Италии и хороший счет в банке?

– Вилла – это очень дорого… А счет в банке? У меня его никогда не было. А зачем вы, собственно, меня об этом спрашиваете?

– Затем, что хочу осуществить вашу мечту…


Глава 5

Я не ошиблась, когда сделала ставку на Игоря. Игорь – это врач, который получил от меня деньги на покупку виллы в Италии и стал владельцем счета в банке. Сейчас он живет вместе с семьей в Тоскане, предместье Флоренции, в замечательном районе Амбра. Представляю его ощущения, когда он узнал, что теперь он собственник потрясающего дома площадью в тысячу квадратных метров и участка земли в один гектар.

Мне приятно одаривать тех, кто помог когда-то мне. Без Игоря я бы никогда не совершила задуманное…

Наша сделка состоялась, и ее можно назвать удачной. Я купила мечту для Игоря, а он сделал всё, что от него требовалось. Ночью при помощи двух санитаров, которым хорошо заплатили за молчание, меня вывезли на каталке из реанимации. На арендованном частном самолете меня отправили в одну из самых лучших закрытых клиник в Швейцарии. Близким сообщили, что я умерла. Внезапно остановилось сердце…

Документ о смерти был настолько качественно сделан, что никто не сомневался в моей скоропостижной кончине. Конечно, пришлось изрядно потратиться на организацию собственной кончины, но то, что я задумала, стоило больших денег. И торг здесь был неуместен. Игорь честно отработал свои деньги и сделал просто невероятное.

Когда муж захотел со мною проститься и увидеть мое бездыханное тело, ему отказали, мотивируя, что такова моя воля. Ему показали бумагу, в которой говорилось, что мое последнее желание – чтобы меня похоронили в закрытом гробу. Пусть все (в том числе и муж) запомнят меня красивой, притягательной женщиной. А против воли умершей не пойдешь… Так что проститься мужу со мной так и не удалось…

Игорь отправил мне диск с записью моих похорон. Боже, как я рыдала, глядя на это печальное зрелище. Сколько же людей пришло со мною проститься!

На постаменте ритуального зала стоял дорогой закрытый гроб, а рядом – мой портрет. На фото я ослепительно улыбалась и выглядела настолько роскошно, что от моего лица трудно было отвести взгляд. Закрытый гроб с симпатичными рюшами и море людей, вытирающих слезы…

Больнее всего мне было смотреть на Стаса. Он действительно переживал. Похудел, поседел и даже почернел от горя. Из него словно ушла жизненная энергия. Стас рыдал: он потерял самого близкого человека. Так всегда бывает. Начинаешь ценить только тогда, когда теряешь.

Ничего, он пострадает, поймет, что уже ничего нельзя сделать, и окунется в новую жизнь. Через это проходят все, кто потерял близких.

Стас, всё, что я придумала, – это для тебя… Я инсценировала свою смерть, чтобы у тебя остались обо мне самые светлые воспоминания. Запомни меня энергичной, красивой, желанной и любимой. Если бы я, обезображенная, осталась жить с тобой, я могла бы рассчитывать только на твою жалость. Я знаю, как это страшно, когда муж живет с женой только из жалости… Сначала бы ты меня жалел, потом я стала бы тебя раздражать, а потом бы ты меня возненавидел. Ты бы ненавидел меня за то, что тебе приходится жить с женщиной из чувства долга. Ты бы начал меня стесняться и перестал бы появляться со мной на людях.

Моя жизнь проходила бы в четырех стенах, а окружающие тебя люди жалели бы не только меня, но уже и тебя… Красивый мужчина живет с уродиной… А однажды ты бы просто не выдержал и ушел. Смылся к молоденькой и хорошенькой. К той, которая красивее и с которой не стыдно выйти на люди. В том, что ты бы от меня ушел, я даже не сомневаюсь.

Однажды ты бы просто устал жалеть меня и себя, и тебя не остановило бы пресловутое чувство долга. Ты гулял от меня тогда, когда я была красива и выглядела на все сто. Понятное дело, что ты бы еще больше загулял, когда от моей былой привлекательности не осталось и следа. Я инсценировала свою смерть, потому что так было надо…

После просмотра собственных похорон я очень долго не могла прийти в себя. Не каждому человеку под силу увидеть, как тебя закапывают, зрелище это не для нервных. Ночью мне приснилось, что я лежу в сырой земле и задыхаюсь без воздуха.

…Я лежала в гробу и с ужасом осознавала, что меня больше нет. А где-то там, наверху, шум ветра и шелест листвы… И вот я уже не личность, не успешная женщина, а только часть глинистой почвы. И только жуткий страх одиночества и обездвиженность…

Под землей приходят страхи, о которых мы не можем догадываться, когда живы. Это действительно ужасно, когда хочешь двигаться, но понимаешь, что больше не можешь это сделать…

Это был жуткий сон. Мне снилось, что похоронившие меня ушли, но, после того как вырос могильный холм, оказалось, что я жива. Я плакала от бессилия, задыхалась… Только гулкая тишина… Я пытаюсь выбраться, подняться, но не могу. И я не выдерживаю, понимаю, что ЭТО ВСЁ…

От рыданий я и проснулась. Наверное, после этого сна я могу поблагодарить высшие силы, что осталась жива. Пусть стала уродиной, но ведь я все же жива!

По закону всё мое состояние досталось мужу. В принципе, Стас это честно заслужил, прожив со мной столько лет. Конечно, он человек далекий от бизнеса и вряд ли справится с управлением компанией. Для этого нужно слишком во многом себе отказывать. Уж что-что, а отказывать себе в чем-то Стас не умеет. Он любит жить широко, и любые ограничения ему ни к чему. Он никогда не был требователен к себе так, как всегда была к себе требовательна я. Скорее всего, он найдет управляющего, а сам будет только снимать пенки. Вся бизнес-схема выстроена, все механизмы запущены. Осталось только найти человека, который будет за всем этим следить и держать предприятие на плаву. Так что в безбедной старости Стаса я уверена. Я сделала все возможное, чтобы он ни в чем не нуждался и ни в чем себе не отказывал.

Только вот оставить все до копейки Стасу я не могла. Как ни крути, а деньги нужны мне самой. Очень сильно нужны. Перед тем как объявить себя умершей, я перевела свои сбережения на свое новое имя в швейцарский банк. Не удивляйтесь: у меня теперь действительно новое имя. Меня зовут Надя. Надя – это Надежда, а без надежды мне больше в этой жизни никак. Ольги Петровны больше нет. Она умерла в реанимации. Не скрою, мне было тяжело с ней расстаться, ведь мы прожили вместе ни много ни мало, а целых сорок пять лет. И я ее очень сильно любила… Зато теперь родилась Надежда Петровна. Я не стала менять отчество, потому что мне очень дорога память об отце.

Больше всего на свете моя Надежда не любит зеркала. При взгляде на зеркало начинает дрожать как осиновый лист. В те редкие моменты, когда все же приходится видеть свое отражение, я начинаю рыдать, а потом разбиваю зеркало вдребезги. Ужасно видеть себя без бровей, правильного разреза глаз, без губ и точеной шеи. Только многочисленные шрамы, полностью изуродовавшие внешность.

Как бы я ни говорила, что жизнь потеряла для меня всякий смысл, в глубине души все равно теплилась надежда, что внешность все же можно привести в порядок. Я понимала, что уже невозможно вернуть былую красоту, но для начала я хотела бы выглядеть так, чтобы от меня не шарахались люди.

Сейчас я лежу в частной клинике в Швейцарии и по-прежнему надеюсь на чудо. Это совсем небольшая, но очень дорогая элитная клиника с такой многоуровневой профессиональной системой охраны, что посторонний человек не только не зайдет на территорию, но даже не сможет подойти к ней близко. Ни для кого не секрет, что лечиться в таком заведении могут себе позволить только очень состоятельные люди. Частенько здесь появляются зарубежные звезды, чтобы изменить что-нибудь в своей внешности. Пациенты живут в шикарных апартаментах с собственным выходом в парковую зону. Тут практически невозможно встретить другого пациента, потому что все, кто проходит лечение, предпочитают не встречаться друг с другом. Никто не желает ненужных встреч. Есть и общая парковая зона с озером и коваными лавочками, но там редко кто прогуливается.

В клинике я чувствую к себе доброжелательное отношение персонала. Никто не смотрит на меня с жалостью, не называет убогой, не показывает на меня пальцем и не задает лишних вопросов. Для медицинского персонала я просто пациентка, лечение которой растянется на долгие и долгие месяцы.

Моим лечением занимается мой бывший соотечественник, Лев Борисович. Он еще в годы перестройки уехал из России, женился на шведке и стал гражданином другой страны. У него золотые руки, ему верят, его называют хирургом от Бога. Я считаюсь любимицей Льва Борисовича, так как он уже много лет не был в России и ему нравится расспрашивать меня о тех изменениях, которые произошли в моей стране. Как-то я спросила его, не хотел бы он вернуться в Россию хотя бы в качестве туриста? Доктор отрицательно покачал головой и сказал, что не хочет ехать туда, где его не оценили. Родиной считается та страна, где тебя ценят, любят и уважают. И он по-своему прав.

Доктор любит Швейцарию. Он называет ее страной банков, часов, вкусного сыра, незабываемого шоколада и знаменитых Альп. Я знаю об этой стране только по банку, в который перевела свои деньги. Правда, для меня всегда было удивительно, что страна, не обладающая собственными запасами полезных ископаемых, имеет такую прекрасную экономику. Ведь швейцарские банки – самые надежные, и сюда стекаются деньги со всего мира.

Лев Борисович с особой гордостью рассказывает мне, что в этой стране пенсионеры не сводят концы с концами от пенсии до пенсии. Скорее, наоборот, у них есть уверенность в завтрашнем дне, они могут совершенно спокойно посещать дорогие магазины и рестораны. Он уверял меня, что в Швейцарии живут очень дружелюбные люди. На улицах почти нет пьяных, наркоманов и попрошаек.

А еще в Швейцарии самые знаменитые клиники. В клиниках присутствуют комфорт, первоклассный сервис, который может удовлетворить любого, даже самого требовательного пациента, доброжелательная атмосфера, полная конфиденциальность. Палаты больше похожи на номера высококлассных отелей, чем на больничные. Тут есть и уютные холлы, и бары, и салоны красоты. Поэтому лечиться здесь очень приятно.

Я люблю бывать в специально оборудованном кабинете у своего доктора. Кабинет ярко освещен, а на стене висит огромное зеркало. Правда, когда я прихожу, доктор тут же закрывает зеркало шторкой, зная, как мне тяжело видеть свое отражение. Когда доктор прогнозирует результаты пластической операции, он пользуется компьютером и профессиональным фотоаппаратом. На мониторе компьютера он может увидеть, как я буду выглядеть после операции.

Лев Борисович утверждает, что ему интересно со мной работать, потому что я «интересный случай». Я для него словно бесформенный кусок глины, а он скульптор, который пытается вылепить гармоничное существо. Доктор в первое же посещение сразу сказал, чтобы я не ждала быстрого результата, мой организм слишком слаб, чтобы проводить одну операцию за другой. На лечение уйдут долгие месяцы. Главное – запастись терпением, выдержкой и собрать волю в кулак. В ответ я грустно вздохнула, что торопиться некуда, ведь меня никто нигде не ждет…


Глава 6

– Надюша, завтра будем снимать бинты. – Лев Борисович взял меня за руку и улыбнулся. – Посмотрим, как ты будешь выглядеть после второй пластики. Если честно, я сам переживаю. Ты сегодня какая-то задумчивая. Что-то случилось?

– Мне нужно с вами поговорить.

– Я тебя внимательно слушаю.

– Лев Борисович, перед тем как взять меня на лечение, вы попросили рассказать вам всю правду. Я сделала это, так как мне вас порекомендовал Игорь, мой бывший доктор, который живет теперь с семьей в Италии. Игорь сказал, что он ваш хороший знакомый и я могу вам довериться.

– Всё так, а у тебя есть какие-то сомнения?

– Нет, я не про это. Если бы я вам не доверяла, то меня бы здесь не было. Лев Борисович, вы же знаете, что в прошлой жизни меня звали Ольгой?

– Для меня это не важно. В клинику ты поступила под именем Надежда. Как тебя звали раньше, не имеет значения. Главное – это сегодняшний день, я приложу все усилия, чтобы ты перестала стыдиться своей внешности, комплексовать, замыкаться в себе.

– Так почему вы никогда не спрашивали, почему по новым документам мне всего двадцать три года?

– У каждого пациента свои тайны.

– Но я не думаю, что вас это не заинтересовало.

– Я ждал, что ты мне сама об этом расскажешь. Зачем ты уменьшила свой возраст почти вдвое? Ты же понимаешь, что это абсурд?

– Лев Борисович, когда мне делали документы, я приняла решение стать вдвое моложе.

– Зачем?

– Уж если я решила начать новую жизнь, то мне не хочется начинать ее на пятом десятке.

– Но ведь это твой биологический возраст!

– К черту возраст.

– Не понимаю…

– Мне нужна ваша помощь.

– Какая?

– Я хорошо заплачу вам не только за то, что вы приведете в порядок мое лицо, но и сделаете молодым тело.

– Я не понимаю, как это можно сделать, – недоумевал доктор. – Я видел твои фотографии, при всем своем желании я не смогу сделать тебя молоденькой куколкой. Я не волшебник. Увы, но вернуть утраченную внешность невозможно. Надежда – это не Ольга. И это надо понять и принять.

– Я всё прекрасно понимаю, но Надежда должна быть намного моложе. Я вас очень прошу, я вас просто умоляю! Не пожалею никаких денег, доктор. Помогите!

– Но ведь это безумие! Надя, я не кудесник. Я не могу сделать невозможное. Еще никто не придумал рецепт вечной молодости.

– В том-то и дело, что все вокруг называют вас магом и чародеем. А за молодое тело я хорошо заплачу.

– Я в этом не сомневаюсь. Наденька, я, конечно, могу поднять обвисающие в силу возраста груди, сделать талию тонкой, живот плоским, но не могу омолодить твои почки, печень, желудок и сердце. Это бред…

– Мне нужна только внешняя молодость. Внутренние органы оставим в покое. Я должна производить впечатление двадцатилетней девчонки. Доктор, ну соглашайтесь, ваши старания будут достойно оплачены, – я с надеждой заглянула доктору в глаза.

– Послушай, боюсь, что твой организм вряд ли осилит такое количество операций. Он и так слишком слаб. Ведь это такой мощный стресс для организма. Ты хоть понимаешь, что в Москве, в реанимации, тебя пару раз возвращали с того света? Это не может пройти бесследно. Быть может, возрастные изменения можно будет на какое-то время скрыть, проведя не одну пластическую операцию, но куда ты денешь мозги сорокапятилетней женщины, восприятие мира, мудрость и жизненный опыт, наконец?!

– Я спрячу это глубоко в душе, – честно призналась я и, рыдая, бросилась к доктору на шею.

Мне было невыносимо больно плакать. Под бинтами сразу защипало лицо. Казалось, слезы выедают глаза и обжигают кожу. Доктор притянул меня к себе, стал гладить по голове, пытаясь успокоить.

– Наденька, тебе нельзя плакать. Не стоит себя так истязать. Я не понимаю, ради кого ты согласна пойти на такие чудовищные эксперименты? Мне пятьдесят, и я бы никогда в жизни не лег под нож хирурга, чтобы выглядеть моложе. Ты находишься в прекрасном возрасте.

– Я хочу вернуть любовь мужа, – вновь всхлипнула я и стала рассказывать доктору про Стаса.

После всего, что со мною произошло, я в первый раз дала волю своим чувствам. Я рассказала безуспешно пытающемуся успокоить меня доктору о том злополучном дне рождения, на котором я узнала о неверности своего мужа.

– Он любит молоденьких, – всхлипывала я, не в состоянии взять себя в руки и остановиться.

– Да мало ли что он любит…

Я не знаю, сколько времени я говорила, прежде чем перестала рыдать. Я успокоилась и извинилась перед доктором за свою слабость.

– Простите…

– Ничего страшного. Тебя можно понять. Мне непонятно только одно: зачем тебе нужен гулящий муж? Зачем его возвращать? Уж если ты решила изменить свою жизнь, так меняй и мужа.

– За столько лет брака Стас стал мне дорогим и родным человеком. Я ведь совсем одна. Дороже его у меня никого нет.

– А почему у вас нет детей? Почему ты не родила от него ребенка?

– Потому, что Стас бесплоден, – с болью в голосе произнесла я.

– Твой муж не может иметь детей?

– Нет, – замотала я головой и посмотрела на доктора. – Вы спросите, почему я не родила от другого? Наверное, потому, что очень любила Стаса – других мужчин для меня просто не существовало. Да и как я могла родить от другого, если мой муж бесплоден? Не могла же я его обмануть, если есть приговор врачей? Вот так мы всю жизнь и прожили. Если вы спросите меня о том, почему мы не взяли ребенка из детского дома, то я сразу отвечу: Стас был против. Он сказал, что если Бог не дал своего ребенка, то чужого нам не надо.

– А он никогда не чувствовал себя перед тобой виноватым? Ведь ты же здоровая женщина.

– Не думаю, что он в чем-то винил себя. Когда мы с ним сошлись и поняли, что у нас не может быть детей, захотели выяснить причину. Бесплодным оказался Стас. От него бывшие подружки не беременели, а у меня была прерванная беременность. Тогда он поставил меня перед выбором: если хочу ребенка, то нужно разбегаться и мне искать другого партнера. Если я остаюсь со Стасом, то детская тема закрыта. Я сделала выбор в пользу Стаса.

– И не пожалела?

– Я не хочу отвечать на этот вопрос…

– А он у тебя еще и эгоист. Ведь чаще всего, если у супругов нет детей, то все обвиняют в этом только женщину. Никто и никогда не думает о бесплодии мужа.

– Мне не перед кем оправдываться…

– И все же я не пойму, зачем возвращать мужа, который изменял тебе на твоем собственном дне рождения? Надя, может, нужно все же себя уважать? Твой муж любит молодых, и ты готова лечь под нож хирурга и полностью перекроить свое тело. Но ведь это же дикость! А если в его мозгу что-то переключится и он начнет гоняться за старыми и немощными бабками, ты сразу искусственно себя состаришь? Дорогуша, пойми, так нельзя! Я работаю хирургом много лет, и мне действительно страшно, когда наши женщины перекраивают себя под желания своих мужчин. Муж любит грудь пятого размера, и жена спешит сделать себе грудь пятого размера. Муж хочет обхватить талию двумя руками, и жена тут же ложится под мой нож удалять несколько ребер. Но ведь это абсурд! Наденька, ради своего мужа ты пожертвовала самым святым – материнством. Теперь хочешь пожертвовать своим здоровьем. Неужели не понимаешь, что тот, с кем ты жила эти годы, не стоит твоих жертв? Не стоит сбрасывать со счетов факт, что серной кислотой тебя облила любовница твоего мужа. Вполне возможно, что если бы ты не застала парочку в подсобке, то этой трагедии удалось бы избежать. Забудь про своего непутевого мужа. Ты и так хорошо о нем позаботилась. Оставила ему весь бизнес, все имущество, дом, квартиры, машины. А ведь он этого не заслужил. Всю семейную жизнь ты пахала как проклятая, а он лишь пользовался плодами твоего труда.

– Я приняла это решение еще в реанимации, когда мне делали документы на имя Надежды… Своих решений не меняю. Я хочу купить не только внешность, но и молодость…


Глава 7

Как бы доктор ни пытался доказать мне, что я слегка не в себе и что все должно быть естественно, я была непреклонна и после долгих и утомительных бесед все же уговорила мне помочь. Странно, но с этого момента я больше не боялась зеркал и, по словам Льва Борисовича, облегчила его работу. Теперь он уже вполне спокойно сажал меня перед зеркалом и рассказывал, какие изменения на моем теле он будет производить.

– На следующей неделе я поработаю с твоим подбородком. Предыдущие две операции так и не привели его к нужным пропорциям. Кстати, работать с костями мне придется около года. Тебя не пугает такой срок?

– Некуда торопится, ведь мне всего двадцать три и у меня вся жизнь впереди, – безжизненно произнесла я и почувствовала, как на моих глазах вновь появились слезы.

– После года работы с костями я начну работать с мягкими тканями. Посмотрим, насколько быстро ты будешь восстанавливаться. Твоя новая кожа должна приспособится к новому скелету.

– У меня будет новый скелет?

– Мне придется изрядно с ним поработать.

…А затем началась череда сложнейших операций. Лев Борисович призвал себе на помощь двух хирургов. Каждый раз, когда меня везли в операционную, я закрывала глаза и молилась, чтобы всё прошло хорошо. Тяжелее всего было сразу после операции. Я лежала, периодически теряла сознание от диких болей и боялась пошевелиться. Я вообще перестала понимать, когда я сплю, а когда теряю сознание. Постепенно у меня появились плоский живот, новая грудь, узкая талия (мне удалили ровно два ребра) и точеные бедра.

Я не могу описать, в каких страшных муках прошел этот год. В промежутках между операциями я все же набиралась сил и выходила в парковую зону, забинтованная с головы до ног. Не знаю, как я не сошла с ума за этот год и откуда черпала силы, чтобы вынести дальнейшие операции.

Однажды перед очередной операцией, почувствовав себя лучше, я вышла в общую парковую зону для того, чтобы погулять у озера. Даже не могу описать то состояние, которое я ощутила, стоя у воды. Мне стало невыносимо больно оттого, что где-то там течет жизнь, я а вынуждена находиться в клинике, страдая от бессонницы и диких болей. Поправив больничный халат, я села на землю, вытянула забинтованные ноги и стала наблюдать за кругами на воде.

– Я вам не помешаю? – послышался за моей спиной вопрос на английском языке.

– Что? – вздрогнула я и посмотрела на стоящего рядом со мной мужчину. Я уже давно ни с кем не общалась, кроме медицинского персонала.

– Вы русская? – почему-то обрадовался мужчина и спросил разрешения сесть рядом.

– Русская. Садитесь. Это же не мое частное озеро. А парковая зона для всех пациентов клиники.

– Знаете, я когда вас увидел, даже вздрогнул, – улыбнулся мужчина. – Вы прямо как из фильма о Фантомасе. Я первым делом хотел спросить у вас, какого вы пола – мужского или женского. А когда услышал ваш голос, то все вопросы сразу отпали. – Мужчина помолчал и добавил: – Я, наверно, чушь несу. Дурацкая у меня получилось шутка. Извините. Просто я сегодня здесь первый день. Через неделю будут делать операцию, и я заметно нервничаю. Никогда в жизни не ложился под нож хирурга. Мне только аппендицит в детстве вырезали, и все. Меня Степан зовут.

– Надя.

– Надя, а вы здесь давно?

– Второй год.

– Сколько?

– Второй год, – повторила я и обратилась к мужчине: – Степан, если вам не трудно, покидайте, пожалуйста, камешки в воду.

– Зачем? – удивился мой новый знакомый.

– Мне так хочется послушать, как плещется вода. Я, к сожалению, сама этого сделать не могу. У меня руки перебинтованы.

– Пожалуйста, – немного смутился мужчина. – А вы видите?

– В смысле?

– У вас такой кокон из бинтов на голове, что даже непонятно, предусмотрены ли в нем щелки для глаз.

– Не беспокойтесь. Я все вижу. Правда, один глаз частично потерял зрение, но второй видит хорошо. После больницы придется привыкать к очкам или подбирать контактные линзы.

Степан стал кидать камни в воду, пытаясь бросить каждый следующий камень все дальше и дальше. А я почему-то обрадовалась тому, что за второй год пребывания в клинике наконец нашла в себе силы выйти в общую парковую зону, поговорить с другим пациентом, насладиться природой и шумом воды.

– Вы и вправду радуетесь тому, что я кидаю камни в воду?

– Если бы вы отлежали в этой клинике с мое, то научились бы радоваться тем мелочам, на которые раньше не обращали внимания.

– Надя, я, конечно, понимаю, что не вправе задавать вам этого вопроса, и если он вам не по душе, то заранее извините и не отвечайте. Но мне хотелось бы знать, почему вы так долго здесь находитесь. Вы попали в автомобильную катастрофу? С вами произошло что-то серьезное?

– Я обгорела на пожаре, – тихо произнесла я и поняла, что привела своего нового знакомого в полнейшее замешательство.

– Извините.

– Ничего страшного. Это жизнь. А вы легли на пластику?

– Хотел бы подкорректировать свою внешность.

Я внимательно посмотрела на Степана и пожала плечами:

– Вы очень интересный мужчина.

– Спасибо за комплимент. Но все же мне бы хотелось кое-что в себе поменять.

– Тогда удачной вам операции.

С ума сойти, Степан проводил меня до входа в мою палату и поблагодарил за приятно проведенное вместе время!

– Вы в сорок пятой палате, а я в шестнадцатой. Вы не против, если я иногда буду вам звонить?

– Я не всегда могу разговаривать, особенно после операций.

– Не переживайте, я не буду вам докучать.

После очередной операции в моей палате раздался звонок телефона. Я с трудом дотянулась до трубки в надежде на то, что звонит мой лечащий врач, и услышала голос моего нового знакомого по имени Степан.

– Надя, я не помешал? Это Степан. Мы с вами общались у озера…

– Можете не напоминать. Я вас сразу узнала. Вы единственный человек, с кем я общалась за все время, проведенное в больнице.

– Как вы себя чувствуете?

– Пока неважно. Восстанавливаюсь.

– Я тоже. Может быть, когда восстановимся, встретимся у озера и покидаем камни?

– Может быть…

Где-то через пару месяцев Лев Борисович пригласил меня в свой кабинет и, сняв мои повязки, подвел к большому зеркалу.

– Еще полгодика – и Галатея будет полностью слеплена, – с восхищением смотрел он на мое отражение в зеркале.

А я смотрела на незнакомую мне девушку и понимала, что в ней ничего не осталось от той Ольги.

– Нравится?

– Не знаю. Нужно привыкать к себе новой.

– Учти, это еще не все. Нужно поработать с шеей. Она должна быть более изящной. Хочется сделать красивый изгиб. Кстати, а вот подбородок мне уже нравится. Все пропорции соблюдены… Талия то что надо! А как тебе грудь? Смотри, как она стоит. Не переживай, она не потеряла чувствительности. Я же обещал, что не будет шрамов. Их нет. Кстати, у тебя очень эластичная кожа… Мне пришлось приподнять тебе затылок и сделать надрезы. Посмотри, не видно, что кожа натянута. Все-таки я хочу немного еще поработать с носом… Знаешь, с тобой я чувствую себя не хирургом, а художником.

Лев Борисович прижал меня к себе и прошептал:

– Ты хоть сама чувствуешь, что становишься молодой и красивой? От твоих увечий не остается и следа. Тебе двадцать три года, и жизнь у тебя только начинается. Единственное, что я не смогу остановить, так это климакс. Мы и так идем против природы, но обхитрить ее невозможно. Поэтому во время климакса ничего не бойся. Я думаю, ты со всем справишься.

Через пару месяцев мне вновь позвонил Степан и предложил встретиться у озера. Так как я уже прошла восстановительный период после последней операции, я, не раздумывая, согласилась. Надев платье и покрутившись у зеркала, я подумала о том, что в двадцать три года я могу позволить себе более интересные и смелые вещи. Нужно обязательно заняться гардеробом после выписки из больницы. Я пришла к озеру и села на скамейку. Увидев, что мимо меня прошел мужчина, которого я никогда раньше не видела, я уже собралась было уходить, но мужчина вновь прошел мимо меня, остановился и как-то нерешительно спросил:

– А вы случайно не Надя?

– Надя.

– А я Степан.

– Вы Степан?

Вглядываясь в лицо мужчины, я поразилась, насколько он изменил свою внешность, и прошептала:

– Никогда бы вас не узнала…

– Я вас тоже. Я думал, вы опять придете в образе Фантомаса.

– Не могу же я всю жизнь так ходить.

– А вы очень красивы.

– Молитвами моего доктора я восстанавливаюсь. Осталось еще немного. Через три месяца меня уже выпишут, и все самое страшное будет позади.

Степан достал из пакета бутылку шампанского, два бокала и плитку шоколада.

– Может, отметим удачный исход операции на природе? Я наше отечественное шампанское специально привез. Думаю, как все это закончится, так обязательно отмечу и вспомню родину. Меня завтра выписывают. Я бы мог вас в ресторан пригласить, но не очень хочется встречаться с другими пациентами. Не знаю, единственные мы русские в этой клинике или нет. Тут никто не дает никакой информации. В общем, с другими соотечественниками встречаться не хочется. А к озеру редко кто приходит.

Я смотрела, как Степан разливает шампанское, и думала о том, что если мужчина сорока лет изменил свою внешность, значит, на это есть причины и о них лучше не спрашивать. Меньше знаешь – спокойнее живешь. Мы пили шампанское, разговаривали и бросали камешки в воду….


Глава 8

За неделю до выписки я нашла в себе силы сходить в ресторан, находящийся на территории клиники. Когда я подходила к ресторану, я чувствовала себя крайне неловко, потому что еще не могла привыкнуть к своему новому образу. Лев Борисович посоветовал мне пить побольше воды, есть как можно больше овощей и ограничить себя в жирном и мясном. Заказав себе легкий салат, я заметила, как на меня смотрит сидящий напротив мужчина, и заметно смутилась. Признаться честно, за эти год и восемь месяцев я так отвыкла от мужского внимания, что вообще не могла представить себе, что мужчины могут смотреть на меня с нескрываемым интересом. Мне начинало казаться, что я выгляжу как-то не так, что платье слишком просвечивает и под ним видны мои шрамы.

После обеда один из пациентов пропустил меня вперед и окинул таким проникновенным изучающим взглядом, что я почувствовала, как забилось мое сердце, и бросилась прочь.

Чем ближе была выписка, тем все чаще и чаще меня бил озноб. Мне действительно было страшно пускаться в плавание под названием «новая жизнь». И все же, несмотря на все страхи, связанные с моим новым образом, я учила себя мыслить позитивно. Нужно приучить себя вставать по утрам в хорошем настроении и улыбаться. Ведь у меня теперь такая красивая улыбка и такие сексуальные пухлые губы. Самое главное – не зацикливаться на том, что «дальше будет только хуже», «почему это случилось именно со мной», «как же все паршиво». Надо заниматься самовнушением. Внушить себе, что дальше будет только лучше, что я на правильном пути и то, что я делаю, я всегда делаю верно. Я просто не могу принимать ошибочных решений. Одним словом, нужно учиться жить положительными эмоциями и благодарить судьбу за то, что у меня есть в этот момент. А ведь у меня есть я сама. Я сделаю все возможное, чтобы еще раз стать счастливой и понять, как жизнь все же прекрасна. Нужно взять все самое лучшее от той женщины, какой я была ранее. Важно не скупиться на комплименты и говорить их окружающим людям как можно чаще. Благодаря этому вокруг меня воцарится доброжелательная атмосфера, в которой легче живется.

Я вновь подумала о той Ольге, с которой я так безжалостно рассталась. У нее было одно потрясающее качество, которое я должна взять для Надежды. Ольга умела слушать свои желания и идти навстречу им, перебарывая лень, страх и любые трудности.

На следующий день я уже сидела в кабинете Льва Борисовича и наблюдала за тем, как он тщательно измеряет пропорции моего лица и делает кое-какие наброски на компьютере.

– Надя, нужно быть осторожной, – озадаченно сказал он.

– Почему? Что не так?

– Твой внешний вид безупречен. Ты лежала в больнице почти два года. Через три месяца тебе двадцать пять. Не забывай, что под этой безупречной внешней оболочкой тебе уже почти сорок семь. Поэтому тебе необходимо тщательно соблюдать диету, следить за своим здоровьем и весом и также прислушиваться к своему организму. Как ни крути, но твои годы внутри тебя, и от этого никуда не денешься. Твой организм настолько ослаб, что тебе бы не помешал хороший курорт на море с потрясающим СПА-салоном. Старайся больше отдыхать и меньше нервничать.

– Я буду стараться.

– Кстати, тело должно петь в созвучии с душой. Без этой гармонии не будет нужного результата. На сколько лет ты сейчас ощущаешь себя в своей душе?

– На восемнадцать, – ответила я не раздумывая.

– Мне нравится твой ответ, – улыбнулся доктор.

– Я ходила в ресторан, – как-то осторожно начала я.

– И что?

– Мужчины так на меня смотрят… Даже как-то непривычно.

– А что, разве Ольга из прошлой жизни была обделена вниманием мужчин?

– Нет, что вы. Скорее наоборот. У Ольги с этим никогда не было проблем, а вот у Нади, похоже, серьезные проблемы.

– Эти проблемы только психологического плана. Я думаю, ты с ними справишься. Ты должна привыкать к своему новому и молодому телу. Мужчины будут делать тебе комплименты и жадно смотреть тебе вслед.

– Я уже забыла, что это такое.

– Ничего, вспомнишь. Кстати, я и сам не ожидал, но у тебя теперь очень красивый разрез глаз. Правда, тебе придется носить очки или линзы.

– Я уже заказала у медсестры линзы. Завтра она их привезет. Похожу пока в линзах, надоест – надену очки.

– Линзы – это хорошо. Самое главное, чтобы в твоих глазах был блеск. Это важно для любой женщины. Если в них нет этого озорного огонька, ее не спасет даже потрясающая внешняя красота, да и мужчины быстро потеряют к ней интерес.

Лев Борисович вновь посмотрел на меня озадаченным взглядом и задумчиво произнес:

– Надя, я сделал для тебя все что мог. За эти два года я чувствовал себя не просто хирургом, а настоящим художником. Но я же говорил тебе, что я не волшебник. Я не могу прыгнуть выше головы…

– Вы о чем?

– О том, что на теле остались шрамы, и от этого никуда не денешься. Сама знаешь, сколько сложнейших операций было проведено. Без шрамов никак. Поэтому тебе не стоит надевать купальник и загорать на пляже. Это категорически противопоказано. Солнце старит любую кожу. Учитывая то, что твоя кожа подтянута, тебе лучше вообще не появляться на солнце.

– Не буду.

– И еще. Ты сейчас очень молодая и красивая. Если будешь вступать в близость с мужчинами, то старайся заниматься любовью в темноте, чтобы не было видно твоих шрамов. Не забывай об этом.

– Я буду заниматься сексом только в полной темноте, – глухо проговорила я и почувствовала острую душевную боль.

– Это правильно. Никому не надо видеть, что на столь совершенном теле есть рубцы, от которых невозможно избавиться. Тот, кто действительно тебя полюбит, тот полюбит не только твое совершенное тело, но и твои шрамы. Твой мужчина в первую очередь должен полюбить твою душу, а потом уже все остальное.

Лев Борисович открыл папку и достал из нее несколько фотографий.

