Обновление чувств, или Зачем придумали любовь? (fb2)

Обновление чувств, или Зачем придумали любовь? [= Замужем плохо, или Отдам мужа в хорошие руки]   (скачать) - Юлия Витальевна Шилова

Юлия Шилова
Обновление чувств, или Зачем придумали любовь?

Брак подобен долгому морскому путешествию, где очень скоро штили надоедают, а бури опасны. Где редко увидишь что-нибудь новое – все море да море, все муж да муж, ежедневно, ежечасно, до пресыщения.

Афра Бена, английская писательница и драматург

© Ю.В. Шилова, 2012

© ООО «Издательство Астрель», 2012


От автора

Дорогие мои друзья, я очень-очень рада встретиться с вами вновь! Мне так приятно, что вы держите в руках эту замечательную книгу!

В своих письмах довольно часто вы задаете мне один и тот же вопрос – как отличить мои новые книги от тех, которые были изданы несколько лет назад, ведь теперь у них другие названия. Это очень просто. На новых книгах написано: НОВИНКА. На книгах, вышедших несколько лет назад: НОВАЯ ЖИЗНЬ ЛЮБИМОЙ КНИГИ. Поэтому будьте внимательны.

Я бесконечно благодарна читателям, которые коллекционируют мои книги в разных обложках и имеют полное собрание моих книг. Для меня это большая честь и показатель того, что я нужна и любима. Переизданные книги заново отредактированы, а у меня появилась потрясающая возможность внести дополнения и новые размышления. Теперь я отвечаю на ваши вопросы в конце книги, рассказываю, что творится в моей творческой жизни, да и просто делюсь тем, что у меня на душе. Для меня всегда важен диалог с читателем.

На этот раз я представляю на ваш суд свой уже издававшийся роман «Замужем плохо, или Отдам мужа в хорошие руки», у которого теперь новое название «Обновление чувств, или Зачем придумали любовь». Думаю, он обязательно понравится тем, кто будет читать его впервые, а если кто-то захотел перечитать роман заново, я уверена, ему будет безумно интересно пережить все события еще раз. Я сама перечитала эту книгу совсем недавно и получила колоссальное удовольствие. Книга живая, интересная и динамичная. Искренне надеюсь, что она ни в коем случае вас не разочарует и придется вам по душе.

Спасибо за ваше понимание, любовь к моему творчеству, за то, что все эти годы мы вместе. Я рада, что многие согласились: мои переиздания представляют ничуть не меньшую ценность, чем новинки, которые только что вышли из-под моего пера.

Спасибо, что вы помогли мне подарить этому роману новую жизнь. Если вы взяли в руки книгу, значит, вы поддерживаете меня во всех моих начинаниях. Мне сейчас, как никогда, необходима ваша поддержка…

Я бесконечно благодарна за вашу любовь, неоценимую поддержку, дружбу и за то, что наша с вами любовь так созвучна.

Заходите на мой сайт: WWW.SHILOVA-AST.RU

На этом сайте я с удовольствием общаюсь со своими поклонниками.

Не забывайте, что изменился адрес моего почтового ящика для ваших писем:

129085, Москва, абонентский ящик 30.

Пожалуйста, не пишите на старый. Он больше не существует.

До встречи в следующей книге. Я приложу все усилия для того, чтобы она состоялась как можно быстрее.

Любящий вас автор, Юля Шилова.


Глава 1

В комнате повисла мертвая тишина. Я еще никогда в жизни так не хотела напиться, как сейчас. Просто взять чего-нибудь покрепче и пить жадными глотками до умопомрачения и до потери сознания. Я с тоской смотрела на Андрея, на глаза наплывали слезы.

– Андрюш, это я, твоя жена Юлька. Неужели ты меня не узнаешь? Ну посмотри на меня, посмотри внимательно!

Андрей мельком взглянул на меня и нервно забарабанил пальцами по крышке журнального столика.

– Что ты от меня хочешь? – процедил он.

– Я хочу, чтобы ты меня вспомнил.

– Не получается у меня ничего. Хоть убей, не получается.

– Мы живем с тобой вместе ровно четыре года. Нашему сыну столько же.

– Я на тебе что, по залету женился? – недобро усмехнулся Андрей.

– По любви. – Я слегка растерялась, но тут же взяла себя в руки. – У нас отношения развивались, как на ускоренной кинопленке. Встреча, сумасшедшая страсть, совместная жизнь. Мы стали жить вместе через месяц после знакомства.

– А что так быстро-то?

– Это было твое решение.

– Мое? – удивился Андрей.

– Конечно, твое.

– Я что, такой ветреный?

– При чем тут ветреный ты или нет? – Сегодня я могла бы сама позавидовать своей выдержке. – Нам было так хорошо друг с другом, что мы не могли расставаться даже на несколько часов, – не дрогнула я. – Буквально через полтора месяца я узнала, что беременна. Ты предложил выйти за тебя замуж. Естественно, я согласилась, я же очень сильно тебя любила. Мы быстренько подали заявление в загс и стали готовиться к свадьбе.

Меня затрясло, я сцепила зубы, пытаясь взять себя в руки. Я посвятила этому мужчине четыре года, родила от него ребенка, заботилась о нем, любила, старалась во всем поддерживать, вкусно готовила, стирала-убирала, и вдруг – на тебе! Он меня не признает!

– Андрюша, вот увидишь: всё обязательно образуется, и ты всё вспомнишь.

– Что всё? – зыркнул исподлобья Андрей.

– Меня вспомнишь, сына Никитку, родных и близких. Ты почаще заглядывай в наши свадебные альбомы. Смотри диски, кассеты с записями нашего отдыха. Говорят, это помогает.

– А если не поможет?

– Такого не может быть, – замотала я головой.

– Это кто тебе такое сказал? Врачи? Они что, самые умные и всё знают?

– А ты считаешь, что все врачи – дураки? – Я уже не могла скрывать слез и, достав платок, поднесла его к глазам.

– Нет. Я так не считаю. Просто откуда у них такая уверенность, что я всё вспомню, если они даже объяснить не могут, что же со мной произошло.

– Андрюшенька… – начала я, но муж перебил меня на полуслове и раздраженно попросил:

– Немедленно прекрати меня так называть! Я сколько раз просил называть меня Андреем. Я что, маленький мальчик, который ходит в детский сад и не в состоянии завязать себе шнурки на ботинках?

– Я тебя так четыре года называю. Очень даже ласково. Мне казалось, что, называя тебя Андрюшей, я выражаю тебе свою любовь.

– Я не знаю, что произошло за эти четыре года, но я прошу называть меня Андреем. Ты бы мне еще панамку на голову надела и в песочницу посадила.

– Хорошо. Если тебе это неприятно…

– Мне действительно это неприятно.

– Андрей, если ты меня не вспомнишь, то можешь полюбить меня заново. – Я почувствовала, как кровь прилила к моему лицу.

– А если не получится?

Вопрос Андрея меня просто ошарашил.

– Как это – не получится?

– Существует, конечно, поговорка «Стерпится – слюбится», но не всегда так получается. Есть еще одна народная мудрость: «Насильно мил не будешь».

– Я тебе совсем не нравлюсь? – Я понимала, что задаю глупый вопрос, но ничего не могла с собой поделать. Я была в отчаянии.

– Я сейчас не в той форме, чтобы играть в «любишь-не любишь».

– Извини, – бросила я и выскочила из комнаты.

Схватив свою сумочку, я выбежала на улицу, поймала такси и обратилась к водителю:

– В ресторан, пожалуйста, и побыстрее.

– В какой ресторан? – не сразу понял водитель.

– В любой.

– Так их здесь пруд пруди!

– Отвезите меня в какое-нибудь приличное заведение.

– Приличное так приличное…

Водитель внимательно посмотрел в зеркало заднего вида, заметил мои заплаканные глаза и повез меня в самый центр. Зайдя в тихий и вполне уютный ресторанчик, я достала мобильный и позвонила подруге.

– Влада, я тут в одном ресторанчике… – Я быстро произнесла его название и назвала адрес. – Очень, очень тебя прошу, приезжай. Мне так хочется напиться… Не хочу это делать одна.

– Ты хочешь, чтобы мы напились вместе?

– Очень хочу, – честно призналась я.

– У тебя что-то случилось? – забеспокоилась подруга.

– Ты же знаешь, у меня муж память потерял. Больше нет сил видеть его невменяемым и доказывать, что я его жена. Влада, приезжай, а то я просто с ума сойду. Я еще из машины пыталась дозвониться, но у тебя постоянно занято было.

– Но я не могу приехать так быстро. Мне нужно собраться.

– Собирайся. Я буду тебя ждать.

Я положила мобильный в сумочку и заказала легкий салат, фрукты и мартини со льдом. В ожидании заказа я принялась рассматривать сидящего за соседним столиком мужчину. Тот словно почувствовал мой пристальный взгляд, отложил газету и с интересом взглянул на меня. В этот момент официант принес заказ. Я подняла бокал и произнесла:

– За любовь. Чтобы она доставляла как можно меньше неприятностей. Если, конечно, такое бывает…

– Не могу составить вам компанию, я за рулем. – Мужчина расценил мой тост как приглашение выпить.

– Я была бы очень признательна, если бы вы сели ко мне за столик.

– Вы в этом уверены? Слезы на лице – знак того, что женщине лучше побыть одной.

– Не могу с вами согласиться.

Слегка растерявшись, мужчина подозвал официанта и попросил перенести свежевыжатый сок и горячее блюдо на мой столик. Как только он оказался рядом, я наклонилась к нему:

– Извините, что сорвала вас с места, но если бы вы ко мне не пересели, я бы просто сошла с ума. У меня голова кругом идет. Я боюсь оставаться одна.

– Почему? – с удивлением поднял он брови.

– Потому, что в последнее время начинает казаться, что я скоро попаду в сумасшедший дом. – Я тут же опомнилась и тут же поспешно добавила: – Вы только не подумайте ничего плохого. Я не сумасшедшая. Просто в последнее время столько всего навалилось…

– И что же на вас навалилось? – поинтересовался мужчина.

Я вновь заказала себе мартини.

– Мой муж потерял память.

– Как это? Амнезия, что ли?

– Вообще непонятно, что с этой чертовой памятью случилось. Ничего не помнит, никого не узнает. Ни меня, ни ребенка, ни мать, ни брата.

– Как это произошло?

– Никто не знает. Полгода назад он вышел из дома в магазин и не вернулся… – Не выдержав, я достала носовой платок и вытерла слезы.

– Вы успокойтесь, пожалуйста. – Мужчина протянул мне бокал с мартини. – Выпейте. Вам станет легче.

Я сунула платок в карман.

– Извините. Я знаю, что мужчины терпеть не могут, когда женщины плачут. – Я пригубила мартини. – Простите меня за слабость. Что-то не получается держать себя в руках. – Знаете, замужем плохо. Я даже и подумать не могла, что замужем так плохо. – После непродолжительной паузы я отодвинула бокал в сторону: – Так вот… В тот день я ужин готовила. Кинулась, а картошки нет. Пришлось посылать мужа в магазин. Все равно без дела сидел, телевизор смотрел. Он как-то так быстро собрался, даже свой мобильный забыл. Я еще на балкон вышла и крикнула Андрюшке, что он телефон забыл. Андрей рукой махнул и сказал, мол, черт с ним, с мобильным. Он сейчас быстро вернется. Я ждала этой картошки до ночи. Ругалась про себя, думала, неужели он кого-то из друзей встретил и так безответственно к моей просьбе отнесся? Ровно через четыре часа я взяла сына за руку и сама пошла в магазин. Купила картошки, приготовила ужин, покормила ребенка, уложила его спать и принялась ждать загулявшего мужа. Но в эту ночь он домой не пришел. Ни в эту, ни в следующую, ни через два дня. Я все больницы и морги обзвонила, испугавшись, что он под машину попал, но это не принесло никакого результата. Потом мужа в розыск объявили, мы на телевидение даже обратились, чтобы его фотографию показали. – Я задумалась, закусила губу и мысленно прокрутила все события в голове, словно пыталась пережить их заново. – Это было страшное время. Полгода, пока его не было, я находилась в каком-то полусознательном состоянии, уже не понимая, жива я или мертва. Был период, когда даже ходила по ясновидящим и гадалкам. Они в один голос говорили мне, что Андрюшка жив, но в опасности. Спустя полгода после того, как фотографию Андрюшки показали в одной известной телепередаче, раздался звонок. Сообщили, что мужчину, похожего на Андрея, видела жительница сибирской деревни. За Андреем поехали отец и мать. Свекровь уговорила меня не ехать, а остаться дома с сыном. Пообещала позвонить сразу, как только найдут Андрея. К счастью, Андрей нашелся, я безумно обрадовалась. Тогда я еще не понимала, что ждет меня впереди. – Достав дрожащими руками сигарету, я прикурила от зажигалки, которую любезно предложил мне мужчина, и грустно спросила: – Ничего, что я вам все это рассказываю?

– Думаю, что вам необходимо выговориться. Незнакомому человеку довериться проще всего – мы сейчас поговорим, разбежимся и никогда больше не увидимся.

– Значит, я могу продолжать?

– Конечно. Я весь внимание, – кивнул мужчина.

– Только я сейчас еще мартини закажу.

После того как мне принесли третий бокал мартини, я выдавила из себя улыбку.

– Спасибо.

– За что?

– За то, что вы меня слушаете. Родители Андрея еще по телефону из Сибири сказали мне, что муж потерял память. Он не узнал их.

– Какой ужас…

– Да, представьте себе. Правда, в тот момент мы еще не знали, что именно произошло. Мы думали, что он получил какую-нибудь травму, в результате которой все забыл.

– Так что же с ним все-таки случилось?

– Никто не знает.

– Господи, как страшно!

– За десять дней до приезда родителей одна бабулька увидела, что на улице взад и вперед ходит мужчина, который внимательно всматривается в лица прохожих, словно пытается что-то понять. Бабулька подошла к незнакомцу и поинтересовалась, кого он ищет. Оказалось, что мужчина даже не знает, как его зовут. Одним словом, бабушка сжалилась над ним и приютила его в своем доме. А буквально на следующий день она в телевизионной передаче, посвященной поиску людей, увидела фотографию незнакомца. Оказалось, что он пропал полгода назад и его ищут родные. Бабушка сразу кинулась к участковому, а тот быстро связался с Москвой и по оставленному в передаче телефону сообщил о местонахождении Андрея.

– Так где он был эти полгода? – с недоумением спросил мужчина.

– Неизвестно. Андрей появился в этой деревне в день, когда его заметила бабулька. Она сказала, что он был грязный и очень голодный. Всё никак не мог наесться. Перед тем как привезти Андрея в Москву, родители переодели его в новые вещи, потому что на нем и в самом деле был какой-то поношенный китайский спортивный костюм, растянутый на коленях.

– Вот это история! Ушел в Москве из дома за картошкой, а появился полгода спустя в Сибири! Что же такое произошло, что у вашего мужа память напрочь отшибло? – Видимо, мой рассказ произвел на мужчину такое сильное впечатление, что он даже слегка раскраснелся и тоже потянулся за сигаретой.

– В том-то и дело, что с памятью все в порядке.

– Как это – все в порядке? – не понял мужчина.

– Мы сразу положили его на обследование в клинику. Врачи сделали томографию головного мозга. Так вот, они дали неутешительное заключение. У нас волосы дыбом встали.

– Я даже могу сказать, какой диагноз ему поставили. Видимо, была такая сильнейшая травма головы, что напрочь отшибло память, – не смог сдержаться мужчина.

– А вот и нет, – ледяным тоном ответила я. – Травмы головы и нарушений мозговой функции не было. Следов яда и алкоголя тоже не обнаружили. Врачи сделали вывод, что Андрей – абсолютно здоровый человек.

– Разве абсолютно здоровый человек может быть лишен памяти?

– Получается, что может, – вздохнула я и допила свой бокал до дна.


Глава 2

– Чертовщина какая-то, – только и смог произнести мужчина.

– Вот и я про то же. Понимаете, с мужем все в порядке, только он не помнит ничего. Ни имени своего, ни фамилии. Врачи только руками разводят. Как говорят в медицине – интересный случай.

– А это абсолютно точно, что у вашего супруга нет черепно-мозговых травм?

– Было несколько обследований. Муж здоров, но его память как будто ластиком стерли. Врачи говорят, что амнезия имеет ярко выраженное искусственное происхождение, а с Андреем все в порядке. Андрей ни алкоголик, ни наркоман. До своего исчезновения он не получал никаких увечий.

– А как супруг встретил вас?

– В тот момент, когда я бросилась к нему на шею, он резко от меня отшатнулся. Понимаете, мне без него было плохо. Я тогда устала от неизвестности, а теперь мне плохо с ним. Разве это жизнь? Ни меня, ни ребенка не признает. Злится, смотрит на меня подозрительно, словно я обманываю, словно я не его жена. Своих родителей до сих пор на «вы» называет. Муж состоит на учете в Институте судебной психиатрии имени Сербского. Периодически проходит разные обследования, но результат нулевой.

– Он лечится сознательно?

– Что вы! Нет! Он вообще ничего не хочет. У него затяжная депрессия, он злой, раздражительный, вечно чем-то недовольный.

– А читать и писать он не разучился?

– В том-то и дело, что он ни одной буквы не помнит. Мы для него учителя начальных классов наняли.

– Вы это серьезно?

– Вполне. Правда, он схватывает все намного быстрее, чем какой-нибудь первоклассник. Да и как только за руль сел, то моментально вспомнил, как нужно ездить. Ночами не спит, сидит на кровати и о чем-то думает. А однажды у сына на игрушечной машинке колесо отлетело. Муж в тот момент в тетради что-то написать пытался. Так вместо того, чтобы помочь ребенку и хоть немного с ним поиграть, он громко позвал меня и попросил убрать от него мальчика. Вы представляете, он так и сказал: «Юля, убери своего ребенка. Он такой невоспитанный! Не понимает, что я занят?» Андрей даже Никитку не признает.

Я стала ковырять вилкой салат, а мой собеседник постарался меня подбодрить:

– Думаю, время расставит все по своим местам.

– Да ничего оно не расставит. Дальше будет только хуже. Вы не представляете, как тяжело жить с человеком, который постоянно тебя изучает и ищет во всем какой-то подвох. Иногда кажется, что он меня ненавидит. В любом случае, Андрею сейчас никто не нужен: ни родители, ни я, ни ребенок. Я даже пошла с ним к нему на работу, чтобы он увидел свой коллектив, своих ребят, что-нибудь вспомнил. Так он на сослуживцев как волк смотрел. Коллеги к мужу подошли, каждый руку протягивает, улыбается, а он стоит, глаза таращит и потихоньку от них пятится. В этот же вечер к нам его лучший друг пришел, Сережка. Они с детства вместе. Так вот, я их ужинать посадила и на кухню пошла, а сама слышу, как Андрей Сережку спрашивает: «Ты точно мой друг?» – «Конечно», – без тени сомнения ответил Сергей. А Андрей и говорит: «Если ты мой друг, то подскажи, эта женщина точно моя жена?» Я как этот вопрос услышала, так у меня прямо слезы из глаз хлынули. Думаю: что ж эта сволочь так меня унижает! Так вот, Сергей стал моего мужа убеждать, что Андрей меня когда-то сильно любил, встречал из родильного дома, мелом писал под окнами палаты слова любви, а в день выписки завалил весь медперсонал цветами. Но муж на это как-то вяло отреагировал, сказал, что смотрит на меня и не поймет: что он во мне нашел?..

Не успела я договорить, как к нашему столику подлетела запыхавшаяся Влада:

– Мчалась на всех парусах.

Мой новый знакомый тут же посмотрел на часы и деликатно встал.

– Простите, мне пора.

– Говорила, что ты от одиночества умираешь, – защебетала моя подруга. – А на деле беседуешь с очень даже интересным мужчиной.

– Мы только сейчас познакомились. Я даже не знаю, как вас зовут, – улыбнулась я незнакомцу.

– Меня зовут Богдан, – поспешил представиться мужчина. – Очень приятно познакомиться.

– А я Юля. А это моя подруга Влада.

Богдан вновь посмотрел на часы, достал из кармана пиджака визитницу и протянул мне визитку.

– Звоните, – с улыбкой произнес он. – У меня есть знакомый – очень хороший врач. Американец. Он часто бывает в Москве: у него частная клиника. Если хотите, то я могу с ним поговорить, чтобы он посмотрел вашего супруга.

– Так это в Америку лететь надо?

– Ну зачем же! Он может посмотреть вашего мужа здесь.

Богдан пожелал мне побольше сил, терпения, удачи и заверил в том, что все образуется.

Как только он нас покинул, я тут же показала визитку подруге.

– Помощник управляющего. Ого! Крупная нефтяная компания.

Влада взяла визитку, покрутила ее и изрекла:

– В нефтяной компании работают приличные мужики. Сейчас в основном все деньги собраны у тех, кто «сидит на трубе». Послушай, и как ты это нефтяное чудо склеила?

– Да я его и не клеила.

– Но ведь как-то за твоим столиком он очутился? Как-то же он сел на соседний стул своей нефтяной задницей?

– Да я сама не знаю, что творю. Он за соседним столиком сидел, газету читал. Я его попросила ко мне за столик пересесть.

– И как ты ему об этом сказала? Мужчина, можно я вам душу изолью? Так?

– Ну, не совсем так. Я просто пожаловалась ему, что замужем очень плохо. А затем рассказала свою историю.

– Вот и правильно.

– Что правильно-то? – не поняла я подругу.

– Их только так цеплять надо, потому что сами они уже давно не знают, что такое инициатива. Хоть это и помощник управляющего, а не сам управляющий, но в принципе тоже неплохо.

– Если это и в самом деле крупная нефтяная компания, то у управляющего может быть сотня помощников.

– И через любого из этих помощников можно выйти на самого управляющего, – заметила Влада.

– А этот управляющий, скорее всего, стар, лыс, пузат, давно женат и имеет кучу длинноногих любовниц, готовых выполнить его любое желание, – добавила я.

– Это мы и проверим, – с воодушевлением произнесла Влада. – Юль, я у тебя девушка свободная. Меня замуж выдавать надо, так что по мере возможности ты должна этому способствовать.

– Да как я могу этому способствовать, если ты хочешь замуж только за дяденьку в дорогом костюме, окруженного кучей вооруженных охранников? Тебе же простой смертный даром не нужен. Когда Андрей был нормальный, я сотню раз предлагала познакомить тебя с его другом. Ты ни в какую не хотела.

– Да какие у него друзья? Мне водители не интересны.

– Но ведь не все они водители. У Андрея много приятелей.

– А кто еще? Слесари и автомеханики. Они вечером собираются, чтобы пива попить да про гайки поговорить. Меня такие мужчины мало волнуют.

– Ты хочешь все и сразу.

– Хочу и не скрываю своих желаний. Я вот посмотрю, как другие с простыми смертными живут, и понимаю, что такая жизнь не по мне. Мужик ничего из себя не представляет, а понтов выше крыши. Приносит копейки, дарит скучную, безрадостную жизнь, а требования – мама родная! На фиг бы я какому-нибудь недалекому мужику свою жизнь к ногам клала, все равно он никогда этого не оценит, а только все нервы вымотает. Пусть лучше мужик с далеко идущими планами отдаст свою жизнь мне. Уж я-то найду ей применение.

– Неужели тебя устроит самый невзрачный сморчок, если он набит деньгами?

– Хотелось бы, конечно, чтобы хоть внешность божеская была. Но сейчас такие времена, что борьба идет буквально за всех мужиков. Конкурентки совсем с ума посходили, прыгают под любого козла на крутой тачке, невзирая на его возраст, вес и семейное положение. Юлька, ну ты скажи, если только в одной Москве живет почти сто тысяч миллионеров, неужели один из них не достанется мне? Ну пусть хоть самый паршивенький.

– Скажешь тоже, – наконец улыбнулась я. – Миллионеры паршивенькими не бывают.

– Короче, Юлька, я все это к тому говорю, что когда ты этому помощнику управляющего по поводу Андрея позвонишь и договоришься насчет заграничного доктора, то постарайся, чтобы Богдан согласился вместе с тобой к этому доктору поехать.

– Зачем? – не поняла я. – Придумала тоже! Этот Богдан – человек занятой. Куда он поедет? Спасибо, что свой телефон дал. Может, действительно с хорошим доктором сведет.

– Постарайся это сделать ради меня.

– А ты-то тут при чем?

– При том, что я вместе с тобой поеду. Попробую этого Богдана закадрить и хорошенько прощупать.

– На предмет наличия нефти? – съязвила я.

– На предмет наличия денег от продажи этой нефти, – тут же пояснила амбициозная Влада.

Спустя несколько минут мы с Владой уже забыли о моем новом знакомом и, подняв уже не знаю какой по счету бокал, принялись говорить о наболевшем. С того самого дня, как Андрей заболел, я хотела напиться до беспамятства, хоть немного забыться и уйти от этой жуткой реальности. Видимо, не совсем удачная личная жизнь моей подруги подтолкнула ее к точно такому же шагу. Влада постоянно гонялась за богатыми мужиками, завязывала с ними отношения, но они вечно исчезали в самый неподходящий момент и оставляли ее с очередным рубцом на уставшем сердце.

Мы то и дело чокались, послали официанта за новой бутылкой мартини.

– Юлька, я точно знаю, что с твоим Андрюхой произошло, – вдруг заявила заметно окосевшая Влада.

– Ну и что? Если ты знаешь, то почему так долго молчала?

– Потому что со стороны может показаться, что я несу бред, но я-то знаю, что докопалась до истины.

– Тогда почему я до сих пор об этом не знаю?

– В тот день, когда ты послала Андрея за картошкой, по дороге в магазин его выкрали инопланетяне.

– Инопланетяне? – Я вытаращила глаза.

– Они, родимые.

– А ты в них веришь?

– Конечно. Уже ни для кого не секрет, что они есть. Просто все умалчивают этот факт.

– Даже если допустить, что это сделали инопланетяне, то почему среди всех мужиков на нашей планете они выбрали именно моего Андрюшку? Чем он им приглянулся? Ничего особенно примечательного в нем нет. Обыкновенный мужик. Водила. Кроме как крутить баранку, ничего не умеет.

– Но ведь ты же вышла за него замуж. Значит, ты в нем что-то нашла?

– Ты хочешь сказать, что у меня с инопланетянами одинаковый вкус?

– А почему бы и нет? – тряхнула кудрями моя подруга. – Кстати, у твоего Андрюхи голова яйцевидная. Вполне возможно, что он им формой головы приглянулся.

– У него, конечно, голова довольно своеобразная, но не думаю, что инопланетян это заинтересовало. Ты хочешь сказать, что они его за своего приняли?

– Ну, не за своего, но за похожего – точно. Понимаешь, они же к нам прилетают, чтобы нас изучать, исследовать, как мы устроены. Видимо, в тот момент, когда Андрюха пошел в магазин за картошкой, он привлек их внимание своей яйцевидной головой, и они решили использовать его для изучения.

– И где они держали его эти полгода?

– А может, у них отсчет времени идет совсем по-другому? Может, они его всего один день изучали, а по-нашему – это целых полгода.

– А память-то они ему зачем стерли? – поинтересовалась я у раздухарившейся Влады.

– Как зачем? – принялась раскачиваться она на стуле. – Чтобы он ничего не помнил. Другой версии просто не может быть. Андрюха пошел за картошкой в Москве, а очутился в сибирской деревне.

– Что им, трудно его было в Москву вернуть?

– Видимо, они хотели запутать следы. Для того чтобы Андрей не вспомнил то, что с ним произошло, они дезориентировали его во времени и пространстве, а также стерли память. Я по телевизору передачу видела, знаешь, уже немало случаев, когда в разных уголках нашей страны находят молодых мужчин со «стертой» памятью. Совершенно здоровые мужики, но не помнят ни шиша и никого не узнают. Создается такое впечатление, что над пропавшими без вести людьми проводили эксперименты. Конечно, это не частое явление, но ведь врачи не могут объяснить подобные случаи. И все же они объединяют подобных пациентов в отдельную группу.

– И когда эта передача была?

– Да уж не помню, – не раздумывая, ответила Влада. – Обычная амнезия возникает при наличии каких-либо заболеваний, а тут никаких болезней нет.

– Господи, и как же они ему эту память-то стерли? Больно, наверное, было, – в сердцах произнесла я.

– В любом случае, мы уже вряд ли об этом когда-нибудь узнаем, а Андрюха никогда про это не вспомнит. Я слышала, что память стирают при помощи наркотических препаратов и электрошоковых устройств.

– Врачи не нашли подтверждения, что Андрей сидел на наркотиках. Эта версия отпадает.

– А я и не говорю, что ему стирали память при помощи наркотических препаратов. Я просто рассказала, как это происходит у нас, а вот как это делают инопланетяне – это никому не известно. У них какие-то свои технологии. Они выбирают людей для опытов, внимательно их изучают и возвращают их без воспоминаний.

– И кому понадобилась память простого водителя? – развела я руками.

– Андрюха привлек инопланетян не тем, что он водитель, а тем, что у него голова яйцевидная, – пояснила мне Влада.

– А ты уверена, что это инопланетяне?

– Зуб даю, – отрезала Влада и допила свой мартини.


Глава 3

Когда мы поднялись из-за стола, Влада схватила меня под руку и, стараясь удержать равновесие, пьяно произнесла:

– Ну, вот и напились. И куда же нам таким теперь податься? По домам?

– Не хочу домой, – замотала я головой. – Никитка сегодня у бабушки. А там этот инопланетянин с яйцевидной головой один сидит. Он ведь даже ночью почти не спит.

– Как это?

– Сядет на кровать, в одну точку смотрит и о чем-то думает. А затем в другую комнату спать уходит.

– Может, он своим иноземным братьям сигналы в космос отправляет? – тут же выдвинула гипотезу Влада.

– Может, и отправляет.

– Так у тебя что с ним, даже секса нет?

– Влада, ну какой секс, о чем ты говоришь?!

– Что, с тех пор, как он объявился, ничего не было?

– Ни разу, – не стала лукавить я. – Я его один раз попыталась соблазнить. Надела красивое белье, легла рядом, думала, сейчас меня почувствует, вспомнит… – Я замолчала, почувствовала, что могу зареветь в любую минуту.

– А он?

– А что он?! Подскочил, как ошпаренный, кинул в меня подушкой, обозвал шлюхой.

– Да ты что?!

– Представь себе! Обозвал, словно я не к собственному мужу ласкаюсь, а вообще непонятно к кому. Я тогда так ревела, что даже Никитка проснулся.

– Вот сволочь! Инопланетяне не только ему память стерли, но и импотентом сделали. Он что, совсем тебя не хочет?

– Ни капельки. Только насчет импотента я ничего сказать не могу. Он опять сел за свой компьютер. Стал уже более-менее читать и писать. Но дело не в этом… – Я залилась алой краской и отвела глаза в сторону.

– В чем?

– В том, что он постоянно сидит в порносайтах.

– Зачем?

– Ну, ты спросила! А я откуда знаю?! Он мне не отчитывается. Говорит, чтобы я спать шла и ему не мешала. Я уснуть не могу, к нему в комнату заглядываю, а он по порнухе шарится.

– Так он же должен возбуждаться и к тебе приставать.

– О чем ты говоришь? Мы спим в разных комнатах.

– Может быть, он мастурбирует?

– Не знаю, – растерянно пожала я плечами. – Раньше он никогда порнухой не интересовался. День и ночь сидит в этих проклятых порносайтах. Еще ему газеты и журналы нравятся, в которых есть снимки с голыми девушками. Он их часами рассматривать может. Сама знаешь, сейчас в любой газете есть снимки девок с голыми сиськами. Так что вводить семейную цензуру бесполезно.

– Вот тебе и инопланетяне, – присвистнула Влада. – Мало того, что вернули мужика без памяти, так еще и онанистом сделали. Кому теперь такое чудо нужно? Как будто посмеялись. Лучше бы они его в таком виде вообще не возвращали. Ничего не помнящий рукоблуд!

– Понимаешь, я не знаю, как мне дальше жить. Мать Никитку пока к себе забрала. Представь, каково ребенку, если он видит родного отца, тянется к нему, а тот от него шарахается. Я не возражала.

– Вот это ты правильно сделала. Твоего Андрея не то что сыну, его даже посторонним людям показывать нельзя. Закрыть его надо в комнате вместе с журналами – и никакого общения с внешним миром.

Мы вышли из ресторана, я зябко повела плечами и сказала:

– Если бы ты только знала, как я домой не хочу. Не желаю эту инопланетянскую рожу видеть.

– А поехали на смотровую площадку? – предложила Влада. – Я люблю бывать на Воробьевых горах, дышу речным воздухом, любуюсь ночной Москвой. Вот так постоишь, помолчишь, и все беды отойдут на второй план.

– Конечно, я сомневаюсь, что все беды отойдут на второй план, но на Воробьевы я бы с тобой прогулялась.

Не прошло и часа, как мы уже стояли у каменного парапета и любовались божественной панорамой древней столицы.

– Красиво, – восторженно вздохнула Влада и вновь заговорила на больную для меня тему: – Послушай, Юлька, никогда бы не поверила, что с тобой может произойти подобное. Вы с Андрюхой вроде неплохо жили. Можно даже сказать, что вы и не ругались. Помнишь, пару лет назад мы с тобой тут же гуляли? Я тебя еще тогда спросила, за что ты своего Андрюху ценишь, и ты ответила, что любишь его за стабильность и надежность. Объяснила, что счастлива в браке.

– Тогда я действительно была счастлива. Ты мне не верила.

– Ну, не совсем так. Я просто вообще не верила, что можно быть счастливой в браке. Мне казалось, что в супружестве больше минусов, чем плюсов. Счастливых семей не бывает. Ради мужчины нужно вечно чем-то жертвовать. Уж если и приходится это делать, то хотя бы для богатого мужика. Он деньгами отблагодарит. А нищий чем? Любовью? Глядя на вас с Андрюшкой, я всегда поражалась, как же у вас все так хорошо получается? Живете тихо-мирно, звезд с неба не хватаете. Родители в складчину купили вам отдельную квартиру, оформили ее на вас в равных долях. Андрей всегда старался заработать. В принципе, тебе хватало. Ты сначала с ребенком сидела, а потом, когда Никитка окреп, вернулась в свой детский сад, в котором работала музыкальным руководителем. Дома сидеть ты не хотела, да и Никитка под присмотром. Если честно, я по-доброму всегда завидовала твоему тихому семейному счастью. Я всю жизнь ищу богатого, именно поэтому я и одна. А вы с Андрюхой сошлись по любви и просто светились от счастья. А я вечно недовольная, раздраженная, одинокая, а иногда даже и несчастная. И вдруг – как гром среди ясного неба. Раз – и Андрюха пропал. Полгода тишины, поисков и твоих слез. Вот он появился, а радости что-то нет. Он целыми днями дома сидит, постоянно о чем-то думает. До сих пор забыть не могу, как я к вам в гости зашла. Он на меня так посмотрел, что мне реально страшно стало. Как на врага народа, честное слово. Словно я ему что-то плохое сделала. Такой безумный взгляд исподлобья. Ужас! Ни здрасьте, ни до свидания. Мне так тебя жалко тогда стало. Думаю: как ты общаешься с этим чудовищем? Ведь от того Андрюхи, которого я знала раньше, ничего не осталось. – Влада как-то задумчиво посмотрела вдаль и добавила: – Знаешь, если не хочется отдавать мужчине тепло своей души, то лучше его оставить.

– Ты о чем?

– О том, что на черта он тебе нужен такой, больной на голову?

– Ты же сейчас сама сказала, что он больной. Получается, что нам наши мужики нужны только здоровыми, а больные нас не интересуют?

– Ну а как с ним дальше жить, если инопланетяне ему всю память стерли? Он же все равно тебя никогда не вспомнит.

– А вдруг вспомнит? Я его уговорю еще раз специалистам показаться.

– Специалисты бешеных денег стоят. Ты и так уже всем чем можно пожертвовала. Ради него даже из своего любимого детского сада ушла. Ведь он сейчас не работает, а ты на свою зарплату его по платным врачам не наводишься. Где ты сейчас работаешь?

– В клубе трансвеститов.

– Официанткой, если я не ошибаюсь.

– Ты действительно не ошибаешься. Я бегаю с подносом.

– Ты считаешь, что это нормально?

– Ты о чем?

– Музыкальный руководитель детского сада устроилась на работу в клуб трансвеститов. Ты же прекрасно знаешь, что этот клуб имеет сомнительную репутацию.

– А при чем тут репутация? Мне же семью кормить надо. Разве я на свою зарплату в садике могла ребенка прокормить? Муж не работает. Его по больницам возить нужно. Это очень дорогое удовольствие. Ребенок… Мне еще никогда не были нужны деньги так, как сейчас.

– Как тебе в этом клубе?

– Нормально, – пожала я плечами. – Завтра иду на работу.

Конечно, в детском саду я чувствовала себя более комфортно, но жизнь не предоставила мне права выбора. Мне деньги нужны. Официанткой в клубе работать – не на панели стоять.

– Но почему ты выбрала именно такое заведение?

– Потому что там лучше всего платят, – не раздумывая, ответила я.

– Я тебе не говорила, что с одним мужчиной познакомилась? По-моему, у нас все очень серьезно, – перевела разговор на себя Влада.

– Хороший мужчина-то?

– Да кто их разберет, этих мужиков, но, по-моему, ничего.

– Богатый? Бедные же тебя не интересуют.

– Нищеброды точно не интересуют, – согласилась подруга. – С ними слишком безрадостно жить. Не успеешь оглянуться – уже старуха.

– Значит, он богат?

– Перспективен, скажем так. Я с ним в ночном клубе познакомилась. Внешне ничего так себе, обеспеченный. Тоже в какой-то компании работает. Встречаемся уже две недели.

– И где он сейчас?

– Улетел в командировку. Через три дня вернется. Представляешь, он даже помог мне машину отогнать в сервис и весь ремонт сам оплатил. А ремонт, между прочим, дорогостоящий. Завтра свое авто из сервиса заберу.

Машина досталась моей подруге от ее бывшего женатого любовника, который влюбился во Владу с первого взгляда, свозил в Испанию, подарил автомобиль, затем как-то резко остыл и завел себе более «свеженькую», по Владкиному выражению, любовницу. Влада пыталась ему звонить, но он сменил номер мобильного. Все ее попытки вернуть щедрого и богатого любовника так и не увенчались успехом. Прекратив лить слезы, она смогла успокоиться, стала кататься на подаренном автомобиле и искать себе нового, более стабильного спонсора. Владка интересная и сексапильная баба. Есть такие женщины, которые завораживают. Влада принадлежит к их числу. Есть красота от бога, а есть та, которую женщина создает сама. Так вот, Владка никогда не была красавицей, но умела преподнести себя так, что у окружающих не оставалось сомнения в ее неотразимости. Охота на крутых мужиков стала для Влады не только хобби, но и наполнила смыслом ее насыщенную жизнь. Она умела посещать нужные места и всегда говорила мне, что если когда-нибудь забеременеет, то только от нужного мужчины. Она хищница и в идеале мечтает выйти замуж за старого вдовца-миллионера, который бы оставил ей неплохое наследство. Но богатые вдовцы не маячили на горизонте, и мне кажется, что в глубине души Владка все же мечтала встретить любовь, только ей очень сильно хотелось, чтобы ее возлюбленный был как можно более обеспеченным.

Владка думала о чем-то своем и молча любовалась ночной рекой, я же молча поражалась ее умению переживать расставание с мужчиной, ведь, в отличие от меня, она постоянно с кем-то рвала отношения. Конечно, после каждого разрыва Владка сильно нервничала, но затем брала себя в руки и твердила, что расставание – это всегда передышка перед очередным марафоном. Она старалась максимально защитить душу от боли и в каждом расставании находила стимул для нового знакомства.

– Владка, у тебя постоянно обломы с мужиками. Это же так больно. Где ты черпаешь силы? – нарушила я молчание.

– Я просто отношусь к этому наплевательски. Так проще жить, – совершенно спокойно ответила она.

– А это как?

– Я не врастаю в мужика плотью и кровью, как это делают другие женщины. Когда я понимаю, что отношения близятся к финалу, я стараюсь прийти к финишу первой, заранее настраивая себя на то, что это не герой моего романа.

– А ты что, не боишься одиночества?

– Ты имеешь в виду – не боюсь ли я свободы? – поправила меня Владка и тут же ответила: – Моя свобода мне очень нравится. К счастью, я не знаю, что такое одиночество, но я очень хорошо понимаю, что такое свобода. Нужно уметь расставаться красиво. Знакомый священник говорил, что если любви совсем не осталось, надо уйти.

– Красиво сказал священник, только вот как это сделать? Я как подумаю, что мне домой нужно возвращаться, так у меня настроение ниже плинтуса падает. Мне у тебя есть чему поучиться. Ты с легкостью строишь отношения с мужчинами и с легкостью с ними расстаешься. Подписываюсь под твоими словами: мужчина – это ветер, а удержать ветер очень трудно.

– Это со стороны кажется, что я живу с легкостью, но на самом деле это не так, – махнула рукой подруга. – Все эти годы ищу принца, а знакомлюсь с пажами. Хочется сразу – раз, и в дамки. Нет у меня особого желания размениваться на заурядные личности, которые предлагают рай в шалаше и предъявляют слишком много претензий.

– Ты думаешь, с богатым мужиком легко жить? Да есть среди них такие, которые от своих жен отчет за каждую потраченную копейку требуют, и те к финансам доступа не имеют. Брак с миллионером – это товарно-денежные отношения, где ты – товар, а мужик – купец. Это же ведь еще мужику нужно уметь во всем соответствовать, потому что он хочет приобрести качественный товар. Ты же деятельный и инициативный человек, разве ты сможешь жить за семью заборами во имя мужа и для мужа?

– За деньги – смогу, – уверенно сказала Влада. – Ты не думай, что я надела розовые очки и витаю в облаках. Я отдаю себе отчет, как непросто жить с богатым, и общалась с женами новых русских. Так вот, я хорошо осведомлена – миллионер не прочь иногда напомнить своей женушке, что благодаря ему она попала из грязи в князи и что без него она ноль без палочки. Даже в самой большой бочке меда есть своя ложка дегтя, и не одна.

– И все же с простым мужиком надежнее, – вздохнула я. – Ни круглосуточной охраны в виде бравых автоматчиков, ни разборок, ни киллеров.

– Вот твой простой и надежный память потерял, и что толку? Ты крутишься как белка в колесе, добывая деньги на пропитание и лечение мужа. А вот если бы миллионер память потерял, тебе бы не пришлось так вкалывать. Нет, Юлька, я свое богатое счастье все равно найду. И пусть в моем возрасте многие уже успели замуж выскочить, родить, а некоторые – даже по несколько ходок сделать, я не тороплюсь. Мне простой смертный не нужен. В природе нет мужика, который бы женщине нервы не мотал. Когда их богатый мужик мотает – это тяжело, а когда нищий – так это тяжело вдвойне.

– Жизнь с любым мужчиной похожа на полосу препятствий. Конечно, в моей жизни с Андреем всякое было, но наши ссоры всегда заканчивались на пороге спальни. Были у нас и скандалы, и ругань, где-то я уступала, потому что понимала, что мужское сердце не такое чуткое, как женское. А где-то уступал Андрей. Андрей не лентяй, зарабатывал столько, сколько мог, да и я никогда не пыталась переложить на его плечи всю ответственность за семью и решение всех проблем, – пыталась я убедить подругу. – Мы нашли золотую середину, и перетягивание каната, которое происходило на первом году жизни, закончилось само по себе. Так что до этого нелепого случая, когда Андрей пропал, мы, можно сказать, жили тихо и мирно. Андрей всегда интересовался как моей жизнью, так и настроением. Мы могли высказывать недовольство по какому-либо поводу, но никогда ни к чему друг друга не принуждали. Да и на повышенных тонах редко-то разговаривали. Засыпали счастливые, строили планы на следующий день. Знаешь, для меня важно встретить не просто богача, а мужчину, разделяющего мои взгляды. Я же никогда не ждала, что кто-то преподнесет мне хорошую жизнь прямо на блюдечке с золотой каемочкой, да и Андрей такой же. Важно, чтобы близкие люди были настроены на одну волну. Понимаешь, нужно уметь не только друг друга слушать, но и услышать то, что один человек хочет донести до другого. А что мне делать теперь? – Я беспомощно посмотрела на Владу, но та моментально отвела глаза в сторону.

