Зеленая мумия (fb2)

Зеленая мумия (пер. Дюбов)   (скачать) - Фергюс Хьюм

Фергюс Хьюм
Зеленая мумия

Fergus Hume

THE GREEN MUMMY


© Дюбов В., перевод на русский язык, 2014

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2014

* * *


Глава I
Влюбленные

– Я ужасно сердита, – надулась девушка.

– Боже мой, отчего же? – изумился ее спутник.

– Потому что ты меня, так сказать, купил.

– Это невозможно: таких денег нет ни у кого в мире.

– В самом деле, тысяча фунтов…

– Ты стоишь во много-много раз больше. Пф!

– Это междометие – не ответ на мой вопрос.

– Я вообще считаю, что тут не на что отвечать, – беззаботно отмахнулся молодой человек. – Есть множество более важных вещей, о которых нам надо поговорить, чем все эти фунты, шиллинги и пенсы.

– Ну разумеется! Например…

– В такой день, как этот, нужно говорить только о любви. Посмотри. Небо синее, как твои глаза. А лучи солнца золотые, словно твои волосы.

– Еще скажи: горячие, как и твои чувства.

– Чувства! Слишком холодное слово, когда говоришь о любви!

– Ценой в тысячу фунтов.

– Люси, ты женщина до мозга костей. Те деньги я заплатил, покупая не твою любовь, а всего лишь согласие твоего отчима на нашу свадьбу. И в этой его прихоти я не нахожу ничего странного, иначе он бы настоял на том, чтобы ты вышла замуж за Рендома.

Люси Кендал снова презрительно надулась.

– Можно подумать, я согласилась бы! – фыркнула девушка.

– Не знаю, не знаю. Рендом – солдат и баронет, красивый, обаятельный, талантливый. Кто станет возражать против того, чтобы выйти замуж за такого парня?

– На это я могу возразить только то, что он, милый мой, не ты.

– Хммм… Никогда об этом не думал, – проворчал Арчи Хоуп.

В ответ его возлюбленная лишь усмехнулась в типично женской манере, и тогда он капризно добавил:

– Нет. Слава богу! Я – не сэр Фрэнк Рендом. Я всего лишь бедный художник, неизвестный, без положения в обществе, работающий в поте лица, чтобы заработать триста фунтов в год.

– Вполне достаточно для одного, жадина…

– А для двоих? – тихим голосом поинтересовался он.

– Более чем достаточно.

– Ерунда, ерунда, чушь какая-то!

– Да что ты говоришь! Я согласилась выйти за тебя, господин Арчибальд Хоуп, и деньги тут совершенно ни при чем. А все дело в том, что я люблю тебя больше денег.

– Ангел! Настоящий ангел!

– Ты сказал, что я настоящая женщина. Что ты имел в виду?

– Вот это, – и он поцеловал ее в горячие губы, но поцелуй этот был кратким, словно укус шмеля. – Нужны ли еще какие-то объяснения?

– Вижу, что ты относишься ко мне не как к ангелу, достойному обожания, а как к женщине… Впрочем, нам пора идти, Арчи, или мы опоздаем к ужину.

Молодой человек вначале улыбнулся, а потом нахмурился, тяжело вздохнул и снова усмехнулся – издалека могло показаться, что он выполняет упражнения какой-то дыхательной гимнастики. Порой странности женского характера ставили Арчибальда в тупик. И он никак не мог привыкнуть к тому, с какой быстротой его невеста переходила с поэзии на прозу и обратно. Но как могло быть иначе? Ему было уже двадцать пять лет, но влюбился он в первый раз – а мужчине порой и целой жизни не хватает для того, чтобы научиться понимать женщин. И когда он уже считает, что знает о прекрасном поле все-все-все, обязательно находится что-то, о чем ему неизвестно: за каждой тайной кроется другая тайна, в каждой загадке прячется новая загадка.

– Это поразительно, – озадаченно проговорил молодой человек.

– Что? – загадочным голосом поинтересовалась мисс Кендал.

Чтобы избежать продолжения разговора, который мог кончиться размолвкой, Арчи переменил тему, заговорив о погоде.

– Сегодня поразительный день. Уже сентябрь, а можно подумать, что только начало августа.

– Чепуха. Только посмотри на эти пожухлые кусты от живых изгородей! А те желтые листья вон там, на земле? Я уж молчу про золотые стога сена на убранных полях и… и…

Она завертела головой, пытаясь отыскать еще что-нибудь, подтверждающее ее мнение.

– Я все это вижу, моя дорогая, но я не это имел в виду!

– Не это?

– Погода начала августа, а сейчас сентябрь… А осенний пейзаж вокруг напоминает любовь пожилой пары, которая слишком поздно почувствовала настоящую страсть.

Люси осмотрелась. Яркие солнечные лучи высвечивали все морщины на лике Природы. Теперь девушка, казалось, поняла смысл его сравнения.

– Понимаю… – согласилась она. – Юность по-своему мудра.

– А старость – это опыт. Закон компенсации, моя дорогая. Но я не вижу, какое отношение все это имеет к этому пейзажу, – рефлекторно добавил он, после чего Люси объявила, что его мысли витают невесть где.

А еще через пять минут они вышли из переулка, окруженного высокими изгородями, разогревшимися от солнечного света и белыми от пыли, на обширное пустое пространство – настоящий край света. Здесь соленые волны смешивались с величественным потоком Темзы, а вдоль берега тянулись дамбы и канавы, глиняные валы, кривые заборы, стены дерна. Тут и там валялись чахлые деревья, оставшиеся после прилива. Болота, протянувшиеся вдоль берега, поросли густыми бурыми тростниками. Там не было травы, хотя всюду мерцали изумрудные заплаты почвы, пропитанной водой. С невысокой деревянной набережной влюбленные видели широкую реку – золотой поток, – несущую свои воды в юго-восточном направлении. По воде туда-сюда скользили корабли. А на другой стороне потока виднелись отмели и небольшие возвышенности холмов Кента, намытые земли, на которых вдалеке друг от друга росли чахлые деревца. Кроме того, там были ярко освещенные группы больших и маленьких зданий, фабрики с высокими трубами и железнодорожные насыпи. Пейзаж не был красив, несмотря на то, что солнце позолотило все постройки, однако для влюбленных это был настоящий рай. Словно Купидон – владыка богов и людей – подарил им необычные, волшебные очки, превратившие весь мир в нечто чудесное и удивительное. Даже Ромео и Джульетта не могли желать большего.

У ног начинался мощеный тротуар – главная дорога этого района – аккуратная белая прямая линия, протянувшаяся среди причудливого хаоса болот. Шоссе, словно кайма, обрамляло холмы, скользя вдоль их подножия прямо к гигантским воротам форта – приземистому, неказистому симметричному сооружению из серого камня, выглядевшему уродливым в своей правильности. Он стоял посреди луга, где тут и там блестели лужи стоячей воды и не было ни одного деревца, чтобы чуть сгладить неприятное впечатление, которое он производил, хотя позади него тянулись к небу многочисленные зеленеющие вершины деревьев. Выглядело все так, словно эти мрачные стены окружали потайной сад. Из-за мрачных зубцов, малого числа окон, ворот, больше напоминавших угрюмую пещеру, и отсутствия растительности вокруг форт Гартли напоминал Замок Великой Скорби. Чуть подальше, невидимые для влюбленных, на берегу стояли большие орудия, простреливавшие всю ширину потока. Тем не менее обширные редуты скрывались среди деревьев и были замаскированы среди набережных из торфа: оттуда наблюдали за большими торговыми кораблями, идущими в Лондон, чтобы при необходимости защитить их.

Люси – девушка впечатлительная – крепко сжала руку Арчи. Она застыла, разглядывая этот пейзаж, вызывающий меланхолию.

– Не хотелось бы мне жить в форте Гартли, – уверенно объявила она. – Больно уж он похож на тюрьму.

– Если бы ты вышла замуж за Рендома, тебе бы пришлось жить или там, или в грузовом вагоне. Он – капитан, и слава зовет его в дорогу, как и любого хорошего солдата.

– Слава может звать меня в поход, пока не охрипнет. Все эти воинские доблести не для меня, – совершенно искренне отвечала ему девушка. – Я предпочту военному лагерю студию художника.

– Почему? – спросил Хоуп, удивляясь ее страстности.

– Причина очевидна. Я люблю художника.

– А если бы ты любила солдата?

– Я должна была бы перебраться в походный фургон и менять ему повязки, если его ранят. Но для тебя, дорогой, я буду готовить, шить и печь…

– Стоп, стоп! Я хочу жену, а не домработницу.

– Каждый разумный мужчина хочет иметь два в одном.

– Но ты должна быть королевой, любимая…

– Не согласна, Арчи: больно уж хлопотная работа. Существовать на шесть футов в неделю вместе с тобой будет куда как забавнее. Мы сможем снять дом и вести простую жизнь где-нибудь в деревне, пока ты не станешь известным. Я тогда стану леди Хоуп, буду ходить в шелковом платье.

– Ты будешь настоящей королевой, вот только прогулки тебе придется совершать в полном одиночестве.

– Как уныло! Я бы с удовольствием гуляла с тобой. К тому же тогда за ужином будет хороший аппетит… Похоже, нам и в самом деле пора идти. А по дороге ты можешь мне рассказать, как ты выкупил меня у моего отчима всего за тысячу фунтов…

Арчи Хоуп, нахмурившись, поглядел на безнадежно упрямую девушку.

– Я не покупал тебя, дорогая. Сколько раз мне нужно будет сказать это, чтобы ты приняла мои слова? Я всего лишь получил согласие твоего отчима на то, чтобы наш брак состоялся в ближайшем будущем.

– Как будто раз профессор Браддок мой отчим, то он может распоряжаться моей личной жизнью. Но тот путь, каким ты получил его согласие… его ненужное согласие… – повторила девушка, сделав акцент на предпоследнем слове.

Конечно, совершенно бесполезно было спорить с женщиной, которая уже имела определенное мнение. Однако когда влюбленные отправились по деревянному тротуару в сторону ближайших домов, Хоуп прочистил горло, собираясь еще раз попробовать все терпеливо объяснить своей любимой:

– Ты же знаешь, что твой отчим помешан на мумиях?

Люси согласно кивнула.

– Он же египтолог.

– Совершенно верно, но менее известный и богатый, чем следует быть тому, кто так хорошо знает мир древних. Хорошо… Если рассказывать вкратце, то он хочет исследовать разницу между техниками бальзамирования мертвых, которые применяли египтяне и перуанские индейцы.

– Я всегда думала, что он занимается исключительно Египтом, – задумчиво пробормотала девушка.

– Моя дорогая, он любит не только Египет, а все цивилизации прошлого как таковые. Инки бальзамировали своих мертвых так же, как египтяне. Профессор слышал о перуанской мумии, обмотанной зелеными бинтами… Так он мне это описал.

– Ее, пожалуй, можно назвать ирландской мумией, – легкомысленно фыркнула мисс Кендал. – И что же?

– Эта мумия находится во владении одного ученого, живущего на Мальте, и профессор Браддок слышал о том, что ее можно купить за тысячу фунтов…

– А!.. – живо перебила Арчибальда его невеста. – Так вот куда отец шесть недель назад отправил Сиднея Болтона!

– Да. Как ты знаешь, Болтон – помощник твоего отчима и такой же сумасшедший, как профессор, помешанный на Египте… А до того я спросил профессора, позволит ли он мне жениться на тебе, и он…

– Это было излишне, – оживленно заметила Люси.

Хоуп пропустил это замечание, чтобы вновь не оказаться втянутым в ненужный спор.

– Когда я обратился к нему, прося твоей руки, он объявил, что желает, чтобы ты вышла замуж за Фрэнка Рендома, ведь тот богат. Я сказал, что ты любишь меня, а не Фрэнка, тем более что сам он в это время путешествовал на своей яхте, а я был рядом с тобой. Тогда профессор заявил, что не может ждать возвращения Рендома и даст мне шанс.

– Что он под этим подразумевал?

– Мне кажется, он очень торопился заполучить эту зеленую мумию с Мальты, поскольку боялся, что на нее позарится кто-то еще. Это случилось два месяца назад. Браддок хотел получить наличные деньги, причем сразу. Он хотел отдать тебя Рендому, но так как его не было под рукой, профессор сказал мне, чтобы я передал ему тысячу фунтов – чтобы он смог купить эту мумию. А после этого твой отчим подтвердил наш договор. И через шесть месяцев состоится наша свадьба… Во время того разговора я понял: это – единственный шанс. Браддок всегда стоял у нас на пути, дорогая Люси. Я продал кое-что из ценных бумаг, и через неделю профессор получил деньги. Тогда же он отправил посланника на Мальту, а теперь ожидает его назад с зеленой мумией.

– Так Сидней привезет ее?

– Да. Он выкупит ее за девятьсот фунтов – так сказал мне профессор. Скоро Болтон вернется на «Ныряльщике»… Это тот самый пароход, который доставил его на Мальту. Так что тут, как видишь, – целая история, и нельзя сказать, что я «купил» тебя. Тысяча фунтов… и я всего лишь получил согласие твоего отца.

– Он мне не отец, – объявила Люси. Похоже, больше сказать ей было нечего.

– Но ты сама его так называешь.

– Это всего лишь привычка. Не могу же я называть его господином Браддоком или профессором Браддоком, когда живу с ним под одной крышей. Так что единственный способ для того, чтобы обратиться к нему, – это слово «отец». – Подумав, девушка взяла за руку своего возлюбленного и добавила: – Я люблю его, как отца. Он и в самом деле замечательный человек, хотя порой бывает рассеян. Я довольна, что он согласился и не стал заставлять меня выйти замуж за сэра Фрэнка Рендома. Я довольна тем, что ты купил меня.

– Да не покупал я тебя! – сердито воскликнул Арчибальд.

– Не стоило тебе этого делать. Ты уменьшил свой доход, а ведь это будущий доход нашей семьи. И все в обмен на то, за что вообще не положено платить!

Арчи только пожал плечами. Похоже, все попытки разубедить невесту были тщетны.

– У меня осталось еще триста фунтов в год. А ты стоила того, чтобы тебя купить.

– Ты не имеешь никакого права говорить так, словно купил меня.

Молодой человек задохнулся от возмущения:

– Но ты же сказала…

– Какая разница, что я говорила! – с женским легкомыслием произнесла Люси. – Я собираюсь выйти замуж за тебя, даже несмотря на то, что твой доход всего лишь триста фунтов в год. Полагаю, когда Болтон вернется, отец будет рад отделаться от меня, а потом вместе с Сиднеем отправится в Египет, чтобы исследовать какую-то тайную могилу, о которой так часто говорит.

– Для такой экспедиции ему понадобится более чем тысяча фунтов, – сухо проговорил ее жених. – Профессор объяснил мне, что для этого есть много препятствий. Однако все это не имеет отношения к нам, любимая. Пусть профессор возится с мертвыми, если ему так нравится. Ну, а мы – будем жить!

– Но не вместе! – вздохнула девушка.

– Всего шесть месяцев, и тогда мы обретем наш дом и будем жить по любви, моя дорогая.

– И получать триста фунтов в год, – добавила девушка. – Бедный Фрэнк Рендом.

– Люси! – с негодованием закричал ее возлюбленный.

– Да ладно! Я всего лишь пожалела его. Он – хороший человек, но ты ведь не станешь ожидать, что он обрадуется нашему браку?

– Возможно, – отчеканил Хоуп ледяным тоном. – Если ты хочешь, чтобы женихом был он… Если так, то еще есть время…

– Глупый мальчишка! – мисс Кендал потрясла его за руку. – Ты купил меня, так что никуда я от тебя не денусь.

– Мы же уже говорили о том, что никто никого не покупал. Иногда мне, Люси, начинает казаться, что я женюсь на флюгере.

– Невежливо так говорить про женщину, а тем более про свою будущую супругу, дорогой. У тебя напрочь отсутствует чувство юмора.

– Но ведь ты меняешься каждые пять минут. Хм! Это порой ставит меня в тупик!

– Ты так думаешь? Неужели ты хочешь, чтобы я напоминала вдову Энн, которая всегда в трауре? Она выглядит, словно Ниоба[1].

Они прошли через Гартли, и обитатели деревушки смотрели вслед этой прекрасной молодой паре. Многие знали их историю, и некоторые даже намекали, что Люси Кендал поступила бы много мудрее, выйдя замуж за солдата-баронета. Среди этих зрителей была и вдова Энн, которую на самом деле звали госпожой Болтон – мать Сиднея Болтона, мрачная пожилая женщина, которая работала прачкой и основную часть своей жизни носила траур, хотя ее муж был мертв уже более двадцати лет. Из-за этого самого траура и еще потому, что она много говорила о мертвых, ее называли «вдовой Энн». Она же расценивала это как похвалу своей преданности покойному супругу. Теперь же, провожая взглядом парочку влюбленных, эта женщина стояла в воротах своего крошечного сада, вытирая красные глаза темным носовым платком.

– Ах, молодость и любовь, молодость и любовь, – вздохнула миссис Болтон, когда пара прошла мимо. Раньше она считала, что Люси непременно выйдет замуж за сэра Фрэнка. – Но кто знает, сколько все это продлится?

– Продлится, пока мы живы, – парировала Люси, раздраженная этими пророческими нашептываниями.

Вдова Энн в ответ лишь простонала:

– Так же считали я и мой покойный Арон. Но спустя шесть месяцев семейной жизни он уже бил меня смерным боем.

– Мужчина, способный поднять руку на женщину… – начал молодой человек, но мисс Кендал раздраженно перебила его:

– Арчи, все это – ерунда!

– Ах! – тяжело вздохнула миссис Болтон. – Я тоже называла это ерундой, моя леди, до того, как Арон, который теперь лежит в земле вместе с червями, приласкал меня утюгом. А мужчину нужно держать на коротком поводке, я всегда так говорила.

– Хорошего же мнения вы о мужчинах, – усмехнулся Хоуп.

– Я могу рассказать вам многое, что вы сочтете по-настоящему ужасным, – возразила ему Энн.

– Про вашего сына Сиднея? Он тоже злой?

– Был бы злым, если бы у него была сила воли. Только ее у него нет! – с пылом воскликнула вдова. – Он – сын Арона, а Арон не успел его многому научить, – она посмотрела на влюбленных со снисхождением.

– Сидней – приличный молодой человек, – резко оборвала Люси вдову. – Как смеете вы так отзываться о вашей собственной плоти и крови, вы – вдова Энн? Смею вас заверить, мой отец отличного мнения о вашем сыне, иначе не послал бы его на Мальту. Попробуйте смотреть на мир по-другому, радуйтесь жизни и будьте повеселее. И тогда, вернувшись домой, Сидней принесет вам счастье.

– Если он когда-нибудь вернется, – вздохнула старуха.

– Что вы под этим подразумеваете? – слегка испугалась мисс Кендал.

– Это хороший вопрос, моя дорогая, вот только как на него ответить? Я бы так не волновалась, если он не того-этого.

– Что вы имеете в виду, говоря «не того-этого»? – пристально глядя на вдову, поинтересовался Хоуп.

– У меня странное чувство. Мне кажется, что скоро в дом мой вновь придут смерть и горе, кровь и стоны… – довольно бессвязно протянула вдова Энн. – А все эти того-этого, они подробно объяснены в Священном Писании. И дело вовсе не в том, что профессор хорошо отнесся к Сиду, выдернув его из порочного круга – иначе Сид до сих пор разъезжал бы на телеге, собирая белье для прачечной и развозя его владельцам. Но профессор научил его осматривать пропитанные камфарой трупы – я такие вещи совсем не переношу. И больше я не вижу во сне своего Сида.

– И что же вы видите? – спросила Люси, переполненная любопытства.

Энн взметнула к небу скрюченные руки и скривилась:

– Мне снятся сражения, убийства, неожиданные катастрофы, моя милая. Я вижу Сида в холодной могиле, при этом он, словно ангел, играет на арфе. Да! – вдова покрепче запахнула платок и кивнула, словно уговаривая саму себя, что все так и есть. – Сид-то, он красивым выглядел даже в гробу, хоть и был искромсанным. Как бы вы сказали…

– Тьфу! Тьфу! – задрожала ее юная собеседница всем телом, и жених попытался отвести ее прочь от старухи.

– И лицо у него было, как у жертвы, – продолжала им вслед Энн. – Я проснулась от собственного крика, мне аж ноги судорогой свело, легкие болели, а сердце готово было вырваться из груди…

– Прошу вас, прекратите! – закричал Арчи, увидев, как побледнела Люси от такого красочного омерзительного описания. – Не нужно всех этих глупостей. Профессор Браддок сказал, что Болтон через три дня вернется с Мальты. А ваш сон – всего лишь кошмар! Разве вы не видите, как напугали мисс Кендал?

– Но аэндорская ведьма[2]

– К чертям и аэндорскую ведьму, и вас! Вот вам шиллинг. Идите и напейтесь. Надеюсь, это вас развеселит.

Вдова Энн проверила монету, прикусив ее парой оставшихся зубов, а потом присела в низком реверансе.

– Вы – настоящий джентльмен, – ухмыльнулась она, прикидывая, сколько джина можно купить на шиллинг. – Когда привезут труп моего мальчика Сида, надеюсь, вы придете на похороны.

– Настоящая ворона! – бросила Люси вслед вдове, которая, развернувшись, отправилась в сторону ближайшего трактира.

– Неудивительно, что покойный муж приложил ее утюгом. Пожалуй, если бы он убил ее, то заслуживал бы всяческой похвалы.

– Интересно, как так вышло, что она – мать Сиднея? – продолжала мисс Кендал, когда влюбленные продолжили прогулку. – Ведь он такой милый и красивый молодой человек.

– Думаю, Болтон обязан всем профессору. К тому же у него всегда был отрицательный пример собственной матери. Хотя, насколько я помню, лет шесть назад, когда твой отец только принял его в свой дом, Сидней был весьма неотесанным молодым человеком. Это теперь он стал весьма презентабельным. Мне даже иногда начинает казаться, что он вскоре женится на госпоже Джашер.

– Гм! Мне-то всегда казалось, что миссис Джашер восхищается профессором.

– Ну, он-то на ней никогда не женится. Вот если бы она была мумией! А живого человека профессор никогда не удостоит лишним взглядом.

– Я как-то не обращала внимания на их отношения, хотя госпожа Джашер и в самом деле достаточно привлекательна.

Хоуп усмехнулся:

– Настоящая волчица в шкуре ягненка, можешь не сомневаться.

– А вот денег у нее полным-полно, в то время как мой отец очень беден…

– Ты, как и все женщины, думаешь лишь об одном. Но давай-ка лучше вернемся к нашей Пирамиде и посмотрим, что там происходит.

После этого Люси несколько минут шла молча, а потом неожиданно спросила:

– А ты веришь в то, что сон миссис Болтон может сбыться?

– Нет! Полагаю, она просто переела на ночь… или перепила. Сидней Болтон – честный молодой человек, на него можно положиться. Тебе не стоит беспокоиться об этих мрачных пророчествах вдовы Энн.

– Попробую, – покорно согласилась мисс Кендал. – Хотя мне очень жаль, что в такой вечер она попалась нам на дороге и рассказала о своем кошмарном сне. – И девушка вновь поежилась.


Глава II
Профессор Браддок

В деревушке Гартли был только один роскошный особняк – старинный дом в викторианском стиле, известный как «Пирамида». Отчим Люси, Джулиан Браддок, дал дому столь эксцентричное название лет десять назад, когда окончательно в нем обосновался. После того, как старый хозяин дома умер, дети его рассеялись по всему свету, чтобы восстановить свое благосостояние, и долгое время здесь никто не жил. Так как деревня находилась на отшибе и расположена была в нездоровой, болотистой местности, казалось, что продать огромный старинный особняк будет невозможно. И вот тогда профессор Браддок – нищий-ученый, как он сам себя называл, снял его за смехотворно низкую плату, к своему полному удовлетворению.

Многие люди хорошо заплатили бы, чтобы покинуть эту нездоровую местность, но профессору нравились одиночество и отсутствие назойливых соседей. К тому же ему требовалось много места для египетской коллекции, которая была необходима для расшифровки иероглифов и изучения давным-давно исчезнувших династий долины Нила. А реальный мир современной Англии Джулиана нисколько не интересовал. Он постоянно витал мыслями в далеком прошлом и интересовался лишь мумиями, мистическими жуками-скарабеями, украшениями из могил, папирусами, божествами со звериными головами и другими вещами невообразимой старины. Профессор редко выезжал за границу и неизменно опаздывал на обед и ужин. Рассеянный в беседе, неопрятный в платье, непрактичный в делах и постоянно витающий в мечтах, он жил исключительно археологией. Как вышло, что такой человек в свое время женился, оставалось тайной.

И все же он женился на женщине младше его лет на пятнадцать, вдове с небольшим доходом и ребенком. Возможность обеспечить себе приличный доход заманила Браддока в супружескую ловушку госпожи Кендал. Получилось так, что ученый женился на приятной вдовушке ради денег, хотя вряд ли его можно было назвать охотником за чужим благосостоянием. Подобно Юджину Эррему[3], он хотел, чтобы наличные деньги помогли его научным поискам, но если герой романа совершил убийство, чтобы обеспечить себя, то профессор женился для того, чтобы позволить себе дальнейшие научные изыскания. Должен же быть кто-то, кто бы заботился о хлебе насущном, чтобы профессор мог предаваться работе, которая приносила наслаждение, а не прибыль! Сама же миссис Кендал была спокойной и флегматичной дамой, которая любила мужа больше, чем он ее. Она хотела, чтобы в ее доме был мужчина, а он жаждал свободы от денежного бремени и относился к ней не как к жене, а скорее как к товарищу. Так и вышло, что госпожа Кендал стала женой профессора. Она дала ему дом, а ее дочь обрела отца, став «любимой Люси». Как родитель господин Браддок оказался не так уж плох.

Но подобное разумное товарищество продолжалось всего лет пять. Миссис Браддок умерла от расстройства печени, оставив профессору доход пятьсот фунтов в год и маленькую девочку десяти лет. Именно в этот критический момент первый и последний раз в своей жизни ученый, переполненной грезами о цивилизациях, давным-давно канувших в Лету, вдруг повел себя практично. С искренним сожалением он похоронил жену и отправил Люси в школу-интернат в Хампседе. После этого, переговорив с адвокатом и убедившись, что его доход в полной безопасности, он занялся поисками дома в сельской местности и вскоре обнаружил особняк в Гартли, который никто не хотел снимать из-за отдаленного месторасположения. Уже через три месяца после похорон супруги вдовец удалился в добровольное изгнание в Гартли и переименовал дом в «Пирамиду». В итоге он десять лет жил и наслаждался жизнью на свой аскетичный манер, а потом, закончив школу, туда приехала Люси Кендал. Появление молодой дамы брачного возраста ничуть не изменило привычек ее отчима, и он сразу передал управление домом в руки падчерицы. Однако Браддок был несколько эгоистичен в своих взглядах, а навязчивая идея, касающаяся археологических исследований, превратила его в конченого самодура.

Особняк, в котором обосновался профессор, был трехэтажным, с плоской крышей, чрезвычайно уродливым на вид, но на удивление удобным. Выстроенный из темно-красного кирпича, с потемневшими белыми колоннами, он стоял в нескольких ярдах от дороги, которая протянулась от форта Гартли к деревне. В том месте, где находилась «Пирамида», дорога поворачивала в лес, чтобы закончиться в миле от особняка в Джессаме – станции железнодорожной линии Темзы.

Каменную насыпь железной дороги отделяло от двери дома пять шагов – узкий газон, засаженный тисами и аккуратно подстриженными кустами. Эти тисы были своего рода колдовским символом, значение которого профессор Браддок без стеснения объяснял случайным посетителям, заинтересовавшимся странной посадкой. Среди прочего египтолог верил в существование магии и пытался раскрыть тайны колдовства сыновей Кхема, считая, что в нем было больше правды, чем суеверий.

Ученый использовал все большие комнаты первого этажа под «музей» – хранил в них свою коллекцию древностей, которую собирал многие годы. Да и сам он буквально жил среди этих экспонатов – его спальня примыкала к кабинету, он часто обедал и ужинал среди саркофагов и полуразложившихся мумий. Забальзамированные мертвецы составляли основной круг его общения, и только время от времени, по настоянию Люси, профессор поднимался на второй этаж, где обитала его падчерица. Там у нее была гостиная, столовая и будуар, а также другие обставленные и пустующие комнаты. В одной из этих спален ночевала молодая хозяйка, а остальные стояли свободными, на тот случай, если кто-то приедет в гости, хотя гости этого семейства были, по большей части, из научного мира. На третьем этаже жили садовник и его жена – повариха, которая одновременно работала еще и горничной, с утра до поздней ночи следя за чистотой в этом большом доме. Целый день слуги были при деле. На заднем дворе особняка имелся небольшой огород, за которым ухаживал муж поварихи. Естественно, огород принадлежал хозяевам особняка: профессор не арендовал пахотные акры и прилегающие к дому земли.

Жизнь в «Пирамиде» шла гладко, потому что Люси была деловитой девушкой и не теряла времени зря. Браддок даже не подозревал, что своим комфортным существованием он обязан ее усилиям, потому что до того, как она вернулась, закончив школу, и взяла домашнее хозяйство в свои руки, ученый и вовсе им не занимался. Когда его падчерица приехала, профессор просто передал ей ключи и определенную сумму денег на хозяйство. После этого он дал девушке строгие инструкции не беспокоить его ни при каких обстоятельствах. Мисс Кендал старалась соблюдать этот запрет. К тому же ей нравилось чувствовать себя хозяйкой, и она знала, что пока у ее отчима есть пища, кровать, ванна и одежда, он не захочет видеть никого, разве что свои любимые мумии. Люси не смела вторгаться в его «музей», а если ей приходилось нарушать это правило, то профессор приходил в неописуемую ярость и не стеснялся в выражениях.

Вернувшись с прогулки, девушка уговорила отчима переодеться в потертый костюм, который тот носил уже много лет, и заставила его пообещать, что он будет присутствовать на ужине. Тем более что к ним собиралась зайти вдова Селина Джашер, а профессору эта женщина нравилась, так как она почитала его за одного из мудрейших людей на свете. Даже люди науки восприимчивы к лести, а госпожа Джашер никогда не лезла за словом в карман и всегда находила нужные эпитеты, чтобы выразить свое восхищение египтологом. По деревне ходили сплетни о том, что она собирается стать второй госпожой Браддок. Но если это было и так, то на самом деле у нее было очень мало шансов. Профессор однажды пожертвовал своей свободой, чтобы приобрести доход в пятьсот фунтов в год, и не был склонным к повторному браку. Если бы вдова имела состояние в несколько миллионов, то и в этом случае он бы сильно подумал, прежде чем вновь надеть на палец обручальное кольцо. И, конечно, сама Селина ничего не извлекла бы из такого брака. Ей пришлось бы в одиночку заниматься домашним хозяйством и жить в унылом загородном доме, расположенном в сельской местности, которая больше всего напоминала средневековую Саксонию.

Арчи Хоуп оставил свою невесту у дверей «Пирамиды» и отправился к себе домой, чтобы переодеться к ужину в вечерний костюм. А Люси, как хозяйке, пришлось помочь усталой горничной украсить стол перед визитом гостей. Поэтому когда госпожа Джашер пришла в особняк, ее никто не встретил, чтобы поприветствовать, но так как эта дама считалась другом дома, она не обиделась, а направилась на поиски профессора в его логово. В результате, когда Браддок оторвал взгляд от недавно купленного скарабея, он увидел тучную невысокую женщину, которая стояла в дверном проеме и с улыбкой наблюдала за ним. Он, казалось, рассердился на то, что гостья прервала его медитацию, но госпожу Джашер это, похоже, нисколько не тревожило. Она по природе своей любила рисковать. Кроме того, она видела, что ученый, как обычно, витает в облаках.

– Уф! Какой ужасный запах! – воскликнула вдова, поднеся к лицу надушенный носовой платок. – Тут воняет камфарой. Запах словно в морге. Как вы тут не задохнулись? Фу! Тьфу! Бр-р-р!

Профессор уставился на нее холодным, равнодушным взглядом:

– Что вы говорите?

– Именно это. И вы даже не предложите мне присесть? Если бы я была одной из ваших чудовищных мумий, вы бы обращали на меня много больше внимания. Разве вам не сказали, что я зайду на ужин? – и она игриво посмотрела на него.

– Я обедал, – фыркнул Браддок, как всегда, эгоистичный.

– Нет. Вы не обедали, – спокойно возразила ему госпожа Джашер и указала на маленький поднос на краю стола, где лежала нетронутой его утренняя трапеза. – Вы даже завтрак есть не стали. Должно быть, питаетесь воздухом… Или любовью? – закончила она очень ласково. Но с тем же успехом она могла бы говорить с гранитной статуэткой Гора[4]. Профессор просто потер подбородок и уставился на нее.

– Вот это да! – сказал он с самым невинным видом. – Должно быть, я и в самом деле забыл поесть. А всему виной это искусственное освещение! – он огляделся. – Конечно, лампы-то зажечь я не забыл. Но как быстро летит время! Я ведь и в самом деле хочу есть. – Он выдержал паузу, а потом повторил собственное замечание: – Да, госпожа Джашер, я действительно голоден. – И тут он взглянул на даму так, словно она только что вошла. – Конечно, мэм. А вы зашли сюда, чтобы сообщить мне нечто важное?

Селина нахмурилась, в очередной раз натолкнувшись на его невнимание. Однако сердиться на этого мечтателя было невозможно.

– Я пришла поужинать с вами, профессор, – сказала она. – Попробуйте проснуться. Вы словно спите на ходу и, судя по всему, очень голодны, как я понимаю.

– А ведь и в самом деле я на удивление проголодался, – неуверенно признался Джулиан.

– Чему же тут удивляться, если вы ничего не ели со вчерашнего дня. Вы невероятный человек… Иногда мне начинает казаться, что вы сами – мумия.

Но вместо того, чтобы отправиться на кухню, в столовую или продолжить разговор с гостьей, ученый вновь принялся изучать скарабея, рассматривая его через огромную лупу.

– Без сомнения, это скульптура двадцатой династии, – пробормотал он, хмуря брови.

Миссис Джашер продолжала внимательно рассматривать профессора. А потом неожиданно для себя она решила, что в теле этого человека в данный момент нет души, и пока та не вернется, он и дальше станет игнорировать своих гостей. Переполненная раздражением, как женщина, которая не получила того, чего желала, она устроилась на одном из удобных стульев Браддока и продолжила сверлить его глазами. Возможно, ходившие о ней сплетни были правдивы, и она попробовала вообразить, каким мужем он будет. Во всяком случае, теперь Селина смотрела на египтолога с такой же искренней любовью, с какой сам он разглядывал скарабея.

Внешне профессор ничуть не походил на великого ученого, которым, судя по всему, был. Невысокого роста, пухленький, розовощекий, словно купидон, он не выглядел на свои пятьдесят. С гладким, чисто выбритым лицом и белыми шелковистыми волосами, он казался намного моложе. Мечтательному взгляду его маленьких синих глаз совершенно противоречил твердо очерченный рот с тонкими губами и вызывающе выпяченный подбородок. Глубоко посаженные глаза и куполообразный лоб намекали на развитый интеллект, однако в целом этот человек выглядел скорее как упрямец, чем как интеллектуал. А его полнота нисколько не соответствовала агрессивному взгляду. Однако воинственность египтолога вылезала на поверхность, только когда он вступал с кем-нибудь из своих коллег в спор, например, об экспонате из могилы, расположенной в Фивах. В такие минуты в мягком искусственном свете своего «музея» профессор Браддок больше напоминал распалившегося херувима, и порой становилось жаль, что за спиной у него нет пары крылышек, пробившихся через потертый костюм.

«Выглядит как истинный горец – мудрый и обремененный заботами, – решила про себя госпожа Джашер, которая в глубине души была шотландкой, хотя и утверждала, что придерживается космополитических взглядов. – Он так хорош, когда возится со своими мумиями, но, похоже, в жизни с ним будет трудно справиться. И весь этот антураж… – Она еще раз оглядела темную комнату со всеми экспонатами, извлеченными из могил. – Похоже, выйти за него замуж – все равно что выйти за Британский музей. Слишком много тяжелой работы, а я не столь уж молода».

Однако зеркало – полированное серебро, которое тысячу лет назад принадлежало какой-нибудь кокетке из Мемфиса, – напрочь отрицало эту нелепую мысль, потому как гостье профессора было сорок пять, а выглядела она лет на тридцать. В искусственном свете эта дама могла показаться еще моложе, хотя, конечно, она была несколько полновата и не так высока, как хотела бы. Но очертания ее пухлой фигурки были весьма выразительны, а аккуратно подогнанное платье лишь подчеркивало формы, так что небольшой рост в пять футов не бросался в глаза. Взгляд же ее небольших синих глаз казался настолько выразительным, что те, на кого она смотрела, полностью забывали о недостатке смелости в очертаниях ее овала лица и форме носа. Каштановые волосы госпожи Джашер были уложены в модную прическу, в то время как цвет ее лица был свежим, и даже если она красилась – а именно это утверждали ревнивые соседки, – то, должно быть, являлась настоящей художницей, виртуозно обращаясь как с беличьей кисточкой, так и с румянами и пудрой.

Одежда Селины соответствовала невероятным усилиям хозяйки выглядеть аристократически. Несмотря на легкое шафраново-желтое платье с короткими рукавами, открывающими красивые руки, и на низкий вырез, подчеркивающий очаровательный бюст, она выглядела полностью одетой. К тому же платье было драпировано широким черным шнуром, что говорило о том, что не такое оно уж дешевое, точно так же, как многочисленные драгоценности в ее волосах, на корсаже и на руках. Разве что кольца на ее пальцах казались чересчур безвкусными. В целом же госпожа Джашер при каждом движении искрилась, подобно Млечному Пути, но по большей части блеск золота и драгоценностей лишь подчеркивал ее красоту. Кроме того, стоило этой женщине шевельнуться, как вокруг распространялся запах китайских духов, которые, как она всех уверяла, ей подарил друг покойного мужа, служившего в британском посольстве в Пекине. Больше ни у кого в окрестностях таких духов не было, и Селину легко было узнать, даже встретившись с ней поздно вечером в темноте. А если учесть ее ослепительно-белую улыбку, то можно сказать, что симпатичная вдова буквально пылала, подобно экзотической тропической птице.

В какой-то момент профессор поднял мечтательный взгляд, отложил жука в сторону и замер, разглядывая это очаровательное видение. Гостья показалась ему прекраснее, чем даже его возлюбленный скарабей, и он даже встал из-за стола, чтобы приветствовать ее, словно она только что зашла в комнату. Миссис Джашер, хорошо знавшая Браддока, тоже встала, чтобы протянуть ему руку, и теперь они походили на двух маленьких тучных ангелочков, лишь мгновение назад спорхнувших с новогодней елки.

– Дорогая моя, я так рад вас видеть. Вы… Вы… – замялся Джулиан, а потом вдруг, словно разом отрезвев, закончил: – Вы, если я не ошибаюсь, пришли, чтобы отужинать с нами?

– Люси приглашала меня еще неделю назад, – едко ответила гостья, поскольку ни одной женщине не понравится, если мужчина будет пренебрегать ею ради жука, пусть даже самого древнего.

– Тогда уверен, что ужин сегодня будет просто замечательным, – заметил Браддок, помахав пухлыми белыми ручками. – Люси превосходная хозяйка. Она никогда не допускает просчетов, не делает никаких ошибок! Но она упрямая, точно как и ее мать. Знаете ли, дорогая моя, что в свитке папируса, который я недавно приобрел, я нашел рецепт одного древнего египетского блюда, которым лакомился Аменемхет – ну, вы знаете, последний фараон одиннадцатой династии[5]? Как я хотел бы, чтобы его подали сегодня на ужин, но Люси отказалась. А всего-то надо было взять жареную газель, немного масла и семя кориандра, а еще… если память не изменяет… ферулу вонючую[6].

– Фу! – Госпожа Джашер не знала, что такое ферула вонючая, но название ей определенно не понравилось. – Не говорите ничего больше, профессор. Звучит не слишком приятно. К тому же наверняка во времена ваших мумий не ели ничего достойного стола современных, цивилизованных людей.

– Что вы, что вы! В те времена люди были ничуть не менее цивилизованны, чем сейчас. К примеру, из вас вышла бы чудесная мумия, – произнес профессор Браддок, очевидно, желая сказать женщине комплимент. – И конечно, если с вами, не дай бог, что-то случится и вы предпочтете бальзамирование кремации, я с удовольствием помогу вам…

– Вы ужасный человек! – воскликнула вдова, не дав египтологу договорить. – Уверена, вы с бóльшим восторгом принимали бы меня, будь я упакована в один из этих древних гробов.

– Так нельзя! – воскликнул оскорбленный профессор. – Нельзя называть гробами эти саркофаги – истинные творения искусства! Вы только взгляните на краски, на то, насколько аккуратно выписаны иероглифы. Вот здесь, в ряде картинок, аккуратно изложена вся история мертвеца, некогда покоившегося в этом саркофаге, – он поправил пенсне на носу и начал читать: – Осириан Сцемиофис – это женское имя, госпожа Джашер… Выходит, в этом саркофаге покоилась женщина, которая…

– Не желаю, чтобы кто-то написал мою историю на моем гробу, – едва не срываясь на крик, прервала его Селина, поскольку этот мрачный разговор напугал ее. – Для этого потребуется много больше места, чем для истории этой несчастной мумии. Моя жизнь полна событиями, должна я вам сказать… И, между прочим, что нового слышно об американской мумии инков? – быстро спросила она, видя, что профессор собирается вновь заняться разглядыванием картинок на саркофаге. – Ее привезли?

Профессор тут же клюнул на заброшенную удочку.

– Еще нет, – оживившись, ответил он, потирая гладкие ладошки. – Но я ожидаю, что дня через три «Ныряльщик» прибудет в Пирсайд, и Сидней доставит мумию мне в особняк. Я распакую ее и сразу же займусь изучением. Мне нужно знать, чем бальзамирование древних перуанцев отличалось от бальзамирования в Египте. Несомненно, американцы узнали искусство бальзамирования от…

– Египтян, – наобум опрометчиво ляпнула Селина.

Браддок вспыхнул от возмущения.

– Ничего подобного, моя дорогая! – фыркнул он сердито. – Это смешно и абсурдно! Я склонен скорее предположить, что Египет был всего лишь колонией того самого великого острова Атлантиды, о котором упоминает Платон. Если моя теория верна, то первой цивилизацией была цивилизация Атлантиды. А цари Атлантиды, память о которых, вне всякого сомнения, сохранилась в мифах о богах, в те далекие времена правили всем миром, включая ту его часть, которую ныне мы называем Южной Америкой.

– Вы хотите сказать, что в те древние времена уже существовали янки? – фривольно поинтересовалась госпожа Джашер.

Профессор опустил руки и принялся шагать взад-вперед по комнате, пытаясь погасить гнев, вызванный подобным невежеством.

– Боже мой, госпожа моя, да в каком мире вы живете?! – наконец взорвался он. – Неужели вы и в самом деле так глупы или вы просто мало осведомлены в исторических вопросах? Мы ведь с вами говорим о доисторических временах, о том, что происходило три тысячи лет назад, а вы спрашиваете про каких-то янки!

– Как вы можете так говорить обо мне! – в свою очередь, с негодованием воскликнула его собеседница. Она собиралась высказать профессору еще что-то неприятное, но тут двери его кабинета открылись.

– Как дела, госпожа Джашер? – поинтересовалась Люси, заходя в комнату. – А вот и мы с Арчи. Ужин готов, и вы…

– Я очень хочу есть, – заметила Селина, с радостью готовая выйти из неловкой ситуации – А то мистер Браддок, судя по всему, уже готов спустить на меня всех собак. – Она со смехом взяла юного Хоупа под локоть.

Мисс Кендал поморщилась. Ей не нравилось, как вдова словно присваивала себе любого мужчину, оказавшегося рядом с ней.


Глава III
Загадка гробницы

Один из обитателей дома Браддока, не состоящий в штате прислуги, являлся непосредственно слугой профессора. Это был гротескных пропорций канак[7], пигмей по росту, но невероятно широкий в плечах, с короткими и толстыми ногами и длинными, могучими руками. У него была большая голова и красивое лицо с меланхоличными черными глазами и сверкающими белыми зубами. Как и у большинства жителей Полинезии, кожа у него была цвета бледной бронзы, украшенная татуировками. Даже щеки и подбородок этого человека покрывали сложные узоры. Но самой выдающейся его чертой была огромная копна завитых волос, которые он красил в ярко-желтый цвет способом, известным только ему одному. Искрящаяся шевелюра канака напоминала блеск перуанского солнца, и, возможно, именно из-за этой специфической прически возникло его странное имя – Какаду. Кроме того, это колоритное создание неизменно носило белый хлопковый костюм, еще больше подчеркивающий сходство его владельца с белым австралийским попугаем.

В ранней юности Какаду привезли в Квинсленд с Соломоновых островов. Он предназначался для работы на плантации, но попался на глаза профессору, и тот сделал его личным слугой. Когда Браддок вернулся домой, чтобы жениться на госпоже Кендал, мальчик захотел поехать вместе с ним, хотя был настоящим дикарем для цивилизованной Англии. Египтолог согласился провезти его через море и не пожалел об этом, так как Какаду поклонялся профессору, словно тот был настоящим богом. Еще в юном возрасте попав в руки работорговцев, полинезиец научился превосходно объясняться по-английски и, усвоив нормы цивилизованного поведения, вел себя достаточно прилично. Иногда, если его начинали дразнить деревенские жители или работники профессора, он взрывался в ребячьем гневе, который мог вылиться во что-то опасное… Но слово Браддока всегда успокаивало его, и тогда, каясь, он подползал к ногам своего «божества», словно побитый пес. Жил он почти все время в «музее», заботясь о том, чтобы никто не повредил бесценную коллекцию профессора. А за обедом или ужином Какаду обычно ждал, стоя возле стола: вдруг кому-то понадобится помощь. Этим вечером канак, как всегда, исполнял роль дворецкого, мягко скользя вдоль стола и стараясь всем угодить. Он был замечательным слугой, подвижным и послушным, но его татуированное лицо, приземистая фигура и золотистый ореол волос странно действовали на госпожу Джашер. Да и Люси, несмотря на традицию, тоже чувствовала себя неловко, когда этот гном вертелся у ее локтя. Иногда ей начинало казаться, будто один из фантастических идолов из музея, расположенного этажом ниже, ожил и решил стать прислугой за обедом.

– Не люблю я это чучело, – вздохнула Селина, обратившись к хозяину, когда Какаду отошел к буфету. – Иногда мне начинает казаться: вот-вот он набросится на меня.

– Воображение, моя дорогая, всего лишь нездоровое воображение, – покачал тот головой. – Почему он должен наброситься на вас?

– Он бы гармонично выглядел на банкете каннибалов, – со смехом заметил Арчи.

– Ужасные фантазии, – с дрожью пробормотала Люси. – Не надо так говорить, а то я есть не смогу.

– У господина Хоупа очень странное воображение, – заверил Браддок, обращаясь к госпоже Джашер. – Тем не менее он прав. Какаду прибыл с острова каннибалов и, несомненно, присутствовал при потреблении человеческой плоти. Нет, нет, моя дорогая леди, можете нисколько не тревожиться! Я не думаю, что он пробовал человечину: его привезли в Квинсленд задолго до того возраста, в котором он был бы допущен к такого рода трапезе. Он у меня очень воспитанная зверушка.

– И очень опасный, насколько я понимаю, – парировала его гостья, сильно побледнев.

– Даже когда он выходит из себя, я всегда могу привести его в чувство… Почему вы не притронулись к мясу, моя дорогая?

– И вы спрашиваете об этом, заведя разговор о каннибалах?

– Давайте лучше поговорим о зерне, – предложил Хоуп, аппетит которого не мог испортить даже подобный разговор. – О пшенице, например. Я заметил, что в этой странной, небольшой деревне поля разделены полосой пшеницы. Мне это кажется неправильным. Почему пшеницу выращивают рядом с жилым зданием?

– Все это старый фермер Дженкинс, – живо отозвалась Люси. – У него три или четыре акра около трактира, и он не отдает их на застройку, сколько бы денег ему ни предлагали. Я тоже заметила, как странно выглядит поле, окруженное коттеджами. Это все напоминает «Алису в Стране чудес».

– Но кто бы захотел купить землю здесь! – заметил Хоуп, играя со своим стаканом кларета, который вновь наполнил внимательный Какаду. – Прямо Зазеркалье какое-то. Я бы никогда не стал жить в такой пустынной местности.

– И тем не менее вы живете здесь! – энергично и ловко вставила госпожа Джашер, а потом бросила на мисс Кендал плутоватый взгляд.

Арчибальд покосился на свою невесту и увидел на ее лице румянец.

– Вы сами ответили на свой вопрос, мэм, – улыбнувшись, сказал он. – У меня есть причина, на которую вы намекаете. Я живописец, меня восхищают местные болота, рассветы и закаты, а кроме того, я помолвлен. В противном случае я не задержался бы здесь и на час. Но вот почему дама вроде вас предпочитает такую глушь…

– Для того, чтобы оставаться в этих краях, у меня есть определенные сентиментальные причины, – объявила вдова, с хитрецой взглянув на рассеянного профессора, который рисовал вилкой на скатерти воображаемые иероглифы. – К тому же мой дом очень дешевый и удобный. А господин Джашер не оставил мне достаточно денег для того, чтобы я смогла жить в Лондоне. Он был консулом в Китае. Знаете ли, консулам никогда хорошо не платили. Тем не менее мне хватает дохода, чтобы жить в этих краях. Впрочем, вскоре я надеюсь поправить свое благосостояние.

– В самом деле? – вежливо согласилась Люси, а потом мысленно задалась вопросом, что же имела в виду Селина. – И как же скоро?

– Вероятно, в ближайшем будущем. Все дело в моем брате. Вы же знаете, он торговал в Пекине. Почувствовав приближение смерти, он вернулся на родину. К тому же он холост. Когда он умрет, я переберусь в Лондон. Но… – вздохнула вдова, томно и задумчиво глядя на Браддока, – мне было бы жаль оставить милый Гартли. Я всегда буду помнить о тех счастливых часах, которые мы провели в этом доме. Ах! Ах! – Она приложила платочек к уголку сначала правого, а потом левого глаза.

Мисс Кендал подмигнула жениху, намекая на то, что вдова несет вздор, и Арчи подмигнул ей в ответ, давая понять, что согласен. Однако возникшая пауза позволила ученому отвлечься от обеда. Он даже вопросительно взглянул на падчерицу, словно ожидая, что та объявит об окончании обеда.

– Мне еще нужно закончить этим вечером одну работу, – сказал он извиняющимся тоном.

– Отец… Я помню, вы говорили, что хотите устроить себе небольшой отпуск, – укоризненно заметила Люси.

– Непременно, но только когда закончу текущие исследования, – ответил профессор. – Я с ужасом думаю о тех минутах, которые потратил напрасно, сидя за обеденным столом. Жизнь коротка, а ведь еще столько загадок древних цивилизаций остаются неразгаданными… Есть, к примеру, легенда об усыпальнице царицы Хатшепсут. Если бы я только смог в нее заглянуть! – Тут египтолог тяжело вздохнул и зачерпнул ложечку сливок.

– А что вам мешает? – поинтересовалась госпожа Джашер, которая, судя по всему, опять не поняла, о чем, собственно, идет речь, но хотела любым способом добиться внимания господина Браддока, все мысли которого были о Египте, а точнее, о захоронениях древних египтян.

– Для этого усыпальницу нужно вначале отыскать, – объяснил профессор, с большим удовольствием возвращаясь к любимой теме. – Хатшепсут была женой фараона Тутмоса – библейского фараона Исхода[8].

– Того самого, что был утоплен в Красном море? – праздно поинтересовался Арчи.

– Ну, да. Только случилось это много позже. До того, как начать преследовать евреев – если, конечно, верить Ветхому Завету, – этот фараон шагнул далеко в глубь Африки и завоевал Эфиопию. Влюбленный в свою царицу, он взял ее в поход, и она умерла у него на руках задолго до того, как они вернулись в Мемфис. Согласно папирусам, которые я обнаружил в каирском музее, ее похоронили очень пышно где-то в Эфиопии[9], и я уверен, что в ее могиле много драгоценностей. Так как этот фараон одержал много побед, он был богат. Это-то несомненно, – и тут Браддок, словно для подкрепления своих слов, что есть силы ударил ладонью по столу. – Так что когда будет обнаружено это захоронение, в нем, без сомнения, будут бесчисленные богатства, а также бесценные папирусы.

– И вы, конечно же, хотели бы получить эти деньги? – поинтересовалась госпожа Джашер, которой все эти разговоры в значительной степени надоели.

Профессор даже подскочил от возмущения.

– Деньги! Деньги меня нисколько не заботят! Я хотел бы получить драгоценности и золотые маски, изображения богов, чтобы разместить их в Британском музее. Свитки папируса, захороненные вместе с мумией Хатшепсут, могут содержать тайны эфиопской цивилизации, о которой мы и не подозреваем. О, это было бы великое открытие! – вскочив со своего места, ученый начал расхаживать по столовой, забыв о том, что не доел обед. – Я знаю несколько подходящих холмов, которые египтяне могли бы использовать для могилы Хатасу. Если бы я мог отправиться в Африку, то, несомненно, отыскал бы ее могилу. И тогда это захоронение назвали бы моим именем! Это была бы настоящая удача!

– Так почему бы вам и в самом деле не отправиться в Африку и не попытать удачу? – спросил Хоуп.

– Глупец! – вспылил профессор. – Такая экспедиция стоила бы пять тысяч фунтов, если не больше! Мне пришлось бы проникнуть во враждебную страну, чтобы достигнуть цепи холмов, в одном из которых должна находиться эта драгоценная могила. Мне были бы нужны запасы пищи, эскорт, оружие, верблюды. Кроме того, нужен был бы проводник, который мог бы руководить людьми. Не такая уж легкая задача. И все же, если бы только мне удалось найти деньги… если бы я только их достал… – и он снова принялся расхаживать туда-сюда, низко опустив голову, чуть ли не прижавшись подбородком к груди.

Госпожа Джашер давно привыкла к капризам этого человека, поэтому в ответ лишь продолжила спокойно обмахиваться веером.

– Жаль, что я не могу помочь вам с этой экспедицией, – спокойно сказала она. – Я бы тоже не отказалась от доли египетских драгоценностей. Ведь я настоящая нищая и останусь ею, пока мой брат не умрет. А тогда… – Тут она замолчала, словно заколебалась, не решаясь говорить.

– Что тогда? – спросил Браддок, выпрямившись.

– Я бы с удовольствием помогла вам.

– Договорились! – радостно воскликнул профессор, протягивая женщине руку.

– Договорились, – согласилась его собеседница, несколько нервно пожимая ему руку, так как не ожидала, что ее слова окажутся принятыми с такой поспешностью и горячностью. Нервничая, она бросила косой взгляд на Люси.

– Садитесь и закончите обед, – приказала девушка своему отчиму. – Уверена, что планы ваши сильно изменятся, когда вам привезут столь вожделенную мумию.

– Мумию… Какую мумию? – в растерянности пробормотал профессор. Однако он подчинился воле падчерицы: сел за стол и продолжил есть.

– Мумию инков, – напомнила ему девушка.

– Ах, да. Мумия инков, которую Сидней привезет с Мальты. Когда я сниму с этой мумии зеленые бинты, я найду…

– И что же вы надеетесь там найти? – спросил Арчи, видя, что ученый колеблется.

Браддок бросил быстрый взгляд на своего потенциального зятя.

– Я разгадаю специфический способ бальзамирования перуанцев, – резко ответил он, но тон, которым он произнес эти слова, вызвал у молодого человека странное ощущение: профессор словно бы чего-то недоговаривал. Тем временем госпожа Джашер продолжала весьма фривольно болтать.

– Надеюсь, ваша мумия тоже украшена драгоценными камнями? – поинтересовалась она.

– Нет, конечно, – резко заявил Браддок. – Насколько мне известно, инки никогда не хоронили своих мертвых с драгоценностями.

– А вот Прескотт[10] в своей «Истории» утверждает, что именно так они и делали, – не унимался Арчибальд.

– Прескотт! Прескотт! – высокомерно воскликнул Браддок. – Да кто он вообще такой?! Однако обещаю вам, господин Хоуп, что, если на мумии окажутся драгоценности, вы получите часть из них.

– Тогда вы должны будете и со мной поделиться, мистер Арчибальд! – со смехом воскликнула вдова.

– Не смогу, – развел руками Арчи. – Зеленая мумия принадлежит профессору.

– Я не могу принять такой подарок, – возразил ученый. – Я всего лишь позаимствовал у вас некоторую сумму, с тем чтобы выкупить мумию. Иначе это сделал бы кто-то другой. Но как только я отыщу могилу царицы Хатшепсут, я сразу возмещу эту ссуду.

– Считайте, что вы ее уже возместили, – ответил молодой человек, с улыбкой взглянув на свою возлюбленную.

Браддок проследил за взглядом молодого гостя.

– Хмф-ф-ф! – пробормотал он. – Не знаю, вправе ли я разрешить Люси выйти замуж за нищего!

– Папенька, ну как вы можете! – воскликнула девушка. – Арчи вовсе не нищий!

– У меня все еще достаточно денег для того, чтобы мы с Люси могли безбедно существовать, – объявил молодой человек, сильно покраснев. – И если бы я был нищим, как бы смог я дать вам тысячу фунтов?

– Деньги верну… Деньги верну! – пробормотал его собеседник, отмахнувшись рукой так, словно вовсе не хотел больше обсуждать этот вопрос. – А теперь… – он вновь с зевком поднялся из-за стола, – если это утомительное застолье и в самом деле закончилось, я хотел бы вернуться к работе.

И не сказав присутствующим, и даже госпоже Джашер, ни слова извинений, профессор пулей подлетел к дверям, но в последний миг чуть притормозил.

– Между прочим, Люси, сегодня я получил письмо от господина Рендома, – объявил он, неожиданно обернувшись. – Он возвращается на своей яхте и будет у нас через два-три дня. Фактически его яхта прибудет одновременно с «Ныряльщиком».

– И какое отношение это имеет ко мне? – едко поинтересовалась мисс Кендал.

– Никакого… никакого, – пробормотал Браддок себе под нос. – Тут нечего брать в голову… Нечего брать в голову… Какаду, пойдем со мной. Спокойной… Спокойной ночи!

И он исчез.

– Ладно, – пробормотала Селина, переводя дух, словно все то время, пока говорил профессор, она ни разу не вздохнула. – Все эти ученые – эгоисты и думают только о себе. Такое ощущение, словно он вылил на нас ушат грязи!

– Не берите в голову, – успокоила ее девушка. – Пойдемте в гостиную, послушаем музыку. Арчи, ты с нами?

– Конечно. Не сидеть же мне в одиночестве, – ответил молодой человек, поднимаясь из-за стола. – Я непременно сопровожу вас и госпожу Джашер. И Люси… – Тут молодой человек несколько замешкался. – Что имел в виду твой отчим, когда заговорил о господине Рендоме?

– Думаю, сейчас он уже сожалеет о том, что дал согласие на наш брак, – тихо прошептала его невеста. – Разве ты не слышал, как он говорил о могиле той царицы? Ему нужны деньги для экспедиции.

– И он возьмет их у Рендома? Как низко! Выходит, этот брак и в самом деле превращается в какой-то аукцион! Настоящая распродажа…

– Однако мы не допустим ничего подобного! – властно объявила девушка. – Мы созданы друг для друга и будем жить вместе! Мы поженимся. Ты вполне достаточно заплатил моему отцу.

– А если Рендом и в самом деле даст ему денег для этой экспедиции?

– Он сделает это на свой страх и риск. Я не собираюсь выходить замуж за сэра Фрэнка, пусть даже этого потребует мой отец. Он не имеет на меня никакого права, и не важно, хочет он того или нет, а я выйду замуж только за тебя.

– Моя любимая! – воскликнул Арчи и поцеловал девушку, прежде чем они проследовали в гостиную следом за госпожой Джашер. Однако, говоря по совести, на сердце у Арчибальда Хоупа скребли кошки.


Глава IV
Неожиданное событие

Следующие два-три дня Арчи сильно волновался из-за своего брака с Люси. Конечно, он был уверен, что настоящий джентльмен вряд ли откажется от своего слова, тем более что за него была уплачена настолько крупная сумма. Однако Хоуп не слишком доверял профессору после тех скупых слов, которые тот обронил во время ужина: Джулиану нужны были деньги, чтобы отправиться на поиски таинственной могилы. К тому же Арчибальд, точно так же, как и ученый, знал, что не сможет раздобыть пять тысяч фунтов, как добыл тысячу на зеленую мумию. Он наивно полагал, что Браддок удовлетворится перуанским экспонатом, но теперь, получив искомое, профессор не желал останавливаться. Мумия стала его собственностью, но он жаждал еще и отыскать могилу царицы Хатшепсут. Это специфическое божество, которому он поклонялся, требовало в жертву слишком крупной суммы, и Хоуп не знал, как помочь делу.

Причина его волнений заключалась в том, что Фрэнк Рендом с легкостью мог выдать профессору пять тысяч фунтов. По мнению же влюбленного молодого человека, профессор должен был ограничиться мумией, а не мечтать о разграблении древней могилы. Однако у Арчибальда были все причины подозревать, что этот человек может уступить собственной прихоти. А Рендом с легкостью мог одолжить профессору деньги, так как был чрезвычайно богат и щедр, но едва ли стал бы помогать безвозмездно. А так как единственным желанием богатого баронета было сделать Люси своей супругой, то можно было легко предположить, что он поможет Браддоку потешить свои амбиции при условии, что тот использует все свое влияние, чтобы уговорить падчерицу. Это означало, что он нарушит слово, данное Хоупу, и выдаст девушку за солдата. Конечно, такой поворот сделал бы мисс Кендал несчастной, но ее отчима это совершенно не волновало. Чтобы удовлетворить свое помешательство на исследованиях Древнего Египта, он готов был пожертвовать дюжиной девушек вроде Люси.

Несомненно, возлюбленная Арчи отказалась бы от подобного брака, не потерпев, что ее, словно вещь, передают от одного человека другому. Юноша не сомневался, что она осталась бы верной помолвке и никогда не признала бы за Браддоком право распоряжаться ее рукой. Однако, как бы ни сложились дела, профессор мог доставить молодым массу неприятностей и сделать все, чтобы сорвать свадьбу. Единственной возможностью не допустить всего этого было жениться на Люси сразу, без промедления. Арчи бы так и поступил с большой охотой. Но теперь у него были трудности с деньгами. Он никому не говорил об этом, даже девушке, которую любил. Но трудности от этого не исчезали. Много лет назад он помог нуждающимся родственникам, а теперь с большим трудом собрал тысячу фунтов, чтобы Браддок купил американскую мумию и оплатил некоторые долги, которые сделал, занимаясь исследованием. Взамен ученый пообещал ему руку Люси. Это окончательно подрубило ресурсы Арчи Хоупа. Через шесть месяцев он надеялся полностью вернуть себе свой маленький доход. Тогда у него хватило бы денег, чтобы содержать жену. Но раньше чем через полгода он никак не мог жениться на Люси, а все это время ее будет преследовать отчим. Хотя, возможно, «преследование» – слишком резкое слово… Обычно профессор был очень любезен по отношению к падчерице. Однако когда дело касалось его хобби, он становился совершенно неуступчивым. Он наверняка станет использовать любой шанс, чтобы получить деньги у господина Рендома. Конечно, постыдно было действовать таким образом, но Браддок был настоящим ученым-иезуитом и считал, что цель оправдывает средства, когда на кон поставлены слава и уважение Британского музея.

– Может быть, я несправедлив к профессору? – поинтересовался Арчи, рассказав о своих опасениях мисс Кендал на третий день после званого ужина. – В конце концов, он джентльмен и должен выполнять условия сделки, которую сам же заключил.

– Мне не важно, что он будет делать! – воскликнула Люси, раскрасневшись, и ее взгляд, казалось, мог испепелить любого на месте. – Я не желаю, чтобы меня покупали или продавали ради каких-то научных изысканий. Мой отец может говорить все, что угодно. Нравится ему или не нравится, а я выйду замуж за тебя… Мы поженимся завтра, если хочешь.