– Мой хороший знакомый и твой бывший лечащий врач Игорь, проживающий сейчас в Италии, летал по делам в Россию. Он попал прямо с корабля на бал и просил тебе это передать…

– Что это? – Я смотрела на снимки и чувствовала, как ком подкатывает к горлу.

На фотографии были изображены двое: Стас и та самая Инга, которая облила меня серной кислотой и пустила мою жизнь под откос. Передо мной были свадебные фотографии. Инга в белоснежном платье целовала моего мужа, который просто светился от счастья.

Я смотрела на эти фотографии, вглядывалась в счастливые глаза Стаса и пыталась понять, что же я в нем столько лет любила… Не топтала ли я саму себя, столько лет заботясь об этом человеке и прощая ему все те душевные горести, которые он принес в мою жизнь?

– Как это так? – спросила я безжизненно и выронила фотографии из рук. – Это что, свадьба?

– Свадьба, которая была сыграна через год после смерти Ольги.

– А почему вы не захотели показать мне их раньше?

– Ты была слишком слаба, и у тебя впереди было несколько сложных операций. Сейчас все позади, и ты окрепла. Я показал тебе эти фотографии для того, чтобы ты отказалась от идеи возвратить своего мужа. Это уже чужой муж. Теперь этот человек не имеет к тебе никакого отношения.

– Как же так? Эту девушку же должны были посадить за решетку. Ее искали… Лев Борисович, как же такое могло произойти?

– Наденька, ты же сама оставила мужу все, что имела. Твой бизнес приносит колоссальные деньги.

– А при чем тут мой бизнес? – не сразу поняла я своего доктора.

– Считай, что ты помогла спасти свою соперницу от тюрьмы при помощи своих же денег.

– А как же правосудие?

– Если есть деньги, о каком правосудии может идти речь? – осторожно заметил Лев Борисович. – Тем более, Ольга Петровна умерла. Кому теперь нужно это правосудие?

– Стасу, – неуверенно ответила я.

– Стасу нужна молодая, красивая и сексапильная жена.

– Как он посмел? Ведь она же облила меня кислотой… Он должен был задушить ее своими руками. А что подумают люди? Что они говорят про этот брак? Они хоть его осуждают?

– По-моему, этим двоим наплевать, что о них подумают люди. Они живут по принципу: «Люди поговорят два дня и забудут». После того как Ольгу Петровну похоронили, было доказано, что Инга совершила преступление в состоянии аффекта. Ее даже положили на пару месяцев в психиатрическую лечебницу, чтобы доказать, что она неадекватна, а после этого Стас сделал все возможное, чтобы вообще снять с нее все обвинения. Правда оказалась никому не нужна. Да и за то, чтобы ее не было, была назначена слишком высокая цена.

– Боже мой! Если он столько для нее сделал, неужели он ее любил?

– Этого не можем знать ни я, ни ты.

– Но ведь Стас был и остается единственным мужчиной на этом свете, который может излечить мою боль. Я бы смогла пережить, если бы он женился на другой, но не на Инге.

– Надюша, я тебе еще раньше говорил, что твой Стас совсем не тот человек, который тебе нужен. Теперь ты жалеешь, что пошла ради него на подобные жертвы, которые он все равно никогда не оценит?

– Я пошла на эти жертвы ради себя, – с вызовом ответила я, смахивая слезы.

– Хороший ответ. Мне он очень понравился. Надя, у тебя есть деньги, но как бы много у тебя ни было денег, они всегда имеют свойство когда-нибудь заканчиваться. Вот только работать как раньше тебе уже нельзя. Твоему организму противопоказаны серьезные нагрузки. Купи квартиру и попытайся наладить свою жизнь. Я уверен, что ты обязательно встретишь мужчину, который оценит твою красоту и молодость. Только не возвращайся в прошлую жизнь и уж тем более не пытайся вернуть своего мужа. Стаса любила не ты, а Ольга. А вот Наде нет до него никакого дела. Надя слишком много поставила на карту, чтобы любить того, кому она совсем не нужна.

– Лев Борисович, а вы и вправду считаете, что я смогу быть счастливой?

– Конечно, сможешь!

– Но ведь я всего лишь результат умелых пластических операций. Это не мое лицо, не моя шея, не моя грудь, не моя талия и не мои ноги. Во мне нет ничего своего.

– В тебе есть твоя душа. Поверь, этого вполне достаточно для того, чтобы вновь попытаться стать счастливой. И никому, ни при каких обстоятельствах не рассказывай о том, кто ты на самом деле такая. Не говори о своих пластических операциях и о том, как ты полностью переделала свое тело. Пойми, однажды судьба улыбается каждому из нас. И важно не пропустить эту улыбку. Быть может, эта жизнь в новом теле дана тебе для того, чтобы обрести настоящее женское счастье.

Лев Борисович помолчал и добавил:

– Неужели ты даже после всего, что узнала, продолжаешь любить своего Стаса?

– От любви не отказываются так быстро… – отвела я глаза в сторону.

– Тогда нужно сражаться с этой проклятой любовью, ведь она практически убивает твою жизнь.

– Я еще никогда не боялась жить так, как боюсь сейчас, – прошептала я, взяв Льва Борисовича за руку. – Я очень люблю Надю, но иногда мне кажется, что я так виновата перед Ольгой… Я так безжалостно ее похоронила. А ведь она виновата только в одном. Она виновата в том, что верила Стасу намного больше, чем себе.

Доктор притянул меня к себе и как-то по-отцовски заботливо произнес:

– Наденька, добро пожаловать в новую жизнь. Я уверен, что ты ничуть не слабее, чем Ольга. Ты сможешь, и у тебя все получится. Ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь. У тебя есть мой номер телефона, можешь звонить мне в любое время суток.


Глава 9

Сама не знаю почему, но, как только я села в такси сразу после выписки из клиники, мне пришлось достать носовой платок и смахнуть выступившие на глазах слезы. Когда здание клиники скрылось из виду, я смогла взять себя в руки и начать любоваться Швейцарией.

Как ни крути, но Швейцария очень дорогая и закрытая страна, переехать сюда на постоянное место жительства могут позволить себе только состоятельные люди. Конечно, существует Швейцария для туристов и Швейцария для тех, кто в ней живет. Для тех, кто в ней живет, она намного дешевле. Цены для постороннего человека и постоянного посетителя разные. В Швейцарии любят постоянных клиентов. Они всегда платят меньше, потому что за них держатся и ими действительно дорожат.

А еще в Швейцарии невозможно заблудиться. Тут такая продуманная система указателей и цветовых разметок… А если пешеход вступил на «зебру», то весь транспорт тут же замирает на месте. Интересно наблюдать за всем этим.

Уже никого не удивляет тот факт, что, несмотря на то, что в Швейцарии один из самых высоких уровней жизни, пенсионеры здесь не чувствуют себя обделенными и могут позволить себе ходить в рестораны. Да и за счета в швейцарских банках все спокойны. Здесь нет ни деноминаций, ни «замороженных» вкладов в банках. Для меня Швейцария всегда останется далекой сказочной страной.

Когда такси остановилось у роскошного отеля, я рассчиталась с таксистом и вышла из машины. Не успела я зайти в отель, как весь обслуживающийся персонал стал мне улыбаться и желать хорошего дня. Войдя в свой номер, я раздвинула плотные шторы и посмотрела в окно. Тут в дверь номера постучали, я пошла ее открывать, но, не успев ее распахнуть, получила довольно сильный удар по лицу от незнакомого молодого человека достаточно крепкого телосложения.

Я взвизгнула и отлетела к стене.

– Заткнись, – на чистом русском языке произнес молодой человек и, закрыв за собой дверь, наставил на меня пистолет. – Пистолет с глушителем. Если скажешь хоть одно слово, я просто прострелю тебе твою башку. Никто ничего не услышит. Ты меня поняла?

– Поняла, – обреченно ответила я.

– Ну вот и хорошо, что ты такая понятливая.

Я ощупывала свое лицо, которое покраснело от удара, и постанывала.

– Только не бейте меня, пожалуйста. Я после операции, кожа еще не прижилась.

– Что, морду натянула? – усмехнулся молодой человек.

– Что вам нужно?

– Денег.

– Каких денег?

– Твоих, разумеется.

– Но у меня ничего нет… Кто вы? Лучше уходите, иначе я буду вынуждена сообщить полиции о вашем нежелательном визите.

– Ты меня полицией не пугай. Я не из пугливых. Сам кого хочешь застращаю. Как тебя зовут?

– Ты ко мне знакомиться, что ли, в номер пришел? – Я и сама не заметила, как перешла на «ты».

– Хорошо, давай познакомимся. Меня зовут Марат.

– Меня – Надя, – сквозь зубы процедила я и вновь потерла пылающую щеку. – Только я как-то не привыкла, чтобы ко мне вот так врывались в номер, били по лицу и… знакомились.

– Привыкнешь, – заметил незваный гость и посмотрел на часы. – Послушай, я тут с тобой шутки шутить не буду. Если хочешь остаться жива, значит, сделаешь всё, что я тебе скажу.

В дверь вновь постучали, Марат по-хозяйски ее открыл и впустил в номер еще троих незнакомых молодых ребят. При этом он по-прежнему держал меня на прицеле и, судя по всему, был настроен весьма решительно.

– Знакомься, это мои друзья. Твои соотечественники, которые вот уже несколько лет как обосновались в Швейцарии. Тебе приятно встретить здесь земляков?

– Не уверена.

– Хорошая страна, ты не находишь? Тихая, спокойная, стабильная. Все уважающие себя люди хранят деньги в швейцарских банках и особо не парятся, что с ними может что-то случиться. Многие едут сюда на лечение. Медицина тут дай бог каждому. Вот и Костик наш лег в одну элитную клинику себе нос исправить. А то получилось, что ему однажды по пьянке нос сломали. Видишь, какой у нашего Костика теперь красивый нос?

Я кивнула, боясь пошевелиться.

– Между прочим, в Швейцарии много русских и, несмотря на то, что общественный порядок здесь – это святыня, которую оберегает целая армия принципиальных и крайне добросовестных полицейских, здесь много наших русских ребят, которые любят легкие деньги и считают, что заработать их можно не только в России.

– Я так понимаю, что вы и есть эти ребята?

– Ты правильно понимаешь.

– Но я не совсем понимаю, что от меня-то нужно?

– Надя, ты что, такая тупая? Тебе же ясно сказали – нужны деньги.

– Сколько? Сто долларов? Двести? Триста? Пятьсот? Тысяча?

Вместо ответа молодой человек закурил и нервно стряхнул пепел сигареты на пол.

– Ты не дослушала мою историю. Так вот, наш Костик лег в одну элитную клинику, чтобы подправить свой нос, всего месяц назад. Но так как он у нас парень хитрый и сообразительный, обманом ему удалось проникнуть в компьютерную базу данных и кое-что узнать о пациентах клиники. Так как у Кости не было возможности «пробить» всю базу, он смог найти только одного пациента из России – это тебя. Можно сказать, что тебе не повезло, что на тебя вышел Костик. Оказалось, ты, Наденька, в этой клинике уже почти два года паришься. Это какие же деньжищи надо иметь, чтобы позволить себе оплачивать лечение столь длительный срок! Ему удалось увидеть твою фотографию и узнать дату выписки. Вот мы тебя, Наденька, и выпасли! – Марат повернулся к сидящему в кресле мужику и спросил: – Костя, это она? Это та девка из базы данных?

– Она, – кивнул Костя. – Просто она на фотографии блеклая какая-то была, а сейчас у нее видок посвежее. Подлечилась.

Я с ужасом смотрела на своих соотечественников и понимала, что попала в лапы к самой настоящей русской мафии, которая орудует за рубежом. Точно такие же отморозки, как и в России, кооперируются и нападают на своих же соотечественников уже за пределами нашей родины.

– Ребята, что-то вы не по понятиям живете, – попыталась достучаться я до здравого смысла сидящих передо мной мужчин. – Вы что у убогих деньги-то забираете?

– А где ты нашла убогих?

– Ведь люди в этих клиниках лежат не потому, что они с жиру бесятся, а потому, что выхода у них нет, здоровье окончательно подорвано. Вы бы еще в дом инвалидов с оружием пришли.

– Только не сравнивай дом инвалидов с частной элитной клиникой. Пургу не гони, красотка.

– А в чем разница? Если так разобраться, то я тоже инвалид. И два года я восстанавливалась только по той причине, что на пожаре пострадала. Мне сейчас деньги самой нужны, потому что работать больше нельзя, а жить и поправлять дальше изрядно пошатнувшееся здоровье нужно.

– Да ладно, – злобно усмехнулся Марат. – Можно подумать, ты из своего кармана за лечение платила! Ты молодая слишком, чтобы иметь такие деньги. Ты там, в Москве, по ходу, на Рублевке живешь? Папа какой-нибудь банкир, денег хоть задницей ешь?

– За свое лечение платила я сама. Нет у меня ни родителей, ни родственников, богатых мужей и любовников тоже нет. Одна я совсем, и надеяться я в этой жизни могу только на себя. А еще мне всегда казалось, что соотечественники друг другу руку помощи протягивать за рубежом должны, а не отнимать последнее. – Я все-таки надеялась, что у бандитов, напавших на меня, осталась хоть капля совести. – Ребята, вы бы лучше орудовали в тех местах, куда съезжаются самые богатые россияне покататься на лыжах, попить дорогое вино, потанцевать и ложками поесть черной икры.

– Ты нас что, стыдить вздумала? Что-то по тебе не видно, что ты убогая, а то, что ты там где-то обгорела, – твои личные проблемы. Мы даже не будем спрашивать тебя, сколько денег ты потратила на свое лечение. – Марат вновь подскочил ко мне и приставил пистолет к моему уху. – Ты держишь деньги в швейцарском банке? Говори, сука, а то стрелять буду.

– Да, – глухо ответила я.

– Сколько у тебя на счету?

– У меня на счету немного. Я все потратила на лечение.

– Сколько? Если соврешь, получишь пулю в висок.

– На моем счету сто тысяч евро, – прошептала я и получила сильный удар по голове.


…Я очнулась и с ужасом поняла, что нахожусь не в отеле, а в каком-то незнакомом помещении. Позже я узнала, что из отеля меня в бессознательном состоянии вынесли в большом чемодане. Выследившие меня отморозки зарегистрировались в этом же отеле в качестве постояльцев. Меня держали в комнате со стальными решетками на окнах и не выпускали на воздух. Мое самочувствие резко ухудшилось, и даже стало казаться, что я начала быстро стареть.

Осознав, что эти выродки не шутят, я решила, что здоровье и жизнь важнее денег, и назвала им точную сумму, лежащую на моем счету. А на моем счету лежало ровно два с половиной миллиона евро. Это все мои оставшиеся сбережения. Других не было.

Глядя на то, как эти типы спорят, каким способом лучше снять деньги, я терла затылок и стонала от дикой головной боли.

– Марат, вот это удача! Не думали и не гадали, что к нам в руки приплывет такая добыча, – потирал ладони Костик. – Два с половиной миллиона евро! Громадная сумма! Может, мы возьмем у нее кредитную карточку и снимем деньги? Это же очень удобно, и доступ к счету открыт в любое время суток. Банкоматов полно. Правда, дорогостоящее это мероприятие. При получении денег в банкомате берутся комиссионные.

– И сколько мы так будем эти деньги снимать?! – не соглашался другой. – Ты что, не знаешь, что есть ограничение на снятие определенной суммы в течение суток? Да мы с ума сойдем такую сумму снимать! Попадемся, и всё тут!

– Я предлагаю снять деньги со счета прямо в банковской кассе.

– Да ты что? В банковской кассе снимать деньги очень опасно. Нас эта баба сразу выставит. Нас же с ней в банк никто не пустит. А если она пройдет в банк одна, то тут же начнет визжать и звать полицию. Тогда нас всех накроют.

– А может, получить деньги дорожными чеками? Чеки можно получить в разной валюте по самому выгодному обменному курсу, да и всего один процент комиссионных.

– А ты уверен, что она и тут нас не подставит?

– Все это лажа, – заявил Марат. – Мы получим деньги банковскими переводами. Девка переведет деньги со своего счета на наш. Это быстро, недорого и удобно.

Произнеся это, Марат вновь достал пистолет и молниеносно всадил в голову своих приятелей по пуле. Это было сделано настолько профессионально и быстро, что никто из мужчин не успел ни закричать, ни хоть как-то попытаться спасти жизнь. Увидев три окровавленных трупа на полу, я перевела взгляд, полный ужаса, на Марата.

– Не бойся, – подмигнул мне Марат. – С тобой я ничего не сделаю. Ты нужна мне, чтобы снять деньги. Так что не трясись от страха, ты мне еще пригодишься. – Марат сунул пистолет в карман и показал на мертвых мужчин: – Ты думаешь, это мои друзья? Нет. Сама посуди, зачем мне эти трое, если у меня будут два с половиной миллиона евро?! Я же не дурак, чтобы с ними делиться. А это так, прилипалы, прилипли ко мне, чтобы кого-нибудь на деньги развести. Так, по мелочам и отрабатывали. По мелочам и делились. А по-крупному я с ними делиться не хочу. Я сам себе хозяин!


Глава 10

Все, что происходило дальше, было словно в тумане. Марат привязал меня к стулу и, как только стемнело, перетаскал тела своих дружков во двор и бросил в колодец. Когда все было сделано, он отвязал меня от стула и повел на летнюю кухню.

– Послушай, давай моих ребят помянем. Пожелаем им, чтоб земля была для них пухом. Может быть, я и сволочь последняя, что так с ними поступил, но это деньги. Тем более, на кону стоит слишком большая сумма. Если бы я этого не сделал, то уверен, что это сделал бы кто-то из них, и я бы тоже уже лежал в колодце, – словно оправдывался Марат. Он поставил на стол бутылку водки и какую-то нехитрую закуску. – Соскучилась, наверное, по русской водке? Почти два года в больнице отбарабанила и вкус-то ее уже забыла?

– Я водку вообще никогда не пила.

Я испуганно смотрела на Марата и вспоминала, что в последний раз пила шампанское вместе со Степаном на озере, находящемся на территории клиники. С тех пор я ни разу не употребляла алкоголь и не испытывала по этому поводу ни малейшего сожаления. Но когда Марат все же налил мне рюмку, я выпила не задумываясь и закусила соленым огурцом. Мне было страшно. Я попала в ситуацию, в которую даже теоретически трудно попасть. Никогда не думала, что бандитизм процветает не только в России, но и далеко за ее пределами. Например, в такой благополучной стране, как Швейцария. Отечественные отморозки добрались даже сюда.

– Послушай, а ты мажорка, что ли?

– В смысле?

– В смысле у тебя предки, наверное, жуть какие крутые? Ты относишься к «золотой молодежи»?

– Мои родители умерли.

– Но наследство-то они тебе оставили? На что шикуешь?

– Какое наследство? Они жили достаточно скромно и сами еле сводили концы с концами. Я не шикую, а поправляю свое здоровье. Шикуют те, кто из одного ресторана в другой шныряют и каждый день машины меняют. А я восстанавливаю здоровье. Неужели ты разницы не понимаешь?

– Тогда откуда у тебя такие бабки? Два года лечиться в такой клинике, еще и на счету иметь два с половиной миллиона евриков! Мужика, наверное, охренительного зацепила? Неужели в наше время мужики так на баб тратятся?

– Это мои честно заработанные деньги. Я в России заработала.

– Это что ж у тебя за бизнес такой был, что ты заработала такие бабки?! Даже под самым крутым мужиком таких денег никогда не заработаешь.

– Я руководила очень крупной компанией.

Марат рассмеялся и чуть было не упал со стула.

– Подруга, тебе лет-то сколько? Двадцать с копейками?

– Мне двадцать пятый год.

– И что, в такие годы можно управлять крупной компанией без богатых предков, связей и спонсоров?

– Можно.

– Ага, так я тебе и поверил! Значит, не хочешь говорить, откуда на твой счет денежки капают?

– Я тебе все сказала.

Я быстро опьянела, ведь мой организм был сильно ослаблен, и на всякий случай провела ладонью по своему лицу и взволнованно спросила:

– У тебя есть зеркало?

– Зачем?

– Если я спросила, значит, оно мне нужно.

Марат показал на небольшое зеркало, висящее над умывальником, и вновь разлил водку по рюмкам. Я подошла к зеркалу и стала внимательно всматриваться в свое отражение. Убедившись, что на лице нет никаких повреждений и неожиданно выступивших морщин, появления которых я боялась больше всего на свете, я вновь села на место и облегченно вздохнула.

– Ну как, все в порядке?

– Пока да.

– Послушай, а ты и вправду на пожаре обгорела?

– Правда.

Марат внимательно на меня посмотрел и одобрительно кивнул:

– А тебя нормально подлатали. Выглядишь ты просто потрясно. Так и не скажешь, что ты в огне горела. Только вот откуда у тебя деньги, ты мне не хочешь признаться.

– А тебе зачем столько денег? – устало спросила я.

– Как это «зачем»? – оживился Марат. – Ты спрашиваешь меня, зачем мне два с половиной миллиона?

– Спрашиваю. Мне эти деньги нужны для поддержания здоровья, а тебе зачем?

– Да я дерну из Швейцарии в другую страну. Куплю себе новые документы и заживу припеваючи. С такими деньгами можно смело новую жизнь начинать.

– И какова в твоем понимании новая жизнь?

– Кафе какое-нибудь себе куплю или придорожный ресторанчик. Хватит всякой ерундой заниматься. Может быть, даже женюсь. Одним словом, по-правильному заживу. Мне уже самому надоело гоп-стопом заниматься. Больших денег заработать не получилось. Ты первая клиентка, которая к нам в руки с такими деньгами приплыла.

– А со мной что будет? – выдохнула я и опустила глаза. – После того, как мы снимем деньги, ты меня тоже в колодец отправишь следом за своими друзьями?

– Я же сказал тебе, что никакие они мне не друзья! – Марат так сильно ударил кулаком по столу, что я вздрогнула и пожалела, что задала вопрос. – Мы просто с ними промышляли и пытались заработать себе на нормальную жизнь. В нашей среде друзей не бывает. А насчет тебя… Нужно хорошенько подумать. Все зависит от того, как ты будешь себя вести. Если станешь хорошей девочкой, то я подарю тебе жизнь. Сегодня мы с тобой здесь переночуем, а завтра пойдет снимать деньги в банке. Нужно сделать все как можно быстрее и в спешном порядке дергать из страны.

Выпив очередную рюмку водки, Марат посмотрел на меня уже совершенно другим взглядом. Точно таким, как смотрят похотливые мужчины, которым хочется удовлетворить свои животные инстинкты.

– Послушай, а может, мы с тобой что-нибудь придумаем? Ты как в плане немного расслабиться и заняться сексом? – прищурился он.

– Мне нельзя.

– С чего бы это?

– С того, что у меня недавно была операция. Мне противопоказаны любые нагрузки.

– Да какие, к черту, нагрузки? Нагрузки должны быть у меня. А тебе-то что? Лежи, расслабься и получай удовольствие. Ты там в своей больнице за два года, наверное, ни разу никому не дала? Зацементировалось уже всё?

В тот момент, когда Марат стал ко мне приближаться, я подскочила со своего места и начала медленно отходить назад.

– Я тебя умоляю, не надо! Мне действительно нельзя. Я же после операции. Организм слишком ослабленный. Самочувствие ниже плинтуса.

– Представь, что я твой лечащий врач, и я говорю, что тебе можно. Я назначаю тебе лечение сексом. Организм необходимо встряхнуть.

– Если в тебе осталось хоть что-нибудь человеческое, то одумайся. Не стоит издеваться над больной женщиной.

– Послушай, ты что, дура? Ты что несешь? Кто здесь собрался над тобой издеваться?! Я всего лишь хочу сделать тебе и себе приятное. Поэтому, если ты хочешь, чтобы я не бил тебя по твоей прооперированной голове, лучше уступи, дай по-хорошему, расслабься и сама получи удовольствие.

Мне уже было некуда отступать, я уперлась спиной в стену и выдавила жалкую улыбку:

– Хорошо. Тогда раздевайся. Покажи, что там у тебя есть и можно ли использовать это по назначению.

– Вот это уже другой разговор! Это мне нравится. Кстати, ты зря сомневаешься, что мой инструмент нельзя использовать. Его не только можно использовать, а даже нужно. Пользуйся моментом. А то оно и в самом деле без дела болтается… Вернее, не болтается, а уже стоит. – Марат спешно разделся. – Полная боевая готовность! Орудие к бою готово! – пьяным голосом сообщил он, усмехаясь. – Пойди сюда, я тебя не съем…

Я украдкой посмотрела на брошенный на спинку стула пиджак. Из кармана торчала рукоятка пистолета. Я пошла к Марату.

– Иди, сядь на стул… – не успела договорить я, как дверь в летнюю кухню открылась и на пороге появился незнакомый мужчина.

В этот момент меня обдало холодным потом, потому что я сразу узнала того самого Степана, с которым я лежала в больнице, встречалась у озера и кидала камешки в воду.

Марат повернулся к Степану и, слегка пошатываясь, спросил:

– Дядь, а тебя каким ветром сюда занесло?

– Как это «каким»? Мы же сегодня договорились с тобой встретиться в баре, а ты не пришел. Я тебя прождал…

– Ой, точно! Я же совсем забыл. Просто я тут давнюю подругу встретил. Мы столько не виделись. Решили хорошенько оторваться. Забыли обо всем на свете. Сам знаешь, в наши-то годы… Видишь, до сих пор одеться не могу. Девка шальная попалась. Затрахала в полном смысле этого слова.

Воспользовавшись тем, что Марат повернулся ко мне спиной, я бросилась к его пиджаку, достала пистолет, молниеносно сняла его с предохранителя, а затем несколько раз выстрелила ему в спину.

После того как Марат рухнул на пол, я навела прицел на Степана и твердо сказала:

– Не дергайся. Иначе будешь следующий.


Глава 11

– Надя? Ты, что ли? – Степан не мог прийти в себя от изумления.

– Надя, Надя… А ты Степа…

– Да, – кивнул Степан, непрерывно переводя полный ужаса взгляд с убитого Марата на пистолет в моей руке.

– Давно не виделись.

– Действительно, давно. Ты уже выписалась?

– Нет. Я еще в больнице лежу, – съязвила я.

– Действительно, глупый вопрос. Если ты здесь, значит, выписалась… А я хотел тебе позвонить.

– Зачем?

– Встретить после выписки.

– Спасибо. Меня уже встретили.

– Марат?

– И еще трое его дружбанов.

– Ты их знала раньше?

– А их не нужно знать. Они всегда найдут повод, чтобы познакомиться.

– Если честно, то я не понимаю, что здесь происходит.

– А тебе и не нужно. Почему этот подонок назвал тебя дядей?

– Потому, что этот подонок – мой племянник, – ответил Степан.

– Родственник, значит!

– Родственник.

– Плохо ты своего племянника воспитал. Человека из него так и не получилось.

– Я его не воспитывал. Его улица воспитала. Просто он очень рано лишился родителей, попал в дурную компанию, потом пристрастился к наркотикам… В общем, покатился по наклонной. Мы с ним редко виделись. Только несколько раз вот здесь, в Швейцарии… – растерянно говорил Степан.

– Лично на меня он произвел отвратительное впечатление.

– Надя, может быть, ты все-таки уберешь пистолет? Я-то тебе плохого ничего не сделаю.

– Не уверена.

– В чем?

– В том, что ты безопасен. Может, ты ничем не отличаешься от своего племянничка. Яблочко от яблони недалеко падает.

– Марат – яблоко не от моей яблони. – Степан бросился к Марату и попытался нащупать у него пульс.

– Я же сказала – не дергайся! Ты что, не понял, что я два раза не предупреждаю? Сейчас пулю схлопочешь!

– Надя, ты хоть понимаешь, что только что убила человека? У него нет пульса. Он мертв. Ему уже ничем не поможешь.

– Вот и хорошо.

– Что хорошего-то?

– Что ему уже ничем не поможешь. Жалко только, что ему не было больно так же, как мне.

Степан поднялся и направился ко мне.

– Отдай пистолет. Он тебе не нужен. Иначе ты наделаешь глупостей.

– Не двигайся! – скомандовала я и сняла пистолет с предохранителя. – Встань лицом к стене!

– Что?

– Что слышал! Встань к стене, я сказала! Руки за голову!

Поняв, что я настроена крайне решительно, Степан покорно повернулся лицом к стене. Я подошла к двери и бросила:

– Там, в колодце, еще три трупа.

– Это все ты?

– Нет, твой племянник. Он прикончил своих корешей ради призрачных денег.

В тот момент, когда я уже хотела выйти из дома, Степан попросил меня остановиться и тихо спросил:

– Ты сейчас куда?

– Какая тебе разница?

– Разница в том, что прямо на моих глазах ты убила моего единственного племянника. А я таких вещей не прощаю. Я хотел бы знать, за что ты его шлепнула.

– За то, что эта сволочь выслеживает людей, которые лечились в клинике, врывается в их жилище и требует денег, – с вызовом ответила я. – Уж тебе-то хорошо известно, как чувствует себя человек после операции. Ты же прекрасно знаешь, как тяжело восстановиться. А я пролежала в больнице почти два года. Я не то что жить боюсь, а даже дышать. И эта скотина била меня по голове и лицу! Я несколько раз теряла сознание! И это при моем-то слабом здоровье! В бессознательном состоянии он привез меня в этот дом и стал требовать, чтобы я сняла все деньги со своего счета в банке. Для него вообще нет ничего святого. Он прикончил своих дружков, мотивируя это тем, что не хочет с ними делиться. А еще он хотел как можно быстрее снять с кредитки мои деньги и дернуть из этой страны, только перед этим решил грохнуть меня как единственную свидетельницу и сбросить в колодец. – Я перевела дух и добавила: – Я и подумать не могла, что бывают такие отморозки, которые промышляют подобным. Следят за людьми, которые выписываются из клиники, и шантажируют их. Что-то я не замечала, чтобы у нас в России у больниц караулили, или у нас лечение не такое дорогое, как здесь? Я, между прочим, два года восстанавливала свой организм, боролась с болезнью, а эта сволочь била меня по голове! Не для того я так долго боролась за свою жизнь, чтобы так быстро с ней распрощаться.

Сама не знаю, что на меня нашло. Но я выстрелила в противоположный угол и, выпустив все патроны из обоймы, подошла к Степану и протянула ему пистолет:

– Держи.

Степан покачал головой, достал носовой платок и вытер пот со лба.

– Мне он ни к чему.

– Ты же сказал, чтобы я его тебе отдала!

– С патронами.

– Значит, он тебе не нужен?

– Сейчас нет. Из пистолета стреляла ты. Ты убила человека, и на нем твои отпечатки пальцев. Ты его здесь не оставляй. Очень серьезная улика. От таких вещей нужно избавляться.

– Выкинуть? – От моей былой уверенности не осталось и следа.

– Думаю, не помешает.

– Хорошо, выкину, – в замешательстве произнесла я.

Только в этот момент я осознала, что несколько минут назад застрелила человека. И пусть этот человек был подонком и подлецом, но ведь никто не давал мне права его убивать. Вообще-то за убийство мне грозит тюрьма… Я же только начала жить…

Сев на порог, я обхватила голову руками, затряслась, как в лихорадке, и заревела.

С тех пор как похоронила Ольгу, я перестала быть сильной… Несмотря на то, что я героически переносила все операции и пролежала в больнице почти два года, была слабым и даже безвольным существом, которое боялось собственной тени и старости.

Я и сама не знаю, зачем то и дело трогала свое лицо. Мне постоянно казалось, что новая кожа сморщится и лицо покроется страшными глубокими морщинами. Ведь я исключение из правил. Я попыталась доказать самой себе, что от возраста можно убежать, если хорошо постараться. Мне было стыдно и больно признаться, что все, что я делала с собою два года, совершала ради Стаса. Разве я сильная, если не могу отказаться от своей любви, которая, вместо того чтобы созидать, меня же разрушает?

И все же, несмотря ни на что, я буду благодарна Стасу за те годы, которые мы провели вместе. Я благодарна ему за надежду, пусть даже не оправданную. Я даже благодарна ему за то, что полностью разрушена и практически убита…

С тех самых пор, как я стала зваться Надеждой, мое сердце опустело… Я уже забыла, что можно смотреть на мир с радостью. Несмотря на то, что мое сердце пусто, оно иногда так страшно болит… Так сильно, что иногда хочется пустить пулю прямо в грудь. Только бы оно перестало болеть.

Странно, любовь разбила мне сердце, но, несмотря на это, любовь жива. Столько лет любить с такой самоотдачей… Мне до сих пор хочется плакать в тот момент, когда я вспоминаю ЕГО руки и ЕГО губы… Я готова отдать слишком многое, даже собственную гордость, чтобы на несколько минут почувствовать ЕГО рядом с собой…

Я думала, что начала новую жизнь, но не думала, что буду смотреть на эту жизнь потухшими глазами. Я устала. Просто устала…

Я столько сделала для НЕГО. Я даже стала моложе, но когда увидела свадебные фотографии, поняла, что ЕМУ это совсем не нужно. В очередной раз мое самопожертвование не оценили…

Не думаю, что в моей жизни когда-нибудь появится близкий человек. Слишком уж печален прошлый опыт. Он не позволит безоговорочно довериться мужчине. Слишком сильна еще эмоциональная зависимость от того, кого я люблю…

Странная особенность человека – испытывать надежду даже тогда, когда кажется, что ее уже не осталось. Сколько еще можно надеяться? Месяц? Год? Всю жизнь? Говорят, что срок зависит от степени уважения к себе. Не знаю… Я бы не смогла сказать, что я себя не уважаю, просто я попала в сети любви, и от этой любви иногда плавится мой мозг. Очень хочется себя пожалеть, поплакать над собственной доверчивостью, посмотрев с ужасом на то, как сквозь пальцы медленно, но верно просачивается надежда…

Мне было легче существовать в образе Ольги, потому что она – это я. Когда ей было трудно и больно, ее всегда спасала всепоглощающая любовь к себе. Она понимала, что нужно любить себя, и ей была по-настоящему близка роль сильной стервы, а не честнейшей влюбленной идиотки.

– Послушай, хватит реветь. Терпеть не могу женские слезы. Где здесь колодец, в который, как ты утверждаешь, Марат бросил тела своих убитых приятелей?

– Где-то за домом.

– Может, ты все-таки покажешь?

– А я откуда знаю? Я вообще на улицу не выходила. Меня сюда прямо в чемодане из отеля привезли. Что ты разговариваешь со мной, как с хозяйкой дома? Я здесь просто проездом, – съязвила я.

– Тогда уйди с порога. Я хочу сам посмотреть.

Я отошла в сторону, Степан вышел на улицу и через пару минут вернулся.

