Гражданская война, 1918-1921 (fb2)

Гражданская война, 1918-1921   (скачать) - Николай Евгеньевич Какурин - Иоаким Иоакимович Вацетис


Об авторах и редакторах


Н. Е. Какурин (1883–1936 гг.) окончил Михайловское артиллерийское училище и Академию Генштаба, в Первую мировую войну начальник штаба дивизии, командир полка, полковник. С вступлением в Красную Армию назначен начальником штаба стрелковой дивизии, затем был командующим армией, помощником командующего Западным фронтом. В 1922–1924 гг. — начальник отдела истории Гражданской войны при Штабе РККА, затем работал в Военно-научном отделе Управления по исследованию и использованию опыта войны Штаба РККА, преподавал в Военной академии имени М. В. Фрунзе. Написал около 30 работ по вопросам стратегии, оперативного искусства и тактики периода Гражданской войны.

Николай Евгеньевич Какурин сумел объективно подойти к оценке событий. Он не стал глашатаем культа личности, а проводил свою точку зрения во всех исследованиях, особенно четко — в оперативно-стратегическом очерке о боевых действиях Красной Армии в 1918–1921 гг., написанном в основном им. В июне 1930 г. Н. Е. Какурин был арестован и в феврале 1932 г. по ложному обвинению приговорен к 10 годам заключения. Умер в 1936 г. Его труды — значительный вклад в исследование одной из сложнейших страниц нашей истории.


 И. И. Вацетис (1873–1938 гг.) окончил Виленское пехотное юнкерское училище и Академию Генштаба. Участник Первой мировой войны, в 1917 г. командовал Латышским стрелковым полком, полковник. Во время Октябрьской революции вместе с полком перешел на сторону советской власти. С апреля 1918 г. командовал Латышской стрелковой дивизией, а с июля по сентябрь [4] 1918 г. — командующий Восточным фронтом, затем был назначен Главнокомандующим Вооруженных Сил республики и находился в этой должности до июля 1919 г. С августа 1919 г. и до конца Гражданской войны работал в РВС республики. С 1921 г. — преподаватель истории военного искусства, затем профессор Военной академии РККА. Автор работы «О военной доктрине будущего» (М., 1923) и ряда трудов по истории Первой мировой и Гражданской войн. Репрессирован.


 А. С. Бубнов (1883–1940 гг.) в качестве члена РВС Украинского фронта, РВС 14-й армии и Совета обороны Украины, затем члена РВС Северо-Кавказского военного округа и Первой конной армии принимал активное участие в руководстве войсками на фронтах Гражданской войны. В 1923 г. был сторонником Л. Д. Троцкого, от которого вскоре отошел. С января 1924 г. по сентябрь 1929 г. являлся начальником Политуправления РККА и одновременно редактором газеты «Красная звезда». Бубнов — автор более 200 печатных работ, среди них «Красная Армия и единоначалие» (М., 1925), «Михаил Васильевич Фрунзе» (2-е изд. М. — Л., 1931), а также им подготовлено издание сочинений М. Ф. Фрунзе. Репрессирован.


 С. С. Каменев (1881–1936 гг.) окончил Александровское военное училище и Академию Генштаба, участник Первой мировой войны, был начальником оперативного управления 1-й армии, командиром пехотного полка, начальником штаба стрелкового корпуса. После Октябрьской революции — выборный начальник штаба 15-го корпуса, а затем 3-й армии. С марта 1918 г. — военный руководитель Невельского района Западного участка отрядов завесы, затем начальник 17-й стрелковой дивизии. С сентября 1918 г. по июль 1919 г. командовал Восточным фронтом. [5]

Здесь при проведении оборонительных и наступательных операций против белых армий А. В. Колчака ярко раскрылось его полководческое дарование. С июня 1919 г. по апрель 1924 г. — Главнокомандующий Вооруженных Сил республики. С апреля 1924 г. — инспектор Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА), с марта 1925-го — начальник Штаба РККА, с ноября 1925-го — главный инспектор, затем начальник Главного управления РККА, главный руководитель Военной академии по тактике. В мае 1927 г. Каменев назначен заместителем наркома по военным и морским делам и заместителем Председателя РВС СССР. С июня 1935 г. — начальник Управления противовоздушной обороны РККА, ему присвоено звание командарма 1 ранга. Его статьи, лекции, доклады, речи, предисловия к книгам содержат богатый материал по военной истории.


 М. Н. Тухачевский (1893–1937 гг.) окончил Александровское военное училище, участвовал в Первой мировой войне, поручик. После Октябрьской революции перешел на сторону советской власти. Во время Гражданской войны сначала работал в военном отделе ВЦИК, с мая 1918 г. — военный комиссар обороны Московского района, в июне — декабре командовал 1-й армией Восточного фронта. В декабре 1918 г. — январе 1919 г. — помощник командующего Южным фронтом, в январе — марте 1919 г. — командующий 8-й армией Южного фронта, а с апреля по ноябрь — 5-й армией. В январе — апреле 1920 г. Тухачевский командовал Кавказским фронтом, сражавшимся против войск Деникина, а в апреле 1920 г. — августе 1921 г. — Западным фронтом. В ходе войны, командуя армиями и фронтами, Тухачевский проявил большие организаторские способности и военный талант. [6]

После Гражданской войны Тухачевский — начальник Военной академии РККА, с января 1922 г. по апрель 1924 г. — вновь командующий Западным фронтом. Затем помощник, а с июля 1924 г. — заместитель начальника Штаба РККА. С ноября 1925 г. по май 1928 г. — начальник Штаба РККА. С мая 1928 г. командовал войсками Ленинградского военного округа. С 1931-го — заместитель наркомвоенмора и Председатель Реввоенсовета СССР, начальник вооружений РККА, с 1934-го — заместитель наркома обороны, с 1936-го — первый заместитель наркома обороны и начальник Управления боевой подготовки. В 1937 г. был назначен командующим войсками Приволжского военного округа. В 1935 г. ему было присвоено звание Маршал Советского Союза.

Как военный деятель и теоретик уделял большое внимание прогнозированию характера будущей войны и разработке военной доктрины СССР. Внес вклад в разработку стратегии, оперативного искусства, тактики и военной науки в целом. Вместе с другими советскими военными теоретиками занимался разработкой теории глубокой операции и боя. Научные труды Тухачевского охватывали многие стороны военной теории и практики управления войсками и оказали значительное влияние на развитие военной мысли и практики военного строительства в предвоенный период и нашли подтверждение в ходе Великой Отечественной войны. Репрессирован.


 Р. П. Эйдеман (1895–1937 гг.) окончил Киевское военное училище, командовал батальоном Сибирского запасного полка, прапорщик. С мая 1918 г. командовал красногвардейскими отрядами, с августа — 2-й, затем 3-й Уральской дивизиями и Особой дивизией на Восточном фронте. С марта 1919 г. — начальник 16-й, затем 41-й и 46-й стрелковых дивизий на Южном фронте. С апреля 1920 г. — начальник тыла Юго-Западного фронта, в июне — июле — командующий 13-й армией, затем командует Правобережной группой войск Юго-Западного фронта, оборонявшей Каховский плацдарм. С октября 1920 г. по январь 1921 г. командует войсками внутренней службы [7] Южного и Юго-Западного фронтов. В феврале 1921 г. командовал войсками Харьковского военного округа. В 1921–1924 гг. — помощник и заместитель командующего Вооруженными Силами Украины и Крыма, в 1924–1925 гг. — командующий войсками Сибирского военного округа, в 1925–1932 гг. — начальник Военной академии имени М. В. Фрунзе. Был ответственным редактором журнала «Война и революция» (1927–1936 гг.). С 1932-го — председатель Центрального совета Осоавиахима СССР. Разрабатывал вопросы военной теории и истории Гражданской войны. Репрессирован.


 П. П. Лебедев (1872–1933 гг.) окончил Александровское военное училище и Академию Генштаба. В период Первой мировой войны занимал должности начальника отделения и генерал-квартирмейстера штаба Западного фронта, затем начальника штаба 3-й армии, генерал-майор. В апреле 1918 г. добровольно вступил в Красную Армию. Был начальником Мобилизационного управления Всероссийского главного штаба, начальником штаба (апрель — июнь 1919 г.) и командующим (июль) Восточным фронтом, начальником Полевого штаба республики и Штаба РККА (1919–1924 гг.). Принимал деятельное участие в разработке и проведении операций по разгрому войск Колчака, Миллера, Юденича, Деникина, Врангеля и Польши. В 1922–1924 гг. по совместительству был начальником Военной академии РККА. В 1924–1925 гг. состоял для особо важных поручений при РВС СССР, в 1925–1933 гг. был начальником штаба Украинского военного округа.


 А. И. Егоров (1883–1939 гг.) окончил Казанское пехотное юнкерское училище. Во время Первой мировой войны командовал ротой, батальоном и полком, в 1917-м произведен в полковники. После Октябрьской революции перешел на сторону советской власти, был членом комиссии по демобилизации старой армии, участвовал в разработке [8] декрета об организации РККА. С января 1918 г. работал в военном отделе ВЦИК, инспектируя формирование и обучение красноармейских частей. В мае 1918 г. назначен председателем Высшей аттестационной комиссии по отбору бывших офицеров в Красную Армию и одним из комиссаров Всероссийского главного штаба. Убежденный сторонник создания строго дисциплинированной регулярной армии, Егоров в докладе на имя В. И. Ленина обосновал необходимость введения должности Главнокомандующего Вооруженных Сил республики и создания при нем единого штаба. В августе 1918 г. он возглавил войска, сражавшиеся против белоказаков Краснова на участке Балашов, Камышин. С декабря 1918 г. — командующий 10-й армией, оборонявшей Царицын. С июля 1919 г. командовал 14-й армией, воевавшей на Левобережной Украине. В начале октября 1919 г., когда наступление Деникина создало реальную угрозу Москве, Егоров был назначен командующим Южным фронтом, ставшим главным фронтом Советской республики. С января 1920 г. Егоров командовал войсками Юго-Западного фронта. В январе 1921 г. он назначается командующим войсками Киевского, а с апреля — Петроградского военных округов, одновременно с сентября 1921 г. по январь 1922 г. — командующим войсками Западного фронта. С февраля 1922 г. командовал Кавказской Краснознаменной армией. С мая 1924 г. возглавлял Вооруженные Силы Украины и Крыма. В 1925–1926 гг. — военный атташе в Киеве. В 1927–1931 гг. — командующий войсками Белорусского военного округа. С 1931 г. — начальник Штаба РККА, преобразованного в 1935-м в Генштаб. В 1935-м ему присвоено звание Маршал Советского Союза. В мае 1937 г. назначен заместителем наркома обороны СССР. С января 1938 г. командовал Закавказским военным округом. Егоров принимал активное участие в разработке коренных проблем теории советского военного искусства и строительства Вооруженных Сил страны. Репрессирован. [9]



Предисловие


Первый набросок этого труда был сделан Н. Е. Какуриным и дополнен И. И. Вацетисом в конце 1920-х гг. Затем рукопись была изучена и дополнена А. С. Бубновым, С. С. Каменевым, М. Н. Тухачевским, Р. П. Эйдеманом и просмотрена целой группой участников Гражданской войны, в числе которых были П. П. Лебедев и А. И. Егоров, внесшие ряд предложений по структуре и содержанию работы.

Следует заметить, что Н. Е. Какурин не замалчивал ошибок красного командования, полемизируя по раду вопросов с М. Н. Тухачевским и другими редакторами, однако не претендовал на безошибочность своих выводов и соглашался на необходимость уточнений.

В результате замечаний, предложений и рецензий столь компетентных в истории Гражданской войны военачальников труд трижды перерабатывался, дополнялся фактическим материалом, уточнялся целый ряд эпизодов проводимых операций. В переработке глав помимо авторов и редакции участвовали многие участники этих сражений.

Кроме архивных источников авторы и редакция опирались на вышедшие труды, применяли метод опроса активных участников событий Гражданской войны для проверки фактов, которые не подтверждались литературными и архивными источниками. А при окончательной проработке тома «были использованы как дополнительно разработанные материалы, имевшиеся в распоряжении отдельных лиц, так и вновь появившиеся у нас и за границей военно-исторические труды», отмечала редакция в предисловии к изданию.

При этом подготовительная работа была проведена под непосредственным руководством Р. П. Эйдемана. Весь труд во второй его редакции еще раз был просмотрен М. Н. Тухачевским.

Такая тщательная подготовка оперативно-стратегического очерка о боях Красной Армии в 1918–1921 гг. вызвала почти двухгодичную задержку его издания. Он должен был стать третьим томом «Гражданской войны», вышедшей [10] в 1928 г., к десятилетию Красной Армии. Два тома вышли своевременно, они готовились поспешно и представляли собой коллективные сборники статей с освещением только отдельных фактов, боевых эпизодов, вопросов строительства Красной Армии и ее военного искусства. Третий том «Гражданской войны», выпущенный в 1930 г., был цельный по структуре, интересен по содержанию и глубине анализа освещаемых вопросов и свидетельствовал, что над его подготовкой работали профессионалы — военспецы.

Вместе с вышедшими за рубежом трудами военачальников Белого движения и работами участников интервенции этот оперативно-стратегический очерк о боевых действиях Красной Армии в 1918–1921 гг. давал и дает возможность наиболее реально представить картину великого противостояния в нашей стране в период Гражданской войны.

Это была первая попытка дать наиболее полное и реальное описание событий Гражданской войны. Более поздние работы, вышедшие в нашей стране, все больше удалялись от истины, мифологизировали значение И. В. Сталина в Гражданской войне или идеологизировали ее историю, выделяя на первый план руководящую роль партии и ее вождей, умалчивая о вкладе других исторических фигур, а порой и искажая значение их деятельности.

Достоинство этого очерка красных полководцев в том, что, пройдя серьезную экспертизу участников Гражданской войны, он показывает реальную роль исторических личностей и обстановку, в которой проводились ее операции, дается описание событий, эпизодов и фактов, участниками и свидетелями которых были те, кто готовил этот труд и предоставлял свои материалы. Они стремились с исчерпывающей точностью изложить все важнейшие события Гражданской войны, что и определило значение этой работы и решение издательства «Полигон» ознакомить с ней современного читателя. Книга интересна как для историка, так и для всех, кто увлекается изучением прошлого нашей страны.


Н. Л. Волковский,

кандидат исторических наук, доцент [11]



Глава первая
Внешняя и внутренняя политическая обстановка. Театры войны


Интервенция — Этапы ее развития — Главнейшие движущие силы революции — Образование очагов контрреволюционного движения — Краткая характеристика всех театров войны — Важнейшие направления


Октябрьская революция одним из своих следствий в области внешней политики имела ряд перестановок во взаимоотношениях России с прочими государствами.

Самым существенным в этой перестановке было то, что Советская Россия вышла из империалистической войны с державами центрального блока (Германия, Австро-Венгрия, Турция, Болгария).

Германия, официально признав советскую власть и заключив с ней мир, в то же время, пользуясь состоянием чрезвычайной военной слабости, в которой находилась Советская Россия, оккупировала своими войсками Украину и Финляндию. Занятие Украины чрезвычайно расширило экономическую базу держав центрального блока, особенно Германии, и обеспечивало за ними выгодные стратегические фланговые позиции на случай возрождения под влиянием усилий Антанты нового противогерманского Восточного фронта. Германия, признавая советское правительство, оказывала поддержку контрреволюционным организациям и группировкам, например, на Дону, в Грузии и пр., что в сильной степени затрудняло [12] положение России. Австро-Венгрия в вопросах внешней политики самостоятельности не проявляла и покорно следовала за Германией. Султанская Турция, удовлетворенная уступкой ей Ардагана, Карса и Батума, не могла иметь непосредственных претензий к РСФСР. Изоляции Турции, кроме того, содействовала и сама Германия, оказывая в целях получения доступа к закавказскому сырью поддержку меньшевистскому правительству Грузии.

Здесь необходимо остановиться на том характерном сдвиге в отношении РСФСР, который наметился в политике императорской Германии накануне ее военного и политического краха. Под влиянием катастрофического положения военного фронта и вздымающейся волны революции внутри страны германское правительство ставило перед собой две ближайшие цели: заключение перемирия на Западе и борьбу с надвигающейся революцией. Переход к активно враждебной политике в отношении РСФСР, по мнению правящих кругов Германии, должен был явиться одним из способов борьбы с собственной революцией и одним из смягчающих условий в предстоящих мирных переговорах с Антантой. Этими соображениями можно объяснить разрыв дипломатических сношений с советским правительством, последовавший по почину Германии 5 ноября 1918 г. Революционный взрыв 9 ноября 1918 г. помешал германскому империализму выступить рука об руку с мировым империализмом в его борьбе против Советской России.

Низведенная условиями перемирия и Версальского мира 1919 г., продиктованными ей победившим в Первой мировой войне антантовским империализмом, до ранга державы с ничтожным удельным политическим и военным весом, Германия с осени 1918 г. перестает играть выдающуюся роль во внешнем окружении нашей республики. Поддержка ею контрреволюционных организаций в виде добровольческого корпуса фон дер Гольца преследовала ограниченную цель: при помощи этого корпуса Германия стремилась сохранить свое влияние в Прибалтике и обеспечить свои границы от надвигающейся на них волны большевизма. Однако уже летом 1919 г. Германия под влиянием своих реакционных кругов иногда не прочь была пойти рука об руку с Антантой в ее борьбе против России, но за это она требовала [13] пересмотра и смягчения Версальского мирного договора. Только резкое отклонение Антантой этих домогательств заставляет Германию снова изменить направление своей политики. Осенью 1919 г., когда Антанта объявляет блокаду Советской России, Германия отказывается от участия в ней, соглашаясь, однако, принять участие в иных формах и методах «борьбы против большевизма».

В 1920 г. Германия проводит линию полнейшего нейтралитета в Польско-советской войне, несмотря на стремление некоторых ее военных и реакционных кругов активно выступить против Советской России (это стремление являлось откликом на проект английского военного министра Черчилля втянуть Германию в поход на Москву за компенсацию в виде некоторого смягчения Версальского договора). Вне рамок нашей работы лежит характеристика дальнейшего пути, который привел Германию и РСФСР к восстановлению нормальных отношений, закрепленных договором в Рапалло 16 апреля 1922 г.

Несравненно более сложная и обширная роль в Гражданской войне принадлежит державам Антанты и тем государственным новообразованиям, которые возникли из обломков бывшей Российской империи и известны под названием лимитрофов (Финляндия, Польша, Эстония, Латвия и Литва).

Правительства Антанты отлично поняли международное значение Октябрьского переворота и его социалистический характер. Однако их руки были связаны борьбой с германским империализмом, и поэтому Антанта не могла сразу же стать на путь интервенции против первого рабочего государства. После того как ей удалось достигнуть решительной победы над державами центрального блока, главные ее представительницы в Европе в лице Англии и Франции открыто провозгласили своим лозунгом борьбу с советской властью до полного ее уничтожения. До разгрома Германии, т. е. до второй половины 1918 г., позиция стран Антанты в так называемом русском вопросе остается неопределенной, половинчатой и противоречивой.

12/25 ноября 1917 г. представитель английского правительства Роберт Сесиль официально заявляет в парламенте о непризнании его правительством советской власти, не исключая, однако, определенного круга деловых сношений с ней. [14]

Более резко и определенно высказывается Франция и ее дипломатическое и военное представительства, которые, не признавая советского правительства, пытаются непосредственно влиять на военное командование старой армии в лице генерала Духонина. Между тем пресса обеих этих стран, идя впереди своих правительств, продолжает усиленно обсуждать вопрос об интервенции, причем намечается даже и исполнитель этой интервенции в лице Японии. Что касается США, то они в начальный период существования советской власти стремятся остаться нейтральными в русском вопросе до дальнейшего выяснения обстановки. Позиция же прочих держав не успела еще достаточно выявиться.

С началом брестских переговоров о мире совпадают уже более резкие колебания в политике держав Антанты в отношении Советской республики. Англия, выжидая окончательного результата этих переговоров, стремится провести линию нейтралитета в отношении советского правительства. Зато изолированное выступление Японии, высадившей небольшой десант во Владивостоке 12 декабря (29 ноября) 1917 г., горячо приветствуется французской прессой. В то же время японское правительство категорически протестует против приписываемых ему планов интервенции в России. Линия американской политики в русском вопросе определяется из лицемерной и фальшивой речи американского президента Вильсона на заседании конгресса 8 января 1918 г., где он говорит о желании Америки оказать возможную помощь русскому народу в его стремлении достичь свободы и упорядоченного мира.

Франция в январе 1918 г. вступает на путь решительной помощи врагам советской власти. 9 января 1918 г. она предоставляет денежный заем враждебной советской власти Украинской раде и назначает главу своей военной миссии на Украине своим официальным представителем при Украинской раде. В то же время французское правительство не посылает своего представителя в Петроград и отказывает в паспортах французским социалистам, желавшим проехать в Советскую Россию.

На фоне этой общей политической обстановки один из членов Антанты — Румыния — спешит воспользоваться затруднениями советской власти и приступает в конце января 1918 г. [15] к захвату Бессарабии под предлогом обеспечения своих складов и коммуникационных линий. Советское правительство отвечает временным арестом румынского посла Диаманди и принятием мер к защите территории республики.

18 февраля Германия, прервав переговоры в Бресте, возобновляет наступление на Советскую Россию, поставив своей задачей, в первую очередь, овладение украинской территорией, а затем и Прибалтийским районом.

Факт расширения экономической базы Германии за счет территории Украины и продолжающиеся переговоры советской власти с германским правительством о заключении мира оживили интервенционистские стремления Антанты; в качестве аргумента было выдвинуто положение о необходимости создания противогерманского фронта на территории России независимо от участия в нем советского правительства.

Определеннее всего по этому вопросу высказался союзный главнокомандующий маршал Фош. В своем интервью, появившемся в американской печати 26 февраля, он открыто заявил, что «Америка и Япония должны встретить Германию в Сибири — они имеют возможность это сделать».

С этого момента вопрос о возможности создания противогерманского фронта в России с участием или без участия советского правительства явился тем главным вопросом, на котором сосредоточились все усилия союзной дипломатии до открытого их разрыва с советской властью. Действительно, уже 28 февраля американская пресса объявляла пока полуофициально о предложении Японии Америке и союзникам начать совместные военные действия в Сибири в целях спасения значительных военных запасов, сосредоточенных во Владивостоке. Это сообщение было подхвачено почти всей союзной прессой, поведшей усиленную агитацию за поддержку японской интервенции. Французские политические круги наряду с голосом французской печати усматривали в оккупации Японией Сибири «справедливое наказание для большевиков за аннулирование долгов и заключение сепаратного мира». Японский посол в Англии Чинда в то же время заявлял, что в этом случае Япония исходит из общесоюзнической, а не из строго японской точки зрения. Однако вскоре сделалось ясным, что Япония платой за свое выступление назначает полную свободу действий в Сибири. Эта свобода [16] действий на первых порах мыслилась в форме захвата всей Сибирской железной дороги под предлогом «защиты» ее от германских поползновений, Но выступление Японии не состоялось. Оно наткнулось на энергичное противодействие США в лице президента Вильсона.

3 марта 1918 г. японскому посланнику в Вашингтоне в присутствии английского, французского и итальянского посланников была сообщена нота Вильсона, в которой он заявлял, что целесообразность интервенции находится для него под большим сомнением. Основания, которыми руководствовался при этом Вильсон, сводились к тому, что политика интервенции только усилит крайние революционные элементы в России и создаст возмущение во всей стране. Кроме того, само вступление на путь интервенции противоречит-де демократическим военным целям Америки.

Необходимо иметь в виду, что это заявление лишь маскировало истинную причину нежелания Америки участвовать в интервенции совместно с Японией. Причина заключалась в коренном расхождении интересов Японии и США. Америка с недоброжелательством следила за стремлением Японии упрочить свое влияние на Азиатском континенте.

На этой точке зрения Вильсон упорно держался в течение последующих 6 месяцев, и, вынужденный, наконец, под давлением дипломатии Антанты и общественного мнения своей страны согласиться на интервенцию, он допустил участие в ней американских войск главным образом для скрытого противовеса Японии, Франции и Англии. Реакционные круги Англии, в свою очередь, охотно ухватились за идею японской интервенции, результатом которой они мыслили полное уничтожение советской власти.

4 марта 1918 г. газета «Times» писала о необходимости «поддержать здоровые элементы сибирского населения и предоставить им возможность присоединиться к знамени порядка и свободы под эгидой союзников России и Соединенных Штатов». Газета «Daily Mail» 5 марта 1918 г. настаивала на необходимости приглашения Японии в Сибирь и создания из Азиатской России противовеса Европейской России.

Результатом подготовки Японии к активному выступлению в Сибири явилось появление на нашей дальневосточной границе формирований атамана Семенова. Считая нашу [17] дальневосточную окраину первым плацдармом для интервенции, союзники поспешили в Пекине образовать фиктивное первое русское контрреволюционное правительство кн. Львова и Путилова. Кроме того, Япония стремилась привлечь к своему выступлению и Китай. Таким образом, можно считать, что, начиная со времени Брест-Литовского мира, мысль об интервенции являлась преобладающей среди дипломатии и политических деятелей держав Антанты.

Для уяснения дальнейшего хода событий следует теперь вкратце остановиться на этой стороне деятельности антантовской дипломатии.

Характерной особенностью в сложившихся после Октябрьской революции взаимоотношениях было то, что верхушка дипломатического корпуса в лице послов: английского — Бьюкенена, французского — Нуланса и американского — Фрэнсиса заняла резко непримиримую позицию в отношении советской власти, уклоняясь от всякого общения с нею, причем текущие сношения осуществлялись второстепенными исполнителями. Некоторые из них оказались менее предубежденными и, пользуясь значительным влиянием на своих послов, иногда успевали влиять на принципиальные решения своих правительств в русском вопросе. Вскоре после отъезда из России английского посла Бьюкенена его заместителем остался Локкарт, который первоначально явился горячим противником интервенции и сторонником соглашения с советской властью. Эта политика Локкарта находила поддержку в лице представителя военной французской миссии в России капитана Садуля, который также стремился к сближению с советской властью; в течение февраля и марта ему удавалось в значительной мере нейтрализовать влияние своего посла Нуланса.

Американский посол Фрэнсис, ярый враг советской власти, сам нейтрализовал себя тем, что по его инициативе союзные послы перебрались в Вологду. Заместителем его при советском правительстве остался Раймонд Робинс, стоявший во главе миссии Красного Креста. Все эти три лица, т. е. Садуль, Локкарт и Робинс, стремились добиться от своих правительств признания советской власти, так как этим они думали удержать ее от подписания Брестского мира. Под влиянием Робинса Фрэнсис составил соответствующий проект [18] доклада своему правительству. Но наряду с этим иностранные миссии усиленно занимаются вопросами подготовки внутренних контрреволюционных сил России для свержения советского правительства. Они тайно сближаются с контрреволюционными группировками внутри страны и начинают оказывать им свою поддержку. Еще ранее, а именно в декабре 1917 г., военные представители Франции и Англии успели побывать на Дону и обещали ген. Каледину, Корнилову и Алексееву значительную денежную помощь от имени своих правительств.

25 марта 1918 г. Япония добилась согласия Китая на интервенцию в Сибири в случае, «если враждебное влияние проникнет в Сибирь». Это соглашение развязывало Японии руки для действий в Манчжурии и Сибири. Вслед за тем 5 апреля 1918 г. японский адмирал Като вновь и совершенно неожиданно для держав Антанты высадил десант во Владивостоке. Тем не менее они не протестовали против этого десанта, объявив его простой полицейской предосторожностью. 16 апреля в Вологде Фрэнсис в таком именно духе и объяснил значение этого десанта, приписав его инициативе японского адмирала. Такую же точку зрения официально проводило и английское правительство.

Политики лавирования союзники придерживались и в течение первой половины мая, выжидая результатов контрреволюционных заговоров и восстаний, организуемых при их поддержке. Но уже во второй половине мая наметился резкий поворот политики Антанты в вопросах взаимоотношений с советским правительством.

Этот поворот свидетельствовал о том, что антантовская дипломатия закончила свою предварительную работу по подготовке взрыва изнутри и считала, что маска может быть теперь снята. Главную роль при этом сыграл французский посол Нуланс.

В своих переговорах с эсерами французская миссия уже успела разработать целый план создания Волжского контрреволюционного фронта; одним из звеньев этого плана был захват Ярославля. Опираясь на него, союзные войска, которые должны были захватить Вологду, могли угрожать Москве. Тайные офицерские организации были приглашены к одновременному выступлению в Рыбинске, Ярославле, Владимире [19] и Муроме. Одновременно должен был начаться мятеж чехо-словацкого корпуса.

Постепенно под влиянием указаний своего правительства сторону Нуланса стал принимать и Локкарт. Таким образом, в конце мая 1918 г. в среде самих миссий Антанты в РСФСР восторжествовала точка зрения о необходимости интервенции против советской власти. Обильно снабженный деньгами чехо-словацкий корпус поднял открытое восстание под вздорным предлогом перемены маршрута его движения — вместо Владивостока на Архангельск, что отвечало высказанным пожеланиям самих союзников. 4 июня 1918 г. союзные представители уже ультимативно рассматривали возможное разоружение чехо-словацкого корпуса как враждебный акт против союзников. 20 июня один из членов английского правительства Бальфур заявлял в палате общин, что «английское правительство не может дать обязательства в том, что оно не будет участвовать в вооруженной интервенции». В США также поднялись голоса за интервенцию. Бывший президент Тафт открыто заявлял, что Америка должна позволить Японии войти в Сибирь. Для соблюдения внешних приличий в Харбине дали возможность образоваться «Русскому дальневосточному комитету», который взывал о немедленном выступлении союзников.

Опубликованные записки некоторых дипломатов Антанты открывают нам, что в течение июня и июля 1918 г. французское правительство было занято обработкой прочих держав Антанты в пользу самой широкой интервенции. Особенно упорно приходилось французской дипломатии работать в Вашингтоне, где Вильсон продолжал категорически высказываться против интервенции и против всякого территориального вознаграждения Японии за счет России. Англия колебалась в отношении возможности восстановления Восточного фронта. Таким образом, мы видим, что в самый канун интервенции в политике держав Антанты не наблюдалось достаточного единства взглядов и согласованности, что и дало советскому правительству еще около месяца передышки.

Отчаявшись сломить упорство Вильсона, дипломатия Англии и Франции решила столковаться непосредственно с Японией, что повлекло за собой перемену позиции США. [20]

Вильсон решил выступить активно на стороне интервентов, чтобы не дать возможности Японии вести самостоятельную политику в Сибири.

6 июля 1918 г. чехо-словацкие отряды после уличного боя с советскими отрядами захватили Владивосток. В этой борьбе на стороне чехо-словаков приняли участие и союзные отряды, высаженные с судов, так что этот день можно считать началом открытой и активной интервенции (по существу, интервенция началась, конечно, раньше). Только после отъезда миссий Антанты из Вологды и их благополучного прибытия на Мурманское побережье юридически оформляется интервенция. Декларация американского правительства от 5 августа 1918 г. так объясняет цели интервенции: Соединенные Штаты не имеют в виду каких-либо территориальных приобретений; они только желают помочь чехо-словакам, которым грозит нападение вооруженных австро-германских военнопленных. Декларации английского и французского правительств от 22 августа и 19 сентября 1918 г. с бьющим в глаза лицемерием главной целью интервенции выставляют желание помочь спасти Россию от раздела и гибели, грозящих ей от руки Германии, которая стремится поработить русский народ и использовать для себя его неисчислимые богатства, тогда как совершенно очевидно было, что главной целью союзнической интервенции было свержение рабоче-крестьянского правительства для захвата неисчислимых богатств нашей страны и безудержной эксплуатации рабоче-крестьянских масс. Само собой разумеется, что этими высокопарными фразами империалисты стремились прикрыть действительную цель интервенции: разгром пролетарской революции, установление буржуазной диктатуры, превращение Советской республики в подвластную империализму полуколонию.

Поднимающаяся волна революционного движения по всей Центральной и Восточной Европе дает знать о себе весьма зловещими для капиталистическо-буржуазного мира признаками. В побежденных странах рабочий класс быстро революционизируется: спартаковское движение в Германии достигает такого размаха и силы, что вскоре мощные взрывы социальной революции разражаются на улицах Берлина и своим отзвуком вызывают к жизни Баварскую и Венгерскую [21] советские республики. Забастовочное движение охватывает страны-победительницы. Волна забастовок прокатывается по Англии, Франции и Италии. Вот данные, которые потенциально увеличивают удельный вес и значение Советского государства и, соответственно, ускоряют начало и размах интервенции как способ ликвидации революционной заразы. Борьба с ядом большевизма отныне делается вопросом жизни и смерти для капиталистического мира. Антанта более не считает нужным прикрываться маской лицемерия, и поэтому ее политика идет к цели более открытыми путями, что дает нам возможность лучше выявить ее хищническую и контрреволюционную сущность. Поставив одним из условий перемирия с Германией требование вывода войск с территории бывшей Российской империи, Антанта, однако, указывает, что это освобождение территории должно последовать лишь тогда, когда союзники признают, что по внутреннему состоянию этой территории для вывода германских войск настанет подходящее время. Само собой разумеется, что эта оговорка была стремлением осуществить интервенцию силой германских штыков. Совершенно независящие от воли Антанты обстоятельства в виде разложения германских оккупационных сил сорвали этот план.

На взглядах о будущей роли Германии в ее отношениях к Советской России и обнаружились первые расхождения между английской и французской политикой в русском вопросе. Глава английского правительства Ллойд Джордж рекомендовал умеренность в отношении Германии, дабы не ускорять ее большевизации.

В отношении же к Советской России английская политика преследовала задачу всемерного ее ослабления и изоляции при помощи поддержки контрреволюционных сил и развертывания Гражданской войны. Циничным выразителем этих сокровенных целей английской внешней политики явился британский посол в Париже лорд Берти. Вот что писал английский дипломат в своем дневнике: «Если только нам удастся добиться независимости буферных государств, граничащих с Германией на востоке, т. е. Финляндии, Польши, Эстонии, Украины и т. д., сколько бы их ни удалось сфабриковать, то, по мне, все остальное может убираться к черту и вариться в собственном соку». Эта [22] руководящая линия английской политики вполне совпадала с видами французской внешней политики в отношении РСФСР. Вот почему обе державы, у которых тотчас за капитуляцией Германии хотя и начали выявляться трения из-за преимущественного политического господства на материке Европы, все же в русском вопросе продолжали (во всяком случае — внешне) идти единым фронтом. Французская линия внешней политики в это время отличалась крайней реакционностью и непримиримостью.

Эта политика Франции, выразителем которой явился Клемансо, восторжествовала на Парижской конференции, собравшейся 18 января 1919 г. Результаты ее не замедлили сказаться на причудливой нарезке территорий и границ тех промежуточных государств, которые должны были играть роль буфера между Россией и Германией, причем наиболее благоприятствуемой в этом отношении страной явилась Польша. Она рассматривалась Клемансо как будущий бастион французского военного могущества на востоке, долженствовавший явиться наиболее действительной преградой между германским и русским большевизмом. Политика Клемансо имела и другие реальные последствия в чисто военном отношении.

При деятельной поддержке Франции все новые государственные образования на западных границах Советской республики энергично приступили к созданию своих вооруженных сил, что должно было уже в ближайшем будущем осложнить и увеличить задачи, стоявшие перед советским командованием.

Военная обстановка, сложившаяся в результате военного разгрома Германии и ее союзников, казалось, открывала самые радужные перспективы для французской политики в отношении углубления и расширения интервенции. Открытие Дарданелл давало возможность внести интервенцию в новые жизненные для Советской республики области (Южную Россию и Украину).

Готовясь распространить интервенцию на эти области, Англия и Франция в середине ноября 1918 г. издают новую декларацию, в которой прямо заявляют о своем вступлении в Россию для «поддержания порядка» и для «освобождения» ее от «узурпаторов-большевиков». Исходя из этого заявления, [23] они заключают в Яссах соглашение с остатками русских и украинских контрреволюционных партий об интервенции на юге страны. Это соглашение нужно было союзникам лишь как юридическая зацепка, так как оккупация юга России решена была уже заранее. Еще 27 октября 1918 г. глава французского правительства Клемансо извещал французского командующего Восточным фронтом генерала Франше д'Эспере о принятом «плане экономического изолирования большевизма в России в целях вызвать его падение». В том же письме генералу Франше д'Эспере предлагается разработать план создания базы союзных войск в Одессе.

Для осуществления интервенции на юге России первоначально предлагалось двинуть 12 франко-греческих дивизий. Ряд объективных причин, а главное — неустойчивость внутреннего положения в самой Европе и волнения во многих частях французской армии и флота сорвали этот обширный замысел, и интервенция на юге вылилась в довольно скромные формы. В момент ее фактического осуществления Франция и Англия поспешили заключить между собой соглашение о распределении сфер влияния, руководствуясь экономической заинтересованностью в них своего капитала. По этому соглашению от 23 декабря 1918 г. в сферу французского влияния входили Украина, Польша, Крым и западная часть Донской области. Англия оставляла за собой право преимущественного влияния на севере, в Прибалтике, на Кавказе, Кубани и восточной части Донской области. В стремлении встать твердой ногой в Закавказье и Средней Азии сказалось, между прочим, опасение Англии за судьбу своих азиатских колоний, в которых Октябрьская революция, провозгласившая свободу наций на самоопределение, грозила зажечь пламя национально-революционных восстаний. В то же время в обеих странах начали раздаваться голоса, нашедшие отзвуки и на Версальской мирной конференции, что с появлением на востоке Европы «Великой Польши» русский вопрос потерял свое значение для европейского равновесия и что Россия принадлежит скорее Азии, чем Европе.

Для уяснения значения дальнейших событий остановимся на той политической линии, которую взяла Америка в общеевропейских делах, поскольку ее отношение к РСФСР вытекало именно из общего положения дел в Европе. Америка не желала чрезмерного усиления Франции и Англии. То и другое могло иметь место при окончательном раздроблении Германии и России. В отношении последней Вильсон желал видеть ее в виде крупного государственно-политического объединения, однако без Польши и Финляндии. Вильсон воспользовался случаем неофициальных переговоров между американским и советским представителями для выдвижения своего проекта о приглашении советских представителей для переговоров в Париж. Он прямо указывал, что интервенцию не удастся осуществить ни штыками английской, ни штыками американской армий. Мнение Вильсона находило поддержку в заявлении Ллойд Джорджа в парламенте, что против России нельзя послать войска, а между тем в ней нужно восстановить порядок. Стойкое сопротивление красных армий являлось, конечно, главным аргументом для поддержки предложений Вильсона и Ллойд Джорджа. Мирное предложение советского правительства Америке, изложенное в ноте Наркоминдела от 2 января 1919 г., указывало, что и советское правительство не уклоняется от обсуждения благоразумных предложений. Лишь один Клемансо продолжал отстаивать свою прежнюю позицию, почему решено было пригласить советских представителей не в Париж, а на Принцевы острова (близ Константинополя). На эту же конференцию приглашались и представители всех белогвардейских правительств, образовавшихся на территории России. Советское правительство 25 января 1919 г. выразило свое согласие на участие в конференции. Однако Клемансо употребил все меры, чтобы заставить представителей белогвардейских правительств отказаться от участия в конференции. Вильсон не мог далее продолжать свои попытки установления какого-либо иного соглашения с РСФСР, поскольку против него самого на этой почве создалась в США сильная оппозиция. Дальнейшие попытки Вильсона наладить новые переговоры РСФСР с державами Антанты, относящиеся к весне 1919 г., встретили под влиянием временного успеха некоторых белых армий организованный отпор Антанты.

Интервенция на юге России, осуществленная главным образом силами Франции, закончилась полным крахом прежде [25] всего в силу внутреннего разложения французских войск. Этот крах, происшедший в апреле 1919 г., толкнул французскую политику на иные рельсы. Выходя из числа активных прямых участников интервенции, Франция решила продолжать оказывать действительную помощь против большевиков нациям, находящимся в соседстве с Германией. Впрочем, отходя от активного участия в интервенции, Франция продолжала участвовать в денежных расходах по поддержке русской контрреволюции (Колчак, Деникин). В течение первого полугодия 1919 г. она в одной Сибири израсходовала на это дело до 300 млн франков. Лишь 9 августа 1919 г. Франция «в силу возрастающих трудностей» прекратила денежную помощь сибирскому правительству Колчака. По мере того как Франция выходила из числа активных интервентов на территории РСФСР, она снимала с нее свои войска. В апреле 1919 г. она очистила от своих войск некоторые из наших черноморских портов. Вскоре последовал уход ее войск с Беломорского побережья. Наконец, в сентябре 1919 г. французский флот покинул Черное море, но зато все усилия Франции направились на поддержку враждебных Советской России лимитрофов, из которых главнейшим, как мы уже сказали, являлась Польша.

Однако уже в конце Гражданской войны, когда успехи советского оружия в кампанию 1920 г. начали грозить Польше, французское правительство 13 августа 1920 г. поспешило признать правительством юга России правительство, возникшее в Крыму из обломков южной контрреволюции и опиравшееся на штыки армии Врангеля. Это признание было куплено ценой полного экономического подчинения юга России французским интересам, что, в случае успеха Врангеля, создало бы из нашего богатого юга французскую колонию.

В то время как с весны 1919 г. Франция постепенно выходила из ряда активных интервентов, линия политики Англии в этом отношении оставалась неизменной в течение почти всего 1919 г. Английские войска продолжали занимать Беломорское побережье. Английский флот действовал в Финском заливе против Красного Флота и наших прибрежных фортов. Англия помогала материально и инструкторами прибалтийским лимитрофам, Колчаку, Деникину и подняла на ноги в Прибалтике Северо-Западную армию Юденича. [26]

Однако неудачный для внутренней контрреволюции ход интервенции и Гражданской войны заставил английскую политику в конце концов изменить свое отношение к нашей Гражданской войне.

В августе 1919 г. английская печать всех направлений начала бить тревогу о положении английских войск на Беломорском побережье, требуя их вывода оттуда. Правительство, очевидно, охотно пошло на эту кампанию прессы, так как эвакуация английских войск с Беломорского побережья началась уже в сентябре 1919 г. После осенних неудач белых армий в 1919 г. Ллойд Джордж уже открыто заявлял в парламенте, что большевизм не может быть поражен мечом и что необходимо искать путей для соглашения с РСФСР. 18 ноября 1919 г. он заявил там же о невозможности до бесконечности финансировать белые русские правительства и о необходимости созвать международную конференцию для решения русского вопроса.

Это новое направление английской политики нашло свое окончательное выражение во вступлении английского правительства в деловые переговоры с миссией т. Красина. В течение всего 1920 г. Англия выдерживала линию невмешательства в нашу Гражданскую войну, хотя она и дипломатическим, и финансовым путем поддерживала армию Врангеля и старалась также дипломатически облегчить положение Польши. Так, 9 апреля 1920 г. верховный комиссар Великобритании в Константинополе адмирал де Робек обращается с призывом к кубанским и донским казакам продолжать борьбу против советской власти. Английское правительство передало Врангелю кредит в 14 1/2 млн. фунтов стерлингов, не израсходованных Деникиным, и лишь в июне 1920 г. под влиянием переговоров о заключении торгового договора с Советской Россией и решительной борьбы английских рабочих масс с интервенцией Англия окончательно отозвала своих представителей из армии Врангеля. Заступничество Англии за Польшу, как мы уже упоминали, шло исключительно по линии дипломатической. Самым характерным актом в этом отношении являлась нота Керзона от 13 июля 1920 г., в которой он ультимативно требовал от Красной Армии прекращения дальнейшего наступления, угрожая, в противном случае, оставить за собой полную свободу действий. [27]

Теперь надлежит нам обратиться к группе соседних с нами держав. О позиции Румынии и причинах ее враждебного в отношении Советской России нейтралитета мы уже говорили. Занятая закреплением за собой новых территорий, доставшихся ей по Версальскому миру, эта страна не обнаруживала особого стремления активно вмешиваться в нашу Гражданскую войну из боязни утерять то, что она успела уже захватить. Поэтому державы Антанты, главным образом Франция, все свои надежды возлагали на самый могущественный лимитроф — Польшу. Последняя в своей борьбе против Советской России кроме интересов Франции преследовала и собственные. Она стремилась восстановить свою восточную границу в пределах границ 1772 г., что должно было отдать в ее руки Литву, Белоруссию и правобережную Украину с населением, чуждым Польше по национальности и тяготевшим к братской Советской республике. Лимитрофы Финляндия, Эстония и Латвия, являясь политическими врагами советского государства, были слишком слабы сами по себе, чтобы самостоятельно вести в отношении его активную враждебную политику. Поэтому они не блокировались ни между собой, ни с Польшей, которая действовала в нашей Гражданской войне совершенно обособленно. Ни Польша, ни другие перечисленные выше лимитрофы не могли блокироваться и с внутренней русской контрреволюцией, поскольку одна сторона стремилась к полному национальному и государственному самоопределению, а другая ставила своей конечной целью восстановление «единой и неделимой России» в ее прежних пределах.

Таким образом, во внешнем политическом окружении Советской России не было достаточного единства и согласия.

Однако отсутствие достаточного единства и согласия в стане Антанты и зависимых от нее стран по отношению к РСФСР ни в какой мере не препятствовало, как мы видели, организации интервенции в Советскую республику, равно как и той поддержке, которая оказывалась ими контрреволюционным образованиям на территории бывшей царской России. Всех их объединяла бешеная классовая ненависть к пролетарскому государству, страх перед социалистической революцией, боязнь влияния Октябрьского переворота в России на пролетариат других стран. Они отлично поняли [28] международное значение социалистического переворота. Вот почему, несмотря на противоречия, существовавшие в деталях политики империализма по отношению к рабоче-крестьянскому правительству, в основном все эти государства видели в его лице врага, организующего международный пролетариат для мировой социалистической революции, — врага, которого надо уничтожить. В этом стремлении разгромить организующее начало международной пролетарской революции империализм сомкнулся с теми классами внутри России, которые не могли примириться с победой пролетариата и которые поставили на карту решительно все, чтобы организовать Гражданскую войну с Советским государством. В свою очередь у внутренней контрреволюции была ориентировка не только на внутренние силы, которые можно было бы мобилизовать для борьбы с советской властью, но также и на международный империализм. Без помощи этого последнего отечественная контрреволюция не имела бы того размера и продолжительности, какие она имела в 1918, 1919 и 1920 гг.

На какие же силы опиралась контрреволюция внутри страны и какие классы были организаторами и руководителями борьбы с советской властью?

Ответ на этот вопрос будет более чем очевидным хотя бы из краткого рассмотрения движущих сил Октября и тех завоеваний, которые Октябрьская революция принесла трудящимся массам. Основной, главной движущей силой Октябрьской революции был рабочий класс.

Только пролетариат мог до конца разрушить помещичье землевладение и передать землю крестьянству. Буржуазия на это не была способна, так как она была тесно связана с помещичьим землевладением и многое теряла от его ликвидации. Мелкобуржуазная демократия, шедшая за эсерами и меньшевиками, также не была способна на решительную ликвидацию помещичьего землевладения, так как она своими классовыми корнями была связана с промышленным и аграрным капитализмом, была его подголоском и трепетала перед призраком пролетарской революции. Таким образом, рабочий класс был единственно революционным классом, способным разрушить помещичье землевладение и обеспечить переход земли в руки крестьянства. Лишь рабочий класс [29] был в состоянии вывести крестьянские массы из войны через захват власти, организацию рабочего государства и заключение мира. Ни крупная, ни мелкая буржуазия по своему классовому положению не могли отказаться от аннексий и контрибуций, а, следовательно, и от продолжения империалистической бойни. Прокламирование эсеро-меньшевистским большинством тогдашних советов мира «без аннексий и контрибуций» совершалось лишь под напором масс, не желавших войны. Если бы буржуазия в состоянии была продолжать войну, если бы она в состоянии была продержаться у власти до окончания империалистической войны, — не подлежит ни малейшему сомнению, что эсеро-меньшевики деятельно помогли бы буржуазии в ее аннексионистских требованиях. Таким образом, рабочий класс был единственным революционным классом, который мог принести трудящимся избавление от войны.


Лишь пролетариат, наконец, мог до конца разрушить остатки феодализма в государственном и общественном, национальном и т. д. укладе российской жизни как класс наиболее последовательно революционный. Таким образом, объективные предпосылки для пролетарской диктатуры были налицо. Эти объективные предпосылки умножались на высокую политическую активность русского пролетариата, получившего в предшествующих боях великолепную революционную закалку, его концентрированность в решающих центрах (Петроград, Москва, Урал, Донбасс, Баку, Ивано-Вознесенск и т. д.) и наличие возглавляющей пролетариат большевистской партии, связанной с рабочим классом теснейшими узами, обладающей всеми качествами пролетарской революционной партии — вождя своего класса. Усилению влияния большевиков на рабочие массы в немалой степени способствовала политика соглашательских партий, тянувшихся на поводу у буржуазии и быстрым темпом раскрывавших свое подлинное классовое лицо буржуазных подголосков. В период от Февраля к Октябрю, через апрельские (нота Милюкова), июльские и августовские (мятеж Корнилова) дни меньшевики и эсеры с катастрофической для них быстротой теряли свое влияние на массы. Симпатии последних непрерывно передвигались влево, к большевикам. Указанные субъективные предпосылки создали возможность такого использования объективных [30] предпосылок непосредственно революционной ситуации в период перед Октябрем, при котором октябрьская победа была обеспечена почти наверняка.

Рабочий класс шел на захват власти в союзе с основными массами крестьянства. Крестьянству нужно было захватить помещичью землю, выйти из войны, обеспечить себя раз и навсегда от помещичье-феодальной и капиталистически-кулацкой эксплуатации. Но крестьянство вследствие своей распыленности и разбросанности, отсталости и промежуточного классового положения (одной стороной — собственник, другой — трудящийся, эксплуатируемый капиталом) не может играть самостоятельной революционной роли. Оно может решать революционные задачи лишь в союзе с рабочим классом и под его руководством. В противном случае крестьянство неизбежно попадает под классовое господство капитала и явится объектом его эксплуатации, выделяя из своей среды и за счет своего собственного разорения лишь единицы в группу деревенской буржуазии. С другой стороны, крестьянство в союзе с рабочим классом и под его руководством может играть революционную роль всемирно-исторического значения. Такую роль оно сыграло в октябре 1917 г., когда крестьянские массы пошли вместе с пролетариатом и под его руководством на штурм Временного правительства. Таким образом, бедняцко-середняцкие массы деревни были второй движущей силой Октябрьской революции.

Пролетариат, однако, не мог ставить перед собой ограниченных целей буржуазно-демократической революции, как то: захвата земли и ликвидации феодальных пережитков; он поставил перед собой задачу социалистического переворота, задачу построения нового социалистического общества, ликвидацию буржуазно-капиталистических отношений, так как лишь социалистическая революция полностью и целиком соответствовала классовым интересам рабочего класса. Ленин по вопросу об отношении буржуазно-демократической революции к социалистической писал следующее: «Чтобы закрепить за народами России завоевания буржуазно-демократической революции, мы должны были продвинуться дальше, и мы продвинулись дальше. Мы решили вопросы буржуазно-демократической революции походя, мимоходом, как побочный продукт нашей главной и настоящей пролетарски-революционной, [31] социалистической работы… Первая перерастает во вторую. Вторая мимоходом решает вопросы первой. Вторая закрепляет дело первой».

Но социалистическая революция — это не только ликвидация феодальных остатков, но и ликвидация капиталистических отношений, и естественно поэтому, что против рабоче-крестьянского блока, явившегося опорой пролетарской диктатуры, еще до Октябрьской революции, в ее, так сказать, предчувствии, начал формироваться, а после Октября окончательно сформировался блок всех трех классов и групп, против которых совершался Октябрь. Крупные помещики-феодалы и капиталисты-аграрии, банкиры и владельцы торговых и промышленных предприятий, махровые черносотенцы и левые либералы выступили единым фронтом против пролетарской диктатуры. Вместе с ними против рабоче-крестьянского блока выступили все ставленники и представители бывших господствующих классов в армии и государственном аппарате: генералы и офицеры, чиновники и духовенство. Все эти группы были верхушкой контрреволюции, ее организаторами и вдохновителями. Офицеры и деревенская буржуазия создали первые кадры белых войск. Естественно, что контрреволюция прежде всего апеллировала к тем классовым группировкам в городе и деревне, интересы коих в большей или меньшей степени задевались Октябрем. Базой контрреволюции в деревне явилось кулачество, ярость которого против советской власти достигла особенного апогея после организации комбедов и решительной борьбы за хлеб: кулачество не могло, само собой разумеется, примириться с лозунгом социалистической революции. Оно было заинтересовано в ликвидации крупных помещичьих хозяйств лишь постольку, поскольку со сцены уходил опасный конкурент в деле эксплуатации бедняцко-середняцкого крестьянства и поскольку уход этого конкурента открывал для кулачества широкие перспективы. Но социалистическая революция в числе своих лозунгов имеет и лозунг решительной борьбы с кулаками как носителями капиталистических тенденций в народно-хозяйственной жизни, причем эта борьба обострялась по мере того, как бедняцко-батрацкие массы деревни приступили к раскулачиванию кулацких хозяйств. Борьба кулаков [32] с пролетарской революцией проходила в самых разнообразных формах: и в форме участия в белогвардейских армиях, и в форме организации своих собственных отрядов, и в форме широкого повстанческого движения в тылу революции под различными национальными, классовыми, религиозными, вплоть до анархических, лозунгами. Независимо от формы и лозунгов кулацких выступлений существо их заключалось в том, что кулаки были в едином фронте с крупным капиталом и помещиками против рабоче-крестьянского блока. Контрреволюционный блок был особенно силен в тех районах нашей страны, в которых резко выявились классовые и национальные противоречия. Так, на Дону, где с одной стороны был многочисленный пролетариат, иногороднее крестьянство, фактически бесправное, а с другой — крупные помещики (казацкие генералы и офицеры) и казаки-кулаки, пользовавшиеся вековыми привилегиями, Гражданская война отличалась острыми формами, размахом и продолжительностью, так как обе стороны имели достаточно крепкую классовую опору в деревне. С неменьшей остротой проходила Гражданская война на Украине, где достаточно много кулацких хозяйств. Здесь особенно поучительны те методы использования националистических настроений масс, с помощью которых буржуазно-кулацкая контрреволюция Петлюры и помещичье-буржуазная контрреволюция Скоропадского и немецкого империализма пытались бороться с пролетарской революцией на Украине. То обстоятельство, что контрреволюция начала формировать свои армии именно на окраинах, а контрреволюционеры еще до Октябрьской революции начали стекаться на Дон, Украину, Кубань и т. д. объясняется прежде всего классовыми и национальными особенностями этих окраин и частично также и тем, что здесь имелись налицо элементы твердой власти помещичье-капиталистической реставрации (например, Каледин на Дону). Буржуазия и помещики отлично понимали, что в центре, где кулак не силен, где пролетариат многочислен и организован, где массы не могут поддаться на удочку националистических лозунгов, им делать нечего. Вот почему контрреволюция в первую очередь подняла голову в Финляндии, на Украине, Дону, Кавказе и т. д. На концентрацию движущих сил контрреволюции именно на [33] окраинах влияла до некоторой степени и наибольшая географическая близость окраин к странам империализма.

Таковы были расстановка сил и география этой расстановки. На одной стороне — рабоче-крестьянский блок под руководством пролетариата под лозунгами социалистической революции, на другой — буржуазно-помещичье-кулацкий блок под лозунгами буржуазно-капиталистической реставрации.

Оценка сил контрреволюции к моменту Октябрьского переворота будет неполна, если не сказать несколько слов о процессах расслоения, происходивших в рядах старой армии. Последняя в процессе своего развала выделяла кадры не только для будущей армии революции, но и для армии буржуазно-помещичьей контрреволюции. Ударные части, национальные формирования, часть казачьих войск, высшие штабы, офицерские общества, возникшие в дни Февральской революции, — все эти организации в большинстве своем представляли силу, враждебную Октябрьской революции.

Октябрьской революции, победившей в Петрограде, Москве и ряде решающих центров страны, предстояла еще трудная борьба для укрепления своей победы в о всей стране.

Можно без преувеличения сказать, что под прикрытием социалистических фраз болтливого правительства Керенского созрели и к началу Октябрьской революции оказались налицо все элементы буржуазно-помещичьей контрреволюции. Этому помешала и могла помешать лишь пролетарская революция. Как мы уже говорили, контрреволюционный блок сомкнулся с интервенцией и образовал с ней единый фронт борьбы с пролетарской диктатурой.

Для полноты характеристики расстановки движущих сил необходимо еще вкратце остановиться на колебаниях середняцкого крестьянства, оказывавших влияние на ход Гражданской войны. Эти колебания в некоторых районах (Поволжье, Сибирь) поднимали к власти эсеров и меньшевиков, а иногда и способствовали продвижению белогвардейцев в глубь территории РСФСР. Однако в процессе Гражданской войны эти колебания неизбежно приводили к переводу середняцкого крестьянства на сторону советской власти. Середняки на опыте видели, что переход власти к соглашателям есть [34] лишь кратковременный эпизод, сменяемый ничем не прикрытой генеральской диктатурой (от демократического «Самарского комитета Учредительного собрания» к диктатуре Колчака), есть ступенька, с которой к власти приходит старый помещик, капиталист и генерал, а приход белых войск неизбежно сопровождался приходом помещика и восстановлением дореволюционных отношений. Сила колебаний середняка в сторону советской власти особенно проявилась на боеспособности Белой и Красной армий. Белые армии были, по сути дела, боеспособны лишь до тех пор, пока они в классовом отношении были более или менее однородны. Лишь только по мере расширения фронта и продвижения вперед, когда белогвардейцы прибегали к мобилизациям крестьянства и обрастали мобилизованными массами, они неизбежно теряли свою боеспособность и разваливались. И наоборот, Красная Армия с каждым месяцем крепла, и мобилизуемые середняцкие массы деревни стойко защищали советскую власть от контрреволюции.

Гражданская война, охватившая значительную часть пространства Советской республики и развертывавшаяся от центра к окраинам страны, естественно, должна была иметь несколько театров военных действий. Эти театры резко отличались друг от друга по экономическим, социальным и географическим условиям.

Не вдаваясь в подробности описания театров, приведем здесь краткие оперативные характеристики каждого из них.

Северный театр включал в себя огромное пространство севера России — от северных полярных морей до бассейнов верхней Волги и Камы включительно. На востоке его границей являлся Уральский хребет, на западе — государственная граница с Финляндией. Оперативное значение театра заключалось в том, что через него вели пути от северных русских портов (Мурманск, Архангельск) в глубь страны к ее жизненным революционным центрам. По своим свойствам этот театр может быть отнесен к малокультурным театрам. Огромные площади болотистых лесов делали его доступным не сплошь, а по определенным направлениям (течение больших рек, немногочисленные железнодорожные линии). Население было очень редко и разбросано, сосредоточиваясь по долинам рек либо по морским побережьям, [35] где оно занималось рыбными промыслами. В связи со слабым развитием фабрично-заводской промышленности промышленный пролетариат почти отсутствовал. Излишков местных средств не было. Климат был суров, особенно зимой. В военном отношении театр являлся типичным лесным малокультурным театром, пригодным для действий отдельных отрядов, преимущественно состоящих из пехоты, приспособленной к местным условиям. Удаленность театра от главнейших жизненных центров и районов страны в связи с его неблагоприятными физическими и климатическими свойствами сохранили за ним значение второстепенного театра в течение всей Гражданской войны.

Восточный театр в пространственном отношении явился величайшим театром не только нашей Гражданской войны, но и всех войн. В глубину он протянулся на много тысяч километров от Средней Волги до меридиана озера Байкала; на севере его границы совпадали с береговой линией европейского и азиатского материков; на юге граница шла вдоль берега Каспийского моря, а затем по сухопутной границе с Туркестаном, Монголией и Китаем. В таких обширных рамках театр не мог представлять ни географической, ни экономической тождественности. Поэтому естественно подразделить его на три частных театра: Приволжский, Уральский и Западносибирский. Экономическое значение Приволжского театра определялось наличием на нем мощного природного хлебно-товарного пути в виде Средней Волги, пролегающего по производящим районам. Военное значение этого частного театра определялось как наличием на нем этого наиболее мощного рубежа, являвшегося последней преградой на путях из Сибири в глубь наиболее важных в политическом и экономическом отношениях районов страны, так и наличием наиболее удобных и кратчайших путей, идущих от Уральского хребта к революционному центру — Москве. И по свойствам своего рельефа, мягкого и разнообразного, и по наличию местных средств, и свойствам климата, а также по развитию сети грунтовых путей театр был вполне удобен для действий значительных войсковых масс. Население в преобладающем количестве являлось земледельческим.

Уральский театр являл резкие отличия от Приволжского театра как в географическом, так в экономическом и [36] социальном отношениях. Экономически Уральский театр следует отнести к числу потребляющих районов, поскольку единственным видом его производительной промышленности являлось горное дело. Наличие крупных заводских центров и районов делало Урал одним из районов сосредоточения пролетариата. Характерной особенностью последнего было то, что он не терял связей с крестьянством, будучи в значительной своей части связан с землей. Поэтому уральский пролетариат в своих настроениях часто отражал колеблющиеся настроения крестьянской стихии (восстания в Невьянском, Ижевском и Воткинском заводах летом 1918 г.). Но в общем классовый состав населения Уральского театра следует признать также достаточно благоприятным для советской власти. В военном отношении Уральский театр являлся типичным горным театром, сильным своими естественными свойствами. Значительное его протяжение (свыше 1200 км) делало из него сильный естественный рубеж, разделявший европейскую и азиатскую части республики.

Западно-Сибирский театр и по характеру своего рельефа, и по составу и характеру занятий населения приближался скорее к Приволжскому, чем к Уральскому театру. Он отличался своеобразным расслоением крестьянства на коренное, крепкое зажиточное крестьянство, незнакомое с помещичьей властью, и пришлое переселенческое из России крестьянство, осевшее вдоль линии Сибирской магистрали и на практике знакомое и с помещиком, и с аграрной революцией 1905 г. Этот слой крестьянства в политическом отношении являлся надежным союзником советской власти. В военном отношении Западно-Сибирский театр, как и Приволжский, несмотря на несколько более суровый климат, был доступен в своей западной части для действий значительных масс войск, свобода маневрирования которых, однако, сковывалась слабым развитием путей сообщения и необходимостью базироваться на Сибирскую магистраль как основной нерв страны. Уязвимость сообщений действующих здесь армий, пространственность театра, слабость путей сообщения — все эти условия определяли возможность широкого развития на этом театре партизанских действий, в частности на флангах и сообщениях действующих армий. [37]

Южный театр, в состав которого временами входил и Украинский театр, обнимал собою богатые производящие районы юга России. В общем, он отличался своим равнинным, а местами степным характером, что делало его весьма благоприятным для действий крупных масс конницы, а также сравнительно мягким климатом. В классовом отношении население театра характеризовалось своей пестротой и сложностью взаимоотношений. Юго-восточная часть театра — казачьи районы — в социальном отношении представляла две категории населения, находившиеся во вражде между собой на почве неурегулированных земельных отношений: пришлое крестьянство — иногородние (около 50 % населения) и казаки. Среди казаков также наблюдалось обострение отношений между привилегированной верхушкой (офицерство) и зажиточными казаками и середняцким и бедняцким казачеством. В общую массу населения отдельными островами, иногда значительными (Донбасс), был вкраплен пролетариат — городской и заводских районов.

Население Украины в классовом отношении представляло ту особенность, что рабочий пролетариат, преимущественно не принадлежавший к коренному населению страны, сосредоточивался в крупных городских центрах, а также в районе рудников и шахт (Донбасс); коренное же население страны состояло из крестьянства весьма разнородного в экономическом отношении, причем кулацкие элементы, поддерживавшие национально-шовинистические стремления городской мелкой буржуазии и интеллигенции, местами значительно вкраплялись в общую массу крестьян-бедняков и середняков.

Западный театр Гражданской войны охватывал Западную и Северо-Западную области бывшей Российской империи. Его восточную границу можно грубо наметить по верховьям р. Зап. Березины и линии р. Днепр. Оперативное значение театра определялось тем, что через него шли кратчайшие и наиболее хорошо оборудованные пути от русских революционных центров в сторону лимитрофных государств. Являясь вполне доступным для действий значительных масс войск по своим физическим и климатическим свойствам, театр в отношении местных средств был гораздо беднее и Украинского, и Южного театров. Под классовым [38] углом зрения театр являлся преимущественно зоной середняцкого и бедняцкого крестьянства с преобладанием господствующих классов чуждой национальности (немцы, поляки, русские). Пролетариат в восточной части театра был малочислен, группировался в городах и местечках и не принадлежал к коренным национальностям (евреи). Что касается пролетарских районов, создавшихся еще до мировой войны в западной части этого театра, то они были в значительной степени разрушены мировой войной (Рига, Варшава, Лодзь и т. д.).

