Наследство Рэчел Хауэлз (fb2)

Наследство Рэчел Хауэлз (пер. Головина) (Шерлок Холмс: Шерлок Холмс. Свободные продолжения)   (скачать) - Майкл Дойл

Майкл Дойл
Наследство Рэчел Хауэлз

Предисловие

Недавно мое внимание привлекло еще одно удивительно интересное дело. Узнал я о нем от известного лондонского издателя. Один из отделов его компании возглавлял мужчина по имени, предположим, Месгрейв. Он был человеком весьма трудолюбивым, но не блиставшим ничем особенным. Спустя несколько лет после его смерти на адрес издательства пришло письмо, адресованное Месгрейву. На нем стоял штемпель туристического городка на западе Канады, а также имелось две пометки: «Confl films» в правом нижнем углу конверта и «Report Sy» — в левом верхнем.

Издатели не знали, остались ли у покойного родственники, и потому решили вскрыть письмо. Внутри обнаружилось два чистых листа бумаги. Следует заметить, что письмо зарегистрировала секретарь издательства. Глава издательства, не зная, что делать с этим странным посланием, отправил его мне. Я подверг пустые страницы всевозможным термическим и химическим тестам, но так ничего и не выявил. Кроме того что конверт был подписан, видимо, женской рукой, ничего определенного я так и не узнал. Загадка казалась совершенно неразрешимой. Автор письма хотел сообщить мистеру Месгрейву какой-то очень важный секрет и при этом не знал, что его адресат уже несколько лет как скончался. Как такое вообще возможно? Зачем он послал конверт с пустыми страницами заказным письмом? Ко всему этому могу добавить лишь то, что я не осмелился проводить эксперименты лично, но доверил это самым лучшим специалистам. И все безрезультатно. Это дело стало моей неудачей, и его тайна мучает меня до сих пор.

Сэр Артур Конан Дойл
Размышления о Шерлоке Холмсе
«Стрэнд мэгэзин», декабрь 1917

За долгие годы сотрудничества мы с мистером Шерлоком Холмсом наблюдали на нашей маленькой сцене в доме 221-б по Бейкер-стрит немало занятных персонажей. Каждый из них становился объектом самого пристального изучения с нашей стороны, однако едва они переставали быть центром всеобщего притяжения, как тут же растворялись вдали, чтобы никогда не вернуться. Я часто размышлял, какая судьба постигла этих клиентов и других участников сотен подобных дел, которые до сих пор ждут, чтобы на них обратил внимание какой-нибудь хороший биограф.

Были, конечно, и исключения. Например, профессор Мориарти, который постоянно присутствует в нашей жизни и, похоже, не собирается никуда исчезать; видно, темная сторона человеческой души всегда будет рядом с нами. Его коллега полковник Моран, свидетель рейхенбахской трагедии, также появлялся на нашей сцене не раз и не два, как и инспектор Лестрейд, его коллеги из Скотленд-Ярда, наша дорогая миссис Хадсон, посыльный Билли, моя жена Мэри и некоторые другие личности. Тем не менее дальнейшая судьба большинства наших клиентов оставалась для нас тайной. Шерлока Холмса, с раскрытием дела мгновенно терявшего интерес к его участникам, это не волновало: для него дружба, как и любые другие эмоции, была делом обременительным и неприятным. Меня же эти мимолетные встречи с растворяющимися в неизвестности людьми немного печалили; и я тем более рад представившейся возможности поведать публике об одном деле и вновь привлечь внимание к весьма изворотливой и хитрой женщине, чьи ум и алчность Шерлок Холмс, столкнувшись с ней впервые, сильно недооценил. Это занимательное дело пока далеко от завершения. Поиск последних, решающих улик, установление и арест убийцы, которого ни я, ни Холмс пока не видели, — все эти сложности искупает одно: нам доведется побывать в Америке и в чудесной юной стране Канаде. И я очень надеюсь, что сопровождать в этой поездке меня будет сам Шерлок Холмс, если, конечно, ему позволит это криминальная обстановка в Лондоне.

С Холмсом или без — осмелюсь предположить, что смогу взять в свои руки завершающий этап следствия, — но эта экспедиция докажет виновность указанного выше лица; хотя заранее называть его имя было бы неэтично. Надеюсь, читатель простит меня за то, что я, руководствуясь здравым смыслом, скрою истинную дату написания этих строк.

О смерти Реджинальда Месгрейва мы с Холмсом услышали весною 1901 года, когда расследовали исчезновение ученика из интерната и убийство учителя немецкого языка[1]. Заметка в газете оказалась немногословной:

Сэр Реджинальд Месгрейв, член парламента от Харлстона, Западный Суссекс, эсквайр, владелец поместья с земельными наделами, погиб в понедельник 13 мая, став случайной жертвой перестрелки. Следствие вынесло вердикт: смерть в результате несчастного случая. Панихида состоится в ближайшей к поместью деревенской церкви. Поместье и земли перейдут к ближайшему родственнику покойного, его кузену Натаниэлю Месгрейву.

— Какая горькая ирония, — заметил Холмс, явно расстроенный этим известием. — Мы узнаём о смерти Месгрейва, унаследовавшего состояние от отца, но умершего холостяком, и одновременно с этим выясняем, что у герцога Холдернесса, напротив, сыновей чересчур много. Младший сын сбегает из интерната, словно юный Копперфилд, соблазнившись надеждой обрести материнскую любовь, которой ему так недостает дома, а подбивает его на это подлый старший брат, мечтающий о его смерти. Что же лучше — стать отцом двух сыновей и пережить такую трагедию или не иметь их вовсе, как в случае с Месгрейвом?

— Думаю, каждый решает для себя, — сказал я. — Новые возможности всегда ходят рука об руку с риском.

— Это, конечно, так, но я все же сожалею, что Месгрейв скончался столь скоропостижно и лишился шанса обзавестись наследником, — задумчиво продолжал Холмс. — А заодно и удовольствия оставить ему наследство. Да и что такое вообще «случайная перестрелка»? Наша пресса могла бы выражаться определеннее. Впрочем, коронера этот случай не заинтересовал. Если только не вмешается судьба и меня не привлекут к этому делу, значит, придется просто сказать последнее «здравствуй и прощай» моему старому университетскому товарищу и давнему клиенту.

Судьба все-таки вмешалась, но лишь спустя два месяца, — в лице своей посланницы Атропос[2]. Богиня явилась к нам в личине нашей домовладелицы и несла в руках поднос с утренней почтой — письмами с просьбами о приеме, медицинского характера для меня и криминально-уголовного — для Холмса. Она постучалась к нам в дверь так тихо и нежно, что мы даже не заметили, как она вошла в комнату. Богиня не предостерегла нас, не предупредила, что вскоре произойдут удивительные события, едва не свершится злодейское преступление и воздастся кара за ужасающее преступление прошлого. Никак не ожидал я и того, что мне снова доведется стать свидетелем блистательной работы интеллекта моего друга, отточенного применения им метода дедукции, умения наблюдать и делать верные выводы, придумывать и проверять на прочность теории до тех пор, пока правда не засияет так же ярко, как золотая пыль в лотке старателя.

Десять дней назад нам с Шерлоком Холмсом нанес визит влиятельный лондонский издатель Гаррисон Больт. Как он указал в своем письме ранее, ему хотелось бы проконсультироваться с Холмсом по поводу одной проблемы, связанной с его компанией. Холмс счел, что я, как его летописец, могу ему пригодиться, и попросил меня присутствовать при этой встрече, несмотря на то что в то время у меня было довольно много пациентов. Мы знали этого издателя — проницательного, похожего на ученого джентльмена, — правда, давно с ним не встречались. После расследования одного из давних дел я встречался с Больтом, чтобы обсудить условия публикации своих заметок. Помнится, он предложил мне на редкость невыгодные условия, и, признаюсь, это меня весьма расстроило. Впрочем, горевал я недолго — вскоре книга вышла, и публика приняла ее очень тепло, что было особенно приятно и заметно на фоне отношения ко мне скаредного мистера Больта. Несмотря на то что книга переиздавалась несколько раз, принеся фирме мистера Больта хороший доход, мне он выплатил лишь скромную первоначально оговоренную сумму и ни пенни больше. Разумеется, после этого я перешел к другому, более щедрому издателю. Но сделка есть сделка, и ни Холмс, ни я никогда не позволяли себе выказывать какое-либо недовольство или критику в отношении Гаррисона Больта. Исключением можно считать лишь случаи, когда он просил меня написать предисловие к очередному переизданию книги. Тогда я с чистой совестью, честно, искренне и прямо говорил ему нет. Когда Гаррисон появился у нас на Бейкер-стрит, мы поприветствовали его весьма радушно и устроили с максимальным удобством, какое позволяли скромные условия нашего жилища.

— Счастлив вновь вас видеть, мистер Холмс, и, конечно, вас, доктор Ватсон, — сказал наш посетитель, усаживаясь в кресло.

— Взаимно, — приветливо откликнулся мой друг. — А мы только вчера вечером обсуждали, как литературное приложение «Таймс» влияет на прибыли издательских домов вроде вашего и на писателей вроде доктора Ватсона, обеспечивающих вас доходами.

— Ну, появление таких приложений, несомненно, вносит новый элемент в уравнение, — с сухой улыбкой ответил Гаррисон Больт, — и эффект от этого почувствует на себе весь мир. Недавно в нашей компании произошел удивительный случай, в котором чувствуется влияние также и других стран. Думаю, вас это дело заинтересует.

