Все оттенки выбора (fb2)

Все оттенки выбора (Проект «Поттер-Фанфикшн»)   (скачать) - Liarde






Все оттенки выбора

Автор: Liarde

Беты (редакторы): Jeunise

Фэндом: Роулинг Джоан «Гарри Поттер», Гарри Поттер (кроссовер)

Персонажи: Гарри Поттер, ОМП, Гермиона Грейнджер, Драко Малфой, Рон Уизли и много других

Рейтинг: PG-13

Жанры: Джен, Фэнтези, Мистика, Психология, AU, Учебные заведения

Предупреждения: OOC, ОМП, ОЖП

Размер: Макси, 99 страниц

Кол-во частей: 19

Статус: закончен

Описание:

Гарри Поттер едет в Хогвартс впервые. Вот только он не тот Герой, которого все ждали. Не похож он на своих родителей. Как, впрочем, и на Воландеморта(к радости директора). Что ждёт его на тернистом пути наверх? Могут ли оставить его в покое директор и Тёмный Лорд? Какую сторону выберет Герой? Или, может, нужно создать собственную?

Посвящение:

Jeunise, моей бете, которая то и дело подпинывала меня и всё-таки заставила первую книгу добить)

Публикация на других ресурсах:

А кому это надо? Ну да ладно. Только с разрешения автора.

Примечания автора:

Итак, вот я и начинаю выкладывать продолжение Другого Выбора. Оно соответствует первой книге про Гарри, но события там довольно сильно изменены. Я использовала пару раз в начале отрывки из первой книги, отказываюсь от авторских прав и бла-бла. Мир Роулинг, а я просто затыкаю дыры в каноне, меняя его как хочется.

Для лучшего понимания лучше читать "Другой выбор", а то ведь непонятно будет, откуда взялись персонажи и что вообще происходит. АУ, ООС, как уже было указано. Снейп у меня выходит не очень, но без перегибов. Я стараюсь придерживаться канона, насколько возможно. И в то же время, показывать его оборотную сторону. Дамблдора я бы гадом не назвала. Пока. Но желающие могут назвать его Дамбигадом, как и Рона Уизлигадом. Я постараюсь показать обе стороны и масимально их раскрыть. Каким выйдет у меня Воландеморт судить вам. Но это будет нечто немного необычное. Я, по крайней мере, такого нигде не читала. Некоторые ОМП и ОЖП играют значительную роль в сюжете. Но постараюсь максимально без Марти-Сью, но, как я уже сказала в прошлой работе, представить неодарённым подростка, который должен победить Тёмного Лорда, невозможно. Наслаждайтесь. Если несложно - черкните пару строк о сюжете и персонажах, чтобы я знала, в каком направлении работать. И как у меня лучше выходит - по канону или нет. От этого зависит, когда я отойду окончательно и в какую сторону. Принимаю и адекватные мнения. Только не "ааа, гавно, автор не пиши большиии!" Надеюсь на ваше понимание х)

И снова Гринготтс

Гарри Поттер лежал на узкой кровати на втором этаже дома номер четыре на Тисовой улице. Он недовольно поправил очки, от которых он уже совсем отвык, и стал разглядывать письмо, которое сегодня поутру принёс почтальон. Мальчик закатил глаза, кинул очки на тумбочку, чуть не разбив стёкла и провёл пальцем по гербу Хогвартса, который был изображён в уголке желтоватого конверта. Он внимательно прочитал надпись, выведенную изумрудными буквами.

Мистеру Г. Поттеру, Самая Маленькая спальня, Тисовая улица номер четыре.

Мальчик вскрыл конверт и просмотрел два листочка пергамента, на которых было написано:

ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА «ХОГВАРТС»

Директор: Альбус Дамблдор (Кавалер ордена Мерлина I степени, Великий волш., Верх, чародей, Президент Международной конфед. магов)

Дорогой мистер Поттер!

Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства «Хогвартс». Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов. Занятия начинаются 1 сентября.

Ждем вашу сову не позднее 31 июля..ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА

«Хогвартс»

Форма

Студентам-первокурсникам требуется:

Три простых рабочих мантии (черных).

Одна простая остроконечная шляпа (черная) на каждый день.

Одна пара защитных перчаток (из кожи дракона или аналогичного по свойствам материала).

0дин зимний плащ( черный, застежки серебряные).

Пожалуйста, не забудьте, что на одежду должны быть нашиты бирки с именем и фамилией студента.

Книги

Каждому студенту полагается иметь следующие

книги:

«Курсическая книга заговоров и заклинаний»(первый курс). Миранда Гуссокл

«История магии». Батильда Бэгшот

«Теория магии». Адальберт Уоффлинг

«Пособие по трансфигурации для начинающих».Эмерик Свитч

«Тысяча магических растений и грибов». Филлида Спора

«Магические отвары и зелья». Жиг Мышьякофф

«Фантастические звери: места обитания». Ньют Саламандер

«Темные силы: пособие по самозащите».Квентин Тримбл

Также полагается иметь:

1 волшебную палочку,

1 котел (оловянный, стандартный размер №2),

1 комплект стеклянных или хрустальных флаконов,

1 телескоп,

1 медные весы.

Студенты также могут привезти с собой сову, или кошку, или жабу.

НАПОМИНАЕМ РОДИТЕЛЯМ, ЧТО ПЕРВОКУРСНИКАМ НЕ ПОЛОЖЕНО ИМЕТЬ СОБСТВЕННЫЕ МЕТЛЫ.

- О, ужас, - пробормотал Спаситель волшебного мира и быстро слез с кровати, подошёл к окну и распахнул его. Он эти книги уже дома прочитать успел. Правда, и забыть успел тоже. Мальчишка всматривался вдаль, надеясь, что сова вот-вот прилетит. Ещё дома они условились, что в двадцатых числах ему пришлют сову и тогда же Алард пришлёт ему весточку.

Гарри напрасно прождал остаток дня, а утром проснулся от того, что стекло дребезжало. По нему кто-то стучал. Едва разлепив глаза и увидев большую дымчатую сову, которая нетерпеливо долбила по стеклу, мальчик поспешил и открыл окно.

- Гринни, как я рад тебя видеть, - он погладил её по спине аккуратно, счастливо улыбаясь. – Хорошая птица. Отдай же мне письмо, - он отвязал письмо от лапки птицы, ссадил Гринни на подоконник и, развернув пергамент, погрузился в чтение. Перечитав письмо по меньшей мере раз на десять, мальчик вытащил из рюкзака перо с чернильницей и стал писать на обратной стороне ответ. Удостоверившись, что он написал всё, он завернул пергамент и привязал его к ноге совы. Та недовольно ущипнула его за щеку.

- Ой… Гринни, я не могу тебя ничем угостить. Извини, но не сейчас. Но если ты сейчас отнесёшь письмо, то я буду очень рад, - начал он её упрашивать. Сова ухнула и прищурилась, укоряюще глядя на Гарри. Мальчику даже стало совестно, но он продолжил её упрашивать. Примерно через десять минут сова взмахнула с крыльями, сорвалась с подоконника и полетела прочь. Вскоре она скрылась в тумане, а сам Гарри стал рыться в своём безразмерном рюкзаке, который оставался его единственной собственностью со времени побега от Дурслей. Кроме того у него были и другие вещи, которые он привёз от Аларда, но он их не афишировал – сумку вот запихнул под кровать. Ему не улыбалось, чтобы Дадли её увидел.

Спустя некоторое время он нашёл учебники за первый курс, купленные во время первого похода в Косой переулок вместе с другом и вздохнул. Ему казалось, что всё это произошло в какой-то другой жизни. Удостоверившись, что половина новёхоньких книг у него есть, Гарри дошёл до ванной и покрутился перед зеркалом, приглаживая волосы. Разумеется, они уже не торчали в разные стороны, но хотя бы раз в день их расчёсывать нужно было.

Он украдкой вздохнул и радостно улыбнулся своему отражению. Из зеркала на него смотрел худощавый мальчишка с озорными ярко-зелёными глазами и аккуратно уложенными чёрными волосами. Нынешний Гарри Поттер ничем не напоминал того забитого мальчишку, который, насмерть перепугав своих опекунов, сбежал отсюда два года назад. Не похож он был и на заносчивого аристократа: взгляд у него был открытый и дружелюбный, а одежда была вполне обыкновенной, без излишней помпезности.

- Ладно, Гарри. Ты сможешь, - прошептал он своему отражению.

- Чего у зеркала вертишься? Ты что, баба, что ли? – услышал Гарри и резко обернулся. В дверном проёме стоял его «обожаемый» кузен Дадли Дурсль.

-А что, завидно, что ли? – мгновенно отреагировал мальчик. – Твои-то волосы если и отрастут, то кудряшками. Будешь как баран.

-Что ты сказал?! – начал выходить из себя Дадли. Долго размышлять он не умел и не любил, так что попытался решить дело своим излюбленным способом – избить кузена. Только вот он не рассчитал, что Гарри теперь не будет от него бегать и его бояться.

Мальчик ловко ушёл от удара, и ужом скользнув мимо Дадли, толкнул его в спину, что тот полетел прямо на пол. Пол содрогнулся от соприкосновения с телом толстого мальчишки, но Гарри даже не шевельнулся. Он стоял, скрестив руки на груди и навесив на лицо маску ледяного безразличия.

- Слушай меня, мой милый кузен. Ты не будешь ко мне вязаться, а я не буду обращать внимания на тебя или твоих родственников. Я ничего не забыл. Даже не надейся. Я не могу сейчас колдовать, но магия мне не нужна, чтобы проучить такого идиота как ты. И только попробуй пожаловаться родителям. Ты пожалеешь, - ледяным тоном, копируя Аларда, когда тот был зол, сказал мальчик. Что-то в его голосе было такое, что Дадли решил не спорить с ним, а поднялся и уныло поплёлся вниз, на кухню время от времени потирая лоб.

«Всё-таки столкновение с полом не прошло даром», - безразлично подумал Гарри и вернулся в свою комнату. Дадли ему было ничуточки не жалко. Последние остатки жалости вылетели из него, когда он увидел то, что может стать с его семьей, если он ошибётся. Да и вообще он ничего не сделал своего кузену. Подумаешь, голову тот ушиб. Ему же всегда было плевать, когда они били Гарри. И мальчик вовсе не собирался становиться грушей для битья.

Он залез с ногами на кровать и открыл учебник по зельям. Определённо. Нужно было освежить свои знания. С ними всё-таки в Хогвартс ехать. Да и в зельях он никогда не блистал. Гарри провёл этот день и почти всю ночь, повторяя уроки, а утром его ждал сюрприз.

Он уже собирался ложиться спать, когда примерно в шесть утра открылся портал, и оттуда вышел дядя Вернон. Мальчика чуть удар не хватил, когда он увидел эту картину. Гарри запутался в одеяле и обрушился на пол.

Дядя Вернон расхохотался.

-Гарри, ты идиот, - мягко сказал он. Это был такой противный голос с милыми родными интонациями.

-Алард? – потрясённо спросил мальчик, поднимаясь с пола.

- Собственной персоной, - «Вернон» раскланялся, что выглядело очень комично. Алард, смеясь, наблюдал за воспитанником. Он был даже рад, что за Гарри никого не послали. Теперь он сможет с ним сам прогуляться по Косой Аллее, узнать интересующие его вопросы.

- Сейчас! Я переоденусь! – мальчишка вихрем слетел с кровати, быстро схватил свою одежду и умчался в ванну. Уже через десять минут он был полностью готов и гордо стоял перед опекуном.

- Очки надень, - ухмыльнулся Вернон и пошёл вниз – разговаривать с магглами. Гарри, к своему жуткому сожалению, мог только услышать вопль тётушки и ругань дяди. Он спустился в кухню, надеясь подслушать, о чём договаривается Алард с магглами, но его довольно бесцеремонно выставили на улицу. Когда Алард вышел к нему на улицу, Гарри искренне изображал обиду, но уже к тому времени, как они подошли к метро, мальчик простил его и просто болтал с ним о пустяках.

Алард мягко посоветовал Гарри подумать о конспирации. А после ещё раз. И ещё. А потом решил устроить внеочередной экзамен по учебникам второго курса. Гарри взвыл, но стал послушно бубнить ответы под злую усмешку «Вернона». Так и прошёл их путь до Дырявого Котла. Когда они вышли из метро, Алард шепнул ему.

-Я буду в «характере». Теперь ты ведёшь меня. Действуем по плану.

Мальчик кивнул ему и собрался, после выдохнул и растерянно улыбнулся.

-Сейчас, дядя… нам сюда, - и он, неуверенно взяв его за рукав, потянул его за собой.

- Что за глупости ты говоришь, мальчишка! Здесь просто переулок! – он сурово посмотрел на Гарри, но того это абсолютно не впечатлило. Правда, он принялся демонстрировать обратное.

-Нет, идёмте же! Поверьте мне. Вы же не хотите, чтобы они, - он таинственно понизил голос. – Приехали за мной?

Он нахмурился, но послушно зашёл в «невидимый» бар за племянником. Алард умел играть, потому не выдал себя ни словом, ни жестом. Разве что разразился гневной тирадой за то, что его племянничек затащил его в какую-то грязную дыру, привлекая внимание других людей. К счастью, их было немного. Гарри делал вид, что ему очень стыдно за поведение дяди. Он быстро подошёл к барной стойке и, отчаянно краснея, спросил.

-Извините, но как мне пройти в косой переулок? – он помахал ему конвертом от письма и, понизив голос, добавил. – Видите ли, мой дядя маггл и ничего не знает о волшебном мире. Но согласился меня сопровождать. Не могли бы вы помочь мне?

Мальчик не очень-то и хотел афишировать, что он знаменитый Гарри Поттер. Сейчас то, что никто не знает, как он выглядит на самом деле, было ему на руку. Бармен с готовностью кивнул и отвёл их ко входу в Косой переулок, где показал мальчику как открыть вход. «Вернон» подозрительно посмотрел на него и пробормотал что-то вроде «эти сумасшедшие», а сам уловил, что Том сказал «эти магглы». Аларду было очень сложно сварить Оборотное зелье и специальное зелье для сокрытия ауры, притворяясь простым магглом. На то он преследовал несколько целей: во-первых, он хотел узнать, обведёт ли он волшебников вокруг пальца. Ему жизненно необходимо было это выяснить, чтобы иметь возможность впоследствии забирать Гарри прямо с платформы. Он понадеялся, что сможет обмануть Дамблдора. Вина старика только в том, что он очень уж разленился. Правда отправить Гарри пообщаться со старой сквибкой надо – пусть стравит парочку баек об «очень строгой школе», где он и научился вежливости.

- Наконец, мы на месте, - шепнул Гарри мужчине, разглядывая магазинчики, находящиеся по обе стороны аллеи. Он действительно хотел бы здесь не появляться, но… те вещи, которыми он пользовался дома, здесь не подходили. Да и питомца у него не было. Возможно, из-за того, что было довольно рано, волшебников было не так уж и много.

Взрослые и дети, старые и молодые – все толпились здесь, переговариваясь. Вот какая-то старуха спорит с аптекарем из-за корня мандрогоры; вот мальчишка канючит, стоя у витрины магазины «Всё для квидитча». Женщина, вероятно мать, закатывает глаза и начинает что-то ему выговаривать.

- Мальчишка, что там тебе надо купить? – проворчал «маггл» и Гарри поспешно вытащил список и стал поспешно читать всё перечисленное. А после запнулся и посмотрел на «дядю»

-Но откуда у меня деньги?

- Неужели эти психи считают, что я потрачу на тебя хоть пенни! – проворчал он. – Но хорошо. Где здесь этот чёртов банк?

Гарри довёл его до банка и они вместе поднялись по каменным ступеням Гринготтса. Мальчиком овладело чувство дежа-вю. Точно также они с Мишелем поднимались сюда, дотрагиваясь до золотистых перил руками, читали надпись на входе, с трудом открывая тяжёлые серебряные двери.

- Здравствуйте. Позовите Грамбуха и Крюкохвата, - сказал он гоблину-привратнику, и тот, кивнув отдал распоряжение другому гоблину.

Как бы то ни было, Грамбух встретил их и, не подав и виду, что удивился, проводил Гарри в уже знакомый ему по прежнему визиту кабинет. Там гоблин вскарабкался в своё кресло и выразительно посмотрел на мальчика и его спутника.

- Что ж, мистер Поттер, мы снова встретились. Я надеялся, что наша встреча произойдёт несколько раньше, но чего уже теперь жаловаться? – учтиво начал он, не вполне понимая, с кем юный Гарри появился в банке. Мальчик чисто внешне производил благоприятное впечатление: в чистой, хоть и не новой одежде, с тщательно причёсанными волосами. Да и во взгляде что-то у него мелькает. Серьёзный взгляд. Хоть юный Поттер и ребёнок, но вести он старается себя как взрослый. Мало того, он ЗНАЕТ, как себя вести.

- Приношу мои глубочайшие извинения, мистер Грамбух, - учтиво ответил Гарри. – Ввиду определённых обстоятельств, я не мог появиться раньше в Косом переулке. Могу я надеяться, что наш разговор не выйдет за пределы этой комнаты?

- Клиент всегда прав, мистер Поттер, - улыбнулся гоблин, обнажив острые как лезвия зубы. При этом его верхняя губа собралась в складку. Однозначно, улыбаются гоблины не так как люди. Грамбух был заинтригован. Этот человеческий ребёнок заинтересовал его ещё тогда, когда пришёл с неизвестно откуда взявшимся другом и потребовал объяснений. А уж сейчас вопросов стало на порядок больше, но теперь он был вправе потребовать ответы. Он снова кинул взгляд на странного маггла (а маггла ли?), стоящего позади Гарри. Маггл посмотрел на часы и вздохнул.

-Начинается? – не поворачивая головы, спросил юноша, а спустя несколько мгновений тело «маггла» стало меняться, вытягиваться. Кости трещали, лицо менялось, словно его заново лепили из глины. Вместо полного и мерзкого во всех отношениях маггла, держась за спинку кресла, стоял высокий мужчина с тёмно-рыжими волосами и зелёными глазами.

- Не догадался я нормальную одежду захватить, - проворчал Алард, выдвигая второе кресло, садясь в него и пододвигаясь к столу. – Добрый день, уважаемый Грамбух. Помню, мы с вами как-то раз виделись.

Гоблин растерянно переводил взгляд с мальчика на мужчину и обратно, а потом запрокинул голову и расхохотался. Смех его звучал не очень-то приятно, больше напоминая кашель. Но Грамбух просто не смог удержаться. Мало было людей, которые могли бы заставить гоблина смеяться.

- Вы превзошли все мои смелые ожидания, мистер Поттер и мистер Вирт. Что же толкнуло вас на такую умопомрачительную авантюру? – гоблин искренне хотел бы это знать.

- Я бы для начала хотел узнать содержимое своего сейфа, а потом уже всё обсудить, - сказал мальчик, еле удерживая на лице серьёзное выражение. Гоблин нравился ему хотя бы за то, что всегда держал своё слово и согласился проверить его счета, а также ничего не рассказал Дамблдору. Заметив обращённый на Аларда взгляд, он только улыбнулся, и хотел было что-то сказать, но мужчина решил взять разговор в свои руки.

-Я являюсь фактическим опекуном Гарри Поттера вот уже два года. По бумагам я не могу им являться по известным всем присутствующим причинам, но могу поклясться магией в том, что сказанное является правдой. Я появился здесь, чтобы узнать, как идут дела у моего подопечного.

- Нет нужды клясться. Я верю вам, - отозвался гоблин, а Алард расплылся в улыбке.

- Цени, Гарри. Доверие гоблина многого стоит, - обратился он к подопечному нарочито заботливым тоном, заставив того демонстративно возвести глаза к потолку. Это Гарри и без поучений знал. Он сам заинтересовался гоблинами и прочитал всё, что мог достать. По наущению Аларда, разумеется.

- Я позову Крюкохвата, - сказал гоблин. Когда все формальности были улажены, Крюкохват повёл их к тележке, на которой они должны были доехать до сейфа Гарри. Он хотел ещё осмотреть состояние других родов, но мужчина его отговорил. Это подождёт, а у них другие задачи. Гарри нужно купить и отправить сову в Хогвартс.

Они оказались в узком каменном коридоре. Теперь создавалось ощущение, что они идут по пещере. Их шаги гулко отдавались в пустоте, пока они дошли до тележки и не сели туда.

- Держись крепче, - посоветовал ему Алард, сам устраиваясь поудобнее и вцепляясь в края тележки. Мальчик покосился на него, но последовал его совету. И не пожалел. Тележка, под управлением Крюкохвата, резко сорвалась с места и понеслась вниз. А потом снова вверх. И сделала мёртвую петлю. Гарри побледнел и вцепился в края так, что костяшки пальцев побелели.

Он любил русские горки, но эта поездка в банке «Гринготтс» их переплюнула. К тому времени как тележка подъехала к необходимому сейфу, мальчик уже был бледно-зелёного цвета и клялся больше никогда не кататься на русских горках. Он буквально выпал из тележки и пытался прийти в себя.

Гарри застал открытие своей ячейки, стоя на коленях. Изнутри вырвалось облако зеленого дыма, а когда оно рассеялось, мальчик ахнул. Там внутри была настоящая сокровищница: Кучи золотых монет. Колонны серебряных. Горы маленьких бронзовых кнатов.

-Вот это да! – завопил мальчик, не удержавшись. Восторг переполнял его. Ему было приятно от мысли, что эти деньги его. Он, разумеется, всегда поделился бы с другом или Алардом, если бы это было необходимо. Само осознание того, что он владеет чем-то сам, и его статус мальчика-который-выжил не просто статус, а хоть как-то материально подкреплён, грело его душу.

Он взял себе денег на покупку учебников и прошёл вглубь хранилища, где должны были храниться артефакты. Внимание Гарри привлёк круглый амулет с ярко-зелёным камнем. Мальчик повертел его в руках и вернулся к входу.

-Посмотри, что я нашёл, - улыбнулся мальчик, протягивая ему медальон. Мужчина взял его, повертел в руках и озадаченно хмыкнул.

- Занятная вещица. Ты только что нашёл себе защиту от легилименции на ближайшую пару лет. Это, вероятно, тоже наследие рода. Ты действительно везучий, Гарри, - он опустил медальон обратно в ладоши мальчика. Вскоре они поехали обратно.

На улицу Гарри вышел один и в недоумении осмотрелся. Ему нужно подождать, пока «дядя Вернон» освободится. Там возникли какие-то дела в связи с наследством, и его решили просто пока отправить за покупками.

Встречи в Косом переулке

На улицу Гарри вышел один и в недоумении осмотрелся. Ему нужно подождать, пока «дядя Вернон» освободится. Там возникли какие-то дела в связи с наследством, и его решили просто пока отправить за покупками.

Мальчик стоял посреди улицы, а люди огибали его, спеша по своим делам. Сейчас, когда солнце стояло в зените, а волшебная улица была запружена народом, Гарри больше всего хотелось сходить в книжный магазин и купить побольше книг. Игрушки, разумеется, его тоже интересовали, но уже не так сильно. Алард накупил и ему и Мишелю целую кучу через неделю после их появления в особняке. Так что в этом он не испытывал особой нужды. А вот к чтению и учёбе их наставники им привили интерес.

Приняв решение и ещё раз пригладив чёлку, чтобы не было видно шрама, мальчик зашёл в книжную лавку Флориш и Блоттс и пошёл к прилавку, разглядывая магазин. Всё-таки, внутри было красиво – белые узорчатые колонны стояли по бокам от прилавка, подпирая второй этаж. И везде было несчётное количество книг. У мальчишки разбежались глаза, и он не заметил девочку, что шла к нему навстречу, держа в руках опасно шатающуюся башню из книг. Они столкнулись, и книги разлетелись по полу. Сами они тоже упали.

- Извини! – выпалил Гарри, поднимаясь на ноги и помогая подняться ей. – Я тебя не видел.

Девочка была примерно его ровесницей – угловатая, не очень симпатичная, со скобками на зубах и копной растрёпанных каштановых волос. Глаза у девочки были карие. Она смущённо ему улыбнулась.

-Ничего страшного. Я тоже не смотрела, куда иду, - она села на колени и стала собирать книги. Гарри охотно помогал ей, чувствуя себя немного виноватым.

– Я Гарри. Как тебя зовут? – спросил он.

-Я Гермиона, - она взяла половину книг себе, а половину взял Гарри. Вдвоём они донесли книги до прилавка, где девочка поблагодарила его. – Спасибо за помощь

-Ты тоже едешь в Хогвартс? – спросил мальчик с любопытством. Ему ведь на самом деле хотелось познакомиться с кем-нибудь из своих сверстников. На ней была маггловская одежда - блузка и тёмная юбка ниже колен. Он уже догадался, что эта девочка – магглорождённая или полукровка.

- О, да, - ей всё больше и больше нравился этот учтивый темноволосый мальчик. – Мои родители – не волшебники. Они очень удивились, когда узнали, что я особенная. Мама плакала, не хотела меня отпускать, но я её убедила, - она не переставала болтать, пока кассирша считала, сколько стоят её книги. - Я покупаю столько книг, потому что хочу быть лучше всех. У нас же есть ещё целый месяц до занятий, и думаю, что смогу всё выучить.

Гарри с неким удивлением наблюдал за ней, а после подошёл к крайнему стеллажу и снял с полки книги «Традиции магического мира» и «Этикет». Он положил эти книги поверх, вызвав лишь тоскливый вздох продавщицы. Гермиона же с интересом посмотрела на книги и перевела взгляд на мальчика.

-Это полезные книги, - просто сказал Гарри. – Я сам себе такие же купил.

-А… ты тоже никогда не слышал о волшебном мире? – просияла девочка. Она была очень рада, что не одна такая. Ей было очень неприятно думать, что лишь одна она из мира магглов, а все остальные всё прекрасно знают.

- Ну, почти, - темноволосый мальчик был с ней очень дружелюбен. Гермиона к такому не очень привыкла. У неё друзей в школе не было, а мальчишки часто дразнили её и называли заучкой. «Надеюсь, он не такой, как все, и мы с ним подружимся», - с отчаянной надеждой подумала она. Волшебный мир стал шансом найти стать другой, стать лучше и найти много друзей. И Гермиона Джин Грейнджер не собиралась его упускать.

- Неужели ты здесь одна? – спросил мальчик.

-А… конечно нет. Просто родители… а, вон они идут! Мама, папа, сюда!

К прилавку приближались мужчина и женщина. Гарри отметил, что Гермиона внешне больше похожа на отца, нежели на мать. Он поприветствовал их, а после посмотрел в окно, извинился и вышел из магазина. Гермиона, взахлёб рассказывающая маме про какую-то книгу и уговаривающая её купить их все, не сразу это заметила, думая, что Гарри стоит рядом. Она правда расстроилась, когда поняла, что он ушёл.

-Не грусти, доченька, - отец погладил её по голове и улыбнулся. – Вы наверняка встретитесь в поезде. Вы же будете ехать вместе. Как он представился? Гарри?

Девочка кивнула, энергично тряхнув копной каштановых волос.

- Да, Гарри… вот только фамилию я не спросила. Но ладно. Увидимся в поезде, и спрошу, - беззаботно сказала она и потащила родителей в аптеку – покупать ингредиенты для зелий. Всё равно там же рядом был магазин котлов.

Гарри же был в магазине мадам Малкин, где заказывал себе мантии. Кроме него там были и другие волшебники – так он увидел светловолосую зеленоглазую девочку и двух крупных для своего возраста мальчишек, но разговор завязать не решился, так как мальчики выглядели угрожающе, а девочка была отстранённой. Он бы и хотел, чтобы она такой и оставалась, но, к сожалению, она подошла к нему, пока мадам Малкин снимала мерки.

-Подожди здесь, дорогой, - сказала женщина и ушла вглубь магазина.

- Добрый день, - сказала девочка, приподнимая уголки губ.

- Добрый, - кивнул Гарри. По одежде девочки и тому, как она держалась, он решил, что она явно чистокровная. – Позвольте представиться, я Гарри, Гарри Поттер.

Глаза девочки расширились, но она всё же улыбнулась ему более открыто и сделала изящный книксен.

-Я Дафна Гринграсс. Рада знакомству, - она замешкалась, не зная, что сказать, но Гарри ей помог. Ему не хотелось заводить врагов до Хогвартса, так что решил просто с ней побеседовать.

- Ты много знаешь о Хогвартсе?

- Достаточно, - отозвалась девочка. Её выражение лица было немного отстранённым и холодным, но она вела себя дружелюбно.

- Можешь рассказать мне о факультетах там? Ты тоже в этом году туда едешь? – пожалуй, мальчик давно гадал, у кого мог бы узнать о жизни в стенах Хогвартса. Алард сразу же открещивался от подобных вопросов, мотивируя это тем, что сам был там всего год, и этот не был самым приятным в его жизни, так что подробностей он не помнил. Гарри был склонен думать, что опекун темнит, но вытягивать из него информации клещами он не собирался. И вот тут встреча с аристократкой. Возможно, это подходящий шанс. О Гринграссах мальчик точно знал, что они сохраняли нейтралитет во время первой магической войны. Так что было бы неплохо и просто наладить с ней ровные отношения. – Просто из книг многого не вычитаешь, а учёба начинается уже скоро.

-Да, конечно. Гриффиндорцы – аллознаменники или львята – это тот факультет, который всегда в фаворе у директора и декана трансфигурации. Им часто всё сходит с рук, и они могут творить, что хотят, - она покачала головой. - Пару лет назад был скандал, когда двое мальчиков из Гриффиндора избили чуть ли не до смерти Слизеринца. Их двоих исключили, но такое повторялось не раз.

Гарри задумался. Да уж, нерадужную картину она рисует. Но ему нужно будет побеседовать и с другими детьми. Возможно, они скажут что-то другое. В любом случае он попросит Аларда поискать в газетах упоминания об этом случае. Но он всё же решил спросить.

-А Слизерин, этот самый факультет тёмных магов, весь безгрешен?

- Конечно же нет, - фыркнула Дафна. – Идиоты есть везде. Просто львята всегда лезут вперёд и предпочитаю решать дело кулаками, а не думать головой. На Гриффиндоре учатся обычно те, кто любят пошалить, верные, неглупые, но ленивые люди. И им легко можно внушить определённые мысли. В основном это магглорождённые, полукровки и те, кто предали свои рода.

-Предали свои рода? – заинтересовался Гарри. Он как-то упустил этот момент, изучая чистокровные рода Англии и Германии.

-Ну да. Это люди вроде Уизли, которые предали свой род и не желают жить согласно законам волшебного мира. Их может наказать за это магия.

- Интересно-то как… я и не думал об этом, - он действительно был удивлён. – Значит на Слизерене неплохо учиться?

-Если ты чистокровный – то это лучший вариант. Если талантливый полукровка, то и тогда нехотя могут принять. Вообще всё это из-за того, что там сейчас происходит, в Хогвартсе. Директор попустительствует своим алознаменникам, декан Слизерина – нам, змейкам, - она с некоторой гордостью произнесла последние слова, и мальчику сразу стало понятно, где девочка будет учиться. – В Когтерван идут те, кто любят учиться и готовы на многое, чтобы узнать секреты магии. А Пуффендуй остаётся для остальных – если ты не очень умён, не отличаешься храбростью или хитростью, то тебе путь только туда.

Мальчик кивнул, хотел ещё что-то спросить, но тут вернулась мадам Малкин со всеми заказанными вещами для них и Гарри, тепло попрощавшись с Дафной, вышел на улицу, где его уже ждал «дядя Вернон».

-Долго ты ещё возиться будешь? – неприязненно спросил он. – Что там тебе ещё нужно?

-Котлы, комплекты для зелий и волшебную палочку. А да, и сову! Мне же нужно отправить им ответ.

Мужчина скривился и отвёл его сперва в аптеку, а потом в магический зверинец. Там у Гарри разбежались глаза. Там пахло не очень приятно, так что «дядя Вернон» решил остаться снаружи. Мальчик не возражал. Он хотел сам всё осмотреть и выбрать.

Сперва он стал рассматривать сов. Здесь было много птиц разных размеров и окрасов: от сов до ястребов. Увидев чёрного ворона, Гарри лишь вздохнул. Он не мог позволить себе «выделиться» сейчас. А когда почти сразу его взгляд упал на белоснежную сову, он выдохнул.

-Ну что, полетишь со мной? – он протянул руку, и сова послушно перебралась с жёрдочки на неё. – Я Гарри, - он аккуратно погладил её по перьям, что вызвало у неё только положительные эмоции: она ухнула и распушилась.

-Приятно познакомиться и мне. Назову-ка я тебя… Хедвиг, - спонтанно решил мальчик, припомнив имя, которое как-то прочитал в книге по истории магии. – Пойдём расплатимся и купим тебе клетку.

Сова, словно понимая его слова, перелетела к нему на плечо, где и села, сильно впившись когтями. Гарри закусил губу от боли, но даже не пискнул. Он был даже рад, что на улице сейчас его ждут. С трудом можно представить, что ему пришлось бы тащить всю эту кучу вещей назад на Тисовую улицу в одиночку.

Спустя десять минут недовольный «дядя Вернон» толкал тележку по направлению к магазину Олливандера. Мальчик, уже уставший после событий такого насыщенного дня и бессонной ночи, еле передвигал ноги. Ему хотелось только оказаться уже в кровати, желательно в своей, в доме на Зелёной улице 10.

Магазин находился в старом здании, где над входом висела надпись «Производим волшебные палочки с 362 года». Гарри едва удержался, чтобы не фыркнуть. Насколько ему было известно из истории развития магических искусств, в то время волшебники как раз не нуждались в проводниках своей силы и колдовали без палочки и часто невербально. К этому же стремился и сам мальчик, вдохновлённый уже не единожды продемонстрированным ему мастерством.

К сожалению, пока он только начал постигать путь магии, и без волшебной палочки обходиться практически не мог. Практически потому, что Алард уже занимался с ними невербальной и беспалочковой магией и прогресс уже был не за горами.

Задумавшись, мальчик не сразу понял, что они уже зашли. Где-то над дверью зазвенел колокольчик, оповещая хозяина лавки об их приходе.

-Добрый день, - Гарри аж вздрогнул от тихого голоса продавца и перевёл на него взгляд. Это был пожилой человек со странными серебристыми глазами. Но мальчик, который мог видеть силу, ощущал, что этот человек был необычен. Пусть он уже был стар, он мог что-то особенное. Спохватившись, мальчик выдавил из себя.

-Здравствуйте.

— О, да. — Старичок покивал головой. — Да, я так и думал, что скоро увижу вас, Гарри Поттер. — Это был не вопрос, а утверждение. — У вас глаза, как у вашей матери. Кажется, только вчера она была у меня, покупала свою первую палочку. Десять дюймов с четвертью, элегантная, гибкая, сделанная из ивы. Прекрасная палочка для волшебницы.

Мистер Олливандер подошёл к Гарри совсем близко. Гарри ужасно захотелось отвернуться или просто моргнуть. От взгляда этих серебристых глаз ему стало не по себе. Но он подавил в себе это желание и продолжал смотреть ему в глаза, даже разозлившись за себя на эту слабость.

— А вот твой отец предпочел палочку из красного дерева. Одиннадцать дюймов. Тоже очень гибкая. Чуть более мощная, чем у твоей матери, и великолепно подходящая для превращений. Да, я сказал, что твой отец предпочел эту палочку, но это не совсем так. Разумеется, не волшебник выбирает палочку, а палочка волшебника.

Старик на некоторое время замолк и поспешил отойти от мальчика, отчего тот едва заметно выдохнул. Почему-то ему было неприятно стоять близко с этим человеком. Сейчас он даже жалел, что Аларда нет с ним рядом сейчас.

— Мне неприятно об этом говорить, но именно я продал палочку, которая это сделала, — мягко произнес он. — Тринадцать с половиной дюймов. Тис. Это была мощная палочка, очень мощная, и в плохих руках… Что ж, если бы я знал, что натворит эта палочка, я бы…

Он неожиданно замолчал, а после вытащил из кармана длинную линейку.

- Что ж, мистер Поттер, начнём. Вытяните руку, которой вы колдуете.

Гарри послушно вытянул правую руку, и старик стал измерять её – от кисти до локтя, от локтя до плеча и просто от кисти до плеча.

-Внутри каждой палочки есть ядро, которое состоит из определённых частей, - пояснил он то, что уже давно было известно самому Гарри, но мальчик лишь сделал очень заинтересованный вид. Сил на притворство уже почти не оставалось, но он должен был получить то, зачем сюда пришёл. По сути дела, все вещи, кроме волшебной палочки он мог купить и в Германии. Это было бы даже проще, но… Но наверняка директор продумал, что мальчик здесь появиться. А значит Гарри придётся овладевать двумя палочками. На следующий день уже был намечен визит в магазин Грегоровича, в восточную часть Европы. Тот делал мощные палочки, но почти все были тёмными. Впрочем, Гарри уже заметил в себе склонность к использованию мощных чар. А сильная магия в большинстве своём была тёмной. По мнению обывателей. По мнению же самого Гарри магия была лишь средством. Он не собирался отказываться от своих способностей лишь потому, что кому-то они не нравятся. Мальчик планировал обучаться всему, чему вообще возможно.

Гарри задумался и благополучно пропустил большую часть болтовни старика и очнулся лишь тогда, когда старик бережно снял с груды футляров один и протянул мальчику.

— Что ж, мистер Поттер, для начала попробуем эту. Бук и сердечная жила дракона. Девять дюймов. Очень красивая и удобная. Возьмите ее и взмахните.

Гарри взял палочку в правую руку и, чувствуя себя полным дураком, немного помахал ей перед своим носом, но мистер Олливандер практически тут же вырвал ее из его руки.

— Эта не подходит, возьмем следующую. Клен и перо феникса. Семь дюймов. Очень хлесткая. Пробуйте.

Гарри попробовал, хотя едва он успел поднять палочку, как она оказалась в руках мистера Олливандера.

— Нет, нет, берите эту — эбонит и шерсть единорога, восемь с половиной дюймов, очень пружинистая. Давайте, давайте, попробуйте ее.

Гарри пробовал. И снова пробовал. И еще раз попробовал. Он никак не мог понять, чего ждет мистер Олливандер. Гора опробованных палочек, складываемых мистером Олливандером на стул, становилась все выше и выше. Но старика это почему-то вовсе не утомляло, а, наоборот, ужасно радовало. Чем больше коробочек он снимал с полок, тем счастливее выглядел.

— А вы необычный клиент, мистер Поттер, не так ли? Не волнуйтесь, где-то здесь у меня лежит то, что вам нужно… а кстати… действительно, почему бы и нет? Конечно, сочетание очень необычное — остролист и перо феникса, одиннадцать дюймов, очень гибкая прекрасная палочка.

Гарри взял палочку, которую протягивал ему мистер Олливандер. И внезапно пальцы его потеплели. Он поднял палочку над головой, со свистом опустил ее вниз, разрезая пыльный воздух, и из палочки вырвались красные и золотые искры, яркие, как фейерверк, и их отсветы заплясали на стенах.

- Браво, мистер Поттер! Я так и думал! – воскликнул старик, радуясь как ребёнок.

- Так и думали? – переспросил мальчик усталым голосом. Его утомил весь этот цирк, который он разыгрывал для магов в Косом Переулке.

- Разумеется. Это очень любопытно, - старик кивнул. – Видите ли… обычно феникс даёт только одно перо для палочки. Но на сей раз он отчего-то дал два. И именно сестра этой палочки оставила вам этот шрам, - он указал своим пальцем на лоб Гарри, и мальчику стало не по себе. То есть в палочке Тёмного Лорда перо того же феникса, что и в палочке Спасителя всея Британии.

Помимо своей воли Гарри подумал, что это не может быть простым совпадением. Но кому это совпадение выгодно – так и непонятно. То ли Дамблдору, то ли Воландеморту.

-Спасибо, мистер Олливандер, - он вымученно улыбнулся ему. – Извините, но я пойду. Сегодня был очень тяжёлый день, вы же понимаете…

Старик сразу смутился и проводил его до двери, где на улице его ждал «дядя Вернон». Они вышли из Косого переулка и отправились на Тисовую улицу. Мальчик был очень рад, что этот длинный день подходит к концу, и даже не замечал странной задумчивости своего опекуна.

Алард был чем-то озабочен, даже взволнован. И был он таким как раз с тех пор как покинул банк. Кое-что, что ему сказал гоблин, не давало ему покоя. Но мужчина не был уверен, что хочет пока говорить об этом с Гарри, хотя это и имеет к нему отношению. Но хотя бы ему дали подсказку к решению проблемы со шрамом подопечного. Хотя бы это стоило того, чтобы нанести визит в Гринготтс.

Интерлюдия. Особняк Винт.

Пока Гарри и Алард были в Косом переулке, Мишель, оставшийся за главного, скучал у себя в комнате, лениво листая книгу по трансфигурации. Ему нравился этот предмет, но он не видел особого практического применения для него в реальной жизни. Ещё он считал очень полезным зельеваренье и налегал на него с энтузиазмом. Тем более, выходило у него это неплохо. В отличие от остального.

Мальчик вздохнул, подобрал свой деревянный меч и отправился в тренировочный зал. Его очень волновало то, что он отстаёт от Гарри. Может и сам друг ещё не начал замечать, то Мишелю казалось, что он вот-вот сдаст, а друг пойдёт дальше. Он стал лупить манекен, стоящий в углу, палкой, целясь в жизненно-важные места.

Тёмно-синие глаза были сосредоточенными и холодными. Он весь взмок, и тяжело дышал. Грудь его тяжело вздымалась и опускалась, когда мальчик переводил дыхание. «Мне нужно стать сильнее. Намного сильнее». Эта мысль не оставляла его в покое.

-Ты снова здесь, - сказала Ада, появляясь в дверях тренировочного зала. – Почему ты так хочешь стать сильнее? – спросила девочка, делая один шаг, после другой. Её светлые глаза странно блестели, а выражение лица было полубезумным.

Мальчик вздрогнул от звука её голоса и повернулся к ней. Она подошла и встала позади него.

- Я не знаю, Ада, - тихо сказал он. – Я просто хочу быть лучше Гарри. Или хотя бы таким же сильным! В теории я лучший, но, когда доходит до практики, мне кажется, что я скоро достигну потолка. Он пойдёт дальше, даже не заметив, что меня нет рядом. Это удручает меня, - мальчик ударил манекен снова, а после опустился на колени, откидывая уже бесполезную палку в сторону. – Это глупо, но я завидую ему! Я обещал, что всегда буду его другом, но как я могу, если я просто не в состоянии сражаться с ним рядом!

- Ты говоришь глупости, - она присела рядом с ним на корточки и положила руку ему на плечо. – Кто ты?

-Я? Мишель Мерит… - непонимающе отозвался он.

Ада взяла его лицо в ладошки, и её полубезумные глаза смотрели прямо ему в лицо. На мгновение, мальчику сделалось страшно, но он взял себя в руки. Приступы встречались у неё и раньше. Это не было опасно, и проходило довольно быстро.

- Нет, - она покачала головой. – Ты кое-что другое, - она провела рукой по его волосам каким-то несвойственным для неё жестом. – Но я не скажу.

