Мифы русского народа (fb2)

Мифы русского народа (илл. Цыганков) (сост. Науменко)   (скачать) - Народные сказки - Русский фольклор

Георгий Науменко
Мифы русского народа

© Текст. Г. М. Науменко, 2014

© Илл. И. А. Цыганков, 2014

© Состав., оформление. ООО Издательство «Родничок», 2014

© ООО «Издательство АСТ», 2014


Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.


© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

* * *


Кот Баюн

Наделён чудесным, завораживающим голосом, слышным за семь вёрст. Как замурлыкает, так напускает, на кого захочет, заколдованный сон. Видения во сне не отличаются от обычных переживаний, и всё происходит словно в реальной жизни.

Смеркается. На улице становится темно и пустынно. По городу идёт Кот Баюн. На хвосте у него два узелка висят. На спине два котёнка сидят.

Подходит он к дому, отворяет окно и подаёт котёнка. Девочка увидала, обрадовалась и говорит:

– Какой котёнок хорошенький, пригоженький! Возьму его себе!

Забрала девочка котёнка, легла спать. Кот Баюн доволен. Развязал один узелок, выпустил сон и дрёму на волю и мурлыкает:

– Мурр-мурр-мурр, усни! Мурр-мурр-мурр, усни!

Девочку сладкий сон стал одолевать. Дрёма на глаза накатилась. И видится ей, что она белочка с золотым орешком, с ветки на ветку прыгает. Чудится, что она рыбка – серебряная спинка, по морю-океану плывёт и корабли обгоняет. Снится, что она жаворонок, над полем летает, песенки распевает и солнышко крылышками достаёт.



Идёт дальше Кот Баюн. Отворяет в другом доме окно. Подаёт котёнка. Мальчик увидал и говорит:

– Не люблю котят! Мучить буду рад!

Кот Баюн не дал ему котёнка. Мальчик лёг спать. Кот Баюн недоволен, напустил сон-угомон, мурлыкает:

– Мурр-мурр, усни! Мурр-мурр, усни!

Мальчика сон стал одолевать, Угомон глаза закрывать. Видится мальчику, что он заяц и за ним волк гонится, вот-вот зубами схватит. Заяц споткнулся, через голову перевернулся, в голубя превратился и в небо полетел. Увидал голубя коршун, за ним погнался, так и хочет когтями вцепиться. Голубь в воду нырнул и превратился в карася. И в море поплыл. Увидала карася щука, пасть открыла, острые зубы показала, за ним погналась. Не хочется карасю от щуки смерть принимать. Выбросился он на берег и прямо к рыбаку в горшок попал. Рыбак увидал рыбу, поставил горшок на огонь и говорит:

– Славная уха будет!

Страшно и жутко стало мальчику, и он закричал:

– Спасите! Я пропал!

И тут проснулся, глаза открыл. Кот Баюн затворил окно и пошёл по городу дальше.


(обратно)


Домовой

В восточнославянской мифологии дух дома. Живёт на чердаке возле трубы, в углу за печью или под печным порогом. Досаждает людям воем, писком, шумом по ночам. Творит мелкие пакости: бросает и бьёт горшки, стучит вьюшкой, кидается из подпола луковицами, с печи шубами и подушками – от скуки забавляется. Пересчитывает скотину в хлеву, но считать умеет только до трёх.

* * *

Было это давным-давно, на зимние святки. Собрались как-то в крещенский вечер к одной девушке подружки – о женихе гадать. Стали они через дом башмачки бросать, кому что сбудется – не минуется загадывать.

Побросали башмачки и пошли смотреть, в какую сторону носок башмака указывает: в сторону родного дома – в девках сидеть, в сторону чужого – замуж идти. Все подружки нашли свои башмачки, а одна девушка не нашла. Искала она, искала, ходила вокруг дома, ходила. Потом поглядела на небо и спрашивает:

– Месяц – золотые рога, скажи: не видал ли ты моего башмачка?

Месяц отвечает:

– Меня чёрная туча закрыла, я не видал!

Подошла девушка к воротам и спрашивает:

– Ворота – дубовые верейки, не видали ли вы моего башмачка?

А ворота скрипят:

– Нас снег запорошил, мы не видали!

Спрашивает она у печной трубы:

– Печная труба, ты высоко торчишь, далеко глядишь, не видала ли ты моего башмачка?

– Из меня дым повалил и меня закрыл, – отвечает печная труба, – я не видала!

Пришла девушка в дом. Вдруг голос из-за печки говорит:

– Девушка, девушка, я твой суженый-ряженый! Выходи за меня замуж.

Испугалась девушка, а деваться-то некуда. Вот она спрашивает:

– А ты кто такой?

– Я домовой.

– А ты молодой?

– Я молодой домовой, мне всего тыща лет.

– Нет, не пойду я за такого старика замуж!

Тут из-за печки полетел её башмачок и на пол упал. Поняла девушка, кто его подобрал и унёс – домовой озорничал.

* * *

Сидит мальчик дома один. Стал скучать. Думает: «С кем бы мне поиграть?» Вдруг слышит, за печной трубой кто-то стучит и гремит. Понял, что там домовой сидит. Поставил мальчик на полку водицы кружку и зовёт:

– Домовой, домовой,
Что сидишь ты за трубой?
Выйди на минуточку,
Поиграй со мной в игрушечку,
Дам тебе за это воды кружечку!

Не выходит домовой. Всё стучит, гремит за печной трубой. Положил мальчик на полку луковичку и опять зовёт:

– Домовой, домовой,
Что сидишь ты за трубой?
Выйди на минуточку,
Поиграй со мной в игрушечку,
Дам тебе за это луковичку!

Не выходит домовой. Всё стучит, гремит за печной трубой. Положил мальчик на полку булочку и снова зовёт:

– Домовой, домовой,
Что сидишь ты за трубой?
Выйди на минуточку,
Поиграй со мной в игрушечку,
Дам тебе за это булочку!

Скрипнула на полу половица. Мальчик обернулся – никого нет. Потом посмотрел на полку. Вдруг косматая, костоватая рука хвать с полки булочку и исчезла в одну секундочку.

Пришли в избу старик со старухой. Мальчик говорит:

– Бабушка, дедушка, я домового видал! Он с полки булочку взял, а со мной не поиграл!

Они ему говорят:

– Домового нет! А булку кот съел или мыши в норку утащили.

Не поверили мальчику старик и старуха.

Наступила ночь. Улеглись все в доме спать: мальчик – на кровать, старуха – на печку, старик – на полати. Стоит в избе тишина, только в щели сверчок поёт, в норке мышка скребётся, а под лавкой кот во сне мурлычет.


Вдруг заскрипела дверь. Входит в избу тётка Лихорадка. Идёт к кроватке. Вышел из тёмного угла ей навстречу домовой. Грозно машет косматой, костоватой рукой. Спрашивает:

– Ты зачем пришла?



Тётка Лихорадка отвечает:

– Иду к мальчику. Почешу ему пятку, напущу лихоманку.

– Что же с мальчиком будет?

– В лихоманке начнёт его трясти трясовица, знобить знобуха, ломать ломотуха, жаром изводить горячка, заберёт силы гнетуха, изведёт трепуха. Долго ему не жить.

Разозлился домовой, толкает тётку Лихорадку рукой:

– Не смей мальчика обижать! Он меня угощал булкой и звал к себе поиграть с игрушкой.

Не уходит тётка Лихорадка. Принялся домовой её за косы трепать, из печки золу брать и в глаза бросать. Испугалась тётка Лихорадка. Бросилась из избы убегать. Ушла в другое место. О драчуне-домовом не забыла, больше в избу не приходила.



Лесовик

Рачительный хозяин леса. Ему понятны речи птиц и животных. От них он узнаёт, что происходит в его владениях. Он главный над грибами. Ведает о замыслах человека, пришедшего в лес.