Выше перечисленные четыре театра являлись основными в течение всей Гражданской войны.

Эпизодически в качестве театров приобретали значение Северный Кавказ, по характеру своему приближающийся к восточной части Южного театра, и, наконец, Северо-Западный театр, включающий в себе подступы к Петрограду со стороны Финляндии, Эстонии, Латвии. Последний театр не представлял никаких заметных особенностей от Западного театра в климатическом и физическом отношениях. В классовом отношении этот театр являлся одним из наиболее благоприятных для советской стратегии, поскольку включал в себя Петроградский район с его мощным, классово сознательным и закаленным в революционной борьбе пролетариатом.

Общей особенностью всех театров являлось преобладание сельского населения над городским, что, по данным переписи 1897 г., выражалось в цифрах 86,5 % для сельского населения и 13,5 % — для городского. В среде городского населения по численности и организации преобладал рабочий класс, а в среде сельского населения преобладала многочисленная масса среднего крестьянства.

Таким образом, под классовым углом зрения состав населения в общем был благоприятен для советской стратегии; даже в наиболее жизненных для контрреволюции районах, т. е. в казачьих областях, советская власть могла рассчитывать на сочувствие и поддержку по крайней мере половины населения.

В отношении местных средств все выгоды были первоначально на стороне противника, располагавшего в 1918–1919 гг. источниками добывающей промышленности и земледельческими [39] районами, тогда как советские войска группировались в районах обрабатывающих и потребляющих.

Общей особенностью всех театров в дорожном отношении являлась их сравнительная бедность искусственными путями сообщения. В более благоприятных условиях в этом отношении находилась центральная часть страны. Вслед за нею шел Западный театр и затем Южный. В наиболее благоприятных условиях находились Восточный и Северный театры.

Исходя из политических целей своей стратегии, а именно «борьбы с большевизмом до его окончательного уничтожения», операционные направления белых шли из районов первоначального образования контрреволюционных армий (Поволжье, Дон, Украина, лимитрофы) к жизненным центрам революции — революционным столицам — Петрограду и Москве.

Операционные направления контрреволюционных армий не всегда отвечали признаку краткости и выгодности, так как в выборе их отдельным группировкам белого движения часто приходилось руководствоваться пожеланиями тех стран, которые их поддерживали. Выше мы уже отмстили те противоречия, которые разделяли единый фронт империалистов в «русском вопросе». Этими же противоречиями следует объяснить и то, на первый взгляд, малопонятное обстоятельство, что даже шедшие под общими лозунгами «единой неделимой России» белые группировки в процессе Гражданской войны не сумели выработать единого стратегического плана. Стратегия сторонников «единой неделимой» отражала в себе противоречивые интересы иностранных хозяев. С другой стороны, лозунг «единой неделимой» вызвал недоверчивое отношение к его защитникам со стороны возникших в процессе Гражданской войны буржуазных и мелкобуржуазных правительств в прошлом угнетенных национальностей.

Операционные направления советской стратегии шли от центрального района к жизненным районам южной, сибирской и украинской контрреволюций, во многих случаях совпадая с операционными направлениями противника.

В пользу советской стратегии в начальный период войны пошла пространственность театров, дав ее силам, формировавшимся внутри страны, необходимый выигрыш времени для организации в непосредственной близости от линии фронтов. [40]



Глава вторая
Октябрьский период Гражданской войны{1}


Борьба с Калединым и Украинской радой — Развал армии Каледина — Таганрогское восстание — Борьба большевизированных остатков старой армии с Украинской радой — Захват отрядами Антонова-Овсеенко Киева и правобережной Украины — Контрреволюционное выступление польского корпуса Довбор-Мусницкого — Борьба с Дутовым в оренбургских степях — Укрепление советской власти в Сибири — Семенов — Общие итоги



Схема I (к главе второй). Октябрьский период гражданской войны


Из белогвардейских правительств, появившихся первоначально (до германской оккупации) на территории Советской России, наиболее опасными для революции были донское и украинское.

Центральная советская власть наметила Дон главным и ближайшим объектом действий. Против него началось сосредоточение советских войск под руководством т. Антонова-Овсеенко, назначенного главнокомандующим силами, действующими против южной контрреволюции. Его план:

1. Опираясь на революционных черноморских матросов, провести организацию Красной гвардии в Донецком бассейне.

2. С севера и из красной революционной Ставки (бывшая Ставка Верховного Главнокомандующего) двинуть сборные отряды, предварительно сосредоточив их в исходных пунктах: Гомеле, Брянске, Харькове и Воронеже.

3. II гвардейский корпус, особенно активно-революционно настроенный, двинуть из района Жмеринка — Бар, где он был расположен, на восток для сосредоточения в Донецком бассейне. [41]

В 20-х числах декабря 1917 г. отрады красных, ликвидировав попутно в районе Белгорода несколько ударных батальонов старой армии, стремившихся из Могилева проникнуть на Дон, начали сосредоточиваться следующим образом: 1) в направлении Гомель — Бахмач отряд Берзина 1800 чел. при 4 орудиях; 2) в направлении Орел — Белгород северный летучий отрад Сиверса — 1165 штыков, 95 сабель, 14 пулеметов, 6 орудий; 3) в Смоленске формировалась вторая колонна Соловьева в составе 1100 штыков, 10 пулеметов и двух орудий; 4) в Белгороде располагался не подчиненный Сиверсу отрад Ховрина в 300 чел.; 5) в резерве имелись брянский и великолукский отряды силой в 300 штыков и 50 сабель, смоленская батарея и некоторые части XVII армейского корпуса.

Кроме того, из Москвы в распоряжение главкома двигался отрад Саблина в 1900 штыков, 1 батареи и 8 пулеметов. Наконец, с фронта мировой войны к Царицыну подтягивалась советски настроенная Кубанская казачья дивизия.

В общем основное ядро советских сил не превосходило первоначально 6000–7000 штыков и сабель, 30–40 орудий и нескольких десятков пулеметов. В состав ядра входили разнородные части старой армии, отрады моряков, Красной гвардии и пр., некоторые из отрядов были малобоеспособны, недисциплинированны, быстро подвергавшиеся разложению, и их приходилось разоружать. При движении на юг силы увеличились красногвардейцами разных городов (до 4000) и большевистски настроенным 45-м пехотным запасным полком (до 3000).

По количеству и численности организационных единиц силы контрреволюции им не уступали. Главные силы Каледина сосредоточились в районе Каменская — Глубокое — Миллерово — Лихая; в Ростове-на-Дону и в Новочеркасске формировалась Добровольческая армия (до 2000). Кроме того, отдельные партизанские отряды и несколько регулярных казачьих частей занимали Горлово — Макеевский район Донбасса, вытеснив оттуда красногвардейские части. Настроение было в пользу советской власти; мобилизация Каледину не удалась, наблюдалось некоторое разложение среди казачьих войск.

Советское командование решило провести следующий план действий: 1) прервать все пути сообщения по железнодорожным магистралям между Украиной и Доном; 2) открыть [42] сообщение с Донбассом в обход Северо-донецкой железной дороги, действуя через Лозовую — Славянск; 3) установить связь между Харьковом и Воронежем через Купянск — Лиски и 4) наладить связь с Северным Кавказом, куда подтягивалась с Кавказского фронта большевистски настроенная 39-я пехотная дивизия. В общем, план предусматривал образование заслона в сторону Украины и сосредоточение всех усилий против Дона. 17/30 декабря 1917 г. отрядом Егорова (1360 чел. при 3 орудиях и 1 бронепоезде) была занята ст. Лозовая, а затем г. Павлоград, причем в первом пункте занимавшие станции гайдамаки бежали, а во втором — сдались без боя.

Тем временем на Донском фронте колонна Сиверса медленно продвигалась от Харькова к Донецкому бассейну, попутно разоружая мелкие украинские гарнизоны, а 4 января 1918 г. соединилась с красногвардейцами рудников.

К 7 января 1918 г. советские войска, обеспечив себя с запада заслоном на фронте Ворожба — Люботин — Павлоград — Синельниково, главными силами занимали Донецкий бассейн, со стороны Воронежа на Миллерово — Новочеркасск наступала сформированная в Воронеже колонна Петрова силой в 3000 штыков, при 40 пулеметах и 12 орудиях; ее головные части достигали ст. Чертково. 8 января Антонов-Овсеенко решает ликвидировать силы Каледина ударом своих главных сил со стороны Донбасса, для чего колонна Саблина должна от Луганска развивать наступление на ст. Лихую; колонна Сиверса, обеспечивая ее с юга, двигается на ст. Зверево, имея в виду в дальнейшем операции на Миллерово; колонна Петрова — на Миллерово с севера.

При развитии наступления колонна Сиверса увлеклась движением на юг, остановившись у ст. Иловайской, где два полка отказались повиноваться и были разоружены; отряды Саблина оказались слабы для наступления. Такой разрыв в операции позволил казакам выполнить короткий контрудар на Дебальцево и задержать наступление советских войск.

Колонна Петрова завязала переговоры с казаками у Черткова.

Фронтовое казачество, будучи настроено в пользу советской власти, держалось или нейтрально или переходило на сторону последней. Иногороднее крестьянство было также враждебно настроено к калединцам. Таким образом, благодаря [43] создавшемуся на Дону настроению в конце января в с. Каменской образовался военнореволюционный комитет и сформировался Северный казачий отряд (Голубев), присоединившийся к советским войскам. При помощи перешедших на его сторону некоторых частей Каледина отряд захватил станции Лихую и Зверево. Ревком начал было переговоры с Калединым, окончившиеся безрезультатно, так как партизанский отряд белых, под командой Чернецова, захватив Лихую и Звереве, заставил ревком перебраться на ст. Миллерово.

На Воронежском и Харьковском направлениях донские казаки ввиду разложения были заменены частями Добровольческой армии, которые на некоторое время задержали продвижение советских войск. Отряд Сиверса возобновил свое наступление 3 февраля, будучи усилен вновь прибывшими из центра революционными отрядами и мощным бронепоездом с морскими орудиями. Преодолевая сопротивление корниловцев почти на каждой станции, Сивере 8 февраля установил связь с революционным Таганрогом, где рабочие Балтийского завода (5000 чел.) подняли восстание, захватили город и принудили белогвардейский гарнизон с большими потерями отойти на Ростов.

Тем временем калединские части, перемешанные с добровольцами (отряд Чернецова), нанесли удар колонне Саблина у Лихой и отбросили ее в исходное положение — ст. Изворино, после чего Чернецов возобновил преследование сил Донского ревкома в направлении ст. Каменская — Глубокая. Отступая, эти силы у станции Глубокой соединились с подходившей от Воронежа колонной Петрова. Белым казакам удалось было овладеть этой станцией, но затем они были наголову разбиты соединенными силами красных и рассеялись. Саблин, усиленный подошедшим к нему отрядом черноморских моряков (400 чел. при 4 орудиях) и революционными отрядами Кудинского, в свою очередь перешел в наступление и 8 февраля вновь занял ст. Зверево и Лихую.

Одновременно происходило успешное разоружение казачьих эшелонов, следовавших со стороны Украины и Румынии к Дону по южным железным дорогам.

С востока белому Дону угрожали отряды революционного Царицына, занявшие ст. Чир. На юге в районе ст. Тихорецкой в тылу Каледина сосредоточивались части 39-й [44] пехотной дивизии старой армии, возвращавшиеся с Кавказского фронта мировой войны.

К 10 февраля сопротивление добровольческих частей и мелких калединских отрядов было окончательно сломлено, но продвижение советских войск происходило медленно вследствие порчи железнодорожных путей и опасения за свой тыл. 16 февраля колонна Саблина подошла к окрестностям Новочеркасска; атаман Каледин, в создавшейся обстановке панического настроения и деморализации белоказацких войск и своих сподвижников, покончил самоубийством.

На Таганрогском направлении добровольцы задерживали продвижение отряда Сиверса, но последний 13 февраля подошел уже к Ростову; в то же время части 39-й пехотной дивизии заняли Батайск. Ростов был занят Сиверсом только 23 февраля, а Новочеркасск — 25 февраля отрядом Саблина совместно с казачьей бригадой донского ревкома, обходившей с востока, причем был разогнан заседавший там Малый войсковой круг.

Части Добровольческой армии (Корнилов и Деникин) и 1500 казаков с атаманом Поповым отошли через границу Аксай в сальские степи и на Кубань.

В период развития наступления главных советских сил против Дона на Украине произошли следующие события. Близость советских войск дала толчок выступлению сил, враждебных Центральной раде, власть которой была свергнута во многих промышленных и портовых центрах Украины.

8 января 1918 г. восстал пролетариат в Екатеринославе, поддержанный подоспевшими со ст. Синельниково красногвардейцами отряда Егорова. Восстанием рабочих 12 января был занят Мариуполь. Отряду Егорова было приказано от Екатеринослава повернуть на юг, утвердить советскую власть в Александровске (Запорожье), установить связь с Крымом и сосредоточить свои силы для действий в направлении Мариуполь — Таганрог — Ростов, что и было выполнено к 15 января.

18 января после упорного боя со сторонниками Центральной рады одесский пролетариат при содействии Красного Черноморского флота захватил власть в свои руки.

В то же время Киеву, где находилось центральное правительство Рады, угрожали большевистски настроенные остатки старой армии Юго-Западного фронта (в числе их — II гвардейский [45] корпус, расположенный западнее Киева). С этими войсками Рада, впрочем, успешно боролась, вследствие чего уже захваченная большевиками Ставка Главнокомандующего была вынуждена выслать и против Рады свои отряды в числе 3000 солдат, 400 матросов и 12 орудий, наступавших под командой тт. Берзина и Вацетиса от Гомеля на Бахмач.

Сложившаяся обстановка вынудила т. Антонова-Овсеенко ускорить начало решительных действий против Рады. Эти действия вызывались соображениями внешней политики, так как в это время происходили переговоры с немцами о заключении Брестского мира и было важно помешать Раде сорвать эти переговоры, упрочивая тем самым советское правительство на Украине.

Начало решительного наступления на Украине было намечено на 18 января 1918 г. Главный удар решено было нанести от Харькова на Полтаву совместно с теми войсками, которые угрожали Киеву с разных сторон. Руководство всеми операциями на главном направлении было возложено на Муравьева, которому для этой цели придавался бронированный поезд, 500 чел. червонных казаков и красногвардейцев. Отряды Егорова от Лозовой и Знаменского (отряд особого назначения из Москвы) до ст. Ворожбы, следуя в эшелонах, должны были содействовать наступлению главных сил. Наступление колонн Знаменского, Муравьева и Егорова развивалось успешно. Муравьев, следуя через Полтаву (где соединился с отрядом Егорова), при слабом сопротивлении гайдамаков 24 января занял Ромодан и Кременчуг, а затем — Лубны и ст. Гребенку. Части, наступавшие от Гомеля на Бахмач, овладели ст. Круты, после чего дорога на Киев была открыта.

В тылу армии Берзина, в районе Конотопа, занятого 28 января Рославльским отрядом и местными рабочими, сконцентрировалось несколько отрядов, образовавших собой революционную армию Кудинского (часть отрядов была отправлена на Дон). Этой армии была поставлена задача: следуя через Черкассы — Бобринскую — Цветков и Фастов с целью соединения со всеми революционными войсками на правом берегу Днепра, ударить на Киев с запада{2}. [46]

Приближение революционных сил к Киеву вызвало 28 января восстание рабочих киевского Арсенала и некоторых воинских частей, но оно было подавлено войсками Рады еще до подхода войск Муравьева, который встретил некоторое сопротивление на р. Трубеже; здесь его войска вошли в соприкосновение с частями чехо-словацкого корпуса, заявившими о своем нейтралитете.

Для обороны Киева Украинская рада располагала не более 1200 чел. надежных войск из «вильного казачества» и других формирований, враждебных большевикам. Прочие войска оставались или нейтральными или действовали против Рады.

После ожесточенной бомбардировки 9 февраля Киев был взят, причем накануне правительство и Рада покинули город и эвакуировались в Житомир.

Заняв Киев, Муравьев начал преследование остатков войск Рады в направлении на Житомир, и только 12 февраля ему удалось вступить в связь со II гвардейским корпусом.

Несравненно меньшее значение имела борьба красных сил с другими частями старой армии, сформированными еще до Октябрьской революции по национальному признаку. Национальность здесь, как мы видели на примере украинских формирований, являлась лишь прикрытием той контрреволюционной сущности, которую старались придать этим частям их организаторы{3}.

Особый подбор солдат и насыщенность частей контрреволюционным офицерским составом, по мнению организаторов, должны были сделать эти части дальнейшим надежным оплотом буржуазии в борьбе с революцией. Одной из таких частей, наиболее организованной и прочно сколоченной, был I польский корпус ген. Довбора-Мусницкого. Этот [47] корпус формировался под флагом польской национальной демократической партии, что вполне определяло его реакционный характер. В дни Октябрьской революции политические руководители корпуса развили энергичную работу. Они стремились, с одной стороны, увеличить численность своих вооруженных сил, с другой стороны — избавить их от влияния идей Октябрьской революции. В результате этой работы польским реакционным политическим деятелям удалось заложить на Украине и в прифронтовой полосе ячейки II польского корпуса.

I польский корпус располагался в районе Орша — Смоленск — Жлобин — Гомель. С начала Октябрьской революция командование этим корпусом отказалось от проведения демократизации в корпусе на общих со всей армией началах. Вместе с тем командование корпусом начало вмешиваться в дела местных советов, защищая интересы помещиков. Затяжка мирных переговоров в Брест-Литовске требовала сохранения боеспособности фронта мировой войны. Разложение старой армией шло настолько быстро, что возникла мысль заменить разложившиеся русские части войсками I польского корпуса. В связи с этим в конце января начата была переброска частей I польского корпуса в район Рогачев — Бобруйск — Жлобин.

Однако в момент начала переброски этого корпуса в руки советской власти попали документы, указывавшие на связь командования корпусом с Донской контрреволюцией. Вместе с тем политическая физиономия всего корпуса сделалась настолько контрреволюционной, что советское верховное командование в лице т. Крыленко оказалось вынужденным потребовать разоружения корпуса. Довбор-Мусницкий отказался выполнить это распоряжение, за что был объявлен вне закона. В это время уже около двух дивизий корпуса (в корпусе было три дивизии) было сосредоточено в районе Рогачев — Бобруйск — Жлобин, но артиллерия этих дивизий еще не успела присоединиться к ним, следуя в хвостовых эшелонах. Это облегчило последующую борьбу с ними советских войск. Довбор-Мусницкий первый начал враждебные действия: он занял Рогачев, выдвинул авангард к Могилеву, где находилась ставка т. Крыленко. 2-я дивизия I польского корпуса обложила узловую железнодорожную станцию Жлобин, угрожая [48] прервать снабжение армий Западного фронта мировой войны продовольствием, шедшим с Украины.

Попытка повести борьбу с этими силами ближайшими отрядами окончилась неудачей. 1-я польская дивизия начала даже продвигаться на Могилев. Тогда с фронта были спешно переброшены более крепкие части (1, 4-й латышские полки, 19-й Сибирский полк, отряды моряков и Красной гвардии). 13 февраля 1918 г. эти части под командой И. И. Вацетиса нанесли поражение 1-й польской дивизии и заняли Рогачев. Несколько ранее, а именно 7 февраля 1918 г., 2-я польская дивизия понесла поражение под Жлобином. Бой здесь был решен наличием у красных артиллерии, тогда как поляки пробовали вести наступление без ее поддержки. Обе польские дивизии начали после этого отходить на Бобруйск. Попутно к ним присоединилась 3-я польская дивизия, шедшая от Рославля. Она проскользнула между советскими отрядами, действовавшими в районах Жлобина и Рогачева. Однако ликвидировать сопротивление I польского корпуса в районе Бобруйска советскими войсками не удалось. Начавшееся вскоре наступление немцев помешало этому. Впоследствии I польский корпус был разоружен германцами как сила, враждебная им по своей ориентации.

Движение победоносной Октябрьской революции от центра к периферии встретило крупные затруднения также и на восточных окраинах — в частности в Оренбургском районе и Сибири.

Военнополитическая обстановка на Урале после Октябрьской революции была весьма сложна и разнообразна. Появление первых продовольственных отрядов, направленных весной 1918 г. из голодающих губерний центральной России, вызвало среди крестьянства Уфимской губернии ряд крупных волнений. Эти волнения могли получить развитие благодаря слабости революционного бедняцкого элемента и влияния кулацкого элемента на крестьянство. Рабочие массы южно-уральских заводов в рассматриваемый период отличались политической неустойчивостью. Влияние большевиков на них было ослаблено, так как наиболее сознательные в политическом отношении рабочие были брошены на борьбу с Дутовым и крестьянскими восстаниями, чем и воспользовались эсеры для своей агитации. Кроме [49] того, население волновалось на почве голода и было недовольно работой реквизиционных отрядов. Реквизиции этих отрядов затрагивали также интересы и рабочих, не порвавших связи с землей, ведя мелкое крестьянское хозяйство.

В распоряжении советской власти первоначально были только боевые рабочие дружины.

Волнения имели место и в оренбургском казачьем войске. Атаману Дутову удалось поднять против советской власти казачество южных отделов{4} и в начале декабря 1917 г. захватить Оренбург. Однако это первое выступление Дутова было быстро ликвидировано советскими отрядами. 18 января 1918 г. советская власть была восстановлена в Оренбурге, и Дутов с небольшим отрядом скрылся в Верхнеуральск, откуда, преследуемый отрядами уральских рабочих, вынужден был бежать в Тургайские степи (в мае 1918 г.). Но ввиду разлива рек красные отряды прекратили его преследование. В то время как советские отряды вели борьбу с Дутовым, в тылу у них продолжали работу местные белогвардейские партизанские отряды. Одному из них на время даже вновь удалось ворваться в Оренбург.

Одновременно развивалось сильное белопартизанское движение и в Уральской области, первоначально носившее чисто стихийный характер. С этими партизанами Красная Армия вела борьбу, действуя преимущественно вдоль железнодорожных магистралей, приближаясь к административному и политическому центру области — Уральску, занятому контрреволюционным уральским правительством.

В общем, тот партизанский характер, который приняла война в оренбургских и уральских степях весной 1918 г., лишал ее самостоятельного значения, но был невыгоден для советской власти тем, что создавал благоприятные предпосылки для возникновения Восточного фронта.

Переходим теперь к той обстановке, которая сложилась в Сибири.

С момента Октябрьской революции советская власть быстро начинает распространяться по главнейшим центрам Сибири. [50]

Захват власти совершился всюду безболезненно за исключением Иркутска, где местным революционным силам пришлось выдержать упорную борьбу с войсками Временного правительства. Условия организации советской власти были необычайно трудные ввиду обширности территории и малой культурности страны.

Население Сибири было преимущественно крестьянское со слабой прослойкой пролетариата в городах и крупных промышленных центрах, очень малочисленных. Однако крестьянская масса не была экономически однородна.

Сибирский крестьянин-старожил, прочно сидевший на своем самостоятельном хозяйстве, никогда не знал власти помещика, и острота взаимоотношений с ним на почве борьбы за землю ему была неведома. По социальному содержанию этот слой крестьянства Сибири можно было бы уподобить кулацкой прослойке Украины и Южной России. Но кроме этого слоя крестьян имелся еще многочисленный пласт так называемых новоселов. Это были крестьяне-переселенцы из наиболее насыщенных земледельческим населением районов России. Экономически более слабые, новоселы преимущественно осели по обе стороны Сибирской железнодорожной магистрали и по течению вблизи нее лежащих рек. Далеко не все занятые ими земли были хороши. Поэтому среди них даже в Сибири наблюдалось развитие процесса пауперизации. Этот слой крестьянства тянул в политическом отношении не в сторону крестьян-старожилов, а в сторону сибирского пролетариата.

Вот почему советская власть в Сибири наиболее прочно утвердилась вдоль линии железной дороги, водных путей и в больших населенных пунктах. 26 февраля 1918 г. на II съезде Советов был избран Сибирский Совет народных комиссаров в составе 11 большевиков и 4 левых эсеров и Сибирский центральный исполнительный комитет («Центросибирь»).

Продовольственное положение Сибири было несравненно лучше, нежели Центральной России, и до лета 1918 г. в этих районах не было продовольственных отрядов. Опорой советской власти были местные небольшие коммунистические отряды, причем одновременно формировалась на добровольческих началах Красная Армия.

На Дальнем Востоке с момента Октябрьской революции также образовались советы, и власть находилась в руках [51] Дальневосточного краевого комитета Совета рабочих, крестьянских и казачьих депутатов при полной автономии этого комитета.

После утверждения советской власти в Сибири и на Дальнем Востоке контрреволюционные элементы повели антисоветскую работу в плоскости организации контрреволюционных сил внутри страны и белогвардейских отрядов на прилегающей к Дальнему Востоку китайской территории. В последнем случае, как уже было указано, они получили помощь от Японии и некоторых держав Антанты. Внутри страны в главнейших центрах возник ряд тайных военных организаций, получавших средства для существования от кооперации, где были сильны эсеровские и меньшевистские влияния. Эти организации готовились к активному выступлению, связывая его начало с началом интервенции Антанты.

Из белогвардейских отрядов, возникших вне территории Сибири, наиболее сильным и активным был отряд Семенова, отошедший из Забайкалья после Октябрьского переворота и сосредоточившийся в районе ст. Маньчжурии (на границе Забайкалья и Китая).

Одновременно с нарастанием в Сибири и на Дальнем Востоке контрреволюционных сил Владивостоку угрожала интервенция чехо-словацких частей, продвигавшихся из Центральной России, и японцев.

Таким образом, постепенно нараставшее антибольшевистское движение и работа контрреволюционных сил Сибири и Дальнего Востока создали к моменту интервенции японцев и чехо-словацкого мятежа серьезную угрозу советской власти в Сибири.

Падение антисоветских политических центров Украины и Дона, укрепление советской власти в Оренбургском районе и в основных центрах Сибири знаменовали собой в общем благополучное завершение октябрьского периода Гражданской войны. Закреплению первых успехов Гражданской войны положили предел германская интервенция и выступления чехо-словацкого корпуса, вызванного на это политикой Антанты.

В этой книге мы не останавливаемся на ряде других событий (например, захват Ставки старой армии, Октябрьский переворот в Финляндии, события в Закавказье и т. д.), [52] также относящихся к октябрьскому периоду Гражданской войны. Это потребовало бы значительного расширения того места, которое мы имеем возможность отвести этому периоду в настоящем труде. Поэтому мы ограничимся наиболее яркими и в военном отношении наиболее интересными событиями и эпизодами.

Весь этот период характеризуется отсутствием сплошных фронтов. Территориальное размежевание вооруженных сил революции и контрреволюции произошло позже; внешняя интервенция, как мы увидим дальше, ускорила ход данного процесса и оформила его.

Действия обеих сторон в тот период представляют значительный военный интерес как относящиеся к периоду развертывания Гражданской войны, несколько напоминающему то, что в военной литературе принято характеризовать периодом пограничных столкновений. Силы революции и контрреволюции находились в стадии организации и не были еще отмобилизованы для большой Гражданской войны. Вооруженные силы революции в этот период состоят из красногвардейских отрядов, составленных из рабочих и добровольцев — солдат старой армии и отдельных большевистски настроенных и сохранивших свою боеспособность в общем развале фронта мировой войны частей старой армии. По своей военной подготовке красногвардейские части значительно уступают отрядам, вышедшим из недр старой армии, но недостаточность их подготовки как бы компенсируется высоким политическим сознанием пролетария-красногвардейца.

Действия той и другой стороны в этот период ограничивались выброской отдельных самостоятельно действующих отрядов и отличались большой маневренностью и активностью, напоминая этим действия передовых отрядов в пограничной войне. Отряды действовали преимущественно вдоль железных дорог; конский транспорт и обоз частей заменялся железнодорожным вагоном. Весь период «пограничных столкновений» революции с контрреволюцией вошел в историю Гражданской войны под названием эшелонной войны, вернее ее начала, так как фактически эшелонная война растянулась на значительно больший срок (борьба с немецкой оккупацией, первоначальный период борьбы с чехо-словаками и т. д.). [53]



Глава третья
Германская оккупация и начало интервенции


Борьба с румынской олигархией — Политические, экономические и стратегические причины австро-германской оккупации — Начало австро-германской оккупации — Подписание Брестского мира — Последующий ход австро-германской оккупации Борьба за Донбасс — Влияние германской оккупации на укрепление положения контрреволюционных сил — Борьба в Финляндии — Развитие Гражданской войны на Северном Кавказе — Ледяной поход Добровольческой армии — Положение на Урале — Положение в Сибири — Чехо-словацкий мятеж; его причины и распространение — Начало возникновения Восточного фронта — Мятеж правых эсеров на Средней Волге и левых эсеров в Москве — Влияние выступления чехо-словаков на рост повстанчества в оренбургских и уральских степях — Операции чехо-словаков против Екатеринбурга — Организационная работа на красном Восточном фронте — План наступления красного Восточного фронта, разработанный т. Вацетисом в конце июля 1918 г. и его выполнение — Захват противником Казани — Обратное взятие Казани — Осенняя кампания 1918 г. на Восточном фронте — Политические предпосылки образования Северного фронта — Завязка кампании на нем — Белое правительство Северной области — Зимняя кампания 1918–1919 гг. на Северном фронте — Весенняя и летняя кампании 1919 г. на Северном фронте — Конец Гражданской войны на Северном фронте




Схема II (к главе третьей). Германская оккупация. Борьба на Украине и Северном Кавказе. Выступление чехо-словаков и образование Восточного фронта


Мирные переговоры, начатые по инициативе советской власти, вскоре были прерваны возобновлением военных действий со стороны австро-германских милитаристов. Это возобновление военных действий, известное как австро-германская оккупация, составляет новую страницу в истории нашей Гражданской войны. Но прежде чем приступить к ее изложению, мы остановимся [54] на событиях, завершивших собой только что описанный период Гражданской войны.

Процесс большевизации русских частей Румынского фронта мировой войны протекал в крайне сложных условиях. Румынские войска в своей основной массе не были затронуты революционным процессом. Это давало возможность румынскому командованию активно содействовать русским контрреволюционным группам, возглавлявшимися генералом Щербачевым — фактически главнокомандующим русскими вооруженными силами в Румынии. Революционно настроенные части старой армии или разоружались, или должны были пробиваться через кольцо румынских и белогвардейско-офицерских отрядов. Развал русских вооруженных сил легко отдал в руки румын Бессарабию, где они в начале января 1918 г. разыграли комедию якобы добровольного ее присоединения к Румынии. Расширяя свою оккупационную зону в Бессарабии, румынские войска медленно приближались к Днестру. Их движение к линии р. Днестр во времени совпало с советским переворотом в Одессе 18 января 1918 г. (см. приложение, схема II).

Молодая советская власть в Одессе первоначально оформилась в виде Одесской советской республики. Последней пришлось деятельно приступить к организации своих вооруженных сил, имея в виду угрожающее продвижение румынских войск к линии р. Днестр. Это продвижение заставляло опасаться за судьбу самой Одессы. Ядром формирования советских вооруженных сил являлись небольшие части старой армии, прорвавшиеся из Румынии и осевшие по Днестру в районе Бендер и Тирасполя. В середине февраля 1918 г. они объединились в «Особую армию». Вместе с этой армией Одесская республика располагала вооруженными силами не свыше 5000–6000 чел. В начале февраля 1918 г. эти силы оказали первый отпор румынам при их попытках переправиться через Днестр. Отпор был настолько неожиданным для румын, что они охотно пошли на перемирие, предложенное им 8 февраля 1918 г. Исполнительным комитетом{5} солдатских, матросских и крестьянских депутатов Румынского фронта, Черноморского флота и Одесской области, пребывавшим [55] в Одессе. Переговоры, однако, затягивались. Тем временем успехи советских войск на Украине позволили советским правительствам России и Украины уделить больше внимания и сил Румынскому фронту.

В Одессе организуется полномочный орган — «Верховная коллегия по борьбе с румынской и бессарабской контрреволюцией». Первым шагом этого верховного органа было прекращение переговоров с румынами и предъявление им 15 февраля 1918 г. ультиматума о немедленном очищении Бессарабии. Румыны отказались, и 16 февраля военные действия возобновились. Противник имел частный успех на море, не пустив в устье Дуная у Вилково советскую флотилию, но на суше попытки румын переправиться через Днестр закончились неудачей. К советским войскам подходила уже помощь. Армия Муравьева, взявшая Киев, теперь перебрасывалась на Днестр. Правда силы ее были невелики: демобилизация солдат старших сроков службы довела ее численность всего до 3000–4000 чел. Эта армия в течение суток в нескольких железнодорожных эшелонах переехала из Киева в Одессу, и 19 февраля Муравьев объявил о своем вступлении в командование всеми революционными войсками, действующими против Румынии. Несмотря на малочисленность своих сил, он составил план широкого вторжения не только в Бессарабию, но и в Румынию, намереваясь захватить г. Яссы, являвшийся тогда политическим центром страны.

Трудно сказать, что вышло бы из всего этого. 1 марта 1918 г. Муравьеву удалось нанести довольно чувствительный удар румынам под Рыбницей на Днестре, причем румыны потеряли около двух десятков орудий. Дело под Рыбницей вскрыло недостаточную боеспособность армии боярской Румынии. Румыны под влиянием этой неудачи при содействии иностранного дипломатического корпуса в Яссах сами запросили перемирия. Оно было им дано 9 марта 1918 г. Верховная коллегия требовала безусловного очищения Бессарабии, в которой Румынии разрешалось лишь временно задержать 10 000 чел. для охраны ее военных складов. Румынское военное командование обязывалось не вмешиваться во внутреннюю политическую жизнь Бессарабии.

Эти руководящие начала были положены в «Протокол ликвидации русско-германского конфликта», подписанный [56] советской стороной 8-го и румынской — 12 марта 1918 г., после чего советские войска получили приказ прекратить враждебные действия против Румынии. Заключительные переговоры с румынами происходили в то время, когда австро-германская оккупационная волна уже вливалась в пределы Украины и в западную прифронтовую полосу РСФСР. Эта волна надолго разъединила обе стороны, подписавшие договор. Румынское правительство, воспользовавшись этим обстоятельством, отказалось от выполнения им же самим подписанных 12 марта 1918 г. обязательств в отношении Бессарабии{6}.

Подписывая 9 февраля 1918 г. мир с правительством Центральной рады, германские правящие круги преследовали несколько целей. Признавая самостоятельность Украины, они создавали себе предлог для вторжения в нее под видом защиты ее от большевиков. В дальнейшем, держа ее в сфере своего влияния, они мыслили тем самым ограничить распространение Октябрьской революции, сделать ее менее опасной для австро-германского блока. Вместе с тем они приобретали для себя обширную экономическую базу. Центральная рада взамен признания себя единственной законной властью в стране и за уступку ей германцами куска Холмщины шла на полную экономическую зависимость от Германии. Наконец, оккупация Украины на юге и Финляндии на севере создавала для германцев выгодные стратегические группировки на флангах. Это было важно на случай попытки держав Антанты воссоздать новый Восточный фронт мировой войны. Наконец, через Украину лежал путь на Кавказ, который также привлекал германцев своими запасами сырья и, главным образом, нефти. [57]

Все эти задачи в связи с пространственностью театра требовали значительного количества войск{7}.

Австро-германское командование для оккупации Украины назначило 29 пехотных и 3 кавалерийских дивизии, что составляло не менее 200 000–220 000 бойцов. Конечно, если бы речь шла только об изгнании с территории частей Красной армии, то можно было бы обойтись несравненно меньшими силами. Всей этой массе войск Антонов-Овсеенко мог противопоставить только 3000 бойцов в районе Киева, около 3000 бойцов, рассеянных по различным городам Украины, и, наконец, «армию» Муравьева общей численностью не свыше 5000 чел., только что закончившую борьбу с румынами и находившуюся на нижнем Днестре. В качестве общего резерва этих сил, правда, очень удаленного, можно было рассчитывать на колонны Сиверса и Саблина (в общем 4000 чел.), действовавшие против Каледина. Всего же Антонов-Овсеенко мог располагать не более как 15 000 бойцов, раскинутых на огромном пространстве. Формирование местных украинских частей было только в начале и подвигалось пока медленно.

На успешный и планомерный ход формирований отрицательно влияла несогласованная с советским командованием работа левых эсеров и анархистов, производивших собственные формирования и преследовавших собственные планы и цели, не считаясь с интересами главного советского командования. Положение последнего осложнялось еще и тем [58] обстоятельством, что советская власть на Украине еще не вылилась в такие устойчивые формы, как это имело место в пределах Великороссии.

Таким образом, положение советского командования на Украине было весьма трудным. При наличии неорганизованного тыла ему приходилось выдерживать борьбу с первоклассным противником в условиях крайнего численного и качественного неравенства. Однако со своей стороны оно принимало все меры, чтобы задержать его.

Оккупанты вступали вовнутрь Украины по направлениям сквозных железнодорожных магистралей, прорезывающих страну с запада на восток.

XLI германский корпус (3, 18, 48-я и 35-я ландверные дивизии) двигался вдоль железнодорожной магистрали Брест-Литовск — Гомель — Брянск, являясь связующим звеном между силами, направленными для оккупации Украины и силами, направленными для занятия западных окраин РСФСР. Однако в своем продвижении корпус встретил сопротивление частей т. Берзина, что и помешало дальнейшему распространению немцев на Брянск. XXVII германский корпус (89, 92, 93, 95, 98-я и 2-я ландверные дивизии) направился вдоль железнодорожной магистрали, идущей от Ровно на Киев и далее на Курск, часть своих сил направляя по северным и южным разветвлениям этой основной магистрали. [59]

Имея центр в Киеве, корпус оккупировал Левобережную Украину и распространился на юг до Кременчуга, а на восток до линии Севск — Суджа — Полтава. XXII корпус (20-я и 22-я ландверные дивизии), имея центр в Житомире, оккупировал правобережную Украину. I германский резервный корпус (в составе 16, 45, 91, 215-й и 224-й ландверных дивизий и 2-й Баварской кавалерийской дивизии) имел задачей оккупацию Восточной Украины и Донецкого бассейна. Этот корпус, наиболее активный из всех оккупационных корпусов, принял на себя всю тяжесть боев под Полтавой, Харьковом и на Северном Донбассе. Заняв Донбасс, он свое движение приостановил к востоку от железной дороги Ростов — Воронеж. Организационный центр был в Харькове.

На побережье Черного и Азовского морей и в Подолии немцы действовали уже совместно с австрийцами: три австрийских корпуса — XII, XVII и XXV в количестве 11,5 дивизии (15, 59, 34, 11, 30, 31, 32, 54-я и 154-я пехотные, 2-я и 7-я кавалерийские дивизии и 145-я пехотная бригада) двигались для оккупации Подолии и Одесского района (XXV корпус), Херсонщины (XII корпус) и Екатеринославщины (XIII корпус). Для оккупации Крыма была направлена группа ген. Коша в составе 212, 217-й пехотных и Баварской кавалерийской дивизий.

В первом эшелоне оккупационных войск двигался I резервный корпус и группа южных дивизий: 10,7,212-я и 214-я. Остальные корпуса выдвигались по мере оккупации территории. Германские корпуса начали свое наступление 18 февраля{8}, 2 марта германские войска вступили в Киев, а 3 марта они были в Жмеринке.

В этот день советское правительство подписало мир с державами центрального блока. Согласно условий этого мира оно признавало независимость Украины и Финляндии, отказывалось от Батума, Карса и Ардагана, передаваемых Турции, и соглашалось на определение дальнейшей судьбы Польши, Литвы, Курляндии одними центральными державами. Оно обязывалось демобилизовать все свои сухопутные и морские силы, соглашалось на занятие Латвии и [60] Эстонии германскими войсками. Последние должны были остаться впредь до окончания мировой войны на достигнутой ими в пределах РСФСР линии, которая шла через города Нарву, Псков, Полоцк, Оршу и Могилев.

Непосредственное значения для хода Гражданской войны имело признание самостоятельности Украины. Оно исключало возможность поддержки советских украинских сил подкреплениями из пределов РСФСР. Таким образом, им приходилось в дальнейшей борьбе рассчитывать только на себя.

Занятие важного железнодорожного узла станции Жмеринка создавало угрозу тылу армии Муравьева. 18 марта австро-германские части появились в районе ст. Бирзула — Слободка на Одесском направлении. В то же время они быстро продвигались вперед на Курском направлении. Такое спешное выдвижение германцев на Курском направлении можно объяснить стремлением их поскорее перервать связь между РСФСР и Украиной и отбросить к югу отступающие перед ними советские силы. Тогда эти силы попали бы под удары тех австро-германских частей, которые выдвигались вдоль побережья Черного моря. Действительно, наиболее значительная группа советских войск — 3-я армия Муравьева и некоторые другие отряды (всего около 3300 штыков и сабель при 25 орудиях), — действовавшая ранее на Нижнем Днестре и теперь отошедшая на левый берег Днепра, непосредственно на себе не испытывала еще сильного нажима противника. Она даже вела иногда безуспешную для себя борьбу с противником на фронте Павлоград — Синельниково — Александровск. Для обеспечения фланга этих сил с севера Антонов-Овсеенко спешно перебрасывал из Донской области колонны Сиверса и Саблина. Но еще до их прихода германцы сильным нажимом на левый фланг Южной группы красных у Александровска заставили ее начать отход на Юзово (схема 1).

В то же время Антонов-Овсеенко{9} думал организовать крестьянскую войну против австро-германцев. Он принял меры к боевой организации крестьянства на Полтавщине и Харьковщине, чтобы поднять народную войну на тылах противника. [61] Но организация партизанской войны требовала времени, средств и кадров, а ни того, ни другого, ни третьего у Антонова-Овсенко не было. Однако первые партизанско-добровольческие отрады до некоторой степени успешно справлялись со своими задачами и успевали наносить передовым или зарвавшимся частям противника иногда чувствительные удары{10}.

Пока на Киевском направлении сосредоточивалась из-под Курска колонна Сиверса, отряды Шарова и Примакова в течение 7–10 марта успели под Бахмачем нанести несколько ударов германцам. Здесь бок о бок с этими отрядами одно время дрались арьергарды чехо-словацкого корпуса, согнанного немцами со своих зимних квартир и поспешно уходившего к пределам Великороссии. Но вскоре колонна Сиверса получила сильный удар от немцев и начала откатываться на Волчанск и Валуйки. Это облегчило германцам занятие Харькова, в который они вступили 9 апреля 1918 г. После занятия Харькова, в связи с ясно обнаружившимся отходом колонны Сиверса к границам Великороссии, для германцев оставалось совершенно открытым направление на Купянск, а оттуда — на железнодорожную магистраль Воронеж — Ростов-на-Дону. Выйдя на последнюю, противник завершал окружение Донбасса. И действительно германцы, поспешили выдвинуть на это направление одну пехотную дивизию. [62]

Однако приближение германцев к такому жизненному для питания революции району, как Донбасс, сейчас же сказалось на характере и упорстве боев. К Донбассу стекались со всех сторон отряды, отходившие перед германцами. В самом Донбассе тт. Ворошилов и Баранов проводили энергичную работу по подъему местных революционных сил и по подготовке Донбасса к обороне. У них было уже около 2000 организованных бойцов. Под Змиевом эти силы получили боевое крещение. Часть из них под начальством т. Ворошилова была окружена германцами, но прорвала кольцо окружения, отбив у противника даже два орудия. Все эти силы были сведены теперь в так называемую Донецкую армию. Последняя сделала несколько энергичных попыток развить фланговое наступление против германских колонн, стремившихся наступлением от Харькова в восточном направлении прервать связь Донецкой армии с РСФСР.

Первая наступательная попытка Донецкой армии была сделана на Изюмском направлении; хотя она и окончилась неудачей, так как численное соотношение было далеко не в пользу красных, но она дала им выигрыш времени и заставила германцев подтянуть к Донбассу значительные силы. Благодаря этому германцы 24 апреля овладели Бахмутом. Одновременно ими был занят Купянск, и началось продвижение к Старобельску. Красное командование и здесь пыталось еще раз нанести им фланговый удар, действуя на этот раз от Луганска, что привело к упорным боям на полпути между [63] Луганском и Старобельском в районе ст. Сватово и с. Евсуг. Попытка Антонова-Овсеенко двинуть, в свою очередь, на Купянск колонну Сиверса, именовавшуюся теперь 5-й армией, не дала результатов. Задержав здесь напор красных, германцы вскоре заняли станцию Чертково на Воронежско-ростовской магистрали и таким образом закончили отделение красных сил, самоотверженно боровшихся в Донбассе, от РСФСР. Этим силам для выхода из окружения осталась лишь одна железнодорожная магистраль: Лихая — Царицын, которой они и воспользовались.

Армия т. Ворошилова вместе с присоединившимися к ней различными отрядами через ст. Лихую, направляясь на Царицын, была вынуждена проходить через район, сплошь охваченный казачьим восстанием. В районе ст. Каменской Ворошилов соединился с отрядом Щаденко. Этот отряд должен был войти в состав Донской советской армии, формировавшейся из донских крестьян «иногородних»{11} и шахтеров.

В районе ст. Каменской т. Ворошилов, силы которого возросли до 12 000–15 000 бойцов, еще раз не безуспешно для себя вступил в борьбу с германцами. Но последние начали угрожать от Сулина путям отхода Ворошилова на Царицын и вынудили его к продолжению отхода. У ст. Чирской Ворошилов был задержан из-за взрыва железнодорожного моста и приостановил отход, обороняясь против наседавших на него восставших казаков, пока не был сооружен новый мост, [64] после чего продолжал свой путь на Царицын. Здесь приведенные им силы положили начало возникновению 10-й Красной Армии.

Пока вооруженные силы революции под руководством тт. Ворошилова и Баранова отстаивали Донецкий бассейн, советские отряды на направлении Екатеринослав — Таганрог{12} быстро откатывались под натиском немцев.

20 апреля они находились уже в районе Никитовка — Дебальцево, причем 3-я армия подверглась сильному разложению. 2-я армия покинула ст. Чаплино и в железнодорожных эшелонах стремилась на восток. 1-я армия очистила ст. Пологи и Волноваха. Вслед за германскими частями, наступавшими на Украине, по южным операционным направлениям из Румынии на Дон пробирался белогвардейский отряд, сформированный там преимущественно из офицерства попечениями ген. Щербачева. Этот отряд носил название бригады Дроздовского. Численность его доходила до 1000 чел. Переправившись через Днепр у Каховки, эта бригада, продолжая свое движение среди австро-германских колонн, вышла на Мелитополь, заняла его и вместе с германскими частями подошла к Ростову, участвуя совместно с немцами во взятии города. Красные войска, действовавшие южнее Донецкого бассейна, отходили через Ростов-на-Дону на Северный Кавказ. Отсюда часть сил на правилась на Царицын, где вошла в состав тех красных сил, которые отступили под командой т. Ворошилова.

4 мая 1918 г. последние советские силы покинули территорию Украины, и волна германской оккупации приостановилась на линии Новозыбков — Новгород-Северский — хутор Михайловский — Белгород — Валуйки — Миллерово.

В политическом отношении приход германцев для Украины означал выход на простор придавленной реакции и временный уход революционных сил в подполье. В связи с этим Гражданская война должна была видоизменить свои формы и вовлечь в свой круговорот тот мощный пласт населения, [65] который не успел еще себя выявить достаточно активно в только что рассмотренный нами период. Внешним выражением торжества реакционных сил явился приход к власти путем переворота, инсценированного германцами в конце апреля 1918 г., правительства гетмана Скоропадского.

Правительство Центральной рады оказалось для германцев уже не нужным и было ими свергнуто. Прикрываясь, как ширмой, безвластным правительством Скоропадского, германцы всю тяжесть военной оккупации переложили на крестьянство, давя его тяжелыми реквизициями [66] и контрибуциями. С другой стороны, под прикрытием оккупационных отрядов на старые места начали возвращаться помещики и также предъявили свои счета крестьянству. Гражданская война не была прекращена оккупацией, а лишь изменила свои формы и вылилась в партизанскую войну недовольных крестьянских масс. Более обстоятельно на этих событиях мы остановимся в одной из дальнейших глав. Но приближение линии германской оккупации к жизненным для контрреволюции районам в виде казачьих областей вызвало там усиление контрреволюции. Опирая свой тыл на германскую оккупационную зону, контрреволюция чувствовала себя спокойной с этой стороны, получая материальную и моральную поддержку от германцев. Связав таким образом значительные советские силы, германская оккупация тем самым облегчила положение русской контрреволюции на востоке и Северном Кавказе.

Начав 18 февраля 1918 г., будто бы по приглашению самого «украинского народа», наступление на Украину, германское правительство одновременно, как нами уже отмечалось, начало продвигать свои войска и на территорию РСФСР, выдвинувшись к началу марта на линии Нарва — Псков — Гомель — Могилев — Орша — Полоцк. Заключение Брестского мира (3 марта) приостановило дальнейшее продвижение германских войск на территорию РСФСР. Жестоко расправившись с революционным движением оккупированных Латвии и Эстонии, германское правительство в то же время содействует контрреволюционному движению в Финляндии, возглавляемому бывшим царским ген. Маннергеймом. Понимая, что Маннергейму силами одних белых финнов не справиться с красными войсками и что одной помощи оружием и деньгами недостаточно, германское командование решило оказать содействие белофиннам посылкой вооруженных сил.

В Данциге из трех егерских батальонов, трех стрелковых полков и нескольких батарей создается так называемая Балтийская дивизия. 3 апреля эта дивизия, высадившись у Ганге, предпринимает совместно с частями генерала Маннергейма, наступавшими с севера, операцию по ликвидации частей финской Красной армии в районе Таммерфорс — Тавастгус [67] и Лахти. Помимо Балтийской дивизии германское командование формирует еще сводный отряд полковника Бранденштейна (около 3000 штыков и 12 орудий), который 10 апреля высаживается в районе Ловизы и Котки, в 50–60 км восточнее Гельсингфорса. 13 апреля при поддержке флота германцы и белофинны занимают Гельсингфорс. В 20-х числах апреля части финской Красной Армии были окружены и уничтожены в районе Лахти — Тавастгус; 29 апреля занят Выборг, а затем вскоре же заключено перемирие с РСФСР. Германское командование и белофинское правительство продолжают и после заключения мира с РСФСР спешное формирование финской армии, широко использовав германских инструкторов и оружие с целью подготовки нового наступления на РСФСР. «Теперь мы располагали в Нарве и Выборге такими позициями, которые давали нам возможность в любой момент начать наступление на Петроград, чтобы свергнуть большевистскую власть» — так расценивал Людендорф создавшуюся к 30 апреля обстановку.

Одним из выводов организационного порядка, который сделала советская власть при своем первом столкновении с вооруженными силами внешней контрреволюции, явилось осознание необходимости располагать хорошо организованной, регулярной вооруженной силой для разрешения тех великих задач, которые перед советской властью поставила мировая история. После германской оккупации советская власть в области творчества вооруженной силы от отрядной системы и импровизации вступает на путь широкой организационной работы по созданию регулярной Красной Армии.

Установление линии германской оккупации положило временный предел распространению Октябрьской революции на западе и юго-западе Советской страны. Тем большее значение в борьбе революции с контрреволюцией приобретали области востока России и Северный Кавказ. К рассмотрению происходивших здесь событий мы сейчас и переходим.

Вторжение германской армии на Украину и в РСФСР не могло не отвлечь внимания и сил советского правительства от уже выявившихся очагов внутренней контрреволюции на Дону, Кубани и на других окраинах. В ответ на захват германцами Пскова петроградский пролетариат добровольно [68] мобилизуется и вооружается для непосредственной защиты сердца революции — Петрограда. 25 февраля в 19 часов немцами захвачен Псков, и в глухую февральскую ночь тревожные фабрично-заводские гудки собирают к Смольному и на сборные пункты десятки тысяч петроградских пролетариев, готовых с оружием в руках встретить приближающиеся армии германского империализма. Внимание не только Петрограда, но и всей страны приковано к грозным событиям на западе — под Нарвой, Псковом и на Украине. В этой обстановке силы внутренней контрреволюции получают как бы некоторую передышку. Германское вторжение развязывает руки генеральской контрреволюции, идущей под лозунгами борьбы с большевиками и продолжения войны с Германией до победного конца. Наконец, германское вторжение, как мы уже отметили, значительно ускорило начало открытой интервенции Антанты и выступления ее агента — чехо-словацкого корпуса.

Переходим к рассмотрению событий на Кубани.

Политическая борьба между местным казачеством и иногородним населением на Кубани повлекла за собой организацию вооруженных сил обеих сторон. Возникшее еще при Керенском кубанское правительство приступило к формированию местной Добровольческой армии. Это формирование было поручено капитану генерального штаба Покровскому, произведенному Кубанской радой в генералы. В то же время на Кубани стали организовываться ячейки вооруженных сил революции, частично из «иногороднего» населения, из частей старой Кавказской армии, отходившей с Кавказского фронта и из моряков Черноморского флота. Эти отряды разоружили в своих районах казаков, враждебных советской власти. Разоружение иногда сопровождалось применением вооруженной силы. Часть казачества уходила в горы, образуя белогвардейские партизанские отряды.

В такой обстановке происходила организация советских войск Северного Кавказа и, в частности Кубани, которые постепенно из революционных отрядов, не имевших никакой организации, стали принимать вид войсковых частей, управляемых командным составом, большей частью выходцами из беднейшего населения области. [69]

Наконец, третьей силой на Кубани явилась Добровольческая армия Корнилова{13}. Последняя после занятия Донской области советскими войсками решила двинуться на Кубань, чтобы там соединиться с кубанскими белогвардейскими частями и устроить себе на Кубани базу для дальнейшей борьбы с советской властью. В результате решения командования Добровольческой армии последовал ее поход, названный его участниками ледяным. Однако начало этого похода 12 марта 1918 г. почти совпало с низвержением Кубанского казачьего правительства (Рады). 13 марта 1918 г. оно с небольшим отрядом верных ему войск было изгнано из Екатеринодара местными революционными силами и принуждено было скитаться в окрестных горах. Это обстоятельство было еще неизвестно Корнилову.

Силы Добровольческой армии при ее выходе из Ростова не превышали 4000 чел. при 8 полевых орудиях. При своем движении Корнилову пришлось считаться с опасностью встречи с советскими войсками в районе железной дороги Ростов — Тихорецкая — Торговая или опасаться их возможного преследования. Искусно избегая встречи с крупными советскими силами, располагавшимися в эшелонах по железнодорожным линиям и в крупных узлах путей, Корнилов вступил в пределы кубанской области, где впервые узнал о судьбе Кубанского казачьего правительства.

Надежда на поддержку местных кубанских казаков не оправдалась; добровольцев встречали не только безразлично, но даже враждебно, и за многие станицы пришлось вести бой с местными партизанами. Однако Корнилову удалось после нескольких маневренных движений соединиться 30 марта с силами кубанских белогвардейцев в ауле Шенжий, что увеличило состав Добровольческой армии на 3000 бойцов. Это [70] подкрепление было для нее весьма кстати. За время предшествующих боев силы Добровольческой армии уменьшились уже до 2700 чел. (в том числе 700 раненых).

Соединение добровольцев с кубанцами совпало с переломом в настроении казачества (зажиточного и кулацкого населения). Оно на почве борьбы с иногородним крестьянством из-за дележа земли и недовольства реквизиционной политикой местной советской власти и деятельностью некоторых отрядов черноморских моряков становилось все более враждебным советской власти. 30 марта 1918 г. Корнилов вступил в командование всеми объединенными белогвардейскими силами на Кубани и, рассчитывая на слабость советского гарнизона в Екатеринодаре, решил его взять обходом с юга.

К моменту начала операции против Екатеринодара гарнизон последнего был усилен частями 39-й пехотной дивизии старой армии, переброшенной сюда со ст. Тихорецкой. Силы советских войск определялись в 18 000 бойцов, 2–3 бронемашины и 10–14 орудий{14}.

9 апреля 1918 г. Корнилов начал ряд кровавых и неудачных атак на Екатеринодар. Во время одной из них (13 апреля) он был убит. В командование остатками его армии вступил ген. Деникин, поспешивший начать отход на Дон. Отход армия совершила по маршруту Старо-Величковская — ст. Медведовская — ст. Дядьковская — Успенская — Ильинская. 13 мая Добровольческая армия вернулась на Дон, очистив от советских отрядов часть задонской степи, прилегающую к р. Дон. В результате за время своего «ледяного» похода, сделав за 80 дней (из них 44 с боями) 1050 км, Добровольческая армия возвратилась в составе 5000 бойцов, так как по пути она начала пополняться добровольцами из состава местных казаков.

По прибытии на Дон к ней присоединилась бригада генерала Дроздовского в составе более 1000 человек (из них 667 офицеров и 370 солдат). В общем налет Корнилова на Кубань имел ничтожное военное значение и только перелом [71] в настроении казачества, наличие германской оккупации и слабая еще организация советских войск на Северном Кавказе спасли Добровольческую армию от полного разгрома. В дальнейшем она сделалась ядром для формирования контрреволюционных войск Северного Кавказа и летом 1918 г. развернулась в настоящую армию.

В своем месте мы проследили тот извилистый путь, каким державы Антанты пришли к открытому и враждебному для Советской России вмешательству в его внутренние дела. Внешней силой и костяком для организации контрреволюционных сил востока явился чехо-словацкий корпус, который содержался на средства Франции. Чехо-словацкий корпус в большинстве состоял из бывших военнопленных австрийской армии, взятых в плен во время мировой войны 1914–1917 гг. Ячейкой этого корпуса являлись небольшие формирования из чехо-словаков, начатые царским правительством еще в 1914 г. Эти формирования начали усиленно развиваться со времени Февральской революции 1917 г. В Октябрьские дни корпус заявил о своем нейтралитете и расположился на зимние квартиры в районе Киева и Полтавы; лишь одна дивизия этого корпуса занимала участок боевого фронта мировой войны на Волыни. Германское наступление согнало его с насиженных мест, причем арьергарды корпуса приняли незначительное участие в борьбе с немцами бок о бок с украинскими советскими войсками в районе ст. Бахмач.

По переходе на территорию Советской России представители корпуса обратились к центральному советскому правительству с просьбой пропустить чехо-словаков во Францию{15}. Советское правительство в конце марта 1918 г. дало разрешение на продвижение чехо-словацких эшелонов [72] на Владивосток, где они должны были погрузиться на суда для отправки во Францию. Однако им было поставлено условие, что оружие как взятое из бывших царских арсеналов должно быть возвращено советской власти. Начало передвижения корпуса совпало с японским десантом во Владивостоке (4 апреля 1918 г.) и вследствие этого создало новое исключительное политическое и стратегическое положение на Дальнем Востоке. Это побудило советское правительство задержать эшелоны до выяснения положения вещей. Было предположено перебросить чехо-словаков через Архангельск и Мурманск за границу. Правительства Англии и Франции не дали по этому поводу своего ответа, по-видимому потому, что в это время уже окончательно созрела мысль об использовании корпуса в качестве костяка будущего контрреволюционного восточного фронта{16}. Массу солдат чехо-словацкого корпуса удалось спровоцировать злонамеренной агитацией о предполагаемой выдаче их Германии и Австро-Венгрии как бывших военнопленных. Предложения советского правительства остаться добровольно в России и выбрать себе соответственное занятие, не исключая и службы в Красной Армии, если бы переброска их за границу оказалась невозможной, массе чехо-словаков были совершенно неизвестны.

Но главари корпуса в лице Чечека, Гайды и Войцеховского вполне сознательно вели свою игру, действуя по указке французской миссии, которой они заблаговременно телеграфировали о своей готовности к выступлению. Выработав свой план действий и согласовав его во времени, чехо-словаки активно выступили в конце мая 1918 г. 25 мая Гайда со своими эшелонами поднял мятеж в Сибири, захватив г. Новониколаевск. [73] 26 мая Войцеховский захватил Челябинск, а 28 мая после боя с местными советскими гарнизонами эшелоны Чечека заняли Пензу и Сызрань{17}. По своей близости к жизненным центрам революции наиболее опасными являлись Пензенская (8000 бойцов) и Челябинская (8750 бойцов) группы чехов. Однако обе эти группы первоначально обнаруживали стремление продолжать движение на восток. Группа Войцеховского 7 июня, после ряда столкновений с красными, заняла Омск. 10 июня она соединилась с эшелонами Гайды. Пензенская группа направилась на Самару, которой овладела 8 июня после незначительного боя. К началу июня 1918 г. все силы чехо-словаков, в том числе и местные белогвардейцы, сосредоточились в четырех группах:

1-я под командой Чечека (бывшая Пензенская группа) в составе 5000 чел. в районе Сызрань — Самара;

2-я под командой Войцеховского в составе 8000 чел. в районе Челябинска;

3-я под командой Гайды (Сибирская) в составе 4000 чел. в районе Омск — Новониколаевск;

4-я под командой ген. Дитерихса (Владивостокская) в составе 14 000 чел. была разбросана в пространстве к востоку от оз. Байкал, направляясь на Владивосток.

Штаб корпуса и чешский национальный совет находились в Омске. В общей сложности силы чехо-словаков достигали 30 000–40 000 чел.

Выступление чехо-словаков и их действия на огромном протяжении от р. Волги до Владивостока вдоль Сибирской железнодорожной магистрали имели следующие последствия.

Восточная группа чехо-словаков в 14 000 чел. под начальством ген. Дитерихса первое время держалась пассивно. Все ее усилия были направлены к тому, чтобы успешно сосредоточиться в районе Владивостока, для чего она вела переговоры с местными властями с просьбой о содействии в продвижении эшелонов. 6 июля она сосредоточилась [74] во Владивостоке и захватила город. 7 июля она заняла Никольск-Уссурийский.

Немедленно же после восстания чехо-словаков, согласно решения верховного совещания союзников, во Владивостоке высадилась 12-я японская дивизия, а за ней последовали американцы, англичане и французы{18}. Союзники взяли на себя охрану района Владивостока, а своими действиями на север и в сторону Харбина они обеспечивали тыл чехо-словаков, которые двинулись обратно на запад на соединение с Сибирской группой Гайды. По дороге, в Манджурии, группа Дитерихса соединилась с отрядами Хорвата и Калмыкова, а в районе ст. Оловянной (Забайкальской ж. д.) в августе восстановила связь с отрядом Гайды и Семеновым.

Красные отряды на Дальнем Востоке частично были взяты в плен, частью же уходили в тайгу и горы, взрывая мосты на железных дорогах и оказывая возможное сопротивление врагу.

В Омске после захвата его чехо-словаками образовалось временное сибирское правительство, которому чехо-словаки обещали свою поддержку. Они же поощряли усиленное формирование белогвардейских и казачьих отрядов.

10 июня в Омске после соединения Челябинской и Сибирской групп чехо-словаков состоялось совещание чешского командования с представителями вновь возникшего сибирского белого правительства. На совещании решено было [75] организовать борьбу с советскими войсками согласно следующему плану. Общее руководство чехо-словацкими войсками возлагалось на командира корпуса Шокорова, причем все силы были разделены на три группы: 1-я — Западная, под командой полковника Войцеховского, должна была наступать через Урал на Златоуст — Уфу — Самару и соединиться с Пензенской группой Чечека, оставшейся в районе Волги. Затем они должны были развить свои операции против Екатеринбурга с юго-запада; 2-я группа чехо-словаков под командой Сырового должна была наступать по Тюменской железной дороге в направлении Екатеринбурга с целью привлечь на себя возможно больше советских войск и облегчить продвижение Западной группы, слившейся с Пензенской группой Чечека, а затем совместно с ней занять Екатеринбург.

15 июля 1918 г. в городе Челябинске произошло второе совещание чехо-словацкого командования с белогвардейскими правительствами, образовавшимися на оккупированной чехо-словаками территории. На этом совещании было достигнуто соглашение о совместных военных действиях сил этих правительств с чехо-словаками.

Пензенская группа Чечека, заняв Самару, в течение июня частью своих сил наступала на Уфу, собирая по дороге вокруг себя белогвардейские силы, и теснила отряд т. Блохина, выдвинутый из Уфы. 5 июля отряды Чечека занимают Уфу, [76] а 3 июля у ст. Миняр соединяются с челябинскими частями чехо-словаков. Выполнив первоначальную задачу по захвату Сибирской железнодорожной магистрали, чехо-словаки продолжали операции по захвату всего Уральского района, наступая главными силами на Екатеринбург, менее значительными — на юг, в сторону Троицка и Оренбурга. Этими действиями занимался исходный плацдарм для осуществления того плана интервенции, о котором мы говорили выше.

Выступление чехо-словацкого корпуса застигло Советскую Россию в момент только что начавшего процесса создания ее вооруженных сил. Наличные же силы были задействованы на Донском фронте и на демаркационной линии с австро-германцами. Поэтому выделение новых сил для борьбы с чехо-словаками являлось весьма затруднительным.

