Газета Завтра 519 (44 2003) (fb2)

Газета Завтра 519 (44 2003) (Завтра (газета)-519)   (скачать) - Газета «Завтра»


НАРОД БЕЗМОЛВСТВУЕТ

Александр Проханов

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Александр Проханов

НАРОД БЕЗМОЛВСТВУЕТ

"Как буря, смерть уносит жениха!" — это о Волошине. "Во глубине сибирских руд" — это о Ходорковском. "Все мое!" — сказал булат", — это о Путине. Пушкин — великий политолог, у кого прилежно учатся Белковский и Павловский, сражаясь друг с другом аналитическими докладами, рассекая общественное мнение секирами своих интеллектов, оба "в чешуе, как жар, горя".

Под разговоры о стабильности сносится целый период российской истории. Под заверения о преемственности рубятся канаты, соединяющие "ботик Путина" с "пристанью Ельцина". Сам Президент, как молодая жена, переходит жить в другую "семью", где много металлических пуговиц и лампасов, урчащих желудков и длинных рук с пистолетами. Исподволь, под шумок Чеченской войны и Иракской кампании, среди катастроф и терактов, паводков и лесных пожаров, Путин по-сталински, осторожно решал кадровую проблему, — проводил "чекистов" и "питерцев" в администрацию, в федеральные округа, в монополии, в армию, в прокуратуру. И когда в органах из сослуживцев и однокашников сложился "коллективный Ягода", а в прокуратуре "коллективный Вышинский", а олигархи, те, что покуда в России, и те, что уже в Лондоне и Тель-Авиве, сложились в "троцкистско-бухаринский блок", был нанесен удар сокрушительной силы, от которого вдребезги "размозжились о мостовую собачьи головы".

В чем смысл "удара"? Предвыборная шумная стая политических соек, скворцов, свиристелей со свистом объясняет — каждый по-своему. Установление абсолютной, неограниченной власти Путина. Пресечение заговорщицких поползновений бизнеса захватить политическую власть. "Передел собственности", когда богатства олигархов перейдут к "чекистам", как когда-то, при Иване Грозном, феодальные уделы бояр, после казней и разорений, перешли к худородным дворянам. Предвыборная пропаганда, льстящая чаяниям населения. И, наконец, — исправляется уродливая олигархическая экономика, не позволяющая дышать стране, не оставляющая средств на развитие, на поддержание государства, на сбережение вымирающего народа. Только последняя версия, если она верна, заслуживает серьезного анализа. Таит в себе ожидаемый народом результат. Чревата поражением или победой.

Для того, чтобы возродить производящий сектор экономики, оживить авиационные и текстильные заводы, восстановить дряхлеющие электростанции и агрокомплексы, запустить в океан корабли, а в Космос орбитальные группировки, нужны гигантские инвестиции, за которыми десять лет безуспешно охотится Россия, обивая пороги иностранных компаний и банков. Таких инвестиций нет и, по-видимому, не будет.

Сталин, совершая индустриальную революцию, бросил в ее огненное пекло ресурс многомиллионного русского крестьянства. "Выжал сок" из деревни, использовал даровую рабочую силу деревенских трудолюбивых парней и "зэков", при этом озарив сознание народа великой мечтой, громадной восхитительной целью, ради которой совершались жертвы и подвиги. Сегодня для технотронной революции не используешь ресурс деревни, где остались одни головешки. Не загонишь в ГУЛАГ население, ибо жертвы ГУЛАГа недавно, у Соловецкого камня, приравняли "реформы Чубайса" к тоталитарным репрессиям. Похоже, "ресурс развития" будет взят у олигархов, "экспроприирован по закону", вырван у всех, чей доход превышает, скажем, сто миллионов долларов. Стряпчие, мытари, баскаки, сборщики налогов и податей становятся главной ударной силой этой "революции реформ", которая, согласно законам революционной гастрономии, с аппетитом пожирает своих детей.

Если власть и впрямь задумала подобную революцию, что препятствует ее проведению?

Власть насквозь прогнила, изворовалась, изолгалась. Лишена национального озарения, забыла о служении. Министр Лесин просаживает в преферанс состояния. Министр Грызлов встречается с музыкантом Гробовщиковым. Министр Швыдкой торчит в экране, как предмет фаллического культа. С такими не провести революцию.

В самой власти, как мертвая крыса в докторской колбасе, укрылся Ельцин. Преступник всех времен и народов, палач Дома Советов, "переворотчик", синоним всех преступлений, отравляющий трупным ядом всю нынешнюю российскую жизнь. Пользуется иммунитетом Путина. Передал ему по наследству все страшные болезни эпохи. Врач, зараженный туберкулезом и сифилисом, не может лечить больных.

У ленивой и вороватой власти нет управленцев, способных поднять из праха отрасли производства, оживить погибшие территории. "Чекисты" по природе своей пригодны лишь для спецоперации, а опытные менеджеры олигархических компаний улетят на "Панамерикен" и "Люфтганзе" при слове "чекист".

И, наконец, индустриальные и социальные революции совершаются при поддержке народа, к которому власть обращается с внятным призывом, возжигающим сердца, находящим отклик в сокровенной глубине измученной народной души. Такого призыва нет. Нет "Большого проекта", озаряющего будущее, если не считать лепета про "удвоение валового продукта" или посещения "Музея первобытных народов Урала".

А потому народ угрюмо взирает на шабаш политологов, на тюремные халаты олигархов и лампасы "силовиков", в которых те стоят за прилавками мебельных магазинов. Путин однажды пообещал сильную Россию, после чего американцы разместились в Средней Азии. Пообещал сильную армию и флот, после чего утонул "Курск" и сгорела станция "Мир". Пообещал борьбу с бедностью, после которой голодные шахтеры руками разрывают недра земли, спасая от погибели других голодных шахтеров.

А посему очередная схватка — есть продолжение борьбы "мышей" и "лягушек", борьбы властных кланов, одинаковой во времена Елизаветы Петровны, Николая II или Леонида Брежнева.

Народ же безмолвствует.


(обратно)


ОБРАЩЕНИЕ К ПОЛИТИЧЕСКИМ ПАРТИЯМ РОССИИ

4 ноября 2003 0

ОБРАЩЕНИЕ К ПОЛИТИЧЕСКИМ ПАРТИЯМ РОССИИ

Что происходит

Судя по реакции политиков левого и правого толка (а все другие — не политики), последние события вокруг компании ЮКОС убедили их окончательно, что путинский режим стремительно деградирует и стал опасным для страны и для них лично.

По факту, режим Путина давно перестал быть легитимным. Разрушена основа политического устройства государства — принцип разделения властей: уничтожен Совет Федерации; Дума, штампующая писаные в Кремле законы, превращена в юридический отдел администрации президента; президент присвоил себе право отстранять всенародно избранных руководителей регионов. Ликвидирован институт независимых от государства СМИ. Четвертый год продолжается гражданская война в Чечне, сопровождающаяся многочисленными военными преступлениями и геноцидом. Скрывается правда о взрывах жилых домов осенью 1999 года и теракте в театральном центре в Москве в октябре прошлого года. Власть сознательно покрывает многочисленные преступления. Начался новый кровавый передел собственности. Кремль толкает страну к крупномасштабной гражданской войне.

Что не делать

Первое. Ответственные политики должны перестать дурачить людей и прекратить обращаться к президенту Путину за поддержкой. Сказка о добром царе и плохих боярах была выдумана давно царем вместе с боярами для доверчивого народа. Бояре точно знают, что царь не добрый, а царь точно знает, что бояре лукавят. Второе. Так называемые демократы должны перестать скулить и просить помощь на Западе. Ответственно заявляю: заграница не поможет.

Заграница поддерживает Путина, потому что он у власти. Завтра мы возьмем власть, и заграница будет поддерживать нас.

Что делать

Основная задача на настоящем этапе всех, кого волнует будущее России,— перевести фактическую нелегитимность режима Путина в формальную. Сделать это возможно только объединенными усилиями левых и правых.

В ноябре прошлого года я обосновывал необходимость тактического союза левых с правыми. Сегодня я говорю о неизбежности такого союза перед лицом агрессивного режима. Левые и правые обречены быть сейчас по одну сторону баррикад.

7 декабря 2003 года в России должны состояться парламентские выборы. Фарс, названный демократическими выборами на юге, в Чечне, и на севере, в Санкт-Петербурге, продемонстрировал: беспредельная власть пойдет на все, чтобы сохраниться и в следующие четыре года превратить страну в новый Гулаг. Поэтому действовать необходимо сегодня, а не отсиживаться еще четыре года. Тем более, что основная часть политиков не сможет отсидеться на кухне, а будет сидеть на нарах.

Левые (КПРФ и др.) и правые (СПС, "Яблоко" и др.) должны делом доказать своим сторонникам, что они искренни в своем неприятии разрушающей страну власти и консолидированно заявить об отказе от участия в парламентских выборах 2003 года. Не лицемерно призывать не ходить на выборы или голосовать против всех, а официально заявить о снятии своих партий с парламентских выборов. Это единственная возможность для оппозиции конституционно переводить фактическую нелегитимность режима Путина в формальную. С потерей режимом формальной легитимности теряет легитимность и президент.

Важно заметить, что основная проблема, стоящая сегодня перед оппозицией, — преодоление страха. В тот момент, когда общество получит ясный и недвусмысленный сигнал политиков: "Есть такая партия!" — произойдет широкая консолидация на уровне региональных лидеров, предпринимателей, журналистов и всех политически активных граждан. Необходимо сделать первый шаг, и сделать его должны те, кто называет и считает себя политиками.

Так победим.

Мы должны рассчитывать только на собственные силы.

Борис БЕРЕЗОВСКИЙ, президент Фонда гражданских свобод

Лондон, 29 октября 2003 года

ОТ РЕДАКЦИИ. Публикуя этот материал, отмечаем, что упомянутые в нем политические партии — КПРФ, "Яблоко", СПС, — в заявлениях своих лидеров отвергли предложенный Б.Березовским вариант неучастия в выборах.


(обратно)


ПЕРЕВОРОТ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Вальтер БОЕВОЙ

ПЕРЕВОРОТ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО

Вот уже скоро неделя, как все отечественные СМИ на все лады "перетирают" тему отставки теперь уже бывшего главы президентской администрации Александра Волошина и неожиданный арест известного российского олигарха Ходорковского. Аналитики гадают на кофейной гуще о причинах и последствиях этих "кадровых" решений. Комментаторы "морщат лбы", силясь растолковать сонному обывателю всю "судьбоносность" происшедшего. Газетные полосы пестрят хлёсткими заголовками: "Переворот в Кремле", "Заговор "питерских", "Разгром "семьи", "Путин вырвался из-под контроля"…

Начитавшись таких статей, обыватель может всерьёз поверить, что в Кремле произошёл переворот и к власти прорвались замаскированные чекисты разлива 1917 года. Но для наблюдательного читателя всё происходящее имеет совсем иной смысл, далёкий от репортёрской крикливости.

Так как-то совершенно незаметно для большинства "россиянцев" прошло одно знаменательное событие, которое на самом деле можно трактовать как "дешифровочный ключ" ко всем описанным выше. Речь идёт о блицвизите в Москву генерального секретаря НАТО Джорджа Робертсона.

На встрече с высшим российским руководством им были подписаны некие соглашения, суть которых промелькнула мимо сознания обывателя. А между тем именно эта суть объясняет очень многое.

Итак, теперь, после подписание этих соглашений, авиация НАТО может уже официально пользоваться воздушным пространством России в том самом "уведомительном" порядке, который так расхваливал нам гражданин Рогозин, рассказывая о транзите "россиянцев" через Литву в Калининград и обратно. Для нас "уведомительный" порядок обернулся всё той же визой, которую литовцы могут дать, а могут и послать на.., ну в общем к Рогозину. Но для НАТО "уведомительный" порядок означает, что теперь его военные самолёты начнут широко осваивать наше небо, не очень церемонясь с аборигенами.

Кроме этого, Робертсон получил разрешение на размещение неких "тыловых структур" на российской территории для организации борьбы с пресловутым терроризмом в Средней Азии и Афганистане. Кто служил в армии, тот отлично знает, что отличие "тыловых структур" от "боевых" только в наличии или отсутствии в их составе боевых подразделений, что на самом деле дело нескольких часов переброски. Более того, в современной войне наличие баз тылового обеспечения — это вообще основа основ любой войны. Есть такие базы — переброшенные войска смогут выполнить боевую задачу. Нет баз — и войска очень скоро окажутся без топлива, боеприпасов, продовольствия и медикаментов.

Кроме этого, в соглашениях с НАТО есть ещё целый список важнейших стратегических договорённостей, фактически "встраивающих" России в структуру НАТО. Это, конечно, ещё не договор о вхождении в блок, но уже и не протокол о намерениях. Подписанные соглашения определяют механизм взаимодействия НАТО и России против некого "общего" противника, под которым всего несколько раз упоминается расплывчатый, как поэзия Буша, "международный терроризм".

Но военные аналитики, изучившие эти соглашения, считают, что у НАТО (читай США) и России, кроме бен Ладена и талибов, есть ещё один кандидат, с большой вероятностью подпадающий под текст и дух договорённостей. Против кого американцам и НАТО может оказаться крайне необходимым встроить свои базы на территории России, для ударов по кому необходимо натовским самолётам русское небо? Против афганских талибов у США и НАТО уже давно действует мощная военная инфраструктура в постсоветской Средней Азии, которая уже давно не нуждается ни в каком одобрении России, и, уж тем более, соглашениях с ней.

Но есть и ещё одна страна, которая с большой вероятностью может в ближайшее время оказаться в списке заклятых врагов США, и противостояние с которой уже сегодня является для американцев большой головной болью. Речь идёт о Китае. Весь смысл соглашений очень точно вписывается в геометрию создаваемого сегодня американцами антикитайского "фронта". И на этом "фронте" у России ключевая роль как одного из основных плацдармов.

Теперь становится понятным смысл таинственного "секретного" визита министра обороны России Иванова в США, "странная" встреча Путина и Буша на совещании в Малайзии. Судя по всему, имел место обыкновенный торг.

На протяжении двух последних лет Путин старательно позиционировал себя в глазах американцев как верный союзник и партнёр. Все его внешнеполитические шаги были так или иначе увязанными с американскими интересами. Именно Путин был первым, кто позвонил и выразил соболезнования после атаки террористов на небоскрёбы Нью-Йорка. Путин "бесстрашно" взломал святая святых российской геополитики и запустил американцев в Среднюю Азию. Путин "сдемпфировал" антиамериканский накат Шрёдера и Ширака в истории с войной против Ирака. Конечно, долго такая верность незамеченной быть не могла. США должны были сделать ответный жест и отблагодарить своего верного союзника. А что может быть большим знаком благодарности союзника, чем прямая его поддержка? Тем более, если это не просто поддержка, а "карт-бланш", пайцза или ярлык на царство. И недавние события в Москве и Новосибирске тому подтверждение. Американцы с подчёркнутым безразличием отнеслись к "зачистке" президентской администрации и аресту крупнейшего российского олигарха. И эта позиция США прямо указывает на то, что Белый дом сделал свой окончательный выбор. И этот выбор — Путин.

Скорее всего, все сегодняшние громкие отставки и аресты были с ними согласованы ещё несколько недель назад — в ходе тайных визитов в США Сергея Иванова и встреч Буша с Путиным. Согласованы и увязаны с очередным пакетом соглашений по НАТО, ещё сильнее привязывающим Россию к американскому фургону. Поэтому-то столь кротко и спокойно воспринял Волошин весть о своей отставке, поэтому возня вокруг ЮКОСа не выходит за рамки ведомственной пиар-кампании. Всем всё давно ясно. Наместники сделали свой выбор. А с наместниками аборигены спорить не смеют...


(обратно)


В "СЕМЬЕ" НЕ БЕЗ УРОНА...

Александр Велисов

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Александр ВЕЛИСОВ

В "СЕМЬЕ" НЕ БЕЗ УРОНА...

Над причинами драматических для Волошина, и особенно Ходорковского, событий октября аналитики и эксперты ломают головы уже неделю и могут их ломать еще долгое время.

Особенно интересной и заслуживающей доверия не может не казаться политическая версия. Именно политические мотивы побудили власть столь свирепо и комплексно "наехать" на ЮКОС.

Экономические нарушения и прямое воровство допускаются и, тем более, допускалось тотально всеми бизнес-структурами, возникшими в эпоху ельцинского беззакония.

Однако не всем так крепко достается по голове, не за всеми олигархами гоняют по стране специально зафрахтованный Ту-154 — летающий автозак.

Нынешнее руководства Кремля, если говорить честно, абсолютно индифферентно к таким понятием, как законность, благо народа, честь. И простое воровство, обман "официальной" казны через неуплату налогов, тем более вывоз денег за границу, никогда не стали бы причиной, побудившей чиновников и правоохранительные органы проводить лавину обысков, задержаний и гоняться за олигархом по всей стране.

Мне кажется, что приговор Ходорковский подписал себе еще довольно давно, в начале года. Именно тогда ЮКОС начал финансирование крупных и влиятельных партий в России. А это очень не честно, когда начинаешь прикармливать чужую собаку. Система, по которой только администрация президента решала, кому, когда и сколько дать, позволяла Кремлю твердо держать властные позиции в парламенте. Финансируя партии, ЮКОС подменял собой администрацию, подменял власть. Волошин слетел со своего поста еще и потому, что вольно или невольно попустительствовал участию ЮКОСа в делах, отведенных президентом в его строго единоначальное ведение.

Превращение ЮКОСа в параллельный центр политического проектирования и строительства, происходящего при согласии главы администрации президента, — все это настолько тревожный звонок, что можно было засуетиться по-серьезному.

Однако точку в своем приговоре Ходорковский поставил собственным заявлением о желании реформировать РФ в парламентскую республику. Такое не прощается. Активность самого богатого олигарха России по налаживанию связей с ключевыми парламентскими партиями, крепнущая дружба с ведущими депутатами не оставляли сомнений в серьезности его намерений.

А сам глава ЮКОСа уже летал и ездил по всей стране, посещал город за городом, край за краем, и везде встречался с людьми. С пенсионерами, студентами, рабочими. Это было похоже на президентскую предвыборную гонку или тренировку перед ней. Так уж устроена власть, что рефлексы самозащиты у нее работают лучше других. Упреждающий удар по ЮКОСу был неизбежен.

Власть могла бы еще какое-то время игнорировать угрозу или считать растущие политические связи и амбиции Ходорковского своеобразным "понтом", предназначенным для повышения собственного бизнес-статуса в стране, и особенно в мире.

Но последней каплей, переполнившей чашу терпения силовиков в окружении президента, стали контакты людей Ходорковского с представителями коммуно-патриотической оппозиции. Вступившие в переговоры с ними представители КПРФ и А. Проханов оказались, как красные флаги перед бычьей мордой питерских силовиков.

Удар был нанесен не просто по Ходорковскому, а именно по ЮКОСу, как по структуре, стремившейся стать политическим инструментом России.

Недаром задержан не просто один знаковый олигарх, а команды высших менеджеров, большинство из которых не было знакомо общественности, так же как и не участвовало непосредственно в политических интригах босса.

Недаром власть не просто ударила лично по главе компании, но и по самой компании. Все, включая арест акций, сделано так, чтоб максимально снизить капитализацию ЮКОСа.

Компанию стремятся разорить так, чтоб она больше не поднялась с колен, не помышляла больше тягаться с Кремлем на политическом поле.

Политический смысл произошедшего трудно переоценить. Путин наносит удар по Ходорковскому и Волошину, чтобы выстроить собственную “семейную” схему. ВВ отнюдь не собирается ограничиться “двумя сроками”. Поэтому ему также нужна парламентская республика, но под эгидой подчинённой только ему партии.

Отстранение Волошина от должности главы администрации означает прежде всего перестройку в работе самой администрации. Без Волошина в главном кресле, администрация президента не сможет быть историческим аналогом ЦК КПСС. Видимо, администрация станет играть какую-то другую, пока не известную нам роль. А значит, в том числе, будет взломана и вся система политических партий России. Управление думскими процессами будет вестись из каких-то иных центров, которые пока скрыты.

Все это особенно интересно в преддверии грядущих выборов парламента, а главное, выборов президента в следующем году.

Одновременный разгром ЮКОСа и администрации президента, создание однопартийной системы и начало перестройки партийной системы -— все это признаки начинающего выстраиваться боевого порядка пропутинских сил к мартовским баталиям. И судя по всему, к этим выборам властная группировка подготовила нам нечто совершенно новое и неожиданное.

Пока, правда, непонятно, устраивались ли октябрьские околоЮКОСовские комбинации уже исходя из заранее планировавшейся Кремлем новой конфигурации? Или в Кремле будут искать принципы этой новой конфигурации только сейчас, в спешке и с ошибками?


(обратно)


НОВЫЕ КОНТУРЫ ИЛИ ХИМЕРА?

Андрей Смирнов

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Андрей СМИРНОВ

НОВЫЕ КОНТУРЫ ИЛИ ХИМЕРА?

Бюрократическое и олигархическое сообщество, долгое время кормившееся вместе, распалось. К очередной перестройке нам не привыкать, вопрос в том, что за новые контуры власти вырастают из тумана, в котором корпорации срочно сбрасывают активы за границу, провинциальные начальники встают по стойке смирно и.т.д.

Исполнители 90-х вроде Чубайса были идейными ребятами. Они с фанатичной истовостью боролись с тем, что считали злом — с наследием советской эпохи. У них в глазах было нечто содержательное, пусть совершенно чуждое и враждебное нам. Они были похожи в своем "реформаторском" запале одновременно на ликторов и естествоиспытателей (вымрет "эта страна" или нет?).

А сегодняшние?

Плакат пропрезидентской партии, в котором умудрились разместить и Лужкова, и Солженицына, и Витю Цоя.

Бравурные съезды с участием поп-артистов, генералов и чиновников всех мастей. Партячейки в ЖЭКах и агитпоезда по городам и весям.

Одно из главных действующих лиц нового аттракциона — министр внутренних дел Грызлов. Он вездесущ: пьет кофе с Борисом Гребенщиковым, замечая тому, что он тоже, мол, БГ, активно поддерживает футбольную сборную, открывает храмы в Эстонии. Но главное, он уже и борец за народное благосостояние. "Земля и недра должны принадлежать народу", — громогласно провозгласил новоиспеченный БГ. Сиречь, мы, засучив рукава, станем возвращать народу украденное. Многие верят. (Тут-то, конечно, ошибочка вышла. Во-первых, сие заявление отчасти противоречит программным документам партии, в которой сам Грызлов — глава Высшего совета. Во-вторых, четыре года в Думе проправительственное большинство стойко отстаивало интересы тех самых олигархов, вспомним трудовой кодекс, закон о земле и прочие прелести).

Как говаривал незабвенный Виктор Степанович Черномырдин: "Какую партию ни создаем, все равно КПСС получается". Здесь же получается вообще собрание безликих и безыдейных людей-функций. Серый костюм, серое лицо, серые мысли…

Бюрократический аппарат постепенно возрождает старую вертикаль. С маленькой поправочкой. Система отныне будет работать не на решение вселенских задач, а на выживание аппарата. Прибавочная стоимость, изъятая у олигархов, пойдет не на космос и пионерлагеря, а на удовлетворение собственных потребностей.

(Запросы у новых пока самые "минимальные" — про одного деятеля из "питерских" ходят разговоры, что он принял подношение в размере 30 тысяч баксов. Это в той сфере, где люди начинали шевелиться за суммы раз в тридцать больше. Что называется, дорвался. Однако, как известно, аппетит приходит во время еды).

И все новые пертурбации проходят под убаюкивающие реляции о "стабильности", которая необходима для процветания "единой и сильной России".

Стабильность эта будет, как на кладбище. А еще все это напоминает Жан-Жака Руссо с его тонким замечанием о том, что стабильность бывает и такая, какую имели греки, спутники Одиссея в пещере Циклопа. Каждый из них мог спокойно жить, зная, что рано или поздно будет съеден монстром на обед.


(обратно)


"ТРЕТЬЯ ЧЕЧЕНСКАЯ"

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Александр СИНЦОВ

"ТРЕТЬЯ ЧЕЧЕНСКАЯ"

Терминами баталий удобнее всего описывать главные события последних дней — наезд на ЮКОС и отставку Волошина.

Тем более описание этих событий тяготеет к военной, фронтовой стилистике, что случились они сразу после выборов президента Чечни, представляющих из себя формальное подписание мира с "маленькой и гордой республикой".

Перевернутой оказалась страничка в записной книжке Путина, но только — в его личной, хранящейся в потайном кармане пиджака, а не на столе кабинета. В той, открытой для глаз секретарей, и Волошина в том числе, были записаны планы более мелкие, темы расхожие, утечка информации о которых была позволительна и даже желательна. А в этой маленькой, невзрачной, неприметной как раз и был выведен заветный вензель Ю и В.

Аббревиатура ЮКОС по самому звучанию годится в некий символ. А по сути, как крупнейшая нефтяная компания, с многомиллиардными оборотами, она естественным образом стала главной мишенью новых сил в администрации для достижения цели переустройства страны по лекалам управляемой демократии.

Внешне события развивались по сценарию, привычному для "работы с олигархами". Вспомним наезды на Гусинского, Березовского. Гусинского тоже взяли ночью и далеко от Москвы. Тоже посадили в благоустроенную камеру. Тоже позволили на личные олигархические средства приобрести для своего нового обиталища , с условием последующего дарения, телевизор и холодильник. То есть внешне события развивались тривиально. Ходорковского "задержали" в Сибири. Этапировали. Благоустроили. И пошли с обысками в его офисы. Принялись арестовывать счета в банке. Выдвинули обвинения в укрывательстве от налогов в огромных, умопомрачительных суммах. Все как прежде. И быть бы этому шоу уже через неделю на вторых и третьих местах в новостных программах, если бы за арестом Ходорковского не последовала отставка Волошина — самого главы президентской администрации.

Это второе событие, ставшее составной частью первого, и придало всему случившемуся, можно сказать, историческое значение.

Волошина тоже "задержали", тоже "предъявили ему обвинения", только, конечно, в несколько иной форме в сравнении с Ходорковским. Вежливо. По возможности, не травмируя психику и оставляя немало шансов, чтобы не запачкаться в мнении элиты и главное публики.

Лицо Ходорковского мы видели только в кадрах любительской съемки. Он записал несколько слов привета в предчувствии ареста. Выглядел спокойным и довольно "замотанным". Ни следа подавленности. Кажется, он давно уже понял, что наезд, арест и отсидка составляют часть биографии современного крупного предпринимателя, и поговорка "от сумы и от тюрьмы не зарекайся", хотя бы во второй ее части, буквально списана с новейшего российского олигарха.

А Волошин, после оглашения информации о его новом состоянии, выглядел приподнято, несколько даже романтично. Он давно уже прошел пик своей карьеры в администрации, работа в Кремле стала для него рутинной. Он сделал свое дело в отношении "семьи" и уходил " с чистой совестью".

Все СМИ разом заговорили о случившемся. Все партийные лидеры со своими приближенными, с активом, тотчас почуяли открывшуюся широту маневра и бросились в мозговые штурмы на предмет того, какую комбинацию предпринять, с кем задружиться, с кем разойтись, чтобы удобнее и выгоднее встроиться в новый порядок.

По сути, только теперь, после всего случившегося вокруг имени Ходорковского и Волошина, и началась настоящая предвыборная кампания. Инициатива первого удара принадлежит партии президента. Блиц-криг развивается согласно планам генштаба "Единой России". В стане врагов идет срочная мобилизация и перегруппировка сил.


(обратно)


УТЮГИ ЗА ПИРОГАМИ, САПОГИ ЗА УТЮГАМИ...

Олег Щукин

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Олег ЩУКИН

УТЮГИ ЗА ПИРОГАМИ, САПОГИ ЗА УТЮГАМИ...

Эта цитата из "Мойдодыра" как нельзя лучше подходит к характеристике нынешней, после ареста 44% акций ЮКОСа и отставки Волошина, ситуации в отечественной экономике. Не только потому, что "всё вертится, и кружится, и несется кувырком" — это есть, но в принципе не смертельно. Гораздо важнее другое: период "утюги — за пирогами", когда, как рассказывают, включенный в розетку и приложенный к животу нужного человека электронагревательный прибор давал будущим "олигархам" значительные конкурентные преимущества в борьбе за раздел общенародной социалистической собственности, очевидно сменился не периодом "цивилизованного капитализма", а тем, что уже за "утюгами" пришли "сапоги" — отбирать те самые "пироги", которые олигархи уже привыкли считать своими.

Отбирать — для кого?

В данном отношении версии наблюдателей сильно отличаются друг от друга. Одни говорят: для государства и общества в целом. Другие говорят: для себя. Третьи говорят — для американцев. Что ж, поживем — увидим. Но в любом случае очевидно: возврата к "олигархической" экономике, когда наследство СССР кремлевские сидельцы делили строго "между своими" по смешным ценам и за соответствующий "откат", ожидать не стоит.

