Убийство болгарского дипломата (fb2)

Убийство болгарского дипломата (пер. Шаров) (Шерлок Холмс: Шерлок Холмс. Свободные продолжения)   (скачать) - Закария Эрзинчлиоглу

Закария Эрзинчлиоглу
Убийство болгарского дипломата

К началу нового столетия Шерлок Холмс успел множество раз в сложнейших обстоятельствах проявить свои необычайные способности, так что имя его стало известно уже во всей Европе. И хотя весьма многие из раскрытых моим другом дел давали ему превосходную возможность продемонстрировать преимущества того дедуктивного метода рассуждения, благодаря которому он добился своих выдающихся успехов, тот случай, о котором я собираюсь рассказать вам сейчас, был в своем роде уникален как по количеству удивительных персонажей, в него вовлеченных, так и по тем ужасным последствиям, что он мог бы повлечь за собой, если бы Холмс потерпел неудачу. По причинам, которые станут ясны читателю чуть позже, только сейчас, по прошествии стольких лет, стало возможно предать огласке все обстоятельства этого дела, раскрытие которого может считаться одним из самых выдающихся достижений в карьере моего друга.

Одним холодным и промозглым январским вечером в 1903 году мы с Холмсом вернулись в квартиру на Бейкер-стрит после бодрящей прогулки на свежем воздухе. По лестнице мы, продрогшие до костей, поднялись в полном молчании и вскоре уже наслаждались теплом, стоя перед ярким пламенем камина в большой неприбранной комнате Холмса, и потирали свои озябшие руки. Через пару минут, когда мы совсем согрелись, Холмс зажал в зубах одну из своих пустых трубок, уселся в плетеное кресло и взял в руки большой незапечатанный конверт, лежавший на столике у подлокотника. Достав из конверта большой сложенный лист бумаги, он развернул его, положил на колени и с сосредоточенным выражением на лице принялся читать про себя. Мне же тем временем не оставалось ничего другого, кроме как разглядывать конверт, который Холмс положил обратно на стол. Он был кремового цвета и необычно большого размера, но самой примечательной его особенностью была украшавшая его эмблема. Она походила на большой скрипичный ключ, чрезвычайно замысловато выписанный тонкими золотыми линиями.

— Ну что, Ватсон, — спросил Холмс, украдкой за мной наблюдавший, — что вы можете сказать об этом конверте?

— Конверт весьма необычный, — ответил я, — но, Холмс, должен признаться, что ни на какие предположения он меня не навел.

Холмс встал с кресла и протянул мне письмо.

— Оно было доставлено утром, принес его посыльный. Мои методы вам знакомы, Ватсон. Попробуйте их применить.

Я взял письмо в одну руку, конверт — в другую и приступил к их изучению. Для начала я внимательно осмотрел необычно украшенный конверт, для чего, следуя методу моего друга, взял со стола его увеличительное стекло. Потом я понюхал конверт, вспомнив, что так иногда поступает Холмс, а затем развернул письмо и прочитал:

Глубокоуважаемый мистер Холмс.

Я обращаюсь к Вам по поручению моего монарха, дабы попросить совета по вопросу в высшей степени деликатному. Я не могу раскрывать подробности в письме, не могу также и назвать в нем свое имя. Поэтому мне придется взять на себя смелость нанести Вам визит сегодня в восемь вечера, чтобы посвятить Вас в обстоятельства дела. Ваш достопочтенный брат Майкрофт уже полностью ознакомлен с ними.

— Поручение от коронованной особы! — воскликнул я. — Поздравляю, дорогой Холмс!

Но тот прервал мои восторги взмахом руки:

— Прошу вас, продолжайте осмотр.

Я сел в кресло и принялся вертеть письмо в руках, рассматривая его под всеми возможными углами. Но как ни напрягал я свой мозг, пытаясь прийти к каким-нибудь выводам относительно значения письма или же личности его автора, никакой сколько-нибудь основательной гипотезы не выстраивалось. Как бы то ни было, я был полон решимости доказать Холмсу, что кое-какие соображения по этому поводу у меня все-таки есть.

— Высокое качество бумаги и дорогой конверт, — начал я с важным видом, — а также то, что автор письма ссылается на поручение своего монарха, недвусмысленно свидетельствует о том, что это лицо высокопоставленное. Кроме того, я предположил бы, что это иностранец: об этом говорит необычная эмблема на конверте и слово «монарх» в письме: англичанин написал бы «король». К тому же англичанин никогда не употребил бы слово «достопочтенный» в таком контексте. Больше я не нахожу ничего, что могло бы помочь выяснению личности этого человека.

Шерлок Холмс сидел в кресле, опершись локтями на подлокотники и положив подбородок на кулаки, и молча смотрел на меня. Наконец он заговорил:

— Неплохо, Ватсон, неплохо. Автор письма — иностранец, и иностранец высокопоставленный. Признаться, мне и самому не удалось прийти к более глубоким умозаключениям.

Услышав такое, я преисполнился чувством гордости, а Холмс тем временем встал, подошел к каминной полке, облокотился на нее и устремил на меня свой взгляд.

— Да, Ватсон, — продолжал он, — я не так уж много смог узнать, осмотрев это письмо, если не считать того самоочевидного факта, что его автор — пожилой (я бы даже сказал, весьма пожилой) турецкий аристократ, который не курит, совсем недавно приехал в Англию, очень хорошо образован, даже по меркам современных дипломатов, который пользуется особым доверием турецкого султана и который, наконец, обладает удивительно крепким для человека его лет здоровьем. К этому можно добавить, что сочинение этого короткого письма отняло у него немало времени, что у него есть борода, что волосы у него почти совершенно седые, что это человек строгих, почти спартанских привычек, что это военный, участвовавший во множестве кампаний. Должен признаться, что на этом мои скудные знания о нашем корреспонденте исчерпаны.

— Ваши знания лучше назвать не исчерпанными, а исчерпывающими, — сказал я немного резко, уязвленный такой демонстрацией всеведения, — и уж по крайней мере, ни один человек в здравом уме не назовет их скудными!

— Превосходно, Ватсон, — усмехнулся Холмс. — Мы квиты! В высшей степени достойный ответ!

Он подошел ко мне, взял письмо и конверт и снова уселся в плетеное кресло. Немного смягчившись, я спросил, как ему удалось прийти к своим поразительным выводам.

— То, что автор письма — турок и притом аристократ, следует из того, что на конверте стоит знак тугры — личной эмблемы турецкого султана, — сказал Холмс. — Ни простолюдин, ни иностранец не имеет права пользоваться такими конвертами. О его преклонном возрасте можно догадаться по почерку. Он не курит: ведь если бы он был курильщиком, то, будучи турком, пользовался бы турецким табаком — а он обладает специфическим ароматом, который должен был бы исходить и от письменных принадлежностей нашего незнакомца. Нос у меня очень чувствительный, однако я не улавливаю даже слабейшего табачного запаха. Автор письма — человек весьма образованный, поскольку своей рукой написал письмо по-английски; если бы он воспользовался услугами писаря, почерк, несомненно, принадлежал бы гораздо более молодому человеку. Как правило, современные дипломаты пользуются в своих профессиональных целях французским языком. А этот человек написал письмо на английском — причем заметьте, Ватсон, на весьма неплохом английском, — а значит, он владеет по меньшей мере двумя языками, кроме турецкого, — ведь, будучи дипломатом, он наверняка знает и французский, иначе он не продвинулся бы так далеко по карьерной лестнице. Он недавно приехал в Англию, поскольку, как мы видим, на конверте стоит личная эмблема султана — конверты, которыми пользуются в турецком посольстве, выглядят иначе. По всей видимости, он прибыл из Турции с особой миссией и не согласует свои действия со служащими посольства. Кроме того, его недвусмысленное заявление о том, что он выполняет поручение султана, тоже свидетельствует о том, что он только что прибыл: вряд ли бы он стал тянуть время, когда речь идет о деле такой важности.

То, что это придворный, пользующийся особым доверием, становится понятно, если вспомнить о его возрасте. Тон письма говорит о том, что дело важное — и все же султан не стал поручать его более молодому и энергичному подданному. Тот факт, что он отправил пожилого человека в поездку через всю Европу, свидетельствует о том, что это человек в высшей степени надежный и достойный доверия. Он обладает удивительно крепким здоровьем, поскольку не только, по-видимому, с легкостью смог проделать столь долгое путешествие, но и собирается выйти из дома в такой ненастный вечер вскоре по прибытии. В складке бумаги я обнаружил несколько волосков — должно быть, у нашего будущего гостя есть борода, которую он теребил, сочиняя письмо, что, в свою очередь, свидетельствует о том, что на сочинение ушло немало времени — возможно, потому, что он не был уверен, сколь многое может доверить бумаге. Волоски почти совершенно белого цвета. Ну что, Ватсон, удалось ли мне убедить вас в своей правоте?

— Ваши выводы, несомненно, весьма убедительны, — ответил я осторожно, — но вы, помнится, упоминали также о спартанских привычках и военной карьере.

