Юрий Иванович Ермолаев - На зарядку становись!

На зарядку становись! 644K, 20 с. (илл. Мигунов, ...)   (скачать) - Юрий Иванович Ермолаев - Владимир Александрович Лифшиц - Геомар Георгиевич Куликов - Сергей Владимирович Михалков - Борис Маркович Раевский - Агния Львовна Барто - Эмма Эфраимовна Мошковская

Агния Львовна Барто, Михаил Абрамович Бейлин, Геомар Георгиевич Куликов, Эмма Эфраимовна Мошковская, Владимир Александрович Лифшиц, Юрий Иванович Ермолаев, Юрий Георгиевич Разумовский, Александр Григорьевич Хмелик, Сергей Владимирович Михалков, Виктор Владимирович Голявкин, Валентина Николаевна Донникова, Борис Маркович Раевский
На зарядку становись!


Агния Львовна Барто
Зарядка

По порядку
Стройся в ряд!
На зарядку
Все подряд!
Левая!
Правая!
Бегая,
Плавая,
Мы растём
Смелыми,
На солнце
Загорелыми.
Ноги наши
Быстрые,
Метки
Наши выстрелы,
Крепки
Наши мускулы
И глаза
Не тусклые.
По порядку
Стройся в ряд!
На зарядку
Все подряд!
Левая!
Правая!
Бегая,
Плавая,
Мы растём
Смелыми,
На солнце
Загорелыми.


Михаил Абрамович Бейлин
И легко и трудно

По утрам звенят будильники, пора ребятам вылезать из-под одеял, не опоздать бы в школу. А вылезать не хочется, полежать бы ещё немного, нет, не спать, а просто полежать с закрытыми глазами. Но мама торопит:

— Вставай, вставай, опять не успеешь ни умыться толком, ни поесть!

Идёт мальчик умываться, зевает, потягивается, рубашка застёгнута даже на самую верхнюю пуговку. Намочит руки, потрёт глаза и нос, опять подставит пальцы под струйку воды. Брызги летят во все стороны, а он стоит смотрит.

— Ты что, не проснулся? — спрашивает мама.

А ведь действительно, человек просыпается не сразу. Глаза уже смотрят, а сердце ещё бьётся медленно, как во сне. Зарядка, энергичные движения помогают разбудить весь организм.

А если зарядку не делать, то и завтракать не хочется, и в школу мальчик идёт вяло, ногами по земле шаркает, будто маленький старичок.

Все знают, что польза от зарядки огромная. Десять — пятнадцать минут поупражняешься — и сердце бьётся чётко, дыхание становится глубоким, все мускулы просыпаются, наливаются силой. А потом ещё умоешься как следует, разотрёшься жёстким полотенцем — сразу и настроение бодрое, и никакая работа не страшна.

Наверное, не найдёшь мальчика или девочки, которые бы ни разу в жизни не делали зарядку. Начинают делать все, но, увы, потом многие бросают. А «заряд» бодрости человеку нужен каждый день. И твёрдым рукам рабочего необходима сила, выносливость, ловкость. И тем, кто трудится, склонившись над столом, зарядка нужна не меньше. Без работы, без физической нагрузки мышцы становятся вялыми, здоровье слабым. Недаром с древних времён живёт пословица: «В здоровом теле здоровый дух».

Знаменитый полководец Александр Васильевич Суворов приказывал солдатам обязательно делать гимнастические упражнения. Сам он в детстве не отличался крепким здоровьем и силой, но у него была крепкая воля, он неустанно упражнялся, ежедневно закалял себя и стал сильным, выносливым, смелым воином.

Все воины, все спортсмены делают по утрам зарядку. День космонавта тоже начинается с зарядки.

Чтобы делать зарядку ежедневно, не нужна большая сила, но нужна крепкая воля. Конечно, не очень хочется ранним утром выскакивать из тёплой постели. Но ты ведь понимаешь, что это надо? Вот и заставь себя. И не один день, не два, а каждый день. Характер твой станет твёрже, и скоро ты будешь получать от зарядки не только пользу, но и удовольствие.

Утром радио разносит по стране знакомую бодрую песенку: «На зарядку, на зарядку, на зарядку… становись!»

Можешь делать зарядку под радио? Прекрасно. Становись! А если нет, занимайся самостоятельно. Как? Пусть тебе посоветует учитель физкультуры. И в нашей книге ты найдёшь комплекс упражнений. Желаем тебе успехов!


Твоя первая зарядка

По утрам делай зарядку.

Первое упражнение — «глубокое дыхание». Медленно поднимись на носки, слегка отводя локти назад и выпрямляясь (вдох), так же медленно опустись (выдох).

Второе упражнение — «футболист». Быстро подними правую ногу (выдох). Медленно приставь её к левой ноге (вдох). То же самое проделай левой ногой.

Третье упражнение — «маятник». Наклони туловище влево (выдох). Выпрямись (вдох). Теперь наклонись вправо.

Четвёртое упражнение — «колка дров». Быстро наклонись как можно дальше вперёд (выдох). Медленно выпрямись. Каждое из этих упражнений проделай 4–5 раз.

Пятое упражнение — «мячик». Подпрыгни 30–40 раз на носках. Не задерживай дыхания. После прыжков походи по комнате одну-две минуты.


Геомар Георгиевич Куликов
Спортивный талант


Лёша Бубликов по части спорта считался самым безнадёжным человеком в лагере. И, когда председатель совета отряда Петя Шашкин пытался укорять его, Лёша, чуть не плача, отвечал:

— Ну что я могу поделать, если у меня спортивного таланта нет?! У кого самые лучшие фотографии? У меня. Значит, фотографический талант есть, а спортивного — нет.

Но дело было, как видно, не в одном таланте. Стоило Лёше, разбежавшись, приблизиться к планке для прыжков в высоту, как ноги его наливались тяжестью, переставали слушаться, и он, махнув рукой, сворачивал в сторону.

— Трус ты! — кипятился Петя. — Самый обыкновенный трус!

Лёша обиженно поджимал губы и уходил со спортплощадки.

Но однажды…

Это случилось в тот день, когда отряд отправился в соседний колхоз в гости к сельским пионерам.