– Семейная лодка села на мель. Я не могу спасти наши отношения одна, – вновь продолжила я. – Да у меня просто сил не хватит. Я уже устала и больше не могу. Андрей должен мне помочь, но ведь он даже меня не узнает. Я чувствую, что у меня начинается депрессия.


Глава 4

Неподалеку остановился темный джип, и из него вышел высокий мужчина. Он направился прямиком к нам. Мы с Владой, как по команде, переглянулись и стали гадать, что бы это значило.

– Девушки, извините, а вашим мамам, случайно, зятья не нужны? – рассмеялся незнакомец и одарил нас белозубой улыбкой.

– Случайно – нет, – настороженно ответила я. – У моей мамы зять есть.

– А у моей – нет, – напомнила о себе Влада. – И если честно, то моей маме зять бы совсем не помешал. Только абы какой нам не нужен. Требуется только достойный.

– В таком случае, я могу предложить вам свою кандидатуру, – усмехнулся мужчина и тут же добавил: – Я сильный, интересный, умный и обеспеченный. Всё вместе в одном флаконе.

– Да что вы говорите? Неужели? Обычно всегда чего-то не хватает.

– Во мне сосредоточено всё самое лучшее и самое что ни на есть привлекательное, – вновь усмехнулся мужчина. – Вы такого искали?

– Вы что, делаете мне предложение? – ничего не понимающая Влада вылупила на наглеца глаза.

– Выходите за меня замуж, – всё так же невозмутимо ответил мужчина.

– И когда свадьба?

– Да хоть завтра!

– Влада, да он, по-моему, сумасшедший. Ты где-нибудь видела, чтобы мужики с ходу такие вещи предлагали?! Их на аркане в загс черта с два затащишь. Сопротивляются, гады упертые, уговаривают тебя на гражданский брак согласиться.

Влада окинула взглядом дорогой джип, затем посмотрела на мужчину:

– Скажите, уважаемый, вы давно у врача были?

– Недавно.

– И каков диагноз?

– Здоров.

– И голову проверяли?

– Ее – в первую очередь.

– И часто вы так девушкам на улице предложение делаете?

– Первый раз.

– Да неужели в первый раз?

– Если вы выйдете за меня замуж, то этот раз будет последним…

– Но я даже не знаю, как вас зовут!

– Степан.

– Красивое имя. Чисто русское.

– Да и сам я ничего. Так что смело берите меня в мужья, не прогадаете.

– Меня зовут Влада.

– Можно сказать, что мы уже познакомились. Выходите за меня, Влада, и даже не думайте. Это судьба, а ей, как известно, лучше не противиться.

Мы с Владой вновь переглянулись и рассмеялись.

– Юлька, скажи, так бывает?

– Так не бывает, – настороженно ответила я.

– И я про то же. Кому расскажешь – не поверят.

Наш новый знакомый на свой страх и риск обнял Владку и, увидев, что она совсем не против подобной вольности, спросил:

– Девчонки, а я смотрю, вы уже под парами. Выпили, да? Если не секрет, что праздновали?

– У Юльки мужа инопланетяне похитили, а затем вернули. Так что мы по этому поводу собрались.

– Инопланетяне? – Степан от души рассмеялся. – А вы, я смотрю, веселые девчонки. С вами, наверное, не соскучишься. Слушайте, а как вы смотрите на то, если я, как инопланетянин, сам вас похищу? Да я ненадолго, только на сегодняшнюю ночь. А затем, как и полагается, верну.

Я промолчала, а Владка захихикала.

– Степан, так вы нас на ночь снимаете? – разочарованно протянула она.

– Я ищу жену, – не моргнув глазом ответил мужчина. – Я бы прямо сейчас с вами в загс пошел, но боюсь, что загсы уже не работают. Если я не ошибаюсь, то они в десять открываются. Вот к десяти и пойдем. А сейчас я приглашаю вас в один уютный бар, где мы уже несколько часов сидим с моим другом в гордом одиночестве, а ведь у него сегодня день рождения. Девчонки, вы только не подумайте ничего плохого. Мы совершенно нормальные ребята, спортсмены, почти не пьем. Занимаемся бизнесом и спортом. Мой друг целый бар снял. Меня ждет. Так хочется ему приятное сделать и с двумя красивыми девчонками приехать. Попоем караоке, музыку послушаем, потанцуем. – Степан перевел взгляд на Владу и тут же добавил: – А прямо с утра – в загс. Я мужчина серьезный и не привык свои слова на ветер бросать. Лапоньки, поехали, не пожалеете.

– Я даже не знаю, – для видимости засомневалась Влада. – А вдруг вы какие-нибудь маньяки, убийцы или бандиты?!

– Девчонки, да вы что? – Мужчина улыбнулся, блеснули белоснежные зубы. – Да разве я похож на серийного убийцу? Да я же вам еще раз повторю: мы нормальные, отличные ребята. Просто слишком много работаем и совершенно нет времени, чтобы познакомиться с хорошими девушками. Если и выпадает свободная минутка, то мы сразу мчимся в тренажерный зал, хочется подкачаться и привести себя в порядок. Девчонки, если вы думаете, что нам секс нужен, то глубоко ошибаетесь. Если бы нам только это было надо, то позвонили бы в службу досуга, благо их сейчас миллион, и заказали бы симпатичных девчонок, которые бы с огромным удовольствием за обговоренную плату выполнили все, что нужно. Вы думаете, мы не можем себе это позволить? Да мы подобных девиц можем заказать сотню, а то и больше. Сейчас с этим проблем никаких, а у нас нет проблем с деньгами. Для нас это не проблема. Просто хочется встретить день рождения с симпатичными порядочными девчонками. Поговорить за жизнь, попеть караоке и просто приятно провести время.

– Логично, – махнула головой Владка и посмотрела на меня.

– Вот и я про то же. Ну так что, договорились?

– А почему бы и нет? – согласилась Влада. – Юлька, ты же сама только что говорила, что не хочешь домой. Мы не знали, чем дальше заняться, и тут, словно по взмаху волшебной палочки, появился красивый и благородный принц.

– Но ведь мы его совсем не знаем, – сказала я как можно тише своей подруге.

– Да нормальный мужик, сразу видно.

– Первое впечатление всегда обманчивое.

– Юлька, волков бояться – в лес не ходить.

Несмотря на последнее замечание подруги, я сказала:

– Приношу простить, но меня дома муж ждет.

– Вот как? – поинтересовался мужчина.

– Да. Вот так! – не моргнув глазом, ответила я.

– Вы же сказали, что его инопланетяне похитили, – улыбнулся Степан.

– Они вернули его. Он, наверное, с ума сходит, что я задерживаюсь.

– Ну хоть на пару часов, – не сдавался погрустневший Степан.

– Увы, но я вам даже час уделить не могу.

– Да никто ее дома не ждет. – Владка настолько была под впечатлением от нового знакомства, что принялась уговаривать меня. – Юлька, что ты тут придумываешь? Никитка у бабушки уже давным-давно спит, а твоему Андрюхе без разницы, есть ты дома или нет. Он уже зашел на какой-нибудь порносайт, обложился эротическими журналами и забыл о твоем существовании.

Мне стало крайне неловко, что Влада вываливает такое совершенно незнакомому человеку. Я разозлилась:

– Влада, ты что несешь?!

– Я говорю как есть. Пошли, еще немного потусим.

– Сама туси. Я уже свое оттусила.

– Я понимаю, если бы тебя тот Андрюха ждал, который за картошкой в тот злосчастный день пошел. Но ведь у тебя дома сидит человек, лишенный разума инопланетянами, у которого ты, кроме раздражения и ненависти, больше ничего не вызываешь.

В этот момент я сдалась. Владка говорила горькую, болезненную правду, которая колола мое сердце сотней острых иголок. Я уже и сама не понимала, на кого больше злюсь: то ли на Владу, которая рассказывает направо и налево о моей семейной жизни, то ли на Андрюху, который ведет себя именно так, как описывает подруга. Одним словом, мы сели на заднее сиденье роскошного джипа. Степан врубил музыку.

– Степан, и откуда ты взялся на нашу голову – такой крутой и деловой?! – попыталась перекричать радио Влада.

– Из сказки, – весело ответил тот и сделал музыку потише.

– Из сказки про королевича?

– Угу. Только это не сказка, а реальность. Собрался к другу на день рождения, смотрю, стоят две такие пьяненькие красоточки. Думаю, сделаю сюрприз другу и немного повеселю грустных девчонок.

– Значит, ты благородный рыцарь? Ничего страшного, что я перешла на «ты»?

– Да я уже сам хотел предложить перейти на «ты», а то мы как-то уж совсем официально, ведь как-никак – завтра в загс идем. Так что я и есть твой суженый, о котором ты так долго мечтала.

– Никогда не думала, что так может быть.

– Девчонки, вы что, и вправду разуверились, что есть приличные мужчины?

– Разуверились, – хором ответили мы.

– Бедняжки! Это дело надо исправить!

– Мельчает нынче мужик, ой как мельчает. Сразу не поймешь, что за чудо к тебе в руки приплыло, – заметно оживилась Влада. – Вот у меня есть знакомый бобыль, так ему вообще трудно общаться с женщинами. Он даже беседу поддержать не умеет. Мало того, что отшельник, так он еще и злится по любому поводу. В его проблемах виновны все, кроме него самого. Женщина для него – это жилетка для слез и не более. Так вот, если он и начинает изливать душу женщине, то одновременно пытается нагрузить ее своими проблемами. Ему просто не терпится видеть рядом с собой образец идеальной женщины. Самый настоящий зануда, который просто мечтает переделать не только твой внешний вид, но и твой характер. Это жутко тяжело – постоянно выслушивать бесконечные жалобы о его неудачах и навалившихся проблемах. В общем, это чудо гороховое – холостяк, но я даже не сомневаюсь, что он будет по жизни одиноким, потому что даже самая истосковавшаяся по мужчине женщина устанет слушать ежедневное нытье. Есть еще приятель-бизнесмен. Жадный – до чертиков! Мало того, что при всех своих доходах он ни в какую не хочет тратиться на женщину, так еще мечтает иметь над ней безграничную власть и подчинить ее своей воле. В ресторане всегда заказывает самые дешевые блюда, а когда официант дает тебе в руки меню, то смотрит на тебя таким укоризненным взглядом, что хочется заказать себе стакан воды и капустные листья. Покупая мороженое, он вечно спрашивает, есть ли у тебя мелочь, потому что у него, видите ли, остались только крупные купюры.

– Он что, на мороженом хочет сэкономить? – искренне удивился Степан.

– Хочет, – с грустью призналась Влада. – Вот такие нынче мужики пошли. Они за сердце хватаются, видя, как сначала ты рассматриваешь и меряешь в магазине вещь, а уж потом смотришь на цену. А самая неприятная картинка – это когда на рынке он торгуется так долго и так громко, что все бабки хихикать начинают.

– Мой Андрюха тоже раньше так делал, – заметила я. – Я имею в виду, когда нормальный был. Торговался на рынке до посинения. Я ничего в этом ужасного не вижу. Он экономил семейные деньги, мы же не миллионеры.

– А я говорю тебе про холостяков, – тут же объяснила мне Влада. – Я, конечно, понимаю, что нужно выбирать тех мужиков, которые не по рынкам за продуктами ходят, а по супермаркетам, но в жизни бывают самые различные обстоятельства, поэтому никто ни от чего не застрахован. Я вот, между прочим, недавно одному знакомому помогала дубленку на Тверской в одном магазинчике выбрать. Так он эту дубленку надел и давай с продавщицей торговаться! Я от стыда просто не знала куда деваться. Девушка-продавец сама глаза округлила, тактично ему так объясняет, что это не рынок, а сама меня взглядом так и сверлит, думая, где же я такого фрукта нашла? Я объясняю ему, что здесь цены фиксированные, но он ногами топает и просит уступить хоть сто долларов. Я тогда такого позора не выдержала и вышла из магазина. Так этот жмот еще имел наглость мне позвонить и выговор сделать. Мол, он надеялся, что я разделяю его взгляды, что деньги нужно экономить, но я повела себя не самым лучшим образом и очень сильно ухудшила его мнение обо мне. – Влада помолчала и тут же добавила: – Мужские пороки такие отвратительные! Знакомишься вроде с приятным парнем, а он окажется либо мамочкин сынок, либо конченый жмот. Мне эти мамочкины сынки ой как часто встречались! Это, конечно, хорошо, когда сын душевно привязан к матери, но когда он любит ее до посинения и его основной целью является только пожизненное спасение матери от одиночества, это вообще ни в какие ворота не лезет. А что касается жмотов, то о них и говорить не хочется. Сидишь в ресторане, как на каторге, а твой конвоир только и смотрит, все ли съедено в твоей тарелке, не осталось ли чего, ведь за это уже заплачено. А эти покорители женских сердец… У этих за плечами сотни побед на любовном фронте и ни одного брака. Зачем? В браке они не видят ни малейшей необходимости, ведь женитьба лишает их самого ценного – разнообразия. С таким приходится постоянно держать линию обороны, а ведь от этого так устаешь. А эта фраза: «Я тебе на днях позвоню»? Ничего, кроме разочарования, она у женщины не вызывает. Хочется спросить, когда и в котором часу, но он не ответит на этот вопрос. Я никогда не понимала, зачем парнишка с такой нескрываемой радостью берет номер телефона, если все равно никогда не позвонит? Создается впечатление, что парень просто коллекционирует номера телефонов симпатичных девушек.

– Слушай, да ты мне тут какие-то кошмары рассказываешь, – рассмеялся Степан. – Такого в природе не бывает.

– Бывает, – возразила ему Влада.

– И где вы только таких идиотов находите?

– А их искать не нужно. Их на улице полным-полно.

– Ну вы юмористки! То вам какие-то дегенераты попадаются, то у вас кого-то инопланетяне похищают. Одним словом, с вами не соскучишься.

– Долго ехать еще? – Я совсем не разделяла веселое настроение Влады и Степана.

– Уже приехали.

Машина остановилась у темного здания. Мы с Владкой посмотрели на одинокий тусклый фонарь и в один голос спросили:

– А где бар?

– Здесь, – Степан указал на обшарпанную дверь.

– А что, здесь даже вывески нет? – напряглась я.

– Это закрытый бар, только для своих. Чужих сюда не пустят. А вывески сейчас не везде вешают. Зачем налоговой или МВД знать, где находятся частные заведения? Так что пойдемте, девчонки, виновник торжества нас уже ждет.

– Так, может, нужно было хоть подарок купить? Подарок-то есть? – поинтересовалась Влада.

– Девчонки, да о чем вы говорите! Вы для нас и есть самый лучший подарок.


Глава 5

Нам открыл дверь молодой человек, по всей вероятности – охранник, и пропустил нас в помещение.

– Девчонки, проходите, чувствуйте себя как дома, – дружелюбно сказал Степан. – Бар находится в подвале, поэтому здесь немного душновато.

Я взяла Владку за руку и крепко сжала ее ладонь.

– Все будет нормально, – успокоила меня Влада и, пока мы спускались по лестнице, спросила у идущего впереди Степана:

– А именинник симпатичный?

– Именинник еще лучше, чем я, – усмехнулся Степан.

– А разве бывают лучше? – все так же кокетливо хихикнула Влада, за что получила от меня удар локтем в бок, потому что с тех пор, как мы сели в чужую машину, я ужасно нервничала, уже сотню раз пожалев, что поехала «туда – не знаю куда, за тем – не знаю за чем».

– Ты что локтями пихаешься? – обиженно спросила подруга.

– Потому что ты несешь всякую чепуху.

Не успела Владка мне хоть что-нибудь возразить, как Степан остановился, достал мобильный телефон и радостно произнес:

– Сейчас я только Стаса предупрежу, что для него есть сюрприз. Пусть нас встречает.

Мужчина пробежался по кнопкам на телефоне и, немного поворчав по поводу того, что телефон плохо берет, все же дозвонился до своего друга.

– Стас, встречай дорогих гостей, – торжественно произнес он. – Я не один, а с очень даже симпатичным сюрпризом. Так что открывай двери своего гостеприимного дома и встречай нас при полном параде.

– Я что-то не пойму, куда мы приехали, – вновь толкнула я в бок Владку.

– Послушай, хватит меня толкать! – возмутилась она. – Что ты впадаешь в истерику по поводу и без повода? Пожила с инопланетянином и сама такая же стала. Ты же хотела забыться, отдохнуть от забот и хлопот. Поэтому расслабься и не порти настроение другим.

– Девчонки, что вы ссоритесь? – оглянулся на нас Степан. – Сейчас Стас дверь откроет.

– А что, без предварительного звонка он ее открыть не мог? – нервно поинтересовалась я.

– Мог, только он же не знает, что к нему на день рождения пожаловали такие красавицы. Пусть встретит вас, как настоящий джентльмен.

– Что-то не нравится мне все это, – пробурчала я и спросила у Степана: – Почему здесь так душно?

– Потому что подвал.

К моему удивлению, нас никто не встречал. Степан выждал пару-тройку минут и сам распахнул дверь, ведущую в так называемый бар. Мы тут же спустились следом и попали в какое-то душное, но большое помещение, в котором находились бильярд, барная стойка, плазменный телевизор с караоке и дубовые лавки и столы в деревенском стиле. За одним столом сидел распаренный раскрасневшийся мужчина, закутанный в простыню, и пьяно смотрел на нас.

– Заходите, гости дорогие. Мы уже вас заждались, – словно мартовский кот протянул мужчина и кончиком простыни вытер выступивший на груди пот.

Я сразу обратила внимание, что на столе стояло слишком много тарелок с едой, бокалов и рюмок.

– С днем рождения, – улыбнулась Влада мужчине и огляделась: – Так это сауна, что ли?

– Это и бар, и сауна. Как вам больше нравится, девчонки, – откликнулся Степан и закрыл дверь.

– Степа, ты чё так долго? – спросил именинник, не переставая при этом сверлить нас с Владкой настойчивым взглядом. – Тебя только за смертью посылать. Шалав полная Москва, а ты как уехал, так и с концами. Я же тебе велел хватать первых попавшихся шлюх и возвращаться.

– Да ты только посмотри, каких я тебе красавиц привез. Такие лапочки стоили того, чтобы потратить на их поиски драгоценное время. Зачем нам шлюхи? Я нам нормальных баб приволок. Еще скажи, что у тебя при их виде слюни не потекли?

При этом Степан, как ни в чем не бывало, снимал с себя пиджак, галстук, рубашку и аккуратно вешал все на пустую вешалку. Поняв, в чем, собственно, дело, я посмотрела на растерянную Владу и беспомощно произнесла:

– Влада, нас в баню привезли…

– Я вижу, – ледяным тоном ответила Влада и точно так же, как и я, остановила свой взгляд на столе, заставленном едой и выпивкой. – Здесь компания, что ли, гуляла?

– Девчонки, да ребята уже все разъехались. Кто куда. Мы здесь со Стасом вдвоем остались. Да что вы от страха трясетесь? Никто вам ничего плохого не сделает. Посидим, поговорим за жизнь, попаримся хорошенько. Вы нам спинку потрете, а мы – вам. Веничком друг друга постучим.

Степан бесцеремонно снял трусы и закутался в простыню. Как только он открыл дверь раздевалки, чтобы отнести туда одежду, мы с Владой сразу обратили внимание, что там полным-полно мужской одежды, и, не сговариваясь, одновременно бросились к двери. Но дергать за ручку и толкать дверь было бесполезно. Она была заперта.

Мужчины расхохотались.

– А знаешь, как я этих шалав подцепил? – спросил Степан так называемого именинника. – Я спросил, нужен ли их мамам зять? Эй, девчонки, да успокойтесь! Раздевайтесь, никто вас убивать не собирается. Что вы смотрите на нас так, как будто мы вас сейчас съедим? Давайте вам по стопке налью. Что вы пьете? Что покрепче или, может, шампанское?

В этот момент дверь, ведущая в бассейн, открылась, и в комнату с диким свистом и возбужденными криками влетели человек десять здоровенных, изрядно пьяных мужчин. Некоторые были замотаны в полотенца, а другие ворвались голышом, тряся мужскими причиндалами и сверкая голыми задницами. Увидев такое количество жаждущих секса пьяных мужиков, я чуть не потеряла сознание, а Владка судорожно заколотила по запертой двери.

– Немедленно выпустите нас отсюда! Выпустите!

– Эй, хватит орать! Все равно никто не придет и не поможет!

Прижавшись к стене, я посмотрела на бледную как смерть Владку и обреченно произнесла:

– По-моему, мы влипли…

– По-моему, тоже, – глухо ответила она. – Ребята, вы нас, наверное, не за тех приняли. Если вы думаете, что мы девушки легкого поведения, то глубоко ошибаетесь.

– А какого вы поведения? Тяжелого?! – заржал один из мужиков и обратился к Степану, наливающему себе рюмку водки: – Степа, ты так долго отсутствовал! Мы решили, что ты обратно уже не вернешься.

– Ты думаешь, так просто за несколько минут баб зацепить?

– А что сложного-то?

– Пойди, попробуй. Если каких-нибудь дорожных дешевок – то без проблем. А более приличных баб еще уговорить нужно уметь.

– Стас нам велел в бассейне спрятаться. Ждали, ждали, когда можно будет выйти, чтобы телок сразу не распугать, а тут всего две телочки. Что, побольше нельзя было прихватить?

– Если я не ошибаюсь, то не все трахаться хотели. Кто-то говорил, что бабами сыт по горло, что хочет просто попариться, выпить да домой отвалить. Мне кажется, это был ты. Сам говорил, что на тебе вечно презики рвутся и ты уже лечиться устал.

– Что-то мне трахаться особенно не хотелось, пока я этих козочек не увидел. Сам ведь знаешь – аппетит приходит во время еды. Не думал я, что они у тебя такие красотки.

– Ладно, братаны, не переживайте. Всем хватит. Хоть по разу, да каждый пропустит. Просто девчонки еще немного скромничают. Им выпить для согрева нужно. Кисоньки, садитесь за стол, а то мы вас сейчас сами посадим.

Последние слова подействовали на нас с Владкой, словно хорошая отрезвляющая пощечина. Не сговариваясь, мы плюхнулись за стол и застыли, как мертвые. С каждой минутой нам становилось все страшнее и страшнее.

– Ребята, отпустите нас, пожалуйста. – Губы у Владки дрожали. – Мы же не проститутки.

– И в чем проблема? – поинтересовался один из похотливых самцов.

– Позвоните в фирму досуга. Сейчас с этим просто. Вы что, сэкономить решили?

– А мы на отдыхе не экономим, – сказал Стас. – Если сделаете, как положено, и все останутся довольны, то мы еще вам хорошенько заплатим.

– А нам платить не нужно, потому что мы подобными вещами не занимаемся, – вставила я свои пять копеек.

– Если не хотите подзаработать, то давайте по любви. Проблем нет.

Он протянул нам по бокалу шампанского. Первым желанием было отпихнуть волосатую руку и плюнуть в хамскую морду, но я взяла бокал.

– Ребята, да столько девушек с удовольствием проведут вечер в вашей компании, – с плохо скрываемой дрожью в голосе попыталась поддержать меня Владка. – Ведь сейчас все газеты пестрят объявлениями о фирмах досуга. Позвоните, и явится толпа красивых, длинноногих и грудастых девушек, которые с удовольствием проведут с вами время и доставят массу ожидаемых удовольствий.

– Никто сюда не приедет, – с вызовом ответил тот, кого еще совсем недавно представили именинником.

– Почему?

– По кочану! Потому что фирмы досуга внесли нас в черный список. Мы может заказать девушек куда угодно, но только не по этому адресу. На адрес этой бани ни одна фирма своих девок не отправит. А брать девок с трассы не хочется.

– А почему вы занесены в черный список?

– Потому что как-то по пьяни мы пару заказанных девчонок немного порвали.

– Как это – порвали? – спросили мы в один голос.

– Силы не рассчитали. Да еще дури обкурились. Короче, одна из них нам что-то не то сказала, и пришлось ее так воспитать, что она чудом цела осталась. Убежала вся в ожогах и шрамах. Дело было в этой бане. А между фирмами есть негласное соглашение. Если какой-то клиент проститутку обидел, то его адрес заносят в черный список. Так что нам теперь баб доставляют куда хочешь, но только не по этому адресу. Как только мы этот адрес называем, так на том конце провода трубку вешают без объяснений, и понимай это как хочешь. А с трассы брать баб особого желания нет. Может, кого-то и привлекают придорожные шалавы, но лично меня нет.

– Стас, хорош девок пугать, а то их сейчас точно инфаркт хватит, – Степан одарил Владку жарким взглядом и выпил очередную рюмку водки. – Ну что ты трясешься, как ненормальная? Я же обещал на тебе жениться, а перед замужеством нужно тебя попробовать. Вдруг мы с тобой в постели несовместимы? Сама знаешь, что это беда. Я когда тебя увидел, то сразу понял, что ты именно мой размерчик. Если ты мне с братанами понравишься, считай, что прошла тест на половую совместимость, и прямо завтра я на тебе женюсь.

Мужики заржали и затопали ногами.

– Эй, сучки, кончай задницы просиживать! Давайте раздевайтесь!

Кто-то из этих жутких типов включил громкую музыку, а один вытолкнул меня на середину.

– Раздевайся, детка, а то я сейчас с тебя белье вместе со скальпом сниму.

– Что вы делаете? Что вы себе позволяете? Да как вы смеете?!

Я рванулась к двери, но подоспевший верзила подставил мне ногу. Я споткнулась, упала и закричала от страха и боли.

Зареванная Владка попыталась за меня заступиться, но получила по лицу. Тогда она бросилась к Степану и встала перед ним на колени.

– Мы сделаем все, что вы хотите, только немедленно прекратите этот беспредел! – закричала она и умоляюще протянула руки к пьяному хряку.

– По-хорошему дадите? – с усмешкой спросил тот и взмахом руки попросил сделать музыку потише.

– Конечно, по-хорошему…


Глава 6

Передо мной еще ни разу в жизни не вставал вопрос, что лучше: быть изнасилованной или остаться калекой? В соседнем доме жила одна девушка, которую попытался изнасиловать ее парень. Он пришел к ней домой под предлогом, что хочет вместе с ней посмотреть новый фильм. Видимо, парень был сильно пьян и, узнав, что родители девушки уехали на дачу с ночевкой, стал приставать к ней. В тот момент, когда он совсем потерял голову и стал чересчур груб и настойчив, девушка подбежала к открытому окну и пообещала, если он не уберется, броситься вниз. Но парень под действием алкогольных паров настолько озверел, что только посмеялся над ее угрозами и, стягивая с себя штаны, ринулся вперед. Напуганная девушка прыгнула с четвертого этажа и осталась на всю жизнь калекой. Парня, конечно, судили, а вот девушка на всю жизнь прикована к инвалидной коляске. Я частенько вижу ее у подъезда, она смотрит на вечно куда-то спешащих прохожих и слушает пение птиц. Я не раз слышала от соседей фразу: «Уж лучше быть изнасилованной, чем вот так, на всю жизнь остаться калекой». За спиной девушки все шептались, что она сама, своими руками, покалечила себе жизнь, да и вообще чудом осталась жива. Я хорошо помню, как одна из соседок по нашей лестничной площадке шепталась с моей матерью, что быть изнасилованной – страшно, но быть калекой – еще страшнее.

– Говорят, она девственницей была, – говорила моя мать. – Неопытная, пугливая, вот и выбросилась из окна.

– Дура девка, – качала головой соседка. – Лучше бы стерпела, чем быть калекой. Вот и сохранила она свою девственность. Только какой ценой? Кому она теперь нужна со своей девственностью? Куда ее девать? Калекой бедняжка стала.

– А как бы она жила после этого? – заметила мать.

– Нормально бы жила. Время все лечит. Сама себя девка наказала. Парень-то из тюрьмы выйдет и женится, а вот ей так всю жизнь и жить.

Я слушала их разговор и сама не могла понять, где же правда? Получается, что у каждого она своя. И вот сейчас передо мной встал точно такой же вопрос. Что лучше: смерть или позор? О смерти мне хотелось думать меньше всего. У меня сын, родители, муж. А вот что касается позора… Многие женщины через это проходят, но все же находят в себе силы жить дальше. Да и какой это позор? Позор для тех, кто насилует, но не для тех, кого изнасиловали.

Это только в журналах для женщин пишут, что всегда можно свести к минимуму риск оказаться подвергнутой насилию. Мол, если на вас нападает насильник, то ударьте его под дых, укусите, отбейтесь, вырвитесь и попробуйте себя защитить. А если насильник не один? Если их много? Если все они пьяные, разгоряченные, сильные и шальные?! Если ты стоишь перед ними на коленях, громко рыдаешь, умоляешь, уговариваешь, просишь о милости, но никто не хочет войти в твое положение, понять, пощадить, помочь?!

– Ты зачем, дура, сюда ехала?! Ты что, не знала, что будет?! – Кто-то схватил меня за волосы и громко заржал.

– Не знала. Я честно не знала! – кричала я и билась в истерике. – Никто меня не предупреждал, что будет именно так…

– А об этом никто и не предупреждает. Сама должна соображать. Не маленькая.

– Получается, что никому верить нельзя?

– А как же тогда с мужиками знакомиться? – послышался испуганный голос Влады.

– Да заводи ты их сколько хочешь, только знай, что придет момент и ты можешь попасть. От этого никто не застрахован.

Мы с Владкой уговорили самцов налить нам шампанского и в очередной раз пообещали сделать все по-хорошему. Я жадно припала к бокалу, стараясь не смотреть на ржущих и гогочущих голых мужиков. Было ясно, что изнасилование неизбежно. А еще я вспоминала ту девушку в инвалидной коляске и думала, правильно ли она тогда распорядилась своей жизнью?

Я и подумать не могла, что чувство страха может быть таким сильным. От страха нарушается координация движений, путаются мысли, теряется контроль над собой и осознание того, что происходит. Наступает оцепенение и даже шоковое состояние. Паника парализует и лишает способности защищаться. Панический страх призывает к уходу из жизни. И все же я хорошо понимала, что гогочущие отморозки могут меня не только изнасиловать, но и зверски убить. У меня не было сомнений, что они не только вдупель пьяные, но и под наркотой тоже. На них не действуют ни слезы, ни уговоры, ни мольбы о пощаде. Это же так страшно, когда тебя берут силой! Тебе больно, ты вопишь от унижения и не можешь ничего сделать.

Я слышала, что если не избежать изнасилования, то надо просто расслабиться и получить удовольствие. Мне кажется, что такой совет мог дать только мужчина, потому что женщина вряд ли придумала бы подобное. Изнасилование – это страшная моральная травма, но все же лучше остаться живой. Тем более если есть ради чего жить…

Очутившись в небольшой комнате без окон, в которой помещалась только кровать и прикроватный столик, я с ужасом посмотрела на зашедшего вслед за мной тучного одышливого мужика и услышала адресованные ему пьяные пожелания:

– Костян, только не больше десяти минут! Тут еще желающих хоть отбавляй! Очередь не задерживай! По-быстрому сунь ей, не забывай о ближних. Если есть желание, позови кого-нибудь из ребят. Мы ее в двоечке или даже в троечке сделаем.

А затем меня схватили чужие руки и придавило чужое тело… У меня не было сил плакать. Я словно заледенела от ужаса, тело пронзила острая, раздирающая боль. Как сквозь туман слышались мужские голоса, и я понимала, что это не люди, это звери, животные…

С трудом дотянувшись до стоящей на полу полупустой пивной бутылки, я нанесла сокрушительный удар по голове пыхтевшему отморозку. Насильник вскрикнул и вцепился мне в шею мертвой хваткой. Словно обезумев, я била его бутылкой по голове до тех пор, пока он не ослабил хватку, закатил глаза и обмяк. С трудом скинув с себя этого жирного борова, я встала на четвереньки и, размазывая по щекам слезы, поползла к выходу.

– Костян, тебе помощь нужна? А то давай помогу!

Услышав пьяный рев, я, не выпуская пивную «розочку» из рук, прижалась спиной к стене и приготовилась к самому худшему.

Тут в помещение вошел второй отморозок, и моя рука даже не дрогнула в тот момент, когда я пырнула его со всей силы. Как только мужчина упал рядом со мной, я закрыла лицо ладонями, с трудом сдерживаясь, чтобы не зареветь, и прислушалась к тому, что творилось за слегка приоткрытой дверью.

Вскоре я услышала мужские вопли и выстрелы.

– Господи, да что же это такое?

Поняв, что пьяные отморозки что-то не поделили между собой и подняли пальбу, я попыталась залезть за шкаф, но щель была настолько узкой, что в нее и руку-то нельзя было просунуть. Все унижения сегодняшней ночи казались слишком ничтожными по сравнению с той стрельбой, которая доносилась из-за двери.

В этот момент дверь распахнулась и на пороге появился человек в маске, который включил свет и направил на меня автомат. Я уже практически ничего не соображала и тряслась в сильном ознобе. Я тихо сползала спиной по стене, держа окровавленную «розочку», и даже не пыталась прикрыть свою наготу. Зачем? Стоит ли что-то прятать, если я понимала – сейчас мне суждено умереть. Всё, что со мной происходило, было одним большим кошмаром…

«Неужели это конец?» – задала я себе вопрос и не могла на него ответить.

– Если ты хочешь убить этих подонков, то я их уже прикончила, – только и смогла сказать я. И на всякий случай добавила: – Вроде бы…

Но вместо ответа раздались выстрелы, которые изрешетили лежащих на полу мужчин.

– Это чтобы наверняка, – глухо ответил человек в маске и опять навел автомат на меня.

– Саня, надо уходить! Тут живых больше нет! – послышался крик. – Мы всех положили.

– Иду! – крикнул человек в маске и еще раз выпустил очередь в бездыханные тела.

– Не убивай, – только и смогла сказать я, глотая слезы. – У меня сын. Я здесь случайно. Дай мне уйти… – Я сжимала «розочку», но вот что странно: я чувствовала только острую душевную боль, но совершенно не ощущала физическую. Острый край бутылки впился мне в ладонь, и ярко-красная кровь заливала руку. Но мне не было больно. Я ничего не чувствовала. Вообще ничего, кроме одного: того, что я очень сильно хочу жить…

– Живи. Если я пожалею, что оставил тебя в живых, найду – убью.

Когда человек в маске опустил автомат и вышел, я уже почти не воспринимала, что происходит вокруг. Я смотрела на свои окровавленные руки и шептала, словно в бреду, помертвевшими губами:

– Спасибо…


Глава 7

Мне казалось, что эта картинка совсем не из моей жизни. Просто мне довелось заглянуть в чужую жизнь и увидеть ее кусочек. Господи, какая же страшная эта жизнь… Какая страшная…

А в моей жизни все совсем по-другому. Была встреча с Андреем, таким хорошим, заботливым, преданным, нежным. Перед глазами предстала картина нашего знакомства, и эта картина была написана яркими, сочными и радостными красками. При первой встрече Андрей заинтересованно и даже как-то критически меня оглядел и, подняв вверх большой палец правой руки, дал мне понять, что я классно выгляжу.

В прошлой жизни были любовь, дружба, привязанность. Мы с мужем целиком и полностью были поглощены друг другом. Всегда казалось, что еще до нашей первой встречи я видела Андрюшку во сне, и даже в том сне я решила, что соглашусь прожить с этим мужчиной всю жизнь, моя душа никогда не узнает слез и печали. Все его поступки я всегда обосновывала благородными и бескорыстными мотивами. Он был моим принцем, которого я с самого начала возвела на пьедестал и идеализировала. Наши отношения смогли поднять меня над обыденностью и сохранить самую лучшую и самую светлую часть моей души. Невероятно, но я умела даже очаровываться Андрюшкиными недостатками и полюбить его отрицательные черты. Только благодаря Андрею я смогла изменить отношение к мужчинам и линию поведения. Наверное, мы бы жили с Андрюшкой долго и счастливо, если бы не эти непредвиденные обстоятельства, разрушившие все в одночасье. Я по-прежнему надеялась спасти наш брак, но только вот как, и какой ценой…

И вот теперь я сижу рядом с бездыханными телами и еще толком не осознаю, что я осталась жива. Я понимала, что должна быстрее уносить ноги, потому что человек в маске может передумать, вернуться и все же меня убрать. Посмотрев на свои окровавленные руки, я пыталась подняться с пола, но то ли от нервного напряжения, то ли от шока ноги совершенно меня не слушались, подкашивались и подгибались. Хотелось закричать, позвать на помощь, но губы тоже не слушались. Собравшись с последними силами, я смогла встать, одеться и, придерживаясь за стену, выйти из коморки.

Я шла, словно в тумане, переступала через окровавленные трупы, всхлипывала и искала тело своей подруги. В ушах еще звенела громкая автоматная очередь и душераздирающие вопли перепуганных отморозков. Увидев, что медленно открывается дверь, ведущая в бассейн, я встала как вкопанная и закричала:

– Не убивайте! Прошу вас, не убивайте!

На пороге показались бледная, как смерть, голая Влада и перепуганный, чудом уцелевший Степан.

– Владка, живая!

Бросившись на шею к подруге, я зарыдала. Я обратила внимание, что Владка невероятно холодная, словно вылезла не из бассейна, а из ледяной проруби.

– Владка, да ты как кусок льда!

– Я в холодном бассейне под водой сидела, – дрожащим голосом проговорила она. – Этот козел меня в бассейн повел. А стрелять начали тогда, когда мы прыгнули в воду, чтобы освежиться. Услышав выстрелы, Степан нырнул и меня заставил. Я уже почти задыхалась, но он меня всё равно под водой держал. Не знаю, как не утонула.

– Я тебе, между прочим, жизнь спас, – точно таким же дрожащим голосом ответил Степан. – А за козла ответишь.

– Это ты у меня сейчас за все ответишь! – заорала я и замахнулась на трясущегося от холода мужчину.

Степан успел перехватить мою руку, отобрал разбитую бутылку, которую я прихватила с собой, и кинул ее как можно дальше.

– У тебя почему руки в крови? – спросил он. – Ты ранена?

– Ранена! – вновь прокричала я и отвесила ему капитальную пощечину. – У меня душа ранена! Ты, сволочь, остался живой, и ты за это ответишь! – Потеряв контроль над собой, я бросилась на подлеца с кулаками и криками. – Ты куда нас привез, дрянь последняя?! Ты, подонок, беспределом занимаешься и думаешь, тебе всё всегда с рук сходить будет?! Жаль, что тебя с твоими дружками рядом не положили. По тебе давно плачет братская могила!

Отпихнув меня, Степан покрутил пальцем у виска и заговорил так, что сразу стало понятно, что он находится на грани нервного срыва:

– Успокойся, дура! Сейчас не время для выяснения отношений. Ты посмотри, сколько моих ребят полегло.

– Плевала я на твоих ребят! Не ребята это, а отморозки. – Я подошла к одному мертвецу и несколько раз на него плюнула, с вызовом посмотрев на обезумевшего Степана. – Видел! Видел, как я на этих сволочей плюю!

Не говоря ни слова, Степан сжал кулаки и побежал в раздевалку. Я посмотрела на трясущуюся то ли от холода, то ли от страха Владку:

– Быстро одевайся. Уносим отсюда ноги.

– Я, по-моему, воспаление легких схватила, – закашлялась Владка.

– Воспаление легких – это такая ерунда по сравнению с тем, что здесь было. Главное, что ты жива. Уходим!

Владка кивнула и бросилась к своей одежде, которая валялась перед входом в бассейн. В тот момент, когда она принялась одеваться, из раздевалки вышел Степан и направил на меня пистолет.

– Ты что надумал? – Такого поворота событий я ожидала меньше всего.

– Детка, тебе сегодня не повезло. Придется лечь рядом с моими орлами.

– Степан, да ты что?! – в сердцах закричала Владка и беспомощно развела руками: – Ребята, да вы что, оба с ума сошли?! Мы же чудом уцелели! Вы что творите! Осталось только друг друга перестрелять. Степа, убери пистолет!

– Убери пистолет, – повторила я следом и тут же добавила: – Хватит уже смертей. Хватит.

Не говоря ни слова, Степан подошел к столу, налил до краев стакан водки и стал пить так, словно он пьет не водку, а сок. Поставив пустой стакан на стол, он странно посмотрел на нас и дрожащими руками вытащил из пачки сигарету.

– Убирайтесь, – бросил он нам и махнул головой в сторону двери. – Убирайтесь, пока я добрый, и забудьте обо всем, что здесь видели. Сейчас здесь ментов будет полная баня.

– Спасибо, – спешно произнесли мы и, взявшись за руки, направились к выходу.

Я сделала несколько шагов и оглянулась, потому что боялась, что Степан выстрелит в спину.

– Только не стреляй, – умоляюще произнесла я и на ватных ногах сделала шаг вперед.

– Убирайтесь, пока я не передумал.

Как только мы дошли до двери, то услышали: «Стойте!»

Резко остановившись, я почувствовала, как Владка сжала мою окровавленную руку, и ощутила, как ее нервная дрожь передалась мне.

– Влада, оставь мне номер своего телефона.

– Зачем? – опешила Владка. – Моей маме больше зять не нужен. Я лучше одна буду.

Но Степан не отреагировал на ее слова и, взяв лежащий на столе мобильный, еле слышно сказал:

– Диктуй, я вбиваю твой номер.

Поняв, что в данной ситуации лучше не задавать лишних вопросов и не перечить, Владка принялась называть первые попавшиеся цифры, дрожа при этом как осиновый лист.

– Я сейчас проверю.

– Что ты проверишь?

– Верный ты мне дала номер или нет.

Не выпуская пистолета из рук, Степан хотел было позвонить по набранному номеру Владке, но та успела его опередить и закричала:

– Степа, я немного ошиблась! Голова не соображает, я цифры перепутала!

– А больше ты ничего не перепутала?

– Извини. Сама не знаю, как так вышло. Вбивай по новой…

Позвонив по продиктованному номеру, Степан убедился, что во Владкином кармане раздался сигнал мобильного телефона.

– Если номер поменяешь, найду – убью. Поняла?

– Поняла, – попыталась улыбнуться Владка. – А зачем я тебе?

– Может, ты мне еще пригодишься.

– В смысле?

– Может случиться так, что нужно будет ребятам объяснить, почему всех прикончили, а я один жив остался.

– А я здесь при чем?

– При том, что, может, тебе придется выступить в качестве свидетеля и подтвердить, что мы с тобой остались живы только потому, что я драл тебя в бассейне. Теперь поняла?

– Теперь поняла.

– И еще. Забудьте все, как страшный сон. Если вдруг вздумаете пойти в ментуру и заявить, что вас здесь кто-то типа насиловал, то живыми домой не вернетесь. Это я вам гарантирую. Все понятно?

– Понятно, – хором ответили мы и, не сговариваясь, бросились со всех ног в коридор, а затем вверх по лестнице.

Мы бежали по ступенькам, падали, сбивали в кровь колени, поднимались и, стиснув зубы, бежали вновь. Эта ужасная лестница казалась мне бесконечной. Чудилось, что смерть несется за мной по пятам, дышит в затылок. Сейчас за моей спиной прогремят выстрелы и меня больше не будет. Я никогда не думала, как буду выглядеть мертвой, и, если честно, никогда даже не пыталась это представить. Максимум, о чем я могла думать, так это о том, что было бы неплохо прожить долгую счастливую жизнь и умереть от старости. Если мне суждено умереть молодой, то хотелось бы сделать это как-то красиво, в какой-нибудь выигрышной позе и без тени страха на лице, а быть может, даже с обворожительной улыбкой…

Споткнувшись об окровавленное тело охранника, я упала на труп и нечаянно увлекла за собой Владку.

– О, черт!

