Праздник страсти, или Люби меня до сумасшествия! (fb2)

Праздник страсти, или Люби меня до сумасшествия! [= Дневник эгоистки, или Мужчины идут на красное]   (скачать) - Юлия Витальевна Шилова

Юлия Шилова
Праздник страсти, или Люби меня до сумасшествия!

Неважно, сколько мужчин было в моей жизни, – важно, сколько жизни было в моих мужчинах.

Мэй Уэст, американская киноактриса и писательница

© Ю.В. Шилова, 2012

© ООО «Издательство Астрель», 2012


От автора

Дорогие мои друзья, я очень-очень рада встретиться с вами вновь! Мне так приятно, что вы держите в руках эту замечательную книгу!

В своих письмах довольно часто вы задаёте мне один и тот же вопрос – как отличить мои новые книги от тех, которые были изданы несколько лет назад, ведь теперь у них другие названия. Это очень просто. На новых книгах написано: НОВИНКА. На книгах, вышедших несколько лет назад: НОВАЯ ЖИЗНЬ ЛЮБИМОЙ КНИГИ. Поэтому будьте внимательны.

Я бесконечно благодарна читателям, которые коллекционируют мои книги в разных обложках и имеют полное собрание моих книг. Для меня это большая честь и показатель того, что я нужна и любима. Переизданные книги заново отредактированы, а у меня появилась потрясающая возможность внести дополнения и новые размышления. Теперь я отвечаю на ваши вопросы в конце книги, рассказываю, что творится в моей творческой жизни, да и просто делюсь тем, что у меня на душе. Для меня всегда важен диалог с читателем.

На этот раз я представляю на ваш суд свой уже издававшийся роман «Дневник эгоистки, или Мужчины идут на красное», у которого теперь новое название «Праздник страсти, или Люби меня до сумасшествия!». Думаю, он обязательно понравится тем, кто будет читать его впервые, а если кто-то захотел перечитать роман заново, я уверена, ему будет безумно интересно пережить все события еще раз. Я сама перечитала эту книгу совсем недавно и получила колоссальное удовольствие. Книга живая, интересная и динамичная. Искренне надеюсь, что она ни в коем случае вас не разочарует и придётся вам по душе.

Спасибо за ваше понимание, любовь к моему творчеству, за то, что все эти годы мы вместе. Я рада, что многие согласились: мои переиздания представляют ничуть не меньшую ценность, чем новинки, которые только что вышли из-под моего пера.

Спасибо, что вы помогли мне подарить этому роману новую жизнь. Если вы взяли в руки книгу, значит, вы поддерживаете меня во всех моих начинаниях. Мне сейчас как никогда необходима ваша поддержка!

Итак, устраивайтесь поудобнее, налейте себе чашечку вкусного чая. Приятного вам чтения! А я буду рядом. Мне самой интересно, какие события происходят в этом романе, какие интриги и страсти там разгораются. Когда вы перевернёте последнюю страничку, мы расстанемся. Но это совсем ненадолго! За расставанием придёт скорая встреча, ведь мне так много хочется рассказать вам!

Я бесконечно благодарна за вашу любовь, неоценимую поддержку, дружбу и за то, что наша с вами любовь так созвучна.

Заходите на мой сайт: WWW.SHILOVA-AST.RU

На этом сайте я с удовольствием общаюсь со своими поклонниками.

Не забывайте, что изменился адрес моего почтового ящика для ваших писем:

129085, Москва, абонентский ящик 30.

Пожалуйста, не пишите на старый. Он больше не существует.

До встречи в следующей книге. Я приложу все усилия для того, чтобы она состоялась как можно быстрее.


Любящий вас автор, Юля Шилова


Первая запись в личном дневнике
Мои размышления о мужчинах…

Сегодня начинаю вести дневник. Даже самой не верится. Первая запись – как боевое крещение, хочется рассказать обо всем, что наболело. Хочется выговориться. Честное слово, мне уже давно хочется излить душу. Вокруг так много людей, приятелей и даже близких друзей, но по большому счету довериться некому. Получается, что теперь я не одинока, потому что у меня есть новый преданный и надежный друг – мой дневник.

Мне почему-то хочется поговорить о мужчинах… Я понимаю, что без них никуда, но они не принесли в мою жизнь ничего хорошего. Даже те приятные моменты, которые дарили мне мужчины, в конце отношений были перечеркнуты жирной чертой. Перечеркивали даже воспоминания…

Иногда хочется поверить в большую, светлую любовь, в благородство мужчин, но уже так надоело разочаровываться. Устала… Оглядываясь назад, я наконец поняла, в чем состояла моя ошибка в поведении с мужчинами. Ошибка – в святой вере, что мой любимый так же честен и искренен со мной, как и я с ним.

Мой дорогой дневник, я пришла к выводу, пусть циничному, но зато правдивому. Любить нужно прежде всего себя, а уж потом – мужчину. А еще я поняла, что мужчина – явление временное. Пришел, ушел или сама выгнала. Я научилась брать от мужчин самое лучшее. Их знания и умения мне еще пригодятся. Нужно выжимать из них все соки: тратить их время, деньги, использовать полезные связи. Нужно делать все ради себя, а не ради него. Стоит трезво смотреть на мужчину, который находится рядом. Нужно задуматься, почему ты с ним и почему притягиваешь именно такой тип мужчин? И вдруг понимаешь, что сотни женщин, точно таких же, как и ты, ВСТРЕЧАЮТСЯ И ЖИВУТ С МУЖЧИНАМИ ТОЛЬКО ПО ТОЙ ПРИЧИНЕ, ЧТО НА ГОРИЗОНТЕ НЕТ НИКОГО ЛУЧШЕ.

Мужчины ценят заботу только поначалу, но как только с ними начинаешь жить, забота становится нормой и уже не вызывает былой радости. А еще мужчины терпеть не могут, когда мы замечаем их слабости. Увы, но мне чаще всего встречались жадные, ленивые и эгоистичные типы. С такими нужно быть похитрее. Именно они и научили меня быть стервой.

Если взглянуть правде в глаза, то на свете не так много красивых мужчин. Хочется встретить привлекательное, мужественное, благородное лицо, смелый взгляд… Но это такая редкость! В основном прижатые ушки и опущенный хвостик. Большую часть свободного времени или даже большую часть своей жизни мы посвящаем поиску мужчины и построению с ним отношений. А ведь наши силы ограничены. Общаясь с представителями сильного пола, я пришла еще к одному неутешительному выводу: глупо тратить свои силы и время на перевоспитание мужчины. Это просто гиблое дело. Вместо этого лучше привлечь мужчину к решению собственных проблем. Зачем что-то делать самой и чересчур напрягаться, если мужчину можно хитростью заставить сделать это? Одно ласковое слово позволит сесть к нему на шею и хоть какое-то время с нее не слезать.

Очень часто близкие нам мужчины начинают причинять боль. В таком случае нужно увеличить дистанцию и любить их на расстоянии, награждая их дозой ледяного холода. В любом случае любовь к себе должна быть первична. Я где-то слышала, что у женщины должно быть три животных: «Ягуар» в гараже, лев в постели и козел, который будет за все это платить. Увы, но у меня были только львы в постели. Ни платежеспособных козлов, ни «ягуаров» в гараже у меня никогда не было. Да и если признаться честно, любовь к тому или иному мужчине редко когда жила во мне долго.

А еще я поняла, что мужчины – существа стадные. Они сбиваются в стаи при любом удобном случае. И это неплохо, потому что стая позволяет мне узнать своего мужчину еще лучше. Его приятели могут взболтнуть что-нибудь лишнее и чрезвычайно интересное. Нужно хорошенько знать своего мужчину, ведь они только и мечтают заполучить тебя в собственность и навязать свою точку зрения.

Некоторые настолько сильно хотели полностью обладать мной, что даже не позволяли моему сердцу биться чаще, чем обычно, и дышать полной грудью. Они показали мне совсем другую жизнь и заставили меня пройти по страшной дороге боли и предательства. Ведь до них я никогда не знала, что же такое одиночество, а теперь знаю, что это сплошные слезы. Теперь я знаю, как оно выглядит: ужасно злое, уродливое и холодное. Оно высасывает из нас жизнь и забирает все силы. Временами оно с такой силой наваливается на меня, что я чувствую, что уже не могу ему сопротивляться, и уступаю по праву сильного.

Мужчины – существа полигамные. Это у них от матушки-природы. Если женщине для измены нужна веская причина, то для мужчины достаточно лишь удачного стечения обстоятельств. Вот мы все верим в свою вторую половинку. А есть ли она – никто не знает. Просто вера – это естественная потребность человека.

Нормальные мужчины к тридцати годам почти все уже разобраны. А за редкими свободными экземплярами выстраивается длинная очередь из одиноких женщин. Иногда мне хочется полюбить мужчину, который живет за границей. По крайней мере, когда я иду по московским улочкам, считая, что выгляжу просто неотразимо, на меня редко кто обращает внимание. Точнее сказать, вообще никто не обращает. За границей же мужчины сворачивают шеи и наперебой начинают знакомиться. Я уже давно обратила внимание на то, что там у меня просто отбоя от ухажеров нет. Я бы с радостью поддержала отечественного производителя, только, увы, я ему не нужна. Наши мужчины слишком избалованы женским вниманием, аморфны и инфантильны. Противно смотреть на моих опустившихся ровесников, которые стоят у входа в магазин и просят у тебя денег на бутылку.

Мужчины подарили мне много нежности, но от этой нежности почему-то становилось страшно. Я стараюсь не истязать себя своим прошлым. Я смогла сделать так, чтобы оно меня отпустило и оставило в покое. Прошлое ушло. Будущее неизвестно. Жизнь только здесь и сейчас.

Никогда нельзя рассказывать мужчинам о своих бывших и поощрять подобный мазохизм вопросом: «А кто был у тебя до меня?» Никому не нужна излишняя откровенность и глупое стремление рассказать партнеру все о своих прошлых неудавшихся отношениях. Своими откровениями мы сами настраиваем его на нежелательную модель поведения. Когда мужчина и женщина только знакомятся, то они кажутся друг другу просто ангелами, но впоследствии часто оказывается, что под ангельским обличьем скрывается самый настоящий черт, показывающий свои рога.

В моей жизни было немало мужчин. Иногда казалось, что мне не повезло с моими мужчинами. А иногда – наоборот – я думала, что моим мужчинам не повезло со мной. Они любили меня. Честное слово, любили. Просто кто-то любил один день, кто-то месяцы, а кто-то и годы. Все по-разному. Сначала они меня любили, а потом ненавидели за то, что Я СИЛЬНАЯ, что я ничего не боюсь, что я уже давно выработала мужскую линию поведения и ни под кого не собираюсь прогибаться. Они ненавидели меня за мою кипучую деятельность, за мою жажду жизни, энергию и за мой успех, наконец. И чем успешнее я становилась, тем больше они меня ненавидели. Они мечтали видеть меня слабой, подавленной, беспомощной, зависимой и несчастной. Они не умели меня жалеть, и я знала, что если хоть в чем-то покажу свою слабину, они тут же через меня перешагнут и будут тешить собственное самолюбие. Как же, покорили такую вершину! Они всегда хотели подмять меня под себя и попытаться переделать. Когда я понимала, что меня уже не просто ненавидят, а еще и используют, я разрывала отношения.

Многие мужчины пытались меня сломать, но вместо этого ломали собственные зубы. Не скрываю, что с некоторыми я почти уже готова была потерять над собой контроль. Тогда я моментально брала себя в руки и понимала, что нужно остановиться.

Мой дорогой дневник, принимай меня такой, какая я есть. Я сильная и одновременно слабая. Я слишком холодная, с дурным характером, но если меня хорошенько разозлить, то я могу быть горячей и импульсивной. Я умею плакать, ненавидеть, сжимать кулаки. А еще мне почему-то страшно жить… Во мне стало слишком много цинизма и равнодушия. Я отвыкла от всего настоящего. Иногда мне кажется, что я уже никогда не смогу дышать полной грудью, как раньше. Когда-то я, не задумываясь, бросалась словами, а сейчас поняла, что за каждое слово нужно платить.

Я знаю, что не бывает принцев на белых конях. Не бывает замков из хрусталя. Не бывает вечного лета, и нет Страны Счастья. А еще я знаю, что в душе все одиноки.

У меня были случайные мужчины, и не один и не два. У меня были случайные связи. Я просыпалась ранним утром и пыталась понять, где я и с кем я, стараясь восстановить в памяти события вчерашнего вечера. В подобных ситуациях мне всегда казалось, что убегаю сама от себя.

Сейчас действительно сложно познакомиться с приличным мужчиной. В ресторанах и клубах в основном съемщики на одну ночь.

Знаешь, дневник, я не побоюсь признаться тебе, что в моей жизни было много мужчин без средств. Я не верю в то, что с такими мужчинами можно быть счастливой. Есть же такое выражение, что с милым рай в шалаше, если милый на «Порше». Я общаюсь со своими знакомыми, и у всех одни и те же проблемы. Мои знакомые девушки живут со своими мужчинами по той причине, что больше не с кем. Они играют в любовь и ждут, что на горизонте появится кто-то лучше, но этот кто-то может вообще не появиться, а может появиться через годы. Они дарят свою красоту и свое тело только по той причине, что мужчина нынче в хозяйстве вещь полезная, да и одиночество – не самый лучший друг. Мои знакомые девушки устали быть сильным полом, и им всем хочется встретить мужчину, который бы жил хорошо и ездил с комфортом. А другие их просто не интересуют. Им тяжело, потому что их мужчины не дотягивают до той высокой планки, которую они сами установили. Как правило, мужчины без денег озлоблены на мужчин с деньгами. Они намного чаще впадают в депрессию и живут скучной жизнью. Так же бесцветно приходится жить и их женщинам. Любые отношения должны строиться на уважении, а уважать неудачника очень сложно.

Любая женщина в первую очередь хочет увидеть в мужчине ЛИЧНОСТЬ. Ведь такой мужчина всегда думает о том, что он может дать своей любимой женщине и оставить детям. Нынешним мерилом успеха является материальная обеспеченность. Сейчас все любят ругать богачей и слагать про них анекдоты, но ведь преуспевающий мужчина, зарабатывающий деньги, как правило, всегда личность. Но богатых мужчин слишком мало. Они либо давно женаты, либо не расположены к серьезным отношениям. Им проще снять молоденькую девушку во время ужина в ресторане, чем кого-то завоевывать и за кем-то ухаживать. С такой девушкой не нужно ни о чем думать. Хватает того, что шевелить мозгами приходится слишком много на работе.

Понимаешь, дневник, в последнее время многие мужчины не думают о будущем. Они даже не хотят думать о том, что будет сегодня. Они любят говорить, что им хватает. Как с такими можно создавать семьи? Зарабатывать мало не стыдно. Стыдно этим гордиться. Увы, но они ничего не могут предложить, кроме бесплатных прогулок под луной. И все же такие мужчины женятся, но не стремятся как следует обеспечить семью. Они злобно поглядывают на пестрые витрины магазинов и с желчью, ненавистью и пеной у рта обсуждают чужой успех. И пусть такой мужчина – хороший человек, но ведь хороший человек – это, увы, не профессия, и оттого, что он хороший, в его семье не появится достаток.

Сейчас так много мужчин, которым уже давно за тридцать, и они до сих пор живут со своими мамами, не хватают звезд с неба. Многие из них не хотят работать, так как мнят себя слишком привлекательными. А самое главное, что такие мужчины считают себя успешными, но их успех заключается только в любовных победах.

Нам, женщинам, с самого раннего детства твердили о том, что мужчины – это сильный пол, а мы – слабый. Возможно, это и так, но только в том случае, если мы будем определять принадлежность пола по поднятию тяжестей. Но ведь если говорить откровенно, то наши женщины морально намного сильнее. Мужчины даже в кошмарном сне не могут представить, что их подругам приходится выносить и через что пройти.

Какого бы мужчину я хотела видеть рядом с собой? Хочется, чтобы этот мужчина обладал определенным набором качеств, и в эти качества входили бы ответственность и достойный уровень заработной платы. Одним словом, ХОЧУ ВСТРЕТИТЬ ТРУДОГОЛИКА! Но его негде взять. Надоели эти мужские разговоры про вечное безденежье, проблемы на работе и бредовые перспективы. Хочется, чтобы мужчина тянулся до моего уровня, а не тянул меня к своему. С успешными мужчинами хочется быть хорошей, ласковой и пушистой. ЛУЧШЕЕ – ЛУЧШИМ! С трудоголиком познакомиться достаточно сложно. Днем такие много работают, а поздним вечером садятся в машину и сразу домой. Может, их потому и мало, что они хорошие.

Это ведь даже заложено самой природой – женщина смотрит на мужчину как на добытчика. Кто более удачлив в охоте, тому и большее внимание.

Я устала от жадных и хитрых мужчин, которые любят только на словах, живут у своих пассий, тратят настоящие деньги только на себя, а на девушек копейки. Я устала от дешевых подарков. Это унизительно, когда тебе дарят китайские часы и объясняют, что они похожи на швейцарские. Я устала от подделок! Я хочу оригинал! Точно так же поддельны их чувства, которые стоят ровно столько, сколько стоят эти ходики. Иногда хочется, чтобы мужчина подарил крутую машину, протянул ключи и сказал: «Она твоя. Мне для тебя ничего не жалко. Разбей ее о первый же столб. Только, пожалуйста, останься живой».

Хочется встретить мужчину, перед которым бы я спасовала! Чтобы от одного его взгляда у меня все перевернулось внутри! Хочется влюбиться с разбегу: надолго, безоглядно, безумно! Хочется встретить высокого, сильного, умного, доброго, успешного и самодостаточного! Не хочу жить по наезженной схеме: встретились, влюбились, поженились, родили детей, поняли, что этот брак – ошибка, и развелись.

В последнее время все полюбили рассуждать о том, что у каждого есть своя вторая половинка, а мне кажется, что в действительности это не так. Люди не могут быть ополовинены, ибо наша душа неделима. Вряд ли существует человек, который сможет идеально меня дополнить. Я не верю, что есть моя вторая половинка. Ее просто не существует хотя бы потому, что я вполне самодостаточна.

Я ПРИУЧИЛА СЕБЯ К ТОМУ, ЧТО МУЖЧИНЫ УХОДЯТ. Если мужчина уходит, значит, так нужно. Если он решил уйти, то не стоит его останавливать. Если я остановлю его в этот раз, то во второй мне вряд ли удастся это сделать. Пусть он лучше уйдет сейчас, чем мы останемся вместе, и я буду знать, что в любой момент этот мужчина может меня бросить.

Я никогда не относилась к категории женщин, которые хотят удержать мужчину любой ценой. Я готова бороться за своих близких, за свою жизнь, но я никогда не буду бороться за мужчину. Я ценю в отношениях комфорт, стабильность и душевное спокойствие. Здесь мне совсем не нужна борьба.

Я слишком часто влюблялась и каждый раз принимала свою очередную влюбленность за большую, чистую и светлую любовь. А еще все эти годы я пыталась узнать, из чего же сделан мужчина и есть ли у него сердце. Я узнала, что МУЖЧИНА сделан из нежности, которая напрямую граничит с грубостью. МУЖЧИНА сделан из щедрости, граничащей с жадностью. Он сделан из преданности, которая так умело сочетается с его изменами. МУЖЧИНА сделан из ревности, которая сменяется полнейшим безразличием. После того как я узнала, из чего состоит мужчина, я стала думать о том, каким соусом его нужно полить для того, чтобы было вкуснее, и что подать на гарнир.

Я ПОНЯЛА, ЧТО МОЖНО НАХОДИТЬСЯ В ОБЪЯТИЯХ МУЖЧИНЫ. МОЖНО ДАЖЕ ЛЕЖАТЬ У ЕГО НОГ, НО НИКОГДА НЕЛЬЗЯ БЫТЬ У НЕГО В РУКАХ…


Вторая запись в личном дневнике
Мои размышления о любви…

Здравствуй, мой любимый дневник! Знаешь, у меня сейчас такое настроение, что хочется поговорить о любви. А есть ли она вообще, эта любовь, в наше время? Может быть, людьми движут привычные стереотипы, что нужно просто кого-то найти для совместной жизни? Получается, что мы любим не потому, что испытываем в этом потребность, а только потому, что так заведено. Иногда мне кажется, что нами движет элементарный расчет и боязнь одиночества. Не зря на наших свадьбах кричат «Горько!», – ведь нередко становится горько потом…

И все же я могу смело утверждать, что любовь есть. Я с ней встречалась. ЛЮБОВЬ ЕСТЬ! Она многоликая: то красавица, то уродина. Но увы, она не вечная. Вечной любви не бывает. Ее придумали романтики. Когда люди живут друг с другом много лет и говорят о том, что любовь уже давно прошла, остались лишь уважение и общность интересов, мне кажется, они лукавят. Просто появляется элементарная привычка быть вместе.

Я часто задумываюсь над тем, ПОЧЕМУ ПРОХОДИТ ЛЮБОВЬ?

Почему наступает момент, когда весь мир сосредоточивается на одном-единственном человеке и он начинает нам казаться совершенством, которому нет предела? Ради него хочется жить и дышать полной грудью. Проходит время, и при появлении этого человека уже не бьется чаще сердце и не перехватывает дыхание. Ты не смотришь на него теми же влюбленными глазами, которыми смотрела раньше, а общение с ним оставляет тебя равнодушным. Может быть, и в самом деле любовь превращается в привязанность, в привычку, в дружбу? Сначала все так красиво и ярко, а затем так больно… Очень больно. Ты полностью отдаешь свою душу человеку и не находишь отклика. Ты видишь тщетность своих попыток, устаешь, и наступает полнейшее безразличие. Хрустальный цветочек под названием Любовь разбивается под натиском житейских проблем. Любовь теряется в ежедневных делах и хлопотах. Проходит время, и на некогда любимого человека ты начинаешь смотреть как на случайного прохожего.

«Один из двоих всегда бросает другого. Вопрос в том, кто кого опередит», – сказал Эрих Мария Ремарк.

И все же, почему уходит любовь? Ты любишь человека, дико его ревнуешь, думаешь о нем каждую минуту, а затем понимаешь, что он перестал тебя волновать. Ты пытаешься силой вернуть былое чувство, но понимаешь, что не можешь. МЫ САМИ РАСТИМ ЛЮБОВЬ И САМИ ЕЁ УБИВАЕМ.

Дорогой дневник, знаешь, как я чувствовала себя после того, как уходила любовь? Как после опустошительного пожара.

Любовь нельзя воспринимать как данность, отпущенное нам время так скоротечно. Ценить все нужно здесь и сейчас. Я не жалею о том, что мне выпала не самая сладкая доля. Ведь если бы у меня была иная судьба, то я бы многого не понимала в жизни. Я спотыкалась, больно падала, царапала руки в кровь, но всегда шла вперед. Я не дала озлобиться своей душе, и это самое главное. Я знала, что рядом с нами всегда и ангел, и дьявол. Чем слабее становится человек, тем больше силы у дьявола.

Любовь имеет особенность уходить, и в этом нет и не может быть виноватых. Просто нужно научиться отпускать любимого человека. Как только мы разрываем закончившиеся отношения и начинаем жить в ожидании новых чувств, то они обязательно приходят. Я научилась жить в предвкушении чего-то нового, необычного и за это получать то, что хотела.

И все же любовь не уходит в одночасье. Она уходит постепенно. Прежние радости становятся обыденными, волнения кажутся надуманными. Но я пришла к мысли, что пусть лучше уж любовь просто уйдет, чем перерастет в раздражение и неприязнь. Когда любовь уходит, ты начинаешь видеть человека в совсем другом свете, удивляясь тому, где же раньше были твои глаза. Говорят, что угасающую страсть можно оживить. Вполне возможно, только вот вопрос в том, захочется ли?

Я люблю начало любви. Оно такое красивое! Я люблю его смаковать, любоваться им и, постепенно выпивая эту любовь по крохотной капельке, как можно дольше растягивать это удовольствие. Я уверена, что при обоюдном желании удивительная близость может растянуться даже на годы. А потом вдруг все это пропадает, ослепление другим человеком проходит. На душе становится пусто и очень холодно. Хочется закутаться в плед, потому что ты мерзнешь. Ты накрываешься теплым одеялом, но тебя еще больше начинает трясти от сильного холода. Ты понимаешь, что больше нет того человека, который сможет тебя согреть. Ты запираешься в шкафчике обиды, а все прежние чувства уходят в НИКУДА. Некогда любимый человек не оправдал твоих ожиданий. Он больше не соответствует ни твоим ожиданиям, ни твоим требованиям. Он чужой и далекий.

Знаешь, дневник, я очень много наблюдала за чужими семьями и пришла к выводу, что счастливых семей очень мало. Счастливая семья – слишком большая редкость. Очень многие пары живут вместе, создают иллюзию семейного счастья и переживают большие кризисы. В основном они лгут. Лгут себе, своим партнерам, окружающим людям. Они живут вместе по привычке, по инерции, словно на автопилоте. Кто-то над кем-то доминирует, кто-то кем-то пользуется, а кто-то кого-то терпит.

Иногда мне кажется, что любовь – это не что иное, как злокачественная привязанность. А иногда я думаю, что достойна чего-то большего, чем любви. Любовь – это какой-то призрак. Многие о ней говорят, но ее мало кто видел.

Смогу ли я еще когда-нибудь броситься в омут с головой? Думаю, что нет. Уже не смогу. Я пришла к печальному выводу о том, что важно не терять контроль над собой. Порой любовь сильно опьяняет, но рано или поздно наступает отрезвление, часто сопровождаемое горьким похмельем.

Любовь – опасная штука. Нельзя любить слишком самоотверженно, потому что когда мы так любим, в буквальном смысле слова отвергаем себя. Мы все хотим иметь в жизни надежный причал, но увы, он есть далеко не у каждого. Даже если сегодня у кого-то из нас есть любимый человек, то нет никакой гарантии, что он будет и завтра. Когда влюбленные говорят, что они – единое целое, то противоречат сами себе, потому что единого целого не бывает. У каждой личности есть границы. Мы должны об этом помнить и учиться говорить не только «да», но и «нет».

Одним словом, я за здоровую любовь, но не за патологическую привязанность. Любовь не должна напоминать зависимость от алкоголя, никотина или наркотиков. Если любишь, то нужно уметь смириться с двумя отдельными «Я», а не с единым «мы».

Я опросила очень многих знакомых и всем задавала один вопрос: «Существует ли настоящая любовь?» Почти все ответили, что нет. Самое страшное то, что среди опрошенных были девушки и парни, которым только что исполнилось восемнадцать. Меня это повергло в шок. Господи, они так молоды, а уже не верят в любовь! Мне казалось, что в этом возрасте человек еще должен во что-то верить. Ну хотя бы в существование вторых половинок… В каком же прагматичном мире мы живем! В нем нет места романтике.

Я слышала, что любовь может прийти и в зрелые годы, когда многое в жизни можно уже переосмыслить. Говорят, что можно встретить любовь в тот момент, когда ты уже ее не ждешь и думаешь, что не умеешь любить.

Я долго пыталась дать определение слову ЛЮБОВЬ и пришла к выводу, что любовь – это состояние души. Иногда мне кажется, что настоящей любви не бывает, а иногда – что по-настоящему я еще никого не любила. Та любовь, которую я знала, была фальшива. Моя очередь на раздачу настоящей любви еще не подошла. Временами я все же склоняюсь к мысли, что любовь – это эйфория, а эйфория всегда временна. Жаль, что наступает тот момент, когда эйфория проходит. Все вокруг становится серым и обыденным. Нет былой дрожи в коленках, сумасшедшей страсти и светящихся глаз. Ничего нет…

Как же я устала мучиться, сомневаться, постоянно искать, терять, находить и снова терять. Как я устала жить с нелюбимыми и врать всем и себе самой, что люблю. Окружающих я могла обмануть, а себя, увы, нет. Я затвердила фразу «Я люблю и любима» и угодила в ловушку собственной лжи. Иногда мне хочется закричать, что я не любима и уж тем более не люблю, что я просто боюсь одиночества и ненавижу себя за собственные слабости. Иногда мне хочется освободиться от лжи, но я настолько в ней завязла… Я бы нашла в себе силы освободиться от лжи, если бы хоть на минуту смогла бы увидеть ЛЮБОВЬ и узнать, как она выглядит. Я бы бросилась ей навстречу, заключила бы ее в свои объятия и попыталась бы сохранить, законсервировать, забальзамировать, заморозить, чтобы она больше никому не досталась.

Хочется, чтобы рядом был родной и любимый, чтобы все мысли были только о нем, ЕДИНСТВЕННОМ…

Любовь многогранна и безгранична. У нее слишком большие возможности. Она может приносить удовольствия, нежить, лелеять и оберегать, а может колоть, убивать и терзать. Любовь нас родила, и она же нас и убивает. Она то возносит нас до небес, то кидает в страшную пропасть. Для каждого любовь – это свое. Для кого-то это волшебное неземное чувство, а кто-то этого чувства очень боится. Оно кого-то испепеляет, кого-то согревает, а кого-то и убивает. А может быть, любовь – это просто плод фантазии, призрак, который бродит среди людей?

Само слово ЛЮБОВЬ у нас уже настолько истерто, опошлено и запачкано, что от самого смысла слов «Я тебя люблю» уже ничего не осталось. Эти слова потеряли свою искренность и интимность. Ведь даже когда мы занимаемся сексом, вместо того чтобы сказать правду о том, что мы делаем, мы говорим: «Занимаемся любовью».

И все же в моей жизни была любовь. По крайней мере, тогда мне казалось именно так. Я испытала ее с огромными потерями для себя. В тот момент я жила только ею, и тогда она была смыслом всей моей жизни. Это были незабываемые ощущения. Душа танцевала, смеялась, летала. Хотелось жить с этим человеком всю жизнь и ощущать внутреннюю гармонию и покой. Я начинала воспринимать другого человека как саму себя. Я уже не мыслила без него своей жизни. В тот момент, когда я уже вовсю строила планы и мечты, в которых мы были вдвоем, он предал меня и начал топтать мою любовь. Он начал топтать ее не потому, что он полюбил другую, а просто так, ради остроты ощущений. Мне тогда было так тяжело и больно… Я поняла, что если НЕ ПРЕДАЕМ МЫ, ТО ПРЕДАЮТ НАС. Мечты разбиваются на множество осколков, словно любимая чашка, уроненная на пол. Мы встаем на колени, вытираем слезы, нервно собираем кусочки и пытаемся их склеить, но безуспешно, и в конце концов чашку приходится выкидывать. Она становится уродливой и некрасивой. В ней слишком много трещин, через которые вытекает наша душа.

Любовь можно встретить везде. В метро, на улице, в Интернете и даже в салоне самолета, летящего в Лондон. Она настигает в самых неожиданных местах. Сначала ей упорно сопротивляешься, но когда понимаешь, что она сильнее тебя, сдаешься. Главное, чтобы она настигла…

Ведь сколько раз я выслушивала признания в любви… Сколько раз я флиртовала… Сколько писем и сообщений получала… Меня обвиняли в эгоизме и бессердечности. Но это жизнь: всегда один любит, а другой позволяет себя любить.

Любить нельзя вечно. Очень часто любят не конкретного человека, а воспоминания о любви. Почему все так несправедливо? Почему часто любишь одного, а живешь совсем с другим? Грустно. Очень грустно.

И все же если я кого-то и любила по-настоящему, то только саму себя.


Третья запись в личном дневнике
Мои размышления о расставании…

Здравствуй, мой дорогой дневник! Знаешь, я начала к тебе привыкать. Мне приятно, что ты у меня есть. И пусть ты не умеешь говорить. Пусть ты молчишь, но зато ты умеешь слушать. Слушать, не перебивать и самое главное – понимать.

Сегодня мне хочется поговорить с тобой о расставании и о том, как тяжело научиться жить без человека, которого ты когда-то любила. В моей жизни было много встреч и много расставаний. С одними мужчинами я расставалась легко лишь только потому, что считала, что так будет лучше. Иногда я малодушничала: исчезала без всяких на то объяснений, словно меня и не было вовсе. Меняла номер телефона, а иногда даже и место жительства. Я хотела только одного: чтобы мне больше никогда не пришлось встретиться с этим человеком. Мне было бы трудно посмотреть этому человеку в глаза и признаться в том, что я зря его обнадеживала, слишком много врала, пользовалась его чувствами и никогда не любила. Я не хотела его ни видеть, ни слышать, ни знать, ни вспоминать…

Иногда мне приходилось ставить точку самой и, словно извиняясь, говорить о том, что между нами все кончено. Я видела мужские слезы, переживания, мужскую ненависть и даже вскрытые вены. Но в минуты расставаний меня вряд ли могло что-то остановить и вызвать во мне элементарную жалость. Я чувствовала в себе жуткий протест и считала, что шантаж – это не самый лучший метод для того, чтобы остановить человека. Я была глухой и слепой к чужим чувствам и чужим переживаниям. Изредка получалось так, что я покупалась на жалость. Я жалела, слушала ненужные слова, чувствовала ненужные прикосновения, ненужные и даже раздражающие поцелуи, твердила себе, что это в последний раз, это последняя ночь и что я обязательно освобожусь от этих ненужных объятий.

Расставания бывают самые разные. Бывало и так, что от меня уходили мужчины, и мне хотелось закричать вслед, чтобы они остановились, но они исчезали, оставляя меня один на один со своими страданиями. Иногда я смотрела на свое отражение в зеркале глазами, полными слез, и шептала: «Я не могу это пережить». А затем понимала, что это неправда. Я СМОГУ, и у меня все получится. В этой жизни нам дается ровно столько испытаний, сколько мы можем вынести. Я знаю, что нужно просто перетерпеть. Даже матери теряют своих детей и выдерживают эту чудовищную боль. Нужно признать, что жизнь состоит из счастья и боли, из горя и радости. Жизнь намного длиннее, чем боль.

Когда мы теряем любимого, нам кажется, что мы теряем самую большую любовь в своей жизни. Но ведь это на самом деле не так. Каждый из нас имеет право еще на одну любовь. Ведь я уже писала о том, что это романтики придумали, что по-настоящему можно любить только раз. Если наступает пора расставания, то нужно набраться решимости и поставить точку.

Знаешь, мой любимый дневник, я до сих пор вспоминаю самое тяжелое расставание в моей жизни. В тот момент, когда он встретил другую, я УЖЕ НЕ МОГЛА ЖИТЬ БЕЗ НЕГО. Когда он поведал мне о том, что в его сердце поселилась другая и что он меня больше не любит, я вдруг почувствовала, что МИР РУХНУЛ. Это было страшное время. Я выкуривала по пачке сигарет в день, часами тупо смотрела в одну точку и чувствовала, как мне не хватает воздуха. Я ощущала такую боль в груди, что временами мне казалось, что в ней зияет огромная дыра. Я хотела позвонить своему любимому и сказать ему о том, что мне очень больно и что я могу не справиться с этой болью, но он поменял номер телефона и оборвал со мной все контакты. Жить стало просто невыносимо. Я хорошо помню, как я заехала в магазин, купила бутылку коньяка и, сев за руль, принялась пить его прямо из горла. В первый раз в жизни я ехала за рулем и пила коньяк, не морщась и не закусывая. А когда я окончательно захмелела, мне захотелось врезаться в столб, только не просто врезаться, а так, чтобы насмерть. Я ехала, включив автомагнитолу на полную мощность, ревела и смотрела на венки, висящие на столбах через каждые двести-триста метров. Глядя на эти венки, я представляла, что где-то так же будет висеть и тот, который мои родственники принесут после моей смерти. Просто не справилась с управлением… Просто разбилась…

А еще я подумала о том, что умереть несложно. Проезжая мимо многочисленных венков, я прокручивала в голове свою жизнь и вспомнила свое детство. Ведь я была плодом родительской любви. Когда мама носила меня под своим сердцем, они с папой были безмерно счастливы. Мама ждала меня и представляла, как я появлюсь на свет, как буду улыбаться солнышку, тянуть к родителям свои маленькие ручки, буду любить их и целовать перед сном. Я вспомнила, как была маленькой девочкой, которая мечтала о большой и чистой любви. Тогда я не знала и не могла знать, что такой любви практически не бывает. Я видела перед собой очаровательную курносую девочку с двумя прелестными косичками и чувствовала острую боль оттого, что сейчас я захотела эту девочку убить и повесить в память о ней венок на одном из придорожных столбов. И в тот момент, когда я представила, что убиваю эту наивную девочку, я поняла, что не хочу умирать. Я поняла, что глупо заканчивать жизнь самоубийством из-за того, что меня не любят. Любовь не может убивать. Никто не давал ей такого права. Она должна созидать. Я поверила в то, что боль постепенно пройдет, а жизнь наладится. Уйти из жизни несложно, гораздо сложнее выжить и справиться с трудностями, доказать всем, что ты сильная. Я поняла, что могу стать счастливой всем своим врагам назло, и если я справлюсь, то смогу ценить и уважать себя.

Дорогой дневник, я справилась! Я приехала в храм и поплакала у иконы Божьей Матери. Я разговаривала со служителями церкви, прислушивалась к их словам и, поставив свечку за упокой своей любви, вышла на улицу и увидела солнечный свет. Я СТАЛА УЧИТЬСЯ ЖИТЬ БЕЗ НЕГО. На это ушло больше года. Каждый день я работала над собой. Я трудилась и училась жить так, как я жила раньше. Я вновь училась радоваться этому миру, радоваться дождям, снегу, закатам, рассветам и своим маленьким победам. Я вновь училась дышать, говорить, ходить, слышать… Боже, как же это было трудно! Но я поняла, что мир огромен и с уходом любви жизнь не кончается. Мир слишком велик, и тот мужчина, которого я очень сильно любила, не является центром Вселенной. Я поняла, что достойна лучшего. Я поняла, что не стоит умирать из-за тех, кто нас не любит. Надо жить хотя бы ради того, чтобы ранним утром выйти на балкон, вдохнуть полной грудью утренний воздух и встретить еще один рассвет… Я ведь так радовалась всему этому раньше, значит, будет радость еще и впереди.

Любовь уходит, но ведь ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ! Это тяжело, когда близкие люди причиняют нам боль. Но все же расставаться лучше красиво. Просто отмыть руки с мылом от прошлых отношений, вытереть их полотенцем и вперед, в новую жизнь!

Знаешь, дорогой дневник, я уже не боюсь расставаться. Лучше разойтись, оставив приятные воспоминания друг о друге, чем ждать, пока огонь любви окончательно погаснет. Бывает, двое пытаются создать иллюзию, что они счастливы, но им друг с другом уже скучно. Общение больше не приносит положительных эмоций. Присутствие любимого человека больше не радует, и ты уже сама не понимаешь, любимый он еще или нет. Отсутствие общих интересов, отчужденность и скучный, редкий секс… Нет искры. Приходит понимание того, что отношения близятся к завершению и назад пути нет. Очень тяжело прийти к мысли о том, что тот, кто был когда-то тебе очень дорог, уже совершенно чужой для тебя человек. И тогда тебя охватывает чувство, что потеряно что-то очень дорогое…


Пролог

…Я УМЕРЛА ПОЧТИ ДВА ГОДА НАЗАД. Два года – это так много, а быть может, совсем мало. Прошло два года, а ты до сих пор каждый вечер перед сном достаешь мой дневник и внимательно его читаешь. Господи, но ведь я писала все это, еще даже не подозревая о твоем существовании. Тебе до сих пор интересно каждое мое слово, каждая моя мысль, каждый мой вздох. Я никогда не рассказывала тебе о себе, о том, с кем я встречалась раньше, с кем жила, чем дышала и от кого теряла голову. Ты же знаешь, что я не люблю подобные откровенные разговоры. Для меня это мазохизм. Меня никогда не интересовало, что было у тебя до меня. Мне интересно только то, что было у тебя со мной. Ты ничего не знал ни о моей бывшей жизни, ни о моих мужчинах. Ты встретил меня, когда полностью была убита моя вера. У меня остались одни сомнения. Тогда ты заглянул в мои глаза, взял меня за плечи и спросил: «Почему же так сомневаешься в любви? Кто же тебя так обидел?» Ты сказал мне о том, что любовь исцеляет сердце и заживляет душевные раны.

Ты не был похож на других, на тех, кого я знала раньше. У тебя был необычный голос и удивительно нежная улыбка. В тот момент, когда я тебя встретила, мне казалось, что я тону в собственной лжи. Ты услышал мои сигналы бедствия и бросил мне спасательный круг. Ты согрел меня и уберег. Ты уберег меня как от самой себя, так и от всех душевных тревог. Помнишь, как ты сказал мне, что я пытаюсь нарисовать радугу черной краской? А ведь до тебя я вообще позабыла о том, что на свете существуют другие краски, кроме черной. Сущая правда: любовь дает нам некую опору, и начинаешь понимать, что в этом мире ты уже не один. Просто не все понимают, что же такое любовь. Многие пытаются удовлетворить за счет нее свои эгоистичные интересы, забывая об одной простой истине: чтобы любить, нужно быть частью друг друга.

Когда я умерла, я узнала, что истинная любовь не умирает. По вечерам ты садишься в свое любимое кресло-качалку, закутываешься в плед, который все еще хранит запах моего тела, и в сотый раз перечитываешь мой дневник, вдумываясь в каждое слово. Ты вспоминаешь черты дорогого лица и до боли родной и любимый голос. Когда читаешь страницы моего дневникаты чувствуешь, что я рядом, и тебе кажется, что мы разговариваем. Когда мы были вместе, ты даже не подозревал о существовании этого дневника. Ты нашел его позже, перебирая мои вещи, когда меня уже не стало. Переворачивая последнюю страничку дневника, ты постоянно задаешь один и тот же вопрос: «Почему ты не со мной?»

Любимый, прости меня за то, что я умерла. Я мучаюсь точно так же, как и ты. Разница лишь в том, что я мучаюсь на том свете, а ты – на этом. Я постоянно вспоминаю, как мы с тобой познакомились. С тех пор как меня не стало, я прихожу к тебе очень часто, когда ты спишь. Я осторожно сажусь на кровать, дышу тобой и иногда хочу погладить твои волосы. Я даже несколько раз поднимала руку для того, чтобы это сделать. Но тут же ее убирала. Нельзя. Мертвые не должны беспокоить живых. Я не могу плакать. Я не умею. Но я все вижу и все чувствую. Я до сих пор чувствую боль… Эта боль не физическая. Она душевная. Иногда я вижу, как ты просыпаешься ночью и плачешь. Этого не видит никто, только я. Мне хочется вытереть твои слезы. В такие моменты я теряю над собой контроль и тяну к тебе свои руки. У меня ничего не получается. Я не могу даже до тебя дотронуться. А ведь мне так хочется погладить твои волосы и поцеловать твои руки. Мне хочется сказать тебе о том, что я твоя. ТОЛЬКО ТВОЯ.

Я не плачу. Я не умею. Я истерзана. Избита камнями, дождями и градом. Там, где я сейчас, очень часты осадки. Я шла к тебе сегодня сквозь сильный дождь. (Это был не просто дождь. Шел сильный ливень.) И я чувствовала, как плачет твоя душа. Знаешь, до тебя мне казалось, что меня любить невозможно, но ты доказал мне обратное… При жизни я так устала мучить других.

Там, где я сейчас живу, всегда тихо. Я не люблю эту тишину, я ее боюсь. Такая тишина режет слух. Целыми днями я гуляю по черно-белым галереям чужих жизней. Идут дожди… Так холодно.

Ты помнишь, как я умерла? Я помню все очень смутно. Кто-то сбил меня на полной скорости. Какая-то машина. То ли это была авария на дороге… Нет, не авария. По-моему, я переходила дорогу… Мы с тобой немного повздорили. Ты покупал воду, а я не стала тебя дожидаться. Я не знаю, откуда взялась эта машина. Я ее не видела… Она выскочила из-за угла и сбила меня на полной скорости. Меня накрыла смерть. Когда я умерла, мне было больно. В тот день шел снег. Пушистый, легкий, тающий. Мне было очень холодно. Тело словно превратилось в кусок льда. Я видела, как лежу на снегу. Ты расстегнул мою шубу. Странно, я как будто предчувствовала несчастье… Утром я надела черное платье. Зачем мы повздорили и я стала переходить через дорогу? В тот момент, когда ты упал передо мной на колени, стал громко кричать, плакать и целовать меня, я тоже хотела заплакать… Меня не покидало ощущение безнадежности и давящей тоски. Мне так хотелось к тебе обратно. Как глупо… Зачем было ругаться, если мы так сильно любили друг друга? Я лежала мертвая на снегу. Ты сидел рядом. К нам шли люди. А я так хотела обратно… Ты продолжал жить. Я тоже, только уже в другом мире. Нас разделяла невидимая пропасть. Она была такая огромная…

Я ушла в другой мир, мне невыносимо больно сознавать, что это навеки. В том мире, где я жила, когда нет дождей, очень красиво. Здесь красиво, но не уютно. Я постоянно чувствую безнадежность и тоску по прошлому. Вокруг меня много разных людей. Кто-то здесь уже очень давно. Кто-то недавно. Я ни с кем не общаюсь, я постоянно брожу одна. Мне неинтересно общаться с этими людьми, ведь они неживые.

