Тайна ранчо «Тени» (fb2)

Тайна ранчо «Тени» (Нэнси Дру-4)   (скачать) - Кэролайн Кин

Кэролайн Кин
Тайна ранчо «Тени»


ЛЮБОПЫТНЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ

– Вот и я, девочки! – воскликнула Нэнси Дру, кидаясь обнимать своих лучших подруг. – И надеюсь, каникулы на ранчо Тени мы проведем замечательно.

– Хорошо долетела? – спросила Бесс Марвин. Хорошенькая белокурая толстушка против обыкновения не сияла улыбкой.

– До чего мы тебе рады! – сказала Джорджи Фейн, привлекательная брюнетка с короткой стрижкой и мальчишескими ухватками. Она с тревогой оглядела кишащий людьми зал ожидания. В аэропорту Феникса самолеты приземлялись один за другим. – Поищем, где можно поговорить спокойно.

Голубые глаза Нэнси озабоченно скользнули но лицам двоюродных сестер.

– В чем дело? Что-нибудь случилось?

Бесс закусила губу, а потом воскликнула жалобно:

– Нас всех хотят завтра отправить домой!

– Почему? – с удивлением произнесла Нэнси.

– Да на ранчо творится что-то непонятное, – расстроено ответила Джорджи, – и дядя Эд боится за нас.

– Нэнси! – перебила Бесс. – Ты только убеди дядю Эда, что сумеешь выяснить, в чем там дело, и он позволит нам остаться. Хотя, честно сказать, мне даже хочется уехать. Очень уж страшно!

– Ну, а что все-таки происходит? – с любопытством спросила Нэнси.

Но Джорджи вызвалась получить ее багаж и убежала со словами:

– Только чур без меня не рассказывать!

Бесс повела Нэнси к уютной бутербродной в глубине зала. Их провожали одобрительные взгляды. Огненно-рыжая стройная Нэнси выглядела настоящей красавицей в оливковом трикотажном костюме и туфлях того же цвета. Бежевая сумка с набором для рукоделия довершала ее наряд. Бесс была в светло-голубом полотняном платье, выгодно оттенявшем ее загар.

На ходу Бесс объяснила, что за завтраком дядя объявил, что им придется уехать, и Джорджи по его настоянию уже заказала билет на завтра.

– Мы рассказали ему, как замечательно ты разгадываешь всякие тайны, но он сказал, что для девочки это слишком опасно. Джо звонила тебе, но ты уже уехала. – Бесс вздохнула. – А какие чудесные это были бы каникулы!

Они все трое жили в Ривер-Хайтс, дружили с раннего детства и вместе участвовали во всевозможных захватывающих приключениях.

Несколько недель назад Эдвард и Элизабет Роули, тетка и дядя Бесс и Джорджи, пригласили племянниц провести лето у них на ранчо Тени в Аризоне, а те без труда убедили их пригласить и Нэнси.

Отец Нэнси, известный адвокат Карсон Дру, отпустил ее, но попросил задержаться на неделю, чтобы выполнить кое-какие его поручения.

Нэнси часто ему помогала с того времени, когда с блеском раскрыла тайну старинных часов, и не раз подвергалась немалым опасностям, ведя расследования, самое последнее из которых касалось тайны «Сиреневой гостиницы». И теперь юной сыщице не терпелось поскорее услышать о таинственных происшествиях на ранчо Тени.

Они с Бесс вошли в бутербродную и увидели в укромном уголке свободный столик. Почти одновременно с ними за соседний столик сел худощавый седой мужчина в коричневом костюме. Нэнси поставила сумку с вязаньем на пол между его стулом и своим.

– Что ты вяжешь? – спросила Бесс, кивком указывая на мотки пряжи.

– Свитер для папы, – ответила Нэнси. – Постараюсь успеть ко дню его рождения. Шерсть я купила для себя, но ему так понравился цвет, что я решила устроить ему сюрприз. Как ты думаешь, фасон ему понравится?

– Еще бы! Да, кстати, на ранчо есть такие красивые ковбои!

Рассказывая Нэнси, как весело им с Джорджи жилось на ранчо, Бесс даже заулыбалась. Тут к ним присоединилась Джорджи. В руках она несла большой термос, а коричневую полотняную сумку в цвет платья повесила на локоть.

– Я сказала носильщику, чтобы он уложил твои вещи в машину, а сама захватила из нее термос, – объяснила она Нэнси. – В него надо налить воды. Нам же ехать через пустыню, и мы взяли с собой два термоса, но один выпили по дороге сюда.

К их столику подошла официантка, чтобы принять заказ. Нэнси с Джорджи заказали лимонад, пока Бесс изучала меню.

– Из-за этой тайны у меня совсем исчез аппетит! – пожаловалась она. – Ну что же, обойдусь двойной порцией шоколадного пломбира с грецкими орехами.

Нэнси с Джорджи обменялись улыбкой.

– Бедняжечка! – сочувственно сказала Джорджи. – Тает прямо на глазах!

– Ну ладно вам, – смущенно пробормотала Бесс Лучше расскажи Нэнси про тайну!

Джорджи придвинула свой стул ближе к столику и наклонилась вперед.

– Месяца два назад дядя Эд и тетя Бет согласились взять ранчо Тени в уплату долга. Им давно уже хотелось обзавестись ранчо, и они сразу туда переехали. Но вот уже месяц, как там творится Бог знает что, и им кажется, что их оттуда выживают.

– Сначала у них не было полной уверенности, – подхватила Бесс, – но после вчерашнего дядя Эд сказал, что сомневаться больше нельзя.

– Но что случилось? – спросила Нэнси.

– Появился призрак лошади, – ответила Джорджи.

– Призрак! – У Нэнси даже глаза заблестели от любопытства. – А какой он?

– Просто жуткий! – Бесс даже вздрогнула. – Белый, светящийся и какой-то туманный! Мы видели, как он бежал через большой луг.

– Шорти Стил, – добавила Джорджи, – один из работников, говорит, что по поверию это призрак коня Дирка Валентайна, который когда-то разбойничал в этих местах.

– Это очень романтичная легенда, – продолжала Бесс. – У него была возлюбленная, Фэнсис Хамбер, дочка шерифа, первого владельца ранчо, и однажды, когда он пробирался на свидание к ней, шериф его застрелил. Умирая, бандит проклял ранчо и сказал, что теперь там будет являться призрак его коня, неся с собой всякие беды.

– И проклятие сбывается, – мрачно докончила Джорджи. – Сегодня утром дядя Эд увидел, что кто-то повалил один из ветряков.

– А какие-нибудь звуки сопровождали появление коня? – спросила Нэнси, немного подумав.

– Нет, сам он движется бесшумно, – ответила Джорджи. – Но перед тем мы услышали какой-то особый свист. Работники говорят, что именно так бандит подзывал своего коня.

– Ну, призрак – это, конечно, какой-то фокус, – сказала Нэнси. – Действительно, похоже, что ваших дядю и тетю кто-то запугивает.

Внезапно Нэнси заметила, что мужчина за соседним столиком внимательно прислушивается к их разговору.

– Но зачем… – начала было Бесс, но замолчала, потому что Нэнси брыкнула ее под столом. А Джорджи перехватила выразительный взгляд подруги и тоже все поняла.

Тут официантка принесла их заказ, и девочки начали болтать о всяких пустяках. А когда им подали счет, Нэнси нагнулась, чтобы взять сумку с вязаньем, и вскрикнула.

– Что с тобой? – испуганно спросила Бесс.

– Мое вязанье пропало!

– Наверное, его взял тот мужчина! – воскликнула Джорджи. – Мы даже не заметили, как он ушел!

Девочки вскочили и осмотрелись, но мужчины не увидели, и Джорджи выбежала в зал, надеясь его догнать. А Нэнси заглянула под столик и вдруг увидела свою сумку по ту сторону столика, за которым сидел мужчина, и быстро ее подобрала.

– Проверь, все ли цело, – посоветовала Бесс. – Кошелек там?

Нэнси перебрала содержимое сумки, но все вроде бы было на месте. Но, может быть, мужчина в нее заглянул… Только зачем?

Бесс уплатила по счету, и они пошли к выходу, но в дверях столкнулись с Джорджи.

– Я его не нашла, – сообщила она. – Видимо, сел в машину и уехал, ворюга! Он… Нэнси, ты нашла сумку!

– В любом случае спасибо за помощь, – ответила Нэнси с улыбкой.

– Но он все равно подслушивал, и это мне не нравится, – объявила Джорджи.

Нэнси остановилась возле ряда телефонных будок.

– Подождите немножко, – сказала она. – Я обещала Ханне, что позвоню домой, как прилечу.

Бесс сказала, что пока нальет воды в термос, и добавила:

– Передай Ханне привет от меня!

– И от меня тоже, – сказала Джорджи, когда Нэнси вошла в будку.

Миссис Ханна Груин была экономкой и верным другом семьи Дру. Мать Нэнси умерла, когда девочке было три года, и Ханна ее вырастила. Они с Нэнси нежно любили друг друга.

Скоро в трубке раздался веселый голос Ханны.

– Ни о чем не беспокойся, Нэнси, – сказала она. – Отдохни получше!

Нэнси повесила трубку, и тут вернулась Бесс.

– Я не сказала Ханне, что вернусь завтра! – сообщила Нэнси.

– Ну, ее ждет бо-ольшой сюрприз, когда она завтра увидит нас всех! – мрачно заметила Джорджи.

– А вдруг я уговорю вашего дядю позволить нам остаться? – сказала Нэнси с лукавой улыбкой.

Солнце заливало автостоянку ослепительным светом, и едва девочки вышли из прохладного зала, их обдало жаром. Машины на стоянке словно дрожали в знойном мареве. Во главе с Джорджи они прошли между рядами машин, повернули к старенькому пикапу и вдруг вскрикнули. Какой-то мужчина вынул руку из открытого окошка передней дверцы, и они узнали в нем того, кто их подслушивал!

– Что вам надо? – крикнула Джорджи.

Вздрогнув, он оглянулся и тут же исчез среди машин.

Нэнси кинулась к пикапу, Джорджи с Бесс бежали за ней. На переднем сиденье они увидели какой-то листок. Нэнси взяла его.

– Записка! – воскликнула она с удивлением. Поперек листка тянулись неуклюжие печатные буквы: «Держитесь подальше от ранчо Тени!»

– Вперед! – скомандовала Нэнси. – Надо найти этого человека и узнать, что все это значит!


ОПАСНЫЕ НЕОЖИДАННОСТИ

Девочки побежали следом за незнакомцем. В конце узкого прохода между машинами они остановились и поглядели по сторонам.

– Вон он! – воскликнула Нэнси.

Мужчина торопливо шагал к аэровокзалу. Он оглянулся и побежал.

Нэнси с Джорджи припустили во весь дух и увидели, как он скрылся за дверями вокзала. Они кинулись за ним, лавируя между пассажирами и багажными тележками, но незнакомец растворился в толпе.

– Где он? – пропыхтела подбежавшая Бесс.

– Исчез, – с досадой ответила Джорджи. – И здесь его не найти!

Однако Нэнси не собиралась сдаваться. Они влетели в двери так стремительно, что люди поглядывали на них с любопытством, в том числе и продавец в газетном киоске. Нэнси спросила у него:

– Вы когда-нибудь раньше видели, ну, того, за кем мы гнались?

– Нет, – ответил он. – А что случилось? Он украл что-нибудь? Так я позвоню в полицию.

– Не надо! Но все равно спасибо, – сказала Нэнси. -Просто я бы хотела узнать, кто он такой.

Она задала тот же вопрос стоявшим поблизости пассажирам, но все они видели незнакомца в первый раз. Нэнси вернулась к Джорджи и Бесс.

– Боюсь, у нас ничего не получилось, – вздохнула она.

Когда они вышли наружу, Нэнси вдруг заметила, что все еще сжимает записку, и сунула ее в сумку с вязаньем. Они зашагали к стоянке.

– Одно мы, во всяком случае, знаем, – объявила Нэнси. – Кто бы он ни был, ему что-то известно о тайне ранчо!

– Но почему он хочет, чтобы мы держались от ранчо подальше? – спросила Бесс.

– Возможно, из-за того же, из-за чего кому-то понадобилось выживать ваших дядю с тетей, – ответила Нэнси.

Они подошли к пикапу, и Нэнси предложила сесть за руль. Джорджи согласилась и села рядом: чтобы показывать, куда ехать по улицам Феникса.

Но вот город остался позади, и перед ними раскинулась бурая пустыня, пересеченная нескончаемой белой лентой шоссе. Всюду, куда хватал глаз, – однообразная сухая равнина с темными пятнами зарослей полыни, и только у самого горизонта неясной голубой дымкой маячили горы. -

– Вон туда мы и едем, дружище, – сообщила Джорджи со смехом. – Сто пятьдесят миль по такой жаре, что от жажды умереть можно!

Вначале мимо них то и дело проносились другие машины, но затем их стало совсем мало. Бесс, против обыкновения хранившая долгое молчание, вдруг сказала:

– Я одного не понимаю: зачем кому-то понадобилось выживать дядю с ранчо? Оно же в очень скверном состоянии.

– Да, прямо будто проклятие Дирка Валентайна сработало, – согласилась Джорджи и рассказала Нэнси, что шериф Хамбер вскоре после гибели бандита начал разоряться и вынужден был распродавать землю ранчо по кускам. Заметную его часть приобрел штат – на ней до сих пор сохранились пещерные жилища индейцев. Кончилось тем, что Хамбер потерял все ранчо.

Следующий владелец попробовал восстановить усадьбу, но ему тоже не повезло. Так продолжалось и дальше, так что Эду Роули пришлось потратить большие деньги, чтобы привести ранчо хоть в какой-то порядок. Выслушав все это, Нэнси задумалась.

– Значит, ранчо представляет какую-то ценность, о которой вы понятия не имеете, если оно кому-то вдруг так понадобилось.

Некоторое время девочки ехали молча. Поднялся ветер, и его свист за окнами, сливавшийся с шумом мотора, затруднял разговор.

– Нэнси! – вдруг вскрикнула Бесс. – Мы же совсем забыли рассказать тебе про Элис!

– У нас в голове просто мякина! – Джорджи даже хлопнула себя по лбу.

– Какую Элис? – спросила Нэнси.

– Да нашу двоюродную сестру Элис Регор. Ей четырнадцать лет. Она тоже гостит на ранчо Тени.

– Вернее, хотела бы погостить, – уточнила Джорджи. – Если нас отправят домой, то и ее тоже.

– Мне так ее жалко! – вздохнула Бесс. Ведь она сюда приехала не просто так и надеялась, что ты поможешь ей, Нэнси.

– Я? – воскликнула Нэнси. – Каким образом?

– Мы ей про тебя рассказывали, – призналась Бесс. – Какая ты замечательная сыщица!

– Бесс! – сказала Нэнси, смеясь. – Ты же знаешь, меня не нужно умасливать! Просто объясни, какая у Элис тайна?

– Я так и знала, что ты захочешь ей помочь. – Бесс улыбнулась.

– Отец Элис исчез, – объяснила Джорджи. – Почти полгода назад.

Росс Регор был президентом банка в пригороде Чикаго, где и жил с семьей. Один человек видел, как он вечером вошел в банк. В ту ночь банк ограбили, а мистера Регора с тех пор так и не нашли.

– В некоторых газетах намекалось, – продолжала Бесс, – что он был сообщником бандитов. Естественно, что его близкие и друзья этому не верят!

– Полиция, – подхватила Джорджи, – без труда опознала шайку по тому, как она отключила сигнализацию. Несколько дней спустя одного из членов шайки видели в Фениксе, но он сумел избежать ареста. Поэтому Элис решила, что шайка прячется где-то в этих местах, а ее отца держит в плену. Или, может быть, он лишился памяти, его отпустили, и он скитается, не зная, кто он.

– Тут почти не за что ухватиться, но я попытаюсь, -с глубоким сочувствием сказала Нэнси.

Пока они разговаривали, ветер заметно усилился, и Нэнси с трудом справлялась с управлением. Внезапно впереди заклубилась бурая туча взвихренного песка.

– Песчаная буря! – вскрикнула Нэнси. – Закройте окна!

Ее слова заглушил вой ветра, в лицо им впились тысячи песчинок. Нэнси напрягла все силы, чтобы удержать машину на шоссе, а Бесс перегнулась через ее спину и подняла стекло. Джорджи закрыла окно со своей стороны.

Нэнси затормозила. Девочки сидели молча, испуганные бешенством и внезапностью бури. Ветер визжал и свистел, в почти невидимые щелочки вокруг окон и дверец пробивался песок. Машина раскачивалась.

– Ох! – сказала Джорджи. – Пустыня полна неожиданностей!

– И очень жутких, – добавила Бесс.

Шли мучительные минуты, а затем ветер понемногу затих, и девочки увидели багровое пятно – солнце. Они быстро открыли дверцы и вышли.

– Фу-у-у! – вздохнула Бесс, тряся головой. – У меня волосы полны песка.

Они, как могли, отряхнулись, и Бесс достала термос из багажника и быстро наполнила три бумажных стаканчика. Нэнси с жадностью выпила.

– На свете нет ничего вкуснее воды! – объявила она со вздохом.

– Просто здорово, как ты сумела удержать машину на шоссе! – воскликнула Бесс, наливая еще воды себе в стакан.

– Верно! – поддержала ее Джорджи. – Сползи мы на песок, нам бы отсюда самим не выбраться!

Нэнси обвела взглядом безжизненные просторы пустыни и, покачав головой, сказала:

– А каково приходилось первопоселенцам! Нет, вы только представьте себе: день за днем ехать в трясущемся фургоне или идти пешком под палящим солнцем.

– И каждая капля воды – дороже золота! – добавила Бесс.

– А иногда вода у них кончалась, – печально сказала Джорджи. – Дядя Эд говорил нам, что тут во многих местах находили скелеты погибших первопоселенцев и обломки фургонов.

– Даже подумать страшно, – прошептала Бесс, и девочки умолкли.

– Судя по спидометру, – сказала, наконец, Нэнси, – нам осталось ехать около часа. – Она налила немножко воды на свой носовой платок и обтерла лицо и руки. Джорджи с Бесс последовали ее примеру. Потом все трое причесались и подкрасили губы.

– И зачем мы только прихорашиваемся! – засмеялась Бесс. – Нас ведь тут никто не видит, кроме ящериц и луговых собачек.

– Утешься, – сказала Нэнси. – Скоро ты вернешься к этим красавчикам ковбоям!

Джорджи вылила остатки воды в стаканчик и предложила остальным. Но они отказались, и она допила воду сама. Затем они забрались в машину, и Нэнси повернула ключ зажигания. Мотор сразу заурчал.

— Как я рада! – воскликнула она. По правде сказать, я боялась, что там все забило песком. Они покатили по шоссе, и Нэнси добавила:

— Я все время раздумывала над тайной ранчо Тени. Расскажите поподробнее, что случилось с ветряком? Падая, он же должен был поднять страшный грохот. Неужто никто ничего не слышал?

– Нет, – ответила Джорджи. По отпечаткам шин и вмятинам на бампере дядя Эд заключил, что кто-то угнал грузовик с ранчо на восточное пастбище, а там несколько раз задним ходом ударил по ветряку, и тот опрокинулся. Ночью была буря, так что услышать, как он свалился, было невозможно.

– Но разве на ранчо нет собак? – Нэнси сдвинула брови. – Ведь они должны были залаять. Бесс замотала головой.

– На ранчо есть замечательный сторожевой пес. Но он даже не гавкнул. Ну и до восточного пастбища расстояние порядочное.

– Следовательно, – заметила Нэнси, – сделал это кто-то из живущих на ранчо. Кто-то, кого собака знает. И может, он действовал не один. Вы не замечали ничего подозрительного в поведении работников?

Джорджи и Бесс ответили, что все они кажутся очень хорошими людьми.

– Но ведь, – добавила Джорджи, – те, кто так или иначе в этом замешан, постараются всячески избегать подозрений. Видишь, Нэнси, работа тебе пред стоит нелегкая.

– То есть если дядя Эд позволит нам остаться! – вздохнула Бесс, утирая вспотевший лоб. – Мне чудится или стало гораздо жарче? Выпьем еще водички? – И она потянулась за вторым термосом.

Нэнси посмотрела на термометр и вскрикнула:

– Мотор перегрелся!

Нахмурившись, она остановила машину, и девочки вылезли. Бесс нагнулась и отперла капот. Нэнси с Джорджи, обернув руки носовыми платками, чтобы не обжечься о нагретый металл, попробовали открыть крышку капота. Сначала она не поддавалась, потом отскочила.

– Поберегитесь! – предупредила Нэнси, отвинчивая крышку радиатора, и отпрыгнула, еле успев оттолкнуть Джорджи. Из радиатора вырвался фонтан пара с кипятком.

Вас не ошпарило? крикнула Бесс бросаясь к ним.

– Меня нет. А как ты, Джорджи?

– Все в порядке, – ответила Джорджи, смахивая капли с лица и коротко остриженных волос Хотя я прекрасно бы обошлась без горячего душа!

— Хорошо, что второй термос полон, заметила Нэнси. – Надо будет долить воды в радиатор.

— Наверное, он течет, – с тревогой сказала Джорджи. – Как сито!

— Не думаю, – возразила Нэнси. — Ведь сколько мы уже проехали!

– Пожалуй, до ранчо мы доберемся, — согласилась Джорджи и быстро достала из машины второй термос.

Она отвинтила крышку и протянула термос Нэнси, которая аккуратно наклонила его над горловиной. Термос был пуст!


ГРЕМУШКА-ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

– Ну, все! – в отчаянии вскрикнула Бесс.

– Не может быть! – пробормотала Джорджи, встряхивая термос. – Шорти Стил обещал последить, чтобы оба термоса были налиты.

– Забыл, наверное, – сказала Бесс, оглядывая шоссе, но оно было пустым от горизонта и до горизонта.

– Давайте сядем в машину и подождем, чтобы вода в радиаторе поостыла. – Нэнси старалась говорить как можно спокойнее. – Или кто-нибудь подъедет и выручит нас! – Она завинтила крышку радиатора.

Если мы не вернемся к ужину, дядя Эд поедет нас искать или пошлет кого-нибудь, – с надеждой сказала Бесс.

Время тянулось нестерпимо медленно. Нэнси дважды проверяла температуру воды, но она все еще была близка к кипению. А что, если вода остынет, только когда зайдет солнце? Ехать по незнакомому шоссе через пустыню ей совсем не хотелось.

– Дышать невозможно! Словно мы в духовке сидим! – пожаловалась Бесс.

– Снаружи еще жарче! – пробормотала Джорджи. Внезапно девочки заметили вдали на шоссе движущееся пятнышко и с большим облегчением смотрели, как мало-помалу оно превращается в небольшой грузовик.

– Он с ранчо! – завопила Джорджи и выскочила из машины.

Бесс последовала за ней, а когда грузовичок остановился, закричала:

– Дейв Грегори! Ты наш спаситель! Я уже совсем умирала от жажды и жары!

Когда Бесс с Джорджи объяснили, что случилось, красивое лицо Дейва нахмурилось. Он сдвинул шляпу на затылок, засунул большие пальцы за кожаный пояс и сказал:

– Так я и знал! Три городские неженки встали посреди пустыни без капли воды! Ведь мистер Роули предупреждал, чтобы вы обязательно проверили воду.

– Но Шорти обещал, что за всем присмотрит! – возразила Джорджи.

Глаза Дейва на секунду прищурились, потом он сказал небрежно:

– Это опасный край, и все надо проверять самим, если не хотите неприятностей.

– Нам очень жаль, что вам пришлось затрудняться из-за нас, – виновато сказала Нэнси.

– Меня послал мистер Роули, – ответил он сухо и пошел к грузовичку.

Вернулся он с большим термосом и канистрой. Пока девочки с наслаждением пили воду, Дейв залил воду из канистры в радиатор пикапа, завинтил его и захлопнул крышку капота.

Девочки вернули ему термос, наперебой повторяя «спасибо», но он только коротко кивнул, вернулся к грузовичку и прыгнул в кабину. Когда Нэнси включила мотор, грузовичок уже развернулся и, вздымая клубы пыли, помчался впереди них по шоссе.

– Что на него нашло? – недоуменно сказала Джорджи. – Он на тебя огрызнулся, Нэнси, словно койот!

– Неважно! – Нэнси улыбнулась. – Я могу понять его. – Однако, подумала она, в чем все-таки дело? Она еще даже не доехала до ранчо, а уже два человека почему-то обошлись с ней враждебно'

Следом за грузовиком Нэнси через некоторое время свернула на боковую дорогу, которая вилась среди сухих холмов, переходивших в предгорья. Солнце уже садилось, когда они въехали в скалистое ущелье, и перед ними внизу раскинулась долина В противоположном ее конце под склоном горы виднелась группа невысоких строений. Бесс указала на них.

– Вот ранчо! – объявила она. – А за ним – гора Тени.

– Понятно, откуда взялись их названия! – сказала Нэнси. – Тень этой горы ложится через всю долину.

Полчаса спустя они въехали через старые деревянные ворота во двор ранчо. Нэнси остановила машину возле дома – длинного одноэтажного здания из необожженного кирпича с увитой виноградом верандой во весь фасад. К северу от дома виднелись кораль и конюшня, а за ними тянулся большой луг, обнесенный изгородью из колючей проволоки. По другую сторону дома к югу стоял дощатый барак для работников, а дальше на небольшом огороженном лугу пасся скот.