Я попыталась подняться, потому что боялась, что в любую минуту меня может настичь пуля обезумевшего Степана. Только сейчас я видела, как же страшно умирают люди. Я видела, как бьет фонтаном кровь, как корчится тот, в кого всадили пулю, как человек сначала теряет сознание, а затем навсегда затихает. Когда ты видишь все это, то начинаешь задыхаться от страха, перед глазами плывут круги и теряешь рассудок.

И вот сейчас, несмотря на то что мне удалось вырваться из лап смерти, все равно кажется, что она очень близко: или меня подстрелит Степан, или вернутся подонки, одного из которых я видела. Он был то ли в какой-то черной шапочке, то ли в маске с прорезями для глаз. От страха, шока и нервного возбуждения я не могла толком ничего разглядеть. Опасаясь самого худшего, я попыталась поднять упавшую Владу, ноги которой совершенно не слушались.

– Владка, вставай! Вставай!

– Ноги мне не подчиняются. Может, меня парализовало? – с ужасом спросила она.

– С чего бы это?

– Тогда что со мной происходит?

– Это просто шок. Понимаешь, шок!

– Понимаю, – кивала Владка и с трудом встала на ноги.

Мы наконец-то вырвались из этой проклятой бани и рванули по темному переулку, подальше от этого ужасного места. Оказавшись в безопасности, обнялись и дружно заревели.


Глава 8

Остановив первый попавшийся автомобиль, я назвала свой домашний адрес и столкнулась с подозрительным взглядом водителя.

– Извините, но у вас такой вид, что в машину сажать страшно, – честно признался водитель и хотел было уехать, но Владка назвала двойную цену и попросила умоляюще:

– Отвезите! Деньгами не обидим. Нам очень срочно надо.

– Садитесь, – буркнул водитель и посмотрел на мои руки. – А это что? Кровь, что ли?

– Это я руки в краске выпачкала. Я ремонтными работами занимаюсь. Крашу, белю и все такое.

– Так я тебе и поверил… – буркнул водитель и тут же добавил: – Смотри сиденье мне не испачкай. Аккуратнее! Я только недавно салон чистил.

Как только машина тронулась, Владка взяла меня за руку и шепотом спросила:

– Ты как?

– Зачем спрашиваешь, сама знаешь.

– Главное, живы остались.

– А как мы будем жить после всего этого?

– Вот так и будем. Как Андрюха твой живет, так и мы будем.

– А Андрюха здесь при чем?

– При том, что он же существует без памяти. Нормально живет. Так и мы: просто этот отрезок из памяти сотрем, словно ластиком, и все. Представь, что мы тоже лишились памяти.

– Так Андрюха ее по-настоящему потерял…

– А мы ее сами себе сотрем.

Нашу беседу нарушил водитель. Деликатно кашлянув, он посмотрел в зеркало заднего вида и спросил:

– Девчонки, а почем нынче ваши услуги?

– Какие услуги? – не поняли мы.

– Вы же проститутки. Просто хотелось бы узнать, сколько сейчас подобные услуги стоят. Нет, вы не подумайте ничего плохого. Мне лично ничего не нужно. Всего лишь обычное любопытство гложет. Я вижу, у вас неприятности? То ли с сутенером сцепились, то ли клиенты грубые попались? Так почём же вы, девочки?

– Крути баранку и не задавай лишних вопросов, – процедила я сквозь зубы. – В противном случае ты не только денег не получишь, но и проблемы наживешь…

Не успела я договорить, как Владка схватила свою сумку и вдарила ею водителя по затылку. Водитель чуть было не потерял управление, но тут же опомнился и, прокричав, чтобы мы не отвлекали его от дороги, принялся вести машину молча. Вскоре машина остановилась у моего подъезда.

Мы, приняв душ, сидели у меня на кухне в белоснежных махровых халатах, пили шампанское, чтобы хоть как-то нивелировать пережитый ужас, и думали каждая о своем.

– А Андрей где? – поинтересовалась бледная, как смерть, Владка.

– Спит. Где он может еще быть? Уже светать скоро будет. Самый сон.

– Юлька, ты меня извини за то, что все так вышло…

– А ты-то тут при чем? Ты ни в чем не виновата.

– Это же ведь я уговорила тебя сесть в этот злополучный джип.

– Да ладно тебе! У меня своя голова есть на плечах, – горько заметила я, глотнула шампанское и, с трудом сдерживая слезы, спросила: – Влада, а как жить после изнасилования? Как продолжать жить дальше, ведь эти воспоминания постоянно будут давить и мучить?

– Время лечит.

– Время лечит, но ведь раны долго будут кровоточить. Я вот никогда не задумывалась, как люди живут после насилия. Как они спят ночью, ходят по улицам, дышат? – задумчиво произнесла я.

– Точно так же, как и до насилия.

– Не скажи. У женщин в корне меняется отношение к мужскому полу. Трудно не только женщине, пережившей насилие, но и мужчине, который находится рядом с ней. Получается такой вот паровозик из пострадавших. Одна мразь может сделать несчастными сразу многих людей. Я слышала про центры реабилитации для переживших насилие.

– Да ничего путного в этих центрах нет, – махнула рукой Владка. – Что в них хорошего? Очередная выкачка денег. Да кому на этом свете интересно, что с тобой происходит и уж тем более с твоей душой? Каждый сам за себя. Человек человеку – волк. Тем более в нашем государстве изнасилованная женщина ни за что не пойдет ни в какой реабилитационный центр. Она попытается скрыть то, что с ней произошло. Надо забыть всё, и дело с концом. Люди жестоки! У нас вообще сочувствовать и сострадать не приучены. Скорее, наоборот, только радуются чужим неудачам и горю. А что касается изнасилования, то у всех на этот счет заготовлена банальная фраза: «Сама виновата». Женщины порой обращаются в милицию по поводу изнасилования, а наши доблестные стражи порядка вместо того, чтобы искать виноватых, обвиняют в случившемся самих женщин.

– Мне кажется, что в таких случаях нужно обращаться к психологу. Он поможет.

– Нужно учиться самой справляться со своими проблемами, – отрезала Владка. – Ни один психолог не может сделать тебя сильной и счастливой. Только ты сама! Я хорошо понимаю женщин, которые не обращаются в милицию.

– И в чем же они правы? Ты считаешь, что зло не должно быть наказано?

– Увы, мы живем в таком несовершенном мире, часто зло побеждает добро, – грустно заметила Влада. – Ну ты только сама представь: для того чтобы наказать насильника, нужно прийти в дежурную часть, написать заявление, получить талон-уведомление. После этого потребуется на все той же скорости нестись к врачу, снимать побои, сдавать анализы. При этом требуется как-то объяснить стражам порядка, почему ты согласилась провести с незнакомым человеком вечер, села к нему в машину, – подавленно сказала подруга. – Знаешь, если бы в этой сауне не было такого скопища мужиков, а было бы их только двое и они были бы более адекватные, то можно было бы сослаться на месячные, беременность, какое-нибудь венерическое заболевание или даже СПИД. Говорят, на насильников это действует. Юлька, что произошло, – уже произошло и не вернешь. Нужно свыкнуться с этим и жить дальше. Займись аутотренингом. Это хорошо помогает, и ты перестанешь испытывать чувство вины. Никто не отрицает – будут терзания, но все же нужно учиться с ними справляться. Изнасилование – это не повод, чтобы хоронить себя заживо. Оно не может лишить нас женского счастья. Юлька, ну влипли мы, что поделаешь? Зато живые остались, понимаешь, живые?! Это сейчас ты еще плохо оцениваешь ситуацию, но скоро поймешь, из какого ада тебе довелось вырваться. – Владка замолчала, и в воздухе повисла продолжительная пауза. Через полминуты она ее нарушила: – Юлька, а тебя много мужиков насиловало?

– Один, – выдавила я из себя.

– Ой, а я-то думала… – облегченно вздохнула Владка.

– А что ты думала? – прищурилась я.

– Думала, что тебе досталось намного больше.

– А по-твоему, один насильник – это полная ерунда?! – с вызовом подняла я брови. – Меня, между прочим, никто и никогда силой не брал. Я привыкла все по обоюдному желанию делать.

– Но ведь твой насильник уже наказан! Эти подонки убиты.

– Своего насильника я сама наказала. До чего это жуткое чувство, когда какая-то пьяная, но сильная дрянь на тебя наваливается и с чудовищной болью и силой разводит твои ноги. Это так тяжело – чувствовать беспомощность, страх и отчаяние. Я никогда в жизни даже подумать не могла, что секс может быть гадким, мерзким, кошмарным. До темноты в глазах, до крайнего отвращения и брезгливости. Я кусала губы до крови от своей беспомощности. А в тот момент, когда я изо всех сил хватила зубами насильника за руку, он вскрикнул и с такой силой и злостью дал мне по голове, что я просто чудом не потеряла сознание. Знаешь, на тот момент показалось, что как минимум сотрясение мозга мне точно обеспечено! – Я говорила возбужденно и чувствовала, как дрожу. – Так вот, уже в полусознательном состоянии я все же смогла дотянуться до пивной бутылки и что было силы врезать по башке насильнику.

– Ты это сделала? – от удивления Владка зажала рот ладонью.

– А что я, по-твоему, должна была предпринять? Лежать и ждать, когда он сделает свое дело и придет следующий?!

– Ну, ты даешь… – только и смогла произнести Владка.

– Я не знаю, умер он или нет. Я пробила ему голову. Было слишком много крови. Он закатил глаза и навалился на меня всем телом. Как только вылезла из-под этого жирного борова, я услышала, что ему на помощь идет второй. Я проделала с ним то же самое.

– Ты что, его тоже замочила?

– Я не знаю, – честно призналась я. – Я ударила его «розочкой», и он повалился на пол.

– А если бы зашел третий?

– Проделала бы то же самое, – не раздумывая, ответила я.

– Юля, но ведь ты так рисковала… А если бы в сауну не ворвались киллеры, если бы мы не попали в бандитские разборки?! Что тогда? Тебя бы за такое убили, да и меня следом за тобой тоже.

– А что я должна была, по-твоему, делать? – опешила я. – Лежать и получать удовольствие?

– Да ты только подумай, что бы могло быть… – схватилась за голову Владка.

– Да я даже париться по этому поводу не хочу. Самое страшное уже позади. И хоть этих козлов уже пришили, меня греет мысль, что я им отомстила. Я наказала их! Я чувствую восторг, потому что с этими гадами своими собственными руками расправилась. Я вот только одного не пойму: почему киллер меня в живых оставил?

– А как это было?

– Он уже навел на меня автомат, а потом вдруг пожалел.

– А он тебе что-нибудь говорил?

– Сказал, что если он пожалеет о том, что меня в живых оставил, то найдет и все равно убьет.

– Это он тебе для острастки сказал. Ты же прекрасно понимаешь, что уж он-то тебя никак не найдет. Тем более, скорее всего, его уже самого в живых нет.

– Почему?

– Да потому, что обычно так всегда бывает. Киллеров сразу же убирают, – уточнила моя подруга. – Сама посуди, кому нужны лишние свидетели? По-моему, мы попали в сауну, в которой парились члены преступной группировки, – принялась рассуждать Влада. – Это понятно по их поведению, речам и даже жлобству. Беспредельщики, отморозки и похотливые самцы – вот кто они такие. Они собрались день рождения справлять, а кто-то про это узнал. Скорее всего, какая-нибудь конкурирующая криминальная группировка, которая с ними рынки сбыта или еще что-нибудь не поделила. Вот и наняли киллеров, чтобы они всех посетителей бани изрешетили за пару минут. Как правило, после этого киллеров тоже убирают. Возможно, их уже нашли где-нибудь в машине с простреленными затылками.

– За что? Ведь убийцы думают, что они всех уложили. Они уверены, что в живых никого нет. А тот, который меня пожалел, вряд ли своему напарнику про меня сказал. Быть может, он понял, что я здесь просто случайный человек и никакого отношения к этим людям не имею. А может, на него повлияли мои слова, что я сама двоих положила? Еще я сказала, что у меня маленький сын…

– Он просто тебя пожалел. Видимо, проснулись в нем какие-то человеческие чувства. Как правило, свидетелей всегда убирают, и совсем не важно, имеешь ты отношение к этим людям или нет. Так что мы с тобой родились в рубашке. Убийца тебя действительно пожалел. Это очень редкий случай. Обычно убивают всех подряд, не разбирая, кто есть кто.

Влада замолчала и стала медленно смаковать шампанское, я тоже взяла свой бокал.

– А ты как жива осталась?

– Меня Степан в бассейн повел. Короче, мы занялись там любовью.

– Чем? – переспросила я Владу.

– Трахом, – пояснила Владка.

– Так ты не путай, пожалуйста.

– Да сейчас все так перепуталось…

– Трах и любовь совсем разные вещи. Трах вообще к любви никакого отношения не имеет.

– Да ты знаешь, я особенно не сопротивлялась. Какой смысл? Бутылками я никого по голове не била.

– Еще скажи, что ты расслабилась и получила удовольствие, – язвительно заметила я.

– Этого я сказать не могу.

– А если бы за Степаном зашел следующий, ты бы тоже не сопротивлялась?

– Пойми, сопротивляться бесполезно. Я пыталась его уговорить.

– Это как?

– Несла всякий бред, мол, он мне очень сильно понравился и у меня ни с кем никогда не было такого безумного секса. В общем, порола всякую чушь, только бы он не пустил меня на «круг». Знаешь, ведь даже в такой ситуации мужики внушаемы, как дети, и иногда этот прием срабатывает. Уж лучше побыть с одним мужиком, чем с десятком.

– И он повелся?

– Мне кажется, на него это произвело определенное впечатление. Сначала он твердил, что я вру, а потом очень даже увлекся и пообещал, что этой ночью я буду только с ним. Правда, я толком не поняла, он это серьезно сказал или сболтнул в экстазе. В любом случае, это не имеет уже никакого значения. А когда послышались выстрелы, – вспомнив об этом страшном мгновении, Влада чуть не заплакала, – мы были уже в бассейне. Степан сразу сообразил, в чем дело, заставил меня набрать побольше воздуха в легкие и вместе со мной нырнул под воду. Я даже не знаю, как долго мы просидели под водой. Мне начинало казаться, что целую вечность. Я уже хотела вынырнуть, для того чтобы глотнуть воздуха, но Степан крепко держал меня за голову и не давал мне этого сделать. А когда мы все же вылезли из бассейна, уже было тихо.

– Теперь нужно постараться забыть это, как страшный сон. Сегодня же выкини сим-карту из своего телефона и купи себе новую, – посоветовала я.

– Конечно. Еще не хватало, чтобы он мне звонил, и я бы ему алиби обеспечивала. Пусть сам выкручивается, как хочет. – В подтверждение этих слов Владка потянулась за своей сумкой, достала мобильный, вытащила из него сим-карту и выкинула ее в мусорное ведро. – Кому надо, тот на домашний позвонит, – быстро проговорила она и сунула мобильник в сумочку.

Я закрыла лицо руками и сквозь слезы услышала Владкин обеспокоенный голос:

– Юлька, ты что?

– Влад, как ты думаешь, а в эту сауну уже менты нагрянули?

– Конечно, можешь не сомневаться, – не раздумывая, ответила Влада. – Куда без них? А почему ты спрашиваешь? Нас все равно никто не найдет. Степан уже, наверное, сотню раз пожалел, что нас отпустил, и рассказал о нашем существовании милиции или браткам. Но нас фиг найдут.

– А ты в этом уверена?

– Конечно. А как отыщут, если про нас никто ничего не знает? Юлька, говори прямо: чего ты боишься? – в упор спросила подруга.

Я тяжело вздохнула:

– Понимаешь, я же двоих порешила. Может быть, даже до смерти, но уж покалечила это точно, пока их свинцом не прошили.

– Юль, а к чему ты это все говоришь?

– К тому, что экспертиза может запросто установить причину и время смерти. Ты только представь, что будет, если этот Степан узнает, что двое его друзей-товарищей погибли еще до перестрелки?

– Да какое это теперь имеет значение? – пожала плечами подруга. – Даже если бы ты их бутылкой не отоварила, их бы все равно прикончили. Ты просто ускорила необратимый процесс. Отмучились, сердешные, раньше. – Юлька притворно вздохнула. – Не думай о плохом. Понимаешь, мы выбрались живыми, и это самое главное!

Тут я почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд и, повернувшись, увидела в дверном проеме угрюмого Андрея.


Глава 9

– Андрюша, а ты что не спишь?

– Я же просил тебя не называть меня Андрюшей, – сонным голосом произнес муж.

– Извини.

Андрей откровенно зевнул и пошел в туалет. Мы с Владкой переглянулись и наклонились друг к другу.

– Послушай, а почему он не хочет, чтобы ты его по имени называла? Ему там что, другое имя дали? – поинтересовалась Влада, подняв указательный палец к потолку.

– Где там? – не поняла я.

– В космосе.

– Ну что ты за ерунду несешь! Понимаешь, до того, как муж потерял память, я постоянно называла его Андрюшей, – принялась объяснять я. – Мужу это очень нравилось. Ан-дрю-ша! Ведь звучит очень даже ласково. И это нормально, что любящие люди называют друг друга нежными именами. А теперь его прямо от злости трясет, когда он это слышит. Считает, что так только детей ясельного возраста называют. Говорит, что осталось только на него панамку надеть и ведро с лопаткой в руки дать. У Андрея по этому поводу бзик какой-то.

– Так оно и есть. Толку от него все равно нет никакого. Он же как ребенок – висит на твоей шее. Панамку на него – и в песочницу. Подгузник надевать не стоит. Я смотрю, он в туалет самостоятельно ходит. Большой мальчик!

В этот момент дверь туалета открылась и на пороге вновь нарисовался хмурый Андрей, подтягивающий семейные трусы в горошек.

– Я тебе сейчас такую панамку надену, – злобно прошипел он и как зверь зыркнул на Владку.

– А подслушивать нехорошо, – заметила Влада. – Тебя этому в детстве не учили?

– Я не подслушивал. Это ты на всю квартиру про меня гадости орешь!

– Андрюша, ты что кричишь, всех соседей распугаешь, – сделала я замечание и тут же поправилась: – Господи, да что со мной такое! Постоянно забываю, за столько лет привыкла. Я хотела сказать – Андрей.

Не обратив никакого внимания на упоминание соседей, Андрей топнул и ударил кулаком по стене.

– А кто это у нас утром шампанским разминается?! Это что за утреннее тихое пьянство? Юля, что это за девка у нас в квартире?! Почему она в твоем халате, почему пьет шампанское и несет черт знает что про твоего мужа?!

– А где ей шампанское, на улице, что ли, пить?! – удивилась я. Мне стало неловко. – И почему ты мою лучшую подругу Владу называешь девкой? Если потерял память и многого не помнишь, то относись хотя бы уважительно к тем, кто мне дорог. Влада – это друг нашей семьи и очень близкий и дорогой для меня человек. Ты уже сходил в туалет? Тогда будь другом, иди спать. Нехорошо стоять перед моей подругой в одних трусах. Хоть бы пижаму надел.

Андрей раздул ноздри, побагровел и процедил сквозь зубы:

– Это мой дом. Хочу – хожу в трусах, хочу – без трусов.

– Но только не при моих подругах.

– А твоим подругам в этом доме вообще делать нечего.

– Андрей, пожалуйста, не устраивай скандал и не забывай, что это не только твой дом, но и мой. – Я старалась говорить как можно спокойнее, но это давалось мне с огромным трудом.

– А почему у тебя руки в каких-то рубцах? – не унимался Андрей. – Тебе что, их резали? А синяк на виске откуда? Тебя били, что ли? Ты где всю ночь гуляла?! Я что-то не понял, ты вразнос пошла? Я смотрю, тебе семейная жизнь надоела!

Не успела я возразить, как Владка со стуком поставила пустой бокал на стол и вынесла свой вердикт:

– Хрюша ты, а не Андрюша.

– Что? – опешил муж.

– Что слышал! О какой семейной жизни ты здесь рассуждаешь, если уже давно о семье понятия не имеешь? С каких это пор тебя стало интересовать, что по ночам твоя жена делает?! Что ты сделал для того, чтобы ее домой тянуло?! После того как тебя инопланетяне выкрали и зомбировали, с тобой ни одна нормальная женщина жить не будет! Валяешься целыми днями на диване и ждешь, когда тебе сигналы из космоса подавать будут. Тебе мозги в порядок приводить надо, а не морали жене читать!

– Да как ты смеешь говорить подобные вещи в моем доме?!

– Он не только твой, но и моей лучшей подруги. Даже можно сказать, что в большей степени это ее дом. Юлька целыми днями вкалывает, а ты, иждивенец, живешь и питаешься за ее счет. Между прочим, твоя супруга работала музыкальным работником в детском саду, и дети ее очень любили. Да и не только дети, но и все сотрудники. Она туда по призванию работать пошла. Для нее детский сад, что родной дом. Из-за тебя ей пришлось уволиться и устроиться в клуб трансвеститов. Ты хоть интересовался, где она сейчас работает? Ты знаешь, кто такие трансвеститы, или твоя стертая память не позволяет так много знать?! Это мужики, в баб переделанные. Это тебе на всякий случай, чтобы ты запомнил, а то твоя дурья башка все равно таких слов не знает. Тебе и в голову не может прийти, каково музыкальному работнику детского сада работать официанткой в ночном клубе! Ты хоть понимаешь, на какие жертвы она ради тебя пошла?! Скорее всего, ничего ты не понимаешь, потому что твои братья-инопланетяне стерли тебе не только память, но и разум. Твоя жена всем пожертвовала, только бы деньги на лечение тебе найти, но боюсь, что тебе уже никакое лечение не поможет. Ты лечению не подлежишь. Конченый ты человек, и для общества, и для семьи. Жена непонятно где работает, сын у бабушки живет! Все тебе условия создают, чтобы ты жил-поживал и ни в чем не нуждался. Не жирно ли тебе?! Твои близкие влачат безрадостное существование, создавая тебе райскую жизнь! У тебя хоть немного совести осталось, или тебе слово «совесть» вообще незнакомо?! – Не дав вставить Андрею хотя бы слово, воинствующая Влада усмехнулась, глядя на его трусы в горошек, и сказала, что они ему не идут. – Тебе бы больше пошли трусы не в горошек, а в летающую тарелку. Эти тебе не к лицу.

Андрей опешил от Владкиного напора и, облокотившись о дверной косяк, покрутил пальцем у виска.

– Вот это правильно, себе подкрути.

– Юля, я хочу, чтобы эта сумасшедшая покинула нашу квартиру, и чем быстрее, тем лучше! – наливаясь свекольным цветом, завопил Андрей.

– Да покину я сейчас твою квартиру, покину! Только кто тебе правду скажет, если не я, Юльку мне твою жалко! Извелась она вся. На ней же лица нет. – Владка запахнула полы халата и обратилась ко мне: – Юлька, что ты его по врачам водишь?! Ему не к врачам нужно, а к уфологам. Никто его все равно не вылечит. Уфологи, правда, тоже не вылечат, но хоть что-то объяснят. Понимаешь, если бы у Андрея хоть какая-нибудь коммерческая жилка была и он хотел бы для семьи заработать, он бы сейчас из своего исчезновения такую сенсацию сделал. Его бы по всем каналам показывали, и вы бы столько денег срубили.

– Ты о чем?

– Он мог бы при желании интервью давать, рассказывать о жизни пришельцев, собрать уфологов всего мира и провести с ними беседу.

– Да какие интервью? Владка, ну о чем ты! У него памяти вообще нет.

– Знаешь, а мне кажется, что он помнит только то, что ему выгодно. А что ему не нужно, он даже вспоминать не хочет. Зачем ему тебя помнить? Ты же семья, а за семью нужно нести ответственность. Для семьи, в конце концов, деньги зарабатывать надо. На черта ему это нужно? Он тебя в упор не знает. Ни тебя, ни ребенка. И меня он тоже не узнает, потому что я тебе мозги вправляю. Кто тебе еще правду скажет, если не я? А вот пальцем у виска он помнит, как крутить. И что это означает, он тоже помнит. Тут его память не подкачала. – Влада вновь перевела взгляд на пунцового, как помидор, Андрюху: – Всё нормально, я сейчас уйду. Ты не переживай, но перед тем, как исчезнуть, мне бы хотелось дать тебе один совет.

– Я в твоих советах не нуждаюсь, – пробурчал Андрей.

– Конечно, это я понимаю. Проще на диване лежать и валять дурака. Так вот – Юльку, жену свою, пожалей. Тебе все равно заняться нечем, так хоть напряги мозги, если, конечно, такие имеются, и постарайся рассекретить те технологии, которые ты видел у инопланетян.

– У кого? – вытаращил глаза Андрей.

– У инопланетян, – как ни в чем не бывало ответила Владка. – На этом, между прочим, можно заработать и хоть как-то семье помочь. Вспомни, как выглядят корабли пришельцев, какими двигателями они оборудованы, какое топливо используют. Твои знания очень пригодились бы нашим уфологам. Даже если тебе всю память твои братья-инопланетяне стерли, то НЛО ты должен помнить. Если ты это помнишь и пытаешься скрыть или забыть, то ты неправильно делаешь. Если бы ты поделился информацией с прессой, то Юлька бы смогла вернуться в свой родной детский садик и заниматься разучиванием песен с детишками. Пойми, летающая тарелка – это не только сенсация, но и хорошие деньги для семьи. Нормальный человек на твоем месте уже выступал бы на различных конференциях и за хороший гонорар читал лекции о контактах с внеземными цивилизациями.

– Юля, что несет эта сумасшедшая? – раздув от злости ноздри, Андрей указал на входную дверь. – Уходи, и чтобы я тебя здесь больше не видел.

– Не переживай, не увидишь, – бросила Владка и направилась в коридор. – Я больше у вас не появлюсь. Мне здесь нечего делать. Юля, а ты все-таки подумай, как с ним дальше жить. Да и стоит ли? Жаль, что его инопланетяне обратно вернули. Кому он теперь такой нужен? У меня впечатление, что он не нужен даже сам себе.

Влада взяла свою одежду, зашла в ванную комнату и стала переодеваться. Я встала рядом с дверью и укоризненно посмотрела на Андрея.

– Как тебе не стыдно!

– А почему мне должно быть стыдно? Это ты всю ночь где-то шатаешься, приходишь домой под утро и выпиваешь с чокнутыми дурами.

– Во-первых, это моя лучшая подруга, а во-вторых, я вообще удивлена, что ты заметил мое отсутствие. По-моему, для тебя разницы нет, дома я или нет.

Моему возмущению не было предела. Я хотела добавить кое-что покрепче, но в этот момент дверь ванной комнаты открылась и в коридор вышла Владка. Увидев, что подруга стала обуваться, я тяжело вздохнула:

– Влада, ну куда ты в такую рань? Ложись спать. Выспимся, а потом поедешь.

– Нет, дорогая моя, я здесь не лягу, – замотала головой Владка. – Я с инопланетянами в одной квартире не сплю и тебе не советую. Где гарантия, что его братья-пришельцы за ним не вернутся и тебя с собой не прихватят?

Как только за Владкой закрылась дверь, я с тихой ненавистью посмотрела на Андрея.

– Черная полоса в моей жизни когда-нибудь кончится?

– О чем ты? – не понял Андрей.

– Неужели никогда не будет все, как раньше?

Вместо ответа Андрей опустил голову и потер лоб.

– Спокойной ночи, – шепотом произнесла я. – Вернее, спокойного утра. Я должна хоть немного поспать, а то мне сегодня еще работать.

– А ты что, и в самом деле в баре для трансвеститов работаешь?

– Я же об этом тебе уже сотню раз говорила, только ты не обращал на мои слова внимания.

– А что, другой работы нет?

– Но ведь ты же не работаешь, – укоризненно заметила я. – Значит, я должна деньги зарабатывать за двоих. Твои визиты к врачам, дорогой, стоят немалых денег.

Я пошла в гостиную, легла на диван и накрылась пледом. Меня познабливало, а перед глазами мелькали события сегодняшней ночи. Хотелось, чтобы Андрей сел на краешек дивана, обнял меня и хоть как-то успокоил. Я жаждала тепла, сочувствия и понимания, но ничего этого не получила. Андрей закрылся в спальне и оставил меня одну со своими бедами, проблемами и переживаниями.


Глава 10

Вечером в баре было слишком много народа. Я ходила в ультрамодных туфлях на квадратной платформе и в коротенькой юбке от столика к столику, принимала заказы от посетителей, затем шла к бармену, а после – на кухню. В принципе в этом баре работала хорошая, слаженная команда, а самое главное, что в ней не было тех склок, сплетен и шепота за спиной, которые присутствуют в любом коллективе. Я часто задумывалась, почему здесь все так просто и душевно, и приходила к мысли, что подобная дружелюбная атмосфера здесь царит потому, что больше половины сотрудников этого учреждения – трансвеститы. Мои коллеги знали о том, что произошло в моей семье, и всегда старались морально поддержать меня.

– Юль, ну как Андрей? – спросила меня наша администратор Лена, которая четыре года назад была обыкновенным Леонидом, имела жену, двоих очаровательных детей и совсем другую работу. Но женское начало, видимо, взяло верх, и вот теперь глубоко несчастный, по его словам, Леонид стал очень даже привлекательной женщиной Леной, которая начала жизнь с новой страницы.

– Все так же, – буркнула я и махнула рукой.

– Так ничего и не вспомнил?

– Совсем ничего. Да и как он хоть что-то может вспомнить, если врачи говорят, что у него не было ни травм, ни ушибов. Он совершенно дезориентирован во времени и пространстве. Памяти совсем нет, но сохранились кое-какие навыки и общие представления о мире.

– А томограмму мозга делали?

– Ой, что мы только не делали! – устало сказала я.

– И что?

– Томограмма мозга показала, что никаких изменений или нарушений мозговой функции нет. Следов ядов или наркотиков тоже не обнаружено. Знаешь, какое врачи заключение дали? – в моем голосе появились истеричные нотки.

– Какое?

– Что он абсолютно здоровый человек. Ты можешь такое представить?

– Нет, а память у него тогда куда делась?

– Словно ластиком ее кто-то стер.

– Чудеса, да и только!

– Моя подруга считает, что его похитили инопланетяне, исследовали, проводили с ним различные опыты. А потом стерли память.

– Ну, с инопланетянами это уже она совсем круто загнула, – рассмеялась Лена. – Ты что, и вправду веришь в их существование?

– Я уже сама не знаю, во что мне верить, а во что – нет, – обреченно вздохнула я и поставила пустой поднос на стол. – Если это и в самом деле инопланетяне, то гады они последние. Зачем мужика уродовать? Создается впечатление, что они просто надо мной посмеялись. Владка советует его к уфологам сводить.

– К кому? – не сразу поняла Лена.

– К уфологам.

– А кто это такие?

– Специалисты, изучающие летающие тарелки и космических пришельцев.

– Даже если допустить, что инопланетяне существуют, то почему они выбрали именно твоего мужа? Какой такой особенностью он отличается? – вновь улыбнулась администратор.

– У него голова яйцевидная, – неуверенно произнесла я и сама покатилась со смеху от своих слов.

Следом за мной рассмеялась и Лена.

– Я твоего мужа никогда не видела. А что, у него голова и в самом деле такая необыкновенная? – сквозь смех спросила она. – Ты хочешь сказать, что они его за своего приняли?

– Получается, что да. Вычислили своего брата по разуму и обследовали. Голова-то у него в принципе обыкновенной формы. Это моя подруга Владка определила, что она яйцевидная.

– А рожки есть, как у других инопланетян?

– А вот рожки я ему еще наставить не успела.

Мы снова с Леной засмеялись. Но вскоре я стала серьезной и с грустью заговорила о наболевшем:

– Все это было бы очень смешно, если бы не было так грустно. Жить у меня с ним уже сил нет. Это же какие нервы нужно иметь? Кажется, что я живу с совершенно чужим человеком. Ничего в нем от моего прежнего Андрея не осталось.

– Остается надеяться только на чудо, – понимающе произнесла Лена.

– А чудес, к сожалению, не бывает.

– А вот это ты зря. В жизни бывает всякое.

– Мне одного врача американского посоветовали. Хочу Андрея еще и ему показать.

– Так ты его в Америку, что ли, повезешь?

– Нет. Говорят, у него тут своя клиника имеется.

– Ладно, давай работать. Сегодня клиентов хоть отбавляй. Ни одного свободного столика. Ты хоть здесь о своем Андрее не думай. Голову немного разгружать надо, а то точно с ума сойдешь.

Ленка была моим самым близким человеком в этом экзотическом московском баре для трансвеститов. Она любила наши посиделки после работы и очень часто рассказывала, как же ей было тяжело принять решение стать женщиной. С самого детства она любила тайно от всех переодеваться в женскую одежду, а когда женилась, то переодевалась втайне от жены, потому что хорошо понимала, что та вряд ли отреагирует на все эти переодевания положительно. Сначала свои тайные увлечения Ленка считала самой настоящей болезнью, и это не могло не отразиться на ее жестах и голосе. Даже Лёнина-Ленкина будущая жена в день их знакомства сказала ему, что очень удивлена, что он не голубой. Принять самой себя такой, какая она есть на самом деле, Ленке было достаточно сложно. Она понимала, что все тайное когда-то становится явным, но ее очень пугала реакция ее семьи и окружающих. Она не могла объяснить, что трансвестизм – это не болезнь, а образ жизни, который доставляет ей особенную радость.

Я скрывала от своих знакомых то, что работаю в московском баре для трансвеститов. Причина ясна. Я работала здесь только потому, что тут хорошо платили. Другой причины не было. По вечерам устраивалось просто шикарное шоу для трансвеститов, и приходили люди, близкие им по духу. Только вот большинство официанток, поваров, посудомоек и прочего обслуживающего персонала были совершенно нормальными девушками и мужчинами, которые просто хотели заработать.

Признаться честно, даже до прихода в этот бар я не раз задумывалась, почему же люди становятся трансвеститами? В глубине души мне было обидно, ведь у нас и так мало мужчин, можно сказать, ощущается их острая нехватка, так они еще и чудят подобным образом. Я не раз представляла Ленкину жену, которая в один далеко не прекрасный момент узнала о пристрастиях своего мужа и испытала психологический шок. По-человечески мне даже стало жалко эту женщину, потому что вполне понятно, когда женщина ревнует, хочет обойти соперницу, а в данном случае даже не знаешь, к кому нужно ревновать и от кого избавляться. Ленка говорит, что причина, что мужики становятся трансвеститами, кроется не в социальной среде, а в генетике. Не знаю, может, она и права.

В процессе работы мне приходилось очень много общаться с мужчинами-трансвеститами, и все они в один голос говорили мне, что у них сидит женщина внутри и они ничего не могут с этим поделать. Говорят, против природы не попрешь, но ведь они же прут против этой самой природы. В этом клубе они могли позволить своей «внутренней женщине» выйти наружу и проявить свои женские качества.

И все же интересные они, эти трансвеститы. Пытаются максимально подчеркнуть в себе женские качества, берут женское имя, надевают женскую одежду и пытаются полностью стать другими людьми. И этих людей совсем не волнуют проблемы мужчин. Наблюдая за ними в баре, я не раз отмечала, что у них достаточно хорошо развита женская индивидуальность. Кстати, в бар приходят и трансвеститы, которые живут мужской жизнью, работают на каких-нибудь руководящих постах, имеют семьи и, сказав женам, что они в командировке, могут позволить себе провести вечер в этом баре. Здесь никто не посмеется над их увлечениями, здесь их поймут и примут такими, какие они есть. Только тут они могут красиво одеться, стать чуткими, слабыми и кокетливыми.

Устроиться на работу в этот клуб достаточно сложно. Благо помог бывший одноклассник. У него были нужные связи. Это элитный закрытый клуб для особо важных персон. Чтобы повеселиться в этом клубе, нужно стать его членом и заручиться рекомендациями влиятельных друзей. При приеме на работу я подписала целую кучу бумаг о неразглашении, потому что иногда сюда заглядывают действительно очень известные и влиятельные люди. Их можно увидеть только по телевизору да в газетах интервью с ними прочитать. На этой работе я научилась держать язык за зубами, потому что каждый сотрудник клуба хорошо понимает: если он отсюда уволится и захочет слить информацию прессе, то получит нешуточные проблемы. Как от администрации бара (у которой слишком длинные руки), так и от его посетителей.

Вот такая необыкновенная у меня работа! У входа в бар стоят дорогие машины с водителями и охранниками. В это заведение заходят богатые и известные мужчины, но у обслуживающих девушек нет мысли устроить личную жизнь, потому что посетители этого заведения совсем не интересуются длинноногими девицами. Бар посещают две категории: это трансвеститы, переодевшиеся в роскошных женщин, и мужики, желающие провести приятный вечерок. Чужим вход воспрещен. До прихода сюда я вообще не понимала разницы между транссексуалами и трансвеститами, и только здесь мне, безграмотной и непродвинутой, наконец объяснили, что транссексуалы – это те, кто хочет сделать операцию, изменить тело и полностью поменять пол, а вот трансвеститы совершенно спокойно относятся к своему мужскому телу и не хотят его менять. Они примиряются со своей мужественностью и не желают постоянно быть женщиной. Они соглашаются с тем, что в их жизни есть женская составляющая. Правда, развивая в себе женские черты, зачастую они начинают игнорировать свою мужскую половину.

Из одной душещипательной беседы с Ленкой я узнала, что почти все трансвеститы – это гетеросексуалы. Есть, конечно, и трансвеститы-геи, но они больше любят посещать различные гей-клубы. Я любила трепаться с Ленкой, потому что она была очень искренней и гордилась, что я отношусь к ней как к настоящей женщине. Она была слишком доброй, восхищалась буквально всеми женщинами и жалела транссексуалов, говорила, что им намного сложнее, чем трансвеститам. Это довольно тяжело – иметь с точки зрения физиологии один пол, а с точки зрения психологии – совсем другой. Нужно менять пол, документы, а потом не обращать внимания на мнение окружающих и жить полноценной жизнью.

Ленка рассказывала мне, что однажды, когда тяга к женским вещам стала пересиливать, она втайне от супруги мерила ее белье и колготки. Даже ходила к психологу в надежде, что это хоть как-то лечится. Но даже психолог с уверенностью сказал ей, что от подобной склонности практически невозможно избавиться. Поняв, что никакого лечения не существует и это на всю жизнь, Ленка свыклась с мыслью и попыталась принять себя такой, какая она есть. Она-то смогла, а вот у жены не получилось. У детей – тем более… Жена обозвала Ленку извращенцем и сказала, что если та не прекратит свои штучки, то она подаст на развод. Ленка свои штучки не прекратила, и развод был неизбежен. Позор, смех, непонимание, недоумение. Все родственники и друзья отвернулись. «Был мужик как мужик, а сейчас то ли баба, то ли существо среднего рода!» – кричали ей вслед с ненавистью.

Жалко ли мне Ленку? Не знаю. А вот ее жену, детей и родственников действительно жаль. Может быть, я слишком консервативна и так воспитана, но вот лично мне тяжело представить своего Андрея в женской одежде. Кажется, я бы его за это просто убила. Ну уж понять точно бы не смогла. Хотя кто знает…

Мужика хочется настоящего, стопроцентного мужика! В нормальной мужской одежде, с мужским голосом, мужскими жестами, мужскими привычками, мужскими замашками и мужским взглядом на мир! Мало того, что мы на мужчин как на добытчиков уже давно не смотрим и сами пашем, как лошади, так они еще наше белье надевать стали!

Так что на этих ряженых я здесь насмотрелась, и отношение у меня к ним самое отрицательное. По-человечески я их понимаю, а вот умом охватить не могу. На работе я отношусь к ним как к подругам, у которых отсутствуют зависть и чувство соперничества, а вот как подумаю, что эта «подруга» причинила боль какой-то женщине, своей любимой или жене, так плохо становится. Ну не приемлет у нас социум трансвеститов, что с этим поделаешь! Да они и сами, по моим наблюдениям, очень сильно страдают. И хоть существует наш клуб «по интересам», нет у них в душе ни покоя, ни согласия, ни гармонии. Порой мне кажется, что, несмотря на внешнее умиротворение, они все же неспособны воспринимать самих себя. И именно это толкает их к наркотикам и алкоголю. В повседневной жизни им достаточно трудно скрыть свою женскую сущность.

Вновь встретившись с Ленкой на кухне, я обратила внимание, как она жадно выпила рюмку водки и быстро закусила соленым огурцом.

– Послушай, сейчас наберешься, а работать-то как?

– Не наберусь, – отмахнулась Ленка и хлопнула вторую рюмку.

– У тебя что-то случилось?

– Да.

– Что именно?

– Вчера у младшей дочери был день рождения, – слезливо заговорила Ленка. – Хотела ей подарок привезти и поздравить, так меня даже на порог не пустили. За дверью придурком, извращенцем и дегенератом обозвали, и все. Я подарок у дверей оставила и уехала.

– Ты в женской одежде приезжала? – задала я волнующий меня вопрос.

– Конечно. Ты же знаешь, я уже в мужской давно не хожу. Я по этому случаю даже платье новое себе прикупила. Дочку мечтала увидеть. Хотелось, чтобы она меня тоже красивой увидела и почувствовала, как сильно я по ней скучаю.

– Вот если бы ты в мужской одежде приехала, может быть, тебе бы тогда дверь открыли и дочь показали, – сделала я соответствующий вывод. – Сама посуди, что будет, если дочь тебя в женском обличье увидит?

– Да не хочу я мужскую одежду носить. Я же новую жизнь начала. Может быть, я в дальнейшем даже операцию по смене пола сделаю. У меня уже появляются кое-какие мысли на эту тему.

– Но в таком прикиде тебе дочь вряд ли когда-то покажут.

– Вырастет – поймет, – успокоила себя Лена. – Просто у жены уже новый хахаль живет. Вроде она за него замуж собирается. Успокаиваю себя только тем, что в этой жизни нужно чем-то жертвовать. Мне теперь к бывшей жене даже заезжать страшно. Она всех знакомых против меня настроила. Я только к дому подъехала, как соседи на балконы высыпали и кричат: «Ленька, ты чего так нарядился?! До Нового года еще далеко!»

– Да уж, несладко тебе. И все же эффективнее для того, чтобы ребенка увидеть, рубашку и брюки надеть.

– Тогда я буду как дура выглядеть! – моментально возмутилась Лена.

– Тогда выгляди как умная. Ты же столько лет в рубашке и брюках ходила, и ничего. Не смертельно. Хотя бы ради ребенка. Ты же сама только что сказала, что в жизни порой нужно чем-то жертвовать.

– Устала я всю жизнь чем-то жертвовать, – не могла успокоиться Ленка. – Я хочу быть сама собой, и точка!

– Лена, извини, мне в зал надо. У меня заказов полно, – прервала я совершенно бесполезный разговор и пошла работать.

Я понимала Ленку, принимала ее такой, какая она есть, и одновременно приходила к мысли, что ей никто не сможет помочь. Она была всегда открыта для других, но не разобралась в себе. Ленка очень болезненно переживала факт, что потеряла семью, и всегда приводила мне в пример своих подруг-трансвеститов, женатых и имеющих детей. Правда, многие из них скрывают от жен свою страсть к переодеванию, что не может не приводить к дисгармонии в браке, потому что эти люди живут в постоянном страхе, опасаясь, что жена узнает о так называемых слабостях своего благоверного и сразу бросит. Правда, есть семьи, где жена знает горькую правду о муже, принимает его таким, какой он есть, даже помогает ему в выборе белья. Такие браки больше похожи на дружбу двух подружек, которые умеют понимать, сострадать и сочувствовать.

Прохаживаясь от столика к столику то с подносом, то с блокнотом для записи заказов, я грустно улыбалась, смотрела на веселящихся людей и в который раз думала, что все это напускное, за стенами клуба эти люди очень одиноки и чаще всего страдают сильнейшей депрессией. Тут их много, и у них общие увлечения и интересы, а стоит им шагнуть за порог клуба, каждый из них понимает, что он совершенно один.

Еще недавно столик у сцены постоянно бронировал один симпатичный трансвестит, который славился щедрыми чаевыми. Но в последнее время он перестал к нам приезжать. Я думала, что он очень сильно занят или уехал в командировку, и только от Лены узнала, что он покончил жизнь самоубийством. Это за границей трансвеститы создают группы психологической поддержки, а тут, кроме клубов, подобных нашему, ничего нет.