* * *

Собирает мальчик в лесу грибы – большие в корзинку кладёт, а маленькие башмаками мнёт. Увидал старик Лесовик грибника, рассердился. Напустил на него болотный туман. Мальчик сделался сморчком. Смотрит, вокруг него стоят опята-ребята, волнушки-старушки, груздички-мужички. Подходит гриб-боровик и спрашивает:

– Ты кто?

– Я – мальчик.

– Нет, ты сморчок! – говорит гриб-боровик. – Прячься скорей!

Сморчок побежал под куст. Навстречу колючий ёжик идёт. Увидал сморчка и говорит:

– Какой грибок хорошенький, пригоженький! Возьму себе на обед.

Бросил сморчок на спину, на иголки, и понёс в нору. Навстречу белка скачет-бежит. Увидала сморчок и говорит:

– Какой грибок хорошенький, пригоженький! Пригодится на зимние запасы-припасы.

Схватила у ёжика сморчок и на дерево прыгнула. Летит ворона. Увидала сморчок и говорит:

– Какой грибок хорошенький, пригоженький! Возьму его, в гнездо отнесу.

Ворона стала по веткам скакать, у белки сморчок отбирать. А белка от вороны убегать. Не удержала сморчок, уронила. Упал он на медвежью тропу. Идёт толстопятый медведь. Лапами траву к земле приминает, кусты ломает, кору с пней сдирает. Вот-вот на гриб наступит. Сморчок испугался, в сторону бросался. Прыгнул в яму и закричал:

– Ма-ма!

Болотный туман рассеялся, и сморчок превратился в мальчика.

* * *

В чёрном-чёрном лесу, под высокой сосной сидит Лесовик, кафтан лыком зашивает, заплатки мхом кладёт. Прилетел воробей.

Лесовик спрашивает:

– Воробей, воробей, что ты видал?

– Чив-чив! Мужик на телеге в лес за дровами приехал.

– Не к добру приехал! Дерево упадёт и лошадь убьёт.

Прилетела ворона. Лесовик спрашивает:

– Ворона, ворона, что ты видала?

– Карр-карр! Охотник с собакой в лес пришёл.

– Не к добру пришёл! Медведь собаку задерёт.

Прилетела кукушка. Лесовик спрашивает:

– Кукушка, кукушка, что ты видала?

– Ку-ку, ку-ку! Девочка с лукошком собирать морошку на болото пришла.

– Не к добру пришла! Болотник девочку в топь-трясину утащит.

– Ку-ку, ку-ку! А я девочке много лет накуковала.

– Ну, рябая! Ни о чём не ведаешь, а кукуешь! Придётся девочку выручать.

Пришёл Лесовик к болоту. Ногами по мху затопал, руками по воде заплескал-захлопал. И кричит:

– Болотник, Болотник, не трогай девочку! Ей кукушка много лет накуковала!

Болотнику не хочется от добычи отказываться. Высунул он зелёную бороду из воды и говорит:

– А ну, коряжина-моряжина! Утопи Лесовика!

Выскочила коряжина-моряжина из болота. Вокруг Лесовика закружила, за бороду схватила и в воду потащила. Лесовик головой завертел, страшным голосом загудел. Дятлы услыхали, из леса прилетали. Принялись коряжину-моряжину длинными носами долбить. Всю по щепочкам расклевали, по земле разбросали. Лесовик схватил Болотника за зелёные волосы и на берег из воды вытащил. Болотник испугался, просит:

– Отпусти в болото! Не трону я девочку!

Лесовик отпустил Болотника. А девочка собрала у болота морошки полное лукошко и домой пошла.



Идолище

Былинный и сказочный разбойник-великан, который сжирает зараз по целому быку жареному, выпивает по котлу мёду, а котёл так велик, что его с трудом подымают двадцать человек. Несмотря на свою силу и умение показывать волшебство, идолище, как и прочие супостаты земли Русской, в конце концов был побеждён.

* * *

Жил парень в одном селении, умел кудесить, был ловок и смел. Звали его Ивашка. Однажды появился в тех краях Идолище. Вызывает на бой поединщика. Грозится народ полонить, а дома по брёвнышку раскатить и огнём спалить. Собрался народ на сход. Поговорили, а потом порешили послать поединщиком Ивашку.

Парень взял лук, топор и отправился в дорогу. Пробрался через густой чёрный лес и оказался в чистом поле, на широком раздолье. Вдруг видит, едет навстречу Идолище, кричит:

– Не ты ли, земная букашка, со мной биться явился?! Берегись!

Идолище взялся кудесничать, показывать своё волшебство. Голова у него сделалась с курган, рот – с горный распадок[1], глаза – словно два котла, уши – как два широких рукава. Рысит под ним быстроногий белый конь, из носа дым валит, между ушами козёл и баран, бодаясь, резвятся; на шее хорёк и горностай, взапуски бегая, шалят, на хребте перед седлом костёр разведён. Над костром котелок подвешен, в котелке вода кипит. На крестце растёт большой кедр, на кедре семьдесят разных птиц гнездятся, поют и порхают дивные птицы. На хвосте рысь с медведем борются. С задних ног огненная лава стекает, с передних ног ключи бьют, а в студёных ключах рыбы диковинные играют. Идолище, не слезая с коня, удит жирную рыбу, варит в котле и ест.

Ивашка принялся кудесничать. Вытащил топор. Ударил им о бел-горюч камень, высек искры. Огненными языками они засверкали, разлетелись по ратному полю. Вздрогнул конь величиной с гору, испугался, изогнулся, сбросил с себя Идолище и умчался прочь.

Ивашка взял в руки лук, прочёл заклинание и говорит:

– Если суждено мне умереть, то лети, стрела, без цели и пропади без вести; а если достоин я лучшей доли, то пробей насквозь широкую грудь Идолища, сделай рану величиной с дверь, чтобы через неё видно было как днём. Вырви вражье сердце, унеси за три холма и брось под ноги пёстрой сороке!

С этими словами парень снял с плеча лук и выстрелил.

Пропела, просвистела стрела и прошибла Идолищу грудь так, что сквозь рану солнечный свет хлынул. Пошатнулся Идолище, но удержался на ногах. Заткнул рану спереди камнем величиной с жеребёнка, а сзади – камнем величиной с барана. Загладил края раны большим пальцем и стал как прежде.

Идолище разъярился, заскрежетал длинными зубами, засверкал жёлтыми глазами. Поднял над головой каменную булаву, на парня замахнулся.

Ивашка увернулся. Идолище промахнулся, булаву о землю разбил. Ивашка укрылся в лесу.

Идолище принялся с корнями деревья выворачивать. Взвился на месте поединка от земли до неба ярко-красный столб пыли. Заплутали в нём птицы, лишённые гнёзд; звери потеряли своих детёнышей; люди сбились с пути, не находя своих жилищ.



Принялось чудище грозить:

– Если ты, вредная букашка, отсюда не уберёшься, я сдую тебя с земли, и ты улетишь по воздуху на самое небо! Потом сброшу вниз, одно мокрое место от тебя останется!

Идолище стал дуть, полетели у него изо рта раскалённые угли. Ивашка думает: «Как победить непобедимого, одолеть неодолимого?» Укрылся за холм. Собрался с силами. Бросился туда, где слышал раскаты громового голоса Идолища. Увидел его и устрашился. Вид злодея испугал бы кого угодно: одна губа у него была на земле, а другая – на небесах; язык же его касался звёзд.

И не было человеку пути ни вперёд, ни в сторону – всё пространство перед ним занимала огромная пасть.

Тут только понял Ивашка, что за опасность ему угрожает. «Великан проглотит меня, – думал он, – всё равно что мошку».