Кроме того, быстрому территориальному распространению чехо-словацкого продвижения на Урале способствовал целый ряд условий. Социальной особенностью уральского пролетариата по сравнению с пролетариатом Петроградской и Центрально-промышленной областей являлось, как мы уже отмечали, крепкая его связь с землей. Поэтому колебания крестьянства находили свое отражение и в настроениях пролетариата. Передовой отряд пролетариата, классово наиболее оформившийся и находившийся под идейным и организационным руководством партии коммунистов, был ослаблен [77] выделением значительных кадров для борьбы на фронтах. Среди оставшегося рабочего населения даже крупных заводских районов, разбавленного недавними выходцами из крестьянской среды, не успевшими еще проникнуться классовым самосознанием эпохи диктатуры пролетариата, продолжало сказываться влияние меньшевиков и эсеров.

Приближение чехо-словаков послужило поводом для ряда волнений и восстаний, подготовленных меньшевиками и эсерами.

Так, 13 июня 1918 г. вспыхнуло восстание рабочих Верхне-Невьянского и Рудянского заводов. Произошло восстание в Тюмени. Во время наступления чехо-словаков на Кыштым рабочие Полевского и Северского заводов арестовали свои советы. Восстания произошли также на Кусинском, Воткинском, Ижевском и других заводах. В силу перечисленных обстоятельств Урал при многочисленности своего рабочего населения и природных условий, чрезвычайно способствующих как организации регулярной обороны, так и партизанской войне, не смог, однако, явиться пролетарской крепостью, способной задержать волну белогвардейского нашествия. Внутреннее состояние Урала и отсутствие централизованной организации управления имели свое отражение и в военной плоскости.

Армия составлялась из совокупности отрядов и отрядиков, иногда числом 13 и более, при численности некоторых дружин не свыше 1–2 десятков человек. Так, 1 июня 1918 г. на позициях под Миасом находилось 13 таких отрядов, общая численность которых не превосходила 1105 штыков, 22 сабель при 9 пулеметах. Несмотря на то что кадры многих из этих отрядов состояли из вполне сознательных и самоотверженных рабочих, но к бою с регулярными частями по своему полнейшему незнанию военного дела они оказывались совершенно неподготовленными. Примерно такой же характер имели и красные вооруженные силы Сибири. Бывший командующий Уральско-Сибирским фронтом т. Берзин в своих воспоминаниях (Этапы в строительстве Красной армии, 1920) дает нам общую цифру этих сил, основная масса которых в июне 1918 г. находилась в районе Екатеринбург — Челябинск, примерно 2500 чел. при 36 пулеметах и трех взводах артиллерии. Вот в каких тяжелых [78] условиях советской власти пришлось закладывать первые основы будущей стройной организации красного Восточного фронта.

Первым шагом в этом отношении явилось образование Северного урало-сибирского фронта 13 июня 1918 г. (т. Берзин). Эта мера была принята своевременно: противник был уже в 35–40 км от Екатеринбурга. Единство командования и его энергичная организационная работа в тылу и на фронте дали свои результаты: противника на лишних 1 1/2 месяца удалось задержать под Екатеринбургом. Попутно была поведена широкая политическая кампания среди местного населения. Многочисленные агитаторы направились в крупнейшие заводские центры. Печатный станок явился мощным союзником командования{19}. Удалось внести начало правильного военного управления и организации в части сибирских формирований, отступивших из-под Омска к Тюмени.

Однако Северный урало-сибирский фронт просуществовал только одни сутки. Возникновение его в порядке инициативы мест во времени совпало с распоряжением центра об организации единого управления красным Восточным фронтом, во главе которого со званием главкома был поставлен Муравьев, уже стоявший однажды во главе советских войск на Украине. К моменту своего преобразования в 3-ю армию Северный урало-сибирский фронт обеспечивал: Екатеринбург — Челябинское направление силами в 1800 штыков, 11 пулеметов, 3 орудия, 30 сабель и 3 броневика. На Шадринском направлении он располагал силами в 1382 штыка, 28 пулеметов, 10 сабель и 1 броневик. В районе Тюмени (Омское направление) числилось 1400 штыков, 21 пулемет, 107 сабель. Резервом этих сил могли явиться 2000 невооруженных рабочих [79] в Тюмени. Общий резерв командования не превышал 380 штыков, 150 сабель и 2 батарей{20}.

К этому времени наметилось образование четырех красных армий: 1-й — на Симбирском, Сызранском и Самарском направлениях (в районе Симбирск — Сызрань — Самара — Пенза), 2-й — на Оренбургско-Уфимском фронте, 3-й — на Челябинско-Екатеринбургском направлении (Пермь — Екатеринбург — Челябинск) и Особой армии на Саратовско-Уральском направлении (в районе Саратов — Урбах). Штаб фронта расположился в Казани.

Первый период кампании на Восточном фронте явился для красных организационным периодом собирания сил. Выступление чехо-словацского корпуса в интересах держав Антанты и местной контрреволюции позволило врагам советской власти отторгнуть от Советской России огромную территорию Поволжья, Урала, Сибири и Дальнего Востока; оно способствовало созданию на этой территории белогвардейских армий и прекратило доставку продовольствия для голодавших центральных губерний. Захватив инициативу действий в свои руки, чехо-словаки поставили в тяжелое положение советское правительство. Это положение делалось особенно трудным в связи с внутренними событиями в виде восстания левых эсеров в Москве и начавшейся интервенции на севере России.

Восстание правых эсеров в Ярославле и других городах было организовано представителями Антанты и руководителями русской контрреволюции. Кроме политического значения, о котором мы говорили ранее, оно имело целью объединить действия интервентов на севере и чехо-словаков на востоке с внутренним антисоветским фронтом. Мятеж был поднят правыми эсерами в ночь со 2 на 3 июля 1918 г., опираясь на тайные офицерские организации, созданные Б. Савинковым на деньги, отпущенные французской военной миссией. Начальник этой миссии ген. Лаверн настоял на ускорении начала мятежа. Менее значительные выступления [80] произошли в Рыбинске и Муроме, но были быстро подавлены местными советскими силами. Ликвидация ярославского мятежа, протекавшего в крайне упорной борьбе, затянулась на две недели и потребовала присылки подкреплений из Москвы.

Восстание левых эсеров в Москве имело целью сорвать Брест-Литовский мир с Германией. Началом его можно считать убийство 5 июля 1918 г. германского посла графа Мирбаха, за которым последовало 6 июля вооруженное выступление левых эсеров в Москве, окончательно подавленное 8 июля. Эти восстания, несмотря на свою кратковременность, также отразились на только что возникавшем красном Восточном фронте.

Главнокомандующий этим фронтом Муравьев, левый эсер, отдал приказание своим войскам двинуться на Москву — на помощь левым эсерам{21}.

Выступление чехо-словаков отразилось и на положении в оренбургских и уральских степях. Среди оренбургских казаков начало вновь развиваться притихшее за зиму повстанческое движение.

Этим обстоятельством воспользовался Дутов и с отрядом в 600 бойцов с 5 пулеметами вышел из тургайских степей и двинулся на Оренбург, который и занял 3 июля. Произведя реорганизацию своих сил, Дутов начал действовать от Оренбурга по направлениям на Актюбинск, к Верхнеуральску и на Орск. [81]

Красные отряды, оказавшиеся в гуще этого движения, вынуждены были очистить Оренбургский край, причем отряды Блюхера и Каширина отошли на Верхнеуральск, орские отряды ушли на Орск, а туркестанские отряды возвращались в Туркестан через Актюбинск.

Екатеринбург в сложившейся стратегической обстановке к середине июня в районе Урала и Волги при группировке чехо-словаков в районе Пензы, Челябинска и Омска имел огромное значение. Для чехов он важен был как находящийся на их фланге и угрожавший их сообщениям при наступлении к Волге; для Советской России он представлял значение как крупный промышленный и рабочий центр, соединенный, к тому же, кратчайшей железнодорожной линией через Вятку, Вологду и Пермь с Петроградом.

Северо-Западная группа чехо-словаков вела наступление вдоль железной дороги Омск — Тюмень — Екатеринбург. Здесь ее успешно сдерживала входившая в состав 3-й армии так называемая 1-я Сибирская армия т. Эйдемана. Армия Эйдемана состояла из малочисленных отрядов, еще не сведенных в полки, и не превосходила 3000–4000 бойцов, но ее основное ядро состояло из пермских, тюменских и омских рабочих.

Эта армия оказывала чехам упорное сопротивление, отступая от одного рубежа к другому. На линии р. Нишма (восточнее Тюмени) она имела несколько удачных для себя боев.

Данная группа красных далеко вдавалась в общий фронт белых, занимая также Камышловский район и грозя, таким образом, флангу чехов, развивавших одновременно наступление и от Челябинска на Екатеринбург. Челябинская группа чехо-словаков по соединении с Пензенской группой и русскими белогвардейцами достигала численности до 13 000 бойцов. Ею командовал Войцеховский. Наступление последнего развивалось более успешно. 25 июля 1918 г. чехо-словаки взяли Екатеринбург со стороны Челябинска. Только тогда группа Эйдемана, переименованная в 1-ю Сибирскую дивизию, в связи с общим отходом 3-й красной армии отошла на Алапаевск.

В дальнейшем до конца первой половины октября на Урале продолжалась борьба в районе Екатеринбурга и перевалов Среднего Урала; красные стремились обратным занятием Екатеринбурга отвлечь силы чехо-словаков с Поволжья, [82] а последние, наоборот, пытались расширить пределы захваченного района. Эти взаимные цели притянули в район Екатеринбурга значительные силы обеих сторон.

На фоне этих событий на Восточном фронте обе стороны продолжали развертывать свои силы: внутренние контрреволюционеры и чехо-словаки — путем местных мобилизаций, советское командование — путем местных формирований и стягивания значительных подкреплений, в том числе первых регулярных формирований Красной Армии из различных мест страны.

К половине июля 1918 г. общая численность красного Восточного фронта достигала уже 40 000–45 000 человек, растянутых на фронте 2000 км. Эти силы постепенно переходили от случайной организации к началам правильной войсковой организации, причем впереди в этом отношении шла 1-я красная армия, действовавшая на Симбирском направлении и находившаяся под командованием т. М. Н. Тухачевского. Наибольшей боеспособностью отличалась 3-я красная армия на Пермско-Екатеринбургском направлении, состоявшая под командованием т. Берзина. Она состояла, главным образом, из рабочих местных заводов — высокосознательного элемента, нуждавшегося только в военной выучке.

Наступательный почин по-прежнему оставался в руках противника. К 25 июля он занимал уже целиком Самарскую, Уфимскую и Екатеринбургскую губернии, овладел Симбирском и в некоторых местах выходил уже на р. Каму{22}. [83]

Новое командование красным Восточным фронтом в лице т. Вацетиса первой задачей своей поставило приостановить продвижение противника, что и было достигнуто на некоторых направлениях.

Своей второй целью т. Вацетис ставил упорядочение организации войск и, наконец, стремился создать себе стратегический резерв. Кроме того, озабочиваясь прикрытием важного Казанского направления, совершенно доступного для противника, командвост приступил к сосредоточению на этом направлении частей, из которых должна была образоваться 5-я армия. Численность ее предполагалось довести до 3500–4000 штыков, 350–400 сабель, 3–4 легких и 2 тяжелых батарей. Основным ядром этой армии должны были явиться латышские части.

28 июля 1918 г. т. Вацетис разработал план встречного наступления, сущность которого сводилась к захвату в клещи сил противника, действовавших на фронте Симбирск — Сызрань, двойным ударом по левому берегу Волги: с севера — со стороны Чистополя на Симбирск и с юга — со стороны Урбаха на Самару. Выполнение этой задачи возлагалось на три армии (1, 5-ю и 4-ю), тогда как остальные две (2-я и 3-я) должны были наносить вспомогательные удары на Уфу и Екатеринбург.

Смелый по замыслу план Вацетиса требовал широкой маневренности от подчиненных ему войск, к чему они еще не были способны; кроме того, одна из армий (а именно 5-я), [84] предназначенных для нанесения главного удара, только еще начинала сосредоточиваться. Тем не менее наступление было начато в первых числах августа. Но развития своего в достаточной мере оно не получило из-за неготовности армий к широким и согласованным маневренным действиям и малого количества сил, которое удалось выделить для этой операции.

Наступление начали только 2-я и 3-я армии. 2-я армия отрядом в 1000 штыков пыталась наступать на Бугульму, но это наступление было ликвидировано противником уже 5 августа. 3-я армия действовала более решительно и успешно; она, нанося удар с севера из района Нижний Тагил, почти достигла Екатеринбурга, но неустойчивость одной из ее дивизий вынудила и ее начать отход. Во всяком случае, наступление 3-й армии имело известные стратегические результаты — оно принудило противника стянуть на это направление значительные резервы.

В свою очередь, противник организовал нападение на Казань отрядом в 2000 чел. при 4 орудиях и 6 вооруженных пароходах.

Силы противника двинулись на Казань от Симбирска частью сухим путем, частью по Волге. В течение пяти дней (с 1 по 5 августа) они вели бои на подступах к Казани, причем энергичное сопротивление им оказали лишь несколько латышских рот во главе с командвостом Вацетисом, остававшимся в Казани до последней минуты. Однако 6 августа 1918 г. противник ворвался в город, где в течение целого дня шел упорный бой нескольких рот 5-го латышского полка под руководством командвоста И. И. Вацетиса. Интернациональный сербский батальон, занимавший Казанский кремль, перешел на сторону противника. Поздно вечером т. Вацетис с кучкой своих стрелков пешком покинул город.

Захват противником Казани имел не столько стратегические, сколько экономические последствия. В Казани был захвачен золотой запас РСФСР в количестве 651 1/2 млн рублей золотом и, кроме того, 110 млн кредитными билетами. Этот запас переходил затем преемственно к Уфимской директории, колчаковскому правительству и лишь при завершении Гражданской войны частично вернулся обратно в руки советского правительства. [85]

После захвата противником г. Казани на Восточном фронте создалось следующее соотношение сил. На Волге, от Казани и до Самары включительно, развернулась Поволжская армия противника под командой полковника Чечека численностью 14 000–16 000 штыков при 90–120 орудиях и 1–1,5 кавалерийского полка. Армия располагала флотилией в 16–20 вооруженных пароходов. Южнее ее, в Оренбургской и Уральской областях, действовали силы оренбургских и уральских казаков, которые можно примерно исчислить в 10 000–15 000 сабель при 30–40 орудиях. Севернее Поволжской армии на Екатеринбургско-Пермском направлении развернулась Екатеринбургская армия противника под командованием полковника Войцеховского; ее силы достигали 22 000–26 500 штыков и сабель, при 45–60 орудиях, считая в том числе и около 4000 повстанцев Ижевско-воткинского района. Таким образом, всего на Восточном фронте противник располагал от 40 000 до 57 500 штыков и сабель при 165–220 орудиях{23} (схема 2). Этим силам командование красным Восточным фронтом могло противопоставить следующие свои армии:

На Самарском и Саратовском направлениях — 4-ю красную армию (Хвесин) численностью в 22 632 штыка, 4 эскадрона, 58 полевых и 6 тяжелых орудий. В задачу этой армии входило овладение Самарой, причем ей приходилось иметь дело с активными группами противника, наступавшими от Вольска на Балашов и от Уральска на Саратов.

На Симбирском направлении — 1-ю красную армию (Тухачевский) в количестве 6818 штыков, 682 сабель и 50 орудий. В задачу этой армии входило воспрепятствование противнику пользоваться Волгой как рокадным путем, для чего она должна была в кратчайший срок овладеть Симбирском. [86]

В районе Казани находились 5-я армия (Славен) в двух группах на правом и левом берегах Волги общей численностью в 8425 штыков, 540 сабель, при 37 легких и 6 тяжелых орудиях и 2-я армия (Азин), подтянутая к Казани командвостом т. Вацетисом и действовавшая со стороны Орска; ее численность определялась в 2500 штыков, 600 сабель, 12 легких и 2 тяжелых орудия. Фронтовой резерв численностью в 1230 штыков, 100 сабель, при 6 орудиях сосредоточивался на ст. Шидраны. Ближайшей задачей красного командования в Казанском районе являлось овладение Казанью силами 2-й армии, левобережной группы 5-й армии и малочисленной и слабой красной Волжской военной флотилии.

На Пермском направлении действовала 3-я красная армия (Берзин) численностью в 18 119 штыков, 1416 сабель и 43 орудия. Эти силы были разбросаны на пространстве 900 км, тогда как численно слабейшая армия Войцеховского развернулась на вчетверо меньшем фронте и действовала по внутренним операционным линиям, чем и объясняются ее предшествующие успехи.

Кроме того, вне связи с этими силами фронта, но против белых действовала от Ташкента на Оренбург и Орск еще красная Туркестанская армия (Зиновьев) численностью в 6000–7000 штыков и 1000–1500 сабель. В конце сентября 1919 г. она подходила к району Орска.

Общая численность войск красного Восточного фронта, не считая Туркестанской армии, достигала 58 486 штыков, 3238 сабель при 200 легких и 14 тяжелых орудиях. Вместе с Туркестанской армией численность доходила до 64 000–65 000 штыков и 4000–5000 сабель. Таким образом, численное превосходство над противником было очень незначительно. Кроме того, на внутреннем состоянии фронта весьма отрицательно сказывалось отсутствие правильной организации, к проведению которой было только еще приступлено. Так, пехота 5-й армии состояла из 47 единиц, непосредственно управлявшихся штабом армии, несмотря на наличие в той же армии до 40 мелких штабов. В методах управления армией господствовал коллективизм, доведенный до крайности. Для выполнения той или иной перегруппировки собирался военный совет, который постановлял свое [87] решение большинством голосов. Понятно, почему военные действия развивались с чрезвычайной медленностью, а между тем под Казанью противник оказался в очень трудном положении. Здесь его силы, не превышающие 2000–2500 чел., занимали дугообразный фронт протяжением 100–120 км и охватывались почти впятеро превосходными силами 2-й и 5-й армий. Командарм 2-й Азин неоднократно пытался взять Казань штурмом, но его попытки удерживались командармом 5-й Славеном, объединявшим действия обеих армий, из-за неготовности его армии и из-за малой боеспособности пехоты 5-й армии, возлагавшей все надежды на артиллерийский огонь. Поэтому боевые действия по обратному овладению Казанью затянулись на целый месяц.

В течение этого времени Казанская группа белых неудачно пыталась овладеть железнодорожным мостом у Свияжска через Волгу. Чечек пытался поддержать Казанскую группу белых, направив от Симбирска на пароходах отряд Каппеля в составе 2340 штыков и сабель при 14 орудиях. Этот отряд 27 августа 1918 г. атаковал правобережную группу 5-й армии под Свияжском, но был наголову разбит контратакой латышских стрелков, и уже 28 августа остатки отряда Каппеля отхлынули к югу от Тетюш, где и рассеялись. Разгром отряда Каппеля был предпосылкой обратного взятия Казани, которая пала 9 сентября под ударами 2-й армии. Таким образом, единственным и невыгодным для противника результатом похода Каппеля было ослабление Сибирской группы противника, что облегчило для 1-й красной армии выполнение ее задач; Симбирск был занят ею с боем 12 сентября. Падение Казани и Симбирска было богато стратегическими результатами. Оно означало оттеснение противника с рубежа средней Волги. Действительно, уже 13 сентября противник очистил Вольск. В дальнейшем 1-я красная армия перенесла центр тяжести приложения своих усилий на Самарское направление (см. приложение, схема II).

В войсках противника, особенно мобилизованной «народной» армии, начиналось сильное разложение; ее части быстро очищали фронт перед 5-й и 1-й красными армиями. Симбирская группа противника, продержавшись на левом берегу Волги до 29 сентября, также быстро начала отход [88] на восток. Успехи красных под Казанью и Симбирском разрастались до размеров стратегического прорыва фронта противника. 4 октября возмутившиеся в Ставрополе (Самарском) чехо-словаки покинули Ставрополь и по железной дороге направились на Уфу. 4 октября части «народной» армии оставили Сызрань, причем разложение в них распространилось и на офицерские части{24} (схема 2).

Тяжелое положение на фронтах, а также нарастающая активность контрреволюционных сил заставили партию уже к середине лета 1918 г. начать переходить на военное положение. Первые мобилизации рабочих, родившихся в 1896 и 1897 гг., прошли в Москве и Петрограде блестяще. Путиловцы, призванные в Красную Армию (свыше 300 чел.), собрались на заводе, выстроились в ряды и с пением Интернационала в сопровождении 200 000 рабочих отправились к сборному пункту.

Петроград послал на чехословацкий фронт через Москву не менее 300 виднейших работников-коммунистов. Очередная мобилизация 1893, 1894 и 1895 гг. проходила удачно не только в столицах: в Костроме 14 августа состоялось соединенное заседание совета и всех рабочих и красноармейских организаций. Была принята резолюция, в которой говорилось о необходимости проведения всеобщей мобилизации рабочих Костромы и бедняков деревни. В Твери местная организация коммунистов отправляла на фронт (сообщение от 16 августа) пятую часть своих членов. На Урале некоторые заводы, например Надеждинский, послали на фронт всех коммунистов.

Профессиональные союзы в это время формировали еще только продовольственные отряды, которые имели и немалое военное значение. В Петрограде на 20 августа 1918 г. Центральная продовольственная управа зарегистрировала 3300 человек, записавшихся в продотряды: особенно успешно действовали союзы металлистов, писчебумажников и деревообработчиков.

Развивалось всеобщее военное обучение трудящихся: в Москве им было охвачено 45 000 чел., а в Петрограде в [89] конце августа собирались довести число обучающихся до 90 000. Таким образом, создавался резерв для будущих мобилизаций. Кроме этого, особо происходило военное обучение коммунистов.

Документы того времени так отражали влияние партийных мобилизаций на фронте: красноармеец с Казанского фронта писал, что «с приездом больших партий коммунистов-организаторов мы решили взять инициативу в свои руки — от обороны перейти к наступлению». Тов. Лашевич сообщал с Уральского фронта, что там много было упущено, но «теперь Урала не узнаешь. Питерцы совершили колоссальную работу». [90]

Когда пришли первые известия о крупной победе под Казанью, то общий тон партийных и советских газет был таков, что «взамен ушедших на фронт надо немедленно создавать новые кадры». 14 сентября т. Ем. Ярославский писал: «почти отовсюду мы слышим, что в этом возрождении нашей Красной Армии сыграла большую, исключительную роль партия коммунистов, пославшая лучшие свои силы в армию на фронт. Они оживили, оздоровили весь организм Красной Армии, дали бессмертные образцы стойкости и революционной дисциплины».

Однако успехи красного оружия на средней Волге в силу пространственности театра не оказывали особого влияния на ход дел в бассейне верхней Камы. Там наоборот противник, опираясь на охваченный упорным восстанием Ижевско-Воткинский район, насчитывающий 5500 вооруженных бойцов и связывавший оперативную свободу 2-й красной армии, продолжал накапливать свои силы на Пермском направлении, сосредоточив в треугольнике Верхотурье — Сарапуль — Екатеринбург до 31 510 штыков и сабель при 68 орудиях. Эти силы стремились обойти левый фланг 3-й красной армии, действовавшей на Пермском направлении, со стороны Верхотурья. Однако трудные местные условия театра в связи и с активной обороной 3-й армии обусловливали крайне медленное развитие операций противника в этом направлении. Положение этого участка красного фронта более упрочилось, когда в начале ноября 2-й армии удалось сломить сопротивление противника в Ижевско-Воткинском районе и значительно продвинуться вперед. Значение успеха 2-й армии заключалось в том, что ею был срезан наиболее упорно державшийся выступ фронта противника.

Тем временем 1-я и 4-я красные армии Восточного фронта, развивая одержанный успех, овладели 7 октября Самарой. В дальнейшем, перенеся свои операции на левый берег Волги, 5-я и 1-я красные армии широким фронтом развивали дальнейшее наступление, выйдя к 25 октября на линию Бугульма — Мензелинск, и оказались на уступе вперед по отношению к 3-й армии. Это наступление проходило под знаком продолжающегося разложения в рядах противника, причем развал особенно был заметен в его тылу, где мобилизации проходили неудачно и большинство мобилизованных [91] разбегалось. Обстановка на Восточном фронте начинала рисоваться определенно благоприятной в глазах тогдашнего главного советского командования, и оно не считало пока нужным, учитывая обстановку на других фронтах, усиливать Восточный фронт.

История возникновения Северного фронта Гражданской войны берет свое начало от так называемого Мурманского соглашения местной советской власти с военным командованием Антанты (схема 3).

В Мурманск прибыл чрезвычайный комиссар советского правительства Нацаренус для устранения взаимных недоразумений. Он требовал официального признания советской власти. Последняя обязывалась обеспечить красными войсками Мурманскую железную дорогу от покушений белофинов. Это предложение казалось выгодным Антанте, так как ее силы на Мурманском побережье в это время состояли из батальона английских моряков (400–500 чел.) и небольшого сербского отряда. Переговоры о дальнейшей высадке союзных войск шли между местным советом и англо-французским командованием, но договор еще не был подписан. Надежды на прибытие чехо-словацкого корпуса из глубины России у союзного командования отпали, так как этот корпус 25 и 26 мая с оружием в руках выступил против советской власти. В таком положении представители союзного командования, не имея прямой связи со своими посольствами, пребывавшими в Вологде, сами взяли на себя обязанности дипломатов. Они телеграфировали своим правительствам о безусловной желательности скорейшего признания ими советской власти. Таковы были первые результаты переговоров Нацаренуса и Мурманского совета с союзниками, причем последний первоначально не уклонялся от выполнения указаний Московского центра.

Однако союзники постепенно увеличивали количество своих военных судов на Мурманском побережье и своих сил в районе Мурманска. Находившийся в Мурманске с 25 мая английский генерал Пуль при помощи прибывавших подкреплений постепенно подготовил базу будущего вторжения, производя рекогносцировку Мурманского побережья и заняв Соловецкие острова. При таком положении дел поручение Нацаренуса не могло увенчаться успехом, и советское правительство [92] потребовало прекращения переговоров между Мурманским советом и союзным командованием. Часть членов совета во главе со своим председателем Юрьевым не выполнила этого требования, они самовольно прекратили связь с Москвой, объявив независимость Мурманского района, заключив 8 июля 1918 г. соответствующий договор с Антантой. Но и тогда вопрос о начале интервенции не стоял еще так остро. Антанте [93] необходимо было выиграть время для благополучного возвращения ее послов из Вологды в сферу ее военного влияния. Измена части Мурманского совета развязала руки генералу Пулю, и он приступил к постепенной оккупации Мурманского побережья. Несмотря на протест советского правительства, 17 июля союзники окончательно договорились с Мурманским советом, причем в основу договора было положено соглашение о совместных действиях против держав германской коалиции при сохранении автономии русского военного командования и суверенитета Мурманского совета во внутренних делах области. Это соглашение было опротестовано конференцией советов Северной области, но ничего иного фактически нельзя было предпринять, так как со 2 по 12 июля ген. Пуль успел уже занять Мурманский район, причем конечным южным пунктом проникновения английских отрядов явилась ст. Сороки, где они входили уже в соприкосновение с отрядами Красной Армии. К концу июля общая численность сил, находившихся под командованием ген. Пуля, доходила уже до 8000 чел.

Силы, которыми в то время располагало советское командование на севере, не превышали 4000 чел., раскинутых на огромном пространстве; наиболее значительный гарнизон в Архангельске состоял из 600 чел. Медленность действий противника позволила красному командованию заблаговременно принять меры к вывозу ценного военного имущества по р. Сев. Двине на Котлас.

2 августа 1918 г. английский десант при содействии белогвардейского восстания занял Архангельск. После этого Антанта в несколько приемов высадила в Мурманске 10 334 чел. и в Архангельске — 13 182 чел., причем сил русских белогвардейцев хватило едва на образование двух небольших отрядов.

Образовавшееся в Архангельске эсеровское «правительство Северной области», во главе которого стоял Чайковский (быв. народоволец), несмотря на свой контрреволюционный и соглашательский характер, не удовлетворило союзников, для которых оно все-таки было слишком левым. Невзирая на свои заявления о нежелании вмешиваться во внутренние дела области, они разогнали это правительство, заменив его своей послушной креатурой [94] в лице ген. Миллера и лишь номинально оставив во главе Чайковского.

Для развития дальнейших действий английское командование располагало двумя операционными направлениями: направлением на Вологду — Москву, совпадавшим с линией железной дороги, и на Котлас — Вятку, совпадавшим с р. Сев. Двиной (до Котласа). Последнее направление являлось весьма трудным в силу местных условий. Тем не менее со времени вступления в командование генерала Айронсайда, сменившего ген. Пуля осенью 1918 г., преимущественно это направление привлекло его внимание, поскольку оно вело к соединению с силами белых, наступавшими из Сибири, что, как теперь мы знаем, входило в оперативный план Антанты.

Действия противника на этом направлении развивались медленно и с небольшими усилиями, будучи, кроме того, очень осторожными. В результате противник к осени 1918 г. продвинулся в Мурманском крае лишь еще на 40 км к югу от г. Сороки, придавая главное значение Архангельскому району, причем здесь фронт его проходил через Чекуево на р. Онеге — станцию Обозерскую — Средь-Мехреньгскую — Малый Березничек на р. Ваге — Тулгас на р. Сев. Двине и через Труфаново на р. Пинеге.

После продолжительного затишья в ноябре 1918 г. противник пытался продвинуться вдоль Архангельской железной дороги, стремясь овладеть узлом путей у ст. Плесецкое, а также продвинуться от Шенкурска по р. Ваге по направлению к Вельску. Этим маневром противник стремился отрезать красные войска, действовавшие на Архангельском направлении, от их базы, но безуспешно, так как контратаки красных войск помогли им удержать здесь свое положение.

Медленность первоначальных действий английского командования{25} позволила советскому командованию собрать [95] достаточные силы для защиты советского Северного театра. Эти силы вошли в состав 6-й красной армии. Основным кадром 6-й армии являлись отряды питерских рабочих. Эти отряды отличались высокой политической сознательностью, что обеспечивало в дальнейшем крепкую спайку армии. В ноябре 1918 г. силы 6-й армии в Архангельском районе достигали 5477 штыков, 145 пулеметов, 27 орудий. Резерв Архангельского района состоял из 930 штыков и 18 пулеметов.

В районе Вологды группировались части общей численностью в 336 штыков и 25 пулеметов.

С момента обнаружившегося наступления противника вверх по Северной Двине и угрозы Котласу (откуда начиналась железная дорога на Вятку) красным командованием были приняты меры к организации обороны г. Котласа, в котором сосредоточилось около 4336 штыков, 59 пулеметов и 39 орудий, считая в том числе и силы, действовавшие в Печорском крае.

До конца 1918 г. на Северном фронте бои происходили с переменным успехом, причем в конце декабря началось братание советских войск с англо-французскими. Командование 6-й армии овладело движением и взяло его под свое руководство, что вызвало частичное разложение войск противника.

К поздней осени выявилось второстепенное значение Северного фронта в общей обстановке Гражданской войны, и операции здесь в дальнейшем приняли исключительно местный характер. В результате, не взирая на захват в начале августа 1918 г. Архангельска и почти одновременное падение [96] Казани, англо-французам все же не удалось осуществить план образования единого Северо-Восточного фронта. Это объясняется не только их медленными и нерешительными действиями, но, главным образом, удачными активными действиями со стороны центральной советской власти, сумевшей вовремя сосредоточить достаточные для отпора силы на Северном и Восточном фронтах, и успешными действиями красных войск.

Первоначальные успехи интервентов далеко не соответствовали поставленным целям. Относительная незначительность результатов объясняется отсутствием согласованности действий во времени и пространстве, присущим всякой коалиции.

Операции английского десанта опоздали на месяц и развивались крайне медленно. В силу этого восстание на Средней Волге (в Ярославле и других городах) явилось обособленным и было легко подавлено. Оно также не могло быть поддержано и Восточным противосоветским фронтом, потому что чехо-словаки вместо быстрого захвата рубежей Волги и Камы два месяца занимались укреплением своего положения на Урале.

Результатом интервенции и связанного с ней оживления внутренней контрреволюции явился перелом в настроениях Советской страны и армии. Впервые все поняли, что страна стоит перед смертельной опасностью. Массовое движение на фронт сознательных пролетариев — членов профсоюзов и компартии — облегчает, делает почти безболезненным переход от красногвардейских отрядов к организованной, централизованной и централизованно руководимой Красной Армии.

Первые же события Гражданской войны обнаружили ее интернациональный характер. Германский империализм, Антанта, белый Дон, чехо-словаки, корниловщина — все это звенья одного и того же огненного кольца, которое уже к середине 1918 г. смыкается вокруг Советской страны. Кроме того, эти события обнаруживают и глубоко интернациональный характер Октябрьской революции и ее основных движущих сил.

Отряды бывших военнопленных: мадьяр, чехов, немцев выступают на защиту советской власти. Немец-пролетарий, [97] попавший в качестве военнопленного старой армии в страну революции, храбро сражается с германским империализмом. Растут во всем мире симпатии трудящихся масс к Советской стране. В то время как пушки мирового империализма гремят на всех границах зажатой в огненное кольцо Советской России, несравненно более дальнобойные лозунги Октябрьской революции начинают потрясать устои старого мира и гремят в самых отдаленных уголках земного шара. [98]



Глава четвертая
Летняя и осенняя кампании 1918 г. На Южном фронте и Северном Кавказе


Летняя и осенняя кампании 1918 г. на Южном фронте, на Северном Кавказе и в Терской области


Надвигавшаяся волна германской оккупации раздула тлевшие на Дону искры белоказачьего повстанчества в большой пожар. Почти одновременно сильные повстанческие группы возникли в районе Александрова-Грушевска и Новочеркасска, а на левом берегу Дона начала действовать против ст. Тихорецкой Задонская группа повстанцев, образовавшаяся из тех отрядов, которые откололись от Добровольческой армии при первом ее походе на Кубань зимой 1918 г.

С приближением германских войск к границам Донской области деятельность этих групп весьма оживилась; 6 мая 1918 г. восставшие казаки заняли Новочеркасск. 8 мая они совместно с германцами вступили в Ростов, а 11 мая овладели Александровым-Грушевским, обеспечив себе свободное пространство для формирований и использовав с этой целью аппарат своего старого территориального устройства.

Донская армия начала быстро увеличиваться в численности. Ее силы с 17 000 организованных бойцов при 21 орудии в мае 1918 г. к середине августа того же года возросли уже [99] до 40 000 бойцов при 93 орудиях. Силы же советских войск южной завесы, не считая Царицынского района, не превосходили 19 820 штыков и сабель при 38 орудиях. Донцы сумели использовать все преимущества создавшегося положения. Их левый фланг и тыл опирались на дружественных германцев. Добровольческая армия обеспечивала правый фланг. Все это создавало выгодное стратегическое положение. Численное превосходство и большая подвижность (преобладание конницы в составе армии) давали возможность широко развить наступательные операции.

В результате в течение лета 1918 г. власть ставленника германского империализма ген. Краснова распространилась на всю территорию Донской области. Дальнейшие цели донского командования, заявлявшего о том, что оно не предполагает организовывать поход на Москву{26}, и в то же время направлявшего все усилия на формирование возможно большей армии, заключались, в первую очередь, в достижении стратегического обеспечения своих границ. Административные границы области не представляли для этого выгодных рубежей, почему «Донской круг» 1 сентября 1918 г. издал «указ» о занятии Донской армией ближайших к границе Донского войска стратегических дорожных узлов: Царицына, Камышина, Балашова, Поворина, Новохоперска, Калача и Богучар (схема 4).

Письмо Краснова императору Вильгельму, цитируемое ниже по материалам, опубликованным Таганрогским испартом, представляет значительный интерес для историка. Ген. Краснов с циничной откровенностью приглашает на помощь белому Дону своего вчерашнего врага по мировой войне — императорскую Германию, раболепно соглашаясь [100] на политическое и экономическое подчинение последней «вольного Дона».

«Атаман Зимовой станицы нашей при дворе В. И. В.{27} уполномочен мною просить В. И. В. признать права В. В. Д.{28} на самостоятельное существование, а по мере освобождения Кубанского, Астраханского и Терского войска и Северного Кавказа — право на самостоятельное существование и всей федерации под именем Доно-Кавказского союза. Просить В. И. В. признать границы В. В. Д. прежних географических и этнографических его размерах, помочь разрешению спора между Украиной и В. В. Д. из-за Таганрога и его округа в пользу войска Донского, которое владеет Таганрогским округом более 500 лет и для которого Таганрогский округ является частью Тмутаракани (Тмутаракань — бывшая область на побережье Азовского моря с городом того же названия, где жили хазары, в XII в. Тмутараканью овладели половцы и с тех пор имя ее исчезает из истории), из которой и стало войско Донское просить В. И. В. содействовать присоединению к войску по стратегическим соображениям городов Камышина и Царицына Саратовской губ. и города Воронежа и ст. Лиски и Поворино, и провести границы войска Донского, как это указано на карте, имеющиеся в Зимовой станице; просить В. И. В. оказать давление на советские власти в Москве и заставить ее своим приказом очистить пределы В. В. Д. и других держав, желающих войти в Доно-Кавказский союз, от разбойничьих отрядов Красной гвардии и дать возможность восстановить нормальные мирные отношения между Москвой и войском Донским. Все убытки населения донской торговли и промышленности, происшедшие от нашествия большевиков, должны быть возмещены Советской Россией. Просить В. И. В. помочь молодому нашему государству орудиями, ружьями, боевыми припасами и инженерным имуществом и, если признаете это выгодным, устроить в пределах войска Донского орудийные, ружейные, снарядные, патронные заводы. Всевеликое войско Донское и прочие государства Доно-Кавказского союза не забудут дружеской услуги германского народа». [101]

Стремление Донской армии к выполнению этих задач в связи с активностью, проявленной 10-й красной армией, занимавшей район Царицына, придало большое оживление осенней кампании 1918 г. на Южном фронте. 10-я красная армия образовалась из отрядов, отошедших в район Царицына с Украины и из Донбасса весной 1918 г. Ко времени начала ею активных действий ее численность достигла 39 465 штыков и сабель при 240 орудиях и 13 бронепоездах, т. е. больше, чем вдвое превосходила все прочие силы [102] южной завесы. Эта мощная группа, располагаясь на подступах к Царицыну, занимала фланговое по отношению ко всему Донскому фронту положение.

В течение лета 1918 г. возглавляемый т. Ворошиловым штаб обороны Царицына, переформированный в августе 1918 г. в военный совет и пополненный прибывшим из Москвы т. Сталиным, провел большую организационную работу{29}. Штаб обороны придал регулярную организацию тем многочисленным после отвода из Царицына и Донбасса отрядам, которые скопились в Царицыне. Особенное внимание было обращено на формирование Красной конницы. Здесь зародились первые крупные конные части из отрядов, приведенных с собой южными партизанами.

Сам по себе Царицын с его районом являлся благодаря обилию в нем рабочего населения одним из жизненных революционных центров юго-востока России. Этим не исчерпывалось, однако, его значение; в экономическо-военном отношении он был важен для обеих сторон как промышленный центр, а в стратегическом отношении — как узел железнодорожных, грунтовых и водных путей. Кроме того, благодаря фланговому положению все успехи казаков на северных направлениях без предварительного овладения Царицыном, как показали дальнейшие события, являлись непрочными, а, обладая им, советские войска обеспечивали свое господство над Нижней Волгой и связью с Астраханью и Северо-Кавказским театром.

Ввиду отказа командования Добровольческой армии принять участие в совместных операциях против Царицына, [103] командование Донской армии решило обеспечить себя со стороны Царицына лишь заслоном в 12 000 чел.; свой главный удар оно наносило группой в 22 000 чел. на Балашов-Камышинском участке и для вспомогательных действий на Богучар-Калачском и Поворинском участках оставляло 12 000 чел. Однако 10-я красная армия расстроила эти планы противника; 22 августа 1918 г. она сама перешла в наступление из района Царицына, сбила заслон противника и вышла на линию р. Сал и р. Дон.

Донскому командованию вместо наступления на север пришлось думать о восстановлении своего положения на Царицынском направлении. Это ему удалось, введя в дело свои резервные формирования в виде так называемой «постоянной» армии{30}, в количестве 15 000 штыков и сабель, состоявшей из казаков молодых возрастов. Под влиянием наступления этой армии 10-я красная армия к половине сентября 1918 г. вынуждена была к частичному отходу на Царицынском направлении, после чего донские силы получили оперативную свободу и на северных направлениях.

Вместе с тем, развивая вспомогательный удар на Камышинском направлении в разрез между 9-й и 10-й красными армиями, донские конные части почти успевают прорваться к Камышину, что вынуждает наше Главное Командование стянуть часть сил с Восточного фронта для обеспечения этого направления и указать командованию Южным фронтом на важность обратного овладения железной дорогой Борисоглебск — Царицын. Таким образом, ценой больших потерь и усилий Донская армия только в начале декабря достигает разрешения части поставленных ей задач. Подрыв ее физических сил отразился и на ее нравственном состоянии: в армии все сильнее начинает развиваться взгляд о бесполезности дальнейшей борьбы, что вскоре приводит ее к полному разложению, совпавшему с нарастанием и укреплением сил Южного фронта красных как на Донском, так и Украинском участках его.

Это нарастание и укрепление сил шло по двум линиям. С одной стороны, оно явилось следствием организационной [104] работы внутри самого фронта; с другой — было вызвано присылкой организованных подкреплений центром. Надвигавшаяся на южные губернии РСФСР волна австро-германской оккупации вела за собой помещика и восстановление старого режима, примером чего служила Украина. Это обстоятельство чрезвычайно оживило работу по формированию местных отрядов по всей прилегающей к границе оккупированной полосе (в частности, в так называемой нейтральной зоне), установленной Брестским миром между оккупированными германцами областями и РСФСР.

Крестьянство охотно устремилось в отряды, формируемые местными военными властями, и само создавало собственные отряды. Последние имели чисто партизанский характер. Они сами выдвигали своих начальников и отличались присущим всем местным партизанам качеством: преобладанием в их среде местных интересов над общими. В этом и заключалась главная трудность по сведению этих частей в правильные регулярные соединения. Однако Всеукраинскому ревкому (во главе с Бубновым и Пятаковым){31}, взявшему на себя эту задачу, удалось довольно быстро создать из разрозненных партизанских отрядов два более или менее организованные дивизии. 1-я из них была расположена в северных уездах Черниговской губернии, а 2-я — в северных уездах Курской губернии и обладала уже налаженным аппаратом снабжения, санитарной частью и т. д.

Консолидация красных сил на Южном фронте в значительной мере была облегчена также первыми регулярными формированиями центра в ближайшем тылу фронта, основным костяком которых явились сохранившиеся большевизированные кадры старой армии (Воронежская дивизия, впитавшая в себя остатки 3-й гвардейской дивизии). Окончательное же сплочение фронта явилось в результате переброски вновь сформированных регулярных частей из Московского района с сильной рабочей прослойкой. Регуляризация южной «завесы», осенью 1918 г. переименованной во фронт, происходила не без борьбы, принимавшей местами формы открытых вооруженных выступлений. Планомерность [105] и последовательность борьбы с партизанщиной в связи с созданием крепкого остова будущего фронта из регулярных частей позволила довести эту борьбу до благополучного конца (схема 5).

Длительный и нерешительный по результатам характер последней операции со стороны Донской армии вызван был недостаточной оценкой Царицынского направления и его значения для судеб всей Донской армии. Учитывая соотношение сил, это направление должно было явиться единственным для первоначальных действий Донской армии, после чего уже можно было приступить к разрешению дальнейших задач.

При тех ограниченных силах и средствах, которыми располагало советское командование в описываемый период кампании, оно не могло задаваться обширными целями, и все его [106] усилия должны были свестись к сохранению занимаемого им положения. Активность 10-й красной армии во многом помогла ему в этом.

Пока происходили все эти события на Южном фронте, боевые действия на Северном Кавказе разрослись до размеров значительных операций. На Северном Кавказе образовался значительный сгусток советских сил. Это произошло как в силу чрезвычайно острого характера, который там приняла классовая борьба, так и в силу того обстоятельства, что многочисленные большевистски настроенные остатки развалившегося Кавказского фронта старой армии, не имея возможности свободно пробраться через белогерманский Дон в Россию, осели на Северном Кавказе. Однако они не были объединены единым военным управлением из-за отсутствия такого же и в административно-политическом отношении, так как на Северном Кавказе в это время существовали три республики: Кубанская, Черноморская и Ставропольская — каждая по своими пиками. Некоторые из советских командующих, как, например, Сорокин, враждовали не только между собой, но и со своими циками. А между тем положение было и без того трудное, так как из-за вопроса о земле обнаружился отход казачьей массы от революции. Первым признаком этого явилось приглашение казаками Таманского полуострова к себе на помощь оккупировавших Крым германцев. Германцы послали им на помощь один пехотный полк, и с этого времени борьба на Таманском полуострове поглотила значительные советские силы. Прочие советские силы главной своей массой под командой Сорокина группировались в треугольнике Азов — Батайск — Тихорецкая, имея сильные гарнизоны на ст. Великокняжеской и в г. Екатеринодаре. Общая их численность со всеми гарнизонами достигала 80 000–100 000 бойцов, правда, слабо сколоченных, плохо вооруженных и снаряженных.

Такова была обстановка на Северном Кавказе, когда командование Добровольческой армии в лице ген. Деникина, отвергнув предложение донского командования о совместных действиях на Царицын и учитывая внутреннее состояние Северного Кавказа, поставило себе частную задачу — освобождение от советских войск Задонья и Кубани. Выполнение этой задачи давало Добровольческой армии [107] свободную от немецкого влияния, обеспеченную и богатую базу для дальнейшего движения на север. Силы Добровольческой армии в это время в своих рядах насчитывали от 8000 до 9000 бойцов.

Замысел операции предусматривал предварительный захват станции Торговой для перерыва железнодорожной связи Северного Кавказа с центральной Россией, а затем — удар на ст. Тихорецкую. Захватив последнюю, ген. Деникин мыслил обеспечить операцию с севера и юга захватом ст. Кущевки и Кавказской, после чего двинуться на Екатеринодар как политический и военный центр всего Северного Кавказа. Слабый заслон должен был обеспечивать эту операцию со стороны армии Сорокина.

Наступление Добровольческой армии развернулось следующим образом. 25 июня 1918 г. она овладела ст. Торговой и двинулась на Великокняжескую в целях содействия Донской армии по овладению Сальским округом, что должно было обеспечивать ее со стороны Царицына. 28 июня она овладела Великокняжеской и после двухнедельной остановки в ее районе 10 июля круто свернула на юг — на Тихорецкую. Попытки Сорокина сбить ее заслон с фронта Кагальницкая-Егорлыцкая и группы Калнина перейти во встречное наступление от Тихорецкой не увенчались успехом. Широко пользуясь при своем маневрировании подводами местных жителей, Добровольческая армия сначала разбила отдельные отряды группы Калнина, а затем в районе Тихорецкой обрушилась на его главные силы и 13 июля нанесла им сильное поражение.

Взятие Тихорецкой имело важные стратегические результаты: первоначальная слабая боеспособность 30-тысячной группы Калнина была окончательно подорвана; в руки Добровольческой армии переходил важный железнодорожный узел, давший ей возможность развивать свои дальнейшие операции в трех направлениях; упрочивалось сообщение Добровольческой армии с тылом; окончательно разъединялись отдельные группы советских войск, причем в особенно трудное положение попадала армия Сорокина.

Стратегическое положение красных войск на Северном Кавказе ухудшалось еще и в связи со вспыхнувшим в конце июня восстанием терских казаков, быстро охватившим [108] район Моздок — Прохладная. В начале августа восставшим удается временно захватить даже Владикавказ, вскоре, однако вновь перешедший в руки советских войск, широко поддержанных в этой борьбе местным ингушским населением. Центром восстания становится Моздок, причем гражданская власть сосредоточивается в руках избранного «казачье-крестьянским съездом» Терского края Исполнительного комитета, в котором решающая роль принадлежала социалистам-революционерам{32}.

По мере успехов росли и силы Добровольческой армии, пополнявшейся за счет мобилизации кубанских казаков; они уже достигали 20 000 штыков и сабель. По занятии Тихорецкой Деникин поставил себе ближайшей целью разбить армию Сорокина, для чего направил на ст. Кущевку отряд в 8000–10 000 чел. Обеспечивая себя со стороны Ставрополя, он двинул на ст. Кавказская отряд в 3000–4000 чел., а на Екатеринодарском направлении действовал активным заслоном Дроздовского в 3000 чел. В свою очередь, Сорокин сосредоточивал свои силы под Кущевкой, а в образованный в Екатеринодаре «Чрезвычайный комиссариат кубанской области» стягивал подкрепления с Таманского полуострова для защиты Екатеринодара.

Наступление Добровольческой армии началось 16 июля на всех трех направлениях. Но Сорокин упорно оборонялся под Кущевкой до 23 июля, после чего отошел на станицу Тимашевскую, открывая таким образом Добровольческой армии доступ к Азовскому морю. Поручив преследование армии Сорокина своей коннице, Деникин начал сосредоточивать свои силы на Екатеринодарском направлении, где в это время отряд Дроздовского был задержан таманским подкреплением у ст. Динской. Армавирская группа Добровольческой армии (ген. Боровский) еще 18 июля овладела ст. Кавказской, разъединив таким образом Екатеринодар, Армавир и Ставрополь. Пользуясь последним [109] обстоятельством, белый партизан Шкуро овладел Ставрополем 21 июля. Неделю спустя, т. е. 27 июля, пал Армавир, и в тот же день закончилась перегруппировка сил Деникина на Екатеринодарском направлении. Деникин, заслоняясь от Сорокина конницей, перешел в наступление на Екатеринодар. Но он не дооценил своего противника. Армия Сорокина сама перешла в наступление на тылы Добровольческой армии, направляясь от Тимашевской в район ст. Кореневская — Выселки.

Этот смелый маневр создал грозное положение для Добровольческой армии, так как почти вся армия Сорокина оказалась на тылах ее главных сил. Вместо продолжения наступления на Екатеринодар, она должна была сосредоточить все свои усилия против армии Сорокина. С большим трудом 6 августа ей удалось выйти из опасного положения. Армия Сорокина, разбившись на две группы, отошла одной группой на Тимашевскую, а другой — на Екатеринодар. Возобновив свое наступление на Екатеринодар, Деникин овладел им 16 августа, причем армия Сорокина отошла за реки Кубань и Лабу, утратив таким образом связь с красной Таманской армией, действовавшей на полуострове этого имени. В то же время красные силы Ставропольского района вновь отбили Армавир.

Отрезанная от армии Сорокина красная Таманская армия под руководством тт. Ковтюха и Матвеева в количестве 25 000 человек двинулась на Новороссийск, покинутый при ее приближении германско-турецким десантом{33}. Оттуда она направилась по Черноморскому побережью на Туапсе, куда и прибыла 1 сентября. Выбив из Туапсе грузинский отряд, Таманская армия направилась вдоль железной дороги на Армавир. После упорных боев с кубанской конницей Таманская армия 17 сентября под Армавиром соединилась с армией Сорокина. [110]

Последняя находилась в упорных боях с кубанской Добровольческой армией, силы которой в это время возросли до 35 000–40 000 чел. при 86 орудиях. С этими силами Деникин стремился зажать армию Сорокина между Кавказским предгорьем и р. Кубанью, охватывая ее с севера со стороны Барсуковской и с юга от Майкопа и ведя в то же время наступление на Армавир. Прибытие Таманской армии улучшило стратегическое положение армии Сорокина. 26 сентября таманцы вновь отбили Армавир у белых и отбросили на Майкопском направлении успевшую было переправиться через р. Лабу конницу белых. В то же время отряды из Ставропольской группы красных, насчитывавшей до 22 000–25 000 чел., успешно атаковали ст. Торговую, все время грозя тыловым сообщением Добровольческой армии. Последняя должна была оттянуть в этот район значительные силы, оставив для обеспечения Ставрополя одну дивизию.

Общая численность Таманской армии и армии Сорокина достигала в это время 150 000 штыков и сабель при 200 орудиях. Обе армии были подразделены на пять колонн, одну Ставропольскую группу и кавалерийский корпус. Их положение по форме представлялось в виде вытянутого клина: с головою у ст. Михайловская, одной стороной, шедшей через Армавир до ст. Невинномысской, а другой — вдоль р. Лабы до ст. Ахматовской. В таком положении обе армии готовились сами к переходу в наступление (схема 6).

Командарм Таманской Матвеев предлагал избрать направление главного удара на ст. Кавказскую, с тем, чтобы в дальнейшем либо действовать на Екатеринодар, либо искать связи с 10-й красной армией в районе Царицына. Главком Сорокин, к мнению которого присоединился и РВС Северного Кавказа, считал необходимым овладеть Ставрополем и его районом и там закрепиться в восточной части Северного Кавказа, держа связь с центром через Святой крест на Астрахань. Мнение Сорокина победило, причем Матвеев был расстрелян за нежелание подчиниться этому распоряжению РВС.

7 октября началась перегруппировка северо-кавказских советских армий, суть которой заключалась в том, что Таманская [111] армия, усиленная одной из колонн армии Сорокина, перебрасывалась в эшелонах на ст. Невинномысскую, откуда она походным порядком должна была наступать на Ставрополь, а вместе с тем фронт сокращался отходом войск на линию Армавир — Урюпская — Упорная — Ахматовская. Расположение этих войск численностью в 20 000 чел., обеспечивавших операцию на Ставропольском направлении, по форме представлялось в виде острого исходящего угла с вершиной в Армавире и со сторонами между реками Кубанью и Урюпом. Южный фас этого угла находился под угрозой конницы Покровского, а в тылу из района Баталпашинска продолжал действовать белый партизан Шкуро. [112]

23 октября Таманская армия сосредоточилась и районе Невинномысской, откуда двинулась на Ставрополь и в ночь на 30 октября овладела им. Дальнейшего развития операция ее не получила, так как в течение трех недель она оставалась без оперативного руководства. Это произошло оттого, что в это время сам главком Сорокин восстал против РВС Северного Кавказа, вероломно расстреляв нескольких его членов, после чего, будучи объявлен вне закона, бежал, был арестован в Ставрополе и застрелен до суда над ним одним из командиров полков Таманской армии.

Выступление Сорокина явилось также своеобразной реакцией партизанской стихии на организующее влияние революции. По свидетельству некоторых историков Гражданской войны, поводом к открытому выступлению Сорокина явилось именно задание, полученное РВС его армии о проведении регулярной организации, принятой центром. Это грозило партизанскому вождю утратой его исключительного положения и толкнуло его на анархическое выступление. В дальнейшем мы увидим, как удаленность вооруженных сил революции на Северном Кавказе от организующего влияния центра заставила их еще долго жить пережитками партизанщины, чем в значительной мере объясняются их последующие неудачи.

Пользуясь отвлечением главной массы советских сил на Ставропольском направлении, кубанская Добровольческая армия вновь перешла в наступление против заслона красных на Армавирском направлении, и 31 октября ей удалось сбить этот заслон, после чего она с 4 ноября начала операцию по обратному овладению Ставрополем. Лобовые атаки на Ставрополь белым не удались, но 14 октября Таманская армия сама должна была начать отступление, так как продолжение отхода ее Армавирского заслона создавало угрозу ее левому флангу и тылу. К 20 ноября 1918 г. Таманская армия вышла на фронт Петровская — Донская балка — Высоцкое, где и закрепилась; южнее к ней пристроились части бывшей армии Сорокина, протянув свой левый фланг до ст. Минеральные Воды.

Таким образом, в результате осенней кампании 1918 г. советские войска Северного Кавказа оказались вплотную [113] прижатыми тылом к песчаной и безводной степи, простиравшейся почти до Астрахани. Наступившая ненастная осень содействовала сильному распространению среди них эпидемий, которые значительно уменьшили их численный состав.

Частным успехом советских войск во главе с тт. Орджоникидзе и Левандовским явилось подавление контрреволюционного восстания казаков Терской области. 10 ноября советские войска занимают Прохладную и Моздок. Вскоре после этого был освобожден от осады Кизляр и занят Грозный, в районе которого грозненские пролетарии не прекращали мужественной борьбы. [114]



Глава пятая
Германская оккупация и революция. Внутреннее состояние сторон и развитие их вооруженных сил


События на Украине и в остальных оккупированных областях к началу германской революции — Германская революция, ее политическое и стратегическое значение — Эволюция различных белогвардейских правительств, их характеристика, задачи их внешней и внутренней политики; методы ее проведения — Состояние белого тыла и работа в последнем РКП(б) — Политическая обстановка к началу 1919 г. — Внутреннее состояние РСФСР — Военный коммунизм — Состояние красного тыла — Состояние Красной армии и Флота к началу 1919 г.; вооружение и снабжение, организационные мероприятия — Состояние вооруженных сил контрреволюции


Оккупация Украины австро-германскими войсками, закончившаяся в начале мая 1918 г., еще более обострила революционно-классовую борьбу. В начале апреля в Киеве по инициативе и с разрешения германского командования и, несмотря на протесты правительства Центральной рады, был созван съезд «хлеборобов» (крупных земельных собственников и кулаков). Этот съезд с первого же дня занял враждебную позицию к мелкобуржуазному правительству Центральной рады, а затем, опираясь на указания и содействие германского командования, объявил Украину монархией с гетманом во главе и под протекторатом Германии. Гетманом был избран ген. Скоропадский{34}, [115] которого немедленно признало германское, а затем и австрийское правительство; правящие же представители Центральной рады — Петлюра, Виниченко, профессор Грушецкий и другие были арестованы. Май и июнь 1918 г. на Украине ознаменовались сильным ростом реакции с одновременным захватом германским командованием всех экономических ресурсов страны и усиленным вывозом в Германию скота, сырья и продовольствия.

Во главе всех губерний и уездов были поставлены так называемые «старосты», почти исключительно полковники и генералы из числа бывших украинских помещиков. «Старосты» пользовались почти неограниченными административными и судебными правами; работа старост наблюдалась, контролировалась и регулировалась представителями германского командования — командирами германских частей, расположенных в качестве гарнизонов во всех административных (губернских и уездных) центрах Украины. Созданные по всей территории Украины так называемые «комиссии по ликвидации большевизма» занялись восстановлением земельной собственности помещиков, определением материальных убытков, понесенных ими от революции, и возмещением этих убытков за счет денежной и сырьевой контрибуции, налагаемых на села и целые волости. Проводившие «сбор» контрибуций карательные отряды из офицеров и бывшей полиции расстреливали без суда и следствия за простое подозрение в принадлежности и сочувствии к коммунистической партии. К концу мая количество заключенных в тюрьмах в десятки раз превышало их емкость. Для излишков арестованных в Брест-Литовске был создан особый концентрационный лагерь, охранявшийся германской и австрийской полевой жандармерией.

Аграрная и экономическая политика правительства Скоропадского усилила процесс революционизирования крестьянства, и конец мая 1918 г. ознаменовывается развитием на территории Украины сильного партизанско-повстанческого движения.

Даже соглашательские профсоюзы, создавшиеся немедленно вслед за отходом с территории Украины советских войск, были разгромлены. Объявленная в конце июня железнодорожная забастовка была жестоко подавлена. Созданные [116] на основах широкого привлечения «общественности», в том числе и социал-соглашателей (эсеров и эсдеков), городские самоуправления, лишенные каких бы то ни было прав, выносили… постановления и решения применительно к указаниям «старост» и их советников — германских офицеров. Внешне придерживаясь политики полного невмешательства в РСФСР, Скоропадский и его правительство в то же время всемерно содействовали росту добровольческих формирований на Дону и Кубани. В июне при «дворе» Скоропадского учреждается официальное добровольческое представительство, возглавляемое ген. графом Келлером. В первых числах июня во всех административных центрах Украины создаются вербовочные бюро, которые, оперируя лозунгом восстановления «единой неделимой России», открывают запись офицеров, осевших на территории Украины, и буржуазной молодежи в Добровольческую армию. В начале августа в городе Екатеринославе (ныне Днепропетровск) было приступлено к формированию штаба VI добровольческого корпуса и его подразделений.

Политика помещичье-офицерского правительства Скоропадского, а также германский экономический зажим и произвол не могли удовлетворить запросов украинской промышленной буржуазии и шовинистически настроенной городской и сельской интеллигенции. Состоявшийся во второй половине июля в г. Белая Церковь конспиративный съезд либерально-политических и национально-шовинистических буржуазных и соглашательских организаций положил начало так называемому «Украинскому национальному союзу», задачей которого являлось объединение вокруг него всех недовольных германским режимом и германской оккупацией элементов и использование роста классово-революционных настроений крестьянства и пролетариата. Впоследствии этот «союз» выделил из себя административно-исполнительный орган Директорию, в которую вошли представители различных политических группировок и в том числе ранее упоминавшиеся Петлюра и Виниченко.

Июль и август 1918 г. на Украине ознаменовались массовым ростом крестьянского повстанчества, нарастанием революционной борьбы в городах и ростом подпольных организаций. При этом необходимо добавить, что если на [117] Правобережной Украине (Киевская, Волынская и северная часть Херсонской губернии) крестьянское движение было использовано и «Украинским национальным союзом», то на Левобережной основным вниманием пользовались большевики и частично левоэсеровские группировки (левые эсеры и боротьбисты). К началу сентября германско-гетманская власть распространялась фактически только на административные центры — города, в которых было установлено военное положение, так как убийство в Киеве германского главнокомандующего Эйхгорна и нападение на германские штабы в других городах заставляли германское командование и гетманское правительство опасаться возможных революционных выступлений. Крестьянство же пережидало обостренный период классового расслоения — ожесточенной борьбы середняка и бедняка против кулака, продолжавшего придерживаться гетманской ориентации.

Германское правительство (главным образом командование), создавшее из Украины свою сырьевую и продовольственную базу, пыталось сковать и раздавить революционное движение не только на Украине, но и во всей РСФСР, используя для этой цели правительство Краснова на Дону, и пыталось договориться с добровольческим командованием в лице Деникина и контрреволюционными группировками на территории РСФСР. Людендорф, бывший в то время начальником штаба германской ставки, так оценивал создавшуюся в связи с оккупацией Украины военнополитическую обстановку: «В военнополитическом отношении оккупация нами Украины значительно ослабила мощь советского правительства. Мы также установили связь со многими великорусскими народными течениями и с донскими казаками, которых мы могли бы использовать для низложения большевизма… В феврале верховное командование с согласия правительства оккупировало Украину, не только имея в виду большевистскую опасность, а исходя из глубокого убеждения, что Украина необходима нам для того, чтобы покорить четверной союз. С помощью Украины Австро-Венгрия смогла пробарахтаться еще в течение лета… Мы получили оттуда скот, лошадей и много сырья… Германия и другие [118] государства четверного союза могли получить необходимый нам добавок продовольствия из Украины; без ее помощи в начале лета 1919 г. неизбежно должен был наступать тяжелый кризис… Армия получила большое количество лошадей, без которых всякое дальнейшее ведение войны было бы невозможно»{35}.

Расчеты германского правительства и командования о выгодах политического и экономического порядка, которые можно было извлечь из оккупации Украины, Прибалтики, части РСФСР и Финляндии, оказались, однако, жестоко ошибочными. Под влиянием развертывающейся на оккупированной территории Украины и РСФСР революционно-классовой борьбы начинает пробуждаться классовое самосознание германского и австрийского солдата. Перебрасываемые в августе 1918 г. с востока на Западный фронт, в Италию и на Балканы австро-германские дивизии оказываются небоеспособными. «Дивизии, только что переброшенные на запад с востока, плохо дрались в условиях борьбы на Западном фронте. До меня доходили очень неблагоприятные отзывы о них. Несмотря на недостаток людей, пополнения из войск с Восточного фронта принимались очень неохотно. Дух их был скверный, и они оказывали дурное влияние на товарищей. По мнению генерала Гофмана, войска были развращены искушениями, которым они подвергались в виде взяток, и большевистской пропагандой»{36}. Так характеризует Людендорф свои оккупационные войска после непродолжительного пребывания их на территории, охваченной революционно-классовой борьбой.

В ноябре 1918 г. сначала Австрия, а затем и Германия (9 ноября) вступают на путь революции. Изнемогшая в мировой войне Германия вынуждена принять драконовские условия победительницы-Антанты.

Первым результатом германской революции и Версальского мира было то, что на первый план во внешнем политическом окружении РСФСР выступил воинствующий империализм Антанты. [119]

Все государственные образования, возникшие при содействии Германии, быстро меняют ориентацию и в своей борьбе против РСФСР начинают базироваться на содействии стран Антанты. Возникшее при содействии Германии польское правительство Пилсудского в свою политическую программу включает восстановление границ Польши в пределах 1772 г. и создание блока всех лимитрофов, враждебных Советской России, «от Гельсингфорса до Тифлиса» под главенством Польши. Такие цели внешней политики польского правительства неминуемо поставили его во враждебные отношения, в первую очередь, с советским правительством, а затем и с теми контрреволюционными образованиями на территории Северного Кавказа, которые занимались собиранием контрреволюционных сил под лозунгом восстановления «единой неделимой России». Образовавшиеся под протекторатом Германии буржуазные правительства Латвии, Эстонии и Литвы, изменив в дальнейшем свою ориентацию и установив связь с правительствами Антанты, преследовали в своей внешней политике по отношению к РСФСР более скромные цели.