- Почему?! Почему, Ада? Я хочу знать, что меня ждёт! Неужели ты не можешь мне рассказать? – он схватил её за руки, сжимая её тонкие запястья. – Пожалуйста, скажи мне!

- Если я скажу тебе, ты попробуешь изменить это. К тому же, ты итак на распутье.… Это закон,… пожалуйста, отпусти. Больно, - она всхлипнула, и Мишель нехотя разжал руки.

– Но ты гораздо сильнее, чем ты сам думаешь, - добавила она. – И помни, если ты не веришь в свои силы, то как могут поверить остальные? Разве ты тот мальчик, который приехал сюда?

- Прости, пожалуйста… я не хотел делать тебе больно, - пробормотал он, уже почти не слушая её. – Сам не знаю, что на меня нашло.

- Всё хорошо, - девочка мило ему улыбнулась. – Не сиди на полу. Скоро начнётся обед. Сегодня твои любимые тефтельки, - она встала, отряхнула платье и протянула ему руку. – Идём же.

Мишель взял её за руку и встал. Она тут же потащила его на выход. А мальчик всё пытался выкинуть из головы странное выражение лица девочки и её слова. Разумеется, она так мало сказала, но эти слова взволновали мальчика. Но самое главное он услышал – он достаточно силён.

Дети вышли из тренировочного зала и поднимались по узкой винтовой лестнице на первый этаж. Мишель ушёл глубоко в свои мысли и заметил, что ему что-то говорят не сразу.

-А? – очнулся он.

- Кстати, братик тебе не говорил, что сегодня ночью он примет тебя в род? – повторила недовольно она и кинула на него озорной взгляд. – И ты станешь моим братиком тоже.

- А… что?! Нет, не говорил, - он аж открыл рот от удивления. – Скорее бы! – он даже шагу прибавил. Ему хотелось, чтобы ночь скорее наступила. Чем скорее он снова станет аристократом, тем лучше. К тому же ему нужно будет помогать Гарри в Хогвартсе и отвлекать от него подозрения. Ведь он же справится? Правда ведь?

И ещё немного лжи во Благо

Гарри вернулся в дом Дурслей и был весьма опечален этим событием. Но, как Алард объяснил, ему нужно было примелькаться на Тисовой улице, попасться на глаза старой сквибе, а ещё лучше, навязаться ей в гости и наплести про школу.

Вот мальчик и отправился «погулять» с утра, надеясь, что его пригласят, чтобы расспросить поподробнее. Он прошёлся несколько раз туда-сюда по Тисовой улице, время от времени поглядывая на дом номер пять. Его расчёт оправдался, и на крылечке возникла фигура женщины.

-Гарри, как ты вырос. Давно тебя видно не было. Проходи, чайком угощу, - она дружелюбно ему улыбнулась, пристально разглядывая мальчика. Гарри зашёл в домик и сел на диван. Маленькая тесная комнатка. Вокруг, как обычно, много кошек, от которых мальчика порой тошнило. И этот кошачий запах. Но сейчас он был даже рад.

-Всё в порядке, миссис Фигг, - он взял в руки розовую чашку с чаем. – Я учился в школе-интернате, и они смогли привить мне хорошие манеры, - он криво улыбнулся, надеясь, что она спишет это на то, что прививали они не самыми лучшими способами.

Сквиба покивала, и мальчик увидел сочувствие в её взгляде. Но отчего-то ему показалось, что это сочувствие не было таким уж искренним. Они поговорили, при этом Гарри нёс какую-то чушь, без подробностей, надеясь, что его скудной информации хватит, чтобы женщина захотела написать Дамблдору письмо. Он поймал себя на мысли, что уже не жалеет, что Аларду пришлось применить Обливэйт. Ведь иначе, у Гарри не было бы счастливого детства.

Он старался выставить себя вежливым, но не особо доверчивым мальчиком, который провёл много времени в школе со строгими нравами и хочет немного свободы. Разумеется, до этого на словах он много обсуждал с Алардом, как себя вести, но на деле это оказалось гораздо сложнее. Быть тем, кем ты не являешься – наивным глупым ребёнком. Гарри не мог поверить, что мог приехать туда неподготовленным.

Арабелла внимательно наблюдала за этим мальчиком. Мистер Лапка сообщил ей, что Гарри вернулся на Тисовую улицу из своей школы и решил погулять. Она видела вчера его и Вернона, возвращающихся откуда-то с кучей новых вещей. Вероятно, Гарри получил письмо и отправился в Косой переулок. Женщина была рада, что всё обошлось. Она побаивалась, что магглы не захотят отдавать Гарри. Ей лишь немного удивило, что сопровождал Гарри Вернон, а не Петунья. Впрочем, возможно она просто не хотела возвращаться в то место, которое напоминало ей о сестре. Миссис Фигг вздохнула и задала Гарри очередной вопрос. Ей нужно было впервые написать обстоятельное письмо Дамблдору. Правда некоторые нравы в той школе, о которой говорил Гарри, показалось ей слишком строгие, она лишь вздохнула. Сейчас писать Дамблдору смысла уже нет. Гарри скоро едет в Хогвартс и познакомится с директором воочию.

Примерно через час мальчик смог вырваться из гостей и направился в дом. Он толкнул дверь, которая оказалась открыта, и зашёл.

Голосов Дурслей он не слышал, и стал подниматься по лестнице. На самом верху стоял Дадли и угрожающе хмурился.

- Слышь, уродец! – начал он. – Я не позволю тебе портить мою жизнь! Ты был в своей школе столько времени, вот там оставайся!

- Дадли, я и не собираюсь здесь оставаться, - ответил Гарри, озадаченный «тёплым» приёмом кузена. – Так что отойди. Я скоро уеду. И поверь, буду рад больше не вернуться.

-Ты унизил меня! Ты заплатишь за это! – он подумал, что кузен чуть ли не в истерике, и его даже не слышит. Только мальчик никак не мог взять в толк, что же произошло, что привело его в такое состояние. Неужели вчерашнее происшествие?

- Дадли, сыночек, что происходит?! – прогремел голос дяди Вернона, и Гарри счёл, что лучше убраться с дороги.

- Я ничего не делал, - поспешил сказал мальчик, пока Дадли не наговорил глупостей. – Я только вернулся.

- Дадли, пойдём поговорим, - сказал сыну мужчина, стараясь выглядеть добродушным, а сам кинул злобный взгляд на племянника. Гарри испугался, снова испугался этого человека, который часто издевался над ним и всегда смотрел свысока. И хотя сейчас он был относительно защищён, ему не сразу удалось успокоиться.

Мальчик шмыгнул в свою комнату, закрылся изнутри на щеколду и упал на кровать. Чтобы успокоиться, он достал какую-то приключенческую книжку из сумки и погрузился в чтение, время от времени посматривая на открытое окно. Хедвиг уже должна была вернуться. Он же отправил письмо в Хогвартс ещё вчера, но ответа пока не дождался и немного нервничал. Гарри хотел провести свой день рождения дома, в кругу семьи, а не у Дурслей. Память о том, какое «счастье» они ему устраивали, была ещё слишком свежа.

Когда Гарри проснулся, то сова уже сидела в клетке, а на столике лежало письмо, на котором был герб Хогвартса. Мальчик сел в кровати, быстро взял конверт, распечатал его и пробежался глазами по строчкам. Там его благодарили за ответ и сообщали, во сколько прибудет поезд. В конверте также обнаружился билет на платформу 9, который представлял собой небольшую серебристую карточку с золотистой рамкой, в которой было написано название поезда, а в центре – платформы.

Мальчик бережно убрал билет в карман сумки, которую вытащил из-под кровати, где прятал её от Дадли. Недавно они были на рынке в Германии, где Гарри приобрёл себе сумку с третьим измерением, которая выглядела явно лучше, чем тот портфель, который он купил себе в Косом переулке. Он смотрелся как то по-детски, по сравнению с красивой кожаной сумкой с кучей полезных функций, к коим относилось наличие скрытых отделений, где мальчик намеревался прятать те книги, которые не стоит видеть никому, кроме Мишеля.

Когда за ним пришёл Алард, мальчик не удержался и бросился к нему, обнимая. Он тут же постыдился из-за своего неожиданного порыва, но его уже стиснули в объятиях, по-доброму смеясь.

-Ты уже собрался, не так ли? – мужчина отпустил его и потрепал по волосам, вызвав недовольное ворчание Гарри.

-Не трогайте. Не люблю, когда они торчат. Вы же знаете, я всегда готов уйти отсюда, - он запихнул в рюкзак свою ночнушку и оставшиеся вещи, сбегал за зубной щёткой.

После мужчина попрощался с Дурслями, и под покровом ночи они вышли на задний двор и трансгессировали. Гарри, держа в руках свою сумку, улыбался, видя привычный силуэт дома, где его уже ждали – Мишель и Ада.

Они зашли в холл, где Гарри тепло поприветствовал Бернард. Мальчик присел на одно колено и начал уже было переобуваться, когда услышал тихий голос.

-Гарри!

Мальчик резко поднял голову и увидел Мишеля, стоящего в дверях. Тот стоял в дверях гостиной и тепло улыбался ему. Волосы его теперь отчётливо отливали рыжиной, а выражение лица было счастливым до невозможности.

- Привет тебе с Луны, - высунулась из-за его спины Ада и состроила Гарри рожицу. А после побежала к нему и сбила с ног, не обращая внимания на вопли и смех Гарри. Мишель тоже присоединился.

Гарри, задыхаясь от смеха и пытаясь отпихнуть от себя друзей, отчётливо понял, что это его родной дом, и ничто ему его не заменит. И что сегодня, в его день рождения, он будет счастлив.

Хогвартс-экспресс

Гарри сидел в машине дяди Вернона и нервничал. Они ехали достаточно быстро, и должны были успеть на вокзал в срок, но мальчик не мог успокоиться. Месяц назад Гарри Поттеру исполнилось одиннадцать лет, и сегодня он ехал в Хогвартс. Для этого ему пришлось вернуться к Вернону заранее и помельтешить перед взором Миссис Фигг. Он помнил даже отговорку на предмет того, почему он не приезжал летом раньше – у них в школе была работа и лагеря. А Дурсли с радостью доплачивали, лишь бы его подольше не видеть.

Он бы хотел быть сейчас на вокзале с Алардом, но им нельзя было, чтобы их связали. Да и мужчине нужно было примелькаться там, появившись с сыном и перекинувшись парой слов с другими аристократами. Так что на сей раз Гарри отвозили магглы. С какой целью Алард устраивал авантюру с прогулкой по Косой Аллее в облике Вернона, если всё равно отправил мальчика к ним, он не понимал, но, видимо, у того были какие-то причины так поступить. Возможно, мужчина сможет как-нибудь появляться под видом маггла, чтобы забрать Гарри и тому не понадобится приезжать на Тисовую улицу.

Мальчик поморщился, вспомнив о сквибе. Она могла ему всё испортить. Теперь отговорки с летом не будут работать, и как обмануть Дамблдора, Винт обещал подумать. И Гарри искренне надеялся, что он что-нибудь придумает, так как времяпрепровождение в доме у Дурслей у него в планы не входило. Возможно, они будут там, на лето куда-то уезжать и тогда можно просто сделать, что он уедет с ними.

- Вылезай, - буркнул Вернон, останавливая машину, выходя и вытаскивая из багажника и с заднего сидения все вещи мальчика. Гарри с готовностью вылез, погрузил всё на стоящую неподалёку тележку, попрощался с дядей и покатил тележку в сторону платформы девять. К счастью, ему уже объясняли, как попасть на нужную платформу, а то он мог бы и растеряться.

Краем глаза он видел стоящую неподалёку рыжеволосую семью, состоящую из рыжеволосых женщины, мужчины, четырёх мальчишек разного возраста и одной девочки. У мальчика сложилось ощущение, что от них одних было шума больше, чем от всего вокзала.

- Я так и думала, что здесь будет толпа магглов, - говорила рыжеволосая женщина своим отпрыскам. У мальчика сложилось такое чувство, что она нарочно говорит это громко, но он решил не заморачиваться и побежал в сторону разделительного барьера, зажмурившись. Через несколько минут он оказался на платформе.

Хогвартс экспресс был ярко-алого цвета, а на табло было написано время отправления «11.00». Здесь было многолюдно, и Гарри стал пробираться к ближайшему ему входу, расчищая себе путь тележкой. Он нервно пригладил волосы и оглядывался, стараясь найти Мишеля, но людей было слишком много.

Взрослые переговаривались с детьми, совы недовольно ухали, коты мяукали и шастали под ногами. Мальчик споткнулся и чуть не упал. Когда он добрался до входа в вагон, то сперва затащил клетку с Хедвиг, а потом уже сумку и рюкзак, который всё же решил взять в последний момент, потому что третий, золотой котёл у него в сумку уже не помещался, а тащить тяжеленный чемодан только из-за него не хотелось. Гарри упирался, ворча, что он это убожество с собой не повезёт, но Ада его переубедила, резонно предложив спрятать его в самое тёмное место в Хогвартсе, когда он туда доедет.

Мальчик дошёл до хвостового купе и удобно расположился там, поставив рядом с собой сумку, а клетку и портфель отправляя в угол. Ему не хватало роста, чтобы положить его на полку над собой. Он решил, что с Мишелем может и придумает что-нибудь.

Гарри бухнулся на сидение и вытер пот со лба. Ему здесь нравилось, но он всё ещё сильно нервничал. Как-никак, он едет в Хогвартс, место, которое на ближайшие семь лет станет его домом. А после его лицо помрачнело, и он мысленно добавил «И полем битвы».

Он видел в окно, как та самая рыжеволосая женщина что-то выговаривает близнецам, а после внезапно достаёт носовой платок и начинает тереть самому младшему нос. Мальчик покраснел и шипел, видимо прося её прекратить, но мать не прислушивалась к его просьбам. Гарри хмыкнул, подумав, что ему было бы стыдно, если бы с ним обращались так. Если бы просто как с ребёнком, он бы стерпел. Он всё ещё маленький, но вот так… как с несмышлёнышем.

Через несколько минут дверь его купе открылась, и сюда заглянул рыжий мальчик с грязным носом, высокий, тощий и нескладный. Лицо у него было усыпано веснушками.

-Здесь свободно? Остальные купе уже заняты, - немного виновато произнёс он, обращаясь к Гарри. Тот дружелюбно ему улыбнулся.

-Да, проходи, садись, - он подумал, что нет ничего плохого в том, чтобы общаться с другими ребятами. Вдруг ему с ним учиться представит, а они поссорятся из-за такого пустяка как купе. Гарри решил встать поискать Мишеля, когда поезд уже тронется. -Я Рон, Рон Уизли, - мальчик сел напротив Гарри и посмотрел на него с любопытством. – А тебя звать как?

-Я Гарри, Гарри Поттер, - представился мальчик, немного скромно улыбаясь. Он решил, что всю жизнь скрывать, кто он, не получится.

Рон открыл рот от удивления и стал таращиться на Гарри как на обезьяну в зоопарке, отчего тому стало неуютно.

- Ты правда Гарри Поттер? Тот самый, который, ну… это, - и он стал размахивать руками, а после показал пальцем на его лоб.

Гарри ничего не оставалось, кроме как кивнуть и провести рукой по волосам, открывая шрам. Выражение лица Рона стало ещё более шокированным, хотя, казалось бы, больше некуда уже.

- А ты помнишь этого… Сам-знаешь-кого? – набросился он с расспросами. – Как ты его победил?! Ты вообще что помнишь?

Мальчику не нравились такие вопросы. Он счёл, что это невежливо, спрашивать такие вещи в первые секунды после знакомства. А Рон, словно не видя немного недовольного выражения его лица, продолжал.

-А свою семью ты помнишь? А как выглядел Сам-знаешь-кто? А сколько тебе было лет, когда ты его победил? Год, да? А на какой факультет ты хочешь?

- Извини, Рон, но мне кажется, что вопросы о семье задавать неприлично, - немного холодно ответил Гарри. Они только знакомы, а он ведёт себя так, будто они друзья уже всю жизнь. – Я бы не хотел об этом говорить. Мои родители умерли, и я их совсем не помню.

- Ой, прости, - отмахнулся он, но, судя по выражению его лица, он отнюдь не чувствовал себя виноватым.

Тут дверь купе снова открылась, и Гарри с радостью увидел Мишеля, который выглядел как аристократ в своём новом наряде. Также он смог причесать свои волнистые волосы, и теперь выглядел весьма презентабельно. Заметив, что в купе кто-то лишний, он спросил.

-Могу я зайти?

Гарри с готовностью разрешил, заметив, что Рон кинул на Мишеля подозрительные взгляды, а после наклонился и зашептал.

- Слушай, не стоит, а? Он аристократ, а они почти все были на стороне Ты-знаешь-кого. Это может быть опасно! – он говорил вполголоса, хотя Мишель всё равно слышал, и хотел было что-то ответить на это, но Гарри его опередил.

- Он наш ровесник, то есть он не мог быть на его стороне, - довольно громко сказал Гарри. – Я не понимаю, почему ты возмущён? Я не хочу ни с кем ссориться, даже не появившись в школе. Это просто глупо. Зачем сразу находить себе врагов, - с каждой минутой рыжий нравился ему всё меньше и меньше. Он отчётливо видел недовольство в его глазах на его слова.

Рон надулся и замолчал, пока Мишель устраивался рядом с Гарри.

-Мишель Винт, - «представился» он, стараясь сдержать смех. В глазах плясали озорные бесята, и друг слишком хорошо знал его, чтобы понять, что тот что-то задумал. – А ты?

-Гарри Поттер, - снова назвал своё имя Гарри, пожал протянутую руку, дружелюбно улыбаясь и полностью переключая внимания с Рона на него. Рыжик засопел, но мальчики на него никак не отреагировали.

- На какой ты факультет собираешься? – спросил Рон у Гарри, решив примириться с присутствием другого мальчика. Он хоть и был простодушным, но не полным же идиотом.

- Я пока не решил, - признался Гарри. – У меня есть выбор, но…

Рон перебил его, его не дав договорить, и удостоился презрительного взгляда Мишеля. Впрочем, рыжий этого, похоже и не заметил.

- У меня братья учатся на Гриффиндоре, целых трое, - он сперва похвастался, а после грустно добавил. – Правда все чем-то отличаются… Перси старостой стал и летом достал всех. Близнецы очень любят хулиганить, но они умные. А я последний… Только младшая сестра ещё есть.

- Мне кажется, что большую семью иметь здорово, - заметил Мишель, доставая из ближайшего отдела своей сумки сменную одежду. – У меня тоже есть младшая сестра.

- Но не когда вас 5 штук, - буркнул Рон. – Я на Гриффиндор, наверное, попаду. Как и они, - он приободрился и добавил. – Это самый лучший факультет, - быстро говорил он, жестикулируя. – Там училось много великих волшебников. Сам Альбус Дамблдор там учился, - произнёс он с благоговением, и Гарри понял, что с этим мальчиком у него не может быть ничего общего. От человека, который так обожает кого-то, можно всего ожидать. А ещё Гарри решил, что на Гриффиндор он точно не попадёт – это худший вариант из всех возможных.

Он представил целый факультет Ронов, и вздрогнул от ужаса. Нет, он однозначно этого не переживёт. Мальчик и от одного уже начал уставать, но пока внимательно слушал, думая, как бы повежливее от него отвязаться.

- Но хуже всего – попасть в Слизерин, - воскликнул рыжик, разводя руки в стороны. – Оттуда выходят только тёмные маги. Сам-знаешь-кто учился на этом факультете. Это просто ужасно! Как люди могут быть такими злыми?!

Гарри с Мишелем обменялись скептическими взглядами. Мишель гадал, кого Рон больше бесит – Гарри или его самого. Надо же там глупо обо всём думать? Им мозги здесь, в Англии, промывают, что ли? Нет, конечно дети делят всё на чёрное и белое, но не до такой степени.

- Здесь всё хуже, чем мы думали, - прошептал он Гарри на ухо, пока тот силился уловить логику Рона, почему, если дети бывших Пожирателей Смерти на Слизерене, они уже автоматически злые.

Тут дверь открылась и на пороге возникла растрёпанная девочка.

- Гарри, привет! – жизнерадостно сказала она. – Наконец, я нашла тебя! Боялась, что уже не увижу.

- Привет, Гермиона, - он улыбнулся. – Проходи, садись к нам.

Мишель среагировал раньше него – он подошёл и помог девочке затащить её чемоданы внутрь.

- Как ты их дотащила? – спросил он у Гермионы, и та пробормотала, что ей просто повезло.

Сейчас в маленьком купе было довольно – таки уютно, хоть и яблоку было негде упасть – сумки занимали всё свободное место.

- Я прочитала всю Историю Хогвартса, а также все учебники, - сказала она, радостно улыбаясь. – Уверена, что буду зарабатывать много баллов для своего факультета. Вы куда хотите попасть? Я хочу в Рейвенкло. Уверена, там много умных ребят. Хотя Гриффиндор тоже неплохой вариант.

- А ты уже пыталась колдовать? – спросил у девочки Мишель. Но тут влез Рон, не давая ей ответить.

- А вы в квиддич играете? Или хотя бы слышали о нём?

- Нет. Глупый спорт, - бросил Мишель. Рон сразу же разразился возмущённой тирадой:

-Да что ты можешь понимать в этом?! Это же круто! Летать и забивать голы, а потом становиться знаменитым!

Тут уже Гарри надоело терпеть. Он был не против того, чтобы послушать разговоры Гермионы об учёбе, хотя считал, что она слишком серьёзно к этому относится, но вот реплики Рона он терпеть не хотел.

- Уходи, а? – сказал он твёрдо Рону, глядя ему в глаза. – Ты здесь только нам надоедаешь, - ему не хотелось хамить мальчику, но он понял, что иначе от него не отвязаться.

Глаза Рона широко распахнулись. Казалось, он никак не мог поверить, что Гарри Поттер просто указал ему на дверь. Мальчик давно ждал этого дня – он встретит известного героя, они поедут в одном купе, будут общаться. Он, Рон, знающий много о волшебном мире, расскажет многое Гарри и они подружатся. Буду вместе играть в шахматы, влипать в приключения и строить козни слизеренцам. А вместо этого он увидел серьёзного мальчика с упрямым взглядом зелёных глаз, который просто назвал его лишним. Это было уже невыносимо.

На мгновение в купе воцарилась тишина, после Рон встал и, схватив свой чемодан, пошёл к выходу.

- Ты пожалеешь! – он чуть не плакал. – Ты пожалеешь, что предпочёл мне заучку и сноба! – всхлипывая, проговорил он.

Груз на душе становился всё тяжелее. Рон всегда был в тени своих братьев, всегда был позади. И вот теперь, когда он мог выйти из-за их спин, он потерпел сокрушительное фиаско. Его просто с позором выставили. Он, словно приговорённый к казни, вышел, и со всей силы ударил дверью купе, уже не сдерживая слёз.

Гермионе было неудобно. Она не понимала, зачем с этим рыжим мальчиком так поступили. Он всего лишь один раз спросил о спорте волшебников, о котором лично она ничего не знала.

-Слушайте… зачем вы так с ним? – она пристально посмотрела на Гарри. – Ты не кажешься мне плохим, но ты его очень обидел. Он плакал, когда уходил… Разве это правильно?

От укоризненного взгляда карих глаз мальчику стало как-то не по себе, и он даже растерялся. Гарри даже подумал, что она права, и можно было как-то мягче. Но, заметив насмешливый взгляд Мишеля, который уж точно такими мыслями не терзался, Гарри вздохнул.

-Понимаешь, Гермиона, он очень настырно себя вёл. Всё время меня перебивал и пытался навязать то, что думает он. А я не люблю таких людей, извини, - он отвёл взгляд и продолжил. – Я не хотел его обижать, но он вёл себя глупо. К тому же, это ещё не ссора. Если что, я извинюсь перед ним в школе.

- Да… но он назвал меня заучкой. Почему? – вслух взялась рассуждать любознательная девочка. – Он же совсем меня не знает. Я только зашла сюда. Так почему?

- Ему просто показалось, что Гарри что-то ему должен, - вмешался Мишель в разговор, откладывая в сторону учебник по зельям, который читал уже который раз за сегодняшний день. – Потому он обиделся, что он решил общаться с нами. Видимо, ему просто неинтересно с теми, кто много знает.

Девочка задумчиво кивнула. Ей и впрямь стало понятнее поведение Гарри. Она перевела взгляд на Мишеля. Гермиона спросила.

-А вы давно знакомы?

-Нет, только познакомились, - отозвался Мишель. Она лишь недоверчиво посмотрела сперва на него, а потом на Гарри. Ей слабо в это верилось почему-то – возможно, пресловутая женская интуиция. Но от этого Герми только больше захотела подружиться с ними. Она любила разгадывать загадки. А Гарри Поттер был как раз этой загадкой, которую так хотелось разгадать.

Она догадалась, что это именно он, когда зашла в купе. Ей, разумеется, было любопытно ничуть не меньше, чем Рону, но прочитанная книга по этикету пошла на пользу. Гермиона не решилась задавать этот вопрос в лоб, чтобы не показаться невежливой. Если Гарри захочет, то он сам ей расскажет.

-Так на какой факультет вы хотите? Ты же чистокровный волшебник? – она обратилась к Мишелю. – Я читала, что они презирают магглорождённых.

- Это глупая позиция английских волшебников, - Мишель посмотрел на неё из-за книги по зельеварению, которая снова была у него в руках. – Я из Германии и там мы недолюбливаем магглов, но к магглорождённым и полукровкам не относимся плохо. У нас есть специальная школа в Европе, Пасифик. Там учатся только магглорождённые и полукровки. Гермиона, хочешь совет?

- Э… ну да, хочу, - растерялась девочка.

- Иди в Рейвенкло. Там тебе будет уютнее, чем в каком-либо другом месте. Там учится очень много одарённых волшебников. А распределительная шляпа может прислушаться к тебе. Просто рискни и всё.

- Он прав, - поддержал его Гарри. – Мы с Мишелем сами пойдём или в Рейвенкло или в Слизерин.

- В Слизерин? Разве это не факультет тёмных магов? – с искренним недоумением спросила она, но тут, вроде бы, было не всё потеряно. Ей стали объяснять, что она не права, и что они будут с ней дружить, независимо от того, на какой факультет она попадёт.

Мимо проходила женщина с тележкой сладостей и дети с удовольствием накупили всяких вкусностей. Разговоры свелись уже на менее официальные темы – вроде легенд магического мира, волшебных игрушек, которые Мишель описывал Гермионе.

- …И вот солдатики сами идут в бой, имитируя реальные исторические события… А железная дорога, где поезд ездит по кругу… и есть мини-карта одной из магических деревень, которую можно зарядить магией и она оживает. Там действительно маленькие люди…

- Ой, мы уже подъезжаем! – охнула Гермиона, выглядывая в окно. – Надо переодеться! Вы можете выйти?!

Через некоторое время они все собрались и, наконец, сошли с поезда. Сперва правда была жуткая толчея в коридорах, потому что выйти пытались все. И одновременно.

Распределение

Сейчас был уже поздний вечер, и на улице было довольно прохладно. Они приехали в какую-то деревню. Гарри видел многочисленные маленькие деревянные домики, стоящие неподалёку. Где-то впереди светилась вывеска «Зонко».

-Первокурсники! Первокурсники, сюда! – раздался зычный голос с другого конца перрона, и группа детей медленно двинулась в сторону высокой фигуры, стоящей там. Когда они подошли поближе, то они увидели настоящего великана. Мишель невольно вспомнил того человека, за которым они скользнули следом в Косой переулок несколько лет назад. Тот был таких же внушительных габаритов.

- Я Хагрид. И я отвезу вас в замок! – прогрохотал он. – Следуйте за мной, и не отставайте!

Они шли в полной темноте, цепляясь друг за другом. Вокруг был лес, который напугал некоторых особо впечатлительных детей, но в целом всё было хорошо, и никто не потерялся.

- Вот, сейчас вы увидите Хогвартс, - услышали первокурсники полный гордости голос великана. Они находились на берегу огромного озера. Отблески лунного света играли на его зеркальной поверхности, а на небе не было ни облачка, и можно было видеть россыпи звёзд. На другой стороне озера высился огромный замок с башенками и бойницами. Он выглядел грандиозно и внушительно, внушая состояние благоговейного трепета.

Гарри смотрел на него, как зачарованный, не в силах отвести взор. Вид великолепного замка потряс его до глубины души. Он, конечно, знал, что это древний замок, но реальность превзошла все его ожидания.

-Первокурсники, по лодкам! По четыре человека в одну! – снова прогромыхал Хагрид, и его голос вывел Гарри из оцепенения.

Он сел в лодку вместе с Мишелем и Гермионой. Ещё к ним присоединился тихий полный мальчик, который всё время норовил посмотрел в дно лодки и то и дело панически поглядывал на водную гладь, кажется, побаиваясь того, что он может упасть. В руках он держал жабу и крепко прижимал её к себе. Гарри даже показалось, что он её такими темпами задушит, но он ничего не сказал. Ему не хотелось ничего говорить.

- Как красиво… - мечтательно произнёс Мишель, опуская руку в воду и наблюдая, как вода её огибает. – Здесь замечательно. Правда, Гарри?

Ему ответом был только рассеянный кивок. Вскоре друг к нему присоединился и практически всё время, пока они плыли, мальчишки опускали руки в воду и наблюдали.

Когда лодочки доплыли до противоположного берега, куча ребятишек вылезла и столпилась у подножия каменной лестницы. Хагрид ещё раз проверил, все ли на месте, и повёл детей вверх по каменным ступеням к замку. Первокурсники, путаясь в длинных мантиях, следовали за ним.

Они остановились у самого входа, и великан трижды постучал в ворота замка. Несколько секунд ничего не происходило, а после они вдруг распахнулись. В воротах стояла высокая женщина в чёрной мантии и остроконечной шляпе. У неё было суровое лицо и серьёзный взгляд, который потеплел, едва она увидела детей.

-Рада приветствовать вас в Хогвартсе. Я профессор МакГонагалл, заместитель директора и декан факультета Гриффиндор, - мягко сказала она им. Хотя её голос был строгим, в нём можно было отчётливо расслышать нотки заботы.- Прошу вас следовать за мной, - и она пошла через холл к большим двустворчатым дверям.

Дети поспешили за ней. Она остановилась у дверей и повернулась к ним.

-Подождите несколько минут. Когда двери откроются, проходите внутрь и идите к дальнему концу зала и ждите. Сначала вас ждёт церемония распределения, а после праздничный ужин. Церемония распределения по факультетом очень важна. Ваш факультет станет для вас вторым домом, так что отнеситесь к этому ответственно. Факультетов в школе четыре – Гриффиндор, Рейвенкло, Хаффлпафф и Слизерин. У каждого из них богатая история и из каждого выходили известные волшебники и волшебницы. За ваши успехи ваш факультет будет получать очки, а за нарушения правил – терять. Я вернусь через несколько минут. Ведите себя тихо. Всем всё понятно?

Ответом ей был нестройный хор голосов. Женщина зашла в большой зал и прикрыла за собой дверь. Дети начали осматриваться.

Гарри чувствовал себя немного неуютно. Разумеется, он волновался. Ведь несмотря на всё, чему его учил Алард, он оставался ребёнком. И теперь, кинув взгляд на стоящих рядом друзей, он понимал, что он не один такой. Гермиона взяла его за руку и ободряюще ему улыбнулась. Мальчик вернул улыбку, и на душе стало немного легче.

Внезапно воздух прорезали истошные крики и Гарри даже подпрыгнул от неожиданности.

— Что?… — начал было он, но осекся, увидев, в чем дело, и широко раскрыл рот. Как, впрочем, и все остальные.

Через противоположную от двери стену в комнату просачивались призраки — их было, наверное, около двадцати. Жемчужно-белые, полупрозрачные, они скользили по комнате, переговариваясь между собой и, кажется, вовсе не замечая первокурсников или делая вид, что не замечают. Судя по всему, они спорили.

— А я вам говорю, что надо забыть о его прегрешениях и простить его, — произнес один из них, похожий на маленького толстого монаха. — Я считаю, что мы просто обязаны дать ему еще один шанс…

— Мой дорогой Проповедник, разве мы не предоставили Пивзу больше шансов, чем он того заслужил? Он позорит и оскорбляет нас, и, на мой взгляд, он, по сути, никогда и не был призраком…

Призрак в трико и круглом пышном воротнике замолчал и уставился на первокурсников, словно только что их заметил.

— Эй, а вы что здесь делаете?

Никто не ответил.

— Да это же новые ученики! — воскликнул Толстый Проповедник, улыбаясь собравшимся. — Ждете отбора, я полагаю?

Несколько человек неуверенно кивнули.

— Надеюсь, вы попадете в Хаффлпафф! — продолжал улыбаться Проповедник. — Мой любимый факультет, знаете ли, я сам там когда-то учился.

— Идите отсюда, — произнес строгий голос. — Церемония отбора сейчас начнется.

Это вернулась профессор МакГонагалл. Она строго посмотрела на привидения, и те поспешно начали просачиваться сквозь стену и исчезать одно за другим.

— Выстройтесь в шеренгу, — скомандовала профессор, обращаясь к первокурсникам, — И идите за мной!

Гермиона, нервничая, сильнее вцепилась в руку Гарри, заставив его поморщиться. Он стоял сразу за Мишелем, не желая лезть вперёд и выставляться на всеобщее обозрение. Неприятное чувство его не оставляло. Для мальчика не было внове так нервничать, но он и не подозревал, что будет так сильно переживать из-за распределения.

Двустворчатые двери отворились, и профессор Макгонагалл провела их внутрь. Зал был огромен – здесь стояло четыре стола, на которых стояла золотая посуда. А с потолка свешивались гербы факультетов. Хотя потолок неверное слово – здесь не было потолка, а только звёздное небо, прекрасное и столь же далёкое как и настоящее.

- Это ненастоящее небо. Оно просто так выглядит. Его заколдовали Основатели при строительстве школы, - вещала Гермиона, чуть отстав от Гарри. Она, когда нервничала, начинала постоянно демонстрировать свои знания, раздражая при этом остальных. Мальчику показалось, что он слышит Рона, ворчащего, что Гермиона заучка. Также Гарри увидел стол преподавателей, но сейчас он его не спешил разглядывать, на минуту задержав взгляд на длиннобородом худом старце, Альбусе Дамблдоре.

Он быстро перевёл взгляд на табурет и лежащую на нём старую латанную-перелатанную шляпу.

На несколько секунд в зале воцарилась полная тишина. А затем Шляпа шевельнулась. В следующее мгновение в ней появилась дыра, напоминающая рот, и она запела:

Может быть, я некрасива на вид,

Но строго меня не судите.

Ведь шляпы умнее меня не найти,

Что вы там ни говорите.

Шапки, цилиндры и котелки

Красивей меня, спору нет.

Но будь они умнее меня,

Я бы съела себя на обед.

Все помыслы ваши я вижу насквозь,

Не скрыть от меня ничего.

Наденьте меня, и я вам сообщу,

С кем учиться вам суждено.

Быть может, вас ждет

Гриффиндор, славный тем,

Что учатся там храбрецы.

Сердца их отваги и силы полны,

К тому ж благородны они.

А может быть,

Пуффендуй ваша судьба,

Там, где никто не боится труда,

Где преданны все, и верны,

И терпенья с упорством полны.

А если с мозгами в порядке у вас,

Вас к знаниям тянет давно,

Есть юмор и силы гранит грызть наук,

То путь ваш — за стол Когтевран.

Быть может, что в Слизерине вам суждено

Найти своих лучших друзей.

Там хитрецы к своей цели идут,

Никаких не стесняясь путей.

Не бойтесь меня, надевайте смелей,

И вашу судьбу предскажу я верней,

Чем сделает это другой.

В надежные руки попали вы,

Пусть и безрука я, увы,

Но я горжусь собой.

Как только песня закончилась, весь зал единодушно зааплодировал. Шляпа поклонилась всем четырем столам. Рот ее исчез, она замолчала и замерла.

Профессор МакГонагалл шагнула вперед, в руках она держала длинный свиток пергамента.

— - Вам нужно будет сесть на табурет, а я надену шляпу вам на голову, — произнесла она. — Начнем. Аббот, Ханна!

Девочка с белыми косичками и порозовевшим то ли от смущения, то ли от испуга лицом, спотыкаясь, вышла из шеренги, подошла к табурету, взяла Шляпу и села. Шляпа, судя по всему, была большого размера, потому что, оказавшись на голове Ханны, закрыла не только лоб, но даже ее глаза. А через мгновение…

— ХАФФЛПАФ! — громко крикнула Шляпа. Те, кто сидел за крайним правым столом, разразились аплодисментами. Ханна встала, пошла к этому столу и уселась на свободное место. Гарри заметил, что крутившийся у стола Толстый Проповедник приветливо помахал ей рукой.

— Боунс, Сьюзен!

— ХАФФЛПАФ! — снова закричала Шляпа, и Сьюзен поспешно засеменила к своему столу, сев рядом с Ханной. — Бут, Терри!

— РЕЙВЕНКЛО!

Теперь зааплодировали за вторым столом слева, несколько старшекурсников встали со своих мест, чтобы пожать руку присоединившемуся к ним Терри.

Мэнди Броклхерст тоже отправилась за стол факультета Рейвенкло, а Лаванда Браун стала первым новым членом факультета Гриффиндор. Крайний слева стол взорвался приветственными криками, и там Гарри увидел рыжих мальчишек, видимо, братьев Рона.

Миллисенту Булстроуд определили в Слизерин. Он совсем не обратил внимания в каком порядке идут имена и застыл как громом поражённый, когда Макгонагалл вызвала Мишеля.

- Винт, Мишель!

Мальчик вышел с достоинством, подошёл к табурету и сел. Его сердце билось быстро-быстро, но он старался держать себя в руках. Сейчас наступил тот момент, которого он так долго ждал. Он знал, что Гарри пойдёт за ним, неважно на какой факультет.

На его голову опустилась шляпа, и она действительно замолчала на некоторое время, а после стала ему шептать «Какой странный юноша… Я вижу в вас отчаянное стремление к знаниям, но не ради самих знаний. Храбрости вам не занимать, но осторожности больше… что ж, решение принято…»

-СЛИЗЕРИН! – выкрикнула она. Мишель с явным облегчением слез с табурета, отдал шляпу профессору и направился к своему столу, где змейки уже апплодировали, искренне радуясь новому студенту. Теперь оставалось только ждать Гарри. Мальчик не сводил глаз с друга. После перевёл взгляд на Асторию, которая тоже присоединилась к столу Слизерина. Девушка села в самом конце стола и поздороваться с ней Гарри не смог.

А распределение продолжалось.

— Финч-Флетчли, Джастин!

— ХАФФЛПАФ!

Гарри заметил, что решая, куда отправить Мишеля, шляпа надолго задумалась. То же самое было и с Симусом Финниганом, светловолосым мальчиком, стоявшим в шеренге перед Гарри. Он просидел на табурете почти минуту, пока Шляпа не отправила его за стол Гриффиндора.

— Гермиона Грэйнджер!

Девочка, глубоко вздохнув, чуть ли ни бегом бросилась к стулу, села и зажмурилась. В зале воцарилась тишина. Наконец, шляпа открыла рот и выкрикнула.

-РЕЙВЕНКЛО!

Гермиона встала, положила шляпу на табурет и пошла к своему тёмно-синему столу, где её уже приветствовали её новые однокурсники. Она села на сидение рядом с темноволосым мальчиком Терри Бутом, которого распределили сюда же немного раньше.

Когда вызвали того темноволосого мальчика, который ехал в одной лодке с Гарри, тот просидел довольно долго на табурете, прежде чем шляпа отправила его в Гриффиндор. Причём мальчику показалось, что её голос был полон сомнений. Он умудрился пойти к своему столу, забыв снять шляпу. Весь зал расхохотался.

Следующим вызвали светловолосого мальчика с высокомерным выражением лица. Гарри узнал, что его зовут Драко Малфой и припомнил всю информацию, которую читал о нём – наследник одного из самых влиятельных родов Англии, сын Пожирателя Смерти. Мальчик, разумеется, оказался на Слизерене, как и его друзья, которые ранее попали туда же. Сам Гарри ещё не решил как себя с ним вести, но открыто враждовать всё же не стоит. Малфой доставит ему много проблем, если это случится. Алард не раз пытался донести до него эту мысль.

Не прошедших отбор первокурсников оставалось все меньше.

Мун, Неллори, Нотт, Паркинсон, девочки-близнецы Патил, Сатарелл, затем Салли-Энн Перке и, наконец…

— Поттер, Гарри!

Гарри сделал шаг вперед, и услышал как зал всколыхнулся и отовсюду стали доноситься шепотки.

— Она сказала Поттер?

— Тот самый Гарри Поттер?

Последнее, что увидел Гарри, прежде чем Шляпа упала ему на глаза, был огромный зал, заполненный людьми, каждый из которых подался вперед, чтобы получше разглядеть его. А затем перед глазами встала черная стена.

— Гм-м-м, — задумчиво произнес прямо ему в ухо тихий голос. — Непростой вопрос. Очень непростой. Много смелости, это я вижу. Пытливый ум. И таланта хватает — о да, мой бог, это так. Но также у тебя есть некоторые знания, стремления и амбиции… и только один факультет будет соответствовать твоим желаниям. Ты понимаешь, о чём я говорю?

Гарри крепко вцепился обеими руками в сиденье табурета.

- Вы говорите о Слизерене, - уверенно подумал он. – Вы правы. Я хочу туда, потому что там будет учиться мой друг.

- Я так и знала. Но помни, всегда смотри за своей спиной. Слизерин может изменить тебя, и только ты будешь знать, стоит ли это делать. СЛИЗЕРИН! – выкрикнула она, и мальчику показалось, что она нарочно повысила голос. Он стащил шляпу, отдал её ошарашенной профессору МакГонагалл и, гордо прошествовав к своему столу, сел между Мишелем и Малфоем.

Всё это время хлопал только Слизерин, порядком удивлённый таким развитием событий. Гарри кинул украдкой взгляд на учительский стол и заметил, что не только дети были удивлены, но и взрослые. Особенно Дамблдор. При этой мысли мальчик почувствовал мстительное удовлетворение. Едва приехав в школу, мальчик смог поломать его планы, что бы он там не замышлял. После он одёрнул себя, сказав мысленно, что мал ещё тягаться с могущественным директором.

-Теперь ты с нами, - шепнул ему Мишель. – Я же говорил, что мы будем учиться вместе.

- Я и не сомневался, - улыбнулся Гарри. Только теперь зал спохватился и разразился аплодисментами. Взгляд мальчика выхватил потрясённое и недовольное лицо Рона, который всё ещё стоял в шеренге, дожидаясь своей очереди.

Как бы то ни было, распределение шло своим чередом. Осталось всего несколько ребят. Лайзу Турпин зачислили в Рейвенкло, и теперь пришла очередь Рона, всё ещё потрясённого тем, что Герой Волшебного мира попал в Слизерин. Он выглядел странно растерянным. Шляпа громко завопила:

— ГРИФФИНДОР!

Рон направился туда, всё ещё разбитый и даже не обращал внимания на поздравления старших братьев. Профессор МакГонагалл скатала свой свиток и вынесла из зала Волшебную шляпу.