Мировой экономический кризис неминуемо пожирает слабых, а "олигархи" без поддержки российского государства слабы — даже те из них, кто здесь кажется настоящим "гигантом". Другой вопрос — что будет делать государство без "своей", находящейся под внутренней юрисдикцией, экономики? Были же в истории "банановые" республики, управлявшиеся не столько собственными президентами-парламентами, сколько представителями "Юнайтед фрут" — почему не быть "нефтегазовым", под контролем той же ExxonMobil или ChevronTexaco? В любом случае ельцинский эксперимент по "капитализации" России теперь можно считать провалившимся не только де-факто, но и де-юре. "Гумаги" типа ордеров на арест подписаны и печати на них проставлены. Если уж "ЮКОС-Сибнефть", пятую компанию в мире по добыче и вторую по подтвержденным запасам нефти, решили "раздербанить" — в чью угодно пользу, — никакого капитализма у нас тут не будет. Никогда.

Зато давние сетования нашего президента на "нехватку культурки" — это, как оказалось, из репертуара чекистской конспирации. На этот раз "культурки" хватило выше крыши. И путинский ответ российскому бизнес-сообществу: "Никакой торговли по поводу деятельности правоохранительных органов не будет", — это же почти слово в слово знаменитое "Я полагаю, торг здесь неуместен" в исполнении Кисы Воробьянинова из "Двенадцати стульев" Ильфа и Петрова. Робкие пингвины из "Союза меча и орала", то есть из РСПП, в ответ, разумеется, промолчали, задумавшись о собственных перспективах.

А падение фондовых индексов на 15% за неделю, бегство 9 миллиардов долларов за два месяца, отказ Канады от сотрудничества с "Аэрофлотом" и муки "Вимм-Билль-Данна", который пока отказалась покупать компания Danon, — это всё только следствия, имя которым легион.

Что же касается перспектив, то некоторый свет на них проливает состоявшаяся 31 октября в аккурат под арест юкосовских акций встреча президента Путина с 16 представителями крупнейших отечественных и иностранных корпораций, работающих на российском рынке. "Чтобы окончательно развеять тревожные опасения инвесторов, пообещал в ближайшее время либерализовать рынок акций "Газпрома", а также снять ограничения на владение иностранцами акций Сбербанка РФ, о чем давно мечтают крупные иностранные финансовые группы", — сообщило агентство Росбизнесконсалтинг. В свете акционирования железных дорог и предприятий ВПК всё это действительно похоже на переход российской "вертикали власти" к колониальному стилю в государственной архитектуре. Кстати, словно в подтверждение того, что президент полностью контролирует ситуацию, 4,5% акций ЮКОСа были Генпрокуратурой от ареста освобождены — у нас же всё по закону.

А то кое-кто за рубежом начал в этом сомневаться. В частности, американская Los Angeles Times в номере от 31 октября написала: "Иностранные компании не будут вкладывать средства в Россию, пока не будут уверены, что в стране соблюдается верховенство закона. Арест Ходорковского не способствует созданию этой уверенности, а также отдает душком славянского антисемитизма; олигархи, которых преследует Москва, в том числе и Борис Березовский — евреи по национальности". А Брюс Джексон из Washington Post высказался еще определеннее: "В долларовом выражении мы являемся свидетелями крупнейшей незаконной экспроприации еврейской собственности в Европе со времен нацистских погромов 1930-х годов". Впрочем, любые вопли американцев вокруг "Ходоркоста" не следует принимать чересчур серьезно: слишком похоже на то, что и этот шум, и "крутость" российского президента — ходы одной и согласованной сторонами комбинации, направленной на прямую скупку отечественных активов западными монополиями. Вопрос о том, кто и сколько получит за это комиссионных, наверное, можно оставить без специального рассмотрения.


(обратно)


СЛАГАЕМЫЕ ПРОТЕСТА

Олег Головин

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Олег ГОЛОВИН

СЛАГАЕМЫЕ ПРОТЕСТА

После ареста Ходорковского и последовавшего за этим увольнения Волошина с поста руководителя администрации президента выстраивается принципиально новая расстановка сил в политическом истеблишменте. Разрушилась давно отстраиваемая бюрократически-олигархическая спайка интересов различных кланов бизнеса и власти. С момента замены харизматичного, пусть и с негативной каннотацией Волошина на безликого "юриста" Медведева можно говорить о резком изменении расстановки сил в администрации не в пользу "олигархически-семейной" группы. Маятник качнулся в сторону квазигосударственников, заимствовавших многие идеи у народно-патриотической оппозиции, но понимающих эти идеи настолько извращенно, что именно от них теперь исходит реальная угроза бюрократической диктатуры. С другой стороны, арест Ходорковского дал повод говорить об избирательном применении законодательства в отношении бизнесмена, который проявил свои политические амбиции, первым вбросив на общественное обсуждение идею о необходимости введения парламентской демократии.

В сложившейся ситуации угроза настоящей диктатуры, уже даже не в рамках "управляемой демократии" Глеба Павловского, олицетворяемая крылом "питерских силовиков" и вскормленных ими филиалов партии власти ("Народный депутат"), представляется более реальной, чем когда-либо. В этих условиях данные представители бюрократических поборников диктатуры пойдут так далеко, как позволит им общество, представляемое политическими партиями, с одной стороны, и крупным бизнесом, с другой. Если со стороны как правой, так и левой оппозиции не будет предпринято соответствующих шагов, подтвержденных желанием бизнеса работать без оглядки на чиновников со Старой площади, то уже в самое ближайшее время мы станем свидетелями резкой активизации данных путинофилов. Это уже выражается в том, что сценарий выборов изменен в сторону ужесточения. Ситуация инерционного сценария взорвана. Власть попытается сделать эти выборы максимально управляемыми: не до либерализма сейчас. Происходит поляризация общественных настроений, политических настроений в элите. И выстраивается новая парадигма оппозиции, состоящая из громкого протеста "Яблока", осознания необходимости консолидации у КПРФ и боязни потерять бизнес у многих крупных финансово-промышленных групп. В условиях все нарастающего осознания обществом необходимости объединения всех сил, исповедующих демократические принципы и не желающих жить и работать при ущербной путинской диктатуре, надо хотя бы для себя сделать этот выбор. Недаром уже КПРФ готова проводить совместные акции с "Яблоком", неспроста коммунисты обеспокоились арестом Ходорковского, справедливо прогнозируя, что следующими могут быть уже и лидеры оппозиции, потому что они способны реально помешать власти. Как говорится, была бы статья, а человек всегда найдется… Сейчас нужно забыть все прошлые обиды, потому что необходима консолидация усилий всех оппозиционных партий как правого, так и левого спектра в совместной борьбе против угрозы бюрократической диктатуры. От быстроты принятия решения о координации между оппозиционными партиями и бизнесом зависит, как ни громко это звучит, наше будущее.


(обратно)


КОНСЕРВАТОР ИЗ УСТЬ-ТАРАКАНИ Есть версия: стальные короли США намерены удушить нашу металлургию руками новых лидеров Консервативной партии России

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Виктор АНДРЕЕВ

КОНСЕРВАТОР ИЗ УСТЬ-ТАРАКАНИ Есть версия: стальные короли США намерены удушить нашу металлургию руками новых лидеров Консервативной партии России

В конце лета этого года произошло неприметное событие, которое в недалеком будущем способно многое изменить в отечественной экономике. Некие нефтяники из Ханты-Мансийска купили у наследников одного из вожаков деммаргиналов Льва Убожко смачный политический брэнд — Консервативную партию России. Эта партия за 10 лет существования ничем себя в российской политике не проявила, хотя и наплодила филиалов в 50 регионах РФ, официально, кстати, зарегистрированных. Недорого, надо думать, купили. Едва, наверное, на похороны почившего в бозе Убожко хватило. Чтобы перепродать подороже? Но кому?

Новый лидер КПР Николай Богачев уже сейчас делает громкие и амбициозные заявления: мол, главная цель его партии состоит в том, чтобы с помощью веками проверенных идей консерватизма взять да и одним махом отобрать львиную долю электората у КПРФ. Партиям власти этого сделать не удается вот уже десять лет, а тут, здрасьте-приехали. Смешно, вроде. Ну, вышел человек из сибирской тундры, где провел последние 10 лет, и лепит нечто, не взирая на политические реалии?

Впрочем, не так прост г-н Богачев. К нему не грех и нашим олигархам присмотреться, и Кремлю, и возможно, ФСБ.

До недавнего прихода в политику г-н Богачев трудился на руководящем посту в Ханты-Мансийской нефтяной корпорации (ХМНК). Многим специалистам эта компания известна под другим названием Khanty Mansiysk Oil Corp. — создана в 1997 г. в штате Делавэр на основе американской Ural Petroleum Corp. Эта 100% американская компания владела 98% акций ОАО "Хантымансийскнефтегазгеология" (ХМНГГ), приватизированного в 1995 г. ХМНГГ более тридцати лет занималась геологоразведкой в Ханты-Мансийском АО, где добывается около 70% российской нефти. ХМНК специализировалась не только на геологоразведке, но сама добывала и экспортировала ежемесячно десятки тысяч тонн нефти. К маю 2000 г. компания добыла 1 млн. тонн "черного золота".

Несколько лет назад на вкусную рыбешку ХМНК положили глаз акулы американского нефтяного бизнеса. И вот в мае 2003 года состоялась сделка по поглощению Khanty Mansiysk Oil Corp., четвертой по величине нефтедобывающей компанией США Marathon Oil Corporation. 100% акций ХМНК обошлись американцам в круглую сумму — 275 млн. долл., и эта покупка почему-то не особенно афишировалась в российских СМИ. Вместе с акциями американцам достались лицензии на разработку девяти месторождений в Ханты-Мансийском автономном округе: Потанайского, Восточно-Каменного, Пайтухского, Гальяновского, Средне-Назымского, Апрельского, Центрального, Большого и Ольховского. Их суммарные доказанные запасы — 282 млн. баррелей нефти (около 40 млн. т). Кроме того, ХМНК принадлежали 22,3% в компании "Черногорское", разработчике Черногорского месторождения с доказанными запасами в 6 млн. баррелей нефти. Теперь Marathon Oil Corporation. планирует вложить в разработку этих месторождений еще кучу долларов и в недалеком будущем с лихвой окупить затраты, экспортируя нашу нефть куда ни попадя.

Ну и что, скажет неискушенный читатель. Загнали руководители ХМНК америкосам кусок родины, набили карманы так, что и правнукам хватит, и решили командировать в политику одного из своих, Богачева. Скучно же ему просто так греть телеса под пальмами на Багамах. Ой, ли?

С Marathon Oil Corporation пытались дружить ЮКОС и "Роснефть". Но почему-то американцы предпочли купить "забалансовые" месторождения, принадлежащие мелкой по российским меркам ХМНК. Менеджемент им этой фирмешки показался лучше, что ли? Вряд ли.

Стоит отметить, что нефтяной гигант из Хьюстона Marathon Oil Corporation в свою очередь входит в USX-Marathon Group, являющуюся подразделением USX Corporation. А это уже более чем серьезно и с политической точки зрения. USX Corporation (U.S. Steel) — это крупнейшая сталелитейная компания Америки, кровь и плоть правящей сегодня Республиканской партии США, отстаивающей, кстати, консервативную идеологию. Именно эту компанию считают инициатором торговой "стальной" войны между США и остальным миром.

Сегодня, как и во времена Моргана и Карнеги, американская сталелитейная промышленность снова переживает кризис. США, в отличие от европейцев и японцев, сделали ставку на предприятия среднего размера. Однако наличие множества компаний сильно затруднило планирование и применение методов рыночного регулирования. Кроме того, у небольших металлургических фирм, как правило, высокие издержки производства. Недостаточная концентрация производства привела к снижению прибыльности и недофинансированию. К примеру, в Европе две трети всей стали (160 млн. т) выпускается шестью компаниями, а в США (100 млн. т) — 12 компаниями. Пока спрос и цены на мировом рынке были высокими, слабые стороны американских сталеваров не были заметны. Однако, когда начался спад, американские производители попадали как карточный домик. В 1998 году, сразу после кризиса, на рынок США в огромном количестве хлынула дешевая азиатская и российская сталь, и американцы не выдержали конкуренции. За последние четыре года из-за низких цен на металл обанкротились 25 крупных сталелитейных компаний США, а также огромное количество мелких и средних. За первые девять месяцев 2001 года убытки U.S. Steel составили $267 млн. Чтобы хоть как-то удержать цены, американские металлурги пошли на снижение производства стали на 20%. Но и это не помогало. Крупнейшие металлургические компании США обратились за помощью в Белый дом. Дело в том, что нынешняя администрация президента США сформирована из людей Джорджа Буша-старшего, бывшего в 80-е годы вице-президентом при Рональде Рейгане. Эта команда всегда активно защищала интересы бизнеса, сконцентрированного в тяжелых отраслях промышленности. Во времена Рейгана это было автомобилестроение, теперь металлургия. Главным лоббистом интересов сталеваров сегодня стал вице-президент США Дик Чейни. Он и глава USX Corporation Томас Ашер при поддержке других компаний смогли убедить Джорджа Буша-младшего объявить торговую войну всему миру и ввести таможенные пошлины на экспорт стали в США, больнее всего ударившие, кстати, по России. Вот, собственно, откуда растут ноги у амбиций таежного консерватора г-на Богачева. Он, вероятно, всего лишь некий инструмент в руках американских нефтяных баронов и стальных королей. Они, купив "забалансовые" нефтяные месторождения ХНМК, наверное, поставили перед Богачевым задачу — внедриться в российскую политику. И Консервативная партия РФ во главе с Богачевым, не исключено, получит вход в ворота Кремля. Ведь известна любовь к консервативной идеологии одного из влиятельных кремлевских политтехнологов Владислава Суркова. В ее превосходстве над всеми остальными Сурков постарается убедить иных сиятельных чинов. И пошло-поехало. А далее стальные ребята из-за океана уж не пожалеют дополнительных вливаний, полученных от торговли нашей же российской нефтью, чтобы с помощью властной кремлевской "крыши" задушить сталелитейную промышленность России навсегда.

P.S. Публикуя материал журналиста из Сибири В.Андреева, мы хотели бы спросить неоконсерватора Богачева: на самом ли деле его партия — еще одна рука американских корпораций в российской политике?


(обратно)


О СТАЛЬЕВИЧЕ

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Елена ТРЕГУБОВА

О СТАЛЬЕВИЧЕ

Эта книга, еще не дойдя до прилавков (а может быть, уже не дойдя), стала скандалом. Бывшая "придворная" журналистка Елена Трегубова опубликовала в издательстве "Ad Marginem” свои "Байки кремлевского диггера", где в ход пошли до той поры "непечатные" подробности из жизни нынешней и прошлой "вертикали власти". Всмотримся же вслед за ней в один из главных ликов "уходящей натуры".

МОСКВА.1999. Отставка Примакова. Лично для меня фамилия Волошин началась с ребуса… Лешка Волин, главный пиарщик Белого дома, которого я пытала по телефону, кто займет теперь место помощника президента по экономическим вопросам, загадал мне непростую загадку:

— На "В" начинается, на "Н" кончается — но не Волин!

Ни одного чиновника в администрации, подходившего к кроссворду по буквам, я не знала. Пришлось детально изучить телефонный список всех сотрудников Кремля. И тут на незаметной должности "помощник главы администрации" я и откопала однофамильца коктебельского поэта.

Я тут же разузнала, что Волошин был связан по бизнесу с Березовским, и что с 1995-го по 1997-й возглавлял некое АО "Федеральная фондовая корпорация".

— Ну это примерно то же самое, что "ЗАО "Российская Федерация""! — весело пояснили мне коллеги из отдела бизнеса…

Внешне Волошин смотрелся точь-в-точь как какой-то герой белогвардейского Сопротивления. По странной привычке, любой пиджак Стальевич сразу же превращал в какой-то гусарский китель, нося его, не вдевая рук в рукава, а лишь романтично набрасывая на плечи.

Впечатляла и особая, медитативная манера Волошина курить, какой я больше не встречала ни у кого: он зажигает сигарету и, разговаривая, подолгу держит ее вертикально, тремя пальцами снизу за фильтр, пеплом кверху.

— Лагерная какая-то манера...— рассказывала я одному советскому диссиденту со стажем.

— С ума сошла?! Да на зоне бы за такое убили — зря папиросы переводить!— парировал он…

Боевое крещение на посту главы администрации — речь в Совете Федерации с требованием отправить Скуратова в отставку — Волошин прошел так, что, пожалуй, ни в Кремле, ни во всей политической тусовке не осталось ни единого человека, кто бы не поставил на нем жирный крест. Он так бездарно мямлил что-то с трибуны и так идеально внешне подходил под самый ненавидимый скуратовскими товарищами стереотип "умного еврея с бородкой", что если бы в здание Сената на Большой Дмитровке разрешали проносить тухлые яйца, то больше бы мы Стальевича живьем не увидели.

Но именно после этого публичного унижения... бывший машинист Волошин раскочегарил в себе такую нечеловеческую волю к победе, что до сих пор, кажется, остановиться не может.

Переломным моментом стал закрытый брифинг, на который Волошин созвал в Кремль всех нас, кремлевских журналистов, немедленно по возвращении из Совета Федерации... Брифинг был прямым объявлением войны Примакову. Глава кремлевской администрации, заикаясь уже не от робости, а от ярости, пообещал, что если президентские обидчики будут и дальше "провоцировать ситуацию", то Примакова и его "коммунистическое правительство" — ликвидируют, Думу — распустят, а Скуратова — посадят…

Кремлевский администратор понял, что при полном отсутствии каких-либо других, реальных ресурсов единственное оружие, которое еще осталось в его распоряжении, — это жесткая психическая атака. Понты, короче. А меньше чем через три недели, ровно по этому же алгоритму "взять на слабо" и себя, и своих противников, Волошин принял решение отправить Примакова в отставку.

— Валя был категорически против. Он всё говорил про какие-то народные протесты и волнения,— рассказывал мне потом наедине Волошин с легкой снисходительной улыбкой.— Татьяна тоже колебалась. А я сказал: "Черт возьми! Власть мы или не власть?!"

СТАМБУЛ. 1999. Саммит "восьмерки". В интерьере своего шикарного номера Волошин, почти насмерть заморенный годом кремлевской борьбы за выживание, смотрелся как только что освобожденный узник Освенцима.

Вслед за нами в полуоткрытую дверь волошинского номера незаметно проскользнул несчастный президентский пресс-секретарь Дмитрий Якушкин, которого все журналисты тогда чморили. Пока мы рассаживались на волошинской кровати, пресс-секретарь прятался то ли в прихожей, то ли в уборной. И только когда мы уже начали разговаривать, он беззвучно шмыгнул в комнату и... — ко всеобщему изумлению — быстро полуприлег на соседней кровати, на бок, картинно подперев голову ручкой. Словом, опершись локтем о гранит...

Волошин же механически, как на подкосившихся ходулях, опустился рядом с изящным, раскрытым деревянным бюро, забитым уродливыми кремлевскими циркулярами. Практически не дрожавшими пальцами он достал и зажег сигарету. Которая вскоре, когда у него уже не хватало сил затягиваться и стряхивать пепел, начала красиво прожигать дорогое дерево.

Но в целом кремлевский доходяга держался молодцом. После того как он удачно приземлился в кресло, последним, что его слегка выдавало, было лишь мерное, едва заметное кругообразное покачивание головы вместе с верхней частью туловища, вокруг собственной оси. Было такое впечатление, что сейчас глава администрации запоет звук "ом". Присмотревшись к этим циклическим движениями, я вдруг поняла, что Волошин просто спит с открытыми глазами.

В какой-то момент он все-таки попался. На один из наших вопросов Волошин живо ответил:

— Ага.

— Чего "ага"? — удивленно переспросили девчонки.

— Угу... — пояснил Волошин. И продолжал сидеть, изображая, что не спит.

Глаза его то и дело как-то сами собой закатывались (точно так же, как если спящему зверю пробовать поднять веко), но он чудовищным усилием воли смаргивал и продолжал дарить нам рассредоточенный, сведенный даже не на переносице, а на вечности, мутный взгляд спящего Будды.

Малкина решила, что глава администрации просто устал говорить о политике и поэтому с ним надо срочно побеседовать о любви:

— Александр Стальевич, а вот скажите: а какие вам женщины нравятся?

— Тарелки,— сомнамбулически проговорил Волошин.

Оказалось, что он отвечал на предыдущий вопрос, заданный Нетребой — про его хобби.

— Я в молодости раскрашивал тарелки. Разрисовывал, а потом сам обжигал. Красиво получалось.

— Неужели у вас до сих пор остались эти тарелки? Можете показать?

— Не-а. Все продал,— флегматично признался кремлевский аскет.— Денег тогда не было, вот и продал.

Нетреба, которой редакция "Аргументов и Фактов" дала задание написать заметку о "человеческом аспекте" Волошина, взмолилась:

— Ой, Александр Стальевич! А расскажите, что вы вообще обычно делаете на досуге?

Тут я уже не выдержала:

— Нетреба, да ты что, издеваешься над ним, что ли? Ну какой ему еще досуг?! Ты посмотри на него!

Стальевич удивленно вскинул на меня закрывающиеся глаза и жалко улыбнулся:

— Слушай, а что — правда заметно, да? Я действительно уже неделю не спал...

Поняв, что пользы сейчас от Волошина — как от козла молока, мы оставили его отдохнуть, договорившись попозже вместе пойти поесть.

Работа вилкой Волошину тоже давалась с трудом. И тем более уж он не мог координировать сразу два процесса: еду и речь. Поэтому вилка со спасительным кусочком пищи то и дело безвольно зависала где-то на полпути между волошинской тарелкой и его же ртом.

Фальшиво пытаясь синтезировать в одном флаконе стерву-журналистку и заботливую женщину, я проговорила:

— Александр Стальевич, вот доешьте, пожалуйста, этот кусочек. А потом объясните мне: НУ ВОТ ЗАЧЕМ ВЫ тринадцатого октября в третий раз внесли в Совет Федерации представление на увольнение Скуратова? Вам, что, мало двух раз позора было?! Что за мазохизм!

— А просто мне уже все по фигу было!— захихикал Стальевич.— Хуже уже быть не могло, а дожать их в психологическим смысле я был должен: я им просто показал, что они могут там сколько угодно сидеть упираться,— а я, если надо, еще хоть сто раз, им назло, буду вносить увольнение Скуратова! И всё равно в конце концов дожму их!

МОСКВА. 1999. Выборы. Таким, как в ту ночь, я Волошина никогда, ни до, ни после, не видела. Чаще всего, общаясь с журналистами, он выглядел невероятно зажатым, с тихим, как бы неуверенным, слегка заикающимся голосом, с застенчивым хихиканьем и затуманенным взглядом аллигатора, медитирующего перед броском на новую жертву.

Но когда Стальевич вернулся в Кремль, объехав вместе с Путиным предвыборные штабы "Единства" и СПС с "парадом победы", я просто не поверила своим глазам. Это был абсолютно другой человек. У него пунцовым румянцем горели щеки, сияли глаза, и, хотя улыбка на его лице была все-таки, как обычно, застенчивой, он выглядел абсолютно счастливым и каким-то необычайно расслабленным.

— Путин потом поехал еще и к коммунистам в штаб...— выдохнул он, закуривая.— Сотрудничать же в Думе с ними надо как-то будет...

— А что ж вы с ним не поехали?— поинтересовалась я.

— Устал...

Я в первый и последний раз в жизни услышала от этого абсолютно железного человека жалобу на усталость, да и вообще — впервые обнаружила у него хоть какие-то человеческие эмоции.

Но мало того: в первый и последний раз я почувствовала от Волошина легкий и приятный запах спиртного — я поняла, что в штабах ему пришлось вместе с Путиным наотмечаться с рядовыми соратниками...

У себя в кабинете Волошин просто упал в кожаное кресло и несколько минут был не в силах не только вымолвить ни слова, но и пошевелить рукой. Истлевшая сигарета в которой грозила уже вот-вот осыпаться на пол.

— Знаешь, всё это глупости, что Кремль находился в кризисе,— проговорил он, выйдя из оцепенения.— Да при желании мы бы могли еще хоть пятерых президентских "преемников" сменить! Власть мы, в конце концов, или хрен собачий?! Понимаешь: власть — это действительно великая сила. Я даже не говорю сейчас про какой-то там "административный ресурс"! Достаточно было просто почувствовать себя властью, почувствовать себя силой, перестать бояться всех и вся...

— Александр Стальевич, а объясните все-таки: кто придумал Путина?— подхватила я его откровенное настроение.

Но тут задремавшая было животная осторожность Волошина моментально проснулась:

— Как это "кто придумал"? Ты что вообще такое спрашиваешь?! Придумал — Путин Владимир Владимирович! Он у нас — самостоятельный политик!— строжась, ответил хранитель кремлевских секретов.

— Он — "у вас" — без сомнения!— посмеялась я.

— Ну так! Аск!— довольно улыбаясь, вставил Волошин свое любимое сленговое словечко.


(обратно)


ДИАЛОГ С ГЛУХИМИ Власть и либеральная общественность в свете "Российского Форума—2003" в Нижнем Новгороде

Николай Анисин

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Николай АНИСИН

ДИАЛОГ С ГЛУХИМИ Власть и либеральная общественность в свете "Российского Форума—2003" в Нижнем Новгороде

И занесет же нелегкая...

Меня занесло не туда, куда хотелось, и поначалу на себя была досада.

Обмишурился я по простоте душевной. Пришел в редакцию факс, где крупными буквами глаголилось:

— Приглашаем Вас принять участие в пресс-туре на "Российский Форум-2003", который будет проходить в Нижнем Новгороде.

Поверх этих строк шариковой ручкой была написана моя фамилия, а ниже их нормальным шрифтом компьютера извещалось:

"В Форуме примет участие более 2000 человек из всех округов. Из официальных лиц планируются: руководитель Администрации Президента РФ Александр Волошин, председатель Госдумы РФ Геннадий Селезнев, председатель Совета Федерации РФ Сергей Миронов, министр финансов РФ Алексей Кудрин, министр экономического развития и торговли РФ Герман Греф, министр внутренних дел Борис Грызлов, министр труда и социальной защиты РФ Александр Починок и др.

Главной целью Форума является развитие эффективного диалога власти, бизнеса и гражданского общества, нахождение совместных решений наиболее острых проблем, препятствующих развитию России".

Ага, я покумекал, трое из ожидаемых на Форуме официальных лиц возглавляют три избирательные команды. Значит, в трепе при скоплении множества людей и телекамер в Нижнем проявятся сиюминутные политические интересы сих лиц. Что скажут Селезнев, Миронов и Грызлов в ходе Форума по острым проблемам, то, вероятно, загремит у них в ходе думских выборов. А разве не интересно до агитационной кампании узнать заморочки обласканных Кремлем команд с тем, чтобы с началом кампании их уесть как-то? Интересно. А разве не любопытно министров Кудрина, Грефа и Починка попытать прилюдно вопросами на предмет импотентной политики правительства? Любопытно.

Я позвонил по телефону, указанному на факсе с приглашением на Форум, и спросил:

— Что требуется от меня для поездки в Нижний Новгород?

Молодой женский голос мне ответил:

— Ничего, кроме ваших паспортных данных. Все расходы за перелет туда и обратно и за проживание в Нижнем берет на себя принимающая сторона.

Летать самолетами в разные города России и мира теперь можно с Павелецкого вокзала — железнодорожного вокзала в центре Москвы. На Павелецком теперь регистрируют авиабилеты, упаковывают багаж и предоставляют электропоезд- экспресс — 40 минут, и пассажиры попадают в самолеты в аэропорту "Домодедово".

До Нижнего Новгорода лету тоже сорок минут. Группа журналистов, благополучно стартовав на Павелецком, столь же благополучно приземлилась в окрестностях Волги и оказалась на плаву — в каютах комфортабельного теплохода "Русь".

Тем же чартерным авиарейсом, что и журналисты, из Москвы в Нижний прибыло множество неведомых мне сударей с сударынями. Они все, услыхал я в разговорах в самолете, аккредитовались на Форум через Фонд эффективной политики Глеба Павловского.

Глеб Олегович известен публике читающей не только как творец абстрактно-заумных стратегий, но и как мастер прикладных политтехнологий. И если он накануне выборов созвал в Нижний тьму близких к его Фонду человеков, то уж точно Форум-2003, как я и предполагал, станет актуальным политическим представлением.

С сей мыслью я уснул на теплоходе "Русь" — с ней же и проснулся. И от заблуждения избавился лишь тогда, когда нашу журналистскую группу обыскали — нет ли при нас оружия и взрывчатки — и допустили в самый большой павильон Нижегородской ярмарки. Там действительно народу было не менее двух тысяч. Среди этих тысяч, бродивших по просторам павильона в ожидании открытия Форума, я случайно совершенно встретил знакомого с биркой "VIP" на груди. Статуса Особо Важной Персоны его удостоили как причастного к Оргкомитету Форума, и он-то развеял мое заблуждение.

Селезнев, Миронов и Грызлов не появятся на Форуме ни как госчины, ни как лидеры избирательных блоков. Решено в предстоящих дискуссиях грядущих выборов вообще не касаться.

