Ветеринар для оборотня (fb2)

Ветеринар для оборотня [СИ]   (скачать) - Рия Вепрева

Рия Вепрева
Ветеринар для оборотня

Не ходите темным лесом, вас волчонок загрызет,
Может, кошка, может, кролик, или суслик, может, еж.
Не тупите, не глупите и бегите, что есть сил.
А вот если не послушать — огребете — не спасешь.
Поменяется все в мире, и защиту обретешь,
И любовь, надежду, счастье — свою пару ты найдешь.
Не исчезнешь, и не сгинешь, и не скроешься ты с глаз,
Зачарованный судьбою — он везде тебя найдет.
* * *

Все начиналось до ужаса банально, как во всех этих фэнтезийных романах. Было чудесное воскресное летнее утро, и мое заступление на смену в ветклинике проходило в стандартном режиме. Мы дежурим посуточно, мало ли какая-нибудь животинка разболеется, да и за питомником нужно следить. Некоторые кисы и собачки никому не нужны в старости и их просто выкидывают на улицу, а мы жалеем, может, кому и понадобятся, не все ведь такие черствые.

Дежурство в полном разгаре, всех питомцев нужно покормить, почистить клетки, осмотреть. Пришлых клиентов нет и то радость. И, в этот момент, заваливаются 2 мальчугана, 12-13лет, все в крови, но без видимых повреждений.

— Тетенька! Мы там кошку нашли. Она вся в крови, — верещали они.

— Мы ее привезли. Еле сгрузили на нашу машину, — продолжали хвастаться в решении своей проблемы мирового масштаба. Схватили девушку в халате за руку и потащили к выходу. Очень настойчиво.

— Мальчики! Что случилось? Вы где так испачкались? Где ваши родители? — посыпались от ветеринара вопросы.

Они не отпускали доктора из своих цепких ладошек и рассказывали что-то возбужденно, ожидая похвалы. Оказалось, детки обнаружили в парковых кустах большую раненую кошку. А так как они вспомнили про ветеринарную больницу в трех шагах — они решили сюда ее приволочь.

А за порогом действительно ждал сюрприз. Там стояла большая детская машинка с аккумулятором, а в ней, или поверх нее, лежало тело крупной рыси. Ее лапа и хвост-культяпка свешивались, и волочились по земле, оставляя кровавый след. Эта большая кошка была сильно ранена и не исключено, что вообще мертва, ну или находилась в бессознательном состоянии. Пока девушка стояла, разинув рот, и пялилась на Кису, ребята попытались приволочь ее в помещение.

Как они умудрились загрузить ее в свою машинку? Такую тушу около 50 кг? А если она очнется и наброситься на нас?

— Мальчики! Привезите тележку. Она в углу, в той комнате, где вы меня нашли, — сама же проверила еле слышимый пульс на шее животного.

С большим грохотом прибыло транспортное средство, спустя пару минут. Кошку с трудом перетащили на тележку, слишком она была неподъемна, даже для них троих. В смотровой, поместили ее на стол, закрепили ремнями, все же перед ними было хищное животное и если оно очнется, то набросится на них. Они ничего не смогут ему противопоставить. Детям очень повезло, что рысь была без сознания.

Мощную шею кошки обхватывала цепочка из странного металла.

— Значит, это домашняя кошечка и ее будут искать, — мелькнула запоздалая мысль.

После беглого осмотра, девушка-врач обработала боевые раны, вероятно следы укусов другого животного. Дыхание рыси выровнялось, но отцеплять ее от сдерживающих ремней врач не торопилась.

Детей почти полностью пришлось отмыть, как впрочем, и их транспортное средство, ну и отправить восвояси с законно заработанными шоколадками в руках — заслужили. Родители наверно их отчаялись найти. Им влетит по полной.

Долго их уговаривать не пришлось, т. к. они со всей этой суматохой забыли о своих гуляющих где-то там мамочках. Посоветовала им промолчать о своем героическом поступке. Убедила, что придется делать 40 уколов от бешенства, мало ли какая тут кошка, хоть и большая. А то, что укольчиков намного меньше нужно делать в наше время- этого им лучше не знать. Пусть боятся. Они впечатлились и довольствовались шоколадкой, а грязная одежда — это малая толика их возможных проблем. За это им попадет не меньше, чем за внезапное исчезновение от родительской опеки.

«Когда же я, наконец, вернулась к рыси, та все еще была без сознания. Раны не кровоточили, что было хорошим знаком. Переместить кошку в одиночку, с моими-то 48-ю кг живого веса, было довольно таки проблематично, но мне удалось справиться. Пока перевозила рысь в большую клетку, решила рассмотреть ошейник поближе, вдруг есть адрес на нем. Сняла, повертела в руках — простая цепочка без опознавательных знаков.

Пока разглядывала сие искусство ювелирного производства, кошка раскрыла глаза и внимательно разглядывала меня, принюхиваясь. Я даже толком испугаться не успела, сидя на корточках перед клеткой. Открытая решетка не была препятствием. Рысь набросилась, не смотря на ранее полученные раны».

От удара дверцей клетки, Маша отлетела к стене и сильно стукнулась головой. Рысь на этом не остановилась и цапнула за руку, в которой девушка все еще судорожно сжимала злополучную цепочку. Чуть кости не захрустели, кисть пронзила острая боль, а девушке сильно захотелось жить. Маша вовремя подхватила другой конечностью, лежащий рядом стул и обрушила на кошку. Кошка лишь тряхнула головой и зарычала окровавленной мордой.

Дальше все происходило как в бреду. Эта сумасшедшая рысь, полоснула когтями по бинтам, стягивающим ее тело, освободилась от них. Задела свои раны, которые тут же открылись с новой силой. Потекла кровь крупными каплями, пачкая все вокруг. Кошечка запрыгнула и навалилась на девушку всем своим весом, впрочем, не выпуская когти. Дикая Киса склонилась над Машей и зарычала, заглядывая той своими желтыми глазищами в лицо. Кровь с животного капала на девушку, заливая ей одежду. В нос ударил запах не свежего дыхания. Девушка задышала через рот. Кошка не отводила от жертвы ниточек своих зрачков, следя за каждым движением. Капли крови попадали в глаза, нос, рот девушки, которая не смела, пошевелиться под весом этой тяжеленной кошки. В глазах от удара о стену помутилось, но она нашла в себе силы прогнать этот неясный туман из головы. Она боялась пошевелиться, боялась, что рысь выпустит когти против нее и ей тогда точно не выжить. Пришлось даже проглотить кровь этой кошки, такое обилие ее скопилось во рту у девушки.

Все это происходило под пронзительные крики других животных: кошачьего шипения, собачьего гавканья и поскуливания. Дикая кошка отвлеклась на доли секунд на все эти звуки и Маше, удалось скинуть ту с себя, оцарапавшись ее когтями. Рысь тоже была ранена, и потому не так быстро поднялась, как хотелось бы. Да и удар табуреткой был достаточно сильным.

Пока рысь приходила в себя, Маша успела схватить пневматический пистолет со снотворными дротиками. Он лежал заряженным на всякий случай, в верхнем ящике стола, куда и успела добраться девушка. Вместо одного выстрела, которого бы хватило кошке, доктор выстрелила 3 раза.

У рыси закатились глаза и она упала. Девушка облегченно вздохнула, затянула кошку в клетку, не очень-то церемонясь, за ее короткий хвост.

Откуда только сил взялось!?

Зачем-то нацепила обратно ту цепочку, обнаруженную на полу. И вот тут ее затрясло от шока так, что зубы застучали, а руки уже не слушались при перевязке. Она вколола себе двойную дозу успокоительного и пыталась глубоко дышать. Во рту все еще был соленый вкус крови этой бешеной кошки. Что странно, рвотных позывов не было, а то с удовольствием избавилась от содержимого своего желудка.

Медленно, но верно лекарство подействовало и на девушку. Маша перевязала себе левую раненую руку. Успела ужаснуться своему виду в зеркале — привела себя и комнату в порядок. К концу этого тяжелого дня была выжата как лимон от физической работы и морального напряжения. Лишь не успела доложить о невольном приобретении питомника начальству, что не принципиально, все же выходной и со спокойной совестью завалилась спать. Слава Богу, посетителей во внеурочное время не было.

Утро наступившей недели начиналось с головной боли и нестерпимом зуде в запястье. Осмотрев которое, девушка была поражена. На месте рваной раны были лишь красные шрамы, а от гематомы на голове, не осталось и следа. Все еще не веря своим глазам, Маша проверила наличие рыси. — Может ей приснилось?

Кошка все еще находилась там и, похоже, за ночь даже не пошевелилась. Раны медленно затягивались под окровавленными бинтами. Подходить, а тем более касаться и проверять состояние кошки, не возникало желания. Она дышала и это главное. Следов вчерашнего инцидента, кроме сломанной об голову кошки табуретки, не было. И Мария решила сплавить эту Кысю побыстрее и подальше от своей неустойчивой психики. К тому же начальство не обрадуется наличию такой большой дикой кошки. Ведь ей для кормления нужно мясо — новые затраты.

Решение проблемы стало неожиданно простым. Мария обрадовала местный зоопарк находкой, и даже договорилась, что ту заберут в этот же день. И уже они будут решать вопросы с бывшими владельцами, если таковые отыщутся. О не соблюдении условий жизни хищника в домашних условиях, о ее бегстве из-под опеки хозяина и все вопросы касательно этой кошки. Видеть ее здесь Маша была не намерена. Ей дорога ее жизнь и психическое здоровье, а с такими питомцами неподготовленным умам невозможно остаться в здравом рассудке.

— Как то быстро все получилось! — удивлялась Мария. Договорилась там, договорилась сям и все — большая Киса пристроена.

С утра пришли несколько посетителей с небольшими жалобами своих любимцев, по бОльшей частью с кишечными расстройствами после выходных на пикниках.

