Ангел тьмы (fb2)

Ангел тьмы (пер. Народный перевод) (Падшие Ангелы [Иден]-1)   (скачать) - Синтия Иден

Синтия Иден
Ангел тьмы


Пролог

 Единственной целью его существования была смерть. Он приходил не для того, чтобы утешить или просветить.

Работа Кинана - приносить смерть тем, кому так не повезло познать его прикосновение.

И этой холодной и ветреной новоорлеанской ночью следующая жертва уже появилась в поле зрения. Он смотрел на нее с вершины собора Сент-Луиса. Смертные не видели Кинана. Лишь те, кто готовился покинуть земную обитель, могли узреть его лицо, поэтому он не беспокоился, что шокирует людей, бредущих по соседнему кварталу.

Нет, Кинан ни о чем не беспокоился. Ни о ком. Никогда. Ангел убивал простым касанием и шел за следующей жертвой.

Женщина, за которой он наблюдал сегодня, оказалась невысокой, с длинными черными волосами и кожей цвета сливок. Порывом ветра темные пряди откинуло назад, открывая лицо, когда девушка спешила вниз по каменным ступеням собора. Двери были заперты. Она не могла попасть внутрь. Не имела шанса помолиться.

Жаль.

Кинан повернулся, чтобы видеть боковую часть собора, по-прежнему наблюдая за ней, пока она спускалась по узкой тропинке. Аллее пиратов. Он забирал здесь раньше и других. На этой улице, казалось, раздавались крики из прошлого.

- Нет!

Крики были вовсе не из прошлого. Его тело напряглось. Крылья забились в воздухе. Это кричала она.

Николь Сент-Джеймс. Школьная учительница. Двадцать девять лет. Девушка, обучавшая детей по выходным. Женщина, пытающаяся просто прожить свою жизнь правильно...

Женщина, которая сегодня умрет.

Вскочив со своего места, Кинан прищурился. Время подойти поближе.

Человек, нападавший на Николь, прижал ее к стене. Одной рукой мужчина зажал ей рот, для уверенности, что она больше не закричит. Другая его рука упиралась девушке в грудь, почти вдавливая в холодную каменную стену.

Она сопротивлялась гораздо ожесточеннее, чем ожидал Кинан. Толкалась. Брыкалась.

Нападавшего это просто рассмешило.

А Кинан наблюдал - как обычно и делал. Столько лет...

Слезы текли по щекам Николь.

Мужчина, удерживающий ее, наклонился и слизнул их.

У Кинана внутри все сжалось. Зная, что ее время скоро придет, он наблюдал за ней несколько недель. Ангел прокрался в ее класс и слушал мягкий протяжный голос Николь. Он видел, как ее губы изгибались в улыбке, а на правой щеке появлялась ямочка.

Кинан видел смех в ее зеленых глазах. Видел тоску. Видел... жизнь.

Теперь же, этот взор был полон абсолютного животного ужаса, который проявляется только из-за беспомощности.

Кинану не нравилось то, что он прочел во взгляде девушки. Его руки сжались.

Не смотри, если тебе не нравится.Он оторвал взгляд от ее лица. Работа ему не нравилась. Никогда не нравилась.

У него не было выбора.

У них есть выбор. А у меня только приказы, которым я должен подчиняться.

Так было всегда. Но почему же это беспокоит его теперь? Причиной тому Николь? Потому что он долго за ней наблюдал? Следил слишком часто?

Искушение.

- Это будет больно...

Скрежещущий шепот мужчины, казалось, процарапал мозг Кинана. Ни нападавший, ни Николь не могли его видеть. Пока не могли.

Одно прикосновение - это все, что нужно сделать.

Но ее время еще не пришло.

- Ветер шумит так сильно... - Мужчина убрал руку со рта Николь. - В любом случае, никто не услышит твои крики.

Но она все же закричала - громко, долго, отчаянно - и продолжила бороться.

Кинан действительно не ожидал, что девушка так долго будет сражаться за свою жизнь. Некоторые вообще не сопротивлялись, когда приходило их время. Другие же, наоборот, боролись так, что ему приходилось их тащить.

Ткань затрещала по швам. Разорвалась. Парень дернул рубашку девушки, разрывая ткань в клочья. Кинан увидел лифчик цвета слоновой кости и красивую грудь.

Помоги ей.Порыв пришел изнутри и он не мог оставить его без внимания.

- Не надо! - закричала Николь. – Пожалуйста, не надо! Отпусти меня!

Нападающий поднял голову. Кинан уставился на него, отмечая тощее телосложение, темные волосы и глаза, которые были слишком черными для нормального человека.

- Нет, детка! Я не отпущу тебя, не дам возможности сбежать. - Парень облизал губы. - Я дьявольски голоден, - улыбнулся он, обнажив острые зубы, которыми не мог обладать ни один человек.

Вампир. Собственной персоной. Кинан очищал эту грязь на протяжении веков. Ошибка. Вот чем являлись эти паразиты. Эксперимент пошел не так.

Девушка открыла рот, чтобы снова закричать, но вамп впился зубами в ее горло. Он пил из нее, жадно глотая и рыча, а Николь, пытаясь вырваться из его лап, царапала ногтями лицо мучителя.

Увы, было слишком поздно сопротивляться. Она никогда не справится с ним, не сможет сбежать от вампира. В ней было всего метр шестьдесят. И может, чуть больше шестидесяти килограмм.

Вамп же был выше метра восьмидесяти. Худой, но его мышечная масса и вес не имели значения - не тогда, когда речь шла о силе вампира.

Кинан уставился на узкое начало переулка. Вскоре он сможет прикоснуться к ней и кошмар закончится. Скоро.

- Ты так и собираешься просто стоять?- сказала она, надорвавшимся голосом.

Кинан повернул голову обратно к ней. Эти зеленые глаза, ярость и страх, смотрели на него.

Невозможно.

Она пока не должна его видеть. Еще не время. Вамп выпил из нее еще недостаточно крови.

Николь попыталась оттолкнуть нападавшего, но тот вцепился зубами ей в горло и не собирался отступать. Ее шея была откинута назад, голова наклонена на бок, а взгляд направлен на…

Него.

- Помоги мне, - беззвучно попросила она, слезы потекли по щекам.

- Пожалуйста.

Ее просьба, казалось, просочилась прямо ему в душу.

- Я помогу, - слова давались ему с трудом, Кинан уже и не помнил, когда в последний раз разговаривал с человеком. На самом деле в этом не было необходимости. Не тогда, когда он просто забирал души. - Скоро...

Вамп поднял голову. Его рот и подбородок окрасились ее кровью.

- Детка, ты такая вкусная.

Тело девушки упало на землю, ее колени подогнулись.

Кинан напрягся, раскрывая за спиной крылья.

- Обалдеть, - пробормотал вамп, немного отступив от нее. Почему он прекратил кормиться?Монстр ведь планировал убить ее. Кинан знал это. Николь Сент-Джеймс сегодня должна умереть.

Николь прикоснулась рукой к горлу. Ее пальцы дрожали.

- Т-ты ненастоящий... – Она не отрывала взгляд от Кинана.

- О, я чертовски реален. - Вамп вытер тыльной стороной ладони подбородок. - Знаешь что самое приятное? Все те истории, что ты слышала? О вампирах в этом городе? Каждая чертова история о них - правда.

Николь не смотрела на вампира. Не спуская глаз с Кинана, она потихоньку пошла по переулку. Девушка передвигалась медленно, опираясь рукой о стену.

- Ты собираешься убежать? - насмехался вамп. - О, черт побери, я люблю, когда они убегают.

Да, он любил, большинство вампиров любили. Им нравилось возбуждение от охоты.

- Почему ты не помогаешь мне?- закричала она на Кинана, но ветер унес ее слова, превращая их в шепот, когда они покинули переулок.

Это Аллея Пиратов. Очень редко здесь кто-либо мог услышать крики.

Вампир, наконец, понял, что его жертва обращалась не к нему. Он развернулся, почти задев Кинана.

- Какого дьявола? - потребовал парень. - Сука, никого…

Шаги Николь уже раздавались в нижней части переулка. Умно.Кинан почти улыбнулся. Видела ли она его вообще? Или же ее слова были просто уловкой, чтобы спастись?

Вампир засмеялся, бросившись за ней. Четыре шага и паразит прыгнул на нее и, повалив Николь на землю, не позволил выбраться из переулка. Во время падения послышался звук разбитого стекла - бутылка из-под пива, брошенная неподалеку. Девушка упала на нее, и бутылка разбилась под ее тяжестью.

- Ты будешь умолять о смерти, - пообещал ей вамп.

Кинан медленно подошел к ним. Он поднял руку, зная, что воздух сейчас похолодеет. Рассказы о холодном прикосновении смерти были верны. Время Николь пришло.

- Пожалуйста, Господи, нет! - закричала девушка.

У Бога другие планы. Именно поэтому Ангела Смерти послали забрать ее.

Руки вампира были на ее горле, а когти впивались в кожу. Запах гниения и сигарет кружился в воздухе вокруг Кинана.

- Цветы, - прошептала Николь. - Я чувствую ...

Его запах.Ангелы часто приносят с собой цветочный аромат. Люди все время улавливали слабый шлейф этого запаха, но так и не понимали, что не одиноки.

Вамп снова впился зубами в горло Николь. Сейчас у нее даже не хватало голоса, чтобы закричать, только слезы текли из глаз.

Кинан встал на колени рядом с ней. Увидев ее в первый раз, он подумал... Красивая.

Теперь же, покрытая грязью и кровью, все еще сопротивляющаяся вампиру, пытающаяся выжить...

Красивая.

Время пришло. Рука Кинана поднялась и застыла над ее спутанными волосами. Его пальцы были так близко к тому, чтобы прикоснуться к ней. Только дюйм или может два разделяли их. Но...

Он колебался.

Почему никто не прошел по переулку в эту ночь? Полицейский? Студент? Кто-нибудь, способный помочь?

Не тот, кто просто должен смотреть, как она страдает.

В его животе разгорелся пожар. Она не заслужила такого жестокого конца своей человеческой жизни. Исходя из того, что он видел, Николь была хорошей. Она пыталась помогать другим. Его челюсть болела, от того, что он стоял, стиснув зубы.

Взгляд Кинана переместился на вампира. Было так просто остановить его и избавить мир от еще одного монстра.

Нельзя. Приказ горел в его сознании. Он не должен вмешиваться. Это не выход. Этого не дозволено. Он должен забрать свою подопечную и уйти. Таковы правила.

Он заберет Николь Сент-Джеймс этой ночью, а завтра его будет ждать кто-то еще. Людей всегда много. Множество душ. Множество смертей.

Руки Николь обессилено упали, пока вампир пил из нее, а голова повернулась к Кинану.

В ее взоре было сокрыто золото.Кинан думал, глаза Николь были сплошным изумрудом, но теперь видел золото, сверкавшее в ее радужках. У ангелов было хорошее зрение - в темноте или при свете дня - но он никогда не замечал этого раньше.

Ее взгляд остановился прямо на нем. Николь была так близка к кончине. Кинан не сомневался, что теперь она видела его.

- Не волнуйся, - сказал он ей. Вампир не слышал его. Никто, кроме Николь, не мог услышать его голос. - Боль для тебя уже закончилась.

Его рука все еще была распростерта над головой Николь. Он хотел прикоснуться к ней раньше. Чтобы убедиться, что ее кожа на ощупь так же мягка, как и на вид. Но ангел понимал, насколько опасно было бы такое прикосновение для них обоих.

Кинан также знал, что случается с теми представителями его вида, кто не подчиняется приказам.

Несмотря на распространенное мнение, ангелы не имели привилегий. Как, впрочем, и выбора, в отличие от людей. У них были только обязанности.

- Я не... – слова Николь стали еле слышным шепотом. Вамп уже слишком сильно растерзал шею бедняжке, что она не могла говорить? - Я не... хочу... умирать...

Вампир, рыча, заглатывал ее кровь.

- Не... дай мне... - ее ресницы начали опускаться, пальцы правой руки разжиматься, и запястье задело разбитое стекло. - Умереть...

Так много отчаяния было в голосе девушки, но Кинан слышал отчаяние и раньше. Как и страх. Ложь. Обещания.

Но никогда не слышал их от нее.

Кинан не прикоснулся к ней. Отдернул руку, потому что колебался.

Колебался.

Он забрал тысячи душ. Нет, гораздо больше. Но Николь...

Почему ее? Почему сегодня? Она едва успела начать жить. Вампир должен быть тем, кто уйдет, не …

Николь гортанно застонала. Кинан моргнул, крылья зашелестели у него за спиной. Нет, у него была работа. Он сделает это.

Николь схватила толстый осколок стекла и подняла его. Она воткнула его в шею вампира, попав прямо в яремную вену. Кровь монстра полилась на нее, а вамп дернулся назад, воя от боли и ярости.

Горло Николь было месивом из разорванной плоти и крови. Так много крови. Ее. Вампира. Она схватила другой осколок и снова вонзила ему в шею.

Борьба.

Девушка отчаянно сражалась за каждую секунду жизни, имеющуюся в запасе. И Кинан должен был просто остановить ее? Забрать, когда она так отчаянно цеплялась за жизнь.

Ты же делал это раньше. Сделай снова.

Так много людей. Так мало жизни. Так много смертей.

- Сука! Я разрежу тебя на кусочки!

И вамп это сделает. В тот момент, Кинан мог видеть все, что тот запланировал сделать с Николь. Теперь смерть девушки будет в десять раз более жестокой. Ее будущее уже изменилось. Потому что я колебался.

- Я вырву твое сердце!

Да, в конце он сделает и это.

Она умрет с открытыми глазами, со страхом и кровью, душащими ее.

- Я раскромсаю это милое личико.

Ее гроб будет закрыт.

Огонь в животе Кинана разгорался все сильнее, жарче с каждой прошедшей секундой. Почему Николь?Она... успокаивала его. Когда он слышал ее голос, тот казалось, обволакивал его. А когда девушка смеялась...

Кинану нравился звук ее смеха. Мелодичный, непринужденный.

- Помоги... мне...– прохрипела Николь.

Кинан расправил плечи. Что она видит, когда смотрит на него? Монстра, такого же, как вампир? Или спасителя?

- Всем на тебя плевать... - Вамп выдернул стекло из своей шеи. На Николь брызнуло еще больше крови. - Ты умрешь в одиночестве, и никто даже не заметит, что тебя нет.

Он заметит.Потому что ее здесь больше не будет, и она не взглянет на него. Ангел не знал рая, только смерть.

Николь попыталась подняться с земли, но не могла даже пошевелиться. Потеря крови сделала ее идеальной добычей.

Вампир улыбнулся ей. - Я собираюсь начать с симпатичного личика.

Николь тряхнула головой, сильно ударившись о стекло. Раны не остановят вампира. Его ничто не остановит. Никто. Она будет кричать, страдать, и наконец… умрет.

А Кинан будет смотреть. Каждый момент.

Нет!

Он поднял руку для последнего, завершающего штриха. Его прикосновение может забрать жизнь, разрывая право души на тело.

Протянув руку, ангел сомкнул пальцы на плече вампира.

Монстр дернулся, вздрогнул, как будто сквозь него прошел электрический разряд. Кинан даже не пытался смягчить свою силу. Он хотел сделать вампиру больно. Желал, чтобы тот страдал.

И это было неправильно, Ангелам Смерти не следовало желать мести. Злиться. Они, как предполагалось, не могли проявлять заботу ни о ком.

Убийство вампира – большая ошибка. Это противоречило приказу. Но...

Ей больше не будет больно.

Вампир не располосует бледную кожу Николь. Не вскроет ее грудную клетку, не осквернит тело.

Он просто умрет.

Вамп упал на землю, его тело стало таким же твердым, как и камни под ним.

Кинан не беспокоился о душе существа. Та направилась прямиком в ад и не нуждалась в провожатом. Но Николь...

Она хрипло дышала, грудь поднималась. Николь была едва жива. Его руки инстинктивно потянулись к разорванному горлу.

Нужно остановить кровь.

Но Кинан не прикоснулся к ней. Не мог. Поскольку на этот раз, не хотел ее убивать.

- Помоги...- Ее отчаянный шепот заставил его грудь сжаться от боли.

Крылья забились в воздухе. Поблизости не было ни одного человека, способного ей помочь.

Николь страдала, но продолжала жить. Пока он не коснется ее, она не умрет, и не важно, насколько плохи раны.

Помочь. Убить ее было бы куда добрее, чем позволить столкнуться с этим кошмаром, когда ей пришлось сражаться за каждый вздох.

- Ж-жить...

Но Николь не хотела умирать. Однажды, много жизней назад, он встречал солдата похожего на нее. Мужчину, решившего бороться с холодным прикосновением смерти. Он был выпотрошен, но не сдавался, отчаянно пытаясь остаться в живых, несмотря на боль.

Кинан не ожидал встретить такой же непоколебимый дух в школьной учительнице. Нужно было помнить урок, который ему прежде преподали люди - внешность весьма обманчива.

Ее ресницы затрепетали, но сердце еще билось. Он слышал его ускоренный ритм.

Это конец.Смерть для Николь была бы милосерднее, чем эта боль.

Но Кинан не мог прикоснуться к ней.

Сжав руки в кулаки, он откинул голову назад и закричал в ночь.

Ветер ударил его с силой лавины, врезаясь в тело, поднимая вверх, и подбрасывая в воздухе, все выше и выше. Он унес ангела от женщины, которая так яростно сражалась за свою жизнь.

Ночное небо проносилось мимо Кинана, шепот тысячи голосов наполнял уши. Появившийся тусклый свет становился все ярче и ярче, призывая вверх и ослепляя, когда он приблизился слишком близко.

Мрак.

Кинан моргнуть не успел, как оказался на коленях. Его тело ударилось о блестящий мраморный пол. Он знал, кто предстанет перед ним, еще до того, как позволил себе поднять взгляд.

Азраель.Глава Ангелов Смерти.

- Что ты наделал? - потребовал он.

Кинан закрыл глаза и увидел женщину, истекающую кровью в пустом переулке. Дрожащую от холода.

- Она все еще жива. - Ангел поднялся на ноги, позволяя крыльям раскрыться за спиной.

Аз покачал головой.

- Нет.

Его охватил страх.

- Что? Я не трогал ее, я не…

- Ты признаешься в неповиновении приказу!- Лицо Азраеля напряглось. - Ты не подчиняешься.

Она мертва?Преисполненный желанием вернуться к Николь, Кинан развернулся от Аза. Никто больше не заберет ее, не после того, как он так рисковал.

- Ты знаешь наказание за подобный проступок. - Слова Азраеля заставили его замереть.

Да, он знал, что будет отвечать за то, что забрал душу вампира, но…

- Мне очень жаль, Кинан. Ты... ты был хорошим ангелом.

- Подождите. - Кинан снова повернулся лицом к белокурому ангелу. - Я не сделал...

- Нет, ты этого не сделал. В этом и проблема, - в словах Аза была сокрыта печаль, хотя голос не выражал никаких эмоций. Ни один из ангелов никогда не показывал своих чувств.

Ни любви. Ни страха. Ни ненависти. Только долг.

Кроме тех случаев, когда Кинан смотрел на нее, он... чувствовал.

- Искушение может уничтожить всех нас. - Аз окинул его своим всевидящим ярко-синим взглядом. - У тебя был шанс выполнить приказ. Ты знал, когда ей следовало умереть, но убил того, кого не было в нашем списке.

- Это был Вампир! - Гнев был для него чем-то новым. Тем, что родилось, когда он увидел, как Николь страдает от боли. - Он пытал, убивал. Он заслужил…

- Мы все получаем то, что заслуживаем. - Аз вздернул подбородок. - Берегись, мой друг - будет больно.

- Что?

- Я слышал, что это огонь, который заставляет тебя кричать громче всех.

Не было никакого огня.

Ветер снова подхватил Кинана, окружая его, но на этот раз хватка была подобна сотни острых лезвий.

Азраель решительно смотрел на него. Без эмоций. Возможно, их никогда и не было.

- Думаешь, мы не знаем о похоти, что поселилась в твоем сердце?

Что ангелы могут знать о похоти? О чем они знают, кроме отданных им приказов и защиты слабых, живя в этом огромном пустом небытие?

- Почему, как считаешь, ее поручили тебе? - спросил Аз.

И Кинан, наконец, понял. Испытание. Он потерпел поражение, потому что не смог наблюдать, как угасает Николь.

- Ты нарушил наши правила, Кинан. Взял душу, которую не должен был забирать, - донесся до него холодный голос Аза. - И не выполнил свой долг.

Забрать жизнь Николь. Но нет, Азраель сказал, что она не жива, он сказал...

- Где она?- Кинану пришлось кричать сквозь яростные порывы воздуха.

Но ответа не было. Только вой ветра. А потом пришел огонь.

Он взорвался в теле, начиная с ног, поднимаясь все выше и выше, как только Кинан полетел вниз, стремительно падая с небес.

Изгнанный из своего дома.

Кинан взмахнул крыльями, пытаясь справиться с ветром, но…

Закричал от боли, так как пламя распространилось и на них. Это был не какой-то призрачный огонек - реальный огонь, пожирающий его кожу и плоть. Сжигающий крылья. Его крылья!

- Нет!

Он никогда не знал боли, но после этого дня, навсегда запомнит ее.

Его тело зависло в воздухе, а плечи и крылья горели. Кинан пытался пошевелить ими, пытался…

Но падал, и падал прямо вниз на землю, и горел. Горел. Горел.

Азраель был прав. Пламя заставило его кричать, поскольку теперь он стал тем, кем всегда боялся быть.

Падшим.

Николь Сент-Джеймс закричала, вскакивая на ноги. Ночь вокруг была тихой. Слишком тихой. Над ней сверкали звезды, и несколько мгновений невозможно было понять, где же девушка находится. Не известно.

Переулок.

Аллея Пиратов. Она срезала путь к своему дому. Хотела зайти в эту церковь. Узнав новости от своего врача, Николь проплакала весь день, ей необходимобыло попасть внутрь.

Но двери оказались заперты, и она решила срезать путь домой.

Рука взметнулась к горлу. При попытке сглотнуть, оно горело. Пальцами Николь коснулась чего-то мокрого и липкого - кровь. Но она не чувствовала раны. Кожа была гладкой.

Сердце девушки забилось быстрее, когда она огляделась вокруг. На нее напали. Николь помнила это. Мужчина. Он толкнул ее к стене переулка, а потом…

Около нее лежало бездыханное тело.

Николь, закричав, быстро попятилась, отползая от него. Глаза парня были широко распахнуты, а горло основательно и глубоко порезано - вот, черт - стеклом, лежащим рядом с ней.

Это сделала я.

Она смутно помнила, как схватила стекло. Подняла его и…

Убила его.

Убила человека. Николь закрыла глаза, пытаясь справиться с подступившей к горлу тошнотой.

Мужчина пытался меня убить. Воспоминания ворвались в ее сознание. Она просто защищалась, вот и все.

Парень укусил ее. Он разорвал ей горло. Николь отбивалась, и он умер.

Но... но у нее больше не было раны.

Николь поднялась на дрожащих ногах. Горло горело, но не столько от боли, как от жажды. Оно казалось таким сухим. Пересохшим. Сколько времени она кричала?

Николь внимательно осмотрела переулок, на этот раз заметив на земле темную жидкость. Кровь. Ее ноздри затрепетали. Запах меди был сильным. Она облизнула губы, понимая, что проголодалась.

- Мэм? - раздался голос из темноты.

Николь повернула голову на звук. В дальнем конце переулка стоял мужчина. Она видела его длинную высокую тень. Прищурившись, Николь рассмотрела темные волосы, жесткие черты лица и блестящий значок на груди.

Коп. Наконец-то.

Она подняла руку, закрываясь от яркого света, когда в нее ударил луч фонарика.

- Дерьмо. Мэм, это кровь?

Да, руки Николь были в крови. Ее ли это кровь? Его? Возможно, обоих.

- На меня... напали, - несмотря на сухость в горле, голос звучал нормально. На самом деле, даже слишком спокойно. Возможно, она была в шоке, так как спокойной себя, точно, не чувствовала. Ее внутренности скрутило узлом, сердце пустилось вскачь и, что действительно странно, зубы начали болеть.

Коп подобрался поближе.

- Куда вас ранили?

- Никуда.Я убила его. – Николь и раньше не лгала полицейским. Зачем начинать сейчас?

Молчание. Она заметила, как луч фонарика медленно прошелся по земле, останавливаясь на мертвом мужчине.

- Он укусил меня... - Но на Николь не осталось следов от укуса. И, конечно, ей просто привиделись его слишком длинные зубы. - Он был таким сильным. Не хотел меня отпускать, и я… Воткнула осколок стекла ему в горло.

Ветер, прошелестевший у ее щеки, принес с собой запах крови. Крови и... слабый цветочный аромат.

- Здесь был кто-то еще. – Николь это точно знала. Она попыталась возродить в памяти другого парня, но помнила лишь темную тень. Большую сильную мужскую тень.

И... у него были синие глаза. Ярко-синие.

- Второй нападавший? - Полицейский подошел еще ближе. - Мэм, поднимите руки так, чтобы я их видел.

Николь подчинилась, чувствуя, как внутри все скрутило узлом. Почему она так голодна?

- Вот так, очень хорошо...

Пульс застучал в ушах быстрыми неконтролируемыми ударами. И тут она почувствовала все запахи - крови, цветов, пота, сигарет, алкоголя и даже фимиама [1] из собора. Слишком много.

- Я вызову подкрепление, и мы позаботимся о вас, хорошо? - Коп уже стоял перед ней. Теперь стало понятно, что звуки ударов, исходят от него. Взгляд Николь прошелся по его лицу, и опустился на мощную шею. Там.Его пульс ускоренно бился прямо под кожей.

Пульс. Кровь. Так близко.

Ее рука потянулась к нему.

- Это все его кровь, мэм?

Она покачала головой, чувствуя при этом небольшое головокружение.

- Думаю, там есть и моя. - Николь не могла оторвать глаз от его шеи. Когда ноющая боль во рту превратилась в нестерпимую, она закричала, и, прижав руку ко рту, попробовала кровь с пальцев. Она согнулась, волосы упали ей на лицо, скрывая от взора полицейского.

Кровь проскользнула в рот.

Больше.

Полицейский потянулся к ней. Девушка зарычала, прыгнув вперед. Что-то дикое и отчаянное в ней вырывалось на свободу. Николь схватила полицейского за горло и толкнула назад. Затем швырнула о стену переулка.

- Мэм, мэм, что за черт?

Стук стал еще быстрее.

- П-простите... - Это слово звучало смешно. Когда она начала шепелявить? И что такое творит? Он - полицейский, ей нельзя…

- Что случилось с вашими зубами? - потребовал он, сопротивляясь ей, толкаясь, вырываясь, но Николь едва чувствовала эту борьбу.

Она наклонилась ближе, так как томилась от жажды - нет, голода- и ей просто необходимо было укусить.

Зубы Николь погрузились в горло копа. Кровь полилась ей на язык. Как хорошо. Больше, чем просто хорошо - лучшее, что когда-либо было в ее жизни. Теплая и пряная жизнь, и это так…

Она попятилась назад, чувствуя тошноту и ужас, борясь со слепящим голодом. Нет, нет. Это неправильно.

Полицейский смотрел на нее карими глазами, полными ужаса.

Николь напала на него и толкнула к грязной стене, также как…

Так же, как тот ублюдок напал на нее.Даже укусила парня. Проведя языком по губам, девушка почувствовала слишком длинные и очень острые зубы. Нет!

Она укусила человека и пила кровь. Пила его чертову кровь!

Николь резко попятилась, пытаясь сбежать от вида и запаха крови. Это было искушением для нее, и больше всего на свете Николь хотелось укусить еще раз.

Споткнувшись о труп, девушка упала на землю. Тело нападавшего мужчины было таким жестким и твердым, словно, он умер пару часов назад. Но, нет, подождите, прошло же всего несколько минут. Она же не была без сознания столько времени, так что...

- Не двигайтесь.

Полицейский потерял свой фонарь, но она отлично видела его в темноте. Он нацелил на нее пистолет.

- Я не знаю, кто вы, черт возьми, такая мэм, но это не помешает мне пустить пулю вам в сердце, если снова ко мне приблизитесь.

»Я не знаю, кто вы, черт возьми, такая».

Страх заставил ее сердце пуститься вскачь, потому что Николь тоже этого не знала.

Голодрвал ее на части. Еще один глоток, один...

Следовало скорее убежать от полицейского. Николь боялась, что если не сделает этого сию же секунду, то даже угроза получить пулю, не удержит ее от его горла.

Она никогда и никому в своей жизни не причиняла боли, до сегодняшнего вечера. Теперь один мужчина был мертв, горло другого - разорвано, а его кровь так и манила.

Николь вскочила на ноги.

- Не двигайтесь.- Пистолет немного дрожал. - Если не хотите пулю в грудь, просто... не... двигайтесь. - Он хрипло выдохнул. - Дьявол, вы сделали тоже самое этому несчастному ублюдку, не так ли? Заманили сюда, а потом вцепились в горло?

Нет. Он пришел за ней. Напал на нее, с темными глазами и клыками, как какой-нибудь плохой вампир из фильма ужасов или что-то в этом роде.

Вампир.

Ее тело застыло.

Клыки. Кровь. Жажда.

Нет. Нет!

«Я не знаю, кто вы, черт возьми, такая».

Эти проклятые удары заполнили уши. Призывая, убеждая сделать еще один глоток.

Бежать. Она не собиралась убивать полицейского или пить его кровь! Николь, развернувшись, побежала в сторону площади.

- Нет! Дьявол, стоять!

Она не могла остановиться. Ее зубы стали клыками, ногти превратились в когти, и это было совсем, совсем неправильно. Слезы потекли по щекам, когда она мчалась в безопасное место.

- Я сказал стоять!

Девушка побежала еще быстрее, направляясь к ближайшему кварталу. Затем плутала по улицам. Перед глазами все расплывалось, она бежала быстрее, еще быстрее...

И все это время, слова копа эхом звучали в ее голове.

«Я не знаю, кто ты, черт возьми, такая».

Она взглянула на когти - когти, в которые превратились ее короткие ногти.

Когти.

Клыки.

Жажда крови.

О, Боже. Коп может и не знал кто она такая, но Николь очень, очень боялась, что знала. И до ужаса боялась, что скоро станет точно такой же, как тот, напавший на нее, ублюдок.

Убийцей. Монстром.

Вампиром.


Глава 1

  Шесть месяцев спустя...


Когда женщина с черными, как сама ночь, волосами и темно-красными губами забрела в бар, Кинан понял, что поиски, наконец, подошли к концу.

Он поднес бокал с текилой к губам, едва заметив, как жидкость обжигает горло. Спустя столько времени, он все же нашел ее.

Николь Сент-Джеймс.

Единственная подопечная, которая смогла сбежать от него. Женщина, изменившая его жизнь. Гнев распалил кровь Кинана, потому что такого не должно было случиться. Не с ним. Не с ней.

Он со стуком поставил стакан на барную стойку. Девушка даже не бросила взгляд в его сторону, продолжая идти к старым покореженным столам в задней части бара. Что она делает?

Николь Сент-Джеймс была учительницей. Женщиной, носившей длинные юбки и свободные тонкие топы. Она не относилась к тем, кто предпочитал рваные выцветшие джинсы, причем такие узкие, что те плотно обхватывали бедра и ягодицы; кто носил подобные топы - топы, едва прикрывающие грудь и обнажающие живот.

Слишком много плоти.

Кинан посмотрел поверх нее. Девушка даже не осознавала, сколько опасности ее окружает? И почему она в Мексике? Сейчас Николь должна быть дома, в Новом Орлеане, наслаждаться жизнью, которую он ей подарил.

Та, ради которой он стольким пожертвовал.

Но нет же, она склонилась над каким-то мужчиной и, проведя пальцами вниз по его загорелой коже, что-то нашептывала ему.

Обольщение.

Мужчина поднялся, и, довольно улыбаясь, отвернулся от своих друзей. Кто-то крикнул:

- Мамасита!- когда они вместе с Николь скрылись за маленькой дверью черного хода.

Встав со стула, Кинан расправил плечи. Хорошо, но он ожидал... большего. Женщина даже не посмотрела в его сторону. Ни разу. Она нашла своего жеребца, и, взяв за руку, повела прямо на улицу.

Прищурив глаза, Кинан последовал за ними. Этот мужчина может найти другую любовницу. У него самого были планы на Николь Сент-Джеймс.

Выходить тихо не имело смысла. Кинан хотел, чтобы они знали о его приближении. Хлопок ладонью по двери - дерево раскололось от прикосновения.

Он вышел на улицу. В нос тут же ударил запах ночного воздуха, плотный, влажный и мускусный аромат диких животных. Сделав еще один шаг, Кинан услышал мягкий шепот в воздухе.

Хриплый голос женщины.

Страстный шепот мужчины.

Жар внутри Кинана вспыхнул сильнее.

Завернув за угол, он увидел их, наполовину скрытых в тени. Целующимися. Руки Николь блуждали по телу мужчины. Она встала на носочки и, опустив голову, целовала его шею.

Кинан скрестил руки на груди, и, прочистив горло, сказал:

- Э-э... жаль прерывать вас. - Нет, совсем не жаль.

Девушка взглянула на него. Те же темно-зеленые глаза.Но во взгляде не читалось удивления. Значит, ей было известно, что он там стоял?

Но Ромео, вероятно, оказался слишком занят, чтобы услышать, поэтому с удивлением повернулся, прищурив свои глазки-бусинки. Парень загородил Николь плечами от взгляда Кинана. Парень прорычал:

- Vete a la chingada! [2]

Хорошо. Да будет так. Но он точно не планировал совершить еще одну поездку в ад.

- Ты должен уйти.

Парень моргнул.

- Я хочу ее. - Голос Кинана звучал слишком громко, но кипевшая в нем ярость требовала выхода.

У него были проблемы с эмоциональным самоконтролем. Удар со всей дури по двери, на самом деле не являлся частью плана.

- Очень жаль, - отрезал парень, его английский был с мексиканским акцентом. - Сегодня ночью она занята.

Пальцы девушки сжались на плече предполагаемого любовника.

- Давай убираться отсюда.

Кинан покачал головой:

- Нет, Николь, ты никуда не пойдешь.

Молчание.

Не спеша, она отстранилась от мужчины. Сменив позицию, Николь сделала шаг вперед, и Кинан взглянул прямо в эти зеленые глаза, глаза, преследовавшие его в течение многих ночей.

- Откуда ты знаешь мое имя? - прошептала девушка.

Он улыбнулся.

- Ты будешь удивлена тому, сколько я о тебе знаю.

- Я позабочусь об этом cabron [3]! - пообещал Ромео.

Cabron. Ублюдок. Кинан вскинув брови, посмотрел на парня.

- Ты должен сейчас же уйти. - Николь даже не взглянула на Ромео. Она сосредоточенно разглядывала Кинана. - На самом деле, быстро. Уходи.

- Что? Нет, мы...

Она повернулась к мужчине.

- Уходи.

Его глаза вспыхнули. - Puta [4].

- Ага, здорово, называй меня, как хочешь, только уходи. - Девушка подняла руку и толкнула парня в грудь. Тот споткнулся, отлетев, примерно, на пять футов. - Иди.

- Как ты… - Глаза Ромео расширились, после чего он развернулся и побежал обратно в бар.

Николь перебросила волосы через плечо - ноги расставлены на ширине плеч, руки свободно опущены вдоль тела.

Интересно. Когда это маленькая учительница успела научиться таким приемам?

- Кто ты? - спросила она Кинана, на лице не было и намека на страх.

- Я тот, кто искал тебя. - Достаточно верно. - В течение очень долгого времени.

Девушка слегка пожала плечами.

- И вот она, твоя счастливая ночь. Похоже, ты нашел меня.

Нет, он нашел не ту женину, которую ожидал встретить.

- Ну, и что теперь собираешься делать? - пробормотала Николь, подходя к нему. Лунный свет упал на лицо девушки, освещая его. Кинан прищурил глаза. Ее личико осунулось. Скулы выделялись четче. Глаза все еще были большими и темными, но губы стали краснее и полнее, чем раньше. Без сомненья, женщина была все так же красива, но... тьма, казалось, окружала ее.

Тело выглядело таким же стройным, как он и помнил. Грудь по-прежнему округлой и высокой, а бедра – нет! Ему не следовало на этом зацикливаться. Ее тело не имело значения.

- Тебе нравится то, что ты видишь? - прошептала Николь, ее медленный хрипловатый голос звучал, как...

Искушение.

Кинан сделал шаг назад.

Одна ее черная бровь взметнулась вверх.

- Сейчас, конечно, ты не боишься меня.

- Я ничего не боюсь. - После того, что он видел и делал, страх просто не мог проникнуть в его сердце.

- Хорошо тебе, - пробормотала она, но былой сексуальности в ее словах не осталось. Голос теперь звучал более... раздраженно. Девушка вдруг моргнула, и маска вернулась на лицо. - Скажи мне, откуда тебе известно мое имя.

Николь была достаточна близко, чтобы коснуться ее прямо сейчас, но Кинан этого не хотел. Нет, он никогда и никого не трогал. Прикасаться было слишком опасно.

Не трогай, если не готов убить. А он не был готов... пока.

- Я знаю твое имя уже очень давно. - Нет смысла врать. Кроме того, ложь его виду давалась с трудом. - С тех пор как тебя поместили в мой список.

Кинан слышал, как Николь тяжело вздохнула.

- С-список? - Страх промелькнул в ее глазах. Голос ожесточился, когда она сказала: - Ты один из них.

- Кого? – Кинану стало любопытно.

- Охотников. - Произнося это слово, девушка скривила губы от отвращения.

Но Николь была права. Теперь он - охотник, а она - его жертва.

- Я не сделала ничего плохого! Никого не убивала… с тех пор. - Николь замолчала, глаза наполнились слезами. – Казалось, если не причинять никому вреда, вы оставите меня в покое.

Кинан мог только смотреть на нее.

- Предоставить тебя самой себе, для меня не вариант.

Она вздернула подбородок:

- Я не собираюсь облегчать тебе задачу.

- Нет, я не ожидаю, что ты даже попытаешься. - С ней ничего не могло быть легко.

- Я не буду слабой мишенью, и не надейся. - Ее руки сжались в кулаки. - Хочешь взять меня, подойди и попробуй.

Кинан был удивлен.

- Я…

- Ты не получишь ее! Взять гринго! [5] - Кинан напрягся от этого крика. Оглянувшись, он увидел, что Ромео вернулся и привел друзей. Они пили в баре, только сейчас пьяными вовсе не были. Нет, мужчины были разъяренными и весьма, весьма решительными.

Ко всему прочему, были вооружены ножами и ружьями. Что? Почему?Из-за того, что один из них лишился потенциальной любовницы на ночь?

- Мы заберем девушку.Не ты, - бросил Ромео, шагнув со своими людьми вперед. – Мы не для того так долго искали ее, чтобы какой-то грингостал у нас на пути.

Николь поспешно отступила.

Мужчина прошел мимо Кинана, казалось, едва замечая его.

- Я знаю, кто ты, - сказал Ромео Николь. - Такие же монстры как ты... - он плюнул на землю. - Убили мою мать.

Николь не монстр. Она просто женщина.

- Такие, как ты, думают, что непобедимы... тем лучше для нас... - Произнес пожилой мужчина с седеющими темными волосами и холодными карими глазами. - Подумайте еще раз сеньорита. - Его длинные ногти выглядели почти как когти.

- Я-я не... я не хотела причинять вам вреда. - Николь отступила на несколько шагов. За ее спиной находился забор. Старый деревянный, по меньшей мере, шестью футами высотой. Она поймана в ловушку.

Кинан наблюдал и ждал. Мужчины даже не замечали его, поскольку уже приближались к девушке. Шесть человек против одной женщины. Были ли шансы равны?

Я должен стоять в стороне, как раньше. На протяжении многих лет. Просто стоять и смотреть.

Он был создан, чтобы наблюдать.

- Ты не хотела причинить мне вред? - повторил Ромео. – Тогда, какого черта, ты собиралась делать со мной сегодня вечером, puta? Я очень хорошо знаю, что именно ты собиралась сделать.

Николь покачала головой:

- Я должна была… Но я не хотела.

Наверное, игра света, ведь ее глаза, казалось, потемнели от страха.

Потом девушка развернулась и перепрыгнула через забор.

Через забор шестью футами высотой!

- Взять ее! - закричал старик.

- Даже не вздумайтетронут ее. - сказал Кинан. Девушка неслась прочь гораздо быстрее, чем это было возможно смертному.

Но Николь человек.

Нет, она былаим.

Мужчины, замерев на мгновение, перелезли через забор.

- Я сказал, - зарычал Кинан, ярость разрушила его контроль, так как он еще не привык управлять эмоциями: - Даже не думайте о…

Старик поднял пистолет, направив его на грудь Кинана: - Это не твоя война.

Ромео перескочил через ограждение. Двое других побежали за ним.

Кинан шагнул к пистолету. - Нет, моя.

- Она убила бы тебя сегодня ночью. Ствол дрожал в руках старика. – Радуйся, что выжил.

Человеческий глаз не мог заметить того, сколь быстрым движением Кинан выхватил пистолет из его рук. Затем стукнул старика прикладом по голове, услышав глухой звук, когда тот свалился на землю. Как только он упал, ангел, быстро развернувшись, выстрелил - один раз, второй - и снял мужчин, все еще находившихся в конце переулка.

Конечно, Кинан не убил их. Просто причинил боль, как напоминание о себе. - Пойдете за ней снова, - пообещал ангел, - и пули окажутся в ваших сердцах.

Они были слишком заняты - стонали и корчились на земле от боли – чтобы ответить ему. Мужчина еще мгновение смотрел на них, запоминая лица. Он всегда держал свое слово.

Взяв с собой пистолет, ангел развернулся и прыгнул прямо через забор. Кинан следовал за криками и запахом крови, так как снова нашел свою добычу.

Николь не скрыться от него, но ублюдки, преследовавшие ее, узнают, что когда ангел говорит, им, черт возьми, лучше слушать.

Даже если это падший ангел.

Обогнать людей было не сложно. Но если люди, о которых шла речь, приготовили ловушку, а ты попала прямо в нее, так как испытывала адскую жажду - ну, тогда все становится намного сложнее.

У Николь подкосились колени после прыжка через забор, но секунду спустя, девушка уже бежала по пустырю, желая скрыться в темноте, по другую сторону.

Послышался чей-то рык. Раздался громкий грохот грузовика, фары которого внезапно вспыхнули, прямо из вожделенной темноты. Теперь девушка поняла, насколько хорошую ловушку для нее подготовили.

Они знали, что Николь придет в бар и будет голодна. Найдет мужчину и выведет его наружу, чтобы «выпить».

Оставалось только выяснить, в какую сторону она побежит, чтобы отрезать путь.

Заревел мотор и грузовик, разбрасывая пыль и грязь на своем пути, нацелился прямиком на вампиршу. Николь бросилась влево. Ей вслед полетели пули, одна из них попала в руку. Черт возьми, почему они просто не отпустят ее?

Фургон свернул и поехал следом за ней. Николь, конечно, была быстрой, но не быстрее машины.

Девушка упала, когда ее задело бампером, распластавшись прямо в грязи, но быстро откатилась в сторону, чтобы колеса не прошлись по ней.

Пыль попала в легкие. Кровь лилась из ран. Жажда росла. Прошло слишком много времени с последнего кормления. Не нужно было ждать.

Но Николь ненавидела пить кровь. Это всегда напоминало ей, кем она была. Монстром.

Во время кормления, темный соблазн брать и брать грозил затопить ее.

Дверца грузовика скрипнула открываясь.

- Мы поймали ее! - На этот раз акцент был не мексиканским. Услышав голос, девушка узнала Техас.

Заскрипела другая дверь.

– Не снимайте ее с прицела. Нужно гораздо больше, чем поцелуй моего пикапа, чтобы уложить такую как она.

Да, так и было, но Николь держала глаза закрытыми и сдерживала дыхание. Мужчины подошли ближе. Она почувствовала запах их пота и страха.

И возбуждения.

Вдалеке послышались другие шаги - должно быть это ее потенциальная жертва со своими приятелями.

Затем Николь услышала грохот выстрелов. Один. Два. Но девушка даже не вздрогнула от звука - если они собрались перестрелять друг друга, то ей же лучше. Внутренние распри между парнями означали, что она будет отбиваться от меньшего количества людей.

Земля завибрировала от шагов охотников. Николь выжидала, лежа неподвижно. Ждала и…

Первый мужчина толкнул ее сапогом. Не то, чтобы толкнул. Ударил со всего размаху. Девушка быстро перевернулась, молниеносным движением поймала его конечность, и, резко дернув, сломала ему правую ногу. Затем левую. Он закричал перед тем, как упасть на землю.

Вампирша вскочила и врезала кулаком в лицо другому нападающему. Захрустели кости. Брызнула кровь, и ах, она, наконец, сделала глоток. Подходящее наказание для тех, кто гнал ее как бешеную собаку, но...

Но следовало убираться отсюда к чертям.

Засвистело еще больше пуль, но они не долетали к ней даже близко. У кого-то был очень паршивый прицел. Николь оббежала грузовик и снова бросилась во тьму. Хорошо, если там не стояло еще одного грузовика, поджидающего ее.

Девушка рискнула бросить беглый взгляд через плечо. От увиденной картины она испытала шок.

Сейчас за ней гнался только один мужчина? Что случилось с остальными?Она насчитала, по меньшей мере, шестерых, перед тем как побежать.

Человек спокойно шагал через пустырь, держа в руке пистолет. Но, поймав ее взгляд, он бросил оружие на землю. Подождите, подождите, это вовсе не тот парень, у которого Николь собиралась взять пару глотков, в той темной подворотне. Это был... он.Незнакомец с голосом, подобным раскату грома. Глубоким и темным, и, черт возьми, она в большой беде.

Николь пыталась скрыться в темных и редких остатках леса, торопливо вбежав под крону деревьев. Девушка заранее осмотрела эту местность. Там впереди был поворот, который приведет назад, к старому седану, оставленному ей на стоянке и…

Жажда.

Николь сглотнула, но продолжила бежать. Ее мантра в эти дни - просто продолжать движение. Именно так проходила жизнь вампира. Один необдуманный поступок за раз.

Выбежав из леса, девушка увидела долгожданный седан. К счастью для нее, эта старая покореженная развалина все еще была способна к передвижению. Хрипло дыша, Николь бросилась вперед. Нужно отправиться в другой город. До рассвета оставалось еще достаточно времени. Доехав туда, она, возможно, найдет другую добычу.

Бежать, не покормившись этой ночью, было невозможно. Но и дать загнать себя в угол девушка тоже не могла позволить. Не с охотниками, идущими по ее следу.

- Николь.

Голос вызвал в ней дрожь. Не оглядывайся. Рывком, открыв дверь машины, девушка запрыгнула внутрь. Руки дрожали, когда она встаивла ключ в замок зажигания. Скорее.

Захлопнув дверцу с противоположной стороны, она развернула автомобиль и…

В свете фар показался мужчина, стоящий прямо посреди дороги.

Облаченный во все черное, он походил на дьявола. Почти. Мужчина являлся воплощением самого сладкого греха, который Николь когда-либо встречала.

И этот факт напугал ее. Ведь еще полгода назад она совсем не грешила. Теперь же, казалось, не могла остановиться, как бы ни старалась.

Он наклонил голову, и светлые волосы, слишком длинные густые, упали на его острые скулы. Лицо мужчины было идеальным. Лучше всех тех фотографий, что она ранее видела в журналах. Не красивый, а идеальный. Сильные, высокие скулы, мощная квадратная челюсть, и большие ярко-голубые глаза. Одного его взгляда, вероятно, было достаточно, чтобы соблазнить огромное количество женщин.

Хорошо, что Николь не числилась в их рядах.

- Убирайся с дороги! - предупредила она, снимая ногу с педали тормоза.

Губы мужчины изогнулись в кривой полуулыбке, от которой девушка покрылась холодным потом.

- Прочь!

Он подошел ближе.

Николь высунула руку в окно, которое разбила около недели назад. - Не вынуждай меня! - Мужчина уже признался, что является охотник, и она не собирается сидеть, сложа руки, позволяя вытащить себя наружу.

Может она и не желала себе такой жизни, но отнять ее у себя не собиралась позволить даже смерти.

Высокий и сексуальный, он продолжал идти к ней.

Не человек.Николь была на девяносто процентов уверена в этом. Она прибавила скорость, нажав на педаль газа.

Мужчина шел ей навстречу с улыбкой на лице.

Хорошо, уверена на восемьдесят процентов. Девушка сбавила скорость. Если она собьет его…

Семьдесят процентов?

Руки сильнее сжали руль.

Внезапно мужчина подпрыгнул в воздух. Николь вжала педаль газа до упора, и понеслась вперед, так быстро, как только могла.

Стопроцентная уверенность.

Она бросила взгляд в зеркало заднего вида. Охотник стоял позади машины, и, склонив голову, смотрел на Николь.

Благодаря новоприобретенным способностям вампира, девушка с легкостью могла видеть мужчину. А так же, мрачную улыбку, изгибавшую его губы, пока он смотрел ей вслед.

Светлые полосы зари прорезали небо. Николь взглянула на них, прищурив глаза. У нее почти не осталось времени.

- Детка, я переверну твой мир.

К счастью, она нашла пьяного мальчишку из братства, как раз вовремя. Спасибо Господу за весенние каникулы и парней, ищущих приключений.

Из клуба доносилась громкая музыка. Приближался рассвет. Но, судя по всему, для находившихся внутри людей, вечеринка только началась.

И для тех, кто снаружи...Николь провела пальцами вдоль горла мальчишки. Его пульс подскочил от прикосновения, вампир внутри почти чувствовал запах крови.

Больше она не допустит такого перерыва между кормлениями. Страх не позволит ей поступить так еще раз.

Парень поцеловал Николь в щеку влажно и грубо. Это заставило ее, шипя, выдохнуть и прижать мальчишку спиной к стене здания. Возросшая сила вампира, бесспорно, бывает полезной.

- Нам нельзя терять ни минуты, - сказала ему девушка. Глупо было думать, что охотник не найдет ее. Он не из тех, кто легко сдается.

Нужно было сбить его машиной.

Но Николь пыталась вести образ жизни «никого-не-убивай». Даже если дело касалось охотника, ну, они же, все равно, как сорняки. После него, наверное, появится еще больше дюжины.

- Детка, я только за «побыстрее», - пробормотал мальчик из братства, обняв ее руками. Вампирша, перехватив запястья, завела их ему за спину и прижала к стене.

Парень застонал:

- О, Боже, да, мне нравится грубость.

Ты ее получишь. Зажмурив глаза, Николь прижалась к нему, поднявшись на цыпочки, и приоткрыла рот напротив его шеи. Она старалась не причинять парню боль, держать себя под контролем. Острые края клыков прокололи кожу.

Едва слышный шум достиг ее ушей. Мягкий шелест одежды.

Нет.

Девушка, обернувшись, увидела свой ночной кошмар, выходящий из темноты.

- Отойди от нее,- приказал охотник. Николь почти чувствовала, как грохочет его, по-прежнему, мрачный голос.

Сообразив, что все еще удерживает мальчика, девушка опустила правую руку. Она ни в коем случае не толкнет невинного человека - ну, полу-невинного - в центр драки.

- Возвращайся внутрь.

Ее студенческая закуска удивленно уставилась на мужчину.

- Но мы… Несколько капель крови скатилось по его шее. - Я думал, что ты хочешь...

- Ты подумал неправильно. - Вампирша отошла от него, вновь взглянув на охотника. - Если не хочешь умереть, советую тебе тащить свой зад обратно в бар.

- У-умереть? – спросил парень квакающим голосом.

Охотник приближался. Николь глубоко вдохнула. Да, вампиры все еще дышали. Их сердца бились. Кровь по-прежнему бежала в венах. Они умирали во время обращения, однако, всего на пару мгновений. Все рассказы о холодных как лед вампирах были ложью.

- Слушай, - храбрился студент, - я не уйду…

Она взглянула через плечо, позволяя парню увидеть свои нечеловеческие глаза и острые клыки, готовые разорвать его горло.

- Черт побери!- Студент побежал и, дважды споткнувшись, заскочил обратно в бар.

Она качнула головой. Стиснула кулаки. И ждала.

Охотник медленно приближался к Николь, подкрадывался. На этот раз, девушка не собиралась бежать. Не тогда, когда у нее появился еще один шанс. Сейчас. Один на один. Ведь вампир, возможно, победит. Ну, она могла бы. Все зависело от того, кем являлся этот мужчина. Потому что, как обнаружила Николь за последние шесть месяцев, монстры, к несчастью, были реальностью. Демоны ходили по земле, вампиры охотились в ночи, а оборотни действительно выли под светом полной луны.

Розовые очки разбились в ту ночь, когда в Новом Орлеане на нее напал вампир. Николь проснулась в совершенно ином мире, с новыми страхами и пониманием - все, что было известно ей до этого, на самом деле ложь.

В реальном мире люди не находились на вершине пищевой цепочки. Они были добычей для иных. Для всех сверхъестественных, живущих в тени, которые, черт возьми, охотились, когда хотели.

Охота.

Мужчина остановился, менее чем в футе от нее, пристально рассматривая.

- Уже второй раз за ночь ты прогоняешь мою еду. - Она облизала губы. Действительно ли еда была настолько хороша, чтобы спрашивать об этом? - Догадайся, что это значит?

Охотник уставился на Николь. Небольшая морщинка залегла между его бровей.

- Твои глаза... они должны быть зелеными.

Глаза вампира меняли цвет во время секса и драки, по крайней мере, ей так сказали. Радужка становилась черной, как смоль.

- Мои глаза изменились, чтобы лучше тебя видеть, - прошептала девушка, улыбаясь. На самом деле они изменились, чтобы лучше сконцентрироваться на добыче, так что, частично, Николь говорила этому придурку правду.

Его пристальный взгляд опустился к ее рту. Мужчина напрягся.

- Твои зубы...

Она улыбнулась еще шире, зная, что ему прекрасно видны ее клыки.

- Они изменились... чтобы лучше укусить тебя. Николь - не Красная Шапочка. Она - волк. Кому, как не охотнику, знать это? - Пока он разглядывал ее, вампирша, воспользовавшись моментом, атаковала.

Девушка, прыгнув вперед, обвила руками его руки и потянулась губами к горлу Охотника.

- Ты лишил меня еды, и, именно поэтому, сам станешь моим обедом.

И Николь сделала единственное, что могла. Она укусила.

В конце концов, вампиры тоже хотели жить.


Глава 2

 Кинан вскинул руки, пытаясь отстраниться, когда Николь ринулась на него.

Девушка достигла бы своей цели в любом случае. Слишком быстрая для человека.Она запрыгнула на него. Прикоснулась… и не умерла.

Это сразило мужчину наповал.

На протяжении многих веков никто не выживал, коснувшись ангела.

Даже став падшим, Кинан думал, что все еще владеет Прикосновением Смерти. Судя по рассказам, которые слышал.

Клыки впились мужчине в шею. Острая, как бритва, боль обожгла кожу, а затем - сладкий огонь...

Настоящий рай.

Девушка прижалась к нему губами, он даже чувствовал нежное касание горячего языка.

Член Кинана напрягся от потребности и жажды, разгорающейся в нем. Они оказались так тесно прижаты друг к другу; ее соски были тверды, словно галька.

И девушка все еще оставалась жива.

Ну, в каком-то смысле.

Когда горячий язычок снова лизнул его кожу, мужчину пронзил огонь от шеи до возбужденного члена. Похоть.

Ангелы не…

Его желание усилилось. Кинан жаждал прикосновений. Ему не терпелось почувствовать под своими ладонями нежную кожу, запутаться пальцами в ее волосах. Но…

Николь отстранилась. Ее глаза - больше не зеленные, а насыщенного черного цвета - уставились на него.

- Кто ты?

- Кинан. - Это имя ей ни о чем не говорило.

- Хорошо, Кинан, - девушка глубоко вздохнула. - Спрошу конкретнее. Что ты? - Николь облизала губы, ловя своим розовым язычком последние капли его крови.

Вампир может и не понимала, кто он такой, но Кинан точно знал, кем является она.

Когда мужчина не ответил, девушка сразу, нахмурив брови, попыталась отступить. Не вышло. Он схватил ее за запястья, удерживая рядом.

Прикосновение.

Большими пальцами Кинан поглаживал нежную кожу Николь.

- Когда ты обратилась? – вопрос вырвался сам собой, и по тому, как все внутри него сжалось, ответ был очевиден. Не удивительно, что его изгнали. Преступление Кинана состояло не только в отказе выполнять приказ.

Он создал в этом мире еще одного монстра.

Нет, не она монстр.

Я.

Девушка вздернула подбородок.

- Я спросила первая. - Она снова провела языком по губам. - На вкус ты не похож на человека.

Конечно, нет.

- Ты не горький, поэтому точно не демон.

Значит, девушка пробовала на вкус и сверхъестественных существ?

- Оборотень? - Николь попыталась освободить руки, ожидая сделать это с легкостью - по силе она значительно превосходила большинство сверхъестественных существ.

Но не Кинана.

- Я не оборотень, - честно ответил он.

- Тогда, что ты за адское создание?

- Не адское, - прошептал мужчина, притягивая ее к себе. - Больше ничье.

Теперь можно было не волноваться о последствиях. Кинан поцеловал девушку.

Губы Николь раскрылись в ожидании. И он углубил поцелуй. Наверное, слишком напористо, но Кинан никак не мог сдержаться – буквально обрушившись на нее. Язык протолкнулся мимо пухлых губ женщины, наконец пробуя ее.

Да.

Его плоть налилась и стала твердой, причиняя боль. Люди получали удовольствие от желания. Он мог бы стать похожим на них. Кинан уже заплатил за свою ошибку, а значит имел право взять то, что так невыносимо желал.

За всю свою жизнь, мужчина никогда и никого не хотел так сильно, как ее.

«Так значит, это и есть поцелуй»,- пронеслось в голове. Горячий. Влажный. Дикий. Ему он нравился. Очень.

Девушка вырвалась из его объятий, тяжело и хрипло дыша:

- Что это, черт возьми, было?

Мужчина моргнул, прищурившись. Щеки залил румянец, когда Кинан посмотрел в глаза Николь.

- Я побыл твоим донором, и, думаю, поцелуй - меньшее, что заслужил в качестве компенсации.

Николь освободилась, но лишь потому, что Кинан позволил ей это.

- Ты ошибся.

- Ты целуешь не всех своих жертв? - В нем снова вспыхнула ярость. Слишком много эмоций. Казалось, они рвут его на части. - Разве не трешься об них, когда…

- Я же не собиралась с ними спать! – взмахнув рукой, Николь продемонстрировала небольшие острые коготки. – Просто не хотела пугать, поэтому... - Она замолчала, качая головой. - Не имеет значения. Не собираюсь перед тобойоправдываться.

- Ты соблазняла их, – с упреком произнес мужчина, приподнимая брови. - Думаешь, соблазнить с целью покормиться - намного лучше, чем поймать добычу и просто взять то, что нужно?

Она вздрогнула.

- Возможно, у меня не было выбора. - Николь развернулась, демонстрируя свою прекрасную фигуру, и пошла прочь.

Но на самом деле, девушка не могла от него скрыться. Они еще не закончили.

- Почему ты не попыталась меня искусить? - Вероятно это не то, что ему стоило спрашивать, но... разве она совсем не находила его привлекательным? Неужели действительно предпочитала паренька, которого прижала к стене?

Возможно, поцелуй - ошибка. Он тоже мог попытаться обольстить Николь, а не применять силу. Если бы на нее это подействовало...

- В соблазнении охотников нет никакого смысла, - бросила она через плечо. - Ты бы трахнул меня, а потом убил.

Возможно. Но...

- Если сейчас уйдешь от меня - умрешь.

Эти слова заставили ее остановиться. Она оглянулась:

- Это угроза, да? Что собираешься делать? Нападешь? Меня не так просто свалить.

Она уж постарается.

- Прямо сейчас я не представляю для тебя угрозы. - Мужчина подошел ближе, ее запах так притягивал. Сексуальная женщина. Но... было что-то еще. Мягкое. Светлое. Аромат... ванили?

- Ты выглядишь как угроза, - сказала она, медленно поворачиваясь к нему.

- В течение пяти минут друзья Ромео будут здесь. Я сказал им держаться подальше, - Кинан наклонил голову, его ноздри раздувались, - но не думаю, что они послушали.

Николь облизнула губы быстрым движением розового язычка.

- Ромео? Кто это?

Его челюсть напряглась.

- Первый идиот, которого ты хотела выпить сегодня вечером. - И Кинан понял, что теперь является идиотом номер три. - Я подстрелил парня и его людей, но не убил их. – Как и не дотронулся ни до одного из них, боясь, что прикосновение отправит их прямо в ад.

Но его сила пропала. Очень, очень хорошо.

- Тебе не уйти далеко, - продолжил мужчина, - Они поймают тебя задолго до того, как ты попытаешься сбежать на своем сломанном Chevy.

- Он не сломан…

- Раньше так и было, но не сейчас. - Что? Сломать двигатель ее автомобиля было не по-джентльменски, но Кинан должен был отрезать ей пути отступления.

Николь снова вздернула подбородок.

– Я в любое время могу взять другую машину. - Она развернулась, собираясь уйти.

- Они хотят разрезать тебя на кусочки.

Девушка не остановилась. Он не станет преследовать ее. На этот раз, она сама придет к нему.

- Им известно, что ты вампир Николь.

- Ты ведь не можешь сказать, что это не так! - огрызнулась она, продолжая идти. - Я не в силах изменить свою сущность!

Мужчина замер. Неужели девушка произнесла это с отвращением? Ненавистью? Конечно, он никогда не был поклонником нежити, но Николь не походила на других.

Когда она изменилась? Должно быть, в ту ночь. Аз сказал...

Свет фар прорезал тьму и Кинан увидел, как девушка напряглась.

- Это не они, - сказал он. - Пока еще нет.

Оглянувшись через плечо, Николь впилась взглядом в мужчину.

– Ты, скорее всего, тоже хочешь сломать меня. Убить, также как они.

- Нет. - Кинан хотел от нее многих вещей, но смерть не входила в их число. - Если бы я хотел твоей смерти, поверь мне, милая, ты бы уже не ходила по земле.

И ему не пришлось бы выпутываться из этой истории.

- Тогда чего ты хочешь?

Ах, теперь она остановилась. Кинан окинул взглядом повернувшуюся к нему женщину.

Слабые лучи красного света рассекали небо. Рассвет. Наступало самое опасное время для вампира.

- Если не пойдешь со мной, они убьют тебя. Сегодня.

- Чего ты хочешь?

Он снова уставился на нее. Тебя.

- Не все ли равно? Я предлагаю защиту в течение дня, предлагаю тебе жизнь. Ты просто должна сделать шаг вперед... - Он протянул к ней руку. - И принять ее.

Она медленно подошла ближе.

- В этом мире нет ничего бесплатного.

- Нет ничего бесплатного в любоммире. - Каждое действие вело к последствиям. Наказанию.