Гарри повертел в руках кубок, в котором должно было быть питьё и вздохнул.

- Давай познакомимся, что ли, Поттер, - хмыкнул Малфой, изучающе глядя на мальчика, который выжил.

- Твоё имя я уже слышал, - в тон ему ответил Гарри. – Будем знакомы. Нам же теперь вместе учиться.

Больше не обращая внимания на Малфоя, он посмотрел на учительский стол. До того он был слишком взволнован, чтобы рассматривать учителей, но теперь у него появилось время.

В центре сидел, разумеется, Альбус Дамблдор. По правую руку от него – села профессор МакГонагалл, рядом с ней ещё три незнакомые женщины – низенькая, пухленькая колдунья с добрым выражением лица, кудрявая темноволосая женщина с ясным взглядом серых глаз и сухощавая старушка. Последняя справа от директора женщина напомнила ему профессора Макгонагалл – строгая с серьёзным лицом. Ещё одно место пустовало. Слева сидел темноволосый мужчина с крючковатым носом, одетый во всё черное. Он не заметил того, что на него смотрят, потому что в этот момент что-то рассерженно шипел на ухо директору. Дамблдор что-то ему говорил, но отсюда слышно не было. Гарри без труда узнал в нём мрачного молодого человека из фотоальбома матери – профессора Северуса Снейпа. Рядом с ним сидел странный тип в тюрбане, который почему-то мальчику сразу не понравился. Он не мог понять, почему, но доверился своей интуиции. А когда тот кинул на мальчика взгляд, Гарри поморщился от боли в шраме и потёр лоб.

-Эй, всё в порядке? – спросил Драко.

Гарри кивнул и посмотрел на очень маленького профессора, который чем-то напомнил ему гоблинов. Последней учительницей была очень смуглая с собранными в хвост чёрными волосами.

- Слушай, а кто это, тот в тюрбане? – спросил он у Малфоя всё же, стараясь не смотреть на странного учителя, что не очень-то получалось. – Который с тем черноволосым мрачным типом рядом с директором?

- А… со Снейпом? Северус Снейп – наш декан. Ты с ним познакомишься, - жизнерадостно пообещал Драко. – А рядом с ним… - мальчик наморщил лоб, пытаясь припомнить имя профессора. – Кажется, Квирелл. Будет вести Защиту от тёмных искусств. Без понятия, кто он такой. Вроде бы из магглокровок… - его тон звучал презрительно, и Гарри подумал, что мозги здесь промыли не только светлым.

Когда директор встал со своего стула с высокой спинкой, в зале воцарилась тишина.

-Добро пожаловать в Хогвартс, дорогие ученики! – начал он, и голос его было слышно в самых дальних уголках Большого зала. - Прежде чем мы начнем наш банкет, я хотел бы сказать несколько слов. Вот эти слова: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Все, всем спасибо!

Дамблдор сел на свое место. Зал разразился радостными криками и аплодисментами. Вернее, две трети. За столом Слизерина половина ребят сидела с каменными лицами. Да и сам Гарри сидел и не знал, смеяться ему или нет. Директор показался ему странным. Но долго подумать ему не дали: на столе появилось множество разных блюд. Такого разнообразия мальчик не видел даже у Аларда. Попросив какого-то угрюмого старшекурсника передать ему запеканку, несколько разных стейков и немного салата, мальчик отпил немного тыквенного сока из кубка и поморщился.

- Фу, какая гадость, - пробурчал Мишель. – Это обязательно пить?

- Наверное, - фыркнул Гарри и принялся за свой ужин, отставив мерзкое питьё в сторону. Он отвлёкся лишь когда почувствовал, что кто-то на него смотрит. Подняв глаза, Гарри встретился взглядом с Северусом Снейпом. Сразу же он почувствовал, что по его спине пробежали мурашки. Мальчик никогда не сталкивался с тем, чтобы его так ненавидели. Но скорее из природного упрямства, чем из-за чего-либо ещё, он встретил его взгляд, спокойно смотря ему в ответ. Он стремился ему показать, что не боится его. Также там был немой вопрос.

Снейп озадаченно приподнял бровь, когда ему не удалось прочитать мысли этого… Поттера. Мужчина был не в настроении с самого утра, так как день у него явно не задался. Ведь сегодня Хогвартс встречал Героя всея Магической Британии, мерзкого щенка Поттера. И вот теперь, когда мальчик приехал, Снейп не мог не признаться самому себе, что ожидал совсем не этого. Правда судить ещё рано, но сын Поттера был не очень-то похож на него.

Вместо растрёпанных волос – аккуратная короткая стрижка, вместо дерзкого взгляда – интерес в глазах. Мужчина чуть не подавился вином, когда шляпа распределила щенка на Слизерин. Он ожидал чего угодно, даже Пуффендуя, но только не этого. У него в голове не укладывались две вещи – Поттер и Слизерин. Они были попросту несовместимы!

И теперь он не отвёл взгляд, а спокойно посмотрел ему в глаза в ответ. В его взгляде читался немой вопрос.

Мужчина попытался ещё раз прочитать его мысли, но снова наткнулся на странный блок, который никак не выходило обойти. «Поттер – окклюмент?! Невозможно!» - пронесло у него в голове. Он не желал отводить взгляд, потому что просто не мог сдаться, а Гарри из упрямства. Так бы они и играли в гляделки, если бы Квирелл не обратился к зельевару с каким-то вопросом. Снейп повернулся к нему с явным неудовольствием.

Дамблдор, сидя во главе стола, тоже обедал, краем глаза наблюдая за юным Гарри. Мальчик удивил его, хоть и не так сильно как Снейпа. Письмо своей шпионки он уже получил, прочитал и сделал соответствующие выводы. Герой магического мира приехал в школу практически таким, каким хотел его видеть директор. Но вот то, что мальчик попал в Слизерин, стало неприятным сюрпризом. Идеальным вариантом был бы Гриффиндор, где можно ненавязчиво вмешиваться и направлять мальчика. Старик заметил то, что он разговаривал с каким-то мальчиком перед распределением, как они смеялись.

«Наверняка он пошёл на Слизерин следом за своим другом. Винт... немецкая фамилия. Странно, что кто-то отправил своего отпрыска не в Дурмстранг, а в Хогвартс. Помнится мне, что у Гриндевальда был кто-то из сторонников с похожей фамилией», - он нахмурился, наблюдая за Гарри, которому что-то шептал на ухо его друг. Сын Малфоев стал отчаянно жестикулировать, пытаясь что-то объяснить им.

Вот это Дамблдору не очень понравилось – Драко не самая подходящая кандидатура в друзья, но, к сожалению, сейчас не ему выбирать. Гарри попал на Слизерин, и отменить это уже нельзя. За всё время был лишь один случай, когда ученика перевели с одного факультета на другой, но здесь он был неприменим.

Старик отпил вино из бокала, со смешанными чувствами наблюдая, как мальчик играет в гляделки со своим деканом. Дамблдор всегда знал об отношении Снейпа к гриффиндорцам и ожидал, что и к сыну его врага это будет относиться, неважно на какой факультет он попадёт. Но теперь не осталось никаких сомнений, что зельевар не будет открыто демонстрировать свою неприязнь. Он всегда покрывал своих змеек, и директору было об этом прекрасно известно. Он всего лишь закрывал на это глаза, как и на многое другое. Ведь Макгонагалл, несмотря на свою справедливость, гораздо охотнее верила своим львятам, а не змеям, когда что-то происходило.

План нужно было менять – причём срочно. Старик уже видел подавленное состояние Рональда и решил поговорить с ним завтра, чтобы понять что случилось. Он очень хотел, чтобы он подружился с Гарри, хотя и не подстраивал этого лично. Просто семья Уизли одна из лояльных ему семей, и была бы идеальным вариантом. Однако теперь, слепота Рона и неумение контролировать свои эмоции могли только навредить делу. Для него, между словами слизеренец и тёмный маг существовал знак равенства.

Такие взгляды помогали дискредитировать аристократов, большая часть которых училась на змеином факультете, но теперь сулила большие неприятности попавшему на такой неподходящий факультет Победителю Воландеморта.

Если Дамблдор хорошо знал семью Уизли и хорошо представлял что такое семья Малфоев, то он также и предположил, что сейчас между факультетами начнётся самое настоящее жестокое соперничество. Начало было заложено ещё около десяти лет назад, и сейчас уже поздно было что-то менять. Опять же, большая часть планов была посвящена затее «Гарри Поттер – светлый герой, который учится на Гриффиндоре». Сейчас же схему нужно было корректировать и обратить внимание на «запасного» героя.

Он посмотрел на толстощёкого мальчика за столом Гриффиндора – Невилл Лонгботтом был ещё худшей кандидатурой, чем Поттер. Да и воспитывала его бабка, которая никогда не позволит влиять на мальчика. Она была лояльна директору, но всё ещё не простила ему того, что он не смог предотвратить то, что сделали Лестрейнджи с её сыном и невесткой. Что интересно – Невилла, находящегося в том же доме, они не тронули. Только погрузили в сон, чтобы он не слышал криков родителей. Это было не то, чего ожидали от бессердечных убийц. Об этом знал разве что сам Дамблдор и Августа, бабушка Невилла. Да и перестаралась она с воспитанием.

Старик вновь посмотрел на Гарри, который накладывал себе в тарелку уже шоколадный пуддинг. Планы стремительно менялись, независимо от его желания, но пока не было серьёзных причин для беспокойства. Он ещё может сделать всё, что нужно ради победы над Воландемортом. Только теперь надо пристальнее смотреть за ним и поручить Снейпу приглядывать за мальчишкой. Раз уж тот попал на его факультет, зельевару придётся поднапрячься. Похоже, придётся смириться и со Снейпом, который в его планах займёт больше места, чем директору самому хотелось.

Несмотря ни на что, зельевар был тёмной лошадкой, и хоть Дамблдор и доверял ему, контролировать мужчину было непросто. Он был довольно эмоционален и умел думать, когда было необходимо. Играть вслепую с ним было никак нельзя.

Когда все насытились десертом, сладкое исчезло с тарелок, и профессор Дамблдор, отодвинув все свои мысли в сторону, добродушно улыбнулся и поднялся со своего трона. Все затихли.

— Хм-м-м! — громко прокашлялся Дамблдор. — Теперь, когда все мы сыты, я хотел бы сказать еще несколько слов. Прежде чем начнется семестр, вы должны кое-что усвоить. Первокурсники должны запомнить, что всем ученикам запрещено заходить в лес, находящийся на территории школы. Некоторым старшекурсникам для их же блага тоже следует помнить об этом…

Сияющие глаза Дамблдора на мгновение остановились на рыжих головах близнецов Уизли.

— По просьбе мистера Филча, нашего школьного смотрителя, напоминаю, что не следует творить чудеса на переменах. А теперь насчет тренировок по квиддичу — они начнутся через неделю. Все, кто хотел бы играть за сборные своих факультетов, должны обратиться к мадам Трюк. И наконец, я должен сообщить вам, что в этом учебном году правая часть коридора на третьем этаже закрыта для всех, кто не хочет умереть мучительной смертью.

Много ребят засмеялось, в том числе и на Слизерене. Гарри же лишь сильнее удивился. Директор бьёт все рекорды по своему сумасшествию. Он ведёт себя и выглядит как добродушный псих. Разумеется, Алард его предупреждал, что старик немного «чудаковат», но нынешнее поведение било все рекорды. Впрочем, он ещё не подозревал, что это – ещё не конец.

— А теперь, прежде чем пойти спать, давайте споем школьный гимн! — прокричал Дамблдор и взмахнул палочкой. Гарри заметил, что он пользовался ей невербально.

Тут же шляпа заголосила какую-то странную песню, на которую слизеринцы отреагировали в большинстве своём не очень хорошо: многие зафыркали, кто-то закатил глаза.

Мишель, едва услышав слова, высунул язык и наклонил голову, демонстрируя своё отношение.

-Я бы лучше повесился, чем такое пел, - прошепелявил он с высунутым языком. Гарри расплылся в улыбке и кивнул, невольно соглашаясь с другом.

Когда песня закончилась, старик хлопнул в ладоши.

— О, музыка! — воскликнул он, вытирая глаза: похоже, Дамблдор прослезился от умиления. — Ее волшебство затмевает то, чем мы занимаемся здесь. А теперь спать. Рысью — марш!

Тёплый приём или первые уроки

Гарри был рад выйти уже из большого зала и быть подальше от этого сумасшедшего типа. Даже если это и была маска, ему она была не по душе. Мальчик действительно не любил, когда его держат за дурака.

Их вёл тот самый угрюмый, похожий на тролля старшекурсник.

-Это Маркус Флинт, - шепнул ему Мишель, который времени зря не терял, выясняя всё обо всём у старшекурсников Хогвартса. - Староста и капитан команды по квидиттчу.

Рядом с ним шла незнакомая девушка, которая была второй старостой. Мишель шепнул, что её зовут Джемма Фарли. Дети пересекли зал и стали спускаться по крутой лестнице в подземелья. На них повеяло сыростью и плесенью, пока они спускались всё ниже и ниже. Они вышли в широкий зал, в котором висел огромный гобелен на всю стену, на котором был изображён Хогвартс. Маркус подошёл к нему и что-то прошептал. Часть гобелена исчезла вместе со стеной и за ней обнаружился проход. Туда он и повёл новичков. Другие ребята, вероятно, пошли туда другим путём, потому что их никто из первокурсников не видел после выхода из зала.

Они все прошли по длинному коридору и подошли к голой стене.

-Чистая кровь, - сказал Маркус. Часть стены отъехала в сторону, а за ней оказался ещё один коридор, где было очень тепло. По бокам висели гобелены и живые картины, изображённые на которых люди переговаривались друг с другом. В основном это были аристократы, судя по манерам, поведению и одежде этих людей.

Они прошли по полу, устланому тёмно-зелёным ковром до гостиной. Она была не очень большой, но уютной. На полу ковры, в углу расположен огромный камин, от которого идёт тепло. Всё оформлено в зелёных и серебряных тонах. В удобном кресле уже сидел Северус Снейп и наблюдал за тем, как группа ребятишек заходит и толпится посреди комнаты. Он не пришёл бы сюда, оставив говорить речь старостам, как это бывает каждый год, но сегодня решил изменить своей привычке, потому что в замке появился Поттер. Мужчина поднялся, смерил их всех взглядом и начал говорить.

-Это общая гостиная Слизерина, - начал он, не тратя времени на глупые поздравления и приветствия. - В подземельях вы проведёте следующие семь лет. Всем, кто прибыл сегодня, необходимо запомнить некоторые правила, которые нельзя нарушать, - его взгляд остановился на Поттере, стоящем между Малфоем и незнакомым мальчиком с немецкой фамилией. - Здесь все правила говорятся один раз. Обычно второй раз их никто вам не повторит, - он мрачно усмехнулся и продолжил. - Я уверен, что многие из вас слышали множество мифов о Слизерене. Здесь учатся только тёмные волшебники, здесь учатся только чистокровные и всё в подобном духе. Что бы другие об этом не говорили, среди наших учеников есть полукровки и даже несколько магглорождённых.

При этих словах Драко недовольно скривился и заработал полный презрения взгляд Снейпа.

- Да, мистер Малфой. На нашем факультете учатся все, кто имеют подходящий для этого характер и способности, независимо от Вашего желания, - в этих словах можно было услышать неприкрытый сарказм. - Салазар Слизерин желал видеть на своём факультете хитрых, целеустремлённых и умных людей. Тех, кто достоен величия, тех, кто достойны пройти свой путь до конца. Так должно быть. Это более достоверные факты, чем те, что говорят о нём другие учителя своим ученикам. Салазар Слизерин не любил магглокровных волшебников, но это не было единственной причиной его разлада с остальными Основателями. Полагаю, сейчас не время для лекции по Истории Магии, - он прокашлялся. - У нас в школе плохая репутация, и вы должны быть готовы к тому, что ученики других факультетов будут смотреть косо и шептаться за вашими спинами. Но, - он сделал паузу и продолжил. - Наш факультет - не просто куча аристократов, которые учатся здесь. Мы - семья. В отличие от гриффиндорцев, мы не говорим налево и направо о своих проблемах и о том, какие по-настоящему здесь отношения. Здесь другие вас не будут травить, вне зависимости от того, к какой семье вы принадлежите. Пока вы учитесь здесь, вы братья и сёстры. Если вы попали сюда, то это ваш дом. Разумеется, если вы уважаете правила. Глупым и жадным людям, которые не уважают никого, кроме себя, сюда хода нет. Я не столь наивен, чтобы считать, что все ученики Слизерина справедливы, - он посмотрел и на Малфоя. - Но они должны помнить о том, кто они есть. Мы змеи. И ищем выгоду для себя и для тех, кто по каким-то причинам нам близок. Но я не желаю видеть, что Слизерин уничтожает сам себя, погрязнув в междуусобных разборках. Во всех проблемах вы разбираетесь здесь, и я тщательно слежу за выполнением правил. Мы здесь - семья. За последние десять лет Слизерин резко утратил популярность. Нас считают сборищем мерзких чёрных магов, которые спят и видят как бы уничтожить всех маглорождённых и полукровок, только потому, что шляпа распределила вас сюда. А ведь это - великий факультет, выпустивший множество великих магов, начиная с самого Мерлина. Да, не смотрите на меня так удивлённо. Сам великий волшебник Мерлин учился здесь. Осмелятся ли светлые маги назвать Мерлина - мерзким тёмным магом? - Снейп заметил улыбки на детских лицах и продолжил. - Гриффиндорцы особенно ненавидят нас. Испокон веков считается, что Салазар Слизерин и Годрик Гриффиндор были друзьями-соперниками. Соперничество между этими двумя факультетами - нормальное явление. Борьба идёт уже нечестная, так что я не собираюсь призывать вас к порядку. Главное - не попадайтесь, - по губам мужчины скользнула усмешка. - Вижу, вы устали. Я увижу вас завтра утром в Большом Зале. На завтрак не опаздываете или останетесь голодными до самого обеда, - он развернулся и вышел из гостиной, оставив группку уставших первокурсников на попечение старост.

-Если вам что-то надо - спрашивайте у меня или у Флинта, - жизнерадостно защебетала Джемма, - Если у вас возникли проблемы - вы можете также обратиться к профессору Снейпу. Кровавый Барон тоже может вам помочь, если вы потеряетесь в коридорах. Вы его уже видели. Пароль меняется каждые две недели - таблица с расписанием и паролем висит над камином. Не забывайте смотреть. Отбой в десять вечера, подъём в семь утра. Мы не особо следим за тем, во сколько вы ложитесь, но после девяти часов вам запрещено выходить из гостинной факультета. И желательно ложиться спать не позже двенадцати, или утром сами не рады будете. В семь подъём, в восемь завтрак, где вы и получите свои расписания на первые учебные дни. У первокурсников и второкурсников обычно по три урока в день...

Она ещё что-то говорила, но Гарри уже не слушал - спал на ходу. Его пихнул в бок Мишель, когда девушка закончила говорить и уступила место Маркусу Флинту.

-В комнаты по трое, - громко сказал Маркус Флинт. - Я зачитываю список. Мальчики: Винсент Крэбб, Грегори Гойл, Леонид Сатарелл- спальня мальчиков номер один, - когда он это прочитал, он указал мальчикам наверх. - Прямо и направо - спальни мальчиков. Ваша - первая дверь справа, - после троллеподобный старшекурсник снова уткнулся в список. - Далее... Мишель Винт, Драко Малфой, Гарри Поттер - спальня номер два, - он опять махнул свитком в сторону лестницы. - Первая дверь слева.

Мальчики без вопросов направились туда. Сегодня они все устали, так что говорить не хотелось. Уже поднимаясь по лестнице, Гарри слышал монотонный голос Флинта.

- Блейз Забини, Теодор Нотт- спальня мальчиков номер три. Ваша - следующая справа... Теперь девочки...

Продолжения они уже не слышали. Мишель зашёл в комнату и сел на кровать, рядом с которой стояла его сумка.

- Не знаю как вы, а я спать, - сообщил он, доставая спальные принадлежности. Гарри лишь пожал плечами и последовал примеру друга. Ему досталась кровать около окна.

-Разве мы не в подземельях? - удивлённо спросил он, видя в окно самое настоящее подземное озеро.

- Ну да, - отозвался Малфой, который тоже приводил себя в порядок перед сном. - Только окна у нас выходят на подземные озёра.

- Угу, - буркнул Гарри и уткнулся носом в подушку. Сегодня был сложный день, и мальчику хотелось как следует выспаться перед первым учебным днём.

Буквально в первые же несколько дней Гарри благодарил Мишеля, Аларда, волшебную шляпу… да всех, благодаря кому он попал на Слизерин. Уже к концу первого дня его так достали постоянные шепотки за спиной и теории, не тёмный ли он маг, раз попал к змейкам, что ему захотелось кидаться во всех всеми заклинаниями, которые он знает. Мальчик никогда не хотел быть знаменитым, и то, что на него смотрели как на обезьяну в маггловском зоопарке, не добавляло ему хорошего настроения.

Девчонки хотели его потрогать, словно какую-то святыню, а мальчики подойти и задать глупый вопрос в стиле «Каково это – победить Тёмного Лорда?» Гарри не срывался на них только потому, что это подтвердило бы догадки некоторых в том, что он тёмный маг. А ему это сейчас было не на руку. Слизеринцы же на людях его не доставали, за что он был им очень благодарен. Они в первый же вечер спросили у него всё, что хотели и оставили его в покое.

Мальчик замечал на себе их настороженные взгляды, но его это устраивало. Они пытались понять, чего от него ожидать, а он – чего от них. Вернее они с Мишелем думали об этом и всё жалели о том, что Драко с ними в комнате. При нём приходилось вести себя мирно и делать вид, что они плохо знают друг друга.

- Это ведь я попросил, чтобы нас поселили вместе, - хвастливо сказал мальчик как-то во время завтрака, и Гарри сразу стало понятно, что от него им не избавится. Несмотря на ту холодность, которую он демонстрировал на людях, Малфой был довольно любопытным и эмоциональным мальчиком. Он явно был очень избалован, и это порой мешало ему жить. По крайней мере, его отношение к маглорождённым раздражало Гарри. Впрочем, Мишеля это тоже нервировало. И он, усмехнувшись, сказал Гарри.

- Если он хочет с нами дружить, ему придётся с этим смириться.

И это было правдой, потому что они оба дружили с Гермионой. Помогали ей носить её тяжеленную сумку, набитую под завязку учебниками, нагло подсаживались к ней в большом Зале и разговаривали. Декан факультета, профессор Флитвик, только расхохотался и не стал запрещать, едва увидел это. А вот у Снейпа выражение лица было, будто он лимон проглотил.

«Чего ещё можно ожидать от Поттера?!» спросил он сам у себя. Правда его очень удивляло, что Драко с мальчишкой довольно близко общается. По мнению профессора, у них не было ничего общего, но как-то же общались! Он никак не мог понять, чего ждать от Поттера, ввиду того, что так и не понял, что мальчишка из себя представляет. Он решил, что всё выяснит на первом же зельеварении, которое традиционно у первого курса Слизерина стояло по пятницам первыми двумя уроками. Чтобы потом можно было два дня лечить нервы, так как директор предпочитал ставить зелья у львят со змеями. Вероятно, чтобы ему, Северусу Снейпу, жизнь мёдом не казалась.

На второй же день после завтрака у первого курса Слизерина первой была трансфигурация с гриффиндорцами. Расписание у них ещё утрясалось, и это была их первая пара вместе с львятами. Всю среду они учились вместе с когтерванцами и пуффендуйцами. На чарах Гарри сидел вместе с Гермионой, а Мишель с Малфоем, так что чопорному слизеринскому принцу пришлось терпеть и общество магглорождённой. Он морщился, делал вид, что ему это неприятно, но Гарри ему сразу сказал, что с Гермионой он дружить будет, а мнение Малфоя ему до лампочки. Его он не заставляет. После этого блондин присмирел и пообещал, что девочку дразнить не будет. К вящему неудовольствию Драко, что Гарри, что Мишель оказались куда лучше него. То, что кроме того в числе лучших оказалась и Гермиона, не добавило ему хорошего настроения.

Мальчик мог выбрать: держаться Гарри и Мишеля, или ходить с друзьями, которых знал ещё до школы. И он выбрал тянуться за ними, и за школьной всезнайкой Гермионой. Наследнику рода Малфоев очень не нравилось быть хуже других.

Мишель скучающе сидел за первой партой вместе с Гарри и смотрел как в класс заходят гриффиндорцы. Пока первый курс Гриффиндора казался довольно тихим – больше было девчонок и почти все магглорождённые или полукровки.

На учительском столе сидела неприметная полосатая кошка и наблюдала за детьми. Ни Гарри, ни Мишель, никак это не комментировали. Мишелю вообще был интересен этот предмет, как бы он не сомневался в его полезности в реальной жизни.

Когда уже прозвенел звонок, в класс буквально влетели Рон Уизли и Джек Мун. Мальчишки, похоже, стали закадычными друзьями.

-Уф… успели. Хорошо, что этой старой училки ещё нет, - сказал Джек, плюхаясь на соседнюю парту в среднем ряду. Рон кивнул и присел рядом.

Они оба открыли рты, когда кошка стала меняться, и вскоре на полу стояла профессор Макгонагал.

Мишель чуть со стула не упал и выглядел ничуть не умнее, чем двое львят. Да, впрочем, все в классе все удивились. «Я научусь делать так!» - сказал он себе сразу же и, посмотрев на Гарри, понял, что друг думает о том же. Ценность трансфигурации выросла ещё на несколько десятков пунктов. Он почти не слушал, как Макгонагалл ругала своих львят, и уловил только конец фразы.

-…Минус пять баллов с Гриффиндора. Я огорчена, что мои ученики ведут себя так чуть ли не в первый день учёбы, - она окинула двоих нарушителей строгим взглядом, вернулась к столу и начала лекцию.

-Трансфигурация – сложная наука, и я не жду, что все вы станете отличниками, но я требую от вас знания моего предмета и выполнения домашних заданий. Этот предмет очень важен для вашей будущей жизни, как бы вам не казалось. Он учит не просто превращать одну вещь в другую. Он учит тому, как делать вашу силу материальной, и обязательно поможет вам в будущем. Записывайте, - она села в кресло и начала диктовать. – Трансфигурация – это наука, изучающая магические способы превращения одних предметов в другие, неживых предметов в живые, и наоборот, а также одни живые объекты в другие. Существует также трансфигурация человека, включающая в себя раздел Анимагии, продемонстрированный мной в начале урока. Итак, закон Элементарной Трансфигурации Гэмпа гласит….

Мишель тщательно записывал лекцию, стараясь не упустить ни слова. Он сразу понял, что им попался хороший учитель. По книгам многого не выучишь, а тут такая удача. Что ж, он однозначно не зря поехал в Хогвартс.

Гарри замешкался после урока, собирая сумку, и Мишель с Драко уже вышли из кабинета. Подняв глаза, он заметил, что рядом с его партой стоит Рон.

-Что, нравится в гадюшнике? – выпалил рыжий мальчик.

- Да, весьма уютно и глаза не режет от буйства красок, - ответил мальчик вставая. Он был ненамного ниже Рона. – Что ты прицепился ко мне?

- Ты слизеренец! – выплюнул он. – Так ты уважаешь память своих родителей, общаясь с такими как Малфой!

Гарри неожиданно вытащил палочку и приставил её к горлу рыжего в мгновение ока. Его друг запоздало тоже выставил свою палочку, но Гарри это мало тревожило. Он знал, что они вряд ли изучили много чего, а вот он явно знал больше.

- Не смей говорить о моих родителях, - прошипел мальчик ему. – Ты ничего о них не знаешь, и у тебя нет никаких прав попрекать меня их именем, - он убрал палочку, подхватил сумку и, больше не обращая внимания на гриффиндорцев, вышел из класса. Возможно, если бы он смог удержаться, то это не привело бы к тому, что начался новый виток войны Гриффиндора и Слизерина. Но теперь это уже было неважно.

Рон стоял, сжимая в руке уже ненужную палочку и смотрел, как герой магического мира уходит. Он считал себя преданным и обиженным, считая виноватым Гарри, его друзей-слизеринцев, странную девочку-заучку с Рейвенкло, которая отчего-то общается с героем. Но вот только в списке виноватых не стояло его имени. Он не обратил внимания, что Джек положил руку ему на плечо, потому что никак не мог успокоиться.

Гарри догнал Малфоя с Мишелем. Драко посмотрел на него и усмехнулся.

-Что, Уизли прицепился? Они все такие. Совсем не чтят традиции и ненавидят нас лишь за то, что мы со Слизерина. К аристократам с Рейвенкло так не цепляются… - он вздохнул.

Гарри не ответил. На обеде он чувствовал злые взгляды, которые на него кидал Рон с гриффиндорского стола. Сегодня они ради разнообразия ели за своим столом, и к ним к абсолютному шоку слизеренцев подсела Гермиона.

-Как первые дни учёбы? – спросила она, раскрывая учебник по зельеварению и дотягиваясь до жареной куриной ножки, которая лежала на тарелке напротив.

- М…ты что здесь делаешь?! – отмер Драко. Выражение его лица было непередаваемым. Впрочем, Снейп умудрился его в этом превзойти.

-Я обедаю со своими друзьями, - улыбнулась девочка, а Мишель расхохотался. Гермиона била все рекорды. Она была тем человеком, который балансировал на грани приличий, но не переходил за них. Пусть она была немного ранима и плаксива, как многие девочки, но с ней никогда не было скучно. Он моментами даже жалел, что она не попала к ним в Слизерин.

Обед прошёл за весёлым разговором и смехом. Вечера ребята проводили или в библиотеке или в гостиной, занимаясь или просто разговаривая вполголоса.

Зельеварение и приглашение в гости

Первая неделя пролетела как один миг, и Гарри присутствовал на первом в своей жизни уроке зелий в Хогвартсе.

Кабинет зельеварения находился в подземельях, которые мальчики уже подсознательно ощущали своим домом и начали понемногу ориентироваться, хотя поначалу это была мука. В самом-то Хогвартсе жить было непросто – лестниц было много, они постоянно приводили учеников не на те этажи, за дверями оказывались стены, а за гобеленами скрывались двери. В подземельях тоже было множество секретов, едва ли не больше, чем в остальном Хогвартсе. Это им по секрету сообщила Джемма и посоветовала заняться исследованием на досуге.

Снейп вошёл в кабинет и окинул взглядом класс. Гриффиндор и Слизерин вместе – типичная картина для зельеварения. В этом году в Слизерин попало много ребят, обычно выходило иначе. Его взгляд упал на рыжую шевелюру очередного Уизли. Воистину, эта семья рыжих – ещё одно его наказание. Близнецы способные, но абсолютно неуправляемые. Мужчина посмотрел на класс и начал.

-Итак, в моём классе не будет глупых размахиваний палочкой. Зельеварение – точная и серьёзная наука, потому я не потерплю у себя на уроках глупой болтовни.

Гарри внимательно слушал учителя, держа наготове Прытко Пишущее Перо, удобную вещь, о которой мало кто знает из первокурсников. Но она позволяет здорово облегчить жизнь.

- Мистер Поттер, - Снейп повернулся к мальчишке на каблуках и смерил его презрительным взглядом. – Скажите, что что получится, если я смешаю измельченный корень асфоделя с настойкой полыни?

- Напиток живой смерти, сэр, - не моргнув глазом ответил Гарри. – Высококачественное усыпляющее средство, малейшая ошибка в приготовлении которого может стоить выпившему его человеку жизни. В рецепт входят настойка полыни, сок дремоносных бобов, корень валерианы и корень асфоделя. Часто используется в Госпитале Святого Мунго.

¬Если я попрошу вас принести мне безоаровый камень, где вы будете его искать?

-В желудке любого парнокопытного, но преимущественно козы. Это редкий ингредиент, который используется для создания противоядий. Любой уважающий себя зельевар носит безоар с собой, - оттарабанил мальчик.

- Хорошо, Поттер, а в чем разница между волчьей отравой и клобуком монаха? – задал мужчина вопрос снова. Он был приятно удивлён хотя бы тому, что мальчик ухитрился пролистать свой учебник, прежде, чем приходить на урок. У него до сих не укладывалось в голове, что этот вежливый юноша – сын Джеймса. А вот сыном Лили Снейп мог бы его назвать. Тут его размышления прервал ответ Гарри.

- Никакой. Это одно и то же растение, также известное под названиями борец и венерин башмачок. Входит в состав многих зелий, в том числе и зелья Пробуждения, а также может являться ингредиентом-заменой в Зелье Замедления.

- Где я буду искать золотые глазки, если у меня только три дня, чтобы сварить Омолаживающее Зелье?

- На закате, в лесу. Желательно на опушке, но они могут расти и у самых корней деревьев на окраинах.

- Сколько раз помешивать Зелье Растворения?

- Три раза по часовой на первой фазе, после два против, а на второй помешивать нельзя.

- Когда нужно добавлять тёртый корень полыни?

- Перед второй фазой, но лучше бы заменить её семенами алоэ, - Гарри перевёл дыхание, а вопросы сыпались на него как из ведра. Он явно видел, что они приближаются к третьему курсу, давно уже забыв программу первого. Мужчина был очень удивлён, но не собирался всему классу демонстрировать это.

- Садитесь. Винт, встать, - велел он светловолосому мальчику. – Какие ингредиенты мне нужны, чтобы сварить Веселящее зелье?

- Златоглазки, толчёные глаза жуков, клубок монаха. Также возможны вариации ингредиентов, в зависимости от того эффекта, что вы преследуете, - мальчик сел на своего любимого конька. У него была тройка любимых предметов: трансфигурация, чары и зельеварение. Он вообще считал, что можно обойтись в жизни и ими тремя. И знаний в зельях у него было побольше, чем Гарри. Он был искуснее. Так уж вышло, но Гдруг обходил его в чарах, так что они были квиты. Снейп придерживался учебника первых трёх курсов, и на сей раз был удивлён. Впервые за эти десять лет, пожалуй, здесь был кто-то, кто в теории мог бы претендовать на то, чтобы «немного знать зельеварение».

- Гирбицид?

- Слизь флоббер-червя, сок мурлокомля, хребет рыбы-льва.

- Сколько раз мне надо помешивать костерост на третьей стадии?

- Трижды против часовой, затем добавить сок звероголовки, помешать дважды по часовой, довести до кипения и добавить капельку крови рыбы-сторчика.

- Что такое Рябиновое зелье?

- Это зелье, которое варят для лечения ран и порезов. Является универсальным средством. В состав входят кора рябины и слизь книжного червя. Иногда книжный червь может заменяться флоббер-червём, но эффект будет слабее.

Вопросы сыпались один за другим, пока Мишель не стал спотыкаться на зельях уровня уже конца третьего курса. Только тогда Снейп велел ему сесть и холодным голосом осведомился.

- Вы с чего-то решили, что записывать вам не надо? Нужно попросить Поттера и Винта повторить для вас? Ах да, по двадцать баллов Слизерину за хорошую подготовку занятий, - на Поттера он больше и не взглянул.

Зельевар начал надиктовывать лекцию, посматривая на часы. Он слишком увлёкся опросом этой парочки, что забыл о времени. Об этом надо было поразмыслить. А вот ставить Дамблдора в известность или нет – это тот ещё вопрос. Никто из мелких не понимает, что только что произошло, а львята наверняка сочтут это хорошо спланированным спектаклем. На лице у рыжего Уизли это написано большими буквами.

А Мишель пытался взглядами ободрить Гарри, который ругался на себя за то, что увлёкся и подкинул Снейпу тему для размышлений. Ведь не мог первокурсник вот так просто знать столько зелий. Разумеется, это всё из-за Мишеля. Сам Поттер не питал особого пиетета к зельям, но от друга отставать и не думал. Другое дело, что сейчас ему стоило промолчать и сказать, что он не знает чего-то. Так нет же, необходимо было показать, какой он умный и сколько всего ему известно. «Надо же было так дурака свалять!» - думал он «Вон и Драко только глазами хлопать может. Ему известна примерно половина из всего, что мы называли наверняка… Почему я не думаю! Глупая голова! Я же так выдам и себя, и Аларда!» - Гарри находился в состоянии близком в панике.

Мишель мог только догадываться, о чём он думает, но нужно было выводить его из этого состояния. Снейп и без того зыркал в его сторону подозрительно часто. Он резко пихнул его локтем в бок, заставив сдавленно охнуть от боли. После этого друг немного пришёл в себя и наблюдал за Прытко Пишущим Пером, тщательно следя за лекцией и стараясь запомнить как можно больше. Теперь, когда он сам поставил себя высоко, ему придётся стараться ещё усерднее, чтобы мрачный зельевар не нашёл, к чему прицепиться. Хорошо хоть у него есть Мишель, который всегда готов помочь и объяснить. Урок зельеварения прошёл очень мирно к удивлению Снейпа.

На следующее утро он был весьма удивлён, когда его сова уронила ему письмо прямо в тарелку с кашей. Мальчик не ждал писем ни от кого, кроме Аларда, но тот так глупо себя бы точно не повёл. Распечатав серый конверт, он достал оттуда сложенный вдвое листок бумаги, на котором было неровными буквами написано: «Здравствуй, Гарри. Я Хагрид, лесник, знал ещё твоих родителей. Ты это, не стесняйся, заходи, если что. Сегодня вот, чайку попьём».

- Почему бы и нет? – пожал плечами мальчишка, сворачивая бумажку и пряча в карман, пока Мишель прятал четыре письма в кармашек своей безразмерной сумки. По его улыбке, мальчик понял, что там есть кое-что и для него.

- Не, я наверное не пойду, - открестился Мишель. – У меня ещё эссе по Истории Магии не написано, и я хотел с Драко фехтованием позаниматься.

Гарри сделал страшные глаза, показывая ему, чтобы без него он никаким фехтованием не занимался. Мальчику итак казалось, что здесь он совсем потеряет форму и станет дохлым и худеньким, каким был до переезда в Винт-мэнор. Они ещё вчера вечером решили, что надо найти место для тренировок. Программа в Хогвартсе была слишком слабой для аристократов из-за множества магглорождённых студентов. К сожалению, Малфой говорил правду, говоря об этом. Да и Алард намекал на это ещё перед их отъездом в школу.

Мальчик погладил Хедвиг, угостил её и, нацарапав на обороте согласие, отправил сову обратно, а сам пошёл просить у Гермионы составить ему компанию. Судя по выражению лица Малфоя, с ним можно было даже не говорить. И вообще блондин ещё дулся из-за вчерашних зелий, после того как Гарри наотрез отказался рассказывать, откуда столько знает, если жил у магглов, а отделался какой-то неубедительной ложью. Мальчику было не до того, потому что все его мысли занимало странное отношение Северуса Снейпа. Гарри очень не хотел, чтобы тот пошёл к директору и всё ему рассказал. Это бы поставило крест на всём, что они задумали.

Мальчики просто болтали в зале до обеда. А потом пошли в библиотеку, чтобы приняться-таки за домашнее задание. Малфой пострадал, а после всё же присоединился к ним, так как «жестокие личности» не дают ему списать. Тогда же он и простил друга за недомолвки, но идти к «страхолюдине» отказался наотрез.

Гарри промучался со своим эссе по зельеварению несколько часов, но не сдавался. Он хотел, чтобы его рассказ о свойствах безоара выглядел не хуже, чем эссе Мишеля, которое он вчера уже видел. Наверняка Снейп будет рад увидеть такое рвение по отношению к его предмету.

Покушение

После завтрака Гарри и Гермиона вышли из замка. Двор был просторный, и играть там можно было круглый год. Несколько ребят носилось, играя в догоняшки, другие – просто сидели на траве с книгами или даже лежали с закрытыми глазами.

Дети прошли по деревянному коридору, который соединял двор с другой частью замка, и уж оттуда дошли до каменных ступеней, спустились по ним и пошли вниз в сторону Запретного Леса. Здесь уже никто им не встретился.

- Гарри, я очень рада, что мы друзья, - сказала Гермиона. Мальчик оглянулся на неё.

- Эм… без проблем. Я тоже рад, - он немного удивился, не понимая, чем вызваны такие слова. Он не спрашивал, а она больше ничего не говорила. Так они и дошли до хижины Хагрида.

Это было большое строение с остроконечной чёрной крышей. Гарри еле взобрался на высокие ступеньки и постучал кулаком изо всех сил. Изнутри донёсся лай, и вскоре дверь открыл отворилась.

-Ну, проходите, - пробасил лесник, впуская их внутрь. Вся хижина представляла собой комнатку с топчаном, столом и стулом. Везде висели ароматные травы. Им навстречу выскочил огромный пёс, завалил взвизгнувшую от страха Гермиону и стал её облизывать.

-Клык, фу! – рассердился Хагрид, а Гарри только смеялся, пока великан не оттащил собаку от девочки.

-Фу… я вся в слюнях, - поморщилась Гермиона, хватаясь за протянутую руку Гарри и вставая.

- Да ладно тебе. Это мило, - Гарри рассматривал великана. Он теперь был уверен, что именно за ним он и проскользнул в Косой переулок.

- Я Гарри, - он улыбнулся великану, и тот улыбнулся в ответ. Хагрид казался страшным только на первый взгляд, а на деле оказался добрым и доверчивым. Он так расписывал достоинства директора, что было очевидно, что доверять ему нельзя. По его словам выходило, что Дамблдор – ангел во плоти, который явился в этот мир, чтобы искоренять зло. В общем, кажется, в это не поверила даже Гермиона. Они пили только чай, потому что от каменного печенья дети вежливо отказались. Мальчик чуть не сломал зуб и решил больше не экспериментировать с этим.

- Знаешь, Гарри, я не поверил, что ты на Слизерин попал, - пробасил он. – Там ведь Сами-знаете-кто учился.

- Но это не значит, что и Гарри будет как он, - вмешалась Гермиона, поджав губы. Гарри прыснул со смеху.

- Не делай так. Ты на Макгонагалл похожа, - смеясь, выдавил он. Девочка возмущённо фыркнула и дала ему подзатыльник.

- Конечно, нет! Просто его родители учились на Гриффиндоре, - улыбнулся Хагрид.- Они хорошие люди были, да, хорошие. Мать у тебя красавицей была, рыжая. Глаза у тебя её.

Гарри вежливо покивал. Это он успел услышать от всех учителей, кроме Снейпа, пожалуй. С отцом его правда не особо сравнивали. Было что-то неуловимое, но не так уж и сильно они были похожи. Хотя Гарри всё равно хотел узнать о нём побольше. Как и о матери, но от матери у него хотя бы был фотоальбом.

Гермиона решила спросить у Хагрида о Клыке, и сама пожалела. Великан пустился в пространные рассуждение о том, как же хороши псы породы Клыка, какие они сильные и выносливые. Мальчик внезапно увидел лежащий рядом с чайником клочок бумаги, взял его и развернул. Это оказалась вырезка из газеты о попытке похищения чего-то из банка, того самого, откуда никто ещё ничего не украл.

Гарри отчего-то насторожило то, что этой вырезке вот уже несколько месяцев. Что примечательно, кража состоялась в день рождения Гарри и в день, когда владельцы забрали то, зачем охотились воры, из ячейки. И ему действительно показалось очень странным то, что великан хранит эту статью около чайника. Причём она лежит на этом месте именно в тот день, когда он, Гарри Поттер, решил познакомиться с лесничем.