Ленка любит пропустить рюмку-другую и порассуждать о враждебности нашего общества, о его жестоких предубеждениях, что из-за этого такие, как она, теряют семьи и работу. Глядя на вечно изливающую мне душу Ленку, я задавала себе один и тот же вопрос: а бывают ли счастливые трансвеститы? И не находила на него ответ.

Увидев, что Ленка забежала на кухню для того, чтобы пропустить очередную рюмку, я решительно отодвинула от нее бутылку и не удержалась:

– Ленка, ты что сегодня, с ума сошла? А если кто из начальства приедет? Прекращай пить. Дождись хотя бы, пока клуб закроется. Потом наберешься. Еще немного – и на ногах не сможешь стоять.

– Это была последняя рюмка, – честно пообещала Ленка.

– Я не знаю, в какой раз ты уже за последней рюмкой сюда прибегаешь.

– Просто не могу от вчерашнего отойти. У меня эта сцена до сих пор перед глазами стоит.

– Пора уже привыкнуть. Ты сама себе такую жизнь выбрала.

– Я не знала, что до такой степени будет тяжело, – задумчиво произнесла Ленка и сразу перевела разговор на другую тему: – Кстати, к нам только что такой политик приехал… Никогда бы не подумала, что он один из наших клиентов. Раньше его здесь не видела. А может быть, он и приезжал, но только не попадал в мою смену. Его Светка обслуживает. У нее аж руки трясутся. Я уже ее предупредила, чтобы она его кипятком не облила или салат на него не уронила.

– Что за политик-то?

– Пойди сама посмотри, только не падай. Постарайся, чтобы на твоем лице удивление не отразилось.

– Лена, не учи. Не маленькая. Не первый день работаю.

– В том-то и дело, что ты без году неделя работаешь, опыта маловато. Тут даже самые опытные работники с трудом сдерживаются.

Я вышла в зал, и действительно чуть не рухнула с подносом от удивления. Нет, вы не подумайте, этот господин не был в женской одежде. На нем был строгий костюм и обнимал господин трансвестита, с которым, собственно, и заявился в клуб. Трансвестит – эффектная женщина с яркой помадой на губах и кричащим маникюром. Белокурый кудрявый парик, дорогое красное платье с воланами.

– Вот дела… – только и смогла сказать я, подойдя к соседнему столику.

Мне было сложно не смотреть на политика, который галантно ухаживал за своей «дамой», ведь я видела его только по телевизору, но тем не менее понимала, что в подобных местах любопытство не прощается и из-за него могу не только вылететь с хлебного места, но и нажить себе кучу серьезных проблем.

Заставив себя соблюдать клубную этику и не пялиться на известную персону, я подошла к столику, чтобы принять заказ, и, вскрикнув, уронила блокнот.


Глава 11

Я быстро наклонилась, чтобы спрятать смущение. Трансвестит показался мне до боли знакомым. Несмотря на накладные ресницы и всяческие ухищрения, я признала в этой расфуфыренной даме, кого бы вы думали? Богдана! Того самого Богдана, с которым я познакомилась вчера в ресторане. Он еще пообещал познакомить меня с американским доктором.

«Боже мой, что с мужиками делается! Их и так мало…» – подумала я и растерянно пропищала:

– Здрасьте…

Богдан встретился со мной взглядом, смутился, но тут же сделал вид, что меня не узнал. Я приняла заказ и пошла на кухню на ватных ногах. Навстречу мне попался повар, который славился в нашем клубе тем, что был отличным семьянином и просто нормальным мужиком.

– Толя, – кинулась я к нему, – ты-то хоть мне скажи, что с мужиками происходит?

– Ты о чем? – не сразу понял меня Анатолий.

– Как ни познакомишься с мужиком, так обязательно он или гей, или трансвестит, или транссексуал. Ты мне скажи, нормальные мужики без прибабахов еще остались? Или уже все вымерли, как мамонты?!

– Да их полно, – невозмутимо ответил Толя.

– Ну и где они?

– Разумеется, за пределами нашего клуба. Когда постоянно в этих кругах вращаешься, тебе и в самом деле начинает казаться, что весь мир живет только по этим законам. У меня тоже такое было, когда я только на работу вышел. Поначалу всё диким казалось. Сумасшедший дом, честное слово! А затем ничего, прошло. Ко всему привыкаешь. – Толя дружелюбно улыбнулся. – Я нормальный.

– И тебе не хочется надеть женский прикид, намазать губы яркой помадой? – язвительно спросила я.

– Нет, – без тени сомнения ответил он.

– Тебе нравится быть мужиком?

– Я горжусь этим.

– Что-то ты совсем от жизни отстал. Не хочешь идти в ногу со временем.

– Вот такой я немодный, – рассмеялся Анатолий.

– Значит, скоро тебя занесут в Красную книгу как вымирающий вид. Представь, в книге будет твоя фотография, а под ней подпись: «Редкий вымирающий вид: настоящий мужик. Охота и отлов запрещены. Осталось всего несколько особей. Охраняется государством». Послушай, а какого черта ты здесь тогда работаешь?

– Такого же, как и ты. Семью нужно кормить. А что ты вздернутая такая?

– Сама не пойму. То ли я от этого клуба устала, то ли от этой непонятной жизни.

– Ты что, в клубе знакомишься? Это запрещено.

– Да не нужны мне эти клубные мужики. Просто вчера в ресторане познакомилась с одним приличным мужчиной. Такой добрый, душевный и понимающий. Одним словом, он произвел на меня самое положительное впечатление. Оставил визитку. Он помощник управляющего. Пообещал хорошего доктора Андрюхе найти.

– И что?

– Да ничего особенного. Не считая того, что он сегодня в женских шмотках в наш клуб заявился.

– Бывает, – улыбнулся Толя.

– Обидно.

– Тебе-то за что обидно? У тебя муж есть.

– Да моя подруга закадрить его хотела. Уж больно он ей понравился.

– А он-то на тебя как отреагировал?

– Сделал вид, что не узнал.

– Смотри, и ты так себя веди, а то если, не дай бог, кто узнает, что ты здесь отношения с кем-то пытаешься выяснить… Тут нужно притворяться глухой и слепой.

– Я это уже поняла.

Толя бросил взгляд на мои руки.

– А что у тебя с руками? Поранилась?

– Овощи резала для салата, ну и вот… – попыталась уйти я от ответа.

– Не говори ерунды. Я же профессиональный повар и знаю, что при резке овощей так руки не порежешь.

– Тогда это просто несчастный случай.

– У тебя неприятности?

– У меня не просто неприятности. У меня настоящая черная полоса в жизни.


Я обслуживала столик Богдана как ни в чем не бывало, делая вид, что его не узнала. Он, в свою очередь, веселился, восторженно хлопал в ладоши и даже вышел из-за столика, чтобы потанцевать, когда выступало шоу трансвеститов. Соответственно, он делал вид, что не знает меня. Я посматривала на него украдкой и думала: интересно, женат ли он и знает ли о подобном увлечении его жена?

То, что давно женат сидящий за соседним столиком известный политик, я даже не сомневалась. По телевизору часто рассказывали о его крепкой и дружной семье, показывали, какой он прекрасный семьянин, чуткий, заботливый муж и замечательный отец. После того как я увидела его в нашем клубе, у меня появились серьезные сомнения относительно безоблачности его семейного счастья. Никогда не поверю, что, увидев своего мужа в женской одежде, супруга радостно закричит:

– Как же ты восхитителен! Как же тебе идут эти трусики в кружавчиках и прозрачный лифчик!

Не поверю… И пусть этот политик не носит женскую одежду, но ведь он приехал именно в наш клуб, да не один, а с так называемой «дамой сердца», которую он угощает самыми дорогими закусками и напитками, нашептывая ей ласковые слова и игриво целуя в ушко.

Представляю, что будет, если жена найдет в доме женские трусики. А уж когда узнает, чьи они… Кошмар! Что тяжелее: знать, что у тебя есть соперница или что твой муж – трансвестит? Конечно, пусть лучше не будет ни того, ни другого, но если выбирать из двух зол, то по мне – пусть лучше будет соперница, чем муж-трансвестит. Даже в голове не укладывается, как можно ходить по магазинам и выбирать белье не только себе, но и своему любимому мужу? Редко когда реакция женщины может быть положительной. Чаще всего происходит самое настоящее отторжение. Здесь, в баре, я общалась с женщиной, у которой муж трансвестит, так вот, она говорит, что лучше узнать горькую правду из уст самого мужа, чем обнаружить его увлечение самой.

При всем своем негативном отношении к тому, что творится в этом баре, я люблю ходить с Ленкой по магазинам, потому что у нее идеальный вкус. А еще она любит повторять: «Как же я обожаю носить женскую одежду!» Так вот, Ленка очень здорово разбирается в деталях женской одежды и умеет подбирать все до мелочей. Ее особая страсть – чулки и колготки.

Услышав звонок мобильного телефона, я отвлеклась от своих мыслей и обрадовалась Владкиному голосу.

– Привет, ну ты как?

– У меня все здорово! – Владка пребывала в замечательном расположении духа. – Мой приехал из командировки пораньше.

– Кто твой-то? Я уже в них запуталась.

– Я же тебе рассказывала, что познакомилась с интересным мужчиной. Встречалась с ним непродолжительное время, а затем он уехал в командировку. Перед тем как уехать, он мою машину в сервис отогнал и сам за ремонт заплатил.

– Да, я вспоминаю. Ты мне что-то рассказывала.

– Так вот, любимый мне подарок преподнес. Он мне покупателя на мою машину нашел.

– Это и есть подарок? – искренне удивилась я. – Неужели мужики нынче такие подарки делают? Если я не ошибаюсь, то ты свою машину вообще продавать не собиралась.

– Правильно, не собиралась. Но я ее уже продала.

– Как, уже?

– Выдала генеральную доверенность, вот и все. Тут ума много не надо.

– Тут ума и в самом деле много не надо, но мне кажется, что в подобной ситуации все же лучше сохранять ум. А чем обусловлена такая срочность? Зачем ты ее вообще продаешь? Вернее, уже продала?

– Затем, что за мою машину дали тридцать тысяч долларов, а мой любимый добавляет еще тридцать и покупает мне джип ровно за шестьдесят тысяч. Улавливаешь разницу?

– Улавливаю, – без особого энтузиазма ответила я.

– Так что я теперь девушка крутая, буду на такой дорогой машине рассекать. Знаешь, мне кажется, что я нашла то, что хотела.

– В плане машины или мужика?

– В плане мужика, – обиженно надула губки Владка. – Он так красиво за мной ухаживает, так любит…

– А с чего ты взяла, что он тебя любит?

– С того, что он мне не о любви попусту языком мелет, как это делают другие, а свое отношение ко мне красивыми поступками доказывает. Он же не так просто из своего кармана тридцать штук зелени вывалил.

– Смотря какой мужик. Некоторые в порыве страсти могут и вывалить.

– Страсть таких денег не стоит, – не согласилась Владка.

– А любовь стоит?

– Ну, пусть не любовь, а хотя бы влюбленность. Сама знаешь, какие сейчас мужики пошли. Они скорее расстанутся со своим сердцем, чем с кошельком. Вместо того чтобы сводить тебя в ресторан и накормить вкусным ужином, для того чтобы хоть как-то пустить пыль в глаза и произвести впечатление, они пройдут мимо ресторана, делая вид, что в упор его не замечают, и вместо ужина накормят тебя словами о любви. Мужики сейчас до неприличия жадные пошли. Все на хату хотят, чтобы был халявный ужин и халявный секс. Им по барабану, какое впечатление они производят. Не с тобой, так с другой халява точно прокатит. Что они нынче могут предложить? У половины из них как у латыша: хрен да душа…

– Влада, а ты уверена, что он не аферист?! – перебила я разбушевавшуюся подругу, понимая, что перемывать кости мужчинам она может часами. Ее хлебом не корми, а дай о мужиках поговорить, особенно об их отвратительных свойствах. – Какого черта он вообще твоей машиной распоряжается? Сколько ты его знаешь?

– Почти два месяца.

– Так долго! – язвительно заметила я.

– Некоторые вообще-то и после двух недель знакомства женятся, – попыталась противостоять мне Владка.

– А потом точно такими же темпами разводятся. Ты уверена, что он тебе денег на машину добавит?

– Если бы я не была в этом уверена, то свою машину не продавала бы, – обиженно заметила Влада. – У меня, между прочим, редкостное чутье на мужиков. Я подлецов за версту чую.

– Я это поняла, когда мы со Степаном в баню поехали.

– Юлька, да ладно тебе! Деньги, вырученные от продажи машины, у меня. Все в порядке. Человек порядочный. Завтра едем мне джип покупать. Как только со мной покупатель рассчитался, мы сразу джип посмотрели. Это же не тачка, а просто картинка!

– Будь осторожна, – по-матерински произнесла я. – Ты обладаешь редким даром влипать в самые неприятные ситуации.

– Да не парься ты по этому поводу. Уж я-то мужика-афериста от нормального отличить могу. У меня глаз наметан. А то, что я этого Степана вчера распознать не смогла, – так сбои везде бывают. Даже у профессионалов. Как же без них!

– Смотри, чтобы в этот раз сбоев не было.

– В этот раз – всё будет о’кей. Возможно, ты еще на моей свадьбе попляшешь, подруга. Только плясать будем прямо на столе, на глазах у удивленных гостей!

– Хорошо, если бы так.

– Кстати, как поживают твои трансвеститы?

– Нормально, что с ними будет, – холодно ответила я.

– Юлька, ты сколько лет с детьми проработала? А теперь вот – с трансвеститами. Носишься с ними, наверное, как с малыми детьми. Там все прооперированные?

– Если человек трансвестит, то это не значит, что он собирается делать операцию по смене пола, – объяснила я и, напомнив, что у меня на работе нет возможности трепаться по телефону столько, сколько хочется, сунула трубку в карман.

Вскоре народа в зале поубавилось, я вновь бросила беглый взгляд на Богдана. В платье он выглядит довольно комично. Вообще, многие мужчины в платьях вызывают насмешки и сами не отрицают этого. Богдан оставил мне хорошие чаевые и удалился. Когда клуб совсем опустел, я открыла дверь Ленкиного кабинета, для того чтобы попрощаться с ней до завтра, и закричала так, что сбежались все сотрудники нашего бара. Ленка висела на массивной бронзовой люстре, которую сама выбирала, когда обустраивала свой кабинет…

– Да что ж это такое происходит…

В эту ночь мне не удалось заснуть даже под утро. Бесконечные беседы с сотрудниками милиции и выяснение причины, почему Ленка пошла на этот отчаянный шаг. То, что это было самоубийство, ни у кого не вызывало сомнения, но всем было трудно объяснить причину, почему человек совершенно сознательно, прямо на рабочем месте ушел из жизни.

Пару раз сотрудники назвали покойницу Леной. Менты нас одергивали – следовало называть ее так, как записано в паспорте, а точнее – Леонидом. Лично мне было тяжело называть Ленку Леней, потому что я никогда не видела ее в мужской одежде, для меня она была стопроцентной женщиной. Ходила в мини-юбке, черных колготках, носила туфли на высоких каблуках. Ее любимой фразой была фраза о том, что не все девушки рождены женщинами.

Я вспоминала наши задушевные беседы в кафе и не могла свыкнуться с мыслью, что ее больше нет. Ленка не любила независимых женщин, а точнее, таких, как я, потому что я всегда считала себя независимой. Мы много с ней спорили по этому поводу. Я считала, что если женщина независима, то мужчина должен понять и принять ее независимость, Ленка же рассуждала, что в независимых женщинах слишком мало женственности и чересчур много мужественности. Она говорила, что мужчин привлекает в ней совсем не то, что она трансвестит, а то, что в ней много женственности, а на сегодняшний день этого так не хватает нашим мужчинам. Я же не могла с ней в этом согласиться и оставалась при своем непоколебимом мнении. Я была уверена, что с Ленкой знакомились в основном геи или те, кто хочет удовлетворить свои самые смелые сексуальные фантазии. Удивительно, несмотря на свою мужскую физиологию, Ленка имела женскую ранимую психику.

– Горе-то какое, – шептались сотрудники, наблюдая за тем, как Ленку выносят из клуба.

– Интересно, кто будет следующий…

Я обернулась и увидела повара Толю.

– Ты это о чем? – задала я вопрос и всмотрелась в его бледное лицо.

– О следующем мертвеце. Здесь это не редкость. Ты просто не так давно у нас работаешь.

– А почему это происходит? – зачем-то спросила я, хотя заранее знала ответ.

– Потому, что нельзя идти против природы.

– Нельзя, – согласилась я с Толей. – Но ведь не у всех это получается.

– Вот и результат налицо. Не могут они свыкнуться с мыслью, что не все принимают их новый облик, они, пожалуй, лучше, чем обычные женщины, знают, чего же хотят мужчины.

В Ленкином кабинете повсюду валялись женские шмотки и косметика. На столе рядами красовался лак для ногтей, на трюмо весели яркие бусы. Несколько париков, тюбиков помады, карандаши для губ, клипсы, сережки, повсюду туфли на шпильках… Этот клуб был для нее единственным пристанищем, тихой гаванью, здесь не осуждали таких, как она. Только тут она находилась среди единомышленников и получала моральную поддержку.

– У нее вчера у ребенка день рождения был. Жена не пустила, – объяснила я Толику и носовым платком вытерла неожиданно выступившие слезы.

– Оно и понятно. Зачем ребенка пугать. Можно было бы и в мужской одежде приехать.

– Не захотела она считаться с общественным мнением. Видимо, это ее и погубило.

Я смотрела на Ленкины туфли сорок шестого размера и удивлялась, где же она брала такую большую женскую обувь? Скорее всего, шила по спецзаказу и отваливала за нее нереальные деньги.

Когда милиция наконец объявила нам, что все сотрудники свободны и мы можем расходиться по домам, я вышла на улицу, чтобы взять такси. Но тут мне перегородил дорогу внушительных размеров автомобиль. Отскочив в сторону, я выругалась, но, узнав в сидящем за рулем мужчине Богдана, встала как вкопанная.

– Вы?


Глава 12

– Садитесь в машину, – в приказном тоне сказал Богдан и махнул головой в сторону заднего сиденья.

– Зачем? – занервничала я.

– Нам нужно поговорить.

– Я устала после работы. Всю ночь на ногах. Очень плохо себя чувствую, – попыталась я отделаться от Богдана, понимая, что на разговор с ним у меня не осталось ни сил, ни желания.

– Я довезу вас до дома.

Осознав, что сопротивляться бессмысленно и что лучше один раз поговорить, чем мучиться от мыслей, чего же хотел от меня Богдан, я села в машину, положила сумочку к себе на колени и устало произнесла:

– Что вы от меня хотите?

Машина тронулась с места. Богдан поинтересовался, куда именно меня нужно везти, и, выждав небольшую паузу, спросил:

– Что там у вас в клубе произошло?

– Администраторша повесилась. Самоубийство.

– Это Ленька, что ли?

– Я знала его как девушку по имени Лена.

– А каковы причины?

– По-моему, в таких случаях причина одна. Не выдержали нервы. Социум не принял.

Богдан снял женский парик, кинул его на сиденье и закурил. Я чувствовала себя усталой, злой, опустошенной и даже несчастной. Мне хотелось поскорее попасть домой, выпить что-нибудь успокоительное, накрыться с головой теплым пледом и поскорее уснуть.

В последнее время я все чаще и чаще любила вспоминать свое прошлое и жалела, что время нельзя повернуть вспять. Странно, люди бегут от своего прошлого, хотят поскорее его забыть, а я постоянно мысленно возвращаюсь к былому. Наверное, это происходит оттого, что мне страшно заглядывать в будущее и жить настоящим.

Начало наших отношений с Андреем… Любовь, страсть, мгновения счастья… Рождение Никитки, бессонные ночи, которые доставляли необыкновенную радость. Андрей сам вставал к кроватке малыша, пел ему песенки, баюкал и приносил мне на кормление, стараясь заботиться о моем сне… Мой любимый детский сад и славные, добрые детки, с которыми мы разучивали песенки и готовили музыкальные программы к самым различным праздникам. А однажды Андрей ушел в магазин и не вернулся…

От этих воспоминаний я вздрогнула и подумала, что сейчас, в свою самую черную полосу жизни, я начинаю привыкать к одиночеству и понимаю, что мне уже никто не нужен. Я привыкаю к жизни с совершенно чужим человеком, к нелюбимой работе и к душевному дискомфорту.

– Вы посадили меня к себе в машину для того, чтобы отвезти домой? – поинтересовалась я у Богдана.

– Я хотел бы с вами переговорить, только не знаю, как начать.

– Давайте не будем ходить вокруг да около, а поговорим сразу начистоту. Я подозреваю, о чем пойдет речь. Перед тем как устроиться на работу, все сотрудники нашего клуба подписывают бумаги о неразглашении. Если вы боитесь, что я расскажу всем о ваших увлечениях, то вы заблуждаетесь. Не опасайтесь, что завтра об этом узнают ваши знакомые. Это закрытый клуб, и человеку с улицы здесь не место. Если вы приезжаете в этот клуб, значит, вы нам доверяете, администрация пытается создать максимально комфортные условия для отдыха и обеспечивает неразглашение тайны. Кроме этого, клуб посещают персоны намного важнее и влиятельнее вас, – заметила я. – А я всего лишь сотрудница и обязана соблюдать правила. Так что ваши переживания напрасны. Для меня вы обыкновенный член клуба и не более того.

– Я оставил вам свою визитку, – произнес Богдан. – Я бы хотел ее забрать.

– Ваша визитка лежит у меня дома. Если для вас это так важно, то я могу подняться в квартиру и ее вынести. Но мне кажется, это бессмысленно, – заметила я. – Каждый день вы раздаете кучу своих визиток.

– Но никто еще не видел меня в таком месте.

– Даже если бы я кому-то и рассказала, где именно я вас видела, то мне бы вряд ли поверили. Вы рассуждаете так, словно у нас с вами есть общие знакомые.

– Забыл, как вас зовут?

– Юля, – напомнила я.

– Так вот, Юля, я очень надеюсь на то, что вы умеете держать язык за зубами. Я далеко не простой человек, и если узнаю, что вы не только нарушили правила своего клуба, но и поступили по-свински, то запросто испорчу вам жизнь.

– Она уже и так испорчена. Хуже некуда, – заметила я. – Муж потерял память, работа не в радость, только бы заработать на хлеб насущный.

– Поверьте, бывает еще хуже.

– Богдан, вы мне угрожаете?

– Не угрожаю, а предупреждаю.

– А вот два раза предупреждать меня не надо. Я девушка понятливая.

– Я надеюсь, что мы с вами друг друга поняли.

– Я же сказала: не сомневайтесь.

Мы подъехали к моему дому, я с грустью посмотрела на темные окна квартиры и поинтересовалась:

– Визитку вынести?

– Нет. Будет лучше, если вы ее уничтожите.

– Хорошо, уничтожу.

– Так как обстоят дела с вашим мужем?

– Как они могут обстоять? Все так же. Без изменений.

– Он по-прежнему никого не узнает?

– Я думаю, дальше будет только хуже.

– Значит, у вас даже не осталось надежды?

– Я еще вчера сказала вам, что у меня уже ничего не осталось: ни веры, ни надежды. Просто руки опускаются.

– Позвоните мне завтра в первой половине дня. Вернее, уже сегодня. На часах ровно пять утра. Американский врач, про которого я вам говорил, сейчас в Москве.

– Вы хотите свести меня с этим врачом?

– Мне было бы приятно, если бы он оказался вам полезен.

Я благодарно улыбнулась:

– Спасибо.

– Пока меня благодарить не за что. Вот когда помогу, тогда и будете благодарить. Приезжайте сегодня к моему офису, адрес указан в визитке, к одиннадцати часам. Я отвезу вас в клинику, познакомлю с врачом, а об остальном – о стоимости медицинских услуг и прочем договоритесь сами. Я представлю вас как свою хорошую знакомую. Это нужно для того, чтобы к вам было более серьезное отношение и чтобы вас ожидали минимальные финансовые затраты.

– Спасибо вам, – несмотря на жуткую усталость, я почувствовала, как у меня поднялось настроение. – Вы так добры. А я не помешаю вам завтра?

– Нет, – сказал Богдан. – Завтра у меня есть немного свободного времени. Я буду в офисе с десяти. За час сделаю кое-какие дела и встречусь с вами в одиннадцать. Мне надо попасть в одну фирму, а это недалеко от клиники.

– Так уже пятый час, – удивилась я.

– Ровно пять, – посмотрел на часы Богдан.

– И вы в десять уже будете на работе?

– Приму душ, пару часов посплю – и на работу.

– И вам хватает двух часов сна?

– Не хватает, – улыбнулся мужчина. – В выходные отосплюсь. Работа есть работа.

– Вы работаете на износ.

– Я не так часто позволяю себе ночные гуляния.

– В одиннадцать я буду у вас.

– И еще… Забудьте то, что вы видели сегодня.

– А я уже ничего и не помню, – улыбнулась я и вышла из роскошной машины.

Я осторожно открыла дверь в квартиру, чтобы не разбудить мужа, посмотрела на спящего Андрея, зашла на кухню, чтобы выпить чаю, и, увидев грязную посуду, стоящую в раковине, развела руками.

– Сутками дома сидит! Неужели нельзя посуду помыть и крошки со стола смести? Еще не хватало, чтобы у нас тараканы завелись.

Поняв, что у меня нет сил возиться с посудой, я выпила холодного чаю, накапала успокоительных капель и легла на диван, закутавшись в теплый плед. Сна, как назло, не было. Из головы не выходила Ленка. Я не могла представить, что теперь на работе больше никогда ее не увижу.

У меня вообще в голове не укладывалось, из-за чего люди решаются покончить жизнь самоубийством? Страшно было об этом думать. До какой же грани нужно дойти, чтобы сознательно взять и лишить себя жизни?! Говорят, что человек кончает с собой тогда, когда не видит другого выхода. Не верю! Даже из самой, казалось бы, безвыходной ситуации обязательно найдется выход. Всегда есть способ решить проблему. Если это, конечно, не смертельная болезнь.

У нас принято осуждать самоубийц. Наверное, потому, что мы никогда не сможем почувствовать то, что чувствуют эти люди. Я попыталась понять, что чувствовала в последнее время Ленка. Отчаяние, одиночество, страх, безысходность, непонимание… Да все, что угодно. У нее просто не хватило сил для того, чтобы жить дальше. Сдали нервы. Она отчаялась… Но ведь Ленка сама создала себе проблемы из-за тех тараканов, которые в последнее время поселились в ее голове.

Несмотря на черную полосу, которая преследует меня в последнее время, мне хочется жить, хочется знать, что будет там, впереди, и хочется почувствовать, как прекрасен этот мир… Очень печально и больно, когда люди отнимают у себя жизнь. Даже если для этого есть слишком веские причины. Любой из нас может упасть с жизненной карусели носом в грязь, но все же надо отряхнуться и жить дальше, обходя невзгоды стороной.

Есть две категории самоубийц. Первая категория – это те, кто уходит из жизни в состоянии аффекта. Сюда можно отнести алкоголь, наркотики, психотропные таблетки и неуправляемые эмоции. Вторая категория – это те, кто готовился к уходу из жизни заблаговременно, осмысленно и хорошо понимал последствия такого поступка. Например, у человека складываются обстоятельства, при которых он просто не может жить дальше, и они с каждым прожитым днем давят на него все больше и больше. Я даже не сомневаюсь в том, что Ленка относилась к первой категории самоубийц. Под влиянием эмоций и алкоголя она увидела только один выход из сложившейся ситуации – это смерть.

Я закрыла глаза и представила, как Ленка покончила с собой. Зачем она это сделала… В тот момент она чувствовала себя одинокой и никому не нужной. А ведь я могла ее остановить… Могла, если бы проявила к ней хоть капельку дружеского участия. Она же так хотела выговориться и излить мне свою душу, но вместо того чтобы ее выслушать, я сказала, что мне нужно работать, и ушла к посетителям в зал.

У всех у нас бывают серьезные переживания и испытания, но мы должны учиться противостоять бедам и депрессии, потому что в этот сложный период жизни в голову может прийти все, что угодно. Как же страшно сунуть голову в петлю и прийти к мысли, что ВСЁ кончено. И даже если ты успеешь об этом пожалеть, то уже может быть поздно.

Промокнув пледом свои слезинки, я вспомнила, как однажды в подземном переходе в метро увидела надпись: ВЫХОДА НЕТ. «Неправильная надпись», – тогда подумала я. А на следующий день я вновь шла по тому же подземному переходу и улыбнулась. Кто-то зачеркнул надпись: ВЫХОДА НЕТ и написал: ВЫХОД ЕСТЬ ВСЕГДА!

Самоубийство – это не способ решения проблем. Да разве можно подвергать сомнениям целесообразность нашей жизни? Я всегда успокаиваю себя словами, что все плохое обязательно когда-нибудь пройдет. Нужно жить. И почему я сегодня не дослушала до конца Ленку и не сказала ей о том, что НУЖНО ЖИТЬ?

В жизни тоже были моменты, когда мне не хотелось жить, особенно в юности, но я никогда не задумывалась о самоубийстве. Я просто шла к зубному врачу. Мне хотелось сделать себе очень больно, так, чтобы моя новая боль перекрыла ту, которая была у меня внутри. Но я никогда не теряла здравый смысл, старалась найти выход из любой ситуации.

Я подумала, что люди, совершающие самоубийство, жутко эгоистичны. Они думают, что от их смерти всем вокруг станет легче, но ведь это не так. У Ленки живы мать и отец, и даже если они порой говорили ей не самые приятные слова и считали, что у нее серьезные психические отклонения, то это не значит, что они не испытали горечь от потери близкого и родного человека. Скорее всего, они сейчас в шоке и винят себя в том, что Ленка потеряла смысл жизни.

Чем больше я думала о том, что произошло сегодня в клубе, тем холоднее мне становилось. Достав пуховое одеяло, я накрылась им поверх пледа и закрыла глаза. И почему самоубийцы вечно думают, что жизнь только им создает проблемы, а всех остальных носит на руках? Можно подумать, только одни они несчастные, а мы все тут сидим в шоколаде и смакуем райскую жизнь… Если все станут уходить от своих проблем подобным способом, то что тогда будет? Но ведь стоит жить хотя бы ради того, что жизнь сама по себе достаточно интересна и неповторима.

Только я задремала, как из спальни вышел Андрей и стал громко греметь посудой на кухне. Положив подушку на голову, я вновь постаралась уснуть, но, услышав, что муж на полную катушку включил телевизор, почувствовала, что терпение мое сейчас лопнет.


Глава 13

Андрей пил чай, мазал хлеб маслом и вел себя так, словно жил один в этой квартире. Не говоря ни слова, я выключила телевизор и, держась за больную голову, пошла спать. Не успела я лечь на диван, как Андрей вновь включил телевизор и издевательски начал подпевать известному певцу.

– Да что же ты такое творишь?! – закричала я что было сил и, выключив телевизор, спрятала пульт в карман махрового халата. – Ты на часы смотришь?

– Смотрю. Уже семь часов утра, – невозмутимо ответил Андрей.

– Может, ты еще караоке начнешь петь в семь часов утра?

– Караоке я вчера вечером пел, а сегодня у меня нет настроения.

– Что ж это ты так, без настроения встал? Оно у тебя всегда должно быть хорошим. Ни проблем, ни забот, ни хлопот. Живешь, ни черта не делаешь!

– Я хочу смотреть телевизор, – настойчиво повторил Андрей.

– Смотри, кто тебе не дает? Ты можешь включить его в спальне. Я в гостиной сплю.

– А я хочу на кухне.

– Я тоже много чего хочу! – Я почувствовала, что уже не могу справиться с собой. – Но ведь ты тут живешь не один и должен со мной считаться.

– А кто ты такая?

Последний вопрос прозвучал как издевательство. Я с ненавистью посмотрела на опостылевшего супруга:

– Я твоя жена. Я всю ночь работала. Я очень устала и хочу спать.

– Почему ты по ночам работаешь?

– Потому что мне хорошо платят. Я вынуждена кормить нашу семью. Вот ты сейчас намазал масло на хлеб и собрался съесть бутерброд, но ведь даже не поинтересовался, откуда у нас в доме хлеб и масло. Тебе вообще безразлично, откуда в нашем доме берутся продукты? Ты просто привык открывать холодильник и брать все, что считаешь нужным. Так вот, чтобы в этом холодильнике никогда не исчезали продукты, я должна хоть немного поспать.

– Сядь. Поговорить надо, – неожиданно сказал Андрей и нервно потянулся за сигаретой.

Я украдкой зевнула и села напротив. Закурила и, выпустив дым, произнесла:

– Андрей, может, ты на работу пойдешь? Тяжело в четырех стенах сидеть. На работе ты быстрее придешь в себя, все-таки среди людей будешь. Общение в твоем случае просто необходимо.

– Я сам уже от этого всего устал. Понимаешь?

– Понимаю. Я тебе говорю: попробуй поработать, и ты быстрее все вспомнишь. Заживешь нормальной, полноценной жизнью.

– Я боюсь, – стряхнул пепел в пепельницу Андрей.

– Кого?

– Людей.

– Но ведь ты же среди них живешь. Как же можно их бояться?

– Да как мне найти работу, если я ничего не умею?

– Почему ты ничего не умеешь? Ты же за руль сел и сразу поехал, моментально вспомнил, как машину водить. Андрей, ты же классным водителем был. Зачем прозябать в четырех стенах? Врачи в один голос говорят, что чем быстрее ты начнешь жить активно, тем быстрее все вспомнишь. Поехали прямо сегодня к тебе на работу. Может, устроишься хотя бы на несколько часов в день. У тебя очень хорошие ребята в коллективе. За тебя все очень переживают.

– Да как я буду работать, если московских дорог совсем не знаю? – возмутился Андрей.

– Да долго ли их узнать! Карту изучишь.

– Не хочу, – решительно заявил Андрей.

– Почему?

– Потому что я из дома выйду и обратно домой дорогу не найду, – ударил по стене кулаком Андрей. – Выйду и опять через полгода в Сибири окажусь.

– Это страх, – произнесла я. – С ним нужно бороться. Я тебя очень хорошо понимаю.

– Да ни черта ты не понимаешь! Только и показываешь, как тебе одной тяжело. Совершенно не хочешь понять, что мне еще тяжелее. А то ты у нас вся такая бедная, несчастная, одинокая, пашешь целыми днями, света белого не видишь. Посиди в моей шкуре! Почувствуй, что это такое – заново родиться.

Я изумленно подняла глаза:

– Андрей, проще всего жаловаться на судьбу. Но ведь нельзя сидеть, сложа руки. Нужно что-то делать. Ты же сам себя здесь заживо хоронишь. У тебя же руки, ноги и голова есть. Подумаешь, памяти нет, но ведь и без этого можно жить. – Я бросила взгляд на стоящую в раковине грязную посуду и укорила: – Неужели трудно было хотя бы посуду помыть? Я же на работе.

– Это не мужское дело, – отрезал Андрей.

– Вот видишь, ты знаешь, что такое мужское дело, а что – женское. Тогда мне скажи: зарабатывать деньги и тащить на себе семью – это женское дело? Но ведь я тащу. Потому что мне деваться некуда! И ты хоть немного должен меня жалеть!

Видимо, Андрею не нравился наш разговор, и он пренебрежительно отмахнулся:

– Надоело мне все. И ты тоже мне надоела.

– Андрей, а ты сам себе еще не надоел?

– Надоел, – честно признался Андрей и, обхватив голову руками, задумался.

Я смотрела на него и ощущала острую душевную боль. Я все больше и больше приходила к мысли, что мне жутко неуютно рядом с Андреем. Наше некогда теплое гнездышко стало для меня неуютным, тесным и мрачным. Я даже спать тут не могу. И есть, и дышать тоже. Мне хочется оставить этого человека и никогда его больше не видеть. Да и не только не видеть, но и ничего больше не слышать. Он чужой, совсем не тот, кого я любила. Мне хочется его бросить, но где-то в подсознании сидит мысль, что этот человек болен, а я не имею права бросать попавшего в беду.

– Андрей, ты меня хоть немного любишь? – спросила я, заранее зная ответ.

– Я не понимаю, что это такое, – усмехнувшись, ответил он.

– Ты не знаешь, что такое любовь?

– Нет.

– Хотя бы соври. Обмани.

– Каким образом?

– Скажи, что любишь. Мне это так нужно…

– Зачем?

– Затем, что мне нужны силы, чтобы быть с тобой. Скажи, что любишь. Пожалуйста, скажи…

– Ничего я тебе не скажу, – пробурчал муж и закурил очередную сигарету.

А я глотала слезы и думала, что некогда эта квартира просто дышала любовью. Совсем недавно я считала, что для счастливой совместной жизни достаточно одной любви, а теперь понимаю, что моя любовь не спасет наши отношения.

Наступил момент, когда я пришла к мысли, что Андрей не только больной человек, лишенный памяти. Он еще и большой эгоист. Такое «счастье» вряд ли продлится долго. У него вообще нет никаких устремлений, да еще и неизвестно, есть ли у него эта душа? Он не хочет ни понимать, ни идти на уступки, ни пытаться хоть что-нибудь изменить. Андрей погружен в себя, и для него в этом мире не существует других людей. Получается, что в последнее время я не живу, пустила жизнь на самотек и самозабвенно служу эгоисту. Выходит, сейчас я сознательно отказываюсь от себя и живу для Андрея?

Я понимала, что моя любовь гибнет. Это очень тяжело осознавать, что любовь умирает, а ты ничего не можешь с этим поделать. Выстроенные за годы брака отношения трещат по швам, а самое главное, что на эти отношения больше не хочется тратить свои силы. Я принесла свою жизнь в жертву и целыми днями пытаюсь оправдать человека, который палец о палец не ударил, чтобы хоть что-то изменить. Прямо какая-то черная неблагодарность. Все, что происходит с нами в последнее время, ведет к неминуемому разрыву.

– Андрей, я боюсь, что больше так не смогу, – глухо сказала я и встала из-за стола.

Андрей по-прежнему смотрел в одну точку и никак не отреагировал на мои слова. Положив руки ему на плечи, я ощутила, как на глаза навернулись слезы, и прошептала:

– Как же нам с тобой дальше-то жить?

– Не знаю, – буркнул Андрей и убрал мои руки.

– Я хочу тебя показать одному американскому доктору. У него своя частная клиника. Пусть он тебя посмотрит. Может, он и в самом деле хороший специалист.

– Устал я уже от этих докторов, – замотал головой Андрей.

– И я устала, но что-то же нужно делать.

Несмотря на то что Андрей согласился сделать звук телевизора потише, я больше так и не прилегла, потому что нужно было уже собираться в офис к Богдану. Посмотревшись в зеркало, висящее в ванной комнате, я неожиданно для себя прослезилась, сочла свое отражение в зеркале удручающим и принялась брызгать на лицо холодной водой. Потрогав синяк на правом виске, я вновь отчетливо вспомнила события той страшной ночи и прошептала:

– И почему же ты у меня такая несчастная? Почему тебе так не везет?

Из зеркала на меня смотрела грустная девушка с заплаканными глазами.

Наложив побольше тонального крема на лицо, чтобы замаскировать темные круги под глазами, я надела нарядное платье, привела себя в порядок, выпила чашку кофе, чтобы хоть немного взбодриться. Андрей все так же тупо сидел перед телевизором, не обращая на меня никакого внимания. Мне показалось, что ему совершенно неинтересно, что идет в данный момент по телевизору, и он даже не вникает в суть программы. Он сидел, словно робот, с застывшими глазами и ничего не выражающим взглядом.

– Андрей, может, тебе телевизор на другой канал переключить? – поинтересовалась я на всякий случай.

– Пусть будет на этом.

– Но ведь ты же никогда не любил подобные передачи.

– Мне нет разницы, что там идет.

– Если тебе нет разницы, тогда зачем ты смотришь?

– Потому что мне больше нечем заняться.

– Это хорошо, когда нечем заняться, – укоризненно заметила я. – А на меня вот столько всего навалилось – просто караул. Я уже забыла, когда высыпалась в последний раз.

– А ты куда собралась? – проигнорировал мое замечание Андрей.

– По поводу американского врача хочу узнать. Я же тебе говорила.

– Да брось ты!

– Что бросить? Тебя или врача?

– Ерундой заниматься бросай.

Не успела я ответить на реплику Андрея, как в дверь позвонили и на пороге появилась мама Андрея с только что испеченными пирожками.

– Андрюшенька, ну как ты тут? – ласково спросила свекровь и прошла на кухню. – Я тебе пирожочков напекла. Такие, как ты любишь. С капусткой.

– Я не Андрюшенька, – раздраженно сказал Андрей и кинул на мать злобный взгляд.

– А кто же ты?

– Всё в порядке, – сказала я. – Он ненавидит, когда его Андрюшенькой называют.

– Да мне хочется сыночка как можно более ласково назвать.

– Лучше не стоит, – честно предупредила я свекровь. – Он на это бурно реагирует. Может кулаком по столу звездануть или швыряться чем-нибудь начнет. У него нервная система расшатана.

– Юля, а ты сама-то пирожков поешь.

– Спасибо, но мне некогда. Я хочу с врачом встретиться, чтобы он Андрея посмотрел.

Мать поставила перед Андреем тарелку с румяными пирожками и все заботливо пропела:

– Кушай, сынок. Кушай! – Проводив меня до коридора, она остановилась у входной двери и прошептала: – Тяжело тебе с ним?

– Вы что, сами не видите?

– Он даже мамой меня ни разу не назвал.

– А меня – женой.

Свекровь прижала меня к себе и по-матерински произнесла:

– Держись, дочка. Видно, судьба такая.

Я грустно улыбнулась и вышла из квартиры. Судьба судьбой и пусть она сейчас диктует свои правила, но моя жизнь обязательно будет такой, какой я сама ее выстрою.


Глава 14

Подъехав к офису, я подумала, что не совсем прилично ждать Богдана на улице у дверей, и решила зайти в помещение. Увидев стоящего у входа охранника, я постаралась скрыть робость и сказала, что иду к помощнику управляющего Богдану.

– Вам назначено? – поинтересовался грозный охранник.

– На одиннадцать, – невозмутимо ответила я.

– А Богдана Викторовича еще нет, – отрезал охранник. – Он еще не подошел.

– Как же так? Он сказал мне, что приедет на работу к десяти.

– Еще не подъехал. Не переживайте, он обязательно будет. Богдан Викторович человек очень ответственный.

– А он не предупреждал вас о моем визите?

– Нет, – покачал головой охранник. – Не предупреждал.

– Странно. Где я могу его подождать?

– Если предъявите паспорт и вас записать в журнал, то можете подождать прямо у кабинета. Там есть удобная гостиная комната.

– Пожалуйста, – я достала из сумочки паспорт и тут же спросила: – А где находится кабинет?

– Четвертый этаж, комната четыреста пятнадцатая.

Пока охранник переписывал из паспорта мои данные, я обратила внимание на вошедшего в здание высокого интересного мужчину, который властно разговаривал с идущим рядом с ним собеседником. Поприветствовав охрану, он направился к лифту. Взяв свой паспорт, я направилась к лифту следом за ним и стала с нескрываемым любопытством разглядывать стоящего рядом со мной незнакомца. От него приятно пахло изысканным парфюмом и дорогой, совершенно незнакомой мне жизнью. Интересно, он связан узами Гименея или еще нет? Если нет, то за таким, как он, идет, наверное, настоящая охота, в которой принимают участие сотни амбициозных и алчных девиц.

– Я телефон в машине оставил, – сказал незнакомец стоящему рядом с ним мужчине. – Сходи, возьми. Принесешь мне его в кабинет.

Мужчина кивнул и пошел за телефоном. Двери лифта открылись, я зашла в красивую зеркальную кабину вместе с незнакомцем и тихо спросила:

– Вам какой?

– Четвертый.

– Надо же, и мне четвертый.

Как только двери лифта закрылись, мужчина улыбнулся:

– А вы, случайно, не ко мне едете?