– Но… Есть одно «но»… – тяжело вздохнул юноша. – Мы не можем пожениться прямо сейчас.

– Почему? – немного удивленно спросила его любимая.

Хоуп опустил взгляд, сделав вид, что внимательно разглядывает высохшие травинки на песке. За лето они выгорели и стали желтыми, как солома, хоть и росли под кирпичной стеной, окружавшей один из огородов за «Пирамидой». Там росли различные травы, овощи и даже карликовые деревья. Он напоминал сады фей из волшебных сказок и осенью дарил своим хозяевам множество плодов. Но сейчас деревья стояли голыми, а сад выглядел опустошенным из-за отсутствия растительности. Несмотря на позднюю осень, Люси часто выходила туда с книгой, чтобы почитать, сидя под защитой стены, словно сладкий персик, нежащийся в теплом свете. Быть может, именно поэтому девушка пригласила Арчи для разговора в это место. И теперь она очень беспокоилась, не понимая, что происходит.

– Почему мы не можем пожениться прямо сейчас? – еще раз спросила мисс Кендал, видя, что ее возлюбленный смущен.

Однако Хоуп не ответил напрямую.

– Лучше будет, если я освобожу тебя от обязательств, – спокойно объявил он.

– Что? – Люси вздернула голову, наградив молодого человека презрительным взглядом. – И как зовут эту женщину?

– Нет никакой другой женщины. Я люблю тебя и только тебя. Но… деньги.

– И что же там с деньгами? У тебя же есть кое-какой доход!

– Да… он есть… маленький, но есть. Но у меня есть долги, взятые ради дяди и его семейства. Мне нужно отдать их. Именно поэтому я смогу жениться на тебе только через шесть месяцев. Люси, – Арчибальд взял возлюбленную за руку, – я чувствую себя виноватым в том, что раньше не говорил об этом, но я боялся потерять тебя. Мне стыдно, что я держал тебя в неведении, и если ты считаешь, что я вел себя ужасно…

– Пожалуй, в каком-то смысле, – быстро перебила его девушка. – Почему ты молчал все это время?! Мой дорогой, не нужно обращаться со мной как с бессловесной куклой. Я хочу делить твои неприятности точно так же, как твои радости. Ну-ка, давай рассказывай.

– И ты… не сердишься на меня?

– Еще бы я не сердилась – ведь ты, оказывается, вообразил, будто я так мало люблю тебя, что откажусь от брака из-за нехватки денег! Пуф-ф-ф! – она щелчком сбила пылинку с плеча его пальто. – Я не забочусь о таких вещах.

– Ты – ангел! – закричал юноша.

– Ничего подобного! Я очень практичная девушка, – парировала она. – Ну же, признавайся!

Арчи, поощренный таким образом, во всем честно признался своей невесте, хотя старался говорить как можно осторожнее, чтобы все не выглядело так, словно он приносил огромную жертву, помогая своему нищему дяде. Хоуп попытался как можно сильнее принизить это хорошее дело, но Люси отлично видела, что у ее избранника золотое сердце. Выслушав сбивчивый рассказ молодого человека, она обняла его за шею и крепко поцеловала.

– Ты – настоящий глупыш, – прошептала она. – И то, как ты рассказал мне всю эту историю…

– Так что мы никак не можем жениться в ближайшие шесть месяцев, моя дорогая, – напомнил ей Арчибальд.

– Конечно, нет. Какая же девушка соберется всего за полгода? Нет, мой милый! Нам и в самом деле не стоит жениться впопыхах! Через полгода ты восстановишь доход, и затем мы поженимся.

– Однако до этого профессор будет уговаривать тебя выйти замуж за Рендома, – пробормотал Арчи после поцелуя.

– О, нет. Он ведь уже продал меня за тысячу фунтов! Нет, нет, не говори ни слова, это я тебя просто дразню. Но я должна напомнить, что он дал слово и не сможет забрать его назад. Поэтому не имеет значения, что он говорит. К тому же я сама себе хозяйка.

– Люси! – Хоуп снова взял девушку за руки и застыл, внимательно глядя ей в глаза. – Браддок – сумасшедший ученый и может выкинуть любой фокус, чтобы достичь своей цели – а теперь его целью стала эта экспедиция, чтобы найти какую-то могилу. Так как я не могу финансировать экспедицию, он наверняка обратится к Рендому. И тогда Рендом…

– Попытается жениться на мне? Нет, мой дорогой. Ничего у него не выйдет. Сэр Фрэнк – джентльмен, и когда он узнает, что я выбрала тебя, останется верным другом. А ты должен был рассказать мне о своих неприятностях… Однако в любом случае я тебя прощаю. Через шесть месяцев я стану миссис Хоуп, а если со стороны моего отчима и прозвучат какие-нибудь намеки, это будет всего лишь временное неудобство.

– Но… – попытался возразить молодой человек.

Однако мисс Кендал прикрыла рукой рот своего возлюбленного, не давая ему говорить.

– Ни слова больше, или я выдеру вас за уши, сэр… То есть стану вести себя так, словно я уже твоя супруга. А теперь, – она снова коснулась его руки, – давай-ка пойдем и встретим эту драгоценную мумию.

– О, так она уже прибыла?

– Не совсем. Мы ожидаем ее часа в три.

– А теперь уже четверть третьего, – заметил Арчи, посмотрев на часы. – Поскольку вчера я весь день провел в Лондоне, я не слышал о том, что «Ныряльщик» уже вернулся в Пирсайд. И как там Болтон?

Люси наморщила лоб.

– Я волнуюсь, когда думаю о Сиднее, – сказала она голосом, полным беспокойства. – Точно так же, как мой отец. Дело в том, что Сидней так и не появился.

– Что ты имеешь в виду?

– Вышло так… – тут девушка замолчала, задумавшись, словно прикидывая, как лучше изложить всю историю. – Вчера днем отец получил письмо от Болтона. В нем говорилось, что судно с мумией прибывает примерно в четыре. Письмо было прислано специальным посыльным и прибыло в шесть.

– Значит, оно пришло вечером, а не днем?

– Какой ты у меня педантичный! Именно так, – подтвердила мисс Кендал, пожав плечами. – Сидней писал, что не сможет привезти мумию вечером, так как выгрузился на берег слишком поздно. Он собирался – если верить его словам – остановиться вместе с мумией в гостинице на берегу, в Пирсайде, и провести там ночь.

– И что? – озадаченно поинтересовался Хоуп. – В чем же тут подвох?

– Утром пришло письмо от владельца гостиницы касательно мистера Болтона, то есть Сиднея. Он сообщил, что пришлет мумию в Гартли часа в три на ломовике.

– И? – озадаченно спросил Арчибальд.

– И! – нетерпеливо повторила его невеста. – Разве тебе не кажется странным, что Сидней вдруг выпускает мумию из поля зрения? Он не расставался с ней все время, пока длилось путешествие из Мальты до Англии, и даже на ночь в Пирсайде оставил ее у себя в номере! Но почему он не привез мумию сюда сам, а отправил на ломовике?

– Да, объяснить такое сложно… А в письме об этом ничего не сказано?

– Ничего. Вчера он написал, что проведет ночь в гостинице и придет только сегодня.

– Он использовал слова «привезет» или «пришлет»?

– Он написал «пришлет»…

– Тогда это говорит о том, что он не собирался привезти ее сам.

– Но почему он решил так поступить?

– Думаю, он все объяснит, когда появится.

– Мне в самом деле жаль его, потому что отец в ярости, – серьезно продолжала Люси. – Он боится, как бы не потерять драгоценную мумию, за которую так много заплатил.

– Пуф! Только вот кто решится украсть мумию?

– Такая вещь стоит почти тысячу фунтов, – сухо ответила мисс Кендал. – А Болтон отправил ее без охраны. Если бы кто-то решил ее украсть, это было бы несложно.

– Давай пойдем и посмотрим, приедет ли Сидней вместе с мумией или нет.

Влюбленные вышли из сада и прошлись вдоль дома. Там со стороны шоссе стояла большая телега, запряженная конями, возле которой маячил небрежно одетый конюх. Двери дома стояли распахнутыми настежь, так что мумию, скорее всего, уже занесли в дом. Очевидно, ее привезли чуть раньше и уже отнесли в «музей» Браддока, пока возлюбленные болтали в саду.

– Господин Болтон тоже с вами? – поинтересовалась Люси, подходя к конюху.

– Нет, мисс, со мной приехали только два моих помощника. Они сейчас внутри. – Конюх махнул рукой в сторону дома.

– Вы видели господина Болтона в гостинице?

– Нет, мисс. Я и знать-то не знаю, кто такой этот ваш господин Болтон. Владелец «Приюта моряка» попросил доставить сюда этот ящик. Мы это и сделали. Это – все, что я знаю, мисс.

– Странно, – пробормотала девушка, направляясь в глубь дома. – Что ты думаешь об этом, Арчи? Разве это не странно?

Хоуп кивнул.

– Надеюсь, Болтон прислал какое-то объяснение своему отсутствию, – ответил он девушке. – Думаю, он появится, чтобы распаковать мумию вместе с профессором.

– Хотелось бы надеяться, – отозвалась мисс Кендал, которая теперь выглядела несколько озадаченно. – Не могу понять Сиднея, ведь мумию было так легко украсть. Пойдем побеседуем с отцом. – И она вошла в дом в сопровождении молодого человека. Уже в дверях они столкнулись с двумя здоровяками, которые, выйдя на улицу, сели на телегу, и та, развернувшись, покатила в сторону железнодорожной станции.

В музее они нашли Браддока – малинового от гнева, выпучившего глаза на большой ящик, над которым трудился Какаду, вооруженный молотком и долотом.

– Ну как, папа, привезли вашу драгоценную мумию? – поинтересовалась Люси, увидев, что отчим в ярости. – И чем вы недовольны?

– Доволен! Доволен! – сердито раскричался профессор. – Как я могу быть доволен, когда вижу, как грубо обращаются с таким ценным экспонатом! Ты только посмотри: ящик кантовали, швыряли и кидали! Если мумия повреждена, я подам в суд на капитана «Ныряльщика». Сидней должен был лучше позаботиться о таком драгоценном экспонате!

– А что он сам говорит? – поинтересовался Арчи, оглядывая «музей», словно хотел увидеть «преступника».

– Говорит! – снова фыркнул Браддок, а потом выхватил долото из рук Какаду. – Что он может сказать, если его тут нет?!

– Нет? – переспросила девушка, сильно удивленная необъяснимым отсутствием помощника ученого. – И где же он тогда?

– Не знаю. И жаль, что не знаю! Я попросил бы полицейских арестовать его за небрежное обращение с этим экспонатом. Когда он явится, я его уволю. Пусть возвращается к своей матери-ведьме.

– Но почему господин Болтон не приехал? – резко спросил Хоуп.

Браддок со злостью ударил по ящику долотом.

– Мне самому интересно! Он привез ящик в «Приют моряка» и должен был появиться этим утром. Вместо того чтобы сделать все самому, он поручил привести груз владельцу «Приюта» – очень ненадежному человеку. А это – моя драгоценная мумия, мумия, которая стоила девятьсот фунтов! – прокричал Джулиан, неистово работая долотом, словно перед ним был не ящик, а голова Болтона. – Ее же мог украсть любой, кто, как и я, интересуется древностями!

Профессор, помогая Какаду, уже почти освободил крышку ящика, когда из-за дверей раздался знакомый голос. Люси и Арчи одновременно обернулись и увидели вдову Энн, которая вошла в дом, сделав реверанс.

Сам же Браддок не заметил, как она вошла. В тот момент он вообще ничего не замечал. Он был в ярости, готов был разорвать Болтона на части из-за того, что тот пренебрег своими обязанностям, и Хоуп мог ему только посочувствовать. Как Сидней мог доверить столь ценный экспонат, как зеленая мумия, заботе чернорабочих?

– Прошу прощения, господа, – захныкала Энн, выглядевшая еще более мрачной и расстроенной, чем раньше. – Мой Сид приехал? Я видела телегу и гроб. Где мой мальчик?

– Гроб! Гроб! – проревел профессор, продолжая молотить по крышке ящика. – Что вы называете гробом?

– Это и есть гроб, сэр, – объявила госпожа Болтон, сделав еще один неудачный реверанс. – Мой мальчик, мой Сид, все рассказал мне об этой штуке.

– Вы видели его после того, как он вернулся? – с сомнением в голосе поинтересовалась Люси. К этому времени Браддок и Какаду уже почти сняли крышку.

– Нет, я… Я не видела его, – простонала вдова, а потом добавила: – И, чует мое сердце, больше никогда не увижу!

– Не мелите ерунду, – фыркнул Арчибальд. Он не хотел, чтобы эта отвратительная старуха вновь нагнала страха на его невесту.

– Я его мать и хочу знать. Я хочу, чтобы вы помнили об этом… ох! – Энн даже подскочила на месте, когда крышка ящика упала на пол. – Боже, сэр, вы только посмотрите!

Профессор даже не взглянул на пожилую женщину. Он с вожделением смахнул на пол упаковочную солому. Но под соломой не оказалось никакой мумии. А вдова снова пронзительно закричала:

– Это мой Сид… Мой мальчик мертв! Мертв!

Она была совершенно права. В ящике и в самом деле лежало тело Сиднея Болтона.


Глава V
Тайна

Когда крики вдовы Энн стихли, на минуту наступила мертвая тишина. Ужасное содержимое ящика буквально парализовало всех присутствующих. Ослабевшая и бледная Люси уцепилась за рукав возлюбленного, чтобы не упасть на пол в обморок, подобно миссис Болтон. Арчи замер, уставившись на мертвеца так, что со стороны могло показаться, будто он окаменел. Так же выглядел и профессор Браддок: он словно до сих пор не мог поверить своим глазам. Только канак по-прежнему сидел на корточках, совершенно равнодушно рассматривая мертвое тело. Он был дикарем, и нервы у него были намного крепче, чем у цивилизованных людей.

Наконец, профессор опустил долото и молоток и в тот же миг вновь обрел дар речи. Единственный вопрос, который он произнес, полностью выдал в нем самовлюбленного ученого, охваченного лишь одной навязчивой идеей.

– Где же мумия инков? – пробормотал он с изумленным вздохом.

Вдова Энн, очутившаяся на полу, как будто бы начала постепенно приходить в себя. Из ее горла вырвался крик, в котором смешалась боль и печаль.

– И это все, что его интересует? Это все, о чем он спрашивает? – запинаясь, произнесла она. – Это ты погубил моего мальчика, Сида!

– Что происходит? – требовательно поинтересовался Браддок. Казалось, он полностью избавился от оцепенения, которое охватило его, когда он понял, что мумия исчезла, а перед ним труп его помощника. – И как, интересно, я мог бы убить вашего сына? Что я выиграл бы, совершив это преступление?

– Бог знает! Один Бог знает! – рыдала старуха. – Но вы…

– Госпожа Болтон, мне кажется, вы бредите, – торопливо пробормотал Хоуп и попытался помочь ей подняться с пола. – Позвольте, я вам помогу. А ты, Люси, ступай наверх, это зрелище слишком ужасно для тебя.

Девушка пробормотала что-то невнятное, а потом кивнула и, шатаясь, направилась к двери.

Вдова Энн отказывалась вставать на ноги.

– Мой мальчик мертв! – вопила она. – Мой мальчик, Сид… Я видела все это во сне. Он вот так же лежал в гробу, разрубленный на части.

– Чушь! Какая чушь! – перебил ее профессор, все еще рассматривая мертвеца в ящике. – Я не вижу никаких ран…

Внезапно миссис Болтон с удивительным проворством, не свойственным женщинам ее возраста, вскочила на ноги.

– Дайте мне найти рану! – закричала она, бросившись вперед.

Арчибальд поймал ее и оттолкнул в сторону двери.

– Нет. Тело нельзя трогать, пока его не осмотрит полиция, – твердо объявил он.

– Полиция… Ах да, полиция, – быстро пробормотал Браддок. – Мы должны послать за полицией в Пирсайд, сообщить им, что моя мумия украдена.

– Мой мальчик убит! – визжала вдова Энн, размахивая тощими руками. Она пыталась бороться с Арчи и продолжала выкрикивать обвинения. – Вы злой старик, настоящий дьявол! Вы сделали так, что моего любимого Сида убили. Если бы вы не отправили его в это путешествие, он бы остался жив. Но я обращусь к закону! Вас повесят! Вы, вы…

Ученый, потеряв терпение от этого потока несправедливых обвинений, повернулся к госпоже Болтон, подзывая Какаду, вытолкал вдову и Арчи в холл, где хлюпала носом Люси, и приказал слуге запереть двери.

– Ящик нельзя трогать, пока не приедет полиция. Хоуп, вы свидетель, что я не касался мертвеца. Вы присутствовали тут, когда я вскрыл ящик. Вы видели, что этим дурацким трупом подменили бесценную, древнюю мумию. И это старая ведьма посмела… посмела… – Браддок не мог внятно говорить, переполненный гневом.

Арчи, успокаивая его, отпустил руки вдовы.

– Тише! Тише! – спокойно проговорил молодой человек. – Бедная женщина сама не понимает, что говорит. Я отправлюсь за полицией и…

– Нет, – резко оборвал его профессор. – Какаду отправится за инспектором в Пирсайд. Я вызову деревенского констебля. А вы пока возьмите ключ от «музея», – с этими словами он положил ключ в нагрудный карман Арчибальда. – Пусть полиция будет уверена, что никто не потревожит тело. А вы, Энн, ступайте домой, – повернулся он к старухе, которая буквально трепетала от гнева. – И не смейте приходить сюда снова, разве что для того, чтобы принести извинения за все то, что вы тут наговорили.

– Я хочу находиться возле тела моего бедного мальчика! – воскликнула вдова. – Мне очень жаль, профессор, я не имела в виду…

– Вы – настоящая ведьма. Убирайтесь! – завопил Браддок.

Но тут самообладание, которое покинуло Люси при виде трупа, вернулось к девушке.

– Оставьте ее мне, – сказала она и, взяв за руку миссис Болтон, повела ее к лестнице. – Я отведу ее в свою комнату и дам выпить бренди. Отец, вы должны простить ее, потому что она и в самом деле…

Но ученый снова раскричался:

– Уберите ее! Уберите ее! Держите ее от меня подальше! Разве не достаточно, что я уже потерял неоценимого помощника и дорогостоящую мумию невероятной исторической и археологической ценности? Теперь надо еще и обвинить меня в… Ох! – и профессор, кривясь, махнул рукой.

Видя, что профессор не способен произнести ничего разумного, мисс Кендал подхватила рыдающую и стенающую старуху, и они вместе с прибежавшими на крик поварихой и садовником повели вдову на второй этаж. Все слуги выглядели сильно удивленными, и это только добавило гнева Браддоку.

– Проводите их и возвращайтесь! – крикнул профессор садовнику.

– Что-то не так, сэр? – робко поинтересовался тот.

– Что-то? Все не так! Моя мумия украдена! Господин Болтон убит! Скоро приедет полиция и… и… – взорвался ученый.

Однако слуги не стали ждать окончания его речи, сделав вид, что не слышат криков профессора. Одно упоминание таких слов, как «убийство» и «полиция», заставило их побледнеть, и теперь они вели себя словно испуганные овцы. А Браддок огляделся в поисках Хоупа, которого потерял из виду на несколько секунд. Но тот уже вышел из дома, чему профессор даже не удивился. Позвав полинезийца, он перешел в соседнюю комнату и набросал записку инспектору полиции из Пирсайда, сообщив, что случилось. Еще он попросил инспектора как можно скорее прибыть в «Пирамиду» вместе с помощниками. Чтобы доставить послание, египтолог велел Какаду взять велосипед. И вскоре маленький слуга, крутя педали, поспешил в поселок Брефорт, находившийся на другом берегу реки, на полпути к Пирсайду. Там он мог переправиться через реку на пароме и добраться до городка, чтобы передать ужасное сообщение.

Сделав все, что мог, до приезда полиции, Браддок вышел из дома и отправился в сторону шоссе, высматривая Арчи. Молодого человека нигде не было видно. Вместо этого ученый увидел доктора, практикующего в Гартли.

– Привет! – позвал его раскрасневшийся и обливавшийся потом профессор. – Привет, доктор Робинсон! Подойдите сюда. Сюда! Сюда! Поспешите, поспешите! – последние слова он буквально выкрикнул, переполненный гневом, и доктор, отлично зная характер Браддока, подошел к нему с улыбкой. Робинсон был тощим молодым практикующим врачом с обаятельным лицом, не обезображенным избытком интеллекта.

– Ладно, профессор, – спокойно проговорил он. – Вы хотите, чтобы я помог вам избежать удара? Не надо так волноваться, мой дорогой… не надо так волноваться, – он погладил ученого по плечу, чтобы хоть как-то успокоить его. – У вас лицо налилось кровью. Не нужно так нервничать.

– Робинсон… Вы – дурак! – закричал Браддок, не сводя взгляда с учтивого медика. – Я здоровее здорового, будь вы прокляты!

– Тогда, выходит, несчастье с мисс Кендал?

– С ней тоже все в порядке. Но Болтон…

– О? – Робинсон выглядел взволнованным и очень удивленным. – Он вернулся? Привез вам мумию?

– Мумия! – взревел египтолог как безумный. – Никакой мумии нет!

– В самом деле, профессор? Вы меня удивляете, – мягко продолжал доктор.

– Я удивлю вас еще больше! – прорычал Браддок, потянув Робинсона в сторону дома.

– Спокойнее! Спокойнее! Мой дорогой профессор! – пробормотал доктор, подумав, что этот человек, возможно, и в самом деле спятил. – Так что вы хотели сказать про Болтона?

– Болтон мертв! Вы меня понимаете? Мертв!

– Мертв! – врач споткнулся и едва удержался на ногах.

– Убит. По крайней мере, я думаю, что убит. Его труп привезли в ящике вместо зеленой мумии. Зайдите в дом и осмотрите тело. То есть нет, нужно подождать, пока прибудет констебль. – С этими словами профессор оттолкнул доктора с той же яростью, с которой раньше тащил его к дому. – Я хочу, чтобы сначала труп осмотрел он. Чтобы до его осмотра никто не трогал тело. Я послал за инспектором в Пирсайд!.. Но это не все неприятности! – в отчаянье закричал Браддок. – Моя работа… Самая важная работа… Отложена, и только потому, что этому тупице, Сиднею Болтону, вздумалось быть убитым! – И профессор в истерике принялся ломать руки.

– Боже! – запнулся Робинсон, который был молод и не слишком-то уверен в своих знаниях. – Вы… Не может быть, вы, должно быть, ошиблись.

– Ошибся! Ошибся! – вновь закричал ученый. – Сходите, посмотрите на Болтона! Он мертв, убит!

– Кем?

– Черт вас побери, сэр, откуда мне знать?

– Как он погиб? Его застрелили? Зарезали?

– Не знаю… Не знаю… Как же это некстати! Где я найду такого ассистента, как Болтон?! Он был неоценимым помощником! Что я буду делать без него?! Да еще и его мать здесь! Суета сует!

– Разве можно ее в чем-то упрекать? – удивился медик, переводя дыхание. – Она – его мать, в конце концов! Бедный Болтон был ее единственным сыном.

– Ну мать, и что с того! – профессор схватился за голову и взъерошил волосы, так что они встали дыбом, словно гребень попугая. – Это же не повод … ах! – Он поглядел в дом через открытую дверь и со всех ног помчался вперед. – Вот… Хоуп и констебль Поинтер! Сюда! Заходите! У меня тут доктор. Арчибальд, ваш ключ! Господин констебль, я отдал ключ от дома Хоупу. Мистер Хоуп, откройте дверь и покажите констеблю следы этого ужасного преступления.

– Преступления, сэр? – с сомнением протянул полисмен. Он уже знал обо всем от Арчи, но хотел услышать все, что скажет по поводу этого происшествия профессор Браддок.

– Конечно, преступления, идиот, что же это еще? Я потерял свою мумию.

– Но я думал, что речь об убийстве!

– Конечно… Конечно… – проворчал ученый, как будто смерть его помощника была совершенно незначительным событием по сравнению с исчезновением мумии. – Болтон мертв… убит, полагаю, так как сам он вряд ли смог бы заколотить себя в ящике. Поинтер! Вы должны помнить, что мумия… Вы, надеюсь, знаете, что такое мумия… стоила мне девятьсот фунтов. Входите. Входите, не стойте там, не зевайте. Вы видите, господин Хоуп уже открыл дверь. Я послал Какаду в Пирсайд, и полиция скоро будет здесь. А пока вы, доктор, осмотрите тело, а вы, Поинтер, сможете что-то сказать относительно того, кто похитил мою мумию.

– Убийца и украл мумию, – заявил Арчи Хоуп, когда они все вчетвером вошли в «музей». – А вместо нее подсунул мертвеца.

– Это-то понятно, – отмахнулся Браддок. – Но нам хотелось бы знать имя убийцы, если мы хотим отомстить за Болтона и вернуть мою мумию. Какая потеря!.. Какая потеря! Я потерял девятьсот фунтов, или, точнее, тысячу фунтов, если учесть стоимость ее доставки в Англию.

Арчибальд удержался от того, чтобы напомнить профессору, кто из них на самом деле потерял деньги, поскольку ученый был не в том состоянии, чтобы говорить разумно. Похоже, потеря перуанского артефакта затмила для него все, даже ужасную смерть Сиднея Болтона. А тем временем констебль Поинтер напрягал свою аккуратно причесанную, но не слишком умную голову, исследуя ящик и мертвеца. Доктор Робинсон тоже профессионально осмотрел тело Сиднея. Браддок все это время держался в стороне, вытирая платком бордовое лицо. Задыхаясь от переполнявших его чувств, он присел на край каменного саркофага одного из экспонатов своей коллекции. Арчи тоже стоял в стороне, сложив руки за спиной, и спокойно ждал, что скажут специалисты.

Ящик был широким, глубоким и длинным, сделанным из твердого тика. Внутри он был обит жестью и запаян оловом, что делало его непроницаемым для воды и воздуха. Неизвестный, который извлек мумию, чтобы заменить ее телом убитого Сиднея, вскрыл его каким-то острым инструментом. Уже окоченевший труп лежал вытянувшись, обложенный со всех сторон упаковочной соломой. Лицо мертвеца казалось слишком темным – широко раскрытые глаза уставились в никуда. Потянувшись вперед, Робинсон провел рукой по его шее. Потом, громко вскрикнув, он сдвинул в сторону шерстяной шарф, который покойный Болтон носил, защищаясь от простуды, и все увидели, что шея мертвеца перетянута красным шнуром, каким обычно подвязывают шторы окон.

– Беднягу задушили, – спокойно объявил доктор. – Смотрите-ка, убийца оставил на месте орудие убийства, завязав поверх шарф, который, скорее всего, принадлежал убитому.

– Откуда вам это известно? – поинтересовался Поинтер.

– Вдова Энн связала этот шарф для Сиднея, прежде чем он отправился на Мальту. Он показал мне этот шарф и еще шутил, что его мать, наверное, считает, будто он отправляется в Лапландию.

– Когда он вам его показывал?

– Перед тем как отправиться на Мальту, – с удивлением повторил Робинсон. – Вы же не предполагаете, что он продемонстрировал его мне после возвращения? Кстати, когда он вернулся в Англию? – чуть запоздало поинтересовался он у профессора.

– Вчера в полдень, приблизительно в четыре часа, – ответил Браддок.

– Тогда, судя по состоянию тела… – Доктор осторожно потрогал мертвую плоть. – Его убили вчера вечером! Гм! С вашего разрешения, Поинтер, я осмотрю труп.

Констебль покачал головой.

– Лучше подождите, сэр, пока не приедет инспектор, – с сомнением проговорил он. – Бедный Сид! Я хорошо знал его. Он учился вместе со мной, и теперь он мертв! Кто же убил его?

Но ни один из присутствующих не мог ответить на этот вопрос.


Глава VI
Следствие

Словно географическое воплощение грез лорда Байрона, отдаленная деревня Гартли за одну ночь стала знаменитой. До этого практически не известная ни в Брефорде, ни в Джессаме, ни в других окрестных населенных пунктах, она на девять дней превратилась в центр всеобщего интереса. Инспектор Дэйт из Пирсайда прибыл в сопровождении констеблей, чтобы расследовать таинственное преступление, окрестные репортеры слетелись в Гартли на двуколках и велосипедах в поисках сенсации. А на следующее утро весь Лондон знал, что похищена ценная мумия и что помощник Джулиана Браддока, который был послан за этой мумией на Мальту, найден удавленным. Пару дней вся Великобритания гудела, обсуждая эту ужасную тайну.

Но тайна осталась тайной, несмотря на все усилия инспектора Дэйта и детективов Скотланд-Ярда, которых вызвал профессор. Никто из них не нашел ключа к разгадке. Кратко история, изложенная в газетах, звучала примерно так.

Пароход «Ныряльщик» – капитан Джордж Харви – пришвартовался в Пирсайде в четыре часа пополудни, в ясный сентябрьский день. Приблизительно через два часа Сидней Болтон переправил ящик с зеленой мумией на берег.

Поскольку невозможно было в тот же день отвезти мумию в «Пирамиду», Сидней отдал распоряжение перенести ящик с мумией в его спальню в «Приюте моряка» – стоявшем у самой воды дешевом трактире с весьма сомнительной репутацией. Последний раз господина Болтона видели живым владелец трактира и буфетчица, когда он заказал себе бокал имбирного пива. Потом помощник Браддока отправился спать, оставив владельцу трактира кое-какие инструкции. Их разговор подслушала буфетчица. Болтон распорядился на следующий день отправить ящик профессору. При этом молодой человек намекнул, что может уехать из гостиницы очень рано, чтобы прибыть на место назначения раньше, чем груз, и успокоить профессора, который, несомненно, уже нервничал по поводу его доставки в целости и сохранности. Прежде чем удалиться в свою спальню, он оплатил счет – передал трактирщику небольшую сумму, чтобы тот мог нанять грузчиков и отправить ящик в «Пирамиду». Не было никакой предсмертной записки и никакого признака того, что Сидней боялся внезапной смерти. В целом он казался веселым и, судя по всему, радовался тому, что вернулся в Англию.

В одиннадцать утра владелец трактира постучал в его комнату, но когда дверь открылась, постояльца там не оказалось, хотя, судя по смятому постельному белью, какое-то время он провел в номере. Никто не встревожился, так как накануне господин Болтон сказал, что может рано уехать, хотя горничной показалось странным, что никто не видел, как он выходил. Согласно полученным указаниям, хозяин отеля с надежным человеком переправил ящик через реку в Брефорд. Оттуда он отправился на ломовиках в Гартли, прибыв в три часа дня. А потом профессор Браддок обнаружил окоченевшее тело своего злополучного помощника, задушенного красным шнуром от занавески. Ученый тут же послал за полицией, а потом настаивал на том, чтобы делом занялись самые знаменитые детективы Скотланд-Ярда. Он надеется, что они непременно раскроют тайну. В настоящее время и полиция, и детективы заняты поисками иглы в стоге сена, но пока действуют без всякого успеха.

Такой была информация, которую предоставили обывателям местные, лондонские и провинциальные газеты. Общественность широко обсуждала происшедшее, строились всевозможные теории, но ни один человек даже отдаленно не приблизился к решению тайны. И в итоге все сходились на том, что даже лучшие сыщики не смогут раскрыть это дело. Было невозможно понять, как преступник смог убить Болтона, открыть ящик и вытащить мумию, чтобы заменить ее мертвецом. Ведь все это происходило в доме, где находилось как минимум полдюжины людей! И совершенно невозможно было предположить, как преступник убежал со столь объемным предметом, как мумия, укутанная в зеленые перуанские ткани из шерсти ламы. Если преступник совершил убийство ради того, чтобы обогатиться, то поступил он очень глупо. Продать подобную мумию было крайне сложно, так как вся Англия гудела, обсуждая это происшествие. Если мумию похитил другой ученый, которого толкнула на преступление мания исследования, то как он надеялся продолжать изыскания, храня факт обладания мумией в тайне?

Так или иначе, и убийца, и мумия исчезли. Словно сквозь землю провалились. Одна еженедельная газета, стремясь перещеголять конкурентов с их литературными конкурсами, пообещала целый дом и три фунта в неделю до конца жизни любому, кто разгадает эту тайну. Однако никто так и не выиграл приз, хотя за него пытались бороться тысячи частных детективов, профессионалов и любителей.

Разумеется, Арчибальд Хоуп сожалел о безвременной смерти Болтона, которого знал как любезного и умного человека. Но он был также раздражен тем, что потеря мумии как бы аннулировала долг профессора, а следовательно, и его слово… Сам же ученый негодовал по поводу одновременной потери и помощника, и экспоната. Он готов был назначить награду за поимку злодея и возвращение мумии, вот только одна незадача – у него не было денег. Он даже намекнул Арчи, что за информацию о преступнике следовало бы предложить награду, но молодой человек при поддержке Люси наотрез отказался выбрасывать на эту авантюру еще больше денег. Браддок очень болезненно воспринял этот отказ, и теперь Хоуп был совершенно убежден, что, как только появится сэр Фрэнк Рендом, профессор откажется от своего слова и постарается выдать Люси за него, если только тот будет готов выделить денег для награды. Арчибальд, отлично зная отчима своей возлюбленной, был уверен, что тот достаточно упрям, чтобы не отступать до тех пор, пока мумия вновь не вернется к нему. Что же до убийцы, то, судя по всему, по мнению Джулиана, смерть Сиднея Болтона была событием и вовсе незначительным.

Тем временем вдова Энн настояла на том, чтобы мертвое тело перенесли в ее дом, и Браддок, с одобрения инспектора Дэйта, охотно согласился на это, поскольку не желал, чтобы труп оставался под его крышей. Мертвеца перенесли в его скромный дом, где его и осмотрели полицейские. Следователи, занимающиеся этим делом, обосновались в кофейной комнате военной гостиницы, расположенной как раз напротив жилища госпожи Болтон. Возле этой гостиницы толпилось множество людей, желающих узнать вердикт присяжных, и деревенька Гартли впервые за все время своего существования прославилась настолько, что люди были готовы провести в ней отпуск.

Коронер был пожилым доктором со скверным характером, раздражительный из-за неосуществленных амбиций врача. Он открыл заседание краткой речью, в которой обрисовал основные детали преступления, говоря так же смело, как авторы газетных статей. Всем присяжным раздали план «Приюта моряка», и коронер обратил внимание каждого из этих добрых граждан и законопослушных людей на тот факт, что спальня, занятая убитым, располагалась на первом этаже. Единственное окно в этой комнате выходило на реку.

– Как видите, господа, – продолжал коронер, – убийце на самом деле не составляло особого труда покинуть гостиницу со своим трофеем. Ему требовалось только открыть окно где-то в середине ночи, когда на улице никого не было, и протянуть мумию своему сообщнику, который, вероятно, ждал под окном. Также вероятно, что у реки преступников ожидала лодка, позволившая им бесшумно и бесследно скрыться вместе с мумией.

Инспектор Дэйт – высокий, стройный мужчина с гранитным подбородком и строгим взором – привлек внимание коронера к тому факту, что ничто не свидетельствовало о наличии сообщника.

– Быть может, все произошло именно так, – чеканя слог, объявил Дэйт. – Но мы не можем доказать, что вы правы, так как нет никаких подтверждений вашей версии.

– Ну а как еще это могло быть? – огрызнулся коронер. – Вы тратите время, придираясь к моим словам. Если у вас есть свидетели – дайте им слово.

– Нет никаких свидетелей, которые могли бы нам подсказать, кто же настоящий убийца, – холодно объявил инспектор Дэйт, не обращая внимания на враждебный тон коронера. – Преступник исчез, и никто не может предположить, как его зовут, чем он занимается или по какой причине он совершил убийство.

Коронер: Причина простая. Он хотел заполучить мумию.

Инспектор: А зачем ему мумия?

Коронер: Именно это мы желаем выяснить.

Инспектор: Совершенно верно, сэр. Мы также хотим узнать причину, по которой убийца задушил господина Болтона.

Коронер: Да знаем мы эту причину. Что нам неизвестно – так это то, зачем ему мумия. Кстати, я указал бы вам, господин инспектор, что пока мы даже не знаем пол убийцы. Ведь это могла быть и женщина.

Профессор Браддок, который расположился неподалеку от дверей комнаты, где проходило дознание, переполненный раздражением, рванулся вперед, чтобы возразить.

– Нет никаких улик, которые заставили бы предположить, что убийца – женщина! – заявил он.

Коронер: Сэр, вам никто не давал слова. И я все еще жду, чтобы инспектор Дэйт представил бы следствию хоть одного свидетеля.

Дэйт смерил коронера уничижительным взглядом. Они были старыми врагами, и со стороны могло показаться, что маленький профессор готов был встрять в их ссору. Но инспектор, не желая давать газетчикам материал для скандальной статьи, проглотил колкости коронера и, кратко завершив доклад, вызвал свидетелем Джулиана Браддока. Профессор заговорил с ангельской улыбкой на пухлом розовом лице, но тон его был полон желчи. Он заявил, что ему непонятна вся эта суета вокруг тела Болтона, когда мумия все еще не найдена. Однако, поскольку поимка преступника означала возвращение драгоценной перуанской мумии, египтолог обуздал свой гнев и ответил на вопросы коронера со всей возможной любезностью.

Впрочем, Браддоку почти нечего было рассказать следствию. Он сообщил, что увидел в газете объявление о продаже мумии, обмотанной зелеными бинтами – ее продавали на Мальте, – и послал своего помощника, чтобы тот купил реликвию и привез ее в Англию. Это было выполнено, а события, последовавшие за возвращением в порт, благодаря прессе стали известны всей стране.

– Не следовало этого допускать, – проворчал профессор.

– Что вы имеете в виду? – резко спросил коронер.

– Я имею в виду то, – передразнил его египтолог, – что столь широкое освещение дела поможет злодею избежать наказания.

– Вы уверены, что это был злодей, а не злодейка? – упорствовал дознаватель.

– Чушь! Бред! Что вы городите? Женщина не могла украсть мою мумию! За каким дьяволом женщине мумия?

– Вам не следует так грубить, профессор!

– Тогда вам не следует нести околесицу, доктор! – окончательно вышел из себя Браддок, и они с коронером, выпучив глаза, уставились друг на друга.

Мгновение или два царила полная тишина, а потом следователь снова начал задавать вопросы, немного сменив тему.

– У убитого были враги?

– Нет, сэр, убитый не был ни достаточно известным, ни особо богатым, ни слишком умным, чтобы настроить против себя какого-нибудь влиятельного человека. Он был всего лишь разумным молодым человеком, который честно трудился под моим руководством. Его мать – местная прачка, он носил в наш дом белье. Заметив, что он неглуп и стремится выбиться в люди, я нанял его как помощника и обучил его своей работе.

– То есть археологии?

– Ну не стирке же! Не задавайте глупых вопросов.

– Не следует грубить, – снова проговорил коронер, багровея. – У вас есть предположения, кто мог хотеть заполучить вашу мумию?

– Осмелюсь заметить, что множество ученых, занимающихся теми же проблемами археологии, что и я, хотели бы получить в свое пользование мумию инков, – и профессор озвучил длинный список громких имен.

– Ерунда, – прорычал коронер. – Известные люди, вроде тех, кого вы здесь упоминаете, не стали бы убивать, пусть даже ради того, чтобы заполучить уникальный экспонат.

– Я и не обвиняю никого из них, – парировал Браддок. – Это вы хотели узнать, кто мог бы пожелать присвоить мумию. Я ответил на ваш вопрос.

На это коронеру и в самом деле нечего было сказать. Он вновь сменил тему:

– А могли бы у этой мумии под бинтами оказаться драгоценности, которые и привлекли вора?

– А мне, черт вас дери, откуда знать?! – взорвался ученый. – Я не разворачивал эту мумию. Я ее даже не видел! Любые драгоценности, которые могли у нее оказаться, были скрыты под бинтами. Насколько мне известно, никто никогда не снимал их.

– А как вы сами считаете?

– Никак я не считаю. Болтон должен был привезти мумию, и все. Он должен был лично доставить драгоценный груз мне домой, но не сделал этого. Почему – я и сам бы очень хотел знать.

Когда профессор ушел, все еще кипя, слово предоставили молодому врачу, который первым исследовал труп Сиднея. Доктор Робинсон утверждал, что несчастный умер, удавленный красным шнуром от штор, и, судя по состоянию тела, смерть наступила приблизительно за двенадцать часов до того, как профессор Браддок вскрыл ящик. Труп обнаружили в три часа в четверг, в полдень, так что убийство было совершено между двумя и тремя часами ночи.

– Более точное время я назвать не могу, – добавил Робинсон. – Во всяком случае, бедного Болтона придушили после полуночи, но до трех часов утра.

– Довольно большой промежуток времени, – проворчал коронер, криво поглядывая на практикующего врача. – Других ран на теле не было?

– Нет. Можете сами в этом убедиться, если осмотрите труп.

После опроса медика коронер вызвал вдову Энн. Рыдая, старая женщина проговорила, что у ее сына не было врагов и что он был хорошим молодым человеком. Она также пересказала свой сон, однако в оккультизм коронер не верил. Зато все остальные присутствующие в зале суда с интересом слушали ее рассказ. Закончив давать показания, вдова спросила, как же ей теперь жить, когда ее мальчик покинул этот мир. Коронер, естественно, не смог ответить на этот вопрос и отпустил ее.

Потом вызвали Сэмюэля Квасса, владельца «Приюта моряка». Он оказался большим рыжеволосым человеком с ярко-рыжими усами и внешне напоминал моряка. Стоило дознавателю задать несколько вопросов, как сразу выяснилось, что в прошлом он действительно был капитаном. На вопросы он отвечал грубо, но честно и, несмотря на дурную репутацию его заведения, не был похож на теневого дельца. Он рассказывал то же, что было написано в газетах. В ту ночь, кроме него самого, в гостинице были его жена и ребенок, а также штат служащих. По его словам, Болтон отправился спать пораньше, заявив, что рано утром уедет в Гартли. Поселившись в трактире, молодой человек заплатил целый фунт, чтобы утром ящик перевезли через реку, погрузили на ломовика и отправили профессору. Поскольку утром Болтона в номере не оказалось, Квасс четко выполнил его указания. Также он заявил, что понятия не имел о содержимом багажа своего постояльца.

– А что, по-вашему, было в этом ящике? – быстро спросил коронер.

– Одежда и заграничные сувениры, – с прохладцей в голосе ответил хозяин гостиницы.

– Это вам сказал господин Болтон?

– Он мне ничего не говорил, – прорычал трактирщик. – Но он много болтал о Мальте, а я это место знаю. В свое время мне приходилось бывать в тех краях.

– А он хотя бы намекал на то, зачем ездил на Мальту?

– Нет.

– Он говорил что-нибудь о врагах?

– Нет.

– Вам не показалось, что молодой Болтон чего-то боится?

– Нет, – третий раз подряд повторил Сэмюэль Квасс. – Молодой человек, на мой взгляд, был очень доволен жизнью. Я и представить себе не мог, что он мертв и запакован в ящик, пока сам не увидел тело и не убедился в том, что люди говорят правду.

Коронер задавал всевозможные вопросы, как и инспектор Дэйт, но все попытки узнать что-то новое от господина Квасса не увенчались успехом. Он не юлил, отвечал коротко и прямо, и если он и врал, то делал это очень умело. В итоге коронеру пришлось отпустить его и вызвать последнюю свидетельницу – Элизу Флай.

Эта девушка, работавшая в трактире горничной, похоже, была самой важной свидетельницей, поскольку знала некоторые детали, до сих пор не известные ни ее хозяину, ни репортерам, ни полиции. Когда ее спросили, почему раньше она хранила молчание, Элиза сказала, что ждала, пока за помощь следствию назначат награду, однако никакой награды назначено не было, и теперь она была готова сообщить все, что знала, по этому делу. Ее показания и в самом деле оказались важными.

Мисс Флай сообщила, что Болтон действительно отправился спать часов в восемь. Он удалился в свой номер на первом этаже. Этот номер имел одно окно, как и отмечено в плане. Из него открывался вид на берег реки. В девять или чуть позже свидетельница отправилась на свидание со своим возлюбленным. В темноте она видела, что окно комнаты Сиднея открыто и что он разговаривает с какой-то старухой в платке. Элиза не смогла ни разглядеть лицо этой женщины, ни определить ее рост, поскольку та слушала Болтона, наклонившись к окну. Свидетельница не обратила на все это особого внимания, поскольку торопилась к своему другу. А когда она вернулась, примерно через час, около десяти, окно было закрыто и свет в номере не горел. Горничная решила, что постоялец лег спать.

– Тогда я ничего такого не подумала, – закончила свой рассказ Элиза Флай. – Только после того, как рассказали об убийстве, я поняла, что это важно.

– И это все? – уточнил следователь.

– Да, сэр, – честно ответила девушка. – Я рассказала вам все, что произошло в ту ночь. А на следующее утро… – тут она заколебалась.

– Ну же, что случилось на следующее утро?

– Все дело в том, что господин Болтон запер дверь. Я знаю это, потому что накануне, сразу после восьми, отправилась в номер застелить его кровать на ночь. Дверь оказалась заперта, а он, услышав, как я дергаю ручку, сказал, что уже лег. Но это была ложь, ведь после девяти я видела, как он говорит с женщиной через окно.

– Вы говорили, что это была старуха, – заметил коронер, сверившись с записями. – А вы не заметили, сколько ей было лет?

– Не могу точно сказать, была ли она стара или молода, – искренне ответила свидетельница.

– Почему же вы решили, что она была стара?

– Я так решила из-за одежды, – объяснила девушка. – У этой женщины на голове был темный платок, и носила она темное платье. Но лица я не видела, так что не могу сказать точно, была ли она старой или молодой. В темноте я даже толком не рассмотрела, полная она или худая. Высокая или низкорослая. Ночь была очень темной.

Следователь сверился с планом помещений.

– На окне спальни стояла газовая лампа, – сказал он. – Разве вы не могли рассмотреть лицо женщины в ее свете?

– Да, сэр… Но только на мгновение. Я не обратила внимания на то, как она выглядит. Если бы я знала, что наш постоялец будет убит, я непременно рассмотрела бы эту женщину.

– Ну а теперь поговорим об этой запертой двери…

– Вечером дверь неожиданно оказалась запертой. А на следующее утро она была открыта. Я все стучала и стучала, но ответа не было. Поскольку было уже одиннадцать, я решила, что джентльмен как-то слишком долго спит, и попыталась открыть дверь. Она оказалась не заперта, зато занавеси на окне были плотно задернуты.

– Все это естественно, – пробормотал коронер. – Господин Болтон, переговорив с женщиной, закрыл окно и задернул шторы. А дверь он отпер, когда утром ушел…

– Прошу прощения, сэр, но ведь мы знаем, что утром он никуда не ушел, а тело его заколотили в ящик.

Коронер чуть не хлопнул себя по лбу из-за глупой ошибки, которую сам же допустил. На лицах присутствующих появились ироничные улыбки, особенно у инспектора Дэйта.

– Тогда, должно быть, убийца вышел через дверь, – тихо проговорил он.

– Тогда я не знаю, каким образом он вышел из дома! – воскликнула Элиза Флай. – Я встала в шесть. И черный ход, и парадный были заперты. А после шести я занялась уборкой, да и хозяин с хозяйкой сновали туда-сюда. Как убийца смог выйти из дома, чтобы мы его не заметили?

– А может, вы были слишком заняты домашними делами и не видели ничего вокруг?

– Нет, если бы где-то в доме прятался незнакомец, мы бы, без всякого сомнения, его заметили.

На этом опрос свидетелей закончился. Вдова Энн была вновь вызвана, чтобы Элиза Флай взглянула на нее и попыталась определить, не с ней ли поздно вечером разговаривал покойный Болтон. Но девушка не узнала вдову. К тому же имелись другие свидетели, которые подтвердили, что в это время Энн сидела дома и пила джин. Кроме того, и прямой связи между таинственной женщиной, с которой говорил Сидней, и убийством не прослеживалось. Никто из обитателей «Приюта моряка» не слышал никаких подозрительных звуков. Однако, как заметил коронер, заколотить ящик без стука невозможно. Он еще раз опросил всех свидетелей, пытаясь пролить свет на это загадочное преступление, но в итоге присяжные вынесли вердикт о том, что убийство Болтона совершил неизвестный или группа неизвестных. Единственное, о чем еще стоило упомянуть: хозяева отеля признали шнур, которым был задушен несчастный. Этим шнуром обычно подвязывали занавески в доме, где в ту злосчастную ночь остановилась будущая жертва.

– Хорошо же, – пробормотал Хоуп, когда дознание закончилось. – Стало быть, подозревать можно любого или никого. Что же нам теперь делать?

– Я сообщу вам это после того, как встречусь с Рендомом, – отрезал профессор.


Глава VII
Капитан «Ныряльщика»

На следующий день после окончания предварительного следствия Сиднея Болтона похоронили на кладбище Гартли. Из-за того, что он был убит, и из-за шума, который подняли вокруг расследования газеты, на похороны собралось множество людей. Когда гроб опускали в могилу, наступила мертвая тишина. А потом, как и следовало ожидать, люди принялись обсуждать все, о чем говорилось на дознании. Большинство сошлось во мнении, что, учитывая показания, присяжные вынесли единственно возможный вердикт, однако многие настаивали, что допросить следовало и капитана «Ныряльщика» Харви. Если бы у убитого были враги, очень вероятно, что он говорил о них с капитаном во время долгого однообразного путешествия. Правда, судя по ответам всех свидетелей, включая и мать погибшего, у молодого Болтона не было никаких врагов. Поэтому трудно сказать, что они надеялись услышать от капитана.

После похорон многие журналисты писали о тайне этого преступления. Время от времени они намекали, что ключ к загадке уже найден и что полиция рано или поздно схватит преступника. Но вся эта болтовня ни к чему не вела. Шли дни, и постепенно лондонская публика начала терять интерес к случившемуся. Газете, предлагавшей награду за поимку преступника, пришлось свернуть кампанию после резкого письма из правительства. А потом начался очередной кризис на Дальнем Востоке, и публика причислила это убийство к длинному списку нераскрытых преступлений. Даже детективы Скотланд-Ярда сдались, решив, что тайна смерти Болтона, судя по всему, так и останется тайной вплоть до Судного дня.

Однако люди в деревне никак не могли успокоиться, так как Сидней был одним из них, а кроме того, вдова Энн не переставала скорбеть о своем убитом мальчике. К тому же она лишилась той маленькой суммы, что сын регулярно выделял ей из своей заработной платы, так что соседи, местное дворянство и офицеры в форте, желая помочь старушке, буквально завалили ее работой. Учитывая размер деревни, Энн к концу недели успела неплохо заработать и в разговоре с соседом философски заметила, что «нет худа без добра» и что мертвый Сидней помог ей гораздо больше, чем живой. Но даже в таком месте, как Гартли, обитатели стали уставать от тайны, разгадать которую не было никакой надежды. Порой люди забывают и о более важных событиях. Даже если бы в один прекрасный день на небе вместо желтого солнца появилось синее, дней через девять все бы к этому привыкли – уж такова человеческая натура.

Но профессор Браддок не собирался забывать о потере своего драгоценного экспоната. Он постоянно обдумывал планы того, как бы заманить в ловушку убийцу своего секретаря. Не то чтобы он мечтал о торжестве правосудия, но ведь если преступника схватят, то, быть может, ему удастся заполучить мумию. Всем тем, с кем Браддок разговаривал, он заявлял, что твердо настроен вернуть себе свое сокровище. Он сам отправился в трактир «Приют моряка» и долго задавал владельцу и его домашним каверзные вопросы, пытаясь добиться тех ответов, которые ему были необходимы. Квасс был очень доволен, когда маленький пухлый человечек покинул таверну.

– Жизнь слишком коротка, чтобы вот так нервничать по пустякам, – ворчал трактирщик, глядя вслед профессору.

В отношениях Арчи и Люси не было никаких изменений, и ученый как будто бы не собирался отказываться от своего слова. Но Хоуп, хоть и доверял своей невесте, волновался, так как его нищий дядя не нашел лучшего способа распорядиться заемными средствами, как вложить их в акции африканских рудников, что грозило съесть последние остатки его средств. Больше всего молодой человек боялся, что дядя вновь попытается занять у него денег, вынудив снова отложить брак. Но его опасения не оправдались: акции оказались выгодным вложением, и дядя вновь обзавелся деньгами, которые, впрочем, немедленно пустил еще на какую-то авантюру. Но какое-то время ничего не происходило, и влюбленные наслаждались спокойными днями мира и счастья.

А через две недели, словно гром среди ясного неба, появился капитан Харви. Он объявил, что хочет видеть Джулиана Браддока. Капитан был высоким, худым человеком, даже скорее тощим, как монах после поста. Волосы его были коротко подстрижены, так же, как и усы с американской козлиной бородкой. Да и говорил он с американским акцентом, в грубой манере, которая сильно раздражала и без того вспыльчивого профессора. Когда капитан встретился с Браддоком в «музее», сразу стало ясно, что эти люди навсегда станут врагами. Оба были злыми, упрямыми и не скрывали откровенную неприязнь друг к другу.

– По какому поводу вы хотели меня видеть? – раздраженно спросил Джулиан. Его оторвали от нового папируса, который он пытался расшифровать с помощью Какаду. А так как ради посетителя профессору пришлось отвлечься от любимой работы, он находился не в лучшем расположения духа.

– Я хотел бы обсудить с вами один пустяк, – ответил Харви с густым американским акцентом.

– Я занят. Выйдите, – довольно грубо ответил ему ученый.

Моряк взял стул, сел, вытянув ноги, и достал черную сигару, всем своим видом давая понять, что никуда уходить не собирается.

– Если бы мы, профессор, встретились с вами в Штатах, я бы объяснил вам, что бывает за такие слова. Но и здесь, можете поверить, мне совершенно не нужно ваше разрешение, – с этими словами Харви закурил.

– Вы – капитан «Ныряльщика»? – уточнил Браддок.

– Был им, без сомнения. Но теперь я управляю другим судном, превосходным парусником, который может обогнать любую посудину того же класса. Скоро я на три месяца ухожу в южные моря. Если хотите, я бы мог забрать вашего канака, отвезти его домой. – Капитан посмотрел в сторону Какаду, который по привычке сидел на корточках, полируя эмалированную флягу из какой-то древней могилы.

– Мне все еще требуется его помощь, благодарю покорно, – натянуто протянул профессор. – Что до вас, сэр, то Болтон целиком оплатил свой проезд и перевоз груза, так что нам с вами совершенно не о чем говорить.

– Есть о чем, еще как есть, – спокойно продолжал моряк, глядя на ученого так, словно перед ним был дождевой червяк. – Владельцы судна получили свой куш, мне же не досталось ни гроша. Нет, сэр! Вот я и зашел в ваш порт поинтересоваться: не перепадет ли и мне доллар-другой за беспокойство?

– У меня нет ваших американских долларов, чтобы подать вам милостыню.

– Ха! И кто здесь просит милостыню, лысый мешок с желе?

Браддок побагровел от ярости:

– Если вы и дальше станете говорить со мной в таком тоне, я прикажу выкинуть вас из дома. А потом еще вызову полицию.

– Выкинете? Кто, вы?

– Да, я. – Профессор встал на цыпочки, готовый сам броситься на незваного гостя, словно боевой петух.

– Даже не смешно, – пробормотал Харви, невольно восхитившись запалом этого низенького человека. – Ладно, проф, а как насчет мумии?

– Мумии? Моей зеленой мумии? У вас есть что о ней сказать? – ученый мигом заглотил наживку, брошенную опытным рыболовом.

– Представьте себе. Сколько вы готовы выложить за этого сушеного мертвяка?

– Ах, так! – Браддок снова вытянулся в струнку. Он задыхался, и лицо его стало красным, как помидор, а голос его от гнева сел, превратившись в куриный писк. – Так я и знал!

– И что же такое вы знали? – искренне удивившись, поинтересовался капитан.

– Так я и знал, что это вы украли мою мумию! Да, вы, и не смейте отрицать! А мой помощник оказался настолько глуп, что рассказал вам, насколько эта вещь ценна. И вы удавили бедного юношу, чтобы заграбастать мою собственность.

– Эй, потише, потише, – осадил его американец, встревоженный этим обвинением. – Вспомните: на дознании установили, что окно было заперто, точно так же, как и двери гостиницы. Как тогда я мог бы попасть в трактир? И потом, если бы я решил прикончить парня, то я скорее пристрелил бы его, а не удавил. Удавка – оружие желтобрюхих с Востока.

Браддок присел на ближайший стул и вытер пот с лица. Теперь он вспомнил, что говорили на дознании, и отлично понимал, что капитан Харви был явно невиновен.

– С другой стороны, – продолжал моряк, жуя кончик сигары, – если бы я хотел заполучить этот старый труп, то просто выкинул бы Болтона за борт и свалил бы все на несчастный случай в плохую погоду. Я мог ограбить юношу на борту своего корабля, и мне совершенно не нужно было ждать, пока он поселится в гостинице. Нет, сэр, Х. Х. не такой дурак.

– Хэ-хэ? Что еще за хэ-хэ?

– Не что, а кто. Это я – Джордж Хирам Харви, гражданин США, житель Нантакета. Вы станете говорить по делу, или нужно вначале снять с вас скальп?

– Это у вас не получится, – хихикнул Браддок, проведя рукой по лысине. – Итак, перейдем к делу: что вы хотите?

– Назовите цену, и я найду ваш зеленый труп.

– А я думал, вы собираетесь в Южные моря.

– Через три месяца отправимся за жемчугом. Времени на поиски полно – а вот есть ли у вас на это деньги?

– Вы кого-то подозреваете?

– Нет, но что-то мне не верится в эту басню про окно.

– Что вы имеете в виду? – напрягся ученый.

– А вот что, – растягивая слова, продолжал янки. – Я поговорил с той девчушкой и выяснил, что на дознании она сказала не всю правду.

– Элиза Флай? Так вы считаете, что она врала?

– Не совсем так. Окно было заперто, но только после того, как парень, отправивший вашего помощника на небеса, ушел.

– Вы хотите сказать, что окно было заперто снаружи? – поинтересовался Браддок, и когда Харви кивнул, воскликнул: – Невозможно!

– Невозможно? Вы уверены? Хотите, поспорим? Парень, который устроил весь этот цирк, был не дурак. Он пропустил леску через задвижку и вытянул ее в щель. Когда он вылез наружу, то дернул за леску, и задвижка сама встала на место. Да только вот лесочку-то эту он оставил под окном, а я ее нашел и подобрал. Попробовал я повторить этот трюк, и у меня получилось все в точности.

– Звучит замечательно… и все же это, скорее всего, невозможно, – возразил его собеседник, снова потирая лысину. Он, словно загнанный зверь, несколько раз пересек кабинет, двигаясь из угла в угол. – Я должен пойти с вами и увидеть все собственными глазами.

– Еще чего! Сначала гоните деньги. – Капитан наклонился вперед. – Этот фокус с окном ясно говорит нам, что убийца был не в трактире. Все дело он провернул через окно – в него вошел, из него вышел… И оставил следы! Хотите, чтобы я его выследил, – гоните пять сотен этих ваших английских фунтов.

– И где я, как вы думаете, смогу раздобыть эти пятьсот фунтов? – очень сухо поинтересовался профессор.

– Если зеленый мертвяк вам по правде нужен, значит, и денежки найдутся. Вам, небось, есть на что жить в этих хоромах.

– Мой милый друг, у меня едва хватает денег, чтобы арендовать этот домик, и то потому, что он находится в глуши и плата за него невелика. Я скорее замашу руками и взлечу, чем добуду вам пятьсот фунтов.

Харви неторопливо встал, распрямился.

– Тогда, полагаю, мне лучше всего вернуться в Пирсайд.

– Одну секундочку, капитан. Вы должны рассказать мне, не случилось ли чего-то необычного во время плавания. Быть может, Сидней вел себя подозрительно, боялся, что мумию украдут или его самого убьют?

– Нет, – задумчиво покачал головой моряк, подергав себя за бородку. – Он сказал мне, что раздобыл старый труп и везет его прямиком к вам. Мы с ним мало говорили, не в моих правилах расспрашивать пассажиров.

– Но у вас есть хоть какое-нибудь предположение относительно того, кто его убил?

– Не-а.

– Тогда как вы собирались найти преступника, который украл мумию?

– Давайте пятьсот фунтов и увидите, – совершенно равнодушно объявил Харви.

– У меня нет таких денег.

– Тогда боюсь, и древнего мертвеца вам не видать. Бывайте! – И капитан не спеша направился к выходу. Браддок последовал за ним.

– У вас есть ключ к решению этой тайны? – продолжал он допытываться.

– Пока что у меня нет ничего, особенно пяти сотен фунтов. Пока, как мне кажется, я лишь впустую потратил свое время. Хотя подождите! – Джордж Хирам нацарапал что-то на визитной карточке и бросил ее через комнату. – Вот мой адрес в Пирсайде, если вдруг передумаете.

Профессор поднял визитку.

– «Приют моряка»! Выходит, вы остановились в том же самом месте? – спросил он, а когда Харви кивнул, закричал от ярости: – Выходит, вы и в самом деле знаете разгадку! Не зря же вы остановились в этой же гостинице!

– Может, так, а может, и нет, – ответил капитан, толчком распахнув дверь. – Во всяком случае, я не охочусь за трупами задарма.

Когда Джордж Хирам Харви ушел, ученый еще долго бушевал, вышагивая по комнате. Какаду забился в угол, сильно испугавшись гнева хозяина. Очевидно, этот американский капитан знал что-то, что могло бы помочь задержать убийцу и вернуть зеленую мумию ее законному владельцу. Но он не собирался шевельнуть и пальцем до тех пор, пока ему не заплатят пятьсот фунтов, а Браддок понятия не имел, где взять такие деньги. Отлично зная финансовое положение Хоупа, он понимал, что нет никакого шанса получить у него деньги второй раз. Конечно, Фрэнк Рендом, как слышал профессор, должен был уже возвращаться из круиза и вскоре снова оказаться в форте. К тому же Рендом влюблен в Люси, и, вероятно, он одолжит деньги профессору при условии, чтобы тот поговорил со своей падчерицей. Вот только дело осложняло то, что девушка уже была обещана Арчибальду. И, тем не менее, немного подумав, Браддок послал Какаду за падчерицей, приказав слуге привести ее немедленно.

«Посмотрим, любит ли она Хоупа так сильно, как говорит об этом, – подумал профессор, потирая пухлые ручки. – Быть может, мне удастся уговорить ее стать Люси Рендом. Тогда я смогу получить и деньги. В самом деле… Я должен указать ей, что она неправильно сделала выбор супруга. Зачем выходить за бедняка, когда рядом такая выгодная партия? Я всего лишь выполняю долг перед моей покойной супругой – попытаюсь сделать все необходимое, чтобы ее крошка не окончила жизнь в бедности. Но девочки такие упрямые… особенно моя Люси».

Его нервное беспокойство прервалось, когда, наконец, появилась девушка. Профессор Браддок сразу схватил ее за руку и подтянул к себе, желая, чтобы она как можно быстрее согласилась внимательно его выслушать. Усадив ее, отчим в первую очередь поинтересовался о ее здоровье. Потом он заявил, что его падчерица день ото дня становится все красивее, и добавил, что очень беспокоится о ее судьбе.

– И все-таки, почему вы так неожиданно послали за мной? – поинтересовалась Люси, стараясь как можно быстрее перейти к сути.

– Ага! – насмешливо воскликнул Джулиан, склонив голову набок, и улыбнулся в своей инфантильной манере. – У меня для тебя хорошие новости.

– О мумии? – невинно поинтересовалась девушка.

– Нет. О твоей жизни… О главном выборе твоей жизни… Говорят, сэр Фрэнк Рендом вернулся в форт!

– Я об этом знаю, – неожиданно ответила мисс Кендал. – Его яхта прибыла в Пирсайд одновременно с «Ныряльщиком».

– В самом деле! – воскликнул профессор, пораженный этим совпадением. – Откуда ты знаешь?

– Арчи на днях встречался с сэром Фрэнком и узнал от него много новостей.