Мальчик незаметно сунул статью в карман, решив поговорить с Мишелем насчёт этого.

Когда начало темнеть, они распрощались с Хагридом и пошли обратно в замок.

Когда начало темнеть, они распрощались с Хагридом и пошли обратно в замок.

- Он так описывал Дамблдора… странно, - попыталась выразить свои мысли Гермиона.

-Скорее уж неубедительно, - согласился Гарри.

На улице было свежо, цикады стрекотали в высокой траве, а луна стояла высоко в чистом небе.

- Красиво тут, да? – он остановился и задрал голову. Звёзды сияли в вечернем небе, складываясь в созвездия. Они были прекрасны, и смотря на них, можно придумывать разные истории.

- Угу, - Гермиона взяла его за руку и улыбнулась. Вместе они вернулись в замок, и Гарри хотел пойти в подземелья, но заметил Рона и его друзей.

- Давай я тебя провожу до гостиной, - предложил он девочке, и та с радостью согласилась. Ей нравилось общаться с Гарри – он был сам по себе простым мальчиком, хоть и учился на Слизерене и общался с аристократами. У Герми не было ещё близких друзей на Рейвенкло, хоть дружеские отношение сложились почти со всеми первокурсниками. Вообще, рейвенкловцы были индивидуалистами и вперёд своих желаний ставили знания, поэтому он не был особо сплочённым факультетом. Разное бывало – и слабых обижали, и сплачивались, и организовывали кружки, и дружили. Но она понимала, что ей куда лучше здесь, чем было бы на Гриффиндоре.

Они шли и болтали о всяких пустяках, пока девочка не сказала.

-Нас называют Трио Зубрил и Серебрянный принц. Я слышала, как это сказал кто-то из Гриффиндорцев во время астрономии в среду.

Мальчик расхохотался.

- Расскажу я это Драко. Он только задерёт свой нос ещё выше.

-А разве ещё выше возможно? – спросила девочка, расплываясь в улыбке и тоже начиная смеяться.

- Не знаю. Вот и проверю, - они остановились у входа в гостиную Рейвенкло, распрощались и Гарри пошёл обратно, к лестнице. Он не был удивлён, когда увидел Рона, Джека, Симуса и Дина – почти весь мужской состав первокурсников Гриффиндора, исключая, пожалуй, Невилла.

- И чего вы за мной следите? – спросил он, стараясь не показывать свой страх. Это не тупые дружки Дадли, от которых легко убежать. Их слишком много, чтобы можно было воспользоваться маггловским способом. Такое бы сработало на избалованных богачах вроде Малфоя, но не на магглорождённых и полукровках.

- Послушай, мы хотим предложить тебе дружбу, - начал Джек Мун, темно-русый мальчик ниже всех своих однокурсников. У него были карие глаза. – Это последнее предупреждение. После этого ты станешь нашим врагом. То, что ты учишься на Слизерене, значит, что ты поддерживаешь Тёмного Лорда.

- Вы ударились головой? – удивился Гарри. – С каких пор это так? Большей чуши я ещё не слышал. Я не хочу с вами враждовать. Мне это не надо. Я не оскорбляю ваш факультет, не хочу лишних ссор.

- Потому что ты что-то задумал, - уверенно сказал Симус, вызвав у Гарри только нервный смешок. Он никак не мог взять в толк, откуда в их головах берётся эта несусветная чушь. Да, он уже уяснил, что здесь идёт соревнование, но ведь соревноваться можно и мирно, как они с Мишелем. Они не выясняют отношения постоянно, потому что тогда их дружбе бы пришёл конец.

- Я ничего не задумал. Мне вообще нет дела до каких-то разборок. Я приехал сюда учиться, а не упражняться в своём умении наживать врагов, - мальчик сделал последнюю попытку решить дело миром, но уже нащупал волшебную палочку. Он действительно не понимал, почему львята к нему так прицепились, и лишь надеялся, что успеет чем-нибудь в них кинуть, прежде чем они навалятся скопом. В то, что они будут благородны, он ничуть не верил. Постоянные стычки с Дадли многому его научили.

- Лево1! – выкрикнул Симус, и Гарри едва увернулся, доставая палочку.

- Экспеллиармус! – он направил палочку на него, и вскоре палочка львёнка оказалась в его руке.

- Таларса! – попытался Рон снова, но герой волшебного мира увернулся опять, чувствуя, что пора отпрыгивать на движущуюся лестницу.

- Тела Флавиус3! – выкрикнул Джек, Гарри почувствовал сильный толчок в грудь и почувствовал, что он сорвался с пролёта лестницы и летит вниз. Именно сейчас движущаяся лестница начала отъезжать.

Мальчик даже не успел понять, что произошло, а уже летел вниз, в темноту пересечения бесконечных лестниц. Он не мог поверить, что его жизнь закончится так глупо и бесславно – умереть, упав с лестничной площадки. Нет, хотя бы умереть, убивая Тёмного Лорда, но не так же…! За это время прошло всего несколько мгновений, хотя для него они показались часами.

- Волате Аскендале!4 Вингардиум Левиоса! – услышал он чей-то голос. Спустя несколько мгновений он обнаружил себя лежащим на лестничной площадке четвёртого этажа. Рядом с ним высился Снейп. И он был очень зол.

- Поттер! – прошипел он. – Извольте объясниться, почему вы решили оставить нас так рано и сломать себе шею о лестничную площадку? И я уже молчу, что вам уже надлежит быть в вашей спальне! А если бы я не оказался здесь чисто случайно, вы бы уже были мертвы!

- Это не я, - пробормотал Гарри, всё ещё находясь в шоковом состоянии. – Я провожал Гермиону до её гостиной, потому что видел львят… А после они напали на меня выходе на лестницу. Та решила сдвинуться, когда один из них кинул в меня какое-то заклинание… Извините, сэр, - его начало трясти. Он только что сам осознал, что мог умереть, и это его испугало, очень испугало. В голове билась единственная мысль «Если бы не Снейп, я бы умер».

- Прекратите истерику, - Снейп схватил мальчишку за шиворот и поставил его на ноги. – Вы ведёте себя безответственно, Поттер! Хотя я не могу поверить, что первокурсники способны на то, чтобы вас убить, - он скривился. – Проблема в том, что я не смогу доказать, что они это действительно сделали, так как сам не видел.

Мальчишка смотрел на профессора Снейпа глазами побитого щенка, отчего мужчине стало противно.

- Не смотрите так на меня. Макгонагалл не поверит мне, если я не предоставлю доказательства. Хотя, само собой, я этого так не оставлю. Пойдёмте, - он схватил его за плечо и потащил за собой. Мальчик не возражал. Он почти не слышал, что говорит профессор. Немного успокоился он лишь на полпути к подземельям.

-Спасибо, сэр, - сказал он твёрдо, подняв на него взгляд. – Вы спасли мне жизнь. Я никогда этого не забуду.

- Не говорите ерунды, Поттер, - скривился Снейп, который терпеть не мог всяческие нежности и громкие высокопарные фразы. От них всегда отчётливо веяло фальшью. У него даже не было настроения злиться на Поттера, как он обычно делал, едва мальчишка появлялся в поле его зрения. Страх за жизнь щенка пересилил ненависть.

- Чтобы я вас не видел. Идите в спальню. Чистая кровь, - сказал стене.

Гарри кивнул и ушёл к себе. Он был очень задумчив и мрачен, когда зашёл в комнату, и лишь лениво махнул друзьям, падая на свою кровать с балдахином.

- Да как они могли?! – всё ещё кипел Драко на завтраке и кидая злые взгляды в сторону гриффиндорского стола. Он уже всё высказал вчера при Гарри. Да и Мишель его поддерживал, хоть и более спокойно. Его глаза сузились, и в них появилось странное полубезумное выражение, но это было лишь на мгновение. После он предложил отомстить. Гарри не спорил, но сказал, что сейчас не время. Да и вообще он был всё ещё разбит, но старался этого не показывать. Когда чудом избегаешь смерти, начинаешь задумываться о жизни, сколько бы тебе лет ни было. Самое главное – поймать этот момент.

Выражение лица львят позабавило Гарри, который втайне позлорадствовал, увидев как вытягиваются их лица, когда он входит в Большой зал. Вообще, к их чести, они очень испугались. Убивать они никого не хотели, и корили себя за это. По крайней мере Рон был мертвенно бледен и немного пришёл в себя лишь увидев Поттера. Сразу после завтрака пятерых львят и Поттера поймал профессор Снейп и велел следовать за ним.

Именно тогда Рон понял, что они попали. Он старался не зареветь, но то и дело вытирал нос. Мальчик действительно боялся, что его теперь исключат. «Что скажут родители?» - то и дело думал он, чувствуя себя опустошённым.

Пожалуй, хуже него чувствовал себя только Джек – полукровка, наследник почти исчезнувшего чистокровного рода. Его тётка – чистокровная волшебница, у которой шесть лет назад умер сын. И они с мужем даже пригласили их с матерью жить к себе, когда узнали, что Джек – волшебник. И мать согласилась! Это возмущало очень честную натуру Джека, а он был очень категоричным и делил мир на чёрное и белое. Вот всегда он делал, а потом думал. Совсем он не пытался убить Гарри. Они всего лишь хотели его напугать, а теперь выходило так, что его могут исключить. Ведь это он произнёс то заклинание, которое толкнуло Поттера с пролёта.

- Драже Берти Боттс, - холодно сказал Снейп горгулье, та открыла проход и мужчина, пропустив всех детей вперёд, зашёл следом.

Дамблдор посмотрел на детей и на вошедшего Снейпа из-за своих очков-половинок.

- Что произошло, Северус? Что-то серьёзное? – он уже успел увидеть испуганные лица гриффиндорцев и старающегося сохранять спокойствия Гарри.

- Да, директор. Эти пятеро мальчиков вчера чуть не убили Поттера, - начал Северус, внимательно наблюдая за лицом старика. Об успехах Гарри на зельеварении он так ничего и не сказал, решив пока сам понаблюдать за мальчишкой. Снейп не признался бы в этом и сам себе, но вчера он вправду испугался, когда понял, что Поттер может умереть. – Наша звезда не пробыла здесь и недели, а уже чуть было не стала лепёшкой на одном из каменных пролётов.

- Тихо, Северус, - Дамблдор поднял руку и внимательно осмотрел мальчиков. Услышанное ему очень не понравилось. Он мог стерпеть многое от ребят своего любимого факультета, но не того, что они решат угробить Поттера уже на первой неделе учёбы. Но он лишь нацепил свою привычную маску и с доброй улыбкой произнёс.

- Я уверен, что ты преувеличиваешь. Они же ещё совсем дети. Наверняка, они всего лишь заигрались и Гарри оступился.

- Профессор, я задержался в кабинете у Квирелла и потому шёл к себе поздно. Если бы я не выходил в тот момент оттуда, от вашего обожаемого героя осталось бы только мокрое место! Разберитесь в ситуации, а не спускайте дело на тормозах, - его чёрные глаза встретились с ярко-голубыми директора. Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга, словно играли в гляделки. А после старик сказал.

-Я слушаю вас. Мистер Поттер, начните вы.

Гарри, не сводя взгляда с директора, рассказал как он вместе с Гермионой после обеда пошёл навестить Хагрида, где и провёл полдня, а после решил проводить её до гостиной.

- Понимаете, я знал, что гриффиндорцам не нравится, что я дружу с ней, а не с ними. Потому и решил, что так будет лучше, - объяснил он и рассказал как столкнулся с мальчиками, как один из них использовал какое-то заклинание, как он начал падать и был спасён Снейпом.

Директор попытался проникнуть ему в мысли, и был очень удивлён, почувствовав блок. Правда вида он не подал и обратился к львятам.

-Теперь ваша очередь. Рассказывайте. Северус, я прошу тебя позвать профессора Макгонагалл. Она их декан, и поможет нам решить эту проблему.

- Я за исключение, - просто сказал Снейп.

- По-твоему, это решит проблему?

Мужчина фыркнул и позвал женщину через камин. Та пообещала скоро прийти. Дамблдор внимательно выслушал путанные объяснения мальчишек и задумался над тем, что делать. Причём взгляд он переводил с Рональда Уизли на Джека Муна. Старик не сомневался в том, что именно они – главные зачинщики, и вся вина лежит на них. Он никак не мог поверить, что Рон может так сильно подвести его. Отчётливо осознавая всю бесплодность попыток подружить его с Поттером, директор решил не препятствовать хотя бы их вражде. Но то, что младший Уизли зайдёт так далеко, не укладывалось у него в голове.

Макгонагалл пришла серьёзная и мрачная, выслушала историю с плотно сжатыми губами. Снейп недовольно смотрел на обоих, потому что прекрасно знал, что как бы не был ценен Поттер, директор не осмелится выгнать такое количество детей из Хогвартса – это будет заметно. А сейчас весь магический мир будет внимательно наблюдать за мальчишкой, а значит и за школой. То, что проблемы с щенком начнутся, мужчина знал, но не ожидал, что так скоро.

- Полагаю, что год помощи у мистера Филча поможет им стать ответственнее, - наконец, сказал Дамблдор, взвесив всё за и против. – Разумеется, вашим родителям отправят письма о вашем ненадлежащем поведении. Мистер Уизли, мистер Мун, с вами разговор особый. Вы очень меня разочаровали.

- Я чуть не умер, а вы ничего не делаете? – возмутился Гарри. Только Снейп хотел возмутиться насчёт «заносчивого сынка Джеймса Поттера», как заметил в глазах мальчишки что-то такое, что заставило его в очередной раз одёрнуть себя и присмотреться повнимательнее к нему.

«Он действительно не так прост. Играет так, что даже я почти поверил. А добрый дедушка повёлся…»

- Ну, Гарри, все совершают ошибки. Постарайся простить их, - улыбнулся мальчику Дамблдор. Он вполне ожидал такой реакции – герой испуган, ему обидно, но больше ничего он не сделает.

Мальчик молча кивнул, а после вышел из кабинета с остальными учениками. Уже когда он подошёл к повороту, его нагнал Снейп, схватил за плечи и повернул к себе лицом. Он успел ещё увидеть удивлённый взгляд ярко-зелёных глаз.

- Я не знаю, в какие игры вы играете, Поттер, но будьте осторожны. Если вам удалось сейчас обвести директора вокруг пальца, не думайте, что вам и впредь будет это легко удаваться, - он заметил беспокойство и страх в глазах мальчика и только утвердился в своих подозрениях. Щенок скрывает что-то, что-то, что очень не хочет говорить директору. И что-то очень интересное. Интуиция бывалого шпиона подсказывала это. Пожалуй, Снейп не говорил директору из любопытства, и ещё от того, что втайне так и не простил Дамблдору смерть Лили Поттер. И теперь он не хотел слепо доверять директору единственного сына женщины, которую он боготворил. – Не волнуйтесь, Поттер, - он ухмыльнулся. – Я никому не скажу, потому что пока говорить и нечего. Я просто вас предупреждаю, - он отпустил его, и мальчик внимательно и без страха посмотрел ему в глаза. Мужчина уже не удивился, что не может прочитать его мысли – он заметил это ещё на зельеварении. – И не наглейте, Поттер. Ваша удача не бесконечна.

Снейп ожидал вопросов, но мальчик ответил лишь кивком и ушёл, оставив зельевара терзаться невесёлыми мыслями. Его шаги гулко стучали по пустым коридорам, после затихли, но мужчина всё ещё смотрел ему вслед, не понимая, как ему относиться к этому странному мальчику.

Смертельно опасный урок полётов

Следующие несколько дней в Хогвартсе прошли довольно тихо. Даже гриффиндорцы притихли и больше не доставали Гарри. Мальчишки учились, но уже не всё время. Без должной мотивации они сдались, но всё-таки были лучше всех на курсе. Гермиона пыталась на них дуться, но быстро остыла, не прошло и пары дней. А Малфой был даже рад, потому что он-то уж точно не желал уподабливаться зубриле.

Первый урок полётов должен был пройти с гриффиндором, но в виду того, что директор в этот день вызвал родителей Рона и Джека в школу, змеек пока поставили с Рэйвенкло.

Они внимательно слушали объяснения преподавательницы, мадам Трюк.

У Гермионы ничего не получалось. Сколько бы она ни говорила «вверх», метла даже не двигалась. Она чуть ли не плакала от бессилия.

- Давай поменяемся, - улыбнулся ей Гарри, и та с радостью согласилась. С этой метлой дело пошло на лад.

Ничто не предвещало беды – дети сказали «вверх», и мётлы с переменным успехом оказались у них в руках. Учительница тщательно следила за ними и велела не подниматься пока выше двух метров.

Гермиона очень нервничала, и когда они взлетели в воздух, потеряла управление над метлой, и её понесло куда-то в сторону. Гарри бросился за ней, не теряя времени. Но от кого он помощи не ожидал, так от Малфоя. Блондин бросился на помощь одновременно с ним.

- Лети внизу! – крикнул он ему, стараясь догнать метлу. Воздух свистел в ушах, стук сердца отзывался в висках. Всё вокруг превратилось в размытое пятно, но сейчас для Малфоя не существовало ничего, кроме постепенно приближающейся метлы с перепуганной Гермионой, которая вцепилась в древко намертво и смотрела вперёд себя широко открытыми глазами.

Учительница тоже поднялась в воздух, но она не успевала. Девочка была далеко впереди – метла несла её к Запретному лесу.

Гермиона не понимала, что происходит. От собственного визга у неё заложило уши, и она не видела вокруг ничего. Девочка начала соскальзывать и лишь крепче вцепилась в метлу. Её туловище съезжало влево, и она впала в панику. Руки вспотели и вот-вот могли соскользнуть.

Гарри заложил крутой финт в воздухе и попытался выжать из своего жалкого Чистомёта ещё немного скорости. Страх за неё охватил его, и он доверился своим инстинктам, отключив разум. Он был уже почти под ней, Малфой чуть отставал, но тоже не сдавался.

- Гермиона, отпусти руку! – закричал Драко, догоняя её. Он находился на расстоянии вытянутой руки, отпустил одной рукой древко и протянул руку. – Хватайся! – он сам едва сохранял равновесие.

Она уже повисла на метле и из последних сил за неё цеплялась, мотая головой и смотря на него расширенными от ужаса глазами. Под ними уже расстилался Запретный Лес, пока только рощицы, но впереди были уже высоченные деревья. «Если она сейчас не отпустит руки, мы всем разобьёмся!» - пронеслось в голове у Малфоя. Она вскрикнула – одна рука соскользнула. Девочка пыталась уцепиться за руку мальчика, но промахнулась.

- Давай, Драко! – заорал Гарри, перекрикивая ветер и, резко сжав древко метлы, выгнулся назад, направляя её вверх. Тем временем блондин схватил её за руку и резко дёрнул, намереваясь не отпускать до последнего.. Гермиона повисла в воздухе и на мгновение испуганно замерла, не понимая, что происходит. Гарри появился словно из неоткуда и схватил её за вторую руку. Её Чистомёт уже вилял между деревьев, улетая прочь, а мальчики в шоке посмотрели на стволы огромных дубов, которые находились на расстоянии вытянутой руки.

-Влево! – заорал Поттер, резко направляя метлу в сторону. Одной рукой с метлой было управляться непросто. Драко, бормоча что-то сквозь зубы, старался последовать совету. Гермиона уже даже не визжала – охрипла, а просто болтала ногами в воздухе, не понимая, что происходит. Мётлы стремительно снижались.

-Гермиона, держись за нас! – они постарались хотя бы лететь параллельно друг другу, чтобы не уронить её. Мётлы стремительно летели вниз.

«Хотя бы теперь падаем мы трое», - подумал Гарри, когда его рука соскользнула. Он, вместе с Гермионой и Драко упал вниз, но до Земли оставалось гораздо меньше. Они рухнули в какие-то кусты и, вопя, покатились вниз по склону… Учительница, наконец, достигшая границ Запретного леса, опустилась на землю и побежала туда, где по её расчётам упали дети. Мадам Трюк была испугана не меньше них. Ведь это она отвечала за детей, но она и подумать не могла, что метла унесёт Гермиону прочь, потому потратила несколько драгоценных секунд, а после её Чистомет заглох. Она могла бы покляться перед Визенгамотом, что метлу девочки кто-то проклял. Женщина лишь издалека заметила, что Гарри и Малфой смогли схватить девочку, но что дальше случилось – она не знала. Можно было лишь надеяться, что в замке забьют тревогу.

Гарри открыл глаза и застонал от боли. Ему было тяжело – на нём кто-то лежал сверху, прижимая его к земле, и теперь его лицо упиралось в землю. Болело всё тело, и мальчику казалось, будто на нём кто-то хорошенько потоптался.

- Ну же, давай, - засопел знакомый голосок. – Драко, очнись! – бормотала Гермиона, пытаясь стащить бессознательного блондина с Гарри. Первый испуг прошёл, и теперь она приступила к решительным действиям, несмотря на то, что правая нога, похоже, была сломана.

- Оо… - застонал Малфой, открывая глаза и съезжая с Гарри. – Поттер, Грейнджер, вы там живы?

Мальчишка перекатился на спину и захныкал, прижав к себе левую руку.

-Как же больно… даже двигать. Неужели, сломал? – после он посмотрел на зарёванную Грейнджер и на лужу крови рядом с её ногой. Он сглотнул и перевёл взгляд на Гарри, который кое-как приподнялся на локтях и осматривал мир несфокусированным взглядом. – Вы в порядке? – под ним как раз тоже была кровь. Мальчик еле-еле перевернулся и сел, застонав. Гермиона задрала рубашку и вскрикнула, прижав руки ко рту. Какой-то сук распорол ему бок. Да вообще, им всем досталось: все исцарапанные, с ушибами, порезами и синяками.

А были они всё ещё в Запретном лесу – скатились со склона и попали на небольшую полянку, и лишь потому избежали смертельного столкновения с каким-нибудь большим деревом. Вокруг было красиво: на деревьях листья ещё были покрыты зеленью, а на кустах были какие-то странные причудливые цветы. Правда им было сейчас далеко не до того, чтобы любоваться.

- Давай перевяжем, Гарри, - Гермиона быстро стянула свою мантию. – Драко, можешь оторвать часть? У меня не хватит сил…

- А я прямо силач? – пробубнил блондин. Гарри вздохнул, достал из наплечной кобуры свою палочку и произнёс.

-Серо, - от пиджака отделилась длинная полоса, и теперь его бок можно было перебинтовать. В итоге на бинты только для Гарри ушла половина мантии Гермионы. Вторая половина на порезы Малфоя, который хныкал больше чем все остальные вместе взятые. Девочка вообще осипла и теперь только пищала. Она уже не хныкала – ей хватило пережитого стресса. С него они мантию снимать побоялись из-за повреждённой руки.

Спустя полчаса они уже забинтовали друг друга и помогли Малфою.

-Что будем делать? – спросил Драко у друзей. Он надеялся, что у Гарри появилась хоть какая-то идея, но, кажется, тот был в растерянности.

- Может, подождём, пока нас найдут? – прохрипела Гермиона робко. – И…ребят, извините… Спасибо, что спасли меня. И ты, Драко, - она улыбнулась мальчику. Тот фыркнул, и до него стало доходить, что он спас жизнь магглорождённой. Он демонстративно задрал нос и фыркнул, но девочка не обиделась. Она поняла, что этот заносчивый мальчик не такой уж и плохой. Малфой, не колеблясь, бросился к ней на помощь, и сейчас он об этом не жалел. Даже если она была магглорождённой заучкой, она не была плохим человеком, и она много времени общалась с ними.

- Ещё немного подождём, и попробуем выбраться сами, - неуверенно сказал Гарри, после покосился на друзей и сказал уже увереннее. – Не знаю, догнала ли нас учительница. Мы можем оставаться здесь или двинуться в обратную сторону вдоль этого склона.

- Но я… это… - Гермиона посмотрела на свою ногу. – Я не могу даже идти.

-Мы с Драко тебя потащим, - сказал мальчик тоном, не терпящим возражений. Они стали ждать. Это выматывало очень сильно, их раны болели, но всё же они решили сами найти дорогу обратно. Правда их продвижение шло очень медленно – пройдут десять метров и сядут отдохнуть. Но иначе как-то не выходило.

Они шли долго – уже стемнело, и лес наполнился загадочными и таинственными звуками, которые, разумеется, пугали детей.

- А Мишель рассказывал, что у него рядом с особняком лес есть, - увлечённо говорил Гарри, таща на себе Гермиону практически в одиночку. – И он туда пару раз пробирался. И мы также сможем, - он нервничал очень. За последние две недели он был на краю смерти уже два раза.

Малфой же его не слушал, думая о чём-то своём, а после спросил.

-Как думаете, почему это всё случилось?

- Это моя вина, - буркнул Гарри, не дав Гермионе и слово вставить. – Я поменялся с ней мётлами. Это меня должно было отнести куда-то…

- Но… ты думаешь? – слова застряли у девочки в горле, но она не посмела спорить, понимая всю наивность своих оправданий. Мальчик был прав. Убить хотели Гарри Поттера, а она, магглокровная волшебница, просто попалась по воле случая.

- Но…но… ты же в опасности! – воскликнула она испуганно, на её глазах снова появились слёзы. Она не знала, что делать. Конечно же, она была очень испугана, и не хотела умирать. С другой стороны, Гарри был верным другом, и девочка чувствовала, что хочет быть с ним рядом. Но на неё лишь посмотрели спокойно, по-взрослому так и сказали очень рассудительно.

-Я – Мальчик-который-выжил, Победитель Воландеморта, Спаситель волшебного мира, Гарри Поттер, человек от которого все чего-то ждут. Я всегда буду в опасности – неважно, будет ли Воландеморт врагом, или кто-то другой. Я не исключаю и того, что в Англии может появиться новый Тёмный Лорд, и мне придётся сражаться и с ним. Или вылезут какие-нибудь чудовища, или проснутся драконы, или ещё что-нибудь. Я не смогу жить спокойно, - он говорил это всё как-то беспечно и спокойно, но в его голосе чувствовалась нотка какой-то обречённости. – Мне придётся сражаться.… Именно поэтому я так хочу выучить как можно больше. За последнее время меня уже дважды чуть не убили… Мне очень страшно, Драко, Герми. Очень… но у меня нет выбора. Я буду бороться, потому что не хочу умирать. У меня, наконец, появились настоящие друзья – Вы, Мишель… вы стали моей семьёй.

Двое уже услышали топот копыт и перед ними предстало странное существо – всё тело у него было лошадиным, но там, где должна была быть голова, оно переходило в человеческий торс. Через плечо висел колчан со стрелами, а в руках у этого создания был лук.

- Человеческие дети, ученики школы Хогвартс? – уточнил кентавр, разглядывая детей. А они во все глаза рассматривали его. Всё-таки, таких они ещё не видели. А он внимательно разглядывал детей. Кентавры не вмешивались в дела смертных, но всё-таки кое-что знали о них. К примеру, о победителе тёмного лорда им было известно. Человек-конь терпеливо ждал, пока они заговорят.

- Да, я Гарри Поттер, - взял себя в руки темноволосый мальчик, который был выше остальных. – А это мои друзья – Драко Малфой и Гермиона Грейнджер. Мы… ну… это сложно объяснить.

- Я знаю. Вы упали здесь случайно. Мой народ позвала женщина в изорванной мантии. Она тоже искала вас, и ей повезло натолкнуться на наше поселение. Мы сразу же согласились помочь. Я доставлю вас к Хогвартсу.

-Вы можете помочь Гермионе? Она не может идти, - снова сказал Гарри. Дождавшись согласия, он помог ей залезть наверх.

Кентавр повёл их по лесу…

Мишель сидел около хижины Хагрида на пороге и нервничал. Он тоже бросился за ними на метле, но быстро отстал. С мётлами у него было плохие отношения, как и у них с ним. Мальчик ругался, потому что понимал, что опаздывает. Но на полпути его перехватил мрачный как грозовая туча профессор Снейп и велел валить в замок, но Мишель упёрся и сказал, что будет ждать друзей у Запретного леса. Зельевару было некогда долго спорить, и он просто велел не отходить от хижины великана, который тоже искал детей в Запретном лесу.

В Хогвартсе царил самый настоящий хаос – никто толком ничего не знал и по путаным описаниям присутствующих на уроке, несколько самых предприимчивых строили свои версии и предположения. Причём зачастую ничем необоснованные. В частности Эрни Макмиллан, пухлощёкий мальчуган из Хаффлпафа, предложил, что унесло вообще не Гермиону, а Гарри, на встречу воскресшему уже Тёмному Лорду. Рыжие близнецы Уизли пошутили, что это всё лишь для того, чтобы Малфой смог встретиться со своей возлюбленной Гермионой, к которой уже питал нежные чувства. Болтливая Лаванда Браун с Гриффиндора высказала вслух предположение, что от них просто всё скрывают, и Тёмный Лорд скрывался за личиной Грейнджер, чтобы выманить героя. Панси Паркинсон со Слизерина, которая была невестой Малфоя, на которую он пока особо внимания не обращал, суетилась больше всех на факультете.

Больше всех озадаченным выглядел сам Дамблдор. Он знал о том, что Воландеморт в школе, и скрывается под личиной Квирелла, но так настойчиво пытаться убить Гарри уже на второй неделе его учёбы у него не должно быть мотивов. Не было сомнений, что сперва он будет присматриваться к мальчику, пытаясь понять, что он из себя представляет. Да и то, что мальчик-который-выжил попал на Слизерин, не могло его не насторожить. Его интуиция подсказывала, что здесь что-то не так. «Я хорошо знаю Тома. Это не мог быть он», - сосредоточенно думал он, шагая вместе с Макгонагалл вместе по Запретному лесу. – «Но если не он устроил это покушение, то кто? Не я же, в конце концов», - с немного растерянной улыбкой подумал директор. Он опросил лично тех, кто были на поле, и те видели, что Гарри менялся метлой с Гермионой. Так что сейчас у него не оставалось сомнений, кто точно должен был стать жертвой.

Он увидел двух кентавров, выходящих из глубин леса. У них на спинах сидели дети.

- Слава Богу, вы целы! – бросила к ним Макгонагалл. Она сняла их и начала осматривать. Обнаружив, что они ранены, она заволновалась сильнее. Дамблдор без тени сомнений взял Гермиону на руки и понёс её к замку. Разумеется, перед этим поблагодарив кентавров.

Он по дороге расспрашивал детей о произошедшем. Гарри смысла не видел в том, чтобы о чём-то умалчивать, так что рассказал как есть и, добавив побольше детской наивности в голос, спросил.

- Но, директор, скажите, зачем кому-то заколдовывать метлу Гермионы?

- Ну, боюсь, Гарри, что это заколдовали не её метлу. Терри мне рассказал, что вы поменялись. Это так? – Дамблдор взъерошил волосы мальчика. – Поэтому целью был ты.

-Я? – он добавил в голос побольше удивления и широко раскрытыми глазами посмотрел на профессора. – Ужасно! Но почему?! Что я не так сделал?! Это уже второй случай!

- Не знаю, мой мальчик, - старик вздохнул. Вот тут он действительно не знал. События стремительно развивались независимо от его планов. А ему не нравилось, когда что-то выходит из-под контроля.

Гарри вздохнул и опустил голову и теперь таращился в землю, старательно демонстрируя подавленность и надеясь, что ему удастся ввести его в заблуждение. И на сей раз удача его не оставила. Старик был слишком поглощён своими мыслями, что даже забыл надеть маску «доброго дедушки», и был сосредоточен и серьёзен. Его глаза холодно блестели. К счастью, кроме мальчика на него никто эти несколько мгновений не смотрел. Он больше не стал задавать вопросов, а просто обнял Мишеля, кинувшегося ему на шею, едва вся компания вышла к хижине Хагрида.

-Ну-ну, молодёжь, - по-доброму рассмеялся директор. – Успеете нарадоваться и рассказать друг другу всё. Сейчас Гарри и его друзьям надо к мадам Помфри. Возможно, вам придётся провести денёк-другой в Больничном Крыле. И не спорьте, мистер Малфой. Кстати, молодые люди, как насчёт того, чтобы вступить в квиддичную команду? – он усмехнулся по-доброму, а мальчики посмотрели на него удивлёнными взглядами.

Хэллоуин

Следующий месяц прошёл на удивление тихо. Даже отец Драко не приехал, ограничившись нотациями в письме, которое мальчик прочитал вслух друзьям в общей спальне. Ему явно не понравилось безрассудство единственного наследника, но он пообещал разобраться потом. И Малфой явно побаивался этого визита. Это можно было прочитать в его глазах. Но также отец был и доволен тем, что мальчик стал самым юным ловцом в истории существования Хогвартса. Вообще, это предложили Гарри, но тот предпочёл стать загонщиком, нежели ловцом. И теперь оба они пропадали на тренировках. И всё же на душе у юного слизеринца было неспокойно.

- Не бойся. Мы не дадим тебя в обиду, - улыбнулся ему Мишель. Гарри его поддержал. Мальчики много говорили и о попытках убить Гарри. С тех пор как Драко помог спасти Гермиону, он стал относиться к ней гораздо лучше. Они по-прежнему ссорились и орали друг на друга, но это было уже по-дружески. Кажется, они оба пока не могли понять, как относиться друг к другу. К урокам у них у всех сложились свои отношения, но всем им определённо не нравилась Защита от Тёмных Искусств и её странный преподаватель, профессор Квирелл. От мальчиков не укрылся и тот факт, что их декан не особо-то и хорошо относится к молодому человеку. Нет, Снейп безусловно не обладает чудесным характером, но в этом отношении было что-то странное. Было такое чувство, что мужчина пытался разгадать какой-то секрет. Впрочем, ещё Гарри очень интересовало, почему именно там у него часто болит шрам. Этой мыслью он, тем не менее, поделился только с Мишелем. И недавно отправил всё-таки Аларду свои соображения, спрашивая, что ему делать. Любопытство его терзало, но он, будучи неглупым мальчиком, не мог не понимать, что это неспроста. И если даже осторожный декан так и не прижал странноватого преподавателя к стенке, то ему не стоит влезать.

Разговоры о Квирилле и о том, как отвертеться от очередного посещения его пропахшей чесноком классной комнате плавно перетекали в разговоры о разных волшебных ходах в Хогвартсе. И, разумеется, тема коснулась запретов.

- Слушайте, а что там в коридоре на третьем этаже? – решил погадать Драко, когда мальчики сидели субботним вечером в гостиной. Уроки были сделаны, все игры перебраны, и делать было совсем нечего.

- Ах да! – Гарри хлопнул себя по лбу и достал из кармана своей мантии помятую статью, которую взял ещё во время первого визита к Хагриду. – Посмотрите, что я нашёл.

Он положил её на стол и попытался распрямить. Смятый в комок клочок бумаги постоянно складывался пополам, но мальчики всё же смогли ещё раз прочитать статью.

-Странно, - потянул Мишель. – Говоришь, эта статья пролежала у Хагрида в хижине почти две недели?

- Ага… и теперь вот месяц у меня. На носу Хэллоуин, - мальчик сложил руки на стол и положил на них голову. – Мне, конечно, интересно, но стоит ли искать неприятности? Я их люблю, но мне хватило того счастья, что произошло в сентябре. Когда тебя пытаются убить, не особенно приятно.

- Давайте после Хэллоуина попробуем всё выяснить? – предложил Драко. – Только заучке говорить не будем. Она очень не любит нарушать правила.

- Да ладно тебе. Не относись к Гермионе так предвзято, - сказал Гарри, откинувшись на спинку кресла и снова сминая в кулаке статью. – Она – хороший человек, и уже стала не такой правильной.

- Может курсу к третьему станет нормальной, - хихикнул Мишель, не удержавшись. – А пока Драко прав. Не стоит нам её с собой звать. Сами сходим и разведаем, что там и как в этом запретном коридоре.

- Слизеринцы не ищут неприятности – они бросают вызов, - важно сказал Малфой мальчикам, и они закатили глаза.

- Давайте лучше сыграем в шахматы или плюй-камни? – предложил Гарри, решая закончить этот разговор. Драко с ним начал спорить…

- Тебе же Нимбус- 2000 декан подарил! Почему бы нам не выйти на поле и не полетать? – на лице мальчика появилось мечтательное выражение. – Лучшая гоночная метла! Да ты счастливчик!

- Ну что вы больные с этим квиддитчем, - буркнул Мишель, кидая Драко в лицо думку.

- У Снейпа было лицо такое кислое, будто он лимон съел, когда он мне эту метлу принёс, - звонко рассмеялся Гарри. – Я так и не понял, откуда такие щедрые подарки.

Малфой вскочил с дивана, встал по стойке смирно, сделал лицо кирпичом и процедил сквозь зубы, подражая крёстному.

- Мистер Поттер, вот ваша метла. Надеюсь, вы не сломаете себе шею в первой же игре.

Мальчишки, и сидящие с ними в гостиной одноклассники прыснули со смеху. Среди них была и смеющаяся Астория. Гарри пододвинулся к ней, а девушка мягко ему улыбнулась.

- Извини. Мы так и не говорили, с тех пор как встретились в магазине.

- Это нормально, Поттер, - она усмехнулась. – Я не люблю чьё-либо общество, так что не смогу стать членом твоего дружного круга по интересам.

Зелёные глаза мальчика внимательно изучали лицо девочки. Астория была вопиюще спокойна – искусство менять маски она освоила значительно лучше Драко. Гарри задумался, что вообще знал о ней – чистокровная аристократка, чья семья сохранила нейтралитет в первую войну. У неё есть младшая сестра. Здесь, в Хогвартсе, общается только с Панси и Миллисентой, но большую часть времени проводит одна, читая и, вероятно, рисуя. В руках девочки Гарри часто видел папку для рисования. Она любит сидеть одна, потому в гостиной она забивается в угол.

- Если тебе понадобится помощь, то ты можешь обратиться к нам, - сказал мальчик ей.

-Спасибо. Я предпочитаю сама решать свои проблемы, но возьму на заметку.

В гостиной уже разгорелся жаркий спор между Мишелем и Драко. Остальные ребята только слушали, но не вмешивались.

- Ой, да успокойтесь, - сказал Гарри громко. – Я предлагаю всем сыграть в шахматы. Турнир, - заявил он на всю гостиную. К ним подошло несколько заинтересованных старшекурсников…

Приближался Хэллоуин, принося с собой традиционные для этого праздника вещи – тыквы и вырезанные на них страшные рожи, свечи, старинные легенды и байки о монстрах, существующих в волшебном мире. Большой Зал уже начали украшать – по бокам зала висели выглядящие как настоящие объёмные летучие мыши, тысячи парящих в воздухе свечей были теперь покрыты узорами, тоже символизирующими праздник.

Гарри с друзьями сидел за столом Слизерина на праздничном ужине. Там было очень много вкусностей разного толка: леденцы, шоколадные конфеты, фигурки, батончики, ириски, пастила, зефир, конфеты с начинкой и многое другое.

Здесь, как и за другими столами, царила праздничная суматоха. Ребята громко переговаривались, шутили и смеялись. За столом Гриффиндора тоже было много народу, и орали они, наверное, громче всех в Большом Зале. Правда от мальчика не укрылся тот факт, что того робкого пухлощёкого мальчишки из хорошей семьи, там нет. Но, выбросив это из головы, он принялся за еду.

Неожиданно двери распахнулись, и в зал вбежал Квирелл. Его огромный тюрбан едва держался на голове, а на лице была гримаса ужаса.

Зал замер, и его шаги теперь гулко отдавались в тишине. Преподаватель Защиты от тёмных искусство добежал до преподавательского стола и, задыхаясь, простонал.

- Тролль! В подземельях! – в ту же секунду он рухнул в обморок лицом вниз, но это никого уже не волновало. Началась паника. Ученики за столами вскочили и стали перекрикивать друг друга. Поспокойнее дети вели себя за столами Рейвенкло и Слизерина, особенно старшекурсники.

Дамблдор поднялся, ярко-ярко голубыми от ярости глазами сверля валяющегося на полу учителя. Сложить два и два для него не составило труда, и теперь он с трудом скрывал свою ярость.

- Тихо! – гаркнул он, усиливая магией свой голос. – Сохраняйте спокойствие! Старосты, отведите учеников обратно в их спальни. Слизерин, будьте предельно осторожны! Минерва, Северус, пойдёмте, - он быстрыми шагами направился к выходу из большого зала.

Гарри, вместе со своим факультетом, вышел следом за старостой из зала одним из последних, но ещё успел заметить, что Рон и Джек пропустили всех гриффиндорцев вперёд, а сами пошли куда-то к лестницам. Он хотел уже было последовать за ним, но его схватил Мишель и потянул за собой.

- Ты с ума сошёл? – прошипел он ему в ухо. – Хочешь влипнуть в их проблемы? Или решил поиграть в героя? Или же показать всему замку, что можешь не только Люмос зажигать?

- Идёмте же! – воскликнул Малфой. – Мы итак отстали!

Гарри, признав правоту друга, высвободил руку и прибавил шагу, чтобы догнать свой факультет. Они шли в подземелья каким-то другим путём – вероятно, запасной тайный ход или что-то в этом роде. Добрались они быстро и без каких-либо проблем.

А тем временем Рон и Джек поднимались по лестнице на третий этаж. Они решили, что сейчас самое время узнать, что же хранится в этом загадочном Запретном коридоре. Учителя все заняты, а тролля они не испугались, решив, что он в подземелье и им ничем не угрожает. К Поттеру они лезли гораздо меньше, но за последнюю неделю стали гораздо настойчивее. История, в которую они влипли в начале сентября, уже была не так свежа в памяти, уступив место множеству новых впечатлений.

-Слушай, ты уверен, что Поттер не потащится за нами? – негромко спросил Джек друга.

-Абсолютно. Я видел как он ушёл со своей змеиной семьёй в подземелья, - сказал Рон и подошёл ко входу на второй этаж. Сейчас здесь было очень тихо: даже людей на портретах почти не было.

Мальчики прошли по коридору, дважды свернули и оказались у запретной комнаты.

- Ну… есть идеи, как её открыть? – Рон подёргал дверь и, удостоверившись, что та заперта, немного приуныл.

- Алохомора, - шепнул Джек и, ободряюще улыбаясь другу, дёрнул за ручку. Дверь распахнулась, и перед мальчиками оказалась странная тварь. Всё ещё улыбаясь, Рон поднял голову и побледнел как полотно.

В коридоре сидел огромный трёхголовый пёс. Его мощные лапы с острыми когтями оставляли глубокие борозды на полу. С морд капала слюна, а чёрные безумные глаза вращались,а потом сфокусировались на двух мальчишках.

Джек дёрнул друга за руку. Он понимал, что тварь их не трогает лишь потому, что они застали её врасплох.

- Бежим! – крикнул мальчик, схватил Рона за руку и, что было сил, понёсся прочь. Рыжий припустил за ним. Самым плохим было то, что дверь они оставили открытой. Ничем не привязанный цербер попытался напасть на них, но еле пролез в дверь, с трудом протиснулся и дошёл до лестничной площадки и громко зарычал. Его голос отзывался в пустом замке. Его когти царапали пол. Каждая из голов издавала угрожающее рычание. Они видели добычу – двух мальчишек, и эти двое выглядели с точки зрения огромной собаки очень аппетитно. Цербер подошёл к лестнице и поставил лапу на неё, утробно рыча.