- Я должна просто поверить тебе на слово? - Она засмеялась горько, фальшиво. Этот смех отличался от того, что он помнил. - Верно. Стоит мне на минуту ослабить защиту, и в сердце вонзится кол.

- Тогда, не ослабляй ее. – Это же так просто. - Но пойдем со мной. Нам нельзя терять ни минуты. - Кинан снова взглянул на небо. – Им известны твои слабости. - Также как и ему.

- Я не верю тебе, - прошептала Николь.

- Хорошо. - Он все еще протягивал руку. - У тебя есть целых пять секунд, а потом можешь драться с ними самостоятельно. – Николь взяла у него всего несколько глотков крови, и поэтому недостаточно сильна, чтобы сражаться в дневное время. Конечно, она это понимала.

Но девушка отступила:

- Я отлично знаю, что лучше не доверять такому красавчику. - Кинан удивленно заморгал. - Особенно, когда знаешь, что скрывается за этим лживым лицом. Последний мужчина, выглядевший как ты - красивый и идеальный - показал мне, как выглядит ад.

Его сердце пропустило удар.

- Какой мужчина?

Но, Николь продолжала говорить, и ангел не был уверен, что девушка услышала вопрос.

- Он пробрался в сознание. Лишил выбора. Подчинил. - Она сглотнула. – Теперь, я никому не доверяю. И уж точно не тем, кто так потрясающе выглядит.

А затем Николь убежала от него. Снова. Прямо в ночь.

Он все еще стоял, с по-прежнему протянутой рукой. Прошло несколько секунд. Всего несколько, а потом… Кинан услышал ее крик и глухие удары кулаков во время боя. Как люди кричат в агонии.

Если бы она только доверилась ему...

Послышался визг шин, в нос ударил запах горелой резины. Парни получили свой приз - поймали вампа.

Жаль. Они должны были послушать его. Он никогда не лгал. Никогда не кидался пустыми угрозами.

Теперь настало время им умереть.

Рывком они забросили девушку в багажник. Словно это удержит вампира внутри. Возможно, если бы мужчины дождались, пока солнце поднимется выше, она оказалась бы в ловушке, но не сейчас.

Николь, взмахнув ногами, ударила в метал над головой. Замок со скрежетом вылетел, распахивая багажник.

Машину тут же занесло, сначала вправо, затем влево. Девушка, сев, схватилась за багажник. Она понимала, что придется прыгать, и удар об асфальт окажется весьма болезненным. Но ведь сдирать кожу в кровь для нее было не впервые.

Пуля просвистела над головой. Вампир увернулась, слишком поздно заметив преследовавший их пикап и мужчину на пассажирском сиденье, целившегося в нее из пистолета.

Где, черт возьми, полиция, когда в ней так нуждаются?

И, конечно же, на дороге никого не было. Те, кто не спал в этот час, только-только выползали из баров, а не бродили по дорогам.

Кроме нее.Может, нужно было послушать охотника.

А вдруг, он просто ждал мгновения, когда она ослабит свою бдительность, и вбил бы ей кол прямо в сердце.

Ну, хорошо. С трудом поднявшись, Николь выпрыгнула из машины.

Парень снова открыл огонь. Промахнулся.

Она упала на асфальт, расцарапав руку. Перевернулась, затем ударилась опять. Откатилась.

Грузовик ехал прямо на нее.

Николь катилась дальше, прямиком к краю дороги и небольшой овраг, который приметила, когда выбирала момент спрыгнуть.

Водитель автомобиля ударил по тормозам. Визг неприятно резанул слух.

Им придется охотиться пешком, когда Николь сбежит с шоссе. Еслией удастся это сделать.

Солнце поднималось в небе, и она чувствовала, как от слабости тело наливается свинцом.

Карлос - парень, который был первой целью в той забегаловке - побежал к ней. Черт возьми, можно было уже понять, что ловушки не бывают такими простыми. Когда она научится?

Николь скатилась в овраг и, нескольких раз ударившись, оказалась под защитой леса. Теперь, эти ничтожества потеряли из вида свою цель. По крайней мере, она больше не была как на ладони. Хриплое дыхание казалось слишком громким.

Вампиры, как предполагалось, не прятались. Их считали большими несдержанными задирами.

Но Николь – новичку во всех этих вампирских делах – с трудом давалась такая роль. Она не могла даже выпустить когти прямо сейчас. Это проклятое солнце...

Девушка моргнула. Кто-то пронзительно закричал на испанском:

- Шлюха дьявола!

Восходящее солнце еще не успело истощить силы вампира, когда они напали. Николь даже удалось сломать парню челюсть. Но потом… на нее накинулись целой толпой и бросили в грузовик.

А сейчас...

Тишина.

Нос дернулся, словно от удара. Она знала этот запах. Аромат, которого жаждал каждый вампир. Кровь.

Взревел двигатель автомобиля. Николь немного приподнялась и увидела петляющую машину, несшуюся вниз по дороге.

На шоссе лежало два тела.

Девушка бросила взгляд налево...

- Ты должна была меня слушать.

Кинан. Охотник, которого она не могла сбить со следа.

Он бросил на землю кол, и тот покатился к ней.

- Угадай, что Ромео хотел воткнуть тебе в сердце?

Не Ромео - Карлос. Так он ей представился.

- Ты... убил его?

- Нет. Ушел с несколькими из своих людей.

Несколькими.Да одного взгляда на тела хватило, чтобы понять - некоторым не столь повезло.

- Ты убил их.

Его губы скривились.

- Не я. Твои людишки промазали. Когда они целились в тебя, то пристрелили своих же парней.

Николь не верила ему. Нет, правда. Но... девушка вновь взглянула на мертвецов. Под их телами растекалась лужа крови.

Пока она бежала, звучало так много выстрелов.

- Я не трогал их, - сказал мужчина, чем вновь привлек ее внимание. - Не возникло такой необходимости. Они сами убили друг друга. Люди в этом профи.

Кинан протянул ей руку:

- С каждой секундой, находясь здесь, ты становишься все слабее.

Очень слабой - почти человеком. Если люди вернутся...

- Даю слово, я здесь не для того, чтобы убить тебя.

- Чего стоит твое слово? – Предложение было заманчивым. Сколько времени прошло с тех пор, когда она могла доверять кому-либо?

Николь вскочила на ноги, все еще сомневаясь, и поняла - что-то с ней не так.

Недоуменно моргнув, девушка посмотрела на руку. Кровь. Чт…

- Охотники подстрелили тебя. - В его голосе звучала ярость.

Она даже не почувствовало жало пули. Но руки покрывала кровь.

Один из верных способов убить вампира... потеря крови.

- Не в... первый раз... – Вампир мог исцелиться от пулевого ранения, если до этого не умрет от кровопотери. Девушка ощупала плечо. Пуля прошла навылет.

Взяла у охотника слишком мало крови.

Несмотря на это, кровь Кинана оказалась особенной. Вкус очень отличался от того, что она когда-либо пробовала. Не сладкая. Напоминающая вино давней выдержки, чуть приправленное специями.

Человеческая кровь на вкус была другой. А большинство «иных», слишком умны, чтобы позволить вампирам себя кусать. Если, конечно, они не готовили какую-то западню.

- Что... – Он все еще протягивал руку, а Николь не была уверена, как долго сможет держаться на ногах. - Чего стоит твое слово? - спросила она еще раз.

Кинан подошел вплотную и прижал ее к себе. Его запах - мужчины, силы – окружил ее.

- У тебя нет выбора.

На вампира упали первые лучи солнца. Если бы парень захотел, то мог бы убить ее. Истекающая кровью, ослабленная солнцем - она становилась такой легкой добычей.

Не то чтобы Николь это признавала.

- Если попытаешься причинить мне вред, оторву тебе голову. - Такая огромная наглая ложь. Почти провокация. Если бы ее голос не прервался на середине угрозы, та, наверное, звучала бы более пугающей.

- Можешь попробовать, - ответил ангел, поднимая девушку на руки. Вампир зашипела от боли - рана в плече начала пульсировать.

- Как ты успел оказаться здесь... так быстро? - Единственная машина, которую она видела - старый грузовик, следящий за седаном. - Где твоя машина?

- Мне она ни к чему. - Но сейчас он направился в сторону брошенного грузовика, посадил ее внутрь, сам же запрыгнул на водительское место.

Ключи, до сих пор, торчали в замке зажигания. Сильными загорелыми пальцами Кинан потянулся к ним.

Николь тут же дотронулась до его руки.

– Спасибо, - слова прозвучали очень хрипло.

Подняв одну бровь, мужчина взглянул на нее.

- Ты не должна меня благодарить.

Но он спас ей жизнь. Возможно, дважды за эту ночь. И когда-то давно, очаровательная южанка-мать училаее манерам. Некоторые инстинкты не умирают.

Закрыв глаза, вампир откинулась на спинку порванного сидения.

- Я же не проснусь прикованной наручниками к кровати, или к чему-нибудь еще... а?

Тишина. Полная. Неуютная. Заставляющая поежится.

Но, прямо сейчас, она едва находилась в сознании.

- Простое предупреждение... - Николь облизала губы. - Когда садится солнце, я совсем другая девушка. - Та, которой пришлось научиться сдерживать тошноту и пить кровь из живого источника. Та, что знает, как обольстить, скрывая дрожь в коленях.

Если бы только она не была сейчас такой уставшей...

Николь находилась в бегах в течение многих месяцев и прибывала в таком отчаянии!

Если бы охотник планировал убить меня, то бы уже сделал это.

Сомнительное утешение – все, что у нее было. В данный момент, Николь понимала - у нее нет выбора. С того мгновения, как доковыляла обратно к дороге. Она нуждалась в нем.

Но что мужчина намеревался с ней сделать?

Стены отеля были толщиной с бумажный лист. Постельные принадлежности - старые и выцветшие.

Никаких наручников.

Кинан поднес Николь к кровати, и аккуратно уложил на продавленный матрас. Девушка не шевельнулась, уснув еще около трех часов назад. А он продолжал ехать, желая доставить ее в относительно безопасное место.

Кинан остановил не всех людей, напавших на нее. Ромео и его приятель сбежали. Поскольку мужчина не хотел, чтобы эти двое снова преследовали Николь, то удостоверился, что пересек границу.

Не то чтобы Техас был безопаснее для его маленького вампира.

Вампир.

Кинан, нахмурившись, посмотрел на нее. Пропитанная красным рубашка… Такие существа, как она, не могли позволить себе потерять столько крови. Когда Николь проснется, ей отчаянно захочется пить.

Еда для вампира. Похоже, он сильно пал. Не то чтобы ангел был против ощущения ее губ на себе. Нет, это...

Наслаждение.

Прикована наручниками к кровати.

Кинан стиснул челюсти. Ему не требовались наручники, чтобы удержать Николь рядом с собой. Вскоре девушка осознает - лишь он один стоит между ней и преследующими ее монстрами. Теперь мужчина понял, что за сплетни слышал - истории про иных, охотившихся на беглую учительницу.

Кинан потянулся к ее рубашке. Одно движение и ткань порвалась. Кожа Николь была запачкана кровью, но рана уже затянулась. Хорошо. Он вымоет девушку, не разбудив, и...

И подумает, что делать дальше.

С ее приоткрытых губ сорвался тихий вдох. Такая бледная. Бледнее, чем в Новом Орлеане. В то время у нее был красивый загар, а глаза искрились.

Теперь кожа девушки стала бледной, как и у любого вампира. А глаза, когда она кормилась - черными, как смоль.

Его пальцы скользнули по руке Николь. Кожа была мягкой, как он себе и представлял. Гладкой. Прохладной.

Она стала…

Ее ресницы поднялись. На него смотрели темно-зеленые глаза, которые он так хорошо помнил.

- Я не хочу умирать... - прошептала она обеспокоенно.

- Ты не умрешь. Не сегодня.

Он позаботится об этом.

Николь прикоснулась рукой к его шее.

- Сделай мне больно...

Она, вообще, понимала, о чем говорит? Сомнительно. Глаза девушки снова закрылись, а речь стала невнятной.

Но Кинан, все равно наклонился к ее уху:

- Нет, не стану.

По крайней мере, не больше, чем уже сделал.

Казалось, у него отняли почти все. Даже жизнь - ее жизнь - которую он так хотел сохранить.

Вампир.


Глава 3

 Ее разбудила жажда. Боль в пересохшем горле и урчание желудка заставили девушку прийти в себя. Жажда, голод... для вампира это было одним и тем же.

Потом пришли звуки. Мягкий шелест дыхания в воздухе. Скрип кроватей, недалеко, вероятно в пределах ста футов. Гул машин на шоссе.

Она облизала губы. Меньше жажда, конечно же, не стала. Николь открыла глаза. Он был рядом. Длинные ресницы Кинана отбрасывали темные тени на его щеки.

Его грудь была обнажена, мышцы выглядели сильными и тренированными, а кожа - загорелой, золотисто-коричневого цвета. Тонкая простыня лежала на бедрах мужчины, едва прикрывая талию и ноги.

Николь посмотрела вниз, на свое тело. Одежды не было. Ох. Наверное, поэтому она и почувствовала холодный воздух на груди. Девушка схватила простыню и дернула ее вверх.

И эта жажда… она заставляла зубы удлиняться, обжигала…

Кинан все еще спал. Так близко. Будь она осторожна, он бы даже не понял, что девушка делает.

Возможно.

Николь склонилась над ним, и ее волосы упали вперед, задевая его руку. Девушка слышала, как бьется сердце мужчины. Такие сильные, мощные удары. Если бы она просто могла взять несколько глотков крови, у нее было бы достаточно сил, чтобы вернуться в ночь и исчезнуть.

Ее рот приблизился к его горлу. Всего несколько капель...

- Значит, мне пришлось пообещать не причинять тебе боли, а ты, только проснувшись, тянешься прямо к моей шее.

Она замерла. Взглянув наверх, Николь увидела, что его ресницы медленно поднимаются. Он немного повернул голову и встретился с ней глазами.

- Едва ли это справедливо, милая.

Она сглотнула - по крайней мере, попыталась.

- Ты не... понимаешь, что такое жажда. Для человека, это словно он прожил неделю без еды. Так всепоглощающе. Подавляюще.

- Я понимаю больше, чем ты можешь себе представить.

Нет, не понимает. Она вырвалась, и, вцепившись в простыню, перекатилась на край кровати.

Кинан молниеносно схватил ее за запястье. Теперь настала ее очередь замереть.

- Куда ты собралась? - потребовал он, но рука держала ее не грубо, большой палец поглаживал кожу. Будто бы Кинан наслаждался ощущением. Странно.

Сексуально.

По телу пробежала дрожь.

- Если я не могу взять ее от тебя, то должна найти кого-то другого.

Теперь его хватка усилилась.

- Идешь соблазнять еще одного человечишку?

Голова Николь снова повернулась к нему.

- Предпочтительнее, чтобы я разрывала им горло?

- Я бы предпочел, чтобы ты вообще с ними нечего не делала. Люди опасны.

Она рассмеялась.

- Из всех тамошних монстров их я боюсь меньше всего.

- Тогда ты ведешь себя как дура. - Кинан все еще не отпускал ее.

О, замечательно, он назвал ее дурой. Польстил.

- Именно люди охотились на тебя вчера ночью, - сказал он. - Когда они поймут, где ты находишься, то захотят тебя убить.

- Все желают моей смерти. – Интересно, а у него было другое предположение о том, почему она так давно в бегах? - Я убегала от оборотней, демонов, и таких охотников, как ты, с тех пор, как стала немертвой.

И очень устала. Вот если бы они просто оставили ее в покое... Но с тех пор, как Николь воскресла вампиром, у нее, казалось, появился какой-то своего рода маяк на спине. Они все охотились на нее. Прежде, чем она покинула Новый Орлеан, группа демонов ворвалась в ее дом. Крича и круша все подряд, они пытались заставить девушку пойти с ними.

Они не ожидали от нее вампирской силы. Николь сама этого не ожидала. Только после того, как она чуть не оторвала руку одному из демонов, другие, наконец, отступили.

- Как давно ты стала вампиром?

В этот раз не рычание. Обычный вопрос, заданный глубоким, похожим на мурлыкание, голосом. Его большой палец все еще гладил ее руку. Ее грудь напряглась.

- Около шести месяцев. - Она облизала губы. Жажда. Простыня сбилась на его талии. Она не взглянула туда, ну, по крайней мере, снова. - Мне было почти тридцать, я, как и все, гуляла под солнцем, ела шоколадные торты, пила «маргариту» после работы. И вот... - Николь пожала плечами. Небрежное движение, будто бы ее это совсем не беспокоило. - Потом, однажды ночью, я стала кем-то другим.

Она не будет говорить о той ночи. Охотник не пожалеет ее и не позволит уйти из отеля. У охотников нет сострадания.

- Тебя укусил вампир.

Девушка закатила глаза.

- Да, точно, как правило, это работает. Он укусил, я отбивалась и…

- Ты должна была проглотить его кровь, чтобы измениться.

Она воткнула ему осколок стекла в горло. Кровь вылилась из раны. На ее руки. Ее лицо. На рубашку.

Николь откашлялась.

- Да, скорее всего, так и было, - она замолчала, сжимая в руках простыню. – Его кровь, но не другого ублюдка.

- Другого?

- Той ночью их было двое. Тот, кто напал, и тот, кто просто смотрел.

Несмотря на ее отчаянные мольбы, он не помог ей.

- Пока я сопротивлялась, другой быстро скрылся оттуда. Он сбежал, но в один прекрасный день я найду его.

- Найдешь?

Она отрывисто кивнула.

- Да, черт возьми. И он заплатит за то, что сделал. Точнее, за то, чего не сделал.

Помоги мне.

Кинан перевернул руку и предложил свое запястье.

- Бери кровь.

Николь моргнула.

- Зачем?

- Ты не можешь охотиться. Эти люди, возможно, следили за нами, и, если ты выйдешь на охоту, они найдут нас. - Он помолчал, потом продолжил: - А если ты не будешь пить, то просто замедлишь меня.

- Ну, я не собираюсь тебя как-либо тормозить, мы не…

- Пей.

Ладно, не станет она отказываться от шведского стола. Николь приблизила его запястье к своему рту. Ее зубы царапнули кожу. Девушка потрогала ее языком, а потом укусила.

- Николь.

Она метнула на него взгляд. Его голубые глаза блестели, а на щеках выступил темный румянец.

Так хорошо.Никакой вкус не поражал ее так, как этот, и с каждой восхитительной каплей его крови сила, казалось, вливалась в нее.

- Это... так и должно ощущаться? - голос Кинана был раздраженно-грубым.

Она сделала ему больно? Ее пальцы плотно обхватывали запястье, но девушка старалась быть осторожной, когда кусала.

Он стиснул зубы.

- Твой рот... - дыхание вырывалось со свистом.

Она сразу подняла голову.

- Больно? Прости, я…

Кинан отрицательно покачал головой.

- Приятно.

Ох. Николь не почувствовала удовольствия, когда ее кусали. Только ужас и агонию. Но мужчины, которых она кусала за последние несколько месяцев, казалось, наслаждались, и…

Он рывком поднес свое запястье к ее рту.

- Еще.

Она хотела еще, но… У всего была своя цена.

- Знаешь, что происходит, когда я пью?

Его глаза сузились. Простыня начала подниматься на талии. Возбуждение. Черт побери, девушке не следовало опускать глаз. Николь перевела взгляд на его лицо.

- Когда вампиры пьют, они связываются со своими жертвами. - Еще один урок, который она получила. - Чем больше я пью, тем больше контроля над тобой получаю.

Возможно, стоило промолчать. Иметь контроль над охотником – что может быть лучше?

Но... Николь помнила, как это, когда кто-то тобой управляет. Когда кто-то находится у тебя в голове, направляет действия и дергает, как марионетку на ниточке. «Я не буду с ним этого делать». Она отпустила руку Кинана.

В мире существовало два вида вампиров. Те, кто был рожден по крови, и те, кто обращен, как она. Обращенные были созданы искусственно, но если проследить их родословную - буквально, по линии крови, которая была пролита и выпита - обращенные всегда происходили от рожденных.

А рожденные... у них был абсолютный контроль. Они могли связаться с каждым человеком из их большого родословного дерева. Связаться и контролировать.

Рожденные передавали свои мысли через умы своей семьи, проскальзывая внутрь, ослабляя, принуждая, управляя...

Нет, нет, я не хочу убивать!

Но ее заставили убивать.

Никакого контроля.

Она бы не сделала подобное с Кинаном. Независимо от того, кем он был, мужчина спас ее накануне вечером.

- Ты не сможешь мной управлять.

Он говорил так уверенно, что Николь чуть не рассмеялась. Но посмотрев в его глаза, девушка увидела горящий взгляд, направленный на нее.

- С моим видом такое не работает, - сказал он. - Только одно существо может нас контролировать, и это не вампир. Вампы не имеют надо мной никакой власти.

Мгновение он смотрел на свое запястье, на слабые следы на коже, потом снова взглянул на нее.

- Так что пей, потому что ты не сможешь причинить мне боль, ты не сможешь меня убить, и ты не сможешь меня контролировать.

Ее пальцы потянулись к нему и сомкнулись на сильном запястье.

- Похоже, для меня ты - идеальный источник питания, - пошутила Николь.

Подняла его запястье ко рту и лизнула. Она все еще смотрела на Кинана, поэтому увидела вспышку в его зрачках. Николь провела зубами по его коже.

- Жаль, что ты охотник за головами, и все, чего хочешь - это передать меня своему боссу ради денег.

Естественно, ведь ее разыскивали все, кому не лень. Не всякую кровь можно отмыть.

Николь укусила. Его дыхание стало глубже, и уши заполнил стук сердца, пока она пила.

Ее наполнила сила. Сила и... желание. Похоть. Девушка никогда физически не хотела свою добычу. Всегда делала несколько глотков и не задерживалась надолго, чтобы по-настоящему насладиться вкусом. Кинан был... другим.

Она лизнула его кожу, собирая последние капельки крови. Их взгляды встретились. Здесь не могло быть ошибки, в его глазах горело необузданное желание.

- Я не охотник за головами.

Николь отпустила его руку.

- Ты... ты с Ночных Стражей.

Ночные Стражи - агентство, которое охотилось за головами, если дело касалось паранормалов. Его агенты часто тоже были Иными. Кого посылать на охоту за сверхъестественным, если не оборотней с их чувствительным нюхом? Или ведьм с их магией?

И Николь уже однажды была предупреждена агентом Ночных Стражей. Ди Дэниэльс послала всем вампирам предупреждение, когда уничтожила Грима, рожденного Мастера, который ими правил.

Перейдешь черту и умрешь.

- Я знаю о Ночных Стражах, но не работаю на них. - Он поднял голову. - Я ни на кого не работаю.

Теперь ее сердце заколотилось слишком быстро.

- Но ты сказал...

- Нет, это ты сказала. И я охотился одно время, так что думаю, меня можно назвать охотником, - его губы скривились. - Своего рода.

- На кого ты охотился? – Ребра заходили ходуном от ее сердцебиения.

- На тебя.

Николь вскочила с кровати. Простынь порвалась, но у нее в руках осталось достаточно ткани, чтобы прикрыться.

- Я охотился на тебя, до сегодняшнего дня.

- Преследовал меня... но не потому, что ты был нанят, чтобы найти меня.

Он покачал головой.

Где же одежда?

- Тогда почему?

- Потому что ты ключ.

Черт, у нее точно был какой-то маяк.

- Я потерял кое-что очень, очень важное, и ты можешь помочь мне получить это назад. С помощью магии.

- Что?

Кинан встал с кровати. Простыня упала. Черт возьми, она посмотрела. Очень впечатляет. Жаль, что он - сумасшедший.

- Я не являюсь ни к чему ключом.

Мужчина обошел кровать, позволяя ей насладиться видом своей скульптурной задницы. Затем взял пару джинсов со спинки стула. Ну, наверное, это к лучшему. Кинан натянул их и подошел к ней.

- На самом деле, я думаю, что ты ключ ко всему.

Девушка впилась в него взглядом.

- Ты ошибаешься. Я школьный учитель. Я…

- Ты былаучительницей. Теперь ты вампир. - Он покачал головой и внимательно смотрел на нее, может быть, даже слишком пристально. - Я только не знаю, облегчит ли это все или усложнит.

Николь начала отступать.

- Послушай, я действительно желаю тебе удачи в поиске потерянного ключа, но думаю, что для меня пришло время уйти. - Ее спина уперлась в дверь. - Спасибо за, э-э, кровь, и постель, но теперь…

Его взгляд устремился на дверь позади нее. И тут дверь задрожала. Сильно. Кто-то со всей силы стукнул кулаком по дереву.

- Я не единственный, кто думает, что ты ключ, - прорычал Кинан. - Ты когда-нибудь задумывалась, почему все эти демоны преследуют тебя?

- Я просто думала, что у меня действительно очень дрянная удача. - Еще до изменения, судьба была к ней не очень щедра.

Если бы тот вампир не напал на меня...

- На самом деле, ты, наверное, самая счастливая женщина, которую я когда-либо встречал.

Вздор.

Дверь снова задрожала.

- По ту сторону двери - демон, - сказал ей Кинан. - Он знает, что ты здесь, но думает, что я просто какой-то человек, и что мы оба будем легкой добычей.

Николь отодвинулась от двери.

- Я не очень-то боюсь демонов. - Не так, как ту банду, что напала на нее.

Он на мгновение смежил веки.

- И поскольку я не боюсь их, - поспешила продолжить она. – Я…

Дверь разлетелась, дерево раскололось под силой ударов незваного гостя. Николь отскочила - демон ворвался внутрь.

Злой высокий мускулистый парень с черными, как смоль, глазами. У настоящего демона они всегда были черными - радужная оболочка, склера [6]. Но, как правило, они использовали чары гламура, чтобы скрыть этот выразительный признак.

И, конечно же, его не волновало то, что она знала кто он такой.

- Вамп! - прогремел голос. - Я устал от преследования!

Демон вскинул голову. Его глаза остановились на Кинане. Он побледнел.

- Ты... ты не...

Мужчина шагнул вперед, и мрачная улыбка изогнула его губы.

- Я ее хранитель.

Черные глаза демона, казалось, увеличились вдвое.

- Чушь! Она вампир, она не имеет…

- Никто не прикоснется к ней, никто не причинит ей боли, минуя меня.

Ох, подождите, это было... Николь резко выдохнула. Здорово. Но она - вампир с нечеловеческой силой, и безусловно может управиться с демоном или двумя.

Даже если парень, стоящий в дверях был ростом почти в шесть футов и сделан из кирпича. Размер не равняется силе. Не в этом новом мире, в котором она жила.

Поэтому девушка шагнула вперед, все еще держа простыню. Ее рука задела Кинана, потому что их тела были так близко.

Демон никак не мог оторвать взгляда от Кинана, и да, в глазах парня стоял страх.

Она бросила быстрый взгляд на своего героя. Для нее он не выглядел особенно страшным. Сексуальным и сильным? Без сомнения. Пугающим? Нет.

Но он определенно заставил демона задрожать.

- Ты не захочешь, чтобы я был твоим врагом, - сказал, наконец, демон, но не попытался приблизиться к ним. На самом деле, ей было интересно, мог липарень вообще двигаться.

- Да, - сказал Кинан категорически, - Так и будет. Ты... и твой босс.

Почему все кроме нее, казалось, знали, что здесь происходит?

- Так что можешь бежать обратно к Сэму и сказать ему, что она под защитой. Больше не будет никакой охоты на вампира, если он не хочет потерять своих демонов.

Голова парня дернулась в быстром кивке, но когда он сделал шаг назад, его взгляд метнулся к Николь. Она судорожно вздохнула. Ненависть. Здесь не было ошибки, во взгляде демона читались ненависть и ярость.

Даже когда парень повернулся и побежал, девушка знала, что увидит его снова. Она также знала, что если бы столкнулась с ним наедине, он, не колеблясь, разорвал бы ей горло.

- Мы должны выбраться отсюда.

Глаза Кинана по-прежнему буравили сломанную дверь.

- Даже в такой дыре, как эта, грохот мог уже привлечь внимание, а полицейские - это последнее, что нам сейчас нужно.

Верно. Она осознала, что ее когти выпущены. Черные глаза демона так и стояли пред внутренним взором.

- Он боялся тебя.

- Он должен был.

- Я - вампир, но он боялся тебя. - Она повернулась и схватила его за руку, другой все еще прижимала простынь к груди. - Прежде чем я куда-либо с тобой пойду, я хочу знать, кто ты, черт возьми, такой?

Та же мрачная улыбка приподняла уголки его идеальных губ.

- Я же уже сказал тебе, милая, я - твой хранитель.

- Вздор.

Кинан отвернулся, пожав сильными плечами, и ее взгляд опустился ниже по линии его спины. Золотистая кожа, мышцы, и - шрамы.

Яркие воспаленные красные рубцы. Два из них - каждый около семи дюймов в длину - проходили прямо вдоль лопаток.

- Что с тобой произошло?

Шрамы были еще очень свежими и выглядели просто ужасно.

Кинан схватил футболку и натянул ее через голову.

- Я совершил ошибку. - Он вытащил другую футболку из маленького серого вещевого мешка и бросил ей.

Николь поймала ее пальцами, сжав мягкий хлопок.

- Что за ошибку?

Кинан бросил ей нижнее белье, лифчик и трусики. Просканировал ее взглядом.

- Такую, которую не совершу снова.

Наверняка. Привлекательный, таинственный и задумчивый. Кинан наверняка был уверен, что поразит ее своим образом задумчивого парня. Она позволила простыне соскользнуть, и увидела, как расширились его глаза, когда он посмотрел на ее обнаженное тело. Хм-м-м. Смотри.

- Ты же понимаешь, что это ничего мне не говорит.

Мужчина ничего не ответил. Его взгляд остановился на ее груди, и Кинан сделал шаг вперед.

- Даже не думай об этом, - прошептала она. - Хранители должны охранять, а не трогать.

Снова его щеки окрасились румянцем.

- Возможно, мы оба должны.

Ее соски напряглись. Спокойно, девочка. Она все еще не знает кто он. Конечно, Николь пробовала его, но с этим напитком не получила даже такую малость, как дуновение прошлой или нынешней жизни.

Он может быть кем угодно. Чем угодно. Не имеет значения, насколько мужчина сексуален, она не может.

Пока.

- Зачем ты раздел меня? - Николь положила футболку, которую он дал ей, на стол, а затем натянула трусики. А потом застегнула лифчик.

Он облизал губы.

- Я должен был искупать тебя... чтобы отмыть от крови.

Николь не помнила этого. На самом деле последнее, что она помнила, это как грузовик увозил ее из того ада.

- Наверное, я должна поблагодарить тебя за это. - Или просто записать это на его счет. В этом случае счет будет огромным. На нее нахлынуло подозрение. - Тебе не хватило того, что ты трогал, пока купал меня?

Бюстгальтер был на месте, приподнимая груди. И да, его взгляд был по-прежнему на них. Мужчины, сверхъестественные существа или люди - всегда одинаковые.

- Недостаточно, - пробормотал он.

Девушка прищурилась.

- Когда я прикоснусь к тебе с мыслями о сексе, ты узнаешь об этом, милая.

Он казался таким уверенным. Но откуда тогда эта едва заметная дрожь в его пальцах? Кинан повернулся к ней спиной, снова демонстрируя свои красные шрамы.

- Если мы задержимся здесь еще дольше, сюда прибудут полицейские.

- Я могу справиться с мексиканскими полицейскими.

Он засмеялся хриплым грубым смехом.

- Возможно, если бы мы были в Мексике.

О, нет. Николь быстро натянула на себя футболку, которая оказалась для нее большой и пахла, как он. Ее пальцы теребили край ткани.

- Скажи, пожалуйста, скажи мне, что ты не притащил меня в Штаты.

- Да, добро пожаловать. Когда ты отключилась, я спас твою задницу и вытащил тебя из Мексики - подальше от местных жителей, которые хотели твоей крови.

Она натянула джинсы. В течение нескольких секунд нашла свои ботинки. Николь успела засунуть в них ноги, прежде чем он схватил ее за руку, и они выбежали через сломанную дверь.

И да, конечно же, вой сирены уже раздавался в ночи. Девушка вела себя тихо, пока они прятались в тени и пока поспешно забирались в грузовик. Они спокойно влились в движение и не спеша проехали мимо черно-белой патрульной машины, которая мчалась в сторону парковки отеля.

Николь подождала минуту, потом еще пять, и когда грузовик проехал несколько миль, она, наконец, сказала слова, которые должна была:

- Я слышала, демоны узнаютдруг друга с первого взгляда. Они могут видеть через чары гламура и узнают монстра внутри. - Ногти нервно постукивали по подлокотнику.

Грузовик ускорил движение.

Таков был паранормальный мир. Так они признавали друг друга. Она всегда знала, когда рядом был другой вампир, и слышала, что ведьмы чувствуют притяжение сил своих братьев.

- Этот демон, - продолжила девушка, - он взглянул на тебя и испугался.

- Потому что он сообразительный.

Верно.

- Но что же он увидел? - спросила она, позволив себе пробежаться по нему взглядом. - Когда он посмотрел на тебя, что он такого увидел, что заставило его отступить? Не просто отступить - убежать.

Голова Кинана повернулась к ней. Даже в тусклом освещении, Николь видела его ясно, благодаря своему зрению вампира. У него были такие красивые голубые глаза - подождите, эти глаза становились все темнее. Темнее...

Глаза демона.

- Думаю, он увидел через гламур, - сказал ей Кинан своим тихим голосом.

О, черт.

Она в беде.


***


Сэм смотрел на ночное небо. Так чертовски много звезд. Миллионы сверкали у него над головой.

Люди смотрели на них, когда чего-то хотели, мечтали.

Он же смотрел на звезды и знал, что они ничего не значат. Звезды - просто куски стекла в черном небе. Нет, они бессмысленны.

Однако там, на небесах, были другие. Могущественные существа, которые тянули за ниточки и заставляли марионеток танцевать.

Позади него послышались глухие шаги. Сэм вздохнул, ловя запахи того, кто приближался. Алкоголь. Сигареты. Демон. Илайджа.

Без вампира. Дьявол. Этот ублюдок истечет кровью за то, что снова потерпел неудачу. Неужели так трудно было поймать одного новообращенного вампира? Леди была настолько юна, что у нее, наверное, едва прорезались клыки.

Сэм обернулся, готовый швырнуть в демона взрыв своей силы, но страх в черном взгляде Илайджи остановил его. И заставил улыбнуться. Наконец-то.

- Т-ты никогда не говорил, что у нее есть поддержка.

Потому что Сэм не думал, что она у нее будет. Он приложил столько усилий, чтобы отрезать ее от остального мира. Дурацкая небольшая зона комфорта, что была у нее в Новом Орлеане - уничтожена. Ее работы больше нет, дом - разрушен. Нет семьи, нет друзей, все они боялись ее. Никто не хотел быть рядом с убийцей.

Когда ты изолируешь свою жертву, ее всегда намного легче схватить.

- Он мог, черт возьми, убить меня! - зарычал Илайджа, брызгая слюной изо рта.

Сэм поднял бровь.

- Он? - Его голос звучал как всегда мягко.

- Он - ага, гребаный ангел, который был на ее стороне. И она пахла, как он. Дерьмо, разве нет каких-то правил, запрещающих ангелам трахаться?

- Наверное. - Несомненно. Еще один способ быть изгнанным. Ангелы не имели привилегий, как у людей. Однажды потрахаешься... будь готов гореть.

- И он трахался с вампиром? - сморщился от отвращения демон. - Что за черт?

Илайджа не очень любил вампиров. Кто это сделал? А что касается ангелов... Демоны ведь не зря боятся их.

Сэм глубоко вздохнул и спросил:

- Ты уверен, что мужчина, который был с ней - ангел?

Илайджа склонил голову в быстром кивке.

- Ты же знаешь, что нет никакого долбаного способа убить одного из них!

- Все умирают! - рявкнул Сэм. Он устал от лжи, которую распространяли Иные, в частности про себя. Только одно существо было бессмертным. Все остальные... ну, мы можем умереть. Просто некоторым из нас не повезло – мы умираем снова и снова.

Да, жизнь может быть дерьмовой.

Илайджа запустил руку свои густые белокурые волосы.

- Ну, я не хочу быть этими всеми.

Очень плохо. Илайджа уже был отмечен смертью. Сэм видел конец этого ублюдка в ближайшие несколько дней. Главным образом потому, что сам это планировал. У Илайджи существовал свой срок использования. Парень был сильным, злым, и, как правило, готов рвать и метать. Но даже убийца должен иметь некоторое время перед смертью.

- Опиши мне его. - Существовали сотни ангелов. Тысячи. Он может быть любым.

- Блондин, черные глаза, с черными крыльями...

Черные крылья. Ангел смерти.

- Сначала, я даже не увидел крылья. Они двигались позади него, как странные дурацкие тени. - Пауза. - Такие же, как ваши.

Сэм распрямил плечи и медленно напряг спину, пока не почувствовал призрачное хлопанье крыльев, которых там больше не было. Не на самом деле.

Илайджа с шипением выдохнул.

- Дерьмо.

Тень крыльев была всего лишь иллюзией. Магия памяти. Их видели только демоны или ангелы... все, в ком текла хоть капля крови небесных существ.

Люцифер был не единственным падшим ангелом. Существовало много других, которые тоже потеряли благодать. Или же обменяли ее на возможность походить на человека.

Нет, демоны, которые теперь ходили по земле, не были марионетками дьявола. Они были потомками Падшего. Не настолько привилегированные, как люди, но и не настолько проклятые, как большинство монстров, независимо от того, что нравилось думать некоторым фанатикам.

- У него были необычные метки? - потребовал Сэм. Нельзя вести бой, не зная своего врага.

Но он прав. Вампир была связью. Ключом. Падший пошел за ней, так же, как подозревал Сэм, сделал бы и сам.

- Нет, - сказал Илайджа, качая косматой головой. - Он был блондином, и у него были черные глаза. Он один из тех проклятых симпатичных мальчиков ангелов, но... - глаза демона сузились. - Когда я впервые его увидел, клянусь, я почувствовал, как в меня пахнуло ледяным ветром.

У Сэма перехватило дыхание. Прекрасно. Существовало множество ангелов, очень много разновидностей - некоторые были безвредными, а некоторые очень, очень опасными. Он не хотел тратить свое время на безобидный вид.

- Как он смог вступить в связь с женщиной? - Недавно падший ангел был бы сбит с толку. Не подготовлен к натиску эмоций… и потребностей. Похоти.

Легкая добыча.

Илайджа бросил взгляд через плечо. Но демон не должен, не должен был проверять наличие угрозы позади себя. Реальная угроза стояла прямо перед ним. Неужели парень и в правду стал настолько доверчивым? Фатальная ошибка.

- Он не отрывал от нее глаз...

Интересно.

- И он сказал, что он ее хранитель.

В ответ на это, губы Сэма изогнулись. Он подозревал, что парень был далек от великодушного ангела-хранителя. Если Падший решил поиграть с судьбой, тогда кто он такой, чтобы ломать вампиру кайф. По крайней мере, пока.

- Я все еще хочу убить вампира. - Илайджа скрестил руки на своей мощной груди. - Но не возьмусь за этого ублюдка.

- Ты так уверен, что он победит тебя? - Страх демона был чем-то новым. Илайджа раньше никогда не боялся охоты, но теперь отступил.

- Я знаю смерть, когда вижу ее.

Да, Сэм держал пари, что так и было.

- Нас сделали, - сказал Илайджа, поворачиваясь к Сэму спиной. Ах, неверный ход. - Я устал танцевать под вашу чертову дудку...

Верно. Под некоторые песни получаются дурацкие танцы.

- А где ты возьмешь свой особый напиток, Илайджа? Когда ты уйдешь от меня, кто тебе поможет?

Теперь это остановило его.

Парень оглянулся, и на лице четко читалось сомнение. Как и многие из его вида, Илайджа был немного наркоманом. Демоны и пристрастия.Когда парень использовал свои наркотики, то мог контролировать жажду крови и насилия. С наркотиками он не убивал, кого попало - убивал, заранее выбрав цель.

Без наркотиков... женщины, дети - все становились его добычей.

Сэму нравилось думать, что это он держал собаку на поводке последние несколько месяцев. Но если Илайджа был готов укусить руку, которая его кормит...

- Ты не единственный дилер в городе, - пробормотал Илайджа и продолжил путь.

О нет, единственный.

- Когда ты передумаешь, - сказал Сэм ему вслед, - может быть, я помогу тебе.

Илайджа почти дошел до вершины небольшого холма, его тело было темной тенью.

- А может быть я просто убью тебя, - прошептал Сэм улыбаясь, потому что знал, что демон не услышит.

Его пес вернется. Скорее всего, в течение сорока восьми часов. А если нет... всегда есть другие. Демоны, которым необходимо то, что он может им предложить. Которые были слабее, и которыми так легко управлять.

Демоны существовали всякого размера, цвета и силы. Некоторые почти ничего не «весили», те, у которых сила равнялась одному или трем. Эти бедные ублюдки вполне могли оказаться людьми. Те, чья сила по шкале доходила до десяти, были сильнейшими. Десятый уровень, или У-10, это альфа демоны земли. Так гласили легенды.

Легенды были ерундой.

Он снова посмотрел на небо, на все эти сверкающие звезды, и засвистел.

Требовалось время, чтобы к Падшим вернулась сила. Падение и горение ранили ангела. Новый противник пока еще не обладал полной силой.

Это было идеальное время для игры. И на то, чтобы узнать, насколько силен этот так называемый "хранитель". Убил бы он за нее? Истек бы кровью ради нее? Умер бы за нее?

Есть только один способ это выяснить...

Оставляя в небе горящий след, упала звезда.


Глава 4

 Николь вскочила со своего места и схватила руль. Она сильно дернула его вправо, и грузовик накренился. Кинан попытался оттолкнуть девушку назад, но был совершенно не готов к нападению.

- Николь, что ты…

Грузовик врезался в деревянный забор и, буксуя, попытался проехать вперед.

Кинан ударил по тормозам, и автомобиль, дважды подпрыгнув, наконец, остановился. От двигателя повалил дым.

Конечно, Николь к тому времени уже выскочила из машины. Дверь с ее стороны оказалась открытой, раскачиваясь на ветру, и мужчина увидел ее округлые «приди-и-возьми-меня» бедра, когда она убегала прочь.

Снова.

Кинан выскочил из грузовика. К тому же, этот кусок дерьма никуда не денется, а вот Николь, если он не поспешит, может легко исчезнуть.

- Николь! - закричал он.

Супер. Теперь ангел ее не видел. Учитывая вампирскую суперскорость, девушка могла быть где угодно.

- Я пытаюсь тебе помочь! - крикнул Кинан в ночь.

Удар пришел сзади. Жесткая резкая подножка заставила Кинана упасть на землю. Он моментально перевернулся, но все же не был достаточно быстр. Николь прижала его руки к земле и нависла над ним.

- Зачем мне помощь демона? - требовательно спросила она, и он увидел, как удлинились ее зубы.

Вампирша оседлала мужчину. Ее бедра и лоно оказались на нем - Кинан никогда не был в подобной позиции с женщиной. И ему это даже... нравилось.

Очень.

Член стал твердеть.

- Я не... Я здесь не для того, чтобы сделать тебе больно. - Он не потрудился вернуть глазам синеву. Она видела его таким, какой он есть. Наверное, так будет лучше. Кинан мог вырваться из захвата в одно мгновение, вампирской была ее сила или нет, но он, продолжая лежать на земле, посмотрел девушке в лицо. - Если бы я хотел твоей смерти, я мог бы убить тебя еще в отеле. Ты не смогла бы дать мне отпор во сне.

- Может, убить меня не входит в план. - Ее глаза сузились в щелки. – Смерть – слишком просто.

Ангел так и думал. До нее.

- Если это какой-то фокус, твой или твоих дружков-демонов, то подумай еще раз.

Теперь она начала оскорблять его.

- У меня никогда не было друзей-демонов.

Хотя, если хорошо подумать, окажется, что у него вообщене было никаких друзей.

Девушка наклонилась ближе, и ее бедра скользнули по его бедрам.

Мне нравится.

- Что же во мне такого особенного, м-м?

Ее глаза полыхали тьмой. Сражение или секс. До Кинана такие слухи доходили и раньше. Глаза вампира становятся черными, когда он готовится или к бою, или к сексу.

- Скажи, Кинан... Почему мне достался защитник? Ты не знаешь меня. Ты ничегообо мне не знаешь.

Ее аромат окружил его. Ее волосы коснулись его щеки. Если бы он захотел, то мог бы сделать выпад вверх и поменяться с ней местами в две секунды. А может, в одну.

Если бы захотел.

Я хочу.

Кинан взял под контроль зверя, который пробуждался внутри. Зверь, о котором он даже не знал до нее.

Похоть.

- Ты не особенная, - выдавил мужчина сквозь стиснутые зубы.

Она удивленно посмотрела на него.

- Э-э, я…

- Ты такая же, как любой человек.

Может, он и не говорит ей всего, зато правду.

- Неправильный ответ, умник. Я уж точно не человек. - И она позволила своим когтям впиться в его плоть. Легким, но болезненным уколом.

Это не должно было заставить его член дернуться.

Но заставило.

Ангел глубоко вдохнул и ощутил ее вкус. Крепко зажмурился. Но теперь... теперь он мог чувствовать ее. Мягкие бедра. Стройное податливое тело.

Контроль.

- Ты... ты была такой же, как другие. - Его слова прозвучали, как рычание. - Ходила на работу. Обучала детей в той школе. Работа. Дом. Снова и снова.

Он заметил, как прервалось ее дыхание.

- Какой школе?

Его глаза открылись.

- Святой Марии. Вниз по Кварталу. Ты занималась с отстающими детьми, потом спешила домой, а иногда встречалась с - кто это был? - Доной, чтобы выпить в баре на…

- Откуда ты это знаешь?

- Ты никогда не приводила домой ни одного мужчину. - Не тогда, когда Кинан наблюдал. - Ты флиртовала. Пила. Надевала юбки чуть короче тех, которые носила на работе.

Дрожь прокатилась по ее телу - дрожь, которая передалась и ему, как прикосновение шелка.

- Ты не отличалась от сотен других женщин в городе. Работа, хобби, друзья... - Ничем не отличалась.Ничем не отличалась от тысяч других подопечных, которых Кинан забрал, но когда он посмотрел ей в глаза...

Он потерял все.

Его охватила злость, яростный огонь, который сплетался с похотью. Мужчина вскочил, развернул их и повалил ее на землю.

- Я не человек, которым ты можешь вертеть, - сказал он, наклонившись к ней еще ближе. - Твоя сила на меня не действует. Твой укус не ослабит меня.

Прямо сейчас он был тем, кто хотел укусить. А почему нет? Почему он не может взять от нее то, чего хочет?

Ведь из-за нее он горел.

- Вот дерьмо собачье! - Николь пыталась отстраниться.

И когда она поймет, что он никуда ее не отпустит?

- Вамп может осушить демона до дна, вампир может убить…

Он посмотрел ей в глаза. Нет, она уже не та женщина, что была раньше. Теперь в ее взгляде Кинан видел тайну, боль, ярость. Ярость, которая соответствовала его собственной, потому что он уже тоже не был прежним

- Милая, не помню, чтобы говорил тебе, что я - демон. Только то, что тот ублюдок видел через мой гламур.

Ее губы приоткрылись.

И он сдался.

Кинан обрушился на ее рот в глубоком жестком поцелуе. Эта потребность, этот всепоглощающий голод - это то, что ввело людей во искушение.

Грех.

О, да, он хотел с ней согрешить.

Она не пыталась отвернуться от него. Не пыталась укусить своими слишком острыми зубами.

Но и не поцеловала в ответ.

Он хотел, чтобы она его поцеловала.

- Николь... - Его руки, удерживающие запястья, стали нежнее. Ее грудь была упругой, бедра прижимались к его. Кинан знал признаки возбуждения женщины, но не знал, как заставить ее признать свою потребность.

Он отпустил ее. Продолжая губами прижиматься к ее губам, он сумел смягчить поцелуй. Его язык прокрался в ее рот. Да. Этот насыщенный вкус, который был чистой Николь, мучил его. Он хотел большего. Хотел всего.

И ее руки были сейчас на нем. В его волосах. Не отталкивали. Притягивали ближе.

Их языки встретились. Тихий стон зародился у нее в горле - голодный, страстный звук, который всю кровь, находящуюся в его теле, направил прямо в пах.

Похоть.

Люди убивали из-за этого. Умирали.

Он мог понять. Наконец.

Кинан просунул руки между их телами и нащупал застежку ее джинсов. Прикосновение.

Он должен знать, что она чувствует. Должен понять, была ли девушка влажной. Горячей. Будет ли такой же сладкой на вкус там?

Мужчина расстегнул молнию. Его пальцы проскользнули внутрь и наткнулись на мягкий хлопок ее нижнего белья. Девушка выгнула бедра и провела языком по его губам.

Но тут вдали послышался рык автомобиля. Приближаясь. Все ближе. Ближе.

Нет.

Ангел вскинул голову. Он тяжело дышал, но не мог отвести от нее взгляда. На земле. Покрасневшие губы напротив его рта. Ее руки, обнимающие его, ее когти, впивающиеся в его кожу.

Взгляд прошелся вниз по телу девушки. Задержался на затвердевших сосках, которые проступали сквозь позаимствованную у него рубашку. Медленно, очень медленно перешел на джинсы, которые были расстегнуты, обнажая бледную кожу живота и черные трусики.

Еще.

Двигатель автомобиля звучал все ближе. Проревела сирена, протяжным гудящим воплем.

- Полицейский... - Ее хрипловатый голос был похож на удар прямо по его плоти. - Если он увидит машину, то подумает, что у нас что-то случилось. Он не уедет...

Нет. Это еще не конец.

Большой палец прошелся по ее губам. Глаза Николь расширились, а затем она облизывая его нежным язычком.

Его сердце ударилось о ребра.

- Николь, не убегай от меня снова.

Полицейский все приближался. Кинан слышал давление и шорох шин.

Девушка чуть заметно наклонила голову в знак согласия.

- После того, как мы от него избавимся, ты расскажешь мне все, ладно? Потому что, если ты не демон, тогда кто ты?

Кинан очень хотел рассказать ей все.

- Когда-то давно, - он поднялся, вставая на ноги и поднимая ее, - я был ангелом.

Ее губы приоткрылись от удивления, но потом Николь сразу же покачала головой.

- Что? Да ладно, не может быть. Ангелов не…

- Вампиры могут существовать на самом деле. Демоны. Оборотни. - Он поднял бровь. - Почему ангелы не могут быть реальностью?

Хлопнула дверь машины. Послышались глухие шаги.

- Вот дерьмо,- проворчал мужской голос. - Эй! Эй! Все в порядке, я могу вам помочь!

Кинан оглянулся на поломанный грузовик. В темноте человек не сможет их увидеть. Лучи фар патрульной машины освещали обломки грузовика. Он повернулся к полицейскому.

Николь схватила его за руку.

- Ангел... хранитель?

Не совсем.

- Есть кое-что, что ты должна знать, - сказал Кинан, не глядя на нее. Ее рука по сравнению с его разгоряченной кожей казалась прохладной.

- Чт-что?

- Иногда ангелы действительно падают. - Она заслуживала предупреждения.

Николь резко втянула в себя воздух.

- Когда это с нами происходит, за нами на землю приходит ад.

Она отступила на шаг.

- Но ты хороший парень…

Кинан рассмеялся.

- Даже не близко. - Он наклонился к ней и, подтянув ее джинсы, застегнул молнию. Его пальцы задержались слишком долго. Мужчина не мог с этим нечего поделать. - Но я здесь не для того, чтобы причинить тебе боль. Эти ублюдки, которые придут за тобой… я убью их.

- Потому что я — твой ключ?

Он сказал ей это в минуту слабости. Правда должна была остаться скрытой. Слишком поздно. Ангел мрачно кивнул.

Полицейский ругался и кричал. Они поговорят позже.

Кинан направился к грузовику.

- Если это все - правда...

Ее голос был близко. Но не она сама.

- Если это правда, - повторила Николь. Но это значило, что вампир сомневался в словах ангела? Мир действительно сошел с ума. - Тогда, Кинан, что ты сделал, чтобы пасть?

Он замер.

- Ангелы не так просто... падают. Это должно быть что-то серьезное, не так ли? Что-то очень, очень плохое.

Свет от фонарика полицейского упал на них.

- Твою мать!- воскликнул парень и подбежал к Кинану. - Успокойтесь сэр, я приведу вам помощь, я сделаю...

Кинан поднял руку.

- Я не ранен.

- Как и я, - пробормотала Николь, медленно подходя к нему.

Фонарик дернулся и осветил ее бледное лицо.

- Мэм, вы уверены в этом? - голос полицейского срывался от волнения. - Этот грузовик разбит так, будто побывал в аду.

Вполне возможно.

- На мне ни царапины, - сказала она, и ее губы растянулись в улыбке.

Коп - нет, это был не патрульный. Пожилой мужчина, который осторожно приближался к ним, носил коричневую униформу шерифа в комплекте с блестящей серебряной звездой.

- Можете сказать, что здесь произошло? - Беспокойство исчезло из его голоса, и в нем засквозило подозрение. Правая рука копа стала медленно опускаться к бедру, к оружию.

Николь шагнула вперед.

После того как мы от него избавимся, ты расскажешь мне все, ладно?

Кинан схватил ее за запястье. Николь была уже не та, что в Новом Орлеане. Он не знал, что она делала в течение последних шести месяцев. Питаясь от жертв, убивала их?

Не знаю, но я все так же хочу ее.

Это проблема.

- Не причиняй ему вреда, - приказал он шепотом.

Выражение ее лица никак не изменялось.

- Отпусти женщину! - рявкнул шериф. - И вы оба, поднимите руки вверх.

Кинан отпустил Николь и поднял руки. Через некоторое время девушка последовала его примеру.

Шериф подошел ближе и принюхался.

- Алкоголем не пахнет.

Он посмотрел на Николь.

- Мэм, вы пили?

Кинан еле заметно улыбнулся.

- Нет, я…

- Черт побери.

Теперь пистолет шерифа был вытащен и поднят вверх - и направлен прямо на Николь.

- Я знаю, кто вы.

Кинан увидел вспышку страха на ее лице. Шериф отскочил назад и нацелил пистолет прямо ей в сердце.

- Сегодня в мой офис пришел факс с вашей фотографией. Вы разыскиваетесь за убийство в штате Луизиана.

Кинан услышал, как на секунду у Николь перехватило дыхание. Еле слышный звук, но он его уловил.

- И вы чуть не убили полицейского... - в уголках глаз шерифа пролегли глубокие морщины, а губы сжались в тонкую линию. - Он подошел, чтобы помочь вам, а вы чуть не убили его.

- Нет, я этого не делала.

Кинан не знал этой истории.

- Возможно, вы обознались, шериф.

Взгляд полицейского метнулся к нему.

- Вы же не хотите быть ее соучастником, мистер.

Он выдержал его пристальный взгляд.

- Да, хочу.

Шериф вытащил наручники и стал осторожно подбираться к Николь.

- Нет, нет, если бы вы видели, что она…

Николь взмахнула руками и врезала кулаком полицейскому в челюсть. Удар заставил его отлететь назад. Когда шериф упал на землю, его глаза были закрыты, он потерял сознание.

- Я не могу пойти в тюрьму, - прошептала девушка, не отрывая глаз от копа. – Я не хотела причинять ему вреда, но не могу…

Вампиру никогда не выжить в тюрьме. Или скорее, сильнейшие не позволили бы ей этого. Он знал правила этой игры. Некоторые сверхъестественные - обычно демоны низкого уровня и чародеи - могут быть заключены в тюрьму. Вампы - нет. Они начинают питаться другими заключенными и, в конце концов, их убивают. Кроме того, не похоже, чтобы тюрьма действительно могла удержать их. Их или даже оборотней, если уж на то пошло.

Он наклонился к шерифу. Еще дышит. Его челюсть не была сломана. Кинан снова посмотрел на Николь.

- Ты готова бежать? - Слабый аромат цветов донесся до него, и ангел напрягся, а взгляд обострился.

Но никого не было. Только Николь с ее обеспокоенным взглядом расширенных зрачков. И шериф, но тот был все равно, что мертв.

Этот аромат...

Пора убираться отсюда.

Они не могли взять машину шерифа. Слишком очевидно. При их силе и скорости, им не составляло труда довольно далеко убежать от мужчины, лежавшего на земле.

Николь угрюмо кивнула в сторону копа.

- А что с ним? Когда парень очнется, то пошлет ориентировку всем постам. Еще больше людей начнет меня искать.

- Тогда, я думаю, мы должны убедиться, что они не найдут тебя. - Он поднялся и вгляделся в темноту. - Мы побежим, пока не найдем ближайший дом. Возьмем любой автомобиль, который попадется.

- Украдем его? - Она закусила губу, ее взгляд упал на шерифа. Парень действительно выглядел достаточно беззащитным, валяясь на земле. Руки были раскинуты. Фуражка упала на землю рядом с головой, а редеющие седые волосы прилипли ко лбу. - Разве это не нарушение одной из заповедей и не очень, гм, подходит ангелам?

Она же не будет на этом подробно останавливаться?

- Я уже говорил тебе милая, я пал. - Теперь им нужно было бежать. Спящая красавица недолго пробудет в отключке. - Ты готова бежать или хочешь, чтобы он бросил твою задницу в тюрьму?

Она сглотнула.

- Бежим.

Хорошо. Он сплел их пальцы, и они помчались в ночь.


***


Ангел наблюдал за тем, как они бежали. Кинан был так быстр, что мог бы легко оставить вампира позади, если бы только захотел.

Но он знал, Кинан не хотел с ней расставаться.

Это и было самое страшное в его кошмаре. Ангел не хотел оставлять того, кто лгал, трахался и убивал.

Жаль. У него был такой большой потенциал. Он подавал такие надежды. И чтобы Кинан теперь настолько низко пал...

Вампир будет страдать за это. Заманчиво. Сделать сильного слабым.

Она будет страдать.

Крылья хлопали, когда ангел парил над своими подопечными. Смерть придет. Приблизился к ним в воздухе. И не отступит. Отсрочки не будет.

По крайней мере, не для вампира. Для Кинана еще оставался шанс. Божью милость еще можно вернуть.

Для этого нужно совершить один бескорыстный поступок. Один смелый, решительный поступок.

И все будет прощено.

Грехи... будут стерты.

Когда ангел взмыл в ночное небо, его черные крылья слились с темнотой.


***


Шериф Том Дуггли очнулся и подвигал челюстью. У этой маленькой леди был дьявольски жесткий удар. В любом случае ему следовало ожидать чего-то подобного.

Он поднялся и побрел к своей машине. В воздухе висел легкий аромат цветов, совершенно неуместный на этой почти бесплодной земле.

Том был удивлен - они оставили ему ключи и автомобиль. Это было ошибкой. Они пешком, а так их гораздо легче отследить.

Он схватил радио.

- Внимание, Сигнал всем постам!

Он выплюнул полный рот крови. Удар был действительно сильным.

Но она не убила его. Что странно.

- В нашем районе беглый преступник. Николь Сент-Джеймс... - он отбарабанил ее описание.

Оно могла бы играючи убить его, но оставила в живых.

И этот большой босс, стоявший за ней, как тень, также не оторвал ему голову.

- Приближайтесь с крайней осторожностью, - сказал шериф, сжав пальцами радио. Его помощники не понимали, насколько экстремальной была ситуация.

Они не знали о вампирах. А он знал.

Хорошо, что он взял на себя смелость и заказал специальные пули для своего отдела. Небольшая партия, предусмотренная только для таких ситуаций.

Серебряная пуля, комбинированная со святой водой, - смесь, которая просочилась в ряды правоохранительных служб несколько лет назад.

Смесь, которая творила чудеса на границе. Никогда точно не знаешь, что увидишь техасской ночью. Если только ты не работаешь в патруле так же долго, как Том Дуггли.

Но она оставила его в живых.

Чертовски странно для вампа.

Чертовски странно.Тем более, если история была правдой, и Николь Сент-Джеймс убила двух людей с момента своей трансформации.


***


Мотоцикл, ревя, катился по дороге. Двигатель вибрировал меж ног Николь, которая крепко держалась за своего ангела.

Ангел.

Невозможно.

Но она всю жизнь прожила, как примерная католичка, и научилась верить в них с тех пор, как произнесла первые слова. И верила, пока...

Пока не решила, что Бог отвернулся от нее.

Не тогда, когда девушка получила известие от доктора. Нет, тогда она все еще верила. Все еще надеялась. Все еще хотела молиться.

Но...

Этот переулок. Этот кровавый ад в переулке убедил ее. И потом, то, что Николь сделала...

Прижавшись лбом к сильной спине Кинана, девушка крепко закрыла глаза. Конечно же, никаких шлемов. Им повезло украсть байк. Владелец мотоцикла был не настолько забывчивым, чтобы оставить еще и шлемы. Теперь они просто ехали, и ехали быстро. Ее руки крепко обнимали Кинана.

Доверять ему - не очень мудро, но какой у нее был выбор? Ее выбросили в этот новый мир без единой чертовой подсказки для того, чтобы выжить. Она еле-еле сводила концы с концами последние несколько месяцев. Так много раз приближаясь к смерти.

И она изменилась. Женщина, которой Николь была - да, она действительно умерла в этом переулке. Женщина, сидящая за спиной падшего ангела, сама пала.

Он сказал, что если она выпьет его кровь, это не ослабит его, значит, этот мужчина - идеальная добыча.

Идеальная, но...

Я не могу ему доверять.

Когда вамп питался от добычи, формировалась связь. Связь, которая позволяла вампу проскользнуть в разум жертвы. Иногда для контроля, иногда чтобы украсть мысли или воспоминания.

Когда у тебя есть контроль над кем-то, доверие совсем не вопрос. И большинство вампов не беспокоилось о доверии своей добычи.

Но она не хотела контроля. Никогда не хотела. Николь слишком хорошо знала, что это такое - быть марионеткой в чужих руках.

Вскоре вдалеке показались огни города. Сан-Антонио. Хорошо. Чем больше город, тем легче было скрываться сверхъестественным. И кормиться.

Кинан петлял по улицам, легко управляя мотоциклом, и она крепко держалась за него. Хотела девушка этого или нет, но их судьбы были связаны.

Ангел притормозил на оживленном углу, где выстроились бары, пьяные люди и автомобили.

Николь слезла с мотоцикла.

- Спасибо за…

Он повернулся к ней, сверкая глазами.

- Здесь мы возьмем оружие.

Оружие? Они были перед баром, не…

- Оружие, - мужчина окинул ее взглядом, - и одежду для тебя.

Он оставил мотоцикл, и, взяв ее за руку, повел через толпу. Для ее ангела не существовало очереди. Он просто шагал вперед.

Вышибала у двери был слишком умен, чтобы попытаться остановить их, или парень увидел намек на клыки, которые она показала.

Но они оказались внутри. Гремела музыка. В воздухе висел дым и запах…

Кровь.

Николь замерла. Запах был повсюду. Ею не пахло так сильно снаружи, но в баре - везде.