– И что же это за новости? – трагическим тоном произнес господин Браддок. – Ты хочешь сказать, что эти молодые люди беседовали друг с другом?

– Да. А почему бы и нет? Они ведь друзья.

– Даже так! – плутовато протянул ученый. – А я полагал, они оба влюблены в одну молодую даму, которая сейчас находится в этой комнате.

К этому моменту Люси уже догадывалась, чего хочет от нее отчим, и начала сердиться.

– Арчи – единственный молодой человек, которого я люблю, – ответила она напряженным голосом. – А сэр Фрэнк знает, что мы с Арчи помолвлены.

– И он тоже называет это любовью, идиот! – закричал профессор, почувствовав отвращение. – Но так как и я люблю тебя, Люси, то должен сказать, дитя мое, что сэр Фрэнк – человек весьма состоятельный.

– Но я люблю Арчи!

– Ерунда! Все это ерунда! Романтический бред. У него же нет денег!

– Вы не должны так говорить. Когда вам понадобилось, Арчи нашел целую тысячу фунтов! Он же дал вам денег!

– Тысяча фунтов – ничто! Подумай, Люси, если ты выйдешь замуж за Рендома, то получишь дворянское звание.

Мисс Кендал, терпение которой наконец истощилось, с негодованием фыркнула:

– Я не знаю, почему вы говорите подобные вещи.

– Я хотел бы видеть тебя счастливой.

– Тогда вам представится такой случай: вы увидите меня счастливой. Но я не буду счастлива, если вы продолжите беспокоить меня, уговаривая выйти за человека, которого я не люблю. Как бы то ни было, а я вскоре собираюсь стать миссис Хоуп.

– Моя дорогая девочка, – не стал слушать ее профессор, который порой, особенно если это было ему выгодно, становился невероятно упрямым. – У меня есть причина предположить, что, быть может, и зеленую мумию найдут, и смерть бедного Сиднея будет отомщена. Но для этого нужно выплатить пятьсот фунтов награды. Если бы только Хоуп дал мне денег…

– Он не даст, и я не позволю ему это сделать. Он и так слишком много из-за вас потерял.

– В таком случае мне придется обратиться к сэру Фрэнку Рендому.

– Вы можете делать все, что вам заблагорассудится. – Теперь Люси действительно рассердилась. – Я об этом ничего слышать не хочу.

– Как не хочешь слышать?! – закричал Браддок, наливаясь краской. – Ты же знаешь, что если ты не выйдешь за Рендома, то денег мне не видать!

– Вот как! – холодно проговорила его падчерица. – Вот, значит, из-за чего вы хотели меня увидеть! Вы дали согласие на мою свадьбу с Арчи в обмен на то, чтобы он одолжил вам тысячу фунтов. Так как я люблю Арчи, я прослежу за тем, чтобы вы сдержали слово, которое дали этому молодому человеку. Однако если бы я не любила его, то ни за что не вышла бы за него замуж. Понятно?

– Мне понятно то, что ты – очень упрямая девушка. Однако ты должна отказать ему. Ты должна выйти замуж за того молодого человека, которого я для тебя выберу.

– Ничего подобного. У вас нет никакого права диктовать мне, за кого выходить замуж.

– Никакого права? Но ведь я – твой отец.

– Вы мне не отец, а отчим. Моя мать вышла за вас, когда я уже родилась. К тому же я достаточно взрослая, чтобы самой решать, что мне делать.

– Но, Люси, я ведь прошу тебя всего лишь подумать, – теперь в голосе профессора зазвучали просительные нотки.

– Я давно уже обо всем подумала. Я выйду замуж только за Арчи.

– Но он беден, а Рендом – богат.

– Меня это совершенно не заботит. Я люблю Арчи и не люблю Фрэнка.

– Значит, из-за твоего упрямства я навсегда потеряю зеленую мумию?

– Вы готовы купить ее ценой моего несчастья? А я, выходит, должна продать себя человеку, которого не люблю, чтобы вы заполучили в свое распоряжение старый, заплесневелый труп? Ну все, с меня хватит! – С этими словами девушка повернулась и направилась к двери. – Я больше не хочу слышать об этом ни единого слова. А если вы вновь заведете разговор на эту тему, я немедленно выйду замуж за Арчи и навсегда покину этот особняк.

– Может быть, мне стоит выгнать тебя прямо сейчас, неблагодарная ты девчонка! – проревел Браддок, от гнева ставший уже даже не красным, а фиолетовым. – Ты только вспомни, сколько я для тебя сделал!

Конечно, мисс Кендал могла бы указать отчиму на то, что если он что-то и делал, то только ради себя. Но девушка презирала подобные разговоры, поэтому резко повернулась и вышла. Тут же появился Какаду, и профессор выместил свою злость, пнув беззащитного канака. Теперь ему ничего не оставалось, как сесть и подумать, где раздобыть средства, необходимые для того, чтобы продолжить расследование.


Глава VIII
Баронет

Сэр Фрэнк Рендом был любезным молодым джентльменом, из тех людей, про кого говорят: «душа нараспашку». С густыми волосами, высокий, хорошо сложенный, со спортивной фигурой и чудесными манерами, он выглядел светским человеком, напоминающим элегантного офицера из «Звона колоколов», «Семейного вестника» или «Рассказов для молодых дам». Что-то романтичное было в его ухоженном виде, хотя выглядел он как обычный чистокровный англосакс. Сэр Фрэнк любил спорт, усердно исполнял свои обязанности капитана артиллерии, не чурался прекрасного пола, кутил и был очень доволен собой и своим приятным времяпрепровождением. Он читал беллетристику и еженедельные газеты, посвященные спорту, не забивал себе голову политикой, если только речь не шла о возможном вторжении немцев, и был всегда готов оказать добрую услугу любому, кто к нему обращался. Его приятели-офицеры говорили, что он не так уж плох – и это была очень высокая похвала от обычно сдержанных военных. Многое говорил о Рендоме и тот факт, что у него не было ни одного врага, и о нем хорошо отзывались все знакомые. Это был обычный смертный, он не обладал никакими особыми качествами, но никому не завидовал и, соответственно, никто не завидовал ему. А посему выходило так, что этот молодой офицер был счастлив.

От такого человека, как Рендом, трудно было ждать выдающихся подвигов, да он и не стремился к славе. Баронет любил свою профессию и собирался как можно дольше оставаться на военной службе. Он хотел жениться, стать основателем большого семейства и потом, выйдя в отставку, переехать в свое имение и безупречно исполнять роль деревенского сквайра, пока не придет время отправиться на кладбище. Не то чтобы он был святым или когда-то мог им стать… Ни хороший, ни плохой, Фрэнк был настоящей посредственностью, так как в нем с легкостью уживалось и хорошее, и плохое. Богословы сулят праведникам рай, а негодяям ад, но вот куда предстоит отправиться серому большинству человечества, такому, как мистер Рендом, совершенно неясно. Впрочем, этот вопрос никогда не мучил баронета. Он ходил в церковь, но старался молиться там не очень много, так как считал, что у него в жизни все сложится хорошо само собой. Это было очень удобно – придерживаться такой поверхностной философии.

Нетрудно было догадаться, что столь бесцветный, хоть внешне и привлекательный молодой человек никогда не привлек бы Люси Кендал, так как, в отличие от Фрэнка, девушка была личностью яркой. Наверное, поэтому она и влюбилась в Арчибальда Хоупа, который обладал агрессивным артистическим темпераментом, ярко демонстрировавшим все его достоинства и недостатки. Рендом никогда не имел собственного мнения, заимствуя его из книг или от других людей, отражая, словно зеркало, то, что говорили окружающие. Хоуп имел свое суждение обо всем – верное или нет, он всегда готов был отстаивать его в споре до хрипоты, в то время как Фрэнку было проще согласиться. Люси унаследовала от своего родного отца схожий характер, и поэтому предпочла Арчибальда. Если бы молодой баронет все же женился на ней, то быстро обнаружил бы, что из мистера Рендома превратился в мужа леди Рендом, и слишком поздно понял бы, что взял в жены второго Джорджа Элиота[11]. Когда он с сожалением в голосе поздравлял Арчи Хоупа с его помолвкой, то едва ли понимал, от какой участи спасся.

Профессор Браддок, хотя и был отнюдь не рядовым человеком, не имел обо всем этом понятия, поскольку занятие египтологией не оставляло ему времени для изучения таких банальных вещей. Вот почему его попытка обратиться за помощью к Рендому была изначально обречена. Как позже говорил ученый, «с тем же успехом я мог бы обратиться к моллюску»: баронет наотрез отказался помогать египтологу в его амбициях ценой счастья мисс Кендал. Разговор этот произошел в квартире сэра Фрэнка в форте на следующий день после того, как к египтологу в гости с предложением о дальнейших поисках мумии заглянул капитан Харви. И в этой беседе профессор узнал нечто сколь поразительное, столь же и неприятное.

Было три часа, и молодой военный только переоделся в штатское, когда слуга объявил о визите профессора. Браддок, настроенный получить согласие хозяина, появился следом за слугой, едва не наступая ему на пятки, и оказался перед Фрэнком до того, как тот успел прочитать его визитную карточку. Комната Рендома была обставлена очень скромно – так, как офицер понимал комфорт. Профессор небрежно обменялся с ним рукопожатием и неодобрительно огляделся.

– Собачья конура! Настоящая собачья конура! – проворчал ученый себе под нос. – Обстановка как в тюрьме. Вы живете тут так, словно не в Англии, а в пустыне Сахара.

– Ну, там было бы много теплее, – ответил баронет, отлично знавший нрав своего незваного гостя. – Берите стул, садитесь, сэр!

– Твердый, как кирпич! – возмутился Браддок, усевшись. – Дайте сюда эту подушку. Так-то лучше! Нет, я никогда не пью между обедом и ужином, спасибо. Покурить? Спасибо, Рендом, но знаете ли, я не в том возрасте, чтобы превращать свое горло в дымоход. Не суетитесь! Присаживайтесь, послушайте, нам нужно поговорить. Это важно. Да, и запалите камин, а то у вас тут очень холодно.

Фрэнк сделал все, что ему сказали. Потом он спокойно сел и закурил сигару.

– Я слышал о ваших неприятностях… – начал он осторожно.

– Неприятности! Неприятности! И вы называете это неприятностями?! – вспыхнул профессор.

– Я имел в виду смерть вашего помощника.

– Да. Молодой болван позволил себя убить. К тому же он потерял мою мумию. Вот это и есть настоящая неприятность, если вы понимаете, о чем я говорю.

– Зеленая мумия, – Рендом смотрел на огонь в камине. – Да. Я слышал о зеленой мумии.

– Еще бы не слышали! – взорвался Браддок, потирая пухлые руки. – Все в городке только об этом и говорят! Когда вы вернулись?

– В тот же день, когда прибыл пароход с вашей мумией на борту, – уклончиво ответил баронет.

Ученый с подозрением уставился на молодого человека.

– Интересно, почему это вы датируете свои путешествия по моей мумии? – пробормотал он.

– У меня на то свои причины.

– Какие же?

– Видите ли, мумия…

– Да, что с ней? Вы знаете, где она? – профессор нетерпеливо вскочил на ноги и уставился на спокойного и, казалось, ко всему равнодушного сэра Фрэнка.

– Мне жаль, но я ничего не знаю о ней, – ответил тот. – Сколько вы за нее заплатили?

– Да какая разница! – фыркнул его гость, вновь вернувшись на свое место.

– В общем-то, никакой. Но это желал бы знать дон Педро де Гавангос.

– И кто он такой? Какой-нибудь испанец-египтолог?

– Нет, сэр, не думаю, что он ученый.

– Если нет, то зачем же ему моя мумия?

– Вы забыли, профессор, что мумию эту привезли из Перу.

– И при чем тут дон Педро? Что вы скачете с темы на тему? – Маленький ученый вновь вскочил со своего места, подошел к камину и встал на коврик возле него, спиной к огню. При этом он сложил руки за спиной. – А теперь, сэр… – впившись в собеседника взглядом учителя, рассматривающего провинившегося ученика, продолжал он тоном, не терпящим возражений, – а теперь расскажите подробно, о чем вы говорите? И не пытайтесь увильнуть.

– Не надо так нажимать на меня, профессор, – пробормотал Рендом, раздраженный диктаторским тоном гостя.

– Я ни на кого не нажимаю, сэр… И не надо спорить.

Фрэнк не мог сдержать смех: он знал, что бесполезно прививать профессору светские манеры. Не то чтобы Браддок был по природе своей грубым, тем более что он хотел заключить с офицером сделку. Однако за долгие годы борьбы с другими учеными в попытке оставить след в науке он приобрел многие черты строгого учителя и стал довольно властным человеком.

– Это длинная история, – протянул баронет, пожав плечами, и улыбнулся, словно извиняясь.

– История! История? Какая такая история?

– Именно ее я и собирался вам поведать, – ответил молодой военный, а затем поспешно начал рассказ, словно пытаясь предотвратить любые споры, которые могли бы возникнуть. – Я пришел в Геную на своей яхте и остановился в «Касе Бианка».

– Что это за место? Никогда не слышал.

– Гостиница. Там я встретился с неким доном Педро де Гавангос и его дочерью – донной Инес. Он – джентльмен из Лимы и прибыл в Европу в поисках зеленой мумии.

Браддок замер.

– И что этот проклятый испанец хотел от моей зеленой мумии? – с негодованием спросил он. – Откуда он узнал о ее существовании? Почему он так интересовался ею? Ответьте мне, сэр.

– На эти вопросы дон Педро может ответить сам, – сухо заметил Фрэнк. – Он прибудет в Гартли через пару дней и остановится в военной гостинице вместе с дочерью. Вам лучше расспросить его самого, профессор.

– Сейчас я задал вопрос вам, – сердито ответил египтолог.

– Ничем не могу вам помочь. Сеньор де Гавангос сказал мне лишь то, что он хотел бы получить мумию и прибыл в Европу именно за ней. Каким-то образом он узнал, что она выставлена на Мальте для продажи.

– Именно так, именно так, – пробормотал ученый. – Он, видимо, как и я, увидел объявление в газете и попытался совершить сделку поверх голов конкурентов.

– Он очень хотел купить ее и поэтому отправился на Мальту, – продолжал Рендом. – Но там он узнал, что мумия уже продана вам и отправлена в Англию на борту «Ныряльщика». Я последовал за «Ныряльщиком» на своей яхте и добрался до наших благословенных берегов через час после него.

– Ах! – воскликнул Браддок. – Кажется, я начинаю что-то понимать. Этот адский испанец был у вас на борту, к тому же он очень хотел заполучить мою мумию. Он знал, что Болтон остановился в «Приюте моряка». Ночью отправился туда, прикончил парня и похитил…

– Ничего подобного, – спешно перебил старого профессора Фрэнк. – Дон Педро остался в Генуе, решив написать мне и спросить, не продадите ли вы ему мумию. Я ответил ему, сообщил про убийство вашего помощника и описал все, что случилось. В ответ дон телеграфировал мне, что срочно отправляется в Англию, так что он, как я и говорил вам, прибудет в Гартли через пару дней. Вот, в общем, и вся история.

– Достаточно странное повествование, – проворчал ученый. – Что он хочет от моей мумии?

– Не могу сказать. Но если вы продадите…

– Продам! Продам! Продам! – злобно выкрикнул Браддок.

– Дон Педро даст вам хорошую цену, – спокойно закончил баронет.

– Но у меня нет мумии, – объявил профессор, вновь садясь и вытирая вспотевший лоб. – Однако даже если бы она у меня была, я бы никогда ее не продал. И все же я хотел бы услышать, что скажет этот джентльмен. Возможно, он прольет свет на тайну преступления.

– Совершенно уверен, что тут он ничем не сможет помочь, поскольку, как я уже говорил, он все это время оставался в Генуе.

– Гммм, – в сомнении пробормотал египтолог, – он мог легко нанять третье лицо.

Рендом встал. На его лице явно читалось раздражение.

– Я могу поручиться, что дон Педро – джентльмен, человек чести. Он не пал бы до…

– Ну вот еще! – отмахнулся Браддок от баронета. – Сядьте, сядьте же!

– Вы не должны говорить такие вещи, профессор.

– Что хочу, то и говорю! – едко парировал старик. – Впрочем, дона Педро мы можем обсудить позже: я пришел к вам вовсе не за этим.

– Рад, что вы предложили сменить тему, – продолжал Фрэнк, который в глубине души обиделся на беспочвенные обвинения в адрес своего иностранного друга. – Давайте поговорим о чем-то более приятном… Как здоровье мисс Кендал?

– Она больна, очень больна, – торжественно объявил ученый.

– Больна? Но на днях я виделся с Арчи Хоупом, и он говорил, что она чувствует себя очень хорошо и невероятно счастлива.

– А все потому, что Хоуп вынудил ее выйти за него замуж.

Рендом вскочил с кресла:

– Вынудил? Что за чушь!

– Вовсе не чушь! И не смейте говорить со мной в таком тоне, молодой человек! Повторяю, Люси, мой нежный ребенок… Ее сердце разбито. А виной всему не кто иной, как вы!

Молодой человек какое-то время внимательно смотрел на профессора, а потом от души рассмеялся:

– Простите меня, сэр, но это совершенно невозможно.

– Вы просто не видите всей правды! – ответил Браддок, который не любил, когда над ним смеются. – Я знаю женщин.

– Вы, видимо, плохо знаете свою дочь.

– Падчерицу, вы имеете в виду.

– Возможно, именно это объясняет ваше полное непонимание ее характера, – сухо заметил офицер. – Вы очень сильно ошибаетесь. Я был влюблен в мисс Кендал и просил у нее руки, прежде чем отправиться в отпуск. Она отказала, заявив, что любит Хоупа. С разбитым сердцем я отправился в Монте-Карло, где потратил много больше денег, чем мог себе позволить.

– Быстро же вы склеили свое разбитое сердце! – продолжал египтолог, постаравшись погасить свой гнев в адрес Люси.

– Пф, это просто фигура речи, – хохотнул молодой человек. – Будь мое сердце и впрямь разбито, я не говорил бы об этом так легко.

– Тогда, выходит, вы не любили Люси. Вы очень ветреный молодой человек! – разбушевался профессор.

– Вы ошибаетесь, – оборвал его Фрэнк. – Я любил мисс Кендал, иначе я, конечно, не сделал бы ей предложение. Но когда она заявила, что любит другого, то я, как и подобает хорошему другу, отошел в сторону.

– Вам следовало настоять на…

– Ни на чем я не стану настаивать. Я не такой человек, чтобы принуждать женщину, сердце которой принадлежит другому человеку. Я очень рад, что мисс Кендал заключила помолвку с моим добрым другом Хоупом. Он будет ей лучшим мужем, чем был бы я. Кроме того, – тут господин Рендом пожал плечами, – ее решение избавило меня от трудного выбора.

– Уф! Так получается, что вы теперь любите другую?

– Я не собираюсь, профессор, доверять вам мои сердечные тайны.

– Пусть так и будет. Но должен заметить, что Инес – весьма милое и романтичное имя.

– Не понимаю, о чем вы говорите, – натянуто улыбнулся баронет.

Браддок захихикал, глядя, как краснеет загорелое лицо молодого человека.

– Ладно, простите меня, – проговорил он задумчиво. – Я – старик и был другом вашего отца. Вы должны извинить мое любопытство.

– Не стоит извинений, сэр. Пусть все будет в порядке.

– А вот здесь, Рендом, я с вами не соглашусь. Все далеко не в порядке и не будет, пока я не верну свою мумию. Но вы можете мне в этом помочь.

– И каким же образом? – с удивлением поинтересовался Фрэнк.

– Деньгами. Поймите, мой мальчик… – добавил профессор самым приветливым тоном, на какой только был способен. – Мне кажется, было бы лучше, если бы Люси стала вашей женой. Однако она предпочла Хоупа, поэтому я не стану делать предложение, ради которого пришел сюда.

– Предложение, сэр?

– Да! Я полагал, что вы любите мою дочь и убиты горем, узнав, что она отдала себя этому бедняку. Вот я и хотел попросить у вас взаймы пятьсот фунтов, при условии, что помог бы вам…

– Остановитесь, профессор, – прервал его сэр Фрэнк, покраснев. – Я никогда не стал бы покупать себе жену подобным образом.

– Конечно! Конечно! Теперь-то уже и говорить не о чем! Люси отдала свою руку Арчибальду Хоупу. – Браддок, естественно, не стал говорить, что Арчи уже одолжил ему тысячу фунтов, чтобы он дал согласие на этот брак. – Надеюсь, она поздравит вас, когда вы поведете донну Инес к алтарю.

– Но я ничего не говорил о донне Инес, профессор.

– Ох уж эта новомодная скрытность! Но я-то людей насквозь вижу! А впрочем, не будем об этом. Но вот пятьсот фунтов…

– Я не смогу дать их вам, профессор. Увы, но я проиграл очень много денег в Монте-Карло и не имею никакой возможности одолжить столь крупную сумму.

– Что ж, тогда позвольте мне откланяться, – продолжал Браддок как будто бы сердечным голосом, хотя на самом деле он был очень сердит из-за своей неудачи. – Мне жаль, хотя я всего лишь хочу вернуть мумию и отомстить за смерть бедного Сиднея Болтона.

– Как всему этому могут помочь пятьсот фунтов? – с интересом спросил Рендом.

– Что ж, расскажу… – растягивая слова, заговорил профессор, внимательно глядя на молодого человека. – Капитан «Ныряльщика», господин Харви, посетил меня вчера и предложил отыскать убийцу и грабителя, но при условии, что я заплачу ему пятьсот фунтов. Я же всего лишь бедный ученый, поэтому хотел позаимствовать их у вас, при условии, что Люси…

– Мы не будем снова это обсуждать, – поспешно объявил офицер. – Но вы хотите сказать, что капитан Харви знает что-то, что может помочь раскрыть тайну?

– Не совсем так… Он просто уверен, что сможет отыскать ответ. К тому же он имеет все задатки отличного сыщика и наверняка преуспеет в этом предприятии. Но он шагу без денег не сделает.

– Пятьсот фунтов, – глубокомысленно пробормотал Фрэнк, в то время как профессор уставился на него в упор. – Я могу подсказать вам, где взять деньги.

– И где же?

– Дон Педро весьма богат и очень хочет заполучить мумию, – ответил баронет. – Когда он приедет, поговорите с ним…

– Нет. Это исключено! – разбушевался Браддок, в ярости хлопнув ладонью по колену. – Как вы можете предлагать мне такое? Если этот дон Педро объявит о награде, а Харви отыщет мумию, то он просто передаст ее вашему другу.

– Едва ли он сможет это сделать, так как мумию купили вы. Но дон Педро может пожелать выкупить ее у вас.

– Хм-м-м! – заколебался ученый. – Я подумаю об этом, пока этот человек не приедет… Ладно, всего хорошего, – попрощался он и ушел.

Рендом даже не пытался задержать профессора, поскольку устал от его капризов. Он был уверен, что вздорный господин Браддок непременно обратится к дону Гавангосу, когда тот заселится в военную гостиницу, а тот, в свою очередь, поможет профессору в поисках украденной реликвии. А потом, словно подстегнутый словами профессора, баронет подошел к бюро и вынул из выдвижного ящика фотографию девушки несравненной красоты. Какое-то время он рассматривал ее, а потом поцеловал фото и прошептал:

– Интересно, отдаст ли ваш отец мне вашу руку в обмен на эту злосчастную мумию…


Глава IX
Удача госпожи Джашер

Со смерти и похорон Сиднея Болтона прошло несколько недель, и всеобщий ажиотаж сменился ленивыми обсуждениями того, кто же все-таки убил его. Жители Гартли частенько спорили об этом у камина, но постепенно интерес к преступлению, тайна которого, судя по всему, так никогда и не будет раскрыта, сошел на нет. Жизнь и в деревне, и в «Пирамиде» шла размеренно. А профессор Браддок уединился в своем «музее», пускал туда только Какаду и не искал себе нового помощника.

Арчи и Люси были счастливы, ожидая весны, когда, наконец, должно было состояться их бракосочетание, а профессор Браддок никоим образом не пытался помешать их помолвке. Конечно, им было известно, что он обращался к сэру Фрэнку, но они не знали, чем закончился этот разговор. Рендом сам наведался в «Пирамиду», чтобы поздравить молодую пару. Со стороны все выглядело так, словно он очень рад, что Люси собирается выйти замуж за человека, которого сама выбрала себе в спутники жизни. Поскольку баронет некогда был влюблен в нее, девушка была уверена, что тот будет тосковать. Увидев, что он и не думает падать духом, Люси решила, что сердце молодого человека уже занято другой женщиной. Браддок мог подтвердить верность этих предположений благодаря тому, что сказал ему сам Рендом. Но профессор молчал об этом – как и о том, что один испанский джентльмен из Перу тоже ищет ту самую зеленую мумию.

Раздраженная веселостью Рендома, Люси решила узнать правду. Она не могла спросить баронета напрямую, и Арчи не мог рассказать ей ничего особенного о своем друге. А о том, что в первую очередь нужно хорошенько порасспросить собственного отчима, мисс Кендал даже не подумала, поскольку считала, что сухарь-ученый ничего не мог знать о любовных делах. В результате вышло так, что молодая дама, подгоняемая любопытством, решила поговорить об этом с Селиной Джашер, надеясь, что та может знать тайну Рендома: почему вместо того, чтобы печалиться, он доволен жизнью? Сэр Фрэнк был добрым приятелем пухленькой вдовушки и часто заходил к ней днем выпить чашечку чая, так как она жила рядом с фортом. Фактически госпожа Джашер только тем и занималась, что развлекала офицеров беседами, устроив в своем маленьком домике что-то вроде салона, где принимала респектабельных людей, невинно флиртуя с ними. С красивыми молодыми военными она беседовала как мать, выступая в роли мудрой женщины и давая им полезные советы. Таким образом, эта дама давно стала любимицей обитателей форта, а ее гостиная в обеденные часы была переполнена офицерами, заглянувшими к ней на кружечку чая в послеполуденный час.

После убийства Сиднея и пропажи мумии Люси уже дважды хотела заглянуть к госпоже Джашер. Всякий раз она собиралась обсудить с гостеприимной хозяйкой это ужасное событие, но оба раза Селины не было дома – она находилась в отъезде в Лондоне. Однако на третий раз гостье повезло: миссис Джашер оказалась у себя и очень обрадовалась визиту девушки.

– Так мило, что вы заглянули в мою крошечную хижину, – заметила она, расцеловавшись с Люси.

Жилище вдовы Джашер и в самом деле напоминало маленькую деревянную хижину – это был скромный сельский домик, построенный в стародавние времена. Он стоял на краю болота. Вокруг него был разбит небольшой сад – квадратный по форме, защищенный от наводнений не слишком высокой каменной стеной. Дорога к форту проходила мимо фасада, но за болотами, доходившими до самой набережной и закрывавшими вид на Темзу. Наверное, поэтому арендная плата за такое жилище была и вовсе крохотной. Летом в саду было довольно сухо, но вот зимой становилось сыро. Вот почему в сезон туманов вдова по большей части проживала в Лондоне. Но эту зиму она решила пожить в «собственном замке, выдержав водянистые испарения болот» – по крайней мере, так она сказала Люси.

– Можно поддерживать огонь в очагах во всех комнатах, – объяснила госпожа Джашер, помогая гостье раздеться и усаживая ее на диван. – В конце концов, дорогая, дома и стены помогают.

Гостиная была маленькой. Впрочем, и сама ее хозяйка была дамой невысокой, так что превосходно вписывалась в общую обстановку. К тому же вдова имела очень хороший вкус и обставила помещение минимумом мебели – но такой, что не оставляла желать лучшего. Тут стояли стулья Чиппендейла и шкаф Шератона[12], столик времен Людовика XV и полированный письменный стол, который, как уверяла Селина, принадлежал несчастной Марии-Антуанетте. Стены украшали картины – в основном пейзажи, хотя там имелась и пара портретов. Также там были акварели, карикатуры, а еще фарфоровые тарелки и бумажные веера из Кантона. С первого же взгляда становилось ясно, что комната принадлежит женщине, – об этом говорили вазочки с цветами и другие пустяки. Стены, ковер и обивка мебели – все было розового цвета. В этой обстановке госпожа Джашер напоминала королеву фей в ее волшебном царстве. Симпатичная гостиная и очаровательная хозяйка – вот что влекло сюда молодых людей из форта в те часы, когда они были свободны от военной службы.

Миссис Джашер, облаченная в чайное платье цвета чайной розы – она во всем любила последовательность, – заварила этот столь милый женскому сердцу напиток и зажгла розовую лампу. Гостиную залил нежный свет, напоминающий утреннюю зарю. Вдова усадила Люси на софу возле огня, а для себя пододвинула к очагу кресло. На улице было сыро и стоял густой туман, но плотно задернутые розовые занавески защищали дам от непогоды, а отсутствие мужского общества позволяло им беседовать достаточно конфиденциально. К тому же Люси нравилась госпожа Джашер, даже несмотря на подозрения, что вдовушка нацелилась стать хозяйкой «Пирамиды».

– Итак, моя дорогая девочка, – продолжала Селина, большим веером загородив лицо от огня в камине. – Расскажите-ка, как там ваш отец после всех этих ужасных событий?

– С ним все в порядке, – с улыбкой заверила ее мисс Кендал, – хотя он весьма сердит.

– Сердит?

– Конечно же, ведь он потерял свою ужасную мумию.

– И беднягу Сиднея Болтона.

– Не думаю, что моего отчима взволновала смерть Сиднея, если, конечно, исключить тот факт, что он теперь остался без ассистента. А вот мумия стоила ему девятьсот фунтов, и он очень зол, что лишился ее. Тем более что это – перуанская мумия, а таких в мире очень мало. Ведь профессор именно из-за этого и купил ее – он хотел узнать разницу между древнеегипетским и перуанским способом бальзамирования.

– Фу! Какой ужас! – Госпожа Джашер поежилась. – Но, вероятно, полиция нашла хоть что-то, что бы помогло обнаружить убийцу этого бедного парня?

– Нет. Тайна пока не раскрыта.

На какое-то время вдова замолчала, внимательно глядя на языки пламени в камине.

– Я читала газеты, – медленно протянула она. – Собрала все, что написали об этом репортеры. А еще я хотела бы поговорить с профессором, чтобы узнать факты, о которых журналисты не упомянули.

– Думаю, они опубликовали все. Полиция никого не подозревает. А почему это вас так сильно интересует?

Госпожа Джашер лишь удивленно пожала плечами:

– Ну, я все-таки друг профессора, моя дорогая, и, естественно, хотела бы помочь разгадать эту тайну.

– На мой взгляд, на это нет никаких шансов, – ответила Люси. – Да и с отцом на эту тему лучше не говорить…

– Почему? – быстро спросила ее собеседница.

– Он и без того не думает ни о чем другом, мы с Арчи не можем отвлечь его от этих мыслей. Мумию украли, бедного Сиднея похоронили. Собственно, и говорить-то теперь не о чем.

– Однако если предложить награду…

– Мой отец слишком беден, чтобы найти деньги для награды, а правительство этого делать не станет… – ответила мисс Кендал, с грустью пожав плечами.

– Я могла бы предложить награду, если бы профессор позволил мне это сделать, – неожиданно объявила вдова.

– Вы! Но я думала, вы так бедны…

– Так и есть… Да, сейчас я не слишком богата. Однако вскоре у меня будет несколько тысяч фунтов.

– Поздравляю вас. Наследство?

– Да. Помните, я как-то рассказывала вам о своем брате, торговце в Пекине? Так вот, он умер.

– Мне так жаль…

– Моя дорогая, что толку печалиться? Однако я никогда не плачу по пролитому молоку и достойно принимаю все удары судьбы. Я была едва знакома со своим братом, поскольку мы много лет прожили вдали друг от друга. Он вернулся домой, чтобы умереть в Брайтоне. А несколько недель назад, вскоре после убийства Болтона, меня вызвали в Лондон к его смертному ложу. Брат был при смерти несколько дней и на прошлой неделе умер у меня на руках. Он оставил мне почти все свои деньги, так что я могла бы помочь профессору.

– Но зачем вам это делать? – спросила Люси, задаваясь про себя вопросом, почему госпожа Джашер не носит траура.

– Вы же знаете, милочка, я хотела бы выйти замуж за вашего отца, – ответила вдова, потирая пухлые ручки. Девушка не удивилась, поскольку знала об этом давным-давно.

– Я так и предполагала, – сказала она.

– И что вы скажете?

Мисс Кендал снова пожала плечами.

– Если так решит мой отчим… – она выделила последнее слово. – Если он так решит, то почему я должна возражать? Я собираюсь выйти замуж за Арчи, и тогда профессор будет одинок.

– Выходит, вы спокойно относитесь к тому, что я могу стать вашей матерью?

– Если говорить честно, моя дорогая госпожа Джашер, – холодно проговорила Люси, – меня с моим отчимом связывает лишь тот факт, что когда-то он женился на моей матери. Это значит, что вы моей матерью стать не можете никак. Если бы я собиралась и дальше жить в «Пирамиде», то у нас, конечно, могли бы возникнуть разногласия, но скоро я стану госпожой Хоуп. И мы можем остаться подругами.

– Пусть все так и будет, – деловым тоном продолжала Селина. – В конце концов, я не слишком сентиментальна. Однако я рада, что вы не возражаете против нашего бракосочетания. Я не хочу, чтобы из-за этого мы дулись друг на дружку и вставляли друг дружке палки в колеса.

Люси рассмеялась:

– Могу сказать вам откровенно, я не имею на отчима никакого влияния, госпожа Джашер. Он женится на вас, если решит, что так ему будет лучше, и со мной советоваться не станет. Но… – тут девушка немного поколебалась, а потом добавила: – Я не вижу, какая вам польза становиться госпожой Браддок.

– Польза в том, что я смогу стать леди Браддок, – объявила вдова, но, увидев откровенное удивление на лице девушки, спросила: – Неужели вы не знали, что ваш отец из дворянской семьи?

– Это я, конечно, знаю, – кивнула мисс Кендал. – Брат профессора, сэр Дональд Браддок – старик, который так и не женился. Если он умрет без наследников, то профессор получит титул.

– Ну так в этом же все и дело! – воскликнула госпожа Джашер. – Я готова обменять наследство на титул, чтобы устроить научный салон в Лондоне.

– Понимаю. Но вы никогда не заставите моего отца переселиться в столицу, – охладила ее пыл Люси.

– Подождите, когда я выйду за него замуж, – проницательно проговорила маленькая женщина, – я сделаю из него человека. Конечно, мумии и погребальная утварь – довольно мрачные украшения интерьера, но если профессор станет сэром Джулианом Браддоком, я смирюсь. Разумеется, я не люблю его: в моем возрасте думать о любви попросту абсурдно. Но я стану ему хорошей женой, а с моими деньгами он сможет занять надлежащее положение в научном мире, чего ему пока не удалось. Конечно, я бы предпочла, чтобы он был более артистичной натурой, ведь наука – это так скучно! Однако я уже не так молода и теперь, немного разбогатев, хочу получить от жизни все, что возможно. Что вы на это скажете?

– Я буду рада, если после того, как я уеду из дома отца, останется кто-то, кто сможет о нем позаботиться. Он ведь совершенно не разбирается в самых простых бытовых вопросах. К тому же мы с вами хорошие друзья, так почему бы не доверить отца вам?

– Дорогая моя девочка, – протянула госпожа Джашер со вздохом облегчения. Она привстала и нежно поцеловала Люси в щеку. – Я уверена, мы поладим.

– Если будем держать дистанцию. Вы ведь знаете: мир искусства далек от мира науки. И не забывайте, миссис Джашер: мой отчим мечтает отправиться в Египет на поиски таинственной могилы.

Селина кивнула:

– Да, я обещала, что, когда получу деньги брата, помогу профессору организовать эту экспедицию. Но мне кажется, что лучше потратить деньги, предложив награду… чтобы отыскали эту ужасную мумию.

– Хорошо, – усмехнувшись, проговорила мисс Кендал. – Но профессор должен сам сделать выбор.

– Это до брака, а не после. Потом можно будет легко управлять, как всеми другими мужчинами.

– С ним будет нелегко справиться, – сухо возразила девушка. – Он очень упрям, а иногда даже по-женски капризен.

– Хм-м-м! Я понимаю. У него трудный характер, и между нами, если бы не титул, я бы и не подумала выходить за него. Все это выглядит словно большая авантюра, если он сделает меня леди Браддок, то я готова дать ему достаточно денег, чтобы исполнить его желание и вернуть ему эту несчастную мумию. Обмен, на мой взгляд, равноценный. К тому же можете не беспокоиться за отчима: я его не обижу.

– Я совершенно уверена, что к добру или к худу, но профессор настоит на своем. Я беспокоюсь не столько о его счастье, сколько о вашем.

– Действительно… А вот и чай. Джейн, подвинь столик к камину, между мной и мисс Кендал. Благодарю. Сдоба на буфете. Спасибо. Нет-нет, больше ничего не нужно. Закрой за собой дверь.

Хозяйка налила гостье китайского чаю и, протянув ей чашку, возобновила прерванный разговор:

– Не вижу никаких причин вам обо мне беспокоиться, дорогая. Я способна позаботиться о себе, да и профессор – человек мягкосердечный.

– Он мягкосердечен, только пока ему никто не мешает. Дайте ему заниматься своим хобби, и он никогда не побеспокоит вас. Но, боюсь, он не захочет жить в Лондоне и не согласится на то, чтобы вы содержали салон.

– Почему нет? Салон означает известность. Я соберу вокруг себя всех столичных ученых и сделаю этот дом настоящим центром светского общества. Профессор же может оставаться в своей лаборатории, если он так хочет. Как его жена, я и сама смогу сделать все необходимое. А впрочем, моя дорогая, – госпожа Джашер отпила чая, – сейчас об этом говорить слишком рано. Раз в целом вы не против моего брака с вашим отчимом, то оставьте все детали мне. Хотя, конечно, я с радостью приму любой совет, как лучше к нему подобраться.

Люси какое-то время молчала, глядя в свою кружку.

– Теперь вы должны будете сообщить профессору, что ваш брат умер и вы разбогатели, – многозначительно сказала она, наконец. – Однако я советовала бы вам надеть траур. Иначе профессор Браддок будет сильно удивлен.

– Да, судя по всему, у него и в самом деле очень чувствительное сердце, – словно между делом заметила Селина. – Меня с братом почти ничего не связывало, а уж профессор-то о нем и не слышал. Однако я последую вашему совету. В конце концов, черный мне к лицу. – Она провела ладонью по чайному столику. – Ну, а что же вы, дорогая?

– Мы с Арчи сыграем свадьбу весной.

– А ваш второй поклонник уже вернулся?

– Сэр Фрэнк Рендом? – переспросила мисс Кендал, покраснев.

– Конечно. Он заходил ко мне вчера, и я не сказала бы, что он убит горем.

Люси кивнула, покраснев еще сильнее:

– Предполагаю, что его утешила другая женщина.

– Конечно. Нынешние молодые люди такие ветреные. У них на уме то одна девушка, то другая. Вы злы на него?

– Нет, ничуть.

– А по-моему, очень даже да, – усмехнувшись, возразила вдова. – Иначе какая же вы женщина! Уж я-то знаю, каково видеть молодого человека, столь легко меняющего свои сердечные пристрастия.

– Кто же она? – быстро спросила Люси, отведя взгляд.

– Донна Инес де Гавангос.

– Испанка?

– Я бы сказала, колониальная испанка из Лимы. Ее отец, дон Педро де Гавангос, случайно встретился с сэром Фрэнком в Генуе.

– И? – нетерпеливо поинтересовалась Люси.

Госпожа Джашер пожала пухлыми плечами:

– Ну, дорогая, неужели вы не можете сложить вместе два и два? Конечно, сэр Фрэнк влюбился в Инес – этого темного ангела.

– Темного! А я светловолосая! Выходит, он вовсе меня и не любил.

– Возможно, сэр Рендом захотел перемен. Он поставил на белое и проиграл, и потому в этот раз решил поставить на черное. Вот что делает с людьми Монте-Карло! Кроме того, эта молодая дама – Инес – богата. А Фрэнк сказал мне, что проиграл очень большую сумму – много больше, чем мог себе позволить. Однако мне показалось, вы не очень-то довольны.

При этом замечании Люси словно пришла в себя.

– Что вы, я рада. Конечно, любой женщине было бы горько видеть, что отвергнутый жених так быстро забыл бы ее. Но, в конце концов, я не могу обвинять сэра Фрэнка за то, что он попытался найти утешение. Если я выйду замуж раньше, он будет танцевать на моей свадьбе, а если он успеет первым, то я станцую у него.

– И вы оба потанцуете на моей, – подытожила госпожа Джашер. – Просто какая-то свадебная эпидемия! Через день или около того донна Инес должна приехать сюда вместе со своим отцом. Как я слышала, они остановятся в военной гостинице.

– Как, в этой жуткой дыре?

– Что вы, это чистое и весьма приличное местечко. Кроме того, сэр Фрэнк едва ли мог бы пригласить их остановиться в форте, а у меня тут нет лишней комнаты, чтобы принять их. Однако я уверена, что донна Инес и Рендом непременно зайдут ко мне, точно так же, как вы с Арчи в свое время.

– Боюсь, две пары в вашей гостиной никак не поместятся, – рассмеялась Люси, вставая и собираясь уходить. – Я очень надеюсь, что все сложится хорошо: вы станете женой господина Хоупа, я буду миссис Браддок, а Рендом возьмет в жены свою Инес. Но я хотела бы знать еще одну вещь…

– Какую же?

– Почему была украдена эта мумия? Кому она нужна, кроме ученых?

– Выходит, убийца и вор – ученый, – подытожила госпожа Джашер. – Надеюсь, когда-нибудь мы узнаем правду. А тем временем будем наслаждаться жизнью.

– Это хороший совет, я постараюсь им воспользоваться, – объявила мисс Кендал и, счастливая, покинула гостеприимный дом своей старшей подруги.


Глава X
Дон и его дочь

Профессор Браддок был человеком методичным и вел жизнь, размеченную по часам и календарю. Он поднимался в семь утра, будь то лето или зима, и готовил себе обильный завтрак, так что оставался сытым до самого ужина, который вкушал в довольно необычное время – в пять тридцать, если, конечно, в этот день у него не было никаких гостей. Джулиан Браддок презирал саму идею послеполуденного завтрака, как и дневного чаепития. Он утверждал, что двух приемов пищи в день вполне достаточно для обычного человека, ведущего сидячий образ жизни, ибо слишком обильная пища может помешать разумному мышлению, которое так необходимо ученому. Так что обычно профессор весь день – с девяти до четырех часов – работал в «музее», если, конечно, его хобби можно было назвать работой. Затем профессор совершал короткую прогулку по саду или по деревне – на час или два. Поев, он обычно просматривал научную прессу или, развлечения ради, раскладывал пасьянс-другой. Но в семь вечера он неизменно удалялся в свой «музей», где продолжал работу. Спать ученый ложился в полночь, так что можно представить, какой обширный объем работы он мог сделать за день. Казалось, во всем мире не существует более трудолюбивого или методичного человека.

Но время от времени даже такой трудоголик и энтузиаст, как профессор Браддок, устает и от любимого хобби, и от ежедневной рутины. Порой Джулиана охватывало желание встретиться с единомышленниками, и он неожиданно уезжал в Лондон, чтобы пообщаться с другими египтологами. Хотя Браддок очень редко давал свободу этой тоске по общению. В такие дни за завтраком он внезапно объявлял, что едет в столицу, и отправлял Какаду на станцию, чтобы тот купил ему билет на десятичасовой поезд. Перед отъездом профессор, независимо от того, ехал с ним Какаду или нет, собственноручно запирал свой «музей», чтобы никто не смог, зайдя туда, испортить какой-нибудь «экспонат». Впрочем, бояться ему было нечего: Люси прекрасно знала, какой несносный у ее отчима характер и как опасно сердить ученого, нарушая священный покой его коллекции.

Иногда профессор возвращался через пару дней, случалось, что он отсутствовал неделю, а два или три раза его не было даже пару недель. Но всякий раз, возвращаясь, он почти не рассказывал падчерице о том, что было в Лондоне, возможно, считая, что сухие научные детали не будут интересны молодой девушке. Как только Джулиан возвращался в свой «музей», жизнь в «Пирамиде» приходила в прежнее русло, пока глава семьи снова не начинал жаждать общения и перемен. Если принять во внимание характер его работы, то неудивительно, что он пускался в эти «богемные поездки».

Вот почему Люси ничуть не удивилась, когда утром на следующий день после ее визита к госпоже Джашер профессор в своей обычной резкой манере объявил, что собирается в Лондон, но оставит Какаду дома, чтобы тот присмотрел за его драгоценной коллекцией. Девушка была несколько встревожена, так как сама она, для того чтобы помочь вдове договориться с отчимом, как раз пригласила ее на ужин. Естественно, она сказала об этом ученому, и к ее удивлению, тот выразил искреннее сожаление из-за того, что не может остаться.

– Госпожа Джашер очень разумная женщина. Она знает, когда нужно говорить, а когда следует помолчать, – заметил профессор, торопливо допивая кофе.

– А еще она очень хорошая хозяйка, – скромно намекнула ему мисс Кендал.

– Что ты говоришь? Хорошая хозяйка? Интересно, а к чему это ты завела этот разговор? – неожиданно поинтересовался Браддок.

Люси покраснела.

– Вы же знаете, что госпожа Джашер очень хорошо к вам относится.

Джулиан заворчал, но рассерженным он не выглядел. Даже ученый-сухарь бывает падок до лести.

– Это она сама тебе сказала? – спросил профессор с довольной улыбкой.

– Не так прямолинейно. Однако я – женщина и могу понять то, о чем другая женщина говорит намеками, – тут девушка сделала паузу, а потом веско добавила: – К тому же, она не так стара. Вы должны согласиться, что она хорошо сохранилась.

– Как мумия, – рассеянно заметил Браддок, отодвигаясь от стола, и вдруг неожиданно оживился. – И все-таки это должно что-то значить, хитрюга. Знаю я всех этих сладких вдовушек! Однако такому старику, как я, не до них.

– Отец, когда я выйду замуж за Арчи, я, по всей вероятности, оставлю Гартли и перееду в Лондон.

– Знаю… Знаю… Неужели ты, девочка, думала, что я не размышлял над этой проблемой? Однако если бы ты была по-настоящему мудрой, то вышла бы замуж за Рендома и жила бы тут неподалеку в форте.

– У сэра Фрэнка другая возлюбленная… Но даже если бы я вышла за него и осталась в форте, я все равно бы не смогла заботиться о вас.

– Гм-м-м! Кажется, я начинаю понимать, к чему ты клонишь. Но я не могу забыть твою мать, моя дорогая. Она была такой прекрасной женой.

– Однако вы сами не сможете управиться с этим большим домом, – ласковым голосом произнесла его падчерица. – А я, уходя, не хочу оставлять вас на попечение слуг. Госпожа Джашер очень заботлива и…

– И станет хорошей хозяйкой, Нет. Нет, дитя мое, я не хочу, чтобы у тебя появилась новая мать…

– Ну, этого вы могли бы не опасаться, даже если бы я не вышла замуж, – жестко ответила Люси. – Девушка может иметь только одну мать.

– А мужчина, очевидно, может иметь двух жен, – с сухой усмешкой поинтересовался Браддок. – Гм-м-м! – Тут он потер пухлый подбородок. – Это неплохая идея. Но не смогу же я в моем возрасте влюбиться…

– Не думаю, что госпожа Джашер станет требовать невозможного.

Профессор оживленно вскочил на ноги.

– Я обдумаю это, – заявил он. – А пока мне нужно ехать в Лондон.

– А когда вы вернетесь?

– Не могу сказать. Не задавай глупых вопросов. Ты же знаешь, я не люблю устанавливать себе сроки. Меня может не быть несколько дней, а может, и всю неделю. Пусть все идет как идет, но если Хоуп решит зайти к нам на обед, непременно пошли за миссис Джашер, чтобы она составила тебе компанию.

Люси согласилась с таким предложением, и господин Браддок ушел готовиться к поездке. Его сборы в дорогу больше напоминали стихийное бедствие, и Люси нужно было всюду успеть: упаковать чистые теплые носки, приготовить бутерброды, помочь отчиму надеть пальто и забраться в кеб, который вызвали из военной гостиницы… И все это время профессор, не переставая, говорил: он ругался, давал ценные указания, бесполезные советы и путаные инструкции. Когда его кеб исчез, свернув в сторону Джессама, Люси и все слуги вздохнули от облегчения. Профессор, конечно, был великим археологом, но еще более великим придирой во всем, что касалось его прихотей и капризов.

В течение следующих двух-трех дней мисс Кендал наслаждалась спокойным общением с Арчибальдом Хоупом. Несмотря на осеннюю пору, погода была прекрасна, и художник использовал все светлое время суток для того, чтобы делать наброски болотистых пейзажей. Люси часто сопровождала его, а иногда к ним присоединялась госпожа Джашер. И хотя вдова казалась веселой, девушке порой приходила в голову мысль, что радость ее спутницы наигранная, а в ярком дневном свете хорошо было видно, что время не пощадило лица потенциальной невесты ее отчима. Морщины пролегли по пухлому лицу, а в уголках рта появились усталые ямочки. Кроме того, Селина была очень рассеянной и порой, разговаривая с влюбленными, теряла нить разговора. Вдова решила свои денежные проблемы и, судя по всему, профессор Браддок был бы не прочь жениться на ней… Однако она сильно волновалась, и Люси никак не могла понять причину этого беспокойства. Один раз мисс Кендал даже попыталась завести об этом разговор. В тот день они в сопровождении Фрэнка Рендома направились посмотреть на то, как Хоуп делает новые эскизы, и Люси осторожно поинтересовалась, что так тревожит ее приятельницу:

– Надеюсь, я не обидела вас своим вопросом? – осторожно спросила девушка.

– Нет, конечно… Но почему вы спрашиваете об этом? – спросила госпожа Джашер, покраснев.

– Последние дни вы выглядите слишком взволнованной.

– У меня неприятности… – вздохнула вдова. – Неприятности. Связанные с наследством моего покойного брата. Общение с адвокатами вымотало меня. Они делают все, что от них зависит, чтобы раздуть свои затраты. К тому же я начала больше задумываться о смерти брата. Я все время думаю, что должна была больше сделать для него. А после того, как вы мне сказали, я и в самом деле решила, что должна носить траур, и ношу его, как видите. Конечно, мы были едва знакомы, но тем не менее он оставил мне деньги и был моим единственным родственником, поэтому я и в самом деле должна показать свою печаль. Я одинокая женщина, моя дорогая.

– Когда вернется мой отец, вы больше не будете чувствовать себя одиноко, – заверила ее мисс Кендал.

– Очень на это надеюсь. Мне так хотелось бы, чтобы кто-нибудь заботился обо мне! Я говорила вам, что хотела бы выйти замуж за профессора, а потом устроить салон и получить некую власть. Но, кроме этого, я очень не хочу остаться в одиночестве на старости лет. Нет, я не отрицаю, что, как бы я ни бодрилась, порой я чувствую себя очень старой, – со вздохом добавила госпожа Джашер. – Спасибо вам за участие, дорогая. А то ведь одно время мне даже стало казаться, что вы меня не любите.

– Думаю, мы хорошо поладим, – несколько уклончиво заметила Люси, несмотря на симпатию, не желавшая становиться слишком близкой подругой вдовы. – Как вы понимаете, я очень довольна, что вы собираетесь выйти замуж за моего отчима.

– Приятно думать, что вы разделяете мои желания, – ответила Селина, погладив руку девушки. – А когда профессор вернется?

– Не могу сказать. Он отказался называть точную дату. Обычно он отсутствует недели по две, но иногда оборачивается и быстрее. Он вернется, когда сам решит вернуться.

– Я изменю все это, когда мы поженимся, – нахмурившись, пробормотала госпожа Джашер. – Нельзя быть таким эгоистичным.

– Боюсь, в этом вопросе вам не удастся ничего изменить, – ответила мисс Кендал и ускорила шаг. Нагнав джентльменов, она услышала в их разговоре имя дона Педро де Гавангоса.

– О чем это вы говорите, сэр Фрэнк? – поинтересовалась девушка.

Рендом повернулся к Люси, широко улыбнувшись.

– Завтра приезжает мой новый испанский друг. Мы познакомились в Генуе.

– С дочерью? – внимательно глядя на молодого баронета, уточнила мисс Джашер.

– Конечно, – ответил молодой солдат, чуть покраснев. – Донна Инес очень предана своему отцу и никогда не оставляет его.

– Когда-нибудь ей придется это сделать, – невинно заметил Хоуп, не отводя взгляда от эскиза. – Ведь рано или поздно у нее появится достойный жених.

– Если еще не появился, – хихикнула госпожа Джашер.

Люси с жалостью посмотрела на сконфуженного Рендома.

– А где они остановятся? – спросила она.

– В военной гостинице. Я снял для них лучшие комнаты. Домовладелица, госпожа Хумберт, – хорошая хозяйка и превосходная повариха. Тем более что дону Педро легко угодить.

– Вы сказали, он испанец, – равнодушно заметил Арчи. – А он говорит по-английски?

– Превосходно. Точно так же, как и его дочь.

– Но что этому испанцу понадобилось у нас в глуши? – помедлив, спросила госпожа Джашер.

– Я думал, что рассказал все, когда мы с вами беседовали на днях, – с досадой заметил баронет. – Дон Гавангос прибыл сюда, чтобы поговорить с профессором Браддоком об исчезнувшей мумии.

Хоуп неожиданно оторвал взгляд от холста.

– Что он знает о мумии? – спросил он с удивлением.

– Ничего. Насколько я знаю, он прибыл в Европу, чтобы купить эту мумию, но профессор Браддок его опередил. Больше дон Педро ничего мне об этом деле не говорил.

– Гм-м-м! – пробормотал Арчи себе под нос. – Этот дон Педро будет очень разочарован, когда узнает, что мумию так и не нашли.

Фрэнк не расслышал его слов и уже хотел попросить друга повторить их, когда вдали, на белой дорожке, ведущей к форту, появились две высокие фигуры.

– Какие-то приезжие! – изумленно протянула госпожа Джашер, поднеся к глазам лорнет, которым пользовалась скорее для того, чтобы произвести эффект, чем по реальной необходимости.

– Почему вы так решили? – небрежно спросила Люси.

– Посмотрите, как странно одет этот мужчина…

– Отсюда я не могу рассмотреть, – покачала головой девушка. – А если вы можете, госпожа Джашер, то я и в самом деле недоумеваю, зачем вам лорнет.

Вдова усмехнулась в ответ на этот комплимент и немного покраснела, почуяв в нем упрек. Тем временем всем стало видно, что незнакомцев не двое, а трое. Молодой деревенский парень вел высокого джентльмена и стройную даму прямо к тому месту, где возле мольберта стояли Хоуп, Рендом и остальные. Потом подросток оставил своих спутников и повернул в сторону деревни. Фрэнк еще какое-то время смотрел на приближающуюся парочку, а потом встрепенулся.

– А вот и сам дон Педро вместе с дочерью, – с удивлением объявил он, шагнув вперед, чтобы поприветствовать своих знакомых.

– Теперь, моя дорогая, – шепнула Селина на ухо Люси, – посмотрим, что за женщину он предпочел вам.

– Это только честно, ведь сэр Фрэнк уже знает человека, которого я предпочла ему, – парировала мисс Кендал.

– Хорошо, что наши гости говорят по-английски, – заметил Арчибальд, окончательно отвернувшись от холста. – Лично я не знаю по-испански ни слова.

– Они не испанцы, а перуанцы, – заметила госпожа Джашер.

– Но язык-то более или менее один и тот же. Проклятие, Рендом ведет их сюда! Ну почему не в форт? Полагаю, теперь мне придется отложить работу до завтра, – проворчал живописец и начал собирать свои кисти и краски.

Вблизи сеньор де Гавангос оказался высоким, худым, сухим человеком, очень похожим на Дон Кихота, каким его изобразил Доре. Наверно, в его венах отчасти текла и индейская кровь, судя по темным глазам, длинным черным волосам и высоким скулам. Он был одет в пуритански-черный костюм, но его варварская любовь к ярким цветам выразилась в красном галстуке и красном платке, повязанном вокруг тульи его шляпы. Именно платок и галстук издалека привлекли внимание госпожи Джашер и дали ей понять, что перед ней иностранец, ведь ни один англичанин в жизни бы не надел столь кричащие вещи. Однако, несмотря на все это, дон Педро выглядел как настоящий кастильский джентльмен. Подойдя, он вежливо поклонился всем присутствующим, позволив Рендому представить его.

– Миссис Джашер, мисс Кендал, разрешите представить вам сеньора Педро де Гавангоса.

– Я очарован, – с поклоном произнес перуанец, снимая шляпу. – И в свою очередь позвольте мне представить вам мою дочь донну Инес де Гавангос.

Пока перуанцу представляли Арчи, Люси и Селина, стараясь не пялиться, внимательно осмотрели молодую леди, в которую был влюблен баронет. Без сомнения, донна Инес занималась тем же самым. Мудрость, присущая прекрасному полу, позволила им всего за несколько минут светской беседы в деталях рассмотреть друг друга и составить мнение о собеседницах.

Мисс Кендал не могла отрицать, что донна Инес была очень красива – в глубине души она даже признала, что перуанка красивее. Сама Люси была не более чем миловидной, в то время как дама из Перу оказалась невероятно очаровательной и величественной.

Однако в донне Инес таилось нечто странное, варварское, что позволяло сразу же, без ошибки, узнать в ней иностранку. На прекрасном смуглом лице застыло гордое, если не сказать надменное выражение, чуждое английским девушкам. Могло показаться, что Инес прибыла не с другого континента, а с иной планеты. Большие черные глаза, прямой, греческий нос, совершенный рот и идеальный овал лица делали ее настоящей красавицей. Лицо ее обрамляли густые, черные, как крыло ворона, волосы, уложенные в прическу в соответствии с последней парижской модой. Из Парижа прибыло и ее облачение, от перчаток до башмачков – это англичанки заметили с первого взгляда. И хотя яркие оттенки в одежде выдавали тот же, что и у отца, варварский вкус, язык не поворачивался назвать ее убор несовершенным. Впрочем, даже в более скромной одежде эта девушка все равно сверкала бы золотом и драгоценными камнями. Ее вид напомнил Люси рассказы отца о Девах Солнца, жрицах древнего Перу. На мгновение мисс Кендал представилось, что перед ней не современница, а удивительное создание из далекой древней эпохи – невеста какого-нибудь царя инков.

– Боюсь, вы найдете Англию унылой после лучезарного света Лимы, – заметила юная англичанка, отведя взор.

Донна Инес вздрогнула, потом поглядела вдаль, на берег реки, затянутый серым туманом, через который с трудом пробивался бледный солнечный свет.

– Конечно, я предпочла бы оказаться сейчас в тропиках, – ответила она. Люси поразилась тому, насколько музыкален голос ее новой знакомой. – Однако мой отец прибыл сюда по делу, и, пока оно не завершено, мы останемся здесь.

– Тогда нам остается только попытаться сделать ваше пребывание в наших краях ярким и запоминающимся, – бодро объявила госпожа Джашер, все еще внимательно разглядывая новых знакомых. – Вы должны непременно заглянуть ко мне, донна Инес. Посмотрите, мой дом вон там.

– Спасибо за приглашение, мадам. Вы очень любезны.

Тем временем дон Педро заговорил с молодыми людьми.

– Да, получилось так, что я прибыл раньше, чем рассчитывал, – заметил он. – Однако визит мой не будет длительным. Дела призывают меня вернуться в Лиму. Поэтому я хотел бы как можно скорее повидаться с профессором Браддоком.

– Мне жать, но мой отец сейчас в отъезде, – вздохнула Люси.

– И когда он возвратится, мисс Кендал?

– Едва ли я могу вам точно сказать… Через неделю или две…

Перуанец раздраженно взмахнул рукой:

– Жаль, очень жаль: я крайне стеснен во времени. Однако мне придется задержаться и подождать его возвращения. Кроме того, я хотел бы знать: нашли ли мумию?

– Не нашли, – быстро ответил Хоуп. – И похоже, уже никогда не найдут.

Дон Гавангос неспешно перевел на него взгляд.

– Ее необходимо найти, – объявил он. – Я прибыл из Лимы, чтобы заполучить эту мумию. И когда вы услышите мою историю, то поймете, почему я так жажду вернуть ее.

– Вернуть? – удивленно в один голос повторили следом за ним Фрэнк и Арчи.

Дон Педро кивнул.

– Эту мумию украли у моего отца, – объявил он.


Глава XI
Манускрипт

Самым странным во всем происходящем было то, что в разговорах жителей Гартли постоянно всплывал вопрос о мумии. Поскольку она исчезла, а человек, который привез ее в Англию, был мертв, можно было предположить, что люди постараются забыть об этом неприятном инциденте. Но профессор Браддок сильно скорбел о потере, что, возможно, было достаточно естественным, а вдова Энн все время бормотала о мумии и жаждала, чтобы кто-то отыскал убийцу ее бедного мальчика, так что забыть о преступлении не удавалось. Теперь же дон Педро де Гавангос заявил и вовсе что-то несусветное: перуанская реликвия, по его словам, была украдена у его отца! По всей видимости, судьба не желала, чтобы память об этом преступлении канула в Лету, и неисповедимыми путями вела горожан к разгадке тайны убийства Болтона. Однако, как ни смотри, ключей к этой тайне заметно не было.

Конечно, когда перуанский джентльмен объявил, что мумия прежде принадлежала его семье, каждый пожелал услышать, как ее украли в первый раз. Ведь семейство де Гавангос жило в Лиме, а забальзамированное тело инка было куплено на Мальте. Если эта мумия и в самом деле принадлежала отцу дона Педро, то как она пересекла океан и откуда сеньор узнал о ее местоположении? И почему он опоздал – не успел купить ее первым? Госпожа Джашер очень хотела понять, что к чему, и объяснила Люси причины своего любопытства так:

– Видите ли, моя дорогая, – обратилась она к девушке на следующий день после прибытия дона Педро в Гартли. – Если мы узнаем прошлое этой ужасной мумии, то получим ключ к человеку, который столь жаждет обладать этой гадостью, и, быть может, нам удастся выследить этого ужасного преступника. А если мы сможем выследить убийцу, то, возможно, сумеем и вернуть мумию. И тогда, если мне удастся вернуть ее вашему отцу, из благодарности он женится на мне.

– Вы, кажется, убеждены, что убийца – мужчина, – возразила ей мисс Кендал. – Не забывайте, что молодой Болтон говорил через окно своего номера с женщиной.

– Старухой, – поправила ее Селина Джашер.

Люси немного помолчала, но потом продолжила:

– Элиза Флай так и не смогла сказать, была ли та женщина молодой или старой. Она просто заявила, что собеседница Болтона носила темное платье и темный платок. Однако эта женщина каким-то образом, без сомнения, связана с убийством. Иначе она не стала бы подобным образом беседовать с Сиднеем.

– Я не успеваю за вами, моя дорогая. Вы говорите так, словно считаете, что бедный Болтон ожидал, что его убьют. Я же считаю, что он был намеренно убит одним человеком или группой людей. Думаю, нам удастся обнаружить правду, если мы узнаем прошлое мумии.

– Но мы же ничего о ней не знаем.

– Вы забываете то, о чем сказал нам дон Педро, милая, – торопливо проговорила госпожа Джашер. – Он сказал, что мумия была украдена у его отца. Давайте же выслушаем его – быть может, тогда у нас появится шанс найти ключ к разгадке этого дела. О, как бы мне хотелось вернуть профессору мумию – я уже сказала вам, почему… Так вы, дорогая, зайдете ко мне сегодня на ужин?

– Даже не знаю, – заколебалась мисс Кендал. – Арчи обещал заглянуть ко мне сегодня вечером.

– Моя милая, я ведь могу пригласить и мистера Хоупа. Придет и дон Педро с дочерью. Само собой, и сэр Фрэнк присоединится к нашей компании, следуя за этой молодой дамой. Устроим скромную вечеринку на шесть персон – и, думается мне, сумеем уговорить дона Гавангоса рассказать историю о том, как эта мумия была украдена в первый раз.