Навстречу девочкам выбежали худенькая черноволосая женщина и загорелый коренастый мужчина.

– Бесс, Джорджи! Мы так беспокоились! – воскликнула Элизабет Роули. А это Нэнси? Мы очень тебе рады, дорогая. Она обняла гостью и улыбнулась, но Нэнси заметила тревогу в ее глазах.

– Рад с вами познакомиться! — сердечно сказал мистер Роули, пожимая руку Нэнси большой сильной рукой.

– Я вам очень благодарна за приглашение, – ответила Нэнси, и он, взяв ее вещи, направился к дому.

Внезапно послышался яростный лай, и Нэнси, обернувшись, увидела, что к ней огромными прыжками несется большой черный пес. За ним бежал Дейв Грегори.

– Вождь! Назад! кричал он.

С рычанием пес остановился, но тут же, ворча и лая, начал кружить около Нэнси. Она стояла не шелохнувшись, и он мало-помалу успокоился. А когда она ласково с ним заговорила, обнюхал ее руку, и несколько секунд спустя Нэнси уже гладила его густую шерсть. Это была немецкая овчарка, но таких крупных Нэнси еще не доводилось видеть. Все смотрели на них с удивлением.

– Деточка, – сказал Эд Роули, – мне нравится, как вы его утихомирили. Что скажешь, Дейв?

– Для городской неженки неплохо, – ответил ковбой. – Идем-ка, Вождь, – добавил он. – Твое дело отгонять койотов от кур!

Пес послушно затрусил в дальний конец двора.

– Полностью его зовут Вождь Апачей, – объяснила Элизабет Роули, уводя их на веранду.

Навстречу им из двери дома вышла худенькая девочка с темными кудрявыми волосами и большими грустными глазами. Это была Элис, и Бесс познакомила ее с Нэнси. Элис застенчиво поздоровалась, и они все пошли по веранде к комнате Джорджи и Бесс, куда поставили кровать для Нэнси. Вторая дверь вела в коридор, пересекавший дом.

Мистер Роули поставил багаж в комнате. Девочки как раз успели принять душ и переодеться, когда снаружи донесся гулкий звон.

– Кухарка звонит, что ужин на столе, – объяснила Элис.

Они направились в кухню в дальнем конце дома. Снаружи перед затянутой металлической сеткой дверью еще покачивался большой железный треугольник. Большое помещение было полно мужчин, которые стояли вокруг длинного овального стола, накрытого скатертью в красную клетку.

Мистер Роули сказал Нэнси, кивая на высокого худого человека с выгоревшими от солнца волосами:

– Мой управляющий, Уот Сэндерс. А это – другие мои работники.

Сэндерс пожал руку Нэнси; как и Шорти Стил, это был крепкий, уже немолодой ковбой. Затем настала очередь рыжего красавца Текса Бриттена и его смуглого приятеля Бада Мура. Бесс выразительно посмотрела на Нэнси. Она же сказала ей, что на ранчо есть очень красивые ковбои.

– За стол! – скомандовал пронзительный голос. – Ужинать! – И низенькая в седых кудряшках женщина, опоясанная белым передником, водворила на стол блюдо с жарким прямо из духовки.

– Миссис Термонд, наша кухарка, – сказала Элизабет Роули.

Пока все рассаживались, Джорджи оказалась рядом с Шорти и спросила, как это он забыл налить воды в термос, хотя обещал. Загорелое лицо ковбоя приняло удивленное выражение.

– Да нет, я никогда этого не обещал, – отрезал он. – Наверное, вы меня не так поняли. – Он повторил это несколько раз.

Нэнси показалось, что Шорти перегибает палку, и ей пришло в голову, что это «недоразумение» могло быть тоже рассчитано, чтобы вынудить их уехать с ранчо.

После жаркого с фасолью, поджаренной кукурузой и салатом миссис Термонд водрузила на стол два восхитительных яблочных пирога. Когда с ними было покончено, Эд Роули встал из-за стола, за которым сразу воцарилось молчание.

– Ну ладно, ребята, – сказал он хмуро, – кто в первой смене?

– Мы с Дейвом, – ответил Шорти, и они вместе вышли из кухни.

Остальные молча разошлись, а миссис Роули увела девочек в большую гостиную. Как и кухня, она располагалась по длине дома.

Среди прочей мебели там было несколько легких старомодных кресел-качалок и круглый стол в центре с медной лампой на нем. Пол оживляли пестрые индейские коврики. В дальнем конце был большой каменный камин.

– Говорят, что все камни для него взяты с ранчо Тени, – сказала Элис, обернувшись к Нэнси и показывая на гладкий ровный камень. – Этот – индейский жернов.

Напротив, рядом с дверью, выходящей на веранду, была глубокая оконная ниша. Перед ней на полках стояли рядами разноцветные старинные бутылки.

– Какая прелесть! – воскликнула Нэнси.

– И так жаль, что вам придется уехать, – сказала миссис Роули, когда ее муж вошел из кухни.

– Да, – согласился он. – Оставаться вам слишком опасно. Мы находимся, так сказать, в состоянии осады.

Хотя не знаем, кто наши враги и почему. Однако если эти происшествия не прекратятся, то мы разоримся и должны будем расстаться с ранчо.

Миссис Роули добавила, что у шерифа нет лишних людей, а потому постоянную охрану ранчо должны нести ее муж и работники, сменяя друг друга.

– Может, вам кто-нибудь мстит? – спросила Нэнси. – Или тут есть что-то очень ценное, о чем вы не знаете?

Владелец ранчо ответил, что ни то, ни другое не кажется ему правдоподобным. Тогда Нэнси рассказала о неизвестном в аэропорту и описала его внешность.

– Записка в твоей сумке! – вмешалась Бесс. – Я сейчас за ней сбегаю. – Она бросилась к ним в спальню и вернулась с сумкой.

Нэнси достала записку и отошла с ней к Эду Роули, а Бесс от нечего делать вытащила начатый свитер. На дне сумки она заметила сверточек из грязной бумаги.

– Что это, Нэнси? – спросила она. Неплотная обертка слетела, Бесс уставилась на то, что сжимали ее пальцы, потом ахнула и отшвырнула свою находку.

Нэнси нагнулась и подобрала ее.

– Змеиная гремушка! – воскликнула она, поднимая ее повыше.

– Ой, – вскрикнула Элис.

Нэнси подобрала обертку и увидела карандашную надпись.

– «Второе предупреждение!» – прочла она вслух, а потом посмотрела на хмурого хозяина ранчо и его жену. – Теперь мне еще больше хочется разобраться с этой тайной, – сказала она умоляюще. – Позвольте, я останусь и помогу вам?

У нее был такой жалобный вид, что Эд Роули улыбнулся.

– Да, нам сыщик пригодился бы, – сказал он. – А вы, Нэнси, надо отдать вам должное, в трудные минуты не теряетесь. Что скажешь, Бет? – он посмотрел на жену.

– Ну хорошо. – Элизабет Роули медленно кивнула. – Пусть девочки остаются, но только если обещают быть очень осторожными.

Конечно, они тут же пообещали, и Джорджи бросилась в коридор к телефону, чтобы отказаться от заказанных билетов на самолет. А мистер Роули сказал, что записку и змеиную гремушку надо прямо утром отвезти шерифу.

– Я съезжу, мистер Роули, – сказала Нэнси. – Мне ведь надо с ним познакомиться.

Возвращаясь в гостиную, Джорджи услышала, как миссис Роули сказала:

– Нэнси, называй нас тетя Бет и дядя Эд. Теперь ведь ты тоже словно член нашей семьи.

– Буду очень рада, тетя Бет, – ответила Нэнси, улыбаясь до ушей.

– Вот если бы вы занялись и моей тайной, – грустно сказала Элис.

– Ну конечно, – ответила Нэнси, беря девочку за руку, и голубые глаза Элис вспыхнули надеждой.

Нэнси сказала хозяевам ранчо, что хотела бы приступить к расследованию немедленно.

– Можно я расспрошу ваших работников о призрачном коне?

– Разумеется, – ответил Эд Роули.

Один за другим работники входили в гостиную, но Нэнси не узнала от них ничего, помимо того, что ей уже рассказали Бесс и Джорджи.

– Они здесь все недавно, – объяснил мистер Роули, когда работники ушли. – Уолтер Сэндерс, Текс и Бад работали вместе в соседнем графстве. Дейв из Монтаны, а Шорти скитается с ранчо на ранчо.

Вскоре Бесс зевнула, и было решено, что девочки пойдут спать. Они вышли через боковую дверь и прошли по коридору к себе. Комнатка Элис была у них за спиной.

Бесс и Джорджи почти сразу уснули, но Нэнси лежала с открытыми глазами и раздумывала, почему Дейв Грегори держался с ней так враждебно. Или он один из тех, кто вредит на ранчо? Ну а Шорти? Можно ли ему доверять? И тут Нэнси уснула.

После полуночи ее вдруг разбудил шум на веранде. Ей послышалось, что кто-то остановился возле их двери и прислушивается. Потом она различила тихие удаляющиеся шаги.

«Что это еще?» – подумала Нэнси, быстро соскользнула с постели, надела халат, туфли и осторожно приоткрыла сетчатую дверь.

Рядом никого не было, но она увидела, как в дальнем конце веранды темная фигура скрылась за дверью кухни. «С какой стати кому-то понадобилось входить туда снаружи в столь поздний час? – размышляла Нэнси. – Надо узнать!»

Она решила не будить подруг и на цыпочках побежала по веранде к кухне, открыла дверь и вошла в черный мрак.

В следующее мгновение раздался жуткий вопль, и ее кто-то схватил!


КРАСНЫЙ СЛЕД

Нэнси высвободила руку и попыталась нащупать выключатель. Ей это удалось, под потолком вспыхнул свет и озарил… миссис Термонд!

На кухарке была старомодная ночная рубашка, а на голове топорщились бигуди. Она отпрянула от Нэнси, как от раскаленной кочерги.

– Это ты! – вскрикнула она.

– Да, это я, – ответила Нэнси, пряча улыбку. – И удивлена не меньше вас, миссис Термонд.

– Что случилось? – спросил Эд Роули. Они с женой в халатах и шлепанцах вбежали в кухню из гостиной.

Почти сразу же в дверь веранды ворвались Бесс и Джорджи с Элис.

– Нэнси, с тобой ничего не случилось?

Затем в кухне появился полуодетый Уот Сэндерс. За ним ввалились Текс и Бад. «Но где Дейв и Шорти?» – подумала Нэнси.

– Мы с Бадом делали обход, – сказал рыжий ковбой, – и как раз проверяли конюшню, когда услышали визг. Что тут такое?

Миссис Термонд начала рассказывать. Она спала у себя в закутке за кухней, как вдруг ей послышалось, что кто-то входит в кухню снаружи.

– Я сплю очень чутко, – объяснила она. – Сначала я боялась пошевельнуться и только слушала. Но ничего не услышала, а потому решила встать и посмотреть, что там такое. Только я открыла свою дверь, как вижу, что сетчатая дверь открывается и кто-то входит. Ну, я прыгнула на него и позвала на помощь.

– А этим кто-то была я, – с улыбкой сказала Нэнси. – Но сюда кто-то действительно входил, миссис Термонд. Я его видела.

– Значит, он ускользнул в гостиную, – заметила миссис Роули. – Ведь другого выхода отсюда нет. Миссис Термонд замотала головой.

– Эта дверь скрипит, мэм, – заявила она категорическим тоном, – а я ни звука не слышала.

Джорджи открыла и закрыла дверь гостиной. Петли громко заскрипели.

– Так куда же он девался? – спросила Бесс со страхом.

Но зоркие глаза Нэнси уже заметили крышку люка у старомодной плиты.

– Может быть, туда? – сказала она, показывая.

– Если так, то он попался, – мрачно заявил Эд Роули. – Это погреб, и другого выхода из него нет. Дейв, пойдешь со мной, – приказал он, глядя через плечо Нэнси.

Высокий ковбой прошел мимо Нэнси. Он был полностью одет и держал в руке электрический фонарик. Оглянувшись, Нэнси увидела, что в дверях веранды стоит Шорти Стил, тоже совершенно одетый. Когда они вошли? И почему не легли спать, сменившись с дежурства?

– Можно и я с вами, дядя Эд? – спросила Нэнси, когда он открыл спуск в погреб.

– Хорошо, – ответил он после некоторого колебания, – но только держись у нас за спиной.

Дейв включил фонарик, и Нэнси спустилась по деревянной лесенке. Она очутилась в неглубоком погребе, совершенно пустом, если не считать ряды полок у одной стены.

По просьбе Нэнси Дейв посветил на пол, но земля была так крепко утоптана, что различить на ней следы казалось невозможным.

Когда они все трое вернулись в кухню и сообщили, что погреб пуст, кухарка замотала головой.

– Это был призрак, – объявила она, – такой же, как конь.

– Послушайте, миссис Термонд, сказала тетя Бет, – может быть, вы от волнения просто не заметили, что он удрал через гостиную.

– У меня очень хороший слух, – возмущенным тоном произнесла кухарка. – И эта дверь не скрипела.

Нэнси почувствовала, что верит миссис Термонд. Она повернулась к Дейву.

– Вы пришли прямо из барака?

– Нет, – ответил Дейв спокойно. – Я кое-что проверял.

«Вопрос только – что», – подумала Нэнси, отметив про себя, что Шорти промолчал.

Мистер Роули не стал никого расспрашивать, и несколько минут спустя все, кроме Текса и Бада, отправились спать.

Нэнси проснулась на заре и принялась размышлять. Кто был ночной посетитель? Чего ему было надо? Куда он исчез?

Она тихонько оделась и пошла на кухню, чтобы выпить чаю.

Ей не хотелось ждать, когда согреется большой чайник, стоявший на старомодной плите, и, сняв кастрюльку с крючка на стене, она подошла к раковине. Но когда она открыла один кран, вода не потекла. С некоторым удивлением Нэнси открыла второй – и с тем же результатом. «Странно! – подумала она. – Надо будет спросить девочек».

Торопливо вернувшись в спальню, она разбудила подруг. Они сказали, что ничего подобного прежде не случалось, и Джорджи побежала предупредить тетю с дядей.

Поспешно одевшись, Эд Роули присоединился к ним в полном недоумении.

Вместе с ним они пошли мимо конюшни и кораля к дощатому сараю. Внутри был электрогенератор и насос.

Осмотрев их, Эд Роули произнес только одно слово:

– Опять! – Он показал девочкам на пустые гнезда от винтов. – Надо будет поставить новые части, а до тех пор воды не будет.

– Как же так? – воскликнула Джорджи. – Когда, по-твоему, это случилось? И где были сторожа?

– Какая разница, – сказал ее дядя со вздохом. – Два человека не могут быть одновременно повсюду.

– Ну, а Вождь? – спросила Нэнси. – Он же не лаял? Значит, он хорошо знал этого человека?

– Сэндерсу, Баду и Дейву я полностью доверяю, – твердо ответил Эд Роули. – Их мне рекомендовали мои близкие друзья. Что касается остальных, то без доказательств я никого обвинять не стану.

– Я тоже, – негромко ответила Нэнси и принялась осматривать сарай. На деревянном полу она заметила сырые мазки красной глины. Снаружи был довольно большой участок влажной глины, однако следы накладывались друг на друга и были почти неразличимы.

«Но тот, кто испортил насос, возможно, все еще ходит в измазанных сапогах», – подумала Нэнси. Лицо хозяина ранчо посерело от тревоги. – Насос необходимо починить как можно скорее. Когда повалили ветряк на восточном пастбище, мне, чтобы поить скот, пришлось использовать этот насос, хотя он рассчитан только на домашние нужды. Того, что качает ветряк на большом пастбище, им мало. Хорошо еще, что у нас есть родник.

Девочки вызвались принести воды на кухню и отправились за ведрами к миссис Термонд. Кухарка была очень бледна и расстроена. Она дала им несколько чайников и больших кастрюль. Бесс повела их вокруг дома к встроенному в заднюю стену кухни чуланчику из необожженного кирпича.

Джорджи открыла тяжелую деревянную дверь, и они, перешагнув через порог, прошли по глинобитному полу к торчащей из стены трубе. Окон в пристройке не было, и в прохладном сумраке они не сразу различили вытекающую из трубы тонкую струйку воды.

Ожидая своей очереди, Нэнси вышла за дверь и огляделась. Оказалось, что между ранчо и подошвой горы Тени тянется полоса густого леса, продолжаясь вдоль большого пастбища.

«Это ведь тут являлся конь-призрак», – подумала Нэнси.

В этот момент из пристройки вышла Бесс – Твоя очередь, Нэнси, – сказала она.

Юная сыщица торопливо вернулась в пристройку и подставила свой чайник под струю. Пока чайник наполнялся, она заметила, что у стены кухни стоит каменный чан со стороной в три фута и накрытый деревянной крышкой на петлях. «Это где прежде хранили молоко, масло и яйца», – подумала она.

Когда Нэнси с полным чайником вошла в кухню, миссис Термонд уже накрыла стол к завтраку. Следом за девочками появились Дейв и Шорти. Нэнси покосилась на их сапоги. Все четыре были в мазках влажной красной глины!

Когда они кончили есть, Дейв встал и повернулся к Нэнси.

– Я еду в Тамблуит за частями для насоса, – буркнул он. – Мистер Роули сказал, что у вас какое-то дело в юроде. Можете поехать со мной.

Нэнси обрадовалась, что мистер Роули не упомянул про шерифа. Она ответила:

– Спасибо, я поеду с вами. Только позову Джорджи.

– Я буду в грузовике, – нахмурился Дейв и быстро ушел.

Нэнси побежала к себе в комнату, чтобы взять угрожающие записки и гремушку. Грузовик стоял во дворе, и едва Нэнси с Джорджи забрались в кабину, как Дейв рванул с места.

Он молча выехал за ворота и свернул на проселок, ткнувшийся по долине. Девочки держались непринужденно, но ловили себя на том, что не доверяют Дейву. Нэнси покосилась на его сапоги, а он перехватил ее взгляд.

– Да, мисс сыщица, – сказал он, – это глина из лужи у насосной. Я встал сегодня еще до зари, и мне послышался там какой-то шум. Но я никого не нашел. Наверное, вспугнул его, но только он потом вернулся.

Джорджи спросила его, почему он встал так рано, но Дейв промолчал и продолжал молчать, пока они не въехали в городок из старых дощатых зданий. Ковбой поставил грузовик на главной улице.

– Встретимся здесь через полчаса, – сказал он, спрыгивая на землю.

Нэнси с Джорджи смотрели ему вслед, пока он не скрылся в дверях скобяного магазина дальше по улице. А прямо напротив них был дом с вывеской «ШЕРИФ».

Девочки вошли в небольшую приемную, и навстречу им с вращающегося кресла поднялся седой человек.

– Вы, полагаю, мисс Дру, – произнес он с приятной оттяжкой. – Я шериф Кертис. – В глазах у него заблестели веселые искорки. – Эд Роули сказал, что вы прицеливаетесь узнать, кто вредит у него на ранчо.

– И Нэнси узнает! – решительно заявила Джорджи.

– Ну, что ж, желаю удачи. – Выслушав историю Нэнси, прочитав записки и осмотрев гремушку, шериф добавил: – Это я оставлю пока у себя как улики, а потом позвоню в полицию штата и Феникса, чтобы они высматривали типа, которого вы видели в аэропорту. Держите меня в курсе и будьте очень осторожны, девочки, – закончил он серьезным тоном.

Нэнси поблагодарила его, и девочки ушли. У них в запасе было еще двадцать минут, и Джорджи решила забежать в универсальный магазин купить ковбойский шейный платок, а Нэнси медленно пошла по улице, разглядывая товары в витринах. Прохожих не было, и большинство магазинов и лавок еще не открылись.

Впереди прямо посреди мостовой рос могучий тополь, опоясанный деревянной скамейкой. Она решила посидеть в его тени, как вдруг увидела напротив высокую башню индейских корзин у входа в лавочку с вывеской «Мэри Олень. Подарки», и перешла улицу, чтобы полюбоваться ими вблизи. Потом она заглянула внутрь и чуть не закричала от неожиданности.

В лавочке был только мужчина, чье лицо по глаза прятал черный платок. Нагнувшись над открытым ящиком, он ссыпал из него в бумажный пакет драгоценности!

Сердце Нэнси бешено заколотилось. Она посмотрела направо и налево. Ни души! И она смело переступила порог лавочки.

– Брось пакет! – крикнула она.

Охнув от неожиданности, мужчина молниеносно обернулся и ринулся на нее.


ПОДАРОК БАНДИТА

Нэнси не растерялась и, отпрыгнув в сторону, опрокинула корзины под ноги вору. Вор охнул, споткнулся и упал, а пакет вылетел из его руки.

– Помогите! – закричала Нэнси, выбегая на тротуар и подбирая пакет. – Шериф!

Вор вскочил, расшвыривая корзинки, и скрылся в узком проходе между домами, а из кафе рядом выбежали молодая индианка и какой-то мужчина.

– Что случилось? – воскликнула индианка. – Я Мэри Олень!

Нэнси быстро объяснила ей, что произошло, и Мэри ахнула:

– Ограбили!.. Мою лавку…

– Почти, – ответила Нэнси с улыбкой, протягивая ей пакет.

Индианка принялась ее благодарить, но тут к ним подбежали Джорджи, Дейв, шериф Кертис и несколько соседних лавочников. Нэнси быстро повторила свою историю и описала вора.

– Нос и подбородок он закрыл черным носовым платком, был в рубашке и темных брюках.

Мужчины бросились в проход между домами, а Нэнси обернулась к индианке. На ней было алое, расшитое бусами платье, на спину падали две черные глянцевые косы. Нэнси назвала ей свое имя и имя Джорджи.

– Нэнси, я тебе так обязана! – с благодарностью сказала Мэри. – Мне хочется подарить тебе что-нибудь на память!

– Не надо! Я рада была помочь.

Но Мэри пригласила их войти. В лавочке было прохладно и приятно пахло выделанной кожей. Вдоль стены стоял длинный стеклянный шкаф с драгоценностями в стеклянных ящичках. Стекло сбоку было отодвинуто и ящичек опустошен.

– Шкаф не запирается, – объяснила Мэри. – Конечно, мне следовало запереть за собой дверь, но так рано покупателей не бывает. – Затем она спросила: – А откуда вы? Выговор у вас не местный.

Нэнси ответила, что она гостит на ранчо Тени Индианка улыбнулась.

– Ну, так я знаю, что тебе подарить! – Из бумажного пакета она достала золотую вещицу – старинные дамские часики на булавке с французскими королевскими лилиями.

– Какие красивые! – воскликнула Нэнси. – Но они же очень дорогие, и я не могу их взять. Их ведь, наверное, очень легко продать!

Мэри Олень покачала головой.

– Они не продаются. Я выставляла их среди других антикварных драгоценностей, просто чтобы на них любовались. Но раз ты с ранчо Тени, они будут твоими.

– Но при чем тут ранчо? – с любопытством спросила Нэнси.

Часы эти, объяснила индианка, подарил Фрэнсис Хамбер ее возлюбленный.

– Вот его инициал, – добавила она, показывая заднюю крышку, на которой под буквой «В» была вырезана дата – июнь 1880 года. Потом Мэри показала Нэнси сердце, выгравированное на передней крышке.

– Это знак Валентайна, – сказала она. – Если верить легенде, все его личные вещи, вроде пряжки на поясе или перстня, были помечены изображением сердца. И даже тавро на его коне изображало сердце.

– Он прямо-таки романтичный разбойник! – заметила Нэнси, и Мэри кивнула.

– Он завещал Фрэнсис сокровище, – продолжала она. – Но оно ей так и не досталось.

– Сокровище? – повторила Нэнси. – Какое же? Мэри пожала плечами.

– Валентайн только указал в завещании, что все принадлежащее ему имущество он оставляет Фрэнсис и ее наследникам. А что это за сокровище и где оно спрятано, в завещании не указывалось. Многие считают, что оно спрятано где-то на ранчо Тени.

Сердце Нэнси взволнованно забилось. А вдруг в этом и заключена тайна всех несчастий на ранчо? Кто-то хочет без помех искать там клад?

– И многие об этом знают? – спросила Джорджи.

– Историю Валентайна здесь знают почти все, но вот что он будто спрятал что-то на ранчо, помнят только несколько старожилов. – Мэри покачала головой – Не думаю, что новые его владельцы хотя бы слышали об этом. Нэнси внимательно разглядывала золотые часики. А вдруг в них спрятано указание, как отыскать клад? Она подцепила ногтем крышку, и та отскочила, открыв полустертый циферблат.

– Они исправны, – сказала Мэри. – И задняя крышка тоже открывается.

К большому разочарованию Нэнси, на внутренней стороне крышек не оказалось ни надписей, ни рисунков.

– А откуда они у вас? – спросила она.

– Я купила их на аукционе вместе с разными безделушками, хранившимися в шкатулке, – объяснила Мэри, добавив, что они принадлежали мисс Мелоди Филлипс, одной из старейших обитательниц Тамблуида, которая в юности была близкой подругой Фрэнсис Хамбер. Когда та умерла где-то в восточных штатах, ее родители, еще жившие на ранчо, подарили шкатулку мисс Мелоди на память о подруге.