Рон и Джек, что было сил, бежали к себе, на седьмой этаж. Они с ужасом смотрели на монстра, которого сами же и выпустили… Чудовище огромным прыжком преодолело огромное расстояние и оказалось в середине лестницы на третий этаж. Мальчишки бежали уже на пятый, но чудовище их нагоняло.

-Быстрее! – хрипел Джек, крепко держась за резные перила. Рыжий поспешил за ним.

Рон моргнул, и обнаружил себя лежащим на лестничном пролёте седьмого этажа. Рядом никого не было. Никаких следов цербера, вокруг всё тихо. Мальчик поднялся и недоумённо огляделся.

- Эй, ты чего застрял! – из коридора выглянул Джек. – Давай быстрее, а то учителя засекут, что мы не в гостиной! Они уже возвращаются!

Мальчик потряс головой и побежал за другом.

- Слушай… Джек, мы же только что убегали от такой огромной трёхголовой собаки, - неуверенно сказал Рон. Джек посмотрел на него своими синими глазами. И расхохотался.

- Ты что?! Головой ударился, что ли? Мы не смогли открыть дверь и пошли обратно. Рон, - он потряс друга за плечо, но тот не реагировал, смотря назад – в сторону лестничного пролёта. Он решительно ничего не понимал. Ведь трёхголового монстра он помнил абсолютно чётко – его клыки, его злобную морду, мерзкие слюни, капающие буквально в паре сантиметров от его головы.

- Что здесь происходит-то? – недоумённо прошептал он, позволяя другу увести его в башню Гриффиндора.

На следующее утро вся школа узнала, что в беду попал тот мальчик – Невилл. Тролль почти добрался до него, когда подоспели учителя. К счастью, всё обошлось без особых жертв. А после приехала бабушка Невилла – степенная старая леди. Она ушла с Дамблдором куда-то во время завтрака, а после её видели в коридоре вместе с внуком.

А Уизли вёл себя утром как-то пришибленно, даже не реагируя на издевки Малфоя, которого Гарри уже устал затыкать прилюдно, предпочитая давать по шее уже вечером, в гостиной. Но также он и никогда не пытался сам кого-то обзывать. Это было ниже его достоинства. Мишель обычно отстранённо стоял с каменным лицом. Крэбб, Гойл, Тео и Забини всегда подключались к игре «оскорби ближнего своего» Гарри же хватило того, что девчонки с их факультета начинали хихикать и делать замечания ему, в то время как он делал их Малфою прилюдно. Да и на Драко это не очень-то действовало. Он всё равно оставался маленьким заносчивым мальчишкой, и то, что он не вёл себя по-свински с ними, не значило, что он не вёл себя с магглорождёнными. Это с Гермионой он был вынужден примириться. Да и вообще он немного поменял свои взгляды насчёт магглорождённых под влиянием друзей, но не признавался в этом даже самому себе. Несмотря на всё это, он никогда не мог удержаться и не начать задирать львят. Как и они его. Здесь незаметно шла самая настоящая война. Впрочем, если задевали уже Поттера, он не строил из себя паиньку, а тоже включался в спор, но, в отличие от Малфоя, он не поддавался так легко на провокации.

-Эй, Уизли, что случилось? Твои нищие родители прислали тебе письмо, что больше не могут оплачивать твоё обучение? – усмехнулся блондин, проходя мимо группы гриффиндорцев.

Рон кинул на блондина полный ненависти взгляд. Он, как и Драко, не умел держать себя в руках, и часто не мог найти слова вовремя. Вот и сейчас он завис на несколько секунд, но его спас Джек.

- Не твоё дело, Малфой. Иди куда шёл, а то твой папочка расстроится, если я сейчас подправлю тебе лицо обычным маггловским способом!

Мишель просто взял друга за плечи и оттащил его. К счастью, у них не было сейчас пары с ними, а то драки было бы не избежать.

Гарри не стал ждать, пока они доберутся до гостиной, и просто дал мальчику хорошую оплеуху, едва они зашли за угол.

-За что?! - завопил блондин.

- Не затевай драки в коридорах, если не хочешь, чтобы нас поймал Филч! – зашипел Поттер Драко на ухо. – Или ты не помнишь, как мы чуть не попались, когда нас подставили старшие братья Рона?! И мадам Помфри еле свела с тебя то странное заклинание, от которого ты мигал как светофор! Имей хоть немного мозгов!

Мишель, наблюдая за ними, лишь хихикнул. Он был немногословен, особенно в последнее время. Его волновало то, что он знает ещё слишком мало, чтобы чего-то достичь в жизни. Когда мальчик говорил об этом Гарри, тот только хмыкал и просил его не превращаться в Гермиону. И в чём-то он был прав.

- Вот вы где! – темноволосая девочка в синей форме пробралась к ним сквозь толпу, держа перед собой свою огромную сумку как щит. – Давайте поспешим на историю магии.

Её замечание было верным – народу около дверей Большого Зала было мало – вот-вот прозвенит звонок.

-Драко Малфой! – послышался голос от входных дверей. Драко вздрогнул и повернулся в ту сторону. У входа в расслабленной позе стоял высокий мужчина. В руках он вертел трость с серебряным набалдашником в виде головы змеи. Такие же, как и у Драко, снежно-белые волосы, рассыпались по плечам. Да и одет он был с иголочки – в чёрных тонах мантия, фрак и тщательно выглаженные брюки.

Он быстрыми шагами подошёл к ним и осмотрел их маленькую компанию. Кроме них в холле уже почти никого не было.

- Здравствуйте, отец, - почтительно сказал Драко. – Позвольте представить Вам моих друзей – Гарри Поттер, Мишель Винт и… - он замешкался, но справился с собой и твёрдо продолжил. – Гермиона Грейнджер.

Ледяной взгляд серых глаз Люциуса Малфоя упёрся в Гермиону, и та испуганно сжалась.

- Я всегда знал, что мой наследник умеет выбирать себе друзей, - сказал он безо всякого выражения, но Гарри воспринял это по своему и шагнул вперёд, встречая его взгляд.

- Если вы хотите сказать, что вас не устраивают друзья вашего сына, скажите это мне в лицо, - он не сводил своих ярко-зелёных глаз с лица аристократа. – Я, Гарри Джеймс Поттер, считаю здесь присутствующих моими лучшими друзьями, независимо от их происхождения и статуса. Если вас что-то не устраивает, скажите мне это.

Мальчик стоял не жив не мёртв от страха, чеканя эти слова. Он сам не знал, что заставило его так нагло повести себя с отцом Драко. Возможно, его за живое задел пренебрежительный взгляд этого напыщенного аристократа, направленный на подругу. Но ещё он был уверен, что ни за что не пожалеет о своих словах, что бы не случилось. Несколько мгновений мужчина и мальчик смотрели друг другу в глаза, а после губы Люциуса тронула саркастичная усмешка.

- А вы не такой, каким я вас представлял, мистер Поттер.

- Не стоит судить людей по слухам, мистер Малфой, - в тон ему ответил Гарри. – Я ценю дружбу с вашим сыном и уважаю тех, кто достоин уважения, - он решил, что надо держаться так, чтобы его не в чем было упрекнуть.

Малфоя же мальчик скорее забавлял, чем раздражал. Юный Герой магического мира оказался весьма неглупым и даже старался показывать зубки, что внушало надежду, что он не глупое оружие, которым его хотят видеть очень и очень многие. Разумеется, мужчина читал его как раскрытую книгу. Поттеру пока недоставало контроля – недостаток нормального воспитания. Но это поправимо, если он захочет учиться. А этот захочет – почему-то Люциус был уверен.

- Достойный ответ, мистер Поттер, - ответил он, манерно растягивая слова, а после обратился к Мишелю. - С вашей семьей я ещё не встречался, мистер Винт, но я отправил вашему отцу сову с приглашением на ежегодный Йельский праздник. Буду рад видеть вас там. Как и вас, мистер Поттер.

Гарри, не обращая внимания, что там ответил Мишель, только кивнул. Этот короткий диалог вымотал его так, словно он только что прозанимался с Алардом три дня без перерыва.

А Люциус снова посмотрел на Гермиону, которая справилась со своими эмоциями и сделала реверанс.

- Познакомиться с вами – честь для меня, сэр.

Мужчина приподнял одну бровь, будучи несколько удивлённым. Он не сомневался, что эта девочка магглорождённая, но она знала основы этикета и, судя по её ауре, была одарена магически. «Пожалуй, возьму её на заметку», - подумал Люциус. Малфои никогда не упускают своей выгоды – столь одарённая волшебница может быть полезной, несмотря на её статус в волшебном мире. Выгоду можно извлечь из любой ситуации. Главное – уметь видеть, на что обращать внимания.

- Мне тоже, мисс Грейнджер.

Тут прозвенел звонок.

- Нам… нам нужно идти, отец, - сказал Драко. – Мы опаздываем на Историю магии.

- Да, разумеется. Я пришёл к директору по поводу вчерашних событий. Не смею больше вас задерживать, - он прошёл мимо них и поднялся по лестнице, сжимая трость в руке. А дети со всех ног побежали следом, перегоняя друг друга…

Матч по квиддитчу и прочие неприятности

Гарри вбежал в раздевалку и открыл свою кабинку, доставая оттуда свою зелено-серебристую форму и начиная быстро переодеваться. “Флинт меня убьёт!» - в панике подумал он, прыгая на одной ноге, и стараясь натянуть форму. Опаздывать на матч ему раньше не приходилось. Как и вообще участвовать. Вскоре он вылетел на поле, где уже стояла вся его команда в полном составе.

- Поттер, я тебе этого не прощу! – прошипел ему на ухо капитан. – Взлетаем!

Игроки сели на мётлы, после мадам Трюк выпустила мячи и дала фору, а после дунула в свисток. Высокий пронзительный звук разнёсся по полю – игра началась.

Это был ясный день, солнце ярко светило в небе, и иногда приходилось прикрывать глаза ладонью, чтобы не врезаться в кого-нибудь. Купаясь в потоках ветра, мальчик летел, оглядываясь по сторонам. На спине, в специальном чехле у него висела бита. Он искал бладжер, и вскоре искомый мяч обнаружился неподвижно висящим в воздухе. Гарри вытащил биту и, держась за древко одной рукой, резко ускорился. Мяч попытался улизнуть, но был пойман и отправлен в сторону вратаря Гриффиндора. Девушка еле увернулась и что-то ему прокричала, но уже быстро летел в другую сторону, раздразнил другой мяч и смог найти место, чтобы отправить его в ловца львиного факультета. Он отыскал взглядом Драко, который лениво скользил выше, отыскивая снитч.

Игра текла своим чередом. Малфой уже дважды замечал снитч, но хитрый мячик ускользал от него. Счёт был 50-60 в пользу Гриффиндора, и нужно было выбиться вперёд, если они, конечно, не хотят проиграть.

Метла резко пошла вбок и вправо, отчего Гарри чуть было не упал. Лишь вцепившись в древко до боли, он смог удержаться. Происходящее ему определённо не понравилось. Его резко повело в сторону, и после перевернуло вниз головой.

Стадион зароптал. Зритель вставали с сидений и что-то выкрикивали. Мальчик, прищурившись, смотрел в сторону трибуны учителей. Квирелл не сводил с него взгляд. Как и Снейп.

Декан факультета Слизерин был очень бледен, стараясь не прервать контакт. Он был бы рад, если бы кто-то ему помог, но не видел желающих. Мужчина даже не мог понять, кто это делает сейчас! Ему бы не помешала парочка помощников.

Драко уже летел к Гарри, намереваясь повторить тот трюк, который они проделали с Гермионой, но сейчас Нимбус резко взлетел выше, лишив его такой возможности. А тем временем двое ребят пробрались к учительской трибуне. Гермиона что-то бормотала себе под нос, сжимая в руке спичечный коробок. Мишель шёл впереди, стараясь сделать так, чтобы их никто не заметил.

- Готово, - шепнула девочка и открыла спичечный коробок. Из него вырвалась струя синего огня и заплясала на мантии Макгоногалл. Женщина заметила это уже когда дети спустились с их трибуны и замерли внизу, задрав головы вверх, чтобы рассмотреть, помогло ли это Гарри. Мальчик уже висел на одной руке, цепляясь из последних сил и не понимая, почему не дать ему упасть и не поймать тем заклинанием, которым декан воспользовался когда-то в замке.

Минерва охнула, но потушить странный огонь сходу у неё не получилось. Он перекинулся на всю трибуну, но дерево не жёг – только одежду. Там воцарилась паника, которая длилась всего несколько секунд, но это дало Гарри фору. Он залез обратно на метлу и начал снижаться, не желая больше висеть в воздухе. Малфой, удостоверившись, что другу ничего не угрожает, спикировал вниз и схватил снитч, прежде чем мячик смог что-нибудь предпринять. Внимание стадиона было приковано к Гарри, что сыграло ему на руку.

- Слизерин поймал снитч! – разнёсся по стадиону усиленный магией голос мадам Трюк. Гриффиндорцы сидели явно приунывшими. Рон сжал кулаки до боли в костяшках пальцев и с ненавистью посмотрел на весь факультет змеек, высыпавший на поле, чтобы поприветствовать героев.

Сплошная зелено-серебристая толпа окружила факультетскую команду и подняла всех на руки. Малфой был на седьмом небе от счастья и с наслаждением купался в лучах славы. Их стали подкидывать вверх, и мальчик довольно завопил. В голове промелькнуло, что не зря он приехал сюда. Ведь у него появились настоящие друзья, благодаря которым он стал играть в квиддитч с самого первого курса. Да и искать приключения было одно удовольствие в такой хорошей компании. В этот момент он был готов даже Гермиону расцеловать.

Их занесли в здание, и лишь потом поставили на пол. Гарри пришлось перетерпеть похлопывания по плечам, поздравления, заверения в том, что «то, что было, не повторится» и много вопросов на предмет того, что же произошло на поле с его метлой. На последний вопрос ему самому хотелось бы знать ответ, так поздравления его порадовали не так сильно, как ему хотелось бы. Мальчик, едва переодевшись, и стараясь не встретиться с друзьями, помчался в кабинет декана. Ему очень хотелось с ним поговорить.

Шаги Гарри гулко стучали по коридорам, а волосы, которые он, по примеру Аларда, отращивал, лезли в глаза. Коридоры сменяли друг друга, двери и гобелены плясали перед глазами. Он и сам не заметил, как оказался у кабинета Снейпа. Вместе с самим деканом одновременно.

- Вы полны сюрпризов, Поттер, - процедил он, открывая дверь. – Проходите, раз пришли.

Гарри сделал глубокий вдох и зашёл в такой знакомый класс зельеварения – просторное помещение, где через равные промежутки около каждой парты расположены котлы. Около сидения шкаф с книгами. А чуть дальше – дверь в личную кладовую зельевара. Там же должен быть вход в его личные покои. И потому Гарри был удивлён, когда ему велели туда пойти. Он прошёл через склад, зашёл в комнату и огляделся.

Она была маленькой, но обставленной со вкусом: оформленная, как и их спальня, в серебристо-зелёных тонах. Тяжёлые тёмные шторы с бахромой были задёрнуты, и мальчик подумал, что не представляет эту обитель залитой солнечным светом. Тепло и Снейп мало сочетались между собой.

Гарри сел на диванчик и посмотрел на декана. Снейп достал два стакана и поставил их на кофейный столик.

- Вы будете чай, Поттер? – мрачно спросил он, уже доставая чайные пакетики. Дождавшись кивка, он быстро сделал чай и сел рядом с мальчиком. – Вы обожаете неприятности, но влипаете вы в них так невинно, что ругать вас просто не выходит. Такой же была ваша мать, - он протянул чашку мальчишке, и Гарри взял её, с восторгом глядя на мужчину.

-Я знал, что вы дружили с моей мамой. Но никак не мог набраться смелости, чтобы спросить вас о ней, - сказал он с виноватой улыбкой. Снейп изменился в лице, мгновенно собравшись.

- Откуда? Кто вам сказал? – его глаза сузились, и у Гарри мороз прошёл по коже. Он опустил голову, не в силах выдержать его взгляд и сказал.

- Никто. Мне достался её альбом. Там вы, она и моя тётя. Ещё с детства и до конца учёбы в Хогвартсе. Я просто догадался, что вы дружили. Я тогда понял, что она была очень привязана к вам…

Мужчина замер, внимательно рассматривая его, а после позволил себе немного расслабиться. Он и подумать не мог, что мальчишка знает о его отношениях с Лили. Судя по его реакции, он ещё и относится к этому нормально. За прошедшее время зельевар решил придерживаться нейтралитета в общении с Поттером. Очень сложно было перебороть свою ненависть к нему, но любовь к Лили оказалась сильнее. Этому способствовало и поведение самого Гарри, и общение с Малфоем, и то, что он попал на его факультет.

- Да, я долго дружил с твоей матерью, - не стал он отрицать. – Потом мы поссорились. Не спрашивайте почему, Поттер. Это не вашего ума дела, - сказал он немного грубо, но мальчика это не обидело. Он и не ожидал от Снейпа много откровенности. Напротив, было бы удивительно услышать от него всю правду.

- Я не прошу. Просто расскажите, какой она была, - он улыбнулся ему дружелюбно. Гарри уважал декана как учителя. Несмотря на его предвзятое отношение к гриффиндорцам и общее отношение к детям, объяснять он мог очень хорошо.

- Она была очень светлым и справедливым человеком, Поттер. Куда бы она не приходила, она приносила свет. Хотя иногда суждения её были слишком наивны, она не любила этого признавать. А я не спешил её разубеждать. Думаю, из-за этого всё и произошло, - он поморщился. – Твой отец был не самым лучшим человеком. Он был слеп, как твои маленькие друзья из львятника. Они делали то, что они считали правильным, не считаясь с мнением других. Я думал, что ты попадёшь в Гриффиндор, как и они, - Снейп хотел что-то сказать, но передумал, посчитав, что рассказал достаточно.

- Спасибо, сэр. Я рад, что не попал туда. Но… я пришёл поговорить о том, что случилось сегодня на матче.

- Вас хотели скинуть с метлы, чтобы вы исполнили свою давнюю мечту и сломали шею, - ухмыльнулся мужчина. Гарри закатил глаза и фыркнул.

- Вы не можете без этого, не так ли? – мальчишка не злился на учителя. Снейп, по крайней мере, всегда мог выслушать. И ему он почему-то доверял больше, чем прочим учителям. Нет, он не собирался рассказывать ему свои секреты, но и, в то же время, осознавал, что если что-то случится, именно этот человек придёт на помощь. А не многочисленные светлые маги, которые якобы должны защищать мальчика-который-выжил от Пожирателей Смерти.

- Почему вы не позволили мне упасть и не поймали меня тем же заклинанием, что и в прошлый раз? – мальчик вопросительно на него посмотрел, расслабленно откинувшись на спинку дивана и делая глоток крепкого ароматного чая. Волнение после произошедшего уже ушло.

- Потому что это заклинание, которое не произносят при большом скоплении народа. Его относят к тёмной магии, - нехотя пояснил зельевар. – Если бы это увидела такая куча народа, то у меня были бы большие проблемы. Потому я пытался спасти положение.

Гарри лишь улыбнулся и вежливо спросил.

- Меня в очередной раз пытались убить? Знаете, это уже становится привычным. Даже странно… я здесь должен быть в безопасности, а меня хотят убить.

Снейп не ответил, и они некоторое время сидели в тишине, нарушаемой только потрескиванием огня в камине. Гарри смотрел на тени от языков пламени, пляшущие на полу, и думал о том, что очень изменился.

- Ладно. Мне надо идти, - наконец сказал он. – Я ушёл очень быстро.

- Вы у нас герой, и вас все ждут, - ухмыльнулся мужчина, а после взял с тумбочки какую-то книгу в чёрной обложке. – Идите, Поттер.

Мальчик кивнул и быстро вышел, прикрыв за собой дверь. Он петлял по тёмным коридорам подземелья, отыскивая путь в свою спальню. Гарри уже привык к полумраку и чадящим факелам. К тому, что твои шаги гулко разносятся по пустым коридорам. К тому, что каждый сам за себя, здесь не толпятся группы школьников. Это всё на верхних уровнях замка, а здесь всё иначе. Здесь твои спутники – тишина и вечные тени, которые оставляют тебя одного только в полной темноте. В темноте, которая может стать другом или врагом. Разумеется, пока он об этом не задумывался, в силу возраста. Но все знали, что когда-нибудь Гарри Поттеру придётся сделать выбор.

Об этом думал профессор зельеварения Северус Снейп, невидящими глазами смотрящий в книгу и не понимающий ни слова. И директор школы Альбус Дамблдор, обеспокоенный сегодняшними событиями и решивший поговорить с Гарри. И профессор Квирелл, чей план в очередной раз не удался, что вызывало беспокойство. Все эти люди задавались вопросом, что же будет с Мальчиком-который-выжил. По разным причинам они думали об этом. И почему-то, каждому из них казалось, что всё идёт не так, как могло бы пойти.

Часы отсчитывали час, минуты и секунды, а Альбус Дамблдор сидел у себя, не понимая, что же он упускает. Интуиция старого интригана не давала покоя, а в голове звенел непрошеный колокольчик. Ко всему происходящему в школе приложил руку кто-то третий? Или Том оказался мудрее, чем думал старик?

Вопросы-вопросы и ни одного ответа. Он хотел, чтобы мальчик столкнулся с Воландемортом, чтобы у него появились вопросы, на которые сможет ответить только он, великий светлый маг. Альбус не мог допустить повторения истории Тома Риддла и не собирался позволять своим пешкам делать всё, что вздумается. Ему искренне нравился Поттер – сильный и умный мальчишка, но он должен направить эту силу на уничтожение зла, и ни на что другое. Или итог будет плачевен. И кому, как ни Дамблдору всё исправлять?

Снейп тоже думал о Гарри, и, несмотря на свою лояльность к директору, пытался найти путь уберечь мальчика от излишнего влияния старого мага. Он не был достаточно близок к старику, чтобы точно знать, что тот задумал, но одно мужчина знал точно: Дамблдор хитёр и силён, и тоже пойдёт по головам, если нужно будет достичь своей цели.

Мужчина горько усмехнулся и посмотрел на дно своего стакана, где плескались чаинки. «С другой стороны, намного ли я сам отличаюсь от них? Меж двух огней навсегда. Играть сольную партию, откинув всё, что могло бы быть в жизни. Разве я этого хотел? А она бы этого хотела?»

А в башне Гриффиндора, в своей спальне Рон Уизли сидел у окна и смотрел вдаль – на темнеющее небо и верхушки деревьев Запретного леса. На душе было гадко – ведь их команда позорно проиграла. В голову мальчика снова закралась мысль, что будь Поттер на их факультете, они бы победили. Ему на плечо опустилась рука, и он вздрогнул от неожиданности.

- Тебе не кажется, что ты слишком часто думаешь об этом Поттере? – раздался голос Джека. Мальчик стоял позади друга, улыбаясь чему-то.

- Как ты догадался? Мысли прочитал, что ли? – Рон потёр нос и повернулся к нему, встречаясь с ним взглядом.

- Нет. Я же не Снейп, - он запрокинул голову и рассмеялся. Рыжий посмотрел на него и расплылся в улыбке. Долго расстраиваться он не мог, потому что характер не располагал.

- Я не понимаю, почему тебя это так волнует, - Джек присел на подоконник рядом с мальчиком. – Тебе обидно, что он не здесь? Но мы ничего не можем поделать, - он вздохнул. – Он же мальчик-который-выжил. Он не вылетит отсюда, даже если что-то натворит.

- Это несправедливо, - выдохнул Рон, с возмущением посмотрев на друга. В волнении он слез с подоконника и стал расхаживать туда-сюда по спальне. Они были одни – другие три мальчика ещё не пришли.

- Ну, не нам же решать… что и как делать, - заметил он. – Декан его покрывает. Сам знаешь, что он обожает своих змей и ненавидит нас, - мальчик прислонился лбом к окну и выдохнул. Тонкое стекло запотело, и он провёл пальцем по этому участку.

- Давай подкараулим их, когда они делают что-нибудь противозаконное, и тогда они не отвертятся, - воодушевился Рон, размахивая руками. – К примеру, они куда-то ночью выбираются, а мы за ними!

- Идея-то хорошая, но как мы узнаем, что они выбрались из своего гнезда и куда-то пошли? – мальчик подышал на стекло снова и стал рисовать на нём пальцем, не поворачиваясь к другу. Его карие глаза были серьёзными и сосредоточенными, словно он собирался нарисовать настоящую картину на окне.

- Ну…эм… нам…

-Нам надо сделать так, чтобы они пошли сами куда-то, - сказал Дин Томас, заходя в спальню. – Простите, ребят. Я слышал часть вашего разговора. Надеюсь, мы не будем делать то же, что и в прошлый раз? Неохота из школы вылетать.

- Можно назначить им дуэль, - наконец, додумался Рон. – Может заманим их к той двери, около третьего этажа? Если их увидит Филч, то будет очень здорово!

- А это может сработать, - Дин медленно кивнул и завалился на свою кровать, над которой висел плакат футбольной команды. – Джек, а ты как думаешь?

Они были уже сыты по горло змейками и тому превосходству, которое они показывали над ними. Учёба большинству маглорождённых и полукровок давалась не сразу, в то время как аристократы уже овладели большинством базовых чар. Это не могло не вызвать зависть у ребят, которые ехали в сказку, а попали в такую же школу, в каких и учились. Толк от твоих стараний, если тот у кого были деньги, обеспечил своего сыночка учителями, и он уже в одиннадцать лет знает те вещи, которым ты будешь учиться ещё год? А они тем временем пойдут ещё дальше.

Это было нормально, хоть и не афишировалась. Стычки не всегда пресекались, и в результате львята чувствовали себя безнаказанными, делая какую-то пакость, но всегда страшно обижались, если такое же происходило и со змейками. Разумеется, не все дети были такими, но большая часть тех, кто любит оставаться в стороне, попадала на Рейвенкло или Хаффлпаф. Вот так и вышло, что на Гриффиндор попадали ребята храбрые, смелые, сильные, но не всегда умеющие различать белое и чёрное. Не это было целью факультета, но их не воспитывали должным образом, и в итоге категоричность превращалась в образ жизни, что, в свою очередь, порождало только больше ссор.

- Значит, мы сделаем вот что, - Джек повернулся к друзьям, и его глаза озорно сверкали. – Только вы не перебивайте…

Полночная дуэль

На улице становилось всё холоднее – зима была на подходе. Как-то поутру все ребята заметили, что снег накрыл землю пуховым покрывалом, и вокруг всё белым-бело. К сожалению, это было не воскресенье, и чтобы поиграть в снежки, пришлось ждать выходных.

Солнце стояло высоко в небе, тускло освещая землю, а ветер завывал за окном. Но это мало кого тревожило. В Хогвартс пришла зима. Внутри было, правда, не так жарко. В гостиных, спальнях и кабинетах было ещё неплохо, а вот по коридорам ходить была кое-где целая пытка. Особенно в подземельях, где находился кабинет зельеварения.

- Лонгботтом, что вы делаете? – раздался холодный голос зельевара, возвращая к реальности всех тех, кто кутались в зимние мантии поплотнее и отвлеклись от приготовления темы сегодняшнего урока – зелья от фурункулов. – Вы мешаете по часовой стрелке, а нужно против.

Гарри, которому посчастливилось сидеть почти рядом с Невиллом, вздрогнул и пододвинулся ближе к Малфою, чуть не столкнув того со стула.

Гриффиндорец попытался исправить ситуацию, трясясь от ужаса и стараясь не смотреть на ужасного зельевара. Мальчик боялся Снейпа до дрожи, и сейчас его слова приводили несчастного во всё больший ужас.

Невилл затравленно огляделся, случайно взмахнул рукой и в котёл полетели златоглазки, которым было категорически запрещено находиться в зелье на ранних стадиях.

Светло-зелёное варево поменяло цвет на тёмно-синее и сильно забурлило – котёл затрясся и чуть ли не начал подпрыгивать на огне. Невилл бухнулся с лавки и залез под парту, надеясь, что это его спасёт.

- Сейчас рванёт, - пискнула Панси и, подобно Невиллу, ласточкой нырнула под стол. Остальных не надо было уговаривать: мальчики и девочки рванули в разные стороны, надеясь оказаться как можно дальше от места взрыва. Испробовать на себе новое варево Лонгботтома не хотелось никому, но возникла паника, и «шедевр» всё-таки взорвался, разбрызгивая горячую смесь по всей аудитории.

Снейп попытался спасти положение, но он был не всесилен, и накрыть всех щитом не смог. Жуткая смесь, попадая на все поверхности, начинала шипеть, пениться и превращать их в лягушек. Ровными рядками всё становилось лягушками – парты, стулья, котлы, портфели и сумки, ученики… Лягушки озадаченно рассматривали друг друга, переквакиваясь. Некоторые трогали друг друга перепончатыми лапами, другие – истошно квакали, третьи – начинали прыгать, приземлялись на какую-то другую лягушку и начинали драку. Здесь царил самый настоящий лягушачий хаос. Это выглядело так абсурдно, что впору было за голову хвататься.

Этой участи по счастливой случайности избежали Рон с Джеком, да Мишель с Гарри. Драко им спасти не удалось. Гарри итак выдернули буквально в последний момент.

Снейп разразился ругательствами, но с мрачным удовлетворением заметил, что сам виновник торжества тоже превратился в жабу.

- Гриффиндорцы опять подтверждают знаменитый принцип: сила есть – ума не надо, - прокомментировал всю ситуацию зельевар. – Винт, пойдите возьмите чистый котёл и приготовьте вместе с Поттером зелье превращения. А вы двое, - он смерил взглядом Рона и Джека. – Позовите директора и мадам Помфри.

Мальчишек долго уговаривать не пришлось – они вылетели из кабинета так, будто за ними по пятам демоны гнались. Снейп же закрыл кабинет барьером, чтобы ни одна лягушка случайно никуда не убежала, и устало опустился на стул. Проводив взглядом Мишеля, который уже набрал полные руки ингредиентов и нагрузил Поттера, он облегчённо вздохнул. Вся эта толпа баранов окупается хотя бы одним способным учеником. Его друг тоже неплох – не гений, но хотя бы в состоянии разбираться в теории и не взрывать котлы, как некоторые.

Уже к вечеру все ученики были расколдованы: кто-то дождался зелья – другим помогли вернуть облик опытные Макгонагалл и Дамблдор. Старик вообще, кажется, веселился происходящему, что чуть ли не вывело и без того взвинченного Снейпа из себя окончательно.

- Да Лонгботтом – идиот! – возмущался Драко, который проквакал почти полтора часа, пока Макгонагалл не смогла вернуть ему настоящий вид.- Я бы сам его в лягушку превратил, если бы мог! Жаль, мы ещё не проходим на трансфигурации таких превращений!

- Уймись, Драко, - сказал ему Мишель, который, словно назло ему, выглядел до безобразия счастливым. Будто ему кучу новогодних подарков за две недели до нового года подарили. – Он сам себя превратил уже. Сейчас ещё и получит от других. Всё-таки, переполох тут был…

Они задержались около кабинета зельеварения и ждали, пока Снейп разберётся – Асторию и Томаса пока не нашли среди всего обилия лягушек. Мишель что-то хотел спросить у профессора, а друзья просто ждали. Пока Малфой проверял, всё ли в его сумке на месте и жаловался на тяжёлую судьбу, Гарри с Мишелем стояли у стены и слушали излияния друга.

- Других обижать вы всегда можете, а сами-то! – услышали они голос Рона. Мальчик смотрел на них, кипя праведным возмущением. – Невилл не специально! Это ваш Снейп его запугивает, и не даёт ему жить спокойно!

- Если бы у Лонгботтома руки были из того места, Профессор Снейп бы ему и слова не говорил, - спокойно парировал Мишель. – Он надумал себе этот страх, потому и не может сосредоточиться. В зельях нет ничего сложного – нужно просто сконцентрироваться и сделать всё по рецепту.

- Это всё вам потакают, вот вам и легко, - скривился Джек. – А нас он ненавидит, как и любых других гриффиндорцев. Любимчики…

- Такое чувство, что вам никто не потакает, - не выдержал Гарри, отклеившись от стены и окидывая мальчиков яростным взглядом. Он действительно не понимал, чего они цепляются. По возможности он сам не задирал их и удерживал Малфоя, но такая ненависть к ним была необъяснима. – Вы ходите по школе и делаете всё, что вам захочется.

- Это ты делаешь, - не сдавался Джек. Его глаза азартно блестели – спорить ему явно нравилось. Он входил во вкус. Мальчику казалось, что он выглядит как герой – в испачканной какими-то зельями рубашке, растрёпанный и гордый. Будто он говорит обличительную речь злодею, и от этого только приходил азарт. – Тебя директор будет покрывать, даже если ты кого-нибудь убьёшь!

- Это вы невзлюбили нас с самого первого дня! Это вы чуть не убили меня! И я действительно удивляюсь, почему вы ещё не уехали домой, - упрямый взгляд ярко-зелёных глаз встретился с возмущённым взглядом карих. – Я вам зла не желал, что бы вы ни говорили. А вы просто идиоты, которые не видят дальше своего носа и не могут понять, что волшебник не может быть злым только потому, что он учится на Слизерене!

Он хотел ещё что-то сказать, но Мишель положил тонкие пальцы ему на плечо и сжал. Гарри охнул, но замолчал, покосившись на друга. Мальчик еле заметно покачал головой, укоризненно глядя на него, и это немного привело того в чувство. Теперь он уже пожалел, что решил высказаться. Всё равно его слова не заставили их задуматься – судя по взглядам и общему настрою.

- Дуэль, - твёрдо сказал Джек, прищурившись. Как раз при его словах по коридору пронёсся сильный порыв ветра, заставив всех присутствующих поёжиться от холода. – Сегодня ночью в зале наград. Или вы струсите и не придёте, а просто настучите Филчу?

- Говори за себя, - сказал Гарри спокойно. – Мы придём. Моим секундантом будет Мишель.

- Моим – Рон, - кивнул Джек. – До вечера, змейки, - он развернулся и пошёл к выходу из подземелий. Рыжий, кинув презрительный взгляд на слизеринцев, пошёл за ним.

- Идёмте. Не будем ждать Снейпа, - решил Гарри, посмотрев на друзей, и быстрым шагом направился прочь. Он злился на этот идиотский мир, куда попал по милости директора. Его раздражала глупость одноклассников, считающих, что он уже второй Тёмный Лорд лишь потому, что попал на Слизерин. И мальчик не сомневался, что попади он на Гриффиндор, его также невзлюбили бы змейки. Чтобы понять это – не надо быть умным. Достаточно было уметь немного шевелить мозгами.

Гарри как вихрь влетел в гостиную Слизерина, удивив остальных ребят, кинул подушку в стену, и, развернувшись, помчался наверх, к себе. Его ботинки застучали по покрытым коврами лестницам, на втором этаже хлопнула дверь, и всё стихло.

Мальчик достал из своей сумки одну из книг, которую купил в Косом переулке и завалился на кровать, на ходу стаскивая ботинки.

- Достали, - пробормотал он. – Почему вы относитесь ко мне уже как тёмному магу, ничего обо мне не зная?

Спустя несколько минут он отложил книгу, понимая, что всё равно не вникает в то, что написано, Гарри взял чистый лист бумаги и сел писать письмо.

«Почему здесь я не могу жить как хочу? Почему я могу быть только тёмным магом или светлым? Магия – это в сердце. Вы ведь сами это говорили! Почему никто этого не понимает? У меня есть здесь друзья, но остальные ждут от меня чего-то и оценивают. Я не того хотел, когда ехал сюда. Я хотел ещё одну семью, но у меня ничего не выходит. Почему мне приходится не быть собой, чтобы остальные были довольны?»

Он отложил перо в сторону и положил руки на стол, положив на них голову. Ему уже стало гораздо легче, когда он выплеснул все эмоции. Мальчику действительно было больно обидно от всего, что происходило вокруг. От несправедливости волшебного мира, который казался сказкой.

Мальчик снова завалился на кровать и смотрел вверх. Буря эмоций, которая овладела им, почти затихла, и он закрыл глаза. Столько времени прошло с того момента, когда он мечтал, лёжа в чулане в доме Дурслей. Столько в его жизни изменилось: он обрёл семью и настоящих друзей, сам изменился тоже. И сильно. Хотя эти изменения происходили постепенно и не были так заметны для него самого.

Этой ночью мальчики шли к выходу из подземелий. Драко не дождался часа икс и уснул, а будить его не стали, решив, что справятся сами. Гарри был серьёзен и сосредоточен. Он был намерен показать львятам, что многого стоит. А если не получится, и это ловушка… ну что ж, тогда они пойдут в тот самый запретный коридор на третьем этаже и удовлетворят, наконец, своё любопытство.

- А если нас поймают? – спросил у него Мишель.

- Тогда я удостоверюсь, что нас поймали вместе с гриффами, - улыбнулся Гарри, прибавив шагу.

- Это жестоко, - улыбнулся друг.

- Ну, не так как могло бы быть. Я не ненавижу их за то, что они хотели меня убить. Это ведь было случайно.

- Но ты не прочь отомстить, - продолжил за него мальчик.

- Хуже не будет. Да и мне будет спокойно, - на его губах появилась хитроватая улыбка. – Да и не месть это. Мы рискуем не меньше них.

Они поднялись по лестнице, устланной красным ковром и шли теперь по коридорам замка. Шумный Хогвартс ночью становился обителем тишины. Даже портреты все спали, и никто не мог рассказать, что видит нарушителей правил.

- Главное, не попасться миссис Норрис, - шепнул Гарри Мишель, и тот согласно кивнул. Мальчик постучал по зеркалу, и там открылся тайный проход. По нему мальчишки дошли почти до самого зала наград, и заглянули туда. Там виднелось два силуэта. В темноте было непонятно кто это.

- Рискнём, - улыбнулся Гарри и первым зашёл в зал, двинулся по направлению к мальчикам.

- Всё-таки не струсили, - поприветствовал их Рон, изо всех сил стараясь казаться храбрым. Почти в полной темноте они не видел лиц друг друга, но тут Гарри взмахнул палочкой и зажёг несколько свечей. Огоньки вспыхнули, немного рассеяв тьму.

Бледное от волнения лицо Рона с ярко выделяющимися на нём веснушками. Сосредоточенные тёмные глаза Джека. Безмятежное лицо Мишеля. Горящие азартом зелёные глаза Поттера.

Рон встал слева, Мишель справа и они внимательно посмотрели на дуэлянтов. Каждый из них волновался, но если слизерницу было легко скрывать свою тревогу, то гриффиндорец побледнел ещё сильнее, хоть это, казалось, было невозможно.

Гарри и Джек стояли спина к спине, а после стали расходиться, отсчитывая каждый десять шагов. Секунданты должны были тщательно за этим следить, но рыжий, похоже, об этом не думал.

- На счёт три вы стреляете. Дуэль до победы, - сказал Мишель и начал считать. Противники напряглись.

Один…

Джек поднял свою палочку и, сощурившись, посмотрел на Гарри, выбирая заклинание. Гриффиндорец был готов ко всему, и был настроен на победу. Он уже осознавал, что его противник силён, но сдаваться было не в его правилах. Он поставит этого зарвавшегося пацана на место, даже если сам пострадает. Его факультет стоит того, чтобы за него мстить. Да ещё из-за этого мальчишки почему-то грустит его друг. Глупое, достойное разве что девчонки поведение Рона его не особо беспокоило. Он мог понять его обиду, потому что уже понял, что отпрыски светлых семей выросли на рассказах о герое-волшебного-мира, а тут такой удар. Если друг не может поставить его на место, то это сделает он, полукровка Джек Мун.

Два…

Малфой бы не стал ждать последний цифры, но Поттер не был Малфоем, потому что придерживался правил честной дуэли, правила которой были ему знакомы. Он видел решимость соперника – плотно сжатые губы и горящие азартом глаза. Сейчас Мун был отражением самого Гарри, предвкушающего схватку. Мальчик сам не знал, откуда взялся этот азарт, но он словно чувствовал, что ему нужно делать. Главное, не использовать серьёзных заклинаний.

Три…

- Вердимилиус! – лёгкий и быстрый взмах палочкой.

- Лакарнум Инфларме! – палочка с пером феникса быстро выполнила необходимое движение. На это ушло доли секунды.

Заклинания прозвучали одновременно. Из палочки Джека вылетел столп зелёных искр и осыпал Гарри. Мальчик резко ушёл влево, но несколько искр коснулось его, и он почувствовал жар. Кожа на руках, куда попало заклинание, покраснела, а на мантии появились еле видимые тёмные пятна. Впрочем, Муну пришлось падать на землю, чтобы избежать фиолетового луча, который послал противник. Волосы на его макушке чуть не задело, но не возымело никакого эффекта на самом мальчике. Он мгновенно вскочил на ноги и выкрикнул.

- Локомотор Мортис!

Гарри всё-таки попытался выставить щит, выкрикнув заклинание. К сожалению, Протего у него никогда не получалось, и заклинание Джека пролетело мимо его уха. Сейчас его спасла удача, а не его навыки.

- Лирасда! – заклинание, выученное на чарах, и способное дезориентировать человека на несколько мгновений, полетело в Джека, и на сей раз достигло цели. Мальчик прокатился по полу, но прежде, чем Гарри послал в него очередное заклинание, он смог вскочить на ноги и отправить в ответ другое.

- Петрификус Тоталус! – на сей раз слабое Протего у Гарри вышло, и только это спасло его от бесславного поражения. Красный луч разбился о зелёный щит, уничтожив его.

- Ступефай! – разозлился Гарри, понимая, что проигрывает, но снова потерпел неудачу. Это заклинание, уже уровня третьекурсника, выходило у него от случая к случаю ещё на тренировке в пустом классе, где они иногда тренировались с Мишелем, чтобы совершенствоваться дальше.

«Всё зависит от твоего настроя. Дело не в уровне магической силы. Врага можно победить хоть Левиосой. Будь уверен – и ты сможешь сделать невозможное», - пронеслись у него в голове слова наставника.

- Люмос! – крикнул он, рванувшись к Джеку. Гриффиндорец не ожидал этого, и потому панически выкрикнул заклинание отталкивания, которое, впрочем, не сработало. Мун всё ещё пытался проморгаться, чтобы увидеть хоть что-то.

- Экспеллиармус! Петрификус Тоталус! – выкрикнул Гарри, и палочка мальчика влетела ему в руку. Сам же слизеренец не удержался на ногах и, пролетев несколько метров, рухнул на пол около самой стены с гербами школы. Там он выпустил палочку соперника, продолжая лишь крепко сжимать свою.

Джек рухнул на пол, неспособный пошевелиться. Он чувствовал себя морально, пожалуй, намного хуже, чем физически. Чего львёнок не любил, так это проигрывать.

Мишель наставил палочку на Рона, который уже собирался вмешаться и самому что-то отправить в Гарри.