К 10 часам пожаловал ее сменщик Гарик, который долго пялился на рысь в клетке и все порывался проверить — жива ли та.

— Жива, жива. Видишь, грудная клетка поднимается и вообще, не советую открывать решетку самому. Вот придут профессионалы и заберут — нам меньше хлопот. Сам не лезь, — говорила Маша, нервно почесывая запястье.

— Я вон испугалась и всадила ей 3 транквилизатора. Тамара Петровна меня не похвалит за это. Как бы, не вычла из зарплаты их стоимость, — про неравный бой с хищником Маша решила не рассказывать, тем более при свете дня, это казалось нереальной выдумкой. К тому же рана как-то подозрительно быстро исчезла, даже белесые раны рассосались. Предъявлять нечего.

— Да ты что, Маха? Тебе же наверно, даже премия будет от зоопарка за такую рыську. И вообще, она от такой дозы пару дней проспит, да и раненная вдобавок. Когда еще я потрогаю такого хищника? — не унимался он. Протянул руку, чтобы погладить сквозь решетку шерстку за ухом у животного. Девушка только хлопала глазами и боялась увидеть желтую радужку, направленного на нее взгляда.

— Боишься? Как ты вообще умудрилась его подлечить? — сокрушался Гарик.

— Его? Ты о чем? — перевела взгляд на парня, когда тот перестал гладить рысь.

— Как о чем? Ты что, даже не посмотрела, что это самец? Да мать, даешь! Мне казалось, девушки должны в первую очередь, это проверить! — вздернул бровь, ожидая взрыва смеха с ее стороны.

— Не смешно, — процедила она и отвернулась. Прошлым вечером у нее даже мысли не возникло проверить гениталии этого кошака. Нахлынули воспоминания оскаленной пасти около ее лица, и Маша судорожно вздохнула.

— Эй! Испугалась так вчера? — подошел к ней Гарик и осторожно погладил по плечу.

— Он чуть не перегрыз мне горло, когда я перемещала его в клетку, — еле слышно призналась Маша. — Вон, даже табурет пострадал. Это я так сначала его по голове стукнула и лишь, потом до пневматики добралась.

О пропавших следах укуса промолчала. В глазах друга девушка-ветеринар увидела столь необходимое ей сочувствие и расплакалась. Нервное перенапряжение вчерашнего дня нахлынуло в полном объеме, и началась истерика. В объятиях Гарика было очень спокойно. Он гладил ее по голове и что-то говорил, успокаивая. Затем накапал валерьянки и отправил подругу домой.

В этом летнем месяце они работали вдвоем, их 3-ий ветеринар, Юлия Владимировна, вышла в отпуск и потому, почти безвылазно сидели в клинике по очереди. Так что у незадачливой сотрудницы ветклиники были сутки, чтобы оклематься и приступить снова к своим обязанностям. Отпускница должна была выйти через 3 дня и ощутимо ослабить напряженный рабочий режим.

* * *

Мария, как и любой работник, не любила когда ее смена выпадала на воскресенье. Мало того, что выходной, так еще и работы в этот день всегда выпадало незначительное количество. Бесцельно потраченный день.

В «Айболите», расположенном на окраине парка, она трудилась вот уже 3 года после окончания училища.

Любовь к животным привела ее в непопулярное учебное заведение, и подарило покой и умиротворение.

Все детство она провела с бабушкой, на которую родители с удовольствием ту спихивали. Любимая бабуля нисколько не переживала по этому поводу, скорее наоборот, старалась завлечь, привлечь в свою обитель кошечек и собачек, которых было на тот момент, аж 5 штук, а еще были канарейки, попугайчики, рыбки и всякая мелкая живность. И конечно, не все попадали к ней в хорошем состоянии, некоторых приходилось выхаживать и лечить. Вот с маленькой Машей они и играли в доктора Айболита. Когда внучка выросла и пожелала поступить в «Ветеринарку» никто не возражал, скорее, приняли как данность.

Дипломным проектом, кстати, защищенным на отлично, она в тайне гордилась. Необычная тема — про змей, их яды и его воздействие на животных — была у нее подробно разобрана и очень развернуто написана. Уж очень ей тема показалась интересной. В действительности же, специализация «ползучими гадами», не котировалась на рынке труда. А ведь мама с папой предупреждали, звали учиться к себе.

Родители потеряли право голоса в ее решениях еще в детстве. Еще бы, доверили воспитание дочери бабушке — не смейте путаться под ногами. В свое время, они часто путешествовали по миру со своими лекциями, сейчас же «осели» (2 года назад) и вели вполне приличный образ жизни, преподают в одном из местных университетов. В результате у родителей не было времени на свою дочь, а у дочери не было особой привязанности к предкам.

В возрасте 25 лет она все еще продолжала жить с родителями номинально, т. е. то тут, то там. Может Марии завидовали, ведь у нее такие знаменитые мама и папа, но особого пиетета к ним она не испытывала (Кстати, они занимались в одной области, именно поэтому сумели сохранить свою страсть в своих семейных отношениях и понимали друг друга с полуслова). Благоговела только перед своей бабулей.

Баба Вера всегда поддерживала внучку, лечила ее ссадины и царапины. Она же узнала об ее первой безответной любви в школе, была в курсе всех чаяний и надежд. Она из тех старушек, кто и в 90 будет бегать, прыгать и заражать хорошим настроением других, неся тепло и свет всем окружающим.

Поначалу Марии, в самом деле, нравилось лечить всех животных, попадающих в их питомник. Она с трепетом относилась к их выздоровлению. Сейчас, в повседневной работе, исчез тот налет радости, присущий начинающим специалистам. Имея на руках диплом об окончании, она сразу устроилась в вышеозначенную клинику, хозяйка которой была хорошей знакомой бабы Веры. Ее тихая размеренная жизнь была скучной и однообразной, и уже хотелось, что-то поменять, что-то добавить, например, остроты и радостей жизни.

Молодой человек Маши был одним из перспективных аспирантов родителей и, по всей видимости, поэтому и крутился вокруг нее. Он не скрывал матримониальных планов относительно ее будущего с ним.

Он так решил, и отступаться был не намерен.

Парень очень неуклюже ухаживал за дочкой своих научных руководителей, даря время от времени небольшие букетики, преследовал ее, были предприняты неудачные попытки пригласить куда-нибудь.

— Ии… Черт ее дернул переспать с ним, — ругала она себя последними словами. Хотя, ей Богу ничего не помнила из той «великолепной ночи».

Разговаривать с Олегом про ту ночь не хотелось и малодушно откладывалось на потом, вот уже несколько лет. За это время, желание сделать Машу своей женой у него не ослабло, скорее наоборот, крепло день ото дня.

Олег обладал невзрачной внешностью. Черные, до плеч волосы, он повязывал резинкой, из которой вечно выбивалось несколько прядей. Бледное лицо, тонкие губы, и довершали этот образ небрежной внешности — очки, в толстой дорогой оправе. Они наверно должны были придать ему солидности, однако делали его глаза большими из-за высоких диоптрий и от этого тот приобретал схожесть с филином (луп-луп).

Как она могла так низко пасть?

Как вообще оказалась в его постели?

Он даже не в ее вкусе! — корила она себя.

Мария обладала не плохой фигурой и приятной внешностью. Каштановые с рыжинкой густые волосы, чистая кожа, слегка вздернутый носик, а уж острый язычок, доставшийся ей от бабушки, отпугивал многих поклонников, но все же они были, по крайней мере, до Олега. Как только он вошел в ее жизнь, еще студентом, начались странности. Все прежние ухажеры оперативно «слились», исчезли с ее горизонта. А уж когда, напившись как-то с одногруппниками и поутру обнаружив себя в одной постели с этим настойчивым индивидом, готова была взвыть от отчаяния. После этого молодой человек считал ее своей девушкой и упорно уговаривал сменить фамилию на свою. Еще бы, Чернову на Ставрицкую, почти Трубецкую. По ее мнению, так у него рыбья фамилия какая-то. А то, что девушка не хотела менять ничего в своей жизни и вообще замуж не собирается (за него точно) его не волновало.

Далеко и надолго послать упорного жениха не удалось и поэтому Маша уже как пару месяцев скрывается на квартире бабушки, которая в теплый сезон предпочитает жить в своем дачном домике в пригороде в садовом товариществе «Колокольчик». Под страхом смерти и вечных мук, родители не должны были выдавать место дислокации своей дочери. Но место работы-то он знал и пытался конспирироваться, выследить ее новый временный адрес.

А внучка Машенька за предоставленное жилье должна была поливать цветочки и выхаживать одного больного пса, Хэнка, оставленного ей в сторожа. Каждый день после работы происходило тактическое отступление на свою территорию.

Каждый день новый маршрут, а все почему? Этот недоделанный шпион приклеивал накладные усы, надевал какую-нибудь шляпу или усы и пытался выследить место жительства девушки.

Как же трудно, не смеяться в голос от его маскировки. Одежду свою, не отличающуюся разнообразием, он даже не удосуживался поменять. Его мягкий твидовый пиджак преследовал ее всюду. Вернее пытался. Потому что Маша уворачивалась от его цепкого взгляда — то вовремя вскочив в отъезжающую маршрутку, то выйдя из черного хода магазина или кафе. И ведь какой упертый! Осада продолжается уже 3-ий месяц. Именно столько бабуля живет уже на даче. Девушка уже устала от его настойчивого внимания. А ведь прямым текстом он не понимает. Даже Гарика просила притвориться ее парнем, поговорить с ним серьезно — ничего. Свет клином сошелся на ней…

Советы единственной подруги Инки, тоже не возымели действия. Жаль, что Волкова уехала в свои леса, к матери, может до чего бы и додумались. Вместе веселее. Ее мама была категорична и увезла дочь после окончания совместно законченного училища в лесную глушь. Мол, с такой специальностью нужно работать в заповеднике, подальше от людей. Семья у них распалась, после гибели отца. А дед даже не знал их местоположения. Ирина Тимуровна о чем-то повздорила со своим папашей и лишила того общения с внучкой. В общем, своя «Санта-Барбара».