Лёша вместе со всеми работал на огороде, а как только выдался свободный час, с неизменным своим спутником — фотоаппаратом — отправился бродить по деревне.

Он уже нацелился аппаратом на новенькую колхозную птицеферму, как вдруг услышал за спиной чьё-то дыхание.

Лёша обернулся и обомлел…

Ещё утром, когда их знакомили с колхозным хозяйством, он обратил внимание на рыжего бычка с белой отметиной на лбу.

Федя Сачков, мальчишка, водивший городских пионеров по скотному двору, остановился возле этого бычка и с гордостью сказал:

— Племенной. Зовут — Тюльпан. Знаете, какой он у нас…

Лёша посмотрел на крутую шею, на острые рога Тюльпана, на его диковатые, с красными прожилками глаза и невольно с опаской попятился, подумав: «Попадись такому».

И вот теперь этот самый Тюльпан стоял рядом с Лёшей, широко расставив ноги и угрожающе нагнув голову.

— Ты чего? — с дрожью в голосе спросил Лёша.

Тюльпан мотнул головой и сделал шаг в Лёшину сторону.

Лёша на шаг отступил и льстиво забормотал:

— Тюльпанчик… Да ты чего…

«Мы-ы-ы!..» — низким хриплым голосом отозвался Тюльпан и двинулся на Лёшу.

Лёша подскочил, как заяц, и что было сил пустился бежать. Он мчался так, что ветер свистел в ушах, и слышал за собой неотступный тяжёлый топот. Тюльпан не отставал. Лёша нырнул в ближайший проулок и сразу же понял, что совершил ошибку. Проулок пересекала широченная канава. Раздумывать было некогда — Лёша прыгнул. Но и бык легко перескочил канаву.

Лёша кинулся в сторону. Перепрыгнул через один плетень, через второй, третий…

Когда, спустя полчаса, Лёша очутился в знакомом проулке, Тюльпана там уже не было. Возле канавы стояли Петя Шашкин и Вова Сачков.

— Куда ты пропал? — заметив Лёшу, сердито спросил Петя. — А мы тут тебя ищем…

— «Куда пропал»! — мрачно передразнил Лёша. — Да ты знаешь, что меня сейчас бык чуть насмерть не убил?!

— Какой бык? — удивился Федя.

— «Какой бык»!.. Самый настоящий. Этот ваш Тюльпан…

— Ну, — засмеялся Федя, — до настоящего быка Тюльпану ещё далеко. И до смерти он не убьёт. Но синяков наставить может. Ты небось с непривычки испугался? А он трусливых ужас как не любит!

— И как же ты? — спросил Петя.

— А вот так же. Бегу — он за мной. Я — через канаву, через плетень…

— Постой, постой, — перебил Петя. — Ширина канавы больше двух метров будет, а в лагере ты и на два не прыгаешь. Чего ж ты сочиняешь?

— Да я… Да ты… — задохнулся от возмущения Лёша. — Гляди!

Он разбежался и перемахнул через канаву.

— Сочиняю?!

Лёша перепрыгнул через плетень.

— Видал?!

— Вот это да! — восхитился Петя. — А говорил: спортивного таланта нет. Для начала и так неплохо, а если как следует потренироваться!..

Лёша стоял подбоченясь, с торжествующим и победным видом. И тут он почувствовал, что кто-то легонько подталкивает его сзади. Лёша обернулся — и застыл на месте. Тюльпан, наклонив лобастую голову, косил на него диковатый, с красными прожилками глаз. Лёша от неожиданности попятился, но в следующую секунду решительно шагнул вперёд, протянул руку и похлопал своего недавнего преследователя по спине.

«Мы-ы-ы!..» — дружелюбно отозвался Тюльпан и лизнул горячим языком Лёшину ладонь.


Эмма Эфраимовна Мошковская
Петров Костя

У Петрова Кости —
Кожа
Да кости.
Он худущий,
Хмурый,
Злющий,
По предметам
Отстающий…
Все ребята, как один, —
На каток.
Константин на каток
Не ходок.
Сидит и сидит
В помещении,
При электро…
                     сидит
Освещении.
Фортки
Боится,
Захлопнуть
Стремится
И злится,
              и злится,
                          и злится!..
Эх ты, Костя,
Ты чудак
Ты живёшь совсем не так!
Погляди, какой денёк,
Паренёк,
Нацепи-ка ты конёк,
Паренёк,
И — на лёд,
И — бегом!
И — вперёд,
И — кругом!
Ветер снежный
Режь,
Режь!
Ветер свежий
Ешь,
Ешь!
Воздух зимний,
Воздух сладкий
Пей,
Дыши во все лопатки!
Надышалась голова —
Влезла в голову
                        глава.
И задача трудная,
Трудная,
Нудная,
Даже две,
Целых две
Поместились
В голове!


Михаил Абрамович Бейлин
Священный огонь Олимпиады

На стадион японской столицы Токио вбежал, неся зажжённый факел, быстроногий юноша. Стадион переполнен. Десятки тысяч зрителей, тысячи спортсменов из девяноста четырёх государств смотрят на бегуна. Это Иошинори Сакаи, студент, ему девятнадцать лет, он родился в японском городе Хиросиме в 1945 году, в тот день, когда город разрушила американская атомная бомба.

Иошинори взбегает по ступенькам пьедестала, на котором стоит огромная чаша. Он подносит к ней факел, и в чаше вспыхивает огонь. Это огонь Олимпиады. Начались Олимпийские игры. Огонь будет гореть до последнего дня состязаний.

Олимпийский огонь начинает своё путешествие в Греции. Раз в четыре года он мчится из Греции к месту Олимпиады на самолётах, на кораблях, его, как эстафету, несут лучшие спортсмены разных стран.

Почему огонь начинает свой путь в Греции?

Давным-давно, почти три тысячи лет назад, в Древней Греции, или, как ещё говорят, в Элладе, жители её, эллины, состязались в силе и ловкости. Состязания проходили в городке Олимпии на полуострове Пелопоннес. Олимпиады проводились раз в четыре года. В Элладе было много маленьких государств, они часто воевали друг с другом, но в дни олимпиад прекращались все войны. Воины могли состязаться в силе и ловкости только мирно.