— Хорошо известно, что турки из высших слоев общества да, собственно, и представители правящих классов других наших континентальных соседей имеют обыкновение пользоваться духами. Вы же знаете, Ватсон, что за люди эти иностранцы! Однако мой чувствительный нос не уловил ни малейшего аромата подобного рода. Если присовокупить к этому крепкое здоровье этого пожилого человека и тот факт, что он не курит, можно заключить, что он придерживается спартанского образа жизни. По крайней мере, это более чем вероятно. Что касается военной карьеры, обратите внимание: сбоку от большой эмблемы на конверте есть эмблема поменьше. Это военная версия тугры, которой султан пользуется, только когда имеет дело со своими самыми высокопоставленными военачальниками. Удовлетворяет вас такое объяснение, Ватсон?

Я уже открыл было рот, чтобы ответить, но тут с улицы послышался стук копыт. Холмс выпрямился в кресле:

— Почти восемь, Ватсон. Наш гость прибыл.

Сказав это, он встал и подошел к окну. Внизу открылась и закрылась дверь, на лестнице послышались медленные, размеренные шаги. Любопытно, что в этот момент меня охватило дурное предчувствие, какого никогда прежде не бывало у меня за все то время, что я знаком с Холмсом. Экзотический привкус этого дела, намек на дипломатические интриги и огромное расстояние, которое преодолел наш доселе безымянный гость, чтобы встретиться с моим другом, — все это вместе взятое внушало мне какое-то безотчетное чувство тревоги. Я встал и повернулся к двери, не зная, чего ожидать, несмотря на уверенные умозаключения Холмса относительно внешнего вида и характера нашего гостя из Турции.

В дверь постучали.

— Войдите, — сказал Шерлок Холмс.

В квартире на Бейкер-стрит побывало немало персон самого странного обличья, желающих получить совет Шерлока Холмса, и все же никто из них не мог сравниться с видением, представшим перед нами в тот момент. Я ожидал увидеть что угодно — но только не то, что увидел. Осмелюсь предположить, что даже Холмс был удивлен, хотя и не подал вида, — ибо гость, прибывший из столь дальних земель, своим обличьем более всего походил на средневекового монаха. Его «ряса» была пошита из хорошей ткани, но подпоясана не была даже веревкой. Огромный капюшон полностью скрывал лицо. В правой руке незнакомец держал совершенно не сочетавшуюся с его нарядом черную трость. Через мгновение картина преобразилась: гость поднял руки, отбросил капюшон на плечи, и мы увидели лицо старика, обрамленное пышной белой бородой без малейших следов желтизны, которая появляется после долгих лет курения. Незнакомцу было по меньшей мере лет восемьдесят, но он был еще бодр и крепок, среднего роста и телосложения. На голове у него была феска, которую, впрочем, он сразу снял.

— Мистер Шерлок Холмс? — спросил он, глядя на моего друга. — Позвольте представиться: я — Орман-паша, личный представитель его величества султана, в прошлом — главнокомандующий армией Османской империи в Европе.

С этими словами он подошел к Шерлоку Холмсу и обменялся с ним рукопожатием.

— Позвольте представить вам моего друга, доктора Ватсона, который помогал мне в раскрытии многих преступлений, — сказал Холмс.

— А, доктор Ватсон, летописец! — с улыбкой пожал мне руку Орман-паша.

— Прошу вас, снимайте плащ и располагайтесь у камина, — сказал Холмс.

Старик стянул с себя свой необычный плащ-рясу, и я с удивлением увидел, что он облачен в полный военный мундир с золотыми эполетами; грудь мундира была украшена невероятным количеством золотого шитья. Орман-паша медленно опустился в кресло, предложенное ему Холмсом, и устремил на нас свой взгляд. Глядя на этого почтенного старца с проницательными, но добрыми глазами, я чувствовал, как беспокойство покидает меня, а любопытство, напротив, растет.

— Орман-паша, — начал Холмс, — в вашем письме ничего не говорится о сути порученного вам дела. Возможно, было бы лучше, если бы вы ознакомили нас с его деталями, прежде чем сказать, чем я могу быть полезен вашему монарху.

Старый турок немного помолчал и наконец начал рассказ:

— Вам, разумеется, известно, что с тысяча восемьсот девяносто седьмого года, то есть со времени войны между моей страной и Грецией, политическая ситуация на Балканах пребывает в состоянии хаоса. Агенты некоторых из наших балканских соседей, в особенности Болгарии, провоцируют беспорядки в наших городах. Три месяца назад болгарский эмиссар по имени Антон Симеонов прибыл в Лондон с целью заручиться поддержкой британского правительства относительно территориальных претензий Болгарии в нашей провинции Румелия — на том основании, что там проживает значительное болгарское меньшинство. Его миссия не нашла одобрения у британских властей, однако русские полностью поддерживают Симеонова и оказывают давление на правительство Великобритании, чтобы то поддержало требования Болгарии, которые мое собственное правительство решительно отвергло. Месяц назад Симеонов едва избежал смерти — неизвестный в маске выстрелил в него на улице из револьвера, когда он вечером возвращался к себе домой из болгарского консульства. Стрелявший промахнулся, Симеонов не пострадал. Однако царские министры ухватились за этот инцидент и направили Османской империи ноту, в которой обвинили мое правительство в том, что оно нанимает убийц, чтобы расправиться с Симеоновым, что является не чем иным, как враждебным действием по отношению к славянским народам, покровителем коих считает себя Российская империя.

Получив эту ноту, его величество султан приказал мне отправиться в Англию, дабы вступить в переговоры с представителями заинтересованных стран и с британским правительством, которое должно было играть роль посредника. Однако за два дня, прошедшие с моего прибытия в Лондон, дело приняло куда более мрачный оборот: вчера вечером Симеонов был найден убитым в Ройстон-мэнор, поместье министра иностранных дел лорда Эверсдена. Британскому правительству стоило величайших усилий отговорить царя от немедленного объявления войны Турции. Мое правительство отрицает какую бы то ни было причастность к произошедшему. Тем не менее, если это преступление не будет раскрыто немедленно, а настоящий убийца не изобличен, не приходится сомневаться, что война между Россией и Турцией начнется еще до конца недели, а другие европейские державы вступят в нее на той или иной стороне. Я пришел к вам, чтобы попросить о помощи в раскрытии этой загадки. Ужасную войну необходимо предотвратить!

Я присвистнул: сама идея войны, которая охватила бы весь Европейский континент, казалась немыслимой. Холмса же, казалось, рассказ нашего гостя ничуть не взволновал.

— Прошу вас, расскажите нам об обстоятельствах смерти господина Симеонова, — сказал он, и Орман-паша заговорил снова:

— Как я уже упоминал, убийство произошло в особняке лорда Эверсдена в графстве Суррей, неподалеку от Сток-Мордена. Вчера вечером лорд Эверсден, весьма интересующийся ситуацией на Балканах, пригласил на ужин нескольких дипломатов, чьи страны имеют ту или иную позицию по упомянутому мной территориальному спору, чтобы обсудить вопрос в приватной обстановке. Приглашены были следующие лица: русский посол граф Балинский, греческий консул господин Георгий Леонтиклес, господин Антон Симеонов, посол Австро-Венгерской империи барон Нопчка, турецкий военный атташе полковник Юсуфоглу и я. Все гости лорда Эверсдена предполагали остаться в его особняке на ночь, и атмосфера после ужина была вполне благодушной, насколько это возможно при таких обстоятельствах. После трапезы мы разошлись: некоторые пошли в курительную комнату, другие в библиотеку, меня же лорд Эверсден пригласил в свой кабинет, желая показать несколько редких персидских манускриптов, поскольку знал, что я разделяю этот его интерес. Примерно в половине десятого мы услышали громкий выстрел из револьвера, а следом — ужасный предсмертный крик. Эти звуки доносились из коридора на верхнем этаже, так что мы с лордом Эверсденом выбежали из кабинета и бросились вверх по лестнице. В коридоре у двери в свою комнату лежал Симеонов с простреленной грудью. Он был еще жив и отчаянно хватал ртом воздух, а над ним, опустившись на колени, склонился Юсуфоглу. В нескольких шагах позади него с белым как мел лицом стоял и смотрел на умирающего грек Леонтиклес. Мы с лордом Эверсденом опустились на колени, поскольку было ясно, что Симеонов силится что-то сказать. Я спросил: «Кто стрелял в вас?» Он сделал еще несколько судорожных вдохов и наконец, указывая на Юсуфоглу, довольно отчетливо проговорил: «Салон! Салон!» — а затем уронил голову и испустил дух. Встав, я обнаружил, что к нам присоединились граф Балинский и барон Нопчка, в ужасе глядящие на распростертое на полу тело. Тут же собралось и несколько слуг, в растерянности ожидающих приказов от хозяина. Лорд Эверсден велел одному из них позвонить в болгарское представительство, а остальным приказал разойтись.

