Сергей Сергеевич Тармашев - Один в поле не воин

Один в поле не воин (Ареал-7)   (скачать) - Сергей Сергеевич Тармашев

Сергей Тармашев
АРЕАЛ. Один в поле не воин

Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.

Книга является литературно-художественным изданием, содержит вымышленные события и факты.

Мнение автора может не совпадать с мнением издательства.

© Тармашев С.С., 2015

© ООО «Издательство АСТ», 2015


Пролог

Несколько слов о судьбе серии «Ареал»: данная книга не является финальным романом серии. Мир «Ареала» закроется ещё одной-двумя книгами, на данный момент перспектива дальнейшего издания зависит от популярности серии. Поэтому судьба серии находится полностью в руках её читателей. Настоятельно прошу всех, у кого возникнет вопрос о том, будет или не будет окончание «Ареала», не задавать его мне, а голосовать за книгу рублём, ибо решение о перспективности либо отсутствии таковой принимается издательством на основании рейтинга продаж. Я же приложу все усилия, чтобы продолжения и окончания вам не пришлось ждать слишком долго.

Далее о главном: особо хочу ещё раз напомнить и подчеркнуть, что серия «Ареал» является фантастическим произведением, действие которого происходит в вымышленной России. Соответственно, автор не проводил никаких параллелей, все совпадения случайны и всё такое. И вообще, в книге нет никаких совпадений, им даже взяться неоткуда. Теперь, когда все неясности прояснены, можно заняться чтением. Итак, по доброй традиции, эпиграф:

«Следует мужу в меру быть умным, не мудрствуя много; лучше живется тем людям, чьи знанья не слишком обширны.

Следует мужу в меру быть умным, не мудрствуя много; ибо редка радость в сердце, если разум велик.

Следует мужу в меру быть умным, не мудрствуя много; тот, кто удел свой не знает вперед, всего беззаботней».

(Старшая Эдда)


Ареал, Зеленая Зона, Вольное поселение Большое Пятно, 9 июля 2012 года, второй день после Выброса, 08 часов 45 минут

Серия разрывов вздыбила землю вокруг второй линии крытых окопов, заставляя обороняющихся прижиматься к стенам траншей, и невидимый отсюда гранатометчик перенес огонь своего АГС-17 в глубь поселка. Очередь накрыла ближайшие к оборонительным позициям землянки и разбила остатки наблюдательной вышки, расшвыривая во все стороны щепу и куски рваной жести. В ответ одиноко хлопнул миномет, укрытый в подземном капонире где-то в центре поселка, и минометная мина с истеричным визгом вонзилась в лесные заросли. Гулко ударил взрыв, обильно срезая потоком осколков листву и мелкие ветки, но расчет миномета бил наугад, и поразить цель вновь не удалось.

– Левее! – кричал в портативную рацию грузный человек с кавказским акцентом и мясистым носом, прильнув к изрядно потрепанному тактическому перископу, наскоро выставленному в амбразуру блиндажа. – Ещё левее! Он где-то там! Метров тридцать! И глубже в лес, тоже метров тридцать!

Несколько пуль почти одновременно вспороли земляную поверхность возле перископа, и наблюдатель спешно втянул перископ внутрь блиндажа, выкрикивая ругательства невидимым врагам. Большое Пятно обстреливали вот уже третий час, с самого рассвета поселок оказался полностью окружен. Похоже, нападающие планировали атаковать населенный пункт ещё затемно, но из-за обилия взбесившегося после Выброса зверья не успели вовремя завершить окружение. Часовой на одной из сторожевых вышек заметил в бинокль мелькающие в подлеске у опушки фигуры в камуфляжах, и поднял тревогу за считанные минуты до начала обстрела. Полуодетые поселковые боевики с охапками оружия и снаряжения в руках разбегались по крытым траншеям оборонительных линий, занимая места в окопах и дотах, и это спасло поселение от мгновенного захвата. Враги пошли в атаку, но наткнулись на огонь оборонительных сооружений и отошли под прикрытие растительности, не желая нести потери. Если ты живешь в Ареале и при этом планируешь делать это относительно долго и более-менее счастливо, то первое, чем придется озаботиться, это безопасность твоего места жительства. Зашкаливающий переизбыток желающих застать тебя врасплох хоть днем, хоть ночью, быстро поставит любого перед несложным выбором: либо строительство серьезных укреплений, либо скорая перспектива пленения с вытекающим из него невольничьим трудом. По этой причине в Ареале любой поселок в первую очередь серьезно укрепленный военизированный объект, а уже потом скопище жилых землянок и блиндажей. Большое Пятно исключением не являлось, и нападающие вполне здраво предпочли не терять боевиков в лобовых атаках. Вместо этого они взяли поселок в кольцо, заняв позиции в глубине окружающего населенный пункт лесного массива. С того момента по амбразурам защищающихся жителей велся постоянный автоматный огонь, и спрятанный в лесу АГС каждые пятнадцать минут засыпал поселок гранатами.

– Слышь, Магомет? – зашипел в эфире хриплый голос. – Я те ещё раз заясняю: отдай Болта, или мы всю твою малину под замес пустим! И всё равно его выщемим!

– Это беспредел! – злобно окрысился Магомет, с ненавистью сплевывая слова в рацию. – Ты напал на мой дом! Дом и семью по понятиям трогать западло!

– Так ты же с людьми не работаешь, Магомет! – театрально укорил его оппонент. – Ты ж Вольный! Нехорошо как-то получается: как в Общак бабло уделять, так ты Вольный, и понятия тебя не климатят, а как за косяк перед людьми мазу держать, так ты сразу понятия вспомнил? – Голос уголовника стал жестким: – Слышь, ты! У нас с тобой мирного договора нет, так что всё ровно! Ты Болта скрысил и в одно рыло захотел с Зуда соскочить?! За это тебе весь Ареал фуфло порвать захочет, так что отдавай Болта и останешься без лишних дырок в организме!

– Нет у меня Болта, чтоб вы сдохли, шакалы! – разъяренно взвыл кавказец. – Сколько раз повторять?!! И не было никогда! Никто из наших его даже не знает и никогда не видел!

– Зато из наших его кое-кто знает! – уголовник был в ярости. – И хорошо видел, как он вышел к твоей малине за день до Выброса! И до сих пор никуда не свалил, мы твою дыру пасли жёстко! Я те последний раз базарю: отдавай Болта! Или к вечеру мы сюда минометы притараним, всей малиной на тот свет заедете!

В подтверждение его слов автоматический гранатомет вновь дал длинную очередь, забрасывая гранатами поселок, и непрекращающаяся стрельба усилилась. Несколько пуль влетели в амбразуру блиндажа и ударили в земляную стену, заставляя обороняющихся инстинктивно сжаться. Магомет злобно выругался, подхватил перископ и потащил его к соседней бойнице.

– Да где они?! – он бросил короткий злой взгляд в дальний угол блиндажа, где облаченный в новенькую брезентовую робу человек в наушниках радиста возился со стоящим на столе стационарным радиопередатчиком.

– От Подковы передают, что их отряд будет у нас через два часа! – поспешил ответить радист.

– Эээ! Шайтан их задери! – Магомет снова выругался. – «Через два часа» было два часа назад! – Он добрался до незанятой боевиками амбразуры и принялся выставлять в неё перископ. – Походу, Подкова нас кинуть захотел!

– Нет, – возразил радист. – Они с Глобусом объединились, чтобы сил было больше, поэтому и задержка, им пришлось делать крюк в двадцать километров, пока вместе собирались! Теперь к нам едут, триста с лишним стволов, два БТР, и оба «КамАЗа» взяли, на которых зенитные пушки стоят! После Выброса аномалии по-другому сели, дороги по-новой проверять приходится, из-за этого они двигаются медленно!

– Чё это Глобус решил за нас подписаться? – один из боевиков, занимающих огневые позиции возле бойниц блиндажа, недоверчиво скривился. – У него с нами постоянные тёрки, а тут он впрягся за нас сам, даже не просили! Как бы стрёмной темы не вышло!

– У Глобуса с Подковой союз, – Магомет наскоро выставил перископ и прильнул к окулярам. – Они всегда друг за друга подписываются. С Глобусом как-нибудь добазаримся, главное этот замес вывезти! – Он замолчал, вглядываясь в кромку лесной растительности, из глубины которой автоматический гранатомет выплюнул очередную порцию гранат. – А! Шакалы! – Магомет выдернул из кармана разгрузки портативную рацию и вновь вышел в эфир, отдавая команду минометчикам: – Шамиль! Давай ещё раз! На десять метров левее! Сейчас их точно накроем!

– Накрывалка у тебя ещё не отросла! – хрипло засмеялся в эфире невидимый оппонент. Поселковый миномет выстрелил вновь, мина упала в лес, разрывая в клочья растительность, и вражеский старший злорадно подытожил: – Опять не попал! Смотри, как надо!

Невидимый АГС дал очередь, и четыре разрыва друг за другом легли в районе блиндажа, заставляя Магомета инстинктивно отпрянуть от перископа. Что-то коротко звякнуло звуком разбивающегося стекла, и кавказец запоздало выдернул перископ из амбразуры. Один из двух раструбов оказался разбит осколком, и Магомет разразился витиеватой бранью.

– Юсуп! Тащите перископ в другой блиндаж! – велел он ближайшему боевику. – Отсюда теперь смотреть без понту! Хвала Аллаху, что эти драные шакалы с других сторон гранатами не шмаляют! Походу, у этой общаковской кодлы только один АГС.

– Не факт, – кто-то из боевиков машинально поправил головную повязку с бесполезным на такой дистанции «Филином». – Я так мыслю, что это разводилово! Эта волына у них на «Газель» установлена, а сама тачка броней обшита, типа броневик. Я за эту тему что-то слышал в кабаке, кто-то из общаковских по пьяни языком трепал Выбросов десять назад, типа, есть у них такая фишка. Походу, это они из неё в нас шмаляют! Специально переезжают с места на место, чтобы наш миномет мины тратил! Ждут, когда они у нас закончатся! Поэтому и мочат с одного направления! В той стороне лес редкий, «Газель» свободно проходит, а если броня у неё, то на наши мины ей пофиг!

– Когда Шамиль влепит им прямое попадание, тогда и посмотрим, пофиг или не пофиг! – огрызнулся Магомет, покидая блиндаж. Пара боевиков с перископом в руках следовали за ним по траншее, стараясь не задевать в полумраке стоящие вдоль стен мешки, туго набитые землей. Бойницы огневых точек крытых линий поселковой обороны одновременно являлись и амбразурами, и брешью в защите, через которую в окопы во время Выброса может затечь Студень или ещё какая гадость. Поэтому в мирное время их надежно затыкали мешками с землей и без особой необходимости не распечатывали, предпочитая освещать внутреннее пространство нефтяными светильниками. Тем более что встречающиеся в Ареале повсеместно светильники, изготовленные из пулеметных гильз крупных калибров, «Икса» жрали совсем немного, а самой нефти в поселке хватало.

Собственно, Большое Пятно потому и получило своё название. Богатое «Иксом» пятно, не оскудевающее от Выброса к Выбросу, какие-то лохи нашли ещё года два назад, то ли через месяц, то ли через два после Катаклизма, вооружившего Ареал Зудом. Вокруг столь лакомого куска начали рыть норы и землянки, пятно стало обрастать жилищами старателей, за рэкет которых вскоре взялись окрестные банды. Но наличие постоянного источника дохода прямо у порога давало жителям поселка определенные финансовые преимущества и вытекающие из них возможности, что не могло не быть замечено предприимчивыми людьми с оружием в руках. Одним из таких дальновидных боевиков и был Магомет. Он сразу понял, что примитивный рэкет не имеет будущего. Благо, опыта в этой области у него хватало. В лихие девяностые он находился в самом центре достаточно схожих событий, и потому быстро оценил знакомую ситуацию. Магомет сколотил банду из земляков и почти земляков, и с помощью доброго слова и автомата убедил трущихся вокруг пятна старателей в том, что взаимовыгодное существование несет всем одни только плюсы.

Конечно, поначалу пришлось изрядно попотеть и пострелять, избавляясь от конкурентов, а также соперников, желающих подмять под себя власть в банде, но дело того стоило. Магомет прозорливо объединил в одно целое старателей и боевиков, распределив между ними полномочия и обязанности, и превратил вчерашних терпил и бандитов в сообщество уважаемых предпринимателей. Окрестные рэкетиры отправились в мир иной, а вокруг большого пятна выросло добротное поселение, имеющее достаточную численность и для добычи «Икса», и для надежной защиты добытого. Подчиняться никому Магомет не собирался, и законы стихийно возникшего движения Вольных, объединившего подобные Большому Пятну поселения, вполне его устроили. Поселок разросся, обзавелся двумя добротными кольцами оборонительных сооружений, собственным магазином, гостиницей и борделем, причем последний приносил дохода даже больше, чем магазин и гостиница вместе взятые. Благодаря этому в Большом Пятне периодически появлялись Глобус с Подковой, на чью помощь он сейчас так сильно рассчитывал.

Вообще, это нападение есть полный беспредел даже по общаковским понятиям, и почему Общак открыто пошел на нарушение собственных законов, Магомет не понимал. То есть, это понятно, что за вожделенный пень, избавляющий от зависимости, на понятия наплюет кто угодно, он бы и сам замутил такое, узнав, где прячется Болт. Но дерьмо в том, что он не знает! Он попал в Ареал уже после того, как Болта закрыло ФСБ. Вообще случайно здесь оказался, один земляк уговорил, типа, в Ареале сейчас дурь можно выгодно толкнуть, там на спасательной операции полно работяг вкалывает, а у него как раз есть товар, мол, поехали, окажешь силовую поддержку в случае чего. Вот и оказал… Короче, Магомет этого Болта в глаза не видел, и даже если бы тот в натуре в Большое Пятно пришел, знать об этом не знал бы. Не говоря уже о том, что сейчас в посёлке находятся только свои, из чужих лишь десяток старателей, два сталкера и один мелкий торгаш, и никто из них Болтом не был, потому что всех их поселковые знают уже давно. Что кроется за предъявой, выставленной ему Общаком, Магомет понять не мог. Но разруливать этот сюжет надо как можно быстрее, пока ещё не поздно, потому что людей у Рашпиля тысячи, а долларов – миллионы. Открытой войны против всего Общака одному посёлку Вольных, пусть даже большому, не вывезти никак. Сейчас, при свете дня, общаковские на штурм не пойдут, это не Наёмники, у них и душок не тот, и умения другие. Потери будут велики, кто ж этого захочет! Но вот ночью ситуация резко станет угрожающей: плохая видимость, головорезы с «Невидимками» под прикрытием минометов, которые в отличие от АГС будут повреждать землянки… И на аномалии особой надежды нет, второй день после Выброса начался, тут бы самим в свежую дрянь не вляпаться, даже местность над поселком полностью пробить не успели, только нефтяное пятно.

Перископ установили в одном из дотов вместо пулемета, и Магомет вернулся к наблюдению. Ему повезло, и на этот раз боевики общаковских долго не могли срисовать его новый командный пункт. Но никаких преимуществ это не дало. Шамилю так и не удалось накрыть из миномета вражеский АГС, его, походу, действительно перевозили с места на место на тачке, потому что таскать такое по лесу на руках, рискуя попасть под минометную мину или вляпаться, никто бы не стал. Через час Шамиль сообщил, что такими темпами мины закончатся к вечеру, и от миномета будет больше толка, если он будет вести бессистемный обстрел окружающих поселок зарослей или вовсе побережет боезапас. Магомет принял решение прекратить огонь, и общаковские быстро просекли тему. Уже через полчаса они оборзели настолько, что начали шмалять по поселку из АГС сразу с трех сторон, подтверждая наличие у себя нескольких автоматических гранатометов. Не меньше трети всех наземных построек Большого Пятна оказались так или иначе повреждены, и паника, возникшая среди работяг и женщин, стала усиливаться. Пришлось приказать открыть плотный ответный огонь. Смысла в расстреле окружающего леса было немного, но хоть показать населению, что ситуация под контролем…

Потом со стороны восточной дороги зазвучала интенсивная перестрелка, обстрел поселка прекратился, и на подступах к Большому Пятну показались отряды Подковы и Глобуса. Обвешанные металлическими сетками от стандартных то ли зековских, то ли армейских шконок, БТРы выкатились из леса, вращая пулеметными башнями. Следом за ними действительно бежали не меньше трехсот боевиков под прикрытием пары обшитых стальными листами «КамАЗов» с автоматическими зенитными пушками ЗУ-23-2 на борту. Подкова с Глобусом привели на выручку почти все свои силы, не взяв с собой, разве что, охрану собственных поселений. Причину этого столь редкого дружелюбия Магомет понял слишком поздно. Когда отряды «союзников» вошли в Большое Пятно, оказалось, что окружившее поселок общаковские осады не сняли. Вместо этого они выслали своего представителя, но ещё до его прибытия боевики Подковы и Глобуса растеклись по населенному пункту, и люди Магомета фактически оказались на прицеле.

– Мага, братан, тут такая тема нарисовалась, – стоящий в окружении боевиков Подкова с «Грозой» в руках говорил спокойно, но с демонстративным нажимом. – Люди говорят, к тебе Болт заехал, а ты морозишься, ни союзникам не сообщаешь, ни друзьям. Мы вот ради тебя, – он обвел рукой вооруженных до зубов автоматчиков, – готовы маслины выхватывать. Дружба это святое! А ты нас кинуть захотел.

– Нехорошо! – Глобус, остановившийся со своими людьми почти за спиной у Магомета явно для того, чтобы в случае чего отрезать путь к бегству, открыл забрало шлем-сферы, презрительно сплюнул на землю и многозначительно вновь закрыл забрало.

– Что за беспредел?! – вскипел Магомет, бешено сверкая белками гневно выпученных глаз. – Какой, забери вас всех шайтан, Болт?! Не было его у меня никогда, и нет! Я его даже не знаю!

– Да? – Подкова скептически покачал головой. – Слышь, Мага, так если ты его не знаешь, как можешь утверждать, что его у тебя нет? Так может он, в натуре, здесь, а ты и не в курсе! Или всё-таки в курсе? Только делиться с друзьями не хочешь?

– Нехорошо! – угрожающе прорычал Глобус через шлем-сферу, и Магомет напрягся. Глобус законченный отморозок, может схватиться за ствол в любую секунду. Страха перед неуравновешенным перекаченным не то борцом, не то боксером Магомет не испытывал, он и сам умеет выпускать кишки шакалам, но сейчас шансов выйти победителем не было. Глобус с Подковой одеты в сверхдорогие «Эмки» от Водяного, первой очередью их не пробить, а боевиков вокруг сейчас больше чужих, чем своих. И судя по тому, как понтит Подкова, с общаковскими они уже договорились. Если начать стрельбу, то у Большого Пятна будет новый лидер уже через минуту.

– Аллахом клянусь, нет у меня никакого Болта! – Магомет придал своему голосу одновременно угрожающие и осуждающие нотки. – Я за друзей любого порву, это все знают! Если бы у меня был Болт, я бы своих друзей вызвал сразу! Но в поселке только местные! Есть несколько чужих, только они всем хорошо знакомы! – он оглянулся на Глобуса: – Один сталкер, кстати, из ваших! Болта нет!

– А вот Моня говорит, что есть, – встрял в разговор бугор общаковских. Он кивнул кому-то из своих шестерок: – Моня, расскажи людям, как всё было.

– Мы с близкими моими отдыхали в местном бардаке! – заговорил один из шнырей бугра. – За день до Выброса решили возвращаться. Вышли из поселка на западную дорогу, тут я Болта и увидел! Их пятеро было, он мимо меня прошел в двух шагах, я его сразу срисовал! Сюда он зашел, и не выходил, отвечаю! Я эту малину пас жёстко! Здесь он, век воли не видать!

При этих словах взгляды окружающих злобно вонзились в Магомета, и он понял, что в глазах горстки своих боевиков явственно видит тень сомнения. Внезапно он подумал, что действительно не знает этого Болта. А вдруг он и вправду тут, в его поселке? Если это так, то…

– Я Болта не знаю, никогда не видел! – твердо заявил он. – Но ради своих близких я на всё готов! Давайте прошмонаем поселок, найдем или не найдем – потом качалово и продолжим! Только чтобы шмон был без беспредела! Вы у нас дома!

– Обижаешь! – нахмурился Подкова. – Мы же не мусора! Взламывать полы и резать подушки не будем. Посмотрим везде вежливо, если вы за собой стрёма не чувствуете, значит, мешать не будете. Наоборот, поможете, если что, запертую дверь открыть или люк в зиндан, так?

– Базара нет! – согласился Магомет, замечая одобрение на лицах своих людей. – Шмонайте!

Из представителей всех заинтересованных сторон собрали десяток групп и отправили проводить шмон. Как выяснилось, каждый из лидеров привел с собой как минимум по одному человеку, способному опознать Болта, и чтобы всё было честно, всех подозрительных типов решили показывать им одновременно. Для этого «экспертов» оставили рядом с лидерами и их свитой посреди поселка, куда и принялись подводить всех, кого нашли.

* * *

– Хозяин, это мы! – Фикса постучал в бронированную дверь, воспроизводя условный сигнал.

На этот раз Хозяин открывал дольше обычного, и Фикса тщательно прислушивался к доносящимся из-за двери звукам. Судя по количеству почти незаметных щелчков, ловушек на двери прибавилось. Стало быть, и за нею тоже. Интересно, Хозяин таким образом развлекается, или действительно стал сильнее опасаться нападения, учитывая, какие интриги он замутил?

– Джентльмены! Вы пришли раньше оговоренного времени, но я всегда рад вас видеть! – Меркулов жестом пригласил их пройти в кабинет. – Располагайтесь, прошу вас! Охлажденная вода и легкие закуски в вашем распоряжении!

Он направился вместе с ними в помещение, и Фикса моментально срисовал, что Хозяин хоть и не смотрит в их сторону, но стопудово пасет всё вокруг боковым зрением, не выпуская из руки какую-то безделушку в виде молельного крестика. В том, что эта шняга активирует какую-нибудь бомбу направленного взрыва или бесшумный ствол, зашкеренный где-то здесь и направленный на вход или ещё куда, Фикса не сомневался. Само по себе это было нормально, учитывая, сколько бригадного бабла хранится на хозяйской хате.

– Присаживайтесь! – Меркулов занял своё привычное место за письменным столом, и его глаза наполнились радушием ещё сильнее. – Надеюсь, нас ждут хорошие новости? Угощайтесь, джентльмены, не стесняйтесь, достаток нашей организации во многом ваша заслуга, грех отказывать себе в использовании плодов своих же трудов! Итак, я вас внимательно слушаю!

– Тема такая, – Фикса, как обычно, налил себе и Немому воды и пододвинул к себе вазочку со столь любимыми Хозяином фисташками. – Наёмники и Нефтяники действительно наехали на Сателлит из-за Болта и его пня. Только Сателлит клянется, что Болт их киданул и из Красной Зоны к спецназу не вернулся. Базарят, что пень он вроде нашел и даже вытащил его половину в Желтую, и теперь шкерится где-то. Типа, ценник набивает за этот волшебный ништяк, хочет быстро и по-тихой срубить кучу миллионов зелени и свалить из Ареала за бугор навсегда. С таким баблом его никто не найдет, вот он и ищет покупателей пожирнее. Сателлитовские возмущены его кидаловом не меньше остальных и даже официально попросили помощи у своих союзников в поиске Болта любыми средствами.

– Крайне занимательная информация! – оценил Меркулов, не прекращая улыбаться. – Очень душещипательная просьба о помощи звучит на фоне отъезда тандема из Ареала! Поиски Болта, способного избавить их от Зависимости, настолько важны РАО, что его руководство предпочло поручить контроль над ними каким-то менеджерам. Даже наш старый знакомый господин Прокопенко не удосужился прервать свой отпуск.

– Я мыслю, залепуха это, – Фикса покрутил в руках запотевший стакан с водой. – Вернулся к ним Болт с волшебными ништяками. Просто принес мало, и делиться Сателлитовским беспонтово, самим бы хватило. Вот они и залепили постанову, типа, Болт, падла, швырнул нас и шкерится от всех. Мол, ищите, где хотите, если найдете – он ваш, а от нас отвалите! А сами, в натуре, сейчас на кураже от такого офигенного фарта где-нибудь за бугром!

– Не думаю, что тандем избавился от Зависимости, – жизнерадостно заявил Меркулов. – Такое не утаить, тем более, сейчас, когда о чудодейственном пне знает весь Ареал и, следовательно, в случае необходимости может узнать весь мир. Представляю заголовки мировых масс-медиа! Совет Директоров использовал для себя средство от Зависимости, наплевав на всех узников Ареала! Такой скандал может стоить тандему не только репутации. Конкуренты не дремлют! – Резидент вежливо хихикнул: – Поэтому процесс избавления от Зависимости они представили бы как-нибудь менее рискованно. Например, сыворотка Кугельштайна дала неожиданный результат: Зависимость пропала, или, как вариант, отступила на весьма длительный срок. Но наши источники в Москве и Цюрихе сообщают, что тандем прошел у Кугельштайна стандартную процедуру, никаких громких или тихих заявлений сделано не было. Значит, вылечить Зуд им не удалось. Однако вы, уважаемый Фикса, однозначно правы в том, что сама история о подлых происках Болта есть фикция чистой воды. Что само по себе весьма увлекательно! Небезынтересно понять, для чего тандему понадобилось устраивать этот спектакль. Нашему человеку в Сателлите удалось выяснить что-либо?

– За эту тему пока глушняк, – Немой поморщился и машинально потер шрам на горле. – Её долбят личные шныри Белова, всем остальным вклеили бороду. Человек говорит, подождать надо, сейчас туда рыло совать палево, могут расколоть. Но тему эту двигают везде, сейчас за Болтом охотится каждый фраер. Перед Выбросом кто-то из Общаковских заметил его в Большом Пятне. Это малина Вольных, там хачи рулят, и у них союз с Подковой. Так Рашпиль на Второй день чуть ли не в полночь выслал молотобойцев, которые окружили малину и шмаляли по ней полдня, а сам сразу же заслал гонцов к Подкове…

Немой вновь скривился, сделал пару глотков воды и с болезненным прищуром продолжил:

– Рашпиль предложил попилить болтовские ништяки по-чесноку. Братва базарит, Подкова и секунды не думал. Сразу же подорвался, выхватил Глобуса и обеими кодлами при технике ломанулся к Большому Пятну, типа, на подмогу. Когда хачи просекли подставу, было уже поздняк метаться – молотобойцы Подковы и Глобуса набились в поселок, и Общаковские туда же своих заслали. Хачам подвели хвост к носу, и те согласились на шмон своей малины. До вечера шмонали, по концове нашли того фраера, которого шнырь за Болта принял. Торгаш из Вольных, фотокарточкой на Болта похож кропаля, но не он. На том качалово и закончилось. Перед хачами извинились, шныря объявили фуфлыжником и керосинщиком, и насадили на перо, чтобы никому не обидно было, после этого отвалили. Хачи до сих пор свою малину восстанавливают, но с Подковой в близких остались.