Вновь олимпиады возродились в XIX веке. Состязаясь на олимпиадах, спортсмены множества стран показывают своё стремление к миру и мирным соревнованиям. И в каждой новой олимпиаде участвует всё больше стран.

Первый раз спортсмены России выступили на Олимпиаде в 1908 году. Их было всего пятеро. Один из них, Николай Панин-Коломенкин, занял первое место и получил золотую медаль. Он стал чемпионом Олимпиады по фигурному катанию на коньках.

Советские спортсмены добиваются на олимпиадах замечательных успехов. В 1952 году они разделили с американцами первое и второе места. А в 1956 и 1960 годах уже безраздельно занимали первое место.

В последней Олимпиаде, в 1964 году, наши спортсмены завоевали 30 золотых, 31 серебряную и 35 бронзовых медалей, и, как и в прошлые годы, заняли первое место.

Отстаивать спортивную честь Родины поручают самым лучшим. Среди миллионов спортсменов нашей страны есть замечательные мастера.

Вся страна, весь мир следит за успехами наших спортсменов.


Владимир Александрович Лифшиц
Как я научился плавать

Я учился плавать так:
Первым делом снял башмак.
Сел на камушек сырой,
Посидел — и снял второй.
Отойдя за валуны,
Снял рубашку,
Снял штаны…
Посидел на берегу, —
Прыгнуть в воду не могу!
Нынче только окачусь,
Плавать завтра научусь!
А назавтра было так:
Первым делом снял башмак.
Сел на камушек сырой,
Посидел — и снял второй.
Вот любуюсь на закат,
Но идёт мой старший брат.
И кричит мой старший брат:
— Прыгай в воду, говорят!..
Вижу, плавает бревно.
Может, выручит оно?
Руки тянутся к бревну,
Ноги шлёпают по дну.
— Брось! — кричит мой старший брат. —
Брось полено, говорят!.. —
Вижу, брат недалеко.
Вижу, здесь неглубоко.
Ноги вспенили волну,
Руки шлёпают по дну.
— Нет, — кричит мой старший брат, —
Ты, я вижу, трусоват!
До каких же это пор
Будешь плавать как топор?..
Дальше дело было так:
Снял он брюки,
Снял пиджак,
Не пустил меня к бревну,
Потащил на глубину!
И уж там, на глубине,
Не заботясь обо мне —
Видно, очень был сердит, —
Кинул в воду — и глядит.
Я руками и ногами
По воде, что было сил,
Я руками и ногами
По воде замолотил!
Я кричу ему: — Тону!.. —
Я кричу: — Иду ко дну!.. —
Старший брат смеётся: — Врёшь!
Ты не тонешь, ты плывёшь!


Юрий Иванович Ермолаев
Учителя

Гриша и Стасик были у себя во дворе лучшими спортсменами. Поэтому Гриша и сказал Стасику:

— У нас есть ребята, которые не занимаются спортом. Тебя это не огорчает?

— Надо их заинтересовать, — решительно заявил Стасик. — У нас, спортсменов, даже закон такой есть: один плюс два. Каждый должен подготовить двух новичков.

— Что там двух! — разохотился Гриша. — Мы с тобой весь двор чемпионами сделаем! Айда на улицу, чего медлить!

Через несколько секунд приятели уже стояли около первоклассницы Оли и одновременно спрашивали её:

— Тебе спорт нравится? Ты хочешь стать чемпионкой?

— Я продавцом буду, — сказала Оля и отвесила невидимому покупателю полный совок песка.

Друзья переглянулись, и Стасик сказал Оле:

— А ты знаешь, что продавец делает в день тысячу движений и не устаёт, потому что физкультурой занимается? Вот и тебе надо спортом заняться.

— Если хочешь, мы будем твоими учителями, — предложил Гриша.

Оля промолчала, и друзья решали, что она согласна.

— Ну-ка посмотрим, как ты бегаешь, — сказал Стасик и, отобрав у Оли совок, скомандовал: — Беги вон до той лужи! Раз!

Оля нехотя поднялась и побежала.

— А теперь беги обратно, — скомандовал Гриша, — только быстрее!

— А теперь ко мне! — закричал Стасик, отбежав к забору.

Оля пробежала несколько шагов в его сторону, но вдруг вернулась и села на скамейку.

— Что же ты? — спросил Стасик.

— Я больше не хочу быть продавцом, — переводя дыхание, сказала Оля. — Лучше кассиршей буду. Кассирши целый день сидят. — И, покрутив воображаемую ручку у своей кассы, Оля выбила первый чек.

Друзья хотели уговорить её продолжать занятия, но тут во двор вышел третьеклассник Вовка Чулков. Гриша и Стасик оставили Олю и направились к Вовке.

— Как дела, спортсмен? — остановил его Гриша.

— Я не спортсмен, а космическая ракета, — объяснил Вовка и, надув губы, принялся трещать и заводить себя.

— А ты знаешь, кто может управлять космической ракетой? — спросил Стасик.

— Кто? — заинтересовался Вовка и перестал заводиться.

— Самый выносливый человек, вроде Гагарина или Титова. Хочешь таким быть?

— А я могу? — усомнился[1] Вовка.

— Всё дело в закалке. Будешь тренироваться под нашим руководством, станешь сильнее всех. Пошли на турник.

Ребята подсадили Вовку на перекладину и отбежали. Стасик подал команду:

— Крутись!

Вовка не двигался. Он лежал животом на перекладине турника.

— Ты что, прилип, что ли? — рассмеялся Гриша. — Тебе же говорят — крутись!

— Я… боюсь… — еле слышно выговорил Вовка. — Снимите меня, пожалуйста.

— Ну и комедия! В космический рейс собрался, а простое упражнение сделать не может! — засмеялся Гриша.

— Какое там упражнение, слезть с турника и то боится, — добавил Стасик и тоже рассмеялся.

Вовка не выдержал и заплакал.

— Ты упражнение выполняй, а не реви! — строго сказал Гриша. — Вот получишь сейчас щелчок, сразу ныть перестанешь.