– Но он может не захотеть…

– Полагаю, захочет, – быстро ответила Селина. – Он ведь желает снова вернуть мумию своему семейству, и мы – его единственный шанс.

– Но дон Педро едва ли согласится, чтобы мумия вернулась к моему отцу.

Вдова Джашер только пожала пухлыми плечами.

– Они с вашим отцом договорятся. Все, чего я хочу, это чтобы мерзкая мумия нашлась. Несомненно, она принадлежит профессору Браддоку, поскольку он ее купил, но, так как до этого она была украдена у отца этого перуанского джентльмена, он тоже вправе потребовать свою собственность. Так что же, мне вас ожидать?

– Я приду и позабочусь, чтобы Арчи пришел вместе со мной, – заверила Люси: ее и саму начало разбирать любопытство. – Все это так романтично…

– Преступно, дорогая моя, прежде всего речь идет о преступлении, – проговорила госпожа Джашер, вставая и направляясь к двери. – По доброй воле вмешиваться в такое дело я бы не стала. И все же придется, – улыбнулась она, – вы знаете, почему именно.

– Если для того, чтобы выйти замуж, требуется пережить столько неприятностей, то, быть может, мне лучше оставаться старой девой до конца своих дней, – едко заметила Люси.

– Если бы вы были столь же одиноки, как я, – парировала ее слова пухлая вдовушка, – вы бы расстарались, чтобы заполучить себе хоть какого-нибудь мужчинку. Я бы, конечно, предпочла молодого и красивого мужа, вроде сэра Фрэнка, но я не в том положении, чтобы быть разборчивой. С меня хватит и профессора – пусть и немолодого, но известного ученого, который, к тому же, со временем принесет мне дворянский титул… Что ж, моя дорогая, жду вас сегодня вечером в семь. Ни минутой позже! – И, раскланявшись, она направилась в сторону своего дома готовиться к приему гостей.

Люси подумала, что ее старшая подруга слишком уж беспокоилась ради того, чтобы в итоге стать миссис Браддок. В конце концов, брат Джулиана может прожить еще много лет, перечеркнув ее надежды на дворянство. Однако девушка искренне сочувствовала госпоже Джашер – общительной вдове, которая так любила быть в центре внимания. Обстоятельства обрекли ее на довольно уединенную жизнь в этом унылом месте, так что волей-неволей она должна была всеми силами пытаться вырваться из этого захолустья, надеясь избежать одиночества. Кроме того, хоть мисс Кендал и не хотела становиться близкой подругой вдовы, неприязни к ней девушка не питала и искренне считала, что для профессора Браддока эта женщина была бы идеальной женой. Размышляя подобным образом, Люси подумала, что было бы неплохо помочь Селине, подтолкнуть дона Педро, чтобы он как можно скорее сообщил все, что ему известно о мумии и о том, как ее похитили.

Итак, ровно в семь вечера шесть человек собрались в крошечной розовой гостиной вдовы Джашер. Столовая была лишь немногим больше, так что нужно было обладать поистине женской ловкостью, чтобы разместить в ней их всех. Однако хозяйке это с легкостью удалось, причем гости расселись так, чтобы хорошо видеть друг друга и чтобы всем было удобно. А ужин, который подала госпожа Джашер, оказался настолько хорош, что никто и не заметил тесноты. Вдова, как хозяйка, восседала во главе стола. Дон Педро, как старший из гостей, сидел напротив. Сэр Фрэнк занял место рядом с донной Инес, а с другой стороны, также рядышком, расположились Арчибальд и Люси. Служанка Джейн была хорошо проинструктирована и в этот день заменяла одновременно лакея и дворецкого. Мисс Кендал предложила госпоже Джашер услуги Какаду, который умел очень ловко наливать вино, но вдова, поведя плечами, отказалась.

– Это ужасное существо с желтой шваброй вместо волос вызывает у меня дрожь, – объявила она.

Ужин был приготовлен отменно, а стол больше напоминал выставку отличных блюд. Пускай Селине и не был чужд авантюризм, вместе с тем она была превосходной хозяйкой. Люси подумала, что если она все же сумеет стать миссис Браддок, то будущее египтологии окажется в надежных руках. Когда все поели, вдова вытащила коробку отменных сигар, а потом, велев подать джентльменам вино, увела своих юных подруг немного посплетничать в гостиной. Благодаря ее ловкости вечеринка, несмотря на тесноту, шла без запинки, как хорошо смазанные часики. Хозяйка всеми силами старалась вести застольную беседу легко и непринужденно, так, чтобы гости ощутили близость и взаимное доверие, редкие на светских приемах.

Пока все ели, вдова старалась, чтобы разговор не касался мумии. Но когда гости, поев и подобрев, переместились в гостиную, она осторожно намекнула на цель поисков дона Педро. Так как ночь выдалась холодной, а перуанский джентльмен привык жить в тропиках, хозяйка предложила ему пересесть в мягкое кресло у пылающего камина, а сама стала подавать ароматный кофе, благоухающий ванилью. С кофе и хорошей сигарой – Селина разрешала гостям курить прямо в гостиной – сеньор де Гавангос и в самом деле размяк. Он сердечно поблагодарил госпожу Джашер за то, что той удалось создать такую приятную и теплую атмосферу.

– У вас очень уютно, мадам, – объявил перуанец, чуть приподнявшись, чтобы отвесить изысканный поклон. Он оказался столь приятен в общении, что миссис Джашер в какой-то момент даже подумала отказаться от выбранного в мужья сухаря-ученого и попытать счастья, попробовав стать испанской леди из Лимы.

– Вы льстите мне, дон Педро, – ответила вдова, обмахиваясь совершенно бесполезным в помещении веером. – Хотя я и в самом деле очень довольна, что вам понравилось в моем скромном жилище.

– Прошу прощения, мадам. Но дом никак нельзя назвать скромным, если он всего лишь оправа для такого драгоценного камня, как вы.

– Удивительно, но ни один англичанин не смог бы сделать такой комплимент! – немного насмешливо заметила Люси молодым людям – так, чтобы иностранец у камина ничего не слышал. – Мы словно вернулись в прошлый век.

– Да, мы стали более трезвыми, чем в свое время были наши отцы, – улыбнувшись, заметил Хоуп. – Но я уверен, что если Рендом немного подумает, то сочинит комплимент не хуже. Давай, Фрэнк, попробуй!

– Боюсь, на сытый желудок мне такое напряжение ума не под силу, – ответил баронет.

Что касается донны Инес, то она хранила молчание. Перуанка сидела, улыбалась, словно задумавшись о чем-то своем, и выглядела невероятно красивой. Люси и сама была довольно привлекательной, да и госпожу Джашер можно было назвать как минимум миловидной, но ни та, ни другая не шли ни в какое сравнение с этой южноамериканской леди. Она улыбалась, словно настоящая королева, разглядывая украшения комнаты. Влюбленный в нее сэр Фрэнк не мог отвести взгляда от ее лица.

Какое-то время беседа шла живо, легко перескакивая с темы на тему. Наконец, хозяйка, не желая тратить вечер впустую, перевела разговор на интересующую всех тему. Они заговорили о мумии и о профессоре Браддоке. В своем хитроумии вдова обратилась не к сеньору де Гавангосу, а к Люси Кендал.

– Надеюсь, ваш отец вернется из Лондона с этой проклятой мумией, – заметила она словно невзначай.

– Едва ли он поехал туда за ней, – безразличным тоном ответила Люси.

– Но ведь, так или иначе, а он хочет вернуть ее, тем более после того, как заплатил за нее тысячу фунтов, – продолжала госпожа Джашер с хорошо сыгранным притворным удивлением.

– Разумеется, но отчего же он стал бы искать ее в Лондоне? – возразила девушка.

– Так профессор Браддок отправился на поиски мумии? – в свою очередь заинтересовался сеньор Педро.

– Нет, – ответила Люси. – Скорее всего, он посетит Британский музей, чтобы сделать очередные наблюдения в египетском отделе.

– И когда вы ожидаете его возвращения?

Люси пожала плечами:

– Не могу точно сказать, дон Педро. Мой отец приезжает и уезжает, когда ему заблагорассудится.

Перуанец задумчиво посмотрел на пламя в очаге.

– Я хотел бы увидеться с профессором, как только он вернется, – произнес он на превосходном английском. – На самом деле я очень озабочен судьбой этой мумии.

– Не может быть, – заметила миссис Джашер, прикрывая улыбку веером, и словно в шутку спросила: – Почему у вас такой странный интерес? Это что, мумия одного из ваших родственников?

– Да, мадам, – неожиданно ответил дон Гавангос совершенно серьезным голосом.

Все с удивлением уставились на него, и только донна Инес сидела спокойно и по-прежнему загадочно улыбалась. Заметив это, госпожа Джашер решила, что молодая дама, видимо, не слишком-то умна. Тем временем дон Педро, оглядев всех собравшихся, с гордостью продолжил:

– В моих жилах течет королевская кровь инков.

– Ха! – пробормотала про себя вдова. – Наверное, это объясняет вашу неанглийскую любовь к ярким деталям туалета. – Но потом, сменив тон, она заговорила серьезно. – Расскажите нам об этом, дон Педро. У нас здесь обычно очень скучно, но романтическая история вроде вашей наверняка рассеет тоску.

– Не уверен, что это так уж романтично, – покачал головой перуанец, все еще вежливо улыбаясь. – Боюсь, что моя история нисколько вас не развеселит.

– Ну что вы! – поддержал Арчи Селину. Он тоже стремился узнать как можно больше о таинственной мумии. – Это очень интересно, сэр, и мы все внимательно вас слушаем.

Дон Педро снова поклонился и внимательно оглядел всех собравшихся.

– Инка Касас был одним из правителей древнего Перу, – начал он. – Вы, вероятно, знаете, что Инка Атауальпа был убит Писарро[13], а вместо него на престол был возведен король-марионетка, Инка Тупак. Он также погиб – подозревают, что его смерть подстроил его родственник Чалкучима. Ему на смену пришел Манко, которого историки считают последним великим Инкой Перу. Но они ошибаются.

– Как интересно, – с ленцой сказал Хоуп. – И кто же тогда последний Инка?

– Тот самый человек, который ныне – зеленая мумия.

– Инка Касас, – робко предположила Люси.

Сеньор де Гавангос резко повернулся в ее сторону:

– Откуда вы знаете это имя?

– Вы сами его только что упомянули. Хотя я помню, что слышала его от отца, – ответила девушка, удивленная его реакцией.

– И откуда профессор узнал это имя? – с тревогой спросил дон Педро.

Мисс Кендал только покачала головой:

– Не могу сказать. Но продолжайте свой рассказ, – попросила она с наивным любопытством ребенка.

– Да, пожалуйста, – умоляюще проговорила госпожа Джашер, которая внимательно слушала разговор своих гостей.

Несколько минут перуанец хранил молчание. Наконец, его рука скользнула в карман пиджака, и он вытащил старинный пергамент, покрытый выцветшими фиолетовыми каракулями.

– Вы когда-нибудь видели манускрипт, подобный этому? – спросил он у Люси.

– Нет, – ответила она, подавшись вперед, чтобы как можно лучше рассмотреть пергамент.

– Что это? – с любопытством поинтересовался сэр Фрэнк.

Дон Гавангос снова обвел подозрительным взглядом всех собравшихся в гостиной, но никто не признался, что видел подобный манускрипт прежде. Тогда он убрал документ назад во внутренний карман пиджака.

– Это отчет о бальзамировании Инки Касаса, написанный его сыном – моим предком.

– Значит, вы сами – потомок этого Инки? – нетерпеливо поинтересовалась госпожа Джашер.

– Именно так. Будь все по-старому, я был бы наследным властителем Перу. Теперь же я лишь простой джентльмен, весьма стесненный в средствах. Вот почему, – твердо сказал сеньор Педро, – я намерен во что бы то ни стало вернуть мумию моего великого предка.

– Выходит, она настолько ценная? – неожиданно поинтересовался Арчи. Он вновь задумался, почему же все-таки была украдена эта мумия.

– Сама по себе она стоит не так уж много, если не говорить об исторической ценности, – ответил перуанец. – Но я собирался рассказать вам историю о том, как она была украдена у моего отца.

– Продолжайте же, продолжайте! – взмолилась вдова Джашер. – Это так интересно!

Тогда дон Педро без лишних предисловий начал рассказ.

– Инка Касас правил в глубине Анд, вдали от жестокого завоевателя, покорившего его страну. Этот документ, – де Гавангос коснулся кармана, – написан его сыном. Тут самым подробным образом зафиксированы все детали церемонии, место захоронения, а также список сокровищ, которые отправились в могилу вместе с мумией.

– Сокровища, – с придыханием пробормотал Хоуп. – Я так и думал…

– Сын Инки Касаса женился на испанской даме и примирился с испанцами. Он отправился жить в Куско, но при этом неизвестно для чего прихватил мумию отца. Однако документ пропал. Много лет все мое семейство жило в нищете, не зная, что под саваном этой мумии скрыты два больших изумруда огромной ценности. С останками моего царственного предка обращались как со святыней. Тем временем наша семья перебралась в Лиму. Там мы жили в старом доме…

– Но как же у вас украли мумию? – с нетерпением спросил Рендом.

– Я как раз подхожу к этому месту. – Педро, нахмурившись, посмотрел на молодого человека. – Меня не было в Лиме, когда все это случилось, но я знал человека, который похитил мумию.

– Он был испанцем?

– Нет, – медленно проговорил сеньор де Гавангос. – Это был английский моряк, и звали его Ваза.

– Ваза – шведская фамилия, – заметил Арчибальд.

– Этот человек назвался англичанином. Насколько я, иностранец, мог судить, говорил и выглядел он как британцы. В то время я был молод, а в Перу бушевала гражданская война. Наш дом был ограблен, а этот Ваза, потерпев кораблекрушение в Кальяо, воспользовался гостеприимством моего отца. Он обманул старика и украл мумию Инки Касаса. Мой отец умер в печали и перед смертью приказал мне вернуть мумию. Когда в моей несчастной стране вновь воцарился мир, я попробовал отыскать следы мумии моего предка. Но все поиски оказались тщетными, поскольку Ваза исчез и, судя по всему, вывез забальзамированное тело из Перу. Мумия казалась потерянной навсегда, однако мне повезло – я обнаружил пергамент, в котором было детально описано погребение Инки Касаса. Тогда-то я и узнал о двух изумрудах и, естественно, после этого решил всенепременно вернуть себе эту реликвию. Эти драгоценные камни наверняка помогли бы мне поправить мое благосостояние. Но, как я уже говорил, все поиски оказались тщетны. Я спокойно жил в Лиме до тех пор, пока не умерла моя жена. Тогда я с дочерью отправился в Европу…

– Чтобы отыскать мумию? – нетерпеливо поинтересовался Арчи.

– Нет. Я оставил надежду вновь обрести ее. Но неожиданно судьба дала мне шанс. В Генуе, читая газету, я натолкнулся на объявление о продаже на Мальте зеленой мумии из Перу. Я немедленно навел справки, так как сразу решил, что это пропавший Инка Касас. Однако я опоздал. Мумия уже была продана профессору Браддоку. Господин Болтон загрузил ее на борт «Ныряльщика». А потом совершенно случайно я познакомился с сэром Фрэнком Рендомом. – Тут дон Педро кивнул в сторону молодого баронета. – Оказалось, что он хорошо знает покупателя. Он пообещал познакомить меня с ним. Так я очутился здесь, но лишь для того, чтобы узнать, что мумия вновь похищена. Вот и все. – И перуанец драматично взмахнул рукой.

– Какая странная история, – нарушил молчание Арчи. – Однако теперь мы знаем по крайней мере одну часть тайны.

– Какую же? – быстро спросила госпожа Джашер.

– Получается, что эту мумию украли из-за изумрудов.

– Простите, но это невозможно, – проговорил дон Педро, взволнованно поднимаясь на ноги. – Никому, кроме меня, не было известно, что у мумии в каждой руке зажато по огромному изумруду. Я сам узнал об этом лишь несколько лет назад, из документа, который показал вам.

– Пусть так, – с завидным самообладанием ответил Хоуп. – И все же мне не верится, что нашелся бы человек, готовый рискнуть головой, чтобы похитить столь приметную мумию, от которой невозможно избавиться. Но вот если убийца знал об изумрудах, то все меняется – тогда понятно, зачем он пошел на такой риск. Драгоценные камни сбыть с рук гораздо легче, чем забальзамированное тело.

– Все равно… – возразил Рендом. – Я не вижу, каким образом убийца мог узнать о спрятанных под бинтами изумрудах.

– Тоже мне загадка, – пожал плечами Арчибальд. – Наверняка есть и другие копии документа.

– Откуда им взяться?

– Пергамент мог переписать тот же Ваза.

– Нет, – покачал головой Педро. – Манускрипт написан на латыни – языке, которому сына Инки Касаса обучил испанский священник. Едва ли Ваза знал латынь. К тому же, если бы ему и в самом деле была известна тайна мумии, он давным-давно срезал бы бинты и забрал драгоценности. Однако в газете было сказано, что мумия сохранилась без повреждений… Нет, – решительно объявил перуанец. – Я совершенно уверен, что ни Ваза и никто другой даже не догадывались об этом пергаменте.

– Мне кажется, – заметила госпожа Джашер, – лучше всего было бы найти того моряка.

– Это невозможно, – ответил де Гавангос. – Он исчез двадцать лет назад вместе с мумией. Давайте пока оставим этот разговор и вернемся к нему, когда приедет профессор Браддок.

Так они и поступили.


Глава XII
Открытие

Прошло три дня, а Джулиан Браддок все еще оставался в Лондоне, хотя Люси то и дело получала от него письма с требованием отправить ему тот или иной экспонат «музея» по почте или с Какаду, курсировавшим между столицей и Гартли. Маленький слуга каждый раз, возвращаясь, рассказывал, как хорошо выглядит его хозяин, но не приносил ни намека на его скорое возвращение. Мисс Кендал ничуть этому не удивилась, так как была приучена к капризам своего отчима.

Тем временем дон Педро, удобно устроившись в военной гостинице, бродил по Гартли, почти не интересуясь местными красотами, за исключением «Пирамиды». Так как профессор отсутствовал, его падчерица не могла пригласить гостя из Перу на обед, но зато она пригласила его и донну Инес на чай. Сеньор де Гавангос хотел заглянуть в «музей» ее отчима, но у него на пути встал Какаду и не терпящим возражения голосом объявил, что профессор в свое отсутствие запретил кому бы то ни было заглядывать в его комнаты. Полинезийца поддержала и мисс Кендал, которая очень боялась гнева своего отчима. А в том, что он ужасно разозлится, если по возвращении узнает, что незнакомец побывал в его священном чертоге, девушка не сомневалась. Перуанец же, в свою очередь, заметил, что страшно разочарован, словно и в самом деле полагал, что профессор придумал всю эту историю с убийством в «Приюте моряка», а сам прячет зеленую мумию где-то в своей лаборатории.

Потерпев неудачу – а, судя по всему, дон Педро очень хотел попасть в комнаты египтолога, – перуанский джентльмен отправился в Пирсайд и долго говорил с полицейскими об убийстве Болтона. От инспектора Дэйта он так и не узнал ничего нового. Офицер полиции и в самом деле был убежден, что истина этого запутанного дела откроется только на Страшном суде. После этого де Гавангос занялся исследованиями окрестностей «Приюта моряка» и обошел весь трактир. Он долго осматривал окно, через которое таинственная женщина говорила с убитым, и отметил, что оно выходило на узкую каменную тропинку, протянувшуюся вдоль воды к расположенному неподалеку старому причалу. Конечно, решил перуанец, для убийцы было бы легче легкого залезть в окно, совершить свое злодеяние, уплыть отсюда вместе с мумией. Всего несколько шагов, и он мог вместе с ношей оказаться на борту поджидавшей его лодки, отчалить и без следа раствориться в тумане. Осмотрев место происшествия, перуанец окончательно убедился, что кража и убийства произошли именно так – но это ни на шаг не приблизило его к выяснению личности преступника.

Пока дон Педро искал труп своего царственного предка, а с ним и вора-убийцу, Фрэнк Рендом всячески ухаживал за его дочерью. Как Люси ядовито сказала Хоупу, один бог знает, что он нашел в ней, кроме ледяной неприступной красоты, ведь из сеньориты нельзя было выудить ни слова. Да, донна Инес имела безупречный вкус, если не считать ярких варварских предметов туалета – видимо, эту черту характера она унаследовала от инков. Однако она по большей части избегала светского общества, да и вообще каких бы то ни было разговоров. Во время застольных бесед юная леди сидела и улыбалась, словно прекрасная статуя. Ее внешность радовала глаз, но какую еще радость могло доставить ее общество? И все же сэр Фрэнк хотел видеть ее своей женой. Люси, несмотря на то, что отказала ему, сильно беспокоилась, размышляя о том, будет ли ее бывший поклонник счастлив с Инес. Баронет, казалось, боготворил величественное молчание перуанки. И все же мисс Кендал задавалась вопросом: почему он хочет жениться на айсберге?

Арчи Хоуп пару раз заходил пообедать в «Пирамиду», и всякий раз рядом с Люси, словно заботливая матушка, оказывалась госпожа Джашер. Поскольку мисс Кендал обещала помочь ей выйти замуж за профессора Браддока, та, в свою очередь, помогала девушке в общении с Хоупом. Конечно, молодая пара была помолвлена, но Гартли, как и любая другая английская деревушка, был полон сплетниками, которые наплели бы один бог знает чего, если бы юные жених и невеста встречались без бдительного надзора дамы постарше. Иногда с Селиной приходила Инес: ее отец, охотясь за исчезнувшей мумией, оставлял девушку на попечение вдовы. И всякий раз, когда сеньорита де Гавангос появлялась в «Пирамиде», туда как бы случайно забредал Фрэнк, безмолвно вздыхавший по своей Дульсинее. Госпожа Джашер объявила, что эта парочка, должно быть, общается телепатически, так как вслух они не обменялись ни словом. Но, наверное, так было лучше, потому что Арчи и Люси болтали очень много, а вынести две разговорчивые пары было бы слишком тяжело для расшатанных нервов вдовы Джашер. Она была очень хорошей компаньонкой, так как совершенно не мешала молодым людям, давая им полную свободу – естественно, в разумных пределах.

На четвертый день госпожа Джашер, как повелось, должна была отужинать у мисс Кендал. Хоуп уже пришел, хотя больше в этот вечер они никого не ждали, поскольку дон Педро с дочерью отправились в театр в Пирсайд, а сэр Фрэнк уехал в Лондон в командировку по службе. Вечер выдался холодным, и уже начал падать первый снег – стояла настоящая английская рождественская погодка. Люси приготовила восхитительный ужин на троих, а Арчи принес новый комплект карт для пасьянса – Селина обожала подобные развлечения. Обычно, пока вдова раскладывала пасьянс, молодые люди болтали без всяких помех. Ужин был назначен на восемь часов, но пробило уже полдевятого, а миссис Джашер так и не появилась.

– Что могло ее так задержать? – поинтересовалась молодая хозяйка у жениха, на что молодой человек ответил, что не имеет об этом ни малейшего понятия и не больно-то этим тревожится. Мисс Кендал возразила:

– Тебе-то стоило бы тревожиться, дорогой мой Арчи. Ты же понимаешь, что если госпожа Джашер не придет на ужин, тебе придется уйти.

– Почему это? – надувшись, поинтересовался молодой человек.

– Люди будут разное говорить.

– Пусть болтают. Меня это ничуть не заботит.

– Меня тоже, глупыш. А вот моего отца… Он очень расстроится, если люди начнут шептаться у него за спиной.

– Моя дорогая Люси, – тут Арчибальд обнял девушку за талию. – Не понимаю, почему ты должна бояться профессора. Он всего лишь твой отчим. Кроме того, ты никогда не слушаешь, что он говорит. Так или иначе, мы скоро станем мужем и женой, и тогда он может хоть удавиться.

– Но я не хочу, чтобы он давился, – со смехом ответила девушка. – Он всегда был добр ко мне и был прекрасным отчимом, хотя мог бы вести себя совершенно иначе. С другой стороны, у профессора дурной нрав, и если до него дойдут какие-нибудь неприятные слухи о нас, он начнет грубить мне, а это весьма неприятно. А пока мы не поженились, я бы хотела обойтись без такого рода неприятностей.

– А ведь мы можем пожениться в любой момент, – неожиданно сказал художник.

– А как же твои доходы? Ты решил проблему?

– Нет, конечно, но…

– То-то и оно. Тебе нужно время, чтобы вернуть деньги, которые ты одолжил своему расточительному дядюшке.

– Однако я должен сказать, что дяде Саймону повезло, и он, похоже, скоро окончательно рассчитается.

– Ты уверен?

– Вчера я получил от него письмо. Он пишет, что разбогател и в ближайшие дни вернет мне все долги. Сегодня утром я отправился в Лондон, навел справки, и все оказалось именно так: мне причитается несколько тысяч, дядюшка Саймон обеспечен до конца своих дней, а мои триста фунтов в год в безопасности.

– Выходит, мы сможем пожениться! – радостно воскликнула мисс Кендал.

– Когда пожелаешь – хоть завтра.

– Лучше в январе, сразу после Рождества, – предложила Люси. – Потом мы отправимся в Италию, а вернувшись, обоснуемся в Лондоне. Арчи, мне жаль, что я так плохо думала о твоем дяде. Он повел себя гораздо лучше, чем я опасалась. И что самое важное, он больше не станет требовать помощи! Ведь он же не станет, правда?

– Если даже он ко мне обратится, то больше ничего не получит, – твердо ответил Хоуп. – Пока я был холостяком, я еще мог помогать ему, но теперь, когда я буду женат, то должен буду заботиться о своей супруге. – Тут он на мгновение замолчал, обняв возлюбленную. – Теперь все хорошо, милая. Мы отправимся в Италию, проведем там медовый месяц и не станем спешить назад. Не станем возвращаться, пока не поссоримся.

– В таком случае мы рискуем провести в Италии всю жизнь, – прошептала Люси, сверкая глазами. – Но хотя бы через год нам все же придется вернуться, чтобы занять студию в Челси.

– А почему именно в Челси? Почему не в Гартли? Разве профессору не будет одиноко?

– Нет, не будет. Я ведь говорила тебе, что госпожа Джашер хочет выйти за него замуж.

– А что, если он не пожелает брать ее в жены?

– Мало ли, чего он желает, – ответила Люси с истинно женской мудростью. – Рано или поздно, она его уломает. Кроме того, я хочу начать новую жизнь. А когда я стану твоей женой, а госпожа Джашер – женой моего отчима, без сомнения, все пойдет по-другому.

– Я тоже надеюсь на это, – с любовью в голосе проговорил Арчи. – Я хочу, чтобы ты была со мной, и не желаю делить тебя ни с кем. Но время уже позднее. – Тут он достал часы. – Уже скоро девять, а я хочу есть. Разве мы не можем поужинать?

– Только когда прибудет миссис Джашер, – чопорно возразила девушка.

– О боже!..

Хоуп, сердитый от голода, начал было бранить вдову за непунктуальность, но тут внизу в холле хлопнула дверь – кто-то пришел. Не сомневаясь, что это Селина, Люси выпорхнула из комнаты и направилась вниз, чтобы приветствовать ее, – девушке не терпелось усадить Арчи за обеденный стол. Молодой человек, в свою очередь, задержался в дверях гостиной, готовый поздороваться с вдовой, когда она войдет. Однако вместо обычного «Добрый вечер!» Люси вдруг вскрикнула, а потом Арчибальд увидел, что она поднимается назад в сопровождении профессора Браддока. Он сразу понял, что, скорее всего, у них с невестой будут неприятности, так как они находились в доме наедине, хотя условности жизни в этом укромном уголке Англии такого не позволяли. А Браддок, в свою очередь, рьяно придерживался традиций.

– Не знала, что вы вернетесь этим вечером, – лепетала Люси, входя в гостиную вместе с отчимом.

– Я приехал на шестичасовом поезде, – объяснил египтолог, раскручивая большой красный шарф, замотанный вокруг его шеи. Потом он с помощью дочери попытался стянуть пальто. – Ха, Хоуп, добрый вечер…

– И где же вы были три часа? – поинтересовалась девушка, бросив пальто отчима на спинку стула.

– У госпожи Джашер, – объявил Джулиан, вытянув руки к камину. – Так что это я виноват в том, что вы ее сегодня так и не дождались. Вот так-то, молодые люди.

Люси и Арчи переглянулись. Профессор говорил легко и даже весело – это было совершенно не в его стиле. Обычно он всегда выглядел сердитым, но сейчас, без сомнения, был весел и даже, вопреки своей натуре сухаря-ученого, склонен шутить.

– Мы ждали ее к ужину, отец… – растерянно проговорила мисс Кендал.

– Если так, то я буду рад съесть ее порцию, – заявил Браддок. – Я чрезвычайно голоден, моя дорогая. Одной любовью, знаешь ли, сыт не будешь.

– Любовью? – Его падчерица выглядела ошеломленной, и Хоуп, глядя на нее, не смог сдержать улыбку.

– Да. Хихикайте и удивляйтесь, сколько вам угодно, – добродушно продолжал профессор. – Однако наука не может полностью отменить изначальные человеческие инстинкты. Люси, моя дорогая, – тут он повернулся к девушке и взял ее за руку, – знаешь ли, находясь в Лондоне, я почувствовал себя таким одиноким… А потом я подумал, как одиноко мне станет, когда ты выйдешь замуж за этого чудесного молодого человека. Я собирался вернуться завтра утром, но сегодня ночью, все хорошенько обдумав, решил, что, когда ты покинешь дом, я смогу опереться только на одного человека – на госпожу Джашер. Если говорить честно, я всегда восхищался этой женщиной и потому решился. Этим вечером я навестил ее и… Сделал ей предложение!

– Ого! – мисс Кендал захлопала в ладоши, обрадовавшись такой новости. – И что же она?

– Госпожа Джашер дала согласие этим вечером стать моей женой, – совершенно серьезно объявил профессор.

– Неужели? Она станет вашей женой уже сегодня вечером? – с улыбкой поинтересовался Арчи.

Браддок насупился. Настроение этого раздражительного старика менялось в считаные мгновения.

– Черт побери, молодой человек, по-моему, я говорю по-английски, – с упреком посмотрел он на Хоупа. – Сегодня вечером она пообещала стать миссис Браддок. Мы поженимся весной – так мы договорились. Весна – самый подходящий сезон для заключения браков, как для птиц, так и для людей. К тому же госпожа Джашер очень любит археологию…

– Кроме того, должна вам напомнить, она великолепная хозяйка, – добавила Люси.

Гнев Джулиана мгновенно испарился. Он подтянул к себе падчерицу и по-отечески поцеловал ее в щеку.

– Полагаю, я должен благодарить именно тебя за то, что ты заронила эту идею мне в голову, – объявил он. – Да и сама госпожа Джашер, если верить ее словам, увидела пользу подобного союза не без твоей помощи. Ха… – Тут он снова выпустил Люси и потер руки. – Что ж, а теперь ужинать!

– Я очень рада за вас! – с искренней улыбкой воскликнула мисс Кендал.

– А уж как я-то рад, – кивнул господин Браддок. – Как ты верно заметила, моя дорогая, домашние заботы замучают меня, дом придет в упадок без женской руки. Кто-то ведь должен заботиться обо всем этом хозяйстве… Ну! – Он взял молодых людей под руки. – Я так думаю, что ради такого случая стоит откупорить бутылочку шампанского.

Вскоре они втроем расположились за столом, и Джулиан сказал, что госпожа Джашер непременно ждет их завтра в гости, чтобы принять поздравления.

– Да, она и сама зайдет к нам завтра! – уверенно заявил профессор, в то время как Какаду налил три бокала шампанского.

– Нет, я думаю, стоит ее поздравить сегодня же вечером, – заупрямилась Люси. – Как только поужинаем, мы с Арчи отправимся к ней.

– А ты не замерзнешь? – с тревогой в голосе возразил молодой человек.

– Оденусь потеплее, – отмахнулась девушка.

Как ни странно, ее отчим не стал возражать против этого визита, хотя Хоуп ожидал, что такой сторонник соблюдения приличий, как господин Браддок, встанет на дыбы, услышав о прогулке в столь поздний час, и заставит падчерицу остаться дома. Но ученый оставался благодушен. То, что его предложение руки и сердца было принято, повлияло на него самым чудесным образом. Подняв бокал, профессор провозгласил:

– Хочу выпить за твое счастье, моя дорогая Люси, и за счастье госпожи Джашер.

– А я, в свою очередь, выпью за Арчи и за вас, папочка, – ответила девушка. – Я так рада, что вы не будете одиноки, когда я покину этот дом. Мы с Арчи решили обвенчаться в январе.

– Да, – поддержал ее жених, опустошив бокал. – Мой доход в порядке. Дядя вернул мне долг, так что тянуть со свадьбой нет никаких причин.

– Очень хорошо, дорогие мои, очень хорошо. С моей стороны нет никаких возражений, – спокойно продолжал господин Браддок. – Я постараюсь сделать вам хороший свадебный подарок. Как вы, наверное, уже слышали, брат госпожи Джашер оставил ей небольшое состояние. Он торговал в Пекине. А она, в свою очередь, пообещала финансировать мою экспедицию в Египет.

– И вы отправитесь туда на медовый месяц? – поинтересовался Хоуп.

– Не совсем так. Дело в том, что мы собираемся пожениться весной, а в Египет, на поиски гробницы Хатшепсут, мы сможем отправиться самое раннее в конце осени. Госпожа Браддок поедет со мной. В конце концов, это ее деньги.

– Смотрю, все устраивается лучше некуда, – заметила Люси. – Я выхожу замуж за Арчи, вы, папочка, женитесь на миссис Джашер, а сэр Фрэнк – на донне Инес.

– Ха! – фыркнул ученый. – Донна Инес… Это дочь того самого де Гавангоса, который прибыл сюда за моей украденной мумией? Госпожа Джашер все рассказала мне, моя дорогая. Я завтра еще поговорю с этим доном Педро. Однако вернемся к трапезе, и, Какаду, налей нам еще по бокалу! А потом я спущусь в «музей»…

– А мы отправимся поздравить вашу будущую жену, – вставила мисс Кендал.

Так все и произошло, и вскоре профессор Браддок вместе с верным Какаду отправился в свое «святилище». Его падчерица тепло оделась и пошла поздравлять невесту профессора, взяв с собой Арчи. Было только полдесятого, когда они вышли из «Пирамиды».

Ночь выдалась морозной. Звезды мерцали, подобно драгоценным камням, в безоблачном темно-синем небе. Сияние луны отражалось в легком снежке, припорошившем землю. Молодые люди быстро прошли через деревню. Их шаги отдавались звонким эхом от промерзшей земли, а порой у них под ногами громко скрипел подмороженный снег. Военная гостиница была еще открыта, и ее окна сверкали, разгоняя ночную тьму, – впрочем, как и окна большинства деревенских домов. Свернув к болотистым землям, влюбленная парочка увидела темнеющую впереди массу форта, блестящий поток Темзы и болота, обрамленные белыми корками льда. Волшебный мир снега и лунного света был поистине обворожителен. Арчи и Люси залюбовались удивительной картиной и бессознательно замедлили шаг, словно особо и не спешили достигнуть конечной цели своей прогулки.

Наконец, они заметили изгородь у самой набережной. За ней прятались сад и домик госпожи Джашер. Свет пробивался через занавеси в гостиной, а это значило, что вдова еще не ложилась. Вскоре влюбленные были уже у калитки… И тут случилось событие, неопровержимо доказывающее, что многие люди и в самом деле обладают неким шестым чувством.

Люси зашла на участок Селины первой. Арчибальд, войдя следом, закрыл за собой калитку и поспешил за невестой, которая, пока он возился с засовом, ушла далеко вперед. В этот миг справа от него оказалось дерево с опавшей листвой, к которому прислонился массивный ящик. Из чистого любопытства Арчи шагнул ближе и присмотрелся.

– Что за черт? – воскликнул он удивленно. – Люси! Люси! Иди сюда!

– Что случилось? – спросила девушка, подбегая к жениху.

– Посмотри! – сказал он, указывая на странную фигуру. – Это же… зеленая мумия!


Глава XIII
Новые загадки

Ни Люси, ни Арчи Хоуп никогда не видели зеленую мумию, но из рассказов профессора Браддока знали, как должен выглядеть ее саркофаг. С настоящим энтузиазмом египтолога Джулиан часто описывал им разные гробницы. К тому же ученый рассказывал о письме Сиднея, отправленном с Мальты и в подробностях описывавшем драгоценность. Вот почему Хоуп без труда опознал в своей находке пропажу, которая отчасти напоминала египетские саркофаги из коллекции профессора. В первый момент Хоуп объявил, что перед ним зеленая мумия, чисто инстинктивно, но, приглядевшись, увидел, что саркофаг и в самом деле имеет какой-то странный зеленоватый оттенок. Выходит, он был прав.

Но откуда взялся саркофаг под деревом в саду госпожи Джашер? Этот немой вопрос молодые люди мысленно задали себе, переглянувшись. Все это время они так и стояли в холодном лунном свете, рассматривая свою ужасную находку. Саркофаг мумии уже довольно давно исчез из «Приюта моряка», а теперь неожиданно появился в саду Селины, со всех сторон окруженном болотами. Кто, как и зачем принес его сюда, в это уединенное место? Это были трудные вопросы, но задать их в первую очередь стоило вдове Джашер – ведь странный саркофаг находился в ее саду. Люси, кивнув своему возлюбленному, побежала звонить в дверной звонок, чтобы позвать хозяйку дома, в то время как Арчи остался возле дерева, раздумывая, каким образом саркофаг оказался в этом месте. Пожалуй, так же недоумевал Георг III[14], пытаясь понять, как яблоки оказываются внутри пирогов.

Болота раскинулись на огромное расстояние от берега до деревни Гартли, огни которой мерцали вдали. Невдалеке темная громадина форта мрачно высилась в лунном свете. Могучий поток Темзы сиял, словно полированная сталь, отгороженный от Арчибальда лишь несколькими голыми деревьями, разбросанными по заснеженной болотистой земле. В лунном свете все было прекрасно видно на милю вокруг. Хоуп недоумевал: как было возможно притащить тяжелый саркофаг в сад и остаться незамеченным? Было еще не слишком поздно, из Гартли в форт то и дело проходили солдаты. К тому же невозможно было беззвучно протащить подобную ношу через узкую калитку и половину сада, не потревожив госпожу Джашер, чей деревянный дом отлично проводил звук, а сама она глухотой не страдала. Если обнаружить злодеев, притащивших сюда саркофаг, – а в одиночку перенести такой громоздкий предмет не представлялось возможным, станет нетрудно в два счета раскрыть тайну смерти Сиднея Болтона… Мысли молодого человека неслись по кругу, но их прервал шорох шагов – к дереву возвращалась Люси, ведя за руку крайне удивленную Селину, одетую в чайное платье.

– Что вы говорите, моя дорогая? – бормотала она, следуя за девушкой к дереву. Увидев Арчи, женщина обратилась к нему: – Я так удивилась, когда Джейн сказала, что вы хотите поговорить со мной… Я-то как раз писала письмо адвокату, который занимается делами моего брата, чтобы сообщить о помолвке с профессором Браддоком. Господин Хоуп, я рада, что вы пришли…

Мисс Кендал, казалось, изнемогала от нетерпения, желая оборвать этот бессвязный лепет.

– Разве вы, госпожа Джашер, не слышали, что я вам сказала? – наконец раздраженно воскликнула она. – Раскройте глаза! Посмотрите! Там, у дерева, лежит саркофаг зеленой мумии!

– Зеленой мумии… под деревом… саркофаг в моем саду… – Селина напоминала ребенка, который только что узнал нечто новое и удивительное. Она стояла и смотрела на саркофаг невидящими глазами.

– Взгляните сюда, – резко сказал Арчибальд. – Как эта мумия тут очутилась?

Он говорил довольно грубо. Конечно, было бы абсурдно обвинять в чем-то хозяйку сада. Скорее всего, она и в самом деле в этот вечер писала письма. Однако факт оставался фактом: саркофаг мумии, из-за которой убили молодого Болтона, лежал под деревом в саду госпожи Джашер, и было совершенно естественно, что ее позвали объяснить происходящее.

В конце концов вдова сообразила, почему молодой человек говорит с ней таким тоном: он ее подозревает! И тут негодование переполнило душу этой маленькой женщины:

– Как эта мумия тут очутилась? – пробормотала она. – Мне-то откуда знать, глупый вы мальчишка! Я же говорила вам, что писала письмо адвокату. Хотела сообщить ему о том, что профессор Браддок сделал мне предложение… Надеюсь, он вам об этом рассказал?

– Да, – вмешалась в разговор Люси. – Мы собственно и пришли сюда, чтобы поздравить вас, только вот по дороге нашли этот саркофаг.

– Так это и есть та самая кошмарная мумия? – спросила Селина, неотрывно глядя на находку, а потом робко коснулась зеленоватой доски саркофага.

– Это саркофаг, мумия внутри.

– Но я думала, что профессор открыл гроб и нашел там тело бедного Сиднея Болтона, – запинаясь, проговорила она.

– Он открыл всего лишь ящик – тару, в которой находился этот саркофаг, – объяснил Арчи, осторожно стуча пальцами по зеленоватому дереву. – А сейчас перед нами гроб и покойник – настоящая мумия Инки Касаса, о котором рассказывал дон Педро. Но кто спрятал его в вашем саду?

– Спрятал? – хихикнув, переспросила вдова. – Ведь он лежит, можно сказать, у всех на виду. Любой проходящий по дорожке мог бы его увидеть.

– Да и с крыльца вашего дома его должно быть хорошо видно, – заметил Хоуп. – Разве вы не заметили ее, когда прощались с профессором Браддоком?

– Нет, – отрезала вдова. – Если бы заметила, то непременно подошла бы посмотреть. Да и профессор, если бы заметил, не позволил бы ей остаться лежать тут.

– Значит, когда он ушел от вас сегодня вечером, ее здесь еще не было? Кто-нибудь заходил к вам после его визита?

– Нет! Профессор ушел от меня в восемь часов и отправился домой ужинать.

– А когда он прибыл к вам? – поинтересовался Арчибальд.

– В семь… Точно в семь, я уверена. Потому что я как раз собиралась поужинать. Он пробыл у меня около часа. Но про мумию ничего не говорил, так что, скорее всего, тогда ее тут не было, или он был так занят своими мыслями, что не заметил ее, когда мы стояли на крыльце и прощались. Даже если саркофаг уже лежал бы на этом месте, мы бы его не увидели. Если честно, то нам было не до того, – смутившись, закончила миссис Джашер. – Мы не смотрели в сторону этого дерева.

– Удивительно, потому что с крыльца хорошо видны все входы и выходы из сада. Тем более сегодня вечером тут ярко светит луна, и ее свет отражается от белого снега, – возразил ей молодой человек.

Испуганная женщина вздрогнула всем телом, а потом накинула на голову платок, который до этого держала в руке.

– Очень холодно, – раздраженно проговорила она. – Давайте лучше вернемся в дом и там продолжим наш разговор.

– Что?! – с удивлением воскликнул Арчи. – И оставим тут саркофаг? Он может снова исчезнуть так же загадочно, как и появился. Нет, госпожа Джашер. Эта мумия стоила мне тысячу фунтов.

– Но ведь купил ее профессор.

– Верно, но деньги на ее покупку он получил от меня. Поэтому я не хотел бы терять мумию из поля зрения. Люси, моя дорогая, поспеши домой и сообщи отцу о нашей находке. Пусть он приведет людей, чтобы те помогли перенести ее в «музей». Когда мумия будет в безопасности, миссис Джашер сможет спокойно объяснить нам, как она сюда попала.

Ничего не сказав, девушка поспешила назад в «Пирамиду», желая как можно быстрее обрадовать отчима приятными новостями.

Арчибальд и госпожа Джашер остались одни. Молодой человек закурил сигарету, потом наклонился и внимательно осмотрел свою находку, насколько это было возможно в лунном свете. Вдова теперь даже не пыталась вернуться в дом, несмотря на то, что перед этим жаловалась на холод. Возможно, платок, в который она завернулась, давал ей достаточную защиту.

– Мне кажется, мистер Хоуп, вы подозреваете, что я замешана во всем этом, – едко объявила она и тоже постучала пальцами по ужасной находке.

– Прошу меня извинить, – очень вежливо ответил художник, – но я никого ни в чем не подозреваю. Однако мне кажется очень странным, что саркофаг нашелся именно сейчас, причем у вас в саду. Вы должны это признать.

– Ничего подобного, – ледяным тоном возразила госпожа Джашер. – Кроме меня, в этом доме живет только моя служанка Джейн. Но вы же не думаете, что две женщины смогли бы протащить через сад такую здоровую штуковину. – Тут она снова постучала по древней крышке. – Кроме того, если бы я нашла саркофаг, то сразу отправила бы его в «Пирамиду». Мне было бы очень лестно порадовать профессора.

– Вот уж и правда, замечательный свадебный подарок, – саркастически заметил Арчи.

– Простите, – в свою очередь ответила Селина. – Но, так или иначе, я не имею никакого отношения к этому «подарку». Я и в самом деле не знаю, как эта штуковина оказалась под деревом в моем саду. Как я уже говорила, господин Браддок не сказал о нем ни слова, когда вошел, да и когда он уходил, мы стояли на крыльце и тоже ничего подобного не видели. Однако я не могу утверждать, что смотрела в эту сторону.

Задумавшись, Хоуп посмотрел на часы.

– Профессор сказал Люси, что приехал на шестичасовом поезде, – задумался он. – А вы говорите, что он заглянул к вам около семи.

Госпожа Джашер кивнула:

– Да, он ушел в восемь. А сколько сейчас времени?

– Около десяти. Поэтому если ни вы, ни мистер Браддок не видели мумию, я осмелюсь предположить, что ее принесли сюда где-то между восемью часами вечера и без четверти десятью, когда сюда пришли мы с Люси.

– Вы отлично расставили все точки над i, – заметила вдова. – По-моему, вы неправильно избрали себе профессию, господин Хоуп. Из вас вышел бы хороший адвокат… или детектив.

– Почему вы так решили? – удивился Арчи.

– Теперь вам следует выяснить, где я была в ночь, когда было совершено преступление, – сухо продолжала маленькая женщина. – Вы же помните, что Болтон перед смертью говорил через окно в «Приюте моряка» с женщиной, закутанной в шаль или платок, совсем как я сейчас.

– Моя дорогая госпожа Джашер! – выдохнул художник. – К чему столько сарказма? Могу заверить вас, что вы, точно так же, как и Люси, вне подозрений.

– Спасибо, – очень едко поблагодарила его миссис Джашер.

– Я просто попытался представить себе, как саркофаг оказался в саду, – примирительным тоном продолжал Арчибальд. – Вот и выходит, что, скорее всего, его принесли сюда между восемью и десятью часами. Но, быть может, вы слышали голоса или шаги тех, кто его тащил?

– Я ничего не слышала, – поворачиваясь в сторону дорожки, покачала головой вдова. – После того, как профессор Браддок ушел, я поужинала, потом разложила пару пасьянсов, а потом, как я вам уже сказала, села писать письма. Я не собираюсь и дальше стоять тут на холоде и отвечать на ваши дурацкие вопросы, мистер Хоуп. Если хотите продолжать разговор, то пойдем в дом.

Арчи покачал головой и закурил новую сигарету.

– Я останусь возле саркофага, пока не прибудет его законный владелец, – решительно сказал он.

– Ха! – госпожа Джашер вновь повернулась в его сторону. – Это же вы дали деньги на мумию, так что вы и есть ее владелец. Я очень надеюсь, что вы найдете те самые изумруды, о которых говорил дон Педро. – С этими словами она, усмехнувшись, исчезла в доме.

Арчи Хоуп озадаченно посмотрел ей вслед. Не было никакой причины подозревать Селину, даже если учесть, что Болтона в ночь, когда он умер, видели разговаривающим с какой-то женщиной. И все же почему вдова напомнила ему об изумрудах, которые, по словам дона Гавангоса, имели такую огромную ценность? Юноша заколебался: стоило ли ему, воспользовавшись моментом, открыть древний гроб и, как минимум, проверить, на месте ли камни, которые должна была сжимать в руках мумия? Но саркофаг был крепко заколочен деревянными гвоздями, и открывать его следовало с величайшей осторожностью. Кроме того, даже если бы Хоуп вскрыл гроб, он не смог бы узнать, на месте ли камни, потому что они были скрыты под бесчисленными зелеными бинтами из шерсти ламы. Поэтому, оставив реликвию в покое, Арчи повернулся к реке, размышляя, каким образом можно было принести через болота в сад такую большую и тяжелую вещь.

Молодой человек вспомнил, что эксперты установили способ, которым саркофаг вынесли из трактира в Пирсайде. Его вытащили через окно – так решил инспектор Дэйт, и все остальные с ним согласились. Потом мумию, судя по всему, пронесли по узкой дорожке вдоль реки и погрузили на ожидавшую преступников лодку. После этого ее след потерялся. И вот теперь она здесь, под деревом в саду госпожи Джашер. Но раз увезли по воде, то могли и привезти тем же путем. С того места, где стоял Арчибальд, было хорошо видно грубый каменный причал. По всей вероятности, саркофаг с мумией принесли именно оттуда, пока хозяйка сада ужинала, раскладывала пасьянсы и писала письма. От берега до дома шла незаметная тропинка, и, действуя с осторожностью, злоумышленники могли пронести по ней свой невероятный груз так, что их никто не заметил бы ни из форта, ни с дороги. Эта часть головоломки складывалась. Вот только кто принес сюда мумию и для чего? На эти вопросы ответа у Хоупа не было.

Размышляя подобным образом, он услышал, как откуда-то издалека донеслось натруженное пыхтение, словно к дому приближался маленький сердитый паровозик. Прежде чем Арчи смог понять, что это за странные звуки, у калитки появился профессор Браддок, следом за ним шел Какаду, а позади, заметно отстав, шагала Люси. Маленький ученый пулей пролетел через калитку, распахнув ее с невероятным грохотом, от которого проснулись бы и мертвые. Не глядя на юношу, он, вытянув руки, подлетел к зеленоватому саркофагу и обнял его так, словно встретил старинного друга, которого не видел много лет. Какаду остановился неподалеку, переводя дыхание и ожидая распоряжений хозяина. Мисс Кендал спокойно подошла к воротам, с улыбкой наблюдая за радостным отчимом. В это время на пороге дома вновь появилась его хозяйка, закутавшаяся в соболиное пальто.

– Я слышала, как вы прибежали, профессор, – сказала она, спеша по дорожке.

– Я думаю, как бежал профессор, слышал весь форт, – заметил Хоуп, бросив косой взгляд в сторону реки. – Должно быть, солдаты подумали, что это вторжение.

Но египтолог не отреагировал на эту шутку. Казалось, он даже не заметил появления госпожи Джашер, с которой только что обручился. Теперь все его мысли были заняты мумией, и как только он отдышался, то громко объявил, насколько рад возвращению драгоценной мумии.

– Она моя! Моя! – взревел ученый, и его слова громко разнеслись в холодном воздухе.

– Успокойтесь, сэр, – посоветовал ему Арчибальд. – Не нервничайте так.

– Успокойтесь! Успокойтесь! – передразнил его Джулиан, поднимаясь на ноги. – Да как я могу быть спокоен, если наконец обрел то, что считал навеки потерянным? Вы со своей мелкой душонкой и представить себе не можете…

– Нет никакой причины грубить Арчи, отец! – резко оборвала его Люси.

– Грубым! Грубым! Я вовсе не груб. Но эта мумия… – Браддок внимательно осмотрел саркофаг и даже постучал по нему, словно желая убедиться, что зрение его не обманывает. – Да! Без сомнения, это именно она. Моя мумия. Мумия Инки Касаса. Теперь я узнаю, как перуанцы бальзамировали своих правителей. Моя! Моя! Моя! – напевал он, склонившись над гробом, словно мать над колыбелью. А потом профессор неожиданно распрямился и уставился на госпожу Джашер. – Так выходит, что это вы, моя дорогая, украли мою мумию, – обвиняющим тоном бросил он. – А ведь я хотел жениться на вас! Как же вовремя все открылось. Позор! Какой позор!

Вдова недоумевающе посмотрела на египтолога, и ее лицо стало красным, словно перезрелый помидор. Она резко топнула ногой, не жалея дорогих туфелек.

– Как вы посмели такое сказать?! – закричала она голосом, дрожащим от гнева. – Вы и господин Хоуп… Вы оба сошли с ума! Я эту пакость вижу впервые в жизни! А ведь всего несколько часов назад вы признавались мне в любви!..

– Да-да, я наговорил глупостей, уж простите, мадам. Но вопрос не в этом. Мумия, моя мумия! – Джулиан погладил деревянную поверхность гроба. – Как вы объясните, что она оказалась здесь?

– Не знаю, – ответила Селина, – и, если честно, знать не желаю.

– Не желаете! Не желаете! И это тогда, когда я жду от вас помощи в деле всей моей жизни! Как моя будущая жена…

– Я никогда не стану вашей женой! – прорыдала вдова, снова в сердцах топнув ногой. – Я не выйду за вас замуж ни за сто тысяч, ни за миллион фунтов! Женитесь на своей мумии! Вы отвратительный, лысый, красномордый…

– Тише, тише! – воскликнула Люси, обнимая разошедшуюся женщину. – Пожалуйста, не сердитесь на моего отца. Вы же видите, он вне себя от всех этих…

– Он вне себя? Это я вне себя! – грубо перебила ее госпожа Джашер, которая, судя по всему, рассердилась не на шутку. – Он же обвинил меня в краже мумии! А если так, то, быть может, я же и убила бедного Сиднея Болтона?

– Нет! Нет! Нет! – закричал профессор, вытирая раскрасневшееся лицо. – Я ничего подобного не говорил… Но ведь мумия в вашем саду!

– И что из того? Я не знаю, как она сюда попала. Надеюсь, мистер Хоуп не поддерживает господина Браддока в этом нелепом обвинении?

– Никого я ни в чем не обвинял, – заикаясь, пробормотал ученый.

– Как и я, госпожа Джашер. Вы сейчас очень возбуждены. Лучше ступайте спать, а завтра мы все поговорим спокойно и разумно, – посоветовал ей Арчи Хоуп, но вместо того, чтобы успокоить разгневанную женщину, этот совет вызвал у нее новый приступ ярости.

– Вы только посмотрите! – взвилась она. – Он просит меня успокоиться, словно не я сейчас – самая спокойная из всех вас! Все, официально заявляю: я заболела! Так, Люси, – тут вдова схватила девушку за рукав пальто и увлекла в сторону дома. – Пойдемте, вы поможете мне. Мне непременно нужно пропарить ноги в красной лаванде. Я буду лежать в постели много-много дней. Вы только подумайте, какими чудовищами бывают эти мужчины! Послушайте, вы, два монстра! – Обернувшись на пороге, она ткнула пальцем в сторону Хоупа и Браддока. – И если вы посмеете сказать в мой адрес еще хоть полслова, я привлеку вас в суд за клевету… Пойдемте, Люси. Ох. Как мне плохо! Люси, дорогая, помогите мне… о… о… о…

Неожиданно споткнувшись, женщина рухнула на землю у самого крыльца.

– Арчи! Арчи! Она в обмороке! – испуганно закричала мисс Кендал.

Художник бросился вперед и подхватил на руки маленькую, но тучную вдову. Тут на крыльце появилась Джейн, и они втроем смогли перенести госпожу Джашер в гостиную, где уложили ее на розовый диван. Она еще не пришла в себя, и Хоуп счел лучшим для себя вернуться в сад, плотно прикрыв за собой двери и оставив женщину на попечение Люси и служанки.

Бессердечный ученый не обратил никакого внимания на случившееся. Он не мог оторвать взгляда от саркофага и уже послал Какаду за тачкой. Сам же он все это время любовался творением древних мастеров по дереву, бормоча себе под нос что-то о величии цивилизации инков.

– Вы продадите мумию дону Педро? – прервал его размышления Арчибальд.

– После того, как полностью, досконально исследую этот экспонат, не раньше, – объявил Джулиан, все еще не способный ни на секунду расстаться со своим сокровищем. – Кроме того, надо попытаться получить на этой сделке хороший процент.

Арчи ничего не сказал, но подумал, что если профессор Браддок снимет с мумии бинты и найдет изумруды, то наверняка оставит их у себя и на вырученные деньги отправится в свою экспедицию. Но в таком случае сеньор де Гавангос может не захотеть выкупать труп своего предка. Пока молодой человек размышлял о том, стоит ли говорить профессору об изумрудах, появился Какаду с тележкой.

– Похоже, вы потеряли госпожу Джашер, – заметил Хоуп, помогая египтологу и его слуге грузить гроб на тележку.

– Не берите в голову! Не берите в голову! – Джулиан нежно погладил гроб. – Я нашел кое-что получше! Много лучше, уж поверьте мне! Ха-ха-ха!


Глава XIV
Неожиданное происшествие

Несмотря на газеты и письма, телетайп, телеграммы и другие современные способы передачи информации, новости в деревне распространяются много быстрее, чем в городах. В сельской местности слухи могут разлетаться с огромной скоростью, ведь там все знакомы. Иногда говорят, что в английских деревенских домах даже стены имеют уши, а окна имеют глаза, так что случись скандал в одном домике, через час о нем будут знать во всех остальных. Даже легендарный Сфинкс не смог бы сохранить свои тайны, окажись он в таком окружении.

По части сплетен Гартли ничуть не уступал другим деревням, и потому неудивительно, что на следующее утро все местные жители знали, что профессор Браддок нашел потерянную мумию в саду госпожи Джашер и сразу же перенес находку в «Пирамиду». В тот вечер, когда саркофаг на тележке покинул сад вдовы, из военной гостиницы вышло несколько человек – якобы для того, чтобы предложить помощь, но на самом деле чтобы разузнать, чем это в такой час занят эксцентричный профессор. Джулиан сварливо отказался от помощи, но странная форма и зеленоватый цвет саркофага, с которым он возился, дали зевакам подсказку. Им ничего не стоило сложить два и два, тем более что саркофаг был подробно описан в полицейских сводках и неоднократно обсужден в каждом доме. А так как все видели, что тележка выехала из сада госпожи Джашер, логично было решить, что это именно она прятала мумию. Вскоре по деревне пополз слух, что Селина и убила Сиднея Болтона – каждому доморощенному эксперту было ясно, что никак иначе завладеть древностью она не могла. Правда, поскольку двери и окна жилища вдовы были маленькими, как, впрочем, и сам ее домик, но это значило лишь то, что она хранила саркофаг с мумией в саду. Стало быть, она зарыла гроб в землю, потом принялась откапывать – тут-то настоящий владелец и застукал ее за этим делом. Как видите, слухи и сплетни не всегда могут похвастаться стопроцентной точностью.

Разговоры об удаче профессора добрались и до дона Педро. Утром ему рассказала обо всем случившемся хозяйка военной гостиницы, тоже только что узнавшая эту новость. Перуанскому джентльмену повезло: узнай он о случившемся накануне вечером, ему была бы обеспечена бессонная ночь. Услышав рассказ хозяйки, дон Педро торопливо позавтракал и тут же поспешил в «Пирамиду». Раньше он не планировал приходить к профессору Браддоку без предупреждения, по крайней мере до того, как его расследование в Пирсайде принесло бы плоды, но теперь, когда мумия царственного предка де Гавангосов вернулась, потомок поспешил встретиться с ней и ее покупателем. Явившись в «Пирамиду», перуанец приветствовал профессора в своей обычной манере, полной мрачного достоинства, – настолько спокойно и неторопливо, что по виду гостя невозможно было заподозрить, насколько он взволнован и удивлен. Вдобавок к этому де Гавангос был несколько суеверен и полагал, что это нечаянное возвращение – добрый знак судьбы, сулящий ему богатство и воссоединение с царственным предком.

Джулиан Браддок уже многое знал о доне Педро от Люси и Арчи Хоупа. Он рад был познакомиться с перуанцем, так как считал, что этот человек в чем-то близок ему по духу. Однако профессор пока еще не знал о древнем документе, написанном на латыни, и уж подавно – об изумрудах. Арчибальд решил, что будет лучше, если де Гавангос сам расскажет ученому обо всем. Молодой Хоуп отлично знал, что сеньор Педро собирался купить мумию, и, конечно, не мог допустить совершения этой сделки, пока Браддок не знал, что именно продает. Но Арчи забыл один важный факт, который следовал прямиком из истории дона Гавангоса: профессор, сам того не ведая, оказался покупателем краденого имущества. Перуанец мог заявить о своих правах на мумию, и вполне вероятно, что закон оказался бы на его стороне. С другой стороны, для этого джентльмену из Лимы потребовалось бы представить доказательства своей удивительной истории, а это было бы не так-то просто.

Когда сеньор Педро пришел в «Пирамиду», пухлый маленький профессор еще не распечатал саркофаг. Браддок стоял над своей добычей, довольно потирая ручки, с торжествующим выражением на лице. Какаду объявил о визите перуанца, и ученый повернулся, чтобы приветствовать гостя.

– Как ваши дела? – поинтересовался он, протягивая гостю руку. – Рад видеть вас. Я слышал, вы многое знаете о мумии Инки Касаса.

– Знать-то я знаю, – ответил де Гавангос, присаживаясь на стул, который хозяин подтолкнул в его сторону. – Однако позвольте спросить: откуда вам известно, что это мумия последнего Инки?

Ущипнув себя за пухлый подбородок, профессор охотно ответил:

– Видите ли, дон Педро, я хотел изучить различие в практике бальзамирования египтян и древних перуанцев и искал образчик южноамериканской мумии. Неожиданно в нескольких европейских газетах и двух английских журналах появились объявления о том, что на Мальте за тысячу фунтов продается перуанская мумия. Я послал за ней своего помощника Сиднея Болтона, и тот купил ее вместе с саркофагом всего за девять сотен. Еще на Мальте, прежде чем сесть вместе с мумией на «Ныряльщика», он написал мне подробный отчет о сделке. Продавец, сын мальтийского коллекционера, рассказал, что его отец приобрел эту мумию по случаю в Париже, лет двадцать назад. Сама же мумия, судя по тому, что я знаю, прибыла из Лимы около тридцати лет назад. Если верить парижскому коллекционеру, это должна быть мумия Инки Касаса. Вот и вся история.

Дон Педро мрачно кивнул.

– А к мумии не прилагался документ на латыни? – поинтересовался он.

Глаза Браддока широко распахнулись.

– Нет, – ответил он. – Как я уже сказал, мумию привезли лет тридцать назад из Лимы в Париж. Двадцать лет назад она перекочевала к мальтийскому собирателю древностей. Его сын продал ее мне несколько месяцев назад. Ни о каком документе я никогда не слышал.

– А господин Хоуп не рассказывал вам о нашем разговоре?

Профессор сел, упрямо поджав губы:

– Господин Хоуп пересказывал мне то, что слышал от вас. Вы утверждаете, будто эту мумию украли у вас.

– У моего отца, – поправил неулыбчивый перуанец, внимательно глядя ученому в глаза. – Это действительно мой предок Инка Касас, а вот этот документ, – с этими словами Педро достал из внутреннего кармана исписанный лист пергамента, – описывает все детали похоронной церемонии.

– Интересно, очень интересно, – задергался египтолог, вытянув руку. – Позволите взглянуть?

– Вы читаете на латыни? – поинтересовался дон Гавангос, протягивая манускрипт.

Джулиан выгнул бровь.

– Конечно, каждый образованный человек знает латынь, – просто ответил он. – Подождите, я быстренько прогляжу этот документ.

– Минуточку, – объявил его гость, в то время как профессор буквально пожирал бумагу взглядом. – Господин Рендом, видимо, сообщил вам, что я случайно натолкнулся на упоминание о моей украденной собственности, когда находился в Европе?

Браддок, не отрываясь от пергамента, рассеянно пробормотал:

– Ваша собственность… Очень может быть… Очень может быть…

– Если вы признаете это, то должны вернуть мне мумию.

Профессор наконец понял, к чему ведет перуанец. От неожиданности он выронил пергамент.

– Отдать мумию вам! – задохнулся он. – Даже не подумаю! Она моя!

– Простите меня, – продолжал перуанец спокойно, но совершенно серьезно, – но вы же признали, что ранее эта мумия принадлежала мне.