Мы с Холмсом придвинулись поближе, и оба замешкались, пытаясь подобрать слова, которые подвигнут Больта на дальнейший рассказ.

— Как мне кажется, — продолжил издатель, — вас это дело касается напрямую.

— С чего бы это? — поинтересовался Холмс, отложив в сторону трубку.

— В прошлом у меня в компании начальником одного из отделов работал некий мистер Месгрейв, — объяснил магнат. — Несколько лет назад он умер.

— Как?

— Смерть произошла по естественным причинам.

— Что он был за человек?

— Добросовестный, верующий, но в остальном ничем не примечательный. Я бы о нем и не вспомнил, если бы месяц назад на почтовый адрес нашей компании не пришло адресованное ему письмо. Я захватил его с собой. — Гаррисон передал Шерлоку Холмсу конверт, выглядевший следующим образом:



— Как видите, письмо адресовано не Ньюману, а Норману Месгрейву. Других Месгрейвов, кроме Ньюмана, у нас никогда не было, потому я и решил, что письмо предназначалось именно ему. Письмо зарегистрировали в приемной. На нем был канадский штемпель, пометка «Confl films» и слова «Report Sy» в левом верхнем углу, там, где обычно указывают обратный адрес. Отправитель указан не был. После непродолжительных уговоров почтальон согласился оставить конверт нам.

Мы не знали, остались ли у покойного родные, потому и решили вскрыть конверт. К нашему удивлению, внутри мы обнаружили всего лишь два абсолютно чистых листа бумаги.

Больт протянул их мне, а я, в свою очередь, отдал их Холмсу. Тот с любопытством их оглядел и вернул нашему посетителю.

— Я подумал, что на этих листах могут быть какие-то указания относительно «пленок», «конфиденциальных» или нет, — продолжил Больт. — И я решил отдать их на экспертизу. Я воспользовался услугами Скотленд-Ярда, и они проверили содержимое письма, проведя всевозможные химические и термические тесты, — безрезультатно.

— Хм, ну вы даете, — заметил Холмс, взглянув на конверт. — Вы получили письмо аж месяц назад! Что же вы так тянули с экспертизой?

— Моя вина, сэр. Я не думал, что тут может быть что-то срочное. Только когда полицейская лаборатория вернула конверт, так ничего и не обнаружив, я понял, что для разрешения этой загадки потребуется более квалифицированный специалист. Тогда-то я и вспомнил о вас, мистер Холмс. Как и любой другой лондонец, я прекрасно осведомлен о вашем экстраординарном умении разрешать не поддающиеся решению задачи и проливать свет на самые запутанные тайны. Если вы помните, наше издательство имело честь опубликовать одну из первых книг доктора Ватсона, где он описывал ваши подвиги и удивительные способности. Я был поражен, заметив на конверте штемпель канадского города Баскервиля — ведь одно из ваших недавних дел как раз было связано с английским тезкой этого местечка![3] Да и фамилия Месгрейв уже мелькала в одном из произведений доктора Ватсона.

— Но как вышло, что автор письма, решивший сообщить мистеру Месгрейву некий секрет, не знал, что тот уже несколько лет как умер? И зачем он отправил письмо заказной почтой, чтобы его зарегистрировал ваш секретарь? — вмешался я.

— Хороший вопрос. Лично для меня это полнейшая загадка, — заявил Больт и повернулся к Холмсу: — Но вы, мистер Холмс, вы не то что я! На вас моя последняя надежда. Могу ли я надеяться, что вы возьметесь за разгадку этой тайны? Честно говоря, я не уверен, что даже вам удастся ее распутать. Вполне возможно, вся эта история и выеденного яйца не стоит, но она почему-то страшно меня заинтриговала.

— Как и меня! — жизнерадостно воскликнул Холмс. — Я займусь этим делом. Надеюсь, доктор Ватсон ко мне присоединится. Он ведь у нас не только летописи ведет. Как только мы придем к каким-либо выводам, тут же вам сообщим.

Наш посетитель рассыпался в благодарностях и вскоре ушел. Взяв в руки конверт вместе с его загадочным содержимым, Холмс внимательно изучил то и другое при помощи лупы.

— Конечно, эта маленькая шарада довольно занятна и ее даже можно назвать уникальной, но на неразрешимую загадку она не тянет. А как вы считаете?

— Думаю, прежде чем высказывать свое мнение, стоит хотя бы попытаться ее разгадать, — ответил я. — Итак, что мы имеем? Штемпель Баскервиля и имя Месгрейва. О Месгрейве мне не известно ничего, кроме того, что вы рассказали мне несколько лет назад; а вот что касается Баскервиля, тут нам надо немедленно связаться с сэром Генри. Прежде чем унаследовать свое дартмурское поместье, он провел несколько лет в Канаде; возможно, он сумеет пролить свет на это дело.

— Отлично, Ватсон! Теперь у нас есть два пункта, с которых мы можем начать. И возможно, появится еще несколько. Давайте на минуту забудем про Баскервиль и Месгрейва и посмотрим, что выйдет, если приложить к этой надписи всю мощь госпожи Логики. Вы сделали одно заявление, с которым Гаррисон Больт согласился, — мол, как же это так, автор письма хотел сообщить мистеру Месгрейву некую тайну и при этом не знал, что тот уже мертв. При всем моем к вам уважении посмею заметить, что вы сделали два допущения, выдвинули две гипотезы, не подкрепленные никакими фактами. С чего бы нам думать, что автор письма не знает о смерти Ньюмана Месгрейва? Нам это неизвестно. Вполне возможно, что он прекрасно осведомлен об этом и не писал до сих пор в силу одному ему ведомых причин. Возможно, недавно произошло какое-то событие, после которого он и смог наконец написать это письмо. Я не утверждаю, что все было именно так; но признайте, что это возможно. Ну а что касается вашего первого предположения, так мы вообще не знаем точно, что конверт предназначался именно Ньюману Месгрейву.

Мало того, чем больше я об этом думаю, тем сильнее склоняюсь к мысли, что это вовсе не так.

Кроме того, вы никак не могли понять, зачем же отправлять пустые листки бумаги заказным письмом. Тут вы правы, это и впрямь странно. Не письмо, а бессмыслица. Но если сообщения нет внутри конверта, значит, оно находится снаружи.

— На самом конверте?

— Именно!

— Логично, — признал я после минутного размышления. — Но почему вы сомневаетесь, что сообщение, каким бы оно ни было, не предназначалось Ньюману Месгрейву? Если не ему, то кому?

— Нам!

— Как — нам? Вам и мне?

— Да! Вы только подумайте. Письмо привез нам Гаррисон Больт, известный издатель, с которым вы сотрудничали, причем об этом сотрудничестве широко известно. Его имя и адрес указаны на каждом экземпляре вашей первой книги. Ну а как верно заметил мой брат Майкрофт, нынче ваши произведения продаются на каждом углу. Нет ничего странного в том, что автор письма, будучи в Канаде, имела доступ к вашим книгам; на самом деле мне совершенно ясно, что она их видела.

— Она?

— Почерк на конверте женский. Посмотрите, какие причудливые завитушки у букв «М» и «Е» и какая неодинаковая тут «С»! Без сомнения, писала женщина. Она — именно она! — прекрасно осведомлена о репутации нашего агентства. Разумно предположить, что издатель отнесет ее таинственное послание именно нам. Если Больт обратит внимание на ее письмо, то наверняка сложит два и два и соотнесет слова «Баскервиль» и «Месгрейв» с Шерлоком Холмсом. Она в этом не сомневалась. И, чтобы уж точно привлечь внимание Больта, она отправила свое послание заказным письмом.

— Вы считаете, что она совершенно сознательно адресовала конверт человеку, в чьей смерти была абсолютно уверена? — уточнил я.

— Да, все сходится. А само сообщение предназначалось — и предназначается — именно нам, Ватсон!

— Поразительно! — воскликнул я. — Ну а как же штемпель Баскервиля? И канадские марки? А как же мое предложение связаться с сэром Генри? Хоть оно имеет смысл?

— Боюсь, что нет, — покачал головой Холмс.

— Позвольте узнать почему?

— Вы предположили, что он сможет пролить свет на это дело. Но что за свет он может на него пролить? — Холмс сделал паузу. Задумчиво посмотрев на потолок, перевел взгляд на меня — точно так же делал мой школьный учитель, пытаясь объяснить нашему классу особенно сложную тему. — Вы сказали, он когда-то жил в Канаде. Как и еще пять миллионов человек. Каким образом он может сказать нам что-то об этом штемпеле? Ближайшая к сэру Генри почта располагалась в Гримпене, а не в Баскервиле. Мы с вами неоднократно пользовались ее услугами, о чем прекрасно осведомлены все канадские читатели ваших заметок. Да и само семейство Баскервиль никогда не обитало в Канаде. Они всегда жили в Девоншире. Насколько мне известно, в Канаде вообще нет ни города, ни деревни под названием Баскервиль. Нет-нет! Сэр Генри тут совершенно ни при чем.

— Получается, штемпель ненастоящий, — понял я. — Это подделка!