- Что? Разве ты никогда прежде не была в комнате для кормления? - пробормотал ангел. – Думал, это приют для всего вашего вида.

Тошнота и желание стянули ее внутренности узлом.

- К-комната кормления. - Верно. Она знала, что такие места существуют. Слышала о них. Они были…

- Ваш универсальный вампирский гастроном, - сказал Кинан, окидывая пристальным взглядом толпу. Девушка проследила за его направлением и увидела. Мужчина прижал женщину к дальней стене и впился клыками в горло. Двое парней питались от другой в углу. Через несколько метров вампирша впилась в запястье блондина рядом с ней.

Кровь.

- Мне не... нравятся комнаты для кормления, - вымолвила она. Ее зубы горели, инстинктивная реакция на всю эту кровь. Как слюноотделение у собаки. Желание. Потребность.

Но добыча в комнатах кормления… это расходный материал. Использовал, выбросил. Убил.

- Я не как... - Она такая же, как они. Да. Кого девушка обманывает?

Его пристальный взгляд - снова ярко-синий, казалось, говорил то же самое.

- Зачем мы здесь? - потребовала девушка. Оружие. Вот, что он сказал, но единственным смертоносным оружием, что она здесь увидела, были клыки.

- За тобой охотятся демоны. И меня больше нет тех умений, что раньше. - Подняв голову, он переключил внимание на бар. - Если мы собираемся бороться с теми, кто на тебя охотится, нам следует вооружиться.

Верно. Потому что она была в полной заднице. Он, наверное, заметил это.

- Откуда ты вообще знаешь про это место?

Но он уже шел к барной стойке, когда бросил ей свой ответ:

- О, ты была бы удивлена тем, что я видел.

Нет, не была бы.

Кинан подошел к бару, положил руки на стойку.

- Макс.

Бармен взглянул на него, чуть приподняв бровь. Кинан знал имя этого парня?

- Я хочу посмотреть товар в задней комнате, - сказал Кинан.

Николь положила локти на стойку и позволила себе пробежаться взглядом по помещению. Эти люди пришли сюда добровольно, но с первым укусом вампиры взяли над ними контроль. Они не бежали назад домой, а говорили друзьям о новом классном клубе. С этого момента, люди, те, кто останется жив, ничего не скажут без разрешения вампира.

Контроль.

Она ненавидела его.

- Послушай приятель, - отрезал бармен. - Я тебя не знаю, и не знаю, о чем, черт возьми, ты говоришь…

Его голос прервался.

Николь снова посмотрела на них. Кинан перегнулся через барную стойку. Его рука обхватила горло парня, и он сильно сжимал его.

- Не говори ерунду, - сказал Кинан. - Я знаю о тайнике, и мне нужно оружие.

Ангел оказался не так уж хорош в переговорах. Николь откашлялась. Бармен был вампиром. Возможно, у нее получится лучше. На ее губах промелькнула улыбка.

- Мой друг имеет в виду - извините, он все еще новенький на сцене - что я хочу сделать у вас покупку.

Черные глаза вампира, казалось, просканировали ее. Он отрывисто кивнул. В любом случае, кивок - это единственное, что он мог сейчас сделать.

- Я буду иметь дело... - прохрипел он. - С... тобой.

- Ты будешь иметь дело с нами обоими, Макс, - пообещал Кинан, оттолкнув парня.

- Откуда ты меня знаешь? - спросил тот, прищурившись.

- Слухи о тебе ходят повсюду.

Ох, это прозвучало зловеще.

Макс резко выпрямился, быстро осмотрел бар, а затем указал пальцем в сторону двери слева.

- Туда.

Они не могли двигаться очень быстро. Запах крови настигал девушку. Ее контроль никогда не был достаточно хорош, особенно сейчас, когда аромат следовал за ней попятам.

Девушка спешила за Максом и Кинаном. Оглянувшись, она еще раз быстро пробежалась по толпе глазами и…

Вот дерьмо.

Глаза Николь встретились со взглядом черных, как смоль, глаз, принадлежащих вампиру, которого она надеялась никогда не увидеть. Красивое лицо, арктические черные глаза и улыбка, такая холодная и жестокая...

Любовник. Убийца. Коннор.

Воздух, казалось, перестал поступать в легкие. Потом Коннор поднял руку и поманил ее пальцем, подзывая к себе. Ублюдок.

Николь развернулась на каблуках и поспешила за Кинаном.

Но она знала, вампир последует за ней. Черт бы его побрал.

Некоторые монстры никогда не прекращали охоту. До тех пор, пока ты не воткнешь им в сердце кол.


Глава 5

 Макс вытащил пистолет и рукоятью вперед протянул Николь. Она взяла его неуверенно, но тот твердо лег ей в руку. Почти... обнадеживающе.

- Серебряные пули, - сказал он, кивая. - Лучше всего работает на волках, но и все эти проклятые оборотни тоже на них отреагируют. Выстрел - и они лежат, - уголки его губ немного поднялись. - По крайней мере, некоторое время. Достаточно долго, чтобы вы успели отрубить им головы.

Ресницы Николь поднялись, и она встретилась с ним взглядом.

- Достаточно долго, - повторила она тихо. Слова вышли слабыми, словно у нее пересохло в горле.

Коннор мог войти в любой момент. Им не следовало терять время.

- Сколько? - Зачем она вообще спрашивает? У нее было около ста баксов в заднем кармане. Ну, она засунула их туда еще вчера вечером, а сегодня даже не проверяла.

Макс провел языком по клыкам.

- Ну, а теперь...

- Нас не интересуют оборотни, - Кинан взял пистолет и бросил его назад на деревянный стол. - Что у тебя есть против демона?

Черные глаза Макса сузились.

- Это будет зависеть от того, насколько тот силен. - Он пожал плечами. - Если вы говорите о низшем уровне, возможно первом или втором... - Мужчина поднял руку с когтями. - Это сработает достаточно хорошо.

Николь сжала кулаки.

- Я говорю не о втором уровне. - Кинан посмотрел через плечо, переводя взгляд на дверь. Эта тонкая деревяшка не выстоит долго. Особенно против такого, как Коннор Маккуин.

- Тогда о чем ты говоришь? - потребовал Макс, скрестив на груди руки.

- О настоящей силе. - Кинан посмотрел на него. - Высшего уровня. Достаточной, чтобы сжечь город вокруг нас дотла.

- Ч-что? - ахнула Николь. Демон, ищущий ее, был настолько силен? Нет, невозможно, он поджал хвост и сбежал. Сильные не бегут. Только слабые.

Такие как я.

Легкая улыбка сползла с лица Макса. Он оценивающе посмотрел на Кинана.

- Кто ты?

Николь подошла ближе.

- Я уже сказала, что он со мной.

- Он не зверюшка.

Это сленговое слово означало человека, от которого вампир кормился или с кем трахался. Она сглотнула.

- Нет, он - зверюшка. - Николь почувствовала взгляд Кинана на своем лице.

Но Макс, казалось, не купился на ее историю. Мышцы на его челюсти напряглись.

- Я хочу, чтобы вы оба убрались отсюда. Меня не волнует, сколько у вас денег, убирайтесь к черту! - Он провел дрожащей рукой по волосам. - Не хочу, чтобы по мою задницу явились демоны десятого уровня.

- Но если бы он пришел, - пробормотал Кинан: - Как бы ты с ним боролся?

Раздался мягкий стук в дверь. Мягкий - какая ложь. Николь быстро развернулась, встав с Кинаном спиной к спине. Так лучше драться и защищаться.

Таким образом, две секунды спустя, когда замок был сломан, и дверь распахнулась, она была готова встретить темный взгляд Коннора.

- Приветствую тебя, любовь моя, - сказал он, в его голосе слышался слабый английский акцент. - Странно встретить тебя в такой дыре, как эта.

Жесткие пальцы сжали ее плечо. Кинан. Нет. Когда Коннор вошел, он развернулся к нему, став спиной к Максу. Роковая ошибка, если имеешь дело с вампиром.

Николь схватила руку Кинана и дернула его в сторону - Макс уже шел на него с когтями и зубами наготове. Вамп ударил ее, повалив на пол. Когти оставили на руке царапины, но девушка тоже достала кровососа, ударив кулаком в челюсть. Голова Макса дернулась назад, и Николь вскочила на ноги, отступая.

Она увидела Коннора, стоящего в дверях и сверкающего клыками. Два других вампира ждали позади. Подстраховка. Ему всегда требовались зрители.

- У тебя кровь, - слишком спокойным, по ее мнению, голосом сказал Кинан.

Она не хотела думать о своей руке. Эти когти, черт, больно жалили.

- Я в порядке. - На самом деле, они оказались в ловушке. Коннор заблокировал единственный выход.

Прийти сюда было серьезной ошибкой.

- Тебе не следовало приводить свою зверюшку, - усмехнулся Макс, кружа вокруг нее и Кинана. Он вытер кровь, которая текла с губ, облизав окровавленные пальцы. - Здесь обедают только вампиры. Все остальные - в меню.

- Да, прийти сюда было прекрасной идеей, - пробормотала она, пытаясь загородить собой Кинана. Она широко и фальшиво улыбнулась остальным. - Моя ошибка. Больше не повторится.

- Николь, - промурлыкал Коннор ее имя. - Из всех вампов ты - последняя, кого я ожидал увидеть сегодня вечером.

- Кто он? - прорычал Кинан.

Улыбка Коннора была слишком знакома.

- Я - тот, кто научил ее сладкому сплетению удовольствия и боли.

Она никогда бы не пришла сюда.

- Мы убивали вместе... - сказал он, его голос стал ниже от нахлынувших воспоминаний. - Тогда я пил из нее, и…

И Кинан был на нем. Черт возьми, она даже не увидела, как парень двигается! Он схватил его рукой за горло, а миньоны Коннора смотрели на это широко раскрытыми глазами, потому что - проклятье - тот двигался молниеносно.

- Николь не убивает, - темный глубокий голос ангела наполнил комнату.

Когти Коннора впились в руку Кинана.

- Да, приятель... она убивала. Не то, чтобы у нее... был большой... выбор...

Макс попытался напасть на Кинана со спины. Снова. На этот раз Николь просто схватила пистолет, раз он был таким дураком, что оставил оружие, и выстрелила.

Макс взвыл и упал на землю. Серебро не могло убить его, но любая пуля, особенно выпущенная с близкого расстояния и прямо в позвоночник - это чертовски больно.

После выстрела все взгляды обратились к ней. Николь сменила цель, переведя пистолет на миньонов.

- Шаг, и вам придется выковыривать серебро.

Они не двигались.

- Ты... защищаешь меня? - Кинан поднял брови. - Не ожидал.

- Да, ну, в общем, - я тоже:- ты спас мою задницу, так что думаю, теперь моя очередь.

Он кивнул.

- Но я не нуждаюсь в твоей помощи.

Совсем неблагодарный?

Кинан посмотрел Коннору в глаза.

- Хочешь умереть?

Тот, дернувшись, освободился. Он всегда был сильным.

- Ублюдок, я мертв. А значит и ты тоже. Никки не сможет выстрелить в меня, не после того, через что мы прошли. Поэтому я порежу тебя, иссушу, а затем...

Николь выстрелила Коннору прямо в грудь. Он пошатнулся, затем упал, выкрикнув ее имя.

- Это из-за того, что мы пережили, - прошептала она, понимая, что пальцы дрожат, - поэтому я выстрелилав тебя.

Потому что знала, насколько порочным мог быть Коннор. Стреляй или умри. Девушка не хотела умирать.

- Сука! - Коннор прижал руку к груди, и его пальцы сразу же окрасились кровью.

Из бара эхом прозвучали крики. Конечно, остальные вампиры слышали. Их чувствительный слух просто не мог пропустить выстрелы. Даже люди уловили их. Выбираться отсюда будет просто кошмаром.

Кинан отступил.

- Отсюда должен быть другой выход, - сказала Николь, взглядом обежав комнату. Руки все еще дрожали. Она только замедлила Коннора, не убила. Он восстановится в тот же момент, когда воткнет клыки в горло одной из своих шлюх.

Не человек. Немертвый. Она пыталась сделать глубокий вздох.

Миньоны скрылись. Вероятно, чтобы вернуться с подкреплением.

- Может быть, другая дверь...

- Нет, черт возьми, нет, отстань от меня!

Она повернула голову влево. Кинан присел рядом с Максом, и у него в руке был нож. Где он его взял? И ангел только что порезал вампа.

- Кровопотеря? - спросил Кинан тем же тихим, спокойным голосом, который использовал, когда сказал, что у нее идет кровь. Действительно жуткий голос. - Это всегда убивает вампа.

Он поднял нож к горлу Макса.

- Ты мог бы умереть медленно, от потери крови... или же я мог бы просто оторвать тебе голову. - Нож разрезал кожу.

- Нет!

Николь не двигалась.

- Кинан...

- Ты так и не ответил на мой вопрос, Макс.

Крики снаружи становились все громче. К двери подкрадывалась свора вампиров. Николь посмотрела на оружие, которое все еще держала в руках. Сколько пуль осталось в пистолете? Скольких вампиров она могла сдержать?

- Скажи мне, что у тебя есть, чтобы вырубить демона десятого уровня.

Это все, что Кинан до сих пор хотел знать? Она быстро оглянулась.

- Скажи ему, - резко сказала девушка, ее сердце отчаянно стучало. О, им нужно выбираться отсюда. Быстро.

Еще один вамп попытался пройти в дверь. Николь выстрелила. Попала.

Издевательский смех достиг ее ушей.

- Ты просто... - прохрипел Коннор. - Сделала их... голоднее... - Он снова прижал к груди свои окровавленные руки. Криво усмехнулся. - Не попала в мое... сердце.

Потому что и не целилась. Однажды он помог ей избавиться от страданий и ненависти, которые почти поглотили ее.

- Просто вернула долг. - Была ли это цена за удовольствие? - Больше не повторится. Как только ты приблизишься ко мне или Кинану, я…

Что? Сможет ли она на самом деле убить его?

Коннор пристально посмотрел на нее.

- У тебя никогда не было инстинкта убийцы, не так ли?

- Что уничтожит демона?- потребовал Кинан.

- Н... ничего...

Лезвие погрузилось немного глубже. Кровь полилась быстрее. Рука Николь, держащая пушку, вспотела.

- Оружие, как это... - Она подняла пистолет. - Оно должно работать против сильных демонов.

- Ничего, сделанное человеком... - это сказал Коннор. Его глаза плавно закрылись. Он потерял много крови, но она знала, что при первой же возможности вамп пополнит ее запас. Этот мужчина любил свою кровь.

Тем не менее, он был прав. Легенды гласили, что никакое оружие, сделанное человеком, не может убить обладающих силой десятого уровня.

Если он пришел за вами, то тогда вы круто влипли.

Но что хочет от нее десятый уровень?

Ты - ключ.

К очень сломанному замку.

- Если ты не можешь мне помочь, - прошипел Кинан, - тогда ты для меня бесполезен. Кровь потекла по острому краю ножа.

Что он делает? Он не должен убивать. Он же…

- Ангел! - сдавлено выдохнул Макс, заставив их всех замереть.

Кинан наклонился ближе.

- Что там насчет ангелов?

- Ангельская... пыль...

Нож немного поднялся. Кровь все еще бежала.

- Слышал... - Макс облизал губы. - Слышал разговор жриц вуду в Лос-Анджелесе - она смешала кровь ангела с какими-то травами, создав Пыль. - Теперь он говорил быстро. - Это яд для демонов. Даже для крутых...

- У тебя здесь нет немного этой пыли? - Кинан должен был знать.

- Нет. – Последовал грубый смех. - Нужно много крови... чтобы сделать ее... А я не видел ни одного гребаного ангела, желающего заняться донорством.

Нож задрожал у горла Макса. Она знала, как сильно Кинану хотелось прикончить этого ублюдка.

Девушка стремительно подошла к ангелу и коснулась его руки.

- Мы должны выбираться отсюда.

Кинан кивнул и поднялся, его тело было каменно-твердым.

Николь посмотрела на дверь. Там стояли вампы. Улыбаясь, ожидая. Придется с боем пробиваться к выходу. Жаль, что она не очень хороший боец.

- Ты не должна была идти против своего вида, - сказала блондинка, стоящая впереди всех, ее зубы были запачканы красным. - Это нелояльно.

Николь принужденно пожала плечами.

- Наверное, я просто нелояльный тип.

Вспыхнул огонь. Раскаленный шар пламени полетел прямо в блондинку и других стоящих в ожидании вампиров. Они закричали и забегали, яростно борясь друг с другом, пытаясь спастись от пламени.

Огонь пришел из ниоткуда.

Нет, не из ниоткуда. Руки Кинана были подняты, его пальцы пылали, а вокруг витали струйки дыма. Он курился вокруг, казалось, сплетаясь в полупрозрачный кокон.

Потому что огонь пришел от него.

Проклятье.

Демоны могли управлять огнем. Видимо, ангелы тоже.

Николь удалось закрыть рот. Потом она покачала головой.

- Ты должен был раньше упомянуть, что обладаешь таким маленьким талантом. - Ей бы удалось сохранить несколько пуль. На самом деле, немного сэкономить. Серебро точно пригодилось бы в будущем.

Вампиры сбежали. Николь спрятала пистолет за спину, за поясом джинсов.

Кинан посмотрел на свои дымящиеся пальцы.

- Не знал, что у меня есть такой талант.

Она толкнула его к двери.

- Держи эту руку поднятой. Возможно, тебе придется прожигать нам путь отсюда.

Но нет, вампиры разбежались. Люди все еще были там, с кровоточащими телами и ошеломленным глазами.

Николь сжала челюсти. Почему они хотят быть жертвами?

- Давай, - сказал Кинан, сжав пальцы на ее запястье. Николь дернулась от этого контакта, потому что прикосновение обжигало. Недостаточно горячо, чтобы сжечь, но...

Она сглотнула и встретилась с ним взглядом.

- Кинан...

Он уже отвел глаза.

- Я должен сжечь это место дотла.

- Они не уйдут, - сказала она, махнув рукой в сторону людей. - Они слишком далеко зашли. Ты подожжешь все, и они умрут.

Он подошел к двери. Девушка оглянулась. Кровь так манила...

Пока она не встретилась с их пустыми взглядами. Потерянные. Беспомощные. Отчаявшиеся.

Как я.

Мотоцикл по-прежнему был припаркован снаружи. Чудо для этого района. Николь положила оружие в сумку, и они забрались на байк. Ангел завел двигатель и выжал педаль газа. Она крепко за него держалась, так крепко, как только могла, пила жар, который тек по его телу, так, как обычно пила кровь.

Его сотрясла дрожь, долгая сильная судорога. Девушка крепче обняла ангела.

- Кинан?

Мотоцикл поехал быстрее, съехав на тротуар. Она оглянулась. Никаких признаков вампиров.

Он вилял влево. Вправо. Затем, свернув по переулку, мотоцикл, взревев, остановился. Мужчина сразу же спрыгнул с него и стремительно отскочил от Николь.

- Кинан? - Она сидела на байке, с беспокойством наблюдая за ним. - Что случилось?

Он дернул свою футболку, разорвав материал от ворота до талии и обнажив грудь. - Так... горячо.

Она прочистила горло. Когда ты вызываешь огонь, то вполне естественно, что немного... нагреваешься.

Но, подождите, он вспотел. Щеки пылали, а глаза мерцали от синего до черного.

Нехорошо.

Ее взгляд прошелся по переулку.

- Мы здесь не в безопасности. - Преуменьшение века. Она никого не видела, но, благодаря вампирскому чувствительному слуху, слышала тихое шарканье шагов. Кто-то охотился рядом.

Конечно, кто-то всегда охотился. Повсюду.

- Так... проклятье... горячо.

Николь слезла с мотоцикла и подошла к Кинану. Одно прикосновение, и, о да, он был горячим. Пылал, будто в лихорадке.

- Ты действительно никогда не вызывал огонь раньше? - Она понятия не имела, как это вообще работает.

Ангел отрицательномотнул головой.

- Прекрасно. Окей. - Девушка притянула его немного ближе и еще раз внимательно осмотрела переулок. - Я видела небольшой мотель за несколько поворотов отсюда.

Один из тех "анонимных" мотелей с почасовой оплатой.

- Мы спрячемся там, подставим тебя под холодный душ, и ты быстро придешь в норму. - Возможно. Он придет в норму или...

Начнет поджигать все вокруг.

Ох, нет.Именно тогда, когда она будет к нему ближе всего.

Этот сине-черный взгляд впился в нее.

- Ты должна уйти. - Кинан, очевидно, думал также.

Если он не сможет сдержать силу, Николь ощутит этот огонь на себе. Как и ведьмы, вампиры очень быстро загорались.

Несмотря на все слухи, вампов на самом деле было не так уж сложно убить. Старомодные способы - кол и обезглавливание, работали. Кровопотеря - да, это тоже подарит вам мертвого вампа. Или... вы всегда можете позволить пламени забрать его прямо в ад. Поменять один огонь на другой.

Она сглотнула.

- Я нужна тебе. - Потому что у парня, казалось, возникли проблемы. Он же не оставил ее, когда она была на пределе.

Если огонь не вспыхнет слишком быстро.

Николь потянула его назад к мотоциклу и забралась на него первой.

- Просто... обними меня. Потерпи немного.

Он опустился на сиденье позади. Мотоцикл прогнулся под его весом. Затем его руки обвились вокруг ее талии. Жар проник через футболку. Но это было совсем не больно.

Наслаждение.

Николь потребовалось две попытки, чтобы завести мотоцикл. Один раз они чуть не упали, а затем она нажала на газ. Хоть поездка не была слишком плавной, но ей удалось доставить их к мотелю.

Пятьдесят баксов на прилавке позволили получить комнату номер семь. Счастливая семерка. Девушка втолкнула Кинана внутрь, защелкнула замок, а затем начала раздевать его.


***


Ангел обозревал хаос, творившийся в комнате для кормления. Люди - такие бледные и вялые. Ждущие смерти.

Хорошо. Смерть их тоже ждала.

Одно прикосновение, и душа в его власти. Готова к загробной жизни и суду, что ее ждет.

Так много душ... так просто забрать.

Но нет, смерть не имеет права выбора. Смерть брала только тех, кто находился в списке.

Поэтому он прошел мимо вампа с окровавленной грудью, того, кто, казалось, на самом деле мог его видеть. Ангел забрал тех, что были отмечены, и позволил остальным спастись.

В воздухе висела вонь падшего, смешиваясь с запахом пепла, который прилип к полу и стенам.

Падший обнаружил свою силу. Опасно... для тех, кто рядом с ним. Кинан не сможет контролировать изначальный прилив.

Первый опыт всегда был очень заманчивым и поэтому наиболее опасным.

Кинану захочется больше, потребуется больше.

Не только демоны привыкали к чему-то слишком быстро.

Он пристально осмотрел комнату. Забрать еще одного.

У всех есть свои пристрастия.

Он был достаточно сильным, чтобы бороться с ними. Падшие - нет.

Последует еще больше смертей.


***


Ее руки были на нем - мягкие, прохладные – гладили, срывая одежду.

- Николь... - Язык Кинана казался опухшим, но и тело было не в лучшем состоянии.

Ласка огня и ее чувственные руки.

Рубашка упала на пол.

- Сними обувь, - приказала девушка.

Кинан чуть не упал, но сделал, как она сказала.

Потом ее руки легли на пояс его джинсов. Жар внутри вспыхнул сильнее. Воздух вокруг них потрескивал и искрился.

Девушка замерла. Он видел, как бьется пульс у основания ее шеи.

- Ты контролируешь себя? - прошептала Николь.

С трудом. Он кивнул.

Ее руки коснулись его живота. Кинан резко втянул в себя воздух. Казалось, огонь жег тело изнутри, но вся потребность сосредоточилась в пульсирующем члене. Ее пальцы были так близко, и мужчина хотел, чтобы она его коснулась.

Нет, он хотел, чтобы его плоть оказалась в ней.

Николь сдвинула джинсы вниз. Ее язык прошелся по губам, а пристальный взгляд опустился.

- Мы, э-э... - Она отступила назад, повернулась и поспешила в ванную. - Нам нужно, чтобы ты остыл.

Он стоял там, сжимая кулаки, голый. Голодный, горячий, жаждущий.

Шум воды наполнил комнату.

- Кинан?

Ангел стянул джинсы, которые висели у него на лодыжках. Кое-как переставляя ноги, заставил свое тело идти в ванную. Девушка стояла рядом с душем, а вода стекала вниз сильной струей.

- Я... она ледяная. Это должно тебе помочь. - Голос Николь был хриплым, сексуальным, а взгляд опустился на его член.

Желание.

Он, как предполагалось, не должен был в ней нуждаться. Ангел никогда не хотел кого-то другого. Никогда не жаждал.

Но он хотел ее больше, чем сделать еще один вздох.

Мужчина встал под душ. Вода полилась на тело, впиваясь ледяными иглами.

Но жар не исчезал. Похоть не ушла. И он не мог оторвать от Николь глаз.

Вода бежала по плечам, стекала по груди, и мужчина обнаружил, что его руки тянутся к ней.

Ее глаза начали медленно темнеть к черному. В этом взгляде он видел те же самые неприкрытые желание и похоть, которые ощущал сам.

- Николь... - Запрещено. Это запрещено ангелам.

Но он больше не был ангелом. Уже заплатив за свою похоть, разве требовалось отказываться от удовольствия?

Девушка шагнула ближе к душу. Вода попала на нее и намочила футболку. Затем Николь подняла руки, но не для того, чтобы протянуться к нему, а чтобы сдернуть майку.

Жар поглотил его. Огонь разгорелся сильнее, опаляя все внутри до боли.

Он обвел ее пристальным взглядом. Нежная кожа. Гладкая. Простой черный бюстгальтер облегал выпуклую грудь...

В считанные мгновения бюстгальтер упал на пол. За ним последовали сапоги, носки, джинсы... мягкие хлопковые трусики.

От ледяного душа начал подниматься пар.

- Ты должен остыть, - прошептала она.

Вид ее обнаженного тела не позволял ему этого. Прямо сейчас мужчина не думал, что способен «остыть».

Плоский живот, стройные бедра. Чувственные, длинные ноги...

Николь встала под душ. Ее соски - темно розовые - затвердели под струями холодной воды.

Взять. Попробовать на вкус.

Он хотел ее так сильно, что посмотрев вниз, понял, что сжал руки. Лучше не трогать.

Девушка дрожала от холода, даже когда подошла ближе. Ее грудь коснулась его груди.

Его глаза закрылись. Прикосновение было мукой. Чувственный ад.

Больше.

Он хотел втянуть ее соски в рот. Ангел видел, как люди занимаются сексом. Когда-то он думал, что это выглядит грязно. Горячо.

Теперь мужчина хотел этого - сплетение тел, тяжелое дыхание и жаркое сжатие ее лона.

Он хотел всего этого.

- Ты не остываешь, - сказала она хриплым голосом, а ее руки поднялись, чтобы сжать его плечи.

Кинан рассмеялся - грубый кашляющий звук.

- Когда ты прикасаешься ко мне, я не могу не пылать.

Она поднялась на цыпочки.

- Что если, единственное, что тебе нужно сделать... просто дать огню волю.

Ее губы были так близко, что он мог вкусить сладость поцелуя.

- А если он опалит тебя?

Николь покачала головой. Ее темные волосы уже намокли.

- Этого не произойдет. - Она дрожала от ледяной воды, но встала еще ближе. - Этого не произойдет. - Ее слова звучали уверенно, но девушка не могла знать наверняка.

Губы - холодные от поцелуя воды - коснулись его. Ее рот был открыт, губы мягкие, а язык скользнул дальше.

Кинана пропал. Но ведь с ней всегда было так.

Его руки были грубы от желания, он очень крепко прижал Николь к себе. Кинан хотел, чтобы каждый дюйм ее тела касался его кожи. Его язык встретился с ее, ощущая вкус. Продолжая целовать девушку, ангел открыл рот еще шире, ведь он нуждался в большем. Хотел всего.

Ее рука проскользнула между их телами. Легко, уверенно. Ее пальцы обвели его соски, заставив Кинана хрипло застонать. Ее рука скользила все ниже, ниже...

Когда она коснулась члена, тело мужчины дернулось.

- Легче, - прошептала Николь, отстранившись, и подняла глаза, чтобы встретиться с ним взглядом. Сейчас вода была уже не такой холодной. Он сделал ее горячей, совершенно потеряв контроль.

Никакого контроля.

Пальцы сжали его член, проводя от основания и до головки. Длинными медленными движениями, пока губы девушки спускались вниз по его шее.

Укус. Он хотел ощутить ее губы там, где сейчас были нежные руки, на члене. Потому что прикосновения... пылающий ад... ничто в мире так не... Давление ее пальцев казалось таким правильным, они сжимали его крепко и уверенно, и теперь двигались все быстрее и быстрее.

- Все в порядке, - сказала она уверенным голосом, и толкнула его назад, так, что мужчина уперся в кафель. - Ты не навредишь мне, - ее губы изогнулись в легкой улыбке. - Я сильнее, чем выгляжу.

Так же как и я. Он был силен, но все равно рядом с ней стремился к самоуничтожению.

Его дыхание стало тяжелее, а сердце глухо стучало в груди. Ее язык облизал его шею. Горячее касание, пронзившее желанием.

Потом вампирша заскользила вниз по его телу. Вокруг нее струился пар, а губы, легко касаясь, плавно спускались к животу. Мышцы сжались, когда они, наконец, сомкнулись на члене...

Кинана затопило наслаждение. Одно прикосновение ее языка, только одно, и ангел потерял контроль. Утратил все.

Его взгляд затянуло красной паволокой. Глухой гул наполнил уши. Удовольствие смешалось с огнем в теле, горя, смывая его прошлое, затягивая в водоворот потребности и голода, и...

Да.

Наслаждение.

Так много наслаждения.

Николь лизнула снова. Лаская пальцами член, она подняла голову и посмотрела на Кинана.

Он знал, что ему никогда не будет достаточно. Эти волны сумасшедшего удовольствия - только начало, и ему нужно, необходимо получить больше.

Все.

Неудивительно, что люди лгали и убивали ради секса. Неудивительно.

Он потянул Николь вверх, едва почувствовав ее вес.

- Кинан, мы должны...

Мужчина поцеловал ее, глубоко проникнув языком в рот, ловя губами тихий стон.

Подхватив ее на руки и не переставая целовать, он вынес Николь из ванны.

Жар, который, казалось, сжигал его тело изнутри, теперь сосредоточился на ней.

Осторожно он положил Николь на кровать. Взгляд, оголодавши, метнулся по ее телу, отметив каждый изгиб, каждую маленькую родинку, каждый дюйм идеальной кожи.

Ноги девушки были раскинуты на кровати, и он сглотнул.

- Я хочу...

Ее правая рука опустилась на живот, но замерла у светлых завитков волос, скрывавших лоно от его взгляда.

Гул вернулся, заполнив уши. Нет, на этот раз это был не гул. Сердцебиение.

- Я хочу тебя,- сказала Николь, и теперь ничто не могло сдержать Кинана.

Мужчина наклонился и опустился правым коленом на матрас. Он не касался ее, почти боясь этого. Девушка преследовала его в мечтах - так же как сейчас – и он не хотел рисковать, дотронувшись до нее и заставив исчезнуть.

Но это был не сон. Даже не ночной кошмар. А реальность. Чтобы убедиться в этом, ему достаточно было взглянуть на кончики ее клыков или полуночно-черные глаза.

Не совсем, как в его фантазиях. Но это все еще была Николь.

Пальцы спустились по ее руке. Ему всегда нравилась нежность ее кожи. Наклонившись, Кинан легко дунул на ее сосок.

Она выгнулась ему навстречу.

- Кинан!

Именно так женщина должна произносить его имя. С желанием, страстью и голодом.

Никакого страха.

Высунув язык, он лизнул ее сосок. Ему понравился вкус. Открыв рот шире, мужчина накрыл губами ее плоть. Посасывая. Пробуя.

Больше.

Зубы сжали вершинку груди. Возможно, именно поэтому вампиры так любили кусаться. Кусать было... приятно.

Девушка раскинула ноги, ее дыхание участилось. Ему это понравилось.

Пальцы нашли другую грудь и слегка сжали сосок, заставляя сгорать от желания попробовать и его. Ее грудь была сладкой, как спелая клубника – совершенно новое искушение.

Мир был полон соблазнов.

Аромат ее возбуждения защекотал его ноздри. Она хочет меня. Это была не игра. Не обман. Николь хотела его так же, как и он ее. Кинан поднял голову. Посмотрел ей в глаза.

- Не волнуйся, - сказала она, и ее голос звучал, как чистый грех: - Я не укушу тебя... Я держу себя в руках.

А он нет. И что касается укусов:

- Я хочу. - Мужчина начал целовать ее все ниже и ниже, исследуя каждый дюйм ее тела. Он не мог насладиться ее вкусом. И, да, ему страстно хотелось укусить. Потому что мужчине понравилось, как она простонала его имя, когда он захватил ее кожу зубами. Недостаточно сильно, чтобы причинить боль, но достаточно, чтобы усилить желание.

Кинан еще шире раздвинул ноги Николь и устроился между ними. Его сердце тяжело билось в груди, мышцы напряглись, а плоть была так возбуждена и налита, что он чувствовал, что может взорваться в любую минуту.

Пальцы дрожали, когда мужчина прикоснулся к ней. Девушка ахнула, и Кинан поднял голову, впиваясь взглядом в ее лицо. Но на нем не было боли, только удовольствие.

Мужчина снова коснулся ее, поглаживая нежную плоть, изучая сокровенные изгибы, и открывая точки, прикосновения к которым заставляли ее стонать и выгибаться.

Кинан наклонился еще ближе.

Какова она на вкус?

- Кинан. - Ее ногти впились в его плечи. - Я хочу...

- Я хочу попробовать тебя на вкус. - Он никогда не думал взять ее таким способом. Фантазии - одно, а реальность – совершенно другое. Но теперь, когда мужчина был с ней, распростертой под ним, открытой, готовой, то не собирался отступать.

Всего раз.

Но будет ли этого достаточно?

Его губы слегка коснулись ее лона, а язык осторожно пробежал по чувственной плоти.

Даже близко не достаточно.

Голодный рык сорвался с губ, в то время как руки плотно обхватили ее бедра. Кинан раскрыл ее еще больше, облизывая, смакуя каждый дюйм горячей сердцевины.

Ее стоны звучали в его ушах, когти впились в плечи, а бедра прижимались к нему.

Он слышал, как она звала его по имени. Слышал ее хриплое дыхание, но ему хотелось большего.

Тело девушки напряглось, и он поднял глаза как раз вовремя, чтобы увидеть ослепительный поток наслаждения на ее лице, - и еще сильнее прижался к ней ртом, чтобы насладиться вкусом освобождения, когда Николь кончила.

Затем мужчина снова лег поверх нее. Девушка тяжело дышала, но ее руки тянулись к нему. Ангел поцеловал ее, дав свободу своему неистовому голоду.

Он хотел погрузиться в ее тело. Брать и брать, позволить себе освобождение.

Запрещено.

Его больше не волновали эти правила. Они касались только ангелов, а у него больше не было шансов снова когда-нибудь летать, не с сожженными крыльями.

Взять.

Он не может летать, но у него есть она. Он возьмет ее.

Потом он почувствовал запах. Легкий, немного сладковатый аромат цветов в воздухе.

Аромат, который всегда появлялся, когда рядом был ангел.

Он оторвался от ее рта и развернулся. Рука автоматически нашла тонкую простыню, и Кинан прикрыл ее тело.

- Убирайся отсюда! - прогремел он.

- Что? - возмутилась Николь. - После того, что мы только что... ты просто хочешь, чтобы я ушла?

Он схватил ее за запястье, удерживая рядом с собой.

- Не ты. - Его взгляд прошелся по комнате. Нос принюхался к запаху. Прищурившись, ангел сосредоточил взгляд на дальнем углу комнаты.

- Теперь ты подсматриваешь? - Этот укол был направлен на того, кто притаился.

- Э-э, Кинан? - в голосе Николь слышалось беспокойство. - Здесь больше никого нет.

- Он здесь. - Кинан встал с постели, не потрудившись прикрыться. Ангелы не должны были заботиться о наготе. И он не заботился о своей, только о ее. - Если он здесь, не для того чтобы убить меня, то ему лучше убрать отсюда свою крылатую задницу.

Он ощутил дуновение ветра на своем лице. Сила ангела.

- Разве ты не чувствуешь его запах? - спросил он. Ведь обостренные чувства вампира должны были, по крайней мере, уловить этот легкий аромат. Большинство людей – особо внимательные - чувствовали этот предательский запах.

Зашуршала простынь.

- Я... чувствую.

Кинан оглянулся.

Глаза Николь были широко распахнуты, губы приоткрыты.

- Я знаю этот запах. В переулке, когда вампир напал на меня... - Она вскочила с кровати, обернувшись простыней. - Я почувствовала его тогда. - Теперь настала ее очередь обыскивать комнату взглядом. - Там было так много крови, я не могла понять, почему... ощущаю запах цветов.

Потому что рядом находился ангел.

- Он - тот, кто был там? - Беспокойство исчезло из ее голоса, осталась только ярость. - Это ничтожество - он тот, кто стоял там и наблюдал, как вампир напал на меня?

Еще одно дуновение ветра коснулось его лица. Потом цветочный аромат начал исчезать. Зачем приходил ангел?

Угроза? Кинан больше не собирался их игнорировать.

- Он ушел, - прошептала Николь, схватив Кинана за руку. - Я уверена. Запаха почти не осталось.

Она повернулась и прошлась взглядом по комнате.

- Почему я не вижу его?

- Потому что ты не умерла. - Он медленно выдохнул. Пришло время для еще большей правды. - Ты можешь видеть ангела, только когда умираешь - в те последние несколько секунд перед смертью.

Уголки ее губ опустились вниз.

- Разве ты не слышал? Я мертва.

- Нет, ты не жива. Есть разница. - Девушка умерла всего на несколько секунд. Недостаточно, чтобы душа покинула тело. Но достаточно долго, чтобы тело изменилось, когда в него попал вирус.

Это то, чем являлся вампиризм на самом деле. Вирус. Он – не взятый под контроль - мог передаваться до тех пор, пока человеческая раса не вымрет. Вымрет - или трансформируется.

Он распрямил плечи и заставил себя встретиться с ней взглядом.

- Он ушел.

- Он? - девушка вскинула брови. - Ты видел его? - потребовала Николь.

Никакой лжи.

- Я видел достаточно.

- Это был тот, кто оказался там в ту ночь? - она сжала челюсти. - Тот ублюдок, что просто стоял, в то время как вамп пытался меня убить?

- Нет. - Одно объединяло всех ангелов - падших или тех, на ком еще была благодать - они никогда не лгали. - Этот ублюдок... ну, это был я.


Глава 6

 - Что? – голос Николь стал таким же безжизненным и холодным, как и ее глаза.

Зубы удлинились и заострились. Когда показались клыки, проблема стала вызовом.

Но пришло время открыть ей правду. После того, что он сделал сегодня вечером, она заслуживала знать.

- В ту ночь я был там, в качестве ангела. Я был тем, кого ты почувствовала.

- Ты? - костяшки пальцев побелели, сжавшись на простыне. - Ты видел, что он делал...

Его мышцы напряглись от воспоминаний.

- Я видел все.

- И ты просто стоял там? - Недоверие. Отвращение.

Мужчина выпрямил спину. Он ожидал этого.

- Ты стоял там, - повторила она, - и позволял ему делать мне больно? Он рвал меня когтями, он укусил меня, черт возьми, я даже думала, что он собрался меня изнасиловать.

Кинан отвернулся от нее.

- Он бы не сделал этого. - Я бы ему не позволил. Я нарушил правила. Забрал его, когда должен был забрать тебя.

- Подожди. Я все поняла.

Кинан посмотрел через плечо.

- Я сомневаюсь в этом.

Не стоило этого говорить.

Она рванулась вперед. Простыня упала.

- Ты был моим хранителем. Моим ангелом-хранителем, верно? Твоя работа состояла в том, чтобы присматривать за мной.

Нет. Он никогда не был ангелом-хранителем, и не должен был так долго за ней наблюдать. Поскольку мужчина не мог лгать, то просто промолчал.

- Я думала, ангелы-хранители должны держать своих подопечных в безопасности.

Они и должны были. Кроме тех случаев, когда Кинан оказывался рядом. Тогда у хранителей появлялся другой приказ. Никто не мог остановить смерть.

Он провел рукой по лицу. Но я остановил.

Надолго ли? И по какой причине сегодня приходил ангел? Чтобы закончить работу?

Нет.

Кинан схватил свои джинсы. Натянул их. Нацепил ботинки.

- Что ты делаешь? - потребовала она.

- Я должен найти кое-кого.

- Нет, прямо сейчас ты никуда не пойдешь. - Она встала перед ним. Голая. Разъяренная. Такая сексуальная. Кровать маячила всего в нескольких шагах. Он был так близко к раю ее тела, но теперь потерял этот шанс.

Спасибо Аз, ты кретин.Человеческие проклятия и оскорбления давались уже гораздо легче.

- Ты был там. - На лице девушки легко читалось отвращение, когда она схватила его за руку. - Почему ты не остановил его? Почему не помог мне?- Ее когти впились в его кожу, раздирая до крови.

Мужчина смотрел на нее, почти не чувствуя боли.

- Ты должна была умереть в ту ночь.

Николь удивленно заморгала.

- Я не должен былпомогать тебе. Никто не должен был. - Жестокая, суровая правда.

Ее тело содрогнулось.

Следовало выбраться отсюда. Отойти от нее. Потому что он хотел притянуть ее к себе. Кинан хотел обнять ее и защитить.

Но правда, истинная правда... он был самой большой угрозой для нее все это время. Был тьмой, которая пришла, чтобы забрать ее.

В ее худший момент - он оказался там. Наблюдал.

Весь свой гнев и отчаяние она направила прямо на него.

Казалось, его что-то ударило в грудь.

- Я не... хочу причинять тебе боли. - Еще одна болезненная правда.

- Ты сказал, что я какой-то чертов ключ. - Ее нижняя губа дрожала. - Ключ от чего?

Ресницы Кинана опустились.

- Смотри на меня, ангел.

Он поднял взгляд.

- Что я за ключ? Почему ты охраняешь меня? Почему другой ангел шпионил за мной сейчас?

- Я не знаю, почему он приходил. - Но он узнает. - И ты ключ, потому что... - Скажи ей. - В ту ночь, когда ты изменилась, я пал.

Она удивленно посмотрела на него.

Мужчина отстранился от нее и в мгновение ока оказался у двери. Ангелы - даже Падшие - всегда могли быстро двигаться.

- Кинан!

- Оставайся здесь. - Он не оглянулся назад. - Сейчас ты очень слаба. - Уже поднялось солнце.

- О, не напоминай мне об этом! Я не могу управлять долбаным солнечным светом!

- Отдыхай, - сказал он тихо. - Я вернусь.

Это было обещание.

- Нет, ты не оставишь меня! Если ты собираешься за тем ангелом, я тоже пойду.

- Если он коснется тебя, ты умрешь. - Простые истины - ангел смерти убивает касанием. - Вамп не может конкурировать с его мощью.

Он открыл дверь и покинул ее.


***


Илайджа знал, что приближается рассвет. Пот стекал по его спине, пока он наблюдал за женщинами, выходящих из бара, их тела были крепко прижаты к мужчинам – их спутникам.

Его сердце билось слишком быстро, руки дрожали почти постоянно, а внутренности скрутились в узлы.

Вывод. Все эти гребаные признаки были ему хорошо извсетны. Если он снова не примет наркотики в ближайшее время, то взорвется. Нет, разорвет любого дурака на своем пути.

Он был так уверен, что Сэм обманул его. Так чертовски уверен.

Во рту ощущался вкус пепла. Неважно, что Илайджа пил или ел, пепел это все, что он чувствовал.

А шепот взывал к нему. Провокация.

Впервые он услышал его, когда ему было четырнадцать. Этот насмешливый голос сказал ему, что люди могут видеть через его гламур, что они знают кто он.

Ему нужно помешать им в этом.

Нужно остановить их.

Как он остановил других. Так много других, раньше...

Нет.

Илайджа отвернулся от толпы. Ему просто нужны лекарства. Как только он их примет, то сможет контролировать ситуацию. И выберет добычу, которую хотел - приглушив голоса. Они не могли бы сказать ему, кто должен умереть.

Ему нужны наркотики. Препараты заткнут гребаные голоса.

Наркотики.

Он просто должен найти правильного дилера. Кого-то, кто был готов иметь дело с демоном.


***


Николь не осталась в гостиничном номере - она не дрессированная собачка, чтобы выполнять все команды.

Девушка схватила пистолет, который взяла в комнате для кормления, и выбежала на улицу. Она задержалась всего на несколько секунд, чтобы взять оружие, но к тому времени как она оказалась снаружи, Кинана и след простыл.

Будь он проклят.

Он видел. Все. Ее худший кошмар. Ее боль и унижение. Ее ужас.

Он видел... и не помог ей.

Проклятый ублюдок.

Он ушел - отлично. И хорошо, что ушел. Девушка не хотела его видеть. Потому что иначе, она бы собственноручно его убила.

Кинан был там... а за мгновение до этого он почти трахнул ее.

Гнев рос одновременно с тем, как проходили часы. Она нашла небольшой магазинчик. Купила новую одежду и выбросила рубашку Кинана, потому что устала от его запаха. Новые джинсы были обтягивающими, футболка облегала тело, а сапоги заставляли ее чувствовать себя так, будто девушка может пнуть чью-то ангельскую задницу.

Николь вышла на улицу и почувствовала тепло солнца на коже. Ее тело было уставшим, движения - вялыми. Требовалось укрытие - любое место, только не тот дешевый номер в мотеле - и сон.

Ярость придала ей сил, но теперь эмоции так смешались, что истощили ее энергию.

Предательство. Да, это то, что поразило ее в самое сердце. Николь была так слаба той ночью. Если бы он просто протянул ей руку и помог ей...

- Я все еще была бы жива, - прошептала она.

- Нет, Николь, не была бы... это было бы против правил.

Она развернулась на низкий грубый голос.

Перед ней стоял мужчина. Его темные волосы были рассыпаны по плечам. Он носил темные очки, в которых Николь увидела свое отражение. Широкие плечи натягивали черную футболку. Мужчина прижался спиной к кирпичной стене на той стороне улицы, и слабая улыбка изогнула его губы.

- Не дать тебе пойти по тому переулку, спасти тебя... это не входит в полномочия нашего парня, - сказал он, улыбаясь еще шире.

Нашего парня.

Внезапно день перестал быть таким теплым. Она шагнула вперед, всего лишь небольшой шаг, помня о людях, прогуливающихся по улице. С их стороны не стоит ждать помощи.- Кто ты?

Одна черная бровь поднялась. Пальцы он продел в петли своих джинсов.

- Я - друг Кинана.

- Ангел? - Всю жизнь ее учили верить в ангелов. Она просто не ожидала, что те будут выглядеть как Кинан... или как этот парень.

Но я верю.

Вампы и прочие монстры были теми, в кого она не верила. Но это неверие извернулось и укусило ее за задницу…

Он тихо рассмеялся в ответ на ее вопрос, и этот звук заставил ее задрожать.

- Я не больше ангел, чем Кинан.

Но Кинан был...

- Как только ангел падает, то становится чем-то очень, очень отличным. - Мужчина снял солнцезащитные очки.

Его глаза были такими же ярко синими, как у Кинана. Голубой взгляд прошелся влево, затем вправо, на спешащих мимо пешеходов.

- Почему бы тебе не подойти, - предложил он, - чтобы мы могли... поговорить... не беспокоясь о том, что нас могут подслушать люди.

Она не двигалась. Пушка была заткнута за пояс джинсов и прикрыта рубашкой. Но что могут сделать серебряные пули против такого, как он? Наверное, немногое.

- Мне и здесь нравится.

Он прищурился.

- Неужели?

Николь сглотнула. - Чего ты хочешь?

Мужчина сделал шаг в ее сторону. Она напряглась.

- Где Кинан? - спросил он.

Девушка широко расставила ноги.

- Ты на самом деле не его друг, так? - Ее правая рука начала тянуться к оружию. И не важно, что видели люди. Она не умрет на этой улице.

Он и глазом не моргнул.

- Нет, не друг.

Замечательно.

- Он оставил тебя совсем одну, – уголки его губ, чувственные, но жестокие, как и все остальное в нем, опустились. - Не ожидал этого. Я думал, ты имеешь для него большее значение.

- Почему я должна иметь для него какое-то значение? - Я просила о помощи. Помощи, которую Кинан ей не дал. - Мы почти не знаем друг друга, - в ее голосе звучала злость.

Он еще раз медленно шагнул к ней. Это напомнило Николь то, как змеи подкрадываются к своей добыче. - О, ты и не можешь его хорошо знать, - сказал он, - но Кинан знает тебя.

Теперь мужчина стоял перед ней. На расстоянии нескольких дюймов. Он двигался так же быстро, как и Кинан тогда в мотеле.

Ее рука метнулась за пистолетом.

Он схватил ее за запястье. Крепко.

- Я не могу позволить тебе сделать это. - Незнакомец наклонил голову к девушке, и его губы легонько коснулись ее уха. Для прохожих, идущих мимо по улице, они выглядели, как любовники, обменивающиеся тайнами и обещаниями. - Вытаскивать пули, - сказал он ей, касаясь своим дыханием, - может быть очень неприятно.

Николь перестала ощущать кончики пальцев. Он не делал ей больно - они просто потеряли чувствительность.

- Кто ты?

Подняв левую руку, он убрал волосы с ее щеки.

- Можешь называть меня Сэм.

Это ни о чем не говорило.

Он немного отодвинулся и посмотрел на нее сверху вниз.

- Он должен был остаться с тобой. - В его голосе, казалось, слышалась печаль. - Я думал, что он собирается защищать тебя.

- Почему? - выпалила Николь, отказываясь бояться. Все, что она знала - этот парень был из демонов низшего уровня. Демон, просто несущий ерунду и пытающийся заморочить ей голову. - Он никак не связан со мной. - Хотя она все еще чувствовала его руки на своем теле. Все еще чувствовала его вкус. Ублюдок. - Мы не...

Смех Сэма прервал ее.

- Не надо мне лгать.

- Я не лгу.

Небольшие морщинки появились вокруг его глаз, потом брови взлетели вверх.

- Ты не знаешь.

Она сжала губы.

Его пальцы еще раз коснулись ее щеки.

- Держу пари, ему нравится к тебе прикасаться, не так ли?

Две девочки-подростка, хихикая, прошли мимо них.

- Когда ты падаешь, все так ново для тебя. Прикосновение... оно может принести столько удовольствия. - Эти глаза были настолько же яркими, насколько и холодными. - Или так много боли.

- Отпусти мою руку, - прошипела Николь сквозь зубы. Сейчас по тротуару шел полицейский, и последнее, что ей было нужно - оказаться между этим ничтожеством и копом.

Он не отпускал.

- Следующими ударят эмоции. Гнев. Ненависть. Ярость. - Его взгляд опустился на ее рот. - Похоть. Я больше чем уверен, что он знает все об этом, благодаря тебе.

Она отскочила, и на самом деле была удивлена, увидев, что смогла вырваться из его рук.

- У меня нет ничего с Кинаном. Так что, если ты пытаешься добраться до него через меня...

- Прекрати лгать.

Настоящая ярость в голосе мужчины заставила сердце Николь забиться в груди быстрее.

- Он пализ-за тебя. Конечно же, он, черт возьми, связан с тобой.

Он пал...

- И из-за этой связи... - мужчина вздохнул. - Я боюсь, тебе придется страдать.

Ей действительно не понравилось, как это прозвучало.

- Не говори потом, что я тебя не предупреждала, - сказала девушка.

В этот момент она почувствовала удар - не физический, а удар электрическим током. Ее голова дернулась вправо, и девушка увидела полицейского, который приближался - и у ублюдка был Тазер [7]. Ее ударило током, жестко, сотрясая тело, а полицейский что-то закричал.

Если бы у Николь была вся ее сила, шокер бы ее даже не замедлил. Она бы посмеялась над ним. Выдернула бы электроды и посмеялась.

Но на улице светило солнце. Она была слаба. И девушка упала на землю.


***


Дверь комнаты мотеля была приоткрыта. Кинан нахмурился, его охватило беспокойство. Это было неправильно. Он не стучал. Просто открыл дверь костяшками пальцев.

Пусто.

Конечно же, она снова его бросила. Ожидаемо. Особенно после больших откровений. Не то чтобы Николь хотела остаться с человеком, который был виноват в том, что она стала нежитью.

Ты так и будешь стоять и смотреть.

История его существования.

Он отвернулся. В комнате пахло ею. Взгляд ангела охватил улицу. Взошло солнце. Она не должна была выходить днем.

Легкая добыча.

Возможно, он должен просто уйти. Одержимость ей... никоим образом не могла быть чем-то хорошим.

Кинан зашагал обратно к мотоциклу, засунув руки в карманы джинсов. Мужчина купил новую одежду. Даже взял кое-что для нее. Вещи Николь были в седельных сумках байка.

Он поднял подножку на мотоцикле. Куда она могла пойти?

Я должен был остаться с ней.

- Потерял что-то? - протянул голос.

Его руки сжали руль. Медленно ангел посмотрел вверх и влево.

Перед ним стоял мужчина. Он был высок и одет во все черное. Глаза закрывали солнцезащитными очки.

- Может, ты потерял не что-то... - сказал парень, медленно идя вперед, будто ему было плевать на весь остальной мир. – Может, ты потерял кого-то.

- Сэм.

Саммаэль криво усмехнулся.

- Рад видеть, что ты не забыл своих старых друзей.

Кинан спрыгнул с байка.

- Мы никогда не были друзьями. - Никто не оказался настолько глуп, чтобы быть Сэму другом. Стать другом Сэма - верная дорога в ад.

Тот пожал плечами.

- Моя ошибка. Я забыл... ты всегда думал, что ты лучше меня. Так же, как и все остальные.

- Нет. - Кинан приготовился к нападению, поскольку знал, что оно скоро произойдет. - Я думаю, случайные убийства людей - не лучший выбор. - Это была бойня, поэтому Саммаэль пал несколько веков назад. Когда-то он был самым сильным, его сила соперничала даже с силой Аза.

Но потом Саммаэль решил убить тех, кого не было в списке смерти. Он сбился...

Падший рассмеялся.

- Просто собрал все воедино, да? Они выбросили мою задницу, потому что я убил тех, кого не было в списке, как и ты, Кинан. Так же, как и ты.

- Я не такой, как ты. - Сэм не просто убил одного человека, он убил десятки. - Я пытался спасти ее, я не...

Усмешка сошла с лица Сэма.

- Ты нарушил правила, так же, как и я.

На его челюсти дернулась мышца.

- Разве они дали тебе возможность все объяснить? Ведь они просто вышвырнули тебя так же, как и меня. - Сэм подошел ближе. - Все еще кажется, что ты чувствуешь свои крылья? Пытался ли ты взлететь, вспоминая, что они сожглиих к чертовой матери?

Да. Иногда он мог чувствовать, как они простирались в воздухе позади. Ложь. Иллюзия.

- Зачем ты здесь?

Кинан хотел бы посмотреть в глаза Сэма, но все, что видел - свое отражение в темных очках.

- Может, я просто хотел пообщаться с кем-то из моего вида. Не каждый день падают ангелы.

Нет. Некоторые ангелы даже не переживали падения. Их тела просто не были готовы к натиску боли.

- Значит, ты пытался спасти ее, да? - Сэм вздернул голову. - "Она" - это та маленькая сексуальная штучка с протяжным южным произношением?

Кинан рванул вперед и схватил Сэма за грудки.

- Где она?

Падший не дрогнул.

- Значит, она действительно та, из-за которой ты пал? Ты променял свои крылья, свою силу... ради жизни человека?

- Где...

- Конечно, она больше не человек, не так ли? - Его брови поднялись. - Это было частью вашего плана? Потому что ее превращение в вампира действительно разозлило парней наверху.

Кинан оттолкнул его прочь. Сэм врезался в капот внедорожника, припаркованного перед мотелем. Металл заскрежетал и помялся под его весом.

Кинан с отвращением покачал головой.

- Ты ничего не знаешь. Ты просто пытаешься заморочить мне голову. - Все знали о Сэме. Ангел, которому было суждено пасть. Все знали, что это началось давно, еще до того, как он послал сильных мира сего куда подальше. У него всегда внутри присутствовала темнота. Он не был полностью добрым, слишком много отголосков зла скрывалось внутри.

Сэм был не единственным подобным ангелом. Если у тебя слишком много силы, то мрак может легко проникнуть в твою кровь.

Кинан теперь гораздо лучше понимал эту тягу.

Он отвернулся от Сэма.

- Она знает, что это ты - тот ангел, которого послали забрать ее душу?

Кинан продолжал идти. Он забрался на байк и...

- Не отвечаешь. Это означает, что ты не можешьответить, потому что не можешь лгать.

И Сэм оказался перед ним. Вот так просто, в одно мгновение.

- Те не должен был пасть, - сказал Сэм, - чтобы переспать с этой подстилкой.

Кинан бросился к его горлу.

Но ни до чего не дотронулся. Сэм уже отскочил футов на пять.

- Стоит быть быстрее, - дразнился Сэм.

Кинан бросился вперед.

Кулак Сэма врезался в его грудь, прямо над сердцем, и на этот раз Кинан отлетел назад.

- Ты должен быть быстрее, - повторил он грохочущим голосом. - И сильнее. - Затем настала очередь Сэма отлететь подальше. - Когда ты будешь готов к реальной силе, приди и найди меня.

Что?

Сэм оглянулся через плечо.

- Они никогда не позволят душе сбежать. Ты должен это знать. Держу пари, именно поэтому ты удрал после секса, как только здравый смысл к тебе вернулся.

Здравый смысл.

Пальцы Кинана начали дымиться, поскольку в нем заполыхал огонь ярости.

- Ах... получил силу огня, не так ли? Это добрый знак. Но тебе понадобится что-то большее, чем огонь, чтобы сохранить своей вампирше жизнь. - Он отсалютовал. - Когда захочешь поиграть, найди меня.

- Ты гребаный засранец, где...

- Теперь ангелы вот так разговаривают?

Он стиснул зубы.

- Я больше не ангел.

Солнцезащитные очки ловили отражения.

- Нет. Не ангел. - Сэм ткнул в Кинана пальцем. - Но у тебя все еще есть силы ангела. Просто подожди, и они проявятся. И ты дождешься того, что сила и магия вернутся.

Одно прикосновение, чтобы лишить жизни.Он тяжело задышал. Нет, он не хотел, чтобы они возвращались.

- Ты не видел Николь.

Сэм пожал плечами.

- Я отпущу тебя на этот раз. Потому что, ну... у тебя не так много времени. Или вернее, у нее.

Рядом были люди. Он почти чувствовал их взгляды. Все, что он мог сделать, это затащить ярость назад и контролировать огонь, который стремился вырваться наружу.

- Когда в последний раз я видел твою леди, она была недалеко то мотеля. Дергалась. Ее глаза закатились.

- Что ты с ней сделал? - Он хотел разорвать Саммаэля на части и отправить падшего обратно в ад, на этот раз навсегда.

- Не я. - Сэм покачал головой. - Ее схватили хорошие парни, и, думаю, твоей девушке сейчас не слишком хорошо... не думаю, что она доживет до заката.

Что?

Но Сэма уже не было. Исчез. Остался только его запах. Не легкий цветочный аромат ангела.

Сера. Запах ада.


***


Она проснулась в клетке. Николь открыла глаза, вскочила и оказалась в ловушке - тюремной камере размеров десять на двенадцать футов.

Просто чертовски прекрасно.

Она побежала вперед и схватилась за решетку.

- Эй, кто-нибудь!

Место казалось пустынным. Похоже на камеру, но она была единственной заключенной.

Ух, ох.

- Эй!- закричала Николь. Полицейский должен был быть где-то рядом. - Вы не имеете права так поступать! Вы не можете просто оглушить женщину на улице и...

Послышался лязг металла, и дверь открылась. Девушка глубоко вздохнула и замолчала. К ней шел полицейский. Не тот, кто выстрелил из тазера. На этот раз это была женщина. На вид немного за тридцать. У нее были короткие черные волосы и яркие карие глаза.

- Вы не просто женщина, мисс Сент-Джеймс, - произнесла она с протяжным техасским акцентом. – Вы - разыскиваемый преступник. Преступник, который чуть не убил офицера полиции.

Николь сжала прутья решетки.

- Это было... Я не хотела причинять ему вреда.

Дверь с лязгом закрылась за полицейским.

- Конечно. Вы просто были голодны, не так ли?

Николь отошла от решетки.

- Голодны, а офицер Грег Хаттен выглядел аппетитнейшей закуской.

- Вы... знаете, кто я.

Медленный кивок. Женщина - на ее карточке она прочитала «Дженнифер Коннели» - достала табельное оружие.

- Я знаю, кто вы, и я знаю, как вас убить.

Николь могла бы прорваться сквозь решетку, но не в то время, когда солнце было еще высоко. Вялость, что растеклась по телу, сказала ей об этом.

- Тогда почему я еще жива? Если вы хотите, чтобы я умерла...

Черные брови поднялись.

- Вы уже мертвы.

Люди просто каждый раз бросали ей это в лицо.

- Я не просила об этом. Я не хотела становиться вампиршей, не хотела ранить копа...

- Какая печальная история.

Николь удивленно моргнула.

- Позвольте, угадаю... - продолжила офицер с усмешкой. - Если бы у вас была возможность повернуть время вспять, вы предпочли снова стать человеком, не так ли?

Не совсем так. Быть человеком значит быть мертвой.

Но Коннелли не дала возможности ответить. Она сказала:

- Какая разница. Вот в чем дело. Я собираюсь открыть клетку. Ты попытаешься выйти.

Да, это был хороший план. Потому что пребывание в ловушке не было хорошим вариантом.

Коннелли подняла пистолет.

- Ты бросишься на меня, и я в тебя выстрелю.

Николь с шипением выдохнула. Не такой уж хороший план.

- И потому, что я такой прекрасный стрелок, ты истечешь кровью до смерти прямо здесь, чтобы я могла это видеть. - Оружие Коннелли было направлено прямо в сердце Николь. - Ты видишь, я не очень-то люблю вампиров. Мертвые должны быть в земле, а не на улице, питаясь…

- Вы же не думаете, что никто не заметит, что вы меня застрелили? Им будет интересно, что здесь произошло!

- Ты напала на полицейского, - Коннелли небрежно пожала плечами. - Здесь всем будет наплевать на то, что с тобой произошло. - Она быстро приблизилась к решетке. Прищурившись, женщина посмотрела на Николь. - Я думала, ты будешь без сознания немного дольше.

- А я думала, полицейские должны помогать людям. - Это отстой. Нет, правда, полный отстой. Ее клыки горели, показавшись благодаря адреналину, который играл в крови. Когти удлинились, и если эта коп подойдет ближе, она так пометит Коннелли, что та это еще не скоро забудет.