Вовка заголосил ещё громче. Терпение у тренеров лопнуло, и они направились к Вовке, грозно размахивая руками. Тот дёрнулся и свалился. Не издав ни звука, Вовка мгновенно вскочил и опрометью[2] бросился к своему подъезду. Приятели проводили его дружным хохотом. Потом они оглядели двор в поисках нового ученика и увидели толстяка Геню, своего одноклассника.

— Этот не подойдёт, — решил Стасик, — уж очень неуклюж.

— А почему? Если такого увлечь, совет дружины наверняка благодарность вынесет. — И Гриша поманил Геню к себе. — Тебя ребята толстяком дразнят?

— Не толстяком, а Пончиком, — вздохнул Геня.

— Хочешь, чтобы не дразнили?

Геня торопливо закивал головой.

— Тебе надо стать боксёром, — сказал Гриша. — Сначала мы тебя потренируем, а потом ты в настоящую секцию запишешься. Становись-ка, я тебе приём один покажу.

Может, Геня и овладел бы этим приёмом, но тут над головой его тренеров с шумом распахнулась форточка, и показавшийся в ней Вовка на весь двор закричал:

— Пончик, ты им не доверяйся! Они меня тоже выносливым сделать хотели. Хорошо, что я вовремя с турника свалился. Беги от них подальше! И чего они пристают ко всем!

От таких слов Гриша и Стасик просто оцепенели[3].

— Что же это получается? — спросил после некоторого молчания Гриша. — Мы же ещё и виноваты! Ну, ты как хочешь, а я тренировать их больше не буду. Пусть хоть всю жизнь спортом не занимаются.

— Я тоже, — решительно заявил Стасик и развёл руками. — Вот несознательные!


Юрий Георгиевич Разумовский
Наперегонки

Снег кружится: ниже, ниже…
Щиплет щёки нам мороз.
Мы скользим с сестрой на лыжах
Мимо тоненьких берёз.
Мы бежим с ней. Кто скорее,
А дистанция проста:
Вдоль реки, потом аллеей
До ветвистого куста.
Я отстал уже немножко,
А сестра летит стрелой,
Неразлучных две дорожки
Оставляя за собой.
Вот и куст, покрытый снегом,
А на нём, усевшись в ряд,
Снегири за нашим бегом,
Как «болельщики», следят.
Прибежала первой Света,
Машет шапкой мне своей…
Хорошо, что видят это
Только восемь снегирей.


Михаил Абрамович Бейлин
Коллекция мячей

Каких только коллекций не бывает на свете! Собирают марки, почтовые открытки, наклейки от спичечных коробок. А мне однажды показали коллекцию мячей. Её собрал мой знакомый врач. В комнате лежали круглые пузатые большие и маленькие мячи. Доктор рассказывал о них:

— Вот посмотрите, какой толстокожий мяч. Это футбольный. Сильная нога футболиста бьёт его со всего размаха, и он летит-гудит, будто ядро из старинной пушки. «Вот так удар — пушечный!» — хвалят довольные зрители. Крепкая кожа у футбольного мяча, туго надута внутри резиновая камера. Футбольный мяч для ребят весит 350–400 граммов, для взрослых — на 50 граммов тяжелее.

Есть у футбольного мяча и самый младший братишка. Он весит чуть больше двух граммов. Сделан он из целлулоида и поэтому здорово прыгает.

Доктор взял мяч в кулак, разжал кулак, мячик выскользнул, ударился о деревянный пол и высоко подпрыгнул.

— Целлулоид очень упруг, вот почему этот малыш такой прыгун. Это мячик для настольного тенниса. Настольный теннис ещё называют пинг-понгом. От удара маленькой ракетки мячик летит через сетку, ударяется о стол и коротко так пискнет: «пинг!» Только он подскочит, а другой игрок его ракеткой. Летит мячик обратно и опять об стол: «понг!» «Пинг-понг, пинг-понг…» Быстро мелькает мячик: не зевайте, игроки, поворачивайтесь проворнее. Мячик этот делают белым, чтобы был заметнее над тёмно-зелёной поверхностью стола.

Волейбольный мяч похож на своего футбольного брата, только поменьше и легче: кожа у него вдвое тоньше. Его ногой бить не полагается — только руками. Волейбольному мячу летать не так далеко, как футбольному. Волейбольная площадка, разделённая высокой сеткой на две половины, куда меньше футбольного поля. Для неё нетрудно подыскать удобное местечко. Да и без площадки и без сетки во дворе или на лужайке можно поиграть в волейбол.

Баскетбольный мяч тоже в крепкой кожаной одёжке. Он немного побольше и потяжелее футбольного. Его не бьют ни ногой, ни рукой. Баскетболисты перекидывают мяч друг другу, отнимают-перехватывают у противников. Быстро передвигаются по баскетбольной площадке игроки двух команд, в каждой по пять человек. Метко бросают баскетболисты мяч в высоко подвешенную на щите корзину противников. Чтобы мяч стал таким послушным, надо упорно тренироваться.

Теннисный мяч одет не в кожу, а в белое сукно. Он невелик, но для своего размера тяжёлый, почти 60 граммов. Внутри у него плотная, надутая воздухом резина. Размахнётся теннисист, засвистит в воздухе теннисная ракетка и метнётся, как белая молния, мячик. Не попадайся ему на пути — может больно ударить.

В сухопутной семье мячей есть один «моряк». Это резиновый мяч для водного поло. Две команды, двое ворот, похоже на футбол, только не на земле, а на воде. Ватерполисты бросают мяч руками. Мяч плюхается в воду — брызги кругом, а ватерполистам это нипочём. Они все отличные пловцы.

— А вот такого мяча я бы не хотел иметь в своей коллекции. — Доктор показал мне фотоснимок. — Это мяч для пушбола, была когда-то такая игра. Он и в дверь не пролезет, а если окажется в комнате, то почти всю её займёт.

На снимке — огромный, выше роста людей, мяч, одна команда толкает его, другая силится задержать. Ну, это уж и на игру с мячом не похоже.

И ещё много мячей показал мне доктор.

— Кто же первый придумал мяч? Это известно?

— Нет, неизвестно, — рассмеялся доктор. — Наверное, не один кто-то, а многие, независимо друг от друга. Да это и неважно. Важно, что игры в мяч интересны и помогают детям и взрослым стать быстрыми, ловкими.