– Да уж… – только и мог сказать он.

– Мне показалось, что это его друзья, но он сказал, что, когда есть деньги, друзья не нужны, – словно в бреду произнесла я и вновь почувствовала, как заболел затылок. – Он их прикончил в момент… Я даже не успела опомниться.

– А тебя он почему оставил?

– А какой смысл? Без меня ему не снять деньги с моего счета.

– Марат совсем с катушек слетел? Это точно он тех троих убил?

– Ну не я же!

– А почему я, собственно, должен тебе верить?

– Неужели ты поверишь, что я сама троих шлепнула и по одному в колодец перетащила… Вообще-то я сегодня первый день как из клиники вышла. У меня перед глазами все плывет и организм сильно ослаблен… Мне только трупы осталось таскать…

– Тоже верно. А почему он был голый, когда я пришел?

– Он хотел меня изнасиловать, – произнесла я безжизненно. – Почему бы не попользоваться, если есть такая возможность? Вот он разделся для того, чтобы продемонстрировать мне свое могучее орудие пыток. Так что ты появился вовремя.

– А если бы я не пришел?

– Если бы ты не пришел, мне бы пришлось огреть его бутылкой по голове или разбить о его голову стул.

– Неплохо для обессиленной женщины, которая первый день как вышла из клиники.

Увидев, как Степан достает из кармана перчатки, я насторожилась, вытерла слезы и тихо спросила:

– Что ты делаешь?

– Хоть ты и посторонний мне человек, но мне хочется тебе помочь, – глухо сказал Степан. – Если попадешь в лапы полиции, то и представить себе не можешь, что с тобой будет.

– Надеюсь, ты не станешь вызывать полицию и показывать на меня пальцем, – испуганно произнесла я.

– Нет, я органам правопорядка никогда не помогал и помогать не буду.

– Хоть на этом спасибо. А что это у тебя такая нелюбовь к органам правопорядка?

– У меня свои счеты.

– Чужие тайны мне неинтересны, – тут же заметила я.

– Я думаю, что будет гораздо лучше, если я брошу тело Марата туда же, куда он недавно отправил своих приятелей. И нужно срочно убираться из этого дома.

– А чей это дом?

– Мой племянник его снимал.

До меня дошло, зачем Степан надел перчатки: чтобы отнести тело племянника к колодцу. Понятно, он просто не хочет оставлять свои отпечатки пальцев. Когда тело Марата было сброшено в колодец, он взял меня за руку и сказал:

– Пошли. Нужно сматываться отсюда. По дороге нужно не забыть избавиться от пистолета. Или у тебя есть желание познакомиться и пообщаться со швейцарской полицией?

– Нет, что ты!

– У меня тоже. Тогда уходим?

– Уходим, – согласилась я, даже не поинтересовавшись куда.


Глава 12

Я проснулась первой и, посмотрев на спящего рядом Степана, накинула махровый халат и вышла на балкон. Моему взору открылась такая красота, что я не выдержала и даже присвистнула:

– Вот это да!

Вот уже сутки, как мы в чудесном городе Лозанне, который расположен на северном берегу Женевского озера. Мы остановились в одном из самых престижных отелей Швейцарии. Он находится в центре делового и торгового квартала Лозанны. Степан говорит, что в этом отеле встречаются всемирно известные бизнесмены и политики. Мы с ним не относились ни к тем, ни к другим. Мы просто искали комфорт, красоту и покой…

В этот отель меня привлекло то, что здание является историческим памятником, построенным в 1915 году. Мне сложно описать, насколько же это великолепное строение. Настоящий дворец, из окон которого открывается божественный вид на Женевское озеро и Альпы. Вот этим видом я сейчас и любуюсь, стоя на балконе.

Да и номера здесь тоже необыкновенные. Сочетание старинных традиций и современного комфорта создает особую атмосферу элегантности, утонченности и уюта.

Так что этот отель отличается особым гостеприимством и качеством обслуживания, весь персонал его обучался в Школе гостиничного бизнеса Лозанны. Это самое старое учебное заведение такого класса в мире. Оно основано еще в 1893 году.

– Надя, а что ты меня не разбудила?

Я оглянулась и увидела закутавшегося в халат Степана. Он приблизился ко мне и заключил в объятия.

– Не могу налюбоваться этой красотой. Такое впечатление, что попала в сказку. Знаешь, чего я больше всего хочу?

– Говори.

– Покататься на яхте по Женевскому озеру.

– Покатаемся, какие проблемы!

Через несколько часов мы уже были на яхте и любовались проплывающими мимо белыми комфортабельными судами.

Я сидела, надвинув на глаза кепку, и улыбалась загорающему Степану. На мне был легкий спортивный костюм.

– Надя, а ты что, не хочешь загорать? – поинтересовался он, важно покуривая трубку.

– Мне нельзя, – немного смущаясь, ответила я.

– Почему?

– Доктор запретил.

– Вообще никогда нельзя загорать?

– Никогда. Но я не парюсь по этому поводу. Если честно, я особенно и не любила никогда загорать.

Произнеся последнюю фразу, я подумала, что, скорее всего, обманываю саму себя. Уж что-что, а немного поваляться на солнышке я всегда обожала и получала от этого немалое удовольствие. Но даже если бы мне сейчас и было можно загорать, я бы никогда не разделась при дневном свете. В темноте Степан не видел моих шрамов и всю ночь шептал мне, что у меня совершенное тело. Так что незачем ему видеть меня раздетой днем.

Официант открыл бутылку потрясающего вина и протянул нам по бокалу, затем поставил перед нами филе окуня и вазу с гроздьями сочного винограда. В Лозанне подают только отменные вина из винограда сорта Шасла и других сортов, которые вызревают на солнечных склонах вдоль озер этого региона. Эти вина чаще всего подают к филе окуня. Окунь – одно из многочисленных блюд, которое просто идеально подходит к местным винам.

После катания на яхте мы прогуливались по городу и посетили готический собор. Теперь я понимаю, почему многие политики, актеры и спортсмены так любят отдыхать на Женевском озере. Жизнь в этом регионе особенно привлекательна и приятна. Тут чувствуется дыхание истории. Кажется, что о прошлом может рассказать каждый лежащий здесь камень.

В Лозанне можно посидеть в роскошном ресторане при свечах или просто в деревенской таверне. Кому что больше нравится.

Степан говорит, что здешняя туристическая фирма запросто организует тур, во время которого можно пожить на ферме, выспаться на сеновале и позавтракать в деревенском доме. Можно покататься верхом, побродить по цветущим полям или по специально проложенной тропе в лесу, изучить все здешние ущелья, водопады, пещеры. Вы можете побродить по красивейшим местам и пообедать в маленьких сельских ресторанчиках, попробовать местные деликатесы, посетить сельскохозяйственные ярмарки и продегустировать местные вина в уютной винодельне. Можно прокатиться на муле. Но я не сторонница подобного экстрима. Наверное, это оттого, что двадцатичетырехлетней Надежде на самом деле уже было почти сорок семь лет и мне хотелось спокойствия и тишины… Но Степану не обязательно об этом знать… Это на всю жизнь останется только моей тайной и секретом доктора, у которого я лечилась.

Мне больше нравилось любоваться очаровательным озером и величественными горами, гулять по пешеходной части старого города и пить очень вкусный кофе на террасе.

Ближе к вечеру мы отправились за покупками. После того как я вышла из больницы, оказалось, что мне нечего надеть. Мы прошлись по большим торговым центрам со специализированными бутиками. Мне приглянулись некоторые вещи местных производителей.

Идя рядом со Степаном, нагруженным множеством пакетов, я дышала потрясающим воздухом Лозанны и думала, что это один из самых интересных и удивительных городов Европы. Здешняя жизнь богата на впечатления, но при желании тут всегда можно почувствовать себя в уединении. А еще здесь мягкий климат и чистейший воздух, а для меня (с некоторых пор) это немаловажно. Роскошные парки, экзотические растения, разнообразные фонтаны и незабываемый вид на Альпы – все это излечит любую депрессию и поможет восстановить силы.

Мы оставили пакеты в отеле и пошли на концерт классической музыки в исполнении камерного оркестра Лозанны. Я слушала музыку и думала, что в этом чудесном городе останавливались и жили подолгу Байрон, Диккенс, Моцарт, Шелли, Стравинский и Гюго.

На сегодняшней прогулке мы даже смогли со Степаном отыскать гостиницу, в которой когда-то были счастливы хемингуэевский лейтенант Генри и медсестра Катрин.

Я и сама не знаю, как получилось так, что мы со Степаном стали близки. В ту страшную ночь, когда я убила Марата, он просто взял меня за руку и повез в Лозанну. А я даже и не думала сопротивляться, потому что совершенно не представляла, как жить дальше, куда ехать, лететь или идти. Когда я увидела фотографии свадьбы Стаса, во мне что-то надломилось, и стала потихоньку таять цель, к которой я шла эти два долгих года.

Я отдавала себе отчет, что отношения со Степаном временны, что рано или поздно я должна вернуться в Москву и зажить по-новому, но меня очень сильно подкупало в Степане то, что он не задавал мне лишних вопросов, да и я сама ни о чем его не расспрашивала.

Поздним вечером мы сидели на балконе и любовались тем величественным видом, который открывался нашему взору.

– Надя, я через пару недель уезжаю в Италию. Хочу там окончательно осесть.

– А почему именно в Италию?

– Потому что мне очень симпатична эта страна и у меня там небольшой дом, который я купил несколько лет назад. Есть такой курортный городок Монтекатини-Терме, с пышными садами и красивыми парками. Этот город также знаменит классической архитектурой и фонтанами, которые украшают минеральные источники. В общем, поехали со мной. Там климат потрясающий. Ты будешь нежиться в целебных водах, пить полезную водичку и плавать в термальном бассейне.

Не получив от меня ответа, Степан помолчал и добавил:

– Кстати, там масса замечательных ресторанчиков, в которых готовят традиционные блюда Тосканы. Ты можешь их есть, сколько захочешь, и никогда не поправишься.

– Почему?

– Потому что до завтрака все ежедневно употребляют местную минеральную воду. Она помогает без особых усилий избавиться от нескольких лишних килограммов и очищает организм. Говорят, она также придает великолепный цвет лицу. Так что ты там будешь всегда молодой и красивой. Тебе не нужно будет волноваться за свое здоровье, – убеждал меня Степан. – Там есть городской бальнеоцентр с термальным бассейном. А местная купальня – это настоящий источник телесного и духовного удовольствия. И магазинов там полно, и яркая вечерняя жизнь есть, имеется даже симпатичный старинный фуникулер. До Флоренции всего полчаса езды. Поехали…

– Степан, ты меня уговариваешь, что ли?

– Считай, что да. Просто мне показалось, что тебе некуда ехать…

– Я хочу вернуться в Москву, – как-то неуверенно ответила я.

– А тебя там кто-нибудь ждет?

– Нет.

– Тогда зачем тебе туда возвращаться?

– Просто там есть люди, которых бы мне хотелось увидеть.

– А они хотели бы тебя видеть?

– Не думаю…

– Тогда нет смысла возвращаться. Зачем навязывать себя тем, кому ты не нужна?

– А с чего ты взял, что я решила себя навязывать? Я просто хотела кое-кого увидеть.

– А дальше?

– Что дальше?

– Что будет после того, как ты кого-то увидишь?

– Не знаю.

Степан погладил меня по волосам и прошептал:

– Я ничего о тебе не знаю. Я только знаю, что ты обгорела на пожаре и почти два года пыталась восстановиться. Когда я увидел тебя на озере в первый раз, у меня сердце заныло. На тебя было больно смотреть. Так получилось, что судьба нас свела после больницы. Ты убила моего племенника, но я закрыл на это глаза, потому что хорошо тебя понимаю и знаю, каким он был… – Степан взволнованно закурил. – Знаешь, у меня никогда в жизни не было близкого человека.

– Как? Вообще никогда?

– У меня не было ни одной постоянной женщины. При моем образе жизни мне нельзя было ни к кому привязываться. Мне сорок пять, а у меня никогда не было ни жены, ни детей. Я почувствовал в тебе родственную душу. Несмотря на то, что ты так молода, мне кажется, что тебе слишком многое пришлось испытать. В общем, давай жить вместе.

– Ты делаешь мне предложение?

– Ну да. Выходи за меня. Может, тебя смущает, что я вдвое старше?

– Нет. Просто я о тебе ничего не знаю…


Глава 13

– А что ты хочешь обо мне знать?

Мне показалось, что Степан занервничал.

– Я действительно ничего не знаю о тебе, кроме имени.

– Тебе этого недостаточно?

– Вообще-то для совместной жизни этого маловато.

– А я думаю, что тебе и не нужно ничего знать. В принципе, точно так же, как и мне о тебе.

– А зачем ты изменил внешность?

– Затем, что я решил раз и навсегда завязать с прошлой жизнью. Я купил себе новое лицо, новые документы, уехал из страны и хочу начать все с чистого листа.

– А в прошлой жизни ты что-то натворил?

– Я не хочу говорить об этом.

– Твое право.

– Давай сделаем это вместе. Оставим прежнее на обочине жизни и начнем все сначала.

Степан явно давал мне понять, что не приветствует мое желание как можно больше узнать о его прошлой жизни. И я поняла, что есть вещи, которые мне действительно лучше не знать.

– В любом случае, у тебя есть две недели, чтобы подумать о моем предложении.

Степан взял меня на руки и отнес на кровать.

– Твое предложение такое неожиданное, – прошептала я, обнимая Степана.

– Не ожидала?

– Нет.

– А ты думала, что это просто случайная связь? Тебе нравятся случайные связи?

– Меня уже давно не привлекают вообще никакие связи. Ни случайные, ни постоянные.

– А тебе кто-нибудь делал предложение?

Я улыбнулась и вспомнила, как красиво Стас сделал мне предложение. Пришел с охапкой роз, встал на колени, стал просить моей руки и сразу предупредил, что если я откажу, жизнь потеряет для него всякий смысл и он, скорее всего, покончит самоубийством. А я и не думала ему отказывать. Зачем? Ведь мы так сильно друг друга любили и между нами была такая безумная страсть!

Я вспомнила, как Стас пожирал меня глазами, и по телу пробежали мурашки. В тот день он говорил мне, что у нас обоих нет права на ошибку и мы должны приложить все усилия, чтобы сделать наш брак по-настоящему счастливым. Он говорил, что это супружество первое и последнее в нашей жизни…

– Да, один человек уже делал мне предложение.

– И кто этот человек?

– Мой бывший муж.

В глазах Степана появилось нескрываемое удивление.

– Так ты уже успела побывать замужем? Послушай, ты же такая молоденькая! А почему вы развелись?

– Почему люди разводятся? Муж ко мне охладел, страсть утихла, и его потянуло на других женщин.

– Понятно. Значит, он у тебя гулял.

– Гулял. А сейчас он вновь женился. Думаю, что у него все хорошо.

– Так это ты к нему собиралась в Москву?

– К нему, – честно ответила я.

– Ну и дура.

– Что?

– Что слышала. Я вот вас, баб, если честно, не понимаю. Зачем пытаться вернуть человека, если ему это на фиг не нужно?

– А с чего ты решил, что я собралась его вернуть? – спросила я, хорошо понимая, что Степан попал в самую точку.

– Тогда какого черта ты к нему едешь?!

– Это уже мое сугубо личное дело.

– Это проявление собственной слабости и признак низкой самооценки. Найди в себе силы его отпустить и пожелать счастья.

– Ты говоришь какими-то заученными фразами. Думаешь, это так просто?

– А жить вообще сложно.

Я закрыла глаза и подумала, что всегда была согласна, что вечной любви не бывает и что ее придумали романтики. В жизни может быть не одна влюбленность, а вот настоящая любовь бывает все же одна. Я не знаю, как любовь может исчезнуть из сердца и чем ее можно оттуда вытеснить…

Если мужчина уходит, то он уходит от женщины, но не от ее любви. Я, наверное, медленно схожу с ума, но начинаю искать оправдание тому, почему Стас от меня гулял. Это происходило оттого, что я всегда была лидером и заставляла его жить по своим правилам. Мужчине очень тяжело это принять. Ему начинает казаться, что женщина лишает его свободы и индивидуальности, подчиняет себе, заставляет жить по-своему. У него возникает страх, что его, как личность, растопчут и отодвинут на задний план. Не каждый мужчина готов раствориться в личности женщины и стать ее отражением. Стас попробовал, и результат налицо…

С молоденькими девушками у него получалось все в точности наоборот. Тут он диктовал свои правила игры и подчинял себе. Девушки видели в нем покровителя и сильного мужчину. Ему это безумно нравилось.

– В любом разрыве есть созидательное начало, – словно прочитал мои мысли Степан. – Пора возвращаться к самой себе.

– Ты о чем?

– О том, что твоя голова была забита судьбой другого человека. Пора возвращаться к себе и своей собственной судьбе. Да, Надя, я смотрю, у тебя серьезная психологическая проблема…

– Извини.

– За что?

– За то, что я до сих пор люблю другого…

– Разве ты в этом виновата… Просто попытайся посмотреть на свою проблему другими глазами, а не так, как ты смотришь сейчас.

– А как я сейчас на нее смотрю?

– Тобой до сих пор руководит страх, – сказал Степан. – Знаешь, сколько я в своей жизни встречал таких безнадежно больных своей любовью людей…

– Много?

– Намного больше, чем ты можешь себе представить. Все эти люди очень сильно похожи. Они примерили на себя роль жертвы и решили, что она им к лицу. Они пытаются заглушить страх алкоголем, пускаются во все тяжкие и пробуют лечить бессонницу кофе и сигаретами. Каждый день они сами ухудшают свое физическое и психологическое состояние. Этакие могильщики своей жизни во имя придуманной ими же любви. Пойми, у тебя не должно быть зависимости от близкого человека. Если она есть, то нужно просто от нее бежать.

– А как же можно любить и не зависеть друг от друга?

– Можно. Важно любить себя и зависеть только от себя. А когда ты впадаешь в зависимость от другого, ты просто теряешь себя.

– Ты просто никогда не любил. Тебе не дано… Тебе никогда не понять, что это такое… – с надрывом произнесла я. – Чем больше пытаешься выбраться из этого состояния, тем глубже оно засасывает.

– Знаешь, если пытаешься вылезти из болота, нужно опереться на что-то твердое и надежное. Вылезти из болота самому сложно. Я тебе предлагаю сделать реальный шаг к спасению и протягиваю свою руку. Хватайся за нее и вылезай.

Я улыбнулась и прошептала:

– А откуда я могу знать, что твоя рука надежная?

– Утопающий так не рассуждает, – улыбнулся Степан. – Я знаю, что тебя притягивает в тех отношениях.

– Что?

– Обида и вина. Именно это не отпускает от тебя прошлое. Нужно забыть эти чувства, иначе они тебя просто разрушат. Выбранная тобой позиция – позиция слабого человека. Ты можешь и дальше плыть по течению, продолжая лгать себе в том, что ты не можешь жить без бывшего мужа, но лучше сделать усилие над собой и зажить по-новому. Ты была счастлива со своим мужем?

– Очень.

– Значит, этот человек какое-то время делал тебя счастливой. Сейчас для него важно быть счастливым, а это значит, что ты должна его простить и отпустить. Не стоит вламываться в его жизнь. Настоящая любовь умеет отпускать. Умей мысленно поблагодарить человека, который пусть хоть ненадолго сделал тебя счастливой. Скажи: «Спасибо за то, что ты был в моей жизни. Я отпускаю тебя».

– Спасибо за то, что ты был в моей жизни. Я отпускаю тебя, – повторила я слова Степана.

– В благодарности заключена исцеляющая сила. Нужно уметь отпускать человека. Если он твой, то он обязательно к тебе вернется. Если нет, то он никогда не будет с тобой счастлив. Твой бывший супруг женился. Думаю, тебе больше нет места в его жизни. Пойми, твоя любовь – это болезнь и навязчивая идея. Только ты сама можешь себя излечить. Выйди из этого состояния, собери волю в кулак и начини жить ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС. Ты потеряла любимого, а теперь ты теряешь саму себя. Очень неравноценные потери.

Я посмотрела на Степана со слезами на глазах и прошептала:

– Я постараюсь. Я уверена, что у меня все получится.

– Ты едешь со мной в Италию?

– Да, – уже не раздумывая, ответила я.

– Ты больше не хочешь вернуться в Москву?

– У меня там никого нет.

Степан нежно провел пальцем по моей щеке и прошептал:

– Я буду стараться. Я сделаю все, чтобы ты чувствовала себя счастливой. Только у меня к тебе одна-единственная просьба.

– Какая?

– Никогда не спрашивай меня о моем прошлом. Согласна?

– Согласна, – глухо ответила я. – Я никогда не буду спрашивать тебя о том, как ты жил до того момента, когда встретился со мной.

– У меня нет прошлого. Только одно настоящее.

– У меня тоже к тебе точно такая же просьба. Никогда не спрашивай меня о том, как я жила до знакомства с тобой. У меня тоже нет прошлого.

– Ну просто встретились два одиночества, – рассмеялся Степан. – Надя, а я ведь в тебя влюбился. Скажи, а я для тебя не сильно старый?

– Нет. Мне нравятся мужчины твоего возраста.

– А сколько лет твоему бывшему мужу?

– Ему уже шестой десяток. Пятьдесят два года, – машинально ответила я. – Послушай, мы с тобой договорились: никаких вопросов о прошлом.

– Извини. Это был последний вопрос о прошлом. Теперь понятно, почему ты страдаешь по своему мужу. Видимо, ты вышла замуж за деньги. Ты страдаешь не столько по мужу, сколько по его деньгам. Теперь понятно, откуда у тебя были бабки на лечение.

– Это неправда. – Я резко оттолкнула от себя Степана и села. – Мы договорились с тобой: никаких вопросов друг другу. Я же не спрашиваю тебя о том, зачем ты изменил свою внешность.

– И не спрашивай.

– Вот и ты меня ни о чем не спрашивай!

– Больше не буду. Кстати, я же вроде тебе предложение сделал…

– А я вроде его приняла.

– А для тебя штамп в паспорте важен?

– Нет. Паспорт-то все равно не настоящий, а купленный.

– Слушай, и у меня тоже, – усмехнулся Степан. – Значит, в ненастоящем и купленном паспорте штамп тоже будет ненастоящий и купленный.

– Само собой.

– Тогда зачем нам все ненастоящее и купленное? Может, попробуем построить хоть что-нибудь настоящее? Что-нибудь такое, что не купишь ни за какие деньги…

– Я за!

– И я тоже.

– Послушай, а как тебя звали в прошлой жизни? – поинтересовался Степан.

– Мы же договорились!

– Больше не буду.


Глава 14

Вот уже три месяца мы живем в славном тосканском городке с многочисленными термальными источниками Монтекатини-Терме. Этот городок находится между Флоренцией и Пизой. Я влюбилась в этот город сразу, как только его увидела.

Степан, несомненно, был прав, когда рассказывал мне о нем с настоящим восторгом. Здесь и в самом деле пышные сады и величественные парки. Необычные фонтаны, украшающие минеральные источники. Мне кажется, что любой приехавший в этот городок сразу почувствует себя здесь как-то по-домашнему. Такой милый, яркий и ухоженный райский уголок. Тут очень много пожилых людей, которые приезжают сюда за молодостью, отдыхают и нежатся в целебных водах. Этот небольшой город – один из самых знаменитых и престижных курортов мира. Лес, горы, сады, цветы… Все это вызывает настоящий восторг.

Живой, современный, гостеприимный город, который тесно связан с прошлым. Да и находится он в самом центре Тосканы. Для моего здоровья просто идеальное место, ведь здесь девять курортов с термальными водами. Мы со Степаном довольно часто ходим гулять в огромный парк и купаемся в термальных источниках. Мне по душе такое лечение.

У Степана здесь есть небольшой, но очень уютный дом. Степан молодец, что в свое время купил его. Здесь и в самом деле очень приятно жить. Особенно мне нравится уютный дворик. У нас даже стол (за которым мы устраиваем наши домашние чаепития) стоит во дворе.

Вечером мы любим посидеть в каком-нибудь кафе, пройтись по магазинам, послушать живую музыку, полюбоваться яркими цветами и цветущими кустарниками, побродить по симпатичным жилым кварталам и прокатиться на фуникулере, чтобы посетить старый город Монтекатини-Альто. Этот город славится своими живописными окрестностями и превосходно сохранившейся средневековой крепостью.

По утрам перед завтраком мы всегда пьем воду из минеральных источников и весь день отлично себя чувствуем. А еще Степан приучил меня играть в гольф, а ведь я никогда в жизни в него не играла. Очень захватывающая игра, которая всегда полна неожиданностей. Я испытываю огромное наслаждение, когда смотрю на великолепное зеленое поле для гольфа.

Иногда мы проводим время на ипподроме и посещаем парк аттракционов, что зачастую заменяет нам все вечерние развлечения. Пару раз мы ходили в теннисный клуб, находящийся на территории термального парка, и играли на корте из красной земли. В ресторане клуба подают вкусное вино, сыр, грибную пасту и оливковое масло.

Даже в самое позднее время в центре города очень много народа, поэтому тебя не покидает ощущение нескончаемого праздника. Большинство отелей имеют свой небольшой ресторанчик с террасой.

Я с умилением наблюдала, как пожилой продавец мороженого с искренней любовью и заботой наполняет пломбиром вафельный рожок. От этого мороженое становится еще вкуснее, честное слово.

– Какое прекрасное место для того, чтобы встретить старость, – нежно говорю я Степану, удивляясь тому, сколько же в этом городе пожилых людей и какие у них жизнерадостные лица.

– Тебе до старости еще как до Киева пешком, – смеется Степан и прижимает меня к себе.

Где-то играет живая музыка… Итальянцы так красиво поют… Мимо проходят итальянские женщины. Живые, энергичные, почти все миниатюрные. Я рассказываю Степану о своей мечте. Мне хочется увидеть очаровательную и кокетливую Венецию. Степан смеется и обещает, что мы обязательно туда поедем.

Я познакомилась с русской девушкой Таней, которая работает в магазинчике недалеко от центра города. Она вышла замуж за итальянца и говорит, что очень довольна жизнью. Я даже познакомила Степана с ее мужем Марио, и мы ходили к ним в гости. Правда, Марио не говорит ни по-русски, ни по-английски, но я уже начала понимать итальянский язык, да и, если что-то было непонятно, Таня тут же переводила. Таня с Марио держат свой магазин и производят приятное впечатление. Танин муж очень живой, эмоциональный, добрый и веселый человек. Он любит русских за то, что у них открытая душа. Марио не был в России, но почему-то считает, что у нас очень холодно и все пьют водку.

Таня сказала, что в соседних городах много русских и украинцев. С тех пор как мы подружились с этой семьей, Монтекатини для меня стал более родным. Я была счастлива, что нашла друзей.

Таня и Марио приняли приглашение посетить наш дом и отметили, что он очарователен, но стоит очень больших денег.

– Надя, а вы оба не работаете? – однажды поинтересовалась у меня Татьяна.

– Нет, – покачала я головой.

– А на что живете?

Ее вопрос смутил меня, потому что, если честно, я и сама не знала, откуда у Степана деньги. Мы просто жили за его счет, и я хорошо давала себе отчет, что это деньги из его прошлого, а расспрашивать про его прошлое у меня нет никакого права. Мы так решили. Наше прошлое – это табу.

– У Степана в России свой бизнес, – постаралась я закрыть болезненную тему. – Есть накопления. Но если припрет – пойдем работать, – попыталась пошутить я. – Возьмешь к себе в магазин?

– Да ладно, до этого не дойдет, – рассмеялась Татьяна. – Сразу видно, что твой Степан – обеспеченный мужик и может позволить и себе, и любимой женщине пожить в свое удовольствие. Здесь даже многие итальянцы всю жизнь жилье снимают. Его просто нереально купить. Кстати, а вы уже ездили в Венецию?

– Думаю, скоро поедем. Она очень красивая?

– Это не передать словами. Это нужно увидеть. Знаешь, я туда еще до замужества ездила. Это город любви и амурных приключений. Там такие умопомрачительные мужчины!

– Итальянцы вообще классные.

– Так вот, это я тебе к тому говорю, что если вдруг ты одна, без Степана, поедешь, – смотри, ни с кем не знакомься.

– Я без Степана не поеду.

– Мало ли. Мое дело тебя предупредить.

– Мне уже самой интересно, почему там нельзя знакомиться с мужчинами? – Таня настолько меня заинтриговала, что я просто сгорала от любопытства.

– Потому что там столько жиголо, просто кошмар, – пояснила мне Таня. – Я один раз в Венеции все свои деньги спустила. Познакомилась с мужчиной неописуемой красоты. Он покорил мое сердце с первой минуты. Не могу передать, какие красивые слова он говорил. Сразу же дал мне понять, что я королева. Познакомились мы в ночном клубе и прямо из этого клуба сразу отправились ко мне в номер.

– Лихо, – заметила я.

– В номер заказали восхитительный ужин с дорогим шампанским. После ужина он мне подарил такую ночь любви, что от этих воспоминаний до сих пор дрожь идет по телу. У меня такого секса никогда не было. Проснувшись утром, мы заказали в номер завтрак, а потом мой идеал написал на листке бумаги довольно приличную сумму, которую я должна была ему заплатить за его услуги.

– Ну и как? Заплатила?

– Я была в шоке. Я сказала ему, что никогда не платила за секс и чтобы он убирался ко всем чертям, потому что я спала с ним по любви. Но он пригрозил мне. Сказал, что сейчас вызовет полицейского и меня увезут в тюрьму. Все услуги венецианских жиголо платные. За удовольствие нужно платить. В общем, я тогда испугалась и заплатила.

– Ты действительно испугалась?

– Еще мне было невообразимо стыдно. Я никогда не была в подобной ситуации. Он сказал, что сейчас позовет портье. Возможно, он блефовал, но я не знала, что делать. Перемешались страх и стыд. Я даже понятия не имела, что скажу полицейским или портье.

– Одним словом, ты попала.

– Еще как попала! Помимо того, что мне пришлось заплатить этому негодяю, так я еще потратилась на ужин, дорогое спиртное и завтрак.

– Нормально погуляла!

– С тех пор я стараюсь быть осторожной. Да, они красивы, прекрасно сложены, но большинство из них проходимцы. Я узнала, что в Венецию приезжают много состоятельных женщин, которые специально снимают итальянских парней на время пребывания в Венеции. Мало того, что они платят за каждую ночь, так еще их кормят в ресторанах, катают на гондоле и вапоретто и водят в ночные клубы. В общем, венецианский жиголо – это отдельная статья расхода, которую многие состоятельные барышни считают важной составляющей поездки.

– Я уверена, что мне это не грозит.

– Мое дело тебя предупредить, – лукаво посмотрела на меня Татьяна.

Когда я возвращалась от Татьяны домой, то обратила внимание на пешеходные переходы. На каждом стоял полицейский. Как только он видел человека, собирающегося переходить дорогу, сразу останавливал все машины. Я еще никогда в жизни не видела более бережного отношения к людям, чем здесь.

Тут я чувствую себя по-настоящему свободной от отечественной бюрократии, чиновников, ментовского беспредела, сумасшедших пробок, вечной спешки, злых людских взглядов, неприветливости и даже плохой погоды (в Москве так мало солнца).


Глава 15

Вот и сбылась моя мечта. Мы со Степаном решили съездить в Венецию. Признаюсь честно, этот город произвел на меня просто сказочное впечатление. Мы приехали ранним утром.

Город построен на сваях, и сразу создается впечатление, будто он парит над лагуной. Попасть в Венецию можно только исключительно по воде. Не зря Венеции присвоили титул самого красивого города мира.

Мне нелегко описывать этот город, потому что он не поддается описанию. Его просто нужно увидеть. Когда я приехала в Венецию, мне показалось, что я попала в четырнадцатый или пятнадцатый век. Степан тоже был в этом городе в первый раз, и нас обоих поразило остановившееся там время.

Средневековый итальянский город. Даже стены домов с облупившейся штукатуркой, зеленая мутноватая вода в каналах, узкие улочки, окна с деревянными ставнями – все это создает неповторимую атмосферу Венеции.

И это незабываемое катание на гондоле… Дома, утопающие в воде, полузатопленные входы, ступени, уходящие в зеленую муть канала… Гондолы бесшумно скользят по каналам и мысленно переносят в позапрошлый век.

Венеция – удивительный и романтичный город. В нем я вновь почувствовала себя счастливой. В Венецию хочется возвращаться снова и снова. Я была счастлива, что наконец-то смогла посетить этот город-миф, город, в который приезжают романтики со всего мира. Стоит только вступить ногой на набережную и вдохнуть теплый и влажный воздух, как город тут же оживает и протягивает к тебе свои руки, чтобы заключить в крепкие объятия. На каждом шагу чувствуется, как оживает история, словно ты сам переходишь через границы времени. Здесь ничего не меняется веками. Из года в год сохраняется неизменный облик Венеции.

А сколько же голубей на площади! Они садятся на голову, плечи, руки… Несмотря на то, что птички превратились в настоящее стихийное бедствие для Венеции, они придают известное очарование этому городу…

Мы со Степаном, держась за руки как влюбленные подростки, бродили по узеньким улочкам, на которых с трудом могут разойтись двое, стояли на мостиках, целовались и пытались постичь тайну очарования этого города.

Мы остановились на ночь в небольшом отеле, и эта ночь подарила незабываемые впечатления. Ночью Венеция особенная. Она какая-то притихшая, умиротворенная и по-своему прекрасная. Сквозь темноту доносилось пение гондольеров. Мы ходили от моста к мосту и слушали все новые и новые песни. Это были проникновенные, но все же печальные мелодии. В воздухе витали музыка и любовь. Спать совсем не хотелось, потому что реальность и без того казалась нам сном.

А где-то совсем недалеко звучала музыка Вивальди «Времена года», слушая которую почему-то хотелось плакать. Но эти слезы были слезами счастья.

Я украдкой посматривала на венецианских мужчин, кидающих на меня томные взгляды, и вспоминала Татьянин рассказ. Уж теперь-то я знала, что все их ухаживания, страстные взгляды, красивые слова и сумасшедшие ночи любви стоят немалых денег.

Мы дышали Венецией и оба приходили к мысли, что не хотим уезжать от этого торжества красоты.

Той ночью, перед тем как заняться любовью, Степан включил ночник и сказал, что хочет любоваться мною при свете. Я быстро выключила свет и отвернулась к стене.

– Надюша, ты что?

– Ничего!

– Ты обиделась, что ли? – удивился Степан.

– Я на мужчин уже давно не обижаюсь.

– Да сколько тебе лет-то, чтобы ты на них обижалась!

– Что ты постоянно попрекаешь меня моим возрастом?! – неожиданно разозлилась я.