Ивашка вспомнил слова стариков-мудрецов: «Только преодолев страх – можно победить». Ивашка не хотел отступать. Отчаяние добавило ему силы. Когда он взглянул на Идолище без страха, то понял, что это всего-навсего огромная пасть.

– Больше не будет этой страшной пасти! – воскликнул богатырь и топором рассёк Идолище на части.

Битва с тёмной силой закончилась победой Ивашки.


Банник

Дух крестьянской бани, живёт за каменкой – сложенной из камней банной печью – или под полком, на котором парятся. Наказывает тех, кто не оставляет ему кусочек мыла и воды, и в следующее посещение бани плескает на провинившегося кипятком.

* * *

Однажды увидел бесёнок Потанька, как люди ходят париться в баньку. Надумал попробовать. Забрался Потанька ночью в баньку. Попарился – понравилось, да после мытья оставил в печурке две тлеющие чурки. Напустил Потанька чаду да дыму в баньке.

Вылез из подпола Банник. Увидал в своей баньке непорядок. Разозлился и говорит:

– Проучу я тебя, Потанька! Будешь знать, как чудить в моей баньке!

Собрался опять Потанька попариться в баньке.

Пошёл за веником в лес. Ищет ветвистую, пушистую берёзу.

Нашёл и принялся ветки ломать, веник вязать. Берёза говорит:

– Берегись, Потанька! Не ходи ночью в баньку. Банник на тебя сердит, будет вредить!

Не послушался берёзу Потанька, пошёл с веником в баньку.

По дороге с липы надрал лыко, сделал мочалку. Липа говорит:

– Берегись, Потанька! Не ходи ночью в баньку. Банник на тебя сердит, будет вредить!

Не послушался липу Потанька, пошёл с веником и мочалкой в баньку. По дороге зачерпнул себе из ручья воды в лоханку. Ручей говорит:

– Берегись, Потанька! Не ходи ночью в баньку. Банник на тебя сердит, будет вредить!

Не послушался ручья Потанька, пришёл с веником, с мочалкой и водой в баньку. Принялся Потанька разогревать каменку в баньке. Тазом гремит, веником шуршит, мочалкой скрипит. Услышал Банник. Из подпола вылез, трясунцы-пуганцы вынес, из рукава вытряс. В тёмный угол Банник встал, на Потаньку злыми глазами засверкал.



Потанька париться стал, поддал в каменке жар да пар. Веник в пару помотал. Хвать – а с него дождь льёт, взглянул – а он весь в сосульках стал. Потанька говорит:

– Банник, Банник! Верни в каменку жар да пар!

Полез Потанька на полок в тазик с кипятком. А он покрылся весь льдом. Потанька говорит:

– Банник, Банник! Верни кипяток в тазик!

Бросился Потанька за мочалкой, а она примёрзла к лоханке. Потанька говорит:

– Банник, Банник! Отморозь мочалку от лоханки! Не мешай париться в баньке!

Вдруг в тёмном углу Банник зашевелился, через голову перевалился, страшным голосом закричал на всю баньку. Испугался Потанька, глаза закрыл. Принялся Банник страхи напускать.

Потанька открыл глаза. Видит, он сидит в тазу и плывёт по воде – по кипятку. На пути огромная варёная щука встаёт. Открывает рот шире ворот. Потанька к ней в пасть плывёт. Щука кричит: «Схвачу! Проглочу!» Потанька глаза закрыл и щуке в рот проскочил.

Потанька открыл глаза и видит вокруг небеса. По воздуху он на берёзовом венике летит. А над ним мочальная туча висит. Громом грохочет, сосульками убить хочет. Потанька испугался, руками от мочальной тучи закрывался.

Потанька с веника свалился и под землю в пекло провалился. Видит, сидит он на калёных кирпичах, на горячих углях. Вокруг смола кипит в котлах. Под руки его кочерга с ухватом берут и париться в котёл с кипящей смолой ведут. Потанька вырывался, в сторону бросался. Упал в лоханку и вывалился в дверь из баньки.

Очнулся Потанька за дверями в лоханке. «Дай, – думает, – погляжу, кто меня пугал в баньке». Заглянул в банное окошко. Глядит из баньки на него рожа – ни на кого не похожа: с клыкастым ртом и длинным носищем, на голове волосищи до землищи, а на руках когтищи. Перепугался Потанька, больше не ходил по ночам париться в баньку.



Леший

Мифологический образ духа леса, хозяина лесной чащи, и обитающих в ней зверей. Он изменяет свой рост – способен стать высоким, как деревья, или низким, как трава, и укрываться под опавшими листьями. Может пугать людей своим смехом и сбивать путников с пути.

* * *

Одна девочка дома играла в куклы. Потом бросила их, выглянула в окно. Видит, на улице ходит кошечка – золотые серёжечки. Понравилась она девочке. Надумала её поймать, домой взять. Побежала на улицу. Только хочет её в руки взять, а кошечка – золотые серёжечки стала убегать. Не может её девочка поймать. В лес за ней прибежала, на руки хватала. Поглядела, а это она тень от болотной крысы поймала.

Вдруг выходит из кустов Леший со страшной рожей, на чёрта похожий, одет в толстую рогожу. Посадил девочку в мешок и к себе домой поволок. Девочка стала у Лешего жить. Он велел ей за маленьким лешачонком следить. В люльке он лежит. Если его не качать, он всё время кричит.

Вот девочка рядом сидит, качает, люлька скрипит, лешачонок спит.

Прожила девочка у Лешего целое лето. И ей надоело.

Надумала она Лешего обмануть, домой улизнуть. Говорит:

– Слушай, Леший! Отнеси в селение подарки для родителей, а то они будут меня искать, охотников с собаками в лес посылать.

Леший идти не хочет, да девочка просит. Согласился в селение идти. И говорит:

– Смотри, девочка, не убегай из моего дома! А то когтищем заколю и ногами затопчу!

Девочка приготовила мешок для подарков. Вырезала из тростниковой трубочки дудочку. Вставила в неё свою песенку. Принялась лешачонка укачивать:

– Усни, усни, глазок,
Усни, усни, другой.
Не услышь, не услышь, ушко,
Не услышь, не услышь, другое.

Усыпила девочка лешачонка. Вставила ему в рот дудочку.

Лешачонок лежит, сопит, а дудочка поёт: «Ту-ут! Ту-ут!..»

Забралась девочка в мешок. Сверху поставила орехов и грибов коробок.

Леший взвалил мешок с подарками для родителей на спину. Потащил в селение. Прошёл немного и думает: «Не убежала ли из дома девочка?» Вернулся к дому и кричит с порога:

– Девочка, ты тут?!

А дудочка поёт:

– Ту-ут, ту-ут, ту-ут…
Люлечка скрип, скрип,
Лешачонок спит, спит!

Успокоился Леший, пошёл дальше. По кусточкам идёт, по бугорочкам бредёт. Потом опять думает: «Не убежала ли девочка?»

Увидал сороку и говорит:

– Эй, сорока-стрекотуха, слетай ко мне под горушку в избушку. Узнай, дома ли девочка сидит.

Прилетела сорока под горушку в избушку. Стучит клювом в дверь и спрашивает:

– Девочка, ты тут?

А дудочка поёт:

– Ту-ут, ту-ут, ту-ут…
Люлечка скрип, скрип,
Лешачонок спит, спит!

Вернулась сорока к Лешему и рассказывает:

– Девочка в доме сидит, люлечка скрипит, лешачонок спит.

Успокоился Леший, пошёл дальше. По кусточкам идёт, по бугорочкам бредёт. Снова ему тревожная мысль покою не даёт: «Не убежала ли девочка?» Увидел волка и говорит:

– Эй, волк, облезлый хвост! Сбегай под горушку в мою избушку. Узнай, дома ли девочка сидит.

Прибежал волк под горушку в избушку. Скребётся в дверь. Спрашивает:

– Девочка, ты тут?