- Это запрещено правилами, - сказал он, улыбнувшись. Краем глаза заметив какое-то движение, он повернулся. Справа стояла серая дымчатая кошка, внимательно наблюдающая за ними. Её усы топорщились и она мяукнула.

Мальчик, забыв о Роне, бросился к Гарри, помог ему подняться на ноги и потащил за собой к выходу из зала. Рыжий расколдовал Джека и тоже бросился бежать.

Слизеринцы нырнули в тот самый проход, через который сократили себе путь в зал наград и замерли там, затаив дыхание. Как раз вовремя – мимо них протопали знакомые ботинки.

- Ага! Кто это здесь у нас! – донёсся до них скрипучий старческий голос Филча. – Ты поймала нарушителей, Миссис Норрис.

Гарри с Мишелем не стали слушать, а лишь тихо пошли отсюда прочь. Было бы глупо думать, что Филч не знает об этом тайном ходе.

- Ты как? – спросил у друга Мишель, замечая как тяжело тот дышит. Мальчик был бледен – лицо покрыто капельниками пота. Он очень устал во время этой битвы, которая на самом деле шла от силы пять минут.

- Я не ожидал, что будет так сложно. Я вдруг понял, что почти не знаю боевых заклинаний, - они вышли из коридора и поднялись по лестнице на третий этаж. Они не могли сейчас пойти в подземелья – у входа наверняка караулит Филч, потому как львята наверняка рассказали ему обо всём. – Как я буду побеждать Воландеморта? Как Джека? Ослеплю его Люмосом и выбью палочку у него из рук? Какая ерунда…

На душе у Гарри кошки скребли. Несмотря на то, что из дуэль он вышел победителем, он себя таковым не считал. Даже учитывая то, что он знал больше Джека, он почти проиграл. Спасла его только собственная находчивость и удача.

- Может нам стоит поискать другой вход в подземелье, а не идти в Запретный коридор?

- Нет. Раз уж пошли, то сейчас. Надеюсь, Филч туда не заявится… - зеленоглазый мальчишка улыбнулся ему ободряюще. – Я в порядке, Мишель. Правда. Просто расстроен. Я ведь не победил…

-А чего ты ожидал? Мы просто первокурсники, - он улыбнулся. – А не взрослые маги.

- Да. Но если директор хочет, чтобы я победил Тёмного Лорда, ему нужно что-то сделать. В таком состоянии я не враг ему. Да вообще никому, - Гарри зло уставился в пол. – У меня снова чувство, что я в Литтл Уининге и не могу ничего противопоставить Дадли и его дружкам. В прошлый раз оно посетило меня, когда грифы столкнули меня с лестницы. Знаешь, Мишель, мне очень не нравится быть слабым.

- Я понимаю твои чувства. Мне это тоже не нравится. Но поэтому мы и согласились пойти с Алардом, - мальчик задумался. С тех пор как он увидел дуэль, его что-то беспокоило. Какая-то мысль вертелась на задворках сознания, никак не желая чётко оформляться.

Они уже были на третьем этаже и прошли по коридору к закрытой дубовой двери. Мишель внезапно понял и хотел уже задать Гарри какой-то вопрос, как друг прошептал Алохомора, дверь открылась, мальчики зашли и окаменели от ужаса.

На деревянном люке, занимая почти всю маленькую комнатку, спал огромный трёхголовый пёс. Его главная голова покоилась на мощных толстых лапах, заканчивающихся острыми загнутыми когтями; другие две – на полу. Он сопел во сне и пока и не думал просыпаться. Гарри, всё ещё пребывая в состоянии ступора, спиной стал отходить обратно в коридор, не сводя глаз с цербера и стараясь двигаться как можно тише.

Заметив, что Мишель не двигается, он дёрнул его за руку и вытащил в коридор. Уже вдвоём мальчики закрыли дверь и заперли её заклинанием. Только после этого они со всех ног бросились бежать, услышав из-за двери утробное рычание огромной собаки. Вероятно, шум та всё же услышала. Правда она могла только рычать и ударяться о дверь.

Мальчики остановились только уже на лестничной клетке второго этажа, стараясь успокоить дыхание.

-Пурурум… Потти-страшила, Визли – Визгли, - послышался мерзкий голос Пивза, а вскоре они увидели и самого полтергейста – маленький мерзкий человечек во фраке, сквозь которого, как и сквозь приведение, можно увидеть предметы. – О, кого я вижу. Ученики бродят по школе!

- Пивз, замолчи! – зашипел на него Гарри, который сейчас, как никогда боялся обнаружения. Он совсем не горел желанием драить котлы у Филча за компанию с половиной факультета Гриффиндор.

- Ученики бродят по школе! Ученики бродят по школе! Они на втором этаже! – завопил полтергейст на весь замок, и при этом перебудил часть портретов. Гарри и Мишель бросились бежать, куда глаза глядят.

Мишель уже задыхался от быстрого бега, впадая в панику и теряя своё обычное самообладание. Безвыходное положение, в которое они попали, не подвергалось сомнению. Они не могут спуститься по главной лестнице, чтобы попасть в подземелье, потому как там будет караулить Филч. Оставалось только искать другие лестницы, а это было непростой задачей. Да ещё портретов надо было избежать – наябедничают же.

Мальчишки петляли по коридорам и, чтобы спрятаться, забежали в какой-то пустой класс. Он, кажется, давно не использовался: всё вокруг было под толстым слоем пыли, вдоль дальней стены стояли, громоздясь друг на друга, старые деревянные парты. Посреди комнаты лежала перевёрнутая корзина для бумаг.

- Что это такое? – спросил Гарри, обратив взгляд на другую стену. Там стояло огромное, почти до потолка зеркало в золотой раме. Зеркало стояло на подставках, похожих на две ноги с впившимися в пол длинными когтями. На верхней части рамы была выгравирована надпись: «Еиналежеечяр огеома сеш авон оциле шавеню авыза копя». И выглядело оно в этом пустом и заброшенном помещении как-то чужеродно.

Не дождавшись ответа от друга, он подошёл к зеркалу и стал пристально вглядываться в своё отношение, и вздрогнул, начиная смотреть по сторонам, но увидел только Мишеля, который стоял в стороне, держась за стену, и потому никак не мог отражаться в нём.

Но, тем не менее, Гарри видел себя, но себя в более старшем возрасте – лет восемнадцати. У него длинные чёрные волосы, заплетённые в косу и ярко-зелёные яркие глаза. Одет он в свободную рубаху и длинные брюки. На ногах высокие сапоги, а на поясе висит меч. На плечи накинута лёгкая немецкая мантия. К сожалению, сосредоточиться ему мешала сильная головная боль. Когда он отошёл в сторону, голова болеть перестала. Гарри почувствовал, что фамильный медальон обжигает ему грудь и догадался, что это зеркало лезет ему в голову.

- Что там такое? – тогда к зеркалу подошёл Мишель и заглянул в него. На его лице промелькнула целая гамма эмоций: от шока до улыбки. Впрочем, он посмотрел на фамильный браслет и отошёл от зеркала почти сразу. – Эта штука в нашей голове. Что ты видел?

- Себя – как аристократа, с перстнями всех домов, - он усмехнулся. – Рядом тебя, Аду и Аларда. Откуда-то сзади нам махал Малфой. А также я видел могилы Воландеморта и Дамблдора на заднем плане. Они стояли рядом.

Мишель рассмеялся.

- Да уж, даже здесь ты превзошёл самого себя. Но это опасная вещь. Я не думаю, что нам стоит смотреться в него. Раз уж наши защитные амулеты предупреждают нас об опасности.

- Нужно будет поискать, что это такое. Раз уж мы наткнулись на него, - мальчик присел на корточки, читая надпись на подставке. – Еиналеж… Надо будет посмотреть в библиотеке. Или написать письмо Аларду. Может он что-нибудь знает.

- Возможно. Но нам пора идти. Может Филч уже ушёл, и мы сможем пробраться в подземелья. Там мы сможем от него улизнуть, надеюсь. Мы в любом случае не можем торчать здесь всю ночь.

- Ты прав. Идём, - мальчик встал и подошёл к другу, стараясь выбросить из головы то, что он увидел в зеркале. А это было не так-то просто. Он был уверен, что и Мишель думает об этом. Просто старается убедить себя в обратном.

Мальчики тихо выбрали из комнаты и попытались найти дорогу к лестничному пролёту. Увы, они потерпели неудачу. В итоге они только заплутали ещё сильнее.

- Ну, замечательно… завтра возникнет паника, нас найдут, и мы получим ещё сильнее, чем могли бы, - проворчал Гарри. Настроение стремительно падало ниже нуля, и задержалось где-то там.

Впереди мелькнуло какое-то приведение, и в душе мальчика зародилась надежда. Она окрепла, когда он рассмотрел призрака внимательнее.

Это было высокое приведение в одежде 15 века, заляпанной серебряной кровью.

- Кровавый Барон! – воскликнул Гарри, подбегая к нему. – Здравствуйте!

Призрак повернулся, уперев в детей взгляд пустых глазниц.

- Мир и вам, дети моего факультета. Странно видеть вас ночью в этой заброшенной части замка. Вы потерялись? – его голос был гулким и глухим, и доносился как из бочки. Но он говорил довольно вежливо, хоть и в его голосе звенел лёд.

- У нас была сложная ночь, и мы бы очень хотели попасть, наконец, в гостиную нашего факультета, - объяснил Мишель. – Но мы не можем вернуться обычным путём. Там наверняка нас караулит Филч. Может быть вы знаете какой-нибудь тайный ход в подземелья? – он очень надеялся, что призрак их факультета им поможет.

- Следуйте за мной, - Кровавый Барон поплыл по коридору, и его старомодные туфли едва касались пола. Гарри с Мишелем переглянулись и поспешили за ним.

Призрак провёл их по потайным ходам, которым они к концу путешествия потеряли счёт. Оба поблагодарили приведение и пообещали помочь ему, если тому помощь понадобится. Они слишком устали, чтобы заметить удивление на его лице и, сказав пароль, поспешили к себе в спальню. Сегодня произошло слишком много событий, и возникло слишком много проблем, которым нужно найти решение.

А утром их ждал грандиозный скандал. Драко серьёзно обиделся на то, что они вчера его не разбудили, и вёл себя как избалованный маленький ребёнок. В итоге он решил с ними не разговаривать и демонстративно сидел на другом конце стола, удивив своим поведением Гермиону. В результате разговора после завтрака обиделась ещё и она. Причём было непонятно, то ли на то, что они нарушили правила, то ли на то, что и её с собой не взяли. И всё-таки обижались они не так уж и долго. Девочка просто не могла долго дуться, а Драко стало уже через два дня скучно в обществе Крэба и Гойла, которые и разговор-то поддержать не могли. К тому же сложно не общаться с людьми, с которыми живёшь в одной комнате, и которые с таким интересом рассказывают раз за разом о том, что произошло.

К тому же многим слизерницам поднял настроение скандал, в котором с Рона и Джека сняли по тридцать баллов за то, что они ходили по ночам. Разумеется, гриффиндорцы рассказали о Гарри и Мишеле, но так как их однокурсники подтвердили, что после одиннадцати видели их в гостиной, и наверху ни один из портретов их не видел, с них сняли все обвинения. Этому поспособствовал и Дамблдор. Ведь доказательств не было.

Джек прожигал их полным ненависти взглядом почти каждый день. Рон же, напротив, был подавлен большую часть времени. Видимо ему сильно влетело от братьев.

Рождество

Приближалось Рождество, и учителя составляли списки тех, кто хотел остаться. Со Слизерина никто не подал заявок, что удивило профессора Макгонагалл. После трансфигурации она попросила Гарри задержаться и сказала ему.

-Я думала, вы проведёте Рождество в Хогвартсе

- Нет, профессор. Извините. Меня пригласили мои друзья – Драко и Мишель. Неделю я проведу у Малфоев и неделю у Винтов. Профессор Снейп, как мой декан, подписал мне разрешение, - он улыбнулся. – И я собираюсь лично сказать об этом профессору Дамблдору. Спасибо за беспокойство, профессор.

Он развернулся на каблуках, вышел за дверь и пошёл к кабинету директора. Гарри уже подозревал, что тот будет против, но не собирался сдаваться. Битый час он провёл около гаргульи, перебирая пароли. Наконец, на очередном пароле, охранник сдался и пропустил мальчика в кабинет.

Профессор Дамблдор обрадовался, увидев Гарри.

- Здравствуй, мой мальчик. Как твои дела? – жизнерадостно спросил он. – Рад, что ты решил ко мне заглянуть. Меня мало кто балует вниманием.

- Добрый день, профессор, - мальчик дружелюбно улыбнулся и сел напротив директора. – Извините, что не заходил к вам раньше. Учёба… ну, мне сложно было привыкнуть к жизни в волшебном мире, - он опустил глаза в пол скромно.

Дамблдор с интересом наблюдал за ним, пытаясь понять, что представляет из себя Гарри. Он-то понимал, что учиться на Слизерене не равняется быть жестоким магом.

- Но сейчас ты зашёл ко мне с определённой целью, - в голубых глазах старика было тепло. – Это очень просто понять.

- Так заметно? – мальчик поднял голову и посмотрел на него. – Просто я решил лично вам сказать, что собираюсь на зимних каникулах пожить с моими друзьями – Драко и Мишелем, - он заметил, что директор не выглядит особо удивлённым. Вероятно, он этого ожидал. Даже если он и был недоволен, то не показал этого.

- Я надеюсь, ты хорошо проведёшь время, но будь осторожен. Ты ведь знаешь, Гарри, что Тёмный Лорд может вернуться, - он добродушно улыбнулся ему, наблюдая за реакцией мальчика на эти слова.

- Я сомневаюсь, что он вернётся прямо во время званого ужина у Малфоев, - вежливо ответил Гарри, вернув улыбку.

- Это, разумеется, маловероятно, - подтвердил Альбус, поглаживая бороду. – Гарри, я хочу, чтобы ты знал, что всегда можешь прийти ко мне со своими проблемами и получить помощь.

- Да, спасибо, профессор Дамблдор. И я вам очень благодарен. Хогвартс – мой дом. Я счастлив, что я здесь учусь. Спасибо вам большое за это.

-Ну что ты, Гарри, за это не надо благодарить, - старик был доволен. Этот мальчик честен и справедлив, и готов идти по пути света. Теперь осталось дождаться, пока Том сделает следующий ход. Всё решится, когда Тёмный Лорд пойдёт за камнем. Вот только нужно мальчика немного подтолкнуть. – Ты, я надеюсь, не нарушаешь правила? Не ходишь в коридор на третьем этаже?

От такого прямого вопроса Гарри вздрогнул. Он снова почувствовал, что его к чему-то подталкивают, кидая в самую гущу проблем, и это не могло нравиться.

- Нет, ну что вы, - пробормотал он, вспоминая трёхголового пса, который так и не давал им покоя. Строилось множество предположений насчёт того, что он там охраняет. В итоге Гарри связал с этим найденную в газете вырезку, но вопросов это только прибавило. Потому что по факту там могло храниться всё что угодно: от наследия Основателей до останков Мерлина.

Ребята повеселились вдоволь, рассуждая, что же такое там могло быть. Возможно среди всего абсурда, что они предлагали, и был правильный ответ, но он потерялся.

- Ну-ну, Гарри. Я знаю, что дети часто непоседливы. Твой отец знаешь сколько раз правила нарушал? – он подмигнул ему и достал что-то из ящика стола. – Я хотел подарить тебе эту вещь на Рождество, которое будет через три дня, но раз ты уезжаешь, то я отдам её тебе сейчас.

Мальчик встрепенулся и внимательно посмотрел на директора. Тот протянул ему небольшой пакет, в котором было что-то мягкое.

- Что это?

- Ты сам поймёшь, мой мальчик, - улыбнулся Альбус. – Эту вещь доверил мне твой отец, и пришло время вернуть её тебе. Используй её с умом.

- А…да, спасибо, - немного растерянно пробормотал Гарри, не ожидавший от директора никаких подарков. Он сразу же подумал, что это подвох, но решил всё проверить. – Извините, я пойду.

- Да, разумеется. Заходи иногда. Просто пообщаться со стариком, - Дамблдор проводил его взглядом и закинул в рот лимонную дольку. Всё идёт по плану, и пока можно и отпустить мальчика к друзьям. Вреда не будет.

Через два дня «Хогвартс-экспресс» отъехал с перрона в деревне Хогсмит и понёсся в направлении Лондона. За окном было красиво: поля и луга, накрытые нетронутым снежным покрывалом, вызывали восхищение. Но не все любовались красотами природы. В последнем купе сидели Гарри, Гермиона, Драко и Мишель, оживлённо беседуя под мерный стук колёс.

- Я не знаю, как нам узнать, что за вещь охраняет цербер, если у нас нет никаких подсказок? – вздохнула Гермиона, как и её друзья, увлечённая этой загадкой. – У вас есть идеи?

-Может узнать у того, у кого ты узнал самое главное? – предложил Мишель.

- У Хагрида, что ли? – вытаращился на мальчика Драко. – Да что эта деревенщина может знать? – у него на лице появилось брезгливое выражение, которое тут же сменилось гримасой боли, когда Гермиона влепила ему подзатыльник.

- Нельзя так отзываться о других, мистер Малфой, - прошипела она. – Особенно о людях, которых вы не знаете лично и не имеете права судить.

Драко что-то пробурчал себе под нос, но связываться с ней стал. Спорить с Грейнджер было себе дороже.

- Это идея, Гарри, - улыбнулась девочка другу. – Если ты нашёл у Хагрида статью, то возможно он случайно скажет то, что нам поможет. Давай после каникул сходим к нему?

- Ага. Конечно. Ты взяла те книги, что я тебе посоветовал?

- Да, конечно. Я буду учить теорию, а потом мы все вместе поищем место, где можно будет потренироваться. Правда? – она сияла от счастья.

- Не думаю, что в этом году, - вмешался Мишель. – Мы слишком мало знаем. А вот в следующем, думаю, придётся.

- Ну, ладно, - она немного расстроилась, но её энтузиазм от этого не улетучился.

Поездка пролетела очень быстро, и их никто не тревожил по дороге. Возможно потому, что большая часть гриффиндорцев осталась на каникулы в Хогвартсе.

По приезду, мальчики тепло попрощались с Гермионой, и та первой вышла в мир магглов. Мишеля забрал Алард, передав Гарри незаметно маленькую записку. Они должны были приехать на приём через три дня и остаться там до конца недели. За Драко и Гарри прибыл Люциус Малфой, и с помощью аппарации переместил их к особняку.

Малфой – менор оказался огромным зданием, которое невозможно было рассмотреть издалека из-за того, что его загораживала живая изгородь, которая обвила весь забор, окружая особняк и делая его защищённым от чужих глаз.

У ворот их встретил важный дворецкий и проводил в особняк. Драко снова задрал нос, что лишь заставило Гарри тихо вздохнуть. Малфой действительно неисправим.

Они поднялись по мраморным ступенькам, и дворецкий открыл огромные двустворчатые двери, пропуская мальчиков вперёд.

В огромном холле стояла высокая светловолосая женщина в роскошном изумрудном платье.

- С приездом, мальчики, - поприветствовала она их, когда они подошли поближе. – Я очень рада видеть вас, мистер Поттер, у себя в поместье.

- Я тоже очень рад познакомиться с вами, миссис Малфой.

Нарцисса протянула руку, и Гарри наклонился, убрав левую руку за спину, и вежливо коснулся губами её изящной руки в зелёной перчатке.

Если женщина и была удивлена, она ничем это не показала.

- Прошу вас в гостиную. Домовики отнесут вещи в выделенную вам спальню, - она провела их.

Гарри осматривался: гостиная была огромной, но, в то же время, она оставалась уютной. Устланные коврами полы, огромный камин на всю стену, портреты и пейзажи, изящный диван, фортепьяно в углу.

Да, вкус у семьи Драко однозначно есть. Только дома всё равно лучше. И так хочется уже туда, поговорить с Алардом, крепко обнять Аду. Он краем уха слушал Нарциссу, которая расспрашивала сына о том, как ему в Хогвартсе.

- А как тебе там, Гарри? – неожиданно спросила она у мальчика.

- Ну, там интересно. Я там друзей нашёл, Драко, Мишеля и Гермиону. Я рад, что попал на Слизерин, - сказал он чистую правду. – Гриффиндорцы нас невзлюбили почти сразу. Не знаю, слышали вы или нет, но я упал с лестницы, и если бы не Профессор Снейп, я бы погиб.

- Какой ужас, - донёсся до них холодный голос Люциуса Малфоя. – Я удивляюсь, как Дамблдор остаётся директором, если позволяет такому происходить прямо у него под носом.

Гарри обернулся и испытующе посмотрел на мужчину. «Они проверяют меня на мою лояльность к директору? Что же мне ответить?» - он сделал глубокий вдох, стараясь не начать паниковать. По правде говоря, мальчик и сам не знал, как ему стоит действовать. Алард советовал ему быть осторожным с Малфоями и не говорить им лишнего, но, с другой стороны, они могут стать союзниками здесь, в Англии, о которых можно будет опереться, если Дамблдор что-то заподозрит. До воскрешения Воландеморта, естественно. Лично Гарри надеялся, что враг подольше будет на том свете, чтобы у него было время подготовиться.

- Иногда директор кажется мне странным, - с детской непосредственностью сказал Гарри. – Когда меня чуть не убили, он никого не исключал.

- Да. Это в духе профессора Дамблдора, - легко сказал Люциус, присаживаясь напротив него. – Он всегда любил строить планы, но вот участие в них его не прельщает. Он скорее наблюдатель.

Гарри пожал плечами, не желая больше ничего спрашивать, и разговор плавно перетёк на другие темы. Однако мальчик не сомневался, что старший Малфой присматривается к нему, потому что тот оказался не глупой марионеткой в руках старика. Но сам Гарри не был ещё готов к тому, чтобы выбирать сторону. Он бы вообще предпочёл выбрать свою, и там остаться. Тогда бы не было всю жизнь глупых шепотков за спиной и непонятных ожиданий со стороны остальных.

Гарри и Драко проводили время весело: играли в квидитч, в шахматы и плюй-камни, устраивали гонки игрушечными мётлами, стараясь их левитировать. В итоге победил Малфой, у которого был больший опыт.

Рождество запомнилось Гарри как очень светлый день: он получил множество подарков. В основном от семьи и друзей. Но некоторые слизеринцы тоже прислали ему полезные вещи. Чем мальчику нравился его факультет, так это тем, что всякую ерунду они не присылали. Астория подарила сложную книгу по нумерологии, которую обычно начинают проходить на третьем курсе, но Гарри признал, что она может быть ему полезна. Летом Алард точно не даст им долго отдыхать, а заставит учиться. Причём гораздо больше, чем раньше. Базовую программу для аристократов они уже прошли, и теперь должны были как можно сильнее обогнать школьную. Портить себе этим настроение Гарри не хотел, потому развернул подарок от Малфоя и обнаружил там средство по уходу за метлой. От Ады пришёл красивый кинжал, лезвие которого светилось синим.

- Какая красота! – улыбнулся мальчик и, вставив его в специально сделанные ножны, прикрепил такую необходимую вещь на лодыжку. Оружие последнего шанса, которым он почти не умел пользоваться, тем не менее, оставалось оружием. После он поучится им владеть. Вреда уж явно не будет. От Аларда пришла новая палочка для Гарри, которую они купили в лавке Грегоровича и которую мужчина не позволил мальчику взять в Хогвартс. Почему он теперь ему её всё же прислал было загадкой, над которой долго думать не хотелось, и мальчик просто спрятал её пока в сумку. Мишель прислал, ну, разумеется, набор сосудов по зельеварению. Пробурчав что-то про сумасшедших заучек, он перешёл к подарку от Гермионы, где обнаружил заколдованную игрушечную модель Хогвартса в шаре. Это его очень развеселило. Услышав вопли Малфоя, Гарри был доволен. Драко однозначно получил его подарок: выполненную на заказ фигурку себя на метле и со снитчем в руках. Разумеется, ему нельзя дарить такие подарки, но мальчик просто не удержался. Да и Драко так горячо благодарил его, и поставил фигурку на видное место, что злиться на него просто не получалось.

Ко дню приёма Гарри был готов. Ему хотелось увидеть других людей, которые имели отношение к Воландеморту, и понять, что ими движет. В записке Алард посоветовал ему не заморачиваться и получать удовольствие, потому что он ещё ребёнок и должен быть им, пока это возможно. В глубине души мальчик был с ним согласен, потому что не хотел, как и Мишель, проводить кучу времени только тренируясь. Однако он осознавал, что не может терять времени попусту. Тёмный Лорд не будет давать ему фору. А ещё он иногда нет-нет, а вспоминал то происшествие с боггартом. И оно так и не давало ему покоя.

К его сожалению, на приёме повеселиться не удалось. Это было очень скучное мероприятие. Он и не подозревал, что это может быть так тоскливо: ходить и слушать взрослые скучные разговоры о непонятных вещах, таких как политика. В толпе он увидел Снейпа и протолкнулся, чтобы поздороваться. Мужчина лишь отмахнулся от него и продолжил разговор с какой-то дородной дамой.

Драко куда-то запропастился, и мальчику приходилось просто ходить по залу, рассматривая гостей. Ему показалось, что он заметил в толпе Аларда, но, пока пробирался туда, он его потерял.

Его глаза закрыли узкие прохладные ладошки.

- Угадай кто, - сказал знакомый звонкий девчачий голос.

- Ада, - выдохнул он, чувствуя, что на душе у него потеплело. – Я так соскучился по тебе! Я и не думал, что ты будешь здесь!

- Тссс… потише, - девочка отпустила его, и Гарри повернулся. Она, кажется, вытянулась на несколько сантиметров. На ней было изящное бирюзовое платье до колен.

- Ада, ну зачем ты подстриглась, а? – он заметил, что её волосы, которые раньше были ниже пояса, теперь по плечи.

- Мне сказали звёзды, - хихикнула она и повисла у мальчика на шее. – Я так скучала, Гарри. Ты просто не знаешь. Я уже мечтаю поехать к вам, и учиться.

- Ты неисправима, - мальчик расплылся в улыбке, посмотрев в её медово-карие глаза. Девочка улыбнулась в ответ, показав скобки на зубах.

- Скучно снова быть одной, когда у тебя теперь есть братья. Писать письма вам было весело.

- Но это было коварно! Читать их перед зеркалом было непросто!

- Зато вам было не скучно, - рассудительно сказала она, схватила его за руку и потащила за собой. – Идём в сад. А то тут слишком шумно. Я не люблю шум.

Мальчик не был против, и вскоре они, накинув тёплые мантии, вышли на улицу. Гарри как-то совсем забыл, что она-то в туфлях только.

Девочка шла впереди, крепко сжимая его ладонь. Её светлые рыжеватые волосы рассыпались по плечами и отсвечивали в свете поднявшейся высоко круглой луны.

Мальчик поёжился от холода и плотнее закутался в мантию.

- Это была не такая уж хорошая идея. Ада! Эй, Ада!

Девочка остановилась, резко повернулась к нему и приблизила своё лицо к его. Они стояли нос к носу, и Гарри даже немного смутился от неожиданности.

- Когда запляшут тени на стене,

Решишь довериться ты тишине.

Стоит во тьме не тот, кто должен был,

Нежданно час для встречи наступил, - её голос прозвучал резко и как-то прохладно, а после она покачнулась и начала падать. Гарри подхватил её и взвалил на себя. Её тело было невесомо лёгким. Мальчик совсем растерялся, понимая, что это очередной пророчество, которое она сказала для него. Но он не понял, что значило её первое, не говоря уже об этом.

-Хотя это не так уж глупо, - пробормотал он себе под нос, кое-как взваливая тело Ады себе на спину, и таща её обратно в мэнор. – Тени на стене… возможно, я увижу тени и пойму. А Воландеморт окажется не там, где я буду ожидать. Проблема в том, что я не знаю, где он сейчас… так что оно итак будет неожиданно.

Алард появился словно из ниоткуда и подошёл к ним.

- Она снова…? – понимающе спросил мужчина, взяв девочку на руки.

Гарри только кивнул, виновато улыбнувшись, и вполголоса сказал:

-Я вам потом расскажу.

И они снова разошлись. Мужчина куда-то унёс Аду, а Гарри остался стоять один в зимнем саду. Идти обратно в зал, полный скучных незнакомых людей, ему не хотелось. Он устало посмотрел на деревья и цветы, отливающие белым, и вздохнул. «Я не хочу ничего решать, я не хочу быть тем, кого хотят видеть другие. Я хочу просто быть Гарри, не Гарри Поттером, а обычным мальчиком, у которого есть дом и семья. Я не хочу бороться с Воландемортом только потому, что он псих, который решил сделать меня своим врагом. И почему всё так вышло?»

На этот вопрос так и не было ответа. Зато наградой за долгое ожидание была долгожданная поездка домой на целую неделю.

- Я дома! – завопил мальчик, бегая по заснеженному саду перед Винт мэнором. Он кинул сумку и зимнюю мантию в сторону и просто нарезал круги, чувствуя, что счастье переполняет его.

Алард, посмеиваясь, и держа за руку сестру, прошёл к дому.

- Гарри, смотри, не заболей. Сомневаюсь, что ты хочешь провести все каникулы под одеялом.

- Гарри проведёт каникулы с нами, - улыбнулся Мишель. – Идём. Алард составил нам плотное расписание. Отдыха у нас не будет.

- Но это же каникулы! – завопил мальчик, вскакивая с земли и отыскивая взглядом выкинутые вещи. – Отдыхать надо, а поучиться мы и в школе успеем! Мишель, тебя точно покусала Гермиона!

- Ничего не знаю, ничего не слышал, - отвернулся друг. – Ада, скажи ему.

- Он всё понимает. Это крик души, - посмеиваясь, сказал Алард. – Идёмте уже. У нас правда много дел. Я бы хотел и поговорить с вами обо всём.

Мужчина первым зашёл в дом, а ребята потянулись за ним. Алард долго искал информацию о Дамблдоре и Воландеморте, совмещая всё это с работой. Здесь, без мальчишек, было пусто. Они всё-таки стали его семьёй. А теперь ему было, что им рассказать. Они должны быть предельно осторожны, потому что он не хотел их потерять.

Поздно вечером, когда все уже переоделись, отдохнули и поужинали, мужчина позвал их в гостиную. На столике лежала папка со всей информацией, которую он смог собрать за всё это время.

Гарри сел в кресло и с интересом поглядел на мужчину. Тот открыл папку и достал старую выцветшую фотографию и положил её на стол.

- Я долго искал информацию в Англии. Это фото датируется 1935 годом, - он показал на чёрно-белую маггловскую фотографию. Там была изображена группа бедно одетых детей от восьми до двенадцати лет на фоне мрачного здания в готическом стиле. – Это приют Вула. Посмотрите на этого мальчика, - он указал на самого крайнего в ряду темноволосого красивого ребёнка.

-Ага, - глубокомысленно сказал Гарри. – И что? – он щурился, силясь рассмотреть его. Всё-таки фотография была не самого лучшего качества, и лицо рассмотреть было не так просто.

Рядом со снимком на стол легла такого же качества справка из архивов и свидетельство о рождении.

«Том Марволо Реддл. Мать - мертва. Отец Томас - неизвестен. Родился: 31 декабря 1926. С 1938 года проводит почти круглый год в закрытой школе.1945 году не вернулся летом в приют, куда возвращался до того каждое лето. Признан пропавшим без вести».

Гарри ничего не понимал, пока на стол не лёг список учеников, закончивших Хогвартс в 1945 году. Там первым стояло имя «Том Марволо Реддл». И напротив факультет Слизерин.

Гарри сравнил фотографии и вопросительно посмотрел на Аларда.

- Это…?

- Да, Гарри. Это Тёмный Лорд, Лорд Воландеморт, - он достал несколько газетных вырезок и личное дело Хагрида. – Вот. Это показания великана, которого исключили из Хогвартса, когда Том Реддл учился в Хогвартсе. У вас задание – аккуратно расспросить его и всё уточнить.

- Вы в этом уверены? – спросил Мишель, листая папку, где было много газетных вырезок и того, что удалось достать по Пожирателям в первую войну.

- Да. Практически полностью, - он кивнул. – Некоторые сомнения ещё есть, и именно вы должны их развеять, не вызывая подозрений никого из школы.

- Как скажете, - пожал плечами Мишель. – Лучше посоветуйте, что нам делать… - и мальчики, перебивая друг друга, рассказали о происходящем в школе. Самый главный вопрос был: что им делать со всей этой ситуацией с третьим этажом.

- Значит, говоришь, Дамблдор подталкивает тебя к нарушению правил, - задумчиво сказал Алард, крутя в руках волшебную палочку и смотря куда-то мимо мальчиков.

- Да. Он даже подарил… сейчас, - Гарри достал из сумки пакет и развернул его. Оттуда выпало что-то невесомое. – Интересно… - он встал и закутался в эту ткань и… исчез.

- Ух ты! – вскрикнула Ада. – Ты испарился, Гарри!

- Вот это да… - не она одна выглядела потрясённой. – Мантия-невидимка!

- Мантия-невидимка? – мальчик скинул с себя её и сел обратно в кресло, не выпуская струящуюся бархатную ткань.

- Да. Есть легенда о Дарах Смерти, которую очень любил Гриндевальд. И мантия-невидимка это один из этих даров. Невероятно.… Значит, это реликвия твоей семьи, если она принадлежала твоему отцу?

- Вполне возможно, - кивнул Поттер. – Но я не понимаю, почему Дамблдор отдал её мне. Всё, чтобы я пробрался на третий этаж? Или чтобы мне с друзьями было легче нарушать школьные правила? Не понимаю…

- Держи ушки на макушке, - усмехнулся мужчина. – Пока тебе, к сожалению, придётся играть по его правилам. Но если там что-то опасное – бросай это дело. Когда вы узнаете, что охраняет трёхголовый пёс, вы найдёте ответ.

- Буууу… там так весело, а я здесь сижу, - надулась Ада, обиженно глядя на брата. – Отпусти меня в Хогвартс!

- Я сомневаюсь, что мне вообще стоит это делать? – он смерил девочку мрачным взглядом. – Учитывая, что там сейчас творится, я боюсь за тебя.

- Ты обещал! – она вскочила на ноги и ткнула его пальцем в грудь. – Ты обещал, что я туда поеду! Не смей нарушать своё обещание, или я никогда тебя не прощу! Я хочу быть там, я должна быть там! Я не поеду в Дурмстранг! – на глазах блестели слезы, и мужчина только замахал руками. Он терпеть не мог, когда она скандалила, и вечно сдавался довольно быстро.

- Хорошо-хорошо! Только не плачь!

Мишель с Гарри переглянулись и хихикнули. Они знали, что Ада была слабостью Аларда, и что он её безумно любил и берёг. Конечно, он боится её отпускать. Но девочка обладала ещё и ослиным упрямством. Если она решила, что поедет в Хогвартс, то она это сделает – даже если ей придётся сбежать из дома. Упрямство её не имело границ, как полагали мальчики.

- А теперь потренируемся. Посмотрим, не забыли ли вы всего, чему я вас учил, - мужчина встал и серьёзно посмотрел на них, замечая, что они изменились в лицо.

- Но мы же только что поели, - заныл Гарри, который редко когда позволял себе так себя вести. Только дома, чувствуя себя в безопасности.

- Никаких поблажек, - садистски ухмыльнулся рыжеволосый аристократ. – Собрались и пошли в зал. И лучше бы вам не разлениться. Я вам сколько раз писал, чтобы вы поискали хорошее место для тренировок.

- Нам было некогда, - запротестовал Мишель, но вместе с Гарри встал и поплёлся в тренировочный зал, уже чувствуя, что сейчас они оба хорошенько и заслуженно получат.

И он оказался прав: расслабились они изрядно. За что и поплатились.

Алард вечером снова был один в гостиной и размышлял о том, что происходило с его семьёй. По его расчётам через два с половиной года в Хогвартсе будет проходить турнир Трёх Волшебников. А если Ада уедет в Хогвартс, то он вполне сможет занять пост преподавателя по Чарам в Дурмстранге и приехать навестить ребят во время турнира. Но до этого далеко. Если бы ещё удалось перехватить Гарри у Дамблдора, но пока удобного случая всё не было.

Мужчину раздражало, что старик ведёт какую-то свою игру. Что он мог прятать в Запретном Коридоре? Что же? Если он хочет, чтобы Гарри туда пошёл, то он наверняка оставил подсказки. Могли ли мальчики их проглядеть? В школе Воландеморт – это однозначно и не подлежит сомнения. Но кто он? У него были списки преподавателей из Хогвартса и подозрения вызывал у него только Квирелл, вернувшийся после долгой отлучки только в этом году. Мужчина раньше преподавал маггловедение, но теперь вёл Защиту от Тёмных Искусств, что, по словам мальчиков, выходило у него отвратительно. Они-то этот материал весь знали, а остальным приходилось несладко. Мало того, у Аларда ещё сохранились письма, где Гарри писал, что у него болит шрам именно во время этого урока. И это было странно. Потому мужчина и осторожно посоветовал им присмотреться к учителю. Сам же он узнал, что тот ездил в Албанию, и вернулся оттуда очень изменившимся. Больше ничего узнать не удалось, и это тревожило. Ему очень хотелось самому попасть в Хогвартс, но возможности не было.

Ещё и это общение с Малфоями добавило головной боли. Чистокровная семья из Англии хотела наладить контакты с аристократами из Германии в принципе, узнать побольше о его семье. А уж этого мужчина рассказывать кому попало не хотел. Так что всё прошло на уровне банального светского приема, и они расстались лишь с определёнными знаниями друг о друге. Что ж, и это была уже победа.

Николас Фламель и драконьи неприятности

Зимние каникулы закончились, и пришла пора отправляться в Хогвартс, чему Гарри был уже и не рад. Алард так их загонял, что мальчики совсем не чувствовали себя отдохнувшими. В Хогвартсе сразу же навалилась учёба, с тренировками по квидитчу. Слизерин намеревался взять кубок восьмой год подряд, и у Гарри с Драко было не так уж и много свободного времени. А Мишель проводил его в библиотеке вместе с Гермионой, постигая тайны зельеварения. Поттер был даже рад тренировкам. Так он мог не слушать разглагольствования друга об этом великолепном предмете. Нет, уж лучше чары. У них не было даже сил, чтобы обратить внимание на странное поведение львят, хотя Гермиона во время одно из визитов к Хагриду, обратила внимание на то, что он упоминал Рона и Джека. Впрочем, она благополучно об этом забыла, а Гарри, уставший после уроков и двойной тренировки, её даже не услышал.

А началось всё ещё во время зимних каникул, когда Джек и Рон пошли навестить Хагрида, чтобы поздравить его с Рождеством. Великану нравились эти мальчики, простые и прямодушные. Как он сам. Он им рассказывал о Дамблдоре и о том, как ему хорошо живётся при таком директоре. А также сетуя иногда, почему же Гарри с ним не общается. Также незаметно для себя обмолвился о краже из банка и о Николасе Фламеле, которому помогает Дамблдор. Болтун – находка для шпиона, ничего не скажешь. С того дня мальчики, прихватив Дина, рылись в библиотеке, отыскивая малейшие упоминания. Но пока у них ничего не выходило.

- Ну, где же? – бурчал Джек, перелистывая страницы очередной книги. Им не хватало кого-нибудь вроде Гермионы, кто терпеливо бы перекапывал все учебники. К счастью, Дин помогал им в этом, тоже заинтересовавшись тайнами Хогвартса. Такое их внимание к Обители знаний в конце концов не прошло бесследно, и Гермиона, словно живущая в библиотеке, услышала кое-что интересное. Она сидела за целыми рядами книг, которые набрала для подготовки к экзаменам (этими экзаменами она достала даже Мишеля).

- Мы ищем что-нибудь про этого Фламеля уже с Рождества, - вторил Джеку голос Рона. – Может бросим уже, а?

- Это была ваша идея, - сказал Дин своим низким голосом. Его Гермиона не узнала, а вот мальчиков точно. Она сглотнула и замерла, обратившись в слух. Почему-то из Хагрида ничего больше о делах Дамблдора вытянуть не удалось. И теперь она догадалась, что великан что-то сболтнул львятам, понял это и теперь молчал как рыба. То, что гриффиндорцы тоже интересуются тайнами третьего этажа, не стало для неё сюрпризом, но не очень понравилось.

- Николас Фламель то, Николас Фламель это… Джек, да это ты им просто одержим, - пробурчал Рон. На стол бухнулся очередной тяжеленный том, судя по звуку.

-Я просто хочу знать, в чём тут дело, - буркнул темноволосый мальчик. – Вам же тоже интересно, что охраняет Пушок? Я хочу докопаться до правды, - категорично сказал он, и девочка услышала шорох страниц.

- Расслабьтесь. Будете шоколадную лягушку? – снова влез Дин, протягивая кому-то из мальчиков лакомство. Послышался шорох фольги, и Рон удивлённо воскликнул.

- Коллекционная карточка с Дамблдором. У меня где-то есть такая… о… Смотрите! Альбус Дамблдор известен своей победой над Гриндевальдом и алхимическими опытами совместно с Николасом Фламелем! Вот оно! Нам надо искать алхимию!

Гермиона сгорала от любопытства и еле сдерживалась от того, чтобы выглянуть из-за своего книжного Эвереста, но понимала, что не может выдать себя.

Они, похоже, притащили ещё какую-то книгу, но говорили теперь шёпотом. А вскоре их шаги затихли вдалеке. Девочка стала вылезать из-за горы книжек, но она вся рухнула на неё. На её счастье, мимо проходила мадам Пинс и помогла ей выкопаться из-под завала, причитая.

Гермиона поблагодарила её, пролистала какую-то книгу из своей сумки, сама расставила все книги по местам и полетела, как на крыльях, искать друзей. Она лишь надеялась, что они не в гостиной Слизерина, потому что туда её никто не пустит. Ей повезло, и Драко нашёлся в Большом Зале. Он сидел один за столом Слизерина и что-то сосредоточенно писал.

Девочка села напротив него и убрала волосы с лица, посмотрев на него счастливо. Малфой её энтузиазма не разделял, но всё же отложил пергамент и посмотрел на светящуюся Гермиону.

-Чего тебе, Грейнджер? – он испытующе посмотрел на неё.

- Я поняла, что прячет директор в Запретном коридоре, - выдала она. Глаза Малфоя стали похожи на блюдца. Он был в шоке, потому что такого он от заучки не ожидал, и до сих пор не мог поверить, что она говорит правду. Ведь он всегда представлял себя, важным и гордым, рассказывающем друзьям «страшный секрет, который прячет директор». Но у Драко, как это всегда бывало, дальше фантазий дело не доходило. Двигателем всех приключений был чаще всего именно Гарри, а дальше подхватывали остальные.

-Чего? Ты серьёзно?! – воскликнул он на весь зал, вскакивая на ноги. Глаза девочки яростно сверкнули, и она закрыла его рот рукой.

- Ты решил рассказать о нашем интересе к третьему этажу всему Залу, Малфой?! – прошипела она. – Позови Гарри и Мишеля. Пойдём в тот класс, где мы обычно собираемся, и я вам всё расскажу. Буду ждать вас там через полчаса, - девочка взяла свою сумку и вышла из зала.