– Я тебя не упрекаю. Просто иногда мне кажется, что я для тебя старый. Тебе же, наверное, хочется в дискотеку или ночной клуб.

– Я уже свое отплясала.

Степан нежно меня обнял и прошептал:

– Ты меня до сих пор стесняешься? Мы уже с тобой столько времени вместе, но ты все не хочешь, чтобы я видел тебя обнаженной. Почему?

– Потому что на моем теле много шрамов.

– А если я скажу тебе, что люблю все твои шрамы?

В эту ночь я перестала стесняться своего тела и разрешила Степану увидеть меня при свете. В тот момент, когда он смотрел на мои шрамы, стало казаться, что они краснеют, набухают и кровоточат, вызывая у Степана неподдельный ужас и отвращение. Увидев, как я съежилась, Степан улыбнулся и стал покрывать меня поцелуями, старясь не обойти вниманием ни один шрам.

– Девочка моя, сколько же тебе пришлось пережить, – прошептал он нежно. – Будь проклят этот пожар.

А я почему-то заплакала, обняла Степана и почувствовала к нему бесконечную благодарность за его трепетное ко мне отношение. А ведь я практически не знала этого человека. Внезапно ворвавшийся в мою жизнь мужчина, изменивший внешность, имя и паспорт… Что мне о нем известно? Да ничего. Значит, у него есть своя тайна, и эту тайну мне никогда не узнать… Его нежность завораживала и подкупала. Я отвечала на призыв его горячего тела и смотрела на него влюбленными глазами. Мне было как-то непривычно признаваться себе в собственной ненасытности.

Мы занимались любовью, а по моим щекам все текли и текли незримые слезы…

А где-то там, за окном, красовалась Венеция – очаровательная, кокетливая, сказочная, изысканная, немного грустная и безумно романтичная. Ей можно простить все, и даже самолюбование.

Где-то там, за окном, город, невозмутимо качающийся на водах голубой лагуны. Город с множеством речных трамвайчиков, водных такси и знаменитых гондол. И пусть этому городу пророчат не самое лучшее будущее, но он останется навсегда в моем сердце самым красивым и великолепным городом на земле.

Я полностью отдалась ритмичному движению тел и пыталась полностью подстроиться под Степана. Наши тела сразу нашли общий язык, а мягкие губы Степана шептали мне на ухо что-то очень приятное.

После близости Степан выглядел абсолютно счастливым. Широко улыбаясь, он притянул меня к себе и, немного отдышавшись, сказал:

– Надя, роди мне сына. Правда, если будет дочка, я буду ей рад. В общем, я считаю, что пришло время подумать о ребенке. Должны же мы после себя что-то оставить. Ты молодая и красивая женщина, так что не стоит отказываться от своего прямого предназначения. Я никогда не оставлю ни тебя, ни нашего ребенка и сделаю все возможное, чтобы мы втроем были счастливы.

Не объясняя ничего, я заплакала и с горечью подумала: почему я не встретила Степана раньше…

Если бы я встретила, то, не раздумывая, подарила бы ему и сына, и дочку. Беременеть, когда тебе почти пятьдесят, невозможно и очень опасно, тем более что тело мое так много вынесло…

Несмотря на то, что Наде со дня на день исполнится двадцать пять, Ольге исполнилось сорок семь. Не за горами климакс. Я слышала о том, что средний возраст начала климакса 48–50 лет. Значит, мне осталось совсем немного. Боже, еще чуть-чуть, и Надя будет страдать от климактерических симптомов. Ее начнет бросать то в жар, то в холод, нарушится сон, появится излишняя раздражительность и утомляемость, боли в мышцах и суставах. А еще говорят, что во время климакса появляется много морщин… Как на все это отреагирует мой организм и перетянутая и пересаженная кожа?

– Я не могу иметь детей, – подавленно произнесла я.

– Почему? – спросил Степан, вытирая мои слезы.

– По состоянию здоровья, – произнесла я безжизненно.

– Ты уверена на сто процентов?

– Точнее не бывает.

– В этом тоже виноват пожар?

– Пожар.

– Будь он проклят!

Степан вновь осыпал меня поцелуями и успокоил:

– Ладно, Надежда, считай, что я тебе ничего не говорил. Живут же люди без детей. Вот и мы проживем.

Я погладила его по руке и прошептала:

– Спасибо.

– За что?

– За то, что ты меня понимаешь.


Мы вернулись домой, Степан усадил меня напротив себя, и я поняла, что предстоит серьезный разговор.

– Надя, я бы хотел, чтобы ты меньше знакомилась с людьми. Неужели тебе не хватает общения со мной? Я считаю, что мы должны вести более уединенный образ жизни.

– Ты о чем? – не сразу поняла я.

– О том, что мне совсем не по душе твоя дружба с Татьяной.

– Но ведь Таня с Марио очень хорошая пара! Мне хочется, чтобы мы дружили семьями. Ведь должны же мы хоть с кем-то общаться. Я думала, что они тебе очень понравились.

– Я не сказал, что они мне не понравились.

– Тогда в чем же дело?

– Я уже сказал тебе, что мне бы очень хотелось, чтобы нам хватало общения друг с другом. Пойми, мы должны вести спокойный и уединенный образ жизни. Если мы оба решили начать с тобой новую жизнь, то в ней нет места посторонним людям.

Я задумалась и осторожно спросила:

– Степан, ты чего-то боишься?

– Ничего я не боюсь, – тут же отрезал он. – Просто мне это панибратство никогда не нравилось. Какого черта ты пригласила их к нам в гости?

– Но ведь я всего один-единственный раз.

– Теперь они постоянно будут к нам ходить. Пойми, я не хочу тебе ничего запрещать, но близкое общение с людьми порождает излишнее любопытство. Такие болтушки, как твоя Таня, сразу захотят узнать, кем мы работали в России, на что жили, что имели, зачем уехали. Мы с тобой прекрасно живем, не работаем, но и ни в чем себе не отказываем. Таня до ночи стоит за прилавком. Конечно, ей ужасно хочется знать, на какие средства мы живем.

– Она уже меня об этом спрашивала.

– Вот видишь! Я как в воду глядел.

– Я сказала, что у тебя налаженный бизнес в России. Досталось наследство, – попыталась успокоить я Степана.

– Думаю, это далеко не последние ее вопросы о нашем прошлом.

– Но почему ты так думаешь? – Я заметила, что в моем голосе не осталось и следа от былой уверенности.

– А завтра Татьяна захочет расспросить тебя о чем-то еще, и чем больше ты будешь ей рассказывать, тем все больше и больше вопросов к тебе будет.

Вздохнув, я наклонила голову. Сказать мне больше было нечего.

– Наденька, нам не нужны чужие любопытные глаза и уши. Пойми, все это очень небезопасно. Если мы будем жить так, как будто нам нет ни до кого дела, то и окружающим людям не будет дела до нас.

– Степан, я тебя поняла. Я урежу общение до минимума.

– Мне бы хотелось, чтобы его не было вовсе.

– Разве это возможно?

– Просто не заходи в Татьянин магазин, и все.

– Но ведь она может мне позвонить?

– А мы поменяем номер твоего телефона…


Глава 16

Тем утром Степан неважно себя чувствовал и отправил меня купаться в бассейн с термальной водой одну. После его просьбы я действительно сменила номер мобильного телефона и старалась не встречаться с Татьяной. Это было несложно. Я просто обходила ее магазин стороной. Я ни в коем случае не осуждала Степана. Я его понимала. У него, как и у меня, есть тайное прошлое, и он не хотел, чтобы про это прошлое узнали посторонние люди.

Степан сказал, что, когда он выбирал себе дом, то специально остановился на этом тихом и уютном местечке, потому что здесь почти нет русских. Много украинцев и русских на юге Италии. По словам Степана, там иногда на рынке, когда ты спрашиваешь по-английски, сколько стоят те или иные фрукты, тебе отвечают на чистом русском языке. От этого становится как-то не по себе.

Мне вполне хватало и общества Степана. Признаться честно, еще ни один мужчина не относился ко мне настолько бережно и заботливо. При Стасе я была загнанной рабочей лошадью, которая летела вперед, не замечая, что она валится от усталости. Будто испытывала саму себя на прочность.

Шумная Москва с бешеным ритмом жизни осталась где-то там, далеко. Я привыкла к размеренной, спокойной и неторопливой жизни в Монтекатини. Вот и сейчас я плавала в термальном источнике, любовалась потрясающе красивым парком, дышала чистым воздухом.

Я возвращалась домой в прекрасном настроении. Мне почему-то хотелось увидеть Степана и сказать ему, как он мне дорог. Я понимаю, что из благодарности не любят, но постоянное ощущение счастья переполняет и рвется наружу. Хочется поделиться своим счастьем с окружающим миром.

Распахнув калитку, я сделала несколько шагов и отчаянно закричала. У входа в дом в луже крови лежал Степан. Его белая рубашка уже стала темно-бордовой. Судя по всему, Степана расстреляли в упор. Большая часть выстрелов пришлась в голову. Лицо было настолько обезображено, что напоминало одну зияющую рану.

– Степан!

Громко рыдая, я бросилась к нему. Вскоре на мой крик сбежались соседи. Кто-то отпаивал меня водой, кто-то капал сердечные капли, а кто-то шептался за моей спиной, что мы были очень странной русской парой и вели скрытный образ жизни.

Ближе к вечеру я узнала, что на самом деле Степан был не Степаном, а известным киллером по кличке Омут. Его настоящее имя Олег. В его вещах был найден настоящий паспорт. Омут изменил все что можно, оставив без изменения только свой возраст. Также была найдена справка о сделанной ему пластической операции, благодаря которой он изменил внешность и начал жизнь заново.

Информация, что вот уже несколько месяцев я бок о бок жила с одной из самых известных фигур преступного мира, привела меня в настоящий шок. Омут подозревался в убийстве криминальных авторитетов, воров в законе и нескольких крупных предпринимателей и олигархов.

Не прошло и нескольких дней, как все итальянские и российские газеты и телеканалы стали писать о криминальной биографии Омута. Все телеканалы вещали о тех зверских убийствах, которые он совершал.

На похоронах была только я одна. Я смотрела на могильщиков и служителей кладбища, участвовавших в церемонии, и прятала слезы под черной и плотной вуалью. Вот я и узнала о прошлой жизни Степана… Никогда бы не подумала, что я все же выведаю эту страшную тайну, которую он тщательно оберегал, таким образом.

Какие бы разговоры сейчас ни вели о жестоком Омуте, для меня он навсегда останется просто Степаном. Нежным, заботливым, сильным и чутким… Если честно, я не могла понять, почему все наперебой говорили о том, что Степан был далеко не ангел. Для меня он был ангелом, и его прежняя жизнь, о которой мне довелось узнать, не укладывалась у меня в голове.

А в один из вечеров я увидела по одному телеканалу Татьяну, которая перед целой кучей микрофонов эмоционально рассказывала о том, какой мы со Степаном были странной парой. Всех сторонились, ничего не рассказывали про себя. Лишь только я рассказала Татьяне, что Степан бизнесмен и у него свое дело в России. Она тут же добавила, что если бы знала, какой у моего Степана бизнес, то никогда бы не села с нами за один стол и уж тем более не пригласила бы к себе в дом. Татьяна также упомянула о том, что я слишком резко перестала заходить к ней в магазин и сменила номер телефона. Теперь она понимает, что мы прекратили общение, словно чувствуя приближение беды, и просто испугались любопытных людских глаз и молвы.

Я смотрела на Татьяну и думала, как же Степан был прав. Мне не стоило общаться с ней настолько близко. Теперь она смакует подробности нашей личной жизни со Степаном с экранов телевизоров, хотя, по сути, совершенно ничего о нас не знает. Не думала, что она настолько красноречива. Осуждает меня за то, что я связалась с убийцей, жила за его счет, не хотела думать о том, откуда у него такие большие деньги.

Поняв, что в Монтекатини меня больше ничего не держит, я посидела на могиле Степана и мысленно поблагодарила его за то время, когда он был рядом. Я встретила его в тот момент жизни, когда действительно погрязла в болоте, и Степан, не раздумывая, протянул мне руку помощи.

Перед моим отлетом в Москву меня все же нашла одна русская журналистка и уже в здании аэропорта уговорила на интервью.

– Сколько времени вы прожили с Омутом?

– Я не знаю никакого Омута. Я жила со Степаном.

– Вы что, и вправду не знали, что жили с известным киллером?

– Нет. Я познакомилась с ним, когда он уже был другим человеком…

– Каким человеком?

– Человеком, который хотел забыть свое прошлое и начать жизнь с чистой страницы.

– Даже если бы он и смог забыть свое прошлое, в чем все сомневаются, то рано или поздно его прошлое напомнило бы о себе. Он просто хотел от него убежать, а оно его настигло и вынесло свой вердикт. Мы все в этой жизни должны платить по счетам.

– Я не хочу думать об этом.

– А вы знали, что он поменял внешность и сделал пластику?

– Я же сказала, что ничего не знала. Он попросил меня никогда не расспрашивать о его прошлой жизни, и я так и делала.

– И вы не интересовались, откуда деньги у вашего возлюбленного?

– Нет. Мне это было неинтересно.

– Вы живете по принципу: «Не важно, откуда у мужчины деньги, главное, чтобы они были»?

– Что за дурацкий вопрос? Просто этот человек был мне очень близок… При чем тут деньги?

– Но теперь вы раскаиваетесь в том, что с ним жили?

– Почему я должна раскаиваться?! Ведь этот человек на какой то отрезок времени сделал меня счастливой. Я всегда буду ему за это благодарна.

– Но ведь он убийца! Он убивал людей.

– Я не хочу про это знать. Это его прошлая жизнь, и она не имеет ко мне никакого отношения.

– Как вы можете охарактеризовать Омута? Он был очень жесткий и деспотичный человек? Омут всегда выделялся своим крутым нравом и жестоким, беспредельным характером.

– Степан бы спокойным, хорошим человеком. – Я специально сделала акцент на имени Степан.

– Он вас бил?

– Он никогда не повысил на меня голоса.

– Вас не пугала большая разница в возрасте?

– С ним я вообще ничего не боялась.

– А как вы познакомились?

– В кафе, – соврала я. – Степан сидел за соседним столиком. Он произвел на меня впечатление очень вежливого, воспитанного, но одинокого человека.

– Надо же, а вот московская братва дает о нем совсем другие отзывы.

– Мне неинтересно, что говорит московская братва…

– Как вы думаете, за вашим домом давно следили?

– Я не замечала.

– А где вы были в момент убийства?

– Я купалась в термальном бассейне. Степан плохо себя чувствовал и остался дома.

– Что с ним случилось?

– Простуда. Слабость и небольшая температура.

– Вы отдаете себе отчет, что если бы вы не пошли в бассейн и остались дома, то вы бы уже лежали рядом с Омутом? Вас спасла случайность.

– Я не хочу об этом думать…

– Вы хоть понимаете, что вас тоже могли убить?

– Мне пока сложно вообще хоть что-то понять…

– Как вы считаете, кто выследил и убил Омута? Братва или специальные службы?

– Откуда я могу знать?

– Вы что, и в самом деле не ощущали никакой слежки за домом?

– Ничего я не ощущала. Просто в последнее время мне стало казаться, что Степан чего-то боится и его что-то тяготит.

– А поподробнее можно?

– Это и есть все подробности.

– А Омут вас любил?

– Я думаю, что Степан меня любил.

– А вы его?

– У меня больше нет желания отвечать на эти бесконечные вопросы. Я устала…


Глава 17

В салоне самолете я сидела рядом всё с той же журналисткой, которая при любом удобном случае включала диктофон и задавала свои дурацкие вопросы. Она оставила меня в покое, когда я притворилась, будто сплю.

Где-то там, в моей памяти, осталась сказочная Венеция и Степан, попросивший меня родить ему ребенка. Признаться честно, в моей жизни он был единственным мужчиной, который обратился ко мне с такой просьбой. Да и это произошло тогда, когда родить, при всем желании, я бы уже не смогла. А может быть, меня никто не просил рожать, потому что я долгие годы прожила с бесплодным Стасом и в моей жизни практически не было других мужчин…

А еще я постоянно вспоминала день, когда убили Степана. Уходя из дома, я попыталась его поцеловать, но он закашлял, слегка отстранился и сказал, что боится меня заразить. Он был бледен, слаб, и ему явно не нравилось то, что я вижу его в таком состоянии. Я подумала о том, что если бы я не поддалась уговорам Степана и осталась дома, то меня бы ждала точно такая же участь, как и его. Во дворе дома лежало бы не одно мертвое тело, а два…

Мне почему-то вспомнилось, как Степан попросил меня, чтобы я прекратила общаться с Татьяной, резко исчезла из ее жизни, перестала заходить к ней в магазин и поменяла номер телефона. Значит, он уже что-то чувствовал… Значит, он уже чего-то ждал…

Казалось бы, он уехал из Москвы, порвал с прошлым, но прошлое не порвало с ним и пыталось его найти. И нашло… Даже в маленьком итальянском городке, где, казалось бы, отыскать Степана было невозможно. Оно нашло его с чужой внешностью, чужим именем и чужими документами. Господи, как же сильно оно его искало…

Самолет нес меня в Москву, в которой ждала неизвестность.

А где-то там осталась Италия, одна из самых интересных стран мира. С этой страной меня познакомил Степан. Мне был близок неповторимый колорит Италии. Все, что у меня осталось на память об Италии, – так это оригинальная шляпка из итальянской соломки, пейзаж работы уличного художника и бутылка вина четырнадцатого века.

Так и не съездили мы со Степаном еще раз в Венецию, но теперь уже на карнавал. А мы ведь так мечтали слиться с яркой и веселой толпой романтически настроенных туристов, посмотреть представления в стиле комедии дель арте и порадоваться дождю из конфетти. Так и не довелось нам увидеть, как на улицу выходят тысячи Арлекинов, Панталоне и Пьеро, проследовать за их пестрым шествием от дворца Святого Петра до площади Святого Марка, где сжигается символическое чучело и начинаются зажигательные танцы.

Но я дала себе слово: как бы ни сложилась моя судьба, обязательно приехать в Венецию и посмотреть на этот карнавал за нас двоих. За себя и за Степана…

Степан позволил мне вкусить итальянскую жизнь в полном объеме. Я даже заговорила на итальянском языке и старалась практиковать его везде, где только можно: в магазинах, ресторанах, кафе, музеях, да и просто на улице. Меня очень тронули итальянцы. Приветливый, отзывчивый и необыкновенно дружелюбный народ. Они с радостью ответят на любой вопрос и всегда протянут руку помощи.

Где-то там, далеко, осталась Италия с ее живописной природой, великой историей, оригинальной кухней. Со всеми этими макаронами, спагетти, равиоли, тертым сыром пармезан, другими вкусностями и великолепными итальянскими винами различных сортов. Где-то там осталась могила Степана…

Я летела в Москву и верила, что я еще обязательно вернусь в многообразную, роскошную, но достаточно скромную страну, которая славится своей любовью к прекрасному, шумными торжествами и праздниками. Эта страна, в которую всегда хочется возвращаться…

– Надя, а вы не хотите ответить буквально на несколько вопросов? – Журналистка снова включила диктофон.

– Пожалуйста, хватит вопросов.

– Поймите, это моя работа.

– А вы хоть немного поймите меня.

– Расскажите о характере Омута.

– У него был прекрасный характер.

– Вы хотите сказать, что встретили идеального мужчину?

– Идеальных мужчин не бывает, но в Степане меня все устраивало.

– Он вам хоть раз угрожал?

– Нет, – категорично ответила я.

– Может быть, он грубо с вами обращался?

– Я же сказала, что нет.

– А может, он был жесток в сексе? Вы не наблюдали в нем каких-нибудь извращений?

– У нас были прекрасные и гармоничные отношения.

– А вы не могли бы дать мне несколько ваших совместных фотографий?

– Нет. Мы редко фотографировались.

– Но хоть одну фотографию?

– Нет. Это наш личный архив.

– Неужели в вашей совместной жизни все было настолько безоблачно? Имелось ли в вашем доме оружие?

Я отвела от себя руку журналистки и процедила сквозь зубы:

– Если ты сейчас от меня не отвалишь, я нажму в самолете стоп-кран и сойду. Если бы ты знала, как меня уже достала…

– Надя, я оценила ваше чувство юмора, – нервно улыбнулась девушка. – Теперь я вижу, что вы не такая белая и пушистая, как стараетесь казаться. Вы с Омутом два сапога пара.

– А я никогда и не сомневалась в том, что мы два сапога пара.

Видимо, журналистка поняла, что из меня больше не вытянешь даже слова и, спрятав свой диктофон, взяла журнал и демонстративно отвернулась от меня.

Я вновь закрыла глаза и принялась думать теперь уже не о Степане, а об Омуте… Мне тяжело было думать о том, что Степан и Омут – одно лицо. Получается, что заботливый и благородный Степан в прошлой жизни был самым настоящим убийцей.

Из телевизионных новостей и газет я часто слышала о киллерах, и само это слово всегда вызывало у меня неприязнь и страх.

Заказные убийства происходят почти каждый день. Они уже давно никого не удивляют, не вызывают паники. Я никогда не задумывалась над тем, какая же психология должна быть у киллеров. Как же самого себя нужно перебороть, чтобы настроиться на убийство?

Киллер должен быть снайпером. Он делает контрольный выстрел, чтобы удостовериться, что человек действительно убит. Киллеры чаще всего убивают в подъездах домов, в загородных домах и автомобилях. Мне кажется, что получить заказ на убийство киллеру несложно. Сложно получить за это деньги и вовремя выйти из игры. Значит, Степану это хорошо удавалось. Ведь при оплате кровавой услуги часто возникают самые конфликтные ситуации, и заказчики лихо избавляются от исполнителей.

Быть может, поэтому Степан так спокойно вел себя в ту ночь, когда я убила его племянника. Потому что сам очень многих убивал… Степан начал новую жизнь, а фактически лег на дно. Видимо, он понимал, что у него уже нет шансов остаться в живых. Есть только один способ – скрыться, раствориться, изменить внешность, имя, документы и местожительство.

Ведь если разобраться, то убить Степана мог кто угодно. Кто-нибудь из бывших заказчиков или сотрудники спецслужб. Видимо, в тот момент, когда я встретилась со Степаном, он решил уйти на покой, потому что психологические нагрузки киллера очень высокие. Однажды он понял, что сильно устал, что просчитать все невозможно, что или он полностью подорвет свои силы, или его в конце концов убьют. Убивая сам, он хорошо понимал, что за ним охотится смерть и, пуская пули в других, он сам ходит под пулями.

Передо мной вновь предстал образ Степана. А ведь он был хорошо развит физически и не раз говорил мне, что владеет навыками рукопашного боя. Только вот о том, что он имеет солидный опыт в обращении с оружием, он умолчал.

А ведь я тоже убийца. Только я убила в состоянии аффекта, и уж если разобраться, я хотела спасти свою жизнь. Убить Марата меня побудил страх. Он просто загнал меня в угол из-за стечения обстоятельств, которое заставило меня бороться за свое здоровье и свою жизнь.

Почему же Степан стал киллером? Чтобы заниматься подобной деятельностью, нужно иметь очень крепкие нервы. Что должно подтолкнуть человека к тому, чтобы он стал наемным убийцей и мог хладнокровно расстреливать людей? Желание заработать? Какие-то личные трагические обстоятельства? Крутой жизненный поворот? Теперь мне уже никогда не добраться до сути и не узнать ответы на эти вопросы…

Как только самолет коснулся земли, сидящая рядом со мной журналистка заметно оживилась и как ни в чем не бывало стала беседовать со мной на отвлеченные темы.

Но я и представить себе не могла, что ожидает меня в Москве. Как только я вышла в зал прилета, на меня накинулось безумное количество корреспондентов различных телеканалов, каждый из которых пытался пробиться сквозь толпу, приблизить ко мне микрофон и задать какой-нибудь вопрос.

– Как вам жилось с убийцей? Он вас не обижал?

– Нет.

– А вы знали, чем занимался Омут, когда с ним сошлись? Вам не было страшно?

– Нет, не знала. Страшно не было.

– Легко ли быть подругой столь известного киллера?

– Легко. Дай бог, чтобы все мужчины относились так же к своим женщинам.

– Он вас бил, угрожал? Быть может, он держал вас в заложницах?

– Он меня любил, – глухо произнесла я, пытаясь прорваться сквозь толпу журналистов.

– Говорят, Омут был волком-одиночкой. Может быть, вы знали кого-нибудь из его знакомых? У него были друзья?

– Я не знаю. Он мне ничего об этом не рассказывал. При мне он ни с кем не общался.

– Вы вообще не интересовались его прошлым?

Со всех сторон звучали одни и те же вопросы.

– Нет. Мы жили настоящим.

– А на что вы жили?

– На его деньги.

– А вы ни разу не поинтересовались, откуда у него деньги?

– Я знала, что они из прошлого. Мы договорились не затрагивать эту тему. Я четко соблюдала нашу договоренность.

– Как долго он являлся вашим сожителем?

– Он был моим гражданским мужем. Слово «сожитель» умерло вместе с социализмом. Я не знаю такого слова. Оно говорит о низком интеллектуальном уровне того, кто его произносит. Это слово из лексикона быдла. Я никогда не симпатизировала ни быдлу, ни лексикону оного.

– А официально он звал вас замуж?

– Штамп в паспорте не играет никакой роли в отношениях. Он нам был не нужен. Отношения либо есть, либо нет. И их не спасешь никаким штампом в паспорте.

– Вы рады, что не успели родить ребенка от столь известного киллера? Представляете, что было бы с ребенком, если бы он узнал, чем занимался его отец?

– Если бы бог дал нам ребенка, я бы его родила. Мне было бы не важно, чем занимался его отец. Для меня Степан навсегда останется близким и даже родным человеком. Меня так никто и никогда не любил. Я не знаю, умел ли этот человек убивать, но вот любить он умел.

– Надя, а как вам живется без сочувствия?! – совсем близко послышался язвительный голос.

– Какого еще сочувствия?

– У вас убили гражданского мужа, и никто не хочет выразить вам своего сочувствия!

– Я не нуждаюсь в людском сочувствии, – холодно произнесла я. – Меня вообще не интересует то, что обо мне думают.

– Кто присутствовал на похоронах Омута?

– Я одна.

– И вы сами копали могилу? – В голосе выкрикнувшего этот вопрос молодого человека послышалась ярко выраженная насмешка.

– Нет. Этим занимались могильщики, – с вызовом ответила я. – У меня слишком нежные руки, чтобы держать лопату.

– Может, вы руководили процессом?

– Процессом руководили служители кладбища.

– А вас не удивляет тот факт, что на похоронах Омута никто не захотел составить вам компанию?

– Я не люблю компании. От них много шума… Мне нравится тишина.

– И вас не возмущает, что никто не приехал на похороны?

– Абсолютно.

– Ну почему?

– Главное, что на них была я, – устало сказала я. – Нас всегда устраивало общество друг друга, и лишние люди нам не были нужны.

– Где вы теперь будете жить? В Москве или уедете за границу?

– Я не знаю. Я пока ничего не знаю… Жизнь покажет.

– Почему вы вернулись в Москву?

– Я коренная москвичка. У меня есть московская прописка. Я вернулась домой. А еще мне очень хочется встретиться с одним человеком…

– Кто он?

– Это никого не касается.

– Вы ощущаете себя «черной вдовой»? Вы ведь вдова бандита.

– Вдовой, тем более черной, я себя не ощущаю…

– А кем же вы тогда себя ощущаете?

– Женщиной, которой подарили любовь, не требуя ничего взамен. Желаю и вам испытать подобное.

– Спасибо. Нам подобного не надо.

– Ваше право.

– А вы не боитесь, что те, кто расправился с Омутом, могут теперь расправиться с вами?

– Я не вижу в этом смысла. Я ничего не знаю про Омута. Я жила со Степаном. И не думаю, что могу кому-то мешать или представляю собою опасность. «Омут» – абсолютно посторонний, непонятный для меня образ. Мне не довелось его знать.

– Неужели вы до сих пор не понимаете, что ваш Степан и Омут – одно и то же лицо?

– Я не хочу об этом думать…

– А может, вы все-таки подумаете, что кличка человека, с которым вы жили, до сих пор внушает ужас многим людям? Омут – безжалостный наемный убийца. Ведь он убивал криминальных авторитетов, банкиров и бизнесменов. Неужели он вам про это ничего не рассказывал?

– Нет. Я же вам сказала, что была незнакома с «Омутом». Я жила со Степаном, который за все время нашей совместной жизни не обидел даже комара. Перед тем как сойтись со мной, он сразу поставил мне условие, что его прошлая жизнь – это табу.

– И вас это устраивало?

– Да, – кивнула я.

– А как же чисто женское любопытство?

– Я им не страдаю.

– А может, вы с Омутом ходили в тир и у вас была возможность лицезреть, как он стреляет без промаха?

– Мы никогда не ходили в тир, – отрезала я, устав отвечать на тупые вопросы.

– После того как вы узнали правду, вам стало страшно, что вы жили с человеком, смерти которого ждали многие?

– Я устала говорить на эту тему. Я ничего не боюсь. Я всегда буду благодарна Степану за любовь, подаренное счастье и бережное ко мне отношение.

– Значит, вы все-таки утверждаете, что ничего не знаете о погибшем…

– Ничего.

Журналисты громко спорили, кто же убил Омута: русская мафия или российские спецслужбы? Я смотрела на спорящих и убеждалась, что смерти Степана ждали многие. Ведь он поставил заключительную точку в жизни стольких людей… Получается, что он был вершителем их судеб и хозяином чужих жизней.

Любил ли меня Степан? А быть может, ему просто была нужна близкая женщина и его устраивало, что я никогда не задавала лишних вопросов? Хотя мне, как и любой женщине, хотелось верить, что я была по-настоящему любимой. Ведь Степан смог сделать мою жизнь легкой, красивой и счастливой. Я все же думаю, что он меня любил.

Только вот знал ли он, что его смерть так близка? Предчувствовал ли он, что наступит роковой день и, как бы он ни скрывался, его все равно найдут?

– Вы будете сегодня давать показания московской полиции?

– Я плохо себя чувствую, и я дала уже все показания итальянцам.

– А вы не хотите принять сегодня участие в одном вечернем телевизионном эротическом ток-шоу и рассказать о подробностях интимной жизни известного киллера?

– В чем принять участие?

– В телевизионном эротическом ток-шоу, – ни грамма не смутилась пухленькая девчушка. – Всем же интересно, каков киллер в постели.

– Да вы что, с ума все сошли? Я потеряла любимого человека и за счет его смерти становиться известной не собираюсь! – закричала я, не помня себя. – Шоу не будет! Сенсации не получится! – Поняв, что мне никогда не выбраться из толпы журналистов и телевизионщиков, я с ненавистью посмотрела на стоящую рядом девушку: – Отойдите от меня прочь! Больше вы ничего от меня не услышите! Ни одного слова!

– Я могу вам помочь выйти из здания аэропорта, – живо откликнулась девушка и наклонилась ко мне поближе: – Только вы тоже меня должны выручить. Буквально полчаса участия в ток-шоу, и всё.

– А тема какая? – обреченно спросила я.

– Тема та же. Последние дни жизни известного киллера.

– Я согласна.

– Тогда едем в студию. – Девушка стала расталкивать толпу своей пышной грудью и громко кричать: – А ну разойдитесь! У нас эфир через несколько минут! Прочь с дороги!

Сама не знаю, как мы смогли выскочить из здания аэропорта и сесть в уже приготовленный автомобиль. Только в машине я смогла глубоко вздохнуть, немного расслабиться и прийти в себя.


Глава 18

Приехав на телевидение, я жутко занервничала. Я дрожала как осиновый лист в тот момент, когда мне накладывали грим. Гримерша постоянно делала замечания, чтобы я сидела как можно спокойнее, держала себя в руках. Когда наконец меня отвели в студию, усадили в кресло и включили осветительные приборы, я подумала: «Что я здесь делаю? Как я могла вообще согласиться на подобное?»

– Начали! – Девушка, уговаривавшая меня приехать в студию, махнула рукой, и камеры заработали.

– Надежда, правда ли, что вы были последней подругой известного киллера по кличке Омут? – задала мне вопрос ведущая.

– Я не знала его как Омута. Я знала Степана…

– В принципе это не имеет значения. Человек-то один. А имен у него может быть сколько угодно.

– Для меня это имеет очень большое значение.

– О хитрости Омута ходят легенды. Говорят, он мог любого обвести вокруг пальца.

– Я вам вряд ли смогу рассказать что-то про Омута…

– Скажите, а он никогда не называл вам точное количество своих жертв?

– Что?

– Сколько он убил людей?

– Не считала, – злобно буркнула я.

– Опишите поподробнее боевое вооружение Омута.

– Какое вооружение?

– Боевое.

– У Степана не было никакого вооружения.

– А пользовался ли Омут оружием с глушителем, а точнее говоря, устройством для ослабления слышимости звука выстрела? Между прочим, глушители запрещены во всех странах мира. Вам это известно?

– Я не знаю ни про какие глушители…

– А есть ли у вас сведения, что киллер иногда пользовался минами-сюрпризами?

– Что это такое?

– Это мина, которая изготавливается из предмета домашнего обихода, например книги в тысячу страниц. Человек достает книгу с полки, металлические контакты соединяются, замыкается электрический контур – и происходит взрыв. Говорят, в арсенале у Омута были мины-сюрпризы на дверных ручках, на калитках и даже мина-ловушка в дымовой трубе. Ну и конечно же всем известная автомобильная мина-сюрприз. Она устанавливается в автомобиле без каких-либо трудностей. А какая у Омута была любимая винтовка? Со скользящим цилиндрическим затвором? Он же любил оружие, которое отличается высокой точностью стрельбы.

– Я ничего не знаю. – Перед глазами все поплыло, и мне показалось, что я медленно, но верно схожу с ума.

– Наденька, ну нам никак не удается вас сегодня разговорить. Телезрители ждут от вас живого и интересного рассказа, – начала показывать свое недовольство ведущая. – Соберитесь с мыслями. На вас смотрит огромная страна.

– Мне не с чем собираться, – пробубнила я себе под нос. – И нечего стране на меня смотреть.

– Наденька, не забывайте, что мы с вами в прямом эфире. Знаете, мы располагаем любопытными фактами, что Омут намного чаще использовал оружие и взрывные устройства местного производства, чем иностранного. Как вы думаете, он делал это из патриотизма?

После этих слов ведущей в зале послышался смех.

– Да пошли вы все!

Недолго думая, я вскочила и бросилась прочь. Выбежав из студии на улицу, я поймала машину и поехала в гостиницу на окраине Москвы.