– Случайно – нет. Я к Богдану. А вы, простите, кто? – на всякий случай поинтересовалась я.

– Я его помощник, – рассмеялся мужчина.

– Кто?

– Помощник.

– Да что у вас за организация такая?

– А чем вам не угодила наша организация? – улыбнулся мужчина.

– Кругом одни помощники. Богдан – помощник управляющего, а вы помощник помощника управляющего. Даже страшно подумать, какой у вас тут управляющий, если у него столько помощников.

– И каким вы себе его представляете?

– Какой-нибудь толстый, лысый, вредный, злобный и ленивый дядька.

– Почему вы его так охарактеризовали?

– Потому что деятельный человек никогда не заведет себе такое количество помощников.

– А если у него такой огромный объем работы, что без такого количества помощников никак не обойтись? Если компания крупная?

– Ну, не знаю, – пожала я плечами. – Даже у президента меньше помощников, чем у вашего управляющего. – Посмотрев на закрытые двери лифта, я вновь нажала на кнопку четвертого этажа и как-то растерянно спросила: – А почему мы не едем?

– Действительно, почему мы не едем? – всполошился мужчина и тоже принялся нажимать на все кнопки подряд. – Чертовщина какая-то!

Осознав, что мы застряли, мужчина посмотрел на часы, побагровел и принялся нажимать кнопку вызова диспетчера, но нам так никто и не ответил. Правда, после этого лифт немного проехал и завис где-то между этажами.

– У нас вчера кабину лифта меняли, – раздраженно сообщил мне разнервничавшийся мужчина. – Видимо, плохо поменяли. Неполадки какие-то.

– А мы что, сегодня первые на этом лифте едем?

– Да нет, конечно, тут уже полное здание сотрудников. Не по лестнице же они все поднимались. Но почему-то лифт сломался именно тогда, когда в него сели мы.

– А диспетчер почему не отвечает?

– Да кто ее поймет, почему она не отвечает? Спит, что ли? Так уже время черт-те сколько! Может, отошла куда? Всех уволю, гады!

– Для того чтобы всех уволить, нужно сначала открыть двери лифта, – заметила я.

– Вот как только двери откроются, так всех и уволю, сволочей!

– Да не волнуйтесь вы так, – попыталась успокоить я незнакомца. – Не будем же мы здесь вечно сидеть. Сейчас придет диспетчер, обнаружит поломку, сообщит монтерам, и нас отсюда вытащат.

Мужчина постучал себя по карманам и растерянно развел руками:

– А я, как назло, мобильник в машине оставил.

– Не волнуйтесь. У меня есть мобильный, – улыбнулась я и полезла в свою сумочку, но как только взглянула на дисплей телефона, улыбка тут же сползла с моего лица – шкала приема была нулевая.

– Он здесь не ловит.

– Что, совсем не берет?

– Нет, – протянула я телефон мужчине. – Можете убедиться сами.

– Странно, а мой в лифте всегда берет. Я по своему телефону постоянно в лифте разговариваю.

– Значит, у вас оператор связи другой.

Сначала мы пытались стучать по дверцам лифта и звать на помощь. Обеспокоенные сотрудники кричали нам, что нужно немного потерпеть и сейчас все уладят.

Чуть позже мы замолчали и принялись с интересом разглядывать друг друга. Аромат мужского одеколона становился все сильнее и сильнее. Мне безумно нравился этот запах, потому что это был запах мужчины, и этот мужчина был красивым, интересным и, если хотите, дорогим. Я даже подумала, что подобный мужчина – мечта многих женщин, любая мечтала хотя бы на короткий промежуток времени очутиться в его мимолетной власти.

– Вам плохо? – нарушил ход моих мыслей мужчина.

– Нет. А с чего вы взяли?

– Вы побледнели.

– Это от недосыпания. У вас такой приятный одеколон.

– Вам и вправду нравится?

– Очень.

– А мне казалось, что я сегодня слишком уж… того… Здесь и так душно, а еще этот одеколон… Вам, наверное, от этого плохо.

– Мне хорошо, – честно ответила я и пристально посмотрела мужчине в глаза. – Этот запах так сильно дурманит…

– Вы находите?

– Чем дольше вдыхаешь его, тем сильнее хочется потерять голову.

Я бросила на спутника вызывающий взгляд. Мужчина тут же смутился и опустил карие глаза.

– Александр Остапович! Вы меня слышите?! – послышался где-то снаружи мужской голос.

– По-моему, это вас зовут.

– Александр Остапович, проблема! Кабину переклинило! Связи с диспетчером нет, потому что микрофон не работает!

– Какой еще микрофон? О чем они говорят?

– Они предлагают нам побыть неопределенное время вдвоем в этом лифте, – игриво ответила я и бросила на мужчину огненный взгляд.

Он тут же отвел глаза в сторону. В этот момент в кабине погас свет.

– Да вы что там, совсем охренели?! – в ярости закричал Александр Остапович. – В кабине света нет! Включите нам хотя бы свет! Я вас всех поувольняю, как только отсюда выйду!

– Потерпите. Вчера кабину меняли, видимо, поставили бракованную, с кучей дефектов. Мы уже ремонтную службу вызвали.

– И сколько будет ехать ваша служба?

– Потерпите! Видно, серьезная поломка.

– Да что вы заладили как попугаи – потерпите да потерпите! Терпим, только вот не знаю, насколько у нас хватит терпения, а то я двери этого лифта сам вышибу!

– Успокойтесь. – Я нащупала в темноте руку мужчины. – Не стоит так волноваться. Можно, я буду держать вас за руку, а то я в такой темноте еще никогда не была. Даже жутковато как-то.

– Конечно, держите.

– Спасибо.

– Давайте хоть познакомимся, что ли, – предложил мужчина.

– Я поняла, что вас зовут Александр Остапович.

– Для вас я – просто Саша.

– А я для вас – просто Юля.

– Вот мы и познакомились.

Новый знакомый крепко прижал меня к себе. Я вздохнула, волна возбуждения поднималась все выше и выше. Почувствовав нежный поцелуй в шею, я, к своему удивлению, даже не попыталась сопротивляться и поняла, как все это время мне не хватало страсти и ласки.

– Не отталкивай меня, – прошептал мне на ухо Александр.

– Не буду, – неожиданно ответила я.

– Я так одинок…

– Разве такие мужчины могут быть одинокими?

– Могут.

– Я тоже так одинока…

– Разве такие женщины, как ты, могут быть одиноки?

– Могут. Еще как могут! Такие, как я, чаще всего одиноки.

Если бы хоть кто-то когда-то сказал мне, что я отдамся первому встречному, незнакомому, но чертовски красивому мужчине прямо в застрявшем лифте, я бы никогда в это не поверила и рассмеялась бы этому человеку в лицо. Преданная жена, мать, да и вообще, женщина, у которой никогда не сносило голову, считающая случайный секс чем-то аморальным, грязным и из ряда вон выходящим. То, что мы совершенно незнакомые люди, еще больше меня заводило, подхлестывало и раззадоривало. Мне казалось, что этого мужчину я ждала долгие годы, чтобы вот так легкомысленно ему отдаться, почувствовать себя доступной и даже порочной. Мне хотелось, чтобы он внес в мою жизнь хоть немного цинизма, чтобы разорвал этот круг вечного самопожертвования и преданности тому, кому эта преданность совсем не нужна. Хотелось, чтобы меня трогали чужие, незнакомые руки и целовали незнакомые губы, но чтобы эти губы были такими желанными, порочными и притягательными.

Мне уже давно безумно хотелось попасть в мужские объятия! Хотелось, чтобы эти объятия были свежими и дурманящими. Безумно хотелось секса! Безумного, безудержного секса! И никаких взаимных обязательств! Никаких надежд и иллюзий! Мужчины ценят женщин, которые умеют отдаваться страсти, не строя при этом планы на будущее. Мужчины ценят женщин, которые не требуют продолжения…

Несмотря на то что глаза уже успели привыкнуть к темноте, я по-прежнему ничего не видела, и от этого было особенно упоительно. В кромешной темноте мы все равно находили руки и губы друг друга. Я слушала громкое учащенное дыхание и не хотела думать, что будет, если прямо сейчас откроются двери лифта и на меня с осуждением посмотрят несколько пар глаз… К черту все условности! Я никогда не была в таком состоянии, когда мутнеет рассудок, когда жаждешь горячих прикосновений. Чувство опасности и неизвестность возбуждают.

Когда руки Александра заскользили по моим бедрам, а затем проникли под мое платье, я прижалась к нему и прошептала:

– Только бы этот проклятый лифт не починили.

– Пусть только попробуют, – тяжело дыша, прошептал мужчина. – Если починят – всех уволю. Поувольняю, гадов, к чертовой матери!

Я кивала в знак согласия и растаяла от ласковых, теплых мужских прикосновений, чувствуя, что мне очень нужны эти смелые и хорошо знающие свое дело мужские руки. Вскоре рука Александра очутилась в моих трусиках, я прошептала:

– Хочу…

– Хочешь? – возбужденно спросил он.

– Очень… Хочу… Хочу…

Я впилась в его губы с неистовством, вкладывая в жгучие поцелуи все свои чувства. Меня охватил какой-то ошеломляющий порыв страсти.

– Я бы, наверное, умерла, если бы тебя сегодня не встретила, – говорила я, словно во сне, и дрожащими руками расстегивала брюки мужчины.

– Ты так сильно хотела?

– Хотела…

– Подожди.

Александр полез в карман и достал пакетик с презервативом.

– Ох да, я совсем забыла…

– Я тоже чуть было не забыл. – Надорвав пакетик зубами, он достал презерватив и прошептал: – Я хочу, чтобы ты сама надела эту проклятую штуковину.

– Я попробую.

– Ты умеешь?

– Нет, – честно призналась я своему новому любовнику. – Но думаю, что у меня получится. В противном случае просто взорвусь от желания.

Когда у меня все получилось, он сладостно застонал и прошептал:

– А говорила – не умеешь.

– Я в первый раз… Честное слово.

– Все мы в первый раз, – усмехнулся Александр. – У тебя рука набита. Меня не обманешь.

– Дело совсем не в моей руке. Это у тебя одно место так набито…

– А ты хулиганка!

Сказав это, Александр сжал мои бедра, прижал к зеркальной стене лифта и проник в меня так, что я вскрикнула от наслаждения, обхватила его ногами, обняла за плечи… Безумство овладело мною…


Глава 15

Неожиданно в лифте загорелся свет и он тронулся с места. Мы наспех оделись и попытались привести себя в надлежащий вид. Я взглянула на себя в зеркало, поспешно застегнула пуговицы на платье. Носовым платком вытерла следы губной помады с лица Александра.

– Мало, – властно сказал Александр и добавил: – Еще хочу.

– Как получилось, – улыбнулась я, стараясь пригладить растрепавшиеся волосы.

Двери лифта открылись, и мы увидели перед собой перепуганных сотрудников фирмы и ремонтников.

– Александр Остапович, извините, – слышались со всех сторон взволнованные голоса не на шутку обеспокоенных сотрудников. – Поменяли кабину лифта, а она оказалась бракованной. Сегодня же все будет устранено. Вы только не ругайтесь, пожалуйста.

– А что так быстро приехали? – недовольно спросил Александр.

– Вы имеете в виду, почему так долго ехали? – переспросила девушка, которая, по всей вероятности, была секретаршей. – Поймите, так получилось.

– Да ничего я не хочу понимать, – поправил наспех завязанный галстук Александр и раздраженно посмотрел на ремонтников. – Можно подумать, вас кто-нибудь торопил. Не пожар же все-таки!

Окружающие решили, что таким издевательским тоном Александр высказывает свои претензии по поводу того, что он застрял в лифте, и не переставали приносить извинения.

– Шеф, ваш телефон, – рядом с Александром появился его охранник и протянул ему мобильный. – Я пока за телефоном бегал, вы уже в лифте застряли.

Стараясь остаться незамеченной, я прошмыгнула за спины людей, но тут же услышала:

– Девушка, стойте.

Я резко остановилась и с недоумением посмотрела на Александра.

– Вы мне? – Мне было странно, что после всего, что произошло между нами, мы вновь были друг с другом на «вы».

– Вам, – возбужденно произнес Александр. – Вы куда собрались?

– По своим делам, – чувствуя, с какой бешеной скоростью бьется сердце, ответила я.

– А какие у вас тут дела?

– Я в четыреста пятнадцатую комнату. У меня встреча назначена на одиннадцать часов. Я опаздываю. Меня ждут.

– Подождут, – отрезал Александр.

– В смысле? Как подождут? – окончательно растерялась я.

– Мы с вами в лифте начали обсуждать одну проблему, но так и не обсудили ее до конца. Я бы хотел предложить продолжить беседу в моем кабинете.

– Вы так считаете?

Чем больше я смотрела на Александра, тем все отчетливее понимала, что мужчина вызывает во мне не только физическое влечение. Черт побери, мало того, что я хочу его как сумасшедшая, но хочу еще узнать, какой он человек…

– Но у меня назначено на одиннадцать, – зачем-то начала упираться я. – Ваш начальник меня потом не примет.

– Какой начальник? – Александр провел ладонью по волосам.

– Ваш…

– Ах, мой начальник…

– Богдан.

– Ах, Богдан! Ничего, я с ним поговорю, он вас примет.

– Вы имеете на него влияние?

– Намного большее, чем вы можете себе представить.

Увидев, что к нам направляется Богдан, я заметно покраснела и пробубнила себе под нос:

– А вот и он сам.

Не обращая на меня никакого внимания, Богдан бросился к Александру и виновато затараторил:

– Шеф, это какая-то мистика! Сегодня лифт работал как часы, а тут такое… Ну как вы? Все в порядке? Я обещаю с этим серьезно разобраться и наказать виновных.

– Накажи их за то, что они так быстро лифт починили, – бросил шеф и кивком указал на меня. – Эта девушка пришла к тебе?

Наконец обратив на меня внимание, Богдан недовольно скривился.

– Да, мы договаривались встретиться.

– Я хочу с ней обговорить один важный вопрос за кофе. Или у тебя к ней что-то срочное?

– Ничего срочного нет, – принялся уверять Богдан слегка раскрасневшегося Александра, не спуская с меня подозрительного взгляда. – Пейте кофе. Какой разговор! Я этой девушке пообещал доктора порекомендовать. У нее муж память потерял. – Богдан специально сделал акцент на слове «муж», потому что моментально просек ситуацию и уловил интерес шефа к моей персоне.

Видимо, после вчерашней ночи, проведенной в кафе для трансвеститов, он и представить себе не мог, что я смогу когда-нибудь познакомиться с его боссом, и теперь предпочитал, чтобы шеф держался от меня как можно дальше.

Через несколько минут я уже сидела в кабинете Александра и пила потрясающе вкусный кофе, который любезно принесла его секретарша, предварительно смерив меня оценивающим взглядом. Так обычно смотрят на конкурентку, которая помешала воплощению самых радужных планов. Поставив чашку на стол, я ощутила, что моя рука все еще слегка дрожит, и улыбнулась:

– Так ты и есть шеф!

– А что, не похож?

– Похож. Только я представляла тебя совсем другим.

– Лысым, толстым и ленивым?

– Это точно. Лысым, толстым и ленивым. – Я не могла не рассмеяться.

– Выходит, что я не оправдал твоих надежд?

– Ты слишком хорош для начальника, у которого полно помощников.

– А по-твоему, все начальники плохие?

– У меня было не так много начальников, но все они были женщинами. А если честно, то ты самый красивый начальник, которого я когда-либо видела.

– А если честно, то у меня не так много помощников.

В тот момент, когда Александр сел в свое огромное кожаное кресло и стал непринужденно на нем крутиться, я ощутила себя подчиненной, которую вызвали на ковер к начальнику и сейчас будут за что-то отчитывать.

– Ты замужем?

– Да, – я отвела глаза в сторону и пригубила кофе.

– А я свободен, – неожиданно сказал Александр.

Услышав это признание, я чуть было не выронила чашку из рук.

– Такие, как ты, разве бывают свободны?

– Бывают.

– Никогда бы не подумала.

– Я еще в поисках, – расплылся в улыбке мужчина.

– Кого ищешь?

– Ищу свою единственную. А ты, я смотрю, уже своего единственного нашла. Нашла?

Я промолчала, но Александр снова спросил:

– Так нашла или нет?

– Если я замужем, то, наверное, нашла.

– Не говори ерунды. Я знаю массу девушек, которые выходят замуж только потому, что боятся одиночества, или живут с кем попало, потому что больше не с кем. Миф о том, что если женщина замужем, то она обязательно счастлива, остался в далеком прошлом. Да и то, что между нами было сегодня в лифте, не характеризует тебя как преданную и счастливую жену.

– Может, это было всего лишь влечение, – попыталась оправдаться я. – Ведь у мужчин постоянно бывают новые увлечения. Чем женщины хуже? Страсть, порыв, потеря рассудка. Да еще твой одеколон… Его запах так сильно дурманит.

– Ты хочешь сказать, что ты потеряла голову не от меня, а от моего одеколона?

– И от него тоже…

Александр сел рядом со мной и провел рукой по моей спине, а затем по волосам. В кабинете было тихо, но в этой тишине я слышала, как громко, быстро и отчетливо бьется его сердце. Да, собственно говоря, и мое тоже.

Мужчина уткнулся лицом в мои волосы и прошептал:

– Я через несколько дней лечу в Марсель. Точнее, в эти выходные. У моего друга день рождения. Поехали вместе. Справим день рождения у друга в Марселе, затем отдохнем пару деньков на Лазурном Берегу, погуляем по Ницце и заедем в Сен-Тропе. У меня там тоже друзья живут. Полетели!

– Куда? – задыхаясь, спросила я, лихорадочно думая, что все это мне снится. – В Марсель?!

– Ну да, а что тебя так сильно удивляет?

Я бы хотела сказать Александру, что меня так удивляет, но не могла. Не могла же я сказать ему, что еще никто не предлагал мне слетать в Марсель и уж тем более не делал это так буднично, словно приглашал на прогулку по Москве.

– Давай выкроим несколько свободных деньков и вместе улетим.

– Ты шутишь?

– Нет. Я сейчас не настроен на шутки. Что ты делаешь в эти выходные?

– Работаю.

– Где?

Я подняла голову, растерянно посмотрела на Александра и нерешительно произнесла:

– В баре для трансвеститов.

– Где? – переспросил меня Александр и рассмеялся.

– Не вижу ничего смешного…

Через несколько минут моя голова уже лежала на груди у Александра. Он слушал, а я говорила. Говорила долго, сбивчиво и чересчур эмоционально. Странно, но рядом с ним мне не хотелось ни кокетничать, ни играть, ни казаться лучше, чем я есть на самом деле. Я испытывала редкую потребность говорить правду. Я рассказала Саше про Андрея, что с ним случилось, про то, как я бросила ставший родным детский садик и устроилась на работу в бар для трансвеститов. Саша внимательно меня слушал, прижимал к себе и изредка целовал мои волосы. Он отключил все телефоны, велел секретарше его не беспокоить, ни с кем не соединять. А меня просил рассказывать о себе все больше и больше.

Еще сегодня утром я не могла даже думать или мечтать, что в моей жизни может появиться мужчина, который умеет так слушать… Слушать, не перебивая, вникать и сострадать… Чем больше я говорила, тем чаще дотрагивалась до Александра, для того чтобы убедиться, что он настоящий. Он взял мою ладонь в свою, заглянул в мои покрасневшие, усталые глаза и прошептал:

– Тебе нужно поспать. Когда ты в последний раз спала?

– Не помню.

– Поспи, а я пока поработаю.

– Где мне поспать?

– Прямо у меня в кабинете. Дома тебе все равно не дадут выспаться.

Не обращая внимания на мое сопротивление, Александр взял меня на руки, отнес на массивный кожаный диван, положил под голову подушку и укрыл теплым пледом. Я закрыла глаза и подумала, что в моей серой и тусклой жизни появились какие-то яркие краски. Я уже забыла, что такое забота, ласка, внимание и тепло. Сегодня впервые за долгое время у меня появилась надежда на будущее. Мне было больно думать, что происходило в последнее время, ведь это так тяжело – постоянно чувствовать себя нежеланной и ощущать жалость и сочувствие близких людей.

Моя свекровь любила проводить со мной душеспасительные беседы и убеждать меня, что теперь я должна жить во имя Андрея и принимать его таким, какой он есть. Когда я говорила ей, что из наших отношений исчезла ЛЮБОВЬ, она осуждающе смотрела на меня и говорила, что любовь – дело наживное и если она уже не является основой семьи, то нужно жить ради ближнего, дарить ему свою душу и создавать для него максимальный комфорт. Я слушала свою свекровь и в глубине души немного ее жалела. Да и не только ее. Я жалела себя и Андрея, ведь мы стали заложниками той чудовищной ситуации, в которую так нелепо попали. Я не понимала, как можно дарить свою любовь человеку, которому она совсем не нужна. Мама Андрея никак не хотела со мной соглашаться и говорила о том, что настоящая любовь бескорыстна и она ничего не требует взамен. Возможно, она была права, но я не могла принять ее правду. Я четко осознавала, что если буду любить бескорыстно, закрывать на все глаза и ничего не требовать взамен, то я буду просто терять себя. Да и не только терять, но и губить…

И вот сегодня все навалившиеся проблемы в одночасье стали какими-то далекими. Я с легкостью забыла о них и ощутила, как моя душа понеслась в рай.


Глава 16

Подняв голову, я попыталась понять, где нахожусь, и, посмотрев на сидящего за компьютером Александра, вновь положила голову на подушку и принялась анализировать то, что сегодня со мной произошло.

Признаться честно, я никогда не знала, как себя вести с богатыми мужчинами, у меня не было опыта общения с принцами, и я опасалась сделать хоть что-то не так. Я боялась выглядеть нелепо и боялась ошибиться.

В последнее время моя жизнь с Андреем настолько понизила мою самооценку, что мне было достаточно трудно представить, что такой роскошный мужчина, как Александр, хочет продолжить знакомство со мной.

В наше время наличие капитала является решающим фактором в выборе близкого мужчины, но я никогда особенно не задумывалась об этом и в глубине души сочувствовала Владке, которая тратила на поиск богатого принца свои лучшие годы и постоянно знакомилась с самыми недостойными персонажами. Чтобы иметь отношения с богатым мужчиной, нужно полностью ему соответствовать. Я понимала, что рядом с Александром крутится масса девушек-охотниц, равняющихся на стандарты глянцевых журналов.

Вспоминая, с какой ненавистью посмотрела на меня Сашина секретарша, я почувствовала, как по моему телу пробежали мурашки, и подумала, что если бы Саши не было рядом, она обязательно выцарапала бы мне глаза. Странно, что Александр до сих пор не женат, ведь рядом с ним вьются такие шикарные девицы, тем более внешние данные сейчас ценятся намного больше, чем внутреннее содержание.

В отличие от моей подруги Владки, в моей жизни никогда не было обеспеченного мужчины, поэтому богатый мужчина в моем понимании – это абсолютно другой мир, который совершенно мне незнаком. Я понимала, что богатые живут совсем по-другому и что у них есть свои негласные законы и неписаные правила.

Отношения с богатым мужчиной – это новые заманчивые возможности и малоприятная зависимость. Я встречала женщин, которые не боятся говорить о том, что они живут за каменной стеной, и если честно, то я подсознательно им завидовала, потому что мне было интересно, как же там живется, за каменной стеной, и как там дышится, за высоким, дорогим, глухим забором. Как живется в той жизни, где мужчина берет на себя решение всех проблем и где отношения не съедает банальный быт?

Я никогда не получала дорогих подарков, разве только что от Андрея кольцо с бриллиантом и сережки после рождения Никитки. Да у меня и не было каких-то больших запросов. Я привыкла все покупать сама. Мне кажется, когда тебе дарят дорогие подарки, меняются жизненные ценности и волей-неволей ты попадаешь в зависимость. Для того чтобы не замечать эту зависимость, нужно быть очень сильной женщиной и уметь виртуозно крутить мужчинами. Если уж и говорят, что самое главное достоинство богатого мужчины – это деньги, то это не про Александра. У него слишком много других достоинств. Он богат, красив, сексуален, чертовски привлекателен, умен, образован, интересен.

Я вспомнила, как однажды встретила свою бывшую одноклассницу, которая вышла замуж за нового русского. Она жила в особняке на Рублевке и считала ниже своего достоинства общаться с простым людом. Но все же, вспомнив наши добрые отношения, пренебрегла тем, что я всего лишь детсадовский музыкальный работник, и провела со мной пару часов в одном элитном кафе. Так вот, вместо того чтобы рассказать мне, как она счастлива, стала жаловаться, что чертовски одинока и не всегда может свободно распоряжаться временем и уж тем более распоряжаться деньгами мужа. Все косметические, парикмахерские и массажные услуги ей оказывают дома. Мужа вечно нет, а если и приезжает, то за полночь и сразу ложится спать. Он является поздно ночью, а рано утром уже на ногах. Слишком много работает и слишком мало спит. Мечты о том, что каждый вечер они будут пить шампанское и вместе нежиться в джакузи, остались только мечтами.

Она устала от скуки, лени и безделья и закрывает глаза на то, что муж приезжает все позже и позже и от него вечно пахнет дорогим коньяком или элитным виски. Она оправдывает это его сумасшедшей усталостью и понимает, что ее золотая клетка, несмотря на все эти поездки в Лондон и Куршевель, становятся совсем ей не в радость. Ей не совсем приятно общаться с точно такими же женами партнеров по бизнесу, которые вечно шепчутся у нее за спиной и с усмешкой говорят про ее недавно набранные лишние килограммы. Ей тяжело выглядеть «на все сто» и вести себя соответственно. Она не может пойти в недорогой ресторан или кафе, которое не соответствует ее положению.

Она не может купить понравившуюся вещь только потому, что она не совсем брендовая. Да и муж не всегда готов раскошелиться. Дает деньги скрепя сердце, требует строгий отчет и говорит, что ей не нужны излишества. Она привыкла к роскоши и праздности и уже не представляет, как можно жить другой жизнью.

Ее муж слишком хорошо подкован в юридических вопросах, поэтому вся его недвижимость оформлена на его родственников, если так разобраться, то ей вообще ничего не принадлежит. Муж так устает приумножать свой капитал, что у него не остается ни сил, ни времени, ни желания на секс. Если она намекает ему на близость, то он тут же хмурит брови и раздраженно бурчит, что зарабатывает деньги и ему некогда заниматься подобными глупостями.

Бывшая одноклассница нашла выход из ситуации: она сама пристрастилась к алкоголю и оправдывает свое увлечение тем, что этот алкоголь слишком дорогой и слишком элитный. У нее есть личный психоаналитик, который помогает ей вкладывать деньги мужа в собственное душевное равновесие. Еще совсем недавно моей однокласснице казалось, что ей крупно повезло и она сделала выбор в пользу любви, просто эта любовь не простая, а золотая. Но теперь она уже не вспоминает про любовь, она отчетливо понимает, что она сделала выбор в пользу денег и что за все в этой жизни нужно платить.

И все же в этой жизни все хотят богатых и успешных, но многие из нас, как правило, получают несостоявшихся мужчин, успокаивая себя тем, что не всем же на роду написано быть миллионерами. Владка всегда говорила мне о том, что заинтересовать богатого не так просто. Надо же, а я взяла и заинтересовала. Что мне для этого потребовалось? Сломанный лифт, отключенный свет и дурманящий мужской одеколон. Причем я совершенно не рассчитывала на продолжение отношений. Инициатива исходила от самого Александра.

Все обеспеченные мужчины мечтают о том, чтобы любили их не за богатство. Странные люди все-таки, ведь в любом случае они всегда будут ассоциироваться с деньгами.

Господи, сколько же изъянов и подводных камней я нашла в отношениях с богатым мужчиной, хотя если так разобраться, то проблем ничуть не меньше и с бедным. Моя мать всегда ругала моего отца за то, что всю жизнь он прожил в ее квартире, ел, пил за ее счет. А он все время искал работу, но только даже если куда-то и устраивался, то тут же увольнялся, снова оставаясь без денег и делал вид, что ищет следующую.

Мать вечно возмущалась, но всегда говорила, что она его любит, даже несмотря на то, что он любил сходить налево и потратить последние семейные деньги. Она любила отца, хотя в его кошельке всегда было пусто. Мать тащила весь семейный воз на себе, целыми днями работала, бегала по магазинам, готовила, быстро старела и жила для того, кто даже палец о палец не ударил, чтобы хоть как-то облегчить ей жизнь, взять на себя часть проблем и заработать хоть какие-то деньги для семьи.

Я всю жизнь смотрела на мать и не могла понять, почему она ничего не хотела менять и все в этой жизни оправдывала любовью. На подсознательном уровне мы все меркантильны, как же было устроено ее подсознание? Неужели ей не было обидно за себя, за меня и за свою семейную жизнь?

– Ты проснулась?

Я подняла голову и увидела рядом Сашу.

– Мне так неловко, – потерла я заспанные глаза.

– Отчего тебе неловко?

– Оттого, что я уснула прямо в твоем кабинете.

– Странная ты…

– Почему?

– Когда ты занимаешься сексом в лифте, ты не чувствуешь себя неловко, а когда невинно спишь в кабинете, то тебе становится вдруг не по себе.

Последние слова подействовали на меня. Я приподнялась и выпалила:

– Ты хочешь услышать от меня, что после всего произошедшего я чувствую себя дрянной и гадкой девчонкой?! Что мне стыдно и я не знаю, куда деть от стыда глаза?! Скажи, что нехорошо трахаться в сломанных лифтах! Ты хочешь раскаяния? Ты его не услышишь. Потому что мне было приятно, и понравилась наша близость. Я всегда хотела испытать то, что испытала сегодня.

Сунув ноги в туфли, я направилась к выходу, но Александр бросился следом за мной и преградил дорогу.

– Ты куда собралась?

Я посмотрела на часы и ответила с тоской в голосе:

– Мне сегодня еще на работу.

– В бар для трансвеститов? – Александр не смог сдержать улыбку.

– Да, в бар для трансвеститов.

– Не представляю, как можно там работать.

– Я тоже раньше не представляла.

– Я бы всех этих мужиков, которые бабами наряжаются, просто поубивал.

Я промолчала и подумала о Богдане, о том, что он сейчас чувствует, зная, что я нахожусь у босса в кабинете. Александр прервал мои размышления и, нежно меня обняв, предложил:

– Поехали на эти выходные в Марсель? У тебя загранпаспорт есть?

– Есть, – кивнула я.

– Ты по миру-то хоть ездила? Ты где была?

От этого вопроса я была готова провалиться сквозь землю или просто сгореть от стыда, потому что за границей была всего один раз, только в Турции, вместе с Андреем, в самом дешевом трехзвездочном отеле, и считала, что побывала в раю. Конечно, мне бы хотелось перед Александром выглядеть более «продвинутой» в плане отдыха, но врать было бы глупо, потому что я могла сразу попасться на вранье, да я и не испытывала особой потребности казаться лучше. Я решила рядом с таким мужчиной быть самой собой.

– Я за границей была всего один раз, – честно ответила я.

– Всего один раз? – удивился Александр. – А почему? Ты не любишь путешествовать?

– Потому что бесплатно не путешествуют. Удовольствие дорогое. Нам с мужем хватило только на Турцию. – Я выдохнула и мысленно поблагодарила себя за то, что не стала врать и нашла силы сказать правду.

Я хорошо отдавала себе отчет, что Александр привык вращаться среди других женщин, и эти женщины чаще всего – бывшие модели, актрисы, бизнес-леди, имеющие собственное дело, различные дизайнеры, телеведущие и светские львицы. С такими девушками можно запросто поговорить на любые темы, в том числе и о путешествиях. Но несмотря на это, я старалась держаться достойно и не заострять внимание Александра на том, что мы с ним настолько разные, словно прилетели друг к другу из разных миров.

– Так как насчет выходных? Летим?

– А как же муж?

– Ты хочешь взять с собой еще и мужа? – Александр поднял брови, ожидая моей реакции.

– Дурацкая шутка.

– Я тоже об этом подумал. Твой муж нам в Марселе совсем не нужен. – Александр выждал непродолжительную паузу и заговорил уже более уверенно и даже властно: – Завтра утром Богдан привезет американского врача прямо к тебе на дом.

– Как это? – опешила я.

– А что тут удивительного? Ты же сама рассказывала, что твой муж ни черта лечиться не хочет. Вернее, даже не лечиться, а по врачам ходить. Так что пусть Богдан доставит врача на дом. В котором часу тебе удобно?

– Ну, часам к двенадцати, – совсем растерялась я.

– В двенадцать он будет у тебя.

– А это удобно?

– В смысле? – не понял Александр.

– Удобно доктора из клиники дергать и домой ко мне везти? – Я задала вопрос, но, почувствовав, что Александр по-прежнему меня не понимает, попыталась сформулировать его как можно более точно: – Я хотела спросить, доктор-то сам согласится ехать?

– А куда он денется?! Я Богдану распоряжение дам. Пусть он этого доктора хоть из-под земли достанет и к тебе к полудню привезет. Тем более доктор не за бесплатно поедет. Ему хорошо заплатят.

– А сколько он стоит? – Я подалась вперед, почувствовав небольшое замешательство, потому что не сразу поняла, кто будет за консультацию платить.

– Ты это даже в голову не бери. Тебя материальные вопросы вообще не должны интересовать.

Я улыбнулась. Александр – первый мужчина в моей жизни, который сказал, что меня не должны интересовать деньги. Признаться честно, подобных слов мне еще никогда и никто не говорил.

– И еще. Когда Богдан приедет с доктором, не забудь ему отдать свой загранпаспорт. Он срочно нужен.

– Так визу же долго открывать, – со знанием дела произнесла я.

– Для кого-то – долго, а для кого-то – быстро. Если завтра дашь свой паспорт Богдану, то мы все успеем. – Александр, не сводя с меня своих глаз, еще раз спросил: – Ну что, летим?

– Летим, – дрогнувшим голосом ответила я и подумала, что нужно уметь с благодарностью принимать подарки судьбы, потому что преподносит она их не так часто…


Глава 17

Вечером я приехала на работу на машине, меня довез водитель Александра. Я смотрела на улицы из окна дорогого автомобиля и думала, что впереди меня ждет настоящее приключение. Набрав номер своего домашнего телефона, я услышала, что трубку сняла свекровь, и бодро заговорила:

– Как там Андрей? Чем занимается?

– Мультики смотрит, – тяжело вздохнула свекровь.

– А почему мультики? Может, вы все-таки его к более серьезным фильмам приучать начнете?

– Не хочет, – расстроенно сказала мать Андрея.

– Как это – не хочет? Должен же он хоть что-нибудь хотеть!

– Юля, ты же сама знаешь, как с ним тяжело разговаривать. По мне – так лучше его не трогать. Пусть лучше в телевизор смотрит, чем в потолок. А ты где?

– На работу еду.

– Опять до ночи?

– До ночи. Что делать, деньги нужны.

– Крепись, моя дорогая.

– Кстати, завтра к двенадцати к нам домой приедет американский врач, про которого я вам говорила.

– Как? Прямо домой?

– Да.

– Надо же! Тогда я останусь у вас ночевать. Хоть приберусь немного.

– Я была бы вам очень благодарна.

– Твоя мать сегодня Никитку на пару часов приводила, – все так же грустно произнесла свекровь.

– Ну и что? Андрей с ним хоть немного общался? – спросила я с надеждой.

– В том-то и дело, что он его даже не заметил. Ребенок к нему тянется, просит поиграть, а Андрей сидит, в одну точку смотрит и так раздраженно говорит: «Мальчик, не мешай. Иди, откуда пришел». Я как эти слова услышала, у меня внутри все похолодело. Стала его стыдить, а он сидит и совсем на меня не реагирует. А когда Никитку увели, взял тарелку с пирожками, включил себе мультики и уселся перед телевизором.

– Надо было ему эти пирожки на голову высыпать за то, что он сына не признает.

– Юля, ты же знаешь, что он не специально. Не помнит он его. Ни меня, ни тебя, ни отца. Ничего он не помнит. Мы для него незнакомые люди. Время нужно. Только время сможет расставить все по своим местам.

– Думаете, будет лучше?

– Нужно верить только в самое хорошее, – ушла от ответа свекровь.

– Про меня не спрашивал? – поинтересовалась я на всякий случай.

– Не спрашивал. Понимаешь, у него не только потеря памяти, но и депрессия, из которой ему нужно помочь выйти, – тяжело вздохнула свекровь.

– Я все больше прихожу к выводу, что ему уже ничем не поможешь, – сказала я нервно.

– Не говори так, – тут же пристыдила меня свекровь. – Он твой муж и сейчас в беде. Относись к нему как к больному человеку и молись, чтобы он побыстрее выздоровел. Никогда и ни при каких обстоятельствах нельзя терять надежду. Пойми, что у тебя такая судьба. Прими ее такой, какая она есть, и смирись. Я понимаю, как тебе тяжело. Всем нам сейчас тяжело. Ты жена, и ты должна любить этого человека и в болезни, и в здравии.

Я с огромным трудом сдержала себя, чтобы не сорваться, не сказать, что, кроме своего сына и своей родной матери, я никому ничего не должна. У Андрея отсутствует только память, а руки, ноги и голова целы, а ведь инвалиды работают без рук и ног. Что своей депрессией он отравляет не только жизнь близким людям, но и полностью уничтожает меня. Почему все жалеют только Андрея и никто не пожалеет меня?

Сунув трубку в сумку, я постаралась унять нервную дрожь и отвлечься от дурных мыслей. Искоса поглядывая на затылок водителя, я в который раз прокручивала в голове события сегодняшнего дня. Я думала об Александре, о нашей случайной близости. Оказывается, такой серьезный и преуспевающий бизнесмен может быть великолепным любовником! Я не раз слышала, что богатые трудоголики, как правило, импотенты и секс для них играет совсем незначительную роль, а некоторым вообще не нужен.

Перед глазами по-прежнему стоял лифт, наши страстные объятия и жаркие поцелуи. Я попыталась объяснить причину своей сегодняшней ветрености, но не смогла. Бывают же в нашей жизни такие поступки, которые трудно объяснить.

А еще я ломала голову: почему Александр не женат? У нас принято рассуждать, что если мужчина холост, значит, еще не нагулялся. Наверное, Александр – самый обычный ловелас, который вспыхивает как спичка и точно так же быстро гаснет. Одно дело – выбирать партнершу для секса, и совсем другое дело – для супружества. Чаще всего подобные мужчины женятся на девушках своего круга, но, видимо, Александру совсем не хочется остепениться. Да и зачем? Он может позволить себе каждый день вступать в отношения с новой девушкой. Возможно, что отношения с женщиной для него – игра в кошки-мышки. Он получает восхитительный секс, порцию адреналина, остывает и начинает подыскивать новое увлечение. Не сомневаюсь, что в отношениях с женщиной им движет обычный сексуальный азарт. Скорее всего, женщины сами пытаются соблазнить Александра, потому что только мужчина, подобный ему, сможет превратить обычные серые будни в яркий праздничный фейерверк.

С Александра мои мысли переключились на Андрея, и в ушах зазвучали слова свекрови, что это – моя судьба и я должна с ней смириться. А я вот смотрю на наши отношения и начинаю все больше и больше сомневаться, что мое терпение, внимание и забота будут когда-нибудь оценены по достоинству, потому что в данной ситуации Андрей играет не роль мужа, а роль стороннего наблюдателя. Я всегда мечтала о браке, о семейных посиделках перед телевизором. Но кроме статуса жены, от которого мне, по большому счету, ни жарко ни холодно, у меня ничего нет. А ведь так хочется получать хотя бы моральную поддержку. Так хочется хоть небольшого, но все же праздника души. Сначала мне было обидно, затем появилось безразличие, а теперь во мне закипел протест. Боль потихоньку улеглась, и я научилась не обращать внимания на шептание за моей спиной по поводу того, что у меня чокнутый муж.

А сегодня… Сегодня я смогла почувствовать свободу и поняла, что она – главная альтернатива несчастливому браку. У меня всего одна жизнь, и мне хочется прожить ее с наименьшим количеством обид, боли, непонимания, унижений и одиночества. С мужем я постоянно чувствую себя одинокой, забываю про себя и цепляюсь за прошлое, как утопающий за соломинку. А ведь это же так глупо – цепляться за свое прошлое… Я хочу вновь почувствовать себя счастливой, подержать за хвост эту редкую экзотическую птицу под названием СЧАСТЬЕ. Я хорошо знаю, что СЧАСТЬЕ не выносит каких-либо условностей и запретов.

Я не знаю, как долго продлятся мои отношения с Александром: хватит ли их на одну поездку в Марсель, а может, еще на несколько дней… Не хочу загадывать. В любом случае, для того, чтобы отношения с ним продлились как можно дольше, нужно ни в коем случае не пытаться заполучить его в свою собственность и всячески показывать ему, что серьезные отношения не входят в мои планы.

Добравшись до работы, я поблагодарила Сашиного водителя, что он подвез меня прямо к дверям клуба, и, занявшись своими обычными делами, сразу ощутила, как мне не хватает Лены… Меня встретила новая администраторша, которая тоже была трансвеститом, и жизнь пошла своим чередом. Бегая от столика к столику, я услышала звонок мобильного телефона и, забежав на кухню, увидела, что на дисплее высветился номер телефона Влады. Ответив, я тут же услышала ее горькие всхлипы.

– Владка, у тебя что-то случилось?

– Я здесь недалеко от твоей работы, – хлюпнула носом Владка. – Если я сейчас не выговорюсь, просто умру.

– Влада, но я же на работе…

– Юлька, я не каждый день к тебе на работу приезжаю. Если я приехала, значит, у меня катастрофа. Проведи меня в клуб.

– Но это невозможно.

– Почему?

– Тут такая охрана…

– А если денег сунуть?

– Да какие деньги? О чем ты говоришь? Это элитный клуб, и никто ни за какие деньги сюда не пройдет. Как ты так свалилась на мою голову? – спешно начала соображать я и тут же добавила: – Пройдешь через черный ход. Я тебя встречу. Только в зал нельзя. Посидишь в комнате для стриптизерш, там пока никого нет. Она находится рядом с артистической гримеркой.

– Да мне без разницы, где она находится, только выслушай и налей выпить.

Встретив подругу у черного хода, я привела ее в небольшую грим-уборную и принесла алкогольный коктейль. Владка пыталась пореветь у меня на груди, но я посадила ее на место и пододвинула к ней бокал с коктейлем.

– Да что с тобой творится?

– Мне жить не хочется…

– Это ж что ж такое должно произойти, чтобы тебе жить не хотелось?

– Если бы ты только знала, как мне плохо…

– Ты извини, но я не могу тут с тобой сидеть. Я буду периодически к тебе приходить. Мне же еще и работать надо, у меня дел полно. Уж слишком не вовремя ты приехала.

– У меня жизнь рушится, а у тебя дел полно… – в голос заревела подруга.

– Говори толком, что случилось? – попыталась успокоить ее я.

– Я без машины и мужчины осталась! – выпалила Владка и одним махом выпила коктейль.

– Без мужчины-то еще ладно, а вот как без машины-то?

– По-твоему, мужчина представляет намного меньшую ценность, чем машина? – ухмыльнулась моментально запьяневшая Влада.

– В твоем случае – да. Тебя на машину, что ли, кинули?

– Я только что из милиции приехала. Заявление писала, так надо мной вся дежурная часть смеялась.

– Что это они над тобой смеялись?

– Потому что я, кроме имени своего мужчины, больше ничего о нем не знаю. Знаю только, что его зовут Сергей. Ни фамилии, ни отчества.

– И все?

– И все. А что я, по-твоему, у знакомых должна паспорт проверять?

– Для знакомства-то паспорт проверять необязательно, а вот уж если он решил твою машину продать, то паспорт бы не мешало проверить. Он же тебе должен был на джип добавить?

– Он не только на джип не добавил, но он и деньги за мою машину прихватил и исчез! – принялась кричать Владка. – Только не говори, что я сама виновата!

– А кто ж еще виноват, кроме тебя?

– Понимаешь, мы были знакомы почти два месяца.