Юсуфоглу и барон Нопчка перенесли тело убитого в его спальню, меж тем как остальные продолжали стоять в коридоре. Граф Балинский был смертельно бледен и, несомненно, из последних сил старался держать себя в руках. Как только Юсуфоглу вышел из спальни, граф подошел к нему и выпалил: «Это ваших рук дело, убийца!» Затем, повернувшись ко мне, он сказал: «Вы и ваша страна заплатите за это. Вы убили уже слишком много славян, и теперь вам придется нести за это ответ. Придется!» Он был явно вне себя, а тут еще Юсуфоглу, человек весьма вспыльчивого нрава, закричал в ответ: «Я не убийца! Вы знаете правду, спросите сами себя, кто убийца!» Он сделал шаг вперед, но я схватил его за руку, а лорд Эверсден встал между ним и Балинским, который с искаженным от ярости лицом тоже двинулся было к Юсуфоглу. «Прошу вас успокоиться, граф, — твердо сказал министр, — и вас, полковник, тоже». Не удостоив его ответом, Балинский прошел мимо и быстро сбежал вниз по лестнице.

Самое удивительное обстоятельство этого загадочного дела, мистер Холмс, заключается в том, что рядом с телом погибшего был обнаружен револьвер.

— Ну, это объяснить нетрудно — очевидно, его уронил убийца, спешивший скрыться с места преступления, — перебил его Холмс.

— Но из этого револьвера не стреляли, и никакого другого револьвера мы не нашли.

Холмс потер руки.

— Прошу вас, продолжайте свой в высшей степени интересный рассказ.

— Через два часа прибыли люди из болгарского представительства, и тело унесли. Барон Нопчка заметил, что, поскольку дело это весьма щекотливо с дипломатической точки зрения, расследование следует проводить в обстановке секретности. Тогда я рассказал собравшимся о поручении, данном мне султаном, и все согласились, что к расследованию дела следует привлечь вас. Инспектору Лестрейду из Скотленд-Ярда было поручено работать в тайне и оказывать вам — если вы согласитесь взять на себя расследование — всяческую помощь. Как ни жаль, работа инспектора пока не дала никаких результатов.

На этом мой рассказ почти закончен. Сегодня я встречался с министром иностранных дел в Уайтхолле, там же были и граф Балинский, и барон Нопчка. Граф только и делал, что грозил войной; он успел связаться со своим правительством по телеграфу и сообщил на встрече, что в Петербурге считают войну неизбежной. Я также переговорил по телеграфу со Стамбулом и получил известие о том, что турецкие армии в Румелии и на Кавказе приведены в состояние боевой готовности. Мистер Холмс, я рассказал вам о всех обстоятельствах этого дела, и теперь мне остается только спросить, согласитесь ли вы расследовать его и назвать имя настоящего убийцы.

Некоторое время Шерлок Холмс молча сидел в кресле, положив локти на подлокотники и соединив кончики пальцев, едва касаясь ими подбородка. Казалось, он смотрит на стену за спиной нашего гостя. Затем он неожиданно встал и, глядя на Орман-пашу сверху вниз, резко проговорил:

— Мне очень жаль, но я не могу принять ваше предложение.

Я был потрясен. Мало того что я не мог поверить, что Холмс способен упустить возможность взяться за дело столь великой важности, — мне было не по себе оттого, что наш пожилой гость получил отказ в такой грубой форме.

— Холмс, — вмешался я, — как это понимать? Не хотите же вы сказать, что отказываетесь принять участие в таких важных событиях? Подумайте о последствиях: неужели вы хотите, чтобы мир был ввергнут в кошмарную войну, предотвратить которую в ваших силах?

Холмс ничего мне не ответил и с совершенно бесстрастным выражением лица продолжал смотреть сверху вниз на нашего гостя.

Орман-паша некоторое время сидел молча, разочарованно сдвинув брови. Наконец он заговорил:

— Мистер Холмс, я не могу понять…

— Ну-ну, мой дорогой паша, — сухо перебил его Холмс, — вы замечательно все понимаете. Боюсь, вы не открыли мне всей правды.

— Мистер Холмс! — Паша в негодовании поднялся на ноги.

— О, у меня нет ни малейших сомнений, что вы сообщили мне все факты, имеющие отношение к делу, в том виде, в каком они вам известны, — сказал Холмс, — однако с сожалением должен признать, что вы не были полностью откровенны в том, что касается мотивов, которые побудили вас обратиться ко мне за помощью в расследовании. А я не могу взяться за дело, не заручившись вашим полным доверием.

Наступила тишина. Паша стоял, недовольно хмурясь, и буравил Холмса взглядом, Холмс же был совершенно бесстрастен и невозмутим. Наконец паша нарушил молчание.

— Может быть, вы объясните, что вы имеете в виду, мистер Холмс? — спросил он.

— Не соблаговолите ли вы, — ответил мой друг, — назвать имя молодого человека, которого вы пытаетесь защитить, или это должен сделать я?

Орман-паша в изумлении воззрился на Холмса, потом медленно сел в кресло. Выражение неудовольствия на его лице вскоре сменилось выражением невеселого изумления.

— Несмотря на все, что я о вас слышал, мистер Холмс, я все-таки умудрился недооценить вас, — сказал он. — Ваш брат предупреждал меня, что у вас есть удивительная способность обнаруживать истину. Надо сказать, это очень меня воодушевляет. Вы говорите правду: султан поручил мне не только сделать все от меня зависящее, чтобы разрешить этот опасный политический кризис и предотвратить войну, но и защитить репутацию принца Мурада, племянника его величества. Но как вам удалось об этом узнать?

Шерлок Холмс присел на краешек кресла и наклонился в сторону паши.

— Вы сами, ваше превосходительство, дали мне две подсказки. Во-первых, вы сказали, что на Симеонова напали на улице около двух недель назад — то есть вскоре после того, как юный принц Мурад прибыл в нашу страну с неофициальным визитом, о чем всем известно из газет. Мне тут же стало ясно, что вы озабочены тем, чтобы никто не заподозрил существование какой бы то ни было связи между этими двумя событиями, в особенности если учесть, что он не раз высказывал свою точку зрения по болгарскому вопросу. Во-вторых, уже само то, что султан поручил вам обратиться ко мне, вместо того чтобы довериться полиции, заставляет предположить следующий расчет: если правда выяснится и окажется горькой, то на мое молчание можно будет положиться, пока принц не будет вывезен из Англии и доставлен в Константинополь, где его поступки получат должное воздаяние. Я прав?

Паша слушал Холмса со смешанным выражением изумления и уважения на лице.

— Браво, мистер Холмс! — сказал он. — Его величество, будь он здесь, отдал бы должное вашему уму. Ему хорошо известны ваши достижения. К тому же у него схожие с вашими увлечения: он, например, провел подробное исследование структуры древесины различных видов деревьев, что растут в его загородных владениях.

Холмс откинулся на спинку кресла.

— Похоже, его величество — в высшей степени интересный человек. Думаю, мне стоит послать ему экземпляр моей монографии, посвященной использованию деревянных объектов в качестве орудий убийства. Но давайте вернемся к нашему делу. Где был принц в момент убийства?

— Он находился в Букингемском дворце, где живет, будучи гостем короля. Нет ни малейших оснований считать, что он замешан в этом деле.

— В этом я не сомневаюсь, но поскольку я должен действовать без оглядки, то вынужден просить ваше превосходительство убедить принца немедленно покинуть Англию и вернуться в Константинополь.

— Я сделаю так, как вы говорите, мистер Холмс. С отъездом принца у меня на душе станет гораздо легче, — сказал Орман-паша и встал с кресла.

— Я же с величайшим удовольствием помогу в раскрытии этого дела, — ответил мой друг, — однако мне нужен адрес, по которому я смогу связаться с вами.

— О моем местонахождении будет известно турецкому посольству на Белгрейв-сквер, — сказал Орман-паша. Затем, надев свою феску и плащ, он удалился.

Когда стук копыт на улице затих, я спросил Холмса, что он намерен предпринять.

— Сегодня я лягу спать пораньше, — ответил он. — Завтра будет напряженный день.

На следующее утро мы встали еще до зари и, позавтракав, отправились на вокзал Виктории, где сели на первый поезд, останавливающийся у деревни Сток-Морден. Поначалу Холмс смотрел в окно, наблюдая проносящиеся под стук колес виды, а затем внезапно повернулся ко мне и спросил:

— Что вы думаете о последних словах умирающего, Ватсон?

— Он говорил о каком-то салоне, а потом указал на турецкого военного атташе, — ответил я. — Казалось бы, это должно означать, что он обвиняет турка, но должен признаться, я не понимаю, при чем тут салон. Возможно, он и Юсуфоглу договорились встретиться в некоем салоне, чтобы обсудить какой-то вопрос наедине, но турок решил обойтись без долгих слов и пристрелил Симеонова? Такое объяснение кажется несколько натянутым, но больше мне ничего не приходит в голову.

— И тем не менее, Ватсон, возможны и другие правдоподобные объяснения. Не исключено, например, что Симеонов пытался сообщить присутствующим о некой изобличающей улике, которую можно обнаружить в салоне, известном одному из них. Впрочем, должен признаться, что не нахожу это объяснение убедительным.

— Сразу после смерти Симеонова был еще весьма странный обмен репликами между графом и военным атташе, которые обвинили друг друга в убийстве.

— Вот, стало быть, как вы истолковываете их слова?

— Да, ибо как же еще можно их истолковать?