– Что не удивительно, – как всегда расплылся в улыбке Меркулов. – Разве столь мелкая неурядица стоит разрушения союза, дающего куда более весомые преимущества? Однако сказка о Болте и его пне прочно завладела умами наших собратьев по несчастью! Мы можем извлечь из этого определенную выгоду, если, скажем так, откуда-то возникнет слух, что в одном из мест проживания наших недругов кто-то видел тщательно прячущегося Болта…

– Это ещё не всё, босс, – прервал его Фикса. – Сателлитовские готовят какую-то замуту в Желтой. Их шныри зазывают к себе сталкеров, обещают серьёзное бабло. Наш человек говорит, что это держится на конкретном шифре – Белов решил замочить ОСОП. Но УИПов, которые в Желтой Зоне работают, всего пятьдесят с чем-то, потому что для их запуска в Желтой Зоне нужен осколок метеорита, и все сейчас носом землю роют, чтобы их надыбать. Он обещал к следующей стреле вымутить научную маляву на тему запуска УИПа в Желтой. Но даже те УИПы, что уже есть, цепляют там совсем кропаля – два метра вроде. Чтобы не подохнуть, надо ещё натаскаться возне с этой приспособой, потому как несколько мусоров вляпались, когда Болта в Красную вели, и УИПы им не помогли. А ещё есть мнение, что полсотни молотобойцев может и не хватить. ОСОП матерый, в Желтой чалится давно, без напряга их не завалить. Поэтому набирают сталкеров, чтобы сопровождали отряды, которым УИПов не досталось. А пока что эти сталкеры пасут спецназ в Желтой, который туда каждый день загоняют тренироваться мутить с новыми УИПами. И вроде как Белов отправлял человека к буграм Наёмников и Нефтяников с предложением войти в тему и обещал за это Конашь-Ёль. Типа, РАО замутило там малину подземную ещё до того, как Ареал его схавал, и теперь подарит её тому, кто выделит боевиков и сталкеров ОСОП валить.

– Вот как… – улыбка Меркулова стала задумчиво-недоброй. – Какая неожиданная информация…

Он умолк, размышляя. История с подлым мошенником Болтом создана тандемом для отвлечения внимания, это понятно. Пока тупое быдло рыщет по Ареалу в поисках призрака, тандем преследует собственные цели. И теперь становится ясно, каковы они. Раз Белов с Лозинским столь легко отказались от возможности наложить лапу на лекарство от Зависимости, то не трудно понять, что такового не существует. Возникает вопрос: для чего тандему было затевать всю эту шумиху? Ненужный ажиотаж, затрудняющий РАО работу. Нелогично. Однако всё становится очень даже логичным, если предположить, что Болт и сопутствующие ему события являются операцией третьей стороны, в которой тандем потерпел поражение. Искусство манипуляции гласит, что всегда необходимо исходить из того, кому выгоден конечный результат, и оправдывает ли он затраты на достижение. Конечно, доставить Болта в Ареал для тандема не стоит практически ничего, а в случае удачи они получают снятие Зависимости. Но тут не всё так просто: контролировать Болта в Красной Зоне невозможно, а это значит, что тандем с самого начала не мог не учитывать возможность того, что Болт решит сыграть в свою игру. Чтобы исключить подобное, Лозинский должен был заранее сделать ему предложение, от которого не просто невозможно отказаться. Оно должно было быть абсолютно эксклюзивным, лучшим из всех возможных в принципе. И Меркулов ни секунды не сомневался, что Лозинский такое предложение Болту сделал. Однако Болт не вернулся. Почему? Обиделся за два года, проведенные в клиниках ФСБ в качестве подопытного кролика? Возможно. Но ещё более возможно то, что некто тонко проманипулировал тандемом, рассчитав всю операцию заранее.

Допустим, что Болта не заинтересовало предложение Лозинского, и он попросту сбежал от своих тюремщиков, оказавшись в Красной Зоне. Зачем ему это? Долго просуществовать там он не сможет, в Красной Зоне нет ни еды, ни воды. Очень скоро придется выходить за припасами хотя бы в Зеленую, где его ищет каждый. Возможно, Болт способен вообще покинуть Ареал незамеченным и скрыться в обычном мире. Но в обычном мире гораздо увлекательнее скрываться с карманами, набитыми деньгами, нежели ареаловской пылью. Так не лучше ли выручить их за чудо-пень? Но в таком случае не имеет смысла отказываться от предложения Лозинского, потому что оно было лучшим из всех возможных, в этом можно быть уверенным. Вывод: предложение тандема Болта заинтересовало, но исполнить его он не смог. Почему? Погиб в Красной Зоне? Возможно, но маловероятно. Болт многократно выживал и в Эпицентре, а тут надо было пройти по Красной всего километр. Есть более логичное объяснение: он не выполнил приказ Лозинского потому, что это оказалось в принципе невозможно. Всё могло быть очень просто: Болт дошел до пня и увидел, что такового не существует. А не вернулся он потому, что вместо пня обнаружил послание от той самой третьей стороны. Послание это заранее оставили в том месте, когда оно ещё не являлось частью Красной Зоны. Вот почему вожделенный пень из потрясшей Ареал легенды оказался столь близко к границе Желтой – третья сторона всё подготовила заранее. Что в остатке? Болт не вернулся, чудо-лекарства нет, тандем уезжает в клинику Кугельштайна. Объяснение простое: Лозинский и Белов поняли, что операция с пнём провалилась, и ждать возвращения Болта бессмысленно. Откуда у них такая уверенность? Ответ очевиден: они поняли, кому и что проиграли. Так что же это было?

Резидент мгновение подумал и ухмыльнулся. Браво, господа Медведь и Кварц! А я вас недооценил! Впрочем, как выясняется, не я один, так что не обидно. Куда мог пойти Болт без еды и воды при условии тотальной охоты за собой? Туда, где она есть, и при этом ему рады. Где в Ареале есть, как минимум, вода, не подконтрольная тандему? Только у ОСОПа. Будут ли ему там рады? Разумеется. Ведь Болт способен возвращаться из Эпицентра. А в Эпицентре пропал Ферзь с компроматом на РАО. А в команде Медведя имеется Кварц, человек Рентгена. А ведь Рентген арестовал Медведя по обвинению в шпионаже и государственной измене, но это не помешало последнему принять Кварца в команду. А информация о волшебном пне впервые поступила от молодого, но очень известного своим мастерством сталкера по кличке Рас, который, как удалось выяснить, так же состоит в команде Медведя. Более того, московские ученые, результаты исследований которых так важно получить, тоже были арестованы по приказу Рентгена едва ли не лично Кварцем. Но это не мешает всем им мирно сосуществовать. О! Эта история с каждой секундой выглядит всё увлекательнее! Выходит, что Медведь все это время был человеком Рентгена, и не умно исключать вероятность того, что теперь, спустя два года, он получил некую возможность достать из недоступной части Ареала тот самый рюкзак. И для этого ему понадобился Болт.

Не приходится сомневаться, что тандем пришел к такому же выводу, раз Белов не просто вспомнил о давно забытом ОСОП, но и развил настолько бурную активность по его уничтожению. И степень этой активности выглядит очень интригующе. Что в том рюкзаке так сильно напугало Белова с Лозинским? Там компромат на Прокопенко и Меркулова, но не на тандем. Найдет ли Болт рюкзак или нет, для тандема это не несет фатальных последствий. В крайнем случае, пожертвуют Прокопенко, и замнут дело, ведь Президент этой отсталой страны понимает, что Белов с Лозинским в силу Зависимости очень удобные для него фигуры. Зачем же тандему понадобилось уничтожить ОСОП вместе с Болтом, да ещё в срочном порядке, не считаясь с затратами? Объяснение может быть только одно: Медведь хочет послать Болта в недоступную часть Ареала за чем-то таким, что представляет для тандема реальную и отнюдь не слабую угрозу. Что же это? Правда об откатах и святых отцах? Это серьёзная проблема, но наверняка тандем способен утрясти и её, учитывая свои возможности и то, что дело было давно. К тому же РПЦ не заинтересована в ещё большей потере своей и без того небезупречной репутации, и несомненно окажет тандему помощь в этом вопросе. Великомученик Евлантий, по сталкерским слухам, до сих пор живущий внутри развалин своего монастыря вместе с другими Зомби, нужен им в качестве лика светлого, а не тёмного. Тогда что так сильно напугало тандем, что они даже не стали выяснять количество шансов Болта на успех поисков, и сразу начали готовить превентивный удар?

Приходится признать, что рюкзак Ферзя не может служить таким раздражителем. Тут должно быть что-то ещё. Но что такого может быть в недоступных землях? Тем более в Эпицентре, по которому был нанесен ядерный удар ради того, чтобы остановить Катаклизм? Вывод напрашивается только один: там может находиться правда о Катаклизме и ядерном ударе. И если принятая в мире версия произошедшего окажется, мягко говоря, не совсем полной, да ещё и не в пользу тандема, существование Лозинского и Белова может стать очень печальным, а то и вовсе подойти к концу, если в Кремле решат не выносить сор из избы. Улыбка на лице Меркулова стала шире. Стало быть, катастрофа, наградившая его Зудом и сделавшая узником Ареала, ещё более дикого, чем страна, в которой она произошла, не обошлась без участия тандема. А вот это уже очень важная информация, которая заинтересует очень многих людей на его Родине и не только.

Похоже, у него появился шанс, как говорят русские, убить одним выстрелом двух зайцев: добыть сверхценные данные для своей страны и попутно поднять собственное существование в этом убогом месте на новый уровень, ведь это та самая отправная точка, которой ему так не хватает. Ради получения этой информации начальство Меркулова вытащит его из списков агентов, на которых уже полупоставлен крест, на самый верхний уровень шкалы ценности. А это означает фактически неограниченные полномочия и карт-бланш на любое финансирование. С такими ресурсами вполне можно позаботиться и о своих собственных перспективах. Что бы там ни планировало начальство, Меркулов точно знал, кто будет первым пациентом, получившим лекарство от Зависимости, в случае его изобретения. Разумеется, это не означает, что он мгновенно вколет себе чудо-препарат и спустя секунду бросится сломя голову прочь из Ареала. Так бы поступил любой из этого примитивного быдла, населяющего эту убогую страну. В отличие от них Меркулов умён и проницателен. Отказываться от столь эксклюзивного источника влияния и доходов он не спешит, но первая вакцина от Зависимости всё равно будет принадлежать ему. Личные интересы превыше общественных, его Родина исповедует этот принцип, и Меркулов с Родиной совершенно согласен.

– Джентльмены! – торжественно провозгласил он уголовникам, – у меня есть для вас новое задание! Нам выдалась уникальная возможность форсировать достижение наших планов!


Москва, улица Павла Андреева, типовая квартира жилого дома, 13 июля 2012 года, 14:25

В прихожей раздался звук отпираемого дверного замка, и сидящая за письменным столом женщина лет пятидесяти отвлеклась от чтения технического руководства. Недавно ей всё-таки удалось выбить у начальства модернизацию своего физиотерапевтического кабинета, и сегодня дело, наконец-то, дошло до ремонта. Побочным эффектом этого действа явились четыре дня вынужденных выходных, которые всегда найдется, на что потратить матери большого семейства. Но в понедельник на её рабочем месте будет стоять новое оборудование, и заранее изучить руководство по эксплуатации совсем нелишне. Руководство больницы не пожалело средств на самую современную аппаратуру, и многолетний опыт медицинского работника подсказывал, что отличия от устаревших моделей окажутся существенными. Лучше заранее ознакомиться с нюансами.

– Даша, это ты? – женщина оглянулась. Судя по стуку каблучков, домой из школы изучения иностранных языков вернулась старшая дочь.

– Я! – Даша появилась в дверях. – Представляешь, наш преподаватель заболел, простудился под кондиционером, а замены не нашлось – все по отпускам разъехались. В общем, перед нами извинились и отправили по домам. Зря два часа прокаталась туда-сюда! – Она окинула взглядом пустую квартиру: – А где все?

– Отец с работы ещё не вернулся, – ответила мать. – Обещал сегодня пораньше. Маша с Кристиной пошли гулять, после вчерашнего мы решили её одну пока не отпускать.

– Во дворе я их не видела, – Даша достала мобильный телефон. – Сейчас Маше позвоню, узнаю, где они. – Она поднесла трубку к уху, и несколько секунд прислушивалась к долгим гудкам. – Трубку не берет. Не слышит, наверное. Сейчас Кристину наберу, у неё телефон всегда под рукой… Странно, тоже не отвечает. А они куда идти собирались?

– Никуда, – мать, нахмурившись, отложила книгу. – Просто во двор, погулять. Я сама позвоню!

Она взяла со стола свой телефон и набрала номер младшей дочери. Маше пятнадцать лет, она неглупая девочка и играть в прятки с матерью не в её правилах. Тем более, после вчерашнего. Вчера случилось неприятное и довольно непонятное происшествие. Её внучку, восьмилетнюю Кристину, средь бела дня зацепило крылом проезжающей по двору машины, когда она выходила из подъезда. Автомобиль двигался медленно, и ребенок отделался легким испугом. Водитель долго извинялся и оправдывался, говорил, что запутался в улицах и хотел срезать через дворы, но пока смотрел на экран навигатора, не заметил ребенка. Даже деньги предлагал в качестве компенсации морального ущерба. Инцидент уже почти посчитали исчерпанным, как вдруг дело получило неожиданное продолжение. Во дворе появился участковый, который проходил мимо по какому-то делу и увидел собравшуюся возле машины группу людей. Узнав о том, что произошло, он задержал водителя и вызвал ГИБДД. Инспекторы приехали меньше чем через десять минут, и взяли нарушителя в оборот так, будто тот сбил человека насмерть. Мужчину было откровенно жаль, и они с дочками заявили полицейским, что не имеют к нему претензий. Те попросили мать потерпевшей написать соответствующее заявление об отказе от претензий, и тут начались странные проблемы.

Как только полицейские узнали, что Кристина приходится ей не дочерью, а внучкой, они потребовали пригласить родителей. Но когда выяснилось, что родители находятся в длительной командировке, а опекунство на родную внучку при живых родителях никто не оформлял, немедленно вызвали инспекторов из органов опеки и попечительства. Те тоже приехали довольно быстро и первым делом принялись выяснять, где находятся родители Кристины. Тут такое началось… Словоохотливые соседи, которых к тому моменту возле места ДТП собралось чуть ли не полдома, на все голоса принялись рассказывать им о тяжелой судьбе Влада и Катерины, живущих в Ареале, о том, какие замечательные это люди, и какая образцовая у Петровых семья и так далее. Инспекторов засыпали упреками в черствости и отсутствии сострадания, те смутились, быстро составили какие-то бумаги, описав ситуацию, взяли подписи у жильцов дома в качестве подтверждения, объявили конфликт исчерпанным и уехали. Следом укатили полицейские, забрав с собой незадачливого водителя. На этом всё и закончилось, но неприятный осадок от столь странного развития событий остался…

– Алло, мам, привет! – раздался в трубке Машин голос. – Мы в лифте, тут связь плохая!

– У нас в лифте? – уточнила мать.

– Нет, мы к моей подружке заходили, – ответила младшая дочь. – Сейчас домой возвращаемся.

– Хорошо, мы вас ждем, – мать положила трубку и облегченно вздохнула: – Всё хорошо. Они в лифте были, там связь плохая. Скоро будут дома.

– Хорошо! – подытожила Даша, разуваясь. – Значит, встречать не надо. – Она улыбнулась: – Тогда я первая руки мыть, пока не началось!

Маша с Кристиной вернулись минут через десять, и квартира моментально наполнилась веселым шумом и гамом, сопровождающим процесс накрытия обеденного стола. Требовательный звонок в дверь, настойчиво вибрирующий на всю квартиру, оказался полной неожиданностью.

– Мы ждем гостей? – уточнила мать, окидывая взглядом притихших девочек. – Я открою!

Она подошла к двери и, повысив голос, привычно поинтересовалась:

– Кто там?

– Участковый! – прозвучало в ответ. – Елена Владимировна, открывайте!

Елена распахнула дверь и в первое мгновение опешила от неожиданности. Напротив неё стояло более десятка человек: люди в строгих костюмах, полицейские в форме и при оружии, даже пара медработников в белых халатах.

– Петрова Елена Владимировна? – официальным тоном уточнил стоящий рядом с участковым чиновник, и ей одновременно предъявили полдюжины удостоверений сотрудников различных муниципальных органов.

– Да, – Елена подобралась, предчувствуя недоброе. – В чем дело?

– Вот, ознакомьтесь! – чиновник протянул ей официальную бумагу. – Это акт Департамента социальной защиты населения.

– Что? – она непонимающе нахмурилась. – Акт? О чем? – Елена вчиталась в документ. – Что?! «Отобрание ребенка при непосредственной угрозе жизни ребенка или его здоровью»?! Что за бред?!

– Это не бред, – терпеливо объяснил чиновник. – Это объективный факт, задокументированный официальными лицами и подкрепленный свидетельскими показаниями. Родители Кристины вот уже два года не выполняют родительские обязанности. Более того, вчера ребенок чуть не погиб! Мы не можем рисковать жизнью Кристины! Поэтому органы опеки и попечительства приняли решение о немедленном отобрании ребенка. Девочка будет помещена в комфортные условия, где её жизни и здоровью ничего не угрожает.

– Что вы несёте?! – Елена оправилась от первичного шока. – Какое отобрание? Какая угроза жизни и здоровью?! Мы воспитали троих детей, и в состоянии воспитать внучку! Я вам её не отдам, убирайтесь!

Она попыталась захлопнуть дверь, но заранее ожидавшие такого развития событий полицейские уже были рядом и не дали ей такой возможности.

– Официально предупреждаю вас, Елена Владимировна, – всё так же терпеливо вздохнул чиновник, – что воспрепятствование вами исполнению наших служебных обязанностей противозаконно. Это вызывает у нас сомнения в вашей уравновешенности и адекватности. Предупреждаю, что если вы продолжите мешать нам или примените силу, органы опеки будут вынуждены ходатайствовать о проведении проверки относительно уже вашей состоятельности к исполнению родительских обязанностей. У вас ведь имеется несовершеннолетняя дочь, не так ли? Поэтому позвольте нам войти без ненужных осложнений!

Оказавшиеся рядом санитары аккуратно отодвинули Елену в сторону, и собравшиеся возле квартиры государственные служащие устремились внутрь. Елена поспешила за ними, но чиновник остановил её настойчивым требованием:

– Елена Владимировна, я настоятельно прошу вас ознакомиться с документами целиком, это в ваших же интересах. – Он протянул ей новые бумаги: – Согласно федеральным законам, при немедленном отобрании ребенка мы, как орган опеки и попечительства, обязаны незамедлительно уведомить прокурора и в течение семи дней обратиться в суд с иском о лишении недобросовестных родителей родительских прав. Что и было нами предпринято, вот копии соответствующих документов. – Его голос профессионально смягчился и зазвучал вполне дружелюбно: – Не расстраивайтесь преждевременно, ещё не всё потеряно. После принятия судом решения о лишении родителей Кристины родительских прав, вы можете обратиться к нам, в органы опеки, с просьбой назначить вас опекунами несовершеннолетнего. Это совершенно несложно, достаточно лишь пройти обязательное медицинское обследование, которое подтвердит, что у вас не имеется каких-либо заболеваний, которые препятствуют назначению опекунами. И провести экспертизу пригодности имеющихся у вас жилищных и материальных условий для содержания ребенка. Но сейчас мы вынуждены действовать согласно букве закона. Спасение жизни ребенка для государства превыше всего! Поэтому прошу вас помочь нашим сотрудникам собрать вещи Кристины. Надеюсь, они у неё есть?

Чиновник многозначительно посмотрел на Елену и направился в глубь квартиры, где его коллеги опрашивали бледных девочек и пытались успокоить плачущую Кристину. Елена вбежала в зал, схватила мобильный телефон и набрала номер мужа:

– Петя, у нас отбирают Кристину! – выдохнула она в трубку. – Органы опеки! Влада и Катю лишают родительских прав! Приезжай! Найди адвоката, сделай что-нибудь! Быстрее! Ну что ты молчишь?! Петя!!!

Секунду в трубке стояла тишина, потом суровый голос мужа произнес:

– Делай всё, как они говорят. Не ной и не скандаль. Узнай, куда они её повезут. Я буду поздно.

Муж отключился, и Елена, торопливо смахивая слёзы, поспешила к перепуганной Кристине, вокруг которой вяло суетились санитары.


Ареал, Желтая Зона, База ОСОП, 14 июля 2012 года, 10 часов 45 минут

Медведь распахнул крышку люка, аккуратно уложил её на бетонный пол и выбрался на крышу. Первое, что он увидел, был немигающий взгляд лишенных зрачков желтых глаз, преданно таращащихся на него чуть ли не из-под ног.

– Кровопийца! – буркнул здоровяк и попытался носком ботинка отодвинуть Фантика в сторону.

Но кролик за год жизни на Базе изрядно поднаторел в искусстве наружного наблюдения за Медведем и ловко увернулся от безразмерного башмака. Чешуйчато-хитиновая тварь с сантиметровыми зубами-иглами в три ряда – сразу видно, что добрейшей души существо – бесшумно отпрыгнула в сторону и, негромко цокая когтями по бетону, передислоцировалась на расстояние, находящееся вне досягаемости ноги Медведя. Фантик выбросил из пасти длинный фиолетовый язык, лизнул здоровяка в ботинок и немедленно продолжил таращиться. Медведь демонстративно проигнорировал этот подхалимский жест и гордо прошествовал мимо.

– Как обстановка? – поинтересовался он у стоящего возле перископа Кварца. – Ты уверен, что смотришь в правильную сторону? Два Выброса прошло. Болт сам говорил, что в Эпицентре от Выброса спрятаться негде.

С тех пор, как Болт ушел в Эпицентр, Кварц вызывался нести службу на наблюдательном посту Базы каждый второй день. И чаще разглядывал в бинокль направление на Эпицентр, нежели осматривал через перископ подступы к Базе со стороны Зеленой Зоны. Это вызвало у Медведя серьёзное беспокойство, и в часы дежурства Кварца майор старался заглядывать на наблюдательный пост почаще. Вот и сейчас контрразведчик обнаружился у края крыши с биноклем в руках, внимательно глядящим в сторону Эпицентра.

– Уверен, – Кварц опустил бинокль. – Выброс закончился четыре часа назад. – Он кивнул на проносящиеся мимо Базы стаи перевозбужденного зверья, рвущегося в сторону озера после суточной жажды: – Сейчас в Желтую никто не сунется. А что касается двух Выбросов в Эпицентре, так Рентген в нём два года провел, и всё ещё жив. Значит, укрыться там всё-таки можно.

Медведь не ответил. Очень хочется, чтобы Кварц оказался прав, иначе выходило, что они собственноручно отправили Болта на верную смерть. Но прошло уже десять дней, шансы на его возвращение становились всё более призрачными, зато ситуация вокруг ОСОП становилась всё более угрожающей.

За сутки до Выброса Спецотряд закончил проведение широкомасштабной операции по сбору разведданных и уточнению оперативной обстановки в Ареале в свете произошедших событий. Кварц возлагал на эти мероприятия большие надежды и задействовал в них едва ли не весь личный состав ОСОПа. Исключение составила только Научная Группа, у которой хватало забот; Медведь, потому что его любой в Ареале узнает за километр даже в костюме хот-дога; и Бэмби в силу своего пола, который являлся сильным раздражителем уже сам по себе. Остальные были загримированы по самое «ты кто вообще?» и отправлены небольшими группами в различные сектора Зеленой Зоны. Сбор данных длился почти четыре дня с перерывом на торги Водяного, после чего ещё двое суток, включая Выброс, Кварц просидел над анализом собранной информации. И этот самый анализ был очень и очень неутешительным. Выброс в этот раз бушевал двадцать семь часов, и спустя пятнадцать из них Медведь понял, что больше не может выжать из себя и минуты сна. Пришлось отправиться слоняться по Базе, мешаться Научной Группе. Но на полпути к лабораториям прямо по курсу была замечена вечно тоскливая Бэмби, и пришлось срочно делать вид, что он спешит к Кварцу по сверхважным причинам. Медведь ввалился в кабинет контрразведчика и по черным мешкам, набрякшим под воспаленными от недосыпа глазами, понял, что Кварц с самого начала Выброса так спать и не ложился.

– Что, всё настолько плохо? – могучий майор уселся напротив контрразведчика за стол, устланный схемами и исписанными листами бумаги.

– Насколько я могу понять – хуже уже некуда, – Кварц утомленно потер опухшие глаза.

– Нас обложили отовсюду? – Медведь нахмурился. – У Водяного на торгах было спокойно.

– И не только у Водяного, – поморщился контрразведчик. – Везде спокойно. Мы побывали во всех местах, ценных с точки зрения сбора информации, в которые только можно попасть, не получив пулю ещё на подходе. В Сателлите, в крупных магазинах Вольных, у всех Перекупов, в торговых точках Наёмников и Нефтяников, в нескольких Кабаках, даже основные Приемные Пункты на Нейтралке посетили. И везде о нас ни слова. Это-то и хреново. Признак, близкий к смертельному.

– Ты уверен? – уточнил Медведь, понимая, каким будет ответ. – Не перестраховываешься?

– Уверен, – Кварц тяжело вздохнул. – Смотри сам: операцию с Болтом мы провели грамотно. С каждым днем волшебный пень уходил всё глубже в Красную Зону, в Ареале вспыхнул запредельный ажиотаж, о Болте вспомнили все, даже те, кто о нем никогда не знал, плюс сам факт возможности излечиться от Зависимости. Словом, у Белова не было ни времени, ни мотивации тянуть и раздумывать, в результате он попался на нашу удочку. Всё верно?