Александр Григорьевич Хмелик
Наша тайна


Недавно моему лучшему другу Валерке Овчинину грозила серьёзная неприятность. На большой перемене мы с Валеркой гуляли по коридору и увидели редактора нашей стенной газеты Галю Крылову. Её поведение сразу показалось нам подозрительным. Она внимательно рассматривала какой-то рисунок, явно пряча его от всех.

— Редакционная тайна, — шепнул мне Валерка.

Мы тихонько подкрались к Гале и заглянули ей через плечо. Галя быстро закрыла листок рукой, но мы уже успели увидеть рисунок. На нём был изображён мальчишка на лыжах, стоящий на краю большой снежной горы. Лицо у него было испуганное, на макушке торчали заячьи уши, наверное, художник хотел сказать, что мальчишка этот несмелый, вроде зайца.

Я сразу понял, что это карикатура, и даже догадался, на кого. Это Валерка два дня назад побоялся спуститься на лыжах с горы. Все ребята из нашего класса съехали, а он не решился, подошёл к самому краю горы, постоял, постоял, тяжело вздохнул и пошёл домой. Конечно, Валерий тогда испугался. Но зачем же сразу рисовать на него карикатуру?

Я посмотрел на товарища, и мне стало ясно, что он тоже знает, кто нарисован на картинке. Я даже не успел ему посочувствовать, потому что Валерка быстро вошёл в класс.

Мне стало очень обидно. И я сказал Гале:

— Ты ещё не знаешь, какой Валерка. Вот приди, приди завтра на горку, увидишь тогда.

— И приду, — сказала Галя спокойно, — а что будет?

— Тогда узнаешь, что будет.

После этого я пошёл в класс и стал утешать Валерку. Я сказал ему, что всё ещё можно поправить, нужно только съехать с горы.

Валерка грустно возразил, что ничего уже не поможет, а я сказал, что если он съедет с горы, то это очень даже поможет. Тогда все увидят, какой он смелый, и карикатура потеряет всякий смысл.

Когда мы с Валеркой пришли на гору, там было уже много ребят. Мы остановились, и я сразу же увидел Галю. Она стояла внизу под горой и поправляла крепление. Потом Галя выпрямилась и стала «лесенкой» подниматься наверх. Когда она была близко, я сказал Валерке: «Пора». Он решительно подошёл к самому краю, пригнулся, расставил палки, вздохнул и сделал решительный шаг… назад.

Галя, конечно, сразу это заметила.

— Мастеру горнолыжного спорта физкультпривет! — насмешливо крикнула она Валерке.

— Я лично ничего смешного не вижу, — сказал я. — Он только приготавливается, сейчас поедет. Покажет вам, что к чему, сатирики-юмористы. Давай, Валерка!

Подошли и другие ребята.

Валерку хлопали по плечу, подмигивали ему и говорили:

— Давай! Давай!

Он опять подошёл к самому краю, глубоко вздохнул. Мне показалось, что ещё секунда, и он снова отступит. И тут Валерка как-то странно пискнул и поехал вниз. Ребята радостно закричали и стали съезжать вслед за Валеркой. Я крикнул Гале:

— Что? Видела?

И тоже устремился вниз. На середине горы я шлёпнулся в сугроб. Когда вылез из сугроба, то увидел внизу сияющего Валерку. Он махал мне руками и что-то кричал. Я подъехал к нему. Ребята его хвалили, и даже Галя сказала, что он молодец.

Валерка стал меня отряхивать и потихоньку спросил:

— Это ты меня столкнул?

— Да, — сознался я.

— Вот здорово! Я так и подумал.

В этот день Валерка ещё много раз съезжал с горы без всякой посторонней помощи.

Мы никому не сказали, откуда взялась тогда у него смелость. Это наша с Валеркой тайна. А я с тех пор ещё больше убеждён в том, что важно не только вовремя поддержать, но иногда и подтолкнуть друга.


Сергей Владимирович Михалков
Велосипедист

На двух колёсах
Я качу.
Двумя педалями
Верчу.
За руль держусь,
Гляжу вперёд —
Я знаю:
Скоро поворот.
Мне предсказал
Дорожный знак:
Шоссе
Спускается в овраг.
Качусь
На холостом ходу,
У пешеходов
На виду.
Лечу я
На своём коне.
Насос и клей
Всегда при мне.
Случится
С камерой беда —
Я починю её
Всегда!
Сверну с дороги,
Посижу,
Где надо —
Латки положу,
Чтоб даже крепче,
Чем была,
Под шину
Камера легла.
И я опять
Вперёд качу,
Опять
Педалями верчу,
И снова
Уменьшаю ход —
Опять
Налево поворот!


Виктор Владимирович Голявкин
В том-то и дело


Зима. Мёрзнут Петины уши. И вдруг Петя видит такую картину. Он видит в проруби человека. И человек не кричит: «Спасите!» Он никого не зовёт на помощь. Напротив. Он совершенно спокойно сидит в воде. Он даже с улыбкой фыркает.

Человек вылез из проруби. Поплясал на снегу и опять полез в прорубь.

«Ну и ну! — удивляется Петя. — Как он может сидеть в этой проруби?! Он, наверное, выносливый и отважный: зимой сидит в проруби, когда все в шубах. Вот бы мне посидеть в этой проруби! Чтобы видели все, как я там сижу: Таня, Славик, Андрюшка, Марик. Они сказали бы про меня: «Ну и ну! Посмотрите! Он вон где!» Я улыбался бы, сидя в проруби. Мне были бы нипочём все болезни…»

Человек тем временем вылез из проруби и преспокойно, с улыбкой оделся. Он не стучал зубами, не ёжился — ничего такого не делал. Он только лишь улыбался.

Удивлённый Петя спросил:

— Вам не холодно?

— Жарко, — ответил тот просто.

— Вот это да! — сказал Петя. — Вы спортсмен?

— В том-то и дело, — сказал спортсмен.