Кудрин и Греф также своим вниманием Форум не почтят — им самим теоретические разговоры о проблемах взаимоотношений власти, бизнеса и общества скучны, и на выслушивание их они, скорее всего, пришлют своих заместителей. Маленький Починок как большой демократ и крупный любитель поговорить предстанет перед очами прогрессивно настроенной общественности. Ожидается явление на Нижегородской ярмарке вице-премьера Галины Кареловой — фигуры в правительстве новой, чисто функциональной и идеологически нейтральной.

Администрация Президента будет представлена не Волошиным, а помощниками Путина. Кремль благословил проведение всероссийской тусовки с обсуждением проблем власти, бизнеса и общества в либеральном духе, но не повелел раскошелиться на нее из федеральной казны — Форум финансируют мэрия Нижнего и коммерческие структуры Поволжья.

Достоверность информации от знакомого с биркой "VIP" сомнения не вызывала, и после сказанного им в извилинах моих и пронеслось:

— И занесет же нелегкая… Ехал я на политически злободневное мероприятие, а приехал на тягомотное словопрение либералов.

Открывали Форум два выдающихся по выживаемости политика современности — Сергей Кириенко и Элла Памфилова.

Сергей Владиленович, будучи в ельцинской власти мистером Никто до 1997-го, через год вознесся на самый Олимп этой власти, на пост председателя правительства РФ, через пять месяцев рухнул в Никуда — в мертворожденное движение "Новая сила", но не исчез в политическое Небытие.

Элла Александровна — предводитель профкома ремонтно-механического завода "Мосэнерго" — получила в 1991-м от Всесоюзного Совета Профессиональных Союзов мандат народного депутата СССР, взошла на политическую сцену страны как секретарь парламентской комиссии по истреблению льгот и привилегий партноменклатуры и мелькает, и мелькает, и мелькает на этой сцене до сих пор.

Сергей Кириенко теперь — полпред Путина в Приволжском федеральном округе, Элла Памфилова — председатель комиссии по правам человека при президенте РФ. Он и она, ярчайшая политическая пара нынешней эпохи, и зажгли зеленый свет Форуму.

Кириенко зачитал послание Путина со словами о важности тусовки на Нижегородской ярмарке, о ее значимости для развития гражданского общества, для активизации общественной жизни страны. Разумеется, имело место быть в путинском послании и пожелание успешно-плодотворной работы Форуму. Памфилова так же пролопотала нечто про то же и между прочим отметила, что на Форуме славно представлены сотрудники силовых структур. "Это,— цитирую Эллу Александровну,— имеет особое значение, поскольку миссия правоохранительной системы — защита ценностей нашего общества".

Выслушав проникновенные выступления Кириенко и Памфиловой, две тысячи хороших и разных участников Форума: офицеры и рядовые госслужащие, годные к строевой службе, вице-губернаторы и заместители министров, предприниматели и преподаватели, политологи и активисты всевозможных либеральных организаций — разошлись. Разошлись по главному павильону Нижегородской выставки. Сознательные участники разошлись по боксам, по изолированным пластиковыми стенами отсекам павильона со стульями-столами. Разошлись для того, чтобы разговаривать. Участники несознательные разошлись по трем буфетам — пить кофе с коньком или коньяк с кофе.

Так что представлял собой "Российский Форум-2003" в Нижнем Новгороде?

Вот мнения на сей счет заметных на нем лиц, высказавшихся на исходе второго дня Форума.

Любовь Глебова — заместитель полпреда президента РФ в Приволжском федеральном округе:

— "Российский Форум" — место встречи общества и власти.

Элла Памфилова, ранее уже названная:

— "Российский Форум" — фонтан творческой энергии, гражданских инициатив и надежд на будущую системную работу в целях развития гражданского общества и системы управления страной.

Галина Карелова, выше также упомянутая:

— "Российский Форум" — форум надежд, форум новых возможностей. Это форум более высокого качества партнерства власти и неправительственных организаций. Это форум, на который приехало огромное количество новых неправительственных структур. Значит действует формула: "всё имеет смысл, когда есть предложение".

Три дня сознательные участники Форума говорили в боксах Нижегородской ярмарки на самые разные темы. Говорили о том, что в нашей жизни плохо и как сделать нашу же жизнь лучше. Цель всех разговоров — выдать советы-рекомендации государству и обществу. Выглядела эта цель смешной.

Присутствие представителей власти на Форуме как бы свидетельствовало: власть заинтересована в советах и рекомендациях и нуждается в диалоге с нечиновным людом. Но так ли это на самом деле?

Некогда государство у нас распоряжалось практически всем достоянием страны. Потом грянули так называемые демократические преобразования и собственность отделили от государства. Но не от составляющих его чиновников. Благосостояние министров и губернаторов, начальников департаментов и рядовых служащих в администрациях всех уровнях сегодня не от федерального и регионального бюджетов зависимо. Зарплата не обеспечивает прожиточного минимума чиновникам и каждый из них на рабочем месте по сути занимается личным бизнесом — через использовании рычагов власти в отношении новых собственников: одним из них за взятку обеспечить успех, другим навредить во имя и во благо первых.

Для чиновника федерального главное ныне — не интересы страны в целом, а свои интересы, связанные с теми или иными коммерческо-производственными и финансовыми структурами. Чиновнику в республике, крае, области, городе и районе наплевать на общее положение дел на вмененной ему в управление территории — лишь бы процветали новые собственники, с которыми у него общий бизнес.

Худо или хорошо рядовому гражданину — сегодняшней власти всё равно и советы-рекомендации по решению острых проблем ей без надобности. Поэтому Форум, созванный в Нижнем Новгороде для вразумления власти, в моих глазах выглядел смешным: от делания полезного чиновники сегодня ничего не выигрывают, за сотворение пакостей наказание им не грозит. Так чего же ради следует по острым проблемам разговоры разговаривать и советы советовать?

На первой пресс-конференции на Форуме я задал два вопроса полпреду Путина в Поволжье Сергею Кириенко:

— Самый известный человек, возросший на Волге — товарищ Ленин, в свое время написал: земства — пятое колесо в телеге Российской империи. А институт полномочных представителей президента — это не пятое колесо в управлении Российской Федерации? И еще: сейчас многие ранее неприкасаемые люди имеют проблемы с Генеральной прокуратурой. В связи с этим вы не видите в перспективе перспективу вашего допроса по поводу дефолта имени Кириенко в августе 1998-го?

Демократично-корректный и либерально-скромный Сергей Владиленович предложил мне в пресс-зале Форума спрашивать по темам Форума, а вопросы к его персоне адресовать ему в другом месте.

На 50 процентов я был не прав. При обсуждении на Форуме проблем власти, бизнеса и общества не так уж важно — есть у нас полпреды президента или нет их. Но очень важно знать: высокие должностные лица должны отвечать за свои пагубные для граждан действия или бездействия? Кириенко был премьером, когда обвал рубля кого-то страшно разорил, а кого-то сильно обогатил, но после свершенной аферы с головы Сергея Владиленовича не упал ни один волос. Власть имущие у нас всегда вне всяких подозрений?

На второй пресс-конференции на Форуме солировала вице-премьер правительства РФ Галина Карелова. К ней я обратился со следующим:

— Мой вопрос о власти и бизнесе. Наш мелкий и средний бизнес остро нуждается в дешевых кредитах. На Западе за кредит платят 3-5% годовых, в России — минимум 24. Между тем 70 миллиардов долларов золото-валютных российских запасов Центробанк РФ хранит на Западе и таким образом кредитует западную экономику. Как вы к этому относитесь и почему нельзя несколько десятков миллиардов долларов, имеющихся у государства, бросить в виде кредитов на развитие отечественного, а не иностранного бизнеса?

Галина Николаевна признала: вопрос о кредитах для мелкого и среднего бизнеса — больной вопрос. Его недавно обсуждали на правительстве и решили в следующем году выделить из бюджета под кредиты 5 миллиардов рублей.

Как замечательно! Ну а 70 миллиардов принадлежащих России долларов по-прежнему будут работать на экономику Запада?

Разумеется, будут. И даже если бы все-все участники во всю глотку заорали: "Отдайте российские деньги в кредит российскому бизнесу!" — то ни Карелова, ни Касьянов, ни Путин их бы не услышали. Власть в России живет своими интересами.

Журналист Лидия Графова обнародовала в одном из боксов Нижегородской ярмарки: на обустройство в России вынужденных русских переселенцев из стран СНГ в 2003-м правительство затратило 900 миллионов рублей, в году грядущем на это запланировало всего 250 миллионов. Сокращение почти в четыре раза. Безобразие. Все слушавшие Графову согласились с ее возмущением. Но если бы сотни тысяч русских вынужденных русских переселенцев, мыкающихся ныне в России, присоединили свои голоса к участникам Форума, власть бы их не услышала.

Форум в Нижнем выработал полезные стране советы-рекомендации. Диалог власти и либеральной общественности состоялся. Но это был диалог говорящих с глухими. Тем не менее, я не считаю Форум бесполезным мероприятием. На нем познакомились и подружились многие толковые и энергичные люди, которые, возможно, в недалеком будущем сформируют власть, способную слышать общество.


(обратно)


БУНТАРИ СИБИРСКИЕ

4 ноября 2003 0

БУНТАРИ СИБИРСКИЕ

После ряда лет растерянности и ностальгической депрессии в среде комсомольцев, создавших Союз коммунистической молодежи как наследника РКСМ, сегодня можно говорить о том, что наступил новый день жизни комсомола.

Этот день начался вместе с вихрем свежего воздуха — вихрем, прилетевшим оттуда, откуда его никто не ждал — с Запада. Это было особенно неожиданно, потому что слишком много лет развитие коммунистического движения определялось в нашей стране, а Запад отождествлялся исключительно с либерализмом.

Однако последние годы ХХ века стали для Европы, а затем и для всего остального мира, периодом зарождения антиглобализма, который является ничем иным, как обновленным левым движением. И когда по всему миру уже гремели акции протеста антиглобалистов, а вместе с ними росли и развивались коммунистические идеи, когда набирали популярность антибуржуазная культура и этика, у нас многие комсомольские лидеры все еще не могли обрести веру в будущее. Многие из них неизбежно должны были сойти со сцены. И на смену им пришли новые люди — мыслящие свободно, понимающие время и его задачи, умеющие подать молодежи коммунистические принципы не как апелляцию к старому, а как новое, свежее, яркое и захватывающее детище нашей эпохи.

В Новосибирске СКМ даже было распался и почти на год перестал существовать. Но в 2002 году он был возрожден новыми людьми, полными сил и готовыми активно работать. Появление их не случайно, потому что набирающие популярность в молодежной среде левая эстетика, литература, музыка и этика заставляют молодых людей искать возможности самореализации не только в сфере культуры, новой морали или какой-либо молодежной субкультуры, но и в политической сфере.

Молодежь настойчиво пытается сформулировать идеи создания нового общества — в противовес опостылевшему капитализму.

Идет процесс поиска. Мы критически, а не в самозабвенном экстазе, подходим к осмыслению нашей истории, свободно и трезво изучаем марксистскую идеологию, обсуждаем свои идеи на постоянно проводимых теоретических конференциях и семинарах. Многие наши комсомольцы пишут статьи, которые всегда находят читателя. Кстати, поставив сложнейшую задачу — прорваться в СМИ — Новосибирский СКМ выполнил ее, на мой взгляд, блестяще.

За период с конца 2002-го по конец 2003-го года о комсомоле вышли десятки телевизионных и радиосюжетов, появилась масса статей как в патриотической, так и в буржуазной печати.

Но для этого нужно было научиться работать по-новому — так же интересно и масштабно, как европейские и латиноамериканские товарищи. Мы стали устраивать перформансы — яркие театрализованные акции, отличающиеся от традиционных пикетов динамикой, обилием красок, неожиданных оборотов и захватывающим дух экшн-движением.

Вот несколько примеров таких перформансов. Еще до начала войны в Ираке мы провели пикет у ресторана быстрого питания "New York Pizza", принадлежащего американцу, где разорвали американский флаг. Тогда в Москву ездили американские посланники договариваться с президентом, а все российское общество будто замерло в ожидании новой американской агрессии. Мы же открыто и однозначно обозначили свою позицию: коммунистическая молодежь против войны.

Затем СКМ провел пикет у Генерального консульства ФРГ в Новосибирске — в поддержку позиции Германии по Ираку под лозунгом: "Нефть дороже крови!?" Эта акция тоже, как и все последующие, имела большой резонанс в СМИ.

А в разгар военных действий у здания областной администрации состоялся перформанс. Мы нацелили картонный макет американской ракеты на руководящее сердце области и вели запись чиновников-добровольцев для отправки в Ирак (ни один чиновник, конечно, в добровольцы не записался). Эта акция имела огромный резонанс в СМИ — равно как и другая антивоенная театрализованная акция, которая прошла 27 марта. На земле были разложены несколько манекенов, раскрашенных под вид униформы янки. На груди у каждого было написано "US". Выступающие говорили: "Это американские солдаты. Они сегодня нашли смерть на иракской земле. Они хотели поработить землю, воздух, природу, камень и человека. Но свободный человек — это самая великая сила в мире. Мы поступим с ними так же, если они и к нам придут — за нефтью и за всем тем, чем еще так богата наша страна!" Затем несколько человек облили мертвых янки красной краской, потом — сожгли.

Итак, перформанс стал нашим излюбленным способом проведения акций. От новосибирского комсомола этому научились и другие сибирские организации СКМ. На такие акции средства массовой информации просто не могут не обращать внимания. Они становятся главными сюжетами новостей, нас просят прокомментировать их. И мы говорим: "Принцип наших акций довольно прост, все их участники — это действующие лица. Мы готовим их так, чтобы не было скучно ни нам, ни окружающим. Но при всем при том действие и декорации ярко символичны".

Особое внимание мы уделяем и постоянному присутствию в интернете, имеющем большую популярность среди молодежи: на сайте http//www.kprf.nsk.su размещено множество статей и книг, фотографий и плакатов, интересных молодой аудитории на форуме сайта развернуты дискуссии. Однако не отвергаются и старые, тысячу раз проверенные формы работы. К примеру, банальное распространение комсомольских листовок принесло хорошие плоды. Дело в том, что листовки были своевременны, они отражали протестные настроения молодежи, в понятных и любопытных для молодежи эстетических образах очерчивали позиции СКМ.

Спорт и искусство — еще две сферы, к которым тянутся молодые люди. Здесь они могут самовыразиться, почувствовать единение с товарищами.

Летние походы, комсомольские лагеря, соревнования по баскетболу, волейболу, футболу — это далеко не полный перечень всех спортивных мероприятий, которые проводит Новосибирский СКМ. Они сплачивают организацию, делают ее единым целым.

Даже некоторые наши акции протеста были посвящены спорту. Так, этой осенью мы провели пикет против сбора денег с участников Сибирского фестиваля бега.

Молодежное искусство — это тоже, как правило, искусство протеста.

С Новосибирской организацией СКМ работают талантливые молодые художники и фотографы — такие, как мастер актуального соц-арта Константин Еременко и превосходный фотограф Виталий Волков. Мы приняли активное участие в выставке современного искусства "Fresh art Siberia" и искренне радовались успеху на ней нашего товарища.

Музыкальные команды "Дикие игрушки", "Ойкумена", "Северный полюс", "Погром" и другие, сотрудничающие с новосибирским комсомолом, представляют самые различные музыкальные направления — от панка и психоделики до электронной музыки и ремиксов советских песен. Вместе с творческими коллективами этой весной мы провели акцию против интеллектуальной частной собственности, за свободу информации. А теперь "запустили" проект размещения песен и музыки на сайте Новосибирского обкома КПРФ.

Думаю, именно благодаря нестандартности форм нашей работы, подкрепленной соответствующими действиями по популяризации каждого шага организации, комсомол добился заметной известности в Сибири. Мы стали интересны для самых широких кругов молодежи. Нынешняя левая молодежь — комсомольцы и коммунисты — не стесняется своих "несовременных взглядов", как это было с ее предшественниками. Напротив, во многих сибирских регионах быть молодым коммунистом теперь почетно, даже модно.

Василий КОЛТАШОВ, первый секретарь Новосибирского обкома СКМ


(обратно)


В ЭТИ ИГРЫ НЕ ИГРАЮ!..

4 ноября 2003 0

В ЭТИ ИГРЫ НЕ ИГРАЮ!..

Это письмо пришло в редакцию в ответ на статью О. Головина "Потерянная молодежь", опубликованную в №43 газеты "Завтра". Нам кажется, что позиция автора письма непременно должна быть учтена в этой полосе о нынешней молодёжи. Приводим письмо целиком и без стилистической правки.

"Почему сегодняшняя молодежь аполитична?" — последние лет пятнадцать этим вопросом задаются три категории наших граждан: начитавшиеся газет старики, лидеры политических шарашек и журналисты, которые в одной заметке хотят объяснить все на свете.

С первыми все ясно: в их времена и трава была зеленее, и Лещенко про комсомол проникновеннее пел. Вторая группа товарищей, от "Идущих строем" до нацболовских вождей, особенно активизируется в период выборов и никак не может понять, почему миллионы молодых людей не вливаются в едином порыве под их знамена. Третьи, как, например, ваш Олег Головин, пишут, кажется, все правильно: про нехватку Героя и "ослепительной эстетики", про засилье старперов при власти, — но все равно не объясняют сути проблемы.

Я же берусь утверждать, что вопрос этот абсурден и не имеет никакого ответа, потому что буквально каждое слово в нем неадекватно окружающей нас действительности.

Начнем с того, что само понятие "молодежь" ложно, пусто и все запутывает. Оно социологически бессмысленно. Это как партия "Женщины России" или фраза "все мужики — сволочи". Какая молодежь? Кто считается молодежью? В эту категорию валят буквально всех: солдат-срочников и малолетних проституток, "белых воротничков" и "клубных тинейджеров", студентов мехмата и фанаток Робби Уильямса, "братков" и антиглобалистов. Причем никто из них никаким боком не подходит под наиболее привычный стереотип "нашей молодежи", сформированный в головах "старшего поколения": "оболтусы, сидят у подъезда, пьют пиво, ничего их не интересует".

А что их должно интересовать? Полити… что, простите? Какая еще политика в России? Покажите ее, дайте потрогать! Это Вешняков и ГАС-Выборы — политика? Или Путин с его "лодка утонула" — политика? Или арест Ходорковского, который не поделился, — политика? Или политикой называется то, чем занимаются миллионы наших родителей: сидят у "ящика", слушают Жириновского, плюют в экран, уходят на кухню?

Или, быть может, политика — это митинги "Идущих", акции лимоновцев? Ребята, да ведь мы не такие идиоты, как вы думаете. Те же умницы-мехматовцы за пять минут сосчитают в уме весь годовой бюджет "молодых единороссов", который те тратят на массовку, краску, автобусы и мегафоны. А "белые воротнички", если захотят, сами купят весь этот путинюгенд — чтоб хоть улицу подмели, что ли?

Или попробуйте объяснить двадцатилетнему парню, год отвоевавшему в Чечне, что закидывание помидорами и приковывание наручниками — это "серьезные политические акции". Да он Бамут брал и умирающему другу вываливающиеся кишки рукой придерживал, а вы ему в мегафон кричите: "Не допускать провокаций, милицию не бить!" Баловство все это.

Или гуляет 9 мая по Тверской парень с девушкой, навстречу — красная демонстрация. Весело идет, громко. "Давай с ними?" — "Давай". Только попытались в ряды сунуться — а боковые "дружинники" на них: "Вон отсюда!" Те — в другую шеренгу тыкаются, а оттуда на них: "Не наши, провокаторы!". Они уже в хвост бегут, но и там: "А ну пиво выкинь, не положено!" Почему ему не положено, а тебе "фронтовые сто грамм” из прихваченной фляжечки по случаю праздника — положено?

Сегодня лидеров развелось — уйма! Настоящие политические бойцы! Только один — куплен с потрохами, другой сам из принципа на дядю работает, а третьего из-за "грешков молодости" так за яйца контора держит, что не рыпнуться.

Зато послушать этих "лидеров", так политика — это вершина духовной жизни каждого сознательного индивидуума. Аполитичность же под стать безыдейности или аморализму. Тоже мне словечко, "аполитичность". Да в двадцать лет куда важнее, чтобы в темной подворотне, окруженному шпаной, не струсить. Чтобы не прогибаться не под кем, включая "вождей". Чтобы слово уметь держать и лица в компании не потерять. А когда "на слабо разводят" — не книжными фразами отмазываться, а делом доказать и все-таки пройти по этому чертову парапету крыши. Это и есть идейность. При чем здесь политика?

Да и на счет "сегодняшней" такой-сякой молодежи это вы замудрили. А что, вы сами вчера или позавчера "политичнее" были или сознательнее? Легко было быть сознательным и сражаться "за свободу Анжеле Дэвис", когда родимое государство, мать и отец в одном флаконе, воспитывало своих инфантильных детишек, и те до тридцати лет в ус не дули. Работать — устроим! Учиться и жить на одну стипендию — пожалуйста! Квартира молодоженам — потерпите чуток и будет! Ведь это именно тогда додумались: в 18 лет на войне помирать — можно, а голосовать — мал еще!

БАМ, говорите, строили, в космос летали, в Афган добровольцами шли? Смотрел я вчера концерт кремлевский по случаю 85-летия ВЛКСМ. Там в зале все сидели: и БАМовцы, и "афганцы", а уж космонавтов наших было — пруд пруди. Ни один не встал и не крикнул: "Да здравствует наша Родина — Советский Союз!" Неудобно, Путин же пригласил, праздник вот устроил.

А "сегодняшняя молодежь" — да, на митинги не ходит и флагами не размахивает. Потому что учиться надо, а для этого — денег сначала найти: либо за платное образование, либо просто, чтоб на жизнь хватало. Вкалывать нужно, где подвернется, крутиться. Мать же с отцом денег не дают, они ведь до того "политичные", что их, как щенят слепых, родное государство в 92-м и 98-м кинуло, и все сбережения "сыночку на учебу" — коту под хвост. А еще нужны деньги, чтоб от Чечни гребаной отмазаться, военкому "подмазать".

А еще деньги нужны, чтобы с девушкой в кафе сходить. Я понимаю, для вас, "политичных", это уже до лампочки, только я вот что скажу: для двадцатилетнего молодого человека — парня ли, девчонки — нормально, когда не на последнем месте в их жизни стоит, скажем, здоровый секс. В широком смысле, как "отношения между полами". Это сложно понять тем, кто по вечерам внимает бесполым политикам или лидерам голубоватых политических "фракций", вместо того, чтобы вырубить "ящик" и с Шустера переключиться, наконец, на свою любовь. И для нас это — вещи зачастую гораздо более важные, чем рейтинги ваших кумиров-политиков.

И все-таки, "почему же наша молодежь…"? Да не "почему", а "для чего"? Защищается она, как может, от ваших мерзких фиглярств, которые вы зовете политикой. "Аполитична" — и слава Богу. Сегодня, в эти тошнотворные времена, быть аполитичным — это, по-моему, лучшая гражданская позиция.

Так что не нужно болтать о несознательном и потерянном поколении. Когда вас припрет, вы же нас воевать пошлете. И это нам, а не вам, все просравшим, поднимать страну придется. А то, что мы не играем в ваши дурацкие игрушки с фальшивыми ящиками для голосования — уж извините нас, недорослей.

Алексей ГУСЬКОВ


(обратно)


ПОМИДОРЫ И БОМБЫ

4 ноября 2003 0

ПОМИДОРЫ И БОМБЫ

Тема молодости и тема подвига почти неразделимы.

Если исследовать древние мифы, то выяснится, что большинство античных и средневековых героев были не старше двадцати лет. И Геракл, и Персей, и Ясон были в современном понимании юношами, когда совершали свои самые известные подвиги. Герой средневековых легенд Тристан в девятнадцать лет отправляется в поход, сделавший его прославленным рыцарем.

Пересвету и Ослябе в день битвы на Куликовом поле было немногим больше двадцати.

Больше половины Героев Советского Союза, получивших это высокое звание в годы Великой Отечественной войны, на момент присвоения не достигли двадцати пяти лет.

И это не случайно.

Юность — бессмертна! — говорили древние. Энергия, сила, порыв напрямую связаны с эмоционально-психическим состоянием человека. И в период между пятнадцатью и двадцати пятью годами находится пик этого состояния. В этом возрасте человек редко думает о смерти. Его не гложут мысли о старости. Его здоровье — идеально. Он находится на подъёме, с каждым днём открывая в себе новые силы и эмоции. Так задумано природой.

Поэтому не случайно во все времена, у всех народов отношение к юному поколению, к энергии молодости было особым. Почти во всех культурах существовали обряды инициации молодых.

Юноши и девушки проходили обряды посвящения, испытания, которые, по сути своей, являлись экзаменами на зрелость. Только доказав свою силу и мужество, юноша посвящался в мужчины, в воины. Только показав своё мастерство и умение, девушка получала право искать себе жениха.

Так продолжалось тысячелетия. И только с появлением капиталистических государств, основой процветания которых стали госпожа Прибавочная стоимость и их величество Прибыль, инициация молодёжи стала угасать. Буржуазные государства утратили всякий интерес к энергетике своих молодых поколений. Молодёжь интересовала буржуазию лишь как рабочая сила, способная производить товары.

Понятно, что такое отношение не могло не отозваться деморализацией молодёжи и всеобщей нигилизацией и деградацией общества. Фабричные окраины городов постепенно превращались в унылые клоаки, где люди жили на положении скота.

Не случайно именно в эпоху расцвета промышленности наблюдается переход от добровольческих армий к армиям призывным.

Но массовая деградация городского промышленного населения не могла не волновать правительства. Нации начинали разваливаться прямо на глазах. Вместо новых рабочих рук промышленники и министры получали лишь банды малолетних преступников и толпы инвалидов.

Конечно, долго так продолжаться не могло.

И уже с середины XIX века начинается процесс "революционизации" молодёжи.

Все революции XIX-XX веков делались руками молодых, энергичных и неудовлетворённых жизнью людей.

Понятно, что итогом этих революций почти всегда была декларация нового отношения к молодёжи, к молодой энергетике.

И во всех странах, где революции одержали победу, новые вожди всегда старались "упорядочить" эту энергетику, старались сплотить молодёжь вокруг новых идей и вождей.

История Франции, Германии, Испании, России, Китая и целого ряда других стран насчитывает огромное количество формальных и неформальных молодёжных организаций, которые активно участвуют в государственном строительстве и политике.

В любом современном европейском государстве существуют десятки правительственных и околоправительственных объединений и организаций, чья основная задача — мобилизовать национальную молодёжь, объединить её энергию и направить последнюю в нужном направлении.

Современные технологии управления государством ставят борьбу за умы и симпатии собственной молодёжи едва ли не на первое место, уравнивая эту тему по значимости с экономической стабильностью. И это понятно. Какой вырастет молодёжь во Франции, Германии, США, такими и будут Франция, Германия и США через пятнадцать-двадцать лет.

Увы, сегодняшние правители России, похоже, мало озабочены тем, каким будет наше государство лет через пятнадцать-двадцать.

Российская молодёжь выброшена из жизни. Она вычеркнута и забыта государством.

По своему отношению к молодёжи сегодняшняя Россия стоит на уровне буржуазной Англии и Германии середины XIX века, когда простой народ был быдлом, "рабочей силой".

Но такое отношение порождает и ответную реакцию. Сегодняшним русским парням и девчонкам глубоко плевать на то, чем живёт российская политическая верхушка. Им безразличны цели, за которые их посылают воевать на Кавказ, им отвратительны политические игры, называемые "выборами". Одни протестуют молча, другие швыряются помидорами, а самые нетерпеливые всё чаще открывают книги революционеров прошлого и позапрошлого столетий или ищут в интернете схемы самодельных бомб.

Вальтер УБОЙНЫЙ


(обратно)


ЧЕЙ БЫЛ ПРАЗДНИК?

Олег Головин

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Олег ГОЛОВИН

ЧЕЙ БЫЛ ПРАЗДНИК?

Ранним вечером 29 октября джипы с зашторенными окнами и мигалками не давали прохода уже на подходе к КДС. Охрана на входе вела себя так, что некоторые сегодняшние комсомольцы, даже несмотря на наличие билета, так и не смогли попасть в Кремль. Охрана свирепствовала недаром: ожидался визит самого (!) Президента. Но Путин не пришел. Оробел показаться на празднике, связанном с советским прошлым. А может быть, его службисты прознали о готовящейся парнями из нынешнего Союза Коммунистической Молодежи акции протеста. Протеста против празднования Дня Комсомола режимом, уничтожившим комсомол. А выразился этот протест в том, что при зачитывании поздравления от президента по залу полетели надувные шары-пищалки… А похвалы Путину продолжались. Ведущий вечера Иосиф Кобзон сообщил собравшимся, что за возможность провести день Комсомола в Государственном Кремлевском дворце все они должны быть ну очень благодарны "нашему любимому президенту Владимиру Владимировичу Путину". И зал встал, долго рукоплеща такой щедрости... Лишь эскаэмовцы, предусмотрительно рассаженные организаторами в самом далеком углу балкона, скандируя: "Вы предали Комсомол!" — ушли с этого зрелища, оставив за собой право решать будущую судьбу Комсомола. Не того, который славил путинизм, а другого, принципиально нового левого движения, в чьи ряды сегодня вливается все больше и больше молодых, критически настроенных к сегодняшней власти людей, которые с гордостью называют себя неокоммунистами.