А дудочка поёт:

– Ту-ут, ту-ут, ту-ут…
Люлечка скрип, скрип,
Лешачонок спит, спит!

Вернулся волк к Лешему и рассказывает:

– Девочка в доме сидит, люлечка скрипит, лешачонок спит.

Леший пошёл дальше. Выбрался из глухой чащи. Из леса к селению пришёл. Сел на бугорок. Думает: «Дай-ка посмотрю, что за подарки несу?» Полез в мешок. А девочка говорит:

– Высоко сижу,
Далеко гляжу.
Охотники идут,
Ружья несут,
С ними собаки,
Хотят драки.

Услышал Леший про охотников и собак, испугался, растерялся, бросил мешок. Побежал в лесную чащу без оглядки, во все лопатки. Вылезла девочка из мешка, коробок с орехами и грибами взяла и домой пошла.

* * *

Пришёл охотник в лес. Да лес словно вымер весь. Ни зверя, ни птицы охотник не встретил. Весь день ходил, ничего не добыл. Солнце за лес спряталось. Стало темно. До дома идти далеко. Решил охотник в лесу ночевать. Увидел на дереве большое дупло. Забрался в него.

Охотник сидит, из дупла глядит. Вдруг видит, на пеньке сидит дед, как лунь сед. Охотник думает: «Сколько же ему лет?» А тот, словно его мысль угадал, говорит:

– Мне тысяча лет!

Понял охотник: сидит на пеньке не дед, а Леший из леса.

Стал месяц за тучу прятаться. Леший из лыка плеть плетёт. А то остановится, поглядит на небо и приговаривает:

– Месяц – золотые рожки,
Выйди на дорожку,
Посвети немножко.
Я лыко беру
И плеть плету.

Выглянул месяц из-за тучи. Осветил землю. Идёт мимо Кикимора, спрашивает:

– Что, братец, делаешь?

Леший отвечает:

– Плету плеть, чтоб охотника сечь. Плётка охотника коснётся, и он волком обернётся.

Леший сплёл плеть. Встал на копыта. Идёт мимо Шишига, спрашивает:

– Что, братец, делаешь?

Леший отвечает:

– Чую человеческий дух. Буду искать вокруг.

Леший взялся обнюхивать вокруг землю. Испугался охотник, выбрался из дупла, побежал со всех ног из леса. За ним Леший бежит, копытами стучит, плетью о землю хлещет.

Охотник добежал до опушки. Устал. Сел на пенёк отдохнуть. Пенёк зашевелился, охотник с него свалился. Ухватился за него сучок и держит за ремешок. А Леший близко, вот-вот копытами забьёт, плетью засечёт. Вырвался охотник. Встал. Еловая ветка курок зацепила. Ружьё выстрелило. Пуля в ель попала. Полетели с веток шишки да иголки. Лешему еловые шишки тумаков наколотили, иголки глаза засорили, ветки посекли и побили. Испугался Леший, убрался в свой чёрный лес побитый весь. А охотник выбрался на дорогу и домой пошёл.

* * *

Приехал мужик в лес за дровами. Вытащил из-за пояса топор и стал дерево рубить. Услышали стук Леший, Кикимора и Шишига. Леший говорит:

– Ну, мужик, берегись! В болото заведу, в трясине утоплю! Будешь знать, как в моём лесу хозяйничать!



Кикимора говорит:

– Ну, мужик, берегись! Лозиной обовью, хворостиной угощу! Будешь знать, как в моих владениях шуметь-греметь, топором звенеть!

А Шишига говорит:

– Ну, мужик, берегись! Под пенёк затопчу, колодой придавлю! Будешь знать, как моё добро разорять!

Леший к мужику крадётся. Прячется то за осиной, то за елиной. Мужик ударил топором по дереву. Щепка отлетела и Лешему в глаз попала. Выбила ему глаз. Завыл, закричал Леший, по кустам поскакал и в чащобу убежал.

Кикимора крадётся. Прячется – то в ямище, то в овражище. За спиной мужика встала. Вот-вот лозиной ухватит, хворостиной удавит. Мужик топором взмахнул и обухом Кикиморе в лоб попал. Страшным голосом Кикимора завыла, закричала и в болото убежала.

Шишига крадётся, прячется то за пеньком, то за кустом. Мужик ударил топором по стволу, ударил ещё, дерево закачалось и упало. Шишигу придавило.

Так Леший, Кикимора и Шишига не одолели мужика. Положил мужик дрова на воз и домой повёз.


Русалка

В Древней Руси мифологическое существо, часто в виде полуженщины-полурыбы, с длинными распущенными волосами. Русалок можно встретить во многих местах – в поле, у воды, на деревьях. Водяные красавицы аукаются между собой, пляшут, водят весёлые хороводы. По преданию, весной они плещутся в снеговых ручьях, играют и резвятся до тех пор, пока не сойдёт с рек и озёр лёд. В старину на Русалью неделю плели венки и оставляли их для русалок в лесу.

* * *

Жила одна девочка. Ранней весной собралась она идти в поле – собирать на проталинах прошлогоднюю бруснику. Только за порог ступила, рукавом дверь зацепила. И говорит:

– Дверь, дверь! Ты что меня держишь, не пускаешь, за рукав хватаешь?

Дверь отвечает:

– Берегись, девочка! Не прыгай в поле через ручей. В снеговых ручьях, в чистых ключах снежные русалки водятся.

Пошла девочка дальше. Только калитку отворила, рукавом плетень зацепила. И говорит:

– Плетень, плетень! Ты что меня держишь, не пускаешь, за рукав хватаешь?

Плетень отвечает:

– Берегись, девочка! Не прыгай в поле через ручей. В снеговых ручьях, в чистых ключах снежные русалки водятся.

Пошла девочка дальше. Идёт по дороге. На пути дерево стоит. Прутьём-витьём шумит, цепляет, идти мешает. Девочка говорит:

– Дерево, дерево! Ты что меня держишь, не пускаешь, ветками цепляешь?

А дерево отвечает:

– Девочка, берегись! Не прыгай в поле через ручей. В снеговых ручьях, в чистых ключах снежные русалки водятся.

Пошла девочка дальше. В поле пришла. Принялась на проталинах прошлогоднюю бруснику искать, рвать и в кувшинчик бросать. И видит: снеговой ручей протекает, а за ним видимо-невидимо брусники. Обрадовалась девочка. Побежала, через ручей перепрыгнула. И только ступила на другой берег, как вдруг схватила её холодная рука, обвила ледяная коса и держит. Обернулась девочка, посмотрела и ужаснулась. Держит её русалка – вся белая, как снег, с зелёными волосами, голубыми глазами. Испугалась девочка, кричит:

– Русалка! Не загуби, отпусти!



Выпустила её из холодных рук русалка. Приплыли к ней подружки. Принялись играть, резвиться. Выпрыгивают русалки из воды и снеговой порошей в воздухе рассыпаются, серебряными льдинками разлетаются. В воду падают и опять русалками становятся. Загляделась на них девочка, глаз оторвать не может. Куда снежные русалки по ручью плывут, туда и она идёт. Пришла за ними к реке. Одна русалка говорит:

– Девочку защекочем!

Другая говорит:

– Девочку утопим!

А третья говорит:

– В тине схороним!

Попрыгали русалки в реку. А на воде ещё крепкий лёд лежит. Стали русалки об лёд биться, выть и стонать, а к воде не могут пробиться. Солнце из-за облаков выглянуло. Принялось пригревать-припекать. Заплакали снежные русалки. Под жаркими лучами стали таять. Одни снеговые лужицы от них остались и ручейками в реку под лёд ушли.

Опомнилась тут девочка и скорей домой побежала.