На меня постоянно смотрит один очень интересный мужчина. Он ходит за мной по пятам. Мы познакомились и разговорились. Его зовут Егор. Он умер пять лет назад. Он очень долго болел, а потом умер. Смерть стала для него облегчением, потому что он сильно мучился сам и измучил своих близких. А когда он попал сюда, то стал страдать. Ему тоже так хотелось обратно… Я спросила его о том, почему здесь так часто идут дожди. Он пожал плечами и сказал, что не знает. Когда он только сюда попал, то сам этому очень сильно удивился. Такие ливневые дожди, а ни у кого нет зонтов. Создается такое впечатление, что в этом мире никто и не подозревает об их существовании. Глаза Егора полны печали. Я спросила его, почему здесь так тоскливо, и он сказал, что здесь так всегда.

У меня теперь холодные губы и чужое лицо. Я так мечтала, что у нас будут дети, но меня накрыла смерть. Я умерла. Меня больше нет. Иногда я брожу по кладбищу. При жизни я всегда обходила его стороной, а теперь мне нравится по нему гулять. Иногда я смотрю на свою могилу. Здесь пахнет землей. Мне очень нравится этот запах. Когда я брожу по кладбищу, а это чаще всего бывает ночью, на пути мне встречаются люди. Они точно такие же, как и я. Все они настороженно всматриваются в лица друг друга и в надписи на надгробиях. Никогда бы не подумала, что по ночам я смогу гулять по кладбищу. Гулять, дышать землей, читать надписи… С тех пор как я умерла, я не знаю, что такое страх. Я люблю искусственные цветы и красивые венки. Иногда мне кажется, что даже воздух здесь пахнет прахом. Тут своя ночная жизнь…

Я всегда вздрагиваю, когда ты приходишь ко мне на кладбище. Мне становится больно и хочется плакать. Ты всегда одет во все черное. Черное драповое пальто, черный свитер, черные брюки и черные ботинки. Ты так редко бреешься… Ты выглядишь слишком усталым и измученным. Иногда ты садишься на лавочку и подолгу смотришь на мою фотографию, а иногда целуешь холодный и безмолвный камень, на котором высечено мое имя.

Даже не верится, что когда-то у меня были мечты. Я отдала бы все на свете, только бы опять прогуляться с тобой по вечерним московским улочкам. Помнишь, как я мечтала встретить старость в Австралии? Я представляла себя славной бабулькой, которая имеет домик на побережье, собирает ракушки, дышит морским воздухом и вспоминает… Ты был удивлен, что я думаю об иммиграции. Я знала, что для того, чтобы жить в Австралии, не нужно дожидаться старости. Об иммиграции нужно думать сейчас, пока я молодая, здоровая и красивая.

Ты пытался меня отговорить, но ты же знаешь, что отговаривать от чего-либо меня бесполезно. Я просто устала бороться с ветряными мельницами на своей родине. Устала идти в никуда. Я никогда не знала, что такое уверенность в завтрашнем дне, а мне так хотелось ее почувствовать. Устала от однообразной жизни. Устала жить и притворяться счастливой. Я хотела жить свободно. Хотела жить, а не существовать. Ты говорил мне о том, что в Австралии нет централизованной подачи воды, что там люди живут в картонных домиках, но меня это мало интересовало. Жаль, что моя мечта так и не осуществилась. Очень жаль…

Сейчас ты отложил мой дневник в сторону, выключил свет и лег спать. Я сажусь на краешек кровати и смотрю на тебя печальным взглядом. Жаль, что мне больше никогда не придется ходить по земле. Я уже никогда не увижу закат и рассвет… Жаль, что ты меня не сберег и я умерла… Жаль, что я умерла… Жаль, что меня больше нет… Жаль, что любовь есть, но меня уже нет…

Я умерла почти два года назад…


Глава 1

Руслан торопливо оделся и, посмотрев на часы, вышел в коридор. Я накинула теплый махровый халат на ночную рубашку, сунула ноги в тапочки и направилась следом за ним.

– Так что, вечером едем в ресторан? – Руслан широко улыбнулся и принялся надевать дорогие ботинки.

– А кто там будет?

– Как всегда. Все наши. Так что около восьми будь готова. Я заеду.

– Хорошо, – кивнула я и стала вслух рассуждать, какое же платье сегодня вечером мне лучше всего надеть: – Может быть, то, фиолетовое, которое ты недавно мне подарил? Ты еще сказал, что я выгляжу в нем просто сногсшибательно!

– Дорогая, боюсь оказаться банальным, но больше всего ты мне нравишься без одежды.

Иногда шутки Руслана были невыносимы.

– Все вы так говорите. Так ты хочешь, чтобы сегодня в ресторан я поехала голая?

– Без одежды ты можешь показываться только мне, – недовольно скривился Руслан. – Не играй с огнем, малышка, ты же знаешь, какой я ревнивый. Кстати, кто эти «все»?

– Это я так, образно выразилась.

– Я не хочу, чтобы ты так «образно» выражалась. – Руслан вновь бросил взгляд на часы и покачал головой: – По-моему, я опаздываю.

– А ты куда сейчас?

– У меня встреча с одним малоприятным человеком, – задумчиво ответил он.

– Если он настолько малоприятный, то, может, с ним лучше не встречаться?

– Знаешь, довольно часто мне приходится встречаться с теми, с кем бы мне совсем встречаться не хотелось. Есть дела, от которых никуда не денешься.

– Ты даже чашку кофе не выпил.

– Сейчас не до кофе. Я тороплюсь. – Руслан поцеловал меня в щеку и, повернувшись к входной двери, добавил: – Только смотри, без глупостей.

– Ты о чем?

– Будь умницей, хорошо?

Закрыв за ним дверь, я облегченно вздохнула и подумала, что сейчас я смогу поспать еще пару часов, потому что благодаря усилиям Руслана сегодняшняя ночь была бессонной. Вернувшись в спальню, я бросилась на кровать и, закрыв глаза, постаралась уснуть. С улицы доносились какие-то крики, я взяла подушку, положила ее на голову и выругалась. Но крики на улице не прекращались, а становились еще сильнее. Я встала и направилась в ванную. Пустив воду, я встала под теплый душ.

Моё блаженство прервал дверной звонок. Накинув махровый халат я, чертыхаясь, вылезла из ванны и направилась в прихожую, думая, что, должно быть, вернулся Руслан, что-то забыв у меня. Открыв дверь, я увидела испуганную соседку.

– Ирина Сергеевна? Что случилось? – зевнув, произнесла я и посмотрела на раннюю гостью крайне недовольно. – Вы меня из ванной вытащили!

– Лиза, это от тебя недавно молодой мужчина выходил? – взволнованно спросила женщина.

– Мало ли кто от меня по утрам выходит. Это моя частная жизнь, и она никого не касается, – с вызовом ответила я.

– Лиза, ну что ты все сразу в штыки принимаешь?

– А как я должна вообще реагировать? Нормальная, адекватная реакция. Или вы хотите, чтобы я перед всей общественностью нашего дома отчитывалась за свою личную жизнь?

– Да никому не нужна твоя личная жизнь, – бросила соседка и через секунду добавила: – У нашего подъезда убили неизвестного мужчину…

– Какого мужчину? – Кровь бросилась мне в голову.

– Не знаю. Мужчина незнакомый, но мне показалось, что это тот, который иногда у тебя ночует.

Молча я отодвинула соседку в сторону и понеслась вниз по лестнице. У подъезда я увидела большое скопление народа и, всех растолкав, протиснулась к лежащему на земле Руслану.

– О боже! – Рубашка Руслана была в крови. – Он жив? – внезапно потеряв голос, прошептала я и закричала: – Кто-нибудь «скорую» вызвал?!

– Сейчас должны подъехать, – успокоила меня женщина в байковом халате и тапочках, живущая в соседнем подъезде. – И «скорая», и милиция…

Я склонилась к Руслану:

– Ты жив? Жив?

Руслан лежал с широко открытыми глазами.

– Руслан, посмотри на меня. – Я села на корточки и стала трясти его за плечи. – Не пугай меня, прошу тебя… – Безрезультатно попытавшись найти у него пульс, я положила безжизненную руку на асфальт и обвела взглядом стоявших рядом зевак. – В него стреляли?

– Тут стояла белая «шестерка» без номеров, – ответила мне все та же шустрая женщина из соседнего подъезда. – В машине двое сидели. Один выстрелил, когда ваш знакомый из подъезда выходил. Машина тут же скрылась.

– А вы откуда это знаете?

– А я мусор на помойку выносила. Это прямо на моих глазах произошло. А «шестерка» без номеров тут уже часа три дежурила. Я эту машину еще рано утром заприметила, когда с собакой гуляла.

Во двор въехал милицейский «газик». Сотрудники милиции окружили Руслана.

– Скажите, он жив? – со слезами спросила я.

Я и сама не знаю, зачем спросила, ведь заранее знала ответ. Получив ответ, что он мертв, я стала тихонько пятиться к своему подъезду. На меня никто не смотрел.

Дома я, не раздумывая, бросилась к буфету, достала бутылку коньяка, которую вчера вечером привез Руслан. Дрожащими руками нарезала яблоко, залпом выпила полную рюмку, а затем вторую и третью. Я пила до тех пор, пока не почувствовала, что нервная дрожь меня отпустила. Я подошла к окну и, увидев, что толпа у подъезда еще не разошлась, задернула шторы и набрала Машкин номер.

– Маша, Руслана убили, – произнесла я, когда подруга сняла трубку.

– Что? – не поверила мне Машка.

– Что слышала! Руслан сегодня утром от меня вышел, и его прямо у подъезда расстреляли. Он даже до стоянки не смог дойти. Это совсем недавно случилось, минут двадцать назад. Маша, как же мне плохо-то. Был человек, и нет человека. Сегодня утром он еще по квартире ходил, в туалете сидел, душ принимал, а теперь уже мертвый у подъезда валяется. Кто бы мог подумать…

– Лиза, ты это серьезно? – никак не могла поверить мне Машка. – У тебя не жар?

– Еще спроси, нет ли у меня белой горячки?! – в сердцах прокричала я в трубку. – Маша, ты издеваешься надо мной, что ли? Я тебе говорю, что Руслана убили, а ты мне не веришь? Мне сейчас шутить меньше всего хочется.

– Извини, – поверив в то, что я говорю правду, виновато сказала Машка. – Ты сейчас где?

– Дома. Ко мне соседка пришла, я тут же во двор спустилась и все своими глазами увидела. Руслан у подъезда лежит, вся рубашка в крови. Как только милиция приехала, я сразу ушла.

– Почему?

– Потому, что я не могу на все это смотреть…

– Тебе страшно? – настороженно спросила меня подруга.

– Очень. Мы сегодня вечером в ресторан собирались. Я хотела свое новое фиолетовое платье надеть, оно Руслану очень нравилось. Он мне его и подарил. Вот тебе и надела…

– Лизка, а что было бы, если бы вы с Русланом вдвоем из подъезда вышли? – Машка задала мне вопрос, от которого меня бросило в жар. – Ведь такое могло быть?

– Могло, – едва слышно произнесла я. – Мы раньше постоянно утром вместе из дома выходили, потому что мне на работу нужно было. Я уже три дня как в отпуск ушла. – Я прикусила нижнюю губу. – А если бы я сейчас не в отпуске была?!

– Если бы ты сейчас не была в отпуске, то вряд ли бы мне позвонила, – не задумываясь, ответила на мой вопрос подруга. – Лизка, ты родилась в рубашке. Этот проклятый Руслан чуть было не утащил тебя за собой. С того самого момента, как ты познакомилась с этим малоприятным типом, меня не покидало предчувствие, что ваша связь плохо закончится. Я как в воду глядела…

Я вздрогнула от резкого настойчивого звонка в дверь. Я даже не сомневалась, что ко мне в гости пожаловали оперативники. Пообещав Машке перезвонить, я бросила мимолетный взгляд на свое бледное отражение в зеркале, плотнее запахнула халат и открыла дверь.


Глава 2

Оперативников было двое. Беседа с ними была долгой и утомительной. Я нервно курила, вытирала носовым платком слезы и всхлипывала.

– Кем вам приходился погибший мужчина? – Оперативник открыл блокнот и что-то там чиркнул.

– Не знаю… – Я и в самом деле не знала, как ответить на этот вопрос. – Друг. Руслан был моим другом.

– Вот как? По нашим сведениям, ваш друг очень часто у вас ночевал. Соседи могут легко подтвердить этот факт.

– Близкий друг, – тут же поправилась я.

– А вы знаете, чем занимался ваш близкий друг?

– Нет, – тут же соврала я. – Он никогда не посвящал меня в свои дела.

– Почему?

– Мне это было неинтересно.

– Ваш друг – преступник, – заявил один из оперативников и заговорил таким тоном, что мой лоб вспотел от волнения: – Человек, который этим утром вышел из вашей квартиры, был криминальным авторитетом одной из московских преступных группировок. Его личность уже давно интересовала правоохранительные органы. Ваш любовник уже давно был «казначеем» преступной группировки, в которой он состоял.

– Мне об этом ничего не известно, – ледяным тоном произнесла я и поймала себя на мысли, что либо я сошла с ума, либо все это мне снится. – Вы бы лучше на эту тему с его женой поговорили.

– Поговорим. Можете не беспокоиться. Получается, что ваш любовник не скрывал, что он женат?

– А почему он должен был это скрывать? Мы взрослые люди. Я за него замуж не собиралась. В самом начале наших отношений он рассказал мне о том, что у него есть жена и маленький ребенок.

– И вас это устраивало?

– Что именно? – не сразу поняла я.

– Такая двойная жизнь вашего любовника.

– Сейчас редко можно встретить мужчину, который не живет двойной жизнью, – спокойно ответила я. – Что поделаешь, мужчин мало, а нас, женщин, много. И вообще, я за свою личную жизнь ни перед кем отчитываться не собираюсь. Я живу как умею. Мужа я ни у кого не уводила.

– Как долго длились ваши отношения?

– Три месяца.

– И часто ваш близкий друг у вас ночевал? – Сотрудник милиции специально сделал акцент на словосочетании «близкий друг».

– Два раза в неделю. Иногда – три.

– Обычно мужчины после любовных утех едут ночевать домой.

– Каждый поступает так, как считает нужным. Может, кто-то едет домой, а кто-то остается на ночь. У каждого свои тараканы в голове.

– Убитый знакомил вас со своими друзьями?

– Нет, – вновь соврала я не моргнув глазом. – Вы на эту тему поговорите лучше с его женой. Она знает побольше, чем я.

– Да что вы заладили про жену?! Не беспокойтесь вы так. Мы всех опросим. Вы никогда его не видели с неизвестными людьми?

– Нет, – отрицательно покачала я головой. – Нам вполне хватало друг друга.

– Хотите сказать, что вы вместе никуда не ходили?

– Очень редко. Если только поужинать в ресторан. Руслан ни с кем меня не знакомил. Не забывайте, что он был женат и ему не хотелось светиться.

Оперативник вздохнул, закрыл свой блокнот и поднялся. Я проводила их до двери, без сил опустилась на стул и задумалась. От оперативников я узнала, что убийца выстрелил в моего любовника аж восемнадцать раз. Выстрелы раздались сразу, как только Руслан вышел из подъезда. Я в это время была в душе и ничего не слышала. Фоторобот преступника составляется. На теле Руслана оперативники обнаружили шесть огнестрельных ранений, а на месте происшествия – восемнадцать гильз.

Я никогда не любила Руслана, но, узнав о его смерти, обмерла от ужаса. Наверное, это вполне нормальная реакция на смерть человека, с которым несколько месяцев спала.

Мы познакомились совершенно случайно. Однажды у меня сломался автомобиль. Оставив его в автосервисе, я стала ловить машину, чтобы доехать до дома. Тогда-то передо мной и остановился дорогой «Лексус», в котором сидел Руслан. Я оставила ему свой номер телефона, и он позвонил в этот же день. Вечером мы были в ресторане и после ужина оказались в объятиях друг друга. Руслан не скрывал, что женат и у него есть маленький ребенок. Я восприняла это сообщение совершенно спокойно, потому что уже давно научилась обходиться без лишних эмоций. Мне нравилось, что у Руслана всегда водятся деньги, что он не скуп, не жадничает в ресторане и может подарить сказочный вечер. Не могу сказать, что с ним было легко и спокойно, потому что Руслан был довольно сложным и жестким человеком.

Открыв шкаф, я уныло посмотрела на новое фиолетовое платье. В этот момент раздался настойчивый звонок в дверь. Я надела майку и джинсы и в который раз подошла к входной двери.

– Кого еще нелегкая принесла?

На пороге стояла запыхавшаяся испуганная Машка.

– Лизка, ты как?

– Нормально! – Я бросилась к Машке на шею.

Машка увидела стоящую на кухонном столе бутылку коньяка и строго повернулась ко мне:

– Ты что, пьешь в гордом одиночестве?

– Пью. Мне сейчас компания не нужна. Машуля, если бы ты только знала, как мне сейчас паршиво. Я как представлю, что могла с Русланом выйти из подъезда, так меня колотить начинает. Тут еще менты…

– А что менты?

– Смотрят на меня, словно я во всем виновата.

– Это у них профессиональное. Не бери в голову. – Машка по-хозяйски достала вторую рюмку и налила себе коньячку.

– Ты что, тоже Руслана помянуть хочешь?

– А почему бы и нет? Помянуть его нужно, хоть он мне особенно никогда и не нравился. Что-то в нем отталкивающее было. Я тебе об этом говорила.

– Оперативники сказали, что он был «казначеем» одной московской преступной группировки. То, что он состоял в банде, я догадывалась, а вот что он «общак» держал – нет. Менты из вежливости назвали его «казначеем», но я-то знаю, что казначеи бывают только в банках, а у бандитов все совсем по-другому. Это называется «держать общак».

Мы с Машкой подняли рюмки, и я вновь достала мокрый носовой платок и вытерла слезы.

– Сама не знаю, почему реву, ведь я не пылала к нему сумасшедшей любовью. Да мы и не так много времени встречались. Каких-то три месяца.

– А мне казалось, что ты к нему прикипела.

– Может, и прикипела… – растерянно пожала я плечами. – Сама знаешь, что сейчас с мужиками творится. Иногда хочется выйти на улицу и закричать: «Мужчины, где вы?! Что с вами случилось?!» А потом этот порыв проходит, и ты приходишь к выводу, что нормальных мужчин просто не осталось, а это значит, что не стоит на них обижаться. Когда я встретила Руслана, то сразу почувствовала, что мужчина увлекся мной достаточно серьезно. Он даже дома не ночевал. Постоянно говорил, что влюблен в меня.

– А ты?

– А у меня к любви стойкий иммунитет, – усмехнулась я.

Встав со своего места, я подошла к окну.

– Подумать только, убийца вычислил, где ночует Руслан. Подкараулил бы его у дома, в котором он живет, так нет же, он сделал это именно там, где живу я. Мне теперь даже страшно на улицу выходить. Кажется, вот только выйду из подъезда – и сразу услышу, как свистят пули.

– Ты хочешь сказать, что и за тобой может охотиться снайпер?

– Я уже не знаю что и думать… Одно радует: я далека от криминального мира, не состою в преступной группировке и не держу «общак».

– Именно поэтому у тебя не должно быть никаких опасений за свою жизнь. Для криминального мира ты не представляешь ни малейшего интереса. Ты просто могла под раздачу попасть, если бы вышла сегодня утром из подъезда с Русланом. Сколько невинных девушек так гибнет…

– А ты видишь во мне невинную девушку?

– Ну, не в прямом смысле слова, – усмехнулась Машуля.

Неожиданно для себя самой я вновь заплакала. Я плакала до тех пор, пока не почувствовала, как Машка гладит меня по голове.

– Лизка, успокойся, пожалуйста. Уже незачем плакать. Самое страшное позади. Ты же сама говоришь, что не пылала к нему страстной любовью.

– Просто еще одного мужчины не стало. И это в мирное время! Их и так в Чечне убивают, в тюрьмы сажают… Одним словом, мужиков и так мало, а их еще в мирное время на глазах у добропорядочных горожан расстреливают. Господи, и угораздило же меня связаться с бандитом! У них у всех в жизни только две дороги: либо посадят, либо замочат. Подарки и рестораны – это, конечно, хорошо, но в последнее время я была готова променять все это на спокойную жизнь.

– А у меня к этому Руслану с первого дня знакомства неприязнь была. Ты еще тогда сама не знала, что он бандит, а я уже обо всем догадалась. Шкаф два на два, лицо, не обезображенное интеллектом. Подумаешь, дорогая машина, деньги, но ведь, как бы это ни было банально сказано, не в этом же счастье. С человеком должно быть всегда интересно поговорить, а о чем с этим Русланом поговорить можно? У таких, как он, словарный запас очень сильно ограничен.

– Понимаешь, меня мало интересовало, чем занимался Руслан. Когда я с ним познакомилась, он показался мне неплохим человеком. В конце концов, он же не убийца, не хам и не мошенник. Руслан просто занимался какими-то своими темными делишками. Я же не собиралась детей от него рожать. Это его жена должна была думать о том, за кого она замуж вышла. Руслан никогда и ни во что меня не посвящал и в то же время не скрывал от меня, что он бандит. Но ведь профессия – это не главное в выборе партнера. Руслан далеко не самый мерзкий тип, который мне когда-либо встречался в этой жизни. Люди, подобные Руслану, – это особая социальная прослойка, а они далеко не всемогущи. Они знают, что ходят по краю пропасти и век их недолог.

– Эх, Лизка, Лизка. Мало того что ты встречалась с бандитом, что само по себе уже большой минус. Так ты еще встречалась и с женатым бандитом. В совокупности это просто ужасно. Ладно, как бы тебе ни было тяжело, но придет время, и ты будешь вспоминать эту связь с улыбкой. Еще никому не помешал жизненный опыт. По мне уж лучше смотреть «Бригаду» по телевизору и упиваться романтикой с экрана, чем встречаться с уголовным элементом и постоянно трястись то за его, то за свою жизнь.


Глава 3

Мы сидели с Машкой в обнимку, пили коньяк и говорили, говорили… Машка держала меня за руку, повторяя, что сегодня могла меня потерять. Видимо, ее переполняли эмоции, потому что она то и дело сжимала мои пальцы до боли.

– Понимаешь, времена бандитов уже прошли, – взахлеб говорила она. – Сейчас все бандюги стали бизнесменами, правда, бандитские замашки еще остались. С такими, как Руслан, все начинается красиво, но, как правило, заканчивается плачевно. На самом деле он посещает все те же «субботники», бани с продажными женщинами, назначает «стрелки». Тебя-то он, конечно, с собой по саунам не таскает. Зачем? Для этого есть совсем другие девушки.

– Машуля, ну что ты заладила: бандит да бандит. Поверь мне, жить можно даже с бандитом. Это обычный человек со своими достоинствами и недостатками.

– Ой, Лизка, только не идеализируй! Мужчины, подобные Руслану, не обладают особым даром красноречия. Но они любят выворачивать все факты наизнанку, а потом манипулируют этими фактами и живут так, как выгодно им. Помнишь, ты мне рассказывала, как Руслан признался тебе, чем он занимается?

– Конечно, помню.

– Он тогда еще поинтересовался, не страшно ли тебе теперь?

– Если честно, то я так и не поняла, зачем он задал мне подобный вопрос. Чего я должна бояться? Он вполне нормальный, симпатичный и рассудительный мужчина. Ни для кого не секрет, что сейчас везде сплошной криминал. Все перемешались. Вокруг царит беспредел, и самые что ни на есть беспредельщики – это сотрудники нашей доблестной милиции. Было бы глупо пугаться. Неужели после того, как я услышала правду, я должна была с ним расстаться? Да миллион женщин общается с подобными типами и, более того, состоит с ними в определенных отношениях. И разве можно женщин за это осуждать, ведь это их жизнь, и они делают то, что считают нужным.

– Но ведь бандиты рискуют не только своей жизнью, но и жизнью своих близких, – стояла на своем Машка. – И заметь, что делают они это только ради денег. Ты считаешь это оправданным риском?

– Машка, но ведь криминал криминалу рознь. Если бы я знала, что Руслан убивает, разбойничает, насилует и грабит, то, конечно, помахала бы ему ручкой. А если это какие-то финансовые махинации, то, на мой взгляд, ничего особенного тут нет.

– Лиза, но ведь ты сама толком не знала, чем занимался твой Руслан… Это уже после его смерти ты узнала, что он держал «общак», или, как выразились оперативники, был «казначеем».

– Жизнь такова, что нельзя ни от чего зарекаться. Таких мужиков пруд пруди. О чем бы мы сейчас с тобой ни говорили, но Руслан был настоящим мужчиной. Он хоть и женат, проводил со мной достаточно много времени. И неплохо ко мне относился. Просто он кому-то перешел дорогу.

– Такие, как твой Руслан, всегда переходят кому-то дорогу. А как же иначе? Бандюги, одним словом.

– Зато они живут по понятиям.

– Ты уже усвоила бандитскую терминологию? Интересно, чем он так тебя зацепил?

– Понимаешь, он был такой сильный, надежный, что ли… И порочный.

– Порочный? – подняла брови Машка.

– Представь себе, да.

– Вот с этого места поподробнее…

– Согласись, намного приятнее заниматься любовью с этаким забавником, чем с импотентом.

– И ты готова была бы стать женой бандита?

– Нет, что ты, только не женой. Я вот иногда представляла, как же реально тяжело было супруге Руслана. Вроде бы она и была упакована по полной программе, но тем не менее не работала, сидела в четырех стенах с ребенком, клянчила у мужа деньги на булавки, отчитывалась за каждую копейку. Ну что тут привлекательного? Сливки всегда собирают любовницы.

– Согласна, подруга. – Машкины щеки слегка зарумянились. Она вновь наполнила наши рюмки. – Не хочу для себя такого счастья.

– Тебе это и не грозит.

– Сидеть и думать, каким же путем заработаны деньги, которые муж приносит в дом? Это же ужас какой-то…

– Маша, да жены об этом особенно не задумываются. Они не парятся относительно того, как зарабатывают деньги их благоверные.

– Такие, как Руслан, не могут быть хорошими мужьями. Они живут в особом мире, там есть вещи, которые вполне приемлемы для нормальных людей, но для них – нет. – Машка откинулась на спинку дивана. – Подобные люди никогда не вызывали у меня симпатии, – продолжала она. – Разве это дело – жить за чуждой счет? Да у твоего Руслана наверняка руки по локоть в крови. Ты говоришь, что бандиты жен своих холят и лелеют. Черта с два! Да они думают только о себе. Что будет после их смерти с близкими людьми и детьми – даже представить не хотят. Ты мне сама рассказывала о жестокости и деспотичности Руслана.

– Ну, было дело…

– Так что быть рядом с таким человеком – радости мало. Мне жалко подобных женщин. Если бы жены бандитов знали, как проводят свободное время их мужья, то у них бы разрыв сердца был. Говоришь, что тебя в первую очередь привлекла мужественность Руслана, но ведь она показная. На самом деле это люди с подлой душой и жестоким сердцем. Они изменяют своим женам налево и направо, заводят кучу любовниц, плодят внебрачных детей. Знаешь, Лизка, от такой любви бежать надо. Я как подумаю, что сегодня утром могла тебя потерять, так у меня колени дрожат. Да и, если быть откровенной, много тебе счастья принесла связь с Русланом? Такие, как он, обожают только себя. Их слова насквозь пропитаны фальшью.

– Руслан говорил, что влюблен в меня.

– Врал он. Лиза, я тебя хорошо понимаю, – продолжала читать нотации Машка, – влечение к типам, подобным твоему Русланчику, не есть феномен. Данное явление характерно для обоих полов.

– Ты о чем? – не сразу поняла я подругу.

– О том, что есть девушки, которым нравятся бандиты, а есть мужчины, которым нравятся дешевые шлюхи. Порок привлекателен. Хорошие, умные и интеллигентные люди иногда сильно проигрывают. Нет в них той грязи, в которой иногда хочется поволяться. Правильно я говорю? – Машка с вызовом посмотрела на меня.

– Я вообще не понимаю, о чем ты говоришь.

– Здесь самое главное – правильно расставить приоритеты. Кто хочет связаться с бандитом – пожалуйста. Кто хочет построить отношения с порядочным и надежным человеком – тоже пожалуйста.

– Маша, я, конечно, понимаю твою антипатию к Руслану, но пойми правильно: хоть ты и называешь его бандитом, но он никогда особенно меня не обижал. Я чувствовала себя с ним как за каменной стеной.

– Значит, Лизка, тебя на подсознательном уровне всегда привлекали отрицательные герои.

– Я же не виновата, что у простых парней типа менеджеров и программистов нет той харизмы, от которой я без ума.

– Может, это оттого, что у них денег поменьше?

– Не знаю, как насчет денег, но Руслан ухаживал за мной как за принцессой.

– Это на первых порах, – заверила меня Машка. – Еще не известно, как бы он себя дальше повел, а уж как он себя дома вел, даже подумать страшно. Что он своему ребенку на ночь пел? «Владимирский централ»?

– Машуля, ну ты это уж совсем…

– Да ничего подобного! Просто сама не пойму, почему у нас бандиты – это воплощение мужественности, а шлюхи – символ женственности. Какое-то извращение идеалов. Конечно, все эти члены преступных группировок – персонажи, безусловно, интересные, но для жизни совершенно непригодные. Скорее всего, их любят за крайности, ведь если они что-то и делают, то делают это с размахом. Быть может, они и берегут свои семьи, но это им не мешает заводить любовниц и детей на стороне. С женами они мало считаются. Животная сила хороша только в постели. Это экстрим, а всю жизнь испытывать экстрим нереально. Мне вот в юности тоже нравились безбашенные парни, но затем я повзрослела, и это увлечение прошло. Мне казалось, что очень романтично любить бандита, ждать его с зоны. Но это лишь подростковый максимализм, и ничего хорошего в нем нет. Сейчас я терпеть не могу властных мужчин. У меня уже давно включился инстинкт самосохранения. Я вот недавно прочитала в газете статистику, сколько женщин, у которых мужья имеют отношение к преступному миру, погибают в различных разборках. Я была просто шокирована. Это же просто огромное количество! Единственное, что меня цепляет за душу, – это шансон.

– А кому он не нравится? – улыбнулась я, но улыбка получилась вымученной и неестественной. – Руслан в ресторанах всегда заказывал шансон или блатные страдания. Мне это безумно нравилось, а почему – объяснить не могу. Ведь я когда-то училась в музыкальной школе и даже пела в хоре. Не скажу, что Руслан был моим идеалом, но мне с ним было неплохо. У меня вообще никогда не было никакого идеала. Правда, от выпускника английского колледжа я бы не отказалась.

– Мне тоже нравятся выпускники английских учебных заведений, – хихикнула Машка. – Только эти красавчики находят невест себе прямо в Англии. А тут одни аферисты, бандиты, альфонсы и колхозные жлобы. Кому-то, может, с ними и интересно, но только не мне. Постоянный риск, тревога, желание не прогнуться под давлением и выстроить отношения так, чтобы они были не в ущерб самой себе. Достаточно сложно жить с человеком, который постоянно твердит, что его могут арестовать, и, выходя из дома, оглядывается по сторонам. Сколько бы у него ни было денег, отношения с ним не принесут женщине ничего хорошего.

– Машка, если честно, то сейчас тяжело отличить бандита от бизнесмена. Я вот знала одного типа, который занимался темными делишками, а недавно его встретила и глазам не поверила. Теперь он крутой бизнесмен и мылит лыжи в политику. Вот как бывает! И выглядит он теперь как барин. Дорогой парфюм, выщипанные брови, мужской маникюр… Не стоит стричь всех под одну гребенку и осуждать девушек, которые встречаются с бандитами. Был бы у нас в стране высокий уровень жизни, тогда бы мы могли кого-то в чем-то осуждать. Что такое бандит в наше время? Это человек, который плюет на законы. А государство к нам разве не по-бандитски относится? И законы, по большому счету, бандитские, и мораль ханжеская. Простым людям только горе… Посмотри на наших несчастных пенсионеров, молодые женщины боятся детей рожать. Как их растить в такой стране? Как же такие законы не преступать?

Машка махнула рукой:

– Лизка, все это верно. Как говорил классик: «На свете правды нет, но нет ее и выше…»

– Так что же делать?

– Жить, Лизка, жить! А что, у тебя есть другие предложения? – Машка вновь взяла бутылку и налила себе полную рюмку.


Глава 4

Я внимательнее присмотрелась к подруге, и по моей спине пробежал холодок. Я заметила, как сильно она изменилась за те несколько дней, что я ее не видела. Глаза стали какими-то бесцветными, потухшими, словно из них ушла жизнь. Блеклые обветренные губы наталкивали на мысль, что Машка не совсем здорова.

– Извини, Машуля, забыла спросить, как дела у тебя? Что-то ты не совсем хорошо выглядишь. У тебя же свадьба на днях. Ты светиться должна, как китайский фонарик, а что-то я этого света не вижу. Ты что, из-за меня так расстроилась? Честное слово, не надо! Перемелится – мука будет. Мы же так долго этого события ждали! Я уверена, что ты будешь самой красивой невестой.

Машка усмехнулась краешком рта.

– Свадьбы, по всей вероятности, не будет, – вздохнула она.

– Как не будет? – растерялась я. – Из-за Руслана? Ты же пригласила меня на свадьбу вместе с Русланом, но я приду одна. Да если честно, я вообще не знаю, пошел бы Руслан на свадьбу или нет. У него же семь пятниц на неделе. Тем более человек женатый, да еще и криминальный авторитет. Кто же его знает! Я показала ему приглашение на свадьбу, но он мне ответа сразу не дал. Сказал, что поживем – увидим, если не будет срочных дел, то, может, он почтит твою свадьбу своим присутствием. Ему, если честно, особенно идти не хотелось и отпускать меня одну тоже не хотелось. Ты же знаешь, какой ревнивый он был.

– Да при чем тут Руслан, – отмахнулась Машулька.

– Тогда в чем дело?

– В том, что Сева пропал.

– Как пропал? – опешила я.

– Ну как люди пропадают? Уехал вчера на машине мать проведать и не вернулся. – Машка растерянно посмотрела на меня, на глазах ее за считаные секунды появились слезы.

– Господи, ты что такое говоришь? Почему ты мне раньше ничего не сказала?

– Когда бы я успела? У тебя у самой такие неприятности. – Машка прикусила губу. – Вот тебе и вышла замуж… Через два дня свадьба, а у меня жених испарился.

– Ой, да ладно тебе… Может, он перед свадьбой мальчишник устроил, решил шумно и весело распрощаться с холостяцкой жизнью? Обычно мальчишник в последнюю ночь перед свадьбой устраивают, что тут особенного? Ты ему звонила?

– У него телефон отключен. До матери он так и не доехал. Я всех друзей обзвонила, никто про него ничего не знает. А что касается мальчишника… Лиза, но ты же знаешь моего Севу. На него это не похоже. Мне кажется, что-то случилось…

– Да что именно?

– Если бы я только знала. Я уже и больницы все обзвонила, и морги. Севка словно испарился. Мама говорит, что нужно в милицию обращаться.

– Машка, подожди ты со своей милицией. Я, конечно, ничего плохого про твоего Севку сказать не хочу, но ведь мужик все-таки первый раз женится. Эйфория. Голова непонятно в каком направлении работает. Загулял он, скорее всего. Сегодня же объявится.

– А если не объявится? – Маша посмотрела на меня так, что мне стало не по себе. – Я бы никогда в жизни не вышла замуж за ветреного мужчину. Севка с самого первого дня нашего знакомства покорил меня своей серьезностью и порядочностью.

– Машуля, но ты же понимаешь, что порядочных мужиков не бывает в принципе, – осторожно поправила я подругу. – Им это понятие незнакомо. А женщины, как глупые рыбки, попадаются на красивые слова и пустые обещания.

– Даже если бы Сева и загулял, то он бы обязательно мне позвонил, что-нибудь соврал и сделал бы все возможное, чтобы я не волновалась. – Машка обняла меня за плечи и прошептала: – Лизонька, мне страшно.

– Птичка моя, успокойся, пожалуйста, вот увидишь – все будет хорошо. До свадьбы еще время есть.

Машка встала и принялась нервно ходить по кухне. Она двигалась очень странно, какими-то рывками, словно игрушка, у которой садятся батарейки. Наткнувшись на стол, она остановилась и нервно забарабанила пальцами по столешнице.

– Лиза, ты сейчас в отпуске?

– Да, – кивнула я. – Мне дали недельку, а остальное я летом догуляю.

– А давай прямо сейчас в какой-нибудь пансионат отправимся?

– Какой пансионат? У тебя на носу свадьба.

– Жениха все равно нет. А к свадьбе уже давно все готово. Если Севка объявится, то он позвонит. Телефон знает. Понимаешь, мне сейчас домой не хочется возвращаться. Там лежит свадебное платье… Мне тяжело на него смотреть. Да и тебе не мешало бы отдохнуть. Ты сегодня тоже такой стресс испытала!

Недолго думая, я быстро кинула в сумку самые необходимые вещи, и мы с Машкой вышли из квартиры. Спустившись по лестнице, я, затаив дыхание, приоткрыла дверь подъезда. У входа никого и ничего не было. Ни трупа, ни крови, ни скопления народа, словно сегодня утром здесь не произошло зверское убийство.

– Вот здесь Руслана убили. – Я почувствовала, что меня бросило в жар. – Прямо на этом месте.

– Пойдем быстрее. – Машка потянула меня за руку к своей машине.

Я ласково провела по капоту новенькой иномарки рукой.

– Это и есть свадебный Севкин подарок, о котором ты мне рассказывала?

– Он самый, – без особого энтузиазма откликнулась Машка.

– Да уж, Севка широкой души человек. Умеет ухаживатьь с размахом. Сейчас таких мужиков раз, два и обчелся.

– Свадебный подарок есть, а жениха нет.

– Было бы менее интересно, если бы он испарился без свадебного подарка, а так хоть память о себе оставил. – Я понимала, что говорю ерунду, но тем не менее мне хотелось, чтобы мои слова были услышаны Машкой. Не дождавшись от нее реакции, я села в машину и с наслаждением вдохнула запах дорогой кожи, которой был отделан салон.

Мы заехали к Машке домой для того, чтобы она собрала необходимые вещи. Я подошла к изумительному свадебному платью.

– Машуля, красотища-то какая! Ты же в нем будешь как настоящая королева.

– Не знаю, придется ли мне уже когда-нибудь его надеть, – грустно вздохнула Машка, роясь в гардеробе.

– Да я даже не сомневаюсь, что ты будешь блистать в этом платье и сводить с ума своей красотой не только непутевого Севку, но и всех мужчин, присутствующих на свадьбе.

– Будущая свекровь должна сегодня в милицию пойти, – не обратила никакого внимания на мои слова окончательно погрустневшая подруга.

– Слушай, но ведь он только вчера пропал. Они так рано заявление не примут.

– Ума не приложу, что делать… – Машка бессильно опустилась на стул.

– Ты еще позвони.

– Кому? Я уже тебе сказала, что нет такого Севкиного приятеля, которому бы я не позвонила.

– Значит, нужно обзванивать всех по второму разу.

– Я предупредила, чтобы сразу сообщили мне, если Севка объявится или выйдет на связь. Лизка, ты только подумай: гостей кучу наприглашали… Все явятся… с подарками… О господи! – По щекам Маши заструились слезы.

– Машка, я, конечно, понимаю, что тебе это неприятно слышать, но, может, у него любовница есть?

– Не думаю, – не задумываясь, ответила Машка. – Я-то тут при чем? Что-то не срастается. Что ж это получается, мы еще пожениться не успели, а он уже себе любовницу завел? Не рано ли? Лизка, может, все-таки свадьбу отменить?

– Подожди еще денечек. Мне кажется, он вернется.

Машка повесила на плечо сумку и с грустью посмотрела на свой свадебный наряд.

– Смотреть на него не могу, сразу дурно становится. И за что мне это всё? Лиза, а может, его убили?

– Кто? – задала я глупый вопрос.

– Севку? Мало ли! – Машка пожала плечами.

– Тогда машину должны найти. Он же не пешком шел.

– Найдут со временем сожженную, где-нибудь в лесу. А может быть, машину у Севки отобрали, все-таки она новая и дорогая. Сейчас ведь номера перебьют, машину перекрасят, куда-нибудь переправят и продадут. Ты посмотри НТВ, сразу с ума сойдешь. Чего только не показывают. Страшно на улицу выходить.

– Машуля, держи себя в руках. Лучше возьми листок бумаги и напиши Севке записку.

– Зачем?

– Сообщи, что мы уехали в пансионат. Оставь адресок и попроси его срочно тебе позвонить, когда он приедет.

– Ничего я не хочу писать. Может, он и в самом деле загулял, а я ему писать должна. Перебьется!

– Маша, ты сейчас свои амбиции знаешь куда засунь? Пиши записку, и поехали. Ты лучше потом ему скандал устроишь, когда он объявится, а сейчас нужно действовать по-доброму.

– По-доброму, говоришь?! – отчаянно крикнула Машка.

– По-доброму.

– А он со мной по-доброму поступает?

В квартире повисла мертвая тишина.

Машка чиркнула Севке записку и демонстративно вышла из квартиры. Я двинулась следом за ней. Мы вышли на улицу и уселись в автомобиль.

– Если Севка и в самом деле завис у какой-нибудь любовницы, то я ему этого никогда не прощу. Ты только представь: я потратила на него три года своей драгоценной жизни! Я собралась за него замуж! Я хотела нарожать ему ребятишек, а он так со мной обошелся!

– Рыба моя, да не изводи ты так себя, ведь еще ничего не известно!

Машка нервно завела двигатель и, не обращая внимания на мои слова, вырулила на улицу.

– И этому козлу я отдавала все свое время! Я растворилась в нем! Я искренне его любила и пыталась создать счастливую семью! Я готовила ему завтраки, гладила рубашки, стирала нижнее белье и героически вымывала за ним душевую кабину. Ведь после него на нее было страшно смотреть. Вся в пене, шампунь и гель открыты, мочалка на полу. А он бросил меня! Сбежал перед самой свадьбой! Кинул! Опозорил! Струсил! Я даже не удивлюсь, что он скрывается у собственной матери! А она вешает мне лапшу на уши, что он до нее не доехал. Как же я сразу не раскусила эту семейку?! Где же были мои глаза?!

Машка снова заревела, я положила руку на ее плечо и взволнованно произнесла:

– Мария, прекрати! Ты делаешь слишком поспешные выводы. Давай поменяемся местами, и я сяду за руль. В таком состоянии нельзя вести машину.

Но Машку уже было не остановить. Она не хотела уступать мне свое место и всю дорогу то плакала, то впадала в истерику, обзывая Севку последними словами, проклиная его вместе со всей его семейкой. Размазывая по лицу косметику, она шипела:

– Я ему мазь от геморроя покупала, потому что он стеснялся сам сходить за ней в аптеку, и собственноручно этот геморрой мазала. Ты можешь себе представить?!

Почувствовав неловкость, я отвернулась к окну и тихо произнесла:

– Машуля, такие подробности мне ни к чему.

– Как это ни к чему? – не могла успокоиться подруга. – Если бы ты только видела, какой у него геморрой! С куриное яйцо, честное слово. Его же оперировать хотели, а я его сама вылечила. Примочки различные делала, мазями мазала, свечи ставила. Выхаживала его как тяжелобольного. И представь себе – он выздоровел. Забегал, как рысак, задышал полной грудью, и никакой операции не понадобилось. Если бы я только знала, что он со мной так поступит, я бы этот геморрой ему на уши натянула!

Сказав последнюю фразу, подруга слегка не рассчитала, вместо тормоза нажала на газ и со всей силы въехала в зад стоящему на светофоре дорогому джипу. Мы закричали в один голос от неожиданности и страха.

– О боже! Только этого еще не хватало, – застонала побледневшая Машка.

– Вот теперь и у нас с тобой будет геморрой, – прошептала я, наблюдая, как из джипа вылезают два бритоголовых качка.


Глава 5

– Сейчас нас убьют… – Я вжалась в кресло и втянула голову в плечи.

– Ну, это хрен им…

Вместо того чтобы выйти из машины, извиниться и уладить с пострадавшими все финансовые вопросы, Машка резко подала назад, благо сзади никого не было, вывернула руль вправо и на глазах у недоумевающих от такой наглости братков надавила на педаль газа.

– Сумасшедшая, что делаешь?! – заорала я.