(обратно)


КРАСНЫЙ АВАНГАРД

Даниил Торопов

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Даниил ТОРОПОВ

КРАСНЫЙ АВАНГАРД

Я не был в комсомоле. Я застал уже период разложения организации, о которой ходили легенды и слагались гимны. Я же видел унылых комсоргов с бегающими глазами, в основном с увлечением куривших около школы, да комичных старших пионервожатых, молодящихся теток с косичками и в пионерских галстуках. Главным мероприятием были торжественные линейки по случаю "красных дней календаря". В этом совершенно не было жизни — вокруг была мертвая буква и мероприятия для галочки.

Однажды я попал на собрание молодежного подразделения видной оппозиционной организации. Сначала все долго искали стулья, потом комнату, где можно присесть. Начавшееся заседание стало напоминать провинциальный обком 70-80-х. Не в обиду обкомам, имею в виду тот издевательский образ, что создали языкастые ребята-перестройщики. Чудовищная лексика, кипы бессмысленных бумажек. Поразительно, что из всего грандиозного наследия советского проекта многие молодые левые прекрасно освоили только умение проводить заседания. Хотя не красный ли трибун восемьдесят лет назад провозгласил (словно предчувствуя опасность для Красной империи утонуть в бюрократизме):

С волнения не уснешь. Утро раннее.

Мечтой встречаю рассвет ранний:

"О, хотя бы еще одно заседание

относительно искоренения всех заседаний".

Сегодня левые должны быть адекватны современности. Но это не только мобильники, интернет или проведение рок-концертов. Задача стоит гораздо сложнее. Надо быть всегда на шаг впереди — ломать моду под себя. Такими были большевики, такими были герои 68-го года.

Чтобы именоваться коммунистом — надо это право заслужить. Как чтобы быть нацистом, мало ношения свастики и ужирания пивом в погожий апрельский денек в честь день рождения известно кого. Надо, наверное, десяток евреев отправить в концлагерь. Только в этом случае можно почувствовать демоническую внутреннюю энергию этого движения. Это я к тому, что быть красным это не просто примерить модный симпатичный костюмчик из гардероба политических партий. Это регулярная, ежедневная, порой неблагодарная работа во имя будущего. Надо брать пример с наших отцов и дедов. Тех, кто выиграли Отечественную войну, вырвались в космос, построили могучую державу и создали великую культуру света и созидания.

Появилась какая-то пародийная структура под названием Российский Союз Молодежи, которую курируют бывшие комсомольцы — из тех, что в конце восьмидесятых ломанулись в бизнес. Отлично, вот пусть они и забирают себе душные многочасовые заседания, торжественные построения и почитание власти. Мы же наследуем священное красное знамя, митинговые страсти и каждодневный драйв экстремистской политячейки.

Главное сегодня — это стиль и люди. Пусть название "новые левые" — старый, отыгранный в Европе бренд. Мы, русские новые левые, соответственно мы не повторим чужих ошибок. Нам не позволит этого наша земля.

"Долой догматизм", — говорят многие, и тут же ведут себя как упрямые догматики, употребляя штампы сорокалетней давности или словообразования либеральной прессы. Особенно в адрес потенциальных союзников по сопротивлению. Больше отвязанности, творчества и бескомпромиссности.

Неудивительно, что в авангарде молодежного (следовательно, и политического!) сопротивления стоит НБП. Например, наш друг, убежденный сторонник КПРФ, адвокат Аграновский, несмотря на разногласия, считает лимоновцев подлинными большевиками и соратниками по борьбе. Потому что нацболы заслужили это своим ярким динамичным стилем, подлинным патриотизмом, а главное делами. Вот уже и молодежь КПРФ берет на вооружение суровые лозунги НБП вроде: "Завершим реформы так — Сталин, Берия, ГУЛАГ!". И даже свои начинают звучать вполне по-лимоновски экстремально: "Сегодня с плакатом, завтра с автоматом!"

"Наша страна гибнет не от отсутствия программ, а от отсутствия людей", — сказано было несколько десятилетий назад лидером румынских консервативных революционеров Корнелиу Кодряну. Как будто про нас. Программ у нас хоть отбавляй. "Какая будет программа в случае объединения?" — кипятится один мой знакомый, радикальный коммунист. Мне не важно. Написанная, хоть чертами и резами. Много организаций погибло, имея талмуды программных документов, и больше ничего. А когда было хоть самое минимальное дело, так сразу появлялись люди. Кстати, в основном молодые. Вспомним, что после 1993 года радикальные националисты из РНЕ даже среди советских людей, далеких от тевтонского намеса баркашовцев, приобрели уважение — ибо РНЕ в критический момент проявило себя как надо. А кто-то до сих пор имеет наглость нападать на НБП — за "фашизм". Хотя это единственная организация, своими акциями обратившая внимание власти и общества на преследование ветеранов войны в Прибалтике. И фактически отстояла некоторых из них от лап чухонских полицаев

Новый лозунг левой молодежи очень хорош: "Мы изменили себя, не изменяя Родине". Но "Отечество — это не территория, Отечество — это сумма подвигов," — великолепно сказал Дмитро Корчинский. Будем помнить об этом.

Строит, рушит, кроит и рвет,

тихнет, кипит и пенится,

гудит, молчит, говорит и ревет —

юная армия: ленинцы.


(обратно)


ГОСПОДА КОМСОМОЛЬЦЫ

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Александр БРЕЖНЕВ

ГОСПОДА КОМСОМОЛЬЦЫ

Перед выборами, как перед Новым годом, может происходить все что угодно, особенно костюмированные представления. Совершенно неожиданно, с великой помпой в Кремле решили отметить юбилей комсомола. Путинская эпоха уже не раз удивляла нас экстравагантными массовыми мероприятиями. Мы уже видели концерты на День милиции, где высшие чины МВД бурно аплодируют блатным воровским песенкам и номерам с геями-певцами. Видели знаменитую Пасху в храме Христа Спасителя, переполненном олигархами и высшими чинами — с женами в нарядах вавилонских блудниц, с одной стороны, и депутатами-коммунистами, с другой...

И вот, наконец в Кремлевском Дворце съездов собрался весь цвет российской власти, чтоб отметить годовщину создания коммунистического союза молодежи. Больше мы и в бреду не увидим Лужкова, радостно прижимающего к груди алый значок с ленинским профилем. Элита буржуазно-компрадорской страны, представителей коей было здесь немало, любовно взирала на красное со звездами знамя молодых коммунистов. Радостные аплодисменты срывали открывшие действо дети в костюмах красноармейцев и комиссаров.

Когда происходит нечто необычайное, вроде этого праздничного действа в КДС, невольно призадумаешься: как такое могло произойти и почему? Конечно, в последние недели перед выборами именно выборы и являются причиной любого культурно-массового мероприятия. Путинская команда и раньше в целях своего пиара любила обращаться к живущей в народе ностальгии по советскому прошлому. С самого начала своего президентства Владимир Путин активно расставлял вокруг себя фетиши советской эпохи, но, разумеется, чисто внешние. Наверное, следовало ожидать чего-то подобного и в молодежном направлении. Подвернувшаяся дата ВЛКСМ оказалась как нельзя кстати.

Если ельцинская команда всегда строила свои предвыборные порядки на твердом антикоммунизме, это можно было объяснить тем, что тогда именно и осуществлялся основной раздел социалистической собственности на частную и олигархическую. В наши годы власть решает уже совсем другие задачи — сохранение стабильности для себя. А если и делят между собой собственность, то работает прокуратура, а не танки. Новый застой требует не яростной антисоветской пропаганды, а мягкой жвачки без вкуса, без запаха, только в нужной обертке. Теперь важны политкорректность, гражданское согласие… И в безобидном виде символы советского времени должны примирить недовольных. Использование этих символов стягивает и завязывает всех и вся в один студень-монолит. Чуть-чуть патриотизма, чуточку демократии, немного либерализма — и толстый слой атмосферы счастливого советского "застоя"...

Уже несколько месяцев кряду передачи новостей на государственных телеканалах не отличишь от былой программы "Время" — сплошные награждения, празднования, позолота прекрасных залов, и в каждом информблоке — одни и те же лидеры. Лидеры видны то на заводе, то в поле, то в войсках и на флоте, то за рубежом. Уже сформирована своеобразная псевдо-КПСС — партия власти, только без идей и далекая от народа. По этой же логике необходимо было показать избирателю как символ нового застоя и старый добрый комсомол с красным, только без огня, знаменем, цинично сыграв при этом на самых искренних чувствах многих пожилых людей, трепетно помнящих комсомольскую юность...

Важно, что путинцы стремятся обращаться к советской символике строго эпохи застоя, игнорируя начальные революционные годы Советской власти. Потому и празднование было пенсионерским. Истинный президент-державник мог бы провести праздник иначе: собрать в Кремле шесть тысяч девчонок и парней со всей страны, прийти к ним туда самому и обратиться к нации. Так поступил в далеком восемнадцатом Владимир Ленин. Но ясно, что никаких воззваний из Кремля не дождешься. Молодежь может гнить, как гнила, а в КДС собрали её бабушек и дедушек. Выступал для них цвет советской попсы: Кобзон, "Самоцветы" от нынешней молодёжи это далековато...

В итоге прошло милое и ласковое шоу для избирателя средних лет и старше. После концерта многие высокие гости разъехались по своим банкам, министерствам и загородным виллам. Элита вообще любит стилизованные вечеринки. Есть клубы, где средневековье, есть, где Вавилон или Япония. Отчего бы не "оторваться под комсомол"?

Даже жаль, что пиар-акция с ВЛКСМ протянула всего один вечер, и с утра от неё опять ничего не осталось. День комсомола напомнил еще один рекламный трюк Кремля — с красным знаменем для армии. Пару лет проходили полки на парадах с алым полотнищем, а потом на знамени понарисовали загогулин столько, что получилось не знамя, а какой-то рушничок. Такой же рушничок сделали и из комсомола на один вечер.

Любопытно, не устроят ли в Кремле и 7 ноября с красными знаменами, броневиком на сцене, в натуральную величину, и с миллиардерами в зале? Пиарить — так пиарить!


(обратно)


И ПОСЛЕДНИЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ СЦЕНАРИИ XXI ВЕКА И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ

4 ноября 2003 0

И ПОСЛЕДНИЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ СЦЕНАРИИ XXI ВЕКА И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ

Картина мира, которую дают сегодня российские средства массовой информации, выстраивается в едином, благостно проамериканском и прозападном ключе. Однако за последнее время появились блестящие работы: "Почему Россия не Америка?" А.Паршева, "Сломанный меч Империи" М.Калашникова, "Мировой кризис. Общая теория глобализации" М.Делягина, "Крах империи доллара" А.Кобякова и М.Хазина и другие, где обоснованы альтернативные официозу точки зрения на то, что происходит в мире сегодня, и на будущее нашей Родины. Мы предлагаем вниманию читателей выдержки из выступлений этих и других авторов на "круглом столе", организованном нашей газетой. С полным текстом можно ознакомиться на сайтах pravda.ru и apn.ru.

Анатолий УТКИН, доктор исторических наук.

Сегодня процесс глобализации рассматривают обычно как что-то наподобие гравитации. Это далеко не так. Глобализация — этап в истории человечества, который начался в 1991 году с уничтожения Советского Союза и закончился в 2001 году терактами в США. Она была переходным периодом между биполярным и однополярным миром, когда мощь оставшегося "полюса силы" распространялась на новые для нее пространства. За первое президентство Клинтона США нарастили еще одну Германию, 2 с лишним триллиона долларов ВНП. А за период второго президентства — еще одну Японию, почти 4 триллиона долларов. В 2000 году, задолго до 11 сентября, закончилось бурное развитие американской экономики, наступила рецессия. И на этот перелом отреагировала политика. Буша избрали штаты, которые больше всего страдали от импорта. Нет ни одной речи президента Клинтона, где бы он не пел гимна глобализации, свободному и ничем не ограниченному перемещению людей, идей и продуктов. А сейчас, напротив, повсюду под флагом "борьбы с терроризмом" вводятся разнообразные барьеры и запреты.

Мне кажется, в истории человечества можно найти два этапа, которые с полным основанием можно назвать этапами глобализации. Первый из них приходится на 1885-1914 годы, а второй, как я уже сказал, на 90-е годы прошлого века. Тогда впереди оказалась Британская империя, сегодня — Соединенные Штаты. На долю США приходится треть мирового ВВП, 11 трлн. долл.; в технологичных отраслях — еще больше. Кто бы что ни говорил, но всерьез конкурировать ни с Microsoft, ни с IBM, ни с их финансовыми, ни с их аэрокосмическими компаниями нельзя.

Войска Соединенных Штатов находятся в 120 странах мира, а 45 странах они имеют базы. Еще десять лет таких стран было 35. За последние два-три года Пентагон вернулся в такие страны, как Филиппины, или получил новые возможности, как в Афганистане. В Грузии, например, нет военных баз США или НАТО. Но там находится военная миссия из 800 человек, обучающих грузинскую армию. Только в Турции у американцев 27 огромных военных баз, которые позволяют их войскам контролировать пространства радиусом в несколько тысяч километров. Весь мир поделен на пять военных командований США. Ту же войну в Ираке вело еврокомандование США по плану, разработанному еще в 1991 году. Единственное, чего не было сделано — 4-ю дивизию не пустила через свою территорию Турция, но это был особый случай, который, по большому счету, ничего не поменял.

Глобализация закончилась, потому что сегодня она американцам не нужна. В сентябре 2002 года Вашингтон принял на вооружение доктрину предваряющего, превентивного удара. Не может быть глобализации, когда одна страна не подчиняется ни одной международной организации, когда она сама выдвигает свои требования и берет на себя право предваряющего удара. Система квот и виз в США работает железно, создано министерство внутренней безопасности — всё это против глобализации. 87 млрд. долл. на восстановление Ирака — тоже мера, которая идет на укрепление американских позиций в том месте, где Господь расположил две трети мировых запасов нефти. Короче, в реальной жизни наступает Pax Americana. Не будем себя обманывать: он существует, и мы в лучшем случае являемся его младшими партнерами.

Наша экономика живет на газовой и нефтяной трубе. Нефти у нас немного, достается она нам дорого — 8-10% мировых запасов, с учетом Каспия. Что же касается перспектив, то даже Ельцин в 1992 году выдвигал 30 ударных технологий, реализация которых могла бы вывести нас на передовые позиции в мире. Потом их число сократили до 17, потом до 12, потом до 5, потом до двух, сейчас не осталось ни одной. Нет ни одной технологии, которыми мы могли бы зацепиться за будущее. А если у страны нет своей Nokia — ей незачем соваться в глобализацию, ей нужно немедленно закрывать свои границы. А у нас закрываться и не собираются, и вступление в ВТО, например, просто погубит остатки нашей экономики. Если глобализировать сельскохозяйственные рынки, то миру хватит двух американских штатов: Канзас забьет всех своей пшеницей, и Айова — кукурузой. Зачем тогда тридцать миллионов нашего сельского населения? Они станут просто лишними, бомжами — не знаю, кем они станут. Потому что хлеб в магазине будет стоить дешевле, чем выращенный здесь. Такое вхождение в глобальный рынок России не нужно. Давайте тогда откроем наши квартиры, но не будем жаловаться на бандитов, которые вынесут оттуда всё ценное.

Михаил ДЕЛЯГИН, доктор экономических наук.

В силу неэффективности сегодняшней системы госуправления Россия в обозримом будущем станет полем боя между тремя основными цивилизациями, участвующими в глобальной конкуренции. Запад, в первую очередь США, ведет финансово-экономическую экспансию, ислам — религиозную, Китай — этническую.

Сохранение России зависит от того, хватит ли у нашей системы управления умения, чтобы сбалансировать эти экспансии, или же они просто разорвут нас на части. Есть объединяющие факторы вроде трансъевразийского транзита, но главное — качество госуправления.

Эффективность же госуправления, в свою очередь, производна от качества управляющей элиты и от — раньше говорили идеологии, а сегодня можно сказать — духа нации, настроения нации. Потому что если люди настроены бороться и побеждать, они выдвигают достойных лидеров, и, как показывает практика, даже отсутствие природных ресурсов и технологий — не такая уж большая помеха.

Вы очень удачный пример привели с Nokia, Анатолий Иванович. Я напомню, что в 1991 году, когда Финляндия упала в глобальную конкуренцию, у нее как раз не было Nokia — ее создали по ходу дела, "на коленке".

Поэтому сегодня в плане этих основных факторов конкурентоспособности наше положение хотя и угрожающе, но не безнадежно. Главный фактор конкурентоспособности — идеологию, — как мне кажется, общество нащупало. Есть некий синтез патриотизма с либеральными ценностями. Другое дело, что этот синтез, нащупанный обществом, наша элита не в состоянии артикулировать, ясно и однозначно выразить. Это признак ее низкого качества: она выросла на разворовывании страны, пропитана обессиливающим цинизмом и хранит свои активы на Западе, что объективно вынуждает ее служить не России, а нашим конкурентам.

Механизм смены элиты примерно прозрачен, потому что мы полным ходом идем в экономический кризис — другое дело, что доблестные американцы своим провалом в Ираке, обеспечившим дорогую нефть в 2004 году, подарили Путину несколько лет. Кризис будет усугублен тем, что наша экономика четко разделилась на два сектора — экспортный и внутренний, которые связаны крайне слабо. Это ярко видно по вспышкам раздвоенного сознания у олигархов, которые работают в двух этих секторах одновременно. Скажем, позиция Дерипаски и Мордашова по вступлению в ВТО.

Кризис встряхнет общество, и, если мы обеспечим его выживание, появится исторический шанс оздоровить политическую систему, переформатировать элиты и развиваться дальше. Но встряска будет посильнее того ужаса, который пережили в 1998 году, когда две недели не ходили грузовые поезда. Если расслабиться, ее можно и не пережить.

Андрей ПАРШЕВ, писатель.

Действительно, в ходе так называемой глобализации речь шла о свободном перемещении идей, капиталов, технологий и идей. И во многом так оно и было, потому что ничего противостоящего американским идеям и американским технологиям, американским капиталам, в конце концов, в мире не было. Но приоритетом глобализации было все-таки свободное перемещение не людей, а рабочей силы. И если ты, с американской точки зрения, — не рабочая сила, которая нужна Америке, то попасть туда даже при Клинтоне было затруднительно.

Но главная проблема вот в чем. Сегодня наиболее развитые страны не могут отказаться от стиля жизни, к которому они привыкли. А ресурсная обеспеченность современной цивилизации все-таки конечна. Сейчас даже нет смысла спорить о том, в какой перспективе она конечна, но понятно, что некие пределы всё равно есть. И если обозначить на карте в виде бочек разного масштаба запасы нефти в той или иной стране, то мы сможем определить и устремления Соединенных Штатов. Где самые большие запасы нефти? Это Венесуэла, это район Персидского залива, это Ливия, это практически 90% мировых запасов нефти.. Да, есть страны, которые не подвергались такому явному давлению — вроде Мексики или Нигерии.

Что в этой связи ожидает нас? Есть некоторая надежда на использование тех противоречий, которые существуют в мире. Западная Европа, Япония и некоторые другие страны живут в том же стиле, что и Соединенные Штаты. Можно заметить, что европейские (континентальные) страны явно озабочены тем, чтобы российская нефть попадала во внешний мир по континентальным нефте— и газопроводам. А вот американцы и те, кто представляет их интересы в нашей стране, как раз лоббируют другие проекты, а именно — проекты вывода нефте— и газопроводов в те места, куда могут приходить океанские танкеры. На этих противоречиях, наверное, можно как-то сыграть.

Второй момент — нельзя даже говорить: мол, вот у нас столько природных ресурсов, что мы должны быть богатой страной. На самом деле страна, которая пытается достичь богатства, активно торгуя сырьем достигает еще большей бедности. Но, поскольку мы торгуем нефтью, нам интересна координация усилий со странами, которые занимаются тем же самым. Отсюда совершенно логичным следствием будет вступление в ОПЕК, развитие дружественных отношений с Саудовской Аравией и другими нефтедобывающими странами — не потому что мы их любим или они нас любят, а потому что у нас есть общие экономические интересы.

Андрей ДЕВЯТОВ, китаист.

Предыдущие ораторы отметили, что мировые проекты находятся в противоборстве. Обеспечением этой борьбы выступает, например, разведка или спецпропаганда. В частности, средства массовой информации обеспечивают ее с точки зрения спецпропаганды. Одним из методов является стратегическая дезинформация, стратегическая маскировка. Вот Китай развертывает свой проект с соблюдением правил стратегической дезинформации и стратегической маскировки. Посмотрим на США. Вряд ли кто-нибудь будет спорить с тем, что финансово-экономические рычаги там двигают не афроамериканцы, даже с фамилиями Пауэлл или Райс, не латиноамериканцы, да и не англосаксы с фамилиями Буш или Чейни. Наверное, никто не будет спорить, что эти рычаги находятся в руках сынов Завета с такими фамилиями, как Киссинджер или Гринспен. Теперь посмотрим на Малайзию. Внешне это страна ислама, на главном форуме правоверных, Исламской конференции, ее премьер-министр Мухатхир Мохаммад озвучивает радикальнейшие идеи борьбы с сынами Завета. Но вряд ли кто-нибудь соотнесет радикализм заявлений Мохаммада с происками Пекина. А ведь 85% экономики Малайзии — это китайский капитал, 20% населения — это этнические китайцы, даже 20% правительственного кабинета — китайцы. Я хочу сказать, что рулит малайзийскими делами, конечно, ислам, а вот в капитанской каюте сидят луноликие "хуацяо", чье имя переводится как "мост на китайский берег". Обратим внимание на реальную войну доллара с юанем. Она идет открыто. Заявления лидеров глобализации (или американизации) на этот счет известны. Пекин упрекают за демпинговый курс обмена, китайская сторона отмалчивается или объясняет это чем-то. А воевать с американским долларом, с этим электронно-бумажным тигром, назначен ведь вовсе не юань, а золотой динар, который должен родиться в Малайзии. Обратите внимание, как вот уже два месяца котируется золото на Гонконгской бирже. Его курс всё растет и растет. Значит, кто-то активно золото скупает. Полагаю, что китайцы в своей системе координат — а китайский проект развивается в направлении Юго-Восточной Азии, это Сингапур, Малайзия, Австралия, Новая Зеландия — назначили ислам джокером. Он, конечно, будет бить всех — вместе с мастью, вместе с тем количеством или качеством, которое обеспечит юань.

Александр АНИСИМОВ, кандидат экономических наук.

Запуск Китаем космической "Священной ладьи" продемонстрировал всему миру что, избавившись от СССР, Запад не избавился от конкурентов.

В 2002 году Китай произвел 192 млн. т проката, то есть примерно столько же, сколько США и Япония вместе взятые; 725 млн. т цемента, что превышает размеры потребления цемента в развитых странах вместе взятых и в 7 раз превышает размеры потребления цемента в США. Валовая продукция промышленности КНР еще в 2001 году, согласно официальным данным, составила 15 трлн. юаней. Согласно паритету покупательной способности промышленного юаня, это около 4,5 трлн. долл. То есть почти американский объем промышленного производства.

А какова численность населения Китая? Она минимум в полтора раза больше номинальной. Во-первых, урожай рассчитывается по пахотной площади меньше 100 млн. га, а Министерство по земельным ресурсам еще в 1999 году называло цифру в 130 млн. га. Во-вторых, коэффициент повторного сева стоит на уровне около 1,5, хотя он превышал 2 еще в 70-е годы. Во-третьих, жилая площадь в расчете на одного сельского жителя указывается явно завышенной. На 2001 год она определена в 25,7 кв.м., тогда как в 1989 году в Узбекистане аналогичный показатель равнялся 11,6 кв. м, а по сельским районам СССР в целом — 15,8 кв. м.

В этой ситуации оценки количества ядерных боеприпасов и стратегических ракет КНР, фигурирующие в западных справочных изданиях, приобретают особый колорит. Обычно сообщается о нескольких сотнях ядерных боеприпасов и двух десятках МБР, которые могут долететь до США. Заметим, что ракеты ДФ-3 в количестве 25-50 единиц в конце 80-х годов были поставлены Саудовской Аравии. Общеизвестный факт, о котором сегодня не принято вспоминать. В так называемом докладе Кокса (1999) делается вывод, что к 2015 году Китай сможет развернуть МБР с 1000 термоядерных боеголовок. Это уже ближе к истине, но далеко не истина. "Ньюсуик" опубликовал в марте 1997 г. карту, на которой указано положение 14 баз китайских МБР. Но 14 баз МБР — это не то же самое, что 14 МБР, ибо обычное число МБР в расчете на базу — от 50 до 100. Вот здесь мы приближаемся к истине: американские данные о числе китайских МБР — это на деле данные о числе баз китайских МБР.

До распада СССР мы жили в трехполюсном мире (с явными полюсами в виде США и СССР и неявным полюсом в виде Китая). А после распада СССР в двухполюсном мире. Трехполюсный мир относительно безопасен потому что в нем проигрывает тот, кто воюет. А в двухполюсном мире проигрывает тот, кто не вооружается, и он характеризуется максимальным конфликтным потенциалом из всех возможных военно-политических миров. Сегодня мы говорим о терроризме, а надо говорить о высоком конфликтном потенциале системы международных отношений и о том, что он будет расти и дальше, если не произойдет возврата к трехполюсному миру.

Гейдар ДЖЕМАЛЬ, Совет исламских комитетов.

Мы услышали здесь две сильные экспозиции, одна из которых говорит о планетарном господстве Соединенных Штатов в ближайшие 30-40 лет, а вторая утверждает то же самое в отношении Китая. На самом деле в глобальном плане речь идет о конфронтации двух макрогрупп суперэлиты. Одна из них базируется на Европу и имеет единицы по всему Старому Свету, это конгломерат властных кланов, которые генетически восходят приблизительно к XVI-XVII веку по времени своего формирования. Они имеют в своей основе наследственную аристократию, которая регулировала и продолжает регулировать все международные финансовые институты. Эта европейская макроэлита сегодня опирается на сеть транснациональных корпораций, каждая из которых в отдельности мощнее, чем средняя европейская страна, поскольку годовой оборот корпорации в 10 млрд. долл. гораздо эффективнее, чем ВВП страны в 40-50 млрд. долл., потому что несоизмеримы как степень управляемости, так и побочные затраты — например, на социальные нужды. В грибнице этих 50 ТНК, в их наблюдательных советах обязательно находятся представители этой суперэлиты, которые взяли курс на мировое господство.

Альтернативой ей сегодня является группа, условно говоря, контрэлиты, базирующейся на территории США. Эта группа бросает старосветской элите вызов, потому что у них не остается другого выхода, и если не сегодня, то завтра будет уже поздно. Соединенные Штаты были выпестованы в тепличных условиях, они формировали свою макроэлиту на принципах оппозиционных, то есть это протестанты, покинувшие традиционное европейское общество, которые, как пресловутый Черный Джо, долгое время были никому не нужны. Они вылезли после первой мировой войны, и если бы не создание Советского Союза, их раздавили бы еще тогда. США поднимались в тандеме с СССР, и перехватили инициативу у классической европейской суперэлиты после второй мировой.

Я полагаю, что их столкновение неотвратимо, и американцы хотят как можно быстрее, до 2010 года, снять Россию с повестки дня как субъект международного права, как стратегически единое пространство. Потому что ликвидация РФ сразу перекрывает газовые и нефтяные потоки в Европу, и европейская экономика рушится. Цель контрэлиты Соединенных Штатов сегодня — разжечь глобальную дестабилизацию в Старом Свете, чтобы выступить единоличным контролером ситуации.

Наиболее мощным антиамериканским ресурсом сегодня выступает исламский мир. Он тоже состоит из нескольких компонентов, есть консервативно-бюрократическая часть, представленная организацией исламских государств, а есть радикальная часть, о которой Мухатхир косвенно упомянул, говоря о миллиарде мусульман, которых не могут победить евреи. На самом деле речь, конечно, шла о малой части этого миллиарда, а именно — о наиболее мобилизованной и пассионарной части уммы, проживающей в основном в Европе. Это 25-30 миллионов мусульман, европейцев во втором или третьем поколении, которые представляют собой очень продвинутый человеческий тип. Его представители имеют, как правило, высшее образование, работают в сфере высоких технологий. Вместе с тем они являются политически ангажированными исламистами. То есть эта группа, которая приобретет характер одновременно и нового пролетариата, и партии профессиональных революционеров в целом, будет говорить в политическом плане от лица остального человечества, его страдающей части, и будет противостоять элите в целом. Где-то к 2040 году судьба человеческой цивилизации будет уже определяться в этом конфликте вплотную: победит ли информационное общество с полным технологическим контролем над личностью или же победит прямая демократия, опирающаяся на широкую сеть советов религиозной ориентации?

Михаил ХАЗИН, кандидат экономических наук.