Виктор Владимирович Голявкин
В любом деле нужно уметь работать

У нас в школе открылась секция бокса. Туда записывали самых смелых. Подающих надежды. Я сейчас же пошёл записаться, потому что давно подавал надежды. Так все ребята считали. После того как хотел Вовку стукнуть и промахнулся. И кулаком попал в стенку. И кусок штукатурки отбил. Все тогда удивились. «Вот так дал! — говорят. — Вот это удар!» Я всё ходил с распухшей рукой и всем показывал: «Видишь? Вот у меня удар какой! Не выдерживает рука. А то я, пожалуй, и стенку пробил бы!» — «Насквозь?!» — удивлялись ребята.

С тех пор за мной пошла слава сильнейшего. Даже после того как рука прошла и показывать было нечего.

И вот я пришёл первым в секцию. И записался. И ещё ребята пришли. И Вовка тоже записался.

Началась занятия.

Я думал, нам сразу наденут перчатки и мы будем драться друг с другом. Наверняка я всем дам нокаут. И все скажут: «Вот это боксёр!» А тренер скажет: «Эге, брат, да ты чемпионом будешь! Надо тебе шоколада побольше есть. Мы попросим у государства, чтоб государство тебя бесплатно кормило. Шоколадом и разными там сладостями. Раз такой редкий талант появился».

Но тренер не дал нам перчаток. Он выстроил нас всех по росту.

Сказал: «Бокс — дело серьёзное. Пусть все об этом подумают. А если кто из вас по-другому думает, то есть, что бокс несерьёзное дело, пусть тот спокойно покинет зал».

Зал никто не покинул. Построились в пары. Как будто бы не на бокс пришли, а на урок физкультуры. Потом разучивали два удара. Махали руками по воздуху.

Иногда тренер нас останавливал. Говорил, мы неправильно делаем. И начиналось сначала. Один раз тренер сказал кому-то:

— Вон там, в широченных штанах, что ты делаешь?

Я вовсе не думал, что это мне, а тренер ко мне подошёл и сказал, что я бью левой рукой вместо правой, в то время как все бьют только правой, и неужели нельзя быть внимательней!

Я обиделся и не пришёл больше. Очень мне нужно, думал я, заниматься какой-то глупостью! С моим-то ударом! Когда я стенку могу пробить. Очень мне всё это нужно! Пусть Вовка там занимается. И другие. А я приду, когда будут драться. Когда наденут перчатки. И тогда мы посмотрим. Очень мне нужно просто руками махать! Это прямо смешно.

Я перестал ходить в секцию. Только Вовку спрашивал:

— Каково? Всё руками махаете?

Я всё смеялся над Вовкой. Дразнил его. И всё спрашивал:

— Ну, каково?

А Вовка молчал. Иногда говорил:

— Никаково.

Однажды он мне говорит:

— Завтра спарринг.

— Чего? — говорю.

— Приходи, — говорит, — сам увидишь. Спарринг — это учебный бой. Мы, в общем, драться будем. То есть работать. По-нашему так.

— Ну, работай, работай, — говорю я. — Зайду завтра к вам, поработаем.

Захожу в секцию на другой день.

Тренер спрашивает:

— Ты откуда?

— Я, — говорю, — здесь записан.

— Ах вон оно что!

— Я в спарринг хочу.

— Ну? — сказал тренер.

— Ну да! — сказал я.

— Всё ясно, — сказал тренер.

Он надел мне перчатки. И Вовке надел перчатки.

— Слишком ты боевой, — сказал он.

— Разве это плохо?

— Хорошо, — сказал он. — Очень даже.

Мы с Вовкой вышли на ринг.

Я размахнулся и как ударю!

Но мимо!

Я второй раз размахнулся — и сам упал. Значит, опять промахнулся.

Я смотрю на тренера. А тренер говорят:

— Работай, работай!

Я встал и опять замахнулся, но вдруг Вовка мне как стукнет! Я хотел его тоже стукнуть, а он мне как трахнет в нос! Я даже руки опустил. И не пойму, в чём дело.

А тренер говорят:

— Работай, работай!

Вовка говорят тренеру:

— Мне с ним неинтересно работать.



Я разозлился, на Вовку кинулся и упал снова. Не то споткнулся, не то от удара.

— Нет, — говорят Вовка, — я с ним работать не буду. Он всё время падает.

Я говорю:

— Я не всё время падаю. Я ему дам сейчас!

А он мне в нос как даст снова!

И я опять на пол сел.

А Вовка уже перчатки снимает.

И говорит:

— Нет, это просто смешно — мне с ним работать. Он совсем не может работать.

Я говорю:

— Ничего нет смешного… Я сейчас встану…

— Как хочешь, — говорит Вовка, — можешь и не вставать, это вовсе не важно.


Валентина Николаевна Донникова
На катке

Блестят коньки,
Блестит каток,
Пушистый снег искрится.
Надень коньки
Свои, дружок,
Попробуй прокатиться.
Пускай тебя
Щипнёт мороз —
Смотри не испугайся.
Пусть заморозит он
До слёз —
Ему не поддавайся!
Не отступай,
Скользи вперёд,
Лети быстрее птицы.
Мороз сердитый
Отстаёт
От тех, кто не боится!


Михаил Абрамович Бейлин
Друг чемпионов


— Боря, — сказала учительница, — возьми свои книжки и садись рядом с новенькой, с Наташей Ивановой. А с Костей поболтаешь на перемене.

Так начал первый день учёбы пятиклассник Борька. Новенькая, конечно, оказалась тихоней, с аккуратным почерком. Борька без надобности открывал и закрывал крышку парты, вертел головой, а она смотрела только в тетрадь или на классную доску. А Борьке очень хотелось поболтать. Он с удовольствием рассказал бы новенькой, как здорово научился плавать этим летом.

— Дай, пожалуйста, линейку. Поля надо прочертить.

Борька старался говорить шёпотом, а получилось очень громко. Учительница взглянула на него, и он замолчал. Соседка молча положила поближе к Борьке свою линейку. На линейке большие ровные фиолетовые буквы: «Наташа Иванова. 1-й класс «Б».

— Ого! — удивился Борька. — Четыре года линейка живёт!

Он начертил на тетради узкие поля и вспомнил, что речка в деревне была неширокая. Зато глубокая. Пять шагов от берега — и с головой!