– Скрываюсь с места ДТП! – крикнула мне в ответ Машка.

– Зачем?!

– Затем, чтобы нас не убили!

– Машка, ты с ума, что ли, сошла?

– А что, разве не видно?!

– Видно. Если бы мы сразу вышли из машины и все попытались бы мирно урегулировать, то я уверена, что все бы обошлось. А теперь нас точно пришьют.

– Да с кем ты собралась разговаривать? С головорезами?! Да я им всю задницу разнесла! Если бы мы вышли из машины, они бы нас, как куропаток, удавили! Я нам жизнь сохранила!

– А мне кажется, что ты сейчас нам ее как раз укоротила.

– Когда кажется – креститься надо.

– Не знаю, как насчет их задницы, а вот перед ты себе разнесла точно. И куда мы теперь едем?!

– Куда и ехали. В пансионат.

– Да мы далеко не уедем. Нас сейчас первый пост ГАИ остановит. Братки уже, наверное, сообщили гаишникам об аварии и продиктовали номера твоей машины.

– Во-первых, авария произошла за городом. Уже до пансионата недалеко, и поста ГАИ поблизости не видно. Непонятно, откуда тут только светофор взялся? Чертовщина какая-то… Место пустынное, людей нет…

– У тебя машина застрахована?

– С тех пор как ввели ОСАГО, все машины застрахованы.

– Значит, у братков джип тоже застрахован?

– Застрахован, конечно.

– Тогда какие могут быть проблемы?! Страховые компании между собой разобрались бы, и все.

– Лиза, до страховых компаний дело бы не дошло! У меня и так нервы на пределе, а еще эти морды стали бы мне кулаками по голове стучать! Они же отмороженные!

– Нужно было вызвать ГАИ, – стояла я на своем.

– Они бы нас убили еще до приезда ГАИ, – уперлась Машка.

– Да что ж они, и в самом деле, пошли бы на мокрое дело?!

– Слушай, не морочь мне голову. Не забывай, что я у тебя пила коньяк. Даже если представить, что братки нас и не убили бы, меня бы обязательно заставили дунуть в трубочку. Ты только представь, что тогда было бы! Меня лишили бы прав и обвинили в том, что я совершила аварию в состоянии алкогольного опьянения.

– Уж лучше бы это…

– Не скажи.

– Господи, даже страшно представить, чем теперь все это закончится.

– Я-то вот как раз из двух зол выбрала меньшее.

Поняв, что Машка сама не ведает, что творит, я схватилась за голову и стала нервно раскачиваться из стороны в сторону.

– Машка, что теперь будет?

– Ничего. Пансионат в пяти минутах езды. Сейчас приедем, снимем номер, зайдем в бар, возьмем что-нибудь покрепче и залижем раны.

– Но ведь тебя рано или поздно все равно найдут. По номерам вычислят, на кого оформлена машина, узнают твой адрес, и не успеешь ты вернуться домой, как к тебе не только сотрудники милиции, но и братки придут.

– Я по доверенности езжу! – хихикнула Машка.

– Эту тачку тебе же Севка на свадьбу преподнес. Какая, к черту, доверенность?

– Видишь, какие мужики нынче подарочки делают! – Машка посмотрела мне в глаза. – Ну просто упасть и не встать! Преподносят любимой машинку, а ездить разрешают только по доверенности, чтобы в случае чего презент можно было обратно вернуть!

– Ты мне про это ничего не говорила.

– Да говорить стыдно!

– Так у тебя какая доверенность? Ты в случае чего машину продать или переоформить можешь?

– Да ничего я не могу! У меня доверенность только на вождение! Можешь себе представить?!

– С трудом, – честно призналась я. – И это свадебный подарок?

– Угу.

– Ну и козел!

– Вот и я про то же! Мужики нынче ушлые пошли! Страхуются, просто караул! Мол, смотри, дорогая, какая классная тачка, лихачь, сколько считаешь нужным, гоняй по дорогам, говори всем, что это тебе муж подарил, хвастайся подругам свадебным подарком, пусть завидуют! Но вот только по документам этот автомобиль совсем не твой, и ты на нем можешь ездить только до тех пор, пока мы с тобой находимся в добрых отношениях! А если поссоримся, то тачку тебе придется отдать, ведь ты ее все равно продать не сможешь!

– Машка, так, может быть, это твоя вина? Надо было Севе сразу сказать, что так подарки не дарят, что этот автомобиль можно считать свадебным подарком только в том случае, если он будет оформлен на твое имя. Нужно мужиков сразу на место ставить.

– Нужно, только не всегда получается! Я ему так все и сказала.

– А он что?

– А он посмотрел на меня с ужасом и ответил, что не думал, что я такая меркантильная. Добавил, что если я буду и в дальнейшем так себя вести, то он решит, что я выхожу замуж по расчету. Ты представляешь?!

– Хитрец. Дурака включил! Уж кто из вас меркантильный, так это он. Каждый свой шаг просчитывает.

– Так мало того, он мне еще сказал, что нет разницы, на кого имущество записано, ведь у нас все очень серьезно и разводиться мы не собираемся. Мол, нам нечего делить, мы одно целое. Будем жить долго и счастливо и умрем в один день.

– Вот говнюк! – Машкино возмущение передалось и мне. – А больше он ничего не говорил?!

– Как же! Конечно, говорил. Он сказал, что к рождению ребенка заработает на дачу и обязательно подарит ее мне.

– А дача, я так понимаю, будет записана на его имя?

– Ты все правильно понимаешь. Знаешь, Лизка, во всем виновато то ли мое воспитание, то ли никому не нужная скромность. Ведь другая на моем месте уже давно бы Севку на место поставила. А я на все глаза закрывала и боялась любимого обидеть. Вот из-за таких-то страхов наши любимые нас, как лохушек, разводят. Так что, если по номерам машину вычислят, пусть он все и расхлебывает. Я к этому непричастна. Машина оформлена на него, значит, пусть он и отвечает.

– Увы, но отвечать придется, по всей видимости, тебе. Если на твою квартиру братки пожалуют, они с тебя спрашивать будут, а не с Севки.

– А я здесь при чем?

– При том, что братки видели, что за рулем сидела женщина, а не мужчина.

– Еще скажи, что они у меня на лбу мой адрес прочитали.

– Да им тебя вычислить пара пустяков.

– Лиза, дорогая, да не парься ты по этому поводу.

– Что значит «не парься»?! Ты же моя лучшая подруга! Как я могу за тебя не переживать?!

– Тачка не моя, квартирка, где мы с Севкой живем, тоже не на мое имя оформлена. Я там даже не прописана. Эту квартиру Севке родители подарили. Они никогда в жизни меня туда не пропишут. Ни меня, ни наших совместных детей, сколько бы я их ни рожала. Они мне еще об этом в тот самый день заявили, как узнали, что мы с Севкой подаем документы в ЗАГС.

– Поначалу у всех так бывает. Поживете вместе, притретесь. Уж детей-то в Севкиной квартире должны прописать. Все-таки дети ему не чужие. Он их отец.

– Его предки сразу подстраховались и сказали, что совместных детей нужно прописывать у моих родителей. Так что мне ничего не светит.

– Как же можно делить шкуру неубитого медведя?

– Можно, когда попадаешь в слишком хитрую семейку. – В этот момент Машка со всей силы нажала на педаль газа. – О боже!

– Что случилось?!

Увидев, что Машка смотрит в зеркало заднего вида, я обернулась и увидела, что нас догоняет тот самый злосчастный джип, в который врезалась Машка. Я опять втянула голову в плечи и от страха закрыла глаза. Что же будет?..


Глава 6

Я всегда знала, что Машка водит машину профессионально, но сегодня она превзошла все мои ожидания. Она уходила от погони так, словно занималась этим всю свою жизнь. Вскоре джип отстал и Машка заглушила мотор.

Я сидела ни жива ни мертва, тупо оглядываясь по сторонам. Машка порылась в бардачке, достала пачку сигарет и протянула мне. Я закурила и поднесла зажигалку Машке.

Стояла такая тишина, что просто звенело в ушах. Сердце мое так сильно колотилось, словно хотело выскочить из груди. Машка молча курила и стряхивала пепел в окошко. Я первая нарушила молчание:

– До пансионата ехать несколько минут. – Я выбросила в окно недокуренную сигарету. – Но ты уверена, что мы доедем? – поинтересовалась я у Машки.

– Куда мы денемся?! Нам главное – на территорию заехать и спрятать машину. Так хочется почувствовать себя в безопасности!

– Хочется, – согласилась я с Машкой. – Особенно если эту опасность мы создали себе сами.

Машка хмыкнула и завела машину.

До пансионата мы доехали буквально за пару минут и, поставив автомобиль на стоянку, стали изучать ущерб, который был нанесен машине аварией.

– Ремонт в копеечку влетит. – Машка сидела на корточках и разглядывала мятые капот и бампер. – Севкина машина, пусть он и ремонтирует.

– Знаешь, я думала, будет хуже, – честно призналась я. – Самое главное, машина на ходу.

– Послушай, мы ее очень даже удачно поставили. Словно это место нас ждало. «Газель» машину полностью закрывает. Так что наконец-то можно расслабиться и не думать, что впереди нас ожидают новые неприятности.

К нам подошел работник стоянки, Машка заплатила за сутки, и мы направились к главному корпусу. Я чувствовала себя абсолютно разбитой и измученной, мне хотелось плакать. Еще сегодня утром у меня был близкий мужчина, пусть женатый, но тем не менее он у меня был. Мы много времени проводили вместе и постепенно открывали друг в друге новые качества. И пусть между нами не было той любви, о которой пишут в книгах и которую показывают в кино, зато у нас был потрясающий секс и безумная тяга друг к другу. Теперь у меня нет мужчины, который бы меня ревновал, говорил бы о своих чувствах, мчался ко мне в любую свободную минутку и дарил мне страстные ночи. Я осталась одна, а это значит, что впереди поиски нового мужчины, новые ошибки, новая боль и новые слезы. Мне было жалко смотреть на усталую Машку, у которой за несколько дней до свадьбы исчез жених.

Взяв два номера на одном этаже, мы тут же побросали свои сумки и пошли в бар. Почувствовав, что нервное напряжение спало, Машка дала волю чувствам и расплакалась. Я гладила ее по плечу, пытаясь успокоить. Я знала, как подруге сейчас тяжело, и понимала, что ей нужно выплакаться. Когда Машка наконец успокоилась и вытерла слезы, я пододвинула к ней коктейль и предложила:

– Может, мы все-таки выпьем?

Машка постаралась улыбнуться и в знак согласия кивнула.

– За мою предстоящую свадьбу, – предложила она тост.

– За что? – с удивлением спросила я.

– За свадьбу, – повторила подруга.

– Конечно, за свадьбу! Чтобы она была веселая, пышная и запомнилась на всю жизнь. – Сказав это, я прикусила язык и осторожно посмотрела на Машку. – В хорошем смысле этого слова.

– Если жених так и не объявится, то действительно эта свадьба запомнится мне на всю жизнь.

Буквально через час мы с Машкой уже позабыли о всех неудачах и, потягивая коктейль за коктейлем, с огромным удовольствием перемывали косточки всем знакомым мужчинам.

– Все они гады, – пытаясь поймать вишенку в бокале, заявила Машка.

– Все, – согласилась я. – Есть, конечно, и не совсем гады, но они обходят нас стороной.

– Устала я от этих мужиков, честное слово. Ты к ним со всей душой, а они поворачиваются к тебе задницей. Твоего утром убили, а мой то ли со свадьбы сбежал, то ли с ним что-то случилось…

– А что с ним может случиться? Он же у тебя далек от криминального мира.

– А по-твоему, что-то случиться может только с тем, кто близок к бандюганам?

– Нет, конечно. Просто он нигде ни в чем подозрительном замешан не был. Я все-таки хочу верить, что Севка загулял.

– Лизка, ты мне скажи, почему нам так на мужиков не везет? – Машка подозвала официантку и заказала себе горячее блюдо. – Знаешь, что мне сейчас хочется больше всего?

– Не знаю, – честно призналась я.

– Найти то место, где прячется мой женишок, и вонзить ему нож в спину.

– Детка, ты что такое несешь? – Я чуть было не подавилась коктейлем.

– Почему он решил расстаться со мной прямо накануне свадьбы? Зачем было подавать заявление в ЗАГС? Ведь это была наша обоюдная инициатива. Да и предложение сделал он мне, а не я ему. Можно было хоть ради приличия немного со мной пожить, а затем развестись. Чтобы все было по-человечески, как у других людей. Так было бы честнее. У нас все было хорошо, что же толкнуло его на подобный шаг? Не успели сойтись – и уже расстались. Знаешь, а Севка намного больше меня преуспел в науке расставаний. Я бы так не смогла. Получается, что ему совсем наплевать на то, как я буду себя чувствовать. Ему фиолетово, что я мучаюсь. Если бы только знала, что ему не нужна, я бы никогда не пошла с ним в ЗАГС и не мечтала бы о счастливом будущем. Знаешь, Лизка, никогда бы в жизни не поверила, что буду брошенной невестой. Мне так к лицу белое платье…

Машка явно перебрала спиртного, и ее несло.

Я взяла Машку за руку и вновь напомнила ей, что не стоит делать поспешные выводы, но Машка оттолкнула мою руку и сказала с вызовом:

– А я все равно через три дня надену свадебное платье, даже если Севка не вернется!

– Как это? – На этот раз я удивилась по-настоящему.

– А вот так, надену и сяду за стол. Пусть все родные и знакомые мной любуются. А затем включу громкую музыку и выйду танцевать. Ну что сделаешь, если в наше время мужики такие трусливые?! Бегут прямо из-под венца.

– Машка, ну что ты городишь? – покачала я головой, надеясь образумить раскрасневшуюся подругу.

– А то, что этот идиот еще не знает, кого он потерял! Придет время, и он об этом очень сильно пожалеет! Если Сева думает, что в день свадьбы я буду лить слезы или резать себе вены, то он глубоко ошибается. В этот день я буду самой красивой невестой, и ничего страшного, что место жениха вакантно. Это всего лишь вопрос времени. Так что первую свадьбу придется отгулять без жениха. Свадьба не отменяется! Мы прокатимся на белом лимузине, выпьем шампанское, погуляем на Поклонной горе, выпустим голубей, сфотографируемся. Только на фотографиях я буду одна, в кругу друзей. Я докажу всем, что с уходом мужика жизнь не заканчивается… Скорее, наоборот. В жизни появляется иной смысл, приходят новые силы, и хочется научиться быть счастливой независимо, есть ли в твоей жизни мужчина или его нет. Никто не увидит моих слез и страданий. Я покажу, что без мужиков можно даже свадьбу играть. Долой глупые предрассудки! – Машка махнула рукой и чуть не опрокинула наполовину пустой бокал. – Ты знаешь, моя мама говорила, что я необычная. Я была необыкновенной девочкой, затем превратилась в необыкновенную девушку.

– Все мамы так говорят своим детям. Но ты действительно необыкновенная, – попыталась поддержать я Машку.

– Тогда почему у меня такая мерзкая жизнь? Я часто задумываюсь о том, что жизнь – это поезд-экспресс. Увы, но этот экспресс почему-то всегда мчится мимо. Меня даже жених бросил. Сейчас сыграю свадьбу с собой любимой! Да здравствует новая я! Затем сменю цвет волос, займусь бальными танцами и забуду Севку к чертовой бабушке! И пусть мне сейчас больно! Пройдет время, и эта боль притупится.

Машка замолчала и одним махом прикончила коктейль.

– Птичка моя, мне, конечно, нравится твой энтузиазм и оптимистичный настрой, но играть свадьбу одной, без жениха, – это уже перебор. Что-то я про подобное не слышала.

– Значит, я буду первая! И еще: знаешь, если я все-таки когда-нибудь по-настоящему выйду замуж, то не буду хранить мужу верность, а обязательно заведу себе любовничка, а может быть, и не одного. Все, теперь я буду донжуаном в юбке! – стукнула кулаком растрепанная Машка. – Чем больше у меня будет романов на стороне, тем лучше. И с чего это у нас все говорят, что новизну любят только мужчины? Можно подумать, женщины ее не любят! Лизка, так ты придешь ко мне на свадьбу?

– С Севкой? – уточнила я на всякий случай. – Конечно, приду.

– А без Севки не придешь?

– Да что ж это за свадьба-то без жениха?! – наконец возмутилась я. – Это уже не свадьба, а какое-то извращение. Машка, тебя люди не поймут. Если Севка не появится, то свадьбу лучше отменить.

– И не подумаю, – категорично заявила Машка.

– Машуля, да не бывает свадеб без женихов.

– Ты хочешь сказать, что без мужика никак не обойтись?

– Нет, – покачала я головой. – В любом деле можно обойтись без мужика, но только не в этом. Есть события, в которых без мужиков – никак. Это свадьба, рождение ребенка. Как ни крути, а мужик здесь нужен.

– Значит, нужно найти Севке замену. Пусть все в осадок выпадут. Если Севка не объявится, то свадьба обязательно состоится, только не с ним, а с другим женихом.

– И где за такой короткий срок ты успеешь найти нового кандидата в мужья?

– В пансионате, – спокойно ответила Машка и, махнув официанту, попросила повторить коктейль.

– Где?

– В этом пансионате. Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать. Кто не спрятался, я не виновата!

– А как же тебя в ЗАГСе распишут? Заявление ты подавала с одним, а придешь расписываться с другим.

– Не вижу в этом ничего страшного. Нечего такой большой испытательный срок давать. Целых два месяца! Для кого?! Для наших российских мужиков?! Да за этот срок кто хочешь испарится! Если он сегодня согласился зарегистрироваться, то это не значит, что завтра он не передумает. У наших мужиков семь пятниц на неделе.

– Испытательный срок дается для того, чтобы люди могли проверить свои чувства.

– Да какие, к черту, чувства?! Если мужик дал добро, то нужно быстро хватать его за рога и под шумок, пока он адекватно не оценил ситуацию, быстро брак регистрировать. Два месяца – невероятно большой срок. Он же одуматься может! Я так заведующей ЗАГСом и скажу: подала заявление с одним, он такого срока не выдержал и испарился, но свято место пусто не бывает. Поэтому нашелся другой, который согласен поставить штамп в своем паспорте. Так что надо ковать железо, пока оно горячо.

– Так тебе тогда с новым женихом снова испытательный срок дадут.

– Ну уж дудки! Я так всех мужей растеряю.

– Если парень два месяца не может выдержать, то как с ним тогда всю жизнь жить?

– А всю жизнь с ним никто и не собирается!

– Но ведь есть же пары…

– Есть, но у них бывают такие кризисы, что врагу не пожелаешь.

Я покосилась на шумную компанию, расположившуюся неподалеку, и поинтересовалась:

– И когда же ты приступишь к поискам нового кандидата?

– Здесь и сейчас! Не пропадать же свадебному платью. Вон, за столиком подходящие мордашки сидят.

– Машка, ну ты даешь! Ты же Севку своего любишь.

– А ему моя любовь до лампочки. Если бы я его хоть немного интересовала, то он бы со мной так не поступил.

Неожиданно Машку словно что-то толкнуло. Она повернулась ко входу. Я повернулась следом за ней, и кровь застыла у меня в жилах. В бар вошли наши преследователи. Два здоровенных мужика обводили взглядом зал, и было непонятно, то ли они ищут нас, то ли свободный столик. Я инстинктивно попыталась уменьшиться в размерах, чтобы меня не заметили. Машка покачнулась и чуть не выронила бокал.

– Лизка, узнаешь, кто пришел? – выдохнула она.

– Узнаю. Разве их можно не узнать? Главное, чтобы они нас не узнали…


Глава 7

Но сегодня был явно не наш день. Молодчики враскачку направились прямо к нашему столику и бесцеремонно уселись рядом с нами.

– Здравствуйте, красавицы, – поздоровался один, ухмыляясь. – Картина Репина «Не ждали»?

– Ребята, нам компания не нужна. У нас с подругой серьезный разговор. – Машка старалась казаться спокойной, но это удавалось ей с огромным трудом.

– Обсуждаете недавнюю аварию? – ласково поинтересовался другой браток. – Тема для нас тоже весьма интересная. Можно задать вам несколько вопросов?

– Вы журналисты? – поинтересовалась я, стараясь казаться спокойной.

– Мы из прокураторы, – язвительно сказал тот, что сидел ближе ко мне.

– Вот как?

– Да, именно так.

– А документы у вас есть?

– Без документов поговорим.

Браток схватил меня за руку и со всей силы сжал мне кисть. Я взвизгнула и постаралась выдернуть руку из его ладони.

– Пусти, больно же!

Мрачный мужчина ослабил хватку и заглянул мне в глаза.

– Послушай, красотка, как тебя зовут?

– Лиза.

– Лиза, нравится отдыхать в этом пансионате?

– Очень.

– А давно вы здесь со своей подругой?

– Сегодня только приехали.

– На чем приехали?

– На такси. – Я старалась врать как можно более правдоподобно, но знала, что со стороны я была похожа на испуганную первоклассницу, которая не выучила урок.

– А может быть, все-таки на своей машине?

– Нет, – покачала я головой. – У нас нет машины.

– Значит, разбитая «Мазда», спрятанная за «Газелью» на стоянке пансионата, не ваша?

– Не наша, – не сговариваясь, ответили мы с Машкой хором.

– Врут они все, – процедил сквозь зубы второй браток и толкнул Машку в бок. – Ты в мой джип въехала?

– Нет, – округлила глаза Машка. – В какой еще джип? Мальчики, вы нас с кем-то путаете. У меня даже прав нет.

– То, что у тебя прав нет, я сразу понял, когда ты мне на светофоре задницу разбила.

Увидев, что Машка находится на грани нервного срыва, я собрала волю в кулак и спокойно произнесла:

– Ребята, вы бы нам не мешали расслабляться. Пансионат не дешевый. Мы на отдых немалые деньги потратили. Нам комфорт нужен, а вместо этого за свои же собственные деньги нам голову морочат. Если вы сейчас же не оставите нас в покое, то мы обратимся в службу охраны пансионата и попросим избавить нас от вашего присутствия.

Нахалы явно не ожидали такого отпора.

– Что ты сказала?

– Мне повторить?

Наши взгляды встретились, и я стойко выдержала это испытание.

Такое смелое поведение вызвало у мужчин сомнения. Они переглянулись и, посмотрев на несколько пустых бокалов, стоящих на нашем столике, поинтересовались:

– А у вас сегодня вечер тихого пьянства?

– А мы сегодня отмечаем несколько знаменательных событий, – следом за мной осмелела и Машка. – У меня свадьба на носу. Так что у нас сегодня девичник. Мальчики нас сегодня не интересуют.

– Понятно. Девушки гуляют, – усмехнулся было один из братков, но тут же стал серьезным. – Ладно, мы вас пока оставим в покое, но ненадолго. Сейчас мы вверх дном перевернем весь пансионат, и если, не дай бог, узнаем, что «Мазда» с разбитой мордой принадлежит вам, – пеняйте на себя.

Как только братки отошли от нашего столика, мы с Машкой переглянулись.

– Откуда их только нечистая принесла? – Машка просто зубами заскрипела от злости.

– Все равно они не смогут доказать, что это наша машина.

– Если они сейчас не смогут, то это не значит, что они потом не докажут.

– Ты что, хочешь сказать, они теперь все время на стоянке сидеть будут?

– Ну, может, сидеть-то и не сами будут, но сторожам они явно наказали узнать, кто за «Маздой» придет. А может, кого-нибудь из своих в сторожке посадили, чтобы наверняка. – Немного подумав, Машка махнула рукой и сказала уже более спокойно: – А мы не будем забирать машину.

– Как это «не будем»?

– Пусть ее Севка забирает, а мы домой на такси поедем.

В знак согласия я кивнула. Машка, как всегда, права. Ну и денек сегодня! Эх, еще сегодня утром у меня был любовник, и пусть это не был мужчина моей мечты, но он проводил со мной достаточно много времени. Машка тоже никогда не страдала от одиночества. У нее был гражданский муж, который, как мне казалось, очень сильно ее любил, буквально носил на руках. Со стороны Машка казалась очень даже счастливой, тем более что скоро она должна была сочетаться со своим возлюбленным законным браком. Только вот ее гражданский муж внезапно пропал перед свадьбой, и что будет дальше – неизвестно.

– Девушка, вас можно пригласить на танец?

Я посмотрела на стоящего у нашего столика мужчину. Он был немолод, дорого одет, моложаво выглядел, но я даже не сомневалась, что изрядно пьян.

– Девушка, вас можно пригласить на танец? – вновь обратился ко мне мужчина.

– А что, разве в этом баре кто-то танцует? – поинтересовалась я.

– А почему мы должны делать то, что делают все? – ответил вопросом на вопрос мужчина, пригласивший меня на танец.

– В данном случае именно все именно этого и не делают, – парировала я. – Существуют какие-то грани приличия.

– К черту все грани! Так вы танцуете или нет?

– Танцует, танцует. И даже поет, – ответила за меня Машка и, покосившись на сидевших за соседним столиком братков, которые следили за каждым нашим движением, наклонилась ко мне: – Лиза, иди потанцуй.

– Слушай, может, ты потанцуешь?

– Но ведь пригласили тебя, а не меня. – Наклонившись ко мне поближе, она движением головы указала на братков и сказала тихонько: – Если ты пойдешь танцевать с дедом, то эти двое подумают, что мы приехали сюда отдыхать не одни, а нам это только на руку. Видишь, они с нас глаз не спускают? Ты с дедулькой потанцуй, да еще и за наш столик его пригласи. Да и из бара было бы лучше всем вместе уйти. Давай, давай, иди танцуй…

– Дедок дохловатый какой-то на вид. Думаешь, его эти два бугая испугаются?

– А может, у него черный пояс по каратэ? Иди, не спорь!

– Вы не хотите танцевать? – потерял терпение подвыпивший мужчина.

Он уже хотел было отойти от нашего стола, но я приняла Машкины слова как руководство к действию и встала:

– Вообще-то здесь не танцуют, но если вы настаиваете…

Мы вышли в центр зала.

Братки о чем-то шептались, сверля меня взглядами, и, по всей вероятности, пытались понять, имеет дед к нам хоть какое-нибудь отношение или нет. Я заметила сурового на вид мужчину, который не спускал с нас глаз. Я обратилась к своему кавалеру:

– Мне кажется, что за вами следят.

– Кто? – тут же поинтересовался дед.

– Вон тот здоровяк у стены.

– Это мой охранник, – совершенно спокойно ответил мужчина.

– Простите, кто?

– Охранник.

– И от чего он вас охраняет?

– От разных неожиданностей и неприятностей.

«А дед-то не такой простой, каким показался», – подумала я и решила, что он подошел ко мне очень даже вовремя, потому что в данный момент мы с Машкой тоже нуждаемся в охране.

– Меня зовут Лиза.

– Жора, – представился дед.

– А вы давно здесь отдыхаете?

– Сегодня только приехал.

– Надо же, а мы с моей подругой тоже!

– Вы отмечаете какое-то событие?

Вопрос Жоры привел меня в замешательство. Решив, что незнакомому человеку лучше не знать о том, что сегодня утром прямо у подъезда дома расстреляли моего любовника, я грустно вхдохнула:

– Вот, привезла свою подругу раны зализывать.

– Серьезные раны?

– Душа кровоточит.

– Вот как? И что же случилось?

– У нее свадьба, а жених пропал.

– Это бывает…

– Не шутите! Поехал к матери и не вернулся.

– А до матери-то доехал?

– Мать говорит, что нет.

– Загулял парень перед свадьбой, – предположил Жора. – А может быть, просто струсил.

– Вы так думаете?

– А что, могут быть еще какие-то причины? Молодые люди боятся свадебных церемоний как огня.

– Так не проще ли тогда сказать девушке правду в глаза, не обнадеживать ее и уж тем более не позорить перед родственниками? Не проще ли не отключать телефон, а позвонить и честно сказать: «Дорогая, извини, я передумал. Свадьбы не будет».

– Как раз проще отключить телефон и никому ничего не объяснять.

Танец закончился. Жора проводил меня до нашего столика. Я пригласила его присоединиться к нам, и он, не раздумывая, согласился. В тот момент, когда он стал звать официанта, я быстро наклонилась к подруге и прошептала:

– Дед пришел в бар с охранником.

– Да ты что? – не меньше меня удивилась Машка. – А он кто?

– Маша, ну ты и вопросы задаешь! Если у деда есть охранник, значит, он не так уж и прост.

– Классный кавалер, – согласилась Машка. – Нам такой защитник с вооруженным охранником ой как нужен.

– А с чего ты взяла, что охранник вооружен?

– Где же ты видела охранника без оружия? В случае опасности он своего босса голыми руками защищать будет?..

– Девочки, вы шампанское пьете? – перебил нас Жора.

– Пьем, и много, – в один голос ответили мы и покосились на сидевших неподалеку братков. Наблюдают. Высиживают…

Сразу было видно, что Жора не стеснен в средствах. Он заказал шампанское, фрукты, конфеты и, как мог, старался произвести на нас самое приятное впечатление, что, в общем-то, ему и удалось. Охранник орлиным оком следил за своим боссом и то и дело обводил взглядом зал.

– Жора, а может, ваш охранник тоже выпить и поесть хочет? – поинтересовалась повеселевшая Машка.

– Он при исполнении. Ему нельзя, – сказал Жора.

– Что ж, и есть нельзя? Он у вас воздухом питается?

– Не нужно отвлекать человека от работы, – покачал головой Жора и предложил тост: – Девочки, давайте выпьем за приятное знакомство. Как замечательно, что в свою женскую компанию вы пустили одинокого путника.

– А разве вы одиноки?

– Сегодня ровно год, как я стал вдовцом.

– Да вы что?..

– Сегодня утром я помянул свою покойную супругу в кругу близких и родственников, затем проведал ее могилку и уехал в пансионат, потому что сегодня мне особенно тяжело, а боль утраты стала просто невыносимой.

– Примите наши соболезнования, – произнесли мы с Машкой.

– Нет, что вы, девочки, не будем о грустном. Не обращайте на меня внимания, веселитесь! Знаете, мне так приятна ваша компания. Я уже давно не проводил время в окружении красивых девушек. Все силы и здоровье отнимает работа.

– А вы чем занимаетесь? – поинтересовалась Машка.

– Нефтью, – ответил он. – Я, как сейчас принято говорить, «сижу на трубе».

– Нефтью? Но ведь это очень прибыльно!

– Я на отсутствие денег не жалуюсь, только вот чем больше я их имею, тем все несчастнее становлюсь.

– Почему?

– Деньги мешают быть счастливым. Я уже не могу радоваться пустякам так, как радовался раньше.

Жора говорил настолько искренне и с такой болью в голосе, что мы с Машкой прониклись жалостью к этому одинокому человеку.

– Конечно, с тех пор как я похоронил свою супругу, я не был анахаретом. Не так давно я сильно увлекся одной женщиной. Она помогла мне немного забыться. Я благодарен ей за то, что из всех своих ухажеров она выбрала именно меня, не очень молодого и не очень здорового человека.

– Жора, вы совсем не старый, – хором попытались мы подбодрить Жору. – Вы очень даже интересный мужчина и если надо, фору молодым дадите.

Жора грустно улыбнулся и как-то по-детски поинтересовался:

– А вы и в самом деле так считаете?

– Конечно, – еще раз попытались убедить мы его. – Так, значит, в вашей личной жизни сейчас полный порядок? – поинтересовалась Машка с дальним прицелом. – Как обстоят дела с той женщиной?

– Она меня бросила, – погрустнел Жора.

– Вас?

– Меня. Конечно, я отдавал себе отчет в том, что не молод, не красив и уж тем более не сексуален. Я понимал, что единственное, чем смогу заинтересовать женшину, так это своими деньгами. Вот я и покупал ее как мог. Посадил за руль дорогого авто. Подарил бриллианты и роскошную шубу до пят. Затем была отдельная квартира в центре и исполнение всех прихотей, но вскоре ее перестали интересовать даже мои деньги. Однажды я приехал и застал у нее молодого мужика. Она заявила, что выходит замуж, и попросила, чтобы я исчез из ее жизни. Я умолял ее подумать, но она даже слушать ничего не хотела.

– А как же машина и квартира? – напряглась Машка.

– Все это осталось у нее. Я же не могу забирать то, что записано на ее имя. Да и другие подарки я бы никогда не смог забрать. У меня бы просто рука не поднялась.

– Вот это мужчина! – Машка не могла скрыть своего восхищения. – Вот это я понимаю! А то ведь сейчас непонятно какие мужики пошли. То дарят машины, позабыв их оформить на имя женщины, то вообще, после того как отношения себя исчерпали, все подарки забирают.

– Я таких типов не понимаю, – покачал головой Жора. – Женщина ценит мужчину за широту души. Это уже не мужики, а какие-то козлы.

– Точно – козлы!

Тут снова заиграла медленная музыка. Жора встал и галантно подал мне руку.

– Лиза, тебе нравится эта музыка? – Жора интимно перешел со мной на «ты».

– Очень. – Я подыграла ему. – Она что-то вам напоминает?

– Это музыка была гимном моего романа, о котором я только что рассказал. Я познакомился со своей любовницей именно под эту музыку, а теперь танцую с тобой. Может, это знак свыше?

– Жора, вы о чем?

– О том, что с этой музыкой в сердце приходит любовь.

– Жора, да вы романтик!

– У нее тоже была такая же красная кофточка, как у тебя. – Жора улыбнулся. – Лизонька, я вот сейчас держу тебя в объятиях и забываю обо всем на свете. Правда, говорят, что в жизни все проходит.

– «Пройдет и это» было написано на перстне царя Соломона. Грустно всё это…

Когда закончился танец, мы подошли к грустной Машке, и тут мой кавалер неожиданно предложил:

– Девочки, а поехали ко мне в гости? Вас что-нибудь держит в этом пансионате?

– Нет, – переглянулись мы с Машкой.

– Меня тоже. Я приглашаю вас на праздник жизни, который состоится в моем подмосковном коттедже. Живая музыка, шампанское и любые другие напитки рекой, а также сказочно красивый фейерверк. А завтра, если хотите, слетаем куда-нибудь на моем частном самолете.

– А у вас есть частный самолет? – ахнула Машка.

– И самолет, и снегоход, и яхта. Так что, едем?

– Ой, мы даже не знаем…

– А тут и знать нечего. Я обещаю, что вам понравится. Только, пожалуйста, не думайте ничего плохого. Я не маньяк, не бандит и не извращенец. Я вас не обижу. А хотите, я закажу цыган?

– Цыган?

– Целый ансамбль!

– Я очень люблю цыганские песни, – честно призналась я.

– Сейчас я насчет цыган точно узнаю, чтобы не оказаться болтуном. – Жора достал мобильный телефон и, извинившись, отошел в сторонку.

Машка растерянно пожала плечами и посмотрела на меня:

– Если мы свалим из пансионата, то сразу двух зайцев убьем.

– Каких? – поинтересовалась я у подруги.

– А то ты не знаешь! Во-первых, такого Жору еще поискать нужно. Таких мужиков единицы остались. Он на тебя запал…

– Машка, да ладно тебе! Просто я напоминаю ему его бывшую любовницу. У нее была такая же красная кофточка.

– Понятно. Мужчины идут на красное. Если бы я это знала, то тоже бы красное платье надела. А во-вторых, братки по-прежнему не сводят с нас глаз. Они нам не дадут отдохнуть спокойно. А если еще и вычислят, что разбитая «Мазда» принадлежит нам, то даже страшно представить, что с нами сделают.

– Так ты предлагаешь принять приглашение?

– А ты считаешь, что такие мужики на дороге валяются? Если ты с Жорой правильно себя поведешь, то заживешь очень комфортно и сыто.

– Маша, с такими, как Жора, совершенно непонятно, как нужно себя вести. Богачи самые непредсказуемые люди. Такому дашь – и он потеряет к тебе интерес.

– А ты не давай.

– Скажешь тоже! Такие ждать не любят. С такими лучше просто дружить.

– Еще скажи, что такие дружить умеют.

– А почему нет?

– Таких хомутать нужно сразу, потому что если не ты, так другая.

– Маша, у меня любовника сегодня утром убили, кого я должна вечером хомутать?

– По Руслану жена с ребенком скорбят, а ты ему, по сути, никто.

– Он со мной намного больше времени, чем с женой, проводил.

– Ну, это еще ни о чем не говорит!

Наш разговор прервал вернувшийся Жора:

– Девчонки, цыгане будут!

– Неужели?

– Так точно! Правда, они должны были на одной корпоративной вечеринке народ развлекать, но я их перекупил. Я им три цены дал, чтобы они у нас всю ночь пели и плясали! Так что, едем?! Цыгане уже выехали! Э-эх, оторвемся!

Мы с Машкой переглянулись и встали. Я почувствовала, как спиртное ударило в голову, и крепко ухватилась за подругу.

Жора взял нас с Машкой под руки, и мы, слегка пошатываясь, направились к выходу. Охранник пошел следом за нами. Ну и денек! Утром убили любовника. У Машки Севка пропал. А у Жоры сегодня годовщина. У каждого из нас своя печаль, но несмотря на это, мы едем веселиться, нас ждут цыгане, фейерверк и шампанское рекой.


Глава 8

Расположившись на заднем сиденье Жориной машины, мы попросили водителя сделать музыку погромче и отправились в обещанный подмосковный коттедж. Жора сидел между нами, перекрикивал музыку и старался подпевать, но при этом совершенно не попадал в такт. Охранник, который одновременно выполнял роль Жориного водителя, не обращал никакого внимания на шум и уверенно вел машину.

– Жора, как же хорошо, что мы тебя встретили! – прокричала Машка, которая как-то незаметно перешла с Жорой на «ты».

– Это здорово, что я вас встретил!

– И что бы мы без тебя делали?! Мы бы, наверное, просто умерли бы от скуки в этом пансионате! Столько слез, столько проблем, а тут Жора со своими цыганами! Где же ты только раньше был?!

– Девочки, да еще с какими цыганами! – восторженно кричал Жора. – Это самые лучшие цыгане в Москве и в Московской области! Да и чего там говорить, даже во всей России! – Жора положил руку на мое плечо и как-то по-доброму, с особой теплотой в голосе пошептал мне на ухо: – Лиза, тебе так идет эта красная кофточка.

– Лизка, я же тебе говорила, что мужички идут на красное. – Машка услышала его слова и засмеялась. – Теперь я поняла, чем их нужно брать.

Мы подъехали к солидному особняку и остановились у массивных ворот, ожидая, когда их откроют.

– Вот моя холостяцкая обитель, – потер ладони Жора. – Ну, как вам моя избушка, девочки, впечатляет?

– Впечатляет, впечатляет… – ответила Машка и показала на молодых людей, которые открывали ворота. – А это кто?

Я заметила, что подруга испугалась.

– Не переживайте, девочки, это мои охранники.

– Сколько же у тебя их?

– Достаточно, чтобы я был спокоен.

– В наше время только так и нужно, – одобрительно кивнула Машка, но по выражению ее лица я почувствовала, что ей неспокойно.

Впрочем, тревожно было и мне. Несмотря на восторженные Жорины обещания, я почувствовала беспокойство с того самого момента, как села в его машину. Конечно, хотелось верить в Жорину порядочность, но в последнее время с мужской порядочностью у меня возникали слишком большие проблемы. Приехать ночью домой к совершенно незнакомому мужчине – на такое способны только мы с Машкой.

Как только мы вышли из машины, ворота сразу захлопнулись, и я поняла, что полностью отдала себя на волю случая…

Вокруг особняка росли высокие сосны. Дом был трехэтажным, с несколькими хозяйственными пристройками. Около ворот находился пост охраны.

– Прошу в дом. – Жора взял меня под руку. – Милости прошу к моему шалашу.

– Ничего себе шалашик!

Я покосилась на здоровых парней, которых Жора представил как охранников, и вместе с Машкой вошла в дом. Мы попали в шикарно обставленную гостиную и скромно опустились на роскошный кожаный диван. Возникла некоторая пауза.

Машка поинтересовалась:

– Жора, а цыгане еще не приехали?

– Какие цыгане?

Жора подошел к бару, налил себе порцию виски и, не обращая на нас никакого внимания, осушил стакан до дна.

– Как какие? Самые лучшие цыгане Москвы и Московской области, – дрогнувшим голосом напомнила Машка. – Вернее, даже самые лучшие в России.

– Ах, цыгане! Сейчас приедут. Они уже в пути. Если не приедут, то пешком к нам придут.

– Как это?

– Или прилетят на ковре-самолете! – Жора посмотрел на часы и рассмеялся. – Девочки, да расслабьтесь вы! Будут вам и цыгане, и фейерверк, и всё, что только вы пожелаете. Я обещал вам праздник, я вам его и устрою.

Взяв за руку, Жора попытался поднять меня с дивана, но я почувствовала опасность и оттолкнула его.

– В чем дело? – изменился в лице Жора.

– Действительно, в чем дело? – спросила я. – Что ты от меня хочешь?

– Чтобы ты поднялась со мной на второй этаж, в спальню, – пошатываясь, заявил раскрасневшийся Жора.

– Куда?

– В спальню.

– Зачем?

– Лиза, ты такая большая, а ведешь себя как первоклассница. Чем, по-твоему, девушка должна заниматься с мужчиной в спальне?

– А мы так не договаривались, – только и смогла сказать я.

– А как мы договаривались?! – рассмеялся Жора. – Дорогуши мои, надеюсь, вы понимаете, что попали к плохим людям, и если вы будете вести себя хорошо, то останетесь живы. – Эта фраза была произнесена с металлом в голосе.

– Что?

– Будьте благоразумны. С вами не шутят и шутить не собираются. – Голос Жоры звучал цинично. – Пошли, Лизок, дашь мне разочек, а то я сгораю от желания. Не люблю, когда меня так долго водят за нос. Я к динамо не привык.

Не успела я и рта открыть, как в комнату вошел охранник.

– Жорик, ты зачем баб сюда привел? Мы же их в подвал кидаем. На черта они здесь расселись?!

– Успеем еще. Али посмотреть на новеньких только утром приедет.

– И что ты этим хочешь сказать?

– А то, что до утра времени вагон и маленькая тележка. Ты же сам видел, что мне эти бабы не так просто дались. Пришлось жрачки да выпивки набрать, романтика разыграть, молодость вспомнить, потанцевать, цыган этим дурам пообещать да полет на частном самолете. Я же всегда знал, что бабы ведутся на деньги. Вот эти дурищи-то и рты пораскрывали, и уши поразвесили. Прежде чем Али заберет этих девок к себе на растерзание, я могу развлечься с этой, в красной кофте. – Он ткнул в меня пальцем. – Имею на это полное право: я их черт знает сколько времени кадрил. До утра времени много. Я забираю Красную Кофточку, а ты бери себе вторую. Только сильно ее не мочаль. Нужно, чтобы они к утру товарно выглядели. Развлечемся, надеюсь, ты не против?

– Ты же знаешь, я не сплю с бабами, которых ты привозишь.

– Ну, ты у нас человек семейный, а я холостой. У меня с этим проще.

– Дело не в том, что я семейный, а в том, что у меня есть принципы, и я этих принципов придерживаюсь.

Я молча смотрела то на Жору, то на двухметрового мужчину, пытаясь понять, что происходит и куда мы с Машкой на самом деле попали.

– Жора, я ничего не понимаю… – Мне казалось, что сердце того и гляди выпрыгнет из моей груди.

– Действительно, – чуть слышно произнесла Машка. – Объясните нам, куда мы попали? Какой еще Али? Какой подвал? Жора, ты кто?

– Жора, объясни девочкам, кто ты. – Охранник отвратительно хихикнул. – Расскажи девчушкам о своем бурном прошлом сутенера. А то они до сих пор считают, что ты нефтяной магнат.

– Санек, да ну их! Рассказывать им еще… Я уже и так на них столько времени потратил, устал всякие байки придумывать. Секса хочу! Безудержного секса! Красная Кофточка, ты мне поможешь?

– Кто он? – спросила я у охранника, наливающего себе виски.

– Бывший сутенер. Любитель красивых Красных Кофточек, а ныне – профессиональный вербовщик девушек.

– Вербовщик?! – переглянулись мы с Машкой. – А для чего он их вербует?

– Для борделя, который содержит человек по имени Али. Кстати, сейчас мы находимся на его загородной даче.

– Это не Жорин дом?

– У Жорика только квартира гостиничного типа на окраине. Так что, девочки, вляпались вы по полной программе.

– Это просто кошмар… – прошептала Машка и дрожащим голосом обратилась к мужчинам: – Ребята, это просто недоразумение! Видимо, мы немного выпили и сами не поняли, куда и зачем едем. У меня свадьба скоро. Нам в бордель совсем не нужно. Вы отпустите нас от греха подальше. Мы сейчас уйдем и забудем все как страшный сон.