– Какой большой срок, – язвительно ухмыльнулась я, но Владка не придала особого значения моим словам и добавила:

– Он был такой обходительный, вежливый, перспективный, водил меня по ресторанам, привозил на свою холостяцкую квартиру, правда, я узнала, что эта квартира была съемной и именно сегодня закончился срок ее аренды. Перед тем как уехать в командировку, он предложил мне продать мою машину, обещал добавить ровно столько же и купить джип.

– Зачем ты ему деньги от машины отдала? Влада, как ты могла? Ты же у меня не молоденькая наивная дурочка, а битая жизнью женщина. Как тебя угораздило?

– В том-то и дело, что я ему ничего не давала. Мы должны были ехать покупать джип ровно в четыре часа на одну стоянку, где нас якобы ждали. Понимаешь, я видела этот джип. Я в нем сидела, даже прокатилась, я общалась с его хозяином. Я с ним сама договорилась на четыре часа. За пару часов до выезда Сергей заехал ко мне с роскошным букетом цветов, сказал, что заказал столик в ресторане, мол, вечером поедем обмывать удачную покупку. Я приготовила сумочку с деньгами, но у нас еще было свободное время, и Сергей предложил мне по-быстренькому «согрешить». Как только мы «согрешили», он первым отправился в душ и сказал, что нам пора собираться. Я пошла в душ следом за ним, а когда вышла, то не обнаружила ни Сергея, ни сумки с деньгами. Я не могла поверить в самое худшее и тупо его ждала. Звонила ему на мобильный, но абонент постоянно был недоступен. Тогда я позвонила хозяину джипа, номер тоже был недоступен. В панике я поехала к четырем часам на стоянку, но там не было ни хозяина, ни джипа. Я поехала на квартиру к Сергею, но дверь открыла пожилая женщина и сказала, что аренда квартиры закончилась и с завтрашнего дня в нее заедут новые квартиранты. Я расплакалась и попросила женщину хоть немного мне помочь, ведь когда Сергей снимал квартиру, он должен был показать ей хоть какие-то документы. Но оказывается, Сергей снимал квартиру не по своим документам, а по документам знакомой девушки. Его бог внешностью не обидел, да и язык так подвешен, что любую уговорить может сделать для него все что угодно.

– В основном аферисты все такие. Красивые, душевные и чертовски обаятельные, – заметила я.

– Если бы я только могла подумать, что он аферист… У меня и мыслей таких не было.

– Такие мысли всегда должны быть, – заметила я.

– Получается, что мужикам вообще верить нельзя.

– Им нельзя верить даже тогда, когда живешь с ними долгие годы. Они все равно предают, а ты знала своего каких-то два месяца.

– А как же доверие?

– Доверяй, но проверяй.

– Если бы я знала…

– Если бы знал, где упадешь, соломки подстелил.

Владка замолчала и вытерла слезы:

– Так вот, когда я пришла в милицию, надо мной посмеялись.

– Но заявление-то приняли?

– Приняли, только сказали, что я чуть ли не сто первая, попавшая в подобную ситуацию. – Владка допила коктейль и скорбно произнесла: – Всё, Юлька, была у меня машина – и больше ее нет.

– Как пришла, так и ушла, – заметила я. – Один мужик тебе ее подарил, а другой забрал. – Сходив в бар, я заказала самый крепкий алкогольный коктейль и принесла его Владке. – А ну-ка, пей и бери себя в руки. На тебя смотреть страшно. Жила же ты как-то без этой машины. Ну что теперь, из-за этой машины умереть, что ли?

– Это ты так говоришь, потому что никогда своей машины не имела, – сквозь слезы произнесла Владка и, откинувшись на спинку стула, закрыла глаза. – Только бы это пережить…

– Переживешь, – понимающе произнесла я. – От этого еще никто не умер. Деньги и машина – дело наживное, а себя так изводить не надо. Здоровье и нервная система дороже.

Я оставила Владку буквально на полчаса, а когда заглянула в гримерку, то увидела, что она сидит в окружении трех трансвеститов и изливает им душу.

– Хорошие у тебя здесь девчонки! Или это мальчишки? А впрочем, не важно. И вообще, мальчишки, не становитесь девчонками, ничего хорошего в этом нет. Я вас уверяю, одни проблемы и неприятности. Ну чего вам мужиками не живется? Один кайф: хочу – бросаю, хочу – изменяю, хочу – мозги полоскаю!

Трансвеститы улыбались, понимающе кивали и угощали Владку не знаю каким уже по счету коктейлем.


Глава 18

Поняв, что не могу отправить Владку в таком состоянии домой, я поддалась на ее уговоры переночевать у меня.

– Только никаких слез и истерик. Завтра новый день и новая жизнь.

– Новый мужик и новые проблемы, – согласилась со мной Владка, когда мы сели в такси.

– Передохни от мужиков, – посоветовала я. – И от мужиков, и от проблем, которые они тебе доставляют.

– А ведь я думала, что уже всё, – грустно заметила Влада. – Думала, встретила принца на белом коне, а он оказался очередным аферистом.

– Но зато это будет тебе уроком на всю жизнь. Прими это как жизненный опыт и сделай все возможное, чтобы впредь не остаться без квартиры.

– Ты что, меня совсем за дуру держишь?! – оскорбилась Владка.

– Вовсе нет, просто предупреждаю. Мало ли, может, завтра в твоей жизни появится мужик, который найдет покупателя на твою квартиру, предложит доплатить и купить бо´льшую площадь.

– Нет уж, спасибо, – отмахнулась подруга. – И кто бы мог подумать, – никак не могла успокоиться Влада. – Понимаешь, мне впервые в жизни встретился мужик, в котором мне нравилось абсолютно все. Как-то ночью он сказал мне, что с такой женщиной, как я, можно прожить всю свою жизнь и никогда не иметь увлечений на стороне.

– Уж что-что, а языком они хорошо умеют трепать.

– Эх, Юлька, не бывает принцев на белых конях!

– Как же поздно ты это поняла, – заметила я.

Владка взяла меня за руку и прошептала:

– Юлька, так больно… Мне кажется, что мое сердце сейчас остановится. Если бы он не кинул меня на деньги, я бы заставила себя вспоминать о нем как о предмете одноразового использования, но ведь он так жестоко меня наказал.

Я обняла подвыпившую несчастную Владку и поймала себя на мысли, что знаю ее черт знает сколько лет и каждый год у нее разные истории с разными мужиками. После каждого расставания ее сердце всегда разрывается от боли, правда, это длится всего несколько дней. Она умеет неплохо справляться с депрессией. Проходит несколько дней после того, как зализаны последние раны, Владка убеждает себя в том, что она сногсшибательно выглядит, у нее масса достоинств и что теперь самое главное – найти человека, который действительно достоин ее.

Подойдя к двери, я неожиданно вспомнила, что у меня сегодня ночует свекровь, и, посмотрев на Владку, обрадовала ее тем, что поставлю ей раскладушку на кухне.

– Да по мне хоть на балконе, – махнула рукой та и зашла вместе со мной в квартиру.

Стараясь никого не разбудить, мы осторожно прошли на кухню, закрыли за собой дверь и включили бра.

– Если Андрей проснется и меня увидит, то сразу выгонит, – с тоской в голосе заметила Владка.

– Пусть только попробует, – решительно произнесла я. – В конце концов, это не только его квартира, но и моя. Владка, а я на выходные в Марсель улетаю, – осторожно произнесла я, плюнула через левое плечо и на всякий случай постучала по деревянной двери.

– Куда?

– В Марсель.

Я рассказала Владке все, что со мной произошло, а она слушала открыв рот, хлопала ресницами и забыла об остывающем чае. Когда я наконец замолчала, она пожала плечами.

– Юлька, но так же не бывает.

– Получается, что бывает.

– Ты дала ему в лифте, и он везет тебя в Марсель?! Вот и пойми этих богатых. Я вообще не могу представить, что ты можешь заняться сексом с незнакомым тебе человеком. У меня это просто не укладывается в голове.

– У меня тоже. Я сама не понимаю, что на меня нашло в том сломанном лифте. Господи, ведь когда я выходила замуж за Андрюху, до последнего верила, что он в моей жизни теперь единственный мужчина. Я считала, что я встретила свою мечту и мне больше не надо самоутверждаться. Но теперь я прихожу к неутешительному выводу, что Андрей – совершенно не мой мужчина. Да с этой потерей памяти он превратился в какого-то нелюдя, в животное, которое ненавидит этот мир и себя вместе с ним. Понимаешь, я стала задыхаться, и мне так необходим глоток свежего воздуха.

– Я хочу тебе сказать, что ты неплохо вздохнула, – заметила Влада. – В Марсель летишь. А притворялась такой серенькой мышкой. Подруга, я смотрю, у тебя есть чему поучиться.

– Влад, только давай без лишнего цинизма, – сразу оборвала я подругу.

– И что, этот принц холостой?

– Говорит, холостой.

– Тогда можно себе представить, насколько он испорчен. Успешный, красивый, богатый и холостой! Даже страшно подумать, сколько девиц ведет на него настоящую охоту и пытается затащить в загс. Если еще никому не удалось его окольцевать, то его уже вряд ли кто-то сможет убедить расстаться с холостяцкой жизнью. Да, подруга, тяжело тебе будет выстоять в условиях жесточайшей конкуренции.

– Да я и не собираюсь ни с кем конкурировать. Если мужчина предложил мне посмотреть Францию, то почему я должна себе в этом отказывать? С какого перепугу? Кто меня держит? Андрей?! Я думаю, что он уже никогда не сможет меня удержать.

– Я в последнее время тебя просто не узнаю. То, как квочка, кудахтала над своим Андреем, то говоришь подобные вещи.

– Я сама в последнее время себя не узнаю, – честно призналась я.

– Перемены всегда к лучшему, – не могла не отметить она.

– Возможно, отношения с Александром ограничатся одной поездкой во Францию, и на этом спасибо. Меня никогда в жизни никто никуда не вывозил. А что касается всех этих девиц, желающих получить от Александра в подарок норковую шубку, машину или квартиру, то флаг им в руки. Тут все зависит от их сноровки и мастерства.

– И все-таки хотелось бы, чтобы подобные отношения продлились как можно дольше.

– С богатыми очень трудно, – ответила я.

– Можно подумать, с бедными легко, – возразила Владка. – Богатые со своими деньжищами хоть все могут купить.

– Молодые богатые мужчины любят окружать себя не только роскошными виллами, квартирами, яхтами, но и красивыми женщинами. Причем к женщинам они тоже относятся как к красивым вещам, – заметила я.

– Можно подумать, бедные мужики к женщинам хорошо относятся, – встала в позу моя подруга. – Бедный свозил бы тебя во Францию? Держи карман шире! Богатый хоть покупает твои чувства, а бедный пользуется ими бесплатно на полную катушку. Эх, Юлька, если бы я вместо тебя полетела, я бы ой как развернулась.

Я улыбнулась фантазиям Влады и произнесла уже более серьезно:

– Если меня везут во Францию, то это не значит, что я потеряю чувство собственного достоинства.

– Юлька, как же так получилось?.. – не могла успокоиться Влада. – Неужели тебе с неба свалился счастливый случай в виде сказочного принца?

– Я пока сама не знаю, что это было. Поживем – увидим.

– Эх, и почему не я вместо тебя во Францию лечу? Познакомь меня хотя бы с Богданом.

– Не могу.

– Ты мужика, что ли, зажала? – обиженно надула губы подруга. – Устроила свое счастье – помоги ближнему.

– Да ничего я еще не устроила. Владка, не каркай попусту. А вот от мужиков тебе и в самом деле нужно отдохнуть. Пойми, без передышки ты не сможешь двигаться дальше.

– Ну, а как же Богдан?

– Про Богдана забудь. Он трансвестит.

– Трансвестит?

– Представь себе, трансвестит, – с вызовом в голосе ответила я.

– Это шутка?

– Это серьезно. – Я рассказала Владке про свою встречу с Богданом у себя в баре и, зная Владкин болтливый язык, сразу предупредила: – Только смотри, никому ни слова. Я вообще не должна была тебе это рассказывать. Я бумагу на работе о неразглашении подписала. Меня могут не только уволить, я могу получить кучу проблем.

– Да кому я могу рассказать? Можно подумать, у меня с Богданом есть общие знакомые. Я этого Богдана не знала и знать не хочу, – сразу отмахнулась от меня Владка. – Что ж это за напастье такое, что ни мужик, то трансвестит.

– Да ладно тебе! В обычной жизни их не так много. Просто я в таком баре работаю, постоянно среди них вращаюсь, поэтому начинает казаться, что их полно.

– Знаешь, а ты верно подметила. После того как я побыла на твоей работе, мне тоже стало казаться, что все мужики трансвеститы. Даже как-то страшно с ними знакомиться теперь. Решишь с ним уединиться, а он разденется и в женском бельишке перед тобой предстанет и вдобавок попросит померить твои колготки.

До утра мы с Владкой рассуждали, что лучше: быть здоровой и богатой или бедной и больной. Владка пыталась убедить меня в том, что если я захочу, то обязательно смогу получить выгоду от этих отношений, но я не хотела об этом думать, потому что у меня никогда не было опыта отношений с мужчинами, у которых очень толстое портмоне.

Я попыталась проанализировать, почему Александр так магически на меня воздействует, и пришла к выводу, что любой богатый мужчина так действует на женщину потому, что он может позволить этой женщине совершенно беззаботно существовать подле него. Мы все так устаем от собственных проблем и от тех проблем, которые сбрасывают на наши плечи наши мужчины, настолько привыкаем к мужчинам-неудачникам, что плохо верим в то, что мы можем понравиться кому-то другому. Вечная мужская неблагополучность понижает нашу самооценку и не позволяет надеяться на лучшее.

Семейная жизнь с Андреем заставила меня опустить руки. С успешным мужчиной все совсем по-другому. Жизнь кажется не такой уж и плохой, появляется уверенность в своих силах.

Владка словно прочитала мои мысли и озвучила их:

– Ты сейчас с Александром повстречаешься и разницу поймешь, чем деловой мужик отличается от неумёхи.

– Я эту разницу хорошо понимаю.

– Да ни черта ты не понимаешь!

– Понимаю, – стояла я на своем.

– Это прочувствовать надо. Это же как небо и земля. И пусть у богатых понтов больше, можно подумать, у бедных их нет. Ты для богатого маникюр и педикюр делаешь, и ему приятно смотреть на твои ухоженные пальчики, а бедный будет смотреть на них с раздражением, наезжать на тебя за то, что ты тратишь деньги на эту ерунду, а семье есть нечего. Будет говорить, что ему не важно, какие у тебя ногти, он любит тебя любой. Успешному мужчине будет нравиться твой новый наряд, и он будет говорить, что ты в нем ослепительна, а неудачник будет ныть и упрекать тебя в том, что ты вбухала в тряпки последние деньги. А еще начнет ревновать. Если деловой понимает, что ты должна достойно выглядеть, то неудачник сразу начнет подозревать, что ты купила новую одежду, потому что хочешь кому-то понравиться и собралась налево. Это происходит оттого, что неудачника никогда не посещает мысль, что его женщина должна всегда отлично выглядеть. Зачем, ведь она устраивает его такой?! Неудачники заставляют наших женщин быстро стареть, дурнеть и болеть. При этом они пытаются все оправдать своей якобы любовью.

Я слегка морщилась оттого, что Владка не стеснялась говорить циничные вещи, но при этом хорошо понимала, как же она права!

– При успешном мужике можно позволить себе такую роскошь, как быть слабой, – продолжила она. – А при неудачнике ты сможешь хоть иногда побыть слабой?! Да никогда в жизни! Потому что мало того, что он сам неудачник, так он еще и норовит не только залезть на твою шею и свесить ноги, но и переложить на твои плечи все свои проблемы. И даже если неудачник может иногда, поморщившись, оказать женщине знаки внимания, то успешный мужчина способен не просто ухаживать за женщиной, а баловать ее, ведь ты для него не просто любимая. Ты для него всегда шикарная женщина. И твою любовь он всегда будет воспринимать как награду. Все проблемы неудачника ты будешь решать сама, потому что в основном все неудачи ему будут по барабану. Он к ним привык. Зачем ему по этому поводу заморачиваться? Пусть лучше об этом будешь думать ты. Бедные мужики самоутверждаются за наш счет. Все, что они умеют, – так это эксплуатировать наши чувства к ним. А неудачи успешного мужчины тебя не будут касаться, потому что он привык переживать их в одиночку. Ты мне сама говорила раньше о том, что любимое выражение Андрея: «Всех денег не заработаешь». Было такое?

– Было, – ответила я и отвела глаза.

– Противно подобное слушать, честное слово. И то, что ты встретила сегодня в лифте успешного и холостого мужчину, – это судьба, – разошлась Владка на не шутку. – А то, что этот лифт еще и сломался, – это знак свыше. И может быть, этот Александр и не такой уж ловелас, как мы думаем. Есть категория мужчин, строящих карьеру, которым некогда думать о личной жизни. Они всегда оставляют ее на потом. Может, он вообще только с проститутками общается. Не нужно никого искать. Заказал на пару часов, она свое дело сделала, деньги получила и уехала. Никто никому ничем не обязан. Может, он в первый раз такую, как ты, встретил?!

– Какую «такую»? Бесплатную?

– Ну, чтобы бесплатно и по любви. Я имею в виду – нормальную, порядочную и не продажную.

– Дура ты, – только и смогла сказать я, покрутив пальцем у виска.

– Да не обижайся ты. Я это говорю из самых лучших побуждений. Я хотела сказать, что он приличных женщин-то, может, толком никогда не видел.

– Приличные женщины с ходу, при первой встрече, прямо в лифте не дают, – усмехнулась я.

– Ты же сама сказала мне, что это был какой-то необъяснимый порыв.

– И в самом деле, сумасшествие какое-то.

– Так что, Юлька, если ты будешь умной девочкой и окрутишь Александра так, как надо, то все экзотические страны будут лежать только у твоих ног и свадьбу сыграешь где-нибудь на Сардинии.

– Где?

– На Сардинии. Это сейчас очень модно.

– Надо же, какая ты просвещенная!

– Будешь ездить на машине с водителем и жить в роскошном особняке за высоким глухим забором. Ходить в элитный фитнес-клуб, запишешься в гольф-клуб, – вовсю разошлась Владка. – Начнешь посещать теннисный корт. Ты только посмотри, какие возможности для тебя откроются. Ты будешь вращаться среди светской публики и обязательно введешь в этот круг меня. Самое главное – это влюбить в себя Александра и сделать так, чтобы он потерял от тебя голову. Мужчины типа Александра очень избалованные и разборчивые. Такие, как он, ищут женщину, которая должна полюбить его не за деньги, а за душу. Поэтому они любят устраивать «проверку на вшивость». Твоя первоочередная задача – доказать ему, что тебе безразличны его капиталы. Ты с ним только потому, что он сам по себе такой классный и душевный чувак. И заруби себе на носу, что богатые мужики и в самом деле выбирают длинноногих моделей, только эти модели нужны им скорее для престижа, чем для семейной жизни. Не так уж часто они на этих моделях женятся. Александр явно боится встретить корыстную женщину и обходит таких дам стороной. Значит, ты должна ему доказать, что ты самая что ни на есть бескорыстная, что ни одна из его моделей не увидела его прекрасную и чистую душу. Только ты одна, единственная, смогла ее увидеть и оценить…

– Влада, давай спать, – перебила я Владку.

– Я тебе дело говорю, – обиделась та.

– Не переживай. Я с этим сама разберусь.


Глава 19

Ровно в двенадцать часов раздался звонок в дверь и на пороге нарисовался Богдан вместе с обещанным американским доктором. Пока доктор беседовал с моим мужем на кухне, Богдан попросил разрешения покурить и, оставив Владку и свекровь в гостиной, вместе со мной вышел на балкон. Он метнул на меня колючий взгляд, лицо его пошло красными пятнами.

– Никогда бы не подумал, – только и смог произнести он.

– Вы о чем?

– Может быть, нам пора уже перейти на «ты»?

– Для меня это не принципиально. Как скажешь.

– Никогда бы не подумал, что, впервые появившись в офисе, прямо в застрявшем лифте ты сможешь окрутить нашего шефа. Непонятно только, почему ты живешь с середнячком. У тебя же талант.

– Ты о чем?

– Юля, только не притворяйся, ради бога, и не вздумай отрицать, что у тебя нет таланта раскручивать богатых мужиков. Не пойму только, чем ты его взяла?

– Я не хочу обсуждать эту тему, – заявила я. – Не желаю и тебе не советую.

Богдан тут же уловил мой недовольный тон, не стал рисковать и заговорил со мной в совсем другом тоне:

– Шеф попросил забрать у тебя загранпаспорт.

– Не забрать, а взять, – поправила я.

– Действительно, взять.

– Сейчас я тебе его принесу.

Достав из тумбочки документ, я прошла мимо свекрови и Владки, которые сидели на диване и о чем-то оживленно разговаривали.

– Ну что, там пока ничего не слышно? – задала я вопрос, посмотрев на закрытые двери кухни.

– Пока ничего.

– Не выходил?

– Если выйдет, мы тебя позовем.

Вернувшись на балкон, я протянула Богдану свой паспорт.

– Вот, пожалуйста.

– Во Францию летите? – все так же раздраженно поинтересовался он.

– Тебе велели взять заграничный паспорт или задавать вопросы?

– Я просто спросил.

– Просто у своего шефа спрашивай.

Богдан стал бесцеремонно листать страницы моего заграничного паспорта и, пролистав их все, сунул документ себе в карман.

– Смотрю, паспорт-то чистый. В Турции только была. В двух звездах или дикарем?

– В трех звездах, – с вызовом ответила я и прошипела: – Послушай, что ты от меня хочешь? Что тебе не нравится? Что я не модель? Что я замужем, имею ребенка и работаю официанткой в ночном клубе? Ты, я смотрю, ведешь себя не как Сашин подчиненный, а прямо как его родитель, который очень переживает по поводу того, что сынок подцепил неподходящую девчонку. – Я почувствовала себя значительно легче. Непонятно только, откуда появились уверенность, решительность и бесстрашие. – Послушай, Богдан. Лучше не стой у меня на пути. Если я захочу, то могу головой проломить стену, – ядовито заметила я.

– И часто ты головой стены крушишь?

– Бывает.

– Я смотрю, у тебя чугунная голова, – усмехнулся Богдан.

– Это моя первая реально высокая стена, – без тени сомнения ответила я.

– Думаешь, ты с ней справишься?

– Попытаюсь. Кто не рискует, тот не пьет шампанского. И ты мне в этом поможешь.

– Я?

– Ты, – утвердительно ответила я. – Поможешь тем, что не будешь мешать. А если я узнаю, что ты мне мешаешь, то я точно так же помешаю тебе. Александр хорошо к тебе относится, как к настоящему стопроцентному мужчине.

– Ты меня шантажируешь?

– Совсем нет. Я просто тебя предупреждаю.

– И все же, это наезд?

– Это предупреждение.

Через несколько минут двери кухни распахнулись и мы увидели недовольного Андрея, который обвел присутствующих раздраженным взглядом:

– Устал я от вас всех. – Он остановил взгляд на Владе. – Я же сказал тебе – больше сюда никогда не приходи. Ты что приперлась?

Влада надула и без того пухлые губки, из последних сил стараясь выглядеть как можно более дружелюбной.

– Андрей, соблюдай правила вежливости. Я пришла не к тебе, а к твоей супруге. Сейчас не время для выяснения отношений.

Обеспокоенная свекровь встала и подошла к сыну:

– Сыночек, ты утомился? Устал с доктором общаться? Пойди полежи. Я тебе мультики включу. Хочешь, те, которые ты в прошлый раз смотрел?

– Как же, устал он, – чуть слышно произнесла Владка. – Можно подумать, он мешки таскал или разгружал вагоны. Я бы тоже так уставать хотела. Сиди себе, с докторами лясы точи.

Как только свекровь увела «уставшего» Андрея в спальню для того, чтобы он отдохнул и посмотрел мультики, я подошла к доктору и спросила с надеждой в голосе:

– Ну как? Может, его в больницу привезти? Здесь, наверное, вам было неудобно его смотреть?

– Не беспокойтесь. Все было вполне удобно. – Доктор хорошо говорил по-русски, правда, с ярко выраженным акцентом. – Вы же мне дали все медицинские заключения, анализы. Я все внимательно просмотрел. Вы прошли необходимые обследования. Так что нет необходимости везти вашего супруга в больницу.

– Вы скажете мне что-нибудь утешительное?

– Я бы хотел остаться с вами наедине.

Мы прошли на кухню, и, перед тем как закрыть дверь, я улыбнулась Владке, которая подсела поближе к Богдану. Сев напротив доктора, я положила руки на колени, как школьница, и с отчаянием в голосе произнесла:

– У меня на вас последняя надежда. Я уже не знаю что и делать…

Доктор протянул мне увесистую папку, в которой были собраны все анализы Андрея, снимки и результаты различных обследований.

– Возьмите. Это не амнезия, – отчетливо произнес доктор. – Амнезия имеет ярко выраженное искусственное происхождение, но в вашем случае этого нет. Амнезия возникает в результате какой-либо травмы, какого-либо заболевания или злоупотребления наркотиками и алкоголем. Я тщательно изучил его медицинскую карту, ваш супруг не получал никаких увечий, ничем серьезно не болел и уж тем более не был ни алкоголиком, ни наркоманом. Опираясь на данные из медицинской карты, которую вы мне предоставили, у вашего супруга не было никаких предпосылок для амнезии. А это значит, что у него нет и самой амнезии.

– Я это уже слышала от других врачей, – разочарованно произнесла я. – Я думала, что вы мне скажете что-нибудь новое.

Доктор проигнорировал мое замечание и, сделав вид, что он не заметил моего разочарования, продолжил:

– Анализы крови вашего супруга показали, что у него не было отравления. Томография головы хорошая. Никаких отклонений от нормы. Медицинская карта, которую вы мне предоставили, – карта абсолютно здорового человека. Анализам вашего мужа можно только позавидовать. Во время беседы с ним я не нашел у него никаких отклонений.

– Все это я уже слышала. – Меня затрясло. – Абсолютно здоровый человек, но без памяти. Куда подевалась память – никому неизвестно. Словно ее корова языком слизала. Может, его и в самом деле инопланетяне похитили и, проведя над ним различные эксперименты, стерли память? Других объяснений я просто не нахожу. Жаль, доктор… Очень жаль, что я не услышала от вас ничего нового. А ведь я так надеялась…

Мне показалось, что еще немного – и я разревусь. Глаза затуманились слезами. Я до последнего верила в то, что этот хваленый американский доктор хоть как-то прояснит ситуацию, но вместо этого я узнала то, что слышала уже много раз.

– Так вы хотите знать мой диагноз? – вновь заговорил доктор.

– Но ведь вы же только его озвучили.

– Вовсе нет. Вы не дали мне этого сделать.

– Но ведь вы только что сказали, что мой супруг абсолютно здоров. Правильно?

– Правильно, – утвердительно кивнул доктор.

– И вы хотите сказать, что это не диагноз?

– Нет.

– Тогда каков же ваш диагноз?

– Мой диагноз прост: ваш супруг – симулянт.


Глава 20

– Что вы сказали? – Ноги у меня подкосились.

– Ваш супруг – симулянт. Думаю, что с памятью у него все в порядке.

– Вы хотите сказать, что он притворяется, что потерял память?

– Да, и очень умело.

– Доктор, да вы в своем уме?!

– Я в уме и в полном здравии. Так же как и ваш муж, – невозмутимо ответил доктор.

– Человека не было ровно полгода. Через полгода его находят в какой-то глухой сибирской деревне, грязного, оборванного и голодного. Он ничего не помнит и никого не узнает! – возбужденно говорила я, нервно ломая пальцы. – Подобного диагноза моему мужу еще никто не ставил. Вы первый. Ужас какой! Это же надо такое придумать. – Сняв с крючка кухонное полотенце, я вытерла выступивший от волнения на лбу пот и повторила: – Как я вообще согласилась с вами встретиться и смогла поверить в то, что вы хороший и квалифицированный врач, а самое главное, что вы сможете прояснить ситуацию. Каков Богдан, таков и доктор.

– Это мой диагноз, – все так же спокойно и рассудительно бросил доктор. – Ваше дело – принимать его или нет.

– Вы что, и в самом деле считаете, что человек, проживший со мной четыре года, воспитывающий вместе со мной нашего сына, однажды пошел в магазин за картошкой, пропал на полгода и появился в Сибири, изображая, что у него стерта память?! Да я быстрее в инопланетян поверю, чем вам.

– Если вам так удобно, то придерживайтесь версии про инопланетян. Это ваше право.

– Хоть эта версия и абсурдна, но она мне больше по душе.

– Ваш супруг – симулянт, – как ни в чем не бывало повторил доктор и посмотрел на часы, давая мне понять, что ему пора.

– Доктор, может быть, вы просто не знаете значения слова «симулянт»? – наконец дошло до меня. – Может быть, вы не понимаете его смысл?

– Я уже много лет живу и в России, и в Америке, практически на две страны. Здесь, в России, у меня своя частная клиника, и у нее хорошая репутация. Я очень хорошо знаю русский язык и понимаю значение слова «симулянт». Я же не сказал вам «обманщик», а именно «симулянт». Это значит, что он симулирует свою болезнь, а точнее, свою амнезию.

– Зачем?

– А на этот вопрос я ответить вам не могу. Он не в моей компетенции. Могу только высказать предположение.

– Какое?

– Самое банальное. Если человек симулирует болезнь, значит, ему это выгодно. Может быть, он занял у кого-то крупную сумму денег, что-то кому-то должен…

– Да о чем вы говорите? У нас никогда никакой крупной суммы не было, и если бы так было, как вы говорите, то к нам бы, наверное, уже пришли хоть какие-нибудь кредиторы.

– Я высказал вам всего лишь свое предположение относительно того, зачем он это делает. Полностью ответить на этот вопрос я не могу. Я не знаю. Я поставил вашему супругу лишь свой диагноз. Извините, но мне пора.

Доктор покинул нашу квартиру. Закрыв дверь, я беспомощно посмотрела на Владку и свекровь и сквозь слезы произнесла:

– По-моему, этого доктора самого лечить надо.

– Что он сказал? – в один голос спросили те.

– Он сказал, что Андрей абсолютно здоров.

– Это мы уже проходили, – иронически заметила Владка.

– А нового ничего не сказал?

– Сказал, что Андрей симулирует свою болезнь.

– Что делает? – вновь, как по команде, не сговариваясь, в один голос спросили свекровь и Владка.

– Симулирует болезнь, – в сердцах произнесла я и пояснила: – Врет он нам все, что у него памяти нет. Притворяется. Дурит нашего брата. Водит нас за нос.

Выпалив это, я решительно распахнула дверь в спальню и посмотрела на сидящего в кресле Андрея. Андрей смотрел мультики и не обращал на меня никакого внимания. Сев напротив телевизора, я загородила ему экран и спросила:

– Интересные мультики?

– Отойди от телевизора, – не ответил на мой вопрос Андрей.

Я повернулась в сторону экрана, затем вновь развернулась лицом к Андрею.

– Ну-ка, какой диск ты смотришь? Ой, сказки! Это же Никиткин диск. Любишь ты, я смотрю, русские народные сказки. А сам их сочинять не пробовал? Может, попробуешь? Из тебя получился бы хороший сказочник.

– Отойди от телевизора, – сквозь зубы процедил Андрей и от злости передернулся.

– А тебе совсем неинтересно, что сказал доктор?

– Нет.

– И неинтересно, какой диагноз он поставил?

– Я же сказал, что нет. Мне твои врачи-идиоты уже знаешь как надоели?! С меня хватит.

– А между прочим, он сказал, что ты симулируешь болезнь, что память у тебя есть и ты нас всех за нос водишь.

– Дура ты, и доктор твой дурак.

– А может быть, доктор прав? Андрей, может, тебе выгодно дурака включать? – Сменив тон, я отчаянно посмотрела на непоколебимого Андрея и голосом, словно я собираюсь вымаливать у него прощение, произнесла: – Андрюшенька, если у тебя крупные неприятности и тебе пришлось прикинуться, что у тебя нет памяти, ты мне расскажи. Я же тебе не чужой человек, а жена. Я тебя пойму и приму. В любом случае я всегда буду на твоей стороне и максимально постараюсь тебе помочь. Андрюшенька, родненький, не играй этот спектакль в одиночку, вдвоем всегда легче.

Вместо ответа Андрей снял с ноги тапок и запустил в меня им так злобно и резко, что я чудом успела увернуться. Тапок попал в экран.

– Никогда больше не называй меня Андрюшенька! Я не Андрюшенька, а Андрей! Уйди от телевизора! Вместо того чтобы меня понять и помочь, ты привозишь в наш дом каких-то дебилов и выставляешь меня законченным идиотом!

Услышав вопли, в спальню влетела свекровь и принялась меня стыдить:

– Юля, да ты что ж такое творишь? Ты как с моим сыном обращаешься? Как ты можешь ему не верить? Когда он здоровый был, ты ему всегда верила и у вас все хорошо было, а больному ты ему уже не веришь и считаешь, что можешь обращаться с ним так, как хочешь.

– Я просто устала, – бормотала я себе под нос. – Устала… – Я бросилась Владке на шею и зарыдала.

– Влада, ты-то хоть меня понимаешь? Я больше не могу… Я не знаю, что будет дальше. Я действительно очень сильно устала. Я уже не знаю, кому мне верить или нет, но если Андрей всю жизнь будет сидеть дома и смотреть мультики, то лучше сразу определяйте меня в сумасшедший дом.

Владка гладила меня по волосам и пыталась успокоить:

– Юлька, я хорошо тебя понимаю. Ты и так столько терпишь… Знаешь, ты очень сильная. Ты даже сама не представляешь, какая ты сильная, потому что я даже половины не смогла бы вытерпеть того, что терпишь ты.

– Владка, честное слово, я держалась. Я как могла держалась. Нервы окончательно сдали… Во всем виноваты эти проклятые нервы.

– Конечно, а какие нервы такое выдержат? Уйти с любимой работы, устроиться в этот бар для трансвеститов… Да я там вечер посидела, так чуть умом не тронулась, а ты там постоянно работаешь. И без этого бара с мужиками не так просто общаться. Они вымирают как мамонты. А после этого бара – так можно вообще уйти в монастырь.

– Юля, и не таскай больше в наш дом таких сумасшедших врачей! – закричала из спальни свекровь. – Притащила какого-то проходимца, которому самому экстренная психологическая помощь требуется. Где ты только таких горе-врачей находишь?! – Свекровь замолчала и обратилась к Андрею, который демонстративно всех игнорировал и невозмутимо смотрел мультики: – Сыночек, ты не нервничай, пожалуйста. Юля не в себе. Сама не знает, что творит. Хочешь, я тебе твоих любимых пирожков с капустой испеку? Ну скажи, хочешь?

– Я хочу, чтобы меня все оставили в покое и не мешали смотреть мультики!

– Слышали, что ваш сынуля говорит? – наконец прорвало Владу. – Не мешайте ему смотреть мультики. Действительно, что вы к нему все привязались? Пусть этот здоровенный детина, от которого вообще нет никакого проку, кроме как поесть и посидеть на унитазе, смотрит мультики! Напеките ему пирожков, сварите манной кашки и кормите его с ложечки! Да он угробит скоро свою жену!

С каждой минутой скандал разгорался все больше и больше. Я положила голову Владке на грудь, закрыла глаза и попыталась отстраниться от всего, что здесь происходит.

«Как мне это все надоело…» – стучало в моих висках. Как же все надоело и как же сильно я хочу в Марсель… Господи, ну как я хочу в Марсель!..

Я поднялась, вышла на балкон, села на холодный кафельный пол, опершись спиной о стену, и тупо смотрела на стоящий передо мной горшок с цветком. Владка села рядом со мной и защебетала:

– Доктор и в самом деле сумасшедший, а вот Андрей не только потерял память, но и болен на голову. Его нужно в дурдом класть. Что здесь всем жизнь отравляет? В дурдоме по утрам есть коллективный просмотр мультиков. Пациенты их очень любят. Но ты сейчас все эти проблемы не бери близко к сердцу, лучше думай о своем Абрамовиче.

– О каком еще Абрамовиче? – устало спросила я и закрыла глаза.

– О своем Александре. Ты лучше думай о том, как тебе покорить не только его самого, но и его сердце.

– Об этом мне сейчас хочется думать меньше всего.

– Ты должна быть для него такой загадочной и такой неожиданной, – не обратила никакого внимания на мое замечание Владка. – Всем видом показывай ему, что ты очень сильно нуждаешься в покровителе. Богатые мужики любят беззащитных женщин.

– Владка, ну что ты несешь? Ну какая я беззащитная? Я всегда смогу за себя постоять, – проговорила я, не открывая глаз.

– Не обязательно сразу показывать, какая ты на самом деле. Прикинься такой слабой и беззащитной овцой. Это ты ему потом свои зубы покажешь, когда он без тебя не сможет.

– Какую чушь ты несешь? Никогда не слышала, чтобы богатый мужик не мог без какой-то женщины… Женщина для него лишь приложение к красивой и дорогой жизни. Эта носом повела, так пошла к черту. Не эта, так следующая.

– Ты хочешь сказать, что богатые любить не умеют?

– Может, и умеют, но совсем недолго. Думаю, что их любовь не отличается особым постоянством.

– И все же, побудь такой слабой беззащитной мышкой, – как ни в чем не бывало продолжила Владка. – Не показывай свою силу и независимость. Мужики этого не любят, особенно богатые. И уж ни в коем случае не разводи его сразу на деньги. Никаких просьб о шубе, машине и новой квартире в первую неделю знакомства. Потерпи хотя бы пару недель.

Я улыбнулась и покрутила пальцем у виска. Владка не придала этому значения и продолжила дальше:

– Почаще его хвали и повторяй, какой он классный и офигенный чувак. Когда твой Абрамович окончательно созреет и к тебе прикипит, чаще тешь его самолюбие и говори, что все твои жизненные успехи – это только его заслуга. Понимаешь, богатые мужики на работе жуткие трудоголики, а в личной жизни они очень ленивы. Они не терпят женщин, которые доставляют им неудобства. Им проще поменять их на женщин с более кротким и покладистым характером. Поэтому первое время вообще не раскрывай рот и не показывай, какие у тебя острые зубы, чтобы он и близко не догадался о том, что у тебя акулья хватка, что если ты его своими челюстями сожмешь, то ему ни одна служба спасения не поможет. Ему уже тогда вообще ничего не поможет.

– Владка, и откуда у тебя столько информации про богатых мужиков?

– Жизненный опыт, подруга. А жизненный опыт не пропьешь и не сотрешь из памяти.

– Только ты со своим жизненным опытом ни одного богатого надолго не зацепила. Жизненный опыт – это, конечно, хорошо, но любые отношения – это как карточная игра: то ли выиграешь, то ли останешься в дураках.

– Над любыми отношениями работать надо. Трудиться, если хочешь, – стояла на своем Владка. – А то, что я еще ни одного богатого мужика надолго не зацепила… Так подожди, я просто оттачиваю свое мастерство. С каждым мужиком я его все больше и больше оттачиваю. Я, между прочим, не знала, что им прямо в лифте давать надо.

– Да иди ты!

– В первую очередь нужно представлять себя пауком, который плетет паутину. Твоя первоочередная задача – запутать свою жертву, а точнее, своего Абрамовича паутиной и напоить его своим ядом. Нужно окутывать жертву все больше и больше, так, чтобы она уже никогда не смогла из нее выбраться. Паук смотрит на свою жертву как на обычную пищу. Вот и ты должна представлять себя пауком и смотреть на Абрамовича как на пищу.

– Владка, бог мой, что ты несешь?!

– Я тебе дело говорю, а ты должна нарисовать эту картинку в своей голове. Как только почувствуешь, что жертва, а точнее, Абрамович уже прочно увяз в твоих сетях, то смело к нему подползай и начинай лакомиться.

– Ты хочешь сказать, что можно смело начинать пить из него кровь?

– Вот именно, кровь. Попил кровушки – оставил его ненадолго в покое. Изголодался – опять подполз и попил кровушки. – Влада немного помолчала и добавила: – И еще. Если он так повелся на секс в лифте, значит, его заводит секс в самых невероятных местах. Старайся не разочаровать его в этом плане. Не стоит отдаваться ему так банально, как, например, на кровати в гостиничном номере. Пусть это будут подсобки каких-нибудь ресторанов, крыши отелей, песок на берегу моря. Одним словом, должно быть столько интересных мест, насколько хватит твоей фантазии. В самых невероятных для секса местах ты должна изображать дикую и совершенно неуправляемую страсть.

Владка полезла в карман, достала конфетку, протянула мне:

– Юлька, и ни в коем случае не наступай на одни и те же грабли. Всячески показывай ему, что любишь его не за толщину кошелька, а за уверенность, мощь и силу, которую он в себе несет. С таким не страшен завтрашний день, потому что при любом раскладе все самые серьезные проблемы всегда будут на нем, но никак уж не на тебе. Можешь даже в каком-нибудь кафе или ресторане достать свой кошелек, так, для видимости, показывая: ты находишься с ним потому, что он тебе дорог, а не потому, что он за тебя везде платит. Конечно, он не даст тебе воспользоваться своим кошельком, но хотя бы увидит и отметит то, что его деньги тебя интересуют меньше всего на свете.

Владка говорила, говорила и говорила… Свекровь пекла пирожки с капустой, Андрей смотрел в спальне мультики, а я мечтала о Марселе… Господи, как же сильно я хотела в Марсель…


Глава 21

Так как прямых авиарейсов из Москвы в Марсель нет, мы долетели до Парижа, а затем на скоростном поезде всего за три часа доехали до Марселя. Правда, Саша предложил мне добраться до Марселя на самолете. От Парижа до Марселя на самолете перелет занимает около часа, но я не очень люблю самолеты, я их просто боюсь. Я никогда не летала в салоне бизнес-класса, и мне очень понравилось. Правда, если боишься перелетов, то тебе нет никакой разницы, в каком салоне ты летишь: эконом или бизнес. Просто в бизнес-классе тебе больше улыбаются, приходят по первому зову и безоговорочно открывают шампанское, чтобы чувство страха притупилось.

Очутившись в Марселе, мы нашли симпатичный ресторанчик, заказали необыкновенно вкусное здешнее вино и местный сыр.

– Юлька, согласись, сыр просто во рту тает.

– Очень вкусно.

– Ты неправильно ешь. Так вкус не почувствуешь.

– Правда? Как я должна его есть?

– Французский сыр нужно не глотать, им нужно лакомиться.

– Научи.

– Вот откуси совсем маленький кусочек, – учил меня Саша. – Откусила?

– Откусила.

– А теперь сразу запивай его вином. Сыр будет особенно вкусен, если ты сразу будешь запивать его вином.

Я в точности повторяла все за Александром и чувствовала, как моя душа воспаряет к небесам. Хотелось жить, любить, дышать, творить.

– Мы еще как-нибудь с тобой в Альпы махнем, – поднял свой бокал Александр.

Я смутилась, но все же кивнула в знак согласия.

– Ты когда-нибудь была в Альпах?

– Нет.

– Ох, точно. Забыл! Ты же вообще у меня нигде не была.

– Я в Турции была, – попыталась возразить я, но Сашка не обратил на это внимания и восторженно принялся говорить про Альпы:

– Я люблю Альпы за то, что от Альп до побережья Средиземного моря можно добраться всего за два часа. Ты только представь!

– Я уже мысленно это все представляю.

– Ты только вдумайся, что от пляжей до горнолыжного курорта можно проехать на автомобиле за каких-то два часа! Захотел покататься на лыжах – пожалуйста. Устал, надоело – снял лыжи, сел в машину, проехал два часа и приехал на пляж. Разделся, лег на лежак, лежишь, загораешь. Обгорел, надоело лениво валяться – вновь садишься в машину и едешь кататься на лыжах.

– Удивительно, – развела я руками.

– Кстати, а как тебе Марсель? Хотя ты еще его толком не видела.