– Все это было написано на крышке шкатулки, – объяснила Мэри.

– А она у вас сохранилась? – поспешно спросила Нэнси.

Но индианка покачала головой.

– Нет, я ее выбросила, как и большую часть безделушек. Они не имели никакой ценности. А часики ты обязательно возьми, Нэнси. Прошу тебя, – добавила она очень серьезно.

Боясь ее обидеть, Нэнси согласилась. Она поблагодарила ее, и тут вернулся Дейв. Он сообщил, что вор убежал.

– Шериф говорит, что он примет меры.

– Очень хорошо, – ответила хозяйка лавки и показала часики Дейву. – Я их подарила Нэнси, – добавила она и снова рассказала их историю.

Дейв как будто очень заинтересовался и внимательно осмотрел часы. Когда он вернул их индианке, та с застенчивой улыбкой приколола их к блузке Нэнси.

Выходя из лавки вместе с Джорджи и Дейвом, Нэнси заметила небольшую пастель, выставленную на прилавке.

– Какой красивый пейзаж! – заметила она.

Мэри сказала, что это работа художника, который жил на горе Тени. Очарованная красотой западного ландшафта, Нэнси купила пастель.

Когда они вышли, Нэнси увидела на скамейке под старым тополем высокого мужчину в черной куртке и брюках. На голове у него было черное сомбреро. Когда Нэнси проходила мимо, он впился в нее светло-карими глазами, и ей почудилось, что его взгляд задержался на часиках. А что если это потерпевший неудачу вор?

«Спрятал шляпу и куртку где-нибудь, – рассуждала Нэнси, – а когда убежал, снова их надел. Но почему его интересуют часики? Потому что он охотится за кладом и рассчитывает, что они дадут ему ключ к разгадке?»

Когда они забрались в кабину грузовика, Нэнси заметила, что высокий мужчина смотрит им вслед, и с тревогой сообразила, что название ранчо написано на бортах. «Если он действительно охотится за часиками, то теперь будет знать, где я живу!»

На полпути девочки заметили высоко на склоне пещерные жилища индейцев. Нэнси спросила, принадлежала ли эта часть горы в свое время Хамберам, и Дейв кивнул.

– Отличное место для поисков всяких древностей вроде черепков! – заметила Джорджи.

– Вы все держитесь оттуда подальше! – резко перебил ее Дейв.

А когда Нэнси спросила почему, он объяснил, что ступеньки, ведущие снизу к пещерам, сильно осыпались.

– Там очень опасно, – добавил он.

На ранчо Дейв отогнал грузовик к конюшне. Из кораля доносился смех, и, посмотрев туда, девочки увидели, что на ограде сидит Текс Бриттен. А Бесс верхом на каурой лошади держит в руке свернутое лассо.

– Смотрите! – крикнула она подругам. – Я учусь, как заарканить быка!

Нэнси с Джорджи подошли поближе и увидели, что Бад Мур, приставив руки ко лбу, точно рога, приплясывает перед носом лошади, которая продолжала стоять совершенно спокойно.

– Ну-ка, поймай меня, дружище! – сказал Бад.

Бесс сдвинула брови, закусила губу и сумела закрутить петлю, которая затем упала точно на шею ее лошади.

Текс пронзительно засвистел, Джорджи и Нэнси хохотали, а недавний «бык» помог Бесс спрыгнуть на землю. Она была вся красная от смущения.

– Не беда! – утешила ее Нэнси. – Ты же в ковбои не собираешься!

Под шутливые предложения поучиться еще, девочки направились к дому. В гостиной Нэнси рассказала тете Бет, Элис и Бесс о своем приключении, показала им часики и сообщила все, что узнала от Мэри.

– Про коня-призрака нам рассказал Шорти Стал, – заметила тетя Бет. – Но ни про какие сокровища или клады он не упоминал. Возможно, этой части легенды он не знал.

«Или предпочел скрыть!» – подумала Нэнси, а вслух сказала:

– А можно мы попробуем поискать клад?

– Сколько хотите!

Все принялись разглядывать часики, а Нэнси достала пастель и прислонила ее к вазе на столе.

Элис посмотрела на пастель и побледнела.

– Нэнси, откуда она у тебя?

Нэнси ответила, а Элис взяла пастель в руки.

– Ее написал мой отец, – сказала она. – Я уверена!

Она объяснила, что Росс Регор был художником-любителем и всюду брал с собой ящичек карандашей. Как только у него выпадала свободная минута, он делал наброски, и Элис утверждала, что узнает его работы из тысячи других.

– Мы должны найти этого художника! – повторяла она. – Это папа, я знаю!

Остальные подумали, что Элис цепляется за соломинку, тем не менее тетя Бет обещала утром отвезти свою младшую племянницу в город и расспросить индианку.

Вечером после ужина Нэнси надела теплую куртку, взяла фонарик и отправилась погулять в одиночестве. Она прошла мимо конюшни, курятника и кораля к большому лугу. Там она остановилась, размышляя, а ветер свистел по долине и раскачивал верхушки деревьев. Сзади тихонько подошел Вождь и сунул ей морду в ладонь

Нэнси обернулась и вдруг заметила, что из пристройки с родником сквозь щель пробивается узкая полоска света. Кто бы это мог быть?

Нэнси поспешила туда, но вдруг у нее под ногой громко хрустнула сухая ветка, и свет сразу погас.

Напрягая все внимание, Нэнси на цыпочках подкралась к двери, распахнула ее и посветила внутрь фонариком. Никого!

По спине у Нэнси забегали мурашки. Этого же не может быть!

Она медленно пошла назад, ломая голову над тем, что произошло, как вдруг со стороны луга донесся свист, леденящий кровь. И будто отозвавшись на него, среди деревьев по ту сторону луга появился несущийся галопом конь, словно сотканный из белого тумана… Призрак!


ШОРТИ ВЫБИРАЕТ САМЫЙ КОРОТКИЙ ПУТЬ

Нэнси словно окаменела, не спуская глаз с призрачного скакуна, который теперь несся через луг. Затем она кинулась к изгороди, крича изо всех сил.

И сразу же из конюшни послышался крик:

– Призрак! Призрак! В седло! – Голос принадлежал Шорти.

Раздались ответные возгласы: это ковбои бежали к конюшне. К Нэнси, которая стояла у изгороди, следя за тем, что происходило на лугу, присоединились остальные девочки. К ним подбежал Вождь. Но тут же с лаем погнался за призраком, а туманный конь повернулся и словно поплыл по воздуху к дальнему концу луга.

Из конюшни один за другим вылетали всадники. Вперед вырвался Шорти:

– За мной! Уж теперь мы изловим эту тварь! Однако конь-призрак уже далеко опередил своих преследователей. Только Вождь продолжал его настигать. Но вот жуткая туманная фигура доскакала до деревьев по ту сторону луга и вдруг исчезла. Бесс судорожно перевела дух. Словно в воздухе растворился! Чепуха! – буркнула Джорджи

– Но как настоящая лошадь могла бы вот так пропасть из виду? – спросила Элис.

– Да, поразительно! – согласилась Нэнси. – Ведь мы должны бы видеть, как он постепенно скрывается за деревьями… – Внезапно она вспомнила, что, согласно легенде, появление коня знаменует разрушение и гибель. – Бежим! – вырвалось у нее. – Где-то случилась беда!

Четверо девочек бросились к дому. Но все было как будто тихо. Они заглянули на кухню. Там тетя Бет старалась успокоить миссис Термонд. Девочки побежали по веранде к своим комнатам.

Нэнси, вскрикнув, остановилась на пороге. В их спальне все было перевернуто вверх дном. Подушки вспороты, одеяла валяются на полу, ящики выдернуты и перевернуты. Элис кинулась в свою комнату, но тут же вернулась и сказала, что там все в порядке.

– Да, кому-то очень хочется, чтобы мы убрались с ранчо! – заявила Джорджи.

– Не только! – задумчиво возразила Нэнси. – Возможно, он искал часы Фрэнсис Хамбер.

– Но ведь только мы и дядя с тетей знают, что Мэри Олень подарила их тебе, – заметила Элис.

– А человек в городе? – напомнила Нэнси. – И еще Дейв. Их обоих часы очень заинтересовали.

– Так где же они? – испуганно спросила Бесс.

– На мне, – ответила Нэнси. – Под свитером. (Перед ужином она переоделась в желтую блузку и юбку со свитером им в тон.)

Нэнси, Бесс и Джорджи начали приводить комнату в порядок, а Элис побежала на кухню рассказать тете и миссис Термонд о том, что случилось. Они поспешили на помощь. К тому времени, когда кровати были снова застланы и наволочки надеты на запасные подушки, вернулись мужчины.

– Призрак скрылся, – мрачно сказал Эд Роули. Вождь преследовал его по пятам, но он не вернулся, и я очень беспокоюсь.

— Боюсь, сказала Нэнси, – у нас тоже дурные новости. – Она быстро рассказала о погроме. – Но во всяком случае, – заключила юная сыщица, – назначение призрака ясно: он отвлекает внимание от того, что происходит где-то еще.

– Однако поймай мы его, мы могли бы найти и тех, кто стоит за всем этим, – сказал Эд Роули, и Нэнси с ним согласилась.

На следующее утро за завтраком Дейв сообщил, что Вождь так и не вернулся.

– Призрак с ним разделался, с беднягой! – вздохнула миссис Термонд. – Он доберется и до нас всех!

Едва встав из-за стола, Нэнси сказала, что поедет покататься. Она надела костюм для верховой езды и побежала на конюшню, где Текс оседлал ей красивого гнедого. Ездила Нэнси прекрасно и с наслаждением поскакала по лугу, ища следы призрака. Но их совершенно скрыли следы погони.

Нэнси подъехала к купе тополей, где исчезло непонятное существо. Там начиналась тропа, которая вела к подошве горы и вверх по склону. Не по ней ли скрылся призрак?

Нэнси повернула лошадь и вернулась в дом, где отвела Бесс с Джорджи в сторону и спросила:

– Хотите отправиться со мной на поиски?

– Еще бы! – ответили они хором.

Шорти вызвался сопровождать их, и через полчаса маленькая кавалькада уже поднималась по тропе в гору.

Склон был крутой. Все молчали, и слышно было только, как поскрипывают седла да лошадиные копыта стучат по твердой земле. Наконец, тропа стала более пологой, и лошади, разбрызгивая воду, перешли мелкий ручей.

– Это он сейчас такой! – заметил Шорти. – А разразись хороший ливень, он сразу вздуется, заревет, и только тренированные лошади смогут через него перебраться. Такие вот, как ваши: большие, спокойные, умеющие плыть по течению.

Время приближалось к полудню, как вдруг Нэнси придержала лошадь.

– Слышите? – воскликнула она. Откуда-то со скал вверху доносился собачий лай. Вождь Апачей?

И почти сразу же Джорджи углядела там крышу хижины.

– Наверное, Вождь в ней! – предположила она.

– А тропа как будто ведет к хижине! – сказала Нэнси.

– Я знаю путь покороче, – быстро перебил Шорти. – За мной!

Он свернул, и вскоре они выехали на боковую тропку. Дальше та тропа, объяснил он девочкам, становится непроезжей. Через четверть часа Шорти остановился, снял шляпу и утер лоб платком.

– Вроде бы мы не туда свернули. – Он пожал плечами. – А время позднее, так что искать дорогу не стоит. Пора домой!

Нэнси и ее подруги уныло последовали за ним по еще одной тропе, которая ниже по склону вывела их на первую. До ранчо они добрались в пятом часу. Спешиваясь возле конюшни, Шорти сказал:

– Очень я жалею, что мы не отыскали пса!

– Я тоже, – ответила Нэнси. Она почти не сомневалась, что Шорти только притворялся, будто сбился с дороги, только бы не дать им добраться до хижины. И твердо решила вернуться туда. Подруги сразу согласились с ее подозрениями.

– Ну, конечно, он это подстроил! – заявила Джорджи.

На веранде их встретила сияющая Элис.

– Нэнси! – воскликнула она. – Мэри сказала, что фамилия художника Берзи и что он живет в хижине на горе Тени!

Три подруги обменялись многозначительными взглядами.

– Элис! – радостно сказала Нэнси. – По-моему, я знаю, как добраться до этой хижины. Поедем туда завтра. И, может, найдем там Вождя.

Вечером Элис пришла в спальню подруг. Она не могла понять, почему, если художник и правда ее отец, Вождь должен быть с ним.

– Если бы я знала! – ответила Нэнси. – И Элис, милая, не строй слишком уж больших надежд. Хижина, возможно, совсем не та, хотя у меня есть предчувствие, что она как-то связана с тайной ранчо Тени.

Разговаривая, Нэнси вертела в пальцах старинные часики. Машинально проводя пальцем по краю передней крышки, она вдруг ощутила крохотный выступ, нажала на него, и внезапно открылась тонюсенькая крышка.

– Потайное отделение! – воскликнула Нэнси.

Изнутри в крышку была вставлена маленькая выцветшая фотография красивого молодого мужчины с пышными темными волосами.

– Наверное, это Дирк Валентайн! – сказала Нэнси и показала фотографию остальным. В рамке рядом с ней сохранился крохотный обрывок плотной бумаги.

– Тут была еще одна фотография! – сказала Элис.

– Наверное, Фрэнсис Хамбер, – предположила Джорджи.

Нэнси осторожно извлекла старую фотографию. На обороте она увидела почти стершийся инициал «В», а под ним написанные крохотными буковками слова «зеленая бутылка в»…

– Но где «в»? – спросила Джорджи.

– Вероятно, надпись продолжалась на обороте пропавшей фотографии, – предположила Нэнси.

– Дай-ка мне! – попросила Бесс.

Нэнси протянула ей часы. Бесс долго их рассматривала, потом со вздохом вставила фотографию в рамочку и положила часы на комод.

– Но при чем здесь бутылка? Если…

Внезапно заскулила собака. Где-то в темноте на некотором расстоянии от веранды. Элис вскочила.

– Слышите? – воскликнула она. — Может, это Вождь?


ОБВАЛ!

Девочки выбежали на веранду, но большой немецкой овчарки нигде не было видно.

– Вождь! Сюда! – закричала Нэнси Из глубины темного двора донеслось повизгивание, но пес не появился на зов.

– Может, он поранился? – сказала Бесс, когда они пошли на звук.

В ответ на их крики раздавался лай, визг, но всякий раз словно отдаляясь. Теперь звуки эти, несомненно, до носились с большого луга. Девочки дошли до изгороди и снова закричали. Однако ответом им была тишина.

– Но почему Вождь бежит не к нам, а от нас? – спросила Элис.

Нэнси думала о том же, и внезапно ей стал ясен ответ

– Наверное, это не Вождь и вообще не собака. А кто-то подражал собаке, чтобы выманить нас из дома! Бесс охнула.

– Нэнси! Твои часики! Я их оставила на комоде.

Почти не надеясь успеть вовремя, девочки вбежали в спальню и вздохнули с облегчением. Часики спокойно лежали на комоде.

– Слава Богу, – сказала Бесс. – Если бы они пропали, я бы себе этого никогда не простила!

– Мы отсутствовали так долго, – сказала Джорджи, – что кто-нибудь мог добраться до фотографии Валентайна и прочесть надпись на обороте.

Нэнси тщательно осмотрела фотографию, но ничего сколько-нибудь подозрительного не обнаружила.

– А что, по-твоему, означает эта надпись, Нэнси? – спросила Элис.

Юная сыщица считала, что тут может прятаться указание, где искать клад.

– Валентайн ведь мог подарить часы Фрэнсис с двойной целью: как память о себе и как намек на то, где он укрыл клад.

– По-твоему, клад в зеленой бутылке? – недоверчиво спросила Бесс.

Нэнси мотнула головой'.

– Правдоподобнее, что в бутылке спрятаны указания, как его отыскать. Давайте осмотрим бутылки в коллекции тети Бет.

Она пришпилила часики к блузке, и они всей гурьбой побежали в гостиную. Нэнси показала миссис Роули фотографию в потайном отделении и спросила, не пополнила ли она свою коллекцию бутылками, оставшимися от прежних владельцев ранчо.

– Их у меня две, – ответила тетя Бет. – И одна из них зеленая.

Вместе с девочками она отошла к окну и сняла с верхней полки темно-зеленую бутылку с узким горлышком.

– В ней хранилась примочка, – объяснила она. – Прежде старатели и ковбои очень уважали такие снадобья. Коллекционеры просто охотятся за такими бутылками. Эту я нашла в старом сарайчике за конюшней.

Нэнси извлекла стеклянную пробку, перевернула бутылку и встряхнула ее, но из горлышка ничего не выпало. По просьбе Нэнси Элис принесла спицу из ее сумки, и юная сыщица пошарила внутри бутылки.

– Там пусто, – сказала она.

– Придется обшарить ранчо в поисках других бутылок, – объявила Бесс.

Засыпая, Нэнси гадала, не ищет ли еще кто-то зеленую бутылку. А утром, проходя через гостиную, она увидела, что зеленая бутылка из-под примочки исчезла с полки.

Нэнси тут же тщательно осмотрела все полки, но бутылка не нашлась. Оставалось признать, что собачий визг был уловкой и, пока они звали Вождя, кто-то прочел слова на фотографии Валентайна.

Мимо двери веранды прошел Дейв. Нэнси окликнула его и спросила, в каком часу он дежурил накануне ночью.

– С восьми до полуночи, – ответил он. – А что?

– Да так просто. А вы не слышали, чтобы во дворе скулила собака? И никого не видели?

Собаку Дейв слышал, но никого не видел. Когда он заглянул во двор, собаки он там не нашел.

– И опять-таки, а что? – Дейв смотрел на Нэнси, посмеиваясь.

– Это была хитрость, чтобы выманить нас из дома и помочь кому-то порыться в моих вещах, – ответила Нэнси, глядя ему прямо в глаза. Он ответил ей таким же прямым взглядом.

– Думается, вы правы, – сказал он и добавил негромко: – Поосторожней, Нэнси. Это опасные игры! – И повернувшись, он ушел.

Угроза или дружеское предостережение? Нэнси так и не сумела решить. Дейв держался грубовато, но Нэнси понравилась его прямота.

«Надо рассказать про это тете Бет», – подумала она.

И хозяйка ранчо, и ее племянницы расстроились, услышав об исчезновении зеленой бутылки, но затем миссис Роули заметила с улыбкой:

– Вор, наверное, сильно огорчился, когда после стольких хлопот обнаружил, что бутылка пуста!

– Конечно, – согласилась Бесс. – Но он ведь будет продолжать поиски и вдруг раньше Нэнси найдет настоящую бутылку!

– Так помешаем ему! – засмеялась ее подруга.

Пока девочки переодевались для верховой прогулки, тетя Бет рассказала им о поселке-призраке на горе Тени – так часто называют селения, брошенные их жителями.

– Возможно, мистер Берзи поселился там, – сказала она. – Поезжайте сначала туда, осмотрите окрестности, а на обратном пути загляните в хижину, где, по-вашему, заперта собака. – Она нарисовала план склона, а потом сказала очень серьезно: – Вернитесь домой до заката. В темноте горные тропы становятся опасными.

Нэнси захватила свой карманный компас, и девочки зашли на кухню взять корзинку со всякими разностями, которую приготовила для них миссис Термонд. А потом побежали на конюшню.

Текс оседлал для них тех же лошадей, что и накануне, и большую буланую кобылу Чу-Чу для Элис. Когда тоненькая девочка забралась в седло, она невольно засмеялась.

Текс тоже расплылся до ушей.

– Стремена настолько я укоротить не смогу, мисс, – сказал он. – Лучше подберем для вас лошадку поменьше

Бесс предложила Элис поменяться лошадьми, что они и сделали.

– Чу-Чу по тропам ходит лучше не надо, – сказал Текс. – Вот только рек побаивается.

– Буду помнить, – обещала Бесс.

Во главе с Нэнси всадницы галопом пронеслись через большой луг и начали подниматься по тропе. Нэнси часто сверялась с планом тети Бет, и после долгого жаркого подъема они увидели выше на склоне кучку обветшалых дощатых строений.

Вскоре они въехали на улицу поселка-призрака, и их поразила тишина, окутывавшая осевшие домишки. У крыльца покосившейся гостиницы они спешились и привязали лошадей к старой коновязи. Не успели они сделать и шага по широкому тротуару, как Элис вскрикнула:

– Поглядите! – Она указывала на раздавленный синий мелок. – Это пастельный карандаш!

Нэнси опустилась на колени и внимательно осмотрела синий порошок.

– Его раздавили совсем недавно, – сказала она взволнованно. – Не то бы его разметал ветер и смешал с пылью.

Кроме большого синего пятна, она заметила цепочку мелких и быстро прошла по этому следу до конца улицы. И увидела ниже по склону двух убегающих мужчин.

Секунду спустя они скрылись за скалами. Элис и Джорджи с Бесс присоединились к ней секундой позже и уже не увидели их. Девочки простояли там довольно долго, но мужчины больше не показались.

– Я же знаю, что один из них папа! – всхлипнула Элис. – Ведь он уронил карандаш… Нэнси, ну почему они убежали? Или они держат его в плену?

– Пока не знаю, – ответила Нэнси. – Но постараюсь скоро узнать.

– Пошли! Обыщем поселок, – потребовала Джорджи. – Может, найдем доказательства, что здесь живет художник. А если так, он вернется.

Элис согласилась с ней, и они разошлись в разные стороны, чтобы быстрей осмотреть поселок. Нэнси выбрала высокий дом, примостившийся на крутизне. Она осторожно вошла и скоро убедилась, что в нижних комнатах ничего интересного нет. Тогда она поднялась по скрипучим ступенькам на второй этаж.

В первой комнате стояла сломанная латунная кровать, и больше ничего. Она подошла к окну и выглянула наружу. По земле тянулась длинная тень мужчины в сомбреро! Видимо он стоял за углом дома.

Нэнси бросилась к другому окну и заметила, что тень движется к задней стене дома. Она поспешила туда и увидела совсем близко каменистый склон. Внезапно между двумя выступами она различила фигуру человека в черном сомбреро. Он торопливо карабкался вверх по склону.

Сердце Нэнси бешено заколотилось. Человек под тополем в Тамблуиде? Знал ли он, что она вошла в дом? Если, как она подозревала, он был причастен к тому, что творилось на ранчо Тени, то мог устроить тут засаду, чтобы напасть на них!

«Но, может, он попадется в собственную ловушку и я сумею узнать, что он затевает?» – сказала она себе. Однако оставаться здесь никак не следовало, и она поспешила к шаткой лестнице.

Внезапно снаружи донесся грохот, который с каждой секундой становился все громче. На миг Нэнси решила, что слышит раскаты грома, и остановилась. Но тут же сообразила, что это такое.

– Обвал! – вскрикнула она, но ее голос потонул в грохоте, и ветхий дом покачнулся и сорвался с фундамента.


УДРАВШИЙ ПЕС

Нэнси отбросило на перила. Она попыталась ухватиться за них, чтобы удержать равновесие. С оглушительным треском лестница рухнула, и Нэнси слетела на пол первого этажа. Ее так оглушило, что она не сразу заметила, как снова стало тихо. Старый дом содрогнулся и замер. Мало-помалу Нэнси осознала, что снаружи доносятся голоса.

– Нэнси! Нэнси! Ты там? – в ужасе кричала Бесс.

– Я ее вижу! – Более низкий голос Джорджи раздался гораздо ближе.

Нэнси с трудом приподнялась и села. Пол теперь был сильно наклонен, и она увидела, что подруги взбираются к ней буквально на четвереньках

— Нэнси, как ты? Жива? — испуганно спросила Бесс

Нэнси с усилием улыбнулась.

– По-моему, я отделалась парой синяков Мне надо немножко перевести дух, и все будет в порядке Джорджи и Бесс помогли ей встать на карачки

– Выбираться надо будет ползком, – сказала Джорджи. – И побыстрее! Дом, того и гляди, снова поползет вниз по склону.

Они, затаив дыхание, осторожно заскользили по наклонному полу к двери. Порог теперь доходил им чуть ли не до пояса. Когда они выкарабкались наружу, Нэнси увидела, что дом сполз на улицу.

К ним с мотком веревки бежала Элис.

– Нэнси, слава Богу, ты цела и невредима! – воскликнула она. – А Джорджи послала меня за веревкой к лошадям. На всякий случай.

Нэнси с тревогой посмотрела на каменистый склон над полуразрушенным домом. Она прищурилась от солнечного блеска, но ничего не увидела.

– Но что вызвало обвал? – спросила Джорджи. Тут Нэнси сказала подругам про человека в черном сомбреро.

– Возможно, он столкнул большой камень, – добавила она.

– Нарочно?! – в ужасе спросила Бесс.

– Не исключено, – ответила Нэнси. – По-моему, это тот самый, кого мы с Джорджи видели в Тамблуиде. Если он нацелился на клад Валентайна, то просто еще раз попробовал заставить нас уехать.

Джорджи заметила, что мужчины в больших черных сомбреро в здешних местах не такая уж большая редкость.

– Знаю, – вздохнула Нэнси, прикидывая, выследил ли мужчина их до поселка-призрака или, наоборот, они его спугнули.