– Да кто ж вас отпустит-то?

– Как это? – еще больше растерялась Машка.

– Так это. Кто сюда попадает, тот на свободу уже выбраться вряд ли сможет. Жора свою работу выполнил просто великолепно. А дальше ваша судьба зависит только от Али.

– А почему кто-то должен решать за меня мою судьбу? – заморгала я то ли от нервного тика, то ли оттого, что смогла осознать ужас всей ситуации. – Я вещь, что ли? Ребята, а между прочим, в Уголовном кодексе есть статья о похищении людей.

– Ты меня статьей не пугай. – От недовольства Жора даже поежился. – Вас никто не похищал. Сами приехали.

– Так мы ж не в бордель собирались!

– А в бордель только таким способом и попадают. Туда по собственному желанию редко кто едет.

Выпив еще виски, Жора полез в тумбочку и достал пистолет.

– Красная Кофточка, пошли на второй этаж. Сделай приятное дяде, а завтра Али тебя на своем частном самолете, полном цыган, покатает по нашему подвалу.

Охранник покрутил пальцем у виска и усмехнулся:

– Жорик, давай этих лохушек до утра в подвал посадим. Нам еще тут только трупов не хватало. Ты зачем пушку достал?

– А ее шлепну, если она мне не даст. – Жора сделал паузу, чтобы посмотреть, какое впечатление произвели его слова. – Я что, зря ее столько времени умасливал?

Я почувствовала, как земля уходит у меня из-под ног.

– Жора, дай нам, пожалуйста, уйти. Мы больше никогда в жизни не поедем домой к незнакомому мужчине. Просто немного выпили. Убери пистолет! Это не приведет ни к чему хорошему, – попыталась уговорить я Жору.

– Если ты сейчас же не пойдешь в спальню, я разнесу тебе голову.

Я посмотрела на еле стоящего на ногах пьяного Жору и ощутила весь ужас ситуации. Я встала с дивана, тихо спросила, где находится спальня, и пошла в том направлении, которое указал мне Жора. Машка сидела ни жива ни мертва и боялась пикнуть хоть слово.

Как только мы зашли в спальню и Жора закрыл за нами дверь, я повернулась к нему.

– Жора, я сделаю все, что ты захочешь, только расскажи мне, пожалуйста, куда мы с Машкой попали и что с нами будет дальше.

– Дальше будет частный самолет с цыганами. Ты когда-нибудь плясала с цыганами в подвале? Надеюсь, тебе понравится, – захихикал мерзкий Жорик.

– Я же попросила ответить на мой вопрос честно.

Жора пьяно плюхнулся на стул и зевнул во всю пасть. Половины зубов у него не хватало. Ничего себе олигарх! Господи, и где были мои глаза? И этого в дупель пьяного маразматика еще интересует секс? Да он же еле-еле сидит, того и гляди на пол свалится.

– Жора, я обещаю, что сделаю все, что захочешь, только убери пистолет. Пистолет в этом деле не помощник.

К моему удивлению, Жора прислушался к моим словам и сунул пистолет в стоящую рядом тумбочку.

– Я хочу знать: что будет со мной и моей подругой? – снова спросила я.

– Да ничего не будет, – хитро улыбнулся Жора.

– Как это: ничего не будет?

– Ничего страшного, кроме того, что завтра приедет Али, посмотрит на вас, оценит. Заплатит за товар. А затем вас напичкают наркотиками и отвезут в бордель. Так что безработица вам не грозит: рабочие места обеспечены. С чем я вас обеих и поздравляю!


Глава 9

Я похолодела от ужаса.

– Жора, я ничего не понимаю. Почему ты нас с Машкой называешь товаром, ведь мы же не девушки легкого поведения?! Есть девушки, которые зарабатывают проституцией на жизнь. – Мой голос дрожал, и я ничего не могла с этим поделать. – Мы не относимся к их числу. Я работаю в крупной компании, занимаю руководящую должность. Сейчас в отпуске. Да и Машка тоже вполне самодостаточная девушка.

– Я за тебя очень рад, – хихикнул Жора. – Только что ж вы, такие две умные, умудренные опытом и самодостаточные девушки, оказались такими дурами набитыми? Вас же обвели вокруг пальца.

– Мы перебрали спиртного. Стресс снимали.

– Вы просто две курицы, мечтающие подклеить богатых папиков. Я знаешь, сколько таких наивных дур к Али в бордель перетаскал?

– Много?

– Намного больше, чем ты можешь себе представить.

Я слушала этого негодяя и думала, что он прав. И в самом деле, как мы с Машкой, две умные и битые жизнью девушки, могли так задешево купиться и поехать ночью в дом к случайному знакомому? Ответ напрашивался только один: наверное, мы были слишком перевозбуждены теми событиями, которые произошли в последнее время, и конечно же много выпили. А может быть, этот малоприятный Жора прав? Мы действительно просто лохушки, которых жизнь еще не обтесала и по-настоящему ничему не научила. Ну и как нам выбраться из того омута, в который мы с Машкой попали? Я боялась подумать, что будет дальше, потому что знала, что нас ожидает кошмар. Мной овладело очень странное чувство: в нем сплелись воедино ненависть, страх, обида и злость на себя. Мне казалось, что то ли я схожу с ума, то ли начинаю себя ненавидеть.

– Все сопротивляются только вначале, – продолжал бубнить Жора, пьяно мотая головой, – но после того, как садятся на иглу, становятся милыми и покладистыми, быстро забывают о своей прошлой жизни и исполняют все, что им говорят. За дозу они готовы отсосать у первого встречного.

– А где находится этот бордель?

– В подмосковной Малаховке.

– Ничего не понимаю! Зачем сажать девчонок на наркоту, брать на себя большой грех и заставлять кого-то делать что-то против своей воли, если есть масса девушек, которые занимаются подобным ремеслом по собственной инициативе?

– Затем, что девушки занимаются этим совсем недолго. Малаховка – это просто перевалочная база. Али сам решает, кого какая ожидает участь. Одних отправляют за рубеж покорять заграничные просторы и работать на иностранных хозяев, а других просто пускают на органы.

– На что? – Я почувствовала, что меня замутило.

– На органы, – совершенно спокойно повторил Жора. – У Али и это поставлено на поток. Он торгует не только «мохнатым золотом», как он называет таких, как ты, но и человеческими органами. Так сказать, делает благое дело.

– Какое благое дело? – Я вцепилась двумя руками в подоконник и постаралась удержать равновесие.

– В мире много больных людей, которым нужны хорошие здоровые органы.

– А ты считаешь, что тем, кому принадлежат эти органы, они совсем не нужны?

Но омерзительный тип не ответил на мой вопрос и расстегнул ширинку.

– Красная Кофточка, иди ко мне. Сделай мне хорошо.

– Ты считаешь, что после того, что ты мне рассказал, это возможно?

– Но ведь ты же меня сама об этом попросила. Захотела, чтобы я рассказал тебе правду.

– Я и представить не могла, что правда может быть такой горькой.

Я посмотрела на сидящего напротив меня мерзавца другими глазами. Это был не романтичный поклонник, который казался нам с Машкой палочкой-выручалочкой, способной одним махом решить все наши проблемы. Это был пьяный, грубый, слюнявый старик, который обманом заманивал в бордель таких наивных подвыпивших дурочек, как я и Машка.

Я даже не сомневалась, что их бизнес уже давно поставлен на поток. Только вот было не совсем понятно, почему для вербовки девушек использовали не молодого, высокого и красивого мужчину, а этого старикана? Хотя и этому есть объяснение. Дедка неплохо приодели. У него отлично подвешен язык и хорошо развита фантазия. В принципе солидный вдовец, выдающий себя за миллионера, немногим уступает красивому, молодому и богатому мужчине, пусть это богатство только на словах. Он кажется менее опасным. Легкая добыча, одним словом. Уж лучше бы мы остались в пансионате и разобрались бы с братками, а не поехали с этими сволочами искать приключений на свою задницу. После того что я услышала сейчас, проблемы с братками показались мне такими ничтожными…

Неожиданно для себя самой я встала перед расстегнувшим ширинку дедом на колени и прошептала:

– Жора, отпусти меня, пожалуйста. Сколько денег тебе за нас даст Али? Я тебе дам в два раза больше. Я деньги найду. Только отпусти. Я никому никогда не расскажу о том, что здесь видела и слышала. Я просто вычеркну все из памяти и забуду как страшный сон.

– Какие еще деньги ты мне предлагаешь?

– Я хочу выкупить нас с Машкой. Ты только назови цену. Я по знакомым побегаю и нужную сумму наберу. Ты не переживай, я тебя не кину! Я свое слово держу. Ты просто представь, что сегодня никого не завербовал. Что ты просто вечером отдохнул, посидел в баре. Завтра поработаешь. Так сколько денег ты хочешь?

– Ты меня подставляешь? – изменился в лице дед.

– Я предлагаю тебе реально намного больше, чем тебе может заплатить хозяин.

– Али знает, что вы уже здесь, – заявил Жора.

– Ну ты придумай что-нибудь.

– А что я могу придумать, если в доме еще находится Саня, доверенное лицо Али, и двое других ребят?!

– Значит, тот, кто играл роль твоего охранника, является доверенным лицом Али?

– Я же тебе уже ответил на этот вопрос.

– А ты поделись деньгами с другими. Вы все вчетвером сегодня неплохо заработаете.

– Послушай, цыпочка, ты и в самом деле дура или только прикидываешься? Вестись на несуществующие деньги умеешь только ты и твоя подруга.

– Ну почему же «несуществующие»? Я действительно тебе хорошо заплачу.

– Давай заканчивать эту тему. Я устал от твоих бестолковых разговоров. Никто не отпустит тебя. Я уже и так тебе слишком много рассказал. Если ты сейчас не сделаешь мне приятное, то я достану пистолет и разнесу тебе башку. Желаешь?

– Нет, – замотала я головой.

– Ты жить хочешь?

– Хочу.

– Так принимайся за дело. Слушай, что тебе говорят.

– А потом меня продадут на органы?

– Если будешь паинькой, то я лично похлопочу и замолвлю Али за тебя словечко. Будешь просто работать в борделе, и все. Посадим тебя на иглу, и у тебя начнется новая жизнь. Самым главным для тебя будет доза. Ты думаешь, я так со всеми девушками балуюсь? Нет. Тебе просто повезло. Мне твоя кофта понравилась, – усмехнулся Жора зловеще. – Девок обычно сразу в подвал кидают. А ты мне настолько приглянулась, что я честно тебе обо всем рассказал и вместо подвала повел в шикарную спальню, где ты неплохо можешь провести время в моем обществе.

Я решила использовать последний свой шанс:

– Жора, а ты ведь даже себе представить не можешь, кто я такая.

– Интересно, кто?

– Я любовница одного очень известного криминального авторитета. Если я пропаду, то он всю Москву на уши поставит. А если, не дай бог, со мной что-нибудь случится, то мне даже страшно представить, что с тобой может произойти.

– А мне до этого какое дело?

Я совсем не ожидала от Жоры подобной реакции и окончательно растерялась.

– Как это – какое? Зачем тебе и твоему Али лишние проблемы?

– А у нас нет никаких проблем. Проблемы могут возникнуть только в одном-единственном случае, если ты отсюда смоешься, а тебе это не удастся. Пусть ты хоть черта лысого любовница. Мне-то какое дело!

– А если я не любовница, а жена?

Чем больше я говорила, тем все меньше у меня оставалось надежды на то, что этот омерзительный дед прислушается хоть к одному моему слову.

– Да хоть кто! Все, что было до нашего с тобой знакомства, осталось в прошлом. А теперь у тебя началась новая жизнь.

– Но ведь это же по понятиям не положено.

– Про какие понятия ты говоришь?

– Мой муж – криминальный авторитет. Али, по всей видимости, тоже, и у него, наверное, есть жена. А что было бы, если бы она в бордель попала? Я же знаю, что такое воровские законы.

– Мы не живем по понятиям. Воспринимай нас как отморозков. Али не имеет никакого отношения ни к понятиям, ни к преступному миру. Он сам по себе.

– Но ведь тот бизнес, которым он занимается, криминальный.

– Хватит дурацких разговоров! Я уже и так наболтал много лишнего. Если бы Али знал, что я немного пооткровенничал, то он бы мне этого не простил. Мне тебя самому проще шлепнуть.

Я стояла на полу на коленях, не шевелилась и пыталась поверить в реальность происходящего. Я понимала, что стала игрушкой в руках злого рока. В жизни никогда и ничего не давалось мне слишком легко. Я много училась, нашла приличную работу, стала неплохо зарабатывать… У меня было много мужчин. Некоторые из них даже меня любили. Я честно пыталась выстроить с ними отношения, но как-то не получалось… Не складывалось. Я искала любовь, но когда я ее с большим трудом находила, она издевательски махала рукой и убегала от меня прочь.

И вот теперь я уже не знала, чего мне от этой самой судьбы ждать, и понимала, что ничего хорошего ждать уже не стоит. Мне хотелось изо всех сил закричать: «За что?!» А ведь действительно, за что мне все это? Если суждено закончить жизнь в борделе, то зачем я тогда стремилась покорять вершины? Зачем училась, работала, влюбляла в себя мужчин?! Совсем недавно у меня было прошлое, настоящее и даже будущее. А теперь – одно только прошлое, а настоящее такое, что мороз по коже.

Выглядела я, наверное, в тот момент неприглядно: бледная, губы трясутся, из глаз текут слезы… Но Жорик смотрел на меня с вожделением и поглаживал себя по расстегнутой ширинке. В моей жизни хватало мужчин. Среди них были и те, с кем я спала не по своей воле. Их было мало, но они были. Банальная юношеская глупость… Через это проходят многие молодые девушки. Когда была совсем зеленой, знакомилась с кем попало и шла к парню домой, поддавшись на уговоры провести вместе приятный вечер или просто послушать музыку. Шла, а затем понимала, что никакого приятного вечера не будет. От меня требовался только секс. И я отдавалась без особого энтузиазма. Просто уступала тому, кто был чересчур настойчив. Закрывала глаза, терпела, перебарывала брезгливость и ждала, когда же все это закончится. А затем одевалась, уходила и долго чувствовала неприятный осадок в душе. Такое было нечасто, но все-таки это было. Я не всегда спала с мужчинами потому, что этого хотела, но я никогда не спала с таким гадким типом, как этот Жора.

В этот момент я почувствовала, что в моей голове что-то переключилось. Что-то щелкнуло, и мне захотелось ЖИТЬ. Мне захотелось жить, все так же искать любовь, дышать, радоваться жизни… Какой, к черту, бордель? Какой Али? Какие органы?

Я встала с колен, подошла к деду и, сунув руку ему в штаны, с грохотом повалила его на пол. Дед сильно ударился, закашлял, но почувствовав, что моя рука стала настойчивее, закрыл глаза и застонал от наслаждения.


Глава 10

– Подожди. Пойдем на кровать, – отстранил дед мою руку. – На полу слишком жестко. Ты мне чуть позвоночник не сломала.

– А может, все-таки на полу?

– Я привык на кровати. У меня и так спина болит, да еще и сейчас ударился.

– Но ведь ты звал меня для того, чтобы заняться жестким сексом.

– Да, на полу мне было действительно жестко. Но никакого секса пока я не увидел.

Жора встал, проковылял к кровати и хотел было начать раздеваться, но я толкнула его на кровать и обратила внимание на то, что дед до такой степени пьян, что с трудом держится на ногах. Непонятно только, как в таком состоянии он еще может чего-то хотеть. Посмотрев на пытающегося снять штаны Жору, я подошла к тумбочке, достала пистолет, злорадно улыбнулась и с вызовом в голосе произнесла:

– Послушай, старый сутенер, а ты знаешь, что никогда не сможешь обладать мной?! Мое тело – это моя собственность! Я его никогда не продавала и продавать не собираюсь.

Жора спустил штаны до колен, пристально посмотрел на пистолет и застыл словно статуя. Его взгляд стал ледяным.

– Не будь дурой и положи пистолет.

– Молчи.

– А ты им хоть пользоваться умеешь?

– Соображу как-нибудь.

Я умела пользоваться оружием. Иногда я заходила в тир, стреляла и получала от этого настоящее удовольствие. Сняв пистолет с предохранителя, я приложила палец к губам и дала понять Жоре, чтоб он заткнулся.

– Не вздумай кричать и звать на помощь. Никто не успеет, потому что я сразу же тебя шлепну. Понял?

Жора несколько раз кивнул. Лицо у него стало багровым. Было нетрудно догадаться, что у него поднялось давление.

– Вроде такой битый жизнью старый сутенер, а попался как лох. Неужели тебя не учили, как нужно обращаться с оружием? Разве можно бросать его где попало? Или у тебя так сильно помутилось в башке, что ты совершенно не подумал о безопасности? Да ты спускай, спускай штанишки до конца. Что ты на полпути остановился?

Дед лежал неподвижно и не произносил ни звука. Посмотрев на его мужское достоинство, сморщенное то ли от страха, то ли от чрезмерного употребления алкоголя, я ухмыльнулась:

– Слушай, может быть, тебе яйца отстрелить, чтобы больше никогда и ничего не хотелось?!

– Не нужно, – взмолился перепуганный дед и хотел было натянуть штаны, но я жестом дала понять, что не надо этого делать.

– Оставь как есть. А зачем тебе яйца?

– Как зачем? – опешил испуганный Жора.

– Для чего они тебе нужны?

– Пригодятся…

– А может, нет? Может, их на органы пустить, или твои вонючие яйца не интересуют никого даже бесплатно?! Скрепи руки в замок и сунь их под поясницу.

– Зачем?

– Если ты будешь задавать лишние вопросы, то мигом лишишься своих причиндалов.

– Если ребята услышат выстрелы, то они тебя живьем закопают.

– А мне терять все равно нечего. Какая разница, живьем закопают или на органы продадут?

– Я же пообещал похлопотать за тебя.

– Ты лучше сейчас хлопочи за себя. Делай, как я сказала.

Жора сунул руки под поясницу и вылупился на меня испуганно.

– Малейшее движение – и я стреляю, не раздумывая ни секунды. – Подойдя к изголовью кровати, я остановилась и еле слышно спросила: – Страшно?

– Будь умницей и отдай мне оружие.

Это были последние слова, которые произнес испуганный дед, потому что я со всей силы ударила его пистолетом по голове в надежде на то, что он обязательно потеряет сознание. Чтобы закрепить результат, я схватила подушку и накрыла ею лицо старого сутенера. Сначала я хотела выстрелить через подушку ему в голову, подумав, что такой выстрел будет намного глуше. Но затем я бросила пистолет на пол и прижала подушку к лицу мужчины так сильно, что от напряжения почувствовала сильную боль в руках. Мне казалось, что еще немного – и дед придет в себя и начнет сопротивляться. Я давила на подушку все сильнее и сильнее. Жора не дергался, не шарил руками по простыне и даже не пытался дать мне отпор. Он затих, не шевелился и не издавал ни звука. Мне захотелось снять подушку, но я решила немного подождать. Вдруг Жора специально затих, ждет, когда я потеряю бдительность, для того чтобы нанести мне сокрушительный удар?

Через минуту я все же убрала ее. Передо мной предстало посиневшее, до безобразия страшное лицо, искаженное гримасой. На правом виске виднелась ранка с капельками крови. Именно сюда пришелся удар пистолетом. Я и сама не знала, как все это произошло. То ли Жора умер мгновенно от сильного удара в висок, а может, он был еще жив и всего лишь потерял сознание. Но в себя он так и не смог прийти, потому что я задушила его подушкой. Для того чтобы убедиться, что Жора мертв и больше не представляет для меня опасности, я, перебарывая свою брезгливость, взяла его руку, чтобы нащупать пульс, но вскоре поняла, что это бесполезно.

Прикрыв обезображенное лицо подушкой, я подняла пистолет с пола. Надо было обдумать свое положение. Меня не испугало, что я убила человека. Я обрадовалась, что все произошло тихо. Мне повезло: Жора умер быстро. Никто ничего не услышал и ни о чем не подозревает. Теперь нужно было как-то сбежать из этого дома, и сделать это было необходимо так осторожно, чтобы остаться незамеченной и живой.

Сейчас я хотела ЖИТЬ, как никогда не хотела раньше. Я верила в свою звезду и удачу.

Я выглянула за дверь. Внизу раздавались мужские голоса.

– Чертовщина какая-то.

Постояв у единственного окна с решеткой, я пришла к неутешительному выводу, что выбраться из дома смогу только через дверь, и тихонько, буквально на цыпочках, вышла в коридор. Я стала осторожно спускаться по лестнице, боясь даже дышать и пугаясь стука собственного сердца. Этот стук был настолько громким, что мне казалось – его могут услышать. Спустившись с последней ступеньки, я спряталась за узорчатый столб и попыталась разглядеть, что творится в гостиной, благо двери были распахнуты. За столом сидели «охранник» Александр и двое ребят, которые открыли ворота, когда мы приехали. Машки не было видно. Мужчины курили, пили виски и с азартом играли в карты.

– Жорик, наверное, там сейчас эту деваху шпарит по полной программе, – сказал один из парней. – И откуда столько силы у деда? Он же пьяный вдрызг. Я думал, что в таком возрасте уже не стоит.

– А кто ему еще даст? – рассмеялся второй молодой человек.

– Жорику не только в этом доме дают, – заговорил Александр. – Он еще умудряется девок к себе на квартиру водить. У него язык очень хорошо подвешен, девки таких любят. Жорик же для них – вдовец-миллионер, который скоро умрет и все свое состояние молодой жене оставит.

– Неужели в таком возрасте мужиков бабы интересуют?

– Так Жорик хоть и в годах, а крепкий. Может, и принимает чего.

– Скорее всего принимает. Он, конечно, пельмень крепкий, но прямо какой-то сексуальный гигант, честное слово.

– Али вообще не приветствует, что Жора девок метит, но так разве ему откажешь? Свою работу он выполняет просто безукоризненно.

– Жора раньше девок совсем зеленых приводил, а эти – сразу видно – бывалые.

– Какие были, таких и притаранил. Я ему сразу сказал, что в дорогой пансионат соваться незачем: сопливых девочек нужно отлавливать на дискотеке. Только вот Жора заявил, что на дискотеке он будет выглядеть как умалишенный.

– На дискотеке Жора и в самом деле смотрелся бы неубедительно, – захихикали молодые ребята. – Девки смотрели бы на него как на больного, сексуально озабоченного старика или подумали бы, что Жора пришел искать свою дочку, а может быть, даже внучку.

– Девки и в самом деле далеко не юные.

– На вдовцов-миллионеров ведутся дамы любого возраста. Телки, конечно, не такие сопливые, к которым мы привыкли, но довольно интересные. Одна сейчас с Жорой кайфует, а другая в подвале отдыхает.

Услышав последние слова, я зажала рот ладонью и чуть не закричала. Я представила Машку, накачанную наркотиками, и похолодела от ужаса. Я поняла, что теперь мне нужно делать. Сначала убежать самой, а уж потом думать, как спасти Машку. Потому что если я сейчас попытаюсь ее спасти, то нас обеих спасать уже будет некому.


Глава 11

Выбрав момент, когда мужчины особенно увлеклись игрой в карты и стали слишком бурно выражать свои эмоции, я пулей бросилась к входной двери. К счастью, дверь была не заперта. Выбежав во двор, ярко освещенный уличными фонарями, я молила бога только об одном – чтобы поблизости не было собак, потому что понимала, что если в доме имеются псы, то у меня нет никаких шансов спастись.

Я не кинулась к воротам, потому как понимала, что они закрыты. Я видела, что охранники их открывали и закрывали при помощи пульта, да и на столбе рядом с воротами была установлена видеокамера. Я заметила ее сразу, как только мы подъехали к особняку. Оказавшись рядом с высоким забором, за которым находился соседний коттедж, я стала соображать, как бы мне через него перелезть. Не придумав ничего лучшего, я полезла на дерево, обдирая руки и колени до крови.

Я с отчаянием карабкалась с ветки на ветку и думала о том, как же сильно я хочу ЖИТЬ. В один миг все прошлые неприятности и неудачи отошли на задний план и остались где-то там, далеко, в других нереальных мирах. Я подумала, что если бог даст и я выберусь из этого ада и вытащу из него Машку, то обязательно посмотрю на этот мир другими глазами и начну жить по-новому. Я больше никогда не буду страдать из-за того, что у меня не складывается личная жизнь. Я пойму, наконец, что быть молодой, интересной и одинокой женщиной – это вполне достойная участь. Я больше не буду стыдиться, что меня не берут замуж. На мне не женятся только по одной простой причине: я сама этого не хочу. Я не буду пытаться соблюдать придуманные кем-то правила и смогу развеять миф, что одинокая женщина не может быть счастлива. Может! Вполне! Если она захочет, то может стать счастливой в одиночестве. Мужчины любят женщин только в начале отношений, а затем они просто перестают ценить то, что имеют, и начинают своих подруг использовать. Я не хочу давать себя использовать на законных основаниях. Не хочу и не буду!

Господи, если только все обойдется и мы с Машкой останемся живы, как же я буду ценить и любить собственную жизнь! Как же буду! Ведь я уже давно не вижу радостей в повседневной суете. Я потеряла способность радоваться. Я больше никогда не буду стесняться быть щедрой по отношению к себе самой. Как же глупо жить и думать, что кто-то сможет сделать тебя счастливой. Да неужели счастливой я не смогу сделать сама себя?! Съесть мороженого, купить себе цветы, понежиться в душистой горячей ванне. Больше никакой зависти и злости к окружающим меня людям! Я буду учиться быть добрее и терпимее. Если я буду кому-то завидовать и на кого-то злиться, то буду вредить только себе. Я буду жить, дышать полной грудью и любить окружающих меня людей. В моей жизни не будет места никаким колебаниям, потому что я буду стараться быть решительной. Если я останусь жива, то да здравствует новая я! В моем мире не будет места никакой критике. В моем мире будет жить только любовь!

Забравшись на дерево на уровень забора, я посмотрела на разодранные в кровь руки и заговорила сама с собой:

– Как же хочется жить. Как же хочется… Какая же я раньше дура-то была. Жила и ничего не понимала. Ничто не ценила. И себя тоже никогда не ценила. Не любила себя никогда! Разменивала свою любовь по мелочам! Злилась на себя постоянно, комплексовала, считала себя крайне несовершенной. Дура! Все время обижалась на людей и думала, что если они меня не любят такой, какая я есть, то смогу заставить их себя полюбить! Идиотка! Главное, чтобы я сама любила себя! Если все обойдется и я останусь жива, то обязательно буду к себе добрее. Что ж я раньше-то не понимала, что мне жить так хочется.

Держась за сук, я закрыла глаза и, стараясь побороть страх высоты, уговаривала себя спрыгнуть на соседний участок, потому что другим способом я не могла на него попасть. Я понимала, что находилась на большой высоте, что могла переломать себе руки и ноги, но по мне было бы лучше что-нибудь сломать и остаться живой, чем умереть совершенно здоровой, ощущая собственную беспомощность оттого, что я никак не могу зацепиться за жизнь. Прыгнув вниз, я почувствовала острую боль в правой руке и глухо застонала.

– Больно-то как… Умирать, наверное, больнее.

На минуту мне показалось, что у меня сотрясение мозга, потому что закружилась голова, а перед глазами зароились огненные мушки.

– Неужели я жива?..

Подняв голову, я вскрикнула от ужаса. На меня неслась большая агрессивная собака. Я понимала, что кавказец может порвать меня на части за считаные секунды, поэтому схватила лежащий неподалеку камень и закричала:

– А ну, пошла прочь! Прочь отсюда!

Кинув камень в собаку, я попыталась подняться с земли, но не успела. Чудище яростно набросилось на меня, и я почувствовала адскую боль. Мне было больно, страшно, я пыталась защищаться, но у меня ничего не получалось. Вдруг я увидела неподалеку человека с ружьем, который крикнул:

– Лорд, фу! Фу, я сказал! – И тут я потеряла сознание.


Открыв глаза, я посмотрела на сидевшего рядом со мной молодого мужчину и прошептала:

– Где я?

– В моем доме. – Мужчина был заметно взволнован. – Как ты себя чувствуешь?

– Тело болит.

– Еще бы. Мой Лорд так тебя потрепал! Мне пришлось немного тебя подштопать.

– Что значит «подштопать»?

– Зашить.

– Чем, нитками?

– Ну понятное дело!

– Обычными нитками?

– Не переживай, не обычными. Я врач. Хирург. У меня тут есть кое-какие инструменты. Пришлось вколоть тебе обезболивающее со снотворным и немного привести тебя в порядок.

– Значит, я попала в руки к хирургу. – Я постаралась улыбнуться, но почувствовала, что не могу это сделать: очень сильно болела разбитая и опухшая губа.

– Тебе повезло.

– Я знаю.

– Что ты знаешь?

– Мне повезло, что я осталась жива.

– Ну я не дал бы Лорду тебя загрызть.

– А почему у тебя такая злая собака?

– А какой она должна быть?

– Ну не такой же агрессивной!

– Она обязана охранять дом. Как, по-твоему, она должна среагировать на человека, который буквально свалился с неба?

– Не с неба, а с дерева.

– Какая разница? Мне уже давно не нравилось это дерево. Все хотел спилить эти громадные ветки, которые свешиваются над участком, но все как-то руки не доходили. Природу жалко.

– Хорошо, что ты их не спилил.

Я посмотрела на стоящую рядом капельницу и тихо спросила:

– Что ты мне капаешь?

– Не переживай. Это нужно для того, чтобы ты побыстрее пришла в себя, – улыбнулся незнакомец.

– Это не наркотики? – поинтересовалась я на всякий случай.

Мужчина изменился в лице и произнес недовольно:

– Я не занимаюсь наркотиками. И к твоему сведению, наркотики в вену не капают. Их колют.

– Извини. У меня просто голова совсем плохо соображает.

– Как тебя зовут?

– Лиза.

– Меня Феликс.

– Как?

– Феликс, – повторил мужчина.

– Необычное имя.

– Что, не нравится?

– Нет, что ты! Просто классное. – Я замолчала. Феликс собрался выйти из комнаты. – Ты куда? – испуганно вскинулась я.

– Сейчас вернусь.

– Так куда ты?

– В другую комнату, – усмехнулся Феликс.

– Зачем?

– Послушай, я что, должен перед тобой отчитываться? В конце концов, я у себя дома.

– Тогда скажи, сколько сейчас времени.

– Восемь часов утра.

– Это я так долго спала?

– Разве это долго? Вот если бы ты проснулась к обеду или вечером, то это был бы другой разговор. Я бы тогда тебе сказал, что ты поспать любишь.

– А ты что, вообще не ложился?

– Пока нет.

– А чем ты занимался?

– Тебя лечил. Зашил, поставил капельницу – словом, привел в порядок.

– Значит, ты врачебную практику не оставляешь даже в загородном доме?

– Жизнь заставляет. Вон какие девушки ко мне по ночам на участок прямо с деревьев сыплются.

– И часто это бывает?

– Ты первая.

Облизав пересохшие, разбитые в кровь губы, я увидела лежащую на полу одежду и только сейчас поняла, что лежу в одном нижнем белье.

– А кто меня раздел?

– Я, – все с тем же невозмутимым спокойствием ответил Феликс. – Твоя одежда порвана, на ней кровь. Стирать нужно. Хотя, если честно, стирать там нечего. Нужно выкидывать. Лорд все в клочья разодрал. Остались одни лохмотья.

– Ну и собаку ты воспитал! А если бы она меня загрызла?

– Собака обязана дом сторожить. Нечего по чужим участкам шариться.

– Получается, что если бы тебя дома не было, твоя собака баскервилей меня бы сожрала?

– Но я же был дома.

– Хоть на этом спасибо.

Как только Феликс вышел из комнаты, плотно закрыв за собой дверь, я быстро вытащила из вены иглу, прижала к месту укола ватный тампон, чтобы не шла кровь, и, превозмогая головокружение, встала с кровати. Перед глазами все плыло, а во всем теле ощущалась жуткая слабость.

Я даже не сомневалась, что бандиты уже знают о моем местонахождении. По-другому просто не могло быть. Ночью всегда тихо. В тот момент, когда прыгнула на соседний участок, я вскрикнула от страха и боли. Я помню страшную боль в руке. Показалось, что у меня перелом или трещина. Она и сейчас болит, пусть не так сильно. А потом эта бешеная собака… Она громко лаяла, бежала ко мне, а я отчаянно кричала. Если на мои крики о помощи выбежал Феликс, то их не могли не услышать люди Али. Они конечно же первым делом бросились в спальню и, увидев мертвого Жору, сразу поняли, в чем дело. Всем сразу стало понятно, что я сбежала. Злоумышленники сразу же бросились к Феликсу и попросили вернуть беглянку на место. Увидев меня, ободранную, истерзанную и покусанную собакой, лежащую в луже крови без сознания, все дружно решили оставить меня у Феликса до утра для того, чтобы он привел меня в «товарный вид» к приезду Али. Феликс согласился. Тем более (я даже не сомневаюсь в этом) ему еще хорошо заплатили. Теперь я пришла в себя, да и лекарства осталось прокапать совсем немного. Феликс пошел звонить соседям, чтобы сообщить им, что меня уже можно забирать. Он честно отработал свой гонорар и теперь хочет только одного – поскорее освободить свой дом от непрошеных гостей и хорошенько выспаться.

Я подняла свою одежду, которую и одеждой-то нельзя было назвать, посмотрела на эти лохмотья и со злостью бросила их на пол.


Глава 12

Словно во сне я взяла стоящую на столе вазу, подумав, что она может пригодиться мне в целях самообороны, и, пошатываясь от слабости, вышла из комнаты. В доме было тихо, и создавалось такое впечатление, что он пуст. Скорее всего, Феликс сейчас у соседей и может вернуться вместе с ними в дом с минуты на минуту, так что нельзя медлить, потому что это может мне слишком дорого стоить. Спустившись на первый этаж, я быстро прошла на веранду и, открыв дверь, вскрикнула. Огромный лохматый Лорд тут же встал, раздул ноздри и устрашающе зарычал, обнажив жуткие клыки.

– Проклятая псина!

Быстро захлопнув дверь, я затряслась, словно в лихорадке.

– Ты куда собралась?

Я вздрогнула от неожиданности и обернулась. Передо мной стоял Феликс.

– Дай мне уйти.

– Куда? – мягко повторил Феликс.

– Дай мне уйти, – повторила я, словно заведенная.

– В нижнем белье? Ты на себя в зеркало смотрела?

– Там опять твоя собака. Она меня караулит.

Феликс остановил свой взгляд на вазе, которую я крепко держала в руках в целях обороны.

– Послушай, Лиза, а вазу-то мою ты зачем прихватила?

– Это на всякий случай.

– На какой такой случай?

– На случай того, если мне придется шарахнуть тебя по голове.

Феликс изменился в лице.

– Послушай, девушка, а тебе не кажется, что ты слишком много себе позволяешь?! Я вытащил тебя из пасти Лорда, не спал всю ночь, пытаясь поднять тебя на ноги…

– А сколько тебе за это заплатили? – перебила я его.

– Что?

– Я спрашиваю, сколько тебе за это твои соседи денег отвалили? Ты уже им позвонил? Они сейчас придут?

– Ты что несешь? – Феликс подозрительно посмотрел на меня, словно пытаясь определить, не сошла ли я с ума. – Ты головой сильно ударилась?

– Сильно.

– Я подозревал, что у тебя сотрясение, но не думал, что ты рассудок потеряла.

– Убери своего пса и открой ворота. Я хочу уйти. Если ты вернешь меня бандитам, то совершишь страшный грех. Я не для того так рисковала, чтобы меня разобрали на органы. Ты же врач. Ты должен помогать людям, а не сотрудничать с преступниками.

От моих слов Феликса передернуло:

– Это с какими такими преступниками я сотрудничаю?

– С твоими соседями.

– Да я вообще не знаю, кто по соседству живет.

– Как же так? Ты хочешь сказать, что не знаешь, кто живет в соседнем особняке?

– Понятия не имею. Во-первых, словосочетание «дружные соседи» осталось в прошлом, а времена и нравы, как известно, очень меняются. Сейчас люди, живущие на одной лестничной площадке, не здороваются. А что тогда говорить о загородных домах? Всех интересует только собственный участок, а что там, за его пределами, мало кого интересует. Во-вторых, это не мой дом, и не я его хозяин.

– Как не твой дом?

– Вот так.

– А что ты тогда здесь делаешь?

– Это дом моего друга. Я сам здесь неделю живу. Мне нет дела до его соседей. Друг дал ключи от дома, велел собаке слушаться меня, и все. Я бывал здесь несколько раз раньше.

– Ты хочешь сказать, что с тех пор, как я попала на твой участок, меня никто не искал?

– А кто должен был тебя искать?

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Да никто тебя не искал. Никто не звонил, не приходил и уж тем более не давал мне денег, как ты подумала.

От волнения я уронила хрустальную вазу на пол и затряслась, словно в лихорадке. Прикрыв рот ладонью, я растерянно посмотрела на разбитую вазу и прошептала:

– Я не хотела…

– Подумаешь, это же просто ваза.

– Ты не сердишься?

– Нет.

Феликс обнял меня за плечи и притянул к себе. Я положила голову ему на грудь и замолчала. Так мы простояли несколько минут.

– Здесь ты в безопасности, – наконец нарушил молчание Феликс.

– Мне жутковато.

– Не беспокойся. Лорд не пустит никого в дом.

– Ты не знаешь этих людей: они не остановятся ни перед чем. Сейчас приедет Али, и они возьмут этот дом штурмом. Нужно вызвать милицию. Там же Машка. У тебя есть телефон?

Феликс слегка меня отстранил, достал из кармана мобильник и протянул мне.

– Звони.

– Как вызвать милицию?

– Ноль два.

– Точно, ноль два. Совсем из головы вылетело.

– Тебе набрать?

– Нет. Я сама.

Взяв в руки мобильный, я набрала нужные цифры и… сбросила звонок.

– Ты что? – непонимающе посмотрел на меня Феликс.

– Нет. В милицию звонить нельзя.

Я вернула телефон Феликсу. Звонок в милицию – это палка о двух концах. Конечно, только милиция может спасти Машку, но ведь я могу угодить в тюрьму… Сегодня ночью я убила человека, а любое убийство влечет за собой наказание. Мне будет трудно доказать, что я всего лишь действовала в целях обороны. Я же только начала жить… Какая, к черту, тюрьма?!

– Твой пистолет я подобрал и спрятал, – прервал мои размышления Феликс.

– Какой пистолет?

И тут же я вспомнила, что лезла на дерево, не выпуская Жориного пистолета из рук. В тот момент, когда прыгнула, он выпал. А ведь пистолет мог бы мне пригодиться в тот момент, когда на меня нападала собака.

– На нем кровь была, – словно читал мои мысли Феликс.

Ну, конечно, ведь именно пистолетом я нанесла сокрушительный удар деду по голове!

– Я его замотал в полотенце и спрятал. Может, лучше от него избавиться? Он паленый?

– Что значит «паленый»?

– На нем висит какое-нибудь убийство?

– Думаю, что не одно. Но я из него не стреляла.

– Почему на нем кровь?

– Я негодяя одного по голове рукоятью звезданула. – Я отвела глаза в сторону, стараясь не встречаться с Феликсом взглядом.

– И что стало с этим человеком?

– Я его подушкой задушила. Сначала ударила, а потом подушкой придавила.

Феликс кашлянул и отодвинулся от меня.

– Ты что?

– Ничего.

– Ты меня боишься, что ли?

– Я что-то плохо понимаю, кто ты такая. А еще я очень хочу спать. Я всю ночь с тобой просидел.

– Так ложись…

– А ты меня подушкой не задушишь? – ухмыльнулся Феликс.

– А это уже не смешно.

Я осмотрелась по сторонам и увидела на стене зеркало. Вглядевшись в свое отражение, я вскрикнула:

– Неужели это я?!

– Ну да. Лорд тебя немного потрепал. Да и упала ты капитально: губу разбила, плечо. Вполне возможно, что заработала сотрясение мозга.

– А у меня не перелом? – Я указала на больную руку.

– Я смотрел. Думаю, что у тебя просто очень серьезный ушиб. – Феликс протянул мне махровый халат и устало предложил: – Оденься. Ты вся дрожишь. Тебе бы тоже не мешало поспать.

– Я уже выспалась.

– Ты посмотри на себя. Ты очень слаба. Иглу капельницы зачем-то выдернула, ведь я лекарство еще не докапал.

– Феликс, ты ложись, а мне нужно подумать. Можно, я у тебя побуду? Ты же меня пока не выгоняешь?

– Да куда тебя гнать в таком виде? Тебе, по-хорошему, в больницу надо.

Я молчала, потому что не могла больше выдавить из себя ни слова. В голове стояла звенящая пустота, подташнивало. Не обращая внимания на Феликса, я села на пол и обхватила руками колени. В памяти пронеслись все произошедшие за последнее время события: внезапная смерть Руслана, Машка, оставшаяся без жениха, авария за городом, пансионат, разговор с братками и знакомство с Жорой… Затем подмосковной особняк… Убийство… Побег… Злющая собака… Томящаяся в подвале Машка, которую необходимо срочно вызволить.

Я подумала, что сейчас на одной чаше весов жизнь моей подруги, а на другой – убийство, за которое меня могут осудить. Я могу жить тихо, спокойно и не отвечать перед законом, только о дальнейшей Машкиной судьбе ничего никому не будет известно. Моя подруга в беде, а я поступаю подло и думаю не о ней, а о себе. А ведь она так нуждается в моей помощи! Получается, что я предала ее, пойдя на поводу у собственной трусости. Сейчас самое время подумать о ней. Сначала о ней, а уж потом о себе. В конце концов, я могу найти хорошего адвоката, который сможет за меня постоять и попробовать доказать, что убийство было совершено в целях самообороны или, на худой конец, по неосторожности. Хотя, конечно, невозможно по неосторожности ударить человека пистолетом по голове, а затем по такой же неосторожности его задушить.

Если я ценю дружбу и умею дружить, значит, сейчас я должна подумать о Машке, а уж потом – о себе. Получается, что вместо того, чтобы помочь лучшей подруге, я просто теряю время и ищу оправдания собственной трусости.

– Дай телефон, – вновь попросила я Феликса.

– Будешь звонить в милицию? – прочитал он мои мысли.

– Да, – кивнула я и, задыхаясь от волнения, принялась набирать номер.


Глава 13

Милиция приехала только к обеду. За это время Феликс уже успел дозвониться хозяину дома и узнать, что по соседству живет мужчина кавказской национальности, которого и в самом деле зовут Али. Вернее, постоянно он проживает в Москве и в дом наведывается не слишком часто. Более подробной информации узнать не удалось. Феликс был прав: соседи сейчас редко общаются друг с другом, поэтому хозяин дома об Али практически ничего не знал.

Феликс любезно предложил мне свой спортивный костюм. Я облачилась в него и отправилась встречать подъехавший к дому наряд милиции. Рассказав стражам порядка, что творится в доме по соседству, я вместе с ними подошла к страшному особняку и указала пальцем на видеокамеру.

– Они вас вряд ли в дом пустят, – произнесла я. – Я же вам говорю, что там вооруженные люди. Они держат в подвале мою подругу и могут устроить перестрелку.

Про убитого Жору я конечно же не сказала, придя к выводу, что, как только милиция найдет труп, лучшим выходом для меня будет от всего отказываться. Мол, на меня просто наговаривают, и я не имею к убийству никакого отношения.

– По-моему, в доме никого нет, – произнес один из стражей порядка и вновь нажал на кнопку звонка.

– Есть. Просто они не хотят открывать, – стояла я на своем.

Милиционеры смогли открыть массивные ворота дома не раньше чем через час. На территории особняка было пусто. Никаких признаков того, что в доме находятся люди. Подбежав к дереву, с которого спрыгнула на соседский участок, я стала рассказывать о том, как мне по счастливой случайности удалось сбежать.

– В доме никого нет, – заявили стражи порядка, осмотрев особняк.

Они странно смотрели на меня, словно не верили в правдивость моих слов и считали сумасшедшей.

– Вы мне не верите? – Ценой величайших усилий я сдерживала слезы и не позволяла себе плакать.

Было обидно, что мне не хотят верить. Я боялась за Машку. Боялась так сильно, как ни за кого еще никогда не боялась. Я даже не сомневалась, что входная дверь заперта, но была уверена, что ее нужно ломать. И чем быстрее, тем лучше.

– Что за шум? – С этими словами к нам зашел сухонький старичок.

Работники милиции переглянулись и попросили его представиться.

– Я охранником в этом доме работаю. Живу здесь в деревне недалеко. Вот, на пару часов ходил в магазин. А в чем, собственно, дело? Что случилось? По какому праву посторонние на участке?

– Вы что, не видите, что мы из милиции? – оскорбились стражи порядка.