– Я в него просто влюбилась, – не раздумывая, ответила я.

– Завтра идем на день рождения к моему очень хорошему другу. Будем тусоваться. Куча народа прилетит из Москвы. Кстати, на этой вечеринке я познакомлю тебя со своим двоюродным братом.

– Он в Марселе?

– Да.

Я подумала, что если Саша хочет познакомить меня со своим родственником, то это хороший знак. Значит, его отношение ко мне не такое уж и несерьезное, как может показаться на первый взгляд.

Мы остановились в милой гостинице, хотя могли остановиться в доме его друзей, но Александр хотел провести эту ночь именно здесь, в уютном отеле, а уж завтра приехать на день рождения друга и остаться ночевать в его доме.

Этим вечером я плохо верила в реальность происходящего. Я сидела на террасе шикарного гостиничного номера, держала бокал шампанского и никак не могла поверить, что нахожусь на юго-востоке Франции. Александр смотрел на меня такими глазами, какими смотрит мужчина, который хочет раздеть женщину. Уловив его настроение, я ощутила, как сильно забилось мое сердце. Сделав несколько глотков шампанского, я улыбнулась и подумала, как сильно желаю почувствовать прикосновение пальцев Александра.

– Хочу, – прошептала я и посмотрела ему в глаза.

– Хочешь?

– Хочу, хочу, хочу…

– Сильно хочешь?

– Очень хочу…

Александр взял меня за руку и увлек следом за собой в номер. Я послушно следовала за ним, словно завороженная, и упивалась той властной силой, которая исходила от него в данный момент. В следующую секунду мы упали на кровать и забыли обо всем на свете. Наши губы встретились. Когда Сашка коснулся моей груди, у меня просто перехватило дыхание.

– Ну покажи, как ты меня хочешь. Покажи, – шептал он мне в ухо.

– Разве ты не видишь? Разве ты не видишь, как сильно я тебя хочу? Разве ты это не чувствуешь?

– Чувствую. Когда я почувствовал тебя в первый раз, то сразу пришел к мысли, что одной ночи мне с тобой будет мало.

Александр дотронулся до затвердевших от сумасшедшей страсти сосков и склонился к моим губам жадным поцелуем. Я вспомнила Владкины наставления, что не стоит заниматься сексом банально на кровати.

Я изогнулась навстречу его ласкам в каком-то кошачьем порыве и застонала. Какое же это классное состояние, когда можно просто слететь с тормозов и не стараться совладать с охватившими тебя страстями. Мы целовались до тех пор, пока окончательно не утратили контроль над собой.

Ощущая внутри себя ритмичные толчки мощной мужской плоти, я извивалась все сильнее и сильнее и уносилась в райские кущи.

Только ближе к рассвету мы наконец смогли насладиться друг другом. Я лежала рядом с Александром опустошенная, уставшая, но такая счастливая!

– Бокал вина?

– И сыр, – радостно прошептала я.

– Тогда давай вызовем горничную. Пусть она прикатит с террасы к нашей кровати столик с вином и сыром.

– Зачем вызывать? – опешила я. – Я его сама сейчас прикачу.

– Лежи. Ты устала.

– Да мне не тяжело… – Я уже хотела было встать, но Александр дернул меня за руку и жестом показал, чтобы я находилась на месте.

– Я же сказал тебе – лежи, – властно сказал мужчина и позвонил по телефону. – Для этих дел есть горничная. Сейчас она придет. Я сказал, чтобы она открыла дверь своим ключом, мы не хотим вставать с кровати.

С трудом справившись с неловкостью, я накрыла нас простыней и прошептала:

– Зачем лишний раз напрягать людей, если что-то несложное мы сможем сделать и сами?

– Я заработал право не вставать лишний раз с кровати.

– Но ведь я не заработала еще такое право, – вяло пыталась возразить я.

– Пока ты со мной, ты должна воспользоваться этим правом.

Я молчала и думала, что мне совсем не нравится слово «должна», потому что в этой жизни, я считала, должна только своим родителям и своему сыну, но уж тем более я никогда и ничего не должна мужчине. Мне было нелегко ассоциировать себя с этим словом, но подсознательно во мне пробивалась распространенная философия о том, что если я согласилась поехать с мужчиной за границу в столь дорогое путешествие, значит, я ему уже по-любому что-то должна.

– И никогда не беспокойся, что какими-то своими поступками ты будешь напрягать других людей, – учил меня жизни Александр. – Эти люди здесь для того, чтобы выполнять твои прихоти. Это их работа, пойми. Для них это совершенно естественно, как дышать, например. – При этом Сашка демонстративно скинул с себя простыню и прошептал: – Жарко.

– Но ведь сейчас сюда придет горничная, – забеспокоилась я.

– И что?

– То, что она зайдет, а ты совершенно голый. Это неприлично.

– Ты хочешь заставить меня стесняться? – рассмеялся Александр. – Ты хоть знаешь, сколько стоит этот номер? Да я могу позвать горничную в самый жаркий момент нашего с тобой секса и заставить ее вытирать мне спину от пота влажным полотенцем.

Я молчала и напряженно думала, что у нас начались первые трения. Я понимала, что не могу возражать, но в глубине души думала о том, что не важно, сколько стоит этот дорогой номер. Важны человеческие ценности, этика и культура. Если ты в состоянии пройти несколько метров до террасы и выкатить с нее столик с вином и сыром, то зачем гонять для этого других людей? Да и что это за непонятные прихоти – лежать абсолютно голым при посторонней женщине? Где культура? А еще я очень даже сомневалась, что какая-нибудь французская горничная стояла бы рядом с нами и в момент жаркого секса вытирала вспотевшую спину Александра влажным полотенцем. Но если только ей хорошо заплатить… Все эти поступки слишком циничны и говорят об отсутствии воспитания. Думаю, этим страдают многие российские бизнесмены.

В комнату вошла улыбающаяся горничная. Она прикатила столик с террасы и, не обращая внимания на развалившегося голого Александра, пожелала нам приятного времяпровождения и все с той же улыбкой удалилась. Не знаю почему, но мне было стыдно за поведение моего партнера. Очень даже неловко. Очень…

Но через несколько минут от моей неловкости не осталось даже следа, потому что пили вино, ели тающий во рту бесподобный сыр и говорили… Александр рассказывал мне про знаменитый Лазурный Берег, о котором я так много слышала и читала в газетах, про благоухающую цветами Ниццу и звездный Сен-Тропе, в окрестностях которого множество вилл мировых знаменитостей.

Я слушала Александра и думала об Андрее и словах американского доктора. Когда я возвращалась мыслями в Москву и в свои ежедневные нескончаемые проблемы, у меня начинало ныть сердце.


Глава 22

– Послушай, у тебя есть в чем пойти сегодня вечером на день рождения? – поздним утром, лежа в кровати, спросил меня Александр.

– Да, я взяла с собой вечернее платье, – нерешительно произнесла я и в очередной раз почувствовала жуткую неловкость, потому что мое вечернее платье являлось хорошей китайской подделкой.

Скорее всего, в том обществе, к которому принадлежал Александр, это являлось по меньшей мере дурным тоном. Подумав о том, что в своем платье сегодня вечером я буду смотреться до неприличия нелепо, я закрыла глаза, пожалев, что я полетела в Марсель, в общество, к которому не имею никакого отношения, и от охватившего меня чувства стыда была готова провалиться сквозь землю.

Но на помощь пришел Александр:

– Послушай, давай я сейчас позвоню знакомой девушке Ирине, которая уже давным-давно живет в Марселе, и попрошу, чтобы она провела тебя по магазинам и помогла купить что-нибудь из одежды. Конечно, в идеале лучше, если бы вы прямо сегодня смотались в Ниццу, но ты тогда просто устанешь, выбьешься из сил, а у нас сегодня вечером день рождения, и гулять мы будем, скорее всего, целую ночь. – Саша приподнялся и заметил мою растерянность. В его душе что-то дрогнуло, и он осторожно спросил: – Юля, девочка моя, ты чем-то взволнованна?

– Я не располагаю подобными средствами, чтобы ходить по здешним магазинам, – краснея, произнесла я.

– Дурочка, я же тебе с самого начала сказал, что деньги не должны тебя волновать. Бабки я тебе дам. Ты даже не забивай подобными проблемами свою голову.

– Я как-то к этому не привыкла.

– Привыкай. Надо же когда-то начинать.

Мы оба рассмеялись, и Сашка ласково потерся подбородком о мои волосы.

– Я бы поехал с тобой сам, но извини. Я не очень люблю вылазки в магазин. Только тогда, когда уж совсем приспичит.

– А кто такая Ирина? – Я не смогла справиться с любопытством и все же задала этот вопрос.

– Это наша, русская женщина.

– А почему она живет в Марселе?

– Потому что ей здесь очень нравится, – коротко ответил Александр и тем самым натолкнул меня на мысль, что он уходит от какого-то более глобального ответа.

– Она вышла замуж за француза? – все никак не унималась я.

– Нет. Она живет одна.

– Одна?!

Александр сделал вид, что не заметил моего удивления, и продолжил:

– Я и сам удивляюсь, почему она выбрала именно Марсель. Русские покупают виллы на французском побережье Средиземного моря, а она предпочла Марсель. Нравится ей, и все тут. Кстати, у меня на знаменитом Лазурном Берегу тоже есть роскошная вилла. Я себе ее прикупил еще в прошлом году. Так что мы завтра с тобой отправимся туда.

– У тебя есть собственная вилла?

– Конечно, – невозмутимо ответил Саша. – Было бы глупо с моими деньгами не покупать недвижимость за границей.

– А она красивая?

– Вилла как вилла. Завтра ее увидишь. Скорее всего, слово «красивая» ей не подходит. Я бы охарактеризовал ее совсем другим словом.

– Каким?

– Роскошная.

– Это значит, все равно красивая.

– Так что, я звоню Ирине? Пусть она за тобой приедет и повозит тебя по магазинам. Она знает все самые лучшие магазины Марселя.

– Я даже не знаю…

Не дождавшись от меня утвердительного ответа, Александр позвонил Ирине и договорился, чтобы она приезжала за мной через час.

– Ирина, наверное, бизнесвумен.

– Да, вроде у нее есть небольшой бизнес.

– Человек с небольшим бизнесом не сможет во Франции купить себе виллу.

– А Ирина виллу себе не сама покупала.

– Не сама?

– Виллу купил ей я.

Последние слова заставили мое лицо заполыхать кумачом. Я старалась не показывать Александру свой взгляд, полный разочарования и боли. Отведя глаза в сторону, я спросила:

– Ирина твоя любимая женщина?

– Да что ты, – рассмеялся Александр. – У меня нет любимой женщины. И вообще, я еще не готов к тому, чтобы связать свою жизнь с одной-единственной женщиной.

– А как же Ирина?

– Ирина была моей любовницей. Мы состояли с ней в близких отношениях, а когда я решил с ней расстаться, то подарил ей виллу. Она всегда о ней мечтала.

– Ты подарил ей виллу на расставание?

– Она очень сильно меня любила, и я хотел хоть как-то облегчить ей душевную боль.

– Облегчил?

– Спроси у нее. – Александр ушел от ответа, слегка от меня отстранился и лег на подушку.

Я понимала, что нарушаю главное негласное правило. Никогда, ни при каких обстоятельствах не стоит расспрашивать мужчину о его прошлых отношениях и бывших возлюбленных и уж тем более ни в коем случае нельзя рассказывать о своих бывших мужчинах. Нужно принимать человека таким, какой он есть, и не поддаваться соблазну копаться в его прошлых бедах и поражениях. У любого из нас есть свое прошлое. Это определенный багаж, от которого никуда не денешься. И это прошлое сугубо личностное. Никто не имеет права интересоваться им, кроме того человека, который его пережил. И уж тем более нельзя смотреть на мужчину как на свою собственность, у которого нет и не может быть прошлого после одной проведенной с тобой ночи.

Я понимала, что сейчас нарушаю эти негласные правила, допускаю непростительную ошибку, но ничего не могла с собою поделать.

– А сейчас она тебя любит?

– Не знаю. Я у нее об этом уже давно не спрашивал. Правда, раньше мне казалось, что она любит не меня, а мои деньги. У нее есть своя личная жизнь, но я знаю одно: что она меня всегда ждет…

Я помолчала и медленно проговорила:

– Саша, а если бы ты не взял меня с собой в Марсель, то ты бы не останавливался в этом отеле? Ты бы остановился на вилле Ирины? Правда?

– Правда, – честно ответил Александр. – Я всегда останавливался у Ирины. Я же даже не подозревал о твоем существовании. Дурочка, ты что, меня уже ревнуешь, что ли?

– Нет, я просто спросила, – теперь уже я ушла от ответа. – Ты извини меня за глупое любопытство.

– Да ладно, бывает, – понимающе отреагировал на мое любопытство Саша.

Через час я уже сидела в роскошном «кабриолете» Ирины. Мы направились в магазин. Ирина вела себя очень даже достойно и была настроена в отношении моей персоны вполне доброжелательно. Ей было около тридцати, ухоженная и красивая женщина. Она не опускалась до ревностных вопросов, кем я прихожусь Александру, и я никак не могла понять: то ли она всегда ведет себя настолько безукоризненно, показывая, что чувство собственного достоинства для нее совсем не пустой звук и она выше той ситуации, которая создалась в данный момент вокруг нее. Либо я далеко не первая девушка, которую Александр привез в Марсель и которую Ирина возит по магазинам. Если это так, то для нее это вполне стандартная и обычная ситуация.

– Конечно, лучше было бы слетать в Ниццу, – заметила Ирина и бросила на меня любопытный взгляд, – но раз так сложилось, что время не позволяет… Сегодня шумный день. Я тоже буду. Кстати, а ты в первый раз в Марселе?

– В первый, – кивнула я.

– Ну как?

– Очень красиво.

– Я люблю этот город, и когда я в первый раз с ним познакомилась, то сразу затаила в себе мечту жить именно в этом городе.

– А тебя в этот город в первый раз привез Александр? – Противное любопытство распирало меня изнутри, и у меня не хватало сил с ним справиться.

– Этот город открыл для меня Саша. Я всегда мечтала о Париже, но он помог мне полюбить Марсель. Кстати, Марсель старше Парижа. Однажды мы с Сашкой гуляли у дворца Лошан. Это было весной, а весна – пора свадеб в Марселе, так вот, я почему-то взяла Александра за руку и загадала желание остаться здесь жить. Представляешь, и оно сбылось. Какая же я тогда была дурная!

– Почему?

– Нужно было загадать выйти за Сашку замуж, – рассмеялась Ирина. – Возможно, оно бы тоже сбылось.

– Ты любишь Сашу?

– Люблю, – грустно улыбнулась Ирина. – Все эти годы люблю одного-единственного мужчину. Ни один мужчина никогда не заинтриговывал меня с первой минуты. А Сашка заинтриговал, и так, что на всю жизнь. Я настолько связана с ним духовно, что буквально спинным мозгом чувствую, когда у него неприятности. У него особая харизма и сильный магнетизм. Сашка редкий и замечательный мужчина.

Я осторожно покосилась на Ирину и подумала, что она меня не обманывает. Ирина действительно любит Сашку. А еще я вспомнила напутствия Владки относительно успешных и неуспешных мужчин. Боже, как же она права! Когда остывают чувства любимого делового мужчины, ты получаешь виллу в Марселе, живешь достойно и не теряешь надежды. Когда остывают чувства любимого неудачника, ты получаешь море проблем, разбитое сердце и полное отсутствие денег, потому что он лишает тебя даже твоих кровных.

– А почему вы не поженитесь? Или почему вы до сих пор не поженились?

– Потому что Александр не тот мужчина, который сможет остановиться на одной женщине, – совершенно спокойно ответила Ирина и тут же перевела разговор на другую тему: – Тебе обязательно нужно посмотреть средневековый порт Вьен-Пор и собор Нотр-Дам-де-ла-Гард. Кстати, а в Авиньон вы с Сашкой поедете?

– Я не знаю, – растерянно пожала я плечами. – Завтра мы едем на его виллу на Лазурном Берегу.

– Это бесподобные места. У Сашки роскошная вилла.

– Ты там была?

– И не раз. В его отсутствие он иногда разрешает там гостить. Я люблю Лазурный Берег. Да и кто его не любит? Сюда стремятся все любители респектабельного пляжного отдыха. Сашка показывал мне виллы Джорджио Армани и Брижит Бардо. Это очень красиво! Попроси его, и он тебе тоже их покажет.

– Ты считаешь, что Александр не сможет остановиться на одной девушке?

– Думаю, да. Хотя кто его знает? Жизнь – такая коварная штука. Быть может, этой счастливицей станешь ты.

– Я замужем.

– Ах, даже так!

– А по Москве ты скучаешь?

– Ну, если только по Сашке… Москва у меня сразу ассоциируется с ним. А если быть откровенной, то я в Москве себе просто места не нахожу.

– Почему?

– Слишком пасмурно и слишком много усталых и хмурых лиц… Хочется света, тепла, улыбок и позитива. К сожалению, а быть может, к счастью, в Москве я этого не могу получить.

В магазине я постаралась отбросить прочь все сомнения, сумею ли выбрать подходящую одежду и удобно ли тратить чужие деньги? Я прошла в зал и остановилась возле манекена, одетого в ярко-красное платье.

– Боже, какая красота!

– А по-моему, все яркое выглядит вульгарно. Мне кажется, что это пошло.

– Почему пошло?

– Красный цвет… По-моему, все красное пошло.

– А по-моему, даже очень ничего…

– Знаешь, я ношу только винтаж.

– А что такое винтаж?

– Ты не знаешь, что такое винтаж? – Во взгляде Ирины появилось ярко выраженное превосходство.

– Нет, – без тени смущения ответила я.

– Винтаж – это настоящие вещи. Это оригинальные вещи. Вообще, самый лучший винтаж в Лондоне.

– Но мы же сейчас не в Лондоне. Мы с тобой до Ниццы не долетели, а ты говоришь про Лондон, – без тени смущения произнесла я и, взяв красное вечернее платье, пошла его мерить.

Поглядевшись в зеркало, я увидела, что платье довольно эффектно подчеркивает мою фигуру, и посмотрела на ценник. Я чуть было не потеряла дар речи! Платье стоило ровно четыре тысячи долларов. Позвонив Александру, я вытерла капельки пота, выступившие на лбу от волнения, и произнесла:

– Саша, я тут платье приглядела, но цена просто нереальная.

– Тебе не хватает денег?

– Платье стоит четыре тысячи долларов! – возбужденно произнесла я.

– Так в чем же дело? Я дал тебе десятку.

– И что, его можно купить?

– Ты зачем в магазин поехала?

– За покупками.

– Так покупай! Кто тебе не дает?

– Просто это очень дорогая покупка, и я не могла не согласовать ее с тобой.

– Мне, конечно, приятно, что ты согласовываешь со мной покупки и не кидаешь деньги на ветер, но деньги существуют для того, чтобы их тратить. А что касается того, дорого это или дешево, то я бы никогда не позволил тебе пойти в дешевый магазин и купить какую-нибудь дрянь только для того, чтобы сэкономить. Если ты думаешь, что мне будет приятна твоя экономия, то ты глубоко ошибаешься. Я не хочу видеть на тебе дешевые вещи. Ты слишком для них хороша.

– Спасибо. Я все поняла.

– Ты можешь истратить все деньги, – усмехнулся Александр. – Кстати, а Ирине выбранное платье понравилось?

– Нет.

– Почему?

– Потому что Ирина обозвала его пошлым и посоветовала мне выбрать что-нибудь поскромнее. Ей не нравятся яркие сочные тона. Она хотела бы одеть меня во что-нибудь тусклое и невзрачное.

– Странно. У нее вообще очень хороший вкус.

– Насчет ее вкуса никто и не сомневается, только на будущее дам тебе дельный совет. Никогда не отправляй свою бывшую любовницу помогать выбирать гардероб своей новой любовнице. Сам посуди, что она может мне присоветовать?

– Что-то я об этом даже не подумал.

– Это я тебе на будущее говорю.

– Спасибо. Теперь буду знать, – насмешливо произнес Саша.

Не обращая внимания на постоянные реплики Ирины, что все нувориши выглядят как лохи, потому что скупают вещи, на которых много блестящих стекляшек, я выбрала понравившуюся мне одежду ровно на десять тысяч долларов и счастливо посмотрела на расстроенную Ирину.

– Поехали. Я упаковалась.


Глава 23

Признаться честно, я еще никогда не была на торжестве подобного размаха. Гости подъезжали к роскошной вилле на дорогих автомобилях, а на самой вилле их встречал великолепный оркестр. Саша вел меня под руку и первым делом представил меня своему другу – имениннику, который живет между Москвой и Марселем.

– Это моя подруга Юлия, – с гордостью говорил Александр и обнимал меня за талию.

– Очень приятно познакомиться, – улыбалась я нежно и здоровалась со всеми членами семейства виновника торжества.

– Ты чертовски хорошо выглядишь, – поцеловал меня в ушко Саша.

– Твоя Ирина хотела, чтобы я выглядела как серая моль.

– Это не моя Ирина, – отрицал Александр. – Она сама по себе. Кстати, а платье очень выигрышное и эффектное. Я рад, что ты его выбрала. Да и туфли просто шикарные.

– Все это благодаря тебе. – Я вспомнила слова Владки, что богатых мужиков нужно как можно чаще хвалить. – Если бы не ты, то у меня не было бы ни платья, ни таких туфель. Спасибо, что ты делаешь меня красивее. Рядом с таким успешным и интересным мужчиной, как ты, хочется выглядеть еще ярче и красивее.

Мои слова потешили Сашино самолюбие, и он довольно улыбнулся.

– Солнышко, ты не против, если я оставлю тебя на пару минут одну? Я встретил своего знакомого. У меня к нему небольшой разговор. Это ненадолго.

– Конечно. Не переживай.

– Не грусти.

Официанты разносили шампанское, виски, вино, различные соки и минералку. Повара жарили на огне барана и уток, готовили деликатесы, варили крабов. На столах были расставлены блюда с различными салатами и холодными закусками. Мне было даже страшно подумать, в какую сумму мог вылиться этот день рождения. Я смотрела на женщин в дорогих платьях с откровенными декольте и не могла поверить, что нахожусь среди них. Женщины сверкали драгоценностями, мимо меня проходили мужчины в дорогих костюмах.

«Жаль, что Владка не может вот это увидеть», – подумала я и услышала разговор за моей спиной. Это откровенничали две совсем юные, но очень эффектные девицы модельной внешности.

– Представляешь, насколько мне тяжело моего кошелька на бабло раскрутить, – говорила одна другой. – Мне молоко за вредность давать надо и всю грудь медалями обвешать из чистого золота. Я вообще не хотела в этот Марсель ехать, он меня потащил. Я ему говорю, мол, это дыра, тьмутаракань, а он меня и слушать не хочет. Говорит, день рождения у друга, и все тут. Я ему говорю, почему твой друг именно в этой дыре день рождения справляет, а он отвечает, потому что у него здесь вилла. Нормальные люди гуляют с другим размахом и в других местах. И с какой стати мы должны здесь прозябать целых три дня? Ну это еще полбеды. Так я своему перед поездкой говорю о том, что я купила себе новые клипсы и теперь к этим клипсам мне нужно новое платье, новые туфли и новая сумочка.

– Ну и он все это тебе купил?

– Купил, только рожу у него всю перекосило.

– Ты найди мужика, который бы в таком случае рожу не воротил.

– Ты же знаешь, я всегда все самое дорогое выбираю. Так помимо этого я еще себе пальто приглядела. Беру его прямо с вешалкой и отдаю продавщице, чтобы она несла в кассу. А он меня спрашивает: мол, зачем тебе пальто-то? А я ему и отвечаю, что оно тоже к клипсам подходит.

– Молодец!

– Я знаю, что делаю.

– Так пальто-то купил?

– Купил, только я тебе говорю, что у него фейс вечно недовольный от моих покупок. Особенно когда он на кассе рассчитывается.

– Давай, крути его, подруга. Крути его по полной, пока он пребывает в состоянии влюбленности. Они, когда влюбленные, все немного лоховатые. Пусть больше в тебя вбухивает. Чем больше вбухает, тем тяжелее будет с тобой расстаться. Кому отдашь такое сокровище, если столько бабла в него вложил? Прямо не женщина, а банк.

– Да я и так уже кручу, как могу. Я же хорошо понимаю, что мужика нужно до свадьбы трясти, потому что после свадьбы с него уже ничего не вытрясешь.

– Ты думаешь, тебе удастся его до загса довести? Он же у тебя так сильно копытом бьет и орет, что со своей свободой никогда не расстанется.

– Это он сейчас копытом бьет, но придет время, я его все равно в стойло поставлю. Никуда не денется, испытает все радости и прелести семейной жизни.

Устав слушать полупьяных девиц, я от них отошла, но не слишком далеко, чтобы меня не потерял Александр. Увидев проходящую мимо Ирину, которая выглядела действительно просто прекрасно и была одета в яркое бирюзовое платье, я улыбнулась ей и восторженно произнесла:

– Ты выглядишь просто эффектно. Это винтаж?

– Я это платье в Лондоне брала, – ушла от прямого ответа она.

– Смотри-ка, такой яркий цвет, а выглядит совсем не пошло.

– Может, потому, что это платье не красного цвета, – ответила мне взаимной улыбкой Ирина и направилась в самую гущу толпы.

Я смотрела ей вслед и думала, что она действительно выглядит сногсшибательно. Ни единого намека хоть на какую-нибудь морщинку, ни единого грамма лишнего жира на теле. Высокая, стройная, ухоженная. Ее совершенное тело говорило о том, что она дружит со спортом и балует себя массажем.

– Юля, дорогая моя, ты там без меня еще не заскучала?

– Заскучала.

Я увидела Сашку, рядом с ним стоял мужчина, лицо которого мне показалось очень знакомым. Подведя его ко мне, Сашка ласково меня обнял.

– Юленька, я сейчас хочу познакомить тебя со своим двоюродным братом. Я тебе про него говорил. Знакомься, это Степан.

Я стояла в оцепенении, моргала и ощущала, как из-под моих ног уходит почва. Передо мной стоял тот самый Степан из бани, который вместе с нами чудом уцелел в жуткой кровавой бойне и дал нам с Владкой уйти живыми из того ада, в котором мы побывали.

– Здрасьте… – с трудом выдавила я из себя. Меня бросило в жар.

– Добрый вечер, – поздоровался Степан. Голос его дрогнул.

– Вы, что ли, знакомы? – почувствовал неладное Саша.

– Нет, – как по команде ответили мы.

– Степан, это моя подруга Юля. Я тебе про нее тоже рассказывал.

– Я понял, – пробурчал Степан и сквозь зубы спросил: – Как вам Марсель?

– Очень красивый город. А вам? – поинтересовалась я в свою очередь.

– Мне тоже он очень нравится.

– А вы надолго? – постепенно начал приходить в себя от столь неожиданного знакомства Степан.

– Саш, мы надолго?

– На неделю. В Москве работы полно.

– Мы на неделю, – повторила я Сашины слова.

– Неделя – это хорошо. Вы давно приехали?

– Вчера, – ответила я. – А вы?

– А я здесь уже два дня.

– У вас тоже в Москве дела или вы планируете здесь побыть?

– Да мне пока в Москву возвращаться не хочется. Хочется здесь отдохнуть.

– Ребята, а я здесь не лишний? – прервал наш разговор Саша и, взяв меня за локоть, отвел в сторону.

– Послушай, а ты что вся дрожишь? Простыла, что ли?

– Сама не знаю, – постаралась успокоиться я и посмотрела на Сашу обеспокоенным взглядом. – Саша, что бы между нами ни произошло, я хотела сказать, что всегда буду благодарна тебе за то чудо, которое ты мне подарил. Мне еще ни с кем так хорошо не было, и для меня еще никто и никогда столько не делал.

– Юлька, ты сейчас так со мной говоришь, как будто прощаешься. Неужели на тебя так мой двоюродный брат подействовал?

– Вы с ним совсем разные, – заметила я.

– Это точно. Мы вообще с ним редко общаемся. Он еще тот фрукт. – Александр наклонился ко мне поближе и прошептал: – Он не совсем законопослушный гражданин. Хотя если так разобраться, то среди нас законопослушных граждан раз, два и обчелся. У нас в стране такие законы, что волей-неволей приходится их нарушать. Но жизненная позиция Степана в корне расходится с моей. Ты понимаешь, о чем я?

– Понимаю, – кивнула я.

– Его мать столько раз уговаривала меня взять его к себе на работу, но я не хочу.

– Правильно делаешь.

– Понимаешь, он какой-то безответственный. Я попробовал дать ему отдельное дело, но он полностью его развалил. А теперь, если честно, я даже не знаю, чем он занимается и за чей счет живет. На днях позвонила его мать и, плача, сообщила о том, что у него какие-то неприятности и ему нужно временное пристанище. Я предложил ему пожить в Подмосковье, но она стала просить отправить его за границу. Оказалось, у него подписка о невыезде. Вроде он попал в какую-то жуткую перестрелку в бане, но сам ни в чем не виноват. В Москве он побоялся оставаться. Говорит, что не добили, но найдут и обязательно добьют. В общем, пришлось мне потратить немало денег, чтобы переправить его за границу. Он здесь где-то в Марселе квартиру снял. Клянется мне, что хочет взяться за ум и жить по-честному.

– Да уж, родственничек у тебя, – только и смогла сказать я.

– Такой, какой есть.

– В общем, он темная лошадка.

– Быть может, он и неплохой парень, только от таких, как он, лучше держаться подальше. Несмотря на то что он мой родственник, я бы никогда его в свой бизнес не взял. А если отбросить все дела, то отношения у нас замечательные. С ним здорово общаться и не пересекаться по делам. А так он очень компанейский и веселый. Такой же закоренелый холостяк, как и я. Вряд ли когда-то остановится на одной женщине и расстанется со своей свободой.

Александр немного помолчал, а потом вдруг спросил:

– Юль, а ты замуж по любви выходила?

– По любви, – упавшим голосом ответила я.

– А где сейчас эта любовь?

– Не знаю, – растерянно пожала я плечами. – Она умерла. Я честно пыталась ее сохранить, но у меня ничего не получилось. За любовь должны бороться двое, но муж совсем ничего не хочет. Больно все это. Нехорошо. Двое должны быть вместе, чтобы обрести радость жизни, но у нас это не получается. Когда мы вместе, то испытываем только отрицательные эмоции. Какие там могут быть радости…

Через секунду я очутилась в объятиях Александра. Он поднял меня высоко и завертел, закружил…

– Ты сейчас чувствуешь радость жизни?

– Чувствую! – закричала я и ощутила, как на глаза навернулись слезы.

Слезы на глазах были не только у меня. Совсем недалеко в шикарном ярко-бирюзовом платье стояла эффектная тридцатилетняя женщина и смотрела на наши радостные и восторженные крики глазами, полными слез…


Глава 24

– Юль, Богдан из Москвы звонит. Я отойду, поговорю с ним. Не скучай одна.

– Не волнуйся. Говори, сколько нужно.

Я взяла у проходящего мимо официанта с подноса бокал шампанского и не успела сделать глоток, как рядом со мной появился Степан.

– Ты?

– Привет, красавица. Никогда бы не подумал, что мы с тобой еще встретимся.

– Послушай, давай и дальше будем делать вид, что мы с тобой друг друга не знаем. Поверь мне, общение с тобой для меня крайне неприятно.

– Юля, да ты же у нас вроде замужняя дама. Каким образом ты оказалась подругой моего двоюродного брата? Ах, точно, забыл! У тебя же мужа инопланетяне похитили. Послушай, а мой брат вообще знает о твоей репутации или он не в курсе, кто ты такая?

– И кто я такая?

– Обычная уличная шлюха, которую перли мои друзья в бане.

Мои глаза стали ледяными.

– Пошел вон.

– Если я сейчас пойду вон, то Сашка узнает о твоей бурной молодости и о том, как ты весело проводила время до того, как он привез тебя в Марсель.

– У меня не было никакой бурной молодости, – зашипела я и почувствовала, как у меня перехватило дыхание. – Ты сам заманил нас в эту проклятую баню.

– Да как я вас заманил? Тебе что, пятнадцать лет? Ты стояла пьяная в дробину и поехала в баню только потому, что хотела трахаться.

– Как жаль, что в ту ночь тебя не убили.

– Жаль, что в ту ночь не убили тебя. Кстати, Сашка в общих чертах знает про то, что произошло в той бане. Это его заслуга в том, что я смог уехать из Москвы. Но он еще не знает, что в той бане были две проститутки, которые обслуживали наших ребят, и одной из этих проституток была ты.

Я потеряла дар речи и не могла произнести ни слова.

– А ты, я смотрю, хваткая девочка. Сашку решила охмурить, только вот довести дело до загса у тебя вряд ли получится, потому что он таких, как ты, пачками сюда возит каждый месяц. Так что пока у него период влюбленности, ты можешь его слегка «пощипать». Только делай это быстрее. У него состояние влюбленности ой как быстро проходит. И еще. Я вот думаю, как же он отреагирует на мой рассказ. Сразу даст тебе пинка под зад и хорошо вымоет руки или еще трахнет напоследок и даст пинка потом?

Я стояла ни жива ни мертва и думала о том, что судьба решила в очередной раз надо мной посмеяться. Она подарила мне красивую сказку, а после ткнула носом в ужасную действительность.

– Ты можешь говорить Саше все что хочешь. Я найду слова в свое оправдание.

– Ты уверена?

– Уверена, – непоколебимо ответила я.

– Ты уверена в том, что я могу сказать Александру все, что хочу? Ты хорошо подумала над тем, что сейчас сказала?

Почувствовав мое замешательство, Александр прищурился и, выдержав небольшую паузу, проговорил, отчетливо выделяя каждое слово:

– До того как уехать в Марсель, я проходил по так называемому «банному делу» свидетелем. Так вот, от оперативников я узнал, что перед тем, как двоих моих друзей расстреляли, их били по голове бутылкой, и один из них умер еще до того, как в его тело вошел свинец. Юленька, ты же в ту ночь человека убила.

– Я никого не убивала и ни в какой бане с тобой не была.

– Правильно, лучше идти в отказ, но тебе от прошлого не отвертеться. И если хочешь знать, то уже установлено, что в ту ночь в бане вместе с ребятами была пара девиц легкого поведения. Меня уговаривали помочь следствию и найти девушку, которая так умело разбивает бутылки о головы мужчин. И я действительно захотел помочь следствию, да только телефончик мне твоя подружка левый дала. А то странно как-то получается. На след заказчиков уже вышли, а на твой – нет. Ведь для того, чтобы найти заказчика, ума много не нужно. Для оперативников не секрет, что две криминальные группировки не поделили между собой сферу влияния. Так что заказчик уже под следствием, двух киллеров нашли мертвыми вскоре после банной мясорубки. Их убрали в ту же самую ночь. Да только вот тебя никто не может найти. Ты же тоже убийца, а если ты убийца, то ты должна отвечать по закону. А то несправедливо как-то получается.

– Тебе ли говорить о справедливости?

Я с омерзением смотрела на Степана и пыталась понять, то ли он берет меня на мушку, то ли меня действительно кто-то ищет? Хотя если так разобраться, то искать меня глупо. Даже если бы я тогда не убила одного из тех двух отморозков, которых я огрела бутылкой по голове, их убили бы киллеры.

Возможно, Степан просто услышал от оперативников, что один из убитых погиб вследствие удара бутылкой по голове. Он мог сделать свои собственные выводы. Я глубоко сомневалась, что такой человек, как Степан, горел желанием помочь следствию. Такие, как он, наоборот, стараются держаться от правоохранительных органов как можно дальше. Даже если его и расспрашивали о девушках, которые в момент убийства находились в бане, то, вероятнее всего, он сказал, что он не знает ни телефонов, ни адресов этих девушек. Да и вряд ли мы с Владкой представляем хоть какую-то ценность для следствия. Вот сам Степан ее представляет. Единственный живой свидетель, член конкурирующей преступной группировки, который хорошо знает заказчика в лицо и, скорее всего, выдал его следствию, потому что настолько испугался за свою жизнь, что срочно убежал за границу.

– Значит, ты хочешь, чтобы я прямо сейчас рассказал Саше, что ты в ту ночь не только обслуживала моих друзей в бане, но и убила одного из них? Одним словом, ты под статьей.

Увидев, что Саша с телефоном стоит неподалеку от нас, я до боли сжала кулаки и процедила сквозь зубы:

– Что ты от меня хочешь?

Степан зло прищурился и ответил:

– Денег.

– У меня их нет.

– У Сашки есть. – Увидев, что Саша уже направляется к нам, Степан наклонился ко мне как можно ближе и произнес мрачно: – Для начала мне хватит ста тысяч долларов.

– Сколько?

– Сто тысяч.

– Но ведь это сумасшедшая сумма…

– Для Сашки она просто смешная.

– Ты в своем уме?

– Я-то в своем уме. Главное, чтобы ты тоже его не теряла. Все-таки такого мужика окрутила. Грех так быстро терять.

– Это не твое дело.

– Придумывай что хочешь и выкручивайся как хочешь, но эту сумму ты должна у него завтра выпросить. Проси на любые нужды.

– На какие еще нужды?

– Скажи, что из родни у тебя кто-то заболел, требуется срочная операция. А может быть, тебе захотелось шубку из шиншиллы или авто. Одним словом, ты должна у него взять сто тысяч долларов.

– Он не даст.

– Когда Сашка находится в состоянии влюбленности, его можно смело разводить на деньги. Не ты первая. А он сейчас влюблен. Я его хорошо знаю. Так что, дорогая, деньги ты должна выцыганить у него под любым соусом. Это уже твои проблемы, но никак не мои. Завтра ночью встречаемся на Сашкиной вилле. Я знаю, что завтра вы на ней ночуете. Выйдешь к бассейну ровно в четыре часа ночи. Как пробраться на территорию, я знаю. А четыре часа – самое подходящее время, Сашка будет крепко спать. Принесешь мне деньги.

– А если не принесу?

– Если не принесешь, то я расскажу Сашке о всех твоих банных подвигах. Он у нас мужчина брезгливый, шалав на дух не переносит. – Степан закурил и пустил мне дым прямо в лицо. – И без глупостей. Если тебя завтра не будет на вилле, то я все равно Сашку достану хоть из-под земли и все ему расскажу. Он мне быстрее поверит, потому что я его родственник, а ты – очередная шлюшка, которых у него миллион.

Увидев, что Саша уже почти к нам подошел, Степан кашлянул и пригрозил:

– Послушай, а что мы с тобой будем играть в кошки-мышки? Я Саньку прямо сейчас все расскажу.

– Не смей. Я достану деньги! – Я испуганно посмотрела на довольного Степана.

– Точно.

– Точно.

– Тогда завтра в четыре на вилле.

– Завтра в четыре на вилле.

Как только Саша оказался рядом с нами, Степан раскланялся:

– Саша, пока тебя не было, я развлекал твою даму. Кстати, она у тебя очень даже хорошенькая. Хотя, я знаю, ты плохих не выбираешь.

Как только Степан отошел, Сашка заглянул мне в глаза и спросил:

– С тобой все в порядке?

– Все хорошо.

– Что-то ты бледненькая такая. Надеюсь, мой брат не сказал тебе ничего обидного, а то он слишком остер на язык.

– Нет, мы просто болтали о всякой ерунде.

Саша взял у проходящего мимо официанта пару бокалов шампанского и протянул один мне.

– Тебе здесь нравится?

– Да. Тут очень мило.

– Что-то я не вижу особой радости.

– Просто голова слегка разболелась.

– А мне звонил Богдан. У него неприятности. Помнишь, он к твоему мужу врача привозил?

– Конечно, помню. – Сама не знаю почему, но у меня часто забилось сердце. – А что с ним?

– Его сегодня похоронили.

– Врача?

– Врача, – кивнул Александр.

– Как? – прикрыла я рот ладонью.

– Его пару дней назад закололи пикой. Вечером, прямо в подъезде собственного дома.

– А кто это сделал?

– Как всегда, неизвестно.

– Вот горе-то какое…


Глава 25

Вечером следующего дня я смотрела на купающегося в бассейне собственной виллы Александра и, надев темные очки для того, чтобы скрыть свои слезы, пыталась выдавить из себя улыбку.

– Юля, присоединяйся!

– Мне не хочется.

– Почему?

– Что-то плохо себя чувствую…

Я смотрела на этого жизнерадостного мужчину, переводила взгляд на роскошную территорию виллы и хорошо понимала, что завтра моя красивая сказка закончится, стоит только Степану рассказать Сашке о событиях, которые произошли той страшной ночью.

В памяти стали всплывать какие-то слова, звуки, отрывки… Эти беспощадные руки, которые так сильно сдавливали мою грудь, что казалось, будто они сделаны из стали. Это жирное, тяжелое тело, которое вызывало жуткую брезгливость… И все же в ту ночь я смогла оказать сопротивление и не подчиниться чужим желаниям…

Обхватив колени руками, я посмотрела на вышедшего из воды Сашу и изо всех сил попыталась улыбнуться. Сашка словно почувствовал неладное, снял с меня темные очки и заглянул в мои глаза. Я не выдержала, бросилась к нему на шею и разревелась.

– Юля, успокойся. Я прошу тебя, успокойся…

– Саша, я понимаю, что после того, что я расскажу, ты сразу же со мной расстанешься, но я не могу тебе этого не сказать.

Мои губы дрогнули, а на глаза снова набежали слезы.

– Я должна поделиться с тобой своими переживаниями, а после этого ты можешь сразу послать меня к чертовой матери.

Мы сидели с Сашкой у бассейна, и я рассказывала ему про свою жизнь. Сашка слишком много курил и внимательно меня слушал. Я понимала, что сознательно допускаю ошибку, открывая мужчине всю свою подноготную, но по-другому я поступить не могла. Я рассказала про то, как в какой-то момент моей семейной жизни я почувствовала, что моя психика дала сбой, и позвала в кафе свою подругу. А затем – знакомство со Степаном и эта жуткая кровавая бойня в бане…

– Он хочет сто тысяч долларов, – раскачиваясь из стороны в сторону, произнесла я. – Он придет в четыре часа.

Мне потребовался всего один взгляд для того, чтобы понять, что Саша моментально поменял ко мне свое отношение. Когда я рассказывала о той чудовищной ночи, я чувствовала, что по моему телу пробежала дрожь от отвращения, и испытала сильнейшую душевную боль.

На улице стемнело, и на территории виллы один за другим зажглись красивые фонарики.

– Я тебе противна? – тихо спросила я и, не получив ответа, встала со своего места.

Вернувшись в дом, я взяла свою сумку, в которой хранился паспорт и деньги на обратную дорогу, захваченные мной по совету Владки, и, повесив сумку через плечо, прошла мимо неподвижного Саши.

– Извини, что так получилось, – с болью в голосе произнесла я и направилась к выходу. – Я не думала, что такое может произойти. Спасибо тебе за все.

– Ты куда?! – крикнул мне вслед Александр.

– В Москву, – ответила я и остановилась.

– Но ведь билеты у меня.

– У меня есть деньги. Я куплю себе новый билет.

– Да куда ты пошла? Ночь! На улице темно. Ты ничего не знаешь. Ни языка, ни дорог!

– Не маленькая, разберусь. Все купленные тобой вещи я оставила в доме. Пригодятся для новой девушки. Мне чужого не надо.

В этот момент за забором послышался какой-то глухой щелчок, а затем еще и еще. Сашка моментально среагировал, сорвался со своего места, бросился мне навстречу и повалил на землю.

– Саша, ты что?

– Лежи тихо. Это выстрелы, – тяжело задышал он.

– Выстрелы?!

Той ночью на Сашкину виллу приехали несколько машин полиции. Полицейские занялись расследованием убийства гражданина России, труп которого был обнаружен возле виллы его двоюродного брата.

В эту ночь я так и не смогла от Саши уйти. Услышав глухие щелчки, он сразу определил, что это за звуки, и в спешном порядке связался с работниками службы безопасности, которые охраняли как Сашкину виллу, так и несколько соседних. Охранники тут же выехали на место происшествия и одновременно связались с полицией.