* * *

На месте той раны, на запястье, зуд не прекращался, хотелось чесать и чесать, не переставая, до крови. Местные анестетики, холодящие кожу, лишь ненадолго ослабляли зудящий эффект. Плюс, полная пропажа аппетита.

— Ну, не хочу я есть! Не мешайте спать!

Так и завалилась домой к родителям. Плутать, пытаясь оторваться от «хвоста» в виде жениха, не было сил. Поэтому совсем скоро родительский дом встретил ее ароматом всевозможных вкусностей из кухни.

Мама как узнала о скором прибытии дочи, тут же организовала великолепный обед. Жаль, что оценить его в полной мере усталая девушка не смогла. Закидала в топку и на боковую.

Проснувшись к вечеру, обнаружила в гостях Олежека, снующего туда-сюда, с довольным видом, помогающим накрывать праздничный стол в гостиной. Его хитрый взгляд, брошенный в ее сторону, не предвещал ничего хорошего.

Маша уже начинала бояться. Он ее подловил в квартире предков и явно задумал что-то не хорошее. А интеллигентные родители не посмели выпроводить того за порог.

— Да, я бесхребетная! Да, я не смогла его вовремя выставить из своей жизни — вот теперь мучаюсь на правах невесты!

Умывшись, стала похожа на человека, живого человека. Попыталась неприятные воспоминания оставить где-нибудь глубоко и больше никогда не доставать.

Представление, которое устроил этот клоун, изрядно подпортило девушке настроение.

Родители не посмели отдать руку и сердце своей дочери без ее согласия. За что она им была безмерно благодарна.

Этот прохвост проигнорировал отрицательный ответ — посчитал, что Маша не понимает своего счастья. А вот маму с папой смутил, сообщив интимные подробности их когда-то похмельных отношений. Про ее алкогольное состояние он промолчал, а вот то, что переспал и готов жениться — подчеркнул. Даже отсутствие уже на тот момент ее девственности его не остановило.

— Хм, подумаешь — у каждого свои недостатки! — сожалел он, но не выражал по этому поводу никаких отвращающих эмоций.

Очень настойчивый молодой человек!

Папа с мамой ретировались, позволив им самим разбираться со своими проблемами.

— Слушай, Олег! Как ты посмел рассказать все моим родителям? Тебя кто просил? Я тебе уже говорила, что замуж не выйду. И как была Черновой, так ей и останусь, — уже рычала она от возмущения. Ее спокойствию и благодушию пришел конец. Как же он ее бесит!

— Как не выйдешь?! Девушке не пристало отказываться от таких перспективных предложений. Тем более с несколько подпорченной репутацией, — увещевал этот филин-очкарик.

— Да ты что? Если мы оказались в одной постели по пьяни — это еще ничего не значит. В трезвом состоянии я бы не посмотрела в твою сторону. И вообще, не помню, чтобы у нас что-то было. Да, с утра ты был мил, и кофе в постель — сыграло свою роль. Но то, каким ты был гигантом в постели — я не помню. И даже знать не хочу ни до, ни после свадьбы. Отстань уже от меня! Сколько можно это говорить тебе? — у нее уже все кипело, такой накал страстей. — Чтоб я тебя рядом с собой не видела! И вообще, родителям скажу, чтобы они отказались от такого перспективного аспиранта! — ну, это уже девушка погорячилась, никогда бы она не стала советовать своим предкам в той области интересов, где они обретались. В науке она совершенно ничего не понимала.

Ее крики и ор были столь пронзительны, что сбежались даже предки и никак не ожидали увидеть на месте своей всегда уравновешенной дочери — фурию, метающую гром и молнию. Они вытолкали незадачливого жениха за дверь и принесли Машеньке стакан воды.

Только после этого дочка успокоилась и снова, уже спокойно, попросила не пускать за порог этого Олежека.

— Иначе произойдет смертоубийство и вероятно не мое, но с моим участием, — заявила она.

Накрытый стол привлек девушку столь ароматными запахами и отвлек от этого неприятного инцидента.

Аппетит у Маши был просто ошеломительным. Мама не знала радоваться или плакать. Толи дочь совсем оголодала одна у себя, то ли это все на фоне стресса после таких бурных объяснений.

— Как в меня столько лезет? Совсем недавно на еду смотреть не могла, — думала Маша. — И ведь не могу остановиться, а уж мясные рулетики были выше всяческих похвал.

Даже любимые ей салаты не вызывали столь сильного интереса. После обильного принятия пищи вновь потянуло в сон. Маша не стала себе в этом отказывать, нужно выспаться, скоро снова наступят трудовые будни, вернее уже завтра.

Гарик не сдержал радостного вопля, увидев отдохнувшую девушку на своем рабочем месте.

— Ооо! Наконец-то и я до дома доберусь, — мечтательно протянул не выспавшийся, лохматый парень, — и спать, спать, спать. Всю ночь меня доставали «возбужденные» бабули со своими кошками. Вроде не полнолуние. То звонят, то на такси приезжают и это прижимистые пенсионерки! Все соки высосали. Хочу больничный, — горестно вздохнул он.

— Хм. Не повезло тебе — сочувствую. А днем как, быстро кошару забрали? — задала она интересовавший ее вопрос. Ну, вот никак не хотелось работать даже в одном помещении с рысью.

— Не поверишь! Сама заведующая зоопарком, Эльвира Ивановна, приезжала. А уж, как ее глазки заблестели, когда она узнала, что нашим гостем самец оказался! — хохотнул Гарик. — Бедный кошак! Еще не знает, что ему предстоит случка с сервалом Кариночкой, которой уже 3 года найти пару не могут. И тут, такая удача! Ты прикинь! А вдруг хозяин обнаружиться? Вот заведующая и решила воспользоваться ситуацией. Пораньше забрать у нас, подольше подержать у себя. Объявление о находке тоже, кстати, просили не подавать — сами хотят это сделать, — ехидно улыбнулся все понимающий друг и продолжил в своей манере, оставлять все самое интересное на потом, — Эльвира даже попросила нашу Тамару Петровну выдать тебе пару лишних выходных и транквилизаторы подкинула. Так что не дрейф! Все в ажуре. Видишь, как дядя Гарик любит Машуню? Все предусмотрел. Ну как, быстро вчера успокоилась? — тревожно взглянул в ее глаза.

— Спасибо! Ты такой умничка! Что бы я без тебя делала? Ты самый лучший! — стала ожидаемо восхвалять довольного дружка, даже в щечку чмокнула.

Фу! Прямо отлегло! А все остальное нужно забыть как плохой страшный сон.

Перед уходом девушка повеселила Гарика своими любовными перипетиями с Олегом. Выразив робкую надежду, что уж после ЭТОГО, он должен оставить в покое нервную Машеньку. События с рысью и вовсе покрылись каким-то мутноватым налетом прошлого.

* * *

Дежурство проходило в мирном режиме, видимо Боги смилостивились над бедной психикой девушки.

Утром Марию ждала приятная встреча с Юлией Владимировной, отдохнувшей и сияющей как начищенная кастрюля. Тем более, в компании небольшого тортика. Ням-ням! Эта дородная женщина предпенсионного возраста была самой старенькой в их коллективе и от этого не менее любимая.

— Наконец-то между дежурствами будет двое суток! Хоть немного отдохнуть.

Сменилась и отправилась домой к бабушке. По привычке постоянно оглядывалась и не обнаружила слежки. — Фу! Одной проблемой меньше.

Пустой холодильник и урчащий желудок, не смотря на съеденный недавно тортик, отправили сонную девушку в магазин. С внезапно проснувшимся аппетитом не возможно было сладить, особенно привлекали мясные продукты.

Вспомнила про полнолуние сегодня, да жаркой будет ночь у Юленьки. Сразу в активные трудовые будни. Почему-то именно лунный цикл влиял на увеличение количества клиентов. То ли животные становятся слишком чувствительными, то ли у их хозяев обостряется психоэмоциональное состояние и они поголовно стремятся посетить клинику вместе со своими питомцами.

Внезапно, ей приходит невероятная мысль, в духе фэнтези:

— Меня укусил оборотень- рысь, который обменялся со мной, странным образом, кровью. Ведь если подумать, рысь сдернул с себя бинты, вновь открывая свои раны.

— Мой звериный аппетит и внезапная любовь к мясу.

— Моя быстро зажившая рана.

— Остается только дождаться, как будет действовать на меня луна. При первом обороте это важно, если судить по книжкам. Да уж, перспективка! Из Маруськи превратиться в Рыську! Ха, Ха, Ха!!! Хватит фэнтези читать.

А вот то, что произошло дальше… — она действительно не была к этому готова!

— Луна подействовала… — это было последней связанной мыслью, перед тем, как тело заломило от нестерпимой боли. Девушка спрыгнула с балкона второго этажа бабушкиной квартиры босиком и целенаправленно отправилась к ближайшему парку. На ней была простая майка, серого цвета, такие же невзрачные домашние джинсовые шорты по колено. На свободе, среди деревьев ее еще больше скрутило, и Маша только могла тихо порыкивать в кустах жимолости на злодейку-судьбу.

— О! Я с лапами и даже хвост-обрубочек имеется! — пыталась все это осознать и не сойти с ума.

Лишь бы не поддаться инстинктам, как тот оборотень. Не напасть ни на кого. Накатил ужас, от такой перспективы.

— Не хочу быть убийцей!

Кто ж знал, что надо в безлюдный лес отправляться, а она оказалась в парке, поддавшись инстинктам, желанию быть среди деревьев, на воле. Ее сейчас влекли просторы, свежий воздух.

Мало ли личностей тут водится! Это было ближайшим свободным пространством в ее районе.