Ее подруги сказали, что никаких следов того, что тут кто-то живет сейчас, они не нашли. По предложению Нэнси они пошли дальше по улице, заглядывая снаружи в дома, которые еще не осматривали.

Бесс то и дело посматривала через плечо, проверяя, не крадется ли за ними кто-нибудь. В конце улицы они с Джорджи заглянули в покосившуюся кузницу. Внезапно раздался шорох, под ноги Бесс покатился коричневатый шарик, и она с визгом отпрыгнула.

– Ну, знаешь, Бесс! – сердито сказала Джорджи. - Бояться какой-то полевки! — Бесс покраснела

– Я не виновата! Мне все время кажется, что этот в черном сейчас на нас набросится.

– Вообще-то Бесс права, – вмешалась Нэнси. - Нам лучше убраться отсюда. Если он где-то тут прячется, то может скатить еще камень!

Несколько минут спустя девочки уже выезжали из поселка-призрака.

– Отсюда мы поедем прямо к хижине? – тревожно спросила Элис. – Вдруг те двое укрылись там.

Нэнси кивнула и, как только обветшалые домики остались позади, внимательно сверилась с планом тети Бет. Поглядев на компас, она свернула на узкую тропу, огибавшую гору Тени со стороны, противоположной ранчо. Иногда девочки проезжали совсем рядом с большими кремовыми цветками юкки или вспугивали птиц из колючих зарослей, но ни людей, ни четвероногих обитателей склонов они не видели.

Около полудня они добрались до большой ровной площадки, где в тени нескольких высоких камней бежал ручеек. Они спешились, напоили лошадей и перекусили. Час спустя они продолжили путь и вскоре обогнули скалистый выступ, за которым в отдалении увидели среди скал небольшую хижину. Они направили лошадей туда, железные подковы зазвякали о камни, и камешки поменьше со стуком покатились вниз. Внезапно раздался собачий лай и смолк.

– Это Вождь лаял! – воскликнула Бесс. В нескольких десятках шагов от хижины девочки спешились.

– Бесс и Элис, останьтесь с лошадьми, хорошо? попросила Нэнси. – А мы с Джорджи пойдем на разведку.

Они с Джорджи начали крадучись взбираться по склону, а потом пошли в обход хижины. Оказалось, что ее задняя стена почти упирается в обрыв, и узкое пространство между ними густо заросло кустами и папоротником. В стене виднелось открытое окно, но изнутри оно было плотно завешено мешковиной. Девочки замерли и прислушались, но из хижины не доносилось ни звука. Они замкнули круг и тихо вернулись к Бесс и Элис.

– Дверь чуть приоткрыта, – прошептала Бесс. – По-вашему, там кто-то есть?

– Проверить это можно только одним способом, – решительно сказала Нэнси. – Я пойду и постучусь.

Не успела она сделать и нескольких шагов, как снова раздался лай, а в следующую секунду из-за хижины выскочила большая черная овчарка.

Вождь! – вскрикнули они хором.

Пес приветствовал девочек оглушительным лаем, отчаянно виляя хвостом. С шеи у него свисал обрывок веревки. На голове виднелись ссадины и порядочная шишка.

– Бедняга! – Нэнси опустилась перед псом на колени, успокоила его, а потом осторожно ощупала опухоль. – Кто-то оглушил его, а после держал на привязи, – заключила она.

– Но для чего? – Бесс пугливо покосилась на хижину.

– Возможно, он слишком близко подобрался к коню-призраку, – ответила Нэнси.

— Ну и что? – с недоумением спросила Джорджи. – Вождь ведь ничего рассказать не может!

– А вдруг на нем остался какой-то след? – сказала Нэнси. – Что-нибудь прилипло к шерсти и покажет, как проделывается этот фокус.

Могучий пес терпеливо ждал, пока Нэнси перебирала его шерсть, но ничего необычного она не обнаружила.

Бесс сказала, что подождет с лошадьми и Вождем, пока они сходят к хижине. Так и порешили, и через минуту Нэнси уже стучалась в дверь. Никто не откликнулся. Она постучала еще раз и осторожно отворила ее.

Хижина состояла всего из одной комнатки. В ней никого не было, но она выглядела жилой- на столе стояли две кружки и кофейник.

Элис вскрикнула и бросилась к столу: возле кружек лежал неоконченный рисунок и пастельный карандаш.

– Папа! Он был тут!

В кружках темнело кофе. Нэнси потрогала их. Они были еще теплые.

– Да, художник действительно был здесь с кем-то — сказала она. — И они ушли отсюда совсем недавно.

– Почему? – спросила Джорджи. — Потому что услышали, как мы подъезжаем, а у них есть причины прятаться?

– Моего отца держали здесь насильно! – решительно заявила Элис. Она посмотрела на остальных и догадалась, о чем они думают. – Вы считаете, что он замешан в эту историю с призраком! – сказала она с упреком. – Потому что мы нашли здесь Вождя!

Нэнси поспешила успокоить ее.

– Конечно, твой отец тут ни при чем, – сказала она. – Но второй человек здесь вполне может быть связан с тайной ранчо Тени.

Оставив дверь чуть приоткрытой, как она была раньше, девочки вернулись к Бесс и рассказали о своих открытиях.

– Они могут вернуться. Давайте спрячемся и подождем, – предложила Нэнси.

Они отвели лошадей за скалы, которые не были видны из хижины. Не отпуская Вождя от себя ни на шаг, Нэнси и ее подруги спрятались в густом кустарнике и приготовились вести наблюдение за хижиной.

Пока они ждали, Нэнси раздумывала над внезапным появлением овчарки. Вождь выбежал из-за хижины, но всего за две-три минуты до этого они с Джорджи прошли между задней стеной и обрывом, не увидев и не услышав пса. Может быть, он был привязан где-то в стороне и сумел перегрызть веревку? Но зачем его вообще держали на привязи? Ведь соприкосновение с призраком никаких следов на нем не оставило… Или просто его похититель был не прочь присвоить породистую собаку?

Медленно тянулись часы. Становилось все жарче, все душнее. На солнце наползали тучи. Обитатели хижины не возвращались. В конце концов Нэнси с тревогой посмотрела на хмурящееся небо.

– Надо успеть вернуться до дождя, – сказала она.

Элис начала умолять их подождать еще немножко, но остальные понимали, что это было бы очень неразумно. Нэнси обещала ей, что они обязательно вернутся.

Маленькая кавалькада тронулась вниз по склону. Вождь бежал рядом с лошадью Нэнси. Вскоре старшие девочки сообразили, что едут по той же тропе, по которой поднимались на гору накануне.

– Так, значит, Шорти наврал, когда сказал вчера, что дальше она становится непроезжей! – заметила Джорджи.

Нэнси возразила, что ковбой мог просто ошибиться, однако признала, что его поведение выглядит очень подозрительным.

Внезапно солнце исчезло, в лицо им ударил холодный ветер, в пыль шлепнулись первые крупные капли дождя и через секунду хлынул ливень.

Лошади зафыркали. Ослепительная молния расколола большую ель выше по склону, грянул гром, и лошади испуганно шарахнулись.

– Держитесь крепче! – крикнула Нэнси через плечо. – И не останавливайтесь!

С каждым мгновением ливень хлестал все сильнее, и тропа превращалась в полосу полужидкой скользкой глины. Далеко внизу они видели залитый солнцем большой луг, до которого гроза не добралась.

– А мы выберемся отсюда? – испуганно спросила Бесс.

И тут Нэнси с ужасом вспомнила, что им предстоит переправа через ручей. А кобыла Бесс боится воды! Она не осмеливалась понукать своего коня, потому что он ступал очень осторожно, чтобы не поскользнуться. Но ведь с каждой минутой ручей вздувается все больше!

Добравшись до его берега, девочки со страхом уставились на бурный мутный поток.

– Нам через него не переправиться! – ахнула Бесс. Нэнси ответила, что другого выхода у них нет.

– Провести ночь здесь на горе мы не можем, – сказала она. – Это слишком опасно. Не бойся, Бесс! Мы сумеем переправиться, если не будем терять времени.

Неожиданно Вождь просительно тявкнул и положил лапу на ее стремя.

– Хочет прокатиться! – заметила Джорджи.

Пес вспрыгнул на большой камень у самой воды, и Нэнси подъехала к нему почти вплотную. С ее помощью Вождь вскарабкался на седло перед ней, и Нэнси обвила его одной рукой.

– Держись, малыш! – шепнула она ему. – Вперед!

Подобрав поводья, она направила своего коня в ручей. Он не стал бороться с течением, а плыл по нему, постепенно приближаясь к противоположному берегу. Вскоре он уже нащупал дно и выбрался из воды на твердую землю. Вождь соскочил с седла, а Нэнси обернулась посмотреть, как обстоят дела у остальных.

Одна за другой сильные, надежные речные лошади благополучно переправились через ручей. Бесс с Чу-Чу осталась последней. Как поведет себя кобыла? Чу-Чу вошла в воду и продолжала идти, пока не оказалась в ней по брюхо. Только тогда она остановилась.

– Если Чу-Чу не поплывет, ее снесет течение! – воскликнула Джорджи.

– Помогите! – крикнула Бесс. – Она не хочет плыть!

Вода в ручье стремительно поднималась, и Нэнси, пришпорив коня, быстро поднялась выше по берегу. Когда между ней и Бесс оказалось порядочное расстояние, она направила коня в ручей.

– Держись, Бесс! Я сейчас!

И в эту секунду в десятке шагов выше по течению в ручей рухнул подмытый кусок берега. Взметнулась волна и накрыла Нэнси вместе с конем.


ПОД ЗАМКОМ В КЛАДОВОЙ

Крепко сжав поводья, Нэнси удержалась в седле, несколько секунд спустя ее конь обрел равновесие и поплыл к Бесс. Нэнси схватила поводья Чу-Чу и начала буксировать ее к берегу, а Бесс прилагала отчаянные старания, чтобы удержаться в седле.

– Ах, Нэнси! – воскликнула она, когда они все оказались на твердой земле. – Ты просто чудо. Ты нас спасла!

– Но мы не можем оставаться здесь, – с тревогой сказала Нэнси, – а тропа совсем размокла и будет дальше скользкой, как лед.

– Зачем торопиться? – Джорджи наморщила нос. – Мы уже промокли насквозь и мокрее не станем!

Девочки посмотрели друг на друга и, невзирая на всю серьезность положения, не смогли удержаться от смеха, такой у них был жалкий вид: мокрая одежда облепляет тело, с ног до головы они забрызганы глиной, с волос ручьями стекает вода.

– Жалко, с нами нет Бада полюбоваться на тебя, Бесс! – поддразнивая, сказала Джорджи, а Нэнси тронула коня и начала первой спускаться по тропе.

Бесс поежилась и скорчила гримасу по адресу Джорджи.

– Я знаю, что вид у меня жуткий! – сказала она. – Я же вижу, на что похожи вы все!

Шутка Джорджи сняла напряжение, но девочки замолчали, старательно направляя своих лошадей по скользкой, крутой тропе. Когда они, наконец, спустились в долину, дождь прекратился, и теперь на них лились жаркие лучи солнца.

Ехать дальше было намного легче, и, когда они добрались до большого луга, одежда на них почти высохла.

Вождь помчался вперед к конюшне, лая как сумасшедший.

– Ой, он поднял такой шум, что все выйдут нас встречать, а мы в таком виде! простонала Бесс.

Нэнси улыбнулась и предупредила, чтобы о человеке в черном сомбреро и двух других мужчинах они никому ничего не говорили – кроме, конечно, дяди с тетей.

У кораля девочек ждали Дейв, Текс и Бад.

– Где вы отыскали Вождя? – спросил Дейв, ни словом не упомянув об их жалком виде.

– Похоже, девочки, – сказал Текс, – что на горе вас слегка обрызгало дождичком! Бад ухмыльнулся и утешил их:

– Это пустяки! Вот погодите, попробуете настоящего западного ливня!

– Нет уж, спасибо! – ответила Бесс.

– Про Вождя мы расскажем потом, обещала Нэнси, и девочки убежали в дом.

Они приняли горячий душ и переоделись к ужину Нэнси надела бледно-голубой свитер с такой же юбкой и так поработала щеткой, что ее тициановские волосы просто сияли. Джорджи выбрала модное темно-зеленое полотняное платье и была готова задолго до Бесс, которая надела желтый свитер, желтую юбку и перепробовала три прически.

– Я хочу выглядеть особенно хорошенькой, – объяснила она, – потому что выглядела особенно жуткой, когда мы вернулись.

В гостиной перед ужином девочки рассказали дяде с тетей свои приключения на горе. Нэнси почти не упомянула происшествие на переправе, но Бесс не могла этого так оставить и за ужином яркими красками расписала храбрость Нэнси, которая поторопилась переменить тему – похвалы всегда ее смущали.

После ужина Дейв позвал Нэнси на веранду и сказал очень серьезно:

– Должен перед тобой извиниться. Ты себя вела замечательно. Я ведь думал, что ты городская неженка и с тобой хлопот не оберешься!

Нэнси улыбнулась.

– Это первое доброе слово, которое я от тебя услышала. Ты всегда такой сердитый с приезжими?

– Нет, – он покраснел и замялся, – просто я… У меня есть причина. – Но прежде чем она успела спросить, какая же это причина, он сказал: – У меня дела. Поговорим потом!

Дейв перепрыгнул через перила веранды и торопливо зашагал к коралю. Нэнси с недоумением следила, как он скрывается в темноте. Так причастен он к бедам на ранчо или нет? Эд Роули ему доверяет, но откуда известно, что он сказал правду о красной глине на своих сапогах? И ведь он знает о часах Фрэнсис Хамбер и, следовательно, мог хитростью выманить девочек из спальни, а позже украсть зеленую бутылку.

«Вдруг Дейв извинился, чтобы я перестала его подозревать?» – подумала Нэнси. Она хотела вернуться в гостиную, но ей навстречу из дверей вышла тетя Бет и остальные девочки.

– Мы едем в кино, объяснила Элис. Хочешь с нами?

– Очень хочу, – ответила Нэнси. — Но мне нужно остаться и вести наблюдения.

Бесс и Джорджи предложили остаться с ней, но Нэнси уговорила их поехать в кино

Миссис Роули и девочки пошли к машине, а Нэнси бросилась в спальню, переоделась в костюм для верховой езды, взяла фонарик и направилась в конюшню. Она решила оседлать своего гнедого, чтобы сразу же броситься в погоню за конем-призраком, если он появится в этот вечер. Либо она его поймает, либо успеет осмотреть следы, пока их не затопчут остальные.

Из конюшни вышел Дейв, ведя на поводу свою лошадь. Он сразу же вскочил в седло. В руке у него был фонарик.

– Просто проверяю, все ли в порядке, – объяснил он. – А ты опять что-то выслеживаешь?

– Да, – ответила она и сразу же переменила тему, спросив, сторожит ли кто-нибудь на большом лугу появление призрака.

– Нет, – сказал Дейв. – Мы с Шорти первыми объезжаем ранчо, а Текс следит за ветряком, пока Бад дежурит на восточном лугу. А потом мы с ними поменяемся. Управляющий, – добавил он, – объезжает изгородь восточного луга. Теперь приходится делать это и по ночам, так что скот находится под присмотром круглые сутки.

Дейв уехал, а Нэнси пошла за седлом в кладовую – длинное дощатое помещение, пристроенное к конюшне. Она включила фонарик и увидела седла, свисающие со стен, и стопки попон на полках.

Она прошла через кладовую и сняла со стены седло, а также уздечку с мундштуком, висевшие над ним. Потом взяла попону и повернулась, чтобы пройти в конюшню. К своему удивлению, она увидела, что дверь закрыта.

Подбежав к ней, Нэнси положила свою ношу на пол и дернула ручку. Дверь не поддалась! Нэнси вспомнила, что открытый навесной замок был вдет в петлю снаружи. Кто-то защелкнул его, не зная, что она тут?

Нэнси заколотила кулаками по двери и закричала, но никто не отозвался. Тут же она сообразила, что все сейчас на своих постах и ее никто не услышит. Может быть, ее запер Дейв? Догадался о ее намерении и решил помешать ей?

– Я должна, должна выбраться отсюда! – сказала Нэнси вслух.

Она пошарила лучом фонарика по кладовой и увидела окошко почти под самым потолком. «Только бы добраться до него, – подумала она. – А протиснуться наружу я сумею».

Нэнси уложила под окном стопку попон, а на них взгромоздила несколько седел, встала на эту шаткую опору и попробовала открыть окно. Рама не поддавалась. Нэнси нащупала задвижку и кое-как умудрилась отодвинуть ее. Потом опять нажала на раму, но та не шелохнулась. Нэнси огорченно спустилась на пол.

«Может, попробовать поднять раму с помощью какого-нибудь рычага?» – подумала Нэнси.

Посветив по углам, она обнаружила железный ломик и вместе с ним взобралась на седла под окном. Подцепив раму снизу, она надавила на ломик. Из окошка ей была видна задняя стена кухни с пристройкой для родника.

Внезапно рама поддалась, и в тот же момент Нэнси заметила свет сквозь щель в пристройке. Ахнув от удивления, она выронила ломик, выбралась за окошко, повисла на подоконнике и спрыгнула на землю.

Едва она встала на ноги, как слева раздался громкий лай, и к ней бросился Вождь.

– Цыц! – прикрикнула на него Нэнси, а потом погладила, успокаивая, и приказала: – Сидеть!

Вождь послушался, и она побежала к пристройке. Внезапно свет там погас, а когда она остановилась перед дверью, из-за угла дома выбежал мистер Роули.

– Нэнси? Что случилось? – спросил он. Она быстро объяснила ему и добавила:

– Из пристройки никто не выходил.

– Значит, тот, кто зажигал там свет, должен быть внутри! – И мистер Роули распахнул дверь.

Нэнси направила луч фонарика внутрь. Никого!


ПОТАЙНОЙ ХОД

– Не может быть! – воскликнула Нэнси. – Отсюда никто не выходил! Я не спускала глаз с двери все время пока бежала к ней.

– Я не сомневаюсь, что свет тебе не примерещился, — сказал мистер Роули, глядя на Нэнси. — Мне это не нравится.

Нэнси рассказала ему, что точно то же произошло с ней тут накануне.

– Наверное, тут есть потайной ход, – предположила она.

Нэнси тщательно осмотрела стены пристройки при свете фонарика и убедилась, что кирпичи плотно скреплены друг с другом. Потом она исследовала глинобитный пол, не скрыт ли где-нибудь под слоем глины потайной лаз. Но нигде не было видно ни единой подозрительной трещинки. Нэнси разочарованно вздохнула и поглядела на каменный чан.

– Не стоит тратить на него времени, – сказал мистер Роули. – Он слишком мал, чтобы в нем можно было спрятаться, и слишком тяжел, чтобы его сдвинуть с места второпях. А если отсюда кто-то скрывался, то в одну секунду.

Они вышли из пристройки, и Нэнси с тревогой взглянула на луг.

– В прошлый раз, когда я увидела этот свет, там появился призрак! – сказала она.

– Я предупрежу моих людей, что следует ожидать новой пакости, – озабоченно откликнулся дядя Эд. – И поручу кому-нибудь из патрульных всю ночь следить за пристройкой.

Он быстро ушел, а Нэнси, глядя на темный луг, размышляла над загадкой исчезающего света. Призрак все не появлялся, и в конце концов она ушла в дом, зажгла лампу в гостиной и села, чтобы заново все обдумать. Как можно ускользнуть из пристройки, если из нее нет потайного выхода? Внезапно она вспомнила, как неведомый ночной посетитель бесследно исчез из погреба под кухней. Она вскочила.

«Конечно же! сказала она себе. Пристройка примыкает к кухне, и дальний конец погреба находится под ней! Значит, они должны как-то сообщаться между собой!»

Она выскочила на веранду и обежала угол кухни, но остановилась как вкопанная. Перед пристройкой маячила темная фигура. Это был Дейв, которого прислал туда мистер Роули Нэнси решила отложить осмотр пристройки до утра.

Возвращаясь в дом, она заглянула на кухню. Миссис Термонд сидела у большого стола и читала журнал. Рядом с ней сидел Бад Мур.

– Привет! – сказал он, увидев Нэнси. – Мистер Роули поручил мне сегодня ночью охранять дом, чтобы вы, девочки, могли спокойно спать.

– Чудесно! Большое спасибо! – Нэнси весело улыбнулась, скрывая разочарование. «Раз Бад тут, мне не удастся осмотреть погреб!» – подумала она.

Нэнси проснулась на заре, быстро оделась и тихонько выскользнула из дома. К своему большому облегчению, она никого не увидела перед пристройкой и, спокойно войдя в нее, подошла к кухонной стене.

Нэнси подняла крышку чана и посмотрела внутрь. Ничего. Тогда она опустилась на колени и начала ощупывать его дно. У переднего края ее пальцы внезапно коснулись конца шнура. Напротив оказался еще один. Нэнси потянула за них, и дно чана приподнялось. Оказалось, что оно деревянное и покрыто серой штукатуркой, чтобы выглядеть каменным.

Нэнси хотела было вытащить его, но тут снаружи послышались шаги, и, поспешно выпустив шнуры, она захлопнула крышку чана. Едва она успела схватить жестяную кружку и подставить ее под родниковую струю, как дверь открылась, и, обернувшись, Нэнси увидела Шорти. Он от изумления застыл на пороге.

– Ну, раненько же вы встали, мисс! – буркнул он.

– Да, я люблю вставать рано, ответила Нэнси и вышла из пристройки, чувствуя, что Шорти провожает ее взглядом.

Она знала, что работники ранчо с зарей уже на ногах, но вот пришел Шорти в пристройку напиться или выяснить, что она там делает?

Нэнси не могла дождаться, чтобы ее подруги, наконец, проснулись, так ей не терпелось сообщить им о своем замечательном открытии

При первых же ее словах Джорджи привскочила на постели.

— Вот это да! – воскликнула она. — Ты нашла потайной вход в погреб.

— По-видимому, — осторожно ответила Нэнси. – Но там было темно, а дно я приподняла чуть-чуть. Вполне возможно, что это просто тайник под фальшивым дном. А потому не надо никому про это говорить, пока мы сами не убедимся.

– Правильно! – поддержала ее Бесс.

Девочки надели джинсы и рубашки, надеясь сразу же приступить к обследованию. Однако во время завтрака управляющий Сэндерс нарушил все их планы.

– Двоих я поставлю чинить насос, – объявил он. – Его все еще никак не удается наладить с того раза.

Перед самым концом завтрака Нэнси спросила с улыбкой:

– Кто меня нечаянно запер вчера вечером в кладовой?

В кухне воцарилась тишина. Лица у всех остались спокойными, и Нэнси не удалось ничего узнать.

На исходе утра мистер Роули спросил девочек, не хотят ли они поехать с ним в Тамблуид. Все с радостью согласились и поспешили забраться в машину, за рулем которой сидел Дейв.

По дороге дядя Эд сказал им, что едет на конный завод забрать дюжину годовиков паломино, потому что намеревался заняться их разведением. Он уже прежде оплатил эту покупку.

– Это значительное помещение капитала, – сказал он, сдвигая брови. – Будем надеяться, что с ними ничего не случится!

Дейв проехал через городок и остановился на окраине у конного завода. Вылезая из машины, Нэнси увидела на заборе яркий плакат:


«ТАМБЛУИДСКОЕ РОДЕО!

УГОЩЕНИЕ НА СВЕЖЕМ ВОЗДУХЕ

И ТАНЦЫ! В СУББОТУ!»


Дейв отозвал ее в сторону.

– Хочешь пойти со мной на танцы? — спросил он. Нэнси от неожиданности растерялась, а он сказал настойчиво: – Ну пожалуйста! Бесс и Джорджи обещали пойти с Тексом и Бадом. Отправимся вшестером.

– Хорошо. И спасибо за приглашение, — ответила Нэнси.

– Договорились! – И он поспешил к воротам, за которыми уже скрылся Эд Роули.

Девочки пошли пройтись между загонами, рассматривая лошадей. Небольшая толпа собралась возле кораля, где объездчик предлагал покупателям верховых лошадей. Когда девочки подошли к ограде, перед которой собрались ковбои и владельцы ранчо, свою выучку показывала красивая рыжая кобылка.

Ее хозяин стоял в центре и отдавал команды, свистя по-разному. Кобылка послушно гарцевала, поднималась на дыбы, опускалась на колени. В заключение она по свистку подбежала к хозяину и получила из его рук награду – кусок сахара.

– Какая милая! – вздохнула Бесс.

Они отошли от кораля, и Нэнси увидела Дейва у соседнего загона. Она спросила, есть ли у них время зайти к Мэри Олень.

– Конечно, идите, – ответил он. — Мы заедем за вами туда.

Девочки прошли по главной улице до лавочки. Внутри какой-то высокий мужчина разговаривал с Мэри. Он обернулся, и Нэнси остановилась как вкопанная: тот самый мужчина в черном, которого она видела неподалеку сразу же после того, как вор убежал!

Мэри радостно с ней поздоровалась, и Нэнси познакомила ее со своими подругами. Индианка представила им мистера Даймонда – одного из самых постоянных своих покупателей, как она сказала. Он улыбнулся Нэнси.