– Вижу, – моментально присмирел дедуля.

– А разве милиция бывает посторонней?

– Не бывает. Просто я подумал, что вы адресом ошиблись.

– Кто у вас в доме?

– Никого, – пожал плечами дедуля. – Я же говорю, что только два часа отсутствовал.

– Открывайте дверь. Мы должны дом проверить.

– Хозяин не велел никого пускать.

– У нас есть сведения, что в подвале дома держат девушку.

– У вас неверные сведения, – замотал головой дед и в доказательство своих слов побежал отпирать входную дверь.

Я двинулась следом за дедом в дом, но почувствовала сильное головокружение и оперлась на руку Феликса.

– Что-то мне нехорошо…

– Тебе не нужно туда ходить. Посиди на свежем воздухе а я сейчас вернусь.

– Я боюсь.

– Кого? Ты же видишь, здесь никого нет.

– Все равно боюсь…

Феликс ушел за милиционерами. Я пыталась держать себя в руках, но у меня это не очень-то получалось. Слишком свежи были воспоминания сегодняшней ночи. До такой степени мне еще никогда не было страшно. Мне даже казалось, что еще сутки назад я вообще не знала, что такое страх. Дождавшись, когда Феликс в окружении милиционеров выйдет из дома, я смогла встать и вновь почувствовала, что стражи порядка как-то странно смотрят на меня.

– В доме никого нет.

– А вы подвал осматривали?

– Я подвал открывал, – поспешил с ответом дедуля. – В подвале отродясь никого не было.

– Вы всё хорошо осмотрели? – не обращая никакого внимания на деда, обратилась я к милиционерам.

– Можете не беспокоиться. Дом пуст.

– Значит, Машку уже в Малаховку перевезли. Значит, мы опоздали.

– В какую Малаховку?

– По Казанской железной дороге. Теперь Машка в борделе будет работать, или ее на органы продадут. Это как Али решит.

Милиционеры переглянулись и вновь посмотрели на меня как на сумасшедшую.

– Вы думаете, что я все придумываю?! Что вы на меня так смотрите?! Вы думаете, я из психушки сбежала?! Там на втором этаже в спальне лежит труп!

– Какой еще труп?

– Вы что, его не видели?

Я не знаю, откуда у меня взялись силы. Я бросилась в дом и, поднявшись на второй этаж, распахнула дверь спальни. К моему удивлению, в комнате трупа не было. Аккуратно заправленная кровать и хорошо проветренное помещение… Ни покойника, ни следов моего преступления. Я уже не знала, верить ли себе или не верить.

– Девушка, что ли, не в себе? – поинтересовался поднявшийся следом за мной дед у запыхавшихся милиционеров.

– Где труп? Куда спрятал? – прямо в лоб спросила я деда.

– Какой труп? – Охранник невинно заморгал.

– Жорика знал?

– Какого Жорика?

– Сутенера?! Вербовщика девушек?

– Хозяина этого дома зовут Али.

– Хватит пургу нести, – злобно произнесла я и обратилась к милиционерам: – Когда я убегала из дома, то видела, что на этой кровати лежал труп мужчины, который уговорил нас с подругой приехать в этот дом. Он представился вдовцом-миллионером. Обещал отвезти нас на праздник с фейерверком и цыганами. Мы выпившие были. У Машки на днях свадьба, а жених пропал. Вот и набрались с горя. Одним словом, мы уши развесили и в этот дом приехали. Перед тем как отсюда сбежать, я видела здесь труп этого фальшивого миллионера. И куда он делся?

Я обыскала всю комнату, даже заглянула под кровать, но никакого трупа не нашла.

– Чисто сработано. Даже следов никаких не оставили.

– Девушку психиатру показать надо, – посоветовал стражам порядка охранник. – Она говорит, что вчера пила много. Вот у нее, видимо, на почве алкоголизма произошло помутнение рассудка. Такое часто бывает. Может, она, конечно, еще чего-нибудь и покурила. Вот ей трупы мерещиться и начали. Налицо белая горячка. В таком состоянии она опасна для общества.

– А этого тут вообще ночью не было, – сказала я, показывая на охранника. – Он, скорее всего, только утром нарисовался. Ночью здесь совсем другие ребята были.

– Да я всю ночь здесь дежурил, – нахмурил брови охранник. – Какие ребята? В этот дом, кроме хозяина и его семьи, никто не приезжает.

– А хозяин кто? – поинтересовались стражи порядка.

– Очень уважаемый человек. Бизнесмен.

– Бизнесмен! – рассмеялась я истерично. – Да вы хоть можете себе представить, какой у него бизнес? Вы знаете, чем он занимается? Он девушками торгует!

– Да за такую клевету хозяин на эту дуру в суд подать может! Хотя видно, что девка головой-то больная, а это значит – убогая.

Я твердила, что нужно найти дом в Малаховке, что необходимо арестовать Али и сделать все возможное, чтобы он раскололся и рассказал всю правду. Но меня мало кто слушал. Работники милиции смотрели на меня с каким-то сожалением и даже с сочувствием. Чем больше я говорила, тем больше убеждалась в том, что мне никто не верит.

– У меня подруга пропала. Вы понимаете? – Я смотрела на мужчин со слезами на глазах, но не нашла ответной реакции.

Я спускалась по лестнице на ватных ногах. Молча наблюдала за тем, как Феликс прощается с милиционерами, извиняется и дает им деньги.

– Вот дура сумасшедшая, – выругался охранник и закрыл за нами ворота.

Мы с Феликсом вернулись в его коттедж, уселись на крыльце, прижавшись друг к другу.

– Зачем ты перед ними извинялся?

– За ложный вызов.

– Но ведь он был не ложный!

– Для них – ложный.

– А денег ты ментам зачем дал?

– Затем, чтобы тебя на медицинское освидетельствование не отправили.

– Да на фига им это нужно? Трупа-то нет. Да и пусть проверяют: я совершенно нормальный, вменяемый человек. Пусть хоть детектор лжи используют, я говорю правду. Хорошо у нас милиция работает! Никого не нашли, денег слупили и уехали. Не думала, что за так называемый ложный вызов еще и платить надо.

– Лиза, я понял, что у тебя очень серьезные проблемы. Мне пришлось дать милиции денег, чтобы проблем у тебя не стало еще больше.

Слова Феликса произвели на меня сильное впечатление. Я поежилась и прошептала:

– Как же ужасно мы живем. Именно поэтому я хочу иммигрировать в Австралию.

– А почему именно в Австралию?

– Потому, что хочу знать, что такое правовое государство, и обрести уверенность в завтрашнем дне. Надоело жить в этой стране и чувствовать себя бесправным ничтожеством. Только и успевай отстегивать всем бабки.

– Можно подумать, в Австралии деньги никому не нужны.

– Нужны, но только не таким скотским образом. У меня в Австралию знакомая уехала.

– Навсегда?

– Да.

– И как ей там?

– У нее произошла переоценка жизненных ценностей. Она научилась воспринимать мир таким, каким воспринимают его австралийцы. Я ей завидую.

– Почему?

– Потому что она смогла уехать, и у нее хватило на это духу. Сейчас она улыбается, вспоминая свою прошлую жизнь: вечная беготня, стремление побольше урвать и все это спрятать, желание пройти туда, куда тебя не пускают. Сердечные приступы и головные боли. Нервные срывы. Вечно унылые, злые, недовольные лица. Когда она здесь жила, то практически не улыбалась.

– А за границей все улыбки фальшивые.

– Это не имеет значения. Намного приятнее смотреть на улыбчивые лица, чем на злые и раздраженные. Моя знакомая устроилась на работу, получила кредит на квартиру. Купила машину. Отработает положенные пять дней в неделю и на выходные едет к океану. Понимаешь, в России она очень боялась старости, а в Австралии это ее совершенно не беспокоит. Она работает сорок часов в неделю, и ей всего хватает, не нужно никаких дополнительных заработков. На заработанные деньги вполне можно жить, и жить неплохо. Жить, дышать, улыбаться и путешествовать. Моя знакомая знает, что у нее вырастут дети, будет выплачен кредит на квартиру, машина на гарантии, в пенсионный фонд идут отчисления. За здоровьем следят. Прекрасный воздух, дышится легко. Всего хватает в меру. Основной австралийский девиз – «наслаждайся и расслабляйся». Только в этой стране она узнала, что такое уверенность в завтрашнем дне. Говорит, что это просто необыкновенное чувство.

– Может быть, твоя подруга и права, – только и мог сказать задумавшийся Феликс.

– Это гнусно, когда средства массовой информации смакуют подробности жизни детей олигархов и воров. Читаешь прессу, видишь по телевизору людей, которые бесятся с жиру, и приходишь к мысли, что возвращаются времена Достоевского. Ладно, если бы эти люди имели честный бизнес, но ведь в этой стране честный бизнес невозможен. Жируют те, кто за копейки, пользуясь связями, приватизировал и распродал Россию оптом и в розницу. Все эти люди, разворовавшие Россию, – позор для страны. Противно смотреть, с каким размахом они развлекаются. Жуткая страна, в которой миллионы инвалидов, стариков, больных детей и людей, живущих за чертой бедности. Казалось бы, что эти богатые люди должны быть умны, но как бы не так! Всматриваешься в их самодовольные морды, и становится страшно. Только в нашей стране можно наблюдать, как люди сходят с ума от денег. Страшно, но эти люди управляют страной.

Наступило тяжелое молчание. Я продолжила:

– Все телевизионные каналы наперебой рассказывают о персонах, которые своим образом жизни пытается убедить нас в том, что бога нет. Сердце кровью обливается, когда видишь детей, больных раком, у которых нет денег на лекарства, а власть отказала им в поддержке. Зато та же самая власть бросает миллионы на ветер, тратит огромные суммы на собственные развлечения.

– Здесь мне трудно с тобой не согласиться, – мрачно произнес Феликс. – Я и сам с болью в сердце смотрю на необъятную любовь русских олигархов к России. Кутят направо и налево… А вокруг умирают ни в чем не повинные дети. Вместо того чтобы взять шефство над какой-нибудь больницей и спасти жизнь хоть одному больному ребенку, они ведут разгульный образ жизни… Страшная страна.

– Какое шефство? О чем ты говоришь? Им проще устраивать показуху: мол, смотрите на меня, какой я крутой и богатый! Смотрите и облизывайтесь! Самые известные люди в нашей стране – воры в законе и светские шалавы. Что ж это за страна одуревших дармоедов?

– Это пройдет.

– Ты думаешь? – Я недоверчиво посмотрела на Феликса. – Ну ты и оптимист!

– Я в этом уверен.

– Дай бог, чтобы твои слова оказались пророческими.

– У нас замечательная страна, просто власть не самая лучшая.

– Возможно, ты прав, – согласилась я с Феликсом. – Но у меня нет никакого желания в этом разбираться.

– Нельзя уезжать в другую страну, в неизвестность…

– А разве можно жить в неизвестности?


Одна из записей в дневнике
О себе любимой…

Я уже давно не испытывала такого желания ЖИТЬ, как сейчас. Просто теперь захотелось начать все заново. Мне даже страшно подумать о том, что столько времени я потратила впустую, живя так скучно и однообразно. А теперь мне захотелось жить по своим собственным правилам. Теперь я хочу наслаждаться каждой минутой, потому что знаю, что этот мир прекрасен.

Я больше не хочу и не буду ни о чем сожалеть. Я поверю в СЕБЯ НОВУЮ. Научусь прислушиваться к себе и собой восхищаться. Я не хочу волноваться по поводу того, что думают обо мне окружающие. Меня будет больше заботить именно то, что я думаю о себе. Я научусь восхищаться своим телом, несмотря на то, что оно не самое совершенное, буду хвалить себя за любые достижения, даже за самые незначительные, буду покупать в цветочном магазине розы и рассыпать их лепестки по всей своей квартире.

А еще буду бороться с этими ужасными чувствами – завистью и ревностью. Несмотря на то что все мы живем в условиях жесткой конкуренции, я постараюсь не завидовать тем, кто красивее, умнее, талантливее и добился в жизни больше, чем я. Я больше не хочу сражаться с другими женщинами из-за мужчин, социального статуса или денег. Я буду равнодушна к чужому успеху, потому что знаю, какой ценой он дается. Если я почувствую приступ зависти, то сразу наберу побольше воздуха и постараюсь с этим чувством справиться. А еще лучше – я просто начну танцевать. Я буду учиться ни с кем себя не сравнивать. Ведь ЗАВИСТЬ ПРИХОДИТ К НАМ ТОЛЬКО ТОГДА, КОГДА МЫ СРАВНИВАЕМ СЕБЯ С КЕМ-ТО.

Я больше не хочу ощущать себя несчастной, буду учиться быть счастливой, ведь это целое искусство. Но я смогу постигнуть эту науку – уверена, что у меня все получится. Я буду прилежной и старательной ученицей. Каждый день буду любоваться на себя в зеркало и напоминать о том, что я красивая, умная и необычайно эффектная женщина. ЖЕНЩИНА, КОТОРОЙ СМОТРЯТ ВСЛЕД. Мне уже сейчас хочется расправить свои сутулые плечи и задышать полной грудью. Тех, кто верит в себя, всегда преследует удача. Я больше не хочу подпитывать свой организм завистью, обидами и ненавистью. У меня не будет соперниц, потому что всех своих соперниц я смогу превращать в союзниц.

Я поняла самое главное – я достойна восхищения! Пусть в этом мире есть много девушек, которые эффектнее, талантливее и сексуальнее, чем я, но я иду своей дорожкой. Победа над самой собой – одна из самых важных побед в моей жизни. Я больше не хочу вести себя как серая мышка. Я буду дорожить своей уникальностью и не обращать внимания на мнение других.

Я буду брать от своих мужчин все самое ценное и постараюсь сделать так, чтобы каждый мой новый мужчина был намного лучше предыдущего. Я обрету былую уверенность в себе и повышу самооценку. Я больше не хочу плакать в подушку и жаловаться на то, что жизнь не удалась. Она удалась! Она еще как удалась!

Какая же я была идиотка, когда постоянно себя жалела и разыгрывала жертву. Когда человек себя постоянно жалеет, комплекс неполноценности в нем только растет.

Я буду учиться восхищаться чужими успехами и при этом не думать, что я неудачница. Я горжусь тем, что согласилась изменить свою жизнь, потому как знаю – перемены всегда к лучшему. А ведь когда-то я думала совсем по-другому. Я думала, что не стоит ничего менять, потому что так безопаснее. Хорошо, когда перемены в нашей жизни начинаются с перемен в нашем мышлении. Конечно, поначалу нелегко привыкнуть к переменам, но ведь все это можно пережить и перетерпеть.

Теперь я не хочу ни о чем жалеть, потому что сожаление – это очень тяжелый груз. Сожалея о чем-нибудь, невозможно идти вперед, и даже если попытаться сделать хоть один шаг, сожаления будут тащить тебя назад. Чтобы идти навстречу мечте, необходимо избавиться от сожалений как можно быстрее. Надо жить настоящим и гнать от себя прочь любые негативные мысли, которые только усложняют нам жизнь.

И ни в коем случае я не буду отказывать себе в шоколаде! Если хочется, то не нужно себя ограничивать. Плитка шоколада приносит радость и умиротворение. Я люблю иногда побаловать себя шоколадом. Он умеет снимать стресс, заряжает организм энергией.

Я задумалась над тем, как жила в последнее время, и пришла к неутешительному выводу, что моя жизнь стала слишком скучной, однообразной и предсказуемой. Она стала такой потому, что в моей жизни не было страсти. Пропал вкус к жизни, и я поняла, что мне необходимо его вернуть. Мне придется учиться получать удовольствие от вещей, которые я раньше даже не замечала. Я должна осознать, что жизнь прекрасна!

Дома везде, где только можно, я расставлю ароматизированные свечи. Это необыкновенно красиво так успокаивает. Свечи и джаз… Джаз и свечи… А еще теплая ванна с лепестками роз.

Да, забыла самое главное! Необходимо учить языки. И чем больше, тем лучше.

Да здравствует новая я! Я представляю себя обновленной. У меня будет уверенная походка, смелый взгляд и очаровательная улыбка. Я буду улыбаться всем, кто будет находиться рядом со мной. И пусть эту улыбку кто-то будет считать фальшивой, но она станет творить чудеса. А еще я больше никогда не буду прятать взгляд. Я знаю, что, разговаривая с собеседником, нужно смотреть ему прямо в глаза. Это действует как гипноз.

Выражение моего лица должно быть живым и приветливым. И никаких страдальческих гримас! Я также где-то читала, что, разговаривая с людьми, ни в коем случае нельзя скрещивать руки. Наши жесты могут многое рассказать о нас окружающим. Если человек скрещивает руки – значит, он закрыт и неискренен. Если он их не скрещивает – значит, он открыт и приветлив. С искренним человеком всегда приятно пообщаться. Одним словом, предстоит нелегкая работа над собой.

Необходимо также поработать над своим голосом. Он должен быть нежен и в меру сексуален. Однажды я прослушала свой голос на автоответчике и пришла в ужас: настолько он мне не понравился. Мне было достаточно тяжело осознать, что я разговариваю таким голосом. Нужно говорить нежно, соблазнительно и с придыханием. Буду тренироваться…

Неплохо бы также научиться начинать и заканчивать беседу. А еще я знаю секрет, как нравиться людям и не вызывать в них ненависть и агрессию. Нужно уметь восхищаться людьми и как можно чаще делать им комплименты.

У меня очень плохая память на имена, а это просто непростительно. Важно во время разговора как можно чаще повторять имя собеседника. Людям нравится, когда к ним обращаются по имени. Это будет оценено. А еще можно выразить свою симпатию, коснувшись руки собеседника.

Хорошо бы поработать над своим взглядом, ведь на мужчин нужно тоже смотреть умеючи. Есть же женщины, у которых взгляд как омут. В нем даже черти могут утонуть, не то что мужчина. Мой взгляд должен быть зовущим и таинственным, с его помощью я смогу заманить в ловушку любого понравившегося мне мужчину.

Для того чтобы вызывать в людях еще больший интерес к себе, важно искренне интересоваться другими людьми. Спрашивать их о текущих делах и проблемах. А также желать здоровья и счастья их близким. Важно, чтобы в моем присутствии все чувствовали себя значительными.

Мне также необходимо научиться делать неожиданные поступки. Я должна уметь удивлять людей и всегда выделяться из толпы.

И еще: никаких кроссовок и ботинок. Только высокие каблуки! Это обязательное правило.

Пусть во мне будет масса загадок, которые мужчины не смогут разгадать. И никогда не стоит самоутверждаться за счет других людей. Только не это! Уж если захочу самоутвердиться, то только своими собственными силами. Если я пожелаю, то стану уникальной и неповторимой!

Ведь это так сложно – очаровывать других, но этому так легко научиться. Нужно чаще дарить близким и любимым людям цветы. Ведь почему-то мы делаем это только тогда, когда они уходят из жизни. Необходимо это делать как можно чаще, пока они живы.

А еще по возможности я обязательно буду много путешествовать.

Я буду тянуться к тому, чего просит моя душа, и радоваться всему новому. Вот куплю воздушного змея и обязательно его запущу. И буду прыгать от радости, словно ребенок, глядя на него восторженными глазами!

Украшу свою постель лепестками роз и буду всю ночь вдыхать этот божественный запах, выпью за ужином бокал любимого вина. Черт побери, а я могу себе это позволить! И почаще надо будет ходить босиком по траве. Чертовски приятное занятие!

В ближайшее время обязательно прокачусь на карусели. Это же так здорово – вновь почувствовать себя ребенком! Буду громко смеяться и испытывать блаженство, чувствуя, как развеваются мои волосы. Я буду кататься на карусели с мороженым! Пломбир с клубникой. Как же я давно его не пробовала! Если честно, то я даже забыла, когда в последний раз покупала себе мороженое.

И стоит почаще играть в боулинг. Обожаю эту игру. Я всегда громко кричу, когда выигрываю, и принимаю самые сексуальные позы. А в минуты отдыха буду обязательно надувать мыльные пузыри.

Зимой пойду на каток. Вечером. Там так красиво: легкая музыка, прожекторы, горячий шоколад и обжигающий морозный воздух. Уже хочу!

Не стоит также забывать о караоке-барах. В них полным-полно клёвых мужчин! Так почему бы мне не спеть как для себя, так и для них? Главное – петь с душой, и окружающие обязательно это оценят.

Для интереса еще можно прогуляться по антикварным лавкам. Я люблю подобные магазины. У них такая энергетика: кажется, что ты попадаешь в прошлое. И пусть я там ничего не куплю. (Ну нет у меня таких денег!) Ничего страшного! Я обожаю рассматривать различные старинные предметы, при этом испытываю просто незабываемые ощущения.

Хотя бы раз в неделю я буду смотреть на звездное небо. Это же так романтично… А иногда стоит встать пораньше и… встретить рассвет. Выйти на балкон прямо в пижаме и полюбоваться чарующей красотой.

Вот сколько важных дел я уже себе придумала, и если постараться, то я придумаю еще больше.

Если я вырвусь из плена рутины, то это получится и у других. Вместе мы сможем преобразить этот мир! Я должна завести как можно больше друзей. Друзья помогают пережить любую эмоциональную травму. Неплохо с кем-то из друзей выпить чашечку кофе или просто перекусить. Несколько приятных слов и улыбки… Нужно чаще хвалить своих друзей и близких.

ЖИЗНЬ НЕЛЬЗЯ ПРОЖИТЬ ЗАНОВО, НО НИКОГДА НЕ ПОЗДНО ЕЕ ИЗМЕНИТЬ. Я хочу быть свободной! Я хочу быть свободной от любых стереотипов.

Сейчас в моей жизни не самая лучшая полоса, но я верю, что скоро все изменится к лучшему. Я буду учиться благодарить жизнь за каждый подаренный мне новый день, за каждый миг и каждый лучик солнца, который я буду видеть в своем окне. Как же замечательно, что я родилась ЖЕНЩИНОЙ, и как же интересно жить, узнавая себя каждый день с разных сторон. Улучшая и обновляя себя.

Когда мне что-то особенно будет удаваться, я стану угощать себя шоколадом или моим любимым молочным коктейлем. Буду счастливой, страстной, жизнерадостной, веселой и интересной. Я буду верить в себя, потому что знаю, как это важно. И даже если никто вокруг не будет в меня верить, то вполне достаточно одного человека, который будет поддерживать мою веру, – меня самой.

Теперь, отправляясь в постель, каждый вечер буду задавать себе вопрос: что хорошего сегодня я сделала для самой лучшей из женщин, то есть для себя самой.

Я смогу… Я стану… Я буду ЖЕНЩИНОЙ, которая светится от счастья. Такая женщина как магнит притягивает окружающих. Я научусь излучать счастье. А любовь… Любовь всегда приложится. Она уже есть. Ведь я очень сильно люблю себя.

Любовь к себе – удивительное чувство. Оно всегда взаимное. Я могу видеть объект своей любви в любое удобное для меня время – стоит лишь посмотреться в зеркало. А еще я знаю, что сама себя никогда в жизни не предам и не брошу. Если я могу так сильно любить себя, значит, меня могут точно так же сильно любить и другие.

Если я и умру, то не от одиночества, потому что мне будет необычайно интересно с самой собой. На меня смотрит весь мир, и как же интересно заставить крутиться этот мир по-новому, вокруг моей оси.


Одна из записей дневника
О них… о мужчинах…

Все наши женские беды оттого, что в своей жизни мы слишком много времени тратим на мужчин. Вернее, даже не так: мы посвящаем им все свое время и отдаем свои самые лучшие годы… Это неправильно. Мужчины – это не самое главное и важное в моей жизни. Главное – это Я САМА.

Я так и не встретила МУЖЧИНУ СВОЕЙ МЕЧТЫ. Я слишком долго его ждала, и с годами надежд на эту встречу становится все меньше и меньше. Я думала, что МОЙ МУЖЧИНА обязательно найдет меня сам. Он не пройдет мимо меня, а обязательно остановится и спросит:

– Девушка, а вашей маме случайно не нужен зять?

Я улыбнусь и отвечу:

– Конечно, нужен.

А затем все закрутится и завертится. Шли годы, но никто меня так и не остановил и уж тем более не задал подобного вопроса. Временами мне хотелось повесить себе на шею табличку с надписью: «Моей маме нужен зять!» – но я хорошо понимала, насколько глупо и нелепо это будет выглядеть.

Я искала своего мужчину в Интернете, но натыкалась только на тех, кто подыскивал женщину на одну ночь, а не ставил своей целью создание семьи. Не найдя принца в Интернете, я попробовала поискать его в фитнес-клубе, но и там никого не нашла. Мужчины в клубе занимались только своим телом и не были предрасположены к знакомствам. В подобных заведениях мужчины предпочитают заниматься спортом. И даже если все же какие-то знакомства и завязывались, все это было НЕ ТО.

Не скрою, я искала ЕГО в модных бутиках, где продавались элитные сигары и оружие, в автосалонах. Не нашла! Я попробовала поискать ЕГО во время отдыха на курорте. Я получала сексуальное удовольствие, страсть, романтику, но ЕГО опять не нашла. Мне встречались горячие курортные мачо, но ЕГО среди них не было. В ресторанах и ночных клубах ЕГО тоже не оказалось. Досадно!

Я часто себе ЕГО представляла. Какой он? Красивый и успешный. Совсем не хочется связывать свою жизнь с самым заурядным мужчиной и жить самой обыкновенной жизнью. И все же иногда мне начинается казаться, что придет время и я ЕГО найду. Особенно подобные мысли приходят в голову весной.

Я пыталась быть для НЕГО доступной и выбирала ЕГО из толпы уверенным взглядом, в котором читался нескрываемый вызов. Я знакомилась, овладевала искусством флирта, но мне всегда встречались мужчины, которые хотели заставить меня довольствоваться малым.

Многие мои отношения с мужчинами заканчивались потому, что в них не было никакой перспективы. Мужчины считали, что им незачем проявлять инициативу. Когда это происходило, я понимала, что отношения уже закончились.

Не один раз я совершала одну и ту же непростительную ошибку. Растворялась в мужчине и чуть было не теряла саму себя. Я пыталась сделать его самым главным в своей жизни, забывая о том, что самым главным в своей жизни должна быть Я. Мои ошибки мне дорого обходились. Когда все заканчивалось и на душе оставались лишь пустота и горечь, успокаивала себя тем, что не удержать такую женщину, как я, способен только недостойный меня мужчина.

Я всегда позволяла мужчинам тратить на себя время, силы и деньги, потому что знала: чем больше он тратит на меня времени, средств и усилий, тем дороже я ему становлюсь. Всегда жалко потерять то, во что слишком много вложено.

Все мои мужчины со мной просто жили, а все бытовые проблемы решала я сама. Конечно, из этого не выходило ничего хорошего. Двое должны не только жить вместе, но и общими усилиями устраивать свой быт. Получается, что я ради нашей совместной жизни жертвовала всем, а он – ничем.

У каждой из нас есть шанс удачно устроить свою личную жизнь и встретить мужчину, которого хотелось бы назвать своим мужем. У меня такой шанс остался, но не знаю, смогу ли когда-нибудь его использовать.

Но пока все НЕ ТО. Пока рядом со мной крутятся мужчины, которые имеют огромное желание сбить с меня спесь, получить что-нибудь на дармовщинку и самоутвердиться за мой счет. Довольно часто мне попадаются мужики, которые стараются получить от меня как можно больше, затратив минимум сил, времени и денег. Они хотят оставить свое при себе и как можно больше у меня оттяпать.

Были, конечно, и презентабельные мужчины, которые позволяли чувствовать себя по-настоящему шикарной женщиной, но и с ними как-то не срасталось. Как правило, такие типы хотели, чтобы я зависела от их прихотей и капризов. Им не нужна была женщина, имеющая свое мнение.

Получался какой-то замкнутый круг: слабые, ручные и выдрессированные мужчины не были интересны мне, а сильным не была интересна я. Им больше по душе содержанки.

Я часто имела дело с мужчинами, которые говорили мне о своей любви, но ничем ее не доказывали. Скорее наоборот, их поступки говорили совсем об обратном. Они считали, что говорить о любви – это уже значит любить. Мужчины, которые кормят обещаниями и не думают о хлебе насущном, очень быстро надоедают. Невольно начинаешь ценить тех, кто не дает пустых обещаний. Красиво говорить о любви и действительно любить – две большие разницы.

Все начинается очень красиво, но проходит время, и тебе становится скучно. А затем ты понимаешь, что любимый мужчина больше тебя не волнует. Нет смысла тратить время и силы на человека, к которому ты охладела. Когда понимаешь, что близкие отношения подходят к финишу, важно прийти к нему первой.

Я часто задавалась вопросом: правда ли, что противоположности притягиваются? Скорее всего, нет. Это миф. Даже если противоположности притягиваются, то это явление временное. Если между людьми нет ничего общего, нормальные отношения никогда не сложатся. Какая там любовь и дружба, если у людей абсолютно разные мнения о том, что такое хорошо и что такое плохо? Для развития отношений нужны точки соприкосновения хоть в чем-то, не уживаются друг с другом абсолютно разные люди. Полные противоположности никогда не будут терпеть друг друга долгое время. Двух людей в процессе общения должно что-то объединять. И дело не в характере, привычках и интересах. Дело в мировоззрении. Я не верю, что кто-то живет душа в душу с полной противоположностью. Если вы будете пытаться смириться с тем, что вас не устраивает в партнере, то станете очень похожими друг на друга, а не останетесь противоположностями.

Как же больно, когда из жизни уходит любовь… Она не спрашивает разрешения и не считает нужным нас об этом предупредить. Она слишком быстро уходит, громко хлопнув при этом дверью. Мы ощущаем в своей душе пустоту и вдруг видим, что человек, с которым мы уже продолжительное время идем по жизни бок о бок, стал совершенно чужим и не вызывает у нас прежних чувств и эмоций. Мы смотрим на него совсем другими глазами и осознаем, что наши с ним отношения себя исчерпали. Наши сердца вдруг перестают петь, и мы удивляемся, насколько же чужими мы стали друг другу. Наконец, происходит самое страшное… Однажды мы приходим в свой дом и понимаем, что из него ушла любовь. В нем стало слишком пусто и холодно.

Я не могу припомнить, кто именно из знаменитых сказал, что в тот момент, когда мы расстаемся с человеком, мы либо совершаем ошибку, либо ее исправляем. Очень часто в момент расставания со своими мужчинами я считала, что совершаю крупную ошибку, но понимала, что больше так продолжаться не может, потому что у каждого из нас есть свой запас прочности и терпения. Наступали моменты, когда мой запас терпения просто заканчивался. Некогда теплые отношения становились нестерпимо холодными. Я постоянно боялась одиночества, не понимая, что именно оно поможет мне освободиться от своих страхов, тревог и чудовищных разочарований.

Спустя годы я поняла, что, расставаясь с мужчинами, я лишь исправляла ошибки для того, чтобы совершать их снова и снова. Увы, но такова жизнь. Теперь все это в прошлом. В далеком прошлом остались и отношения с людьми, которые не были способны обеспечить мне надежный тыл, а вместо этого старались контролировать мою жизнь до последней мелочи.

Я всегда стремилась расставаться красиво, но, к сожалению, мне это не всегда удавалось. Расставаться нужно красиво хотя бы потому, что, вполне возможно, придет время, и мужчину, с которым ты решила расстаться, тебе захочется вернуть. НУЖНО РАССТАВАТЬСЯ, НЕ ПРИПОМИНАЯ ПРОШЛЫХ ОБИД. Просто так будет лучше для обоих. Нужно пообещать мужчине вспоминать его с теплотой, как одного из самых приятных и милых людей в своей жизни. Очень хорошо, когда люди расстаются и остаются друзьями. При расставании нельзя задевать мужское самолюбие, это слишком жестоко.

Расставание – целая наука. При расставании всегда хочется высказать свои претензии, чтобы мужчина хоть немного осознал свои ошибки. Но это никогда не произойдет. Любые обвинения только настроят мужчину против тебя. Не стоит выяснять отношения. Нужно поблагодарить и отпустить… ОТПУСТИТЬ.


Одна из записей в дневнике
Еще жива надежда на встречу…

Практически у каждой из нас в жизни наступает такой период, когда мы хотим связать себя узами брака. В юности чаще всего нами движет любовь, а уже в более зрелом возрасте мы просто устаем от одиночества, и нам хочется создать семью и беречь свой домашний очаг. Когда-то мы считали, что принц должен обязательно появиться и постучать в дверь нашей квартиры. Со временем начинаем понимать, что принцев нет, а заполучить мужчину своей мечты, сидя дома, увы, невозможно.

Встретить понравившегося мужчину можно везде, стоит только выйти за пределы своей квартиры: на улице, на стадионе, на остановке, на пляже, в баре, в магазине, на выставке, в парке, на вечеринке, в спортивном клубе. Говорят, что все судьбоносные встречи происходят именно тогда, когда ты их меньше всего ждешь, но зачастую жизнь показывает обратное. Ты уже ничего не ждешь, и никакой встречи не происходит.

Поиски кандидата в мужья – это дело довольно сложное, и тут важно полагаться на свое чутье и интуицию. Каковы же причины вступления в брак? Может быть, это страх одиночества. Может быть, нас пугает общественное мнение, а может быть, мы просто считаем, что вдвоем легче жить, и нам нужен человек, с которым бы хотелось встретить старость.

А многие вступают в брак только потому, что все так делают, не хочется быть хуже других. Иногда наши поиски мужа омрачаются тем, что мы сталкиваемся с алкоголиками, альфонсами, донжуанами, уже женатыми мужчинами, драчунами и психопатами. И все же, несмотря на это, мы ищем… Мы ищем того, кто бы оценил нас по достоинству, потому что мы все хотим любить и быть любимыми. Само желание выйти замуж не является неприличным. Шанс выйти замуж есть у каждой женщины, если она этого захочет. Самое главное – не терять надежду и, несмотря на любые преграды и трудности, быть оптимисткой.

Выйти замуж можно, стоит только этого очень сильно захотеть. Говорят, нужно поверить в свои безграничные возможности, и тогда весь мир будет лежать у твоих ног. Желание стать женой – это совершенно нормальное желание для женщины. Многие из нас сетуют на то, что они не могут выйти замуж потому, что они некрасивы, у них плохая фигура, нет хорошего образования, престижной работы и материального достатка. Но если женщина захочет устроить свою судьбу, то по большому счету все эти перечисленные факторы не имеют никакого значения. Самое главное – перестать сомневаться в своих возможностях.

Выйти замуж возможно, даже если вы уже полностью отчаялись, опустили руки и не ждете ничего хорошего. Нужно только правильно распорядиться своими силами, не смотреть на каждого проходящего мимо мужчину как на последний шанс в вашей жизни. Нужно выбирать крайне придирчиво и выбрать именно того, кто сможет сделать вас счастливой. Найти достойного мужчину – не такая уж большая проблема. Самое главное – правильно и рационально к ее решению подойти.

Свободного человека довольно часто охватывают приступы тягостного одиночества. Ему становится больно, что рядом нет друга, который смог бы разделять с ним успех, радоваться взлетам и огорчаться его падениям. Ты начинаешь думать о том, зачем тебе такая работа, если не с кем поделиться своими радостями и горестями, если дома тебя ждет холодная постель и по вечерам тебя встречают темные окна.

В наше время так тяжело найти человека, который бы смог тебя выслушать и разделить с тобой твою боль. Проблема одиночества решаема. Нужно начинать с себя. Нужно менять свое отношение к одиночеству и перестать его бояться. Человек должен стать интересен сам себе, тогда он будет интересен окружающим. Одиночество не бывает вечным. Это нормальное состояние, которое мы испытываем время от времени. Главное – организовать свою жизнь так, чтобы тебе в ней было психологически комфортно. Если в жизни мужчины или женщины нет по-настоящему близкого человека, то это в любом случае приводит к дефициту общения. Человек начинает замыкаться в себе. Ни родственники, ни друзья, ни знакомые ничего не смогут изменить в этой ситуации. Есть уровень искренности, теплоты и доверия, которого можно достигнуть только в обществе любимого человека.

Я уже не боюсь одиночества, но я очень сильно боюсь одиночества вдвоем. Одиночество вдвоем бывает намного чаще, чем можно себе представить. Одиночество вдвоем – это союз двух проигравших. Это союз, в котором обоим партнерам холодно рядом друг с другом, а самое главное – у обоих больше нет сил и желания друг друга согреть. Им больше не о чем говорить и не на что надеяться. Некоторые бегут от своего одиночества к одиночеству вдвоем. Среди моих знакомых слишком много таких пар. Лучше не делать этого. Это насилие над собой и над своей психикой.

Одиночество вдвоем – это страшная штука. В моем понимании лучше быть одинокой, чем испытывать одиночество в браке. Зачастую одиночество вдвоем напоминает нам о том, что наши чувства себя исчерпали, что уже пора уходить, что мы стали неискренни и обманываем сами себя. Возможно, мы обманываем себя неосознанно, с самыми хорошими и искренними намерениями, но лучше быть либо одной, либо с тем, кто близок тебе по духу и способен тебя ценить.

Одиночество в браке – это понимание того, что некогда близкий человек стал посторонним, а находясь рядом с таким человеком, можно чувствовать себя более одинокой, чем тогда, когда ты действительно одна. Тяжело жить с человеком, который вам чужд по своей сути. Иногда отношения между мужчиной и женщиной таковы, что ты приходишь к мысли, что лучше бы этих отношений не было вовсе. Одиночество вдвоем испытывают многие на вид благополучные пары. Они создают видимость, что живут вместе, но многие проблемы решают в одиночку.

Многие стремятся сохранить свой брак любой ценой. Стремление сохранить брак – это нормальное состояние для женщины. Самое главное, какой это брак и стоит ли он того, чтобы его сохранять. Если между супругами еще живы былые чувства, но просто произошла ссора, то сохранить брак – это мудрость, достойная поощрения и уважения. Если женщина бродит по обломкам былой любви, цепляясь за призрачное прошлое, теряя уважение и здравый разум, то это жертва. Я считаю, что нет смысла сохранять брак тогда, когда чувство себя исчерпало и мы понимаем, что нас больше не любят. Тут не может быть никаких компромиссов. Не стоит пытаться вернуть чувство, которого больше нет. Нужно уйти в сторону и открыть свое сердце для новой любви.

Я категорически не согласна с тем, что, если мужчина завел на стороне вторую семью или полюбил другую женщину, нужно смириться, не следует его упрекать, а надо делать вид, что ты слепа и глуха, и ждать, когда у него проснется совесть и он вернется обратно. Когда я читаю и слышу подобные вещи, мне становится по-настоящему страшно. Жутко, когда призывают к самопожертвованию.

На самом деле те, кто пропагандирует подобные вещи, зомбируют наших женщин, развивают у них кучу комплексов и понижают их самооценку. Как можно делать вид, что ты ничего не замечаешь, зная, что мужчина только что пришел от другой женщины? Да вас никогда не будет уважать ни один мужчина, если вы не уважаете себя сами. Мужчину невозможно удержать ни чувством долга, ни ребенком.

Женская слепота и глухота к его похождениям вызывают в мужчине раздражение, и он теряет к жене всякое уважение. Остается лишь жалость, а это не самое лучшее чувство. Иногда оно унизительно. Если мужчина полюбил другую, то нужно отпустить его с богом и пожелать счастья, потому что это уже не ваш мужчина. Ваш мужчина никого не полюбит, кроме вас. Он не посмеет причинить вам душевную боль, потому что для него будут очень важны ваши чувства и ваше спокойствие. Никто не оценит ваше самопожертвование, потому что тяжело строить отношения с женщиной, у которой нет гордости, уважения к себе и чувства собственного достоинства. Если мужчина является инициатором разрыва, то он и должен восстанавливать отношения, а вы должны думать о себе, о своей дальнейшей жизни, о своем будущем и о будущем своих детей.

Ваши слезы, истерики, унижения, возможно, и смогут удержать любимого, но надолго ли? Все это уже никогда не вернет любовь. Придет время, вы начнете новую жизнь и сами будете недоумевать – ради чего вы так убивались? Потеря любви говорит о том, что впереди новое, более сильное и искреннее чувство. Потеря – это всегда приобретение и шанс на новую счастливую жизнь.

Измена происходит тогда, когда чувства ослабели. Измена ассоциируется для меня со словом «предательство». Это полный крах иллюзий и надежд. Очень часто измена – это готовность к новой любви. Для женщины измена – это шаг отчаяния и попытка сломать «совковый» стереотип, что состоящая в браке женщина обязательно должна быть счастливой.

Я уже давно выработала свою линию поведения, и меня совершенно не волнует, что кто-то считает меня стервой. Я никогда не относилась к категории женщин, которые хотят удержать мужчину любой ценой. Я ценю в отношениях с мужчиной комфорт, стабильность и душевное спокойствие. Здесь мне не нужна борьба. Я умею извлекать уроки из своего прошлого, и после того, как я смогла наладить свою жизнь, которая когда-то в один момент затрещала по швам, я стала намного сильнее, опытнее и мудрее. Теперь я знаю, что смогу все пережить и никогда не побоюсь начать все заново.

Мне часто говорят, что я стерва. Ну и что здесь такого? Для меня это слово звучит как комплимент. Стерва никогда не разменивается по мелочам и всегда бьет по мужскому самолюбию, находя в психике мужчины наиболее слабые и уязвимые места. Она слишком непредсказуема и своевольна, несмотря на то, что за эту своевольность ей приходится слишком дорого платить. Стерва свободна и независима как внутренне, так и внешне. Она назначила себе высокую цену, хорошо уяснив тот факт, что мужчина не даст ни на грош больше той цены, которую ты назначила себе сама. Стервозная дама не боится быть сильной, умеет блефовать, рисковать, а еще она умеет достойно проигрывать.

Я никогда не воспринимала слово «стерва» как оскорбительное, потому что все, что я делала в этой жизни, я всегда делала с остервенением.

Я выбрала свой собственный путь. Я готова к любым испытаниям и препятствиям. Чем больше я их преодолеваю, тем сильнее закаляется мой характер, тем больше я позволяю себе выйти за рамки условностей.

Я очень себя люблю. Очень… Очень! Мне все в себе нравится, и я ни от чего не хотела бы избавляться. Я слишком себя люблю, чтобы что-то в себе менять. Я принимаю себя такой, какая есть. У меня потрясающий роман с собой, любимой.

Я изменила самооценку. Я вдруг внимательно посмотрела на себя в зеркало и подумала о том, что я достойна только самого лучшего. ЗАХОТЕВ ИЗМЕНИТЬ СВОЮ ЖИЗНЬ, Я ИЗМЕНИЛА СЕБЯ И ПОВЕРИЛА В СОБСТВЕННУЮ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОСТЬ.

Никогда не поздно что-то менять и начинать все сначала. Если женщина потеряла себя как личность, то никогда не поздно ею стать. В один прекрасный момент она должна подойти к зеркалу и сказать: «Я У СЕБЯ ОДНА». А затем найти силы все изменить. В этой жизни научиться можно всему, даже умению быть счастливой. Нужно просто поднять свою жизнь на другой, более качественный уровень. Нужно всего лишь научиться управлять своими эмоциями, отказаться от общения с людьми, которые тебе неинтересны, и посмотреть на себя со стороны. Нужно просто себя полюбить, полюбить каждую клеточку своего тела, не стыдиться ни своей внешности, ни своих черт характера. Самоуважение не должно быть беспочвенным. Считать себя королевой без всяких на то оснований глупо. Нужно менять не только свое сознание, но и меняться самой. Высокое самомнение должно подкрепляться конкретными достижениями.

У каждого из нас свое понимание счастья. Я не стремлюсь быть для всех понятной, потому что временами я не могу понять саму себя. В моем понимании счастье – это когда ты обретаешь гармонию в душе и в отношениях с окружающим миром.

Я не знаю, что такое комплексы. Быть может, то, что я не могу выйти на улицу с ненакрашенными губами, – это и есть комплекс. Я понимаю, что это глупость, но выйти на улицу без помады на губах для меня все равно что появиться на людях без одежды… А других комплексов я не знаю.

Судьба всегда благосклонна к тем, кто не ждет от нее утешительный приз, а умеет вовремя развернуть фортуну к себе лицом. Я благодарна судьбе за каждый прожитый мной день. Какой бы это день ни был – мрачный или насыщенный яркими красками, он мой, и Я ЕГО ПЕРЕЖИЛА. Все трудности и невзгоды закалили мой характер, научили меня общаться только с теми людьми, которые мне приятны, и ценить каждый прожитый день, потому что никогда не знаешь, что принесет тебе завтрашний. Без всех этих трудностей и зигзагов своей судьбы, побед и разочарований я бы никогда не обрела гармонию с собой и окружающими миром.