– Да, – лицо Медведя стало ещё более хмурым. – Ты хочешь сказать, что после того, как Болт не вернулся, Белов нас вычислил?

– Это было лишь вопросом времени, – подтвердил Кварц. – Мы сознательно пошли на огромный риск, но дело того стоило… – Он умолк и досадно поморщился: – Честно говоря, я рассчитывал, что Болт с Рентгеном вернутся ещё до Выброса, и Белову быстро станет не до нас.

– Но они не вернулись, и злой дяденька генерал решил поквитаться с нами за издевку с пнём?

– Пень тут уже ни при чем, – невесело усмехнулся контрразведчик. – Белов боится, что мы вернем Рентгена. После того, как стало ясно, что ни Болта, ни волшебного пня ему не видать, Белов вполне логично задался вопросом: кому и для чего всё это понадобилось? Его люди без особого труда раскопали, что самая первая деза о волшебной грязи исходила от Раса. А Рас один из нас, недаром СБ РАО подала его в розыск и объявила награду после того, как не смогла найти своими силами. Список личного состава ОСОП у Белова имеется, они вытащили его из Кнопки в ходе химического допроса. И в этом списке есть я. Остальное элементарно. Я из группы Рентгена, а ты был арестован им за измену Родине. Ну, и в каком случае я мог оказаться на твоей Базе живым? Правильно, только в одном: ты с Рентгеном с самого начала был заодно. Итого: Рас, ты и я – все мы в ОСОП. Так кто отобрал у Белова Болта?

– Хорошо, он понял, что это мы, – кивнул Медведь. – И он даже понимает, что Болт способен дойти до Эпицентра, и мы заполучили его для того, чтобы засылать его туда в поисках Рентгена. Но почему ты уверен, что он убежден в том, что Рентген выжил? Два года прошли тихо и спокойно.

– А он не убежден, – Кварц откинулся на спинку стула, разминая затекшую спину. – Ему достаточно того, что это не исключено. Раз мы получили Болта, значит, рассчитываем найти что-то в Эпицентре. Для тандема это недопустимо, и Белов занялся нами всерьёз, и, судя по всему, в срочном порядке. И, что более чем объяснимо, держит всё в режиме максимальной секретности. О том, что история с Болтом, это наших рук дело, нигде не звучит ни слова. РАО объявило, что Болт убежал от всех и прячется где-то с куском пня, дожидается лучшей цены. На торгах у Водяного половина покупателей спросила, не встречал ли он, часом, Болта где-нибудь «ТАМ». Заметь, Раса никто не ищет, награда за его поимку не увеличилась, и вообще он никого не интересует. Параллельно с этим РАО начало скупать осколки и «Шестое Чувство», причем подняло на них цены в десять раз. Это первый выстрел в нашу сторону, мы не сможем тягаться с РАО деньгами. На крайние торги никто не принес Водяному осколков или «Шестое Чувство». Теперь это выгоднее сдавать в Сателлите.

– Ну, невелика беда, – фыркнул здоровяк. – Оружия и боеприпасов у нас накопилось на пару лет интенсивных боёв! Остальное можно тайком покупать в Ареале. Мы просто прекратим принимать в качестве оплаты всё, кроме осколков и редких метов. И будем выставлять на продажу только медикаменты, такого всё равно больше ни у кого нет. Так даже проще, не придется бочки с водой на себе таскать, черт знает куда – граница Зеленой отошла от Базы дальше чем на два километра. Кому потребуются наши медикаменты, тот всё равно принесет осколки Водяному.

– Верно, именно так мы и поступим, – согласился Кварц. – Вот только представляешь, какими станут цены на наши препараты у торгашей, которые их обычно скупают? В глазах простого народа мы будем ещё более жуткими монстрами, чем сейчас, потому что заломили и без того немалую цену сверх всякой наглости. Это тоже на руку Белову, облегчает сбор информации и выявление наших контактов в Зеленой. За Кошелем уже ведется слежка, правда, нам не удалось выяснить, чьи это люди, но все контакты с ним с этого момента необходимо прекратить.

– Да и черт с ним, – отмахнулся Медведь. – Жадненький, подленький двуличный барыга, настоящий бизнесмен, одним словом. Никто не расплачется от горя, узнав эту новость. Но это не единственная беда, свалившаяся на нас, так?

– Так, – контрразведчик вновь потер усталые глаза. – Спецназ Сателлита приступил к усиленным тренировкам в Желтой Зоне. Официальная версия – осваивают работу с УИПами в условиях Желтой. Неофициальная – РАО планирует операцию в Желтой Зоне, хотят установить контроль над нефтенакопителем и находящимся в относительной близости от него разбитым нефтепромыслом, где в случае успеха будет возобновлена добыча «Икса».

– Ага, именно так! – могучий майор скептически хмыкнул. – У них даже на Каджером сил не хватает, пришлось отдать союзникам на откуп, а тут на Желтую замахнулись. И трубопровод через две Зоны запросто протянут, прямо через территории Общака, и охранять его будут с легкостью… Стало быть, Белов готовит по нашу душу штурмовой отряд. Но ведь нас этим не испугаешь, мы к подобному повороту давно готовились. Встретим радушно! Сколько у него уже УИПов?

– По моим данным – пятьдесят пять или около того, – Кварц шевельнул бровями в знак того, что это неважно: – Учитывая, какую сумму РАО посулило за осколки, очень скоро их у Белова может стать гораздо больше.

– А давай расскажем всем, как УИП в Желтой запускать? – предложил Медведь. – Прямо на следующих торгах. Вот тогда уж точно Белов без осколков останется. Тем более, рано или поздно народ всё равно узнает, теперь это вопрос времени. Правда, нам придется хлопотно… но этого уже не избежать.

– Я не против, – удивил ответом контрразведчик. – Рассказывайте, если хотите. Для РАО это серьезно затруднит сбор осколков, но нам особо ничем не поможет. Белов так долго ждать не собирается. Сателлит объявил о новых вакансиях сталкеров, которым обещана тройная зарплата. Официально заявлено, что ЦИАП начинает новую программу по широкомасштабному исследованию Ареала. Но это ещё не всё. Судя по собранной информации, люди Белова негласно ведут переговоры с Нефтяниками и Наёмниками, причем с разными лидерами в порядке частных контрактов. Сетуют на нехватку бойцов и сталкеров, предлагают участие в операции по захвату нефтенакопителя. Говорят, обещают за серьёзную помощь какой-то очень заманчивый приз. Никто не может толком сказать, о чем именно идет речь, но вот что интересно: три дня назад из Конашь-Ёля в Сателлит вывели всех сотрудников РАО за исключением охраны, и теперь туда никого не пускают. А в Войвож из Троицко-Печорска прибыла строительная техника, ходят слухи, что там планируется масштабное подземное строительство.

– Ого! Серьёзный подход! – оценил здоровяк. – Значит, Белов решился ради нас на вторую «Дезинфекцию» и планирует загнать сюда целую армию. Нужно в срочном порядке организовывать новую Базу. Как только закончится Выброс, начнем готовить лопаты. На второй день пойдем куда-нибудь поближе к Красной и начнем рыть блиндаж. Может, переговорить с каким-нибудь Профессором, пусть возьмет нас к себе квартирантами? Мы ему за это водопровод проведем!

– Думаешь, получится? – скептически прищурился Кварц. – Профессора ещё никто не убивал.

– Не знаю, – вздохнул Медведь. – Они если получают тяжёлые повреждения, сразу лечиться в Эпицентр убегают, причем очень быстро. И так же быстро возвращаются. Вообще за железной дорогой нет таких развалин, где имелись бы водные скважины. Воду на объекты Зеленой Зоны до Катаклизма вертолетами завозили, раз в неделю. В самых первых лабораториях скважины были, но это давно уже Красная Зона. В общем, надо обдумать, как жить дальше. Без воды мы недолго протянем. А эту Базу, похоже, очень скоро придется бросить.

– Отсюда нельзя уходить всем, – встрепенулся контрразведчик. – Болт с Рентгеном будут искать нас здесь! – Он поднял руку, предвосхищая ответ Медведя, уже набравшего в грудь воздух: – Я всё понимаю! Не дурак. Рисковать людьми нельзя. Поэтому тут останусь я. Заодно буду поддерживать добычу воды и «Икс»-эссенции, сколько получится. Будете приходить сюда за всем этим.

– А что, хорошая мысль! – горячо одобрил здоровяк. – Выдадим тебе белых халатик, приклеим накладную рожу пострашней, и руки трехпалые! Выломаем дверь, отрубим освещение, разнесем внутри всё к японца матери, чтобы было не отличить! Будешь ходить в темноте, пошаркивая, и кряхтеть-покашливать! Ни один супостат сюда не войдет!

– Издеваешься? – обиженно посмотрел на него Кварц. – А я серьёзно… – Он вновь поморщился, потирая виски и глаза. – Кто-то здесь всё равно должен остаться. Рентгену можно оставить шифровку. Выбить на стене, например. Но воду откуда новая База брать будет?

– А когда старую Базу Белов раздолбит, откуда новая База будет брать и воду, и контрразведчиков? – парировал Медведь. – Знаешь что, Кварц, а давай-ка ты поспишь для разнообразия? А то Выброс на тебе плохо сказывается на фоне переутомленности! Как выспишься, так и продолжишь извилины в морские узлы скручивать. Глядишь, что-нибудь полезное и придумаешь. Всё, спать! – Он поднялся и многозначительно воззрился на Кварца: – Поступила команда «Отбой!» Что непонятного?!

– Мне нужно ещё пятнадцать минут, – контрразведчик с опаской покосился на нависшую над ним двухметровую сто тридцатикилограммовую тушу, и на всякий случай принялся собирать заполняющие стол бумаги. – Надо документы разобрать.

– Разбирай, раз надо! – с энтузиазмом согласился Медведь. – Я подожду, я совсем не тороплюсь!

– Над душой обязательно стоять? – попытался возмутиться Кварц.

– Вовсе нет! – просиял здоровяк и одним движением сгреб со стола бумаги. – Уже ухожу!

– Эй, ты чего?! – опешил контрразведчик. – Верни немедленно! Это важные документы!

– Зайдешь ко мне за ними через двенадцать часов, – невозмутимо изрёк Медведь, покидая кабинет Кварца с ворохом бумаг. – И имей в виду: если я через пятнадцать минут не нахожу тебя спящим, я тебя сам уложу. Одним ударом.

Предъявив сей ультиматум, майор для большей достоверности сделал злобное лицо и удалился. К счастью, его опасения не подтвердились: Кварц не стал заново чертить все свои схемы и признал поражение. Когда спустя четверть часа Медведь подкрался к двери контрразведчика, изрядно удивив этим Айболита, спешащего в лазарет с какой-то склянкой в руках, Кварц обнаружился спящим поверх спального мешка прямо в форме. Медведь с Айболитом осторожно сняли с него обувь, тихо вышли вон, и здоровяк, затворив дверь, пришпилил на неё канцелярской кнопкой лист бумаги с наскоро написанными корявыми буквами: «Не беспокоить!». Когда Выброс закончился, Кварц ещё спал, но сейчас, поднявшись на крышу Базы, Медведь застал на посту именно его.

– Выспался? – майор перевел разговор на другую тему. – Как самочувствие?

– Нормально, сон пошел на пользу… – контрразведчик на секунду замялся и нехотя признался: – Я бы ещё поспал. Но глаза не закрываются. – Он с подозрением покосился на здоровяка: – Это не просьба о помощи, сразу предупреждаю! Документы когда отдашь?

– Они уже у тебя в кабинете, – примирительно ответил Медведь. – Можешь продолжать думать, только спать не забывай. Ты нужен нам живым. Скоро на счету будет каждый землекоп!

– Это точно, – Кварц остался серьёзен. – Я тут думал над твоей шуткой относительно белого халатика. Как считаешь, есть у нас шансы придать этой Базе заброшенный вид? Скрыть внутреннее оборудование – засыпать всяким хламом к примеру. Снаружи всё сделать так, будто она разбита, заражена, заселена мутантами или Профессорами? Если люди Белова поверят в наш спектакль, то посчитают это место проверенным и не заслуживающим внимания. Тогда мы сможем вернуться сюда через некоторое время. Иначе всё, Коля. В Зеленой нас найдут, куда бы мы ни спрятались. Тандем пообещает за наши головы очередной Конашь-Ёль – и никто даже не вспомнит о том, что наши медикаменты или оповещения спасли ему жизнь. Тем более что в Зеленой Зоне наш передатчик, если он вообще там будет, каждый попытается заполучить себе. А в Желтой без воды мы долго не просидим, один только Водяной пьет за десятерых. Вариант переехать в помещение, недавно захваченное Желтой Зоной, теперь точно отпадает. Вот и выходит, что единственная возможность выжить для нас – это сохранить Базу. Может, что-то всё-таки удастся замаскировать?

– Маловероятно, – Медведь невесело вздохнул. – Надо с Расом поговорить. Такое надувательство по его части, может быть, он что-то и сообразит на эту тему. Только аномалию со стационарной рацией внутри, да ещё и находящуюся на крыше, не спрячешь. Если Белов загонит сюда пару сотен стволов, то никакой Профессор, даже настоящий, такую толпу не испугает. Могут разнести нашу Базу просто так, между делом, если сочтут её опасной. Даже если такого не произойдет, радиопередатчик внутри аномалии станет всем известным ориентиром. Народец сюда будет периодически забредать, особенно те, для кого Желтая Зона в новинку. Раньше они сюда не совались, а с новыми УИПами желающие наверняка найдутся. Как только мы вернемся и заново обживем Базу, это быстро заметят. Нас бы выручила шапка-невидимка размером с Базу. Или, на крайний случай, Лизун вокруг здания, как было на лабе Ферзя…

– Или ров, – раздался позади угрюмый голос, и из люка показалась голова Раса.

Медведь перевел взгляд на молодого сталкера и скрыл грустный вздох. Волшебные препараты и медицинские метаморфиты Айболита вылечили парнишке раны на теле, но исцелить самое сильное ранение оказались бессильны. Когда он смеялся крайний раз? Сразу и не скажешь. Медведь поймал себя на мысли, что База из места проживания жизнерадостных и веселых людей превратилась в обитель мрачных и угрюмых бойцов, готовящихся к своей последней битве. На лицах вечно хихикавшей парочки, Раса и Водяного, теперь лежит отпечаток тщательно скрываемой тоски, которую выдают их взгляды, поблекшие и опустевшие. Бэмби, раньше трещавшая без умолку, ныне не произносит за день и двух десятков слов, почти не выходит из своей комнаты и смотрит на всех глазами побитой собаки, которая виновна во всех бедах окружающих. Искрометный энтузиазм Научной Группы превратился в бесконечную рутину одних и тех же монотонных операций, во взгляде Айболита прочно обосновалась серая безнадежность. Радость и жизнелюбие покинули это место… И все попытки Медведя вернуть в тесные, но уютные помещения Базы простой человеческий смех, не давали результата. Почему этот мир устроен настолько неправильно? Счастье всегда недолго, всё хорошее быстро заканчивается, зато всевозможная гадость бесконечна. Это, что, и есть основная норма мироустройства? В таком случае, это хреновая норма и хреновое мироустройство. Жаль, что ему осталось недолго, уж очень хочется изменить хоть что-то…

– Ров? – переспросил Медведь. – Крепостной, что ли? Со Студнем? Кольцом вокруг Базы?

– Да, – подтвердил Рас, выбираясь на крышу. – А лучше два, один за другим. И поле чудес между ними. – Он посмотрел куда-то в сторону Сателлита, и в его глазах вспыхнула злоба: – Ни фига они сюда не пройдут! Я сам всё рассчитаю и сделаю, только копать помогите, так быстрее получится.

– Студень может не заполнить рвы по всему периметру, – возразил Медведь. – Кто его поймет, по какому принципу он образовывается. Бывает, что все ямки вокруг светятся, зато в овражке чисто.

– Поэтому рвов должно быть два, – в голосе молодого сталкера проскальзывали злобно-мстительные нотки. – Это Желтая Зона, здесь углубления никогда не остаются чистыми надолго. Время от времени Студень исчезает, это верно, но это не проблема. Внутри рвов, на дне, надо вкопать металлические штанги. Между ними растянется Паутина, вдобавок к Студню. Между рвами вкопаем пни. На них сядут Соленоиды. Они на девять метров бьют, никакие УИПы не помогут, если Жёлтую чувствовать не умеешь. А если умеешь, то и не сунешься! Для себя оставим несколько проходов, их можно заминировать или простреливать с крыши Базы. А чтобы со временем тропу не натоптать, по которой проходы вычислить можно, будем менять их местами!

– Это ещё как? – удивился Медведь. – Попросим пару Соленоидов подвинуться?

– Сделаем несколько пней надувными! – заявил Рас. – И будем сдувать их время от времени. Соленоид на пустом месте сидеть не любит. Если пень сдуть незадолго до Выброса, он уйдет. Я уже проверил.

– Когда ж ты успел? – здоровяк сделал большие глаза. – И как ты исхитрился сдуть пень, на котором сидит Соленоид? Он же пули в полете разрядами сбивает. Или ты длинной очередью бил, пока он перезаряжался?

– Так нельзя, – отмахнулся молодой сталкер. – Надувных пней не напасешься! Я с самого начала к пню воздушный шланг подсоединил. Мы как-то с Водяным нашли в развалинах один такой, целый, почти одиннадцать метров длиной. Вот я и подумал, что надо догадку проверить. Я его закопал, под пень вывел и велосипедным насосом воздух закачал. Пень получился почти метр высотой, и вокруг ничего выше не было метров на двадцать во все стороны. Так на него Соленоид после первого же Выброса сел! Правда, это ближе к Красной Зоне было, но у нас тоже рассядутся, вот увидите! Может, не на все пни с первого раза, но за пару-другую Выбросов точно все места займут! Короче, если всё правильно сделать, никто к нам не подойдет!

– Как только они поймут, что к Базе не подойти, то попытаются раздолбить нас издалека, – Медведь окинул взглядом окрестности: – Местность тут вся заросла и развалины всюду, крупнокалиберные пулеметы им не помогут. На безопасной дальности видимости не будет, а туда, откуда по нам уже можно стрелять, наш АГС дотянется с закрытой позиции. Для усиления можно ещё один на другой стороне крыши установить, у нас их хватает, Водяной наторговал. Вот только проблема будет не в этом. Белов подтянет в Желтую минометы, и нас просто забросают минами с безопасного расстояния.

– А мы ещё пару механизмов на крыше расставим! – воинственно заявил Рас. – На них тоже аномалии сядут, как на передатчик! Они в Желтой это дело очень любят! И будут жрать их мины! А если нам повезет Магнит приманить, то сюда и вовсе ни один снаряд никогда не попадет!

– Ага, – согласился майор, – и мы тоже сюда никогда не попадем! Как наблюдение за местностью вести? Как Научная Группа с вакуумниками работать будет? Так недолго остаться и без воды, и без медикаментов, и без электричества, причем навсегда. Технически сложный механизм воздушным шлангом не сдуешь!

– Тогда можно в эфире на весь Ареал объявить, что на нас напали! – не сдавался Рас. – И сказать, что если они не свалят к чертовой бабушке, мы больше не будем о Выбросах предупреждать! Без предупреждения они сами на Шестой день разбегутся!

– Если не успеют превратить нас в груду обломков до этого времени – то да. Разбегутся, – не стал спорить Медведь. – И через пару суток вернутся опять. Заодно боезапас для минометов пополнят. Потому что Белову на наши угрозы плевать. Его Выброс врасплох не застанет, он из Сателлита выходит только к дяденьке Кугельштайну. А что там станется с остальными – его не интересует. Раньше же обходились как-то без предупреждений, значит, и сейчас обойдутся!

– Это действительно так, Рас, – подтвердил Кварц. – Вероятность того, что за нас заступятся, стремится к нолю. Скорее, наоборот, будет много желающих или помочь Белову, или напасть на нас самостоятельно. Всем нужны наши секреты. Сам знаешь, сколько можно заработать, если сделать оповещение о Выбросе платным.

– Ха! – молодой сталкер презрительно скривился. – Пусть сначала сумеют всё это запустить! Мы им так просто ничего не отдадим! Фантика я спрячу в Желтой так, что никто не найдет! Ученых можно отвести к Неприкам на некоторое время. Оборудование с крыши снять, чтобы минометами не разбило! И заново выставлять, когда они перед Выбросом отступать будут!

– Под минометным обстрелом, ведущимся несколько дней подряд, нам очень быстро станет некуда «заново выставлять», – поморщился здоровяк. – Не станет у нас ни крыши, ни верхнего этажа.

– И мы пришли к тому, с чего начали, – подытожил Кварц: – Добыча воды прекращается, и осада рано или поздно будет нами проиграна.

– Ну и что с того?! – злился Рас. – Будем сидеть и ждать, когда нас возьмут тепленькими? Или всю жизнь прятаться по щелям, как раньше, пока у нас ещё не было Базы? От каждого шороха прятаться? Надо остаться здесь и вломить этим уродам так, чтобы больше никогда не совались!

– Ишь, ты, какой воинственный! – Медведь издал веселый смешок. – Всех убью, один останусь! От шороха ему прятаться не нравится! Вот я сейчас вызову Шороха, выдам ему хворостину потолще, посмотрим, как быстро ты передумаешь!

– Я серьёзно говорю! – обиделся парнишка. – Надо отвадить их раз и навсегда!

– В чем именно он неправ? – Кварц перевел взгляд на Медведя. – Я с ним согласен.

– Я тоже! – улыбнулся здоровяк. – Он прав во всем. Кроме одного. Нас слишком мало. Теоретически, возможно выкопать и выстроить всё это. Более того, чтобы исключить минометные обстрелы Базы, нужно вынести опорные пункты на значительное расстояние от неё во все стороны. Например, на полтора километра. Очаги обороны свяжут противника боем и не дадут ему возможности точно определить местонахождение Базы. В результате производство воды и медикаментов не прекращается, и при поддержке Базы опорные пункты могут сдерживать противника до тех пор, пока потери не заставят его отказаться от продолжения операции. А вот практически! Практически же у нас нет людей для воплощения таких планов. Для уверенного удержания нужного количества опорных пунктов нам не хватает всего-то двух-трех рот, не говоря уже о том, сколько недель мы будем все эти рвы и пни раскапывать-закапывать. Хотя лично мне его предложение нравится. Победить мы не сможем, так хоть кровь Белову попьём. Может, сходить, со Стройбатом поболтать? Пусть выроют нам укрепрайон по-быстрому, им не впервой! И заодно разместят там батальончик-другой своих коллег!

– Точно! – воскликнул Рас. – Зомбаки! Они за нас сражаться будут! – Он увидел направленные на него взгляды и уточнил: – Я серьезно! Опорные пункты не надо строить большими! Надо хорошо их спрятать и затащить туда какого-нибудь алкоголя, и побольше! Как только Белов нападет, мы водку разольем и на Базе укроемся! Если много разлить, то Зомбаков столько набежит, что этим козлам никакие минометы не помогут! Зомби их отсюда в два счета выпнут!

– И примутся за нас? – уточнил Медведь. – Не ты ли говорил, что они чувствуют меты и осколки?

– Это если близко подойдут! – не составляло труда заметить, что молодой сталкер уже лихорадочно что-то обдумывает. – Если правильно удаление от Базы выбрать, на котором водку разливать, то они пройдут мимо! Нам главное спрятаться хорошо, чтоб нас глазами не видно было!

– Итак, дело за малым, – подытожил здоровяк. – Отрыть несколько километров рвов, разыскать и вкопать сотню столбов, попутно не забыть найти воздушных шлангов и прочих резино-латексных изделий для изготовления надувных пней. Потом быстренько соорудить тайники для алкоголя и заполнить их этим самым алкоголем. В процессе воплощения в жизнь данных мероприятий не вляпаться и не засветиться в торговых точках, в которых, конечно же, никому и дела не будет до того, что кто-то закупает водку бочками. В общем, запросто! Пошли собирать личный состав для проведения всеобщего мозгового штурма.

– Медведь! – на крышу из люка выбрался Шорох. – У нас проблема!

– А то! – весело хихикнул майор. – Шорох, ты как, подслушивал или сам догадался? – Он посмотрел на молодого сталкера: – Рас? Не вздумай прятаться!

– Стебётесь? – Шорох окинул всех недоверчивым взглядом. – Ну-ну, веселитесь дальше. Вот только Водяной говорит, что из Базы выйти нельзя.

– То есть как, нельзя? – удивился Рас. – Почему это?

– Это я у тебя хотел спросить, – усмехнулся Шорох. – Ты у нас переводчик с языка Водяных на русский. Мы с ним только что емкости с раствором для дегазации пополняли, которые в тамбуре перед выходом стоят. Так он замер у двери и заявил, что через дверь выйти нельзя, и вообще её лучше не открывать.

– Блин! – Рас устремился к краю стены, расположенному над выходом из Базы, на ходу доставая из кармана несколько гильз. Он машинально сверился с УИПом, чтобы не вляпаться в Паутину, скрывающуюся между стойками растяжек маскировочной сети, и отыскал безопасное место.

Молодой сталкер проводил взглядом сброшенную вниз гильзу. Латунный цилиндрик не долетел до крыльца полутора метров и с тихим чавканьем разлетелся на множество ошметков, быстро растаявших в воздухе.

– Раздиратель, – определил Рас и принялся швыряться гильзами, выясняя границы аномалии. Через несколько секунд он отошел от края: – Почти три метра в поперечнике. Через двери не выйти. Открывать их нельзя – сожрёт, останемся без дверей. А тот, кто будет их распахивать, ещё и без рук.

– Можно лестницу спустить, – предложил Шорох. – На складе есть раздвижная, длины хватит. Только надо понять, где её устанавливать. Плешь с восточной стороны Базы не отползла?

– Нет, – Кварц покачал головой. – Я проверял час назад. Она сейчас вплотную к нам сидит, и после Выброса растянулась вдоль всей стены. С севера даже выступает за габариты Базы на метр.