Драко сидел некоторое время в немом изумлении, а после вскочил и побежал в гостиную Слизерина.

Через полчаса они встретились в старом классе в нежилой части Хогвартса, где их никто не мог потревожить. Мальчики выглядели заинтересованными, а Гермиона сохраняла таинственный вид.

- Ну, не томи уже, - не выдержал Гарри, подходя к ней. Она улыбнулась, и на щеках у неё появились ямочки.

- Я слышала разговор Рона и Джека, когда сидела в библиотеке. Хагрид рассказал им о некоем Николасе Фламеле, - она заметила выражение лица Мишеля, но продолжила тараторить быстро, не дав ему вставить. – Я о нём ничего не знала, но покопалась в одной из своих книг и нашла, что Николас Фламель, — прошептала она таким тоном, словно была актрисой, исполняющей драматическую роль. — Николас Фламель — единственный известный создатель философского камня! А Дамблдор с ним проводил какие-то опыты, в результате они сейчас друзья!

- Тогда всё сходится! – воскликнул Мишель. – Собака охраняет философский камень Фламеля! – уж он то, разбираясь в алхимии, не мог не знать о том, что это такое. Гарри, если и не был столь же сведущ в зельеварении, любил разные сказки и легенды, где эта вещь встречалась.

- А за камнем охотится Воландеморт, - подтвердил Гарри, покивав своим мыслям. – Вот потому директор так упорно отправляет меня туда – защитить камень. Но я не думаю, что он знает, что делает, - кисло сказал мальчик. – И всё же, я теперь просто не могу остаться в стороне.

- Эм, а что такое философский камень? – запоздало вмешался Драко. Это ему казалось знакомым, но толком вспомнить это он не мог. Мишель прищурился и покосился на друга.

-Философский камень, жизненный эликсир, пятый элемент, - начал он. – По легендам он может превратить любой металл в золото, и является эликсиром бессмертия. Он может излечить любую болезнь.

- Ух ты! – воскликнул Малфой. – Удивительно! И вы думаете, что собака охраняет его?

- Да. И значит Квирелл-Воландеморт хочет его украсть, - сделала вывод Гермиона, с которой мальчики поделились своими подозрениями. – Что будем делать? – просто спросила она. Гарри расплылся в улыбке. Что ему нравилось в девочке – так её отношение ко всему. Да, она обожала учиться, она любила разбираться в ситуации, но действовать она не боялась никогда. И как бы ни ворчала о нарушении правил, она тоже любила приключения.

- Будем следить за ним и ждать, - предложил Мишель. – Вряд ли Тёмный Лорд полезет куда-то, пока директор в школе.

- Это логично, - кивнул Гарри. – Тогда пока ждём и следим. Ну что, расходимся? Я думаю, надо ещё и за гриффиндорцами следить. Я не хочу, чтобы они затеяли очередную пакость. Джек до сих пор очень зол на меня из-за своего проигрыша.

- Кое-кто не умеет проигрывать, - влез Драко и фыркнул. Гермиона смешливо на него посмотрела.

- В чужом глазу соринку видим, - высказала она вслух старую маггловскую поговорку, дождалась вопросительного взгляда Драко и показала ему язык. Гарри и Мишель расхохотались, наотрез отказавшись объяснять, что значит.

Теперь, по крайней мере, два дня в неделю приходилось тратить на занятия в пустом классе. Наставник остался крайне недоволен их уровнем и сказал, что лично их прибьёт, если они и в следующий раз приедут в таком плачевном состоянии.

Приходилось немного напрягаться. Ещё и пасхальные каникулы приближались со скоростью света, и Гермиона становилась всё более и более нервной. Теперь выносить её общество мог разве что стойкий Мишель. Да и он иногда сдавал. Мальчик особо не напрягался, чтобы оставаться в списках лучших учеников. Так и были там эти четверо. Причём Гарри притащил, наконец, из особняка свои старые эссе и домашние задания и теперь ему оставалось только переписать их, а не писать заново. Это здорово облегчило ему жизнь. Тем не менее, пришлось поднапрячься и под нажимом девочки просидеть почти все каникулы в библиотеке.

И вот, как-то утром, после ночной тренировки Хедвиг принесла ему письмо. Оно было от Хагрида. Великан просил его о встрече, что несколько удивило его. Он довольно давно не навещал его из-за недостатка времени, хотя иногда и собирался. Просто как-то не выходило. Гарри даже было стыдно теперь, и он написал на обороте согласие, угостил птицу и отправил её обратно. А после завтрака позвал Гермиону с собой. Мишель и Драко снова отказались. Первый – из-за лени, второй – потому что «никогда не будет общаться с каким-то там лесником». За что удостоился гневного взгляда Гермионы.

И вот во вторник после уроков мальчик и девочка отправились к хижине Хагрида. Уже была весна и снег начал таять, обнажая местами голую землю, местами пожухлую траву, а местами выбивающиеся пока ещё едва заметные зелёные травинки.

По склонам текли целые реки, и идти было не так-то просто. Гарри ворчал, что зря они не выучили способ леветировать себя. Гермиона только над ним посмеивалась. Пока чуть не упала со склона по дороге к лачуге великана.

-Ты в порядке? – Гарри крепко держал её за руку.

- Да, в полном, - когда он притянул её к себе, чтобы она точно не упала, они рассмеялись вместе. Девочка была счастлива от того, что у неё есть такие верные друзья, как Гарри. Волшебный мир дал ей ещё одну семью, и она была ему за это очень благодарна. Ей казалось, что счастье продлится вечно. Пусть они и ссорились иногда: они называли её занудой, в своей шутливой манере, дразня; Малфой ворчал и получал подзатыльники, отчего его чувство собственного достоинства очень страдало; Мишель просил прекратить говорить об уроках; и сама она дулась на них за нарушения правил.

Грязь хлюпала под ногами, и их ботинки и края мантии были уже усеяны чёрными пятнами, к тому времени как они добрались до хижины.

Возможно то, что случилось в конце года, началось именно в этот весенний денёк, а может гораздо раньше…

Хагрид нашёл яйцо дракона, но об этом дети узнали ни от него самого, а заглянув в окно, где уже были Джек и Рон, которым великан об этом увлечённо рассказывал. Гарри снова почувствовал себя преданным: зачем было звать его, если здесь уже есть львята? Гермиона положила ему руку на плечо и ободряюще ему улыбнулась.

- Не думай об этом, - шепнула она. – Наверное, это совпадение. Он позвал нас, а они решили прийти.

- Может и так. Идём отсюда, пока они нас не заметили и не решили, что мы следим, - буркнул он, всё ещё раздосадованный. И тут Рон обернулся, и их глаза встретились. Не дожидаясь реакции рыжего, Гарри схватил Гермиону за руку и бросился бежать обратно к замку.

Рон вылетел следом, выкрикивая какие-то обидные вещи вслед, называя его шпионом и предателем, но мальчик его не слушал. Ветер свистел в ушах, а перед глазами всё ещё стояло рассерженное лицо Уизли, который, как всегда, сделал поспешные выводы.

- Думаешь, мы должны рассказать о яйце? – спросила девочка, когда они уже подходили к замку. Гарри покачал головой.

- Нет. Хагрид – наш друг, и мы не имеем права стучать на него. Лучше сходим как-нибудь к нему ещё раз, вечером, после отбоя, - его глаза озорно заблестели. – Думаю, это будет весело.

- Гарри, это против правил, - пробурчала Гермиона, уставившись на него. Она вцепилась в свою мантию и посмотрела в землю. Жажда приключений боролась в ней с желанием следовать правилам и, в конце концов, авантюристка Грейнджер победила. – Убедил! Но разве мы пойдём одни? А Мишель и Драко?

- Герми, вчетвером мы под моей мантией попросту не поместимся, - фыркнул мальчик от смеха. – Втроём бы ещё могли, но тогда надо кого-то оставить. Боюсь, Драко мне не простит, если я ещё раз его «забуду» в комнате. А Мишель и обижаться не будет. Просто даст мне в челюсть.

- Ну, это жестоко, - фыркнула она, толкая тяжёлые двери в Хогвартс.

- Ему скажи, - рассмеялся мальчик и помог.

Они разошлись по гостиным, обо всём договорившись. После отбоя мальчик тихо встал, сунул ноги в ботинки, взял в охапку свою одежду и мантию невидимку и пошёл в гостиную – переодеваться. Он уже почти оделся, когда в его спину упёрлась палочка.

-Ну, ты и идиот, Гарри, - усмехнулся Мишель. – Неужели ты думал, что тебе удастся сбежать незамеченным. Учитывая, сколько мы знаем друг друга, и что я учил тебя первым тому, как двигаться неслышно.

-Ну, Мишель, - пробормотал смущённый мальчик. Ему было довольно-таки неприятно, что его манёвр «сбежать незаметно» не удался. Но, в то же время, он совсем не обижался на друга. Если бы тот поступил также, Гарри повёл бы себя примерно также.

- Давай, колись, куда ты собрался. Я пойду с тобой.

-Мы хотим навестить Хагрида. У него там есть драконье яйцо. Мы сегодня с Гермионой в гости пошли, а там – гриффиндорцы сидят.

- Идём тогда. Навестим твоего великана, - Мишель усмехнулся. Он переоделся даже быстрее друга и выхватил мантию у него из рук.

- Драко нас потом прибьёт, - заметил мальчик, но, увидев озорные огоньки в глазах Винта лишь улыбнулся.

- А кто ему скажет? – резонно заметил он и накинул на себя мантию. – Поторапливайся. Нам ещё Гермиону у гостиной встречать.

Гарри схватился за тонкую, почти невесомую ткань и накинул её на себя. Они без труда вышли из гостиной и направились наверх.

- Не пихайся, Гарри, - буркнула Гермиона, пока троица вместе шла по коридору к выходу из замка.

- Это не я! – возмутился мальчик. – Я справа, а не слева!

Мишель хихикнул. Таким образом, препираясь и ворча друг на друга, они добрались до хижины Хагрида. Была ясная звёздная ночь, и путь впереди был легко различим.

Дверь им открыл сонный растрёпанный Хагрид, и даже растерялся, не увидев никого.

- Это я, Гарри, - мальчик стянул мантию-невидимку и улыбнулся великану.

Мужчина поглядел на них и отодвинулся от входа.

- Чой-то вы так поздно, а? Проходите, что ли, коли пришли уже.

Троица зашла внутрь, и вскоре они уже сидели за столом и пили чай на травах – что-то, а его великан умел заваривать лучше всех, кого они знали. Мишель лишь с интересом осматривался. Берлога была немного захламлённой, но тут чувствовался уют. Всё бы ничего, но внутри было очень жарко. Они уже все сняли мантии.

- Мы пришли насчёт яйца, - решил Гарри сразу взять быка за рога.

Хагрид кивнул.

- Мне ребята говорили, что вы сразу настучите. Но вы ж этого не сделали, да? – с надеждой спросил он, и мальчик сразу почувствовал себя виноватым, хотя даже и не собирался этого делать.

- Конечно, нет. Мы твои друзья. Просто Рон и Джек… они не любят нас, Хагрид. И считают, что мы плохие. Послушай, мы хотим тебе помочь… - начал мальчик, но его бесцеремонно перебила Гермиона.

- Ну не можешь же ты оставить это яйцо у себя. Это ДРАКОН, пойми! – в её карих глазах бушевало негодование. – И вообще, как оно у тебя оказалось?!

Мишель помалкивал, потому что замечал подозрительные взгляды великана. А горячность девочки его и вовсе забавляла.

-Ну, я, это, - явно стушевался Хагрид, и это со стороны выглядело очень забавно: маленькая девочка с копной растрёпанных тёмно-каштановых волос наседает на огромного бородатого мужчину, а тот краснеет. – Я, того, рассказывал уже Рону с Джеком…Сижу я в баре, в Хогсмиде. А там, значит, незнакомец в карты поиграть предложил…

- Что за незнакомец? – насторожился Гарри, а Мишель резко перестал улыбаться.

-Да не знаю я! – возмутился великан, теребя в руках свой огромный носовой платок. – Вот и мальчишки того же спрашивали! В чёрном плаще с капюшоном! В карты мы поиграли, вот он и предложил яйцо.… И выпрашивал там всякое про зверюшек. Я ж много всего знаю, а поговорить-то не с кем.

-Что, к примеру, он спрашивал? – чуть ли ни впервые за то время, пока они были в хижине, подал голос Мишель.

-Ну, там о трёхголовых собаках… Что они под музыку спят, ой… - он умолк, поняв, что проболтался и торопливо сменил тему. – Я видел, как ты в квиддитч играл, Гарри. Жаль, что не ловцом, но тоже молодец. Вы же выиграли у Когтервана в последней игре.

- Да, это была честная и справедливая игра. И возмущался тому, что судил Снейп, только Гриффиндор, - отозвался мальчик, подыгрывая Хагриду и делая вид, что первых его слов не слышал. – Что ты там сказал о трёхголовых собаках?

- Что? О каких собаках? Не говорил я о них, - дрожащим голосом отозвался великан. Причём было это так заметно, что Мишель только ему посочувствовал. Не быть леснику актёром, вот вообще. Он абсолютно не умеет врать. Как и все гриффиндорцы, но это нормально.

-Давайте вернётся к нашему разговору, - вмешалась девочка, поджав губы. – Хагрид, нужно избавиться от яйца. Отдать его туда, где о нём смогут позаботиться.

-Она права. Ты ведь живёшь в ДЕРЕВЯННОЙ хижине. Пусть это маленький дракон, но он будет дышать огнём, пойми!

- Ну, я тут, того, книжку взял, - пробормотал Хагрид, задавленный такой оценкой его идей. Джек и Рон тоже пытались его переубедить, но не смогли. А тут теперь и другие пытаются сделать то же самое. – Это норвежский горбатый, он и не такой уж большой будет… я тут и чем кормить его уже приготовил.

- Перестань, - попросил его Гарри. – Это глупая затея, и закончится плохо.

- Давайте я напишу отцу, - сказал Мишель. – У нас в Германии есть драконий заповедник, где у него знакомые. Там обо всём позаботятся.

- Ну, Рон говорил, что у него брат тоже работает в заповеднике, - пробасил Хагрид, с сомнением глядя на Мишеля.

- Хагрид, поверь мне, пожалуйста, - Гарри просяще посмотрел на великана. – Я тебя не сдам. Я просто хочу, чтобы проблем у тебя не было. Ты ведь и сам в глубине души понимаешь, что вся твоя затея может плохо кончиться. Он ведь будет расти, и вскоре не будет помещаться в хижине. И… что скажет директор? – перешёл мальчик к последнему аргументу.

Лесник вздрогнул и посмотрел на мальчика. В самом деле, Дамблдор может не одобрить. Чего только стоить тот давний случай, когда он, Хагрид, учился на третьем курсе, и пытался вырастить акромантула. Вдруг кто-то узнает о драконе. Да и Дамблдор тогда помог ему остаться в школе взамен на то, что он станет осторожнее. Вряд ли ему понравится вся эта ситуация.

- Хорошо, Гарри, - он шумно выдохнул. – Какой у вас план?

Вылазка была назначена на субботу следующей недели. Малфой что-то подозревал, но не знал ничего определённого. Друзьям удалось скрыть свою отлучку из спальни той ночью, и он мог только ворчать, что они что-то задумали без него. Гермиона пообещала ему торжественно обо всём рассказать, когда он признает, что он избалованный. Драко лишь фыркнул.

Друзья Аларда должны были прилететь на окраину Запретного леса, и именно туда предполагалось отнести яйцо. Рон и Джек кидали на них такие ненавидящие взгляды, что Мишель не выдержал и пожелал им умереть от зависти.

- Будь их взгляды заклинаниями, мы бы уже умерли, - заметил мальчик.

- Да что такое?! – не выдержал, наконец, Драко. Ох, как он не любил секретов. Тогда Гарри и выдал ему правду. Ну, почти. О яйце они, якобы, договорились тогда, когда ходили с Гермионой.

-Я тоже пойду! – сразу же завопил Малфой чуть ли не на весь зал.

Девочка тут же зашипела на него.

-Ну почему ты опять желаешь сообщить о наших планах всем в школе?! Вон ваш декан как на нас зыркает!

Мальчик торопливо заткнулся и зло на неё посмотрел.

- Драко, не веди себя как ребёнок, - фыркнул Мишель, недовольно посмотрев на друга. – У Гарри мантия не резиновая же. Мы не можем влезть под неё вчетвером с коробкой с яйцом. Даже втроём не поместимся - она большая. Гермиона вон тоже не идёт. Она же не возмущается.

- Но…но…! – он хотел что-то сказать, но, увидев Снейпа, который шёл к ним, замолчал.

- Что здесь происходит? – мужчина окинул их хмурым взглядом. Он подозревал, что они что-то задумали, но доказательств у него не было. Этим-то его змейки и отличались от львят – у них это не было написано на лицах. Кроме, пожалуй, Малфоя, которому стоит поучиться самоконтролю. С момента их возвращения с зимних каникул, компания с его факультета никуда не влипала, что почему-то лишь укрепило его в подозрениях, что что-то затевается. Что-то нехорошее.

- Ничего, профессор, - отозвался Гарри с видом невинного ангелочка. Снейп посмотрел ему в глаза внимательно, а после развернулся и вернулся к своему столу. Не мог он его прочитать. У Мишеля и Драко, вероятно, тоже были талисманы, а Гермиона думала об уроках, и это мешало ему прочитать её мысли. А идти глубже в её мысли он себе не мог позволить.

Ещё раз помянув недобрым словом проклятого Поттера, мужчина сел за стол и уставился тяжёлым взглядом на Драко. Странно на него общение с этой компанией влияет, очень странно. Интересно, что по этому поводу думает Люциус? Надо поговорить с ними. Хотя к мальчику-который-выжил они отнеслись вполне благосклонно и предложили приезжать летом. Интересный расклад. Дамблдор от этого не в восторге, сам ему говорил об этом. И ещё раз просил присмотреть за Поттером. Бред! Будто ему нужны напоминания старого маразматика об этом! Не директору просить его о такой услуге.

Ночью, в условленное время, Гарри и Мишель вышли из гостиной Слизерена, скрывшись под мантией невидимкой. Пока удача им сопутствовала: они вышли из замка, оставаясь незамеченными, и добрались до хижины великана в рекордно короткий срок.

Хагрид ждал их, поминутно выглядывая из хижины. Он рыдал, отдавая мальчишкам яйцо, аккуратно уложенное в набитый ватой ящик.

- Позаботьтесь о нём! – сквозь слёзы сказал он.

- Не волнуйся, Хагрид. Мы пойдём в условленное место и передадим яйцо, - Гарри проклинал, что придётся идти им самим, потому как это было довольно далеко – с другой стороны Хогвартса. К тому же этот друг Аларда возьмёт груз только с рук мальчишек – обязательное условие, которое они никак не понимали. Ну, отнёс бы яйцо Хагрид, передал бы, а они бы тихо-мирно спали сейчас в кроватях.

Мальчики, осторожно держа коробку, шли вдоль леса. Мантия висела на плече у Гарри, потому что идти в ней вдоль леса, не видя перед собой ничего, было глупо. Друзьями Аларда оказалась две женщины в чёрных плащах. Они поприветствовали мальчиков, взяли яйцо и довольно быстро улетели прочь.

Мишель и Гарри двинулись в обратный путь, довольные и счастливые. Операция прошла без сучка и задоринки. А в замке их везение закончилось - их поймала МакГонагалл.

"Везение же не может длиться вечно", - подумал Гарри, пока их с другом вели в кабинет декана. Оставалось надеяться, что они не будут ходить на отработку к Филчу - пикировок с львятами им и без того хватало. На следующий день новость, что Слизерин лишился сотни баллов и сравнялся с Рейвенкло, была воспринята учениками без энтузиазма. Впрочем, её изрядно перебила новость о том, что львята тоже попались на ночной вылазке, но не в замке, а в Запретном лесу, где кто-то убил единорога.

Слизеринцы отреагировали на невезение своих однокурсников по-разному, но сошлись на том, что ничего страшного нет - сто баллов не такая уж и большая потеря с нынешним первым курсом. Разве что Драко опять орал...

Гонка за философским камнем

Гарри ещё валялся на кровати, свесившись с неё наполовину и смотря на перевёрнутый мир. Его палочка была при нём даже во сне – это было обязательным правилом, за невыполнение которого Алард мог и чего покрепче подзатыльников дать.

Дверь распахнулась со стуком и чуть не слетела с петель, когда внутрь влетел Драко.

- Дамблдор уехал! – выпалил он. – В Министерство Магии!

Малфой тяжело дышал и смотрел расширенными от страха глазами на друга. Он мечтал, что настанет час, когда они будут спасать камень, но он и не думал, что это случится так скоро.

Мальчик-который-выжил встал и стал переодеваться быстро из пижамы в обычную одежду. Он быстро надел свободную рубашку, брюки, повседневную мантию. На пояс повесил пару бутыльков с зельями, как всегда завещал Наставник и палочка в чехле, разумеется. То, без чего волшебник как без рук. Гарри не собирался прямо сейчас бежать на третий этаж, но понял, что если им придётся туда идти, зайти и собраться времени точно не будет.

- Эм… что ты делаешь? – замер Драко, глядя за судорожными сборами однокурсника.

- Готовится. Вдруг нам придётся туда идти, а у него с собой нет зелий, - сказал Мишель, который только что пришёл из душа со всё ещё мокрыми растрёпанными короткими волосами. – И это правильно. Гарри, куда я положил безоар?

- Твой безоар, ты и ищи. Вроде ты его в кармашек сумки сунул, - он прошёл к двери, хихикнув над обескураженным Малфоем. – Ты не переживай. Тебе идти необязательно, если боишься.

- Наследник рода Малфоев ничего не боится! – завопил Драко, уже успев прийти в себе. – Ты это Грейнджер скажи, а не мне!

Гарри лишь пожал плечами и спустился по лестнице в свою уютную гостиную. Змей – герб факультета, змеиные головы по углам комнаты, камин в котором иногда горит изумрудный огонь. Его дом. Несколько уже знакомых ему членов факультета – старшекурсников вяло поприветствовали его. И он поприветствовал их в ответ, улыбаясь.

Даже если он сейчас смеялся над Малфоем и весело общался со знакомыми, уверенности он не чувствовал. На душе скребли кошки. Тот день, которого он боялся, наступил. У него не было никакого плана действий, и он не знал, что может придумать, чтобы спасти философский камень от Тёмного Лорда.

- Идёмте на уроки, - сказал он друзьям и первым вышел из гостиной. Первым уроком были Чары у Флитвика, где он, как обычно, хвалил способного ученика. Гарри, будучи действительно одарённым, ещё и ходил у него на дополнительные занятия вместе с несколькими другими ребятами, где маленький профессор учил их тем заклинаниям, которые выходили за рамки школьной программы первого курса.

Сегодня ему было совсем не до того, чтобы восхищаться своими знаниями, поэтому он просидел пол-урока как во сне, не обращая внимания на окружающий мир и волнуясь. После он решил всё же поговорить с кем-то, и сам не зная почему, решил сказать о камне Флитвику.

Гарри был честен с самим собой, и он не хотел лично встречаться с Воландемортом, и ему очень хотелось надеяться, что в этой школе хоть кто-то заметил странности Квирелла. Или хоть кто-то не доверяет настолько директору. К своему декану он идти не хотел, ибо если он достаточно узнал Снейпа, тот просто запрёт их троих в комнате и отправиться разбираться сам. Или итак уже что-то подозревает. Этого допустить было никак нельзя. Тут в борьбу со страхом вступило поистине гриффиндорское упрямство, которое мальчик, вероятно, унаследовал от родителей.

- Профессор, - сказал он тихо, когда все остальные уже вышли. – Я хотел спросить, вы не знаете, почему Директор уехал сегодня?

- М? – преподаватель Чар слез со своей подставки и посмотрел на Гарри. – Его вызвали срочной депешей в Министерство. У вас какое-то дело к нему?

Маленький волшебник давно присматривался к Гарри, стараясь понять, из какого теста тот сделан. Герой Волшебного Мира ему-то не давал никаких подсказок, но полугоблину не нужны были наводки, чтобы понять, что Гарри не так прост, каким хочет казаться. Его одарённость в чарах можно было списать на талант, унаследованный от матери, но должно было быть что-то ещё. Флитвик, как и его факультет, старался держаться подальше от склок, которые постоянно устраивали львята и змейки. И он всегда горой стоял за своих студентов, приветствуя это качество и у Снейпа. Он даже жалел, что Поттер не попал на его факультет.

- Я хотел ему сказать, что кто-то собирается сегодня украсть то, что спрятано на третьем этаже, - честно сказал он и сразу же опустил глаза в пол, не желая смотреть ему в глаза. Флитвик посерьёзнел и сразу посмотрел на студента.

- Мы с Профессором Макгонагалл примем меры, мистер Поттер. Пообещайте, что не полезете туда. Это опасно. Действительно опасно. Смотрите мне в глаза.

Гарри всё же поднял взгляд и посмотрел на него. Сейчас они с профессором были почти одного роста.

- Я обещаю, профессор Флитвик, - сказал он просто, облегчённо улыбнувшись. Он увидел серьёзность и готовность помочь, и понадеялся, что это и в самом деле было так. – Я не полезу в Запретный коридор на третьем этаже.

Полугоблин кивнул и пошёл к выходу из кабинета, и теперь казался собранным и очень серьёзным.

- Там стоит хорошая защита, поэтому не волнуйтесь. Я поговорю с деканами факультетов, и мы всё решим. Будьте осторожны, прошу вас.

- Хорошо, профессор. Не волнуйтесь, - повторил Гарри, смотря вслед маленькому профессору и резко переставая улыбаться, едва тот скрылся за дверью. Он держал одну руку за спиной, скрестив пальцы. А после быстрым шагом вышел из кабинета и отправился на обед.

- Они точно полезут туда сегодня, - прошептал Рон Джеку, и тот только кивнул. Рыжий кидал подозрительные взгляды на стол Рейвенкло, где сегодня обедала незабвенная компания, мысли о которой не давали ему спать по ночам. – Думаешь, они выяснили как пройти мимо собаки?

- Вот и узнаем, - сказал Джек, не сводя взгляда с сидящего рядом с Гермионой Поттера. – Тот, кто пойдёт первым, усыпит «Пушка», а остальные пойдут следом. Не думаю, что это будет неправильно, - мальчик просто стал есть свою яичницу, думая о чём-то своём.

- Ты говорил учителям? – обратился к нему Дин, который формально был на их стороне, но жертвовать своей жизнью во благо Гриффиндора и всеобщего счастья не спешил, и сразу сказал, что он пас.

- Да. Они сказали, что обо всём позаботятся, - ответил вместо мальчика Рон. – Но я им не верю! Мы остановим их! Правда, Джек?!

Темноволосый мальчик серьёзно кивнул, и они отправились на сдвоенную травологию с слизеринцами. Змеи вели себя сегодня очень тихо, и это его настораживало. Им, кажется, нет никакого дела до гриффиндорцев. Будто они простят им всё, что они сделали за этот год! И яйцо дракона они «спасли», и везде поучаствовать успели. Возможно, мальчика терзала обычная зависть, а может он и впрямь считал Поттера воплощением Воландеморта, он в лицо ему пока не говорил.

Вечером, почти перед отбоем, Джек и Рон пробрались в коридор на третьем этаже и оставили там заколдованную арфу, которую им смогли раздобыть братья Рона с третьего курса. Вдвоём они открыли люк и посмотрели в темноту внизу. Ступеней видно не было.

-Что делать будем? – пробормотал рыжий. Джек немного побледнел, но решительно сказал.

-Мы будем прыгать, - и он бесстрашно сделал шаг в пустоту. Уизли, услышав ворчание спящей собаки, прыгнул следом. Падение было недолгим, но стремительным. Рон ощупал место, куда упал. Это было что-то склизкое и непонятное наощупь. Кажется, какое-то растение. И оно времени не теряло, опутав ноги мальчика.

-Фу! Гадость! – воскликнул он, пытаясь понять, где он.

- Замри! – воскликнул Джек. – Кажется, это Дьявольские силки! Мы их проходили на прошлой неделе! – в его голосе звучали истерические нотки. Похоже, темноволосый гриффиндорце был нешуточно напуган.

- Что нам делать?! – завопил Рон, начиная дёргаться, пока лианы оплетали его всё сильнее: плечи, живот, ноги. Он уже мог только слабо трепыхаться и предчувствовал скорый конец.

- Люмос! Кажется, они не любят свет! – Джек вытащил палочку. – Люмос! Лакарнум Ифламаре!

Комнатку озарила яркая вспышка, затем ещё одна, и ещё. Огонь упал на побеги и стал их разъедать. Растение, сжимающее Рона в стальных объятиях, стало разматываться и уползать в разные стороны, стремясь спрятаться и спастись.

Джек оторвал от своей шеи один из побегов, задыхаясь и встал, осмотрелся и снова прошептал Люмос. Подсвечивая палочкой он нашёл рыжего.

- Ну, как ты? Живой? – обеспокоенно спросил он.

Мальчик лежал без движения и на мгновение темноволосому гриффиндорцу стало страшно, что он погубил своего лучшего друга. Он хотел уже было впасть в панику, когда услышал слабый стон.

- Они ушли? – слабо пробормотал рыжий, но попытался подняться. Его резко дёрнули за руку, и он неожиданно для самого себя оказался на ногах. Его всё ещё потряхивало от пережитого, а руки тряслись.

- Всё в порядке, Рон. Ты готов идти дальше?

В неровном свете Люмоса лицо Джека казалось очень бледным. Тёмные глаза выделялись на нём, а тени только подчёркивали нереальность происходящего.

Уизли только нервно кивнул и пошёл с ним. Они шли по единственному проходу. Под ногами был камень, а по стенам стекала вода. Мальчики останавливались и озирались обеспокоенно, потому что им казалось, что они здесь не одни, что кто-то следует за ними. И гулкие шаги, которые звоном отдаются в ушах, принадлежат не им. К счастью, коридор закончился, и они вышли в небольшую каменную пещеру, где кружили целыми стайками летающие ключи, а около двери стояли мётлы. После нескольких попыток открыть дверь Алохоморой, пришлось садиться на них и пытаться поймать нужный ключ. Но те оказались очень верткими: они подпускали охотников очень близко, а потом, словно дразня, улетали прочь.

Рон очень нервничал: время уходило, а они так и не могли найти нужные. Ведь их здесь были десятки, сотни! И это было ужасно! А после он прищурился, заметив огромный серебряный ключ со светло-голубыми крыльями. Он, по крайней мере, подходил по цвету и изящности к дверной ручке.

- Туда, Джек! Вон он! – Большой, серебряный!

Они попытались загнать его вдвоём, но у них ничего не вышло. Рон висел в воздухе, тяжело дышал и со страхом смотрел в коридор, откуда они пришли. Ему становилось жутко от мысли, что вот-вот оттуда выйдут Поттер и его друзья. Собрав последние силы, мальчик рванулся за серебряным ключом и упал с метлы, но он всё ещё крепко сжимал такую нужную вещь в кулаке, несмотря на яростное сопротивление.

- Ты в порядке?! – мальчик приземлился рядом.

- Да… вполне, - выдавил Рон, глотая слёзы. Он ударился довольно сильно и едва не плакал, но понимал, что время не ждёт. – Открывай дверь… Только не упусти его. Сейчас, я встану. Будет не так больно…

Джек крепко сжал ключ, который чуть не упорхнул при передаче, с силой вставил его в замочную скважину и повернул. Деревянная дверь отворилась с противным скрипом. Гриффиндорец обеспокоенно посмотрел на Рона.

- Ты сможешь идти? Ты как? Сильно ушибся?

- В порядке, - всхлипнул мальчик, вставая с каменного пола и подходя к другу. – Идём? Ой, что это?!

В следующем зале было настолько темно, что вообще ничего не было видно. Но стоило им сделать несколько шагов, как комнату внезапно залил яркий свет.

Рон и Джек от удивления вытаращили глаза. Они стояли на краю огромной шахматной доски, прямо за черными каменными фигурами, которые были выше их, даже долговязого Рона. На другой стороне доски стояли белые фигуры. Гарри и Джек поежились — у белых фигур, в отличие от черных, отсутствовали лица.

— И что нам теперь делать? — прошептал Джек, который теперь тоже не знал, что делать

— По-моему, ответ вполне очевиден, — заметил Рон, собравшись. Теперь он был в своей стихии – шахматы всегда ему нравились, и он умел хорошо в них играть. — Мы должны выиграть, чтобы оказаться на другой стороне зала.

Там, за белыми фигурами, виднелась еще одна дверь. Рон прошёл к доске, и его шаги гулко отдавались в пустоте зала. Джек двинулся за ним. Но тут рыжеволосый гриффиндорец заметил, что шаги друга какие-то очень гулкие. Не успев ничего понять, он услышал полный боли крик Джека.

Резко вытащив палочку из кармана, Рон обернулся, и весь мир погрузился во тьму...

Драко открыл дверь трепыхающимся ключом и зашёл первым в темный зал. Он несколько мгновений стоял, вглядываясь в темноту, а после позвал.

- Всё чисто! Здесь никого! Кажется, мы первые! – хвастливо сказал он, словно подразумевая, что первый именно Драко Малфой, а остальные его скромные слуги. За спиной он услышал возмущённое сопение Гермионы.

- Смотри лучше под ноги, - буркнула она, делая несколько шагов вперёд. Зажёгся свет и она взвизгнула от страха и отскочила обратно к друзьям. От увиденного у неё волосы зашевелились на затылке.

Кажется, в зале были шахматы. Совсем недавно. Теперь же здесь стояли обожжённые останки фигур с облезлыми лицами и выпадающими пластиковыми глазами. Некоторые фигуры валялись и выглядели так, словно их ещё и рубили мясницкими топором – здесь и там валялись остатки пластика. Дверь на другой стороне была настежь открыта, и оттуда шёл какой-то странный горелый запах.

- О, нет! – воскликнула она, пока остальные ещё пытались понять, что здесь произошло. На самом краю доски лежал лицом вниз рыжеволосый мальчик в порванной мантии со знаком факультета Гриффиндор.

- Уизли! – ахнул Драко и вместе с Мишелем подбежал к нему и перевернул Рона на спину. Голова мальчика была запрокинута, изо рта и носа видимо текла кровь, потому что сейчас были только засохшие струйки. Рональд был мертвенно бледен. Было очевидно, что его ударили каким-то заклинанием. А может и не только заклинанием. Драко предпочитал об этом не думать, стягивая свою мантию и накрывая Рона. Приступы альтруизма были для него несвойственны, но сейчас было не до глупых капризов. Он просто выполнял команды Мишеля.

Гарри стоял в шоке, смотря перед собой широко раскрытыми глазами. В его душе поднималась волна гнева и страха. Хоть он не любил гриффиндорцев, он не желал им такой судьбы. Они просто идиоты, которые полезли туда, куда им лезть нельзя! Туда, куда имеет право лезть только он. Хотя в голове бился непрошенный вопрос «А стоило ли нам самим лезть сюда? Да, Квирелл украдёт камень. А что лично ты, Гарри Поттер, сможешь сделать? Постреляешь в Тёмного Лорда Экспеллиармусом?»

Мишель уже влил Рону в горло какое-то зелье, надеясь, что это спасёт тому жизнь.

- Чёрт, он совсем холодный! – бледный как полотно Драко растирал рыжему руки. – Он умер?

- Не говори ерунды, идиот! – завопила Гермиона, у которой по щекам уже текли слёзы. Она не знала, что делать, и была в панике. Девочка ужасно стыдилась того, что у неё подкашиваются ноги, и она больше не может сделать ни шагу дальше.

- Вы должны остаться с ним, - повысив голос, сказал Гарри. Мальчик окинул свой маленький отряд серьёзным взгляд. – Я вперёд. Я не прощу это Воландеморту. Но я не хочу, чтобы вы пострадали, и… Я лучше пойду… - он хотел что-то сказать, но не смог.

Гермиона рванулась вперёд, и её мантия взметнулась вверх. Девочка подлетела к Гарри и влепила ему пощёчину. Она выглядела жалко: вся в слезах, зарёванная, в испачканной одежде.

- Не смей говорить так! Мы пошли вместе! Мы и закончим этот пусть вместе! У нас есть шанс, потому что мы – сила! Останется здесь кто-то один, а остальные пойдут вперёд! И я сразу говорю, что не останусь! – с каждым словом она говорила всё громче, обретая уверенность в себе. Ей нужен был толчок, чтобы собраться с силами, и её слова отрезвили всех присутствующих.

- Драко, останься здесь, - хрипло сказал Гарри, прижимая ладонь к горящей от удара щеке и не сводя взгляда с пылающей яростью Гермионы.

- Но… - попытался возразить Малфой.

- Без но. Наверняка отсутствие такого количества учеников заметили. Мы не знаем как подняться наверх, так что скоро здесь будет Снейп. Или Макгонагалл. Дождись и расскажи им всё. Не иди за нами. Точно! Садись на метлу там, где ключи и лети за помощью. Это срочно!

- Но Гарри! – возмутился Драко, но сразу же заткнулся, когда Поттер повернулся к нему и посмотрел своими изумрудными глазами прямо в его серые глазища. В тот момент маленький аристократ подумал, что в него смотрит Бездна. Взгляд друга напомнил ему взгляд отца, когда тот был очень зол и выбит чем-то из колеи. Такое случилось лишь один раз. Но если Люциус Малфой смотрел с холодной яростью и расчётом, в глубине глаз Гарри Поттера была тьма.

- Да, Гарри, - пробормотал Драко, отводя взгляд. Он был не в силах терпеть больше.

Мишель поднялся с пола и пошёл вперёд. За ним двинулась девочка, кинув последний взгляд на неподвижную рыжеволосую фигурку на краю доски, а Гарри пошёл следом, смотря в пол. Шахматные клетки мелькали перед глазами: чёрная - белая, белая - чёрная. Один шаг – другой шаг.

Он обогнал друзей и первым зашёл в маленькую комнатку, большую часть которой занимала догорающая туша тролля.

Всех троих сразу же затошнило от вони и мерзкого зрелища. Они поспешили выйти отсюда в следующую дверь, надеясь как можно быстрее забыть о том, что увидели здесь. Зрелище было не для детских глаз, и Гарри действительно было страшно. По глазам Мишеля он понял, что и тот уже на грани. Такого они не ждали, когда шли сюда. Сейчас они оба мечтали только о том, чтобы кто-нибудь из взрослых появился здесь и помог. Желательно Дамблдор, который сможет размазать Тёмного Лорда тонким слоем по стенке. Или Алард, в которого они оба верили, но это было уже из разряда глупых фантазий.

К счастью, в следующей комнате была загадка от Снейпа, и она уже явно была решена – две склянки были пустыми и дверь, через которую нужно было найти выход, никак не отреагировала на то, что троица прошла через неё.

Посреди комнаты стоял Квирелл. Гарри выхватил палочку и сходу атаковал, но его потуги были легко отбиты. Мужчина ловко увернулся и хлопнул в ладоши. Волна воздуха ударила детей. Гермиона взвизгнула, отлетев в сторону. Тут же её тело обвили верёвки и девочка оказалась на полу, задыхаясь от боли.

Гарри, подавив желание броситься к ней сразу же, спрятался за колонной, стараясь придумать какой-то выход из ситуации. Он переглянулся со стоящим напротив, за такой же колонной Мишелем и резко вылетел из-за колонны влево, закричав

- Люмос Максима!

Тёмный Лорд не ожидал этого, поэтому у Гарри было немного времени, которое он использовал максимально полно.

- Экспелиармус!

- Остолбеней! – закричал сбоку от него Мишель. У Поттера не было времени размышлять. Он уже упал на пол и прокатился. А теперь потерял драгоценные секунды на то, чтобы подняться.

Квирелл зло шипел, пытаясь нащупать палочку, которой Гарри его лишил. Мишель, вероятно промахнулся. Мужчина щёлкнул пальцами, связывая мальчика и небрежным движением руки откидывая его к Гермионе. Девочка взвизгнула от боли, но тут же затихла, потому что Мишель сразу же стал её шептать то, что она должна сделать.

- Мерзкий щенок! – воскликнул Квирелл – Воландеморт, отнимая палочку отчаянно сопротивляющегося Поттера и связывая его тоже. – Я не ожидал от тебя такой прыти. Нет, ну какова наглость! Только зашёл и начал кидаться заклинаниями! – он изучающе смотрел на мальчика, а Гарри не сводил взгляда упрямых глаз на него. – Ты знаешь, кто я такой. Поэтому мы не будем тратить на это время.

- Ты знаешь, что это? – он кивнул за стоящее за своей спиной зеркало, в котором Гарри узнал «Еиналеж», о котором он во всей этой суматохе просто забыл. Он узнал, что оно отражает желания и весьма опасно для психики человека, потому что лезет ему в голову и показывает то, что он хочет увидеть. Удовлетворил любопытство и ладно – больше он о том ночном приключении почти не вспоминал.

- Зеркало для тех, кто не может жить настоящим, - дерзко ответил мальчик. Его грудь тяжело вздымалась и опускалась. Эта короткая стычка вымотала его, и в глубине души он осознавал, что сейчас его застали врасплох, и он не может ничего сделать.

– Чёрт возьми! Как же мне достать камень! – пробормотал мужчина. - Я вижу, как подношу его своему Господину!

Используй мальчишку… Используй мальчишку…. Используй мальчишку…

Пронёсся по комнате голос, и Гарри окаменел, когда Квирелл стал разворачивать свой фиолетовый тюрбан. Он уже предполагал, что он увидит, и был уверен, что этого не хочет.

На затылке профессора Защиты от тёмных искусств было ещё одно лицо – мертвенно белое. Глаза представляли собой щели, светящиеся кроваво-красным цветом. Рот – тонкая линия.

- Гарри Поттер, - прошипело лицо. – Наконец, мы встретились. Я хотел увидеть тебя с тех самых пор как ты меня развоплотил…

- Знал бы как это сделать, повторил бы! – прошипел Гарри, злясь от собственного бессилия. Он осознавал, что в действительности он жалок, несмотря на все его успехи в учёбе, все претензии на то, чтобы казаться старше или умнее, ребёнком он быть не перестаёт. Глупым маленьким ребёнком, которого отправили убивать Тёмного Лорда, а он, преисполнившись энтузиазма, пошёл это делать послушно.

- Ты оказался не тем, кого я ожидал. Мальчик-который-выжил попал на Слизерин, тёмный факультет, где когда-то учился я, стал общаться с Малфоем, сыном одного из моих преданных сторонников. Ты сильно удивил и Дамблдора, не так ли? – немигающие равнодушные глаза Воландеморта словно пригвоздили мальчика к земле.

- Даже если это итак, тебя это не касается, - резко ответил он. –Даже не думай, что я буду с тобой сотрудничать! Особенно после того, что ты сделал с Роном! И где Джек, отвечай?!

Глаза Тёмного Лорда расширились от изумления, потому что такой наглости от сопливого мальчишки он не ожидал.

- Смотри с кем ты говоришь, наглец! Если ты думаешь, что я буду терпеть твою надменность, то ты ошибаешься!