Чуткий слух уловил вдалеке разговоры людей, попискивания мышей в старом доме на окраине. Вот туда и оправилась подальше ото всех.

ММмм! Как захотелось съесть мышку! Как сладко хрустят их мелкие косточки на зубах! Прямо передергивает от возбуждения! Только вот мертвым грузом, местами порванная одежда стягивает тело. Кое-как стянув ее с себя, дрыгая попеременно конечностями, удалось освободиться от оков. Носом подпихнула свои обрывки одежды глубже в куст. Собачников не водиться в это время суток — обнаружить не должны. И тихой поступью хищника направилась в свои сегодняшние охотничьи угодья. Уже не Маруся, а МаРыська какая-то получилась!

Съев с десяток мышей (ФУ!!!), МаРыська успокоилась. Нужно возвращаться в свои формы. Но как? Тут мысли разбегаются, берут свое звериные рефлексы, и вновь кидается на очередную добычу. Еще раз фу, 11 штук! Теперь добраться бы до тех же кустиков в парке. Сказано — сделано.

Вот уже несколько минут рысь вынюхивала свой запах с одежды, дышала глубоко, даже закрыла глаза, чтоб не отвлекало ничего. Обратное превращение прошло менее болезненно. Облегченно засмеялась, когда почувствовала кожей прохладу летнего ночного воздуха. Потом испугалась, вдруг кто-то пройдет мимо. Резко замолкла и оделась в местами целую одежду.

Было около 4 часов утра, роса появилась и мочила босые ноги. Жаль, парк так быстро закончился, без обуви по асфальту было не очень комфортно. Путь был достаточно длинным, и она удивилась, как это вчера так быстро добралась. И как, черт возьми, ей придется взбираться на второй этаж балкона без ключей. А в том что лезть придется — не было сомнений. Не пугать же своих родственников своим непотребным видом.

Утром ранним к Маше успел лишь пристать алкаш с просьбой — не дать умереть, ему, такому молодому от голода! Отсутствие у девушки денег повергло его в отчаяние, за что была обхаяна матом с множеством этажей.

А вот пробраться на домашний балкон вообще не было проблем. С непривычной для себя легкостью, силой и грацией она просто подпрыгнула, зацепилась и оказалась в родных стенах.

— ООО, какое блаженство!!!

Не смотря на то, что девушка теперь из кошачьих — помылась с удовольствием в ванной, и уже после этого, окончательно обессиленная, провалилась в сон. А сновидения были о вкуснейших мышках, звездном небе и большом количестве ароматов вокруг.

* * *

На следующий день в теле ощущалась приятная легкость от вчерашних физических нагрузок. В мышцах покалывало, девушке хотелось мурлыкать от удовольствия.

После набега на холодильник, Маша наконец-то добралась до зеркала. Тут было чему удивиться. Черты лица немного, не заметно изменились, слегка вытянулись, приобретая более хищные очертания. Ее каре, когда-то каштановых волос, заметно посветлело. Теперь она стала рыжей со светлыми прядками — необычное сочетание. Цвет глаз, который был незаметного болотного оттенка с крапинками коричневого, приобрели непривычную зелень с желтеющими пятнами. Появилась обновленная Маша.

Изменения скорее радовали, чем пугали. И вообще, в теле волнами проходили ленивые искорки волшебства, которые расправлялись в ней великолепным цветком чувственности и раскрепощенности.

Если преображение лица можно скрыть косметикой, то грациозные кошачьи мягкие движения нужно постоянно контролировать. Хорошо, что у девушки был целый день на адаптацию.

Полдня она провела в кошачьем облике, то крутясь возле зеркала, то вальяжно развалившись на кровати. Эти милые кисточки на ушах, а мягкий толстый мех — Красавица!

— Эх, Инки нет рядом! Вот бы с кем посоветоваться! Она всегда интересовалась оборотнями. По крайней мере, книжек на эту тематику у нее было очень много…

Тишину квартиры, как и течение мыслей, разорвал звонок телефона.

— Привет, Маха!

— Инок! Ты ли это? Я как раз думала о тебе?

— Надеюсь, не гадости! Чем занимаешься?

— Жалею себя любимую. Мечтаю о твоем приезде…

— Мечты сбыва-а-ются…

— Правда?! Мне так много надо тебе рассказать! Когда ждать?

— Эй, эй! Не гони лошадей! — и уже совсем тихо, — я хочу увидеть деда, а мама против. Так что я прикроюсь тобой? Ты ведь не возражаешь?

— Конечно, нет. Что-то случилось? — обеспокоилась Маша.

— Нет. Это все семейные распри. Мать продолжает винить деда в смерти отца, а я… В общем, это длинная история. А ты как?

— У меня тоже есть небольшие новости, но лучше я тебе о них поведаю при личной встрече.

— Только не говори, что собираешься замуж за этого очкарика! Неужели пала под его напором? Я же помню, как он тебя преследовал, пока мы учились. Помню, как ты от него скрывалась.

— Не-е-т. Вот тут-то все в порядке. Мы расстались. Он больше меня не побеспокоит. Состоялся большой разговор. Все кончено. Вот приедешь — будут тебе подробности. Когда тебя ждать?

— Через пару недель. Готовь подробный отчет о своей жизни без меня, — засмеялась она и попрощалась.

Телефонный разговор немного успокоил, вернул уверенность в себе.

Предстояло познать заново окружающий мир. Трудно было контролировать остроту органов чувств. Она долго сидела на балконе, скрываясь от всех перегородкой, пыталась вычленять отдельные приятные запахи, звуки, и абстрагироваться от противных.

Еще одной неожиданностью стало отношение ее единственного домашнего пациента — Хэнка, который к себе не подпускал и поскуливал из-под стола. А ведь то же самое будет на работе! Они все будут ощущать в девушке хищника.

— Что за напасть? Как вообще с этим жить? Может, есть способ, вернуть все!? Не хочу! — завывала она мысленно. — Что я буду делать, если захочу заняться с кем-то сексом?! Начну мурлыкать?! Или расцарапаю своего партнера? Или придется всю жизнь одной прокуковать? Вот снова не туда мысля побежала. А чем мне питаться? Неужели придется Вискасом затариваться. Не мышей же есть, — скривилась.

Вооружившись большим количеством кофе, перца и духов (что еще меняет аромат? или влияет на рецепторы других?), Маша отправилась на свое рабочее место. Субботнее утро было уже не таким радостным. Девушку волнами охватывало странное возбуждение, ожидание чуда, лихорадочный румянец плохо скрывался под слоями пудры и тоналки.

С животными, слава Богу, проблем не было, они настороженно, но все же, шли в руки Марии.

— Что со мной? — думала она.

— Мать, ты часом не заболела? — забеспокоился Гарик, сдавая дежурство. — Ты давай, Владимировну вызывай, если что она подменит.

— Да все хорошо, — уверяла Маша. — Надеюсь, сутки будут спокойными. А кстати, никто не приходил, не спрашивал про меня, про нашедшуюся рысь?

— Нет. Ты чего вспомнила былое? — удивился.

— Просто хотела попросить — если будут спрашивать, скажи, что это ты ее обнаружил. Пожалуйста! — взмолилась она.

— Странно. А если будут вознаграждение давать? Передумаешь?

— Да нет. Можешь с чистой совестью забрать его.

Маша всерьез опасалась, ведь ее могут начать искать, если обращение не случайность. Слишком уж неадекватно вел себя тот рысь, не достаточно агрессивно, мог одним ударом когтистой лапы запросто разорвать ей горло. Теперь-то она это знала.

— Ну, хорошо! Если ты так настаиваешь, — воодушевился приятель. — Не боись — проставлюсь.

Перепады настроения начались к обеду. Хотелось скинуть одежду, перекинуться и потереться обо все выступающие части ближайшей мебели.

— О нет! Только этого не хватало. Не март месяц на дворе!

К вечеру жажда прикосновений ее доконала. Нужно вызывать подкрепление в лице Юлии Владимировны. Одежда не давала спокойно существовать, казалась грубой, лишней.

Маша опустошила запасы ветклиники на кошачий антисекс. Ей просто в этой ситуации не пришло никакой другой мысли. Убойная доза была точно рассчитана на ее вес, и слАбо, но все же, помогла на некоторое время.

Пока происходила внеочередная сдача дежурства, девушка с трудом, но держалась. Лихорадочный румянец зацвел всеми оттенками красного, так как пришлось смыть раздражающую кожу косметику. К тому же обещанные начальницей выходные висели «мертвым грузом». Вот за счет них ее и отпустили на 4 дня болеть.

По пути домой были опустошены ближайшие аптеки на предмет антисекса для кошек, а мысли кружили и угнетали своим содержанием: «За 4 дня мне нужно успеть вылечиться от кошачьей любовной лихорадки. Лишь бы не попасться другим рысям. Кто их знает, как они живут, и как отреагируют на свободную кошку в течке. Нет, надо ото всех скрыться. Бабушкино садовое товарищество подойдет как нельзя лучше. Поделиться со своими проблемами тоже не мешает, она единственный сейчас человек, к которому без опаски можно обратиться за помощью. Совсем недавно я даже не подозревала о мистическом мире, теперь стала его частью. Как примут меня другие оборотни?»

— Привет, бабуль! Мне дали несколько выходных и я хотела бы провести их у тебя. И мне очень нужно с тобой посоветоваться, — начала подготавливать Маша бабу Веру к новостям.

— Что случилось, внученька? Конечно, я буду тебе рада, приезжай скорее, — всполошилась бабуля.

— Все хорошо! Ты не волнуйся. Все не так плохо, — девушка уже успела пожалеть, что начала этот разговор по телефону, — скоро приеду и все объясню. Что-то купить? Жду смс, и родителям пока не говори, что я к тебе собралась. Я им позже скажу. Хорошо? — дождалась утвердительного ответа и отключилась.