Рас подошел к восточному краю крыши, завешенному маскировочной сетью, и швырнул гильзу точно через сеточную ячейку. Пробник упал в траву и оказался мгновенно растерт до состояния кашицы. Сталкер одну за другой бросил ещё несколько гильз, определяя ширину Плеши, и вскоре подытожил:

– Метра четыре. Многовато. Угол наклона лестницы получится слишком пологим. Ещё поломается под… – он слегка замялся, косясь на Медведя, – …под большой нагрузкой. Да и сеть придется разрезать. Не пойдет, нужно другое место, и чтобы без Паутины! – Он окинул крышу придирчивым взглядом и уверенно направился к северному краю. – Ничего, найдем, где спуститься! Всё равно водой мы больше не торгуем, так что мучиться с бочками на лестнице нам не придется.

– Не торгуем водой? – поднял бровь Шорох. – В нашем ассортименте произошли изменения?

– Угу, – прогудел Медведь. – Ещё какие! Объявляй общий сбор на камбузе, нам предстоит обсудить много увлекательных мероприятий. Но сначала – завтрак. Это святое!

* * *

– Как это – выкрали?! Кто? – Белов недоуменно смотрел на Лозинского. Двоюродные братья сидели в кремлевском кабинете вице-премьера, и две минуты назад помощник Белова доложил об установлении максимальной степени защиты предстоящего разговора.

– Дед, – скривился вице-премьер. – Вломился в детдом и увез в неизвестном направлении.

– Как дед-пенсионер смог выкрасть ребенка, да ещё из официального учреждения органов опеки?! – генерал недовольно нахмурился. – Куда смотрела охрана?

– В пол, – хмыкнул Лозинский и протянул двоюродному брату распечатку. – Ознакомься. Выписка из личного дела пенсионера, взято из военкомата посредством обычного запроса. Мои помощнички догадались получить после того, когда стало уже поздно.

Белов взял бумаги и наскоро пробежал глазами объемистый массив текста:

– Петров Петр Анатольевич, 1965 года рождения, сорок семь лет, уроженец города Свердловск-45… Я в курсе… Это закрытый город, производство изотопов и сборка ядерных боеприпасов… Так… Образование: Саратовское Высшее Военное Авиационное Училище, специальность лётчик-инженер… Проходил кадровую службу в рядах Вооруженных Сил… Уволен в связи с оргштатными мероприятиями… Последняя штатная должность – старший летчик… Принимал участие в боевых действиях в Демократической Республике Афганистан в качестве летчика вертолета… Награжден орденом Красной Звезды… Рост 192 сантиметра, вес 110 килограмм, неоднократный победитель первенства авиационного полка по рукопашному бою… Это и есть дед-пенсионер?! – генерал отложил бумагу и бросил на вице-премьера укоризненный взгляд: – Почему твои люди не проверили его заранее?

– Потому что они получали данные о семье Петровой от твоих людей! – Лозинский вернул брату взгляд. – Это ведь была твоя идея, нажать на Петрову и её загадочного мужа посредством ребенка. Твои люди передали нам довольно подробную документацию. Там было много чего о подозрениях, связанных с проживанием Петровых в Свердловске-45, но не было ни слова о том, что этот «пенсионер» может оказаться опасен.

– Так… – Белов на секунду задумался. – А мы всё это получили негласным способом у людей Рентгена, в то время они очень пристально интересовались мужем Петровой и тщательно это скрывали. Мне пришлось потратить немало сил и времени… – Генерал ФСБ мрачно прищурился: – Рентген сознательно подсунул нам дезинформацию! Затевал против нас какую-то игру…

– Не сомневаюсь, что ты выяснишь, в чем подоплёка, но сейчас необходимо срочно выправлять ситуацию, – прервал его Лозинский. – В печати уже появились пересуды на тему бессердечного отобрания государством ребенка Зависимых у бабушки с дедушкой. Мы подключили к этому делу Абрамова, он направит шумиху в нужное нам русло, но этого «пенсионера» с дочерью Петровой необходимо найти! Следственный Комитет по нашей просьбе подал обоих в розыск, но этого недостаточно. Мои люди в СКР сообщают, что похититель поддерживает связи с другими ветеранами-афганцами, некоторые из которых до сих пор летают, причем в частной авиации.

– Я этим займусь, – многообещающе произнес Белов. – Это даже хорошо, что дочь Петровой выкрали. Теперь мы ищем не заботливого деда, а матерого преступника, посягнувшего на жизнь человека. Что стало с охранниками детского дома? – Он бросил взгляд в распечатки Лозинского. – Ушибы и гематомы? Уверен, всё гораздо трагичнее. Преступник нанес кому-то из них тяжёлые травмы, повлекшие за собой внутреннее кровотечение, которое послужило причиной летального исхода. Так что несчастный похищенный ребенок оказался в смертельной опасности. Афганский синдром и так далее. Мы организуем правильное освещение подробностей независимыми СМИ и ещё более независимой блогосферой, этого деда вся страна будет искать. Мои люди пришлют твоим инструкции для Абрамова, тут важно, чтобы его фонд занял правильную позицию. Ведь у психически нездорового ветерана-афганца остались ещё две дочери. В общем, не думаю, что это станет проблемой. У меня есть встречное предложение: раз добраться до ОСОП через Петровых пока не получается, предлагаю предпринять попытку выйти на них через Абрамова.

– Опубликовывать письмо той девицы, написанное под диктовку человека Рентгена, не в наших интересах, – Лозинский внимательно посмотрел на двоюродного брата. – Ты же собирался уничтожить их прямо там, где они вырыли свою нору?

– Мне требуется больше времени на подготовку, чем я предполагал изначально, – Белов слегка поморщился. – Мои люди выяснили, что одно время ОСОП неоднократно пытались уничтожить. Некто неустановленный отправлял к ним отряд численностью в сто стволов, но потерпел поражение. Атакующие понесли серьёзные потери и отступили, так и не выяснив, где находится База ОСОП. Даже если слухи о численности нападавших сильно преувеличены, и в действительности их было вдвое меньше, это ничего не меняет. На данном этапе моих сил не хватит, без помощи союзничков я буду готов не ранее, чем через месяц, возможно и дольше. Мне необходимо ждать, когда мои люди наработают опыт, необходимый для проведения такой операции в Желтой Зоне.

– Альянс отказал нам в помощи? – вице-премьер поднял брови. – У НИИ Абрамова может внезапно провалиться синтез сыворотки Кугельштайна. Строительство подземных населенных пунктов забуксует вследствие внешних причин, безответственные поставщики провалят все сроки.

– Они согласятся, никуда не денутся, – усмехнулся Белов. – Им необходимо найти оправдание перед своим вооруженным сбродом. Они опасаются, что уничтожение ОСОПа приведет к потере оповещения о Выбросе. Сброду это не понравится, не исключено возникновение проблемы неповиновения, и кто-нибудь вполне может лишиться трона князька. Но на другую чашу весов мы положили слишком заманчивое лакомство, так что их согласие лишь вопрос времени. И Наёмники, и Нефтяники сейчас ищут крайнего. Кто-то из князьков должен взять на себя ответственность. Своим людям он пообещает Конашь-Ёль со всеми удобствами, который уже ждёт своих новых хозяев, и те будут готовы на всё. В этот отряд мы без лишнего шума включим тех, кого к тому времени успеем привлечь в частном порядке, и проведем операцию. Если в её результате оповещение о Выбросе действительно будет утеряно, и это повлечет массовые волнения, то все заинтересованные лица смогут обвинить во всём тех, кто ради безбедного существования собственного поселения презрел нужды остального Ареала. Всё это дело техники, не мне тебе объяснять. Сейчас они не согласны и строят из себя праведников. Но жадность быстро возьмёт своё.

– Согласен, – вице-премьер кивнул. – Но каждый лишний день играет не в нашу пользу. Мы не знаем, что и когда сможет найти в Эпицентре этот Болт. Что ты предлагаешь, Эдуард?

– Предпринять попытку выманить на встречу с Абрамовым хотя бы часть ОСОП, – объяснил генерал. – Их совсем мало, и если уничтожить даже двух-трех человек, то наши возможности по ликвидации остальных в Желтой Зоне даже своими силами станут значительными. Можно будет никого не ждать. Поэтому предлагаю передать Володиной письмо от Абрамова с предложением личной встречи, скажем, в одном из Приемных Пунктов Нейтральной полосы. Абрамов желает убедиться, что письмо написано Володиной в здравом уме, не по принуждению, и не является попыткой полицейского государства опорочить его священную борьбу.

– ОСОП может на это не пойти, но мы ничего не теряем, – оценил Лозинский. – Согласен с твоим предложением. Абрамов не сможет остаться в стороне, узнав о чудовищной трагедии, случившейся с его сотрудницей. Подготовь для него инструкции… – Вице-премьер несколько секунд молчал, со скрытой нервозностью пожевывая губами, после чего всё же решился задать вопрос: – Эдуард, твоё мнение, что они рассчитывают найти в Эпицентре спустя два года после успешной «Дезинфекции»? Странно, но я не могу выбросить из головы эту мысль. Она гнетет меня с того дня, когда выяснилось, что история с лечебным пнём – афера… Это давит на психику… слишком настойчиво.

– Тебе тоже? – хмуро посмотрел на него Белов. – Я много думал над этим. С точки зрения логики – абсурд. Ничего там быть не может, если бы было, то попытку достать это предприняли бы гораздо раньше. Наиболее правдоподобное объяснение – это происки наших заклятых друзей-конкурентов, хозяев Рентгена. Они как-то вышли на ОСОП и оказывают им поддержку, в обмен на которую те устраивают нам головную боль. Эту историю с Болтом специально разработали, чтобы доставить нам определенный дискомфорт. Выбить из колеи. Так они оказывают на нас давление.

– Я тоже пришел к такому выводу, – Лозинский опустил глаза, – но… – он осекся и умолк.

– Но есть ещё предчувствие? – больше констатировал, нежели спросил Белов. – Тебе страшно?

Генерал бросил на молчащего вице-премьера внимательный взгляд, и с досадой скривился:

– Можешь не отвечать. Мне тоже. – Он злобно поморщился, прищуриваясь. – С того дня где-то в глубине души, словно на задворках сознания, появился смутный страх. Он не основан ни на чём. Но каждую свободную минуту, когда мой мозг не занят активными размышлениями, я словно слышу тихий безумный шепот, разобрать который невозможно, но смысл понятен сразу: я в опасности, и она с каждым днем все ближе. Я стал плохо спать. Ты тоже чувствуешь это?

– Сегодня мне приснилось, – угрюмо произнес Лозинский, поднимая глаза на Белова, – что я стою в Эпицентре. Никогда его не видел, но точно знал, что это Эпицентр. Всё вокруг было каким-то не то черным, не то багровым… И передо мной стоял Кугельштайн в белом халате. Он ничего не говорил, лишь буравил меня взглядом. Я почувствовал, будто некие могущественные инопланетяне, которых разнесло на атомы ядерным ударом, всё это время собирали себя по кусочкам, и сейчас настал час расплаты. Внезапно возле меня из какой-то непонятной массы вдруг возник ещё один Кугельштайн. Потом ещё и ещё, вскоре Кугельштайнов стало бесконечное множество, они смотрели на меня и злорадно усмехались… Я проснулся в липком поту, пришлось принимать душ. В процессе этого что-то лопнуло в механизме душевой кабины, и я не успел из неё выскочить быстро. К счастью, из строя вышла подача горячей воды, и меня окатило холодной. Могло быть хуже. – Вице-премьер помолчал и нехотя закончил: – Я вижу этот сон каждую ночь. Это не может быть побочным эффектом операции, потому что сниться он стал ещё до приезда к Кугельштайну.

– Я каждую ночь приезжаю к нему в клинику, – Белов снова скривился. – Зуд рвет мозг на части, я жажду операции, но вместо Кугельштайна меня встречает Брильденберг. Он заявляет, что Кугельштайн получил пожизненное за антисемитизм, и отныне не сможет проводить операций. Поэтому Брильденберг сделает это сам. Меня укладывают на операционный стол и вместо хлороформа собираются вкалывать современную анестезию. Я кричу, что это меня убьёт, но Брильденберг уверяет, что всё под контролем, ведь мы же родня, и садится за аппарат Кугельштайна. Манипулятор выдвигает десяток вращающихся буров, они устремляются ко мне слишком быстро, и я понимаю, что они сейчас размозжат мне голову… – Генерал усмехнулся: – Обычно в этот момент в соседней комнате, где дежурит моя охрана и медбригада, что-нибудь сгорает или лопается, и я просыпаюсь от возникшего шума. На всякий случай я не стал делать в защищенной спальне звукоизоляцию. Если камеры слежения откажут, можно закричать, охрана услышит, им запрещено разговаривать в голос.

– Это правильно, – согласился Лозинский. – Моя охрана за стеной тоже общается шепотом, это не мешает им выполнять свои обязанности. Итак, решение принято. Делай всё, что сочтешь нужным. С последствиями разберемся потом. Сейчас главное – ликвидировать угрозу.

* * *

– Рвы нужно делать неглубокими, зато широкими, – Рас орудовал киркой, словно заведенный, раздалбливая цементный шов между бетонными панелями накренившейся стены. – Так и копать легче, и Студень не перепрыгнуть, если между столбами Паутина исчезла. И в самом рве не спрятаться, если Студень не появился или пропал на время!

ОСОП проводил раскопки на территории разбитого Катаклизмом Городка РАО в поисках материалов для строительства укрепрайона вокруг Базы. За два года россыпи обломков и нагромождения руин, в которые превратила Городок ударная волна Катаклизма, изменились почти до неузнаваемости. Развалины окружила сине-желтая растительность, увеличивающаяся в размерах с неестественной скоростью. Обильно распространилась кожисто-пупырчатая мешанина кустарников, из которой к зеленой размазне мутного неба тянулись редкие деревья, толстые и мягкие, словно пластилиновые. Относительно чистые пространства, таящие невидимые аномалии и кишащие мириадами Синьки, резко контрастировали с очагами радиоактивного заражения, лишенными всякой жизни. По каким принципам Ареал выстраивает отношение с радиацией, было совершенно непонятно, но именно в этом сегменте Желтой Зоны он методично поглощал зараженные участки. С каждым месяцем их количество сокращалось, хотя в других местах положение дел зачастую бывало диаметрально противоположным. В районе ГНИЦ, например, радиации меньше не стало. Наоборот, с появлением «Дозиметров» многие сталкеры утверждали, что замечают некоторое расширение радиоактивных пятен.

– Рас, вылезай оттуда, пока не завалило, – Медведь оценивающе оглядел накренившийся массивный обломок внешней стены, оставшейся от складского сооружения, основание которой разбивал молодой сталкер. – Хватит, лучше толкнем её отсюда все вместе.

Радиоактивный очаг, поглотивший эти склады в момент «Дезинфекции», недавно исчез, переваренный Желтой Зоной. Рас с Водяным обнаружили это во время проведения осмотра прилегающих к Базе секторов, когда искали места для оборудования алкогольных приманок для Зомби. Молодой сталкер немедленно заявил, что склады необходимо осмотреть, потому что до «Дезинфекции» здесь хранились трубы, в том числе малого диаметра, из них можно напилить столбов для Паутины внутри заградительных рвов. Спецотряд выдвинулся к складам, вооружившись кирками и лопатами, но быстро выяснилось, что просто так внутрь не попасть. Радиация не позволила захватить развалины мутировавшей фауне и флоре, но на поведение аномалий никак не повлияла. По периметру руины оказались обильно залиты Студнем, на южных отвалах обломков сидело не меньше десятка аномалий, в довершение всего Водяной заявил, что высоко по обломкам взбираться нельзя. Рас пошвырялся в указанную сторону гильзами, определил присутствие крупноразмерных летающих Жерновов, и принялся искать способ проникнуть внутрь склада. Полчаса они с Водяным безрезультатно бродили вокруг развалин, после чего молодой сталкер предложил довольно неожиданный и оригинальный вариант разрешения проблемы.

– Через Студень не перепрыгнуть, он тут повсюду, – Рас указал на единственную не рухнувшую стену, отстроенную из бетонных панелей: – Надо опрокинуть её прямо на завал. Получится как бы мост над Студнем. Мы на него влезем и спокойно дойдем до середины кучи. Там Жернова нас не почувствуют, до них ещё далеко будет. «Филин» показывает, что в том месте Студня нет, наверное, вниз стёк, потому что высоко. Если лестницу веревочную сбросить, то можно спуститься прямо в склад, потолочных перекрытий-то у него теперь нет.

– Как стену опрокидывать? – Капкан с сомнением оглядел пятиметровый обломок. – Взрывать нельзя, Студень кругом. Если взрывной волной разбросает, вляпаемся все. А если кирками основание поддолбить, то она на нас самих же и упадет!

– С внутренней стороны долбить надо! – уверенно заявил Рас. – Чтобы в ту сторону падало.

– Там Студень кругом, – покачал головой Медведь, – не подойти. Гиблое дело.

– Я пройду! – возразил молодой сталкер. – Вдоль самой стены пробраться можно, там чистая полоса сантиметров тридцать по всей длине идет. По ней можно перемещаться и стену долбить.

– Тридцать сантиметров?! – опешил здоровяк. – Это на цыпочках идти надо! Вляпаешься!

– Я пройду! – упрямо заявил Рас. – И не в таких местах проходить доводилось! Что теперь, терять неизвестно сколько дней на поиски железяк для стоек? Тут, в округе, я всё облазил, ничего подходящего нет. А в этом складе должно быть, его незадолго до Катаклизма заполняли.

– Лучше потерять несколько дней, чем ногу Раса или всего Раса, – изрёк Медведь. – Согласен?

– Нет, – набычился парнишка. – Вчера на крыше вы сами говорили, что у нас мало времени. Эти несколько дней могут всё решить! Мне какая разница, где умирать – в руинах склада, залитых Студнем, или в развалинах нашей Базы, засыпанных Сателлитовскими минами! Давайте кирку!

Переубеждать молодого сталкера Медведь не стал. Парнишка прав. Если сидеть тихо и не дергаться, дрожа от страха смерти, то не победить никогда. Либо сражаться, либо сдаваться. Но сдаваться на Базе не желал никто. Рас ловко пробрался по узкой полоске резиноподобной земли между стеной и целым болотом, состоящим из Студня, из которого, словно кочки, выпирали россыпи обломков. Несколько минут он потратил на то, чтобы сбить со стены штукатурку и найти соединительный шов между панельными плитами, после чего без устали разрушал его почти час.

– Рас, хватит! – повторил Медведь. – Вылезай! Только аккуратно, не вляпайся на радостях.

Молодой сталкер вернулся, и бойцы навалились на стену. Та поддалась не сразу, пришлось изрядно поднапрячься, но, в конце концов, бетонная поверхность с хрустом опрокинулась.

– Назад! – гулко пробасил здоровяк. – Зацепит ещё!

Личный состав торопливо отпрыгивал от падающей стены к заранее воткнутым вешкам, обозначающим границу безопасного пространства. Бетонная махина нехотя завалилась и упала на склон груды обломков, припечатывая их своим весом. Утрамбованные ударом руины сместились, тревожа разлитый Студень, и призрачная субстанция мгновенно принялась растворять попавшие в неё обломки. Многометровая груда развалин на глазах осела и уменьшилась в размерах вдвое.

– Ни фига себе! – выразил общее мнение Рас. – Не слабо она упала! Интересно, где теперь Жернова, которые наверху сиде…

– Бежим! – провозгласил Водяной, целеустремленно бросаясь прочь от руин, и дружный писк УИПов подтвердил своевременность и неоспоримую конструктивность его инициативы.

Бойцы рванули за ним, словно олимпийцы на стометровке, и ОСОП, словно многоголовая многоножка, хитрой змейкой запетлял по поросшей синюшной растительностью поляне, заполненной незримой смертью. УИП Медведя, бегущего крайним, перестал пищать, и могучий здоровяк на бегу швырнул назад пистолетную гильзу. Та упала на траву невредимой.

– Сзади чисто! – вышел в эфир майор, переходя на шаг. – Останавливаемся! Рас, напомни мне, чтобы я в следующий раз тщательнее обдумывал твои предложения!

– Я не ожидал, что стена такая тяжелая окажется! – остановившийся Рас переводил дух. – Обычно развалины выдерживают, Студень не жрёт то, около чего образовался! Просто обломки сдвинулись слишком сильно! А вообще хорошее тут место, аномалий много. Здесь надо алко-мину закладывать. Если схрон прямо в тех обломках устроить, то никто не найдет. Туда даже не полезет никто.

– Что закладывать? – переспросил Водяной.

– Алко-мину, – повторил молодой сталкер. – Ну, приманку из водки делать. Надо вернуться к развалинам, посмотреть, что там! Раз Жернова за нами не пошли, может, вообще улетели.

Но Жернова оказались на месте. Аномалия сползла с осевшей груды обломков на рухнувшую стену, переместилась по ней к самому основанию, после чего свалилась с развалин и остановилась в нескольких метрах от подъема на образовавшийся мост. Там её и обнаружили методом броска гильзы, как только Водяной сообщил, что дальше к развалинам идти нельзя.

– Похоже, здесь наши раскопки закончились, – поморщился Медведь, запуская в сторону аномалии ещё одну гильзу. Та пролетела десяток метров и оказалась растерта в труху прямо в воздухе. – Ближе лучше не подходить, Жернова могут и навстречу полететь.

– Надо посмотреть, может, получится обойти слева, между Жерновами и развалинами, – заявил Рас. – Аномалия далеко отлетела, если не разрослась, то проход должен быть. Нам много не надо, главное – на упавшую стену влезть.

– Рас, меня настораживают изменения, произошедшие с твоим инстинктом самосохранения. – Вздохнул Медведь, бросая на молодого сталкера укоризненный взгляд. – Торопишься вляпаться? Если Жернова к развалинам дёрнутся, бежать будет некуда.

– Ничего я не тороплюсь! – угрюмо буркнул тот. – Чего так сразу уходить?! Зря возились, что ли?

– Водяной, сходи с нашим Христофором Колумбом, – здоровяк покачал головой. – Если он соберется искать обход там, куда идти нельзя, позови меня. Я предъявлю ему веские аргументы.

– Бить будете? – тон Водяного выражал глубокое понимание ситуации. – Может, лучше сразу?

– Да не полезу я, куда не надо! – запальчиво воскликнул Рас. – Чего набросились на меня все?! Нам этот склад нужен, говорю же, другого поблизости нет! И место здесь очень удобное. Если мимо Жерновов пройти можно, то проход там не широким будет. Никто туда не полезет. Можно смело в развалинах хоть бочку водки прятать! Зомбаки сюда выйдут и окажутся в тылу у тех, кто на нашу Базу нападет, а нас не увидят, до Базы полкилометра! Надо хотя бы попробовать!

– Если на Базу нападут, то прежде нас возьмут в кольцо, – возразил Медведь. – И сюда уже никто не попадет. Кто алко-мину твою разливать будет?

– А и не надо будет сюда ходить! – Рас указал на вершину груды обломков, приплюснутую упавшей стеной: – Мы ёмкость вон там установим! Одной полной канистры хватит! С этой стороны её из-за упавшей стены не будет видно, с боков камнями заложим, и получится, что заметить её можно будет только тем, кто спиной к Базе стоять будет, да ещё нужно знать, куда смотреть! А те, кто на нас нападет, спиной к нам точно стоять не будут. Если нас окружат, Байкал канистру прострелит прямо с крыши Базы, ему это запросто! И всё, ждите дорогих гостей!

– Рас, ты жестокий и коварный тип, – вздохнул Медведь. – А с виду маленький и добрый. Что предпримем для защиты канистры от случайных прохожих? Муляж аномалии изготовишь?

– Зачем муляж, когда можно настоящую установить? – удивился Рас. – Воткну между камней вокруг канистры несколько штырей, на них Паутина сядет!

– И тогда даже мы её не достанем, в случае чего, – здоровяк покачал головой. – Не экономно.

– От вершины этих руин до крыши Базы по прямой пятьсот десять метров, – подал голос Байкал. – Я подсчитал. Из ВСС до вашей канистры не добить. Придется работать из СВД, и только с Базы. Если начнется штурм, то на крыше от меня пользы будет немного.

– Это верно, – задумался Медведь. – Твои позиции мы будем готовить за пределами Базы… Тогда вот что: канистра отменяется. Водку зальем в стеклянную банку. Я её с крыши из пулемета достану, очередью. Главное, зацепить хотя бы немного, банка лопнет, и эта дрянь сразу растечется. Эффект будет посерьезнее, чем от канистры. Только стеклянную банку на вершине ещё сложнее спрятать, если отсвечивать станет, то её за километр видно будет.

– Сетью маскировочной её надо накрыть, – уверенно произнес Байкал. – Отрезать небольшой кусок от той, что Наёмники в прошлом месяце Водяному сдали. У неё расцветка под развалины подходит. Один штырь перед банкой воткнуть, со стороны Базы. На него нанизать обрывок тряпки, как будто случайно зацепилась. Будет ориентиром для прицеливания. Заодно тряпка направление ветра укажет, если он будет, легче будет поправки на прицеливание вводить. На одинокий штырь Паутина не сядет, так что сможем забрать банку, если потребуется.

– Точно! – обрадовался Рас. – Так и сделаем! Надо ещё такую же мину установить с другой стороны Базы! Эх, жаль, там развалин подходящих нет… Может, на дереве её укрепить? Нужно поискать подходящее, а то теперь всё мягкое, залезать страшновато.

– Можно Бэмби попросить, – подал идею Базальт, мимолетно косясь на Медведя. – Ей это запросто, и весит она немного. Заведет трос за ветку повыше, потом поднимем туда нашу мину. Так можно Базу с четырех сторон банками обложить. Только не понятно, сколько нужно водки.

– Чем больше алкоголя, тем быстрее придут Зомбаки, – ответил Рас. – Чтобы их заявилась целая толпа, надо бы за раз не меньше пяти литров разливать. Иначе придет штук тридцать, нам этого мало. Итого на четыре мины по-хорошему нужно двадцать литров пойла.

– И где столько взять? – Медведь проигнорировал упоминание о Бэмби. – У нас всего три фляги, трофейные, от бандюков достались, это литра два от силы. В Ареал спиртное не завозят во избежание террористических актов. В Кабаках пойла, конечно, в избытке, но это ФСБшная кормушка, они с нами делиться не будут. Можно заказать в Приемном Пункте, но они тоже все под колпаком, сразу же засветимся. До КПП только и успеешь дойти, там тебя и примут.