– Мисс Дру! Поздравляю вас. Оказывается, Мэри подарила вам старинные часики, которые очень нравились мне. Но я так и не сумел уговорить ее расстаться с ними.

– Я рассказала мистеру Даймонду историю Валентайна и его клада, – объяснила Мэри. – И он просто загорелся желанием пополнить свою коллекцию часиками Фрэнсис Хамбер.

Мистер Даймонд басисто засмеялся.

– Да, я собираю сувениры романтичного Дикого Запада.

– Вы живете где-то поблизости? — спросила Джорджи.

– Нет, мисс. Я провожу тут лето для поправки здоровья. И остановился в здешнем отеле.

– Мистер Даймонд все дни напролет катается верхом по горам, – с улыбкой сказала Мэри.

Нэнси вспомнила человека в черном, которого несколько секунд видела в поселке-призраке, возможно, столкнувшего камень с обрыва. Мистер Даймонд? Не исключено… Он ведь знает про клад.

Поболтав с ними еще немного, мистер Даймонд сказал:

– Ну, всего хорошего, красавицы. – И ушел.

Пока ее подруги выбирали сувениры, Нэнси отвела Мэри в сторону и спросила, заглядывал ли к ней художник, мистер Берзи. Мэри ответила отрицательно, и Нэнси попросила сразу же позвонить ей, если он даст о себе знать. Мэри обещала.

Тут у дверей затормозил Дейв, и девочки, быстро заплатив за свои покупки, попрощались с индианкой.

– Паломино доставят на ранчо во второй половине дня, – с удовлетворением сказал дядя Эд, когда они выехали из городка. – Прекрасные лошади.

Они подъехали к дому под звон железного треугольника: миссис Термонд оповещала, что обед готов. Нэнси подумала, что совсем измучается в ожидании вечера, когда, наконец, можно будет заняться чаном. Однако при бытие фургонов с новыми лошадьми отвлекло ее мысли Девочки с тетей Бет вышли на веранду посмотреть, как их выпустят на большой луг. Нэнси побежала к изгороди, чтобы рассмотреть их поближе.

– Какие же они красивые! — воскликнула она. Дейв, остановивший коня около ворот, согласился с ней.

– Да, они по всем статьям хороши, а масть чистое золото.

Последней в ворота трусцой вбежала кобылка и Дейв завернул ее к изгороди.

– Хочешь ее погладить? спросил он Нэнси.

Она с веселой улыбкой провела ладонью по бархатистой шерсти на морде паломино. Кобылка вздернула голову. Дейв засмеялся.

– Ну, хорошо, красотка, – сказал он, – беги к своим!

Он хлопнул кобылку по крупу, и она затрусила прочь. Дейв кивнул Нэнси и отъехал.

Она залюбовалась его уверенной посадкой, ласковым, но твердым обращением с лошадьми. «Ну, будем надеяться, он тут не при чем!» – подумала она со вздохом.

Едва стемнело, Нэнси побежала на конюшню и оседлала гнедого, чтобы быть наготове, если появится призрак. Потом позвала Джорджи и Бесс идти обследовать пристройку. Бесс спросила, взять ли им Элис.

– Она пишет письма у себя в комнате, – сказала Джорджи, и Нэнси решила, что лучше ей остаться дома, ведь неизвестно, как все обернется.

Она взяла фонарик, и они втроем побежали к пристройке, вошли и плотно закрыли за собой дверь. Нэнси включила фонарик, откинула крышку чана и подняла фальшивое дно. Сердце у нее отчаянно заколотилось: вниз косо уходил темный ход.

Отдав фонарик Джорджи, Нэнси спустилась в отверстие, почувствовала под ногой что-то твердое и слегка нажала. Деревянная панель отодвинулась, и секунду спустя юная сыщица спрыгнула на глинобитный пол. Она была в погребе! В отверстие проскользнула Бесс и чуть не плюхнулась на пол.

Сверху донесся стук захлопнувшейся крышки, и к ним присоединилась Джорджи. Фонарик она погасила.

Все трое прислушались. По спине у Нэнси пробежала холодная дрожь: ей почудилось, что в темноте кто-то дышит!

Она бесшумно взяла фонарик у Джорджи и включила его. Луч света выхватил из мрака скорчившуюся в углу фигуру… Дейв Грегори!


УДАЧНЫЕ ПОИСКИ

Дейв выпрямился.

– Ну что же, Нэнси! Ты захватила меня с поличным, как говорится!

Она заметила возле его ног лопату. Видимо она подозревала Дейва не зря!

– Думаете выкопать клад? – спросила она холодно.

– Да, – ответил он. – Но к призраку я никакого отношения не имею и ничего на ранчо не портил. Поверь мне, Нэнси. Я тебе все расскажу.

– И лучше одну правду! – посоветовала Джорджи.

– Мой брат, я и наша сестра, – начал Дейв, – единственные прямые потомки Фрэнсис Хамбер. Я родился в Буффало в штате Нью-Йорк, но, когда мне было десять, наша семья переехала в Феникс. Подлинное завещание Валентайна хранилось у нас, и мы всегда знали про его клад, хотя искать его не собирались. Но два года назад умер наш отец, и мы оказались в очень тяжелом положении. Я уже работал и сам оплачивал свое обучение в колледже, но теперь мне были нужны деньги, чтобы помочь получить образование брату и сестре. Вот я и решил устроиться на лето сюда, чтобы поискать клад.

– Поразительно! – прошептала Бесс.

Дейв сунул два пальца в карман рубашки и вынул картонный квадратик. Посветив фонариком, Нэнси увидела выцветшую фотографию красивой девушки. Она заметила, что уголок фотографии был оторван, а размеры точно подходили для рамочки в часах.

– Это Фрэнсис Хамбер, – решительно сказала она.

– Откуда ты знаешь? – с удивлением спросил ковбой.

Нэнси, не отвечая, осведомилась, каким образом эта фотография оказалась у него. Он объяснил, что после смерти Фрэнсис Хамбер ее подруга в Тамблуиде мисс Филлипс вынула фотографию из часов и отослала ее детям Фрэнсис.

– С тех пор она хранилась в нашей семье.

Дейв перевернул фотографию, и на обороте девочки прочли единственное слово «погребе», написанное старомодным почерком. У них в семье, добавил он, считалось, что клад спрятан в погребе.

Эти дополнительные сведения сильно взволновали Нэнси, но, прежде чем рассказать Дейву о надписи на другой фотографии, она спросила, почему он скрывал от Эда Роули свою цель.

– Боялся, что он меня не наймет. Вдруг бы он подумал, что я буду увиливать от работы и разыскивать клад! – Но ковбой заверил Нэнси, что занимался поисками только в свое свободное время.

– А откуда ты узнал про потайной ход? – спросила Бесс.

– Предание о нем сохранялось в нашей семье всегда, – ответил Дейв. – В старину за пристройкой густо росли деревья, и в случае нападения индейцев обитатели дома выбирались через лаз и незаметно уходили в тайное убежище на горе.

Затем Дейв признался, что тогда в кухне миссис Термонд напугал он. У него было намерение заняться поисками в погребе в ту ночь, когда он сменится с дежурства.

– Но ты подняла такой тарарам, – ухмыльнулся он, глядя на Нэнси, – что я предпочел выбраться через пристройку и вернуться на кухню с веранды вместе с остальными.

– Я тебе верю, Дейв, – сказала Нэнси, – но обещай утром сразу же рассказать мистеру Роули обо всем.

Ковбой ответил, что и сам собирался это сделать.

– Извините, девочки, что я вас встретил не слишком-то приветливо, – закончил он. – Но мне просто хотелось искать клад без лишних помех.

– Да уж! – сказала Джорджи. – Ты просто на нас рычал. Но, может быть, мы все-таки тебя простим!

– Ну, конечно, простим, – утешила его Бесс. Нэнси улыбнулась Дейву, и он засмеялся.

– Только ты мне все равно нравилась, – сказал он.

Нэнси вынула из кармана старинные часики и показала Дейву, как открывается потайное отделение. Фотография Фрэнсис Хамбер точно прилегла к оторванному уголку в пустой рамке.

– Ты молодец! – одобрительно сказал он. – Настоящий сыщик!

Нэнси вынула фотографию Валентайна и показала ему надпись на обороте.

– Теперь благодаря твоей фотографии мы знаем все! – воскликнула она взволнованно.

– «Зеленая бутылка в погребе», – прочел Дейв вслух. – Но ведь навряд ли клад мог уместиться в бутылке! Наверное, в ней просто есть указание, где его искать.

– Вот и Нэнси так думает, – засмеялась Джорджи. – Ну, начинаем копать!

Полчаса Дейв раскапывал пол, а девочки перебирали комья глины.

– Вот она! – внезапно вскрикнула Бесс.

Нэнси кинулась к ней и пошарила там, где указала Бесс. Ее пальцы коснулись горлышка с навинченной пробкой.

Дейв начал осторожно окапывать бутылку. Когда она была освобождена от земли наполовину, Нэнси сказала:

– Подожди! – И отодвинула комья в сторону, а потом осветила фонариком большую бутылку.

Бесс даже вскрикнула от разочарования. Бутылка была черная.

– Значит, не надо тратить на нее времени! – сказала Нэнси. – Мы ищем зеленую. Эта пролежала тут много лет и постепенно ушла в землю.

С мрачной решимостью кладоискатели продолжали рыться в земле. Когда весь пол в погребе был перекопан, они устало сели.

Бесс сказала вслух то, что думали все:

– Наверное, кто-то ее уже нашел!

– Может быть, Шорти, – заметил Дейв. – Я замечал, как он что-то высматривал. – Он добавил, что Шорти, видимо, знает про тайный лаз и, кажется, приложил руку к происшествиям на ранчо. – Но только он орудует не один, а кто его сообщники, я не знаю, – докончил Дейв.

Если бы Шорти и его дружки отыскали клад, — возразила Нэнси, их давно бы и след простыл. Она добавила:

– Но ведь бутылку мог найти еще кто-то – сама Фрэнсис Хамбер. Ты знаешь, как все это происходило, Дейв?

– Знаю только, что на ранчо Дирк Валентайн и Фрэнсис встретились всего один раз. Он передал через кого-то, что будет ждать ее в пристройке, и она вышла к нему через погреб. Но за Валентайном гнались, и он вынужден был покинуть здешние места. Однако летом тысяча восемьсот восьмидесятого года он ей написал. Это письмо перехватил ее отец и отправил Фрэнсис к родным в Монтане. Видимо, бутылку в погребе Валентайн спрятал, пока Фрэнсис была в отъезде, а ей послал часы с фотографиями, на обороте которых написал, где бутылка.

– Правильно! – сказала Бесс. – На часах ведь вырезана дата – июнь тысяча восемьсот восьмидесятого года!

—Видимо, — продолжал Дейв, — Фрэнсис известила Валентайна, когда она должна вернуться, потому что в ту же ночь он пробрался на ранчо. Но шериф и его помощники предусмотрели это, устроили засаду и застрелили Валентайна, когда он вошел в пристройку. Потом шериф отправился к своей дочери. Она в гостиной заправляла лампу и упала без чувств, когда он сказал ей, что ее возлюбленный убит.

– О-о! – вскрикнула Бесс.

– Много недель она пролежала при смерти, – продолжал Дейв. – В это время ее отец нашел часы Валентайна и забрал их. Когда она, наконец, достаточно окрепла, он отправил ее к тетке в Буффало. Там она вышла замуж, родила двоих детей и умерла еще совсем молодой.

– Бедняжка! – вздохнула Джорджи. – И значит, она так и не вернулась сюда за завещанным ей кладом!

Дейв встал.

– Мне пора, – сказал он. – Сейчас мое время дежурить у восточного луга.

Они все выбрались через лаз в пристройку, а там разошлись. Девочки пошли принять душ и переодеться.

И все это время Нэнси размышляла над тем, что услышала от Дейва, пытаясь воссоздать, что именно произошло здесь в ночь гибели разбойника.

«Если Фрэнсис вернулась домой из Монтаны в тот самый день, – рассуждала Нэнси, – у нее вряд ли была возможность до вечера спуститься в погреб за бутылкой. Несомненно, она знала или догадывалась, что ее возлюбленный будет ждать на месте их прежней встречи. И, конечно, Фрэнсис должна была услышать выстрелы».

Тут Нэнси немного запуталась. Может быть, Фрэнсис уже была в погребе и убежала в гостиную зажечь лампу? Но зачем? Она бы скорее выбралась в пристройку к Валентайну. А если она уже нашла бутылку? Услышав выстрелы, в панике бросилась наверх и тут заметила, что все еще держит в руке бутылку…

– Ну, конечно же! Она спрятала ее в лампу! – воскликнула Нэнси. – И сделала вид, что заправляет ее, когда увидела отца.

Бесс с Джорджи вытаращили на нее глаза. Засмеявшись, Нэнси быстро объяснила им свою новую теорию.

– Надо будет спросить тетю Бет, сохранились ли старые керосиновые лампы, – сказала она, и они втроем побежали в гостиную.

Миссис Роули, уютно расположившись в кресле-качалке, штопала носки мужа. На вопрос Нэнси она ответила, что в чулане за комнатой Элис полно всяких старых вещей, оставшихся от прежних владельцев.

Девочки побежали в чулан. Бесс включила лампочку на потолке. Среди старых сундуков, кофров, корзин и бочонков они отыскали птичью клетку и подставку для зонтиков. Но ни единой лампы. На сиденье колченогого стула лежало свернутое стеганое одеяло, знававшее лучшие дни. Нэнси осторожно его развернула и увидела большую керосиновую лампу с высоким резервуаром из рубинового стекла.

Бесс ойкнула, а Джорджи пробормотала:

– Пусть это будет та самая!

Дрожащими пальцами Нэнси сняла стекло, вынула фитиль и извлекла из резервуара узкую зеленую бутылочку!


СВЕТ ПОГАС!

– Как нам повезло! – прошептала Нэнси. — Столько лет прошло, и вот она!

– А что внутри? – нетерпеливо спросила Бесс.

Нэнси засунула мизинец в узкое горлышко и извлекла свернутый в трубочку лист. Она осторожно расправила его и поглядела на подпись внизу – четкое «В» и сердечко рядом.

– Письмо от Валентайна Фрэнсис, – сказала Нэнси. Подруги через ее плечо с жадным интересом рассматривали выцветшие строчки письма, а Нэнси начала читать вслух, воскрешая историю старой любви:

– «Любимая, пишу второпях, чтобы сказать тебе, как я тебя люблю! Если бы мы могли пожениться! Но меня разыскивают, и мои дни сочтены. Слишком поздно я спохватился, что выбрал неверный жизненный путь»…

– Как его жалко! – вздохнула Бесс.

– «Я хочу, чтобы все мое досталось тебе, но слишком много людей зарятся на мой клад. Я знаю, мои письма перехватывают, и спрятал указание в этой бутылке. Часть своей добычи я обратил в золото, а его растопил и придал ему форму, предназначенную только тебе, милая Фрэнсис»…

– Я что-то не поняла, – перебила Джорджи, и тут лампочка под потолком вдруг погасла. – Нашла время перегореть! – сердито воскликнула Джорджи. – Подождите здесь. Я сбегаю за новой на кухню!

Джорджи ощупью вышла в коридор, и тут Нэнси в голову пришла неприятная мысль. Сунув письмо в карман рубашки, она позвала Бесс и торопливо вышла из чулана. Подруга поспешила за ней, спрашивая, что случилось.

В гостиной Нэнси увидела силуэт тети Бет, наклоняющейся над настольной лампой.

– Что-то случилось с электричеством, – сказала миссис Роули. И тут же из коридора донесся голос Элис:

– Короткое замыкание?

Тревожась все больше, Нэнси ощупью добралась до телефона и сняла трубку. Ни звука! Она провела рукой по проводу. Он был перерезан!

Нэнси вернулась в гостиную, когда туда из кухни вошла Джорджи, которая сообщила:

– Там свет тоже не горит.

– И, наверное, нет воды, – мрачно добавила Нэнси. – Насос ведь электрический.

—Видимо, — продолжала она, — кто-то либо испортил генератор, либо перерезал все провода.

Воцарилась испуганная тишина.

– Но для чего? – спросила Элис дрожащим голосом.

– Боюсь, наши враги готовят очередную неприятность. Они понимают, что без света и телефона мы совсем беспомощны.

– Но что, по-твоему, они сделают? – с тревогой спросила тетя Бет.

Нэнси ответила, что опасается за новых паломино, хотя, конечно, это только ее догадка.

– Мы должны поскорее сообщить об этом патрульным, – сказала миссис Роули. – Они ведь могут и не знать, что генератор не работает.

– Да, конечно, – согласилась Нэнси, – но надо это сделать незаметно. Если шайка не заподозрит, что мы разгадали их план, возможно, нам удастся захватить их с поличным.

Нэнси предложила, чтобы тетя Бет и Элис остались следить за домом, а они с Бесс и Джорджи отправятся искать патрульного.

Подруги поспешили к себе в спальню за фонариками.

– Только не включайте их! – предупредила Нэнси. – Разве что это будет абсолютно необходимо.

Девочки вышли на веранду и остановились у крыльца. Ведь где-то там в темноте негодяи что-то готовят!

– Вы идите на восточный луг и расскажите все Дейву, – сказала Нэнси. – А я поговорю с тем, кто сторожит паломино.

– Только будь поосторожнее! – умоляюще сказала Бесс. – Ты можешь наткнуться на кого-нибудь из шайки. Ведь они уже ломали насос, помнишь? А насосная совсем рядом с большим лугом.

– Именно поэтому, мне кажется, они туда больше не пойдут, – ответила Нэнси. – Наверное, они придумали что-нибудь другое. Ну, желаю удачи! В случае чего кричите изо всех сил!

Джорджи с Бесс исчезли в темноте, а Нэнси побежала в противоположном направлении. Добравшись до изгороди большого луга, она рассмотрела, что паломино спокойно стоят вместе в дальнем его конце. Двое паслись в середине, однако конного сторожа нигде не было видно.

Нэнси быстро обошла конюшню и кладовую, но никого не нашла. Она с недоумением посмотрела через двор на кораль. Он был пуст. Куда же девался сторож?

«Обязательно надо кого-нибудь найти», – подумала Нэнси, но тут из конюшни донеслось громкое ржание

Нэнси молниеносно повернулась и побежала к двери, но затем остановилась, понимая, что просто войти в конюшню – большой риск. Она тихонечко приотворила дверь и прислушалась. Лошади беспокойно переступали с ноги на ногу, но в остальном там царила полная тишина.

Нэнси вошла и, бесшумно ступая, направилась к стойлу своего гнедого. Ей пришло в голову, что его могли расседлать, желая помешать ей броситься в погоню за призраком.

Однако седло оказалось на месте.

Когда Нэнси тихонько прошла вдоль левого бока гнедого, он нервно зафыркал. Она ласково заговорила с ним и погладила по шее, одновременно ощупывая подпругу и проверяя уздечку. Все было в порядке.

Нэнси уже собиралась выйти из стойла, когда в другом конце конюшни раздалось громкое ржание и удар копыта по ведру. Она окаменела. В темноте послышались шаги. «Что, если это кто-нибудь из шайки? Я ведь в стойле как в ловушке, – подумала она, – и не смогу поднять тревоги!» Значит, надо выбраться из стойла!

Шаги слышались где-то рядом со ржавшей лошадью Но где теперь вошедший? Нэнси выскользнула из стойла и начала вдоль стены пробираться к двери.

Внезапно ее схватили сзади, и жесткая ладонь зажала ей рот. Нэнси начала отбиваться, раздался изумленный возглас, и сжимавшие ее руки разжались.

– Нэнси! – произнес знакомый голос – голос Текса. – Койот меня заешь, прости меня, пожалуйста. Я тебя не ушиб? – спросил он с тревогой. – Я подумал, что ты из их шайки!

– А я то же самое подумала про тебя, – ответила Нэнси, переводя дух, и быстро рассказала ему о том, что произошло в доме. Он присвистнул.

– Ну, хорошего не жди!

– А где все остальные? – спросила Нэнси.

– Мистер Роули с Уотом Сэндерсом поехали по долине в сторону Тамблуида следить за шоссе. Мистер Роули подумал, что если у тех, кто все это устраивает, есть сообщники в городке, то они приезжают сюда на машине, а от шоссе пробираются на ранчо пешком. И тогда они с Сэндерсом их сцапают. Шорти дежурил раньше и, наверное, сейчас дрыхнет. А мне поручили охранять конюшню, – продолжал Текс. – И я решил, что спешившись буду незаметнее. Минут пять назад тут послышался шум, и я зашел проверить, но это просто Дейзи что-то разнервничалась.

– А кто сторожит паломино? – спросила Нэнси.

– Бад.

– Несколько минут назад его там не было.

– Эгей! – воскликнул Текс. – Что-то случилось! Он бы никогда своего поста не бросил. Пошли!

Они выбежали из конюшни, но не успели добраться до изгороди, как с дальнего конца луга донесся пронзительный жуткий свист.

Сигнал коню-призраку!

Текс остановился, круто повернулся и с криком побежал к дому. Через несколько секунд громко залязгал железный треугольник, висевший перед кухней.

Нэнси тем временем кинулась назад в конюшню и вывела гнедого. Вскакивая в седло, она увидела, как на луг из-за деревьев галопом вылетел таинственный светящийся конь. Казалось, он почти не касается земли и колеблется от ветра.

«Я тебя изловлю!» – поклялась Нэнси и пришпорила гнедого. Впереди виднелись ворота, но они были закрыты. Стиснув зубы, Нэнси послала гнедого вперед, и он перемахнул через них.

Как и прежде, призрак бежал прямо через луг. Нэнси поскакала ему наперерез, намереваясь схватить его за уздечку… конечно, если на нем есть уздечка.

Внезапно призрак повернулся и помчался к паломино. Пронзительно заржав, он ворвался между ними. Одни паломино шарахнулись, поднялись на дыбы, другие кинулись прочь.

Гнедой, устремляясь за призраком, оказался на пути испуганных паломино. Нэнси отчаянно натянула поводья, но было поздно! Один из паломино столкнулся с гнедым. От толчка Нэнси вылетела из седла и так сильно ударилась о землю, что потеряла сознание.


ПРОПАВШИЙ ХУДОЖНИК

Когда Нэнси пришла в себя, она увидела, что над ней наклоняется Дейв.

– Как ты? – спросил он с тревогой, помогая ей сесть. – Кости все целы?

– Как будто, – ответила Нэнси. – По-моему, я только ушиблась. Долго я тут пролежала?

– Минуты две, – сказал Дейв. – Я видел, как ты столкнулась с паломино и взлетела прямо до самой луны!

Он помог Нэнси встать и поддержал ее за локоть. С луга доносились крики и лошадиное ржание.

– Призрак здорово напугал паломино, – заметил Дейв. – Ты его хорошо разглядела?

– Нет. – Нэнси с сожалением покачала головой. – Я была от него слишком далеко. И не увидела, как он обряжен.

К ним подъехал всадник. Это был У от Сэндерс.

– Проволока в изгороди перерезана! – крикнул он. – Надо перехватить паломино. Если они убегут в горы, их до утра не отыскать.

Он ускакал, а Дейв спросил Нэнси:

– Ты сумеешь сама дойти до дома?

– Обо мне не беспокойся, – сказала она храбро. Я себя чувствую хорошо.

Дейв посмотрел по сторонам, но в темноте нигде не было видно гнедого.

– Убежал, наверное, – сказал он.

Его собственный конь, отлично обученный, спокойно стоял поблизости, словно не замечая паники на лугу. Дейв вспрыгнул в седло.

– Держись подальше от паломино, – предостерег он и ускакал следом за управляющим.

Когда Нэнси прошла через луг к дому, она совсем оправилась от своего падения. Тетя Бет с тремя девочками сидела в гостиной. На столе горела та самая керосиновая лампа с резервуаром из рубинового стекла. Увидев Нэнси, Бесс крикнула:

– Ты изловила призрака?

– К несчастью, нет.

– Но что случилось в этот раз? – спросила миссис Роули.

Нэнси с сожалением рассказала про перерезанную проволоку и панику среди паломино. Тетя Бет сказала с горечью:

– Если мы лишимся этих лошадей, то будем разорены. Но я очень благодарна тебе, Нэнси. Бесс с Джорджи рассказали мне, как ты нашла письмо.

– Ты замечательно догадалась, как поступила Фрэнсис Хамбер, – с восхищением воскликнула Элис.

– Но ты ведь его не дочла, – напомнила Джорджи. Нэнси вынула письмо из кармана, разгладила его и поднесла поближе к керосиновой лампе.

– Ты кончила на том, – напомнила Джорджи, – где он объяснял, что растопил золото.

– Да, вот тут, – сказала Нэнси и прочла следующую фразу: – «Мой клад спрятан в самом старом жилище на ранчо».

– Значит, здесь в доме! – воскликнула тетя Бет. – Ведь шериф Хамбер построил его первым.

– Ну читай же! – потребовала Бесс. – Где спрятан клад?

Нэнси покачала головой.

– Этого он не написал. Вот, послушайте! «Боюсь, за мной следят и эта записка может попасть в руки моих врагов. А потому я скажу только, что ты знаешь, о каком месте я говорю».

– Значит, нам придется обыскать весь дом, – простонала Джорджи. – Лучше начнем теперь же.