— Вы быстро соображаете, доктор, — восхитился Холмс. — Вы просто островок здравого смысла в бушующем океане неопределенности! — Подхватив лупу, он тщательно осмотрел штемпель. — Посмотрите-ка! Видите вот эту букву «с» в слове «Баскервиль»? Что вы о ней думаете? — Он протянул мне лупу.

— Смазанная, нечеткая, — сказал я. — Похоже, ее перерисовали.

— Вот именно! На ее месте изначально стояла другая буква. Как мне кажется, тут была буква «р».

Я еще раз всмотрелся в штемпель:

— Да, согласен.

— Значит, получается не Баскервиль, а Баркервиль. Интересно, такое место существует в природе? Будьте добры, протяните руку и подайте мне географический справочник. Спасибо. Так… Баскервиль — нет ничего. А! Нашел! «Баркервиль, — принялся читать Холмс, — город на западе Канады. Провинция Британская Колумбия; участник золотой лихорадки в Карибу». В тысяча восемьсот шестьдесят втором году там обнаружили богатое месторождение золота, уступающее лишь тому, что нашли на Юконе в девяносто восьмом. Красочный и яркий город, изобилующий игорными заведениями; посещается туристами.

— Но зачем автору письма надо было подделывать штемпель?

— Чтобы быть абсолютно уверенной, что конверт доставят именно мне, — для того и упомянуты Месгрейв и Баскервиль. В этом она преуспела. Наша незнакомка из Британской Колумбии из кожи вон лезла, только бы мы получили ее письмо.

— Но почему она не связалась с вами напрямую? — недоумевал я.

— Вот именно! Почему? — Холмс откинулся в кресле, сложил пальцы, не выпуская из рук конверт Больта, прикрыл глаза и продолжил размышлять вслух: — Одна голова хорошо, а две лучше, мой дорогой Ватсон. Давайте подведем итоги. Мы выяснили, что посланием является сам конверт. Содержимое конверта значения не имеет. Отправитель письма — умная, сообразительная, целеустремленная женщина с отлично развитой фантазией.

Она живет или путешествует неподалеку от Баркервиля, что на западе Канады. Она сознательно адресовала письмо человеку, о смерти которого знала. Она отправила письмо заказной почтой, неправильно написала имя адресата и поставила поддельный штемпель «Баскервиль», чтобы убедиться — нет, чтобы гарантировать! — что конверт попадет не абы кому, а именно нам. Отослать это письмо ранее ей что-то мешало, однако некоторое время назад произошло нечто, из-за чего запрет был снят.

— Восхитительно! — воскликнул я.

— Как вы считаете, мы исчерпали лимиты того, что могут предложить нам логика и наши силы?

— Боюсь, что да.

— Вы нас недооцениваете. Нам есть куда двигаться дальше. Вы, Ватсон, будете обеспечивать наш союз силами, а я логикой. Будьте так добры, постарайтесь выяснить в почтовой службе, откуда послали этот конверт и, если это возможно, кто это сделал. Заказные письма всегда заносят в книги учета. При том что нам уже известно, откуда на самом деле было отправлено письмо, задание это выглядит вполне выполнимым. Не говоря уж о том, что почтмейстер, зарегистрировавший письмо в Баркервиле, — левша, а значит, его легко можно будет найти.

— Холмс!

— Ну, это же очевидно!

— Почему?

— Обратите внимание на два круглых штампа гашения марки. Их нанесли металлической печатью. Если бы ее брал в руки правша, отпечаток прорисовался бы сильнее слева. А здесь он, напротив, четче справа.

— Но можно ли, опираясь лишь на это, утверждать, что он левша?

— Дополнительное доказательство — штемпель о регистрации письма. В отличие от отпечатков на погашенной марке, буква «R», нанесенная на печать, не изображена вверх ногами и не перевернута. Отправляя письмо, человек передает его почтмейстеру, держа лицом к себе. Чтобы зарегистрировать конверт, почтмейстер переворачивает его лицом к себе. Как видите, «R» также четче отпечаталась справа. Все штемпели — и о гашении, и о регистрации — нанес один и тот же человек, который был левшой. Вуаля! Рассуждение совершенно элементарное, но вывод крайне для нас важен. Почему? Потому что почтмейстера от отправительницы письма отделял всего лишь прилавок! Возможно, он даже вспомнит и сможет описать эту даму.

— Холмс, — заговорил я спустя мгновение, — это еще один случай, когда меня охватывает непреодолимое желание встать, пылая стыдом, и разбить себе голову о потолок от сознания собственной тупости!

— Не переживайте так, мой дорогой Ватсон, — с улыбкой ответил Холмс. — Левитация — не самая ваша сильная сторона. Может, лучше слетаете на почту да посмотрите, принесут ли хоть какую-нибудь пользу принципы дедукции, будучи объединенными с обычными розысками.

— Тут же этим и займусь, — смеясь, ответил я и направился к выходу.

— Спасибо. Вы, Ватсон, незаменимы, словно костыль для хромого. Будьте так добры, потешьте мою лень, передайте мне вересковую трубку и крепкий табак. Над этой маленькой загадкой придется поломать голову.

Всего спустя три часа я вернулся к Холмсу с отчетом. Один из служащих почты на Бейкер-стрит оказался ярым почитателем таланта Холмса и ценителем его методов. Он с энтузиазмом бросился выполнять мое поручение. Несмотря на приближающееся время закрытия, он, ни секунды не медля, тут же послал через океан и бескрайние американские земли телеграмму в Баркервиль. Мне он объяснил, что из-за восьмичасовой разницы во времени телеграмма прибудет в почтовое отделение Баркервиля как раз к началу рабочего дня. Он даже пообещал мне дождаться ответа. Канадцы, несмотря на необычность нашей срочной просьбы, тут же ее выполнили. Они проверили свои архивы и выяснили, что письмо Месгрейву и впрямь было отправлено из их офиса, о чем свидетельствовала надлежащая запись в гроссбухе. Правда, к своему стыду признались они, имя и адрес отправителя из гроссбуха загадочным образом пропали: кто-то их стер. Почтмейстер Уильям Топпинг — который и впрямь оказался левшой и принимал в тот день корреспонденцию — заявил, что не знает, кто мог уничтожить данные об отправителе письма. По его мнению, это было преднамеренное и подлое злодеяние какого-то интригана, который воспользовался моментом, когда на почте было особенно много посетителей. Разумеется, из отделения гроссбух не выносили — это серьезное нарушение правил, — но его частенько оставляли открытым на прилавке. Ни мистеру Топпингу, ни его помощникам никто из клиентов в тот день не запомнился. А стерев данные о себе, злодей и вовсе не оставил им никакого шанса выяснить адрес отправителя. По пути домой я размышлял о том, что на этот раз Холмсу встретился не просто хитроумный противник; на этот раз нам из далекой Америки бросал вызов (а быть может, и угрожал) чей-то поразительно блестящий ум.

— Видимо, штемпель она подделала тогда же, — заметил я, сообщив Холмсу безрадостные известия. — Она позаботилась не только о том, чтобы подделать его, но и о том, чтобы скрыть свою личность.

— Вот именно! И опять всплывают два вопроса: зачем она хочет со мной связаться и что хотела сказать своим посланием?

— На первый вопрос я могу придумать ответ, — сказал я. — Судя по вашему расследованию дела об «обряде дома Месгрейвов», их семью особо дружелюбной и жизнерадостной не назовешь. Видимо, эта женщина хочет связаться с Месгрейвами при помощи посредника, который в курсе произошедших тогда событий и достаточно умен, чтобы понять истинный смысл ее послания. Вы, Холмс, подходите по обоим параметрам.

— Возможно, вы правы, Ватсон. Знаете, вы наверняка правы! Получается, эта загадочная дама хорошо знакома с семейством Месгрейв. Ну что же, прогресс налицо. Осталось только прочитать-таки ее послание.

Подхватив конверт, Холмс тщательно изучил его в мельчайших подробностях. Отложив в сторону трубку, он взял перо и открыл блокнот.

— Ба! — воскликнул он. — Из фразы «Report Sy» можно сложить слово «Trysor», что на валлийском означает «сокровище». Но при чем тут это? Мы знать не знаем, имеет ли отправительница письма отношение к Уэльсу и замешано ли тут какое-нибудь сокровище. Напротив, эта дама, очевидно, проживает в Канаде, а наш претендент на роль сокровища — пустые листы бумаги. Ватсон, а что вы думаете по поводу этой фразы: «Report Sy»?

— Может, SY — это какое-то сокращение? Что-то вроде буквенного кода? — предположил я. — Или аббревиатура от слова Сидней, того, что в Австралии? Или от слова «символ».

— Да, все три варианта возможны, — подумав, признал Холмс. — Давайте еще и четвертый вариант добавим: «система». Ну а «Confl films» можно расшифровать как «конфиденциальные документы». Или «конфиденциальные пленки»[4], если допустить, что у автора дрогнула рука. Все это подразумевает строгую упорядоченность. Систему, если позволите. Давайте примем эту гипотезу за рабочую и посмотрим, куда это нас заведет.

— Думаю, вы правы, — ответил я. — Слово «система» тут напрашивается само собой.

— Значит, расшифровываем «Report Sy» как систему отчетности. Пока что-нибудь не опровергнет эту теорию. Ну а что насчет «Confl films»? — спросил Холмс.

Теперь уже я принялся играть словами.

— Гробы![5] — воскликнул я. — Из этой фразы прекрасно получается слово «гробы»!