* * *

Русалка на берегу сидит, хвост в речку опустила и зелёные волосы расчёсывает. Пришли дети купаться. Русалка говорит:

– Дети, дети, уходите! Это моё место. Кто будет купаться, того защекочу и на дно утащу!

Дети испугались и убежали.

Пришли на речку рыбаки рыбу ловить. Русалка говорит:

– Рыбаки, рыбаки, уходите! Это моё место. Кто будет рыбу ловить, того защекочу и на дно утащу!

Рыбаки испугались и ушли.

Прилетели лебеди и сели на воду. Русалка говорит:

– Лебеди, лебеди, улетайте! Это моё место. А то перья повыщиплю и на дно утащу!

Лебеди рассердились, вытянули шеи, зашипели. Схватили за зелёные волосы русалку и полетели. Понесли её над чёрными лесами, над высокими горами. Бросили в синее море и кричат:

– Тут места всем хватит!



Кикиморка

С виду она тонёшенька, малёшенька, голова с напёрсточек, а туловище не толще соломинки. Видит далеко по поднебесью, скорей того бегает по земле. Беспрестанно подпрыгивает на одном месте. В народе слывёт недобрым духом. Выходит ночью из болотного камыша, приходит в селение и своими причудами досаждает людям.

Был мальчик в доме один. Родители уехали в город. Велели они ему в огород ходить, грядки полоть и поливать. Вышел мальчик из дома, из ворот. Пришёл в огород. Принялся грядки полоть. Видит, кто-то на грядке побывал, горох рвал-щипал. Решил выследить вора.

Вечером мальчик пришёл в огород и спрятался. Наступила ночь. Стало темно и страшно. Загудел-завыл ветер. В лесу заухал филин. Вдруг огородное пугало говорит:

– Мальчик, берегись! По лесной тропе пробирается Кикиморка, ищет твой огород. За горохом идёт. Она тебя найдёт, защиплет, защекочет до смерти.



Не испугался мальчик. И не ушёл.

Огородная грядка говорит:

– Мальчик, берегись! Кикиморка выбралась из леса, идёт через поле. Ищет твой огород. За горохом идёт. Тебя найдёт, защиплет, защекочет до смерти.

Не послушался мальчик. Не ушёл домой.

Плетень говорит:

– Мальчик, берегись! Кикиморка пришла с поля, нашла твой огород.

Пришла Кикиморка в глухую полночь за горохом в огород. Увидала мальчика. Идёт к нему, хочет защипать, защекотать до смерти. Испугался мальчик, закрыл от страха глаза.

Яблоня говорит:

– Уходи, Кикиморка, в лес! Не нужна ты здесь! А то яблоками тебя забросаю, поколочу!

Шиповник говорит:

– Уходи, Кикиморка! А то ветками посеку, колючками заколю!

Горшок на плетне говорит:

– Уходи, Кикиморка! А то с плетня соскочу, тебе на голову упаду.

Кикиморка отвечает:

– Мальчика защекочу! Горох заберу!

Грядка взялась землёй в Кикиморку бросать. Глаза ей запорошила. Яблоня яблоками по спине ей наколотила.

На плетне горшок сушился. Соскочил он с плетня, на голову Кикиморки упал. Шиповник ей в бок колючки вонзил. Кикиморка испугалась, страшным голосом завопила-закричала. Перескочила через плетень и в лес убежала.

Больше не приходила в огород горох воровать.


Верлиока

В славянской мифологии человек-чудовище, обитающий в избушке в глухом лесу. Он разрушает всё вокруг себя и пленяет каждого встречного.

* * *

В лесу шумит, трещит – идёт Верлиока на одной ноге, в деревянном сапоге, костылём подпирается, страшно ухмыляется. На одном плече у него ворон сидит, на другом короб висит. Навстречу дети идут. Верлиока кричит:

– Вы зачем тут?

– Грибы собираем.

– Я в лесу хозяин! Не дам грибы собирать!

Верлиока затолкал детей в короб и пошёл дальше. Навстречу ему охотники.

Верлиока кричит:

– Вы зачем тут?

– Зайцев стреляем.

– Я в лесу хозяин! Не дам стрелять!

Верлиока затолкал охотников в короб и дальше пошёл. Навстречу идут пастухи.

Верлиока кричит:

– Вы зачем тут?

– Коров пасём.

– Я в лесу хозяин! Не дам коров пасти!

Верлиока затолкал пастухов в короб и дальше пошёл. В свою избушку пришёл. Навалил дров, разжёг огонь. Воду в котёл налил и на огонь поставил. Открыл короб и принялся считать:

– Этого и этого съем на завтрак, этого и этого – на обед…

Огонь сказал:

– Не буду дрова жечь!

Котёл сказал:

– Не буду воду греть!

Вода сказала:

– Не буду людей варить!

Верлиока разозлился. Стал деревянным сапогом огонь топтать, костылём котёл с водой пинать. Костыль сломался, деревянный сапог загорелся. Испугался Верлиока огня и прыгнул в котёл с водой. Котёл крышкой его прихлопнул, а кипяток сварил. Не стало Верлиоки.



Водяной

В славянской мифологии владыка вод. Считается покровителем рыбаков, которые приносят ему жертвы: как правило, часть пойманной рыбы. Может принимать различные образы: то крупной рыбы, то коряги, то показаться в виде старика, опутанного тиной, с большой бородой и зелёными усами. Гнев Водяного вызывает огромную бурю.

* * *

Взял мальчик удочку и отправился на речку ловить рыбу. Дедушка ему говорит:

– Придёшь на речку, задобри Водяного: брось ему в воду понюшку табаку и щепотку соли.

Мальчик не послушал дедушку. Пришёл на речку и не задобрил Водяного. Сел в лодку и отплыл от берега. Забросил удочку в воду и сидит ждёт, когда рыба клюнет. Вдруг из воды вылезла зелёная рука – коряжистая, шишковатистая. Схватилась рука за борт лодки и стала её раскачивать, вот-вот перевернёт. Мальчик ударил зелёную руку веслом. Рука исчезла, а из-под воды послышался голос:

– У-ух, бо-о-льно! У-ух, дово-о-ольно!

Поплавок задёргался. Мальчик подумал, что рыба клюнула. Вытащил удочку. А вместо рыбы на крючке старый башмак висит. Раскрыл он клыкастую пасть из гвоздей и стал лодку грызть. Прогрыз дыру. Хлынула вода, и лодка на дно пошла. Мальчик стал тонуть. На дне Водяной сидит и говорит:

– Пожаловали ко мне гости! Будут на жаркое кости!

Приползли раки. Хотят они драки. Говорят:

– Мальчика клешнями щипать будем!

Приплыли ерши. У них щетины что ножи. Говорят:

– Мальчика колоть будем!

Приплыл сом с длинным усом. Говорит:

– Мальчика усом повяжу, под корягу утащу!

Мальчик страшно испугался. Видит, карась плывёт, за ним большая щука гонится. Схватил он щуку за хвост. Щука вильнула хвостом и выбросила мальчика на берег. Так он жив остался.

* * *

Сидит мальчик с удочкой на берегу реки и ловит рыбу. Поймает маленькую рыбу – на землю бросает, среднюю – коту отдаёт, большую на крючок ждёт, а она не идёт. Рассердились в реке рыбы. Поплыли с жалобой к Водяному:

– Дедушка, дедушка, нас мальчик обижает! Одних рыб поймает – на землю бросает, а других – коту отдаёт…

Выслушал их Водяной. Подумал-подумал и решил прогнать рыбака. Снял он с крючка червячка и повесил старый башмак. Мальчик потянул удочку и вытащил из воды старый башмак. Вдруг из него вылезли: зубастая щука, колючий ёрш и с клешнями рак. Зубастая щука сказала:

– Укушу!

Колючий ёрш сказал:

– Уколю!

С клешнями рак сказал:

– Ущипну!