— Подумайте о том, что, собственно говоря, было сказано, Ватсон. Граф крикнул военному атташе: «Это ваших рук дело, убийца!» — однако тот не стал обвинять его в ответ. Юсуфоглу сказал: «Я не убийца! Вы знаете правду, спросите сами себя, кто убийца!» Он не назвал Балинского убийцей, и его ответ на самом деле свидетельствует о том, что он и не считает его убийцей, поскольку если бы это было не так, то он, скорее всего, сказал бы об этом совершенно открыто, ведь отношения между ними и так уже вконец испорчены.

— В таком случае его ответ, похоже, заставляет предположить, что и самому Юсуфоглу, и Балинскому известно, кто убийца.

— Вполне возможно, — загадочно сказал Холмс, после чего молчал до самого конца поездки.

В Сток-Мордене Холмс подозвал кэб и велел кучеру отвезти нас в Ройстон-мэнор, поместье лорда Эверсдена. Было по-прежнему морозно, над землей нависало серо-стальное небо. Наконец кэб подъехал к увитому плющом особняку, в котором разыгралась трагедия, чьи последствия угрожали привести к войне, способной охватить весь мир. Мы позвонили в старинный колокольчик, и дверь открыл пожилой дворецкий, на лице которого застыло скорбное выражение. Холмс вручил ему свою визитную карточку и попросил доложить о нашем приезде лорду Эверсдену. Нас провели в большую гостиную, где мы некоторое время ожидали его светлость, глядя из окна на унылый зимний пейзаж и грачей, кружащих над деревьями. Внезапно дверь распахнулась, и в комнату, продолжая что-то горячо обсуждать, вошли двое. Один из них был выше среднего роста, с аккуратной лысой головой и серебристо-седыми усами, а другой — человек весьма крупного телосложения. Последнего я сразу узнал.

— Шерлок! — воскликнул толстяк, едва увидев моего друга. — Мы тебя ждали!

Это был Майкрофт, брат Холмса, мудрец из Уайтхолла. Холмс был искренне рад видеть своего брата, хотя, похоже, и не удивился его появлению. Майкрофт представил нас своему высокому спутнику, который, как выяснилось, и был лордом Эверсденом, министром иностранных дел. Когда все мы сели, министр взглянул на Холмса и сказал:

— Ваш брат сообщил мне, что Орман-паша побывал у вас и рассказал о трагедии, которая произошла в моем доме. Не будет преувеличением сказать, что это дело сопряжено с огромной опасностью, — не сомневаюсь, что Орман-паша, который пользуется величайшим уважением в британских правительственных кругах, говорил вам о его возможных последствиях. Мы рады, что вы согласились помочь нам, и я со своей стороны хочу заверить вас, что и мой дом, и все мои подчиненные — в вашем полном распоряжении.

— Благодарю вас, ваша светлость, — ответил Холмс. — Мне хотелось бы начать с осмотра дома.

Все мы последовали за Холмсом вверх по лестнице, и лорд Эверсден показал нам место, где было обнаружено тело Симеонова. Холмс опустился на колени и тщательно исследовал ковер, после чего спросил:

— Как лежало тело, ногами к лестнице или нет?

— Ногами к лестнице, — ответил лорд Эверсден, — а голова лежала подле маленького столика, что стоит у двери в комнату.

Холмс поднялся на ноги.

— А теперь, ваша светлость, — сказал он, — не могли бы вы вспомнить, где точно находились все присутствующие, когда сюда прибежали вы и Орман-паша?

Лорд Эверсден на мгновение задумался.

— Полковник Юсуфоглу опустился на колени между Симеоновым и дверью в спальню. Господин Леонтиклес стоял в нескольких шагах дальше по коридору.

— Иными словами, он стоял там, где Симеонов не мог его видеть?

— Да, Симеонов не мог увидеть Леонтиклеса с того места, где лежал. Граф Балинский и барон Нопчка прибежали уже после меня и паши и стояли, глядя на ужасную сцену из-за наших плеч.

— Благодарю вас, лорд Эверсден, — сказал Холмс, — ваши комментарии на многое проливают свет. А теперь мне хотелось бы осмотреть спальню господина Симеонова.

Когда мы вошли в спальню, Холмс направился прямиком к окну.

— Закрыто или открыто было окно после убийства? — спросил он лорда Эверсдена.

— Я не входил в комнату, — ответил министр, — но окно было видно мне из коридора, и, насколько я помню, оно было закрыто. Внутрь заходили только барон и полковник, когда вносили тело.

Холмс открыл гардероб, который оказался пустым, потом опустился на пол и заглянул под кровать. Оттуда он вытащил маленький и весьма потрепанный кожаный саквояж.

— Саквояж принадлежал Симеонову? — спросил Холмс.

— Да, — ответил лорд Эверсден, — и больше никакого багажа при нем не было.

Холмс поставил саквояж на кровать и раскрыл его. Внутри не оказалось ничего примечательного, только одежда и личные вещи, которые обычно берет с собой гость, приезжающий в чужой дом на день-другой.

Внезапно Холмс взглянул в окно и замер. На лице его появилось такое потрясенное выражение, что все мы проследили его взгляд, но я, по крайней мере, ничего необычного не увидел.

— В чем дело, Шерлок, — воскликнул Майкрофт, — что было там, за окном?

К Холмсу быстро вернулось его обычное самообладание.

— Ничего, — ответил он. — Так, какое-то внезапное движение, — может быть, птица пролетела.

Он закрыл саквояж и задвинул его обратно под кровать. Затем мы осмотрели спальни всех остальных гостей, но и там ничего интересного не обнаружилось. После осмотра окрестностей дома, где Холмс тщетно искал отпечатки следов, мы вернулись в гостиную и уселись — все, кроме Холмса, который остался стоять у камина.

— Лорд Эверсден, — начал он, — мне хотелось бы встретиться с дипломатами, которые гостили в вашем доме два дня назад. Однако прежде я попрошу вас и моего брата вкратце рассказать о характере и прошлом этих людей. Начнем с Орман-паши. При знакомстве он произвел на меня впечатление человека дельного и честного. Вы оба знаете его лучше, чем я, — разделяете ли вы мое мнение?

Лорд Эверден заговорил первым:

— Да, это в высшей степени достойный и благородный человек. Я знаком с ним уже тридцать семь лет.

Майкрофт кивнул:

— Орман-паша, несомненно, один из самых выдающихся турецких дипломатов. Правительство его величества всегда поддерживало с ним превосходные отношения, он известен своей неподкупностью.

— А что вы скажете о полковнике Юсуфоглу, военном атташе? — спросил Холмс.

— Сложно понять, что он за личность, — сказал Майкрофт. — Человек это мрачный и замкнутый и, как мне кажется, вполне способный затаить в душе недобрые чувства.

Лорд Эверсден добавил:

— Я не очень хорошо знаком с полковником, но должен признаться, что он мне сразу не понравился.

— Что известно о его прошлом?

— Он служил под началом губернатора Фессалии, — ответил Майкрофт, чьи познания в области внешней политики поистине неиссякаемы. — Это часть Греции, которая до сих пор находится под властью Турции, — по крайней мере, таков греческий взгляд на этот вопрос. Губернатор Хасан-паша твердой рукой покончил с мятежами, вспыхнувшими в провинции в прошлом году, но при этом обходился с мятежниками справедливо и тем заслужил благодарность греков — случай в греко-турецких отношениях небывалый. Юсуфоглу, бывший ближайшим помощником губернатора, также получил известность благодаря справедливому отношению к членам различных фракций мятежников, когда тем пришел черед держать ответ за свои действия. На свою нынешнюю должность в турецком посольстве он заступил всего полгода назад.

— А граф Балинский — что он за человек? — спросил Холмс.

— Он твердо придерживается своих вполне определенных убеждений. Как вы, наверное, уже поняли из рассказа Орман-паши, у него бешеный нрав. Это опасный человек, из тех, с кем лучше не шутить. Граф — убежденный приверженец панславизма и питает к туркам закоренелую неприязнь и глубокое недоверие. Что до барона Нопчки, то это благодушный аристократ, представитель одного из старейших семейств Австро-Венгрии. Он состоит в доверительных отношениях с императором. Будучи по своим склонностям либералом, он выступал за увеличение парламентского представительства славянских народов империи, хотя в глубине души относится к политической активности славян в своей стране с большим подозрением.

— Осталось только сказать несколько слов о господине Леонтиклесе, — заговорил Майкрофт. — Он, как и Юсуфоглу, недолго пребывает на своей должности. Прежде он занимал несколько постов в греческом правительстве. Говорят, что он был вовлечен в какие-то политические интриги, чем вызвал неудовольствие короля Греции. Характер у него несколько нервический, и по большей части он держится особняком.

— И последний вопрос: по какому адресу господин Симеонов проживал в Лондоне?

Майкрофт достал из кармана маленькую записную книжку.

— Харрингтон-Мьюз, дом шесть, — сказал он, — но, боюсь, болгарское представительство вряд ли даст тебе разрешение осмотреть это место. После того как британское правительство отказалось поддержать требования Болгарии, ее власти стали весьма несговорчивыми.

* * *

Было еще раннее утро, когда мы с Холмсом вернулись в Лондон. По пути я осмелился поделиться с ним некоторыми своими соображениями.