Еще перед отъездом в Швейцарию я купила себе небольшую двухкомнатную квартиру в Москве, но сейчас решила, что ехать туда опасно. Может быть, и в самом деле те, кто расправился с Омутом, вообразят, что я много знаю, и решат расправиться и со мной.

Мне хватило недели, чтобы привести свои нервы в порядок и снять квартиру в самом центре. В один из вечеров я не удержалась и набрала свой домашний номер телефона. На другом конце провода послышался оживленный голос Стаса, я почувствовала, что меня зазнобило, и положила трубку, но не удержалась и набрала знакомый номер телефона еще раз. Когда в трубке вновь послышался голос Стаса, я набрала в легкие побольше воздуха и, стараясь унять дрожь, произнесла:

– А Ольгу можно?

– Кого? – Стас так удивился, словно никогда не слышал о существовании Ольги.

– Позовите, пожалуйста, Ольгу.

– Какую Ольгу? Вы, наверное, ошиблись.

Не ожидая такого ответа, я упала на пол и стала громко реветь. Мне было жалко себя и эти два года, в продолжение которых я полностью перекроила себя, надеясь вернуть бывшего мужа. Прошло не так много времени, а он уже не помнит, кто такая Ольга. А ведь мы прожили с ним так много лет…

Не выдержав, я вновь набрала все тот же злосчастный номер и безжизненно произнесла:

– Я не ошиблась. Этот номер записан в моей записной книжке. Простите, вы Стас?

– Да.

– Где ваша жена Ольга?

– А вы кто? – заволновался Стас.

Меня слегка успокоило то, что наконец-то он понял, о ком идет речь.

– Я ее подруга. Просто мы с ней года три не созванивались и не виделись. Я приехала из Сибири и решила ей позвонить. Вы не позовете ее к телефону?

– Боюсь, что это уже невозможно.

– Почему?

– Потому, что Оля умерла два года назад.

– Боже мой… Да вы что… Вы извините, что я задаю вам столько вопросов, но вы не скажете, что с ней произошло?

– Сердце остановилось.

– Ой, она же столько работала… Вот и сгорела… ужас! Примите мои соболезнования.

– Спасибо.

– Скажите, а где она похоронена?

Стас назвал кладбище, рассказал, как до него доехать, и даже подробно описал, как найти могилу.

– Простите, но я плохо знаю Москву, – жалобно произнесла я.

– Ну, я же достаточно подробно вам все объяснил. Не заблудитесь.

– А вы давно были на могиле Оли?

– Зачем вам?

Голос Стаса стал жестким. Нетрудно было догадаться, что ему не понравился мой вопрос.

– Просто я хотела предложить вам составить мне компанию. Мы могли бы сходить на кладбище вместе. Как вы на это смотрите? – с надеждой спросила я.

– Боюсь, что это не понравится моей новой жене, – резко ответил Стас и бросил трубку.

Я закрыла глаза и отчаянно заскулила, как брошенная собачонка. Боже, ну почему жизнь так ко мне несправедлива? Человек, которого я любила долгие годы, так спокойно заявляет о своей новой жене, топча память обо мне нечищенными ботинками, трактором пройдясь по моей прошлой жизни. Тот, кто меня любил, холил и боготворил, оказывается жестоким киллером, связь с которым может принести мне массу самых нежелательных проблем…

Как же горько осознавать, что близкий и родной человек тебя предал. Хочется его простить, но как тяжело это сделать… Самое главное – не позволять себя жалеть, потому что это прямой путь к депрессии.

И все же я должна найти в себе силы его простить, ведь прощение обидчика – это прежде всего дар самой себе, освобождение от груза, который разрушает.

За что мне это тяжелейшее испытание души и сердца? Никогда не думала, что я смогу оказаться в подобной ситуации. Я давно уже не испытывала такого сильного эмоционального опустошения, как сейчас, после телефонного разговора со Стасом. Вновь появилось ощущение, что я «живу, не живя» и что жизнь закончилась.

И все же я должна найти отправную точку, чтобы начать новую жизнь. Нужно как можно быстрее избавиться от патологической зависимости от Стаса и прекратить думать, что он центр Вселенной.

Я подошла к зеркалу, посмотрела, не появились ли у меня новые морщины… Но, слава богу, с лицом все было в порядке. В этот момент я подумала, что простить своих обидчиков я смогу. Простить смогу, а вот забыть никогда! Не сотру я все это из памяти.

МЕСТЬ – БЛЮДО ХОЛОДНОЕ… Я выбираю месть!


Глава 19

Я оделась стильно и с удовольствием выбрала духи, которые бы смогли стать для любого мужчины настоящей ловушкой. У меня было несколько флакончиков духов, подаренных Степаном, запах которых был соткан из десятков тончайших неземных ароматов.

Когда вопрос с духами был решен, я принялась выбирать туфли. Уж я-то знала, что чем выше у женщины каблуки, тем больше мужчин обернется ей вслед. Остановившись на новых туфлях, я вновь покрутилась у зеркала и улыбнулась своему отражению.

Кстати, глубокий вырез на блузке выглядит очень сексуально. Думаю, он не останется незамеченным нашими мужчинами. Уж кто-кто, а мужчины должны ценить женщин. Они оценивают каждый шаг, жест и даже взгляд. Для них важно, как ты одета и умеешь ли себя преподнести. И пусть сотни людей говорят, что мужчины любят нас за душу, я знаю, что пока их не заинтересует внешний вид и умение себя грамотно преподнести, их никогда не заинтересует душа.

Я помню из прошлой жизни, что никогда нельзя показывать, как ты одинока. Одиночество отпугивает мужчин и вызывает жалость. Поэтому никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя изображать из себя жертву. Пусть мужчины думают, что у тебя всё в шоколаде!

И еще важное правило женщины: нельзя экономить на духах, косметике и белье. Уж если и нужно на чем-то экономить, то на еде.

И никакой грусти во взгляде! Любимый Ольгин девиз: «Не смей оголять свою душу! Для этого есть ноги и грудь».

Для того чтобы не допускать больше ошибок, нужно взять в попутчики холодный рассудок и трезвый ум. Моя любимая Коко Шанель говорила так: «Все в наших руках, поэтому нельзя их опускать!»

После того как полностью привела себя в так называемую боевую готовность, я еще раз подошла к зеркалу и заговорила голосом Ольги. Мне хотелось донести до Нади те сведения, о которых она не знала:

– Необходимо быть свободной не только внешне, но и внутренне. Это самое главное. Необходимо учиться манипулировать людьми. А это значит, нужно не только невидимо управлять ими, но и подталкивать их к нужным действиям. И эта манипуляция должна быть слишком тонкая, изысканная и совершенно незаметная для окружающих. А еще я не должна бояться быть сильной. Не пугаться ответственности за свою жизнь и никогда не теряться в сложных ситуациях. Ольга никогда не боялась быть сильной. Она умела заставлять людей принимать и уважать ее силу. У нее получилось, и у тебя получится. Уж она-то, как никто другой, умела отстаивать свою точку зрения, несмотря на давление окружающих ее людей. Ольга могла не только блефовать и рисковать. Главное ее качество было в том, что она умела достойно, красиво проигрывать. Поэтому всегда настраивайся на победу, но если ты вдруг проиграешь, то сделай это красиво.

Я поймала такси и назвала водителю нужный адрес, вновь решив, что месть – это не только холодное блюдо, но и достаточно благородное дело. И пусть кто-то думает по-другому, но у меня свои соображения на этот счет.

Для меня месть – это проявление инстинкта самосохранения. Не думаю, что самозащита хоть кому-то еще помешала…

Мой бывший муж и его новая жена оставили мне роль несчастной жертвы, с чувствами которой можно не считаться. Никто не может остановить во мне стремление заставить их пережить то, что довелось мне.

Отчаяние сразу покинуло меня, как только я подумала о предстоящей мести. Я просто хочу наконец перестать быть жертвой и восстановить справедливость. Таким образом я смогу освободиться от своих негативных эмоций, связанных с событиями прошлого.

Не виновата я в том, что у меня никак не получается начать новую жизнь. Груз прошлого давит и не дает расправить плечи и спину, вернуть себе прежнее душевное равновесие. Мне хочется наказать всех, из-за кого моя жизнь пошла под откос, по максимуму. Все эти дни я просто одержима жаждой мщения, и это внезапно возникшее у меня желание становится навязчивой идеей, которую хочется воплотить в жизнь как можно быстрее.

Нет, я не из тех, кто выплескивает сопернице в лицо кислоту, бьет, визжит, грозится повыдирать волосы, руки и ноги, устраивает публичные сцены, используя отборный мат. Я не отношусь к такому типу женщин.

Я смогла собрать волю в кулак и призвать на помощь все свое хладнокровие. Я хочу отомстить грамотно и красиво. Я мечтаю вернуть утраченное чувство собственного достоинства и получить истинное удовольствие от мести. И у меня есть главный козырь, он достался мне от Ольги. У меня есть редкостное самообладание, спокойствие и уверенность в том, что я поквитаюсь со своими обидчиками.

Машина остановилась у ресторана, я посмотрела на часы. Как я и рассчитывала, за столиком уже сидел Олег и заказывал себе бизнес-ланч. Несмотря на то что Олег был человеком состоятельным, он любил обедать дешево и сердито. Хотя, если честно, в этом ресторане были неплохие блюда.

Да, мой дорогой читатель, ты угадал, я приехала именно к тому Олегу, другу нашей семьи, который подарил Ольге на ее юбилей дорогой браслет, усыпанный бриллиантами. Он хранится у меня до сих пор. И я обязательно его надену. Но не сейчас… Еще не время.

Я села неподалеку от Олега. Он неплохо выглядел, несмотря на занятость, массу работы и вечные стрессы. Мне было грустно. Вдруг захотелось, спросить, как поживает Таня. Господи, как же быстро бежит время. Тане стукнуло пятьдесят, и я думаю, что она уже не единожды бабушка. Было время, когда мы с Таней не могли наговориться часами, любили обсудить наших мужиков и строили планы на будущее. Как же теперь это все далеко! Мне уже никогда не вернуться в прошлую жизнь…

Недолго думая, я заказала уху, горбушу с овощами, отварной рис и чай с лимоном.

А теперь самое время испробовать на скучающем, читающем газету Олеге технику дразнящего флирта. Уж я-то знаю, на что реагируют наши мужчины. Они реагируют не только на объем груди и длину ног, но и на обольстительный изгиб спины. Он обладает наибольшей силой воздействия на мужчин.

Недолго раздумывая, я распрямила спину и подалась грудью вперед. Я села как можно более выигрышно. При этом не забыла скрестить ноги. Такая сексуальная манера сидеть не может не вызывать интерес у мужчин. Ноги выглядят более стройными и длинными. Правда, ног моих из-за стола Олег все равно не увидит, но это неважно. Важно принять стопроцентную боевую готовность. Да и в такой позе позвоночник автоматически принимает тот обольстительный изгиб, который нам нужен.

Теперь важно наладить визуальный контакт с сидящим напротив мужчиной, слегка намекнуть ему на мою открытость. Я посмотрела в упор на Олега, он тут же отодвинул газету и посмотрел на меня. Наши взгляды встретились. Произошло так называемое небольшое «короткое замыкание», а точнее, я просигнализировала ему о своей готовности к отношениям. Через несколько секунд я сделала вид, что смутилась, и отвела глаза в сторону. Разговор глазами прошел на твердую пятерку.

Недолго думая, я испробовала на Олеге технику повторного взгляда и посмотрела на него еще раз. В моем взгляде читался импульс колоссального воздействия: «Ты самый крутой перец, которого я когда-либо видела! Представляю, какой восхитительный секс может подарить такой сексуальный мачо! Я хочу тебя, офигенный супермужчина! Тебе бы я могла отдаться прямо сейчас!» – сказала я Олегу глазами магические слова и одновременно отвела свой уже дразнящий и многообещающий взгляд в сторону.

В том, что визуальный контакт был установлен, я даже не сомневалась. Олег словно прочитал мои мысли и не сводил с меня глаз. Теперь настал момент показать выражение глубокой заинтересованности. Я подарила Олегу легкую улыбку и отвернулась в сторону так, будто смущена тем, что совершенно непроизвольно выразила незнакомому мне мужчине свою симпатию.

Самое главное – не показывать излишнюю напористость. Это скорее испортит дело и отпугнет.

После очередного моего обжигающего взгляда Олег должен проявить самостоятельность. Я помогла ему завязать наше знакомство и сделала для этого все возможное. Еще не заговорив, я уже сумела произвести на Олега впечатление легкого в общении человека, щедрого на улыбку.

Взяв чашечку с чаем, я провела пальцами по ее краешку и создала иллюзию, что задумалась. Олег тут же встал и, словно зачарованный, подошел ко мне.

– Я вам не помешаю? – с придыханием спросил он.

– Скорее наоборот. Мне будет очень приятно, если вы составите мне компанию.

– Я так и решил, что вы скучаете.

В этот момент я сообразила, что пришло время продемонстрировать свою эротичность, и несколько раз провела кончиком языка по верхней губе. Пока мы знакомились, я кокетливо кусала свои губки и поглаживала цепочку на шее.

– Я вас здесь раньше никогда не видел.

– Я здесь в первый раз. А вы часто здесь бываете?

– Да. Напротив находится моя фирма. Мне нравится тут обедать. Кстати, меня зовут Олег.

– А меня Надя. Знаете, я долгое время жила за границей и не была в Москве. Приехала несколько дней назад. Тут все так изменилось…

– У меня такое ощущение, что я вас где-то видел. – Олег внимательно смотрел на меня. Скорее всего он мог видеть меня по телевизору, когда корреспонденты не давали мне прохода в аэропорту.

К счастью, Олег так и не вспомнил, где он мог меня видеть, и поинтересовался:

– Так вы теперь надолго в Москву?

– Думаю, навсегда.

– Тогда, может, выпьем за ваше возвращение и наше знакомство?

– С огромнейшим удовольствием. Приятно иметь дело с мужчиной, который понимает все с полуслова.

Через несколько минут на нашем столе уже красовались бутылка дорогого шампанского и ваза с фруктами.

Выпив по бокалу, мы перешли на «ты» и уже общались так, словно знали друг друга тысячу лет.

– Надя, а тебе кто-нибудь говорил, что ты очень красивая?

– Ты первый, – честно призналась я Олегу.

Степан никогда не делал мне комплименты. Видимо, он просто знал, насколько трепетно я к этому отношусь, и боялся меня хоть чем-то обидеть. Даже комплиментом, понимая, что вся моя красота появилась благодаря усилиям потрясающего хирурга, который изваял меня, словно Галатею.

– Да ладно тебе! Я уверен, что мужики тебе на каждом углу это говорят. Кстати, а что ты делаешь сегодня вечером?

– Пока ничего, но если откровенно, то планирую провести этот вечер с тобой.

– Ух, искусительница! Я тебя еще не знаю, но мне кажется, что я в тебя уже влюбился.

– Олег, а ты женат?

– Женат, но это ничего, – ухмыльнулся Олег.

Я улыбнулась. Когда Стас жил со мной, то, по всей вероятности, отвечал точно так же молоденьким женщинам. И почему мужчин в возрасте так тянет на молодых? Вот уж и вправду говорят: «Седина в бороду – бес в ребро». А ведь Татьяна отдала Олегу не только свою молодость, но и всю жизнь. Она растворилась в нем без остатка, жила и дышала только ради него одного…

Что творится с мужчинами под пятьдесят и за пятьдесят? У них открывается второе сексуальное дыхание? Они приходят к мысли, что жизнь проходит, мечты юности остались нереализованными и теперь уже поздно что-то менять? Прожив около двух третей жизни, мужчины поднимают подростковый бунт против обыденности. Им хочется сбежать из дома и позволить себе то, в чем они себе всегда отказывали. Их совращает бес, они хотят изменить свою жизнь.

Их тянет на более молодых, свежих, сочных и красивых. Видимо, они беспокоятся об утрате молодости намного больше, чем женщины их возраста. Их жены более достойно принимают вызов судьбы под названием «старость». А вот мужчины не хотят мириться с тем, что у них есть. И со стороны это выглядит печально…

И все же состоятельным мужчинам есть чем привлечь молоденьких девушек. Они привлекают их деньгами.

– Как долго ты женат?

– Надя, так долго не живут. Мне медаль нужно за выслугу лет давать, – рассмеялся Олег. – Понимаешь, девочка, ты еще слишком молодая, чтобы это понять. Мы просто живем вместе, а на самом деле уже давно создаем видимость семейной жизни. – Олег наклонился ко мне как можно ближе и прошептал: – Мы уже очень давно не занимаемся сексом.

Я сделала вид, что поверила, а сама еще раз убедилась, что все женатые мужчины действуют по одной четко отработанной схеме: «С женой живу плохо, в одной постели не сплю. Интима нет несколько лет. Живем как чужие под одной крышей. Связывает чувство долга и совместные дети. Была бы моя воля – давно ушел. Жена болеет. Совесть не позволяет бросить».

– Послушай, у меня сегодня день рождения у лучшего друга. Пойдем со мной, – неожиданно предложил мне Олег и взял меня за руку.

Я милостиво кивнула, а в душе возликовала: «Наконец-то!»


Глава 20

– Послушай, а как же мы пойдем на день рождения к твоему другу, если ты женат?

Я постоянно просила его подливать нам коньячку из бутылки, которую мы заказали сразу после шампанского.

Моя идея напоить Олега осуществилась на сто процентов. Весь фокус заключался в том, что Олег наливал нам в равных количествах, но в тот момент, когда он отвлекался, я выливала свою порцию в стоявший рядом горшок с цветком. Конечно, жалко было цветок. Вряд ли цветок может выдержать, что его вместо воды поливают коньяком, но об этом я думала меньше всего. Хотя кто его знает, может, цветок сейчас тоже был навеселе…

– А при чем тут моя жена? – раздул ноздри Олег.

– Но ведь общие знакомые могут услужливо рассказать твоей жене о том, что ты приходил на день рождения своего друга в компании молодой девушки.

– Надя, да тебя вообще не должно это волновать. Это мои проблемы. Дело в том, что там общих знакомых вообще не осталось.

– Как не осталось? – Мне с трудом верилось, что Татьяна вообще перестала общаться с друзьями Олега и заживо похоронила себя в четырех стенах.

– Там такая неприятная история произошла…

– Расскажи, – подталкивала я пьяного Олега, который, похоже, вообще позабыл обо всем на свете, даже о собственной работе.

– Я же тебе говорю: история скверная. Тебе про нее лучше не знать.

– Олег, так нельзя. Ты меня уже заинтриговал.

В этот момент в кармане Олега зазвонил мобильный, и он тут же ответил:

– Нет. Меня в офисе сегодня не будет, – резко сказал он, отвечая кому-то из сотрудников.

Телефон зазвонил вновь. Посмотрев на номер, Олег пробормотал: «Жена…»

– Танечка, у меня сейчас работы по горло. Идет совещание. Не могу долго разговаривать. Извини. Вечером поеду поздравлять Стаса. Давно его не видел. Если гулянка продлится до глубокой ночи, то у него же и заночую. Ты сегодня меня не жди. Ложись спать. Я сам не знаю, приеду или нет. Ну всё, не могу говорить, а то у меня люди сидят. При первой возможности позвоню. Целую, котик.

Как только Олег вновь сунул трубку в карман, я улыбнулась и лукаво спросила:

– Успокоили?

– Да, – кивнул Олег. – Я сказал, что у меня совещание… Не стоит ей знать больше того, чем положено.

– Она у тебя хорошая?

– Мегера. И как я только с такой живу! Я же тебе говорю, что мне медаль надо. Ненавижу.

– Кого? – опешила я, вспоминая, как Олег только что заискивал перед Таней.

– Таньку свою.

– Да разве так можно говорить о жене?

– Устал я от нее за эти годы. Ой как устал.

– Это твой крест, и нести тебе его нужно всю жизнь, – попыталась вправить я ему мозги.

– В том-то и дело, что нести уже тяжело, а бросить жалко. Все-таки столько лет вместе прожили. Я же тебе говорю, что это уже чужой для меня человек. Так просто, живем под одной крышей по инерции, но нас уже давно ничего не связывает.

Слышала бы милая, домашняя и спокойная Татьяна, как отзывается о ней муж. Уже бы давно схватилась за голову. Ведь за все совместно прожитые годы Таня не просто растворилась в Олеге, она даже потеряла право собственного мнения. Зачем оно ей? Ведь всем жизненным процессом руководит Олег.

– Ты мне не рассказал про своего друга…

– Да там такая история произошла гадкая.

– Ну расскажи, а то мы идем на день рождения к твоему другу, а я ничего о нем не знаю.

– В общем, у него была жена, Ольга. Она с моей Танькой дружила… – начал свой рассказ Олег.

– Что значит «была»? Где она сейчас?

– Умерла.

– Так твой друг вдовец?

– Ни черта он не вдовец. Он женился на своей любовнице. Короче, попытаюсь объяснить тебе как можно быстрее. У Стаса была жена Ольга и любовница Инга. Ольга была такая вся из себя крутая бизнесвумен. Инга работала в ее компании. На дне рождения Ольги была вся ее корпорация. Естественно, там оказалась и Инга. Эта тварь плесканула Ольге в лицо серную кислоту.

– Ужас! За что? – Я вздрогнула, словно еще раз пережив то, что произошло в тот злосчастный день.

– Сама понимаешь, бабская ревность и все такое.

– Ни черта себе ревность!

– Ну, у вас же там, баб, свои заморочки. Женская зависть и все такое…

– Чудовищно даже слушать…

– Ольга умерла в больнице. Ингу не посадили.

– Почему?

– В общем, Стас ее от тюрьмы отмазал. Признали, что в тот момент, когда она плеснула кислоту, была не в себе. Сердце Ольги не выдержало. Стас Ингу от тюрьмы спас и на ней женился. Так что на дне рождения будет и Инга. Многие общие знакомые от Стаса отвернулись. Точнее, даже не отвернулись, а урезали общение до минимума. Я же тебе говорил, что моя Танька была Ольгиной подружкой, так после того, как Стас на Инге женился, она даже с ним не здоровается. Просто вычеркнула его из своей жизни, и всё. Сказала, что он умер для нее вместе с Ольгой. А ты говоришь, почему я на день рождения с женой не иду… Да она даже руки Инге не подаст.

– Молодец твоя Таня! Уважаю таких женщин!

– Ну, не знаю… Она так решила.

– Уважаю ее решение. А ты почему от Стаса не отвернулся?

– Но он же мой лучший друг… Сколько бы он баб ни поменял, это никак не должно отражаться на нашей дружбе. Это дело Стаса. Бабы на мужскую дружбу влиять не могут. Может, он еще несколько раз женится, и я что, каждый раз должен от него отворачиваться?

– А много народа будет на дне рождения?

– Да никого не будет. Стас с Ингой да мы с тобой. Я уже позвонил Стасу, сказал, что буду с очаровательной спутницей. Стас вообще ничего справлять не хотел, но считай, что мы напросились. Посидим по-домашнему и у них же и заночуем.

При этом Олег под столом погладил мне колено. Я слегка отодвинулась от него и озадаченно произнесла:

– Да уж, история.

– Да не принимай ты это все близко к сердцу. Это их жизнь. Если жена умирает, то муж вскоре женится на любовнице. У всех так.

– Но ведь не на той, которая в тюрьме сидеть должна.

– Любовь разная бывает.

– А эта Инга где-нибудь работает?

– Она управляет Ольгиной компанией.

– Что? – Я чуть было не упала со стула. – Как? Как Стас мог это допустить? Как он ей это позволил?

Олег удивленно посмотрел на меня и растерянно произнес:

– Надя, ты что так на это реагируешь? Ты же этих людей совсем не знаешь. Какая ты эмоциональная…

– Я действительно болезненно реагирую на несправедливость.

– Чудная ты.

– Какая есть.

– Да она хреново управляет Ольгиной компанией. Я Стасу сказал: мол, какого черта ты в бизнес бабу пустил, но он вроде эту Ингу любит, боится потерять и ни в чем ей не отказывает.

– Он ее любит?

– Говорит, что любит. Вроде у него с ней новая жизнь началась. Второе дыхание открылось.

– А с Ольгой этого не было?

– Да по мне, так они и с Ольгой хорошо жили. А там кто его знает: чужая семья – потемки.

– Олег, давай еще выпьем.

В тот момент, когда Олег, покачиваясь, пошел в туалет, я вылила очередную порцию коньяка в цветок. Нервы мои были натянуты как струны.

И в самом деле, как Стас мог доверить руководство компанией этой девке! Хорошо же она устроилась! Живет в моем доме с моим мужем и руководит моей компанией… Она одним махом просто взяла и вычеркнула меня из жизни Стаса, полностью заняв мое место.

В голове промелькнули годы, прожитые вместе со Стасом. Господи, а ведь я была о нем лучшего мнения. И зачем я только до сих пор цепляюсь за эти воспоминания? Женившись на Инге, он наплевал на память и на мои чувства. Все его поступки делают меня откровенно жестокой и подталкивают к решительным действиям. За все в этой жизни приходится платить, и за предательство тоже.

Если бы Стас был нормальным мужиком, он бы в первую очередь думал о последствиях, а не шел на поводу у своих желаний. Быть может, сексуальное влечение и мощная вещь, но глупо выпускать свои животные инстинкты из-под контроля.

Мы все должны уметь отвечать за свои поступки, и если мы что-то делаем, то в первую очередь думаем, во что нам это выльется. Стас пошел от обратного. Он решил, что он может плыть по течению, стремясь получить от жизни как можно больше удовольствий, но он не учел тот факт, что за все удовольствия нужно платить.

Когда Олег сказал, что Стас любит Ингу, я растерялась окончательно. Тогда тут же возникает встречный вопрос: а любил ли он когда-нибудь меня? С каждым разом я все больше и больше убеждаюсь в том, что нет.

– Надюша, ты меня напоила. Качаюсь, как тростник на ветру. – Олег вернулся за стол и посмотрел на часы. – Послушай, надо бы купить какой-нибудь подарок, и уже пора ехать к Стасу.

– Тогда давай еще выпьем на посошок.

– Надя, я уже хороший. Слушай, а у тебя закалка, я смотрю, будь здоров. Ты вообще не пьянеешь. Нравишься ты мне, Надюха. Ой как нравишься!

– Тебе просто молодые нравятся, – подмигнула я Олегу и сама налила ему коньяка.


Глава 21

В тот момент, когда мы подъехали к торговому центру, Олег уже лыка не вязал. Его водитель остался ждать нас в машине, и я даже спиной чувствовала, как он испепеляет нас взглядом. Взяв Олега под руку, я подвела его к отделу часов, и мы без особого труда выбрали Стасу подарок.

– Надя, ты как в воду глядишь, – поражался Олег. – Стас эту марку часов просто обожает. Надо же, как ты прямо в точку попала. Ой, Надька, что ты со мной делаешь! Мне кажется, что я в тебя влюблен.

Пока часы укладывали в подарочную упаковку, я думала, что знаю о вкусах и пристрастиях своего мужа намного больше, чем Олег.

– Надюха, а давай я тебе тоже подарок куплю. Выбирай, что хочешь! – не на шутку разошелся Олег.

– Ой, нравятся мне мужчины, которые выпьют и везут женщин по магазинам, – рассмеялась я и всучила коробочку с часами Олегу.

– Я серьезно говорю. Выбирай, что тебе по душе. Хочешь золото? Хочешь шубу?

– Даже так?

– А ты как думала? – гордо постучал себя кулаком в грудь пьяный Олег. – Я весь мир могу бросить к твоим ногам. Для такой девушки, как ты, ничего не жалко.

– Тогда хочу шубку и золотое украшение.

– Что, сразу и то и другое? – растерялся Олег.

– Но ты же вроде весь мир к моим ногам обещал бросить?

– Обещал.

– А шубку и золотишко зажал?

– Ничего я не зажал, – пришел в себя от моего натиска Олег, который, как мне показалось, даже немного протрезвел, услышав, что я желаю в подарок.

Перед покупками я на всякий случай завела его в кафе, хорошенько заправила коньяком и, почувствовав, что он находится в нужной кондиции, повела в торговый зал.

Остановившись на эксклюзивной норковой шубе из моего любимого Милана, я покрутилась у зеркала и прошлась в ней взад и вперед.

Олег сидел в кресле и приставал к миловидной девушке-продавщице: нет ли у нее чего выпить? Растерянная девушка послала свою напарницу в кафе, и та принесла Олегу порцию коньяка.

– У нас есть еще одна шубка, но меньшего размера. Качество изумительное, – ворковала продавщица. – Эта вам великовата. Не хотите померить?

– Нет. Меня устраивает эта, – улыбнулась я, решив, что это как раз Танин размер.

– Давайте я всё-таки покажу, только примерьте. Шуба – просто шик.

– Спасибо. Упакуйте эту.

В ювелирном бутике я выбрала потрясающее колье.

– Я думал, ты возьмешь колечко, – нечленораздельно произнес Олег.

– Ты жалеешь для меня эту безделушку? А как же насчет того, чтобы бросить мир к моим ногам?

– Ничего я для тебя не жалею. – Олег полез за бумажником и нервно стал перебирать деньги. Поняв, что купюр не хватит, он достал кредитную карточку и отправился к кассе.

– Вот это по-нашему, – похвалила я своего спутника.

– Надька, дай я тебя хоть поцелую! А то ведь не целовал даже, а столько подарил.

– Позже. Люди кругом.

– А что нам люди? Я что, не заслужил поцелуя?

– Олег, всему свое время.

– Ну хоть в машине сисечки дашь помять? – У Олега был такой жалкий вид, что мне показалось, будто он сейчас заплачет.

– Что тебе дать помять?! – свела я брови.

– Сисечки, – сказал Олег несчастным голосом.

– Я что-то не пойму, у нас с тобой любовь или товарно-рыночные отношения? Ты мне колье по любви купил или как? Говори! – Мой грозный взгляд не предвещал ничего хорошего.

– Надюша, я тебя люблю, – тут же сказал Олег.

– Если по любви, то люби и ничего не требуй взамен. Мы с тобой не на рынке познакомились.

– Надюшенька, но ведь ночь любви у нас с тобой будет? – преданно заглянул мне в глаза Олег.

– Опять ты за свое!

– Но ведь не бывает же любовь без сексуальных утех.

– А платоническая тебя не устраивает?

– У меня уже возраст не тот. Не могу я любить платонически.

– Будешь себя хорошо вести, будет тебе и ночь любви.

– Ой, Наденька, ты меня подзадорила. Только бы я смог этого счастливого момента дождаться.

«Только не умри на мне», – подумала я и с жалостью посмотрела на пьяного, седого, похотливого мужика. Да уж, в прошлой жизни я была о нем лучшего мнения. Не думала, что он пьяный такой дурной. Видимо, со Стасом произошло то же самое.

– Светка, учись мужиков раскручивать, – послышался за моей спиной шепот. – Видишь, мужик еле на ногах стоит, а она его в магазин притащила, – хихикнула продавщица, обращаясь к напарнице.

– Я от нее в восторге. Их охранник в отдел пускать не хотел. Вернее, девушку пропустил, а мужика нет. Так она охраннику сказала, что это ее кошелек. Мне Вадик сам рассказал. Он так ржал.

– Обалдеть!

– Девчонки из мехового рассказывали, что, когда она шубу покупала, они ему за коньяком бегали. Самую дорогую шубу купила. Эксклюзивную, с выставки.

– Да тут не только за коньяком побежишь… Она самое дорогое колье купила. Ручной работы. Оно уже год на витрине пылится. Все любуются, никто не покупает, потому что цена кошмарная. Но видишь – купили.

– Откуда у людей столько денег?

– Он всю наличность отдал и карточкой рассчитался. Смотри, у него в руках пакет с умопомрачительными часами, видишь?

– А она вдвое его моложе. В дочери годится. Сразу видно – любовница.

– А может, молодая жена?

– Любовница.

– Почему ты так думаешь?

– Потому что женам такие вещи не покупают. Пусть даже молодым. С женами мужики такими пьяными по магазинам не ходят.

– Знаешь, а я ей завидую! И где она оторвала этот «кошелек»?! Вот бы мне такого.

– Но ей же за это с ним спать придется.

– Да ладно тебе! Мы с голытьбой постоянно по любви забесплатно спим, а тут за такие деньги…

– Значит, надо искать старого козла, который будет готов вкладывать в красивое, молодое тело.

– Дело в том, что со старыми козлами проблем нет, а вот проблема с теми, кто готов вкладывать. Они все сами на халяву хотят проскочить. Мне вот пока не встретился.

– Мне тоже.

– Но ведь она же где-то нашла?

– Значит, места знать надо…

В машине Олег тут же положил голову мне на плечо и уснул. Я посмотрела в окно и вздохнула… я еду к себе домой. Вернее, это уже чужой дом, но ведь когда-то он был моим… Я сама квартиру выбирала, покупала мебель и обставляла с особой любовью.

Что все-таки лучше: любить или быть любимой? И все же тяжело любить того, кто лишь делает вид, что любит тебя. Он может в любой момент влюбиться, потому что ему совсем не хочется ценить порывы другого любящего сердца. Никогда не забуду слова бабушки, которая еще в детстве говорила мне, что в жизни всегда так бывает – один целует, а другой подставляет щеку.

Если же любят тебя, а ты только позволяешь себя любить, – это тоже неплохо. Можно запросто манипулировать человеком, играть на его чувствах, использовать и не чувствовать никакой ответственности.

И все же, если не получается любить и быть любимой и приходится выбирать, то для меня важнее быть любимой. Женщина должна быть любимой, а мужчина должен любить. Мы, женщины, – это цветы, а мужчины – садовники, которые должны за нами ухаживать, дарить нам любовь, тепло и заботу. Тогда мы расцветаем и дарим нежность тому, кто нас искренне любит.

Когда тебя любят – это очень выгодно, но ведь и без любви, исходящей от тебя самой, жить невозможно… И все же всегда лучше, когда любит мужчина. Это придает женщине уверенность в будущем и избавляет от различных стрессов.

Все мы мечтаем о взаимной любви, но она бывает так редко… И имеет странную особенность – убегать, исчезать, ускользать и умирать.

В любом случае, это хорошо, когда твоя половинка любит тебя чуть больше, чем ты.

И вот я дожила до того, что на дверь моего сердца повешен замок и порог занесен снегом. Любовный напиток оказался слишком горек.

Чем ближе мы подъезжали к моему дому, тем все учащеннее билось мое сердце. Машина остановилась у кованых ворот. В тот момент, когда водитель посигналил, чтобы нам открыли ворота, я толкнула Олега и потрепала его за ухо.

– Дорогой, просыпайся, а то проспишь самое интересное.

Олег поднял голову и сонно посмотрел на меня, словно пытаясь вспомнить, кто я такая. Так как он протрезвел малость, до него сразу дошло, кто сидит рядом с ним в машине, и он попытался меня обнять.