Прежде чем говорить, о том, что будет, необходимо понять, что происходит сейчас. Глобализация — надстройка над вполне реальным процессом, над процессом мирового разделения труда. Еще в 70-е годы было два проекта мирового разделения труда: один социалистический, другой, соответственно, западный. И кто победит, было совершенно неясно. У них было совершенно разное ресурсное, финансовое, технологическое, информационное обеспечение. Победил Запад. Не будем останавливаться на вопросе: "Почему?", примем это за данность. Но возникает вопрос: что будет дальше с процессом разделения труда?

Американский доллар, являющийся базой современного разделения труда, без которой оно практически невозможно, оказался в критической ситуации. Причин тому много, но банально суть происходящего можно выразить так: мощи американской экономики оказалось недостаточно, чтобы поддержать стабильность мировой финансовой системы в глобальных масштабах.

Поэтому естественно спросить себя: а были ли прецеденты за всю историю западной культуры, когда единая мера стоимости больше не могла исполнять свои функции? Оказывается, такой прецедент был. Один-единственный за всю обозримую историю. Это ХVI век, когда золото, исполнявшее функцию единой меры стоимости, не смогло осуществлять ее дальше в силу того, что испанцы завезли из Америки невероятное количество золота, и его цена как товара резко упала. В результате были созданы все условия для разрушения системы натурального феодального хозяйства и замены его капиталистическим укладом, новой экономической моделью, возникшей "на периферии" империи Габсбургов: в Нидерландах и Англии. На чем базировалась эта новая экономическая модель? Она базировалась на отказе от одного из главных библейских догматов, был отменен запрет на ростовщичество. В результате возник современный капитализм. Если посмотреть на развитие экономики, то отчетливо видно, что весь ХХ век мировая элита получала не от производства, не от наращивания материальных ценностей. Основной доход был от кредитной эмиссии. Объем финансовых ресурсов еще 50 лет назад практически соответствовал объему ресурсов материальных. Теперь он превосходит их даже не на порядок, а на несколько порядков, поскольку по деривативам точных цифр нет, и там разговор ведется о тысяче и более раз. Переход к неденежной экономике автоматически уменьшит богатство и влияние элиты. Это полностью разрушает всю систему мирового управления, всю систему мирового разделения труда.

В условиях такого кризиса, который нас ожидает, определяющей окажется война идей. А глобальных мировых проектов сегодня невероятно мало. Новый американский проект, проект Буша и Киссинджера, видит в качестве своего союзника Россию. Для того, чтобы Россия держала по своим южным рубежам исламский проект, а по восточным — соответственно, китайский. А Европу уже отдают исламу, потому что с демографическим фактором ничего нельзя сделать. И есть старый американский вариант, который совершенно четко будет заваривать кашу во всем мире, чтобы с помощью колоссального военного преимущества, которое пока есть, держать статус-кво. В целом не вызывает сомнений, что в ближайшие 20-30 лет в мире экономически будет доминировать Китай, хотя в Китае тоже будут очень большие трудности, поскольку в их положении критически нужен покупатель на продукцию. А этот покупатель в случае краха США исчезает. Впрочем, это проблема преодолимая. Но вот в идейном плане основной вопрос, который стоит перед миром: какой проект, исламский или новый американский, с опорой на библейские ценности, будет доминировать в России? Разумеется, возможен и вариант распада, при котором всё, что за Уралом — это Китай, а всё, что перед Уралом — ислам.

Андрей КОБЯКОВ, профессор Высшей школы экономики.

По моему глубокому убеждению, век Pax Americana закончился. Как можно говорить о глобальном военном доминировании, когда события в Ираке показывают, что США не способны эффективно справляться даже с одним региональным конфликтом, не говоря уже о двух одновременно? О каком лидерстве в сфере реальной экономики говорить в условиях деиндустриализации, которая идет в США с начала 70-х годов? Остается только доминирование в системе финансов, ставшей уже абсолютно виртуальной, но и эта система на наших глазах разваливается.

Истина проста: Америка давно живет в долг. Причем эффективность этого процесса катастрофически падает. Если в 70-е годы прирост ВВП на 1 доллар осуществлялся ценой прироста нового долга на 1,75 доллара, то в 2000-2001 годах на 1 доллар прироста ВВП приходилось уже 5 долларов новых заимствований.

Суммарный долг всех секторов американской экономики составляет 33 триллиона долларов, то есть более чем в три раза превысил ВВП. Чистая внешняя задолженность США в этом году подошла к 2,5 триллиона долларов, то есть 25% ВВП, а еще 15 лет назад она была равна нулю.

А ведь этот долг надо обслуживать, то есть погашать и выплачивать проценты. Так вот, даже при процентной ставке 5% (а она, как я говорил, обязательно будет расти и окажется гораздо больше), Америке потребуется в год привлекать внешний капитал в размерах, превышающих совокупное мировое сбережение.

Вопрос стоит так: до каких пор мировое сообщество согласится и впредь финансировать американское "благополучие". А новые амбициозные игроки уже появились, более того, они активно готовятся к финанльному акту (введение единой валюты в Европе, создание и быстрое развитие Азиатского валютного фонда, появление "золотого динара" как коллективной расчетной единицы мусульманских стран, массированная скупка золота Китаем, участившиеся разговоры о переводе торговли нефтью с долларов на евро и т. д.). И очень скоро эти игроки начнут перекрывать Америке кислород.

Владимир ВИННИКОВ, культуролог.

Я совершенно не уверен в том, что у каждого из присутствующих здесь и у нас всех вместе имеется необходимый объем знаний нужного качества, который позволял бы непротиворечиво использовать такой мощный инструмент мышления, как анализ и, тем более, прогноз. Поэтому я постараюсь обозначить здесь другой подход, аналогический, познавательные возможности которого гораздо слабее. Но и бесспорнее.

В этом плане очень показательно, что при разговоре о глобализации постоянно возникают апелляции к прошлому, постоянно возникает тень империи, постоянно возникают слова о Pax Americana. Это свидетельствует только о том, что первообраз империи, первообраз Pax Americana, а именно Римская империя, Pax Romana, может служить объектом для аналогии.

Напомню, что к концу республиканской эры, после Союзнической войны, правами римских граждан были наделены жители большинства городов Италии, а впоследствии, уже в эпоху империи, эти права получили многие обитатели Pax Romana, от Британии до Египта и Армении. Разумеется, для управления таким количеством граждан никакие республиканские институты были уже непригодны. А потому гражданам пришлось поступиться качеством своих прав, признав imperium принцепса, первого среди равных, что, собственно, и стало началом империи как способа правления, в корне отличного от восточных деспотий.

Римская империя стала выражением высшего в части организации и управления уровня способа производства, который использовал физические, мускульные силы человека-раба. Пресловутая "вертушка Герона", прообраз будущих паровых двигателей, в этих условиях оставалась не более чем забавным артефактом.

Сегодня человеческая цивилизация снова, как две тысячи лет назад, достигла пределов своего способа бытия в предметно-логическом отношении. На основе этой стагнации возникают попытки добиться выхода из кризиса путем создания глобальной империи, способной руководить процессами производства-потребления из единого центра. Еще в конце 70-х годов прогнозировалось, что к 2000 году состоятся полеты на Марс, будет освоена термоядерная энергия и достигнуто личное бессмертие. На деле основное русло научного прогресса переместилось из внешних сфер исследования во внутренние: информатику и биотехнологию. Они призваны обеспечить как раз эффект имперской управляемости. Но, поскольку нынешний способ производства работает, в конечном счете, на свалку и пустыню, любое улучшение его организации только увеличит их размеры. Рост свалки долларов ничем не отличается от роста свалок пустой породы или радиоактивных отходов.

Между Древним Римом времен поздней республики и современными США существуют и более прикладные, политические аналогии, их очень много и, что самое, может быть, важное — они системны. Например, выделение из общества на фоне грандиозных внешнеполитических успехов двух враждующих между собой партий, всё более жесткое противостояние которых выливается, в конце концов, в полноценную гражданскую войну. В Риме это были популяры и оптиматы, в Соединенных Штатах — демократы и республиканцы. До взятия Рима легионами Суллы дело пока не дошло, но башни ВТЦ уже взорваны. Или, например, зависимость основных политических сил Рима от их провинциальной клиентеллы — тот же самый фактор оказывает растущее влияние на внутреннюю и внешнюю политику современных США. Еще раз подчеркну, что все эти аналогии не абсолютны, однако могут оказаться полезным для понимания перспектив развития современной ситуации.

Алексей ЯКОВЛЕВ-КОЗЫРЕВ, писатель.

Мне кажется, суть текущего момента нельзя понять вне православной эсхатологии. С ее точки зрения мы находимся на таком этапе, когда все апокалиптические пророчества, все пророчества святых отцов Церкви исполняются прямо на глазах. В 2000 году появилась беспрецедентная статья одного из путинских советников, Александра Игнатова, где прямо утверждалось существование тайного мирового правительства и то, что оно имеет хасидскую верхушку. Сегодня уже понятно, что события 11 сентября 2001 года были организованы людьми из американских спецслужб по указке этого тайного мирового правительства. Последствия данной трагедии таковы, что на их достижение в "нормальных" условиях, потребовался бы не один десяток лет. Военные базы в Средней Азии, контроль над нефтью Ирака и т.д. С точки зрения православной эсхатологии, здесь присутствует два момента: подготовка к третьей мировой войне, поскольку Антихрист, "сын погибели" должен прийти к власти в обстановке всеобщей войны, прикрываемой речами об установлении всеобщего мира; а также подготовка площадки для возведения Третьего Иерусалимского храма, где Антихрист будет короноваться. Кроме того, под предлогом борьбы с терроризмом сегодня создается тотальная и антихристианская по сути своей система компьютерного контроля и поголовной цифровой идентификации населения земли. В основе этой системы лежит предсказанное евангелистом Иоанном Богословом две тысячи лет назад и ставшее понятным только теперь "число зверя", 666, на внедрение которого ведущие компьютерные корпорации потратили многие миллиарды долларов.

Максим КАЛАШНИКОВ, писатель.

Возрождение России как новой Империи немыслимо без технологической революции. Причем революции совершенно фантастической на взгляд обычного человека. Мы первыми в мире должны ворваться в новую эпоху, которая сменит этот мерзкий "постиндустриализм", этот затянувшийся период смерти и разложения Индустриальной эры, времени Фабричных Труб и Конвейеров.

Да, унаследованная от СССР-1 техносфера умирает. но не надо плакать по этому поводу. Наступает совсем иное время — сверхэффективных, небольших производств, необычных технологий, которые заменяют собой целые отрасли старой, прожорливой, энергозатратной и экологически губительной промышленности.

О каких технологиях можно говорить сегодня? Во-первых, о закрывающих — тех, которые заменяют собой целые отрасли старой индустрии. У нас уже есть установки, которые способны похоронить, например, грязную огневую энергетику, которая жжет невероятное количество нефти, угля, газа и, главное, кислорода. Есть технология Коломейцева, которая делает практически ненужными химические удобрения и повышает урожайность безо всякой генной инженерии, причем за какие-то копейки! Сюда же отнесем нанотехнологии — способ рекомбинации атомов вещества, открывающий возможность вообще производить готовые товары из воды, песка, мусора. Сюда же поставим технологию сверхскоростного, сверхэкономичного и дешевого "струнного транспорта" Юницкого, который похоронит железные дороги, во многом заменив собой автомобили и авиацию.

Во-вторых, это — технологии реабилитирующие. Именно русские ученые сегодня, не светясь в прессе, умеют очищать озера и даже морские заливы от загрязнений с помощью электромагнитных излучателей, они уже умеют управлять климатом.

В-третьих, это — "технологии созидания новых миров". Здесь — и совершенно новая медицина, и "хай-хьюм" (высокие гуманитарные технологии), позволяющие невиданно расширять и углублять творческие и познавательные способности человека (по сути дела, это — человекостроение, главная отрасль будущего). Сюда же мы отнесем технологии прогнозирования и управления будущим, что есть ключ к перехвату мировых финансовых потоков и обретению сверхэффективных русских корпораций и финансовых структур.

В этом смысле Россия сегодня — просто идеальная строительная площадка для стремительного возведения такого Мира Будущего. Это на Западе страшно закрывать отрасли старой индустрии, пуская по ветру огромные капиталы и лишая работы миллионы рабочих. Нам терять уже нечего: у нас индустрия и так развалится, у нас уже есть миллионы людей, лишенных работы. Как птица Феникс, русские способны возродиться из пепла прежней жизни! Надо только дать волю их создателям — русским ученым, сознательно подавив сопротивление нашего чиновничества и старых индустриальных "мафий". Если завтра случится невероятное, и Путин вдруг бросит клич: "Несите мне образцы чудесных технологий, топливо из воды и энергию из ничего" — он это получит.

Александр НАГОРНЫЙ, политолог.

В противовес Анатолию Ивановичу я хочу сказать, что все глобализационные процессы, которые ведет современная Америка: Голливуд, информатика и всё остальное, — создает очень хрупкую конструкцию. В этом смысле мы, может быть, действительно присутствуем при ситуации, аналогичной Римской империи с точки зрения варваров. Может быть, в роли варваров выступят китайцы, мусульманский мир или инопланетные пришельцы, но факт остается фактом — во многих отношениях Америка выступает колоссом на глиняных ногах. И эти глиняные ноги — прежде всего, отсутствие четкой идеологии для управления миром, а также демократическая система: в условиях демократии многие вещи просто невозможно делать. Ведь если продолжится эта кутерьма в Ираке, где ежедневно убивают одного-двух американцев, то, хотя это ерунда — на улицах одного Нью-Йорка гибнет в сто раз больше людей, — речь может пойти об отставке Буша или о сносе всей его политики в результате выборов. А позиции транслирующих всё это масс-медиа, оплачивающих всё это финансовых институтов и готовой использовать всё это демократической партии делают вероятность такого развития событий чрезвычайно высокой. Демократы — это совсем другая система будущего. Агрессивность Америки объясняется тем, что главное столкновение сегодня идет в ней самой. Вот где раскол, и этот раскол имеет универсальное значение для всего мира. Борьба республиканцев с демократами идет в Ираке, идет в Афганистане, идет в Китае, идет в России. Поэтому когда Путин едет в Америку, Буш встречает его как своего лучшего друга, а одновременно во всех масс-медиа идет беспрецедентный накат на российского президента, которого обвиняют едва ли не во всех смертных грехах. И когда Мухатхир Мохаммад выступает со своей "антисемитской" речью, он ведь всё это прекрасно понимает. И если лично приглашенный премьер-министром Малайзии Путин во время этой речи не выходит из зала — значит, он каким-то образом "вписывается" в модель мира, которую собирается (хотя бы на словах) строить Мохаммад? Реакцию еврейской диаспоры на это даже предугадывать не нужно. В общем, мы оказываемся действительно в ситуации, когда, согласно евангельскому пророчеству, последние могут стать первыми и наоборот.


(обратно)


ВЕРТОЛЕТ

4 ноября 2003 0

ВЕРТОЛЕТ

Грызлов в каске сталевара. Шойгу наставляет молодых. Снова Грызлов — он ловит преступников, он выявляет "оборотней", он открывает спортзал. С этого теперь начинается программа "Время". Далее идет описание эпохальных побед нынешней России: спасли шахтеров в двух шахтах, правда, не всех. И слава Богу, что спасли. Только вот как-то вскользь о том, что в шахтах этих, с изношенным обрудованием, давно работать вообще нельзя. О том, что так повсеместно. Начали задумываться? Не знаю.

Структурирование информационно-новостных блоков умиляет. Пиар "партии власти", бравурные репортажики "с мест", репортаж о Тузле, репортаж о бабушке, которая живет в землянке и не жалуется. Последний для того, чтобы аудитория благодарила судьбу за ветхую квартиру в устаревшем доме, которая пока у большинства есть. А вот об одном очень важном факте "новости" всех каналов, дружно сговорившись, молчат.

Факт в следующем: жалкую прибавку к зарплате бюджетников (в 30% с 1 октября), громогласно объявленную всеми СМИ от имени Думы, премьера и президента, реальным труженикам никто выплачивать пока не собирается. Верткие и ушлые в борьбе с Зюгановым, телеприслужники почему-то стесняются спросить об этом Грызлова или Шойгу, или Касьянова, не говорю уже о президенте. Впрочем, это не первый случай. Два или три года назад "прибавка" уже рекламировалась (правда, тогда речь шла о 100%). После ее фактической "отмены" В.Путин, не смутившись, заявил журналистам: мы, мол, особо и не рассчитывали, что зарплата увеличится, просто надо было, чтобы зашевилились люди на местах. Загадочные эти люди "на местах", видимо, не любят шевелиться, да и зачем — ведь денег в местных бюджетах при нынешней раскладке все равно не хватит. Только вот хочется спросить после данных слов В.В.П.: так за кого или за что держит народ нынешняя "партия власти"? Вопрос вовсе не кремлевскому покемону, караулящему на ТВЦ некий "момент истины". Вопрос этот именно к власти и к ее информационной машине в целом.

Одним из центральных событий прошедшей теленедели стало ток-шоу "Свобода слова", проведенное Савиком Шустером на выезде, в Минске. Публичное столкновение А.Лукашенко и А.Чубайса в рамках студийных теледебатов — явление знаковое. Президент Лукашенко и глава РАО ЕЭС — это два политика, которые в концентрированном виде выражают противоположные векторы развития будущего российского пространства. Чубайс видит РФ и ее соседей в качестве четко налаженной машины по откачке всех возможных ресурсов на Запад, а сверхприбылей в карманы немногих олигархов. Лукашенко ищет возможности для возрождения подлинной государственности и международной субъектности великой державы.

В развернувшейся на наших глазах дискуссии мы все увидели, как "вырос" за последние годы Лукашенко в качестве политика, как без труда он отвечает на все выпады такого искушенного оппонента, как Чубайс. Мы увидели и прихвостней чубайсовщины, привезенных в минскую студию из Москвы. Глядя на суетящуюся в кадре Латынину, на размахивающего грязным платком Лациса, на нахохленного Пархоменко, на менторствующего Юргенса, задаёшь себе единственный вопрос: а кто они все такие? Почему именно они в рамках метрового общенационального канала представляют российскую журналистику и аналитику? Сколько может продолжаться торпедирование Союза данными субъектами и их хозяевами? Вы можете себе представить, чтобы в тех же США на телевидении год за годом восседали столь открытые противники государственных интересов? Конечно, ввиду отставки столь любимого ею Волошина-Стальевича записная дембратия была не в форме. Да и Лукашенко — это не тот политик, которого заклюешь даже при поддержке кричащего Чубайса.

Главный плюс передачи в том, что президент Лукашенко смог развернуто и аргументированно высказаться по наболевшим вопросам, за это спасибо НТВ и Шустеру. Вид же Чубайса и его группы поддержки, смысл их речений меня как зрителя навел на единственный вывод — они должны быть раз и навсегда убраны из политики и из телеэфира. И неважно, какая сила это сделает. Чем скорее, тем лучше.

Теперь о смешном. Многие телепрограммы разрекламировали юбилейный концерт Гребенщикова в Кремлевском дворце съездов. Сам Б.Г жеманно сетовал в беседе с интервьюером, потряхивая зеленой бородой: ох, мешает, мешает мне публичность. Мозг и чувство реальности отказываются служить вовлеченным в демоолигархический "праздник жизни", длящийся последние 10 лет. Конец Б.Г. как художника наступил давно, наступил теперь и конец личности. Концерт в КДС — это так же нелепо, как пение кенара на сцене консерватории. Впрочем, если кенар механический и посаженный в клетку, то в качестве диковины — можно. Гребенщиков из нестандартного некогда парня стал диковиной для мелкого буржуа. Которому псевдофилософии, псевдорелигии, суперэкуменизма и музыкальной эклектики от Б.Г. хватает выше крыши. После посещения концерта, где "гуру" перепевает свои же темы 20-15-летней давности, сей либерал чувствует себя "духовным" и довольным. В день 50-летия "гребня" концерт будут показывать по телевизору. Очень не хотелось бы, чтобы в нем призывали голосовать за партию власти или за СПС. Хотя нынче всякое может быть. Ведь КДС — это место партийных концертов.

Александр ЕФРЕМОВ


(обратно)


СМЕРТЕЛЬНАЯ УДАВКА - 2 РОССИЯ — В КОЛЬЦЕ НАТОВСКИХ БАЗ

Евгений Ростиков

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Евгений РОСТИКОВ

СМЕРТЕЛЬНАЯ УДАВКА - 2 РОССИЯ — В КОЛЬЦЕ НАТОВСКИХ БАЗ

В предыдущем материале (N 38), рассказывая о базах США и НАТО, перебирающихся в страны Восточной Европы (от Болгарии и Румынии до Чехии и Польши), а также со всеми удобствами "угнездившихся" на территории бывшего Советского Союза (в республиках Центральной, Средней Азии и на Кавказе), я специально не стал говорить о Прибалтике. Именно Прибалтике, а не Эстонии, Латвии, Литве, потому что в стратегическом плане Запад рассматривает эти республики как единое целое, как "черную дыру", пронизывающую не просто Центральную Россию, но напрямую подводящую его к Санкт-Петербургу и Москве.

"XАРТИЯ" И ГЕОГРАФИЯ Об этом прежде всего и думали в Вашингтоне, когда в самом начале 1998 года Клинтон и три президента прибалтийских республик, которые перед этим презрительно отклонили предложение России о гарантиях безопасности, подписывали свою так называемую "Xартию партнерства в сфере безопасности". "Успокаивая" своих новоявленных партнеров, американский президент тогда деловито объявил, что "НАТО будет расширяться, и никто со стороны не имеет и не будет иметь права вето".

Кто эти "сторонние", которые могут возникнуть со своим жалким "вето", думаю, и тогда никому объяснять было не надо. Тем более к тому времени на территории бывшего Советского Союза практически уже заканчивался дружный "перелет" образовавшихся там, ну очень независимых "государств" под крыло США. В своих твердых устремлениях на союз с Россией оставалась разве что одна Беларусь, да и та, чего греха таить, слабо уже верила, что ельцинское руководство Кремля способно хоть в чем-то защитить интересы двух братских народов.

Заключение этой "хартии" позволяло не только окончательно вытеснить Россию из Прибалтики (она к тому времени оттуда сама уже убежала), но и "узаконить" это вытеснение. К тому времени во всех трех прибалтийских республиках полным ходом шла "политическая приватизация". В президентских структурах, правительствах, министерствах и прочих более-менее значимых государственных структурах этих трех республик с самых первых дней свалившейся на них "независимости" главную скрипку играли иностранцы, и прежде всего граждане США. Но теперь наступила очередь и президентов ввозить из-за океана. В Литве тогда им стал гражданин США литовского происхождения Валдас Адамкус, в Латвии -— канадка латышского происхождения Вике Фрейберг. Но особенно активно американцы "осваивали" силовые министерства этих стран, и прежде всего военные ведомства.

И не удивительно. Географическое положение этих стран позволяет Западу держать под жестким контролем не только все подступы к России с северо-запада, но и все пути выхода ее в Европу по Балтийскому морю. Нельзя же считать полноценными ее базы в Калининградской области, ту же военно-морскую базу в Балтийске (Пилау), до которых чтобы добраться, надо испросить позволение у Литвы. Да и о каком Балтийском флоте говорят, если его в любой момент можно "запереть" в Калининградском и Финском заливах, даже не выпустив в море, не говоря уже о просторах океанов. А надежды на свободный морской путь по узкому Финскому заливу мимо тех же Финляндии и Эстонии, утыканных базами НАТО, еще более эфемерны, чем пути передвижения по суше. Так что свой Босфор и Дарданеллы, только еще более постыдный, чем на ее юге, у России сегодня возник на Западе. А если учесть, что и Северный флот благодаря чрезвычайно активности в этом регионе НАТО, и прежде всего Норвегии, загнали под лед, то можно констатировать, что Россия практически сегодня отрезана от морей. Не будем же мы всерьез считать этим выходом сверхдальние дальневосточные морские базы, которыми одним "рубильником" безраздельно правят Чубайс и Ко.

Но вернемся в Прибалтику. За годы советской власти, а если взглянуть на проблему безопасности страны еще шире, за годы существования Российской империи на Балтике были созданы первоклассные порты и военно-морские базы, такие, как в Таллинне, Риге, Лиепае, уникальные аэродромы, способные принимать не только самые тяжелые транспортные самолеты и бомбардировщики, но и космические "челноки". Здесь, практически в центре северной Европы, находились станции слежения, способные засекать самолеты, еще только отрывающиеся от аэродрома где-нибудь в Швеции. Пункты базирования, добротно оборудованные склады с боеприпасами, в том числе и ядерными, позволяли максимально оперативно решать любые задачи. Здесь находились не только полигоны, но и единственные на Балтфлоте учебные заведения, такие, например, как электромеханическая и радиотехническая школы в Лиепае, рижский центр по подготовке зарубежных морских специалистов. И та же Индия покупала в СССР не только какую-нибудь подводную лодку, но и получала хорошо обученные здесь экипажи своих подводников...

И никогда уже России не иметь такого военного объекта, как находящийся в Эстонии Палдисский учебный центр, где готовили подводников для атомных кораблей Тихоокеанского и Северного флотов. На верфи еще только закладывали новую подводную лодку, и такая же лодка строилась в Палдиски, где ее досконально изучал будущий экипаж ядерной субмарины. Не потому ли с такой все более убыстряющейся переодичностью идут в последние годы на дно атомные российские подводные крейсеры и ракетоносцы. Но теперь, чтобы воссоздать такой учебный центр, не хватит никакого российского бюджета, особенно того, который отпускает на армию и флот Госдума.

Но Балтфлот -— это были не только разнообразные объекты на территории прибалтийских республик, но и в Беларуси, России. Например, авиация Балтийского флота базировалась в Могилевской и Псковской областях... Теперь все это пошло насмарку. Как скажет тогда еще один "великий" стратег и политик Евгений Примаков: "Мы ушли из Прибалтики, так сказать, подчистую, не оставив за собой ничего. И я уверен, что населению России будет очень трудно "переварить", что созданная нами (не вами и не "населением", а русским народом, гражданами Союза. -— Е.Р.) и оставленная в странах Балтии инфраструктура будет служить другим вооруженным силам".

ВСЕ БРОШЕНО, ВСЕ ОТРИНУТО Такого разгрома, как в Лиепае, где находилась самая крупная военно-морская база подводного флота на Балтике, я не видел даже на военных базах и в городках привыкшего мародерствовать Кавказа. Приезжая в этот когда-то закрытый город, я любил навещать своего друга детства, а тогда главного художника Лиепайского балтийского театра им.Вс.Вишневского, бесшабашного Сашу Тихановича. Жил он тогда в еще более закрытом и неприступном, как тогда мне казалось, военном городке, точнее, той самой морской базе, которая соединялась с Лиепаей подъемным мостом.

Мы садились с ним за столом на кухне, окна которой выходили на просторную бухту, и между тостами любили смотреть, как в нее гордо входят, и бесшумно скользя, уходят на боевое дежурство подводные лодки. Здесь их была целая эскадра: 22-я дивизия из 6 подводных лодок, 34-я бригада, насчитывающая 12 ПЛ. Три контр-адмирала и командир ее вице-адмирал. А еще несла свою службу бригада эсминцев и сторожевых кораблей. А еще ракетно-техническая база, 29-й завод по ремонту кораблей, судоремонтная мастерская, 81 ОКТБ (конструкторское бюро)... Да мало ли что здесь было. Только чтобы перечислить все, не хватит и газетной страницы.

Но Балтийский театр вскоре спешно уедет из Лиепае вроде в Кронштадт, друг мой затеряется где-то, если не на Балканах, то в... Москве. Еще более страшная судьба постигнет этот военный городок. Как его "взяли", а точнее, "сдали", -— это отдельный большой разговор. И со временем я, конечно же, попытаюсь об этом рассказать. А пока я вместе с бывшим подполковником Сергеем Терентьевым, служившим на этой базе, проезжаю по ее улицам, точнее, по тому, что от них осталось. Потому что многие дома (в том числе построенные перед Первой мировой войной из красного кирпича, со свинцовыми прокладками, чтобы влага от земли не подымалась на их стены) сегодня брошены, снесены, превращены в груду кирпичей. Вот манеж, где был огромнейший техсклад. Куда там до него московскому Манежу. Перенеси его Лужков в Москву, и он бы мог спокойно поспорить по красоте и функциональности даже... с Кремлем. Но теперь от него остались одни стены, двери вывернуты, крыша разгромлена. Вот еще склады. Здесь было имущество, которым сегодняшние три прибалтийские армии с их флотом и авиацией можно было одеть, обуть, накормить... Не говоря о том, что вооружить и оснастить их всем необходимым. Вот ракетно-техническая база, где хранились ракеты, в том числе и с ядерными боеголовками. Вот бывшие казармы 14-й эскадрильи подводных лодок. Забор из абонитовых коробок от аккумуляторов дизельных лодок. Ржавые 110-тонные резервуары, из которых, чтобы до последней капли выбрать горючее, в днище "независимые" латыши ломом пробивали дырки. А еще огромный, хорошо защищенный пункт управления командира этой базы. В случае осложнений в Калининградской области управление флотом могло осуществляться отсюда, из Лиепайской базы...