Нарастающее томление было жестоко подавлено препаратами. Так, хотя бы можно было спокойно передвигаться, приходилось лишь избегать прикосновений, что трудно в переполненном маршрутном такси.

А мечты-желания появлялись в воспаленном мозгу все более необычные, более эротичного содержания.

Хотелось найти мужскую особь ее вида.

Хотелось выгнуться, прогнуться перед ним, оттопырить свой зад и представиться в полное его распоряжение.

Хотелось помуркивать и перебирать коготками в мягкой траве. А внутри все пухнет и желает проникновения, очень долгоиграющего, пока сил не останется ни на что, пока голос не сядет, пока это состояние вечного желания не закончится.

Рассказ произошедших событий с подробностями бабе Вере, занял около двух часов, во время которых внучке приходилось прерываться и подкрепляться своими «витаминками».

Родственница сразу ей поверила, а уж когда Маша продемонстрировала свою МаРыську.

— Батюшки! Внученька моя дорогая! Как же это так приключилось?! — обливалась она горючими слезами.

— Все хорошо бабуль. Не вечно же мне мужика хотеть. Что-нибудь придумаю, — отмахнулась, а сама отвернулась, чтобы скрыть слезы безысходности.

— Да не о мужиках дело. Давно вышла бы замуж и проблем не было. Объяснилась бы с ним, он что-нибудь придумал, — с тоской в глазах она гладила свою дорогую внученьку.

— Ба! Сколько можно? — возмущенно. — Сейчас я такая мало кому понравлюсь. Сама понимаешь!

— Ничего. Не горюй, милая! Справимся, — тяжело вздохнула бабуля. — Я тебя не оставлю с этим одну. Ты можешь на меня рассчитывать. Вплоть до того, чтобы запереть в подвале, если так будет лучше.

Она самая лучшая и единственная от кого девушка всегда может дождаться реальной помощи. Бабуля погладила, помяла бока Рыське, от чего та получила невероятное удовольствие, продолжившее ее сексагонию.

— Бабуле я не смогла бы причинить вреда — я знала, — думала она.

— Как вообще тот Рысяк посмел наброситься на меня? Неужели я выглядела так беспомощно, или раны у него были слишком серьезны и он ничего не соображал? Что-то много у меня скопилось вопросов. И почему он не попытался меня найти, неужели не смог превратиться? А может дело в той цепочке? Может она блокирует оборот? Я же ничего не знаю!

Теперь каждый день Маша имела возможность оборачиваться. Это приносило ей гармонию во взаимоотношении Мария-МаРыська. Она перестала бояться причинить вред людям. Совсем не хотелось на них нападать или угрожать их здоровью. Животный коллектив бабули также перестал избегать ее общества, проникся и принял.

Уже к ночи 3-его дня томление спало, течка подходила к концу. Даже дышать стало легче. Уф!

Ночная вылазка по окрестностям поселка повергла в очередной шок — другие виды оборотней!

— Я же всерьез даже не подумала про их существование! — звучало в мозгу.

К сильному запаху мокрой псины примешивался легкий человеческий, еле заметный. Три огромных серых волка бросились по ее следу.

МаРыська еле успела отпрыгнуть от их мощных челюстей.

Слаженные действия волков привели к тому, что правый бок и левое плечо, которым она налетела на одного из них намерено, пытаясь сбить — были прокушены. Разорванные мышцы, ошметками болтались наружу. Хваленая регенерация оборотней так и не наступила или же мало времени еще прошло.

— Как плохо, что я ничего не знаю! — отчаяние охватило Марию.

Прыжок на дерево, из последних сил, спасает жизнь. Там она затаилась, зализывая раны, готовясь к последней битве. Кровь не останавливалась, своей потерей неся слабость.

— Если так продолжиться дальше, просто свалюсь им в пасти без боя, — думала она.

Громкий смех нескольких людей и звук приближающегося мотора отпугнул ее сторожей, они были вынуждены ретироваться. Оборотней-волков было хорошо видно в свете луны под деревом. Их глаза обещали ей самые страшные муки — от них не скрыться.

«Я вспомнила про небольшой пруд в нескольких сотнях метров от моего дерева- это мой шанс запутать следы, только бы хватило сил доплестись и ни на кого не натолкнуться.

Прыжок с высоты дерева, на которое я взлетела в момент опасности, чуть не вышиб из меня последний дух. Раны от движения вновь открылись. На последнем издыхании я приблизилась к воде. Там, на другой стороне, расположились те веселые ребята, невольно спасшие мне жизнь. Лишь бы они меня не заметили сейчас.

В воду я залезла со стороны камышей, в тихой заводи. Здесь никто не купался из-за большого количества пиявок. А у меня просто не было выбора. Пока смывала с тела следы и запах своей крови, раны облепили эти черные противные червяки. Если сейчас я попытаюсь их оторвать, вещество, выделяемое ими, будет мешать свертываемости крови, значит, придется их оставить до бабушкиного дома.

Поплутав немного по округе, скрывая следы еще больше, я наконец, добралась до бабушки. Она пришла ко мне на помощь очень вовремя. При обращении ушли последние силы, теперь понятно, почему тот оборотень не превратился тогда сразу. Раны увеличились, а наличие пиявок усугубляло положение. Баба Вера очень споро принялась за их удаление с моего тела. Нужно было оставаться в кошачьем облике — вот и знания, полученные горьким опытом».

— Бабуля, на меня напали оборотни-волки. В воде я скрывала следы, чтобы они до тебя не добрались. Разлей тут, по дороге к пруду и в других дворах что-нибудь жутко вонючее. Они не должны понять, кто я! — говорила внучка слабеющим голосом.

— Да, да, Машенька, сейчас сделаю. Ты отдыхай. Все хорошо. Я обо всем позабочусь. Спи. Сон лучшее лекарство, — она поцеловала девушку и отправилась на дело.

— Моя воинственная бабуля… — на этом сознание потерялось и появилось только к следующему вечеру.

Страх за свою дорогую кровиночку, любимую внученьку заполнял все существо бабы Веры. За себя она перестала бояться уже несколько лет назад — дети выросли. Последние годы она жила для себя, радовалась успехам Машеньки, лечила животных. И теперь, в один миг, спокойная жизнь закончилась! Она бы все отдала, чтобы все было хорошо с ее маленькой крошкой.

Позже, на их с бабушкой совете, было принято решение — пока не появляться здесь в гостях. Да и «Колокольчик» покидать нельзя — это будет заметно, тут много летних жильцов. Ее отсутствие привлечет внимание. Наверняка они будут здесь околачиваться некоторое время. А ведь на следующий день уже нужно было появиться на рабочем месте.

* * *

Марие с бабушкой удался трюк с запахами, ее след не нашли. Волки только бессильно взвыли. Доклад главе клана они все же сделали, как-бы они не опозорились в данном случае. Альфа был зол.

— Какая-то девчонка обвела вокруг пальца матерых волков! А вот интересный факт — ее течки и одиночества в той глуши, может заинтересовать нового, только приступившего к своим обязанностям, главу клана рысей — Руслана Тактаурова. Старого, в результате долгих поисков так и не нашли, решили заменить. Этот Руслан — сильный оборотень, раз сумел победить остальных в поединках. Желающих было много, и он раскидал их как котят. Жаль, не смог соприсутствовать на этом представлении. Нужно знать, на что способны враги. В полной мере этого слова, они ими не были, но в звериной форме слишком развита конкурирующая агрессия с другими видами, да еще и с кошками. Точек соприкосновения между их делами почти не было, но ведь можно сделать жест доброй воли, рассказать о неучтенной самке и получить возможность воспользоваться ответной услугой в свое время. Нужно только организовать «случайную» встречу и поделиться информацией, — на лице главы клана волков играла предвкушающая улыбка.

За 58 лет главенства в клане — Артур Наутов привык манипулировать не только своими волками, но и всеми оказавшимися в непосредственной близости. Его бета — Тимур, был вдвое его старше и первое время, Артуру очень помогал советами. Такие отношения между бетой и альфой очень редки, и они ими очень дорожили. Три года назад у его беты были большие проблемы в семье, в результате чего сейчас он остался совсем один. Артур стал его семьей. О своих неурядицах тот ни кому не сообщал. На первом месте всегда клан.

У альфы волков не было своей пары, которую он уже отчаялся найти (многие так и проживали всю свою жизнь в безуспешных поисках), вот тогда бы желание защищать и оберегать у него достигло критической формы. Дела рысей Артура особенно не интересовали, если они не касались дел его клана. А там, наконец-то, тоже все успокаивалось.

Бывший глава рысей Иван Кулагин, крепко держал своих кошек в ежовых рукавицах. Но там было большое соперничество с его старшим братом Михаилом, который в свою очередь не хотел подчиняться своему братику. Этот заядлый интриган, вечно копал под младшего, вызывал того на дуэль — оспаривал его право быть альфой, но неизменно проигрывал. Иван убивать брата не хотел, кровные узы крепче всего, хотя ему бы никто слова не сказал — это поединок. Слабым не место в клане. А этот дурак, до последнего не понимал, что брат его бережет. Будет не удивительно, если вскроется, что к исчезновению брата, Михаил приложил свою лапу. Он даже выставил свою кандидатуру против Руслана, нынешнего лидера рысей, последним, надеялся справиться с ослабленным противником.

Тактауров не стал оставлять за спиной недовольных, и все его противники оставили арену с разодранными глотками. Ему предстоит много работы. Предыдущий альфа рысей слишком много сил тратил на семейные распри, за что и поплатился. Клан был разрозненным. Котят рождалось мало, а уж за самок (как и у всех оборотней), шли настоящие бои, каждая на вес золота и бережно охраняется. Тем более наличие течки у свободной самки не пропустит ни один уважающий себя рысь. Даже хорошо, что архаровцы Артура не задрали кошечку, умна киса не по годам. Вот пусть своим нервы и тратит.