– Надя!

– Молодец, что вспомнил.

– Да ты что, как я могу тебя забыть? У нас с тобой ничего не было, а я уже на тебя столько денег спустил, – пьяно произнес Олег, но, увидев мою реакцию, решил исправить ситуацию и перевести все в шутку: – Надюха, ну ты что, шуток не понимаешь? У тебя что, с чувством юмора туговато? Я просто пошутил. Ты же знаешь, какой я в тебя влюбленный.

– Ты еще не передумал бросить к моим ногам весь мир? – прищурилась я.

– Что, опять нужно что-то купить? – испугался Олег.

– Да вроде магазинов поблизости нет…

Олег обошел машину и протянул мне руку, помогая мне выйти.

– Надюха, я для тебя все сделаю! Ты меня пленила раз и навсегда.


Глава 22

Стас постарел, как-то усох и потерял былую статность. Видимо, молодая жена высасывает из него все соки. И вообще он производил впечатление больного человека. Под глазами мешки и черные круги. Лысина… Пивной животик… Когда мы с ним жили, он выглядел гораздо лучше.

Я смотрела на эту пару и не верила в искренность чувств Инги. О неравных браках говорят много. Очень часто мужчины меняют старых жен на молодых, но потом приходят к мысли, что и в этом браке их что-то не устраивает. Они не всегда понимают, что дело просто в кризисе возраста, а не в женщине.

Время идет. Все мы стареем, и разница в возрасте становится слишком заметна. Рядом с молодой и элегантной Ингой Стас выглядит просто дедом. Как ни крути, но они люди разных поколений.

Ведь совместная жизнь – это не только любовь и романтика, но и общность интересов. Не знаю, что связывает Стаса и Ингу, но мне почему-то кажется, что им нравятся разные фильмы, музыка, литература, у них даже разное восприятие жизни.

И все же на фоне Инги легко самоутверждаться. Стас очаровал ее деньгами и даже подарил мой бизнес. А она всего лишь охотница за чужими миллионами и испытывает к Стасу только корыстный интерес. Стас, скорее всего, понимает, что его просто используют. Именно поэтому он так быстро стареет.

По идее, если мужчина живет с молодой, он должен заряжаться ее молодостью и сам молодеть. Но у Стаса все не так. Молодость Инги только подчеркивает его старость.

– Ребята, знакомьтесь, это моя девушка Надя. Вы только посмотрите, какая она у меня красавица, – с гордостью представил меня Олег. – Надюха, а это Инга и Стас. Стас – мой лучший друг, проверенный годами.

– А мы и не знали, что ты будешь с девушкой, – заметила Инга.

– Я же вам звонил и предупреждал. – Олег вручил Стасу подарок и торжественно произнес: – Старик, с днем варенья! Это тебе от нас с Надей.

– Какой я тебе старик, – обиженно надулся Стас. – Рядом с нами такие молодые дамы…

– Ой, извини. Это я так, по-свойски. Мы с тобой еще фору молодым дадим. У нас еще есть порох в пороховницах!

– И ягоды в ягодицах, – усмехаясь, добавил Стас.

– Олег, а ты где так набрался? – Инга сверлила то меня, то Олега взглядом.

– Ты имеешь в виду, что я слегка нетрезв?

– Ты же еле на ногах держишься.

– Мы с Надюхой полдня просидели в ресторане, – признался Олег.

– Полдня?

– Отмечали наше знакомство, – объяснил Олег.

– А вы только сегодня познакомились? – удивился Стас.

– Стас, это любовь с первого взгляда! – обнял меня за плечи Олег. – Я уверен, что это на всю жизнь!

– Надя, а я тебя знаю, – лукаво посмотрела на меня Инга.

– А мы разве знакомы?

– Ты же только что из Италии прилетела. Забыла, как этот город называется. Монте…

– Монтекатини, – помогла я.

– Ой, девчонки, так вы знакомы, – обрадовался Олег. – Вот это новость. Надо за это выпить!

– Я Надю по телевизору видела.

– А я телевизор не смотрю. Наденька, что же сразу не сказала, что ты у нас телезвезда? Ты актриса или ведущая?

– И то и другое, – ответила Инга и взяла меня за руку. – В любом случае я рада с тобой познакомиться, и для меня большая честь принимать тебя в нашем доме.

Я вошла в свой дом, и мне тут же захотелось плакать. Здесь почти ничего не изменилось. Разве что только со стен исчезли мои портреты. В гостиной был накрыт стол, Олег взял меня за руку и спросил:

– Надя, ну скажи честно, ты в каком сериале играешь?

– Тебе какая разница? Вы со Стасом все равно телевизор не смотрите, – прикрикнула на него Инга и подмигнула мне.

– Ну, теперь буду смотреть, – канючил Олег. – Только скажите, в какое время его включать?

– А у вас очень хороший дом, – попыталась я перевести разговор на нейтральную тему. – Все со вкусом подобрано.

– Нам самим нравится, – улыбнулась Инга и подняла тост за Стаса: – Мой дорогой муженек, поздравляю тебя с твоим днем рождения! В общем, за твои восемнадцать лет. Будь всегда хорошим и послушным мальчиком.

Вскоре мужчины начали общаться, Инга взяла бокал шампанского и пошла курить на террасу, приглашая меня составить ей компанию.

– Надя, я действительно рада с тобой познакомиться, – восторженно произнесла мерзавка. – Не переживай. Я не скажу Олегу, что ты была любовницей Омута. Вот уж не думала, что судьба может занести тебя в мой дом.

Инга сказала «мой дом», и я почувствовала, как меня обдало холодом. Трудно принять, что этот дом уже никогда не станет моим.

– Знаешь, если Омут с тобой столько времени жил, значит, он действительно тебя любил. У него ведь никогда не было постоянной женщины.

– А ты что, его знала?

– Не я. Моя подруга.

– И какого она о нем мнения?

– Мужик просто класс!

– А ничего, что он людей убивал?

– Да кого он убивал-то? Воров в законе, авторитетов… Этих не жалко. Они всю жизнь под пулями ходят. Не он бы их убил, так другие. Какая разница!

– Он еще и крупных предпринимателей убивал, олигархов.

– Да ты что, не знаешь, как в нашей стране олигархами становятся? – усмехнулась Инга. – Все состояние олигархов делится по одной большой схеме: кто больше своровал.

– И что тебе подруга про Омута рассказывала?

– Она в ночном клубе стриптиз исполняла, так он к ней иногда заезжал, забирал из клуба, но за секс всегда платил, хоть она и денег с него не требовала. Она говорила, что мужик он обалденный. Такому сама дашь бесплатно. Она даже один раз утром не взяла у него деньги, а он все равно ей их сунул и сказал, что пользуется только платными секс-услугами. Постоянная девушка ему не нужна, потому что при его образе жизни нельзя ни к кому привыкать. А так девушке денег дал – и на душе легче. Вроде как и она на него не в обиде. Раз пять он за ней заезжал. Она его потом еще долго вспоминала, но он больше так и не появился. Жаль, убили такого мужика… А вы с ним долго жили?

– Полгода.

– Я представляю, как тебя репортеры достали. Я видела, как ты ушла с ток-шоу. Ну что за козлы!

– Согласна.

– А зачем тебе этот старый козел нужен?

– Какой козел?

– Ну тот, с которым ты приехала.

– Ты про Олега, что ли?

– Ну да.

– Просто так, от скуки… Я же давно в Москве не была. Сегодня в ресторане познакомились, он пригласил на день рождения. Я и поехала.

– Вот и правильно. Я очень рада, что мы познакомились. А то опять репортеры налетят, и я опять тебя только по телевизору увижу. Телевизионщики, наверное, скоро тебе какое-нибудь ток-шоу предложат вести. Это же сенсация! Вдова Омута ведет ток-шоу. Рейтинги программы будут зашкаливать. Зрители такое любят.

– Мне это не нужно.

– А ты красивая. Омут знал в женщинах толк.

– Спасибо.

– Вон твоя свинья… Надо же так нажраться…

– Ты про кого?

– Про Олега, про кого ж еще, – затушила сигарету Инга. – Таких мужиков, как Омут, единицы. Вот нам и приходится с со старыми идиотами молодость и красоту растрачивать. Тебе этот черт хоть сказал, что женат?

– Ты про Олега? – переспросила я на всякий случай.

– Ну а про кого ж еще?

– Сказал, что у него жена Таня. Она тоже сюда приезжает?

– Да я б ее на порог не пустила. На хрен она нужна. Старая чувырла! Мы не общаемся. Было бы здорово, если бы ты ее муженька увела. Так хочется ей насолить. Пусть знает наших!

– Она тебе сделала что-то плохое?

– Да так… Дело прошлое, – ушла Инга от ответа.

– А Стас твой хоть хороший мужик?

– Да тоже козлина еще тот. Жду, когда сдохнет, – откровенно призналась Инга. – Не окочурится в ближайшее время, так придется помочь.

Инга поражала меня своим цинизмом.

– Что, так сильно достал?

– Опротивел до самых печенок. У меня сейчас в самом разгаре роман с инструктором по фитнесу. Такой красивый зайчик, а в сексе просто гений. Правда, он иногородний. Но я ему квартиру сняла и денег на жизнь подкидываю. Что не сделаешь для любимого пусика.

– А за Стаса ты зачем замуж пошла?

– Надя, ну ты такие глупые вопросы задаешь, честное слово! Ну зачем за стариков замуж выходят? Из-за денег! Другого ответа нет. Выходишь замуж, показываешь прошлой жизни «фак», и добро пожаловать в высшее общество.

– А ты его вообще никогда не любила?

– А за что его любить? За лысину, живот или половое бессилие? Чем дольше я с ним живу, тем все большее раздражение он во мне вызывает. Иногда утром хочется взять подушку и его придушить.

– Инга, ну это уже перебор. Ты что такое говоришь?

– Чистую правду. – Инга нервно закурила вторую сигарету.

Видимо, сам факт того, что я любовница Омута, позволил ей доверять мне как старой доброй и проверенной временем подруге.

– Пожила бы с ним с мое, так узнала. Ты бы и дня не смогла с этим идиотом прожить.

Я смотрела на заметно опьяневшую Ингу и думала, что жила со Стасом долгие годы, и ничего, мне нравилось. И если бы Инга не влезла в наши с ним отношения, то я уверена, что встретила бы с ним глубокую старость.

– А вот он в меня втюрился, как пацан. Я им командую, а он на меня надышаться не может. Исполняет все капризы. У него ко мне какая-то болезненная привязанность. Он вбил себе в голову, что мы две половинки и он не может функционировать отдельно от меня.

Разговор про половинки добил меня окончательно. Мне было больно, стыдно и обидно за себя и за Стаса.

– А это у него первый брак?

– Он вдовец. Первая жена умерла, – уклончиво ответила Инга.

– А я думала, что быть женой богатого человека приятно.

– Конечно, лучше быть женой богатого человека, чем бедного. Я вот первое время просто наслаждалась бездельем. Просыпалась в час дня. Проводила время в салонах красоты, магазинах и ресторанах. Но, приходя домой, я чувствовала, как Стас начинает меня раздражать.

– А ты будешь от него рожать?

– Надо бы, чтобы основательно закрепиться. Что-то у нас пока не получается.

Значит, Стас скрыл от Инги свое бесплодие.

– А потом мне стало как-то скучно, и я решила руководить его бизнесом.

– А ты в бизнесе что-нибудь понимаешь?

– Решила вникнуть. А то у Стаса тоже ничего не получается. Он стал часто болеть. То бок колет, то давление скачет, то еще какая-нибудь фигня вылезет.

– И он отдал тебе бизнес?

– А куда он денется? Иногда мне кажется, что если я велю ему отдать мне свою жизнь, то он возьмет топор и сам, своими руками, отрубит себе голову.

– Неужели он так тебя любит?

– Как пацан!

– И как твои бизнес-успехи?

– Что-то не получается пока успехов. Говорят, я развалила все, что создавалось долгие годы, – призналась мне Инга. – Но я не отчаиваюсь. Главное, у меня есть свое дело. Сейчас наняла специально обученных людей, чтобы они все восстановили и вернули на место. Знаешь, а если честно, я не затем замуж за деньги выходила, чтобы самой вкалывать.

– А зачем тогда в бизнес полезла?

– Но я же не думала, что это так трудно, – рассмеялась Инга. – Пусть работают другие, я буду собирать цветочки.

В этот момент зазвонил мобильный Инги. Она ответила:

– Зайчик, но я сейчас не могу. У мужа день рождения. Давай завтра. Но я выпила. Хорошо, скоро приеду. – Инга тут же сунула мобильный в карман и поспешно произнесла: – Мой птенчик, как всегда, ревнует меня к Стасу и хочет, чтобы я приехала прямо сейчас. Надя, выручай. Мне нужно отъехать часа на три. Я только своего мальчика проведаю, и обратно.

– А что я должна делать?

– Посиди с нашими дедушками, хочешь, посмотри с ними фильм какой-нибудь. В общем, бери огонь на себя. Отвлеки их. Только не уезжай, дождись меня. Я приеду, и мы опять выпьем. Тем более, Олег сразу предупредил, что вы будете у нас ночевать, и велел, чтобы вам постелили в гостевой спальне. Так что у тебя, по ходу, намечается бурная ночь. Смотри, не доведи дедушку до инфаркта. Поосторожнее. Возраст уважать надо, – покатилась со смеху Инга.

– А как ты нетрезвая за руль сядешь?

– Я нормально вожу машину в любом состоянии. Водителя вызывать не хочу.

– Почему?

– Незачем ему знать, куда я отправляюсь. А то Стасу всю информацию сольет, а тот мне ноги выдернет. Не дай бог наедет на моего зайчика. Это исключено. Скажу, что случилось ЧП и мне нужно срочно на работу. Надька, выручишь?

– Конечно, – махнула я головой. – А Стас поверит?

– Куда он денется!

На террасе показался Олег.

– А где моя телезвезда?

– Девушки, а почему вы нас бросили? – возник следом Стас.

– Милый, я ненадолго вас покину, – сказала Инга.

– Ты куда? – хором спросили мужчины.

– На работу. Позвонил охранник, сказал, что неизвестные хотели проникнуть в офис с целью ограбления.

– И что? – недоумевал Стас.

– Охранников избили. Один потерял сознание, а другой успел мне позвонить, – беззастенчиво врала Инга. – Я скоро вернусь…

Стас не успел возразить, как Инга схватила сумочку и бросилась к своей машине.


Глава 23

Я сидела за столом напротив Стаса, смотрела на него пронзительно и придерживала руку Олега, который расположился рядом, откровенно меня обнимал, и так и норовил ущипнуть за грудь. Стас чувствовал мой взгляд и постоянно отводил глаза в сторону.

– Олег, выйдем на пару минут?

– Куда, в гостевую спальню? – сразу поинтересовался тот.

– Нужно сходить к машине.

Я вновь бросила на Стаса обжигающий взгляд, с намеком, что готова к романтическим отношениям.

– Жди меня здесь. Я сейчас вернусь.

Стас покраснел и растерянно посмотрел на меня. Видимо, ему стало неловко перед Олегом, но думать о его друге мне сейчас хотелось меньше всего. Схватив едва передвигающегося Олега под руку, я потащила его к выходу.

– Куда мы идем? Зачем нам машина? – недоумевал Олег. – Пойдем в спальню. Ты обещала мне ночь любви. Я сгораю от желания.

Как только мы вышли из дома, я прислонила Олега к стене и скомандовала:

– Послушай, если сейчас же ты не поедешь к Татьяне, то я расскажу ей все, что ты о ней говоришь. Твоя жена не заслужила такого к ней отношения.

– При чем здесь Татьяна?

– При том, что у тебя башка седая, а ты ведешь себя, как пацан. Я была о тебе лучшего мнения. А ты оказался такой же кретин, как и все остальные, – процедила я и, продемонстрировав браслет, который Олег мне подарил, достала мобильный и набрала Танин номер. Я знала, что мой номер у Тани не определится, потому что работал антиопределитель номера.

– Танечка, это ты? – Внезапно на моих глазах появились слезы.

– Кто это? – насторожилась Татьяна.

– Не переживай. Я не имею к твоему мужу никакого отношения. Мне просто хочется сказать, что сейчас твой супруг едет домой и везет тебе в подарок норковую шубу и колье. Танечка, и еще: седина в бороду – бес в ребро. Последи за ним, а то в нем проснулся великий ходок.

– Кто это говорит?

– Таня, я очень тебя люблю. Спасибо тебе за все.

– Да кто это? – повысила голос Татьяна.

– Помнишь, как однажды мы сбежали с тобой с лекции? Залезли на крышу, открыли бутылку шампанского? Мечтали увидеть Венецию? Таня, так я там была! Она именно такая, какой мы ее представляли. Нет, она даже намного лучше! Одной бутылки шампанского не хватило, и я сбегала за второй. Танюха, помнишь?!

Неожиданно послышались Танины всхлипы.

– Откуда ты об этом знаешь? – спросила она. – Ольга тебе рассказывала?

– Таня, я увидела Венецию, ту самую, о которой мы с тобой так долго мечтали, – не обратила я никакого внимания на ее вопрос. – Она такая сказочная, такая красивая, будто кукольная. Этот город просто меня околдовал. Я гуляла по площади Святого Марка, побывала во Дворце дожей. Венеция – город свободы, любви и счастья. Я не могла отказать себе в удовольствии покататься на гондоле. Гондольер был одет в белоснежную рубашку, то и дело шутил и улыбался. В соседней гондоле сидели два музыканта, они пели о любви. Один играл на аккордеоне, а другой пел «О соле мио». Я зашла в знаменитое кафе «Флориан». Это кафе самое старое не только в Венеции, но и в Европе. Оно было открыто еще в тысяча семьсот двадцатом году. В нем бывали Байрон, Казанова, Иосиф Бродский, Хемингуэй. Когда-то они, точно так же как и я, сидели на покрытых алым бархатом скамейках и пили кофе. Я попала словно в настоящий музей, любовалась интерьером восемнадцатого века, дышала воздухом истории. А еще я купила венецианские маски. Они продаются на каждом углу. Их делают из папье-маше и вручную раскрашивают.

– Расскажи мне еще про Венецию.

– Про этот город трудно рассказывать. Его нужно видеть.

– Ну хоть в двух словах!

– Венеция навсегда останется в моей памяти такой маленькой, домашней, разноцветной, яркой, праздничной и романтичной. Это действительно необыкновенный город, в котором нет ни машин, ни автобусов. В роли общественного транспорта выступают большие катера-вапоретто. Они ходят по определенным маршрутам. «Скорая помощь» и полиция передвигаются тоже на специальных катерах. А еще я поняла душу Венеции. Я смогла ее прочувствовать. Боже, какая же красивая душа у этого мистического города! Узкие венецианские улочки, площади, магазины масок. В этом городе нет спальных районов, потому что он состоит из одних достопримечательностей. В Венецию просто невозможно не влюбиться. Там столько восторженных взглядов, счастливых улыбок. Венеция есть и будет самым прекрасным местом на земле. Если и есть на земле рай, то это Венеция. Она наполнена ароматом романтики, страсти, флирта, движения.

– Ты так красиво рассказываешь…

– Танюша, поезжай. Бери путевку и отправляйся в путешествие. Знаешь, жизнь проходит, а твоя девичья мечта так до сих пор и не исполнилась. Почему ты сидишь дома? Ты же можешь себе это позволить. – Не дождавшись ответа, я продолжила: – Потому что затянула рутина, опустились руки и кажется, что жизнь уже кончилась? Наступила апатия. Угас интерес к жизни. Танюха, но ты ведь рано себя похоронила, – говорила я и обливалась слезами. – Ведь ты же на нашем курсе была самая умная и самая красивая, институт с красным дипломом окончила. По тебе же все парни с ума сходили. Помнишь, как однажды по секрету ты сказала мне, что тебе нравится Витька со старшего курса, а я призналась тебе, что он мне тоже нравится. Мы с тобой тогда чуть не поругались из-за него. Даже два месяца не разговаривали.

Танька плакала, она уже ничего не могла сказать. Она оплакивала свою судьбу. Вроде бы всё хорошо… Муж, дети, внуки, дом полная чаша, но жизнь как-то проходит мимо… Никогда больше не будет беспечной молодости и ощущения, что вся жизнь еще впереди.

– Таня, всё нормально, – успокаивала я. – Попробуй изменить привычный уклад жизни и исполни мечту своей юности. Бери путевку и лети в Венецию. Садись в гондолу, позови музыкантов. Плачь, смейся и кричи, что жизнь удалась! Ты меня слышишь?

– Слышу, – глухо ответила Таня.

– Заставь Олега с тобой считаться и уважать. Танюха, ты же была такая оторва! Куда это все подевалось?

– Это возраст.

– Пойми, возраст не проблема! Все проблемы в душе и отношении к жизни. Ты похоронила себя сразу, как только вышла замуж за Олега. Тогда тебе еще было рано рассуждать о возрасте. Возьмись за свою жизнь, и всё наладится. Таня, перепиши историю своей жизни. Еще так далеко до финала…

– Уже почти финал.

– Дура ты. Я же тебе говорю, мы еще не дошли до середины пути! Ты же столько времени потратила на человека, который тебя не оценил. Никогда не поздно начать с начала. Живи настоящим.

Танька всхлипнула.

– Таня, открой глаза, посмотри вокруг. Живи по своим собственным правилам.

– Уже слишком поздно.

– Никогда не поздно, пока мы живы. Не трать свое драгоценное время на различные сожаления. Поверь в себя. Хвали себя за любые достижения, пусть они будут незначительные и почти незаметные. Учись быть счастливой, ведь это целое искусство. Тех, кто верит в себя, всегда преследует удача. А я всегда буду гордиться, что ты согласилась изменить свою жизнь, потому как знаю – перемены всегда к лучшему. Хорошо, когда перемены в жизни начинаются с перемен в нашем мышлении. Конечно, когда происходят перемены, то начинаются нелегкие времена, но ведь все это можно пережить и перетерпеть. Ни о чем не жалей, потому что сожаление – это очень тяжелый груз. Сожалея о чем-либо, невозможно сдвинуться с места, и даже если попытаешься сделать шаг вперед, то все равно сожаления будут тащить назад. Чтобы идти навстречу мечте, необходимо избавиться от сожалений как можно быстрее. Если жить настоящим, то никакие моменты не будут упущены. Нужно гнать любые негативные мысли, потому что они только усложняют нам жизнь. Как ты жила все это время?

– Моя жизнь уже давно стала слишком скучной, однообразной и предсказуемой, – чуть слышно произнесла Таня.

– Она стала такой потому, что в твоей жизни не было страсти.

– Какая страсть в мои-то годы?

– При чем тут годы? У тебя нет страсти к собственной жизни! Пропал вкус к жизни, и его необходимо вернуть.

– Как?

– Учись получать удовольствие от жизни. У тебя должна появиться целая масса различных новых идей. Ты должна осознать, что мир прекрасен! Нужно учиться жить полной жизнью каждую минуту. Начни с поездки в Венецию.

– Олег не отпустит.

– Сколько тебе лет, чтобы спрашивать разрешения у Олега? Пойми, если ты сейчас не изменишься, то Олег сам от тебя уйдет. Он найдет помоложе и пошустрее.

В трубке послышался тяжелый вздох.

– Знаешь, я представляю тебя обновленной. У тебя будет уверенная походка, смелый взгляд и очаровательная улыбка. Ты будешь улыбаться всем, кто будет находиться рядом с тобой. И пусть эту улыбку кто-то будет считать фальшивой, но она сможет творить чудеса. Я уже вижу, как ты идешь по Венеции и кормишь с рук голубей. И никогда не прячь глаза. Твое лицо должно быть живым и приветливым. Никаких мрачных гримас. Одним словом, тебе предстоит нелегкая работа над собой. А еще неплохо было бы поработать над своим взглядом, ведь на мужчин нужно тоже смотреть со значением. Есть же женщины, у которых взгляд как омут. В нем даже черти утонут, не то что мужчина. Взгляд должен быть зовущим и бездонным. Такой взгляд даст возможность привлечь любого понравившегося тебе мужчину. Кстати, твой Олег ведется на подобный взгляд.

– Я знаю, что Олег иногда от меня гуляет, – обреченно ответила Таня.

– И тебя это устраивает?

– Какую женщину это может устраивать? Я принимаю это как данность, и от этого никуда не денешься.

– Стас тоже всю жизнь гулял, и он меня бросил.

– Ты хочешь сказать, что и Олег может меня бросить?

– Может, если ты сама не возьмешься за свою жизнь.

– Как же за нее браться?

– Ты должна вызывать интерес у людей.

– Как?

– Для того чтобы вызывать в людях интерес к себе, важно искренне ими интересоваться. Спрашивать об их текущих делах и проблемах. А также желать здоровья и счастья их близким. Важно, чтобы в твоем присутствии все чувствовали себя значительными. Таня, мы с тобой сделали ставку на мужчину. Это неправильно. Ты растворилась в Олеге, и он потерял к тебе интерес. Я приняла бесплодие Стаса как должное и поддалась его уговорам не рожать от другого и не усыновлять ребенка. В результате осталась без мужа и без детей. У тебя хоть есть дети, а это дорогого стоит. – Я помолчала и, смахнув выступившие слезы, продолжила: – Танюша, также необходимо научиться делать что-нибудь неординарное, неожиданное. Ты должна уметь удивлять людей.

– Почему ты не говорила мне всего этого раньше? – вновь всхлипнула Таня и добавила: – Когда была живая…

– Потому что раньше ты не хотела меня слушать. До тебя невозможно было достучаться. Ты сразу пресекала подобные разговоры. Видимо, для того чтобы ты меня услышала, мне пришлось умереть. Наконец у нас получился разговор по душам.

– Я ничего не понимаю, что происходит…

– Пусть в тебе будет масса загадок, которые мужчинам не по зубам разгадать, – продолжала я. – Нужно чаще дарить близким и любимым людям цветы. Ведь почему-то мы делаем это, когда они уходят из жизни. Необходимо это делать как можно чаще, пока близкие живы. Ты должна тянуться ко всему, что просит твоя душа, и радоваться всему новому. Купи воздушного змея и обязательно его запусти. Обещаешь?

– Обещаю.

– И будешь прыгать от радости, словно ребенок, и смотреть на этого змея с восторгом? Обещаешь?

– Обещаю.

– И к черту годы! Зимним вечером обязательно иди на каток. Там так красиво! Легкая музыка, прожекторы, горячий шоколад и обжигающий морозный воздух. Хочешь?

– Хочу.

– Не стоит также забывать про караоке-бары. В них полным-полно интересных мужчин, и почему бы тебе не спеть как для себя, так и для них? Главное – петь с душой, и окружающие обязательно это оценят. Споешь?

– Спою, – ответила Таня и прошептала: – И к черту годы…

– Для души еще можно прогуливаться по антикварным лавкам. Помнишь, как я любила подобные магазины?

– Помню. А я этого никогда не понимала.

– В них такая энергетика! Кажется, что тебе удалось обогнать время или ты и вовсе попадаешь в прошлое. И пусть я там ничего не покупала. Ничего страшного. Но ведь это же такие незабываемые ощущения, когда ты находишься в окружении дорогих и интересных вещей. Я обожала рассматривать различные изысканные предметы, любоваться ими… Пойдешь в магазины?

– Обязательно.

– А когда ты в последний раз смотрела на звездное небо?

– Уже не знаю.

– А помнишь, как мы любовались звездами летом, в деревне, на картошке? Мы лежали ночью на сеновале, смотрели на небо и были такие счастливые…

– Помню. Тогда еще Пашка притащил самогонки…

– Ох, хороши же мы тогда с тобой были! Я тебя на себе в наш барак тащила. А на следующий день все собирали картошку, а мы дрыхли под кустом.

– Весело тогда было. Молодость, – грустно заметила Таня.

– Молодость и сейчас в нашей душе и в нашем взгляде. Обещаешь хотя бы раз в неделю смотреть на звездное небо? Это же так романтично. А иногда стоит поставить будильник и… встретить рассвет. Выйти на балкон прямо в пижаме и полюбоваться чарующей красотой.

– Обещаю, – плача ответила Таня. – Господи, сколько же я упустила!

– Не жалей ни о чем. Ты просто вырвись из повседневной рутины. ЖИЗНЬ НЕЛЬЗЯ ПРОЖИТЬ ЗАНОВО, НО НИКОГДА НЕ ПОЗДНО ЕЕ ИЗМЕНИТЬ. Ты должна быть свободной как внутренне, так и внешне от любых стереотипов. Учись благодарить жизнь за каждый прожитый тобой день, за каждый миг и каждый лучик солнца, который мелькнет в твоем окне. Как же интересно открывать в себе каждый день что-то новое, неизведанное!

– Ты думаешь, это можно и в пятьдесят?

– Это можно и в шестьдесят, и в семьдесят, – ответила я. – Когда тебе будет особенно все удаваться, угощайся горьким шоколадом. Он очень полезен. Ты станешь счастливой, страстной, живой, веселой и интересной. Я буду верить в тебя, потому что знаю, как важна эта вера. Договорились?

– Договорились.

– Теперь, отправляясь в постель, каждый вечер ты должна задавать себе вопрос, что же хорошего за сегодняшний день ты сделала для самой лучшей из женщин, то есть для себя самой? Ты должна стать ЖЕНЩИНОЙ, которая светится от счастья. Такая женщина как магнит. Она притягивает окружающих. Научись излучать счастье. А любовь… Любовь всегда приложится. Она уже есть. Ведь ты очень сильно полюбишь себя.

– А разве любовь к себе не эгоизм? Разве любить себя не стыдно?

– Это разумный эгоизм, и он тебе ой как необходим. Любовь к себе – удивительная любовь. Эта любовь взаимная. Ты знаешь, что тебя любят, и от этого ты будешь счастлива. Ты можешь видеть любимого человека в любое удобное для тебя время, стоит лишь посмотреть в зеркало. Этот человек никогда в жизни тебя не предаст и не бросит. Если ты сможешь так сильно любить себя, значит, тебя могут точно так же сильно любить и другие. На тебя смотрит весь мир, и как же интересно заставить крутиться этот мир по-новому, вокруг твоей оси. Помнишь, тогда, на крыше, ты призналась мне, что хочешь написать книгу. Так бери и пиши.

– Я ее уже написала, – безжизненно произнесла Таня. – Только я никому не сказала. А то Олег будет ругаться. Да и детям это не понравится.

– Неси рукопись в издательство. Что ты сидишь?

– Да кому это нужно…

– Неси, я сказала.

– Кто ты? – вдруг очнулась Таня.

– Считай, что это звонок из загробного мира.

– Оля, ты?!

– Я.

– Не может быть…

– Танечка, в этой жизни может быть всё… Спасибо за то, что ты меня выслушала.

Положив телефон в карман, я посмотрела на бледного, испуганного Олега и жестко произнесла:

– Садишься в машину. Едешь домой. Встанешь на колени, попросишь у Тани прощения, подаришь шубу и колье. Завтра купишь ей путевку в Венецию. Понял?

– Кто ты? – дрожащим голосом спросил Олег, не отводя глаз от моего браслета.

– Неважно. Считай, что душа умершей Ольги переселилась в меня. Если не сделаешь то, что я сказала, или хоть раз загуляешь от Тани, я приду из загробного мира и заберу тебя с собой? Понял?

– Понял… – Олег был на грани потери сознания. – Так ты сейчас пришла не за мной? – с надеждой в голосе спросил он.

– Поживи еще немного. До первого случайного контакта. Если с кем закрутишь, считай, что ты покойник.

– Я обещаю. Больше никаких контактов.

– Смотри, а то костлявая уже про тебя спрашивала.

– А что она спрашивала? – еще больше перепугался Олег.

– Интересовалась кандидатом на вылет из жизни. Там у нас новое кладбище открыли. Места много. Так что милости просим.

– Ты это… – пролепетал Олег. – Ты, если костлявую увидишь, ей скажи, что я исправился и стал законопослушным гражданином, вернее, семьянином. На баб больше не смотрю. Я их в упор не вижу. Только Танька одна в моем сердце.

– Смотри, женщина с косой следит за каждым твоим шагом.

– А почему именно я? Почему она ко мне прицепилась?

– Грешков за тобой много.

– Я же пообещал больше никогда не грешить, – взмолился Олег. – А ты сейчас за кем пришла? За Стасом?

– Разберемся.

– Боже, похоже у меня началась белая горячка. Допился до чертиков, – трясясь простонал Олег и бросился к своей машине. – Надо прекращать столько пить. Уйди, нечистая! – завопил он и приказал своему водителю трогаться.


Глава 24

Я вернулась в дом. Стас стоял у распахнутого окна с мертвенно-бледным лицом.

– Я все слышал. Извини, – глухо произнес он и приложил руку к сердцу. По всей вероятности, оно стало его беспокоить.

Я подошла к Стасу ближе и увидела на его щеках слезы. Я смотрела на худое небритое лицо, на темные круги под глазами, на глубокие морщины, нервно сжимая в руках свою сумочку.

– С днем рождения, Стас. Я пришла в наш дом, чтобы тебя поздравить. Ты что-то сдал. Стал плохо выглядеть. Нелегко тебе с молодой женой?

– Кто ты? Оля?

– Да, – тихо ответила я.

– Ты жива?

– Как видишь. Просто я стала намного моложе. Тебе же всегда нравились молодые.

Я достала из сумочки пистолет и положила на стол.

– Что это?

– Оружие. Разве ты не видишь?

– Вижу. Но ничего не могу понять.

– А что тут непонятного? Я пришла, чтобы прикончить тебя и твою мерзавку Ингу. Я хочу отомстить.

– Так в чем же дело?

– Пистолет мне больше не нужен. Увидев, как вы с Ингой живете, я передумала мстить. Я увидела, как ты несчастлив… Ты сильно сдал за это время и выглядишь как немощный старик. Ты предал меня во имя другой женщины, а затем понял, что эта женщина тебя просто использует. Она не просто тебя не любит – она тебя ненавидит. Кстати, она сейчас трахается с инструктором по фитнесу. Просила ее отмазать. Когда-то ты трахался на моем дне рождения, а теперь молодая жена трахается на твоем. В этой жизни гадости возвращаются бумерангом. Жалко мне тебя, Стасик. Ой как жалко! Но ты ведь даже не заслуживаешь моей жалости. – Я замолчала и посмотрела на пистолет. – Купила его на рынке. С ума сойти! Спросила у торговца хозтоварами, и он мне вмиг всё организовал. Очень просто. Ехала, горя жаждой мщения, а посмотрела, как ты живешь, и от желания отомстить не осталось ни малейшего следа. Ты и так уже достаточно наказан. А твоя дрянь Инга наказана вдвойне – терпеть тебя в постели! Считай, что получил по заслугам.