Но поспешив разворотить, опоганить все, латыши сейчас схватились за голову. Какие деньги они могли бы грести сейчас с НАТО! Xотя, безусловно, все впереди. Вместо разгромленного учебного центра, где обучались матросы советского Военно-Морского Флота, создан и уже функционирует совместный учебный центр стран Балтии, водолазная школа с инструкторами американцами и скандинавами. Эту бывшую советскую базу уже вдоль и поперек облазили и досконально изучили разного рода натовские специалисты, инспекторы и кураторы... Говорят, еще Петр I не только навеки купил территорию этой базы, но и Лиепаю в целом. Но Россия даже не подняла этот вопрос. Зачем ей она большая, и кто-то когда-то говорил, богатая...

Я еду в направлении Риги. Не доезжая примерно 100 км от нее захолустный городок Скрундо. На автобусной остановке евроамериканский сервис: платный туалет по 10 латышских центов за человеко-дырку, bistro, чтобы нечаянно залетевший сюда какой-нибудь ковбой безошибочно догадался, где можно прополоскать жиденьким кофе горло. А чуть в стороне барахолка. Здесь среди поношенного европейского, а точнее китайского ширпотреба, вы обязательно заметите шаткие столы с разного рода ржавыми железяками, кому-то, возможно, еще необходимыми в хозяйстве. На мой вопрос имеются ли у них сувениры от бывшей радиолокационной станции, латыш сердито хмурится:

-— Кому они сегодня нужны, эти бетонные сувениры? Там их целые горы наворочены, -— махнул он в сторону соснового леса. -— Не поспеши эти рижские недоумки, мы бы с этой станцией тут как сыр в масле катались.

-— А как же радиация от нее, которая уничтожала бесценный латышский генофонд? -— интересуюсь я, вспоминая шабаш, который устраивали, протестуя против этой станции, латышские "интеллектуалы".

-— Какой тут сегодня генофонд? Без американских негров вообще вымрем, как мамонты, -— смеется латыш. И вдруг неуверенно спрашивает:

-— Правду люди говорят, что, может, американцы восстановят все или рядом новую станцию построят? Как думаешь, а?

Радиолокационная станция в Скрунде должна была стать самым современным в СССР центром раннего противоракетного оповещения. Строительство РЛС "Днепр" началось в 1986 году. Но вскоре на советские республики, в том числе и Латвию, свалилась "независимость", и 19-этажное здание станции стало "символом советской оккупации". Под истеричные вопли "угрозы экологии и здоровью местных жителей" латвийские власти, а точнее стоящие за ними американцы, дважды (в 1997-м и 1998 гг.) отказались от арендных договоров, предлагаемых им Россией, а затем и вообще заставили прервать работу на РЛС и вывести весь персонал и оборудование. Сначала здание хотели демонтировать и из блоков "скрундского монстра" строить дома. Но кому в "новой, независимой, Латвии" нужны были эти дома?! Предполагалось, что после депортации всех русских, а затем и прочих "русскоязычных оккупантов" (которые составляли не менее половины населения) свободной жилплощади в свободной Латвии будет более чем достаточно. И станцию решено взорвать. Американцы не возражали, более того, они сами решили провести эту выгодную "операцию". Бравые парни из компании "Controlled Demolition" оценивали свой труд в несколько миллионов долларов. Кредит на оплату этой "исторической акции" выдал тогда более чем заинтересованный Пентагон.

Вместе со своими бывшими коллегами из Таллинна и Риги я едва успел тогда к началу этого "всенародного латышского торжества" по уничтожению когда-то сверхсекретного объекта. Президент Ульманис в торжественной речи взахлеб говорил о том, что в этот день для его страны "закончилась Вторая мировая война", и маленькая Латвия сможет наконец-то вернуться к мирному созидательному труду. Ему внимали толпы праздничных латышей и зарубежных гостей, среди которых важно похаживали послы западных и далеко еще не очень западных стран. Xватило ума хоть российскому послу не приехать на это позорное для его страны шоу.

А затем по бесчисленным этажам "скрундского монстра" пробежала череда ярких вспышек, раздался оглушительный взрыв, качнувший вековой лес, и через 15--20 секунд российская радиолокационная станция была повергнута в прах.

ОТРУБЛЕННЫЕ ГОЛОВЫ И ЛОКАТОРЫ Но хватит подлой лирики, тем более о тех местах, где вновь для наших двух стран -— России и Беларуси -— уже вовсю готовится трагическое действо. Сначала я приведу отрывок из рапорта офицера по особым поручениям поручика В.Балтинша, который он представил представителю РАО в Риге полковнику Позднякову.

"В середине декабре 1943 года по делам службы пришлось мне с несколькими сотрудниками быть в быв. Витебской губернии, в деревнях Князево (Красное), Барсуки, Розалино и др. Эти деревни занимали немецкие части и вполне терпимо относились к населению, но когда им на смену пришли латышские части СС, сразу начался беспричинный страшный террор... В деревне Морочково я спросил у одного из этих эсэсовцев, почему вокруг деревни лежат трупы убитых женщин, стариков, детей — сотни трупов непогребенных, а также убитые лошади. Сильный трупный запах носился в воздухе. Ответ был таков: "Мы их убили, чтобы уничтожить как можно больше русских".

После этого сержант СС подвел меня к сгоревшей хате. Там лежало также несколько обгорелых полузасыпанных тел. "А этих, -— сказал он, -— мы сожгли живьем".

После ухода этой части я с помощью еще нескольких человек разрыл солому и пепел в сгоревшей хате, и мы извлекли оттуда полуобгоревшие трупы. Их было 7, все были женскими, и у всех к ноге была привязана проволока, прибитая другим концом к косяку двери. Мы сняли проволоку с окоченевших обгорелых ног, вырыли семь могил и похоронили несчастных, прочитав "Отче наш" и пропев "Вечную память". Немецкий лейтенант пошел нам навстречу. Он достал доски, гвозди, отрядил в помощь нам несколько солдат, и мы, соорудив семь православных крестов, водрузили их над могилами, написав на каждом: "Неизвестная русская женщина, заживо сожженная врагами русского народа -— латышскими эсэсовцами".

В начале мая 1944 года в районе деревни Кобыльники в одной из ложбин мы увидели около трех тысяч тел расстрелянных крестьян, преимущественно женщин и детей. Уцелевшие жители рассказали, что расстрелами занимались "люди, понимавшие по-русски, носившие черепа на фуражках и красно-бело-красные флажки на левом рукаве" -— латышские СС.

Не помню названия деревни, в которой мое внимание привлекла туча мух, кружившаяся над деревянной бочкой. Заглянув в бочку, я увидел в ней отрезанные мужские головы. Некоторые были с усами и бородами. Вокруг деревни мы нашли немало трупов расстрелянных крестьян. После разговора с уцелевшими жителями у нас не осталось сомнений в том, что и здесь также орудовали латышские СС.

Все остальное, творимое ими, кажется ничтожным по сравнению с этой страшной бочкой и заживо сожженными в хате женщинами.

На такие же факты пришлось натолкнуться и в бывш. Псковской губернии со стороны эстонских СС..."

Я привел этот документ не для того, чтобы еще раз рассказать, кого чествуют сегодня в Латвии и Эстонии как "национальных героев". Об этом и так хорошо всем известно. Но у кого-то может возникнуть вопрос: для чего эти страны, которые молятся на убийц, которые на официальном уровне открывают этим эсэсовцам памятники, Запад все-таки принимает их в ЕС и НАТО? Только для Запада здесь нет проблем. Что бы ни говорили, но цель у него та же, что у этих эсэсовцев. Только добивается он ее иными, "цивилизованными" средствами.

Два года назад жители Даугавпилсского района Латвии, куда теперь входит та самая расстрелянная и сожженная латышскими СС деревня Барсуки, о которой писал в своем рапорте поручил Балтинш, собрали более 20 тысяч подписей, протестуя против строительства в Аудриньской волости радара. Его, по рекомендации экспертов НАТО, решено установить неподалеку от города Резекне, всего в 53 км от латвийско-российской и проходящей рядом белорусской границы. Естественно, никто на эти коллективные протесты людей, жестоко пострадавших от прошлой войны, в "демократической Латвии" не обратил особого внимания. Правда, в одной из телепередач министр обороны Латвии назвал эту акцию "враждебной, направленной против безопасности и развития государства". Более того, он был убежден, что сбор подписей спровоцирован Россией, которая "использует латгальцев в своей борьбе против вступления Латвии в НАТО".

И вот уже представители американского концерна "Локхид Мартин" монтируют на созданном еще в советские времена аэродроме у деревни Аудрины ультрасовременную и мощную трехмерную РЛС воздушного слежения TPS-117. РЛС этого типа способны обнаруживать скоростные, малоразмерные воздушные цели, в том числе и боеголовки ракет различных типов в околоземном пространстве на наклонной дальности до 1000 км и с высотой полета более 20 км, что делает их объектами стратегического значения. Радар TPS-117 имеет и ряд "специфических" функций. С помощью его "карандашного луча", на который практически не влияют рельеф местности и погодные условия, можно отслеживать не только самолеты и ракеты, но и объекты на море, военную технику на суше. Строительство этой РЛС планируется закончить в конце текущего--начале следующего года, чтобы к маю 2004 года, когда Латвию примут в НАТО, прийти туда уже со своим подарком. Подарок "достойный", ценой 8 млн.лат, что составляет "всего" около 13 млн.долларов. Но зато эта РЛС "накроет" Россию по Боровичи--Вышний Волочок--Ржев--Рославль, а также изрядную часть территории Беларуси.

Но первый из радаров TPS-117 был введен в строй еще 21 апреля этого года. Смонтированная под 12,5-метровым куполом (хорошо что не под большим куполом Тартусской обсерватории, где мы вместе с доктором физико-математических наук Таммом когда-то изучали звезды, а на северо-западе Эстонии, в местечке Коллавере (Ляэсне-Вирумаа), эта РЛС опознает движущиеся объекты на удалении до 450 км и на высоте в 30 км. Теперь под колпаком НАТО вся Псковская область в том самом месте, где дислоцируется так "любимая" прибалтами 76-я Псковская воздушно-десантная дивизия, и аэродромы военно-транспортной авиации -— 110-й в Кречевицах и 334-й в Пскове, 840-й авиаполк дальней авиации в Сольцах, на вооружении которого состоят дальние бомбардировщики Ту-22МЗ. Под жестким контролем и 722-й российский авиаполк в Смуравьево, оснащенный фронтовыми бомбардировщиками Су-24М, а также дислоцированный в Острове 444-й центр боевого применения и переучивания летного состава авиации ВМФ.

В Прибалтике создается единая система плотного радиолокационного и радиоэлектронного слежения за сопредельными территориями и воздушно-космическим пространством значительной части России и Беларуси. Центральным объектом этого разработанного еще в 1996 году специалистами НАТО проекта "Балтнет" является так называемый "Региональный центр воздушного наблюдения и координации", расположенный в еще одной прибалтийской республике -— Литве, в местечке Кармела. Обслуживают его представители всех этих трех республик -— этакий интернациональный персонал. Но главную скрипку играют, конечно же, специалисты--советники США и других стран НАТО. Основную часть аппаратуры для этой сети поставили США, а монтаж, отладку и обучение персонала осуществляли норвежские специалисты, имеющие опыт эксплуатации аналогичной системы контроля воздушного пространства в приграничной с Россией провинции Финмарк. Нетрудно предположить, что после уже чисто формального присоединения прибалтийской триады к альянсу никаких проблем с немедленным включением "Балтнета" в интегрированную систему воздушного наблюдения и раннего предупреждения НАТО, а через нее и в принадлежащую США глобальную разведывательно-информационную систему "Эшелон" с центром Менвис-Xилл (Великобритания) уже не возникает.

"КВАСИТЬ" РУССКИХ ВМЕСТЕ С НАТО Посетивший объекты "Балтнет" главком Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе американский генерал Дж.Ралстон был "приятно удивлен" современным уровнем их технического оснащения и заявил в том смысле, что такого оборудования нет даже в системе противоракетной обороны Северной Америки -— знаменитом НОРАДе. С другой стороны, зачем им такая система, если она есть у изголовья Кремля. Правда, владельцы территории, на которой эта система работает, утверждают, что она предназначена "исключительно для использования в интересах обороны стран Балтии".

А пока в начале этого года в так любимом российскими нефтяными олигархами Венспилсе была установлена РЛС ASR-7, подаренная Латвии Норвегией. Примерно в то же время в Рижском порту отшвартовался миноносец Vale, также подаренный норвежцами. Щедра на подобные "игрушки" закомплексованным в своем национал-шовинистском угаре прибалтам "дружественная" соседка России. Кстати, в норвежском местечке Ворде на границе с Россией США заканчивают испытания разведывательной РЛС "Глобус-2", которая позволит им контролировать акватории Баренцева и Белого морей, вести наблюдение за базами стратегических ядерных сил Северного флота и космодромом Плесецк. Но вернемся к делам прибалтов.

В щедрости к ним старается не отстать от Норвегии и еще один "большой друг российского президента" -— Германия. В 1997 году она передала Эстонии минные тральщики "Калев" и "Олев", в 2000 году -— "Вамболу" и "Сулев", а в этом -— "Vaindlo", оснащенный акустическими, магнитными и контактными тралами, средством установки мин и 40-миллиметровыми автоматическими орудиями. Всего на балансе военно-морских сил Эстонии в настоящее время находится 8 таких кораблей, чтобы было чем запирать в Финском и Калининградском заливах российский Балтфлот.

Не потому ли не забывает Германия и Литву. Она подарила ей два минных тральщика класса Lindau, 57 бэтээров, 67 бронетранспортеров М-113, 200 пулеметов MG-3. До конца этого года Литва надеется получить с берегой Рейна еще 70 гусеничных бронетранспортеров М-113.

В декабре 2001 года Литва стала первым государством в Европе, подписавшим с США договор о приобретении противотанковых ракетных комплексов (ПТРК) "Джавелин", которые, как заявил недавно посол США в Вильнюсе Стивен Мал, "хорошо зарекомендовали себя в Афганистане и Ираке". По условиям этой сделки, которая оценивается в 9,6 млн.долларов, к середине 2004 года США поставят в Литву 74 ракеты, 18 пусковых установок этих систем.

До конца нынешнего года литовская армия будет также вооружена переносными зенитно-ракетными комплексами (ПЗРК) "Stinger". Недавно стало известно, еще один ПЗРК RBS-70, которые стоят на вооружении Аргентины, Бахрейна, Ирландии и т.д., намерена передать Литве все та же Норвегия.

Естественно, и сами прибалтийские республики как могут, от всей души преподносят НАТО дорогие подарки. Как правило, это бывшие объекты "оккупационной" Советской Армии. Так, Литва намерена превратить в натовскую базу аэродром, расположенный недалеко от Шяуляя, в местечке Зокняй. Здесь базировалась военно-транспортная и стратегическая бомбардировочная авиация ВВС СССР. Его взлетно-посадочная полоса делалась с расчетом на посадку космического корабля многоразового использования "Буран". Теперь натовские специалисты, проведя доскональное исследование этого аэродрома, считают, что здесь весьма удобно обустроить базу для "приема подкреплений".

Эстония, со своей стороны, "в случае необходимости" готова предоставить для альянса свою инфраструктуру: базу стратегических бомбардировщиков под Тарту и вспомогательный аэродром в Эмари, что находится в 25 км от Таллинна. О готовности предоставить "свои аэродромы для приема авиации НАТО" давно уже заявила и Латвия. А в сентябре 2001 года в этой стране тихо и незаметно вообще произошло событие, которое может стать решающим в судьбе не только этой страны, но и всего региона. Совмин Латвии принял поправки к "Порядку прибытия, пребывания иностранных военных судов в территориальных водах..." Теперь "министр обороны издает разрешение войти в порты Латвийской Республики иностранным военным судам с атомными двигателями или атомным оружием"... Для этого нет необходимости спрашивать ни сейм, ни самоуправление портов. По мнению специалистов, капитальное хранилище в Лиепае, где в советское время находилось ядерное оружие (торпеды), при определенном ремонте вполне может стать современной базой НАТО.

Согласно планам перемещения баз НАТО из Западной Европы в Польшу, Латвию, Литву и Эстонию, Пентагон только в прибалтийских республиках планирует разместить до 30 своих и североатлантических военных баз. И без дела их, по всему видно, не оставят. Еще в 1993 году в США и НАТО были разработаны оперативные планы боевых действий ВС альянса в Прибалтике. По одному из них, составленному на случай "нападения России на Литву", уже тогда считались возможными военные действия НАТО против России и Беларуси при нейтралитете Украины. "До ядерной войны дело не дойдет, но после 89 дней военных действий НАТО одерживает победу".

Свои планы вынашивает и "вечно нейтральная" Швеция. Согласно одному из них "на основе экономических неурядиц возникает конфликт между Латвией и Россией. Российские войска входят в Ригу, где начинаются бои... Шведские и датские силы благодаря своей приближенности к латышским границам могут оказаться первыми на месте боев".

Но вот уже прибалтийские республики вступили в НАТО. "В Беларуси возникает кризис. Россия восстанавливает порядок и требует, чтобы Литва открыла железные дороги для транзита. Та отказывается и обращается за помощью к НАТО"... Ну и т.д.

Свои бредовые наработки, как полнее и с выгодой для себя использовать НАТО, есть и у прибалтийских аналитиков и генералов. В этих странах по-прежнему весьма активно действуют определенные силы, претендующие на огромные территории соседних государств. Так, в порыве хуторского патриотизма литовцы претендуют не только на часть Беларуси, но и Польши, чему свидетельствует небезызвестная карта, одобренная одним из департаментов правительства Литвы. Не остаются в стороне и эстонцы, заявляющие свои права на такие древние русские города, как Изборск, Новоизборск, Луки и, конечно же, Печоры. Причем последние иначе как Петсери и не называют. И хотя шесть лет назад Латвия официально отказалась от территориальных претензий к России, но не так давно министр иностранных дел этой страны с апломбом заявила: "Вопрос об Абрене еще открыт". А ведь Абрене -— это российский город Пыталово. Кстати, абрене в переводе с латышского "квашня". Не намерены ли прибалты вновь, как в годы войны, "квасить" здесь русских, но уже опираясь не на немецких фашистов, а на помощь своих братьев по НАТО.

И последнее. Приводя выше рапорт от 26 мая 1944 года офицера по особым поручениям штаба РАО поручика В.Балтинша представителю РАО в Риге полковнику Позднякову о зверствах прибалтийских СС, я намеренно опустил его последнюю строчку. Вот она: "Надеюсь, господин полковник, что будут приняты меры для ограждения русского населения от повторения описанных зверств".

Но сегодня, в связи с грядущим вступлением прибалтийских стран в НАТО и приближением баз альянса к нашим границам, этих надежд остается у русских людей все меньше и меньше. Кто их в состоянии сегодня защитить и чем?!

P.S. 1 октября этого года в Беларуси, под Барановичами, заступила на боевое дежурство российская РЛС "Волга". Она закрыла "дыру", которая зияла на западном космическом фланге России после уничтожения в латышской Скрунде РЛС "Днепр". Земля под нее передана президентом Беларуси Лукашенко российской стороне на правах бесплатной аренды на 25 лет. Вся военная инфраструктура, обеспечивающая российскую безопасность на этом направлении, если ее перенести из Беларуси на территорию России, будет стоить более 21 млрд.долларов.

Лиепая — Даугавпилс — Шяуляй — Псков — Минск


(обратно)


ВИОЛЕТТА-ВИТА-ЖИЗНЬ

4 ноября 2003 0

ВИОЛЕТТА-ВИТА-ЖИЗНЬ

Если кто-то, начав читать, подумает, что это очередная счастливая сказка про Золушку, то он здорово ошибется. Мы не в Америке. Мы в России. А здесь все как всегда. Обыденно. Серо. Сермяжно. И Золушки не становятся почему-то женами. Они становятся зэками.

Путинская управляемая демократия превращается в банальную карательную. Фабрикуются "дела". Бросаются за решетку невинные. Люди вынуждены брать дело правосудия в свои руки, как это происходит, например, в фильме "Ворошиловский стрелок".

Тема зэков становится все актуальнее. О каждом из тех, кто в "эпоху свободы" оказался в тюрьме, на зоне, можно писать книгу. Предлагаемый читателям "Завтра" очерк — документ, подтверждающий диагноз больного общества.

Наше сердце — с каждым из невинно осужденных.

Редакция берет шефство над местами заключения.

На имя девушки, о судьбе которой вы прочтете ниже, мы высылаем книг на 20 тысяч рублей для создания библиотеки. Предлагаем всем, кто хочет помочь нашей героине, писать ей по адресу: 431150, Мордовия, ст. Потьма, пос. Парца, ж/х 385/13, 4 отряд, 41 бригада, Ищук Виолетте Владимировне .

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ В тот зимний декабрьский вечер 2001 года я снова пил. Рабочий день окончился, как говаривала моя бабка, — день прошел и слава Богу. Это ежевечернее питие стало уже, пожалуй, последние два года традицией, лекарством от стрессов и тоски. Позади оставались восемь лет непрерывной борьбы за выживание в новоявленной стране чудес, когда рухнуло все, во что верил и на что надеялся. Все эти последние десять лет я, бывший офицер, кандидат теперь уже никому не нужных наук, то падал, то вставал, снова падал и снова вставал. Я, наверное, растерял все, что мог: умер ребенок, рухнула семья, ушли друзья. Да и друзья ли это были?

Слава Богу, покойный отец, проползавший полвойны взводным на брюхе, с детства учил меня науке выживания: мотать портянки и окапываться я уже умел в семь лет. Отец объяснил в свое время главное: не дергайся, сынок, выскочишь из окопа, — ты и труп. Вот и я, теряя все, падая и вставая, дрожа от ударов, сохранил, как мне тогда казалось, главное: свой маленький бизнес, начатый после октября 93-го без копейки денег. Я выжил, хотя прошел через все, что положено пройти мелкому предпринимателю: и наезды, и банкротство, и неверие друзей, и уход жены, посчитавшей меня неудачником-идеалистом. Даже название предприятия сохранил. Теперь я медленно поднимался, зализывая раны; меня даже стали вдруг уважать, хотя сам я, наверное, стал гораздо злее и критичнее к людям. Появились деньги, выкупленная, наконец, собственность дала уверенность.

Днем было хорошо. Непрерывные заказы, работа, неплохо оплачиваемая суета. Плохо было вечерами. Вставала перед глазами бесцельно прожитая жизнь, в борьбе непонятно за что и зачем. Нет семьи, нет детей, родственников повыбило — часть в Химках, часть в Ваганьково. Один. Только кошки, которых любил с детства.

А мне уже сорок один. Скоро и тапки белые обувать вроде как, особенно с учетом подсевшего здоровья. Вот и заливал эту тоску молдавским мягким коньячком. Да и штат себе в предприятие подбирал с этим прицелом, чтобы не одинаре, не в одну глотку. Так появился Леша Тверской, при Совдепии бармен из крупного тверского ресторана, а затем вертухай с Торжокской зоны; также нарисовался и Павел Эмильевич, сирота, бывший губернатор острова Борнео.

В тот вечер Паша Эмильич был в ударе, поэтому быстро сник и мы с Лешей остались живые вдвоем. Вдоволь насмеявшись над несомым Пашей бредом, решили, что праздника мало. Опять же женский вопрос покоя не давал.

ТЫ Податься было куда, Ленинградка в десяти минутах езды. Накинув теплые камуфляжные куртки, подаренные друзьями из местного омоновского полка, и взгромоздившись в русский джип, то бишь УАЗ системы "бобик", мы подались в город невест Химки. Сам процесс поездки за девчонками в таком виде уже вызывал у нас предвкушение веселья; как правило, девки при виде бобика и сидящих в нем граждан в сером камуфляже весело бегали, порой забираясь на близстоящие елки. Субботник с геморроем никому не светил.

Так было и на этот раз. При нашем появлении всех как ветром сдуло. А нам хотелось песен. Леша выпал из машины и начал бурно объяснять зазевавшейся мамке, что мы свои и только одеты вроде как по-вражьему. Для смеху. Мамка усомнилась, и из кустов выперлись конкретные рожи, для утрясения вопроса. В конце концов жажда денег взяла свое, и перед нами явился доморощенный химкинский подиум из 15-20 промерзших девчонок.

Ты стояла с краю, зябко кутаясь в воротник поношенной дубленки и ревела. Это было видно в свете галогеновых фар. То ли я запал на эти слезы, то ли ты была, как натянутая гитарная струна, что мне всегда нравилось, сейчас это уже не вспомнить. Помню лишь, что я перебил желающего песен Лешу и подозвал мамку к себе, вытащив обычные в таких случаях сто долларов. Мамка обрадовалась конкретизации вопроса и пошла к тебе. Но тут вмешался некто из охраны, заорав, что это наверняка едут менты на охоту, а девочка всего три дня здесь, да и после геморроя.

В общем ты нам обломилась, как мы не упрашивали. Делать было нечего. Леша стал опять требовать песен, и тогда мамка явила миру некую Людку, в красных революционных штанах, родом из замерзающего города Ленина, шестнадцати лет от роду. Людка сразу заявила, что песен есть у нее, тем более промерзла уже.

Взяли. Поехали. Дома ждал накрытый Лехой стол, сытный и горячий. Людка лопала, не забывая напоминать нам о необходимости презервативов и соблюдении очередности. Леша, оправдывая перевод своего имени с французского (кот), ворковал с ней, все поглядывая в дверь соседней комнаты, где уже была расстелена двуспальная постель. А я все думал о тебе, почему-то тянуло, может быть, из-за твоих слез, растапливающих падающий снег. А может, из-за твоих рук, нервно теребивших воротник?

Ужин подошел к концу, Людка смела, наверное, все. Встала, деловито поинтересовалась, где здесь ванная и с кем она будет сейчас спать. Я не оправдал ее надежд. Я встал и стал собираться, пожелав Лехе и ей плодиться и размножаться. Если бы я тогда знал, что это почти сбудется?!.

Ночь дома прошла беспокойно, ты не шла из головы, и если бы не урчащая рядом кошка, вряд ли бы я уснул. С утра, не заезжая на работу, я отправился навестить голубков. Людка валялась в постели, голая, сладко потягиваясь и ничуть не стыдясь. Леха тоже ходил гоголем, с чувством хорошо исполненного долга и как настоящий джентльмен варил даме кофе (это утреннее кофе потом оставит Людку с нами на долгие полгода!).

Я присел к ней на кровать и спросил: ну, что, не на охоту тебя увезли? Она сладко улыбалась, и тогда я стал ее просить уговорить тебя поехать с нами, сегодня, этим же вечером. Людка обещала, но при условии, что и ее мы непременно заберем.

Так оно и вышло. Вечером мы, прямо к открытию точки, явились за тобой. Ты уже не беспокоилась (видно, Людка провела политбеседу) и смело забралась в машину.

Правда, не везло с тобой опять. Местные дэпээсники, видно, тоже тебя присмотрели, и нас тормознули сразу же, не проехали мы и 200 метров от точки. Дальше последовал долгий базар за жизнь и за то, что у тебя, приезжей из Воронежа, нет регистрации. Потому, дескать, надо тебя забрать до выяснения. Мои вопросы, чего это вдруг ДПС регистрацией интересуется, взбесили рыжего старшину, он начал откровенно, хамски наезжать, обещая научить меня жизни. В это время я здорово пожалел, что в кармане нет диктофона, а то бы я его научил жизни, лишив уже назавтра работы, с помощью друзей из СБ, желающих палок в план. А так... пришлось молчать перед этим быдлом. Но отдавать тебя я не хотел и вскоре нарисовалась цена вопроса— 500 рублей. Баскаки уехали. Так и добрались мы до дома.

А МОЖНО, Я БУДУ ЗДЕСЬ ЖИТЬ? Программа была та же: ужин, водка, вино. А ты молчала. Молчала и не пила. Так, немного, ела. Даже Людка не могла тебя растормошить. Видимо, ты снова ждала с неприязнью эту ночь, когда, как обычно за эту первую московскую неделю, будут снова терзать твое красивое тело, заставляя отрабатывать полученные через мамку деньги. Было видно, что это тебя тяготит, что это еще не стало для тебя привычным делом. Твоя молчанка становилась тягостной, я не знал, как расшевелить тебя. Тогда я решил просто напиться, а затем уехать, оставив тебя спать одну, о чем и объявил. Людка с Лехой переглянулись, ухмыляясь, но пообещали, что спать тебе дадут. В соседней комнате.

А ты все молчала. И была, как оказалось, действительно хороша, даже прекрасна. А водка уже была выпита. И я стал собираться, пожелав тебе спокойной ночи и сказав, что завтра, протрезвев, отвезу, куда скажешь. И тут тебя прорвало. Ты вскочила и задала один-единственный, но до обалдения неповторимый вопрос: а можно я буду здесь жить?! А можно я буду здесь жить? Это была песня; лишь потом, через несколько недель, я заметил, что ты обладаешь уникальной особенностью отмалчиваться, переваривать все в себе, и вдруг потом, неожиданно, выдавать такие перлы, причем всегда такие, какие мне хочется, до боли хочется, услышать.