- Мы действительно помогаем людям. - Полицейский посмотрела через плечо. Наверное, чтобы убедиться, что больше никто не видел и не слышал ничего из происходящего. - Я убиваю монстров.

- Я не монстр! Шесть месяцев назад я была таким же человеком, как вы! Я не...

- Вампиры лгут. Они дурят голову. Один из них обещал моей сестре, что она будет жить вечно.

Ох, дерьмо. Это хорошо не закончилось.

- Ты знаешь, что он сделал?

Можно догадаться.

- Он разорвал ей горло, и я нашла то, что осталось от ее тела. - Коннелли открыла камеру и вошла внутрь. Ствол ни разу не дрогнул. - Я знаю, кто ты такая, - сказала коп. - Сейчас ты прикидываешься невинной, но ты напала на шерифа недалеко от границы.

Тот удар вернулся к ней бумерангом.

- Я не убивала его, - указывать на что, казалось довольно бесполезным.

- Наверное, потому, что у тебя не было шанса. Коннелли сузила глаза. - Том позвонил мне и предостерег, что ты можешь быть где-то в этом районе. Он был там, когда мы нашли тело моей сестры. Он знал, что я прекрасно понимаю, как вести себя с человеком, подобным тебе.

Она не могла справиться с этой женщиной-полицейским.

- Послушай, я...

- А как насчет Джеффа Квинта?

Рука сжала сердце Николь.

- Сэма Бентли?

Проклятье.

- Я не хотела их убивать. - Их образы до сих пор ее преследовали. Она никогда не забудет их лиц. Никогда.

- Верно. - Голос копа так и сочился ядом. - Ты просто хотела пить и разорвала им горло, - он так и звенел от ярости. - Так же, как тот ублюдок поступил с моей сестрой.Он разорвал ей горло от уха до уха.

Николь держала руки свободно свисающими по бокам.

- Я не хочу причинять тебе вреда. - Она понимала боль и ярость этой женщины.

- В самом деле? Очень плохо. Я, не задумываясь, сделаю тебе больно.

Дерьмо.

- Коп, который выстрелил меня из тазера, он знает, что я здесь. - Должен знать. - Он может прийти и проверить, и...

- Никто не станет тебя проверять. Никому нет никакого дела до того, жива ты или мертва. А если даже они поинтересуются, то ты - убийца полицейского...

Коннелли была всего в нескольких шагах. Убей или будь убитым.

Николь рванула вперед. У женщины не было времени выстрелить. Николь поймала ее за запястье, вывернула его и услышала хруст костей. Когда коп закричала, девушка ударила ее локтем, попав прямо в нос. Хрустнул хрящ, хлынула кровь, и женщина упала на пол.

Николь оттолкнула пистолет ногой в сторону. Тяжело дыша, она посмотрела на Коннели, которая была без сознания.

- К счастью для вас я не убийца полицейских. - Хотя эта кровь была заманчивой. Хорошо, что Коннор научил ее нескольким трюкам вне спальни. Может, она действительно, в конце концов, должна была разрыдаться. Глаза Николь сузились, когда она посмотрела на полицейского. - И к счастью для меня... - Она опустилась на колени рядом с женщиной. - Я думаю, мы примерно одного размера.

Это означало, что униформа сядет на нее идеально.

Существовал еще один большой вопрос... каким образом вампиру дойти до выхода из полицейского участка? Ну, если ей действительноповезет, она просто пройдет мимо полицейских, опустив голову, одетая в форму.

- Я боюсь, тебе придется задержаться здесь на некоторое время, - сказала Николь женщине в обмороке, изучая ее. Тот же размер. Тот же цвет волос.

Она сняла с копа туфли. Слишком маленькие, но должны налезть.

Через две минуты "офицер Дженнифер Коннелли" вышла из камеры. Шаги Николь были уверенными, голова опущена, а сердце гремело в груди.

За ней, сгорбившись у задней стены, сидел заключенный.

Темные волосы закрывали его лицо.

Все время, пока девушка шла по длинному коридору прочь от тюремной камеры, то чувствовала, как пот стекает по спине. Проходя через участок, Николь махнула нескольким полицейским, сознательно двигая рукой таким образом, чтобы закрыть лицо.

В нескольких шагах впереди девушка увидела дверь. Место было заполнено людьми, и сейчас легко было смешаться с толпой. Легко проскользнуть мимо и выйти прямо на улицу.

Она двигалась медленно и спокойно, направляясь вниз по каменным ступеням, за пределы участка. Николь хотелось сорваться и убежать, но она не могла допустить, чтобы ее заметили. В то же время девушка не могла двигаться слишком медленно. Если кто-то нашел Дженнифер Коннелли в той камере...

Взревел двигатель мотоцикла, и она подняла глаза. У девушки перехватило дыхание, когда она увидела Кинана, прижимающегося к обочине. Спасение. Николь развернулась на каблуках и направилась к нему.

Он повернул голову направо, и их глаза встретились. Он видел только ее.

- Николь?

Она покачала головой. Затем вскочила на мотоцикл позади него.

- Я... пришел, чтобы спасти тебя, - сказал Кинан, и его голос немного дрожал.

Она рассмеялась и обняла ангела за талию.

- На этот раз я спасла себя сама. - Еле-еле. - Теперь жми на газ, Ангел, пока полицейские не поняли, что меня нет в той камере.

Солнце светило прямо на нее, и она просто хотела упасть и заснуть...

Скоро.

Он завел двигатель.

- Да, мэм.

Затем он нажал на газ и увез ее подальше от этого участка и полицейских, которые хотели ее убить. Николь полагала, что отвезти ее в безопасное место - меньшее, что может сделать этот парень, поскольку он ей должен.

Похоже, она больше не могла рассчитывать на помощь полиции.

Я... пришел, чтобы спасти тебя.

Мило.

Что он будет делать, когда поймет, что она слишком далеко зашла, что ей уже нет спасения? Офицер Коннелли была права. Она убивала. Больше, чем один раз. Ей понравился тот дикий прилив силы, который возникает, когда берешь кровь.

Они были правы, что пытались убить ее. К сожалению для них, она была не настроена умирать.

Николь закрыла глаза и прижалась к своему ангелу. Крепко. И они мчались, будто бы ад гнался за ними по пятам.

Сэм еще дальше шагнул в тень рядом с полицейским участком. Весьма впечатляет. Николь Сент-Джеймс сумела спастись. Без помощи падшего.

Он улыбнулся.

Если бы она не спаслась, Кинан бросился бы внутрь, чтобы найти мертвого вампира. Что бы падший сделал тогда? Что было бы, если бы он дал волю гневу?

Вот тогда его бы ждало зрелище.

Но время для гнева настанет достаточно скоро.

Поэтому Кинан может бежать со своим маленьким вампиром, но он не в состоянии спрятать ее. Ненадолго.

Вы не можете спрятаться от судьбы, а судьба Николь была решена давно.

Смерть.

Даже падший ангел не сможет ее спасти.


Глава 7

 Николь крепко обняла Кинана, прижавшись грудью к его спине и окружив своим запахом.

Спасена.

Он слишком поздно разгадал загадку Сэма. Бросился к участку, а потом Николь сама вышла ему навстречу. Одетая во все эти вещи, в полицейскую униформу. Не то чтобы ей не шло...

Но он хотел услышать объяснения по поводу появления этого наряда.

Кинан продолжал ехать, пока огни города не остались далеким воспоминанием. Придорожная закусочная, возле которой он остановился, оказалась скорее баром. Ветхое, с громко звучащей музыкой в стиле кантри, заведение выглядело не особо привлекательным. Кинан не стал пока заглушать байк, хотя и знал, что этот бар был ближайшим заведением на их пути, до которого они могли добраться.

Пока он не обеспечит их других транспортом.

Кинан заглушил двигатель и на мгновение прислушался: кто-то фальшиво пел.

Николь все так же продолжала держаться за него, даже притом, что двигатель уже не работал. Ангелу это даже понравилось.

- Я не могу войти внутрь, - прошептала девушка, щекоча дыханием его ухо. Член Кинана дернулся от ее голоса. Сексуального, хриплого. Все тело напряглось.

Почему он так реагирует на нее? Почему только на нее?

Искушение. У всех есть своя темная сторона.

Падший повернулся, чтобы посмотреть на Николь.

Девушка облизнула губы.

- Мы пытаемся скрыться, верно? Никто в этом притоне не забудет женщину-копа.

Он наклонился, вытащил одежду, которую приобрел ранее и сунул ее вампирше в руки.

- Что... где ты это взял?

Он пожал плечами.

- Я купил их, пока отсутствовал.

Ее челюсти сжались.

- О, да, конечно. У тебя было достаточно времени, чтобы сделать покупки, в то время как мне угрожал твой друг, а еще меня подстрелили из тазера и бросили в клетку. - Николь спрыгнула с мотоцикла, прижав одежду к груди. - Так что даже не думай, что это снова нас сблизит, понял меня?

Он замер, внимательно прислушиваясь к ее словам.

- Что за друг. – Это не было вопросом.

Она посмотрела налево. Направо. Вокруг было темно, так как мужчина постарался припарковаться в самой глубокой тени. Она сдернула рубашку, позволив Кинану мельком взглянуть на грудь. Сексуальный бюстгальтер красиво ее приподнимал. Ах, как он хотел еще раз ее попробовать...

Потом она надела новую обтягивающую футболку, которая красиво подчеркивала изгибы.

- Николь. - Его голос был хриплым, а глаза напряженно пытались увидеть ее грудь. Кинан прочистил горло и попробовал снова. - Скажи мне, о каком друге ты говорила.

Она сбросила брюки. Ее ноги действительно были прекрасны. Длинные, стройные. Он оказался так близок к тому, чтобы изучить каждую ее частичку - внутри и снаружи.

Подпустит ли она его когда-нибудь так близко снова?

Сомнительно.

- Глаза вверх.- Она застегнула молнию на джинсах, которые он купил для нее. Девушка даже надела новые трусики. Ну, лоскутки, которые должны были быть трусиками.

Леди устроила целое стриптиз-шоу на стоянке. Руль погнулся под его ладонями. Когда металл застонал, она повернулась к Кинану.

- Что ты...

Ангел соскочил с мотоцикла и схватил ее за руки.

- Что за чертов друг?! - выкрикнул он. Ведь у него не было друзей, которые бы ходили по земле.

- Большой парень, с такими же синими, как у тебя, глазами. У него были черные волосы и одежда, будто бы он гот.

- Сэм.

- Да, это он и сказал...

Он приподнял девушку, заставив ее встать на цыпочки. Впился в нее взглядом.

- Что он тебе говорил?

- Полегче!

Мужчина сразу же ослабил свой захват, но Николь не отпустил. Сэм пришел за ней.

- Он мог убить тебя.

- Почему все думают, что меня так легко убить? Я все еще здесь, все еще хожу, я...

- Такому, как Сэм, легко тебя убить. - Как и многих людей, и даже Иных.

Она покачала головой.

- Этот парень - размазня. Он – демон, пришедший заморочить мне голову.

- Сэм не демон.

Ее глаза расширились.

- Тогда кто он?

- Он такой же, как я.

- Падший.

Это был не вопрос, но Кинан все равно кивнул.

- Только Сэм ходит по этой земле намного дольше, чем ты можешь себе представить. - Его пальцы гладили ее кожу. Рефлекс. - И он сильнее, намного сильнее, чем любой демон десятого уровня, живущий ныне.

- А зачем ему я понадобилась? - от страха ее голос сломался и повысился.

Он стиснул зубы.

- Из-за меня.

У Николь перехватило дыхание.

- Он сказал... я думала, он лжет, но он сказал, что ты пал...

Будь он проклят.

- Из-за меня.

Послышался шорох шин и визг тормозов. Быстро двигаясь, Кинан толкнул Николь назад, и в считанные секунды они оказались у стены здания. Не лучшее место, но, по крайней мере, у них было укрытие в том случае, если грозили какие-то неприятности.

- Это правда? - Николь хотела знать, ее голос прошелся прямо по его коже. - Я - та причина, по которой ты пал?

- Нет. - Не ложь. - Я пал... из-за того, что я сделал.

- О, - она казалась разочарованной.

Николь отняла от Кинана свои руки.

- Он был так уверен, что из-за меня.

У ангела было идеальное зрение - днем или ночью - и он видел, как девушка отвела взгляд, как если бы была смущена.

- Но ты был моим… моим хранителем, - сказала девушка, - так что я просто подумала...

- Я не был твоим ангелом-хранителем. - Настало время для большей истины. Нет, в этот момент он мог рассказать ей все, она не заслужила меньшего.

Хлопнула дверь. Мужчина посмотрел влево. Водитель направился внутрь бара. Кинан подождал, пока тот войдет, и вышел из укрытия.

Потом...

- Существует множество ангелов. Очень много различных видов. Даже больше, чем думают священники. Тысячи. У каждого своя работа и обязанности.

- Некоторые из них охраняют, - признался он. В этом истории не ошибались. - Другие карают.

Услышав это, девушка чуть приподняла голову.

- Некоторые убивают.

Она моргнула.

- Той ночью, в том переулке... - Кинан заставил себя сделать шаг назад. - Ты должна была умереть.

- Что я и сделала...

- Нет, - вырвалось у него с грубым смехом. - Ты должна была умереть. Не восстать, как вампир. Вампир должен был выпить тебя, разорвать горло и оставить твое поломанное тело в переулке.

- Не пытайся ничего смягчить, - пробормотала Николь, и он увидел, как она вздрогнула. - Я помню, как это было.

Его пальцы скользнули по ее щеке.

- Я не мог позволить этому случиться. Я... дрогнул.

Девушка замерла от прикосновения.

- Ты был там, чтобы убить меня.

- Я был там, чтобы отправить твою душу в следующую жизнь. - Он взглянул на свою руку. - Одно касание. Это все, что требовалось. Это все, что когда-либо требовалось. Одно прикосновение - и настала бы смерть.

Теперь она потянулась к нему и взяла его за руку.

- Вместо того чтобы коснуться тебя, - сказал Ангел крепнущим голосом, - я коснулся его.

- Кинан...

- Я нарушил правила. Я забрал жизнь, которая не требовалась. Я не повиновался, и они бросили мою задницу в ад.

- Ад? - Ее ногти впились в его кожу. - О, Кинан...

- Когда я пал, мои крылья сгорели. Огнем вспыхнуло все мое тело и, когда я упал, когда я, наконец, приземлился... - прохрипел он, надолго отведя от нее взгляд. - Я даже не знал, кто я. Кем я был. Я очнулся посреди пустого поля, вокруг меня была выжженная земля, и когда ко мне подбежал фермер, чтобы помочь... Я просто знал, что я… я не должен к нему прикасаться.

Одно прикосновение всегда означало смерть.

Она ничего не говорила. Николь просто смотрела на него в темноте, и он знал, что она очень многое видела глазами вампира.

- После небес, поверь мне, это... это стало для меня адом. - Эмоции. Голод. Жажда. Желание. Кинан не понимал ни одного из них. Он чувствовал боль снова и снова, и не понимал, почему.

Потому что, когда впервые проснулся, не знал ничего, кроме боли и ярости.

Пока понемногу не начал вспоминать... ее.

Небеса.

Ад.

Падение.

- Это заняло некоторое время, но, в конце концов, я вспомнил. - Не все. Промежуток времени между падением и моментом, когда он очнулся здесь, был утерян. Пытаясь вспомнить те дни, мужчина слышал только шум огня и отголоски криков.

- Я вспомнил, - сказал он тихо, - а затем направился за тобой.

Слеза скатилась по щеке Николь.

Мужчина поймал ее пальцами.

- Не плачь из-за меня.

Еще одна слеза скользнула по ее щеке.

- Не плачь из-за меня, милая. - Я этого не стою.

Потому что он почти забрал ее в ту ночь. Она была права, Ангел просто стоял и смотрел.

Никогда больше.

Он завладел ее губами. Ощутив соль ее слез на языке. Боль. Ангелы не знали боли. Они также не знали страсти или похоти.

Теперь Кинан все это ощущал, и больше не думал, что эмоции - ад. Чувства не бушевали внутри него и не угрожали разорвать на части.

Теперь... они заставили его чувствовать себя живым. Человеком.

Ее губы раскрылись под натиском его губ. Ангел поцеловал девушку, глубже, сильнее, заставив почувствовать то же желание, что чувствовал сам.

Эту потребность могла удовлетворить только Николь.

Скользнув руками вниз, Кинан обнял ее за талию, крепко сжал и притянул ближе. Всякий раз, оказавшись рядом, он возбуждался, он хотел ее. Отчаянно.

Похоть бушевала в крови. Его член болел от желания взять ее.

Голой. Открытой.

Принадлежащей ему.

Но не у стены грязного здания. Слишком много глаз, которые могли увидеть лишнее. Когда Кинан возьмет ее - а он это сделает – то не станет делиться.

Его язык вкусил ее, позволив поцелую продолжиться. Мужчина никогда не сможет достаточно насладиться этим вкусом. Сладкий и дикий, который может привести к смерти.

Не то, чтобы он слишком уж беспокоился о смерти.

Медленно, наслаждаясь, Кинан поднял голову.

- Что случилось потом? - прошептала Николь.

Но он уже почувствовал аромат, дразнивший его обоняние. Цветы. Слабый. Свежий.

- Мы должны убираться отсюда. - Кинан обвел взглядом местность. Там. Рядом с выездом был припаркован пикап. Большие колеса. Блестящий слой краски. Скорее всего, с мощным двигателем. - И мы уедем отсюда прямо сейчас. - В тот момент, когда они окажутся в безопасности, он возьмет ее, поскольку не может больше ждать.

Его контроль был не так уж силен.

Но найти место подальше от любопытных глаз ангела... это будет не очень легко.

Дверь пикапа со стороны водителя была заперта, так что Кинан просто разбил локтем окно. Быстро щелкнув замком, ангел открыл двери.

- Ты знаешь, как завести эту штуку? - спросила Николь.

- Какого черта ты делаешь, гребаный засранец?!

Кинан обернулся на крик и увидел бегущего к ним высокого мужчину со светлыми волосами.

- Это мой чертов грузовик!

- Да. - К несчастью, но... - Извини. Нам он очень нужен.

- Черта с два!- Парень замахнулся на Кинана кулаком.

Кулак промахнулся.

Цветочный аромат в воздухе стал сильнее. Последнее, что сейчас нужно.

Кинан сжал правую руку в кулак.

- Ты должен был остаться в баре.

- Да пошел ты, придурок.- Плевок вылетел из уст блондина, и человек вытащил из сапога нож. - Никто не похитит мою Бетти.

Бетти?

- Думаю, он имеет в виду грузовик, - пробормотала Николь.

Мужчина закричал и бросился на него, вскинув нож.

Он ждал, ждал... А потом Кинан просто ударил парня в лицо, и тот упал на землю. Ангел покачал головой. Ну что, он умер бы, если бы просто остался внутри и выпил еще что-нибудь?

Николь подошла и присела рядом с телом парня. Ее руки легли на его грудь.

- Что ты делаешь? - спросил Кинан жестким голосом. Если она планировала пить...

Она может пить от меня.

Девушка подняла руку и бросила ему связку ключей.

- Соединять провода не понадобится.

Его пальцы сомкнулись на ключах. Здорово.

Двери забегаловки распахнулись. Упс... к ним направлялась большая компания.

- Садись, - сказал ангел, сузив глаза.

Девушка запрыгнула в машину. Проскользнула прямо над битым стеклом и устроилась на пассажирском сиденье. Он забрался за ней. Кинан завел двигатель, и к тому времени, как в тишине раздались вопли других водителей, разглядевших лежащего на земле блондина, они с Николь умчались с парковки.

Девушка оглянулась.

- Мы не можем продолжать убегать. Я хочу остановиться и найти место для отдыха.

Потому что это был адский день для них обоих. Он еще не знал, что с ней произошло в полицейском участке. Она имела в виду тазер...

Пальцы скользнули вниз по его руке, и девушка придвинулась ближе.

- Куда можем поехать? Скажи мне, что ты знаешь какое-нибудь убежище поблизости.

Убежище от ангелов? И демонов?

Существовало ли вообще такое место?

Мужчина скользнул по ней взглядом. Он найдет такое место. Она будет в безопасности. Он позаботится об этом.

- Я просто... напугана, - тихо призналась Николь. - Этот Сэм... он сказал, что я буду страдать.

Нет, не будет. Не в то время, пока он рядом.

Но меня не было рядом, когда ее забрали полицейские.

Кинан отвернулся от девушки и посмотрел вперед на дорогу, как раз вовремя, чтобы увидеть, как с небес падает ангел. Нет, не падает, летит.

Сильные черные крылья хлопали в ночи все ближе и ближе к земле. И когда тот приземлился перед грузовиком, шоссе, казалось, прогнулось под его весом.

Кинан нажал на тормоза. Тормоза завизжали и грузовик занесло.

Приземлившись, ангел немного согнул ноги в коленях и наклонился. Когда грузовик приблизился к нему, он медленно поднял голову.

Ярко-синие глаза уставились на Кинана. Глаза, которые могли видеть все, что предлагал мир - и обнаружить его недостатки. Азраель никогда не был впечатлен людьми и их жизнью.

Азраель. Аз. Мощное оружие небес спустилось на землю - не к добру.

Лицо Аза было холодным и жестким. Без эмоций, как на каменном изваянии.

Грузовик, наконец, остановился менее чем в двух футах от Аза. Крылья распростерлись позади ангела, когда он выпрямился в полный рост.

- Кинан! - Николь схватила его за руку. - Что происходит? Почему мы остановились?

Он знал, что она не увидит ангела. Не сможет. Если только не близка к смерти.

- У нас компания. - Он не отрывал взгляда от дороги. - Ангел.

- Что-то слишком много этих парней падает в последнее время. - Слова были легкими, но ее ногти впились в него, а в автомобиле раздалось хриплое дыхание.

- Больше чем следовало бы, - согласился он мрачно, схватившись за ручку двери.

Но девушка не отпустила его. Наоборот, вцепилась еще крепче.

- Что это за ангел? - в ее словах сквозил страх. Умная женщина. Ангелы не всегда были хорошими парнями. Не важно, что говорят истории, они могли пролить столько же крови, как и демоны, в любой день недели.

Он не хотел ей этого говорить, но...

- Он Ангел Смерти. - Их всегда выдавали крылья. У хранителей они были белыми. Только ангелы смерти и каратели имели крылья черного цвета, потому что имели дело с отчаянием.

Мужчина заглушил двигатель и посмотрел на Николь. Она, прищурившись, глядела на дорогу, пытаясь увидеть то, что ей не дано. Он проследил за ее взглядом. Аз смотрел прямо на грузовик. Нет, прямо на Николь, и было сложно не понять намерения, вспыхнувшие в его глазах.

Нет.

Кинан выпрыгнул из грузовика. Он бросился к своему бывшему наставнику.

- Держись от нее подальше! - крикнул Падший.

Аз не двигался. Немногое могло заставить Азраеля сдвинуться. Без жалости. Без страха.

Без эмоций. Всегда. Он был идеальнымАнгелом Смерти.

Хотя Кинан знал его... недостатки.

- Не думал, что ты так быстро найдешь свою подопечную, - сказал Аз, медленно повернув голову в его сторону. Голос его грохотал, заполняя ночь.

Кинан бросил быстрый взгляд через плечо. Николь начала вылезать из грузовика.

- Оставайся там! - рявкнул он. - Не позволяй ему прикоснуться к тебе!

Одно прикосновение - это все, что нужно для смерти. Но если Николь не видела, как Аз движется, то была беспомощна против этого простого касания.

Кинан встал между Азом и Николь. Он не хотел, чтобы парень так уж пристально ее рассматривал.

- Что ты здесь делаешь?

Ангел моргнул.

- Ты знаешь, зачем я здесь. - Он пожал плечами. - Ты знаешь, почему я всегда здесь.

- Смерть. - Это то, чем они были. Все, что они знали.

- Успокойся. То, что я нахожусь здесь, не означает, что она сегодня умрет.

- Нет, она не умрет.

Аз смотрел на него теми же сверкающими глазами.

- Но душа скоро уйдет.

Душа Николь.Гнев заставил его подойти ближе к Азу. - Почему?

- Работа не была закончена. - Легко сказать.

Аз носил ту же одежду, что и любой смертный: джинсы, белая рубашка. Он мог бы сойти за человека... если бы не эти гигантские черные крылья, которые прорывались через его воображаемую рубашку. Ангел мог вызвать любую одежду, которая бы соответствовала его крыльям.

- Работа закончена, - сказал Кинан, приготовившись к атаке.

Аз не двигался.

- Ты же знаешь, она отмечена смертью.

Кинан покачал головой.

- Нет. Она выжила в ту ночь. Судьба изменилась. – Это его рук дело.

- Это не так просто, и ты это знаешь. Ты не можешь просто забрать одну душу вместо другой. Это так не работает.

- Я пал не для того... - Чтобы так просто ее потерять.

Аз молча смотрел на него. Затем, через некоторое время, произнес:

- Ее имя в книге.

Любимая книга Аза. Когда-то просто свиток, сейчас «Список будущих Мертвецов». В книгу вошли имена тех, кто считался благословленными, и тех, кто был проклят.

Как только имя оказывалось в книге, не было пути назад. Так говорила легенда.

- Сколько времени у нее осталось? - спросил Кинан охрипшим голосом. Если ее имя только что появилось, у нее есть еще сорок дней. По истечению их, душа должна быть извлечена из тела приговоренного.

Только он не забрал ее душу раньше.

И ее не заберут сейчас.

- Десять дней.

Что?

- Возможно меньше. - Аз пожал плечами. - Я думал, что тебе понадобится больше времени, чтобы ее найти.

- Ты имеешь в виду, что хотел, чтобы она была бы уже мертва, когда я нашел ее.

- Она умерла. - Аз поднял руку и указал на Кинана. - Она уже отмечена. Ее судьба предрешена. Здесь ничего не исправить.

- Чушь собачья.

В ответ на это Аз вдернул брови. Нет, он не будет использовать одного из своих проклятых солдат.

Чушь собачья.Одно из любимых слов Николь. Николь. Она слышала все, что он говорил, но ни одного слова от Аза.

- Судьба и раньше менялась, она может снова измениться.

- Почему? - Аз показал намек на эмоции. Любопытство. - Отпусти ее. Какая разница, живет она или умрет?

Кинан не стал отрывать взгляда от ангела, чтобы посмотреть на нее.

- Это важно для меня. - Это все, что Азу следовало знать.

Тот вздохнул.

- Ты ошибаешься, ты же знаешь. - Его крылья коснулись тротуара. - Я не хотел, чтобы ты появился и нашел ее мертвой. Это не имело бы для меня смысла.

У него все внутри сжалось.

- Чего ты хочешь, Аз?

- Она ничего для меня не значит. Просто еще одна подопечная. Таких, как она тысячи, миллионы. Они умрут также как и она.

Он услышал тихий вздох Николь.

Почему она вздыхает? Почему...

- Ангелы не должныпадать, - продолжал Аз, и его голос звучал все громче. - Ангелы не должны гореть. Ангелы не должны страдать. - Кинан шагнул вперед. - Мы лучше, чем люди. Сильнее. Намного могущественнее.

Но не ангелы были избранными. Нет, люди были теми, кто получили дары. Надежду. Любовь.

- Ангелы не должны падать, - повторил Аз.

- Я пал. - И спасибо за наставления, Аз. За целое " Я слышал, что это огонь, который заставляет кричать тебя громче всех", что не очень то помогло.

- Ты пал... но ты можешь подняться.

Эти слова, казалось, резали как ножом. Он никогда не слышал, чтобы ангелы возвращались, не после...

- Это просто, Кинан. Я знаю, она - твое искушение. У нас всех есть свои испытания. Докажи, что ты сильнее. Закончи свою работу. Сделай то, что должен был сделать...

Убей ее. Нет, он не сказал этого. Не тогда, когда Николь находиться так близко, чтобы услышать его слова.

- Убей ее и возвращайся домой, - у Аза не было проблем с тем, чтобы произнести эти слова.

Кинан расправил плечи.

- Нет.

- Если ты этого не сделаешь, это сделает кто-то другой.

Он знал, что это не пустая угроза.

- Кто? - потребовал Кинан. - Это будешь ты? Ты придешь за ней?

Аз просто снова посмотрел на него.

- Я не хочу умирать. - Эти четкие слова Николь, заставили Кинана обернуться к ней.

Она стояла перед пикапом, вырисовываясь в свете фар. Ее взгляд был направлен не на него, а на Аза.

Она может его видеть?

Тогда Аз слегка передвинулся влево. Взгляд Николь не последовал за ним. Нет, не может.

- Никто никогда не хочет умирать, - сказал Аз.

Теперь она перевела взгляд влево - к ангелу, который хотел ее смерти.

- Вот в чем проблема, - продолжил Аз. - Не имеет значения, что ты хочешь, вампир. Ты умрешь в течение десяти дней. Вопрос только в том... от чьего прикосновения?

Не от моего.Кинан бросился на Аза.

Но взмахнув крыльями, ангел исчез. Фары, светившие на дорогу, освещали теперь только пустоту.

- Кинан?

Он снова повернулся к ней лицом, испугавшись, что Аз обманул его и вернулся, чтобы убить ее. Нельзя быть таким неосторожным. Никогда больше.

Но она стояла перед машиной одна, и казалась в этот момент такой хрупкой и уязвимой.

Потом он увидел, как промелькнули клыки.

Возможно не такая уж и уязвимая.

Мужчина поспешил к ней. Девушка смотрела на него - глубокими, темными и большими глазами.

- Ты собираешься убить меня? - спросила она, точно так же, как другая женщина могла бы спросить, собирается ли он ее поцеловать. Тихо, хрипло.

Ангел поймал ее за руки и притянул к себе.

- Убьешь? - прошептала она.

Он впился в ее губы и крепко и глубоко поцеловал, не обращая внимания на то, что запах Аза задержался в воздухе. Пусть ангел наблюдает. Пусть он видит, с кем была истинная преданность Кинана.

Она не умрет от его руки.

А любой ангел, который приблизится, узнает, что его ярость в десять раз горячее ада.

Он пал не для того, чтобы ее потерять.

Он пал, чтобы бороться за нее.

Десять дней.

Нет.

Кинан знал, что пришло время заключить сделку с дьяволом.

Голоса становились все громче. Шепот в голове Илайджи звучал теперь соблазнительно, искушая.

Помешать им видеть.

Илайджа знал, что люди могут видеть сквозь его маску. Они видели монстра у него внутри, и они издевались над ним.

Рыча, он протиснулся сквозь толпу в баре.

Они могут видеть.

Его голова пульсировала, сердце лихорадочно билось, а голоса, все еще звучавшие у него в голове, искушали.

Ему нужны наркотики. Нужно успокоить эти голоса, чтобы он мог снова спокойно дышать - охотиться, как хотел. Охотиться и убивать, без того, чтобы на него смотрели.

Смотрели.

Мужчина толкнул дверь, и поток горячего воздуха ударил в лицо. Илайджа глубоко вздохнул, еще раз, а потом пошел прочь. Его тело тряслось, и каждый шаг отдавался болью.

Эти голоса... такие громкие, сейчас... Они видят.

Он согнулся пополам от скрутившей его боли.

- Хей, подожди-ка... с тобой все в порядке?

Женский голос. Высокий. Обеспокоенный.

Послышались приближающиеся шаги. Он открыл глаза и увидел маленькие ножки. Белые босоножки. Загорелые ноги.

- Вы больны? - спросила владелица этих ног. - Хотите, чтобы я кому-нибудь позвонила?

Он медленно поднял глаза и посмотрел прямо в ее темные глаза.

Она может тебя видеть.Насмехался голос.

Ее глаза расширились, и он улыбнулся, а потом бросился на нее.

Отскочив от него, сучка закричала и бросилась бежать. Мужчина достал нож, чтобы убедиться, что она больше не увидит его снова. Что она ничего не увидела.

Тогда голоса остановятся.

Больше не увидят.

Он схватил девушку за волосы и толкнул вниз.

- Хей, демон...

Мельком Илайджа увидел доску, летящую прямо ему в лицо. Он попытался отклониться назад, но дерево приземлилось прямо ему на голову.

Больше он ничего не видел.


Глава 8

 До Нового Орлеана Кинан и Николь добрались через несколько часов после рассвета. Во время поездки девушка была слишком напугана, чтобы уснуть или позволить поспать своему телохранителю. В конце концов, не каждый день ангел говорит тебе, что ты отмечена смертью.

А она слышалаэто. Его мрачный, глубокий голос звучал у нее в ушах, когда он спрашивал Кинана, убьет ли тот ее.

Николь закрыла глаза. Если бы Кинан убил ее, он бы вознесся. По крайней мере, она так думала: он получил бы бесплатный билет обратно на небеса. Но что будет с ней? После того, что она творила последние несколько месяцев, не стоило ожидать комфортной поездки на небо.

Я не хочу умирать.

- Я не могу вернуться в Квартал [8], - сказала девушка Падшему, чувствуя как ногти впиваются в ладони. - Не могу вернуться в свою квартиру.

Скорее всего, за ней следят полицейские.

- У тебя больше нет квартиры.

Это заставило глаза вампира открыться шире. Автомобиль снизил скорость.

- Там теперь живет кто-то другой. Он снял ее примерно месяц назад.

Да. Действительно. Николь прочистила горло:

- Тогда куда мы едем? - Мужчина был непреклонен в решении ехать в Новый Орлеан, но этот город не то место, которое она хотела бы увидеть снова. Слишком много боли ждало ее там.

- У меня есть домик прямо за городом.

У Кинана есть дом? Может у него еще и деньги есть?

Падший обернулся, и уголки его губ слегка приподнялись - наверное, он прочел мысли по ее лицу:

- Ты забываешь, милая... я знаю почти все тайны людей и иных. Мне известно о каждом «скелете в шкафу».

Да, она могла держать пари, он действительно знал.

- Некоторые иныезадолжали мне. Дом был платежом.

- Платежом за что конкретно?

- Тебе лучше не знать.

Возможно.

Сердце девушки сжалось, когда они проезжали через город, который она так любила. Сейчас Николь и Кинан ехали на другой машине: потрепанном Форде. Они поменяли автомобиль, выехав за пределы штата Техас - лучше держать вампиров и убийц-полицейских подальше от своих спин.

Вскоре улицы стали уже. Вдоль дороги стояли дубы, поросшие мхом.

Потом...

- Мы приехали, - остановив машину, тихо сказал Кинан.

Девушка посмотрела в окно и увидела старый довоенный особняк. Он выглядел своеобразно, но не был одним из тех, слишком вычурных, чересчур богатых строений, которые она видела раньше. Дом наполовину был скрыт деревьями и, кроме того, стоял прямо около болота.

Минуточку.

- Здесь мы будем в безопасности? - спросила Николь, выбравшись из машины.

Падший не ответил. Девушка догадалась, что это означало «нет».

По пути к дому ее припекало солнце. Николь чувствовала, как оно вытягивало из нее силы. Кинан открыл дверь и в нос ударил запах дома. Не затхлый дух старости, который мог бы ощущаться в месте, которое слишком долго оставалось нежилым. Напротив, аромат оказался легким, мягким, радушным. Мебели было мало, но после шести месяцев в дешевых мотелях, кто она такая, чтобы жаловаться? Для Николь это место выглядело как «Ритц». [9]

- Ты должна поспать, - раздался позади нее глубокий голос мужчины. Он запер дверь. – Иди отдохни. Восстанови силы.

Она взялась за перила. Ее ладонь вспотела:

- Что имел в виду ангел, когда говорил об обмене одной души на другую? - Девушка не спрашивала его об этом во время поездки. Дьявол, большую часть пути она просто немела от страха. Жить осталось десять дней.

Николь и раньше вела обратный отчет, и не хотела, чтобы это повторилось.

Десять дней.

У Кинана между бровей появилась глубокая складка:

- Ты слышала это?

- Я слышала все. – Включая то, что ангел просил убить меня.

Он покачал головой:

- Ты не должна была. Большинство людей не могут ни слышать, ни видеть ангелов. Все, на что они способны - время от времени улавливать их аромат.

Цветы.

По рукам побежали мурашки. Шесть месяцев назад девушка несколько раз чувствовала этот сладкий запах у себя в классе и дома. Аромат, как она теперь поняла, исходил от Кинана. Наблюдавшего.

Но они слишком забегают вперед. Сначала...

- Кинан, ты мне не ответил. - Николь уже заметила, что Падший с легкостью уклоняется от ответов на вопросы.

Складка разгладилась:

- Вместо тебя той ночью умер вампир.

- Ты пошел против приказа. - Теперь она могла думать о прошлом без ярости и боли, которые охватили ее в мотеле.

Мужчина слегка кивнул. Николь провела языком по нижней губе:

- Вампир должен был выжить, но стал тем, кто обратился в прах. – Помоги мне.Тогда девушка не поняла этого, но... он это сделал. Сделал все, что мог.

Кинан посмотрел на нее.

- Спасибо, - сказала девушка тихо.

Его взгляд стал удивленным:

- Николь...

- Все это... это для меня слишком. - Она отпустила перила и посмотрела на мужчину. - Я имею в виду, ты – ангел. Я слышала истории об ангелах всю свою жизнь, но... - ее смех прозвучал фальшиво даже для ее собственных ушей. - Никогда не думала, что на самом деле встречу одного из них.

- Большинство людей также не предполагают, что когда-нибудь встретят вампиров.

Верно.

- Ты убил его... - внимание девушки было полностью сосредоточено на Падшем. - Ты убил вампира, чтобы я могла жить.

- Да.

Она подошла и положила руки ему на грудь:

- Спасибо, что спас меня. - Кинан не просто стоял в стороне – она осталась в живых благодаря ему. И не важно, что он говорил.

Но мужчина отстранился:

- Я не спас тебя.

Она была здесь, дышала, боролась с жаждой крови потому, что он это сделал.

- Ангелы придут за тобой. Азраэль - Аз, он придет. Ничто не остановит его.

Не думай об этом. Не надо.

- Тогда пусть приходит. – Не думай о том, что происходит после смерти.- Прямо сейчас мне плевать и на него, и на то, что может произойти в течение десяти дней.

- Ты лжешь. - Кинан поднял голову. - Люди много лгут и обычно слишком легко.

Николь шагнула вперед, снова уменьшив расстояние между ними:

- Я жива сейчас. Может и ненадолго, но сейчас я жива. – Жива и с одним из самых сексуальных мужчин. Самыхсексуальных, которых когда-либо встречала.

Он спас ее. Страдал из-за нее. Защищал.

Определенно самый сексуальный.

Девушка встала на цыпочки, приблизив свой рот к его.

- Спасибо, - выдохнула она в губы Падшего, а затем прижалась к ним. Горячим, страстным поцелуем. Когда его язык коснулся ее, в теле Николь разгорелся огонь желания.

Но этот огонь был просто божественен.

Мужчина схватил ее за руки и оттолкнул.

Что? Оттолкнул?

- На этот раз я не буду останавливаться. - Слова прозвучали мрачным обещанием.

Ох, прекрасно. Николь облизнула губы, ощутив его вкус. Богатый, как шоколад. Намного лучше.

- Я не хочу, чтобы ты останавливался. - Но его нужно предупредить. - Секс со мной... – Будь осторожен.- Это не будет так, как с другими женщинами.

Кинан завладел ее губами. Глубоко погрузившись в рот языком, он вызвал у нее стон. Соски девушки напряглись. Она раздвинула ноги, пытаясь еще плотнее прижаться к нему.

И когда Николь уже пылала от желания, Ангел прервал поцелуй:

- Мне плевать на других женщин.

Очень приятно знать это.

- Просто с вампирами... - Девушка сглотнула, все еще ощущая его вкус. - Для нас секс и жажда крови... это не так как у вас...

- Я никогда не был с другой женщиной.

Теперь остановилась она:

- Что? - Не то, чтобы у нее был большой опыт - несколько любовников, конечно, но... никого? И он хотел, чтобы она стала первой?

- Люди и большинство иныхдаже увидеть нас не могут. - Кинан скривил губы. - Поэтому для секса особой возможности не было.

Но...

- Ты никогда...

- Я не хотел. Ангелы не чувствуют ни эмоций, ни человеческих потребностей.

Таких, как любовь. Похоть.

Но ангел утратил свои крылья, и прямо сейчас Николь чувствовала, как в нее упирается его возбуждение:

- Я не хочу причинить тебе боль. - Она постарается держать себя под контролем. Взошло солнце, так что она будет слабее, но...

- Ты не причинишь. - Губы мужчины коснулись ее подбородка. - Ты не сможешь.

Он не понимал, что такое жажда крови в сочетании с физическим желанием. Вамп едва могла контролировать себя. Она узнала это на собственной шкуре, с Коннором.

- Думаю, я хотел тебя, - сказал ей Кинан и, обняв за талию, прижал к себе, - с первого же мгновения, как увидел. - Он припал губами к ее шее.

Пальцы девушки запутались в его волосах - таких густых, шелковистых.

- Я больше не та женщина, какой была тогда.

Ангел провел по коже языком. Николь вздрогнула.

- Ты женщина, которую я хочу.

Ради него она пыталась держать себя в руках. Пыталась сдержать кровожадность и просто получать удовольствие. Просто мужчина и женщина. Она сможет сделать это.

Его первый раз. Девушка не хотела испортить его.

Теплые руки мужчины скользнули ей под рубашку. Начиная от живота, сантиметр за сантиметром он поднимал их, пока они не оказались под лифчиком:

- Ты должна сказать мне... - Кинан прикусил зубами кожу у нее на шее, - что тебе нравится.

Дыхание Николь с хрипом вырвалось из горла:

- Ты э-э... делаешь все очень хорошо.

Но Падший отстранился:

- Я могу сделать лучше.

Затем он поднял девушку на руки и понес вглубь дома. Не вверх по лестнице, а вниз по извилистому коридору. Через окно дождем лился солнечный свет, прогоняя тени. Кинан отнес ее в последнюю комнату справа.

Спальня. Ни комода. Ни шкафа. Только кровать.

Падший опустил Николь на нее, отстранился и, удерживая взгляд, стал раздеваться.

О, да.Рубашка упала на пол, открыв впечатляющую грудь мужчины. Такая мускулистая - у ее ангела явно больше шести кубиков. Загорелая кожа. Кожа, которая была настолько восхитительна, что хотелось ее укусить. Потом, он сбросил джинсы.

Лоно девушки запульсировало. Тело Кинана было идеально. Абсолютно идеально. И она хотела прикоснуться к каждому его дюйму. Попробовать каждый дюйм.

Его член - напряженный, толстый, длинный устремлялся вверх, и Николь приподнялась, потянувшись к нему.

- Нет, милая, я хочу...

Ее пальцы обхватили ствол, и он замолчал.

- Позволь мне, - сказала девушка. Она хотела, чтобы ему было хорошо.

Николь легла на живот.

Иногда вампиру просто необходимо укусить, но она не прокусила кожу. Николь лизнула место укуса, ее волосы упали вперед, скользя по его телу. Ангел с шипением выдохнул, его руки легли ей на плечи - не для того, чтобы оттолкнуть, а чтобы притянуть ближе.

- Ты уверена? - Кинан стиснул зубы. - Я... это то, что ты хочешь?

Вместо ответа девушка опустила голову и провела по члену языком. Пальцы мужчины впились в ее кожу. Открыв рот еще шире и стараясь не зацепить зубами, она доставляла ему удовольствие. Плоть была горячей, кожа нежной, возбуждение сделало член тугим и твердым. Проведя языком по головке, девушка ощутила солоноватый привкус.

- Николь. - Без сомнения, в его голосе звучало нестерпимое желание.

Но она еще не закончила с ним. Пока нет. Смерть слишком быстро подобралась к ней. Именно тогда, когда она захотела жить. И попробовать это.

Используя рот и язык, она ласкала его плоть. Николь захватила член еще глубже и, посасывая его, наслаждалась безудержной страстью звучащей в стонах мужчины и тем, как крепко он ее держал.

Но вскоре Ангел отстранился:

- На этот раз я буду в тебе.

Именно этого она и хотела.

Глядя в глаза Падшему, Николь встала на колени. Сорвала с себя рубашку и бросила ее на пол. Через несколько секунд за ней последовал лифчик. Ее грудь жаждала прикосновений, соски напряглись и болели. Девушка хотела, чтобы его рот ласкал ее... Хотела его всебе.

Молниеносным движением Кинан повалил ее на кровать, прижав своим телом. Коленом раздвинул ноги, впился поцелуем в грудь.

Когда Николь почувствовала, как он сжал зубами сосок, ее трусики стали еще более влажными. Она выгнулась под мужчиной, ненавидя джинсы и тонкий хлопок, которые отделяли ее от него; впилась ногтями в его спину, пытаясь прижаться еще ближе.

Нащупав пальцами застежку джинсов, Кинан рывком открыл ее, потянул грубую ткань вниз, а девушка помогала ему, приподняв бедра и сбросив ботинки. Брюки упали на пол, за ними последовали трусики.

Да. Теперь кожа к коже. Он ласкал ее ртом. Облизывал. Целовал. Сводил с ума.

Увеличившиеся клыки вампира горели. Даже в дневное время она не могла сдерживать свои инстинкты и изменения. Секс вызывал сильнейшую жажду крови.

Укусить.

Пальцы Ангела проникли в нее - раздвинув складочки и отыскав центр желания. Он погладил ее, и это чувственное движение заставило девушку задрожать:

- Кинан... еще.

Она не может больше ждать. Ей нужно удовольствие сейчас.Так же, как нужен воздух. Кровь. Он.

- Ты такая горячая и влажная. - Голос мужчины обволакивал ее, и неприкрытое желание, которое она услышала в его словах, заставило ее тело запылать еще сильнее. - Я мечтал о тебе... - Кончик члена прижался к ней, расположившись у входа в лоно. - Мечтал о тебе так много ночей...

Это признание заставило глаза Николь расшириться:

- Ты...

Его руки поймали ее руки. Кинан прижал их к матрасу, с легкостью удерживая:

- Потом я просыпался, а тебя нет.

Его глаза были такими же черными, как и ее. Синего больше не было. Осталась только темнота. Затем мужчина вошел в нее. Медленным, плавным движением, украв ее дыхание.

- Ты не оставишь меня... снова.

Девушка обхватила его ногами. Она не собиралась никуда уходить. Падший отстранился, затем толкнулся, погрузившись глубоко в нее. Удовольствие нахлынуло раскаленной добела волной. Пульсирующей, вздымающейся... Кровать стонала под ними, поскольку движения становились все сильнее и быстрее.

Николь облизнула губы, желая большего. Он вошел глубже. Ее лоно сжалось вокруг него. Тело напряглось, горя от желания. Внутри девушки росло напряжение, и долгожданное освобождение было уже недалеко.

Снова толкнувшись, Кинан запрокинул голову назад, и его горло... его горло оказалось прямо у ее рта. Прижавшись к нему губами, вампир поцеловала кожу, ощутив очень быстрое биение пульса.

Толчок.

Ее пятки вонзились в спину Ангела, и девушка подалась ему навстречу - движение на движение. Зубы царапали шею. Контроль. Она уже почти не могла сдерживать себя. Она хотела его крови, его тела, хотела всего его.

Открыв рот шире, девушка еще сильнее царапнула его зубами.

- Сделай это, - приказ. - Николь... - Двинув бедрами Падший погрузился в нее.

Когда он вышел, член скользнул прямо по ее клитору. Скользнул...

Толчок. Достигнув оргазма, вампир укусила его. Ее зубы погрузились в шею мужчины одновременно с тем, как его член погрузился в нее. Напряжение переросло в бурю - удовольствия, страсти, потребности, крови.

Тело Николь дрожало - дрожал каждый мускул - и она пила из него, в то время как мышцы влагалища сжимались вокруг члена. Кинан продолжал двигаться. Он погружался в нее, заполняя каждый дюйм лона.

- Да... хорошо... так... - его голос гремел вокруг девушки, потом Кинан застыл, его мышцы напряглись, и ее наполнила горячая волна его освобождения.

Вампир лизнула горло мужчины, поймав капельку крови, что стекала по шее. Ее руки были свободны - когда это произошло? - и Николь обняла его.

Тело Ангела содрогнулось на ней, а бедра толкнулись вперед. Кинан поднял голову, посмотрев на девушку сверкающими глазами.

Я не собиралась кусать. Я пыталась сдержаться.

Но иногда, никакая борьба не могла помочь. Николь смотрела на Падшего, и на мгновение свет вокруг него, казалось, потускнел, а сзади появились зловещие тени - огромные, длинные. Густые, плотные черные тени, что росли из его спины. Как крылья.

На секунду девушку охватил страх, она притянула мужчину ближе. Ее руки скользнули вниз по его спине, по грубым рубцам, где когда-то были крылья. Которых больше нет.

Она больше не видела эти тени. Скорее всего, они были просто игрой воображения.

Ты умрешь в течение десяти дней. Вопрос только в том... кто коснется?Голос ангела звучал у нее в голове. Кто коснется...

Кинан обнял ее. Поглаживая. Лаская. Нужно только одно касание, чтобы убить.И только одно касание, чтобы доставить наслаждение. В этот раз Кинан принес удовольствие. Но что будет в следующий?

Николь закрыла глаза и прижалась к нему поближе.


***


Карлос Гуэрро смотрел на демона перед собой. Этот ублюдок пытался убить его кузину. Он так устал от паранормалов, которые думали, что могут уничтожить его вид.

Вначале его мать. Тот чертов вампир соблазнил ее, а затем, разорвав горло, осушил. Потом Карлос наблюдал, как гибнет его стая.

Теперь вот и этот придурок пришел охотиться в его часть Мексики, и это вскоре после того, как та сука вампир и ее дружок убили двух его парней...

Ты будешь страдать.Смерть пленника не будет легкой. Карлос об этом позаботится.

Теперь демон просил. Кричал. Умолял. Они все заканчивали этим. Никто не хотел умирать. Чертовски плохо.

Карлос улыбнулся демону:

- Ты на самом деле думал, что можешь охотиться здесь? Что можешь напасть на оборотня – койота?

Голова демона дернулась, и его глаза наполнил ужас:

- Я не знал...

Не имеет большого значения. Оборотни - койоты не были суками паранормального мира, и пора людям выучить этот урок.

Члены его стаи - те, которые еще живы, после той последней бойни с волками в Лос-Анджелесе - вернулись домой, чтобы перегруппироваться. И начать охоту. Они были заняты тем, что убивали всех и все, что попадало в поле их зрения.

Демонстрировали свою силу.Они не собирались ждать того, чтобы охотились на них. Онибыли охотниками.

Руками демон рыл землю. Его заставили копать себе могилу. Так им будет меньше работы.

- Я не хотел ее! - закричал демон. - Я должен был убить этого гребаного вампира!

Карлос опустил лопату, которой собирался врезать демону в живот:

- Какого вампира? - В голове промелькнула картинка: женщина с адски черными волосами и слишком бледной кожей; женщина, которая так соблазнительно шептала в баре, а потом вывела его на улицу. Конечно же он знал, кто она такая. И планировал разорвать ейгорло... Когда появился ее любовник.

Демон - он сказал его зовут Илайджа - поднял взгляд, моргая мутными глазами. До демона тяжело доходило. Казалось, половина вылетала у него из головы. Наверное, из-за наркотиков. Некоторые демоны употребляли их слишком много. Если ему повезет, они все подохнут от передозировки и отправятся обратно в ад. Еслиему повезет.

Челюсть Илайджи медленно открылась.

- Какого. Вампира. - Карлос прижал лопату к шее демона. Это было просто угрозой. Он не нанес бы смертельный удар вот так. Карлос предпочитал быть более практичным.

Позади него кузина прошептала его имя. Он проигнорировал Джулию. Это не ее дело. Она была просто приманкой.

- Ж-женщина... с черными волосами... - тело Илайджи покачнулось. - О-она была з-здесь... раньше... должен был убить ее...

Тот же вамп? Другой? Имеет ли это значение?

Нет. Время демона пришло.

- Она сбежала с... г-гребаным ангелом... - Демон рассмеялся, по его подбородку стекала кровь. - Ангел и кр-кровопийца...

Карлос уронил лопату:

- Что?

- Он мог меня видеть, - пробормотал Илайджа, царапая свои глаза. - Я понял это – с первого взгляда... он мог видеть все...Не позволяй им в-видеть... Долбаный псих.

- Здесь нет ангелов.

Mierda. [10]Если бы только здесь был... в Лос-Анджелесе он наткнулся на тайну иных. Очень, очень сильный яд.

Ангельская пыль. Мощная смесь, которая при попадании в организм, уничтожает демонов. Не имеет значения насколько они мощные. Даже десятый уровень умрет, если в них попадет яд. Никакого противоядия - только смерть.

Лишь одна проблема... Ангельская пыль должна быть сделана из чистой крови ангела, но не так много чертовых ангелов ходит в эти дни по земле. Эти сообразительные ублюдки знают, что лучше им оставаться на небесах. На кончиках его пальцев появились когти - Карлос был готов повеселиться.

- Хранитель...- Из царапин, которые Илайджа сделал на своем лице, сочилась кровь. - Сказал, о-он хранитель суки...

Что, если демон говорил правду?

- Как он выглядел? - спросила Джулия, подойдя ближе. Его кузине всегда было сложно, оставаться на заднем плане.

От голоса женщины Илайджа успокоился. Он повернул голову в ее сторону, медленно как змея, и улыбнулся:

- Я вижутебя.

Она откинула назад свои длинные волосы и подошла к краю ямы. Джулия не боялась демона. Она просто притворялась раньше, заманивая его в ловушку. Карлос никогда не видел, чтобы она чего-нибудь боялась.

- Я тоже тебя вижу, cabron [11], - сказала женщина.

Илайджа криво усмехнулся.

- И ты думаешь, что видел ангела, si [12]? - Она выпустила когти.

Демон кивнул, впившись в нее взглядом. Его светлые волосы свалявшимися прядями висели у лица.

- Так этот ангел... что... он просто слетел с cielo [13], с небес? - насмехалась над ним Джулия.

Илайджа приблизился к краю могилы:

- Черные крылья... как тени за его спиной...

Карлос напрягся. Ладно, этоон уже слышал раньше - когда ангелы падают, они теряют свои крылья.

- Падший...падший ублюдок... - Илайджа облизнул губы. - Поэтому он может трахать вампира...

Джулия расхохоталась:

- Значит ангелы испытывают в этом нужду?

- Если ангел ходит где-то поблизости, - сказал Карлос, и его голос резал ей слух, - думаю, молва о нем уже распространилась. - Но... что если? Его сердце застучало от усиливающегося возбуждения.

Кровь ангела. Если он раздобудет кровь ангела, то ему удастся уничтожить сильных демонов, которые встанут на его пути. Он будет в состоянии использовать эту кровь, чтобы купить преданность любого сверхъестественного, какого захочет. Все всегда хотят убить демонов. Он просто сможет обеспечить им средства, и в ответ получит...

Мощь.

Наконец власть вернется к койотам. Больше никто и никогда не будет пренебрегать ими. Никогда.

Илайджа не отрывал взгляда от Джулии:

- Большинство не могут... его видеть. - Он выплюнул кровь изо рта. - Не могут видеть его к-крылья... только те, в ком течет кровь демонов.

Ага, еще одна история, которую он слышал. Легенда или правда?

- Опиши его, - потребовал Карлос.

- Большой, светловолосый ублюдок, следующий за ней, как... вторая кожа.

Карлос вспомнил придурка, который прервал его игру. Гринго, который ударил его со слишком большой силой и убил его людей. Нет, не он убил их... Он двигался так быстро, что пули не попали в него. Они попали в Джо и Рубена. И этот мужчина защищал вампира. Нет, конечно, не может быть все так просто:

- Он трахал ее?

Взгляд Илайджи прошелся по телу Джулии:

- Ее запах был... на всем его т-теле.

- Где они сейчас?

Глаза демона были огромными. Кровь, все еще капала с его лица:

- Потерял их... после того, как они покинули Мексику.

Не повезло. Но все же... очень, очень интересно. Потому что, если ангел пал – ради вампира, это так печально– значит, у него была слабость. А Карлосу очень хорошо удавалось использовать слабости.

- Он твой, Джулия, - сказал мужчина махнув когтями. Потому, что у нее чуть слюнки не текли, и потому, что Илайджа сказал все, что ему нужно было знать. - Mátelo [14]. - Убей его.

Не было больше никакого смысла тратить время. Особенно, когда появилась новая цель для охоты.

Джулия присела на краю могилы:

- Ты был прав, демон. Я вижу тебя.

Демон удивленно посмотрел на нее, выглядя немного потерянным.

- Я вижу этого гребаного монстра внутри и собираюсь вырвать его наружу. - Она бросилась на него.

Крики Илайджи заполнили ночь. Карлос отвернулся от них, его мысли были уже о вампире. Выследить ее будет достаточно легко. Ее вид всегда оставлял за собой кровавый след.

Для них не существовало борьбы с жаждой крови. Они не могли бороться с тем, чем они являлись. Он взглянул на свои когти. Когда дело касалось иных, человечность была только внешней оболочкой.

Илайджа снова закричал.

И эту оболочку можно было так легко сорвать.


Глава 9

 Грудь сотрясали неистовые удары сердца, оно гремело у него в ушах. Кинан приподнялся на локтях и посмотрел на Николь. В крови по-прежнему бушевало наслаждение. Оргазм еще ощущался - и мужчина хотел большего.

Неудивительно, что люди так много занимались сексом. Секс был... как наркотик.

Не так грязно, как казалось. Горячо. Дико.

Гораздо лучше, чем в его мечтах.

Руки девушки гладили его спину, скользя вниз по коже, и член внутри нее снова начал увеличиваться.

Одного раза никогда не будет достаточно, чтобы утолить голод, который рос внутри Падшего.

- Это было... - она замолчала и облизнула губы. - В свой первый раз ты, казалось, знал, что делал.

Он наклонился и поцеловал изгиб ее плеча. Я видел много секса.Не существовало движения, которое было бы незнакомо. Теоретически Ангел все это знал. Но реальный физический опыт, получил только с ней. И было еще много всего, что мужчина хотел сделать.

- Ах... Кинан ... - Руки скользнули вверх и легли на его плечи. - Опять?

В голосе Николь звучало удивление. Почему? Чего она ожидала? Он улыбнулся ей:

- Мы только начали.

Цвет глаз вампира вернулся к зеленому, но когда Ангел вновь начал двигаться, то увидел, что изумруд медленно затягивает тьма.

Меж губ показались кончики клыков. Клыков, которые она погружала в его плоть.

Ее укус не приносил боли. Ни капли.

Только удовольствие. Накал чувств был так велик, что мужчина вздрогнул.

Падший желал, чтобы она укусила его снова.

Он толкнулся сильнее, глубже. Лоно девушки было скользким и таким тугим, горячим, обволакивающим каждый дюйм его члена.

На сей раз, однако, Кинан хотел смотреть на нее. Хотел следить за каждой сменой эмоций на лице.

Внутрь.Глубже.

Его спина напряглась.

Ее ноги сжали его так сильно. Ее лоно... невероятно.

- На этот раз жестче, - прошептала вампир, показывая клыки. - Ты не должен быть осторожен со мной.

Но он чувствовал, что должен. Она была маленькой. Нежной и...

Николь рассмеялась и одним броском перевернула их так, что Кинан оказался лежащим на спине, глядя на нее снизу вверх.

- Ты постоянно забываешь... - теперь в голосе вампира слышалась другая интонация. Мрачнее, печальнее. - Я больше не та, за которой ты наблюдал.

Член по-прежнему был в ней, и Николь удобнее устроилась на бедрах мужчины. Она схватила его руку и положила на свою грудь, а потом начала двигаться. Поднимаясь вверх, скользя вниз. Задавая ритм. Быстрее. Жестче.

Тяжело дыша, она смотрела на него:

- Я могу взять все... что у тебя... есть.

Николь была самым сексуальным, что Ангел когда-либо видел.

Окончательно утратив контроль, Кинан приподнялся, схватил девушку за голову и притянул ее рот к своей шее:

- Укуси меня. - Потому, что он хотел. Ему был необходим тот дикий всплеск, когда она...

Укус.

Зубы вампира пронзили его кожу. Падший сжал руки на талии Николь и двигал ее вверх - вниз, входя все глубже. Из горла мужчины вырвался стон.

Его руки держали ее слишком крепко. Его толчки были слишком сильными.

Ее рот был как раз там, где надо. Ее тело...

Да.

Глубже, сильнее. Ногти девушки поцарапали его. Она лизнула горло, и член внутри нее дернулся.

Когда Николь кончила, Ангел почувствовал рябь ее освобождения, жесткое сжатие мышц влагалища вокруг него.

Он взорвался внутри нее. Тело мужчины напряглось, а в ушах эхом звучал грохот сердцебиения. В момент его оргазма, девушка наклонила голову и посмотрела ему в глаза.

Черные-черные...

Правой рукой Падший взял Николь за подбородок и прижался своими губами к ее.

По венам бежало удовольствие, очень много удовольствия, но при этом простом касании губ, таком легком прикосновении, Кинан увидел...

Смерть.

Видение пришло к нему, как и тысячи других до этого на протяжении многих лет. Ангел смерти всегда видел последние мгновения своих подопечных... лучше заранее знать, когда прикоснуться.

В этот раз, он тоже увидел смерть подопечного. Еесмерть.

Николь лежала в луже крови. Грудь пронзал деревянный кол. С губ сочилась кровь. - Все... в порядке... - ее голос был таким же слабым, как и тело.

И Падший тоже был там. Его пальцы сомкнулись на деревяшке, пытаясь вытащить.

- На этот раз ты не сможешь ее спасти.

Мужчина повернулся и увидел Азраэля.

- Никто не сможет ее спасти.

- Кинан? - девушка схватила его за плечи. - Кинан, ты в порядке?

Видение исчезло. Снова были только он и Николь. В постели. В объятиях друг друга.

Падший выдавил улыбку.

Но она покачала головой:

- Что случилось? Ты будто покинул меня...

- Нет, - сказал он мгновенно. - Не покидал. - Аз был неправ. Видение - ошибка.

Но видения никогда не ошибались. И Аз не мог лгать.

Спрятав подальше страх и ярость, мужчина уложил Николь на кровать и крепко обнял. Под его руками билось ее сердце, эти удары обнадежили его. Пока еще она жива.

Кинан просто должен был убедиться, что девушка не умрет. И для того, чтобы сохранить ей жизнь, ему придется сражаться с ангелами.

Мужчина окинул взглядом комнату. Он не почувствовал запаха цветов, но пришло же откуда-то видение. Поскольку он пал, то больше не должен иметь способность видеть будущее. А если так, значит, кто-топослал ему это изображение смерти. Тот, кто без сомнения был задницей.

Азраэль.

Взгляд Падшего сосредоточился на потолке. Хочешь играть грубо, Аз? Ну, давай поиграем, ангел. Давай поиграем.

Когда Николь открыла глаза, мужчины рядом не было. Она прищурилась, вскочила с кровати, потянув с собой простынь:

- Кинан?

- У нас мало времени.

Его голос раздался из темноты слева. Наступила ночь, еще больше скрывая дом в тени. Девушка повернула голову, безошибочно найдя Падшего. Иногда вампирское зрение - хорошая штука:

- Ч-что ты имеешь в виду?