Лицо Джулиана из красного стало пурпурным.

– Мало ли что я сказал, – возразил он. – Как я уже говорил, мумия была вашей собственностью, но ведь теперь она моя. Я купил ее за девятьсот фунтов!

– Еще раньше ее у меня украли!

– Ну, это еще нужно доказать, – язвительно заметил Браддок.

Перуанец поднялся на ноги. Сейчас он как никогда был похож на Дон Кихота.

– Я могу дать вам слово чести…

– Да, да, конечно. В вашей чести я не сомневаюсь.

– Хотелось бы верить, – холодно и настойчиво ответил его собеседник.

– И все же, вы не можете ожидать, что я так легко расстанусь со столь ценной вещью. – Джулиан махнул рукой в сторону мумии. – Для того, чтобы выяснить все обстоятельства, нужно будет провести настоящее расследование. И вновь скажу вам: даже если вы преуспеете в доказательстве вашей собственности, бесплатно я вам мумию не отдам.

– Но это – украденная собственность. Вы обязаны ее вернуть.

– Этому нет никаких доказательств, кроме вашего слова, дон Педро. Точно я знаю лишь одно: я заплатил девятьсот фунтов за мумию и еще сотню за то, чтобы ее доставили в Англию. Так что она принадлежит мне.

– Вот речь настоящего англичанина, – насмешливо заметил перуанец.

– Совершенно верно, – согласился профессор, не заметив насмешливых ноток в речи гостя. – Каждый англичанин упрям, как бульдог, когда перед ним стоит цель. Слово – хорошо, дон Педро, но купчая – много лучше.

– Тогда, как я понимаю, вы оставите мумию у себя? – заметил сеньор де Гавангос, потянувшись вперед, чтобы забрать пергамент.

– Конечно, – прохладным голосом объявил Джулиан. – Я ведь за нее заплатил. Кроме того, у меня останутся и драгоценные камни, с которыми, как я понял из этого документа, ее захоронили.

– Вы имеете в виду два больших изумруда, которые мумия держит в руках? – спросил Педро, убирая документ в карман. – Я хотел бы получить их, так как деньги, которые я выручу от их продажи, помогут мне восстановить благосостояние моего семейства.

– Нет! Нет! Нет! – воскликнул профессор. – Я купил мумию, а вместе с ней и драгоценные камни. Они будут проданы, чтобы снабдить меня деньгами для экспедиции на поиски усыпальницы Хатшепсут.

– С этим я поспорю! – взорвался де Гавангос, наконец утратив спокойствие.

Но профессор взмахнул рукой, давая понять, что слова гостя для него ничего не значат.

– Я могу дать вам адрес моего адвоката, – парировал он. – Однако, что бы вы ни предприняли, вы в любом случае потеряете деньги, а я не думаю, что вы настолько богаты, чтобы разориться на настоящую тяжбу.

Дон Педро прикусил губу. Он понял, что получить назад мумию – задача более трудная, чем он ожидал.

– Если бы вы были в Лиме… – пробормотал он, от волнения заговорив по-испански. – Я бы показал вам, как со мной спорить.

– Вот уж не сомневаюсь, – ответил ему профессор, тоже с легкостью перейдя на испанский язык.

Перуанец с удивлением уставился на профессора.

– Вы говорите на моем языке, сеньор? – удивился он.

Джулиан кивнул.

– Я был в Испании, и в Перу тоже, – холодно ответил он. – Именно поэтому я знаю и испанский, и его колониальные диалекты. А что касается Лимы… Я побывал и там и не горю желанием вернуться в этот варварский край. Тем более что видел я его как раз после окончания гражданской войны.

– Выходит, вы были в Лиме тридцать лет назад, когда этот негодяй Ваза украл мумию?

– Я не знаю, кто украл у вас эту мумию, если, конечно, она и в самом деле была украдена, – упрямо настаивал на своем ученый. – К тому же я никогда не знал человека по имени Ваза… А! Кажется, я вспоминаю. Молодой Хоуп говорил что-то о шведском моряке, который, как вы говорите, украл мумию.

– Да, Ваза украл ее и переправил в Европу, чтобы продать тому человеку в Париже, который впоследствии продал ее мальтийцу.

– Без сомнения. Только вот какое отношение это имеет ко мне, дон Педро?

– Я хочу вернуть свою мумию! – в конце концов разбушевался сдержанный перуанский джентльмен.

– Но вы не получите ее, – парировал Браддок, готовый в любой момент дать отпор гостю. – Из-за этой мумии уже погиб один человек. Похоже, дон Педро, вы готовы добавить к этой смерти еще одну?

– Так вы не станете действовать по-честному?

– Если вы еще раз подвергнете сомнению мою честность, я вам шею сверну! – завопил профессор, поднимаясь на цыпочки, словно боевой петух. – Лучше всего будет обсудить этот вопрос в суде. Пусть все решит закон, хотя у меня нет никакого сомнения в том, что он примет мою сторону.

Англичанин и перуанец впились друг в друга взглядом. Какаду, затаившийся в углу комнаты, в страхе переводил взгляд со своего господина на его гостя и обратно. Он отлично понимал, что белые люди поссорились и, быть может, даже устроят драку. Именно в этот момент в дверь постучали, а потом в гостиную вошел Арчи Хоуп. Браддок поглядел на нового гостя, а потом, словно неожиданно приняв какое-то решение, выступил вперед.

– Хоуп, вы как раз вовремя, – объявил профессор. – Дон Педро заявляет, что мумия принадлежит ему, а я утверждаю, что купил ее. Так рассудите нас. Мы оба хотим обладать одной и той же вещью. Что же нам делать?

– Мумия – моя плоть и кровь, господин Хоуп, – объявил сеньор Педро.

– Это в ней как раз не самое ценное! – парировал Джулиан.

Арчибальд подошел к одному из стульев и встал, опершись руками о его спинку. Несколько мгновений он стоял молча, обдумывая ситуацию, взвешивая все «за» и «против», хотя ему нетрудно было принять правильное решение. Однако сказать, что сеньор де Гавангос должен отказаться от мумии своего предка, или заявить, что профессор Браддок – а точнее, он сам, – должен потерять тысячу фунтов, было одинаково тяжело для молодого человека. К тому же, как бы там ни было, а профессор честно расплатился с мальтийским торговцем. Наконец, Хоуп принял, как он посчитал, соломоново решение.

– Как я понимаю, у дона Педро тридцать лет назад украли эту мумию. А вы, профессор, честно купили ее, считая, что мальтийский торговец имел на нее все права, – рассудительно произнес он.

– Да, – подтвердил Браддок. – И я осмелюсь сказать, что человек с Мальты, который продал мумию, тоже считал, что владеет ею по праву, так как он честно купил ее у парижанина.

Арчибальд кивнул и продолжил:

– И когда Ваза продавал эту мумию парижанину, он, конечно, не сказал ему, что украл мумию в Лиме, и купивший ее не знал, что приобрел украденную вещь. Правильно, дон Педро?

– Да, сэр, – подтвердил перуанец, который вновь стал надменным и совершенно спокойным. – Но я могу поклясться, что эта мумия была украдена у моего отца и должна принадлежать мне.

– Никто с этим не спорит, – бодро продолжал Арчи. – Но она также принадлежит профессору, потому что он купил ее. Однако, поскольку она никак не может принадлежать двум людям одновременно, мы должны пойти на компромисс. Вы, профессор, продадите мумию дону Педро за ту цену, которую заплатили за нее, а вам, сеньор, придется компенсировать профессору его потерю.

– У меня нет таких денег. Будь они у меня, я бы поступил точно так, как вы сказали, – серьезно ответил Педро.

– А я с этим не согласен! – повысил голос Браддок. – Там есть два изумруда, которые сами по себе стоят больших денег, как говорит дон Педро. А раз мумия – моя собственность, то и драгоценные камни принадлежат мне.

– Профессор, вы должны поступать правильно, даже если при этом вы что-то теряете, – торжественно объявил Арчи. – Я верю истории дона Гавангоса. Так что мумия с драгоценными камнями принадлежит ему. Вы же, в свою очередь, очень хотите узнать, каким образом инки бальзамировали своих мертвых. Снимите с мумии бинты в присутствии дона Педро. Вы удовлетворите свое любопытство, а когда сеньор подпишет чек на тысячу фунтов, он сможет забрать мумию. Вы же больше не хотите неприятностей из-за этого мертвеца?

– Но если продать изумруды, то у меня появятся деньги для экспедиции в Египет, чтобы найти могилу царицы!

– Насколько мне известно, вашу экспедицию собралась финансировать госпожа Джашер, когда станет вашей женой.

– Гм-м-м! – пробормотал Браддок, поглаживая подбородок. – Вчера вечером я сгоряча наговорил ей всяких глупостей. Она ведь может и не простить меня, Хоуп.

– Женщина все простит человеку, которого любит, – заверил профессора Арчибальд.

Джулиан бросил косой взгляд на свою упитанную фигуру в зеркале. Казалось невероятным, что вдова Джашер могла и в самом деле полюбить такого человека, как он. Или тут все дело в том, что когда-нибудь она сможет стать баронессой? Однако профессор отлично понимал, что если он не согласится на предложение Хоупа, перуанец отправится в суд, что повлечет большие хлопоты и траты – и еще неизвестно, каков будет вердикт. Приняв во внимание все эти соображения, Браддок решил, что предложение Арчи и в самом деле не так уж плохо. Он уступил.

– Что ж, давайте решим все миром, – ответил он, немного помявшись. – Я вскрою саркофаг и исследую мумию. В конце концов, именно для этого я ее купил. Разберемся с перуанской процедурой бальзамирования. А когда дон Педро отдаст мне чек, он сможет забрать мумию. Я только надеюсь, что у него не будет с ней таких неприятностей, как у меня.

Договорив, ученый повернулся к Какаду и велел принести все необходимые для такого случая инструменты.

– Я согласен, – кратко объявил сеньор Педро, вновь опустившись на свой стул.

Хоуп спросил, не нужна ли профессору помощь, но тот резким тоном отказался.

– Впрочем, я доволен, что вы присутствуете при вскрытии мумии, а то, если изумрудов на месте не окажется, скажут еще, что это я их присвоил, – проворчал Браддок, словно не замечая перуанца.

– А почему изумрудов может не оказаться на месте? – быстро поинтересовался Арчибальд.

Ученый только пожал плечами.

– Сидней Болтон был убит. Мне как-то не верится, что кто-то совершил убийство ради мумии, а потом бросил ее в саду госпожи Джашер. Поэтому я сильно опасаюсь за сохранность изумрудов. Иначе я бы не согласился на предложенную вами сделку.

Договорив, профессор вставил ломик в щель между крышкой и стенкой гроба. Крышка была укреплена на деревянных шпонках, как это делалось в древние времена. Судя по всему, саркофаг не вскрывали уже много лет, с тех пор как уложили в него мертвого Инку, где-то там, далеко-далеко за океаном, посреди Анд. Дон Гавангос вздрогнул, наблюдая за осквернением тела его предка. Однако он сам дал на это согласие, поэтому ему ничего не оставалось, как молча сидеть, исподлобья наблюдая за происходящим. Наконец, крышка была снята. В гробу и в самом деле лежала мумия, замотанная в бледно-зеленые ленты ткани из шерсти ламы. Однако кто-то разрезал бинты и небрежно сорвал их с рук мумии. Истлевшие ладони мертвеца были пусты.


Глава XV
Обвинение

И дон Педро, и профессор Браддок были поражены, но Хоуп не повел и бровью. После того, как ради этой мумии убили человека, он ожидал увидеть именно это.

– Вспомните свои же слова, профессор, – обратился Арчибальд к хозяину, когда первое удивление спало.

– Слова! Слова! – пробормотал расстроенный Браддок. – О чем это вы, господин Хоуп?

– Вы же сами говорили: очень маловероятно, что кто-то совершил убийство ради мумии, а потом оставил ее в саду госпожи Джашер. Также вы сомневались в безопасности изумрудов, и только поэтому согласились на компромисс, – напомнил ему Арчи.

Ученый кивнул.

– Верно, верно. От своих слов не отказываюсь. Сами видите, – он махнул рукой в сторону открытого саркофага, – бедного Сиднея убили из-за изумрудов. Вопрос в том, кто это сделал.

– Тот, кто знал о драгоценных камнях, – быстро проговорил сеньор Педро.

– Конечно, только вот кто о них знал? Я и сам не имел о них понятия, пока вы мне не сказали о манускрипте. А вы, Хоуп? – Браддок внимательно вгляделся в лицо Арчибальда.

– Вы собираетесь обвинить меня? – с улыбкой поинтересовался молодой человек. – Ручаюсь, профессор, я понятия не имел, что было захоронено вместе с трупом, пока дон Педро не рассказал нам в тот вечер свою историю.

Египтолог резко повернулся к перуанцу, не одобряя очевидное легкомыслие Арчи.

– А кто-то еще знал о содержании этого документа? – раздраженно поинтересовался он.

Дон Педро задумчиво потер подбородок и опустил глаза.

– Если только Ваза…

– Ваза? Какой еще Ваза? Ах да, тот самый моряк, который украл мумию тридцать лет назад у вашего отца в Лиме! Пффф! Документ написан на латыни, да еще и не на классической, а на монастырской, в которой черт ногу сломит! Ваш моряк никак не мог прочесть этот документ и понять его ценность. А если бы понял, то наверняка прихватил бы вместе с мумией и пергамент!

– Сеньор, – сохраняя вежливый тон, ответил перуанец, – я полагаю, что мой отец перевел манускрипт или, по меньшей мере, снял с него копию.

– Как я понял, вы нашли оригинал документа только после смерти отца? – поинтересовался Хоуп, все еще стоя позади стула и опираясь на его спинку.

– Точно так, – подтвердил сеньор де Гавангос. – Но в тот вечер я рассказал вам далеко не все. Мой отец нашел этот пергамент в Куско, и хотя точно я этого не знаю, но убежден, что он сделал копию. Но была ли это точная копия или перевод, сказать не могу. Скорее все же первое: ведь если бы Ваза знал о драгоценных камнях, то наверняка украл бы их прежде, чем продал мумию парижскому коллекционеру.

– Может быть, он так и сделал? – вздохнул Браддок, указывая на мумию. – Как видите, изумруды и в самом деле отсутствуют.

– Их украл тот, кто убил вашего помощника, – уверенно объявил перуанец.

– Мы не можем быть в этом совершенно уверены, – возразил профессор, – хотя, признаю, никто не стал бы рисковать шеей ради засушенного трупа.

Арчи удивленно посмотрел на Браддока.

– Но что, если это был энтузиаст вроде вас, профессор? Разве он не пошел бы на риск, чтобы удовлетворить научный интерес?

Как ни странно, на это возражение профессор ответил весьма добродушно:

– Нет, тут вы ошибаетесь. Даже я не стал бы ради мумии переступать закон. Едва ли нашелся бы ученый, способный на такое. Мы, гении, можем казаться не от мира сего, но мы не дураки. Однако факт остается фактом: драгоценности украдены, и не так уж важно, совершил ли это Ваза тридцать лет назад или убийца Сиднея Болтона недавно. Я этого не знаю и знать не хочу. Я исследую мумию, дон Педро. Дайте мне пару дней, а потом можете принести мне чек на тысячу фунтов и забирать вашего предка.

– Нет-нет! – поспешно воскликнул перуанец. – Раз изумрудов нет, то мне просто нечем заплатить за эту мумию. Где мне взять тысячу английских фунтов? Конечно, мне хотелось бы забрать тело Инки Касаса назад в Лиму: этого требует долг уважения к предкам. Но денег у меня, к сожалению, нет.

– Но вы говорили, что заплатите! – закричал вновь разозлившийся профессор.

– Сказал, сеньор, но тогда я полагал, что смогу продать изумруды, которые, как вы видите, исчезли. Поэтому, боюсь, мне придется оставить тело у вас до тех пор, пока я не найду нужной суммы. Хотя, быть может, сэр Фрэнк Рендом поможет мне в этом маленьком затруднении.

– Он даже мне не помог, – отмахнулся Браддок. – С какой стати он будет помогать вам?

Сеньор Педро нахмурился и вновь поднялся со своего места.

– Сэр Фрэнк оказал честь моему семейству, решив стать моим зятем, – с гордостью объявил он. – Поскольку моя дочь тоже любит его, я не возражал против этого брака. Но теперь, когда выяснилось, что изумруды утеряны, я не дам своего согласия до той самой минуты, пока сэр Рендом не поможет выкупить мумию у вас, профессор. Будет лишь справедливо, если моя дочь своими руками освободит нашего царственного предка из музейной пыли и отвезет его тело назад в Перу, чтобы захоронить в Лиме. В то же самое время, профессор, я хочу вам напомнить, что я законный владелец этой мумии, и по справедливости вы обязаны передать ее мне безвозмездно.

– Что? И потерять тысячу фунтов! – вспыхнул ученый. – Нет уж, мой милый господин, я не стану делать ничего подобного. Вы хотели получить мумию ради драгоценных камней, а теперь, когда их не стало, вас, как я вижу, не очень заботит судьба вашего царственного предка…

Профессор мог бы еще очень долго распаляться, но Хоуп, видя, что дон Гавангос постепенно наливается краской, счел необходимым вновь вмешаться.

– Джентльмены, прошу вас, успокойтесь, – сказал он, шагнув вперед и встав между мужчинами. – Дон Педро не сможет купить мумию, пока не найдутся изумруды. Поэтому я считаю, что всем нам нужно объединить усилия для поисков изумрудов.

– И как же нам искать эти камни? – раздраженно поинтересовался Браддок.

– Мы отыщем их, если поймаем убийцу.

– Час от часу не легче! Как же нам его ловить? – уныло спросил де Гавангос. – Я исследовал в Пирсайде все, что мог, но так и не обнаружил никаких зацепок. А Ваза и вовсе как под землю провалился.

– Ваза! – вдруг с удивлением разом воскликнули Арчи и Джулиан.

Дон Педро чуть приподнял брови.

– А ведь вашего помощника, профессор, и в самом деле мог убить Ваза, – сказал он. – Ведь только он один мог знать, что у мумии в руках драгоценные камни.

– Но, мой уважаемый, – добродушно обратился к перуанцу Арчибальд, – если капитан Ваза и в самом деле украл документ, то он должен был прочесть его еще тридцать лет назад. В этом случае, как и заметил профессор Браддок, он извлек бы камни еще до того, как продал мумию парижанину.

– Может быть, и так, – упрямо стоял на своем дон Педро, в то время как Браддок пробормотал какие-то одобрительные слова в адрес Хоупа. – Но мы никак не сможем убедиться ни в этом, ни в обратном. Никто, здесь я должен согласиться с профессором, никто не стал бы рисковать своей шеей ради одной только мумии. Наверняка этот человек хотел заполучить изумруды. А о них знали только я, мой покойный отец и, быть может, этот самый Ваза. Именно поэтому он, скорее всего, и есть убийца. Я буду охотиться за ним и, когда найду, то добьюсь, чтобы на него надели наручники.

– Но как вы сможете узнать его? Ведь прошло тридцать лет! – недоверчиво поинтересовался ученый.

– У меня невероятная память на лица, – невозмутимо объявил сеньор Педро. – В прошлом я хорошо знал этого человека. Тогда он был молодым моряком лет двадцати.

– Хм-м-м! – пробормотал Браддок. – Теперь ему уже пятьдесят. Уж наверное, он изменился за тридцать лет. Вы никогда его не узнаете.

– Узнаю, не сомневайтесь, – спокойно сказал перуанец. – У него запоминающаяся внешность. Его глаза были странно синими, словно светились изнутри. На виске имелся шрам от удара шпагой, который он получил во время уличных беспорядков. Кроме того, Ваза полюбил девушку из пеонов[15] моего отца, и она уговорила его сделать татуировку – наколоть себе на левом запястье солнце, окруженное змеей. Если учесть эти приметы, узнать нужного человека будет не так-то сложно.

– И затем? – в один голос спросили Арчибальд и профессор.

– Затем я сообщу в полицию, чтобы его арестовали.

Хоуп пожал плечами. Он не сильно верил в великолепную память дона Педро и не думал, что тот признает человека, которого видел молодым, тридцать лет назад. Ведь сейчас тот превратился в седого морского волка. Впрочем, перуанец, скорее всего, был прав: об изумрудах мог знать один только Ваза. Единственное, что оставалось непонятным: почему он прождал тридцать лет, прежде чем ограбить мумию? Но на это Арчи не сказал ничего, не желая продолжать бессмысленные споры. Вместо этого художник сделал встречное предложение:

– Лучше всего составить описание Вазы, который, кстати, наверняка поменял имя. А потом раздать это описание, в том числе и полиции, и назначить награду за поимку этого человека.

– Я слишком беден, – вздохнул де Гавангос. – Конечно, если профессор…

– Я ничего предложить не смогу, – быстро ответил профессор. – Ведь я беден так же, как и вы, если не больше. Разве что, может быть, сэр Фрэнк поможет, – насмешливо добавил он.

– Я ни о чем не намерен его просить, – надменно заявил сеньор Педро. – Если сэр Рендом хочет стать моим зятем, выкупив тело моего царственного предка, на которое вы не имеете никакого права, я согласен, чтобы это было так. Но так как это вопрос чести де Гавангосов, то я сам предложу награду. Так какое вознаграждение вы бы рекомендовали предложить, господин Хоуп?

– Пятьсот фунтов, – быстро ответил египтолог.

– Нет, это слишком много, – резко замотал головой молодой человек. – Слишком много. Пока обойдемся ста фунтами. За информацию о моряке это более чем достаточно.

Перуанец поклонился и записал что-то в маленький блокнотик, который достал из кармана.

– Я сейчас отправлюсь в Пирсайд и встречусь с инспектором Дэйтом, который имел отношение к следствию, – отметил он. – Тем временем, профессор, пожалуйста, не оскверняйте тело моего предка больше, чем необходимо для науки.

– Искать в нем изумруды я, конечно, не стану, – сухо парировал Браддок. – А теперь оставьте меня. Мне и в самом деле хотелось бы заняться изучением этой мумии. Какаду, проводи этих господ и больше никого не впускай.

Дон Гавангос вернулся в военную гостиницу, чтобы сообщить дочери о результатах своих изысканий, а затем направиться прямиком в Пирсайд. Но перед этим он сел и составил точное описание Ваза, упомянув и шрам, и татуировку на запястье. А Арчи Хоуп тем временем отыскал Люси и рассказал ей о том, что произошло в «музее» ее отчима. Девушка не слишком удивилась, поскольку тоже считала, что преступник искал нечто большее, чем просто мумию, когда убил Сиднея Болтона.

– А госпожа Джашер ничего не знала об изумрудах? – неожиданно спросила мисс Кендал.

– Нет. До того самого момента, как дон Педро рассказал нам о манускрипте, она ничего не знала. Думаю, ты-то ее не подозреваешь?

– Конечно, нет, – уверенно ответила Люси. – И все же, я не могу понять, как мумия попала в ее сад.

– Я думаю, ее притащили со стороны реки.

– Но почему именно в сад миссис Джашер?

Арчибальд только покачал головой:

– Не могу тебе сказать. Все это – тайна, и, кажется, она таковой и останется во веки веков.

– Похоже, что так, – задумчиво согласилась девушка. – Я считаю, моему отцу будет лучше вернуть мумию дону Педро. Мне кажется, она приносит несчастье. Тогда он и в самом деле сможет жениться на госпоже Джашер и отправиться в Египет на поиски могилы своей царицы.

– Сомневаюсь, что эта дама выйдет замуж за твоего отчима после того, что он наговорил ей вчера вечером.

– Ерунда. Мой отец разнервничался и нес невесть что. Да, она рассердилась, однако я встречусь с ней сегодня, задам пару вопросов… Думаю, она успокоится и все поймет.

– Похоже, тебе очень хочется, чтобы профессор на ней женился.

– Я хочу, чтобы мой отец, когда я оставлю его, находился в надежных руках, под чьим-то присмотром, – серьезно ответила Люси. – Чем скорее госпожа Джашер станет его женой, тем быстрее я стану твоей. Мы уедем, потому что я устала от Гартли и вообще от такой жизни.

Конечно, на всю эту речь Арчи мог найти только один ответ – поцелуй, и это вполне удовлетворило мисс Кендал. Потом они стали обсуждать будущее, а также предложение, которое сделал Фрэнк Рендом перуанской даме. А все, что касается мумии, влюбленные оставили в стороне, так как ни один из них все равно не мог предложить разгадку тайны.

Тем временем профессор Браддок занимался исследованием мумии. Но его занятие было неожиданно прервано, потому что в «Пирамиду» заглянул Джордж Хирам Харви. Хотя Какаду, послушный хозяйскому приказу, и попытался остановить его, все же капитан вошел в гостиную, пинком втолкнув низкорослого слугу в комнату.

– Что это значит?! – потребовал ответа профессор, в то время как полинезиец барахтался на полу у его ног, а капитан Харви застыл на пороге, попыхивая неизменной сигарой. – Как вы смеете являться в мой дом подобным образом?

– Скажите своей прислуге, чтоб вела себя как следует, – объявил Джордж Хирам небрежным тоном, выйдя на середину комнаты. – Вы что, думали, я испугаюсь какого-то черномазого, и… Ого! Вот так штука! – воскликнул он, увидев зеленую мумию.

Браддок жестом приказал сердитому Какаду выйти, а потом торжествующе уставился на незваного гостя:

– Не ждали, а?

Американец прошел вперед и шлепнулся на свободный стул, все еще не сводя глаз с мумии.

– Когда его повесят? – спросил он внезапно.

Браддок с удивлением уставился на капитана.

– Повесят? Кого?

– Человека, который украл эту штуковину.

– Его пока не нашли, – быстро ответил ученый.

– Тогда откуда, во имя морского дьявола, у вас этот жмурик?

Профессор объяснил. Высокий тощий моряк внимательно слушал его, лишь иногда кивая. Он, казалось, ничуть не удивился тому, что труп царя инков был найден в саду госпожи Джашер.

– Да, – протянул капитан, когда Браддок, наконец, закончил свой рассказ. – Не больно-то и страшно. Видать, сад оказался ближе всего, вот похититель и использовал его заместо кладбища.

– О чем вы говорите? – требовательным тоном спросил озадаченный ученый.

– О том парне, что придушил вашего подручного и стырил мумию.

– Но я не знаю, кто он… Никто не знает.

– Придержите коней. Я знаю.

– Вы?! – Джулиан подскочил на месте, а потом бросился через комнату и схватил незваного гостя за отвороты куртки. – Так вы все знали? Скажите мне, кто злоумышленник, чтобы я смог вернуть изумруды!

– Изумруды? – Харви отцепил от своей куртки пухлые руки профессора и ошеломленно уставился на него.

– Разве вы не знали? Хотя нет, конечно! Откуда вам-то знать? Вместе с мумией были похоронены два изумруда огромной ценности. Они-то и были украдены.

– Кем?

– Без сомнения, убийцей, который прикончил бедолагу Сиднея.

Харви сплюнул на пол, на его лице застыло странное выражение, словно он о чем-то сильно сожалел.

– Да, выходит, я полный дурак… – признал он.

– Это почему? – снова удивился профессор.

– Ты был на борту моего корабля, – вместо ответа проговорил капитан, обращаясь к мумии, – а я тебя не обшмонал.

– Что?! – пробормотал Браддок. – Вы опустились бы до воровства?

– За воровство вешают! – ответил моряк. – Но грабить мертвых – не воровство. Знал бы я, что это не жмурик, а шкатулка с драгоценностями, я бы его в два счета выпотрошил. Ха! Два изумруда, а я ни сном ни духом. А ведь мог бы их захапать…

– Вы – подлец! – задохнулся от возмущения профессор.

– Остыньте, папаша. Я ничуть не хуже, чем джентльмен-денди, который мало того что парня кокнул, так еще, выходит, и изумруды свистнул.

– Ага! – вновь метнулся вперед Браддок. – Вы же только что говорили, что не знаете, кто совершил убийство.

– Ну, вроде как, – не спеша проговорил Харви. – Может, да, а может, нет. Подозрения у меня веские, но перед судьей бы не поклялся.

– Кто убил Болтона? – спросил профессор, с трудом сдерживая себя. – Говорите, немедленно!

– Не я, это уж точно. Хотите услышать больше – раскошеливайтесь.

– Вам заплатит дон Педро.

– Этот цветной? Он-то тут при чем?

– Разве я не сказал вам? Раньше мумия принадлежала ему, он для того и прибыл в Европу, чтобы отыскать ее. Он хочет вернуть изумруды и обещает награду в сто фунтов за установку личности убийцы.

Джордж Хирам резко встал.

– Мне пора идти, – сказал он, направившись к двери. – Я пойду в этот ваш клоповник, поболтаю с ним. Похоже, игра все-таки стоит свеч.

– Постойте! Но кто же все-таки убил Болтона? – крикнул Браддок, подбежав к двери и схватив моряка за рукав.

Капитан свысока взглянул на этого маленького пухлого человечка и мрачно ухмыльнулся.

– Что ж, почему бы и не сказать, – ответил он. – Вы без меня, я вижу, два и два сложить не можете. Все вам разжуй да в рот положи.

Однако профессор уже подпрыгивал на месте от возбуждения.

– Кто он, ну кто же?

– Тот красавчик-аристократ, который прибыл на борт моего судна, когда оно стояло в устье Темзы. Тогда Болтон был еще у меня на борту.

– О ком это вы? – не отставал Браддок.

– Сэр Фрэнк Рендом…

– Что? Вы считаете, это он убил Сиднея и украл мою мумию?

– А потом по дороге в форт выкинул ее в саду у вдовушки. Он, кто ж еще-то.

Профессор с ужасом зажмурился. А когда он снова открыл глаза, капитана Харви в гостиной уже не было.


Глава XVI
И снова манускрипт

Но профессор не позволил капитану просто так взять и уйти: он хотел узнать все. Прежде чем нахальный американец добрался до передней двери, Браддок догнал его.

– Постойте-ка, постойте. Расскажите мне все, что знаете! – снова стал он уговаривать Харви.

– Нет, – отрезал моряк. – С какой это радости я вам буду все рассказывать? Не вы же платите деньги! А пойду или к вашему дону, или к инспектору Дэйту в Пирсайд.

– Но сэр Фрэнк невиновен! – настаивал Джулиан.

– У него будет время доказать это, – жестко ответил капитан. – Пустите.

– Нет. Вы должны рассказать, на каком основании…

– Дьявол вас побери! – воскликнул Джордж Хирам и присел на стул в прихожей. – Ладно, расскажу, а то же не отцепитесь. Этот красавчик-аристократ прибыл в Пирсайд в тот же самый полдень, когда мое судно бросило якорь на рейде. Пока Болтон был еще на борту, Рендом зашел о чем-то с ним потрепаться.

– О чем?

– А я, черт возьми, знаю? – фыркнул шкипер. – Я был занят разгрузкой. Но баронет прибыл с берега, зашел вместе с Болтоном в его каюту, и они там трепались минут тридцать. Когда они вышли, у Рендома чуть волосы дыбом не стояли, и я слышал, какие вещи он говорил вашему помощнику.

– И что же он говорил?

– «Вы будете в этом раскаиваться». И потом: «Ваша жизнь будет в опасности, пока эта вещь у вас в руках».

– Они говорили о мумии?

– О ней, конечно. Если я не ошибаюсь, – спокойно ответил капитан.

– А почему вы не сообщили об этом в полицию?

– С какой радости? Мне что, заплатили бы за это? И потом, я не придавал этому особого значения, пока не узнал, что евонная светлость приперся…

– Вы хотите сказать, сэр Фрэнк? – уточнил профессор.

– Я с вами чего, не по-английски говорю? – огрызнулся моряк. – Ясно же сказал: евонная светлость приперся еще и в тот клоповник, где шлепнули вашего доходягу-помощника.

– Он был в «Приюте моряка»? Когда?

– Тем же вечером. После перебранки на «Ныряльщике» он, кипя от злости, вернулся к себе на яхту. Болтон уволок свою треклятую мумию на берег и остановился в «Приюте моряка». Потом второй помощник с «Ныряльщика» – а это, не забывайте, больше не мой корабль – сказал мне, что видел, как светлость зашел в гостиницу пропустить рюмочку и еще о чем-то поговорить с Болтоном через окно.

– У того же окна, через которое с ним говорила женщина? – с сомнением поинтересовался профессор.

– У того самого, только с женщиной он болтал гораздо позже. Врать не буду: ни я, ни кто-то из моих дружков не видел, чтобы светлость ошивался вокруг гостиницы, когда уже стемнело. Ну и что с того? Он туда зашел, все спланировал, а уже потом, сам или с подельниками, уложил Болтона в ящик.

– И это все ваши улики?

– По мне, так этого более чем достаточно.

– Не для того, чтобы выписать ордер!

– У нас, в Штатах, половины этих улик хватило бы, чтобы поджарить его на электрическом стуле.

– Осмелюсь заметить, что мы не в Штатах, а в стране, где властвуют закон и правосудие, – с достоинством возразил профессор. – То, о чем вы мне рассказали, – косвенные улики. А прямых улик, как я понимаю, нет.

Капитан помрачнел.

– Для начала, это доказывает, что сэр Фрэнк хотел получить мумию, иначе зачем ему было приходить ко мне на корабль и ругаться с вашим проклятым ассистентом? Напомнить вам его слова? Это была явная угроза. Потом нашего красавчика-аристократа за каким-то дьяволом несет в грязный клоповник, куда такие, как он, обычно и носа не суют. Там он болтает с парнем, которого на другой день находят мертвым. По мне, так вина налицо. К слову сказать, а вы видали его яхту? На такой плевое дело подойти к гостинице, вытащить мумию через окошко и смыться. А потом, когда светлость прикарманил изумруды, а компания сушеного мертвяка ему надоела, он на той же яхте подошел к садику вдовы Джашер и оставил мумию там, чтобы пустить легавым пыль в глаза. По-моему, все ясно как день. Обыщите корыто Рендома, и найдете изумруды.

– Это невероятно, – пробормотал Браддок.

– Невероятно и неправда, – сказал, спускаясь по лестнице, молодой Арчибальд Хоуп. Он был бледен и настроен очень серьезно. – Что бы вы там ни говорили, сэр Рендом невиновен.

– Вам-то почем знать? – высокомерно поинтересовался Харви.

– Все дело в том, что он английский джентльмен, а кроме того, мой добрый друг.

– Ха! Посмотрим, как такая линия защиты спасет его от петли, – осклабился моряк.

Джулиан раздраженно посмотрел на Арчи:

– Как вы посмели подслушивать нашу частную беседу?

– Вы так кричите, что содержание вашей частной беседы скоро будет знать весь дом, – ледяным голосом ответил молодой художник. – Признаю, виноват – но извиняться не намерен.

– И с какого же места вы все слышали? – спросил ученый.

– С объяснения господина Харви. Я беседовал с Люси и покинул ее, когда услышал, что вы стали говорить на повышенных тонах.

– А Люси что-нибудь слышала?

– Нет. Она осталась в своей комнате. Но чуть позже я ей все расскажу, – Арчибальд развернулся и стал подниматься назад по лестнице. – Сэр Рендом и ее друг тоже, и я не думаю, что Люси поверит в его вину.

– Подождите! – воскликнул Браддок, бросившись вперед, чтобы задержать Хоупа, уже поставившего ногу на нижнюю ступеньку лестницы. – Не говорите Люси пока что ничего. Мы должны отправиться в форт. Вы, я и Харви. Капитан, вы должны сказать Фрэнку о своих подозрениях прямо, в лицо.

– Хотел бы я посмотреть, как он посмеет это сделать! – воскликнул Арчи, который все еще был переполнен возмущением.

– О, не сомневайтесь, когда придет время, я ему все выскажу, – холодно заверил моряк. – Но пока что рано. Вначале я хочу увидеть дона и удостовериться, что его награда – вещь реальная.

– Тьфу! – с отвращением плюнул Хоуп. – Это кровавые деньги!

– И что из того? Убийца должен болтаться в петле.

– Мой друг сэр Фрэнк Рендом – не убийца.

– Тогда пусть он это докажет, – спокойно ответил янки, подходя к двери. – До скорого, дженмены. Пойду попытаю удачи в военной гостинице. И, скажу я вам, – добавил он, остановившись в дверях, – что, раз уж с той проклятущей посудины я ушел, мне понадобятся деньги, пока я не найду новую работенку. Сотня фунтов мне сейчас очень не повредила бы. Такие вот дела. До скорого! – повторил он и вышел из дома, оставив побледневших Арчибальда и профессора безмолвно переглядываться на пороге. Уверенность капитана ошеломила их обоих. Однако ни ученый, ни художник не могли допустить и мысли, что молодой баронет замешан в столь жестоком злодеянии.

– Прежде всего, – начал Хоуп после долгой паузы, – Рендом ничего не знал об изумрудах. Он даже не подозревал об их существовании.

– Я так понял, что знал, – неохотно ответил Браддок. – Вы же своими ушами слышали, как дон Педро утверждал, что рассказывал Рендому о манускрипте.

– Вы забываете, что я узнал об этом тогда же, – спокойно напомнил ему юноша. – Однако этот янки не стал обвинять меня. И я, и Рендом узнали об изумрудах через много дней после того, как было совершено убийство и кража мумии. Для того чтобы совершить эти преступления, Рендом должен был знать о существовании изумрудов еще до того, как вернулся в Англию.

– А почему он не мог знать об их существовании? – спросил профессор, закусив губу. – Я не хочу обвинять Фрэнка и не сомневаюсь в его честности – он добрый малый, пускай и отказался помочь мне с деньгами, чтобы объявить награду. Однако он познакомился с доном Педро в Генуе, и очень даже возможно, что этот перуанец рассказал ему об изумрудах, захороненных вместе с мумией.

Арчибальд покачал головой.

– Сомневаюсь, – задумчиво протянул он. – Рендом был так же удивлен, как и все мы, когда дон Педро поведал нам историю мумии. Однако все это нетрудно выяснить. Фрэнк сейчас в форте, и мы можем послать за ним.

– Я сейчас же отправлю за ним Какаду, – быстро решил профессор и ушел в «музей», чтобы проинструктировать канака.

Арчи остался на месте. Взяв стул, он сел, скрестил руки и нахмурился. Возможно ли, чтобы английский джентльмен с безупречным именем и послужным списком совершил столь ужасное преступление? Кроме того, обвинению Харви противоречил тот неизвестный ему факт, что баронет скоро должен был стать зятем дона Педро. Хоуп боялся представить, что скажет импульсивный перуанец, когда услышит, как Харви поносит его друга… Размышления художника прервал профессор, вышедший из «музея» вместе со слугой. Когда Какаду отправился выполнять поручение, Браддок поманил к себе молодого человека.

– Незачем обсуждать дела в холле. Не хватало, чтобы весь дом узнал о новых неприятностях. Идемте-ка за мной.

Арчибальд зашел в «музей» и с нескрываемым отвращением взглянул на зеленую мумию, лежавшую на длинном столе. Он осмотрел сухие, костлявые руки мумии, прежде сжимавшие драгоценные изумруды, и бинты, разрезанные чем-то острым. Лицо древнего инка скрывала тусклая золотая маска. Ее глаза когда-то тоже были драгоценными камнями, но теперь они отсутствовали. Молодой человек указал на маску профессору, склонившемуся над мумией с большим увеличительным стеклом:

– Странно, что ее не украли. Она ведь тоже достаточно дорогая.

– Маску трудно перепродать, если только ее не расплавить, – подумав, объяснил Браддок. – Драгоценные камни, если верить дону Педро, имеют огромную ценность, и сбыть их гораздо легче. Рендому этого хватило.

– Не говорите о нем так, словно его вина доказана, – вздрогнув, перебил его Хоуп.

– Нельзя не признать, что улики против него очень веские.

– Все они косвенные…

– Косвенных улик хватило, чтобы повесить многих, в том числе невиновных. Вот так-то! – с тревогой в голосе проговорил профессор. – Однако, надеюсь, нашего друга не повесят. Мы должны выслушать его. Я послал Какаду за ним в форт. А если Рендома нет дома, то Какаду оставит ему записку.

– Может, было бы лучше, если бы Какаду поговорил с денщиком Фрэнка?

– Не думаю, – сухо отрезал Джулиан. – Его денщик – самый непроходимый тупица во всей британской армии. Он наверняка забудет передать Рендому послание, а нам необходимо видеть баронета как можно скорее. Вернее всего будет оставить ему записку на видном месте.

Арчи решил не спорить, поскольку все равно не мог ничего изменить. Вместо этого он сменил тему разговора.

– Думаю, если преступник попытается продать изумруды, он будет пойман, – заметил он. – Такие большие камни не получится сбыть незаметно.

– Пф! Все зависит от ума этого вора, – отозвался профессор, хотя мумия явно интересовала его больше, чем беседа. – Он мог бы раздробить камни или отвезти их в Индию и продать их какому-нибудь радже, который не станет интересоваться происхождением этих драгоценностей. Я не знаю, как действуют преступники, поскольку никогда не изучал их методы. Но я надеюсь, что Рендом натолкнется на записку до того, как этот безумный капитан притащит в его дом полицейских.

– Нет, думаю, что Фрэнк в любом случае вне опасности, – сказал Арчибальд. – А если против него все-таки выдвинут обвинение, я сам возьмусь за расследование.

– Что ж, в этом случае мне остается только пожелать вам удачи, – ответил Браддок, вновь склонившись над мумией. – Ох, Хоуп, взгляните, какого качества эта удивительная шерсть! Некоторые достижения древних – это тайны, которые полностью утеряны для нас. Вы только посмотрите на этот цвет! Ух! – бормотал себе под нос египтолог. – Интересно, почему эта мумия зеленая, а точнее, обернута в зеленые бинты? Ведь цветом царствующих монархов Перу был желтый. Шерсть викуний[16], крашенная в желтый… Как вы полагаете, Хоуп? По-моему, это очень странно.

Молодой человек пожал плечами.

– Не могу ничего сказать, потому что ничего об этом не знаю, – резко ответил он. – Я знаю одно: лучше бы эта драгоценная мумия никогда здесь не появлялась. С первого дня от нее сплошные несчастья.

– Ну, – проговорил Браддок, не отвлекаясь от мумии, – я тоже буду рад, когда вся эта суета закончится. Теперь-то я выяснил все, что хотел знать! Гм-м-м! Интересно, позволит ли мне дон Педро полностью снять бинты? Конечно! Ведь мумия моя, а не его! Сейчас я их… – Джулиан уже был готов приступить к святотатству, когда в комнату, едва дыша, ворвался Какаду. Должно быть, весь путь в форт и назад, в «Пирамиду», он проделал бегом.

– Я стучать дверь, – объявил канак, – но никакой ответ не слышать. Я входить. В комната никто нет, и я класть письмо на стол. Я идти вниз и спросить. Солдат говорить, его хозяин возвращаться через полчаса.

– Ну так подождал бы его, – буркнул Браддок, жестом отсылая слугу. – Что ж, Хоуп, идемте в форт.

– Но ведь как только Рендом вернется в форт, он отправится сюда.

– Конечно, но я не собираюсь ждать. Я хочу услышать, что Рендом скажет в свое оправдание. Какаду, подай мне шляпу, пальто и перчатки. Да пошевеливайся, негодник!

Хоуп был не против поспешить, так как не меньше профессора хотел услышать, что баронет ответит на абсурдные обвинения наглого янки. Через несколько минут мужчины уже шагали через деревню по дороге в сторону форта. Профессору то и дело приходилось переходить на бег, чтобы не отставать от длинноногого художника. На полпути они увидели кеб, в котором сидел капитан Харви. Повозка ехала в сторону железнодорожной станции.

– Вы виделись с доном Педро? – спросил Джулиан, останавливая кеб.

– Нет, – бесстрастно ответил моряк. – Он отправился в Пирсайд, в полицию. Я, кстати, еду туда же.

– Идемте с нами, – серьезно сказал Арчи. – Мы собираемся поговорить с сэром Фрэнком Рендомом.

– Передайте ему мои наилучшие пожелания. Благодаря ему я получу сто фунтов. – Американец махнул рукой, и кеб снова тронулся. Прежде чем скрыться из вида, моряк с ухмылкой добавил:

– Если что, я готов взять свои слова назад за две сотни плюс местечко капитана на его посудине.

Браддок и Хоуп с неприязнью проводили кеб взглядом.

– Каков негодяй! – гневно выдохнул профессор. – Небось за деньги отца родного продаст.

– Это лишь говорит нам о том, насколько он достоин доверия. Вполне возможно, что его обвинения в адрес сэра Фрэнка – клевета с первого до последнего слова.

– Ради Рендома, очень надеюсь, что это так, – согласился Джулиан, торопливо шагая рядом с юношей.

Вскоре они добрались до форта, где им сообщили, что сэр Фрэнк еще не вернулся, но его ожидают с минуты на минуту. Так как все в форте хорошо знали Браддока и Хоупа, их провели в комнату Рендома, располагавшуюся на втором этаже. Когда денщик ушел и дверь за ним закрылась, Арчибальд расположился у окна, в то время как ученый принялся мерить комнату шагами, оглядывая нехитрое устройство комнаты.

– Это собачья конура, а не комната, – бросил он. – Я уже говорил об этом Рендому.

– Возможно, нам следовало подождать его в столовой? – поинтересовался Арчи.

– Нет! Нет! Нет! Там все время крутится целая стая юных балбесов. Я говорил Рендому, что ноги моей не будет в этом свинарнике, так что он пригласил меня когда угодно заходить к нему в комнату. Тогда он еще ухаживал за Люси, – захихикал профессор, – и я придирался ко всему…

– Значит, собачья конура, – сухо повторил Хоуп. Его раздражала грубая болтовня ученого.

– Хе-хе-хе, Рендом не против шуток. А вот у вас, Хоуп, совершенно отсутствует чувство юмора. Кстати, ваше имя очень напоминает шотландское… Я полагаю, что вы каледонец.

– Ничего подобного. Я родился по эту сторону границы, – покачал головой Арчибальд.

– Да хоть на Северном полюсе, мне-то какое дело, – отмахнулся профессор. – Если честно, не люблю художников. Обычно они глупы как пробки. Мне жаль, что Люси выходит замуж не за человека науки! И не начинайте молоть чушь, я и так знаю, что вы скажете!

– Ну, – передразнил его Хоуп, – и что же я скажу?

Этот вопрос застал ученого мужа врасплох.

– Хм… Да какая разница! Пф! Как жарко в этой комнате! И только взгляните, сколько тут книг о путешествиях. – Он остановился у стенного шкафа, разглядывая тома за стеклом.

– Рендом много путешествует, – напомнил ему Хоуп.

– Да уж, да уж… Транжирит уйму денег на свою дурацкую яхту. Он никогда не бывал в Южной Америке, но, похоже, вскоре намерен туда отправиться. Посмотрите! Сколько здесь книг о Перу, Чили и Бразилии. Гляньте, тут дюжина книг о Южной Америке, и все из библиотеки!

Арчи подошел к шкафу.

– Думаю, сэр Фрэнк заинтересовался Южной Америкой после того, как познакомился с донной Инес.

– Может, и так! Может, и так! – пробормотал профессор, вытягивая из шкафа одну из книг. – Смотрите-ка, это же… Ай! Боже мой, что за катастрофа!

От неловкого движения профессора полка наклонилась, и книги кучей свалились на пол. Хоуп принялся подбирать их и ставить на место. Среди книг оказалось несколько листов бумаги, испещренных записями. Браддок собрал их в пачку и уже собрался положить на полку, как вдруг застыл, вытаращив глаза.

– Ничего себе! Латынь! – профессор вгляделся в строки. – О боже! Хоуп, Хоуп, вы только взгляните! Это же манускрипт дона Педро!

– Не может быть!

Художник выпрямился и уставился на пожелтевший лист.

– Простите, что заставил вас ждать, – с этими словами в комнату вошел Рендом.

– Вы злодей! – накинулся на него Браддок. – Выходит, вы действительно виновны в преступлении!


Глава XVII
Косвенные улики

Фрэнк Рендом был так ошеломлен жестоким обвинением профессора, что застыл на пороге, словно окаменев. Но на лице его отразился не страх, а лишь изумление. Что бы ни говорил Браддок, по мнению Хоупа, выражение лица молодого баронета красноречиво говорило о его полной невиновности.

– Что вы говорите, профессор? – с искренним удивлением переспросил Рендом.

– Вы прекрасно знаете, о чем я говорю, – парировал ученый.

– Честное слово, я понятия не имею, – сказал Фрэнк, заходя в комнату и отстегивая саблю. – Я захожу в свою комнату, вижу свои книги на полу, а вы обвиняете меня в преступлении. В каком, хотел бы я знать? Возможно, вы скажете мне об этом, Хоуп?

– Господину Хоупу нет никакой необходимости говорить вам об этом. Вы и сами знаете, какое злодеяние совершили.

Баронет нахмурился.

– Я позволяю своим гостям некоторые вольности, профессор, но для человека вашего положения и вашего возраста вы не находите, что все это чересчур? – поинтересовался он с отменным достоинством. – Говорите более конкретно.

– Позвольте мне вмешаться, – заговорил Арчибальд, пытаясь успокоить профессора Браддока. – Рендом, профессор только что беседовал с капитаном «Ныряльщика» Джорджем Хирамом Харви. Он обвиняет вас в убийстве Болтона.

– Что? – отпрянул Фрэнк. Выглядел он совершенно ошеломленным.

– Подождите секундочку. Я не закончил. Капитан Харви обвиняет вас не только в убийстве, но и в краже мумии и изумрудов… Он говорит, что это вы перенесли саркофаг с мумией в сад госпожи Джашер, чтобы во всех этих преступлениях обвинили ее.

– Именно так! – закричал Джулиан, видя, что хозяин умолк под градом неожиданных нападок. – По-моему, господин Хоуп ясно изложил все обвинения в ваш адрес. Что скажете в свое оправдание?

– Оправдание? Оправдание?! – с негодованием взорвался Рендом, вновь обретя дар речи. – Нет у меня никаких оправданий!

– Ага! Значит, вы подтверждаете свою вину?

– Я ничего не подтверждаю. Это обвинение слишком нелепо для того, чтобы подтверждать его или опровергать. Неужели вы действительно думаете, что я мог совершить такое? – Фрэнк посмотрел на Браддока, а потом на Арчибальда.

– Не я, – быстро объявил молодой художник. – Уверен, что это какая-то ошибка.

– Спасибо, мистер Хоуп… А что скажете вы, профессор?

Браддок, разволновавшись, вновь зашагал по комнате из угла в угол.

– Не знаю, что и думать, – наконец, сказал он. – Харви говорил так убедительно…

– Вот как? – сухо ответил Рендом и, подойдя к двери, провернул ключ в замке. – В таком случае это я вынужден требовать объяснений. И никто не покинет эту комнату, пока я их не получу. Каковы же ваши доказательства?

– Вот вам доказательство! – взвился Браддок, бросая документ на столик. – Откуда вы это взяли?

Баронет с удивлением взял пожелтевшую бумагу.

– Впервые вижу, – проговорил он слегка озадаченно. – Что это?

– Это – копия манускрипта, о котором говорил дон Педро. Того самого, где сказано о двух изумрудах, с которыми был захоронен Инка Касас!

– Вот как, – через мгновение кивнул Рендом. – И вы утверждаете, что из этого документа я узнал об изумрудах, ради которых и убил Болтона?

– Простите меня, – произнес профессор с наигранной вежливостью. – Но капитан Харви говорит, что это именно вы убили моего бедного помощника, а то, что мы нашли копию манускрипта здесь, доказывает, что вы знали о драгоценных камнях. Я не говорю ничего. Но я жду, чтобы вы сами рассказали нам, что к чему.

– Это очень мило с вашей стороны, – с нескрываемой иронией в голосе ответил сэр Фрэнк. – Выходит, я попал в переплет. Теперь, как я понимаю, мне нужно ожидать судебного преследования. – И он снова по очереди посмотрел на своих гостей.

Арчи крепко сжал руку баронета.

– Мой дорогой друг, я не верю ни единому слову, – решительно объявил он.

– В таком случае где-то здесь должна быть ошибка, – спокойно продолжал Рендом. – Садитесь, профессор. Кажется, вы настроены против меня.

– Пока что я не услышал от вас ни слова оправдания, – упрямо сказал старик.

– Я не могу оправдываться, не выслушав, на основании чего вы меня обвиняете. Продолжайте. Я жду. – Фрэнк опустился на стул и замер, глядя своему обвинителю в глаза.

– Где вы взяли этот документ? – резко спросил Браддок.

– Я впервые его вижу.

– Но он лежал среди ваших книг.

– Не знаю, как он там оказался. Вы искали именно его?

– Нет! Конечно, нет. Ожидая вас, я заглянул в вашу библиотеку и, вытаскивая одну книгу, случайно чуть не уронил весь шкаф. Книги посыпались на пол, а с ними и ваши бумаги. Среди них я заметил документ, написанный на латыни, и поднял его, удивленный, что такой легкомысленный юнец, как вы, вдруг взялся изучать мертвый язык. Пробежав несколько слов, я понял, что это копия того самого манускрипта, о котором говорил дон Педро.

– Постойте-ка, – задумчиво проговорил Арчи. – А может, это и есть тот самый первоначальный манускрипт, который дал вам де Гавангос?

– С вашей стороны, Хоуп, очень любезно было подсказать мне лазейку, – ответил Рендом, откидываясь на спинку и складывая руки на груди. – Но де Гавангос ничего мне не давал. Я видел манускрипт из его рук, когда он беседовал с нами в доме госпожи Джашер. Но оригинал это или копия, я сказать не могу. И, естественно, дон Педро не отдавал мне этот документ.

– Дон Педро заходил к вам в гости? – глубоко задумавшись, спросил Арчи.

– Нет. Мы встречались в столовой. И даже если бы он поднялся в эту комнату – а я понимаю, к чему вы ведете, – не вижу, зачем ему бы было нужно прятать среди моих книг документ, которым он так дорожит.

– Значит, эту бумагу вы никогда не видели? – переспросил профессор, впечатленный откровенностью Рендома.

– Сколько раз мне еще сказать вам «нет»? – нетерпеливо парировал молодой человек. – Вы хотите обвинить меня на основании этого документа?

Джулиан покачал головой, а потом, прочистив горло, стал рассказывать:

– Капитан Харви сообщил нам, что ваша яхта добралась до Пирсайда одновременно с его «Ныряльщиком».

– Совершенно верно, – подтвердил Фрэнк. – Когда дон Педро получил сообщение с Мальты о том, что мумия продана вам и отправилась в Лондон на борту «Ныряльщика», я приказал поднять паруса и поспешил домой. Харви отплыл раньше, но, поскольку «Ныряльщик» плыл медленно, а моя яхта достаточно быстроходна, мы прибыли в Пирсайд одновременно: в один день и даже почти в один и тот же час.

– А почему вы так поспешили домой, когда услышали об отплытии «Ныряльщика»? – не отставал от него профессор.

– Меня об этом попросил дон Педро, желавший вернуть себе мумию. А поскольку я был – и остаюсь! – влюблен в донну Инес, я был рад ему угодить.

Браддок снова кивнул.

– Еще Харви рассказал нам, что в тот день вы поднимались на борт «Ныряльщика» и разговаривали с Болтоном, – продолжил он.

– Чистая правда, – вновь не стал отрицать баронет. – Я сделал это по той же самой причине, по которой я отправился в Лондон за «Ныряльщиком» – по поручению дона Педро. Мне нужно было убедиться, что мумия на борту. Я пытался уговорить Болтона, чтобы он повлиял на вас, профессор, и вы безвозмездно отдали бы мумию ее изначальному владельцу – де Гавангосу, у которого она была украдена. Однако Сидней Болтон отказался разговаривать со мной на эту тему, заявив, что должен доставить мумию вам.

– Я знал, что всегда могу доверять Болтону, – с энтузиазмом заметил профессор. – Однако вам, Рендом, нужно было обратиться напрямую ко мне.

– Я так и собирался поступить, как я уже сказал, вначале мне было нужно убедиться, что мумия действительно находится на борту. Встретившись с Болтоном, я рассказал ему о желании дона Педро заполучить мумию и предостерег, что если вы не отдадите ее настоящему владельцу, у вас могут быть неприятности.

– Вы угрожали ему? – поинтересовался Хоуп, который хорошо помнил слова капитана.

– Нет, конечно, нет.

– Неправда. Вы угрожали! – воскликнул Браддок. – Капитан Харви заявил, будто вы сказали Сиднею, что он пожалеет, если не расстанется с мумией, и что пока он этого не сделает, его жизнь в опасности.

К удивлению обоих гостей, Рендом не колеблясь признал это серьезное обвинение.

– Дон Педро рассказал мне, что многие индейцы и в Лиме, и в Куско считают его законным наследником последнего Великого Инки, – объяснил он. – Все они с нетерпением ожидают возвращения королевской мумии. Некоторые даже грозились, что если сеньору де Гавангосу не удастся вернуть мумию, они отправятся за ней сами. Дон Педро убежден, что это не пустые угрозы. Эти люди – фанатики, и они не остановятся даже перед убийством, лишь бы вернуть себе тело последнего Инки. Об этом я и предупредил Болтона.

– Ого! – Арчи даже подпрыгнул от удивления. Вытаращив глаза, он уставился на баронета. – Тогда, возможно, это и есть разгадка. Сидней был убит мстительным перуанским индейцем!

Но Фрэнк лишь покачал головой.

– Снова вы предлагаете мне лазейку для спасительной лжи, мой друг, – напыщенно сказал он. – Но эта теория не выдержит никакой проверки. В настоящее время никто в Лиме и Куско не знает, что мумию нашли. Дон Педро совершенно случайно наткнулся на газету, где было размещено объявление о ее продаже. У него не было времени связаться со своими друзьями-варварами в Южной Америке. Потерпев неудачу и не получив мумию от вас, профессор, он вернется в Перу, расскажет обо всем, что тут случилось, и вот тогда… Как видите, я был просто обязан предостеречь Болтона. Однако ваш помощник остался верен вам, профессор, и отказался отдать мумию. Тогда я сообщил дону Педро, все еще находившемуся в Генуе, что мумия и в самом деле на борту «Ныряльщика». Я же посоветовал ему лично приехать в Гартли и переговорить с вами, профессор. Остальное вы знаете.

На несколько секунд в комнате воцарилась тишина. Тогда Арчи, чтобы окончательно убедиться, что сэр Рендом, как и подобает невиновному, не намерен отказываться от своих слов, спросил:

– А после этого разговора вы виделись с Болтоном?

Баронет его не разочаровал.

– Да, – ответил он легко и без колебаний. – Позже я заглянул в Пирсайд и, проходя по переулку, заметил Болтона, выглядывающего из открытого окна первого этажа «Приюта моряка». Он стоял и смотрел вдаль, словно разглядывал что-то на другой стороне реки. Тогда, проходя мимо, я остановился и спросил его, на берегу ли мумия и когда он собирается отправить мумию в Гартли. Он подтвердил, что она в его номере, но о своих планах рассказывать не пожелал – просто взял и закрыл окно. Тогда я зашел в гостиницу, выпил и, как бы между делом, поинтересовался: когда господин Болтон собирается уехать. Я выяснил – конечно, не спрашивая прямо, а окольным путем, – что он назначил отъезд на следующее утро и уже договорился о доставке багажа. Тогда я понял, что бессилен что-либо сделать, и уехал в Лондон. Вернувшись, я узнал про убийство и исчезновение мумии Инки Касаса. А теперь… – Тут Рендом выдержал многозначительную паузу. – Услышав всю историю, решайте сами, виновен я в чем-то или нет.

– Выходит, вы понятия не имеете, кто убил бедного Болтона и положил его тело в ящик? – разочарованно спросил Браддок.

– Нет. Точно так же, как понятия не имею, кто и зачем перенес мумию в сад госпожи Джашер.

– Вы и об этом знаете! – с удивлением воскликнул Арчи.

– Да. С утра эта новость облетела всю деревню. Тут я никак не мог остаться в неведении. К тому же, полагаю, находку отвезли вам домой, профессор?

– Точно так, – признался Джулиан. – Я лично забрал ее из сада миссис Джашер и увез на ручной тележке с помощью Какаду. Но когда я сегодня утром в присутствии господина Хоупа и дона Педро вскрыл гроб, оказалось, что покровы мумии разорваны, а изумруды, о которых упоминалось в этом документе, украдены.

– Странно! – нахмурившись, сказал Фрэнк. – Кто же, по-вашему, это сделал?

– Без сомнения, убийца Сиднея Болтона.

– Вероятно. – Рендом принялся разглаживать носком ботинка складку на ковре. – Во всяком случае, воровство изумрудов говорит о том, что выходцы из Перу тут совершенно ни при чем. Ни один из них не стал бы трогать священный труп.

– Кроме того, как вы сказали, никто в Перу и не подозревает, что мумия нашлась, – вмешался Хоуп, вставая со своего места. – Хорошо, теперь давайте решим, что нам делать.

Вместо ответа баронет поднял документ, лежавший перед ним на столе.

– Хочу спросить об этом дона Педро, – спокойно сказал он. – Кроме того, я хотел бы понять, оригинал это или копия.

Браддок тоже поднялся на ноги и уставился на бумагу.

– Вы читаете по-латыни? – спросил он.

– Нет, – ответил Рендом, понимая, куда клонит ученый. – Конечно, в детстве меня заставляли ее учить, но, во-первых, я никогда не знал ее хорошо, а во-вторых, это было давно, и я почти все забыл. Я смог бы перевести слово или два, но, конечно, целый документ, да еще и на монастырском диалекте… – Он еще раз внимательно взглянул на манускрипт.

– Но кто мог спрятать его у вас в комнате? – поинтересовался Арчи.

– Мы не сможем этого узнать, пока не увидимся с доном Педро. Если это – оригинал, который мы видели в тот вечер, то, быть может, нам удастся проследить, каким образом он перекочевал от де Гавангоса в мой книжный шкаф. Если же это копия, то нам нужно узнать, кто ее прежний владелец.

– Дон Педро говорил, что существует копия или перевод, – напомнил Арчибальд.

– Очевидно, копия, – заговорил профессор, впившись взглядом в документ в руке Рендома. – Но как она могла попасть в Англию из Лимы?

– Она могла быть упакована вместе с мумией, – предположил Арчи.

– Нет, – решительно возразил Фрэнк. – В таком случае изумруды забрал бы прежний владелец с Мальты.

– Может, так оно и было. У нас нет никаких доказательств, что Болтона убили из-за этих драгоценных камней, – заметил Хоуп.

– А из-за чего же тогда?! – раздраженно воскликнул профессор. – Если нет изумрудов, то нет и мотива для преступления! Лично я считаю, что мы должны подойти к проблеме с другой стороны. Когда мы узнаем, кто перенес мумию в сад госпожи Джашер…

– Это будет не так легко, – глубокомысленно пробормотал Арчи. – Хотя совершенно очевидно, что мумию принесли со стороны реки. Надо было еще тогда спуститься и осмотреть пристань. Хотя и сейчас не поздно. Возможно, нам удастся узнать, кто причаливал там вчера вечером. – И он встал, направившись к двери. – Рендом, вы пойдете со мной?

– Я не могу сейчас оставить форт, поскольку нахожусь при исполнении, – ответил офицер, убрав документ в ящик стола и заперев его на ключ. – Но сегодня же вечером я непременно встречусь с доном Педро и расспрошу его. А пока я поинтересуюсь у денщика, кто, кроме вас, заходил в комнату в мое отсутствие. Кто-то ведь должен был принести сюда эту бумагу. Но, надеюсь, теперь вы не станете больше обвинять меня… – продолжал он, провожая гостей к двери.

– Да! Да! Да! – торопливо воскликнул профессор Браддок, пожимая руку молодому человеку. – Прошу прощения за мою подозрительность. Теперь я уверен, что вы тут совершенно ни при чем.

– А я изначально считал вас невиновным, – сердечно добавил Хоуп.

– Спасибо вам, – без лишних слов поблагодарил их Фрэнк и, закрыв за ними дверь, вернулся к стулу, стоящему у самого камина. Он хотел спокойно выкурить трубку и поразмыслить о том, что еще предстояло сделать. – Кто-то очень меня не любит, – пробормотал баронет себе под нос.