У входа на виллу лежал Степан, убитый выстрелом в спину. Еще одна пуля попала в затылок. Бросив свою сумку на лежак, я смотрела на труп и думала, как же я поспешила Сашке все о себе рассказать…

Когда полицейские уехали, Сашка сел со мной рядом и прошептал:

– Ну, видишь, все закончилось. Не успел Степан дойти до моей виллы. Длинные руки у московских ребят. Нашли все-таки важного свидетеля. Степан крутился в таком дерьме… Только вот мать его жалко. Для нее это будет ударом.

– Получается, что я зря все тебе рассказала…

– Я очень ценю все, что ты мне рассказала. Было бы намного хуже, если бы под каким-нибудь предлогом ты начала просить у меня сто тысяч долларов. Я очень ценю твою честность.

– Ты хочешь сказать, что я тебе не противна? – Я посмотрела на Сашку широко открытыми глазами.

– Дуреха ты! Я же у тебя тоже не святой. И вообще, я тобой горжусь.

– Мной?

– Ты так ловко орудуешь «розочкой»…

Мы рассмеялись, и я с облегчением вздохнула. Сашка прижал меня к себе и прошептал:

– Переезжай после Марселя ко мне.

– Куда к тебе? – не сразу поняла я мужчину.

– Ко мне на квартиру или в дом, как тебе удобнее.

– К тебе? – не верила я своим ушам.

– Давай попробуем жить вместе.

– Я не могу, – моментально ответила я.

– Почему?

– У меня сын.

– Бери с собой сына. Я постараюсь с ним подружиться.

– У меня муж.

– Ты хочешь, чтобы я разрешил тебе перевезти и мужа? – усмехнулся Александр. – Я этого не скажу и уж тем более не могу с ним подружиться. Ты же не любишь своего мужа.

– Это не имеет значения. Куда я его дену? Он же больной человек.

– И что, ты всю жизнь будешь так собой жертвовать?

– Ну а куда я его дену? Не табличку же я ему на шею повешу: «Отдам мужа в хорошие руки». Все равно никто не возьмет. Никому такое добро не нужно.

– И ты отказываешься от жизни со мной в пользу больного мужа?

– Отказываюсь, – робко ответила я. – Знаешь, для того, чтобы жить с человеком, нужно знать самое главное…

– Что именно?

– Нужно знать, что тебя любят. Самого главного я от тебя не услышала. – Взяв Сашку за руку, я заглянула ему в глаза и прошептала: – Я всегда буду помнить о тебе и ту сказку, которую ты мне подарил.

Не ожидая такого поворота событий и уж тем более моего отказа, Сашка заметно растерялся и совсем не понимал, как сейчас ему нужно себя вести.

– Значит, ты отказываешься от здорового, успешного, интересного и благополучного в пользу больного, нелюбимого и бедного?!

– Отказываюсь, – уверенно ответила я.

– Но почему?

– Я отказываюсь в пользу совсем юной, длинноногой, светловолосой и покладистой модели.

– Да с чего ты взяла, что мне нужна длинноногая, светловолосая и покладистая модель?! – взорвался Александр.

– С того, что тебе по статусу она положена.

– Да при чем тут статус?!

– При том, что мне предложили выйти замуж и не сказали о том, что меня любят.

– Но ведь на это нужно время, – опешил Александр. – Я предложил тебе вместе пожить.

– Я не могу. У меня муж и ребенок… Извини.


Я вернулась из Марселя в подавленном настроении, потому что попрощалась с Сашей уже навсегда и знала, что меня ждет дома. Сейчас я ступлю на порог и увижу Андрея, который сидит в спальне и смотрит мультики. Свекровь печет пирожки с капустой, а дома пусто, неуютно и одиноко…

Зайдя в квартиру, я бросила у двери сумку и, не обнаружив в квартире Андрея, почувствовала неладное, ведь муж из дома вообще никуда не выходил. Не долго думая, я позвонила свекрови:

– Где Андрей?

– Он врача убил, – гробовым голосом произнесла свекровь и зарыдала.

Я вздрогнула и завопила в трубку:

– Как убил?!

– Вот так. Тот ему визитку оставил и обозвал симулянтом. Андрей его нашел и убил.

– Господи, но убивать-то зачем?

Для того чтобы увидеть Андрея, мне потребовалось черт знает сколько времени, но когда наконец наша встреча состоялась, она меня не обрадовала, а скорее наоборот, принесла еще более сильную боль. Андрей смотрел на меня пустым взглядом и жаловался на то, что у него тут нет телевизора и что ему не дают смотреть мультики. Я смахивала катившиеся по щекам слезы и обещала уладить этот вопрос.

– Господи, да что же это такое…

Андрей умер в психиатрической лечебнице. Несмотря на то что в палате в больнице не бывает ничего острого, он все же нашел осколок стекла и вскрыл себе вены.

Перед тем как уйти из жизни, он проходил тщательное медицинское обследование. Для всех навсегда осталось загадкой, что же на самом деле произошло с Андреем и почему он потерял память.

Врачи больше склонялись к версии, что он был склонен к амнезии и что в тот роковой вечер, когда он пошел в магазин, с ним что-то произошло… Чуть позже я узнала, что случай с Андреем не единичен, что в самых разных уголках нашей страны находят мужчин, потерявших память, в сотнях километров от родного дома. Все чаще и чаще случайно находят мужчин, которые ничего не могут о себе рассказать.

Я очень часто чувствую виноватой себя перед Андреем за то, что у меня не хватило сил за него бороться, за то, что не смогла вернуть его к нормальной жизни и почувствовать себя полноценным, а самое главное – здоровым человеком. Я просто не могла жить, ощущая на себе его вечно отсутствующий и чужой взгляд. Человека без прошлого очень тяжело полюбить, потому что мы все равно любим своих ближних за прошлое. Человека любят за душу, а ведь так тяжело жить рядом с человеком, у которого нет души…

Кто-то из врачей пришел к мысли, что в тот роковой вечер по дороге в магазин Андрей пережил сильный стресс и утратил память. Быть может, он совершенно случайно попал в руки преступников, которые владеют препаратами и технологиями, позволяющими искусственно лишать человека части сознания. Ведь методы, позволяющие стереть из мозга информацию, существуют. Только вот зачем подобным людям мог понадобиться Андрей? Есть версия, что они просто ошиблись. Ведь может же киллер убить по ошибке совсем другого человека.

Кто-то выдвинул похожую версию о том, что Андрей попал в руки преступников, которые проводили эксперименты по управлению личностью. Одним словом, он просто послужил подопытным кроликом, а затем его бросили в Сибири как отработанный материал.

Врачи сталкиваются с пациентами, подобными Андрею, у которых полностью стерто ядро личности. Мысль о том, что Андрей – жертва какого-то бесчеловечного эксперимента, похожа на правду. Возможно, когда его нашли в Сибири, у него еще сохранялись на висках желтые пятна от воздействия электрошока, но тогда на это никто не обратил особого внимания.

Таких, как Андрей, находят на обочинах дорог, в глухих деревнях и вблизи железнодорожных путей… Но всех их находят слишком далеко от родного дома. У них нет ни черепно-мозговых травм, ни симптомов отравления. Они никого не узнают и забывают о том, что у них есть дети. Что с ними произошло? Вряд ли кто-то когда-нибудь сможет ответить на этот вопрос…


Полгода спустя…

Я так и не уволилась из своего сумасшедшего ночного клуба даже после того, как не стало Андрея. Наверное, это произошло потому, что там было шумно, весело и многолюдно… И пусть здешние люди были особенными и не всем понятными, но ведь они имели право быть такими. Где-то там, далеко, осталась сказка, подаренная Александром, за которую я буду вечно ему благодарна.

А однажды я вошла в зал, чтобы принять заказ, и увидела сидящего за столиком знакомого молодого мужчину.

– Саша? – От неожиданности я чуть было не поскользнулась. – Ты?

– Я, – улыбнулся в тридцать два зуба Александр. – Ты меня еще помнишь?

– Конечно, помню. Разве такое можно забыть? А как ты сюда прошел?

– А ты хочешь сказать, что есть такие места, куда меня могут не пустить?

– Точно! С твоими-то деньгами, – подметила я и внутренне напряглась: – Послушай, а ты пришел сюда за трансвеститом?

Сашка моментально рассвирепел, и я с облегчением сразу поняла, что это не так.

– Ты за кого меня принимаешь?!

– Извини. Просто тут публика такая, что других мыслей в голову не приходит.

– Я пришел сюда за тобой.

– За мной?

– Конечно. Я хотел предложить тебе бросить этот ужасный клуб и перебраться наконец ко мне.

Сашка взял мою руку и приложил ее к своей груди.

– Слышишь, как бьется?

– Слышу.

– Бросай работу и перебирайся ко мне.

– У меня сын.

– Пусть он тоже перебирается. Я очень постараюсь с ним подружиться. Только не говори, что у тебя муж.

– Мужа больше нет.

– Я знаю, – понимающе произнес Саша. – Я слышал о том, что произошло. Прими мои соболезнования.

– Спасибо.

– Так ты переберешься ко мне?

– Я не услышала самого главного. – Я посмотрела на Сашку глазами, полными слез.

– Я хочу просыпаться вместе с тобой, – взволнованно заговорил Александр. – Хочу каждую ночь целовать твою родинку на правом плече. Хочу владеть тобой до последней капельки. Хочу прожить с тобой много дней и ночей. Хочу, чтобы у нас впереди была целая жизнь. Я хочу подарить тебе мир, в котором исполняются желания.

– Но я не услышала самого главного.

– Она не услышала самого главного! – закричали трансвеститы, сидящие за соседними столиками.

– Она не услышала самого главного! – поддержал их весь дружный клуб. – Эй, чувак, ты зачем сюда пришел?! Соберись с духом, чувак! Она не услышала самого главного!

Саша улыбнулся, встал на одно колено и поцеловал мне руку.

– Послушай, я пришел сюда затем, чтобы сказать тебе, что я жить без тебя не могу. Я тебя очень люблю и хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.

– Но ведь ты не можешь остановиться на одной женщине…

– После того как я встретил тебя, понял, что могу.

После этих слов клуб взорвался аплодисментами. Трансвеститы громко засвистели, восторженно закричали и зааплодировали:

– Молодец, чувак! Так держать! Мы гордимся тобой, чувак!

Сашка встал с колен, прижал меня к себе и стал целовать мои волосы.

– Но почему ты плачешь?

– Потому, что ты сказал мне самое главное, и потому, что я очень сильно тебя люблю…


Эпилог

Вот уже пять лет, как я жена нового русского. Я вышла замуж за богатого и любимого. Что поделаешь, ведь мужчина мой мечты оказался миллионером. Когда-то мне казалось, что быть женой миллионера легко, но на самом деле это очень тяжелый труд. У меня есть собственный особняк, машина с водителем, дорогая одежда. Я вращаюсь в светском обществе и езжу отдыхать за границу.

У нас с Александром двое детей. Никитка учится в престижной частной школе, а дочка Сашенька еще совсем маленькая.

У меня прекрасный муж, просто он слишком много работает и редко бывает дома.

Я в хороших отношениях с Богданом и знаю, что всегда могу рассчитывать на него. Влада в свое время прислушалась к моему совету, решила отдохнуть от мужчин и пошла вверх по карьерной лестнице, организовав собственный бизнес. Теперь она бизнесвумен. Ездит на машине с водителем, имеет квартиру в центре Москвы, очень мало спит и очень много работает. Я ею очень горжусь, потому что она всего добилась сама и полна идей и грандиозных планов. Правда, на личную жизнь у нее практически не остается времени. Го д назад она сошлась с самым настоящим альфонсом, который запудрил ей мозги и живет за ее счет. Когда я говорю Владке, что рядом с ней не самый лучший мужчина, она машет рукой и смеется, что всех хороших уже разобрали, что личная жизнь для женщины не самое главное и что для нее важнее ее карьера. Она стала настолько сильной, что смогла почувствовать, какие же слабые мужчины ее окружают…

Так как мой муж миллионер, то мне приходится соответствовать его миллионам.

Несмотря на то что Сашка меня любит и понимает, его миллионы к нам беспощадны. Мне приходится закрывать глаза на то, что иногда мой муж летает в Марсель и ночует у Ирины… Я понимаю, как ему тяжело, как он много работает, поэтому закрываю глаза на его вздорный характер и на то, что иногда его видят в обществе длинноногой красивой модели…

Несмотря на то что мы оба стали заложниками Сашиного социального статуса, у нас с ним общая судьба и я всегда уверена в завтрашнем дне.


Послесловие

Вот и закончилась последняя страничка моего романа. Я, как и прежде, с особым трепетом заглядываю в свой почтовый ящик и с нетерпением жду ваших писем.

Я предлагаю вам свою дружбу и обещаю, что не оставлю без внимания ни одно ваше письмо. В первую очередь я отвечаю на те письма, которые вы разрешили опубликовать. Надеюсь на ваше понимание. Я очень ограничена по времени и слишком загружена. Если вы не хотите, чтобы ваше письмо было напечатано, то сразу оговорите это. Я не пойду против вашей воли. С вашего разрешения я могу изменить ваши имя и город, чтобы не доставить вам неприятностей.

Я искренне верю, что мои книги придают вам веру в себя и помогают справляться с трудными жизненными ситуациями. Мне хочется, чтобы вы по достоинству ценили себя. Ведь с повышением самооценки меняются и наши мысли. Мне хочется, чтобы вы освободились от страха перед неудачами. Ведь ошибки существуют для того, чтобы их можно было исправить. Мне очень, очень хочется, чтобы, прочитав мои книги, вы поверили в свои безграничные возможности и привлекали только тех, кто вас достоин.

Хочется, чтобы мои книги помогли понять нашим женщинам порой необъяснимые поступки наших мужчин, а тем, в свою очередь, психологию наших женщин. Я, как любая женщина, верила в большую и чистую любовь, отдавалась ей без остатка, плакала, когда любовь покидала меня, исцелялась от душевных ран, которые кровоточили долгое время, страдала и училась состраданию.

Было время когда, сделав ставку на любовь, я позволила мужчине обнаружить мои слабые стороны и… проиграла, оставшись одна, когда я слишком много отдавала, ничего не получая взамен. Было время, когда я слишком далеко заходила, пытаясь сблизиться с человеком, который воспринимал мою любовь как нечто должное. И всё же я поняла главное – неудачу в наших отношениях потерпела не я, а мой партнер. Благодаря жизненному опыту я научилась уважать себя и свое мнение. Я научилась любить.

Работая над очередной книгой, я всегда ощущаю рядом с собой вас, мои дорогие читатели. Получая ваши письма, чувствую ваши боль, страх, душевные метания. Я искренне надеюсь, что мои истории помогут обрести вам душевный покой и молюсь, чтобы все ваши мечты и желания сбылись.

Я надеюсь, что мои книги придадут вам мужества, помогут заглянуть как в свою, так и в душу близкого человека и обрести уверенность в завтрашнем дне. Даже если ваше сердце разбито вдребезги, всё равно надо верить в любовь.

Я поняла, что могу быть счастливой независимо от внешних обстоятельств, потому что счастье внутри меня. Редко встречаются люди, у которых всё прекрасно как в личной жизни, так и на работе. Не бывает людей без проблем. Любовь не постоянна, она подвержена кризисам и сомнениям, любящих людей ждут испытания, но от этого у настоящей любви только вырастают крылья.

Пишите мне, что у вас на душе, что волнует, что вы ждёте от жизни. Давайте вместе разбираться в ваших трудных жизненных ситуациях, вместе мы сильнее. Мне хочется, чтобы наше общение творило настоящие чудеса!

Я очень хочу, чтобы мои книги помогали вам найти ключ к пониманию проблем и приносили в ваш дом душевную теплоту. Я рада вас выслушать как юрист, психолог, да и просто обыкновенная женщина. Я постараюсь ответить на все ваши вопросы в своих следующих романах.

Пишите мне по адресу: 129085, Москва, абонентский ящик 30.


Любящий вас автор, Юлия Шилова.


Ответы на письма


1

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЮЛИЯ! Я ВЕРНАЯ ВАША ЧИТАТЕЛЬНИЦА И ХОЧУ ПОДЕЛИТЬСЯ С ВАМИ СВОИМИ ПЕРЕЖИВАНИЯМИ. МНЕ ВСЕГО ШЕСТНАДЦАТЬ ЛЕТ, А Я УЖЕ ЗНАЮ, ЧТО ТАКОЕ РАЗОЧАРОВАНИЕ В ЛЮБВИ И ЛЮБИМОМ ЧЕЛОВЕКЕ. У МЕНЯ УЖАСНОЕ ГОРЕ. МЕНЯ БРОСИЛ ЧЕЛОВЕК, КОТОРОГО Я ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЛЮБЛЮ. ЕГО ЗОВУТ ВОЛОДЯ. ОН НЕДАВНО ПРИШЁЛ ИЗ АРМИИ, И МЫ СТАЛИ ВСТРЕЧАТЬСЯ. ЭТО БЫЛО УДИВИТЕЛЬНОЕ ВРЕМЯ, И Я В НЕГО ВЛЮБИЛАСЬ. В НЕГО НЕЛЬЗЯ БЫЛО НЕ ВЛЮБИТЬСЯ. ОН ГОВОРИЛ МНЕ НЕЖНЫЕ СЛОВА, ПРИЗНАВАЛСЯ В ЛЮБВИ. С САМОГО НАЧАЛА ВОЛОДЯ ЗАХОТЕЛ ПОЗНАКОМИТЬСЯ С МОЕЙ СЕМЬЁЙ.

МЫ БЫЛИ СЧАСТЛИВЫ, МЕЧТАЛИ О ДОМЕ, О РЕБЁНКЕ. ОН ОЧЕНЬ ХОТЕЛ РЕБЁНКА. ВОВКА СТАЛ МОИМ ПЕРВЫМ МУЖЧИНОЙ. Я ЕГО ДО СИХ ПОР ЛЮБЛЮ, ДАЖЕ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ОН СО МНОЙ ПОСТУПИЛ.

ВСКОРЕ ОН СТАЛ ИЗБЕГАТЬ МЕНЯ, СЕРДЦЕ МОЕ ПОЧУЯЛО БЕДУ. Я ПРИШЛА К НЕМУ, ОН БЫЛ ПЬЯН И КРЕПКО СПАЛ. Я ВЗЯЛА ЕГО МОБИЛЬНЫЙ, ПРОВЕРИЛА ВСЕ СООБЩЕНИЯ И НАШЛА ТО, ЧТО ИСКАЛА. ОН ПИСАЛ ДРУГОЙ, ЧТО ЛЮБИТ ЕЁ…

Я НЕ СТАЛА ЕГО БУДИТЬ. ПРОСТО ВЗЯЛА СВОИ ВЕЩИ И УШЛА. ВЕЧЕРОМ Я ПОЗВОНИЛА ЕГО НОВОЙ ПОДРУЖКЕ. ЕЁ ЗОВУТ ГУЗЕЛЬ. ЕЙ ДВАДЦАТЬ ШЕСТЬ ЛЕТ. ОНА СКАЗАЛА, ЧТО ОНИ ДАВНО ВМЕСТЕ. НОЧЬЮ Я ДОЗВОНИЛАСЬ ДО НЕГО, УМОЛЯЛА О ВСТРЕЧЕ, НО ОН БЫЛ НЕПРЕКЛОНЕН. СКАЗАЛ, ЧТО ПОЛЮБИЛ ДРУГУЮ И ЧТОБЫ Я ЕМУ БОЛЬШЕ НЕ ЗВОНИЛА. КАКИМ ЖЕ НУЖНО БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ, ЧТОБЫ СДЕЛАТЬ ЭТО ПО ТЕЛЕФОНУ? Я ПОНЯЛА. ОН ПРОСТО ТРУС! ОН УТЕШАЛ МЕНЯ, ГОВОРИЛ, ЧТО У МЕНЯ ВСЯ ЖИЗНЬ ВПЕРЕДИ. ВОЗМОЖНО, ОН ПРАВ, НО ЭТО НЕ ДАЁТ ЕМУ ПРАВА ТАК ПОСТУПАТЬ СО МНОЙ.

СЕЙЧАС МНЕ СТАЛО ЧУТЬ ЛЕГЧЕ. НО ПО-ПРЕЖНЕМУ ГОРЬКО ВСПОМИНАТЬ О ТОМ, ЧТО БЫЛО. Я ПЫТАЮСЬ НЕ УНЫВАТЬ. ЗНАЮ, ВСЁ БУДЕТ ХОРОШО. Я ЕЩЁ ВСТРЕЧУ НАСТОЯЩУЮ ЛЮБОВЬ.

ДОРОГАЯ ЮЛЯ, ПОМОГИТЕ МНЕ РАЗОБРАТЬСЯ В ЧЁМ МОЯ ОШИБКА. ЧТО Я СДЕЛАЛА НЕ ТАК? В ЧЁМ Я ВИНОВАТА? С БОЛЬШИМ УВАЖЕНИЕМ, ПОЧИТАТЕЛЬНИЦА ВАШЕГО ТАЛАНТА.

ДАША, 16 ЛЕТ, САМАРСКАЯ ОБЛАСТЬ, Г. ТОЛЬЯТТИ.


Милая Даша, спасибо за ваше откровенное письмо и фотографию. Я смотрю на нее – вы очень красивая девушка. У такой красавицы обязательно будет всё хорошо. Дашенька, к сожалению, в большинстве случаев опыт первой любви всегда печален. Он был печален и у меня. Когда-то я тоже лила слёзы, переживала и задавала себе один и тот же вопрос: «Что я сделала не так?» Но так и не нашла на него ответа. Спустя годы я вспоминаю свой первый печальный опыт любви и улыбаюсь. Я благодарна судьбе за то, что она избавила меня от человека, с которым у меня всё равно ничего не получилось. А глядя на фотографии многолетней давности, я поражаюсь, как же меня угораздило влюбиться в подобное чудо.

Милая Даша, вы не совершали ошибок, хотя имеете на них полное право, как любой живой человек. Не ищите причину в себе и не занимайтесь самобичеванием. Вы такая, какая вы есть. Просто человек, который встретился на вашем жизненном пути, вас не достоин. Володя – это просто первый этап. Ваш любимый человек ждёт вас впереди.

Дашенька, боль обиды обязательно пройдёт. Неужели вам нужен человек, который побоялся посмотреть вам в глаза и честно признаться, что творится у него на душе? Разрыв отношений по телефону – поступок, не достойный мужчины, ведь мы ценим мужчин за мужественность. Самое главное – нужно понять, что вашей вины нет. Если бы Володя любил вас по-настоящему, то этого бы не произошло.

Дашенька, боль от разрыва постепенно пройдёт. Я уверена, что вы всё спокойно переживёте. У вас обязательно всё получится. Вы же читаете мои книги. Лучший способ хоть немного залечить душевную рану – это принять ваш любовный опыт, как жизненный урок, из которого нужно сделать соответствующие выводы. Расставание с любимым – это всегда тяжело, но оно может открыть новые перспективы и найти уже настоящее чувство. Чем больше пройдёт времени с вашего расставания, тем вам будет легче. А возможно, наступит момент, когда вы с трудом будете понимать, из-за чего вы так сильно страдали, и посмотрите на Володю совсем другими глазами. Вы слишком хороши для него, он не оценил вас по достоинству. Ваш главный герой ещё вам встретится, только не стоит торопить события. Будьте разборчивы и даже придирчивы. Настройте себя, что утешительный приз не для вас. В мужчине важна надёжность. В этой жизни ничего не бывает зря. Всё познаётся в сравнении.

Даша, постарайтесь не искать встречи с Володей, ведь он не ищет её с вами. Не показывайте свою зависимость от него. Нужно переболеть и перестрадать. Я понимаю, что это не просто, но ведь почти каждая из нас прошла через подобное горе, и хорошо, если вы поступите разумно. Воспоминания об этой любви будут с вами ещё очень долго и со временем уже не станут причинять такую сильную боль. Пусть это будет лёгкой ностальгией, и не больше. В этой жизни вам придётся идти своей дорогой, а вашему любимому своей. Постарайтесь начать новую жизнь и не оглядывайтесь в прошлое. Вы достойны только настоящих чувств и только настоящей любви. Не отказывайте себе в этом ради человека, который так и не смог вас оценить.

Будьте счастливы и любимы. Пишите, что нового в вашей жизни.

Любящий вас автор, Юлия Шилова.


2

УВАЖАЕМАЯ ЮЛИЯ, Я ХОЧУ СКАЗАТЬ СПАСИБО ЗА ТО, ЧТО ВЫ ЕСТЬ, ЗА ТО, ЧТО ПИШИТЕ ТАКИЕ ИНТЕРЕСНЫЕ КНИГИ. Я ПЕРЕЧИТЫВАЮ ИХ ПО НЕСКОЛЬКУ РАЗ. С НЕТЕРПЕНИЕМ ЖДУ НОВЫХ. ЧИТАЮ И РАДУЮСЬ ГЕРОИНЯМ. ИНОГДА СИЛЬНО ПЛАЧУ. ВОСХИЩАЮСЬ, ЧТО ОНИ ТАКИЕ СМЕЛЫЕ. МНОГИЕ УЕЗЖАЮТ В МОСКВУ И ВСЁ БРОСАЮТ. Я ТОЖЕ СОБИРАЛАСЬ, НО У МЕНЯ НЕ ХВАТАЕТ СМЕЛОСТИ БРОСИТЬ ВСЁ И УЕХАТЬ. ПОСОВЕТУЙТЕ, СТОИТ ЛИ МНЕ УЕЗЖАТЬ ИЗ РОДНОГО ДОМА? А ЕЩЁ У МЕНЯ ЕСТЬ МЕЧТА ВСТРЕТИТЬСЯ С ВАМИ. МНЕ ОЧЕНЬ СИЛЬНО ХОЧЕТСЯ ЭТОГО. ЖЕЛАЮ ВАМ УСПЕХОВ И УДАЧИ. ВАША ПОКЛОННИЦА,

ЛЮБА, 18 ЛЕТ, КРАСНОДАРСКИЙ КРАЙ, ПОС. МИРНЫЙ.


Дорогая Люба, благодарю за тёплые слова. Они мне очень дороги. Спасибо за то, что вы увлечены моим творчеством. Вы спрашиваете совета. Люба, если вы в чём то сомневаетесь, то лучше не делайте этого. Возможно, вы найдёте достойное место в своих родных местах, ведь для того, чтобы реализоваться в этой жизни, не обязательно ехать в Москву.

Желание уехать в Москву возникло у меня в детстве. Я знала, что не найду себе применение в родном городе, и всегда хотела от жизни намного большего, чем она могла мне предложить. Я никогда не сомневалась, что моё место в Москве. Столица вбирает в себя самых стойких, самых дерзких и сильных людей со всей страны. Эти люди свято верят в собственное провидение и не боятся рисковать. Чтобы добиться своей цели, они готовы на любую тяжёлую работу. Они сами пишут сценарий собственной жизни и строят её так, как считают нужным. Не зря же говорят, что Москва питается свежей кровью приезжих. Как правило, это яркие индивидуальности, и ведь это замечательно, что таких людей становится всё больше и больше.

Дорогая Люба, вы можете быть счастливы в своём родном городе. Для покорения столицы нужны определённые цели. Вам всего восемнадцать, вся жизнь, как говорится, у вас впереди. Делайте только то, что подсказывает вам сердце. А если всё же когда-нибудь будете в Москве, то обязательно посетите мои презентации, которые проходят в различных книжных магазинах и на книжных ярмарках. Я буду рада познакомиться с вами лично.

Ваш друг Юлия Шилова.


3

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЮЛИЯ. МЕНЯ ЗОВУТ МАРИНА. МНЕ ВОСЕМНАДЦАТЬ ЛЕТ. НАМ, МОЛОДЫМ ДЕВУШКАМ, БЕЗУМНО НРАВИТСЯ ЧИТАТЬ ВАШИ КНИГИ. ЗНАЕТЕ, ЧИТАЯ ИХ, Я ВСЕГДА ПЛАЧУ, И НЕ ТОЛЬКО НАД СЮЖЕТОМ, НО И НАД ВАШИМИ РАЗМЫШЛЕНИЯМИ. Я ВСЕГДА ЦЕНИЛА И ЦЕНЮ В ЛЮДЯХ ЧЕСТНОСТЬ И ИСКРЕННОСТЬ, А ФАЛЬШЬ И ЛОЖЬ ОЧЕНЬ ХОРОШО ЧУВСТВУЮ НА ПОДСОЗНАТЕЛЬНОМ УРОВНЕ. Я ВАМ ВЕРЮ. ЗНАЕТЕ, У МЕНЯ ТАКОЕ ОЩУЩЕНИЕ, ЧТО Я ПИШУ В ПУСТОТУ, НО МОЖЕТ БЫТЬ, ВЫ МНЕ ВСЁ ЖЕ ОТВЕТИТЕ? ВЕДЬ НАДЕЖДА УМИРАЕТ ПОСЛЕДНЕЙ.

В МОЕЙ ЖИЗНИ ПРОИЗОШЛО СТРАШНОЕ СОБЫТИЕ. Я ЗАБОЛЕЛА. МНЕ ТЯЖЕЛО ХОДИТЬ, ОСОБЕННО ПОДНИМАТЬСЯ ПО ЛЕСТНИЦЕ. У МЕНЯ СЛИШКОМ ОСЛАБЛЕНЫ МЫШЦЫ. МНЕ НЕОБХОДИМО КАЧАТЬ ИХ КАЖДЫЙ ДЕНЬ, НО Я НЕ МОГУ. МЕНЯ МАКСИМУМ ХВАТАЕТ НА МЕСЯЦ, И ВСЁ. ПОТОМ ПРИХОДИТСЯ НАЧИНАТЬ ЗАНОВО. ЕСЛИ ЧЕСТНО, ТО Я И САМА НЕ ЗНАЮ, КАК ДЕРЖУСЬ. НАПРИМЕР, СЕГОДНЯ Я ГОВОРЮ, ЧТО БОЛЬШЕ УЖЕ НЕ МОГУ, А ЗАВТРА ЗАСТАВЛЯЮ СЕБЯ НЕ СДАВАТЬСЯ. Я ЛЮБЛЮ И УВАЖАЮ СЕБЯ, НО Я ТАК УСТАЛА ОТ БОЛЕЗНИ!

ТОЛЬКО ВЫ НЕ ПОДУМАЙТЕ, ЧТО Я СИЖУ ДОМА И НИЧЕГО НЕ ДЕЛАЮ. Я ЗАКОНЧИЛА ШКОЛУ, КОЛЛЕДЖ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ, ПОСТУПИЛА В ИНСТИТУТ. Я СИМПАТИЧНАЯ, СТРОЙНАЯ ДЕВУШКА. ВСТРЕЧАЛАСЬ С МОЛОДЫМ ЧЕЛОВЕКОМ, НО… ЧТО Я МОГУ ЕМУ ПРЕДЛОЖИТЬ? Я НЕ МОГУ С НИМ ПОБЕГАТЬ, ПОПРЫГАТЬ, ЗАНЯТЬСЯ СПОРТОМ. НО НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО, Я ОЧЕНЬ ЛЮБЛЮ МЕЧТАТЬ. ОЧЕНЬ ВЕРЮ В СЕБЯ, В ЧИСТУЮ НАСТОЯЩУЮ ЛЮБОВЬ. ОНА У МЕНЯ ОБЯЗАТЕЛЬНО БУДЕТ. И ПУСТЬ Я ПОКА БОЛЕЮ, НО У МЕНЯ ЕСТЬ МЕЧТА, А ВСЕ МЕЧТЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО СБЫВАЮТСЯ. СТОИТ ТОЛЬКО ВЕРИТЬ И ПРИЛОЖИТЬ УСИЛИЯ. МОЖЕТ, МОЁ ПИСЬМО КАКОЕ-ТО НЕСУРАЗНОЕ, НО Я УВЕРЕНА, ЧТО ВЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО МЕНЯ ПОЙМЁТЕ. СПАСИБО ВАМ БОЛЬШОЕ ЗА ВЕРУ, НАДЕЖДУ И ЛЮБОВЬ. С ГЛУБОКИМ УВАЖЕНИЕМ,

МАРИНА, СВЕРДЛОВСКАЯ ОБЛАСТЬ, Г. ВЕРХНЯЯ САЛДА.


Дорогая Марина, спасибо за ваше письмо. Вы писали не в пустоту. Я нашла это письмо в своём почтовом ящике и с удовольствием вам на него отвечу. Мариночка, мне хочется поблагодарить вас за то, что вам дороги и близки мои книги. Я смею надеяться, что вы черпаете в них силы. Болезнь обязательно пройдёт. Нужно только набраться терпения и мужества. Болезнь только с виду кажется такой грозной, а на самом деле она боится сильных людей. Самое главное верить, что всё наладится. Нужно подождать, но ждать не пассивно, а делать вёс возможное, чтобы здоровье ваше пошло на поправку. Качать мышцы довольно тяжёлое занятие, но со временем к этому привыкаешь и наступает момент, когда эти физические упражнения входят в привычку. Я верю, что вы не опустите руки, наступит день, когда вам захочется петь и смеяться. Вы не из тех, кто сдаётся. Если мышцы ослаблены, то чего бы вам это ни стоило, вы будете их качать и они обязательно станут крепче. В нашей жизни полно примеров, когда физическим упражнениям приписывали просто магическую силу. Я понимаю, что проводить время в тренажёрном зале – это одно. Это приносит настоящее удовольствие. Но в вашем случае – совсем другое. Тут тренировка мышц не в радость, а чудовищное самоистязание. И всё же у вас нет выбора. Вы должны выиграть схватку с болезнью и преодолеть себя. Ваши занятия должны стать ритуалом. Только изнуряющая борьба с собой является залогом вашего исцеления. Эта борьба должна вестись ежедневно, болезнь – это ещё не потеря себя и не потеря смысла жизни.

Милая Мариночка, не стоит отвергать молодых людей. Откройте своё сердце и обязательно впустите в него любовь. Если её сейчас нет, то просто оставьте его открытым, и это чувство не заставит себя ждать. Просто живите в его предчувствии. Вы спрашиваете, что можете предложить молодому человеку? Давайте посмотрим на этот вопрос с другой стороны. А, что он может предложить вам? Вы ничего не должны предлагать мужчинам, пусть лучше они предлагают вам свою любовь, преданность и искренность. Только вам решать, нужны ли эти чувства, готовы ли их принять или отвергнуть. В любви главное взаимопонимание, а всё остальное второстепенно. Любящего человека будет интересовать ваша душа, а не умеете ли вы бегать и заниматься спортом. Вы такая, какая есть, и тот, кто вас полюбит, должен это принять и понять. Если вы любите себя такой, какая вы есть, то же самое может сделать и ваш молодой человек. Ну и пусть вы не занимаетесь спортом, но вы не испытываете комплексов по этому поводу и у вас есть масса других достоинств. Вы загадка. Вы тайна, а что может быть интереснее разгадывания тайны?

Мариночка, у вас обязательно всё получится, потому что вы сами этого хотите. У вас есть мечта, и вы в неё верите. Только помните, что вы настоящая ЛЕДИ, которая достойна счастья! Постарайтесь почаще улыбаться, и вы заметите, что ваша улыбка будет дарить окружающим ощущение гармонии. Улыбайтесь, даже если вам не до улыбок. В любой ситуации бывают положительные моменты, это всё жизненный опыт, а он бесценен. Вы уверенная в себе девушка, а уверенность – это уже половина успеха.

Мариночка, разрешите пожелать вам здоровья, любви и удачи. Пишите. Я буду рада вашему письму.

Любящий вас автор, Юлия Шилова.


4

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЮЛИЯ! ПИШЕТ ВАМ ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ ЖЕНЩИНА, У КОТОРОЙ ДВОЕ ДЕТЕЙ. ХОЧУ ПОДЕЛИТЬСЯ С ВАМИ СВОИМ НЕСЧАСТЬЕМ.

МОЙ СУПРУГ ПОЛЮБИЛ ДРУГУЮ ЖЕНЩИНУ. Я ВЗЯЛА ЛЕЗВИЕ И ПОШЛА В ВАННУЮ, НО ОН ВЫШИБ ДВЕРЬ И НЕ ПОЗВОЛИЛ МНЕ УМЕРЕТЬ. ПОСЛЕ ЭТОГО МЫ ЕЩЁ ЗАНЯЛИСЬ ЛЮБОВЬЮ, НО ПОТОМ ОН ПРИЗНАЛСЯ, ОКОЛДОВАН ДРУГОЙ.

Я НЕ НАХОДИЛА СЕБЕ МЕСТА. ЗАБЫЛА ПРО ДЕТЕЙ, МЫ ВЕДЬ С НИМ ДРУЖИЛИ С ЧЕТВЕРТОГО КЛАССА. Я СТАЛА УНИЖАТЬСЯ ПЕРЕД МУЖЕМ, БЕГАТЬ ЗА НИМ, СПРАШИВАЛА СОВЕТА У ЯСНОВИДЯЩЕЙ. ОН ТРАТИЛ НА ЛЮБОВНИЦУ ВСЕ ДЕНЬГИ, СЕМЬЕ ПЕРЕПАДАЛИ ТОЛЬКО КРОХИ.

ВСКОРЕ ОН ПЕРЕСПАЛ С ОДНОЙ ИЗ МОИХ ЗНАКОМЫХ. Я РЕШИЛА РАЗВЕСТИСЬ. ДУМАЛА, ЧТО АЛИМЕНТЫ ЕГО ИСПРАВЯТ. НО НЕ ТУТ-ТО БЫЛО! НОВАЯ ЛЮБОВНИЦА ПРИВОРОЖИЛА ЕГО ТАК, ЧТО НА МУЖА БЫЛО СТРАШНО СМОТРЕТЬ. ОНА ЗАБЕРЕМЕНЕЛА БОГ ЗНАЕТ ОТ КОГО, НО ПОВЕСИЛА ЭТУ БЕРЕМЕННОСТЬ НА НЕГО. КСТАТИ, ЕЕ НЕДАВНО ЛИШИЛИ МАТЕРИНСТВА. ОНА ВОШЛА В ДОВЕРИЕ К ЕГО МАМЕ, И ТЕПЕРЬ НАС С ДЕТЬМИ ВЫГОНЯЮТ ИЗ КВАРТИРЫ.

Я ПОПЫТАЛАСЬ ОБУСТРОИТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ. У МЕНЯ МНОГО БОГАТЫХ МУЖЧИН, НО ПЛОХО ТО, ЧТО ОНИ ВСЕ ЖЕНАТЫЕ. Я НЕ ХОЧУ, КАК ОНА, РАЗБИВАТЬ СЕМЬИ. ЛЮДИ ГОВОРЯТ, ЧТО ОН ЕЩЁ КО МНЕ ВЕРНЁТСЯ И ЧТО ПРИДЁТСЯ ДЕЛАТЬ ВЫБОР – ЖИТЬ С НИМ ИЛИ РАССТАТЬСЯ. Я НИКАК НЕ МОГУ ЕГО ЗАБЫТЬ. НЕ ВЫХОДИТ ОН У МЕНЯ ИЗ ГОЛОВЫ, ПОСТОЯННО СНИТСЯ. МОЖЕТ, ИХ УБИТЬ? Я НЕ ЗНАЮ, ЧТО ДЕЛАТЬ. ГЛАВНОЕ, ОН ЗАБЫЛ ДАЖЕ СВОИХ ДЕТЕЙ. ДА И ДЕТИ СТАЛИ ЕГО ЗАБЫВАТЬ. БУДУ ЖДАТЬ ВАШЕГО СОВЕТА.

ОЛЬГА, МОСКОВСКАЯ ОБЛАСТЬ.


Оленька, спасибо за ваш крик души. Вам необходимо срочно взять себя в руки. В противном случае вы сами неизвестно до чего себя доведёте.

Во-первых, освободитесь от навязанных стереотипов общественного мнения. Вы повторяете: «Люди говорят». Да мало ли что люди говорят. Вернётся – не вернётся… Вы стали заложницей чужого мнения, а ведь оно должно интересовать меньше всего. Вы выше людских пересудов и сплетен.

Во-вторых, ваш муж не самый порядочный мужчина на свете. Пусть его кто-то и заговаривает, но судя по вашему рассказу, он у вас любитель сходить налево и семейные ценности для него мало что значат.

Вы никогда не будете счастливы с мужем, даже если он когда-нибудь вернётся, потому что муженек обязательно уйдёт ещё не один раз к какой-нибудь новой пассии. Виновата вовсе не новая дама сердца. Виноват ваш супруг, который пренебрёг интересами семьи и сделал ставку на другую женщину. Не она, так другая. Ваш супруг, видно, ходок ещё тот. Ему тесно в рамках семьи, для него сексуальные потребности намного выше семейных ценностей.

В-третьих, посмотрите правде в глаза и прекратите терзать себя напрасными надеждами. Поймите, вы теперь одна и рассчитывать в этой жизни вам нужно только на себя. Вы не одиноки, потому что вы мать. Мать не может быть одинокой. Вам есть ради кого жить. Вы не сможете впустить в своё сердце новую любовь, пока будете ждать возвращения блудного мужа. А ведь это возвращение может растянуться на годы, если, конечно, оно вообще когда-нибудь будет.

Гоните от себя мысли об убийстве. У вас дети. Подумайте о них и о себе тоже. Если вы хотите ему отомстить, то отомстите. Отомстите своим счастьем! Приведите себя в порядок, сходите в парикмахерскую, по мере возможности обновите свой гардероб. Представьте, что когда-нибудь вы обязательно встретитесь. Вы, такая красивая и ухоженная, под руку с интересным мужчиной, и он, весь такой замотанный, рано постаревший, мятый, безвкусно одетый и глубоко несчастный. Увидев его, вы вдруг придёте к мысли, что ваше сердце даже не дрогнуло. Вы улыбнётесь и подумаете: «Боже, и это ничтожество я любила?..»

Наложите табу на воспоминания. Запрещайте себе вспоминать всё хорошее и плохое. Старайтесь загрузить себя так, чтобы у вас не было времени о нём думать. Не бойтесь положения свободной женщины. Перетерпите душевную боль и старайтесь не потерять вкус к жизни. Поймите, у вас всё только начинается… После расставания мы все становимся мудрее и опытнее. Время лечит. Вы станете красивее, умнее и сильнее. Вас обязательно оценит другой мужчина, а прежние чувства отправьте в утиль.

Найдите в себе силы отпустить и простить. Прошлое не должно вас затягивать. Не стоит хранить то, что вам больше не нужно. Все переживают боль, но она никогда не должна быть выше того предела, который мы можем вынести. Не смотрите на расставание с мужем как на крах всей своей жизни. Расставание не должно заслонить вас от реальной жизни, которая намного больше, чем неустроенная личная жизнь. Конечно, вы можете уйти в страдания и жить в ауре несчастья, но только что вам это даст? Только в ваших силах загубить свою жизнь и в ваших же силах сделать её достойной. Если вы сможете перешагнуть через личную драму и не сломаться, значит, у вас появится ещё один способ для самоуважения. Вы можете превратить свою боль в силу и направить энергию в позитивное русло. Через разлуку мы всегда приходим в новый роман. Не забывайте, что если не сыпать соль на рану, то со временем она зарастёт.

Единственным фундаментом, на котором можно построить брак, является честность по отношению друг к другу. В вашем браке честности не было. Если вы перестанете думать о том, что ваш супруг когда-нибудь вернётся, а самое главное перестанете этого хотеть – то сразу почувствуете облегчение, вам будет легче жить. Поймите, от разрыва с любимым никто не застрахован.

Простите того, кого вы ещё любите. Иначе эти страдания будут вмешиваться в новые отношения и накладывать отпечаток на личную жизнь. То, что сначала кажется нам несчастным, на деле может оказаться первым шагом к удаче. Чем больше времени пройдёт с момента расставания, тем меньше вы будете страдать. От страданий к полнейшему исцелению!

С самыми наилучшими пожеланиями.

Любящий вас автор, Юлия Шилова.


Оглавление

  • От автора
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Полгода спустя…
  • Эпилог
  • Послесловие
  • Ответы на письма
  •   1
  •   2
  •   3
  •   4