– Оля, ну зачем ты устроила этот спектакль? – спросил Стас, держась за сердце. – Зачем ты инсценировала свою смерть?

– Затем, что слишком сильно любила тебя и не хотела, чтобы ты мучился с уродиной. Я хотела сделать тебя свободным. Я не стала дожидаться, пока ты меня бросишь, и решила сама расстаться с тобой.

– Я чувствовал, что что-то не так. Со счетов исчезли все деньги…

– Деньги исчезли на лечение.

– Что ты с собой сделала? Как ты стала такой?

– Чудеса пластической хирургии. Почти два года я перекраивала себя в надежде завоевать тебя Я была одержима этой любовью, но с тех пор, как я узнала, что ты уберег Ингу от тюрьмы и на ней женился, эта одержимость прошла. Я поняла, что перенесла столько операций не для тебя, а для себя. Знаешь, мне уже давно не было так легко, как сегодня. Увидев тебя, я поняла, что моя любовь умерла и мое сердце вновь стало свободно.

– Оля, прости!

– Бог простит.

– Кто бы мог подумать…

– Ответь мне только на один вопрос: ты когда-нибудь меня любил?

– Любил, – не раздумывая ответил Стас.

Я почувствовала, как внутри все задрожало.

– Врешь.

– Ну как я могу доказать это?

– Застрелись! – Я рассмеялась, смахнула слезы и указала на пистолет, лежащий на столе. – Пусть тебе будет больно точно так же, как и мне. Ну что, слабо?

– Надя, вернее, Оля, ну что ты такое говоришь? Я действительно всегда тебя любил. Сам не знаю, как так все получилось.

Я смотрела на бледного Стаса и пыталась понять, за что же я любила его все эти годы? И я поняла истину. Я придумала себе эту любовь и любила не Стаса, а образ, созданный моим воображением.

В жизни однажды наступает момент, когда весь мир сосредотачивается на одном-единственном человеке, и он начинает нам казаться совершенством, которому нет предела. Ради него хочется жить и дышать полной грудью. Проходит время, и при появлении этого человека уже не вздрагивает сердце и не замирает дыхание. Ты не смотришь на него теми же влюбленными глазами, которыми смотрела раньше, а общение с ним оставляет тебя равнодушной. Сначала все так красиво и ярко, а затем так больно…

Очень больно! Ты полностью отдаешь свою душу человеку и не находишь отклика. Ты видишь безрезультатность своих попыток, устаешь, тогда и наступает полнейшее безразличие. Прекрасный цветок под названием любовь, который вырос в твоей душе, вянет. Проходит время, и на некогда любимого человека ты начинаешь смотреть как на случайного прохожего. Именно так я сейчас и смотрела на Стаса.

МЫ САМИ РАСТИМ ЛЮБОВЬ И САМИ ЕЕ УБИВАЕМ.

Я не жалею о том, что мне выпала не самая сладкая доля. Ведь если бы у меня была другая судьба, то я бы многого не понимала в жизни. Я спотыкалась, больно падала, царапала руки в кровь, но всегда шла вперед. Я не позволила озлобиться своей душе, и это самое главное. Я знала, что рядом с нами всегда и ангел и дьявол. Чем слабее становится человек, тем сильнее становится дьявол.

Любовь имеет особенность уходить, и в этом нет и не может быть виноватых. Искать виновных бесполезно. Просто нужно научиться отпускать любимых. Как только мы отпускаем от себя закончившиеся отношения и начинаем жить в предвкушении новых чувств, нам становится значительно легче.

Обожествление и ослепление другим человеком проходит. На душе становится пусто и очень холодно. Ты закутываешься в плед, но все равно мерзнешь. Ты накрываешься теплым одеялом, но тебя еще больше начинает трясти от сильного холода. Ты понимаешь, что больше нет того человека, который сможет тебя согреть. Ты скрываешься от целого мира, а все прежние чувства уходят в НИКУДА. Некогда любимый человек не оправдал ожиданий. Он чужой и далекий.

Нельзя любить слишком самоотверженно. Отдавая себя мужчине без остатка, мы теряем себя.

И все же в моей жизни была любовь. И спасибо за это Стасу… Я любила с огромными потерями для себя.

Долгие годы я жила этой любовью, она была смыслом всей моей жизни. Это были незабываемые ощущения. Душа танцевала, смеялась, летала. Хотелось всегда быть с этим человеком и ощущать внутреннюю гармонию покоя и любви. Я начинала воспринимать Стаса как саму себя. Я уже не мыслила без него своей жизни. Но все же эта любовь преподнесла мне хороший урок. Я поняла, что если НЕ ПРЕДАЕМ МЫ, ТО ПРЕДАЮТ НАС.

Я подошла к Стасу и провела рукой по его небритой щеке.

– Знаешь, когда я тебя любила, я занималась самообманом.

– Оля, ты стала такая красивая… – Стас обнял меня за талию. – Мне так плохо! Помоги. Ведь ты всегда мне помогала.

– Жизнь продолжается. – Я вытерла слезы Стаса. – Разбита любовь, разбиты чувства, разбито сердце… Не смогли мы любить, ценить и беречь друг друга. Вот мы и стоим рядом, два совершенно чужих человека. И ничто нас больше не связывает, не держит и не влечет друг к другу. Вокруг пустота. Как же, Стас, мы с тобой докатились до всего этого? Мы друг для друга давно использованный материал. Пропала последняя надежда, и я отчетливо поняла, что это ВСЕ. Любовь умирает, и приходит осознание того, что долгие годы рядом находился совсем не тот человек. Получается, что ты моя самая большая жизненная ошибка. Спадает пелена с глаз, только и всего… Знаешь, кто-то сказал: «Можно любить всю жизнь, а разлюбить в четверг…» Сегодня четверг.

– Разве не пятница? – с надеждой в голосе спросил Стас.

– Четверг.

– Мне все это снится?

– Это происходит в реальности.

– Олечка… Неужели…

– Ничего не бывает вечного. Даже любви.

Стас притянул меня к себе, положил голову на грудь и заплакал, как маленький нашкодивший мальчишка. Я поцеловала его макушку и… вышла за дверь.

Оставшись один, Стас зарыдал еще громче. В тот момент, когда я уже собралась захлопнуть замок, раздался оглушительный выстрел.

– Стас!

Я бросилась в комнату и увидела лежащего в луже крови Стаса. Он выстрелил себе в голову. Хотел доказать мне, что он меня все же любил…


На следующий день, утром, все газеты пестрели заголовками статей, рассказывающих о гибели одной московской семьи. О застрелившемся в собственном доме муже и взорванной в машине жене, возвращавшейся от любовника. Женщина села в свою машину, повернула ключ зажигания и взорвалась. Машина взлетела на воздух. Основной версией убийства считалась коммерческая деятельность убитой.

Отложив газету в сторону, я подумала, что сойду с ума, если прямо сейчас же не уеду в Венецию.


Эпилог

Я вновь гуляла по Венеции – самому легендарному городу на земле. Боже, как же я успела по нему соскучиться! Я неторопливо шла по узким улочкам и почему-то вспоминала о Степане.

– Ну здравствуй, сказочный город, стоящий на воде, – шептала я своему любимому городу и смахивала слезы, глядя, как по зеленоватым каналам плывут длинные гондолы, а в них стоят музыканты и хорошо поставленными голосами распевают песни о любви.

И пусть говорят, что Венеция разрушается и уходит под воду. Я верю, что она простоит еще долго. И пусть утверждают, что из Венеции уехала вся молодежь, потому что здесь негде учиться и работать, и остались только самые стойкие горожане, готовые терпеть скверный климат, сильную влажность и житейские неудобства. Пусть! Но как же здорово, что они есть… Несмотря на то что город атакуют толпы туристов, местные жители очень доброжелательные люди.

И для меня никогда и ничего не будет в жизни прекраснее, чем бродить по сказочным улочкам Венеции, по ее мостикам, плавать по причудливым каналам. Улыбнувшись венецианцу, я купила себе мороженое и в который раз поразилась, какое же оно вкусное.

Я стояла на мосту и ела мороженое. Вдруг я заметила в одной из гондол знакомое женское лицо. Бог мой, это же Таня… В Таниной лодке стояли два музыканта и пели грустную песню о любви.

– Танька! – крикнула я и тут же остановилась.

Она все равно меня никогда не узнает. Да и как она будет со мною общаться, если по внешнему виду я гожусь ей в дочери. Уж пусть лучше она запомнит меня такой, какой знала…

– Танька, ты смогла. Ты это сделала!

В гондоле сидела обновленная Танька, которая отправилась навстречу своей мечте и почувствовала себя абсолютно счастливой. Она пила шампанское прямо из горлышка, слушала громкую протяжную песню музыкантов, то плакала, то смеялась. Таня кричала туристам, стоящим на мосту:

– Люди, жизнь удалась! Жизнь удалась! Я люблю вас, люди! Люблю! Венеция! Моя Венеция! Кто бы мог подумать, что даже в пятьдесят всё только начинается!

Я бегала от моста к мосту, ждала, когда мимо проплывет Танькина лодка, и махала подруге рукой.

Танька не могла меня не заметить.

– Девочка, борись за достойную жизнь с молодости! – крикнула она мне. – Не бойся жить! Слышишь, не бойся, а то будешь кататься в пятьдесят в лодке, как я, с бутылкой шампанского.

– В пятьдесят все только начинается! – прокричала я Таньке.

– А кто бы сомневался! Я уже в этом убедилась!

Тогда Танька еще не знала и не могла знать, что ее книгу издадут, она станет бестселлером, побьет все рекорды продаж, а к самой Таньке придет не только читательская любовь, но и уважение всех членов семьи. Олег перестанет смотреть на других женщин, но иногда, когда выпьет, будет говорить о какой-то костлявой, которая забрала Стаса с Ингой и в любой момент может прийти за ним.

Танькина лодка скрылась из виду, я оглянулась и увидела… Степана.

– А помнишь, мы с тобой целовались на этом мосту? – спросил он.

Я слегка покачнулась, но Степан меня подхватил и заключил в объятия.

– Ты…

– Я. Не пугайся.

– Омут?

– Только давай не будем говорить о прошлой жизни. Ты же помнишь наш уговор. Прошлая жизнь – табу.

– Но ведь тебя же убили!

– Я просто разыграл свою смерть. Договорился с моргом, купил подходящий труп бомжа и все подстроил.

– Но зачем?

– Затем, чтобы все убедились, что Омута больше нет. Теперь я могу зажить спокойно без оглядки на прошлое.

– Но почему ты не рассказал обо всем мне?

– Затем, чтобы ты не играла перед телекамерами, а говорила искренне.

– Идиот. – Я дала Степану пощечину и прошипела: – А ты не считаешь, что это очень жестоко по отношению ко мне?

– Извини. У меня не было иного выхода.

– Я тебя ненавижу!

– А я смотрел все твои интервью, и мне показалось, что ты меня любишь.

– А если бы что-то случилось со мной? У тебя столько врагов, что могли убить и меня.

– Я всегда был с тобой рядом и, как мог, тебе помогал.

– И чем же ты мне помогал?

– Я пристроил мину в машину новой жены твоего бывшего мужа.

– Так это был ты?

– Я.

– Зачем тебе понадобилась ее смерть?

– Я подумал, что эта дура тебе мешает. Ты же так боролась за своего мужа и так сильно его любила…

– Во время нашей последней встречи я поняла, что он мне больше не нужен. Кстати, откуда ты знаешь, что Стас – мой муж?

– У тебя в мобильном телефоне жучок. Я сам его вмонтировал. Я слышал твой разговор с Таней.

– Надо же!

– После того как Стас застрелился, я навел справки о страшной трагедии, которая произошла в Москве несколько лет назад. Я узнал об Ольге, которую облили серной кислотой и похоронили в закрытом гробу… Я сопоставил факты и понял, что Ольга – это ты. Я решил, что не зря отправил на тот свет Ингу. Она завладела твоими мужем, бизнесом и домом. Хотя, если бы не она, мы бы с тобой никогда не встретились.

– Значит, ты все знаешь?

– Получается, что все отмщены?

– С твоей помощью – да. И кто ты на этот раз по документам?

– Лев.

– Красивое имя.

– Я рад, что тебе нравится. Омут мертв, и больше нам ничего не угрожает.

– Ты считаешь, что я смогу жить с убийцей?

– Вообще-то по телевизору ты сказала, что меня любишь.

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Надя, ты же ничего не знаешь. Когда-то я был просто снайпером. Меня завербовали госструктуры и стали внушать, что киллер – это солдат справедливости. Меня обрабатывал целый отдел. Меня заставили это сделать. Давай не будем об этом. Прошлое для нас обоих табу. К черту прошлое! Я сделал все, чтобы у нас было безоблачное будущее.


Ночью мы сидели на ступеньках у самой воды и любовались отражением разноцветных огней.

– Красиво, – сказала я, положив голову на крепкое мужское плечо. – Как твое настоящее имя?

– Вадим.

– Я буду тебя так звать. А мое – Ольга.

– Хочешь, я тоже буду тебя так звать?

– Хочу. А ты знаешь, что мне уже сорок семь лет?

– Ну и что? Сопливая ты у меня еще. Я люблю все твои годы, все твои шрамы и тебя всю. Кстати, насколько я помню, ты еще моя жена. Пусть гражданская, но мы же сами решили, что штамп в паспорте нам без надобности.

– К чему ты это все говоришь?

– К тому, что у меня есть домик в Австралии. Больше нам ничего не угрожает. Давай рванем туда. Откроем какую-нибудь кофейню, заведем себе домашнего кенгуру и заживем счастливой семейной жизнью.

– Надо подумать…

– А что думать? Жена должна следовать за своим мужем.

Мы рассмеялись и слились в поцелуе.

– Господи, и почему я не встретила тебя раньше?

– А зачем? Всё в этой жизни должно следовать своим чередом…


Послесловие

Вот и закончилась последняя страничка моего романа. Я, как и прежде, с трепетом заглядываю в свой почтовый ящик и с нетерпением жду ваших писем.

Я предлагаю вам дружбу и обещаю, что не оставлю без внимания ни одно ваше письмо. В первую очередь я отвечаю на те письма, которые вы разрешили опубликовать. Я очень ограничена во времени и слишком загружена. Если вы не хотите, чтобы ваше письмо было напечатано, то сразу оговорите это, я не пойду против вашей воли. По вашей просьбе я изменю ваши имя и город, чтобы не доставить вам неприятностей.

Я искренне верю, что мои книги придают вам веру в себя и помогают справляться с трудными жизненными ситуациями. Мне хочется, чтобы вы по достоинству ценили себя. Ведь с повышением самооценки меняются и наши мысли. Хочу, чтобы вы освободились от страха перед неудачами, ведь ошибки существуют для того, чтобы их можно было исправить. Я мечтаю, что, прочитав мои книги, вы поверите в свои безграничные возможности, чтобы женщины поняли совершенно необъяснимые поступки своих мужчин, а мужчины психологию женщин.

Было время, когда, сделав ставку на любовь, я позволила мужчине обнаружить мои слабые стороны и… проиграла, оставшись одна, когда я слишком много отдавала, ничего не получая взамен. Было время, когда я слишком далеко заходила, пытаясь сблизиться с человеком, который воспринимал мою любовь как нечто само собой разумеющееся. И всё же я поняла главное – неудачу в наших отношениях потерпела не я, а мой партнер. Благодаря жизненному опыту я научилась уважать себя и свое мнение. Я научилась любить.

Работая над очередной книгой, я всегда вижу рядом вас, мои дорогие читатели. Получая ваши письма, чувствую ваши боль, страх, душевные метания. Я искренне надеюсь, что мои истории помогут обрести вам душевный покой, и молюсь, чтобы все ваши мечты и желания сбылись.

Я надеюсь, что мои книги придадут вам мужества, помогут заглянуть как в свою душу, так и в душу близкого человека, и вы обретете уверенность в завтрашнем дне. Даже если ваше сердце разбито вдребезги, всё равно надо верить в любовь.

Я поняла, что могу быть счастливой независимо от внешних обстоятельств, потому что счастье внутри меня. Редко встречаются люди, у которых всё прекрасно как в личной жизни, так и на работе. Не бывает людей без проблем. Любовь не постоянна, она подвержена кризисам и сомнениям. Любящих ждут испытания, но от этого у настоящей любви только вырастают крылья.

Напишите, что у вас на душе, что волнует, чего вы ждёте от жизни. Давайте вместе разбираться в ваших трудных жизненных ситуациях, вместе мы сильнее. Наша дружба может творить настоящие чудеса!

Я надеюсь, что мои книги помогают вам найти ключ к пониманию проблем и приносят в ваш дом душевную теплоту. Я рада вас выслушать как юрист, психолог, да и просто обыкновенная женщина. Я постараюсь ответить на все ваши вопросы.

Пишите мне по адресу: 143964, Московская область, г. Реутов, а/я 877. Я буду с нетерпением ждать ваших писем.

Любящий вас автор, Юлия Шилова.


Ответы на письма


1

ЗДРАВСТВУЙ, ЮЛЕЧКА!

СПАСИБО ТЕБЕ, ЧТО ТЫ СВОИМИ КНИГАМИ СПАСАЕШЬ СУДЬБЫ МНОГИХ ЖЕНЩИН. В ТВОИХ КНИГАХ МНОГО ЛЮБВИ, МУДРОСТИ, ДУШЕВНОГО ТЕПЛА, И ЭТИМ ТЕПЛОМ ТЫ ДЕЛИШЬСЯ СО ВСЕМИ НАМИ.

МЕНЯ ЗОВУТ ЛЕСЯ. МНЕ ДВАДЦАТЬ ОДИН ГОД, НО Я УЖЕ ПЕРЕЖИЛА ОГРОМНУЮ ПОТЕРЮ. Я ВЛЮБИЛАСЬ В СОСЕДСКОГО ПАРНЯ ПАШКУ. ОН НАРКОМАН. Я РЕШИЛА, ЧТО ОН НАРКОМАН? ПОТОМУ ЧТО У НЕГО НЕТ ЛЮБВИ И О НЁМ НИКТО НЕ ЗАБОТИТСЯ. А ВЕДЬ ОН ДОБРЫЙ, ВЕСЁЛЫЙ, ОТЗЫВЧИВЫЙ ПАРЕНЬ. МАТЕРИ У НЕГО НЕТ. ОТЕЦ – АЛКОГОЛИК. Я ХОТЕЛА ЕМУ ПОМОЧЬ И ЧТО ТОЛЬКО НИ ПРЕДПРИНИМАЛА, НО СИТУАЦИЯ СТАНОВИЛАСЬ ВСЁ ХУЖЕ И ХУЖЕ.

ПАШКА МЕНЯ ЛЮБИЛ, БОЯЛСЯ ПОТЕРЯТЬ. ОН ПЫТАЛСЯ БРОСИТЬ НАРКОТИКИ, НО НЕ СМОГ. ОТ ЭТОГО СХОДИЛ С УМА И ПЫТАЛСЯ ПОКОНЧИТЬ ЖИЗНЬ САМОУБИЙСТВОМ. Я РЕШИЛА С НИМ РАССТАТЬСЯ ПОСЛЕ СЕМИ МЕСЯЦЕВ БОРЬБЫ, СЛЁЗ И УГОВОРОВ БРОСИТЬ ЭТУ ГАДОСТЬ. ГОВОРЯТ, ОН ОЧЕНЬ СТРАДАЛ И СТАЛ УПОТРЕБЛЯТЬ НАРКОТИКИ ЕЩЁ БОЛЬШЕ. А ОДНАЖДЫ ЗАЛЕЗ В ЗАБРОШЕННЫЙ ДОМ, ОБЛИЛ ТАМ ВСЁ БЕНЗИНОМ И ПОДЖЁГ. ЕГО ЕЛЕ ВЫТАЩИЛИ И ПОЛОЖИЛИ В ПСИХИАТРИЧЕСКУЮ БОЛЬНИЦУ.

ПОКА ПАША ЛЕЖАЛ В БОЛЬНИЦЕ, Я СТАЛА ВСТРЕЧАТЬСЯ СО СВОИМ ОДНОКЛАССНИКОМ КОСТЕЙ. В МОЮ ЖИЗНЬ ПРИШЁЛ ВРЕМЕННЫЙ ПОКОЙ. МНЕ БЫЛО ОЧЕНЬ БОЛЬНО РАССТАВАТЬСЯ С ПАШЕЙ, ВЕДЬ У МЕНЯ БЫЛИ НА ЭТОГО ЧЕЛОВЕКА СЕРЬЁЗНЫЕ ПЛАНЫ. Я ХОТЕЛА ПРОЖИТЬ С НИМ ВСЮ ЖИЗНЬ, НО ОН ВЫБРАЛ НАРКОТИКИ.

Я СТАЛА ВСТРЕЧАТЬСЯ СО СВОИМ ОДНОКЛАССНИКОМ КОСТЕЙ. КОГДА-ТО КОСТЯ ТОЖЕ УПОТРЕБЛЯЛ НАРКОТИКИ, НО НАШЁЛ В СЕБЕ СИЛЫ БРОСИТЬ. Я ПРОНИКЛАСЬ К НЕМУ УВАЖЕНИЕМ. К ТОМУ МОМЕНТУ, КАК МЫ СТАЛИ ВСТРЕЧАТЬСЯ, ОН УЖЕ НЕ ТОЛЬКО БРОСИЛ НАРКОТИКИ, НО И НЕ ПИЛ, НЕ КУРИЛ. ОН РЕШИЛ НАЧАТЬ ЖИТЬ ЗАНОВО, И У НЕГО ПОЛУЧИЛОСЬ. Я ПРЕДЛОЖИЛА ЕМУ ВСТРЕЧАТЬСЯ САМА. ОН ОЧЕНЬ ОБРАДОВАЛСЯ, СКАЗАЛ, ЧТО ЛЮБИТ МЕНЯ ЕЩЁ СО ШКОЛЫ И ВСЕГДА ОБО МНЕ МЕЧТАЛ. ОН ЗНАЛ ОБО МНЕ ВСЁ И СИЛЬНО РЕВНОВАЛ МЕНЯ К МОЕМУ ПРОШЛОМУ.

Я БЫЛА ГЛУПА, ДАЛА ПРОЧИТАТЬ ЕМУ ВСЕ СВОИ ДНЕВНИКИ. О ЧЁМ СИЛЬНО ПОТОМ ПОЖАЛЕЛА. ОН БЫЛ СЛИШКОМ РЕВНИВ. МЫ СТАЛИ ЖИТЬ ВМЕСТЕ, НО ЕМУ НЕ ДАВАЛА ПОКОЯ МОЯ ПРОШЛАЯ ЖИЗНЬ, И ОН СТАЛ ВЫПИВАТЬ. МЫ НАЧАЛИ СИЛЬНО ССОРИТЬСЯ. МОЯ ЛЮБОВЬ НЕ БЫЛА СЧАСТЛИВОЙ, ОНА ПРИНОСИЛА СТРАДАНИЯ И МНЕ И ЕМУ. МЫ ССОРИЛИСЬ, МИРИЛИСЬ И ОПЯТЬ ССОРИЛИСЬ. И ВСЁ ЖЕ ДРУГ БЕЗ ДРУГА НЕ МОГЛИ ПРОЖИТЬ И ДНЯ.

ВСКОРЕ Я УЗНАЛА, ЧТО МОЙ БЫВШИЙ ПАРЕНЬ ПАША УМЕР. УТОПИЛСЯ В БОЛОТЕ. ПО ВСЕЙ ВЕРОЯТНОСТИ, ЕГО СМЕРТЬ СВЯЗАНА С ПЕРЕДОЗИРОВКОЙ. Я ВИНИЛА ВО ВСЁМ СЕБЯ. МНЕ БЫЛО ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО. КОСТЯ СТАЛ РЕВНОВАТЬ ЕЩЁ БОЛЬШЕ, И МНЕ ПРИХОДИЛОСЬ ДЕЛАТЬ ВИД, ЧТО Я СОВСЕМ НЕ ПЕРЕЖИВАЮ. ИЗ-ЗА КОСТИ Я ДАЖЕ НЕ ПРИШЛА НА ПОХОРОНЫ.

ПРОШЁЛ ГОД. ВСЕ ВОКРУГ ТВЕРДИЛИ, ЧТО МЫ С КОСТЕЙ НЕ ПАРА, ЧТО ЭТА ЛЮБОВЬ К ДОБРУ НЕ ПРИВЕДЁТ, ЧТО МЫ КОГДА-НИБУДЬ ДРУГ ДРУГА ПОУБИВАЕМ И НАМ ОБОИМ ПОРА ЛЕЧИТЬСЯ. Я КИДАЛАСЬ НА НЕГО С НОЖОМ, А КОГДА ОН УХОДИЛ, ХВАТАЛА ЭТОТ ЖЕ НОЖ И РЕЗАЛА СЕБЕ ВЕНЫ, КАТАЛАСЬ ПО ПОЛУ, РЫДАЛА И НЕ ЗНАЛА, ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ. У КОСТИ БЫЛ ДРУГ АНДРЕЙ – ЕГО «СКОРАЯ ПОМОЩЬ». В ТЕ ДНИ, КОГДА МЫ ССОРИЛИСЬ, ОН УХОДИЛ К НЕМУ И ОНИ ВМЕСТЕ ПИЛИ.

А Я СТРАДАЛА, МОЁ СЕРДЦЕ РАЗРЫВАЛОСЬ НА КУСКИ. Я КАТАЛАСЬ ПО ПОЛУ, ПРИЧИТАЛА, А КОГДА ОН ВОЗВРАЩАЛСЯ, НАБРАСЫВАЛАСЬ НА НЕГО С КУЛАКАМИ ИЛИ КИДАЛА В НЕГО ВСЕМ, ЧТО ПОПАДАЛО ПОД РУКУ. КОГДА ОН ОПЯТЬ УХОДИЛ, Я СИДЕЛА КАК ЗОМБИ, СЛОВНО ЧУВСТВОВАЛА БЕДУ. МНЕ КАЗАЛОСЬ, ЧТО ОДНАЖДЫ ОН УЙДЁТ И Я ЕГО БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ УВИЖУ. Я БЕЖАЛА СРЕДИ НОЧИ К НЕМУ ДОМОЙ. ДВЕРЬ ОТКРЫВАЛА ЕГО МАТЬ И ГОВОРИЛА, ЧТО ЕГО НЕТ. Я СИДЕЛА У ЕГО МАМЫ, МЕНЯ БИЛ ОЗНОБ И ОЧЕНЬ СИЛЬНО БОЛЕЛО СЕРДЦЕ. МНЕ КАЗАЛОСЬ, ЧТО В МОЁ СЕРДЦЕ ВОТКНУЛИ КОПЬЁ.

В ТАКИЕ МОМЕНТЫ Я ДУМАЛА О САМОУБИЙСТВЕ. БЕСКОНЕЧНЫЕ ДЕПРЕССИИ, СЦЕНЫ, СОПРОВОЖДАЕМЫЕ ПРИПАДКАМИ, ВПЛОТЬ ДО ШИЗОФРЕНИИ. ЧТО ЭТО? НЕЗДОРОВАЯ ЖИЗНЬ? НЕУЖЕЛИ ТАКАЯ У ВСЕХ?

СО ВРЕМЕНЕМ МЫ СТАЛИ МЕНЬШЕ ССОРИТЬСЯ И ОН СТАЛ БОЛЬШЕ МЕНЯ ЦЕНИТЬ. ОДНАЖДЫ ОН ОБЕЩАЛ ЗАБРАТЬ МЕНЯ С РАБОТЫ, НО НЕ ПРИЕХАЛ В ПОЛОЖЕННОЕ ВРЕМЯ. Я ЗВОНИЛА ЕМУ, НИКТО НЕ ОТВЕЧАЛ. Я ПОДУМАЛА, ЧТО ОН ЗАПИЛ И ЗАБЫЛ ПРО МЕНЯ, ВЕДЬ ОН, КАК ВСЕГДА, СОБИРАЛСЯ К ДРУГУ АНДРЕЮ. Я ВПЕРВЫЕ ОТКЛЮЧИЛА ТЕЛЕФОН И ПОЕХАЛА ДОМОЙ САМА. ПРИДЯ ДОМОЙ НА ВАТНЫХ НОГАХ, Я ВКЛЮЧИЛА ТЕЛЕФОН И ПРОЧИТАЛА ОТ НЕГО ДВА СООБЩЕНИЯ. ПЕРВОЕ: «ПРОСТИ, СОЛНЫШКО, Я УСНУЛ И НЕ СЛЫШАЛ ЗВОНКА. ПРОШУ, ПРОСТИ». ВТОРОЕ: «АХ, ТЫ ВЫКЛЮЧИЛА ТЕЛЕФОН, ГУЛЯЙ ДАЛЬШЕ. НЕНАВИЖУ ТЕБЯ! НЕ ЗВОНИ БОЛЬШЕ!» ПОСЛЕ ЭТОГО Я ТУТ ЖЕ НАБРАЛА ЕГО НОМЕР, НО ОН НЕ ОТВЕЧАЛ. Я НАБИРАЛА И НАБИРАЛА, ПОСЛАЛА ЕМУ КУЧУ СООБЩЕНИЙ, НО БЕЗРЕЗУЛЬТАТНО. ТОГДА Я НАПИЛАСЬ КОНЬЯКА И УСНУЛА. А НА СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ МНЕ ПОЗВОНИЛА ЕГО МАМА И СКАЗАЛА, ЧТО КОСТИК РАЗБИЛСЯ НА МАШИНЕ И ЕГО БОЛЬШЕ НЕТ.

А ТЕПЕРЬ, ЮЛЕЧКА, Я ОБРАЩАЮСЬ К ТЕБЕ ЗА СОВЕТОМ. Я ЖИВУ С АНДРЕЕМ. НАС СБЛИЗИЛО ОБЩЕЕ ГОРЕ. МЫ ВМЕСТЕ ПЕРЕЖИЛИ ТРАГЕДИЮ. КАК НИ СТРАННО, МЫ С НИМ НЕ ССОРИМСЯ. Я ДАЖЕ НЕ ЗНАЛА, ЧТО ТАКОЕ БЫВАЕТ. ОН ЗАБОТЛИВ И ЛАСКОВ, НО МНЕ МЕШАЕТ С НИМ ЖИТЬ ЧУВСТВО ВИНЫ, ВЕДЬ МЫ СОШЛИСЬ ЧЕРЕЗ МЕСЯЦ ПОСЛЕ ТРАГЕДИИ. Я ДО СИХ ПОР ЛЮБЛЮ КОСТЮ. МОЯ ВИНА НЕ ДАЁТ МНЕ ПОКОЯ. НИ МНЕ, НИ АНДРЕЮ. МЫ ОБ ЭТОМ НЕ ГОВОРИМ. МАМА КОСТИ О НАС НИЧЕГО НЕ ЗНАЕТ. Я ПРИХОЖУ К НЕЙ В ГОСТИ. АНДРЕЮ ЭТО НЕ НРАВИТСЯ. ОН ХОЧЕТ ВСЁ ЗАБЫТЬ, А ИЗ-ЗА ЭТОГО НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ. Я ЖЕ НЕ ХОЧУ НИЧЕГО ЗАБЫВАТЬ. Я ХОЧУ ГОВОРИТЬ О КОСТЕ. НО МНЕ ПРИХОДИТСЯ ДЕЛАТЬ ВИД, ЧТО ВСЁ НОРМАЛЬНО И Я О НЁМ СОВСЕМ НЕ ДУМАЮ. ХОТЯ ДУМАЮ ПОСТОЯННО И ДНЁМ И НОЧЬЮ. ТИХО ПЛАЧУ. АНДРЕЙ СТАРАЕТСЯ ЖИТЬ ТАК, КАК БУДТО НЕ БЫЛО ПРОШЛОГО, НО СОВЕСТЬ НЕ ДАЁТ ПОКОЯ.

ЮЛЕЧКА, ДАЙ СОВЕТ, ПОМОГИ ДОБРЫМ СЛОВОМ. ТЫ МОЯ ПОСЛЕДНЯЯ НАДЕЖДА. МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО ИЗ-ЗА МЕНЯ ПОГИБЛИ ДВА ЧЕЛОВЕКА, ПАША И КОСТЯ. А ТЕПЕРЬ Я БОЮСЬ ЗА АНДРЕЯ. Я КАК-ТО СЛЫШАЛА ПРО ЧЁРНУЮ НЕВЕСТУ. МОЖЕТ, ЭТО Я? ЗА ЧТО МНЕ ТАКИЕ МУЧЕНИЯ? ПОСЛЕ СМЕРТИ КОСТИКА Я ПЕРЕСМОТРЕЛА СВОЮ ЖИЗНЬ И СТАРАЮСЬ НЕ ДОПУСКАТЬ ТЕХ ОШИБОК, КОТОРЫЕ ДОПУСКАЛА РАНЬШЕ. ПЕРЕОСМЫСЛИЛА ЦЕННОСТИ В ЖИЗНИ. Я ВЕРЮ В БОГА, В АНГЕЛОВ-ХРАНИТЕЛЕЙ. А ЕЩЁ Я ГДЕ-ТО СЛЫШАЛА, ЧТО СУДЬБА ЕСТЬ СУДЬБА И ОТ НЕЁ НИКУДА НЕ ДЕНЕШЬСЯ. НО ИНОГДА В СУДЬБУ ВМЕШИВАЕТСЯ ЧЁРНАЯ ЭНЕРГЕТИКА, КОТОРАЯ НАКАПЛИВАЕТСЯ И ВЗРЫВАЕТСЯ. ИЗ-ЗА ЭТОГО ПРОИСХОДИТ СБОЙ В СУДЬБЕ, СЛУЧАЕТСЯ НЕСЧАСТЬЕ, КОТОРОЕ ЗОВЁТСЯ ЗЛЫМ РОКОМ.

СЕЙЧАС Я ЛЮБЛЮ ЛЮДЕЙ, СТАРАЮСЬ НЕ ЗЛИТЬСЯ И ЧУВСТВУЮ, ЧТО СТАЛА СИЛЬНЕЕ. ПРАВДУ ВЕДЬ ГОВОРЯТ, ЧТО МУДРОСТЬ ПРИХОДИТ ЧЕРЕЗ СТРАДАНИЯ. МОЖЕТ, Я НЕПРАВИЛЬНО СДЕЛАЛА, ЧТО СОШЛАСЬ С АНДРЕЕМ? НАМ БЫЛО ТЯЖЕЛО И ОБОИМ ТРЕБОВАЛАСЬ ПОДДЕРЖКА.