После ноябрьской революции в Германии процесс развертывания революционной борьбы на Украине пошел особенно быстрым темпом.

Шумливая мелкобуржуазная Директория стремится использовать революционное повстанчество для укрепления своей власти. Она провозглашает непримиримую борьбу против гетманщины, объявляет Украину «народной республикой» и провозглашает немедленный созыв трудового конгресса (Учредительное собрание без участия в нем неукраинских политических организаций — офицерско-добровольческих, деникинской ориентации, имевших повсеместное распространение во всех губернских центрах Украины). В начале декабря 1918 г., использовав измену украинских формирований Скоропадского (сечевых стрельцов), Директория захватывает Киев и объявляет себя всеукраинским правительством. В первых же числах декабря совершается переворот в гг. Харькове, Екатеринославе и Полтаве (характерно то, что в первом движение возглавляется перешедшим на сторону Директории бывшим гетманским полковником Балобочаном, а в Екатеринославе — капитаном Горобец). С развалом гетманщины в революционно настроенную [120] крестьянскую армию устремляется гетманское офицерство, кулачество и городская буржуазия.

Правительство Директории под влиянием революционного настроения крестьянства и пролетариата, вынужденное перед началом восстания включить в программу борьбы лозунги, в известной мере удовлетворявшие запросы революционных масс, немедленно по захвате административных центров начинает отметать «большевистские наслоения» своей программы, становясь на защиту интересов кулака, мелкой и средней городской буржуазии.

Быстроте распада армии Директории, а также и гибели самой Директории способствовало также то, что большинство районов Украины было охвачено повстанчеством, руководимым большевиками или группировками, стоявшими на советской платформе. Начавшиеся уже в первых числах ноября восстания в районах к северо-востоку от Харькова, на Полтавщине, Черниговщине, северной части Херсонской и Одесской губерний, а также в восточной и юго-восточной части Екатеринославской губернии руководятся подпольными большевистскими и большевистско-левоэсеровскими областными ревкомами; вооруженная борьба повстанцев направляется как против власти Директории и германско-добровольческо-гетманских войсковых организаций, так и против высадившихся в начале января 1919 г. на Черноморском побережье десантных отрядов французов и греков (в декабре 1918 г., после открытия проливов, в водах Черного моря появился флот союзников).

Численность повстанческих войск возрастала с исключительной быстротой. Районы, охваченные восстанием, расширялись по радиальным направлениям. Под ударом повстанцев в середине декабря пала власть Директории в Харькове, а к концу декабря красные повстанцы овладели Полтавой и Екатеринославом{37} (последний был занят после ожесточенного [121] четырехдневного боя, в котором войска Директории были поддержаны двумя германскими полками, частями добровольческого корпуса белых, право-эсеровскими, меньшевистскими и даже бундовскими вооруженными дружинами). К концу декабря власть Директории, кстати сказать, успевшей уже принять антантовскую ориентацию, сохранилась только в Киеве и Северо-Западной части Правобережной Украины. Наступление Красной Армии развивалось с исключительной быстротой. 5 февраля почти без боя был занят Киев. В конце апреля и первых числах мая Красная армия выдвинулась в район Одессы, Николаева и Херсона, очищенных к этому времени повстанцами от оккупационных франко-греческих отрядов, добровольческих и национально-украинских частей. К середине апреля части Красной Армии заняли Севастополь. Выброшенная из Киева Директория бежала на территорию Галиции, где и выродилась в небольшую авантюристическую группу во главе с Петлюрой, подпавшую целиком под польское влияние и используемую последней в интересах борьбы против Советской Украины. Более обстоятельно борьба Красной Армии с Директорией изложена в следующей главе.

Несколько иными путями развивались события в очагах контрреволюции, находившихся вне территории германской оккупации. Особенно характерны события, происходившие на Дону и на Кубани.

Как только донской контрреволюции при косвенном содействии германской оккупации удалось вновь закрепиться на части своей территории, она выдвинула к власти донское правительство атамана Краснова. Весной 1918 г. Краснов в сложившейся обстановке, как мы уже выше отметили, взял курс на германскую ориентацию, рассматривая восстановление «единой и неделимой России» как цель, достаточно отдаленную. Пока же Краснов рассматривал область войска Донского как совершенно самостоятельное государство, от имени которого и завязывал дипломатические сношения с Киевом, Екатеринодаром и Берлином. Германцы охотно поддержали Краснова как силу, по своему удельному весу не могущую им быть опасной, но могущую быть в последующем использованной для борьбы против советского правительства, а в крайнем случае и против Добровольческой [122] армии, упорствовавшей на сохранении антантовской ориентации. Эта ориентация была одной из причин перенесения центра тяжести приложения усилий Добровольческой армии, которую в это время уже возглавлял ген. Деникин, на Кубань во избежание соприкосновения с германцами, несмотря на мнение ген. Алексеева о необходимости развивать ее удары вверх по Волге и ряд предложений о том же атамана Краснова.

Германская революция и открытие Черного моря для эскадр Антанты в связи с ожидаемой ее широкой интервенцией на юге России содействовали быстрой перемене германской ориентации Краснова на союзническую. Однако это не избавило его от поглощения новой политической организацией в лице командования Добровольческой армии. Под давлением союзников, угрожавших лишить Краснова всяких источников снабжения, Краснов в начале 1919 г. должен был подчиниться этой новой власти в военном и политическом отношениях, сохранив за собой лишь некоторые автономные права по управлению Донской областью. В области внутреннего управления правление атамана Краснова отличалось проведением реакционной политики, что не создало ему никакой опоры в массах казачества.

Внутренняя политическая обстановка на Кубани была более сложной. Кубанская законодательная рада, ведавшая текущими законодательными делами и контролем над правительством, отличалась своим непримиримым отношением к руководящим кругам Добровольческой армии и их политике; в то же время налицо было и другое течение более примирительного оттенка, которое брало верх в то время, когда кубанское правительство, лишенное своей территории, вынуждено было скитаться при Добровольческой армии. Но как только для кубанского правительства явилась возможность опереться на свою территорию, оно сейчас же возобновило борьбу за свою самостоятельность.

Избавление от опеки Добровольческой армии казачьи правительства видели в осуществлении идеи создания Юго-Восточного союза. 10 августа 1918 г. кубанцы вновь выдвинули проект суверенного союза Дона, Кубани и Терека, включая в него и горцев Северного Кавказа. Эта мысль дала лишний повод для столкновений с командованием Добровольческой [123] армии, так как оно настаивало на временном характере этого союза и на включении в него представительства Добровольческой армии. Вопрос об оформлении этого союза из-за противодействия командования Добровольческой армии затянулся навесь 1918 г., а в 1919 г. Добровольческая армия, пользуясь своим усилением и поддержкой Антанты, подавила все самостоятельные начинания кубанского правительства и рады. Этим поползновениям суждено было возродиться вновь в иных формах и обстановке уже в самом конце 1919 г., когда обрисовавшийся разгром Добровольческой армии на фронте дал возможность казачьей оппозиции вновь поднять голову. 5 января 1920 г. в Екатеринодаре открылись заседания Верховного казачьего круга, разрабатывавшего конституцию союзного казачьего государства, но и этому проекту не суждено было осуществиться ввиду скорого разгрома всей вообще южной контрреволюции. Что касается правительств Астраханского и Терского казачьих войск, то, не обладая никакой реальной силой и чуждые сепаратистских стремлений, они не обладали никакой самостоятельной политической физиономией и являлись наиболее покорными Добровольческой армии.

Стремления к самостоятельности консервативно-буржуазного правительства Дона и более демократического кубанского правительства являлись причиной внутренней слабости того сложного военно-политического организма, который в начале 1919 г. оформился на юге России под наименованием «вооруженных сил юга России».

Правительство юга России возникло из среды Добровольческой кастово-профессиональной армии, которая сама по себе являлась целостным военнополитическим организмом. Это обстоятельство и определило собою характер правительства, по существу, бывшего военной диктатурой в ее чистом виде. Вся власть принадлежала командующему Добровольческой армии, принявшему впоследствии звание командующего «вооруженными силами юга России». При нем в виде совещательного органа имелось учреждение под наименованием «Особого совещания», разрабатывавшее различные законопроекты и ведавшее администрацией занятых территорий, внешними сношениями и связью с общественными кругами. [124]

Линия внешней политики правительства юга России, вернее ген. Деникина, поскольку последний, опираясь на штыки Добровольческой армии, являлся главным вершителем внешней и внутренней политики, определялась лозунгом «единой и неделимой России». Этот лозунг определял полностью его отношение ко всем государственным новообразованиям на территории бывшей империи, как и взаимную враждебность последних. Такого же лозунга придерживались и прочие белые армии добровольческой ориентации: Северо-Западная, Северная и пр.

Такую же жесткую, непримиримую политику военно-политическая диктатура генерала Деникина стремилась проводить и в отношении казачьих правительств, что и создало почву для конфликтов между ним и своеобразным парламентаризмом Кубани. «Особое совещание» черпало свои идеи и исполнителей из среды того контрреволюционного окружения, которое создалось вокруг него. Из этого окружения наиболее влиятельной являлась группировка Национального центра, шедшая от кадетов вправо. Еще правее стоял Совет государственного объединения, а влево шли социал-соглашательские группировки, собиравшиеся вокруг Союза возрождения.

Основной задачей правительства юга России явилось объединение военной власти и международного представительства, что ему и удалось достигнуть. Но восстановления нормальных отношений с «краевыми образованиями», разумея под ними казачество, оно не достигло до самого своего падения.

Правительство Деникина выявило свое лицо в вопросах земельном и рабочем только декларацией 24 марта 1919 г., причем на ее появление повлияли представители Антанты, напуганные слишком реакционным курсом политики ставки Деникина. Декларация в весьма туманных выражениях обещала созыв народного собрания, областную автономию, Гражданские свободы и реформы в области земельной и в рабочем вопросе. Но по определению одного из видных деятелей ставки Деникина профессора Соколова, все эти обещания свелись не более как к бесконечным аграрным разговорам. Мало того, вскоре последовало усиление правого реакционного крыла ставки Деникина, что определило дальнейший [125] крен его внутренней политики вправо. Это привело к тому, что, по словам того же Соколова, «Особое совещание барахталось в безвоздушном пространстве, ни на кого не опираясь и нигде не встречая настоящей поддержки».

Менее всего внутренняя политика генерала Деникина могла удовлетворить рабочий класс, который занял определенно враждебную ей позицию. Крестьянство также не было удовлетворено аграрным проектом Деникина, который сводился к тому, что у собственников (читай: помещиков) земля сохранялась по норме, а излишки ее переходили к малоземельным, но обязательно за плату. Осуществление этой политики на местах еще более раздражало крестьянство, особенно ввиду распоряжения Деникина о передаче урожая на помещичьих землях, засеянных крестьянами, их владельцам, т. е. помещикам. Кроме того, общая деморализованность агентов местной власти целиком отталкивала от нее все местное население. «Беспрепятственное и систематическое ограбление местных жителей», согласно свидетельству Соколова, создало предпосылку для массовых крестьянских волнений, которые во второй половине 1919 г. в период наибольших военных успехов Деникина, захватившего Украину и продвигавшегося в направлении Курск — Орел — Москва, начали все сильнее и сильнее потрясать тыл «вооруженных сил юга России». Особенно широко эти волнения распространились в пределах Украины: так, почти вся территория Екатеринославской губернии и северная часть Херсонской были захвачены отрядами Махно, общей численностью до 12 000 конных и пеших (по некоторым источникам, силы Махно осенью 1919 г. достигли до 50 000 и были сведены в четыре корпуса), территория Полтавской губернии, за исключением административных центров, находилась в руках, т. Матьяши с отрядами общей численностью до 20 000 бойцов; вся северная и восточная часть Харьковской губернии захвачена повстанческими отрядами т. Котова общей численностью 1000–1200 пеших и конных.

Все эти повстанческие отряды отвлекли с антисоветского фронта большое количество сил Добровольческой армии. Во время же отхода в декабре 1919 г. эти отряды сыграли огромную роль в судьбе всей Добровольческой армии, не дав последней возможности закрепиться хотя бы [126] на одном рубеже, начиная от Курска и кончая Крымскими перешейками и Доном.

Неудачи на фронте и полная обособленность правительства Деникина, опиравшегося лишь на штыки Добровольческой армии, которая начинала уже разлагаться, заставили его вновь искать путей примирения с казачеством. Но было уже поздно, так как вскоре последовала общая катастрофа на фронте. Правительство генерала Деникина явилось наиболее типичным из контрреволюционных правительств, стоявших на платформе «единой и неделимой России». Все их отрицательные черты выявились в нем наиболее ярко, потому что, возникнув из недр вооруженной силы, оно сразу приняло форму военной диктатуры и сохраняло ее до тех пор, пока существовала сила, его выдвинувшая, т. е. Добровольческая армия. Опираясь на эту силу, оно сумело распространить временно свою власть на весьма обширную территорию, но, как и следовало ожидать, не смогло удержать ее, сохранив за собой на более длительный промежуток времени только территорию Крыма.

Теперь нам предстоит рассмотреть историю не менее значительного белогвардейского правительства Сибири, претендовавшего на значение всероссийской власти и признанного за таковую Антантой, которое также пришло к военной диктатуре, но более сложным путем.

Мы уже упоминали, что наша Дальневосточная окраина, вернее территория Китая, еще с конца 1917 г. явилась родиной маленьких самочинных белых правительств, созданных Японией и Антантой в качестве ширмы для своих империалистических вожделений. Эти правительства не сыграли никакой роли в истории Гражданской войны и, как только миновала в них надобность, были ликвидированы самой же Антантой. Более заметная роль и более длительное существование были суждены тем из них, которые возникли в результате образования контрреволюционного Восточного фронта. Центрами вновь образовавшихся правительств первоначально явились Самара и Омск. В Самаре чехо-словаки, по захвате ее 8 июня 1918 г., выдвинули к власти Комитет Учредительного собрания (Комуч). Опираясь на поддержку чехо-словаков, Комуч приступил к формированию собственной «армии Учредительного собрания» и просуществовал [127] в течение 5 месяцев до ликвидации сибирским диктатором Колчаком, пришедшим к власти при помощи штыков Антанты и военных заговорщиков. Этот комитет имел ярко выраженную право-эсеровскую окраску. Он стремился к созыву Учредительного собрания и к восстановлению противогерманского фронта, что целиком определило его антантовскую ориентацию. Признавая формально национализацию земли, практически комитет не доводил до конца этого признания, оставляя еще ненационализированные имения в руках их владельцев. Наконец, в области социальной и финансовой политики комитет проявил большую заботливость об интересах буржуазии, что выразилось в расплате полностью по выгодным для владельцев ценам за продукты, необходимые для армии, в ограничении деятельности профсоюзов и пр.

Такие руководящие линии внешней и внутренней политики обеспечили отрицательное отношение к самарскому правительству большинства рабочих и крестьян. Показателем этого отношения явились неудачные мобилизации для армии Учредительного собрания, а затем скорый развал и самой армии. Внутренняя политика Комитета не удовлетворяла и буржуазию, которая уже с конца июня 1918 г. выдвигала вопрос о военной диктатуре. Таким образом, единственной социальном базой для комитета являлись городская и сельская интеллигенция и небольшие группы эсеров и меньшевиков. Комитету не удалось сохранить своего влияния в армии, где взяли верх реакционные и черносотенные элементы; эти элементы в дальнейшем и содействовали падению комитета. На разделение власти с комитетом претендовали возникавшие по мере расширения территории местные правительства соглашательского или буржуазного типа в виде Областного правительства Урала и такие же национальные правительства в виде Правительства Башкирского государства, киргизской Алаш-орды и Национального управления тюрко-татарского племени, возникшего еще летом 1917 г. в Казани.

Но главным соперником Комитета явилось сибирское областное правительство, возникшее в Омске тем же путем, как и Комитет в Самаре. Это правительство, опиравшееся на сибирское казачество и офицерские контрреволюционные [128] организации, было откровенно контрреволюционным по природе и с самого своего возникновения вступило в борьбу с Сибирской областной думой, собравшейся в Томске и стоявшей на платформе буржуазной демократии. Под сильным давлением чехо-словаков все эти правительственные образования в конце концов в октябре 1918 г. слились в одну «Уфимскую директорию» в составе пяти членов. Однако коалиционная Директория с ее эсеровской окраской внушала мало доверия Антанте, и последняя, главным образом в лице Англии, выдвинула кандидатуру в диктаторы адмирала Колчака — военного министра той же Директории. Как только Директория под влиянием неудач на фронте перебралась в Омск, там в ночь с 17 на 18 ноября 1918 г. произошел военный переворот, выдвинувший к власти адмирала Колчака. Члены Директории были изгнаны за границу. Чехо-словаки ограничились формальным протестом, но партия эсеров ушла в подполье, откуда начала борьбу с властью нового диктатора.

Сам приход к власти адмирала Колчака определил последующую реакционную сущность его правительства, несмотря на его заявления, что он не хочет идти «ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности». Однако Колчак с первых же дней своего прихода к власти проявил полную нетерпимость к рабочему движению, кроваво подавляя все выступления рабочих. Он ввел исключительные законы, смертную казнь и военное положение для тыловых территорий. Произвол военных властей оттолкнул от Колчака даже ту весьма умеренную демократию, которая его вначале поддерживала. Крестьянство наиболее сильно испытывало на себе гнет режима Колчака.

Появление белых войск означало для крестьянства, по свидетельству одного из бывших министров колчаковского правительства Гинса, наступление эпохи безграничных реквизиций, всевозможных повинностей и полного произвола военных властей. «Крестьян секли, — говорил тот же свидетель, — обирали, оскорбляли их Гражданское достоинство, разоряли». В свою очередь, крестьянство вело борьбу с ним путем не прекращающихся восстаний; это вызывало ряд кровавых карательных экспедиций Колчака, которые не только не прекращали [129] восстаний, но еще более расширяли охваченные революционной борьбой районы.

В то же время в Восточной Сибири в оппозиции Колчаку находились и почти явно ему противодействовали местные контрреволюционные силы, возглавляемые атаманами Семеновым и Калмыковым.

В своих декларациях Колчак придерживался той же тактики, что и Деникин. Он давал примерно такие же обещания общего характера, что и последний, почему мы и не повторяем их здесь. Методы же проведения этого успокоения еще более подливали масла в огонь.

Как только начались длительные неудачи на фронте, началось саморазложение власти в правительстве Колчака. Колчаковский совет министров, оторвавшись от своего главы и перебравшись в декабре 1919 г. в Иркутск, пытался еще в чем-то проявить свою деятельность, перестроившись на более демократических началах, в то время как сам Колчак стремился сохранить единоличную военную диктатуру. Повстанческое движение приняло поголовный характер почти по всей Сибири.

В Иркутской губернии образовался так называемый «Политический центр», объединивший центральный комитет партии эсеров, комитет бюро земств, профессиональные союзы и меньшевиков. Представители Антанты начали заигрывать с этим центром, думая в нем найти опору для дальнейшей борьбы с большевиками. 24 декабря 1919 г. «Политический центр», опираясь на часть присоединившихся к нему войск, произвел переворот в Иркутске. Французский генерал Жанен, командовавший всеми силами союзников в Сибири, поддержал это выступление, озабочиваясь свободным прохождением чехо-словацких эшелонов по направлению к Владивостоку. Союзники, решившие окончательно сделать ставку на эсеров, в которых они видели «деятелей государственного направления, ничего общего не имеющих с большевиками», произвели нажим на остатки сибирского правительства, чтобы прекратить его дальнейшее сопротивление, и выдали самого Колчака «Политическому центру».

«Политический центр», созданный промежуточно-соглашательскими партиями, явился переходной ступенью к подлинной власти трудящихся масс, которая образовалась [130] в Иркутске 21 января 1920 г. в лице местного совета рабочих и крестьянских депутатов.

Обособленность сибирского правительства в пространстве от прочих белогвардейских правительств делала его всероссийским только по названию. Официально признавая его суверенитет, все белые правительства в своей внутренней и отчасти внешней политике мало руководствовались его указаниями. Особенно самостоятельно держал себя Деникин, пользовавшийся и без того широкой автономией в области внешних сношений, но требовавший также полной самостоятельности в вопросах земельной и финансовой политики.

Нам остается теперь сказать несколько слов о тех второстепенных белогвардейских правительствах, которые возникли исключительно как результат интервенции Антанты. Таковым являлось первоначально социал-соглашательское, а затем реорганизованное наподобие военной диктатуры правительство Северной области на Беломорском побережье, образованное в августе 1918 г., затем, по установлении официальной связи с Колчаком, преобразованное им в военное генерал-губернаторство, причем бывшие министры образовали особый совет при нем.

Правительство севера России образовалось в Архангельске в августе 1918 г. тотчас после высадки в нем десанта союзников. Оно являлось коалицией социалистов-соглашателей и деятелей буржуазных партий. Во главе его стоял бывший народоволец Чайковский. Однако месяц спустя, т. е. в сентябре 1918 г., даже такое соглашательское правительство не удовлетворило военное командования Антанты. Был инсценирован военный переворот, и министры-социалисты во главе с Чайковским были отправлены в Соловки. Вскоре Чайковский был выпущен и поставлен во главе нового фиктивного правительства чисто буржуазной окраски с ничтожной примесью «народных социалистов». Заместителем Чайковского был назначен военный генерал-губернатор генерал Миллер. В начале 1919 г. союзники нашли возможным под благовидным предлогом избавиться и от Чайковского, отправив его в Париж на конференцию союзников в качестве представителя русских белогвардейских правительств. Генерал Миллер, его заместитель, явился фактическим главой правительства. Таким образом, [131] правительство Колчака только оформило уже установившийся фактически в Северной области порядок.

Северо-Западное правительство Лианозова, созданное англичанами 10 августа 1919 г. в Ревеле, опасалось даже появиться на клочке собственной территории.

Оба эти правительства были не более как фикцией, всецело зависевшей от держав Антанты. Армия Северо-Западного правительства являлась приютом авантюристов и кондотьеров, к ней примкнул известный впоследствии в истории бандитизма Булак-Балахович.

Такого же типа было правительство и Закаспийской области, образованное эсерами 12 июля 1918 г. и сразу же призвавшее на помощь себе английские войска из Персии; впоследствии это правительство передало свои полномочия правительству юга России.

Летом же 1918 г. при поддержке английских штыков в Баку возникло национально-шовинистическое азербайджанское правительство буржуазной окраски, стоявшее на платформе независимости Азербайджана и враждебное Добровольческой армии.

В Туркестане со времени Октябрьской революции обособилось ферганское областное правительство, опиравшееся на местные кулацкие слои как туземные, так и колонистов. Это правительство вело борьбу с советской властью в Ташкенте и в конце концов распалось, причем на его место пришло бандитское движение, известное в дальнейшем как басмачество.

Все эти правительства, за исключением азербайджанского, имели много общего как в своем возникновении, так и в политической установке и методах проведения внутренней политики. Главным объединяющим их признаком являлась общая цель «восстановления единой и неделимой России».

На примере эволюции белогвардейских правительств соглашательского толка мы видим несостоятельность мещанской мелкобуржуазной демократии перед лицом мировой революции. Мелкая буржуазия оказалась бессильной вести свою собственную политику в условиях решительного столкновения двух классов — буржуазии и пролетариата, и мелкобуржуазное правительство, прикрываясь левыми лозунгами [132] и фразами, или неизбежно скатывалось в лагерь открытой контрреволюции, или подготовляло дорогу последней.

После опыта Уфимской и Украинской директорий для наиболее активных и революционных элементов мелкобуржуазной демократии не оставалось иного выхода, как присоединение к формуле политического господства пролетариата.

Как мы уже неоднократно констатировали, в тылу белого фронта имели место постоянные восстания пролетариата и крестьянства, принимавшие иногда стихийные размеры, причем повстанчество обычно увеличивалось за счет родственных крестьянству и рабочим промежуточных деклассированных элементов. Волнения в тылу у белых имели характер подлинного революционного движения, кривая роста которого непрерывно шла вверх. Особенно сильно сказался рост повстанческого движения на Украине в конце 1918 г. и в Сибири перед падением власти Колчака в конце 1919 г. Последняя, в сущности, и была сметена с исторической сцены волной красного партизанства Сибири. Волна партизанства подточила все жизненные нити существования колчаковских армий. Способное к войне население почти поголовно уходило в леса и, организуя там крупные отряды, иногда с самодельной артиллерией, делало исключительные по смелости набеги на отдельные гарнизоны, склады, линии сообщения. Приток пополнений в белые армии прекратился, численность их уменьшилась с поразительной быстротой, так как мобилизованное крестьянство из рядов армии массами переходило в отряды партизан.

Особенно сильно повстанчество развилось на Украине после распоряжения Деникина об отдаче урожая с помещичьих земель помещикам. На Черноморском побережье Кавказа и в Крыму повстанчество также широко развилось, и крестьянство, уклоняясь от принудительных деникинских мобилизаций, охотно шло в «зеленую» армию. Действия этих армий впоследствии сильно затруднили отступление остатков Добровольческой армии к Новороссийску.

В общем, повстанчество в тылу белых фронтов сыграло свою революционную роль в деле их уничтожения и должно быть оценено как одна из активных сил революции. Ячейки коммунистической партии, остававшиеся за линией белого фронта и ушедшие в подполье, не прекращали своей организационной [133] и активной работы как среди войск противника, так и среди населения. Их роль в разрушении белого тыла была весьма значительной. В Сибири противоколчаковская работа эсеров охватила лишь верхушки городской интеллигенции и кулацкие элементы деревни, но крупные крестьянские восстания и вообще все массовое крестьянское движение проходило под лозунгами РКП и при ее организационном руководстве. На юге Украины коммунистическая партия большевиков Украины (КП (б) У) в период франко-греческой оккупации Одессы и некоторых прочих черноморских портов зимой 1918/19 г. вела успешную работу по внутреннему разложению войск Антанты и по руководству рабочим движением в районе антантовской оккупации. Одним из результатов подпольной работы большевиков было политическое выступление команды на французском военном корабле «Мирабо» в начале февраля 1919 г.

Такого же характера работу в большем или меньшем масштабе и с большими или меньшими результатами вели подпольные большевистские организации и в прочих районах, занятых контрреволюцией.

Эта работа в условиях жесточайшего белого террора требовала от ее исполнителей большого самоотвержения и преданности делу партии.

Рассмотрев события, развивавшиеся на окраинах РСФСР к началу революции в Германии и Австрии, и проследив эволюции контрреволюционных образований, мы далее проанализируем обстановку, слагавшуюся в самой РСФСР к началу 1919 г., и развитие ее на протяжении этого года.

Крах германской оккупации выдвигал перед РСФСР задачу освобождения оккупированных областей и организации там советской власти.

Выполнение этой цели ставило перед советской стратегией необходимость направить свою активность на Прибалтику, Литву, Белоруссию и Украину. Весь вопрос заключался, следовательно, в том, каким именно силам удастся раньше укрепиться во всех этих областях, т. е. силам революции или антантовского империализма и внутренней контрреволюции.

Наряду с этими непосредственными задачами, вставшими перед советской политикой и стратегией тотчас вслед за [134] германской революцией, выяснились и другие, более сложные и обширные. Предательская политика социал-соглашательских партий во время мировой войны оттолкнула от них широкие пролетарские массы. Полнейший экономический развал и связанное с ним крайнее обострение классовых противоречий, которые в результате мировой войны равно постигли и страны-победительницы и страны побежденные, создали во всей Европе чрезвычайно острое революционное положение. Наиболее сильные вспышки революционной активности проявлялись в Германии и Венгрии. Революционная обстановка во всей Западной Европе выдвигала еще новую задачу перед советскими политикой и стратегией. Эта задача заключалась в объединении усилий революционного фронта в Восточной и Западной Европе.

Прямая военная борьба с интервенцией была мыслима только в союзе с революционными силами Запада. Действительно, удар по Прибалтике рвал ту буферную цепь, которой Клемансо (см. главу I) собирался отделить Советскую Россию от Запада. Наступление через Украину и Бессарабию на Буковину подавало руку помощи братской Советской Венгерской республике.

Такие задачи ставила история перед советской стратегией, требуя полного напряжения ее сил.

В. И. Ленин в речи, относящейся к этому времени, так расценивал то количественное напряжение, которое предстояло сделать для этого Советской стране: «Мы решили иметь армию в миллион человек к весне, нам нужна теперь армия в три миллиона человек. Мы можем ее иметь. И мы будем ее иметь»{38}.

Тяжелое экономическое положение страны в связи с развитием Гражданской войны выявило сильный рост эпидемий. Скученность населения, отсутствие достаточного количества топлива и продовольствия, некультурность и т. д. облегчали невероятно быстрое распространение эпидемических заболеваний. Особенно сильно развивалась эпидемия сыпного тифа. В октябре 1917 г. в стране, по весьма неполным подсчетам, насчитывалось 20 370 заболевших тифом, а в январе 1918 г. количество их увеличилось до 55 831. [135]

Таким образом, внутреннее состояние страны являлось действительно состоянием «отчаянного разорения», как определил В. И. Ленин в одной из своих речей. А между тем политическая обстановка требовала продолжения Гражданской войны с полным напряжением всех сил. Перед советской властью на экономическом фронте вставали задачи сохранения и поддержания боеспособности армии, прокормления населения страны и поддержания остатков промышленности.

Первая из задач являлась главнейшей.

В непосредственной связи с ней стояла и другая задача не менее важная не только в политическом, но и в военном отношении: сохранение от распыления сил пролетариата под влиянием продовольственной разрухи. Распыление же пролетариата ослабляло не только политическую базу советской власти, но грозило ослабить и организационный костяк Красной Армии. Действительно, нижеследующие цифры свидетельствуют, что эти опасения могли иметь место. Например, на Коломенском заводе в конце 1918 г. вместо 18 000 рабочих (на конец предыдущего года) осталось только 7203 чел. В Тверской губернии на почве продовольственного кризиса в течение года имело место 11 забастовок{39}. Кроме этой причины, закрытие фабрик из-за недостатка сырья также содействовало распылению пролетариата. Так, в октябре 1918 г. Центротекстиль вынужден был закрыть 161 фабрику{40}. Напряжение сил советской стратегии находилось в тесной зависимости от общего внутреннего состояния РСФСР в течение 1919 г.

Возможности советской стратегии как в области организационной, так и оперативной определялись экономикой страны; поэтому мы начнем наш обзор с вопросов экономического порядка.

К концу 1918 г. РСФСР из-за экономической блокады и военного окружения оказалась предоставленной исключительно своим собственным экономическим возможностям. Действительно, если нормальный ввоз в Россию в 1913 г. равнялся 936,6 млн пудов, а вывоз — 1472,1 млн пудов, то за 1918 г. [136] ввоз снизился 11,5 млн пудов, а вывоз — до 1,8 млн пудов. Одним из непосредственных результатов такого положения явилось исчезновение тех привозных материалов, которые были необходимы для поддержания на надлежащем уровне транспорта, что, конечно, сильно отражалось на интересах стратегии, на состоянии промышленности и сельского хозяйства.

Вследствие распространения Гражданской войны на чрезвычайно обширную территорию РСФСР к концу 1918 г. в полной мере сказались и результаты эксплуатации сырьевых баз. Ряд районов находился еще в руках оккупантов, интервентов и сил внутренней контрреволюции. В распоряжении же советской власти находились экономически несамостоятельные и наиболее, притом, густо населенные территории. Практические последствия этого обстоятельства видны из того, что на Советскую Россию теперь приходилось только 87 млн пудов хлебных излишков вместо 775 млн пудов, приходившихся в довоенное время. Насколько этих излишков было недостаточно, можно судить по тому, что для прокормления страны и армии в период времени с 1 августа 1918 г. по 1 августа 1919 г. пришлось собрать 220 млн пудов хлеба. Такое же положение существовало и в отношении всех других видов запасов. Так, РСФСР могла рассчитывать на годовую добычу каменного угля всего лишь в количестве 24 млн пудов, тогда как один лишь Петроград нормально потреблял 168 млн пудов угля в год. Кривая продукции важнейших отраслей народного хозяйства резко понизилась. Так, в 1918 г. производство чугуна составляло только 12,3 %, производство льняной пряжи — 75 % довоенной добычи{41}.

Такое положение дел определяло неизбежность ряда кризисов в деле снабжения различных отраслей народного хозяйства, причем важнейшими из них в военном отношении являлись хлебный и транспортный кризисы. Последний зависел от целого ряда и других кризисов, как то: топливного, машинного и пр., и от тех разрушений, которые испытывал железнодорожный транспорт за время Гражданской войны. В. И. Ленин главное внимание страны [137] и партии сосредоточивал на борьбе именно с двумя этими кризисами. Действительно, от продовольствия и транспорта зависела сама возможность продолжения Гражданской войны.

В отношении транспорта советская власть получила расстроенное наследство еще со времени мировой войны. В течение всей Гражданской войны наше транспортное хозяйство продолжало разрушаться главным образом вследствие изнашивания подвижного состава, превышавшего по размерам возможности его восстановления.

О том, насколько быстро шло это изнашивание, свидетельствуют такие цифры. В 1916 г. наши железные дороги располагали 20 290 паровозами, из них неисправных было 3404, а в конце 1918 г. число паровозов уменьшилось до 8910, причем из них неисправных было 4231, т. е. около 50 %. В конце 1916 г. общее число вагонов определялось в 563 000, из них неисправных было 20 000, а в конце 1918 г. вагонов было только 258 000; из них неисправных было 43 000. О размерах топливного кризиса на железных дорогах свидетельствуют следующие данные. Общая потребность железных дорог Петроградского узла в топливе с 1 мая 1918 г. по 1 мая 1919 г. исчислялась в 1 124 000 куб. саж. дров. Из этого количества с 1 мая по 4 ноября 1918 г. фактически было заготовлено только около 10 %. В таком же примерно положении находились и другие железные дороги.

Между тем в связи с обстановкой войны к железным дорогам предъявлялись огромные требования. Поэтому советской власти пришлось в течение всей Гражданской войны обращать исключительное внимание на вопросы железнодорожного хозяйства и в особенности на вопросы топлива. До января 1919 г. было заготовлено только 24,1 % общей потребности страны в топливе и вывезено 10,3 %. В последующие шесть месяцев было сделано уже 75,9 % заготовок, а вывезено 89,7 %.

Поддержка железнодорожного движения требовала в отдельные периоды принятия таких энергичных мер, как реквизиция в пользу железных дорог 50 % всего количества дров, находившихся в известный момент на железных дорогах, независимо от их принадлежности. Тяжелое положение [138] транспорта заставило придавать всему движению по железным дорогам характер ударности. В случае необходимости протолкнуть в срочном порядке на каком-нибудь направлении продовольственные грузы, пассажирское движение временно приостанавливалось, за исключением оперативных перебросок, и весь свободный вагонный парк обращался на перевозку этих грузов.

В сложившейся обстановке крестьянство явилось поставщиком главнейших продуктов питания на основе следующей формулы В. И. Ленина: «Крестьянин получил от рабочего государства всю землю и защиту против помещика и кулака; рабочие получили от крестьян продовольствие и ссуду до восстановления крупной промышленности». Диктатура Наркомпрода в области монополизации государством главнейших продовольственных продуктов и введенная декретом 13 января 1919 г. продразверстка дали возможность стране более или менее удовлетворительно справиться с разрешением наиболее трудного продовольственного вопроса. Об этом свидетельствуют следующие цифры: с 1 августа 1919 г. по 1 августа 1920 г. было собрано 110 млн пудов хлеба, на следующий год — 220 млн пудов, а еще через год — более 285 млн пудов.

Жертвы населения в пользу Гражданской войны не ограничились одной лишь продовольственной повинностью. Война потребовала от широких масс населения и личного труда на пользу государства. Это участие выражалось в трудовой мобилизации населения для производства работ общегосударственного значения.

Военный характер народного хозяйства в эпоху Гражданской войны обусловил и характерные особенности системы хозяйственных органов, которые были построены на принципе строгой централизации, причем все они возглавлялись Высшим советом народного хозяйства (ВСНХ). Чем ближе работа того или другого из органов ВСНХ связывалась с боевой работой армии, тем больший оттенок военизации носил на себе этот орган; на органах же Народного комиссариата путей сообщения эта военизация еще более заметно сказалась. Централизация обеспечивала ударность работы хозяйственных органов страны, а ударность вызывалась необходимостью поддержания существования и развития боевой [139] мощи армии. Эта ударность проходила сквозь всю снабженческую политику в течение всей Гражданской войны. В зависимости от выяснившегося значения того или иного фронта, он становился ударным; на нем сосредоточивалось внимание партии, страны и ее хозяйственных органов, и на него широкой рекой начинали течь укомплектования и снабжения всякого рода за счет временного ослабления других фронтов.

В наиболее острые периоды продовольственных затруднений В. И. Ленин сам следит за работой железных дорог по продовольственным перевозкам. «Отдал распоряжение, — телеграфирует он в начале 1919 г. в Петроград Зиновьеву, — продвигать вагоны в Питер из Москвы и из Нижнего пассажирскими поездами. Следите. Если Вы прозевали приостановку месяц назад и не обжаловали вовремя, то вините также себя, равно и за то, что после нашей беседы по телефону в пятницу не приняли мер к проверке скорости движения отправленных вагонов». В. И. Ленин тщательно контролирует работу железных дорог по переброске отдельных частей, направляемых в решающие дни на решающие участки фронтов. Переброска Башкирской бригады осенью 1919 г. под Петроград, переброска 21-й дивизии в августе того же года против Мамонтова, переброска латышской дивизии осенью 1919 г. с Западного фронта на Южный и т. д. производятся под личным наблюдением Ленина. Затруднения экономического порядка властно ставят цели перед советской стратегией. Одним из основных лозунгов в борьбе с Деникиным и Колчаком является борьба за хлеб. Уже в начале 1919 г. страна начинает испытывать острый недостаток в нефти. 24 апреля Ленин телеграфирует военным работникам в Астрахань: «Крайне странно, что Вы посылаете только хвастливые телеграммы о будущих победах. Обсудите немедленно:

первое — нельзя ли ускорить взятие Петровска для вывоза нефти из Грозного;

второе — нельзя ли завоевать устье Урала и Гурьева для взятия оттуда нефти, нужда в нефти отчаянная. Все стремления направьте к быстрейшему получению нефти».

К концу 1918 г. укрупнение партии и перестройка ее работы под лозунгом «Все для победы» дали себя отчетливо знать. Член центральной военной комиссии т. Мехоношин, [140] говоря о том значении, какое имеют партийные мобилизации и связанное с этим количественное увеличение их на фронте, добавлял: «На фронте одновременно с борьбой ведется и организация деревни. Можно смело сказать, что нигде крестьяне так хорошо не организованы, как в прифронтовой полосе. Большая организационная работа идет и в тылу противника. Там организуются в помощь нам рабочие дружины, даже создаются советские базы».

О том, как велики были партийные мобилизации, можно судить по тому, что в октябре 1918 г. больше чем в 2/3 красноармейских частей Поволжско-Уральского фронта были организованы коммунистические ячейки. Работа коммунистов, присланных из красных центров, совершенно преобразила прифронтовые полосы. Всюду организовались комитеты бедноты, и корреспонденции того времени отмечали, что здесь, т. е. на Поволжье и на Урале, «местное трудящееся население только теперь, надо сказать, проснулось для революции и зажило революционной жизнью».

Особенно много дали на фронт Москва и Петроград, но 1 ноября 1918 г. вернувшийся из поездки на Восточный фронт (3-я армия) т. Зиновьев докладывал Петроградскому совету, что все «это ничтожно по сравнению с тем, что делается на фронте». На Лысьвенских заводах из 15 000 рабочих остались только 3000. Остальные были на фронте. «Когда, — говорил докладчик, — после этого слушаешь комплименты Петрограду, то с болью в сердце сознаешь, что они нами не заслужены. Мы не дали такого процента, как Лысьва… Мы должны сделать в десятки раз больше».

Советская Россия выдвинула лозунг создания трехмиллионной армии, куда коммунистический город должен был дать 300 000–500 000 бойцов пролетариата.

Партийные мобилизации неуклонно продолжались, и когда в результате германской революции создался новый Западный фронт, то Петроград провел мобилизацию тысячи коммунистов. Начинались мобилизации национальных секций. В соответствии с лозунгом «Все для армии» в Москве, Петрограде и ряде других городов проводились такие мероприятия, как обследование казарм, создание для того «троек», всяких видов помощи Красной Армии, организации отправки новогодних подарков Красной Армии и т. д. [141]

Углублялась политическая и воспитательная работа в рядах Красной Армии на фронте и в тылу, и в то же время неизменно крепко сохранялась связь тыла с фронтом. В конце декабря 1918 г. красноармейцы слали с фронта рабочим братский привет и горячее спасибо за присланные подарки. К этому они добавляли: «Эти подарки для нас дороже всего. Мы верим в победу социализма. Мы верим в единую семью труда. Трудно сейчас, и, может, будет еще труднее, но мы знаем, что за нами бьется чуткое сердце пролетариата».

Такого единства и спайки класса и партии, армии и всей трудовой страны не могло быть в лагере контрреволюции. Наоборот, соглашательские партии меньшевиков и эсеров вступали на второй год Гражданской войны под знаком продолжавшихся в их рядах раскола и падения всякого авторитета в массах. Об этом красноречиво говорят следующие данные. В январе 1918 г. меньшевики на первом съезде профсоюзов располагали 16 % из общего количества всех мест. В январе 1919 г. их участие на втором съезде выразилось всего в 6 %.

Наиболее сильно раскол охватил партию эсеров. Официально партия эсеров держалась политики непримиримости как по отношению к советской власти, так и по отношению к контрреволюционным правительствам, причем девятый съезд этой партии рекомендовал своим членам воздержаться от открытых выступлений против советской власти, допуская эти выступления в стане контрреволюции. На деле же правое крыло партии, возглавляемое Авксентьевым и Зензиновым, осталось на платформе сотрудничества с интервентами и поддержки контрреволюционных правительств. Многих членов партии эсеров можно было встретить в числе самых активных участников буржуазных заговоров в тылу красного фронта. Левое крыло эсеров продолжало проявлять свою непримиримую враждебность по отношению к коммунистической партии, пытаясь колоть ее «булавочными уколами» в моменты наиболее напряженного положения на фронтах. Буржуазные контрреволюционные партии, от кадет и правее, сохраняя по-прежнему свой ничтожный удельный вес, проявляли себя, главным образом, в организации различных заговоров. Совершенно не рассчитывая по опыту 1918 г. на успех своих самостоятельных выступлений, они [142] поэтому приурочивали их подготовку ко времени приближения к ним линии фронта и усиленно насаждали шпионаж во многих частях и учреждениях Красной Армии, используя для этой цели классовую разнородность командного состава. Однако все эти заговоры, не достигая своей цели, своевременно раскрывались органами диктатуры пролетариата — ВЧК ОГПУ и быстро ликвидировались.

Гражданская война на всем своем протяжении сопровождалась периодическими колебаниями основной крестьянской массы или отдельных ее прослоек, выливавшимися иногда в волнения и открытые выступления против советской власти. Причины и сущность этих колебательных движений крестьянства нами охарактеризованы в первой главе труда. Эти колебания зависели, прежде всего, от настроений середняцкого крестьянства и от того влияния, каким, особенно на окраинах, еще долго после Октября продолжал пользоваться в деревне экономически сильный кулак. Кулацкая верхушка деревни, крикливо революционная в борьбе с помещиками, не хотела мириться с советской властью, раскрепощавшей трудящиеся массы в деревне не только от помещика, но и от кулака. Колебания линии фронтов в Гражданской войне почти всегда совпадали с колебаниями в крестьянских массах. Надо было крестьянским массам Поволжья, Сибири, Дона, Кубани и Украины испытать на себе власть белой диктатуры, ослепленного ненавистью к революции помещика, чтобы постепенно в борьбе красной и белой стороны оказаться, в конечном счете, союзником пролетариата.

Партия своевременно учла необходимость закрепления этого сдвига крестьянина-середняка в сторону советской власти и его союза с беднейшим крестьянством и пролетариатом. VI съезд Советов в ноябре 1918 г. принял решение об упразднении комбедов и о переходе к нормальным формам советского строительства в деревне. Речь Ленина «Об отношении к среднему крестьянству» на VIII съезде партии в марте 1919 г. дала четкую линию, направленную на союз с середняком. Последующие крестьянские волнения, имевшие эпизодический характер, не были направлены против советской власти как политической системы, а возникали преимущественно на почве недовольства тяготами, [143] выпадавшими на долю населения из-за тянувшейся Гражданской войны.

Быстрому падению кривой крестьянских волнений в тылу красных фронтов во многом содействовали и методы карательной политики советской власти. Она никогда не обрушивалась тяжестью своих репрессий на массовых участников волнений, а карала лишь контрреволюционную или бандитско-кулацкую головку движения.

Поворот многомиллионной массы крестьянства сказался и на падении кривой дезертирства из рядов Красной Армии. Характерно, что «недели явки дезертиров» на Южном фронте давали наибольший процент явившихся как раз в момент наиболее тяжелых положений на этом фронте.

По мере роста масштаба Гражданской войны росли и вооруженные силы революции. В начале 1919 г. на различных фронтах и во внутренних округах страны числилось уже 125 стрелковых и 9 кавалерийских бригад{42}. Эти силы распределились по фронтам следующим образом{43}: Западная армия — 81 500 чел.; группа Курского направления — 10 000 чел. (будущая ячейка Украинского фронта); на Каспийско-Кавказском фронте — 84 000 чел. (1, 2, 3, 4-я и 5-я армии); на Южном фронте — 17 000 чел. (8,9-я и 10-я армии) и на Северном фронте — 20 000 чел. (7-я армия); всего 312 500 чел. при 1697 орудиях{44}. Кроме того, в войсковых частях внутренних округов числилось 60 000 штыков и сабель при 314 орудиях. Необходимо отметить, что в число войск внутренних округов входили не только войска боевого назначения, в них числились войска специального назначения, войска по охране железнодорожного и водного транспорта, войска по охране сахарной промышленности и, наконец, различные продовольственные отряды, составившие даже так называемую [144] продовольственную армию Зусмановича, которая вскоре была использована на усиление Южного фронта. Всех этих сил было недостаточно для разрешения задач кампании 1919 г. на различных фронтах; но экономика страны ставила известный предел росту формирований во времени (табл. 1).

Таблица 1



Примечание. Кроме того, небольшие отряды англичан в Закавказье и Закаспийской области.


Общее количество сил являлось результатом невыполненной на 35 % организационной программы в силу экономических затруднений.

Однако Главное командование рассчитывало к середине мая 1919 г. довести вооруженные силы республики до 700 000–800 000 штыков и сабель при 2500 орудиях. Из этого общего количества на долю внутренних округов должно было наступить 100 000–120 000 штыков и сабель. Недостаточность вооруженных сил сравнительно с обширностью задач, на них выпадающих, повлекла за собой сильное утомление войск, действовавших на фронтах в течение года без всякой смены. Это утомление увеличилось еще из-за растяжки фронтов, на которых приходилось действовать отдельным частям. Так, участки некоторых дивизий по фронту достигали 200 км.

Все эти причины отражались и на проведении однотипной организации, которая еще не была закончена в армиях. В силу тех же причин боевая дисциплина некоторых частей не стояла на должной высоте: наблюдались единичные случаи невыполнения боевых приказов и оставления фронта. Терпя недостаток в силах, Главное командование не могло организовать планомерного вывода частей на отдых для их сколачивания, так как к началу 1919 г. его стратегический резерв почти полностью был поглощен фронтами. Из начатых летом 1918 г. формирований во внутренних округах 11 дивизий стратегического резерва Главное командование к февралю 1919 г. располагало только тремя дивизиями, заканчивавшими свое формирование.

Неудовлетворительное состояние военной промышленности отражалось и на состоянии вооружения. Красной Армии нехватало до штатной нормы 65 % пулеметов и 60 % артиллерии. По-прежнему ощущалась скудость в боеприпасах, особенно в ружейных патронах, обмундировании и снаряжении.

В отношении укомплектования и дальнейшего развертывания вооруженных сил республики Главным командованием на 1919 г. предусматривались следующие мероприятия. [146]

Во-первых, для усиления действующих на фронте войск решено было отправлять не целые войсковые части из внутренних округов, а отдельные маршевые роты из состава внутренних дивизий. Во-вторых, введена была известная гибкость в дело формирований предоставлением самим фронтом производить нужные им формирования во вновь занятых территориях, для чего при каждом управлении фронта создавалось особое управление формирований (упраформ).

Во внутренних округах окончательно была установлена система пополнения Красной Армии посредством мобилизации, проводимых через местные военно-административные органы в виде различного рода комиссариатов; посредством этих органов осуществлялась и допризывная подготовка населения.

Таким образом организация всевобуча получила свое завершение на местах. 1919 г. кроме общих мобилизаций отличается рядом партийных и профессиональных мобилизаций. В отличие от таковых же мобилизаций 1918 г. эти мобилизации не давали отдельных импровизированных соединений, а направляли свежие резервы пролетариата на усиление кадров уже существующих частей. Упорядоченная работа транспорта благодаря его милитаризации обеспечивала планомерность и ударность выполнения мобилизационных перебросок.

По вполне понятным причинам мы не можем дать такой же картины роста и развития вооруженных морских сил республики в 1919 г. Здесь работа свелась, главным образом, к сбережению и возможному использованию старой материальной части флота и к созданию речных и озерных флотилий, сыгравших значительную роль в весенней и летней кампаниях 1919 г.

Вооруженные силы противной стороны слагались из вооруженных сил тех иностранных государств, которые принимали активное участие в нашей Гражданской войне, и из вооруженных сил внутренней контрреволюции. Последние, в свою очередь, состояли из сил, не привязанных к определенной территории как источнику своего комплектования, и из сил, территориально связанных с базой своего комплектования.

Силы внутренней контрреволюции прошли те же ступени развития, что и Красная Армия, т. е. от начал добровольчества [147] они старались перейти к началам общеобязательной воинской повинности, что, однако, не удавалось им в силу причин политического порядка.

Численность вооруженных сил контрреволюции обеих категорий была неравномерна в различные периоды Гражданской войны.

В противоположность вооруженным силам революции, кривая роста которых все время шла вверх, кривая нарастания вооруженных сил контрреволюции достигла высшей точки своего подъема только к лету 1919 г., после чего начала катастрофически падать, что объясняется, с одной стороны, началом выхода из борьбы принимавших участие в Гражданской войне иностранных войск, а с другой стороны — начавшимся разложением в армиях противника и в его тылу.

Наибольшей численности на театрах нашей Гражданской войны силы иностранных государств достигали в течение весны и лета 1919 г. Их принадлежность, количество и место действий усматриваются из следующей таблицы, относящейся к февралю 1919 г.

Кроме этих сухопутных сил в борьбе против РСФСР принимал участие и англо-французский флот, блокировавший берега республики. На Черном море английский флот сыграл определенную стратегическую роль, облегчив операции ген. Деникина по обратному овладению Крымом и Черноморскими портами.

Общая численность внутренних контрреволюционных армий усматривается из табл. 2.


Таблица 2 (стр. 148)




Примечание. Таблица составлена на основании данных доклада главкома № 849 («Архив Красной армии» дело № 34 805, 220, л. 289–293, дело № 65, л. 3, 4) и литературных источников. Цифры приведены на февраль 1919 г.

Внутреннее состояние каждой из контрреволюционных армий довольно точно отражало на себе настроения и политическую физиономию тех слоев населения, из которых она была сформирована.

Донская армия характеризовалась средней боеспособностью, это обусловилось не только политической крепостью (в среде ее молодых возрастов встречались даже антисоветские настроения), сколько тем, что, состоя, главным образом, из конницы, она имела ряд тактических преимуществ перед Красной Армией, слабо обеспеченной конницей в первый период войны. Кубанская Добровольческая армия отличалась хорошей боеспособностью, обучением [149] и снабжением, очень сильным командным составом и исключительной контрреволюционностью. Однако у этой армии были и крупные недостатки, свойственные кастовым армиям: она была очень впечатлительна к неудачам и плохо переносила лишения. Настроения сибирских армий отражали настроения населения, среди которого мобилизации не пользовались никаким успехом, и боеспособность их, за исключением отдельных частей, была ниже средней. Так, в период осеннего отступления Сибирской армии в 1918 г. целые части ее либо переходили на сторону советских войск, либо разбегались по домам. Еще хуже обстояло в этом отношении дело в войсках Украинской директории, проявлявших наиболее низкую боеспособность по причинам, изложенным в начале этой главы.

Прочное основание снабжению контрреволюционных армий было положено с началом активного вмешательства держав Антанты в нашу Гражданскую войну: ранее им приходилось пользоваться лишь случайными источниками этого рода. В лучшем положении оказались контрреволюционные армии юга России после открытия Дарданелл, когда основной базой их сделался Новороссийский порт.

В течение лета и по осень 1919 г. контрреволюционные правительства, пользуясь англо-французкой денежной поддержкой и льготными условиями кредита в Америке, произвели там обширные закупки военного материала, обмундирования и оружия. Продовольственное снабжение контрреволюционных армий основывалось, главным образом, на беззастенчивой и беспорядочной эксплуатации местных средств, что крайне озлобляло местное население. Добровольческая армия в этом отношении шла дальше всех, предоставив своим частям довольствоваться собственным попечением — грабежами и спекуляцией.

Обучение и тактика контрреволюционных армий ничем не отличались от таковых же старой русской армии.

Обращаясь к сравнению сил обеих сторон, мы должны отметить, что характерная положительная особенность Красной Армии заключалась в ее внутренней силе, являвшейся следствием той идеи революционной классовой борьбы, которая была заложена в идеологию армии. Хранителями и носителями этой идеи в рядах армии являлись те [150] сознательные рабочие массы, которые влились в ее состав и вокруг которых группировались слои беднейшего крестьянства. В частности, в отношении численности и людских средств Красная Армия превосходила армии внутренней контрреволюции, так как свободно могла использовать резервы населения в виде масс беднейшего и среднего крестьянства и рабочих, мобилизацией которых по политическим соображениям не мог рисковать противник. Последнее обстоятельство определило и превосходство развития военных сил на стороне советской стратегии. [151]



Глава шестая
Стратегические планы сторон на 1919 г. Кампания на Южном и Северном Кавказских фронтах в конце 1918 г. Завязка борьбы на Украинском фронте{45}


Планы действия белых и их изменения на каждом из театров на 1919 г. в зависимости от политических и стратегических условий — Их оценка — План войны главкома Вацетиса от 7 октября 1918 г. и ближайшие его задачи на каждом из фронтов — Разгром Донской армии на Южном фронте в конце 1918 г. — План дальнейших действий красного командования — Завязка борьбы в Донбассе и ее значение — Силы обеих сторон — Обстановка на Северокавказском фронте в конце 1918 г. — Цели обеих сторон — Борьба на Северном Кавказе в начале 1919 г. и ее результаты — Образование Украинского фронта и интервенция на юге — Первые успехи красных войск на Украине — События в районе Одессы и прочих черноморских портов. Роль и действия флотов обеих сторон на Каспийском и Черном морях



Схема III (к главе шестой). Кампания на Южном и Северном Кавказских фронтах. Завязка борьбы на Украине


Начало второго года Гражданской войны отмечается состоянием неустойчивого равновесия на всех фронтах для обеих сторон. Это являлось, однако, одним из положительных достижений советской стратегии, так как первый год Гражданской войны проходил для нее под знаком организации и собирания сил, в чем и заключалась одна из главных трудностей ее положения. Советская [152] стратегия сумела выйти из трудного положения, добившись даже известных частных успехов на некоторых фронтах, но не могла сразу выполнить все задачи, поставленные ей политикой. Завершение их, таким образом, переносилось на второй год Гражданской войны. В свою очередь, противник в этом году стремился к достижению тех конечных целей, которые перед ним поставили мировой империализм и внутренняя контрреволюция. Поэтому естественно, что планы высшего командования обеих сторон на 1919 г. должны были носить наступательный характер, и сама кампания должна была протекать под знаком упорной борьбы за инициативу.

Как мы уже указывали, единое управление всеми вооруженными силами контрреволюции с начала 1919 г. только формально объединялось адмиралом Колчаком, фактически же обе наиболее мощные военные группировки белых — сибирские армии Колчака и «вооруженные силы юга России» — проводили каждая свой собственный план действий, и вопрос об объединении этих действий дальше разговоров не пошел. Это налагает и на нас обязанность рассмотреть планы действий обеих этих группировок, каждый в отдельности.

Неудачи на Самаро-Уфимском направлении, последовавшие вслед за обратным взятием красными Казани, и развал Народной армии, а также и оставление фронта чехо-словаками не повлияли на отказ «сибирского правителя» от наступательных действий. Его план заключался в нанесении главного удара на Пермско-Вятском направлении (в надежде на соединение с Северным фронтом Антанты) и в активных действиях на направлениях Красноуфимск — Сарапуль — Казань — Арзамас — Муром — Москва и Златоуст — Уфа — Средняя Волга — Пенза — Москва. Было рассчитано даже время занятия Москвы, которое намечалось в июле 1919 г. при условии, если наступление будет начато в первых числах марта.

События осенней кампании 1918 г. в Поволжье должны были показать адмиралу Колчаку, что план этот не имел под собой ни политической, ни материальной базы. Развал Народной армии должен был убедить его в истинном отношении широких масс населения к его армиям и их целям. Уход чехо-словаков с фронта лишил его наиболее крепких частей. Наконец, сосредоточение значительных сил на Пермско-Вятском [153] направлении, после того как выяснилось второстепенное значение Северного фронта для обеих сторон и его пассивность, не оправдывалось и условиями стратегической обстановки. В таком положении единственно, на что могло рассчитывать Сибирское белое командование, это на временный успех на одном из выбранных им операционных направлений, но этот успех был бы куплен ценой полного стратегического истощения, так как для осуществления своего плана Колчаку пришлось бы ввести в дело свои последние, не закончившие еще своей организации стратегические резервы. Последующие события в полной мере выявили все эти недостатки плана кампании сибирского белого командования.

Генерал Деникин, вступив 10 января 1919 г. в командование всеми «вооруженными силами юга России», строил план своей кампании на 1919 г. на преувеличенном значении интервенции союзников на юге России, исходя из расчета тех сил, которые первоначально для нее предназначались (свыше 12 пехотных дивизий). Поэтому его план был еще более активен по замыслу, нежели Колчака, и конечной своей целью он также ставил овладение Москвой с одновременным ударом на Петроград и вдоль правого берега Волги.

Ближайшими задачами генерала Деникина являлись следующие:

1) не допустить противника занять Украину и западные губернии;

2) окончательно очистить Северный Кавказ от большевиков{46}.

Выполнение этого плана должно было повлечь за собой разброску белых сил юга России на огромном пространстве, от Волги до Днестра, где они неминуемо должны были раствориться в пространстве. Так в действительности и случилось. Силы интервенции ничем не помогли Деникину из-за своей малочисленности и того внутреннего разложения, которое их постигло. Подобно плану Колчака, и этот план являлся политически совершенно необеспеченным. С каждым шагом вглубь советской территории, удаляясь от казачьих областей, «вооруженные силы юга России» становились все более и более неприемлемыми для широких масс [154] населения страны, почему и не могли рассчитывать на свое увеличение за его счет.

7 октября 1918 г. красное командование в лице т. Вацетиса разработало свой план операций на всех фронтах на 1919 г. В этом плане оно исходило из следующих предпосылок. Наиболее значительными и серьезными являются вооруженные силы сибирской контрреволюции и юга России. Эти силы на востоке отрезают советскую страну от источников продовольствия, на юге — от источников продовольствия, твердого и жидкого топлива и сырья для промышленности. Учитывая экономические условия, внешнюю политическую обстановку и силы противника, главное значение в предстоящей кампании должно было принадлежать Южному фронту. Политическая обстановка определяла задачи Южного фронта необходимостью просочиться между уходящим германским милитаризмом и надвигающимся англо-французским империализмом и утвердиться внутри советского государства, в составе которого мыслились и Дон, и Кавказ, и Украина. Исходя их этих общих предпосылок, советское Главное командование ставило себе следующие задачи на различных театрах Гражданской войны:

1) на Северном фронте — упорная оборона;

2) на Восточном фронте — окончательное утверждение на рубеже Средней Волги и ликвидация ижевско-воткинского восстания, а также установление связи с Туркестанской армией. В дальнейшем — продвижение в Сибирь;

3) на Южном фронте, усиливаемом по возможности всеми имеющимися в распоряжении свободными вооруженными силами, намечалась решительная ликвидация Донской казачьей армии, с тем чтобы окончательно закрепить в Донской области власть советского казачества, после чего мыслилось освободившиеся силы перебросить либо на Северный Кавказ, либо на Восточный фронт для довершения поражения действующих там белых армий;

4) для будущего Западного фронта предусматривались первоначально пассивные задачи. Не исключалась для него и оборонительно-отступательная кампания в целях выигрыша времени, хотя внешняя политическая обстановка, по крайней мере на первое полугодие 1919 г., не давала к этому никаких предпосылок; [155]

5) наконец, на случай необходимости и возможности занятия левобережной Украины после ухода немцев, в районе Калуга — Смоленск — Брянск предусматривалось образование «резервной армии», силою в три дивизии.

Таким образом, советской стратегии предстояло быть активной и на востоке и на юге, что определяло использование ее сил в расходящихся операционных направлениях. Совершенно правильно было оценено второстепенное значение Северного фронта, но не были дооценены роль и значение Западного и Украинского фронтов, выяснившиеся уже через месяц. Активизация этих фронтов под влиянием требований политической обстановки вызвала непредвиденный расход сил для них, что уже оказалось обременительным для наших возможностей того времени и определило длительный и упорный характер борьбы на всех фронтах в кампанию 1919 г.


В. И. Ленин придавал громадное значение возможно скорой и решительной ликвидации Краснова (Донской фронт). Еще 3 января 1919 г. он телеграфирует Троцкому: «Я очень обеспокоен, не увлеклись ли Вы Украиной в ущерб общестратегической задаче, на которой настаивает Вацетис и которая состоит в быстром, решительном и общем наступлении на Краснова, боюсь чрезвычайно, что мы запаздываем с этим…» Ленин предлагает налечь «на ускорение и доведение до конца общего наступления на Краснова». Однако, как мы увидим дальше, наступление против Краснова затягивается; действия наших войск на этом фронте характеризуются несогласованностью и распыленностью усилий. Ленин еще не раз (например, в апреле) обращает внимание Главного командования на эту фактическую недооценку значения своевременной и быстрой ликвидации Краснова. Ленин, как никто, сознавал все значение Донского фронта и предвидел те трудности, какие должны были встать перед Красной Армией и советской стратегией (и действительно встали — Деникин) в случае несвоевременной ликвидации Краснова.

Мы прервали рассмотрение событий на Южном фронте в момент напряженной борьбы обеих сторон за линию рокадной железной дороги Поворино — Новохоперск — Бобров — Лиски, проходившей севернее административных границ области, причем в руках Донской армии оказался участок железной дороги Лиски — Новохоперск. Равным [156] образом ей удалось достигнуть местных успехов на направлении Елань — Саратов и сковать силы 10-й красной армии в районе Царицына. Эти успехи, достигнутые путем крайнего напряжения сил, оспаривались у Донской армии армиями Южного советского фронта, которые, вводя в дело по частям прибывавшие в их распоряжение резервы, добивались временами местных успехов, однако развить их не могли за недостатком свободных сил.

Нарастание успехов Донской армии должно было прекратиться не столько в силу прибытия новых советских резервов, сколько в силу причин внешнего и внутреннего порядка, возникших в это время на самом театре военных действий и в рядах Донской армии. Внешней причиной, ухудшавшей общее стратегическое положение Донской армии, являлся уход немцев с территории Украины, чем обнажался левый фланг всего Донского фронта. Это явление носило пока незаметный характер, но уже со второй половины ноября 1918 г. части правофланговой 8-й красной армии начали просачиваться на освобождаемую территорию, постепенно скрывая левый фланг Воронежской группы Донской армии. Выйдя на фронт Острогожск — Коротояк, они уже 99 ноября захватили ст. Лиски, откуда, впрочем, были выбиты разервами Воронежской группы противника. Однако к 3 декабря они распространились до г. Валуйки. В это же время 10-я армия начала продвижение своим правым флангом на ст. Иловля. В свою очередь, противник, недооценив еще значения обнажения своего левого фланга и ослабив свои силы на Воронежском направлении, сосредоточил кулак на Царицынском направлении против центра 10-й армии, тесня его по направлению к Царицыну.

Благодаря этим действиям противника на его фронте образовались две группы: слабейшая — Воронежская и сильнейшая — Царицынская, повернутые тылами друг к другу; численность первой определялась от 18 000 до 22 000 бойцов при 16 орудиях, вторая доходила до 50 000 бойцов при 63 орудиях. Обе группы связывались между собой тонкой нитью кавалерийской завесы.