- Ты скоро умрешь.

Неэто она хотела услышать после пробуждения. Николь облизнула губы.

- Секс был хорошим, - сказала она тихо. Намного лучше, чем просто хороший. Намного.- Но над словами после секса необходимо поработать.

Он подскочил к ней. По-другому это не назовешь. Мужчина поймал вампира за руки и притянул к себе:

- Я не шутил сейчас. Ты вскореумрешь. Я видел это.

По ее рукам побежали мурашки.

- Ангелы смерти всегда видят, когда придет конец их подопечным. Мы точно знаем, как это будет выглядеть.

- Н-не думала, что у тебя все еще есть эти способности.

Она заметила, как печально изогнулись губы Падшего:

- Не уверен, что это моя способность.

Звучит не очень хорошо. Девушка посмотрела ему в лицо - идеальное, скульптурное лицо - и увидела злость, что скрывалась в напряженных складках рта, и тьму его взгляда:

- Я не понимаю. - Так и было. Николь очень многого не знала в этом иноммире.

- Аз хочет заморочить мне голову. Он послал это видение, чтобы я знал, что произойдет.

Моя смерть.Ей пришлось сглотнуть, чтобы уменьшить комок в горле:

- Может быть, нет никакой возможности избежать того, что будет. - Она пыталась. Дважды. Но если смерть так и будет приходить за ней...

- Ты выбралась из того переулка. - Пальцы мужчины сжались на ней крепче.

Да.Часть ее выбралась.

- Ничто не высечено в камне. У людей есть выбор, и у ангелов теперь тоже. Аз может взять свои гребаные правила и валить с ними куда подальше.

Не совсем по-ангельски. Но ведь в действительности, ангелы не были милыми маленькими херувимчиками, играющими на арфе.

Они были большими опасными мужчинами, которые могли испепелить врага силой мысли.

- Одевайся. - Руки Падшего отпустили ее. - Мы возвращаемся назад в Квартал.

- Зачем? - Она уже говорила ему...

- Потому что, раз уж предстоит сражаться с Азраэлем, нам понадобится помощь. - Кинан повернулся, чтобы уйти.

Девушка схватила его за руку:

- Это не твой бой. - Не думает же он, что ему нужно искупление за то, что произошло с ней?

- Мой, - прорычал мужчина, оглянувшись. Его пристальный взгляд, казалось, обжигал. - Потому, что это ты.

Дыхание застряло у нее в легких:

- Мы не... - Ладно, они занимались сексом. Отличным сексом. Но...

Но она была вампиром, а он продолжал видеть в ней просто женщину. Если бы Кинан знал, что она натворила, то сам отправил бы ее в загробный мир.

Неужели для того, чтобы он передумал сражаться, придется все рассказать? Но тогда, ты больше не будешь «милой Николь». Возможно, Ангел поменяет свое мнение и сам даст тебе Прикосновение смерти, а затем вернется к той жизни, что у него была.

В то время, как она - что? Получит заслуженную смерть?

- Ты была моей подопечной. Моей.Мне было решать, забирать твою жизнь или пощадить. Никому другому.

Ну, ладно. Он же не имеет в виду, ты моявещь в сексуальном плане. Хреново.

Но, конечно, не так хреново, как умереть. Второе место.

Побелевшими пальцами Николь вцепилась в простынь.

- Ты выжила в том переулке. Все правила изменились, когда ты выжила. Всеизменилось. - Руки Падшего сжались в кулаки. Ангелы будут действовать как мы, потому что обращаться к высшей силе - очень долго. Одно то, что мы можемубить, не означает, что мы станем это делать.

- И ты действительно думаешь, что мы сможем остановить такого парня как Аз...

- Азраель.

О, черт! Она знала это имя:

- Он не просто еще один ангел смерти.

- Нет. Он Ангел Смерти.Самый сильный. Тот, которому мы подчинялись. - Мужчина слегка пожал плечами, и она впилась взглядом в его спину. Перед ее взором снова промелькнула тень черных крыльев, но девушка моргнула, и они пропали. - Аз, один из тех, кто охотится на нас.

Нет никаких «нас». Только она. Из того, что Николь слышала, было понятно, что Аз не имел намерения убивать Падшего. Он хотел дать ему ключ – меня- возвращающий обратно на небо.

- К счастью для нас...

Снова это «нас».

- … у Азраэля есть сильный враг.

И что? Враг моего врага...

- Кто? - Голос девушки прозвучал слишком резко.

Кинан поджал губы.

Николь знала, что ей это не понравится, еще до того, как он это произнес...

- Сэм.

Проклятье.

Сэм смотрел на ярко освещенную сцену. Он наблюдал за новой девчонкой, когда та вышла, двигаясь в такт музыке.

Высокая, немного худощавая, но с хорошей грудью. Однако она не была похожа на стриптизершу, и ее движениям не хватало грации, присущей исполнителям этого вида танцев, но...

Девушка повернулась к нему лицом, и ее глаза – темные, бездонные - прижали его к стулу.

Сила.

Он сел поближе, автоматически немного наклонившись к сцене. Стрип-клуб принадлежал ему. «Искушение».Подходящее название для ада падшего ангела.

Но ее... новую девчонку он не проверял... с ней было что-то очень, очень не так.

Она начала танцевать. Ее движения не были откровенно чувственными. Хотя должны были быть.

Она танцевала медленно, но так... движение бедрами, плавное покачивание, поворот. О, да, сексуально.

Сэм понял, что свист прекратился. Никто не кричал, даже шепота не было слышно в помещении.

Все смотрели на нее. Никто не мог отвести взгляд.

Так же, как не могу и я.Пойман в ловушку.

Сила.

Он окликнул Рона - демона низкого уровня, которого держал на подхвате:

- Кто она?

Рон моргнул:

- А-а... она только начала, я не...

- Имя.

- Селин. Селин О'Шоу.

Взгляд Сэма вернулся к ней, почти против воли. А он ничего не делал против воли уже...

Тысячу лет.

- Она не человек. - Абсолютно уверен. Падший не чувствовал никакого гламура вокруг нее. Он поставил бы часть своей силы на то, что девушка на этой сцене не обычная южанка.

Сэм был чертовски уверен, что она не стриптизерша.

Потому что она не раздевалась - не полностью. Дразнящий танец, да. Но ее движения были слишком продуманными. Каждый раз, когда что-то показывала, она сразу это скрывала, тряхнув светлыми волосами, или поворотом тела.

Девчонка была хороша.

Демон?

Ведьма?

Он выяснит.

Потом она снова посмотрела на него. Их взгляды встретились, и в ее темных глазах отразился гнев.

Музыка остановилась. Бросив на Падшего еще один взгляд, танцовщица скрылась за черным занавесом.

Сэм поднялся. Кровь кипела в нем. Наконец, кто-то стоящий...

- Босс, к вам пришли, - сказал Рон.

Мужчина медленно повернул голову и посмотрел на демона:

- Не сейчас. - Он пошел вперед. Танцовщица была за кулисами. Он найдет ее и узнает, кто она такая.

Эта ночь таит в себе многое, гораздо более интересное для него.

Но Рон, с его высоким лбом, покрытым потом, встал пред ним:

- Он... он сказал, его зовут Кинан... что вы его ищете.

Ах, да, другая добыча. На самом деле, он вернулся в Новый Орлеан из-за Кинана. Зачем носиться по дорогам в поисках, когда знаешь, что тот приедет домой?

Но...

- Пусть подождет, - сказал он демону, широко раскрытые глаза которого, казалось, вот-вот выпадут из орбит.

Падший пусть томится в ожидании. У Сэма есть еще кое-кто, кого следует поймать. Кроме того, Ангел может пока насладиться созерцанием «Искушения».

После урагана потребовалось время, чтобы наладить жизнь в ее городе, но этой ночью Николь увидела - Новый Орлеан вернулся. Улицы были полны людей, воздух наполняли голоса и город, казалось, пульсировал жизнью.

Кинан привел ее в последнее место, которое она ожидала. Стриптиз клуб. Вышибалы даже не двинули бровью, когда они вошли внутрь, но Николь так сильно сжала руку Ангела что испугалась, может сломать ее:

- Зачем мы здесь? - Она не была ханжой, ладно, может только дообращения. Когда Падший сказал, что им надо готовиться к борьбе, девушка ожидала визита в магический магазин. Или, может быть, даже поездки на ближайшее кладбище, чтобы вызвать духа.

Но не в этоместо.

- Если слухи верны, - сказал Кинан, понизив голос, - это место одно из любимых притонов Сэма.

Клуб под названием «Искушение»? Битком набитый сиськами стриптизерш? Да, она может поверить, что здесь проводит свое время падший ангел. Тем более это ничтожество Сэм.

Взгляд вампира скользнул на сцену. Девушка уходила. Девушка с длинными светлыми волосами и уверенной походкой «не-сможешь-меня-заполучить». Мужчины смотрели ей в след с открытыми от похоти ртами, но та не оглянулась.

Кинан проталкивался через толпу:

- Он там.

Николь повернула голову вправо. Да, можно подумать этогопарня можно забыть. Сэм быстро уходил. Он остановился только на то время, которое ему понадобилось, чтобы открыть дверь с надписью «Персонал».

Ангел схватил ее за руку и потащил за собой. Они двигались быстро, расталкивая толпу, и...

- Куда спешишь, сладенькая? - Высокий, мускулистый байкер вцепился ей в левую руку. - Почему бы тебе просто не остановится...

Она остановилась. Он заставил ее остановится.

- Я не часть развлечений, - отрезала она. Неужели она выглядела, как одна из этих полуголых цыпочек, прогуливающихся вокруг?

Мужчина окинул ее горячим взглядом:

- Ты могла бы им быть.

- Нет, - отрезал Кинан. - Она не может быть развлечением. Теперь убери от нее свои лапы или...

Но байкер не отпустил, а парни, которые сидели за его столиком, выглядели разъяренными и готовыми к драке.

- Или что? - передразнил байкер. - Ты заставишь меня ее отпустить...

Ангел поднял левую руку вверх и толкнул парня в грудь. Тот отлетел назад, примерно на десять футов, и врезался в сцену. Стриптизерша на ней закричала, но диджей продолжал играть.

- Ага, - пробормотал Кинан. - Так и сделаю.

Приятели байкера вскочили на ноги.

- Вам действительно не стоит со мной связываться. - Голос Падшего был ровным. - Но если хотите попробовать... - Он пожал плечами. - Вперед.

Они не напали. Даже не двинулись.

Ангел кивнул:

- Тогда держитесь от нас подальше. - Затем он снова потянул вампира, к той же закрытой двери.

Спеша за ним, Николь не смогла удержаться от замечания:

- Я справилась бы с ним, ты же знаешь. – Перестань думать, что я человек.

Кинан ударил рукой по двери, наградив девушку жестким взглядом:

- Я знаю.

- Тогда почему...

- Просто я был в настроении надрать кому-нибудь задницу.

Она покачала головой:

- Ты знаешь, что разговариваешьне как ангел.

- Может я никогда и не был хорошим ангелом. - Взгляд мужчины был прямым, жестким. - И к тому же, почти все, что знают о нас люди, выдумки. Большинство из ангелов было создано, чтобы наказывать и убивать.

- И защищать? - Прошептала она. Потому что Кинан защищалее.

Он ничего не ответил. Толчком открыв дверь, зашагал по узкому коридору, который заполняли полуодетые женщины. Некоторые, взглянув на мужчину, выкрикивали приглашения. Николь зло посмотрела на них. Может быть и она в настроении надрать кому-нибудь задницу.

- Сэм! - прокричал Кинан. - Выходи!

Но хозяин клуба не появился.

Из темного угла вышел невысокий парень с ярко-красными волосами и темными глазами, с которым Кинан говорил, когда они только вошли в «Искушение». Его звали то ли Рей, то ли Ро...

Падший схватил его за шиворот:

- Где он?

Дрожащим пальцем тот указал налево.

- Играет в игры. Я должен был догадаться. - Кинан отбросил помощника, а затем пнул дверь.

Николь увидела, как Сэм развернулся к ним лицом. Позади него стояла женщина, но вампир не могла как следует ее разглядеть - ее загораживал Сэм. Сознательно, она была уверена.

- Ты дерьмово выбираешь время, - сказал Сэм, скрестив руки на груди и подняв темные брови.

- Ты знал.- Кинан бросился через всю комнату, схватил Падшего и в одно мгновение подкинул в воздух. Тела ангелов врезались в зеркало, разбив вдребезги.

Николь взглянула через плечо. Рон- вот как его звали - смотрел на это выпучив глаза.

- Тебе, наверное, следует прогнать всех прочь, - посоветовала она, сверкнув клыками.

Помощник отступил назад.

Ха. Не очень-то он защищает своего босса. Иногда очень сложно найти хорошую прислугу.

- Ты знал, что Аз придет, ты знал...- зарычал Кинан и рванулся вперед.

- Хватит.- Это сказала женщина. Блондинка. Это не было криком отчаяния или угрозой. Прямой приказ.

Вампир внимательно оглядела ее. Женщина была одета в джинсы и свободную футболку. Ее карие глаза широко распахнуты и полны холодной решимости.

И у нее был пистолет. Тот, который она направила на Кинана.

- Если ты бросишься на него снова, - четко выговорила блондинка, обращаясь к Кинану, - я выстрелю в тебя.

Сэм рассмеялся. Низким, рокочущим смехом:

- Можешь попробовать, но пуля не убьет его.

Приятно знать.

- И в любом случае, лучше бы ты целилась в нее, - добавил Сэм, указывая пальцем прямо на Николь.

Придурок.И это тот, к которому они решили обратиться за помощью?

- Пуля не убьет и меня, - вампир чувствовала себя обязанной уточнить это.

Но женщина не поменяла цели.

- Онаничего не сделала, - сказала леди ясным, холодным голосом. - Это вы двое деретесь, а я не хочу быть сопутствующим уроном.

Потому что быть сопутствующим уроном отстойно.

- А тот факт, что она вампир имеет значение? - поинтересовался Сэм с ноткой любопытства в голосе.

- Нет. Так же, как и то, что вы оба, - пистолет качнулся между Сэмом и Кинаном, - демоны.

- Теперь это просто оскорбительно. - Сэм стряхнул с себя осколки зеркала и медленно поднялся. - Одно то, что ты находишься в аду, не означает, что мы демоны.

Блондинка подняла руку, нацелив пистолет ему в сердце:

- Не двигайся.

Он замер.

- Хороший мальчик. - Она насмехалась над ним, но, снова взглянув на вампира, стала серьезной: - Я посоветовала бы тебе уйти со мной. Независимо от того, что эти двое будут делать, в этом лучше не участвовать.

- Слишком поздно, - пробормотал Сэм. - Это все из-за нее.

Николь облизнула губы:

- Спасибо, но... - она подошла ближе к своему ангелу. - Я никуда не пойду.

Женщина сжала челюсти:

- Ты погибнешь.

- Что однажды уже произошло, - у Сэма никак не получалось промолчать и, судя по выражению лица, он наслаждалсяпроисходящим.

Блондинка с пистолетом покачала головой и, не опуская оружия, попятилась к двери.

- Я ведь увижу тебя снова, не так ли? - окликнул Сэм. - Селин, ты вернешься, чтобы завтра снова станцевать, - это прозвучало как приказ.

Селин ничего не ответила. Держа пистолет, она сделала несколько шагов назад и исчезла в проеме открытой двери.

Поскольку Николь очень пристально наблюдала за владельцем заведения, она заметила, как он моргнул, и мимолетное выражение... разочарования на лице. Интересно. Она подумает об этом, позже.

Сэм стряхнул оставшиеся осколки стекла и вздохнул:

- Так по какой причине ты пришел сегодня в трущобы, Падший? Или ты просто ищешь соблазнов?

Кинан сжал руки в кулаки:

- Аз хочет ее.

Сэм даже бровью не повел:

- Так и есть. - Никакого удивления, но ведь он и был тем, кто сказал ей, что это произойдет.

Ты будешь страдать.

- Думаю, ты не сможешь обмануть смерть, - пробормотал Сэм. Он ни на грамм не расстроился бы, узнав, что она умрет снова, скоро.

Не его проблемы.

Они сделали ошибку, придя сюда.

- Отстойно для тебя. - Сэм шагнул вперед. - Но что, черт возьми, ты думаешь, я должен сделать? Почему меня должно волновать, что какой-то вампир обратится пыль?

Николь поморщилась:

- Кинан, пойдем. - Она ни о чем не собиралась просить этого ублюдка, даже за свою жизнь.

Он мне не поможет.

- Верно. - Сэм кивнул. - Иди Кинан. Иди трахай своего маленького вампира, пока у тебя есть шанс. А когда Аз придет за ней, и ты попытаешься его остановить... вот тогда ты узнаешь, на что похожа смерть падших, - его губы скривились в жестокой усмешке. - Думаешь, ты снова вернешься наверх? - Он остановился на мгновение. - Подумай еще раз.

Кто-то ударил ее в грудь. Нет, она просто чувствовала себя так. Мысль о том, что ее Ангел умрет... это больно.Нет.

- Он не умрет из-за меня, - сказала девушка. Она не позволит ему.

- Он пал из-за тебя. - Сэм пожал широкими плечами. - Смерть будет следующим шагом.

- Сэм, - резко сказал Кинан, и комната, казалось, задрожала.

Нет, комната действительнозатряслась, и губы Сэма тронула улыбка.

- Возвращаешь некоторые из своих сил, да? Больше не будешь подражать демонам?

Что?

Кусочки зеркала захрустели под сапогами хозяина клуба. Он остановился прямо перед Кинаном. Николь впилась в них взглядом. Тот же рост, то же телосложение. Один темный, другой светлый. Сила, казалось, трещала в воздухе вокруг них.

- Что бы ты сделал... для нее? - Сэм хотел знать. - Ты бы пал снова, чтобы спасти ее?

Кинан посмотрел на девушку.

Ох, проклятье. Он действительно сделал это. Он пал... из-за меня.

Николь сглотнула ком, который пытался задушить ее. Он пал ради женщины, которой она была до изменения. Когда ее Ангел узнает обо всем, что она сделала, став вампиром...

Скажи ему.

Если Падший отвернется от нее, не придется беспокоиться о том, что он рискует ради нее своей жизнью.

- Я не дам ей умереть, - отрезал Кинан. - Она жила раньше, что означает, имеет право на еще одну попытку. Аз, ублюдок, переводит это в разряд личного.

Теперь, когда смотрела ему в лицо, девушка увидела, как сильно он сжал челюсти.

- Ах... - Сэм вздохнул. - Ты не купился, что ее имя есть в этом большом волшебном списке смерти, да? Думаешь, Азраэль пытается сделать из тебя пример? Пытается показать другим ангелам, что если они облажаются, то получат не награду - никакого падения и последующей жизни, полной удовольствий - а очередной кошмар?

- Ты мне скажи, - в голосе Кинана вибрировала ярость. - Ты знаешь его гораздо дольше, чем я.

- Верно. - Улыбка Сэма исчезла. - Я знаю его достаточно хорошо, чтобы утверждать, что он сделает все, для сохранения своих послушных маленьких солдатиков в строю. - Его взгляд, сейчас черный и такой холодный, переместился на девушку. - Он не колебался бы и мгновения перед тем, как убить тебя.

Замечательно. Здорово быть такой особенной – или, скорее, настолько незначительной.

- Можем мы как-то бороться с ним? - спросила Николь.

- Тыне можешь. Ты просто вамп. У тебя нет силы.

Она предчувствовала большой разговор.

- Но ты... - Сэм кивнул, сосредоточившись на Кинане. - Если вернешь свои силы назад, ничто тебя не остановит.

- Моя сила исчезла.

- В самом деле? Тогда как из твоей руки появился огонь в ту ночь?

- Как ты узнал...

Сэм рассмеялся:

- Так мало в этом мире того, чего я незнаю. Плати людям достаточно, и они расскажут тебе что угодно. Вамп, Коннор, прибежал сообщить мне о твоем визите в комнату крови.

Коннор.Он всегда был готов продать почти все, даже жизнь, за деньги.

- Скажи мне, Падший, - продолжил Сэм, - Если твои силы пропали то, как ты заставил комнату трястись минуту назад? И как... - он понизил голос, сделав его дразнящим, - ты видел смерть милашки вампира... если твои силы не возвращаются?

Ее зубы горели, а когти удлинились. Сэм был для нее угрозой, и тело инстинктивно ответило на это. Он играл с ними в какую-то игру, Николь чувствовала, что всеэто было игрой, и хотела ее прекратить.

Кинан взглянул на нее:

- Хочешь сказать, что силы вернутся полностью?

Сэм рассмеялся:

- Офигеть, правда? Ты можешь спасти ее, но стоимость будет адом.

- О чем ты говоришь? - потребовала ответа девушка. Ей надоело быть в неведении. - Если мы можем остановить этого Аза, скажи как.

- Гнев - это ключ. - Сэм сверкнул зубами в усмешке, которая настораживала. - Ты должен дать волю гневу, и тогда сможешь убить его.

- Почему же тыне убил? - бросила Николь, схватив Сэма за руку и дернув его к себе.

Через кончики пальцев пробежал электрический разряд. Не боль, пока нет. Но...

- Интересно, - сказал Сэм, посмотрев на ее руку. - Очень, оченьинтересно.

Кинан выругался и оттащил девушку от Падшего.

Но Сэм не отрывал от нее взгляда:

- Может быть ты, все-таки, не настолько незначительна.

Ну не то, чтобы супер.

Сэм прищелкнул языком:

- Я помогу тебе за определенную плату.

- Ты же только что сказал, что я могу победить его... - зарычал Кинан.

- Я сказал, что ты можешь, а не что ты это сделаешь, - Сэм покачался на каблуках. - Есть разница, ты же знаешь.

- И какова твоя цена? - спросила Николь.

Его глаза заблестели:

- За борьбу с ангелом, настроенным на месть? Потому что это - месть. Твоего имени нет в списке. Аз просто хочет забрать тебя, чтобы доказать, что никто не ускользнет от его гвардии.

- Ты уверен? - Пальцы Кинана сжали ее, но не причинили боли. - Он сказал...

- Он может исказить правду так же, как и любой из нашего вида. - Сэм скрестил руки на груди. - Аз не такой безупречный ангел, каким хочет быть. Он поддался соблазну, нарушил правила и теперь думает, что они есть власть, когда дело доходит до смерти.

- Ты хочешь уничтожить его, - Кинан произнес это спокойно, но девушка почувствовала, как его тело напряглось. - Ты сражался с ним...

- Еще до того, как ты забрал свою первую душу. Верно. - Теперь Сэм выглядел скучающим. - Аз мне должен. Расплата – штука паскудная. - Его глаза сузились. – Как в данном случае, вампир.

Он казался Николь странным.

Комнату начал заполнять слабый запах. Металлический, резкий – бензин.

Она услышала легкий шум и повернулась к двери. Огонь.

- Ха. Этого я не ожидал, - пробормотал Сэм. - Жаль. Я так ждал завтрашних танцев.

Что?

Через дверной проем начал сочиться дым.

- У тебя есть враги, кроме Аза? - спросил Сэм, подойдя к ближайшей стене. Он ударил в нее кулаком, и посыпались кирпичи. - Потому что, судя по этому, кто-то охотится за тобой или твоей вампиршей.

Затем он протиснулся через образовавшийся проем и скрылся в темноте.

- Проклятье, Сэм! - закричал Кинан. – Подожди!

Но ожидание в горящем здании не было хорошей идеей. Особенно, когда ты знаешь, что, так или иначе, живешь в долг. Николь переплела пальцы с Кинаном:

- Давай!

Они как раз достигли этой разрушенной стены, когда девушка услышала...

- Помогите мне!

Дым уже заполнил легкие вампира, пытаясь задушить. Дым ее не убьет, не может. Но огонь может.

Ангел колебался. Он встретился с ней взглядом.

- Кинан...

Прозвучал еще один крик, поднявшийся над треском огня. Женский крик.

Николь повернулась обратно к двери. Она не уйдет...

Падший схватил ее и вышвырнулиз здания сквозь проделанное Сэмом отверстие. Кирпичи, торчавшие по краям, поцарапали руки и ноги. Девушка ударилась об асфальт на улице настолько сильно, что по телу прошла дрожь. Когда она подняла голову, Кинана рядом не было.

Потому, что он ушел обратно в огонь.

- Некоторые ангелы... - донесся до нее голос Сэма, с легкостью перекрыв шум огня и крики тех, кто пытался спастись. - Они просто никогда не учатся.

Николь вскочила на ноги.

- Невозможно спасти всех. - Сэм не двигался. Он просто стоял и смотрел на огонь. - Иногда, ты не можешь спасти даже себя.

Да пошел он. Иногда, ты можешького-то спасти.

Девушка ударила руками по кирпичной стене.

- Ты сгоришь, если пойдешь туда, - тихо предупредил он.

- Я не оставлю Кинана одного. - Он не бросил ее. И та женщина, там, внутри, кричала. Николь слишком хорошо знала, что такое звать на помощь, когда никто не приходит.

Помощь идет.

- Похвальное намерение. - Почему-то сейчас Сэм оказался рядом с вампиром. Нет, у нее за спиной. Он провел пальцами по ее руке, и кожа покрылась мурашками, а по телу прошел странный электрический разряд. - Но я не могу позволить тебе спасти его.

Электрический разряд обжег огнем... выстрелив прямо в сердце.

Девушка открыла рот, чтобы закричать.

- Не волнуйся, это не убьет тебя.

Крик так и не сорвался с губ, потому что голос уже пропал. Николь упала и ударилась о землю. Она посмотрела на падшего ангела, который выглядел...

Печальным?

- Это не убьет тебя, и, может быть... может быть не убьет, также, и его.

Ее зрение заволокла тьма. Нет, не тьма. Дым.

Кинан.

- Он должен понять... он не может спасти всех.

Пламя неистовствовало.

- Давай посмотрим, как далеко мы можем толкнуть его... - зловещий голос Сэма стелился вместе с дымом. - Пока он не сломается.

Этот ублюдок должен был им помочь!

Она не хотела, чтобы Кинан сломался. Она хотела, чтобы он выбрался из огня.

Кинан!

Николь не могла выкрикнуть его имя. Не могла дышать. Не могла двигаться.

Она могла только лежать. Сэм ушел, а огонь разгорался все сильнее.


Глава 10 

 Вокруг него трещал огонь, разгораясь все сильнее. Золотые и красные языки пламени извивались как змеи.

Не поднимая головы, Кинан быстро двигался в сторону криков, пробегая сквозь небольшие очаги пламени или перепрыгивая их. Николь была в безопасности - он проследил, а теперь он просто должен был...

Там.

Ангел увидел ее сквозь огонь. Женщина, которая наставляла пистолет на Сэма. Она стояла за барной стойкой. В огненной западне. Рукой она прикрывала рот и кашляла.

За барной стойкой.Великолепно. Рядом со стеной с алкоголем. Последнее место, где хотелось бы быть, когда пламя так близко.

Женщина повернула голову. Ее дикие от страха глаза встретились с его. Пламя полыхнуло выше, и он понял, что время на исходе.

Потом бар вспыхнул.

Проклиная пламя, Кинан бросился сквозь огонь.


***


Николь сделала глубокий вдох. Один. Второй. Ее изголодавшиеся по воздуху легкие жадно заполнялись, а пальцы начали двигаться.

Будь проклят этот Сэм. Он непомогал им.

Разлучил нас.

Она медленно приподнялась, иначе вздымавшаяся грудь мешала обзору. Воздух был горек от дыма и обжигал горло, но ей не из чего было выбирать. Она брала то, что могла получить.

Девушка осмотрелась. Сейчас на переднем плане были полицейские, толпясь у своих патрульных машин. Они сдерживали толпу. Вверх по улице ревела сиренами пожарная машина.

Никаких признаков Сэма.

Или Кинана.

Все еще там.

Николь уставилась на зияющую дыру в стене. Оттуда валил дым. Пламя, потрескивая, казалось, насмехалось над ней.

Если бы Ангел вышел, он не оставил бы ее лежащей на земле. Девушка была уверена в этом.

Когда она встала, колени немного дрожали. Чем бы Сэм ее ни ударил, она была сильной.

От жажды у вампира пересохло в горле. Или, может быть, от дыма. Или страха.

- Эй! Эй, леди!

Николь резко повернула голову на крик. Полицейский махал ей, его круглое лицо напряглось.

- Уходите оттуда, леди! Пожарная команда в пути! Вернитесь!

Мог ли огонь убить падшего?Огонь уничтожал почти все - всех. Ведьм. Вампиров.

- Простите, - прошептала девушка полицейскому и нырнула в отверстие, - но он нуждается во мне.

Она не позволит своему ангелу погибнуть. А Сэм может трахнуть сам себя.

Кинан не умрет.


***


Вампир вошла в огонь.

Неожиданно.

Она должна была сбежать, спасая свою задницу.

Не возвращаться за своим любовником.

Но когда девушка скрылась, Сэм улыбнулся. Он надеялся, что она будет рисковать собой ради падшего. Надеялся... но надежда, такое хрупкое чувство.

Скоротечное.

Человеческое.

Огонь мог сжечь ее кожу в одно мгновение. Вампы сгорали так же быстро, как и ведьмы.

Сэм ощутил легкий цветочный аромат и его улыбка погасла.

Кто-то умретэтой ночью.

Кинан. Его вампир. Или беспомощные люди внутри.

Запах усилился, принесенный к нему ветром.

Кто-то умрет.

Кто-то всегда должен.


***


Потолок рушился. Стоны и скрип древесины над Кинаном смешивались с треском пламени. Он поднял ее на руки, стараясь уберечь ноги и руки от огня. Женщина, Селин, кричала, когда он прыгнул через пламя. Она пыталась отступить, но ударилась головой о стеклянную витрину, позади барной стойки.

Ангел едва успел подхватить ее прежде, чем она упала в огонь.

Крепко держа свою ношу, Падший осмотрелся. Огонь обжигал его руки и ноги. Боль пульсировала, заставляя все внутри переворачиваться.

Николь научила его удовольствию.

Теперь сестра удовольствия, злая сучка, вернулась - и она ему не очень нравилась.

Пламя перекрыло выход.

Кинан поднял правую руку. Он же недавно вызывал огонь, а это значит, долженбыть в состоянии контролировать пламя. Ангел пытался снова и снова, но до сих пор не везло.

- Кинан!

Теперь пламя, казалось, звало его по имени. Провоцируя еще раз пройти через этот обжигающий поцелуй.

- Кинан! Сюда!

Нет, это не пожар звал его. Николь.Она была внутри. Окруженная пылающим адом, когда должна была быть на улице, в безопасности, под защитой.

Нет.

Мужчина не отдавал себе отчета в том, что кричал, пока не услышал эхо собственного голоса.

Затем пламя впереди - огонь, который отделял его от Николь - начало мерцать.

Огонь уничтожит ее. Изжарит плоть до кости.

- Нет!- здание задрожало, и огонь между ними моментально погас. В Падшем зашевелился гнев, он побежал к вампиру.

Она схватила его за руку, и он почти забыл о боли - такое было удовольствие от ее прикосновения.

Но девушка кашляла, из ее глаз текли слезы:

- Мы... должны... выбираться...

Так много огня еще полыхало. Поджог был преднамеренным, Ангел знал это. Кто-то подстроил ловушку.

Падший ударил кулаком в стену. Кирпич треснул. Он не сломался, как когда Сэм...

Стена взорвалась, крупные куски кирпичей полетели в воздух. Это был Сэм. Он сделал свой проход и потянулся к женщине, которую нес Кинан:

- Отдай ее мне!

На мгновение Кинан задумался, не бросит ли Сэм женщину обратно в огонь. Она, казалось, едва дышала, и ее спутанные волосы были в крови.

Но Сэм прижал Селин к себе, положив ее голову на свою грудь:

- Слабый человек...

Все люди были слабы. Просто они были созданы такими.

Сэм с женщиной на руках развернулся и отошел, а Кинан схватил Николь:

- Ты не должна была...

Огонь трещал и рычал вокруг них.

- ...возвращаться!

Ее пальцы переплелись с его:

- Позже! Давай выбираться...

Под грохот досок и металла рухнул потолок. Врезавшись в Падшего, Николь вытолкнула его через разрушенную стену на улицу и вывалилась следом.

Кинан все еще слышал шумогня, когда упал на асфальт. Его руки и ладони были в царапинах. Мужчина перекатился и поймал Николь, которая приземлилась на него сверху. Ее правую щеку покрывала сажа, глаза были расширившимися и черными. Девушка шумно выдохнула. За ней по-прежнему бушевал огонь.

Ангел поцеловал ее. Обхватил затылок, запутавшись пальцами в гуще волос, и обрушился на ее губы.

Слишком близко.Этот огонь был слишкомблизко к ней.

Смерть приближалась.

Аромат цветов переплетался с гарью, душа его.

Смерть приближалась.

Его язык порхал у нее во рту. Ее соски упирались в его грудь.

Не сейчас, ты не сделаешь этого! Ты не заберешь ее.

Он не позволит Азу победить. Он пал не для того, чтобы потерять ее. Он сделает все, чтобы начистить рожу своему бывшему боссу.

Даже блуждая в потемках.

- Заберите их оттуда!- прогремел голос, а затем чьи-то руки подхватили его, ее и оторвали их друг от друга. Падший зарычал, готовый рвать и метать...

И уперся взглядом в пожарного. Сквозь прозрачную маску на него смотрела молодая женщина с раскрасневшимися щеками.

- Доставьте их к скорой!- закричала она, и люди из команды потащили Николь и Кинана подальше от горевшего здания.

Скорая. Ангел опустил взгляд и увидел на коже волдыри. Огонь обжег его.

Взгляд метнулся к Николь. Ни малейших признаков ожогов, но она выглядела еще бледнее, чем обычно.

Люди загрузили девушку в машину скорой помощи, и фельдшер прижал к ее лицу кислородную маску.

Потом настала его очередь. Крупный парень и миниатюрная белокурая девушка разрезали рубашку Падшего, и он заметил, как блондинка содрогнулась при виде ран.

Кинан почти не чувствовал их сейчас.

Он оглянулся на вампира и увидел, что ее клыки вытянулись. Верный признак отчаянной жажды.

- Боже мой!- вырвалось у блондинки. Ангел снова вернулся взглядом к Николь. Она смотрела на него. Ее глаза были как блюдца на миниатюрном личике.

Парень тоже пялился на него, только лицо того было мертвенно бледным:

- Что за черт?

Кинан почувствовал, как кожа стягивается. Один быстрый взгляд показал, что раны заживали. Они уменьшались и исчезали прямо на его глазах – их глазах.

- Мне это не нужно! - крикнула Николь. - Я не... Кинан! Вот дерьмо! - она посмотрела на грудь Ангела. Ринулась в нему и схватила за руку. – Пошли!

Но вампир нуждалась в помощи. Фельдшер мог забрать ее в больницу. Дать немного крови.

- Давай.- Николь выпрыгнула из скорой.

Маленькая блондинка протянула к нему руку:

- Кто вы? - прошептала она.

Падший покачал головой и прыгнул за Николь.

- Стойте!- закричал парень. - Вы не можете уйти! Нам нужно...

Но они уже бежали в ночь, расталкивая толпу. Падший знал, что совершил роковую ошибку.

Позволил людям увидеть, кто он на самом деле.


***


К тому времени как они остановились, Николь страдала.Ее тело сотрясала жажда, зубы горели. Что бы Сэм с ней ни сделал, это истощило силы - ей была необходима кровь. Плохо.

- Николь...

Девушка повернулась к Падшему лицом. Они были в переулке, очень узком пространстве между зданиями, что давало некоторую защиту от посторонних глаз:

- Разве ты не знал, что произойдет?

Ангел удивлено уставился на нее. Она выглядела сексуальной, сильной и...

Николь хрипло выдохнула:

- Они виделитвое исцеление, Кинан.

Мужчина встретился с ней взглядом:

- Я не знал, что излечусь так быстро. Меня прежде никогда не ранили.

Он не был...

- Что? Повтори это еще раз. - Медленно и внятно.

Падший пожал плечами:

- Ангелы не чувствуют боли. Не ангелы смерти. Мы собираем души.

Она знала...

- Только умирающие могут нас увидеть. А если ты умираешь, возможности сопротивляться нет. Потому и вероятности пострадать у меня не было.

Мда, правильно.

- Значит ты даже не знал, что такое боль... пока не пал? - В отличие от него, Николь знала о боли все. О том, как она разрывает на части тело и терзает разум.

Огонь.

Она никогда не забудет языки пламени.

- Я не знал о боли или наслаждении. - Падший с нежностью посмотрел ей в лицо. - До тебя.

Это было мило. Нет, не было. Она научила его боли?Боль - это не парочка поздравительных открыток. Боль - это кошмар.

- Кинан...

Ангел провел пальцами по лицу девушки. Чувственное прикосновение так отличалось от боли, прожигающей ее плоть. Он придвинулся ближе, заперев Николь в клетку между своим телом и стеной.

- Тебе нужна кровь, милая?

- Да. - Это все, что она могла сделать, чтобы не впиться зубами ему в горло. Он недавно побывал в огне. Держись. Держись!

Губы мужчины проследили линию ее подбородка:

- Ты не должна была приходить в то здание за мной.

Она тихо рассмеялась:

- Ты действительно думал, что я брошу тебя в огне одного? - Девушка покачала головой, и он наклонился чуть больше. Ангел скользнул губами вниз, прижавшись к точке, где бился ее пульс. Николь вздрогнула.

- Мы... ах... команда... – Мы против ангелов.

Будем надеяться, наша команда не станет проигравшей.

- Если бы Сэм не парализовал меня, - сказала девушка, - я была бы там раньше. – Проклятый Сэм.

Кинан резко поднял голову:

- Что?

Она облизнула губы. Когда Падший прикасался к ней, боль становилась не такой сильной. Его пальцы продолжали скользить вниз по ее телу, к бедрам

- Он вырубил меня, как только ты ушел. Одно прикосновение, и я не могла больше двигаться.

Беспомощна.

- Ублюдок. - Пальцы Ангела проникли под кофточку. Он сдавливал и гладил кожу. В переулке.Для того, кто только знакомился с земными искушениями, он быстро учился.

- Я... ах... думаю, мы не можем на него рассчитывать, - выговорила она. Ее сердце отчаянно билось в груди. Возрастающая страсть слилась с жаждой крови. Николь хотела укусить.Но убрала от него зубы и отодвинулась, произнеся: - Н-независимо от того, что он сказал, мы не можем... Он хотел, чтобы ты проиграл.

Кинан впился в нее взглядом. Его губы приоткрылись, но прежде, чем мужчина смог что-то сказать, ночь потряс рев мотоциклов. Вампир повернула голову и увидела яркие фары, появившиеся из темноты.

- Ну, посмотрим, что у нас здесь... - прозвучал голос.

Знакомый голос.

Тот болван - байкер из бара.

Кинан не двигался. Его руки оставались на ней, но взгляд замкнулся на мужчинах.

Байкер.Дерьмо. Николь узнала высокого, плотного, лысого человека из клуба. Около тридцати, мускулистый, обе руки в татуировках. И он направлялся прямо к ним.

- Я знал, что наш огонь вас выкурит. - Он улыбнулся. - Вампиры всегда дерьмово управлялись с огнем.

Неужели всекроме нее знают о существовании паранормального в этом мире?

Мужчина указал затянутой в кожу рукой на Падшего:

- Я не хочу с тобой драться. Послушай мой совет, приятель. Найди себе другую шлюшку на эту ночь.

Глаза вампира превратились в щелки. Сейчас ей была необходима кровь, а этот глупец так и просил, чтобы его укусили.

- Следиза языком, - ровным голосом приказал Кинан.

- Да пошел ты.

Он совсем не следил за словами.

Теперь байкер указывал на нее:

- Я знаю, что ты, сука, и я знаю ктоты такая.

Чем дольше Николь на него смотрела, тем более знакомым он казался. Линия челюсти, горбинка на носу...

- Знал, когда вы только вошли в клуб... - Мужчина опустил руку, но только на долю секунды, чтобы поднять кол. Он, определенно, хорошо подготовился.- Я таскал его за собой с тех пор, как похоронил Джеффа.

О, черт!

В голове промелькнуло воспоминание. Высокий, крепкий парень с большими, мощными кулаками, одним из которых он врезал ей по лицу.

Тело упало так быстро. Когда голова ударилась об асфальт, глаза Джеффа Квинта были широко открыты, а горло разорвано.

Девушка схватила Падшего за руку и попыталась оттолкнуть:

- Я-я сама справлюсь. Ты иди, встретимся в... – Нашем месте.Она действительно хотела это сказать? Николь сглотнула и выдавила из себя улыбку. - Скоро увидимся.

Но Кинан не сдвинулся с места. Даже на дюйм:

- Ну уж нет, милая. Я не оставлю тебя наедине с...

Его оборвал смех.

- Ты действительно думаешь, что такая, как она нуждается в защите? - Байкер поднял кол еще выше. - Все что ей нужно, это хорошее убийство. - Мужчина позади него что-то пробормотал в знак согласия. - Черт, даже смерть слишком хороша для нее. Она должна страдать.

- Покажи сучке, Майк! - крикнул один из его приятелей, и, конечно же, у него тоже был кол.

Не моя ночь.

Но, в конце концов, вампир знала, что эта ночь когда-нибудь настанет. Ночь расплаты. Они хотели ее крови. Это казалось справедливым, учитывая то, что она выпила Джеффа.

- Я не хотела его убивать. - Девушка говорила это, не глядя на Кинана. Она не могла на него смотреть. Пришло время узнать правду.Николь отошла от Падшего и от стены переулка и встала прямо перед пришедшей местью.

- Точно. Ты просто споткнулась... - Майк пристально смотрел на нее. - И твои зубы приземлились прямо в его горло. - С мясистых губ сорвалось рычание. - Джефф был моим братом, единственной долбаной семьей. Я знал, что за нами гнались вампиры, но не ожидал, что такая новорожденная задница как ты... наверное, он тоже.

Нет.

Девушка чувствовала на себе взгляд Ангела. Она на мгновение посмотрела в его сторону:

- Он не имеет к этому никакого отношения.

- Тогда онможет просто уйти. - Байкер схватил вампира за плечо, впившись пальцами в кожу. - Но ты покинешь этот переулок только по кусочкам.

Аллея, казалось, задрожала.

- Убери от нее свою руку,- слишком смертоносным голосом сказал Кинан.

Но Майк просто смотрел на нее глазами, полными жажды крови:

- Джефф и я... ты знаешь, сколько вампиров мы убили?

Нет, но эта охота на вампиров объясняет, почему ее отправили за Джеффом Квинтом. Он охотится на нас. Мы поохотимся на него. Вырвем его горло. Заставим истечь кровью. Заставим умолять.Сколько раз эти слова звучали у нее в голове? Снова и снова, пока она не пошла. И все, что она могла сделать, когда Джефф подошел к ней в ту ночь, это... атаковать.

У него даже шанса не было, поднять свой кол.

Не так, как у его старшего брата.

Майк не убрал от нее руку. Эти толстые пальцы сжали плечо еще сильнее. Казалось, они сдавливали его до кости. Мужчины позади байкера - пятеро, все крупные, одетые в кожу и с дьявольскими усмешками - начали окружать их.

- Я даю тебе шанс убежать, - прорычал Майк Кинану. - Последнее предупреждение, тупица. Ты будешь стоять здесь, с этой сукой – вампиршей, или спасешь свою задницу, дав деру.

- Убирайся отсюда, Кинан, - прошептала Николь. Она будет драться, но это не егобой. В случае, если дела обернутся не в ее пользу – а большинство шансов было у старины Майка - девушка не хотела, чтобы Ангел расплачивался за ее преступления.

- Я никуда не пойду. - Взгляд Падшего прожигал Майка. - Убери от нее руку, человек, или потеряешь ее.

У Николь возникло чувство, что он на самом деле выполнит угрозу:

- Кинан...

Но байкер не отпустил. Он поднял кол, для большей уверенности слишком приблизив его к ее сердцу.

Тогда Ангел толкнул мужчину в грудь. Майк подлетел в воздух и врезался в двух своих приятелей.

- У тебя был шанс, - сказал Кинан. – Тупица, ты должен был отступить, пока мог.

Майк вскочил на ноги и атаковал вместе со всеми своими людьми, которые стояли за ним. Шестеро против двоих. Неплохие шансы. На самом деле, вроде, хорошие, учитывая то, что байкеры были людьми и...

Падший выскочил перед ней и, размахнувшись кулаком, отправил двоих в обратный полет. Люди врезались в стену переулка и больше не вставали.

Ладно, четверо против двоих. Даже лучше.

Кинан сдавил горло следующего нападавшего. Кол выпал из рук блондина, поскольку он вцепился ими в руки Падшего, пытаясь вырваться. Его бледное лицо стало фиолетовым.

Вампир схватила Ангела за руку, боясь, что парень вот-вот умрет прямо здесь:

- Кинан, нет.

- Отзываешь своего пса? - сказал Майк, обходя Падшего и направляясь к вампиру. - Ничто не сможет тебя спасти, сука, ничто!

Байкер ринулся к ней с поднятым колом. Его приятели всем скопом накинулись на Ангела. Клыки Николь горели, когти удлинились и, когда Майк сделал бросок...

Она просто вырвала кол у него из рук, сломала и швырнула обломки себе за спину.

Это не остановило мужчину. Нет, он замахнулся и ударил кулаком прямо в лицо.

Определенно запомню это.

Жажда крови возросла, но девушка отступила назад.

- Вот так, правильно, беги, будь готова истечь кровью.

Ну, нет. Она не истечет кровью из-за него. Байкер снова замахнулся на нее. Вампир поймала его руку своей левой. Затем она ударила мужчину кулаком, попав в щеку. Это не был слабый удар ее предвампирских дней. Когда захрустели кости Николь поняла, что удар сломалчелюсть.

Майк решил пнуть ее. Каблук его ботинка летел ей в живот, но вампир увернулась, и мужчина, не попав в цель, рухнул на землю.

- Я сожалею о твоем брате, - сказала девушка, стоя между его ног. - Если бы мне пришлось все это сделать снова... - Но, в конце концов, тогда выбора не было... Джефф охотился на нее, и если бы она его не убила, он забрал бы ее голову.

- Гребаная сука...- Байкер поднялся на ноги и выдернул из сапога нож. - Он должен был убить тебя.- Мужчина бросился вперед и взмахнул оружием.

Но лезвие не коснулось ее кожи. Кинан схватил Майка за руку, выкрутил ее, заломив запястье, и нож упал на землю.

- Я предупреждал, что ты потеряешь эту руку, - напомнил ему Ангел.

У байкера на шее вздулись вены.

Позади них вампир увидела рассеянные остатки команды Майка. Еще живы - она видела, как поднимаются и опадают их грудные клетки - но выбыли из строя. У байкера больше нет поддержки.

Николь подошла к мужчине. Она не трогала его. И не собиралась.

- Теперь ты укусишь меня? - с его губ капала кровь.

О, она хотела. Более того, кровь была ей необходима.

От толчка Падшего Майк упал на колени и посмотрел на нее, обнажив горло.

- Убьешь меня так же, как Джеффа?

Девушка снова взглянула на мужчин без сознания, изо всех сил пытаясь себя контролировать:

- Ты всегда охотишься со стаей? - Волки не единственные, кто догадался так поступать. Майк охотился на вампиров, но он был человеком. Люди против вампиров - неравное положение. Этой ночью он пытался задавить их численным перевесом.

- Не говори мне, черт возьми, как охотиться. - В уголках рта у байкера появились глубокие морщины. Кинан все еще держал Майка за руку, и она видела, что над его верхней губой выступил пот. - Не говори, если собираешься так же разорвать мне горло.

Николь покачала головой:

- Я сожалею о твоем брате. - Она могла понять Майка и то, что он жаждал ее крови. Он убивал и других вампиров – возможно, они заслужили смерти. А возможно нет. Мы не все - зло. Не тогда, когда у нас есть выбор.

- Чушь... собачья... просто... чертова... кровопийца.

Верно. Она такая. И ее клыки были хорошо видны ему. Но...

Но она больше не была под контролем Рожденного Мастера. Взгляд Николь метнулся к Падшему, потому что то, что она собиралась сказать, предназначалось и ему тоже:

- Ты знаешь... ты знаешь, когда нас создают...Созданные- это термин для вампиров, которые появились через обмен кровью. Созданные, а не рожденные.На самом деле, лишь очень немногие рождались вампирами. Рожденные Мастера были очень сильными и беспринципными; и очень жесткими с теми, кто преследовал их вид.

Девушка взглянула на Майка:

- Когда ты Созданный, ты связан с вампиром, который изменил тебя. - Только вамп, изменивший ее, был мертв. Поэтому никто ничего не рассказал ей о «правах и обязанностях». Николь пришлось все познавать на собственном опыте.

- Я не верю ни единому твоему дерьмовому...

- Вампы связаны через кровь, начиная от Рожденного Мастера, который становится основателем своей линии. - Она говорила, он слушал. Собственно, выбора у Майка не было. - Мы связаны, и Рожденный Мастер... он может нас контролировать, поместить свои мысли в наши головы и...

- Никакой гребаный Рожденный не убивал моего брата! Это была ты!

Ее плечи опустились. Байкер прав. Рожденный был у нее в голове: шептал, приказывал, разрушал ее волю, но, в конце концов, убила-то она.Ее зубы. Ее горло.

- Убей меня! Убей, и пусть этот проклятый бардак закончится!

Николь покачала головой:

- Я не убью тебя. - Голоса в ее голове уже давно не было. Рожденный, Грим, был мертв. Благодаря женщине - охотнице за головами, Ди Дэниэлс. С тех пор в ее голове больше нет шепота. Нет больше ада.

Контроль.

- Я не убийца. - Больше нет. Она пила, чтобы выжить, вот и все. Не убивая.

Потому, что если она пересечет черту и начнет убивать, вампир знала, что Ди придет и за ней тоже. Ди предупредила всех Созданных Грима: «Убьете и я приду».

Николь не горела желанием мериться силами с Ди или с Агентством Охотников За Головами «Стражи Ночи».

- Отпусти его, Кинан, - тихо сказала она.

Ангел разжал пальцы.

Майк упал. Его руки уперлись в асфальт.

- Не появляйся на моем пути, и я не буду появляться на твоем. - Они оба продолжат жить. Девушка отступила назад, задев Кинана плечом. - Давай убираться отсюда.

Они сделали пять шагов, когда она услышала какой-то звук. Шелест одежды. Скрип дерева.

Николь развернулась. Байкер стоял на ногах, в его левой руке был кол, и он снова несся на нее.

Появлялся на ее пути.

Ангел попытался спрятать девушку себе за спину. Ни в коем случае. Она оттолкнула его.Кинан упал. Девушка подняла руку и блокировала удар. Кол завис в воздухе. Майк напрягся, пытаясь опустить его вниз и пронзить сердце вампира.

- Я не убийца, - сказала она ему, хотя вспыхнувшая жажда крови могла бы назвать ее лгуньей. - Но если ты будешь продолжать нападать на меня, я будузащищаться.

- Хорошо, - выплюнул он. - Потому, что я не остановлюсь. Джефф был моим братом, моей плотью, моим! Я не остановлюсь, пока ты не сгниешь в земле!

Не везет. Николь действительно не хотела его убивать, потому что пообещала себе, больше не забирать жизни.

Но девушка также не была настроена умирать. Неважно, что ангел смерти, возможно, уже парил над ней.

- Нападешь на меня снова, - в последний раз предупредила вампир, - и я выпью тебя досуха.

- Так же, как поступила с Джеффом?

Стиснув зубы, она сказала:

- Да. - Николь отобрала кол и загнала его мужчине в плечо. Байкер взвыл, когда кровь брызгами полетела в воздух.

Кинан заехал Майку кулаком в лицо. Это остановило крик, и мужчина присоединился к своим, валявшимся без сознания, приятелям на земле.

Ангел встретился с ней взглядом. Своими черными глазами:

- Если оставить его в живых, он придет за тобой снова.

- Может быть. – Наверняка.- Но я должна дать ему шанс. – Уходи. Просто уходи.

Кроме того, затронуты кровные узы. Отступит ли мужчина? Здесь речь шла не о гордости, речь шла о семье. Месть.

Он придет за мной снова.

И ей придется его убить. Но не сейчас. Не сегодня. В воздухе витал аромат цветов - ангел был близко. Но ему придется подождать ее жертву.

- Возможно, он очнется поумневшим. – Я могла бы убить тебя. Я даю тебе шанс.

Дай мне шанс тоже.

- Мы должны убираться отсюда, - сказала Николь.

До того, как мужчины на земле очнутся и до того, как сирены, которые уже были слышны, приблизятся еще больше.

Возвращение домой - ошибка. В Новом Орлеане для нее слишком опасно.

Но, казалось, в последнее время ее постоянно кто-то преследовал.

Потому, что я отмечена смертью?

Ее время истекало.

- Пошли, - сказал Падший, и взял девушку за руку. Она услышала отзвуки гнева в его голосе и засомневалась. Он знает.Теперь Кинан знает о тьме в ней. Он понял, что она уже не та, за которой он наблюдал. Пока Ангел был далеко, ее худшая сторона вышла наружу.

- Скорее, Николь, пошли!- И тогда они побежали вниз по улице, затем через переулки. Бурбон Стрит приблизилась и исчезла. Толпа вокруг нее размылась. Голоса, смех. Тела слились в одно. Быстрее. Они бежали все быстрее, забегали в бары, выбегали наружу, несясь через город.

Потом...

Тишина.

Они остановились возле магазина вуду. Помещение было закрыто на ночь. Окна и двери забраны толстыми решетками. На улице пусто - все были на вечеринке в нескольких кварталах отсюда. Николь согнулась, тяжело дыша. В безопасности. Пока.

- Ты убивала. - В голос Падшего вернулся гнев. Время расплаты.

Девушка вытерла руки о бедра, глубоко вздохнула и, собравшись с духом, отрывисто кивнула.

- После того, что этот вамп сделал с тобой в переулке... - Он покачал головой и посмотрел на нее с явным замешательством в глазах. – Ты убила кого-то еще?

Больше, чем «кого-то еще». Николь прочистила горло:

- Ты знаешь о Рожденных. - Она боролась так долго и так сильно, как только могла. Но он сломил ее. - Они забирают твою волю. - Вампир была связана с Гримом с того момента, как сделала первый вздох. Она услышала его насмехающийся шепот у себя в голове, и чем больше дней проходило, тем слабее она становилась, а шепот превращался в крик.

Девушка отошла от Ангела. Тепло ночи заключило ее в свои объятия, запах реки дразнил обоняние.

- Я не хотела убивать, - решительно бросила она. - Ты действительно думаешь, что я могла когда-либо желать этого?

Она убила вампира, который напал на нее, но это было самообороной. У нее не было выбора. А остальные...

Сколько еще ты собираешься продолжать оправдываться?

Николь сглотнула:

- Он принудил меня напасть. Люди, за которыми он посылал меня, убивали вампиров. - Ну да, как будто это было чем-то ужасным. Большинство вампов, которых она встречала, жили, чтобы мучить и убивать. Грим позаботился, чтобы все его Созданные были похожи на него.

- Ты никогда не убивала... до той ночи. - Теперь в голосе Кинана звучала грусть, что заставило ее сердце сжаться от боли. - Я знал... когда впервые увидел тебя в Мексике, я заметил, что ты изменилась.

Клыки. Когти. Соблазнение. Кровь. Да, у нее появилось несколько новых особенностей. Не в лучшую сторону.

- Я должна была измениться, чтобы выжить. - Она не будет извиняться за все то, что сделала. Убийства - да, она сожалеет о них и поклялась, что больше не заберет чужой жизни, но другое... Обольщение, выпивание крови – я должна была выжить.

Падший стрельнул на нее глазами.

Что он увидел?

Монстра? Или женщину?

- Жалеешь, что не прикоснулся ко мне и не дал умереть в ту ночь? - вопрос сорвался с ее губ, и, черт возьми, она не хотела этого говорить. Девушка думала об этом в течение многих дней, но не хотела говорить.

Глаза Ангела сузились до щелок голубого льда.

Она развернулась и пошла, нет, побежала вниз по улице. Николь не желала слышать ответ. Не желала знать, что мужчина, который защищал ее эти последние несколько дней, на самом деле хотел, чтобы она была мертва.

И так достаточно людей мечтало об этом.

Жесткая рука схватила ее и прижала спиной к мускулистой груди:

- Никогда больше не говори такого.

Падший развернул ее. Его глаза уже не походили на лед. Сейчас они были черные, а не синие, и горели.

- Кинан, я...

Его рот впился в ее. Не мягко. Не нежно. Больше не тот нерешительный любовник. Жестко. Грубо. Поцелуй был неистовым от желания.

Страх в сердце заставил и ее быть неистовой. Девушка схватила Падшего за руки и притянула ближе. Они отступили назад, и ее спина уперлась в дверь какого-то здания.

Николь открыла рот шире и всосала его язык, беря все, что могла получить. Вкус мужчины, заполнивший ее рот, заставил девушку выгнуться навстречу.

Ангел все еще хотел ее. Он узнал, кем она стала и не отвернулся. Мужчина касался ее, его руки жадно и собственнически поглаживали, ласкали. Ее ангел не сбежал.

Как и она. Не сейчас.

Даже через одежду, его твердый член ощутимо упирался в ее лоно. Крупный и мощный.

Она хотела его внутри себя. Николь не волновало, где они находились. В этот момент ее не заботило ничто, кроме него.

Нуждаюсь в нем. Хочу его.

Его тело. Его кровь. О, вкус его крови был подобен раю.

Ангел просунул руку ей под рубашку. Отодвинув лифчик, большим пальцем он принялся поглаживать ее сосок.

Да.

- В здании никого нет.

Он был прав, она не слышала никаких звуков изнутри и...

Кинан отступил, но не отпустил ее руки:

- Я хочу тебя.

Николь была словно в огне из-за него.

Ангел пинком открыл дверь и втащил девушку внутрь. Помещение было абсолютно пустым. Без мебели, только стены, уединение и...

Он толкнул ее к ближайшей стене и крепко поцеловал.

Затем подхватил под ягодицы и, приподняв, прижал к твердой выпуклости своего возбуждения.

Николь крепко вцепилась в него. Она выбросила из головы все волнения и страхи и просто обнимала своего ангела.

Его пальцы легли на пояс ее джинсов, дернули застежку, расстегнули молнию.

Ее неопытный Падший за две секунды спустил джинсы до лодыжек, туда же отправились и ее трусики, а его пальцы проникли ей между ног. Нажимая, потирая, поглаживая.

Николь приподнялась на цыпочки и прижалась к нему всем телом. Да.Ей нравилось то, как он ласкал ее. Кинан уже знал ее тело. Знал, что ей нравилось. Как к ней нужно прикасаться.

Мужчина упал перед ней на колени.

- Кинан...

Он развел ее бедра, и она отбросила джинсы прочь. Его дыхание коснулось ее лона, и она вздрогнула.

Затем он проник руками между ее ног, и его длинные, сильные пальцы скользнули во влагалище.

При первом же его прикосновении девушка задрожала, ее тело было настолько чувствительным, что она едва не кончила.

- Еще нет, - прорычал он приказ.

Его пальцы гладили ее и погружались в нее с каждым разом все сильнее и глубже. Большой палец потирал клитор, посылая по телу волны удовольствия.

- Красивая.

Она опустила руки на его плечи:

- Кинан... - Они не должны быть здесь - где они тамбыли?

Она никогда не занималась сексом в публичных местах - до обращения в вампира и после - а это пустое здание тоже было для нее публичным местом и...

Ангел коснулся ртом ее лона. Его язык проник внутрь, и ее колени подогнулись бы, если бы он не держал ее своей крепкой хваткой.

Девушка быстро кончила, жесткая волна освобождения накрыла ее.

Она все еще дрожала, когда он встал сам и поднял ее. Его брюки были уже расстегнуты. О, он действовал быстро. Мужчина схватил ее за бедра и, прижав к стене, вогнал в нее член.

Удовольствие запульсировало.

Глаза были устремлены на нее, когда он вошел. Глубоким, сильным движением. Вампир облизнула губы, отбиваясь от голода, и сжала внутренние мышцы - чтобы лучше чувствовать медленные, скользящие движения.

Сердце глухо билось в груди, она тяжело дышала, а напряжение все возрастало и возрастало, пока тело не забилось в оргазме.

Ее руки все еще были на его плечах, крепко обнимая, и вампир наклонила голову, проведя языком по его горлу. Клыки царапнули шею, не проколов кожу, просто...

Кинан погрузился глубже.

И зубы пронзили его плоть. Сладкие капли крови пролились ей на язык. Она больше не могла контролировать себя.

Пока пила, Николь снова кончила, беря его кровь и с жадностью глотая ее сладость. Мужчина выдохнул ее имя, начав двигаться быстрее, сильнее, даже неистово.

На этот раз кульминация не была поспешной. Или внезапной. Это был настоящий взрыв, который заставил задрожать всем телом, удовольствие захлестнуло ее.

Кинан тоже достиг предела. Николь подняла голову. Его вкус наполнял ее рот. Глаза Падшего - чернее ночи - встретились с ее. Девушка почувствовала, как внутри нее горячей волной разлилось его освобождение, но когда ее взгляд прошел дальше, она увидела, что за спиной Ангела простиралась тень черных крыльев.

Казалось, воздух вокруг нее зашелестел, поскольку крылья начали двигаться. Вампир судорожно вздохнула, пальцы мужчины все еще сжимали ее бедра, но удовольствие прошло, и все, что она могла, это смотреть на крылья.

Потом Николь захотела к ним прикоснуться.

Ее правая рука медленно опустилась Падшему на плечо и скользнула по спине, пройдясь по ней кончиками пальцев.

Девушка почувствовала легкий, мягкий шелк. Как шепот. Только...

Кинан вздрогнул. Его голова была наклонена, а рот прижимался к ее горлу:

- Что ты делаешь? - проурчал он ей в шею. Его язык ласкал ее кожу, а член снова стал твердеть. – Приятно.

Это точно. Потому, что ее пальцы покалывало:

- Я... трогаю твои крылья.

Падший отодвинулся, вынимая из нее свою набухшую плоть...

Нет.

… и посмотрев на девушку ошеломленными глазами:

- Что?

Она все еще их видела - большие, черные крылья. Они, казалось, росли прямо из спины Ангела. Девушка попыталась сделать шаг вперед, но колени подогнулись:

- Твои крылья, я...

- У меня нет крыльев.

Она так не считала, но кивнула.

Кинан повернулся, показывая ей спину:

- Они были сожжены, когда я пал.

Николь видела воспаленные красные шрамы на его идеальной спине, но она также видела и эти черные тени, устремившиеся вверх, укрывая Падшего как облако:

- Я могу их видеть.

Мужчина снова повернулся к ней спиной:

- Нет, их больше нет.

Затем она почувствовала аромат цветов. Легкий, сладкий. Странный запах для того, кто мог запросто ее уничтожить. Девушка схватила свои джинсы и натянула их, пока Кинан, наклонив голову вбок, пристально смотрел на разбитые двери. В помещение ворвался ветер, а потом...