Но сколько он ни размышлял над тем, кто подбросил ему документ, ни одного врага, желавшего ему навредить, молодой человек не вспомнил.


Глава XVIII
Знакомое лицо

Люси и госпожа Джашер беседовали с глазу на глаз в розовой гостиной. Мисс Кендал, как и обещала, зашла к вдове, чтобы уладить конфликт между ней и своим вспыльчивым отчимом. Но это оказалось не так уж просто, поскольку Селина была до глубины души возмущена беспочвенными подозрениями своего несостоявшегося жениха.

– Как будто я что-то об этом знала, – очень сердито снова и снова повторяла обиженная дама. – Он меня чуть ли не убийцей обозвал…

Однако Люси не позволила ей закончить фразу.

– Ну, ну, будет вам, – проговорила она таким тоном, каким обычно обращаются к непослушному ребенку. – Вы же знаете, каков мой отец!

– Кажется, теперь только начинаю это понимать, – с горечью ответила вдова. – Он так легко обвинил меня невесть в чем! Нет, нам стоит расстаться навсегда.

– Но тогда вы никогда не станете леди Браддок.

– Я могу ею не стать, даже если выйду за него. Его брат здоров и происходит из семьи долгожителей. А мне все это время придется ждать и терпеть отвратительный характер вашего отчима.

– Он повел себя так лишь потому, что был очень возбужден. Лучше подумайте о том, какой у вас будет салон. И о том положении, которое вам предстоит занять в лондонском обществе.

– Пожалуй, – произнесла госпожа Джашер, явно смягчившись. – Может быть, вы и правы. В конце концов, никогда нельзя найти совершенного человека, особенно если речь о мужчинах. А самые любезные мужчины обычно на поверку оказываются дураками. Нет роз без шипов. Но скажите, любезная моя, – вдова пристально посмотрела на девушку, – а почему вы так беспокоитесь? Почему вы так хотите, чтобы я вышла замуж за вашего отчима?

– Прежде чем я выйду замуж за Арчи и покину отчий дом, я хотела быть уверенной, что отец хорошо устроен, – покраснев, ответила Люси. – К тому же профессор – настоящее дитя, когда дело доходит до домашних дел, и нуждается в постоянном присмотре. А Арчи… Рада сказать, что мы поженимся уже весной. И я хотела бы, чтобы к тому времени отец был бы уже женат и вы бы уже жили в Гартли…

– Нет, моя дорогуша, – твердо ответила госпожа Джашер. – Если я выйду за вашего отчима, мы сразу отправимся в Египет на поиски этой его могилы.

– Я знаю, он хочет, чтобы вы помогли ему с деньгами, поделились тем, что оставил вам брат. Но, надеюсь, сами вы не отправитесь вверх по Нилу?

– Нет, конечно, – быстро ответила вдова. – Я останусь в Каире, в то время как профессор поедет в Эфиопию. Я знаю, что Каир – удивительный город, где можно прекрасно провести время.

– Значит, вы решили простить моему отцу его опрометчивое заявление?

– Я должна, – вздохнула Селина. – Я так устала быть одинокой беззащитной вдовой, лишенной устойчивого положения в обществе. Даже с тем немногим, что я получила от брата, я не смогу вот так просто войти в свет. Но миссис Браддок или тем более леди Браддок никто и слова не скажет. Да, моя дорогая, если ваш отчим придет и попросит прощения, то получит его. Мы, женщины, – слабые существа, – закончила вдова самым добродетельным тоном, словно делала это бескорыстно, из чистого человеколюбия.

Уладив самые важные вещи, женщины еще немного с удовольствием побеседовали, обсудив бракосочетание Рендома и донны Инес. Обе сходились на том, что девушка из Перу очень красива, но глупа, потому как не способна связать и двух слов.

И тут посреди их беседы в комнату, словно вихрь, ворвался профессор Браддок, разгоряченный после прогулки по морозному воздуху. Благодаря неистощимым запасам самонадеянности, присущей истинному человеку науки, он ничуть не беспокоился по поводу холодности, с которой встретила его вдова. Толстячок бодро потирал руки.

– А вот и я, Селина! – бодро объявил он. – Как самочувствие? Хорошо, надеюсь?

– А как я должна себя чувствовать после того, что вы мне наговорили? – укоризненно поинтересовалась миссис Джашер, предвкушая, как сейчас проявит великодушие.

– О, прошу прощения, прошу прощения, Селина! Вы же не станете обижаться на меня из-за такого пустячного недоразумения?

– Я не давала вам разрешения называть меня Селиной.

– Действительно. Но поскольку мы скоро поженимся, я должен привыкнуть называть вас по имени, моя дорогая.

– Я не так уж уверена в том, что мы поженимся, – обиженно протянула вдова.

– Но мы должны, – с тревогой в голосе произнес Джулиан. – Без ваших денег я не смогу снарядить экспедицию на поиски могилы царицы Хатшепсут.

– Вот, значит, как, – холодно проговорила Селина, в то время как Люси сидела совершенно безмолвно, позволив хозяйке играть подготовленную заранее роль. – Вам нужны только мои деньги. Ни о какой любви речи не идет…

– Моя дорогая, как только у меня найдется свободное время, я непременно поговорю с вами о любви. Почему бы не полюбезничать по дороге в Каир, откуда начнется наше путешествие по Нилу в Эфиопию? И поверьте, Селина, я не перестаю восхищаться вами – простите уж за такое клише. Вы прекрасная, я бы даже сказал, выдающаяся женщина, но боюсь, что в последний момент вы раздумаете связывать свою жизнь с таким вздорным стариком, как я.

– Нет! Нет! Не говорите так! – воскликнула госпожа Джашер, явно тронутая его лестью. – Уверена, вы будете очень хорошим мужем, если только научитесь сдерживать свой нрав.

– Нрав? Нрав?! Боже мой, женщина… То есть Селина! У меня лучший нрав на свете! Но, если пожелаете, вы станете его госпожой. Ну же! – Он осторожно взял вдову за руку и проникновенно заглянул ей в глаза. – Мы ведь все еще друзья? И тогда я хотел бы договориться о дне свадьбы.

Миссис Джашер не стала забирать у него руку.

– Значит, вы не считаете, что я имею какое-то отношение к этому ужасному убийству? – игриво спросила она.

– Нет! Нет! Вчера вечером я слишком сильно разволновался, потому и наговорил всякой чепухи. Простите меня и забудьте все, Селина. Вы невиновны, абсолютно невиновны, хотя эту проклятую мумию и нашли в вашем саду. Большинство улик указывают на Рендома – быть может, он ее вам и подкинул. Ведь форт совсем рядом… Неважно! Баронет оправдался и, я не сомневаюсь, найдет, что ответить этому мерзавцу Харви, когда тот придет по его душу. Ох уж этот Харви… Конченый мерзавец! – выпалил Браддок, потирая лысину.

Дамы изумленно переглянулись, не зная, что сказать. Они не знали ни об исчезновении изумрудов, ни о том, что капитан-янки во всех преступлениях обвинил сэра Фрэнка Рендома. Но об этом профессор по своей обычной рассеянности совершенно забыл. Он плюхнулся на стул, растирая раскрасневшуюся лысину и продолжая разглагольствовать.

– Я спустился на пристань вместе с Хоупом, – продолжал он. – Мы там все осмотрели. Но никаких следов лодки или яхты так и не нашли. Хотя лодка могла подойти и причалить, а потом уплыть и не оставить никаких следов. Может, дело в этом. Однако мы должны подождать, пока снова не увидим дона Педро и капитана Харви, а затем…

И тут, не выдержав, Люси взорвалась:

– О чем вы, отец? Как вы можете говорить такое про сэра Фрэнка?

– Ну а что же еще мне говорить? – парировал профессор. – В конце концов, манускрипт нашли в его комнате, а изумруды исчезли. Я видел это своими глазами, вскрыв гроб в присутствии дона Педро и Хоупа.

Госпожа Джашер уставилась на него круглыми глазами.

– Изумруды исчезли? – задохнулась она от удивления.

– Да! Да! Да! – раздраженно закричал Браддок. – Разве я вам не сказал? Я почти поверил в обвинения, которые этот янки выдвинул против сэра Фрэнка. И все же мальчик реабилитировал себя – весьма, весьма убедительно.

– Да объясните же толком: что случилось? – попросила мисс Кендал, которая еще больше запуталась, слушая всю эту хаотичную болтовню. – Мы же ничего не знаем!

– Так и я не знаю… И Хоуп… И никто не знает, – захихикал Браддок. – Ах, ну конечно! Вас же не было с нами, когда это случилось!

– Да что, что же случилось? – начиная сердиться, требовательно спросила Селина.

– Я и пытаюсь вам рассказать, а вы все перебиваете, – вспылил ее будущий муж и пересказал все, что случилось с того часа, когда капитан Харви объявился у него в «Пирамиде». Женщины слушали с интересом, удивляясь все больше и больше. Когда профессор начал говорить о том, как капитан Харви обвинил сэра Рендома, слушательницы хором перебили его возмущенным вскриком.

– Нелепица, полный абсурд! – сердито воскликнула Люси. – Сэр Фрэнк – человек чести.

– Именно так, дорогая, – подхватила миссис Джашер. – Что же он ответил?

– Сейчас расскажу, если вы хоть на минутку умолкнете! – раздраженно воскликнул профессор. – Ох уж эти женщины! Просите, чтобы я вам все объяснил, а сами и слова не даете вставить… Так вот, должен признать, Рендом очень веско высказался в свою защиту. – И профессор пересказал дамам свой разговор с Фрэнком.

Когда история закончилась, Люси поднялась, чтобы уйти.

– Пойду поговорю с Арчи, – сказала она, торопливо направляясь к двери.

– Зачем? – мягко поинтересовался ее отчим.

Мисс Кендал обернулась.

– Так продолжаться не может, – решительно объявила она. – Вы уже обвинили в преступлении госпожу Джашер. Теперь под подозрение попал сэр Фрэнк…

– Но я же только сгоряча… – начал оправдываться профессор.

– Это не важно, обвинение прозвучало, – упрямо перебила его Люси. – Теперь этот моряк порочит имя сэра Фрэнка. На кого еще падет подозрение? Я попрошу Арчи, чтобы он взял дело в свои руки и нашел настоящего виновника этих злодеяний. Пока преступник не найден, у нас не будет ни минуты покоя.

– Не могу с вами не согласиться, – поддержала ее Селина. – Очень хочу, чтобы эта тайна наконец была раскрыта. Может быть, и вы нам поможете? – поинтересовалась она, повернувшись к Браддоку.

– Естественно, помогу, – невозмутимо ответил он. – Я собираюсь пустить по следу Какаду. Пусть он еще раз осмотрит номер в «Приюте моряка» – я уверен, этот парень найдет что-нибудь, что мы пропустили.

– Что? Этого дикаря? – нервно воскликнула вдова.

– Этот дикарь много умнее среднестатистического белого человека, – холодно сказал Браддок. – Особенно если дело касается охоты и следов. Если кто сможет взять правильный след, так это он. Я бы скорее поставил на канака, чем на молодого Арчи Хоупа.

– Ерунда! – воскликнула Люси, вступаясь за любимого. – Арчи – единственный, кто сможет найти настоящего убийцу. Пойду поговорю с ним. А вы, папочка, пойдете домой или останетесь?

– Я, моя милая, останусь, – спокойно ответил профессор. – Мне надо о многом поговорить с будущей госпожой Браддок.

– Вы уже сказали все, что необходимо, – великодушно объявила Селина, а потом протянула жениху руку, которую тот без лишних слов поцеловал, после чего застыл на стуле, поражаясь этому приступу галантности.

Убедившись, что все идет как нельзя лучше, Люси оставила пожилую пару, чтобы те продолжили миловаться, а сама поспешила в деревню к Арчибальду. Однако его не было дома, а домовладелица не знала, где он и когда собирается вернуться. Раздраженная тем, что ей так и не удалось поговорить с Арчи, мисс Кендал направилась в «Пирамиду». По пути она встретилась с вдовой Энн, которая показалась ей еще более мрачной, чем обычно. По-прежнему одетая в траур, та буквально набросилась на Люси, бормоча себе под нос что-то нечленораздельное и дыша перегаром. Не то чтобы старуха была сильно пьяна, но она без умолку причитала и рыдала. Люси никак не могла понять, что стряслось. Наконец девушке удалось понять из бессвязной болтовни старухи, что та хочет назад вещи, которые Хоуп позаимствовал у нее в творческих целях: шаль, корсаж и юбку. По словам старухи, все эти вещи были крайне ценны, и она требовала либо вернуть их, либо возместить их цену – никак не меньше пяти фунтов.

– При чем же здесь я? Поговорите с Арчи, – поинтересовалась девушка, которая хотела как можно быстрее расстаться с вдовой Энн. – Если вы одолжили ему эти вещи, то, не сомневайтесь, он их вам вернет.

– А что, если он зальет их краской? – завопила Энн. – Он сказал моему Сиду, что хочет надеть их на модель, которую намерился рисовать. Сид попросил меня, я дала их Сиду, а Сид, он передал их вашему джентльмену. Юбка там была, хорошая, почти не надёванная, и корсет, хорошенький, глаз не отвести, и шаль моей матушки, царствие ей небесное! Хотя нет, мамина-то шаль в клетку, – задумалась Энн. – А то была темная в красный горох …

– Спросите об этом мистера Хоупа, – чуть не прокричала Люси, – я об этом ничего не знаю!

Она вырвала рукав из цепких рук старухи и заспешила домой. А миссис Болтон, все еще бормоча что-то себе под нос, направилась к дому художника, где принялась выть, что ни на шаг отсюда не уйдет, пока не увидит художника и не получит назад свое имущество.

Поначалу мисс Кендал не придала значения этой встрече, но чем дальше, тем более странным казалось ей услышанное. Почему Арчи позаимствовал какие-то одежды у Энн Болтон, да еще и через Сиднея? В том, что ему понадобились какие-то вещи для натуры, не было ничего удивительного. Но художник с легкостью мог попросить все эти вещи или у своей домовладелицы, или напрямую у старой Энн. Зачем он обратился с этой просьбой к ее сыну? На этот вопрос Люси ответить не могла. А потом она неожиданно вспомнила, что последней, кто разговаривал с убитым, была женщина в темном платье с темным платком на голове. Именно ее и заметила Элиза Флай – горничная из «Приюта моряка». Платье и платок могли оказаться своего рода маскировкой, чтобы те, кто увидел говорящих издалека, решили, что это вдова разговаривает со своим сыном. Ледяная рука сжала сердце девушки: слова миссис Болтон бросали тень подозрения на Арчибальда. Люси решила без обиняков расспросить его обо всем, когда он, как обычно, придет в «Пирамиду» навестить ее.

Перед ужином профессор Браддок пребывал в великолепном настроении – он был так любезен, что против обыкновения даже похвалил Люси за то, как хорошо она ведет домашнее хозяйство. Он поделился надеждой на то, что госпожа Джашер будет делать это не хуже. За кофе Джулиан сообщил падчерице, что он простерся у ног Селины, моля о прощении, взял назад все свои слова и тем завоевал ее сердце. Свадьбу они назначили на май, через неделю или две после того, как Люси станет госпожой Хоуп. А осенью молодожены планировали отправиться в Египет на год или даже больше.

– Ну вот, все и уладилось, – самодовольно объявил профессор, ставя чашку на блюдце. – Я женюсь на госпоже Джашер, ты, моя дорогая, выйдешь замуж за Хоупа…

– А сэр Фрэнк Рендом женится на донне Инес, – подхватила девушка.

Египтолог нахмурился:

– А вот это, моя дорогая, полностью зависит от того, что ответит де Гавангос на обвинения капитана Харви.

– Но ведь Фрэнк невиновен!

– Надеюсь и верю в это! Однако свою невиновность ему придется доказывать. Я, конечно, постараюсь ему помочь. Я уже пригласил сюда дона Педро, чтобы все обсудить.

– А мы с Арчи сможем присутствовать при вашем разговоре? – с тревогой в голосе спросила Люси.

К ее удивлению, профессор не возражал:

– Всенепременно, моя дорогая. Чем больше свидетелей будет тому, что скажет дон Педро, тем лучше. Мы должны сделать все от нас зависящее, чтобы раз и навсегда закрыть этот вопрос.

Когда появился Арчи, мисс Кендал сообщила ему, что Браддок в «музее» с доном Педро и им предстоит интересная беседа. Хоуп был рад слышать, что Люси заранее заручилась согласием профессора на их присутствие при этом разговоре. Ужасная тайна смерти Болтона не давала ему спокойно спать, и он мечтал выяснить правду. Сам того не понимая, молодой человек страдал от тяжкого приступа детективной горячки, и ему не терпелось раскрыть тайну. Поэтому вполне естественно, что он с готовностью поспешил вслед за невестой в «музей». А вот спросить своего жениха об одежде вдовы Болтон Люси, к своему удивлению, забыла и вспомнила об этом, когда было уже слишком поздно.

Дон Педро де Гавангос выглядел еще более напряженным и высокопарным, чем в тот раз, когда впервые побывал в «музее» Браддока. Мужчины восседали в креслах, а неподалеку Какаду натирал тряпочкой саркофаг зеленой мумии, того самого рокового предмета, который навлек на них все эти несчастья. Люси ожидала увидеть и донну Инес, но ее отец объявил, что девушка оставалась в военной гостинице писать письма в Лиму. Когда же мисс Кендал и Арчибальд Хоуп расселись, дон Педро в первую очередь высказал свое недоумение и возмущение обвинениями, которые были высказаны в адрес сэра Фрэнка.

– Надеюсь, я могу говорить о столь неприятных вещах в присутствии дамы? – он кивнул в сторону Люси.

– Да, конечно, – нетерпеливо ответила девушка. – Я слышала все обвинения. И я так рада, что вы сами появились здесь, чтобы развеять все наши сомнения. Должна сказать, что я не верю ни слову из того, что нагородил этот моряк.

– Как и я! – решительно ответил перуанец.

– Согласен с вами, совершенно согласен, – присоединился профессор Браддок. – А что скажете вы, Хоуп?

– Я с самого начала не верил в обвинения, выдвинутые против Фрэнка, – с сухой улыбкой заметил Арчи. – Так вы встречались с капитаном Харви, дон Педро? Он ведь отправился вас искать в Пирсайд.

– Я не видел его, – совершенно спокойно ответил де Гавангос. – И очень жаль, поскольку мне бы очень хотелось как следует расспросить его об этих обвинениях, которые он посмел выдвинуть в адрес моего дорогого друга сэра Фрэнка Рендома. Хотел бы я, чтобы он сейчас оказался здесь, перед нами, чтобы я мог высказать ему все, что думаю о такого рода измышлениях.

Не успел перуанец договорить, как случилось невероятное, будто его желание подслушал сказочный джинн. Как по волшебству, в дверь вошел сам капитан Харви. Служанка, появившаяся перед ним и объявившая о его визите, тут же убежала, чтобы избежать гнева профессора за то, что кто-то без разрешения вторгся в его святая святых.

Увидев, что все с удивлением уставились на него, капитан вышел на середину комнаты, даже не потрудившись снять шляпу. В уголке рта его, как обычно, тлела дешевая сигара. Правда, когда он увидел Люси, то все же снял шляпу и потушил сигару с вежливостью, которой едва ли можно было ожидать от такого грубого человека.

– Извиняйте, что без приглашения, – неловко проговорил американец, – но я весь день гоняюсь за доном Педро то по Пирсайду, то по деревне. В полиции мне сказали, что вы, – тут он повернулся к де Гавангосу, – отправились к профессору. Вот я снова и заглянул сюда потолковать.

Перуанец мрачно посмотрел на лицо Джорджа Хирама, ярко освещенное множеством ламп «музея», а затем встал и поклонился ему.

– Рад видеть вас, сэр, – вежливо сказал он, не сводя взгляда с незваного гостя. – С разрешения нашего хозяина я предложил бы вам присесть… – Тут он повернулся к Браддоку.

– Конечно, конечно… – пробормотал профессор. – Какаду?

– Прошу прощения, позвольте мне, – сказал дон Педро и, все еще не отрывая взгляда от капитана, предложил ему стул. Казалось, еще немного, и Харви начнет смущаться от столь пристального внимания к своей весьма скромной персоне. – Присаживайтесь, сеньор, и поговорим.

Джордж Хирам сел рядом с перуанцем. Тот достал серебряный портсигар и протянул моряку.

– Не желаете ли сигарету?

– Нет, спасибо. Если леди не против, я буду курить свои сигары.

– Нисколько не возражаю, – ответила Люси, которая наравне с профессором и Арчи была озадачена неожиданной подчеркнутой вежливостью сеньора де Гавангоса. – Пожалуйста, курите!

Забирая портсигар, дон Педро как бы случайно уронил его. Видя, что тот не спешит поднимать свою вещь, Харви, злой от того, что ему приходится любезничать с каким-то цветным, подобрал портсигар и протянул владельцу. Перуанец со странным блеском в глазах кивнул ему.

– Спасибо, Ваза, – тихо сказал де Гавангос, и Харви, побледнев, вскочил со стула так резво, словно ему в зад впилось копье.


Глава XIX
На шаг ближе к истине

Несколько мгновений в гостиной царила мертвая тишина. Люси и Арчи сидели, не двигаясь, пораженные тем, как дон Педро спустя столько лет сумел узнать в капитане Харви шведского моряка Ваза. А вот профессор не удивился: повисшую тишину нарушило его насмешливое хихиканье. Возможно, Браддок повидал столько, что не удивлялся уже ничему – разве что, как герой Мольера, встречам с добродетелью там, где ее увидеть не ожидаешь.

Что же касается перуанца и капитана, то они вмиг вскочили на ноги, уставившись друг на друга, словно два пса, готовые вцепиться друг другу в глотки. Первым дар речи вернулся к моряку.

– Думаешь, ты меня обскакал? – прорычал он в сторону перуанца, к соотечественникам которого скопил немало ненависти, пока путешествовал вдоль южноамериканского побережья. Похоже, в этот раз враг оказался капитану не по зубам.

– Думаю, да, – сказал дон Гавангос, не сводя глаз со лжеамериканца. – Я никогда не забываю лица, а у тебя оно примечательное. Едва ты раскрыл рот, как твой голос показался мне знакомым. Я заставил тебя сесть рядом, чтобы рассмотреть шрам на твоем правом виске – вижу, он никуда не делся. Портсигар я уронил, чтобы ты вытянул руку и показал мне татуировку на левом запястье. Змея, окружающая солнце, – Лола Фарджадос заставила тебя наколоть это, когда ты гостил в Лиме тридцать лет назад. У тебя голубые глаза, точно такие же, как раньше, когда тебе было двадцать. Прошло тридцать лет, но я узнал тебя.

– Чушь все это! – отрезал капитан Харви и сел назад, на свое место.

Дон Педро обернулся к Арчи и Браддоку.

– Господин Хоуп! Профессор! – воскликнул он. – Если вы помните все, что я говорил о Густаве Ваза, неужели вы не видите, что этот человек полностью соответствует моему описанию?

– Соответствует, – решительно подтвердил Арчибальд. – Хотя я не видел на его запястье татуировку, о которой вы так много говорили.

Харви, все еще куря сигару, и не подумал показать запястье, чтобы подтвердить или опровергнуть слова Педро, но тут на помощь перуанцу пришел Джулиан.

– Этот человек – без сомнения, Ваза, – резко объявил он. – Вот швед он или американец, этого я сказать не могу. Но, вне всякого сомнения, это тот самый человек, которого я встречал, когда был в Лиме тридцать лет назад, сразу после гражданской войны.

Капитан медленно перевел взгляд на профессора и принялся сверлить его глазами.

– Так вы утверждаете, что узнали меня? – произнес он, наконец, на манер янки растягивая слова.

– Я узнал вас, еще когда договаривался о доставке груза с Мальты и фрахтовал каюту на «Ныряльщике», чтобы бедный Сидней привез мне ту мумию, – парировал Браддок. – А вы разве не узнали меня?

– Не-а, – произнес моряк, еще больше растягивая слова. – Еще не хватало запоминать морды вроде ваших. Ха! – Он развернул стул и уставивился прямо на профессора. – Я думал, вам хватит мозгов не поддерживать этого дона!

Маленькие глазки Джулиана сверкнули.

– Я вас не боюсь, – презрительно ответил он. – Я никогда не делал вещей, которыми люди вроде вас могли бы меня шантажировать, капитан Харви, или Густав Ваза, или как вас там еще.

– Да, профессор, вы как всегда живчиком, – холодно проговорил капитан. – Но умники вроде вас часто совершают ошибки, потому что считают себя слишком умными.

Браддок пожал плечами, но тут снова вмешался сеньор Педро.

– Это все не по существу, – сердито заметил перуанец. – Капитан Харви, вы отрицаете, что вы – Густав Ваза, несмотря на то, что это – очевидный факт?

Фальшивый янки закатал рукав кителя и продемонстрировал татуировку на запястье: солнце, обвитое змеей.

– Достаточно? – протянул он. – Или вы хотите посмотреть и на это? – Сдвинув в сторону прядь волос, он показал шрам на виске.

– Значит, вы признаетесь, что вы тот самый Ваза? – повторил свой вопрос де Гавангос.

– Ага, – лениво ответил капитан. – Это одно из моих имен. Хотя я не использовал его с тех пор, как продал эту треклятую мумию в Париже лет тридцать назад. Но что уж теперь-то врать.

– Так вы швед или американец? – робко поинтересовалась Люси.

– Я гражданин мира, как я полагаю, – ответил Харви с подчеркнутой вежливостью. – Америка мне годится не хуже, чем любая другая страна. Когда мне надо, я швед, когда надо – датчанин. Меня могут звать Ваза, или Харви, или как угодно еще. Какая разница, я-то от этого не меняюсь.

– Конечно, не меняешься! Ты был и есть вор! – закричал дон Педро, присевший было на стул, но вновь вскочивший в припадке гнева.

– Может, и вор, но изумруды я не крал, – спокойно объявил моряк. – Бог мой, какой шанс я упустил! Я мог прихватить их тридцать лет назад, да и совсем недавно тоже, когда они были у меня на «Ныряльщике». Если бы я только знал о них, – с сожалением закончил он, покосившись на мумию. – Эх, дженмены, как вспомню, что так лопухнулся, так и хочется отвесить себе пинка!

– Значит, это не вы украли документ? – спросил Арчи.

– Я, – ответил Харви, поворачиваясь к нему. – Вот только писан он был на тарабарском языке. Знал бы я, что там накорябано, вмиг бы стырил камни.

– И что же вы сделали с краденой копией манускрипта? – резко спросил сеньор Педро. – Я знаю от отца, что была копия. Оригинал у меня, но копию – именно копию, а не перевод – сегодня нашли в комнате Фрэнка Рендома. Она была спрятана среди книг.

Капитан не ответил. Он сидел и курил, молча уставившись на ковер. Однако Арчибальд, внимательно следивший за моряком, мог поклясться, что тот сильно озадачен. Известие о том, что копию документа нашли у баронета, похоже, застало его врасплох.

– Объясните все это! – не выдержав напряженной тишины, опять закричал перуанец.

Харви поднял голову и встретился взглядом с разъяренным доном Гавангосом.

– Если бы среди вас не присутствовала дама, я бы показал вам, что не собираюсь слушаться приказов цветного, будь он хоть трижды дон.

– Люси, моя дорогая, оставь нас, – попросил Браддок. Голос профессора дрожал от возбуждения. – Нам нужно получить объяснения, и если господин Харви сможет все объяснить в твое отсутствие, тебе лучше выйти.

И хотя мисс Кендал сгорала от любопытства, она подчинилась желанию отца, тем более что Хоуп незаметно коснулся ее локтя.

– Я выйду, – кротко объявила она и в сопровождении Арчи направилась к двери. Там она на мгновение остановилась. – Надеюсь, ты мне обо всем расскажешь, – шепнула она своему жениху, а когда тот кивнул, исчезла за дверью. Молодой человек закрыл дверь и вернулся на свое место – как раз вовремя, чтобы услышать, как дон Педро вновь потребовал у капитана объяснений.

– А если я не подчинюсь? – спросил моряк развязным тоном, какого не допускал, пока девушка была в комнате.

– Тогда мы позовем полицию, чтобы тебя арестовали, – быстро объявил перуанец.

– Это за что же?

– За воровство моей мумии.

Харви оглушительно рассмеялся.

– Предполагаю, никто не станет сажать меня за то, что случилось тридцать лет назад, тем более в такой дыре, как Перу. С тех пор, как я украл этот труп, ваше правительство сменилось раз пятьдесят.

Здесь он был прав: у дона Педро не было никакой возможности прижать лжеамериканца за ту старую кражу. Перуанец мрачно уставился на него, а затем опустил глаза, явив собой печальное зрелище торжества зла над добром.

– Ты же не ждешь, что я смирюсь? – пробормотал де Гавангос.

– Я вообще ничего не жду, – парировал Харви. – Труп я украл, не отпираюсь, но…

– И это после того, как мой отец обращался с тобой, как с любимым сыном, – с горечью проговорил сеньор Педро. – Ты был бездомным, одиноким, и отец принял тебя, а ты украл у него самое дорогое.

Капитан покраснел и неловко заерзал на стуле.

– Так оно и было, – проворчал он, опустив взгляд. – Я тогда был тем еще паршивцем. А мой дружок захотел прикарманить эту мумию и предложил мне за нее целую гору долларов.

– Значит, кто-то нанял тебя, чтобы украсть ее?

– Нет, – неожиданно объявил Браддок. – Видите ли, этим «дружком» был я.

– Вы?! – Дон Педро быстро повернулся и с изумлением уставился на профессора, но тот посмотрел на него совершенно невинным взглядом.

– Да, – спокойно ответил египтолог. – Я уже говорил, что побывал в Перу лет тридцать назад. Я уже тогда искал экземпляр мумии инков. Ваза – тот человек, которого ныне зовут Джорджем Хирамом Харви, – сказал мне, что может раздобыть великолепный образец, и я пообещал ему сто фунтов. Но, клянусь вам, де Гавангос, я не знал, что мерзавец собирался кого-то обокрасть!

– Но вы знали, что это зеленая мумия? – резко поинтересовался перуанец.

– Нет. Мы говорили о мумии и только.

– И Ваза передал ее вам?

– Естественно, нет, – фыркнул капитан. – Профессор отправился в Куско и там попал в переплет.

– Меня схватили индейцы и увели в горы, – объяснил ученый. – Только через год мне удалось сбежать от них. Это было не так уж и плохо, ведь мне довелось изучить их угасающую цивилизацию. Но когда я вернулся в Лиму, выяснилось, что Ваза, прихватив мумию, оставил страну.

– Так и было, – подтвердил Харви, махнув рукой. – Я нанялся вторым помощником на парусник, направлявшийся в Европу. Мне было не с руки оставаться в Перу после того, как я спер эту мумию, так что я дернул в Париж и продал ее там за пару сотен фунтов. Потом поменял имя и принялся за старое. Тридцать лет я не слышал об этой клятой штуковине, пока в Пирсайде не объявились профессор с этим Болтоном и не наняли меня забрать ее на «Ныряльщике» с Мальты. Думается мне, это и есть то, что называют совпадением, – лениво заметил моряк. – Потом я просто волосы на себе рвал, когда узнал, что профессор заплатил девятьсот фунтов за ту вещь, которую я в свое время продал за двести. А знал бы я об этих чертовых изумрудах, так прямо на борту сорвал бы крышку и забрал бы их. Но я ничего не знал о камнях, и Болтон не сказал мне о них ни полслова.

– Да уж, он-то точно ничего не знал, – пробормотал Браддок. – Откуда ему было знать, что инки хоронили с мертвыми драгоценные камни? Даже я о них не знал. Я ведь уже не раз объяснял вам, почему хотел завладеть этой мумией. Но мне и в голову не могло прийти, что это, – он кивнул на зеленый саркофаг, – и есть та самая мумия, которую вы украли у де Гавангоса в Лиме. А теперь, капитан Харви, будьте справедливы и признайте, что я никогда не одобрял воровство.

– Нет! То, что вы сейчас рассказали, правда. Этот грех лежит на мне, и ни на кого другого я его не переваливаю.

– Что ты сделал с копией манускрипта? – требовательно спросил дон Педро.

Харви задумался.

– Что-то не припомню, – неуверенно ответил он. – Когда я спер мумию из вашего дома в Лиме, то с ней точно была эта бумажка на латыни, но про нее я как-то забыл. Может, продал вместе с мумией парижанину, а тот – мальтийцу.

– Но эту копию нашли в комнате сэра Фрэнка Рендома, – настаивал де Гавангос. – Как она там оказалась?

Капитан поднялся и принялся широким шагом расхаживать по комнате. Когда на его пути оказался Какаду, капитан без единого слова пнул его в сторону.

– Ну а вы что думаете, мистер Хоуп? – спросил моряк, остановившись возле Арчи и не обращая внимания на жалобно скулящего канака.

– Не знаю, что и думать, – быстро ответил молодой джентльмен. – Сэр Фрэнк мой очень хороший друг, и я верю его слову о том, что он не знает, как документ появился в его книжном шкафу.

Харви презрительно фыркнул:

– Я считаю, ворюга ваш дружок.

Арчи вскочил на ноги.

– Ложь, – отчетливо произнес он.

– Будь мы в Чили, за такие слова я бы просто вас пристрелил, – прорычал шкипер.

– Возможно, – сухо ответил художник, – только должен вас поставить в известность, что тоже неплохо обращаюсь с револьвером. И, повторяю, вы лжете. Сэр Фрэнк – не тот человек, который мог бы пойти на подобное преступление.

– Тогда как же, по-вашему, бумага оказалась у него в комнате?

– Сейчас он пытается это выяснить и, как только узнает, немедленно сообщит всем нам. Однако, капитан Харви, я хотел бы понять: на каком основании вы его обвиняете? Да-да, я слышал все, что вы тут нагородили. Но у вас нет доказательств, что Рэндом читал манускрипт.

– Если документ лежал у него в комнате, то могу, – сказал Харви, в голосе которого заметно прибавилось вежливости. – Подумайте сами. Я уже сказал, что парижанин, скорее всего, продал бумагу мальтийцу вместе с мумией. Значит, и профессор должен был купить их вместе, верно?

– Нет! – возбужденно воскликнул маленький профессор. – Сидней подробно описал мне мумию, но в его письме нет ни слова о манускрипте.

– Естественно, – спокойно согласился капитан. – Раз уж он знает латынь.

– Он знал латынь, – признал Браддок с тревогой в голосе. – В свое время я сам давал ему уроки. Значит, вы считаете, что он получил манускрипт, прочел его и решил утаить от меня изумруды?

Харви трижды кивнул и принялся жевать кончик сигары.

– А как еще можно объяснить все случившееся? – спокойным голосом поинтересовался он, уставившись на профессора. – Болтон получил манускрипт вместе с мумией – точно я, конечно, не помню, но что еще я мог с ним сделать, если не продать? Он, как вы признали, умолчал о нем в письме. Сложите же два и два: ваш Болтон узнал об изумрудах и решил сам их прикарманить на берегу!

– А почему не прямо на корабле?

– Потому что там везде крутился я, – равнодушно ответил Джордж Хирам. – Если бы он вскрыл ящик с саркофагом на борту, я бы сразу обо всем узнал и потребовал себе долю.

– Вы так цинично об этом говорите, – с отвращением пробормотал де Гавангос.

– Попридержите язык, – огрызнулся моряк. – Как хочу, черт возьми, так и говорю. Еще меня будет учить цветной…

Внезапно дон Педро с размаху ударил капитана по лицу, и тот отлетел к стене. С омерзительной ухмылкой моряк полез в карман за револьвером, но, прежде чем он успел выстрелить, Хоуп ударил его по руке, и пуля ушла в потолок.

– Люси! – взревел молодой человек, зная, что его невеста наверху в комнате, которая располагалась точно над «музеем». Со всех ног он бросился на второй этаж. Когда Харви понял, что мог застрелить девушку, на его лице отразилось чувство стыда. Он с виноватым видом убрал револьвер в карман.

– Прошу прощения, – сказал он дону Педро, который в ответ лишь молча поклонился.

– Чтоб вас повесили, сэр! Вы ведь могли застрелить мою дочь! – раскричался Браддок – Комната, где она…

Пока он говорил, дверь открылась, и в «музей» вошла Люси, опираясь на руку жениха. Девушка была бледной от испуга, но совершенно невредимой. Пуля револьвера пробила пол комнаты далеко от того места, где она сидела.

– Приношу свои извинения, мисс, – пристыженно сказал Харви.

– Да я вам шею сверну, вы, бандит! – прорычал Хоуп с грозным видом. – Как вы вообще позволили себе стрелять в этом доме, и…

– Все хорошо, – вставила мисс Кендал, не желая новой драки. – Я в полном порядке. Но теперь я уж точно останусь здесь до конца вашего разговора. Надеюсь, вы, мистер Харви, не станете стрелять в присутствии дамы.

– Нет, мисс, – пробормотал капитан и, когда кипящий от злости профессор дал ему слово, продолжил, понизив тон:

– Ну, в общем, как я говорил, – начал он, пристыженно глядя в пол, – Болтон хотел смыться с изумрудами, но ваш Рендом его опередил и уложил в ящик, а сам прибрал камни. Потом он спрятал манускрипт, который снял с трупа Болтона, у себя среди книг, а мумию, будь она неладна, подкинул в сад той старушке, про которую вы говорили. Вот и все, что еще тут говорить?

– Все это лишь догадки, – раздраженно объявил дон Педро.

– Во всем этом нет ни слова правды! – с негодованием воскликнула Люси.

– Не хотел бы с вами спорить, мисс, – скромно сказал Джордж Хирам. – Но, скажите на милость, как тогда копия документа попала в комнату этого аристократа?

В комнате повисла тишина. Несмотря на то что никто из присутствовавших, кроме Харви, не верил в виновность баронета, объяснить это они не могли. Ответ нашелся сам собой: неожиданно в комнату вошел сам Рендом. За руку он держал донну Инес. Повернувшись к дону Гавангосу, он сразу же извинился.

– Я зашел в гостиницу, чтобы увидеться там с вами, – начал он. – Вас дома не оказалось, и тогда мы вместе с вашей дочерью отправились сюда, чтобы объясниться насчет манускрипта.

– Да, мы как раз сейчас говорили именно об этом. Так как же документ попал в вашу комнату?

Рендом указал на Харви.

– Мне подбросил его этот мошенник, – уверенно объявил он.


Глава XX
Письмо

После этого, уже второго за вечер, оскорбления Арчи ожидал, что капитан снова схватится за револьвер. Молодой человек быстро шагнул вперед, чтобы предотвратить бедствие, но, видимо, американец смутился из-за присутствия дамы – наглецы порой бывают застенчивы, когда дело касается существ противоположного пола, – потому что сидел молча и даже не пытался возражать. Дон Педро пожал руку сэру Фрэнку, моряк вежливо ему улыбнулся.

– Вижу, вы тоже не верите в мою версию, – насмешливо проговорил он.

– И что это за версия? – поинтересовался Рендом.

– Капитан Харви заявил, что это вы убили Болтона, украли у него манускрипт и спрятали в своей комнате, – лаконично объяснил Арчибальд.

– Не могу представить себе, как еще документ очутился у него в комнате, – заметил американец с мрачной улыбкой. – Если я в чем-то ошибаюсь, пускай светлость меня поправит.

Сэр Рендом с понятным гневом на лице шагнул вперед, чтобы что-то сказать, но его остановила донна Инес. Как уже говорилось, эта молодая дама была не слишком-то разговорчивой. Обычно тихо украшала любую компанию, в которой оказывалась, не считая необходимым утруждать себя беседой. Но обвинение, выдвинутое против баронета, которого она, очевидно, любила, превратило тихоню в амазонку. Отодвинув в сторону маленького профессора, который стоял на ее пути, перуанская красавица выступила вперед и произнесла целую речь. Капитан встретился с противником, против которого оказался беззащитен. Он не мог прервать ее силой, ее взгляд парализовал его, а когда он пытался открыть рот, его жалкие слова тонули в потоке речи перуанской леди. Присутствующие были потрясены так, словно при них заговорила домашняя собачка. То, что доныне молчаливая донна Инес де Гавангос вдруг заговорила с таким напором, казалось настоящим чудом.

– Вы – грязный пес и лгун! – произнесла донна Инес с достоинством на превосходном английском. – Ваши обвинения против сэра Фрэнка – безумие и несусветная глупость. В Генуе мой отец ничего не говорил о манускрипте, и я не знаю, откуда о нем узнали вы. За что Фрэнку было убивать этого несчастного?

– Из-за изумрудов, – слабо откликнулся Харви.

– Из-за изумрудов! – с презрением повторила сеньорита Инес. – Сэр Фрэнк богат. Ему не нужно воровать, чтобы раздобыть денег. И он джентльмен, а не убийца, в отличие от вас.

Капитан попытался встать, но, обведя взглядом всех собравшихся и увидев лишь недружелюбные лица, вернулся на место.

– В отличие от меня? Значит, вы обвиняете…

Сеньорита не дала ему договорить.

– Вы – убийца! Я убеждена, что вы, да, именно вы! – она указала на моряка обвиняющим перстом, – убили бедного помощника профессора. Будь вы в нашей стране, я бы вытянула вас плетью, как шелудивого пса! Грязный янки, свинья, подонок…

– Хватит, Инес, – властно приказал ей Педро де Гавангос. – Мы хотим, чтобы этот джентльмен рассказал нам правду, а тот способ, которым ты пытаешься его заставить это сделать, нам нисколько не поможет.

– «Джентльмен», – сердито повторила перуанка. – Да какой он джентльмен? «Правда»! Нет никакой правды в этой свинье из свиней! – здесь ей не хватило английских слов, и она перешла на испанский. Слова потоком лились из нее, и в этот миг красавица больше всего напоминала Беллону – богиню войны.

Арчи, слушая ее и глядя на ее прекрасное лицо, кривящееся от негодования, тайно поздравил себя с тем, что не он – жених этой девушки. Его удивляло, как такой спокойный и уравновешенный человек, как Фрэнк, осмелился сделать предложение столь пламенной и темпераментной особе.

Возможно, даже сэр Рендом понял, что в этот раз его невеста зашла слишком далеко, потому что он осторожно тронул ее нервно вздрагивающую руку. Гнев донны Инес моментально утих, и она позволила жениху отвести себя в сторону и усадить на стул.

– Прости, мой ангел, я так рассердилась потому, что дело коснулось тебя, – шепнула она баронету, а потом умолкла, наблюдая за происходящим со сверкающими глазами, но крепко сжатыми губами.

– Ну, – протянул Харви, вновь растягивая слова, словно коренной американец, – если леди высказалась, то я бы хотел знать, почему этот аристократ решил, будто именно я подкинул ему эту рукопись.

– Сейчас узнаете, – парировал Фрэнк. – Не вы ли вчера хотели видеть меня?

– Хотел, сэр. Я собирался рассказать вам, что я выяснил, и предложить вам заплатить мне за молчание. Я спросил, где ваша комната, и, раз уж вашего лакея не было у двери, вошел.

– Именно так. Вы несколько минут пробыли в моей комнате.

– Около пяти, – невозмутимо добавил американец.

– А затем ушли. Вы встретили моего денщика, который сказал вам, что я отсутствую и вернусь только через пять-шесть часов.

– Так и было, сэр. Мне было жаль с вами разминуться, но время – деньги, так что мне пришлось вернуться в Пирсайд. Потом я зашел сюда и рассказал профессору о том, что обнаружил.

– Ничего вы не обнаружили, – высокомерно осадил моряка Рендом. – Но дело не в этом. Я полагаю, что это именно вы подкинули мне рукопись, спрятали ее среди моих книг, так, чтобы ее легко можно было обнаружить и обвинить меня в преступлении.

– Это лакей вам рассказал? – равнодушно поинтересовался капитан.

– Денщик сказал мне лишь то, что вы были в моей комнате – там, куда не имели права заходить.

– Тогда почему вы решили, что это сделал именно я? – негромко, но твердо поинтересовался Джордж Хирам.

– Вы обвиняете меня, так почему я не должен обвинять вас? – парировал Фрэнк.

– Потому что вы – виновны, а я – нет, – объявил американец.

– Слово против слова, кому же верить? – пробормотал себе под нос Браддок, потирая руки.

Но Рендом словно не услышал этого замечания.

– Я узнал об обвинениях в мой адрес, которые вы выдвинули при профессоре Браддоке и господине Хоупе. И я объяснил им, почему поднялся на борт «Ныряльщика» и что делал в «Приюте моряка».

– Ваше объяснение вполне удовлетворительно, – энергично закивал Арчибальд.

– Согласна, – кивнула донна Инес. – Мне сэр Фрэнк тоже все объяснил. Он ничего не знал о манускрипте.

– А вы, сэр, – с подчеркнутой вежливостью сказал дон Педро капитан, – очевидно, знали, раз уж украли его копию вместе с мумией тридцать лет назад в Лиме.

– Украл, отпираться не буду, но я не знал, что там написано, – сухо ответил моряк, – иначе в два счета прикарманил бы камни.

– Полагаю, вы так и сделали. А когда молодой Болтон попытался вам помешать, вы его убили! – воскликнул разгоряченный Рендом.

– Ерунда! – отмахнулся Харви, пожав плечами. – Если бы я хотел избавиться от Болтона, то просто выбросил бы его за борт и написал бы в судовом журнале «несчастный случай».

Браддок посмотрел на дона Гавангоса, а Арчи – на сэра Фрэнка. Моряк говорил вполне убедительно. Он был не так глуп, чтобы совершить убийство на берегу, когда он мог бы сделать это на борту, легко и не навлекая на себя подозрений. Кроме того, в голосе Харви сквозила неподдельная досада всякий раз, когда речь заходила об упущенных изумрудах. Может быть, он и не остановился бы перед убийством, если бы только знал о сокровище. Его защита звучала достаточно веско. Видя, что его слова произвели определенное впечатление, Харви встал, прошелся до двери и остановился на пороге.

– Если пожелаете линчевать меня, дженмены, приходите в «Приют моряка», – сказал он. – Я там буду всю следующую неделю, а потом уйду в море на пароходе «Светлячок» из лондонского порта в Алжир. Можете прислать шерифа, когда пожелаете, но и я ждать не стану: завтра же отправлюсь к инспектору Дэйту со всей этой историей. Надеюсь, после того, как мы поговорим, этого надутого аристократа упекут за решетку.

– Подождите-ка секундочку! – воскликнул Браддок. – Позвольте, позвольте… Давайте поговорим и устроим все по-другому, если не возражаете…

Тут профессор замолчал, потому что моряк, вновь ощутив себя хозяином положения, даже не взглянул в его сторону и вышел из комнаты. Джулиан торопливо последовал за ним. Те, кто остались в гостиной, лишь переглядывались, не зная, что теперь говорить или делать.

– Мой ангел, они же тебя и в самом деле арестуют! – воскликнула донна Инес, сжимая руку Рендома.

– Пускай, – отмахнулся баронет. – Они ничего не смогут доказать. Я ведь всем своим сердцем чую, что Харви виновен… Что скажете, Хоуп? А вы, мисс Кендал?

– Харви веско высказался в свою защиту, – осторожно заметил Арчи. – Он и в самом деле не такой дурак, чтобы убить Болтона на берегу, когда мог без проблем сделать это во время плавания.

– Согласен, – поддержал его Рендом. – Но если он и в самом деле невиновен и если не он принес рукопись в мою комнату, кто же тогда это сделал?

– А может, всему виной вдова Энн? – задумчиво проговорила Люси.

Взгляды всех присутствовавших обратились на девушку.

– Кто такая вдова Энн? – озадаченно переспросил дон Педро.

– Это мать Сиднея Болтона, человека, который был убит, – быстро произнес Хоуп. – Но, моя дорогая Люси, при чем тут она?

Мисс Кендал какое-то время молчала, а потом вместо ответа задала еще один вопрос:

– Ты просил у Сиднея какие-нибудь вещи его матери для натурщицы?

– Никогда в жизни, – ответил Арчибальд с неподдельным удивлением.

– А вот я случайно встретила госпожу Болтон, и она упорно утверждала, что ее сын позаимствовал у нее для тебя темный платок и темное платье.

– Ложь, – с горячностью объявил Хоуп. – Зачем ей так врать?

– Ладно, – медленно протянула Люси. – Просто мне пришло в голову, что женщина, говорившая с Болтоном через окно, могла и в самом деле быть вдовой Энн. А историю об одежде она сочинила, чтобы отвести от себя подозрения.

– Конечно, странно, что она так говорит, – задумчиво сказал господин Рендом. – Но вы, мисс Кендал, забываете, что у вдовы есть алиби.

– И что из того? – поспешно воскликнул дон Педро. – Алиби можно и подделать.

– Думаю, нам стоит найти эту женщину и расспросить ее, – высказалась донна Инес.

Арчи кивнул.

– Завтра так и сделаем. Между прочим, Фрэнк, она когда-нибудь заходила в вашу комнату?

– Конечно, она же прачка. Время от времени она сама приносит чистую одежду… Кажется, я начинаю понимать, что вы имеете в виду. Да, она могла забрать манускрипт у Болтона и подложить его мне.

– Думаю, так и было, – медленно произнес Арчи. – Тогда неудивительно, что часть истории капитана Харви оказалась правдой. Возможно, Болтон и в самом деле нашел документ, упакованный вместе с мумией. Он отлично знал латынь благодаря урокам профессора Браддока и мог придумать план, как украсть изумруды, остановившись в «Приюте моряка». Иначе зачем он остановился там на ночь, а не отправился прямо в дом профессора? Но кто-то опередил парня и положил его самого в ящик вместо мумии.

– Но зачем вдове Энн прятать манускрипт в моей комнате? – растерянно произнес Рендом.

– Неужели не понимаете? – усмехнулся Хоуп. – Сидней знал, что вы хотите перекупить мумию для дона Педро. К тому же вы ему угрожали, и это слышали другие, находившиеся на палубе.

– Но я всего лишь пытался предупредить его об индейцах, – умоляющим тоном произнес баронет.

– Конечно, но ваши слова было легко исказить так, как это сделал Харви. Теперь представим, что вдова Энн отправилась взглянуть на своего сына – а ее ложь о заимствованной одежде указывает именно на это. Возможно, сын передал ей бумагу, чтобы обвинить вас.

– В собственном убийстве? – недоверчиво покачал головой баронет.

– Да нет же, нет, – раздраженно проговорил Арчи. – Болтон не ожидал, что его убьют. На самом деле он, я думаю, собирался исчезнуть вместе с этими изумрудами и надеялся, что если манускрипт найдут в комнате у Фрэнка, то и обвинят его. А идея, полагаю, родилась у него, когда вы поднялись на борт «Ныряльщика».

– А вы, мисс Кендал, как считаете? – поинтересовался Рендом у девушки.

– Полагаю, такое возможно.

Тогда сэр Фрэнк повернулся к перуанцу.

– Дон Педро, – с достоинством проговорил он, – вы слышали, что говорил этот капитан Харви. Вы тоже считаете, что я виновен?

Вместо ответа де Гавангос взял руку своей дочери и положил ее в ладони молодого баронета.

– Вот что я думаю об этих обвинениях, – самым серьезным голосом ответил он.

– Спасибо, сэр, – сказал Рендом и крепко пожал руку будущему тестю, в то время как донна Инес, забыв о приличиях, поцеловала своего возлюбленного в щеку. И тут в гостиную влетел профессор Браддок. Лицо его сияло от радости.

– Я уговорил Харви несколько дней держать язык за зубами, чтобы мы смогли изучить этот вопрос, – объявил он, потирая руки. – Если вы, конечно, считаете это возможным. Если нет, я сам готов завтра же отправиться в полицию.

– Нет, – быстро ответил Арчи. – Позвольте нам самостоятельно решить этот вопрос. В любом случае мы должны попытаться спасти честное имя сэра Фрэнка и приложить все усилия, чтобы он не оказался замешан в полицейском расследовании.

– Не думаю, что кому-то удастся арестовать сэра Рендома, – спокойно объявил сеньор Педро. – Совершенно очевидно, что свидетельств капитана недостаточно. В худшем случае мы обеспечим вам алиби.

– Я не настолько в этом уверен, – с тревогой в голосе проговорил баронет. – Я был в Лондоне в день преступления, но не помню, чтобы заходил в какое-то место, где бы меня знали. Однако, – бодро добавил он, – я смогу защититься. Только вот что меня смущает: мы по-прежнему ни на шаг не приблизились к раскрытию тайны убийства Болтона.

– Завтра я пошлю Какаду в Пирсайд, чтобы он остановился в «Приюте моряка», – сказал Браддок. – Пусть он присмотрит за капитаном Харви, и если тот попытается выкинуть какой-нибудь номер, Какаду сразу нам сообщит.

– А я завтра поиграю в детектива-любителя и хорошенько расспрошу вдову Энн… – заявил Арчи, после чего ему пришлось пересказать профессору все, что обсуждалось в комнате.

Тем временем донна Инес о чем-то шепталась с женихом, указывая на мумию. Дон Педро угадал ход ее мыслей и был готов отвечать, когда Фрэнк спросил его:

– Вы действительно хотите отвезти мумию назад в Перу?

– Несомненно. Инка Касас был моим предком. Я не хотел бы, чтобы он оставался в этой стране. Это тело должно быть возвращено в гробницу. Все индейцы, которые относятся ко мне как к потомку последнего Инки, надеются, что я вернусь с мумией. Однако, – тут де Гавангос немного замялся, – как вы знаете, я отправился в Европу вовсе не за самой мумией.

– Тогда я выкуплю эту мумию! – решительно объявил Рендом. – Профессор Браддок, вы мне ее продадите?

– Теперь, когда я провел необходимые исследования, разумеется, – согласился ученый. – Что вы скажете по поводу двух тысяч фунтов?

Педро нахмурился:

– Полагаю, вы ошиблись. Вы хотели сказать, тысяча.

– Конечно, тысяча, – встряла в разговор Люси. – И пусть сэр Фрэнк передаст чек Арчи.

– Мне, мне! – с возмущением воскликнул профессор. – Я настаиваю…

– Деньги на мумию дал Арчи, – уперлась мисс Кендал. – Вы увидели все, что хотели видеть, отец, и, поскольку деньги вы получили в долг, теперь они должны вернуться к нему.

– Пусть профессор пока оставит их у себя, – великодушно заметил Хоуп.

– Нет! Нет! Нет! – не слушая его, возмутился Джулиан.

Рендом рассмеялся.

– Я выпишу чек вам, мисс Кендал, а вы сами распорядитесь им, как сочтете нужным, – объявил баронет. – А теперь, поскольку все улажено, пора нам всем расходиться.

– Загляните ко мне в номер, – сказал дон Педро сэру Фрэнку, открывая дверь. – Я хотел бы поговорить с вами. Спокойной ночи, профессор. Давайте завтра отправимся в Пирсайд и посмотрим, сможем ли найти там правду.

– Завтра я пришлю чек, – выходя из гостиной, заверил Браддока баронет.

Когда все гости ушли, Люси снова заспорила с отчимом о чеке. Поскольку Арчи рядом не было, девушка могла говорить свободно. Она указала ученому, что все эти годы он свободно пользовался доходом ее матери, а теперь из-за денег собирался жениться на госпоже Джашер.

– Неужели вам недостаточно? – поинтересовалась девушка. – Зачем вы хотите оставить себе деньги бедного Арчи?

– Он дал мне эти деньги с тем условием, что я не стану препятствовать вашей свадьбе.

– Ничего подобного! – с негодованием воскликнула мисс Кендал. – И я не желаю, чтобы меня вот так покупали и продавали. Арчи одолжил вам деньги, и их нужно вернуть. Не заставляйте меня думать, что вы – эгоист до мозга костей.

В итоге Люси настояла на своем, и профессор с большой неохотой согласился продать мумию перуанцу за тысячу фунтов и вернуть деньги будущему зятю. Но в глубине души он сетовал на то, что не может получить за нее побольше: поездка в Египет обещала быть дорогим удовольствием, а состояние Селины Джашер могло оказаться вовсе не так велико, как она пыталась убедить его падчерицу. Однако Люси переспорила его и отправилась спать, радуясь, что совсем скоро выйдет замуж и навсегда покинет этот дом. Ей до глубины души надоел эгоистичный взбалмошный отчим, и последнее время она все чаще и чаще задавалась вопросом: как ее мать могла выносить этого человека?

На следующий день профессор так и не отправился с доном Педро в Пирсайд, сославшись на то, что должен в ближайшее время закончить исследование мумии. Перуанец уехал в одиночестве, а Арчибальд, отложив утреннюю работу над холстом, отправился на поиски вдовы Энн, чтобы задать ей несколько вопросов. Люси и донна Инес навестили госпожу Джашер, которая собиралась весь день провести в постели, так как, судя по всему, все-таки простудилась в тот злополучный вечер. Девушки надеялись встретить у нее сэра Фрэнка, но там его не оказалось. Тогда они решили, что баронет, скорее всего, на службе, и больше не задумывались о причинах его отсутствия, хотя Инес сильно огорчилась.

Но на самом деле Рендома задержало странное письмо, пришедшее в полдень. Почтовый штемпель был лондонским, а слова были выведены едва разборчиво – явно с целью скрыть почерк. На нем не было ни подписи, ни даты, да и само оно было написано в очень странной форме, от третьего лица:

«Если сэр Фрэнк хочет, чтобы с него были сняты все подозрения в убийстве, то он должен заплатить автору этого письма пять тысяч фунтов. Если сэр Фрэнк согласен, то он должен указать место, где сможет встретить посыльного, чтобы передать ему деньги и получить взамен доказательства собственной невиновности. Если сэр Фрэнк попытается обмануть автора или попытается связаться с полицией, то полицейским будут представлены неопровержимые доказательства его вины в смерти Сиднея Болтона, что может привести сэра Фрэнка на эшафот, лишив всех шансов на спасение. Место встречи с посыльным можно указать, дав объявление в «Дейли Телеграф», в колонку о розыске родных, подписанное как «Артиллерист». Однако сэр Фрэнк должен понимать, что не стоит устраивать охоту на автора этого письма».


Глава XXI
История из прошлого

Простуда вдовы Джашер оказалась не слишком сильной.

Когда донна Инес де Гавангос и Люси Кендал заглянули к ней в полдень следующего дня, она еще лежала в постели. Девушкам она сказала, что не вставала с момента визита профессора. Люси удивилась этому, поскольку помнила, что оставляла Селину в полном здравии, да и Браддок ничего не говорил про болезнь своей невесты. Но простуда, как известно, вещь коварная, к тому же вдова была очень восприимчива к болезням после того, как, живя на Ямайке, переболела малярией. Однако она сказала девушкам, что чувствует себя лучше и попытается встать с кровати, чтобы перелечь на кушетку в розовой гостиной. А после того, как они поговорили о болезни госпожи Джашер, пришел черед последних новостей.

Поскольку никто не запрещал Люси говорить о визите капитана Харви, а Селина должна была вскоре стать ее родственницей, выйдя за профессора, мисс Кендал без всяких колебаний поведала ей обо всем, что случилось накануне. Рассказ так поразил госпожу Джашер, что она то и дело перебивала девушку удивленными восклицаниями. Даже донна Инес разговорилась настолько, что поведала больной, как защищала сэра Фрэнка от американского моряка.

– Какой ужасный, злой человек, – заявила миссис Джашер, внимательно выслушав рассказ. – Лично я считаю, что именно он и убил бедного Сиднея.

– Нет, – решительно возразила Люси. – Я так не думаю. Если бы он хотел убить его, то сделал бы это на борту своего корабля – так было бы много проще и безопаснее. К сожалению, он столь же невиновен, как и сэр Фрэнк.

– И пусть кто-то посмеет сказать хоть слово против Фрэнка! – воскликнула Инес, сверкнув глазами.

– Вижу, у сэра Рендома великолепный защитник, – улыбнулась вдова, погладив руку девушки.

– Я люблю его, – просто ответила сеньорита, как будто этого объяснения было достаточно.

Госпожа Джашер снисходительно улыбнулась, а затем повернулась к Люси.

– Но неужели вдова Энн может оказаться виновной?

– Не думаю. Она не убила бы собственного сына, – уверенно заявила мисс Кендал. – Энн очень его любила. Но все эти разговоры о позаимствованной одежде, которую Сидней якобы взял для Арчи, звучат очень подозрительно.

– И впрямь. Как вы думаете, что бы это могло значить? – заинтересовалась Селина.

– Одно из двух. Либо вдова Энн и была той женщиной, что разговаривала с Сиднеем через окно в «Приюте моряка», или Сидней взял одежду для себя, чтобы замаскироваться, когда сбежит с изумрудами.

– Тогда кто же та женщина, которая с ним говорила через окно? – недоумевала миссис Джашер. – И если Болтон в самом деле собирался украсть изумруды, он мог сделать это на Мальте или на борту корабля.

– Нет, – решительно возразила Люси. – Мумию прямо из дома продавца доставили на пароход, и, возможно, Сидней нашел пергамент, только когда внимательно осмотрел саркофаг и его содержимое. Однако капитан Харви внимательно следил за Сиднеем, так что тот не мог размотать бинты на мумии, чтобы украсть изумруды.

– Однако по вашим словам получается, что Сидней все же видел мумию, когда открыл саркофаг и нашел манускрипт.

Мисс Кендал кивнула:

– Да, я так думаю, хотя точно сказать не могу. Ящик, в котором находилась мумия на пароходе, был в надлежащем состоянии. Сидней не мог вскрыть его, не вызвав подозрений капитана.

– Тогда, быть может, Сидней вскрыл мумию в «Приюте моряка» и переоделся в одежду, которую позаимствовал у матери, чтобы скрыться. Но что же это была за женщина?

Люси покачала головой.

– Не знаю. Возможно, скоро у нас появятся новые сведения. Дон Педро отправился в Пирсайд на поиски улик, а мой отец за тем же послал Какаду.

– Ладно… – устало вздохнула госпожа Джашер. – Единственное, на что я надеюсь: скоро всем этим неприятностям придет конец. Эта зеленая мумия, видимо, и в самом деле приносит неудачу. А теперь, девочки, ступайте. Я очень устала.

– До свиданья, – попрощалась Люси, расцеловавшись с ней. – Надеюсь, этим вечером вам станет лучше. Не вставайте, если вам нехорошо.

– Нет, мне все равно придется прогуляться в салон, – вздохнула Селина.

– А я считала, что вы всегда называете его гостиной, – рассмеялась мисс Кендал.

– Ах, – улыбнулась в ответ миссис Джашер. – Вы видите, я как будто уже стала хозяйкой «Пирамиды» с ее огромными комнатами. Вот, называю теперь свою комнатушку салоном, – и она слабо рассмеялась.

Селина немало удивила Люси и Инес своей неожиданной слабостью – она уверяла, что едва может подняться с кровати. Поэтому обе девушки были бы очень удивлены, узнай они, что к вечеру госпожа Джашер совершенно пришла в себя, оделась и обильно поужинала. Может быть, она решила, что здоровье необходимо поддерживать усиленным питанием, а может быть, не сумела устоять против поварского мастерства своей служанки Джейн.

После ужина Селина развалилась на розовой кушетке в гостиной у жаркого камина: вечер выдался сырым и очень холодным, на улице моросил дождь. Под локтем у вдовы находился маленький столик, на котором стояла чашечка кофе и бокал с ликером. Розовые занавески были опущены, в углах комнаты горели лампы в розовых абажурах, и весь интерьер прямо-таки излучал тепло и уют. Сама хозяйка в шафрановом платье, отделанном черным шнурком, восседала на кушетке подобно Клеопатре. В свете розовых ламп и камина она казалась много моложе, хотя ее лицо выглядело обеспокоенным. Причиной тревоги было то, что в этот вечер она получила три письма – и все три от кредиторов. Госпожа Джашер всегда с трудом сводила концы с концами, хотя и старалась выглядеть беззаботно. Конечно, богатства пекинского брата должны были поправить ее состояние, но тем не менее беспокойство не покидало ее лица. В конце концов, сейчас она была одна, и притворяться не было нужды.

Отдохнув на кушетке, Селина, наконец, собралась с силами, встала и, подойдя к столу, забрала пачку счетов, старые письма, книгу приходов и расходов и банковскую книжицу. Разложив бумаги перед собой на маленьком столике, она изучала их более часа. Лишь когда часы пробили девять, вдова оторвалась от этой работы – довольно неприятной, поскольку она нашла положение своих финансовых дел весьма неудовлетворительным. Устало вздохнув, женщина встала и, нахмурившись, уставилась на себя в висящее над камином зеркало.