Зубастая щука укусила мальчика за палец. Колючий ёрш уколол мальчика в бок. С клешнями рак ущипнул мальчика за ногу. Мальчик страшно испугался. Удочку бросил и побежал. За ним старый башмак поскакал. Пасть разинул и грозит:

– Мальчик, берегись! Наскочу, проглочу!

Навстречу из леса идут семь волков. Мальчик ещё больше испугался, на дерево забрался и притаился. Волки говорят:

– Это что за напасть – зубастая пасть скачет?! Как бы нам в её пасть не попасть!

Стал старый башмак волков глотать. Шесть проглотил, седьмым подавился. К реке поскакал и в воду нырял – брюхо промывать. Водяной взял старый башмак и обратно на ногу надел.

Идут охотники. Слышат, кто-то на дереве пыхтит, листьями шуршит. Подумали – белка. Зарядили ружья, прицелились. Вдруг с дерева кто-то шлёпнулся на землю. Поглядели, а это мальчик. И живой.



Перун

Высшее божество в веровании Древней Руси. Грозный повелитель грома, молнии, дождя. Он повелевал ветрами и бурями, которые сопровождали грозу и неслись со всех четырёх сторон света. Владыка дождевых туч и земных водных источников, он победитель крылатых змеев. Побеждённые, они превращались в грозовые тучи.

* * *

Однажды бог Род отдал весь белый свет на земле Перуну и Святовиту. Известно, где два хозяина, там никогда порядка нет. Один посылает дождь, а другой – вёдро[2].

Плачут тучи, не знают, что делать, кого слушать. Пойдёт дождь – Святовит на них ругается:

– Что вы, мокрохвостки, делаете! Зачем мочите сено, люди же теперь косят!

– Нам, – отвечают тучи, – Перун приказал.

– Я вам покажу Перун! Перун работу начнёт, так завсегда гнилья разведёт!

Не унимается гром, молния так блещет, что в глазах темно становится. Такой дождь лить начинает, что не только низины, но и холмы затопляет.

Святовит ругает Перуна. А тот оправдывается:

– Столько развелось гнилой сушины, что надо её громом побить, молнией спалить и золу от сушины водой с земли смыть. Не то места под пашню не будет.

На другой год случилось то же, что и в прошлый. Зарядил изо дня в день дождь на землю. Святовит схватил метлу и принялся разгонять тучи по сторонам. Подмёл небо и давай сушить землю. Весь свет осветило ясное солнышко. Святовит доволен, сел под дерево в тень, да так устал, что сразу и задремал, а про землю забыл.

Вот уже подходит время сеять рожь, а земля сухая, как горячая зола, – опять горесть-напасть! Беда, что нет дождя. Тут уж Перун начинает Святовита бранить.



Не смотрят друг на друга Перун и Святовит, сердятся, боятся даже взглядом встретиться.

Вот однажды вздумали они походить по земле, поспрашивать людей, кого те больше любят – Перуна или Святовита. Идут рядом и спорят: Святовит говорит, что его больше любят люди, а Перун говорит, что его.

Видят они, человек сеет рожь. Спрашивают:

– Скажи, добрый человек, кого вы больше любите – Перуна или Святовита?

Мужик снял с плеча севалку, поставил её на землю, почесал затылок:

– Перун и Святовит добрые да милостивые, мы их и любим.

– А кого больше?

– Пожалуй, Святовита!

Перун разозлился и говорит Святовиту:

– Спалю за это мужику ниву, ничего не уродит.

– А я намочу и пошлю урожай, – говорит Святовит.

– Коли так, я сделаю вот что: кто первый попробует с этой нивы лепёшку – подавится.

Ухмыльнулся Святовит. Пошли они дальше. Выдалось в тот год на редкость доброе лето: днём солнышко, а ночью тёплая роса или небольшой дождик. Растёт всё как на дрожжах. Уродилась рожь по пояс. Набил мужик снопами гумно. Намолотил зерна, намолол. Напекла хозяйка свежих лепёшек.

В ту пору приходят в деревню Перун со Святовитом. Заночевали у этого мужика. Перун его не узнал. Сели они ужинать. Хозяин говорит:

– Слава тебе, батюшка Род, – уродилась нынче рожь, хватит хлеба на весь год! Попробуйте, дорогие гости, свежих лепёшек.

Перун в тот день здорово проголодался. Взял лепёшку, принялся есть и тут же подавился. Он и туда, и сюда, и водою запивать, и кулаком его били в грудь и в спину – хоть бы что. Догадался он, что это про́клятые им лепёшки. Давай просить прощения у мужика и Святовита. Насилу в себя пришёл. И говорит:

– Буду посылать дождь, когда люди просят, а не когда люди косят!



Жар-птица

В восточнославянской мифологии чудесная птица. Живёт в тридесятом царстве в райском саду. Когда поёт – из клюва скатный жемчуг сыплется. Одному перу её «цена ни мало ни много – побольше целого царства». Кто им овладеет, тому великое счастье выпадет. За ним отправляются один за другим в неизведанный путь сказочные добрые молодцы.

Прилетела в поле Жар-птица, села на берёзу и принялась хвалиться:

– Я Жар-птица, рода царского, из сада райского! Не чета тебе, дереву!

А ей белая берёза отвечает:

– Я простого рода. Мой батюшка – ясен месяц, он ночью мне светит. Моя матушка – красное солнце, оно летом меня греет. Мой брат – соловей в лесу, он песни мне распевает. Моя сестра – ранняя заря, она росой меня питает.

А Жар-птица опять хвалится:

– Мои перья золотыми лучами сияют.

А берёза ей:

– Моей лучиной избу освещают.

– Я вся огнём пылаю.

– А я из печи жаром всех согреваю.

– Мои перья царские одежды украшают.

– А я в лапти всех обуваю, коробами и лукошками наделяю.



– Мои яйца на царские столы подают.

– Мой сок берут и пьют.

– Я хвост веером распускаю.

– Моим дёгтем в тележных колёсах скрип унимают.

– Я Жар-птица! Моей красотой весь свет дивится!

– А вокруг меня, белой берёзы, на Семик-Троицу девушки хоровод ведут, венки вьют, меня в песнях восхваляют, красавицей называют.

Нечем стало Жар-птице больше хвалиться. Вспорхнула она и улетела. Вернулась в сады царские, на деревья райские – за тридевять земель. Только в сказках о ней и вспоминают.



Масленица

В славянской мифологии персонаж, воплощающий плодородие земли и вместе с тем зиму. Масленицей называли также чучело из соломы, обряженное в женское платье, иногда с блином. В народных песнях и сказках о ней говорят не только как о предвесеннем празднике, но и как о живом существе.

* * *

Жили-были старик и старуха. Понравилось им на Масленой неделе гулять да веселиться, пирогами и блинами объедаться, лакомиться. Не хочется поститься. Надумали они свою Масленицу сделать и ещё недельку – другую попировать.

Вот старик из соломы Масленицу сделал, лапти ей на ноги сплёл. Старуха её в рогожку обрядила, заплела косу длинную, триаршинную из пакли да кудели, платок на голову повязала. Масленица получилась тоненькая, высоконькая, голова с лукошко, глаза – что плошки, нос картошкой. Радуются старик и старуха.

Посадили они Масленицу за стол. Старик говорит:

– Масленица-пожируха, пустое брюхо, съешь блинок!

И старуха говорит:

– Масленица-пожируха, пустое брюхо, съешь пирожок!

Вдруг Масленица ожила, зашевелилась, открыла рот, взяла и поглотала все блины и пироги со стола. На старика и старуху поглядывает, руки к ним протягивает. Испугались старик и старуха: старик в погреб забрался, а старуха на чердак.