Крылья. Черные крылья. Не тени, а реальные, настоящие божественные крылья появились, потому что перед ними возник ангел. Ангел.Его лицо, казалось, было вырезано из камня, но красивое. Он был одет в белую футболку и темные джинсы. Странно, она ожидала...

Николь сглотнула. Я не должна его видеть.Это неправильно. Что-тобыло не так. «Ты не можешь увидеть ангела смерти, если не умираешь», - так говорил Кинан.

- Я вижу твои крылья, - сказала она Падшему. - И я вижу его.

Если она видит ангела смерти, то это означает...

Ее время пришло.


Глава 11 

 Кинан рванул вперед, заведя одну руку за спину для уверенности, что Николь осталась позади него.

Она могла видеть Аза.

Падшего охватили страх и ярость:

- Ты не заберешь ее!

Аз сузил глаза:

- Ты действительно думаешь, что сможешь остановить меня?

- Я, черт возьми, могу попытаться.

От проклятия глаз Азраэля дернулся. Верно. Ангелы не должны были ругаться.

Или трахаться.

Больше не ангел.И Николь не стереть с него.

- Прочь с моего пути, - сказал ему Аз мрачным глубоким голосом, в котором звучало предостережение, - иначе ты умрешь.

- Нет!- закричала Николь, оттолкнув руку Кинана, что пыталась ее удержать. Одежда девушки измялась, лицо разрумянилось, губы покраснели и припухли – она была так прекрасна.

И она неслась прямо навстречу Смерти.

- Даже не думай причинить Кинану вред! - закричала вампир Азраэлю.

Тот моргнул, а потом озадаченно нахмурил свои светлые брови:

- Ты действительно можешь меня видеть, - на этот раз в его голосе звучало удивление.

Что? Эмоция? У ангела?

Нет времени анализировать это сейчас.

- Ты не заберешь ее.

- Нет. - Аз склонил голову набок, изучая Николь. Затем он сделал шаг внутрь заброшенного здания. Еще один. Цветочный аромат усилился, но Азраэль поморщился, очевидно, почувствовав что-то еще. – Секс.- Его ноздри расширились. - Вот зачем вы пришли сюда? - он осуждающе взглянул на Падшего. Обнаружил его порок. - Как по-человечески с твоей стороны.

Кинан знал, что это было сказано с намерением оскорбить:

- Спасибо. - Он всегда считал, что людям досталась лучшая часть сделки: удовольствие, страсть. Конечно же, боль тоже входила в этот коктейль. Но боль можно пережить.

Лицо Аза осталось бесстрастным.

Теперь Николь стояла между двумя мужчинами. Волосы рассыпались по плечам, а ее маленькое тело сковало напряжение:

- Я думала, у меня есть десять дней.

- Гмм... - Азраэль сделал еще один шаг вперед. Шаг, который приблизил его к девушке.

Не трогай ее.

Одно прикосновение - это все, что требовалось.

Кинан схватил Николь за руку и потянул назад. Она попыталась вырваться, но мужчина просто потянул сильнее:

- Он прикоснется к тебе, и ты умрешь. - Навсегда.

Это заставило ее прекратить сопротивляться. Глаза вампира расширились, и она оглянулась на Аза:

- Почему я его вижу?

Только умирающие могут видеть Азраэля. Только умирающие или...

- Ты пила кровь ангела, не так ли? - спросил Аз.

Метки на шее Кинана, казалось, горели. Но Падший не возражал против ее укуса. Он жаждал его.

Аз медленно покачал головой:

- Мы не должны служить источником пищи, Кинан.

- Он не такой, - отрезала девушка, и Падший почувствовал прилив гордости. Даже когда смерть близка, она не сдает позиций.

Слова Николь заставили Азраэля посмотреть на нее:

- Я знаю о тебе все.

- Хорошо, - она обнажила свои острые зубы в холодной улыбке. - Он, - девушка сжала руку Кинана, - тоже знает.

Аз смерил ее взглядом:

- После всего, что сделала, ты не беспокоишься о том, какая загробная жизнь тебя ждет, вампир? - сказал он ей, улыбнувшись в ответ, и отнюдь не милой улыбочкой. - Я знаю, почему ты была на ступенях церкви в ту ночь... - прошептал Ангел. - Тогда ты могла бы свободно пройти. Прямо наверх, а теперь... теперь твоя судьба изменилась.

- Убирайся отсюда, Аз!- зарычал Кинан, теряя контроль.

Ангел Смерти не сдвинулся с места.

- Ты ведь хотела еще один шанс, да? - спросил Азраэль. - Но получила совсем другое. У тебя...

Кинан рванул через комнату и врезал Ангелу кулаком в челюсть. Удар о кость и плоть был хорошослышен. Аз отлетел назад. Его вынесло через дверной проем наружу.

- Угадай, что это такое, приятель? - Падший проследовал туда же, и Николь побежала за ним по пятам. - Это называется боль. - Время показать ангелу, как живут люди.

Азраэль медленно поднялся. Он потрогал рукой челюсть. Его глаза сузились:

- Нет, ты не можешь...

- Я могу тебя видеть. - Кинан подошел ближе. - Могу к тебе прикасаться. И если ты снова попытаешься приблизиться ко мне или отправишь за нами кого-нибудь другого, я надеру тебе задницу.

Аз сжал челюсти:

- Ты не сможешь.

- Ну да, конечно, держу пари, еще пять секунд назад ты даже не предполагал, что я смогу свалить тебя с ног. Подумай еще раз. - Руки Падшего сжались в кулаки. - Правила в этой игре меняются.

- Потому, что тытак говоришь? Кто ты такой, чтобы судить? - через лед слов Азраэля прорывался огонь. - Ты - ангел, чьи крылья сожжены. Ты оказался внизу, чтобы жить в этом аду...

- Осторожно, - предупредила Николь. - Мне скорее нравится это место.

Ангел Смерти поджал губы.

- Каково это, чувствовать? - надавил Кинан. Он сверлил Аза своим пристальным голубым взглядом. А потом улыбнулся: - Лучше чувствовать гнев, чем вообще ничего, не так ли?

Азраэль сложил крылья за спиной. Ах, его самоконтроль возвращался, небольшой эмоциональный прорыв исчез.

- Тебе не понравится, если я буду твоим врагом.

- Нет, Аз, это тебе не понравится, если ястану твоим врагом. - Падший пожал плечами и развел руками. - Я уже пал. Что мне теперь терять?

Неправильные слова.

Ангел Смерти сразу же перевел взгляд на Николь:

- В самом деле.

Кинан рванул вперед.

Но он двигался слишком медленно. Падший почувствовал лишь ветер на своем лице и услышал слова Аза, что парили в воздухе:

- Я буду наблюдать за тобой, Кинан.

Ангел исчез.

Но Кинан знал, что Азраэль вернется. В конце концов, ангелы никогда не лгали. Они могли вертеть словами, запутать и ввести в заблуждение, но не лгать.

Чего не мог делать и падший.

Если ты снова попытаешься приблизиться ко мне или отправишь за нами кого-нибудь другого, я надеру тебе задницу.

Эти слова были обещанием Азу.


***


Солнце припекало Карлоса Гуэрро, пока он прогуливался по улицам Нового Орлеана. По лицу стекал пот, но ему было все равно. Мужчина уже давно привык к жаре.

На этой охоте койот был один. Он сам так решил. Днем он не мог в одиночку убить банду людей...

Карлос завернул за угол и прямо на Бурбон Стрит обнаружил старый бар. Хотя сейчас был всего лишь час дня, заведение, конечно, оказалось открыто.

Войдя, мужчина прищурился. Внутри царил полумрак. Вероятно, они поддерживали такое освещение, чтобы люди не заметили, насколько потерта мебель или не увидели, как криво висит треснувшее зеркало в глубине помещения. Чем темнее было место, тем охотнее его посещали.

Тех, кого искал, Карлос нашел слева. Шесть человек развалились на стульях. Мужчин покрывали синяки, а их одежда была в крови. Оборотень глубоко втянул воздух и учуял запах, который был ему нужен - запах вампира. Не просто какого-то вампира. Ее.

Следовать за ней было нелегко, даже со скоростью арендованного им частного самолета. Но ему никогда и не нравилась легкая охота. Карлос нашел выжившего после ее нападения шерифа за пределами страны. Также, он встретился с женщиной - полицейским из Сан-Антонио, которая была зла как черт, и собиралась поймать сбежавшую заключенную.

Коп из Сан-Антонио казалась не такой осмотрительной, как шериф, поэтому оборотень был уверен, что сможет надавить на нее. Карлос сверкнул своим собственным значком. Он уже давно понял: эта подделка стоила потраченных на нее денег. Как только женщина узнала, что говорит с «братом в синем», она стала более общительной, и раскрыла о беглянке все.

Николь Сент-Джеймс. Двадцать девять лет. Бывший школьный учитель, которая за одну ночь потеряла все: она убила человека в новоорлеанском переулке, а спустя минуты после этого преступления, напала на полицейского.

С той ночи девушка превратилась в настоящего психопата - убийцу. Еще двое мужчин, повстречавшись с нею, истекли кровью. Женщина - коп сказала, что Сент-Джеймс - серийная убийца. Та, которая разрывает горло своих жертв и пьет их кровь.

Хорошая выдумка, но оборотень знал, что это чушь. История с серийным убийцей часто используется для сокрытия преступлений Иных.

Карлос сделал знак бармену:

- Виски.

Стакан скользил по столу, а вокруг шумели голоса. Койот глубоко вздохнул, еще сильнее втягивая этот едва уловимый аромат. Затем он осушил стакан, и жидкость огнем обожгла горло. Ух, но это был приятный огонь. Глаза Карлоса сузились, пока он подслушивал шепот своей добычи. Группа байкеров выглядела раздраженной и побитой. Оборотень размышлял над тем, делали ли они вид, что мир нормальный или же плевали на правила?

- Какого черта ты пялишься? - гаркнул здоровяк. Хотя, по правде говоря, там было несколько здоровяков.

Здоровый - состоящий из жира и мышц.

Но им все равно надрали задницы. Койот знал, что это работа вампира, как только увидел их.

- Ты меня слышал? - снова заорал байкер, вскочив на ноги. Он толкнул стол, и бутылка пива, упав на пол, разбилась. Его лицо пошло пятнами, когда он указал на Карлоса. - Ты, черт возьми, пялишься на меня с тех самых пор, как пришел сюда! Что ты...

Медленно и осторожно оборотень поставил пустой стакан на стойку:

- Мне просто было интересно... кто выбил дерьмо из вашей шайки?

Ах, неэто нужно было сказать. Теперь все они оказались на ногах, и пошли на него штурмом. Хорошо.

Карлос оказался прав. Все они были здоровяками - трое, наверняка, выше шести футов [15]- за исключением одного тощего парня, который топтался позади, пялясь своими черными глазами.

- Парнишка, ты выбрал не тот бар, - улыбнулся лидер - лысый парень с татуировкой змеи, вьющейся по обеим рукам.

Да. Он никогда не любил змей. Карлос поднял бровь:

- Что там у тебя? Рука сломана? – Si [16]. Так и есть. - Думаю, вы столкнулись с чем-то... или кем-то, с кем ты не справился, чувак.

Вожак бросился на него.

Койот увернулся и схватил байкера за сломанную руку:

- Ну, Майк, тебе действительно стоит сдерживать свой нрав. – Майк.Это имя назвала услужливая стриптизерша. Она видела, как тот устроил пожар в «Искушении», а затем, как загнал в угол женщину и ее дружка в переулке.

Стриптизерша не помогла той паре. Тина не отличалась желанием оказывать помощь посторонним, но, за определенную плату, она дала емуинформацию.

Выслеживание добычи, всегда было лучшей частью охоты.

- Откуда ты... знаешь меня?

Ради забавы оборотень сдавил травмированную конечность. Когда Большой Майк зашипел от боли, его люди, выкрикивая ругательства, бросились на Карлоса.

- Не надо, - остановил их койот. Он отпустил байкера и встал к ним лицом, упираясь спиной в барную стойку. Оборотень поднял руки ладонями наружу, убедившись, что его когти не показались. - Я здесь не для того, чтобы драться с вами. – Пока нет.

Его взгляд встретился с рассерженным взглядом Майка:

- Я ищу женщину, что сломала эту руку.

На лице байкера промелькнуло удивление. Потом он улыбнулся. Кривой, разбитой улыбкой:

- Чувак, ты не сможешь ее поймать.

Карлос позволил своему взгляду пройтись по бару. Осталось всего несколько посетителей, и они стояли поодаль, так как думали, что будет драка.

Возможно.

- Позволь мне самому об этом судить, - пробормотал он.

- Тупица, тебе не заполучить ее. - Большой Майк ткнул толстым пальцем левой руки, а не опухшей правой, в грудь Карлоса. Его голос упал, когда он произнес:

- Эта сука даже не человек.

Ну и что? Предполагается, что он должен удивиться? Нет, это не его путь. Оборотень кивнул. – Si, я знаю. Вот почему, я хочу завалить ее. Она убила mi hermano [17], моего брата в Мексике.

Мужчина, стоявший около него, взглянул на Большого Майка.

Майк сглотнул:

- Моего тоже.

Что? В самом деле?Карлос почти улыбнулся. Прямо гребаная мыльная опера! Он не смог бы придумать лучше.

- Я хочу, чтобы она заплатила, - сказал койот, позволив голосу завибрировать от гнева. - Я хочу, чтобы она страдала, хочу, чтобы умоляла, и я хочу, чтобы она заплатила.

- Удачи, - Майк потер свой щетинистый подбородок. - Эта вампирша завела себе какого-то сторожевого пса - ублюдка, который не подпускает никого близко.

Карлос очень старался не показать своей реакции на это известие.

- Наверное, использует его для траханья и питания... - пробормотал один из членов банды.

Возможно.

- Онтот, кто сломал мне руку, потому что я коснулся его шлюхи, - сказал Майк.

- Готовясь всадить ей кол... - это сказал тот же парень, который говорил раньше - парень с большой красной шишкой на лбу.

Большой Майк хмыкнул:

- Он надавал всем нам. - Байкер махнул рукой в сторону своих, сжавших челюсти, людей. - Если мы не смогли победить его, будь уверен, тебе с этим парнем точно не повезет.

Возможно.

- Я одолею его, если вы мне поможете. - Теперь Майк выглядел заинтересованным. - Ваша ошибка в том, что вы пытались справиться с ними, когда они были вместе. - Огромная ошибка, особенно тогда, когда люди идут против сверхъестественных. - Мы должны разделить их. - Главарь закивал. - Мы хотим поймать вампа, не так ли? Она - наша цель.

Теперь этот идиот поверит во все, что он говорит.

Майк облизнул губу. Мужчины начали шуметь и сыпать проклятиями. Через минуту Большой Майк сказал:

- Да, эта сука - та, кого я хочу заколоть.

- Ты получишь свой шанс. - В конце концов. - Но сначала надо их разлучить. Разделить, ослабить, а потом мы нападем.

Потому, что Николь Сент-Джеймс - убийца и созданный вампир - не будет и близко так агрессивна сама по себе. Не настолько, если потеряет ангела, «сидящего на ее плече».

- И как мы это сделаем? - поинтересовался Майк. - Как, черт возьми, мы должны разлучить ее с ним?

Это было самым сложным. Но, к счастью, у Карлоса был план:

- Предоставьте это мне. Ты просто держи своих людей готовыми напасть на нее.

Ложь. Ложь.

Майк и его люди былипланом койота. Они были приманкой и отвлекающим маневром. Николь и ее ангел будут так сосредоточены на них... да, сучка даже не поймет, где истинная опасность, пока не станет слишком поздно.

- Мы должны действовать быстро, - сказал оборотень. - Атаковать нужно до захода солнца. - Нет смысла идти против сильного вампира.

- Ты знаешь, где она?

Ну, не зря же у оборотней хороший нюх. Они были лучшими в выслеживании. Однажды, поймав запах вампа в «Искушении», Карлос проследовал за ней весь путь до дома.

У него всегда был самый сильный нюх в стае. Кровь, огонь и секс - эту комбинацию сложно пропустить. Выследить Николь было просто гребаной детской игрой.

- Знаю, - улыбнулся койот. - А теперь пойдем и вытащим эту суку на солнечный свет.


***


Николь проснулась. Ее сердце бешено колотилось, тело дрожало, а кошмар все еще прокручивался в голове.

Переулок. Кровь. Монстр.

Девушка глубоко вздохнула.

Монстром была она.

- Николь?

Она повернула голову. Кинан лежал рядом с ней на постели, грудь была голой, а бедра обвивала простынь. Девушка сглотнула:

- Ах, это ничего... - Все еще было светло. Она видела, как солнце просачивалось сквозь жалюзи, и чувствовала слабость во всем теле. Ангел решил поспать днем? С ней?

Комок, образовавшийся в груди, не имел ничего общего с ее кошмаром.

- Что-то напугало тебя, - сказал он.

Я... Я испугалась сама себя. Теперь у меня осталось мало времени.

Падший коснулся пальцами ее руки, и она вздрогнула:

- Ничего... правда, ничего...

- Лгунья. - Слово прозвучало как ласка. - Расскажи мне.

Стук ее сердца не замедлился. Николь натянула на себя простынь, удерживая ее дрожащими руками. Прямо сейчас ей нужен был какой-то «щит», пусть даже в виде этой постельной принадлежности:

- До того, как на меня напали, я-я-я даже не знала, что способна на убийство.

- Каждый человек можетубить. Люди просто должны сопротивляться этому, - сказал он решительно. В его голосе звучала мрачная осведомленность. Ведь Падший видел все, что могут предложить люди. Хорошее. Плохое. Все, что было между ними.

Смерть.

Верно. Он знает об убийстве все.

- Ты сказал, что видел меня... раньше. - Прежде, чем она обзавелась новыми стильными клыками, ужасным маникюром и неутолимой жаждой крови.

- Да.

- Онабы никогда не разорвала горло человеку. Никогда. - Ее голос упал. - Дважды. Я убила двух людей. – И одного вампира.

- Тебя принудили, ты не...

- Я... мне... понравилась кровь.- Самая темная часть ее признания. Взгляд девушки упал на руки, сжимавшие простынь. - Понравился поток крови, сила. Я хотела остановиться. Понимала, что это неправильно. Знала, что убивала их, но тот голос в голове подталкивал меня... и мне нравилась кровь.

Это было ее позором.

- Ты - вампир.

О, да, она знала.

- Николь... - выдохнул он ее имя. - Тебе должно это нравиться.

- Вампиры потому и убивают, что очень любят кровь. - И ей пришлось бороться со своими желаниями. - Я была учительницей в школе... женщиной, которая всегда уходила с работы в десять вечера, у нее не было...

Ангел сжал ее пальчики:

- Почему ты всегда говоришь так, будто «она» это кто-то другой?

Девушка подняла на него взгляд. Разве он не видит?

- Та Николь былакем-то другим. Она была кем-то хорошим.- Пыталась быть, во всяком случае. Добровольно тратила свое время на внешкольные программы. Жертвовала консервы бездомным. Сдавала отходы на переработку. Та женщина была хорошей.

Не убийца.

Не монстр, который жаждал крови. Который дрался. Убивал. Облизывал свои губы, стоя над мертвым человеком и думая...

Еще.

Неудивительно, что ее сны не прекращаются.

- Та женщина умерла в переулке, - сказала Николь, удерживая взгляд Падшего. Даже если бы она не умерла тогда, это произошло бы через год.

Ангел погладил ее по руке. Медленно его теплые пальцы приблизились к груди девушки и прижались к сердцу:

- Если она умерла, то почему я чувствую биение ее сердца?

- Я больше не тот человек, каким была. То, что я делала... - Не только убийства, но и с Коннором...

Николь крепко зажмурилась:

- Я уже не та.

Тепло рук Ангела просочилось в ее кожу:

- Ты не смогла бы остаться прежней и выжить. - Девушка приоткрыла глаза. - Жажда крови вначале всегда бывает сильной. - Кинан поднялся, присев рядом с ней. - Я видел, как некоторых она сводила с ума. Они теряли контроль и бросались на всех, кто оказывался поблизости.

Николь вспомнила свой первый отчаянный голод. То, как укусила полицейского, пришедшего ей на помощь:

- Да. - Она чувствовала тогда это сумасшествие.

- Ты не убила того копа, на которого напала.

Девушка покачала головой:

- Я была близка к этому. Я... не могла остановиться. - Она никогда не хотела бы снова чувствовать себя так, как тогда. Ощущать подобный голод. Голод, который заставлял тело гореть от боли.

- Ты остановилась.

Ее ресницы полностью поднялись:

- С трудом. - Николь не могла позволить ему думать, что была кем-то, кем не являлась. - Я не контролировала себя. Если бы контролировала, то никогда его не укусила бы. Я бы не слушала тот голос в моей голове... я бы не убивала.

Она должна уйти от Падшего. Его прикосновения делали ее слабой, а она и так не слишком сильная. Девушка вскочила с кровати, дернув за собой простынь.

- Ангелы реальны. - Бросила она ему и оглянулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как он моргнул.

- Ага, да, так и есть.

Это было то, что пугало ее:

- Я знала это... Я всегда это знала. - В конце концов, раньшеона была хорошей девушкой-католичкой.

От взгляда на Николь, член Падшего напрягся.

- Ангелы реальны, - повторила она. - И демоны тоже. А значит, после этой жизни... – Уже знала это. Всегда знала.Ее колени подогнулись. - После такой жизни, там не будет никакого солнечного света и ждущего меня рая. - Может быть, если бы Кинан забрал ее душу той, давно ушедшей ночью, но теперь...

Он снова посмотрел на нее. Мужчина не отрицал ее слов.

Нет.

Николь с трудом проглотила реальный страх, что застрял у нее в горле:

- Я хочу иметь шанс все исправить.- Она говорила как безумная, но что в этом было нового? - Я не хочу, чтобы Аз забрал меня, пока я не получила возможность сделать это.

Кинан поднялся с кровати, не потрудившись прикрыться простыней:

- Ты не можешь воскресить мертвых.

Он бы знал.

Мышцы на его челюсти напряглись:

- И Аз никуда тебя не заберет.

Девушка могла только покачать головой:

- Почему?

Падший удивился этому вопросу:

- Потому, что ты не готова уйти, ты не хочешь...

- Нет. - Она снова покачала головой. Так энергично, что волосы хлестали ее по лицу. - Почему это важно для тебя? Почему тебя волнует то, что происходит со мной?

Кинан снова медленно моргнул, а затем сказал:

- Я не знаю.

Н-да, отлично. Николь отвернулась от него и схватила свою одежду. Не то, чтобы она ожидала великих признаний или еще чего-нибудь в том же духе. Ангел не знал ее, он не...

Он пал из-за тебя.

Очевидно, это было не так. Она натянула трусики и нацепила лифчик.

- То, что я сказал... это разозлило тебя?

Губы девушки сжались, когда она надевала джинсы. Джинсы, которые ондля нее купил.

- Это сбивает меня с толку. - Ну хорошо, это было ложью. Полуложью. Он сбивал ее с толку ичертовски злил. - Николь повернулась к нему спиной, сжав в руках свою рубашку. - Ты потерял все, бросил все, и даже не знаешь почему.

Я этого не стою.Слова так и не были произнесены. Она хотела сказать их, но не могла. Вампир рассказала ему о своих преступлениях, своих желаниях. Он должен сам осознать для себя истину.

Может быть Ангел уже это сделал. Ее плечи поникли, а подбородок опустился. Может быть...

- Более двух тысяч лет я ничего не чувствовал.

Сказанное заставило девушку поднять голову.

Его глаза смотрели прямо на нее, но на самом деле, Кинан ее не видел:

- Я наблюдал рождение детей, смерть родителей, войны, свадьбы, счастье, жизнь.Но я никогда ничего не чувствовал.

Слова мужчины были настолько холодны, что она задрожала.

- Я знал только прикосновение... - Ангел поднял руку и посмотрел на свою ладонь. - Когда я убивал. И потом в телах больше не было тепла. Я забирал тепло даже прежде, чем касался их.

Он сжал руку в кулак.

Молчание.

Что она могла сказать?

- Кинан...

- Я хотел чего-то большего, чем это.

Это казалось справедливым.

- Людям дано многое. Даже у Иныхбыло большее, а они вообще считались ошибкой.

Этим она и являлась сейчас?

- Ангелы создавались с определенной целью. Чтобы защищать. Чтобы руководить. Но не для того, чтобы чувствовать. - Его кулак разжался. - Нет горя. Нет боли. А также, нет счастья. Только... долг. Просто... ничего. - Мужчина шагнул к ней. - Я хотел большего, - повторил он. - Я даже не понял этого сразу, но с каждой душой, просто... хотел большего.

Желание. Разве он не понимает, что это тоже форма чувства? Может быть, другие ангелы не ощущали никаких эмоций, но у него они были, и они подвели его к краю.

Нет, они заставили его пасть.

- С тобой я решил получить больше. - Кинан обхватил подбородок девушки пальцами и отклонил ее голову назад. - Шелк, - прошептал он. - Гладкая, нежная и теплая.- Девушка облизнула губы, нуждаясь в его поцелуе. - Я поддался соблазну, и пал. - Пальцы Ангела были уже на ее груди, у края бюстгальтера. - Люди могут чувствовать. Могут трахаться. Они получают все, что хотят.

Николь поняла, что он говорит о ее коже.

Падший наклонился и прижался губами к ее губам:

- Такая же мягкая здесь, а вкус... - Его ресницы опустились. - Немного сладкая, с легким намеком на специи.

Ох, ему так легко ее соблазнить.

Пальцы мужчины скользнули вниз по ее шее:

- И находиться внутри тебя... - Его ресницы поднялись. – Наслаждение.

Не всегда. Иногда, они получали кошмары, которых не желали.

- Попробуй жить ни с чем в течение двух тысяч лет, а затем посмотрим, как ты будешь голодна до всего.

Кинан жарко и жестко поцеловал ее, и она с готовностью ответила. Николь знала о голоде все. И не только о жажде крови, но и о желании, чтобы кто-то тебя обнял, поцеловал, желал тебя,не смотря ни на что.

Была ли она просто телом для Кинана? Просто искушением? Возможно. Но для нее он становился чем-то гораздо большим.

Мужчина, который был рядом с ней и в горе и радости. Мужчина, которого не волновал монстр, живущий внутри нее. Он знал ее и раньше, но не осуждал сейчас.

Девушка уронила футболку. Она подняла руки, обнимая его за плечи и прижимая крепче. Будущее не имеетзначения. Сейчас - вот, что главное. Создание воспоминаний, чтобы у нее осталось что-то, что она могла бы взять с собой, когда уйдет в следующую жизнь.

Ад.

Николь открыла рот шире.

Затем она услышала рев моторов и шум. Двигатели мотоциклов. Не слишком близко. Не во дворе, но почти.

И все ближе.

Она задержала поцелуй еще на мгновение. Почему только он не остался в стороне? Я дала ему шанс.

Месть.

Кинан оторвался от ее рта.

- Николь, - выдохнул он ее имя.

- Майк пришел за мной. - Девушка не хотела убивать.

- Ты знала, что это произойдет.

Она просто не ожидала, что он найдет ее настолько быстро. Но у такого охотника как Майк, были связи и глаза везде. - Он пришел, пока я слаба. - Вампир прижалась лбом к плечу Кинана. Он обнимал ее, и, хотя смерть была близка, прямо здесь и сейчас девушка чувствовала себя в безопасности.

- Он тебя не тронет.

Потомучто у нее осталось сколько? Восемь дней? Семь? Меньше? Аз, в общем-то, сказал, что у нее есть десять... меньше десяти.Ангелы не могут лгать, но у нее было такое чувство, что они, возможно, не всегда говорят всю правду. Ангельская семантика.

- Я убила его брата. - Потому, что Грим думал, будто Джефф представлял собой угрозу. Охотник успел уничтожить дюжину вампиров. Николь играла роль приманки, чтобы он опустил свою большую пушку. - Если бы я была на его месте, я бы тоже решила отомстить. - Но она не хотела убивать Майка. Помешать ему убить себя, да, но убить?

На моих руках уже достаточно крови. Его убийство будет непростительно.

Как раз сейчас была вероятность, что это произойдет.

Майк ехал не в одиночку. Девушка слышала рычание и других байков.

- Они не смогут победить нас обоих, - сказал Падший.

Нет. Люди проиграют. Они умрут. Потому, что даже если она и была слаба, то Кинан нет.

Но это был не его бой.

- Они не причинят тебе боли, - сказал он ей и отодвинулся.

Николь наклонилась, подняла футболку и влезла в нее, пока мужчина надевал джинсы:

- Я хочу, чтобы он ушел.

В ответ на это Ангел рассмеялся:

- И ты действительно думаешь, что сильно отличаешься от той женщины, которой была до укуса? - Он потряс своей светлой головой. - Милая, хладнокровному убийце было бы наплевать на человека. - Падший отвернулся. - Я позабочусь о них.

- Что? Нет, ты - ангел, твоя задача...

- Смерть. - Кинан распахнул дверь. - В последний раз, когда я колебался, невинная женщина стала вампиром. - Он посмотрел на нее. - Я не совершу ту же ошибку.

И исчез - помчался на улицу, навстречу охотникам на вампиров, которые не хотели его крови.

Моей.

Вампир побежала за ним, потому что она познала - на горьком опыте - каково вести бой в одиночку.

Если она должна это сделать, она убьет Майка, потому что ему не отправить ее в ад.

Скорее похоже было на то, что это она отправит его туда.


Глава 12 

 - Все еще прячешься за своего сторожевого пса, сучка? - прокричал Майк в ту же секунду, как увидел, что Николь ступила на деревянное крыльцо.

Кинан сжал зубы. Человеку были даны все шансы, но он все равно искал смерти. Люди.Разве они понимают, что все дело в свободе воли?

Байкер имел возможность уйти...

Вместо этого, он шел прямо на смерть.

- Ты и на этот раз собираешься прятаться за его спиной? - Майк немного приблизился, а затем поднял левую руку - руку, в которой был пистолет. - Сделай это. Потому, что я хочу посмотреть, насколько силен этот ублюдок.

Кинан расправил плечи, но Николь встала перед ним:

- Это мой бой, - прошипела она ему, а потом повысила голос, обращаясь к Большому Майку: - Это твой последний шанс. Я не хочу тебя убивать...

- Я хочу убить тебя, сука! Хочу перерезать тебе горло, вырвать сердце, срезать кожу прямо...

- А я не хочу, - перебила она его угрозы. - Но я это сделаю. - Абсолютная уверенность. Затем вампир, понизив голос, сделав его холодным и угрожающим, сказала: - Так же, как я убила твоего брата.

Пятеро мужчин на мотоциклах позади Майка замерли. Лицо их главаря окаменело, перекосившись от ненависти.

- На этот раз я подготовился. - Байкер нацелил оружие на девушку. - Готова умереть, вампирша?

- Ты имеешь в виду, снова? - спросила Николь.

Кинан знал, что даже при свете дня пули ее не убьют.

Девушка направилась к Майку, звук шагов отзывался эхом, пока она шла по крыльцу:

- Нет, я не очень готова...

Он выстрелил в нее.

Николь отклонилась в сторону, и пуля пролетела мимо груди, но Кинан услышал глухой звук, когда она вошла в плечо. Вампир слегка вздрогнула и отступила на шаг назад. Но потом покачала головой:

- Попробуй еще раз.

Восхищение Падшего девушкой поднялось еще на ступеньку выше.

Николь оглянулась и на мгновение встретилась с Ангелом взглядом:

- Не подходи... моя битва.

Остальные мужчины не слезали с мотоциклов. Не выхватывали оружие. Возможно, они приехали, лишь посмотреть шоу.

Он позаботится о том, чтобы устроить им прекрасное зрелище.

Ее кровь капала на землю.

Она и вправду думает, что он будет просто стоять в стороне и смотреть?

Пальцы Кинана задрожали, и он сжал их в кулаки. Поднявшийся ветер дул ему в лицо.

- Ты слаба! - зарычал Майк, по-прежнему целясь в девушку из пистолета. - Мне понадобится не слишком много пуль, прежде чем ты падешь. - Он выстрелил еще раз. Промахнулся. Прицелился. Снова нажал на курок.

Выстрел.

Этот задел руку. Немного замедлил вампира. Потекло больше крови. Она была на полпути к своей цели.

Байкер улыбнулся:

- Сейчас!

Его приятели перестали просто смотреть, и запустили руки в свои рюкзаки - они все пришли не с пустыми руками.

- Сожгите суку! - приказал Майк.

Мужчины начали бросать в Николь бутылки. Она отмахнулась. Полетело еще больше бутылок. Некоторые из них были с горящими тряпками.

Нет!

Не только ее бой - их.

Кинан сбежал с крыльца. Он подхватил девушку на руки и развернулся, чтобы емкости с зажигательной смесью врезались в его спину. Бутылки лились дождем - у ног разгорелся пожар.

Николь закричала, и Падший увидел, что огонь охватил ее рубашку.

На этот раз охотники былиподготовлены.

- Это специальная смесь, сука! Я кое-что прихватил с собой из магазина вуду! То, что сжигает вампира до пепла!

Кинан, прижав девушку покрепче, помчался вперед, прямо через пламя, которое окружало их. И как только преодолел линию огня, он повалился на землю. Огонь был на нем, пожирал его плоть, но Ангел почти не чувствовал боли.

Не так, как тогда, когда я пал.

Ничто не может быть сравнимо с тем огнем.

Кинан начал сбивать пламя на одежде Николь. Она плакала, по щекам катились крупные слезы. Все ее тело покрывали воспаленные, красные волдыри.

А его кожа уже заживала.

- Все в порядке, - прошептал Падший. Гнев сделал его голос угрожающим: - Я уничтожу их.

Ангел всегда знал, что некоторые люди заслуживают смерти. Заслуживают кричать и молить о пощаде.

На этот раз он воздаст им сполна.

Кинан поцеловал девушку в щеку, попробовав на вкус слезы. Запах крови и огня щекотал ноздри.

- Николь? - страх скрутил его внутренности.

Но она кивнула:

- Я-я... в порядке. - Обессиленная, окровавленная, обгоревшая, но живая.

До очередного нападения. С Азом, который дышит ей в затылок, Николь не переживет последующих атак охотников.

А эти подонки смеялись, пока она истекала кровью и страдала.

- Я убью их для тебя. - Простое обещание. Правильно-неправильно - это уже не имело значения. Он провел дрожащим пальцем по ее щеке. - Я убью их.

Падший вскочил на ноги. Он бросился к Майку и ублюдкам, которые приехали с ним.

Они были уже на мотоциклах, заводили двигатели. Пытались сбежать.

Байк главаря помчался вперед, рассыпая колесами гравий. За ним устремились двое других.

Нет, они не уйдут.

Кинан ринулся следом и, схватив одного из ублюдков за шею, сдернул с мотоцикла. Голова человека - без шлема - врезалась в землю.

Падший вскочил на его байк, вцепился руками в руль и, низко наклонившись, рванул вперед.

Вы не сбежите.

Он поймает этих сволочей. Он убьет их.

Николь будет в безопасности.

Рев гнева был единственным звуком, который он слышал.

Смерть.

- Кинан, нет!- Николь вскочила на ноги, ее рука пульсировала, бок болел, одежда все еще дымилась.Она кричала так громко, как только могла.

Но Падший не остановился.

Девушка знала, что он этого не сделает, не тогда...

Я убью их ради тебя.

Что же она натворила? Превратила ангела в убийцу?

Николь с шипением выдохнула от боли, спеша к мужчине, лежащему на земле. Ей нужна кровь. И придется взять ее у него. Эта жертва была наименьшим, что мог сделать тот, кто пытался сжечь ее живьем.

Вампир упала на колени и потянулась к нему, но поняла, что уже слишком поздно - человек был мертв.

На девушку смотрели его заполненные ужасом глаза. Рот был слишком широко открыт, а лицо застыло, превратившись в маску боли и ужаса.

Николь ощупала мужчину. Шея не сломана. Вообще нет сломанных костей. Нет ни ран, ни крови - ничего.

Но все же он был очень-очень мертвый.

Пока вампир смотрела на байкера, пытаясь понять, что произошло, она почувствовала новый запах. Дикий, мускусный, как у животного.

- Ты действительно всего лишь новичок в этой игре, да? - спросил мужской голос, с намеком на мексиканский акцент. – Querida [18], ты даже не знаешь, кто я, верно?

Медленно, осторожно Николь повернула голову вправо. Мужчина выходил из леса. Плечи расправлены, походка неспешная и уверенная, а на красивом лице растянулась широкая улыбка.

Темные волосы. Темные глаза. Квадратная челюсть. Суровые губы.

Это лицо она уже видела раньше.

Мексика. Карлос.

Добыча, которая стала охотником. Николь вскочила на ноги, и почувствовала нахлынувшую волну боли:

- Что... что ты здесь делаешь? - Дурацкий вопрос. Как и другие, он пришел, чтобы убить ее.

Из-за того, кем она была.

Мужчина широко улыбался, пристально рассматривая вампира:

- Выглядит так, будто это больно.

Так и есть. Ей не перестанет быть больно до тех пор, пока она не попьет и не исцелится.

- Он уехал, чтобы остановить их, не так ли? Уехал, чтобы убить их... из-за тебя.

Ей необходимо оружие - что-то посильнее когтей:

- Я не собиралась причинять тебе боль той ночью. Я просто была...

- Голодна. - Карлос улыбнулся, и его зубы выглядели слишком острыми, для человека.

Вампир? Нет, вампиру было бы плевать, если бы она испытывала небольшой голод.

Мужчина поднял руку с выпущенными когтями. Не острые, подобно бритве, ногти, заостренные на концах, как у нее, нет - настоящие когти. Такие, как у животного.

Вот дерьмо.

Этот запах, когти...

- Поняла все, да? Долго же до тебя доходило. - Карлос подошел ближе.

Оружие!

На земле шипел огонь, а рядом валялась разбитая бутылка. Николь схватила ее и наставила острый конец на мужчину. Стекло ей однажды помогло.

- Считаешь, что раз ты нежить, то находишься на вершине пищевой цепи? - он щелкнул зубами. - Даже не близко.

- Т-ты оборотень. - Следовало понять это раньше. Но она была так голодна в Мексике. Она заметила, что запах другой, но... грубая ошибка.

- Гм. Думаю, так и есть. - Карлос пожал плечами. - Это стекло не причинит мне вреда. В отличие от тебя, я не слаб при свете дня. - Его мрачный взгляд упал на ее шею. - Если бы я захотел, мог бы вырвать тебе горло прямо сейчас.

Такой обессиленной, какой она себя чувствовала, это было бы вполне возможно.

Десять дней. Девять, восемь... кто знал, сколько осталось?

Девушка принюхалась. Был ли в воздухе аромат цветов? Или же этот запах шел из леса или из...

Время истекало.

- Но я не хочу тебя убивать. По крайней мере, пока нет. - Карлос бросился к ней. Он ухватился за разбитую бутылку и вырвал ее из рук вампира. Оборотень дернул Николь на себя и, ударившись о его тело своей обгоревшей плотью, она закричала от мучительной боли. Он схватил ее за волосы и оттянул голову назад. - Я ненавижу вампиров!

А кто их любит? Девушка закусила губу, чтобы сдержать еще один крик.

- Твои крики. М-м-м, мне нравится. - Карлос провел когтями по ее щеке. - Прежде, чем мы закончим, я позабочусь о том, чтобы ты много кричала.

От гнева и страха, что вскипели внутри, ее собственные когти удлинились. Клыки горели, и если бы у нее была возможность, она бы...

- Что? - Оборотень еще больше оттянул назад голову. - Ты хочешь мое горло?

Да.

- Как ты хотела этого и той ночью в Мексике, верно?

Николь хотела крови. - Не так... - Она стиснула зубы. - Я могу контролировать жажду.

Мужчина нахмурился:

- Нет, я не думаю, что ты можешь. - Он пожал плечами. - Ты все еще пахнешь свежестью, а не разлагающейся грудой дерьма, как обычно пахнут вампиры.

О да, какое счастье.

- Не представлялся раньше официально, - пробормотал оборотень и, наконец, убрал от нее эти разорви-меня-на-части когти, - меня зовут Карлос Гуэрро.

- Мне плевать, кто ты такой!

- Да, тебе плевать. В этом-то и проблема. - Небольшие морщинки вокруг его глаз углубились. - Ты просто хотела осушить меня.

Девушка сглотнула. Боль заставляла ее чувствовать тошноту, пульсация волдырей не прекращалась. - Он вернется, - прошептала Николь. Ангел не бросил ее. Она видела, какой яростью он полыхал. Кинан бросился за охотниками, но он вернется.

- Хорошо. - Карлос еще раз сверкнул улыбкой. - Я даже рассчитываю на это, Querida.

Кинан полностью сосредоточился на охотнике - Майке. Падший выехал на шоссе и увеличил скорость. Он ехал все быстрее и быстрее.

Поскольку дорога шла под уклон, двое мужчин не справились с управлением и слетели на обочину.

Главарь не замедлился на месте аварии. Напротив, взревел двигателем и поехал быстрее.

Недостаточно быстро.

Кинан чувствовал запах этого ублюдка. Страх, ярость и пламя. Большому Майку не уйти.

У Ангела перед глазами все еще стояли слезы Николь.

Переднее колесо его байка толкнуло мотоцикл охотника. Взвизгнул металл, мотоцикл Майка перевернулся, и этот придурок взлетел в воздух.

Два выживших парня помчались дальше. Кинан не стал их преследовать. Он займется ими позже.

Огонь его взгляда был сосредоточен только на главаре - на человеке, который полз по шоссе, передвигаясь как краб, и засмеялся, когда из его носа хлынула кровь:

- С-сучка мертва!

Падший сжал руки в кулаки:

- Она не хотела убивать твоего брата. Другой вампир заставил ее напасть на него. - Если бы Майк действительно был охотником на вампиров, он знал бы все о контроле над разумом и принуждении.

Байкер поднял пистолет. Прицелился и выстрелил.

Пуля даже не поцарапала кожу Ангела.

- Что за хрень?

- Она дала тебе шанс уйти. - Все вокруг заволокло красным. Гнев почти ослепил Падшего. - Но ты вернулся и решил сжечь ее.- Он покачал головой. - Это конец. Ты больше не причинишь ей боли, ты не...

Смех Майка остановил его.

- Оставь... ее... - байкер сплюнул на землю кровь и что-то похожее на зуб. - Дурак... сделал то, что он... сказал.

Ветер, казалось, стал холоднее:

- Кто? Кто сказал?

Майк зашелся в хохоте:

- Оставь ее... умрет прежде, чем ты вернешься.

Нет, напавшие на нее сбежали. Николь все еще была в сознании, а он потушил пожар. Она сказала...

Я-я в порядке.

Дыхание горело в легких Кинана.

Девушка была жива и... он оставил ее. Гнев был так силен, и необходимость наказать вела его...

Убить.

- Сучка будет... с-страдать.

Тяжело дыша, Падший приблизился к байкеру:

- Нет, не будет.

- Будет! - дикий хохот Майка разлетался по ветру, которого не должно было быть. - Она страдает сейчас. - Байкер широко раздвинул губы, демонстрируя свою кровавую улыбку. - Справедливость.

Кинан покачал головой. Бред. Никто не причинит вреда Николь. Она была...

- Он сказал, что ты... оставишь ее.

- Он?

«Вернись к Николь», - раздался шепот в голове Ангела, и его тело напряглось.

- Он убьет ее. - Смех застрял у Майка в груди. - Когда ты найдешь... ее... вампирша будет уничтожена...

Кинан рванул вперед и схватил байкера за грудки:

- Кто? Кто придет за...

Глаза Майка расширились. Дыхание стало хриплым. Лицо исказили боль и страх:

- К-крылья...

И он умер.

Он умер.

Ангел посмотрел на свои руки. Руки, которыми он схватил Большого Майка.

Одно прикосновение.

Смерть.

Кинан убрал их. Тело байкера упало на землю - твердое, как камень. Застывшее в смерти.

Сэм был прав. Все силы возвращались, и он только что обрел ту, которой боялся больше всего.

- Нет! - Ангел отшатнулся, а затем уставился в идеально голубое небо. - Нет!

Если его прикосновение может убить, то он больше не сможет дотронуться до Николь. Не сможет...

Вампирша будет... уничтожена...

Он не мог позволить девушке умереть. Кинан сумел справиться с гневом, спрятав его глубоко внутри. Развернулся и рванул назад к мотоциклу. Он остановит того, кто пришел за ней. Остановит его, убьет - прикосновением.

Потому, что Ангел Смерти вернулся.

Он почти физически ощущал шелест своих крыльев, когда мчался по шоссе.

Увидев на старой дороге разбившихся мотоциклистов, Сэм улыбнулся.

И понял, что его план сработал.

Ангел остановил свой грузовик - он любил эту машину - и вышел посмотреть на последствия аварии. Двое мужчин все еще живы. Стонут и дергаются на земле. Один человек...

Сэм подошел ближе, его ботинки с глухим стуком ударились об асфальт.

Один мертв.

Падший присел, изучая тело. Большой Майк. Полулегенда в кругах убийц вампиров. Майк и его брат Джефф следовали девизу «Хороший вампир – мертвый вампир». Поэтому они закалывали каждого, что попадался им на пути.

По крайней мере, пока старина Джефф однажды ночью порядком не напился, и его не укусила хорошенькая новорожденная вампир с классной задницей, которую он подпустил слишком близко.

Желание потрахаться могло ослепить даже самых умных охотников.

Сэм осмотрел мертвеца. И не увидел не единой раны. Во всяком случае, не снаружи. Но если Большой Майк умер так, как он подозревал, следы были внутри.

Улыбаясь, Ангел поднялся. Значит Кинан вернул свои силы. Хорошо. Вероятно, теперь Падший станет бояться и беспокоиться о том, что каждый человек, которого он коснется, умрет.

Сэм вернулся обратно в свой грузовик.

Кинан наверняка напуган. Очень напуган.

Именно поэтому, будет рад его видеть. О, да! Падший был именно в том положении, в каком Сэм хотел, чтобы тот был.

Моя игра, мои правила.

- Николь!- прокричал Кинан, спрыгнув с мотоцикла. Над умирающим огнем поднимался, вился в воздухе дым. Земля запятнана кровью, но девушки нет.

- Николь!- гремел его голос, когда он взбегал по ступенькам крыльца. Возможно, вампир находилась внутри. Может быть, Майк просто чокнулся.

Да, она внутри. Наверное, обрабатывает раны или готовится наброситься на него за то, что оставил ее. Она внутри.Она должна быть там.

Две минуты спустя мужчина понял, что Николь ушла. Все, что осталось, это пустой дом и кровавый след, который привел к лесу.

Кинан посмотрел на деревья. Вампир ушла, преследуя кого-то? Он втянул носом воздух и рванул в заросли кустов, пытаясь следовать за легкими брызгами крови, что виднелись на земле. Пока бежал, Падший кричал имя девушки, боясь, что уже слишком поздно.

Держись от нее подальше, Аз.

Он пал не для того, чтобы потерять ее.

Впереди деревья стали реже. Из-за них показалась старая, красная грунтовая дорога. В грязи виднелись свежие отпечатки шин.

Кровавый след исчез.

Ушла.

Нет, не ушла. Похищена.

И он убил единственного человека, который мог привести его к ней. Майк сказал... Он убьет ее.

Кто, черт возьми, этот «он»?

Николь сильная. Она не стала бы легкой добычей.

Но девушка истекала кровью, и была покрыта волдырями и ожогами. Кинан откинул голову назад, посмотрев в голубое небо. Солнечный свет будет работать против нее.

Если вампир сможет просто дожить до ночи, пока он не найдет ее...

Остаться в живых.

Потому что если она умрет, разверзнется ад.

Ангел развернулся и побежал обратно к дому. Майк может быть и мертв, но двое ублюдков из его банды выжили. Он найдет их, и они будутговорить или тоже умрут.

Ноги Падшего работали как поршни. Кинан бежал быстрее, быстрее, и деревья, покрытые туманом, слились для него.

Николь страдает?

Он выбежал из леса и обнаружил Сэма, небрежно прислонившегося к блестящему черному пикапу.

Увидев Кинана, Падший поднял бровь:

- Все в порядке?

Мужчина не колебался. Он бросился прямо на Сэма. Прикосновение Смерти не работает на том, в ком течет чистая ангельская кровь. Поэтому, когда Кинан въехал Сэму кулаком в живот, он не волновался, что убьет его. Понадобится нечто большее, чем удар, чтобы убить Сэма, но этот придурок можетбыть убит.

Сэм принял удар и даже не вздрогнул:

- Ах... тоже рад тебя видеть, Кинан.

Кинан схватил его за шиворот:

- Где она?

Сэм удивлено моргнул:

- Э-э, кто это «она»?

Кинан скрипнул зубами:

- Николь.

- Ах, да. Твой маленький вамп. - Теперь он нахмурился и бросил взгляд на дом. - Я думал, что она внутри.

- Нет. - Если Сэм не знает где девушка, Кинан зря теряет свое время. Он отшвырнул Падшего и вскочил на мотоцикл.

Но Сэм оказался рядом благодаря своей увеличенной скорости, скорости, которая еще не полностью вернулась к Кинану. Пока нет.

- Вернулось Прикосновение, да? - спросил Сэм улыбаясь.Кинан завел двигатель. - Я видел результат вашего свиданьица с Большим Майком на шоссе. - Одобрительный свист Сэма перекрыл даже рев мотоцикла. - Грубо играешь, да?

Большой Майк.

Кинан медленно повернул голову, и его зрение снова затянуло красным:

- Как ты узнал, что я здесь?

Сэм пожал плечами. Его взгляд не дрогнул:

- Я был в курсе уже в то мгновение, когда ты купил это место. Мало что происходит в Новом Орлеане, чего я не знаю.

Казалось, время замедлилось. Нет, возможно, просто он двигался слишком быстро. Потому, что в следующую секунду мотоцикл оказался на земле, а Кинан вцепился руками Падшему в горло.

Сэм все еще улыбался:

- Ты и скорость свою тоже вернул.

- Мало что происходит, о чем ты не знаешь?- Голос Кинана был рычанием. Все, что он мог - это не дать волю ярости, что душила его. - Ты знал Большого Майка, ты знал, где я прятался вместе с Николь - ты знал все! Проклятье, где она?

- Полегче. - Сэм не сопротивлялся, пока. - Я не...

- Это была ловушка! Они пришли за ней с пулями и огнем, пока она была слаба. Когда я кинулся за ними...

Сэм ударом отбросил его руки:

- Ты не должен был оставлять свою девушку. Ты никогда не оставил бы ее, нет, если бы ты...

- Они пытались убить ее! Они не уйдут!

Сэм кивнул:

- Все еще не можешь себя контролировать, да? Я думал... после шести месяцев... возможно, к этому времени ты уже привыкнешь к эмоциям. - Он качнулся на пятках. - Вижу, что нет.

- Где она?

Сэм ткнул пальцем Кинану в грудь:

- Контролируй себя. Эмоции - дерьмо. Они сводят тебя с ума. Страх. Гнев. Желание. Похоть. Люди рождаются с этими чувствами, но они все равно лишают их разума. Как ты думаешь, что эмоции сделают с существом, которое не чувствовало их на протяжении веков?

Они разрывают меня на части.

Так же, как похититель Николь рвал на части ее?

Порыв ветра ударил Кинану в лицо.

- Контроль, - отрезал Сэм. - Если ты потеряешь его, то будешь бесполезен для нее.

- Я должен найти Николь!

- Тогда позволь мне помочь тебе. - Голос Сэма казался таким искренним. Падший очень хорошо умел управлять выражением лица, и Кинан знал об этом. - Мне известно, куда сбежали парни Майка. Я могу показать тебе, где они собираются зализывать раны.

- Если она погибла...

- Это реально дерьмово, правда? Ты пал, чтобы спасти девушку, а эти ублюдки, все же, забрали ее у тебя. - Сэм понизил голос. - Пора кому-то показать этим придуркам, что они - не единственная сила в городе. Настало время им понять, что даже совершенные ангелымогут потерять терпение.

Кинан подавил свой гнев. Контроль.

- Отведи меня к ним.

- Если я это сделаю, ты будешь мне должен, - сказал Сэм, настороженно смотря на него.

- Отведи. Меня. К. Ним.

- Тогда, я думаю, мы договорились. - Сэм протянул руку. - Я пришел сюда сказать, что прикрою твою спину, что ты можешь рассчитывать на меня. - Он по-прежнему говорил так искренне, но глаза Сэма не выражали никаких эмоций. - Я даже не думал найти... это.

Кинан не мог ему доверять.

Сэм не опускал протянутую руку:

- Мы пришли к соглашению? Я помогу тебе... и, когда придет время, ты поможешь мне.

Помочь ему в чем?Не все ли равно? Он схватил руку Сэма:

- Согласен.

В нос ударил запах серы.

- Тогда давай найдем тех охотников. - Улыбка Сэма была дьявольской. - Заставим их просить нас позволить им рассказать все, что они знают.

Кинан кивнул и, наконец, осознал, как сильно он пал.

Потому, что запах серы исходил не от Сэма.

От меня.


 Глава 13

 Не мертва. Почему она не мертва? Николь села, но не смогла встать. Руки были прикованы к полу. Ее держали массивные черные цепи.

Где она? Последнее, что девушка помнила... Карлос, который...

Карлос.

Он не человек. Мужчина был не просто источником крови. Он - оборотень.

Отсюда возникал вопрос... почему она все еще жива?

И не просто жива. Николь снова дернула цепи. Она не чувствовала боли когда шевелила руками. Девушка была слаба, да, но волдырей не было, и раны на ее плече и боку зажили. Наступила ночь. Вампир была уверена, так как инстинктивно чувствовала это, но исцелила ее не темнота. Ей нужна была кровь.

Кровь она не получила.

Железная дверь со скрипом отворилась, и ее носа достиг мускусный аромат.

- Ты очнулась? - Карлос зашел внутрь, затем резко остановился.

Было темно, но ее вампирские чувства обострились, и девушка отлично видела оборотня. Она заметила, как на его лице промелькнуло удивление.

Похоже, перевертыш не ожидал, что она излечится.

Значит, она точнoне получила никакой крови. Но Николь замечательно себя чувствовала. Почему?

Кинан.Поняла девушка. Его кровь была необычной, и сделала ее сильнее.

- Как, черт возьми, тебе это удалось? - Карлос бросился к ней. Его руки скользили по ее рукам. Когти царапали кожу. - Ты была едва жива. Как ты...

Вампир дернулась к его шее.

Мужчина выругался и отскочил назад.

- Осторожнее, койот, - подразнила она, - еще раз подойдешь близко, и я разорву тебе горло. - Жаль, что у нее не было с собой серебряных пуль тогда. Тот пистолет, что она взяла в комнате для кормления, остался в доме Ангела. Николь не думала, что ей понадобится серебро для борьбы с людьми.

Карлос сейчас устроился на заднице, поблескивая на нее глазами. Его когти царапали цемент, потому что да, она сидела на жестком цементе в каком-то закрытом помещении.

Нет, стоп. Взгляд Николь метнулся влево. Окно из витражного стекла. Ее ноздри дернулись. Теперь девушка узнала запах оборотня – она никогда не забудет этот древесный аромат- но кроме того чувствовался запах...

Смерть.

Он рассмеялся:

- Поняла уже? Вот черт, я подумал... что может быть лучшим местом, чтобы держать тебя?

Чем кладбище.

Она была в склепе. Этот перевертыш приковал ее тут цепями. По крайней мере, он вынес труп.

Но девушка подозревала, что Карлос планировал оставить тут другое тело – ее.

- Почему я все еще дышу?

- Потому, что мне это нужно. - Оборотень встал и отряхнул руки. - Когда ты перестанешь быть полезной, я вгоню кол тебе в сердце.

Николь не видела при нем кола. Она натянула цепи - не выходит.

- Твой... друг. Мужчина, который был с тобой в Мексике...

Она смотрела на него, не меняя выражения лица.

- Он твой любовник, - сказал Карлос.

Вампир не отвечала.

Ноздри оборотня раздулись:

- Я чувствую на тебе его запах! Я знаю, что он трахает тебя.

- Если знаешь, зачем спрашиваешь? – Ублюдок.

- Потому, что я до сих пор удивляюсь, что ангел трахает такую, как ты.

Он знал о Кинане. Да, это не хорошо. Я в цепях - как что-то в этом роде может быть хорошо?

- Такую как я? - осторожно спросила Николь. - Ты имеешь в виду по сравнению с таким животным, как ты? По крайней мере, не обрастаю шерстью и не мочусь на землю, когда я...

Ага, теперь он вытащил кол, который был спрятан в сапоге. Правой рукой мужчина выхватил деревяшку и оскалился на нее:

- Может быть, твой труп также будет мне полезен.

Вампир учуяла аромат цветов.

Она вздернула подбородок:

- Может быть.

Карлос покачал головой:

- Ты пытаешься спровоцировать меня, но это не сработает, querida.- Он отступил на шаг. - Ты умрешь, но только тогда, когда решу я.

Так чего же он ждет?

- Он придет за тобой. - Губы оборотня издевательски скривились. - Как только выяснит, где ты находишься. Если это займет слишком много времени, я просто позабочусь о том, чтобы он получил подсказку.

- Зачем тебе понадобился Кинан? - Если он знает, что Кинан - ангел, то должен бы сообразить, что не стоит ссориться с ним.

- У ангела есть то, что мне нужно. - Мужчина усмехнулся. - Что-то, что нужно и тебе тоже.

Девушка прищурилась.

- Когда я закончу с ним... - Карлос рассмеялся. - Пыль - это все, что останется.

Ангельская пыль.Когда Николь поняла, ее внутренности сковал страх. Ей нужна кровь Кинана, чтобы жить. Черт, вероятно, именно его кровь была причиной ее быстрого исцеления. Ангельская кровь.Тот вампир в комнате для кормления сказал, что демонов можно убить Ангельской Пылью. Но чтобы сделать пыль...

- Думаю, ты уже знаешь, как силен твой новый любовник, а, вамп?

Она не отвечала.

- Мне придется слить его досуха, чтобы получить необходимое для зелья количество. - Оборотень поднял бровь. - Достаточно ли у него крови? Как думаешь, сколько времени понадобится, чтобы он...

- Да пошел ты!

Карлос стрельнул на нее взглядом.

- Может быть. Позже. - Он постучал когтями по подбородку. - Знаешь, вначале я думал, что ты всего лишь еще один ходячий паразит, а потом узнал, что ходишь-то ты с кое-чем очень стоящим.

Кинан.

- Знаешь, как много демонов я смогу убить его кровью? Знаешь, сколько Иныхбудет мне, на хрен, подчиняться?

Цепи глубже врезались в плоть вампира:

- Истории... они лживы. – Не могу позволить ему заполучить Кинана.- Демоны происходят от Падших, так что кровь Кинана не причинит им вреда!

- Его кровь убивает их. - Абсолютная уверенность в голосе. - То, что создает - может разрушить. Ты уже должна знать это правило мира Иных.

Николь сглотнула возрастающий страх:

- Он убьет тебя.

Перевертыш засунул кол назад в сапог и неторопливо пошел к двери.

- Не думаю, что он сумеет. Ангел будет слишком обеспокоен твоей безопасностью.

- Ты не сможешь причинить ему вред! Ты не...

Карлос поднял когти, и они были жутко острыми:

- Ты знаешь, что ангелов нельзя ранить большинством оружия? - Он кивнул, не дожидаясь ее ответа. – Si, в этом они похожи на древних демонов. Но теперь мне известны слабости твоего Кинана. - Мужчина отвернулся. – Обе.

Затем оборотень распахнул дверь, скрип которой эхом отозвался в гробнице, и после того, как он вышел, девушка осталась в полной тишине.

Вампир натянула цепи. Не поддаются.

- Что он имел в виду?- прошептала она в темноту. Тени, которая была слишком темной - у левой стены, там, где цветочный аромат казался насыщеннее.

Тишина.

Девушка потянула сильнее. Толстый металл еще глубже врезался в запястья, и на пол начала капать кровь.

- Что он имел в виду? - прокричала она. - Черт возьми, я знаю, что ты там!

Воздух вокруг Николь зашевелился, как если бы был включен вентилятор. Или хлопали крылья.

- Отвечай мне!

- Он знает, что может навредить Кинану, - прозвучал мрачный, холодный голос. Аз. Как будто она смогла бы забыть этот звук.

- Выстрелы не причинят ему вреда. - Цепи начали поддаваться? Вампир потянула сильнее, поднялась на колени и, напрягшись, снова потянула. - Нет, это точно не пулевые ранения, не...

- Оружие, созданное человеком, не может причинить ему вреда. - Азраэль передвинулся. Девушка не могла его видеть. Просто у нее сложилось впечатление, что положение теней изменилось. - Кроме того, он контролирует огонь, - сказал Ангел. - Пламя может сжечь его плоть, но никогда не сможет убить.

Поцелуй огня вполне мог лишить жизни ее.

- Тогда в чем дело? Что делает Кинана...

- Тыже часто берешь его кровь.

Николь сглотнула:

- Да. - Это так. Она кусала его также легко, как и человека. Легко прокусывала кожу.

- Потому, что твое оружие не было создано руками смертных.

Ее оружие - это зубы.

Оружие Карлоса - очень-очень длинные когти... и зубы. Острее, чем у нее. Оружие, которое не было сделано человеком. Дерьмо.

- Вытащи меня отсюда! - Должны же цепи порваться. - Вытащи меня!

- Я не могу, - отрезал Аз.

- Ты собираешься просто стоять здесь? - Глаза Николь сузились от напряжения, когда она попыталась увидеть его. Аз, казалось, былтенью.

- Я буду ждать, - сказал он. - Моя работа заключается в том, чтобы сначала ждать, а потом забрать.

Ее душу.

- Ты боишься смерти? - спросил Ангел, и девушка могла поклясться, что в его голосе звучало любопытство. Замечательно.

- То, чего ябоюсь, это что с Кинаном может что-то случиться! - Если Карлос доберется до него, он может оторвать голову Падшего одним взмахом острых как бритва когтей.

Нет.

- Тебе не все равно. - И снова легкий намек на любопытство или... удивление? - Я не ожидал этого.

- Ну, год назад и я не ожидала, что превращусь в вампира, и что ангел будет стоять в стороне и отказыватьсяпомогать мне, пока я нахожусь в ловушке в склепе.

Тишина.

Но Аз все еще был здесь. Она чувствовала его.

- Тебе не надоедает наблюдать, как умирают люди? - Николь стиснула зубы. Цепь слишком крепко оплетала ее запястья. У нее всегда были чересчур крупные кости в этом месте.

- Я делаю то, для чего был рожден. Смотреть. Наблюдать.

- Наблюдать? - Да, кости на запястьях слишком толстые, и ее руки... Это проблема.

- Я забираю души, когда они готовы покинуть этот мир.

- И ты никогда не испытывал искушения? Никогда не думал: «Эй, может эта женщина хочет пожить подольше со своей дочерью и не умирать от рака, когда ей всего двадцать восемь лет..? - Она все еще чувствовала боль при мысли о матери.- А может быть, этот парень хочет иметь возможность увидеть...»