Я философски отношусь к неудачам и различным препятствиям, потому что осознаю их необходимость и пользу. Был момент, когда я ненавидела этот мир, ненавидела все, что со мной происходило, но я всегда знала, что из-за облаков обязательно будет светить солнце, за зимой наступит весна, что за бедой нас всегда поджидает нечто удивительное и важное, что заставит нас полностью пересмотреть и изменить свою жизнь. Все неудачи всегда обернутся успехом, если не впадать в состояние отчаяния, относиться к ним философски и уметь их правильно принимать. Неудачи – это самый лучший способ показать нам наши заблуждения, которые заставляют нас усвоить необходимые жизненные уроки. Жизнь постоянно испытывает нас на прочность и подвергает сложной проверке. Только пройдя все испытания, мы можем превратиться в любящих и мудрых людей.

А еще я поняла, что идеальных мужчин не бывает, впрочем, как и принцев на белом коне. Мне нравятся обыкновенные мужчины из плоти и крови, которые смогли реализовать себя в этой жизни и занимаются любимым делом. В мужчинах я ценю надежность и умение не «ломать» женщину и уж тем более не выдвигать ей никаких условий. Рядом со мной никогда не будет находиться человек, который начнет выдвигать мне какие-либо условия. Мне симпатичны умные мужчины, которые уважают мнение женщины и принимают ее такой, какая она есть. На дух не переношу альфонсов и желающих пожить за чужой счет. Полюбить сильную женщину сможет только сильный мужчина.

Говорят, что в этой жизни ничто не вечно, всегда есть опасность, что даже от самой страстной любви могут остаться только воспоминания. Любовь нельзя воспринимать как данность. Мы, к сожалению, устроены так, что начинаем ценить это чувство только тогда, когда теряем. Мы забываем о том, что ценить любовь нужно здесь и сейчас, ведь отпущенное нам время так скоротечно…


Глава 14

Пока Феликс спал, я успела выпить кофе, пожарить картошку с луком и поставить диск со старым добрым отечественным фильмом. При этом я постоянно поглядывала в окно на соседский особняк – мне было не по себе.

Я сидела на диване, тупо смотря на экран телевизора, и пыталась представить, где сейчас Машка. Я старалась сосредоточиться на смешном фильме, снятом много лет назад, но у меня ничего не получалось, потому что я не находила себе места.

– Ты так и не поспала?

Я вздрогнула и посмотрела на проснувшегося Феликса.

– Не получилось, – развела я руками. – В голову лезут всякие мысли.

– Что за мысли? – как бы между прочим поинтересовался он.

– Тревожные.

– И ты не можешь их прогнать?

– Скорее, наоборот. Этих мыслей становится все больше и больше.

– Чем это так аппетитно пахнет? – Чтобы хоть как-то отвлечь меня, Феликс перевел разговор на другую тему.

– Жареной картошкой.

– Тогда, может, поужинаем? – Феликс посмотрел на часы и покачал головой. – Неужели уже вечер?

– А ты как думал? На закате спать нежелательно. Голова будет болеть.

– Значит, я проспал закат?

– Значит, проспал.

– Послушай, а я уже выспался. И что теперь ночью делать буду?

– Ты спал всего три с половиной часа.

Феликс достал из холодильника бутылку водки, открыл и поставил на стол.

Он принялся за жареную картошку с солеными огурцами, я села напротив, подперла подбородок рукой и стала наблюдать за тем, как он поглощает нехитрый ужин.

– Ничего, что я на тебя смотрю? – спросила я почти шепотом.

– Смотри. А ты сама-то есть хочешь?

– Не хочу. В холодильнике мясо было, но я не стала его трогать. Сначала достала, хотела разморозить и что-нибудь приготовить, а затем передумала и положила обратно в морозильную камеру.

– Почему?

– Во-первых, я не могу распоряжаться чужими продуктами, а во-вторых, я же тебя совсем не знаю.

– В каком смысле? – не понял Феликс.

– Может, ты вегетарианец.

– Во-первых, продукты в холодильнике лежат для того, чтобы из них что-нибудь готовить, и во-вторых, я не вегетарианец и очень люблю мясо.

– Теперь буду знать.

– Если захочешь еще что-нибудь приготовить, вспомни, что все продукты в твоем распоряжении. И вообще, я всеядный.

– Феликс, а тебе тут одному не скучно?

– Я уже скоро сутки как не один, – ухмыльнулся Феликс.

– Я серьезно тебя спрашиваю.

– А я серьезно тебе отвечаю.

– Мое общество тебя не напрягает?

– Живи. Жалко, что ли, – безразлично произнес Феликс.

– Я завтра уеду.

– Куда?

– В город. Мне нужно заставить нашу доблестную милицию искать Машку.

– Каким образом?

– Возьму Машкиных родителей и завтра же пойду писать заявление о похищении. Пусть возбуждают уголовное дело.

– Вряд ли возбудят.

– Почему?

– Не любят они такие дела и не хотят принимать подобные заявления.

– Как это не любят и не хотят? Они обязаны это делать. В конце концов, у нас еще нет частной милиции, которая делает только то, что считает нужным. Слава богу, у нас пока вся милиция еще государственная.

– Менты считают, что если молодая девушка не пришла ночевать домой, то это не беда – нагуляется и вернется. У меня сестра двоюродная пропала: ушла из дома и не вернулась.

– И что?

– Да ничего! Родственники бросились в милицию заявление писать, а там его принимать не хотели.

– Как это? Они обязаны!

– Лиза, ты в какой стране живешь? Что ты твердишь «обязаны да обязаны»?! – попытался образумить меня Феликс. – Здесь никто и никому ничего не обязан. Уж тем более человек в форме простому обывателю.

– Так что же дальше было?

– Заявление приняли через неделю. А до этого упирались.

– Но ведь все-таки приняли!

– Если бы ты знала, чего нам это стоило! Мол, молодежь! У них вечные загулы, семь пятниц на неделе, а мы их искать должны. Мои родственники твердили, что пропавшая девушка была очень пунктуальной. Если куда-то шла, то всегда звонила и предупреждала. Но эти разговоры только веселили милиционеров. Они вели себя так, будто были точно уверены в том, что все молоденькие девушки – шлюхи. В результате заявление приняли, но только для того, чтобы мы отвязались. По большому счету мою сестру никто не искал.

– Разве так можно?

– Да. У меня создалось впечатление, что наша доблестная милиция разделилась на две части. Одна половина занимается незаконными деяниями, прикрываясь своими погонами, а другая делает вид, что ничего не происходит. А пропавших людей никто не хочет искать.

– Так твою сестру вообще, что ли, не искали?

– Можно сказать, что так. Просто создавали видимость.

– Так нашли?

– Нашли, но только тело.

– Тело?

– Тело, – обреченно сказал Феликс.

Мне стало нехорошо. Я расстегнула «молнию» на спортивном костюме и тяжело вздохнула.

– Убили?

– Ее нашли грибники в лесу. Вернее, все то, что от нее осталось.

– Так что же с ней на самом деле случилось?

– Этого так никто и не знает. Боюсь, что уже и не узнает. Вот так. Жила-была вполне приличная девушка. Поехала утром в институт, сдала экзамен на «отлично». Она ведь на красный диплом шла. А затем позвонила, предупредила, что выезжает домой, но так и не доехала.

Почувствовав, что у меня вновь сильно закружилась голова, я посмотрела на Феликса не слишком осмысленно и прошептала:

– Давай переведем разговор на другую тему.

– Давай, – почувствовал неладное Феликс. – О чем ты хочешь поговорить?

– О чем угодно.

– Ну, например?

– Давай поговорим о том, нравится ли тебе быть врачом. – Это было первое, что пришло мне в голову.

– Конечно, нравится. Иначе я бы не учился столько лет. Я люблю свою работу. Люблю людей, которые ко мне приходят. У меня чисто мужская профессия.

– Разве врач – мужская профессия?

– Я думаю, что да. Врач должен быть очень сдержанным, а как известно, все женщины чересчур эмоциональны. Что тебе еще рассказать?

– Ты работаешь в крупной клинике?

– Ну, я бы не сказал, что она очень крупная. Обыкновенная.

– И как много времени ты проводишь на работе?

– Дни и ночи напролет. У нас подобралась очень хорошая команда. Так что вместе со мной работают высококлассные специалисты.

– А как ты совмещаешь личную жизнь и работу?

– Ты хочешь узнать, есть ли у меня семья? – более верно сформулировал мой вопрос Феликс.

– Что-то типа того.

– Семьи у меня нет. Я развелся несколько лет назад.

– Почему?

– Потому, что я слишком много работаю. Какая женщина будет это терпеть?

– Мне кажется, что любая женщина мечтает встретить трудоголика.

– Это только так кажется. Как только она понимает, что для мужа работа главное, – сразу начинает ревновать его к работе. Пока я пахал как папа Карло, жена встретила свою первую любовь. Видимо, чувства вспыхнули с новой силой. Жена забрала дочку и уехала в Германию. Туда, где уже много лет живет ее новый возлюбленный.

– Значит, твоя бывшая живет в Германии?

– Уехала на постоянное место жительства, – подтвердил Феликс.

– Ты с ней общаешься?

– Она не изъявляет желания. У нее сейчас все хорошо, и она не испытывает такой необходимости.

– А дочка?

– А дочка называет папой мужа моей бывшей жены. Она меня не помнит и даже не знает.

– Тебе от этого больно?

– Я понимаю, что это жизнь. Что значит больно?.. Кому нужна моя боль? Я же мужчина и свою боль обязан держать при себе. Жена счастлива, дочка не обижена. После развода серьезные отношения с женщинами у меня как-то не складывались.

– Ничего серьезного?

– Только мимолетные встречи без взаимных претензий.

– А хотелось бы?

– Чего? – не сразу понял Феликс.

– Хотелось бы серьезных отношений?

– Нет, – честно признался он. – Я попробовал, мне не понравилось. Потом слишком больно… Сейчас меня интересует только работа.

– Но ведь работа не может согреть в холодную ночь.

– В холодную ночь может согреть случайная знакомая, а больше тепла мне и не нужно.

– А что ж ты сейчас не на работе? Или ты в отпуске? – Посмотрев на целую гору пустых бутылок из-под пива и водки, стоящих у входа на кухню, я добавила: – Пьешь, я смотрю, в одиночестве.

– Пил, – поправил меня мужчина. – Сегодня еще не пил.

– Ах, только сегодня, – развела я руками. – Надо же, какой большой срок!

– Я здесь совсем недавно и при всем желании не смог бы все это выпить. Эти бутылки оставил мой друг.

– Он что, алкоголик?

– Нет. Просто он тоже развелся с женой. Видимо, они накопились здесь за долгое время. Тем более он сюда иногда приезжает с приятелями.

– Так почему ты торчишь здесь один?

Феликс занервничал, взял бутылку и наполнил рюмку.

– Будешь?

– Нет, – замотала я головой. – Не буду и тебе не советую.

– Извини, но в твоих советах я сейчас нуждаюсь меньше всего.

Дождавшись, когда Феликс выпьет и закусит огурцом, я спросила:

– Ты ничего не хочешь мне рассказать?

– А что ты хочешь от меня услышать?

– Почему практикующий врач-хирург, обожающий свою работу, скрывается в доме друга и пьет в одиночку? Если у тебя отпуск, то почему бы тебе не попытаться провести его другим способом? Почему бы не съездить на какой-нибудь курорт или на экскурсию и не получить новые впечатления?

– Я и взял отпуск только за свой счет.

– А это имеет какое-нибудь значение?

– Самое прямое, – пробормотал Феликс.

– Не вижу разницы.

– Если ты сама работаешь, то должна знать, что отпуск за свой счет берут в основном в экстренных случаях.

– Получается, что у тебя сейчас экстренный случай?

– Самый что ни на есть экстренный.

– И надолго ты взял отпуск?

– Пока не знаю, – по-прежнему уклонялся от ответа Феликс.

– А кто знает, если не ты?

– Я же тебе сказал, что не знаю. Я еще сам не могу ответить на этот вопрос.

– Пока не надоест пить?

– Я же тебе сказал, что не знаю. Просто у меня возникли неприятности на работе, и я решил уйти от проблем именно таким способом. Другого выхода я пока не нашел.

– У меня тоже проблемы, – пыталась образумить я Феликса, – но мне и в голову не могло прийти избавиться от них так, как это делаешь ты.

– Тебе проще.

– Почему?

– Потому, что ты женщина и у тебя на этот счет свое мнение. Вы с подружкой рванули в пансионат для того, чтобы зацепить богатых мужиков и залечить свои раны.

– Это не так.

– Это так, – настаивал Феликс. – Зацепили первого попавшегося богатого мужика и рванули ночью к нему в дом в поисках счастья.

Я рассерженно смотрела на Феликса и не могла придумать, как мне ему возразить. Наверно, потому, что Феликс был прав.

– Видел я этих жен миллионеров, – продолжил Феликс. – Общался.

– Где?

– В клинике. Некоторых сам лично оперировал.

– Так ты пластический хирург?

– Нет. Неужели для того, чтобы оперировать женщин, нужно быть пластическим хирургом? Ты так рассуждаешь, словно наши женщины, кроме пластических, никаких других операций не делают. У них куча разных болячек, которые требуют хирургического вмешательства.

– Тоже верно.

– Я оперирую как женщин, так и мужчин. Так вот, под мой нож ложились и жены миллионеров. После операции я с ними общался. Бедные женщины!

– Жены миллионеров бедные?! – засмеялась я. – Феликс, ну ты сказал!

– Не в том смысле. Вот вы все рветесь замуж за миллионеров, ищете их повсюду и даже представить не можете, что быть замужем за таким человеком – это очень тяжелый труд. Конечно, в этом есть как плюсы, так и минусы. Плюсы заключаются в том, что многие мечты становятся реальностью. Собственный особняк в элитном поселке, домработница, повар и гувернантка, садовник, роскошный автомобиль с охранником и водителем, самые престижные курорты, огромная гардеробная с дорогими нарядами «от кутюр», высшее общество, модные веселые вечеринки. С таким мужем все прихоти исполняются с небывалой быстротой. Но в этой сытой жизни не меньше минусов, чем плюсов.

– И какие же минусы?

– А минусы заключаются в том, что ты оказываешься запертой в золотую клетку. У тебя будет все, кроме одного.

– Так чего же у меня не будет? – заинтриговал меня Феликс.

– Права голоса. Не каждая женщина захочет почувствовать себя красивой пташкой, которая должна всю жизнь петь в неволе. Часто бывает, что у человека все есть. Только радости нет. Вкус к жизни почему-то пропадает.

– Наверное, вкус к жизни чувствуют только бедные, – съязвила я.

Но мужчина не обратил внимания на мои слова и продолжил:

– Трудно жить и знать, что твое собственное мнение мало кого интересует. Не так легко сидеть в четырех стенах и быть материально, эмоционально и духовно зависимой от мужчины. Очень часто у миллионера есть только одно достоинство – это его бабки. Среди богачей много тиранов и деспотов.

– Можно подумать, тиранов и деспотов нет среди бедных мужчин, – стояла я на своем.

– Есть, но от подобных мужчин ты не так зависишь, поэтому не теряешь права голоса и самоуважения. Богачи в жизни очень скупы, подозрительны. Они требуют отчет за каждый шаг и за каждую потраченную копейку. Это нам со стороны кажется, что миллионы свалились олигарху с неба. На самом деле он их заработал и знает цену каждой копейке. Жена миллионера должна всегда соответствовать миллионам своего мужа, а это нелегкий труд. Нужно знать, как себя вести в высшем обществе, в которое так стремятся попасть современные девушки. Жены богачей редко когда имеют право выбора. За них все решает муж.

– Неужели все так плохо?

– Я общался с этими женщинами и говорю тебе все как есть. У жены миллионера всегда есть длинный список обязанностей и не меньший список запретов. Нужно всегда быть в курсе всех последних модных новинок. В противном случае можно стать посмешищем в светском обществе и подорвать авторитет мужа. Вещи не должны нравиться. Они должны соответствовать. А еще жена миллионера должна соблюдать массу правил, которые диктует светский образ жизни. Неприятие этих правил непростительно. Банковские счета мужа беспощадны: нельзя слишком толстеть или худеть, пренебрегать маникюром или услугами стилиста и покупать ту одежду, которая не соответствует твоему статусу. В связи с постоянным отсутствием мужа многие богатые дамочки заводят себе любовников. Как правило, их любовники – массажисты или тренеры по фитнесу. Но даже страшно подумать о том, что будет, если об этом увлечении узнает муж. Ведь так много молоденьких и хищных конкуренток пытаются занять теплое, насиженное местечко и стать супругой олигарха.

– Ты ничего не сказал про любовь.

– А что про нее говорить? Любовь – штука функциональная.

– Никогда не слышала подобное определение любви.

– Любовь – это коктейль иллюзий, желаний и ожиданий. Его нужно смаковать, понимая, что придет время – и ты обязательно выпьешь его до конца. Сначала жизнь сводит двух людей, несмотря на то, что они совершенно разные: у них разные судьбы, разный круг общения и даже разные мироощущения. Дальше они влюбляются друг в друга. Чувства накаляются до предела, и люди, которые совсем недавно даже не подозревали о существовании друг друга, вдруг становятся близкими и родными по духу. Проходит определенное время, накал страстей ослабевает, и начинается отчуждение. Пропадает всякое желание за что-то биться и что-то менять. Двое живут вместе и понимают, что они стали совершенно чужими друг другу. Им даже не о чем поговорить.

– Ты хочешь сказать, что любые отношения когда-нибудь заканчиваются?

– Конечно. Только одни раньше, другие – позже.

– А как же вечная любовь?

– Вечную любовь придумали романтики. В этой жизни все проходит.

– Неужели все?

– Все.

– Но бывают же исключения…

– Исключения слишком редки, поэтому не стоит их принимать во внимание.

– А как же пары, живущие вместе до самой смерти?

– Ты много их видела?

– Нет, – честно призналась я.

– Я тоже.

– Но ведь они есть!

– Никто не отрицает. Я же тебе сказал, что эти исключения слишком редки. Да и у таких пар в отношениях периодически возникают кризисы.

– Но ведь они же успешно минуют эти кризисы.

– Согласен, но только им одним известно, чего им это стоит. Постепенно появляются острые углы, которые не всегда удается обойти. От состояния любовного опьянения не остается и следа, появляется трезвый взгляд на мир, а в некогда любимом человеке становятся заметными различные недостатки и дурные привычки.

– А как же притирка? Как же общность судьбы? Ведь когда сходятся двое, то две отдельные жизни сливаются в одну.

– Ты забыла сказать о том, что общность судьбы – это исключение из общих правил.

Я тяжело вздохнула, подумала о том, что Феликс действительно прав, и с грустью посмотрела, как он снова наливает себе водки.


Глава 15

– Так почему же ты все-таки пьешь? – поинтересовалась я снова.

– Потому, что я не миллионер и не миллиардер, – рассмеялся Феликс. – Девушек мало интересуют практикующие хирурги. В наше время все обесценилось. Дамы рыщут в поисках всевозможных эстрадных, спортивных и телевизионных звезд, крупных бизнесменов, нефтяных магнатов и даже представителей мафиозных структур. Для того чтобы встретить миллионера, не обязательно быть миллионершей. Богатеи женятся на своих сотрудницах, секретаршах и даже на няньках и домработницах.

– Феликс, ну что ты завелся? Прекрати. У тебя же такая благородная и нужная людям профессия. Что с тобой произошло?

– Благородная и нужная людям профессия! – рассмеялся Феликс.

– Не вижу ничего смешного.

– А если бы я тебя в пансионате встретил и сказал, что я врач-хирург, не стал бы обещать тебе фейерверк и частный самолет, ты бы поехала ко мне?

– Поехала бы, – чуть слышно ответила я.

– Поехала?

– Да. Ты очень интересный, обаятельный и умный человек. Тем более мне с детства нравились мужчины-врачи.

– Неужели?

– Только ты не подумай ничего плохого. Когда я была ребенком, мне нравились их белые халаты, а когда я выросла, они стали нравиться мне как МУЖЧИНЫ. Во врачах есть какое-то необъяснимое благородство.

Неожиданно Феликс поднял брови и внимательно посмотрел в мои глаза.

– Ты мне хочешь что-то рассказать?

– Я не спас сына одного криминального авторитета, – глухо сказал Феликс.

– А ты мог его спасти?

– В том-то и дело, что нет. – Лицо мужчины исказила гримаса боли.

– Тогда какие к тебе претензии?

– Убитый горем отец не хочет меня слушать.

– Как это не хочет?

– Он считает меня убийцей.

– Он что, думает, будто ты сознательно убил его сына?

– Совсем нет. Он просто считает, что парня можно было спасти, а я не постарался в полную силу. Но как я могу не постараться? Я что, сам себе враг?! Это же мой профессиональный долг! Просто уже ничего нельзя было сделать. Как только парня положили на операционный стол, я сразу сказал, что шансов никаких нет. Юноша был напичкан наркотиками. Мало того что он попал в аварию, так у него еще была передозировка.

– Его отец об этом знал?

– О том, что его сын был наркоманом?

– Да.

– От горя у него, видимо, начались проблемы с рассудком, и он не придавал этому значения.

– Разве можно не придавать значения тому, что твой ребенок употребляет наркотики?

– Видимо, для отца этого парня это было не важно. Как и любой нормальный родитель, он закрывал глаза на плохое и считал, что его чадо – самое лучшее в мире.

– Совершенно непонятно, как можно верить в благополучный исход операции, если твой сын накачан наркотиками?

Не ответив на мой вопрос, Феликс продолжил дальше:

– Слушай все по порядку. В клинику привезли семнадцатилетнего юнца, попавшего в автоаварию. Парень принадлежал к числу «золотой молодежи». Он со своей девушкой ехал из элитного ночного клуба. Оба нанюхались кокаина. На сегодняшний день кокаин – самое дорогое и самое сильное психотропное вещество. Правда, эффект от него продолжается совсем недолго. Где-то около сорока минут.

– Всего сорок минут?

– Представь себе, да. Именно поэтому кокаиновые наркоманы употребляют его в больших количествах. У закоренелых наркоманов действие кокаина сокращается до пяти минут.

– Так мало?

– Представь себе, а ведь он чертовски дорогой. Один грамм стоит сто-двести баксов. Цена очень часто зависит от качества наркотика и количества посредников, через которых он проходит, пока не найдет конечного покупателя.

– Да уж, – только и смогла сказать я.

– Кокаин доступен только обеспеченным людям, и он продается, к примеру, только в дорогих ночных клубах.

– Что, можно просто так прийти и купить?

– Можно, но только в подобные клубы не пройдет простой смертный.

– Почему?

– Потому, что в элитные клубы нет свободного доступа. Туда ходят только свои.

– А свои – это кто?

– Свои – это проверенные постоянные посетители. У них клубные карты. Понимаешь, когда человек нюхает кокаин, у него сердце бьется намного чаще, чем у обычного человека. Разве такое сердце могло выдержать подобную сложную операцию? Ведь кокаин является стимулятором симпатической нервной системы. Он сужает сосуды, повышает давление и температуру тела. Если бы парень не был накачан наркотиками, то у него были бы все шансы выжить. Но он слишком сильно нанюхался кокаина. Если бы даже парень и не попал в аварию, то той ночью он мог бы запросто схлопотать инфаркт или даже инсульт. Результат мог быть самым катастрофичным, потому что главный орган, на который воздействует кокаин, – это мозг. Кокаин высвобождает нейротрансмиттеры мозга.

Я улыбнулась, но тут же взяла себя в руки и сделалась серьезной.

– Что ты улыбаешься? – заметил мою улыбку Феликс.

– Сразу видно, что я беседую с врачом.

– Извини.

– За что? – искренне удивилась я.

– За то, что гружу тебя медицинскими терминами.

– Грузи. Мне это очень приятно.

– Ты все равно в этом не разбираешься.

– Я буду делать умное лицо. Знаешь, так приятно слушать образованного человека. Я так ценю умных мужчин. Никогда не думала, что мужчина-врач может быть таким привлекательным.

– Совсем недавно ты мне говорила, что тебе всегда нравились мужчины-врачи.

– Я этого и не отрицаю. Но до такой степени, как нравишься мне ты, мне еще никто не нравился.

Феликс немного смутился.

– Мы отвлеклись от темы.

– Мы действительно отвлеклись от темы. – Я подалась вперед и принялась поедать его глазами. – Кстати, какова тема нашего разговора? Кокаин?

– Я просто хотел объяснить тебе, почему у парня не выдержало сердце. Я даже не сомневаюсь в том, что помимо кокаина парень принял экстази. Он был закоренелым наркоманом, и эффект от кокаина был у него слишком незначителен. Видимо, он хотел сэкономить, ведь для того, чтобы сидеть на кокаине, нужно иметь много денег. Тут он поддался на уговоры друзей и решил принять экстази.

– Что это такое?

– Тоже наркотик. Он не только обладает возбуждающим эффектом, но и воздействует на сознание. Да и эффект от него совсем другой – четыре-шесть часов. Видимо, парень решил в тот вечер капитально догнаться. Башню снесло окончательно. Ведь люди, принимающие экстази, могут не спать по два-три дня, не пить и не есть все это время.

– Как это так?

– Экстази подавляет потребность в пище и сне. Понимаешь, экстази не вызывает такого привыкания, как кокаин, но он может вызвать галлюцинации, а в тяжелых случаях – паранойю. А ведь парень после приема такой дозы наркотиков сел за руль!

– Да разве можно в таком состоянии?

– И я про то же. Почему отцы своим обеспеченным деткам не могут нанять водителей?

– Может, они просто не знают, чем детки занимаются в ночных клубах?

– Сомневаюсь, – ответил Феликс. – Очень даже сомневаюсь. Парень смешал два сильных наркотика. По идее он должен был испытывать сильное чувство тревоги, может быть, он даже подвергся воздействию панической атаки.

– И он сел за руль!

– И это ужасно.

– Из-за таких вот уродов на наших дорогах в авариях гибнет столько ни в чем не повинных людей.

– Согласен.

– А экстази – это таблетка?

– Да, – кивнул Феликс. – Небольшая и вполне симпатичная. Она может быть любого цвета: розового, красного, белого. Да и форма у таблеток самая различная: круглая, квадратная, в виде треугольника или даже сердечка. На таких таблетках может быть даже какой-то рисунок.

– Какой?

– Да какой угодно! Действие экстази начинается где-то через сорок минут после приема. Если быть откровенным, то на нашем рынке экстази появился не так давно, и еще никто толком не знает, какое действие может оказывать на человека этот наркотик. Это таблетки для людей со средним достатком. Погибший парень был таким закоренелым наркоманом, что был готов запихнуть в себя все что угодно, только бы эйфория продлилась как можно дольше. Так вот, этот паренек сел в авто вместе со своей подружкой, которая, по всей вероятности, тоже была напичкана наркотиками.

– Еще и с подружкой…

– Какая-то девица. Вроде как студентка, которая тусовалась все ночи напролет. Для того чтобы выдержать этот развлекательный марафон, многие подсаживаются на различные стимуляторы. После их приема можно позволить себе достаточно интенсивные увеселения и не испытывать усталости.

– Не проще ли употреблять алкоголь, ведь он менее вреден, чем наркотики? – Я посмотрела на стоящую перед Феликсом полную рюмку водки. – Например, как ты.

– Я вообще-то не пью, – заверил Феликс. – Это временная мера.

– Точно? А как же медицинский спирт на работе?

– Может быть, им кто-то и увлекается, но только не практикующий хирург. Я не имею права употреблять алкоголь, ведь я несу ответственность за жизнь других людей. И не стоит сравнивать меня с «золотой молодежью».

– Я и не хотела тебя сравнивать… Просто мы заговорили про алкоголь. Почему «золотая молодежь» предпочитает наркотики, а не алкоголь?

– Потому, что для «золотой молодежи» алкоголь – это тоже наркотик.

– Как?

– Только это наркотик для бедных. Преимущество алкоголя в том, что его употребление не карается законом. По крайней мере, сейчас, – добавил Феликс. – Те, кто употребляет наркотики, прекрасно сочетают их с алкоголем. У разбившегося на машине парня в крови, кроме наркотиков, был обнаружен еще и алкоголь. Ты только представь, какой стресс получил его организм в ту ночь?! Кокаин. Он нюхал его и пил виски. А под конец экстази. Да я не мог его спасти, даже если бы он не употреблял наркотики! У него были слишком серьезные травмы! Я уверен, что он умер бы той ночью, даже если бы не попал в аварию! – Феликс почти кричал. Он закурил. Руки его тряслись. – Да, я сейчас пью. Для меня алкоголь в данный момент служит лекарством от стресса. Он заглушает чувство тревоги и отвлекает от забот и навязчивых мыслей. Это тоже своеобразное наркотическое вещество, которое с каждым разом требует повышения дозы.

Я многозначительно посмотрела на целую гору пустых бутылок и заметила:

– Это чувствуется. Значит, ты нашел выход из сложившейся ситуации? Пристрастился к выпивке.

– Я же тебе уже объяснил, что за такой короткий срок, пока я нахожусь в этом доме, даже при всем своем желании я бы не смог столько выпить. Можно подумать, ты вчера вместе со своей подругой не хотела напиться.

– У меня был стресс, и у нее тоже: не каждый день теряешь женихов.

– И вы сняли стресс и поехали искать нового?

– Так что стало с девушкой, которая села в машину наркомана? – перевела я разговор на другую тему.

– После того как они отъехали от ночного клуба, машина на всей скорости вылетела на автобусную остановку. Девушка умерла мгновенно. Парень был еще жив. Его привезли в клинику ночью. Было как раз мое дежурство. Прямо в операционную вошли люди с оружием, не помогла даже охрана. Среди этих людей был отец парня. Когда я сказал, что охранники сейчас вызовут милицию, отец парня взбесился. Он сказал, что сейчас же даст команду нас всех перестрелять. Мол, ему уже терять нечего. Это его единственный сын.

– Что ж он единственным сыном-то и не занимался?

– Такие люди думают, что за деньги можно всё, даже воспитать сына.

– Это, конечно, хорошо, но ведь есть и другие ценности.

– У обеспеченных людей свое мнение на этот счет.

– И что было потом?

– Я все же уговорил их выйти из операционной и внимательно осмотрел парня. А эти люди стояли за дверью и держали в руках оружие. Я вышел и сразу сказал, что парень не жилец. У него слишком серьезные травмы.

– А отец?

– Отец объявил, что если умрет его сын, то вместе с ним умру я и члены моей семьи.

– У тебя есть семья?

– Тогда я подумал, как же мне повезло, что у меня нет семьи. Мне некого терять.

– Но ты хоть пытался объяснить этому обезумевшему от горя мужчине, что его сын напичкан наркотиками?!

– А ты как думаешь? – глухо спросил Феликс.

– Пытался, – ответила я. – Это было бесполезно.

– В том-то и дело. Он ничего не хотел слышать. Он не слышал меня и тогда, когда я удивился, что парень вообще так долго живет. Он умер бы, даже если бы не было аварии. Передозировка наркотиков и алкоголя. Просто у него было крепкое сердце, но ведь крепкое сердце тоже может не выдержать. Я взялся делать операцию, хотя у парня не было никаких шансов выжить. Я знал, что он обречен.

– Но ты же все-таки на что-то надеялся?

– Никакой надежды. Чудес на свете не бывает. В конце концов, это мой профессиональный долг. Парень мог выжить только в том случае, если бы произошло чудо, но этого не случилось. Когда молодого человека привезли в больницу, его сердце уже еле билось. Парень умер в самом начале операции. Произошел паралич сердечной мышцы, и сердце остановилось. Паралич произошел потому, что организм уже не справлялся. Моей вины в его смерти не было. Если папаша считает по-другому, то пусть подает на меня в суд. Я могу собрать врачебную комиссию и доказать свою правоту. Пациент изначально был безнадежен. Я сделал все, что мог, и выполнил свой профессиональный долг до конца.

– А он?

– Он повел меня в операционную под пистолетом.

– А дальше? – Я затаила дыхание.

– Он стал требовать от меня, чтобы я оживил его сына, – холодно произнес Феликс и выпил еще рюмку.

– Что? – не поверила я своим ушам.

Феликс затравленно посмотрел на меня и повторил:

– Ты только представь: он велел, чтобы я немедленно оживил его ребенка!


Глава 16

Я прошлась по комнате.

– Бред какой-то. С чего он взял, что у тебя есть живая вода? Это же не сказка, а жизнь.

– Это действительно трудно представить. Передо мной стоит человек с оружием, откровенно мне угрожает и требует оживить покойника! Да это даже в страшном сне не приснится. Тем более я видел, что этот человек не в себе. Я осознавал весь ужас сложившейся ситуации, а еще я понимал, что этот человек мог в любой момент выстрелить. Ему ничего не стоило взять и нажать на спуск. Это читалось в его безумных глазах. Ты понимаешь, он смотрел на меня так…

Феликс замолчал, сдвинул брови и задумался. У меня создалось такое впечатление, что он забыл о моем существовании.

– Как? – напомнила я о себе. – Как он на тебя смотрел?

– Он смотрел на меня так, словно верил, что я могу воскресить покойника.

– Ну а дальше?

– А дальше мне нужно было выбирать: то ли выбираться из этого кошмара живым, то ли получить пулю в операционной.

– Я догадываюсь, что ты выбрал.

– Я пообещал обезумевшему отцу воскресить его сына, но для этого попросил его выйти из операционной. Как только он вышел, я вылез через окно и сбежал. Прямо в бахилах и халате.

– А потом? Что было потом?

– Спустя несколько минут после того, как я исчез, наконец появилась милиция. Несмотря на то что охранников держали под прицелом, кому-то из медицинского персонала удалось позвонить. Вопрос удалось решить миром. Отец забрал мертвого сына и удалился со своими головорезами. Напоследок он крикнул, что я мертвец. Вот, в общем-то, и вся история. Мой ассистент привез мне из клиники мои вещи, портфель с документами. Мне пришлось взять отпуск за свой счет и уехать из города. Друг предложил мне пожить в его коттедже.

– И долго ты будешь здесь отсиживаться?

– Не знаю, – признался Феликс. – Первый раз в жизни попал в подобную ситуацию. Пока ничего не знаю.

– И что ж, на этого убитого горем отца нет никакой управы?!

– А ты как сама думаешь – есть ли управа на криминального авторитета?

– Быть может, он все же придет в себя и осознает, что был не прав?

Феликс поднял голову, отодвинул от себя пустую тарелку и спросил:

– Ты знаешь, как выпутаться из ситуации, в которую ты попала?

– Нет.

– Я тоже.

Поерзав на стуле, я озадаченно почесала затылок.

– Вроде бы хирург в клинике, и вдруг – проблемы с криминальным миром… Кто бы мог подумать…

Увидев, что Феликс не переставая пьет водку, я покачала головой и направилась к двери.

– Ты куда?

– Пойду воздухом подышу.

– Со мной посидеть не хочешь?

– Не буду тебе мешать, – ответила я.

– Чему мешать? – не понял Феликс.

– Пить, – ответила я как можно более сдержанно. – Такой крепкий парень, а пьет, как заправский алкоголик.

– Ты решила на улице погулять? – Феликс не обратил внимания на мое замечание.

– Я хочу на крыльце посидеть.

– Так пойди, посиди.

– Легко тебе говорить! А как же твой бешеный пес? Я и так уже от него сильно пострадала.

– Кстати, перед сном я должен обработать твои раны.

– Ты не ответил на мой вопрос.

– Можешь выходить спокойно, – махнул рукой Феликс.

– Что значит «спокойно»? Ты мне гарантируешь, что твоя псина меня не порвет?

– Лорд на цепи у ворот сидит.

– Точно?

– Я же сказал, что посадил его на цепь. Лиза, странная ты девушка. Если ты находишься вместе со мной, то должна мне доверять. Какой смысл тебя обманывать, если мне же потом опять придется тебя штопать?!

– Извини. Просто с некоторых пор я не доверяю мужчинам, – только и смогла сказать я.

– Что, совсем?

– Совсем.

– Слишком часто обманывали?

– Слишком много врали, – назвала я вещи своими именами.

– Нужно учиться доверять.

– С какого перепуга?

– В жизни пригодится.

– Не уверена.

– Поживешь – увидишь. А тебя что, никто не учил, как от собак защищаться?

– Нет, – покачала я головой. – На меня собаки как-то раньше не нападали. А что, от собаки можно защититься?

– Конечно, – ухмыльнулся Феликс.

– Ну, если эта собака – болонка, то, наверное, и можно.

– Порода не имеет значения. Главное – не терять самообладания.

– А ты хочешь сказать, что в подобной ситуации можно его сохранить?

– Конечно, можно. Когда на тебя нападают, нужно в первую очередь побороть страх и принять необходимые меры защиты.

– Какие же? – поинтересовалась я.

– Если на тебя бежит агрессивная собака, то нужно выставить руку вперед ладонью вниз и четко скомандовать: «Фу! Лежать! Место!»

– Ты сам хозяин собаки, и неужели ты веришь в то, что твоя собака будет выполнять команды незнакомого человека?! Феликс, но это же смешно!

– Моя не будет.

– Так и чужая тоже.

– Это так, теория.

– Вот и я про то же.

– А вообще нужно обезопасить шею.

– Каким образом?

– Выставить вперед согнутую в локте руку и прикрыть горло. Главное, чтобы рука была защищена одеждой. Чтобы собака не смогла укусить, ее нужно хватать за загривок. Ты знаешь самое слабое место собаки?

– Нет.

– Подумай хорошенько.

– Так что думать, если я не знаю?

– Но ты еще не думала. Подумай!

– Хвост?

– Нет. Собаку вообще лучше не таскать за хвост. Если ты схватишь ее за хвост, она будет еще агрессивнее, а ты – уязвимее. Она тебя тогда всю порвет. Самое слабое место у собаки – это нос.

– Нос? – удивилась я.

– Ага!

– Никогда бы не подумала!

– Собаку нужно бить по носу. Чем сильнее будет удар, тем больше у тебя шансов спастись. Нужно резко закрыть пасть собаки, а затем нанести ей сильнейший удар сверху по носу.

– Мне кажется, это не поможет. Если собака большая, то она сразу собьет тебя с ног и повалит на землю. Какие уж тут удары?!

– Если собака валит тебя, то нужно провести удушающий прием, а если она бросается тебе прямо на спину, то следует выполнить кувырок вперед.

– Что выполнить? – захлопала я ресницами.

– Кувырок вперед.

– Кто должен кувыркаться – я или собака? – покатилась я со смеху. – Собака?

– Ты, – как-то по-детски обиженно надул губы Феликс. – Я тебе серьезно говорю, а ты смеешься.

– Потому что ты говоришь смешные и невыполнимые вещи.

– Как это невыполнимые? Это же самооборона.

– Это всего лишь теория, – произнесла я серьезным голосом.

– Да, но ее можно применить на практике. Если бы на меня напала собака, то я бы смог от нее отбиться.

– А вот я не смогла. И вчера ты смог в этом убедиться.

– Потому что ты не знаешь теории.

– Знаешь, когда попадаешь в экстремальную ситуацию, то любая теория сразу вылетает из головы.

Перед тем как уйти, я все же остановилась и бросила на Феликса многозначительный взгляд:

– Если твой Лорд, не дай бог, сорвется с цепи, то я очень сильно его укушу. Так и знай.

На улице уже стемнело. Тусклые фонари освещали пустынный двор. В соседнем коттедже окна были темные, даже не было включено уличное освещение. Я вспомнила охранника особняка, который уверял, что он никогда не покидает свой пост, и решила, что, скорее всего, по ночам дом пустует. Если, конечно, в него не привезут каких-нибудь очередных одураченных девушек.

Из головы не выходила история, рассказанная Феликсом. Да, злую шутку сыграла с ним злодейка-судьба. Неизвестно, сможет ли Феликс оперировать дальше после всего того, что с ним произошло? Как же это сложно: делать свое дело, нарабатывать профессионализм, вкладывать всю свою душу и… попасть в подобный переплет, который одним махом перечеркнет все, что ты делал.

Мне показалось, что с того самого момента, когда в моей жизни не стало Руслана, закончилось все самое хорошее. Не стало Машки, Севки, спокойной жизни, и создалось такое впечатление, что за каждым углом меня подстерегает опасность.

В последнее время моим верным спутником стал страх, от которого я уже сильно утомилась. Устала от постоянного учащенного сердцебиения, сбившегося дыхания, трясущихся рук и негативных мыслей. Если бы мое состояние охарактеризовал Феликс, то он сказал бы именно так: страх оказывает сильное воздействие на мышечную, сердечно-сосудистую и дыхательную системы… Я улыбнулась – какие все-таки необыкновенные эти мужчины-врачи. Я бы сказала, что они даже очень привлекательные, а может быть, даже сексапильные. Однажды в поликлинике меня осматривал потрясающей красоты участковый врач, которому хотелось отдаться прямо в кабинете. Он слушал мои легкие, а я дрожала от его прикосновений и хотела только одного: чтобы мои легкие интересовали его как можно дольше.

Раздавшийсяй рядом глухой кашель заставил меня прервать размышления и внимательно осмотреться по сторонам.

– Кто это? – шепотом спросила я.

Я была уверена, что отчетливо слышала чей-то кашель, и это не могло мне померещиться, потому что уж чем-чем, а галлюцинациями я не страдаю. Кашель был глухим, поэтому его вряд ли было бы слышно, если бы он раздавался за территорией дома. Кашляли где-то здесь, поблизости.

Может быть, кашлял Лорд? Кстати, а почему Лорд не залаял в тот момент, когда я вышла на крыльцо? Феликс сказал, что он на цепи и что я в безопасности. Если Лорд на цепи, то это не значит, что он заперт в сарае или еще где-нибудь. В любом случае он должен был хоть как-то на меня среагировать. Скорее всего, пес бы залаял, злясь, что его посадили на цепь и он не может меня покусать. Но этого не произошло… Конечно, может быть, он просто спит, но мне всегда казалось, что собаки, охраняющие дом, спят очень чутко и реагируют на любое, даже самое незначительное движение. Может быть, Лорд меня уже полюбил и мое появление не вызывает у него никаких эмоций? Что-то с трудом в это верится…

Почувствовав неладное, я решила проверить свои подозрения и тихонько спросила:

– Лорд, ты здесь?! Лорд!

Собака не откликалась. Я почувствовала, как необъяснимый ужас сковал мои члены. Я застыла на месте, боясь пошевелиться. Я поняла, что сейчас произойдет что-то страшное…


Глава 17

Еще совсем недавно этот дом напоминал мне крепость, в которой можно укрыться от опасности, но в этот момент я почувствовала себя беззащитной. Я прислушалась и уловила совершенно непонятные, едва уловимые звуки, от которых у меня волосы встали дыбом. Я осознала безысходность своего положения. У меня совершенно не было времени на то, чтобы успеть убежать в дом. Тело окаменело, ноги стали словно пудовые гири, сердце готово было выскочить из груди. Я могла погибнуть от пули в любую секунду, не сходя с этого места.

– Лорд, ко мне, Лорд! – жалобно позвала я и тут увидела рядом чей-то темный силуэт.

– О боже! Мама… – прошептала я и от нервного напряжения вцепилась в перила лестницы.

Разглядев, что передо мной стоит незнакомый мужчина с оружием в руках, я дернулась, зажмурилась и… услышала выстрел. Затем еще и еще. Но я почему-то не умерла. Когда все стихло, я открыла глаза и увидела перед собой Феликса. Зарыдав, я бросилась к нему на шею:

– Феликс, что произошло? Откуда ты взялся? Я сидела на крыльце. Тебя не было. Как ты вышел из дома?

– Через окно, – сказал Феликс.

– Как через окно?

– Элементарно. Ну как люди выпрыгивают через окно?

– Ты спас мне жизнь, – всхлипнула я и прижалась к его груди.

От Феликса сильно несло перегаром, но теперь это не имело значения. Мы стояли, тесно прижавшись друг к другу, и Феликс с каким-то трепетом перебирал мои волосы.

– Лизка, успокойся. Все хорошо. Слышишь, все хорошо.

– Меня хотели убить.

– Все обошлось…

– Как ты узнал, что мне угрожает опасность?

– Как только ты вышла на улицу, я сразу обратил внимание, что Лорд не отреагировал на это.

– Я это тоже заметила.

– Так вот, я же хорошо знаю собаку и понимаю, что Лорд по-любому должен был залаять. Если он не гавкает, значит, произошло что-то страшное. Я вылез через окно, притаился и вскоре увидел тень человека, который двигался прямо к тебе.

Придя немного в себя, я слегка отстранилась от Феликса и посмотрела на охотничье ружье, которое он держал в руках.

– Я думала, ты из моего пистолета стрелял.

– Я же сказал, что замотал пистолет в тряпку и спрятал в доме.

– А откуда у тебя охотничье ружье?

– Это хозяйское ружье Он охотник. Я знал, где оно лежит. В прошлый раз друг ходил с ним на кабана. Хорошего зверя завалил.