– Наверное, тайник под половицей, – сказала Нэнси. – Или в печной трубе. А может быть, фальшивая стенка в стенном шкафу.

Она определила, кому где искать, а сама занялась большим камином в гостиной, полагая, что один из камней может выниматься, скрывая тайник.

Юная сыщица, светя фонариком, внимательно разглядывала кладку, но между камнями не было заметно ни единой щелки. Она изо всех сил нажимала на камни, но без малейшего результата.

Индейский жернов Нэнси оставила напоследок. Поскольку он был вделан в самой середине, ей казалось, что ему придавалось какое-то особое значение, и она нажимала по нему по-всякому Но и жернов нигде не поддался, как и все остальные камни.

К тому времени, когда Нэнси кончила осматривать гостиную, одна за другой вернулись ее подруги, также потерпев полную неудачу.

Нэнси огорченно предложила лечь спать. У нее ныло все тело, и она очень устала.

– Может быть, когда я высплюсь, у меня прояснится в голове, – сказала она и отдала письмо Валентайна на сохранение тете Бет.

За завтраком дядя Эд сидел мрачный. Лицо у него было измученным. Он и его работники всю ночь не ложились.

– Шесть паломино убежали, а двое поранились о проволоку, – сообщил он.

– Ограду луга прямо-таки искромсали, – негодующе воскликнул Текс. – Какой-то подлец перерезал ее в тридцати местах, не меньше. Мы всю ночь ее чинили, а Дейв еще и сейчас там возится.

Дядя Эд объявил, что сейчас же едет в Тамблуид сообщить шерифу о ночных происшествиях.

– Может, у него найдется для меня человек или мне удастся заручиться помощниками, чтобы разыскать лошадей. Их ведь надо будет искать на горе. И я вызову человека починить телефонные провода.

– А как быть с водой? – спросила миссис Термонд Он ответил, что насос и электричество будут восстановлены часа через два.

– Генератор поломали, но не очень серьезно, – объяснил он.

– Их целью было напасть на лошадей, – заметила Нэнси. – А генератор испортили, чтобы в темноте было труднее принять меры.

Мистер Роули торопливо доел завтрак и как раз встал из-за стола, когда вошел Дейв. Ковбой спросил, не может ли он поговорить с ним и миссис Роули наедине а потом добавил:

– Ты тоже пойди, Нэнси.

Дядя Эд провел их в гостиную и закрыл дверь

– Ну, в чем дело? – спросил он.

Дейв быстро рассказал им о своих поисках клада.

– Если я его найду, – закончил он, – то, конечно, отдам законную долю вам.

– Спасибо, Дейв, – сказал мистер Роули и улыбнулся. – Но только мы ее не возьмем. Желаю тебе удачи.

Тетя Бет рассказала им о письме Валентайна, которое нашла Нэнси. А Нэнси высказала мнение, что все беды на ранчо, несомненно, связаны с кладом.

– Пока его не разыщут, – сказала она, – боюсь, конь-призрак будет появляться снова и снова. Дядя Эд кивнул.

– Сыщица ты редкостная. Продолжай в том же духе.

Дейв заметил, что с помощью Нэнси клад они разыщут почти наверное, но только от него толку будет немного, пока им не удастся разыскать паломино.

Нэнси призналась, что пока не имеет ни малейшего представления, где искать клад. Тетя ласково погладила ее по плечу.

– Вам всем надо бы отдохнуть после таких неприятностей. Девочки, почему бы вам не съездить в Феникс поразвлечься?

– Замечательная мысль, – воскликнула Нэнси.

Естественно, ее подруги тоже очень обрадовались, и Нэнси побежала за пикапом. Когда она подъехала к крыльцу, Джорджи уже ждала там с двумя термосами и большой бутылью, полной воды.

Когда она укладывала их в багажник, мимо прошел Дейв и с ухмылкой остановился.

– Рад видеть, что вы, городские неженки, научились ценить воду по-западному.

Элис и Бесс услышали его, подходя к машине, и, когда он отошел подальше, Элис заметила:

– А он в тебя втюрился, Нэнси!

– И что же будет делать бедняга Нед? – спросила Джорджи с улыбкой.

– А к тому времени, когда он вернется из Европы, мы уже будем дома, – засмеялась Нэнси.

– Посмотрим, что ты скажешь после завтрашних танцев, – вставила Бесс. – Уж наверное, Дейв танцует лучше некуда.

– Хоть бы меня кто-нибудь пригласил на танцы, – жалобно сказала Элис.

– Не теряй надежды, девочка, – весело улыбнулась Бесс. – А вдруг ты с кем-нибудь познакомишься на родео?

Джорджи насмешливо посмотрела на двоюродную сестру, а Нэнси улыбнулась. Обе знали, что Бесс обожает играть роль свахи.

– Ты что-то задумала! – объявила Джорджи.

– Да ничего подобного, – добродетельно возразила Бесс, но ухмыльнулась.

– В Фениксе обязательно заглянем в магазины, – перебила их Нэнси. – Мне хочется надеть завтра что-нибудь особенное.

– Придумала! – возбужденно воскликнула Бесс. – Давайте купим индейские костюмы.

В городе Джорджи сразу же показала Нэнси дорогу к магазину, где продавалась индейская одежда и всякие сувениры. При виде ярких нарядов девочки позабыли все тревоги. Они весело примеряли их и помогали друг другу сделать наилучший выбор. Элис в восторге кружилась перед зеркалом, любуясь тем, как раздуваются широкие юбки.

В конце концов Нэнси выбрала бирюзово-голубое платье с серебряной отделкой, Джорджи – ярко-алое, очень шедшее к ее коротким темным волосам, а Бесс прельстилась желтой юбкой с черной блузкой. Элис отдала предпочтение платью цвета золотистой тыквы с черной отделкой.

Забрав покупки, девочки отправились в испанский ресторан, где пообедали вкуснейшими местными блюдами. На десерт они взяли охлажденные свежие фрукты.

– М-м-м! Вот вкусно-то было! – вздохнула Бесс в заключение обеда.

Потом они прошлись по широкой улице к парку, где была устроена художественная выставка под открытым небом. Девочки то и дело останавливались полюбоваться картинами и сказать что-нибудь приятное художникам, которые сидели возле своих произведений.

Нэнси немного обогнала остальных и внезапно замерла перед единственным выставленным у этой скамьи рисунком. Взглянула она на него небрежно, но тут же осознала, что это пастель, изображающая старую гостиницу в поселке-призраке на горе Тени, и позвала подруг.

– Да, это та самая гостиница, – объявила Джорджи. – Вот тут мы привязали лошадей и нашли растоптанный пастельный карандаш.

Элис побледнела.

– Это папин рисунок! Я знаю, знаю!

Стул для художника рядом с рисунком был пуст.

– Где он? – спросила Элис с тревогой.


ФОКУС С КРАПИВОЙ

Нэнси подошла к человеку, который сидел поблизости и рисовал что-то в альбоме.

– Извините, пожалуйста, но вы не знаете, где художник, который нарисовал эту пастель? – спросила она.

– А вон! – ответил он, указывая карандашом. Нэнси обернулась и увидела, что к ним идет толстая женщина в синем платье.

– Хотите купить эту картину, девочки? Последняя осталась. Остальные разошлись, как горячие пирожки.

– Это не ваша работа! – сказала Элис с тревогой и разочарованием.

Толстуха засмеялась и тяжело опустилась на стул.

– Верно, деточка. Я и коровы не нарисую, где уж мне. Я торгую картинами – покупаю у художников и продаю.

– А у кого вы купили этот рисунок? – настойчиво спросила Нэнси.

– Не могу сказать. Он мне сказал, что в Фениксе проездом. Неразговорчивый такой. Даже не сказал, где он тут остановился.

– А он худощавый, с седыми волосами? – спросила Элис.

– Вот-вот. Сказал, что его фамилия Берзи. А вы его знаете?

– Кажется, – ответила Нэнси. Элис с тоской посмотрела на рисунок.

– Сколько он стоит? – спросила она у толстухи. Но ее лицо вытянулось от разочарования. – У меня не хватит денег!

Нэнси переглянулась с Джорджи и Бесс, а потом сказала:

– Ничего, Элис, мы доплатим разницу.

За рисунок было уплачено. И Элис радостно забрала его. Едва они отошли от продавщицы, как Элис горячо поблагодарила подруг, а потом добавила:

– Нэнси, какая ты хорошая. – На глаза у нее навернулись слезы. – У меня такое чувство, будто папа совсем рядом.

Тут ей пришло в голову, что он мог вернуться в хижину на горе, и она принялась упрашивать Нэнси еще раз съездить с ней туда.

– Сегодня ничего не получится, – ответила Нэнси. – Когда мы вернемся на ранчо, будет уже поздно. А вот завтра утром попробуем!

– Но ведь возможно, – вмешалась Джорджи, – что дядя Росс сейчас где-нибудь тут на выставке. Он мог приехать посмотреть, как расходятся его рисунки.

Остальные согласились с ней, и некоторое время девочки прогуливались по парку, высматривая худощавого седого мужчину. Но так его и не увидели.

Потом Нэнси купила для всех стаканчики прохладительного напитка с проезжавшей мимо тележки, и они сели на скамью, чтобы спокойно напиться. Бесс посмотрела на часы и сказала, что пора возвращаться.

За руль села Джорджи. Пустыню они проехали без происшествий и успели к ужину. За столом они узнали, что электричество, насос и телефон снова в полном порядке, но четырех паломино найти не удалось.

– Шляются где-то на горушке, – мрачно заметил Бад, передавая Нэнси оладьи. – И зададут же они нам работку!

– Надо смотреть правде в глаза, – сказал мистер Роули. – Возможно, они сильно покалечились.

Чтобы переменить тему, тетя Бет напомнила, что завтра суббота.

– По обычаю десерт для пикника после родео зрители привозят с собой, – сказала она. – Ну, кто что предложит?

– Шоколадный торт, вот мое мнение! – ухмыльнулся Текс.

– Нэнси их печет – пальчики оближешь! – мечтательно вздохнула Бесс.

– Итак, десерт поручается Нэнси, – с улыбкой объявила тетя Бет.

– Огромное спасибо, мои любящие друзья! – засмеялась Нэнси. – Я просто изнывала от желания постоять у плиты. А кто хочет мне помочь?

– Я! Я! Я! – хором закричали Дейв, Текс и Бад.

– Отлично, – сказала Нэнси. – Вам, мальчики, предстоит наколоть грецкие орехи… То есть если у вас найдутся орехи, миссис Термонд.

– У нас всего полно, – ответила кухарка. – Берите и командуйте!

– Помогать будем мы все! – с энтузиазмом воскликнула Бесс. – И торт испечем огромный-преогромный!

После ужина девочки помогли миссис Термонд перемыть посуду, и Нэнси разложила на большом столе все составные части будущего торта. Кухарка предоставила в ее распоряжение несколько глубоких мисок.

Текс со смехом взял щипцы.

– Ребята, чтобы не щелкать завтра зубами, пощелкаем орехи!

Хлопоча у стола, Нэнси заговорила с подругами о призраке. Миссис Термонд внимательно их слушала, и, когда Элис спросила, где могут прятать коня-призрака, кухарка неожиданно вмешалась:

– Говорят, у Валентайна было тайное убежище на горе. Значит, привидение там и прячется – где оно живым столько раз стояло!

Напрасно девочки пытались ее убедить, что это просто фокус, она ничего не желала слушать, и, наконец, Нэнси сказала:

– Если у Валентайна правда было на горе убежище, он, конечно, построил там и загон для своего коня. Ну, и если те, кто вредит на ранчо, нашли этот тайный приют, почему бы им и не прятать там свою лошадь?

– Бесчинствуй тут живые люди, – мрачно покачала головой миссис Термонд, – я бы и глазом не моргнула. Но как я увидела эту светящуюся тварь, так у меня сразу коленки подкосились!

К тому времени, когда торт был благополучно испечен, кухарка уже давно, извинившись, ушла спать.

– Теперь остается его украсить! – провозгласила Нэнси и, когда торт остыл, покрыла его завитушками из темного шоколадного крема, а сверху выложила половинками грецких орехов.

– А нельзя нам сейчас съесть по малюсенькому кусочку? – жалобно попросила Бесс.

– Да, я бы от ломтика не отказался, – подхватил Текс, причмокнув.

– Кухарочка, ну пожалуйста! – клянчил Дейв.

– Только подумай, как нам этот кусочек скрасит ночной объезд! – заметил Бад, растягивая слова даже больше обычного. – Валясь с седла от усталости…

– У нас просто сердца надрываются от жалости, — засмеялась Джорджи, а Нэнси сказала строго:

– Крекеры и молоко! Торт получите завтра!

Утром Элис не могла дождаться, когда же они поедут к хижине. Нэнси предупредила ее, чтобы за завтраком она помалкивала, лучше, чтобы никто не знал, куда они собрались. И когда тетя Бет спросила у девочек, чем они думают заняться, Нэнси сказала только:

– Мы с Элис хотели бы прокатиться верхом. Джорджи надо было написать письма домой, а Бесс решила вымыть и уложить волосы.

– Давайте-ка я оседлаю ваших лошадей, – предложил Шорти, и Нэнси удивилась его неожиданному дружелюбию. Они с Элис поблагодарили его и побежали переодеться. А потом вышли на крыльцо.

Текс подвел гнедого Нэнси. За ним шагал Шорти с лошадью Элис. Нэнси сошла со ступенек и легко вскочила в седло. Пронзительно заржав, конь под ней вздыбился.

– Держись! – закричал Текс.

Одной рукой крепко сжав поводья, Нэнси другой вцепилась в луку седла. Конь взвился еще выше, а потом резко опустился на передние копыта.

Текс ухватил поводья, чтобы Нэнси успела спрыгнуть на землю.

– Спокойнее, малый, спокойнее! – сказал он, ласково похлопывая гнедого.

– Нэнси, ты не ушиблась? – испуганно спросила Элис.

– Все в порядке, – ответила Нэнси, еле переводя дух. – Но что с ним такое?

Шорти поспешил на помощь Тексу, и гнедой, хотя еще сердито фыркал, вырываться перестал. Бад, подозрительно прищурившись, ослабил подпругу и сунул руку под попону.

– Так я и думал! – воскликнул он и показал им раздавленные стебли крапивы.

– Это надо же! – воскликнул Шорти, вытаращив глаза.

Текс смерил его взглядом.

– Твоя работа?

– Да ты что! – воскликнул Шорти. – Какой-то подлец подстроил, а я тут не при чем.

– Так ведь седлал их ты! – возразил Текс и повернулся к Нэнси. – Я проходил мимо конюшни, и Шорти попросил меня отвести жеребца сюда.

– Погоди-ка! – перебил Шорти. – Когда я вошел в конюшню, гнедой уже был оседлан. Ну, я оседлал вот этого и вывел их обоих. А больше я ничего не знаю. И нечего на меня валить, вот что!

– Если ты говоришь правду, Шорти Стил, – буркнул Текс, весь красный от гнева, – то я извиняюсь!

Прежде чем Шорти успел что-нибудь ответить, Нэнси попросила Текса проверить седло Элис. Он осмотрел его, и все оказалось в порядке. Девочки сели на лошадей и поехали через луг.

– Шорти, по-моему, наврал, – сказала Элис. Нэнси промолчала, хотя и сама думала то же. Вслух она заметила:

– Кто-то все еще старается выжить меня с ранчо.

Когда впереди показалась хижина, Нэнси остановилась за группой скал, спешилась и привязала гнедого. Однако Элис ее опередила и уже стучалась в дверь хижины. Когда Нэнси подбегала к крыльцу, дверь отворилась и из нее вышел худощавый седой человек.

Нэнси с изумлением узнала его. Это он подложил ей в сумку с вязаньем змеиную гремушку и бросил в машину угрожающую записку!


РИСКОВАННЫЙ СПУСК

Элис готова была расплакаться. Это был не ее отец. А он хмуро посмотрел на девочек.

– Что вам нужно?

Нэнси не сомневалась, что он ее узнал, хотя и не подал вида, а потому решила притвориться, будто видит его впервые. Она тут же придумала правдоподобное объяснение.

– Извините, вы мистер Берзи? – спросила она.

– Да. Так что?

– Нам бы хотелось купить у вас пастель, – ответила Нэнси.

– Чего купить?

– Пастель… рисунок.

– А-а! – Он помолчал. – Они все кончились. А откуда вы узнали, что я здесь?

Нэнси спокойно объяснила, что Мэри Олень упомянула о художнике, который живет на горе.

– Несколько дней назад мы увидели эту хижину и решили заглянуть сюда, проверить, не тут ли вы живете.

Он долго пристально смотрел на Нэнси, а потом повторил:

– Мои картины все проданы, так что возвращаться вам сюда незачем.

Нэнси извинилась, что они его побеспокоили, и он сразу же закрыл дверь.

Они пошли к лошадям. Элис совсем расстроилась.

– Я не верю, что это его рисунки!

– Конечно, – ответила Нэнси, садясь в седло. – Он никакой не художник! Не знал, что такое пастели, и назвал рисунок картиной! Как будто это краски, а не особые карандаши.

Потом она рассказала Элис, как они с Джорджи и Бесс видели этого человека на аэровокзале.

– Может быть, он держит папу где-нибудь тут взаперти! – взволнованно воскликнула Элис.

Нэнси согласилась, что это похоже на правду. Только вот где? В тесной хижине больше никого не было. Но тут Нэнси вспомнила, как Вождь выбежал из-за хижины, и подумала, что тайное убежище должно быть неподалеку.

– Что нам делать, Нэнси? – спросила Элис.

– Сообщить шерифу, и поскорее!

Нэнси добавила, что Берзи и его сообщники, если они действительно захватили отца Элис, несомненно, ограбили и банк в Чикаго.

– А так как Берзи, кроме того, замешан в том, что происходит на ранчо, то и конь-призрак тоже их рук дело.

Нэнси замолчала, но продолжала с тревогой думать о человеке, который назвался Берзи. Мог ли он поверить, что она его не узнала? «Боюсь, моя выдумка его не обманула! – к такому выводу она пришла. – Значит, он догадается, что я обращусь к шерифу. Так почему же он не попытался меня остановить?»

Ответ был ясен: он считал, что девочки предупредили на ранчо, куда поедут. «И он не хочет, чтобы с нами что-нибудь случилось возле хижины, а потому постарается подстроить „несчастный случай“, когда мы будем спускаться с горы».

Она обернулась к Элис и предупредила, что им следует опасаться погони. Вскоре они подъехали к месту, где тропа разветвлялась.

– Давай свернем здесь, – сказала Нэнси.

Вскоре девочки обнаружили, что новая дорога гораздо труднее прежней, и были вынуждены придерживать лошадей. Те осторожно ступали по узкой тропе, которая крутыми зигзагами спускалась по почти отвесному склону. Элис взглянула наверх.

– Дядя Эд говорил, что на Западе такие тропы называют «бровями». И теперь я поняла почему.

Несколько минут спустя девочки въехали под скалистый уступ, заслонивший от них верхнюю часть склона. Внезапно сверху покатились камешки, посыпалась пыль – кто-то ехал следом за ними!

Нэнси сделала знак Элис. Девочка понимающе кивнула, и обе они молча замерли, пока их лошади медленно спускались с обрыва. Но вот он кончился, тропа стала более пологой, хотя оставалась узкой и опасной. Однако девочки рискнули пустить лошадей легкой рысцой. Но вскоре позади них послышался топот копыт.

Нэнси понимала, что им не уберечься от внезапного нападения. Достаточно скатить несколько камней побольше, лошади шарахнутся – и «несчастный случай» произойдет.

Надо было найти какое-нибудь укрытие. Немного ниже тропа скрывалась среди скал. «Только бы успеть добраться до них! – подумала она. – И у нас появится шанс спастись!»

Снова девочки начали понукать лошадей, чтобы поскорее оказаться среди скал. Элис отчаянно цеплялась за луку седла – так ее встряхивало.

– Успели! – еле выговорила она, когда тропа повернула и их заслонили высокие скалы с обеих ее сторон.

Нэнси спрыгнула на землю, сделав знак Элис спешиться. Следом за Нэнси девочка повела свою лошадь в лабиринт скал, ласково положив ладонь ей на морду. Только бы она стояла смирно! Позвякивание уздечки, удар копыта по камню – и их убежище будет обнаружено!

Затаив дыхание, они слушали постукивание камешков — их преследователь приближался. «Он же увидит, что нас нет на тропе!» – подумала Нэнси.

Сообразит ли он, что они не скрылись за следующим поворотом, а прячутся здесь? Проходила минута за минутой, на той стороне скал царила тишина. «Он прислушивается», – решила Нэнси.

Они с Элис окаменели. Потом вдруг скрипнуло седло и застучали копыта. Он поехал дальше!

Девочки перевели дух и, выждав еще минуты две-три, вывели лошадей на тропу и быстро вскочили в седла. Элис сказала со страхом:

– Когда он выедет на открытый склон, то поймет, что проехал мимо нас, и вернется. Мы просто наткнемся на него!

– Правильно, – ответила Нэнси. – Поищем, куда бы свернуть.

Вскоре она заметила за скалой начало еще одной тропы, и они направили коней туда. Тропа была узкой и крутой, но зато всадниц надежно укрывали сначала скалы, а затем высокие ели и лиственницы. Долины они достигли примерно в миле от первой тропы.

– Выбрались! – с облегчением воскликнула Элис. – Нэнси, ну как мне тебя отблагодарить!

Нэнси засмеялась.

– Пожалуйста, не думай, будто у меня душа в пятки не ушла!

К конюшне девочки подъехали в полдень. Они поспешили в гостиную. Там мистер и миссис Роули разговаривали с Джорджи и Бесс.

Элис принялась взволнованно рассказывать им все, что с ними случилось, а Нэнси тем временем звонила шерифу. Она сообщила о подозрениях, которые внушает человек, называющий себя Берзи, а кроме того, о возможности, что шайка, которая устраивает фокус с конем-призраком, держит пленником на горе Росса Регора, отца Элис.

Шериф Кертис ответил:

– Я сейчас же отправлюсь в хижину с двумя помощниками и арестую Берзи и его сообщников.

Нэнси вернулась в гостиную и пересказала его слова.

– Замечательно! – воскликнула Джорджи. – Если шериф поймает тех, кто ограбил банк, несчастья на ранчо тут же кончатся.

– Но, кроме хижины, у них должно быть еще убежище, где они держат дядю Росса, – возразила Бесс. – Только где оно, мы не знаем. А что, если шериф найдет там одного Берзи?

– Если Берзи даст показания, все станет ясно, – напомнила ей Нэнси.

Внезапно дверь распахнулась и вошел Дейв.

– Мистер Роули! Мы нашли паломино! — Перебивая радостные восклицания девочек, мистер Роули спросил, облегченно улыбаясь:

– Где они?

– Мы с Тексом и Бадом пустили их на луг. А нашли их на горе. Они щипали траву у ручья. Вот только… – Дейв замялся. – Они поранились.

– Сильно? – Брови мистера Роули сдвинулись.

– Трое оцарапались о проволоку, а кобыла прихрамывает. Надо бы вызвать ветеринара.

Хозяин ранчо кивнул, и Дейв вышел позвонить.

– Могло быть и хуже, – сказал дядя Эд. – А так все еще может обойтись. Если, конечно, вредительство прекратится.

Тетя Бет ободряюще улыбнулась.

– Ну что еще может случиться? Ведь шериф уже едет, чтобы арестовать шайку, спасибо Нэнси!

В самом радостном настроении девочки побежали переодеться в индейские платья. Принимая душ, Нэнси думала про клад. Куда Валентайн мог его спрятать? Так и не найдя ответа, Нэнси надела свой голубой костюм, расчесала волосы так, что они заблестели червонным золотом, вдела в уши серебряные сережки и чуть-чуть подкрасила губы.

Ее подруги еще не были готовы, и Нэнси вернулась в гостиную одна. В ожидании она опустилась в качалку, и ее взгляд упал на камин, вновь остановился на индейском жернове. Ей вспомнился рассказ тети Бет про жернов и остальные камни. Внезапно глаза ее загорелись, и она бросилась к двери.

– Бесс, Джорджи! Элис! – позвала Нэнси.

– Что случилось? – спросила Джорджи, выбежав с остальными в коридор.

Нэнси даже раскраснелась от волнения.

– По-моему, я знаю, где спрятан клад!


НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

Заявление Нэнси вызвало град возбужденных вопросов, но она только посмеивалась, пока Джорджи не скомандовала:

– Ну-ка, замолчите все! А теперь скажи, где клад.

Нэнси подождала, чтобы подруги вошли в гостиную, плотно закрыла дверь и торжественно провозгласила:

– В пещерных жилищах в том конце долины!

– Да, конечно, древнее их тут жилищ нет, – согласилась Джорджи. – Но ведь они не на ранчо.

– Это теперь. А когда Валентайн писал письмо, они были на земле ранчо!

– Но откуда ты знаешь? – спросила Элис.

– Так ведь тетя Бет сказала нам, что каждый камень в камине взят откуда-то с ранчо. Логично предположить, что индейский жернов взяли из пещерного жилища. – И она напомнила подругам, что после гибели Валентайна шерифу Хамберу пришлось продать часть своей земли.