– Уголовники с водкой мутят, – произнес молодой сталкер. – Им с Большой Земли привозят вместе с рабынями. У всех авторитетов есть при себе фляга с какой-нибудь бормотухой. Не для пьянки, это у них, типа, вместо гранаты, которой сам себя подрываешь, когда выхода нет. Напиваются они в Кабаках, у них есть пара собственных, только их тоже ФСБшники крышуют.

– Угу, – философски хмыкнул Медведь. – Как будем с бандюками договариваться? Попросим Рашпиля поделиться по-дружески, или Водяной начнет водку в качестве валюты на сделках принимать? К концу дня весь Ареал будет в курсе, что мы водку запасаем.

– Через Перекупов можно попробовать, – предложил Шорох. – Они с уголовниками дела ведут.

– Эти любую тайну продадут за сто долларов, – отмахнулся Рас. – Так можно и на засаду нарваться, как только от магазина Перекупа отойдешь. Всем будет интересно, зачем это кому-то понадобилось столько водки. Внутрь Ареала пойло заносят только с одной целью: Зомбаков привлекать. Я думаю, нужно выходить на тех, у кого есть контакты Нейтралку нелегально проходить. И встречать их надо будет у самой Нейтралки. Всё равно водку по банкам разливать на Нейтралке придется. Банки тоже ещё поискать надо, кстати! В Ареале пластиковых и металлических емкостей полно, а бьющаяся посуда не в ходу. По Перекупам пройтись нужно, или в Сателлит.

– Вечером с Кварцем обсудим, – подытожил Медведь, – а пока можно маленькую алко-мину соорудить из того, что есть. На всякий случай. У нас на складе есть двухлитровая стеклянная бутыль с оливковым маслом, что ли… – Он швырнул гильзу в сторону Жерновов. – Пошли искать, как на стену влезть, пока Жернова не двигаются.

Рас обернулся к Водяному и пафосно заявил:

– Веди меня, Неревар!

– Чего? – нахмурился тот и коснулся пальцами лба Раса, но тут же одернул руку: – Ай! Горячо!

– Базальт! – сурово произнес Медведь, кивком указывая на Раса с Водяным. – Ты берешь правого, я левого! Забрасываем их на стену вместо пробников и смотрим, что будет.

– Я тут ни при чем! – немедленно отреагировал Водяной. – Не будем говорить, кто во всём виноват, хотя это был Рас! Пора за дело! – Он решительно направился к рухнувшей стене.

Ухмыляющиеся бойцы осторожно разошлись по кустам, занимая круговую оборону, и Медведь украдкой улыбнулся. Всё-таки правы были древние: хочешь отвлечь людей от дурных мыслей – займи их делом. Пожалуй, даже если бы угрозы штурма не было, и строительство укрепрайона не требовалось, его стоило бы начать.

Молодой сталкер оказался прав. Проход между Жерновами и стеной был. С первого раза обнаружить его не удалось, но Рас упрямо отказывался прекращать поиски и через полчаса всевозможных манипуляций с пробниками, «жучкой», УИПом и нервами Водяного определил, что вдоль рухнувшей стены можно пробраться ползком. В этом случае Жернова на тебя внимания не обращают. Через три метра становится достаточно безопасно для того, чтобы встать на ноги и влезть на наклонную плоскость приплюснувшей руины стены. В конце концов, Рас всё-таки взобрался на неё и спустя несколько секунд был уже на вершине груды обломков.

– Тут провал есть! – сообщил он, разглядывая обнаружившуюся на склоне дыру солидных размеров. – Походу, часть завала сожрало Студнем, когда стена упала! Там, внизу, видно чистую поверхность. Можно спуститься, если трос закрепить!

Со спуском провозились ещё час, но забраться внутрь склада всё же смогли. Почти весь он оказался засыпан обломками или залит Студнем, но трубы в нём действительно имелись, и Расу удалось разыскать разбитый не то стеллаж, не то контейнер, в котором оказались немного проржавевшие, но вполне прочные трубы малого диаметра. Дальний край почти тринадцати метрового стеллажа утопал в сплошном завале, что делало извлечение из него труб процедурой не только тяжелой, но и рискованной, поэтому было решено отпиливать от труб полутораметровые куски и вязанками поднимать их наверх. Ножовка по металлу с собой была только одна, из-за чего дело шло медленно, но Рас заявил, что возвращаться с пустыми руками несерьёзно, и ещё час пилил зажатые завалом трубы, после чего долго увязывал их для подъема наверх.

– Всё, сворачиваемся! – Велел Медведь, вытягивая из пролома вязанку труб едва ли не в полцентнера весом. – Хватит время терять, завтра после торгов Водяного возьмем сюда несколько ножовок, толка будет больше. Возвращаемся на Базу!

До здания Базы добрались без происшествий, сказывался первый день Нелетной погоды. Движущиеся аномалии вели себя вяло, мутировавшая фауна отдыхала после двух дней гиперактивности, и даже близость озера не ощущалась так остро, как обычно. Хотя после возникновения водоема всевозможного зверья в окрестностях Базы прибавилось, и количество обитателей руин возросло. Отчасти это шло на пользу – будет меньше двуногих, желающих побродить в руинах вдребезги разбитого сектора Службы Безопасности. Но имелась и обратная сторона медали: не захваченные Студнем и Паутиной пустоты в развалинах строений не оставались без жильцов, и вести раскопки стало почти невозможно. Медведь подумал, что из вскрытого сегодня склада стоило бы до Выброса успеть вытащить всё, что представляет интерес. Потому что после без боя внутрь уже не спустишься. Даже развалины прежней, официальной базы ОСОП, пришлось отдать на откуп мутировавшему зверью, хотя раньше они мутантов особо не привлекали. К счастью, до стрельбы доходит редко, мы не трогаем их, они не трогают нас. ОСОП больше не заходит в развалины старой базы, и перемещается по одной тропе, ведущей от новой Базы к раскопанным недавно складам РАВ и НЗ. По молчаливому согласию сторон пока держится мир. Звери признают за ОСОПом право на тропу и две норы, ведущие в подземные склады, ОСОП, в свою очередь, признает за зверьми право на всю остальную территорию старой базы. Остается только радоваться тому, что мы не поленились раскопать в Городке РАО всё, что было в наших силах, до образования озера. Схватки с Кабанами и Осьминогами в узком пространстве утопающих в полумраке руин, освещенных лужами Студня и грозящих обрушением, не самый разумный способ потратить время.

Время. Медведь бесшумно вздохнул. Времени у него остается всё меньше. Умирать просто так было довольно обидно. Хотелось хотя бы напоследок сделать что-нибудь полезное, но Болт не вернулся, и радужным мечтам, похоже, сбыться уже не суждено. Но не сидеть же, сложа руки, так от безделья умрешь раньше, чем от Паутины. Надо потратить оставшееся время с пользой. В идеале бы сходить, уголовников настрелять ради фляг с водкой, да только кто ж этих бандюков поймет, у кого из них авторитета достаточно, чтобы пойло с собой таскать, а у кого нет. Уточняющих надписей на них нет… Может, и вправду через Водяного покупать? Во всеуслышание? Пусть боятся. С другой стороны, уголовнички надуть могут запросто – товар ведь не проверишь. Флягу с водкой посреди Ареала открывать, да ещё во время торгов – это гарантированное появление в магазине молчаливых вечномолодых посетителей.

– Медведь, ответь Кварцу! – раздалось в эфире. – Медведь – Кварцу!

– На связи! – здоровяк вгляделся в накрытую маскировочной сетью крышу Базы. – Чего орём?

– Пока вас не было, Раздиратель у входа вырос почти вдвое, – сообщил часовой. – Обходите аккуратнее. Через пятнадцать минут ожидается проход нашего Токсика, как раз с вашей стороны пойдет. Нужно поторопиться. Я видел тебя и Раса с Водяным в перископ. Вы возились на гребне западных руин. Вас могли обнаружить, Нелетная погода на дворе.

– Ничего, – усмехнулся Медведь. – Если нас видел кто-то из сталкеров, то будет опасаться этих мест ещё сильнее, а Базу оттуда не разглядеть.

– Медведь – Айболиту! – вклинился в разговор голос санинструктора. – Нашли что-нибудь?

– По твоей части ничего, – ответил майор. – Склад раздолбило в хлам, это груда обломков, залитая Студнем. Ничего ценного не уцелело, но трубы там действительно есть.

Спецотряд обогнул разросшийся Раздиратель, и добрался до ведущей на крышу лестницы, приставленной к северной стороне Базы. Пока затащили нарезанные трубы-стойки, пока забрались сами, втянули на крышу лестницу и загерметизировали систему вентиляции, времени до прихода Токсика осталось совсем немного. Все, кроме часового, уже спустились внутрь Базы, и Медведь уже ухватился за крышку люка, собираясь захлопнуть её за собой и завинтить кремальеру поплотнее, как вдруг услышал голос Кварца.

– Коля… – голос оставшегося на посту контрразведчика прозвучал растерянно и нетвердо. – Поднимись ко мне… Кажется, мне нужно в медпункт… у меня начались галлюцинации.

Здоровяк быстро вылез обратно на крышу и заторопился к Кварцу, с беспомощным видом указывающему в направлении Эпицентра. Медведь обернулся на ходу и остановился от неожиданности.

– У меня тоже, – изрёк здоровяк. – Похоже, нам пора к Айболиту. Кварц, мы с тобой ничего не нанюхались? Может, вместо Токсика к нам приползло облако забавных глюков…

Спешащие на крышу бойцы выскакивали из люка и в недоумении замирали, увидев, куда указывает Кварц. Там, на севере, по забитому аномалиями пространству, усеянному мешаниной кожисто-пупырчатой синюшно-желтой растительности, ехал автомобиль. Старенький советский «ГАЗ-69», поблескивая на солнце новенькой краской, деловито катил со стороны Эпицентра по направлению к Базе. Машина неторопливо шла по прямой линии, прямо сквозь кусты и деревья, совершенно не тревожа мутировавшую флору, словно была бесплотным духом. Спустя пару секунд порыв легкого ветра донес до застывших людей негромкое тарахтение двигателя.

– Это как так?.. – изумленно выдохнул Айболит, оказавшийся на крыше позже остальных. – Или мне тоже пора ко мне, или мы видим какую-то новую аномалию… Раньше такого не было…

– Медведь, что нам делать? – Рас растерянно посмотрел на майора. – Если оно не свернет, то проедет нашу Базу насквозь! Может, всем отбежать от Базы, пока не поздно?

– Деревья оно не ломает, – неуверенно ответил Медведь. – Может, Базу тоже не повредит…

– Деревья не ломает, а людей может поубивать! – заявил Айболит. – Я согласен с Расом!

– Скоро Токсик придет, – Кварц посмотрел на хронограф УИПа. – Научная Группа без «Эмок»…

– Никита! Людмила! – шипение эфира скрыло звучащие в голосе Айболита панические нотки. – Срочно надевайте «Мембраны»! Немедленно!!!

– Шорох, Базальт! За ними! – выдохнул Медведь, хватаясь за висящий на груди пулемёт. – Айболит, за «Эмкой»! Водяной! Ищи безопасное место, будем уходить, пока оно не подъехало! Капкан, АГС к бою! Попробуем задержать его!

– А вдруг оно за нами бросится? – Водяной, не сводящий глаз со щеголяющего свежевымытыми бортами автомобиля, не сдвинулся с места. – Оно опасное! Очень! К нему нельзя приближаться! Лучше спрятаться здесь, по углам, чтобы оно не задело, когда сквозь Базу проезжать будет. Главное, чтобы не увидело! На улице оно нас везде догонит! Оно двигается там, где нельзя ходить!

– Всем, кто внутри, укрыться по углам у несущих стен! – выпалил в эфир Медведь, бросаясь к северному углу крыши. – Капкан, останься у АГС! Остальным рассредоточиться по периметру крыши! Без команды не стрелять!

Спустя полминуты База замерла в ожидании столкновения с аномалией. Старенький «Газик», зловеще сверкая новенькой краской и отсвечивая надраенными стеклами, неумолимо приближался. «Филин» красноречиво демонстрировал залегшему за выступом кирпичной кладки Медведю, как бодро Оно катит по заполненным Студнем рытвинам, даже не подпрыгивая на ямках. Шансов на то, что Ему повредит очередь из АГС, было немного, зато обнаружит Оно стрелков однозначно.

– Капкан! – тихо прошептал в эфир Медведь. – Бей, только если не свернет! С тридцати метров!

Здоровяк прильнул к пулемету и растерянно взглянул на приближающийся автомобиль через прицел. Куда стрелять?! В двигатель? А он у него есть? По месту водителя? А в аномалиях ездят водители? За отсвечивающим стеклом ничего не видно… Может, по колесам? Студень их не берет, но вдруг пули возьмут? Надо хотя бы попытаться, вдруг с пробитым передним колесом Оно отвернет в сторону? Или наоборот, увидит агрессоров и разозлится. Если попытаться бесшумно?

– Байкал, отработай по переднему колесу, – приказал майор. – Вдруг отвернет…

– Принял, – ответил снайпер и тихо чертыхнулся: – Твою мать! Винтовка не стреляет! У меня поломка! Жму на спуск, но выстрела нет, похоже, со спусковым крючком что-то…

Медведь взял на прицел переднее колесо аномалии и привычным движением плавно выжал спуск. Спусковой крючок, не встречая сопротивления, уперся в крайнее положение, словно там, внутри ствольной коробки пулемета, он не был соединен ни с чем вообще. Выстрела не последовало.

– А вдруг Оно знает, что мы здесь? – громко зашептал Рас. – Вдруг Оно, как бронепоезда, убивает тех, у кого в руках оружие? Может, отложить автоматы и не трогать их руками?

– Всем убрать оружие! – скомандовал Медведь, невольно отмечая, что хоть толка от не стреляющих стволов совсем никакого, но вовсе без оружия перед мчащейся на тебя аномалией чувствуешь себя совсем беззащитным. Здоровяк криво ухмыльнулся. А на самом деле не так, да?

Разоружившиеся бойцы замерли, инстинктивно стремясь вжаться в бетонную крышу ещё сильнее. Лишь спрятавшийся возле автоматического гранатомета Капкан с нескрываемой тревогой поглядывал на АГС и косился по сторонам в поисках менее опасного укрытия. Аномалия неумолимо приближалась, и люди невольно затаили дыхание, пытаясь не издавать даже малейших звуков. Старенький свежевыкрашенный «Газик», негромко тарахтя мотором, подкатил к Базе и метрах в десяти отвернул в сторону, уходя с линии столкновения. Автомобиль-аномалия сбросила скорость и, негромко скрипнув тормозами, остановилась неподалеку от входа в Базу. Пару секунд «Газик» не двигался, потом двигатель заглох, и водительская дверь распахнулась. Из автомобиля вылезла знакомая фигура в камуфляже под Жёлтую Зону.

– Эй! Есть здесь кто? – Болт, приложив руку ко лбу козырьком, вглядывался в верхушку Базы. – Мужики, это я, Болт! Не стреляйте, тут все свои! Ну, почти все.

– Болт? – Медведь осторожно выглянул из-за полуразбитой кирпичной кладки. – Ты живой? – Он на мгновение запнулся: – Или как? Тебя два Выброса не было!

– Я же говорил, быстрее надо было выезжать! – донесся из «Газика» смутно знакомый голос.

Ближняя к Базе пассажирская дверь открылась, и из неё выпрыгнул боец в ОСОПовском камуфляже. В левой руке он сжимал что-то небольшое, слабо просвечивающее сквозь пальцы мягким красным свечением. Боец сделал шаг к Базе и остановился.

– Медведь, у тебя перед воротами аномалия! – Туман задрал голову. – Или это ложный вход?

– Угу, – прогудел здоровяк, вставая на ноги. – Ложный. И он же единственный. Туман, это точно ты? Мне говорили, что в тебя выстрелили ядерной ракетой. Как ты уцелел?

– Я держал автомат на вытянутых руках, – отмахнулся Берёзов. – В результате, когда он начал плавиться, то расплавленный металл капал мимо меня, и я не обжёгся.

– Теперь вижу, что ты настоящий, – Медведь на всякий случай поморгал. Мало ли что…

– Туман! – возле здоровяка мгновенно материализовался Кварц. – Где Рентген? Что с ним?

– «Что» действительно с ним, – брезгливо поморщился Берёзов. – Оно прицеплено к нему наручниками. – Он заглянул в салон «Газика» и негромко произнес: – Чисто. Это свои. Выходите.

Ещё не открытые двери автомобиля распахнулись. С переднего пассажирского места выбралась девушка лет двадцати в стандартном комбинезоне сотрудников ГНИЦ и помахала Медведю рукой.

– Здравствуйте, Медведь! Я рада вас видеть! – она растерянно оглядела превратившийся в руины Городок РАО. – Какой ужас… – невольно вырвалось у неё. – Что здесь произошло… – она умолкла.

– Совет Директоров РАО здесь произошел, – зло ухмыльнулся Медведь. – Здравствуйте, Лаванда, добро пожаловать в лагерь террористов и предателей Родины… О! Вот кого я действительно счастлив увидеть! – Могучий здоровяк подхватил стоящий на сошках «Печенег».

– Это ценный свидетель! – Вышедший из задней двери «Газика» Рентген на всякий случай заслонил собой Ферзя, прикованного к нему наручниками. – Он нужен следствию живым!

– Точно? – осведомился Медведь, разочарованно вешая пулемет на грудь. – Вы уверены, товарищ полковник? А то два года прошло с тех пор, как дело было закрыто.

– Откроем, – многозначительно заявил Рентген, осматривая Салмацкого. – Теперь мы располагаем достаточной доказательной базой. С широким кругом участников преступлений. С очень широким.

Облаченный в «Мембрану-М» помолодевший Ферзь стоял неподвижно и никак не реагировал на окружающее, его взгляд с пустым безразличием упирался в стену Базы. Убедившись, что с Салмацким ничего не произошло, Рентген заглянул в машину и извлек оттуда тот самый рюкзак.

– Их необходимо немедленно завести внутрь! – Кварц обеспокоенно вертел головой. – Базу сейчас накроет токсичной аномалией!

– Это которая с юго-востока должна прийти? – уточнил Туман, протягивая руку в ту сторону, откуда обычно появлялся Токсик. – Там есть какая-то. Топчется на месте, не знает, куда деться.

– Она вашего автомобиля боится, – подал голос молчавший до сих пор Водяной. – К нему нельзя подходить! – Он посмотрел, как Лаванда захлопывает двери за собой и Рентгеном, и хмуро добавил: – И трогать его тоже нельзя. Он опасный.

Болт бросил на Водяного странный взгляд, но ничего не сказал и обратился к Медведю:

– Коля, в дом-то пустите? А то очень кушать хочется! Я два дня толком ничего не ел.

– Двенадцать дней, ты хотел сказать? – не отнестись с пониманием к такому аргументу Медведь не мог. – У нас как раз обед планируется! Подходите к северной стене, сейчас подадим трап.

Здоровяк снял с себя пулемет и ухватился за лежащую неподалеку раздвижную лестницу.

* * *

– Он точно придет в нормальное состояние? – Кварц с подозрением разглядывал Салмацкого. – В таком виде его показания никто всерьёз не воспримет. Он словно Зомби.

Ферзь, уже без «Эмки», сидел в углу за отдельным столом, куда его усадил Рентген, и монотонными движениями бездушного механизма работал ложкой, поглощая кашу. Стеклянный взгляд Салмацкого не претерпел никаких изменений и по-прежнему был направлен в никуда. Все остальные собравшиеся на Базе люди сидели за общим обеденным столом и слушали совершенно невероятную историю тех, кого два года считали погибшими в эпицентре ядерного взрыва.

– Он не Зомби, – возразил Рентген. – Но до завершения своего пребывания в границах Ареала будет выполнять заложенную в мозг программу Зомби. Расконсервация высшей нервной деятельности начнется после выхода на Нейтральные территории. У нас будет двадцать часов, чтобы доставить его туда, куда нужно. Потом он станет полностью самим собой, и сможет сопротивляться и утаивать информацию. Если захочет получить пожизненное. Но проблема не в этом. У нас всего сутки, чтобы вывести его за пределы Ареала. Иначе его мозг получит необратимые повреждения. На него «Живой Воды» не хватило, к тому же нам её ещё неделю снимать нельзя.

– «Живой Воды»? – Рас дернулся, словно от удара током. – Как вы сказали?!

– Фрагмент выдал нам всего два таких мета, – поморщился Туман. – Больше у него не было. Синтезировать новые он не мог: синтез происходит во время Выброса, а по нам ударили почти сразу. Как только по Эпицентру запустили ядерную ракету, Фрагмент потерял даже остатки интереса к проблемам муравьёв, населяющих эту планету.

– Фрагмент? – переспросил Медведь. – Это который академик Лаврентьев?

– Он только выглядит, как Лаврентьев, – поправил его Берёзов. – На самом деле настоящий академик был убит грабителями. Фрагмент использовал его тело в качестве коммуникатора. Вообще Фрагментов два. Тот, с которым мы договаривались, это Фрагмент подпрограммы системы дальней связи их корабля, я же объяснял. Это с ним у меня было соглашение: «Янтарь» в обмен на Лаванду, Ферзя и ремутацию Ареала. Есть ещё второй, он осколок какого-то кода одной из подсистем климат-контроля или что-то в этом роде.

– Что было дальше? – выразил общее желание здоровяк. – Ты отдал им аварийный маяк?

– Отдал, – пожал плечами Туман. – Договаривались же. К тому же Фрагмент спас нас, когда прислал за нами Зыбь. Он ведь мог и наплевать на нас. Окружил бы Зыбью «Янтарь», и никто бы до него не добрался. Белов как увидел бы, что от нас осталось одно тряпьё, прекратил бы операцию и отвел людей. Ночью Фрагмент прислал бы за «Янтарем» полк Зомби, и вряд ли кто-нибудь оказался в состоянии им помешать. Или и того проще: «Янтарь» долежал бы под Зыбью до поглощения Желтой Зоной, им ведь спешить некуда. Двадцать лет ждали, подождали бы ещё годик.

– А в Желтой круглосуточно следить за поглощенным Зыбью артефактом опасно для жизни, – подытожил здоровяк. – В общем, Фрагмент поначалу намеревался соблюдать ваш договор. А потом?

– Потом… – Туман безрадостно фыркнул. – Потом тоже. Как только мы оказались в этом его спасательном модуле, он что-то там отрегулировал, и повысил воздействие эффекта обратной регенерации. Рентген полностью выздоровел минут за двадцать, и Фрагмент выдал мне две «Живых Воды», для него и для Лаванды. Это жидкие меты, я их затолкал им за пазуху, и жидкость сама распределилась по поверхности кожи. Рентген начал соображать нормально сразу же, Лаванда оклемалась через пару часов, сказалось долгое пребывание под воздействием всей этой инопланетной машинерии. Фрагмент немедленно приступил к подаче сигнала бедствия, параллельно они с Рентгеном обсуждали шпионские страсти. А потом по нам запустили ядерную ракету.

– Это моя вина, – хмуро вставил Рентген. – Я не сомневался, что Белов отслеживает каждый шаг генерала Воронцова, и тот окружен его людьми. Я даже предвидел, что Белов немедленно узнает о моем телефонном разговоре с Воронцовым, который мне организовал Фрагмент прямо из Эпицентра. Но я не просчитал, что Совету Директоров РАО удастся так быстро убедить Президента провести «Дезинфекцию». Я был уверен, что в моем распоряжении больше времени, и я успею получить от Фрагмента все обещанные данные и покинуть Ареал. Но пока мне передавали необходимую информацию и готовили свидетеля к транспортировке, ракета была запущена, и Фрагменту стало не до нас.

– Это так, – подтвердил Берёзов. – Он объявил чрезвычайную тревогу и заявил, что в связи с агрессивными действиями нашего вида договор теряет силу. Договоренности, заключенные им непосредственно с исполнителями, будут соблюдены, остальное отменяется. Потому что все ресурсы перенаправляются на спасение жизни находящихся под его ответственностью разумных существ и так далее. Ему удалось связаться со своими, и они установили какой-то дистанционный канал эвакуации. Он открылся за две секунды до начала ядерной реакции, но к этому моменту второй Фрагмент перевел Ареал в режим поглощения и перераспределения враждебной энергии, а первый Фрагмент установил внутри аварийного отсека режим максимальной компрессии времени. Этих мер было достаточно для успешного проведения спасательной операции. По крайней мере, так он это всё объяснил, перед тем как сделать ноги.

– Так он что, удрал? – Медведь иронически хмыкнул. – Зеленые человечки пришли за ним?

– Никто не приходил, – покачал головой Туман. – Они просто в одну секунду переместили в свой мир аварийный модуль со всем, что в нем было, включая Фрагмента. На Земле остался лишь шлюзовой отсек, в котором мы все и находились. В общем-то, мы так ничего и не увидели, только тело академика Лаврентьева из разговаривающего и двигающегося превратилось в куклу. Он так и сидит там, в своем кресле. Сердце бьется, дыхание есть, глаза смотрят в пустоту, и всё, больше никакой реакции. Ну, и мы остались сидеть вместе с ним. На прощание Фрагмент сообщил, что ради сохранения наших жизней в шлюзовом отсеке будет сохранена герметичность и компрессия времени. Так у нас есть шансы выжить, потому что прямо сейчас за стенами отсека бушует ядерная реакция, а потом будет бушевать Ареал.

– Это они в отместку за нашу агрессию сделали тут всё подряд настолько враждебным к людям? – хмуро спросил Рас. – Типа, наказание?

– Скорее, мы наказали себя сами, – поморщился Рентген. – Первый Фрагмент предоставил мне обещанную информацию и свидетеля. Он даже не отказывался помочь мне связаться с Москвой напрямую, но после запуска ядерной ракеты попросту заявил, что на дальнейшие контакты с представителями нашего вида у него нет времени. Они эвакуировали своих детей и забыли о нас. Второй Фрагмент и всё его оборудование находилось слишком далеко от аварийного модуля и не имело устройства для установления эвакуационного канала. Поэтому вторым Фрагментом они даже не стали заниматься. Он так и остался в Эпицентре со всем своим хозяйством, и продолжает отрабатывать программу противодействия агрессивной форме жизни, которая первой нанесла удар. То есть расширять Ареал и трансформировать его до оптимального состояния.

– Иным словами, надежды на отключение Ареала его создателями нет? – уточнила профессор Николаева. – Проблему ремутации нам придется решать своими силами?

– К сожалению, это так, – Лаванда с грустью вздохнула. – Мы не дали им возможности запустить Ареал вспять. Впрочем, мотивацию организовать это, если таковая у них имелась, мы тоже отбили.