Главное командование Красной Армии решило довершить наметившийся успех нанесением решительного удара Донской армии. Оно ставило ближайшей главной целью командованию [157] Южным фронтом разгром Воронежской группы противника тотчас по сосредоточении на фронте всех направляемых туда резервов, в том числе и группы Кожевникова (20 000 бойцов, 20 орудий) с Восточного фронта; последняя являлась тем ударным кулаком, который, развернувшись на фронте Валуйки — Купянск, должен был выйти в тыл Воронежской группе противника на фронт Миллерово-Богучар. С фронта Воронежскую группу противника должны были атаковать 8-я и 9-я армии, и, таким образом, для действий против нее предназначалось до 50 000 бойцов, т. е. около половины всех сил Южного советского фронта, численность которого к концу декабря была уже доведена до 124 500 штыков и сабель, при 2230 пулеметах и 485 орудиях. Северокавказский фронт должен был содействовать Южному фронту наступлением 11-й армии на фронт Новочеркасск — Ростов-на-Дону.

В дальнейшем Главное командование предполагало разгромить остальные силы Краснова на правом берегу р. Дон и те силы ген. Деникина, которые могли бы там оказаться.

В целях увязки действий фронтовых частей с резервами революции за линией неприятельского фронта Главное командование предусмотрело отправку в Донецкий бассейн партийцев для подготовки там восстания рабочих, формирования партизанских отрядов и действия ими на железнодорожных сообщениях противника между ст. Лихая и Ростов-на-Дону. Таким образом, сущность плана Вацетиса сводилась к захождению всего Южного фронта правым плечом в общем направлении на Царицын с попутным уничтожением слабейшей Воронежской группы противника. Это могло повлечь за собой скучивание главной массы сил Южного фронта в Царицынском районе с его слаборазвитой и находившейся в плохом состоянии сетью рокадных железных дорог, что крайне затруднило бы дальнейшие перегруппировки и ставило бы без опоры чрезвычайно важный для советской власти в политическом и экономическом отношении Донецкий бассейн.

По-видимому, эти опасения были не чужды и главкому Вацетису. По крайней мере, он в особой инструкции указывал, что главным операционным направлением должно явиться направление на Миллерово, что, по его мнению, и должно было притянуть главную массу красных сил к Донецкому [158] бассейну. На необходимость этого должны были влиять и соображения главкома о дальнейших операциях Южного фронта. Первоначальные успехи этого фронта позволили, повидимому, главкому Вацетису значительно расширить свои предположения в отношении дальнейших действий армий этого фронта по сравнению с его планом операций от 7 октября 1918 г. В «Соображениях для предстоящей операции против Дона» от 20 декабря 1918 г. намерения главкома Вацетиса в отношении армий Южного фронта сводились уже к тому, что по ликвидации сил южной контрреволюции армии Южного фронта перестроят фронт на запад и начнут наступление на Средний Днепр{47}.

Таким образом, в частности выполняя задания политического центра, главком Вацетис мыслил первоначально разделаться с силами внутренней контрреволюции, а затем уже схватиться с англо-французским империализмом. Но наделе, как мы увидим, командование Южным фронтом развернуло свои силы не в духе указаний главкома, что оставило без надежного обеспечения Донецкий бассейн и потребовало исправления развертывания сил Южного фронта, сопряженного с большой затратой времени.

Положительной стороной плана Вацетиса являлось обеспечение первоначального успеха сосредоточением подавляющих сил против Воронежской группы противника, но двойная перемена фронта делала выполнение плана сложным и была длительной, что и подтвердилось всем дальнейшим ходом событий.

Условия обстановки, т. е. спешное очищение германцами Украины и Донецкого бассейна с родственным красным армиям по классовому признаку и политической идеологии населением, давали возможность принять более простой по выполнению и решительный по результатам план действий, направив ударный кулак непосредственно через Донецкий бассейн. Тогда последний был бы надежнее связан с остальной советской территорией, охват получился бы глубже, противник не имел бы возможности выскользнуть из-под занесенного над ним удара, и было бы достигнуто сбережение времени. Последнее обстоятельство имело весьма важное [159] значение не только в видах возможности появления на Южном театре Добровольческой армии и войск Антанты, но и в силу климатических условий. В начале марта следовало ожидать вскрытия рек и распутицы, что очень затруднило бы лобовые операции против Ростова и Новочеркасска.

Во всяком случае, с началом операции надлежало спешить, так как добровольческое командование уже в конце декабря 1918 г. готовило переброску одной своей пехотной дивизии в Донецкий бассейн (по просьбе атамана Краснова, совершенно не имевшего свободных сил для образования нового 600-километрового фронта по западным границам Донской области, обнажившимся с уходом немцев), а разложение Донской армии начинало принимать уже весьма ощутительные формы. В конце декабря целые донские части начинали покидать фронт, некоторые станицы (Вешинская, Казанская) устанавливали у себя советскую власть, и, наконец, донские части Хоперского округа откатились назад без всякого сопротивления.

Углубление этого процесса в дальнейшем означало для казачьей контрреволюции утрату всяких социальных корней в массах и полное ее разложение, видимым проявлением которого был уже начавшийся распад войсковых сил.

Командование Южным фронтом преподанные ему указания осуществило постановкой 4 и 8 января 1919 г. следующих задач своим частям: группа Кожевникова к концу дня 12 января должна была выйти на фронт Кантемировка — Митрофановка; 8-я армия должна была вести наступление по обоим берегам Дона; 9-я армия направлялась на участок р. Хопер между Новохоперском и Урюпинской, выставляя заслон против Царицынской группы противника у Бударино; 10-я армия, обороняя Царицынский район, в то же время должна была развить наступление в Камышинском направлении, чтобы развязать левый фланг 9-й армии.

В начавшемся наступлении наибольшие территориальные успехи первоначально выпали на долю группы Кожевникова; ее движение совершалось почти без всякого сопротивления со стороны противника; небольшой бой произошел лишь у Старобельска, которым она и овладела 10 января. Она тянула за собой и правый фланг 8-й армии, который был уже 8 января на р. Черная Калитва. Но зато противник в это же самое время нанес короткий удар по стыку 8-й и 9-й армий [160] на Воронежском направлении, отбросив их внутренние фланги от ст. Абрамовка и Ловорино. Однако 9-й армии удалось восстановить положение, заняв 15 января Новохоперск, а 21 января — станицу Урюпинскую, что создавало непосредственную угрозу тылу прорвавшихся казачьих частей. Только тогда Воронежская группа противника, угрожаемая охватом с трех сторон, начала отходить к югу. На Царицынском направлении Донская группа оттеснила 10-ю красную армию почти к самым предместьям Царицына, отрезав от нее Камышинскую группу.

Таким образом, белое командование в этот момент не осознало еще всей опасности положения на Воронежском направлении и упустило время для коренной перегруппировки своих сил на фронте.

Командование Южным фронтом стремилось развить успех группы Кожевникова с фронта Валуйки — Купянск обозначением более глубокого охвата ею Воронежской группы противника, для чего группа Кожевникова должна была своими главными силами сосредоточиться в район Кантемировки, выделив одну дивизию на Луганск (21 января), и наступать затем на Миллерово. 9-я армия должна была перестроить свой фронт на юго-восток и направиться вдоль железной дороги Поворино — Царицын; большая часть сил 8-й армии также должна была действовать по левому берегу Дона.

Этими распоряжениями от 17 и 21 января ясно определилось сосредоточение главных сил Южного фронта в Царицынском районе. Это сосредоточение совпало с тем временем, когда уже окончательно определился развал Донской армии, что выразилось в количестве пленных и трофеев, попадавших в руки советских войск, и массовой сдаче в плен или в самовольном уходе по домам целых казачьих полков. 8 февраля на ст. Арчеда сдались 7 донских полков с артиллерией; 11 февраля на ст. Котлубань частью сдались, частью рассеялись еще 5 полков.

Таким образом, перед командованием Южным фронтом по существу оставалась задача преследования остатков Донской армии, и 1 февраля оно отдало соответствующую директиву, направляя центральные армии (8-ю и 9-ю) прямо на юг; группа Кожевникова из района Кантемировки должна была войти в район Каменская — Миллерово, а 10-я армия [161] двигалась вдоль железной дороги на Калач под прямым углом к оси движения 9-й армии.

8 и 9 февраля части 9-й и 10-й армий вошли в соприкосновение друг с другом в районе ст. Арчеда, чем, в сущности, и закончилась операция по разгрому Донского фронта, но зато центр тяжести событий переносился в Донецкий бассейн, куда прибыла свежая дивизия Добровольческой армии и связала оперативную свободу группы Кожевникова.

Высадившись в Мариуполе 25 января, эта дивизия уже 27–28 января повела, правда, отбитое наступление на Луганск, но зато задержала продвижение частей Кожевникова на участке Никитовка — Дебальцево. 5 февраля она прервала связь между Луганском и Бахмутом, захватив ст. Попасную, а на следующий день ударом вдоль линии железной дороги в направлении на Миллерово принудила осадить назад левый фланг группы Кожевникова, которая под влиянием угрозы добровольцев с юга вынуждена была перестроить свой фронт прямо на юг и не смогла достигнуть указанного ей района — ст. Каменской как конечной цели своего движения.

Так завязались бои за Донецкий бассейн, борьба за который является основным содержанием следующего периода кампании на Южном фронте. Напряженность этой борьбы обусловилась освобождением значительной части сил противника с Северокавказского театра, вследствие достижения им решительного успеха на этом театре. Поэтому представляется уместным теперь же остановиться на тех событиях, которые определили столь благоприятную перемену обстановки для южной контрреволюции{48}. [162]

После вторичного очищения Ставрополя силы обеих армий (Таманской и бывшей Сорокина), сведенные в одну 11-ю армию, располагались на фронте Заветное — Петровское — Ремонтное — Приютное — Сухая Буйвола — Дубовый — Курсавка — Воровсколесская — Кисловодск — Нальчик. Этот фронт образовал полудугу и тылом примыкал к безводной и песчаной Прикаспийской пустыне, через которую на протяжении 400 км не имелось оборудованных сообщений и не было устроено складов с запасами.

Фронт от Грозного через Кизляр до ст. Теречное на Каспийское море занимала слабая 12-я армия, имевшая операционное направление на Петровск, т. е. почти на 180° расходившееся с операционным направлением 11-й армии на Тихорецкую. 8 декабря 1918 г. обе эти армии вошли в состав отдельного Каспийско-Кавказского фронта.

Общее количество своих сил само командование фронтом определяло в 150 000 бойцов, из них на фронте — до 60 000, в обозах — тыловых гарнизонах и на военных дорогах — до 30 000, больных и раненых — 40 000 и, наконец, в бегах числилось до 20 000.

Наиболее сильной по численности являлась 11-я армия, против которой располагалась главная масса сил Кубанско-Добровольческой армии в количестве до 25 000 бойцов при 75 орудиях, группировавшихся в районе Приютное (исключительно) — Курсавка (исключительно) — Ставрополь — Армавир. [163]

Меньшее количество сил противника, притом не входивших в состав вышеупомянутой армии, а именно 4000–5000 бойцов в первой линии и около 6000 местных формирований и английских оккупационных войск в тылу, было сосредоточено против 12-й армии. Эти силы занимали фронт Петровск — Темир-Хан-Шура и либо совсем не признавали, либо частично признавали суверенитет Добровольческой армии, состоя, главным образом, из войск азербайджанского правительства и горцев Дагестана.

Трудность положения красных вооруженных сил на Северном Кавказе увеличилась тем обстоятельством, что как раз главная масса сил фронта, т. е. 11-я армия, отделялась пустыней от своей основной базы — Астрахани, связываясь с ней военной дорогой протяжением в 400 км, проходившей сначала параллельно фронту армии через Георгиевск — Святой Крест — Яшкуль и далее на Астрахань. Правильного кругооборота транспортов на этой дороге установить не удалось. В отношении своих тыловых сообщений 12-я армия находилась в лучших условиях, поскольку сообщения эти шли вдоль берега Каспийского моря (Кизляр, Черный Рынок, Алабужская, Астрахань), по более населенной и обладающей кое-какими средствами местности, и на них опиралось меньшее количество сил. Но правильного оборудования эта дорога не получила.

Отсутствие прочной связи обеих армий с их основной базой довело последующую боевую неудачу фронта до размера катастрофы. Противник находился в совершенно [164] обратном положении в отношении условий своего тыла, опираясь на богатейшие области Северного Кавказа и обладая достаточно развитой сетью коротких железнодорожных и грунтовых путей.

Численно превосходя противника, командование фронтом предполагало вывести свои армии из опасного положения переходом в наступление 11-й армией на Тихорецкую и 12-й армией на Петровск.

Эти предположения совпали и с намерениями Главного командования, о которых мы уже упоминали. Главное Командование 19 декабря 1918 г. поставило задачу фронту: развить наступление на Тихорецком и Владикавказском направлениях, окончательно закрепить за собой Кизлярский район, после чего, опираясь на поддержку флота, развивать наступление на Петровск — Темир-Хан-Шура и Дербент, вступив в соглашение с горскими племенами. Кроме того, надлежало развивать операции от Астрахани на Гурьев для восстановления советской власти на юге Уральской области.

Силы фронта, а главное — их группировка позволяли сосредоточить все внимание лишь на выполнении первой из указанных операций (Тихорецкое и Владикавказское направление), в отношении пополнения которой и была сделана действительная попытка, тогда как на прочих направлениях особой активности проявлено не было.

Подготовка к операции продолжалась всю вторую половину декабря, причем в это время войсковые части 11-й армии были сведены в дивизии более или менее однотипной организации{49}, развернувшиеся на фронте. Дивное — Предтеча — Калиновское — Крухта — Султанское — Курсавка — Воровсколесская — Кисловодск — Нальчик. Общее протяжение фронта, наиболее плотно занятого частями 11-й армии, равнялось 250 км при общей численности армии в 88 000 бойцов.

Командование 11-й армии предполагало главный удар нанести в обход правого фланга противника в общем направлении на Баталпашинск — Невинномысскую, чтобы отрезать главные силы противника от района Армавир — Ставрополь. [165] Однако эта мысль не была подчеркнута соответствующей группировкой сил. Большая их часть (дивизия 3-я и 4-я) получила задачу пассивного характера, сводившуюся к сковыванию противника на своем фронте; одна дивизия собиралась в резерв, и, таким образом, для нанесения главного удара предназначалась только одна дивизия (1/4 всех сил армии) и конница.

Армия не могла спокойно подготовиться к наступлению, так как в течение всего декабря противник вел ряд атак из Ставропольского района против правого фланга армии, причем ему удалось несколько потеснить его в районе Маныча.

Начавшееся 2 января 1919 г. наступление левым флангом армии дало первоначально чисто местный успех в виде занятия Баталпашинска, но оно скоро приостановилось как по недостатку огнеприпасов, так и под влиянием контратак противника 11-я армия снова отошла в исходное положение и 14 января пыталась закрепиться на совершенно случайном рубеже: Святой Крест — Минеральные Воды — Кисловодск. В это время правофланговая (4-я) дивизия, получив сильный удар от противника в районе ст. Благодарное, оторвалась от своих главных сил и направилась частью в район Элисты, а частью на Яшкуль. Части ее, шедшие на Элисту, соединились там с войсками степного участка.

Неудача наступления еще более ухудшила внутреннее состояние войск 11-й армии и их общее стратегическое положение. Расстройство управления выявилось не только в дивизионном масштабе, но пошло и глубже; две бригады 3-й стрелковой дивизии (соседней с юга с 4-й дивизией) также отходили самовольно в расходящихся направлениях на Благодарное и Саблинское, открыв направление на Святой Крест, что дало противнику возможность развить первоначальный успех своей контратаки в общее поражение 11-й армии.

На фронт Святой Крест — Георгиевск противник направил свой главный удар группой ген. Врангеля в составе 13 000 штыков и сабель при 41 орудии, стремясь разрезать надвое 11-ю армию, отбросив часть ее в пески, и затем разгромить ее разъединенные крылья. На этом фронте его главные удары направлялись от Благодарного на Святой Крест и через Георгиевск на Государственную и Курскую. [166]

В результате этих ударов остатки 3-й дивизии были отброшены в пустыню, после чего противник обратился против левого крыла армии (2-я и 1-я дивизии), отходившего вдоль Северо-Кавказской железной дороги на Прохладную и Моздок, и дважды окружал его.

Хотя этим дивизиям и удалось пробиться из окружения, но в район Яндыковская пришли только остатки их в количестве не свыше 13 000 бойцов пехоты и кавалерии. Поражение 11-й армии вызвало отступление 12-й армии на Астрахань, так как противник начал угрожать и ее сообщениям со стороны Моздока. В марте Кавказско-Каспийский фронт расформировывается, а 12-я и 11-я армии сводятся в одну армию под названием 11-й армии.

Результат зимней кампании 1918 г. на Северном Кавказе был неблагоприятен для советской стратегии. Крупные силы Северокавказского фронта на долгое время перестали существовать как организованное целое. Это обстоятельство, освободив сильную Кубанскую Добровольческую армию, в дальнейшем отрицательным образом отразилось на ходе кампании на Южном театре.

Кроме причин военного и географического порядка, не без влияния на размеры катастрофы оказалась и социальная природа этих армий. Они были лишены того крепкого организационного и политического костяка, каковым на Восточном и Южном фронтах Гражданской войны являлись сильные рабочие и партийные кадры.

Таким образом, частный успех советских армий на Южном театре полностью поглощался их поражением на Северо-Кавказском театре. Но значение этой неудачи выявилось позднее.

Непосредственное отношение к ходу событий на Южном театре имели операции, которым предстояло развернуться на Украинском театре.

Задачи советской стратегии на Украинском театре определялись теми целями, которые преследовала на нем советская политика. Цели же эти вытекали из самой сущности Октябрьской революции и заключались в необходимости сбросить местную слабую и еще неуспевшую сорганизоваться буржуазию. Эти цели требовали, следовательно, наступательного образа действий, тем более что, [167] уже начиная с декабря, движение народных масс в Украине происходило под советскими лозунгами. Поэтому 4 января 1919 г. решено было создать отдельный Украинский фронт с подчинением его командующего, т. Антонова-Овсеенко, главкому. Основанием этого фронта должна была послужить 9-я стрелковая дивизия из стратегического резерва главкома. Одну дивизию для вновь создаваемого фронта должен был собственными силами и средствами сформировать т. Антонов-Овсеенко, а другую — т. Кожевников. Главным назначением нового фронта являлось занятие и оборона Донецкого бассейна, для чего надлежало тесно увязать свои действия с действиями Южного фронта. Для занятия левобережной Украины, линии среднего Днепра и для разведки на Черноморском побережье и на правобережной Украине (которую первоначально не предполагалось занимать){50}, разрешалось использовать одну бригаду 9-й стрелковой дивизии и партизанские отряды. Однако и здесь этим указаниям не суждено было осуществиться. Партизанские отряды разрослись до такого размера и удельного веса, что почти совершенно поглотили костяк регулярной Красной Армии и увлекли ее далеко за пределы задач, возложенных на нее главкомом Вацетисом.

Осторожность в постановке первоначальной цели объясняется не только малочисленностью организованных сил, которыми располагал Антонов-Овсеенко, после того как первоначально предназначавшаяся в состав его сил группа Кожевникова была использована для усиления Южного фронта, но и неизвестностью, в какие формы и размеры выльется вооруженное вмешательство держав Антанты на Украине.

Задача Главного командования была выполнена движением войск Украинского фронта двумя основными группами: одной — (Киевская группа) в общем направлении на Киев и другой (Харьковская) — в общем направлении на Лозовую, а оттуда частично на Екатеринослав и главной массой — к портам Черного и Азовского морей. Таким образом, части Украинского фронта как бы обтекали [168] Донецкий бассейн, несмотря на то что он входил в их разграничительную линию.

Ничтожность сопротивления мелких отрядов Украинской директории обусловила быстроту продвижения обеих групп. 20 января их главные силы были уже на фронте Круты — Полтава — Синельниково, а 5 февраля, после небольшого сопротивления, пал Киев, после чего командование Украинским фронтом предполагало закрепиться Киевской группой в районе Киева и Черкасс, а частями Харьковской группы прочно занять районы Кременчуга, Екатеринослава, Чаплина и Гришина, обеспечивая свой фланг со стороны Донецкого бассейна. Но ходом последовавших событий обе группы были вскоре увлечены в дальнейшее движение вперед, следуя стихийному стремлению масс от революционных центров к окраинам страны. Противная сторона ничего не могла противопоставить этому стремлению вследствие крайней слабости собственных сил, разделяемых, к тому же, глубокими внутренними противоречиями, а также слабости и недостаточности сил держав Антанты, предназначенных для активных действий на территории Украины, и пассивности их задач.

Внутренние противоречия местных контрреволюционных сил юга Украины обусловливались коренным расхождением их политических программ, поскольку одни являлись сторонниками «самостийной» Украины, а другие — «единой и неделимой России». Те и другие стремились к исключительной полноте власти на побережье Черного моря.

Более успешно протекали формирования Добровольческой армии в Крыму, основой для которых служили переброшенные Деникиным кадры по предложению крымского краевого правительства в конце ноября в Керчь и Ялту. Эти кадры были развернуты в VI корпус, выдвинутый к середине декабря на линию Бердянск — Екатеринослав — Нижне-Днепровск. Но уже в конце декабря этот корпус под ударом повстанцев очищает Екатеринослав, а затем откатывается к Крымским перешейкам. Стремление Деникина создать из всех этих частей Крымско-Азовскую Добровольческую армию осуществлено однако не было. Наступление красных войск, докатившееся к началу марта до северных берегов Азовского моря, разделило [169] части Май-Маевского и Крымского корпуса, заставив последний, под угрозой охвата со стороны Алешек и Каховки, откатываться в Крым{51}.

Интервенция Антанты, столь широко возвещенная и ожидавшаяся в столь значительных размерах, сильно затягивалась. У французского командования, имевшего перед собой ряд сложных задач на Ближнем Востоке и на Балканах, не оказывалось под рукой свободных сил, а те, которые были, не обнаруживали особого желания ввязываться в нашу Гражданскую войну. Настроение войск заставляло опасаться влияния на них агитации большевиков. Внутреннее положение Румынии было очень напряжено, а в Константинополе приходилось держать большой гарнизон.

Таким образом, только в начале декабря 1918 г. с трудом была найдена свободная французская дивизия, которая на судах была отправлена в Одессу, причем солдатам дивизии в этом городе был обещан, обманно, конечно, приятный отдых. Дивизия подплыла к Одессе 17 декабря 1918 г. в тот момент, когда местные добровольцы в количестве 1500 человек, погрузившись на пароход, очистили Одессу. В это время перед Одессой появились войска Украинской директории, которые медлили с захватом города в свои руки, чем и воспользовались французы и, высадив обратно добровольцев и заставив их двигаться впереди себя, заняли город. Войска Украинской директории отошли, и Директория вступила с французами в переговоры, приведшие ее впоследствии к сдвигу на сторону Франции. 20 января 1919 г. десант французов усилился греческими войсками, и тогда они расширили свою полосу [170] оккупации до станций Раздельная и Колосовка, заняв Херсон и Николаев, на чем и закончилась их активность. Силы оккупантов вместе с местными формированиями и отрядом поляков в половине февраля достигали 20 000 человек.

Между тем, волна революционных повстанческих отрядов продолжала катиться к югу, смывая перед собой слабые отряды Директории или вызывая переход их на свою сторону. В конце февраля 1919 г. одна из таких волн в виде принявших советскую окраску отрядов атамана Григорьева докатилась до передовых пунктов французской оккупации в Вознесенске и Тирасполе и после небольшой стычки принудила их гарнизоны к отходу. 2 марта Григорьев появился в окрестностях Херсона и 9 марта после упорных уличных боев овладел им, нанеся крупный урон оборонявшим его греческим войскам, а 14 марта французы поспешили очистить Николаев. Оставшиеся же оборонять Николаев греческие войска были почти полностью уничтожены повстанцами.

Эти обстоятельства определили дальнейшее поступательное движение войск Украинского фронта, решенное Антоновым-Овсеенко 17 марта. Главная масса сил Киевской группы направлялась на Жмеринку — Проскуров, поскольку на этом направлении продолжали удерживаться еще более значительные силы Украинской директории. Харьковская группа главной частью своих сил нацеливалась на Одессу. 27 марта Киевская группа нанесла решительное поражение войскам Директории, отбросив их к границам Галиции, вследствие чего задача по овладению Одессой облегчилась «добровольным»{52} очищением ее греко-французскими войсками. [171]

Большевизация французских войск и флота заставляла торопиться с выполнением этой меры. 6 апреля красные войска вступили в Одессу. 15 апреля они появились под Севастополем, что заставило французское Главное командование вступить в переговоры о перемирии до снятия с мели и увода французского линейного корабля «Мирабо»; в то же время части Киевской и Одесской групп Украинского фронта окончательно распространились до границ Галиции и линии р. Днестр. Результатом этих операций явилось значительное увеличение Украинского фронта в его протяжении: его Северо-Западный участок находился в непосредственном соприкосновении уже с польскими войсками, а юго-западный — с румынскими по р. Днестр, тогда как южная его граница упиралась в Черное море. Лишь Донецкий бассейн, в котором не прекращалась ожесточенная борьба, глубоким клином вдавался в его расположение, вызывая растяжку его сил для своего обеспечения со стороны этого клина.

Вместе с территориальными успехами преобразилась и физиономия Украинского фронта; фронт потерял свой регулярный облик, впитывая в себя массы местных формирований партизанского типа с их колеблющейся и часто анархической идеологией. Эта причина обусловила в дальнейшем слабую боеспособность частей фронта, что в момент, когда [172] неудачи Южного фронта открыли широкий коридор для вторжения на Украину силам Добровольческой армии, определило собой новое течение событий, шедших не в пользу советской стратегии на Украинском фронте.

В описываемое нами время флот Антанты безраздельно господствовал в Черном море. На Каспийском море деятельность Красного Флота, состоявшего всего из пять судов и нескольких миноносцев, выразилась в конвоировании каравана транспортных судов до Старо-Теречной. Красный Флот, будучи слабее и числом единиц, и их качеством против более быстроходного флота противника, избегал боевых столкновений с ним в невыгодных для себя условиях. Кроме того, флот противника, располагая лучшими гаванями в виде портов Петровска и Баку, был более независим в своих выходах в море, чем Красный Флот, которому приходилось пользоваться открытым и мелководным Астраханским рейдом, от которого в открытое море вел узкий и замерзавший зимой канал. [173]



Глава седьмая
Гражданская война в Прибалтике, на Западном фронте и на подступах к Петрограду


Образование советских лимитрофных правительств и их армий — Наступление 7-й красной армии и Латвийской красной армии — Результаты обоих наступлений — Наступление Западной армии — Работа флотов обеих сторон на Балтийском море — Переломный период кампании 1919 г. на Западном фронте — Образование Северо-Западной белой армии — Летняя кампания 1919 г. на Литовско-Белорусском участке и на Правобережной Украине — Наступление белых в мае и июне 1919 г. на Петроград — Контрнаступление советских войск на Петроградском и Псковском направлениях и его результаты — Действия враждебных флотов в Финском заливе во время летней кампании 1919 г. — Общая обстановка на Западном фронте перед началом второго наступления Северо-Западной армии на Петроград — Новый контрреволюционный заговор в Петрограде; его значение и результаты — Борьба на подступах к Петрограду осенью 1919 г. — Контрманевр 7-й красной армии и его результаты — Ликвидация белой Северо-Западной армии — Выводы — Операции флотов обеих сторон в Финском заливе осенью 1919 г. — Последние события кампании 1919 г. на Литовско-Белорусском участке Западного фронта


Мы уже отметили тот процесс организации классовых сил, который начался в оккупированной германцами полосе по мере ослабления режима оккупации и особенно по мере освобождения оккупированной территории от германских войск. В то время как цензовый элемент под завесой германских штыков свободно организовался на своей территории, распыленный по территории России пролетариат Эстонии, Латвии, Финляндии, [174] Литвы, Белоруссии и Польши стремился к тому же под защитой советской власти.

Советская Россия как первое в мире пролетарское государство оказывала поддержку рабоче-крестьянским массам окраин, желавшим создать на своей родине советские республики. Советская власть позволила сформировать в РСФСР советские национальные армии как для овладения территорией этих национальностей, так и для закрепления этих территорий за собой.

В лучших условиях оказалось правительство Советской Латвии, имевшее в своем распоряжении испытанную в боевых действиях вооруженную силу в лице Латышской стрелковой дивизии 9-полкового состава, ставшей затем Красной Армией Советской пролетарской Латвии. Цензовая Латвия не имела в своем распоряжении готовой вооруженной силы и не могла создать таковой, не встречая поддержки в народной массе, а иностранная помощь еще не прибыла.

Таковы были политические предпосылки оформления и активизации Западного фронта Гражданской войны. Операционные направления этого фронта совпадали с путями, ведущими в Эстонию, Латвию, Литву, Белоруссию и Польшу.

Занятие Эстонии было возложено на красные эстонские войска{53}; главный удар наносился в Нарвском направлении. Красным эстонским частям должны были помогать войска 7-й красной армии и Красный Флот. Латвию должны были занять латышские стрелковые части. Постановлением РВС Республики от 4 января 1919 г. было решено образовать особую армию Латвии в составе двух стрелковых дивизий и армейской конницы. Командующим пролетарской армией Советской Латвии был назначен т. Вацетис, остававшийся в то же время главнокомандующим всеми вооруженными силами РСФСР. Операции в Литве, Белоруссии и Польше возлагались на особую армейскую единицу под названием Западной армии. Начало наступления зависело от готовности предназначенных для этой цели войск, но не позже конца декабря 1918 г. [175]

В начале декабря 1918 г. была произведена попытка захватить Нарву, которая, согласно агентурным сведениям, уже находилась в руках восставших рабочих. Но оказалось, что на нарвских позициях находились еще немецкие войска, которые совместно с войсками белой Эстонии, отстояли Нарву. Операция против Эстонии приняла затяжной характер. Белоэстонское правительство, при помощи остатков немецкой армии, русских и финских белогвардейцев из Финляндии быстро создало довольно крупную силу{54}, сломить которую сразу не удавалось. Эстонцы удачно действовали по внутренним операционным линиям, опираясь на две сквозные железнодорожные магистрали, идущие от Ревеля, и широко пользуясь бронепоездами. Пришлось перейти к методическим действиям, развивая их в трех направлениях: 1) на Нарву — Везенберг — Ревель, 2) со стороны Пскова на Верро-Юрьев и 3) от Верро на Валк-Пернов. Для такой операции потребовались довольно значительные силы, тем более что белогвардейские войска дрались упорно.

Также нелегким делом оказалось освобождение Латвии.

В конце декабря красные латышские части вторглись в Латвию в трех направлениях: 1) Псков — Валк — Рига; 2) Режица — Крейцбург — Митава; 3) Дрисса — Поневеж — Шавли. Рабоче-крестьянское население края встретило красных стрелков как своих избавителей от векового гнета. 3 января 1919 г. была занята Рига (занятию Риги немало содействовало успешное восстание рижских рабочих, происшедшее за несколько дней до прихода красных войск и дезорганизовавшее тыл белых), а через несколько дней и Митава. В середине января 1919 г. началось движение в Курляндию на широком фронте Виндава — Либава.

Немецкое баронство в союзе с латышской буржуазией оказывало сильное сопротивление. Укрепленные замки были превращены в цитадели феодализма. К борьбе с красными войсками наряду с местными формированиями привлечены были наемно-добровольческие отряды из остатков 8-й германской армии. [177]

Экономическое положение Латвии было крайне тяжелым. Оккупировавшая край немецкая армия при своем уходе устроила форменное ограбление края, забирая хлеб, скот, лошадей и всякую живность, портя железные дороги и мосты (мост у Двинска через Западную Двину удалось купить у немецких солдат).

Особенно остро чувствовался недостаток в продовольствии, которое красное латвийское правительство надеялось получить из России. Такое печальное экономическое положение дурно отражалось на ходе формирования новых частей, предусмотренных принятым планом создания армии.

Борьба за занятие Литвы протекала в еще более неудовлетворительных условиях. Советское правительство Красной Литвы за отсутствием достаточных кадров не смогло создать своей вооруженной силы. Мелкобуржуазная (хозяйчики) народная масса находилась под сильным влиянием католического духовенства, и процесс эмансипации последней от пережитков старины к новой эпохе шел крайне медленно. В распоряжение советского правительства Литвы пришлось отдать 2-ю Псковскую дивизию. Создалось такое же положение, как и в Эстонии; кроме того, на помощь литовцам пришли немецкие войска (схема 7).

Наступление в Привислянском направлении началось вслед за отходом немцев. Задачей ставилось: 1) занятие Белоруссии, 2) продвижение в сторону Варшавы до реки Западный Буг (включительно). Продвижение Красной Армии к означенным рубежам развивалось вполне успешно. Польша была занята борьбой на других фронтах и восточную свою границу охраняла слабо{55}.

После капитуляции Германии господство на Балтийском море перешло в руки Англии, которая отправила туда свою эскадру, занявшую своим десантом прибрежные города: Ревель, Усть-Двинск и Либаву. Красный советский флот Балтийского моря, несмотря на свою малочисленность, старался проявить активность, ведя глубокие стратегические разведки; [178] во время одной из них в районе Ревельской гавани мы потеряли два миноносца в столкновении с английским флотом.

В конце марта 1919 г. на Западном фронте были сделаны нами наибольшие достижения в Латвии и в Привислянском направлении. В наших руках была вся Латвия за исключением района Либавы, который оборонялся иностранными десантами. Но стратегическое положение Советской Латвии оказалось крайне тяжелым; причиной тому были наши неуспехи на флангах, т. е. в Эстонии и Литве, которым латышские стрелки должны были оказывать помощь. Армия Советской Латвии должна была выделить из своего состава одну бригаду против Эстонии для действий на фронте Верро — Валк — Гайнаш, а на левом своем фланге ввязаться в боевом действии с германскими добровольческими войсками в районе Поневеж — Шавли — Тельши — Поланген. Таким образом, сравнительно слабые силы армии Латвии были разбросаны на огромном фронте: Верро — Валк — Гейнаш — Двинск — Виндава — р. Вента — Тельши — Шавли. Центр получился сильно растянутым и слабым, в особенности в Курляндском направлении. Резервов не было. Формирование 2-й дивизии, начатое в январе, встретило большие препятствия (несмотря на наблюдавшийся в июле сильный приток добровольцев), главным образом благодаря отсутствию продовольствия. Из этого тяжелого состояния Красная латышская армия, сыгравшая главную роль при занятии Прибалтики, могла быть выведена достижением крупных успехов на ее флангах — против Эстонии и против Литвы.

Эстонский белый фронт в течение зимы значительно усилился в особенности за счет формирования русских белогвардейских элементов, организуемых эмигрантской буржуазией. В Эстонии уже появилось ядро будущей Северо-Западной армии в виде русского добровольческого корпуса Родзянко. Немалую помощь оказала белоэстонцам немецкая буржуазия и земельная аристократия, сбежавшая сюда после изгнания ее из Латвии. Попытки белых перейти в наступление от Нарвы на Ямбург и далее имели успех. Такого же характера успехом сопровождались их действия на Валк и Верро. Это последнее обстоятельство заставило командующего армии Латвии (на эту должность в феврале 1919 г. был назначен Славен) выделить против белоэстонцев три [179] стрелковых полка. Успехи красных войск против Литвы тоже приостановились, так как в районе Ковенской губернии появились немецкие добровольческие войска, закрепившие положение белого литовского правительства.

Надо иметь в виду, что март явился для РСФСР началом крайнего напряжения всех ее живых и материальных сил, отданных ею для двух главных театров — Восточного и Южного. Как на том, так и на другом начались решительные бои, почему Главное командование было стеснено в уделении дальнейших сил и средств на усиление Западного фронта. Все-таки необходимо отметить, что, невзирая на столь тяжелую боевую обстановку, на фронте Советской Литвы боевые успехи действовавших там незначительных частей были довольно значительные: красные войска уже заняли Вильну и правый берег Немана. В дальнейшем они готовились к продолжению действий по выполнению главной части основной директивы от 12 января 1919 г. № 649/а, а именно — к занятию среднего Немана (Ковна — Гродна включительно.) По имевшимся сведениям, Ковна была занята одной польской дивизией Галлера с конницей и танками; четыре форта приведены в боевую готовность.

Против красного Западного фронта силы белых командований продолжали сосредоточиваться в четырех главных районах: 1) в Эстонии, 2) в западной части Курляндии, имея своим центром Либаву, 3) в Литве и 4) на берегах средней Вислы. Со стороны Эстонии ожидались удары в трех направлениях: 1) от Нарвы — на Петроград, 2) от Юрьева — на Псков и 3) со стороны Валка — на Вольмар — Ригу. Со стороны Среднего Немана возможно было движение польско-литовских войск на Вильна. Что же касается выступления главных сил Польши против РСФСР весною 1919 г., то на счет этого вопроса полной ясности не было. Являлось сомнение, решится ли Польша выступить против РСФСР совместно с Колчаком, Деникиным и Юденичем, шедшим под лозунгом «единой неделимой России». Положение в Прибалтике сильно осложнилось появлением новых политических и военных группировок. В Эстонии начала образовываться создаваемая реакционными элементами царской России так называемая Северо-Западная армия во главе с ген. Юденичем, который не признавал самостоятельности той [180] самой белой Эстонии, которая его приютила. В Западной Курляндии с Либавой в центре белые создали общий фронт против красных латышских стрелков. Здесь были войска белых латышей, были отряды прибалтийского баронства, были отряды русской буржуазии, были наемники, набранные в Германии на деньги русских биржевиков, здесь же была бригада, составленная из солдат немецкой армии, надеявшихся получить за оказанную услугу от белого латышского правительства земельные наделы. Каждая из названных вооруженных белых войсковых частей имела свою обособленную политическую платформу и свои специфические экономические интересы, но все вместе взятые были против пролетарского правительства Латвии, и на этой почве между ними был создан военный блок.

Из изложенного выше о положении на фронте армий Эстонии, Латвии и Литвы видно, что на латышских стрелков легла задача не только по борьбе с белыми войсками Латвии, но они должны были оказать помощь соседним советским республикам. В начале апреля силы Советской Латвии перешли предел своего напряжения, и фронт их, после геройской борьбы, рухнул на всем протяжении Курляндии. Борьба сосредоточивалась на подступах к Риге: на западе — со стороны Либавы, на севере — со стороны Эстонии.

22 мая 1919 г. Рига после упорного сопротивления была занята белыми. Красные латышские стрелки отступили и расположились на фронте Себеж — Дрисса. Вместе с приданными к ним русскими частями они составили 15-ю армию, оставшуюся в составе Западного фронта.

Прибытие из Франции в Польшу первых эшелонов армии Галлера, сформированной Францией из польских выходцев с главной задачей борьбы с большевизмом, сильно содействовало оживлению на участке Литовско-Белорусской армии. К половине апреля польские войска овладели фронтом Лида — Барановичи, а 19 апреля ворвались в г. Вильно и после упорного трехдневного уличного боя заставили советские войска очистить город.

Летняя кампания 1919 г. на литовско-белорусском участке Западного фронта, на котором действовала Литовско-Белорусская армия, переименованная в июне 1919 г. в 16-ю, прошла под знаком упорного стремления противника утвердиться [181] в пределах так называемой «великой Польши», существовавшей до раздела 1772 г. Особенно оживленный характер приняли действия на этом участке с 1 июля; на нем почти полностью сосредоточилась вся польская армия ген. Галлера. В начале августа все усилия поляков сосредоточились против столицы Белоруссии г. Минска, который и был захвачен после упорного боя 8 августа. Дальнейшие операции противника уже не носили такого решительного характера в силу нежелания этим помочь армиям Деникина и Юденича.

Главное командование, считаясь с крайней необходимостью принять существенные меры для усиления Западного фронта, но не находя возможным ослаблять Восточный и Южный фронты, решило в июне 1919 г. отдать в распоряжение команд Запфронта все украинские войска правого берега Днепра, сведенные после ликвидации Укрфронта в 12-ю красную армию. Этим решением левый фланг Западного фронта был удлинен до Черного моря, и Западный фронт получил весьма богатый источник для пополнения и живой силы, и продовольственных припасов.

12-я армия прежде всего направила свои удары против армий Петлюры и отбросила их к Галиции, что создало устойчивое положение к югу от Полесья и замедляющим образом подействовало на продвижение поляков севернее Полесья. Но обстановка изменилась, когда против Западного фронта на Ковельском и Ровненском направлениях начали действовать части той же галлеровской армии, а в районе Каменец-Подольска появилась армия восточно-галицкого правительства, вытесненная из пределов Галиции польскими армиями и вовлеченная Украинской директорией под влиянием угроз в отказе в продовольствии и средствах в борьбу на Украинском театре.

Это случилось в конце июля, когда начало сказываться уже влияние наступления частей Добровольческой армии с левобережной Украины. Вынужденная с этого времени действовать на два фронта, 12-я армия в дальнейшем, ведя оборонительные бои, шаг за шагом уступала предварительно занятую ею территорию.

Конец зимы 1919 г. в приморской части Прибалтийского участка после отхода частей 7-й красной армии в исходное положение на линию р. Наровы и Чудского озера [182] характеризовался затишьем в боевых действиях. Противнику удалось в течение зимы овладеть лишь Нарвой и небольшой полосой местности по правому берегу р. Наровы. На этом участке в начале мая 1919 г. развернулся Северо-Западный корпус, готовясь к переходу в наступление. В задачи его командования первоначально входило лишь стремление захватить такое пространство, которое дало бы ему возможность производить формирования на собственной территории. Удачное развитие операций позволило значительно расширить эти задачи в пространстве, захватить Ямбург и Псков{56}.

В ночь на 26 мая 1919 г. Северо-Западный корпус прорвал расположение красных войск на р. Плюссе, после чего начал развивать свои действия на Ямбург, охватывая его с тыла через ст. Веймарн и продвигаясь в то же время на Гдов. Захватив эти пункты, противник начал, с одной стороны, усиленно продвигаться на Гатчину, дойдя до ст. Кикерино, а с другой стороны — от Гдова стремился на Псков, на который с запада надвигался правый фланг эстонской армии, получившей оперативную свободу в связи с отходом Латвийской Красной армии. В результате их совместных действий 7 июня Псков был занят.

Связанное на прочих фронтах советское командование только в начале июня могло сосредоточить подкрепления для противодействия продвижению противника на Петроградском направлении. Эти подкрепления вошли в состав ударной группы Ямбургского направления, состоявшей из двух стрелковых дивизий с одной отдельной стрелковой бригадой и бригадой конницы. Предполагалось, развернув ее на фронте Петергоф — Красное Село — Гатчина и опираясь [183] ее правым флангом на фронт Красная Горка, ударами ее флангов охватить силы противника на Ямбургском направлении. Это вступление не развилось в силу непредвиденных причин. На действие этой группы оказали свое неблагоприятное влияние последствия обширного заговора командного состава, разветвления которого охватывали собою Кронштадт, Ораниенбаум, Красную Горку и Красное Село. Заговорщики рассчитывали на помощь английской эскадры в Финском заливе и на содействие части судов Балтийского флота. Измена выявила свое лицо во фланговых частях советской ударной группы Красной Армии. Удар левого фланга не развился вследствие перехода на сторону противника бывшего гвардии Семеновского полка; удар правого фланга не состоялся вследствие мятежа гарнизона фронта Красная Горка, который был, однако, подавлен 29 июня. Поэтому все операции ударной группы свелись к затяжным боям с переменным успехом, и единственным их результатом явилось прекращение продвижения противника на Петроградском направлении, но зато противнику удалось несколько расширить область своего господства в Псковском районе.

Такой же нерешительный характер носили действия на этом фронте и в течение июля. Только в августе удалось вновь усилить 7-ю армию, а в месте с тем закончила свою реорганизацию и 15-я армия. Это обстоятельство дало 7-й красной армии возможность перейти вновь к активным действиям против Северо-Западной белой армии совместно с правым флангом 15-й армии. Обеим армиям была поставлена задача разбить противника, овладеть Псковом и восстановить свое положение на р. Нарове и Чудском озере. Операции на этот раз облегчались расколом, происшедшим в стане противника. В то время, как две дивизии 15-й армии начали операции против Пскова, стремясь обойти его с юга, Эстонская армия, обнажив правый фланг Северо-Западной армии у Пскова, начала отходить на Изборск. Этот отход является следствием не стратегических, а политических причин. Эстонское правительство опасалось возрастания военной мощи Северо-Западной армии, служебным лозунгом которой являлась «единая и неделимая Россия», что шло вразрез с целями эстонской политики. [184]

Угрожаемые глубоким охватом своего правого фланга, части Северо-Западной белой армии вынуждены были оставить Псков, который 8 сентября 1919 г. вновь был занят красными войсками, причем противник отошел за р. Желчу, а на Петроградском направлении был оттеснен за р. Плюссу. На этом узком пространстве Северо-Западная армия вновь остановилась, спешно реорганизуясь, пополняясь присланной из Англии материальной частью и готовясь к новому удару на Петроград.

Боевые действия враждебных флотов в Финском заливе в это время не получили большого развития. Советский флот был слаб, чтобы предпринять самостоятельные операции против английского флота. Последний же держался в общем, пассивно, преследуя частную задачу срыва морского могущества России вне зависимости от ее политической окраски. Поэтому все его операции свелись к нескольким набегам, впрочем, мало успешным, на Кронштадтский рейд в целях взрыва минами стоявших на нем советских кораблей.

Как видно из изложенного, Петроград одно время стоял перед самой непосредственной угрозой. К моменту первого наступления Петроград только что провел массовые партийные и профессиональные мобилизации. Десятки тысяч рабочих были двинуты на Урал и на Дон. Посылал Петроград и на Украину.

В связи с особенностями Северо-Западного фронта, т. е. слабостью 7-й армии, наличием белогвардейских заговоров и обилием перехода старого командного состава и целых частей к белым перед партийной организацией и советской властью здесь стояли особые задачи. Требовалось, поставив всю организацию на ноги, провести ряд мер принудительного и карательного порядка, сочетав их с мерами широкой агитации. В то же время необходимо было укрепить слабые политорганы 7-й армии.

Еще в начале мая 1919 г. Петроградский совет рабочих и красноармейских депутатов вместе с Петроградским советом профессиональных союзов выбросили лозунг «Все на защиту Петрограда». Комитет рабочей обороны провел мобилизацию. Усилилась работа Губкомдезертира. Были арестованы жены и взрослые члены семей офицеров-белогвардейцев, [185] предательски перешедших из рядов Красной Армии на сторону врагов рабоче-крестьянской власти.

Вместе с партийной мобилизацией партия развернула широкую работу среди красноармейцев. 22 мая резолюция Совета профсоюзов и конференций трудящихся женщин всего Петрограда клеймила позором трусов, бегущих перед бандами Юденича и «лижущих сапоги палачам-белогвардейцам». По районам происходили митинги красноармейцев, и 27 мая 10-тысячный красноармейский митинг вынес краткую резолюцию: «клянемся, что красного Петрограда не отдадим». Пополнение и новое укомплектование политорганов также являлось величайшей необходимостью. Соединенными усилиями партийных и военнополитических организаций Петроград полностью реорганизовал политорганы 7-й армии, усилив их посылкой туда своих лучших работников, и одновременно пополнил 15-ю армию.

Тогдашняя корреспонденция с фронта хорошо рисовала положение, когда говорила, что первоначально в 7-й армии господствовали какие-то удивительные спокойствие и апатия, очень быстро сменявшиеся желанием бросить все и бежать. И лишь тогда, «когда волна, катившаяся несколько десятков верст, достигала пункта, ближайшего к Питеру, она стала разбиваться о созидательную работу центра, обратившего внимание на происходящее под боком».

В результате упорной борьбы с противником на всем Западном театре в течение лета и ранней осени 1919 г. фронт наших армий к октябрю установился по линии рек Луга и Плюсса на крайнем правом фланге и далее шел на Псков, Изборск, Режицу (этот пункт исключительно), перекидываясь затем на Полоцк и от него переходя на р. Березину, по которой он тянулся до слободы Якимовской и далее на юг, соприкасаясь затем с правым флангом Южного фронта в районе Мозыря. На всем протяжении фронта, за исключением его правофлангового участка — Северо-Западного театра, операции наших армий прошли под знаком упорной обороны против численно превосходного противника, что влекло за собой уступку противнику пространства. Лишь на Северо-Западном театре удачным наступлением 7-й красной армии белая Северозападная армия была приперта тылом к водной системе Псковского и Чудского озер с рекой Нарвой, [186] причем в ее распоряжении оставалась узкая полоса земли с городами Нарва и Гдов. Ее, в общем, безвыходное положение мало облегчалось тем, что правый ее фланг упирался в Псковское озеро, а левый — в Финский залив, где господствовал английский флот.

В конце сентября 1919 г. силы Северо-Западной белой армии возросли до 18 500 штыков и сабель, при 57 орудиях; силы 7-й красной армии за это же время увеличились до 25 650 штыков и сабель при 148 орудиях, но численное превосходство 7-й армии поглощалось растяжкой ее фронта. Последний тянулся от Копорского залива через Ямбург и далее по р. Луге, переходя затем на р. Желчу и восточный берег Псковского озера. Юго-Западнее последнего он упирался в р. Вердугу — разграничительную линию с 15-й армией. Общее его протяжение достигало 250 км. Противник же, расположенный на более сокращенном фронте в 145 км, мог собрать маневренные резервы. Тем не менее командование Северо-Западной армии само не предполагало переходить в наступление и решилось на него под давлением военной английской миссии, рассчитывая на содействие Латвийской и Эстонской армий и помощь английского флота и надеясь сорвать наступлением переговоры о мире между эстонским и советским правительствами.

План наступления сводился к предварительному удару на Псковско — Струги-Бельском и Лужском направлениях с оставлением заслонов на них для обеспечения операции с фланга и затем к захождению в северном направлении ударной группы с захватом с тыла Ямбурга и попутным перехватыванием всех железнодорожных линий, идущих от Петрограда. Конечной целью операций являлось овладение Петроградом.

В то же время уцелевшие еще в Петрограде от летнего разгрома остатки контрреволюционной организации Национального центра, поддерживаемые подпольным английским комитетом, готовились к взрыву изнутри, втянув в свою организацию несколько ответственных лиц из состава 7-й армии, в том числе бывшего начальника ее штаба. Заговорщики установили связь с Северо-Западной армией и участвовали в разработке проектов ее наступления. Заговор должен был вылиться в форму открытого восстания в момент приближения [187] противника к столице, причем предполагалось захватить линейный корабль «Севастополь». Заговорщики могли собрать ничтожные силы, не превышавшие 500–700 чел. Своего намерения им не удалось осуществить: их планы были раскрыты, и виновники понесли должное возмездие.

Операция Северо-Западной армии началась 28 сентября удачным наступлением ее II корпуса на Псковском и Струги-Бельском направлениях на две левофланговых дивизии 7-й армии (19-ю и 10-ю стрелковые). 4 октября было прорезано железнодорожное сообщение между Псковом и Петроградом; 8 октября II корпус выполнил уже все поставленные ему задачи. 10 октября противник приступил к выполнению второй части своего плана, сводившегося к нанесению удара своим первым корпусом по центру и правому флангу 7-й армии.

I белый корпус осуществлял этот маневр, опирая свой левый фланг на стоявшие севернее его эстонские части и круто заходя своим правым флангом на Ямбург, имея целью выход в тыл последнего. Эта задача была им решена также успешно;

11 октября был занят Ямбург, и к 12 октября 7-я армия была сбита на всем своем фронте и отходила на Петроград, причем две ее левофланговые дивизии (19-я и 10-я стрелковые) оторвались от нее и пристроились к правому флангу 15-й армии. Наибольший нажим I корпуса противника развивался в направлении на Гатчину — ст. Мшинская.

Попытки задержать наступление противника контратаками не удались, и 16 октября он уже утвердился в Красном Селе — Гатчине — ст. Струги-Белые, а 7-я армия отошла на ближайшие подступы к Петрограду. Противник перехватил все железнодорожные магистрали, подходившие к Петрограду, за исключением Октябрьской (Николаевской) железной дороги. Сюда на ст. Тосно должна была выслать сильный заслон правофланговая дивизия I белого корпуса (1-я пехотная), но не сделала этого, торопясь попасть ко взятию Петрограда. За это упущение противник вскоре поплатился, так как по этой дороге в Петроград спешно двигалось подкрепление из Москвы.

Пролетариат Петрограда деятельно готовился к обороне как внутри столицы, так и на фронте. Уже 10 октября была объявлена местная мобилизация рабочих, родившихся в 1879–1901 гг. Город укреплялся, и в нем строились [188] баррикады. В свою очередь, 7-я армия усиливалась подкреплениями с Карельского участка фронта и отрядами курсантов из Москвы.

Надежды противника на активное действие английского флота не оправдались. Английские суда сделали попытку бомбардировать береговые форты Кронштадтской крепости из Копорского залива, но она была скоро прекращена огнем красной береговой артиллерии. В свою очередь, некоторые суда Балтийского флота были привлечены для обороны подступов столицы. Все эти мероприятия усилили устойчивость 7-й армии.

Если подойти ко второй обороне Петрограда с политической стороны, то здесь надо, прежде всего, иметь в виду следующее обстоятельство: Петроград, отбив первое наступление Юденича, сейчас же провел мобилизацию на Южный фронт. Кроме того, дополнительно были мобилизованы ответственные работники для продотрядов, организовавшихся тогда через профсоюзы.

Поэтому новая оборона потребовала не только величайшего напряжения сил самого Петрограда и окрестных губерний, но и помощи со стороны всей Советской России. Весь город превратился в крепость, были мобилизованы и призваны под ружье все способные носить оружие члены партии; создавалось большое количество боевых коммунистических отрядов во всех районах, при совете профессиональных союзов и т. д. Одновременно в Череповце проводилась мобилизация для Питера, где почти все рабочие Шлиссельбургского порохового завода отправились на фронт; там же оказалась и значительная часть рабочих Сестрорецкого завода.

А т. Ленин, обращаясь к рабочим и красноармейцам Петрограда писал: «Помощь Питеру близка, мы двинули ее. Мы гораздо сильнее врага. Бейтесь до последней капли крови, товарищи, держитесь за каждую пядь земли, будьте стойки до конца, победа не далека. Победа будет за нами».

20 октября вооружившиеся до зубов районы Питера знали, что им на помощь пришла Советская Россия. «Были подтянуты свежие части, освежен и обновлен командный состав, привлечены к делу закаленные в боях пролетарии». Лозунг дня был «В наступление», и 21 октября на питерском фронте наступил перелом. [189]

Начиная с 18 октября, наступление противника стало встречать упорное сопротивление, которое являлось также следствием сокращения фронта армии. Теперь он шел от ст. Горовалдайское до Царской Славянки, и протяжение его не превышало 80 км. Тем не менее к 21 октября противнику удалось выйти на своем левом фланге к Стрельнинской подставе, являющейся уже предместьем столицы; 20 октября им были заняты Павловск и Царское (Детское) Село. Только теперь он сделал попытку перехватить Николаевскую железную дорогу в районе Колпино, но попытка не удалась. Наступление противника на Колпино было остановлено резервами 7-й армии, которые там собирались.

Красное командование само готовилось к переходу в наступление. Было решено, сковывая противника на фронте, нанести ему удар фланговыми группами. Главная роль в этом наступлении выпадала на левофланговую Колпинскую группу в количестве 7470 штыков и сабель при 12 орудиях, которая из района Колпино нацеливалась на фронт Детское Село — Гатчина. В свою очередь, командование 15-й армии организовало из района Батецкое — Новоселье — Псков удар тремя дивизиями по тылам Северо-Западной армии, стремясь к захвату городов Ямбурга и Гдова. 19-я стрелковая дивизия из района Батецкое должна была выйти на линию Балтийской железной дороги на фронт Волосово — Молосковице, непосредственно в тыл главным силам Северо-Западной белой армии 11-я стрелковая дивизия из района Новоселье нацеливалась на нижнее течение реки Плюссы; 10-я стрелковая дивизия должна была от Пскова наступать вдоль восточного берега Чудского озера и овладеть Гдовом.

Контрманевр 7-й армии начался 21 октября и первоначально развивался медленно. Противник упорно боролся за сохранение достигнутого им положения и вел непрерывные контратаки; Павловск и Детское Село несколько раз переходили из рук в руки. Особенно упорно боролся противник за сохранение в своих руках Гатчины. Обороняя Гатчинский узел с 27 октября по 2 ноября, противник еще раз, при содействии Эстонской армии (1-я эстонская дивизия), пытался перейти в наступление своим левым флангом в направлении на Красное Село, но попытка овладеть им не удалась. Скоро начало сказываться воздействие на ход операций [190] наступления правого фланга 15-й армии; 31 октября противник был выбит из Луги 19-й стрелковой дивизией. 3 ноября советские войска заняли ст. Мшинскую, угрожая тылу Гатчинской группы противника, что принудило его начать общее отступление. Наступление 11-й и 10-й стрелковой дивизии 15-й армии развивалось также успешно.

14 ноября было сломлено последнее сопротивление противника в районе Ямбурга. Северо-Западная армия была прижата к эстонской границе, перешла ее и была интернирована в Эстонию, согласно условиям мирного договора между Эстонией и нашим Союзом. Наступление Северо-Западной армии, являясь жестом отчаяния{57} со стороны противника, в дальнейшем в силу крайнего неравенства сил обеих борющихся сторон не могло развиться в сколько-нибудь крупную операцию. Оперативное же взаимодействие Северо-Западной белой армии с южными белыми армиями исключалось в силу значительности расстояния между ними. Первоначальные успехи наступления зависели от растяжки фронта 7-й [191] армии и малой боевой устойчивости некоторых ее частей{58}. В последнем отношении картина быстро изменилась, как только 7-я армия оперлась на сознательные и передовые слои петроградского населения в лице его рабочего класса, и на марше назад достигла значительного сокращения своего фронта, усилившись в то же время подкреплениями.

В течение операции действия флотов обеих сторон в Финском заливе не получили обширного развития. Главные силы английского флота были отвлечены к Риге, которой угрожали белогвардейские войска Бермонта-Авалова (бывшие фон дер Гольца), действовавшие в составе Латвийской армии, но сохранившие германофильскую ориентацию. Выступление этого корпуса против латвийского правительства являлось прямым выпадом со стороны Германии и ориентирующегося на нее прибалтийского баронства против гегемонии Англии в Прибалтике. Оставшиеся суда английского флота сделали слабую попытку бомбардировать Кронштадт. Наш Балтийский флот был слишком слаб для самостоятельных [192] операций в Финском заливе. Непосредственное участие в обороне Петрограда из его состава приняли линейные корабли «Севастополь», стоявший на р. Неве в самой столице, и миноносцы «Всадник» и «Гайдамак», вошедшие в морской канал для обстрела расположения противника в районе Сергиева и Стрельны.

Пользуясь отвлечением части сил и внимания Западного фронта к событиям под Петроградом, польские войска предприняли ряд частных операций на Полоцком и Витебском направлениях, сосредоточив значительные силы в районе Лепеля. Их наступательные попытки вызвали ответный контрманевр правого фланга 16-й армии, но бои здесь не развились до крупного масштаба, сохранив чисто местное значение; вскоре и на этом участке наступило продолжительное затишье. [193]



Глава восьмая
Зимняя и весенняя кампании 1918–1919 гг. на Восточном фронте. Северный фронт


Борьба армий Восточного фронта на Пермском направлении — Падение Перми — Операция правофланговых армий красного Восточного фронта в Оренбургской и Уральской областях — Новый план действий белого командования на Восточном фронте; анализ его — План красного командования по преодолению Уральского хребта; анализ его — Уфимская операция противника и его первоначальные успехи — Новые напряжения страны и партии для помощи красному Восточному фронту — Зарождение идеи контрманевра — Исходное положение Южной группы и ее перегруппировки в связи с прорывом фронта 5-й красной армии — Общая идея контрманевра Южной группы и план операции, выработанный М. В. Фрунзе; его анализ — Видоизменения в плане М. В. Фрунзе под влиянием новой перемены в обстановке — Бугурусланская и Сергиевская операции — Бугульминско-Белебеевская операция — Северный фронт — Ликвидация Северного фронта



Схема IV (к главе восьмой). Уфимская операция белых


Мы оставили красный Восточный фронт в момент, когда ясно обнаружился сдвиг противника к востоку на Уфимском направлении, и борьба на Пермско-Екатеринбургском направлении начала принимать упорный, затяжной характер. К концу ноября 1918 г. наши 1, 5, 2-я и 3-я армии располагали силами в 58 360 штыков, 5980 сабель при 265 орудиях. Ближайшей задачей четырех армий являлся выход на фронт Челябинск — Екатеринбург. Но противник, оставив на Уфимском направлении остатки разваливающейся армии Учредительного собрания и части оренбургских казаков, упорно продолжал накапливать свои силы на Пермском направлении. Здесь он к 27 ноября 1918 г. [194] на фронте Туринский завод — тракт Екатеринбург — Кунгур (включительно) развернул армию ген. Гайды общей численностью в 40 000–42 000 штыков, 4000–5000 сабель при 100–120 орудиях, ставя себе задачей захват Перми и выход на линию р. Камы. Этим силам противника 3-я красная армия могла противопоставить только 30 000 штыков и сабель при 78 орудиях{59} (см. приложение, схема IV).

Положение нашего командования Восточным фронтом было невыгодно в том отношении, что для усиления Пермского направления оно не могло свободно располагать тем излишком сил, который у него мог образоваться на Уфимском направлении, так как с половины ноября 1918 г. было приступлено к переброске частей 1-й армии (за исключением одной дивизии) на Южный фронт. Тем не менее командование Восточным фронтом, исходя из указаний Главного командования, отдало в конце ноября 1918 г. приказ о переходе в наступление группы в составе 2-й и 3-й армий. 3-я армия должна была прорвать фронт противника в направлении Кунгур — Екатеринбург, а 2-я армия выдвижением на фронт Бирск — Красноуфимск (оба пункта исключительно) должна была содействовать операции 3-й красной армии.

Таким образом, борьба за обладание линией р. Камы завязывалась под знаком встречной операции для обеих сторон. Вполне понятно, что наступление 3-й армии, встреченное превосходными силами противника, не могло развиться, и армии пришлось в начале декабря 1918 г. перейти к упорной обороне. 2-я армия, находившаяся в районе г. Сарапуля в 150 км за первым флангом 3-й армии, не могла своевременно помочь ей. Наконец, моральная и боевая упругость 3-й армии были исчерпаны, и, начиная с половины декабря, она левым флангом и центром начала быстро отходить по направлению к Перми. [195]

Командование Восточным фронтом, в предвидении неустойчивости на Пермском направлении, обращалось к главкому Вацетису с просьбой о подкреплении этого направления «надежной бригадой». Вацетис отвечал, что бригада дана быть не может и предлагал парировать удар на Пермь маневром 2-й и 5-й красных армий. Такой ответ Вацетиса становится понятным, если мы припомним, что как раз около этого времени им была начата подготовка решительных кампаний на Южном и на Западном фронтах, куда он старательно стягивал все свободные резервы. Для усиления Пермского направления потребовалось вмешательство правительства. 13 декабря В. И. Ленин потребовал от предреввоенсовета Троцкого помощи Перми и Уралу. В тот же день, т. е. 13 декабря, главком передал в распоряжение Восточного фронта 1-ю бригаду 7-й стрелковой дивизии (директива № 479/III) из Ярославского военного округа. Но эта бригада прибыла уже с опозданием.

Однако падение боеспособности 3-й армии зависело не только от одних причин военного порядка. В условиях Гражданской войны армия в особенности с чрезвычайной чувствительностью отражает на себе все колебания тех социальных слоев, производной которых она является. Так случилось и с 3-й армией. Ее рабочие кадры, сильно поредевшие в беспрерывных боях, были разбавлены мобилизованным крестьянством из ближайшего тыла — Пермской и Вятской губерний. В рядах 3-й армии за время ее отхода к Перми появились характерные признаки разложения: дезертирство, неповиновение и многочисленные переходы к белым.

Последующие попытки упрочить положение 3-й армии маневрированием 2-й армии в направлении Сарапуль — Красноуфимск не увенчались крупным успехом. Предоставленная собственным своим силам 3-я армия 24 декабря 1918 г. уступила Пермь противнику, после чего продолжала беспорядочный отход на Глазов, теряя материальную часть и неся значительные потери в живой силе. За 20 дней 3-я армия отошла на 300 км. Ее отход создавал реальную угрозу Вятке и всему Восточному фронту.

Для приведения в порядок частей 3-й армии и мобилизации внимания партийных и советских организаций к нуждам [196] и задачам фронта ЦК ВКП(б) направляет в район 3-й армии комиссию в составе тт. Сталина и Дзержинского.