* * *

Руслан Тактауров.

Этот месяц был действительно трудным. Никогда бы не стал главой клана, если у нас все было спокойно. Рядовые члены, из тех, кто послабее, стараются уехать на другие территории. Бегут как крысы с тонущего корабля. У них в принципе и выбора нет. Эти непрекращающиеся распри между братьями, каждый может оказаться под прицелом. Уже 9 раз старший брат вызывал главу клана Ивана и все 9 раз бой был проигран, никак не отступиться, ищет слабые места. Сколько можно? Давно пора было перегрызть Михаилу горло и сказать, что так оно и было. Не довольные будут всегда, главное вовремя их уничтожить.

Эти разговоры давно не сходят с языков всех рысей, а в лицо никто ничего не скажет. Вот и себя Руслан позволил уговорить своему кузену Кириллу. Причиной внезапного оживления стало исчезновение Ивана, уже месяц его не слышно и не видно. Нездоровый ажиотаж в окружении Михаила Кулагина тоже нЕсколько напрягает. Неужели решил прибрать к рукам клан? Его жестокость и мелочность в решении всех проблем стала притчей во языках. Всем рысям мало не покажется!

В срочном порядке собрался совет старейших семей, на котором были поданы 11 заявок на главенство в клане, среди которых и была моя. Против предыдущего главы давно никто не выдвигался, никто не хотел становиться соперником обоих братцев. Они выступали единым фронтом против остальных.

Путем жеребьевки были разыграны пары. Соперники были достаточно сильны, я был основным претендентом на победу и действительно стал им. Четыре боя с небольшими промежутками между ними, разодранное плечо — один из соперников промахнулся, целясь в горло, прокушенная лапа, множество царапин. Я выстоял. Мой кузен уже направился в мою сторону, чтобы поддержать, — Не время.

Я зарычал, обводя взглядом толпу, ожидая новых вызовов на поединки. Вот если их не будет, то значит Я — новый глава клана, 4 трупа за моей спиной, оспорить это не посмеют, — Ррр!

Все склонили головы, в знак подчинения, кроме…

Он смотрел в упор, толпа расступалась. Обернулся гад — с новыми силами, против раненного меня, даже не дал несколько дней на восстановление. Благородство не в чести у Михаила Кулагина. Я недовольно взрыкнул, но не посмел отказаться.

— Я убью его! Пусть это будет последним, что я сделаю в своей жизни. РРР!

Миша-рысь обходил меня по кругу, примериваясь, ехидно скалясь. Даже в образе кошки у него это отлично получалось. Он уже праздновал свою легкую победу. В волнении подрагивали только кисточки ушей, а короткий хвост замер без движения.

Я не мог позволить себе прогуливаться по периметру, слишком глубокой была рана на ноге, да и предплечье ныло от начавшейся медленной регенерации.

Соперник прыгнул со спины. Ничего другого я от него не ожидал. Миша хотел запрыгнуть на спину, прижать к земле и уже оттуда дотянуться до моей шеи. Резкий кувырок в бок — уход от атаки. Хлесткий удар здоровой лапой по его морде — ему пришлось прикрыть глаза на мгновение и мой прыжок уже на него. Резкая боль в моих ранах, чуть изменила траекторию движения, я промахнулся. Мои челюсти сомкнулись выше, раздирая плоть.

Я уперся в него лапами, еще больше вжимая его своим весом в землю. Помотал головой, пытаясь выдрать его щеку. Тот взвыл, резко дернулся, ударил когтями по моей больной лапе и… освободился. Нервная пульсирующая боль в моей конечности отвлекала. Я уже не опирался на нее, передвигался на 3-х ногах. У соперника часть уха и щека свисали, болтаясь на шкуре — красавец! Сил на борьбу оставалось все меньше, слишком много крови я потерял, да и бой уже не первый.

Нервно подрагивающий хвост Михаила метался из стороны в сторону. Оскаленная пасть, из которой вырывалось рычание, предвещало мне самые сильные мучения.

Его хвост замер, и прыжок не заставил себя ждать. Мы сцепились и крутились в пыли арены. Каждый пытался подобраться к горлу соперника — самый верный способ быстро победить в бою. Останется только один, как у небезызвестных горцев!

— Все! Силы оставили меня. Мне уже все равно, что произойдет дальше. Смерть будет облегчением.

Я лежал в траве, пыли, грязи. Отрывистое дыхание вырывалось из пасти, глаза слипались от усталости. Миша-рысь подходил ко мне на слегка подрагивающих конечностях, нервно скалясь, предвкушая долгожданную победу. Он уже нацелился на мою шею, а мой взгляд зацепился за моего непутевого кузена Кира, который в ужасе ждал окончания поединка. Его же убьют приспешники Кулагина — старшего, в самое ближайшее время.

Последний рывок, уворачиваюсь от зубов противника и вцепляюсь мертвой хваткой в его горло. Сил вырвать глотку — нет, поэтому просто не размыкаю челюсти. В рот уже непроизвольно побежала кровь поверженного врага, которую с отвращением выплевываю и теряю сознание.

* * *

— Хороший ужин — это то, что нужно! Не так ли? — прервал Артур поглощение большой порции жаркого, Русланом. О его приближении давно было доложено стражами, которые таскались за ним вот уже несколько недель. Совет решил подстраховаться и позаботиться о безопасности главы во избежание новых эксцессов. К тому же раны не до конца зажили. Михаил Кулагин оставил подарочек, в виде неизвестного яда на своих когтях, которыми тот полоснул по ранам Руслана в конце.

— Что понадобилось такому матерому хищнику на нашей территории? — не очень-то вежливо оскалился Тактауров.

— Кто же так начинает разговор с дружественными кланами, решившимися на контакт? Даю бесплатный совет — выслушай, а потом делай выводы! — начал поучать Наутов в силу своего возраста.

— Слушаю, уважаемый! — засверкал на него глазами Руслан. Он понимал, что просто так альфа волков не появился бы на его территории.

— Так-то лучше. Хотел поздравить со вступлением в должность! — удовлетворенный поведением рыси. — Выпить коньячку за твое здоровье! Так как? Угостишь?

Руслан молча подозвал официанта, распорядился о напитке и уставился на альфу волков в ожидании.

— Ах, да! Хотел сделать тебе небольшой подарок, в виде информации. В качестве жеста доброй воли, так сказать! — смаковал он коньяк. — Мои волчата тут не давно натолкнулись на одну кошечку из ваших! Я так понимаю, Вы о ней не знаете! С течкой и в одиночестве, скрывается в дачных поселках! Слышал про такую!? Я так думаю — пора повышать рождаемость, а тут такие кадры пропадают! Не порядок! Решил просветить. Мы ведь должны поддерживать хорошие отношения?! — Руслан, неверяще, уставился на Артура. Это действительно удача!

— Спасибо за информацию. Я думаю, мы ей правильно воспользуемся. И… будем дальше поддерживать добрососедские отношения! — благодарно улыбнулся ему. С такими как он, нужно дружить.

— Я тоже так думаю. Нам ведь нечего делить, — и покинул Тактаурова, не попрощавшись.

* * *

Самочувствие Тактаурова с каждым днем все ухудшалось. Причем лечение в звериной форме приносило бОльшее облегчение. На него навалилась также куча проблем в клане. Боязнь обращаться к старому главе по мелочам, привела к завалу у нынешнего. От него ожидалась большая работоспособность, сил на которую не было. Поползли слухи о скорой смерти Руслана в связи с болезнью. Новых поединков пока не было, но они не за горами. Лучшие человеческие доктора не справлялись с неизвестным недугом. Раны продолжали гноиться, не поддавались лечению.

— Кир, тебе не стоит проверять меня каждые полчаса. Я еще жив. Иди, отдыхай, — сказал раздраженно Руслан своему родственнику.

— У меня новости! Я не просто так хожу тут, — возмутился тот.

— Ну, говори! Не томи! Ведь не успокоишься!

— Это касается Кулагина Ивана. Обнаружили его следы, не далеко от парка. Потом, как в воду канул…

— Только этого мне не хватало! Если он потребует поединка — я не выстою, — прервал кузена Руслан. — Что еще?

— Больше ничего — ищем! Кажется, Миша приложил руку в исчезновении брата. Следы теряются, надо позвать кого-нибудь из нюхачей. Может они?

— Не надо. Только посторонних нам не хватает! Я сам этим займусь.

— Ты сейчас слаб. Тебе нужен отдых, — возразил Кирилл.

— Ты думаешь, я не понимаю, чем это грозит? Мое бездействие в клане уже многие замечают. До смещения не далеко! Ты со всеми делами не справишься. И это, то дело, которое позволит мне отлынивать от основной работы со спокойной совестью.

— Хорошо. Мы вместе отправимся туда вечером, сейчас тебе надо отдохнуть, — и действительно, глаза Руслана закрывались от усталости.

Сейчас. Он полежит немного и займется решением насущных проблем…

Уснул.

Чем же смазал свои когти Михаил Кулагин перед боем? Жаль, что все тесты на яды показали отрицательные результаты. Никто не подумал о возможности такой подлянки. Раны промыли, а состав крови оборотней итак имеет необычные свойства.

* * *

Эх, Марья, Марья! Вот во что ты вляпалась со своим оборотничеством? На попе ровно не сиделось? Было скучно? Получите — распишитесь! А если волки меня найдут? Кошки с собаками не дружат. Они же меня разорвут!

Надо искать себе защитника! А как найти кого-нибудь из семейства кошачьих? Не к волкам же обращаться? Они точно знают. Стоп. Совсем забыла. Бешеный рысяк знает, он же меня обратил. Значит, решено, навестим Эльвиру Ивановну. Лишь бы Он меня не погрыз в порыве страсти. Надоело прятаться. Два своих предыдущих выходных дома просидела, опасаясь встретиться с кем-либо из-за своего вида. Хватит, — такие мысли бродили в голове всю дорогу до работы. Постоянно оглядывалась, принюхивалась, хоть какие-то бонусы от всего этого.