– Тогда наши разработки должны заинтересовать правительство! – воскликнул Степанов. – Сейчас, когда чудовищные преступления Совета Директоров РАО станут известны всем, преступников ждёт неминуемая расплата! Репутация всех нас будет восстановлена, и мы сможем развернуть широкомасштабные исследования! Конечно, я не рассчитываю, что Ареал удастся победить за десять лет, но наши наработки открывают грандиозные перспективы. Правительство не станет их игнорировать, это же огромный потенциал для страны. Скажите, Рентген, вы сумеете вернуть нам наши добрые имена?

– У меня пятьсот гигабайт информации, – ответил контрразведчик. – Фрагмент выдал мне внешний жесткий диск с клеймом ГНИЦ. Вероятно, оттуда его и доставили. Это одна из трех копий. Вторая копия заложена в его мозг, – Рентген кивнул на Ферзя. Салмацкий закончил есть и безучастным ко всему изваянием неподвижно сидел на стуле, глядя перед собой. – Третья заложена в мой. Это десятки тысяч различных элементов: снимки, записи перехвата телефонных и прочих голосовых разговоров, копии финансовых и иных электронных документов с подробным указанием их существования, включая то, когда, где и на каком конкретно компьютере они были созданы, и куда и как потом двигались. Мощнейшая аналитическая сводка по всей структуре тайных махинаций РАО, и некоторых их транснациональных партнеров, подкрепленная математическими выкладками. Проверять всё это придется долго, но это будет несложно. Возможности Фрагмента в области коммуникаций настолько превышают уровень наших технологий, что у меня есть даже фотографии, сделанные шпионскими спутниками по приказу наших преступников в собственных интересах, и бессчетное количество записей с их же подслушивающих устройств. Качество настолько высокое, что можно гарантировать успешную идентификацию в случае проведения лингвистической экспертизы. Имеются и другие данные. Колоссальный массив информации, на которой наше государство может выстроить исчерпывающую доказательную базу… – Рентген на мгновение замолчал. – Если захочет.

– То есть как?! – опешил Степанов. – Разве это не в их интересах?

– Какая-то часть, безусловно, да, – согласился Рентген. – Но помимо коррупционных действий Совета Директоров РАО и подрывной деятельности предателей Родины можно обнажить факты… – он мрачно поморщился, – скажем так, более серьёзные. Их огласка не в интересах правящих элит и представляющих их интересы правительственных структур.

– Куда уж ещё серьезнее? – Водяной нахмурился. – Затронуты интересы государства, которым они руководят, и за счет которого кормятся. Неужели они не захотят защитить свою кормушку?

– Захотят, – кивнул контрразведчик. – В этом и кроется опасность… Но обсуждать это на данном этапе не имеет смысла. Для начала необходимо дать ход делу о преступлениях членов Совета Директоров РАО и Прокопенко.

– Это теперь одно и то же, – Кварц протянул Рентгену несколько листов бумаги, густо покрытых рукописными строками. – Ознакомься, как будет время, это краткая справка о текущем положении вещей. От Совета Директоров остался только тандем Белов-Лозинский, остальные погибли в Полтергейстах. Поэтому Прокопенко, герой-орденоносец, был повышен до директора.

– Я понял, – Рентген забрал бумаги и скупо улыбнулся: – Изучу, как только вымоюсь. Прежде чем предпринимать дальнейшие действия, необходимо всё продумать. Четырех часов сидения у Фрагмента гостеприимных инопланетных подпрограмм недостаточно для полноценного анализа…

– Сколько-сколько? – поднял брови Базальт. – Четырех часов?! Вы там почти два года просидели, неужели сложно было найти время поразмышлять о делах?!

– Это здесь два года, – вздохнул Рентген. – А там, внутри, прошло чуть меньше четырех часов.

– Добрый дяденька Фрагмент слишком торопился и не сообщил нам, какова именно степень компрессии времени, – усмехнулся Туман. – Впрочем, это всё равно ничего бы не изменило. – Он бросил на Болта укоризненный взгляд: – Говорил же, давай быстрее выезжать! Потом поговорим!

– А я-то что?! – возмутился Болт. – Надо же было убедиться, что вы нормальные! Два года просидели в самом центре Эпицентра в какой-то норе, да ещё в яйце из метеорита! Ты всерьёз считаешь, что такое у нас каждый день случается? Что странного в том, что я не хотел быть съеденным по пути назад? И потом, ты же видел, какой ширины нора, там задом впотьмах сдавать неудобно, а я за рулем два года не сидел. Умнее было развернуться внутри вашего яйца, там хоть место было. Всего-то три минуты на всё про всё ушло.

– К сожалению, я слишком поздно подсчитала, что за одну минуту внутри того помещения во внешнем мире проходит семьдесят часов, – призналась Лаванда. – До появления Валерия я была уверена, что этот показатель на порядок ниже. – Ей стало неловко из-за своей ошибки, и она смущенно поправила растрепавшуюся косу: – Меня собачий лай смутил.

– Собачий лай? – встрепенулся Рас, заметно оживший после упоминания о «Живой Воде».

– Да, – подтвердила Лаванда. – Однажды снаружи, за монолитной стеной, раздался собачий лай. Судя по звуку, лаяла очень крупная собака. Длилось это совсем недолго и более не повторялось. Но это выбило меня из колеи. Я никак не могла понять, почему мы вообще могли его слышать. Ведь если время внутри нашего отсека многократно замедлено, то разница в восприятии звуков должна быть огромной. Никакого лая мы услышать не можем. Я даже не исключала варианта, что это была групповая галлюцинация, потому что лай слышали все. Но Ваня… ммм… Туман сказал, что лай настоящий.

– Это Собака Фронтовика была, да?! – Рас подскочил на стуле. – Она вас нашла! А потом Фронтовик сказал Медведю, что вас выручать надо! И велел Болта найти! Болт, это он тебе машину дал, да? Ты, когда там ездил, батю моего не видел? Он там… – молодой сталкер осёкся и потускнел, – …у Темного Властелина… поисковым отрядом командует…

– Я никого не видел, – осторожно ответил Болт, бросая на Раса обеспокоенный взгляд. – Из кабины всё не так видится, совсем по-другому. Кругом солнечный летний день, и проселок через зеленую степь тянется, ровный, как стрела. Ни Зомби, ни мутантов, ни Ареала. Едешь себе по дороге, и всё. Я их так и нашел – дорога прямо к норе вывела.

– А где вы взяли этот автомобиль? – осторожно поинтересовался Водяной. – И как у вас получается в нем сидеть? К нему же нельзя подходить. Он опасный!

– Да вроде нет, – Болт перевел взгляд на Водяного и краткое мгновение смотрел куда-то, словно внутрь его головы. – Мы в нем нормально доехали, живы-здоровы… – Взгляд сталкера прояснился, и он добавил: – Я его в своей деревне нашел, на бабкином дворе. Он стоял там же, где и тридцать лет назад, только был уже отремонтированный, выкрашенный и чистый. Я когда его увидел, решил, что на нем аномалия сидит не первый год подряд. Гильзу бросил – а он нормальный. Открываю дверь, а внутри всё как тогда, когда ещё дед был жив, и этот «Газик» умел ездить. Даже ключи на месте. Чудеса, да и только. Но после того как меня Фронтовик от Амеб спас, я надолго не удивляюсь.

– Он тебя спас?! – глаза Раса вспыхнули. – Что он сказал? Ты понял, кого он не убивает? Как с ним можно поговорить?

– Рас, дружище, полегче, ты меня пугаешь! – нахмурился Болт. – Ты чего задумал, к Фронтовику поболтать сгонять? Там он тебя и шлепнет, за километр где-нибудь! Ничего он мне не говорил, и даже не подходил. Меня Амебы окружили и почти к дедушке отправили, вот тогда Фронтовик и появился. Он издали расстрелял тех, кто на меня уже бросился, остальных Собака разорвала. Потом они оба ушли добивать уцелевших тварей. Ко мне он не приближался, но болт на шее предельно ясно дал понять, что если нужно, Фронтовик подходит сам. Всё остальное слабо сочетается с сохранением жизненных функций. Впрочем, если ты помнишь, когда он появляется, лучше не выяснять, побеседовать он с тобой идет, или ему в тебя пострелять захотелось!

– Я не тупой! – обиделся Рас. – Всё понимаю… – Он горестно вздохнул. – Везет же некоторым… Дальше-то что было?

– Дальше я набрался храбрости неизвестно откуда, и сел в машину, – усмехнулся Болт. – Оберег словно подтолкнул. Пробую завести – а он действительно завелся! И в ту же секунду мир снаружи изменился. Вместо Ареала возникло синее небо, летнее солнце и ровный проселок через степь. Вот я по нему и поехал. Так и ехал, никуда не сворачивая, пока не добрался до какой-то здоровенной норы. Дорога прямо в неё уходила, узковато, но проехать можно. Я фары включил – и поехал дальше, там небольшой уклон вниз идет… В общем, закончилась нора стеной из метеорита. Я думал, тупик, а потом присмотрелся – стена-то полупрозрачная, и сквозь неё смутно человеческие силуэты угадываются. Тут мне что-то в голову взбрело, сам не пойму… Я газку поддал и стену эту метеоритную бампером и долбанул от всей души. Она развалилась, и я въехал внутрь, словно в витрину.

– И чуть нас не передавил, – хмыкнул Туман. – Едва разбежаться успели. Даже Ферзь отпрыгнул.

– Жаль, – меланхолично протянул Медведь. – Болт, ты б ему хотя бы ноги отдавил, что ли… Показания ему всё равно не ногами давать. Если он вообще захочет их давать. Как по мне, так он первым делом захочет сбежать. А без ног далеко бы не убежал.

– Показания он даст, – заявил Рентген. – В этом можно не сомневаться. Не в его интересах усугублять своё и без того критическое положение.

– Знаю я ваши положения, – поморщился здоровяк. – Скостите ему срок ради свидетельских показаний до минимума, а после ещё и выпустите досрочно, с левыми документами.

– На твой взгляд, это не стоит возможности выкорчевать с корнем сразу несколько международных преступных и шпионских группировок? – Рентген посмотрел на Медведя.

– Угу, конечно, стоит, кто ж спорит, – саркастически ухмыльнулся тот. – А когда потребуются показания на международных преступников, уровнем повыше, какой-нибудь Белов тоже согласится дать эти самые показания в обмен на новую жизнь после пяти-шести годков заключения? Или обладателям таких денег и связей положена только новая жизнь, а заключение предусмотрено лишь для таких исполнителей, как Ферзь?

– Не перегибай палку, майор, – нахмурился Рентген. – Ты сам оказался в Ареале, а не на зоне, именно благодаря доброй традиции государства извлекать пользу из ценных ресурсов, скажем так, путем выборочного применения законов, и не ставя в известность обывателей. И они спят спокойно, и государству выгода. К тому же наши подозреваемые ценности для государства не представляют. Наоборот, они являются конкурентами для очень большого количества людей, черпающих из этого самого государства. Я рассчитываю именно на это. Пауки в банке не упустят возможности сожрать ослабевших оппонентов…

– …и прибрать к рукам их кормушку? – закончил за него Медведь. – На смену одним высокопоставленным ворам придут другие, но Совет Директоров РАО существовать не перестанет.

– Новая метла по-новому метет, – спокойно возразил контрразведчик. – После того, как мы вычистим отсюда всю грязь, новые нувориши будут иметь значительно меньшие аппетиты. Первое время они вообще будут старательно делать всё во благо народа и страны, чтобы заработать себе правильную репутацию. Построят несколько дорог, разметят парковки, начнут серьезные исследования в ЦИАП, прекратят нарко– и работорговлю. Это уже само по себе победа, не говоря о том, что мы отдавим пальцы тем, кто тянет к нашей Родине грязные ручонки из-за океана. Разве это не лучше, чем ничего?

– Может, ты и прав, – здоровяк неопределенно пожал плечами. – Просто я всегда представлял себе справедливость совсем по-другому… но так никогда своими глазами и не видел. – Он безнадежно махнул рукой: – Ладно, твоя взяла. Что надо делать?

– В первую очередь доставить его в Москву, – Рентген кивнул на Ферзя. – Пока он не повредился мозгами. И сделать это необходимо втайне от Белова. Раз с момента событий прошло два года, мне лучше не устанавливать связь с Москвой прежде, чем я там окажусь. Слишком неясен текущий расклад сил на политической арене. Времени до возвращения к Салмацкому самостоятельности остается всё меньше. Вы можете оперативно доставить нас в аэропорт?

– Та ещё задача, – Медведь посмотрел на Раса: – Что скажешь?

– До Приемного Пункта может дойти любой, это не проблема, – молодой сталкер задумчиво потер подбородок. – Оттуда на Большую Землю ходят автобусы двух типов: для Нормальных и для Зависимых. Перед входом и выходом из автобусов проводится проверка документов, там нужно сразу сообщить о Зависимости, если она есть, и назвать место и цель поездки. Всё контролируют сотрудники ФСБ, в автобусе всегда находится вооруженный патруль, и по прибытии на место тебя передают с рук на руки встречающим лицам, которые будут тебя всюду сопровождать, даже в сортире. Так что этот вариант отпадает. – Рас насупил брови, размышляя. – Можно закосить под Нормальных, но это тоже вряд ли: нужны левые документы и отметка о трудоустройстве, это долго. А ещё все нормальные, которые на Нейтралке работают, друг друга в лицо знают, хотя их ФСБ тоже проверяет. Короче, это тоже не для нас. Остается нелегальное пересечение Нейтралки. Замутить такое раньше можно было относительно несложно, были бы деньги, но теперь все Болта ищут в мыле днем и ночью… Народ нервный стал. Мне после всего могут и не поверить, поймают и посадят в зиндан. Нужно выход мутить через кого-то, кто к нам отношения не имеет. И так, чтобы без грима, сейчас всех за усы-бороду дергают, и в каждый рюкзак залазят, вдруг там волшебный пень спрятан.

– Кошель отпадает, – заявил Кварц. – Он ведет двойную игру, это однозначно. Остальные контакты использовались нами втёмную, никто не знает, что мы из ОСОП. Со всеми ними я встречался в гриме, с сильно измененной внешностью. Нужен другой вариант.

– А давайте Непров попросим, – предложил Медведь. – Которым мы обезьянку лечили. Они же оставляли координаты, где их искать, предлагали помощь, в случае чего. Дадим им ещё лекарств или в чем там они нуждаются, я не знаю… заодно и выясним. Они хоть и скрываются от всех, но воду, еду, и прочее где-то берут. Наверняка без контрабанды не обошлось.

– Тогда нужно прямо сейчас выходить, – Айболит достал из кармана блокнот и принялся листать исписанные странички: – Туда по Зеленой Зоне ехать часов шесть, и ещё столько же пешком идти придется. Я с вами пойду. Осмотрю ребенка и пострадавшего, нужно подробно зафиксировать результаты воздействия препаратов.

– В таком случае, предлагаю собираться, – немедленно заявил Рентген. – Времени у нас мало.

– А давайте на машине Болта доедем! – глаза Раса возбужденно сверкали. – Напрямик, через Жёлтую! За три часа доберемся! Болт, можешь нас довезти?

– Не знаю… – вопрос поставил сталкера в тупик. – Надо посмотреть… Я ведь всё время по дороге ехал, которая из машины видна. Понятия не имею, откуда она взялась, но проселок идет по прямой. Ровно от той норы инопланетянской до вашей Базы. Сворачивать не требовалось. Надо подумать… – Он машинально коснулся груди в том месте, где под одеждой висел оберег, и на мгновение умолк. – Оберег говорит – доедем. Так что сначала я в душ. Уж больно он у вас хорош! Особенно после горячей кашки!

Народ засмеялся, и серьёзная тишина делового собрания сменилась веселым многоголосым говором. Кто-то собрался идти за чистыми полотенцами для гостей; кто-то предлагал подыскать для них на складе одежду, чтобы было в чем ходить, пока отстирается от крови их собственная, потому что выходить из Ареала в заляпанной кровавыми пятнами одежде не самое разумное решение; и Бэмби уже направлялась к выходу, подготавливать стиральную машину.

– Скажите, Рентген, как вы планируете добираться до Москвы? – вопрос профессора Николаевой почти потонул во всеобщем шуме. – В аэропортах пассажиров проверяют на предмет Полтергейста, остальные виды транспорта идут довольно долго. Зуд не помешает вашим планам?

– Что, прошу прощения, помешает? – обернулся контрразведчик. – Я вас не понял.

На камбузе мгновенно воцарилась тишина, и Медведь перевел взгляд на Болта:

– Валера, ты, что, не рассказал им про Зуд? – здоровяк мгновение смотрел на растерянного сталкера, после чего философски изрёк: – Забыл, да? Конечно, забыл. У тебя же его нет.

– Что такое Зуд? – Лаванда скользила взглядом по хмурым лицам. – Что-то дерматологическое? Новая болезнь, возникшая в Ареале? Как она передаётся? Насколько это опасно?

– Ерунда, – невесело улыбнулся Водяной. – Пока ты не вышел из Ареала. А вот потом… – Он поморщился от воспоминаний об ощущениях, рассказать о которых могут более тридцати тысяч человек, и обернулся к санинструктору: – Айболит, рассказывайте вы. Вы всё-таки врач…

Собрание завершилось спустя десять минут. Рентген, узнав подробности, заявил, что ему необходимо время на размышление, и угрюмые люди разошлись по своим делам. Медведь объявил на Базе по случаю появления гостей банный день, чтобы не дать всеобщему настроению упасть ещё ниже, и взялся за решение задачи о перераспределении жилой площади. С момента появления Бэмби, на Базе не осталось свободных комнат, и нужно понять, где и как поселить вновь прибывших. Здоровяк вооружился рулеткой и принялся бродить по коридорам, проводя замеры.

– Планируешь завоз крупногабаритной мебели? – со стороны душевых шел Туман с банным полотенцем в руках, и попутно стараясь вытряхнуть попавшую в ухо воду.

– Угу, – прогудел здоровяк. – Боюсь, двуспальная кровать не пролезет в ваш с Лавандой президентский люкс. Вот ищу, где стену сносить. Вы вдвоем жить планируете, или с Дикобразом?

– Тогда уж с Осьминогом, – коротко усмехнулся Берёзов. – Когда стало ясно, что мы сидим внутри инопланетного корабля в режиме компрессии времени, она очень переживала о своём Осьминоге, что остался в её лаборатории. Жалела, что не выпустила его на свободу в своё время.

– Ничего, он теперь в надежных руках, – Медведь невесело ухмыльнулся. – О нём теперь генерал Воронцов заботится. Так что можешь её успокоить, Осьминога в обиду не дадут.

– Генерал Воронцов? Наш МЧСник? – нахмурился Туман. – Которого Белов приказал уничтожить в ЛП-32 вместе со спасательным отрядом? Он стал Бродягой?

– Бродягами и Зомби стали мужики из спасательного отряда, – по лицу Медведя скользнула мрачная тень. – Жаль. Неплохие были люди, я там много кого знал. А Воронцов стал Сторожем и Профессором в одном флаконе. Других таких в Ареале больше не встречали. Его теперь сталкеры так и называют – Генерал, за обрывки камуфляжа с генеральскими погонами. С тех пор в ЛП-32 и живёт. Лабу все, у кого есть хоть одна извилина, за километр обходят. Уж больно Генерал любит подраться и заодно вскипятить мозги кому-нибудь. Он из лабы часто выходит и обходит её по периметру, проверяет, всё ли в порядке. Камушек какой уберет, или неровно торчащий обломок кулачищем вправит. На бандюков любит нападать, если находятся такие идиоты, что близко подходят. Бегает-то он быстро. Говорят, однажды в километре от ЛП-32 пятеро старателей нашли алмаз. У их сталкера с собой был мет, «Старатель», он на алмаз и указал. По законам Ареала, всё, что найдено во время старательства, принадлежит всем участникам, кто бы из них не совершил находку. Но один из них был новичком с темным прошлым, и оказался мальчонкой жадным и нехорошим. Он выбрал момент и полоснул очередью в спину своим коллегам. Одного вроде сразу убил, второго ранил тяжело, на оставшихся чешуйчатые волки напали, как только стрельба началась. Почуяли легкую добычу. В общем, все принялись от волков отстреливаться, тут Генерал и прибежал. Тех, кто в зверей стрелял, размозжил в кровавую кашу, а тяжелораненого сталкера вынес в Зеленую Зону. Я бы назвал это байкой, да только Генерал того мужика прямо к поселку Нефтяников отнес, и в сотне метров от окопов аккуратно на травку уложил, после чего ушел. Видело это человек двести. Вот так.

– Столько бед из-за кучки зажравшихся олигархов, – Туман с ненавистью скривился. – Как думаешь, Коля, есть у нас шансы до них добраться? Уж больно хочется.

– Не знаю, – покачал головой майор. – Сейчас от Рентгена всё зависит. Точнее от того, насколько он окажется ценен для своего начальства, когда то узнает о его чудесном воскрешении. Потому что иначе отсюда не выбраться. Зуд убивает за двое суток. Самые стойкие сходят с ума. Единственный способ – это сыворотка Кугельштайна или её несильно качественный отечественный клон. Для этого нужны деньги и своевременная безопасная транспортировка. За полчаса такое не организуешь.

– Медведь! – из лестничного тамбура появился Шорох. В руках у него обнаружилась рулетка, карандаш и листы бумаги с наскоро расчерченными планами этажей Базы. – Надо бы подумать, как внутренние перегородки сдвинуть, чтобы дополнительные комнаты сделать, а то пополнение размещать негде… – Он увидел рулетку у Медведя и кивнул: – А! Ты уже меришь… Я на минус первом замеры сделал, там можно две комнаты добавить, если потесниться. Здесь, я думаю, можно организовать одну большую комнату для Тумана с Лавандой на двоих, только куда Ферзя девать?

– Будку пристроим снаружи, – усмехнулся Медведь. – Туалетную. С дыркой в полу. Будем сбрасывать его туда на время Выброса.

– Я – «за»! – Шорох недобро улыбнулся. – А если серьёзно? Ему же камера нужна, а у нас везде перегородки тонкие. Может, на первом этаже, на складе, кирпичной кладкой небольшой кусок отгородить? Пусть там сидит! А на время Выброса будем его вниз забирать. – Боец перевел взгляд на Берёзова: – Туман, а ты что один, где Лаванда? Я когда её увидел, даже не узнал сразу. Никак не ожидал, что она помолодела лет на десять.

– Её сразу после душа забрали ученые, проводить серию тестов и прочих научных анализов на тему воздействия обратной регенерации, – Берёзов тихо прыснул. – У Айболита аж глаза горели. В общем, ей представилась редкая возможность на собственном опыте прочувствовать, каково приходилось её подопытным. Теперь я испытываю некоторые сомнения в том, что её мне вернут.

– Айболит? Пациента? Добровольно? Никогда! – хохотнул Медведь. – Придется отбивать. Ничего, пару дней пострадаешь от одиночества, за это время мы подвинем перегородки и соорудим вам отдельную жилплощадь. Будешь там её от Айболита прятать.

– Туман с Лавандой пока могут пожить в моей комнате, – раздался негромкий голос Бэмби.

Медведь обернулся. Девчонка топала из санузла в бытовую комнату с пластиковым тазом, в котором лежала предназначавшаяся для стирки форма. Судя по новенькой с виду рубашке, густо запачканной засохшей кровью на спине, форма принадлежала Рентгену. Следом за Бэмби шёл Базальт и нес охапку использованных банных полотенец.

– Я пока в лазарете переночую, Айболит разрешил, – девчонка печально посмотрела на Медведя и отвела взгляд. – Лаванде надо какую-нибудь одежду подобрать, у неё комбинезон с эмблемами ГНИЦ… Айболит сказал, что это слишком приметно и необычно…

– Рентген переночует в кабинете Кварца, – вставил Базальт. – Там помещение просторное, места на два спальника хватит. Ферзя запрем на складе в браслетах. Болта можно поселить у Медведя.

– Сбежит, – осклабился здоровяк. – Я храплю сильно. Уж тебе ли не знать!

– А тебя надо переселить, – возразил пулеметчик. – Живущие вокруг будут этому очень рады.

– И куда ты собрался меня переселять? – Медведь сурово воззрился на Базальта.

– В лазарет! – с готовностью ответил тот, с улыбкой указывая глазами на Бэмби. Та опустила голову и заторопилась дальше. – Там на двоих места вполне хватит.

– Вали отсюда! – порекомендовал ему здоровяк, недобро насупив брови. – Пока я добрый!

Базальт перестал улыбаться, внимательно посмотрел на Медведя, но ничего не ответил. Он лишь пожал плечами и двинулся дальше. Так же молча ушел Шорох, и коридор опустел.

– Почему ты не сказал им про Паутину? – негромко спросил Берёзов. – В чем смысл скрывать?

– И ты уже в курсе? – недовольно скривился Медведь. – Болт всем рассказал?

– Только мне, – спокойно ответил Туман. – Больше никому. Он опасался, что «Ариадна» покажет мне, что ты вляпался, поэтому предупредил заранее. Сказал, что ты не хочешь афишировать, и просил никому не говорить, не удивляться и не задавать вопросов при людях.

– Не хочу, чтобы вокруг меня все бегали и сюсюкали, – здоровяк недовольно поморщился. – Да и незачем людей зря нервировать. У нас и без того забот хватает, каждый день ждем нападения.

– Они поймут, – возразил Берёзов. – Кварц с Айболитом поняли. Я понимаю. Они тем более.

– Они – да, – Медведь вздохнул. – Она – нет. Любовь у неё, видите ли. Мало ли, чего удумает…

– Она не поймет, – согласился Туман. – Тут ты прав. Но нашим надо сказать. И Рентгену. Так будет правильнее. Ей никто не расскажет, зато подстёбывать её перестанут. Ей же станет легче.

– Я подумаю, – буркнул Медведь. – Сейчас есть задачи поважнее. Нужно укрепрайон строить, некогда нюни разводить. Ты вовремя появился, Туман. Пойдем, посмотришь на план обороны свежим взглядом. Может, посоветуешь что-нибудь дельное.

* * *

– Заминировать стену? – поднял брови Медведь. – Изнутри? Это как Ферзь у себя в лабе?