– Ну, и естественно, продавал он дальние участки.

– Нэнси! – восторженно произнесла Джорджи. – Ты это проанализировала просто блестяще.

Тут загремел железный треугольник. Но когда девочки вошли в кухню, они остановились в изумлении. Миссис Термонд у плиты разливала суп. На ней был, как всегда, большой белый передник, но на голове красовалась шляпа из черной соломки с искусственными розочками. Однако ковбои не смеялись, но выглядели озабоченными, а тетя Бет казалась очень расстроенной.

– Ухожу! — объявила кухарка, продолжая орудовать половником. – Свой последний обед здесь я приготовила. А после сразу поеду с вами, девочки, в Тамблуид, чтобы успеть на автобус в Феникс.

– Да, конечно, последние дни тут было неспокойно, миссис Термонд, – начал уговаривать ее мистер Роули. – Но мы думаем, что скоро все кончится благополучно.

Миссис Термонд опустила руки и посмотрела ему в лицо.

– Мистер Роули, мне к трудностям не привыкать стать, но привидения лошадей – это уж слишком! – Она взяла большую миску и пошла с ней к столу.

Тетя Бет последовала за ней.

– Миссис Термонд, ну, пожалуйста, останьтесь…

– Нет уж! – Кухарка со стуком поставила миску на стол.

Нэнси понимала, как тяжело будет тете Бет, если ей вдобавок ко всем прочим обязанностям придется еще и стряпать.

За столом все сидели в унылом молчании, а появление чудесного лимонного безе подействовало на них и вовсе удручающе: у каждого мелькнула мысль, что больше им не придется пробовать замечательные изделия миссис Термонд.

Когда десерт был съеден, ковбои встали из-за стола, и кухарка тут же спросила Дейва, когда они отправляются в Тамблуид.

– Не раньше чем через полчаса, правда, Дейв? – поспешно сказала Нэнси, и он, перехватив ее настойчивый взгляд, кивнул.

– Я погужу, когда буду готов, – сказал он.

Едва мистер Роули ушел с ковбоями, как девочки окружили миссис Термонд и вместе с тетей Бет принялись уговаривать. Низенькая кухарка с сожалением качала головой и стояла на своем.

– У меня от этого привидения поджилки трясутся! – твердила она.

– Миссис Термонд, а если я докажу вам, что это вовсе не привидение, а живая лошадь, вы останетесь?

– Конечно, останусь. Я живых лошадей не боюсь!

– Ну, так дайте мне немножко времени. Я знаю, что сумею вам показать, как устраивался этот фокус.

Остальные присоединились к просьбе Нэнси – пусть только миссис Термонд чуточку подождет, и все выяснится. А Бесс добавила:

– Я просто не знаю, как мы будем жить без вас и ваших замечательных пирогов!

– Ну, хорошо, – сказала миссис Термонд, подумав. – Еще ночь подожду! – И, слегка порозовев от посыпавшихся на нее благодарностей, отправилась снимать шляпу. Потом тетя Бет и девочки помогли ей убрать со стола, а вскоре раздался сигнал клаксона, и подружки выбежали во двор.

Дейв, Текс и Бад разговаривали там с дядей Эдом. Бад держал гитару в чехле. В нескольких шагах Шорти прислонялся к трейлеру с лошадьми, уже прицепленному к машине. Спускаясь с веранды, девочки услышали, как дядя Эд сказал:

~ Повеселитесь хорошенько, ребята! Вы заслужили отдых.

– Но когда приедет ветеринар, вам же понадобится помощь с паломино! – возразил Дейв и виновато покосился на Нэнси. Она поняла его.

– Пожалуйста, Дейв, останься, если надо, – сказала она твердо.

– Этого вовсе не требуется, — возразил мистер Роули.

Дейв поблагодарил его, а Нэнси заметила, что Текс о чем-то вполголоса разговаривает с Элис. Раскрасневшись от радости, та со счастливой улыбкой подбежала к Нэнси.

– На родео будет брат Текса. Его зовут Джек, и Текс говорит, что Джек хотел бы пригласить меня на пикник и танцы. Ему пятнадцать. То есть Джеку. Можно, дядя Эд? – попросила она, совсем уж покраснев.

Мистер Роули кивнул и засмеялся.

– Я знаком с этим молодым человеком и ничего против не имею.

Элис побежала назад к Тексу, а Нэнси и Джорджи посмотрели на Бесс, которая расплылась в улыбке.

– И как же ты это устроила, мисс Купидонша? – спросила Джорджи.

– Очень просто! Я вспомнила, как Текс говорил, что его младший брат тоже собирается на родео.

– По местам! – скомандовал Текс. – Пора в дорогу!

Бад с гитарой забрался на заднее сиденье. К нему присоединился Шорти. Джорджи и Бесс расположились на среднем, а Нэнси и Элис сели на переднее рядом с Дейвом, который вел машину.

– Я никогда еще не бывала на родео, – сказала Элис, когда они покатили.

– Ну, – ответил Текс с ухмылкой, – Дейв собирается поиграть с лассо, и Бад тоже.

– Он хочет сказать, что они будут арканить коров, – объяснила Бесс.

– Быков! – поправил Текс, а Бесс спросила, что будет делать он.

– Вопьюсь в быка, – ответил он, к большому изумлению Элис.

Дейв засмеялся.

– Он поскачет на лошади рядом с быком и перепрыгнет на него.

– И поднимет носом пыль! – съехидничала Бесс.

– Текс? Да никогда! – возгласил Дейв. – У него хватка, как у бульдога.

– А Шорти катается на необъезженных мустангах, – добавил Текс.

– И выходит победителем — заявил Шорти. — Вот теперь сами увидите!

Все это время Нэнси молчала, раздумывая над загадкой коня-призрака «Вот если бы Вождь умел разговаривать! – вздохнула она – Он же видел призрак совсем близко». И опять она спросила себя, почему собаку похитили и держали где-то на привязи.

Тут она словно опять увидела светящуюся щель пристройки. Это ведь было перед самым появлением призрака! Задохнувшись от волнения, Нэнси внезапно поняла подоплеку фокуса и лишь с трудом удержалась от торжествующего восклицания. Однако она решила ничего никому не говорить, пока не найдет доказательств своей теории. А для этого ей требовалась темнота.

В Тамблуиде Дейв заметно снизил скорость, потому что на улицах было полно людей, приехавших на праздник. Многие мужчины разгуливали в оленьих куртках, украшенных бахромой, а женщины нарядились в длинные платья и капоры первопоселенок. Индейских платьев в пестрой толпе тоже было немало.

Внезапно Нэнси увидела на пороге какой-то лавки плохо одетого седого мужчину – того, который называл себя Берзи! Едва их взгляды встретились, как он юркнул в толпу.

У Нэнси упало сердце. Значит, шериф опоздал! Что делать? Найти какого-нибудь представителя закона?..

Дейв перебил ее мысли, сказав, что до начала родео еще час.

– Нам надо зарегистрироваться, сказал он. – А вы, девочки, чем пока займетесь?

– Ну, нам скучать будет некогда! ответила Нэнси.

А когда они вылезли из машины, предложила, чтобы Бесс взяла Элис и отправилась на поиски Берзи. Они с Джорджи пойдут в противоположном направлении.

– Встретимся в лавке Мэри Олень! – сказала она. Там они и встретились полчаса спустя. Берзи никто не увидел.

– Наверное, он тут же сбежал из города, – предположила Джорджи.

В лавке толпились покупатели, и за прилавком стояла помощница индианки. Пока ее подруги рассматривали украшения, Нэнси отвела Мэри в сторону и спросила, способна ли она хранить тайну. Мэри пообещала молчать, и Нэнси открыла ей, что клад, несомненно, спрятан в пещерных жилищах, и спросила, как туда лучше всего добраться.

– Вверх от подножия обрыва ведут ступеньки, — сказала индианка, — но по ним подниматься опасно. Попробуйте спуститься сверху.

Она объяснила, что у дальнего конца пещер есть большой каменный уступ, на котором в старинные времена стояли дозорные. Оттуда ступеньки спускаются к верхнему ряду жилищ.

Нэнси поблагодарила Мэри и обещала сразу же сообщить ей, если поиски увенчаются успехом.

Тем временем девочки накупили индейских украшений. Нэнси выбрала в подарок Ханне коробочку с бирюзой, и они ушли из лавки.

Стрелки указывали путь к дальней окраине, где находилась арена для родео неподалеку от конного завода. Нэнси купила билеты, и они нашли четыре удобных места на трибуне. Бесс вздохнула.

– Как жарко! Я бы выпила чего-нибудь холодненького и закусила горячей сосиской.

– От такого пристрастия к еде толстеют, дорогая моя двоюродная сестрица, – засмеялась Джорджи.

Бесс собралась было ответить, но тут из динамика донесся голос:

– Мисс Нэнси Дру просят к телефону. Будка рядом с буфетной стойкой.

Девочки в изумлении переглянулись. Испугавшись, не случилось ли чего на ранчо, Нэнси торопливо направилась через толпу к первой телефонной будке за тележкой, с которой торговали сосисками. Дверь будки открылась ей навстречу, и Нэнси увидела… Берзи, который злорадно ей усмехнулся. В ту же секунду рядом с ней возникла высокая фигура в черном – мистер Даймонд!

Сильные пальцы Берзи сжали запястье Нэнси, как тиски.

– Пойдешь с нами? – буркнул он. – И не вздумай кричать! Не то пожалеешь.


ПРЕРВАННАЯ ПРОГРАММА

Нэнси не успела открыть рта, как из-за ее спины донесся негодующий голос Бесс:

– Никуда она с вами не пойдет!

– А ну отпустите ее! – крикнула Джорджи.

Берзи удивленно обернулся, и Нэнси вырвала руку из его хватки. Недоумение на лице Даймонда сменилось угрюмой злобой, и оба негодяя пустились наутек, через секунду скрывшись под трибуной.

– Девочки, вы были удивительны! – воскликнула Нэнси, приходя в себя. – Но их надо поймать!

Они побежали следом за Берзи и Даймондом, но те уже скрылись. Не увидели девочки и ни одного помощника шерифа. В конце концов они остановились, и Нэнси сказала:

– Я пойду в приемную шерифа и расскажу, что произошло.

– Только не одна! – заявила Джорджи. – До конца дня мы от тебя не отойдем ни на шаг. Хорошо, что Бесс уговорила меня сходить за сосисками.

Бесс решила вернуться к Элис, которая осталась на трибуне следить, чтобы не заняли их места, а Джорджи проводила Нэнси в приемную шерифа Кертиса. Его они там не застали, и юная сыщица написала ему записку о том, как ее чуть было не похитили.

Подходя к арене, они услышали одобрительные возгласы.

– Дейв выиграл заарканивание! – сообщила Элис, едва Нэнси и Джорджи успели сесть. После чего они тоже захлопали изо всех сил.

– Бад тоже отличился! – вставила Бесс, когда Дейв направился к судейскому столу.

Дейву вручили первый приз – серебряные шпоры, и он, скромно поклонившись, покинул арену под новый взрыв аплодисментов.

Затем началось состязание объездчиков диких мустангов. Девочки, затаив дыхание, следили, как ковбои по очереди вылетали на арену, стараясь подольше усидеть на брыкающихся, встающих на дыбы лошадях. Последним выехал Шорти. Под пронзительный свист он прилагал все усилия, чтобы удержаться в седле положенное число минут.

– Да вы поглядите на этого осьминожку! — завопил какой-то зритель, когда мустанг взмыл в воздух, выгнув спину горбом.

Внезапно со стороны судейского стола донесся выстрел.

– Время истекло! Шорти победил! – воскликнула Джорджи.

Трибуны разразились приветственными криками и аплодисментами. В ту же секунду мустанг сбросил своего седока на землю. Победитель прокатился в пыли, вскочил, подобрал шляпу и раскланялся. Служители увели мустанга с арены, а Шорти направился к судьям за призом. Он получил серебряную пряжку и поднял ее высоко над головой, чтобы ее увидели с трибун, а потом вразвалку удалился с арены.

Когда родео кончилось, девочки встретились со своими спутниками у главных ворот. Текс познакомил их с Джеком, долговязым веснушчатым мальчишкой, таким веселым и дружелюбным, что Элис сразу почувствовала, что они словно знают друг друга давным-давно. Нэнси быстро рассказала ковбоям о своей встрече с Берзи и Даймондом.

Дейв встревожился, а Джек сказал:

– Я не понял, в чем тут дело, но Элис у меня никто не похитит, и после танцев я сдам ее на руки Нэнси целую и невредимую!

Нэнси с Дейвом пошли к машине впереди остальных

– Шорти сказал, что присоединится к нам попозже, – обронил Дейв

По дороге на пикник Нэнси вполголоса рассказала ему о своих выводах, касающихся клада. Он очень обрадовался и выразил надежду, что она не ошиблась.

Примерно в миле за Тамблуидом Дейв поставил машину возле ивовой поросли над ручьем. Там было расставлено множество длинных деревянных столов и скамей, а над ними висели гирлянды электрических лампочек.

– Пошли, девочки! – скомандовал Текс. Ну и наедимся же мы!

Он повел их к длинному раздаточному столу. Их обогнали четверо мужчин. Каждый нес лоток с чем-то завернутым в мешковину и со стуком поставил его на стол.

– Вот и мясо! – возвестил Бад. – Оно со вчерашнего дня запекалось на углях в яме!

– На горячих камнях, – добавил Текс, – чтобы готовилось помедленнее, а получилось посочнее!

Когда мешковину сняли, от мяса разлилось такое благоухание, что устоять было невозможно. Все девочки с наслаждением уплетали большие порции мяса с маринадом и картофельным салатом.

К тому времени, когда они доели десерт – мороженое и шоколадный торт Нэнси, у них над головой загорелись разноцветные лампочки. Пожилой толстяк поднялся на танцевальную эстраду и объявил себя конферансье. Увидев гитару Бада, он потребовал, чтобы тот исполнил ковбойские песни.

Бад заиграл «Я ковбой одинокий», и все собравшиеся с восторгом подхватили со второго куплета. Затем Бад сыграл еще несколько таких же старых, но все еще любимых песен, а закончил песнями времен Золотой лихорадки, включая «Милую Бетси из Пайка».

Аплодисменты еще не стихли, когда на эстраду вылез Шорти. Даже не посмотрев на конферансье, он наклонился к микрофону и сказал:

– Ребята, а как насчет того, чтобы послушать подражание разным птицам и зверью?

Послышались отдельные хлопки и одобрительный свист. Конферансье кивнул и отошел в сторону, а Шорти приложил ладони рупором ко рту, закрыл глаза, и громкое уханье совы нарушило ночную тишь.

– У него это отлично получается! – шепнула Бесс.

– Держу пари, он сумеет изобразить и как скулит и лает собака! – многозначительно сказала Нэнси.

А Шорти объявил следующим номером койота и завыл очень похоже. Но тут он заметил среди зрителей Нэнси, у него отвалилась челюсть, и он замолчал. Не спуская с нее глаз, он буркнул в микрофон, что кончил, и поспешил убраться с эстрады. Девочки с недоумением переглянулись, а Дейв ухмыльнулся.

– Этого койота точно кипятком ошпарили. Он же думал, Нэнси, что его дружки разделались с тобой.

Тут трое музыкантов начали настраивать свои инструменты, и конферансье объявил открытым танцевальный конкурс. Элис предложила, чтобы они выступили все вместе, как четыре пары, на что остальные с удовольствием согласились.

Всего групп состязалось четыре, и их вызвали первыми. Они поднялись на эстраду и стали пара напротив пары. Зазвучала бойкая музыка, и они начали. Скрипач называл фигуры и аккомпанировал как мог быстрее.

– Закружите партнерш и тра-ля-ля!

Проносясь по краю эстрады, Нэнси увидела Шорти, злобно на нее смотревшего.

Когда, совсем запыхавшись, они вернулись за свой стол, Нэнси рассказала остальным про Шорти, а потом добавила:

– Теперь отделаться от Шорти будет не так-то легко! Боюсь, он и его приятели устроят за нами такую слежку, что нам близко нельзя будет подойти к кладу.

Пока состязались другие пары, Нэнси раздумывала, как им незаметно добраться до пещерных жилищ.

После завершения конкурса зрители аплодисментами избрали победителей, и компания с ранчо Тени заметно выделилась среди всех остальных. За призом на эстраду послали Нэнси.

Конферансье вручил ей розовую бумажку.

– Отправляйтесь с ней к раздаточному столу, красавица, и вам с вашими друзьями будет выдана большая замороженная дыня!

Нэнси поблагодарила его, а потом повернулась к зрителям.

– Мне хочется сообщить новость, сказала она, — которую, по-моему, с интересом выслушают все местные жители. Мои друзья и я полагаем, что узнали, где спрятан знаменитый клад Валентайна!

По толпе пронесся взволнованный ропот, послышались крики «где?».

– Больше я ничего не скажу, ответила Нэнси с улыбкой, – но завтра кое-кто на ранчо Тени займется раскопками.

Спускаясь с эстрады, Нэнси увидела, что к ней сквозь толпу пробирается шериф Кертис. Он сказал, что его поиски на горе успехом не увенчались и преступники, к сожалению, еще на свободе.

– Я рад, что вам сегодня удалось от них вырваться, но будьте очень осторожны.

Потом он принял приглашение посидеть с ними за столом.

– Зачем ты объявила про клад? – спросила Джорджи.

– Все смейтесь и улыбайтесь, - вполголоса сказала Нэнси, – будто мы болтаем о пустяках, а я объясню.

Дейв услужливо улыбнулся до ушей.

– Я схожу за нашим призом, – сказал он.

И, вернувшись через минуту, принялся разрезать дыню и раздавать куски. Остальные со смехом и улыбками слушали, пока Нэнси объясняла, что ковбои отвлекут внимание их врагов на себя, а девочки тем временем отправятся искать клад в пещерных жилищах.

– Шорти, конечно, обо всем доложит Берзи и Даймонду, и они глаз с ранчо не спустят.

Шериф Кертис похвалил план Нэнси и сказал, что будет следить за ковбоями.

– И сцапаю голубчиков, когда они подберутся к ребятам. – Его голубые глаза стали очень серьезными. – Вижу, мисс Дру, что вы умеете за себя постоять, но теперь держите ухо востро, потому что эти бандиты постараются разделаться с вами, городскими неженками!

– Мы присмотрим за девочками, – обещал Дейв, и, когда начались танцы, он, Текс и Бад никому не уступали своих партнерш.

Когда настало время возвращаться на ранчо, Джек попрощался с Элис у машины и обещал позвонить ей в самое ближайшее время. Девочки уже сели, и тут к машине подбежал запыхавшийся Шорти.

Дейв подъехал к коралю позади арены. Текс и Бад завели лошадей в трейлер и прицепили его к машине, а Шорти тем временем направился к телефонной будке у конца стоянки, но пробыл в ней недолго.

– Уж конечно, он звонит Берзи и Даймонду, чтобы сообщить им о том, как я сказала, что мы нашли клад! - заметила Нэнси.

Когда они выехали на шоссе, Шорти принялся допытываться у Нэнси о том, где, по ее мнению, спрятан клад. Она отшучивалась и отвечала, что он очень скоро все узнает. Тут Бад начал наигрывать на гитаре и завел длинную ковбойскую песню. Шорти сердито замолчал, а остальные весело пели до самого ранчо.

Нэнси пела вместе с остальными, но думала о том, как докажет миссис Термонд, что «привидение» – самая обыкновенная лошадь. Ее очень обрадовало, что луна скрылась за тучами и воцарилась полная темнота.

На ранчо ковбои сразу отправились сменить мистера Роули и управляющего, которые несли дежурство в их отсутствие. Девочки вошли в гостиную, где сидела миссис Роули. У камина лежал Вождь.

– Мне как-то спокойнее, когда он рядом, — объяснила тетя Бет.

Нэнси позвала всех пойти с ней на кухню. Миссис Термонд сидела за большим столом и читала журнал.

– Я попробую сейчас показать вам, как можно лошадь превратить в призрак, – сказала Нэнси.

Кухарка посмотрела на нее с сомнением и вскрикнула, потому что Нэнси вдруг погасила свет. Ахнула и миссис Роули, увидев, что к ним по веранде примерно в трех футах над полом, приплясывая, приближаются крохотные сияющие пятнышки!

– О-о! – простонала кухарка. — Призрачные огоньки! Не пускайте их сюда!

Однако Нэнси открыла дверь пошире и жуткие огоньки вплыли на кухню!


ЧЕРНЫЙ ПРИЗРАК

Внезапно пятнышки остановились и повисли в темноте

– Свет точно такой, как от лошадиного привидения, – с трудом выговорила миссис Термонд.

Нэнси включила свет – и перед изумленными взорами присутствующих предстал Вождь с резиновым мячиком в зубах!

Глядя на ошеломленные лица вокруг, Нэнси спросила с улыбкой:

– Теперь вы поняли тайну призрака?

– Я – да, – выпалила Джорджи. – Светящаяся краска на его зубах!

– А пятнышки куда подевались? – спросила миссис Термонд, когда Вождь выронил мячик.

– При свете их не видно. Когда Вождь погнался за конем-призраком, он, несомненно, его куснул. Потому-то его и держали на привязи, – объяснила юная сыщица. – А когда он сбежал и я его осмотрела, было светло, так что ничего увидеть не удалось.

– Наверное, они его вымыли, – предположила Бесс.

– Но про зубы не подумали, – добавила Нэнси. – И немножко краски на них сохранилось.

– Но как ты об этом догадалась? – спросила тетя Бет.

Нэнси напомнила им, как она с самого начала считала, что преступники забрали Вождя с собой, опасаясь, что на нем остались какие-то следы, раскрывающие тайну призрака.

– А на уроках химии мы делали опыты с люминесцентными красками, которые испускают в темноте голубоватое сияние, если их сначала подвергнуть воздействию света, – продолжала она. – И я вспомнила, что перед появлениями коня-призрака каждый раз видела свет в пристройке. Сопоставив эти два факта, я пришла к выводу, что «призраком» была живая лошадь, на которую набрасывали легкую ткань, намазанную люминесцентной краской. Кто-то из членов шайки освещал ее в пристройке, перед тем как выпустить «призрака» на луг.

– Ну, деточка, – сказала миссис Термонд, – другую такую умницу днем с огнем не сыскать!

– Но вы ведь останетесь, правда? – спросила Нэнси, смущенно покраснев. К ее просьбе тут же присоединились остальные.

– А как же! – объявила миссис Термонд. – Только покажите мне подлюгу, который подстраивал эти штучки, и я скажу ему пару теплых слов!

Перед тем как идти спать, Нэнси рассказала мистеру и миссис Роули о том, как она намерена действовать, и дядя Эд обещал ей всю помощь, которая потребуется Утром за завтраком девочки весело обсуждали свое намерение уехать верхом на весь день.

– И куда же это вы собрались? – спросил Шорти.

– Ну, сначала поднимемся на гору Тени, – неопределенно ответила Нэнси, – а там видно будет.

Тут их перебил мистер Роули, который сказал Тексу и Баду, что берет их с собою за кладом.

После завтрака Нэнси отвела Дейва в сторону и договорилась с ним, что она с девочками зажжет сигнальный костер на дозорном уступе, если им удастся найти клад.

– Отлично, – ответил он. – Тогда я сразу подгоню грузовик к подножию обрыва и поднимусь по ступенькам к пещерам, чтобы помочь вам отвезти сокровище Валентайна на ранчо.

Полчаса спустя дядя Эд, Текс и Бад оседлали лошадей. Шорти болтался возле, всячески стараясь помочь, когда они начали нагружать двух вьючных лошадей – на одну лопаты и кирки, а на другую съестные припасы.

– Но зачем вам две лошади? – спросил Сэндерс, посвященный в секрет.

– А вдруг клад будет такой тяжелый, что одна лошадь его не увезет? – засмеялся мистер Роули.

Трое кладоискателей поехали по долине в сторону, противоположную Тамблуиду. Шорти несколько минут смотрел им вслед, а потом опрометью бросился в лес за домом. Нэнси неторопливо направилась к конюшне, не сомневаясь, что он торопится оповестить Берзи и Даймонда, которые, конечно, прячутся там, чтобы узнать, куда хозяин ранчо поедет за кладом.

В кладовой Дейв помог Нэнси уложить небольшие кирки в седельную сумку, а лопату закатал в одеяло. Потом он оседлал лошадей для девочек, прикрепив сумку к одному седлу, а одеяло с лопатой к другому. Тут миссис Термонд принесла корзинку с едой, которую Дейв погрузил на третью лошадь, и Нэнси крикнула подругам, что можно ехать. И предложила направиться через большой луг и подняться на гору оттуда.

– Но ведь пещерные жилища совсем в другой стороне! – прошептала Элис.

– Именно поэтому, — ответила Нэнси. — На случай, если Шорти вздумает последить за нами.

Дейв вытащил огрызок карандаша и на обороте старого конверта набросал план, обозначив на нем тропу, которая огибала гору с запада на восток и выводила к пещерным жилищам.

Двадцать минут спустя девочки уже поднимались по склону. Нэнси еще раз внимательно изучила план и заметила, что тропа, указанная Дейвом, начинается неподалеку от хижины.

– Начнем с нее, — сказала она. – Если шайка отправилась по ложному следу, самое время поискать их тайное убежище.