Уже в конце января т. Сталин доносит в Совет Обороны{60}:

«К 15 января послано на фронт 1200 надежных штыков и сабель; через день — два эскадрона кавалерии. 20-го отправлен 62-й полк 3-й бригады (предварительно профильтрован тщательно). Эти части дали возможность приостановить наступление противника, переломили настроение 3-й армии и открыли наше наступление на Пермь, пока что успешное. В тылу армии происходит серьезная чистка советских и партийных учреждений. В Вятке и в уездных городах организованы революционные комитеты. Начато и продолжается насаждение крепких революционных организаций в деревне. Перестраивается на новый лад вся партийная и советская работа.

Частная неудача на Пермском направлении была возмещена успехами красного оружия на главном — Уфимском — и на Туркестанском направлениях. Действительно, несколько дней спустя после падения Перми советские войска, в свою очередь 31 декабря 1918 г. заняли Уфу, а 22 января 1919 г. части 1-й красной армии, наступавшие с запада, соединились в Оренбурге с Туркестанской армией (насчитывавшей, впрочем, в своем составе не более 10 000 бойцов) т. Зиновьева, наступавшей из Туркестана. Наконец, 24 января 1919 г. войска 4-й красной армии овладели Уральском.

Таким образом, в результате кампании 1918 г. главной массе сил Восточного фронта удалось приблизиться к Уральскому хребту — последнему местному рубежу, который надлежало преодолеть этим силам, чтобы затем широкой волной разлиться по равнинам Сибири и докатиться до жизненных и политических центров противника. Однако пространственность центра и сопротивление противника помешали достижению этих целей в 1918 г. В общем же успех противника на Пермском направлении и его неудачи на Уфимском направлении создали на Восточном фронте положение неустойчивого равновесия для обеих сторон. [197]

Общая политэкономическая обстановка, сложившаяся в начале 1919 г. в лагере революции и в стане белых, создавала для противника ряд предпосылок для попытки обратить это неустойчивое равновесие в свою пользу. В одной из предшествующих глав мы уже останавливались на колчаковском перевороте.

С внутренней победой Колчака на первый план исторической сцены вновь выступила, на этот раз ничем не прикрытая, буржуазно-помещичья реакция, опиравшаяся на успевшее вновь оформиться кастовое офицерство{61}. Мелкобуржуазная и демократическая контрреволюция «учредиловцев», разгромленная и обессиленная, отходила на задний план. Перейдя на положение правительственной оппозиции, она, однако, не смогла сорвать мобилизацию молодых возрастов Сибири, которую Колчаку удалось провести, опираясь на офицерские формирования в тылу. Сильные офицерские кадры на фронте дали прочный организационный костяк для этих возрастов на фронте. Таким образом, в начале 1919 г. в распоряжении Колчака была Сибирская армия, внутренние классовые противоречия которой не успели еще вырваться наружу. Для укрепления своей репутации у союзников Колчаку необходимо было ковать железо, пока оно горячо.

Внутренняя обстановка в лагере революции сулила некоторые надежды на успех наступательной попытки. В своем месте мы уже указывали на ту волну мелкобуржуазных колебаний внутри Советской страны, внешним выражением которой явились весной 1919 г. броски вправо социал-соглашательских партий и временный скачок кверху кривой крестьянского повстанчества. И то и другое являлось результатом [198] роста наших продовольственных затруднений к весне 1919 г. Противник проглядел только одно невыгодное для себя обстоятельство. Крестьянство в своем повстанчестве не выбрасывало лозунгов борьбы против советской власти, что свидетельствовало о прочном внедрении в нем самой идеи советской власти взамен идеи учредительного собрания. Продовольственная разверстка особенно остро была почувствована крестьянством Поволжья. Здесь, в ближайшем тылу красного Восточного фронта, прокатилась волна крестьянского повстанчества по Симбирской и Казанской губерниям. Это обстоятельство в связи с неудачей 3-й красной армии и отправкой части сил с Восточного фронта на Южный создавало для армий Восточного фронта положение временной слабости.

Пользуясь этим положением, Главное командование противника решило продолжать стремиться к нанесению решительного удара на северном операционном направлении через Пермь — Вологду. Удар в этом направлении при удаче приводил его к соединению с войсками интервентов на Северном фронте. Соединившись же с интервентами, Колчак от Вологды мог развивать удар на Петроград — в обход оборонительной линии Волги и Камы. Одновременно с этим ударом белое командование нацеливало сильный удар на линию средней Волги, примерно на фронт Казань — Симбирск, что кратчайшими путями выводило его на важнейшее для обеих сторон Московское операционное направление и давало ему две постоянных переправы через Волгу (мосты у Свияжска и Симбирска). Последнее направление являлось более важным потому, что проходило по более населенным [199] и богатым местными средствами губерниям и сближало войска Колчака с армиями южной контрреволюции.

Выполнение операции возлагалось на три отдельные армии, руководимые непосредственно штабом адмирала Колчака: Сибирская армия ген. Гайды в количестве 52 000 штыков и сабель при 83 орудиях была уже сосредоточена на Вологодско-Вятском направлении, примерно на полпути между Глазовым и Пермью; западная армия ген. Ханжина в количестве 48 000 штыков и сабель, при 120 орудиях развертывалась на фронте Бирск (исключительно) — Уфа (исключительно); оренбургские и уральские казаки — 11 000–13 000. Всего противник располагал 113 000 бойцов при свыше, чем 200 орудиях. Из этого количества 93 000 бойцов занимали фронт в 450 км, сосредоточиваясь на нем тремя отдельными сильными группами на Вологодском, Сарапульском и Уфимско-Московском операционных направлениях. Стратегическими резервами противника являлись 3-дивизионный корпус ген. Каппеля в районе Челябинск — Курган — Кустанай и три пехотные дивизии, формировавшихся в районе Омска.

Обращаясь к оценке плана противника, мы опять-таки должны, прежде всего, исходить из политического момента. Гигантский размер операции в пространстве и решительность конечных целей исключали возможность доведения ее в один прием до конца наличными силами белых армий. Значит, успех ее ставился в прямую зависимость от успеха последующих крестьянских мобилизаций. Но политическая линия колчаковского правительства в отношении крестьянства заранее исключала возможность всякого сотрудничества с ним крестьянства для своего собственного закабаления. Более того, всякая очередная мобилизация крестьянства нарушала неустойчивое социальное равновесие белых восточных армий не в пользу Колчака, растворяя офицерские кадры во враждебной им крестьянской массе и открывая выход к обостренной социальной борьбе в рамках самой армии. В таком положении сибирское командование могло рассчитывать на успех короткого удара, на ограниченный размах операции, и интересы политики и стратегии должны были толкнуть его на выбор таких операционных направлений, которые дали бы ему возможность поскорее подать руку [200] Южному белому фронту. Все эти направления лежали южнее Уфы. Но образование сильного военного белого блока и возможное слияние белых правительств юга России и Сибири, очевидно, не улыбались английской политике. Она по-прежнему продолжала толкать оперативное мышление и волю Колчака в сторону Вятки и Вологды. Поэтому план весенней кампании белых 1919 г. носит на себе черты двойственности, вредной вообще в военном деле, а при сравнительной слабости сил — вредной особенно. Эта двойственность выражается в стремлении одновременно нанести два сильных удара и на Вятку, и на фронт средней Волги.

Однако в замышляемом широком переходе в общее наступление противнику не удалось обеспечить взаимодействие с уральским казачеством. 4-я красная армия под командованием т. Фрунзе в течение февраля 1919 г. глубоко вклинилась между вооруженными силами оренбургских и уральских казаков, выдвигаясь на линию Лбищенск — Илецк — Орск.

В такой обстановке командование красным Восточным фронтом в развитие директив своего Главного командования, несмотря на неустойку на участке 3-й армии, готовилось к преодолению Уральского хребта.

В конце февраля — начале марта 1919 г. группировка красных сил представлялась в следующем виде. Широкий фронт от Каспийского моря через Сломихинскую, Илецкий городок с глубоким выступом в сторону противника на Актюбинск и далее на Орск, завод Кананикольский, завод Богоявленский (исключительно) занимали 4-я и Туркестанская 1-я армии{62}, общей численностью 52 000 бойцов при 200 орудиях и 613 пулеметах. Далее на фронте завод Богоявленский — Явгелдин (исключительно) протяжением 200 км растянулись 10 000 бойцов 5-й армии при 42 орудиях и 142 пулеметах. На Сарапульском направлении, оторвавшись на [201] 60 км от левого фланга 5-й армии, располагалась 2-я красная армия общей численностью до 22 000{63} бойцов при 70 орудиях и 475 пулеметах. И, наконец, на Пермско-Вятском направлении по обе стороны железнодорожной магистрали на широком фронте разбросалась 3-я красная армия в количестве 27 000 бойцов (за округлением) при 69 орудиях и 491 пулемете. Всего армии Восточного фронта располагали 111 000 бойцов, при 379 орудиях, 1721 пулемете, 5 бронепоездах и 30 самолетах{64}.

Общая группировка красных была более расплывчата, чем у белых, почему можно в ней отметить лишь один характерный штрих, а именно — слабый и растянутый центр (5-я армия) на важнейшем для обеих сторон Уфимском операционном направлении.

В частности, группировка обеих сторон перед началом решительных операций на Восточном фронте приводила к тому, что сильная, но чрезвычайно разбросанная в пространстве группа южных армий, наиболее плотно занимавшая северный участок своего фронта: Орск — Стерлитамак (1-я армия т. Гая — 18 000–20 000 бойцов), имела против своих 52 000 бойцов 19 000 белых. Слабая 5-я армия со своими 10 000 бойцов оказалась против весьма сильной 49 000 белой группы Ханжина, и, наконец, на северных операционных направлениях соотношение сил было почти равное: на Сарапульско-Осинском направлении 22 000 красных (2-я армия) имели против себя 21 000 белых, а на Вятско-Пермском направлении против 27 000 красных (3-я армия) стояли 32 000 белых.

Саму операцию по преодолению Уральского хребта с попутным разгромом противостоящего противника командование Восточным фронтом мыслило выполнить следующим образом.

Правофланговые армии Восточного фронта (4-я, Туркестанская и 1-я) должны были закончить разгром оренбургского и уральского казачеств. Затем 1-я армия должна была [202] двумя колоннами направиться на Челябинск. Правая колонна (24-я стрелковая дивизия) следовала туда, обходя Уральский хребет с юга, через Оренбург — Орск — Троицк. Левая колонна (20-я стрелковая дивизия) от Стерлитамака нацеливалась на Верхнеуральск, пересекая Уральский хребет, и оттуда брала направление на Челябинск. В задачу 5-й армии входили преодоление Уральского хребта на своем участке, выход на тыловые сообщения Пермской группы противника при движении на Златоуст — Челябинск и помощь правому флангу 2-й армии. 2-я армия должна была стремиться к охвату левого фланга Пермской группы противника, что неминуемо приводило ее к предварительному столкновению с равносильной ей средней группой белых. Наконец, сильная 3-я армия получала пассивную задачу по сковыванию с фронта противостоящей ей группы противника.

План командования красным Восточным фронтом также отличался широтой замысла и размаха и также заставлял учесть возможность дальнейшего питания армий фронта путем местных мобилизаций. Обстановка минуты, казалось, в этом отношении требовала осторожной оценки. Но в этом-то и заключалась сила политического предвидения нашего политико-стратегического руководства, которое, несмотря на ряд временных колебаний крестьянской стихии, сумело усмотреть волну тяжелых крестьянских резервов, подымавшуюся навстречу ему из-за линии белого фронта и дававшую уже о себе знать вспышками красного партизанского движения в разных местах Сибири.

Обращаясь к сравнению и оценке планов действий обеих сторон, отметим, прежде всего, что оба они были проникнуты духом активности, что и придало весьма оживленный характер последующим боевым действиям. В частности, обращаясь к плану белых, мы должны признать, что выполнение плана обрисовывалось в очень простых линиях: оно сводилось к нанесению двух сильных ударов на северном и центральном операционных направлениях. Последним ударом перерезывались коммуникации опасной для противника сильной красной Южной группы, и сама группа отжималась к югу. Таким образом, белые получали возможность развязать контрреволюционные силы оренбургского и уральского казачеств и обеспечить свое влияние на Туркестан. Единственное, [203] на что белые не могли рассчитывать, это на политическое обеспечение своей операции из-за резко враждебного к ним отношения местного населения и тех микробов разложения, которые непрестанно подтачивали изнутри спайку белых армий.

Обращаясь к анализу плана красных, следует отметить его сложность и замысловатость, что явилось следствием отсутствия расчета времени и пространства. Действительно, одного взгляда на карту достаточно для того, чтобы убедиться в том, что обходный маневр 1-й армии не мог по расчету времени оказать влияния на ход событий на фронте 5-й армии, которой приходилось иметь дело с вчетверо сильнейшим противником. Даже если бы 5-й армии и удалось разбить этого противника, то выход ее на тылы Пермской группы белых оказал бы свое влияние на ее действия через очень продолжительное время (от места расположения 5-й армии до Челябинска — 300 км, а оттуда до Екатеринбурга — ныне Свердловск — еще около 200 км). Наконец, задачи, поставленные 2-й и 3-й армиям, приводили их к фронтальным столкновениям с равносильными группами противника, так как 2-я армия при выполнении своей задачи не могла избегнуть столкновения с Осинской группой белых (сводный корпус).

Предпосылкой общего перехода противника в наступление явилась его частная операция против правого фланга 2-й красной армии с предварительным ударом по ее левому флангу, в результате которой правофланговая дивизия этой армии (28-я) в 20-х числах февраля 1919 г. была отброшена к Сарапулу и потянула за собой 2-ю армию к р. Каме; из-за этого левый фланг нашей 5-й армии в районе Уфы оказался обнаженным, а правый фланг 3-й армии отошел к г. Оханску. Таким образом, рядом частных ударов в течение февраля 1919 г. противнику удалось подготовить себе выгодное исходное положение для общего перехода в наступление.

Оно началось 4 марта 1919 г. Сибирская армия ген. Гайды, нанося главный удар в промежуток между городами Оханск и Оса, добилась ряда частных успехов на участках наших 3-й и 2-й армий. В течение 7 и 8 марта она овладела Осой и Оханском и продолжала развивать свое наступление к линии р. Камы. В дальнейшем это наступление проходило также под [204] знаком территориальных успехов, замедленных, однако, пространственностью театра, весенним бездорожьем и сопротивлением наших войск. Кроме территориальных успехов, противник сумел причинить нам и ряд потерь в материальной части, захватил многие заводы и нанес значительные потери 2-й красной армии. Так, только 7 апреля противнику удалось вновь утвердиться в Ижевско-Воткинском районе и 9 апреля занять Сарапул. 15 апреля крайние правофланговые части Сибирской армии вошли в совершенно бездорожном и диком Печорском районе в соприкосновение с мелкими партиями Северного белого фронта, но это событие, как и следовало ожидать, не имело никаких стратегических последствий.

В течение второй половины апреля наступательный порыв армии Гайды под влиянием усилившегося сопротивления 3-й красной армии ослабел. Некоторые территориальные достижения она имела еще на своем левом фланге, отбросив правый фланг 2-й красной армии за нижнее течение р. Вятки.

Несравненно более бурным темпом и с более значительными результатами с самого начала развернулось наступление армии Ханжина, начавшееся 6 марта. Ударная группа этой армии пришлась как раз в свободном промежутке между внутренними флангами 5-й и 2-й армий. Обрушившись на левый фланг 5-й армии (левофланговая бригада 27-й стрелковой дивизии), ударная группа белых отбросила левофланговую бригаду 5-й армии и, круто загибая к югу, движением по тракту Бирск — Уфа почти безнаказанно начала резать тылы растянутых в нитку обеих дивизий 5-й армии (27-й и 26-й стрелковых). После 4-дневных боев оперативное взаимодействие частей 5-й армии было нарушено, и ее остатки, разбившись на две группы, стремились только прикрыть два важнейших направления на ее участке: Мензелинское и Бугульминское. Введение в дело частных резервов на участке 5-й армии и попытки помочь 5-й армии активными действиями группы, сосредоточенной на левом фланге 1-й армии в районе Стерлитамака, предпринятые командованием Восточного фронта в промежуток времени с 13 по 31 марта, не могли восстановить ее положение, и, развивая свой успех на ее участке, 6 апреля 1919 г. противник занял уже Белебей, [205] что окончательно определило отход 5-й армии в двух расходящихся направлениях: на Симбирск и Самару. Наступление противника на Симбирском направлении особенно угрожало как Чистополю, в котором были сосредоточены значительные хлебные запасы, столь необходимые голодному центру, так и самой Казани.

Таким образом, наступление армии Ханжина вылилось уже в стратегический прорыв центра Восточного фронта. Но если это событие не оказало своего гибельного влияния на положение дел на всем фронте, то причиной этому является своеобразие условий Гражданской войны. Пространственность боевых участков и малая насыщенность их войсками создают легкие условия маневренности для небольших отрядов. Как ни был глубок прорыв белых, он не распространил своего влияния на соседние группы войск, что и дало возможность подготовить ответный контрманевр, но этот маневр требовал времени для своего осуществления, а пока командованию Восточным фронтом приходилось лишь думать о сохранении своего положения на главнейших операционных направлениях.

Но, как бы то ни было, Восточный фронт, как и летом 1918 г., в эти тяжелые дни вновь привлек к себе внимание широких народных масс во всей стране и передового отряда пролетарской революции — коммунистической партии. Революционная самодеятельность масс, подогретая призывом т. Ленина, который говорил по поводу подготовки мобилизации профсоюзов для Восточного фронта: «Чтобы укрепить свою победу, нужны методы новые, решительные, революционные». Эта самодеятельность, охваченная организационными мероприятиями партии, в короткий срок дала свои результаты. Вскоре мощная струя активных и политически сознательных пополнений в лице членов профсоюзов и рабочих-добровольцев из 22 губерний республики направилась на Восточный фронт. Ряд телеграмм из различных городов республики свидетельствовал об огромном энтузиазме, с которым проходили партийные и профессиональные мобилизации для Восточного фронта. Туда же направились и стратегические резервы Главного командования в виде 2-й стрелковой дивизии и двух стрелковых бригад (бригада 10-й стрелковой дивизии из Вятки и бригада 4-й стрелковой дивизии из Брянска), а также 22 000 укомплектований. Кроме того, [206] в распоряжение командования Восточным фронтом поступала 35-я стрелковая дивизия, заканчивавшая свое формирование в Казани, и подтягивалась им же с Вятского направления 5-я стрелковая дивизия.

В создавшейся сложной обстановке на Восточном фронте решительную роль предстояло сыграть Южной группе красных армий во главе с ее командующим т. Фрунзе{65}. С именем последнего связан решительный перелом кампании на Восточном фронте, положивший собой начало разгрома всех вообще вооруженных сил контрреволюции. Таким образом, весьма поучительным представляется остановиться более подробно на ряде операций, подготовленных и проведенных т. Фрунзе, которые в совокупности и составляют контрманевр Южной группы.

Для лучшего уяснения себе дальнейшего хода событий мы вернемся несколько назад — к более подробному описанию исходного положения Южной группы и ее перегруппировкам в связи с прорывом фронта 5-й армии. На фоне этого положения легче будет выявить ту ценную подготовительную работу, которая по собственной инициативе была проведена т. Фрунзе и явилась одной из главных предпосылок благоприятного развития будущей операции.

В начале марта 1919 г. общая группировка войск группы т. Фрунзе была такова. От Каспийского моря до Илецкого городка фронт против уральских казаков занимала 4-я армия (22-я и 25-я стрелковые дивизии — до 16 000 бойцов). От Илецкого городка, через Актюбинск до Орска включительно располагалась Туркестанская армия — 12 800 бойцов. Наиболее сильным являлся фронт 1-й армии — от Орска (исключительно) до Стерлитамака. Здесь было сосредоточено до 20 000 бойцов (20-я и 24-я стрелковые дивизии, Оренбургская и Илецкая группы). 1-я армия, согласно первоначальных предположений командования Восточным фронтом, которые не были отменены при начавшемся откате назад 5-й армии, должна была наступать на фронт Кустанай — Троицк, почему сосредоточила на своем правом фланге всю 24-ю стрелковую дивизию. Никаких собственных резервов группа не имела. [207]

Таково было положение, которое застал т. Фрунзе, вступая в командование группой. Как только неустойчивость на фронте 5-й армии начала принимать вполне определенные формы, что выяснилось уже в половине марта, т. Фрунзе позаботился об упрочении своего положения на Оренбургском направлении и о создании себе определенного стратегического резерва. Это было достигнуто частичным ослаблением 4-й армии, из которой бралась одна стрелковая дивизия (25-я), но армия зато получала лишь оборонительную задачу. Туркестанская армия получала задачу прочного обеспечения Оренбургского района и поддержания связи с Туркестаном, почему и усиливалась одной бригадой 25-й стрелковой дивизии. Две остальных бригады этой дивизии перевозились в Самару — узел путей на Уфу и Оренбург. В дальнейшем 4-й и Туркестанской армиям пришлось сдерживать энергичной активной обороной оживившуюся наступательную деятельность оренбургских и уральских казаков.

Сложнее обстояло дело в 1-й армии. Ее правый фланг (24-я стрелковая дивизия) в начале апреля успешно развивал свое наступление на Троицк, в то время как левому флангу пришлось для помощи 5-й армии направить сначала три полка к Стерлитамаку, а затем двинуть бригаду на Белебей. Эти силы не оказали существенного влияния на положение дел в 5-й армии. В частности, противник успел упредить в Белебее направленную туда бригаду из 1-й армии. В силу предварительного ослабления своего левого фланга, хотя и с совершенно правильной целью помощи своему соседу, 1-я армия ничем уже не могла реагировать на занятие противником Стерлитамака, это случилось 4 апреля 1919 г. Занятие же Белебея создавало непосредственную угрозу тылам 1-й армии, что заставило прекратить победоносно развивавшееся наступление правого фланга 1-й армии, т. е. 24-й стрелковой дивизии.

Под прикрытием упорных боев остатков 20-й стрелковой дивизии, сдерживавшей натиск противника от Белебея в южном направлении и постепенно осаживавшей за р. Салмыш, после 12-дневных непрерывных маршей удалось убрать назад правый фланг армии, сильно вырвавшийся вперед, и оттянуть 24-ю стрелковую дивизию в затылок 20-й — в район с. Ивановка на р. Ток. Этот искусный и вполне [208] соответствующий обстановке отступательный маневр 1-й армии заставил Туркестанскую армию также выполнить частичную перегруппировку на марше назад, и к 18–20 апреля 1919 г. ее новый фронт проходил по линии Актюбинск — Ильинская — Воздвиженская, что, в свою очередь, вынудило т. Фрунзе подкрепить общее положение своих двух армий выдвижением своего стратегического резерва в район Оренбург — Бузулук (схема 8).

Таким образом, искусные перегруппировки т. Фрунзе в период, предшествовавший началу решительной операции, способствовали как упрочению положения левого фланга его группы, так и накоплению стратегических резервов вблизи решающего направления будущего контрманевра.

Общая идея контрманевра Южной группы и план операции т. Фрунзе представляются в следующем виде. Последние перегруппировки 1-й армии и левого фланга Туркестанской армии проходили уже тогда, когда идея решительного контрманевра Южной группы вылилась в окончательную форму. Идея этого маневра назревала постепенно и по мере своего уточнения принимала более широкий размах. 7 апреля командование Восточным фронтом намечало лишь сосредоточение всей 1-й армии в районе Бузулук — Шарлык для удара по противнику, наступающему в направлении Бугуруслан — Самара{66}. 9 апреля РВС Восточного фронта уже расширял оперативные рамки Южной группы, включая в ее состав 5-ю армию и предоставляя при этом ее командованию почти полную свободу действий. Фрунзе, в зависимости от времени окончания перегруппировки его сил, предоставлялось нанесение решительного удара до окончания весенней распутицы [209] или после нее, причем ближайшей целью этого удара являлся вывод левого фланга 1-й армии на Самаро-Златоустовскую железную дорогу для обеспечения вывода в резерв совершенно расстроенной боями 26-й стрелковой дивизии (5-й армии){67}.

Однако на следующий день, т. е. 10 апреля, в результате совещания, происходившего в Казани между предреввоенсовета, главкомом и РВС Восточного фронта, последовала директива последнего от 10 апреля (№ 123/с), согласно которой Южной группе надлежало «разбить ударом с юга на север силы противника, продолжающие теснить 5-ю армию, собрав для этого кулак в районе Бузулук — Сорочинская — Михайловская.(Шарлык)». Далее указывалось на необходимость приостановить продолжающийся отход частей 5-й армии на Бугурусланском и Бузулукском направлениях, но не за счет сил, предназначенных для решительного удара, а при помощи частей, формируемых в Самаре местным губвоенкомом. Таким образом, и эта директива, в ее окончательной форме, открывала весьма широкий простор для самостоятельного оперативного творчества т. Фрунзе.

Одновременно с этой директивой последовало образование Северной группы из 2-й и 3-й армий под общей командой командарма 2-й (В. И. Шорин) с задачей разбить армию генерала Гайды. Разграничительная линия между обеими группами проводилась через Бирск и Чистополь и устье Камы (все пункты для Северной группы).

Создавшееся к середине апреля 1919 г. на Восточном фронте соотношение сил позволяло рассчитывать на успешное выполнение этих задач. Действительно, общая группировка сил обеих сторон в середине апреля выглядела уже следующим образом. На Пермском и Сарапульском направлениях против 37 000 бойцов красных войск действовало 33 000 бойцов противника; в районе прорыва противник располагал по-прежнему 40 000 бойцами [210] против 24 000 бойцов красных войск, и, таким образом, здесь численное неравенство в силах, вместо четверного, бывшего в начале операции, уменьшилось почти до двойного, что явилось следствием предшествующих искусных перегруппировок, проведенных т. Фрунзе в своей группе. Кроме того, на помощь красным на этот раз пришла и пространственность театра.

Армия Ханжина по мере своего продвижения вперед все более и более растягивала свой фронт. Заняв 16 апреля Бугуруслан, она растянулась уже на фронте в 250–300 км, имея свой правый фланг у устья р. Вятки, а левый — юго-восточнее Бугуруслана. На этом фронте веерообразно двигалось пять пехотных дивизий противника. Сильно на уступе назад за этой армией оказывалась армейская группа ген. Белова из состава южной армии Дутова, задержанная на Оренбургском направлении энергичными действиями 1-й красной армии т. Гая.

Фрунзе решил осуществить свою задачу следующим образом: сосредоточить ударную группу в районе Бузулука и ударить ею в левый фланг противника, отбрасывая его к северу. 5-я армия тем временем должна была остановить продвижение противника в направлении на Бугуруслан и вдоль Бугульминской железной дороги, прикрыв тракт Бузулук — Бугуруслан — Бугульма. Таким образом, главным объектом действий являлась живая сила противника, разгром ее означал благополучное разрешение всех прочих задач. Поскольку план контрманевра Южной группы, разработанный в подробностях М. В. Фрунзе, является поучительнейшим примером тонкой и четкой оперативной работы полководца, мы считаем необходимым подробнее остановиться на нем.

Общий замысел т. Фрунзе в своем практическом выполнении распался на ряд отдельных задач, поставленных им своим армиям. Туркестанская и 4-я армии получали подтверждение своих прежних задач (удержание Оренбургской и Уральской областей). Производство главного удара возлагалось на 1-ю армию, и ее группировка для этой цели выполнялась по непосредственный указаниям самого М. В. Фрунзе. Обеспечивать перегруппировку должна была 20-я стрелковая дивизия, для чего ей надлежало удерживать [211] фронт Мелeyс — Алешкино — Ратчино. 24-я стрелковая дивизия за исключением одной бригады, перебрасываемой в ударную группу армии из района с. Ивановки (севернее р. Ток), своими активными действиями в направлении на Бугульчак должна была задерживать противника, выигрывая время до окончательного сосредоточения ударной группы в районе Бузулука. Для ее образования в состав 1-й армии из Туркестанской переходили 31-я стрелковая дивизия и бригада 3-й кавалерийской дивизии. Их головные части должны были прибыть в район Бузулука не позднее 18 апреля. Кроме того, в состав ударной группы поступали бригада 24-й стрелковой дивизии, перебрасываемая в район с. Тонкая, и из стратегического резерва М. В. Фрунзе — 75-я стрелковая бригада (два полка), перевозимая в Бузулук. Прочие части стратегического резерва получили следующие назначения: 73-я стрелковая бригада [212] к 18 апреля перебрасывалась в район. Безводновки для прикрытия сосредоточения ударной группы, поступая, вместе с тем, в ее состав; 74-я стрелковая бригада оставалась в Самаре в качестве общего резерва группы{68}.

В распределении сил Южной группы прежде всего обращает на себя внимание соотношение между теми, которые предназначались для выполнения активной задачи, и теми, которые должны были выполнять пассивные задания. В состав первых, в общем, входили: вся 5-я армия (ослабленные 26, 27-я стрелковые дивизии, Оренбургская дивизия и часть 35-й стрелковой дивизии) — 10 700 штыков, 820 сабель, 72 орудия, занимавшая, примерно, фронт Н. Калмыковка — Архангельское{69}; ударная группа М. В. Фрунзе (в составе которой, опять-таки, образовывалась собственная ударная группа) — вся 1-я армия, за исключением 20-й стрелковой дивизии (24, 25, 31-я стрелковые дивизии{70} и бригада 3-й кавалерийской дивизии — 22 000 штыков, 2000 сабель, 80 орудий — в районе Ивановка — Зимниха — Бузулук{71}. Таким образом, на фронте в 200–220 км т. Фрунзе для активных целей благодаря искусной перегруппировке развертывал 36 620 штыков и сабель при 152 орудиях, оставляя для пассивных задач на всем остальном своем фронте общим протяжением до 700 км — от с. Ивановки до Каспийского моря — лишь около 22 500 штыков и сабель при 80 орудиях{72} (20-я и 22-я стрелковые дивизии, части Туркестанской армии и местные формирования в Оренбурге, Уральске и Илецке).

Далее обращает на себя внимание в составе самой группы активного назначения распределение сил между направлениями [213] фронтального и флангового ударов. Первый выпадает на долю 5-й армии — 11 000 штыков и сабель (за округлением). Для второго т. Фрунзе назначает около 26 000 штыков и сабель. Замечателен также прием т. Фрунзе для обеспечения сосредоточения своего активного кулака: 3 бригады, обеспечивающих это сосредоточение (2 бригады 24-й стрелковой дивизии и 73-я стрелковая бригада 25-й стрелковой дивизии), получают задачи не пассивные, а наступательные.

Переходим теперь к рассмотрению видоизменений, внесенных в план т. Фрунзе под влиянием новых данных обстановки, и прежде всего к анализу Бугурусланской и Сергиевской операций.

План т. Фрунзе в его первоначальном виде имел целью начисто срезать клин вторжения противника, голова которого уже приближалась к Средней Волге: противник грозил Чистополю на реке Волге (на участке 2-й красной армии){73}, а на участке 5-й армии сильно нажимал на Сергиевском направлении, оттеснив части 27-й стрелковой дивизии к ст. Челны (схема 9). Угроза на Сергиевском направлении, по-видимому, особенно обеспокоила командование Восточным фронтом, так как при развитии здесь успеха противника под угрозу попадали железнодорожные коммуникации Южной группы в районе ст. Кинель и могло быть сорвано все развертывание группы. Падение же Чистополя в связи с продолжающейся неустойкой на участке 2-й армии, которая 10 апреля уже отходила на правый берег р. Камы, создавало прямую угрозу и Казани. Вот почему в самые последние дни перед решительным контрманевром Южной группы он потерпел существенные изменения как в отношении распределения сил и задач между ними, так и в размахе самого маневра. Командование фронтом направило находившиеся еще на колесах подкрепления не в район Бузулука (часть 2-й стрелковой, части 35-й стрелковой дивизии), а использовало их для фронтального прикрытия Волги в силу постановления РВС фронта от 16 апреля, указывавшего, что противник ни в коем случае не может быть допущен к [214] линии р. Волги (усиление 5-й армии){74}. Кроме того, на усиление 5-й армии поступали две бригады из состава ударного кулака 1-й армии (25-я стрелковая дивизия за исключением 73-й стрелковой бригады).

Таким образом, численность войск, предназначавшихся для нанесения флангового удара противнику, уменьшалась до трех стрелковых и одной кавалерийской бригад (31-я стрелковая дивизия{75}, 73-я стрелковая бригада, бригада 3-й кавалерийской дивизии), что свидетельствовало о перенесении центра тяжести нашего удара с фланга и тыла противника на его фронт, а это подчеркивалось и соответствующим перемещением наших сил: 5-я армия к 23 апреля числила в своем составе уже 24 000 бойцов, главным образом за счет ударной группы.

Оставшиеся части ударного кулака т. Фрунзе получили наименование Туркестанской армии.

Вышеуказанные перегруппировки заставили т. Фрунзе внести изменения и в свой первоначальный оперативный замысел. Эти изменения вытекали из тех сведений о противнике, которые в течение 16–20 апреля т. Фрунзе удалось собрать из перехваченных у противника приказов. Согласно этим приказам и разведывательным сведениям, имевшимся в штабе группы, положение в отношении противника к 20 апреля складывалось следующим образом.

На Самарско-Сергиевском направлении нажимала сильная группа противника в виде Уфимского корпуса численностью до 15 000 штыков и сабель (правый фланг этой группы дотягивался до Чистополя); III корпус противника (6-я и 7-я пехотные дивизии, егерский батальон, три полка конницы), общей численностью 5000 бойцов наступал от Бугуруслана на Самару, имея одну дивизию (6-ю) севернее, а другую (7-ю) южнее р. Кинель и конную группу, направленную [215] на ст. Толкай. К 16 апреля корпус должен был выйти на фронт ст. Подбельская — Чепурновка. На уступе сзади и вне связи с III корпусом, на фронт Покровское — Натальино — Утеева выходил к 19 апреля VI Уральский корпус белых в составе всего лишь 2400 бойцов (18-я и 12-я пехотные дивизии).

В районе Белебея сосредоточился, наспех закончивший свое формирование, корпус ген. Каппеля численностью 5100 штыков и сабель, имевший задачу по своем сосредоточении развить удар в промежутке между III и VI корпусами. [216]

Наконец, далее к югу и также на уступе назад по отношению к левофланговому корпусу армии Ханжина выдвигался на р. Салмыш на фронт Имангулово — Ратчино правофланговый (V) корпус Южной армейской группы ген. Белова. Численность этого корпуса достигала 6600 штыков и сабель. За левым флангом этого корпуса и на уступе назад в районе Уралка — Новоникитино находился в резерве IV корпус белых общей численностью 4600 штыков и сабель. I и II Оренбургские корпуса общей численностью 8450 бойцов действовали на Оренбургском направлении, стараясь ударами с востока и юга захватить Оренбург и, распространяясь далее на юг, — до установления соприкосновения с Уральским казачеством. В уральских степях действовала Илецкая казачья дивизия (1900 бойцов) и многочисленные отряды партизан.

Таким образом, к 20 апреля весь фронт белых был изломан из уступов справа, причем эти уступы не находились в боевой связи между собой. Особенно это относилось до III и VI белых корпусов. Такая группировка сил белых в пространстве и подсказала т. Фрунзе вполне отвечавшую обстановке цель — разгром по отдельности ближайших к нему уступов противника, а именно VI и III белых корпусов, причем главный его удар первоначально направлялся вразрез между ними обоими. Вместе с тем, значительное усиление 5-й армии позволило дать ей более обширные в пространстве задачи, а ослабление сил ударного кулака заставило теснее увязать его действия с действиями фронтальной группы (5-я армия).

Поэтому окончательное решение т. Фрунзе оформилось 19 апреля 1919 г. следующим образом. 1-я армия (т. Гая), перейдя в решительное наступление, должна сковать VI корпус противника, обеспечивая тем самым Туркестанскую армию справа. Туркестанская армия получает задачу — совместно с 5-й армией разбить противника и отбросить его Бугурусланскую группу, т. е. III корпус, к северу, отрезая ее от сообщений с Белебеем, для чего армия должна выйти на фронт ж.-д. станции Заглядино — Бугуруслан. Конница Туркестанской армии ведет разведку между III и VI корпусами противника, держит связь с 1-й армией и наносит удар по тылам III корпуса белых на участке железной дороги Сарай Гир [217] — Филиппово. 5-я армия решительно атакует противостоящего противника в общем направлении на Бугуруслан с целью овладения этим последним. Выполнение всех этих задач начинается по окончательном сосредоточении Туркестанской армии.

В то же время командование фронтом, обеспокоенное, как мы уже говорили, успехами противника на кратчайшем направлении к Средней Волге и ослабившее ради этого силы Южной группы за счет ее ударного кулака, решает при помощи задержанных подкреплений, направлявшихся в группу Фрунзе, организовать еще два самостоятельных маневра. Прежде всего командование стремится взять в клещи части II корпуса белых под Сергиевском — от Мелекеса и Кротовки, для чего предполагается использовать предназначавшиеся ранее в состав ударной группы Фрунзе 2-ю стрелковую и части 35-й стрелковой дивизии{76}.

Таким образом, в окончательном варианте плана действий, кроме главного удара на Бугурусланском направлении, намечался еще новый вспомогательный удар на Бугульминском направлении (не считая уже ранее намеченного из района Шарлык). В связи с этим 2-я стрелковая дивизия 24 апреля передана в распоряжение командования Южной группы, но оставлялась еще на несколько дней до своего доукомплектования в районе Самары.

Угроза Чистополю заставила командование Восточным фронтом искать обеспечения Казани в активизации Северной группы своих армий, почему 3-я армия получала задачу перейти не позднее 29 апреля в наступление с целью разбить [218] противника, находившегося западнее р. Камы{77}. Это был третий по счету маневр, намеченный командованием Восточного фронта, и, наконец, на Оренбургском направлении разыгрался и победоносно для красных завершился четвертый маневр, возникший вне воли красного командования и явившийся, по существу, удачным прологом к главному маневру Южной группы.

Прежде чем перейти к изложению дальнейших боевых событий остановимся в двух словах на морально-политическом состоянии обеих сторон. Изношенная боевая ткань красных армий к началу активных действий группы М. В. Фрунзе была значительно восстановлена. Струя партийных и профессиональных мобилизаций пролетариата влилась в них.

Для первых месяцев 1919 г. характерен доклад, который делал в Петрограде в Выборгском районе вернувшийся с Восточного фронта один товарищ. Докладчик полагал, что сейчас особенно лихорадочный процесс строительства Красной Армии прошел.

Жизнь армии начинает входить в свою обычную колею. Кроме того, докладчик был уверен, что коммунисты на фронте утесняются командным составом, что у них появляется мнение, будто они на фронте оказываются лишними и что это, по-видимому, происходит от неправильной политики «центральных военных сфер». В заключение указывалось, что необходимо посылать на фронт новые группы коммунистов, дабы «сменить уставших». [219]

Следующее обстоятельство нашло отражение в тогдашней обстановке. В результате успехов советского оружия к концу 1918 г. многие полагали, что «лихорадочное строительство» армии уже закончено, в то время когда все дело в этом смысле было впереди. Далее — усталость, которая замечалась среди мобилизованных коммунистов на фронте, и возникновение и развитие так называемой «левой» военной оппозиции — все это, естественно, не могло не отразиться на боеспособности частей и явилось одной из причин первоначальных успехов наступления Колчака. Это наступление поставило вопрос совсем не так, что будто бы «жизнь в армии вошла в свою обычную колею». 10 апреля т. Ленин обратился с особым воззванием к петроградским рабочим. Воззвание говорило, что для Восточного фронта питерские рабочие должны поставить на ноги все, мобилизовать все, и кончалось уверенностью, что «питерские рабочие покажут пример всей России».

11 апреля 1919 г. появились знаменитые «тезисы Центрального комитета РКП в связи с положением Восточного фронта». Призвав партию к напряжению всех сил и к мобилизациям, тезисы требовали проведения мобилизации через профессиональные союзы. Далее шло: усиление агитации среди мобилизуемых, замена всех мужчин-служащих женщинами, создание бюро помощи или комитетов содействия Красной Армии, широкое вовлечение через профсоюзы крестьян и особенно крестьянской молодежи неземледельческих губерний в ряды Красной Армии и для продовольственной армии на Дону и Украине.

Между прочим, в Петрограде еще в конце 1918 г. было приступлено к созданию так называемых полков деревенской бедноты, куда каждый комитет бедноты посылал двух надежных крестьян для службы в Красной Армии. В результате в Петрограде насчитывалось до трех полков, укомплектованных деревенской беднотой.

После опубликования обращения т. Ленина и тезисов ЦК в Петрограде началась лихорадочная работа. Вопрос о мобилизации ставился на заседаниях ПК и в собрании организаторов 22 и 23 апреля 1919 г. Было постановлено мобилизовать 20 % членов партии, а союзам — 10 % членов каждого союза для фронта и на Дон — в последнем случае с целью [220] укрепления советской власти и строительства советских организаций. Затем решили провести мобилизацию в Союзе молодежи и в комиссариатах, которые по возможности переводили на обслуживание женским трудом. В связи с тем, что Юденич в Гельсингфорсе собирал уже «всякую добровольческую сволочь», считали, что если отправить десятки тысяч питерских рабочих на Восточный фронт, на Дон и на Украину, то в Петрограде останется еще свыше 100 000 рабочих, а с ними, «усилив бдительность», можно защитить Петроград.

В Москве ввиду мобилизации 1918–1919 гг. президиум ВЦСПС постановил даже в такой важной категории трудящихся, как железнодорожники, мобилизовать 30 % квалифицированных рабочих, а в союзах мобилизовать всех ответственных работников профдвижения, оставив лишь самых необходимых. 17 апреля на Московской конференции фабрично-заводских комитетов и профессиональных союзов выступал т. Ленин, а после его речи была оглашена записка 50-летнего рабочего, который заявлял, что он ныне берет винтовку в руки и становится защищать своей кровью советскую власть.

ВЦСПС обратился к рабочим Советской России с двумя воззваниями. О том, как на местах организации отнеслись к призыву партии, можно судить по тому, что в Сызрани самостоятельно в 5 дней создали 1-й коммунистический полк в 1200 чел., в Симбирске были мобилизованы все коммунисты; в Самаре профессиональные союзы были объявлены на военном положении; Нижний Новгород проводил поголовную мобилизацию, сформировал рабочий ударный батальон.

25 апреля в Москве состоялось заседание ВЦИКа, принявшее два чрезвычайно важных декрета. Первый объявлял мобилизацию крестьянства — каждая волость должна была дать от 6 до 20 чел., по возможности бывших солдат. Второй декрет объявлял амнистию всем арестованным за борьбу против советской власти, но не участвовавшим непосредственно в выступлениях против нее.

29 апреля 1919 г. Центральный комитет партии ввиду чрезвычайно напряженного положения на фронтах обратился к организациям с призывом — 3/4 наличных своих сил предназначить к организации и отправке пополнений, спешному [221] формированию частей, их снаряжению и т. д. Основной лозунг был: дать максимум сил и средств фронту.

Нечего и говорить, что первомайский праздник 1919 г. прошел под этим лозунгом, а соединение всех указанных мер с великим подъемом рабочего класса и трудящихся с неизбежностью создали перелом на Восточном фронте. В результате получилось не только восстановление боеспособности, но и высокий подъем политической сознательности. Массы были готовы к восприятию новых тягостей во имя победоносного окончания Гражданской войны.

Иначе обстояло дело в стане противника. Ко времени назревания переломных событий на Восточном фронте крестьянская стихия в рядах белых армий начала переживать тот же процесс массового перехода крестьянства на сторону революции, который уже достаточно конкретно выразился в сибирском тылу. Об этом процессе свидетельствовали факты массового подъема партизанского движения и отхода от Колчака мелкой буржуазии и зажиточных слоев интеллигенции. Этот революционный сдвиг в крестьянской психологии получил свое непосредственное выражение и в начавшемся развале белых армий, дававшем себя знать весьма ощутительными фактами. Мы уже упомянули о подготовительных мероприятиях по организации контрманевра т. Фрунзе, имевшем место на правом фланге 1-й армии.

В своем стремлении поскорее овладеть Оренбургом ген. Белов, после ряда неудачных атак на него с фронта, решил ввести в дело свой резерв — IV корпус ген. Бакича. Этот последний, переправившись через р. Салмыш у Имангулова на крайнем правом фланге 20-й стрелковой дивизии, должен был содействовать с севера захвату Оренбурга и, в случае удачи, продвинувшись на Ново-Сергиевское, завершить окружение 1-й красной армии совместно с V и VI корпусами белых. Однако, быстро и искусно перегруппировав свою армию, т. Гай в трехдневном бою, с 22 по 25 апреля, наголову разбил группу Белова, почти полностью уничтожив две ее дивизии, причем остатки IV корпуса перешли на сторону красных. Поражение группы Белова имело стратегическое значение, так как благодаря ему обнажились тыловые сообщения армии Ханжина на Белебей, а 1-я армия получила значительную оперативную свободу. [222]

Останавливаясь на эпизоде разгрома IV корпуса ген. Бакича, мы прежде всего должны отметить его социальную значимость, свидетельствующую о полном нарушении того неустойчивого равновесия, которое еще кое-как держалось внутри колчаковских армий между командным составом и солдатской массой. Вся предшествующая политика Колчака в отношении крестьянства неминуемо приводила к разрыву с последним. Разгромленный IV корпус был укомплектован крестьянами Кустанайского уезда тотчас по подавлении в нем кровавыми и бессмысленными мерами крестьянского восстания. Крестьяне, укомплектовавшие этот корпус, видели в своем командном составе главных виновников своих массовых расстрелов и порок. Корпус Бакича, как покажут дальнейшие события, не являлся исключением из общего правила, а лишь более непосредственно и ярко выразил общую картину процесса разложения белых сил.

Но пока назревали грозные для Ханжина события на левом фланге его армии, голова клина этой армии, уменьшившейся уже до 18 000–22 000 штыков, продолжала свой бег к Волге, несмотря на обнаружившиеся в ней признаки разложения. 25 апреля части армии Ханжина заняли с. Челны вблизи Сергиевска, что ставило под угрозу Кинель — узловую станцию на тыловой железнодорожной коммуникации всей Южной группы с ее основной базой. В тот же день пал Чистополь. Эти события побудили командование Восточным фронтом приказать Южной группе перейти в наступление, не дожидаясь даже окончательного сосредоточения Туркестанской армии. Равным образом было приказано на Чистопольском направлении перейти в наступление и правому флангу 2-й армии с целью обратного взятия Чистополя.

Успех на фронте 1-й армии позволил поставить ей более широкие активные цели, а именно: 24-я стрелковая дивизия этой армии получила задачу наступать прямо на Белебей; Туркестанская армия (4 бригады) с 65-километрового фронта Чекалино — Феклино наступала прямо в северном направлении; 5-я армия переходила в наступление на Бугурусланском, Сергиевском и Бугульминском направлениях, имея за своим правым флангом две бригады 2-й стрелковой дивизии. [223]

Результаты наступления сказались уже 28 апреля, когда в бою юго-восточнее Бугуруслана были наголову разбиты 11-я{78} и 6-я пехотные дивизии противника.

К 1 мая фронт 5-й армии шел южнее Заглядино (к юго-востоку от Бугуруслана), далее проходил по линии р. Кинель до с. Подбельское, затем уклонялся на юго-запад через с. Сарбайская (40 км к северу от Кротовки — узловой станции Сергиевской ветки), затем вновь поворачивал на северо-запад к с. Н. Орлянка, причем ударная группа на целый переход отстала от 5-й армии. Ее фронт проходил по линии Троицкое (Тоузаново) на р. М. Кинель (25 км к юго-востоку от Заглядино) — Асекеева; части 1-й армии достигли линии Комиссаровка — Н. Кузли (40 км к юго-востоку от с. Михайловское — ст. Сарай-Чир).

Однако пространственность театра замедлила на некоторое время стратегические результаты флангового удара т. Фрунзе. Вот почему в эти дни II корпус белых одержал еще некоторые тактические успехи, отбросив части 5-й армии на р. Чернавку и за р. Шламку, причем 27 апреля в его руки перешел Сергиевск, а на Чистопольском направлений потеснил наши войска от Ромодана к Ново-Спасскому.

В последующие дни наступление Южной группы продолжало развиваться успешно, причем командование Восточным фронтом для скорейшего воздействия маневра ударной группы на силы противника на Симбирском и Самарском направлениях распорядилось уклонить ось наступления Туркестанской армии несколько более к западу, нацелив ее на Бугульму, а правый фланг 5-й армии — на ст. Шалашниково, что еще более сокращало первоначальный размах охвата нашей фланговой группы. [224]

Этими распоряжениями ударная часть Южной группы должна была перестроить свой фронт с северо-восточного на северо-западное направление. В развитие их т. Фрунзе 1 мая имел целью двойным охватом уничтожить группу противника, оперировавшую юго-восточнее Сергиевска, для чего 1-я армия должна была активными действиями своего левого фланга сковать противника в районе с. Абдулино; Туркестанская армия заходила своим правым флангом прямо на Бугульму, а 5-я армия, в состав которой вливались подкрепления, о которых мы говорили выше (части 2-й и 35-й стрелковой дивизии), должна была организовать двойной охват II корпуса белых от Бугуруслана и Мелекеса. По ликвидации Сергиевской группы противника предполагалось совокупными усилиями отбросить к северу его Бугульминскую группу, отрезав ее от сообщений с Уфой.

Сергиевская операция развертывалась для нас также успешно. 4 мая части 5-й армии овладели Бугурусланом, и фронт Туркестанской и 5-й армий шел по линии сс. Нов. Торис — Елань — Бугуруслан; впереди на уступе под самым уже Сергиевском, на фронте Коржевка — Кармалка — Н. Орлянка, находились также части 5-й армии, наступавшие на Сергиевск с юга. Стратегическое положение II корпуса белых, угрожаемого с фланга и тыла, становилось опасным и не могло быть спасено тактическим успехом на Бугульминском направлении, результатом которого был отход левофланговых частей 5-й армии за р. Кондурчу. Действительно, уже 5 мая белым пришлось очистить Сергиевск и начать общий спешный отход на Бугульму. В этот день сказались и стратегические результаты контрманевра Южной группы. Они выразились в том, что белым пришлось отказаться от своих успехов и на правом фланге 2-й красной армии, т. е. воздействие маневра Фрунзе начало уже сказываться и на положении нашей Северной группы: 4 мая белые оставили Чистополь и начали свой отход на восток. Однако на участке 2-й армии Сибирская армия Гайды продолжала одерживать местные территориальные успехи, сильно тесня 28-ю стрелковую дивизию этой армии, принудив ее 4 мая уйти за р. Вятку.

Предвидя успешный исход Сергиевской операции, М. В. Фрунзе, еще до ее окончания директивой 4 мая намечал [225] уже параллельное преследование противника на Бугульминском направлении, уклоняя правый фланг 5-й армии на ст. Дымка, чтобы отрезать путь отхода противника из-под Сергиевска на Бугульму. Туркестанская армия должна была прикрыть этот маневр со стороны Белебея. Но уже 6 мая план т. Фрунзе перерос эти рамки и вылился в обширную новую Бугульминско-Белебеевскую операцию.

Операции, развившиеся из решения т. Фрунзе, принятого им 6 мая 1919 г., находятся в неразрывной связи между собою, вытекая одна из другой, почему мы и почитали возможным объединить их в одно название Бугульминско-Белебеевской операции. Ее основной замысел сводился к отрезанию противника от его тыловых сообщений на Уфу и отличался таким же широким размахом оперативного творчества, каким отличались и все предыдущие оперативные установки М. В. Фрунзе. Самая операция в ее характерных чертах рисовалась следующим образом.

1-я армия, активно обороняя Оренбург, должна была продвинуть войска Оренбургского района на фронт Островной — Черностожская — Муранталово. Остальные две дивизии этой армии (20-я и 24-я) должны были выйти на фронт Стерлитамак — Шафраново, обеспечивая этим маневром соседнюю слева Туркестанскую армию от возможного удара по ней из района Стерлитамака. Последняя получала задачу, сосредоточившись в районе ст. Сарай-Гир, прямо наступать на Белебей.

5-й армии сохранялась прежняя задача по скорейшему выдвижению ее правого фланга в район ст. Дымка. Эта широко и блестяще задуманная операция повела бы к полному окружению противника, если бы группировка сил в пространстве отвечала этому замыслу. Но в результате предшествующих операций и уменьшения глубины обхода ударной группой Фрунзе еще при начале ее маневра, фронт трех армий Фрунзе к началу этой операции в силу быстроты действий 5-й армии оказался расположенным из уступов с левого фланга назад. На левофланговый, сильнейший и ближайший к противнику, уступ в виде 5-й армии выпадала задача фронтального наступления на противника в Бугульминском районе. Однако 5-я армия сама охватывала его своим правым флангом. На содействие же правого фланга 2-й армии [226] с Чистопольского направления рассчитывать не приходилось из-за значительного его удаления от левого фланга 5-й армии и медленности продвижения 2-й армии.

Повторяем, такое положение сложилось вне воли командования Южной группой. Командование группой могло лишь постепенно выправить его, что и выразилось в нацеливании Туркестанской армии не на Бугульму, а на Белебей с выполнением задачи по разгрому заканчивавшего там свое сосредоточение корпуса Каппеля.

Самая операция развернулась следующим образом. Как и следовало ожидать, 5-я красная армия первой вошла в соприкосновение с противником под Бугульмой, нанося главный удар своим правым флангом. 9 мая она развернулась на линии Авдулино — Репьевка — Дымская — Дурасова, причем особенно угрожающим для тыловых сообщений противника было положение ее правофланговой 25-й стрелковой дивизии (фронт Авдулино — Репьевка), почему ей и было приказано энергично продолжать продвижение на железнодорожный мост через р. Ик, чтобы завершить окружение Бугульминской группы противника. Под угрозой этого маневра противник очистил Бугульму, и красные войска вступили в нее 13 мая 1919 г.

Туркестанская армия своими передовыми частями 11 мая вошла в соприкосновение с войсками белых в районе Белебея, а 13 мая развернулась в районе с. Чегодаево, имея на уступе справа и сзади в районе Биржбулякова 24-ю стрелковую дивизию 1-й армии и еще далее на уступе назад в районе Зильдярово — 20-ю стрелковую дивизию той же армии. Собственно Белебеевская операция была проведена уже без оперативного подчинения 5-й армии т. Фрунзе. Новый командвост т. А. А. Самойло решил использовать 5-ю армию для содействия Северной группе красных армий. 10 мая 5-я армия перешла в непосредственное подчинение командованию Восточным фронтом, и ей было приказано по занятии Бугульмы перестроить свой фронт в северо-восточном направлении по линии Рыково — Бугульма — р. Кичуй в предвидении дальнейшего движения на помощь 2-й красной армии; 14 мая Самойло опять уклонил главные силы 5-й армии на Белебей, приказав направить на него 25-ю стрелковую дивизию и вывести в свой резерв 2-ю стрелковую дивизию в район Суккулово. [227]

17 мая Самойло дал новую директиву, определившую крутой поворот главных сил 5-й армии на север. Ей указывалось, прочно обеспечивая направления Бугульма — Уфа и Бугульма — Бирск, переправиться через р. Каму на участке Елабуга — устье р. Вятки и нанести удар левому флангу противника, действующего севернее р. Камы. Одновременно должны были перейти в наступление на противостоящего перед ними противника 2-я и 3-я красные армии. Но так как узел сопротивления противника в районе Белебея не был еще ликвидирован, то в распоряжение т. Фрунзе из состава 5-й армии передавались две дивизии (25-я стрелковая из района Авдулино и 2-я стрелковая из района с. Суккулова). Кроме того, одна дивизия 5-й армии выдвигалась вдоль железной дороги Бугульма — Уфа для помощи Южной группе. 19 мая Самойло приказывал 5-й армии переправляться для удара в тыл противнику не через Каму, а через р. Белую.

Таким образом, Белебеевская операция была проведена т. Фрунзе лишь при косвенном содействии 5-й армии{79}, причем единство управления на Белебеевском направлении было нарушено. Тов. Фрунзе не внес изменений в предшествующие задачи 1-й и Туркестанской армий и лишь требовал весьма энергичного их выполнения ввиду ясных признаков разложения в войсках противника. 25-я стрелковая дивизия получила задачу охвата Белебея с севера. Сопротивление частей корпуса Каппеля, одна за другой подходивших к Белебею, [228] угрожаемого захватом в клещи с севера и юга, не было особенно продолжительным, и уже 17 мая корпус очистил Белебей и беспорядочно отходил за р. Белую по направлению к Уфе. Однако, недооценивая размеров поражения противника на Уфимском направлении, Самойло 18 мая остановил преследование Южной группы на линии гора Таукай-тау — Шафранова — оз. Лели-Куль — Тюпкильды — ст. Тамьянова, запретив переходить ее без своего приказания. Это его решение объясняется опасением отдельного поражения далеко вырывающихся при преследовании частей. Он желал вести его планомерно и сосредоточенно{80}.

Белебеевская операция явилась заключительным звеном в той цепи операций, на которую распался маневр Южной группы, начало коего можно отнести к 22 апреля (встречные бои 1-й армии на реке Салмыш).

В течение почти месяца т. Фрунзе блестяще выполнил возложенную на него трудную задачу и окончательно вырвал наступательную инициативу из рук противника. Моральные последствия контрманевра были не менее велики: они окончательно расшатали внутренние связи колчаковских армий.

Пока в центре красного Восточного фронта назревал благоприятный перелом в операциях, на соседних участках противник продол жал еще одерживать временные успехи. В Оренбургской и Уральской областях, пользуясь ослаблением действовавших там войск, противник также проявил усиленную деятельность: он неудачно пытался овладеть Оренбургом и временно утвердился в г. Александрове-Гае (см. приложение, схема IV). На фронте 2-й армии противнику удалось произвести 13 мая частичный прорыв фронта в районе с. Вятские Поляны (на р. Вятке), но силами частных резервов 2-й армии этот прорыв был ликвидирован. [229]

Тем временем в районе Мензелинска в 20-х числах мая обозначилось уже давление 5-й армии, что заставило противника оттянуть часть своих сил с линии р. Вятки на восток. Этим воспользовалась 2-я красная армия и 25 мая перебросила свой правый фланг (28-ю стрелковую дивизию) на восточный берег р. Вятки, а затем переправила остальные свои силы, быстро выдвинувшись в Ижевско-Воткинский район, что положило предел дальнейшим наступательным попыткам Сибирской армии ген. Гайды (схема 10).

Гайде вскоре пришлось отказаться и от того активного маневра, который он предпринял было своим правым флангом на Вятском направлении с целью парализовать маневр 2-й красной армии. Несмотря на то что в начале июня Гайда потеснил 3-ю красную армию и временно занял Глазов, ему вскоре под влиянием общей обстановки на фронте пришлось начать свое отступление.

Теперь явилась возможность обратиться к использованию и расширению успеха, достигнутого на центральном [230] участке фронта т. Фрунзе. Командование Восточным фронтом, в первую очередь, имело в виду группу противника, действовавшую севернее р. Камы, атаковать которую должны были 3-я и 2-я армии, а 5-я армия должна была подготовить в низовьях р. Белой переброску двух своих дивизий на правый берег р. Камы для содействия этим армиям. Остальные же ее дивизии, переправившись через р. Белую, должны были содействовать Южной группе в овладении Уфимским районом. Последняя, кроме этой задачи, должна была энергично подавить наступательные попытки оренбургских и уральских казаков. Уральцы, пользуясь материальной поддержкой англичан из Персии через Гурьев, обложили уже Уральск, а оренбургские казаки подступали к самому Оренбургу. Оба эти пункта находились в очень тяжелом положении.

Благополучное завершение Белебеевской операции развязало руки командованию Южной группой в этом отношении. Командование группой получило возможность усилить войска, действовавшие в Оренбургской и Уральской областях, тремя бригадами пехоты и начать энергичные операции против повстанцев в районе Оренбург — Илецкий городок и против уральских казаков в районе Новоузенск — Александров-Гай.

В некоторой связи с событиями на Восточном фронте стоят и события на Северном фронте, который, как мы уже указывали, был создан Антантой для взаимодействия с главным фронтом — Восточным. Этого взаимодействия, однако, до конца существования Северного фронта достигнуто не было. В тот период, когда на Пермско-Вятском направлении армии Колчака напрягали все силы для развития наступательной активности, белые силы Северного фронта оказались не в состоянии проявить сколько-нибудь заметную активность.

Суровые климатические условия северного театра в Мурманском и Архангельском районах определили приостановку на нем крупных боевых операций на зимний период. Наиболее значительным событием в течение зимы 1918/19 г. явилась борьба за обладание Шенкурском, который 25 февраля 1919 г. перешел в руки красных войск{81}. [231]

Взаимное положение обоих противников на Северном театре не потерпело существенных изменений в течение ранней весны 1919 г. Попытка местных противосоветских сил при поддержке финляндского правительства утвердиться в апреле 1919 г. в районе Олонца и распространить свое влияние на Лодейное Поле была быстро подавлена советскими войсками при поддержке Ладожской озерной флотилии.

Лето 1919 г. на главных направлениях театра — Архангельском и Мурманском — прошло под знаком сильного разложения в частях контрреволюционной русской Северной армии, что одно само по себе исключало возможность активных действий с ее стороны. Это разложение выражалось в восстаниях целых войсковых частей, в переходе их на сторону красных войск и в очищении ими целых боевых участков. В результате одного из таких восстаний г. Онега 22 июля 1919 г. перешел в руки красных войск. Разложение сильно затронуло и войска Англии, сражавшиеся на Северном фронте. С другой стороны, в самой Англии раздавались голоса об оставлении английским десантом Беломорского побережья.

Этот вопрос был в принципе решен в августе 1919 г. Но английское командование решило для облегчения отступления своих войск предварительно нанести короткий удар 6-й красной армии. Соотношение сил обеих сторон позволяло ему предпринять эту операцию. В то время как силы противника на Архангельском направлении достигали 32 000 бойцов{82}, а на Мурманском исчислялись в 14 000 чел., 6-я армия могла им противопоставить только 22 700 бойцов. Наступление противника началось в десятых числах августа и было направлено вверх по р. Сев. Двине. Советские части были отброшены на Котласском направлении, после чего англичане приостановили свои операции и предложили русским контрреволюционным частям эвакуироваться на другие фронты Гражданской войны. Русское контрреволюционное командование в лице ген. Миллера отказалось от этого и в свою очередь решило собственными уже силами перейти [232] в наступление на Вологодском и Онежском направлениях. Перегруппировки белых заняли весь август, причем Двинское направление было сильно ослаблено противником, и второе его наступление началось лишь в начале сентября. На этот раз противник опять-таки добился чисто местных успехов в виде обратного занятия им г. Онеги и захвата ст. Плесецкой, после чего его наступление замерло, а тем временем английские войска 27 сентября покинули Архангельск, а 1 октября и Мурманск, предоставив Северную армию противника ее собственным силам. Численность этой армии теперь не превышала 25 000 бойцов, и она была вынуждена оборонять огромный фронт от финляндской границы до Уральских гор. Попытки усилить себя за счет мобилизации местного населения не дали благоприятных результатов; жители Онежской Карелии подняли даже вооруженное восстание при попытке мобилизовать их, и ген. Миллеру пришлось отказаться от своей попытки.

Таким образом, в результате летней кампании на Северном фронте выяснилась полная его безопасность для советской стратегии; оставалось ждать лишь полного его упразднения. Оно, опять-таки, явилось следствием того процесса разложения, который с новой силой вспыхнул в войсках Северного противосоветского фронта в начале 1920 г. Сознание бесполезности дальнейшей борьбы в это время настолько прочно утвердилось во фронтовых частях белых, что на провозглашенный земским собранием, заседавшим в Архангельске, лозунг «укрепление фронта для продолжения борьбы» части эти ответили целым рядом новых восстаний и открыли на главнейших направлениях целый ряд свободных промежутков, которые нечем было заполнить.

Командование 6-й красной армии использовало это положение, перейдя в энергичное наступление, и в течение недели, с 8 по 15 февраля 1920 г., все три главных участка фронта противника были ликвидированы, и дороги на Архангельск и Онегу открыты. Правительство Северной области бежало из Архангельска, бросив своих защитников на произвол судьбы. При известии о его бегстве власть в Мурманске 19 февраля 1920 г. была захвачена местными рабочими путем восстания. [233]

В силу этого обстоятельства группа войск противника, еще державшаяся на Мурманском направлении, начала спешно отступать в пределы Финляндии, не дождавшись присоединения к себе отрядов противника с Онежского направления, которые вынуждены были капитулировать.

Дальнейшее продвижение красных войск к побережью Белого моря и Ледовитого океана происходило беспрепятственно; 21 февраля 1920 г. красные войска вступили в Архангельск, 26 февраля заняли Онегу, а 13 марта были в Мурманске. Лишь в пределах Карелии — в районе Ухты — удержались небольшие контрреволюционные силы, образовавшие ячейку того повстанческого движения, вспышка которого охватила Карелию осенью 1921 г.