– Да, – подтвердил Берёзов. – Помнишь, как он ушел у нас из-под носа? Взорвал стену и скрылся через пролом в забитом аномалиями поле. И никто ничего не смог сделать. Даже если по вам будут стрелять, то шансы уйти всё равно есть – аномалии будут пули жрать, если правильно маршрут проложить. Да и если до всего этого дойдет, то Базу беречь уже смысла не будет.

– Во-первых, у Ферзя была «Ариадна», – возразил Медведь. – Даже если мы заранее продумаем маршрут и будем ежедневно его проверять, то все равно рискуем вляпаться. Это Желтая Зона, здесь обстановка меняется постоянно. Движущаяся аномалия может появиться в любую секунду. Вся надежда будет на Водяного, но если он, например, будет ранен и не сможет выводить людей, то с УИПами двухметрового радиуса действия быстро мы идти не сможем. Даже несмотря на весь наш богатый опыт. Под пулями идти через аномалии – это требует большого везения. А я, как ты мог заметить, этим качеством не отличаюсь. А, во-вторых, если Базу возьмут штурмом, то личного состава у противника, скорее всего, будет – хоть отбавляй. У них хватит сил окружить здание и принять или перебить всех, кто выйдет из пролома прямо на них.

– Верно, – Берёзов кивнул в знак согласия. – Поэтому заряд надо закладывать под восточную стену, – он указал карандашом на плане Базы нужную точку. – Вот здесь, посредине. В этом случае образовавшийся пролом будет наименее заметен для нападающих.

– Эта стена выходит на Плешь! – хмыкнул здоровяк. – Ты предлагаешь совершить суицид? Или нечто вроде шутки напоследок: пробили стену, вдруг кто-то из уродов поверит, что мы туда сбежали, и рванет в Плешь, игнорируя пробники? Так у них УИПы будут, скорее всего. Хотя не у всех…

– Я предлагаю через Плешь перепрыгнуть, – уточнил Берёзов. – Нам ширина аномалии известна, ты же сам сказал, что она трехметровая. С разбега есть все шансы перепрыгнуть. Плешь – это область двухмерного пространства. Всё, что в неё попадает, распадается до двух измерений, выжить тут невозможно. Зато сама по себе она абсолютно плоская, и ты не пострадаешь, даже если пролетишь в миллиметре над ней. Главное – не задень. К тому же у этой Плеши нет Зова, хоть она и тянется во всю Базу.

– Иногда она отползает, – задумчиво произнес Медведь. – А иногда расширяется. Правда, ненамного, она в длину любит вытянуться или сократиться. Может, ты и прав… Если до подрыва стены дойдет, значит, База фактически потеряна. Тут уже не до осторожностей, выжить захочешь – перепрыгнешь. А даже если и не допрыгнешь, то, в общем-то, это ничего не изменит, а то и упростит… Если времени хватит, можно даже дым здесь зажечь, чтобы прямо через пролом в спину не расстреляли, только всё равно без Водяного далеко не уйти. Весь расчет на то, что он уцелеет. А в случае штурма, сам понимаешь, никаких гарантий быть не может. В общем, идея неплохая, но слишком большой расчет на удачу. Не верю я в такие чудеса.

– На, вот, держи! Это тебе для повышения веры в чудо, – Туман достал из кармана «Ариадну» и протянул Медведю. – С ней любой сможет Водяного заменить. Не хотелось бы, конечно, но мало ли.

– Ого! – оценил здоровяк, с восхищением разглядывая мягкое красное свечение, идущее изнутри полупрозрачного минерала. – А как же ты?

– Это не моя, – покачал головой Туман. – Это Ферзя. Ему она точно не нужна… – Берёзов невесело вздохнул: – Только не давай её пока никому, она действительно показывает, что ты вляпался. Просто объясни людям, чтобы в случае чего в горячке боя не забыли её у тебя из кармана забрать. А то будет, как тогда у шпионской лабы: я с «Ариадной» в кармане без сознания лежал, а пока все вокруг меня хлопотали, Ферзь с Лавандой спокойно уходил.

– Медведь, разрешите? – дверь приоткрылась, и в комнату майора заглянул Рас: – Рентген с Кварцем всех на камбузе собирают… Ух ты! «Ариадна»! – его глаза вспыхнули: – Не может быть! Можно подержать? Я её только один раз видел! У Ферзя, четыре года назад!

– Потом, – здоровяк торопливо сунул метаморфит в карман. – Успеешь ещё, теперь она никуда не денется. Пойдем, опаздывать нехорошо, дело исключительно важное.

– Да, действительно, – поддержал его Туман, направляясь к двери. – Поторопимся!

Оба офицера быстро покинули комнату, и Расу ничего не оставалось, как поспешить следом. Все остальные уже были на месте, и Рентген начал без лишних предисловий:

– Учитывая сложившиеся обстоятельства, наиболее целесообразно действовать следующим образом, – контрразведчик хмуро посмотрел на Салмацкого, безучастно сидящего в углу с пустым взглядом бездушного Зомби. – Чтобы исключить повреждение головного мозга ценного свидетеля, нам в любом случае придется вывести его за пределы Ареала. Это запустит программу возвращения к нему дееспособности. Если за границей Зеленой Зоны всех нас ждёт Зуд, то свидетеля необходимо вернуть сюда и поместить под тщательную охрану. Затем нужно связаться с моим руководством. Для этого мне нужно оказаться в населенном пункте, в котором имеется зона покрытия любого оператора мобильной связи, кроме «Ареал-Телекома». Что подразумевает пересечение Нейтральной полосы. Таким образом, нам всё равно придется обращаться за помощью к тем, о ком говорил Медведь. Если они проведут нас через Нейтральную полосу, я сделаю звонок, после чего мы вернемся сюда, за исключением Болта. Ему, как единственному, у кого нет Зуда, придется добраться до места, где его встретят, и предоставить там доказательства того, что я действительно жив. Доказательства мы уже организовали. Как только моё руководство убедится, что это не ловушка Белова, всё войдет в норму очень быстро. В наших силах ускорить этот процесс, и параллельно сделать так, чтобы у заинтересованных лиц было меньше возможностей замять дело. У вас есть радиопередатчик, который распространяет сигнал на весь Ареал. Мы будем транслировать через него информацию о преступлениях Совета Директоров РАО, государственной измене Прокопенко и работорговле. Сателлит будет глушить эти передачи, но вряд ли успеет сделать это оперативно.

– За это можно не переживать, – хихикнул Рас. – Наш передатчик заглушить невозможно. Ни у кого в Ареале нет и четверти такой мощности. Все жалуются, что по ушам бьёт так, что гарнитуру приходится вынимать, да побыстрее! И громкость не убавишь – своих слышно не будет. Но люди героически терпят это неудобство. Так что можно вещать, сколько хочешь. Единственное, что остается Сателлиту, это отобрать рации у всего Ареала.

– Это облегчает нам задачу, – констатировал Рентген. – Так или иначе, в курсе организованного нами оповещения окажутся все. В настоящий момент обстоятельства складываются в нашу пользу: Лозинского, Белова и Прокопенко нет в Ареале. Те, кто остался за них, не в состоянии быстро организовать противодействие нам. Так устроена бюрократическая машина: в первую очередь они поспешат доложить наверх, и будут ждать указаний. Наша информация быстро дойдет до «Блюроуз» и просочится за пределы Ареала. У Совета Директоров начнутся проблемы, это позволит мне выиграть время, ускорить реакцию моего начальства, а заодно сделать неприемлемым для него заключение сделки с тандемом Белов-Лозинский. – По лицу контрразведчика пробежала тень недовольства: – В прошлом подобные сделки редкостью не являлись, поэтому я не могу исключать такой вариант развития событий. И потому хочу заранее сделать его невозможным. Я открыто довожу до вашего сведения: фактически мы планируем руками одних негодяев уничтожить других. И это уже само по себе рискованно, причем для каждого из здесь присутствующих. Но вдвоем нам не справиться, – Рентген кивнул на Кварца, – поэтому я прошу у вас помощи. Ваши мнения?

– Меня опять посадят в тюремную больницу? – уныло поинтересовался Болт.

– Не исключено, – подтвердил Рентген. – Но только до выяснения степени правдоподобности предъявленных вами доказательств. Это не займет много времени, я гарантирую. Потом вас доставят в Ареал, потому что я организую всё так, что без вас связаться со мной будет невозможно.

– Надеюсь, что так и будет, – вздохнул сталкер. – Надежда умирает последней…

– Нам что так, что этак нужно Нейтралку по-тихой пересекать, – подал голос Рас. – Без Неприков не обойтись. Надо к ним ехать, прям сейчас, а то уже темнеет. Ночью их вообще не найти, они по норам покруче диких зверей прячутся. Да и днем на Нейтралку незамеченным выйти сложно, патрульные вертолеты издалека обнаруживают. Чем раньше Неприков найдем, тем быстрее станет ясно, помогут они нам или нет. Им же ещё надо встретиться с контрабандистами, это тоже времени требует, а завтра уже второй день Нелетной погоды. Нам бы до начала Шестого дня успеть хотя б договориться о переправе, иначе дело затянется.

– Кстати о втором дне Нелетной погоды, – вставил Водяной. – Завтра день торгов.

– Магазин придется временно закрыть, – Рентген взял у Кварца бумагу и сверился с ней. – Предложение Медведя раскрыть всем секрет работы УИПа в Желтой Зоне считаю правильным. Это ограничит возможности Сателлита по увеличению численности боевых подразделений, способных выполнять задачи в Желтой Зоне. С момента начала радиопередач Базу необходимо перевести на осадное положение. После ареста Совета Директоров я гарантирую всем снятие всех обвинений и весь сопутствующий этому перечень реабилитационных мероприятий. Также я буду ходатайствовать о развертывании на базе этого, или любого иного указанного вами места, фундаментального исследовательского центра. Вам будет оказано всяческое содействие, в этом можно не сомневаться, потому что даже поверхностный анализ показывает, что без вашей помощи нам не удастся нейтрализовать Меркулова. В его распоряжении имеется метаморфит «Ариадна».

– Так это он вымутил «Ариадну» Сёмы Безногого! – Рас скривился. – Я всегда знал, что тут без Джеймсов Бондов не обошлось! Такой волшебный мет нашли, и вдруг он бесследно пропал! Ясно же, что кто-то с ним в Зоны ходит, это по-любому! И при этом никто ничего не видел, не слышал, и не знает. Такую мутную тему организовать – это не просто большое бабло иметь надо, но ещё и людей на тот свет отправлять даже за самый маленький слушок! Интересно, где он сейчас засел?

– В настоящее время Меркулов скрывается в Ухте, – ответил Рентген. – Вероятность этого я оцениваю в восемьдесят процентов. Это первичный анализ. После того, как мы решим нашу первоочередную задачу, будет проведена тщательная аналитика, итогом которой станет операция по нейтрализации его, и возглавляемой им преступной группировки.

– Если я правильно понял, – Медведь разочарованно воззрился на Рентгена, – плохих дядей посадят в тюрьму, но сама жизнь в Ареале не изменится? Цены так и останутся запредельными, люди и дальше будут вынуждены день и ночь добывать «Икс», чтобы не умереть с голоду, и без ствола, как и прежде, далеко не уйдешь?

– Я не всесилен, – контрразведчик терпеливо вздохнул. – Мы делаем свою работу, и стараемся выполнить её максимально эффективно. Я рассчитываю на то, что новое руководство будет более честным и менее подверженным коррупции. Мне казалось, что мы уже обсудили данную тему и пришли к согласию. Или нет?

– Откуда оно возьмется-то, это новое руководство? – ухмыльнулся Медведь. – Из Москвы? Да ещё и «менее подверженное коррупции»? А в Москве такое руководство вообще существует в природе? И если да, то оно в Ареал добровольно приедет? Что-то мне подсказывает, что тут останутся всё те же люди Белова и Лозинского, которые шагнут вверх по служебной лестнице РАО.

– В таком случае во всеобщих интересах довести наше расследование до победного конца, – спокойно возразил Рентген. – Я ставлю целью выявить и предать суду всех пособников тандема вплоть до рядовых исполнителей. Я отдаю себе отчет в том, что в коррупционные схемы в том или ином качестве было вовлечено достаточно много участников. Верхушка преступного сообщества не занималась лично фальсификацией рутинного бумаготворчества или ликвидацией неугодных. Я сделаю всё, чтобы никто из преступников не ушел от ответственности. Так мы заодно или нет?

– Заодно, – здоровяк коротко развел руками, мол, а что, есть какой-то выбор? – Мы поможем. Обещания надо выполнять, да и дело хорошее… лучше, чем ничего, это верно. – Он поднялся с жалобно скрипнувшего стула: – Тогда выдвигаемся прямо сейчас. До Непров мало добраться, их там надо ещё найти, в сумерках этим заниматься проще, Паутину видно. Болт, в твой волшебный автомобиль, если он туда поедет, сколько народа влезет?

– Салон на пятерых рассчитан, – Болт весело фыркнул. – Но в детстве, помнится мне, мужики там ввосьмером умещались. На заднем сиденье четверо усядутся, если потесниться, и если среди них не будет тебя! В багажнике двоих можно уместить, дед ещё в семидесятых там откидывающиеся сиденья смастерил. Но они без спинок, так что комфорт не гарантирую.

– Без Медведя Неприки к нам не выйдут, – скептически прищурился Рас. – Они всех боятся, тем более, в темноте и вооруженных с головы до ног. А Медведя издалека узнать можно, особенно в «Эмке» и с «Печенегом». Такой монстр один на весь Ареал! Эксклюзив! Поэтому он обязательно должен ехать, они ему доверяют. А чтобы тесно не было, пусть Медведь едет на переднем сиденье.

– Да, действительно, пусть Медведь едет на переднем сиденье! – поспешно согласился Медведь.

– Я не против, – улыбнулся Болт. – Кто ещё поедет? Я так думаю, что дважды туда-сюда кататься есть не самый умный вариант. Надо сразу всех загрузить, кого нужно. Переговорим с Непрами, и от них сразу на Нейтралку, Ферзя реанимировать. Чем больше народа, тем спокойнее. Если сейчас самые прогулочные дни, и меня весь Ареал ищет, то на нас могут и напасть по дороге. Больше стволов – больше шансов отбиться.

– Наши Непры на северо-западе обосновались, – произнес Медведь. – Места там совсем глухие, «Иксом» бедные, даже в Нелетную погоду туда мало кто ходит. А ещё есть мнение, что на твою чудо-машину напасть несколько проблематично. Только как мы их найдем, ты же говорил, что пока едешь, вокруг всё не так, и Ареала не видно. Кстати, а как же ты нашу Базу увидел?

– Дорога к ней вплотную подходит, – ответил сталкер. – Иногда то, что совсем близко у дороги находится, видно. Но мир вокруг всё равно другой… – Он на мгновение задумался: – Такое ощущение, словно ты видишь только то, что необходимо. Всё, что к делу не относится, пропадает.

– Интересно, относится ли к делу засада противника? – глубокомысленно изрёк здоровяк. – Ты, когда к Базе подъехал, нас заметил? На крыше, в смысле? АГС наш видел?

– АГС видел, – ответил сталкер. – А вас – нет. Вы ж по щелям забились, словно Синька перед Выбросом, заметишь тут. Я решил, что на Базе пусто, а вы в рейде где-нибудь. Рации-то вашей волшебной, которая в Желтой работает, у меня нет.

– К сожалению, у нас перманентный дефицит осколков метеорита, – Степанов достал записную книжку и принялся торопливо листать страницы. – Я поищу, откуда можно с минимальными потерями снять один осколок, чтобы экранировать ещё одну рацию…

– Можете не снимать, – Болт сунул руку в карман и высыпал на стол горсть осколков мутного кристалла. – Этого хватит на рацию?

– Этого хватит на десять раций! – удивленно заявил Рас. – Ты где столько набрал?

– Инопланетянская хрень, в которой Туман с остальными сидел, целиком из этого минерала состоит, – объяснил Болт. – Я когда её стену бампером прошиб, там много осколков разлетелось. Я подобрал немного тех, что поближе оказались. Хотел ещё взять, да народ очень торопился.

– Слушай, Болт, а туда можно съездить ещё раз, собрать их побольше? Нам их нужно бесконечное количество! – Рас усиленно делал вид, что его интересуют только осколки. – Быстро вбежать, собрать побольше, и выбежать!

– Можно, наверное, – неопределенно ответил сталкер, дотрагиваясь до оберега. – Если дорога осталась. Только быстро не получится, пусть хоть олимпийский чемпион вбегает. Там одна минута равна семидесяти часам, если ничего не изменилось после нашего отъезда.

– Об этом подумаем позже, – постановил Медведь. – Сейчас о деле. Итак, кто ещё должен ехать?

– Я не поеду, – неожиданно произнес Водяной и безапелляционным тоном повторил: – Я в эту машину не сяду. К ней нельзя подходить! И трогать её тоже нельзя! Кто хочет, может ехать, но без меня. Я вас здесь подожду. Если надо, могу у границы Желтой встретить.

– Влад, да ты чего?! – начал, было, Рас, но Болт коротким жестом прервал его.

– Машина не резиновая, – сталкер бросил на Раса внимательный взгляд. – Поедут только те, без кого никак. – Он перевел взгляд на Медведя: – Ты, я, Айболит, Рентген, Ферзь, Туман, кто ещё?

– А я-то там зачем? – поднял брови Берёзов. – Я с теми людьми незнаком, местности не знаю. Лишняя обуза. Могу, конечно, поехать в качестве охраны, если ствол выдадите бесшумный.

– Тебе надо за пределы Ареала выйти, – Болт вгляделся куда-то сквозь голову Тумана. – Я хочу посмотреть, как на тебя действует Зуд… – Он, не отводя взгляда, машинально коснулся висящего на шее под одеждой оберега и негромко пробормотал: – Странно как-то…

– Что вы видите странного, Валерий? – встрепенулась доселе молчавшая Лаванда. – Это серьёзно?

– Всё нормально, Маришка, не волнуйся, – улыбнулся сталкер, отворачиваясь от Берёзова. – По крайней мере, это точно не смертельно. Просто раньше, до Катаклизма, я этого у него не замечал… – Он махнул рукой: – Не заморачивайся, я всё равно не знаю, как объяснить.

– Медведь, – Лаванда обернулась к здоровяку, – можно мне с вами? – Она покосилась на Болта. – Я бы хотела быть рядом с вами, когда вы покинете Ареал, на всякий случай. Я всё-таки биолог.

– С нами едет Айболит, – пожал плечами могучий майор. – Вряд ли он в случае чего справится хуже вас, он всё-таки военврач. Может, лучше стрелка возьмем? Закон джунглей – штука вполне либеральная по сравнению со здешними понятиями. Теперь в Ареале стволы лишними не бывают.

Лаванда невесело вздохнула и признала правоту Медведя. Она начала извиняться за свою необдуманную просьбу, но за неё неожиданно заступился Айболит.

– Пусть она с нами едет, – заявил военврач. – На обезьянку вместе посмотрим, это будет полезно для наших исследований, я кое-какую аппаратуру захвачу… – Он увидел взгляд Медведя и торопливо добавил: – Она не займет много места! Это в целях науки! И нам с ней есть, что обсудить в дороге!

– В багажнике поедете! – Медведь сурово сдвинул брови, вынося приговор. – Итого семеро. Кто восьмой? Может, Рас? Его чахлая тушка на сиденье много места не займет! Не хочешь воспользоваться удачным случаем и изготовить свою алко-мину?

– И ничего она не чахлая! – возмутился молодой сталкер. – Я поеду, если возьмете, что за вопрос! Только масло из бутылки солью, да фляги с водкой со склада возьму. Через сколько выезжаем? Нам бы поторопиться, хотелось бы Паутину видеть, пока Неприков по чащобам искать будем.

– Тогда через пятнадцать минут сбор на крыше у лестницы, – объявил Медведь. – Все свободны!

Люди поднялись со своих мест, и камбуз заполнился негромкой деловой суетой. Медведь что-то тихо обсуждал с Рентгеном и Кварцем, ученые заспешили собирать в дорогу Айболита с Лавандой, которая, похоже, уже вошла в состав Научной Группы, Шорох увел Тумана в оружейную комнату. Остальные бойцы отправились на крышу, и Рас, улучив момент, отвел Болта в сторону.

– Валера, – тихо зашептал он, украдкой кивая на покидающего камбуз хмурого Водяного. – Что с ним? Я же вижу, что ты что-то знаешь! Он мой друг, он мне жизнь спас, на себе от Зомбаков тринадцать километров на метах тащил, чуть не умер от передозировки! Двое суток в коме провел!

– Часть Ареала у него в мозгах сидит, – нехотя ответил Болт. – Он вообще должен быть Зомби, он воспринимает Ареал, как Зомби, но он как-то умудрился не стать Зомби. Его мозг сопротивляется зомбированию, это его уникальная особенность, она ему от отца досталась, другого такого Водяного не будет. Но за это сопротивление Ареал медленно его убивает. Пока Водяной пьёт, он жив. Останется без воды – долго не протянет. Чем дольше он живет в Ареале, тем больше становится его зависимость от воды. Он ведь раньше меньше воды пил, так?

– Меньше, – тоскливо подтвердил Рас. – Тогда, в день «Дезинфекции», он вообще без воды от аэропорта до Ухты дошел… – молодой сталкер тяжело вздохнул: – Теперь он так уже не сможет.

Рас поблагодарил Болта и направился к выходу. Едва он отошел от легендарного сталкера на пару шагов, возящаяся у стеллажа с посудой Бэмби отложила кастрюлю. Стараясь держаться за спиной у беседующего с контрразведчиками Медведя, она быстрым и тихим шагом подошла к Болту и негромко спросила, решительно преграждая ему путь:

– Скажите, что случилось с Медведем? – Татьяна взглянула ему в глаза. – Я знаю, вы экстрасенс, вы что-то увидели, что-то такое, о чем он никому не говорит!

– Я экстра-что?! – прикинулся дурачком Болт, делая круглые глаза и лихорадочно соображая, как избежать этого разговора. – Ты ошибаешься. Меньше слушай всякие байки, это же Ареал, тут народ чего только не сбрешет от скуки! Я сталкер, а не доктор. За лечением тебе лучше к Айболиту…

– Пожалуйста, я вас очень прошу! – тихо, но настойчиво перебила его Бэмби. – Я тайком залезла в записи Айболита. Там везде написано, что Медведь абсолютно здоров, но Айболит сильно изменился с тех пор, как Медведя ранили. Смотрит на него так, как будто виноват в чем-то, и последняя запись в медкарте Медведя какая-то странная! Айболит написал: «Обнаружить что-либо так и не удалось». Что он имел в виду? Скажите мне, я вас очень прошу, я должна знать! Медведь много для меня значит… – она на мгновение закрыла глаза, – очень много. Что с ним? Аааай!!!

Могучий кулачище схватил её за ухо, отводя прочь от сталкера, и она невольно поднялась на цыпочки, вытягивая голову ухом к верху, чтобы не было больно.

– С ним острый приступ аллергии на приставучих баб! – разгневанно пробасил Медведь. – Он же тебе об этом как-то раз уже сообщал! Умчалась отсюда быстрее ветра! Не заставляй меня запирать тебя на складе с привязанной к ноге наковальней! Соблазн и без того слишком велик! Коварного плохиша Прокопенко посадят в тюрьму со дня на день, так и хочется продержать тебя взаперти до церемонии торжественного отбытия в Сателлит!

Бэмби, доставленная к дверям в добровольно-принудительном порядке, стоически выдержала насмешку и, тихо прошептав «Это нечестно», покинула камбуз под хмурые взгляды остальных.

– Эта девушка важный свидетель по делу Прокопенко, – лишенным пристрастий голосом произнес Рентген после того, как за Володиной закрылась дверь. – Её необходимо сохранить. Оптимальным для следствия вариантом является её нахождение на Базе до моего возвращения. Вне Базы на неё может быть оказано давление вплоть до физического устранения. Мне будет спокойнее, если ваш отряд продолжит заботиться о её безопасности.

– А уж мне-то как спокойно будет! – невесело буркнул Медведь себе под нос и мрачно посмотрел на оставшихся на камбузе людей: – Опаздываем, собирайтесь. Ждем вас на крыше.

Он приоткрыл дверь и с подозрением осмотрел коридор. Бэмби уже не было, Фантика тоже не наблюдалось, и здоровяк поспешил к себе, надевать заранее подготовленное снаряжение.

* * *

Зеленое небо Желтой Зоны с наступлением ночи чернеет, теряя всякую способность испускать или пропускать свет, и погруженная в темноту земля вспыхивает призрачно-синим свечением россыпей Студня. Видимость резко падает, и на охоту выходят ночные хищники. Лес заполняется негромким стрекотом, щелканьем и шелестом, время от времени откуда-то издалека доносятся заунывные крики мутировавших зверей, и хрипящий рык редких, но отчаянных схваток. Передвигаться по Желтой в это время смертельно опасно, и на подобные переходы отваживаются либо наиболее опытные и многочисленные, либо наименее умные и наивные. Но и те, и другие должны быть хорошо вооружены и уверены в своих силах, иначе человеческий страх быстро привлечет из утопающих во мраке зарослей стаи голодных охотников. Фауна и флора Ареала предельно ядовита для человеческого рациона, но эта зависимость односторонняя. Любая мутировавшая тварь, от крохотной Синьки до хищного папоротника, с удовольствием полакомится человеческой плотью, и ни одна стая не станет отказываться от легкой добычи. Поэтому к наступлению темноты сталкеры и старатели, отважившиеся зайти в глубь Желтой Зоны, старались подготовить хотя бы более-менее безопасное место для ночлега. Единственная ночь, которую можно назвать относительно спокойной и потому пригодной для передвижения, наступала между первым и вторым днями Нелетной погоды. И сегодня была именно такая ночь.

Стоящий у края крыши Медведь медленно оглядывал погружающиеся в сумерки окрестности Базы, поблескивающие тусклыми серебристыми нитями и подрагивающие эфемерными язычками многочисленных синих лужиц. До наступления ночи оставалось три часа, но спокойнее не станет. В Нелетную погоду охрану Базы приходилось осуществлять вдвое тщательнее, поэтому в вечернее и утреннее время часового на крыше всегда кто-нибудь подстраховывал. Сегодняшний день исключением не станет, но вот поездка к Непрам вызывала у майора противоречивые эмоции. Найти вечно скрывающихся людей по одним лишь приметам – это уже само по себе задача. Если они увидят машину Болта издали, то могут и разбежаться в ужасе. И в этом их точно не упрекнешь. Медведь, когда увидел приближающийся «Газик», проходящий сквозь кусты и деревья, сам с трудом сдержал желание удрать подобру-поздорову куда подальше.