Много дней барахтался Борька в мелком заливчике. Грёб руками по-настоящему, а ногами незаметно отталкивался от песчаного дна. Это он думал, что незаметно. А всем было понятно, что плавать Борька не умеет.

— Вперёд! — кричат ребята. — На тот берег!

И Борьке хочется на тот берег, да куда там! Обидно!

Даже Тяпка хорошо плавает. Это такой смешной щенок, с одним чёрным ухом. Его хозяин Стась, высокий старшеклассник, прыгнет в воду, и Тяпка за ним. Быстро перебирает в воде лапами, будто бежит по земле, задирает мордочку повыше и плывёт.

Однажды Стась обратил внимание на Борьку:

— Что же это ты, братец, плаваешь как топор? Бери пример с Тяпки. Малыш, а плавает, собачий стиль освоил. Хочешь, научу воды не бояться?

И в самом деле научил. А потом настал день, когда Борька поплыл, перебирая руками и ногами, как Тяпка, вытянув шею, чтобы голова была повыше над водой.

Теперь Борька мечтал переплыть на другой берег. И скоро смог, сначала со Стасем, а потом и один плавал. Правда, по-собачьи. Выучиться плавать сажёнками, как Стась, была новая мечта Борьки. Но лето быстро прошло — не успел.

…Громкий звонок на перемену прервал Борькины воспоминания. Он сказал Наташе:

— Я с одним парнем летом познакомился. Школьник, но почти взрослый. Плавает здорово, хочешь — кролем, хочешь — брассом. Чемпион. И меня научил. Неплохо плаваю.

Наташа вежливо улыбнулась, и Борька сказал новенькой:

— Пойдём в волейбол поиграем. Хорошая штука.

Борька старался показать новенькой высокий класс. Он прыгал без надобности, перехватывал чужие мячи, один раз даже упал, принимая мяч. Может, и красиво упал, а бесполезно. Он встал, отряхнул брюки и громко сказал:

— Подумаешь, игра — волейбол. Вот футбол — это да! Я на каникулах здорово мяч погонял. У нас там один парень был, вратарь. Чемпион! Я ему гол забил.

И Борька огляделся по сторонам, будто он на поле стадиона, только что забил гол, а ребята сидят на трибунах.

В воскресенье Борька пошёл в кино. Перед фильмом показывали журнал. Борька смотрел во все глаза, он очень любил киножурналы. Показали соревнования по плаванию. Вот девушки бросились в воду, взметнулись брызги. Плывут брассом. А вот победительницы уже на пьедестале почёта. И на первом месте — невысокая, худенькая девочка, вроде бы знакомая. И низкий отчётливый голос диктора сказал:

— Юная чемпионка области Наташа Иванова, школьница.

В понедельник Борька увидел Наташу, когда они подходили к школе.

— Здравствуй, Наташа, — сказал Борька, — а я тебя в кино видел.

— Пустяки, — серьёзно ответила Наташа и пожала плечами, как будто ей совсем безразлично, показывают её в кино или нет. А потом улыбнулась, потому что всё-таки это приятно.

— Наташа, а трудно научиться плавать брассом? — спросил Борька.

И хотя он твёрдо помнил, что не успел наврать Наташе, будто умеет плавать стилем, но всё-таки густо покраснел.



Михаил Абрамович Бейлин
Королева спорта

Есть много видов спорта, есть близкие, похожие друг на друга, например, хоккей с шайбой и хоккей с мячом, есть и далёкие. Поднятие тяжестей, бокс и борьбу называют тяжёлой атлетикой, а бег, прыжки, метание — лёгкой атлетикой. Конечно, не потому, что легко взять двухметровую высоту или, к примеру, пробежать десять километров. Просто в этих видах спорта прежде всего зрителям бросаются в глаза ловкость, лёгкость, быстрота спортсменов. Лёгкую атлетику часто называют королевой спорта. В лёгкой атлетике множество видов состязаний: бег на короткие, средние, длинные дистанции, бег с преодолением барьеров, прыжки в высоту, в длину, метание копья, гранаты и другие.

Многие виды лёгкой атлетики (бег, прыжки, метание) не надо было выдумывать специально. Они взяты из жизни.

Вот первобытный человек преследует животное: он бежит за ним, перепрыгивает через ямы, взмах руки — и копьё с тяжёлым каменным наконечником поражает цель. Охотник добыл пищу для своего племени…

Или другой пример. Рвутся снаряды, грохоча наступают танки. Навстречу бронированному чудовищу из окопчика поднимается человек. Вражеский танк огромен, человек перед ним кажется маленьким и беспомощным. Но бесстрашный советский солдат бросает тяжёлую противотанковую гранату — глухой взрыв, и танк подбит. Так часто бывало на фронтах Отечественной войны. Человек побеждает танк, потому что мужествен, потому что защищает свою Родину, свой народ. И потому, что он тренировался в метании гранаты, в беге, в прыжках. Эти упражнения пришли в спорт из жизни, они взяты из труда и боя. Лёгкая атлетика нужна всем. Потому она и зовётся «королевой спорта».


Геомар Георгиевич Куликов
Младший брат


Когда Коля Ложкин выпросил у родителей деньги, купил шахматы, его младший брат Павлик потерял покой. Он целый день ходил вокруг старшего брата, умоляюще заглядывал ему в глаза и просил:

— Коль, а Коль, научи… Ну чего тебе стоит!

Коля толкал в бок своего друга Стёпу Быкова:

— Нет, ты только погляди… Ха-ха-ха! Может, он Ботвинник? А может, Смыслов или Михаил Таль?!

Коля отходил в сторону, делал вид, что задумался, а потом хлопал себя по лбу:

— А знаешь, пожалуй, он больше всего похож на экс-чемпиона[4] мира Хозе Рауля Капабланку…

Когда всё это надоело Коле, он поднёс кулак к носу Павлика и сурово сказал:

— Вот что, Капабланка, если хоть пальцем до шахмат дотронешься, знаешь что я с тобой сделаю?!

В тот же день Коля взял в библиотеке шахматный учебник и углубился в изучение теории игры.