- Я знаю, почему ты была у церкви в ту ночь.

Это заставило девушку замолчать. Конечно, он знает.

- Я никогда не делал этого в церкви.

Ее двери были закрыты для Николь.

- Он наблюдал за тобой тогда.

Кинан.

- Он слишком много наблюдал, я знал это, но...

- Но тыне остановил его, - с неприязнью сказала вампир. - Ты мог бы удержать его от падения!

- Если бы я сделал это, ты была бы мертва.

Верно. В этой игре не было победителей.

- Кинан теряет себя в тебе.

Николь не до конца понимала, что это значит. А ее оковы все не ломались, и это говорило о существовании только одного выхода...

- Если он зайдет слишком далеко, его не спасти. Как только пересечет черту, он потерян.

Какую черту?

- Кинан не потерян! Он прикрывал мою спину все это время и, проклятье, он будет со мной! - Как только она выйдет отсюда. - Карлос может убить его.

Цепь не рвалась.

- Я не вижу будущего Падших, не могу знать, что произойдет. Так что мне неизвестно, как скоро он умрет.

Это хреново. Вампир глубоко вздохнула и ударила запястьем правой руки по бетону. Один раз. Второй.

Оковы не ломались, а она - да. Кости были вывихнуты, искалечены, но теперь девушка могла освободить руку. Одна в нерабочем состоянии. Заживет.

- Почему? - прозвучал голос Ангела, в котором слышалось все больше эмоций. На этот раз ошибки быть не могло.

- Потому, что он не умрет. - Николь ударила по цементу другим запястьем и проигнорировала волны боли, что прокатились по ее телу. Она и боль начинают становиться хорошими друзьями. По щекам потекли слезы, но девушка не понимала, что плачет, пока не ощутила вкус соли на губах. Еще один удар, два, и кости сместились. Николь вытащила из оков вторую руку.

- Он не умрет.

- Как ты защитишь его? Сейчас ты даже драться не можешь, не можешь...

- Я просто сначала немного перекушу... - Вампир встала, но пошатнулась от боли. - Тогда я буду готова.

- Смерть идет.

Она распрямила плечи:

- Смерть... ты...можешь подождать. - Николь добралась до двери. Она даже не стала пытаться открыть ее. Вместо рук было месиво. Ей срочно нужна кровь, для того, чтобы обрести силу, восстановится, но даже тогда она не излечится полностью.

Снаружи может поджидать Карлос. Наверное, так и есть.

Не получит Кинана.

Вампир пинком распахнула тяжелую металлическую дверь гробницы.

Сэм привел Кинана в бар, который походил на десятки других. Но имел одно отличие – внутри находились те, на кого он охотился.

- Там. - Палец Сэма указал направо. Два сбежавших байкера были здесь, пили пиво и вели себя так, будто ничто в этом мире их не волнует.

Он заставит их заволноваться.

Когда Кинан шел по бару, люди, кто поумнее, расступались с его пути. Возможно, они чувствовали сжигающий его гнев.

- Не трогай их. Пока, нет, - пробормотал Сэм. - Они нужны нам живыми, чтобы поговорить, помнишь?

Падший кивнул в знак согласия. Ублюдки, должно быть, почувствовали проблемы, потому что они оба развернулись. Когда байкеры увидели Ангела, их глаза расширились, а на тупых лицах отразился страх.

- Думали, что все закончилось, да? - Кинан встал, широко расставив ноги. В помещении раздался скрип отодвигаемых стульев. Посетители покидали свои места так быстро, как только могли. Вероятно, они не хотели проблем и знали, что шоу лучше смотреть, стоя в отдалении.

Мужчина прямо перед ним – здоровенный, с седой щетиной на щеках и стриженный ежиком - сглотнул:

- Я тебя н-не знаю.

Кинан замахнулся. Черт, прикоснуться...

- Кинан, - предупредил Сэм, - мертвые не могут говорить.

Коротко стриженный байкер побледнел.

Его приятель - высокий, татуированный парень с копной рыжих вьющихся волос - испуганно попытался слинять.

- Я могу убить тебя меньше, чем за секунду, - сказал Кинан.

Оба байкера замерли.

- Где она? - потребовал ответа Кинан.

Рыжеволосый покачал головой.

Неправильный ответ. Кинан схватил бутылку пива, разбил ее и прижал острый край к горлу стриженного ежиком. Поскольку Ангел не касался непосредственно человека, тот не умрет. Вернее, он не умрет, пока Кинан не перережет ему этим стеклом горло.

- Я спрошу еще раз, потом ты начнешь истекать кровью.

Сэм потянулся за стаканом виски, который стоял на барной стойке. Он залпом осушил его и прижал к губам тыльную сторону ладони:

- Лучше скажи ему, а то у него хорошо получается убивать.

- Т-ты говоришь о вампе? - спросил рыжий.

- Заткнись, Пит! - зарычал стриженный.

- Они убьют нас, Бо! Я не хочу умирать за...

Ах, слабое звено. Кинан держал свое оружие на Бо, но посмотрел на Пита:

- Есть еще парочка членов вашей маленькой банды, что до сих пор живы? Один или двое, которые похитили моего вампира?

Пит покачал головой:

- Н-не мы...

- Чушь! - сказал Сэм. - Я думаю, ты должен наказать его за ложь. Сделать длинный порез на правой щеке.

- Пит, заткнись! Сука-вампирша заслуживает смерти после того, что она сделала...

- Я не г-готов у-умереть, - пробормотал Пит. Он был моложе, чем Бо. У него еще не было это жесткого пошло-все-к-черту взгляда. Задыхаясь, Пит прошептал: - Иной, он забрал ее. Это все было его идеей - использовать огонь, прийти в тот дом. Онединственный знал, где вы находились.

Сэм бросился вперед и отдернул Бо от Кинана...

- Что ты... - начал Кинан.

Сэм ударил парня головой о барную стойку. Бо закатил глаза, и когда Сэм отпустил его, бесформенной кучей осел на пол.

- Теперь можно сосредоточиться только на одном.

Одном, который выглядел очень-очень напуганным.

- Кто знал?- спросил Кинан Пита, борясь за сохранение контроля. Тратят время.Ему нужно спешить.

- О-один мексиканец. Кар-Карлос... крупный, темноволосый. Сказал, что он охотник на в-вампиров.

У Кинана в ушах загрохотало сердце.

- С-слышал, как он говорил Большому Майку... что увезет ее на кладбище Сент-Луис и оставит там гнить.

- Э-м-м... - Сэм поднял бровь. - Я думаю, это все, что он знает.

Кинан сжал пальцы на бутылке.

- Как по-твоему, стоит оставить его в живых? - спросил Сэм, глядя на парня жестким взглядом. - Или убить?

- Пожалуйста...- попросил Пит, и его глаза наполнились слезами.

Кинан уставился на байкера:

- Ты поджег ее.Твоя банда напала на женщину. Ты поджег ее.

- Я-я не бросил свою бутылку! Я-я не...

- Но ты и не остановил других, не так ли? - Сэм наклонился ближе. - Ты пришел туда повеселиться, и ты не помог ей.

Пит начал дрожать.

- Если ее нет на том кладбище, если она не живана том кладбище... - Кинан провел стеклом по лицу байкера, пуская кровь. - Тогда я вернусь, и ты научишься просить по-настоящему.

Лицо парня не могло стать бледнее. И у него текла кровь.

Кинан выронил бутылку.

Но Сэм поймал ее до того, как стекло разбилось. Быстрый как вспышка, он повернулся и воткнул эту разбитую бутылку Питу в плечо. Парень, закричав, повалился на пол.

- Это будет тебе уроком, - сказал Сэм, зло прищурившись. - В следующий гребаный раз, ты не будешь просто смотреть, пока женщина горит.

Кинан отвернулся от криков. Он успел сделать пару шагов, когда почувствовал запах ангела. Мужчина сфокусировал свой взгляд на тени, что была у входа в бар. Нет, не у входа, а перекрываявход.

- Не стой у меня на пути, Аз.

Тень пошевелилась. Краем глаза Падший заметил крылья. Невозмутимое лицо Аза.

- Ты теряешь контроль, - предупредил Азраэль.

Теряет? Потерял.

- Скоро ты станешь как он...

Сэм, стоявший позади Кинана, рассмеялся:

- Разве это не было бы чертовски здорово? Тогда за тобой охотились бы сразу два разъяренных Падших.

Кинан бросился к двери:

- Убирайся с моего пути.- Потому, что если бы понадобилось, он проложил бы свой путь прямо по ангелу. Падший был готов на все, чтобы добраться до Николь.

- Она сделала тебя таким, - сказал Аз. Но тень у входа в бар посветлела, так как он отстранился. - Она тебя уничтожит.

- Нет, - с уверенностью произнес Сэм за его спиной. - Она просто делает его сильнее - и это пугает тебя, Аз.

Тень исчезла.

Они вскрикнули, когда Николь вышибла дверь склепа. Парень и его подруга, оба одетые в готический черный, резко развернулись и почти оглушили ее своими криками. Они стояли на коленях у соседнего склепа, зажигая свечи и совершая жертвоприношение...

Разве они не понимают, что королева вуду там даже еще не была? Туристы.

- Посмотри на ее зубы! О, Шон, посмотри на...

О.К., в голосе девушки не было слышно страха. Скорее, похоже на возбуждение.

- Укуси меня,- прошептал Шон. – Пожалуйста.

Ну, если он предлагает... Вампир рванула вперед и вцепилась зубами ему в горло. Кровь пролилась на язык, в ее тело начали возвращаться силы.

- Шон? - Теперь в голосе девушки проскальзывал страх, разрушая возбуждение. - Шон... она... действительно пьет твою кр-кровь. - Потом девушка закричала. Послышался глухой стук ее шагов, когда она бросилась бежать.

Николь взяла у своего донора еще немного крови. Не слишком много. Как раз достаточно, чтобы выжить. Когда она отпустила его, ее спаситель упал на землю. Не умер, но без сознания.

Вампир ударила руками по ближайшему склепу. Кости затрещали и встали на место. Не идеально, пока нет, но она исправит это в течение ночи. Она...

- Я ни на минуту не могу оставить тебя одну, да, querida?

Николь замерла. Карлос.

- Да, думаю, не можешь. - Она слизнула остатки крови с губ и повернулась к нему. - Ты должен был воспользоваться колом, когда у тебя был шанс.

Оборотень стоял между двумя каменными надгробиями, точа о них свои когти.

- Я воспользуюсь шансом сейчас. Твой ангел сможет только оплакивать твое изувеченное тело.

Нет, этого не случится.

- Наживка уже сработала. Держу пари, один из байкеров к этой минуте уже сломался, и сказал ему, где ты находишься. - Мужчина вытащил кол. - Давай посмотрим, как быстро ты можешь умереть.

Он бросился на нее.

Но Николь была готова к этому. Она отскочила назад, и кол не попал в цель. Девушка вскинула ногу и ударила ею по запястью Карлоса. На этот раз кость, которая сломалась, была его. Кол вылетел из руки оборотня, и Николь бросилась за ним, упав на колени. Ее пальцы сомкнулись на деревяшке как раз в тот момент, когда Карлос схватил ее за ноги и дернул назад.

- Я оторву твою чертову голову...

Кол был у нее. Вампир повернулась и приготовилась. Она воткнула деревяшку оборотню прямо в грудь.

- А я вырежу твое сердце, - пробормотала Николь.

Еще одно убийство. Еще одна смерть.

Еще одно пятно на ее черной душе?

Перевертыш уставился на нее, открыв рот, с изумлением в глазах, а потом упал на землю, и под ним начала растекаться кровь.

Убить снова оказалось не так трудно, как она надеялась.

Коннор, должно быть, был прав. Возможно, у нее действительно есть талант к убийству. Черт бы его побрал.

Девушка закрыла глаза.

- Николь!- прокричали ее имя.

Кинан. Глаза широко распахнулись. Все было так, как сказал Карлос. Николь разглядела Ангела, который бежал к ней, лавируя между надгробиями. Он даже не смотрел по сторонам, в поисках врагов, просто бежал прямо к ней, смотрел только на нее.

Падший подбежал бы прямо к Карлосу и даже не заметил бы опасности, пока когти не оказались бы у его горла.

- Все в порядке, - крикнула девушка, встав и поспешив навстречу. - Я...

Сломавшись, хрустнула кость. В этот раз не ее. Не. Ее.Кожа на руках покрылась мурашками. Николь оглянулась через плечо.

Карлос был оборотнем.

Теперь его кожу покрывала шерсть. Густая, коричневая шерсть. Руки уже превратились в лапы, когти удлинились, став еще острее. Пока девушка смотрела, изменилось и его лицо. Растянулось. Вытянулось. Животное, а не человек.

Животное с действительно большими зубами - уж она-то знала все о больших зубах.

Я не попала в сердце.

Ох, черт.

Он оборотень. Ему не нужна кровь, чтобы излечиться и надрать задницу. Ему просто нужно перекинуться.

- Беги, - прошептала Николь, а потом повернулась лицом к Кинану и закричала: - Беги!

Слишком поздно. Падший был уже очень близко. Он потянулся к девушке, но потом замер, его пальцы остановились в дюйме от нее. Он приводил ее в замешательство.

- Ты должен...

В воздухе раздался громкий вой койота.

Тогда этот Падший, Сэм, который тоже был там, дернул ее за руку и оттащил от Кинана.

- Ну, что за черт? - раздраженно выдохнул он. - Теперь тут водятся собаки?

Не собака. Койот. Очень большой, очень злой койот, глаза которого горели жаждой крови.

- Это ловушка, - пошептала Николь. - Он охотится на Кинана. Мы не можем позволить ему получить...

- Сукин сын понял это. - Сэм толкнул ее себе за спину. Она мельком увидела койота. Онказался больше, чем средний. Зверь взмыл в воздух и прыгнул прямо на Кинана.

Нет!

Но Сэм был уже там. Переместившись со своей суперскоростью, он оказался перед Кинаном.

Койот издал сдавленный визг и перекувыркнулся в воздухе. Он приземлился на крышу небольшой гробницы.

- Не ожидал, что мы будем вдвоем, да? - зарычал Кинан.

Затем на кладбище эхом отозвался вой другого койота. Еще один, еще...

Если бы животные могли улыбаться, Николь знала, койот ухмылялся бы.

Девушка повернула голову вправо. Она увидела черного зверя, который крался вдоль высокой каменной стены. Он смотрел на спину Кинана.

- Кинан, берегись!

Но ее крик прозвучал слишком поздно. Койот отскочил от стены и бросился на Ангела. Пасть зверя - с большими острыми зубами и капающей слюной - нацелилась на горло.

Но Кинан развернулся, и вместо шеи зверь вцепился в предплечье. Животное замерло. Все его тело застыло, и на глазах Николь его шкура начала исчезать.

Карлос издал громкий вой, но не приблизился к Ангелу. Нет, оборотень отскочил назад и побежал к высоким стенам.

А что касается того черного койота, что напал на Кинана... он больше не был койотом. Шерсть исчезла, кости все еще трансформировались, но теперь... да, теперь это была женщина.

Мертвая женщина.

Кинан поднялся и посмотрел вниз на ее тело.

Вой койотов стал тише. Они все убегали. Отступали.

- Убегаете? - громким, мрачным голосом поддразнивал их Сэм. - Что, не планировали такого, ублюдки? Нас не настолько легко убить, как вы думали. Хотите нашей крови? Тогда вы умрете за нее.

Николь подошла к Кинану. Он все еще смотрел на женщину. Ветер развевал ее темные волосы и трепал ими по золотистым щекам. Ее глаза были распахнуты, и в них стоял ужас, а губы широко открылись, будто она кричала.

Ангел перевел взгляд на свою руку. Слабые следы от укусов уже исчезали с его плоти.

- Кинан... - Николь потянулась к нему, но мужчина отстранился. Она почувствовала это пренебрежение всем сердцем. Он убил из-за нее. А теперь, может быть, наконец, осознал, кем она была.

Падший сжал челюсти. Он медленно поднял взгляд на нее:

- Ты... в порядке?

Вампир спрятала руки за спиной.

- В порядке.

Кинан отрывисто кивнул:

- Возвращение в Новый Орлеан было ошибкой.

Она пыталась сказать ему это. Снова вернуться домой, действительно было не очень хорошей идеей. Неважно, что там пелось в этих проклятых песнях.

- Ты должна уйти отсюда так быстро, как только можешь, - сказал ей Ангел, но он не смотрел на нее. Поверх ее плеча. - Я позабочусь о койотах. Ты просто... беги.

Николь покачала головой:

- Ни в коем случае, я никогда не брошу тебя...

- Я хочу, чтобы ты ушла. - Его взгляд вернулся к ней, когда он это говорил. Будто нож вонзили ей в сердце.

Девушка осознала, что он даже не коснулся ее. Не обнял. Не прижал к груди. Она хотела, чтобы он это сделал. Нуждалась в том, чтобы он притянул ее ближе.

Вместо этого, Ангел попятился.

Теперь он знает, кто я такая.

Николь взглянула на все еще лежавшего без сознания паренька-гота.

- Я не убивала его.

- Да, но я уверен, что убил ее.

Прекрасная незнакомка. Сейчас женщина лежала неподвижно, как камень.

- Кто, думаешь, придет за ней? - спросил Сэм, подходя ближе и приседая рядом с обнаженным телом.

Койоты покинули мертвую женщину достаточно быстро - оставили одного из своих.

- Здесь очень много цветов... - Сэм взглянул на могилы. - Мы даже не почувствуем, когда они придут.

Но вампир почувствовала аромат ангела. Она знала, Аз был здесь.

Он теряет себя в тебе.

Кинан теперь не мог даже смотреть на нее дольше, чем несколько секунд.

- Забери отсюда Николь, - сказал он, повернувшись к ним спиной. – Просто уведи ее отсюдаи доставь в безопасное место.

Слова причиняли боль. Девушка ожидала, что, в конце концов, он это скажет. Как только точно поймет, кто она такая. Но вампир начала надеяться, что...

Он по-прежнему видит в ней только женщину.

Вряд ли. Ее спина напряглась.

- Я не оставлю тебя здесь одного. - Койоты могут вернуться. Скорее всего, вернутся. Или же члены той антивампирской группировки, которые охотились на нее. Некоторые из байкеров сбежали. Они могут попытаться напасть на нее снова. Или на него.

- Я хочу, чтобы ты ушла.

Это было как пощечина. Девушка даже отшатнулась.

- Я спас тебя, Николь. Теперь мы квиты. Я отступал раньше, но на этот раз... - Ангел по-прежнему не смотрел на нее. - Я спас тебя.

Ее руки с исцеляющимися ранами от ожогов, были сжаты в кулаки за спиной.

- Я спасла себя сама, - прошептала она. И тебя.

Но Кинан не хотел этого слышать. Он сказал ей катиться к черту из его жизни, и, отлично, она не будет умолять.

Мужчина не смотрел на нее. Не касался ее.

Возможно, он, наконец, увидел в ней монстра.

Девушка развернулась и чуть не столкнулась с Сэмом. От неожиданности она задохнулась. Падший двигался слишком быстро.

- Я могу самостоятельно найти выход.

- Нет. - Он скользнул взглядом по каменной стене. - Они знают, кем ты являешься.

Вампир. Верно. Казалось, все об этом знают.

- Они будут использовать тебя против него. Вы не можете разделиться. Не сейчас.

Николь оглянулась через плечо, найдя взглядом Кинана, и увидела, как он повернулся в ответ на слова Сэма.

Он стиснул зубы и прошипел:

- Ты же знаешь, что она не может оставаться со мной.

- Контроль, Падший. Я уже говорил тебе... ты должен держать себя в руках.

В Николь и Сэма ударил порыв ветра.

- Рядом с ней я не могу себя контролировать.

Это хорошо или плохо? Она тоже не могла контролировать себя рядом с ним.

Но вот только она не говорит ему уходить.

Карлос чуть не убил меня. Я ранена.Каждая ее частичка болела. Девушка просто хотела, чтобы Кинан обнял ее. Она хотела почувствовать его - сильного, живого и здорового - рядом с собой.

А Падший желал, чтобы она убрала отсюда свою задницу.

- Держи себя в руках, - предупредил его Сэм резким голосом. - Контролируй себя или...

- Или что? - пошел в наступление Кинан. - Она умрет?

Ух ты. Подождите. Это «она»...

- Да. - Тихо, но уверено подтвердил Сэм. - Если ты потеряешь контроль над собой, Николь умрет.

Вот черт.

Карлос смотрел, как ублюдки уходили. Мерзавец, который убил его двоюродную сестру, наклонился, откинул ее волосы, затем сорвал с себя рубашку и накрыл ее тело.

Мышцы Карлоса застыли. Он хотел перегрызть этому ублюдку горло, но знал, что если подойдет к Падшим слишком близко, закончит так же, как Джулия.

Одно прикосновение, затем смерть.

Убить Падшего будет сложнее, чем он рассчитывал. Он должен напасть, не дав даже шанса нанести ответный удар.

Сейчас они были уже за пределами кладбища. Пока оборотень смотрел, эти трое сели в черный пикап. Карлос вздохнул, вдыхая их запахи вместе с запахами крови и смерти. Найти их снова, не составит проблемы.

Проблемой будет убить их.

Я недооценил свою цель.Это не та ошибка, которую Карлос часто совершал и больше он ее не повторит.

Когда задние фары грузовика исчезли вдали, перевертыш откинул голову назад и завыл. Еще одна потеря для их и так небольшой стаи. Еще одно тело для погребения.

Видоизменяясь, затрещали кости. Шерсть исчезала с его кожи, и койот пошел забрать своего мертвеца в человеческом облике. В смерти черты лица Джулии исказились. Так уродливо.

Она всегда переживала, как будет выглядеть в свой последний миг.

Мужчина наклонился и поднял ее на руки, бережно держа.

- Теперь все в порядке. - Джулия никогда ничего не боялась. Пока не умерла.

- Они заплатят. - Из темноты крадучись выходили другие койоты. – Они заплатят!- пообещал Карлос. Теперь дело было не только в получении крови ангела.

Месть. Умирая, Ангел тоже будет бояться. Бояться, умолять и страдать.

Так же, как и его драгоценная сука-вампир.


Глава 14 

 - Почему ты не смотришь на меня?

Нежный голос Николь, заставил Кинана повернуть голову. Она стояла, прижимаясь к абсолютно белой стене «безопасного» дома Сэма.

Нет такого места, в котором они были бы в полной безопасности. Кинан знал, койоты придут за ними. Раз почувствовав ваш запах, оборотень уже не потеряет его. Вернуться в довоенный особняк, который он купил - для нее, все было для нее- это не вариант. Если бы Ангел сделал это, с таким же успехом можно было бы просто нарисовать у себя на спине мишень. Там могли быть люди, которые приехали, чтобы отомстить за смерть Большого Майка.

Этим людям придется встать в очередь.

- Спасибо, - прошептала Николь.

Падший удивился, но был достаточно осторожен, чтобы на его лице ничего не отразилось. Сэм, еще тот хитрец, привел их в это место - квартиру в Квартале. Квартиру с укрепленными ставнями и прекрасным видом на улицу. Когда-то дома в Квартале были построены, чтобы задержать врагов. Заприте двери на засов, и никто не сможет проникнуть снаружи. Здания выстроились в линию, рядом друг с другом, чтобы лучше держать оборону против солдат.

Замысел проектировщиков по-прежнему работал - в их интересах. По крайней мере, они будут знать, если нагрянут гости.

Николь потерла руки.

- Теперь ты смотришь на меня, но ничего не говоришь? Прекрасно. Хорошо. Здорово.Ты знаешь, что не должен был идти за мной. У тебя не было бы...

Кинан шагнул к девушке. Она сжала губы. Он вздохнул и почти вкусил ее.

- Неужели, ты на самом деле думала, что я не приду за тобой? - Конечно, он пришел. Он сделает все, что угодно для нее.

Николь вздернула свой сексуальный подбородок, а ее глаза заблестели.

- Нет. - Мягко, но уверенно. - Я знала, что ты найдешь меня. То, что произошло... - Она откашлялась. - Что случилось с их главарем, Майком?

Одно касание.

- Тебе больше не стоит волноваться о нем. - Мужчина отвернулся и вышел на балкон. До него донеслись звуки джазовой музыки, он увидел людей, которые прогуливались по улице. Мимо промчался мотоцикл. - Тот, о ком мы должны теперь беспокоиться, это койот. Он хочет твоей смерти и...

- Ты – тот, кто был ему нужен. - Пол заскрипел под ее ногами. Николь приближалась. Падший почувствовал окруживший его аромат девушки. - Кинан...

- Не прикасайся ко мне.

Падший услышал судорожный вздох и понял, что ей больно. Лучше пусть будет больно, чем смерть. Он схватился за перила.

- Ты должна держаться от меня подальше. Уезжай из Нового Орлеана и не возвращайся.

- Ты тот, кто заставил меня вернуться!

- Я ошибся. - Так глупо. Но Кинан хотел вернуть ее в город, потому что она была счастлива здесь.Все то время, что он провел с ней в Мексике и Техасе, девушка не выглядела счастливой. Ангел думал, если она приедет домой, он сможет защитить ее. Подаритьрадость.

Заставить смеяться. Она не смеялась ни разу, пока они были вместе.

- Если я не могу к тебе прикоснуться, - в ее словах прорывался гнев, - то хотя бы посмотри на меня... ты же трахал меня вчера.

Больше, чем трахал.

- Все изменилось.

- Ты меня больше не хочешь? - в ее голосе звучала боль.

- От желания ничего не зависит.

- Проклятье! Что, черт возьми, с тобой? Ты никогдане отвечаешь мне просто «да» или «нет», на любой вопрос, что я задаю!

Потому, что он не мог.

- Потому, что в мире нет ничего простого.

- Ты хочешь меня. - На этот раз уверенность без мягкости.

Кинан смотрел на улицу. Река была близко, и он чувствовал запах воды.

- Многие люди в этом мире хотят то, чего не могут иметь - или то, что на самом деле им не нужно.

- Ты дрался за меня, а потом сказал уходить. - Сдавленный смех. Не такойсмех он хотел от нее услышать. Пальцы Ангела сжались на перилах балкона, и кованое железо застонало. - Ты противоречишь сам себе, Кинан.

- Тогда позволь мне говорить откровенно. - Он вздохнул. Лицом к лицу.Падший медленно повернулся и посмотрел прямо на нее. Девушка была бледной. Очень бледной. А ее глаза - большими и темными. - Я хочу, чтобы ты ушла от меня, и я хочу, чтобы ты ушла сейчас. - Истина.Он никогда не говорил более истинные слова.

И Николь поняла это. Кинан видел, как до нее дошел смысл сказанного, и как она сделала шаг назад. Девушка подняла ладони к лицу, словно хотела закрыть ими рот, но смогла совладать с собой. Вместо этого Николь выпрямилась. Расправила плечи и опустила руки. Руки в синяках и крови.Ангел нахмурился.

Но на этот раз отвернулась она.

- Следи за своей задницей, Ангел. Ты нужен этому койоту, и он знает, как тебяубить.

Настала его очередь рассмеяться, и этот смех так же скрывал горечь, как и ее.

- Меня не легко убить. - Женщина-оборотень прочувствовала это на своей шкуре.

- Он знает, как, - сказала Николь, не прекращая идти. - Он не остановится, пока не получит твою кровь и не сделает Ангельскую пыль. - Ее рука потянулась к ручке двери спальни. Было похоже, что она рвала эту руку на куски.

Падший сжал челюсти, но он должен был спросить.

- Что с тобой случилось? Что он сделал?

- Приковал меня в склепе. Оставив в качестве приманки. - Девушка бросила быстрый взгляд через плечо. - Для тебя. - Это заставило его брови взлететь вверх. - Ангельская пыль.Он хочет использовать твою кровь, так как рассчитывает получить то, что сделает его очень крутым в мире Иных.

Если с помощью пыли Карлос сможет вывести из строя демона десятого уровня, то он будеткрутым. Тем, которого Иныебудут бояться.

- Я говорила тебе, - прошептала она, - теперь, это не те люди, что желают убить вампира. Койот хотел твоей крови, не моей.

Карлос был готов пожертвовать Николь, ради получения необходимого. Койот заплатит. Хочет крови? Я прослежу, чтобы он истек кровью.Падший отодвинул ярость. Попытался.

- Что он сделал с твоими руками?

На губах девушки промелькнула тень улыбки.

- Ничего. Это сделала я.

Это сделала она?

- Вампиры исцеляются, ты же знаешь. Мы исцеляемся практически ото всего. Даже от тех ран, что наносят нам безмозглые ангелы. - Николь открыла дверь и вышла.

Кинан знал, что она права. Она выше него. Она оставит позади ту боль, что он видел в ее глазах. Она исцелится.

Жаль, он не мог сказать то же самое о себе.

Ноздри Падшего дрогнули. На балконе присутствовал не только запах реки.

- Аз, ублюдок, я знаю, что ты наблюдаешь... надеюсь, теперь ты счастлив.- Потому, что ему больше не придется бороться с искушением.

Он потерял все.

Кинан шагнул вперед и ударил кулаком в стекло открытой балконной двери.

- Ты просто уйдешь?

Тягучий голос остановил Николь, когда она почти спустилась с лестницы. Девушка подняла голову и увидела Сэма, направляющегося к ней. Одет во все черное, снова. Черная футболка. Черные брюки и сапоги.

- Он хочет, чтобы я ушла, - сказала Николь, даже не вздрогнув и продолжая пристально на него смотреть. - Значит, пришло время мне уйти. - Она выживет. Она делала это в течение последних шести месяцев. Стало быть, у нее хватит сил еще на шесть.

Долбаный ангел ждал.

Девушка прошмыгнула мимо него и почувствовала, как ее ударило небольшим электрическим разрядом, в том месте, где задела его плечом.

- Он отчаянно пытался спасти тебя.

Верно. Кинан выглядел отчаявшимся, когда она увидела его на том кладбище. Сейчас же он просто отчаянно пытался пнуть ее под зад. Почему?

Николь сделала над собой усилие, чтобы спина оставалась прямой пока она шла. Вампир не собиралась показывать свою слабость перед Сэмом.

- Тебя не удивляет... как он убил ту девушку-оборотня?

Да, удивляет. Но там, наверху, Кинан уж точно не был настроен болтать с ней.

- Я думаю... она, должно быть, сломала себе шею — угол, под каким она напала...

- Она не ломала себе шею.

Вампир остановилась.

- Ты не думала об этом, верно? Возможно, из-за жажды крови, которая настолько сильна сейчас, что тебе трудно думается, да?

Она думала, что он был задницей. Как ему такие мысли?

Николь сделала еще один шаг к двери и свободе.

Конечно, Сэм оказался там. Мгновенно преградив ей путь.

- Как ты это делаешь? - Спросила девушка, потирая уставшей рукой шею. - Никто, как предполагается, не может вот так двигаться.

- Разные ангелы имеют различные сильные стороны. - Падший обвел взглядом ее тело. - И различные недостатки. - Мужчина схватил ее за правое запястье. Николь ожидала боли, грубого прикосновения, но хватка была легкой. Почти... нежной.

- У тебя здесь раны от цепей. - Его большой палец скользнул по темно-красной полосе, которая по-прежнему обвивала ее запястье. Сэм взял ее за другую руку и увидел аналогичные отметины. - И здесь.

Николь сглотнула.

- Да.

- Он держал тебя прикованной в одном из склепов. Сочный стейк, приманка в ловушке.

Хоть кто-то, казалось, понял, что планировал Карлос.

- Кинан не хочет меня слушать. Это он сейчас в опасности, и...

- И здесь, - продолжил говорить ангел, перебивая ее. - Здесь ты первый раз сломала себе кость, когда поняла, что должна выбраться... чтобы спасти Кинана.

Николь наклонила голову.

- Первый перелом самый сложный, верно? - Она старалась говорить беспечно.

Его губы слегка дрогнули.

- Спорим, что ты чуть не сломала себе все свои гребаные кости, пытаясь вырваться. Поэтому паренек из колледжа валялся рядом со склепом Лаво [19], да? Ты нуждалась в еде. - Мужчина все еще держал ее за руки и, казалось, не собирался отпускать. - Думаю, тебе все же необходимо попить. Нужно очень много, чтобы залечить ожоги и переломы.

Да, так и есть.

- Я найду кем перекусить.

- Ты говоришь так жестко. Эти слова совсем не подходят тебе, школьная учительница.

Что? Он думал, что учителя не были жесткими? Этот парень вообще ходилкогда-нибудь в школу?

- Может, после того, как попьешь, тебе будет лучше думаться. Тогда ты поймешь, что на самом деле здесь происходит.

Придурок.

- Почему бы тебе просто не сказатьмне, что происходит? Если ты знаешь, почему Кинан отталкивает меня, то просто скажи...

- Он думает, что защищает тебя.

- Чушь. - И она действительно так считала. - Более вероятно, что он решил скормить меня волкам. - Или койотам.

Сэм покачал головой.

- Подумай о той мертвой девчонке. Как она умерла?

- Я не знаю. Она набросилась на Кинана. Они повалились на землю. Он подставил руку под ее челюсти, и она упала. - Замертво.

- Одно касание, - пробормотал Сэм.

Ее сердце забилось быстрее.

- Ты же говоришь не о...

- Он рассказал тебе, как это - быть ангелом смерти, не так ли? Чтобы забрать душу, ты должен просто прикоснуться.

- Он касался меня. - Много раз и различными способами.Сэм, вероятно, лгал ей.

- Есть кое-что еще, о чем ты должна знать. - Он сделал паузу. - Ангелы, даже падшие, не могут лгать. Поэтому, когда я что-то говорю, верь мне.

Она не поверит этому парню с крыльями-тенями.

- Кинан утратил свои способности, когда пал.

- Нет, он просто забыл их.

Э-э-э, что?

- Падение - это не легко. - Его пальцы гладили ее запястья. Девушка попыталась вырваться, но он не отпустил ее. - Как только оказываешься здесь, считай, что тебе повезло, если сможешь вспомнить хотя бы свое имя.

Кинан вначале не помнил. Он рассказывал ей об этом.

- Потом воспоминания начинают возвращаться. Когда это происходит впервые, думаешь, что у тебя едет крыша. Но потом... потом ты начинаешь понимать.

Верно. Он пал. Он тоже прошел этот путь. Так что, конечно, Сэм говорил, исходя из собственного опыта.

- Ты начинаешь понимать, - повторил он, - а затем, твои силы потихоньку возвращаются.

У Николь перехватило дыхание.

- Хочешь сказать, что Кинан может убить одним прикосновением? - Взгляд вампира упал на их с Сэмом руки. - Значит ты тоже можешь. - Тогда зачем ты меня трогаешь?

- Если убийство, это то, чего я хочу... - Его глаза сверкнули. - Да.

Хорошо, что он, казалось, не хотелэтого сейчас.

- Временами силы запрятаны глубоко внутри, и ты должен «отпереть сундук», чтобы получить их.

Ее внутренности начало скручивать в узел.

- Иногда, чтобы открыть его, нужен просто правильный ключ. - Сэм широко улыбнулся. - Ты была замечательным ключом.

Если бы он не так крепко держал ее руки, она бы ударила его. И это был бы не легкий подзатыльник учительницы, а жесткий правый хук вампира, который научился драться грязно.

- Ты использовал меня. - Глаза Николь сузились. - Как Майк узнал, где мы прятались?

Улыбка ангела слегка увяла.

- Думаешь, я привел его к тебе?

Она подозревала, что да.

- Это не так?

Его хватка стала сильнее.

- Я тот, кто помог Кинану найти тебя, на том кладбище.

Вампир отметила про себя, что он не ответил ей. Как и Кинан, Сэм не смог сказать просто «да» или «нет».

- Ангелы не могут лгать, но это не означает, что они должны говорить всю правду, не так ли? - Потому, что есть разница. - Они могут уйти от ответа на вопрос или... они могут так играть словами, что ты не поймешь, где правда.

Мужчина кивнул.

- Как только впервые увидел тебя, я понял, что ты - ключ к возвращению сил Кинана.

Он потерялся в тебе.

- Я не хотела, чтобы он сломался.

- В самом деле? Разве ты не хочешь небольшой мести? Давай... - Сэм понизил голос. - Только между нами. Кинан наверху, ненавидит весь мир. Он не узнает, о твоих словах.

- Отпусти мои руки.

Сэм не отпустил:

- Я хочу сказать, что если бы той ночью он шевелился быстрееи коснулся бы напавшего вампира пораньше, у тебя все еще была бы твоя прекрасная, уютная жизнь. Черт, может быть, ты даже встретила бы своего принца и была бы готова выйти замуж. - У нее выступили когти. - Но он двигался недостаточно быстро, верно? Из-за него ты страдала, изменилась и потеряла все, чем дорожила.

Она потеряла бы все это в любом случае. Неважно, что сделал Кинан, у нее все равно не было бы волшебного принца или белого забора [20].

- Я не хочу мести.

Падший рассмеялся.

- Хорошо, что вампиры могут лгать, да? - Наконец Сэм отпустил ее руки, но все еще стоял между ней и дверью. - Для того, чтобы пробудить его силы, - сказал мужчина, - Кинану необходимо было дать волю своим эмоциям. Ты знаешь, что ангелы не чувствуют эмоций?

Девушка не ответила.

- Поэтому, когда они падают, эмоции оглушают их. Эмоции — это то, что укрепляет нас здесь, и то, что ослабляет. - Сэм склонил голову. - Чтобы заставить Кинана вызывать и контролировать огонь, его нужно было разозлить. Он пришел в ярость, когда твоя жизнь была под угрозой.

А для того, чтобы убить...

- Правильно. - Глаза мужчины сверкнули. - Он просто должен почувствовать убийственную ярость. Он должен хотетьубить. Когда Большой Майк напал на тебя... - тихий смех, - единственное, чего хотелось Кинану, это убить.

- Рада за тебя. - Она посмотрела на этого идиота. - Ты выпустил тигра из клетки.

- Нет, я дал падшему свободу. Или, вернее, это сделала ты.

- Потому, что ты подставил нас! - Так это все было просто игрой с Кинаном? И какой в этом смысл? - Неудивительно, что Кинан не хотел, чтобы я находилась поблизости. Если он прикоснется ко мне, то убьет.

Она не должна была почувствовать от этого облегчение. Это должно было привести в ужас. Заставить оттолкнуть Сэма в сторону и тащить свою задницу к двери. Но нет, вампир стояла на месте и думала... Он хочет, чтобы я ушла, потому что считает, что может причинить мне боль.

Возможно. Теперь она узнаёт своего Ангела. Нет, своего Падшего.

- Он не хочет убить тебя. - Николь опешила. Сэм говорил об этом действительно с уверенностью. - Ты что, не слышишь меня? - тяжело выдохнул мужчина. - Я сказал, что он убивает прикосновением, если желает смерти. Когда же он прикасается к тебе... - Одна бровь поднялась. - Бьюсь об заклад, смерть — это последнее, о чем он думает.

Ее зубы горели.

- Мне... нужно идти.

- Чтобы найти кровь? - Падший улыбнулся ей. - Зачем выходить? Ты можешь пообедать прямо здесь.

- Кинан не предлагал...

- Это уж точно.

Предложение Сэма потрясло ее.

- Ты мне доверяешь? Свою шею? - О нет, подождите, она поняла его замысел. - Когда я прикоснусь к тебе, ты убьешь меня? - Потому, что он был падшим, так же, как и Кинан. Только, возможно, мог убить по желанию. Сэм пробыл с людьми дольше, поэтому, быть может, получил полный контроль над всеми своими силами.

Мужчина улыбнулся.

- Я обещаю не убивать, если ты обещаешь не кусать слишком сильно.

Вампир смерила его взглядом.

- Ты заигрываешь со мной? - Невозможно. Ни в коем случае.

Сэм двигался как размытое пятно - он всегда так делал? И снова схватил ее за руку.

- Ты все еще жива. - Ее сердце отчаянно билось в груди. - Беда ходит за нами по пятам. Скоро те койоты будут выть под дверью. Если ты собираешься послушать Кинана и бежать отсюда... что, кстати, я не рекомендую, потому что они просто последуют за тобой и будут охотиться на тебя, так что вся эта идея - гребаный отстой...

М-да, это возможно.

- Если ты намерена уйти сегодня вечером, - сказал он, - то должна быть сильной, и ты должна набраться силы как можно скорее.

Его кровь. Девушка вздохнула и почувствовала запах Сэма. Она слышала, как его кровь бежит по венам. Так близко. Николь облизнула клык.

- Большинство Иных... они считают оскорблением быть укушенными. - Особенно оборотни. Она слышала, что эти парни скорее умрут, чем будут укушены.

- Я не большинство Иных. - Мужчина прожигал ее взглядом. - Кроме того, я знаком с удовольствием и болью от укуса - мне скорее нравится эта смесь.

Он предлагал. Ей нужнакровь. Вампир поднялась на цыпочки и прижалась губами к его горлу.

Если койоты придут, а в этом девушка не сомневалась, то у нее не будет времени, найти другую добычу. К тому же, она была не так уж и хороша в этих поисках.

Ее клыки царапнули кожу ангела.

- Вот так, - прошептал он. - Попробуй.

Николь сжала зубы...

- Какого черта ты делаешь?

Она отодвинулась, но не далеко. Сэм плотно прижал девушку к себе, его руки крепко обхватили ее талию.

Кинан с грохотом спустился вниз по лестнице, сверкая глазами, которые становились то черными, то синими, пока он мчался к ним.

- Убери от нее свои руки! О чем ты думаешь? Ты можешь убитьее!

Сэм не отпустил.

- Только если смерть - это то, чего я хочу. - Девушка почувствовала, как он пожал плечами. - Я не желаю ей смерти.

- Отпусти ее.

- Она держит меня.

Вот дерьмо, так и есть. Ее руки были все еще на нем. Николь мгновенно убрала их.

- Кинан, все в порядке, я как раз собиралась...

- Укусить, - закончил Сэм, и Кинан спрыгнул вниз. - В конце концов, ты оставил ее слабой, Падший. Обожженной, переломанной, слабой. Что ты хотел, чтобы она делала?

Кинан остановился меньше, чем в футе [21]от них. Он поднял руку, а его пальцы сжались в кулак.

- Николь, отойди от него. Ты не должна ему доверять. Он может напасть на тебя в любой момент.

Будто бы, это что-то, чего она не знает.

- Если ты хочешь ее, тогда возьми. - Подстрекал Сэм. - Прикоснись к ней, забери ее, если ты думаешь, что достаточно сильный.

О, так вотдля чего все это. Николь пихнула его локтем, так сильно, как только могла. Хватка Сэма ослабла, совсем чуть-чуть, и девушка отскочила от него. Она не бросилась к Кинану, а наоборот отошла от них обоих.

- «Она»не нуждается в том, чтобы ее кто-нибудь забирал, - четко произнесла вампир.

Но оба падших ангела были слишком заняты, сверля друг друга взглядом, чтобы слушать ее.

- Никогда не прикасайся к ней снова, - приказал Кинан.

- Я не буду к ней прикасаться... ты не будешь к ней прикасаться... и получится совсем одинокий вампир.

Кинан зарычал.

- Просто отступи, - сказала Николь в ответ на это. - Ты тот, кто сказал мне уйти, помнишь?

Он отрывисто кивнул.

- Проклятье, ей нужнакровь. - Сэм поднял руки. - Посмотри на нее. Посмотри.

Кинан метнул на нее взгляд. Она видела голод в его глазах. Желание. Страх.

- Если ты не собираешься помогать ей, это сделаю я. - Сэм потянулся к девушке.

- Нет, - решительно сказала Николь. Она планировала отказаться еще до того, как Кинан слетел вниз по лестнице. - Я найду другой источник.

Челюсти Кинана сжались, и она заметила вспышку ярости во взгляде.

А Сэм продолжал:

- Не нравится, не так ли? Заставляет тебя ревновать. - Он понизил голос. - Эти чертовы эмоции. Они настоящие суки, правда?

Кинан проигнорировал его.

- Я не хочутебя убивать, - сказал он Николь.

Сэм рассмеялся.

- Так вот из-за чего весь этот бардак, да? Ты боишься, что... убьешь ее.

Кинан даже не взглянул на него.

- Если ты уйдешь сейчас, у тебя будет преимущество, милая. Я прослежу, чтобы койоты не последовали за тобой.

- Потому, что убить их - это нормально, - сказал Сэм, - но не ее?

Глаза Кинана сузились.

- Иди, Николь.

Он действительно выставлял ее за дверь. Прекрасно. Девушка отвернулась, сделала пару шагов и взялась за дверную ручку.

- Спасибо.

Его шепот заставил ее замереть.

- За что? За то, что оставляю тебя? - Выходит, теперь ему придется вести этот неправильный бой без нее?

Но Кинан больше ничего не сказал. Черт бы его побрал. Николь оглянулась через плечо.

- За что?

- За жизнь. - Мужчина склонил голову. - Теперь я понимаю, почему ты так отчаянно боролась.

Нет, нет, он не взвалит это на нее...

- Некоторые вещи стоят того, чтобы за них бороться.

Кинан отвернулся и начал подниматься по лестнице.

- Он не можеттебя убить, - в голосе Сэма звучала уверенность.

Николь провела языком по губам, сжав пальцами дверную ручку.

- Э-это не то, что говорил Аз.

- Аз - ублюдок.

Он такой.

- Аз сказал, что если... если Кинан убьет меня... - Кинан застыл на середине лестницы. Его плечи напряглись. Падший поднял голову. Неужели ей не кажется, и он действительно расстроен? - Аз сказал, если Кинан убьет меня, он сможет вернуться.

Девушка повернула ручку и открыла дверь.

Сэм тут же снова захлопнул ее.

- Что?- Смертельно мягким, вибрирующим от ярости голосом.

- Ты слышал меня. - Николь не сомневалась в этом ни мгновение. - Кинан может вернуться. Ангел может получить свою жизньназад. Я просто должна умереть.

- Невозможно ничегоисправить. Аз это знает. Он несет чушь...

- Я не думаю, что он нес чушь. - Она не собиралась бежать за Кинаном, хотя смотреть, как он уходит, было больно.- А теперь убирайся с моего пути, Сэм.

Он удивленно посмотрел на нее.

- Прочь с дороги.

- Ты бросаешь его? - Мужчина отодвинулся, но смотрел с любопытством во взгляде. - Я... не ожидал этого.

Вампир обнажила клыки.

- Может быть, я, наконец, поняла, что настало время спасать свою шкуру. - Девушка распахнула дверь. Ее ждала ночь. Темная и печальная.

Она не будет оглядываться назад. Смерть, это единственное, что ждало ее позади. Она никогда не желала смерти.

Ни тогда, когда доктор сказал, что у нее тот же рак, который убил ее мать, постепенно разрушая тело.

Ни тогда, когда вампир бросил ее на землю, в переулке.

Нет, Николь никогда не желала смерти.

Но совершенно точно желала своего ангела. Девушка почти ощущала его прикосновение.

Прикосновение, которое могло убить.

- Ты гребаный идиот.

Кинан не обернулся, когда Сэм ворвался в комнату. Он смотрел на улицу внизу. На Николь. Девушка двигалась так быстро и в тени, что он едва мог следить за ней.

- Если бы она осталась здесь, она была бы мертва еще до рассвета. - Потому, что он ненасытный ублюдок, и хотел к ней прикоснуться. Очень.

- Поэтому ты отпустил ее одну? Это и есть твой гениальный план?

- Нет. Мой гениальный план... - Николь завернула за угол, пропадая из виду. Он сглотнул. - Мой план заключается в том, чтобы выследить койотов прежде, чем они выследят нас, и убить их. Тогда Николь не придется беспокоиться. - Кинан думал, что девушка окажется в безопасности, если он будет с ней каждую секунду, прикрывая спину.

Но это слишком рискованно. Потому, что когда он находился близко...

Прикоснуться. Взять.

Человеческие желания и эмоции действительно были сукой.

- Это все потому, что думаешь, будто не можешь прикоснуться к ней, не так ли?

Вопрос не требовал ответа.

Сэм вздохнул.

- Я говорилтебе. Ты должен хотеть убить. А прикасаясь к ней, ты просто хочешь трахаться.

Сэм всегда был красноречивым.

- Не веришь мне? Ты знаешь, мы не можем лгать!

Такой дурак. Теперь Кинан смотрел на Сэма.

- Зачем врать, когда правда может быть столь же обманчива? - Конечно, такая правда выглядела достаточно привлекательно, но, в конце концов, это всего лишь самообман.

- Прекрасно. Ты мне не веришь. Тогда иди найди какого-нибудь человека. Дотронься до него. И посмотришь, убьешь его или нет.

Кинан позволил себе улыбнуться.

- На самом деле, это именно то, что я планирую сделать. - Кинан спрыгнул с балкона. На мгновение он почувствовал сопротивление воздуха, разворот крыльев, а затем его ноги коснулись земли.

Падший медленно пошел вниз по улице. Не куда попало - он просто знал, где искать свою жертву.

Вокруг него всколыхнулся ветер.

- Ты морочил мне голову, да? - Спросил Сэм, подойдя к Кинану.

- Нет.

- Ты просто собираешься выбрать случайных смертных...

- Не случайных. - Совсем не случайных. Ангел давным-давно понял, что в этом мире не бывает случайностей. Всегда был план.

Сэм присвистнул и пошел рядом.

- Идешь мстить, а?

Кинан пристально взглянул на него.

- Беспокоишься?

Небольшие морщинки вокруг глаз Сэма стали заметнее.

- Случается, когда некоторые получают силу прикосновения, они не всегда могут с этим справиться. - Слишком много искушений.

- Со мной это уже было. - Слишком много. Кинан завернул за угол, учуял запах Николь и на мгновение остановился.

Но потом Падший зашагал быстрее. На улицах было многолюдно - толпы уже пьяных людей, Иные, которые старались не быть на виду. И его добыча.

Пит. Татуированный, рыжий и до сих пор живой. Пока что.

- Проваливай, Сэм.

Но тот просто схватил его за руку.

- Нет.

У падших теперь появилась совесть?

- Парень рассказал тебе все, что знал. - Между бровей Сэма залегла морщинка. - Зачем он тебе снова понадобился?

- Если я не остановлю его, он придет за мной.

- Что?

Кинан отодвинул Сэма в сторону.

- Я не единственный, кто хочет мести. - Иногда понять мотивы людей было легко. Может быть, он, наконец, сможет взять под контроль свои эмоции.

Но в этот момент Пит передвинулся, и Кинан увидел жертву, которую на самом деле искал. Пит был просто средством для достижения цели. Жалкий подхалим без внутреннего стержня.

Реальной угрозой являлся бритоголовый Джо. И этот человек в настоящее время направлялся к магазину вуду на углу. Сомнительно, что парень собирался войти внутрь только за защитой. Более вероятно, что он направлялся туда, чтобы получить какую-то магию, которая, как он думал, может сработать против вампиров.

Месть.

Кинан рванул вперед. Толпа, казалось, слилась для него в одно размытое пятно. Ангел был осторожен, чтобы никого не коснуться. Он не хотел смерти невинных на своих руках. Не хочу убивать. Не хочу убивать. Надеясь, что Сэм был прав, он проговаривал эту маленькую мантру у себя в голове. И он не хотел убивать Пита, но Бо... это другая история.

Кинан видел Бо раньше. В сценах смерти. Бо любил мучить своих жертв - вампиров илюдей. Если кто и заслужил быть «избавленным от страданий», так это Бо.

Падший вытянул руки. Его пальцы напряглись. Бо развернулся, почувствовав, наконец, угрозу.

Пит испустил пронзительный вопль.

Но потом кто-то закрыл от Кинана его жертву. Кто-то с бледной кожей и полночно-черными волосами. Последний человек, которого он ожидал увидеть на своей охоте.

Его добычу заслонила Николь.

- Я не знаю, что ты делаешь, - прошептала девушка, когда он замер. - Но нападать на людей... это неты.

Теперь он.

- Отойди от них, Николь. - Возможно, девушка не понимала, кем были те, кого она защищала. Николь тогда лежала на земле, горела, так что она, возможно, не рассмотрела их лиц. - Они одни из тех, кто пытался тебя убить.

- Меня заботят не они. - Девушка вздернула подбородок. - Я беспокоюсь о тебе.

Рука Падшего все еще была поднята и находилась лишь в нескольких дюймах от ее лица.

Сэм выругался. Вокруг Кинана всколыхнулся ветер, и Сэм исчез. Буквально.

Находясь позади вампира, Бо наклонился к своему ботинку и разогнулся, держа в руке деревянный кол.

- Это ты о себе должна беспокоиться, сука!- закричал Бо, брызгая слюной. - Я уже давно жду, чтобы убить тебя!

Николь развернулась к нему, но Бо успел замахнуться колом, а когда она повернулась, ему стало удобнее целиться в ее сердце.

Смерть.

Здесь. Сейчас.

Кинан прыгнул вперед и оттолкнул Николь в сторону, одновременно перехватив руку Бо с колом. Переломив и руку, и кол.

Парень пронзительно закричал от боли, но на середине крик оборвался, поскольку Бо рухнул на тротуар.

Умер.

- Кинан...

Повернув голову вправо, Падший увидел, что Николь поднимается на ноги. Она все еще была слишком бледной, и немного пошатывалась. Наверное, потому что не поела перед тем, как последовать за ним.

- Ты коснулся меня, - сказала ему девушка, и он задумался, не специально ли она использовала себя в качестве приманки. - Ты прикоснулся ко мне.

- Мне пришлось. - Если бы он этого не сделал, Николь бы умерла. Выбора не было.

Ангел не мог отвести от нее глаз. Я не убил ее. Кинан хотел притянуть девушку к себе. Но...

Вместо этого она притянула его к себе. Мимо них продолжали идти люди, даже не замечая покойника. Или, может быть, им было наплевать.

- Ты трогаешь меня, а я не умираю, - выдохнула она слова.

Послышался шум удаляющихся шагов. Кинан поднял глаза и увидел убегающего Пита. Сообразительный парень.

Николь вцепилась пальцами в его руки:

- Сэм говорил правду.

Просто не всю.

- Это то, чего тыхотел, - сказала она ища его взгляд. - И неважно, что еще может сказать Аз, ты не хочешь убивать меня.

Мужчина уткнулся лбом в ее лоб.

- Да. - Он убьет, чтобы защитить ее. Убил и сделает это снова. Но убить ее?

Это не входит в его планы. Не сейчас, ни, черт возьми, когда-либо еще.

- Если бы ты ошибалась... если бы Сэм ошибался...

- По мнению ангелов, я живу взаймы, - сказала Николь безжизненным голосом. - Кроме того, думаю, настало время начать кому-то доверять.

Кинан удивленно рассмеялся, отводя девушку от тела. Довольно скоро, кто-нибудь заметит, что парень не просто в отключке от выпивки.

- Ты решила довериться? - Он повел девушку в узкий переулок между зданиями. Шум сразу же стих. - Ты имеешь в виду, что начала доверять Сэму?

- Нет. - Николь переплела свои пальцы с его, крепко держа. - Ты тот, кому я доверяю.

Ангел остановился и медленно повернулся к ней лицом.

- Ты уверена в этом?

- Ты мог бы вернуть назад свою прежнюю жизнь. - Девушка наклонила голову, рассматривая его. - Но, как я понимаю, ты хочешь чего-то большего.

Тебя. Он никогда не пытался скрыть своего желания, даже когда оттолкнул ее.

- Ты не будешь сражаться с койотами в одиночку. - Николь подняла руки и прижалась к его груди. - Ты не будешь иметь дело с Азом в одиночку. С этого момента мы команда, понял?

Кинан хотел этого. Его тело было горячим, напряженным и жаждало ее. Он хотел Николь в любом месте, где только мог получить, потому что время было не на их стороне.

- А если ты погибнешь?

Губы девушки слегка изогнулись.

- Разве ты еще не заметил? Меня не так просто убить.

Падший поцеловал ее. Должен был. Он не раздавил ртом ее губы, как жаждал. Он просто ласкал Николь губами и языком, ощущая ее вкус.

Она застонала ему в рот – хриплый, полный желания звук, который заставил мужчину хотеть ее еще сильнее.

Но не здесь. Не в этом зловонном переулке. Не тогда, когда вокруг так много зрителей. На этот раз все произойдет правильно.

Падший снова схватил ее за руку:

- Пойдем со мной. - Они возвращались к Сэму. Кинан разденет и возьмет ее, наслаждаясь тем временем, что у них еще осталось.

Потому, что он знал... это время долго не продлится.

Но я не хочу убивать ее. Его страх и есть причина, по которой он пытался оттолкнуть девушку. Одно прикосновение... но ей, его прикосновение приносило лишь удовольствие. Он сделает все, чтобы удовольствие было единственным, что Николь когда-либо знала от него.

Остальных же, кто придет за ней... он позаботится о том, чтобы они познали только боль.

Аз посмотрел вниз на неподвижное тело Бобби «Бо» Рейнольдса. Рейнольдс не был особо хорошим или добрым человеком. Конечно, за ним числилось несколько хороших поступков, но Бо позволил обиде привести себя к порочным деяниям.

Теперь он был просто мертв.

Аз был тем, кто переместил душу Бо. Ангел видел его последние минуты. Знал, Бо будет пытаться напасть, что тот и сделал.

Азраэль отвернулся от тела. Сейчас уже просто оболочка. Кинан со своим вампиром уже ушел - сбежал с места преступления, ни разу не оглянувшись. Без раскаяния. Без вины. Убивать становилось для него все легче.

Кинан менялся. Адаптировался. Эволюционировал?

Скоро его будет не остановить.

Ангел не может игнорировать угрозу Кинана и дальше. Азраэль знал, что если промедлит, это может оказаться роковой ошибкой. Поэтому он вышел из толпы и сильным движением крыльев взмыл в воздух в поисках тех, кто поможет ему. Койоты оплакивали своих мертвых. По крайней мере, оплакивали - некоторым Инымбыло плевать на тех, кто ушел.

Ангел приземлился недалеко от койотов, коснувшись земли вблизи альфы. Альфа - его звали Карлос - напрягся, раздувая ноздри. Оборотни не в состоянии были увидеть его, но с их повышенным обонянием - Аз знал - они могли вычислить его присутствие.

Он рассчитывал, что их обостренные чувства помогут ему. Потому, что проецировать голос и энергию слишком долго, было опасно - силы истекали.

- Найди Сэма. - Для Азраэля собственный голос гремел, но для койотов, вероятно, он был немногим громче шепота.

Карлос напрягся, втянув носом воздух, обернулся, обвел взглядом поляну.

Помогать судьбе иногда могло быть реально больно.

- Найди... Саммаэля. - Аз потратил почти всю свою энергию, чтобы прокричать это Карлосу.

- Саммаэль. - повторил про себя Карлос.

- Он приведет вас... к Падшему. - Спроецировать свой образ было почти невозможно. Но, в конце концов, он имел дело с оборотнем, люди вряд ли когда-нибудь услышали бы шепот, вернее, рев ангелов.

Силы Азраэля истощились, и он покинул оборотня с надеждой на успех в охоте.

Его грызло то, что пришлось вручить бразды судьбы в руки хладнокровного убийцы.

Но иногда ты не можешь выбирать своих союзников... или врагов. Ты просто должен быть готов к борьбе - убивать, или умереть.

Он был готов.

А Кинан?


 Глава 15

 В квартире Сэма было тихо, как в могиле. Свет выключен, абсолютная, непроницаемая тишина. Войдя внутрь, Кинан сразу понял, что они одни.

Падший уже поднялся на пять ступенек вверх по лестнице, когда Николь схватила его за руку:

- Кинан... подожди.

Голос девушки был слабым, задыхающимся. Они бежали назад так быстро, что люди их не замечали.

- Мне нужно... - ее хриплый голос заставил его тело напрячься. Падший знал, что нужно вампиру. Он развернулся, крепко обнял ее и прислонил к перилам лестницы.

- Пей из меня, - прошептал мужчина, прижимая голову Николь к своей шее.

Вампир прикоснулась к его коже губами. Затрепетав, они раскрылись, а затем Кинан ощутил легкий укол зубов.

После укуса легкая боль исчезла, и его тело затопила волна удовольствия. Действительно ли она была близка к тому, чтобы укусить Сэма, ранее?

В горле Падшего зародилось рычание, а его руки, удерживающие девушку, напряглись.

Но потом Ангел замер. Его вены наполнил лед, и он оттолкнул ее.

- Кинан? - Николь, высунув язык, слизала капли крови с губ. - Ч-что случилось? Я взяла слишком много?

Его руки сжались в кулаки.

- Я... - Мужчина вздохнул, пытаясь побороть охвативший его гнев. - Я боялся, что сделаю тебе больно. - Неосторожным прикосновением. Гневными мыслями. Так ли это просто? Что, если он пересек черту? Контроль.

Один момент слабости... мог ли он причинить ей боль так легко?

- Ты не сделал мне больно, - сказала Николь. - Мы уже обсуждали это, помнишь? Ты должен хотетьубить.

- Прямо сейчас, - признался Кинан честно, - я хотел.

Ее глаза расширились.

- Меня? Ты хотел...

- Сэма, - выплюнул Ангел имя. - Ты держала зубы у егогорла, - прорычал он. - Ты собиралась пить из него.

Просто пить. Не трахаться. Почему он ревнует из-за питания кровью?

Кинан не должен был, но это так.

- Я не собиралась. - Голос девушки был мягким, и прошелся по его коже, как ласка.

Падший поднял брови. Он заставил себя разжать пальцы.

- Я видел тебя. Ты была у его горла.

- Но я не собиралась пить. - Николь покачала головой. - Мне действительно было нелегко, но я не собиралась использовать твоих друзей в качестве еды. - Она пожала плечами. - Сэм играл в какую-то игру, и я хотела выяснить, что за цель он преследовал.

- Сэм постоянно играет в игры.

- Он хотел, чтобы ты разозлился. Ревновал.

- Значит, сейчас он был бы реально доволен. - Падший почти видел ухмылку Сэма.

- Он сказал мне, что весь секрет в контроле, Кинан. Ты должен себя контролировать.

Один промах, да, он знал, что произойдет. Чего он не понимал, так это...

- Ты знаешь, на что я способен, так почему же все еще хочешь быть со мной?

Николь улыбнулась Ангелу, что чуть не разбило ему сердце:

- Ты знаешь, что я делала, так почему же все еще хочешь быть со мной?

- Потому, что я хотел тебя... - Даже прежде, чем понял, что представляет собой желание. Кинан прочистил горло. - Потому, что я хочу тебя. Всю тебя.

- То же самое я чувствую по отношению к тебе. - Ее пальцы скользнули по его груди. - Я просто хочу тебя.

- Что если...

Николь остановила Падшего, наклонившись вперед и поцеловав его в губы. Нежный поцелуй. Ласковый. В последнее время они оба видели мало нежности.

- Я доверяю тебе, - выдохнула она слова ему в рот.

Ее доверие очень дорого, он знал это. А еще, оно было опасно.

- Я исцеляюсь быстрее... - Девушка отступила назад и посмотрела на свои руки. На них больше не было синяков. - Когда пью твою кровь.

Ангельская кровь была сильной. Самой волшебной для одних, и самой смертоносной для других. Вампиры от ангельской крови быстро исцелялись, а если бы ее проглотили демоны, они бы погибли.