— Какой вы молодец, Ватсон! «Гробы» звучат многообещающе; да и вообще слово забавное. Значит, остаются буквы «MLL». Это, видимо, какая-то дата, записанная римскими цифрами. М — это тысяча, L — пятьдесят. Значит, тысяча плюс два раза по пятьдесят. — Холмс задумался. — Но римляне не обозначали число сто двумя буками L. У них для этого был отдельный символ — C. Значит, нас интересует вторая L. Сомнительная дополнительная L. Что же за дату хочет сообщить нам отправитель письма? Тысяча пятьдесят? Тысяча сто? Или что-то посередине? Какая такая важная дата может быть зашифрована на конверте, который предназначался нам, но был отправлен Норману-Ньюману Месгрейву?

— Я не знаю, — честно признался я.

— Придумал, Ватсон! — вскочил на ноги Холмс. — Я все понял! — Его лицо сияло от радости. — Реджинальд Месгрейв, преданный хранитель своей средневековой крепости, много лет назад рассказал мне, что древний дуб, растущий на территории поместья, был там еще во времена Нормандского завоевания. Нормандского, Ватсон! А это случилось в тысяча шестьдесят шестом году, когда феодальная система пребывала в самом расцвете. Это объясняет, зачем она поменяла имя Ньюман на Норман! Очередной трюк этой хитроумной дамочки! Знаете, с каждым часом она интересует меня все больше и больше. Она прямо заманивает нас в лабиринт катакомб, крипт и подземелий, о которых я говорил вам ранее. Да, мой дорогой Ватсон, решение этой симпатичнейшей задачи скрывается от нас в древних гробах поместья Месгрейвов в Харлстоне!

Я был в полном восторге.

— Холмс, вы так прекрасно все обосновали, — сказал я.

— Если вы будете так любезны и выберете нам на завтра утренний поезд до Западного Суссекса, я пошлю телеграмму Натаниэлю Месгрейву, новому сквайру, и предупрежу его о нашем появлении. Не сомневаюсь, он с радостью нас примет. Ну а для меня будет превеликим удовольствием познакомить его с вами, Ватсон.

— Жду этого с нетерпением, — искренне ответил я. — История семьи Реджинальда Месгрейва, да и ваше в ней участие всегда казались мне чрезвычайно любопытными. Ну а теперь обещают вскрыться новые интересные факты — определенно что-то затевается!

— Совершенно верно, мой верный друг! И это что-то, возможно, будет связано с гробами! — усмехнулся Холмс. Хитроумные задачки неизменно приводили его в хорошее расположение духа.

Назавтра в семь утра мы уже сидели в вагоне для курящих первого класса. С вокзала Ватерлоо мы отправились прямо в Харлстон. Когда мы прибыли на прелестный провинциальный вокзал, нас уже ждал кэб. Извозчик приветливо с нами поздоровался.

— Мистер Шерлок Холмс? Доктор Ватсон? Я из Харлстона, мистер Натаниэль послал меня вас встретить. Надеюсь, вы хорошо добрались?

— Благодарю вас, вполне, — ответил Холмс и, взглянув на меня, вновь обратился к извозчику: — Мы с сэром Реджинальдом много лет дружили. Прошу вас, расскажите, как получилось, что он так рано ушел из жизни?

— Понимаете, сэр, тут всему виной один гость, которого пригласили на охоту, а он оказался неопытным стрелком. Он прошел вслед за сэром Реджинальдом в лесок, где они собирались встретиться с загонщиками, и забыл разрядить ружье, когда перелезал через ограду. Спусковой крючок зацепился за куст ежевики, и бедный сэр Реджинальд получил в спину заряд из обоих стволов ружья. Мы благодарим Господа, что он хотя бы не страдал. Все произошло мгновенно.

— Настоящая трагедия, — после паузы грустно произнес Холмс.

— Совершенно верно, сэр. Такая потеря. У него было столько друзей в округе — очень много друзей. Когда в церкви Пресвятой Девы Марии служили панихиду, всем пришлось стоять — места для стульев не хватило. И в парламенте он наш округ хорошо представлял.

По прибытии в Харлстон нас весьма сердечно приветствовал Натаниэль Месгрейв, обаятельный и вежливый юноша с аристократическими манерами. Мы выразили ему свои соболезнования, и он отправил нас устраиваться в новое крыло старинного особняка.

* * *

— В Харлстоне все так и кишит загадками, — заметил Холмс, усевшись в предложенное ему кресло в кабинете Месгрейва. — Как вы знаете, в прошлый раз я приезжал сюда по просьбе вашего кузена, у которого пропали двое слуг. Ну а теперь я сам привез вам небольшую загадку — о ней мы узнали вчера в Лондоне. Эта тайна как-то связана с мистером Ньюманом, или Норманом, Месгрейвом, который умер несколько лет назад и мог быть, а мог и не быть вашим родственником.

— Да-да! Ньюман! Он ведь работал в каком-то издательстве, верно? Он бывал у нас в Харлстоне. Сам я с ним никогда не встречался, но кое-что о нем слышал. Он один из наших дальних родственников. Глубоко верующий католик, регулярно посещал церковь. Жизнь вел тихую, в отпуск ездил в Рим ради того, чтобы присутствовать на мессе. Потому и не особо интересовался поместьем, да и вообще нашей семьей. Боюсь, последние годы мы с ним вовсе не общались. А что, он оказался в чем-то замешан?

Холмс объяснил Натаниэлю, в чем дело, рассказав и про визит Гаррисона Больта, и про необычное письмо и цепочку рассуждений, которая и привела нас в Харлстон. Натаниэль Месгрейв внимательно изучил конверт.

— Ни с кем на западе Канады я не переписываюсь, — заговорил он. — Собственно, у меня вообще там нет знакомых. Никак не могу прокомментировать это письмо, только поаплодировать вашим удивительным дедуктивным способностям. Видимо, автор письма хотел, чтобы вы привезли его в Харлстон, но что нам с ним делать, я не понимаю. Честно говоря, я поражен, как много вам удалось выяснить, имея на руках один лишь конверт. Кузен рассказывал мне о ваших невероятных талантах, и теперь я вижу, что он ничуть не преувеличивал. Как вы знаете, — продолжил он, — сейчас у нас в доме находится та самая корона, которую во время тех трагических событий вам удалось найти и опознать. Мы ее отреставрировали. Возможно, вы захотите на нее посмотреть? Кстати, мы выяснили, что в свое время корона венчала королей не только династии Стюартов, но и Тюдоров. Оказывается, ее использовали при каждой коронации начиная со времен Генриха Восьмого и заканчивая судом и казнью Карла Первого. После его смерти корона была практически уничтожена Оливером Кромвелем и его соратниками. Мы всегда бережно хранили полотняный мешочек, в котором обнаружили корону в озере. Нам казалось кощунством разлучить их с короной после того, как они двести пятьдесят лет провели в заточении под каменной плитой в тайнике Брайтона.

Холмс проницательно взглянул на Месгрейва. На его лице застыло сосредоточенное выражение.

— Мистер Месгрейв, — заговорил он после небольшой паузы, — вам о чем-нибудь говорит слово «гробы» в сочетании с датой от тысяча пятидесятого до тысяча сотого года? Согласно задумке автора письма, мы должны следовать этой подсказке.

— Ну, тут ничего сложного нет, — ответил молодой наследник. — Старая часть дома, как и всего поместья, была построена еще в феодальные времена. И на владельцах Харлстона всегда лежала почетная обязанность сохранять в неприкосновенности могилы тех, кто жил тут до нас. Некоторые из этих могил — обычные каменные плиты, надписи с которых давно стерли годы, ветер и шторма. Но остальные захоронения — в основном деревянные гробы и каменные саркофаги — стихия не затронула. Могилы времен нормандского завоевания находятся под землей. По странному совпадению — совсем рядом с тем подвалом, где вы с кузеном обнаружили тело нашего несчастного дворецкого.

Холмс довольно потер руки:

— Ну же, не будем терять время! Давайте осмотрим эти гробы! Наша таинственная незнакомка из кожи вон лезла, только чтобы мы это сделали, и я не вижу повода не удовлетворить ее желание. Кстати, мистер Месгрейв, — добавил Холмс, — а все эти гробы, могилы и захоронения расположены в каком-то определенном порядке? Может, вам говорят о чем-то слова «система» или «система учета»?

— Нет, ничего не говорят, — ответил Месгрейв. — Но могилы и впрямь расположены в хронологическом порядке. Собственно, с захоронениями всегда так. Во всяком случае, в Харлстоне точно так. Между прочим, крышки каменных саркофагов очень тяжелые. Вам придется здорово потрудиться, чтобы сдвинуть их с места, — предупредил Натаниэль.

Чтобы попасть в подземелье, надо было пройти по наклонному туннелю. Мы тихо ступали по заросшему мхом полу, который с каждым шагом становился все более скользким. Из темных, покрытых плесенью стен сочилась влага — рядом располагалось озеро Харлстон. Хозяин дома освещал нам путь факелом, и вскоре мы спустились в склеп. В воздухе отчетливо пахло сыростью. Крышки некоторых деревянных гробов сгнили и провалились; внутри поблескивали белые кости предков Месгрейва — безмолвное, но на редкость красноречивое доказательство его выдающейся родословной. Натаниэль Месгрейв направился к каменным усыпальницам, потрескавшимся от времени. Крышка одной из них была слегка сдвинута.