– Если я не смогу в ближайшее время выйти замуж за профессора, уж и не знаю, что со мной будет, – уныло пробормотала она себе под нос. – Пока я неплохо справляюсь, но дела все хуже. Эти дьяволы, – помянула она недобрым словом своих кредиторов, – скоро разорят меня. Мне придется покинуть Гартли такой же бедной, какой я была, когда прибыла сюда. А ведь я старею с каждым днем, это мой последний шанс выйти замуж. Иначе мне не останется ничего, кроме кошмара одинокой жизни, отчаяния и ужаса. Я должна вынудить профессора жениться на мне как можно быстрее. Я должна! Должна! – и Селина начала метаться по комнате, переполненная страхом и тревогой.

Пока она металась по комнате, безуспешно пытаясь собраться с духом, в комнату вошла Джейн с визитной карточкой на подносе. Она объявила, что прибыл сэр Фрэнк Рендом.

– Довольно поздний час для визита, – заметила служанке госпожа Джашер, поправляя прическу. – Однако что-то я заскучала. Быть может, беседа с молодым человеком меня развеселит. Проси, пусть заходит.

Когда Джейн вышла, вдова на мгновение замерла, задумавшись, зачем в столь поздний час к ней пожаловал молодой баронет. Но потом за дверью зазвучали шаги, и она, словно неожиданно проснувшись, одним ловким движением смела все бумаги в ящик стола и заперла его. Когда Рендом появился в дверях, госпожа Джашер шагнула ему навстречу. В этот момент никто бы не признал в пухлой, улыбчивой, моложавой женщине то несчастное загнанное создание, которое недавно носилось по комнате, не находя покоя.

– Я рада видеть вас, сэр Фрэнк, – сказала Селина, кивнув ему в своей обычной манере. – Присаживайтесь на этот удобный стульчик, сейчас Джейн принесет вам кофе и ликер.

– Нет, спасибо, – как обычно, спокойно и сдержанно ответил господин Рендом. – Я только что отужинал.

Миссис Джашер понимающе кивнула и вновь опустилась на кушетку, против которой стоял предложенный гостю стул.

– Вижу, вы приоделись к ужину, – игриво сказала она. – Как приятно видеть в моем убогом жилище столь славного гостя! Но отчего же вы не с донной Инес? Люси рассказала мне о вашей помолвке. Они обе навещали меня сегодня днем.

– Это правда, – вежливо ответил баронет. – Но, видите ли, я хотел бы побеседовать с вами с глазу на глаз.

– Ах! – взволнованно произнесла госпожа Джашер. – Вы слышали, что я приболела? Со вчерашнего полудня я пластом лежала в кровати и встала совсем недавно. А поев, отчасти пришла в себя… Передайте мне, пожалуйста, веер. По-моему, огонь в камине чересчур жаркий.

Сэр Фрэнк исполнил просьбу дамы, и теперь Селина села, полуприкрыв веером нижнюю часть лица, в то время как гость уставился на нее, словно не зная, что сказать.

– Не душно ли вам в этой комнате? – наконец заговорил он. – Было бы неплохо открыть окна.

Госпожа Джашер встрепенулась:

– Ах, милый мой, вы что, с ума сошли? У меня простуда, и открытое окно будет смерти подобно! К тому же мне вовсе не кажется, что в комнате душно.

– Здесь стоит такой сильный запах духов… – заметил господин Рендом, втянув носом воздух.

– А я-то думала, вы уже привыкли к этому аромату, сэр Фрэнк! Ничем другим я никогда не душилась, и не желаю. Вот, понюхайте! – и она протянула гостю кружевной платок.

Молодой человек взял носовой платок и осторожно понюхал его. На его лице появилось странное торжествующее выражение.

– Мне кажется, вы как-то говорили, что это запах китайских духов, – сказал он, возвращая платок.

Госпожа Джашер довольно кивнула:

– Мне их присылает друг моего покойного мужа, который работает в британском посольстве в Пекине. Таких духов нет ни у кого в Гартли.

– А в Лондоне?

– Думаю, во всей Англии ничего подобного не найдется. В любом случае, если вы столкнетесь со мной в темноте, то сразу меня узнаете, – игриво добавила вдова.

– Вы готовы поклясться, что больше никто не использует этих духов? – переспросил Рендом.

Госпожа Джашер удивленно подняла брови.

– Не пойму, зачем вам мои клятвы, – тихо сказала она. – Но ручаюсь, что эти духи присылают мне напрямую из Китая, и я ни с кем ими не делюсь. Я отказала даже Люси Кендал, хотя она очень просила флакончик. Мы, женщины, иногда очень эгоистичны в отношении подобных мелочей. На мой взгляд, духи восхитительны!

– Да, – протянул сэр Фрэнк, пристально глядя на хозяйку. – И запах очень сильный.

– Что вы подразумеваете?

– Ничего. Я просто беспокоюсь, не повредит ли вам такой сильный аромат при простуде, которую вы подхватили вчера вечером по дороге в Лондон.

Кровь отхлынула от лица Селины, а ее рука что было силы сжала ручку кресла.

– Меня не было в Лондоне в этом месяце, – дрожащим голосом произнесла она. – Что вы несете!

– В самом деле? – продолжал баронет, запустив руку в карман пиджака. – Вчера ночью вы ездили в Лондон на семичасовом экспрессе, чтобы отправить вот это. – И он протянул госпоже Джашер анонимное письмо.

Вдова, побелевшая, как полотно, теперь выглядела много старше своих лет. Она уставилась на письмо, словно окаменев.

– Не понимаю, о чем вы, – протянула она, стараясь сдержать дрожь в голосе. – Я не была в Лондоне и не отправляла никакого письма. Если вы пришли сюда, чтобы оскорблять меня…

– В том, что я хочу прояснить несколько вопросов, нет ничего оскорбительного, – резко, отбросив напускную вежливость, ответил Рендом. – Я получил это письмо после полудня. На нем лондонский почтовый штемпель. Почерк явно изменен, на письме нет ни адреса, ни подписи, ни даты. Вы проделали все это очень умно, миссис Джашер, вот только китайские духи выдали вас.

– Духи! Духи! – задохнулась госпожа Джашер, лишь теперь понимая, что сама себя загнала в капкан.

– От письма исходит запах ваших духов, – безжалостно продолжал баронет. – У меня хорошо развито обоняние, и я отлично запоминаю запахи. Я сразу вспомнил, что именно вы пользуетесь такими духами. Вы только что сказали, что ни у кого, кроме вас, таких духов нет, и тем самым подтвердили мои подозрения. Это письмо написали вы.

– Это… ложь… ошибка… – залепетала Селина, в ужасе уставившись на молодого человека. Тщательно созданный ею образ добропорядочной вдовы разваливался на глазах, и теперь она превратилась в авантюристку, пойманную на месте преступления. А молодой человек, возмущенный тем, как она обманывала его и всех его знакомых, и не думал щадить ее.

– Это не ошибка! – уверенно объявил он. – И лжи тут никакой нет. Когда я заподозрил, что это вы могли написать письмо, я сразу отправился на станцию. Там я поговорил с дежурным и швейцаром, и они подтвердили, что вы сели на семичасовой поезд, а домой возвратились к полуночи.

Госпожа Джашер вскочила с кушетки.

– Они не могли признать меня. Я надела… – и тут она осеклась, поняв, что выдала себя с головой.

– Вы надели вуаль. Однако, мэм, вас слишком хорошо знают в этих краях, чтобы вы смогли этим кого-то обмануть. Это письмо написали вы. Вы пытались шантажировать меня, и теперь я требую объяснений.

– Я ничего не обязана вам объяснять, – в отчаянии пробормотала женщина, цепляясь за последнюю соломинку.

– Если вы откажетесь объяснить все мне, то вам придется давать объяснения в полиции, – заверил ее сэр Фрэнк, а потом, встав, направился к двери.

Госпожа Джашер бросилась следом и вцепилась в его руку.

– Ради бога, не делайте этого!

– Тогда объяснитесь. Откройте наконец правду!

– Правду? Какую правду?

– Кто убил Сиднея Болтона?

– Я не знаю. Клянусь, я не знаю! – лихорадочно выкрикнула Селина.

– Смешно, – холодно отозвался господин Рендом. – Вы говорите в этом письме, что можете спасти меня или отправить на виселицу. Поскольку вы знаете, что я невиновен, вы должны знать, кто же преступник.

– Это все блеф. Я ничего не знаю! – с болью в голосе выдохнула госпожа Джашер, а потом, выпустив руку Фрэнка, вернулась на кушетку. – Я всего лишь хотела получить деньги.

– Пять тысяч фунтов… да? Кругленькая сумма. Если бы вы ничего не знали, вы не стали бы требовать у меня таких денег. Я многих подозревал, миссис Джашер, но только не вас.

Женщина приподнялась с кушетки, ломая руки.

– Нет, – сказала она, ощетинившись, словно загнанная в угол крыса. – Я обманула вас всех. Будь по-вашему, сэр Фрэнк, я скажу вам правду.

– Об убийстве?

– О нем я ничего не знаю. Я скажу вам правду о себе.

Рендом только пожал плечами.

– О вас так о вас, – сказал он. – А об убийстве мы поговорим позже. Начинайте.

– Я и в самом деле ничего не знаю ни про убийство, ни про кражу изумрудов…

– И все же вы прятали мумию в этом доме, а потом перетащили ее в сад, где ее и нашел профессор.

– Об этом я тоже ничего не знаю, – уклончиво пробормотала госпожа Джашер побледневшими губами. – Это письмо – сплошной блеф.

– Значит, вы признаете, что именно вы его написали?

– Да, – мрачным голосом ответила Селина. – Вы знаете слишком много, нет смысла отпираться перед лицом улик. Может быть, я бы еще поборолась, – добавила женщина, поднимая голову, словно кобра, готовящаяся к бою, – но нет. Хватит. Я слишком от этого всего устала.

– Устали?

– Да. Устала от забот, страха, лжи, бедности и кредиторов. Ох… – она положила руку на сердце, – что вы знаете о жизни? Вы – богатый, удачливый молодой человек! А я прошла через настоящий ад, и не по своей вине! У меня была отвратительная мать и плохой муж. Меня тянули в болото те, кто должен был помочь мне подняться. Мне приходилось голодать по нескольку дней кряду, я годами плакала в подушку. Во всем мире нет существа несчастнее меня!

– Не стоит разыгрывать предо мной мелодраму, – безжалостно оборвал ее Рендом.

– Ах, – госпожа Джашер села и замерла, сцепив пальцы. – Вы не верите мне, и вы не понимаете жизни, настоящей, реальной жизни. Бесполезно взывать к вашим чувствам – для этого вы слишком толстокожи. Давайте придерживаться фактов. Что вы хотите знать?

– Кто убил Сиднея Болтона и кто украл изумруды?

– Я не знаю! Послушайте же! Это не имеет никакого отношения ко мне и моей прошлой жизни. Я расскажу вам о том, что делала с тех пор, как приехала в эти края. Я только-только потеряла мужа и едва смогла наскрести две сотни фунтов… совершенно честным способом, смею вас заверить, – насмешливо добавила женщина, заметив, как скривился ее слушатель. – Я прибыла сюда в поисках спокойной жизни и богатого мужа. Я знала, что тут рядом есть форт, где полным-полно холостых офицеров. Однако профессор Браддок мне понравился больше, и я решила выйти замуж за него. Мы уже обручились, и, если бы не ваша проницательность, я бы вот-вот стала миссис Браддок. На самом деле у меня нет денег, и я по уши в долгах. Долго мне не протянуть.

– Но вы же получили наследство?

– Это тоже блеф. У меня никогда не было брата, и я не получала никакого наследства. Единственная правда во всем этом то, что один мой знакомый раз в год присылает мне на Рождество духи из Пекина. Я – авантюристка, но не настолько плохая, как вы думаете. Люси и донна Инес не слышали от меня ничего дурного. Я всегда старалась быть хорошей, добропорядочной женщиной… Я всего лишь хотела выйти замуж за профессора и зажить мирной жизнью. Видя, что мои ресурсы на исходе, и понимая, что подтолкнуть к браку мистера Браддока могут только деньги, я и затеяла эту авантюру… Я слышала, как капитан Харви обвинял вас, так что прошлым вечером написала это злосчастное письмо и съездила в Лондон, чтобы отправить его.

Рендом цинично рассмеялся.

– Вы, должно быть, считали меня каким-то слабаком, – усмехнулся он.

– Да, – искренне ответила госпожа Джашер. – Я думала, что вы на редкость глупы и я с легкостью обману вас. Но, проследив письмо, вы доказали, что вы гораздо умнее, чем кажетесь. Вот, собственно, и все. Я ничего не знаю об убийстве. Мое письмо просто блеф, попытка получить от вас пять тысяч фунтов. Если бы вы заплатили, я представила бы профессору эти деньги как оставленные мне «братом». Но теперь…

– Теперь, – объявил Рендом, – я вынужден буду пересказать все, что вы мне рассказали, Браддоку и всем остальным…

– И передать меня полиции, – добавила Селина, пожав пухлыми плечами. – Что ж, я этого и ждала. Хотя в глубине души я надеялась, что вы пощадите меня ради нашей давней дружбы.

– Дружбы? Мы никогда не были больше, чем знакомыми, госпожа Джашер, – холодно объявил Фрэнк. – Так что не понимаю, почему вы ожидаете от меня милосердия после всего, что натворили. Вы шантажировали меня, а теперь надеетесь выйти сухой из воды? Я должен наказать вас, а посему непременно сообщу обо всем профессору Браддоку – в конце концов, не могу же я позволить ему взять вас в жены. Однако полиции я вас передавать не стану.

– Не станете? – вдова уставилась на баронета, едва веря своим ушам.

– Нет. Дайте мне день, чтобы хорошенько все обдумать и решить, как именно поступить с вами. Мне кажется, вы и впрямь не так уж плохи, так что, быть может, я чем-то смогу вам помочь. А пока я попрошу кого-нибудь приглядеть за вашим домом, чтобы вы ненароком не улизнули.

– Нет уж, в таком случае можете выдать меня полиции, – с горечью в голосе ответила Селина.

– Не волнуйтесь, я доверяю своему подчиненному, – заверил женщину сэр Рендом. – Он может быть не слишком умен, зато честен и предан мне. Мы обойдемся без лишнего шума. Но если вы попытаетесь бежать, то вас арестуют за попытку шантажа. Вы меня понимаете?

– Да. Вы очень добры ко мне, – задыхаясь, поблагодарила его женщина. – Когда я вас снова увижу?

– Завтра вечером. Я должен обо всем переговорить с Браддоком. Завтра я все устрою, и, вероятно, вы получите шанс начать новую жизнь в другой части света. Что скажете?

– Я согласна. В самом деле, ничего другого мне не остается.

– Не больно-то вы благодарны, как я погляжу, – строго сказал баронет.

– Может, и так. Но о благодарности мы поговорим завтра. А пока оставьте меня.

Фрэнк шагнул к двери, но в последний момент остановился.

– Помните, – жестко проговорил он, – за вашим домом наблюдают. Попробуете сбежать, и вас арестуют.

Госпожа Джашер отвернулась и зарылась лицом в подушки.


Глава XXII
Свадебный подарок

Теперь госпожа Джашер считала Фрэнка Рендома крайне хитроумным человеком, ведь он без труда заманил ее в ловушку. Однако она сочла бы его еще более умным, если бы узнала, что он удержал ее от бегства одной только силой внушения. Баронет и не думал выставлять перед ее домом стражу: у него не было таких полномочий. Но, убедив авантюристку, что она под наблюдением, молодой офицер ушел в полной уверенности, что та не рискнет бежать. Думая, что за ее дверью день и ночь следят зоркие глаза, шантажистка будет уверена, что, попытайся она улизнуть, ее немедленно схватит полиция Пирсайда или деревенский констебль. Словно восточный заклинатель, баронет опутал дом миссис Джашер своими чарами. Как бы ей ни хотелось бежать, вдова оставалась дома в страхе перед несуществующими шпионами.

На следующий день сэр Рендом отправился в «Пирамиду» и встретился с профессором. Он рассказал жениху Селины обо всем, что случилось, продемонстрировал анонимное письмо и объяснил, как вынудил госпожу Джашер сознаться в авторстве. Если бы у Браддока еще были волосы, то они, наверное, встали бы дыбом. Он принялся метаться по своему «музею» из угла в угол, чем изрядно напугал Какаду. Затем, немного успокоившись, Джулиан присел, чтобы обсудить все с сэром Фрэнком. В первую очередь он потребовал, чтобы госпожа Джашер была передана в руки полиции. Однако ученый мог бы и догадаться, что на такие крайности баронет не пойдет.

– Не спорю, она совершила ужасный поступок, – увещевал профессора молодой человек, – однако я считаю, что она много лучше, чем вы сейчас о ней думаете, господин Браддок.

– Думаю! Думаю! Думаю! – взорвался египтолог, снова вскочив на ноги и прыгая по гостиной, точно маленький пудель. – Я думаю, что она мерзкая, злая женщина. Обманывать меня рассказами о своем богатстве…

– Но, профессор, разве вы собирались жениться на ней не по любви?

– Ничего подобного, сэр, ничего подобного. Любовь и прочие розовые сопли – удел беззаботных шалопаев вроде вас с Хоупом.

– Но брак без любви…

– Пф! Пф! Не спорьте со мной, молодой человек! Любовь, все эти охи-вздохи – не более чем фантазия. Я не любил свою первую жену – мать Люси, и все же мы были очень счастливы. Стань госпожа Джашер моей второй женой, все было бы превосходно – если, конечно, она дала бы мне денег для экспедиции в Египет. Но вот теперь-то что мне делать, господин Рендом? Даже тысяча фунтов, которую я верну, продав мумию, отойдет этому проклятущему Хоупу из-за глупостей Люси. И выходит так, что я останусь ни с чем, абсолютно ни с чем, а между тем гробница среди холмов Эфиопии только и ждет, чтобы я ее вскрыл! Какой шанс я упустил! Какой шанс!.. Однако мне все-таки надо увидеться с госпожой Джашер. Она наверняка что-то знает об убийстве.

– Она заверила меня, что ничего не знает.

– Не говорите так! Не говорите! – затопал ногами ученый. – Она не написала бы такого письма, если бы ничего не знала!

– Но это был блеф. Я же вам все объяснил.

– Блеф, вот еще! – фыркнул Браддок, добавив пару крепких слов. – Она бы не осмелилась блефовать, если бы и впрямь не знала ничего. Я сегодня же явлюсь к этой мерзавке и вытяну из нее всю правду! Мне во что бы то ни стало надо поймать убийцу. Под угрозой петли он отдаст мне изумруды. А когда я их продам, у меня наконец-то появятся деньги на экспедицию в Египет.

– Но вы забываете, профессор, что изумруды, если даже они будут найдены вами, все равно принадлежат дону Педро.

– Ничего подобного, – прошипел ученый, багровея от ярости. – Я их ему не отдам. Я купил мумию и все, что было в ней, и в том числе эти изумруды. Они мои…

– Нет, – резко оборвал его баронет. – Я выкупил мумию у вас. А раз так, то теперь изумруды принадлежат господину де Гавангосу. Я отдам их ему.

– Для начала найдите-ка их, – отрезал профессор Браддок. – А что касается мумии… Вы ее не получите! Не стану я ее продавать!

– Если вы не сделаете этого, дон Педро подаст на вас в суд, и капитан Харви выступит свидетелем, чтобы доказать, что мумия была украдена.

– У дона Педро нет денег, он не сможет оплатить адвоката, – торжествующе возразил Браддок.

– Зато я могу, – сухо проговорил молодой человек. – Поскольку я собираюсь жениться на донне Инес, я, несомненно, помогу своему будущему тестю. Эта реликвия из прошлого погибшей цивилизации дорога ему. Он хочет вернуть ее в Перу, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы поддержать его.

– А что же тогда мне делать?

– Ладно, так и быть, подскажу, – не спеша произнес баронет, специально растягивая слова и внимательно глядя на профессора, которого это невероятно злило. – На вашем месте я бы женился на госпоже Джашер и спокойно жил бы на свой доход в этом доме.

Теперь лицо Браддока приобрело и вовсе фиолетовый оттенок.

– Как вы можете давать мне такой чудовищный совет?! – взревел он. – Вы хотите, чтобы я женился на этой низкой женщине… этой авантюристке… этой… этой… – тут, похоже, у профессора закончились подходящие слова, и он просто стоял, молча открывая и закрывая рот, как вытащенная из воды рыба.

Конечно, Рендом не верил, что подобный брак может теперь состояться, но он и не думал о госпоже Джашер так ужасно, как его собеседник. Браддок же исходил ядом, и баронет не мог удержаться от того, чтобы подразнить его именем вдовы, словно быка красной тряпкой.

– Не думаю, что госпожа Джашер такая уж плохая женщина, – заметил он.

– Что?! И это вы говорите после того, что она сделала? После того, как пошла на шантаж?! Шантаж!

– Плохо, конечно, но ведь, в конце концов, она так и не получила то, чего так хотела. В конце концов, именно из-за вас она пошла на преступление.

– Я?.. Я? Да как вы смеете?!

– Я же говорил вам, что она хотела выдать эти пять тысяч за свое приданое.

– Да, и при этом наврала мне с три короба о своем проклятом брате – торговце из Пекина, которого никогда в природе не существовало.

– Я нисколько ее не защищаю, – прохладно проговорил Рендом. – Это, конечно, было нехорошо с ее стороны. Однако, профессор, как я уже говорил, я думаю, что в ней есть много хорошего. У нее, очевидно, были плохие родители и злой муж, но, насколько я ее знаю, вдова вовсе не безнравственная женщина. Она приехала сюда лишь для того, чтобы выбраться из жизненного болота. Если бы она вышла за вас замуж, то стала бы идеальной женой.

Ярость профессора перегорела, и он неожиданно заговорил более спокойным тоном.

– Это все, разумеется, чепуха, – язвительно ответил он. – Будь моя воля, эту женщину обваляли бы в смоле и перьях, а потом провезли по улицам, чтобы неповадно было обманывать добрых людей. И тем не менее я сегодня же пойду к ней и попробую выяснить, кто убил Болтона.

– Если вам это удастся, дон Педро будет вам очень признателен. Он очень хочет найти изумруды.

– Я тоже, и если я найду их, то, будьте уверены, оставлю у себя, – отрезал Браддок. – Если вам больше нечего сказать, оставьте меня. Я занят.

Поняв, что больше ничего не может сделать со взбалмошным стариком, сэр Фрэнк откланялся. Теперь он направлялся в военную гостиницу, чтобы увидеться с доном Педро и его дочерью. Однако вышло так, что Инес в это же время отправилась к Люси в «Пирамиду», и в пути они с молодым человеком разминулись. Однако, быть может, оно было и к лучшему, так как теперь баронет мог без помех поговорить с доном де Гавангосом. Он рассказал ему всю историю госпожи Джашер и обнаружил, что перуанец, точно так же, как Браддок, был убежден, что вдова знала правду.

– Она бы не написала письмо, если бы не знала истины, – подвел итог дон Педро.

– Значит, вы тоже считаете, что ее надо арестовать?

– Нет. Я думаю, мы сможем решить этот вопрос самостоятельно. В настоящее время она не представляет опасности, поскольку не сможет покинуть свой дом – ведь она считает, что за ней внимательно наблюдают. Пусть Браддок поговорит с ней. Посмотрим, что из этого выйдет. Тогда мы снова обсудим этот вопрос и, быть может, придем к какому-нибудь решению.

Рендом рассеянно кивнул.

– Интересно… Неужели госпожа Джашер и была той самой женщиной, с которой говорил через окно Сидней Болтон? – поинтересовался он.

– Это возможно. Хотя и не объясняет, почему Болтон взял у матери женскую одежду.

– Ее могла надеть миссис Джашер.

– Это значило бы сговор между Болтоном и вдовой Джашер. Кроме того, в этом случае тогда они должны были знать о манускрипте до отъезда Болтона на Мальту. Но нам известно, что помощник профессора впервые увидел документ, когда получил в руки саму мумию. Очевидно, мой отец оставил бумагу в саркофаге и забыл о ней, передав мне оригинал.

– Капитан Харви тоже не помнил, куда ее дел. Интересно, правда ли это?

– Думаю, да, – решительно объявил де Гавангос. – Если бы Харви, или Ваза, или как еще ему угодно себя называть, поинтересовался документом и нашел бы переводчика, то сразу же вскрыл бы мумию и забрал изумруды. Нет, сэр Фрэнк, я полагаю, что наша теория по меньшей мере частично верна. Болтон собирался удрать с изумрудами, отправив профессору Браддоку пустую мумию. Если вы помните, он договорился с владельцем «Приюта моряка», чтобы тот на следующий день сам отправил ящик с саркофагом, не дожидаясь самого Болтона. К тому времени Сидней должен был находиться уже очень далеко вместе с драгоценными камнями.

– Так вы считаете, что это не капитан Харви спрятал копию рукописи в моей комнате?

– Он по-прежнему яростно это отрицает, – сказал перуанец. – Вчера я был у него в «Приюте моряка», в Пирсайде. Помните, он говорил Браддоку, что потерял место на «Ныряльщике»? Вернувшись в гостиницу, он нашел письмо с приглашением командовать пароходом «Светлячок», водоизмещением в четыреста тысяч тонн. Если мне не изменяет память, он отплывает завтра.

– Но ведь он же замешан в деле с убийством!

– Сейчас он ничего не сможет сделать: если Харви останется в Пирсайде, то потеряет пост на корабле. Завтра он отчалит, но тем не менее он обещал мне написать полную историю похищения мумии за пятьдесят фунтов. Это поможет мне получить реликвию у Браддока без лишних трат.

– Едва ли профессор легко с ней расстанется, – мрачно заметил Рендом.

– Свидетельство моряка не оставит ему выбора. Правда, капитан занят и не успеет закончить работу до отплытия, но он обещал мне передать готовый документ на причале близ форта, когда судно будет проходить мимо. Я буду ждать его там завтра вечером, приготовив сумму в пятьдесят фунтов золотом.

– А если Харви не придет?

– Тогда он не получит денег, – парировал дон Педро. – Этот человек мошенник и заслуживает скорее тюрьмы, чем награды. Но, поскольку мумия была украдена более тридцати лет назад, никто, кроме него, не может доказать, что изначально она принадлежала мне.

– Однако скажите, зачем столько сложностей? Ведь я могу без труда выкупить мумию у Браддока.

– Нет, – отрезал сеньор де Гавангос. – Я имею право получить назад свою собственность.

Рендом задержался в военной гостинице до сумерек, поскольку хотел увидеть донну Инес и боялся вновь разминуться с ней. Однако его невеста все не возвращалась. Тем временем в гостиницу заглянул Арчи Хоуп, чтобы рассказать дону Педро о результате своей беседы с вдовой Энн. До того он успел поговорить с профессором и узнать от него удивительные новости о коварстве госпожи Джашер.

– Совершенно не верится! – объявил он своему другу и сеньору Педро. – Бедная женщина.

– Да, – с видимым удовольствием сказал сэр Фрэнк. – Я вижу, вы более милосердны, чем профессор. Он назвал ее негодяйкой… и это еще мягко сказано.

– Хм-м-м! Не думаю, что сам Браддок настолько безупречен, что может позволить себе бросать в кого-то камни, – кисло заметил Арчи. – Госпожа Джашер, конечно, поступила не слишком-то хорошо, но прежде чем позволить себе судить ее, я хотел бы выслушать полную историю. У вдовы наверняка есть свои светлые стороны, иначе Люси давно разоблачила бы ее. Женщина женщину всегда поймет. Может быть, бедная Селина просто отчаянно хотела выйти замуж.

– Так и было, уж профессор-то знает, – быстро сказал Рендом.

– Честно говоря, меня занимает не столько миссис Джашер, сколько то, что я услышал от вдовы Энн.

– О! – оживился дон Педро. – Так вы видели старуху? Что она сказала об одежде?

– Ровно то же, что и раньше: якобы Сидней взял у нее одежду для моей модели. Само собой, я никогда не просил у Болтона ничего подобного. Это значит, что либо Болтон хотел замаскироваться сам, либо одежда предназначалась для госпожи Джашер.

– Но что общего было у него с госпожой Джашер? – неожиданно спросил баронет.

– Странное дело, – медленно ответил Хоуп, – но госпожа Болтон заявила мне, что, несмотря на разницу в возрасте, ее сын был влюблен во вдову Джашер и по возвращении с Мальты собирался жениться на ней.

– Но это невозможно! Она же обручилась с Браддоком, – изумился Фрэнк.

– Вспомните: это произошло только после смерти Болтона.

Дон Гавангос кивнул:

– Действительно. Но если все так, как вы говорите, то теория капитана Харви верна!

– То есть? – не понял его баронет.

– Госпожа Джашер, как мы знаем от вас, сэр Рендом, нуждается в деньгах. Она не вышла бы замуж за бедняка. Болтон был беден, но, получив изумруды, он бы, конечно, разбогател. Вероятно, он собирался украсть их, чтобы жениться на этой женщине. Вот так вдова Джашер и оказалась вовлечена в преступление.

– Пожалуй, – кивнул Фрэнк. – Но ведь Болтон не знал о существовании изумрудов до того, как купил мумию на Мальте. Зачем ему было до отъезда добывать маскировку для госпожи Джашер? Неужели они заранее договорились о встрече в «Приюте моряка»?

– Все это легко узнать, – нетерпеливо ответил Хоуп. – Давайте сегодня же вечером отправимся к госпоже Джашер и заставим ее наконец рассказать правду. Если она признается, что была тайно обручена с Сиднеем Болтоном, это докажет, что он брал одежду именно для нее и с ней говорил в тот вечер.

– Может быть, она признается и в том, что спрятала рукопись в моей комнате, – добавил сэр Фрэнк после недолгой паузы. – Харви этого не делал, но очень возможно, что ее подбросила мне миссис Джашер, получив ее из рук Болтона.

– Ерунда! – энергично отмахнулся Арчи. – Появись миссис Джашер в форте, ее сразу бы заметили и узнали. Не забывайте, ей надо было пройти мимо часового. Тем более не забывайте, что мы пока не доказали даже того, что она была той самой женщиной в одежде миссис Болтон. Не будем плодить домыслы, пока сами ее не расспросим.

– Хорошо. – Рендом посмотрел на часы. – Извините, дон Педро, но мне пора возвращаться на службу. Однако прошу вас: сообщите Инес, что попозже вечером я непременно загляну к вам. Тогда мы обсудим это все без спешки. Хоуп, а что вы?

– Я пока останусь здесь: мне нужно еще кое о чем спросить дона Педро.

Фрэнк кивнул и с явной неохотой покинул гостиную перуанца, так как очень хотел увидеться со своей невестой и все еще надеялся, что она вот-вот вернется. Однако его звала служба.

Вечер выдался темным, но дождя не было, и Рендом быстро шел через деревню к форту. Краем глаза он отметил огни в доме госпожи Джашер и мрачно улыбнулся, подумав о несуществующих часовых, «берегущих покой» авантюристки. Без сомнения, эта женщина до сих пор дрожала, считая, что за ней и ее домом ведется постоянное наблюдение.

Такое наказание она уж точно заслужила!

У ворот форта Фрэнку отсалютовал часовой. Баронет уже хотел пройти мимо, когда тот остановил его и протянул пакет из оберточной бумаги.

– Прошу вас, сэр. Я нашел это у себя в караулке, – доложил солдат, снова салютуя.

Рендом взял сверток.

– Кто положил его туда? И почему ты отдаешь его именно мне? – с удивлением поинтересовался он.

– Послание адресовано вам, сэр, но я не знаю, кто подбросил это ко мне, сэр. Я делал обход, сэр, и, видимо, кто-то положил это на пол, когда я отошел, сэр. Было очень темно, сэр, совсем как сейчас, я не видел и не слышал ничего подозрительного. Когда я вернулся, сэр, и спрятался в караулку от дождя, то на что-то наступил. Я посветил и увидел, что это пакет, адресованный вам, сэр.

Хмыкнув, сэр Фрэнк опустил пакет в карман, строго приказал часовому впредь быть внимательнее и отправился к себе в комнату. Он терялся в догадках, кто мог подбросить пакет, и ему не терпелось узнать, что внутри. Вернувшись в свою комнату, он разрезал бечевку. Из небрежно свернутой бумаги выкатился великолепный изумруд цвета морской волны, сиявший в свете лампы, словно маленькое солнце. Вместе с камнем в пакете оказался клочок бумаги, на котором было написано:

«СВАДЕБНЫЙ ПОДАРОК ДЛЯ СЭРА ФРЭНКА РЕНДОМА»


Глава XXIII
Как раз вовремя

Из всех удивительных событий, связанных с зеленой мумией, этот «свадебный подарок» был самым неожиданным. Несомненно, что Сиднея Болтона убили из-за изумрудов и убийца сбежал со своей добычей, ради которой продал душу дьяволу. Теперь же некто анонимно подбросил один из изумрудов Фрэнку, который был готов вернуть драгоценность законному владельцу. Несмотря на все удивление, баронет не мог удержаться от смеха, представляя, в какую ярость профессор придет, узнав об удаче дона Педро, разбогатевшего в час, когда никакой надежды уже не оставалось.

Спрятав изумруд в стол, Рендом приказал дневальному вызвать к нему часового, как только тот освободится с поста. Едва молодой баронет успел переодеться к ужину – он сделал это рано, чтобы позже не отвлекаться от дел, – как появился стоявший на часах солдат. Но рассказать он смог лишь то, что Фрэнк уже слышал: во время обхода, пока часовой был вдалеке от своей будки, кто-то подбросил в нее сверток. В это время было уже темно, и солдат был готов поклясться, что ничего не видел и не слышал. Тот, кто принес изумруд, дождался удобного момента и тихо, как кошка, проскользнул к караулке, чтобы оставить там драгоценный сверток. Часовой наступил на него, вернувшись в будку, чтобы укрыться от дождя. Теперь было невозможно сказать, как долго пролежал сверток в караулке. По прикидке Рендома – не больше часа: до того было еще недостаточно темно, чтобы пробраться мимо часового. Кем бы ни был злоумышленник, мужчиной или женщиной, он сделал Фрэнку поистине королевский подарок.

В первый момент баронет хотел взять часового под стражу за такую преступную беспечность на посту, но, поскольку он уже успел отчитать его и хотел сохранить сверток в тайне, Рендом просто отпустил солдата. Оставшись в одиночестве, молодой офицер присел у огня, недоумевая, кто мог пойти на такой риск и зачем этот неизвестный передал сокровище ему. Куда логичнее было бы отправить камень дону Педро или профессору Браддоку.

Сначала он подумал, что камень могла прислать госпожа Джашер в благодарность за то, что он обошелся с ней столь гуманно. Вспомнив свой прежний опыт, Фрэнк обнюхал пакет, но запаха китайских духов не почувствовал. Конечно, записка, приложенная к камню, была написана измененным почерком, так что никакого ключа она дать не могла. В любом случае едва ли Селина могла бы прислать ему камень. Она испытывала большую нужду в деньгах и если бы была владелицей драгоценностей, а значит, той женщиной, что разговаривала с Болтоном через окно, то уж, конечно, не стала бы раздаривать камни, а поспешила бы их продать. Если бы Селина была преступницей, разве рассталась бы она с половиной сокровищ, ради которых рисковала отправиться на виселицу? Нет, кто бы ни прислал ему камень, миссис Джашер была вне подозрений.

Может быть, женщиной, говорившей через окно с Болтоном, была вдова Энн, и она же подбросила изумруд. Впрочем, это также не было похоже на правду. Миссис Болтон злоупотребляла алкоголем и едва ли сумела бы проскользнуть мимо часового. К тому же жертвой убийства был ее собственный сын. Конечно, она могла случайно узнать о замысле Сиднея и потребовать свою долю добычи. Но если тем вечером в Пирсайде была именно она – хотя три-четыре пожилых свидетельницы подтвердили, что в тот вечер она была в Гартли, – тогда она, скорее всего, знала бы, кто задушил ее сына, и никакие драгоценности на свете не заставили бы ее покрывать убийцу. При всех многочисленных недостатках миссис Болтон была любящей матерью, а Сидней был ее красой и гордостью. Нет, эта женщина была так же невиновна, как и миссис Джашер.

Оставался Харви. Подумав о нем, молодой человек рассмеялся. Этот пират будет последним, кто отдаст хотя бы маленькую толику награбленного или раскается в содеянном. Если бы изумруды, стоившие огромных денег, попали в жадные руки моряка, он ни за что бы с ними не расстался. Исключив Харви, Фрэнк понял, что зашел в тупик. Решив, что одна голова хорошо, а две лучше, он послал записку Арчи Хоупу, попросив его как можно скорее прибыть в форт.

Тем вечером, ужиная с сослуживцами, сэр Фрэнк был молчалив и едва отвечал на шутки других офицеров. Те списали его озабоченность на любовные муки: ни для кого уже не было тайной, что молодой баронет восхищался прекрасной перуанкой, хотя никто еще не знал, что она отвечает ему взаимностью, а дон Педро благословил их союз. Молодой человек стоически вытерпел все колкие шутки и при первой же возможности улизнул в свою комнату, где его уже ожидал Хоуп. На часах было девять вечера.

– Вижу, вы ужинали в «Пирамиде», – сказал баронет, заметив, что его друг одет в вечерний костюм.

Арчи кивнул:

– Да. Я не наряжаюсь так, чтобы перекусить дома. Профессор пригласил меня, чтобы обсудить последние события.

– И что же он вам сказал? – поинтересовался Рендом, ища коробку сигар.

– Он очень рассержен на госпожу Джашер. Считает, что она обманула его. Днем он навестил ее, и, судя по всему, говорили они на повышенных тонах.

– Неудивительно. Профессор в своем репертуаре, – мрачно сказал офицер, протягивая гостю сигары. – Угощайтесь. Виски с содовой на столике. Располагайтесь поудобнее и расскажите, что собирается делать профессор.

– Спасибо! – поблагодарил Арчибальд, наливая себе виски. – Начал он с того, что послал Какаду в «Приют моряка», чтобы тот шпионил за капитаном Харви.

– Что за глупость! Капитан уже завтра на «Светлячке» отправляется в Алжир. Что профессор надеется выяснить?

– Я ему так и сказал, – кивнул Хоуп, присаживаясь у огня. – И еще упомянул об их договоренности с доном Педро: сеньор Гавангос уговорил Харви за пятьдесят фунтов письменно изложить полную историю похищения мумии, случившуюся тридцать лет назад. Завтра ночью сеньор получит подписанный документ на причале Гартли, когда «Светлячок» пойдет вниз по реке.

– Гм? И что же Браддок?

– Ничего. Он заявил, что Харви может писать все что угодно, но мумию Инки Касаса он вашему будущему тестю не отдаст. А если обнаружатся изумруды, он заявит о своем праве и на них.

Встав, Рендом отпер ящик стола.

– Боюсь, один изумруд он уже потерял.

– Что вы имеете в виду? – удивленно спросил Арчи. – Почему вы… О, черт побери! – Молодой художник подпрыгнул, увидев, что его друг держит в руке огромный драгоценный камень, искрящийся и переливающийся даже в слабом свете камина. – Черт побери! – снова выдохнул он. – Откуда это у вас?

– Собственно, я для того и послал за вами, чтобы рассказать об этом, – объявил сэр Фрэнк, протянув ему камень. – Часовой нашел камень в своей будке.

Хоуп пораженно уставился на драгоценный камень, а потом перевел взгляд на офицера.

– Что вы хотите сказать? – требовательно спросил он. – Как изумруд, будь он неладен, мог попасть в будку часового? Должно быть, тут какая-то ошибка.

– Ничего подобного. Все было именно так, как я сказал: часовой нашел его на полу в караулке, вот я и послал за вами: может быть, мы вместе поймем, каким ветром его туда принесло.

– Харви? – пробормотал Арчибальд, все еще любуясь драгоценным камнем.

Рендом пожал широкими плечами:

– Навряд ли этот жадный янки вернул бы хоть что-то, попавшее в его загребущие лапы. Тем более в виде свадебного подарка.

– Свадебный подарок, – озадаченно пробормотал Хоуп. – Это-то тут при чем? Вот что, мой дорогой Фрэнк, раз уж вы позвали меня, то расскажите, пожалуйста, все по порядку. Я запутался.

– Когда я расскажу все по порядку, вы запутаетесь еще больше, – сухо сказал баронет и протянул художнику грубую бумагу, в которую был завернут драгоценный камень, а с ней и странную записку на обрывке бумаги, после чего начал рассказ.

Арчи спокойно слушал его, не прерывая, но на лице молодого человека отражалось все растущее недоумение.

– Вот так, – закончил свой рассказ молодой офицер. – Что вы на это скажете?

– Бог его знает! У меня ото всех этих сложностей уже голова кругом. Я же простой человек, а не супердетектив, который с легкостью распутает любой клубок загадочных происшествий. В книгах герои с такими тайнами справляются в два счета, но в реальности… Пф-ф-ф. А вы что теперь собираетесь делать?

– Верну изумруд дону Педро.

– Ну конечно, ведь его вам, так сказать, подарили. А что потом?

– Потом… – Рендом долго молчал, глядя на языки пламени в камине. – Потом не знаю. Собственно, я и позвал вас, чтобы посоветоваться.

– Я бы охотно помог вам, но как?

Баронет задумался.

– Надо понять, кто послал мне изумруд. Как вы считаете? – спросил он, внимательно глядя прямо в глаза художнику.

Хоуп все еще задумчиво разглядывал драгоценный камень.

– Почему бы не спросить об этом госпожу Джашер? – неожиданно предложил он.

– Нет! – покачал головой сэр Фрэнк. – Я уже думал о ней, но это не могла быть она. Если бы она была виновна – а как еще у нее мог оказаться изумруд? – она бы ни за что не рассталась с добычей. Знаете, друг мой, мне начинает казаться, что о своем письме она мне сказала чистую правду.

– Что вы имеете в виду?

– То, что ее письмо и в самом деле было блефом и что она действительно ничего не знает о преступлении. Между прочим, Браддок что-нибудь узнал от нее?

– Ничего. Он лишь сказал, что они поссорились. Думаю, профессор вломился к ней и начал кричать, а она ответила. Они оба несдержанны на язык, поэтому вряд ли смогли достичь взаимопонимания. К тому же… Нет, слушайте! – воскликнул вдруг Арчи. – Вам лучше и в самом деле убрать этот прекрасный изумруд, пока я сам на вас не напал. Не могу отвести глаз от этих невероятных переливов. Один его вид соблазнит кого угодно.

Рендом рассмеялся и спрятал изумруд в ящик стола. Хоуп предположил, что держать такую драгоценность в ящике с таким ненадежным замком опасно, но его друг только покачал головой.

– Тут совершенно безопасно, – заверил он художника. – Никто не сунется в мой стол, и уж тем более никто не станет искать драгоценность, достойную королевской сокровищницы, в моем скромном жилище. – С этими словами он запер ящик и убрал ключ себе в карман. – Однако, должен признаться, что все происшедшее поставило меня в тупик.

– Тогда, раз уж ничего больше не идет на ум, почему бы нам и впрямь не навестить госпожу Джашер? Вы ведь это и хотели сделать?

– Да, – согласился сэр Фрэнк. – Мне нужно решить, что делать с этой женщиной. Я собирался зайти к ней один, но раз вы здесь, пошли вместе.

– Буду рад составить вам компанию. И все же, что вы собираетесь делать?

– Помочь ей, – уверенно сказал Рендом.

– Она этого не заслуживает, – ответил Хоуп, закурив новую сигару.

– А чего заслуживает любой из нас? – мрачно спросил баронет. – И что думает об этом деле мисс Кендал? Предполагаю, Браддок все ей рассказал. У него слишком длинный язык, чтобы держать его за зубами.

– Он рассказал ей все за ужином, в моем присутствии. Однако Люси на вашей стороне. Она сказала, что знала госпожу Джашер несколько лет и считает ее хорошим человеком, даже несмотря на вскрывшуюся правду.

– Она что же, по-прежнему хочет, чтобы ее отец женился на госпоже Джашер?

– Ее отчим, – быстро поправил Арчи. – Нет, это уже невозможно. Но она хотела бы, чтобы вдове помогли выкарабкаться из тяжелой ситуации и дали шанс начать все заново. Мне стоило больших усилий отговорить Люси от визита к этой ведьме.

– Но зачем?

Художник покраснел.

– Может, это и по-ханжески, – ответил он, – но после того, что случилось, я не хотел бы, чтобы моя невеста имела дело с этой женщиной… Считаете, что я не прав?

– Наверное, правы. И все же я не считаю ее преступницей.

– Пожалуй, что так. Но дело не в ее характере. Мы не так много знаем о ней, и то лишь с ее слов, а она, конечно, постаралась выставить себя в лучшем свете. Лучше всего будет расспросить ее обо всем, что ей известно, а потом отпустить, вручив небольшую сумму, которая позволила бы ей начать новую жизнь.

– Я непременно помогу ей, – сказал Рендом, глядя в огонь. – Не уверен, как именно. Я лишь убежден, что эта несчастная – больше жертва, чем злодейка.

– Вы – солдат с совестью, что само по себе редкое сочетание.

Фрэнк рассмеялся.

– А почему солдат должен быть бессовестным? Вы видели в своей жизни офицеров или только читали в дамских романах, какие мы все тупоголовые бездельники?

– Видел, конечно, и скажу: большинство просто прошли бы мимо, а не протянули бы оступившейся руку помощи.

– Любой настоящий мужчина, будь он военным или гражданским, не должен проходить мимо, когда он встречает такое несчастное существо. Я полагаю, Хоуп, вы тоже поможете ей?

Художник энергично вскочил на ноги.

– Ну конечно! Я с вами до конца, как выразился бы Харви. Но сначала мне все-таки хотелось бы услышать, что госпожа Джашер нам расскажет.

– Едва ли она сможет рассказать что-то кроме того, что уже сказала, – заверил своего друга Рендом.

– Не верю, – покачал головой Арчи, застегивая пальто. – Неужели вы правда думаете, что ее письмо – всего лишь блеф? Нет. Я полагаю, миссис Джашер все еще что-то скрывает. Мало того, я уверен, что Болтон взял у матери одежду для нее и это она стояла под окном в тот вечер – пришла проверить, как идет их план.

– Если бы я так думал, то не стал бы помогать госпоже Джашер, – заверил его баронет.

– Конечно, стали бы. Чем больше она нагрешила, тем больше нуждается в нашей помощи, мой друг. Одевайтесь, и идем. Скоро мы все узнаем, и, надеюсь, пистолеты нам для этого не понадобятся.

Сэр Фрэнк усмехнулся и поплотнее запахнул шинель.

– Надеюсь, что миссис Джашер не опасна, – проговорил он. – Мы выудим у нее все, что сумеем, а потом решим, как помочь ее беде. А потом пускай едет, куда ей будет угодно, а мы вернемся, как говорят французы, к нашим овечкам.

– Думаю, донна Инес и Люси сильно разозлились бы, если бы услышали, как вы их назвали, – усмехнулся Арчи в ответ, и друзья покинули апартаменты баронета.

На улице стало еще темнее, да еще и с неба лило как из ведра. Покинув тускло освещенный двор форта, Арчибальд и Фрэнк шагнули в ночь, черную, как тьма египетская[17]. По местному деревенскому обыкновению один из них был бы должен идти впереди с фонарем, освещая путь, чтобы оба не провалились в жидкую грязь. Но Арчи, зная местность лучше, чем Рендом, вел друга без светильника. Из железных ворот форта выходила широкая мощеная дорога. С нее они свернули на узенькую тропку, ведущую к болотам, где стоял дом госпожи Джашер, и осторожно пошли сквозь нескончаемый ливень. От устья реки полз туман – такой густой, что они едва разглядели свет в окнах дома. И все же память не подвела Арчи: вскоре они подошли к деревянной калитке. И тут молодые люди в ужасе замерли: по всей округе разнесся женский визг.

– Что там, черт возьми, случилось? – спросил ошеломленный Хоуп.

– Сейчас узнаем, – выдохнул Рендом и быстрым шагом двинулся сквозь густые волокна тумана. Когда он уже подошел к крыльцу, дверь распахнулась, и на улицу с воплем выскочила женщина. Но и в доме кто-то продолжал кричать.

– Что тут происходит? – спросил Фрэнк, поймав за руку выскочившую из дома – только теперь он увидел, что это Джейн, служанка госпожи Джашер.

– Мою хозяйку убивают!..

Не тратя ни секунды, Арчи промчался мимо нее в прихожую. Внутри было темно. Крики превратились в приглушенные стенания. Хоуп на ощупь пробрался в комнату и, чиркнув спичкой, поднял ее высоко над головой. Он увидел Селину, лежавшую на полу, и чью-то темную фигуру, которая метнулась к окну, а потом вылетела на улицу, разбив стекло. Ничего больше художник рассмотреть не успел: спичка погасла.


Глава XXIV
Признание

Сэр Фрэнк все еще держал отчаянно вырывавшуюся девушку, которая продолжала кричать, так и не осознав, что человек рядом с ней – вовсе не грабитель. Разозлившись на Джейн, баронет хорошенько встряхнул ее.

– Успокойся ты, дура! – выкрикнул он. – Ты что, не видишь, что я друг?

– Д-д-да, с-с-сэр, – пролепетала служанка, с трудом переводя дыхание. – В полицию, скорее! Мою хозяйку убивают!

– Господин Хоуп обо всем позаботится, только прекратите кричать. Кто был с вашей хозяйкой?

– Не знаю, сэр, – всхлипнула девушка. – Я не знала, что у нее гость, пока не услышала крики… Я заглянула в комнату, но лампу разбили, и она потухла, а в темноте кто-то дрался, и я закричала, и выскочила из дома, и… О-о-о… – казалось, у Джейн вот-вот снова начнется истерика. Она со всей силы вцепилась в Рендома.

– Фрэнк, где вы там? – позвал откуда-то из мрака Арчибальд. – Там так темно, да еще и этот чертов туман… Я упустил его.

– Кого?

– Того, кто напал на госпожу Джашер. Он уже повалил ее на пол, когда я вошел и зажег спичку. Тогда он рванулся сквозь окно – я не успел ни схватить, ни даже разглядеть его. Он словно растворился в тумане.

– Сейчас бесполезно его искать, – сказал Рендом, вглядываясь в сырую ночную тьму. – Лучше посмотрим, что там с миссис Джашер.

– А у вас там кто?

– Джейн. Кажется, она совсем потеряла голову.

– Я просто чудом уцелела, сэр, со всеми этими грабителями и убийцами… – прорыдала девушка, опускаясь на крыльцо.

Баронет резко поднял ее на ноги.

– Ступайте, принесите свечи, и держите себя в руках, – сказал он резко, словно отдавая команду перед строем. – У нас нет времени на истерики.

Его резкость отрезвила служанку, и она немного пришла в себя. Хоуп зажег следующую спичку, и все трое отправились на кухню, где отыскали целую лампу. Запалив ее, сэр Фрэнк отправился назад в розовую комнату. Арчи и дрожащая Джейн шли за ним следом. Но когда они оказались на пороге, перед ними открылась ужасная сцена. Маленькая, уютная комнатка была буквально разгромлена, словно там повеселился гигантский бык. Лампа валялась на полу в окружении нескольких потухших свечей. И это, пожалуй, было хорошо, потому что, если бы лампы и свечи не погасли, весь дом давным-давно был бы объят пламенем. Стулья, столы и ширмы были опрокинуты, розовые занавески сорваны, окно, через которое скрылся убийца, разбито. А это было именно убийство: госпожа Джашер лежала на полу, и из раны в ее груди струилась кровь. Удар пришелся справа, в легкое. Несчастная женщина, вся в синяках, лежала мертвой среди обломков своего уютного дома. Джейн снова закричала.

– Угомоните ее, Хоуп! – воскликнул Рендом, опустившись на колени над телом женщины, и попытался нащупать пульс. – Госпожа Джашер еще жива. Джейн, прекратите завывать, бегите за доктором.

Джейн перестала кричать – теперь она лишь поскуливала, мелко дрожа.

– Ладно, схожу я, – объявил Хоуп. – Я побегу в форт, пришлю врача и подниму народ. Может, нам еще удастся схватить этого негодяя.

– Так вы успели его рассмотреть?

– Нет, – с негодованием ответил Арчи. – Я видел его лишь миг в слабом свете спички. Потом он выскочил в окно, а я поспешил за ним. Один раз я даже схватил его, но он вывернулся и улизнул в туман. Не имею понятия, как он выглядит.

– Тогда как же его арестуют? – продолжал Фрэнк, осторожно приподняв голову Селины. – За кем вы собираетесь гоняться? Поднимайте тревогу сколько угодно, но сначала приведите Робинсона из деревни. Мы должны спасти жизнь этой несчастной женщины, хотя бы для того, чтобы узнать имя убийцы.

– Но она… Она не мертва… Она же не мертва! – провыла Джейн, ломая руки. Тем временем Хоуп, не теряя времени, пулей вылетел из дома и побежал за помощью.

– Скоро будет, – грубо сказал Фрэнк, слишком взволнованный, чтобы проявлять вежливость к истеричной служанке. – Ступай и принеси мне бренди, а потом горячую воду и льняную ткань. Мы должны обработать и перевязать рану.

В течение следующей четверти часа мужчина и женщина прилагали все силы, чтобы спасти жизнь госпоже Джашер. Рандом грубо перевязал рану, Джейн влила в бледные губы своей хозяйки несколько глотков бренди. Вдова постепенно начала оживать, и слабый вздох сорвался с ее губ. Пробитая грудь раненой начала подниматься и опускаться. Баронет уже надеялся, что она вот-вот заговорит, но внезапно Селина снова впала в бессознательное состояние. К счастью, в этот момент возвратился Арчи Хоуп с доктором Робинсоном. За ними поспешал деревенский констебль Поинтер.

Осмотрев бесчувственную женщину, врач присвистнул:

– Тяжело же ей досталось, – пробормотал он, с помощью Рендома поднимая тело с пола.

– Она будет жить? – с тревогой в голосе поинтересовался Арчибальд.

– Не уверен, – пробормотал медик. Кряхтя, он вместе с сэром Фрэнком перенес раненую Селину в спальню. – Как это случилось?

– А это уже мой вопрос, – объявил констебль Поинтер голосом, полным важности. – Вы позаботьтесь о здоровье госпожи Джашер, а я пока расспрошу этих джентльменов и прислугу.

– Прислугу! Как грубо! – фыркнула Джейн, бросив неодобрительный взгляд на молодого полицейского. – Я ничего не знаю. Я оставила хозяйку в ее комнате. Она писала письмо. Я не слышала, чтобы кто-то выходил или заходил в комнату. Звонка уж точно не было. А потом вдруг раздались крики. Я заглянула в комнату. Лампы потухли, и в темноте кто-то боролся. Тогда я закричала, выскочила из дома и попала прямиком в руки вот этих господ.

Закончив свой короткий рассказ, служанка отправилась в спальню помогать доктору. Констебль вместе с Арчи и Рендомом вернулся в разгромленную комнату, чтобы расспросить джентльменов. Их рассказ оказался еще короче. Арчибальд до сих пор сожалел, что так и не сумел разглядеть нападавшего, который выпрыгнул из окна.

– Удрал-то он через окно, – согласился Поинтер. – Но как он вошел?

– Без сомнения, через дверь, – заявил Хоуп.

– Но ведь Джейн говорит, что не слышала никаких звонков?

– А почему он должен был позвонить? Госпожа Джашер могла впустить этого человека тайно.

– Зачем?

– Если бы я знал! На этот вопрос сможет ответить лишь она сама, если останется в живых.

Тем временем каким-то самым таинственным образом известие о преступлении расползлось по деревне, хотя и было уже довольно поздно – часов десять вечера. У дома Селины собралось около дюжины зевак. После этого прибыл десяток солдат под командованием сержанта, и сэр Фрэнк объяснил тому, что случилось. Солдаты и местные жители прочесали болота, надеясь найти беглеца в какой-нибудь канаве, но туман к этому времени уже стал густым, как вата. С тем же успехом они могли искать иголку в стоге сена. Преступник вынырнул из тумана, совершил свое грязное дело и в туман вернулся, не оставив ни единого шанса поймать себя. Постепенно, ближе к полуночи, солдаты вернулись в форт, а любопытные разошлись по домам. Но Хоуп и Рендом остались в доме вдовы вместе с доктором и констеблем. Они были решительно настроены разгадать эту тайну, надеясь, что как только госпожа Джашер придет в себя, она откроет им правду.

– Думаю, все это связано с подброшенным мне изумрудом, – сказал баронет художнику. – И, разумеется, с убийством Болтона.

– Вы думаете, человек, пырнувший госпожу Джашер, – тот же самый негодяй, что удавил Сиднея Болтона? – уточнил полицейский.

– Скорее всего. Быть может, это вдова послала изумруд, а тот человек попытался убить ее из мести?

– Но откуда у нее вообще взялся украденный камень?

– Бог его знает! Возможно, она была сообщницей преступника!

У Арчи брови поползли вверх от удивления.

– Но кто же тогда этот таинственный негодяй?

– Я могу лишь повторить ваш ответ, мой друг: бог его знает! – вздохнул Фрэнк.

– Замечательно. Только я надеюсь, что в этот раз Бог не позволит ему скрыться. Иначе у Гартли, несомненно, появится дурная репутация, – невесело усмехнулся Хоуп. – Между прочим, я видел тут одного из слуг из «Пирамиды». Надеюсь, этот дурак не примчится домой с новостью и не испугает Люси.

– Если вы так сильно переживаете по этому поводу, то ступайте в «Пирамиду» сами, – предложил ему баронет. – Госпожа Джашер без сознания, и доктор сказал, что она едва ли придет в себя в ближайшие часы.

– Нет, уже слишком поздний час, – покачал головой художник.

– Если они уже знают о новой трагедии, то могу поспорить, никто в доме не спит.

Хоуп кивнул:

– Может, вы и правы, я все равно предпочту остаться тут, пока миссис Джашер не придет в себя.

Вместе с Рендомом он уселся в столовой и закурил.

Констебль Поинтер устроился в гостиной, стараясь, насколько возможно, сохранить нетронутым место преступления. Разбитое окно он загородил китайской ширмой, чтобы не пускать в дом холод. Джейн и Робинсон все еще хлопотали в спальне над умирающей. Врач был уверен, что жить вдове оставалось недолго. Вокруг домика на болоте колыхалось море белого тумана. Ночная тьма сгустилась так, что ее, казалось, можно было резать ножом. Никому из присутствовавших не случалось еще нести столь жуткую и утомительную вахту.

К четырем часам Арчи задремал в кресле. Его разбудило восклицание сэра Фрэнка, который не давал себе уснуть, куря сигары одну за другой. Через мгновение художник был на ногах.

– В чем дело?

Рендом быстро метнулся к двери гостиной.

– Кажется, Поинтер нас зовет, – бросил он на ходу.

Комната была пуста, но ширма, стоявшая у разбитого окна, валялась на полу. За окном маячила грузная фигура констебля.

– Что за черт? – поинтересовался Рендом. – Констебль, в чем дело? Вы звали?

Полицейский вернулся в комнату.

– Да, звал. Я почти задремал в этом кресле, и вдруг на меня из-за ширмы уставилось чье-то лицо! Я вскочил на ноги, позвал на помощь и, бросившись к окну, уронил ширму.

– И что же дальше? – нетерпеливо спросил Фрэнк, видя, что констебль колеблется.

– Я никого не разглядел, однако уверен: этот человек через выбитое окно забрался в дом и наблюдал за мной из-за экрана.

– Тот, кто напал на госпожу Джашер?

– Не знаю, кто это был. Но я уверен, мне это не привиделось. Сейчас он, конечно, снова скрылся. Его не поймать: туман густой, как гороховый суп.

Хоуп и Рендом одновременно выглянули за окно, но в ночной тьме, среди густого тумана, они не видели ничего на расстоянии вытянутой руки. Тогда друзья поставили ширму на место и, указав полицейскому быть начеку, вернулись в столовую. Ежась от холода, Арчи спросил:

– Как вы думаете, полицейскому все это пригрезилось?

– Нет, – уверенно ответил баронет. – Полагаю, что человек, напавший на госпожу Джашер, до сих пор шатается по окрестностям, прячась в тумане и надеясь завершить свой дьявольский замысел.

– Но ведь он не такой дурак, чтобы вот так взять и вернуться на место преступления. Он же должен понимать, что это очень опасно.

– Значит, здесь есть что-то, ради чего он готов рискнуть, – многозначительно сказал Рендом.

Хоуп выронил сигарету.

– О чем вы?

– Конечно, я могу ошибаться, но мне кажется, что этот негодяй хочет забрать нечто, хранящееся в гостиной миссис Джашер. Мы спугнули его. Теперь он бродит в тумане вокруг дома и ждет случая добыть то, за чем пришел.

– И что это может быть? – пробормотал Арчи, увлеченный рассуждениями своего друга.

– Возможно, второй изумруд, – с мрачным видом заметил сэр Фрэнк.

– Как! Но вы же не думаете, что…

– Ничего я не думаю. Я слишком устал, чтобы думать. Однако надеюсь, что Поинтер не уснет, а утром мы хорошенько обыщем гостиную. Негодяй дважды пытался пробраться в дом, чтобы получить то, что хотел. В третий раз, зная, что мы начеку, он рисковать не станет. Так что, думаю, нам можно вздремнуть по очереди. Минут по сорок. Вы уже поспали, так что теперь моя очередь.

Хоуп согласился, но едва Рендом задремал, как в столовую ворвалась растрепанная Джейн с красными от слез глазами.

– Джентльмены, вас зовет доктор Робинсон. Госпожа пришла в сознание, и она… Она…

Молодые люди вскочили со своих мест и торопливо отправились в спальню, где лежала умирающая. Медик сидел у ее постели и держал несчастную за запястье, считая пульс. Когда Арчи и Фрэнк вошли, доктор приложил палец к губам, призывая их к молчанию. Вошедшие замерли, повинуясь знаку врача. И тут раздался голос Селины – тихий, обессиленный шепот в комнате, тускло освещенной единственной свечой комнате.

– Кто там? – спросила госпожа Джашер, услышав скрип двери и шорох шагов.

– Это господин Хоуп и сэр Фрэнк Рендом, – прошептал доктор ей на ухо. – Они прибыли вовремя, чтобы спасти вас.

– Вовремя, чтобы увидеть, как я умру, – пробормотала женщина. – Но я не могу умереть, пока не расскажу им правду. Я рада, что Рендом здесь. Такой добрый мальчик, он обошелся со мной много лучше, чем я заслужила. Я… О… Дайте бренди.

Робинсон поднес к ее губам ложку.

– Теперь лежите и не пытайтесь говорить, – сказал ей доктор. – Вам понадобятся все ваши силы.

– Понадобятся – чтобы сказать все, что я должна, – прошептала вдова слабым, дрожащим голосом. – Сэр Фрэнк! Сэр Фрэнк!

– Да, госпожа Джашер, – откликнулся молодой человек, осторожно подходя ближе к кровати.

Женщина протянула слабую руку и сжала его пальцы.

– Вы должны стать для меня отцом-исповедником и услышать все. Вы получили изумруд?

– Что?! – Рендом подскочил от удивления. – Так это вы…

– Да, я послала его вам как свадебный подарок. Мне жаль, и я боялась… и я… я… – тут Селина замолчала, задыхаясь.

Доктор вмешался и влил ее в рот еще пару ложек бренди.

– Вы не должны говорить, – строго произнес Робинсон, – или я буду вынужден попросить джентльменов покинуть комнату.

– Нет, нет! Дайте еще бренди… – и когда доктор поднес напиток к ее губам, она принялась глотать так жадно, что доктору пришлось отобрать у нее стакан. Но спиртное придало умирающей сил, и с невероятным напряжением она приподнялась на подушках. – Хоуп, Рендом, подойдите ближе, – сказала она чуть окрепшим голосом. – Я вам должна кое-что рассказать. Это я подбросила изумруд. Ночью, когда никто не видел, я ускользнула от твоего шпиона, Фрэнк, пробралась мимо часового, тихо, как кошка, и оставила камень в его будке. Я хотела, чтобы он был у тебя.