— Холмс, вы пока еще не сказали, как, по-вашему, объясняется тот удивительный факт, что рядом с телом Симеонова был обнаружен заряженный револьвер, из которого, однако, не стреляли. Я немного поразмыслил и могу лишь предположить, что револьвер принадлежал Симеонову. Он пытался защищаться от убийцы и выхватил револьвер, когда понял, что в него сейчас будут стрелять. Вы согласны?

— Думаю, такое толкование не противоречит фактам, — сказал Холмс.

Поезд между тем остановился у перрона вокзала Виктории.

— Приходили ли вам в голову какие-нибудь другие толкования? — осведомился я.

— Да, Ватсон, приходили, — ответил Холмс, и глаза его блеснули.

Сойдя с поезда, мы подозвали кэб, и Холмс велел кучеру отвезти нас к русскому посольству. По прибытии он вручил свою визитную карточку швейцару и попросил доложить о нашем прибытии послу. Через несколько минут нас проводили в богато обставленный кабинет графа Балинского.

Когда мы вошли, граф остался сидеть, устремив на нас холодный взгляд и плотно сжав губы. На лице у него было выражение плохо сдерживаемой злобы, а в руках он не переставая крутил визитную карточку Холмса. Граф был худ и бледен, глаза сверкали огнем. Лицо его было чисто выбрито, если не считать тонких усиков, концы которых резко устремлялись вверх.

— Вы работаете на турок, не так ли? — холодно спросил он.

— С просьбой оказать содействие в расследовании загадки убийства господина Симеонова ко мне обратился его превосходительство Орман-паша, — ответил Холмс.

— И вы явились ко мне, рассчитывая получить помощь? — с величайшим удивлением в голосе спросил граф.

— Я пришел, чтобы спросить, не можете ли вы пролить немного света на это трагическое происшествие.

— Я могу пролить на него сколько угодно света, мистер Холмс, — угрожающим тоном ответил граф. — Убийство совершил турецкий полковник. Я открыто, при всех, обвинил его в этом.

— Какими доказательствами этого вы располагаете?

— Доказательствами? — переспросил граф с выражением презрительного изумления на лице, как будто вопрос о доказательствах был верхом бестактности. — А у кого еще были мотивы? Кому еще из гостей, если не посланцу султана, могло прийти в голову убить Симеонова? Орман-паша в момент совершения убийства был рядом с лордом Эверсденом, значит, остается Юсуфоглу.

— Убийство мог совершить кто-нибудь другой, тот, кто хотел, чтобы подозрения пали на Юсуфоглу, — спокойно проговорил Холмс, глядя графу прямо в глаза. — Возможно даже, что Симеонов был убит именно для того, чтобы разжечь конфликт между вашей страной и Турцией.

Глаза графа сузились, он еще крепче сжал губы. Затем он внезапно встал.

— Благодарю вас, мистер Холмс, — сказал он, не пытаясь сдерживать обуревавший его гнев. — Наш разговор окончен!

После того как нас столь бесцеремонно выставили из русского посольства, мы снова сели в кэб и на этот раз направились к посольству Австро-Венгрии. Там нас ждал совершенно иной прием, поскольку барон Нопчка оказался в высшей степени обходительным джентльменом. Это был человек среднего роста и плотного телосложения со светлыми волосами, седеющими на висках. Выглядел он как типичный почтенный аристократ из Центральной Европы: приветливое выражение лица, добродушный взгляд, изящные светлые усы; очень легко было представить его в тирольской шляпе, охотящимся на кабанов где-нибудь в лесу в окрестностях Вены. Когда мы вошли, он встал, пожал нам руки и заверил нас, что был весьма рад узнать, что Шерлок Холмс согласился расследовать дело об убийстве господина Симеонова.

— Господин барон, — начал Холмс, когда мы уселись, — мне хотелось бы прийти к окончательным выводам как можно скорее. Поэтому прошу простить меня за прямой вопрос: есть ли у вас какие-либо подозрения относительно того, кто совершил убийство?

Барон удивленно поднял брови.

— Вопрос не очень дипломатичный, — ответил он с сухой улыбкой, — однако должен признать, что в тех обстоятельствах, в которых мы оказались, вполне оправданный. Как бы то ни было, определенного мнения у меня нет, и я могу лишь выразить искреннюю надежду, что убийца — не полковник Юсуфоглу, поскольку в таком случае Европу ждут ужасные последствия. Но Балинский уверен, что это он.

— Где были вы и граф Балинский, когда прозвучал выстрел?

— Я был в курительной комнате, а Балинский, я думаю, в библиотеке. По крайней мере, когда я выбежал в холл, то увидел его рядом с дверью в библиотеку. Вверх по лестнице мы бежали уже вместе.

— Вы сказали, что увидели графа Балинского рядом с дверью в библиотеку. Он стоял там или же выбегал из библиотеки?

— Нет, он там просто стоял, — ответил барон и слегка нахмурился, словно ему в голову пришла какая-то неожиданная мысль.

— Можно ли было предположить, куда он направлялся до того, как вы выбежали из курительной комнаты?

— Нет, — сказал барон, продолжая хмуриться, — он стоял на месте, спиной к двери.

— А дверь была открыта или закрыта?

— Закрыта.

На некоторое время воцарилась тишина, затем Холмс снова заговорил:

— Знаете ли вы, где находился господин Леонтиклес, когда раздался выстрел?

— Нет, я увидел его, только когда оказался на верхней лестничной площадке. Он стоял в нескольких шагах позади Симеонова, бледный как полотно.

— Как вы думаете, мог ли он совершить убийство?

— Такая вероятность, конечно, есть, но он такой кроткий человек, что я, честно говоря, не могу представить его в роли убийцы. Он был совершенно потрясен произошедшим.

— Если он убил Симеонова, то у него была причина выглядеть потрясенным.

— Да, конечно.

— Вы вместе с полковником Юсуфоглу отнесли тело в спальню. Не заметили ли вы, что у полковника было с собой оружие?

— Нет, никакого оружия я совершенно точно не видел. На полковнике в тот момент не было жилета. После мы вместе спустились вниз, и он находился в моем поле зрения еще по меньшей мере час.

— Стало быть, вы убеждены в его невиновности?

Барон ничего не ответил, но снова сдвинул брови и сменил позу.

— Мистер Холмс, — сказал он наконец, — мне кажется, я должен рассказать вам еще кое о чем. Я молчал об этом до сей поры, потому что не знаю, как расценивать то, что я услышал, и боялся, что мой рассказ только запутает дело и навлечет подозрение на невиновных. Однако, лично познакомившись и побеседовав с вами, я пришел к убеждению, что могу всецело на вас положиться.

Холмс церемонно поклонился.

— Вскоре по прибытии в Ройстон-мэнор я отправился в библиотеку, чтобы взглянуть на некоторые принадлежащие лорду Эверсдену книги. Книги — моя страсть, мистер Холмс. Вошел я тихо, чтобы никому не помешать, и услышал голоса господина Леонтиклеса и полковника Юсуфоглу. Леонтиклес говорил: «У нас нет выбора, мы должны действовать немедленно, лучшей возможности у нас не будет!» — на что Юсуфоглу ответил: «Нет-нет, не сейчас и не здесь! Будет безопаснее…» В этот момент в библиотеку с шумом вошел граф Балинский, и разговор оборвался. Как я уже говорил, мистер Холмс, я не знаю, что все это значит, и надеюсь, что вы куда лучше меня разберетесь, в чем тут дело.

Я взглянул на Холмса и с волнением увидел на его лице то выражение радостного возбуждения, которое означало, что он напал на след. Он встал, поклонился любезному хозяину и с едва сдерживаемым волнением сказал:

— Господин барон, ваши наблюдения бесценны!

Барон выглядел одновременно и ошеломленным, и воодушевленным словами Холмса.

— Вы о чем-то догадались, мистер Холмс? — спросил он. — Можно ли надеяться на лучшее?

— Расследование еще не завершено, и в любом случае о своих выводах я должен рассказать сначала Орман-паше, по поручению которого я действую. Однако я все же скажу вам, господин барон, что основания для оптимизма есть.

На этом мы распрощались с бароном Нопчкой, оставив его несколько озадаченным, но в то же время в значительной степени приободренным, и отправились на Бейкер-стрит, куда прибыли уже довольно поздним вечером. Холмс был в превосходном настроении. Дома его ждала телеграмма. Холмс вскрыл ее и прочитал вслух:

— «Принц уехал в Константинополь. О.-п.». Превосходно! Наш турецкий друг держит слово!

Мы съели прекрасный ужин, приготовленный миссис Хадсон, причем Холмс наотрез отказался говорить о деле за едой. После ужина, когда мы сидели у камина и Холмс курил свою самую зловонную трубку, он взглянул на меня блеснувшими глазами и сказал:

— Ватсон, сегодня ночью я собираюсь совершить уголовное преступление. Ваш армейский револьвер и отмычка еще при вас?

Меня охватило возбуждение: прошло уже немало лет с тех пор, как мы с Холмсом в последний раз устраивали одну из тех проделок, из-за которых временно оказывались по другую сторону закона.

— Можете на меня положиться, Холмс, — с искренним чувством сказал я. — Дайте мне только полчаса, чтобы собраться.

Время близилось к полуночи, когда мы с Холмсом прибыли на Харрингтон-Мьюз. В полной тишине мы подошли к дому номер 6, и Холмс прошептал мне на ухо:

— Доставайте отмычку, Ватсон!