Ответ, естественно, не заставил себя ждать. Тут, наконец-то, и выяснилось, как тебя зовут. Ты оказалась Виолеттой, Витой, Жизнью. И лет тебе от роду восемнадцать.

В ту ночь ничего не было, я все-таки здорово набрался и лег спать на другую кровать, чтобы не дышать на тебя перегаром и не пугать катастрофической икотой.

Ты осталась. На следующий день мы съездили на квартиру, где ты жила с девчонками, и ты сумела хитростью утащить свой небольшой баульчик с вещами. Сутенеры с мамкой откровенно зевнули, погони не было. Уже с баульчиком, в машине, ты окончательно повеселела и поведала мне свою нехитрую историю, которая, как потом выяснилось, оказалась правдой.

История оказалась стара как мир. Ты росла без отца, у матери, кроме тебя, было еще двое. А тебе восемнадцать и в телевизоре все так красиво! Мать тебя тянуть не могла, на учебу после школы денег не было, да и на одежки тоже. Куда податься? Спасло красивое тело и длинные ножки — ты попала в местные манекенщицы. Но и этот хлеб оказался горек, за выход в твоем провинциальном городе платили не более 100 рублей, да и выходов было — кот наплакал. Правда, были бесплатные ночные кабаки, где страждущие оплачивали твой ужин и даже взяли однажды в Сочи, но не более того.

Вот так ты поддалась на уговоры подружек податься в Москву. Но не за песнями. Тебе обещали, что устроят работать в модельное агентство. А выставили на панель, почуяв хорошую прибыль от твоей красоты. Ты была там всего неделю и успела повидать все, что с этим неизбежно связано. Тебе было отчего реветь в тот вечер и чего бояться.

Может, и я тогда тебя здорово напугал.

Вот так мы и доехали с твоим баульчиком. Баульчик был, прямо сказать, не богат. Да и я, на своем уазе, тоже не из миллионеров, особого доверия, наверное, все-таки не вселял. Но ты уже, видимо, каким-то шестым женским чувством почуяла, что я твое спасение, твой маленький причал.

И осталась.

КТО ТЫ? Так ты стала жить с нами. Правда, на дворе был декабрь, конец года, и я целыми днями пропадал на работе, форсируя сдачу годового плана. К тому же быстрыми шагами надвигались выборы в Думу, и я был вынужден до ночи просиживать в выборном штабе, а потом, как правило, ехал домой отсыпаться, а вовсе не к тебе. Виделись мы с тобой урывками, днем. Я приезжал к тебе, оставлял денег, чтобы ты могла купить еду и немного приодеться, все-таки зима на дворе. Правда, я приставил к тебе охранника, который ходил с тобой по магазинам; я уже тогда почему-то боялся. Но не того, что ты сбежишь. Я боялся за тебя, боялся, что тебя обидят, заберут менты за отсутствие регистрации или еще что-нибудь. Ты ведь была слишком, слишком яркой.

Вечерами тебя от скуки спасали Лешка с Людкой и телевизор.

Так прошла неделя. Ты отлежалась, приоделась, порозовела. Новые одежки, которые ты напокупала за неделю, тебе очень шли. Но, видимо, они здорово требовали аудитории, тебе с очевидностью хотелось покрасоваться. И ты стала требовать общения, врывалась, как маленький ураган, к нам на работу, вертелась юлою, чтобы все могли оценить красоту твоих форм.

Не знаю почему, но тебя приняли. Наша женская часть коллектива, обычно очень критичная к особам своего пола, почему-то быстро смирилась с твоим существованием и даже стала подкармливать тебя булками и чаем. Охрана, из комендатурских фээсбэшников, вообще была от тебя без ума.

Скоро ты вообще уже, где-то в глубине души, подсознательно, стала, видимо, считать меня своей собственностью, и могла запросто, без всяких предупреждений, влететь в новой заснеженной шубейке ко мне в кабинет и, поджав красивые лапки, уютно развалиться в кресле, мило болтая про всякую ерунду. Это здорово отвлекало, и я выгонял тебя в предбанник; тогда ты внезапно замолкала и начинала дуться.

Время шло, а я так ни разу и не переспал с тобой. А ты уже начинала гудеть про то, что не мешало бы съездить домой, к матери, сказать ей, что вот, мол, я живая и здоровая, и вообще у меня все хорошо и пушисто.

Проблема была не только в том, что я здорово выматывался на работе. Просто через неделю я вдруг с удивлением увидел, что ты перестала быть девочкой на ночь, а стала шикарной и милой Женщиной, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Мне, лишенному последние годы настоящего женского тепла и участия, вдруг страшно захотелось, чтобы ты позвала сама. К тому же, когда я приезжал вечером к тебе и мы оставались одни, тебя словно подменяли: ты становилась молчаливой и сидела маленьким истуканчиком. Добиться от тебя чего-либо было невозможно. Лишь потом я понял, что последние месяцы не прошли для тебя даром и в любом мужике ты видела прежде всего скота, жаждущего только твоего шикарного тела. Наверное, ты боялась, что так же будет и со мной. И не получится красивой сказки. Которую, может быть, ты ждала. Но меня твоя молчанка здорово обижала, я не знал, что делать, вставал и уходил. А ты молчала вслед.

Время шло, ты никак не звала, было ясно, что скоро придется тебя отпустить домой, и непонятно: вернешься ли ты обратно? Тогда, чтобы хоть как-то подвигнуть тебя на эту постельную жертву, я начал издалека, предложив тебе, кроме обычных одежек, купить красивое нижнее белье; естественно, это было тут же профинансировано. Я тебе сказал, что это будет твой лучший подарок мне, мне будет очень приятно.

Вечером я позвонил тебе, поинтересовался, куплено ли? Ты сказала, что все купила, и я, возрадованный тронувшимся льдом, помчался к тебе. Разочарование было ужасным; ты купила все, что угодно, — свитер, колготки, сапожки, кучу другого барахла, — но только не то, что я просил! Так повторялось три дня подряд, я здорово обиделся, и когда вечером ты снова влетела ко мне в кабинет, — настала моя очередь играть в молчанку.

Единственное, что я изрек с мрачным видом, это то, что никакой взаимности нет и, видимо, не будет, и потому я завтра покупаю тебе билет до Воронежа и отпускаю тебя.

Ты ничего не ответила, видимо, посчитав это бредом. Лишь потом, когда я, выжимая из уазика лошадиные силы, что есть мочи погнал машину к твоему дому, в тебе что-то шевельнулось. Не знаю, что прокрутилось в эти минуты в твоей милой головке, но ты вдруг начала реветь.

Слезы резанули душу. Я понял, что не все потеряно, и лихо промчался мимо твоего дома, тормознув у метро. В следующий момент ты уже прятала лицо в огромном букете белых хризантем, обильно поливая их слезами, но на лице уже бродила улыбка!

С этими хризантемами ты носилась дома, как заведенная игрушка, не зная, куда их пристроить.

Может, это вообще были первые в твоей жизни цветы?

В конце концов цветы устроились. За время беготни с цветами я успел откупорить бутылку шампани и налил в чашки, другой посуды на той квартире не было. Мы выпили. Я не знал, что делать дальше, и задал тебе этот самый дурацкий вопрос всех времен и народов: ты хочешь меня? В ответ на эту глупость снова началась твоя излюбленная молчанка!

Белый, как снег, истуканчик (а ты была природной блондинкой, да и одета была в тот вечер во все белое) молчал, нашаривая что-то глазами на полу. Что бегало в эти минуты в твоей голове, что там решалось? Не знаю. Может быть, ты снова вспомнила все эти страшные дни до меня, все эти похотливые липкие руки и тела, и тебе снова стал мерещиться конец счастливой сказки?

Я снова не выдержал и, выплеснув остатки шампани, пошел к выходу. Вот тут-то и случилось маленькое чудо. Ты вскочила и встала между мной и дверью. Молча. Я опустил куртку и в следующий миг твои руки уже обнимали меня, а из твоих глаз сочились слезки. Ответ был дан. Молча. Без лишних слов и эмоций.

Дальше меня ждала куча удивительного, невиданного доселе ни с кем и никогда.

Времени у нас было навалом, и ты предложила вначале поесть, побожившись, что меня ждет знатный ужин. В меню знатного ужина оказался суп из пакетика и жареные окорочка; вначале я принял это за издевательство, но махнул рукой, считая это не главным. Лишь потом, когда ты уже парилась на воронежском централе, твоя мать объяснила мне, что ты совершенно не умеешь готовить, просто у нее не было времени учить тебя.

Я скорбно доедал вредоносные для русского здоровья окорочка, проклиная себя за то, что не зашел в магазин за нормальной пищей. Ты же уже все слопала и направилась в ванную, куда попытался вломиться и я, но ты велела ждать. Ждать так ждать.

Когда ты вышла, я поразился: ты оказалась еще лучше и прекраснее, чем я думал. На тебе были красные трусики-шортики и мягкие шлепки. В них ты и прошлепала к постели. Я не стал тебе мешать стелить, боясь опять что-то сделать не так и заработать очередную молчанку с истуканчиком в красных штанишках.

Главный сюрприз еще ждал меня.

Я шел к тебе, на ходу раздеваясь. Я знал, что на тебе уже ничего нет, я это чувствовал и торопился. Но тут... Когда я попытался влезть под одеяло, ты вдруг инстинктивно, по-детски, как малышка, вдруг схватила кулачками одеяло и подтянула его под самый подбородок. И так держала.

Я осекся. Кто ты? Ты ли девочка с панели, развратная и на все готовая? Что это, откуда такая стыдливость? Оставалось только одно: лечь поверх одеяла и, целуя твои волосы и сжатые губы, уговаривать тебя пустить в постель и меня.

Ты пустила. Но то, что ты сделала до этого с этим одеялом, осталось в памяти навсегда. Это изменило все. Ты этим окончательно поставила точку на всей своей предыдущей жизни, став снова девочкой. Вот так символы обретают реальность, вот так ты отвоевала тогда для себя меня.

НОЧЬ ВОПРОСОВ И ОТВЕТОВ В постели ты оказалась очень уютной. Наверное, я никогда не подумал бы ранее, что это слово может быть применимо к Женщине. Но ты так повторяла своим телом мои очертания, что порой думалось, что ты действительно моя вторая половина, и это не аллегория. Ты была уютной! И по-кошачьи пушистой.

Мы долго не могли уснуть, тем более ты впервые разговорилась. Странное дело, тебя, в твои восемнадцать, интересовали вечные темы. Ты попросила меня вдруг рассказать тебе о Боге, и я вкратце пересказывал тебе Заветы, приплетая туда то Климова, то Фрейда, то Коран с Торой. Ты слушала. Как всегда молча, внимательно, что-то откладывая по полочкам памяти. Я спросил тебя: зачем все это? А ты попросила не лезть в душу. Пока. До времени.

Потом, вдруг, выяснилось, что мы оба праздничные. Я рождественский, а ты родилась 9 мая и зовут-то тебя в семье "смерть фашизму". Это был еще один символ, символ совпадения.

Выяснилось также, что ты весьма не глупа, школу окончила на четверки и пятерки и, в общем, хотела бы учиться дальше. Да вот незадача: мы в России смутных времен и денег-то нет.

Все-таки поутру мы уснули. Уснула, правда, ты. А я лежал и боялся спугнуть сопящее на моем плече маленькое белое чудо. Так и провалялся до утра в одном положении. Утром ты проснулась и, мило хлопая глазками, начала дуться, видимо, не зная, чего ожидать. Я обнял тебя и спросил только одно, то, о чем мечталось, наверное, все эти последние годы. Это был риторически-проверочный вопрос, так сказать, автоматическая проверка на вшивость. Я спросил тебя, что будем делать, если залетим?

Ответ был из оперы алмазов твоего красноречия. Это был чудесный выстрел среди твоей утренней молчанки: рожать будем. Ответ был дан. Был дан ясный, понятный, долгожданный ответ. Становилось пушисто. Образовывались неясные очертания маленького счастья посреди всеобщей разрухи и безобразия.

На работу я уже уходил, зная, что вечером меня будет кому ждать.

БУДЕТ ВСЕ, КАК ТЫ ЗАХОЧЕШЬ Последние дни ты все гудела про то, что надо бы навестить маму. А я обманывал тебя, говорил, что с билетами перед Новым годом тяжело, что надо ждать. Мне очень не хотелось отпускать тебя. Но 21 декабря наступил предел. Ты ворвалась ко мне на работу, плюхнулась в кресло и начала молча реветь. Ты уже поняла, что я не выношу твоих слез и сейчас будет все, как ты захочешь.

Билет в СВ поезда "Москва-Воронеж" был явлен тут же, в течение часа.

В 19-40 ты уезжала. До отправления оставались минуты, секунды, а я не мог выйти из вагона. И тут ты полезла в карман и извлекла оттуда помятый конверт. Сказала: иди, дома прочитаешь.

Я ушел. Ушел и поезд. А в конверте был листочек в клетку и на нем всего одна фраза из арсенала твоего милого красноречия: все будет хорошо! И нарисованный цветными фломастерами цветок.

Краткость написанного не особо вселяла доверие. Я был почти уверен, что ты сбежала и больше не вернешься. Потому я, мысленно простившись с тобой, решил про себя, что звонить тебе не буду, хотя ты и оставила все телефоны. Это решение я, естественно, тут же укрепил водочкой, поплакавшись в жилетку коту Леше, каковой поморгал глазами и пообещал напрячь Людку с нахождением замены.

С этой мыслью я и прибыл утром на трудовую вахту. Но ты позвонила сама. Это случилось в два часа дня, в самый разгар совещания. Как всегда, кратко, но емко, ты изрекла свое обычное:

— Ага. Ты что, уже забыл меня?!

Я не забыл. Я ждал. Не верил. Но ждал. Оказалось, что зря не верил. Ты почему-то уцепилась. Своими мягкими лапками с острыми коготочками.

Потом ты звонила ежедневно. Звонила утром, днем, вечером.

Начал звонить тебе и я.

Пожалуй, единственное, чего я боялся, это того, что тебя снова затянут ночные кабаки; потому я начал звонить тебе ближе к ночи, упрашивая никуда не ходить. Ты и не ходила.

Надвигался Новый год. Для меня было важно, с кем и как ты проведешь эту новогоднюю ночь, я боялся, что тебя у меня украдут. Переманят, посулив сладкие коврижки. Но на Новый год ты преподнесла мне хороший подарок. Ты, сонька, весь день пекла пирожки. И уморилась. И проспала Новый год!

Правда, проснувшись наутро, ты тут же отзвонилась и потребовала новогодних подарков. А они к тебе уже ехали. Вечером, на вокзале, ты уже получала эти маленькие коробочки у разморенной проводницы. Потом, когда тебя забрали, эти подарки носила твоя мама, вспоминая, что у ее дочери тоже был праздник в жизни.

Надвигалось Рождество. А ты обещала приехать к моему дню рождения. 5 января, с утра, ты отзвонилась и сказала, что билет куплен и ты седьмого будешь уже со мной.

Правда, после обеда началась какая-то ерунда. Ты позвонила снова и сказала, что вечером подруги пригласили тебя в кабак, и ты хотела бы отметить с ними свой отъезд. Я не мог возражать. Потом вдруг ты позвонила опять и спросила: не могу ли я выслать тебе срочно денег, потому что тебе хотелось бы оставить что-то матери, а деньги, которые у тебя были, ты уже растратила на новогодние подарки, в том числе подругам, с которыми шла в этот кабак. Лишь потом мне твоя мама рассказала, что это было правдой, что ты действительно весьма щедра, до безрассудства. Что подруги вечно одевались и кормились у тебя.

Денег надо было немного, но у меня в тот момент было просто пусто в кошельке, по тем же, новогодним, причинам. Поэтому я просил тебя перезвонить вечером, чтобы я успел выяснить возможности в банке. Ты, как-то по-детски, обиделась, видимо, подумав, что я гуляю тут без тебя или решил тебя бросить.

В пять вечера я в последний раз услышал твой голос по телефону. Я сказал тебе, что твоя просьба уже выполнена — и ты завтра получишь деньги. Я также попросил тебя прийти из этого кабака не позже одиннадцати вечера, сказал, что чего-то боюсь. Но ты была уже какой-то отчужденной, видимо, собиралась и подруги тебя ждали.

То, что произошло дальше, было какой-то дикостью, кошмаром, в который не хочется верить.

ЧТО ЖЕ СЛУЧИЛОСЬ, ВИТА? В сочельник ты не звонила. Не звонил и я, памятуя какую-то отчужденность. Седьмого вечером я был в храме. Стоял всю службу.

Батюшка Алексей вынес агнца из ясель за алтарем. Храм, убранный цветами и еловым лапником, наполнялся тихой радостью.

Некстати зазвонил мобильник в кармане и я, дергаясь, смущаясь прихожан, начал лапать куртку, пытаясь извлечь это дьявольское изобретение и выключить его. Удалось. Спасибо, Господи!

Восьмого, с утра, мобильник прорвался снова. Звонила твоя мать, сказала, что в твоем доме беда, что ты арестована. Бред. Какой-то бред. За что?! Оказывается, ты кого-то зарезала, порубала в труху. И уже сдалась милиции.

Кто? Ты зарезала? Ты, маленький молчаливый истуканчик, раздающий всем подарки? Не верилось, я подумал, что в Воронеже все повредились головой, напостившись вдоволь, а теперь таким образом разговляются, чудят.

На следующий день я поднял с постели своего крупнозвездного однокашника из МОБУ МВД. Похмелил его и к обеду нарисовалась первая картинка из города Воронеж. Судя по словам одного из воронежских милицейских чинов, ты есть никто иной, как новоявленный, воронежского разлива, Чикатило. Что ты страшная мужененавистница и успела почикать в городе уже то ли двоих, то ли троих, то ли четверых охотников за женским телом. И, что потрясает, за короткий, в три месяца, срок. И в свои-то восемнадцать. И что ты во всем созналась, и сейчас твое дело направлено из ОВД в городскую Прокуратуру, как особо опасной преступницы.

Правда, потом, на следствии, вся эта белиберда исчезла как дым, оказалось, что не была ты Чикатилою. Но, осадочек-то, как говорят, остался. И следователь, зачем-то, видимо, для пущей важности, не преминул в обвинительном заключении упомнить про эти несчастные воронежские трупы (упокой, Господи, души их!). Правда, вот досада-то, не удалось доказать, что ты и есть серийный убивец. Тогда зачем же упоминать-то?! Попросил, что ли, кто?

Что же было?! А было, все до боли, до икоты, до почечных колик просто. Ну, пошла ты в кабак. С подругами. А там, свято место пусто не бывает, и друзья старые нарисовались. И один из этих добрых людей, твой старый знакомый, предложил подвезти тебя домой. По старой, так сказать, дружбе. А видя твое чудесное, закрепленное шампанским, настроение, предложил зайти к нему домой, кофеечком трезвануться. Для пущей твоей уверенности в своей безопасности, упомянул, что и мать его дома, стало быть бедствия исключены. Ну, ты и зашла, дурочка белая.

Что было дальше, живописуют все по-разному.

Судмедэксперт пишет, что была ты дальше изнасилована.

А дружок твой старинный уверяет, что вообще ничего не было. И было все чинно, благородно. Пока он не заснул. Оставив тебя, почему-то, прохлаждаться кофейком без одежды, голую.

А ты, вредоносная, сидя без одежды, возьми, вдруг, да начни воровать у него деньги, отчего он и проснулся, бедняга. (Денег, правда, потом и с собаками не нашли, так что непонятно, был ли мальчик-то?)

Тут-то ты якобы и разошлась. Расходилась даже. Сбегала в кухню, схватила кухонных ножиков пяток (одного мало, видимо, было). И начала кромсать борца за собственные деньги. За одно и мать его покромсала. Пятьдесят четыре дырки сделала. Правда, непонятно, отчего сама-то порезанной оказалась?! Ножики, что ли, не той стороной в темноте брала?

Ты же пишешь все по-другому. Пишешь, что изнасиловали тебя. И не сочиняет судмедэксперт. Что отбивалась ты и ножик схватила. А когда, на шум, выскочила мать, то и она была с ножом. Оттого и руки у тебя порезаны, что выхватывала у нее нож.

И состоялся танец с саблями. Но не Хачатуряна. А в издании Ищук Виолетты Владимировны. Восемнадцати лет от роду.

Первый акт трагедии заканчивался. Ты выскочила, полуголая, из этой квартиры, вся в крови, оставив противную сторону звонить в больницу.

Слава Богу, Вита, эти люди остались живы и на тебе нет греха.

Даже увечий, Слава Богу, не понесли.

Увечья, психические, ждали тебя. Выплакавшись дома и отмывшись от крови, ты пошла в Ленинский райотдел сдаваться, думая, что всех поубивала. А там уже ждали. Заявление твое об изнасиловании приняли, а вот о явке с повинной забыли. Ну, забыли вот. И все!

Дальше камера. Следователь. И откуда-то взявшиеся аналогичные трупы. Ранее кем-то убиенные. Голые и с кучей дырок. Висяки, так сказать. А тут ты. И тоже куча дырок. Правда живые все, ну да это пустяки. Главное, что ты не очень-то соображаешь и не особо устойчива. Просто подарок какой-то!

Тебе сказали, что ежели сей момент не сознаешься во всех убийствах, то бросят в камеру к мужикам. Запуганная, в шоке от пережитого, ты начала выдумывать. Следователь слушал, выбегал куда-то. Прибегал снова. Говорил: не сходится. Думай еще. Так, под этим прессингом, ты к утру и додумалась. И стала Чикатилой.

К утру наверх полетела победная реляция. Как же, наконец изловлен злодей, серийно режущий мужиков. Можно и отчитаться по висякам, галочку в план поставить. И на судьбе твоей поставили галочку, хорошо не крестик.

И ерунда, что потом, на следствии в прокуратуре, все это рассыпалось в прах. Что было доказано, — ну, не имеешь ты к этим несчастным ни малейшего отношения! Главное, отчитаться-то уже успели! Задержан ведь злодей-то... А там... Пока суд да следствие, отчетность-то уже хорошая!

Эта галочка, поставленная кем-то заранее, довлела затем уже над всем следствием. Потому и следователь ну не мог не упомянуть в обвинительном заключении про те трупы! Не поняли бы его. И ведь как пишет: "...обвинялась также в убийстве гражданина N.., однако, собранными материалами этого доказать не удалось..." Хотя знал ведь, что удалось-то, как раз, доказать обратное! И нет бы, проявить ему гражданское мужество, да написать: "обвинялась, да.., но доказано, что не имеет она к этому никакого отношения"! Или вообще ничего на эту тему не писать. Но нет, слаб человек. А чужие судьбы... Так ведь за них на этом свете не спросят, а тот есть ли он, или нет его... Следователю сие неведомо.

На СИЗО тебя приняли хорошо, уважительно. Видно, малява какая дошла, что Чикатилу везут. Девки лучшее место уступили, белье твое постирали. А ты ушла в себя. Надолго.

ТЮРЬМА Я не понимал тогда, что же все-таки происходит. Откровенно говоря, не верилось в большую беду. Думалось, что ерунда это все какая-то. Денег, правда, матери на адвоката выслал. Ах, если бы тогда мне знать логику отношений адвокатов и прокуратур в провинциальных городишках! Если бы тогда знать, что надо везти московских адвокатов, не связанных тяжкими цепями взаимоотношений в маленьких городах! Если бы уже тогда подумать, почему адвокат запросил так мало денег?! Но не понял, не дошел, не додумал. Да и откуда мне это было знать?

Скоро мать отзвонила. Сказала, что следователь хочет видеть и меня, тем более ты заявила, что я твой будущий муж.

Собрался я быстро. Уже на второй день был в Воронеже. Среди массы вопросов, задаваемых мне следователем, особенно запомнились и поразили два: действительно ли я давал тебе деньги на одежду и еду, и правда ли, что я предложил тебе стать женой? Эти вопросы показались мне немного диковатыми. Действительно, ведь ты Женщина, и хорош бы я был, если бы не заботился о тебе, я ведь не альфонс. Второй вопрос интересовал следователя особенно, разница в возрасте и все такое. Я его ожиданий не оправдал. Я ему сказал, что в этом не вижу ничего странного, и вообще вопросы брака не нам решать, это решается на небесах. Следователь ушел в себя, он не знал, что же писать; я же настоял именно на этой формулировке, настоял на том, что браки не заключаются на земле, это дело Господа. На том мы и расстались. Свидание он мне, все-таки, дал.

Потом, правда, на суде, оказалось, что мои слова искажены: так, например, оказалось, что я 5 января, якобы, отказал тебе в деньгах, вот ты, дескать, и пошла "грабить и убивать".

Тюрьма меня встретила обыденно. Остро пахло мочой, хлоркой и человеческим горем. Очередь страждущих свиданий напоминала гастроном времен павловских реформ. Но, может быть, это и было к лучшему, я не знал, что тебе сказать. Что, вообще, говорят в таких случаях?!

Клацнули затворы дверей. Я, как обреченный, пошел в камеру свиданий. Тебя еще не было, не привели. Я здорово волновался, как ты, что с тобой, что говорить. Но ты и здесь, в этой кошмарной обстановке, за решеткой, сумела снять все мои тревоги.

Ты вошла улыбаясь, довольно хорошо одетой, даже туфельки на каблучках надела. Я вначале не понял: зачем все это? Лишь через пару минут, когда твоя улыбка сменилась на рев, и слезы начали заливать все лицо, я понял, — ты даже здесь, в тюрьме, держалась, тебе хотелось нравиться мне.

Ревела ты долго. Наверное, прошла вечность, прежде чем ты, всхлипывая, начала что-либо говорить. Ты не говорила о своем деле, как, наверное, это обычно принято. Ты говорила другое: что любишь, что я стану твоим мужем, что хочешь, безумно хочешь детей. Так и прошло это первое тюремное свидание, больше похожее на признание в любви.

Потом были и другие, вплоть до майского суда.

СУД Наверное, как многие, выросшие при социализме, я верил в справедливость и гуманность нашего суда. Лишь теперь, по истечении времени, я понял, что твоя судьба уже была предрешена. Той самой галочкой в отчетности. Что не может, да и не хочет судья портить отчетность местным сыщикам. Что и адвокату твоему мягко посоветовали не лезть в не свое дело. Надо было им, понимаешь, надо было, отчитаться по всем этим висякам! Ну и что, что не доказано? Главное, как написать! "...Собранными материалами доказать не удалось...". Понимаешь, ты и есть Чикатило. Вот только доказать, собранными материалами, вот досада-то, не удалось!

Не верил я в такой исход. Хотя, адвокат твой уже за месяц намекал мне, что судьба твоя решена наверху, и ты нужна для хорошей отчетности. И что дадут тебе двенадцать. По полной программе.

Так и вышло. Дали двенадцать лет. А тебе восемнадцать. Будет тридцать. Абзац.

На суд меня тоже пригласили. Знали, что не могу не приехать. Если бы послал их, ничего бы не было, оплачивать дорогу они бы не стали.

Что поразило на суде? Да ты, наверное, сама знаешь. Этих борцов за справедливость в основном интересовали те же вопросы: как это мы с тобой сожительствовали? Ведь, опять же, разница в возрасте и прочее? Бог с ними, они хотели зрелищ, это их удел.

Я не мог сказать ничего иного. Сказал: нормально. Нормально сожительствовали. И женой тебе, действительно, предлагал стать.

Потерпевшие тоже немного удивили. Хотя, я уже давно перестал чему-либо удивляться. Но они удивили. Живые, невредимые, на джипе приехали. А требовали тебе чуть ли не высшей меры. Дескать, очень ты их обидела. Прости им. Не ведают, что творят.

В общем, дали тебе двенадцать. Небывалый случай. Все живы-здоровы. Без тяжких телесных повреждений. И изнасилована ты была. И защищалась, честь свою девичью, право на жизнь отстаивала. Только кого это интересует? Галочка в плане уже стояла. Понимаешь, галочка!

Шок. Занавес. Справедливость торжествует.

Потом, в курилке, правда, судья с адвокатом общались. Наверное, что-то проснулось в этом судье. Усомнился он. Спросил адвоката: не перестарались ли? Вопрос в пустоту. В никуда. Бог им простит.

СТРАНА МОРДОВИЯ. ГУЛАГ Мы ехали к тебе на зону вдвоем. С Лехой. Везли подарки, еду.

Определялись по карте. Оказалось, что карта, — это карта. А в реальности нет города Потьмы на дороге. Еле нашли, спасибо местным дэпээсникам. Они с нами и выпили и закусили. И в баньку отвели. И проводили нас, болезных. Есть еще люди на Руси. Не перевелись.

Зона встретила хмуро. Заборами, прожекторами. Целый день добивались мы свидания. А ты ждала. Тебе уже сказали, что мы приехали.

Под вечер оказалось, что все нормально. Просто нас, почему-то, приняли неизвестно за кого. За проверяющих каких-то. Наверное, в этом краю скорбей всего боятся. Боятся подстав, боятся потерять работу. Спасибо твоему Хозяину, он разобрался, поставил все по местам. Хороший мужик оказался, правильный.