— Вот эти захоронения относятся еще ко времени нормандского завоевания, — сказал Натаниэль. — Многие из обитателей этих могил упоминаются в Книге Судного дня[6].

— Заранее прошу прощения за свою бесцеремонность, мистер Месгрейв, — заговорил Холмс, подходя к гробам поближе. — Я не хочу никого оскорблять, но мне кажется, что внутри этих усыпальниц помимо останков ваших предков находится и еще кое-что крайне важное. Ватсон, вы не поможете мне сдвинуть эту крышку?

Мы с Месгрейвом принялись за дело. Холмс внимательно следил за нашими действиями и, когда гроб наполовину приоткрылся, шустро наклонился и извлек из его глубин полотняный мешок, затянутый бечевкой. Прежде чем заговорить, он внимательно его осмотрел.

— Мистер Месгрейв, сегодня вы были так любезны, что сделали мне комплимент, высоко оценив мои дедуктивные способности, которые я проявил, помогая сэру Реджинальду. А теперь я намереваюсь вновь применить эти способности на деле и еще раз поразить вас! Я буду счастлив прямо сейчас рассказать вам, что внутри этого мешка, не открывая его.

Я не смог сдержать смех, услышав столь нелепое предложение.

— Мне кажется, — давясь от смеха, произнес я, — это возможно лишь в двух случаях: либо вы экстрасенс, либо вор, которому удалось сюда проникнуть. Но я-то знаю, что вы не тот и не другой, так что позвольте усомниться в ваших словах! Ни за что на свете я не поверю, что вам удастся угадать, что там внутри!

— Боюсь, я вынужден присоединиться к доктору Ватсону, — широко улыбаясь, добавил Натаниэль Месгрейв. — Это попросту невозможно.

— Вот и хорошо, — откликнулся Холмс. — Я принимаю ваш вызов! — сказал он и, словно опытный оратор, сделал паузу, взвешивая каждое слово. — В этом мешке находятся безусловно потускневшие, наверняка выцветшие, возможно, поврежденные, но тем не менее вполне узнаваемые вещи — золотая держава и скипетр. Если за три века их не разъела ржавчина, малый шар державы, украшенный крестом с голубкой, будет прикреплен к скипетру. Ну а если я вдобавок скажу, что и на большом шаре державы высится крест и весит она один фунт и пять с четвертью унций, вы тут же сможете проверить, прав я был или нет, делая это предсказание.

И, как ни поразительно, Холмс оказался прав! Натаниэль Месгрейв опустошил мешок и разложил его содержимое на крышке саркофага. Драгоценные украшения покрывали пятна, но они все же ярко сверкали, освещенные факелом в руке Месгрейва.

— Похоже на старый хлам, но мы-то знаем, что это не так! — воскликнул Месгрейв. — Все выглядит в точности так, как вы описали, мистер Холмс! Но что же это за вещи? Вы поразили меня до глубины души!

Шерлок Холмс шутливо поклонился. Лицо у него было чрезвычайно довольное.

— О боже! — ахнул вдруг Месгрейв. — Помните, когда вы разрешили загадку нашего «обряда», мы вытащили корону из озера, и она была точно в таком же мешке!

— Вы уверены? — усомнился Холмс. — Ваш кузен тогда показал мне мешок, но я не стал тщательно его осматривать, о чем сейчас очень сожалею.

— Да, абсолютно уверен. А что, это важно?

Холмс не ответил. Глубоко задумавшись, он присел на гроб. И только когда факел прогорел до конца, оставив нас в глубокой темноте, он заговорил.

— Месгрейв, — сказал он, — вы говорили, что склеп граничит с тем подвалом, где мы нашли тело Брайтона. А где именно находится подвал?

— Да в десяти шагах отсюда, — ответил Месгрейв, вновь зажигая факел. — Надо только подняться по ступенькам и пройти вон под той аркой.

Вскоре мы очутились на месте старой харлстонской трагедии. Каменная плита, виновница гибели Брайтона, исчезла, и на ее месте появился куда более безопасный деревянный лаз. Но, как верно заметил Холмс, больше ничего не изменилось. Как и прежде, на бочке стоял большой фонарь, все еще в рабочем состоянии. Месгрейву удалось зажечь его с первого раза.

Вдоль стен до сих пор были свалены дрова. Холмс даже нашел два полена с отметинами, при помощи которых Брайтон и его подружка Хауэлз поднимали крышку усыпальницы. Холмс тогда отложил их в сторонку.

— В тот свой визит, — сказал Холмс, — я просидел тут двадцать минут, пытаясь понять смысл нашей тогдашней находки. Теперь я должен проделать то же самое. Мне о многом надо поразмыслить. Ватсон, заберите с Месгрейвом эти драгоценные реликвии и отнесите их в дом. А я пока останусь тут. Трубка и табак составят мне компанию.

Вслед за Месгрейвом я по винтовой каменной лестнице поднялся на божий свет. Примерно через полчаса мы вновь спустились к Холмсу. Увидев нас, он встал, взял себя за лацканы пиджака и довольно улыбнулся:

— Месгрейв, у меня для вас есть новости, которые, боюсь, вас не обрадуют. Они связаны с нашей находкой.

— Но что, что мы нашли?! — вскричал Месгрейв. — Что это за ржавые железки?

— Ну, если считать вместе с короной, которая у вас уже есть, то эти ржавые железки не что иное, как древние королевские регалии Великобритании!

Мы с Месгрейвом уставились на Холмса в полном изумлении:

— Королевские регалии?

— Именно. Как бы то ни было, права на это новообретенное сокровище принадлежат не вам, и хоть это и кажется невероятным, но на него уже претендуют другие люди. И сделали они это так, что опровержению и обсуждению это никак не подлежит.

— Но это же невозможно! — возмутился Месгрейв. — Мы нашли их всего час назад! Да и знаем о находке только мы трое. Как кто-то другой мог узнать о регалиях, не говоря уж о том, чтобы заявить на них права? И кто выступал при этом посредником?

— Боюсь, — с сожалением улыбнулся Холмс, — посредником выступил я сам.

— Вы?

— Да, я.

— Мистер Холмс, будьте добры объясниться. Вы — друг нашей семьи. В прошлом вы оказали нам неоценимую поддержку и помощь. Мой кузен любил и уважал вас. Доверял вам. Чтобы вы по чьему-либо поручению добровольно ущемили интересы нашего семейства — это просто немыслимо! Я не хочу в это верить, не хочу и не буду!

— Мой дорогой друг, вы совершенно правы. Разумеется, я никогда бы не пошел против ваших интересов, — заверил его Холмс. — Все дело в том, что меня надули.

— Но кто?

— Человек удивительного ума, изощренной фантазии и смелости, одаренный редкой находчивостью и сообразительностью, которая тем более поражает, учитывая, что от этой особы ничего подобного никак не ждешь.

— И кто же этот исполин духа?

— Женщина, когда-то служившая в вашей семье младшей горничной!

— Что?! Но это невозможно!

— Уверяю вас, вполне возможно. Именно Рэчел Хауэлз так эффектно и успешно заявила свои права на это бесценное сокровище: та же самая Рэчел, чье исчезновение после убийства Брайтона — а его именно убили! — произвело такой фурор.

— Холмс, но, если она убийца, ее необходимо арестовать! — воскликнул я. — Преступник не имеет права получать выгоду от своего преступления.

— А вот здесь имеется небольшая закавыка, — ответил Холмс. — Рэчел Хауэлз загребла весь жар нашими руками. Она прочитала заметки Ватсона о том деле и знает о связанных с ним юридических сложностях. Также она понимала, что самой ей эти сложности никак не преодолеть. Потому и заручилась поддержкой некоторых лиц, избрав их своими посредниками. Именно им и будут переданы королевские регалии Тюдоров и Стюартов. Ну а затем, и я в этом не сомневаюсь, их получит Рэчел Хауэлз, притом совершенно легально. Я еще не знаю, как она собирается это провернуть. Как мне кажется, ее посредники даже не догадываются, что они каким-то образом заявили права на королевские регалии Англии; не говоря уж о том, что к ним за помощью обратилась убийца.

— Но где же эти таинственные посредники? — удивился Месгрейв.

— В Северной Америке — именно там было написано это удивительное письмо.

— В Канаде? В Британской Колумбии?

— Это весьма вероятно.

— Но кто они? «Чистильщики»? Мафия? «Алое кольцо»?[7]

— Это мне еще только предстоит выяснить. Вы, Месгрейв, просто засыпали меня вопросами, — усмехнулся Холмс. — Вы хотите, чтобы я приобрел дурную привычку рассказывать все не по порядку, как Ватсон. Давайте лучше пройдем обратно в дом, где я спокойно все вам разъясню. Согласны? Ну тогда вперед!

Удивительное у нас получилось собрание. Пройдя в гостиную, мы расселись по удобным креслам с подлокотниками. На столе перед нами лежали новообретенные драгоценности: держава и скипетр английских монархов, пропитанные духом многих веков. Рядом с ними Натаниэль Месгрейв положил отреставрированную харлстонскую корону: начищенное золото сияло, бриллианты переливались, и зрелище прекрасней трудно было себе представить. Сбоку от чудесных драгоценностей примостились два полотняных мешочка, в которых они и были обнаружены.