Острый глаз и чувствительный нос позволяли быть на стороже весь путь. А уж бывший женишок со своими шпионскими играми (слава Богу, вовремя отстал) понатаскал в знании ближайших подворотней. Теперь все это казалось детскими шалостями — моя жизнь была под угрозой.

* * *

Руслан с кузеном уже час провели в бесполезных поисках, весь парк облазили. Все запахи за сроком давности уже стерлись. Каким бы сильным нюхачом он не был, не смог ничего обнаружить. Парковая зона очень популярна, здесь много посетителей. А возможные следы пропали под недавно прошедшими осадками. Совсем отчаявшись и сильно устав, они уже направились домой.

— Ты чуешь? Этот сладкий аромат! Он так и манит испробовать, — оживился Руслан.

— Да. Ты прав. Не знакомый запах. Не учтенная самочка? Это та, про которую предупредили волки?

— Скорее всего. Надо проверить. Хоть один положительный момент за сегодняшний день, — Тактауров побледнел от бесплотных попыток разобраться с пропажей Кулагина мл. Сегодня нюх его подвел, но не в этом случае. След привел их в ветлечебницу.

— Она была здесь утром. Неужели ее поймали и держат в одной из клеток. Тогда мы для нее будем спасением. Меньше будет сопротивляться общению с семьей, — заключил Кирилл.

Его брат только согласно кивнул. Какого же было их удивление, когда девушка с таким восхитительным ароматом, оказалась свободна, не в клетке. Да еще и была врачом в клинике.

* * *

Маша очень испугалась неожиданных посетителей, своих собратьев. Они были тоже оборотнями-кошками, а именно рысями, кажется, а она только что думала как-бы ей с ними связаться. Бойтесь своих желаний. Бежать бесполезно. Слишком грозными выглядят мужчины. Ей не скрыться. А нужно?

— Здравствуйте, дорогая! Что же вы так долго скрывались и не давали о себе знать? — прозвучали мурлыкающие нотки в голосе одного из молодых людей, младшего из них, более блондинистого. Девушка испуганно отступала, поддаваясь напору мужчин. Еще больше раззадоривая их охотничий инстинкт.

— Здравствуйте! Почему не появились пред светлые очи главы и не зарегистрировались? Задумали что-то не хорошее? — вопрошал Руслан. Кирилл лишь приподнял бровь в удивлении, на поведение кузена.

Казалось, усталость отступила. О, да он распушил хвост перед этой кисой.

— Я…Я не знала, что это нужно делать, — залепетала девушка. А в воздухе появился запах страха, который так заводил и просил решительных действий.

— ЭЭЭ. Что-то ты завралась, красавица! Об этом знают все. С какой луны ты свалилась? — спрашивал младший. Он все больше веселился от происходящего и меньше пугал девушку своими разговорами. А вот только от одного голоса второго она возбуждалась. Кошка внутри удовлетворенно мурлыкала в предвкушении. Ему она готова была подчиниться.

— Дело в том, — начала неуверенно она, — я совсем недавно стала оборотнем и не знаю всех правил…

— Как это недавно? Ты уже большая девочка! А обращение без решения совета или главы клана запрещено, — переглянулись мужчины. Выражение лица второго, несколько осунувшегося, заострилось. Появилось хищные черты, он даже зарычал, от чего девушка еще больше вжалась в стену, у которой все это время стояла.

— Руслан! — предостерегающе сказал Кирилл. — А ты перестань жаться к стене. Своим страхом ты только сильнее нас возбуждаешь. Рассказывай, как это произошло, — тут же приступил к делу он.

После нескольких глубоких вдохов Руслан успокоился. Разом появилась усталость и синяки под глазами проступили четче. Силы покинули его. Он опустился на ближайший стул, позволяя продолжить опрос кузену.

Все еще испуганная девушка переводила взгляд с одного на другого.

— Эээ. Я ничего не знала. А после попытки волков на меня напасть, я уже сама хотела вас искать. Не знала где, — продолжила девушка. Ее подробный рассказ о своем становлении оборотнем и дальнейших перипетиях жизни позволил им понять ее поведение.

— Теперь понятно. Кстати меня зовут Кирилл, а это… тебе повезло… и есть наш новый альфа — Руслан Тактауров. Так что по всем вопросам к нему.

— Да. Твоим делом я займусь в ближайшее время. Виновные будут наказаны, можешь быть уверена. Только вот вспомни про ту цепочку на его шее еще раз. Какая она была? — спросил Старший.

Девушка не могла спокойно слушать рокот его усталого голоса, постоянно ёрзала и не находила себе места. Ей стоило больших усилий, слушать и понимать о чем он говорит. Маша собралась с силами. Он спрашивал про ошейник.

Она подробно его описала. Поведала, что когда она его сняла, оборотень-рысь набросилась на нее.

— Все понятно это был таурий, — девушка вопросительно посмотрела на Тактаурова. Он пояснил, — Этот металл не дает нам обратиться в другую ипостась. Обычно мы используем его для наказания агрессивных или провинившихся оборотней.

И они начали общаться меж собой, строя догадки и предположения одни за другими.

— Может, это Миша так о брате позаботился. Вот мы и не могли его найти.

— Да, возможно. Больше никто не посмел бы надеть ошейник на Ивана. Он был очень сильным Главой. Его боялись. А брату тот, не смотря, ни на что, доверял, — сказал Руслан.

— Как же он купился? Ведь парочка таких цепочек у него была на хранении. Он знал их предназначение, — удивлялся младший.

— Теперь мы это узнаем, если только найдем Кулагина, — заключил Руслан.

Девушка вслушивалась и не могла понять, кого они имеют в виду. Тот первый оборотень, который ее покусал, был для нее лишь не олицетворенной рысью. Она не видела его в человеческом облике и не представляла, как он выглядит. Увы!

— Стойте, вы все еще ищете ту рысь? Я правильно поняла? Вы его знаете? — спросила девушка.

— Мы догадываемся, кто он. Но непреложных фактов у нас нет, — ответил один из мужчин.

— А что? Ты догадываешься где он может быть? — задал вопрос другой.

— Ну да. Я как раз после этого дежурства собиралась к нему. Хотела узнать о других оборотнях. Только он мне мог о них сообщить, — начала воодушевленно. — Если он все еще там, где я думаю! Сейчас, подождите, я узнаю точно.

Маша схватилась за телефон, и начала с энтузиазмом кому-то названивать. Она не заметила, как мужчины облегченно вздохнули. Они замерли в нетерпении.

— Неужели, все проблемы будут сегодня решены?!

— Да. Точно. Он все еще там.

— Там это где? — задал вопрос Маше младший оборотень.

— Там — это в зоопарке! Его забрали от нас и собирались заняться его случкой с тамошней сервалкой Кариной, — закончила девушка.

— Что? Случка с сервалом Кариной? Ха, ха, ха. И…как? Успешно? — уже не сдерживался Кирилл. Ржал как конь. Руслан все еще пытался сохранить лицо, но из последних сил. Он боялся, что от смеха раны вновь откроются. Не удержался.

— Если это Кулагин, и если он действительно в зоопарке выполняет эти функции, то он до последнего это будет скрывать. Над ним же смеяться всю жизнь будут, — сквозь смех еле выговорил бета. И тут, Руслан не выдержал. Просто представил, как грозного Ивана Кулагина обхаживает Кариночка. Смех сначала вырывался тихими всхлипами, затем, уже не таясь, в голос.

— Охх, — зашипел он от боли. Пальцы затряслись от напряжения. Кровь проступила сквозь бинты и рубашку. Кузен подскочил к нему, помог удержаться в вертикальном положении и не свалиться.

— … Вы ранены. Дайте я вас осмотрю. Я же врач, какой никакой, — страха как не бывало. Мария оказалась рядом с этими удивительными мужчинами. Помогала избавиться от одежды, заглядывала под бинты. — А как же хваленая регенерация? Или я чего-то не понимаю? Вашим ранам несколько дней, как я понимаю. Почему не заживает? Все только гноится.

— При нанесении ран был использован яд. Мы не знаем какой. Виновник мертв. Кровотечение не останавливается, — ввел в курс дела двоюродный брат.

— Вы уверены? А что говорят доктора? Неужели не были проведены исследования крови?

— Все что можно мы сделали. Специалисты не знают в чем дело. Кровь оборотня повлияла на состав, — во время разговора Руслан оказался на кушетке и был слишком слаб, чтобы ответить. Его дыхание было затруднено. Информацией делился Кирилл.

— Очень похоже на яд змей. Они бОльшей частью такие ядовитые. Вам повезло — моя специализация змеи, мне нужно поднять свой дипломный проект, освежить в памяти. Сейчас ему пока лучше отдыхать. Я постараюсь вам помочь, — заверила девушка.

На следующий день Мария явилась в большой особняк в пригороде. Дом был громаден. Высокие кованые ворота скрывали его от любопытных глаз, делая неприступным от сторонних наблюдателей. Плюс серьезная охрана из числа оборотней. Это и была резиденция главы клана оборотней-рысей. Кирилл встретил посетительницу у ворот и провел в спальню, слабеющего с каждым днем, альфы. Последняя вылазка оказалась губительной для его здоровья.

Маша не могла однозначно реагировать на этого сурового мужчину. С одной стороны он был ее пациентом. Она попросила обернуться его в кошку и продолжила осмотр в звериной форме. С другой — он был очень притягательным мужчиной и ее Марыська признала в нем достойную кандидатуру для спаривания. Она подавляла в себе желание защитить и зализать его раны, склонить голову, признавая его главенство. В конце концов, профессионализм победил.