Кровь ангелов когда-то породила демонов, но с течением времени, она растворилась. Наркотики, которые они так часто употребляли, изменили их тела, время и мутации сделали остальное. Теперь, если демона поразить чистой ангельской кровью, он точно не исцелится.

- Когда я пью кровь... - Николь посмотрела куда-то выше плеча Падшего. Она подняла руку, скользнув ею вниз по его спине, и пальцы, казалось, погладили воздух. Нет, она погладила его крылья.- Я вижу кое-какие вещи, - сказала девушка.

По его телу прошла дрожь. Ангел почувствовал ее прикосновение к крыльям, которых он больше не имел. Что...

Николь снова перевела взгляд на него:

- Ты прекрасен, Кинан.

- Мужчины не красивы. - Если он не возьмет ее в ближайшее время, то взорвется. - Мужчины не...

- Ты гораздо больше, чем мужчина. - Девушка развернулась и направилась вверх по лестнице, покачивая бедрами - заставляя его желать прикоснуться к ней и взять. - Ты нечто большее. - Она бросила кокетливый взгляд через плечо. - Так что, иди и докажи мне это.

Николь рассмеялась и, все еще смеясь, взбежала по лестнице.

Теперь он точно понял, почему пал, и понял, что если бы снова стоял перед таким же выбором, он бы снова прыгнул в огонь.

Ради нее.

Он убьет, и будет гореть за «свой соблазн».

Сэм понятия не имел, зачем ищет эту девушку, но танцовщица, Селин, зацепила его той огненной ночью в «Искушении», и с тех пор присутствовала во снах.

Как правило, Падшему всегда снились только огонь и крики. Но в последнее время он начал видеть девушку, которая раздевалась... и смотрела на него ледяными глазами.

Найти ее было не сложно. Большинство девушек из «Искушения» просто перешли в «Восход» - другой его клуб, на этот раз в менее респектабельной части города. Сэм просто пришел и поинтересовался, выступает ли здесь Селин.

Она не выступала на сцене, она обслуживала столики - одетая в тоненькое, черное, очень, оченькороткое платье, которое заставляло его желать вылизать ее.

Падший выбрал столик из тех, что относился к Селин, и стал ждать.

Когда она шла к нему, он заметил колебания. Глаза девушки слегка расширились. Сэм видел, что она боится, но все равно продолжает идти. Интересно.Он протянул двадцатку:

- Я возьму пива.

Селин схватила деньги и отвернулась.

Сэм поймал ее за руку.

- Ты не имеешь права прикасаться, - сказала она напряженным голосом.

Он не отпустил. Падший посмотрел на ее кожу - мягкая, шелковистая - поднял взгляд выше. Да, это все еще было там. Чувственное притяжение, которое взывало к его ощущениям, и которому нельзя было отказать. Даже сейчас все мужчины пялились на нее. Мужчины, которые ждали и наблюдали. Сэм кивнул и еще немного задержал на ней свою руку, прежде чем убрать.

Официантка отступила назад и повернулась к бару.

- Я готов биться об заклад, что ты демон, - сказал он тихо.

Поднос для напитков выпал из ее руки. Когда Селин обернулась, чтобы посмотреть на него широко раскрытыми глазами, он улыбнулся:

- Что, никто раньше не догадывался?

Девушка покачала головой и осмотрела клуб:

- Ты... ты не должен быть здесь.

- Где же еще мне быть? - Его взгляд упал на ее очень длинные ноги. - Кроме того, мне нравится то, что я вижу.

Селин шагнула к Падшему и взяла его за подбородок. Нежные пальчики подняли лицо Сэма, и она посмотрела ему в глаза:

- За тобой охотятся.

Мило. Она беспокоится о нем настолько, что даже предупредила.

- Я говорю тебе... - Девушка бросила взгляд через плечо. - Потому, что слышала, ты всегда платишь свои долги.

Не совсем верно, но Падший хотел, чтобы она продолжала говорить, поэтому держал рот на замке.

- Тина... она разговаривала с каким-то типом после пожара...

Тина?Сэм смутно припомнил блондинку с большой грудью, которая вполне сносно танцевала на шесте.

- Она рассказала ему о тебе и о той женщине, которая была с тобой в служебных помещениях «Искушения».

М-да, а вот сейчас Селин ему помогла.Возможно, он будет обязан ей за информацию.

- Как он выглядел?

- Шесть с половиной футов [22], двести фунтов [23], черные волосы, черные глаза, говорил с мексиканским акцентом. - Девушка наклонилась и подняла свой поднос. - И, если я не ошибаюсь, он - оборотень. Он пах, как животное. Без сомнения, так пахнут перевертыши.

Селин была полна сюрпризов.

- У тебя хорошая память.

Она поджала губы:

- Это естественно. Он был здесь не более тридцати минут назад.

Хорошее настроение Сэма исчезло.

- Я говорилаТине, не уходить с ним, но она не захотела меня слушать. - Костяшки ее пальцев, сжимавших поднос, побелели. - Мне не понравилось, как он смотрел. Я-я беспокоюсь, что Тина может не вернуться.

Возможно. Возможно также, что танцовщица слила тому типу каждую крупицу информации, которую знала о нем. Но Тина не могла знать много, она видела его лишь в клубе, она не...

- Тина спала с Роном.

Дерьмо. Он предупреждал демона, вести себя с девочками осторожно, но у того была серьезная слабость к большой груди. И когда он ее видел, то не мог держать язык за зубами. Так же терял голову, как и человек.

Селин кивнула.

- Твой помощник, не так ли? Если тот оборотень захочет узнать, «где ты повесил свое грязное белье», я думаю, Рон может ему об этом рассказать.

Сэм вскочил со стула и навис над ней:

- Если ты увидишь этого оборотня снова, держись от него подальше.

Девушка рассмеялась:

- Я похожа на дуру?

- Ты похожа на ходячий секс.

Она покраснела. Покраснела.Стриптизерша не должна краснеть. Особенно стриптизерша-демоница.

Падший развернулся. Ее загадку можно будет разгадать позже.

- Ты мой должник, Сэм! - крикнула она ему вслед.

Мужчина не остановился. Он рассчитался бы с ней независимо от размера желаемой ею оплаты - в конце концов, сколько это может быть?

Но сначала он должен найти Рона, и убедиться, что демон не проболтался.

Сдирая с себя рубашку, Кинан бросился за Николь. Он вошел в темную комнату и увидел, что девушка ждет его. Она стояла коленями на кровати, и была обнаженной. Да.Падший швырнул рубашку на пол и закончил раздеваться уже перед ней.

- Ты самая сексуальная женщина, которую я когда-либо видел, - сказал он, подходя ближе.

Николь следила за ним взглядом, и Кинан знал, что она смотрела на крылья, которых не должна была видеть. Только умирающий или тот, в ком была кровь ангела, мог...

Падший остановился и рассмеялся, потому что следовало раньше понять, в чем дело. Благодаря ему, в Николь теклакровь ангела. Он много раз давал ей свою кровь.

- Что смешного?

Кровать прогнулась под его весом, и мужчина помотал головой. Он схватил девушку за руку и поцеловал пальчики. Николь охватила дрожь.

- Кинан...

Ангел придвинулся ближе, провел пальцами по ее груди - такая нежная, с красивыми сосками. Он наклонил голову и лизнул одну.

Николь со стоном выгнулась ему на встречу.

Ласка. Нежность.Он мог дать ей это. Нет боли, нет огня, нет гнева. Просто мужчина и женщина.

Он должен был дать ей это.

Кинан обвел сосок языком, вкушая девушку и желая большего, раздвинул коленом ноги, чтобы лучше открыть ее для своих прикосновений и, еще раз очертя языком сосок, повел костяшками пальцев вниз по животу. Рука опускалась, пока пальцы не оказались на входе в лоно.

Коснувшись половых губ, мужчина обнаружил, что Николь влажная. Готовая.

Он начал покрывать поцелуями другую грудь. Втянув сосок в рот, стал посасывать его. Девушка выгнула бедра навстречу его руке, и он скользнул двумя пальцами в нее.

Мышцы влагалища сжались вокруг пальцев, и член Кинана дернулся. Внутрь.

Но... еще не время.

Ангел вновь провел языком по груди, а затем отстранился, чтобы посмотреть на Николь. С каждым погружением его пальцев на лице девушки отражалось наслаждение. Падшему нравилось, как у Николь перехватывало дыхание, когда ее накрывало удовольствие. Нравилось, как блестели глаза, и она прикусывала нижнюю губу.

Большинство мужчин, вероятно, не нашли бы клыки сексуальными. Эти ребята были идиотами.

Он вынул пальцы из соблазнительной плоти, схватил девушку за бедра и развел их еще шире.

Мгновение Ангел просто смотрел на ее средоточие женственности. Прелестное, розовое, набухшее от желания. Потом нагнулся и лизнул. С первым движением языка Кинан захотел...

Всю Николь. Всю.

Падший притянул девушку к своему лицу, и взялее.

Она кончила от его языка. Один раз. Второй.

Но Кинан не остановился на оральных ласках. Прямо сейчас он отчаянно нуждался в Николь и независимо от того, что их ждало, хотел запомнить этот момент.

Удовольствие. Нет боли. Нет страха.

В течение этой ночи, он доставит ей только удовольствие.

- Кинан. - Ногти вампира впились в его плоть. – Я хочу тебя внутри.

Он поднялся над ней, облизывая губы - все еще наслаждаясь вкусом. Падший знал, что его глаза были черны, как и ее.

Когда Николь посмотрела на него, у нее прервалось дыхание. Ее руки опустились ниже и погладили Ангела по спине. Нежное прикосновение отозвалось в нем выстрелом. Поглаживание крыльев, которых не существует.

Кинан сделал толчок и погрузился в нее так глубоко, как только смог. Девушка обхватила его ногами, вдавив пятки в ягодицы, и выгнулась навстречу. Беря все, что он мог дать, и нуждаясь во всем.

Уши Ангела наполнились стонами Николь. Девушка крепко обхватила его руками.

Толчок.

Толчок.

Кинан поцеловал Николь, проникая языком внутрь, изголодавшись по ее вкусу. Ее язык коснулся его, в то время как лоно сжало член своими нежными мышцами.

По спине побежали мурашки. Падший был близок к оргазму, но он не хотел, чтобы это произошло сейчас. Пока нет.

Пальцы девушки скользили по рубцам шрамов, и эта ласка разрушала его самоконтроль.

Кинан вошел еще жестче. Глубже. Сейчас, когда он так сильно хотел ее, нежность исчезла. Теперь, ему нужно...

Она.

Падший взорвался внутри девушки, и услышал стон, который, кончив, издала она. Удовольствие неистово пульсировало у него в крови.

Он обнял Николь так сильно, как только мог.

Не отпустит.

Независимо от того, кто позовет.

Некоторые вещи в этом мире были важнее долга, а некоторые - даже сильнее, чем смерть.

Сэм учуял запах крови, как только поднялся на крыльцо дома Рона. Входная дверь была открыта и неровно покачивалась на петлях.

Челюсти Падшего сжались - он знал, что найдет еще до того, как перешагнул порог.

Бедный Рон никогда не был особенно сильным демоном. Едва третий уровень по шкале силы – ему нечем было ответить в борьбе с другим паранормалом.

Рон лежал на полу. Его горло было разорвано, вокруг тела растеклась кровь.

- Дьявол.

Руки и грудь демона покрывали следы от когтей. Эти раны были недостаточно глубокими, чтобы убить.

Нет, оборотень, который пришел за Роном, вначале пытал его, стараясь сломить и заставить говорить.

- Ты сломался, не так ли? - прошептал Сэм. Потом, покачав головой, наклонился, чтобы закрыть демону глаза. Когда дело дошло до боли, Рон не выдержал. Недостаток многих демонов. Боль была их слабостью.

Кто пришел забрать Рона в момент смерти? Аз? Один из десятков его приспешников?

Он вытащил телефон - иногда технологии были эффективнее магии. Падший позвонил к себе домой. Он предполагал, что Кинан приведет девушку именно туда. Сэм знал, что когда выдавалась спокойная минутка, он предавался страсти со своим вампиром.

Раздался гудок. Один, второй...

- Алло? - неуверенным голосом произнесла Николь.

Сэм отвернулся от тела.

- К вам гости, - предупредил он. - Будьте готовы...

И услышал, как разбилось стекло.

- Думаю, гости уже здесь, - сказала девушка тихо, и связь оборвалась.

В одно мгновение Кинан вскочил с кровати. Он схватил джинсы, натянул их и повернулся к Николь лицом, в то время как слова Сэма еще звучали у нее в голове.

К вам гости.

Предупреждение Сэма запоздало.

- Сиди здесь, - сказал ей Кинан, - ты должна...

- Ни в коем случае. - Вампир вскочила с кровати и схватила свою одежду. - Мы сделаем это вместе. Ты не станешь сражаться один!

- Если пойдешь, будешь отвлекать меня.

Резкие слова заставили ее замереть.

Он поднял руки:

- Дотронувшись до меня, они умрут. Я могу справиться с ними. Мне просто нужно быть уверенным, что ты в безопасности.

Но она хотела быть с ним.

- Я не беззащитная.

- Я этого и не сказал.

Да, не сказал.

- Я говорю, что ты слишком важна для меня, чтобы рисковать тобой. - Падший направился к двери. - Оставайся здесь.

В то время как он будет сражаться?

Но Кинан уже ушел.

- Проклятье. - Он ушел, и... она осталась одна. Вампир почувствовала аромат цветов, а когда посмотрела в сторону балкона, дверь распахнулась, и там она увидела... вот дерьмо.Больше не тень – человеческая фигура. Из спины росли огромные крылья, а лицо искажала ярость.

Аз. Ему даже не нужно было говорить, чтобы она поняла, что смотрела на Смерть.

- Ты позволишь ему умереть за тебя? - прорычал Азраэль и двинулся к ней.

Николь попятилась. Да, она хотела быть храброй и крутой, и шагнуть ему на встречу, но она знала, что Ангел мог сделать всего одним прикосновением.

Поэтому девушка отступила, от греха подальше.

- Кинан не умрет. - И тут раздались крики. Кричали внизу. Однако голоса Кинана слышно не было. Николь вздернула подбородок. - Он не...

- Он мог бы вернуться. - Аз все еще приближался к ней. Нехорошо. - Все, что он должен сделать, это закончить свою миссию.

Она уперлась спиной в стену. Больше отступать некуда.

- Имеешь в виду все, что он должен сделать, это снова стать послушным солдатом и убить меня?

- Ты никто. - Ангел остановился на расстоянии менее двух метров от Николь. Он нахмурил свой совершенный лоб и смотрел на нее так, будто действительно пытался понять, какого черта Кинан в ней нашел. - Ты просто вампир. Паразит, который должен быть уничтожен.

Теперь Азраэль старался вывести ее из себя. Николь схватила лампу и бросила ее прямо ему в голову. Фарфор разбился, а он даже не моргнул.

Оружие, не сделанное человеком.Верно. Лампа, наверняка, была изготовлена в Китае, а не сотворена с помощью магии. Проклятье!

Значит ей надо подойти к вопросу с фантазией.

- Может, паразит не я? - Она откинула волосы за спину. - Не я - тот, кто забирает души, а ты.

Его глаза расширились:

- Я – ангел, созданный, чтобы быть выше, созданный для...

- Да-да, я слышала эту байку.

Азраэль удивленно посмотрел на нее.

Вампир улыбнулась.

- Ты когда-нибудь задумывался, а вдруг ты ошибаешься? Вдруг ты не высший? Ты не можешь чувствовать, не так ли, Аз? Кинан может. Он чувствует, испытывает желание, нужду и... – Любит.Но она не произнесла этого. Она надеялась, что Кинан способен любить.

Потому, что сама Николь была безнадежно влюблена в него. Но она не даст Азу такого оружия против себя.

- Может быть, люди - высшие, - сказала девушка, вместо этого. - Вы должны охранять нас, не так ли? Защищать нас.

Ангел расправил свои огромные крылья, и их черные кончики коснулись потолка.

- Ты больше не человек.

Он просто насмехался над ней. Ублюдок.

Николь опустила глаза к полу и еще раз измерила взглядом расстояние между ними. Да. Два хороших шага.

- Ты можешь меня убить.

Аз улыбнулся.

Ублюдок. Он можетубить ее, так почему не делает этого? Почему ждет, а не убивает?

Потому, что ангелы должны следовать приказам.Не они выбирали момент смерти. Им приходилось ждать и следовать правилам, и касаться только когда...

- Нет, - выдохнула она, поняв это, и сделала шаг к Азраэлю. - У тебя есть сила убить прикосновением, но ты не можешьубить меня. Пока, нет. Потому, что ты должен следовать своим приказам, верно Аз? – Еще один образцовый солдат.

Он прищурился.

- Ты не можешь коснуться меня, пока не пришло время. Ты не можешьубить меня, пока не пришло время. - Вампир выпустила когти и обнажила острые зубы. - Возможно, ты просто хочешьпричинить мне боль...

Азраэль сделал шаг назад:

- Я-я-я не...

Чушь.

- Конечно. Ты думаешь, я поверю, что ты не хотел немного отомстить после того, как я забрала одного из ваших бесценных ангелов?

Николь заметила легкое колебание ресниц. Ага...

- Я - та, кто забрал его. Я.Кинан пал. - Она позволила себе изогнуть губы в улыбке, зная, что это обнажит ее клыки. - Он влюбился в меня - вампира, паразита- и не хочет возвращаться к вам.

- Ты уничтожишь его. - Окончательно.

И это тот парень, который не должен был чувствовать? Может быть, все ангелы кипят эмоциями и готовы взорваться?

- Ты переживаешь? - спросила Николь. - Похоже, ты больше не идеальный ангел, либо...

- Я никогда им не был.

Это остановило ее.

Крылья Азраэля все еще были широко раскрыты. Ангел сжал опущенные по бокам руки в кулаки.

- Он не безразличен тебе, вампир?

- Да. - Абсолютная правда.

Аз наклонил голову:

- Насколько?

Нахмурившись, девушка посмотрела на него. Что ангел задумал теперь?

- Достаточно ли он дорог тебе, чтобы обменять свою жизнь на его? - Короткая пауза. - Потому, что именно это Кинан сделал для тебя. Он отдал все, что имел. Он горел, когда падал. Кинан прошел через ад, просто чтобы быть с тобой.

Ад? Подождите-ка...

- Поэтому я спрашиваю... на что ты готова ради него?

Николь заметила, что крики внизу прекратились. Слишком тихо.Ее сердце, казалось, замерло в груди. Она бросилась к тумбочке, где стоял большой черный рюкзак, открыла его и увидела свою одежду. Из дома Кинана была привезена всяее одежда. – Сэм знал, что она вернется.Николь вынула вещи, и нашла на дне свой пистолет. Спасибо тебе, Сэм.

- Ты боролась бы за него? - давил Аз. - Убила бы?

- Да, - сказала она без колебаний, когда ее пальцы обхватили ручку пистолета - того, который она взяла в комнате для кормления вампиров в Сан-Антонио. Получи на этот раз серебром, засранец.

- Умерла бы ты за него?

Когда девушка снова повернулась к нему, в ее крови кипел гнев:

- Я не знаю, в какую сумасшедшую игру ты решил сыграть...

Ангел не удостоил оружие и взглядом. Конечно, зачем ему бояться пистолета? Он не боялся... но оборотень должен был страшиться серебряных пуль, которые все еще находились внутри.

Аз наблюдал за ней своим горящим взглядом:

- Мы оба знаем, что Карлос охотится не за тобой. Это крови Кинана он хочет — чтобы получит власть, ему нужна кровь ангела. Поэтому я спрашиваю снова... - его слова, казалось, проходили сквозь нее, - ты бы умерла за него?

Тишина была слишком плотной.Николь сжала пистолет. Оставалось всего несколько пуль.

- Ангелы могут умереть, - сказал ей Аз тем шепотом, что вызывал у нее мурашки. – Каждыйможет умереть, и поверь мне, вампир, оба вы эту ночь не переживете.

Кинан?

Она бросилась к двери.

- Будь готова выбрать! - крикнул ей вслед Азраэль. - Я вижу приближение смерти. Я вижу это.

Видение последнего мгновения. Черт возьми, иногда быть ангелом это отстой.

- Я вижу тебя и Кинана. Я вижу кол, и я вижу кровь. - Он покачал головой. - Кровь на Кинане.

Нет, он не должен умереть. Николь чуть не скатилась с лестницы, когда мчалась вниз.

- Кинан!

- Смерть придет, - преследовал ее голос Аза. - Перед восходом солнца Смерть заберет душу.

- Держись от него подальше! - закричала вампир, но она не знала, кому адресовала эти слова - Азу или Карлосу.

Спустившись на первый этаж, Николь увидела осколки стекла на полу. Там же лежали двое голых мужчин. Скорее всего, они были оборотнями - те всегда голые, когда трансформируются назад в человека.

Но Кинана нигде не было видно. Так же как и Карлоса.

- Лучше поторопиться... - Она взглянула вверх и увидела, что Азраэль стоял на лестнице и смотрел на нее. - Время уходит.

Черт бы его побрал. Николь выбежала в ночь, выкрикивая имя Падшего.


 Глава 16

 Кинан схватил ее, когда она выскочила на улицу. Он дернул девушку на себя, зажав ей рот рукой, чтобы остановить крики, притянул в тень и закрыл своим телом.

- Тише, милая, - выдохнул он ей в ухо, и она с облегчением прижалась к нему. - За нами охотятся. - Это вызывало в Падшем бешеную ярость.

Два оборотня-койота уже погибли - их приветствие началась с того, что они бросились на него, выпустив когти и оскалив зубы. Они сумели ранить Кинана, залив его кровью весь коридор, но он позаботился о том, чтобы нападавшие заплатили за свои укусы.

Николь сжала его руку:

- Это ты, - прошептала она. Ангел наклонил голову, и увидел страх в ее глазах. - Они не остановятся пока не получат твою кровь.

Они уже получили все, что он хотел им дать.

- Аз сказал мне, ты можешь умереть сегодня вечером.

Мужчина кивнул.

- Оставайся здесь, пока я буду охотиться. - Он отвернулся.

Вампир дернула его назад. Сильно.

- Что за черт? Ты вообще слышал меня? - Она заткнула что-то - пистолет - за пояс за спиной.

Карлос, наверное, слышал ее. Николь не пыталась понизить голос.

- Мы думали, что целью Аза была я, но мы ошибались, Кинан! Это ты!

Он догадывался об этом. Знал, Азу нравилось уничтожать падших, что ходили по земле. Иногда Кинан задавался вопросом, убивал ли Ангел, когда приказывали или когда этого хотел он сам.

Но потом Кинан тоже пал. А Азраэль не падал. Он оставался наверху, на небесах, являясь там «правой рукой» уже много лет.

В руку Падшего впились когти Николь:

- Ты не умрешь из-за меня.

Такая пылкая, его вампир. Ангел откинул волосы девушки назад, задержав немного свою ладонь на ее щеке:

- Ты волнуешься зря. Аз пытается напугать тебя. - Он чувствовал взгляды, что следили за ним из темноты. Будет еще одна атака. Ему нужно завести Николь обратно в дом - пока она внутри, любому нападающему, чтобы заполучить ее, придется пройти через него.

- Ну, тогда ему это удалось. Я боюсь. Я не хочу потерять тебя!

Справа приближались шаги. Должно быть, по улице шел какой-то человек. Оборотень не издал бы столь очевидный звук. Перевертыши могли атаковать и отходить в полной тишине.

Старая игра в прятки.

- Койот здесь, - сказал Падший, - и я не позволю ему уйти. – Потому, что если он этого не сделает, вскоре будет новое нападение. Карлос не собирался отступать. Нет, пока не получит, что хочет.

Мою кровь.

Тем хуже для Карлоса... Кинан планировал давать кровь только Николь.

Девушка взглянула поверх его плеча и оглядела темную улицу.

- Ты имеешь в виду, мыне позволим ему уйти.

- Николь...

- Мы не позволим. - Гневно сказала она, и в этот момент была так прекрасна. Бледная кожа. Темные волосы. Губы, которые ему хотелось поцеловать. Когда она смотрела на него, ее взгляд пылал. - Я не позволю тебе рисковать собой. Ты - цель. Я буду прикрывать твою спину.

Все из-за Аза. Это он послал ее бежать во мрак. Ты заплатишь, Аз. Скоро.

- Тогда пора охотиться. - Приближающийся рассвет ослабит вампира.

Ангел поцеловал ее - один быстрый поцелуй - потому, что хотел ощутить вкус этих губ. И отвернулся в ночь.

Они не успели уйти далеко, когда Николь остановила его. Падший услышал судорожный вздох, прежде чем она прошептала:

- Кровь.

Он уставился на темный асфальт, и увидел мелкие капли.

- Может быть, этот ублюдок ранен.

- Нет, кровь принадлежит человеку. - Девушка поспешила вперед. - Там больше. Это...

Ловушка.

Значит, койоты играют грязно. Чтобы заполучить свою добычу, Карлос готов был принести в жертву человека. Неудивительно.

Кинан и Николь пошли по этому следу - вначале за небольшими, потом за более заметными каплями на земле. Свежая кровь. Встречающиеся им на пути люди и понятия не имели, что идут по улице, обагренной кровью.

Скоро наступит рассвет. Даже в Новом Орлеане вечеринки уже затихали. Падшему нужно было найти свою жертву прежде, чем Карлос найдет его.

Будь или охотником, или жертвой.

Здесь, на земле, есть только два варианта.

Они завернули за угол, и перед ними раскинулась полная черных теней Джексон Сквер [24]. Сразу за площадью высоко в лунное небо вздымался тройной шпиль Собора Сент-Луи [25].

Когда Николь попыталась пойти вперед, Кинан остановил ее:

- Милая... ты не должна сталкиваться с тем, что ждет нас там.

Не только Карлос, но и ее прошлое.

Девушка посмотрела на него, и он был удивлен той твердости, что блеснула в ее взгляде.

- Нет, должна.

Она пошла вперед, легко скользя в темноте. Николь знала это место, знала каждый поворот, и Ангел последовал за ней. Идя рядом, он не позволял девушке отходить от себя более чем на фут [26].

- След ведет внутрь, - понизила голос она и посмотрела на высокие башни. Кинан проследил за ее взглядом, и не смог не вспомнить другой такой ночи, окрашенной кровью.

Глядя на кресты, что украшали крышу собора, Николь начала медленно продвигаться вперед.

- Почему он привел приманку сюда? - прошептала она. - Он не может знать...

Нет, этот ублюдок не долженбыл знать, что это место значит для них. Если кто-то его, конечно, не просветил.

Когда девушка потянулась к боковой двери с левой стороны собора, пальцы подрагивали. Она слегка дернула за ручку, и с ее губ сорвался легкий вздох:

- Сегодня вечером она не закрыта.

Ангел схватил Николь за руку:

- Не входи. - Он не знал, что их ждет, но судя по всей этой крови... смерть.

Но она покачала головой:

- Я давно должна была войти.

И она вошла в собор. Кинан мгновенно последовал за ней, не собираясь терять ее из виду ни на секунду.

Пока они шагали по мраморным плитам, путь им освещали свечи и люстра, хотя, Падший знал, в этот час собор должен был быть закрыт. Сверху на него взирали изображения ангелов и святых. Будто бы оценивали его. Судили.

- Там, - прошептала Николь. Кровь вела в деревянную исповедальню.

За то, что Карлос оставил тело здесь - брошенным в церкви - он пожалеет, я обещаю.

Некоторые грехи действительно никогда не прощались.

Вампир слегка склонила голову влево:

- Я слышу... - Она судорожно вздохнула, помчалась вперед и распахнула дверь исповедальни. По собору эхом разнесся крик.

Кричала не Николь.

«Приманка» была жива. Женщина завывала, ее била дрожь. Руки и ноги покрывали тонкие, кровоточащие порезы. Кинан знал, что эти порезы были сделаны когтями койота.

- Все в порядке, - сказала Николь, подняв руки на которых больше не было когтей. - Мы здесь для того, чтобы помочь вам.

Женщина со спутанными светлыми волосами и в коротком, черном платье удивленно посмотрела на них. По ее щекам вместе со слезами растеклась тушь для ресниц. Она казалась Кинану знакомой. Он знал, что видел ее раньше...

Убегающей от пожара в «Искушении».

Падший сделал шаг назад, его взгляд скользнул по деревянным скамьям.

- Где тот человек, что сделал это с тобой? - спросила Николь. - Где...

- Н-не... человек. - Женщина упала на колени и перекрестилась. - Д-дьявол...

Нет, просто оборотень-койот. Дьявол давно сгинул. Теперь кто-то другой правит от его имени.

- Мучил меня... хотел узнать...

- Давай уведем ее отсюда, - сказала Николь, и Кинан заметил, что она немного отвернулась от женщины. Верно, кровь. Этот запах манил вампира.

Он поднял женщину, без труда держа ее на руках.

- П-помогите мне... - прошептала она. Женщину звали... это была Тина?

- Мы поможем, - пообещала Николь. - Мы отведем тебя к врачу. Все будет в порядке.

Они поспешили к выходу. Вампир распахнула дверь, и внутрь ворвался горячий ночной воздух. Рассвет еще не наступил, но был уже близко. Николь заторопилась вниз по каменным ступеням.

- Давай, - крикнула она. - Мы можем успеть...

В ночи раздалось рычание.

Николь повернула голову на звук, и увидела впереди темный переулок. Аллея Пирата. Переулок, где она чуть не умерла шесть месяцев назад.

Нет, она умерлав том переулке. Истину не изменишь.

Но теперь, Ангел знал, в темноте ее ждал Карлос.

Падший осторожно поставил Тину на ноги.

- Ты можешь идти? - прошептал он.

Но она только плакала. Крепко уцепившись, женщина обвивала окровавленными руками его шею.

Кинан попытался освободиться от ее рук, но она начала кричать:

- Не бросай меня! Не оставляй меня!

Николь вздрогнула, и взглянула на него. Падший увидел, как она сглотнула:

- Позаботься о ней.

Нет, нет, она не...

- Я больше не боюсь этого монстра в переулке, - сказала ему Николь и твердо кивнула. Ее клыки стали длиннее, когти заострились. - На этот раз он будет бояться меня.

Затем она бросилась бежать. Николь помчалась в переулок, прямо во мрак, к Карлосу.

А в это время окровавленная женщина продолжала цепляться за Ангела, плотно прижимаясь к нему. Ее трясло, и... и она смеялась?

- Убьет ее... - прошептала она и подняла голову, показав улыбку на покрытых кровью губах. - Он у-убьет суку.

В гневе Кинан тряхнул ее. От резкого толчка голова Тины дернулась назад.

- О чем ты говоришь? - рявкнул он.

Но женщина продолжала смеяться, и Ангел понял, что забыл урок, который выучил давным-давно.

Люди лгут. Лгут очень часто и очень хорошо.

Тина улыбалась ему... улыбалась, несмотря на раны. Добровольная жертва.

- Она умрет, - сказала стриптизерша, кровь струилась по ее телу, - задолго до того, как ты сможешь даже...

Остального Кинан не слышал. Он уже бежал по переулку и выкрикивал имя Николь.

Когда он увидел ее, грань между настоящим и прошлым стерлась. Девушка была на земле - боролась изо всех сил, но не с вампиром, а с чокнутым оборотнем-койотом.

Зубами зверь впивался ей в плечо, а она пыталась руками оттолкнуть его и сбросить с себя.

Нет, не сбросить с себя... Николь просовывала что-то между ними. Что-то маленькое, черное и...

Переулок сотряс грохот. В ночи эхом разлетелся звук выстрела.

Койот навалился на нее. Мех на теле начал таять.

Вампир подняла руку с пистолетом, прицелилась и выстрелила еще раз.

Тело животного дернулось. Уже не совсем животное. Теперь человек. Голый. Раненый. Мужчина скатился с нее и вскрикнул от боли, проливая кровь на камни под собой.

Николь встала. Ее взгляд метнулся к Падшему.

- На этот раз, - тихо сказала она ему, - я была готова.

- Сер... ребро!- гневно вскрикнул Карлос. - Гребаная сука... серебро!

- Хорошо, что мы зашли в комнату для кормления в Техасе.

Комната для кормления. Кинан уже и забыл, что у нее был пистолет.

- У меня осталась одна пуля. - Девушка стояла над Карлосом. Пистолет был нацелен прямо ему в грудь, и ее рука не дрожала. - Одна, чтобы выстрелить тебе в сердце.

Оборотень извивался всем телом. Ангел знал, что он не сможет перекинуться с серебром внутри. Карлос рвал себя когтями, пытаясь выковырять пули.

- Зачем он тебе так нужен? - спросила Николь. - Почему ты просто не держался от всего этого подальше? Не оставил нас в покое?

Карлос выбросил одну пулю в сточную канаву.

- Пошла ты!

Вторая пуля засела глубоко в груди, но оборотень добрался до нее, разрывая и разрезая плоть и мышцы.

- Николь... - Кинан бросился вперед. - Кончай с ним!- Вампиру следовало бы помнить, что не следует играть с охотником.

- Почему здесь? - прошептала она. - Будь ты проклят, почему выбор пал на это место?Почему этот переулок?

Карлос хрипло дышал. Падший знал, что как только оборотень вытащит вторую пулю, он перекинется.

- Потому, что он хотел... - Карлос слизал кровь с губ. - Трахнуть... твой мозг.

Потом перевертыш улыбнулся - такой же дикой улыбкой, как и само животное - и Кинан понял, что он нашел вторую пулю.

Падший увидел, как за оборотнем сгущаются тени. Услышал мягкий шелест крыльев.

Время смерти.

Николь выстрелила, и пуля вонзилась в сердце Карлоса. Широко раскрыв глаза, оборотень упал. Не умер, еще нет, все еще дышит. Но смерть придет. Придет, широко раскрыв объятия.

Из тени выступил Азраэль. Его лицо было жестким и безжалостным. Карлос задыхался, из последних сил цепляясь за жизнь - оборотни не всегда умирают так легко, как должны. Зверь внутри него боролся за жизнь.

Позади Кинана послышались шаги. Ему не хотелось отрывать взгляд от Карлоса. Аз его еще не касался. Но...

- Кровь, - прошептала Николь и отступила назад. - Женщина... Кинан, она...

- Не беспокойся о ней. – Добровольная приманка.

Аз был уже почти рядом с Карлосом. Еще несколько мгновений.

- Выбирай, - сказал Ангел.

Кинан удивленно взглянул на него. Что?Не было никакого выбора. Никогда не было. Что он...

Но тут Николь развернулась и, закричав, оттолкнула Кинана в сторону.

Женщина-приманка... она последовала за ними. Когда Падший молниеносно развернулся, «наживка» подняла правую руку и погрузила толстый деревянный кол прямо в грудь Николь.

Кинан бросился к стриптизерше. Прикоснулся к ней, и в ту же секунду она умерла. Он вытащил кол из груди Николь. Не в сердце. Не в ее сердце, не...

- Слишком поздно, - сказал Аз. - Пришло время вампиру уйти.

Потом вокруг стало очень тихо, поскольку время, казалось, замедлилось. Падший слышал, как тяжело дышала девушка. Чувствовал вес ее тела на своих руках.

Он поднял глаза, Аз был уже рядом, возвышаясь над ними, смотрел вниз. Ангел Смерти пришел не для того, чтобы забрать оборотня, потому что этот засранец был еще жив. Карлос был еще жив, хотя должен был быть мертв.

И теперь он поднимался на ноги. Оборотень достал все пули из своей груди. Ходячий мертвец.Смерть не взяла свою добычу, потому что Аз нарушил правила.

Ублюдок!

- Нет, - сказал Аз, качая головой, и Кинан понял, что выкрикнул обвинения вслух. - Ты - тот, кто нарушил правила. - Ангел пожал плечами, и за ними промелькнули крылья. - Я просто устранял беспорядок, что ты натворил.

Карлос перекидывался, с хрустом и треском костей перевоплощаясь в большое, покрытое шерстью животное - койота.

- Не усложняй больше, чем это должно быть. - Аз не взглянул на зверя. Он продолжал смотреть на Падшего. - Я знаю, ты вожделеешь ее, но Кинан, она не стоит того, чтобы ты...

- Ты нетронешь ее. - Падший прижал Николь ближе и отступил от Аза. Он придавил губы вампира к своему горлу. - Пей, милая. Пей.

Аз вздохнул и покачал головой.

- Я делаю это для тебя, Кинан. Я рисковал навлечь на себя гнев, потому что знаю, что ты лучше, чем этот мир смертных.

- Лучше, да? - Она не кусала его. Падший чувствовал край зубов, но она не кусала. Николь, казалось, едва дышала. - Пошел ты, Аз, - закричал Кинан. - Она - единственное, чего я хочу!

- Вампир. - Аз поджал губы. - Убийца.

- Ты считаешь, что мы сильно отличаемся от нее? - Почему она не пьет? - Сколько душ мы забрали, Аз? Сколько?- Падший прижимал к себе девушку так крепко, но ее тело было обмякшим в его объятьях.

- Мы переносим души. Люди и Иныеубивают друг друга. Мы просто...

За спиной Азраэля завыл Карлос. Оборотень уже полностью перекинулся в животное, и перевоплощение помогло ему излечиться. Он должен был умереть от последнего выстрела. Аз менял игру.

- Ты переступил черту, - Кинан схватил руку вампира. Ее когти все еще немного проглядывали. Он порезал ими свою шею и прижал Николь к ней губами. Пей.Даже если Тина не попала в сердце, Николь все равно могла умереть от потери крови. Было так много крови.

Губы девушки зашевелились. Слегка, но она пила. Да.

- Останься со мной, милая, - прошептал Падший. - Просто останься со мной.

Аз зло прищурился:

- Почему она так важна? Ты был ангелом, и ты можешь стать им снова. Этот мир - ад, тебе он не нужен.

Койот снова начал трансформацию, на этот раз назад в человека. Каждое изменение добавляло ему силы. Так выживали эти животные.

Кинан сказал:

- Возможно, мне и не нужен этот мир. - Боль. Ненависть. Война. - Но мне нужна она.

Аз расправил крылья.

- Почему?

Ангел казался растерянным.

- Потому, что я люблю ее. - Просто.

- Ангелы не могут любить!

- А я люблю. - Николь легонько выдохнула. Хорошо, она выпила достаточно крови, чтобы выжить, пока он не сможет вытащить их отсюда. Кинан толкнул девушку себе за спину, поставив ее так, чтобы перед ней была его спина, а позади - кирпичная стена.

- Ты не можешь оставаться здесь. - Аз сжал челюсти. - Это место не для тебя.

- Везде, где она... тамбуду и я.

Карлос стоял сейчас полный сил и ухмылялся, его когти и острые зубы сверкали.

- Хочешь натравить на меня своего пса? - спросил Падший и почувствовал, как пальцы вампира вжались ему в спину. - Это ведь ты его сюда послал. - Да, он догадался об этом. Переулок. Кафедральный собор.- Ты единственный, кто знал, что значит это место для Николь.

Аз улыбнулся дьявольской улыбкой. Черт, и этот парень должен быть хорошим?

- Я думала, ангелы помогают людям, - сказала Николь, ее голос был слабым, но внятным. - Думала, что вы призваны защищать людей, обеспечивать им безопасность!

- Я уже говорил тебе, что ты не человек. - Аз скривил губы в отвращении. - Ты должна была умереть той ночью. Разве ты не понимаешь? Мы пытались быть милосердными!

Карлос подобрался ближе.

- Как? - спросила Николь. - Позволив тому ублюдку изнасиловать меня? Позволив ему вырвать мне горло?

- Рак разрушил бы твое тело изнутри. Ты страдала бы в течение нескольких месяцев. Увяла бы так же, как твоя мать. - Аз поднял руку и щелкнул пальцами. - Вместо этого, твоя боль длилась только несколько минут.

Рак?

- Не знал этого, не так ли, Кинан? Почему, ты думаешь, твоя подопечная мчалась по ступеням церкви той ночью? Люди всегда обращаются к Богу, когда им что-то нужно. - Аз отступил, и расчистил путь для Карлоса. - А когда он нуждается в них, они отворачиваются. - Ангел указал на Кинана. – Тыне должен был отворачиваться.

Падший не сводил взгляда с Азраэля и чувствовал, что гнев разгорается все сильнее.

- Это твой последний шанс. - Аз тяжело вздохнул. - Ты еще можешь вернуться.

Ты просто должен убить ее.

Кинан улыбнулся:

- Пошел ты, Аз.

Азраэль удивленно моргнул, потом сжал челюсти:

- Тогда ты сделал выбор. Мне вот только интересно, что ждет падшего ангела после смерти?

Карлос бросился к ним, выпустив когти - длинные, острые, смертельно опасные.

Кинан не испугался. Гнев был слишком силен. Падший мог прикоснуться и убить, и избавился бы от Карлоса.

Но мог ли Карлос убить его? Это просто зависит от того, кто ударит первым, кто окажется быстрее...

Однако прежде чем Падший смог атаковать, послышался шелест крыльев. Аз схватил его и оттолкнул от Николь. Кинан не смог вырваться из рук ублюдка и врезался в стену переулка.

А Карлос - ухмыляющийся ублюдок - сильно ударил когтями Николь.

- Нет! - Кинан попытался броситься на него.

Азраэль усилил хватку.

- Ты не можешь убить меня одним прикосновением. - Аз держал его прижатым к стене здания. На переулок пролились слабые лучи солнечного света. - На этот раз ты будешьсмотреть, как она умирает.

Нет, он не станет. Кинан ударил Ангела головой. Но тот просто рассмеялся.

Николь закричала.

Взгляд Кинана метнулся к ней. Текло еще больше крови. Карлос порезал когтями ее руки и грудь.

- Вампир, особенно такой новичок, не сможет противостоять оборотню, - Аз говорил так бесстрастно.

- Николь!

Она бросилась вперед, выпустив свои собственные когти, и ей удалось зацепить бок Карлоса. Перевертыш зарычал от боли и пообещал:

- Я убью тебя, а потом заберу кровь твоего любовника.

- Солнечный свет ускорит ее смерть. - Азраэль улыбнулся и сказал Кинану: - Не беспокойся, она не будет долго страдать.

Гребаный чертов ублюдок.

- Да, - согласился Падший, - она не будет страдать. - И его одолела ярость...

В виде шара раскаленного пламени, который полетел в Аза.

На этот раз Азраэль был тем, кто закричал громким, наполненным болью криком, когда отлетел назад. Он ударился о землю и стал кататься по ней, пытаясь потушить огонь.

- Этот огонь не создан руками человека, придурок. – Он мой.- Я вызвал его, и я, черт возьми, могу его контролировать. – Не ты.

Поэтому, он сожжет кожу Аза. В конце концов, Ангел исцелится, но сначала будет адски страдать.

- Я заберу его кровь... и он станет моим оружием...- насмехался оборотень.

Падший повернулся и увидел, что Карлос все еще кружил вокруг Николь.

- Я не буду ничьим оружием! - взревел Кинан. - Больше нет. - Затем он схватил Карлоса.

Оборотень умер, даже не успев закричать.

Его тело с глухим звуком упало на землю. Плечи Николь поникли.

- Все в порядке. - В голосе Падшего все еще слышался гнев. - Все закончилось.

Она взглянула куда-то поверх его плеча. Во взгляде отражались боль и страх.

- Нет, - сказала Николь угрюмо. - Не закончилось.

Она схватила его за руку и попыталась отдернуть в сторону.

Слишком поздно.

Огонь врезался ему в спину.


Глава 17 

 Кинан накрыл Николь своим телом. Когда ударил огонь, он бросился к ней и защитил.

Всегда защищает меня.

А теперь он катался по земле, пытаясь сбить огонь, что сжигал его плоть.

Убрав волосы, которые лезли в глаза, вампир посмотрела вверх. Ангел Смерти был на ногах. Его тело покрывали волдыри и раны от ожогов, так же как тело Кинана. И он шел к ним.

- Я не хотел, чтобы все так закончилось, Кинан. Я хотел, чтобы ты вернулся.

Падший с усилием встал на колени.

Но Аз подлетел к нему и ударил ногой в обожженную спину, снова опрокинув на землю. Потом отошел, наверное, чтобы лучше подготовиться к следующему удару.

Николь потянулась к своему ангелу и осторожно обняла его:

- Кинан...

Он был так слаб. Она тоже чувствоваласлабость. Кинан дал ей свою кровь, чтобы она выжила, тем самым поставив себя в невыгодное положение.

Вампир коснулась правой рукой своей груди. Кол прошел близко к сердцу, но, к счастью, та психованная сучка целилась реально дерьмово. Одежда была пропитана кровью. Ее кровью, его.

Вдалеке послышался вой сирен - наконец кто-то заметил, что в этом переулке творится черт знает что, и додумался позвать на помощь. Наконец.

- Помощь не успеет, - сказал Аз, приземлившись в нескольких футах от них [27]. - У меня есть работа, которую я должен сделать, и я ее сделаю. Я не дрогну. Не совершу той же ошибки, что совершил ты. Эмоциине остановят меня.

Подойдя к Кинану, Аз схватил его, выдернул у Николь из объятий и швырнул на другую сторону переулка. Падший врезался в кирпичную стену, и по всей ее длине пошла трещина.

- Остановись!- Выпустив когти, вампир бросилась на Азраэля. - Стой, черт бы тебя побрал!

Аз развернулся к ней. И улыбнулся.

- Готова сделать выбор? - прошептал он.

Девушка, запнувшись, остановилась.

- Я уже говорил тебе... это очень просто. Твоя жизнь... или его. - Ангел сложил крылья. - Мы можем сделать все правильно. Твою душу необходимо забрать. Приказ должен быть выполнен.

Николь взглянула на Кинана. Мужчина изо всех сил пытался подняться. Если бы он мог просто встать на ноги...

- Он не настолько много значит, чтобы умереть за него, да? - насмехался Аз. - Кинан любиттебя, но на этот раз именно ты станешь той, кто будет стоять и наблюдать, как приходит смерть.

- Нет. - У нее не так много времени. Необходимо быть быстрой. Быстрой...

- Ты не хочешь отдавать свою жизнь за него!

Кинан сумел подняться на ноги. Когда он бросился на спину Азраэлю, в его широко открытых глазах отражалось отчаяние.

- Я сделаю кое-что получше, - сказала Николь тихо, и настала ее очередь улыбаться, демонстрируя свои клыки. - Я убью за него.

Аз опешил:

- Чт...

Она прыгнула вперед и вцепилась в Ангела Смерти - зубы погрузились в горло, когти разорвали грудь, и в то же мгновение на ней сомкнулись его руки.

Одно прикосновение... всего одно...

Проникая в плоть, от его рук распространялся холод. Смерть.

Но Аза била дрожь, рот девушки наполнила его кровь. На этот раз ангел не уйдет невредимым. Он вообще не уйдет.

Время убивать... и время умирать. Для них обоих.

Прямо здесь, в этом проклятом переулке. Прямо здесь.

Азраэль был прав. Шесть месяцев назад она пошла в собор, чтобы помолиться. Чтобы попросить у Бога силы, но его дом был закрыт для нее.

А потом в переулок пришел дьявол.

Но девушка не отвернулась от своей веры. Аз был неправ. Она молилась, и надеялась. И получила своего ангела.

Я убью ради него. Я умру за него.

Потому, что благодаря Кинану у нее появилась причина жить. Надежда. Любовь.

- Нет!- Азраэль оттолкнул ее с такой силой, что она отлетела на десять футов [28]и врезалась в окно. Послышался звон бьющегося стекла.

И Аз упал. Или скорее рухнул, когда Кинан бросился на него и повалил на землю. Падший врезал ему кулаком в лицо, и снова, и снова. Глухие звуки ударов почти заглушили вой приближающихся сирен.

Николь рывком поднялась на ноги. Она сделала шаг и пошатнулась.

Ее подхватили сильные, жесткие руки.

- Ты в порядке?

Сэм.

Она моргнула, и поняла, что на глаза ей капает кровь. Девушка едва могла разглядеть его...

Сэм поднял руку и достал кусок стекла из раны на лбу:

- Передохни...

Сейчас нет времени на передышки. Два ангела пытаются убить друг друга, и одного из них... я люблю.

Когда она вырвалась из рук Падшего, в нее ударило порывом ветра.

- Мы должны помочь Кинану!

- Не думаю, что Кинан тот, кто нуждается в помощи, - пробормотал Сэм. - Где койот? Необходимо остановить его. Если ему в руки попадет ангельская кровь...

- Он мертв. - Бросила Николь и поспешила к своему ангелу.

Казалось, Аз больше не сопротивлялся. Он просто лежал, принимая удары, и глядя опухшими, заплывшими глазами вверх, на Кинана.

Затем его взгляд обратился к девушке:

- Ты... - Он облизнул разбитые губы. - Должна быть... мертва.

Кинан встряхнул его:

- Нет. Тытот, кто умрет.

- К-коснулся ее... - Аз покачал головой и сумел самостоятельно немного приподняться. - Она должна умереть.

Да, Ангел Смерти коснулся ее, и Николь была уверена, что он сделал это с намерением убить.

Но она все еще дышала. Что он скажет на это?

- Возможно, еще не настало ее время умирать, - протянул Сэм, подойдя ближе.

Азраэль поднялся на ноги. Волдыри и раны от ожогов на его коже не заживали. Кинан же, казалось, снова был в порядке. Мощный и сильный, без единого следа на теле, но Аз...

- Она была в списке. - Азраэль покачал головой и попытался выпрямится. Два падших ангела окружили ангела смерти, и Николь заметила страх в его глазах. - Я виделее смерть. Здесь. Сегодня ночью.

- В самом деле? - Сэм говорил с сомнением. - Если ты был так уверен, что она умрет, то почему объединился с койотом?

Азраэль не ответил. Он сплюнул кровь.

- Может быть, ты не был так уж уверен? - сказал Сэм. - Может, ты просто пытался изменить проклятую судьбу?

- Я пытался дать Кинану шанс на искупление!

Когти Николь впились в ладони:

- Ты не видел мою смерть, - как же хорошо он перекручивал правду, - и смерть Кинана тоже.

Его взгляд стал жестче:

- Я видел смерть!- Он нахмурил брови. - Должна была умереть... должна была умереть!Прикосновение не работает только на тех, в ком есть ангельская кр... - Он замолчал и посмотрел на Кинана. - Ты... ты дал ей свою кровь, будь ты проклят!Она смогла пережить прикосновение, потому что ты сделал ее выносливее!

Нет ничего сильнее ангельской крови.

Аз сделал шаг вперед:

- Я прикоснусь к ней снова... она не сможет выдержать Прикосновение. Я прикоснусь к ней снова!

- Ты не коснешься ее. - Кинан сжал окровавленные ладони в кулаки. - А смерть, которую ты видел... возможно, это была твоя собственная смерть, придурок.

Аз опешил:

- Я пытался помочь тебе. Мы работали вместе в течение двух тысяч лет, и я не хочу, чтобы ты потерял все ради пр оклятой души!

Пр оклятой? По ее коже побежали мурашки. Она не хотела быть пр оклятой. Она хотела второй шанс. Подняв голову, Николь увидела кресты, украшавшие собор. Черное на фоне розового восхода. Прежде чем взойдет солнце, смерь заберет душу.

Тело Кинана дрожало от ярости:

- Я не хочу твоей помощи, Аз. Я не хочу искупления.

- Тогда чего ты хочешь?- закричал Азраэль.

Николь казалось, что он теряет контроль над своими эмоциями.

- Теперь ты говоришь как человек, - протянул Сэм, озвучив ее мысли.

Кинан взял девушку за руку и погладил ее по костяшкам пальцев:

- У меня есть то, что я хочу.

Сирены звучали уже почти рядом с ними. Полицейские могли ворваться в переулок в любой момент. Николь знала, что они не увидят Аза. Они увидят только ее, Сэма, Кинана... и два мертвых тела.

- У тебя ничего нет. - Аз скривил в отвращении рот. - Думаешь, она будет рядом с тобой? Как только на нее нахлынет жажда крови, она возьмет любого, кто окажется на пути. Она будет убивать, будет...

- Кто ты такой, чтобы судить меня? - Раздался ледяной голос Николь. - Ты убивал. Из-за тебя эти двое... - кивком головы она указала на Карлоса и женщину, - умерли сегодня ночью. Ты знал, что им не выйти из этого переулка. Но ускорил их смерти. Если бы ты оставил их в покое...

- Вместо этого ты приготовил мерзкую ловушку! - набросился Сэм, который выглядел так, словно готов был кого-нибудь убить. Наверное потому, что это был он.

- Они бы жили, - закончила Николь.

Аз рассмеялся. Он запрокинул голову и хохотал долго и громко.

Смех смешался со звуком сирен. Сейчас девушка уже могла видеть вспышки полицейских огней.

- Я вышестоящий ангел. Один из первых созданных. Привилегированный...

В переулок ворвался порыв ветра. Он подхватил волосы Николь и бросил их ей в лицо.

А Азраэль под его силой сделал шаг назад.

- Ты точно уверен в своем привилегированном статусе? - спросил Кинан.

Николь увидела, как Аз внезапно побледнел. Он попытался отступить, но Сэм схватил его и крепко держал:

- Ты никуда не пойдешь, брат. Никуда, только в ад, - сказал ему Падший.

Аз развернулся, ударив Сэма крыльями и отбросив его назад.

Затем Ангел Смерти снова повернулся лицом к Кинану и Николь.

- Вы оба умрете, - пообещал он. - Я виделэто! - В его руке вспыхнуло пламя. Пламя, которое он бросил прямо в них.

Кинан метнулся вперед и закрыл Николь своим телом.

Но пламя не коснулось его.

Пламя вообще ничего и никого не коснулось.

Снова ударил порыв ветра и развеял огонь.

На этот раз Сэм был тем, кто рассмеялся.

Николь оттолкнула Кинана в сторону, и увидела, что Падший уже стоит на ногах.

Аз посмотрел на свои руки:

- Как это...

- Я думаю, все ясно, - прервал его Сэм, ухмыляясь. - Твоя задница больше не привилегированная.

Тело Аза дернулось, изогнулось и поднялось на пять футов [29]в воздух, как если бы кто-то дергал его за веревочки.

- Ты никогда не задумывался... - повысил голос Сэм, чтобы слова долетели до поднимающегося ангела, - что Кинан пал не в качестве наказания?

Кинан обнял Николь за талию и притянул ближе. Девушка чувствовала тепло его тела и силу мускулов. В безопасности.

Аз кричал, сопротивлялся, но поднимался все выше и выше.

- Возможно... - закричал Сэм, чтобы перекрыть вой ветра и сирен. - Возможно, Кинан пал, потому что онбыл благословлен.

Кинан посмотрел на Азраэля. Когда он заговорил, его голос был зловещим:

- Держись, друг мой, это будет больно.

Казалось, что Азу уже было больно. И было ли неправильно то, что это доставляло Николь удовольствие? Да, решила она, это совсем неправильно.

- Я слышал, - выкрикнул Кинан, глядя вверх, на стремительно удаляющееся тело ангела, - что это огонь, который заставляет тебя кричать громче, чем что-либо другое.

Аз снова закричал - протяжно и отчаянно - и его голос эхом отозвался на улицах. Он стремительно взлетал в высь, тщетно хлопая крыльями. А потом он исчез.

- Огонь, это не все, о чем ему стоит беспокоиться. - Сэм повернулся к ним, сверкая улыбкой акулы. - После того, как его задница снова окажется на земле, он мой.

- Нет, - сказал Кинан, - за все, что он сделал, я...

- Полиция!- рявкнул суровый голос. - Повернитесь лицом и поднимите руки!

Проклятье. Неужели копы не могли взять перерыв?

Они медленно повернулись. Николь слишком хорошо знала, какая вокруг была резня.

Девушка встретилась взглядом с полицейским – первый из них, и сразу же, о нет... его лицо было ей знакомо.

Грег Хаттен. Полицейский, который пришел спасти ее полгода назад. Полицейский, у которого сейчас на шее были глубокие шрамы.

Его глаза расширились, и Николь поняла, что он тоже узнал ее. В некоторые ночи, тебе просто не везет.

Он выстрелил, не сказав ни слова. Пуля ударила ее в грудь. Прямо в сердце.

- Я знаю, кто ты! - закричал коп. - Ты больше не причинишь мне зла, вампир!

Ее грудь дымилась. Почему ее грудь дымилась?

- Святая вода, - закричал Кинан. - Сэм, позаботься о полицейских!

Кинан подхватил Николь на руки, крепко прижал к себе и побежал. Вокруг них свистели пули. Одна попала девушке в ногу и жгла теперь просто адски. Другие летели прямо в Кинана, но не пробивали его кожу.

Кроме выстрелов, вампир услышала крики.

- Не надо... убивать... - было так тяжело говорить, но она должна была попытаться, потому что речь шла о полицейских. Напуганных полицейских, которые думали, что сражаются с монстрами.

Потому, что так и было.

Ее грудь болела. Сначала кол, а теперь еще и пуля со святой водой - это слишком много. Глаза Николь плавно закрылись. Она не была уверена, что сможет открыть их снова.

Когда они оказались по другую сторону зданий, в нее ударил солнечный свет. Яркие солнечные лучи. По конечностям мгновенно разлилась слабость, но девушка продолжала цепляться за Кинана.

Она не отпустит его.

Николь постаралась не обращать внимания на огонь, который горел в ее сердце:

- Я люблю тебя. - она хотела, чтобы он знал это. Всегда.

Он наклонил голову и посмотрел на нее сверху дикими глазами.

Николь попыталась улыбнуться.

Падший сжал ее в объятиях крепче:

- Ты не умрешь.

Она не хотела умирать. Он пал ради нее, а она жила только благодаря ему.

- Мы должны извлечь пулю! - Кинан завернул за угол и усадил девушку на землю. Он разорвал ее рубашку и уставился на грудь. Николь не хотела видеть рану, поэтому просто смотрела на него.

Глаза Падшего расширились, а потом все эмоции исчезли лица. Все еще пытается защитить меня.

- Я знаю, - прошептала она. Кол, возможно, и промазал, но у копа был хороший прицел.

Он покачал головой.

- Просто вытащи ее, - сказала девушка. - Вытащи... прежде, чем она убьет меня.

Николь попросила сама, хотя понимала, насколько это будет опасно. Глаза Кинана говорили о том, что он тоже знает. При свете дня она не сможет исцелиться. И даже если он извлечет пулю из сердца, а кровотечение не остановится, она может умереть, не смотря на его попытку спасти ее.

Смерть от руки Кинана, это как раз то, чего для нее хотел Аз.

Кинан покачал головой.

Она схватила его за руку:

- Я доверяю тебе. - Николь облизнула губы. - И я люблю тебя, - повторила она.

Его пальцы дрожали.

- Если ты любишь меня, то спаси. - Девушка знала, что требует очень многого, но выбора не было. Я умираю. - Спаси меня.

Ангел прикоснулся к ее сердцу.

Но это было то, что он сделал уже давно - коснулся ее сердца, коснулся души, и отметил ее как свою.

Николь почувствовала взрыв боли. Эта нестерпимая боль лишила ее дыхания, и последним звуком, что она издала, был шепот его имени.

Потом она увидела рай.

Солнце зашло, а она все не открывала глаза. Кинан сидел у кровати и не сводил с нее взгляда. Он был здесь - наблюдал, ждал весь день.

Открой глаза. Посмотри на меня.

Она все еще дышала. Ее грудь поднималась и опускалась. Ее сердце билось.

Мужчина оглядел свои руки. Больше не в крови. Наконец-то смылась. Он держал ее сердце в своих руках. Ее сердце.

Его пальцы сжались.

- Она очнется. - Голос Сэма звучал уверенно.

Кинан не взглянул на него. Он снова смотрел на Николь.

- Я дал ей свою кровь. Она уже должна была очнуться.

- Очнется. - Сэм хлопнул его по плечу. - Дай ей время.

Он не хотел никакого времени. Он хотел ее.

Послышался скрип половиц - Сэм отошел.

Кинан взял пальчики Николь в руки. Он погладил ее кожу.

- Сэм... почему ты пал?

Теперь ему многое стало понятно, и он жалел, что не понял этого раньше...

Кинан был благословленным. Слова Сэма эхом звучали у него в голове.

Он даже не понимал, как ему повезло. Николь не искушение. Она его награда. Просто он должен быть достаточно сильным, чтобы бороться за нее.

- Возможно потому, что я стал таким же властолюбивым, как Аз, - сказал Сэм.

Возможно. Но "возможно" это не ответ.

- По рассказам... говорят, ты убил почти сотню человек. Мужчин, которые не должны были умереть. - Много лет назад...

- Эти ублюдки заслуживали смерти больше, чем кто-либо. - Краем глаза Кинан заметил, как Сэм пожал плечами. - Падение было небольшой ценой, которую я заплатил, чтобы отправить их в мир иной. - Он сделал паузу. - Разве это не небольшая цена, чтобы заплатить за нее?

Да. Ради нее он бы горел снова.

- Я так и думал. - Сэм вздохнул. - Теперь ты наконец понял эту игру. - Скрип половиц возвестил о том, что Сэм ушел.

Воцарилась тишина, шли минуты. Темнота стала плотнее. А потом...

Ресницы Николь затрепетали. Кинан забыл про Сэма, и наклонился вперед, сжимая руку девушки немного крепче:

- Николь?

Ее губы изогнулись в улыбке еще до того, как глаза полностью открылись.

- Ты мне снился, - прошептала девушка. Она медленно моргнула.

Его сердце отчаянно забилось в груди, и он поцеловал ее. Быстрым, жестким поцелуем.

- Ты меня напугала.

Николь покачала головой, ее волосы рассыпались по подушке:

- Я не оставлю тебя. - Четко и ясно.

Он нашел ее взгляд:

- Если бы ты попыталась, я бы просто последовал за тобой. - Ангелам не удержать его вдали от нее.

- Я знаю. - Николь улыбнулась немного шире.

Падший откинул ее волосы назад, он понимал, что теперь должен все рассказать.

- Я... не осознавал, что происходит. Почему я так много времени провожу наблюдая за тобой...

В ее глазах не было осуждения. Не было вопроса.

- Я должен был остановить вампира раньше. - Это всегда будет преследовать его. - Я должен был...

- Мы не можем вернуться в прошлое, да я и не хочу.

Девушка приподнялась так, чтобы ее лицо оказалось всего лишь в нескольких дюймах [30]от его:

- Я имею в виду то, что говорила раньше. Я люблю тебя, Кинан.

Она была... всем для него.

- Аз прав, - сказала Николь, но Ангел в ответ мотнул головой. - Я убивала. Я, вероятно, снова убью. И я всегда буду нуждаться в крови.

Она всегда может взять эту кровь у него.

- Я не идеальна...

Для него она идеальна. Клыки, когти и грешные губы - идеальна.

- Но я хочу быть с тобой. Я просто хочу... тебя.

Он сглотнул.

- Я видел все, что может предложить этот мир. - Хорошее и плохое. Ужасы, сражения и чудеса. - И ты - единственное в моей жизни, что заставило чувствовать. - Это должно было послужить предостережением для нее, но она смотрела на него с нежностью во взгляде.

Она не поняла угрозы.

Мужч