Мы подкрались к двери, словно взломщики, и я собирался пустить свой ломик в дело, когда обнаружил нечто непредвиденное.

— Холмс, дверь уже открыта!

Холмс замер на месте и произнес шепотом:

— Интересно, Ватсон, очень интересно! Эта ночь, возможно, принесет еще много сюрпризов!

Мы вошли в дом, не произведя ни малейшего шума. Холмс быстрыми, но осторожными шагами направился к кабинету. Приблизившись к двери, мы увидели, что из-под нее пробивается лучик света. Из кабинета раздавался шорох, как будто кто-то перебирал бумаги. Мы неподвижно стояли и слушали. Затем шорох внезапно прекратился, свет погас.

— Пора, Ватсон! — сказал Холмс, и мы ворвались в комнату, но поздно: мы успели лишь увидеть, как темная фигура выпрыгивает из раскрытого окна на задний двор.

— За ним, Ватсон! — закричал Холмс.

Я бросился к окну и выскочил на двор; там я увидел беглеца, который, прихрамывая, словно поранил ногу, улепетывал к ограде. Я побежал за ним, но споткнулся о какое-то полено и растянулся на земле. Когда я поднялся на ноги, беглеца уже и след простыл. Морщась от боли, я дохромал до ограды, но никого, конечно, за ней не увидел и, удрученный неудачей, вернулся к Холмсу.

— Не беда, Ватсон, — сказал он, выслушав мой рассказ. — Мы познакомимся с этим джентльменом утром.

Пока меня не было, Холмс не сидел без дела — он просматривал документы, лежавшие на столе и в его ящиках. Теперь он поднес поближе к свету маленький листок бумаги.

— Дело здесь нечисто, Ватсон! — сказал он, и на лице его в этот момент было суровое и мрачное выражение. — Но сейчас пора возвращаться домой и ложиться спать, потому что утром нас ждет много дел.

И мы вернулись на Бейкер-стрит. Не знаю, как Холмс, а я провел очень беспокойную ночь. Утром я проснулся оттого, что Холмс тряс меня за плечо.

— Вставайте, Ватсон! Дело близится к развязке!

— Сколько времени? — спросил я, силясь стряхнуть с себя сон.

— Семь часов, Ватсон. Завтрак готов.

Я встал, умылся и пошел завтракать. Холмсу, успевшему поесть, не терпелось побыстрее выйти из дома, так что я торопливо проглотил тост, наспех выпил чаю, и вскоре мы уже катили в кэбе по направлению к дому, адрес которого Холмс дал кучеру.

Теперь у Холмса было совсем не то настроение, что накануне ночью, — он выглядел скорее озабоченным, нежели возбужденным.

— Удалось ли вам найти разгадку, Холмс? — спросил я.

— Вы знаете, как я работаю, Ватсон. Я расскажу о своих умозаключениях, когда буду к этому готов.

В молчании мы доехали до места назначения, оказавшегося маленьким особняком, в котором располагалось греческое консульство. Когда мы попросили доложить о нашем приходе консулу, господину Леонтиклесу, нас немедленно провели в его кабинет. Господин консул был человеком невысокого роста, с бледным лицом, черными как смоль волосами, бородой-эспаньолкой и нафабренными усами. Он держался довольно обходительно и учтиво, но казалось, что ему не по себе в нашем обществе. Когда мы вошли, он встал, пригласил нас садиться и спросил:

— Чем могу быть полезен, джентльмены?

— Господин Леонтиклес, — ответил мой друг, — мое имя — Шерлок Холмс. Мне поручено расследовать убийство господина Симеонова. Если вы согласитесь ответить на несколько вопросов, имеющих отношение к этой трагедии, это существенным образом поможет мне в расследовании.

Прежде чем ответить, консул пригладил свою бороду и усы.

— Я был бы рад оказать вам любую помощь, мистер Холмс, но думаю, что, к сожалению, ничего, способного вас заинтересовать, мне не известно.

— И все же ваши ответы вполне могут прояснить несколько моментов, — ответил Холмс. — Например, не могли бы вы сказать, где вы находились в тот момент, когда услышали выстрел?

— В своей комнате.

— Ваша комната была через две двери от комнаты Симеонова, и тем не менее, когда лорд Эверсден и Орман-паша прибежали на место преступления, они увидели, что полковник Юсуфоглу склонился над телом, а вы стоите на некотором расстоянии от него. Почему вы не поспешили на помощь раненому?

— Комната Юсуфоглу находилась между комнатой Симеонова и моей, и он успел первым, — ответил Леонтиклес, и я заметил, что на лбу у него выступили капли пота.

— Значит, полковник был в своей комнате, когда раздался выстрел? — спросил Холмс.

— Думаю, да. Когда я вышел в коридор, он уже стоял на коленях подле Симеонова.

— Господин Леонтиклес, — напрямик спросил Холмс, — господина Симеонова убил полковник Юсуфоглу?

— Нет!

— Похоже, вы совершенно уверены в этом. Почему же вы думаете, что убийца — не он?

— Полковник Юсуфоглу не способен на убийство. Я… я уверен, что он не убивал!

— А вот у графа Балинского, похоже, нет сомнений, что убийца — именно полковник.

— Граф Балинский ошибается, — твердо сказал консул.

— Благодарю вас, господин Леонтиклес, — неожиданно сказал Холмс и встал, чтобы выйти из кабинета.

Когда мы дошли до двери, он остановился, чтобы полюбоваться на небольшую статуэтку, которая стояла на столике у окна.

— Я очень интересуюсь древнегреческим искусством. Скажите, это Афродита? — с обаятельной улыбкой спросил Холмс у консула.

— Нет-нет, — ответил тот, встал из-за стола и, слегка прихрамывая, подошел к статуэтке, стоявшей на столике в другом углу кабинета, — вот Афродита!

— О да, конечно! — сказал Холмс. — Позвольте еще раз поблагодарить вас, господин Леонтиклес. Мы не будем больше отнимать ваше драгоценное время.

* * *

— Мы продвигаемся вперед, Ватсон, — сказал Холмс, когда мы сидели в кэбе, направлявшемся на Белгрейв-сквер. — Вы заметили, как он прихрамывает?

Разумеется, я это заметил.

— Причем прихрамывает точно так же, как я после того, как упал, споткнувшись о полено на Харрингтон-Мьюз, — сказал я. — Почему вы не приперли его к стенке?

— В этом не было необходимости. Он и сам обо всем догадался.

— Но теперь, когда он знает, что вы подозреваете его в проникновении в дом Симеонова, не решится ли он бежать за границу?

— Нет, Ватсон, — улыбнулся Холмс, — думаю, этого опасаться не стоит.

В турецком посольстве нас встретил привратник, напомнивший мне джинна из сказки про лампу Аладдина. Он был одет в черные шаровары и богато украшенную зеленую тунику, а на ногах красовались туфли с загнутыми носками. Не сказав ни слова, он взял у Холмса визитную карточку и ушел, чтобы отнести ее Орман-паше. Через несколько минут к нам вышел мрачный молодой человек в феске и отвел нас в кабинет паши.

На этот раз Орман-паша был одет не в парадный мундир, а в черный сюртук. Когда мы вошли, он встал из-за стола, за которым сидел, и тепло нас поприветствовал.

— Мистер Холмс, — сказал он, жестом приглашая нас сесть, — могу ли надеяться, что вы принесли хорошие новости?

— Мы приближаемся к разгадке, — ответил Холмс, — но пока еще остаются некоторые непроясненные моменты. Я надеюсь, что катастрофу можно будет предотвратить.

— Для меня большое облегчение слышать это от вас, мистер Холмс, — ответил паша.

— Тем не менее я хочу задать вам несколько вопросов, а после этого — встретиться с полковником Юсуфоглу, — сказал Холмс, откидываясь на спинку стула. — Орман-паша, если предположить, что болгарский эмиссар был убит не агентами вашего правительства, то у кого еще были мотивы, чтобы убить его?

Паша немного подумал.

— Мне кажется, что из всех гостей, присутствовавших на обеде у лорда Эверсдена, ни у кого не могло быть такого мотива. Все эти люди занимают высокие дипломатические посты, и я совершенно не представляю, что любой из них мог бы выиграть, совершив подобное деяние.

— Не кажется ли вам в таком случае вполне логичным предположение, что убийство действительно совершил агент вашего правительства? Полковник Юсуфоглу стоял на коленях рядом с умирающим Симеоновым; Симеонов, похоже, в последние мгновения своей жизни обвинил его в убийстве; граф Балинский убежден в его вине. По всей видимости, нет никаких улик, которые изобличали бы кого-то другого. Как тут не прийти к выводу, что убийца — полковник?

Паша смотрел на Холмса со смешанным выражением изумления и раздражения.

— Мистер Холмс, — проговорил он, — зачем вы говорите о таких выводах, если сами убеждены в том, что они неверны?

— Почему же вы, ваше превосходительство, полагаете, что я считаю эти выводы неверными?

— Потому, что вы только что сказали мне, что катастрофу можно будет предотвратить. Вы не сказали бы так, если бы были убеждены в виновности полковника Юсуфоглу.