— Прежде чем выдвигать теорию, объясняющую то необычное послание, благодаря которому мы нашли регалии, следует расставить по порядку все известные нам факты, — заговорил Холмс. — Начнем с этих двух мешочков. Как совершенно справедливо заметил Месгрейв, они абсолютно идентичны. Первый, в котором корона хранилась долгие годы, немного износился; второй же выглядит новым. В свой прошлый визит я знал о существовании лишь одного мешочка, да и то не обратил на него особого внимания. Я объяснил его неважное состояние тем, что он весьма долго находился в склепе вашего дома, — за это время тут успело смениться десять поколений Месгрейвов. Но, разумеется, я ошибался. Я должен был догадаться, что черви и плесень, сумевшие за несколько веков проделать дыру в деревянной стенке сундука, обязательно уничтожили бы тонкую льняную ткань. А значит, видимые повреждения мешка были вызваны его относительно недолгим пребыванием в водах озера Харлстон. Но во всем остальном эти два мешочка совершенно одинаковы. Из этого следует, что королевские регалии в них спрятали вовсе не во время казни Карла Первого, а значительно позднее, уже в наши дни.

— Тогда же, когда первый мешок выбросили в озеро? — предположил я.

— Именно, — кивнул Холмс. — А кто из известных нам личностей последним держал в руках и корону, и мешок?

— Брайтон!

— Да, дворецкий Брайтон и его сообщник, человек, которому он передал сокровище. Передал прямо из склепа, который тут же превратился в его могилу. Но погодите! Мы еще не до конца исчерпали возможности дедуктивного метода! Если мешков не было в склепе, когда Брайтон нашел сундук, — а мы уже выяснили, что это именно так, — значит, он сам их туда принес. Я не сомневаюсь, что Брайтон сам спустился в склеп, пока Рэчел Хауэлз ждала его снаружи. Брайтон чувствовал, что уже практически завладел сокровищем, и потому наверняка решил рассмотреть его повнимательнее; свидетели ему были совсем ни к чему. Вряд ли Хауэлз, даже если бы он пригласил ее вниз, решилась бы сама спуститься в склеп, зная, что каменную крышку страхует от падения всего одно поленце. Если плита рухнет и она окажется узницей, ее воплей никто не услышит. Потому в склеп отправился Брайтон. Он же открыл сундук, он же обнаружил там сокровища, и он же переложил их в мешки.

— Мешки? Разве там был не один мешок? — удивился я.

— Нет. Один из тех мешков несколько лет назад мы извлекли из озера, второй — нашли сегодня в подвале. Мы знаем, что Брайтону не суждено было выбраться живым из склепа. А значит, и мешки он вынести с собой не мог. Следовательно, они могли попасть наружу одним-единственным путем: когда Брайтон передал их своему сообщнику.

— Которым и была Рэчел Хауэлз!

— Именно, — кивнул Холмс.

Мы с Месгрейвом сидели тихо как мышки, не спуская внимательных глаз с Шерлока Холмса.

— Теперь мы можем точно восстановить цепочку событий. У Брайтона до увольнения оставалась неделя, любезно предоставленная ему вашим кузеном, и потому он удвоил свои усилия по поиску сокровищ. Удача улыбнулась ему уже спустя два дня. Он понял, где спрятаны сокровища, но не знал, как ему их добыть. Он отправился за советом к Рэчел Хауэлз, женщине хитроумной и затаившей на него жестокую обиду. Она выдвинула условия сделки: она ему поможет, только если найденное они разделят пополам. Именно Рэчел принесла эти два мешка, в которые следовало разложить поделенные сокровища. Брайтон взял их с собой в склеп, наполнил первый мешок и передал его Хауэлз. Я прямо слышу, как он говорит ей что-то вроде: «Скипетр и держава тебе; корона мне. Ты довольна, дорогуша?» Что же предпринимает Хауэлз? Понимая, что ей следует торопиться, она спешно бросает свой мешок в ближайшее укромное место, которое присмотрела заранее, — один из саркофагов. В этом саркофаге мы сегодня и нашли мешок. По ходу дела она быстро заглядывает внутрь. Думаю, несмотря на заверения Брайтона, Рэчел решила, что эти ржавые железки ничего не стоят. Прямо слышу, как она, склонившись над склепом, выкрикивает проклятия. А Брайтон, вылезая на поверхность, сперва положил на плиту мешок с короной. Тут-то она и решилась на убийство.

— Вы всегда это подозревали!

— Да, Ватсон. Убийство. Другие теории вписываются куда хуже. Подумайте сами. У нее была и возможность, и удобное средство для убийства. А уж мотивов — целая куча! Во-первых, месть — ведь Брайтон бросил ее ради другой женщины. Я уже говорил, что страстная кельтская женщина, какой была Хауэлз, так и не простила Брайтона, узнав, что ее променяли на дочь старшего егеря. Во-вторых, ярость — Брайтон говорил, что в обмен на помощь она получит великие сокровища, но, очевидно, обманул ее. Ну и наконец, алчность — ведь раз Брайтон так пылко заверял ее, что железки имеют огромную ценность, то, возможно, так оно и было.

И вот, как только он водрузил на плиту второй мешок, она его убила, убрав из-под плиты полено. Тяжелая каменная плита упала, и ее неверный возлюбленный оказался заточен в собственной могиле. In pace requiescat avidus![8]

Мы с Месгрейвом затаив дыхание слушали Холмса, который разворачивал перед нами страшную картину ужасной трагедии. Я глубоко вздохнул, пытаясь прийти в себя.

— Но ведь это всего лишь гипотеза! — запротестовал я.

— Нет, это больше чем гипотеза, — возразил Холмс. — Вы только подумайте, как важен оказался этот второй мешок. Если бы Хауэлз привлекли к суду сразу после смерти Брайтона, присяжные наверняка бы ее оправдали за недостатком улик: дворецкого нашли мертвым в склепе; из озера достали корону Стюартов. Не было никаких доказательств, напрямую связывающих Хауэлз с двумя этими событиями. Так или иначе, но она исчезла. Но теперь мы нашли второй мешок и знаем, что Хауэлз в опасности — ведь только она одна могла получить его из рук Брайтона. А Брайтону было не суждено выбраться из склепа живым. Значит, решат присяжные, именно Хауэлз выбросила первый мешок в озеро — это доказывают и обнаруженные следы ее ног у берега, — а затем спрятала второй в каком-то тайнике неподалеку от озера. Это не гипотеза, Ватсон. Это доказанные факты. И этот второй полотняный мешочек только что затянул веревку вокруг шеи Рэчел Хауэлз.

— Уверен, вы правы, — кивнул Натаниэль Месгрейв, не отрывавший глаз от Шерлока Холмса. — Это неопровержимые факты. Другого объяснения произошедшему быть не может. В тот день в подвале Харлстона произошло убийство: наш дворецкий стал жертвой; наша горничная — убийцей.

— В ужасе от содеянного Хауэлз хватает мешок Брайтона и бежит к себе в комнату. В ее ушах стоят приглушенные крики бывшего любовника, она до сих пор слышит, как он, вне себя от страха, колотит по плите. Скрывшись в своей комнате, она начинает планировать побег. Что же ей делать с мешками, прямым доказательством ее ужасного преступления? Если их у нее найдут, ей не избежать виселицы. Хауэлз решает спрятать свой мешок в доме хозяина. Следующие два дня она занимается тем, что потихоньку переносит некоторые свои вещи к въездным воротам и там их прячет. В последнюю ночь она укладывается спать, как обычно. Как только ночная сиделка засыпает, она тихонько поднимается, выходит из дома и направляется к озеру, чтобы оставить на берегу свои следы, — тогда можно будет объяснить ее исчезновение тем, что она утопилась. Затем Рэчел выбрасывает мешок Брайтона в озеро и по гравиевой дороге покидает поместье.

— С чего вы взяли, что она выбрала именно этот путь? — спросил я.

— Следы Хауэлз обрывались на краю озера, совсем рядом с гравиевой дорожкой. На следующий же день озеро обыскали так тщательно, что даже вытащили из него полотняный мешок. Но тела так и не нашли! Рэчел Хауэлз в озере не было! А раз она не утонула в озере, значит, ушла по тропинке. Я всегда считал, что она, обремененная воспоминаниями о своем жутком злодеянии, отправится куда-то очень далеко, например за границу. Как выясняется, я был прав. Выйдя из поместья Месгрейвов, она дошла до деревни и там, стараясь не привлекать к себе внимания, села на поезд до Портсмута.

— Неужели младшая горничная смогла продумать и воплотить в жизнь столь хитроумный план? — поразился Месгрейв.

— План и впрямь выдающийся. Но не будем забывать, что валлийцы отличаются не только страстностью и горячностью, — ответил Холмс. — Они к тому же люди храбрые, хитрые и умные. Ваш кузен придерживался весьма высокого мнения о Рэчел Хауэлз. Он сам мне это говорил. Кроме того, она была обручена с Ричардом Брайтоном, который получил хорошее образование и отличался редким умом. Вряд ли он согласился бы связать свою жизнь с глупенькой простушкой.

Я догадался, что Хауэлз решила уехать в Северную Америку, — продолжил рассказ Холмс. — Сперва она пересекла Атлантику и, скорее всего, оказалась в Галифаксе в Новой Шотландии, провинции Канады, или в Бостоне, что в Новой Англии. Оттуда она направилась на запад и в конце концов осела в золотоискательском городке под названием Баркервиль — самое подходящее убежище для хитроумной убийцы, имеющей виды на королевские регалии. Разумеется, она сменила имя и придумала себе другую биографию.