- Я не нагл и не надменен. Но я Гарри Поттер, мальчик-который-выжил. И я не выбирал это, - мальчик всё же опустил взгляд, закусив губу, чувствуя себя в безвыходной ситуации.

Во время этого диалога Мишель освобождал Гермиону, радуясь, что на них почти не обращают внимания. Узел так удобно находился сзади, и развязывать его тоже приходилось, лёжа спиной к ней. Они старались помочь друг другу, но пока ближе всех к свободе была девочка.

- Там кто-то есть, - шепнула она мальчику. – В углу зала… там какой-то свет и тень. Точно! Там человек!

- Может это Джек? Тогда ты беги туда и всё выясни, а я помогу Гарри, - решил он, понадеявшись, что там может быть выход. И тогда хотя бы девочка будет в безопасности. Лишь на это была надежда Мишеля.

Гермиона вскочила и побежала в другой конец зала, а мальчик пробормотал заклинание тумана, вытащив свою запасную палочку из рукава. Всё заволокло дымом, и Мишель бросился к Гарри, развязывая его.

Девочка протискивалась через щель в стене. Ей было трудно дышать, она чуть не застряла в особенно узком месте. Там было так тесно, что Гермиона даже не могла повернуть голову, чтобы посмотреть в зал, где остались её друзья. Казалось, что этот узкий проход никогда не закончится. Или закончится тупиком. Но всё же, после мучительно долгого времени, она выскочила в каменный коридор, очень похожий на тот, по которому они пришли в зал.

Упав на колени, девочка долго не могла отдышаться. Её каштановые волосы были спутанными и растрёпанными, представляя собой воронье гнездо. Гермиона уже даже сомневалась, что когда-нибудь сможет их расчесать. Ободранные руки и ноги болели, а на щеке была кровоточащая царапина.

Она стояла словно на середины горки – внизу была темнота, а вдали, впереди, была полоска света. Так ей казалось, по крайней мере, но воздух был уже не таким затхлым как раньше. Так что была слабая надежда, что там, дальше, выход. Снова поднявшись на ноги, она продолжила путь.

Выход был ближе, чем казалось до того. Там стоял кто-то, и тусклый лунный свет обтекал небольшой хрупкий силуэт, врываясь в пещеру. Гермиона уже задыхалась от затхлого воздуха и от быстрого бега.

- Стой! – выкрикнула она, переходя на шаг. – Джек! Это Гермиона! Ты в порядке?

Темноволосый мальчик стоял спиной к ней. В его мантии были прожжённые дырки, а левой штанины по колено вообще не было. Словно не слыша её, гриффиндорец вышел из пещеры на полянку и глубоко вдохнул полной грудью. Вокруг были деревья: они были в Запретном лесу.

- Кто-то всё-таки пошёл за мной, - вздохнул мальчик, поворачиваясь к ней. В руке он крепко сжимал палочку, совсем не обращая внимания, что его футболка исполосована чем-то острым и вся грудь залита кровью. – Я так хотел всего этого избежать.

Его тёмно-карие глаза выделялись очень ясно на залитом кровью лице. Красное было на лбу, под глазами, под носом. Руки тоже были окровавленными – кровь шелушилась на коже и забилась под ногти. Он словно сам расцарапал себе лицо, а теперь даже не замечал этого. Несмотря на то, что он выглядел так жутко, глаза смотрели на девочку с хитрецой и в них горел какой-то странный огонёк, а с губ не сходила странная полуулыбка.

Выражение лица показалось девочке похожим на гипсовую маску. Губы шевелятся, глаза меняют выражение, но мимика отсутствует. Гермиона моргнула и непонимающе на него посмотрела. Что-то в нём ей не нравилось, что-то было неправильно, но она никак не могла уловить эту самую ненормальность. В животе появилось сосущее чувство, и она внезапно осознала, что ей страшно. Это был не тот неконтролируемый ужас, который охватывал её при взгляде на Тёмного Лорда, но он был похож. Запоздало, она поняла, что Джек излучает силу, как и другие сильные волшебники, как директор Дамблдор, профессор Снейп или Тёмный Лорд. Но его сила тоже была тёмной, что её удивило больше всего.

- Я знаю, о чём ты думаешь, - он улыбнулся ей немного полубезумной улыбкой, растягивая уголки губ. – «Это не Джек Мун, это не может быть он. Он не любит думать головой, как и Рон, но безыскусный и истинный гриффиндорец. Пусть Джек и всегда не любил Гарри, он старался, нарушая правила, делать как лучше. Как и мы».

Он склонил голову набок и сделал шаг к ней. Девочка попятилась а он расхохотался звонким мальчишеским смехом, но таким непохожим на его собственный.

- Глупый-глупый Джек. Решить, что вы хотите помочь Воландеморту вернуться. Ты можешь представить? – мальчик запрокинул голову и посмотрел на круглую луну, висящую в небе. – Каким идиотом может быть гриффиндорец, но, - он опустил голову и посмотрел прямо в глаза испуганной Гермионе. – Это был интересный год.

Это было глупо, иррационально и бессмысленно: стоять на краю поляны и смотреть на мальчика, с которым проучилась весь год. Смотреть и понимать, что это не он.

Комментарий к части

P.S Итак, первая часть близится к завершению, и мне бы хотелось увидеть мнения моих читателей по поводу сюжета и персонажей(надеюсь, я не слишком назойлива?). Мне просто хотелось бы знать, в каком направлении двигаться.

P.S 2 К слову, я потом буду всю эту красоту ещё раз редактировать - просто это не единственный мой проект.

Тёмный Лорд

Гарри стоял перед зеркалом, всматриваясь в его гладкую поверхность, но видел только себя. Голова раскалывалась, амулет, висящий на шее, ощутимо нагрелся и обжигал грудь, но мальчик по-прежнему не видел камня.

- Ты должен достать мне камень, мальчишка, - прошипел Тёмный Лорд. Квирелл же теперь выглядел очень жалко, и казалось, что он-то сам вот-вот отключился и упадёт на пол. Ему очень хотелось, чтобы так случилось.

Мужчина стоял, с силой надавив на грудь Мишеля. В руках у него была палочка, которая была направлена прямо в лоб мальчишки. Квиреллу было легко надавить на Гарри. Стоило лишь пообещать убить его друга.

- Но здесь нет камня! – не выдержал уже Гарри. – Я его не вижу! Даже если он и был, то кто-то забрал его!

Мужчина посмотрел на него скептическим взглядом и выдавил жалкую улыбку, которая должна была быть торжествующей.

- Не разыгрывай меня. Похоже, если я убью твоего друга, тебя это подстегнёт, - он ухмыльнулся, что тоже вышло на удивление жалко.

- Вы не ответили, - хрипло сказал Мишель, у которого все силы уходили на дыхание. Он не мог даже двинуться, крепко связанный магическими верёвками. Однозначно, мальчик был бесполезен, пытаясь помочь Гарри. Квирелл встретил его Ступефаем. Хотел и Авадой, но Тёмный Лорд велел ему этого не делать. Что ж, везение, которое уже вряд ли что-то изменит. Но всё-таки знать он хотел. – Что вы сделали с Джеком Муном?

Квирелл наморщил лоб и неуверенно посмотрел на мальчишку.

- С тем темноволосым мальчиком с гриффиндора? Да знать не знаю. Я его вообще не видел сегодня. Почему ты спрашиваешь? Глупо беспокоиться о других, когда умереть должен ты.

- Ты врёшь! – выпалил Гарри. – По дороге сюда мы видели Рона Уизли в зале с шахматами. Он был на грани смерти, я не знаю, каким заклинанием ты его ударил, но я уверен, что Джек был с ним. Где он?

Понятия не имею, о чём ты говоришь, но твоя непочтительность уже перешла все разумные пределы. Проучи его, Квирелл! – сказал Воландеморт.

Мужчина поднял палочку, его изуродованное лицо выражало бурную радость от возможности выслужиться перед Господином.

- Круцио! – выкрикнул он с явным наслаждением, направив палочку на Поттера.

Мальчик закричал и упал на колени. Такого он никогда не ощущал – жгучая и резкая боль пришла, словно изнутри, и начала терзать его. Заклинание словно проникло в каждую клеточку его тела, подчиняя и ломая, заставляя забыть обо всём, кроме всепоглощающего чувства боли.

Кровь стучала в висках, голова была готова вот-вот взорваться. В кожу словно вонзились миллиарды иголок, а все внутренности горели в пламени.

-Достаточно. Он нужен мне живым, - вдруг вмешался Тёмный Лорд, и его слуга поспешно убрал палочку.

Гарри упал на живот, и лежал на холодном каменном полу, не чувствуя ничего. Ему даже показалось, что всё прекратилось спустя несколько мгновений после того как мужчина прервал действие заклинания.

Он несколько мгновений лежал без движения с пустыми, ничего не выражающими глазами. И за эти несколько мгновений Мишель пережил маленькую смерть, боясь, что мальчик умер. По его щекам уже текли слёзы, оставляя влажные дорожки. Громко всхлипывать он не мог, боясь привлечь внимания Тёмного Лорда. К счастью, Гарри хрипло закашлялся и, согнув ноги в колени, подтянул их к себе, стараясь принять более удобное положение.

- Ну что, стал более сговорчивым? – визгливо расхохотался Квирелл.

Мальчик попытался встать, но не мог – ноги были словно ватными и подкашивались, едва он старался на них опереться. На глазах Гарри появились слёзы, он был готов расплакаться от собственного бессилия, боли и страха. Ему казалось, что сегодняшнее утро произошло в какой-то другой жизни или он просто спит.

- Вставай тебе говорят, - прошипел мужчина, всё-таки отошёл от Мишеля и рывком поставил его на ноги. – Доставай камень или я убью его.

Дрожа и всхлипывая, до боли закусив губу, мальчик стал смотреть в зеркало, но ничего не видел там. Камня не было.

- Там правда… правда ничего нет, - прошептал он затравленно, озираясь по сторонам.

Кажется, он не врёт. А раз так, он нам больше не нужен. Убей его. Или сначала его дружка. Уже не имеет значения. Чёртов старик… всего лишь ловушка, - Тёмный Лорд залился хриплым каркающим смехом.

Квирелл поднял палочку и, широко улыбнулся. Его трясло от предвкушения, и по расширенным от восторга глазам Гарри понял, что ему не спастись. Кончик волшебной палочки был нацелен ему в грудь.

- Авада Кедавра.

Джек подкидывал в воздух кроваво-красный камень, смотря на обескураженную Гермиону.

- Пожалуй, потрачу немного времени на объяснения. Ты умная, Грейнджер. Я уважаю умных людей. Даже грязнокровок, - он брезгливо поморщился и сунул философский камень обратно в карман изодранной мантии. – Я предчувствовал, что моя затея плохо кончится, и потому подстраховался.

Он опять улыбнулся. Теперь его лицо отнюдь не казалось гипсовой маской – мимика у него была очень выразительная. Его тёпло-карие глаза теперь были ледяными.

- Ты знаешь, кто я? - спросил он опять, чуть отодвинувшись вправо. В руках он крутил волшебную палочку и только сейчас, отстранённо, девочка поняла, что она не его.

- Ты… Лорд Воландеморт, - выдохнула она потрясённо. На её исцарапанном лице было выражение неподдельного изумления, но всё же она была уверена, что она права. Его голос был совсем непохож на голос Тёмного Лорда. Да и манеры – он выглядел проще и говорил проще, не строя из себя аристократа. Но это ощущение силы, этот властный и ледяной взгляд не мог принадлежать никому другому.

- Да. Позволь, я объясню, - на его лице появилось задумчивое выражение. – Я ненавижу то, чем я стал сейчас, - после оно сменилось на брезгливое: глаза сузились, скулы словно стали выше. – Жалок, мерзок, неразборчив в средствах. Где мой ум, где моя власть? Во что я превратился? Купиться на сказочку о философском камне и побежать прямо в ловушку, - он на некоторое время замолчал, плотно сжав губы. Отблески лунного света плясали по его лицу, что придавало ему загадочный и сумасшедший вид. - Я не люблю людей, Грейнджер. Особенно людей слепых, тупых и ограниченных, и именно от них я пытался избавить мир! – он закружился по поляне в лунном свете, раскинув руки и предаваясь этому глупому желанию с поистине детской непосредственностью. – Я сам распустил о себе слухи, чтобы меня боялись, чтобы меня уважали, чтобы со мной считались. А потом я принял одно глупое решение, которое привело к тому, что ты лицезрила в том зале. Я, наследник великого Салазара Слизерина, побеждён простым младенцем. Я, великий Тёмный Лорд, пред которыми преклоняются сотни. Я действительно хочу очистить мир, придать ему величие, воскресить былые времена, когда волшебники колдовали без палочки, когда магглы нас боялись и уважали. Или уничтожить их всех к чёртовой матери. Как карта ляжет! – он встал и с сумасшедшим блеском в глазах посмотрел на испуганно сжавшуюся на краю поляну девочку. Гермиона крепко сжимала свою палочку в кулаке, всё ещё не веря своим глазам и ушам, а он продолжил.

- Дамблдор всегда меня боялся, даже когда я был мальчишкой. Просто потому, что я видел, что скрывается за его «стабильностью». Нарушение баланса, уничтожение аристократии, отмирание старых традиции, смешение крови с магглами и уничтожение самой магии. Есть несколько старых ритуалов, которые могут исправить ситуацию, но в мире почти не осталось тех, кто мог бы захотеть их применять. Или хотя бы тех, кто может это сделать. Я не считаю себя великим комбинатором, как святой дедушка директор, и не прикрываюсь Благом для всех людей. Я не горжусь своими деяниями, - девочка даже не поняла, когда он оказался рядом с ней, схватил за волосы и резко дёрнул. Гермиона вскрикнула. – Я просто живу и поступаю так, как требует этот мир, это застоявшееся сонное болото, полное глупых и бесполезных людей. Этот мерзкий устоявшийся мир. Я желаю подорвать его устои, я желаю жить в том мире, где люди не кричат «он тёмный маг, он последователь Стефана, Гриндевальда, Воландеморта». Я желаю вернуть то, что отняли у меня и моего рода эти глупые светлые маги, я желаю вернуть времена, когда люди жили, когда они не закованы каждый в свой мирок. Это ведь так просто: сделать этот мир чуточку лучше, - он отпустил её, а она храбро наставила на него палочку. Она понимала, о чём он говорит, но в силу возраста и незнания политики, не могла осознать истинную суть его слов. А может её и нет, и он просто сумасшедший человек.

- Предопределяя твой вопрос: Джек жив, и я его сейчас просто подавляю. Он и понятия не имеет, что происходит. И не будет, я уверяю тебя. Пока я не буду готов вернуться. У меня очень много дел в этом чёртовом мире, и подыхать в ближайшее время в мои планы не входит, - он поднял палочку. – А знаешь что, Грейнджер. Я ведь не могу тебя убить. Ведь Лорд Воландеморт там, - мальчик кивком головы указал на пещеру. – Да и Авада у меня, увы, не получилась, - он говорил с каким-то нездоровым энтузиазмом, хотя в его глазах читалось явное разочарование. - А я очень пытался, но глупое детское тело, к сожалению, налагает некоторые ограничения на заклинания. Он направил на неё палочку и улыбнулся. Гермиона ничего не успела понять, но уже оказалась на земле, не в силах даже двинуться.

- Я не могу использовать Аваду. Я не могу использовать свою палочку, но невербальные чары мне даются по прежнему легко, - он дирижировал палочкой Рона, весело улыбаясь. – Да и вообще. Мне нравится водить за нос Дамблдора и твоего дружка, мальчика-который-выжил. Он интересный тип. Я пытался убить его три раза, но он потрясающе везучий гадёныш. И мне даже стало интересно. Но, к сожалению, вопрос моего выживания стоит пока острее. Я, честно говоря, надеюсь, что прежде чем исчезнуть «мой дух» прибьёт его. Это сильно облегчит мне жизнь.

Гермиона с ужасом его слушала. Она не могла даже заплакать. Ей было страшно, до дрожи до потери сознания. Но девочка могла только слушать это чудовище и ждать, какой приговор он ей вынесет.

- Я очень хотел, чтобы за мной никто не вышел, но учитывая, сколько народу сегодня пошло за камнем, я счёл это маловероятным, - он присел перед ней на корточки, убрал спутанные грязные, висящие как пакля волосы с её лица и вытер пальцами одинокую слезинку, которая была на её щеке. – Не плачь. Ты, правда, не виновата, что оказалась не в том месте не в то время. Но я благодарен тебе. В окружении Поттера есть ещё один человек, который мне интересен. Ты не умрёшь. Я же не могу этого допустить, - сказал он голосом Джека. – Просто я не хочу, чтобы о нашей с тобой маленькой беседе узнал кто-то ещё.

Девочка сдавленно всхлипнула, а «Джек» встал на ноги и отошёл, взмахнул палочкой и к нему теперь летел не очень крупный камень.

- К сожалению, Обливэйт я не могу применять. Не по силах мне тягаться в нынешнем состоянии с Дамблдором. Он быстро прочтёт твой разум, а я итак уже один раз рискнул. Поступим старинным маггловским способом, Грейнджер. Они хоть и сволочи изрядные, но по части издевательств над себе подобными мастера. Надеюсь, что не убью тебя, - он цокнул языком и оценивающе посмотрел на камень. – Немудрено и переборщить, но что ж теперь. Это будет естественнее, чем смерть от Авады попавшего в ловушку в том зале Тёмного Лорда. Подумаешь, какой-нибудь псих забрёл и убил заблудившуюсь девчонку!

Он поднял палочку, приподнимая камень вышел, а после резко опустил. Раздался мерзкий звук ломающихся костей. На мокрую от росы траву брызнули красные капли.

-Авада Кедавра!

Гарри, уже приготовившийся к смерти, зажмурился, не в силах заставить себя посмотреть на такую знакомую из старших снов зелёную вспышку. Но ничего не происходило. Одну секунду, другую, третью… Время тянулось как жвачка. Что-то рядом упало на пол с грохотом, который показался испуганному ребёнку жутким.

- Профессор Снейп! – срывающимся от страха, истеричным голосом, выкрикнул Мишель, и душу мальчика затопило облегчение. Он поднял голову, прекращая жмуриться и увидел распластавшегося на полу Квирелла, чьи руки были раскинуты в стороны, а в пустых мёртвых глазах застыло выражение немого изумления.

Снейп развязал Мишеля и поспешил к Гарри.

- Поттер, вы в порядке?! – спросил он, но теперь мальчик слышал его слова как сквозь толщу воды, блаженно улыбаясь. А после начал падать.

Профессор зельеваренья руганулся и подхватил его на руки. Кто бы знал, какое облегчение сейчас настигло его самого. Он чуть не опоздал. Эта мысль стучала в висках, била в барабаны в его голове.

- Идти можешь, Винт? – спросил он у Мишеля, и тот поспешно кивнул.

Через четверть часа они были уже у выхода на третий этаж, где их встретил Драко.

- Мишель?! Гарри! С ним всё в порядке?! – сразу же начал он суетиться. – А где Гермиона? Что там произошло? – он боялся за друзей и одновременно изнывал от желания узнать, что там было.

Но у Винта после пережитого не было никакого желания рассказывать, что за ужас они там пережили. Ему вообще не хотелось говорить. Разве что с Гарри потом. Он не сомневался, что другу понадобится поддержка. Драко был его другом, но всё же не таким важным. С Гарри они уже давно общаются, он его семья. А любопытство остальных можно и потом утолить.

- Оставь его в покое, Драко, - холодно сказал Снейп, и мальчик послушно замолчал. Только любопытство всё равно его распирало, и он отправился в Лазарет следом за ними.

- Иди в гостиную, - бросил ему крёстный.

- Но дядя Снейп! – воскликнул мальчик, удивлённый и возмущённый таким поворотом событий. Он не понимал, просто не мог понять, что сейчас не до того, что случилось что-то непоправимое.

- Профессор Стебль, отведите, пожалуйста, Драко в Большой Зал, - попросил мужчина хмуро и больше на крестника внимания не обращал.

Когда он зашёл в Лазарет, он с несвойственной ему осторожностью положил мальчика на койку и оставил всё остальное мадам Помфри, которая заставила и Мишеля лечь рядом с другом.

Винт не возражал. Теперь он казался даже более молчаливым и мрачным, чем обычно, окончательно замкнувшись к себе. Его бесполезность уязвляла его немногим меньше Гарри. Он даже помочь там толком не мог, и это его угнетало. А ещё он очень переживал за Гермиону. По дороге мальчик рассказал о ней профессорам, и Макгонагалл с Флитвиком сразу же ушли.

Он посмотрел на переодетого в пижаму бледного как смерть Гарри, выпил предложенное колдомедиком снадобье и провалился в сон. «Зелье сна без Сновидений…как раз то, что надо», - пронеслось у него в голове.

Джек приподнялся на локтях и осмотрелся, дотронулся до лба, замотанного бинтом и поморщился. Пальцы пропитались кровью. Мальчик находился в больничном крыле: часть кроватей была занята. По соседству с ним лежал Рон, и выглядел он ужасно слабым и истощённым. Попытки хоть что-нибудь вспомнить ни к чему не привели, и он слабо позвал мадам Помфри. Колдомедик торопливо подошла к нему, услышав его чуть ли ни чудом.

- Мистер Мун, наконец, вы пришли в себя! – обрадованно сказала она и дотронулась ладонью до его лба.

- Да…А что произошло? – он снова обвёл взглядом Лазарет. – Я помню зеркало, а после лес. А дальше? – он пребывал в растерянности. Ему казалось, что память играет с ним злую шутку: сперва из игры вышел Рон. На него напал Тёмный Лорд. Сам Джек еле успел добраться до зеркала и вытащить камень, а после прятался в углу и, когда в зале появился сам Воландеморт и Слизеринцы, с удивлением понял, что они явно не помогать ему пытаются. На него накатило чувство вины и он бросился искать выход, чтобы сбегать за помощью. Помнил узкий лаз, длинный коридор и круглую луну в небе. Но на этом его воспоминания заканчивались.

-Камень! Философский камень! – воскликнул он. – Я достал его из зеркала! Он был… - он растерянно умолк, после потребовал свою мантию, где обшарил все карманы, но такого желанного камня так и не нашёл. И закрыл лицо руками.

Всё было зря.

В трёх кроватях от него Гарри Поттер думал примерно о тех же вещах. Мальчик был ещё слаб и всю ночь проспал, держа за руку Мишеля, лежащего рядом с ним. Сжимая прохладную ладошку друга, он чувствовал себя защищённым. Ни Рон, ни Гермиона ещё не пришли в себя. И если состояние Рона было вне опасности, то девочка сперва была в критическом состоянии. Снейп опустошил все свои запасники, и её жизнь была спасена. Причём если с Роном всё было более менее ясно: неудачное заклинание, которое выпустил Квирелл, лишь чудом не убило его, то с Гермионой и Джеком всё было странно и непонятно.

Тут и пню было понятно, что с ними кто-то что-то сделал – у девочки была разбита голова камнем. Да и гриффиндорец выглядел не лучше. Он, как выяснилось, ничего не помнил. Ни Мишель, ни Гарри пока о произошедшем не разговаривали. Они знали, что им придётся всё рассказать директору, но ни тот, ни другой не желали пока об этом говорить. Дамблдор навещал их, помогал лечить и пока не задавал никаких вопросов, лишь глядя на них поверх своих очков-половинок и мягко улыбаясь.

Гарри уже стало лучше, но из Лазарета его выпускать отказывались. Вот он и лежал с какой-то приключенческой книгой, которую ему принёс профессор Флитвик.

Гермиона пошевелилась и открыла глаза. Вверху был белый потолок. Гарри не сразу заметил, что она очнулась, а после резко сел и, не обращая внимания на то, как резко закружилась голова, подлетел к ней. Ноги подкосились, и он упал перед её кроватью на колени. Девочка повернула голову в его сторону.

- Гермиона! Ты очнулась! Слава Богу! – воскликнул он, схватив её за руку. Тёплая ладошка, как и всегда. – Как ты себя чувствуешь? Ты нас до смерти напугала!

Она лишь посмотрела ему в глаза и улыбнулась немного растерянно.

- Кто ты? – сорвался с её губ вопрос.

Гарри замер, откинулся назад и посмотрел невидящими глазами куда-то мимо. Мир раскололся и осыпался тысячами осколков стекла. Он видел её извиняющую улыбку, непонимающий взгляд тёплых и таких родных глаз. Видел своё отражение в её глазах, видел ту пустоту, которая стоит за этим.

Он молчал, сидя перед ней на коленях и всё ещё сжимая её тёплую ладошку в руках. По его щекам катились слёзы. Мишель смотрел на них со своей кровати, а после отвернулся и вовсе уткнулся лицом в подушку, чтобы его слёз не увидел никто.

Подведение итогов

Гарри Поттер натянул одежду, накинул последнюю ещё не порванную и не испачканную мантию, провёл по волосам расчёской и вышел из Больничного Крыла. Его бы ещё долго не выпустили, если бы не вмешательство Дамблдора, отчаянно желающего с ним поговорить. И сейчас мальчик хотел тоже поговорить с ним.

Директор был у себя в кабинете и размышлял о произошедшем. Всё пошло совсем не по плану. Не по его плану. Воландеморт чуть не убил мальчика, и защита отчего-то не сработала. Почему? Что произошло?

Старик был уверен, что смог всё предусмотреть, но просчитался. И это едва не стоило его козырю жизни. Да и придётся теперь быть с мальчиком откровеннее, чем было задумано. Он услышал шаги на лестнице и через несколько мгновений увидел серьёзного и сосредоточенного мальчика.

- Здравствуйте, профессор Дамблдор, - он сел на стул напротив него, напряжённо, пододвинувшись на самый край стула. – Вы хотели поговорить со мной?

- Да, Гарри, - он улыбнулся ему дружелюбно. – Я понимаю, что тебе сейчас сложно, но я хочу, чтобы ты рассказал, что произошло внизу между тобой и Воландемортом. Это действительно важно, мой мальчик. Я хочу тебе помочь.

- Расскажу, если вы хотите, - безучастно сказал Гарри. Он до сих пор был потрясён всем, что произошло. Боль уже ушла, и осталось лишь желание уехать домой и провести там лето, не думая ни о чём. Директору он доверять не хотел, но знал, что нужно собраться.

Старика насторожило его состояние, и он ободряюще ему улыбнулся.

- Всё будет хорошо, Гарри. Ты сможешь, а я тебе помогу. Ты всегда можешь положиться на меня. А теперь расскажи мне, что там произошло.

Мальчик выдавил слабую улыбку, а сам подумал «Врёте. Когда вы были нужны, вы не пришли. Когда я звал на помощь, вы не пришли».

- Я пошёл вниз с Мишелем, Драко и Гермионой. Мы выбрались туда после отбоя, чтобы никто не поймал нас, - начал он свой рассказ. Скрывать ему было нечего, как он считал. Если старику будет всё равно, то значит и ему, Гарри, тоже плевать.

Когда он закончил свой рассказ, Дамблдор задумался. Поведение Тёмного Лорда не стало для него сюрпризом, хотя его нервозность показалась ему странной.

- Там точно не было камня? – ещё раз уточнил он, вызвав только укоризненный взгляд мальчика. На его лице появилось страдальческое выражение.

- Прошу вас, директор, хватит о камне. Меня уже тошнит от вопросов по этому поводу. Мне хватило и Воландеморта. Простите, - он посмотрел на свои колени.

Дамблдор пристально смотрел на мальчика, и его состояние не нравилось ему. В подавленном состоянии он может натворить дел, или пойти по другому пути. В ином случае он бы отправил его в одну из лояльных семей на пару недель, но сейчас, в виду его отношений с гриффиндорцами, это отпадало. Ещё подходила Гермиона Грейнджер, но с ней был ещё более странный случай.

- Я хотел спросить, профессор, - он снова поднял глаза и пристально посмотрел в лицо директору. – Почему вы отправили меня к Дурслям?

Дамблдор ждал этого вопроса каждый раз, когда мальчик поднимался по узкой каменной лестнице и садился на стул. Каждый раз, когда он садился на стул и смотрел ему в глаза. И теперь этот вопрос прозвучал. Старик немного грустно улыбнулся.

- Видишь ли, Гарри. Это было необходимостью. Ты знаешь, что случилось в ту ночь, когда Воландеморт исчез?

Старый маг недолго думал над тем, как ему объяснить этот факт, но Гарри явно оказался проницательнее, чем тот, кого он представлял. И года было достаточно, чтобы это понять. Есть ли у него время для создания плана Б или его опасения беспочвенны? Пожалуй, второе. Гарри маленький мальчик, который слишком много пережил.

Мальчик покачал головой и Дамблдор продолжил.

- Твоего отца убили ещё в коридоре, а твоя мать защищала тебя в детской. Она умоляла Воландеморта не убить тебя, но Тёмный Лорд был глух к её мольбам. Её любовь создала для тебя защиту, непроницаемый щит, который оказался настолько силён, что отразил Аваду Лорда в его самого.

Гарри поперхнулся и уставился на старика в немом изумлении. Директор расценил это как шок от того, что мальчик услышал о подвиге своих родителей; о жертве Лили Эванс, магглорождённой волшебнице. Но он просчитался.

Поттер был просто в шоке от того, какую развесистую лапшу вешал директор ему на уши. Для того, чтобы МАГГЛОРОЖДЁННАЯ волшебница могла создать щит, способный отразить Аваду, она должна была быть по силе равна как минимум Тёмному Лорду или быть чистокровной иметь родословную длиной с расстояние проходимое Хогвартс экспрессом от Лондона до замка.

Такие щиты или всплески спонтанной магии, или Наследие Рода. Но, если женщина действительно владела объёмом такой силы, она могла, выучившись, раскатать Тёмного Лорда по стенке лично. Так что или Дамблдор врёт, или… что-то не договаривает, или и сам не знает. И это Гарри настораживало. Он окончательно запутался в паутине чужих интриг и изящном плетении лжи.

- И потому вы отправили меня к Дурслям? – уточнил он недоверчиво, даже не стараясь скрыть этого. Даже если допустить, что молодая женщина была чрезвычайно одарённой и смогла создать щит, способный отразить Аваду, то почему Гарри оказался в семье магглов и прожил там никому не нужный долгих восемь лет, пока совершенно случайно не познакомился с Мишелем.

- Да, мой мальчик, - в глазах директора стояла неподдельная боль. – Твоя тётя Петунья – это единственная твоя оставшаяся в живых кровная родственница. И у неё в доме ты был в безопасности от слуг Воландеморта.

Гарри не знал то ли плакать ему, то ли смеяться. История выглядела логичной и очень романтично красивой для обычного забитого жизнью ребёнка, который прожил всю свою жизнь в нелюбви, а после нашёл свой дом здесь. Только вот мальчик был не забитым и жалким. Больнее всего ему как раз делал этот самый волшебный мир, где его записали в спасители; сумасшедший маньяк Воландеморт; добрый дедушка директор, расписывающий судьбу каждого вплоть до последней запятой.

- Значит, поэтому мне придётся вернуться к Дурслям? – почти жалобно спросил он у директора.

- К сожалению, да. Ты не можешь остаться в Хогвартсе, - он вздохнул и виновато посмотрел на него, поглаживая бороду. – Это запрещено правилами. Хотя, может быть, ты сможешь навестить своих друзей, мистера Малфоя и мистера Винта.

- Вы позволите? – Гарри был действительно удивлён, потому что не ожидал такого жеста великодушия. Возможно, директор хочет втереться ему в доверие, а может, боится чего-то, но раз предлагают, то почему бы не согласиться?

- Разумеется, - старик взъерошил его волосы, заставив мальчика нахмуриться. Не любил он, когда так делали. Это его раздражало. Возможно, потому что тогда его шрам был выставлен на всеобщее обозрение. Дамблдор этого словно не заметил, продолжая вести себя как обычно. Он встал и прошёлся по кабинету.

-Скажем, июль ты проведёшь у Дурслей, а август у твоих друзей? Правда, я немного обеспокоен. Этот мальчик, Мишель Винт, какой он?

Старика действительно раздражали люди, которых он не способен прочитать: их всегда было не так уж и много, и вот теперь этот ряд пополнился наследником одного из древних немецких родов. Родословная этого мальчика была очень длинной, и жили они довольно обособленно, отправляя детей учиться в Дурмстранг. По какой причине он отправил Мишеля учиться в Хогвартс, для старика было загадкой. Можно было бы не обращать внимания, но ведь этот мальчик близко общается с Поттером, и выглядит и ведёт себя как взрослый.

- Мишель? Замечательный и верный друг, - ворвался в его размышления звонкий голос Гарри. – Он помогал мне и не побоялся вместе со мной выйти против Тёмного Лорда… - он резко помрачнел и добавил. – И чуть не умер при этом. Ему тоже нелегко. Не обманывайтесь его безразличием. Он очень хороший че… - он резко оборвал предложение, положил руки на колени и сжал кулаки до боли. – Что случилось с Гермионой Грейнджер?

Вот тут старик действительно не знал, что ответить. Он сам терялся в догадках по этому поводу, не представляя, что с ней в действительности случилось. Девочка чуть не умерла, и потеряла память. Причём даже колдомедики Святого Мунго разводят руками. Камень тоже пропал бесследно. Не было сомнений в том, что в руки Тёмного Лорда он не попал, но как тогда?

Джек тоже пострадал, но меньше Гермионы и до сих пор очень подавлен. Дамблдор перетряхнул его память. Там нашлись даже глубинные воспоминания о том, как он брал камень, и как бежал прочь по каменному коридору. Но то, что случилось после, просто отсутствовало в его памяти. То же и было с Гермионой. Только в данном случае она не помнила вообще ничего о своём обучении в Хогвартсе. Письмо-приглашение, правда, она не забыла, но никаких зацепок это не дало. Её провели по всему замку, показывая все знакомые ей места, но колокольчик не зазвенел. Она, по-прежнему, ничего не знала.

- Это ведь кто-то сделал? – спросил мальчик, так и не дождавшись ответа, и старик мог лишь подивиться его проницательности. Он сам только что думал об этом, потому что только этот вариант был жизнеспособным.

- Да, мой мальчик. Боюсь, что так. Правда, я не понимаю, кто это мог бы быть. Это была не территория школы, поэтому выяснить будет очень сложно. Ты должен понимать, что так мы это не оставим. И ни в коем случае не начинай мстить, - он видел блеск в зелёных глазах, и думал, что юный Поттер не может идти по другой дорожке, не по той, которую он заботливо ему выбрал.

- Спасибо, директор. Я пойду. Надо готовиться к экзаменам. Ведь их-то никто не отменял, - Гарри встал, кивнул ему и быстро начал спускаться по лестнице. Альбус посмотрел ему вслед, достал из вазочки лимонную дольку и погладил феникса по алым перьям.

-Будешь лимонную дольку, Фоукс? – он улыбнулся ему. Феникс что-то прощебетал и взял лакомство с ладони директора. А тот уже снова ушёл в свои мысли. Что за чертовщина происходит в его школе?

Гермиона была растеряна и совсем не знала, как реагировать на то, что происходило вокруг. Хотя все люди смотрели на неё, разговаривали с ней как со знакомой, сама она чувствовала себя неуютно, потому что на неё смотрели сотни совсем незнакомых лиц.

Девочка шла из Лазарета в Большой Зал, когда увидела того мальчика, который плакал у её кровати в тот день, когда он пришла в себя.

Мальчик был глубоко в себе и даже вздрогнул, когда она дотронулась до его плеча. Она подумала, что, наверное, у него тёплый взгляд.

- Я… здравствуй, - она запнулась, не зная, что дальше сказать. – Ты Гарри, кажется, да?

Он лишь кивнул, не в силах вымолвить ни слова. На него смотрели такие знакомые и, в то же самое время, чужие глаза. Это та девочка, которая стала ему за этот год сестрой и которая сейчас видит перед собой незнакомого для неё человека.

- Я слышала… ну, что мы дружили, - робко сказала она, не зная, как к этому относиться.

- Да, - снова сказал Гарри, в его глазах отражалась целая гамма эмоций: боль, страх, разочарование, злость. И Гермиона видела это.

- Я… ну… мы могли бы снова быть друзьями, - робко сказала она. Гарри мягко, но решительно убрал её руку со своего плеча.

- Нет. Прости, Гермиона. Я… всё это произошло по моей вине, потому что я тебя в это втянул. И ты чуть не умерла. Боюсь, что в следующий раз я не смогу тебя защитить. Найди себе нормальных друзей, которые не будут подвергать тебя такой опасности, и которые смогут хоть сами защищаться.

Она всхлипнула и закусила губу. Для неё эти слова мало что значили, хоть смутно она и осознавала, что он говорит что-то важное. Мальчику же каждое слово давалось с трудом, резало словно нож, кроша осколки разбитых надежд и желаний, развевая труху по ветру.

- Держись от меня подальше. Так будет лучше и безопаснее для тебя, - он ушёл прочь, не оглядываясь, а она стояла посреди коридора и плакала.

Он шёл, чеканя шаг и смотря прямо перед собой.

- Убью, - шевелились только его губы. – Узнаю, кто это сделал с тобой и убью. Плевать на Воландеморта, плевать на Дамблдора… Плевать на то, что убивать нельзя. Я найду этого человека и его уничтожу! – в глазах Гарри Поттера плескалась бездна.

Экзамены прошли как во сне. По крайней мере, для Гарри. Мальчик без труда вырвался в лидеры по результатам, уступая, разве что, Мишелю. Он и оглянуться не успел, как пролетел июнь, и он стоял в Хогсмите на платформе со своей безразмерной сумкой, кучей непрочитанных книг и разбитыми мечтами. Затаскивая чемодан в купе, он молчал. Как и его друзья. Они снова взяли кубок школы. Квидиттч отменили из-за всех событий, но и это не волновало друзей. Сейчас их волновали более важные вещи, чем оценки.В купе они сидели втроём и первым молчание нарушил Малфой.

- Гарри, что насчёт Грейнджер? – его серые глаза словно сверлили в нём дыру. Он с трудом дождался рассказа о произошедшем в комнате с зеркалом и, не понимая истинной опасности, жалел, что не пошёл с ними. Тогда это взбесило Гарри и он битый час орал на него. Помирились они только неделю назад, когда большая часть экзаменов была уже позади.

- А что должно быть? – недовольно ответил он вопросом на вопрос, досадуя, что Драко вообще поднял эту тему. Не давая ему опомниться, он посмотрел другу в глаза и продолжил. – Мы больше не будем с ней общаться. Она не помнит нас, оно и к лучшему.

- Что…? – блондин замер. В ушах отдавались эхом слова Поттера. Это его испугано, гораздо сильнее, чем он сам осознавал. – Но… как? – Драко вскочил с сидения и заорал во всё горло. – Она же… эта дура-магглокровка! – он никак не мог оформить в слова обуревавшие его эмоции. Да, Грейнджер часто бесила его. Да, они ссорились. Да, он поначалу терпеть её не мог. Да, между ними лежала бездна. – Она всё равно остаётся НАШЕЙ Грейнджер! – заорал он. – НАШЕЙ подругой! А ты её бросаешь! Ты просто теперь её бросаешь, потому что отпустил её один раз!

- Ты понятия не имеешь, что тогда произошло, как и я! И ты не осознаёшь всего ужаса, который мы пережили, Малфой! Я не желаю ей моей судьбы, - вскочил Гарри и заорал в ответ, тоже потеряв терпение. Он злился на себя за злые, обидные слова, за принятое решение, за то, что Драко никак не может понять причин, по которым он так поступает сейчас. Будто он сам этого хочет! Гермиона ведь и его друг – сообразительная, весёлая, готовая всегда поддержать в трудную минуту. – Ты считаешь, что я хочу её потерять?! Я не хочу, чтобы она погибла в следующий раз! Ей будет лучше вдали от нас! Я уверен, что и в следующем году что-то случится!

- Ты не имеешь никакого права решать за неё! Может, ты ещё и за меня решишь?! Я ведь тоже твой друг! – внутри Драко кипел гнев, и потому он хорошенько размахнулся и врезал Гарри в челюсть – в руке что-то хрустнуло, она сильно заныла, но в запале мальчик этого даже не заметил. Старинный маггловский и проверенный способ. Гарри несколько мгновений смотрел на него обескураженно, а после накинулся на него с кулаками. Они оба упали на пол купе, молотя друг друга кулаками. Если темноволосый Победитель Тёмного Лорда был сильнее физически, то блондин был ловчее.

Мишель не стал вмешиваться, а просто смотрел со стороны. Он посчитал, что если влезет, то ему придётся принять чью-то сторону, и всё равно получит от обоих. Так что пусть они оба выпустят пар и успокоятся. Может после они будут в состоянии думать, а не действовать на эмоциях.

Гарри вышел на платформе поезда 93⁄4 в дурном расположении духа. Драка с наследником рода Малфоев не прошла бесследно: на щеке царапина, под глазом точно будет синяк, а на руке кровь – последним оружием в ход пошли зубы. Вдрызг поругавшись, мальчики так не помирились.

Накрапывал мелкий противный дождик, и асфальт был мокрым. Всё небо затянуло серыми тучками, и солнца почти не было видно. Ни за что ни скажешь, что это был июль.

Дядя Вернон ждал мальчишку уже в мире магглов и с неудовольствием посмотрел на него.

- Подрался?

Гарри не ответил, садясь на заднее сидение машины молча. Пререкаться со своим горячо-любимым дядюшкой у него не было никакого желания. Мужчина лишь пронзил племянника злым взглядом и сел за руль. Вскоре серебристая машина быстро ехала по улицам Лондона. Первый учебный год Гарри Поттера закончился.

От автора

Уважаемые читатели(судя по лайкам, вы всё-таки есть! Ура! Аве автор!), автор желает вам сообщить, что дальше работа над фанфиком будет проходить несколько медленнее, чем планировалось. Во-первых, у меня есть другие проекты, сугубо свои, не относящиеся ни к одному канону. Во-вторых, я толком сам ещё не знаю, чего вы хотите(комментов-то здесь дефицит). Но я могу выдвинуть некие положения, которые, скорее всего, будут в продолжении:

1) Вторая часть будет в меньшей степени следовать канону. Я попробовал, и решил, что точное повторение - не по мне. Схожесть будет, но не такая чёткая, чем здесь.

2) Я толком пока не знаю, что мне писать о Гарри и Мишеле с Драко, и хотел во второй "книге" сдвинуть ракурс на Джека и Рона да оставшуюся без памяти Гермиону и Джинни(многие её не любят, как и ваш покорный слуга, но я очень хочу посмотреть на неё "с другой стороны" Немного больше уделить Снейпу(который у меня выходит фигово - знаю-знаю) и Дамблдору, и их мотивов(вот уж у дамбигада обоснуя недостаток. Типичное нечто я делать не хочу). Хотелось бы почитать ваши мнения и пожелания на этот счёт. Кто вам интересен?

3) Рейтинг фанфика будет пока оставаться таким же, но гет или слэш это будет я пока не решил - до четвёртой части(буде я до неё доползу), это вряд ли будет чётко обозначено. Но вообще, я бы послушал и ваше мнение - ориентировочно главным будет гет, а слэш где-то фоном и полунамёками на заднем плане.

Буду рад, если вы напишите мне свои пожелания и предложения.

С любовью, ваш автор ^^


Оглавление

  • Все оттенки выбора