На губах Холмса появилась едва заметная улыбка.

— Сначала надо понять, что мы подразумеваем под виновностью. Не стоит забывать, что в случае с любым убийством для выяснения личности убийцы огромное значение имеет его мотив.

Паша сдвинул брови:

— Боюсь, мистер Холмс, что, каков бы ни был мотив убийцы, его выяснение мало что изменит, если этим убийцей был Юсуфоглу. Желаете ли вы поговорить с ним сейчас?

Холмс кивнул, и паша позвонил в колокольчик. Вошел уже знакомый нам мрачный парень; паша что-то быстро сказал ему по-турецки, он ушел и через несколько минут вернулся в сопровождении высокого широкоплечего человека — полковника Юсуфоглу. Это был настоящий великан со смуглым лицом, густыми черными усами и пронзительным взором. Должен признаться, что мне он показался опасным типом, вполне способным при необходимости убить человека. Паша представил нас друг другу, и мы с Холмсом обменялись с полковником рукопожатиями, после чего он сел на стул, устремив на нас подозрительный взгляд.

— Полковник, — начал Холмс, — надеюсь, вы извините меня, если я буду говорить открыто и напрямик, поскольку на кону сейчас стоит слишком многое. Вам, без сомнения, известно, что вы — главный подозреваемый в убийстве Антона Симеонова. Что вы можете сказать в свою защиту?

— Я не убивал болгарина, — бесстрастно ответил полковник.

— Кто же в таком случае его убил?

— Насколько я понимаю, это ваша задача — найти ответ на этот вопрос.

— Тем не менее мне было бы интересно узнать ваше мнение.

— Я не был свидетелем выстрела, так откуда же мне знать, кто его совершил?

— Что вы имели в виду, когда сказали графу Балинскому, что он знает правду?

— Я хотел сказать, что ему должно быть известно, что у меня не было никаких причин совершать убийство. Даже он должен понимать, что это вызвало бы те самые последствия, которые все мы желали предотвратить.

— Что означали ваши слова «Спросите сами себя, кто убийца»?

Военный атташе беспокойно поерзал на стуле.

— Я предлагал ему подумать получше.

Я заметил, что Орман-паша смотрит на полковника с беспокойным выражением на лице, словно находит его ответы на вопросы Холмса слабыми и неубедительными.

Холмс вскочил со стула:

— Благодарю вас, полковник! Вы рассказали все, что мне нужно было узнать.

Полковник поднялся на ноги, глядя на Холмса со смешанным выражением злости и страха, потом повернулся к Орман-паше и сказал ему что-то по-турецки. Паша кивнул. Полковник еще раз сверкнул глазами на Холмса и быстро вышел из кабинета.

— Орман-паша, — сказал Холмс, когда за полковником закрылась дверь, — есть ли среди служащих посольства кто-нибудь, кто знает болгарский язык?

— Я сам говорю по-болгарски, мистер Холмс, — с некоторым удивлением ответил паша.

— Замечательно. В таком случае, может быть, вы сможете сказать мне, верен ли мой перевод вот этой болгарской фразы? — И он протянул паше небольшой листок бумаги.

Паша взглянул на листок, и меня поразило, как явственно он вздрогнул.

— Что это значит, мистер Холмс? — воскликнул он. — Что вы хотите этим сказать?

— Я хочу сказать, что это дело еще сложнее, чем нам казалось поначалу. Верен ли перевод?

— Верен, мистер Холмс, — ответил паша, удивленно и недоверчиво качая головой.

На обратном пути Холмс остановился у почтового отделения, чтобы отправить телеграмму. Затем он отправился в клуб «Диоген» навестить Майкрофта, а я продолжил путь на Бейкер-стрит в одиночестве. Когда Холмс наконец вернулся домой, он прошел прямиком к каминной полке, и, к моему ужасу, в руках у него появился шприц, при помощи которого он потакал своей единственной слабости.

— Дорогой Холмс, — воскликнул я, — расследование закончено?

— Да, Ватсон, я пришел к окончательному выводу по этому делу.

Мы поужинали в тишине и спокойствии. Встав из-за стола, Холмс сказал:

— Завтра утром мы отправимся в Сток-Морден спасать мир. Советую лечь спать пораньше, Ватсон.

И он удалился в свою спальню, а я пошел в свою в невеселом расположении духа.

На следующее утро к Холмсу вернулось бодрое настроение. Сразу после завтрака мы отправились на вокзал Виктории. Когда мы прибыли в Ройстон-мэнор, я заметил череду запряженных великолепными лошадьми богатых карет, которые двигались по широкой гравиевой дороге, ведущей к особняку. Старый дворецкий провел нас в гостиную, где, к моему изумлению, уже собрались все действующие лица недавней трагедии. Лорд Эверсден сидел в своем кресле, Орман-паша — на диване рядом с ним. На том же диване расположился барон Нопчка, а господин Леонтиклес и полковник Юсуфоглу заняли кресла напротив. Граф Балинский, словно считая ниже своего достоинства разделять такую компанию, сидел немного в стороне, у окна. Майкрофт Холмс занял стул с прямой спинкой, стоящий у столика за диваном.

Когда мы вошли, лорд Эверсден встал и подошел поприветствовать нас.

— Я получил вашу телеграмму, мистер Холмс, — сказал он. — Как видите, все в сборе. Инспектор Лестрейд приедет примерно через час.

Министр жестом пригласил нас сесть, и я опустился на стул рядом с бароном Нопчкой. Холмс отклонил приглашение и остался стоять.

— Джентльмены, — начал Холмс, — я рад сообщить вам, что я раскрыл преступление, бросившее тень на международные отношения в Европе. К сожалению, вероятность того, что нам удастся привлечь преступника к ответственности, невелика, ибо мы имеем дело с чрезвычайно хитрым негодяем. В результате предпринятого мной расследования я пришел к выводу, что в особняк проник вооруженный грабитель. Ему удалось незамеченным пробраться на второй этаж, где на него наткнулся господин Антон Симеонов. Прежде чем Симеонов успел поднять тревогу, грабитель выхватил револьвер и выстрелил, опередив свою жертву, — ведь Симеонов тоже достал оружие. Затем убийца сумел спрятаться за большим креслом в коридоре. Когда все вы ушли оттуда, он выпрыгнул из окна, уничтожил все следы и удалился. Весьма маловероятно, что его когда-либо удастся арестовать.

Все мы смотрели на Холмса в великом удивлении. Лорд Эверсден сказал:

— В это невозможно поверить, господин Холмс. Нет никаких оснований считать, что все произошло именно так, как вы говорите.

И министр в волнении обернулся к Майкрофту, который, один из всех присутствующих, слегка кивал головой с понимающей улыбкой на губах.

Граф Балинский презрительно фыркнул.

— И вы думаете, что мое правительство будет удовлетворено подобной историей, таким неприкрытым вымыслом? — Он поднялся на ноги. — Прошу меня простить, лорд Эверсден, но я должен отправить телеграмму в Санкт-Петербург.

И граф, с улыбкой мрачного удовлетворения на губах, сделал несколько шагов по направлению к выходу, но Холмс преградил ему путь.

— Дорогой граф, — резко сказал он, — я настоятельно советую вам вернуться на место. История, которую я только что рассказал, разумеется, гораздо предпочтительнее для вашего правительства — и для вас лично, — чем другая версия событий, которую я намерен изложить сейчас.

Граф смерил Холмса злобным взглядом, но постепенно ярость на его лице сменилась выражением настороженной подозрительности. Холмс вернулся на свое место, граф же еще несколько секунд оставался стоять, где стоял. В воздухе повисло напряжение. Наконец граф медленно подошел к своему стулу и сел.

— Главной сложностью в расследовании этого дела, — заговорил Холмс, — было отсутствие мотива — кроме того, разумеется, что мог бы быть у агентов турецкого правительства, ежели убийство вознамерились бы совершить они. Глупость подобного предприятия, особенно в нынешней политической атмосфере, настолько очевидна, что его вероятность представлялась крайне сомнительной. Это преступление не только не способствовало, но и весьма осложнило бы осуществление целей турецкого правительства, так что от этой версии я отказался с самого начала. Однако это не значит, что убийство не мог совершить турок по каким-либо далеким от политики причинам. Это тоже представлялось маловероятным, поскольку человек, замысливший такое преступление, должен был прекрасно понимать, какое политическое толкование будет дано ему некоторыми людьми.

Поэтому моя рабочая гипотеза заключалась в том, что ни один из турецких гостей этого дома не совершал убийства. Орман-паша в любом случае не был под подозрением, потому что все время находился в обществе лорда Эверсдена. Однако полковника Юсуфоглу застали склонившимся над телом Симеонова, и граф Балинский обвинил его в убийстве. С другой стороны, полковник, по всей видимости, не был вооружен — а ведь будь он убийцей, у него не хватило бы времени избавиться от оружия, если только он, выстрелив в Симеонова, не бросился прочь, чтобы спрятать орудие преступления, а затем, что совсем уж невероятно, вернулся и склонился над телом, давая тем самым дополнительные основания для подозрений в свой адрес.