— Значит, вы считаете, что это Рэчел Хауэлз отправила вам письмо из Канады?

— Я в этом не сомневаюсь.

— Холмс, ее надо арестовать! Она же убийца! Мы знаем, где она скрывается, почему же мы медлим?!

— Нет, Ватсон. Арестовать мы ее сможем только тогда, когда докажем, что именно она отправила нам загадочное письмо, из-за которого мы послушно выполнили предписанные нам роли и, первыми обнаружив сокровище, таким образом заявили на него права. Вспомните — убийца спрятала второй мешок в саркофаге. Отправительница письма — и только она! — знала, где находится мешок, и привела нас прямо к нему. Для обвинения Рэчел Хауэлз нам придется не только доказать, что она служила младшей горничной в Харлстоне и была сообщницей Брайтона, но и то, что именно она отправила письмо.

— Но как же она на это осмелилась? Ведь она так рисковала! — изумился Месгрейв.

— Давайте еще раз поставим себя на ее место. Из книги Ватсона, в которой он описал обряд дома Месгрейвов, она уже довольно давно выяснила, что Брайтон ей не врал: содержимое мешка и впрямь стоит бешеных денег. Кроме того, из рассказа Ватсона она узнала, что ее долю сокровищ так и не обнаружили, зато мешок Брайтона вытащили из озера практически сразу. Вот Рэчел и задумалась, как же ей заполучить свои — а я не сомневаюсь, что она считает их своей собственностью, — сокровища. Надо было придумать, как ей обезопасить «свое» имущество, не попав при этом на виселицу. В книге упоминалось, через какие юридические сложности пришлось пройти владельцам Харлстона, чтобы оставить у себя корону. Значит, обнаружение ее собственного сокровища спровоцирует такие же трудности и наверняка приведет к возобновлению расследования. Показать, что она знает о существовании сокровища, Рэчел не может — это равнозначно признанию в убийстве. Она не должна лично найти сокровища, иначе поплатится жизнью. Следовательно, ей нужен посредник, которого не испугают претензии властей и который сможет нанять хорошего адвоката, отсудить себе сокровища и не разориться. Рэчел удалось найти такого человека — или таких людей. При их посредничестве она собирается заявить права на сокровища — а за их услуги и сохранение ее имени в тайне отдаст им часть клада.

Но пока был жив Реджинальд Месгрейв, который знал ее в лицо, Рэчел не могла ничего предпринять. Она не пошла бы на такой риск и не стала бы биться за сокровища даже при помощи посредников — ведь может случиться так, что во время юридических споров и отстаивания прав на регалии она столкнется лицом к лицу с бывшим хозяином.

Вскоре Рэчел узнаёт о гибели сэра Реджинальда во время охоты. Она действует крайне быстро — на все про все ей хватило десяти дней. Такая поспешность говорит о том, что, скорее всего, она получила известия не из «Харлстон-виллидж кроникл», которую, вероятно, выписывает, а из другого источника. Конечно, о смерти Месгрейва вполне оперативно могли сообщить и канадские газеты, но я склоняюсь к тому, что Рэчел узнала о его кончине из телеграммы, которую ей послал некий друг из Суссекса. Рэчел тут же приступает к работе и от имени своих доверенных лиц заявляет права на сокровища.

По нашему конверту можно идентифицировать ее помощников, я в этом уверен. Отправители письма, направив нас в Харлстон к захоронениям времен Нормандского завоевания, тем самым показали, что претендуют на королевские регалии династии Стюартов. Известно, что нашедшие клад обладают определенными правами, и эти права учитываются любым судом. — Холмс повернулся к Натаниэлю Месгрейву: — Мистер Месгрейв, преимущество вашей семьи относительно других претендентов было утрачено, как только ваш кузен, оформляя права на корону, найденную в Харлстоне, подписал отказ от любых последующих претензий. Правильно я понимаю? Значит, так оно и есть: право на нашу сегодняшнюю находку принадлежит отправителям письма — а это доверенное лицо или лица Рэчел Хауэлз. Это ведь они, а вовсе не мы нашли клад. Зная это, нам с вами, Ватсон, не остается ничего другого, как засвидетельствовать этот факт. А вам, Месгрейв, я настоятельно рекомендую обдумать хорошенько сложившуюся ситуацию. Я не сомневаюсь, что посредники вскоре свяжутся с вами, дабы начать переговоры, и, возможно, они окажутся людьми, не лишенными здравого смысла. — Холмс достал из нагрудного кармана таинственный конверт и в очередной раз его осмотрел. — Значит, нам надо разгадать слова «Report System» и придумать, к чему лишняя буква L, оставшаяся после числовой загадки с аббревиатурой MLL. Но что же, черт побери, все это значит? — воскликнул Шерлок Холмс и вдруг удивленно на меня посмотрел.

Видимо, он углядел на конверте что-то, чего мы раньше не замечали.

— Ватсон, а у вас, совершенно случайно, нет друзей на западе Канады?

— Насколько мне известно, нет. За исключением сэра Генри Баскервиля. Но мы уже исключили его из нашего уравнения. А что?

— Из одного умозаключения часто вытекает другое, а из одной анаграммы — вторая. Погодите-ка! Я, конечно, не уверен, но… — Шерлок принялся писать что-то в блокноте. — Смотрите! «Report System» легко превращается в…

Не вытерпев, я заглянул ему за плечо.

— Превращается в «Stormy petrels»![9] — радостно вскричал Холмс.

Мы с Месгрейвом с удивлением и восторгом глядели на Холмса. Я проверил его записи в блокноте — он был прав!

Холмс продолжил, торопливо тараторя, словно слова не поспевали за его мыслями:

— Но кто может быть в этом деле «буревестниками», «возмутителями спокойствия»? Лучше всего это слово подходит к вам, Ватсон! И ко мне! Быть может, автор и впрямь имел в виду нас? Может, это еще один способ манипуляции, придуманный этой удивительной женщиной? Нет. Это крайне маловероятно. Да и конверт адресован Месгрейву, а не Ватсону. А слово «буревестники» было зашифровано в верхнем левом углу конверта, там, где обычно пишут имя и адрес отправителя. Значит, «буревестники» относятся не к нам с вами, Ватсон, а к помощникам, посредникам, орудиям в руках Рэчел Хауэлз!

Само их имя говорит нам о том, кто они: адепты моих методов и поклонники ваших произведений. Упоминание имени Рэчел Хауэлз прямо намекает на это. Значит, мы имеем дело не с врагами, а с друзьями! — Умолкнув, Холмс покачал головой, словно сам не верил своим словам. — Какой блестящий ход! Помнится, однажды я ужасно отругал вас, Ватсон, — мы тогда еще расследовали убийства в долине Вермиссы — за то, что вы решили, будто трусоватый Порлок мог заключить шифр и ключ к нему в один конверт[10]. В тот раз нам удалось расшифровать послание при помощи «Альманаха Уитакера». Но сейчас подобного преимущества у нас нет. Отправительница этого письма превзошла даже Порлока: ей удалось указать не только шифр и ключ к нему, но и адресантов — ее сообщников — и их настоящие адреса; явственно намекнуть на меня и поместье Харлстон, и все это на конверте! Тут, Ватсон, чувствуется рука настоящего гения! Расчетливого, хитроумного гения!

Мы с Месгрейвом потеряли дар речи. Похоже, он был так же изумлен, как и я.

— Совершенно ясно, что нам следует связаться с этими «буревестниками», — заявил мне Холмс, прервав тишину. — Надо разыскать их логова! А это значит, что изыскания мы должны вести в Канаде.

— Известно, — добавил я, — что как минимум один из этих «буревестников» — валлийка, страстная, пылкая и легковозбудимая женщина!

— Совершенно верно, — ответил Холмс. В его глазах сверкали искорки. — Ну, Ватсон, хотите побывать на побережье Тихого океана? Как, проживут ваши пациенты без вас парочку недель?

— В этом я не сомневаюсь, — сказал я. — Но я что-то не понимаю, какова будет цель нашего визита? Поимка и арест Хауэлз?

— Как мне кажется, сейчас Рэчел Хауэлз с нетерпением ждет известий о находке королевской державы и скипетра, на которые она, при помощи стайки своих «буревестников», заявила права. Как только ее ожидания подтвердятся, она тут же приступит к делу. Она захочет немедленной доставки сокровища — скорее всего, ее помощники выдадут ей разрешение действовать от их имени и «поручат» забрать и перевезти клад. Право на сокровище этих людей мы оспорить не сможем, а вот помешать Хауэлз — вполне в наших силах.

— Но как?

— Погодим с объявлением новостей об обнаружении регалий до того момента, когда найдем и сможем предъявить обвинение Рэчел. Кроме нас троих, никто не знает о существовании этих драгоценностей. Согласитесь, Месгрейв, в ваших же интересах умолчать о нашей находке. Таким образом, у нас будет в запасе время, чтобы найти этих людей. Уверен, их потрясет то, что мы им скажем. Еще бы! Выяснить, что ты не только заявил права на королевские регалии Великобритании, но еще и сделал это по просьбе убийцы! Здравый смысл, да и элементарные правила приличия требуют сообщить им это известие лично.