Дал он нам свидание по Уставу, по инструкции, краткосрочное, в присутствии контролера. Но дал!

Да и обслуга твоя неплохой оказалась. Сердобольной, чуткой к чужому горю-бедствию. Начальница отряда, так та, вообще, души в тебе не чаяла. Советы начала давать. Как, да что. Хорошая тетка, наверное. Дай Бог ей здоровья.

Вообще, мне показалось, что эти люди, живущие вечность посреди зон и лагерей, сумели остаться Людьми. Людьми с большой буквы. Вот посреди бедствия, разрухи, горя, — но остались. Не коснулась их червоточина. Может это оттого, что лагеря-то эти с тридцатых, сталинских годов? Может оттого, что видят они, что не враги и преступники в большинстве своем теперь сидят, а дурачки и дурочки? Попавшиеся под раздачу за сладкую коврижку?

А ты была как всегда. В ватничке, с бирочкой на груди. Но! В сапожках на высоких каблучках, в чудо-чулочках. Хороша. Прекрасна. И глаза. Ждущие, любящие.

Помоги тебе Бог!

Что еще сказать об этом? Россия. Двадцать первый век. Безвременье. Бедствие. Молох, перемалывающий людские судьбы. В труху, в дерьмо.

Вытащу ли я тебя оттуда? Не знаю. Богу одному это известно. Без воли Его ничего не свершается. И волос не упадет с головы твоей. Терпи, белая зверушка. Господу угодно твое терпение. Блаженны нищие духом, ибо наследуют царство Божье. Блаженны плачущие, ибо возрадуются.

И прости всем. Ибо не ведают, что творят.

Александр Н.


(обратно)


АПОСТРОФ

4 ноября 2003 0

АПОСТРОФ

Жизненные вехи семьи Зверевых. — СПб, 2003.

Как нынче принято и даже модно ругать и с презрением вспоминать наше недавнее прошлое! Причем занимаются этим чаще всего люди, которые сами жили и работали при тоталитарном режиме. И какими мелкими и ничтожными смотрятся эти горе-обыватели, когда очерняют они всех и вся, напрочь забывая о своей пустопорожности и никчемности. Натерпевшись в былые времена немало несправедливых начальственных окриков, посвятив уйму дней и ночей борьбе с чиновниками и серыми руководителями, я стараюсь вычеркнуть их из своей памяти и воздать должное тем людям, усилиями которых страна наша жила "не благодаря, а вопреки". Без громких слов и пустозвонства занимались эти люди любимым делом, отдавая ему все свое умение, мастерство, опыт, а главное — душевный порыв. И, поверьте мне, таких людей было немало, иначе невозможно объяснить колоссальные успехи и невиданные свершения в самых разлитых областях науки, сложнейших отраслях промышленного производства, ярчайшие проявления в области культуры и на литературном поприще. Как правило, люди эти отличались скромностью, не застенчивостью, а именно скромностью, никогда не старались заменить подлинное умение и мастерство показными пассажами и эскападами. Мне повезло работать с многими истинными тружениками, связанными с издательской деятельностью и помогавшими нам выпускать альбомы, книги и каталоги, посвященные новым реставрационным открытиям и находкам, на высоком полиграфическом уровне. Одним из самых близких и дорогих мне людей, встретившихся на этом поприще, был и остается Сергей Евгеньевич Зверев.

Познакомился я с Сергеем Зверевым в то время, когда он работал заместителем директора издательства "Аврора". Тогда это было единственное в СССР объединение, выпускавшее лучшую полиграфическую продукцию по изобразительному искусству. Альбомы, книги, календари, наборы репродукций и постеры с маркой "Аврора" пользовались повышенным спросом не только у специалистов, но и у самого широкого круга людей, интересующихся отечественным и зарубежным искусством. В редакциях "Авроры" наряду с полупрофессиональными сотрудниками можно было встретить и специалистов высочайшего класса, любивших свою работу и тщательно выполнявших нелегкие процессы, предшествующие выходу издания в свет. Им было нелегко найти общий язык и взаимопонимание с серенькой и склочной дирекцией издательства, укомплектованной людьми случайными, спущенными из обкома КПСС. И тогда шли они за советом и помощью к главному редактору Василию Звонцову — тонкому художнику и отзывчивому человеку — или к заместителю директора по производству Сергею Звереву, знающему секреты полиграфии и умевшему принимать смелые и ответственные решения.

Человек с легким и несклочным характером, способный своей искренней улыбкой поддержать товарища по работе в самые трудные моменты, Сергей Зверев держал на своих плечах такую сложную махину, которой было издательство "Аврора". Фронтовик, понюхавший пороху и наяву столкнувшийся с ужасами войны, Сергей никогда не отчаивался, хотя и не был этаким рубахой-парнем, у которого за словами оказывались пустота и безответственность. Он легко находил общий язык с полиграфистами и крупными экономическими партнерами Запада, старался проникнуться замыслом каждого курируемого им издания, вникал в труд редакторов, фотографов, художников-оформителей и, конечно же, авторов альбомов и каталогов.

Сергей Зверев — настоящий русский Ремесленник с большой буквы. Таких людей невольно уважаешь, ими гордишься и стараешься им подражать. Он излучает доброту, всегда старается подставить плечо другу, никогда не разменивается на мелочи. Основательность, полученная от родителей, развилась и укрепилась в нем на дорогах войны, в печатном цехе, за столом руководителя, в постоянных контактах с коллегами по издательскому делу.

Годы неумолимо проходят и чаще пробегают, отнюдь не делая нас моложе и работоспособнее. Но когда я смотрю на своего друга и коллегу Сергея Зверева, которому вроде мог быть и сыном, то поражаюсь и восхищаюсь его юношеской формой, неисчерпаемой энергией и душевным оптимизмом. Бог поцеловал Сергея при рождении, и хочется, чтобы благодать Господня не покидала своего любимца, ибо он так нужен сегодня, когда так трудно жить среди равнодушных и циничных людей, словно накипь всплывающих при варке псевдодемократической каши.

Савва ЯМЩИКОВ


(обратно)


МОЙ ВЫБОР

Валентин Курбатов

4 ноября 2003 0

45(520)

Date: 05-11-2003

Author: Валентин КУРБАТОВ

МОЙ ВЫБОР

Кажется, что он с самого рождения литературный критик, с присущим данному роду занятий набором черт характера. Профессиональное одиночество, драматическая созерцательность ума и, самое главное, своевременность, но не современность мыслей. Ведь настоящий критик всегда, что называется, держит дистанцию. На день сегодняшний смотрит как бы издалека, то ли из прошлого, а возможно, из далекого будущего. Это нарочитое бегство от актуальности, в которой кроется вся "пошлость века сего", ведет его в мир парадоксальных идей и неожиданных прозрений. Нежелание заниматься "прибыльным" для его профессии делом, литературной политикой с лихвой окупается за счет абсолютной свободы и непосредственности воззрений.

Таков Валентин Яковлевич Курбатов, с которым мне удалось, посчастливилось повстречаться в обстановке внешней тишины и покоя.

Вне сутолоки московских гостиных и гама литературных банкетов оказались мы на молчаливых кручах древнего Изборска, над траурными зеркалами озер — Мальского и Городищенского, у туманного подножия закатной Труворовой горы. Шли быстрым шагом в деревню Малы по скользким тропкам и по зыбким бревнышкам, перекинутым через хладные пенные ручьи. Курбатов всю дорогу говорил, рассуждал, вещал куда-то в пространство. Еле поспевая за ним, я ловил обрывки мыслей, не забыв при этом включить диктофон. Часть этих сказанных на ходу слов сегодня публикуем на страницах "Завтра".

ТИТ

С 64-го года Я живу в Пскове. Видел его ещё разрушенным. Увы, не успел узнать замечательного реставратора — Юрия Павловича Спегальского, умершего едва не тотчас после того, как осуществилась его мечта — возглавить псковскую реставрацию.

Никто, кроме него, не понимал так псковскую коренную стихию. Он родился здесь, жил и воспитывался в доме Печенко, устоявшем с XVII века. Любил и знал этот город так, как, очевидно, никто уже не будет знать. Он, когда никому до этого дела не было, когда мы жадно спешили в будущее, собирал все, что только можно было собрать: дуги, прялки, ковшики, пояски, цветные варежки, рукавички... Все до одной керамической плитки были им поднимаемы, на улице осматриваемы и срисовываемы. В войну, в блокадном Ленинграде, зарисовывал застывающей акварелькой и скверными цветными карандашами Псков, Псков, Псков... Это он придумывал охранные зоны, что должны были окружить сохранившиеся памятники неприкосновенным пространством, в которое потом можно будет вписать мечтаемый им город действительного Возрождения, совершенного расцвета, которым он был в XVI веке...

К идее отнеслись холодно: "Народу жить негде, а ты тут со своей историей суешься". Идея была поругана, в то время как Прагу и Варшаву восстановили так, как будто враг никогда и не приходил. Ничем большим нельзя отомстить врагу, так торжественно отомстить! Так гордо и красиво: "ничего не можешь ты сделать с нашей историей, ибо она вовеки, в генетике человеческой сидит, и все твое надругательство кончается ничем!" Над нами надругались более, прежде всего, мы сами над собой надругались...

Потом появились реставраторы, замечательно воспетые Александром Прохановым: Всеволод Петрович Смирнов — питерский человек, Борис Степанович Скобельцын, питерский, с родословным древом, идущим от Рюрика. Когда входил в его дом, ты видел, это цветущее древо его родословной, притом, что дворяне были самым ненавистным для него сословием. Скобельцын относился к ним с коммунистической брезгливостью за то, что они сделали с историей.

Два этих "кита" довольно скоро завраждовали, начиная одинаково, они скоро стали исповедовать и проповедовать разные принципы. Борис Степанович строил город на века, восстанавливая совершенную красоту. Вот сейчас стоит храм Николы на Усохе, один из самых превосходных. Начинал его восстанавливать Юрий Павлович Спегальский, потом Борис Степанович, который шел на то, чтобы вынуть тяги, железные скрепы столпов, с тем, чтобы вся органная красота этого храма была явлена в чистоте небесного замысла. А Всеволод Петрович, естественно, брюзжал, что органная красота может быть и хороша, да вот у купола есть несчастное обыкновение постепенно осаживаться, и он разверзнет, наконец, этот четверик, и обрушится на голову доблестных псковичей. Он считал, что красота и польза должны быть непременно вместе.

Потом Смирнов ушел из реставрации, и тоже, как ни странно, благодаря этому городу (это все к нашему отношению к истории, как мы ее постепенно начинаем понимать). Он строил-строил его, восстанавливая кремль, Псково-Печерский монастырь. И при этом, вдруг уйдя в металл, в высокое кузнечное ремесло, понял что-то такое важное, что, уходя, махнул рукой на свой реставраторский труд, хотя очень гордился своей Покровской башней. Купол ее был больше купола казаковского московского Верховного Совета, и сделать развязку, так "одеть" этот купол сумел только он — это была красота и поэзия! Он должен был читать об этом доклад во Флоренции, но его сняли прямо с трапа за хулительное поведение в адрес какого-то московского начальства — не сдержался. Доклад так и не опубликован. Купол сгорел, и над гробом Всеволода Петровича нынешние реставраторы поклялись: завтра же восстановить его во всем совершенстве.., но — льют дожди, падают снега, зарастает все травою, проходят годы, клятвы местных реставраторов рассеиваются в воздухе...

Это вообще много говорит о нынешнем отношении к истории. Оно стало, — это, наверное, городу будет неприятно слышать, — такое, что ли туристически-разовое — на чужой погляд. Это спекуляция на полноте духовного объема псковской великой истории, обращение ее в товар без умения сделать это, не теряя достоинства.

Для чего наши древние города даются людям? Наверное, Бог не попускает истории разорить их, как почти разорена старая Москва, в назидание, чтобы люди лучше помнили минувшее и знали основы своего духа. В те поры, когда о памятниках говаривали еще очень мало, один известный новгородский реставратор Анисимов в письме Николаю II написал замечательные слова. Дело в том, что в 14-м году, в начале мировой войны, Государь собирался трассировать железную дорогу в свою новую ставку и, конечно, находил, что удобнее, как все государи, чертить железные дороги по линейке. И она проходила через новгородский Кремль. Анекдот ни анекдот, но я был читателем некоего открытого письма Анисимова Государю, где он говорил, что такие города должны быть свято хранимы. Писал приблизительно следующее: Ваше Величество, поднимитесь на часозвонью, поглядите на дивный Новгород, который еще хранит память об удельной, старозаветной, вечевой России. Посмотрите, как гуси щиплют тимошку, как козы пасутся. Какая тишина и покой по окраинам, какой нежный отзвук небесной красоты, которая была так жива и сильна здесь. Теперь, говорит, поезжайте во Псков: многоэтажные дома, загородившие храмы, лязг трамваев, словом, нарисовал "город желтого дьявола". Сейчас странно читать, что Псков выглядел для него почти погибшим под натиском цивилизации. Сейчас они меняются ролями — Новгород торопится в Европу проворнее нас.

В свЯзи с прошедшими юбилеЯми Питера и Пскова меня все мучает вопрос: зачем? Зачем миллионы, миллиарды расточаются на Петербург, на его фасады; на Псков, на его фасады? 300-летний Петербург — наше старое "окно в Европу", из которого сквозняком давно тянет тревожным, и уже "надуло" матушке России так, что она родила такой революционный плод, от которого и сейчас никак оскомина не пройдет. 300-летие европейского Петербурга и 1100-летие славянского, коренного, навсегда русского в своем совершенстве Пскова, может быть, и даны были нам с 2-х месячной разницей во времени празднования для того, чтобы мы поглубже и посерьезнее подумали: зачем нам дано вечно мучающееся русское сердце, которое глядит, с одной стороны, на Запад, с какой-то странной тоской, с другой стороны, на любимую Азию. Герб ее, возвращенный без обдумывания, так все в обе стороны пока и поглядывает, не понимая, чего царственный двуглавый орел, потерявший корону, хочет. Раньше у нас хоть сердце, как видел это Герцен, было одно, а сейчас что?! Может быть, для того эти юбилеи и даны были России, чтобы она перестала рвать русское сердце на части, а попыталась подумать о его скреплении — надо же ведь когда-то и поправляться русскому человеку и возвращать молодое и сильное целое.

Стыдно сказать, но то, что сейчас происходит в отечественной истории, кажется, уже и историей не называется. Мировая музыка, условно говоря, которую народ всегда слышит, и в которой ищет места своему инструменту, стала дика и опасна. Это только внешне хаос новой настройки. Настоящая настройка совершается национальным духом, верой и умом народа, а на сегодня в России понятие "народ", кажется, исчезло совсем, переродилось, по слову Валентина Григорьевича Распутина, в "население". И всяк ищет "личность" и права этой личности, чтобы как в Европе и чтобы без скучных обязанностей, а только права. Но у тех были повадка, закваска, был католицизм, которые строили личность и систематику внутренних отношений. А мы народ от века общинный, народом державшийся и спасавшийся. И когда это оказалось источено, мы оказались непригодны ни к какому строительству истории — сделались разбежавшимся броуновским движением, что сразу же видно по русскому слову.

Первое, что ты видишь, когда пропадает народная основа, — это осиротевшее слово, которое мечется в России и не знает, куда главу ПОДКЛОНИТЬ. Вот 175 лет Льву Николаевичу Толстому, а ни беспокойства, ни собранности перед его вопрошающим духом нет. Даже литераторы из наших начальственных союзов как будто забыли об этом. Прежде на всяких юбилеях русских гениев ты чувствовал, как нация напрягалась, осмысливала свое слово, восстанавливала камертон, который у нас легко сбивается первым ветром. Сегодня камертон этот просто брошен, и всякое слово, которое говорится, ни "внизу", ни "наверху" ни за что ровным счетом не отвечает. И мучительней всего себя чувствует слово патриотическое, гражданское, оно осмеяно заранее, чтобы и разогнуться не смело.

Где-то был слом. Быть может, он произошел с окончательной утратой сгнившего внутри самодержавного чувства. При товарище Сталине мы еще держались вполне "монархически". Мы ведь народ самодержавный, как всякое общинное, пасомое стадо Государем и Патриархом. И когда эта идея расточилась во лжи и подмене, сделавшись вначале расшатанной, а потом и осмеянной, вот тогда и произошел этот слом. Господин Галковский в раздражении своем, возможно, прав, что все 60-е годы, при всем своем внешнем ренессансном цветении, на самом деле, были очень опасным временем. Как, впрочем, всякое Возрождение, в том числе и как первое — ослепительное, которое было после "мрачного и дикого" Средневековья, оказалось торжеством искусств, которые сегодня взвешены и найдены легкими... Где прежнее торжество Евгения Александровича Евтушенко, Андрея Андреевича Вознесенского, Беллы, Роберта ("нас мало, нас, может быть, четверо...") — звезд, которые сияли на небосклоне и определяли его красоту? Гранин, Аксенов, Войнович — властители, а все будто истлело. Ценность оказалась нетверда. Пора проветривать.

Только литература деревенщиков навсегда останется великим достижением. И с этой великой тройкой — Белов, Распутин, Астафьев — уже сделать ничего нельзя. Они незыблемы, и все вместе, как бы ни разводила их жизнь. Поэтому и кинулся когда-то народ читать их. Все вдруг почувствовали там почвенную, могущественную глубину, возврат к чему-то народному, родимому, почти утраченному. Они догадались, где была оборвана пуповина. Она была оборвана в народно-целостном существовании. Народ начал расточаться, медленно истлевать в 60-е годы, под действием заразы индивидуализма. Сегодня, когда мы оглядываемся и видим, что происходит в литературе, то чувствуем странную зыбкость.

Мы попали в какую-то странную прореху. Впервые приходит пора, когда должно заговорить христианство, со всей своей страшной, могущественной ответственностью. Оно должно принять на себя все полномочия. А оно не хочет, желая остаться пасущим мирные народы, не вмешиваясь в народообразующую стихию, боясь ее. Священство слишком молодо, оно не успело привиться коренной стихии. Был Владыка Иоанн, вокруг него чувствовалась эта коренная стихия. Казалось, можно еще было за что-то ухватиться, все жадно, по-детски надеялись, но Господь унес его.

Одни священники у нас чуть-чуть протестанты, другие чуть-чуть католики, хотя ни те, ни другие на дух не переносят слов "католицизм" и "протестантство". Но они поневоле, не ведая того, таковы. Поневоле в священстве начинает прививаться уж не метафизическая, а скорее умственная культура, и поскольку мы все дети всеобщего высшего образования, то постепенно склевываем зернышки католицизма и протестантизма одно за другим, и проглатываем и усваиваем их. Да и мудрено ли, когда экономика прививается к стволу, возросшему в этих верованиях.

О церкви говорить больнее всего и мучительнее... Я вижу, что происходит с духовной музыкой церкви, внутренней статью ее, внутренним достоинством, и, наконец, ее ролью, которая неуверенна и расплывчата в истории сегодняшнего народа. Подходит пора настоящего, подлинного, высочайшего Крещения Руси, ответственно принятого, словно нарочно расчищенного всем хаосом последних десятилетий, всей внезапно выплеснувшейся низостью в русском человеке, этим потребительством, будто наесться не может. Но, набегавшись, русский человек уже чувствует усталость и муку, и рано или поздно начнет более требовательно поглядывать в сторону церкви, и стоять в ней потверже.

Россия должна принять в себя Христа. Не было при Владимире настоящего Крещения во всей полноте таинства! Он загонял всех в православие, а народ все бежал с плачем вдоль Днепра: "Выдыбай, Перуне!". Русские, приняв христианство, так и жили во всех своих семиках, народных праздниках, слив свое языческое с христианским, и так нежно, в согласии и прожив. Нам придется принять христианство с его простотой и безжалостной ясностью, которая отменяет все эти декорации. Нам придется подумать о крещении, как о сознательном выборе, вместе придти под купол константинопольской Софии как 1000 лет назад, чтобы быть потрясенными хором, сиянием, светом небесным, Господней силой и правдой.

Всякое метание — религиозно. Душа оказывается на ветру, а где ей еще искать спасение?

Последняя монастырская социалистическая идея была нами уничтожена. Ведь идея коммунизма — монашеская, она "высиделась" епископами, монахами: Томмазо Кампанеллой, Томасом Мором (не зря корень имени у обоих — Фома, влагающий персты в раны Христовы, чтобы все "проверить" на деле). А мы, надругавшись над идеей, тем самым незаметно повредили и своему православию. Они чересчур рядом ходили — касались друг друга рукавами. И когда столкнули одно, оказалось, так болезненно для другого, что оно тоже пока места не может себе найти. При всем внешнем торжестве, Церковь не смеет напомнить, что христианское государство — это государство бедных, которые не ставят потребительскую основу во главу угла, иначе все взрывается, и рано или поздно погибает.

Царство Небесное и Земное граничат только в сердце христианина, а не в географии.

На нашем государственном знамени написана капиталистическая идея, а на религиозном — бедная, и эти два знамени пытаются нести вместе два человека, возглавляющих государство с духовной и светской стороны. А знамена-то отворачиваются друг от друга, пока то и другое древко не переломится.

Мы пространственнее, просторнее не одной землей, но небом и Духом, оттого наше слово реже узнается, хуже понимается в Европе, и мало слышно. Мы "раскидистый" народ, наши песни слишком протяжны, и проза наша длиннее. Всякое слово наполнено непереводимой глубиной и тайной. Наверное, именно поэтому Пушкин остается непереводимым. Даже Набоков вынужден был затратить 4 тома, чтобы "Евгений Онегин" не казался хотя бы бессмысленным. Как ни начнут переводить "Мороз и солнце, день чудесный..." — все выходит метеорологическая сводка, потому что не слышно игры света и радости.

Русское слово всех таинственнее, в нем всегда остается непереводимый кончик. Русский язык нельзя сделать компьютерным языком общего употребления, ибо этот уникальный семантический "хвост" порой длиннее самого корня, самой сущности слова. Оно в себе содержит множество оттенков, которые ни к чему однозначному не сведешь. Слово трепещет, все время стремится куда-то уйти, обнять собой больше чем может, всякое слово многосмысленнее самого себя, и для европейского понимания это мука и каторга.

Почему сегодня они так легко и жадно нас ухватили? Потому что они изучают не Толстых и Достоевских, считая, что все с ними уже ясно, а берут за образцы то, что ближе и понятнее им — модерн, где слово сознательно усечено ложными смыслами или надругательством над смыслом. Тогда становится понятным, почему целые университеты, напрягаясь, исследуют весь этот вздор, который русскому человеку странен, дик и ненадобен, так как не содержит в себе ничего, кроме той же европейской игры, только на другом словаре. Может быть, конечно, Европа тоскует по общечеловеческому языку, по тому самому глобализму, не только политическому, но и человеческому, словарному, но... При этом она заставляет нас считать ценностями Сорокина, Рубинштейна, полагая, что это и есть русская культура, которую должно изучать, ибо она по их разумению отражает всю полноту и глубину сегодняшнего существования... И мы легко попадаемся на это. Что мы теперь читаем?! Мы почти уровняли прозу Распутина, Полякова, Сорокина, Донцовой, соглашая их на одних прилавках и часто в одних издательствах. Читатель не думает, что с ним происходит, он пока даже не понял, что это вторжение огромного окололитературного существования ненасыщающе и неполно. Незаметно умер в русской литературе пейзаж. Мы стали слишком деятельными, и потому и в сюжете сразу бегом вперед, не замечая, что суета наша, беготня наша — только иллюзия, миф. Как, впрочем, и все наше существование...

Настоящая литература делается на тех пределах, где слово напряжено до последнего изгиба... Господи, о чем говорить, когда мат почти узаконился в литературе. При виде мата на странице — больно глазам, само это отвратительное начертание сразу ломает механизм чтения. Надо начинать предложение сначала. А все потому, что для мата в мировых грамматиках нет алфавита. Кирилл и Мефодий не составили для него ни одной буквы. Мат может употребляться только устно, в единичной ситуации, где он точен и может быть даже необходим. В устной и единственной! Без тиража. Начертанный, он отрицает алфавит, веру, дух народа.

Мы прошли количественный путь, сейчас пришла эпоха качественная, преображающая, слома самого себя, взгляда на себя с такой неожиданной, утруждающей себя стороны — это вопрос, стоящий перед миром. Мир трусит, что ему куда-то надо идти. Все, чем мир сейчас живет — это попытка к бегству.

История присмирела, истощилась. История, как движение больших пластов, сдвигов мировых пространств, наконец, улеглась — континенты, государства, страны, религии — все нашли, наконец, свое место, и всем стало скучновато. Грядет такой сдвиг духовной геологии, который просто отменит половину человечества. Поэтому и расцвел сейчас терроризм — трусливые собачьи наскоки на историю, иллюзия истории и смысла.

Это мы "развязали руки" терроризму, распустив Советский Союз, который один держал мир своей властью и силой, не позволяя хамству вылезти из подворотни. Как только СССР "закрыли" — началась тотальная подмена истории, жадное желание всем народам существовать в самостоятельной истории, а за отсутствием исторических событий возникли "собачьи выходки".

Пастернак в "Докторе Живаго" великолепно написал о том, что с рождения Христа кончилась дурная, прогрессивная история, Христос отменил ее, Он внес совершенно новую систему координат. Видеть и сознавать это трудно. Оттого вся наша история, все хитрости современной литературы, весь постмодернизм, вся постистория, вся пострелигия — это цветник, сад трусости, разросшийся на полмира, чтобы только уклониться от истинного своего бытия.

Некоторые говорят, что это преддверие Апокалипсиса, жадно пугая друг друга. Но мы забываем, что Апокалипсис — книга не только страшная, но и радостная. Мы каждый день говорим: "Да приидет царствие Твое...". По молитве ждем этого прихода, а про себя все время повторяем: "Господи, пронеси!" Как блаженный Августин, когда был молод, молился: "Господи, даруй мне целомудрие, чистоту, ясность, высокую духовность.., но попозже, Господи, попозже". Вот и человечество, как блаженный Августин, хочет еще пожить, словно оно еще и не жило, не понимая, что это не жизнь.

Каждый день прекрасен и бесконечен, он дан тебе, ты можешь, обойдя Вселенную, сделать тысячи дел, одно прекраснее другого, или низости, одна гаже другой. Перед тобой выбор! Божий сад не там, где ключи от небесных врат, а здесь же, и преображенное человечество населит эту землю, и, как во "Сне смешного человека", увидит, что, оказывается, оно было в этом раю, оно его видело! Но не в государстве, даже не в симфонии с Церковью, а в верующем сердце. "Стяжи дух мирен, и вокруг спасутся тысячи" — ведь это сказано преподобным Серафимом так просто и для каждого из нас. Пусть расцветет верой твое лицо, и люди по его свету без слов поймут твою правду и силу.

Посмотри в окно, на русскую природу, пойми, что Царствие Небесное рядом, убереги его в своем сердце, и тогда твой день и твое слово наполнятся смыслом, и вся Вселенная обретет настоящие границы, в которых, в небесном смысле, и существует.

Бог своего замысла о России не оставил, и все по-прежнему дивно верны слова, сказанные когда-то чутким Р. М. Рильке: "Все государства граничат друг с другом, и только Россия граничит с Богом".

Эта граница пока, слава Богу, не затоптана.


(обратно)

Оглавление

  • НАРОД БЕЗМОЛВСТВУЕТ
  • ОБРАЩЕНИЕ К ПОЛИТИЧЕСКИМ ПАРТИЯМ РОССИИ
  • ПЕРЕВОРОТ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО
  • В "СЕМЬЕ" НЕ БЕЗ УРОНА...
  • НОВЫЕ КОНТУРЫ ИЛИ ХИМЕРА?
  • "ТРЕТЬЯ ЧЕЧЕНСКАЯ"
  • УТЮГИ ЗА ПИРОГАМИ, САПОГИ ЗА УТЮГАМИ...
  • СЛАГАЕМЫЕ ПРОТЕСТА
  • КОНСЕРВАТОР ИЗ УСТЬ-ТАРАКАНИ Есть версия: стальные короли США намерены удушить нашу металлургию руками новых лидеров Консервативной партии России
  • О СТАЛЬЕВИЧЕ
  • ДИАЛОГ С ГЛУХИМИ Власть и либеральная общественность в свете "Российского Форума—2003" в Нижнем Новгороде
  • БУНТАРИ СИБИРСКИЕ
  • В ЭТИ ИГРЫ НЕ ИГРАЮ!..
  • ПОМИДОРЫ И БОМБЫ
  • ЧЕЙ БЫЛ ПРАЗДНИК?
  • КРАСНЫЙ АВАНГАРД
  • ГОСПОДА КОМСОМОЛЬЦЫ
  • И ПОСЛЕДНИЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ СЦЕНАРИИ XXI ВЕКА И ПЕРСПЕКТИВЫ РОССИИ
  • ВЕРТОЛЕТ
  • СМЕРТЕЛЬНАЯ УДАВКА - 2 РОССИЯ — В КОЛЬЦЕ НАТОВСКИХ БАЗ
  • ВИОЛЕТТА-ВИТА-ЖИЗНЬ
  • АПОСТРОФ
  • МОЙ ВЫБОР