– А теперь человека…

Я посмотрела на мужчину у своих ног и прошептала:

– Кто это?

Феликс присел на корточки рядом с незнакомцем и слегка приподнял его голову.

– Первый раз его вижу.

Я зябко повела плечами и на всякий случай огляделась по сторонам.

– Я тоже, – только и смогла сказать я.

– Непонятно, это по мою или по твою душу приходили.

– Ты о чем?

– Это либо тебя приходили убивать, так как ты стала невольной свидетельницей происходящего в особняке, или меня вычислил сумасшедший папаша.

– Ты уверен, что тебя действительно хотят убить? Это же абсурд.

– Лиза, я в последнее время уже ни в чем не уверен.

Феликс резко встал и, не выпуская ружья из рук, направился к воротам. Мне было жутко оставаться с трупом, и я жалобно спросила:

– Феликс, ты куда?

– Надо найти Лорда. Может, он еще жив.

Неуверенно шагнув следом за Феликсом, я услышала глухой стон и сразу поняла, что Лорда больше нет. Я хорошо представляла, что значит этот «кавказец» для мужчины, потому что не так давно тоже была хозяйкой чудесного добермана, который внезапно заболел и умер. Для меня его смерть была настоящей трагедией, ведь мы успели подружиться.

А еще я поняла главное: в отличие от мужчин собаки не предают. Наблюдая за тем, как Феликс гладит голову мертвой собаки, я поняла, что нас обоих загнали в какую-то ловушку, из которой нет выхода. Словно на нас обрушилось что-то такое, чему невозможно противостоять.

– Что с Лордом?

– Он мертв. Его застрелили.

– Почему мы не слышали выстрелов?

– Скорее всего, стреляли из пистолета с глушителем.

Феликс сидел на земле рядом с мертвой собакой и смотрел на нее с тоской. Он достал из кармана брюк мобильный телефон и принялся нажимать на кнопки. Я стояла ни жива ни мертва и молча наблюдала за тем, что происходит.

– Алле, Стас, извини за поздний звонок. Это Феликс. Меня кто-нибудь искал? Все тихо? Как там наша бабушка из пятой палаты? Она сегодня что-нибудь ела? А какое у нее давление? Ты ей заменил тот препарат, о котором мы говорили? Сейчас аллергии нет? Ну, слава богу! Передавай ей привет. Скажи, чтобы держалась молодцом. Не за горами выписка.

Я смотрела на Феликса и чувствовала, как по щекам текут слезы. Такой умный мужчина, талантливый врач-хирург вынужден скрываться от неприятностей, а может быть, даже от собственной смерти на даче своего друга… Где справедливость?

– А как Иван Степанович? Уже встает? Вот это радость! Пусть только не переусердствует. Он еще слишком слаб. Передай ему, что много ходить нельзя. Всему свое время.

Феликс закончил разговор и сунул мобильный в карман. Не обращая на меня никакого внимания, он принялся ласково трепать мертвого Лорда за ухо, и я заметила, что руки его дрожат.

– Он точно умер? – задала я дурацкий вопрос, чтобы хоть как-то напомнить о своем существовании.

– Умер. Если бы он был жив и была бы хоть какая-нибудь надежда, я бы сделал все возможное.

Освещение было тусклым, но мне показалось, что в глазах Феликса блестят слезы.

– Мне очень жаль, – только и могла сказать я.

– Знаешь, а ведь это все из-за тебя, – произнес Феликс, и эти слова неожиданно прозвучали зло.

– Что? – Эта фраза потрясла меня настолько, что я побледнела и беспомощно развела руками. – Что ты сказал?

– Что слышала. Лорда убили из-за тебя. Если бы ты здесь не появилась, то ничего бы и не было. Он бы сейчас был жив.

– С чего ты взял, что это из-за меня? У тебя же у самого крупные неприятности.

Но Феликс не обратил на мой протест внимание.

– Когда со мной случилась вся эта история, я был вынужден приехать сюда, хотя очень этого не хотел. Слишком много дел осталось в клинике. Единственный, кто обрадовался моему вынужденному затворничеству, – это Лорд. Он обожал загородные прогулки, простор и свежий воздух. Увы, но у меня он жил в городской квартире. С тех пор как я его сюда привез, он просто ожил! Я так был рад, что моему любимому Лорду здесь хорошо…

Феликс умолк, я слегка кашлянула и несмело спросила:

– А почему ты решил, что убийца проник в дом по мою душу?

– Я позвонил своему напарнику. Меня никто не искал. Отец похоронил сына и пока не приезжал в клинику. Все тихо и спокойно. – Феликс немного помолчал и добавил: – Я не говорю, что у меня не будет проблем в дальнейшем, и вполне возможно, что отец наркомана немного придет в себя после похорон и решит со мной расквитаться, но пока он не делает подобных попыток. В клинике все идет своим чередом. Стас живет со мной на одной лестничной площадке. Он говорит, что и дома все тихо. Никто не приходил.

– Значит, убийца проник в дом, чтобы избавиться от меня? Эти ребята подумали, что я могу пойти в милицию еще раз и оказаться понастойчивее. Меня проще пришить.

– Если бы убили тебя, то убили бы и меня.

– Почему?

– Потому что свидетелей в живых не оставляют.

– А какой ты свидетель? Что ты мог видеть?

– Достаточно того, что я знаю тебя и слышал все то, что ты рассказала. Если бы я вовремя не сообразил, что нам угрожает опасность, то картинка была бы следующей: два трупа в одном доме и никаких следов. У соседей явно есть хорошее алиби. Уж они-то об этом позаботились. Да и в соседний дом никто не приезжал.

Феликс вновь потрепал мертвую собаку и прошептал:

– Я буду скучать по тебе, Лорд.

– Я тоже, – брякнула я не к месту и прикусила губу. Я произнесла это очень искренне, но со стороны мои слова выглядели насмешкой.

Феликс вновь бросил на меня колючий взгляд.

– Бедный мой малыш… Я не уберег тебя…

Я всхлипнула:

– Извини.

– За что?

– За то, что так вышло. Я в этом не виновата.

– А кто виноват?

– Ты же сам знаешь, кто.

– С твоим появлением неприятности на меня посыпались градом.

– Может быть, мне уйти?

– Нужно уходить вместе. Мне тоже нельзя здесь больше оставаться.

– Я не хотела, – вновь пробормотала я себе под нос, потому что другие слова просто не приходили мне в голову.

Феликс встал, молча подошел ко мне и прижал к себе.

– Это ты меня прости. Ты сама стала заложницей сложившихся обстоятельств. Просто знаешь, как больно терять друга… Можно даже сказать – лучшего друга.


Глава 18

Феликс был прав. В доме нельзя было больше оставаться.

– Нужно срочно уходить. Убийца должен сообщить о том, что работа выполнена, связавшись с заказчиком. Так как звонка по понятным причинам уже не будет, то заказчик может забеспокоиться и попытаться выяснить, что произошло. Чем быстрее мы испаримся, тем лучше.

Я кивнула:

– Ты со мной?

– Ну понятно, что я здесь не останусь, – сказал Феликс, собирая свои вещи в сумку.

– А ты меня не бросишь? – ходила я за ним по пятам.

– Да куда я уже без тебя…

– Правда?

Застегнув молнию на сумке, Феликс устало взглянул на меня и раздраженно спросил:

– Лиза, а тебе что, заняться нечем?

– Нечем, – призналась я.

– Задаешь дурацкие вопросы.

– У меня вещей нет, и мне собирать нечего. Можно я в твоем спортивном костюме поеду? Хоть он мне и великоват, но больше надеть нечего.

– Ну понятное дело, что ты поедешь не в белье. Я этот спортивный костюм тебе дарю. Считай, он твой.

– Вот еще! Когда все образуется, я тебе его отдам, а то подумаешь еще, что это мой стиль одеваться. В мужские треники…

– Глупости не болтай. Давай двигать отсюда. – Феликс поставил сумку на пол. – Послушай, вместо того чтобы под ногами путаться, ты бы лучше делом занялась.

– Каким?

– В спальне, в шкафу, возьми два покрывала. В одно завернем Лорда. Его похоронить нужно. Я лопату возьму. Где-нибудь подальше от дома и закопаем. Я хочу это место запомнить, чтобы иногда своего друга навещать.

– А второе покрывало для чего?

– Завернем в него труп, – с невозмутимым видом произнес Феликс.

– Труп?! Зачем?

– А ты что, хочешь его здесь оставить?

– Я об этом как-то не думала… Я даже не знаю… – Я пыталась бороться с волнением, но у меня ничего не получалось.

– Если мы не подумаем, то кто?! Ты хочешь, чтобы на меня убийство повесили?

– Нет, что ты!

– Мне друг ключ от дома дал, чтобы я пожил по-человечески, а я ему такую свинью подложу.

– Какую свинью? Киллера, что ли?

– Вот именно, киллера. Оставлю ему здесь на долгую память разложившийся трупешник. Мне за решетку совсем не хочется.

– Если мы спрячем труп, то никто о нем и не узнает, – попыталась успокоить я Феликса. – Вон, в доме у Али лежал труп в спальне, а как только мы пришли, все чистенько, никого нет. Словно его и не было никогда.

– Вот и мы так же сделаем. Все чистенько, словно никакого трупа и не было вовсе. – Феликс протянул мне какой-то предмет, завернутый в кусок материи: – Возьми. Это твой пистолет, с которым ты ко мне на участок прыгнула.

– А что мне с ним делать? – испугалась я.

– Будем от трупа избавляться и от пистолета тоже избавимся. На нем чужая кровь.

– Я из него не стреляла, – попыталась я снова заверить Феликса. – Я им только человека по голове ударила.

– Да слышал уже! Какая разница, – махнул он рукой.

– Неужели никакой разницы?

– Ты историю его знаешь?

– Нет.

– Вот и я про то же. Может, из него кого-нибудь убили, откуда тебе знать?! Тебе хочется брать на себя чужое преступление?

– Нет.

– Тогда зароем, и баста.

Я достала два покрывала. Феликс открыл багажник. Мы затолкали туда труп, а на заднее сиденье положили Лорда. Пока Феликс отключал уличное освещение и открывал ворота, я смотрела на испачканные кровью руки и слушала биение своего сердца.

– Я руки кровью испачкала, – нерешительно произнесла я.

– Ну что ты как маленькая! Возьми полотенце и вытри.

Взяв полотенце, я стала вытирать руки и почувствовала сильную тошноту.

– В багажнике столько крови будет… Покрывало насквозь промокло. Да и на заднем сиденье тоже…

– Ничего страшного. Отмоем, скоро кровь свернется, – успокаивал меня Феликс.

Я смотрела на этого волевого мужчину и думала, что его самообладанию можно только позавидовать. Как только мы выехали с проклятой дачи, Феликс закурил и протянул сигареты мне.

– Будешь?

– Буду, – нервно кивнула я, – хотя и бросила.

– Тогда и не начинай. – Феликс убрал пачку в бардачок.

– Надо где-то здесь остановиться.

– Почему?

– Потому что перед выездом на главную дорогу стоят гаишники.

– Ночью?

– Ночью они еще злее, чем днем. Ни одну машину не пропустят. Господи, никуда не деться от этих гаишников! Как же надоело их кормить. Когда видят, что придраться не к чему, прямо так и говорят: «Сколько можете дать денег на развитие ГАИ?» И разумеется, никакой квитанции. Когда я отвечаю, что денег нет, меня сразу начинают шмонать, заставляя показывать аптечку и огнетушитель. Вся система ГИБДД уже давно насквозь коррумпирована.

– Вот и я про то же. Перед выездом на центральную дорогу ты сядешь за руль. Я выпил. У тебя права есть?

– С собой нет.

– Тогда нужно выбирать из двух зол меньшее. Лучше предстать перед гаишниками без прав и сказать, что ты забыла их дома, чем дыхнуть на них перегаром. Думаю, в первом случае будет намного дешевле.

– Согласна.

– Минут через двадцать будет поворот к реке. Туда и рванем.

– Ты здесь все знаешь!

– Я же тебе уже говорил, что бывал здесь неоднократно. Мы даже как-то с компанией тут недалеко грибы собирали.

– Феликс, а что дальше будет? Дальше-то что?

– Ты о чем?

– Сейчас мы избавимся от трупа, похороним Лорда, а что потом?

– Я как-то не совсем понимаю твой вопрос.

– Ну что тут может быть непонятного? Когда мы сделаем все, что задумали, куда мы потом поедем?

– Я отвезу тебя домой, – ответил Феликс. – Вернее, ты сядешь за руль, и мы доедем до твоего дома. Ты пойдешь к себе, а я свои проблемы решу самостоятельно. Ты займешься поисками своей подруги. Теперь ты получила хороший жизненный урок и никогда больше не поедешь среди ночи к первому встречному «миллионеру» на обещанный им «праздник». Видишь, чем может обернуться подобный праздничек?

– А ты?

– А что, я? Придумаю что-нибудь.

– Что? – стояла я на своем.

– Тебе это интересно?

– Очень.

– Поживу пока у знакомого. А там видно будет. Домой и в клинику мне пока возвращаться нельзя. Может, пройдет время, все затихнет, я пойму, что мне больше ничего не угрожает, и вернусь к врачебной практике.

– А у каких знакомых ты поживешь?

– Да что, у меня знакомых мало?

– В запой опять уйдешь?

– Да с чего ты взяла, что я пью? – занервничал Феликс.

– Имела возможность убедиться. Послушай, Феликс, у меня к тебе предложение.

– Какое? – сразу заинтересовался он.

– Поживи у меня.

– У тебя? – Феликс растерянно пожал плечами.

– А почему бы и нет? Я девушка одинокая. Вернее, нет. Я свободная. Зачем тебе по чужим углам скитаться?

– Можно подумать, что твой угол будет для меня своим.

Глубоко вздохнув, я улыбнулась:

– Ты можешь остаться у меня навсегда.

– Не понял? – Феликс оторвал взгляд от дороги и внимательно посмотрел на меня.

– Не отвлекайся. Нам еще не хватало в аварию попасть. Я тебе предложила остаться у меня на всю жизнь.

– Это что-то типа гражданского брака?

Даже в полумраке я увидела, что Феликс побагровел.

– Что-то типа того. Хочешь официальный, хочешь гражданский. Меня это особенно не интересует. Для меня главное – чтобы ты был рядом.

– Не понял…

– Что тут непонятного? Для меня штамп в паспорте не важен. Для меня важна любовь. Я перед государством за свои поступки отчитываться не собираюсь.

Пока Феликс ошарашенно прокручивал в мозгах мое предложение, я вытянула из бардачка сигареты и закурила.


Глава 19

– Лизка, у тебя мужика, что ли, нет? – наконец догадался Феликс.

– Вчера был. Сегодня нет.

– И где же он?

– Его вчера убили, когда он от меня утром уходил, – невозмутимо ответила я.

– Ты шутишь?

– Да разве такими вещами можно шутить? Он вышел из моего подъезда, но до машины не дошел. Я только спать легла… Меня соседка разбудила, выхожу – а там кровь, крики…

– Веселенькая у тебя жизнь! У твоего подъезда снайпер, что ли, дежурит?

– Сейчас уже нет, а раньше дежурил.

– И ты приглашаешь меня к себе жить? Я что, похож на сумасшедшего?

– А ты здесь при чем? Мой бывший приятель был бандитом.

– Я смотрю, по тебе тоже тюрьма плачет.

– По тебе тоже, – заметила я. – Феликс, этого человека больше нет. Я с ним встречалась месяца три. Он был женат.

– А ты, значит, женатыми не брезгуешь?!

– А почему я ими должна брезговать? – не сразу поняла я. – Ты говоришь о них так, как будто они прокаженные. Что ж, по-твоему, женатые – это не мужики?!

– Но ведь они заняты.

– Занято знаешь где? В туалете! Гулять все хотят, как женатые, так и холостые. Никто не виноват в том, что сейчас в России мужиков меньше, чем баб. На одного неженатого мужчину приходится шесть незамужних женщин. Так что тут не до жиру. Каждая женщина мечтает о семье, детях и полноценном женском счастье.

– И женатый мужик может все обеспечить?

– Не может, конечно, но бывают и исключения. Если к отношениям с женатым мужчиной относиться слишком серьезно, то они приносят много страданий. Очень часто женатые мужчины одинаково любят и жену, и любовницу и обеих боятся потерять.

– Лизка, а я-то здесь при чем?

– А при том, что я уже давно хотела встретить такого, как ты.

– А какой я? Что-то я сам не знаю. Может, ты лучше меня это знаешь?

– Ты врач, – с особой гордостью произнесла я.

– Понятно. Значит, ты хочешь жить именно с врачом.

– Хочу. Я буду тобой гордиться. С тобой болеть не страшно. Что бы ни случилось, ты всегда полечишь, подштопаешь.

– Теперь понятно, что так тебя прельщает.

– Муж-врач в доме всегда пригодится. Сейчас время такое – непонятно откуда только болезни липнут. Ты не подумай, что я тебе не подхожу. У меня работа хорошая, высокая должность. Я вполне успешная и состоявшаяся гражданка.

– И что ж ты, такая успешная, до сих пор одна? – язвительно протянул Феликс.

– Сама не знаю, – честно ответила я. – Видимо, в этой жизни чем-то приходится жертвовать. Когда думаешь только о карьере, как-то не складывается личная жизнь. Феликс, я же тебе говорю, что мне штамп в паспорте не нужен. Меня его отсутствие нисколько не будет смущать. Я заслужила любовь.

Не дождавшись от Феликса хоть какой-то ответной реакции, я тронула его за рукав:

– Феликс, может, ты переживаешь, что мы с тобой в постели друг другу не подойдем? Ты так и скажи. Но ведь мы еще ни разу не занимались сексом. Зачем ты делаешь такие поспешные выводы? Даже если у нас что-то и не срастется, не стоит отчаиваться и впадать в депрессию. Мы будем стараться и по возможности придем к какому-нибудь компромиссу.

Феликс, едва справившись с управлением, чуть было не врезался в столб. Он покрутил пальцем у виска и усмехнулся:

– Лизка, ты прикалываешься, что ли? Мне кажется, ты не совсем удачно выбрала момент. У нас труп в багажнике, а ты несешь какую-то ахинею.

– Я говорю с тобой вполне серьезно, – обиженно надулась я.

– Как же я сразу тебе точный диагноз не поставил? Когда ты с дерева падала, у тебя мозги так хорошо тряхануло, что извилина за извилину явно заехала. Боюсь, это не лечится.

– Что именно? То, что я хочу с тобой жить? Даже не пробуй лечить. Феликс, а какие женщины тебе нравятся?

– Лиза, ты надо мной издеваешься? – недоумевал Феликс.

– С чего ты так решил?

– С того, что сейчас нам нужно отделаться от трупа. Не ко времени ты несешь всякую ерунду.

– Не такая это уж и ерунда… И мы еще не приехали.

– Скоро приедем.

– Но ведь пока едем, могли бы и поговорить. Может, мне это нужно для того, чтобы меня так сильно нервная дрожь не колотила? Может, я хочу хоть немного забыться. Мы будем разговаривать и на время забудем о том кошмаре, который с нами произошел. Так какие женщины тебе нравятся? – Я до последнего надеялась, что Феликс ответит на мой вопрос, и он действительно ответил:

– Какие, какие… Женщины как женщины.

– Что, тебе вообще нет дела, с кем жить? Ну, какие у тебя предпочтения?

– Да я и не собираюсь ни с кем жить. Мне это не нужно, – попытался заверить меня Феликс.

– Я жду ответа, – не сдавала я свои позиции.

– Мне нравятся яркие непредсказуемые девушки.

– Это ты меня в двух словах пытаешься описать? Ты не думай, что я всегда такая, как сейчас.

– Да ничего я и не думаю.

– А я вообще очень яркая. Это я сейчас вся такая серенькая и заштопанная, а как приведу себя в порядок, как окрепну – так ты ахнешь.

– Я же твои раны хотел осмотреть и как следует их обработать.

– Вот домой приедем, и мое тело будет в полном твоем распоряжении.

Феликс покосился на меня и усмехнулся.

– Чудна´я ты! Послушай, а ты точно головой очень сильно ударилась, если в такой момент подобные разговоры заводишь.

– А о чем мы должны с тобой разговаривать? О трупах? Так какие женщины тебе еще нравятся?

– Умные и уверенные в себе. Не люблю закомплексованных девушек, которые постоянно твердят про свои недостатки и комплексы. Мне нравятся эффектные девушки.

– С этим тебе повезло. Уж чего-чего, а комплексов у меня нет.

– Я это понял.

– Вот и чудненько.

– Не люблю хитрых и меркантильных женщин.

– Увы, но с этим тебе придется смириться.

– С чем?

– С моей хитростью и меркантильностью.

– Ты хитрая и меркантильная?

– Было бы намного хуже, если бы я была бесхитростной дурой, которой ничего не нужно. Нельзя быть немеркантильной в нашем современном мире.

– Еще я стерв терпеть не могу.

– Придется полюбить.

– А ты еще, оказывается, и стерва! – От удивления Феликс даже присвистнул.

– Еще какая!

– В таком случае я стервец.

– Замечательно! Тогда мы друг друга стоим.

– А между прочим, мужчины на дух не переносят женщин-стерв, – не без иронии заметил Феликс.

– Не скажи! Стервозность – это то, что мужчина ищет в каждой женщине.

– Любому мужчине хочется видеть рядом с собой ведомую женщину, для которой главное – семья. Кому нужна женщина, которая выматывает мужчину, высасывая из него все соки.

– Не скажи! Зато мужчина всегда в тонусе.

– Но не ценой же собственного здоровья! У любого нормального мужчины могут закончиться силы. По мне, пусть подобная стерва ищет себе запасной аэродром. Я никогда не был ведомым и никогда им не буду. Лично меня даже просто раздражает само слово «стерва». Я жил с такой женщиной. Мне хватило.

– Твоя жена была стервой?

– Самой настоящей! Основу стервозного характера составляет излишняя самоуверенность. Мне всегда казалось, что женщины-стервы глубоко несчастны.

– Знаешь, а в любой женщине сидит стерва. Просто с одним мужчиной женщина хочет быть ею постоянно, а с другим прячет свою стервозность в дальний угол. Быть может, твоя жена была стервой только с тобой, но ведь с другим мужчиной она счастлива. Ты сам это говорил. Получается, что с ним ей совсем не нужно быть стервой.

– На мой взгляд, стервозная баба – это тетка с психологическими проблемами.

– В общем, ты никак не хочешь видеть во мне стерву. Придется мне ее изживать, а если это не получится, то тебе придется к ней привыкать. Поверь, во мне сидит просто очаровательная стервочка.

– Слово «стервочка» мне нравится намного больше, чем «стерва».

– Вот видишь, мы с тобой не так давно вместе, а уже умеем находить компромиссы. То ли еще будет! Люди живут друг с другом годы и никак не могут этому научиться.

Феликс ухмыльнулся:

– Послушай, да ты точно сумасшедшая. Неужели ты и в самом деле стервоза?

– Не похожа?

– Я тебя совсем не знаю.

– Тебе предстоит хорошенько меня узнать. Прямо с сегодняшней ночи и начнем узнавать друг друга.

Феликс пропустил мои слова мимо ушей, а может быть, просто сделал вид, что не расслышал, и продолжил:

– Знал я одну стервозу, которая тут же поставила мне условие: я должен был ее содержать. Она меня прилично опустошила.

– За это не переживай, – как ни в чем не бывало успокоила я Феликса.

– За что? – не сразу понял он меня.

– Содержать меня не нужно, я сама неплохо зарабатываю! Будешь только получку домой приносить. А я буду тебя вдохновлять и морально поддерживать. Я же знаю, как мужчины нуждаются в комплиментах, намного больше, чем женщины.

– Я в комплиментах не нуждаюсь, – заявил Феликс. – Я что, женщина?

Сказав это, он заглушил мотор и внимательно огляделся по сторонам.

– Хватит чепуху молоть. Приехали. Вылезай.


Одна из записей дневника
В душе я редкая стерва…

Однажды я услышала от кого-то, что все стервы глубоко несчастны. Не могу с этим согласиться. Просто в наше время со стервозным характером жизнь намного проще. В стервах всегда чувствуется некий вызов. Они зачастую могут шокировать общественность, и это правильно. Мне всегда нравилось кого-нибудь шокировать.

Стерва – не самый лучший партнер для мужчины. Я бы даже сказала – сложный. Наверное, именно по этой причине со всеми моими мужчинами у меня слишком сложные отношения. У меня привлекательная внешность и есть интеллект, а это довольно редкое сочетание.

Даже не знаю, как охарактеризовать стерву. Наверное, стерва – это женщина, которая выработала мужскую линию поведения, а быть может, даже мужское мировоззрение. Просто стервы не боятся менять мужчин, впрочем, как и мужчины не боятся вступать в отношения со все новыми и новыми женщинами.

Стерва любит сама управлять ситуацией. И пусть она зачастую слишком расчетлива и холодна, но тем не менее знает, чего хочет. И пусть многие ее откровенно не любят, а многих она раздражает. Пусть! Для нее важнее любовь к самой себе, чем к тому, кто с ней рядом.

Способна ли стерва на глубокое и сильное чувство? Почему бы и нет? Она может полюбить, но только в такой последовательности: сначала саму себя, а потом уже кого-то другого. Стерва знает, что мужчину никогда нельзя любить больше, чем саму себя. Он этого не оценит.

Быть стервой – значит испытывать огромную любовь к себе самой, а любовь к себе всегда притягивает столь желанное внимание мужчин. С любимым человеком женщина-стерва может быть милой, заботливой, домашней и нежной. Но несладко придется тому, кто ее обидит.

Говорят, что если в девушке нет ни капли стервозности, то она не удалась. Не могу с этим не согласиться.

Стерве действительно тяжело находиться рядом с мужчиной. Она привыкла быть во всем первой и не любит, когда ей не уступают. Говорят, стерва ничего не создает, а только разрушает, но это спорный вопрос.

Если так разобраться, то стервозность есть в каждой из нас. Просто в ком-то она спит до поры до времени, а в других пробуждается довольно рано. И это все полный бред, что мужчины не любят стерв. Они не то что их не любят… Они их боятся. Стерва – всегда достойный соперник, и она использует любые способы, чтобы достигнуть задуманного.

Чтобы стать настоящей стервой, нужно очень хорошо потрудиться. Между прочим, многие мужчины любят своих спутниц за их стервозность. Со стервами мужчинам не скучно. Им нужны острые ощущения. Правда, зачастую стервозность делает нас одинокими, но настоящую стерву невозможно испугать одиночеством.

Стерва никогда не будет мерить свою жизнь количеством завоеванных мужчин. Зачем? Их у нее всегда хватает. Всегда найдется тот, кто будет лежать у ее ног. Стерва никогда не пытается специально быть стервой. Она так живет, и это ее образ жизни.

Комфортно ли мне в образе стервы? Вполне! Я так же, как все, ищу ЛЮБОВЬ, просто мне ее намного труднее найти. В отличие от других мне совсем не хочется размениваться по мелочам.


Глава 20

Открыв багажник, Феликс с моей помощью вытащил труп и проверил его карманы. Они были пусты. Ни телефона, ни блокнота – ничего, кроме носового платка.

– Почему у него ничего нет? – задумчиво спросил Феликс.

– Может, он бедный, – съехидничала я.

– Странно, что у него нет даже телефона.

– Зачем он тебе?

– Хотелось бы хоть что-то узнать о нем.

– Я знаю имя того, кто заказал меня и тебя. Этого мужчину зовут Али.

Признаться честно, я еще никогда не таскала мертвых мужиков, и теперь мне казалось, что всё это какой-то дурацкий сон. Во мне еще теплилась слабая надежда, что я вот-вот проснусь и этот кошмар развеется.

– Устала?

– Да как тебе сказать, – ответила я, тяжело дыша. – Вообще-то таскать мертвяков – это не самое приятное занятие.

– У тебя просто опыта маловато.

– Можно подумать, у тебя многовато. Между прочим, совсем недавно ты сказал, что сейчас не время говорить о нас с тобой, а сам шутишь в еще более неподходящий момент. Ведь мы труп тащим.

– Я же с тобой не о наших дальнейших отношениях разговариваю.

– А почему бы и нет? Давай поговорим о нашей любви.

– Спасибо, но я уже сыт по горло.

Перетащив труп к реке, Феликс стал привязывать к нему камень. Я наблюдала за каждым его движением и нервно оглядывалась по сторонам.

– Кого боишься?

– Сама не знаю.

– Тут нет никого.

– Давай побыстрее его в воду скинем, а то мне совсем нехорошо.

– Не торопись. Поспешишь – людей насмешишь. Нужно груз хорошенько привязать для того, чтобы мертвец не всплыл.

Когда тело наконец было сброшено в воду, я кинула следом за ним пистолет. Феликс сжал мою ладонь, притянул к себе и поцеловал в лоб.

– Послушай, откуда ты взялась на мою голову?

– С соседнего дерева, – ответила я.

Могилу Лорду Феликс копал долго. Он рыл землю с таким отчаянием, что я чувствовала определенную неловкость, присутствуя при этом. Мне хотелось уехать отсюда как можно быстрее. Я смотрела то на Феликса, то на упакованного в покрывало Лорда и нервно кусала губы.

– Феликс, по-моему, ты уже выкопал достаточно глубокую яму. У тебя уже, наверное, кровавые мозоли на руках.

Но он не обращал на мои слова никакого внимания и копал дальше.

– Феликс, ты меня слышишь? – занервничала я еще больше. – Ты посмотри, тебя уже не видно! Здесь такая глубина, что не только Лорд, но и ты сам поместишься!

Феликс ничего не ответил, а я буквально не находила себе места.

– Я не пойму. Ты яму себе или собаке копаешь?

В этот момент Феликс поднял голову и процедил сквозь зубы:

– Знаешь, что мне больше всего хочется? Заехать лопатой тебе по голове!

– Что? – захлопала я ресницами.

– Что слышала. Не понимаешь, что я лучшего друга хороню? Я должен выкопать ему достойную могилу.

Молча я развернулась на сто восемьдесят градусов и шагнула в темноту.

– Ты куда?!

– Машину пойду ловить. Сиди здесь вместе со своим другом! А еще лучше – ложись!

– Какую машину ты собралась ловить? Тут ни души! Единственное, что ты сможешь здесь поймать, – это приключения на свою очаровательную задницу!

Я резко остановилась.

– А моя задница и вправду очаровательная?

– Честное слово.

– Почему ты мне тогда грубишь?

– Извини, нервы…

– Послушай, ты и в самом деле обезумел. Ты же копаешь не братскую могилу, а могилу для собаки, – попыталась образумить я Феликса. – Я хорошо тебя понимаю и разделяю твое горе, но ты так до утра не управишься. Пойми, мне здесь очень плохо и страшно.

– Извини, – вновь повторил Феликс и, положив Лорда на дно могилы, принялся его закапывать. – Нужно колышек вбить, чтобы запомнить, где мы его похоронили.

– Ты что, приезжать к нему будешь?

– Буду, – твердо сказал Феликс.

В машине Феликс немного успокоился и взял меня за руку.

– Что-то у меня нервы совсем ни к черту, – тихо проговорил он.

– Я понимаю.

– Где ты живешь?

– Я на Ленинском проспекте, но у меня нет никакого желания с тобой расставаться. Феликс, ты же знаешь, что тебе нельзя появляться дома. Из-за меня теперь нельзя появляться и в доме друга. Так что ты просто обязан поехать ко мне.

– Мне неудобно.

– Да я тебе теперь по гроб жизни обязана хотя бы потому, что ты меня от смерти спас.

Вскоре мы добрались до моего дома, вошли в квартиру и отдышались.

– Очень надеюсь на то, что, когда я буду выходить из твоей квартиры, меня не зацепит киллер.

– Можешь не переживать. Он охотится только за криминальными авторитетами. Послушай, ты мне раны хотел обработать.

– А у тебя есть чем?

– Было бы желание…

Сняв куртку от спортивного костюма и лифчик, я положила руку Феликса себе на грудь и прошептала:

– Доктор, осмотрите меня, пожалуйста.

– Лиза, как у тебя с рассудком?

– Очень плохо. С того самого дня, как тебя увидела, мне становится все хуже и хуже.

– Так тебе нравлюсь я сам или тебе нравится то, что я врач? – уже ничего не понимал Феликс.

– Доктор, вы нравитесь мне и как врач, и как мужчина, – все с тем же вызовом ответила я.

– Послушай, ты сумасшедшая! С тобой общаться страшно.

– Да ладно тебе! – игриво пропела я и принялась расстегивать его рубашку.

Я раздевала слегка оторопевшего Феликса и все больше и больше возбуждалась. У него было такое красивое тело! Все, что произошло дальше, было похоже на безумство. Я жадно целовала это красивое и совершенное тело, умоляя Феликса только об одном: чтобы он как можно быстрее меня взял. Я чертила губами по его теплой коже и внимательно смотрела в глаза. Феликс нежно постанывал, теребил мои волосы и закрывал глаза в тот момент, когда я скользила губами по его животу и целовала его упругое мужское достоинство. Он громко стонал, а я получала наслаждение от этого стона.


Такое впечатление, что все те чувства, которые уже давно просились наружу, нашли выход только сейчас.

– Я люблю тебя. Люблю… – шептала я и думала о том, как же давно я не произносила подобные слова.

– Лизка, ты чокнутая…

– Ну, а ты меня любишь? – требовала я от Феликса хоть каких-нибудь признаний. Пусть даже фальшивых. Просто сейчас я хотела быть любимой и желанной. – Ну скажи, любишь?

– Так не бывает, – только и смог сказать Феликс.

– Бывает.

– А я тебе говорю: не бывает.

– Не спорь. Ты же сам видишь, что бывает. Так ты меня любишь?

– Люблю.

– Правда любишь?

– Люблю, люблю, люблю…

Феликс заурчал, как довольный кот, который играет с мышкой, и притянул меня к себе. Нас охватила какая-то безудержная, животная страсть. Я закрыла глаза и застонала от наслаждения.

– Феликс…

– Лиза…

Мы так и не смогли уснуть. Слишком долго разговаривали, размышляли, задавали друг другу вопросы и не всегда находили на них ответы. Мы были похожи на давно не видевшихся друзей, которым многое надо было рассказать друг другу.

В моей душе все смешалось: наслаждение, страх, боль, неизвестность. Я прижимаюсь к Феликсу словно боюсь, что он уйдет от меня и я останусь совсем одна.

– Никогда бы не подумала, что со мной может случиться подобное, – прошептала я, слегка приподняв голову. – Хочется восстать против самой себя, а ничего не получается.

– А может быть, и не нужно с собой бороться? – неожиданно сказал Феликс. – Может, дадим волю чувствам?

– У каждого из нас было слишком много неудач в прошлом.

– Давай не будем думать о прошлом. Давай будем жить настоящим.

– Ты думаешь, мы еще не разучились строить?

– Можно попробовать. Знаешь, без веры так тяжело жить…

– Знаю, – прошептала я. – Знаю… Я столько лет сознательно сдерживала любые порывы души, что теперь боюсь утонуть в собственных чувствах.

– Не бойся. Я же рядом.

Слушая, как сладко посапывает Феликс, я тоже пыталась закрыть глаза, но странные мысли не давали мне покоя. Я лежала на груди у близкого мужчины и вспоминала… И я пришла к неутешительному выводу, что в моей жизни было все совсем не так, как следовало бы. В моей жизни не было самого главного: в ней никогда не было ЛЮБВИ…

Я принимала за любовь иллюзии. Именно поэтому в моих отношениях с мужчинами страсть очень скоро сменялась физическим отвращением. Расставаясь с очередным любовником, я чувствовала к нему ненависть. Я знала, что он никогда не любил меня, потому что был жутким эгоистом…


Глава 21

Проснувшись, я первым делом позвонила Машкиным родителям и сказала, что нужно срочно отменить свадьбу. Но оказывается, свадьба уже была отменена…

От них я узнала о том, что вчера вечером нашли Севку. Мертвого… Оказалось, что Севка встретил своего одноклассника, который только что вернулся с зоны. Бывшие друзья крепко обнялись и решили заехать в кафе, попить пивка и рассказать друг другу про свою жизнь.

Так они и встретились: одетый словно с иголочки Севка, сын довольно обеспеченных родителей, и его одноклассник, отсидевший срок за грабеж, непутевый сын непутевых родителей. Он вышел на свободу только пару дней назад. Ни денег, ни квартиры. Пока он сидел, его родителей-алкоголиков лишили квартиры, за сущие копейки всех выписали и отправили бродяжничать на улицу.

Бывшие друзья сидели за столиком. У одного ВСЁ. У другого НИЧЕГО. Севка угощал товарища пивом, а тот украдкой бросал взгляд на его бумажник и поражался тому, сколько же в нем денег. Севка говорил о предстоящей свадьбе, с упоением рассказывал про Машку, а его дружбан морщился и вспоминал, какие жуткие порядки царят на зоне. После кафе они сели в роскошный Севкин джип. После этого Севку никто не видел. Его нашли с перерезанным горлом в лесополосе. На нем не было одежды, пропал мобильный телефон и бумажник, роскошного джипа и след простыл.

Убийцу арестовали. Вычислили по машине в Петербурге. Он приехал к женщине, с которой познакомился по переписке еще на зоне. Это были очень красивые письма… Он обещал ей начать новую жизнь, стать другим человеком и бросить к ее ногам миллион алых роз. А она обещала ждать и дождалась. Он приехал на роскошном джипе, пусть и не с миллионом алых роз, но с внушительной охапкой. Выглядел шикарно: в дорогой одежде, с портфелем из крокодильей кожи и… с документами совсем другого человека. Их счастье было таким непродолжительным… Его взяли питерские оперативники прямо в квартире любимой женщины…

Она плакала, кричала, что это недоразумение, и обещала ждать. А он говорил, что все, что делает в этой жизни, он делает во имя ее. Бедняжка поверила, потому что тогда еще не знала и не могла знать, что все, что он делает в этой жизни, не имеет к ней ни малейшего отношения. Он делает это потому, что в его жилах течет дурная кровь. Она не знала, что в славном городе Петербурге его ждут еще две женщины, которые точно так же его любили и ждали. Просто он заехал к ней в первую очередь, так как ее имя было первым в его записной книжке…

От того, что мне довелось узнать, я пришла в ужас и вместе с Машкиными родителями побежала в отделение, чтобы спасти хотя бы их дочь. Феликс был всегда рядом, постоянно держал за руку, словно боялся меня потерять. Я начала испытывать странные ощущения: стала понимать, что теперь я не одна, теперь нас двое. Раньше я никогда не испытывала ничего подобного. Несмотря на то, был ли рядом со мной мужчина или нет, я всегда была одна. А живя с некоторыми мужчинами, чувствовала свое одиночество еще сильней.

Феликс был прав. Заявление о пропаже Марии приняли с огромным трудом, лишь после того, как мы сказали, что у нее совсем недавно пропал муж, труп которого найден в лесопарке. Мы пробыли в отделении несколько часов, но так и не смогли понять, почему Машку никто не хочет искать и для каких целей вообще существует милиция. Я знала, что среди работников милиции встречаются нечестные и недобросовестные люди, но я не думала, что все так запущено.

Я никак не могла убедить следователя, что следует выяснить, насколько причастен Али к похищению Машки. Нам обещали это проверить, но дальше обещаний дело не шло. Нас попросили не волноваться и ехать домой. Мы не понимали, как мы можем не волноваться и спокойно сидеть дома. Не понимали этого поседевшие Машкины родители, пьющие сердечные капли, не понимала я, и не понимал Феликс…

Когда я стала кричать на все отделение, что милиция проявляет преступное бездействие, меня пообещали задержать за нарушение общественного порядка и упрятать за решетку. А я никак не могла уяснить, почему должны сажать меня, а не того, кто заслуживает наказания?! Ведь я веду себя так от безысходности. Зачем нужны такие законы, которые работают против нас самих?!

Дежурный еще раз попросил нас ехать домой и ждать, пока нам позвонят. А я закрыла глаза и подумала – как же я хочу в Австралию! Господи, кто бы только знал, как я хочу в Австралию!

Все закончилось тем, что Феликс взял адрес Али и мы поехали к нему сами. Мы долго стояли у бронированной двери, просили открыть, но безуспешно. Машкина мать вставала на колени, плакала, предлагала деньги и просила отдать ей дочь. Мы поднимали ее с колен, но она падала ниц снова и снова…

Кто-то смотрел в глазок, но не произносил ни единого слова. А затем приехал наряд милиции, который вызвал человек за дверью, и нас попросили немедленно выйти из подъезда.

Каждый день мы ездили в подмосковную Малаховку, ходили от дома к дому, разговаривали с людьми, пытаясь найти хоть какую-нибудь зацепку. Но все было тщетно. Нам сообщили, что наши подозрения относительно Али не имеют под собой оснований. Его задержали, доставили в отделение и отпустили. Он оказался добропорядочным гражданином. Машку пообещали искать и дальше, хотя действия сотрудников милиции было достаточно трудно назвать поисками.

Я сказала Феликсу:

– Машку не найдут. Не найдут, потому что не ищут.

– Мы будем искать ее сами, – попытался успокоить меня Феликс, но я уловила в его голосе безнадежность.

А однажды, когда мы в очередной раз поехали в Малаховку, обратили внимание на машину, выезжающую из ворот одного из домов, за рулем сидел мужчина, в котором я узнала «охранника» Сашу. Как только машина проехала мимо нас, я принялась сразу звонить в РОВД, чтобы сообщить, что мы наконец-то нашли нужный дом.

Схватив за руку побледневшую Машкину мать, я громко смеялась, радуясь тому, что Машку нашли. Только вот спасать мою подругу никто особенно не собирался. Наша доблестная милиция, как всегда, отдыхала. Я получила ответ, что по данному факту проводятся следственные мероприятия и что если появится хоть какая-то информация, нас обязательно поставят в известность.

– У меня есть информация! – кричала я в трубку. – Все есть! Давайте наряд! Нужно срочно проверить дом! Я его нашла! По счастливой случайности я его нашла!

Чем больше я общалась с оперативниками, тем больше понимала, что Машку никто не считает похищенной и не собирается искать. В отчаянии я сообразила, что помощи ждать неоткуда.

– Никто не будет проводить в этом доме обыск, – произнесла я обессиленно и отдала трубку Феликсу.

– Почему?

– Если бы я могла это объяснить…

– Ты в милицию звонила или куда?

– В том-то и дело, что в милицию. У меня создалось впечатление, что нам самим придется брать этот дом штурмом.

– Ну, думаю, до этого дело не дойдет. – Феликс поднялся со стула и сказал решительно: – Сейчас они как миленькие сюда приедут и весь дом обыщут. Сейчас их столько сюда понаедет!

– Разбегутся и прямо всем РОВД приедут.

– Сейчас сама это увидишь.

Отчаявшийся Феликс позвонил в ФСБ и сообщил, что в Малаховке в одном из домов скрываются террористы, которые готовят серию террористических актов. Феликс был прав: к дому очень скоро подъехали машины с вооруженными людьми, и через некоторое время на улицу стали выводить испуганных девушек.

Машку вывели самой последней. Она была не в себе и никого из нас не узнала. Машка не могла идти самостоятельно, ее вели под руки. Но это было не важно: главное, что она была жива.

– Машка! Машулька! – громко кричала я, пытаясь растормошить подругу.

К дому подъезжали одна за другой машины «скорой помощи». Родители повезли Машку в больницу. Я смотрела на полураздетых, обезумевших девчонок, которые жадно глотали свежий воздух, и не могла поверить, что такое могло произойти в наше время.

– Может быть, в такой же бордель попала и моя соседка, – голосом, полным горечи, произнес Феликс.

– Среди этих девчонок ее нет?

– Нет. Она давно пропала. Либо она где-нибудь за границей, либо ее уже нет в живых.

Пока Машка лежала в больнице, я узнала, что ее брошенную в пансионате машину сожгли обезумевшие от злости братки, но это уже не имело значения. Весть об освобожденных девушках быстро облетела все газеты. Али и его сообщников взяли под стражу. Все средства массовой информации осуждали бездействие РОВД, который фактически и не начинал поиски похищенной девушки.

А в один из самых обычных дней в нашей квартире раздался звонок. Я по неосторожности открыла дверь и увидела седого мужчину с букетом цветов.

– Вам кого?

– Феликс у тебя? Его машина стоит во дворе.

– У меня.

– А он тебе кем приходится?

– Любимым.

– Тогда это тебе.

Мужчина протянул мне роскошный букет и нервным движением поправил галстук.

– Мне? Вы, наверное, ошиблись?

– Нет. Всё верно.

– Лизка, кто там? – раздался из комнаты голос Феликса.

– Не знаю. Мне цветы принесли.

Феликс вышел в коридор и удивленно посмотрел на мужчину.