Лишенный своей единственной поддержки в виде иностранных войск Северный контрреволюционный фронт быстро ликвидировался. Это служит лучшим доказательством его малой органической связи с тем населением, интересы которого он брался представлять и защищать.

Следствием его ликвидации явилось возвращение под советскую власть берегов Северного Ледовитого океана с двумя незамерзающими портами и с территорией в 640 000 кв. км при населении в 640 000 чел.

В оперативном отношении действия сторон на Северном фронте как второстепенном не представляют особого интереса. Малодорожье этого театра, наличие громадных труднопроходимых пространств, редкость населения, суровый климат — все эти условия стесняли оперативную свободу армий. Но зато события на этом театре представляют значительный тактический интерес. Исследователь, изучающий действия в лесах и зимних условиях, найдет много интересного и поучительного в боевых эпизодах этого фронта, сжатого тундрой и дремучими суровыми лесами севера. [234]



Глава девятая
Уфимская операция. Форсирование красными армиями Уральского хребта. Преследование белых армий в Сибири


Уфимская операция — План командования красным Восточным фронтом по преодолению Уральского хребта — Златоустовская операция — Челябинская операция — Петропавловская операция — Преследование белых армий в Сибири и их ликвидация — События на Туркестанском фронте



Схема V (к главе девятой). Уфимская, Златоустовская и Челябинская операции


Командование Восточным фронтом (командвост т. Самойло), решившись на продолжение преследования противника, по-прежнему возлагало наиболее активные и ответственные задачи на Южную группу (т. Фрунзе). После окончания Бугульминско-Белебеевской операции оно поставило Южной группе следующие задачи: продолжая преследование противника, овладеть Уфимско-Стерлитамакским районом (город Стерлитамак еще 28 мая был занят конницей 1-й армии), подавить восстание в Оренбургской и Уральской областях и прочно обеспечить за собой эти области. Содействие Южной группе должна была оказать 5-я армия, нацелившая в это время ось своего движения на Краеноуфимск{83}, выделением 1,5 дивизии на р. Белую для переправы через нее в район сел. Ахлыстино. Таков был [235] общий смысл директив командования Восточным фронтом от 18 и 19 мая (см. приложение, схема V).

Командование Южной группой задачу по овладению Уфой возлагало на Туркестанскую армию, усиливая ее одной дивизией из состава 1-й армии (24-й стрелковой), и намеревалось правым флангом этой армии охватить противника под Уфой с юго-востока, выйдя в то же время конницей на его тыловые сообщения. В целях содействия Туркестанской армии левый фланг 1-й армии также должен был проявить активность на Стерлитамакском направлении. Таким образом, по замыслу операции, намечались широкие клещи для охвата противника с севера (1 1/2 дивизии 5-й армий) и юга (правый фланг Туркестанской и левый фланг 1-й армии).

В свою очередь и противник не терял надежды на обратный переход инициативы в его руки. Опираясь на естественный рубеж р. Белой, он сосредоточивал сильный ударный кулак в 6 пехотных полков у устья р. Белой ниже Уфы. Эти полки были выдвинуты из Екатеринбурга для обеспечения правого фланга Ханжина. Такое же сосредоточение намечалось ими за р. Белой и выше Уфы. Этими обеими ударными группами, по-видимому, предполагалось взять в свою очередь в клещи фланги Туркестанской армии.

Таковы были оперативные предпосылки Уфимской операции, в которой со стороны советских войск приняли участие 5-я и Туркестанская армии в количестве 49 000 штыков и сабель (за округлением) при 92 орудиях, а со стороны противника — по-прежнему Западная армия ген. Ханжина в количестве 46 000–47 000 штыков и сабель (за округлением) при 119 орудиях.

28 мая войска Южной группы вышли на указанную им командованием Восточного фронта линию (директива от 18 мая) и здесь, согласно этой директиве, задержались на месте в течение трех дней. Лишь 25 мая последовал приказ об общем переходе в наступление, начало которого указывалось на 28 мая{84}. Эта временная задержка дала возможность противнику упредить нас в начале наступления своей [236] правофланговой группой и вообще дала ему возможность оправиться и перегруппироваться.

Первые успехи Красной Армии в борьбе с Колчаком могли привести по опыту предыдущих операций, в дальнейшем к некоторому ослаблению энергии войск. Обстановка требовала доведения победы над Колчаком до окончательного разгрома. Именно так поставил вопрос т. Ленин, что видно из приведенной ниже телеграммы:

«25/V 1919 г., Москва, Кремль.

Симбирск Реввоенсовет Востфронта

Гусеву, Лашевичу, Юреневу.

Если мы до зимы не завоюем Урала, то я считаю гибель революции неизбежной; напрягите все силы; следите внимательно за подкреплениями; мобилизуйте поголовно прифронтовое население; следите за политработой; еженедельно шифром телеграфируйте мне итоги; прочтите эту телеграмму Муралову, Смирнову, Розенгольцу и всем видным коммунистам и питерским рабочим; известите получение; обратите сугубое внимание на мобилизацию оренбургских казаков; вы отвечаете за то, чтобы части не начали разлагаться и настроение не падало.

Ленин».

Поэтому прологом к Уфимской операции послужило встречное сражение 5-й красной армии с правофланговой ударной группой противника, успевшей выполнить свою перегруппировку и переправиться через р. Белую. Это сражение началось 28 мая в районе с. Байсарово и уже 29 мая закончилось победой 5-й красной армии. Наступательные попытки противника на фронте Туркестанской армии, предпринятые им 28 и 29 мая, успеха не имели, а победа 5-й армии развязала левый фланг Туркестанской армии и позволила ему начать успешное продвижение к рубежу р. Белой.

Таким образом, первый период Уфимской операции, характеризующийся переходом противника в наступление на широком фронте с целью восстановить свою оперативную свободу, причем ему удалось обеспечить за собой выигрыш времени, закончился новой победой красных армий, которая [237] явилась результатом оперативного сотрудничества внутренних флангов Туркестанской и 5-й красной армий. В дальнейшем ходе операции оно нарушилось. В результате встречного сражения 28–29 мая 5-я армия оказалась на уступе впереди Туркестанской армии, а разбитый правый фланг армии Ханжина под ее натиском откатывается на юго-восток к переправам через р. Белую в районе Уфы.

5-я армия, являвшаяся охватывающим маневренным уступом, могла бы завершить окружение противника в районе Уфы, продолжая его неотступное преследование в юго-восточном направлении. Но следуя полученным директивам, она 30 мая переправилась через р. Белую и начала круто уклоняться на север — на г. Бирск, который и заняла 7 июня. Таким образом, в последующей операции под Уфой Южной группе пришлось действовать самостоятельно, вне непосредственной связи с 5-й армией.

Движение 5-й армии на Бирск ускорило благоприятное для нас течение событий на фронте 2-й красной армии. Противник начал спешно отходить перед нею, и она быстро продвигалась на Сарапул и Ижевский завод.

4 июня Туркестанская армия Южной группы вошла в тесное боевое соприкосновение на р. Белой с вновь разбитой армией Ханжина. Последний уже не задавался никакими активными целями, а готовился лишь к упорной обороне р. Белой, уничтожив на ней все переправы. Как мы уже сказали, после неудачного встречного боя с 5-й армией правофланговая группа противника, потеряв свои сообщения, должна была круто уклониться на юго-восток, почему у него получилась более массивная группировка на его левом фланге, на участке р. Белой, выше Уфы. В окончательном своем виде она приняла следующую форму: две дивизии VI корпуса расположились по обеим сторонам Самарск-Златоустовской железной дороги для непосредственной обороны Уфы; две слабые дивизии растянулись на широком фронте севернее Уфы — от этого последнего пункта до устья р. Кармасана. Наиболее сохранившиеся части (корпус Каппеля) в количестве четырех дивизий располагались на сравнительно узком фронте в 40–50 км — примерно до ст. Сеит-Башево. Далее против фронта 1-й армии протягивалась завеса из остатков бригады 6-й пехотной дивизии и нескольких конных полков. [238]

Командование Южной группой нацеливало по-прежнему свой главный удар правым флангом Туркестанской армии в охват левого фланга противника — на завод Архангельский. Отсюда оно предполагало выйти на тыловую железнодорожную линию противника в районе ст. Тувтюменева. В состав ударной группы назначались четыре стрелковые и три кавалерийские бригады. Но переправа этой группы в ночь с 7 на 8 июня через р. Белую в районе ст. Тюкуново не удалась, так как наведенный плавучий мост был сорван быстрым течением. Однако эта неудача была вознаграждена в ту же ночь удачной переправой 25-й стрелковой дивизии по инициативе частных начальников на участке р. Белой ниже Уфы, у ст. Красный Яр. Попытки противника в течение 8 июня отбросить обратно наши переправившиеся части успеха не имели. Командование армией быстро ввело в дело свой армейский резерв (31-ю стрелковую дивизию от ст. Дмитриевка), чем и закрепило свое положение на правом берегу р. Белой и, развивая достигнутый успех, 9 июня заняло Уфу. Опирая свой правый фланг на р. Уфу, противник еще пытался удержаться на рубеже р. Белой, выше Уфы, где ему удалось задержать наше продвижение до 16 июня, после чего начался общий отход армии Ханжина на восток.

Начало Уфимской операции отмечается неудачной попыткой командования противника вновь захватить в свои руки почин в действиях и постигшей эту попытку неудачей, происшедшей не только в силу причин материального порядка, но и морального надлома войск противника. В дальнейшем эта данная начинает все более выступать на первый план, и последующие операции проходят под знаком господства почина (инициативы) командования Красной Армии в тех операциях, которые имели своей целью окончательный разгром материальной и моральной мощи противника на Восточном фронте.

О размерах морального надлома армий противника свидетельствует общая цифра пленных со времени начала контрманевра Южной группы т. Фрунзе и заканчивая Уфимской операцией, исчисляемая в 25 500 чел. Наши потери — 16 000 раненых и убитых.

Стратегическая неудача контрреволюционных армий не оправдывала принесения в жертву ради нее последних боеспособных [239] резервов сибирских армий. Теперь в распоряжении адмирала Колчака оставались в качестве стратегических резервов только три дивизии, едва начатые формированием в Омске и Томске. В экономическом отношении утрата уральских заводов знаменовала для противника утрату тех заказов по снабжению армий, которые были размещены там. Наконец, с потерей Уфимского района противник лишался и собранных в нем значительных продовольственных запасов.

Однако положение в Оренбургской и Уральской областях продолжало оставаться напряженным. Здесь, несмотря на частичное усиление 4-й армии, перевес в силах продолжал оставаться за противником: он располагал 21 000 штыков и сабель против 13 000 штыков и сабель 4-й армии, почему и продолжал одерживать частные успехи над отдельными группами и нанес чувствительный удар одной из них у ст. Шипово. Командованию Южной группой пришлось еще раз усилить свой правый фланг, выделив из состава Туркестанской армии еще одну дивизию (25-ю) и направив ее в район Бузулука, после чего Туркестанская армия 19 июня 1919 г. была расформирована и части ее распределены между 5-й и 1-й армиями.

Пока назревала и разрешалась Уфимская операция на центральных операционных направлениях Восточного фронта, 2-я красная армия готовилась к переброске своих главных сил через р. Каму, причем одна из дивизий этой армии (5-я стрелковая) уже переправилась через р. Каму в районе Буя, а 3-я армия уже выходила на рубеж этой реки, тесня главную массу сил Сибирской армии противника. В такой обстановке командованию красным Восточным фронтом предстояло разрешить вопрос о преодолении Уральского хребта.

Между тем по вопросу о характере дальнейших действий Востфронта возникли крупные разногласия между реввоенсоветом Восточного фронта, с одной стороны, и главкомом и представителем РВСР — с другой. Главком настаивал на приостановке действий главных сил Восточного фронта, в общем, на рубеже р. Белой для переброски части сил на Южный фронт. Председатель РВСР это настойчиво поддерживал. Однако Центральный комитет партии стал на сторону реввоенсовета Восточного фронта и тем предопределил [240] победу. Председатель РВСР подал в отставку, которой ЦК не принял. Главком т. Вацетис ушел в отставку, и вместо него был назначен т. Каменев, что имело место уже после преодоления нами Урала.


Перед началом операции по овладению Уральским хребтом{85} советские армии центра и левого фланга Восточного фронта располагали в совокупности 81 000 штыков и сабель против 70 500 штыков и сабель противника, характеризуемых нашим командованием Восточного фронта уже как мало боеспособные. Командование Восточным фронтом в порядок дня ставило вопрос о захвате наиболее удободоступного участка Уральского хребта с Златоустом, являвшимся ключом к равнинам Сибири.

Владея Златоустом, противник опирался на сравнительно густую железнодорожную сеть этого участка (две магистрали: Омск — Курган — Златоуст и Омск — Тюмень — Екатеринбург и, кроме того, две рокадные железнодорожные линии: Бердяуш — Уткинский завод — Чусовая и Троицк — Челябинск — Екатеринбург — Кушва). Таким образом, эта железнодорожная сеть давала противнику полную возможность широкого маневрирования, что следовало предвидеть.

Перед началом общей обширной операции армий Восточного фронта соотношение и распределение сил обеих сторон рисовалось в следующем виде: 4-я красная армия в Уральской области по-прежнему имела дело с превосходным по численности противником: против ее 13 000 штыков и сабель он располагал 21 000 штыков и сабель (из них сабель — 15 000); 1-я армия (включая и Оренбургскую группу) примерно около 11 000 штыков и сабель имела против себя почти равные силы противника; 5-я армия (с влившейся в нее Туркестанской) в составе 29 000 штыков и сабель на направлении главного удара (фронт Златоуст — Красноуфимск) имела перед собой неоднократно разбитые и сильно деморализованные части армии Ханжина в количестве 18 000 штыков и сабель. Далее, 2-я армия в количестве 21 600 штыков и сабель теснила перед собой группу противника в 14 000 штыков [241] и сабель. На Пермском направлении против 29 200 штыков и сабель 3-й красной армии противник располагал 23 500 штыками и саблями. Сильный состав 3-й красной армии объясняется ее фланговым положением, обширностью и трудностью района ее действий.

Командование фронтом торопило 2-ю армию с ее продвижением вперед. Хотя последняя 20 июня и переправила на левый берег р. Камы свои главные силы (на правом берегу Камы, в районе Ижевска, оставалась только одна 7-я стрелковая дивизия), но все-таки ко времени начала златоустовской операции она оказалась на два перехода на уступе назад по отношению к 5-й армии.

Таким образом, в назревавшей новой решительной операции главная роль выпадала на долю 5-й армии.

Противник упорно готовился к защите златоустовского узла, вполне правильно оценивая его стратегическое и экономическое значение. Златоустовское плоскогорье с лежавшим на нем важным стратегическим узлом — Златоустом прикрывалось с запада недоступным лесистым хребтом Кара-Тау, прорезываемым узкими теснинами, по которым пролегала железная дорога Уфа — Златоуст, ближе к правому флангу 5-й армии, и тракт Бирск — Златоуст, отходивший от левого фланга 5-й армии. Последний являлся более коротким путем для достижения Златоуста. Кроме того, узкие долины pp. Юрезань и Ай, выходившие под углом к железнодорожной магистрали, также могли быть использованы, хотя и с трудом, для движения войск.

Оценивая эти местные условия, противник располагал свои силы в двух равных группах: на Бирском тракте и железнодорожной магистрали, имея на первом наименее боеспособный Уральский корпус (1 1/2 пехотные и 3 кавалерийские дивизии), а на второй — две пехотные дивизии и одну кавалерийскую бригаду (корпус Каппеля). В пяти переходах за обеими этими группами, в районе западнее Златоуста, в качестве резерва на отдыхе располагались еще две с половиной пехотные дивизии.

Быстрая развязка златоустовской операции явилась результатом плана командования 5-й армии, построившего свой маневр на точном учете элемента местности. Учитывая охватывающее направление Бирского тракта и долины [242] р. Юрезань по отношению к единственному пути отхода группы противника, расположенной на железной дороге (Самара — Златоуст), армейское командование решило вывести свой ударный кулак по указанным двум направлениям в тыл этой группы противника и совершенно ее уничтожить. Группировка войск на местности весьма резко подчеркивала оперативный замысел и вполне отвечала характерным особенностям местности.

Пространство к югу от Самарско-Златоустовской железной дороги обеспечивалось 6 полками 24-й стрелковой дивизии, растянутыми на фронте в 90 км. Вдоль линии Самарско-Златоустовской железной дороги нацеливалась Южная ударная группа в составе одной кавалерийской дивизии и одной стрелковой бригады (3-я бригада 26-й стрелковой дивизии); участок фронта, приходившийся против хребта Кара-Тау, совершенно обнажался от войск, но зато на левом фланге армии, на фронте всего в 30 км, между сс. Айдос и Ураз-Бахты развертывалась Северная ударная группа в составе 15 стрелковых полков с многочисленной легкой и тяжелой артиллерией (27-я стрелковая дивизия и две бригады 26-й стрелковой дивизии). 35-я стрелковая дивизия (двухбригадного состава) была осажена на два перехода назад, уступом за левым флангом, согласно указаний командования фронтом для поддержания связи со 2-й армией.

Наступление Северной ударной группы должно было быть произведено двумя колоннами: 26-я стрелковая дивизия направлялась по долине р. Юрезань, а 27-я стрелковая дивизия — по Бирскому тракту.

В ночь с 23 на 24 июня 26-я стрелковая дивизия удачно переправилась через р. Уфу у с. Айдос, а сутки спустя, т. е. в ночь с 24 на 25 июня, не менее успешно то же самое проделала 27-я дивизия у с. Ураз-Бахты{86}. Таким образом, с самого начала операции 26-я стрелковая дивизия оказывалась на один [243] переход впереди общего фронта армии и своей соседки слева. В дальнейшем эта невязка в пространстве еще более увеличилась, так как 27-я стрелковая дивизия встретила упорное сопротивление противника на Бирском тракте и потеряла сутки времени на его преодоление.

26-я стрелковая дивизия, несмотря на чрезвычайно трудные условия местности, двигаясь одной колонной по узкому ущелью р. Юрезани на протяжении 50 км, и вынужденная часто идти по руслу реки, 1-го июля вышла уже на Златоустовское плоскогорье, в то время как 27-я стрелковая дивизия находилась от него еще в двух переходах сзади.

На этом плоскогорье 26-я стрелковая дивизия оказалась в сильно ослабленном составе, так как с пути она двинула две своих полка для действий в тыл той группе противника, которая начала быстро отходить вдоль Самарско-Златоустовской железной дороги на Златоуст — перед ее третьей бригадой. Таким образом, на златоустовском плоскогорье появилось только четыре полка 26-й стрелковой дивизии. Однако их появление было совершенно неожиданно для противника, и ее первые удары успешно обрушились на широко разбросавшиеся на отдыхе части 12-й пехотной дивизии белых. Последняя, впрочем, скоро оправилась, стянулась к с. Нисибаш и там чуть не окружила 3 июля 26-ю стрелковую дивизию. 5 июля 27-я стрелковая дивизия, выходя на златоустовское плоскогорье, разбила во встречном бою двинутую ей навстречу 4-ю пехотную дивизию белых и готовилась помочь 26-й стрелковой дивизии, но последняя сумела не только восстановить свое положение в районе с. Нисибаш, но и сама нанесла поражение 12-й пехотной дивизии белых.

Хотя противник не был полностью уничтожен, но все-таки был отброшен на ближние подступы к Златоусту. После ряда частных боев обе стороны 7 июля установили тесное боевое соприкосновение по линии р. Арша — р. Ай — ст. Мурсалимкино, после чего в боевых действиях установилось на некоторое время затишье, пока командованию 5-й армии не удалось подтянуть к себе 35-ю стрелковую дивизию, которую оно оставило в виде обеспечивающего уступа слева. Теперь надобности в нем не было, так как 4 июля 2-я армия заняла Красноуфимск. 10 июля 5-я армия вновь перешла в наступление, нанося на этот раз удар в центр расположения противника [244] по кратчайшему направлению к Златоусту, и 13 июля этот важный стратегический узел был занят ею. Почти одновременно, а именно 14 июля части 2-й армии заняли другой важный стратегический железнодорожный узел — Екатеринбург.

Группировка сил противника в период Златоустовской операции исключала возможность полного окружения всей его Западной армии (глубокое эшелонирование резервов), но окружения его Южной группы (корпус Каппеля) можно было достигнуть, если бы не произошло заминки при выходе на златоустовское плоскогорье. Эта заминка явилась следствием разрозненности в действиях колонн Северной группы 5-й армии, что чуть не повлекло за собой частичного поражения ее правой колонны. Командование армией, само собой разумеется, не могло распространить своего влияния на все частности выполнения операции, которая тем не менее является поучительным образцом искусного маневрирования.

В результате Златоустовской операции Западная армия Ханжина быстро откатывалась к Челябинску, угрожая открыть последнее железнодорожное сообщение армии Белова, действовавшей на Оренбургском направлении. Моральные результаты были еще более значительны; военный министр Колчака определял состояние своего фронта как фронта совершенно разложившегося.

Решительный успех в районе Златоуста являлся вполне своевременным, учитывая угрозу стыку Южного и Восточного советских фронтов со стороны группы противника от Царицына и со стороны Уральской области. Главное командование уже 4 июля приказывало командованию Восточным фронтом обеспечить свой тыл на правом берегу р. Волги и железную дорогу Саратов — Кирсанов. В развитие этих указаний командование Восточным фронтом намечало сосредоточение в районе Саратов — Аткарск в середине августа двух стрелковых дивизий и двух отдельных бригад.

Развал фронта противника достигал таких размеров, что командование Восточным советским фронтом могло прибегать к перегруппировкам такого рода, а Главное командование — к использованию излишка его сил на других фронтах. Сибирская Северная армия противника числила в своих рядах [245] только 6000 бойцов, хотя в июне требовала довольствия для 350 000 едоков; состав прочих армий (Западной — Ханжина и Южной — Белова) был немногим более. Попытка вновь двинуть на фронт чехо-словацкий корпус, пребывавший в тылу, окончилась ничем. Его разложение стало настолько очевидным, что внушало опасения представителям держав Антанты. Колчаковское командование вводило в дело свои последние резервы в виде трех еще не вполне сформированных дивизий. 26 июля оно переформировало остатки своих армий в три армии; Сибирская армия Гайды распалась на 1-ю и 2-ю армии, и во главе их был поставлен генерал Дитерихс, армия Ханжина была переименована в 3-ю армию.

Реорганизовав управление своими армиями и подтянув последние стратегические резервы в виде трех не успевших закончить своего формирования дивизий из района Омска (11, 12, 13-я пехотные дивизии), белое командование на Восточном фронте сделало последнюю попытку вырвать почин в действиях из рук красного командования. Выполнение этой попытки намечалось в районе Челябинска. Стратегическое и экономическое значение этого крупного железнодорожного узла было весьма велико для обеих сторон. Для белых в их положении он имел значение как последний пункт находившейся в их руках рокадной железной дороги Екатеринбург — Челябинск, причем Екатеринбургский участок этой дороги был уже занят красными. Для последних Челябинск был важен как начальный пункт великого Сибирского железнодорожного пути, а кроме того, со своими крупными железнодорожными мастерскими и угольными копями являлся районом, важным для красных и в экономическом отношении.

После победоносного завершения златоустовской операции 5-я красная армия быстро развивала преследование противника на Челябинском направлении и успела перевалить через Уральский хребет, тогда как правофланговые армии Восточного фронта (1, 4-я) находились на уступе назад, причем их действия развивались в расходящихся от операционного направления 5-й армии направлениях (на юго-восток и на юг). Таким образом, на оперативное взаимодействие с ними 5-я армия рассчитывать не могла. Такой же обособленной в пространстве оказывалась 5-я армия и со стороны [246] своего левого фланга, так как 3-я красная армия, с которой слилась бывшая 2-я красная армия, из Екатеринбургского района (и без того удаленного от Челябинска на 140–150 км) развивала свои действия на Тобольском операционном направлении (на фронт Шадринск — Туринск).

Учитывая такую группировку красных сил после преодоления ими Уральского хребта, белое командование задалось частной целью нанесения отдельного поражения 5-й красной армии. В этих целях оно двигало свой стратегический резерв (три дивизии) на усиление правого фланга своей 3-й армии (бывшая армия Ханжина), стягивая на левом фланге ударный кулак, также в количестве не менее трех дивизий из состава самой армии. Этими двумя ударными кулаками оно намеревалось с севера и юга охватить открытые фланги нашей 5-й армии, а для лучшего успеха этого маневра оно заранее шло даже на такую жертву, как добровольное очищение столь важного для него Челябинского узла, рассчитывая тем самым заставить нашу 5-ю армию, увлеченную преследованием, самое себя подставить под удар его фланговых групп{87}.

Первоначальный ход событий как будто оправдывал все предположения белого командования. Сбивая арьергарды противника, 5-я армия 27 июля заняла Челябинск (один из участников этой операции т. Эйхе относит время взятия Челябинска к 24 июля; мы руководствуемся официальной сводкой [247] Полевого штаба РВСР, которая приводит дату 27 июля) и, преследуя противника, двигалась широким фронтом, имея головы колонн своих дивизий на одной линии. Вскоре события начали еще более благоприятствовать противнику. Согласно директиве командования фронтом от 30 июля, южная группа (4-я и 1-я армии) своим левым флангом при содействии частей 5-й армии должна была отбросить находившегося перед ней противника в район южного Урала, а 5-я армия, выделив для содействия южной группе 24-ю стрелковую дивизию, должна была своими главными силами стремиться отбросить противника к югу от Сибирской магистрали, овладев в кратчайший срок районом г. Троицка и имея в виду в дальнейшем выход на линию р. Тобол — от Кустаная до Иковской.

3-я армия сохраняла прежнюю задачу по овладению районами Шадринска и Туринска, имея дальнейшей задачей выход на р. Тобол от Иковской до Тобольска. Эта директива имела свое положительное и отрицательное значение для предстоящей Челябинской операции. Положительное значение ее заключалось в том, что командование 5-й армии для ее выполнения должно было уплотнить группировку своих сил в сторону своего левого фланга, что и было им выполнено путем более узкой нарезки полос наступления для своих левофланговых дивизий. Таким образом, оно встречало занесенный уже над ним удар северной группы 3-й белой армии в более выгодной для себя группировке.

Но весьма невыгодным для 5-й армии являлось выделение 24-й стрелковой дивизии на помощь Южной группе, что исключало участие последней в самой операции и, по-видимому, вызвало нарезку маневренной полосы шириной в 100 км для оказавшейся теперь на правом фланге 5-й армии 26-й стрелковой дивизии. Это, конечно, весьма ослабляло правый фланг в момент, когда на него, в свою очередь, готовился удар Южной группы 3-й белой армии. Последняя начала свое наступление 30 июля. Ее Северная группа, нанося удар в охват Челябинска с севера, теснила левофланговую дивизию 5-й армии (35-ю стрелковую), и бои шли в районе ст. Долгодеревенская в 25 км северо-западнее Челябинска.

Значение наступления было сразу оценено командованием 5-й армии, которое, в свою очередь, своими центральными [248] дивизиями (5-я и 27-я стрелковые) стремилось нанести удар по левому флангу Северной группы противника. Успех маневра зависел от устойчивости 26-й стрелковой дивизии, которая, в свою очередь, была атакована превосходными силами противника и должна была выполнять трудную задачу по обеспечению с юга маневра центральных дивизий, иначе вся челябинская операция была бы сорвана. Эту задачу она самоотверженно выполняла в течение нескольких дней, хотя бои временами шли в самых предместьях Челябинска. Особенно критически сложилась обстановка 31 июля, когда левый фланг 5-й армии вынужден был осадить на высоту ст. Эсаульская и Каргаяц. Но уже 1 августа начали сказываться результаты контрманевра 5-й армии, и бои приняли переменный характер. 2 августа мы имели уже первый крупный успех севернее Челябинска, полностью уничтожив несколько полков противника и взяв до 5000 пленных. Это означало перелом всей операции, так как к этому же времени выдохлись усилия Южной группы противника против 26-й стрелковой дивизии; в последующие два дня противник только оборонялся, а 5 августа он уже находился в полном отступлении{88}.

Челябинская операция закончилась полной катастрофой для противника. Об этом свидетельствуют его потери. Не считая раненых и убитых, он потерял 15 000 одними пленными; его 12-я дивизия совершенно перестала существовать. В районе Челябинска части 5-й армии захватили, кроме того, до 4000 груженых вагонов и 100 паровозов. Моральные последствия победы красных были еще более значительны, чем материальные. Почти одновременно с челябинской победой красные части заняли Троицк (4 августа), что создавало уже [249] действительную угрозу тыловым сообщениям Южной белой армии генерала Белова. Это был уже стратегический результат победоносного завершения челябинской операции. Действительно, Южная армия Белова вынуждена была начать свой отход с Оренбургского направления в юго-восточном направлении.

Последнее обстоятельство, в связи с наличием местных сил противника в Оренбургской и Уральской областях, вызвало образование 13 августа 1919 г. из войск Южной группы Восточного фронта особого Туркестанского фронта, с оставлением в составе Восточного фронта только 3-й и 5-й армий. В задачу Туркестанского фронта входило утверждение советской власти в Оренбургской и Уральской областях и продвижение в Туркестан. На армии Восточного фронта возлагалась задача уничтожения сибирских армий противника и овладения Западной Сибирью (см. приложение, схема VI).

Тем временем разложение белых сибирских армий продолжало идти своим чередом, отражая на себе общую картину разложения колчаковского тыла.

Развал фронта и тыла Колчака являлся естественным результатом тех глубоких внутренних социальных противоречий и потрясений, которые начал переживать колчаковский режим с первых же дней своего прихода к власти. Поэтому вполне уместно будет временно оторваться от изложения хода военных событий и остановиться на явлениях, изнутри подточивших государственную организацию белого Сибирского правительства.

Уже первые шаги «верховного правителя» были ознаменованы кровавой борьбой с рабочим классом. В ночь с 22 на 23 декабря 1918 г. в Омске и его пригородах вспыхнуло восстание рабочих против колчаковской власти. Коммунистическое руководство восстанием было арестовано, а вследствие этого восстание протекало стихийно. Подавление восстания производилось посредством кровавых репрессий. В одном Омске было убито и расстреляно около 1000 рабочих.

Наряду с этим сибирское крестьянство очень скоро на практике убедилось в явно помещичьем характере колчаковского режима. Искры недовольства белой сибирской властью — предшественницей колчаковского режима — уже давно тлели среди крестьян, главным образом «новоселов». [250]

Политика Колчака в отношении крестьянства раздула эти искры в большой пожар. Наиболее жизненным районом для сибирского повстанчества явился Енисейский край, где в составе крестьянского населения преобладали «новоселы». Поэтому в их среде нашли особенно радушный приют те остатки красноармейских отрядов, которые были летом 1918 г. отброшены в тайгу и сопки чехо-словаками и белогвардейцами. Осколки этих отрядов явились теми первоначальными ячейками, вокруг которых начали нарастать силы местных партизан. Выступления енисейских партизан против власти Колчака начались с конца декабря 1918 г. Первоначально движение охватывало отдельные села и волости, и отряды были невелики. Но они состояли из отборного по политической сознательности и боевым качествам элемента. Большинство из них были солдаты-фронтовики мировой войны, опытные таежные охотники и отличные бегуны на лыжах. Борьба с ними была необычайно затруднительна для правительственных отрядов, состоявших, главным образом, из молодых, плохо обученных солдат. Поэтому первоначальные действия этих отрядов были мало удачны. Движение разрасталось и принимало правильные организационные формы. Повстанческие отряды начинали насчитывать в своем составе уже сотни партизан. Так, одна лишь Степно-Баджейская волость располагала отрядом в 600 хорошо вооруженных и обученных партизан. Главный организационный центр енисейского повстанчества образовался в северной части Канского уезда.

В январе 1919 г. вся Енисейская губерния была покрыта целой сетью партизанских отрядов. Сибирская железнодорожная магистраль — единственная артерия питания белых сибирских армий находилась в непосредственной опасности. Для защиты Сибирской магистрали антантовское военное командование густо разбросало по ней отряд чехо-словаков, снимаемых с фронта. Колчаковское правительство также усиленно принялось за борьбу с повстанчеством, причем вся тяжесть его массовой карательной политики обрушилась главным образом на население. Сам Колчак требовал от своих исполнителей «самых жестоких мер» не только в отношении повстанцев, но и «сочувствующего» им населения. Эти указания окончательно развязали руки сибирским [251] карателям разного рода. Массовые репрессии в отношении местного населения в виде сжигания целых деревень, взятия заложников, поборов и грабежей вконец ожесточили крестьянство. Движение не только не пошло на убыль, но разрасталось все более. Крестьянские партизанские отряды организованно объединились в «крестьянскую» армию. Эта армия имела свой военнореволюционный штаб. Штаб осуществлял общее военное руководство, издавал осведомительные и разведывательные сводки. Вскоре движение из Енисейской губернии перекинулось и на соседние уезды Иркутской губернии (Шиткинский фронт). К лету 1919 г. в Алтайском районе возник самостоятельный очаг партизанского движения.

Местные коммунистические организации сразу взяли это движение в свои руки. Несмотря на свою значительную пространственную разобщенность, сибирские партизаны выступали под общим политическим лозунгом — борьбы за власть советов. Движение носило массовый характер, им руководила и на него опиралась РКП. Местные эсеровские и меньшевистские организации в результате своей предшествующей соглашательской политики окончательно утратили авторитет и значение в широких народных массах. Они старались удержать свое влияние в небольших кругах местной городской интеллигенции и связаться с той частью молодого колчаковского офицерства, которая сама была не прочь устроить военный переворот. Сибирский комитет РКП вел самостоятельную политическую линию, отвергая всякое сотрудничество с этими политическими банкротами. Он занят был внедрением планомерности в революционное творчество масс; попутно в его задачу входило полное отделение обанкротившихся политических партий в виде эсеров и меньшевиков от широких народных масс. Можно считать, что уже летом 1919 г. крестьянское партизанское движение выросло в такую силу, справиться с которой правительство Колчака было не в состоянии.

Оно обратилось за содействием к представителям Антанты, последние заставили чехословаков еще раз активно выступить на поддержку Колчака. Чехословацкие отряды совместно с белогвардейцами снова оттеснили в тайгу отряды сибирских повстанцев, угрожавших сибирской магистрали. [252]

Выступление чехословаков сопровождалось такими же жестокостями, как и «подвиги» сибирских карательных отрядов. Этот последний успех был куплен ценой окончательного разложения чехо-словацкого корпуса. Уже 27 июля 1919 г. колчаковское правительство вынуждено было заявить представителям Антанты о необходимости заменить чехо-словаков на линии железной дороги другими иностранными войсками. Самое оставление их в Сибири еще на одну зиму признавалось опасным и нежелательным. Просьба колчаковского правительства о замене чехословаков совпала с колебаниями Антанты в ее отношениях к колчаковскому правительству и самому Колчаку. Военные неуспехи на фронте и неурядицы в тылу заставили Антанту вновь обратить свои взоры на эсеров как на силу, способную, по их мнению, вывести сибирскую реакцию из тупика, куда ее завел Колчак. Эсеры, в свою очередь, нащупывали почву у Антанты насчет ее отношения к «военному перевороту», который бы вновь выдвинул на сцену «демократическую» власть, довольно бесцеремонно низвергнутую в конце 1918 г. под давлением Антанты.

Вот причины внутреннего порядка, которые в военной плоскости нашли свое отражение в прогрессирующем упадке боеспособности и численности белых сибирских армий. После челябинской операции число штыков и сабель в них уменьшилось до 50 000, хотя на довольствии по-прежнему числилось огромное количество — до 300 000 едоков. Все призывы Колчака о добровольчестве, обращенные к «имущему» населению Сибири, не нашли отклика даже в нем. Колчаковское правительство смогло набрать только 200 добровольцев. Таким образом, белые армии Сибири завершали круг своего развития. Развившись из классовых отрядов буржуазии за счет крестьянских мобилизаций, они снова возвращались к своим классовым и кулацким кадрам, так как основная масса крестьянства вылилась из них и шла единым фронтом с Красной Армией.

В такой обстановке генералу Дитерихсу, вступившему в управление всеми армиями белого фронта, не оставалось желать ничего иного, как быстро уходить за pp. Тобол и Ишим, чтобы, опираясь на рубежи их, постараться прикрыть политический центр Сибири Омск, являвшийся, кроме того, и жизненным центром для сибирской контрреволюции, поскольку [253] он был областным центром Сибирского казачества, еще поддерживавшего Колчака. За Омским районом начиналась уже сплошная полоса крестьянских восстаний. Но колчаковское правительство требовало немедленного перехода в наступление для сохранения своего пошатнувшегося внешнего и внутреннего политического положения{89}.

Таким образом, предпосылками последней крупной операции этого периода на р. Тобол являлись требования политики противника, шедшие в данном случае вразрез с интересами его стратегии. Наоборот, интересы политики и стратегии советского правительства совпадали в стремлении к скорейшей ликвидации Восточного контрреволюционного фронта, а численность советских армий и их внутреннее состояние после одержанных успехов допускали постановку им широких наступательных задач и принятие смелых решений.

15 августа 1919 г. армии противников вошли вновь в тесное боевое соприкосновение на линии р. Тобол. При этом советские армии Восточного фронта оказались сильно выдвинутыми вперед по отношению к войскам Туркестанского фронта, которые в это время вели борьбу с оренбургскими и уральскими казаками, примерно, на фронте Орск — Лбищенск. Поэтому фланговой 5-й армии Восточного фронта пришлось обеспечить свой правый фланг выделением особого заслона на Кустанайское направление. Сюда с левого фланга армии переводилась 35-я стрелковая дивизия. Для противника особое значение приобретал тот участок р. Тобол, который пересекала Сибирская железнодорожная магистраль (Челябинск — Омск); поэтому он являлся наиболее насыщенным войсками обоих противников. С советской стороны здесь действовала 5-я армия в количестве 24 000 штыков и сабель при 84 орудиях, развернувшаяся 17 августа на фронте Чиская — Березовская — Курган протяжением до 100 км, имея на своем правом фланге тракт из Троицка на [254] Петропавловск, а на левом — Сибирскую железнодорожную магистраль; противник стянул против нее 29 000 штыков и сабель при 60 орудиях своей 3-й армии.

Силы противника по своему внутреннему состоянию и по их количеству не позволяли рассчитывать на длительный успех наступления. Роль ударного кулака в плане командования противника возлагалась на конный корпус сибирских казаков в количестве до 7000 сабель, поднятый по всеобщей мобилизации. Этот корпус должен был действовать во фланг 5-й армии, в то время как Петропавловская группа противника (3-я армия) должна была атаковать ее с фронта.

Однако сборы конного корпуса происходили очень медленно, а тем временем 5-я красная армия с боем переправилась через Тобол и 20 августа развивала уже наступление на Петропавловск{90}. Тотчас после форсирования Тобола 5-я стрелковая дивизия должна была быть, согласно директивам командвоста, вытянута в резерв для отправки на Южный фронт. Ее место заполнялось растяжкой влево двух остающихся дивизий (26-й и 27-й). В то же время 3-я красная армия, переправившаяся также через Тобол, шла на Ишим. Указанная для 5-й армии перегруппировка, ослабляя ее на целую треть наличных сил, являлась благоприятной предпосылкой для наступательного контрманевра противника{91}.

Лишь его неготовность и моральное разложение оттягивало во времени начало этого контрманевра. Выполнение его началось 1 сентября под самым уже Петропавловском (схема 11). [255]

Захват оперативных приказов противника 2 сентября раскрыл красным все предположения белых. Они заключались в нанесении удара по правому флангу 5-й армии с юга — группой в составе двух пехотных дивизий (4, 7-я) и кавалерийской группой ген. Доможирова, в количестве 2000 сабель, с выходом последней на тылы красных. Таким образом, первый удар белых обрушился на сильно растянутую 26-ю стрелковую дивизию. В ряде упорных боев она утратила часть захваченного ею пространства. Красное командование быстро реагировало на создавшуюся обстановку (схема 11).

План командарма 5-й заключался в том, чтобы в районе сс. Богдановский — Островский создать ударную группу из 5-й стрелковой дивизии, вновь двинутой командармом в дело, что было утверждено командвостом, и двух бригад 35-й дивизии, из которых одна перебрасывалась по железной дороге, а другая — по тракту из района Троицк — Кустанай. Сосредоточение должно было закончиться 6 сентября. [256]

26-я стрелковая дивизия должна главной массой своих сил сосредоточиться к Петропавловскому тракту и упорно обороняться; 27-я стрелковая дивизия, перенеся центр тяжести своей группировки также к правому флангу, должна была энергично контратаковать противника. Таким образом, в намерения командарма входила общая перегруппировка армии в сторону ее правого фланга с попутным образование ударной группы из подходивших подкреплений.

Осуществление операции требовало времени и известной оперативной свободы, особенно при наличии подвижного конного противника. Между тем противник стремился к развитию достигнутого успеха, и 5 сентября бои развернулись на широком фронте, захватив и участок 27-й дивизии. Разбросанная на широком участке 26-я стрелковая дивизия была в особенно трудном положении. Некоторые ее части были окружены и вынуждены были пробиваться с боем. 27-я стрелковая дивизия была также потеснена на всем участке. Отход обеих дивизий с боем продолжался и в течение 6 сентября. К концу этого дня в районе Екатерининский — Ботарева — Исаевский сосредоточились части ударной группы (5-я стрелковая дивизия, 2-я бригада 35-й и стрелковой дивизии). Этой группе (2-я бригада 35-й стрелковой дивизии подчинялась командованию 5-й стрелковой дивизии) было приказано атаковать белых во фланг и тыл в направлении с Куреинское и Теплодубровское, заняв сильным боковым отрядом Новорыбинский — Кладбищенский. 26-я стрелковая дивизия должна была атаковать в направлении на Новорыбинский, а 27-я стрелковая дивизия — в направлении на Теплодубровское.

Этим смелым охватывающим маневром командование 5-й армии стремилось вырвать наступательную инициативу из рук противника. Наступление ударной группы, начавшееся 7 сентября, успешно развивалось в течение 7 и 8 сентября; к вечеру 8 сентября группа вышла на фронт Пресновская — Степная. 26-я стрелковая дивизия в деле не участвовала, производя перегруппировки, но 27-я дивизия не только не могла осуществить своего удара, но сама была отброшена на фронт Лебяжье — Дубровское — Могилевское. Таким образом, план командования 5-й армии был наполовину [257] сорван, но весьма характерно то упорство, с которым командование стремилось развить напор своей ударной группы для выручки 27-й стрелковой дивизии, продолжая его в том же направлении. Но уже 9 сентября — очевидно, со вступлением в дело остальной части конного казачьего корпуса — положение на фронте ударной группы изменилось к худшему. Белая конница глубоко охватила ее правый фланг и, окружая и уничтожая отдельные полки, заставила этот фланг откинуться к с. Кабаний. 26-я и 27-я стрелковые дивизии имели в этот день частичный успех, что не помешало, однако, белым в течение последующих дней развивать свой успех, отбросив ударную группу и 26-ю стрелковую дивизию. К вечеру 13 сентября эти части оказались: ударная группа в районе Ботарева — Преснегорьковская, а 26-я стрелковая дивизия — в районе к западу от Лопатинского. Лишь одной 27-й стрелковой дивизии удалось сохранить свое прежнее положение.




Схема VI (к главе девятой). Ликвидация Восточного фронта


Сорвав удачно начавшее развиваться наступление правого фланга 5-й армии, противник, в полной мере используя то преимущество в подвижности, которое ему давало наличие сильной конницы, оставил в покое правый фланг красных и, перегруппировавшись в сторону своего правого фланга, обрушился вновь на левый фланг 5-й армии и потеснил его к западу. Последующие дни характеризуются упорным стремлением командования 5-й армии взять инициативу в свои руки, используя для этого вновь подброшенные ему подкрепления (бригада 21-й стрелковой дивизии из 3-й армии). Бои идут все время с переменным успехом и с частичными колебаниями линии фронта. Но в общем 5-я армия, силы которой уже надорваны предшествующими боями, постепенно сдает перед противником и осаживает к линии р. Тобол. Не желая иметь непосредственно в своем тылу эту водную преграду, командарм 5-й 1 октября 1919 г. отводит свою армию обратно за р. Тобол и располагает ее на фронте Озерная — Курган. Временный успех достался 3-й белой армии не даром. Она сама оказалась настолько истощенной боями, которые без перерыва длились в течение месяца, что уже не могла форсировать р. Тобол и остановилась перед ней. В боевых действиях обеих сторон опять наступило временное затишье. [258]

За рекой Тобол 5-я армия вновь пополнилась посредством местных мобилизаций{92}. Силы ее к середине октября вновь возросли до 37 000 штыков и сабель при 135 орудиях, тогда как противник мог им противопоставить только 31 000 чел. при 145 орудиях. Поэтому 14 октября 5-й армии вновь удалось успешно переправиться через р. Тобол, нанося удар своим правым флангом в охват сообщений белых с юга. Противник тщетно пытается приостановить охватывающее продвижение правого фланга 5-й армии (35-я и 5-я стрелковые дивизии), стараясь перегруппироваться в сторону своего левого фланга и выстроить фронт на юг. Эта перегруппировка запаздывает, и противник вынужден спешно уходить за р. Ишим. 29 октября Петропавловск наконец переходит в руки красных. В то же время 3-я красная армия из района Ишима наступала на Омск вдоль Сибирской железнодорожной магистрали. 14 ноября Омск с его огромными запасами разного рода имущества был занят 5-й красной армией, проделавшей 600 км операций в 30 дней.

Еще до начала развития успешного преследования вдоль главной железнодорожной магистрали противник лишился своей базы в Южной Сибири. Большая часть Южной армии Дутова в сентябре была удачными действиями войск красного Туркестанского фронта под искусным командованием т. Фрунзе приперта к степям и вынуждена капитулировать. Небольшие ее остатки либо рассеялись, либо отошли с атаманом Дутовым в район Кокчетав — Акмолинск. Там собралось до 30 000 конного и пешего народа, но эти силы были настолько мало боеспособны, что командование Восточным фронтом, выделив для преследования их особую Кокчетавскую группу, отвело 3-ю армию в тыл на работы и дальнейшее преследование главных сил Колчака возложило на одну 5-ю армию. [259]

Отходившие армии Колчака разбились на несколько групп, охватываемых кольцом местных партизанских отрядов. Южная из них устремилась по тракту Барнаул — Кузнецк — Минусинск, Средняя, несколько более устойчивая, двигалась вдоль Сибирской магистрали и, наконец, Северная отходила вдоль речных систем севернее Сибирской магистрали. Перейдя на параллельное преследование, части 5-й армии, выходя на пути отступления противника, захватывали крупные трофеи, внося полное расстройство в отступающие колонны противника. 22 декабря 1919 г. был занят Томск; еще раньше этого остатки войск Дутова, энергично преследуемые Кокчетавской группой 5-й армии, уклонились в сторону от Семипалатинска, вследствие происшедшего там взрыва изнутри, и двинулись на Сергиополь. Южнее озера Балкаш наиболее сохранивший из этих остатков боеспособность IV корпус Бакича продержался до конца февраля 1920 г., после чего был разгромлен и отброшен в Китай.

После падения Омска и Томска разложение белых сибирских армий шло гигантскими шагами. От Колчака отворачивались все его союзники. Военные и дипломатические миссии Антанты спешно покидали гибнущую сибирскую реакцию и стремились поскорее добраться до Владивостока. Туда же спешно направлялись и чехо-словаки со всем награбленным ими имуществом.

В декабре 1919 г. еще около 30 000 чехословацких войск находилось в эшелонах западнее Иркутска. Среди них в своем поезде затерялся и «верховный правитель» — Колчак, причем часть его правительства уже успела пробраться в Иркутск. Чехо-словаки не позволяли колчаковским войскам пользоваться железной дорогой и даже приближаться к ней. Поэтому им приходилось двигаться походным порядком по сибирским трактам. Морозы и повальные эпидемии доканчивали уничтожение белых сибирских армий, в то же время как Красная Армия не переставала наносить им свои сокрушающие удары.

Так, средняя колонна 5-й армии упредила под Красноярском Южную группу остатков колчаковских армий и 6 января 1920 г. заняла Красноярск, что повлекло за собой сдачу в плен большей части этих армий — 20 000 чел. Только небольшие [260] остатки их продолжали свой путь в Забайкалье под командой ген. Каппеля. Всего же пленными в боях и сдавшимися за время преследования сибирские контрреволюционные армии потеряли до 100 000 чел. Военный разгром колчаковских армий совпал и с его политическим крахом.

Этому краху предшествовал официальный, так сказать, отход чехословаков от сибирской реакции и возглавлявшего ее правительства. В ноябре чехословаки опубликовали свое обращение к Антанте, в котором всю вину за убийства, грабежи и насилия, учиненные ими, сваливали на голову Колчака и его министров. Этим заявлением, которое должно было дойти и до сибирского населения, они пытались открыть себе спокойный отход через Сибирь. Заявление чехо-словаков лишало колчаковщину последней опоры. Во многих местах Сибири начала уже возникать местная «демократическая» власть, являвшаяся ступенькой к подлинной советской власти. Так случилось, например, в Енисейской губернии. Особенно роковым для колчаковского режима и его самого явилось революционное выступление в Иркутске. Там под формальным руководством эсеро-меньшевистских организаций, опиравшихся на часть местного гарнизона и на городское самоуправление, а также на стихийное стремление масс к выступлению, началась вооруженная борьба между частями гарнизона, остававшимися еще на стороне Колчака, и повстанцами. Местные коммунисты, не вступая в контакт с соглашателями, поддержали восстание, поскольку оно было направлено на сокрушение сибирской реакции.

Руководство чехословацким корпусом и сам «главком» всех союзных войск в Сибири, также скрывавшийся в чехословацких эшелонах, французский генерал Жанен поневоле должны были благосклонно смотреть на начавшееся выступление. Дело в том, что хвосты союзных войск, спешно выбиравшихся из Сибири, начали уже непосредственно на себе испытывать мощные удары красных, как только рухнула последняя отделявшая их от красных преграда в виде совершенно разложившихся сибирских белых частей. Первый сокрушительный удар под ст. Тайга получили белополяки. 27-я стрелковая дивизия почти полностью уничтожила 4-тысячный белопольский отряд, пытавшийся вступить в бой с нею, так как он принял ее за отряд местных партизан. Впечатление, [261] произведенное этим поражением на противника, было настолько велико, что 8000 польских легионеров беспрекословно положили оружие.

В силу этого обстоятельства чехо-словаки и антантовское командование пошли на соглашение, более для них приемлемое, с местной соглашательской властью в Иркутске, оформившейся в так называемый Политический центр. Следующим их шагом явилось стремление укрепить положение Политического центра в массах. Косвенно они содействовали победе сторонников Политического центра в Иркутске, не пуская белых в полосу отчуждения железной дороги и держа благожелательный нейтралитет по отношению к повстанцам. 5 января 1920 г. последние окончательно утвердились в Иркутске.

Колчаковское правительство частью разбежалось, частью было арестовано. Оставался лишь глава сибирской реакции Колчак со своим первым министром Пепеляевым. Они в своем поезде приближались к Иркутску среди запрудивших железную дорогу чехо-словацких эшелонов. Политический центр с самого начала своей деятельности постарался оправдать вексель доверия, выданный ему чехо-словаками и Антантой. Он через своих представителей добивался от 5-й красной армии приостановки ее наступления и проектировал образование собственной «демократической» власти в Восточной Сибири. Для закрепления взаимоотношений чехо-словаки с согласия Жанена выдали Политическому центру в Иркутске 15 января 1920 г. Колчака и Пепеляева{93}. Оба были [262] заключены в местную тюрьму, и Политический центр начал над ними следствие. Соглашательская позиция Политического центра совершенно не удовлетворяла революционные массы. Само собой разумеется, что все его предложения, сделанные им 5-й красной армии, были также отвергнуты.

А между тем положение в окрестностях самого Иркутска становилось угрожающим для революции. К городу по старому Московскому тракту подходила наиболее сохранившаяся из остатков колчаковских армий группа генерала Каппеля. Она состояла в своем ядре из наиболее ожесточенных и упорных врагов советской власти. Несмотря на лишения и эпидемии, опустошившие ее ряды, в ней еще насчитывалось до 4000–5000 бойцов.

Под влиянием этой угрозы и под напором революционных масс Политический центр вынужден был самоупраздниться и 21 января 1929 г. передал всю власть военно-революционному комитету в составе, на этот раз, четырех коммунистов и одного левого эсера. Военно-революционный комитет проявил кипучую деятельность по организации обороны против войск Каппеля и по установлению прямой связи с 5-й красной армией. Военно-революционный комитет добился оставления чехо-словацкими войсками Иркутска и оставления ими в Иркутске, но пока еще под своей охраной, того русского золотого запаса, который в свое время был захвачен ими в Казани. [263]

Тем временем следственная комиссия закончила свою работу. Она признала подлежащими расстрелу 18 человек из числа колчаковских сподвижников, в том числе Колчака и Пепеляева. Военно-революционный комитет счел возможным в случае непосредственной угрозы Иркутску расстрелять только Колчака и Пепеляева. Эта угроза настала скоро. 6 февраля 1920 г. группа Каппеля, которой теперь после его смерти командовал генерал Войцеховский, пыталась повести наступление на Иркутск. Оно было отбито, но неизвестность дальнейших событий заставила военно-революционный комитет в ночь с 6 февраля 1920 г. по предварительном телеграфном согласовании этого вопроса с РВС 5-й армии привести в исполнение приговор в отношении Колчака и Пепеляева. Отбитая от Иркутска бывшая группа Каппеля, обходя его с севера, направилась в Забайкалье. Дни тяжелых испытаний для Иркутска миновали. 7 марта 1920 г. войска 5-й красной армии вступили в Иркутск.

В марте 1920 г., согласно переговорам с чехо-словаками при участии представителей Антанты, возникло буферное государство — Дальневосточная республика, продолжавшая борьбу с остатками контрреволюционных вооруженных сил в пределах Восточной Сибири. Эта борьба в нашем труде не рассматривается.

Капитуляция значительней части Южной армии Дутова и развал вооруженного сопротивления Оренбургского [264] казачества гибельно отразились на положении дел противника в Уральской области и облегчили задачи Туркестанского фронта. Его силы преследовали противника двумя группами: 4-я армия двигалась вдоль тракта Лбищенск — Гурьев; 1-я армия шла через Туркестан и далее вдоль железной дороги Асхабад — Полторацк — Красноводск; 4-я армия заняла Гурьев 5 января 1920 г. — в нем сдалась большая часть Уральской казачьей армии. Ее жалкие остатки после изнурительного похода вокруг Каспийского моря сдались советскому флоту в форте Александровском. Три месяца спустя, 6 февраля 1920 г., занятием Красноводска закончились успешные операции 1-й армии по ликвидации противосоветских отрядов в Закаспийской области. [265]



Глава десятая
Весенняя и летняя кампании 1919 г. На южном фронте


Группировка обеих сторон на Южном фронте в начале февраля 1919 г. — Мероприятия командования красным Южным фронтом по выправлению первоначального развертывания его армий — Завязка борьбы за Донецкий бассейн — Весенний период кампании 1919 г. в Донецком бассейне — Наступательные задачи 10-й красной армии и их выполнение. Подавление Вешенского восстания — Общий переход в наступление «вооруженных сил юга России» и начало отступления красных армий Южного фронта — Выводы. Начало летней кампании 1919 г. на Южном фронте — Развитие наступления белых армий на фланговых операционных направлениях — Отход красных армий Южного фронта к пределам РСФСР — Положение обеих сторон на Южном фронте в середине июля 1919 г. — План красного командования о переходе в наступление армий Южного фронта — Общая группировка красных сил перед началом решительных операций на Южном фронте — Операции сторон на Украине ранней осенью 1919 г. — Отход Южной группы 12-й армии. Начало рейда Мамонтова, его цели — Переход в наступление на Южном фронте — Ближайшие результаты этого наступления — Продолжение рейда Мамонтова




Схема VII (к главе десятой). Завязка борьбы за Донбасс и преследование белыми армиями Южного фронта


Мы оставили армии обоих противников на Южном фронте в момент завязки борьбы за донецкий бассейн. Припомним, что в стремлении нанести решительный удар Донской армии севернее р. Дон красное командование своими предварительными распоряжениями отнесло центр тяжести группировки сил красного Южного фронта на Царицынское и Воронежское направления.

К 9 февраля 1919 г. общая группировка обеих сторон на Южном фронте представлялась в следующем виде. В результате боев переменного характера, начавшихся в Донбассе [266] с 27 января между группой Кожевникова и дивизией Добровольческой армии под командованием ген. Май-Маевского, группа Кожевникова занимала фронт: Попасная (исключительно) — Луганск, и далее фронт ее шел: в общем направлении на железнодорожную линию Воронеж — Ростов-на-Дону, упираясь на нее на середине расстояния между ст. Кантемировской и ст. Миллерово. Здесь к левому флангу группы Кожевникова примыкал правый фланг 8-й армии. Ее фронт шел далее через Кашары (Верхняя Ольховка) до станции Усть-Медведицкой исключительно. Фронт Усть-Медведицкая — Кременская (включительно) занимала 9-я армия; 10-я армия, развивавшая вследствие данных ей ранее указаний наступление частью своих сил вдоль железной дороги Царицын — Поворино навстречу 9-й армии, занимала район Иловля — Котлубань — Царицын. Во фронтовой резерв были вытянуты: 13-я стрелковая дивизия 8-й армии — на ст. Таловая и 14-я стрелковая дивизия 9-й армии, переброшенная в Красный Яр{94}. Кроме того, в районе Купянск — Сватово располагалась 2-я партизанская дивизия, переброшенная с Украины и предназначавшаяся для удлинения правого фланга группы Кожевникова. Сюда же из района Екатеринослава направлялась 3-я бригада 1-й Заднепровской дивизии Украинского фронта. Эта бригада находилась под командой Махно и имела чисто партизанский характер. Она лишь оперативно подчинялась Южному фронту, действуя по его заданиям.

Против этих сил красных белые располагались следующим образом. В Донецком бассейне дивизия Май-Маевского была в тесном боевом соприкосновении с группой Кожевникова на фронте Попасная (включительно) — Луганск (исключительно) — Красновка. Далее фронт белых образовали уходившие за р. Чир арьергарды разложившейся Донской [267] армии. Точно установить линию этих арьергардов не представляется возможным ввиду постоянного отката ее к югу (см. приложение, схема VII).

Заминка в Донбассе, самостоятельный выход 8-й армии на Миллеровское направление «вместо движения в глубь Донской обалсти», не считаясь с разграничительными линиями, что вызывалось правильной оценкой стратегического положения, в конце концов выявили красному командованию истинную обстановку и заставили командующего Южным фронтом т. Гиттиса{95} отказаться от нереального плана окружения противника в Донских степях и, к сожалению, слишком поздно оценить значение Ростовского направления и Донецкого бассейна как жизненного для пролетарской революции политического и экономического района.

Начиная с 10 февраля и по 6 марта усилия главкома и командюжа направляются к выправлению первоначального развертывания сил Южного фронта с отнесением центра тяжести их применения в район Донбасса, а также к попыткам захвата его силами, там уже находящимися, при содействии частей Украинского фронта. Но железнодорожная сеть театра развита преимущественно в меридианальном направлении. Перегруппировка же Южного фронта в сторону своего правого фланга требовала линий, идущих вдоль фронта (рокадных), а из таковых имеется лишь одна, оказавшаяся теперь уже в глубоком тылу, а именно линия — Царицын — Поворино — Лиски — Купянск. Кроме того, железные дороги сильно попорчены противником{96}. Поэтому перегруппировку приходится делать походным порядком и, пока она длится, пакетами вводить в борьбу за Донбасс ближайшие части.

Вот почему борьба за Донецкий бассейн приняла чрезвычайно тягучий характер, с чередованием частных успехов и частных неудач обеих сторон. Противник находился примерно в таких же условиях; он медленно перебрасывал свою [268] Кубанско-добровольческую армию с Северного Кавказа в Донбасс и Донскую область.

Первые распоряжения Гиттиса имели целью постепенно перестроить фронт движения армий Южного фронта с юго-восточного направления на южное, частичной перегруппировкой усилить группу Кожевникова, увязать ее действия с действиями бригады Махно. Добившись, таким образом, частичного усиления своего правого фланга (группа Кожевникова), Гиттис ставил себе первой задачей в Донбассе захват его узловых железнодорожных станций. Таков был смысл директивы Гиттиса от 9 февраля, причем в распоряжение Кожевникова из фронтового резерва передавалась бригада 13-й стрелковой дивизии. Согласно той же директиве ось движения 8-й армии нацеливалась на ст. Лихую (уклон на юго-запад), что явилось санкцией самостоятельного решения командарма 8-й, проведенного им в жизнь, не считаясь с разграничительными линиями; 9-я армия поворачивалась прямо на юг по обоим берегам Дона — на фронт Нижне-Чирская — Калач; 10-я армия получала задачу наступать в район Великокняжеской, имея осью наступления железную дорогу Царицын — Великокняжеская.

Главком Вацетис находил, что такая группировка носит кордонный характер и не выражает ударности на главнейших операционных направлениях. Таковыми, по мнению Вацетиса, являлись направления Кантемировка — Ростов, Царицын — Лихая, Царицын — Великокняжеская. Ударные кулаки на этих направлениях могли быть образованы за счет общего сокращения линии Южного фронта путем иной нарезки полос для наступления армий{97}.

Под влиянием этих указаний Гиттис директивой от 13 февраля растягивал фронт 9-й армии на 200 км. За счет этой растяжки своего центра он усиливал свою группировку на флангах. От группы Кожевникова на участок 8-й армии отходила железная дорога Воронеж — Ростов-на-Дону. Это сокращало участок группы Кожевникова на 50 км. 8-я армия вместо 100-километрового фронта получала теперь полосу [269] наступления всего в 50–60 км (Лихая — пересечение железной дорогой Звереве — Царицын — р. Донец); от 10-й армии к 9-й отходил весь ее участок на правом берегу р. Дон. 8-я армия и группа Кожевникова должны были совместно разбить противника в районе Миллерово. 9-я армия должна была образовать на своем правом фланге в районе ст. Морозовской ударную группу для поддержки 8-й армии. Выполнение этих задач на местности должно было выразиться в выходе к 20 февраля группы Кожевникова на фронт Первозвановка — Грачинский (в переходе к юго-востоку от Луганска), а 8-й армии — на фронт Кочетков — Дубовый. Но противник в Донбассе продолжал усиливаться непрерывным подходом эшелонов с Северного Кавказа{98}. Он также ставил себе целью закрепление своего положения в Донбассе. Поэтому выполнение вышеприведенных распоряжений Гиттиса повело к завязке первых встречных боев Кубанско-добровольческой армии с красными армиями Южного фронта. В этом столкновении каждая сторона заносила удар противоположными флангами. Поэтому красные имели значительный успех в районе Миллерово. Начав свое наступление 13 февраля, они к 17 февраля овладели районом станций Красновка — Миллерово — Ольховая.

В то же время белые сильно нажали на правый фланг группы Кожевникова на фронте Деканская — Попасная, обтекая его с запада. В ходе этого маневра они сами попали под удар двинутой Украинским фронтом в направлении на ст. Константиновка партизанской дивизии Онищенко. Потеряв ст. Константиновка, белые начали отход, и правый фланг группы Кожевникова, удлиненный дивизией Онищенко, вышел 23 февраля на фронт Первозвановка — Дебальцево. В дальнейшем успехи сторон уравновесились на всем фронте от Первозвановки до Миллерово. Линия фронта в результате ряда частых столкновений колебалась незначительно в ту и другую сторону. Красные наличными силами были не в состоянии развить дальнейшее наступление. Белые своими контратаками могли лишь задержать [270] их дальнейшее продвижение, но не могли значительно сдвинуть красный фронт.

Пока новый этап кампании 1919 г. постепенно обозначался, начиная с правого фланга Южного фронта, боевые столкновения захватывали уже фронт 8-й армии, а центр и левый фланг Южного фронта преодолевали лишь пространство и вели борьбу со стихиями, а не с живой силой противника. 9-я армия к 28 февраля лишь только выходила на линию р. Чир. Медленности ее движения удивляться не приходится. Тифозные эпидемии опустошали ряды армии. Появились первые признаки распутицы. Скоро должно было наступить полное бездорожье, а между тем тылы и обозы начинали уже отставать от армии. Не лучше обстояло дело и в 10-й армии. Она вышла к 23 февраля на линию р. Аксай, имея главную массу своих сил в районе ст. Гнилоаксайской.