Недели две он подозрительно поглядывал на младшего брата, не берёт ли шахматы. Однако Павлик, казалось, потерял к ним всякий интерес, и Коля успокоился.

Но однажды, не достав билета в кино и вернувшись домой, Коля застал такую картину, что чуть не задохнулся от возмущения и негодования. За шахматной доской сидел Павлик и сосредоточенно передвигал фигуры. Рядом лежал раскрытый шахматный учебник.

Коля поднял такой крик, что из кухни прибежала мама. Узнав, в чём дело, она нахмурилась:

— Не будь эгоистом. Вторые шахматы покупать, что ли? Ничего он с ними не сделает.

Так Павлик получил разрешение пользоваться шахматами. Играть с ним, однако, Коля отказывался.

— Много чести! — отрезал он, когда Павлик попробовал было завести разговор на эту тему.

Месяца четыре спустя после покупки шахмат в комнату Ложкиных ворвался Стёпа Быков.

— Коль, а Коль! В Доме пионеров турнир проводят. Своими глазами видел, чтоб мне проваляться, если вру! Ребята говорят, книжечки какие-то выдавать будут, ну вроде удостоверений, что ли.

— Классификационный турнир! — сразу сообразил Коля. — Бежим!

Он уже давно мечтал сыграть в таком турнире, где присуждается спортивный разряд.

То ли потому, что участников турнира не хватало, то ли ещё почему, но Колю записали сразу. Высокий серьёзный парень только спросил:

— Правила игры в турнире знаешь?

— А то как же! — воскликнул Коля.

— Ну, тогда вот тебе первый противник. — И парень прошёл в угол, где за шахматной доской сидел — Коля глазам своим не поверил — Павлик!

— Знакомый? — спросил парень.

— Это? Это ж мой младший брат! — фыркнул Коля.

— Ах, вот как! — неопределённо отозвался парень и предупредил: — О результатах партии сообщите мне, ясно?

— Ну как, Капабланка, сдаёшься сразу? — спросил Коля, когда парень отошёл.

— Нет, — тихим, чуть хриплым от волнения голосом отозвался Павлик. — Сразу не сдамся.

— Тогда держись! — жёстко сказал Коля и сделал первый ход.

На восьмом ходу Коля потерял пешку. Когда она была уже у Павлика в руке, Коля спохватился:

— Постой, постой! Я не так пошёл!

Павлик покраснел, но покорно поставил пешку на прежнее место. В этот самый момент из-за Колиной спины раздался голос высокого парня:

— А говорил, что правила турнирной игры знаешь.

— Я… Я нечаянно… — смутился Коля.

На двенадцатом ходу он потерял ещё одну пешку и, хотя парня поблизости не было, брать ход обратно не стал.

Но, когда рука Павлика нависла над Колиным конём и Коля понял, что этого коня сейчас потеряет, он неожиданно сказал:

— Я, между прочим, с одним человеком не то что дружить — даже разговаривать не буду…

Рука Павлика дрогнула, а Коля поспешно добавил:

— И на улице от мальчишек защищать не буду. Охота была!

Рука Павлика описала над конём полукруг и передвинула своего собственного слона.

И всё-таки с каждой минутой положение Коли на доске делалось всё хуже. Когда до верного мата осталось не более двух ходов, он откинулся на спинку стула и, стараясь не смотреть брату в глаза, небрежно бросил:

— Так и быть. Предлагаю это самое… ничью.

У Павлика задрожал подбородок, но он помотал головой и прерывающимся голосом выговорил:

— Л-ладно…

А Стёпа Быков с сожалением щёлкнул языком:

— Эх, зря ты, Коль, на ничью соглашаешься. Я хоть в шахматах ничего не понимаю, а вижу, нажал бы ты ещё немножко, и готов бы он был.

— Ну как? — спросил высокий парень, когда ребята подошла к нему.

Коля опустил голову, потоптался на месте и пробормотал:

— Значит, это самое… ну… — потом махнул рукой и мрачно сказал: — Проиграл я…

— Эх, ты! — презрительно говорил Стёпа, когда друзья возвращались домой. — От кого потерпел поражение? От младшего брата!

— Что из того, что от младшего брата? — сказал Коля. — Может, из него знаменитый шахматист получится. И вообще, может, половина всех выдающихся спортсменов чьи-нибудь младшие братья.



Борис Маркович Раевский
Умеешь ли ты?

Умеешь ли ты на привале в пути
Единственной спичкой костёр развести?
Умеешь ли ты, пионер-следопыт,
В траве различить отпечатки копыт?
Умеешь на лошади мчаться верхом?
Всходить на вершины с заплечным мешком?
Умеешь ли тёмною ночью в пути
По звёздам и карте дорогу найти?
Умеешь пройти, где и зверь не пройдёт?
Ведь скоро горнист заиграет поход!


Примечания


1

Усомнился (усомниться) — не поверил, засомневался.

(обратно)


2

Опрометью — очень быстро, поспешно.

(обратно)


3

Оцепенели (оцепенеть) — замерли, застыли без движения.

(обратно)


4

Экс-чемпион — бывший чемпион.

(обратно)

Оглавление

  • Агния Львовна Барто Зарядка
  • Михаил Абрамович Бейлин И легко и трудно
  • Твоя первая зарядка
  • Геомар Георгиевич Куликов Спортивный талант
  • Эмма Эфраимовна Мошковская Петров Костя
  • Михаил Абрамович Бейлин Священный огонь Олимпиады
  • Владимир Александрович Лифшиц Как я научился плавать
  • Юрий Иванович Ермолаев Учителя
  • Юрий Георгиевич Разумовский Наперегонки
  • Михаил Абрамович Бейлин Коллекция мячей
  • Александр Григорьевич Хмелик Наша тайна
  • Сергей Владимирович Михалков Велосипедист
  • Виктор Владимирович Голявкин В том-то и дело
  • Виктор Владимирович Голявкин В любом деле нужно уметь работать
  • Валентина Николаевна Донникова На катке
  • Михаил Абрамович Бейлин Друг чемпионов
  • Михаил Абрамович Бейлин Королева спорта
  • Геомар Георгиевич Куликов Младший брат
  • Борис Маркович Раевский Умеешь ли ты?
  • X