МНЕ ОЧЕНЬ СТЫДНО ПЕРЕД КОСТЕЙ, ВЕДЬ ОН ВСЁ ВИДИТ. НО МНЕ ХОРОШО С АНДРЕЕМ, Я МОГУ ОПЕРЕТЬСЯ НА ЕГО СИЛЬНОЕ ПЛЕЧО. ЕСЛИ БЫ НЕ ОН, Я БЫ, НАВЕРНОЕ, УШЛА СЛЕДОМ ЗА КОСТЕЙ…

ЛЕСЯ, УКРАИНА.


Дорогая Леся, спасибо за твою исповедь. Смотрю на фотографию и просто поражаюсь твоей красоте. Как же ты хороша…

Леся, милая, я тоже верю в судьбу, хотя я далеко не фаталистка. Но больше всего верю в то, что свою судьбу можно и нужно корректировать. Я много слышала про чёрных невест, и такие случаи действительно бывают в жизни, но давай не будем с тобой на этом зацикливаться и все же придем к мнению, что это не наш случай. Понимаешь, как ты запланируешь свою судьбу, так и получится. Будешь думать о плохом – всё в жизни будет плохо. Станешь жить в радости – будет всё как ты хочешь.

Знаешь, тут дело даже не в судьбе, а в том типе мужчин, с которыми ты пыталась построить жизнь. Один наркоман, другой был любителем выпить. Я понимаю, что о покойниках плохо не говорят, но ведь это действительно так. Да и третий не чужд этим радостям.

Ты ни в коем случае не виновата в смерти Паши. Думаю, что он закончил бы плохо, даже если бы никогда не встретил тебя. Половина наркоманов умирает от передозировки, и от этого никуда не денешься. Пытаться строить жизнь с наркоманом – пустая трата времени, сил и здоровья. Нельзя изменить человека, которому это не нужно. Наркоман – это другой образ жизни, другое мышление, другое восприятие мира. Если тебе кажется что-то ненормальным, то для него это норма. Наркоманам отказывает память, что обещали и говорили – не помнят, психика нарушена, а самое главное, что все наркоманы зависимы от наркотика.

Наркомания – не только болезнь, но и слабость. Говорят, бывших наркоманов не бывает. Мало у кого хватает сил бороться с заболеванием. Остаться с наркоманом – это верный способ пойти ко дну. Даже самая сильная любовь рано или поздно превратится в кошмар. Наркомания – это такая зараза, которая даже самых добрых и хороших людей превращает в жалкое подобие человека. Я разговаривала с девушками, которые любили наркоманов. Они в один голос твердили, что это действительно жутко, когда любимый человек тупеет и опускается… Страшная правда. Пока её не осознаешь, не поверишь.

Одна моя читательница боролась за своего мужа до конца, даже тогда, когда все в один голос говорили: беги! Но всё бессмысленно. Она помогала пережить мужу ломки, лечила его, увезла в другой город, где не было старых дружков, но всё напрасно. Он нашел наркотик и там, укололся и умер. А ведь ещё утром он прижимал её к себе и благодарил, что она смогла вернуть его к жизни…

У наркомана из всех ценностей жизни есть только одно – доза.

Так, что смерть Паши – это не твоя вина. Его гибель – это собственный выбор Павла, продиктованный его образом жизни.

Что касается Кости… Леся, скажу честно, мне было очень тяжело читать про ваши с ним отношения. Ведь если разобраться, то вряд ли у вас получилась бы семья. А если бы даже и получилась то на пару тройку лет, не больше. Это не отношения, а УНИЧТОЖЕНИЕ друг друга. И уж тем более не любовь, а самая настоящая любовная зависимость, о которой я уже не раз писала.

Леся, милая, любовная зависимость очень опасна. Она тормозит личностный рост и зачастую заставляет деградировать и твоего партнёра. Как только ты сошлась с Костей, стала целиком и полностью зависеть от него. Это и истерики, и слёзы, и твои катания по полу, и бесконечные депрессии и сцены, сопровождаемые припадками. Леся, ЭТО БЫЛА НЕ ЛЮБОВЬ. Всё то, что ты описывала, не имеет ничего общего с этим замечательным чувством.

Если любовная привязанность формируется в любовную зависимость, то никогда не возникнут благополучные отношения. Эти отношения слишком болезненны и отнимают много душевных сил. Всё это происходит от нехватки веры в себя и отсутствия самоуважения. Своими отношениями с Костей ты хотела заполнить внутреннюю пустоту. Чем больше ты была вместе с Костей, тем все больше теряла себя. К сожалению, именно такое состояние многие принимают за настоящую любовь.

Дорогая Леся, любовь несёт позитивные эмоции. Она делает нас сильнее, добрее, увереннее и СПОКОЙНЕЕ. Когда мы любим, чувствуем гармонию в душе, уверенность, стабильность и защищённость. В отношениях с Костей даже близко не было этих чувств. Любящий человек расцветает на глазах, словно светится изнутри и хочет со всеми поделиться своим счастьем. Он искренне желает всем людям точно такой же любви. Конечно, даже в самой сильной любви всегда могут появляться негативные эмоции, но, как правило, они кратковременны. Любящие люди внутренне свободны.

Леся, ты попадаешь из одной любовной зависимости в другую, и если ты однажды не задумаешься над тем, что это всего лишь БОЛЕЗНЬ, то будешь растрачивать лучшие годы, страдая от всё новых и новых любовных зависимостей. Устав от этих мук, в один из периодов жизни ты можешь и вовсе разочароваться в любви, так и не поняв, что чувство, которое ты испытывала к своим близким мужчинам, не имело ничего общего с любовью.

Многие женщины, боясь новых страданий, принимают любовную зависимость за любовь. Однажды они просто запрещают себе любить и выбирают сознательное одиночество. Они не знают, что бывает спокойная и счастливая любовь и если даже встречают её на своём пути, то им не хватает мук, слёз, страданий, нервных срывов и острых ощущений. Им не хватает любовной зависимости, но не настоящей любви, и зачастую они просто проходят мимо стоящего человека, так её и не познав. Леся, как правило, такой путь проходят женщины с НИЗКОЙ САМООЦЕНКОЙ и с негативными программами. Эти женщины слишком зависимы, и их объединяет отсутствие или недостаток любви к себе.

Психологи рекомендуют упражнение, которое поможет тебе понять себя и начать свое раскрепощение.

Сядь удобно и по возможности расслабься. Пусть дыхание будет спокойным и ровным. Когда ты почувствуешь полное расслабление, то представь, что идёшь по дороге и эта дорога ведёт в твоё детство.

На дороге ты видишь маленькую пятилетнюю девочку. Эта девочка ТЫ. Посмотри, какая она маленькая, хорошенькая и совершенно беззащитная. Подойди к ней ближе, сядь рядом, возьми её за ручку, прижми к себе и успокой. Она плачет потому, что вы слишком долго не виделись. Признайся ей, что ты её очень любишь. СКАЖИ, ЧТО ТЫ ЛЮБИШЬ ЕЁ БОЛЬШЕ ВСЕХ НА СВЕТЕ. ОНА ТАК МЕЧТАЛА ЭТО УСЛЫШАТЬ… Она ведь так нуждается в твоей любви. Ей страшно, что ты можешь её бросить, разлюбить, забыть о ней и переключиться на кого-то другого. Она боится твоего БЕЗРАЗЛИЧИЯ. Переубеди её. Скажи, что она – это самое ЦЕННОЕ, что у тебя есть. Обещай защищать её от всех невзгод. Скажи, что она всегда может положиться на тебя, и ты никогда её не предашь, что ТЕПЕРЬ ты всегда будешь рядом с ней. Подари девочке красивую игрушку. Она так любит подарки… Посмотри, восторг и благодарность в её глазах… Поиграй вместе с ней и после этого медленно, по той же дороге детства, уходи во взрослую жизнь. Оглянись на мгновение, посмотри в её глаза. ОНА ТЕБЕ ВЕРИТ… ОНА ВЕРИТ В ТО, ЧТО ТЫ ВСЕГДА БУДЕШЬ ЕЁ ЛЮБИТЬ… Не предавай её… Она совсем одна… И даже если, вернувшись во взрослую жизнь, ты однажды её разлюбишь, предашь и отдашь все чувства кому-то другому, то никогда не поздно вновь к ней вернуться, посадить на колени, подарить игрушку, поплакать, попросить прощения и её ЛЮБИТЬ…

Леся, пожалуйста, не забывай о той маленькой беззащитной девочке. Пойди по дороге детства, ты ведь забыла о девочке с тех пор, как встретила Пашу, и ни разу не вспоминала о ней, когда был жив Костя и когда в твоей жизни появился Андрей. А ведь она там совсем одна, и ей страшно, что её не любят и что после смерти Кости ты даже хотела ЕЁ УБИТЬ… Она смотрит на дорогу и всегда ТЕБЯ ЖДЁТ, потому что ОНА (в отличие от тебя) ОЧЕНЬ ЛЮБИТ ТЕБЯ, и ей, маленькой, не понять, почему ты так с ней поступила. Зачем ты забыла ЕЁ? Ещё не поздно всё изменить… Она тебя ждёт, потому, что у неё кроме тебя никого нет. Вот увидишь, после того, как ты попросишь у неё прощения за то, что забыла ее и хотела убить (а она обязательно простит, протянет ручки и улыбнётся от переполняющего её счастья, маленькие дети не могут по-другому), в твоей жизни всё пойдёт иначе.

Ты заживёшь новой, свободной, позитивной и счастливой жизнью, если никогда не будешь забывать о той маленькой девочке, которая тебя любит и ждёт…

Леся, я от души желаю тебе не попадать в любовную зависимость, а в первую очередь полюбить себя, потому что состояние, в которое ты периодически впадаешь, мешает жить, дышать, строить семью и гармоничные отношения. Просто пойми, что это – не любовь. Это болезнь. Осознав, ты начнёшь приходить в себя. Наше мышление определяет наши чувства и поступки. Нельзя приносить свою жизнь в жертву этому болезненному чувству. Увы, но она одна.

Сейчас тебе как никогда нужно заниматься собой, лечить свою душу, выстраивать и СОЗДАВАТЬ СЕБЯ. Пойми, ГАРМОНИЧНЫЙ ЧЕЛОВЕК ПУСКАЕТ В СВОЮ ЖИЗНЬ ТОЛЬКО ГАРМОНИЧНЫХ ЛЮДЕЙ. У таких людей всегда есть выбор, и они не попадают в зависимость.

Кости больше нет, ему уже ничем не поможешь. Единственный человек, кому ты сейчас можешь помочь, так это ТЫ САМА. Я очень боюсь тебя обидеть, поэтому извини, если что не так. Заранее прошу прощения. Врать, льстить и фальшивить я не умею. Леся, у тебя бы не получилось с Костей счастливой семьи. Вы бы всё равно расстались. Это лишь вопрос времени и нервов. Пусть земля ему будет пухом. Ты не имеешь к его гибели никакого отношения. Тысячи людей ежедневно погибают в автомобильных авариях. Это дело случая… И пусть Костя был в твоей судьбе, но ЭТО НЕ ТВОЙ ЧЕЛОВЕК. Поэтому воспринимай его смерть как РАССТАВАНИЕ, которое в ваших отношениях было бы неизбежно.

Что касается Андрея, то дай бог, чтобы на этот раз у тебя было всё хорошо. Но мне кажется, что ты опять наступаешь на те же грабли и ведёшь незримую борьбу с собой.

Конечно, я от души желаю тебе счастливой жизни с Андреем, но также прошу вспомнить о маленькой девочке, которая ждёт тебя на той дороге, про которую я тебе написала… Когда ты её навестишь, в твоей жизни всё пойдёт совсем по-другому, ты ОБРЕТЁШЬ СЕБЯ и уже сама поймёшь, нужен тебе Андрей или нет.

Извини, если что не так.

Любящий тебя автор, Юлия Шилова.


2

ЗДРАВСТВУЙ, МИЛАЯ МОЯ ЮЛЕНЬКА!

СПАСИБО ЗА ВАШЕ ТВОРЧЕСТВО, ВСЕЛЯЮЩЕЕ В ЛЮДЕЙ НАДЕЖДУ, ВЕРУ В ДОБРОТУ, В ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ПОРЯДОЧНОСТЬ. ХОЧЕТСЯ ВЕРИТЬ, ЧТО НЕ ВСЁ ЕЩЁ В ЭТОЙ ЖИЗНИ ПОТЕРЯНО И НИКОГДА НЕ ПОЗДНО НАЧИНАТЬ С НУЛЯ.

ЮЛЕНЬКА, СОВСЕМ НЕДАВНО Я ХОТЕЛА КРИЧАТЬ О СВОЁМ СЧАСТЬЕ, Я ХОТЕЛА ПОВЕДАТЬ ВСЕМ, ЧТО НА СВЕТЕ ЕЩЁ ЕСТЬ НАСТОЯЩАЯ ЛЮБОВЬ, РАДИ КОТОРОЙ ХОЧЕТСЯ СВЕРНУТЬ ГОРЫ И ОБНЯТЬ ВЕСЬ МИР ОТ ПЕРЕПОЛНЯЮЩЕЙ РАДОСТИ. Я ХОТЕЛА НАПИСАТЬ ВАМ ПИСЬМО О СЧАСТЛИВОЙ ДЕВУШКЕ, КОТОРАЯ НАШЛА СВОЮ ЛЮБОВЬ, И ПОРАДОВАТЬ ВАС, ЧТО ЕСТЬ ЕЩЁ МУЖЧИНЫ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ, ЧТОБЫ ЧИТАТЕЛИ ЗА МЕНЯ ПОРАДОВАЛИСЬ И ПОНЯЛИ НА МОЁМ ПРИМЕРЕ, ЧТО ЕЩЁ НЕ ВСЁ ПОТЕРЯНО И ИМ ОБЯЗАТЕЛЬНО УЛЫБНЁТСЯ СЧАСТЬЕ.

НО, УВЫ… НАВЕРНОЕ, ОСЛЕПЛЁННАЯ СВОИМ СЧАСТЬЕМ, Я ПРОГНЕВАЛА ВСЕВЫШНЕГО. У МЕНЯ БЫЛО ВСЁ – ЛЮБИМЫЙ И ЛЮБЯЩИЙ ЧЕЛОВЕК, ПОДГОТОВКА К СВАДЬБЕ, МЕЧТЫ И ПЛАНЫ О СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ. МЫ ЖИЛИ В ГРАЖДАНСКОМ БРАКЕ ПОЧТИ ГОД, И ВОТ СОВСЕМ НЕДАВНО ЛЮБИМЫЙ СДЕЛАЛ МНЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ. ВСЁ РУХНУЛО В ОДИН ДЕНЬ, КОТОРЫЙ РАЗДЕЛИЛ МОЮ ЖИЗНЬ НА ДВЕ ПОЛОВИНЫ.

НЕ ПОМНЮ, С ЧЕГО НАЧАЛСЯ РАЗГОВОР, ИЗ КОТОРОГО Я УЗНАЛА, ЧТО БОЛЬШЕ ЕМУ НЕ НУЖНА, ЧТО ЕМУ НУЖНО УЧИТЬСЯ, ДЕЛАТЬ КАРЬЕРУ, А Я ЕМУ МЕШАЮ. ОН СКАЗАЛ, ЧТО В БЛИЖАЙШИЕ ТРИ ГОДА НЕ ПЛАНИРУЕТ НИ СВАДЬБЫ, НИ СЕМЬИ. И ЭТО ПОСЛЕ ТОГО, КАК У НАС ВОВСЮ ШЛА ПОДГОТОВКА К СВАДЬБЕ. ОБ ЭТОМ ЗНАЛИ ВСЕ РОДНЫЕ, ДРУЗЬЯ И КОЛЛЕГИ ПО РАБОТЕ.

МОЙ ЛЮБИМЫЙ ПРЕДЛОЖИЛ ОСТАТЬСЯ ПРОСТО ДРУЗЬЯМИ ИЛИ ЖИТЬ КАК БРАТ С СЕСТРОЙ. МНЕ ТРИДЦАТЬ ЛЕТ, И У МЕНЯ НЕ УКЛАДЫВАЕТСЯ В ГОЛОВЕ, КАК МОЖНО ПОСТУПИТЬ С ТЕМ, КТО ВЕРИЛ В ТЕБЯ, ПОДДЕРЖИВАЛ В БЕДЕ? РАДИ НЕГО Я, СУГУБО ГОРОДСКОЙ ЧЕЛОВЕК, УЕХАЛА ИЗ ГОРОДА В ОБЛАСТНОЙ ПОСЁЛОК И ОСТАВИЛА РАБОТУ, КОТОРАЯ НЕПЛОХО КОРМИЛА.

ПОЗНАКОМИЛИСЬ МЫ НА РАБОТЕ. ОН ИЗ РОДНОГО ПОСЁЛКА УЕХАЛ В САРАТОВ ПОСЛЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВА СВОЕЙ ДЕВУШКИ. В ТОТ МОМЕНТ ЕМУ БЫЛА НУЖНА ПОДДЕРЖКА, Я ЕЁ ОКАЗАЛА, И МЫ ПОЛЮБИЛИ ДРУГ ДРУГА. ОН МЕНЯ ЗА ВСЁ БЛАГОДАРИЛ, ПИСАЛ СТИХИ, НОСИЛ НА РУКАХ, СУМЕЛ ПОКОРИТЬ СВОЕЙ НЕЖНОСТЬЮ И ЗАБОТОЙ.

ТАК ГДЕ ЖЕ ОНИ, ПОРЯДОЧНЫЕ МУЖЧИНЫ, КОТОРЫЕ МОГУТ НЕ ТОЛЬКО ОБЕЩАТЬ, НО И ОТВЕЧАТЬ ЗА СКАЗАННЫЕ СЛОВА, ПОДКРЕПЛЯЯ ИХ ДЕЛАМИ? ДО РАЗРЫВА У МЕНЯ НЕ БЫЛО ДАЖЕ ПОВОДА УСОМНИТЬСЯ В ЕГО ЛЮБВИ. ОН БЫЛ ОЧЕНЬ ВНИМАТЕЛЬНЫМ, ВСЁ ДЛЯ МЕНЯ ДЕЛАЛ И ДАЖЕ ГОТОВИЛ И СТИРАЛ, КОГДА Я СИЛЬНО УСТАВАЛА НА РАБОТЕ. ЛАДНО БЫ ПИЛ, СКАНДАЛИЛ, БЫЛ БАБНИКОМ, ТОГДА БЫ НЕ БЫЛО ТАК БОЛЬНО. ВЕДЬ ВСЁ ПРОИЗОШЛО НА РОВНОМ МЕСТЕ.

ЮЛЕНЬКА, КАК ЗАСТАВИТЬ СЕБЯ ЗАБЫТЬ ОБО ВСЁМ, ВЕДЬ МЫСЛИ НЕ ВЫКИНЕШЬ ИЗ ГОЛОВЫ, ДАЖЕ ОТВЛЕЧЬСЯ НЕЧЕМ… СЛИШКОМ СВЕЖА РАНА. КАК МНЕ ЗАБЫТЬ ЕГО И ПО КАКИМ КРИТЕРИЯМ ОЦЕНИВАТЬ МУЖЧИН, Я ТЕПЕРЬ НЕ ЗНАЮ. СТОИТ МНЕ ЕГО ПРОЩАТЬ, ЕСЛИ ОН ВСЁ ПОЙМЁТ И ВЕРНЁТСЯ? НО ВЕДЬ ДОВЕРИЕ УЖЕ НЕ ВЕРНЁШЬ. ВЫСЫЛАЮ ВАМ ФОТОГРАФИЮ, ГДЕ МЫ ЕЩЁ ВМЕСТЕ…

МАРИНА, г. САРАТОВ.


Марина, милая, спасибо за ваш крик души.

Смотрю на вашу фотографию. Вы действительно очень красивая пара. А особенно вы, Мариночка. У вас такая ослепительная улыбка. Сразу видно, что вы очень добрый, светлый и позитивный человек. Очень яркая и красивая девушка.

Мариночка, прочитала вашу историю, и так защемило сердечко. Стало так больно на душе… Как же часто судьба наносит нам удар в спину тогда, когда мы меньше всего этого ждём.

Вы встретились со своим любимым в один из самых нелёгких периодов его жизни. И если выражаться языком психологии, то в тот момент он был жертвой, а вы его спасительницей. Вы протянули ему руку помощи и помогли пережить предательство. Любимый вас носил на руках. Можно сказать, что вы спасли и исцелили его своей любовью.

В поселке ваш любимый окреп еще больше. Появилась излишняя самоуверенность, хорошая работа. Он просто попал в СВОЮ СРЕДУ. «Добрые» люди принялись нашептывать ему, что сейчас самое время строить карьеру, а не семью. Марина, милая, я даже больше чем уверена, что без этого не обошлось. Даже если в лицо вам никто и ничего не говорил, то за глаза был вынесен вердикт – вы не пришлись ко двору его маме, родным, друзьям. Чтобы ваш любимый отказался от вас, была проведена определенная работа.

Мариночка, я могу понять как вам сейчас тяжело. Действительно, если бы любимый пил-гулял, было бы проще его забыть. Сложно расставаться с мужчиной, который зарекомендовал себя с положительной стороны и делал всё возможное, чтобы вы были счастливы. Но однажды он изменил свое мнение и сломал вашу жизнь.

Мариночка, вам надо уехать, забыть его и заняться снова своей жизнью. Всё это НЕВЫНОСИМО БОЛЬНО, но это всё МОЖНО ПЕРЕЖИТЬ. А я уверена, что вы очень сильная девушка, это читается в ваших глазах. СИЛЬНЫЕ ЛИЧНОСТИ СПОСОБНЫ НА СИЛЬНЫЕ ПОСТУПКИ.

Расставание с любимым всегда болезненный процесс, и как ускорить этот процесс, ещё никто не придумал. Существует так называемая «Работа горя», и это не обязательно смерть.

Первая стадия горя: Шок. Я не верю, что это случилось, и почему это произошло именно со мной?

Вторая стадия горя: Боль утраты. Обида, печаль, тоска. Это как раз то, что вы сейчас переживаете.

Третья стадия горя: Человек понимает, что может жить один.

Четвёртая стадия горя: Появление нового близкого человека.

Мариночка, вы находитесь сейчас на второй стадии. Можно сказать, что вы уже прошли половину пути. Сил вам и терпения. Я хорошо понимаю, как сейчас вы подавлены, разочарованы и убиты. В такой ситуации нет и не может быть оптимистичного настроя, но всё же постарайтесь не падать духом. А может, это Бог отвёл?

Самое опасное для женщины – думать, что жизнь закончилась сразу после расставания. Ваш любимый не бог, а это значит, что в этой жизни есть кто-то важнее его. А может быть, важнее его вы сами? Только, пожалуйста, не замыкайтесь в своей скорлупе. Каждое жизненное испытание даётся не просто так. Надо извлекать уроки и приобретать необходимый жизненный опыт.

А прощать его или нет – решать вам. Мы все имеем в этой жизни право на ошибку, и каждый из нас должен иметь шанс всё исправить. Но предавший однажды может предать снова… А ведь отказ от вас – это тоже своего рода предательство. В любом случае слушайте своё очаровательное сердечко, и оно обязательно подскажет вам правильный выход.

Только прошу вас, не допускайте ошибку и не наступайте на те же грабли, на которые наступают сотни женщин. НЕ ЖДИТЕ ЕГО. В противном случае в ожиданиях пройдёт вся ваша жизнь. Живите так, как будто ЕГО НА ЭТОМ СВЕТЕ БОЛЬШЕ НЕТ. Для вас он умер.

Старайтесь больше общаться с друзьями, вести активный образ жизни, посещайте салон красоты. Это так прибавляет уверенности в себе! Самое главное – заполнить пустоту и занять мысли, чтобы некогда было думать о нём, и жизнь вновь забила ключом!

Мариночка, всё у вас ещё будет! И любовь, и счастье, и детки! Я знаю, что сейчас вас сжигает душевная боль, но пройдёт время, и она станет меньше, а потом и исчезнет вовсе. И уже перестанет волноваться сердце, когда вы будете слышать его имя… Появится безразличие, а может быть, даже приятные воспоминания и улыбка на устах. Вы должны позволить ему жить как он хочет, и бог ему судья.

Время лечит. С РАССТАВАНИЕМ ЖИЗНЬ НЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ. Скорее наоборот, она только начинается… С нового, чистого листа и с ещё не запачканной страницы.

Любящий вас автор, Юлия Шилова.


3

ЗДРАВСТВУЙ, ДОРОГАЯ ЮЛИЯ!

ПИШЕТ ТЕБЕ ТВОЯ БОЛЬШАЯ ПОКЛОННИЦА. МЕНЯ ЗОВУТ МАША. МНЕ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ. ТВОИМ ТВОРЧЕСТВОМ УВЛЕКАЮСЬ С ВОСЕМНАДЦАТИ ЛЕТ. ПРОЧИТАЛА ВСЕ ТВОИ КНИГИ. С НЕТЕРПЕНИЕМ ЖДУ НОВЫХ. ХОЧУ ПОДЕЛИТЬСЯ СВОИМ ГОРЬКИМ ОПЫТОМ СЕМЕЙНОЙ ЖИЗНИ. ТЫ, НАВЕРНОЕ, ПОДУМАЕШЬ: ДВАДЦАТЬ ЛЕТ – И УЖЕ ГОРЬКАЯ СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ? ТАК ОНО И ЕСТЬ.

С ДИМОЙ Я ПОЗНАКОМИЛАСЬ, КОГДА МНЕ БЫЛО ВОСЕМНАДЦАТЬ. Я ЗНАЛА, ЧТО ОН ЧАСТО ВЫПИВАЕТ, НО ВСЁ РАВНО НАЧАЛА С НИМ ВСТРЕЧАТЬСЯ. ДУМАЛА, ЧТО ЛУЧШЕ НИКОГО НЕ НАЙДУ. У МЕНЯ КОМПЛЕКС НЕПОЛНОЦЕННОСТИ. Я ИНВАЛИД С РОЖДЕНИЯ. У МЕНЯ НЕ РАБОТАЕТ ПРАВАЯ РУКА. Я И ПОДУМАЛА: КАКОЙ-НИКАКОЙ, А ПАРЕНЬ БУДЕТ. ПОВСТРЕЧАЛИСЬ С НИМ ДВА МЕСЯЦА И НАЧАЛИ ВМЕСТЕ ЖИТЬ. У МЕНЯ ПОСЛЕ СМЕРТИ МАМЫ ОСТАЛСЯ ДОМ.

СНАЧАЛА ВРОДЕ БЫ ВСЁ БЫЛО НОРМАЛЬНО. ОН РАБОТАЛ, НО ВЫПИВАЛ. Я ЗАКРЫВАЛА НА ЭТО ГЛАЗА. ИНОГДА ДАЖЕ ПОДНИМАЛ РУКУ, НО Я ВСЁ ТЕРПЕЛА. ПОТОМ МНЕ ТАКАЯ ЖИЗНЬ СТАЛА НАДОЕДАТЬ, И Я ЕГО ПОПРОСИЛА, ЧТОБЫ МЫ РАЗОШЛИСЬ. БОЛЬШЕ Я ТЕРПЕТЬ НЕ МОГЛА. А ОН СТАЛ ГОВОРИТЬ, ЧТО НЕ МОЖЕТ БЕЗ МЕНЯ ЖИТЬ И ОБЯЗАТЕЛЬНО ИСПРАВИТСЯ. НО НИ О КАКОМ ИСПРАВЛЕНИИ НЕ БЫЛО В ДАЛЬНЕЙШЕМ И РЕЧИ.

ДАЛЬШЕ ЕЩЁ ХУЖЕ. ОН БРОСИЛ РАБОТУ. НА ВСЕ МОИ УГОВОРЫ ВЕРНУТЬСЯ НАЗАД ИЛИ УСТРОИТЬСЯ НА НОВУЮ ОН ОТМАХИВАЕТСЯ. И ВОТ ТАК Я ЖИВУ С НИМ ДВА ГОДА, ТЕРПЛЮ ВСЕ ЕГО ПЬЯНКИ И ПЛАЧУ В ПОДУШКУ.

ДОРОГАЯ ЮЛЕЧКА, ПОМОГИ МНЕ СОВЕТОМ. Я ХОЧУ НАЧАТЬ НОВУЮ ЖИЗНЬ, ТОЛЬКО БЕЗ НЕГО. ПОДСКАЖИ, ЧТО Я ДОЛЖНА СДЕЛАТЬ ИЛИ КАК СКАЗАТЬ ЕМУ, ЧТОБЫ ОН УШЁЛ ИЗ МОЕЙ ЖИЗНИ НАВСЕГДА? ВЕДЬ ПРОСТЫЕ РАЗГОВОРЫ О ТОМ, ЧТОБЫ ОН МЕНЯ ОСТАВИЛ, НА НЕГО НЕ ДЕЙСТВУЮТ. Я ПОНЯЛА, ЧТО СО СВОИМ ДЕФЕКТОМ Я МОГУ НАЙТИ ПАРНЯ ПОЛУЧШЕ, ЧЕМ ОН. ТОГО, КТО БУДЕТ МЕНЯ УВАЖАТЬ И БЕРЕЧЬ, ВЕДЬ Я СОВСЕМ ОДНА. С ЛЮБОВЬЮ, ТВОЯ ПОКЛОННИЦА,

МАША, КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ.


Машенька, милая, спасибо за письмо.

Иногда бывает такая семейная жизнь, что лучше бы ее не было вовсе. Если ты не совсем здорова, это вовсе не означает, что твой спутник жизни не должен с этим считаться.

Маша, девочка моя, к чёрту все комплексы неполноценности. Пойми, ты абсолютно полноценный человек и достойна только самого лучшего. На свете всегда найдётся замечательный во всех отношениях мужчина, который полюбит тебя такой, какая ты есть. С пьющим ленивым драчуном никогда не построить нормальной жизни. Пойми, жить одной гораздо лучше, чем быть замужем за недостойным мужчиной.

Машенька, тут даже раздумывать нечего и уж тем более давать человеку шанс, который ему совсем не нужен.

Во-первых, прекрати просить у него развода. Вообще не стоит его ни о чём просить. Пойди и подай на развод.

Во-вторых, не верь его клятвам, что он исправится и устроится на работу. Все наши желания должны выполняться своевременно. Тебе не нужно ни то, ни другое. Единственное, что тебе нужно, так это то, чтобы он раз и навсегда убрался из твоей жизни и не мешал нормально жить. Женщины терпят подобных мужей ради денег, квартиры, детей и прочих оправданий. У тебя другие обстоятельства – муж пьёт, не работает. Добытчик он никакой. Деток нет. Пойми, если ты сейчас сама себя НЕ СПАСЁШЬ, то за тебя это некому будет сделать. В жизни следует рассчитывать только на себя.

При отсутствии согласия о разводе одного из супругов (я уверена, твой супруг вряд ли даст согласие на развод, так как не захочет уходить с тёплого насиженного места) дело решается в судебном порядке. Не трать драгоценное время и подавай в суд по месту жительства исковое заявление. Для этого требуется ряд документов, необходимых для рассмотрения иска:

1) свидетельство о государственной регистрации брака,

2) справки из домовой книги ответчика или в зависимости от того, где будет рассматриваться дело истца,

3) квитанция об уплате госпошлины,

4) заявление о расторжении брака. Копия заявления,

5) опись совместно нажитого имущества (если заявлен иск о разделе совместно нажитого имущества).

В соответствии с общим правилом ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью (всё нажитое подлежит разделу в равных долях).

Суд вправе затребовать и иные документы на развод, в зависимости от требований, предъявленных в исковом заявлении:

1) справка о доходах,

2) соглашение о разделе имущества, нажитого совместно в период брака.

Машенька, осуществить процедуру развода, если нет детей, проще. Да и совместно нажитого имущества у вас тоже нет, поэтому описывать имущество и подавать иск на раздел не нужно. Дом, в котором вы оба проживаете, остался от твоей мамы, и я надеюсь, ты не успела в нём прописать своего горе-мужа. Совместно нажитого имущества у вас нет, потому что с пьющим мужем ничего и никогда не наживёшь, кроме беды, конечно.

Даже если он не придёт в суд и не отреагирует на повестки, вас разведут без его участия. Так что нежелание разводиться твоего мужа и его появление в суде не важны. ВАЖНО твоё желание и решение изменить жизнь.

Тебе сейчас двадцать, а ты уже морально сломлена. Подумай, что будет, когда тебе исполнится сорок… Стоит ли идти по жизни с человеком, которого не уважаешь и вскоре возненавидишь?

Ты спрашиваешь меня, как сделать так, чтобы он ушёл из твоей жизни навсегда? Посмотри на него глазами уверенной, бесстрашной и решительной женщины. Дай ему понять, что ты можешь за себя постоять, что приняла твёрдое, окончательное решение и ничего не боишься. Срочно подавай на развод, собирай его вещи, выставляй их за порог, меняй замки в доме, и если он начнёт тебе угрожать, вызывай полицию и пиши на него заявление об угрозе твоей жизни. Обратись к участковому. НИЧЕГО НЕ БОЙСЯ. Твой горе-муж привык к слезам, твоей покорности, уговорам и разговорам. Если он поймёт, что ты ОКОНЧАТЕЛЬНО пошла на разрыв, то у него не будет иного выхода, только как убраться прочь.

Что это за мужик, который пьёт, не работает и бьёт? Маша, извини, но ты пригрела у себя дома не мужчину, а лишь его жалкое подобие. Разве о такой жизни и таком мужчине ты когда-то мечтала?

А что касается физического дефекта, то если ты сама не будешь на этом зацикливаться, то никто и не будет обращать на это внимание. Я получаю сотни писем от инвалидов. У многих нет жизненно важных органов – рук, ног… Они передвигаются в креслах-каталках, и я тебя УВЕРЯЮ, многие прекрасно устраивают ЛИЧНУЮ ЖИЗНЬ. Страшен не дефект, а переживания и горькие мысли по этому поводу.

Машенька, если ты сможешь себя полюбить, то сразу найдётся нормальный непьющий мужчина, настоящая опора в жизни. Пойми, мы соглашаемся на самых никудышных партнеров, думая, что больше никому не нужны, и сами приманиваем именно таких, а потом удивляемся, почему жизнь превращается в ад. Ну как тебя может полюбить достойный человек, если ты сама себя не любишь? К чёрту все комплексы неполноценности! Они душат, тянут в беспросветное болото и просто мешают жить.

Машенька, это замечательно, что ты решила изменить свою жизнь, и я уверена, что у тебя всё получится. Пиши мне о своих победах и делись своими радостями! Не стоит разводить волынку с разводом, раз приняла решение – выполняй! Поверь, твоя главная встреча ещё впереди. Ты достойна только самого лучшего, и весь мир лежит у твоих ног.

Любящий тебя автор, Юлия Шилова.


Оглавление

  • От автора
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Эпилог
  • Послесловие
  • Ответы на письма
  •   1
  •   2
  •   3