– Откуда он у вас? – тихо спросил Рендом.

– Это долгая история, я не успею рассказать ее. Я все записала.

– Записали? – переспросил Арчибальд, наклоняясь к ней.

– Да. Джейн думала, что я пишу письма, но я написала всю историю убийства… Вы хорошо отнеслись ко мне, дорогой сэр Фрэнк, поэтому, поддавшись импульсу, я принесла вам изумруд. Когда я вернулась, то пожалела, но было уже поздно что-то менять, и я бы не осмелилась вновь приблизиться к форту. На второй раз ваш шпион мог бы меня заметить. И тогда я решила, что должна записать всю историю убийства, чтобы хоть как-то оправдать себя.

– Значит, вы не виновны в смерти Болтона? – переспросил баронет, несколько запутавшись в признаниях умирающей.

– Нет. Я не душила его, но знаю, кто это сделал. Я обо всем написала. Я уже заканчивала, когда в окно постучали. Я впустила его, а потом рассказала, что сделала и что собираюсь сделать. Он хотел забрать у меня признание…

– О ком вы говорите? – взволнованно перебил ее Арчи.

Однако госпожа Джашер, казалось, не услышала его вопроса.

– Моя исповедь лежит комнате на столе… Или, наверное, уже на полу. У меня не было времени скрепить листы, потому что появился он. Я сказала ему, что отправила изумруд вам и написала обо всем, что натворила. Тогда он словно обезумел и бросился на меня с этим ужасным ножом. Он опрокинул и лампу, и свечи. Стало темно, я закричала, а он ударил меня… Ударил … Ах…

– Кто, черт побери, это был? – потребовал ответа Рендом. Но госпожа Джашер упала назад на подушки, и Робинсон снова напоил ее бренди.

– Вам нужно выйти. Пусть она отдохнет, – объявил доктор. – Или я не отвечаю за ее жизнь.

– Я должен остаться и узнать правду, – решительно сказал Фрэнк. – А вы, Хоуп, идите в комнату и найдите признание. Оно на столе или возле него. Несомненно, во второй раз злоумышленник приходил за ним. Он может явиться снова, а констебль Поинтер может уснуть. Поспешите!

Арчибальд не нуждался в том, чтобы его подгоняли. Он стремительно выскочил из комнаты, но тем не менее осторожно прикрыл за собой дверь. Услышав тихий стук, госпожа Джашер вновь открыла глаза.

– Не уходите, Рендом, – слабым голосом заговорила она. – Я должна вам так много сказать… Мне так жаль… Может быть, если бы я сожгла признание, то избежала бы этого несчастного случая…

– Несчастного случая?! – воскликнул сэр Фрэнк. – Это же убийство!

Страшное слово будто вдохнуло в умирающую новые силы. Она вновь села в кровати и воскликнула:

– Убийство! Да, именно убийство! Это он убил Сиднея Болтона, чтобы получить изумруды, и меня убил, чтобы заставить навсегда замолчать.

– Но кто же это? Кто ударил вас ножом? – не выдержал Рендом.

– Какаду. Он виновен в смерти Болтона… И в моей.

Произнеся это, Селина Джашер замертво упала на подушки.


Глава XXV
Исповедь госпожи джашер

Холодным серым утром Арчи Хоуп и сэр Фрэнк покинули дом вдовы Джашер, где прошедшей ночью разыгралась страшная трагедия. Мертвая хозяйка дома осталась лежать под простыней в собственной кровати. Перед уходом молодые люди возложили несколько хризантем к ногам убитой. Они ушли, оставив служанку Джейн рыдающей в розовой гостиной, в то время как констебль и доктор занялись оформлением необходимых бумаг. Авантюристка прожила бурную и несчастливую жизнь, но всегда была добра к своей единственной служанке, поэтому хотя бы один человек на свете искренне оплакивал ее смерть. Друзья ничего не сказали рыдающей Джейн о признании покойной: ее доброе имя и без того будет уничтожено, когда правда о преступлении окажется в газетах.

Когда несчастная умерла, Рендом оставил врача и полицейского присматривать за трупом, а сам отправился в комнату покойной, где нашел Хоупа с бумагами в руках. К счастью, констебля здесь не было, иначе он не позволил бы баронету забрать их. Арчибальд нашел признание, занимавшее целую стопку листов, на столе миссис Джашер. В конце оно обрывалось на полуслове, не было и подписи. Видимо, именно в этот момент Какаду постучал ей в окно. Она впустила его, но не отдала изумруд и сказала об изложенном письменно признании, и тогда он опрокинул свечи и набросился на нее. Вдова даже не догадывалась, насколько у канака дикий нрав.

Арчи спрятал признание в карман прежде, чем в комнату вернулся полицейский, и покинул дом вместе с баронетом и доктором. Было где-то полвосьмого, занимался холодный рассвет, но морской туман все еще висел над болотами, окутывая землю, словно кладбищенский саван. Робинсон спешил домой, чтобы взять повозку и отправиться в Джессам, а там сесть на поезд до Пирсайда. Необходимо было незамедлительно проинформировать инспектора Дэйта о новой трагедии, и так как констебль Поинтер не мог покинуть место преступления, то посыльным предстояло стать врачу. В какой-то момент Рендом предложил пройти в форт и послать в город кого-нибудь из солдат или воспользоваться телефоном, но врач решил, что будет лучше, если он лично увидит инспектора и расскажет обо всем в подробностях. Возможно, молодой доктор всего лишь хотел получить большую известность и привлечь новых пациентов, но, так или иначе, он горел желанием принять участие в предварительном слушании по делу об убийстве госпожи Джашер.

Когда Робинсон покинул их, Арчи и Фрэнк отправились на квартиру художника, чтобы ознакомиться с записками Селины и понять, насколько она была замешана в трагедиях, связанных с зеленой мумией. Находясь на смертном ложе, женщина объявила, что невиновна в смерти Сиднея Болтона. Но, вполне вероятно, она была соучастницей этого преступления. Чтобы раз и навсегда покончить с тайнами, они сели у огня в маленькой тихой гостиной Арчибальда, разложив перед собой листы рукописи.

– Может, чашечку кофе или виски с содовой? – поинтересовался Арчи. – Перед тем, как начать читать.

– Да уж, кофе не помещает, – ответил бледный и усталый офицер. – После всего, что случилось ночью, мне определенно нужен кофе. Хороший, черный, крепкий, горячий кофе.

Хоуп кивнул и вышел попросить домовладелицу сварить им с другом кофе. Вернувшись, художник плотно закрыл дверь и приготовился читать, но Рендом поднял руку.

– Давайте поговорим, пока несут кофе. Не хочу, чтобы нам помешали, когда мы начнем чтение.

– Хорошо, – согласился художник. – Возьмите сигару.

– Нет, спасибо. Я курил всю ночь. Лучше пока погреюсь у огня. Вы тоже выглядите не лучшим образом.

– Еще бы, – устало кивнул Арчи. – Если бы мы только знали, покидая вчера форт, что нам предстоит! Подумать только: изумруд все же оказался у миссис Джашер!

– Да. Она сказала, что раскаялась, но, как вы помните, она говорила и о том, что была готова передумать и бросить эти бумаги в огонь. Если бы не явился Какаду, она бы так и сделала.

– Верно, – сказал художник, – я помню ее слова. Неужели она все это время знала правду? Интересно, когда она стала сообщницей: до гибели бедного Болтона или уже после?

– Что мне интересно, – ответил Рендом, – так это то, как во всем этом замешан Браддок.

Хоуп удивленно вскинул голову.

– Я думаю, никак. Миссис Джашер не сказала о нем ни слова.

– Конечно. И все же Какаду совершенно послушен хозяину. Вполне возможно, что и действовал дикарь по его приказу.

– Невозможно! – взволнованно воскликнул художник. – Думайте, что говорите, Рендом! Ведь для Люси это будет настоящий ужас, если окажется, что ее отчим виновен.

– Не вижу, каким это образом отразится на Люси. Их не связывает ничего, кроме того, что ее мать была замужем за профессором. Его преступления никак не отразятся на ней, а уж тем более на вас.

– Нет, Фрэнк, этого не может быть. Ведь профессор все время вел себя совершенно невинным образом!

– В том-то и дело, – язвительно ответил баронет. – Он отличный актер. Как бы он ни изображал горе от потери изумрудов, я ни капли не удивлюсь, если из этих бумаг мы выясним, что второй камень все это время был у него. Дикарю не было никакого резона похищать камни – едва ли он своим варварским умишком хотя бы осознавал их ценность. Он действовал по приказу хозяина и, хотя удушил Болтона Какаду, настоящий виновник, организатор и выгодополучатель этой трагедии – не кто иной, как Браддок.

– Значит, вы считаете, что профессор спланировал убийство Болтона заранее?

– Считаю. Вот госпожа Джашер, напротив, стала соучастницей лишь позже. А связывает их обоих Какаду – тот, чьи руки совершили убийство. Неудивительно, что Браддок хотел жениться на этой женщине, хотя совершенно не любил ее. Она знала слишком много.

– Ужасно, – в отчаянии пробормотал Хоуп. – Но пока это лишь наши домыслы. Мы ни в чем не сможем убедиться, пока не прочтем исповедь миссис Джашер.

– Тогда давайте возьмемся за чтение: вот и кофе.

Действительно, в дверь гостиной осторожно постучали, и через секунду на пороге комнаты возникла домовладелица с подносом, на котором стояли дымящийся кофейник, чашки и блюдца. Хозяйка Хоупа была кроткой, застенчивой женщиной: она безмолвно накрыла на стол и оставила молодых людей наедине с кофе и бумагами. Выпив по чашке ароматного напитка, друзья принялись за чтение.

Исповедь миссис Джашер начиналась с короткого рассказа о ее жизни. Оказалось, что отец Селины был растратчиком и игроком, а мать – актрисой. Девушку манила богема, но ее мать, злая и жестокая женщина, рано выдала ее замуж за богача по фамилии Джашер. Пожилой муж обращался со своей молодой женой очень плохо, а потом вслед за ее отцом увлекся азартными играми и проиграл все, что имел. Миссис Джашер вместе с мужем уехала в Америку, где, чтобы свести концы с концами, играла на сцене. У них родился ребенок, но он умер – к горю Селины, но и к ее облегчению, потому что жили они очень бедно. Вдова кратко написала о годах тягот и бедности, неудач и страданий. Они с мужем скитались по всей Америке, потом перебрались в Австралию и Новую Зеландию, но счастье им так и не улыбнулось. Наконец, старый Джашер спился и умер, оставив уже немолодую супругу вдовой.

Бедная женщина вернулась на сцену, но заработать на хлеб игрой не смогла. Она читала лекции, потом попыталась организовать пансион и в конце концов была вынуждена работать сиделкой. Пытаясь свести концы с концами, вдова странствовала по миру, словно перелетная птица, нигде не находя места, чтобы свить гнездо. Всю свою жизнь она мечтала о тихой, респектабельной жизни, но неумолимая судьба вновь и вновь бросала ее в водоворот жизни.

– Как я и говорил, эта несчастная женщина скорее жертва, чем грешница, – заметил сэр Фрэнк.

– Но ее нравственное чувство, похоже, притупилось, – ответил Арчи.

– Что неудивительно в такой среде. И все же скажу, что она выдержала несчастья лучше многих, кто попадал в подобный переплет. Давайте читать дальше.

В Мельбурне вдова Джашер сделала удачное вложение, что принесло ей тысячу фунтов прибыли. С этими деньгами она вернулась в Англию и решила выдать себя за респектабельную даму. Судьба привела ее в окрестности Гартли, и она подумала, что, если повезет, она сможет выйти замуж за какого-нибудь офицера из форта – ведь в такой глуши у нее не будет особой конкуренции. За крошечную арендную плату Селина сняла дом на болоте. У нее еще оставалось несколько сотен, и она надеялась протянуть до того момента, когда найдет себе мужа. А потом она встретила профессора Браддока и решила выйти замуж за него, потому что с ним легко было бы управиться. Она быстро привлекла на свою сторону Люси. Все шло хорошо, пока в «Пирамиде» не заговорили о зеленой мумии.

Именно в связи с именем Болтона в записках вдовы впервые упоминалась зеленая мумия. Сидней был умным молодым человеком, хотя и низкого рождения. Став ассистентом профессора Браддока, он получил надежду со временем занять определенное положение в обществе. Ученый обучал его бесплатно, но зато очень мало платил за работу. А потом, несмотря на разницу в возрасте, Сидней влюбился в госпожу Джашер и каким-то образом – об этом в рукописи не говорилось – завоевал ее доверие. Возможно, одинокой женщине приятно было иметь молодого восторженного поклонника. К тому же Болтон знал, что Селина хочет выйти замуж за профессора. Но молодой человек сам хотел взять ее в жены и обещал заработать достаточно денег, чтобы содержать ее – ведь Селине не было дела до его низкого рождения.

Именно тогда Сидней поведал ей о своем открытии. Много лет назад, путешествуя по Перу, Браддок пытался заполучить инкскую мумию для исследований. Когда Харви, тогда называвший себя Ваза, пообещал ему раздобыть мумию последнего великого Инки, ученый был вне себя от радости. Моряк украл мумию, а с ней и копию документа на латыни, которую отправил Браддоку в Куско, обещая продать ему реликвию, как только тот вернется в Лиму. К несчастью, египтолог попал в плен к индейцам, а когда ему удалось сбежать, то Вазы уже и след простыл. Прочтя манускрипт на латыни, профессор узнал об изумрудах. После этого он много лет охотился за этой мумией, уверенный, что узнает ее по специфическому зеленому цвету. Ученый мечтал завладеть изумрудами и на деньги, вырученные от их продажи, снарядить экспедицию в Египет. Судя по всему, деньги не так уж заботили профессора, он видел в них лишь средство удовлетворить свое научное любопытство. Болтон рассказал миссис Джашер, что ученый прямо-таки бредил мумией, но не говорил ни слова о сокровищах, делая вид, что его интересует лишь различие между египетскими и перуанскими методами бальзамирования.

А потом секретарь ученого совершенно случайно наткнулся на рукопись и узнал реальную причину, по которой профессор гонялся за зеленой мумией. Изумруды! Бесценные изумруды, зажатые в сухих пальцах мертвеца! Сидней не стал ничего говорить ученому, и тот не подозревал, что его помощник знает правду. Но вот Браддок неожиданно наткнулся на газету с объявлением о продаже зеленой мумии на Мальте. Судя по цвету, это была та самая мумия. Теперь нужно было достать деньги, чтобы выкупить ее. Тут-то и подвернулся господин Хоуп. В итоге Арчибальд одолжил профессору денег для того, чтобы тот выкупил заветную реликвию в обмен на обещание не мешать их браку с Люси. Думая, что ассистент ничего не знает о драгоценных камнях, профессор отправил его привезти мумию с Мальты.

Сидней, в свою очередь, сообщил госпоже Джашер, что постарается украсть камни или на Мальте, или на борту парохода, а если это не удастся – выдумать предлог, чтобы задержать доставку и ограбить мумию в Пирсайде. Чтобы сбежать, молодой человек позаимствовал платье у матери, якобы для модели Хоупа – украв камни, Сидней собирался переодеться старухой.

Потом Болтон уговорил Селину, чтобы та присоединилась к нему в Париже. Там он планировал продать изумруды, а потом они собирались поехать в Америку, пожениться и жить счастливо, как в сказке.

К сожалению, госпожа Джашер считала, что профессор будет для нее намного более подходящим мужем, так что она рассказала Браддоку о замыслах Сиднея.

– Какая подлость! – воскликнул Рендом с отвращением. – Ведь она сделала это не для того, чтобы помочь Браддоку! Я был о ней куда лучшего мнения. Она могла бы помнить, что даже у воров есть определенный кодекс чести.

– Пусть так, – вздохнул Хоуп, – но теперь она мертва. Она согрешила, но стократ заплатила за свои грехи.

Сэр Фрэнк не ответил, и друзья продолжили читать рукопись.

Узнав о предательстве Сиднея Болтона, профессор пришел в ярость и решил обмануть своего помощника. Он согласился жениться на госпоже Джашер, чтобы та не предупредила Сиднея и не сбежала вместе с ним и изумрудами, возможно, столковавшись с капитаном Харви. Так рисковать профессор не мог. Он узнал в Харви Густава Вазу и помнил, насколько подлым и решительным был этот человек. Трудно было сказать, действительно ли Браддок намеревался жениться на Селине, но, по крайней мере, на помолвку, которой так хотела Люси, он согласился.

За этим следовал рассказ о том, что же случилось в ночь убийства.

Поздно вечером, когда «Ныряльщик» прибыл на рейд, госпожа Джашер вышла в сад. В лунном свете она видела, как профессор и Какаду спешат в сторону причала. Удивившись, чем они могут быть заняты в столь поздний час, вдова осталась в саду и продолжила наблюдать за причалом. Далеко за полночь ученый со слугой вернулись, а на следующий день она узнала об убийстве и предположила, что Браддок и его дикий слуга доплыли до Пирсайда, задушили Сиднея и украли мумию. Когда она увидела ученого, то обвинила его в убийстве. Однако тот заявил, что Сиднея придушил Какаду и что для него самого это было страшной неожиданностью. Однако госпожа Джашер упорно утверждала, что обратится в полицию, и тогда профессор снова пообещал жениться на ней.

– Вот так так… – пробормотал Рендом, мысленно прокручивая в голове все детали преступления.

– А этот Браддок… – продолжал читать Арчи (Селина не утруждала себя вежливыми добавлениями типа «мистер», «господин» или «профессор»), – этот Браддок объяснил, что когда получил письмо от Сиднея, в котором тот сообщил, что останется с мумией на ночь в Пирсайде, то понял, что его помощник готов ограбить мумию. Однако Болтон совершил еще одну ошибку. Перед отъездом на Мальту он забыл дома платье, в котором собирался бежать. Узнав об этом от меня, – писала вдова, – он приказал Какаду переодеться женщиной и на лодке добраться до «Приюта моряка». Он, как и Сидней, не носил бороды и имел стройную фигуру, а посему издали в женской одежде был неотличим от женщины. Кроме того, он повязал платок, чтобы спрятать свои непокорные волосы и татуировки. Это он говорил с Болтоном через окно около девяти вечера. Какаду рассказал, что Сидней очень испугался, когда узнал, что Браддок знает о его планах. Он предложил канаку долю от продажи изумрудов. Тот вроде бы согласился и обещал зайти попозже, чтобы они вместе смогли вскрыть ящик и саркофаг и забрать камни. Сидней полагал, что Какаду полностью на его стороне, ведь канак поклялся ему, что устал от тирании Браддока. В это время его и увидела Элиза Флайт, в сумерках приняв за старуху. Тем временем Какаду на лодке вернулся в Гартли и обо всем рассказал хозяину. Позже профессор с канаком спустились к причалу и на лодке отправились в «Приют моряка».

– Именно тогда госпожа Джашер и заметила их, – понял Рендом.

– Да, – согласился Арчи. – И позже дождалась их возвращения.

Была почти полночь, когда лодка причалила к пристани рядом с аллеей, проходящей под окнами гостиницы «Приют моряка». В этот час там не было никого, даже полицейского, и огонь в окне номера, который снял Сидней Болтон, не горел. Профессор очень разволновался, решив, что Сидней уже сбежал, не дождавшись Какаду. Оставшись в лодке, он послал канака постучать в окно. Тогда в номере зажегся свет, и окно бесшумно открылось. Канак проскользнул в номер Сиднея, после чего окно закрылось и свет погас. Вскоре дикарь вернулся и шепотом сообщил своему хозяину, что, не дожидаясь сообщника, Сидней вскрыл саркофаг и забрал драгоценности. Когда же появился Какаду, молодой человек отказался делиться, и канак задушил его занавесочным шнуром. Вернувшись к хозяину, Какаду, к его ужасу, рассказал о содеянном и попросил его помочь спрятать труп. Когда Браддок отказался, полинезиец пригрозил, что утопит изумруды в реке. Тогда ученый вынужден был подчиниться. Теперь уже канак стал господином, а профессор – его слугой.

Джулиан тихо проскользнул на берег и вместе с Какаду пробрался в номер несчастного. Они опустили шторы, зажгли свечу, уложили труп Сиднея в ящик и уже собирались вернуться в лодку, прихватив с собой мумию в саркофаге. Но тут на улице раздались шаги полицейского патруля. Преступники погасили свечу и долго сидели в темноте в ожидании, когда шаги стихнут. Как потом Браддок рассказал госпоже Джашер, он сидел «в темноте, дрожа от страха». Но полицейский прошел мимо. Не зажигая свечи, оба злоумышленника вылезли через окно, прихватив с собой саркофаг, который сам по себе был не тяжелым – два человека без труда перенесли его в лодку. После этого Какаду – настоящий хитрец – в третий раз вернулся в номер Сиднея Болтона и отпер дверь номера, а потом, пропустив нить через задвижку окна, запер окно снаружи. После этого сообщники вернулись в лодку и, никем не замеченные, доплыли до Гартли. По пути дикарь сообщил, что Сидней оставил в гостинице распоряжение, чтобы ящик с саркофагом утром доставили в «Пирамиду», так что бояться пока нечего. Что до саркофага с мумией, то его они спрятали под причалом.

– А почему они не перенесли его в «Пирамиду»? – удивился Рендом.

– Слишком опасно, – объяснил Хоуп. – Ведь предполагалось, что мумию украл убийца. Легче было спрятать ее под старым причалом, куда никто не ходит. Ну, – с этими словами он перевернул несколько страниц. – Вот почти и все. Остальное здесь – описание последующих событий.

– Давайте прочтем и это, – откликнулся Фрэнк, наливая себе очередную чашечку кофе.

Арчи быстро пробежал взглядом по оставшейся части бумаг.

– Собственно, дальше нет ничего интересного. Остальное вы и так знаете, – сказал он. – Притворное удивление профессора, когда он обнаружил труп, который сам же и спрятал в упаковочный ящик…

– Да! Да! Но почему саркофаг с мумией оказался в саду госпожи Джашер?

– Это была идея Браддока. Он боялся, что мумию найдут под причалом, а потом начнут задавать неприятные вопросы. Кроме того, он хотел бросить тень подозрения на госпожу Джашер, чтобы у нее и мысли не возникло обратиться в полицию. Поздно вечером они с Какаду отправились на пристань и переправили саркофаг в ее сад. Позже он лихо разыграл удивление. Должен сказать, актер из него превосходный. Как он обвинял миссис Джашер! Смелый ход.

– Опасный ход.

– Нисколько. Он поклялся госпоже Джашер, что если та проболтается, он скажет полиции, что она взяла у Сиднея одежду его матери и через окно гостиницы договаривалась с ним о похищении изумрудов. То, что саркофаг с мумией нашли в ее саду, добавило бы весу его обвинениям, так что она была вынуждена держать язык за зубами. Впрочем, миссис Джашер и не возражала, ведь она добилась своего: обручилась с профессором и получила один из изумрудов.

– Тот самый, что она послала мне. Но откуда он у нее взялся?

Арчи снова принялся листать рукопись Селины.

– Она потребовала камень у профессора в залог его честных намерений. Ему пришлось поделиться, иначе она могла бы сдать его полиции. Потому-то он и принес саркофаг с мумией в ее сад – так ей не удалось бы обвинить его, а самой выйти сухой из воды.

– А где же второй изумруд?

– Браддок отвез его в Амстердам, сделав вид, что отправляется в Лондон, – вы помните, как раз когда приехал дон Педро. Профессор продал его за три тысячи фунтов индийскому радже. Боюсь, что дон Педро так никогда и не получит его назад.

– А где же эти три тысячи?

– Профессор положил их в банк в Амстердаме, на вымышленное имя. Он хотел, чтобы потом, когда он женится на госпоже Джашер, эти деньги стали тем самым наследством ее несуществующего брата – торговца из Пекина. Хитро придумано!

– Да уж! Настоящий злой гений! Думаю, вчера вечером он послал Какаду за вторым изумрудом.

– А вот об этом в рукописи ничего не сказано, – заметил Арчи, положив на стол последний лист и налив себе еще кофе. – Здесь все резко обрывается. Думаю, как раз в этот момент вдове в окно постучался Какаду. Но перед смертью она сказала, что канак требовал от нее второй изумруд. Если бы она в момент слабости не подбросила его вам, то отдала бы его дикарю и осталась жива, – Хоуп вздохнул и задумчиво добавил: – Но почему она написала эту исповедь, ведь у них с Браддоком все складывалось вроде бы так хорошо?

– Хорошо… – неуверенно кивнул Рендом, поглаживая подбородок и глядя на языки пламени в камине. – Все было бы хорошо, если бы она не попыталась шантажировать меня. Зачем она это сделала? Возможно, хотела получить денег для себя, зная, что профессор разбазарит все на свою дурацкую экспедицию. Но, так или иначе, попытка шантажа провалилась, она выдала себя и очень испугалась. Если бы я заявил на нее в полицию, ее дом бы обыскали и нашли изумруд. А тогда ее обвинили бы в убийстве. Поэтому она как можно быстрее избавилась от камня самым хитроумным способом, прислав его мне в виде свадебного подарка. А потом, все еще в страхе, села и написала это признание, чтобы, в случае чего, реабилитировать себя.

– Ей бы все равно не удалось этого сделать, – возразил Хоуп. – Как ни крути, а она – соучастница.

– Она женщина и не понимала всех этих юридических тонкостей. Она написала, что сможет обелить себя, если ее арестуют за попытку шантажа и если при этом Браддок откажется помогать ей – а ведь он, как вы помните, именно это и сделал.

– Да уж, с ней он обошелся жестоко, – медленно проговорил Арчи.

– Настоящий злодей, – мрачно откликнулся Фрэнк. – Однако убийцей и в том, и в другом случае был Какаду. Придя к госпоже Джашер и узнав, что она отдала камень и написала признание, он заколол ее. Если бы мы еще немного задержались, она бы умерла, а бумаги исчезли, и мы уже никогда не узнали бы правду, – закончил баронет, потянувшись. – И ничто не связывало бы ни Какаду, ни профессора Браддока с этим убийством.

– А также со смертью Сиднея Болтона, – заметил Хоуп, вставая и надевая кепи. – Но ведь каков профессор! Настоящий актер!

– И куда вы теперь собрались? – зевнув, поинтересовался сэр Фрэнк, видя, что его друг собирается уходить.

– В «Пирамиду». Хочу посмотреть, как там Люси.

– И вы сообщите ей то, что узнали?

– Думаю, немного позже. Исповедь я отдам инспектору Дэйту, когда он прибудет. Профессор сам себе вырыл могилу. Когда я женюсь на Люси, то увезу ее из этого проклятого места.

– Тогда не медлите со свадьбой, – посоветовал Рендом. – Потому что Браддока, скорее всего, надолго посадят в тюрьму, а Какаду повесят. Ну а сейчас вам лучше всего надеть пальто, чтобы не разгуливать по деревне с утра пораньше в вечернем костюме, словно гуляка-студент.

Арчи нашел в себе силы улыбнуться и накинул пальто. Молодые люди вышли из дома и отправились прямиком в «Пирамиду» – Рендом хотел увидеться с ученым до возвращения в форт. К удивлению молодых людей, они обнаружили двери особняка открытыми, а по первому этажу растерянно шатались слуги.

– Что тут происходит? – удивился Хоуп, входя в дом. – Что вы здесь делаете, почему не заняты работой? И где хозяин?

– Он убежал, – ответила кухарка. – Один бог знает, почему и куда.

– Арчи! Арчи! – закричала Люси. Бледная и растрепанная, она выскочила из «музея» профессора. – Мой отец исчез вместе с Какаду и зеленой мумией. – Что все это значит? И еще говорят, что ночью была убита госпожа Джашер!

– Тише, тише, любимая. Я сейчас все объясню, – мягко проговорил молодой человек.


Глава XXVI
Условленная встреча

Бедная Люси Кендал была потрясена, когда узнала обо всех преступлениях своего отчима, хотя Арчи и пытался, как мог, смягчить эту ужасную историю. Сначала девушка не могла поверить, что человек, которого она знала столько времени и с которым была связана родственными узами, мог повести себя подобным образом. Чтобы убедить ее, Хоупу пришлось даже дать невесте прочесть исповедь госпожи Джашер. Когда же Люси ознакомилась с признанием покойной, она стала умолять жениха уничтожить этот отвратительный документ.

– Это невозможно, – твердо заявил Арчибальд. – Подумай сама, о чем ты просишь. Мы обязаны передать эти записки в руки полиции, чтобы их содержание стало известно всем. Если не уладить дело раз и навсегда, то в этих преступлениях могут обвинить кого-то совершенно невинного.

– Но ведь это такой позор, – заплакала мисс Кендал, спрятав лицо на плече возлюбленного.

Тот лишь слегка обнял ее за талию.

– Моя дорогая, если умолчать об этих злодеяниях, они никуда не исчезнут. И потом, преступления профессора не бросят тени на нас с тобой.

– Но ведь все знают, что я его падчерица.

– Все? – спокойно ответил Арчи. – Любимая моя, эти «все», о которых ты говоришь, – горстка жителей захолустной деревушки. В газетах твое имя не появится. А если даже это каким-то образом произойдет, то в любом случае ты вскоре будешь носить мою фамилию. Думаю, лучшее, что мы можем сделать, – это на следующей же неделе отправиться в Лондон и пожениться. Тогда оставшуюся часть зимы мы проведем на юге Франции. Попутешествуем, пока ты не оправишься от потрясения. А когда мы вернемся в Лондон – скажем, через год, – все это дело уже забудется.

– Но как ты сможешь взять меня замуж, зная, что у моей семьи такая плохая репутация? – заплакала Люси, и на этот раз успокоить ее было намного сложнее.

– Моя милая, еще раз напоминаю тебе, что ты не имеешь никакого отношения к профессору Браддоку. В твоих венах нет ни капли крови этого преступника. А даже если бы и была, я все равно женился бы на тебе. Я люблю тебя и хочу взять тебя в жены, а все остальное не имеет значения. Итак, моя дорогая, готова ли ты на будущей неделе стать моей женой?

– Но профессор… – продолжала всхлипывать девушка.

Художник мрачно улыбнулся. В глубине души он не мог простить египтологу позор, который тот навлек на голову падчерицы.

– Не думаю, что профессор снова появится на нашем горизонте, – заметил молодой человек после затянувшейся паузы. – Он бежал вместе с этим отвратительным канаком.

– Почему, Арчи?

– Понял, что игра проиграна. Госпожа Джашер написала признание и рассказала об этом Какаду, когда тот заявился к ней, чтобы получить изумруд. Чтобы спасти своего хозяина, канак нанес несчастной женщине смертельный удар ножом, и это стало бы еще одним неразгаданным убийством, если бы на место преступления вовремя не явились мы. В самом деле, я думаю, что под утро, когда инспектор задремал, канак явился именно за бумагами. Но Поинтер его спугнул. Тогда дикарь пришел сюда и сказал профессору, что история убийства записана на бумаге. Поэтому Браддоку не оставалось ничего иного, как бежать. Хотя, – задумчиво добавил Арчи, – не могу взять в толк: почему они прихватили с собой эту мумию?

– Но зачем профессору бежать? – снова спросила Люси. – Ведь здесь же написано, что это не он удавил бедного Сиднея.

– Не он. И, отдам Браддоку должное, он даже не знал, что задумал его слуга. В Какаду взыграла его дикарская кровь – может быть, из-за того, что он был так предан хозяину. Потому же он убил и миссис Джашер. Убивая Болтона, варвар стремился спасти состояние своего хозяина, убивая вдову – хотел спасти ему жизнь.

– Арчи, неужели моего отца повесят?

Хоуп вздрогнул.

– Лучше называй его отчимом, – быстро поправил он девушку. – Нет, дорогая. Его не повесят, но осудят на долгий срок как соучастника преступления. А вот Какаду точно казнят. Но ему туда и дорога. Он – опасный дикарь, ему не место в цивилизованном обществе. Интересно, куда они бежали? Кто-нибудь слышал, как они уходили?

– Нет, – решительно ответила Люси. – Сегодня утром ко мне в комнату пришла кухарка и сказала, что мой отец… я имею в виду, мой отчим… ушел вместе с Какаду и что они забрали с собой саркофаг с зеленой мумией. Однако тогда я ничуть не насторожилась, ведь профессор имеет привычку неожиданно уезжать и возвращаться.

– Может, кухарка к тому времени уже слышала разговоры об убийстве госпожи Джашер, а посему сложила два и два и забеспокоилась? – ответил Арчибальд. – Хотя это я могу только предполагать. Может быть, она просто почуяла беду. В любом случае ясно, что они скрылись рано утром под покровом тумана, зная, что вскоре за ними придет полиция.

– Надеюсь, им удастся сбежать, – пробормотала мисс Кендал.

– Не уверен, – нерешительно возразил ей Хоуп. – Конечно, для твоей же пользы, я тоже хотел бы избежать скандала, и все же эта парочка должна быть наказана по всей строгости закона. Вспомни, дорогая Люси, как обманывал нас профессор Браддок. Он все знал, а ни один из нас его не подозревал…

Пока Арчи пытался успокоить свою невесту, вся деревенька Гартли бурлила. Все только и говорили что о новом преступлении и строили всевозможные догадки, кто нанес удар ножом в грудь несчастной женщине. Пока признание госпожи Джашер не попало в руки полиции, никто не знал, что скрывшийся в тумане преступник – Какаду. Однако в деревню вскоре прибыл инспектор Дэйт. А чуть позже Хоуп, приняв для бодрости холодную ванну, встретился с офицером. Он передал ему исповедь покойной и пояснил некоторые детали событий предыдущей ночи.

Инспектор не просто удивился: он был поражен. Вначале он прочитал признание миссис Джашер, а потом послал за господином Рендомом и допросил его самым тщательным образом, точно так же, как до этого допрашивал Арчибальда. Также он долго говорил со служанкой Джейн. Затем была вызвана вдова Энн, которая еще раз рассказала о взятой у нее одежде. Таким образом, Дэйт собрал весь возможный материал для предстоящего следствия. В прошлый раз он мог предъявить присяжным лишь горстку улик, и вердикт их оказался ожидаемо расплывчатым. Теперь же инспектор ликовал: у него были свидетели, пролившие свет и на новое убийство, и на старое. Он уже принялся мечтать о повышении, прибавке к жалованью и хвалебных статьях в газетах, прославляющих его как блестящего и доблестного слугу закона. К тому времени, как следствие завершилось, Дэйт уже уверовал, что сам разгадал тайну зеленой мумии. Но прежде чем началось предварительное судебное разбирательство, произошло событие, поразившее всех и превратившее трагедию зеленой мумии в еще большую сенсацию, чем прежде, – а ведь вокруг нее с самого начала вилось множество сплетен и самых нелепых домыслов.

А дело было в том, что дон Педро де Гавангос, узнав о случившемся, был чрезвычайно поражен. То, что он так долго пытался разгадать тайну, а ответы на все вопросы находились в руках профессора Браддока, поразило его до глубины души. Он никогда не любил профессора, но и предположить не мог, что низкорослый забияка окажется настоящим преступником. Однако сеньор не мог не признать, что в результате всех этих трагических событий к нему вернулся по крайней мере один изумруд – сэр Фрэнк принес ему драгоценный камень в полдень, в то время как вся деревня гудела, обсуждая убийство госпожи Джашер. Рендом в подробностях рассказал перуанцу и его дочери всю эту невероятную историю, в завершение достав из кармана сияющую драгоценность.

– Боже мой! – только и смог сказать дон Педро. Его темные глаза засверкали от слез. – Хвала Всевышнему и Деве Марии! – и он поклонился, сотворив крестное знамение.

Сеньорита Инес, не в силах сдержать слезы, захлопала в ладоши, так как, подобно любой женщине, имела склонность к драгоценностям.

– Какой прекрасный камень! – восхитилась она. – Должно быть, он стоит огромную сумму…

– Второй такой изумруд профессор Браддок продал индийскому радже через агента за три тысячи фунтов, – рассказал Рендом.

– Ну, я выручу за этот камень много больше, – заверил его Педро. – Профессор продавал свой изумруд тайно. Он спешил заключить сделку и получить наличные. А я никуда не спешу. Рано или поздно я получу за этот изумруд пять тысяч фунтов.

Он поднес камень к лучу солнечного света, и тот вспыхнул, подобно ярко-зеленому солнцу.

– Такая драгоценность достойна королевской короны, – торжественно произнес перуанец.

– Боюсь, что второй камень вы так никогда и не получите, – с сожалением заметил Рендом. – Полагаю, он уже на пути в Индию, если, конечно, запискам госпожи Джашер можно доверять.

– Не думайте об этом. Я доволен и тем, что есть, сеньор. У меня простые вкусы, и одного камня вполне хватит, чтобы восстановить благосостояние моего семейства. Когда я вернусь с изумрудом и зеленой мумией, то все индейцы, которые знают о моем родстве с последним Инкой, будут приветствовать меня и оказывать мне соответствующее почтение.

– Похоже, вы забыли, что мумию забрал профессор Браддок, – напомнил ему Фрэнк, нахмурившись.

– Они с ней далеко не уйдут, – проговорила донна Инес, пожав плечами.

– А вот я несильно уверен в этом, дорогая, – возразил сэр Фрэнк. – Саркофаг нетяжелый, после убийства они управились с ним довольно легко. К тому же они сбежали рано утром, точнее, еще ночью, под покровом плотного тумана.

– Туман давно рассеялся, – пробормотал де Гавангос, глядя через окно на улицу, где в ясном небе сияло зимнее солнце. – Рано или поздно их поймают.

– А вы хотите, чтобы их поймали? – неожиданно спросил Рендом.

– Не профессора. Мне жаль Люси, поэтому я все же надеюсь, что он сбежит. Но дикарь, который прикончил двух англичан, должен болтаться на виселице.

– Тут я с вами согласен, – вздохнул баронет. – Что ж, дон Педро, мне кажется, что вас больше ничто не задерживает в Гартли. Однако я попросил бы вас остаться на время следствия, а кроме того, поприсутствовать на похоронах госпожи Джашер. А потом вы сможете отправиться в Лондон и дождаться там Рождества.

– Но почему я должен оставаться в Лондоне? – удивленно спросил перуанец.

Рендом посмотрел на донну Инес, которая тут же сильно покраснела.

– Вы не забыли, что дали согласие на мой брак с…

– Ах, да… – грустно улыбнулся Педро. – Я вернусь в Лиму с одним драгоценным камнем, но при этом потеряю другой…

– Не мучай себя этим, отец, – улыбнулась ему сеньорита. – После того, как мы поженимся, мы на яхте сэра Фрэнка приплывем в Кальяо.

– На нашей яхте, – улыбнувшись, поправил невесту Рендом.

– Нашей, – повторила за ним Инес. – И тогда ты убедишься, что я стала настоящей английской дамой.

– Но, смотри, не забывай, что ты – перуанка, – заметил дон Педро.

– И потомок Инки Касаса, – добавила его дочь, игриво посмотрев на своего жениха. – Не забудьте, сеньор, что вы женитесь на принцессе.

– Я женюсь на самой очаровательной девушке в мире, – ответил тот и подхватил ее на руки, несмотря на неодобрительный взгляд де Гавангоса, который, судя по всему, придерживался строгих правил испанского этикета.

– Есть еще одна вещь, которую вы должны сделать для меня, молодой человек, прежде чем этот случай с воровством и убийством останется в прошлом, – спокойно сказал дон Педро.

– Какая же? – спросил сэр Фрэнк, не выпуская невесту из рук.

– Сегодня вечером, в восемь часов, капитан Харви – или Густав Ваза, если вам так больше нравится, – отправится вниз по реке на своем новом корабле «Светлячок». Я получил от него письмо, – сеньор Педро показал баронету бумагу. – «Светлячок» подойдет к причалу Гартли и даст сигнал синим фонарем. Если я отвечу ему выстрелом в воздух, он пришлет с корабля лодку, в которой будет посыльный с полной историей первой кражи мумии Инки Касаса. В обмен он получит от меня пятьдесят фунтов золотом. Деньги я уже приготовил, – добавил перуанец, указывая на холщовый мешочек, лежащий на столе. – Так вот, я хочу, чтобы вы, сеньор, отправились со мной на эту встречу, вместе с вашим другом – Арчибальдом Хоупом.

– Вы ожидаете какой-то подлости со стороны капитана Харви? – напрямую спросил Рендом.

– Не удивлюсь, если он попытается меня обмануть. Поэтому я и хотел бы, чтобы со мной были вы и ваш друг. Ведь неизвестно, сколько человек приплывет на той лодке. Лучше заранее себя обезопасить.

– Совершенно с вами согласен, – не раздумывая, ответил Фрэнк. – Мы с Хоупом всенепременно будем и прихватим с собой револьверы. Этому подлецу доверять нельзя! Интересно, знает ли он об убийстве госпожи Джашер и о бегстве профессора?

– Нет. Судя по отношениям между Браддоком и Харви, капитан был бы последним человеком, к кому решился бы обратиться профессор. Хотя было бы любопытно узнать, куда и в самом деле подался этот самый Браддок.

Дон Педро был не единственным, кого интересовал этот вопрос: беглого ученого и его слугу искала вся деревня. Добровольцы обшарили все окрестные болота, «Пирамида» была обыскана с чердака до подвала, так же, как и несколько домов в деревне, с владельцами которых ученый имел хоть какие-то отношения. Опросили и служащих местных железнодорожных станций, но все было напрасно. Профессор Браддок, Какаду, а с ними и зеленая мумия, словно в воду канули. Инспектор Дэйт полагал, что злодеи бежали на лодке с причала Гартли после того, как солдаты закончили обыскивать дом убитой. Вполне вероятно, говорил инспектор, что беглецы на веслах спустились вниз по течению, а там поднялись на борт какого-нибудь судна, идущего за границу. У Браддока были деньги, и ему ничего не стоило сочинить правдоподобную историю, объясняющую их спешное отплытие. Капитан и команда едва ли знали последние новости о преступлениях в Гартли, и даже если беглецов заподозрили бы, у Браддока с собой была достаточная сумма, чтобы подкупить капитана и убедить его вывезти преступную парочку из Англии. Похоже, инспектор был не лучшего мнения о моряках.

До самого позднего вечера не было никаких сведений ни о профессоре Браддоке, ни о его слуге Какаду, ни о мумии, хотя к тому времени деревня уже была переполнена местными газетчиками и лондонскими репортерами. В военной гостинице шла бойкая торговля спиртным, все номера были раскуплены, а повар едва успевал готовить заказы. Кроме того, местные жители неплохо заработали на чаевых, рассказывая журналистам о несчастной госпоже Джашер, о безумном профессоре Браддоке и его зловещем помощнике – дикаре Какаду. Некоторые репортеры попытались было сунуть нос в «Пирамиду», где рыдала Люси, но Арчи Хоуп вместе с двумя полицейскими выставил их вон. В этот вечер Хоупу больше всего хотелось допоздна остаться с Люси наедине, но в полвосьмого он должен был встретиться возле форта с сэром Фрэнком и доном Педро де Гавангосом, чтобы вместе отправиться к реке на причал.


Глава XXVII
У реки

Охота на беглецов продолжалась целый день. И хотя в ней участвовали и полицейские, и сельские жители, и солдаты, негодяев так и не нашли. К вечеру основная часть охотников, выбившись из сил, разошлась по домам, и потому, когда трое мужчин встретились возле форта, поблизости никого не было. Их это вполне устраивало: встречу с посыльным капитана-авантюриста было лучше держать в тайне. Впрочем, дон Педро посвятил в свои дела инспектора Дэйта – в любом случае они не смогли бы пройти незамеченными мимо домика покойной миссис Джашер, где полицейский устроил временный штаб. Инспектор был не против этой встречи, но желал сам присоединиться к дону Педро с компанией и, если получится, задать Харви несколько вопросов о мумии.

– А если будет нужно, я могу и задержать его до конца следствия, – пригрозил Дэйт, хотя на самом деле без ордера не смог бы и пальцем тронуть лжеамериканца.

Вчетвером мужчины спустились по узенькой тропинке, вьющейся среди густой травы, к старому деревянному причалу, куда должна была пристать лодка со «Светлячка». Ночь была ясной: весь день дул сильный ветер, рассеявший крадущийся с моря туман. Полная луна сияла среди россыпей звезд, мерцающих, подобно алмазам. Воздух был холоден, под ногами хрустела подмерзшая трава, а лужи подернулись ледяной корочкой.

Со склона был прекрасно виден причал, а вдалеке сияли огни Пирсайда. В морской дали виднелись неясные очертания стоящих на якоре кораблей, между которыми лунный свет прочертил серебристую дорожку. Мужчины спустились к причалу. У троих из них были револьверы на случай, если Харви решит проявить свою бандитскую натуру, но слуга закона беззаботно оставил оружие в доме. Дон Педро не счел нужным предупреждать Дэйта о том, что и он, и оба его компаньона готовы в случае необходимости стрелять. Едва ли инспектор одобрил бы подобное безобразие в такой цивилизованной, законопослушной стране, как Англия.

Дойдя до причала, дон Педро взглянул на часы, осветив циферблат кончиком горящей сигары. Было начало девятого. Услышав возглас Дэйта, перуанец поднял голову. Инспектор указывал на крупное судно, быстро идущее в сторону берега. Похоже, Харви увидел их: на мостике мигнул синий фонарь, и в ответ ему Педро, как обещал, выстрелил из пистолета. Дэйт опешил. Он и не подозревал, что мужчины вооружены.

– Это еще, черт возьми, зачем? – возмутился он. – На выстрел сбегутся все мои констебли!

– Ничего страшного, ведь с нами вы, – холодно возразил де Гавангос. – Я должен был подать сигнал капитану Харви.

– Мы все вооружены, – сообщил инспектору Рендом. – Капитан Харви – опасный человек.

– Вы собираетесь устроить пальбу? – поинтересовался Дэйт, внимательно наблюдая за приближающейся лодкой. – Если так, то вы должны были предупредить меня, тогда я тоже захватил бы оружие. Хотя не думаю, что это необходимо. Моей формы должно быть достаточно, чтобы показать, что за спиной у нас – закон.

– Не думаю, что это будет иметь значение для Харви, – сухо заметил Арчи. – Насколько я его знаю, он ничуть не уважает закон.

Полицейский добродушно рассмеялся.

– Господа, кажется, вы вовлекли меня в опасную переделку, – проговорил он. Однако со стороны могло показаться, что на самом деле он наслаждается сложившейся ситуацией. Дэйт долго жил в уюте цивилизованного общества, но теперь чувство опасности пробудило его первобытные инстинкты. Инспектор был готов к драке. – И все же я не думаю, что оружие понадобится. Моя форма сделает свое дело.

Капитану это явно не понравилось. Когда лодка подошла ближе к берегу и в лунном свете стала видна форма, моряк отдал резкий приказ, и гребцы подняли весла. Лодка закачалась на волнах неподалеку от причала.

– Да вы, дон Педро, привели с собой целую толпу! – недовольно прокричал Харви. – Кто этот ангел с медными пуговицами? Уж не военная ли светлость?

– Нет. Я здесь! – выкрикнул Рендом, усмехнувшись словам капитана. – Еще здесь мой друг Хоуп и инспектор Дэйт. Полагаю, вы слышали о том, что случилось вчера ночью?

– Слышал, как не слыхать, – кисло ответил американец. – Об этом весь Пирсайд гудит. Ну, уж мне-то до этого дела нет. Бросайте мне золото, дон Педро, а я кину вам мои писульки.

– Нет, – возразил перуанец. – Причаливайте к берегу.

– Еще чего, – огрызнулся Харви. – Вы меня тут же отправите в кутузку.

– За то, что вы совершили тридцать лет назад? – рассмеялся де Гавангос. – Ерунда. Причаливайте. Вы в безопасности!

– Так я вам и поверил, – прорычал капитан. – Вот если эти два дженмена поклянутся, что все без обмана, я причалю. Английские аристократы, по крайней мере, держат слово.

– Причаливайте! Вы в безопасности! – объявил сэр Фрэнк, а потом его слова повторил Хоуп.

Получив такое заверение, моряк уверенно приказал грести к берегу, и вскоре лодка уткнулась в прибрежный песок чуть ниже по течению от причала. Мужчины хотели подойти к ней, но Харви остановил их.

– Стойте там, дженмены, – скомандовал капитан, выпрыгнув на песок. – Я сам к вам подойду.

Инспектор Дэйт насторожился: он не ждал от Харви ни вежливости, ни покорности. Когда капитан выбрался на берег, его спутник, чья униформа с блестящими пуговицами выдавала в нем первого помощника, быстро подгреб к причалу. Харви неторопливо приблизился к ожидавшим его мужчинам, но на причал подниматься не стал. Вместо этого он поманил к себе дона Педро и его компаньонов. Харви явно тянул время: когда бумаги перекочевали в руки дона, а моряк взамен получил мешочек с золотыми, он принялся ворчать, что не верит перуанцу и должен пересчитать монеты. Де Гавангос, потеряв терпение, выругался на испанском, Харви с неожиданным красноречием ответил ему на том же языке. Услышав эту перепалку, Рендом и Хоуп только усмехнулись, решив, что моряк пьян, в то время как более опытный в таких делах инспектор Дэйт стал оглядываться, ожидая подвоха. Он бросил взгляд на причалившую лодку. Чем занимались спутники моряка, пока он тянул время в бессмысленной перепалке?

– Что это вы переглядываетесь? – рыкнул капитан, пересчитав монеты. – Надуть меня решили? Смотрите мне тут: я вооружен!

– Как и я! – воскликнул дон Педро, запуская руку в карман. – Еще одно грязное слово из твоего грязного рта, и я…

– Вот, значит, как? – воскликнул Харви и выхватил револьвер прежде, чем перуанец успел достать свой «дерринджер». – Руки вверх или я стреляю!

Но он просчитался. Ругаясь с де Гавангосом, он не заметил, как Арчи и Фрэнк потянули руки в карманы. В следующий миг дон Педро поднял руки, зато в негодяя уткнулись стволы сразу двух револьверов.

– Ради всего святого! – воскликнул американец, опуская оружие. – Я же просто пошутил… Эй, а вы куда?

Последнее замечание относилось к инспектору, бросившемуся в сторону причала.

– Я так и думал. Так и думал! – выкрикнул Дэйт на бегу. – Вон они, черномазый и мумия!

Харви грязно выругался и, не обращая внимания на наведенное на него оружие, в свою очередь, побежал в сторону лодки, а потом сбил инспектора с ног, и они вместе полетели в воду. Дерущиеся упали возле самого борта лодки. Раздался целый поток проклятий, помощник Харви сделал несколько энергичных гребков. Рендом и Хоуп отлично видели капитана и инспектора, барахтающихся в воде, а в лодке в ярком лунном свете они разглядели Какаду и длинный зеленый ящик.

– Стреляйте! Стреляйте! – закричал Дэйт, который все еще боролся с Харви на мелководье у самого берега. – Не дайте им уйти!

Арчибальд вскочил на причал, трижды выпалив в воздух, чтобы привлечь констеблей в доме неподалеку. Сэр Фрэнк послал пулю в лодку, гребец выстрелил в ответ. Пуля просвистела совсем рядом. Вне себя от ярости, Рендом хотел броситься вперед, но де Гавангос остановил его сердитым окриком. Неподалеку были слышны крики и топот бегущих к берегу полицейских. Какаду в отчаянии обнимал саркофаг, а моряки что было сил гребли мимо причала к кораблю.

С оглушительным воплем дон Педро прыгнул в отходящую лодку. Он угодил прямо на спину Какаду. Снова затрещали револьверные выстрелы. Тем временем Харви, увидев, что приближаются констебли, сумел вырваться из рук инспектора Дэйта.

– Бросайте мумию и черномазого за борт и гребите на корабль, – выкрикнул он, широкими гребками вплавь нагоняя лодку.

Моряки были рады подчиниться: никому из них не хотелось лезть в драку, тем более с полицией. Полдюжины крепких рук схватили канака и, несмотря на визг, вышвырнули его вместе с саркофагом за борт. Де Гавангос, выпрямившись на корме лодки, выстрелил в Какаду, но пуля прошла мимо головы дикаря и пробила стенку саркофага. Изнутри раздался страшный вопль, полный боли и ярости..

– Боже мой! – в ужасе воскликнул Хоуп, наблюдавший за сражением. – Похоже, в этом проклятом ящике Браддок!

В следующую секунду дон Педро тоже полетел за борт, а моряки подняли своего капитана в лодку. Он перевалился через борт, чуть не перевернув суденышко, которое резво заскользило к темной громадине корабля вдали. Рендом еще раз выстрелил им вслед, констебли же тем временем помогли сеньору Гавангосу выбраться на берег. Стоя на песке, мокрый, замерзший, задыхающийся, перуанец смотрел, как лодка приближается к судну, а Дэйт с тремя полицейскими, по пояс в воде, пытаются скрутить Какаду и выловить из воды саркофаг. Хоуп пришел им на помощь, и через несколько минут дикаря, вырывавшегося, словно дикий зверь, выволокли на берег. Наконец, с помощью Рендома и дона Педро его удалось обездвижить. Двое рослых мужчин едва удерживали варвара, а тем временем Дэйт сорвал с гроба крышку. В лунном свете на него остекленевшим взглядом уставился мертвый профессор Браддок. Пуля попала ему прямо в сердце. Все замерли, а Какаду снова вырвался из державших его рук и с душераздирающим воем бросился к телу своего хозяина. И тут «Светлячок» дал прощальный гудок, а потом, развернувшись, пошел вниз по течению, набирая скорость. Харви удалось улизнуть, Браддоку же не повезло.

В ходе следствия по делу об убийстве Джулиана Браддока и Селины Джашер было доказано, что это Какаду предупредил своего хозяина, а потом предложил тому спрятаться в саркофаге. Мумию Инки Касаса они переложили в пустой египетский саркофаг в «Пирамиде», где ее впоследствии и нашли. Пока полиция искала беглеца на болотах и железнодорожных станциях, он скрывался в укромном местечке возле старого причала, где канак раньше прятал лодку. Профессор сидел там всю ночь и весь следующий день. Какаду заранее избавился от лодки, которая могла бы послужить уликой в суде, и потому ему пришлось пешком проделать путь до Пирсайда, чтобы подкупить Харви. Полинезиец пообещал моряку тысячу фунтов за то, чтобы тот спас его господина. Узнав, что деньги надежно хранятся в амстердамском банке, капитан согласился взять беглецов на борт. Пока добровольцы ловили дикаря по болотам, он преспокойно ждал ночи на «Светлячке», а несчастный профессор, скорчившись, дрожал в саркофаге под причалом. Полинезиец заранее просверлил в крышке несколько дырок для дыхания. У профессора была еда и бренди, и он знал, что может положиться на своего верного слугу.

Пока Харви заговаривал зубы джентльменам, Какаду и моряки незаметно втащили гроб с ученым в лодку. Если бы не внимательность Дэйта, они исчезли бы без следа, но когда инспектор раскрыл игру Харви, тот без тени сомнения пожертвовал профессором, чтобы спасти свою шкуру. Затем прозвучал злополучный выстрел де Гавангоса, оборвавший грешную жизнь Браддока. Видно, так решила судьба.

В ходе следствия против канака было выдвинуто обвинение в двух преднамеренных убийствах, перуанец же отделался обвинением в случайном причинении смерти. Таким образом, Какаду отправился на виселицу, а дон Педро остался на свободе. Он пробыл в Лондоне достаточно долго, чтобы присутствовать на свадьбе дочери, а потом вернулся в Лиму.

Конечно, вся эта история наделала много шума. Газеты соревновались в красноречии, описывая убийства и поимку злодеев. Однако Люси удалось спастись от внимания газетчиков. Ее имя с самого начала держали в тени, а Арчи поспешил жениться на ней. Уже через две недели молодожены наслаждались медовым месяцем на юге Франции, где никто и не слышал ни о зеленой мумии, ни о профессоре Браддоке. Затем они перебрались в Италию. Благодаря деньгам матери, которые девушка унаследовала со смертью отчима, а также капиталу Арчибальда, у молодой пары был годовой доход в тысячу фунтов.

Через шесть месяцев сэр Фрэнк с супругой появились на пороге дома в Сан-Ремо, где устроилось семейство Хоупов. Леди Рендом, шедшая под руку с баронетом, не только выглядела очаровательно, но и стала заметно разговорчивее. В тот день обе пары встретились впервые после трагического вечера, когда погиб профессор и был схвачен Какаду. Люси и Инес обе вышли замуж за своих любимых, а потому были очень довольны жизнью.

– Я оставил яхту в Монте-Карло, – заметил сэр Фрэнк. – Мы с Инес отправляемся в Южную Америку. Она хочет увидеться с отцом.

– Да, – подтвердила леди Рендом. – И я хотела бы, чтобы вы отправились с нами, Люси. Вы и ваш дорогой муж.

Арчи и его жена переглянулись, но их решение оказалось единодушным.

– Мы предпочли бы остаться тут, в Сан-Ремо, – ответила миссис Хоуп, чуть побледнев. – Не надо обижаться на меня, Инес, но я бы не перенесла долгого путешествия в Перу. Эта страна для меня слишком тесно связана со всей этой ужасной историей и с зеленой мумией…

– Дон Педро отправил мумию назад, в усыпальницу среди Анд, – ответил сэр Фрэнк. – Теперь она покоится в могиле, куда сотни лет назад ее уложили индейцы, преданные последнему Инке. Мы с Инес должны будем по прибытии отправиться в тайный город, куда не пускают иноземцев и где дон Педро правит, как последний Инка. Думаю, мы замечательно проведем время. По крайней мере, охота там великолепная.

– А как же военная служба? – удивленно поинтересовался Хоуп.

– Мой муж оставил армию, – объяснила Инес. – Его обязанности занимали столько времени, что я целыми днями его не видела.

– Как видите, моя дорогая госпожа Хоуп, я всецело уступил моему тирану домашнего очага, – весело рассмеялся Рендом. – А погостив в этом волшебном городе в Перу, мы вернемся в мой родной Оксфордшир. Там Инес воцарится как настоящая англичанка, а я превращусь в сельского сквайра. И, надеюсь, все неприятности останутся позади.

– Если ты не хочешь плыть на мою родину, – добавила Инес, обращаясь к Люси, – то где-нибудь через год я с удовольствием приму вас в нашем английском поместье. Мы вместе пережили такое испытание, что теперь не должны терять друг друга из виду!

– Всенепременно побываем у вас в Оксфордшире, – заверила подругу Люси, нежно чмокнув ее в щечку.

На следующий день чета Хоупов отправилась в Монте-Карло, чтобы в последний раз повидаться с друзьями перед долгой разлукой. Стоя на холме, они долго смотрели, как судно становится все меньше и меньше, удаляясь в сторону Южной Америки. Арчи заметил, что лицо супруги погрустнело.

– Ты жалеешь, что мы не поплыли с ними? – спросил он.

– Нет, – ответила Люси, взяв мужа за руку. – Единственное мое желание – быть все время с тобой.

– Это хорошо, – ответил он и нежно погладил ее руку. – Теперь, когда мы продали всю мебель из «Пирамиды» и избавились от арендного договора, ничто не станет напоминать тебе о зеленой мумии.

– И все же я не могу перестать думать о моем злополучном отчиме, о несчастной госпоже Джашер и о Сиднее Болтоне. Арчи, как же я рада, что мы смогли выделить вдове Энн небольшую сумму годовых! В конце концов, именно встреча с моим отчимом погубила ее сына.

– Я с тобой не согласен, любимая. Всему виной дикий нрав Какаду, – возразил художник. – Я уверен, что профессор Браддок не планировал заранее ни одно из убийств. Но не стоит больше говорить об этих мрачных вещах, моя дорогая. Подумай лучше о том, как я однажды стану президентом Королевской академии, а ты – моей леди.

– Я и теперь твоя леди. Но… – тут Люси чуть запнулась, вспомнив цвета герба Королевской академии. – Но как бы то ни было, а зеленый цвет я буду ненавидеть до самой смерти.

– Жаль. Это – цвет природы. К тому же, моя дорогая, через год или два ты будешь вспоминать все эти страшные события как туманный сон. Зеленая мумия ушла из нашей жизни, забрав с собой все неудачи.

– Аминь, и да будет так, – вздохнула миссис Хоуп. – Но нам пора домой. – Она еще раз взглянула на морскую гладь, но яхта сэра Рендома уже растаяла у горизонта.


Примечания


1

Ниоба – персонаж древнегреческой мифологии, царица, бросившая вызов богам, за что те умертвили всех ее детей. Ниоба от горя обратилась в камень, вечно льющий слезы о погибшем потомстве.

(обратно)


2

Аэндорская ведьма – библейский персонаж (1 Цар. 28), волшебница, по просьбе царя Саула вызвавшая дух мертвого пророка Самуила.

(обратно)


3

Юджин Эррем (1704–1759) – английский ученый, повешенный по обвинению в убийстве. Стал героем поэмы Томаса Гуда и романа Бульвера-Литтона, романтизировавшего и значительно приукрасившего образ своего героя.

(обратно)


4

Гор – в древнеегипетской мифологии бог неба, царственности и солнца, сын Исиды и, предположительно, Осириса.

(обратно)


5

Тут господин Браддок ошибается. Аменемхет I (ок. 1991–1962 до н. э.) был первым властителем XII династии.

(обратно)


6

Асафетида, или ферула вонючая – многолетнее травянистое растение семейства зонтичные. Из млечного сока корней растения получают пряность.

(обратно)


7

Уроженец тихоокеанских островов, обычно Гавайских.

(обратно)


8

Здесь профессор Браддок ошибается, смешивая двух царей. Тутмос II, муж Хатшепсут, правил всего три года. Перечисленные подвиги совершил его сын, фараон Тутмос III.

(обратно)


9

На самом деле она была похоронена в Египте, в Долине царей.

(обратно)


10

Уильям Хиклинг Прескотт (1796–1859) – американский историк, автор ряда трудов по истории Испании, а также Мексики и Перу.

(обратно)


11

Джордж Элиот (настоящее имя Мэри Энн Эванс, 1819–1880) – английская писательница.

(обратно)


12

Томас Чиппендейл (1718–1779), Томас Шератон (1751–1806) – знаменитые мастера английского мебельного искусства.

(обратно)


13

Франсиско Писарро-и-Гонсалес (1475–1541) – испанский конкистадор, завоевавший империю инков и основавший город Лима.

(обратно)


14

Георг III (1738–1820) – король Великобритании, правивший в 1760–1820 годах. Был тяжело болен, страдал от припадков безумия. Его недоумение по поводу яблок – известный в Англии исторический анекдот.

(обратно)


15

Пеон – зависимый крестьянин, батрак в Латинской Америке.

(обратно)


16

Викунья – парнокопытное семейства верблюдовых, обитающее в Андах. Древние инки крайне ценили шерсть викуний, используя ее для одежды высшей аристократии. К 1960-м годам викуньи были практически истреблены, однако после введения защитных мер их популяция восстановилась. Викунья изображена на гербе и флаге современного Перу.

(обратно)


17

Согласно библейской книге Исхода, одно из чудес, совершенных пророком Моисеем, было таково: он «простер руку свою к небу, и была густая тьма по всей земле Египетской три дня».

(обратно)

Оглавление

  • Глава I Влюбленные
  • Глава II Профессор Браддок
  • Глава III Загадка гробницы
  • Глава IV Неожиданное событие
  • Глава V Тайна
  • Глава VI Следствие
  • Глава VII Капитан «Ныряльщика»
  • Глава VIII Баронет
  • Глава IX Удача госпожи Джашер
  • Глава X Дон и его дочь
  • Глава XI Манускрипт
  • Глава XII Открытие
  • Глава XIII Новые загадки
  • Глава XIV Неожиданное происшествие
  • Глава XV Обвинение
  • Глава XVI И снова манускрипт
  • Глава XVII Косвенные улики
  • Глава XVIII Знакомое лицо
  • Глава XIX На шаг ближе к истине
  • Глава XX Письмо
  • Глава XXI История из прошлого
  • Глава XXII Свадебный подарок
  • Глава XXIII Как раз вовремя
  • Глава XXIV Признание
  • Глава XXV Исповедь госпожи джашер
  • Глава XXVI Условленная встреча
  • Глава XXVII У реки