— Чувствую, сцена будет та еще, — заметил я. — Ну а что же убийца? Мы арестуем ее прямо на глазах ее товарищей?

Холмс на секунду задумался.

— Надо будет дать ей высказаться, объясниться. Возможно, она выболтает какой-нибудь полезный для расследования факт, о котором мы пока не знаем. Но затем мы перейдем к решительным мерам.

— Ну, убийц мы и до нее задерживали, — добавил я. — Да и выполнять роли присяжных и судьи одновременно нам тоже доводилось.

— Совершенно верно! Тут у нас не должно возникнуть никаких сложностей. С собой в Канаду я возьму экземпляр харлстонской газеты, в которой подробно рассказывается о ее исчезновении. Там имеется и описание пропавшей горничной. Думаю, несмотря на то, что прошло почти двадцать лет, мы сможем ее опознать.

— Ну а когда Хауэлз упрячут за решетку, — продолжил я, — эти самые «буревестники» смогут спокойно заявить права на харлстонские драгоценности, связавшись напрямую с Натаниэлем Месгрейвом. Мне кажется, такой вариант устроит всех.

— Согласен, — кивнул хозяин поместья.

— Аналогично. Ну а я чувствую себя обязанным оказать им всяческую поддержку, — добавил Холмс. — Поклонники творчества Ватсона из Нового Света заслуживают нашей помощи!

— Значит, решено единогласно, — подвел итог я. — Нам стоит захватить с собой справочник по международному праву. Кажется, он называется «De jure inter gentes»[11]. Думаю, в вопросе доставки драгоценностей канадцам он может оказаться весьма полезным.

— Судя по тому, что я знаю о Британской Колумбии, «История древопоклонников» им понравится куда больше, — как всегда тонко пошутил Холмс.

— Я готов даже пожертвовать красотой заполненных полок своего книжного шкафа и подарить им наш экземпляр! — смеясь, ответил я.

* * *

— Знаете, Ватсон, — сказал Холмс на следующее утро, когда мы уже вернулись на Бейкер-стрит, — я тут почитал ваши заметки о некоторых наших делах, и мне показалось, что иногда я обращался с вами весьма бесцеремонно. К сожалению, люди вообще зачастую воспринимают дружбу как нечто само собой разумеющееся, и, боюсь, этот недостаток присущ и мне.

— Что вы, я никогда на вас не обижался, — не совсем искренне сказал я. — Признаю, бывали времена, когда я страшно раздражался, понимая, насколько же вы сообразительнее. Но странно было бы винить в этом вас!

— Зато у вас много других достоинств. Не стоит недооценивать себя; низкая самооценка так же вредна, как и чересчур высокая. А здравомыслие и житейская мудрость ценятся куда выше сообразительности. Для меня вы истинный собрат по оружию. Эта наша поездка в Британскую Колумбию как раз предоставила мне шанс выразить вам признательность. Разумеется, все расходы я беру на себя, — продолжил Холмс. — Использую для этого деньги, полученные за дело Холдернесса. Что очень кстати, а то я все голову ломал, думая, на что бы их потратить! — Холмс закурил папиросу, и мы погрузились в молчание, занятые своими мыслями, как и подобает старым добрым друзьям, ожидающим начала нового приключения.

Тут мне в голову пришла одна мысль.

— Холмс, — заговорил я, — а ведь вы так и не объяснили, как вам удалось угадать, что же мы обнаружим, открыв второй полотняный мешок из харлстонского склепа. У меня это в голове не укладывается! Вы еще сказали, что держава и скипетр дополнят корону Стюартов и комплект старинных драгоценностей вновь будет полон. Но как, откуда вы это узнали? В своих заметках, рассказывающих об обряде дома Месгрейвов, я процитировал ваши слова (надеюсь, точно) о том, что вы почти не сомневаетесь — когда-то корона венчала головы королей из династии Стюартов. Как я понимаю, теперь развеялись ваши последние сомнения.

— Я рад, — улыбнулся Шерлок Холмс, — что вы подняли этот вопрос, Ватсон. Ведь сейчас мы имеем дело с самой историей. Будет только правильно, если ваш рассказ завершится совершенно определенным финалом, не вызывающим вопросов и сомнений. Вам требуются доказательства? Если вы решитесь на, возможно, опасную вылазку в южную часть Вест-Сентрал, вы их получите!

Спустя полчаса мы уже стояли на Сент-Мартин-плейс, у входа в Национальную портретную галерею.

— Ватсон, за мной! — позвал Холмс.

По лестнице мы поднялись на второй этаж, и Холмс провел меня в просторную галерею с высокими потолками. Внутри он подвел меня к ростовому портрету молодого мужчины. Белоснежная кожа, кружевной воротничок, кожаные сапоги — все это резко контрастировало с выписанным темными мрачными тонами камзолом и стоящим рядом столиком, накрытым бордовой бархатной скатертью. На столике лежали удивительной красоты золотые корона и держава со скипетром. Увидев надпись под портретом, я ахнул: «Портрет Карла I кисти Даниэля Мейтенса. На полотне изображены королевские регалии Стюартов: корона, держава и скипетр».

— Холмс! — воскликнул я. — Корона! И держава! Это те самые драгоценности, что мы нашли в Харлстоне!

— Да, — ответил Холмс, — так и есть. Этот портрет писался с натуры. Так что мы можем собой гордиться — мы извлекли на свет божий старинные драгоценности, которые многие века пролежали в подземелье. Ну а что касается моей догадки насчет содержимого мешка, — продолжил Холмс, переходя к более интересной теме, — тут все просто. Это чистое везение — мне уже доводилось видеть этот портрет.

— Но где?

— В составе группы, собранной специально для того, чтобы доказать властям, что Месгрейвы имеют полное право на харлстонскую корону. При этом присутствовал и Реджинальд Месгрейв. Помнится, именно его адвокат заметил, что сам факт появления короны доказывает — симпатизирующие Стюартам силы добились того, чтобы приказ уничтожить регалии, отданный Кромвелем после казни Карла Первого, так и не был выполнен. Именно потому мне удалось удивить вас и владельца Харлстона — зная, что в первом мешке находилась корона, я просто предположил, что во втором окажутся прилагавшиеся к ней скипетр и держава. Это мне подсказал сам факт существования второго мешка. Как только я вытащил его из саркофага, мне сразу стало ясно, как развивались события после смерти Брайтона. И открывать мешок мне для этого не пришлось.

— Вы необыкновенно быстро соображаете, — восхитился я.

— На самом деле у меня было еще одно преимущество. Как вы знаете, я всегда подозревал, что мы еще когда-нибудь услышим о Рэчел Хауэлз. Мне кажется, я подсознательно был готов принять теорию, в которую вписывалась бы именно она. Между прочим, Ватсон, — вновь переменил он тему разговора, — во время написания этого портрета голова Карла Первого еще крепко сидела на плечах. Нам повезло, что вместе с регалиями и короной мы не обнаружили в харлстонском склепе остатки какого-нибудь королевского черепа.

— Да уж, вот это была бы сенсация! — ответил я.

— Верно. Но и нашими соратниками в этом трансатлантическом приключении стали бы совсем другие люди: быть может, эксцентричный мистер Дик или даже сам Боз[12]. Уверен, казнь Карла Первого привела бы их в восторг! И им было бы интересно узнать, чем все кончится. Какую чудную компанию составили бы нам их тени! Правда, появление Шерлока Холмса и Ватсона в компании двух призраков уважаемые господа канадцы могут и не пережить. Кстати, Ватсон, — добавил Холмс, когда мы уже направились к выходу, — если вы вдруг решите описать это занимательное дело в очередной книге, подумайте, не привлечь ли к изданию мистера Гаррисона Больта. Как-то не верится, что он проявит себя таким же скрягой, как и в прошлый раз — или за гроши пристроит ваш рассказ в «Рождественский альманах Битона»!


Примечания


1

См. «Случай в интернате», где речь идет о похищении сына герцога Холдернесса.

(обратно)


2

Атропос (греч. неотвратимая) — одна из трех мойр, «богиня, перерезающая нить». Олицетворяет неминуемую смерть.

(обратно)


3

См. «Собака Баскервилей».

(обратно)


4

Films (англ.) — пленки (кинопленки и фотопленки); files — документы.

(обратно)


5

Сoffins (англ.) — гробы.

(обратно)


6

Книга Судного дня — перепись всех земель и населения Англии, проведенная при Вильгельме Завоевателе.

(обратно)


7

Враги Шерлока Холмса: «чистильщики» из повести «Долина ужаса», мафия и ее предводитель профессор Мориарти, впервые появившийся в «Последнем деле Шерлока Холмса», и группировка «Алое кольцо» из одноименного рассказа.

(обратно)


8

Покойся с миром, алчный изменник! (лат.)

(обратно)


9

Переставив буквы из слов «report system» (английская система отчетности), можно получить слова «stormy petrels» (англ. буревестники; возмутители спокойствия; предвестники беды).

(обратно)


10

См. повесть «Долина страха».

(обратно)


11

«О международном праве» (лат.).

(обратно)


12

Мистер Дик — персонаж романа Чарльза Диккенса «Жизнь Дэвида Копперфильда, рассказанная им самим», одержимый образом отрубленной головы Карла I. Боз — псевдоним самого Диккенса, под которым он издал один из первых своих сборников.

(обратно)