Как ни хотелось девочкам поскорее заняться поисками клада, они все утро кружили по горным тропам.

– Если нас кто-то выслеживает, – сказала Нэнси, — ему пора убедиться, что мы просто осматриваем гору, и прекратить слежку.

После полудня они сделали привал у ручья, перекусили и поехали прямо к хижине. Но довольно скоро путь им преградили большие камни, завалившие тропу.

– Обвал! – воскликнула Джорджи. — Придется сделать порядочный крюк.

Девочки повернули назад, а потом им пришлось пересечь крутой склон, весь в камнях, так что они спешились и вели коней на поводу. Однако затем они выбрались на тропу, и примерно через час Элис воскликнула:

– Вон хижина! Я вижу ее крышу.

Подъехав поближе, они спешились, привязали лошадей и осторожно направились к хижине. Ее дверь была открыта, и внутри никого не было.

Нэнси повела остальных за хижину и снова удивилась тому, что заднее окно почти упирается в заросли и обрыв за ними.

– Странное место для окна! – заметила Бесс

– Да. Отчасти оно и навело меня на мысль, что тайник где-то тут, – ответила Нэнси. – Наверное, оно служило запасным выходом при приближении опасности.

Девочки начали внимательно осматривать сплошной колючий кустарник, и наискосок от окна Джорджи обнаружила в нем небольшой просвет. Нэнси, а следом за ней и остальные, пробрались сквозь чащу и оказались перед узкой расселиной в обрыве.

Не прошли они по ней и несколько шагов, как Нэнси указала на отпечатки подков, собачьих лап и сапог.

– Проследим их! – сказала она. – По-моему, они приведут нас к тайному убежищу Валентайна.

Девочки сбегали за лошадьми и вскоре уже ехали по узкому ущелью, не видя ничего, кроме полоски синего неба над головой. А потом и ее заслонил нависающий скалистый карниз. В зловещем сумраке тропа вилась между острыми камнями.

К тому времени, когда всадницы снова увидели небо, солнце спустилось уже совсем низко. Они поднялись по довольно пологому склону и оказались на высоком плато. Впереди на некотором расстоянии тянулась длинная, прямая, сложенная из камней стена высотой около двенадцати футов. Нэнси резко натянула поводья.

– Смотрите! – вскрикнула она.

К стене был пристроен каменный загон со старыми деревянными воротами. Внутри кружил красивый вороной жеребец.

– Конь-призрак! – объявила Нэнси. При их приближении конь заржал, поднялся на дыбы и попятился к примитивному навесу.

– Наверное, тут и его призрачное облачение! – сказала Джорджи.

Нэнси спрыгнула на землю, открыла деревянную калитку и быстро проскользнула внутрь загона. Жеребец нервно отпрянул в сторону, однако Нэнси продолжала спокойно идти вперед, ласково его уговаривая.

В дальнем углу под навесом она увидела кучу сена и, пошарив под ней, нащупала что-то мягкое. Еще усилие – и в руках у нее оказался белый сверток. Вместе с ним она вышла за калитку и закрыла ее за собой.

– Костюм призрака! – засмеялась Бесс, когда Нэнси развернула легкую, почти прозрачную ткань.

– Японский шелк. Он очень тонкий, и его используют для всяких театральных эффектов, — объяснила Нэнси подругам и засунула сверток в свою седельную сумку.

– Навес очень старый. По-моему, его построила не эта шайка, – заметила Бесс.

_ Ты права! – воскликнула Элис и указала на ворота на которых с трудом можно было различить когда-то вырезанное сердце.

– Значит, тайник Валентайна где-то рядом, – сказала Нэнси.

Девочки посмотрели по сторонам, и Нэнси внезапно заметила по ту сторону стены широкий, вдающийся в небо уступ. С волнением она сообразила, что стена эта образует парапет по краю обрыва, и перед ней – дозорный уступ!

– Мы находимся над пещерными жилищами! – воскликнула она. – Давайте соберем хворост для костра и начнем искать клад.

За дозорным уступом виднелась небольшая роща. Девочки поехали туда, спешились и привязали лошадей Ветер стонал среди ветвей, и Нэнси поежилась. Она достала свитер и накинула его на плечи. Начинало смеркаться, и девочки прицепили фонарики к поясам.

Потом набрали хвороста и отнесли его на уступ. В эту минуту солнце закатилось. Нэнси последней сошла с уступа там, где несколько истертых ступенек вели к верхнему ряду пещерных жилищ. Она уже собралась спуститься первой, как вдруг где-то завыл койот. Нэнси остановилась как вкопанная.

– Что с тобой? – спросила Элис.

– Ш-ш-ш! Слушайте! – Девочки замерли. – Ну надеюсь, койот настоящий! – докончила Нэнси.

– По-твоему, Шорти… – ахнула Бесс.

– Если его сообщники догадались о нашей хитрости, они могли вернуться и выследить нас, – пробормотала Джорджи.

Нэнси кивнула.

– Лучше не будем зажигать фонарики, – сказала она.

Прижимаясь к парапету, девочки спустились на узкий карниз, тянувшийся вдоль пещер. Слева далеко вниз уходил отвесный обрыв.

На мгновение они замерли, завороженные высотой и тишиной. И тут из первого входа донесся стук!

Бесс вцепилась в руку Джорджи, Элис вскрикнула, а Нэнси переступила порог и всмотрелась в темноту. На земляном полу кто-то лежал!


ТАЙНА ДРЕВНИХ ЖИЛИЩ

– Помогите! – произнес слабый голос, и Нэнси посветила фонариком.

– Папочка! – вскрикнула Элис и, пробежав мимо Нэнси, упала на колени перед худым седым человеком, связанным по рукам и ногам.

– Дядя Росс! – хором воскликнули Бесс и Джорджи.

Старшие девочки быстро его развязали, а Элис, плача от радости, помогла отцу сесть поудобнее. Он крепко ее расцеловал.

Мистера Регора познакомили с Нэнси, и он объяснил, что стучал пятками, вскидывая ноги.

– Горло у меня так пересохло, что я не мог вас окликнуть.

Потом он рассказал девочкам все, что с ним произошло.

– Меня держали связанным в хижине шесть месяцев. С того самого времени, когда они похитили меня, ограбив банк. Но сегодня утром шайка решила отправиться за искателями клада, а потому они перенесли меня сюда, рассчитывая, что тут меня никто не найдет.

– Папочка, но зачем ты вернулся в банк в тот вечер? – спросила Элис.

– За кое-какими важными документами. Я решил поработать дома, и они были мне нужны.

Он рассказал, как неожиданно наткнулся на грабителей и они забрали его с собой, чтобы он не мог потом их опознать.

– Они с Запада, – продолжал он, – и уже не раз укрывались в этой хижине. И теперь рассчитывали переждать тут, пока будут длиться розыски.

– А сколько их в шайке? – осведомилась Нэнси.

– Трое. Вначале Шорти и Сид Брайс жили со мной в хижине, а Эл Даймонд остановился в Тамблуиде и привозил оттуда все необходимое.

_ А кто такой Сид Брайс, дядя Росс? – спросила Бесс.

– Такой седой, немного похож на меня.

– Он называет себя Берзи, – сказала Нэнси.

– Знаю, – ответил мистер Регор. – Однажды Эл Даймонд явился в хижину вне себя от возбуждения. Индианка, которую зовут Мэри Олень, рассказала ему легенду о кладе Валентайна. И он решил заняться поисками этого клада и велел Шорти устроиться на ранчо работником. Ему было поручено напугать там всех историями о коне-призраке, чтобы заставить Роули покинуть ранчо.

– Но, мистер Регор, – с тревогой спросила Нэнси, – что они сделали с деньгами, которые забрали из банка?

– Прятали их в хижине, пока Шорти не сообщил, что вы, девочки, ее обнаружили. На следующий день Даймонд и Брайс перенесли деньги в брошенный поселок и забрали меня с собой. Они только-только кончили их прятать в старой гостинице, как вдруг мы услышали приближающийся топот ваших лошадей. Брайс потащил меня с собой вниз по склону. И я сумел только уронить один из своих карандашей в надежде, что кто-нибудь его найдет.

– Папочка, мы его нашли и догадались, что он твой! – сказала Элис.

—Даймонд, — продолжал мистер Регор, остался в поселке следить за девочками и потом сообщил, что устроил обвал, чтобы хорошенько их напугать.

Нэнси рассказала, как они нашли на столе в хижине чашки с еще теплым кофе.

– Да-да! Мы услышали, как ваши лошади взбираются по склону, и Брайс принудил меня вылезти через заднее окно и увел вверх по расселине. Пса он тащил за собой на веревке, но тот потом ее оборвал.

– Еще мы нашли на столе твой рисунок, дядя Росс, — сказала Джорджи.

– Я все время рисовал, – улыбнулся он, – чтобы хоть чем-нибудь заняться. А Брайс продавал пастели и забирал себе деньги.

– Какие они все ужасные! Они обращались с тобой очень плохо, папочка? – перебила Элис.

Ее отец ответил, что не особенно, но есть давали мало и он заметно ослабел.

– Как-то раз Брайс, думая, что я не слышу, сказал другим: «Вот уберемся с этой горы, тогда и избавимся от него».

Элис начала рассказывать отцу обо всем, что происходило на ранчо, а старшие девочки, светя себе фонариками, осматривали тюрьму мистера Росса.

Пол был усеян старыми черепками и каменными осколками. Возле двери Нэнси обнаружила большой плоский камень.

«Наверное, индейцам он служил столом или сиденьем», – подумала она.

Возле лежал порядочный прямоугольный обломок скалы.

Подруги выключили фонарики и вышли наружу. С Нэнси во главе они прошли по карнизу, осматривая одно пещерное жилище за другим. Но везде находили одно и то же – черепки и каменные осколки.

Когда они вышли из помещения примерно на середине карниза, Нэнси заметила у обрыва грубо сколоченную деревянную лестницу, по которой можно было взобраться на «крышу» пещерных жилищ.

– Наверное, индейцы лазили по ней на дозорный выступ, – предположила Бесс, но Нэнси с ней не согласилась.

– Перекладины прибиты гвоздями, – сказала она, – у тех индейцев гвоздей не было. Ее мог принести сюда Валентайн. Попробую взобраться по ней.

– Лучше прежде кончим осмотр, – возразила Джорджи.

– Ладно.

Они приблизились к концу карниза, и тут Нэнси вскрикнула:

– Поглядите!

Вход в последнюю пещеру был задвинут большой глыбой.

– Убежище Валентайна! – изумленно произнесла Джорджи. – Он, наверное, свалил сюда эту глыбу, чтобы без него туда никто не мог войти.

– Но сам-то он как туда входил? – озадаченно спросила Бесс. – Тут ведь слишком мало места, чтобы ворочать такую громадину.

– Знаю! – воскликнула Нэнси. – Пошли!

Она бегом вернулась к лестнице, повесила фонарик на пояс и вдела руки в рукава свитера.

К тому времени, когда к лестнице подошли Джорджи с Бесс, Нэнси уже карабкалась наверх. Затаив дыхание, они следили за тем, как она осторожно проверяет каждую перекладину. Одна треснула у нее под ногой, когда она уже почти добралась до верха.

– Нэнси! Осторожнее! – испуганно охнула Бесс.

Нэнси зажгла фонарик и, направившись к крыше последней пещеры, обнаружила врезанные в обрыв истертые ступеньки, которые вели на плато.

«Симметричные тем, по которым мы спустились на карниз, – решила Нэнси. – И деревянную лестницу Валентайн поставил тут на случай, если бы его застали врасплох».

Светя под ноги фонариком, она прошла десяток шагов и вдруг увидела широкую дыру. Она посветила в нее фонариком – его луч скользнул по груде обломков. Нэнси уперлась ладонями в края дыры и спрыгнула в пещеру.

– Фу-у! Как тут душно!

В углу возле истлевшего седла с попоной лежала кирка. На стене Нэнси увидела грубо вырезанную букву, запорошенную пылью. Она смахнула пыль.

«В»! Валентайн!

Сердце Нэнси бешено заколотилось от радости.

Но где же сокровище?

«Закопать его он не мог, – подумала Нэнси. – Пол тут сплошная скала».

Она подняла попону, которая рассыпалась на куски от ее прикосновения. Ничего!

Тут взгляд Нэнси упал на большой глиняный сосуд с широким горлом. Нэнси посветила в него фонариком и увидела поставленный на бок металлический сундучок, почти достигавший верхнего края трехфутового сосуда!

– Нашла! – с торжеством прошептала Нэнси, положила фонарик, сунула руки в сосуд и с трудом вытащила тяжелый сундучок. Он выскользнул у нее из рук, ударился о каменный пол, и проржавевший висячий замок отскочил.

Нэнси откинула крышку.

– Ах! – В луче фонарика заблестели сотни золотых сердечек!

Под ними лежали пачки долларов и мешочек из шагреневой кожи – как оказалось, со всякими драгоценными камнями.

– Не может быть! – сказала Нэнси вслух. – Мне снится!

Однако времени предаваться радости не было, и мысли Нэнси обратились к тому, что еще предстояло сделать.

«Поднять сундучок через дыру невозможно, – решила она и поглядела на кирку. – Надо попытаться сдвинуть глыбу у входа!»

Нэнси подсунула конец кирки под край глыбы и нажала. Глыба чуть поддалась! Она нажала изо всех сил, и глыба отодвинулась на фут. Просунув в отверстие сундучок, Нэнси погасила фонарик и протиснулась наружу сама.

– Джорджи, Бесс! – Подруги поспешили к ней, и Нэнси сообщила им о своей находке. – Отнесите сундучок к мистеру Регору и Элис, – распорядилась она, – а я зажгу сигнальный костер.

Нэнси осторожно выбралась на дозорный уступ, достала спички и поднесла огонек к хворосту, загораживая его от ветра.

Сухие ветки затрещали, заклубился дым, и тут грубый голос у нее за спиной внезапно злобно рявкнул:

– А ну, гаси костер!


СМЕЛАЯ ТАКТИКА

Это был голос Эла Даймонда. А Нэнси совсем одна на выступе высоко над долиной!

– Затопчи ветки! – повторил Даймонд свирепо. – Не то я сброшу тебя вниз!

– Сейчас… – Мысли вихрем неслись в голове Нэнси Она подождала, чтобы бандит снова зарычал на нее, а потом сбросила затлевший хворост со скалы. Кружась в воздухе, ветки вспыхнули ярким пламенем, рассыпая снопы искр.

– Иди сюда! – скомандовал Даймонд, а когда Нэнси сошла с уступа, злорадно добавил: – Воображаешь, что очень умна! Да я сразу раскусил, что никакого клада те ребята не ищут, едва заметил, что нас выслеживает шериф. – У Нэнси упало сердце, а он продолжал бушевать: – Ты нас отсюда выкурила, и ты за это поплатишься!

Он сказал, что по дороге в поселок-призрак за деньгами, награбленными в чикагском банке, они завернули к хижине, увидели свежие следы лошадей и Шорти сообразил, что девочки отправились за кладом.

– Он увидел, как вы собираете хворост и завыл койотом, подавая нам сигнал.

Даймонд начал хвастать, как он и его сообщники забрались на плато и сверху следили за происходящим. Когда девочки начали осмотр пещер, они улучили минуту, укрылись в той, которую те уже осмотрели, и продолжали подглядывать за ними.

– Тут ты пробежала мимо, а потом прошли твои подружки с чем-то тяжелым, и я сказал себе: «Вот он, клад! Ну, Нэнси Дру хорошо на нас поработала!»

– А Джорджи с Бесс? – перебила Нэнси. – Вы их не посмели тронуть!

– Уж конечно! – насмешливо ответил Даймонд. – Мои ребята подождали, чтобы они вошли к Регору, и поймали их там всех вместе.

Нэнси отцепила фонарик и зажгла его.

– Погаси! Еще не хватает, чтобы сюда кто-нибудь заявился! Пошли! И пошевеливайся!

Нэнси надеялась, что Дейв успел увидеть сигнальный костер. Чтобы выиграть побольше времени, пока он будет подниматься по старым ступенькам, она прижималась к парапету, еле передвигая ноги.

– А ну, быстрей! – рявкнул Даймонд. В конце концов он втолкнул ее в первую пещеру. В углу тускло светился фонарик, прикрытый красным платком. Возле маячили две мужские фигуры. Но больше она никого не увидела.

– Мы тут, Нэнси, – раздался голос Джорджи. – Они заставили нас сесть на пол.

– И разбили наши фонарики, – добавила Бесс.

– Шорти, где клад? – сердито спросил Даймонд.

– Не видел, босс. Ты же велел закрыть фонарь. 

Даймонд пошарил в темноте, а потом рявкнул:

– Регор, ты его прячешь?

– Не трогайте папу, – крикнула Элис. – Ничего он не прячет!

Нэнси нащупала ногой прямоугольный обломок камня, который заметила у входа, когда они осматривали эту пещеру. Быстро сняв свитер, она бросила его на обломок.

– Вот клад, мистер Даймонд!

Произнося эти слова, Нэнси нагнулась и подняла обломок, завернув его в свитер.

– Давай сюда!

– Нет уж! – Нэнси изо всех сил вышвырнула камень за дверь. Он перелетел через край обрыва, и через несколько секунд снизу донесся шум его удара о землю.

На секунду воцарилось ошеломленное молчание, потом Даймонд завопил:

– Ну, это твой последний фокус, Нэнси Дру! Брайс, Шорти! Свяжите их всех!

Нэнси села на плиту у входа и спокойно позволила Шорти связать ей ноги. Даймонд сказал:

– Брайс, мы с тобой спустимся вниз и разыщем клад. Шорти, будешь сторожить девчонок, пока я не подам сигнал.

Нэнси хихикнула.

– Бедный Шорти! К тому времени, когда ты спустишься вниз, твоих приятелей вместе с золотом и след простынет!

Ковбой бросил затягивать узел и обернулся к Даймонду:

– Пусть Брайс останется! С меня хватит подставляться!

– Верно! – заявила Нэнси. – Ты с самого начала навлек на себя подозрения. Ты сломал насос и перерезал телефонные провода.

– Во-во! – сердито буркнул Шорти. – А еще я повредил генератор и подложил крапиву под седло!

– Заткнись! – приказал Даймонд.

– Они тебя совсем загоняли, Шорти! – сочувственно сказала Джорджи. – Ты и как Вождь скулил, и заглянул в часы Нэнси, и зеленую бутылку украл!

Из темноты донесся голос Бесс:

– А кто обыскал нашу комнату?

– Брайс, – ответил Шорти. – А больше он палец о палец не ударил!

– Ах вот как! – разъярился Даймонд. – Да без меня вы оба шагу ступить не сумели бы!

– Врешь, Шорти! – окрысился Брайс. – Я ветряк повалил и разрезал проволоку!

Достойная троица продолжала переругиваться – каждый настаивал на том, что остальные без него ничего бы сделать не смогли.

– Вы что, забыли, – кричал Даймонд, – что коня-призрака придумал я! И шелк купил, и краску! И приучил вороного бежать на мой свист!

– Без нас у тебя ничего не вышло бы! – перебил Шорти и напомнил, что в шелк жеребца обряжали они с Брайсом.

– Ты один раз чуть не поймала их, Нэнси, – подал голос Росс Регор. – До того их напугала, что они увели жеребца. Брайс при мне рассказывал, как ему пришлось спрятаться в погребе через потайной лаз.

– Ну, хватит время терять! – взревел Даймонд. – Нам надо побыстрее сматываться отсюда.

– Полегче, Даймонд, – с угрозой произнес Шорти. – Нас с Брайсом против тебя двое! За кладом пойдем мы, а ты сторожи здесь.

– Ну, ладно! – буркнул Даймонд. – Только смотрите у меня! И сразу назад!

Его сообщники молча вышли наружу, забрав фонарик. Пленники услышали, как Даймонд прошел в глубь пещеры. Скрипнули петли, и главарь шайки засмеялся.

– К вашему сведению, я открыл ящик, где мы храним динамит и запалы!

Все ахнули, а Джорджи вскрикнула:

– Вы не посмеете!

– У меня другого выхода нет. Росс Регор знает слишком много, и отпустить его я не могу. Жаль, жаль, Нэнси Дру, что тебе понадобилось вмешиваться в мои дела.

– Я останусь! – крикнул мистер Регор. – Но отпусти девочек!

– Нет. Вот сейчас я зажгу запал и выберусь отсюда. Чиркнула спичка, осветив лицо Даймонда.

– Стойте! – воскликнула Нэнси. – Или вы взорвете сокровище!

Огонек заколебался в воздухе.

– Что?!

– Вниз я бросила камень, – призналась Нэнси. Она включила фонарик и пошарила лучом по пещере – но так, что луч несколько раз пересек вход.

– Дай-ка сюда! – Даймонд вырвал у нее фонарик. – Ну так, девочки, где то, что вы сюда принесли?

– Здесь, – ответила Бесс. – Мы на нем сидим.

Даймонд столкнул ее и Джорджи с сундучка и открыл его.

– Спокойной ночи! – Он зачерпнул пригоршню золотых сердечек и медленно ссыпал их обратно, захлопнул крышку и направился с сундучком к выходу.

Откуда-то снизу донесся стук летящих с обрыва камешков. Опьяненный успехом Даймонд крикнул:

– Шорти! Брайс! Золото у меня. Ребята, мы теперь миллионеры!

Снаружи раздались голоса, по стенам пещеры метнулся луч фонарика.

– Ни с места, Даймонд!

– Дейв! – вскричала Нэнси.

Даймонд рванулся к двери, но Джорджи подставила ему ножку, и бандит упал прямо в объятия шерифа Кертиса. Щелкнули наручники.

Девочки и мистер Регор радостными возгласами приветствовали Дейва, шерифа с его помощником и мистера Роули. Пока пленников развязывали, Росс Регор успел рассказать, как умно Нэнси затягивала время.

– Да уж, хитрее и умнее неженки ни в одном городе не найти! – засмеялся Дейв. Потом он рассказал, как «кладоискатели» и шериф упустили шайку и в конце концов вернулись на ранчо. – Когда мы увидели падающий с обрыва огонь, то догадались, что тут происходит.

– И помчались через долину на машине, не зажигая фар, чтобы остаться незамеченными, – добавил мистер Роули.

А Брайса и Шорти они перехватили на спуске, сообщил Дейв.

– Но где клад?

– Прямо здесь, – засмеялась Джорджи.

Через полчаса в лучах восходящей луны все благополучно спустились в долину. Дейв погрузил сундучок с сокровищем Валентайна в машину, а Нэнси тем временем коротко рассказала шерифу обо всем, что произошло. Было решено, что деньги, спрятанные в ветхой гостинице на горе, он заберет утром, и тогда же ковбои приведут коня-призрака вместе с лошадьми, которых девочки оставили на плато.

Угрюмых арестованных увез шериф.

Дейв, ведя машину по долине, сказал, что Нэнси имеет все права на часть клада.

– Золото по закону надо сдать властям штата, – объяснил он. – Но доллары и драгоценные камни составят порядочную сумму, Нэнси, и раз клад нашла ты, то и должна получить свою долю.

Юная сыщица улыбнулась, а потом вежливо, но твердо отказалась от вознаграждения.

– Интересно было искать! – добавила она. Дейв улыбнулся до ушей.

– Вот будет сюрприз для моего брата с сестренкой! – сказал он признательно.

Через несколько минут они въехали в ворота. Старый дом купался в серебряном лунном свете и выглядел удивительно мирным. Элис сжала руку отца.

– Все кончилось так хорошо! – сказала она.

– Благодаря Нэнси Дру. – Мистер Регор улыбнулся.

– И что же, Нэнси, ты будешь делать теперь, когда тебе больше не надо ломать голову над тайнами? — сказала Бесс, поддразнивая подругу.

– Вязать свитер, – ответила Нэнси со смехом. Она ведь не знала, что совсем скоро ей предстоит столкнуться с тайной фермы «Алые ворота».

Но Джорджи и тогда не сомневалась, что ее подруга долго без тайны не останется. Она сказала с притворным сочувствием:

– Будем надеяться, что мистеру Дру новый свитер понадобится еще не скоро!


Оглавление

  • ЛЮБОПЫТНЫЙ НЕЗНАКОМЕЦ
  • ОПАСНЫЕ НЕОЖИДАННОСТИ
  • ГРЕМУШКА-ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ
  • КРАСНЫЙ СЛЕД
  • ПОДАРОК БАНДИТА
  • ШОРТИ ВЫБИРАЕТ САМЫЙ КОРОТКИЙ ПУТЬ
  • ОБВАЛ!
  • УДРАВШИЙ ПЕС
  • ПОД ЗАМКОМ В КЛАДОВОЙ
  • ПОТАЙНОЙ ХОД
  • УДАЧНЫЕ ПОИСКИ
  • СВЕТ ПОГАС!
  • ПРОПАВШИЙ ХУДОЖНИК
  • ФОКУС С КРАПИВОЙ
  • РИСКОВАННЫЙ СПУСК
  • НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА
  • ПРЕРВАННАЯ ПРОГРАММА
  • ЧЕРНЫЙ ПРИЗРАК
  • ТАЙНА ДРЕВНИХ ЖИЛИЩ
  • СМЕЛАЯ ТАКТИКА