Ходит Масленица-пожируха, пустое брюхо по избе, ищет, чем попотчеваться: щи повыхлебала, масло полизала, сало пожевала. Кошку поймала, хотела съесть, да кошка вырвалась и убежала в клеть. Видит, в печи каша в чугуне преет. Полезла Масленица в печь и в огонь рукавом попала. Пыхнула солома и сгорела.

Вернулись старик и старуха, поглядели, а у печи лишь горсточка угольков лежит. Не стало Масленицы. Обрадовались старик и старуха: хоть и без блинов и пирогов оказались, да живы остались.



Житный дед

Дух, охраняющий хлебные поля. В отличие от прочей нежити, любимое его время – полдень. Тогда можно увидать этого маленького старичка с телом чёрным, как земля, с разноцветными глазами, с волосами и бородою из колосьев и травы. С начала жнива для него нелёгкая пора: приходится бегать от серпа да прятаться в недожатых полосках. В последнем снопе – последний его приют.

Жил-был житный дед в поле. Сам с колосок, голова с колобок, зелёная борода в три аршина, на голове соломенная щетина. Сидит житный дед на меже, дивится своей бороде: «Ай да борода – вся василёчками повита!» Вдруг видит, прибежал хомяк. Ртом смяк-смяк. Набрал он зерна в поле, заложил за щёки. Отвисли они до земли. Рассердился житный дед, затопал ногами, замахал руками, затряс бородой, закачал головой и кричит:

– Берегись, хомяк! Не воруй жита! А то будет твоя спина соломинкой бита!

Хомяк испугался, за кочку бросался.

Житный дед ждёт, когда хомяк зерно вернёт. А хомяк не отдаёт. Житный дед удивился, рассердился, затопал ногами, замахал руками, затряс бородой, закачал головой и кричит:

– Не отдашь, хомяк, жита – будет твоя спина бита!



Ещё больше испугался хомяк. Не знает, что делать.

Житный дед удивился, что хомяк молчит. Ещё больше рассердился, затопал ногами, замахал руками, затряс бородой, замахал головой и кричит:

– Отвечай, хомяк, зачем тебе жито?! А то будет спина бита!

Хомяк вышел из-за кочки. Принялся до земли кланяться. Начал оправдываться. Как только рот открыл, посыпалось из-за щёк зерно на землю. Не осталось во рту ни одного зёрнышка. Ушёл хомяк с житного поля без добычи.

Недолго поле дремало. Пришли жнеи, принялись жито жать. Загремело поле, от серпочков звон-перезвон. Золотые снопы всё поле облегли. Бегает житный дед по межам да бугоркам, прячется то за снопом, то за стожком. Потом забрался под кочку, потянулся, растянулся, на зелёную бороду положил голову и до нового лета уснул.



Балбешка

Выструганный из полена мальчик. Когда перестают с ним играть, он становится живым существом, а когда с ним начинают играть, обратно превращается в куклу-игрушку.

* * *

Жила одна девочка. Мать ей говорит:

– Доченька, сходи на двор, принеси поленьев и разожги в печи огонь.

Девочка пошла на двор, набрала из поленницы охапку поленьев. Принесла в дом. Разожгла в печи огонь. Все дрова сгорели, только одно полешко осталось лежать. Увидел его отец и выстругал из него игрушку – мальчика Балбешку.

Понравилась девочке игрушка. Сшила она мальчику из лоскутков штанишки и кафтанчик, на головку колпачок, из лыка сплела маленькие лапоточки. Обрядила всего. Играет она с Балбешкой, не расстаётся, везде с собой носит.

Однажды села девочка на скамейку во дворе. Принялась играть. Вдруг налетел сильный порывистый ветер, набежали чёрные тучи, хлынул дождь. Девочка в дом побежала. Балбешку оставила на скамейке.

Смыла вода Балбешку со скамейки на землю, подхватил дождевой поток и понёс со двора.

Попал Балбешка в ручей. Вынес быстрый ручей его в широкую реку. Плывёт Балбешка не зная куда. Вдруг видит, начинает его затягивать под водяное мельничное колесо. Ухватился он за лопасть. Подняло его мельничное колесо над водой и выбросило на берег.

Балбешка встал на ноги. Зашёл на мельницу. На полу человечьи кости разбросаны, черепа горой лежат. Стоит с мешком мельник-людоед и приговаривает:

Мели, жёрнов, кости,
Придут за мукой гости.
Водяные черти
Съедят муку на месте.

Схватил мельник-людоед Балбешку, хочет съесть. Укусил, сломал зуб и кричит:

– Ах ты, деревянный мальчишка! Толку от тебя нет, плохой из тебя обед! Под очаг тебя брошу, вместо дров сожгу.

Мельник-людоед посадил Балбешку под очаг. Жене-людоедке велит:

– Натаскай полный котёл воды.

Людоедка ушла за водой, а мельник-людоед отправился за мукой. Балбешка увидел мышей и просит:

– Мыши, принесите мне соломы, я сделаю лошадку и домой убегу.

Мыши побежали на двор, надёргали из копны сена соломинки и принесли. Балбешка сплёл соломенную лошадку. Сел на неё и поскакал.

Вернулся мельник-людоед. Видит, под очагом мальчика нет. Бросился в погоню. Бежит, земля дрожит, несётся, земля трясётся. Вот догоняет, догоняет. Засверкал глазами, высек искры. Попали они на соломенную лошадку, и она огнём полыхнула, сгорела. Мельник-людоед схватил Балбешку, принёс обратно в дом и под очаг посадил.

Людоедка притащила воду. Налила полный котёл. Мельник-людоед ей велит:

– Принеси из погреба мясо и в котёл брось.

Людоедка ушла за мясом, а мельник-людоед полез в клеть за солью. Сидит Балбешка под очагом, придумывает, как ему убежать. Видит, на полке свечи горят. Просит:

– Свечи, свечи, дайте мне воску, я сделаю лошадку и домой убегу.

Свечи склонили вниз плечи, заплакали. Восковые слёзы упали на землю. Балбешка вылепил из них восковую лошадку. Сел на неё и поскакал домой.

Вернулся мельник-людоед. Видит, мальчика под очагом нет. Бросился в погоню. Бежит, земля дрожит, несётся, земля трясётся. Вот догоняет, догоняет. Жаром в спину дышит. От его дыхания растаяла восковая лошадка. Мельник-людоед схватил Балбешку и обратно домой отнёс, под очаг посадил.

Сидит Балбешка, ждёт своей горькой участи. Придумывает, как ему спастись. Увидел на потолке паучков и просит:

– Паучки, славные ткачи, наплетите мне паутины, я сделаю лошадку и домой убегу.

Пауки наплели паутины. Балбешка взял и сделал паутинную лошадку. Сел на неё и поскакал домой.

Бросился мельник-людоед в погоню. Бежит, земля дрожит, несётся, земля трясётся. Вот догоняет, догоняет. Запыхался. От его дыхания паутинная лошадка, словно пушинка, вперёд отлетает. Не может её мельник схватить, чем ближе подбегает, тем дальше от его дыхания паутинная лошадка вперёд убегает. Вернулся он ни с чем на мельницу.

Балбешка стал на паутинной лошадке речку переплывать. Паутина намокла и утонула. Не стало лошадки. Балбешка выбрался на берег и спрашивает:

– Речка, ты вертишь водяное мельничное колесо?

– Я верчу, – отвечает речка.

– А ты знаешь, что на мельнице работает людоед? Мелет кости на обед?

– Теперь знаю.

Заволновалась река, нахлынула на берега. Поднялась высокая волна и мельничное водяное колесо на куски разнесла, разрушила мельницу людоеда.

На другой день вышла девочка на двор. Ищет свою игрушку – мальчика Балбешку. Глядит, а он на прежнем месте, на скамейке сидит и совсем на неё не сердит.



Ярило

Славянский мифологический персонаж, символ яркого солнечного света, связан с плодородием земли и началом расцвета природы. Праздник в честь него отмечался в начале или в конце весны. В этот день водили хороводы и закликали солнце.