Несколько дней девушка провела у постели Руслана. Обрабатывала его раны. Рысь не подпускала никого, кроме нее, что удивительно. Руслан-человек уже давно не приходил в сознание. Определяла возможные варианты использованного яда, универсальные сыворотки приносили лишь временное облегчение. Пока не наткнулась на описание яда змеи тайпан*. Все сходится. После введения инъекции направленного действия, его дыхание стало свободнее, появились корочки на ранах. Не был бы он оборотнем — не продержался столько дней. Смерть была бы быстрой.

* Яд тайпана (прибрежная змея — одна из самых ядовитых) — вызывает коагулопатическое (нарушает свертываемость крови) и нейротоксическое (паралич дыхательной мускулатуры) действие. Смерть через 4-12часов.

За время присутствия на территории клана, Марию обходили стороной. Считали ее выскочкой. Даже дворецкий Тихон, почтенный старец, не соизволял с ней общаться. Наблюдали со стороны за ее бесплотными попытками помочь их Альфе, но не смели сказать, ни слова против, пока была надежда. Оспаривать главенство желающих не было. Даже совет старейшин молчал.

Маша не покидала стен спальни, обеспечивала необходимый уход. На работе взяла отпуск за свой счет и трудилась на благо своей новой семьи. Спать в отведенную ей комнату так же не уходила. Ей предоставили здесь компьютер и все необходимое мед оборудование. Она вела электронную переписку со всеми известными специалистами, советовалась с ними. Отдыхала в кресле у кровати. Нещадно ныли мышцы шеи и спины, под глазами появились синяки.

Столь самоотверженная работа была замечена обывателями. Даже Тихон уже не смотрел свысока и если замечал ее спящей, прикрывал пледом. В последнюю ночь перед улучшением, она сдалась и уснула в такой уютной и большой кровати больного. На самом краешке. Какого же было ее удивление, поутру. Она крепко прижималась к боку большой рыси, зарывшись пальцами в ее мягкую шерсть. Наконец-то она выспалась, а что еще приятней, ее пациент пошел на поправку.

Маша попыталась выбраться из широкой постели. Пока выползала, была снова погребена под большой когтистой лапой и прижата к телу еще сильнее. И ногу сверху положил. Замерла. Дыхание рыси вновь выровнялось, и девушка повторила попытку. Безуспешную. Руслан только замурлыкал. Вибрации были столь сильными, что ей хотелось ответить ему тем же. И она уснула придавленная весом животного.

Вечером того же дня Маша проснулась от легких прикосновений на своем лице. Под ухом стучало мощное сердце. Ладонь ощущала гладкую твердость мышц живота мужчины. Мускусный запах щекотал рецепторы носа. Хотелось глубоко вдохнуть, вобрать приятный аромат и замурлыкать от удовольствия.

Одежда все еще была на ней — трикотажные домашние штаны и футболка, правда изрядно помявшаяся. Нога девушки оказалась на месте, сейчас доказывающем мужскую состоятельность. А вот мужчина был голым. То есть совсем-совсем без ничего.

— Когда успел обернуться? И раз он в сознании, то почему все еще крепко прижимает ее?

Он уткнулся в макушку ее спутанных волос и кажется, получал удовольствие от этого. Крепкие объятия не позволяли ей освободиться, а в бедро ей утыкалось что-то подозрительно твердое. Она подняла голову и взглянула в его карие глаза с позолотой глаза.

— Кхм. Как ты? Я вижу, раны затянулись, — взглянула Маша на места прежних ранений, где присутствовали лишь красноватые полоски шрамов. Она провела пальчиком по одному из них на плече, от чего Руслан вздрогнул, а взор его темнеющих глаз остановился на ее губах.

— Ты справилась. Спасибо тебе, — сказал он хрипло. И впился в ее такие близкие губы.

— Ммм. Ты сейчас слаб. Тебе надо поесть. Набраться сил, — попыталась вырваться девушка.

— Я думаю, на ЭТО у меня всегда найдутся силы, — и прижал ее сильнее к своему обнаженному телу.

Она же только согласно вздохнула и прильнула к нему еще теснее, хотя куда уж ближе. Ее реакцией на столь близкое мужское тело было ощущение полета в голове и табун мурашек.

Возбужденные соски терлись о такую грубую, мешающую ей наслаждаться ткань. Ему тоже вся эта одежда мешала. Он стянул с нее верх, для чего пришлось прервать контакт с такими нежными губами, на что девушка возмущенно замычала. Руслан рассмеялся. Низ он тоже стянул одним комом, вместе с маленькими трусиками, от чего девушка осталась голой в одно мгновение. И вот уже ненасытные руки исследовали каждый сантиметр ее такого желанного тела.

Сейчас оборотень был действительно слаб. Он это почувствовал, когда оторвался от подушки и хотел расположиться меж таких сладких ног. Руслан тряхнул головой, пытаясь прогнать мушки из глаз. Зрение вернулось, и слабость на время отступила.

Мягкие округлости груди вздымались от неровного быстрого дыхания. Он припал к ним губами. Засосал, вбирая их, покусывая. Удлинившиеся клыки поцарапали нежную кожу, молодой человек слизнул капельки крови. Все тут же зажило, на глазах. От чего прошла дрожь по телу девушки, неся ей еще бОльшее удовольствие. Он уже не мог сдерживаться. Долгие прелюдии в этом состоянии были ему не доступны. Оборотень уже давно терся своим мощным членом об ее мягкое влажное лоно. Резким толчком он вошел в нее.

Приятная долгожданная наполненность принесла ей удовольствие одним фактом своего существования. Дальнейшие движения дарили радость слияния. Пот струился по их телам, громкие крики, рычание в его горле в ожидании кульминации.

— О да!!! — и хоть обещанного оргазма она не получила. Маша ощутила радость от самого процесса соития, радость от наполненности внутри, радость от самого обладания.

— Рррр! — его гортанное рычание в конце, было музыкой для ее ушей.

— Прости, что не оправдал ожиданий, — прозвучало в тишине комнаты, когда дыхание было восстановлено, а потные тела и простыни начали остывать.

— Все хорошо, — чуть ли не мурлыкала от удовольствия девушка, пряча от него глаза. Слишком уж была не привычна для нее вспыхнувшая между ними страсть.

Он приподнял ее за подбородок, вглядываясь: — Я надеюсь, ты не жалеешь?

Возможный ответ прервало громкое урчание его живота. Им ничего не оставалось, как позаботиться о пропитании и восполнении жизненной энергии в виде принятия пищи.

Благодарный взгляд, брошенный Тихоном в сторону Маши нес в себе надежду на лучшие времена.

Рысь Руслана приняла Марыську как свою пару. Теперь трудно его будет переубедить, да и пытаться никто не будет. Тем более Маша была не против их возможных отношений. Что до ухаживаний, которых у них не было — придется восполнять пробелы. Тем более секс был у них просто великолепен, что с радостью доказал мужчина своей второй половинке, в уже ближайшее время, этим же днем.

Рысью в зоопарке оказался действительно Иван Кулагин. Решением совета было принято — оставить его изолированным от общества и его дальнейшие пребывание там на неопределенный срок. Их игры с братом всех тревожили. Они уже давно вышли за рамки нормальных взаимоотношений в клане и несли угрозу ее членам. Просто раньше не было возможности остановить их пикировки.

Мария стала любимым ветеринаром в клане. И была окружена любовью и взаимопониманием.

Эпилог.

— Ммм-ррр. Дорогой! Я просто хотела предупредить тебя, что через пару часов приезжает моя подружка Инка. Я встречу ее в аэропорту. Не теряй меня.

— Согласись мой способ общения намного лучше. Я только рад прерваться по такому поводу, — вдыхал запах волос Руслан, — ты замечательно пахнешь.

— Ну, перестань! Ты вообще слышишь, о чем я говорю?! — щелкнула она по носу, и укусила за ухо.

Тесные объятия разгоряченных тел вновь слились в первобытном движении.

* * *

— Вот видишь, мы успели. Еще и ждать приходиться. Где твоя подружайка? Ее рейс уже приземлился.

— Не ворчи милый. Скоро она будет здесь, — Маша поцеловала любимого в кончик носа.

— Маа-ша. Это действительно ты? — послышалось от черноволосой девушки. Она снимала свои темные очки и не верила своим глазам, своему носу.

Маша резко обернулась. Волосы встали дыбом. Волк.

— Инна? — голос стал хриплым. Руки Руслана заметно напряглись на ее талии.

— Фу-у. Маха. От тебя я такого не ожидала. Ты что с собой сделала? — скривилась в притворном ужасе подружка.

— Я в шоке. Так ты тоже оборотень? — в свою очередь удивлялась девушка.

И тут заговорил Руслан: «Девушка, вы мне кого-то напоминаете? Не напомните…»

— Тактауров, что за дешевый подход? Ты где такого нахватался? — Маша не сильно ткнула его локтем. И кинулась в объятия подруги.

По пути заехали в один из ресторанов. Девушки захотели отметить встречу.

Стол ломился от обилия закусок и спиртного. Взрывы смеха не прекращались в их компании. На этот момент никого не существовало для них. Новостей было много и основными из них нужно было поделиться прямо сейчас.

— Инна?! — около столика остановился подтянутый мужчина с посеребренными висками в компании с…альфой волков.

— Деда! А я приехала к тебе, — бросилась в объятия Тимура, беты волков.

— Ко мне? А где мать? — оглядывался в ее поисках мужчина.

— Понимаешь. Я одна приехала, — опустила глаза девушка. — Хотела вот у подружки остановиться. Знакомься. Это Маша и ее молодой человек — Руслан.

— А мы знакомы. Это альфа рысей, — поклонился в приветствии дед. — А это наш новый Альфа — Артур. Ты еще не представлена новому главе.

Глаза волка не отрывались от девушки, ноздри нервно подрагивали от ее притягательного аромата. Волк внутри вырывался пометить такую долгожданную и желанную пару.

— Наконец-то. Не отпущу.


Конец