Последующий ход кампании характеризуется нарастанием усилий командования Южным фронтом для прочного обеспечения за собой Донецкого бассейна. В этом отношении командование Южным фронтом находится под постоянным давлением Главного командования. Оно требует дальнейшего увеличения красных сил в Донецком бассейне. Поэтому в начале марта (4–8 марта) Гиттис, усилив группу Кожевникова всей 13-й стрелковой дивизией, сосредоточенной на ее левом фланге (из района Беловодска), решил нанести удар левым флангом группы Кожевникова и главной массой сил 8-й армии по частям противника, расположенным на левом берегу р. Донец — в углу, образуемом этой рекой и железной дорогой Воронеж — Ростов-на-Дону. Удар увенчался успехом. Авангарды Добровольческой армии, занимавшие район Калитвенская — Глубокая — Красновка, были отброшены на правый берег р. Донец. Развить успеха не удалось. Начавшийся ледоход на р. Донец, а затем разлив реки положили солидную водную преграду между обоими противниками. Ко времени начала ледохода на Донце на его рубеж начала выходить 9-я армия. Левофланговые части армии вышли на Нижний Донец. Двигавшаяся в центре 16-я стрелковая дивизия заняла Константиновскую и Усть-Быстрянскую станицы, переправилась на западный берег еще до наступления ледохода и намеревалась двигаться на Новочеркасск. Но это движение не было поддержано соседями. [271] 14-я дивизия (левофланговая) никак не могла догнать своей армии и находилась еще на р. Цымле; 16-я дивизия, кроме того, испытывала большой недостаток в патронах. Все эти причины побудили 16-ю дивизию отойти обратно на левый берег р. Донец. Еще далее, на уступе назад, находилась 10-я армия. Ее авангарды к 10 марта, заняв ст. Котельниково, выходили на линию р. Сал.

Таким образом, операция по овладению Донбассом не была закончена до наступления весенней распутицы и ледохода на реках, что явилось результатом ошибок, допущенных фронтом в развертывании главных сил. Это обстоятельство было на руку противнику, который, прикрываясь рубежом разлившегося Донец, мог сосредоточить свое внимание на приведение в порядок Донской армии. Центр тяжести его оперативных усилий переносится на Донецкий бассейн, причем для прикрытия Донец им оставляется лишь слабая завеса. Дальнейшие действия противника (вплоть до мая) как на берегах Донец, так и в Донбассе, носят характер активной обороны. Пользуясь своим преимуществом в коннице, он без большого труда ликвидирует отдельные разрозненные и несогласованные в пространстве и по времени попытки красных перейти в наступление, быстро появляясь на флангах высовывающихся вперед ударных групп красных. Кроме того, кордонное расположение красных войск дает противнику возможность прибегать к системе коротких ударов, постепенно подрывающих боеспособность красных войск. Разлив Донец и Дона также резко ухудшил стратегическое положение красных. И без того слабая оперативная связь их армий в значительной степени оказалась нарушенной{99}. Положение [272] группы Кожевникова, обособленной на правом берегу Донец, внушало опасения. Она и так с трудом держалась на дугообразном 200-километровом фронте Юзовка — Деконская — Попасная — Первозвановка — р. Донец.

В такой обстановке дальнейшие усилия Гиттиса сводятся к стремлению усилить положение группы Кожевникова, в это время переименованной в 13-ю армию. Для этого Гиттис решает перебросить на правый берег Донец всю 8-ю армию, сосредоточив ее в районе Веселогорск — Луганск (схема 12). Отсюда эта армия должна наступать на противника вдоль правого берега Донец. Пока осуществится эта перегруппировка, Украинский фронт должен вновь усилить 13-ю армию частью своих сил. 9-я дивизия из района Екатеринослава направляется в 13-ю армию. Переброска 8-й армии на правый берег Донец требует дальнейшей растяжки 9-й армии вправо. Эти решения Гиттиса, принятые им 11 марта, встречены несочувственно Главным командованием. Оно опасается большой потери времени. Вацетис предпочитает фронтальное наступление центра Южного фронта через разлившийся Донец. Он требует окончательного разгрома белых не позднее 25 марта. Гиттис считает невозможным форсировать Донец во время разлива. Он оставляет в силе свой первоначальный план, но, чтобы удовлетворить пожеланиям главкома хоть отчасти, 17 марта Гиттис требует особо энергичных действий от 13-й армии. Последняя, выполнявшая в это время сложный переход от партизанской к регулярной организации{100} и истощенная предшествующими непрерывными боями, отразившимися на ее внутреннем состоянии, напрягает последние свои усилия, ведя ряд атак в течение всей остальной части марта. Борьба носит характер ряда частных боев. Отдельные пункты на местности переходят из рук в руки. Эта борьба окончательно надрывает силы армии. В ней появляются признаки разложения. Соседство [273] партизан Махно разлагающим образом действует на ее молодые части.

Между тем перегруппировка 8-й армии затягивается. Гиттис рассчитывал закончить ее в 8 дней, но она потребовала целых 18 дней. При этом 12-я стрелковая дивизия этой армии запаздывала сменой у ст. Каменской и должна была прибыть позже. Но уже к 28 марта большая часть 8-й армии была на правом берегу Донец. Теперь красные оказались в более выгодном положении. Они располагали силами 8-й и 13-й армий в количестве 26 000 штыков и 3300 сабель; к этим силам вскоре должна была присоединиться 12-я стрелковая дивизия (10 000 штыков, 200 сабель). Партизаны Махно составляли кулак в 10 000 штыков и сабель. Таким образом, всего красные могли развернуть в Донбассе 40 000–50 000 штыков и сабель.

Против этих сил красных белые располагались двумя группами: в южной части Донецкого бассейна находились части ген. Май-Маевского — 6000 штыков и 14 000 сабель, а юго-восточнее Луганска действовала группа ген. Покровского — 12 000 штыков, 7500 сабель; всего же 39 500 штыков и сабель{101}. Далее по линии р. Донец 14 000 штыков и сабель белых были развернуты против 9-й красной армии (22 500 штыков и сабель).

Пользуясь своим небольшим численным превосходством, Гиттис решил главный удар нанести по группе Май-Маевского. Против Покровского оставлялся небольшой заслон в 7500 штыков и 600 сабель (1-я Московская рабочая дивизия, 41-я стрелковая дивизия, бригада 42-й стрелковой дивизии). 13-я армия должна была атаковать Май-Маевского с фронта, а остальная часть 13-й армии (8000 штыков и 1900 сабель) и партизаны Махно должны были атаковать его из района ст. Рутченкова [274] во фланг и тыл. Успех операций строился на расчете устойчивости красного заслона против группы Покровского и своевременности прибытия в Луганск 12-й стрелковой дивизии{102}. Но противник сорвал этот план. Группа Покровского сама перешла в наступление против красного заслона на Луганском направлении. 27 и 28 марта передовые части заслона были сбиты со ст. Первозвановка и Картушино. 29 марта противник превосходными силами смял 41-ю стрелковую дивизию и отбросил ее на Луганск. 8-я армия начала последовательно сворачивать свои части на помощь заслону. Противник бил их по частям и ко 2 апреля отбросил 8-ю армию на Луганск. Здесь она оперлась на начавшие подходить эшелоны 12-й стрелковой дивизии. 13-я армия и партизаны Махно оказались предоставленными собственным силам. Они достигли некоторых местных успехов, но утратили их, после того как Май-Маевский, избавившись от угрозы 8-й армии, обрушился на них своей конницей.

Неудача этого наступления весьма тяжело отразилась на положении Южного красного фронта, так как во времени она совпала с началом казачьего восстания в тылу, в районе ст. Вешенской и Казанской. Это восстание было поднято тем казачеством, которое в конце 1918 г. выразило покорность советской власти и было распущено по домам целыми полками с оружием в руках, что явилось, конечно, большой ошибкой. Теперь казаки выступили под эсеровскими лозунгами. Восстание подобно масляному пятну ширилось во все стороны от этих станиц. Оно сильно ограничило оперативные возможности Южного фронта. Для борьбы с повстанцами пришлось последовательно выделить из состава 8-й и 9-й армий до 14 000 штыков и сабель.

Тем не менее Гиттис упорно стремился к выполнению поставленной ему задачи. Теперь он решил в фокус борьбы за Донецкий бассейн вовлечь и 9-ю армию. Две дивизии этой армии (16-я и 23-я стрелковая) за счет растяжки 14-й стрелковой дивизии от устья р. Донец до ст. Каменской должны были сосредоточиться в районе ст. Гундоровской и Ново-Божедаровки. [275] 12-я стрелковая дивизия 8-й армии подтягивалась в район Митякинской. Эти три дивизии совместно должны были атаковать правый фланг Добровольческой армии, в то время как 8-я армия атакует ее с фронта.

На этот раз план был сорван командармом 9-й Всеволодовым, который уже давно замыслил измену. Поэтому он сосредоточил [276] 23-ю стрелковую дивизию не в указанном районе, а в районе ст. Усть-Белокалитвенской, в 100 км от 8-й армии. 23-я дивизия 12 апреля переправилась через Донец и овладела ст. Репная, но была с трех сторон окружена противником и с большими потерями отброшена на левый берег Донец. Почти одновременно приступила к форсированию Донец и 16-я стрелковая дивизия с задачей взять ст. Каменскую. Эту задачу она выполнила 10 апреля, заняв плацдарм на правом берегу Донец и, окопавшись, успешно удерживала его в течение последующих 4–5 недель. Действиями 16-й стрелковой дивизии был достигнут известный тактический успех. С Каменского плацдарма при наличии доброй воли командования 9-й армии можно было развить дальнейшие активные действия. Но оно не проявило ее и на этот раз, и операции 9-й армии окончательно замерли к 19 апреля.

В силу отмеченных причин наступление 8-й армии, предпринятое ею с 13 апреля, привело также к незначительным результатам. Лишь к 26 апреля она достигла линии в 10 км южнее ст. Первозвановка и в 35 км юго-восточнее Луганска. На этом фронте 8-я армия была атакована ударной группой противника в составе конного корпуса Шкуро. Последний рядом последовательных ударов расшатал фронт 8-й армии и принудил ее осадить назад. Во время этого отхода белым 5 мая 1919 г. удалось ворваться в Луганск. Гиттис пытался помочь 8-й армии ударом правого фланга 9-й армии на Зверево — Лихую, развивая его с Каменского плацдарма. К 30 апреля противник отбил этот удар и 13 мая пытался перейти на левый берег Донец между Луганском и Каменской в районе хут. Грачевского, но, в свою очередь, был взят во фланг и тыл 16-й стрелковой дивизией, которая стремилась отрезать противника от переправ на р. Донец{103}. [277]

Маневр, предпринятый по почину 16-й стрелковой дивизии, завершился успехом. Опасаясь за свои сообщения, противник к 14 мая быстро отошел на правый берег р. Донец. Таким образом, первая половина мая характеризуется рядом попыток противника взять инициативу в свои руки и от активной обороны перейти к широкому наступлению. Сложившееся к этому времени соотношение сил вполне оправдывает такое решение. В течение предшествующего периода кампании красный Южный фронт постепенно утрачивал свое численное превосходство над противником. Так, если еще 28 марта соотношение сил обоих противников на Южном фронте, на главнейшем участке борьбы, на участках 13, 8-й и 9-й армий, выражалось в почти полуторном перевесе красных, а именно против 41 000 штыков и сабель белых красные располагали 56 000 штыков и сабель, то уже 20 апреля это соотношение сил изменилось в обратную сторону, а именно — против 54 000 штыков и сабель всего красного Южного фронта белые располагали 77 300 штыками и саблями, а к началу мая путем ряда мобилизаций и усиленных формирований довели эти силы до 100 000 штыков и сабель{104}. В мере сил и возможности красное Главное Командование принимало все меры к усилению Южного фронта. Но исчерпание крупных стратегических резервов внутри страны отражалось на характере подкреплений, поступавших небольшими пакетами{105}. [278]

Однако значительная часть этих подкреплений была поглощена борьбой с Вешенским восстанием. Были и другие причины, рассасывавшие эти подкрепления на затыкание дыр вместо образования из них мощного кулака. Причины эти заключались в сильном опустошении рядов фронта тифозными эпидемиями и разложением некоторых войсковых частей. Процесс разложения наиболее сильно захватил 13-ю армию. Она состояла преимущественно из бывших партизанских частей. На нее выпала наибольшая тяжесть боев за Донбасс. Все эти причины окончательно подорвали внутренние силы армии. Она с половины апреля была уже небоеспособной и являлась пассивной свидетельницей событий, происходивших на участке 8-й армии.

В создавшемся положении командование Южным фронтом возлагало сильную надежду на 10-ю красную армию. Последняя, добивая разлагавшиеся части Донской армии, 29 апреля вышла уже на линию р. Маныч, прочно закрепив за собой ст. Торговую. Командование Южным фронтом теперь решило развить успех этой армии. Директивой от 30 апреля Гиттис приказал 10-й армии нанести удар на участок железной дороги Ростов-на-Дону — Тихорецкая, перерезав таким образом сообщение Донской области с Северным Кавказом. По-видимому, Гиттис рассчитывал этим маневром оттянуть силы и внимание противника от Донецкого бассейна. Выполняя эту директиву, 10-я красная армия продолжала свое наступление. 6 мая ее разъезды появились на станциях, лежащих в 40 км восточнее Ростова-на-Дону. С другой стороны, Главное командование требовало развития энергичных действий в Донецком бассейне. Здесь 8-я армия после [279] потери Луганска устраивалась на фронте Городище — ст. Родаково — Веселогорск. Гиттис подкрепил эту армию только что прибывшей в его распоряжение бригадой 7-й стрелковой дивизии и решил выполнить директиву главкома следующим образом. 13-я армия должна была развить удар своим левым флангом в направлении на Луганск, сковывая противника атаками на всем своем фронте. 8-я армия с фронта Елеоновка (исключительно) — Городище (исключительно) должна была совместно с частями 2-й Украинской армии (партизаны Махно) развить сильный удар против левого фланга и в тыл Добровольческой армии в общем направлении на ст. Кутейниково.

Наступление началось 14 мая. Первоначально красные потеснили белых; 15 мая Луганск перешел вновь в руки красных, партизаны Махно захватили ст. Кутейниково, зайдя таким образом, глубоко в тыл белых, но у Южного фронта не хватало сил для развития дальнейших успехов. Не мог ему помочь и Украинский фронт. Он уже выделил на помощь Южному фронту к 1 мая 1919 г. до 11 000 штыков и сабель из состава своих сил. Теперь главная масса этих сил, насчитывая в своем составе все еще 20 000–40 000 штыков и сабель, была круто уклонена к западу и юго-западу — на Восточную Галицию и Бессарабию. Связующее звено между обоими фронтами оставалось, таким образом, на попечении Южного фронта и партизан Махно.

Украинский фронт к этому времени принял почти партизанский вид. Его регулярные части тонули и растворялись в гуще партизанских отрядов, облепивших их со всех сторон. В партизанской массе все время шли глухие процессы [280] внутреннего разложения. Последнее являлось следствием многих причин, в том числе отсутствия твердого политического стержня во многих отрядах. Кулацкая стихия, переполнявшая ряды таких отрядов, стремилась к собственному политическому оформлению и выходу на арену борьбы в качестве самостоятельной силы. От Красной Армии начинается ряд отпадений ее случайных попутчиков. Атаман Григорьев на Украине в начале мая 1919 г. во главе своего отряда (15 000 чел.) открыто выступает против советской власти под эсеровскими лозунгами. Его банды широкой волной разливаются по Украине, угрожая Одессе и Николаеву. Они дезорганизуют и разъедают тылы 2-й Украинской армии. Хотя вскоре силы Григорьева и рассосались в пространстве под влиянием углубления процесса их внутреннего разложения, но они отвлекли для борьбы с собой значительные силы Украинского фронта (схема 7).

Мятеж Григорьева оказал влияние и на отряды Махно. Последний пока что вел двойную игру с советской властью. 15 мая он обращается с призывом к своим частям: «из-за распри большевиков с Григорьевым фронта не открывать», и двигает их на Кутейниково, но уже все его действия начинают носить характер подготовки к восстанию. Он переименовывает свой отряд в 1-ю повстанческую дивизию, проводит выборы командного состава, причем сам с ближайшими помощниками становится во главе дивизии. Таким образом, новая опасность начинает вырастать на тылах Южного фронта и даже на линии его боевого соприкосновения с противником. А между тем еще не ликвидировано казачье восстание, с конца марта разъедающее тылы 9-й красной армии.

Теперь ясно обозначился охваченный восстанием район. Он занимает пространство свыше 10 000 кв. км, простираясь от Усть-Медведицкой до гор. Богучара. Силы повстанцев возросли до 15 000 чел. с несколькими пулеметами. Мы уже указали, что борьба с ними поглотила до 14 000 штыков и сабель из состава Южного фронта. В апреле против повстанцев действовала из состава 8-й армии экспедиционная дивизия Антоновича (6569 штыков, 1171 сабля и 22 орудия) и экспедиционная дивизия Волынского из состава 9-й армии (4661 штыков, 1426 сабель, 71 орудие). Однако подавление [281] восстания шло медленно. Обе дивизии мелкими группами раздробились по всему 400-километровому обводу повстанческого района, не вторгаясь в его жизненные центры. Действие этих групп пошло несколько удачнее, когда во главе войск, оперирующих против повстанцев, был поставлен т. Хвесин. В течение недели, с 24 мая по 1 июня, он сумел добиться значительных успехов, но они явились уже запоздалыми в связи с общей переменой обстановки на Южном фронте (схема 12).

Подводя итог всему сказанному, мы должны признать, что майские операции Южного фронта, сущность которых сводилась к охватывающему маневру взаимно чрезвычайно удаленными крыльями этого фронта (правое крыло — 2-я Украинская, 13-я и 8-я армии; левое крыло — 10-я армия), связанными между собой чрезвычайно растянутым центром в виде слабой 9-й армии, являлись непосильными для красных армий Южного фронта и несвоевременными по обстановке.

Мы приостановили изложение этих операций на том моменте, когда маневр левого крыла фронта — 10-й армии — начал удачно развиваться в сторону Тихорецкой и когда наступательная операция правого крыла в Донбассе после первоначальных успехов начала выдыхаться из-за недостатка сил. В силу той же причины наступление 10-й армии приняло характер скорее сильной демонстрации. Однако обеспокоенный за судьбу Ростова-на-Дону и Новочеркасска противник предпринимает перегруппировку своих частей, перебрасывая корпус генерала Покровского из Донбасса на участок 10-й армии. Ко 2–3 мая заканчивается сосредоточение сил белых против 10-й армии. Силы их располагаются тремя группами: группа ген. Покровского, состоящая из 1-й Кубанской, 2-й Терской дивизий и Донских частей, сосредоточивается в районе Батайска, группа ген. Кутепова, усиленная кубанскими частями, — западнее Торговой и II конный корпус ген. Улагая — в районе Дивного. Главный удар должна нанести группа ген. Кутепова.

Окончательно надломил силы Южного фронта прорыв центра 9-й красной армии. Этот прорыв совпал по времени с завершением противником своего контрманевра в Донецком [282] бассейне. 24 мая{106} крупные силы противника (преимущественно конница) переправились через Донец у хутора Дубовой на стыке 23-й и 16-й дивизий и, распространяясь на север в направлении ст. Глубокая и на восток в направлении ст. Калитвенской, вышли в тыл 16-й и 23-й дивизий. Стремления этих дивизий сомкнуть фронт и отбросить прорвавшегося противника успеха не имели. 29 мая белые подходили уже к станции Миллерово, углубившись в тыл красных на 75 км и окончательно разрезав 9-ю армию на две части. Ближайшей целью прорвавшейся группы белых являлось скорейшее соединение с вешенскими повстанцами. Находившаяся на левом фланге 9-й армии 16-я дивизия отходила на северо-запад в расположение 8-й армии (район станции Митякинской), а другие две дивизии (23-я и 14-я), находившиеся к востоку от прорыва, в общем направлении на северо-восток и север, огибая район восстания с востока. Окруженные повстанцами, не руководимые армией, эти дивизии самостоятельно пробивают себе дорогу. 9-я армия как таковая временно как бы перестает существовать… В то же время и в Донбассе белые продолжали развивать свой успех. Они прорвались на стыке 8-й и 13-й армий и теперь охватывали 13-ю армию с обоих флангов и теснили ее с фронта. С 27 по 31 мая эта армия еще упорно оборонялась, но затем вынуждена была начать свой отход на север.

В не менее трудном положении оказалась 10-я красная армия. Противник к 7 мая оттеснил ее за линию р. Маныч. На берегах Маныча продолжались упорные бои до 13 мая, причем группе ген. Кутепова дважды удалось прорваться через Маныч, южнее Великокняжеской. Убедившись в безуспешности этих неорганизованных попыток, противник 13 мая приступает к новой перегруппировке, намеченной к окончанию 18 мая. Конные части противника направляются вдоль Маныча к югу для совершения операций по обходу красных сил, сосредоточенных в районе Великокняжеской. Но еще до окончания этой перегруппировки конный корпус Улагая в боях в районе Приютная — Ремонтная разбивает степную группу 10-й армии и подходит к ст. Грабеевской. [283]

17 мая конница 10-й армии под командованием Думенко терпит под ст. Грабеевской решительное поражение. Сообщения 10-й армии находятся под ударом конницы Улагая. Это заставляет 10-ю армию прекратить 21 мая в районе Великокняжеской боевые действия с переправившейся здесь конной группой ген. Врангеля и начать поспешный отход.

При создавшемся положении запоздалыми явились директивы Главного командования и командования Южным фронтом от 31 мая с постановкой оборонительных задач армиям Южного фронта. Силы этих армий были уже окончательно надорваны перенапряжением их в мае и постановкой им непосильных задач. Теперь инерция их отката продолжала лишь увеличиваться. Необходимо было время, для того чтобы привести их в порядок, устроить, пополнить и сделать вновь боеспособными.

Время нашлось не раньше, чем в свою очередь сила ударов противника начала рассасываться в пространстве. Это явление наступило лишь тогда, когда обе стороны вновь начали приближаться к границам РСФСР.

Одним из непосредственных результатов неудачи армии Южного фронта было прекращение самостоятельного существования Украинского фронтового командования. Украинская 2-я армия 4 июня 1919 г. была переименована в 14-ю армию и подчинена командованию Южным фронтом. Украинская 1-я армия, располагавшаяся на фронте Коростень — Рыбница, и Украинская 3-я армия, стоявшая по Днестру от Рыбницы до его устья, тогда же были сведены в одну 12-ю армию, включенную в состав Западного фронта (см. приложение, схема VII).

Общим отходом красных армий Южного фронта заканчивается весьма значительный отрезок кампании на этом фронте в 1919 г. Этот отрезок богато насыщен событиями не только военного, но и политического содержания. Последние и являлись главной причиной неудач первого периода кампании 1919 г. на юге. Украинская и, отчасти, донская деревня со значительным запозданием переживали тот процесс классового расслоения, который русская деревня пережила еще в 1918 г. Советская власть в своем охвате деревни не последовала за бурным (на Украине) продвижением к югу линии военного фронта. Таким образом, в противоположность [284] Восточному фронту на Южном фронте весной 1919 г. объективным союзником буржуазно-помещичьего блока являлись значительные слои крестьянства. Правда, они боролись как бы на две стороны{107}: и против Советов и против Деникина, объективно способствуя военным успехам последнего. Потребовались долгие и тяжелые месяцы последующей Гражданской войны, школу которой полностью прошла украинская деревня, прежде чем вся основная масса крестьянства и на Украине активно выступила против генеральско-помещичьей контрреволюции. Пока же мелкобуржуазная крестьянская стихия безудержно разливалась по тылам фронта, захлестывая собой и некоторые его войсковые части. Отсюда — начало разложения армий этого фронта. Такого положения не было у белых в начале кампании. На значительном своем протяжении их фронт опирался на зажиточные казачьи районы; последние являлись наиболее жизненными для белых и как раз там, где находился ближайший тыл их фронта.

Таким образом, основные политические причины неудач наших красных армий мы сводим к двум: к наличию в тылу красного фронта неблагоприятных для него районов в политико-экономическом отношении и к запозданию процесса классового расслоения украинской деревни. К этим основным можно прибавить еще и третью — слабый охват советской властью пройденных районов, слабое ее влияние на крестьянство, особенно беднейшую его часть. Как эти причины отразились в чисто военной плоскости и какое значение они имели для военного фронта борьбы, можно видеть из предшествующего изложения.

Эти причины дополняются причинами специфически военного порядка.

К последним следует отнести: 1) неблагоприятное соотношение сил на Южном фронте, которое в течение мая выразилось в цифрах: 73 000 штыков и сабель красных против 100 000 штыков и сабель белых; 2) первоначальную недооценку значения Донецкого бассейна, что повлекло за собой [285] сосредоточение главной массы сил на восточных операционных направлениях и медленное выправление первоначального развертывания; 3) стремление разрешить задачи фронта путем наступления в течение всего мая, когда обстановка заблаговременно требовала перехода к обороне и, может быть, даже частичного сокращения фронта. Наконец, не следует забывать, что своим успехом противник в значительной мере обязан преобладанию конницы в составе его вооруженных сил, а также хорошо развитой железнодорожной сети в районе Донецкого бассейна, занятом белыми.

Эти обстоятельства облегчили быстроту перегруппировок белых. Они имели возможность сосредоточивать сильные ударные кулаки на различных участках растянутого и малоподвижного фронта красных.

Этим, главным образом, объясняется успех обороны Май-Маевским Донбасса до окончательного сосредоточения всех сил Добровольческой армии.

В течение июня операции белых, носившие характер преследования отходящих красных армий, развивались в трех направлениях: в Восточном — на путях, проходящих через Царицын; Центральном — на путях, проходящих через Воронеж и Харьков, и Западном — ведшем из Крыма, с Нижнего Днепра в глубь Украины. Политически главное значение принадлежало центральным направлениям. Они вели кратчайшим путем в глубь Советской России и к ее сердцу — красной Москве. А захват красной Москвы представлял для белого Главного командования основную политическую цель его похода. До разгрома восточных белых армий Колчака стратегически важно было и Восточное — Царицынское направление. Развивая удар на нем, можно было подать руку белым восточным армиям. Но стратегический успех белых на Южном фронте во времени совпал с началом развала их Восточного фронта под ударами красных. Поэтому преимущественное стратегическое значение Восточного направления для белых юга России уже становилось не столь сильным. Вопрос о выборе каждого из них или нескольких для преимущественного сосредоточения на них своих сил встал перед командованием вооруженными силами юга России несколько позднее, когда оно ходом дальнейших событий должно было приступить к выработке плана новой своей операции. Пока [286] же оно развивало преследование красных по всем вышеуказанными направлениям. Особенно успешно развивалось наступление противника против 9-й красной армии. Глубоко вдавшись на ее участке в общую линию фронта красных, белые развивали ряд фланговых ударов по внутренним флангам 8-й и 10-й армий, заставляя последние ускорять свой отход. Так, направив II Донской корпус вдоль железнодорожной линии Лихая — Царицын, противник, угрожая правому флангу 10-й красной армии, помог успешному продвижению Кавказской армии ген. Врангеля. Угрожаемая с обоих флангов, 10-я красная армия уже спешно откатывалась на Царицын. 9-я армия в 20-х числах июня уже отходила за р. Бузулук. Лишь 23 июня при отходе этой армии за р. Терсу и Елань командарм 9-й Всеволодов решил, что настало время завершить свою измену и перебежал к белым.

В то же время правофланговые армии Южного фронта под давлением противника были уже на линии Волчанск — Валуйки — Павловск, и непосредственная опасность начинала грозить политическому и экономическому центру Советской Украины — Харькову. Попытка образовать особый Харьковский укрепленный район докончилась неудачей. 25 июня Харьков пришлось уступить белым. В то же время на левом фланге Южного фронта противник подходил к Царицыну, который перешел в его руки 30 июня. За все это время командование Южным фронтом только один раз пыталось приостановить продвижение белых фланговым ударом 14-й и отчасти 12-й армий, которым была поставлена задача отбросить противника в Восточном направлении за линию железной дороги Белгород — Харьков — Павлоград — Синельниково — Мелитополь. Эта попытка потерпела неудачу, и к началу июля фронт белых тянулся огромной, выгнутой полого к северу дугой от с. Промысловое{108} на берегу Каспийского моря, через Зимнюю ставку — Царицын вдоль реки Волги, подходя к Камышину, куда отходила 10-я красная армия. Далее фронт белых поворачивал на Балашов — Борисоглебск — Коротояк — Острогожск (все эти пункты лежали несколько севернее линии фронта белых) — Корочу, шел мимо Хотмыжска и Грайворона на Константиноград — Екатеринослав — Александров, [287] проходя несколько восточнее этих трех городов, затем на Орехов, спускаясь к Азовскому морю несколько западнее Ногайска.

На всем этом обширном фронте противник действовал несколькими ударными кулаками. На Царицынско-Саратовском направлении, на фронте Царицын — Добрынка (200 км) у противника действовало 9300 штыков и 14 600 сабель при 63 орудиях. На Воронежском и Харьковском направлениях, на фронте Елань (исключительно) — Балашов — Борисоглебск — Бобров — Короча — Грайворон, общим протяжением 520 км, противник развернул главную массу своих сил, а именно 46 000 штыков, 34 800 сабель при 135 орудиях. Наконец, против Украины на фронте от Грайворона до Азовского моря, протяжением 300 км, у противника было всего развернуто 2750 штыков и 2050 сабель при 10 орудиях.

В течение первой половины летней кампании 1919 г. противник достиг осуществления ряда важных для себя целей. Он вытеснил красных из Донецкого бассейна и утвердился в нем; занял всю Донскую область, чем обеспечил за собой обширный плацдарм для новых формирований. Наконец, он утвердился в Царицыне, что позволяло ему восстановить оперативную связь с белыми армиями Восточного фронта, если бы им удалось оправиться от своего поражения и снова двинуться на берег р. Волги. В надежде на такую возможность для них командующий белой Кавказской армией ген. Врангель усиленно настаивал на развитии главного удара на Саратовском направлении, с тем чтобы по соединении с белыми армиями Восточного фронта совместно двигаться на Москву. Наоборот, командующий Донской армией ген. Сидорин предлагал временную остановку для закрепления тыла с возможным даже пожертвованием Харьковским районом.

После некоторых колебаний командующий «вооруженными силами юга России» ген. Деникин остановился на следующем плане действий. Кавказскую армию Врангеля{109} он [288] направлял на Саратов и оттуда на Пензу — Арзамас — Нижний Новгород. От Нижнего Новгорода Врангель должен был стремиться выйти на Москву через Владимир. Донская армия должна была наступать прямо на Москву по двум направлениям: Воронеж — Козлов — Рязань и Новый Оскол — Елец — Волово — Кашира. Добровольческой армии Май-Маевского ставилась также задача развить наступление на Москву, имея главным направлением Курск — Орел — Тула. Для обеспечения себя с запада Май-Маевский должен был на Украинском театре выдвинуться на линию рек Десны и Днепра и занять город Киев. В то же время 3-й корпус Добровольческой армии, действовавший в Крыму, должен был выйти на Нижний Днепр от Александровска до устья, имея в виду занятие в дальнейшем Херсона и Николаева. Черноморскому флоту приказывалось блокировать Одессу (директива Деникина от 3 июля, отданная им в Царицыне).

Как видим, этот план отличался чрезвычайно широким размахом. Реальное соотношение сил революции и контрреволюции в стране лишало его всякой политической базы. При отсутствии последней выполнение плана приводило к распылению в пространстве ударных кулаков ген. Деникина. Так оно в действительности и случилось, так как при выполнении этого плана Май-Маевский допустил еще больший размах в пространстве, распространив свое наступление почти на всю правобережную Украину. Поход на Украину приводил «вооруженные силы юга России» в непосредственное соприкосновение с вооруженными силами Украинской контрреволюции и окраинных государств (Польши и Румынии). Это обстоятельство должно было только усложнить их стратегическое положение. Жесткая и прямолинейная политика ген, Деникина в национальном вопросе («единая неделимая Россия») исключала всякую возможность их согласованных действий и, наоборот, повлекла вооруженную борьбу между ними. Деникин не мог рассчитывать и на дальнейший значительный прирост своих сил из внутренних источников. Южная контрреволюция была одиозна для широких народных масс России и Украины. Белые восточные армии испытывали ту же судьбу, и поэтому на восстановление их боевой мощи рассчитывать не приходилось. Таким образом, план похода на Москву, поставленный 3 июля 1919 г. ген. Деникиным [289] целью для его армий, не отвечал условиям ни внешней, ни внутренней политической обстановки белых армий и являлся для них непосильным.

Однако, если мы углубимся в анализ политических причин, побудивших ген. Деникина отвергнуть предложения Сидорина, то увидим, что Деникин был поставлен перед дилеммой: или идти завоевывать Москву для выдвинувших и поддерживавших его буржуазнопомещичьего блока и капиталистов Антанты, или признать себя в глазах их политическим и военным банкротом и уступить свое место другому. Без обладания Москвой немыслимо было восстановление всей старой системы с ее централизмом, гнетом окраин, подавлением национальных меньшинств. Восстановление крепких казачьих окраин являлось лишь ступенью к этим конечным целям деникинщины как политической системы, а не самоцелью. А между тем предложение ген. Сидорина как раз имело в виду последнюю. В этом предложении возрождались идеи казацкой независимости от центра, красноречивым выразителем которой являлся в 1918 г. атаман Краснов. Отказ Деникина от предложений Сидорина обозначал ту трещину, которая уже наметилась и через полгода обратилась в целую пропасть между крупнобуржуазной великодержавной и мелкобуржуазной автономистско-самостийной линиями южной контрреволюции (Украина и казачество).

Завоевание Москвы совершенно не отвечало интересам казачьих автономистов. Кубань, где автономное течение выдвигало на рассмотрение Парижской конференции союзников проект независимого Кубанского государства, еще летом 1919 г. в лице своих представителей заявляла о своем нежелании кого бы то ни было завоевывать и шла лишь на защиту своего края. Значит, задача Деникина еще более осложнялась. Ему приходилось идти к завоеванию Москвы извилистым путем предварительного политического завоевания Кубани. Это можно было осуществить путем разгрома Кубанской рады. Но последняя являлась единственным учреждением, имевшим удельный вес в глазах казачества и своим авторитетом державшим его на фронте. Всякий удар Деникина по оппозиционной Раде являлся вместе с тем ударом по его военной мощи. Борьба с Кубанской радой является главным содержанием внутренней политики правительства [290] «вооруженных сил юга России» почти в течение всей кампании 1919 г. Так, на фоне возрастающих военных успехов обозначались и начали обостряться взаимные внутренние противоречия между движущими силами южной контрреволюции. Эта внутренняя борьба различных контрреволюционных течений в момент, когда белые южные армии приблизились к границам РСФСР и вступили в ее пределы, осложнилась острым их конфликтом с крестьянством и национальными меньшинствами на территории, охватываемой влиянием «вооруженных сил юга России». Все вместе взятое создало совершенно новое качественное положение на Южном фронте, первые признаки которого сложились в момент наибольших боевых успехов Южного белого фронта.

Выполнение наступательного плана ген. Деникина началось вслед за отдачей им его «московской» директивы. В связи с этим наиболее тяжелое положение создалось для 12-й красной армии на правобережной Украине. Последняя явилась целью действий для «вооруженных сил юга России» с юго-востока, для остатков войск Украинской директории и поляков с запада. 12-й красной армии вскоре пришлось сражаться на два противоположных фронта. Действительно, войска Украинской директории проявляли особую активность на Винницком направлении, где силы их достигали 7000–8000 штыков и сабель. Добровольческая армия стремилась проникнуть на правобережную Украину с трех направлений: вдоль Черного моря — на Херсон и Николаев, затем на Екатеринославском и Полтавском направлениях. Более пассивно держался противник на центральных операционных направлениях, ведших в глубь Великороссии. Но на Камышинско-Саратовском направлении противник стремился обходными маневрами оттеснить 10-ю красную армию и выйти на участок Авилово — Камышин.

Как неустойчивость на Восточном фронте, так и продолжавшееся отступление красных войск Южного фронта привлекли к нему внимание партии, революционных масс населения и Главного командования. Партийные и профессиональные организации отдали лучшие свои силы на укрепление боевой мощи Южного фронта. Особенно выдающуюся работу провел пролетариат юга. Так, харьковский пролетариат выставил 15 своих возрастных классов [291] для защиты дела пролетарской революции. Харьковские коммунисты отдали фронту 9/10 своих сил. Некоторые коммунистические ячейки прифронтовой полосы отдавали фронту до 80 % своих сил. Рост революционного подъема наблюдался повсюду в рабочих массах Украины. Прилив этих высокосознательных в политическом отношении пополнений отразился, прежде всего, на переломе в настроениях армий Южного фронта. Кроме того, Главное командование приняло ряд энергичных мер к поднятию численности армий Южного фронта. Уже обозначавшийся благоприятный перелом кампании на Восточном фронте позволял это сделать. Общее количество укомплектований и подкреплений, переброшенных на Южный фронт с первого мая по первое июля, достигало солидной цифры — 60 000 чел.{110}.

К 15 июля 1919 г. положение и соотношение сил обеих сторон на Южном фронте было следующим: 14-я красная армия (53 000 штыков и сабель, 116 орудий) развернулась на фронте Херсон — Ракитино (640 км). Силы противника против нее на этом же фронте исчислялись в 24 600 штыков и сабель при 67 орудиях. Несмотря на почти двойное превосходство в силах над противником, положение этой армии нельзя было признать прочным из-за бандитизма, расшатывавшего ее тылы, и из-за весьма длинного фронта.

13-я красная армия (17 600 штыков и сабель, 84 орудия) занимала фронт Ракитино — Становое (170 км). Она была сильно истощена и утомлена предшествующими боями. Противник располагал против нее силами в 13 050 штыков и сабель при 48 орудиях. [292]

8-я красная армия (25 000 штыков и сабель, 157 орудий) удерживалась на фронте Становое — Новохоперск (220 км), имея против себя 15 610 штыков и сабель противника при 67 орудиях.

9-я красная армия (16 000 штыков и сабель, 52 орудия) на фронте Новохоперск — Елань (158 км) прикрывала важное Ртищевское направление (путь на Пензу). Здесь противник обладал численным превосходством, развернув против нее 25 000 штыков и сабель при 53 орудиях.

10-я красная армия (26 000 штыков и сабель, 132 орудия) занимала фронт Елань — Камышин (145 км), имея против себя 18 350 штыков и сабель противника при 68 орудиях.

Резервы красного Южного фронта и Главного командования состояли из следующих дивизий: 7-й стрелковой (6000 штыков, но без обоза и лошадей) — в тылу 13-й армии, в районе севернее Курска; 32-й стрелковой (5000 штыков), сосредоточенной в районе ст. Мордово — Грязи; 56-й стрелковой (до 12 000 штыков), сосредоточенной в районе Кирсанов — Аткарск. Кроме того, резервами для Южного фронта могли явиться гарнизоны укрепленных районов Курского, Воронежского, Тамбовского, Ртищево-Аткарского и Камышинского, численность которых доходила до 11 000 штыков. Резервы противника в районе фронта исчислялись в 20 400 штыков и сабель и в глубоком тылу — 34 500 штыков и сабель.

Таким образом, уже в середине июля Южный красный фронт численно абсолютно превосходил противника на 20 000 с лишним бойцов (171 600 штыков и сабель против 151 900 штыков и сабель белых).

По окончании сосредоточения всех сил, направленных с Восточного фронта на Южный, что ожидалось в середине августа 1919 г., красный Южный фронт должен был перейти в общее наступление.

Однако не одними этими обстоятельствами можно объяснить ту боевую устойчивость, которую красные армии Южного фронта вновь обрели на границах РСФСР. Теперь тылы обоих фронтов представляли картину совершенно обратную той, которая имела место в мае. Красный фронт опирал свой тыл на жизненные для него районы, где земельные отношения характеризовались наличием крупного помещичьего землевладения [293] наряду с крестьянским мелким земельным хозяйством. В Воронежско-Курском районе средний размер частновладельческого участка — 113,2 десятины, а надельного крестьянского участка — 7,6 десятины. Кроме того, эти районы еще в предыдущем году пережили раскол единого фронта деревни, что определяло советизацию середняцкого и бедняцкого слоя крестьянства. Бушующая мелкобуржуазная крестьянская стихия теперь лежала за линией белого фронта. Деникинская политика в земельном вопросе, вокруг которого сосредоточивались ближайшие интересы этой стихии, не могла внести в нее успокоение и лишь еще больше разжигала ее. Эта политика шла гораздо правее соответствующей политики казачьих правительств. Если Кубанское правительство договаривалось даже до отмены частной собственности на землю (хотя и не оформило этого законом), то деникинское земельное законодательство не могло удовлетворить даже самых скромных пожеланий крестьянства.

Признавая право частной собственности на землю и выкуп части помещичьей земли в пользу крестьян в течение 7-летнего срока, Деникин последнюю уступку обусловливал такой массой исключений, что она фактически сводила на нет всю эту чрезвычайно куцую саму по себе земельную реформу. Поэтому Деникину и его сподвижникам ничего более не оставалось, как быть беспомощными свидетелями нарастающего крестьянского движения, которое теперь непосредственно обращалось против них.

План наступления красного Южного фронта установился не сразу. Главком Вацетис предполагал главный удар наносить на Харьковском направлении силами 14, 13-й и 8-й красных армий. 9-я и 10-я армии, наступая между Волгой и Доном, должны были наносить вспомогательный удар. Командюж Егорьев, сменивший Гиттиса, предлагал сосредоточить ударный кулак в районе Новохоперск — Камышин и нанести им главный удар в направлении на нижний Хопер и нижний Дон, оставив на Харьковском направлении только заслон, и энергично демонстрируя 14-й армией на фронте Чаплино — Лозовая.

Сменивший главкома Вацетиса бывший командующий Восточным фронтом С. С. Каменев 23 июля (директива № 1116/ш) приказал главный удар развить левым флангом [294] Южного фронта в направлении на Донскую область, поставив целью разгром войск Деникина. Ударную группу должны были образовать 9-я и 10-я красные армии под общим командованием взятого с Восточного фронта бывшего командующего 2-й красной армией В. И. Шорина.

Резервом ударной группы должны были явиться перебрасываемые с Восточного фронта 25-я и 28-я стрелковые дивизии. Командование Южным фронтом должно было усилить ударную группу Шорина своими резервами и 56-й стрелковой дивизией. 13-я и 8-я армии образовали группу Селивачева и должны были наносить вспомогательный удар на Харьковском направлении. Общий переход в наступление назначался в половине августа по окончательном сосредоточении всех частей ударной группы. Пока же задачей Южного фронта являлась активная оборона.

Действия противника на Южном фронте перед переходом красных армий в решительное наступление характеризуются проявлением усиленной активности на фланговых операционных направлениях и затишьем в центре. Так, 28 июля на Саратовском направлении противник овладел Камышином, оттеснив 10-ю красную армию на фронт Борзенково — Банное. Развивая свои удары в направлении Украины, части «вооруженных сил юга России» к 1 августа вышли на фронт Полтава — Екатеринослав — Никополь — Алешки.

Контрманевр наших армий положил начало той решительной борьбе на Южном фронте, которая с этого времени не прекращалась до окончательного политического и военного краха «вооруженных сил юга России». Но прежде чем перейти к рассмотрению событий, подготовивших этот крах, бросим взгляд на общую группировку и численность вооруженных сил РСФСР в этот момент.



Схема VIII (к главам десятой и одиннадцатой). Завязка и первый период решительного сражения (период с 1 августа по 20 сентября 1919 года)


Перед завязкой решительной борьбы на юге России все вооруженные силы республики были сгруппированы в три фронта и одну отдельную армию:

1) Западный фронт с 12-й армией — около 140 000 штыков и сабель, 797 орудий;

2) Южный фронт (считая резервы и части, перебрасываемые с Восточного фронта) — 171 600 штыков и сабель, свыше 611 орудий; [295]

3) Восточный фронт — около 125 000 штыков и сабель, 445 орудий;

4) 6-я Отдельная армия — около 14 000 штыков и сабель, 136 орудий.

Всего на фронтах около 450 600 штыков и сабель, свыше 1544 орудий.

Во внутренних округах находились на формировании только вспомогательные и запасные части и части некоторых дивизий, общей численностью 14 400 штыков, 74 орудия и 186 пулеметов и, наконец, вспомогательные роды войск и войска специального назначения имели около 180 000 штыков и 763 пулемета.

Сравнительная многочисленность войск тылового и специального назначения объяснялась серьезностью и разнообразием задач, которые советская власть должна была разрешать в тыловом районе.

Последующий период кампании обеих сторон на Южном фронте сложился из следующих частных операций: действий на Украине, операций на центральных операционных направлениях и, наконец, операций в промежутке между Волгой и Доном (район действий ударной группы 9-й и 10-й армий).

Рассмотрим теперь операции обеих сторон на Украине ранней осенью 1919 г. (см. приложение, схема VIII).

Операции на Украине против красных войск сложились из активных действий Добровольческой армии, петлюровских войск и польских дивизий, которые с разных сторон стремились к овладению политическим центром — Киевом. Это поставило в тяжелое положение 12-ю красную армию, которой пришлось действовать на три фронта. От «вооруженных сил юга России» 12-ю армию первоначально обеспечивала на востоке 14-я армия. Ближе к побережью Черного моря действовали анархо-бандитские шайки Махно, одинаково враждебные обеим сторонам. Фронт главных сил 12-й армии был обращен на запад, откуда создавалась угроза со стороны польских дивизий Галлера и сил Украинской директории на Винницком направлении.

Против всех этих сил противника действовали три стрелковые дивизии 12-й армии, причем особенно тяжело было положение 45-й стрелковой дивизии. Она занимала фронт от [296] Винницы через ст. Попелюхи до сел. Маяки, протяжением более 200 км, силами около 5000 штыков. С правого фланга и тыла эту дивизию тревожили банды под предводительством целого ряда разных атаманов, развивавших свои действия в районах Винницы, Звенигородки, Казатина и Кременчуга. Левому флангу дивизии угрожало восстание немецких колонистов. Принужденная выделить часть своих сил (1000 штыков, 7 орудий) для борьбы с бандами, 45-я стрелковая дивизия весь свой фронт занимала только отдельными заставами, силой до 50 человек каждая, в расстоянии 3–4 км друг от друга. 47-я стрелковая дивизия обеспечивала Одесский район и Черноморское побережье, а 58-я стрелковая дивизия (сформированная из бывшей Украинской 2-й армии), располагаясь на берегах Черного моря, находилась в непосредственном боевом соприкосновении, с одной стороны, с частями Добровольческой армии (III корпус, выходивший из Крыма), а с другой — с бандами Махно.

Таким образом, 12-я армия была вклинена между русскими и иностранными белогвардейскими армиями, имея внутри своего расположения ряд местных восстаний.

Свои активные действия по вторжению на Украину командование Добровольческой армии начало раньше, нежели закончилась перегруппировка и сосредоточение всех сил красных Южных армий для их общего контрманевра, что обеспечивало белым успех наступления. Добровольческая армия развивала свое наступление в трех направлениях: от Полтавы — на Киев, от Екатеринослава — в глубь правобережной Украины на Елисаветград — Знаменку — Николаев и вдоль берега Черного моря на Херсон — Николаев — Одессу. На всех этих направлениях наступление развивалось успешно. Уже 18 августа фронт белых на Украине проходил от Рыльска (исключительно) через Лубны — Помощную на Николаев. Последний был занят противником 18 августа, причем 58-я стрелковая дивизия отходила на Вознесенск. Вследствие перехода двух ее бригад на сторону Махно, остальные части 58-й стрелковой дивизии свернули на Голту.

Одновременно петлюровские части развивали свое наступление на путях к Киеву и Одессе, приближаясь к Виннице [297] и Вапнярке, а польские части двигались на Житомир. В стремлении обеспечить за собой южную Украину до пределов возможного, Главное командование не хотело добровольно очищать Херсонщину и Одессщину. Оно шло на риск оставления там трех дивизий 12-й армии даже если бы последовало соединение деникинцев и петлюровцев в районе Умань — Елисаветград. Дальнейший ход событий упредил эти решения Главного командования. Части 12-й армии были сбиты с двух сторон. На востоке противник прорвал расположение 14-й армии и кратчайшим путем двигался от Полтавы на Киев, куда его части вступили 31 августа. Накануне, т. е. 30 августа, в Киев уже вошли петлюровские части. Они устремились туда от Винницы после прорыва в этом районе фронта 45-й стрелковой дивизии. В Киеве обе противные стороны не только не соединились, но между ними едва не произошло вооруженного столкновения. На основе частного соглашения своих начальников они разошлись, установив между собой демаркационную линию, причем Киев остался в руках Добровольческой армии. Почти одновременно с Киевом добровольцами была занята и Одесса при помощи десанта с моря, подвезенного на английских судах, и войск, наступавших по сухому пути от Николаева.

В силу этих причин остатки трех дивизий 12-й армии оказались почти в полном стратегическом окружении в районе Голты. Отход этой группы в Житомирском направлении после 20-дневного перехода вновь соединившейся с остальными частями 12-й армии под Житомиром 19 сентября, под общим руководством т. Якира, составляет одну из славных страниц истории Красной армии.

Для выхода на север в распоряжении этой группы оставался лишь свободный узкий коридор между Бирзулой и Голтой. Группа Якира двинулась в этот коридор, взяв направление на Умань. Здесь к группе присоединились остатки 45-й стрелковой дивизии. От Умани части Якира направились на Христиновку и Сквиру. У ст. Попельня они пересекли железную дорогу Казатин — Киев в пределах демаркационной полосы, установленной между собой украинцами и деникинцами. Здесь впервые группа Якира вошла в связь по радио с 44-й стрелковой дивизией 12-й армии. Эта дивизия под натиском поляков оставила Житомир [298] и расположилась в 15 км севернее его. Согласившись о совместных действиях, группа Якира и 44-я стрелковая дивизия с севера и юга атаковали 19 сентября Житомир, выбили поляков и соединились в нем.

Временное затишье на центральном участке Южного театра явилось следствием, с одной стороны, подготовки нашего контрманевра, а с другой стороны — поглощения пространством живой силы противника. В силу этого в его намерения теперь входила ограниченная цель попытки срыва нашего готовящегося контрманевра. За время своего летнего наступления противник овладел огромной территорией, в состав которой входили: вся Донская область, почти вся Украина и пространство по обоим берегам реки Волги до Камышина. На границах этой территории белые встречали уже упорное сопротивление красных частей Южного фронта, готовившихся к переходу в наступление.

В предвидении этого наступления ген. Деникин решил сорвать его действиями своей стратегической конницы, так как для более крупной операции у него не было свободных сил. Для этой цели он решает Кавказскую армию, возглавляемую ген. Врангелем, продвинуть к северу, снять с участка Врангеля конный корпус ген. Коновалова, сократив этим фронт Донской армии, присоединить его к формируемому в станице Урюпинской конному корпусу ген. Мамонтова (около 9000 сабель и штыков с 12 орудиями). Эта конная масса направлялась для удара во фланг и тыл центральной группе армий Южного фронта (13-й и 8-й) в направлении на Тамбов с дальнейшей задачей набега по тылам нашего Южного фронта. Медленность продвижения армии Врангеля воспрепятствовала своевременному снятию с ее фронта корпуса Коновалова, и Мамонтов вынужден был направиться в набег (рейд) без него. 10 августа Мамонтов прорвался на стыке внутренних флангов 8-й и 9-й красных армий в районе Новохоперска и устремился прямо на Тамбов, который являлся одной из баз Южного фронта. Направление на Тамбов было тем более опасно, что вблизи него, в г. Козлове, было местопребывание штаба Южного фронта.

Первым неблагоприятным для нас результатом прорыва Мамонтова на 50-километровом фронте было нарушение оперативной связи между группами Шорина и Селивачева, [299] отвлечение на себя части резервов группы Шорина и разрыв связи между ней и штабом Южного фронта. 18 августа Мамонтов взял Тамбов и оттуда свернул на Козлов, глубоко проникнув таким образом в тыл наших армий, почему ему в дальнейшем и не удалось непосредственно повлиять на ход их боевых действий. Поэтому группы Шорина и Селивачева начали свое наступление в указанное им время, т. е. 15 августа. К этому времени положение группы Селивачева (13-й и 8-й армий) мало изменилось по сравнению с тем, которое мы указывали для нее на 15 июля, а именно — фронт ее начинался у Ахтырки и проходил несколько севернее Грайворон, Короча, Алексеевка, Коротояк, захватывая далее Лиски, Таловую и Новохоперск.

Иначе представлялось положение на фронте группы Шорина. Ее фронт имел вид входящего угла с вершиной у Балашова. Северную сторону этого угла, от Новохоперска до Елани, занимала 9-я армия; по северо-восточной части этого угла, по линии Борзенково — Красный Яр — Каменка, располагалась 10-я армия. Таким образом, группа Шорина, наносившая главный удар, находилась на уступе назад (километров на 150) по отношению к своей вспомогательной группе. Кроме того, группе Шорина надлежало выправить свой фронт, продвинув вперед левый фланг 9-й армии. Все это отрицательным образом должно было сказаться на быстроте развития действий ударной группы. Действительно, как показал ход дальнейших событий, достигнутые ею успехи имели чисто местное значение. Только 21 августа ей удалось развязать левый фланг 9-й армии, и он начал свое продвижение вперед.

В свое время план действий ударной группы Шорина подвергся осуждению. Указывалось, что основной причиной неуспеха являлся выбор направления главного удара по линии наибольшего политического сопротивления. Конечно, эта причина сохраняет свое значение. Но она была бы значительно ослаблена, если бы командование группой отнесло центр тяжести своего удара не на участок 10-й армии (Царицынское направление), а в сторону правого фланга 9-й армии, нацелив его примерно на фронт Павловск — Богучар. Тогда было бы достигнуто полное взаимодействие в пространстве между вспомогательным и главным ударами. [300]

Последний не шел бы по линии наибольшего политического сопротивления, и, наконец, прорыв Мамонтова встретил бы большие затруднения для своего осуществления. Насколько нам известно, Главное командование в лице С. С. Каменева вовсе не стремилось привязать Шорина именно к Царицынскому направлению. Всего вернее, что тут сказалась притягательная сила географического объекта без учета прочих возможностей, как это иногда случается в военных операциях. Кроме того, не будем забывать, что рейд Мамонтова рассосал часть сил группы Шорина, что не могло не сказаться на размахе его маневра и темпе его развития. Сначала на борьбу с Мамонтовым ушла 56-я стрелковая дивизия, затем туда же повернула 21-я стрелковая дивизия, направлявшаяся с Восточного фронта первоначально в состав группы Шорина, наконец, от Шорина пришлось отобрать и бросить на борьбу с Мамонтовым величину такого крупного удельного боевого веса, какой являлся конный корпус Буденного. Идея нанесения главного удара группой Шорина подсказывалась той группировкой красных сил на Южном фронте, какую застал при своем вступлении в Главное Командование С. С. Каменев. Наибольшего уплотнения она достигала как раз на левом фланге красного Южного фронта. Политика требовала скорейшего перехода в наступление, и Главное Командование должно было приспособить свой замысел к существовавшей уже группировке. Известно, с каким трудом давались нам все железнодорожные переброски, неизбежные при крупных перегруппировках, при том катастрофическом состоянии железнодорожного транспорта, которое имело место в годы Гражданской войны.

28 августа 10-я армия имела уже крупный успех. Конный корпус Буденного разгромил в районе станицы Каменночерновской донскую конницу Сутулова 31 августа 9-я армия выходила уже на фронт ст. Алексиково — Ярыженская, а конница Буденного нанесла еще раз сильный удар противнику в районе ст. Серебряково — Зеленовская. Однако, несмотря на эти успехи, группа Шорина оставалась все же позади группы Селивачева. Последняя главный свой удар развивала на участке 8-й армии, нанося его в обход [301] Харькова с востока в общем направлении на Купянск. 8-я армия в своем наступлении увлекла за собой отчасти и левый фланг 13-й армии. 24 августа частями 13-й армии был занят г. Короча, и противник отброшен на Белгород. Фронт 8-й армии в это время продвигался на линию Николаевка — Бурлук. К 1 сентября группа Селивачева своей 8-й армией выдвинулась на фронт Волчанск — Купянск — Подгорная, что представляло уже непосредственную угрозу Харькову. Тем временем Мамонтов продолжал свой рейд в тылу Южного фронта.

Совершая его, Мамонтов усиленно разрушал железные дороги и беспощадно расправлялся с политическими и советскими организациями, в то же время не пренебрегая приемами грубой демагогии, т. е. раздавая награбленное имущество населению, думая тем привлечь его на свою сторону.

В заключение мы считаем необходимым остановиться на той исключительной быстроте восстановления своих сил после тяжелых поражений, которую проявила Красная Армия в период летнего наступления Деникина.

Армии, потерпевшие жестокое поражение в конце мая и в начале июня, через 2–3 недели уже оказывают противнику активное противодействие (8-я армия в конце мая в беспорядке уходит на север, а в конце июня наносит уже в районе Острогожска противнику ряд частных, но сильно деморализовавших его поражений). Партийные организации, целиком вливающиеся в войска, местные мобилизации профсоюзов, добровольцы из местного населения быстро восстанавливают потери и боеспособность армии.

Весь рассмотренный нами в данной главе период характеризуется целым рядом тактически интересных выходов отдельных частей Красной Армии из окружения. Сам отход армий часто совершался без необходимого оперативного взаимодействия армий и отдельных участков фронта. Стремление цепляться за территорию, робкость оперативной мысли, тенденция равномерного прикрывания всех направлений, бои местного значения, не вытекающие из четких, объединяющих тактические действия войск оперативных установок, все еще характеризуют действия целых участков фронта. Зато на высоте положения в этот период [302] стоит политическая работа. В дни самых тяжелых испытаний Красная Армия в массе своей не знает упадочных настроений{111}. Наконец, испытания летней кампании показали, что Красная Армия и на Южном фронте сумела создать устойчивые кадры командно-политического состава, обеспечившие значительную устойчивость организационных соединений Красной Армии, несмотря на размеры поражений. [303]



Глава одиннадцатая
Орловская операция


Контрманевр белых против группы Селивачева — Продолжение борьбы с рейдом Мамонтова — Соотношение сил обеих сторон перед началом Орловской операции — Завязка Орловской операции; ее развитие — План контрманевра красных — Образование Южного и Юго-Восточного фронтов — Борьба на Дону — Действия 14-й армии — Кризис Орловской операции



Схема IX (к главе одиннадцатой). Продолжение решительного сражения на Южном фронте. Орловская операция. Кризис генерального сражения (период с половины октября по первые числа ноября)


Глубокое вклинение 8-й красной армии в белый фронт на Купянском направлении принудило белых приостановить свои операции на Украине. Ограничившись активной обороной против 14-й армии, командование Добровольческой армии приступило к организации маневра против группы Селивачева. Сдерживая ее наступление с фронта, оно создавало ударные группы на Белгородском и Бирючском направлениях для удара по флангам и тылу 8-й армии (см. приложение, схема VIII).

Для образования Белгородской маневренной группы был использован конный корпус Шкуро (переброшенный с Киевского направления) и вновь сформированные части Харьковского района (части 31-й и Корниловской дивизии), Бирючская группа создавалась из двух донских дивизий и одной бригады. Против 9-й армии противник активно оборонялся на фронте Павловск — ст. Подгорная, обеспечивая этим свой маневр справа.

С 5 сентября начали сказываться результаты этой перегруппировки белых. Развивая свой удар от Белгорода в северо-восточном направлении на Ржаву и от Варваровки на [304] р. Калитва (40 км к юго-востоку от г. Бирюч), в северо-западном направлении на Бирюч — Н. Оскол, белые принудили выдвинувшиеся части 8-й армии начать отход на линию, проходившую севернее Короча — Н. Оскол — Алексеевка.

Успешности контрманевра белых против группы Селивачева много содействовало то обстоятельство, что группа сразу рванулась глубоко вперед, не позаботившись о достаточном расширении основания клина своего вторжения. 8-я армия узким и длинным языком вдавалась вперед, что делало весьма уязвимыми ее фланги. Несомненно, что здесь играло свою роль увлечение погоней за территорией.

14-я армия, предварительно оттесненная противником за р. Сейм, пыталась было активными действиями своего правого фланга помочь группе Селивачева. Она вновь переправилась через р. Сейм, овладела к 13 сентября фронтом Борзна — Бахмач, но в связи с неустойчивостью на Курском направлении вынуждена была опять отойти назад.

Теперь только сказались все невыгодные последствия отсутствия оперативного взаимодействия между группами Шорина и Селивачева. Противник получил возможность ликвидировать маневр Селивачева, пользуясь пространственным удалением от него группы Шорина. На отсутствии тесного взаимодействия между обеими группами сказалось в отрицательную сторону и нарушение линий связи в тылу фронта набегом Мамонтова. В силу перерыва связи группы Шорина со штабом Южного фронта она временно управлялась непосредственно самим главкомом.

Придавая группе Шорина по-прежнему решающее значение, главком приказывал командованию Южным фронтом правый фланг группы нацелить западнее Луганска, не ослабляя группы Шорина выделением из нее частей для борьбы с набегом Мамонтова, а на остальном фронте всячески развивать активность, чтобы воспрепятствовать противнику производство перебросок на его левый фланг. Это приказание свидетельствует о том, что Главное командование по-прежнему считало группу Шорина наносящей главный удар и неохотно шло на обращение ее в источник питания войск, ведущих борьбу с корпусом Мамонтова (группа т. Лашевича). Но в этом вопросе у главкома, очевидно, существовало уже принципиальное разногласие с председателем РВСР. [305]

Последний, по-видимому, стремился перенести центр тяжести приложения усилий Южного фронта на Орловско-Курское направление и усилить группу Лашевича за счет частей Донского участка. Это можно усмотреть из телеграммы главкома № 4195/оп от 6 сентября 1919 г. на имя предреввоенсовета{112}. В этой телеграмме главком указывает, что всего в распоряжении Лашевича для борьбы с Мамонтовым имеется 10 470 штыков, 500 сабель и 12 орудий. 2 сентября Лашевичу послано еще более 3000 штыков и 9 орудий. Кроме того, в Туле в качестве резерва сосредоточивается 21-я стрелковая дивизия, прибывающая с Восточного фронта. Независимо от этих сил Лашевич может использовать еще для борьбы с Мамонтовым и гарнизон Тулы в количестве 1000 штыков и 2 орудий (5-й Латышский и железнодорожный полки). Далее главком переходит к самой важной части своей телеграммы, оспаривая предлагаемую перемену движения 9-й красной армии прямо на запад и направление конного корпуса Буденного на Воронежско-Курское направление. По мнению главкома принятие такого решения равнозначно коренному изменению первоначального плана. Главком считает, что перенос наших усилий на Воронежско-Курское направление, которое и теперь не является главным, означает подчинение инициативе противника. По мнению главкома, условия борьбы складываются более благоприятно для противника на западных операционных направлениях Южного фронта. Здесь в распоряжении противника имеется более развитая железнодорожная сеть; здесь же в его тылу имеются кое-какие резервы. Переброска резервов противника на восток встретит большие затруднения как в силу начертания железнодорожной сети, так и в силу отсутствия там у противника свободных резервов. Признавая мысль об обороне пагубной, главком указывает, что следует твердо держаться намеченного плана наносить удар по Дону и Кубани как по источникам живой силы противника. Мы так подробно остановились на содержании этой телеграммы потому, что она имеет большое принципиальное значение. Она является ключом к пониманию всех дальнейших перегруппировок на Южном фронте. [306]

Белые, убедившись в численном превосходстве группы Шорина и не имея возможности приостановить ее успехи на занимаемом ими фронте, начали преднамеренно отходить на линию рек Хопер и Дон, опирая свой правый фланг на Царицынский укрепленный район. Прикрывшись этими реками как тактической преградой и опираясь на район Царицына, они перегруппировали свои силы, создав в районе Качалинская — ст. Котлубань сильную маневренную группу из трех кубанских корпусов и своей 6-й пехотной дивизии. Эта маневренная группа обрушилась 9 сентября 1919 г. прежде всего на 10-ю армию, причинив ей большой урон, чем и приостановила наступательный порыв всей группы Шорина. Последняя к этому времени была уже значительно ослаблена выделением из нее сил для борьбы с набегом Мамонтова, о чем наглядно свидетельствует вышецитированная нами телеграмма.

Благоприятное для белых изменение общей обстановки побудило их командование стремиться к развитию достигнутого частного успеха над группой Селивачева. Это решение и положило начало генеральному сражению обоих противников на границах РСФСР, основным содержанием которого являлась Орловская операция. Но прежде чем рассмотреть, как развернулся этот новый этап кампании на Южном фронте, явившийся ее кризисом, нам необходимо подвести краткий итог продолжавшемуся набегу Мамонтова.

Счастливо для себя разойдясь с двинутой ему навстречу из района Кирсанова 56-й стрелковой дивизией и овладев 18 августа, как мы уже упомянули, Тамбовом, а 22 августа — Козловом, откуда штаб Южного фронта вынужден был перебраться в Орел, Мамонтов двинулся прямо на запад, выделив на Ранненбург небольшой боковой отряд. Успешные действия Мамонтова потребовали объединения руководства борьбой с ним в одних руках. 27 августа 1919 г. руководство всеми операциями