– Вы? – Его голос дрогнул.

– Я, – утвердительно кивнул мужчина. – Твоей жене цветы принес.

– Цветы…

Мужчина немного помедлил и протянул Феликсу руку.

– Дай я пожму пять.

Феликс в свою очередь тоже протянул мужчине руку для рукопожатия.

– Ты не держи на меня зла, – улыбнулся странный посетитель. – Я тогда не в себе был. Возвращайся в клинику и оперируй, я тебя не трону. Я знаю, что ты очень хороший доктор. Я навел о тебе справки. Ты столько людей спас… Ты врач от бога. Извини, что так получилось.

– Конечно, – пробурчал Феликс.

– Мой сын умер от наркотиков. Он был наркоманом со стажем, я это знал. И спасибо тебе. – В глазах мужчины показались слезы.

– За что?

– За твой труд и за столько спасенных людей. Так что, парень, не бойся. Возвращайся. Столько несчастных людей тебя ждет…

– Спасибо, – понимающе кивнул Феликс.

– Ну, я пойду. Извини еще раз. Живите, ребята, дружно. Любите и цените друг друга при жизни. Совет вам да любовь!

Как только за ним закрылась дверь, мы бросились к окну и увидели, как седой мужчина в окружении молодых ребят направляется к своему джипу. Перед тем как сесть в машину, он обернулся и грустно помахал нам рукой.

Я прижала цветы к груди и прошептала:

– Слышал, как он меня назвал?

– Как?

– Он назвал меня твоей женой.

– Хорошо звучит, – согласился Феликс.

– Хорошо… – мечтательно произнесла я.

– Так в чем же дело? Ты еще не расхотела выйти замуж за врача?

– Нет! Я захотела еще больше! Господи, какие же они классные, эти врачи… Какие же классные!

– Ты сейчас всех врачей имеешь в виду или только меня?

– Я говорю про своего любимого врача!


Эпилог
Я умерла почти два года назад…

Ты помнишь, как я умерла? Я помню все очень смутно. Кто-то сбил меня на полной скорости. Какая-то машина… По-моему, я переходила дорогу… Мы с тобой немного повздорили. Ты покупал воду, а я не стала тебя дожидаться и пошла через дорогу. Я не знаю, откуда взялась эта машина. Я ее не видела… Она выскочила откуда-то из-за угла и сбила меня. Знаешь, я только сейчас начинаю понимать, что же тогда произошло на самом деле. Я вспоминаю знакомое лицо… Это был Жора. Я знаю точно: это был Жора. Значит, я тогда его не убила! Он потерял сознание и остался жив. Я не могла тебе сказать, кто меня убил, ведь я же умерла.

Ты до последнего не верил, что это случайность, но машина уехала, и у тебя не было никаких доказательств. Все произошло так быстро, что никто ничего не заметил и никого не запомнил… Если бы я знала, что Жора остался жив…

Меня накрыла смерть. Когда я умирала, мне было больно. Тело ныло. В тот день шел снег. Пушистый, легкий, тающий. Мне было очень холодно. Мое тело превратилось в кусок льда. Я видела, как лежу на снегу. Ты расстегнул мою шубу. Странно, я как будто чувствовала: утром надела черное платье. Зачем мы повздорили и я пошла через дорогу? В тот момент, когда ты упал передо мной на колени, стал громко кричать, плакать и целовать меня, я тоже хотела заплакать… Я почувствовала безнадежность и тоску. Мне так хотелось к тебе обратно. Как глупо… Я лежала мертвая на снегу. Ты сидел рядом. К нам шли люди. А я так хотела обратно… Ты продолжал жить. Я тоже, только уже в другом мире. Нас разделяла невидимая пропасть. Она была такая огромная…

Знаешь, милый, я умерла, но ЛЮБОВЬ НЕ УМИРАЕТ. И пусть я брожу сейчас в полутьме, но я имею возможность приходить к тебе, когда ты спишь, садиться на твою постель и вспоминать…

Любимый, прости меня за то, что я умерла. Я мучаюсь точно так же, как и ты. Разница лишь в том, что я мучаюсь на том свете, а ты – на этом. Я постоянно вспоминаю, как мы с тобой познакомились. С тех пор как меня не стало, я прихожу к тебе очень часто, когда ты спишь. Я осторожно сажусь на кровать, дышу тобой и так хочу погладить твои волосы. Я даже поднимаю руку для того, чтобы это сделать. Но тут же ее опускаю. Нельзя. Мертвые не должны беспокоить живых. Я не могу плакать. Я не умею. Но я все вижу и все чувствую. Я до сих пор чувствую боль… Эта боль не физическая. Она душевная. Иногда я вижу, как ты просыпаешься ночью и плачешь. Этого не видит никто, только я. Мне хочется вытереть твои слезы. В такие моменты я теряю над собой контроль и тяну к тебе руки. У меня ничего не получается. Я не могу даже до тебя дотронуться. А ведь мне так хочется погладить твои волосы и поцеловать твои руки. Мне хочется сказать тебе о том, что я твоя. ТОЛЬКО ТВОЯ!

Я не плачу, потому что не умею. Моя боль избита камнями, дождями и каплями. Там, где я сейчас, слишком часто идут дожди. Я шла к тебе сегодня сквозь сильный дождь. Этот дождь был похож на слезы твоей души. Шел не просто дождь. Шел сильный ливень. Знаешь, до тебя мне казалось, что меня любить невозможно, но ты доказал обратное… При жизни я так устала мучить других.

Там, где я сейчас живу, всегда тихо. Я не люблю эту тишину. Я ее боюсь. Когда слишком тихо, я слышу крик тишины. Целыми днями я гуляю медленным шагом по черно-белым галереям чужих жизней. Вокруг такие дожди… Так холодно.

Знаешь, милый, я так хотела от тебя детей. Господи, как же сильно я их от тебя хотела… И почему меня так рано не стало?

На меня вечно смотрит один очень интересный мужчина. Он ходит за мной по пятам. Мы познакомились и разговорились. Его зовут Егор. Он умер пять лет назад. Он очень долго болел, а потом умер. Смерть стала для него облегчением, потому что он сильно мучился сам и измучил своих близких. А когда он попал сюда, то стал страдать. Ему тоже так хотелось обратно… Я спросила его о том, почему здесь так часто идут дожди. Он пожал плечами и сказал, что не знает. Когда он только сюда попал, то сам очень сильно удивился. Такие ливневые дожди, а ни у кого нет зонтов. Никто с ними даже не ходит. Создается такое впечатление, что никто не помнит об их существовании. В глазах Егора застыла тоска. Я спросила его, почему здесь так тоскливо, он сказал, что здесь так всегда.

У меня теперь холодные губы и чужое лицо. Я так мечтала, что у нас будут дети, но меня не стало. Я умерла. Меня больше нет. Иногда я брожу по кладбищу. При жизни я всегда обходила его стороной, а теперь мне нравится по нему гулять. Иногда я смотрю на свою могилу. Здесь пахнет сырой землей и горем. Мне очень нравится этот запах. Когда я брожу среди могил, а это чаще всего бывает ночью, по пути мне встречаются люди. Они точно такие же, как и я. Все они настороженно всматриваются в лица друг друга и в надписи на надгробиях. Никогда бы не подумала, что по ночам я смогу гулять по кладбищу. Гулять, дышать землей, читать надписи… С тех пор как я умерла, я не знаю, что такое страх. Я люблю искусственные цветы и красивые венки. Иногда мне кажется, что даже воздух здесь пахнет прахом. Тут своя ночная жизнь.

Перед глазами все тот же белый снег и все та же кровь на нем. Как жаль, что я умерла. Как же жаль…

В последнее время ты стал плакать по мне все реже и реже. А в твоей квартире все чаще и чаще стала появляться Машка. Нет. Я не ревную. Я не умею. Просто мне очень больно, ведь я привыкла к тому, что ТЫ ТОЛЬКО МОЙ. Один раз я увидела вас вместе у меня на могиле. Это было в тот день, когда исполнилось ровно два года, как я умерла. Вы принесли мне цветы, поставили рюмку и блюдце с конфетами и печеньем. Вы плакали, вытирали слезы, а я стояла совсем рядом и говорила о том, как сильно вас обоих люблю. Я вас видела, а вот вы меня – нет. Жаль, что я не могла к вам подойти и крепко обнять.

Машка, кстати, я тут видела твоего Севку. Он выглядел очень несчастным. А впрочем, тут не бывает счастливых… Он так похудел, что я не сразу его узнала. Да ведь и я теперь не красавица. Мы гуляли с ним под дождем и разговаривали. Он тоже так устал от этих дождей… А еще он сказал, что умирать очень больно и в самые последние секунды он думал о тебе. О том, как мало он для тебя сделал и как мало тебе сказал… Мы не договорились встретиться с ним еще раз. Здесь никто ни с кем ни о чем не договаривается. Все встречаются случайно.

А однажды я, как и прежде, пришла к тебе для того, чтобы посидеть ночью у твоей кровати, но увидела в ней Машку. Она сладко спала на твоем плече, а ты лежал с открытыми глазами и о чем-то думал. Затем ты поцеловал Машку в лоб, осторожно встал с кровати и взял мой дневник. Ты словно почувствовал мое присутствие и прошептал в пустоту:

– Отпусти…

Ты смотрел вдаль и просил дать тебе шанс быть счастливым.

…Мне было очень больно. Я не умею плакать. Но я все вижу. Я знаю, что будет дальше. Я так хотела иметь от тебя детей…

Я знаю наперед, что будет у вас. Сначала Машка родит тебе девочку. Вы назовете ее Лизой. Странно, но она будет похожа на меня. Такие же волосы. Такой же носик и такие же пухлые губки… А через пару лет Машка родит тебе мальчика. Вы назовете его Севой. Странно, но он будет точной копией Севки.

Я прокрутила твое будущее в голове и поняла, что не могу не дать тебе шанс быть счастливым. И тебе… И Машке… Я знаю, что если я сейчас возьму тебя за руку, то мне больше нельзя будет к тебе прийти. Я так и сделаю, потому что очень сильно тебя люблю. Я беру твою руку в свою, ты вздрагиваешь и роняешь на пол мой дневник. В отличие от моей твоя рука очень теплая, и в ней чувствуется ЖИЗНЬ.

Прости, любимый, но это всего лишь раз… Я сделала это, чтобы никогда больше тебя не беспокоить и сказать всего одно слово: ОТПУСКАЮ.

Мертвые не должны беспокоить живых…

Я УМЕРЛА ДВА ГОДА НАЗАД…


Послесловие

Вот и закончилась последняя страничка моего романа. Я, как и прежде, с особым трепетом заглядываю в свой почтовый ящик и с нетерпением жду ваших писем.

Работая над новой книгой, я всегда ощущаю рядом своих читателей, читаю письма, чувствую боль, страхи и переживания. Я пытаюсь сделать своих героинь вашим зеркалом и мостиком, который связывает ваши желания, разочарования и жизненные приобретения. Я искренне надеюсь, что мои книги помогут обрести душевный покой, и всегда молюсь, чтобы все ваши мечты и желания сбылись.

Я надеюсь, что мои книги придадут вам мужества, помогут заглянуть в себя и обрести уверенность в завтрашнем дне. Даже если на душе пусто, а сердце разбито, не всё ещё потеряно… Если мы говорим, что всё хорошее осталось в прошлом и у нас больше нет ни сил, ни желания жить, всегда есть скрытый резерв, чтобы подняться с колен, собраться с последними силами и начать всё сначала…

На столе, как всегда, лежат письма, а в них ваши судьбы, проблемы, победы и поражения. С фотографий на меня смотрят улыбчивые, задумчивые, а иногда и усталые лица. Я бесконечно благодарна вам за то, что вы доверяете мне свои сокровенные тайны и секретные переживания. Всю вашу боль я пропускаю через себя и переживаю за вас как за своих самых дорогих и близких людей. А по-другому просто не может быть. Ведь за годы нашего с вами общения мы стали настолько близки, что наши души сроднились.

Спасибо за ваши искренние и дорогие моему сердцу письма. Спасибо за ваши признания в любви и предложения дружбы. Всё это я очень ценю, и мне хочется жить, творить и успеть сделать как можно больше для вас.

Милые, дорогие, неповторимые, замечательные друзья, читатели и просто любимые люди, мне жаль, что порой на конвертах вы забываете указать улицу или номер своего дома. Видимо, вы очень волнуетесь и не всегда проверяете то, что написано на ваших конвертах. Пожалуйста, будьте внимательны. Старайтесь подписывать конверты более понятным и разборчивым почерком. На моём рабочем столе, к сожалению, лежит целая стопка писем, обратные адреса которых я не могу прочитать. Некоторые посланные мной письма вернулись обратно, потому что адреса назначения неверные, но ведь я пишу так, как смогла понять ваш почерк. Мне грустно, жаль времени и ваших пустых ожиданий. Очень надеюсь на ваше понимание.

Любая из вас может стать героиней моей следующей книги. Я с нетерпением жду ваших историй. Если вы не хотите, чтобы я писала о вас в своих книгах, то дайте мне знать, и я никогда ничего не сделаю против вашей воли. В жизни много схожих проблем и судеб, хочется, чтобы хоть капелька вашей душевной боли нашла отзвук в сердцах моих читателей, ведь за годы нашего общения мы стали почти единой семьёй, где каждый может понять, помочь, простить, подсказать и поддержать…

Спасибо за ваши многочисленные приглашения приехать в гости. Мне так приятно осознавать, что почти в каждом уголке нашей необъятной родины и за её пределами у меня есть близкие и по-настоящему родные люди.

Пишите мне по адресу:

129085, г. Москва, абонентский ящик 30.

Любящий вас автор, Юлия Шилова.


Ответы на письма


1

ЮЛИЯ, ВАШИ КНИГИ СТАЛИ ДЛЯ МЕНЯ ОТДУШИНОЙ, ДАЮЩЕЙ МНЕ СИЛЫ ЖИТЬ ДАЛЬШЕ. КОГДА-ТО Я БЫЛА СИЛЬНОЙ И ВЕСЁЛОЙ. МНЕ КАЗАЛОСЬ, ЧТО СМОГУ НАЙТИ ВЫХОД ИЗ ЛЮБОЙ ЖИЗНЕННОЙ СИТУАЦИИ. ЖИЗНЬ МЕНЯ НЕ БАЛОВАЛА, Я ВЫРОСЛА В ДЕТСКОМ ДОМЕ (МОИ РОДИТЕЛИ УМЕРЛИ), ВЫУЧИЛАСЬ НА ПЕДАГОГА И ВСЕГДА ВЕРИЛА, ЧТО ОБЯЗАТЕЛЬНО ВСТРЕЧУ ЕГО. А ТЕПЕРЬ Я НЕ ЗНАЮ, КАК ЖИТЬ. МНЕ ОЧЕНЬ НУЖЕН ВАШ СОВЕТ, МИЛАЯ ЮЛЯ.

В ДВАДЦАТЬ ЛЕТ Я ВЫШЛА ЗАМУЖ. КОСТЯ, МОЙ МУЖ, СТАЛ МОИМ ПЕРВЫМ ПАРНЕМ, ПЕРВЫМ МУЖЧИНОЙ. НЕ ЗНАЮ, ЛЮБИЛА ЛИ Я ЕГО? ПРОСТО С ДЕТСТВА ХОТЕЛА ИМЕТЬ СЕМЬЮ, СОБСТВЕННЫЙ УЮТНЫЙ МИРОК, ГДЕ МОЖНО УКРЫТЬСЯ ОТ ВСЕХ БУРЬ И НЕВЗГОД. СНАЧАЛА ВСЁ БЫЛО ХОРОШО. Я ОКРУЖАЛА МУЖА ЛАСКОЙ, СТАРАЛАСЬ БЫТЬ ЕМУ ИНТЕРЕСНОЙ. А ПОТОМ МОЯ ЖИЗНЬ ПРЕВРАТИЛАСЬ В СПЛОШНЫЕ СЛЁЗЫ. МУЖ СЛИШКОМ ЛЮБИТ СВОЮ МАМУ. ОН ГОВОРИТ И ДУМАЕТ ТОЛЬКО О НЕЙ. МЫ ПРИЕЗЖАЕМ К НЕЙ ПОЧТИ КАЖДЫЙ ДЕНЬ, И ОН НЕ ВЫПУСКАЕТ ЕЁ ИЗ СВОИХ ОБЪЯТИЙ. ЕГО МАТЬ – ЕЩЕ НЕ СТАРАЯ ЖЕНЩИНА, ЧУВСТВУЯ ТАКОЕ ОТНОШЕНИЕ СЫНА, ПРЕВРАТИЛА МОЮ ЖИЗНЬ В АД. ОНА НАЗЫВАЕТ МЕНЯ ДЕТДОМОВСКОЙ ТВАРЬЮ, ТВЕРДИТ, ЧТО ЕЩЁ ДЕСЯТОК ТАКИХ СЫНУ НАЙДЁТ. МУЖ ВСЁ ЭТО ЕЙ ПОЗВОЛЯЕТ.

ЮЛЕНЬКА, МИЛАЯ Я ВСЁ-ТАКИ ВСТРЕТИЛА ЕГО, СВОЮ ВТОРУЮ ПОЛОВИНКУ, СВОЁ СОЛНЫШКО. И ЭТО СОВСЕМ НЕ МОЙ МУЖ! У КОСТИ ЕСТЬ ЛУЧШИЙ ДРУГ ПАВЕЛ. ОНИ ОБА КУРСАНТЫ. ПАВЕЛ – СИРОТА. ЗНАЕТЕ, ЮЛЯ, Я ДУМАЛА, ЛЮДЕЙ С ТАКОЙ ЧИСТОЙ БЛАГОРОДНОЙ ДУШОЙ УЖЕ ДАВНО НЕТ. КАК-ТО МУЖ ОБМОЛВИЛСЯ, ЧТО ХОЧЕТ ПОЗНАКОМИТЬ ПАВЛА С КАКОЙ-НИБУДЬ ХОРОШЕЙ ДЕВУШКОЙ, МОЕЙ ПОДРУГОЙ. НЕ ЗНАЮ, ЗАЧЕМ, НО Я САМА ОТПРАВИЛА ПАВЛУ СООБЩЕНИЕ. НА ТОТ МОМЕНТ МНЕ БЫЛО ОЧЕНЬ ОДИНОКО. Я ПРОСТО ХОТЕЛА ОТВЛЕЧЬСЯ, И ОН МНЕ ПОЗВОНИЛ. ЮЛЕЧКА, МЫ НЕ МОГЛИ НАГОВОРИТЬСЯ. ТАК ПРОДОЛЖАЛОСЬ ПОЛГОДА. Я ОТКЛАДЫВАЮ ВСТРЕЧУ, МЫ НЕ ДОЛЖНЫ ВСТРЕЧАТЬСЯ, ТАК КАК ПАВЕЛ ЗНАЕТ, ЧТО Я ЖЕНА КОСТИ. МЫ ЖИВЕМ ТОЛЬКО ЭТИМИ ЗВОНКАМИ. С МУЖЕМ У НАС ТЕПЕРЬ РОВНЫЕ, СПОКОЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, КАК БУДТО МЫ УЖЕ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ЖЕНАТЫ. МЫ ПОЧТИ НЕ ССОРИМСЯ. ТОЛЬКО ПО НОЧАМ Я ПЛАЧУ. ЮЛЕНЬКА, Я ЛЮБЛЮ… ПАВЕЛ ЛЮБИТ МЕНЯ, ОН НЕ МОЖЕТ БЕЗ МЕНЯ, БОИТСЯ ПОТЕРЯТЬ! ПО ВЫХОДНЫМ МЫ ВТРОЕМ ХОДИМ В КАФЕ, КОСТЯ ЖАЛЕЕТ, ЧТО У ДРУГА ДО СИХ ПОР НЕТ ЛЮБИМОЙ. А ВЕДЬ ЭТО Я!

ЛЕТОМ ПО РАСПРЕДЕЛЕНИЮ МЫ УЕДЕМ В РАЗНЫЕ КОНЦЫ СТРАНЫ. Я ТЕПЕРЬ ЖИВУ С КОСТЕЙ ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ХОТЬ ИЗРЕДКА ВИДЕТЬ СВОЕГО ЛЮБИМОГО. ЕСЛИ ПАВЕЛ УЗНАЕТ, ЧТО ЛЮБИТ ЖЕНУ ДРУГА, ОН, НАВЕРНОЕ, ПРОКЛЯНЕТ МЕНЯ.

ПОЖАЛУЙСТА, ПОСОВЕТУЙТЕ, ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ?

СВЕТА.


Дорогая Светлана, спасибо за исповедь. Я умышленно не указала ваш город и изменила ваше имя и имена всех участников этой истории. Мне не хочется создавать вам лишние проблемы, ведь вы замужем. Спасибо за фотографию. Вы очень красивая девушка. В глазах такая нежность… Это ваша свадебная фотография. Вы с мужем очень гармоничная и красивая пара. Жаль, что не сложилось…

Светлана, милая, у вас такая необычная история! Хочется написать об этом роман. Странно только одно, как ваш муж до сих пор ни о чём не догадался, ведь они с Павлом лучшие друзья? Павел уже десять раз мог показать другу номер, с которого ему приходят звонки и сообщения. Или вы купили для этого новую сим-карту? Да и сам он может позвонить вам в любое время. Муж мог увидеть, что на вашем телефоне высвечивается номер его друга. Тем не менее вам удалось сохранить все в тайне.

Светлана, вы завели свой роман от безысходности. Это замечательно, что ваш супруг так любит свою мать, но когда любовь переходит все мыслимые и немыслимые границы – это уже ненормально. Вы слишком терпеливы. А ради чего? Вы закрываете глаза на оскорбления свекрови, а муж ваш просто ей потакает. Пусть ваш Костя навещает свою мать столько, сколько считает нужным, а вы не должны больше переступать порог её дома. Вы терпите оскорбления ради человека, которого не любите. Слово «жена» – это не приговор на всю жизнь. Люди сходятся для того, чтобы не быть одинокими и ощущать рядом с собой плечо надежного человека. Вы совершенно сознательно превратили себя в жертву. Что вас связывает? У вас нет совместных детей, а мать вашего мужа так и не смогла стать и вашей матерью тоже. К чему все эти жертвы и слёзы? Любящий мужчина никогда не позволит отозваться плохо о своей любимой женщине, даже своей матери. Он заставит её уважать свой выбор.

Не стоит всё драматизировать. Сегодня вы жена, а завтра свободная женщина. Брак – это не цепи. Живя с нелюбимым человеком, вы теряете возможность быть с любимым. Светлана, милая, всё тайное когда-нибудь становится явным. Если вы любите и уверены в своих чувствах, то обязательно откройтесь своему любимому. Помогите Павлу избежать выбора между другом и женой друга и предстаньте перед ним свободной женщиной. В любом случае решать только вам, и я уважаю любое ваше решение, но, честное слово, не стоит терять надежду на собственное счастье и дорогого вам человека.

Пусть пройдет время. Вы разъедетесь по разным местам. От имени дамы его сердца вы можете пообещать ему приехать после распределения. Вы все расскажете ему, и он должен понять вас, если же нет – значит не судьба. Вы преувеличиваете его любовь…

За хорошего мужчину можно и побороться. Ничего страшного, что вы совершили ошибку и вышли замуж. Никто от этого не застрахован. У вас есть возможность её исправить. Что в этой жизни ни делается, всё к лучшему. Не было бы в вашей жизни Константина, вы бы не знали о существовании Павла. Остаётся только поблагодарить мужа за это знакомство и отпустить с миром.

Светлана, дорогая моя, милая, если вы будете жить с нелюбимым – это насилие над собой. Эти отношения всё равно когда-нибудь закончатся. Будете ли вы вместе с Павлом, зависит только от вас, от вашей решимости, мудрости и внутренней силы. Света, я высказала своё субьективное мнение, а принимать решение только вам. Прислушайтесь к своему сердцу, и оно обязательно подскажет вам правильное решение. Да хранит вас Бог! Я буду ждать продолжения вашей красивой любовной истории и держать за вас кулачки. Пишите. Я мысленно с вами. Счастья вам, любви и исполнения всех ваших желаний.


Любящий вас автор, Юлия Шилова.


2

ЗДРАВСТВУЙ, ДОРОГАЯ ЮЛЯ!

ЧИТАЮ ПОСТОЯННО ВАШИ КНИГИ И ВОСХИЩАЮСЬ ВАШИМИ ГЕРОИНЯМИ. Я ХОЧУ ПОДЕЛИТЬСЯ СВОЕЙ ПРОБЛЕМОЙ И СПРОСИТЬ СОВЕТА.

МНЕ ДВАДЦАТЬ ПЯТЬ ЛЕТ, НО Я НИКАК НЕ МОГУ ВСТРЕТИТЬ СВОЮ ВТОРУЮ ПОЛОВИНКУ. НА МЕНЯ ВООБЩЕ НИКТО НЕ ОБРАЩАЕТ ВНИМАНИЕ. В ДВАДЦАТЬ ЛЕТ Я ПОЗНАКОМИЛАСЬ НА РАБОТЕ С МОЛОДЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. Я РАБОТАЮ ПРОДАВЦОМ В МАГАЗИНЕ. ОН СТАЛ ПОДВОЗИТЬ МЕНЯ ДО ДОМА, МЫ НАЧАЛИ ВСТРЕЧАТЬСЯ. ВСЁ БЫЛО КАК В СКАЗКЕ. ОН ПЕРВЫЙ, КТО МЕНЯ ПОЦЕЛОВАЛ. ВСТРЕЧАЛИСЬ МЫ С НИМ ПОЧТИ ДВА МЕСЯЦА. ОН ЛИШИЛ МЕНЯ ДЕВСТВЕННОСТИ, И Я ВЛЮБИЛАСЬ ПО УШИ. И ТУТ КАК ГРОМ СРЕДИ ЯСНОГО НЕБА – УЗНАЮ, ЧТО ОН ЖЕНАТЫЙ. У МЕНЯ ЗЕМЛЯ УШЛА ИЗ-ПОД НОГ. В ИТОГЕ Я ПОПЛЫЛА ПО ТЕЧЕНИЮ: ОН ПРИХОДИЛ КО МНЕ, КОГДА ХОТЕЛ: ДВА-ТРИ РАЗА В МЕСЯЦ БУКВАЛЬНО НА ЧАС И ПОСТОЯННО ТОРОПИЛСЯ. Я, КАК ПОЛНАЯ ДУРА, ВСЁ ВРЕМЯ ЖДАЛА ЕГО. ОН НЕ ДАРИЛ ПОДАРКОВ, НИЧЕГО НЕ ОБЕЩАЛ, А ВСКОРЕ О НАШИХ ОТНОШЕНИЯХ УЗНАЛА ЕГО ЖЕНА. ОНА ПРИШЛА КО МНЕ В МАГАЗИН, И МЫ ПОГОВОРИЛИ. Я УЗНАЛА, ЧТО ОНА БЕРЕМЕННА. Я ПРИНЯЛА РЕШЕНИЕ, И МЫ РАССТАЛИСЬ.

ПРОШЛО ДВА МЕСЯЦА, И ОН ЯВИЛСЯ КО МНЕ ВНОВЬ. ГОВОРИЛ РАЗНЫЕ СЛОВА, НО Я ЧУВСТВОВАЛА СЕБЯ УЖАСНО. МЫ СНОВА СТАЛИ ВСТРЕЧАТЬСЯ, НО ВСТРЕЧИ ЭТИ БЫЛИ УНИЗИТЕЛЬНЫ ДЛЯ МЕНЯ. НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ОН ВООБЩЕ ЗАЯВИЛСЯ БЕЗ ПОДАРКА. ЭТО БЫЛО ПОСЛЕДНЕЙ КАПЛЕЙ, Я НЕ ЗАХОТЕЛА ЕГО БОЛЬШЕ ВИДЕТЬ. НЕ ЗРЯ ЛЮДИ ГОВОРЯТ, ЧТО НА ЧУЖОМ НЕСЧАСТЬЕ СЧАСТЬЯ НЕ ПОСТРОИШЬ.

И С ТЕХ ПОР, ЮЛЯ, НА МОЁМ ПУТИ ВСТРЕЧАЮТСЯ ТОЛЬКО ЖЕНАТЫЕ. Я НЕ ХОЧУ НАЧИНАТЬ С НИМИ ОТНОШЕНИЙ, ПОТОМУ ЧТО ЗНАЮ, ЧЕМ ОНИ ЗАКАНЧИВАЮТСЯ. Я ТЕПЕРЬ ВСЁ ВРЕМЯ ОДНА. ВСЕ МОИ ПОДРУЖКИ ДАВНО ВЫШЛИ ЗАМУЖ, РОЖАЮТ ДЕТЕЙ, А У МЕНЯ НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ. Я ТАК ХОЧУ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. ХОЧУ, ЧТОБЫ МЕНЯ ЛЮБИЛИ, ЦЕНИЛИ И УВАЖАЛИ. МОЖЕТ БЫТЬ, МЕНЯ БОГ НАКАЗЫВАЕТ ЗА ЖЕНАТОГО МУЖЧИНУ? Я УСТАЛА ТАК ЖИТЬ. Я НИКОМУ НЕ НУЖНА. У МЕНЯ В ЖИЗНИ ТОЛЬКО ДОМ И РАБОТА. Я ТОЖЕ ХОЧУ РОМАНТИЧЕСКИХ СВИДАНИЙ, ЛЮБВИ, ЛАСКИ. Я ЖЕ ЖИВОЙ ЧЕЛОВЕК. Я УСТАЛА ОТ ОДИНОЧЕСТВА, УСТАЛА СПАТЬ В ОДИНОКОЙ ПОСТЕЛИ И ОБНИМАТЬ ХОЛОДНУЮ ПОДУШКУ. Я ЧУВСТВУЮ, ЧТО ЖИЗНЬ ПРОХОДИТ МИМО МЕНЯ, А Я ВСЁ МЕНЬШЕ И МЕНЬШЕ ХОЧУ ЖИТЬ. СПАСИБО, ЧТО ВЫ ЕСТЬ. ЛЮБЛЮ, ЦЕЛУЮ.

ТАНЯ.


Танечка, большое спасибо за вашу искренность. По вашей просьбе я изменила ваше имя и не указала город, но даже не сомневаюсь, что вы обязательно узнаете свое послание. Таня, дорогая моя, прошлые отношения сильно подорвали вашу самооценку. Для начала надо научиться любить себя. Вы пишете, что хотите стать счастливой, но кто вам мешает? Любая женщина может быть счастливой как с мужчиной, так и без него. Счастье не зависит от конкретного человека. Оно внутри вас. Для того, чтобы тебя полюбили, надо любить себя. Ответственность за вашу жизнь лежит только на вас. Даже если вы встретите достойного мужчину, то не сможете переложить эту ответственность на его плечи.

Танечка, милая, поймите, нельзя оценивать себя только через отношения с мужчиной. Если мы будет так рассуждать, то неизвестно, до чего это может нас довести. Получается, что если рядом есть мужчина, то ты счастлива? Если его нет, то нет смысла жить? Выходит, что без мужчины женщина полное ничтожество? Женское счастье зависит от отношения к себе. Вы пишете, что у вас только дом и работа. Танечка, но ведь это слишком мало. Должно быть что-то ещё. Какие-то цели и интересы. Ваша работа располагает к общению. Почувствуйте себя уверенной женщиной. Надевайте по утрам улыбку, точно так же, как вы надеваете юбку или блузку. Пусть улыбка сначала будет слабой и неуверенной, но придёт время, и она станет лучезарной и даже волшебной. Женская улыбка придаёт нашим мужчинам смелости. Блеск в глазах, уверенность в завтрашнем дне, любовь к себе и очаровательная улыбка смогут обезоружить любого покупателя в вашем магазине, и этим покупателем может быть достойный мужчина.

Танюша, забудьте про все свои страхи и комплексы. Опыт прошлой неудачной любви – это результат, который добавил вам силы и мудрости. Бог не наказывает вас за женатого мужчину. Вы наказывайте себя сами, потому что очень сильно разуверились в себе. Почему вам неинтересно жить? Ведь в жизни так много нового и замечательного. Если вам не интересно с самой собой, то с чего вы взяли, что с вами будет интересно вашему мужчине? Попытайтесь поэкспериментировать и поменять свой образ спящей красавицы на образ роковой женщины.

Неудачи в личной жизни – это всегда результат. Они приближают нас к реальной цели. Танечка, дорогая, в году триста шестьдесят пять дней, а это значит, что у вас есть ровно триста шестьдесят пять шансов встретить хорошего мужчину. Нужно всего лишь набраться терпения и поменять своё отношение к жизни. Я не призываю вас вплотную заниматься поисками мужа. Совсем нет. Нужно просто активно жить. Несмотря на усталость и пессимизм, нужно поменять схему дом – работа – дом. Внесите в эту схемы свои коррективы. Например, спортивная секция, танцы, бассейн и много других приятных и полезных вещей. Не бойтесь заводить новые знакомства и получать удовольствие от общения. Посещайте выставки, ходите в кино. Будьте открыты для общения.

Танечка, дорогая, счастье только в ваших руках. Вам обязательно встретится мужчина, который разбудит в вашей душе любовь. Только для этого нужно научиться получать от жизни удовольствие. Кто стоит на месте, тот никогда никуда не придёт. Настройтесь на любовь и счастье, не жалейте о своём прошлом, смотрите в будущее с оптимизмом и наслаждайтесь настоящим. Танечка, в своих книгах я очень часто поднимаю проблемы отношений с женатыми мужчинами и буду поднимать их и в дальнейшем. Многие мои читательницы сейчас озадачены одним и тем же вопросом, имеют ли они моральное право бороться за чужого мужчину. Очень тяжело иметь отношения с мужчиной, который ходит к другой женщине. Любое посягательство на благополучие чужой жизни имеет закономерность аукаться даже спустя долгие годы. Счастье с женатым мужчиной, как правило, всегда несладкое. Женщина сознательно отказывается от других мужчин и ждёт того, который ей не принадлежит. Есть категория женщин, для которых связь с женатым мужчиной, наоборот, удобна и не обременительна. Чаще всего это замужние женщины. Но довольно часто мы вступаем в определённые отношения, а уж потом начинаем задумываться о том, если у них будущее. И даже если борьба под лозунгом «Я лучше, чем твоя жена!» окажется выигрышной, то в жизни женщины всегда будет присутствовать бывшая жена, дети и их проблемы. Я пытаюсь убедить своих читательниц в том, что ничто не понижает так сильно женскую самооценку, как многолетний роман с женатым мужчиной. Всё же лучше поискать свободного, холостого и надёжного спутника.

Я желаю вам любви, счастья и душевной гармонии.


Любящий вас автор, Юлия Шилова.


3

ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЮЛЯ!

МНЕ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ. Я СЕЙЧАС ЖИВУ В МОСКВЕ. УЧУСЬ В МЕДИЦИНСКОМ КОЛЛЕДЖЕ. Я ПОЛЮБИЛА ВСЕ ВАШИ КНИГИ И ПОСТОЯННО ИХ ЧИТАЮ. МНЕ БЫЛО ТРИНАДЦАТЬ ЛЕТ, КОГДА В СВОЕЙ ДЕРЕВНЕ Я ПОЗНАКОМИЛАСЬ С ЖЕНАТЫМ ЧЕЛОВЕКОМ. СЕРГЕЙ ОКАЗЫВАЛ МНЕ ЗНАКИ ВНИМАНИЯ, ХОТЯ И ВСТРЕЧАЛСЯ С МОЕЙ ТЕТЕЙ. НА СЛЕДУЮЩЕЕ ЛЕТО ОН УЖЕ ФЛИРТОВАЛ С МОЕЙ ПОДРУГОЙ. Я ЕГО ИГНОРИРОВАЛА, НО КАЖДЫЙ РАЗ ОН ПЫТАЛСЯ МЕНЯ ЗАДЕТЬ.

В ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ Я ВЛЮБИЛАСЬ В НЕГО, И ЗИМОЙ, КОГДА БЫЛА В ДЕРЕВНЕ, ОТДАЛАСЬ ЕМУ. ОН БЫЛ У МЕНЯ НЕ ПЕРВЫМ, И У НАС ЗАКРУТИЛСЯ РОМАН. МЫ СТАЛИ ВСТРЕЧАТЬСЯ ПОЧТИ КАЖДЫЙ ДЕНЬ. ОН ЕЗДИЛ В КОМАНДИРОВКИ И ВСЕГДА БРАЛ МЕНЯ С СОБОЙ. НА ТОТ МОМЕНТ У НЕГО УЖЕ ПОЯВИЛСЯ РЕБЁНОК, НО Я НАСТОЛЬКО ЕГО ЛЮБИЛА, ЧТО НЕ ХОТЕЛА С ЭТИМ СЧИТАТЬСЯ. МЫ ЗАНИМАЛИСЬ ЛЮБОВЬЮ ВЕЗДЕ, ДАЖЕ У НЕГО ДОМА НА ИХ СЕМЕЙНОЙ ПОСТЕЛИ. Я ПОНИМАЮ, ЧТО ПОСТУПИЛА ПЛОХО ПО ОТНОШЕНИЮ К ЕГО СЕМЬЕ И РЕБЁНКУ, НО Я НЕ ХОТЕЛА УВОДИТЬ ЕГО ИЗ СЕМЬИ.

ЗНАЕТЕ, ЮЛЯ, Я НИКОГДА НЕ ВЕРИЛА ГАДАЛКАМ, НО НЕДАВНО ПОДРУГА УГОВОРИЛА СЪЕЗДИТЬ ПОГАДАТЬ, И Я СОГЛАСИЛАСЬ ПРОСТО РАДИ ИНТЕРЕСА. МНЕ НАГАДАЛИ, ЧТО СЕРГЕЙ ЛЮБИТ МЕНЯ, НО ОН НЕ УЙДЁТ ОТ ЖЕНЫ. ЯКОБЫ ОНА ВСЕ ЗНАЕТ И НАВЕЛА НА МЕНЯ ПОРЧУ НА БЕСПЛОДНОСТЬ. ОНА САМА ДОЛГО ЛЕЧИЛАСЬ, ЧТОБЫ РОДИТЬ ДОЧКУ, И ПОЭТОМУ СДЕЛАЛА ТАК, ЧТОБЫ Я ТОЖЕ СТРАДАЛА. У МЕНЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО СЕЙЧАС ПРОБЛЕМЫ ПО ГИНЕКОЛОГИИ. ПРОХОЖУ КУРС ЛЕЧЕНИЯ. И ЕЩЁ МНЕ СКАЗАЛИ, ЧТО ЕСЛИ Я БУДУ С НИМ, ТО ПОГИБНУ ОТ РУК ЕГО ЖЕНЫ. Я НЕ БОЮСЬ УМЕРЕТЬ. ЛУЧШАЯ ПОДРУГА СОВЕТУЕТ БОЛЬШЕ НЕ СВЯЗЫВАТЬСЯ С НИМ, НО Я УВЕРЕНА, ЧТО НЕ СМОГУ ЕМУ ОТКАЗАТЬ, ТАК КАК ОЧЕНЬ СИЛЬНО ЕГО ЛЮБЛЮ. Я ГАДАЛА ДВА РАЗА, И РАЗНЫЕ ГАДАЛКИ ГОВОРЯТ МНЕ ОДНО И ТО ЖЕ.

ЮЛЯ, ПРОДОЛЖАЙТЕ ПИСАТЬ ТАКИЕ ПОУЧИТЕЛЬНЫЕ КНИГИ. ЧИТАЯ ВАШИ КНИГИ, Я ПОНЯЛА, КАК ВСЁ-ТАКИ ВАЖНА ЖИЗНЬ И В КАЖДОЙ ТРУДНОЙ СИТУАЦИИ МОЖНО НАЙТИ РЕШЕНИЕ. ПОДСКАЖИТЕ, КАК МНЕ ДАЛЬШЕ ВЕСТИ СЕБЯ С ЭТИМ ЧЕЛОВЕКОМ? ЕСЛИ ОН ПРЕДЛОЖИТ НАЧАТЬ С НИМ ВСТРЕЧАТЬСЯ ОПЯТЬ, ЧТО МНЕ ДЕЛАТЬ: СОГЛАШАТЬСЯ ИЛИ НЕТ? У МЕНЯ МНОГО ПАРНЕЙ, КОТОРЫЕ ХОТЯТ БЫТЬ СО МНОЙ, НО Я НЕ МОГУ НИКОГО ПОЛЮБИТЬ ТАК, КАК Я ЛЮБЛЮ СЕРГЕЯ. Я ЖЕЛАЮ ВАМ УСПЕХА. ВАША ЧИТАТЕЛЬНИЦА.

ИРИНА, МОСКВА.


Здравствуйте, дорогая Ирина! Спасибо за тёплые слова о моем творчестве. Я рада, что вы находите мои романы увлекательными, жизненными и достаточно поучительными.

Ирина, я внимательно прочитала ваше письмо. Первая любовь, первые чувства. Мне всё это хорошо знакомо. Ирина, вы захотели услышать моё мнение, это приятно, но мнение мое субъективно, и решать всё нужно вам. Из письма видно, что Сергей умело использует ваше молодое тело, юную душу и красоту. Он втянул вас в омут страстей и играет на ваших чувствах. За столько лет мужчина уже бы давно определился: уходить из семьи или нет? Но он этого так и не сделал, потому что его всё устраивает. Зачем? Он обманывает свою жену, но ведь он обманывает и вас. Ни о какой любви с его стороны тут не может быть и речи.

Ирина, милая, задумайтесь, неужели этот любвеобильный Сергей и есть мужчина вашей мечты? Время, проведённое под девизом «Буду жить только сегодняшним днём», быстро проходит. Придет время сомнений и душевных терзаний. Любой человек хочет стабильности, постоянства и хоть какой-то определённости. Ранний роман с женатым мужчиной нанёс вам душевную травму, и вы считаете, что никогда не сможете никого полюбить. Ирина, неужели вы не заслуживаете быть единственной и неповторимой? Почему вы считаете, что годитесь только для постельных утех женатого мужика? Мужчины гуляют не потому, что у них плохие жёны, просто они склонны к любовным похождениям. Да если бы Сергей вас любил, он бы уже примчался к вам из любой деревни, рассказал, как ему без вас плохо, и предложил руку и сердце. Ведь вы встречались не месяц, не два. Вы встречались годы, а это немало. Статистика неумолима – если мужчина не ушёл от жены в первый год развития романа, то процент, что он когда-нибудь от неё уйдёт, слишком ничтожен.

Ирина, дорогая, я понимаю, что это любовь, но даже самой сильной любви не помешает холодный рассудок. Сколько времени вы ещё будете довольствоваться ролью удобной девочки без проблем? Многие девушки тратят на такую любовь долгие годы, а порой и всю жизнь.

Может, нужно просто прекратить ездить в деревню и больше не встречаться с человеком, перед которым вы не можете устоять? Это сложно, но у вас есть сила воли и вы с этим справитесь. Вы написали, что у вас много парней, может, стоит обратить внимание на кого-то из них? А вдруг среди этих молодых людей тот, кто действительно вас достоин, для кого вы будете светом в окошке? Зачастую в жизни происходит так: одна любовь может вытеснить из сердца другую, и она будет более сильной. Нужно только этого захотеть. Многие из нас страдают от неразделённой любви, ставят крест на своей личной жизни, а затем бросаются словно в омут, в новые чувства. Проходит время, и они уже удивляются своим прошлым чувствам и понимают, что это была не любовь, а лишь только её имитация. Самое главное, не сравнивайте парней с Сергеем. Каждый человек уникален и неповторим. Что касается гаданий, то зачастую все гадания сбываются, если вы в это верите. Если вы не будете на этом зацикливаться и ждать плохого, то я уверена – ничего страшного не произойдёт.

В любом случае, как жить дальше, решать только вам. Продолжать развитие бесперспективных отношений и довольствоваться крохами или рубануть по-живому, прекратить поездки в деревню и найти своё счастье в столице. Ведь вокруг вас так много замечательных парней! Если вы захотите, чтобы ваше сердце запело, то оно обязательно запоёт. Расставание с любимым всегда болезненно, но оно открывает новые перспективы. Ирина, я желаю вам чистой любви и настоящего женского счастья. Пишите.


Любящий вас автор, Юлия Шилова.


Оглавление

  • От автора
  • Первая запись в личном дневнике Мои размышления о мужчинах…
  • Вторая запись в личном дневнике Мои размышления о любви…
  • Третья запись в личном дневнике Мои размышления о расставании…
  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Одна из записей в дневнике О себе любимой…
  • Одна из записей дневника О них… о мужчинах…
  • Одна из записей в дневнике Еще жива надежда на встречу…
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Одна из записей дневника В душе я редкая стерва…
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Эпилог Я умерла почти два года назад…
  • Послесловие
  • Ответы на письма
  •   1
  •   2
  •   3