Другое обстоятельство, сбивающее с толку, заключается в том, что я начал с предположения, будто убийца Симеонова и человек, стрелявший в него несколько недель назад, — одно и то же лицо. По крайней мере, казалось разумным предположить, что эти два события взаимосвязаны. Расследование, однако, показало, что на самом деле связаны они не были — и именно это послужило ключом к разгадке. — Холмс повернулся к лорду Эверсдену: — Один из присутствующих в этой комнате убил Симеонова, но его нельзя назвать убийцей. Единственным убийцей среди ваших гостей был сам Симеонов!

Все мы, кроме Майкрофта, раскрыли рты от изумления. Граф Балинский подался вперед, и вид у него стал еще более настороженный и беспокойный, чем раньше. Леонтиклес выглядел бледнее, чем обычно. Полковник Юсуфоглу закрыл лицо руками.

— Да, — сказал Холмс, обведя взглядом греческого консула, турецкого полковника и русского графа. — Вы знаете, что я говорю правду. Когда полковник Юсуфоглу сказал, что граф Балинский знает правду, он не лгал, не так ли, граф?

Граф Балинский вскочил на ноги.

— Вы осмеливаетесь обвинять представителя царского правительства в убийстве… — начал он, но Холмс резко прервал его:

— Держите себя в руках, граф! Никто не обвиняет вас в убийстве Симеонова. Преступление, которое совершили вы, было куда более коварным!

Граф открыл рот, чтобы ответить, но под взглядами всех присутствующих из его горла не вырвалось ни звука. Он снова сел на свой стул, на лице его отразилось сильное волнение.

— Сказав, что граф Балинский знает правду, полковник имел в виду, что графу известно: Симеонов был убийцей. Граф отлично это понял, но по причинам, которые станут ясны позже, предпочел притвориться, будто не понял. На самом деле Симеонов был застрелен как раз в тот момент, когда собирался совершить свое очередное убийство. Но его предполагаемая жертва была наготове, и все произошло не так, как он задумал. Револьвер, найденный рядом с Симеоновым, он достал для того, чтобы убить, а вовсе не пытаясь защититься.

Осматривая принадлежавшие Симеонову вещи, я нашел небольшую коробочку с карточками, напоминающими поздравительные открытки. Собственно говоря, это и были поздравительные открытки особого рода. Надеюсь, вы простите меня за то, что я притворился, будто увидел что-то в окне, — это было необходимо, чтобы я смог незаметно вытащить их. На каждой карточке присутствуют буквы VMRO.

Холмс достал из кармана одну из карточек и показал присутствующим. Буквы были написаны крупно, так что все смогли их разглядеть. Холмс повернулся к графу Балинскому:

— Вам ведь известно, что это символ печально знаменитой балканской организации анархистов, у которой нет названия, не так ли, граф? Думаю, известно это и всем остальным присутствующим. Однако лишь трое из вас знали о мрачном прошлом Симеонова и том, что он состоит в этой организации. Когда мы с Ватсоном проникли в квартиру Симеонова, я нашел еще три карточки, на каждой из которых были напечатаны буквы IMRO. IMRO — другая анархистская организация, жестоко враждующая с VMRO. На одной из карточек было написано по-болгарски: «Смерть близко. Ты предупрежден». Вчера Орман-паша любезно подтвердил правильность моего перевода. Кроме того, на карточке стояла дата — тот декабрьский день, когда Симеонов подвергся нападению на улице. В тот раз его несостоявшийся убийца был членом соперничающей преступной организации.

Когда я понял это, разобраться в остальном было уже проще. Барон Нопчка случайно подслушал, как господин Леонтиклес уговаривает полковника Юсуфоглу действовать, но тот призывает повременить. Барон думал, что Леонтиклес имеет в виду задуманное убийство Симеонова, но он ошибался. Господин Леонтиклес хотел во всеуслышание объявить, что Симеонов — преступник, а полковник, очевидно, убеждал его, что нужно подождать до встречи в Лондоне, где Симеонову было бы труднее сбежать, поскольку здание охранялось бы полицией. Когда полковник говорил, в библиотеку с шумом вошел граф Балинский, но я уверен, что он успел узнать достаточно, чтобы понять, о чем идет речь. Об услышанном он рассказал Симеонову, и тот решил взять дело в свои руки.

Узнал Симеонова господин Леонтиклес. Он был в Фессалии, когда полковник Юсуфоглу служил там заместителем губернатора, и они оба имели отношение к подавлению мятежей, спровоцированных VMRO. Как только он опознал в Симеонове одного из преступников, которые были приговорены к смертной казни, но сумели сбежать, он сказал об этом полковнику Юсуфоглу.

Теперь мы подходим к вопросу о том, почему граф Балинский рассказал Симеонову о том, что его узнали. Граф, как всем нам известно, желает разжечь новую русско-турецкую войну, которая, как он полагает, пойдет России на пользу. Граф прекрасно понимал: если он расскажет Симеонову, что греческому консулу известно о его прошлом, тот постарается расправиться с господином Леонтиклесом. Если грека убьют в доме лорда Эверсдена, подозрение неизбежно падет на турок. Если убьют Симеонова, подозрение опять-таки падет на них. В любом случае граф мог использовать инцидент для того, чтобы убедить царя объявить войну султану. План был беспроигрышный. Граф ждал на первом этаже у двери в библиотеку, намереваясь броситься наверх, когда появится кто-то другой (это оказался барон Нопчка), чтобы обеспечить себе алиби.

У господина Леонтиклеса был с собой револьвер. Услышав, что Симеонов крадется за ним, он выстрелил первым и кинулся в другой конец коридора, чтобы на время спрятать свое оружие за большим креслом в углу. Не сомневаюсь, что позже он избавился от него окончательно. Полковник услышал выстрел и выбежал из своей комнаты. Быть может, он видел, как господин Леонтиклес прячет револьвер, но затем он склонился над умирающим — возможно, чтобы услышать его последние слова. Вчера, когда я разговаривал с полковником, он практически признался в том, что знает: Симеонова убил господин Леонтиклес. Я спросил, известно ли ему, кто убил Симеонова, и он не ответил «нет», но сказал: «Я не был свидетелем выстрела, так откуда же мне знать, кто его совершил?» То, что полковник избегал произносить слово «убийство», тоже говорило о многом. — Холмс повернулся к греческому консулу: — Представляется ли вам такое объяснение правдоподобным, господин Леонтиклес?

Несколько секунд грек сидел молча с напряженным выражением на лице. Наконец он проговорил:

— Да, мистер Холмс, вполне. Вы, однако, не объяснили значение последних слов умирающего, хотя я не сомневаюсь, что оно вам также известно.

— Вы правы, известно. Умирающему человеку, которому каждый вдох дается с трудом, непросто произнести слово, в котором много гласных. Столица Фессалии — город Салоники, и мятежи, о которых шла речь, получили название салоникского инцидента. Думаю, перед смертью Симеонов узнал полковника Юсуфоглу и пытался сказать ему, что помнит его с тех времен.

В гостиной воцарилось напряженное молчание. Некоторое время спустя лорд Эверсден заговорил, обращаясь ко всем собравшимся:

— Завтра я попрошу аудиенции у его величества короля, чтобы получить высочайшее одобрение приказа о высылке дипломата. Кроме того, я попрошу его величество обратиться к правительству Российской империи с предложением назначить нового посла при Сент-Джеймсском дворе, поскольку этот пост в настоящее время вакантен.

Балинский сидел совершенно неподвижно, только в глазах его все еще горел огонь.

Раздался негромкий стук в дверь, вошел скорбный дворецкий.

— Ваша светлость, — доложил он, — прибыл инспектор из Скотленд-Ярда. Его фамилия Лестрейд.

— Спасибо, Дженкинс, — ответил лорд Эверсден, — попросите его немного подождать.

Дворецкий удалился все с тем же скорбным видом.

Холмс взглянул на лорда Эверсдена.

— Я не обязан сообщать о своих выводах полиции. Что мне сказать инспектору Лестрейду?

Лорд Эверсден повернулся к Орман-паше, который, покачав головой, сказал:

— Совершенно очевидно, что в дом проник грабитель. — Он встал, подошел к Холмсу и горячо пожал ему руку: — Благодарю вас, мистер Холмс. Все мы в огромном долгу перед вами.

На Бейкер-стрит мы вернулись вечером. Холмс сразу отправился наверх, а я задержался внизу, чтобы переговорить с миссис Хадсон. Поднявшись на наш этаж, я нашел Холмса сидящим в кресле. Вид у него был подавленный и унылый, взгляд устремлен на шприц, лежащий на каминной полке.

— Интересное дело, Ватсон. Я вот думаю, возьмется ли когда-нибудь мир за ум. Этот балканский кризис чуть было не привел к общемировой трагедии; надеюсь, на нашем веку таких кризисов больше не будет.

— Думаю, не будет, Холмс, — сказал я.

Вошла миссис Хадсон, поставила на стол поднос и удалилась. Холмс принюхался и спросил:

— Что это, Ватсон?

— Турецкий кофе, Холмс. Один из подчиненных Орман-паши вручил его мне, когда мы уезжали из Ройстон-мэнор. Он сказал, что паша велел ему передать: это возбуждающее средство куда лучше многих других.

Холмс улыбнулся и отхлебнул кофе.

— Превосходно, Ватсон, — сказал он.