* * *

Ночь рассеивается. На востоке, где земля сходится с небом, Золотой Петух пробуждает утреннюю Деву-Зарю, и она в злато-багряных одеждах расстилает по небу свою розовую фату. Рассвет-кудрявич для неё выводит запряжённую алыми конями ослепительную повозку. Дева-Заря выезжает перед восходом солнца, открывает небесные врата света и затворяет врата тьмы. Земля просыпается.

За Девой-Зарёй выезжает на светозарной колеснице, запряжённой белыми огнедышащими конями, Солнце и совершает свой обычный путь по небосводу. Чем ретивее погоняет Солнце своих коней, тем трусливее поджимают хвосты духи мрака и тьмы: приходит конец их времени.

Ночь – божество мрака, ждёт-выжидает своего часа, когда можно будет отворить небесные врата тьмы. Не дремлет её сестра – Дева Полуночная Заря. Плывёт на водоплавающих птицах по подземному океану, завершая дневной путь. Выждав положенное время, выводит тройку лихих чёрных коней. Как только открываются небесные врата тьмы, мчится она в чёрной повозке, выпускает на волю духов мрака и тьмы.

День и Ночь – раздорники. День – божество света, укрывает мир от враждебных чар, отгоняет всякое зло. Ночь – божество тьмы, покровительствует нечистой силе. Идёт между ними вечная, нескончаемая борьба за владычество над миром.

Ночь говорит:

– Вечно ты, братец День, больше меня по земле гуляешь, а мне времени властвовать над миром совсем мало оставляешь.

День отвечает:

– Гляди, приходит время Осени, и ты всё больше времени землю не покидаешь, во тьме пребываешь. Не спеши, дай мне насладиться миром и покоем.

* * *

Осенница-царица едет по земле на золотой колеснице. А за ней вслед спешит Листогон, срывает с деревьев листья вон. Дорогу ими устилает, словно золотой парчой накрывает.

Подули холодные ветры, полили частые дожди…

Живёт среди топей и трясин на краю болота владычица лечебных трав и кореньев Мокоша. Умеет творить добро. К ней осенью спускается Солнце. У неё и проводит все долгие осенние и зимние ночи. Мокоша заботится об ослабевшем зимнем Солнышке, лечит его целебными травами да заговорами, и к весне оно опять становится сильным и могучим.

Ночь узнала, что Солнце ослабело и его лучи не в силах пробивать тёмные облака и согревать землю. Надумала она, как ей остаться вечной владычицей мира. Прошептала страшное заклятие и пробудила злого мрачного духа Несвета. Он взмыл в небо, окутал его покровом темноты, напустил на землю клубы мрака, похожие на тучи. Ночь сделалась длиннее, пришло её владычество на землю.

В подземный мир пришла весть о победе тьмы над светом. Карачун – дух зимних бурь – узнал, что пришло его время властвовать на земле. Принялся готовиться к дикой охоте.

* * *

На земле в кромешной тьме раздался протяжный вой, гул и свист. Появился свирепый Карачун – подземный владыка, повелевающий морозами. Грозный и неумолимый, напускает он на землю холод и стужу. Призывает тёмные силы на дикую охоту:

– Медведи-шатуны, оборачивайтесь буранами, стаи белых волков – метелями, а вы, мои гончие псы, – позёмками и вьюгами! Эй, Зимобор, бери ледяной топор, выходи на двор! На земле мрак и тьма, пришла наша пора!

Проносится по небу вместе с зимней бурей сонм призраков и злых духов. Во главе их зловещий Карачун в сопровождении своих гончих псов. Несётся дикая охота с рёвом и воем над землёй. Опасна встреча с ней для путника, оказавшегося в дороге. Вьётся вокруг него снежный вихрь, заметает хлопьями снег, и пути ему нет, гибнет он от холода в дороге.

Идёт по следам дикой охоты Морозун, сковывает воду ледяными оковами, ставит снеговые заслоны на лесных тропах; бегает по полям, стучит по деревьям и пням. От его ударов трескаются брёвна в домах, лопается кора на деревьях. Сипят Ма́россы – позёмку и снеговую порошу надувают. Трудятся Снегосей и Снегогон на дорогах, наметают сугробы.

* * *

Свет месяца померк, вихри воют и гудят, деревья ломаются и с треском падают. В разрушительной буре несётся по воздуху Карачун – в сопровождении злобных духов. Продолжается дикая охота. Ветры гонят перед собой облака, они в виде невиданных чудовищ с рогами, хоботами и клыками, и нет им конца.

Помнит свирепый Карачун о своей мести людям. Вывел из ледяной горы, из чёрной дыры истукана из инея и льда. И говорит:

– Нет в твоём теле сердца, ты непобедим! Иди, убей всякого путника на дороге!

Показался на дороге ледяной истукан. Из его рта холод-стужа белым туманом по земле стелется, из ушей пороша во все стороны летит. Где он ступает ногой, там сугроб встаёт горой; где трясёт рукой, там покрывается всё ледяной корой. От его голоса земля дрожит, воздух гудит. Великан подходит к домам, кричит:

– Выходите ко мне, земные букашки! Я вас всех заморожу, в сосульку превращу, в лёд закую! У-ух, берегись…

Принялся ледяной истукан кричать так, что поднялся ветер и стал поднимать снежные вихри, ломать в лесу деревья. Чем больше истукан кричит, тем голос его становится тише. Начал он уставать, полился с него холодный пот. От крика совсем ледяной истукан лишился силы. На землю упал и рассыпался, одни ледяные осколки от него остались.

Дикая охота подошла к концу. К утру буря утихла, небо очистилось от туч, но на нём не появился блеск зари.

* * *

Во мраке и стуже лежит Мать-Сыра-Земля, словно мёртвая – ни света, ни тепла. Зима всем надоела, весь хлебушек подъела, скотинку голодом поморила и всё не уходила. Вышел народ из дворов, встал у ворот и Ярилу зовёт:

Разъярись, Ярило,
Свети во всю силу!
Разъярись покруче,
Разгони тучи!
Разъярись вовсю —
Развей мрак и тьму!

Ярило услышал песню в поднебесном золотом тереме. Взглянул сквозь тьму кромешную, пронизал мрак своим светлым пламенным взором, прорезал тьму, и там воссияло красное солнце. Полились через мрак жаркие волны лучезарного Ярилина света. Могучий враг Зимы тусклоокой – Ярило-молодец идёт, снежный саван по всей Руси рвёт. Мать-Сыра-Земля проснулась от сна. Пьёт золотые лучи живоносного света. Разукрасилась цветами, зелёными лугами, цветущими садами.



Летят птицы вереницей в родные края гнездиться. Возвращаются журавли и кричат: «Курлы-си, курлы-си – летим с юга по Руси!» За ними грачи. Им кричат: «Вы чьи, вы чьи?» Они отвечают: «Мы свои, мы свои, мы домой пришли!» Крестьяне с сохой-бороной в поле спешат. Дети в горелки играют, солнышко величают:

Солнышко-погодушко,
Выйди из-за облышка!
Не свети далеко,
Принеси нам тепло!
Прогони мороз,
Чтоб никто не мёрз!
Растопи ледок
На весь годок!

В Ярилин день праздник «Ярилки» на холме справляют.



Сноски


1

Распадок – мелкая, плоская ложбина или узкая долина в горах.

(обратно)


2

Вёдро – ясный, солнечный день.

(обратно)

Оглавление

  • Кот Баюн
  • Домовой
  • Лесовик
  • Идолище
  • Банник
  • Леший
  • Русалка
  • Кикиморка
  • Верлиока
  • Водяной
  • Перун
  • Жар-птица
  • Масленица
  • Житный дед
  • Балбешка
  • Ярило