А сама поездка?! Откуда он вообще взялся, «Газик» этот? Вот так вот просто стоял-стоял раздолбанный утиль двадцать лет в Эпицентре, а потом вдруг взял, да поехал? Там, где ничего, сложнее самоката, не ездит, и даже велосипедная цепь рвется по непонятным причинам через каждые двести метров? Даже если на «Газике» этом долгое время сидела какая-нибудь крупная аномалия, которая его и починила, всё это слишком невероятно. И уж тем более, ничего не объясняет. Зато каждый на Базе понимает, что без Фронтовика тут явно не обошлось, и теперь Медведь очень надеется, что всё это не этакий забавный розыгрыш, организованный загадочной и кровожадной аномалией. Посадить в машину побольше наивного народа и грохнуть всех вместе с машиной. Или отдельно от неё. Какая разница, всё равно смешно. На самом деле лезть внутрь донельзя странного автомобиля, как-то связанного с аномалией, Медведю совсем не хотелось. Особенно в свете приглашения посетить Эпицентр, сделанного ему той самой аномалией. Жить и без того осталось недолго, так хоть своими глазами увидеть арест Совета Директоров РАО. После этого зрелища и умирать не обидно будет.

– Медведь, подвинься, – к нему подошли Шорох с Капканом с гильзами и «жучкой» в руках, – надо проверить землю внизу. Сейчас лестницу спускать будем.

Майор посторонился, пропуская бойцов, и несколько секунд молча наблюдал за полетом гильз, падающих в короткую синюшно-желтую траву. Нелетная погода не изменила своим правилам, и место установки лестницы оказалось чистым. Лестницу разложили, спустили и закрепили.

– Может, это и хорошо, что Раздиратель у ворот сел, – негромко произнес Капкан, убедившись, что лестница надежно зафиксирована и не сместится под весом спускающихся по ней людей. – Входить-выходить стало муторно, особенно, когда тащишь на себе что-нибудь. Зато если к нам сунется кто незваный, то через двери ему на Базу точно не попасть. А лестницу приставить можно только с одной стороны, где Паутины нет. Я, пожалуй, соберу пару переносных зарядов, чтобы в случае чего можно было крышу быстро заминировать.

– Хорошая мысль, – одобрил Медведь. – И надо будет сделать ещё один, внутри установим, на первом этаже, у середины восточной стены. Туман предложил. Помнишь, как у Ферзя в лабе было?

– Через пролом уходить? – понимающе кивнул Капкан. – А как же Плешь?

– Попробуем перепрыгнуть. Если она не вырастет в ширину, то на три метра с разбега можно и прыгнуть, – Медведь пожал могучими плечами: – Если к тому времени останется, кому прыгать…

– А дальше куда? – гранатометчик посмотрел в сторону предполагаемого отступления. – Там же аномалий полно. Заметят нас быстро, под огнем далеко не уйдем.

– Уйдем, – осклабился здоровяк, вынимая из кармана «Ариадну».

– Вот это да, – неторопливо произнес Капкан, округляя глаза. – «Ариадна»! Туман подарил?

– Нет, это не его. – Медведь иронически хмыкнул. – Это наша. Ферзь сдал на ответственное хранение. Очень просил не потерять, потому как он её под роспись в ГНИЦ получал. Переживает, как сдавать будет, в случае чего!

– А чего ж тогда мы сейчас гильзами швырялись? – поднял брови гранатометчик.

– Эмм… – смутился здоровяк. – Забыл я про неё, если честно… сейчас поглядим, что тут у нас.

Медведь похрустел липучками, распечатывая манжету рукава, и стянул с руки перчатку. Здоровяк сжал мет в ладони, воззрился на изменившийся мир и тут же тихо поперхнулся.

– И бить…ца сердце перестало! – выдохнул он, окидывая глазами окрестности. – Это мы здесь живем?! Вокруг же живого места нет! Вот уж правду говорят: меньше знаешь, проще спишь…

Окружающее пространство было усыпано десятками вибрирующих, пульсирующих, подрагивающих и прочих больших и малых сгустков энергий разных оттенков. Аномалии сидели, лежали, висели в воздухе, лениво ползали или вяло колыхались из стороны в сторону. Прямо за Базой, на юге, значительный кусок местности был занят бесформенным облаком тусклого ядовито-зеленого цвета.

– Наш Токсик всё ещё тут, ждёт, когда Болт уберет машину! Как только мы уедем, Базу накроет. Надо проследить, чтобы всё было задраено, и все, кто на крыше, должны быть в «Эмках».

– Сделаем, – гранатометчик кивнул и ушел проверять герметичность.

Здоровяк убрал «Ариадну» и первым делом прогнал с крыши Бэмби, которой, естественно, «Эмка» была не положена. Следом за ней спустились остальные, и сменивший Кварца на посту Шорох убедился в том, что входной люк надежно загерметизирован.

– Лучший способ обороны – нападение? – сумрачно поинтересовался Айболит, проходя мимо Медведя с увесистым контейнером в руках. – Она оказалась из тех, кто просто так не сдается.

– Я не слепой, – упрек Медведя не порадовал. – И что ты предлагаешь? Сделать ей обезьянку в качестве прощального подарка? Будет вам с Лавандой широкий простор для исследований! Кстати! Ты уже ввел Лаванду в курс дела, что у неё, как у истинного исследователя, тоже есть шанс совместить приятное с полезным?

– Хорошо, я был неправ, – лицо военврача стало ещё мрачнее. Он опустил тяжелый контейнер, перевел дух и спросил, признавая тему закрытой: – Едем?

– Едем, – здоровяк отстранил Айболита, поправил висящий на груди «Печенег» и поднял контейнер с оборудованием. – Давай, помогу. На черта ты столько набрал?

– Это самое необходимое! – взбрыкнул санинструктор. – Не веришь, спроси у Лаванды.

– Ага, точно! – восхитился Медведь. – Она же у нас беспристрастный третейский судья!

– Прошу прощения за вмешательство, – Лаванда, кто бы сомневался, тут же оказалась рядом, – но Айболит прав. Это меньшее, что мы можем себе позволить в текущих условиях! Однако я хотела бы согласовать с вами вопрос о более серьезных исследованиях. Я рассчитываю убедить людей, к которым мы едем, позволить мне провести полное обследование их ребенка. Точнее, максимально возможное в условиях имеющегося в нашем распоряжении оборудования здесь, на Базе.

– Так они и согласились, – Медведь фыркнул. – А вообще по всем вопросам нарушения осадного положения обращайтесь к Рентгену с письменным рапортом. Если контрразведка его завизирует, я обдумаю, на каких основаниях вам отказать.

– Как это знакомо! – вздохнула, было, Лаванда, но продолжить спор не смогла.

– Маша, на два слова! – подошедший Туман взял её за руку и повел к лестнице, негромко отчитывая на ходу. До Медведя долетел обрывок фразы «…до этого надо ещё дожить…», и погрустневшая Лаванда принялась молча спускаться вниз.

К машине Болта Медведь подходил с явной опаской, испытывая сильное желание бросить в неё гильзой. Сам поисковик, как ни в чем не бывало, открыл дверь и сел за руль. Туман с Рентгеном усадили между собой безучастного ко всему Ферзя, Айболит и Лаванда разместились на откидных сиденьях в багажнике, умудрившись разделить его со своим драгоценным контейнером. Потом на заднем сиденье уплотнились, и к ним, кряхтя, присоединился Рас с рюкзаком в руках. Молодой сталкер заявил, что не может рисковать единственной стеклянной бутылкой, и потому повезет рюкзак на коленях, после чего Болт перевел взгляд на всё ещё стоящего на улице майора:

– Коля, что стоим, кого ждем? – сталкер нахмурился, вглядываясь куда-то внутрь Медведя, и Рас мгновенно насторожился. Болт покосился на него и, сделав понимающее лицо, заявил майору: – Ты зря за окружающую местность беспокоишься. Вокруг пока чисто. Поехали, ночь близится, а я даже не знаю, как мы туда добираться будем. – Он внимательно посмотрел здоровяку в глаза: – Залазь!

– Точно чисто? – переспросил Медведь. – Ты уверен? – Он неопределенно кивнул куда-то вдаль: – В развалинах подозрительно тихо… Ладно, Шорох, если что, прикроет.

Майор двинулся в обход машины к передней пассажирской двери. Идти было тяжело. С каждым шагом из глубины сознания поднимался страх, и внутри тела словно накалялись ледяным холодом тончайшие прутья. Впервые Медведь почувствовал Паутину, которую пересек полтора месяца назад. Обжигающе холодные нити вкупе с нарастающим страхом яростно противились приближению носителя к старенькому «Газику», ставшему вдруг ярким олицетворением жуткой угрозы. Майор дошел до двери и остановился. Рука отказывалась браться за дверную ручку, в сознании судорожно билась единственная, холодная, и повелевающе-чужая мысль: впереди смертельная опасность. Внезапно Медведь отчетливо понял, почему Водяной наотрез отказался ехать.

Ах так, мысленно зарычал Медведь, что ж, сейчас посмотрим, кто кого! Он собрал в кулак волю и путающиеся мысли, и гигантским усилием воли заставил себя взяться за ручку. Жестокий холод внутри тела словно взорвался, пронзая нервы зазубренными иглами, и здоровяк на одном выдохе рванул на себя дверь и прыжком взгромоздился на сиденье. Пылающее болью тело мгновенно перестало подчиняться мозгу, истираемому ледяным наждаком, и Медведь свозь затмившее сознание мутное марево услышал нарочито возмущенный голос Болта:

– Осторожней! Чего распрыгался, слон в посудной лавке?! Не трожь дверь! Я сам закрою! Не хватало ещё, чтобы ты мне машину развалил! – Что-то потеснило Медведя, вжимая в сиденье, и он услышал лязг захлопывающейся двери.

Сковавшее мозг помутнение мгновенно пропало, и ледяная боль внутри уменьшилась вдвое.

– Извини, Болт, – пробасил Медведь, устраивая пулемет между ног прикладом в пол. – Я не специально. Вход для меня маловат, боялся пулеметом разбить чего-нибудь, пока залезать буду.

– Сиди смирно, блин! – продолжал бушевать сталкер. – Не то поедешь на запасном колесе!

– Сижу, сижу! Всё, мир! – здоровяк украдкой бросил на Болта благодарный взгляд. – Обещаю не шевелиться всю дорогу!

Болт повернул ключ в замке зажигания, старенький «Газик» завелся, и мир за окнами машины изменился. Зеленые сумерки сменились вполне обычным ранним вечером, вместо синюшной растительности и покрытых желтой сыпью развалин вокруг расстилалась зеленая степь. Одиноко стоящая у проселочной дороги База, накрытая маскировочной сетью с расцветкой Желтой Зоны, выглядела нелепо и совершенно не к месту. Медведь почувствовал, что воздух в салоне такой, будто дело происходит не в машине, а в летней березовой роще, и пронизывающая тело ледяная боль вторично сдала свои позиции. Пожалуй, он сможет потерпеть достаточно долго.

– Вот это да! – Рас прилип к окну. – Офигенно круто! Мы внутри аномалии! Как в Лизуне! Только Лизун ездить не умеет! Чего только не появляется в Ареале!

– Это появилось не в Ареале, – тихо буркнул Медведь, стирая со лба холодный липкий пот.

– А где, в космосе? – хохотнул Рас, водя руками по чистенькому, идеально натянутому брезентовому тенту. – В Эпицентре вот уже двадцать лет как ничего, кроме Ареала, нет! Брезент как будто только что отстирали и перетянули! Уплотнительная резина на окнах без царапин даже! Болт, ты по-любому правильно подумал: на «Газике» этом мощная аномалия много лет сидела! Наверняка Зыбь! Она везде проникает, а у тебя тут каждый миллиметр отремонтирован! Интересно, бензина на сколько хватит? – Он вытянул шею, рассматривая приборную панель через плечо водителя: – Полный бак! Да ты совсем не потратил, пока туда-сюда ездил! Круто!

– Может быть, ты и прав, – неопределенно произнес Болт, включая передачу, и «Газик», деловито урча двигателем, принялся разворачиваться. – Вообще, если аномалия долго на механизме сидит, он выглядит, как новенький. А этот автомобиль больше похож на прошедший капремонт. Хотя, в Ареале бывает всякое…

Он развернул машину и повел её по ровной, как стрела, проселочной дороге, уходящей точно в Эпицентр. Лаванда с Айболитом немедленно принялись обсуждать, на каких физических принципах может базироваться феномен «Газика», и строить планы по запуску научных приборов внутри этой аномалии, явно не имеющей аналогов. К ним присоединился Рас, немедленно загоревшийся идеей поиска автомобилей, на которых сидят мощные аномалии. Обычно аномалии никогда не слезают с техники, но раз одна слезла с «Газика», значит, рано или поздно слезет и другая. Поэтому нужно приглядывать за подобной техникой… Сидящий с краю Рентген молчал, погруженный в размышления. Ферзь замер бессловесным истуканом, Туман смотрел в окно, иногда отвечая на вопросы остальных. Чтобы не быть втянутым в разговор и не выдать грызущую изнутри боль, Медведь притворился дремлющим, вполуха слушая ведущуюся дискуссию. Терпеть было тяжело, но если не шевелиться, молчать и дышать медленно и ровно, то жить можно…

– Странно… – голос Болта заставил всех разом смолкнуть. – Этого перекрестка раньше не было.

Пассажиры устремили взгляды в окно, и Медведь заставил себя открыть глаза. «Газик» приближался к дорожной развилке. От основного проселка, ведущего в направлении Эпицентра, отходила дорога-близнец, уходящая куда-то на северо-запад. Вокруг по-прежнему простиралась голая степь, лишенная каких бы то ни было ориентиров.

– Маришка, ты же рядом со мной сидела, когда мы возвращались, – Болт посмотрел в зеркало заднего вида, выискивая глазами Лаванду, – ты эту развилку видела?

– Нет, – Лаванда недоуменно разглядывала невесть откуда возникший перекресток. – Я весьма тщательно следила за окружающей обстановкой, мне было важно получить любые ранее неизвестные данные о природе Ареала… И я с уверенностью могу утверждать, что дорога была абсолютно прямой, и столь же абсолютно одинокой. Этого съезда не было, равно как любого другого.

– Он ведет туда, куда нам надо! – Рас указал в сторону, куда уходило ответвление. – Наши Неприки живут как раз в той стороне! По прямой от Базы сто семьдесят километров, мы за три часа доедем, если дорога в сторону не отвернет. Болт, а ты вообще с дороги съезжать пробовал?

– Нет, – сталкер коротко качнул головой, – болт на шее подсказывает, что съезжать не стоит. Ездить нужно только по дороге, на то она и дорога.

– Так поехали! – возбужденно заявил Рас. – Есть же одна, что в нашу сторону идет! Интересно, машина сама нужный путь прокладывает? Болт, а дед твой, случайно, навигатор сюда не устанавливал? Двадцать лет назад, вроде, уже были первые Джи-Пи-Эсы? Может, навигатор тоже Эпицентром изменило?

– Брось, – Болт усмехнулся, – какой Джи-Пи-Эс двадцать с лишним лет назад в нашей глуши?! У нас в деревне в те времена даже слова такого не знали. Да и «Газик» этот тогда уже был не на ходу… – Сталкер прислушался к оберегу: – Но ты прав, раз дорога есть, значит, надо ехать.

Старенький автомобиль свернул с центрального проселка на боковой и деловито пополз дальше, негромко урча двигателем. Наличие не существовавшей до сего момента дороги вызвало вторую волну научных споров, и на Медведя, с трудом сохраняющего невозмутимый вид, никто особого внимания не обращал. Ледяное жжение внутри охваченного болью тела не пропадало, но и не усиливалось, и майор подумал, что если лишний раз не шевелиться, то некоторое время он ещё продержится. Тем временем за бортом изрядно стемнело, и Болт включил фары. В вечерних сумерках окружающая местность ничем не отличалась от обычной русской глубинки, но ледяные нити, погруженные в тело, ежесекундно напоминали, что это не так. Медведь смотрел на дорогу, монотонно бегущую навстречу в свете фар, и уже не слышал голосов своих попутчиков.

– …может, посмотрим, Коля? – голос Болта вывел Медведя из болезненного оцепенения.

– Что? – майор вдруг понял, что машина не движется. – Что-то я задремал. О чем речь? – Он бросил взгляд в окно. «Газик» стоял посреди теряющейся в сумерках дороги. – Уже приехали?

– Дорога идет дальше, – повторил Болт. – И ехали мы всего час. Но по моим ощущениям, мы в том районе, который ты указывал на карте. Может, выйдем и посмотрим, что к чему?

– Конечно, нужно посмотреть! – Медведь почувствовал, как его тело резво покидает машину.

Пытка обжигающе-ледяным наждаком закончилась мгновенно, едва он понял, что стоит на ногах вне автомобиля. К зрению вернулась четкость, к мышлению – ясность, и Медведь привычным движением взял пулемет на изготовку. Он внимательно осмотрелся и негромко протянул:

– Да… дела, однако… Так и хочется спросить, как мы здесь оказались…

Сумерки снаружи были светлее, нежели те, что можно было видеть изнутри «Газика», в Ареале у освещения свои законы. Полностью стемнеет через два часа, произойдет это быстро, и тот, кто не успел до того момента отыскать себе место для ночлега, может порадовать свой взор увлекательным зрелищем: как едва ли не на глазах серебристые нити Паутины тускнеют и исчезают из вида. Этакое пожелание «счастливого пути» от добродушного Ареала незадачливому путнику. Но пока вокруг было ещё достаточно светло. Достаточно для того, чтобы увидеть, что старенький «Газик» стоит на небольшой поляне посреди тронутого мутациями леса, окруженный наполовину посиневшими деревьями и переплетениями обсыпанных желтушной пылью кустов. Проехать сюда невозможно, единственный вариант оказаться здесь автомобилю – это быть сброшенным с воздуха.

– И, тем не менее, мы здесь… – тихо, но злорадно произнес Медведь. Он всё-таки вытерпел, назло всемогущему врагу, и доехал. – Хвост тебе в руки, засранец инопланетный…

– Медведь, рацию включи, тебя не слышно, – стоящий у другого борта машины Туман слегка повысил голос. – У меня чисто, «Филин» отметок не даёт. Но Паутины со Студнем – до чертиков.

– У меня тоже, – здоровяк щелкнул верньером, активируя рацию. – А «Филин» тут не поможет, Непры без «Невидимок» не живут. Начинаем искать. Меня они знают, об Айболите наслышаны, так что пойдем втроем. Болт, составишь компанию? Мне бы не хотелось пулемет из рук выпускать, а с тобой спокойнее. Остальным оставаться в машине. Рас, на тебе наблюдение за окрестностями.

Спустя минуту поисковая группа углубилась в лесные заросли, и Медведь, осторожно ступая за Болтом, вглядывался в верхушки мутирующих деревьев. Древесные стволы ещё не начали размякать, но близость Желтой Зоны уже сказывалась на цвете их коры. Где-то там, в наполовину ещё зеленых, наполовину уже синих кронах, подернутых желтыми потеками, должны быть натянуты канаты. Это ориентир, о котором говорил Тимур, отец обезьянки Аси. Собственно, для Аси эти канаты и развешивались, чтобы годовалый ребенок не заблудился, когда лазает по деревьям. Ведут канаты в какую-то ловушку, для обезьянки не опасную, зато для посторонних гостей – очень даже, но попасть в неё свои, по его словам, не успеют. Потому что за подступами к ловушкам всегда наблюдает кто-то из надежного укрытия. Оставалось надеяться, что это действительно так. И что Болт действительно привёз их в нужное место. Впрочем, болт Болта не подводит, это общеизвестно.

Минут сорок группа планомерно прочесывала лес, медленно углубляясь всё дальше. Для Зеленой Зоны окружающая местность имела повышенную частоту залегания аномалий, в основном Паутина и Студень. В совокупности с обилием мутировавшего зверья, труднопроходимым подлеском и почти полным отсутствием нефтяных пятен, это сделало местные районы неинтересными для основной части населения Ареала, промышляющего добычей «Икса». Конечно, ни для кого не секрет, что в этих краях при наличии «Старателя», определенной доли везения и огромной телеги терпения, можно отыскать алмаз или пару-другую самородков. Но добираться сюда слишком трудно, долго и хлопотно, а значит затратно. Такая игра может стоить свеч только для одиночек или совсем небольших небогатых старательских групп, которые особо не раскошеливаются на обеспечение собственной экспедиции. Среди новичков таких хватает, но именно они и являются лакомым куском для многочисленных знатоков «понятий», виртуозно владеющих феней. А это ни для кого не секрет тем более.

Вот и получается, что те, кто согласился бы попытать счастья в этой глухомани, не рискуют далеко отходить от густонаселенных мест, а тем, кто может себе позволить относительно безопасный поход сюда, это не нужно. Потому что у них есть более прибыльные варианты заработать на жизнь. К тому же дорог здесь почти нет, а все, что есть, известны наперечет. Считается, что ими пользуются контрабандисты и «переводчики» – те, кто может обеспечить нелегальный проход через Нейтралку за немаленькую плату. Соответственно, кто ж просто так оставит таких хитрых без внимания, да ещё и с деньгами? Поэтому по заброшенным дорогам частенько путешествуют и «дикие» банды, и не «дикие» банды, и хорошо вооруженные отряды Наёмников, и даже Перекупы с усиленной охраной. Последние борются с контрабандистами, как с классовыми врагами, люто ненавидя их за саму попытку конкуренции, хотя оборот контрабанды в сравнении с масштабной деятельностью Перекупов – это просто слёзы. Поговаривают, что РАО негласно выплачивает Перекупам неплохие деньги за каждый перекрытый канал нелегальных поставок в Ареал, не зависимо от его размера. Но кто ж о таком расскажет? Неспокойная репутация никому не нужна, ведь Перекупы, по «понятиям», всегда соблюдают нейтралитет. Потому и платят за «лицензию» всем, и все эту лицензию признают.

– Болт, постой-ка! – Медведь вгляделся в троицу высоких елей, стоящих плотно друг к другу. – Кажется, там что-то есть. Айболит, – он указал подбородком направление. – Посмотришь?

Военврач без резких движений вскинул «Вал» и вгляделся через оптику в указанную точку. Секунду он смотрел в указанную сторону, после чего и перенес наблюдение дальше.

– Альпинистский трос, – Айболит опустил бинокль. – Неплохой. Уходит в глубь леса и теряется в кронах деревьев, не разглядеть. Темно уже. Но днем его заметить несложно.

– На то и расчет, – подтвердил здоровяк. – Похоже, пришли. Отключаемся от «Невидимок».

Приближаться к чужому поселению, не разрывая контакта с «Невидимкой», можно только в одном случае: если ты собрался напасть. Или шпионить, что в Ареале одно и то же, так как после удачного шпионажа всегда следуют крупные неприятности в виде всё того же нападения или засады, тем более, что постулат «не пойман – не вор» никто не отменял. Чтобы наблюдатель Непров заметил гостей заблаговременно, можно было вообще не применять «Невидимки» от самой поляны, но лишний раз дразнить местную фауну не хотелось.

– Звери вокруг забеспокоились, – Болт аккуратно обошел замершего в охотничьей позе Дикобраза, органично пристроившегося к кусту схожих с собой размеров. – Слева в зарослях пара волков.

– Вдвоем нападать не станут, – откликнулся Медведь. – Остальные далеко? Они теперь ходят только стаями. Из миролюбивых братьев наших меньших в Ареале остался только Фантик.

– Оберег молчит, значит, далеко, – ответил Болт. – Но лучше здесь не останавливаться.

Из лесной чащи донеслось тихое звяканье металла, кто-то трижды ударил тупой стороной ножа по ружейному стволу. Медведь достал клинок и воспроизвел ответный сигнал – четыре удара о ствольную коробку пулемета. С минуту ничего не происходило, потом Болт негромко произнес:

– На два часа. Двадцать метров. Стрелок в маскхалате за кустом, с «Винторезом».

– Не стреляй, – предупредил Медведь. – Это мать обезьянки. Она всегда мужа страхует.

– Ещё один обходит нас слева, – продолжил Болт. – Пытается разглядеть, сколько нас всего.

– А это отец обезьянки, – тихо объяснил майор. – Они пугливые не от хорошей жизни. Пусть убедятся, что мы – это мы. Айболит, подними забрало на всякий случай, темно уже.

Крадущийся в обход человек исчез в кустах и через несколько минут появился с тыла.

– Здоров будь, Тимур, – пробасил Медведь, оборачиваясь к нему прежде, чем тот покинул кусты.

– Здравствуйте, Медведь, – тихо ответил тот. Не составляло труда заметить, что рядом с двухметровым зомби-людоедом-маньяком-убийцей, пусть даже дружелюбно настроенным, он чувствовал себя неуютно. – Извините, что я так долго… Мы не ожидали вас увидеть тут…

– Зачем тогда адрес оставлял? – удивился Медведь. – Ты же сам сказал, если что-то понадобится, приходите. Вот мы и пришли. Час, конечно, немного не урочный, но тут уж не обессудь, времени в обрез. Или у тебя приемный день закончился?

– Мы ценим то, что вы для нас сделали, и всегда готовы помочь в ответ, – заверил его Тимур. – Но вы пришли со стороны Желтой Зоны… – он старался быть дипломатичным, – это очень… необычно.

– А откуда мы, по-твоему, должны были прийти, если мы в ней живем? – удивился здоровяк.

– Но там же невозможно пройти! – голос Неприсоединившегося звучал несколько растерянно. – Отсюда в сторону Желтой, – он указал рукой туда, откуда пришли гости, – два километра густого подлеска, утопающего в Студне и Паутине, а потом вообще непроходимый бурелом с сумасшедшим радиоактивным фоном до самой Желтой. Радиоактивный очаг тянется вдоль границы почти на три километра и за границей Желтой упирается в Мясорубку шириной метров в двести. К ней ближе десяти метров подходить нельзя, Зов захватывает секунд за пять-шесть! Там даже звери не живут.

– Мы всё это хозяйство удачно обошли, – Медведь достал из подсумка «Невидимку» и вложил её в набедренный карман для метов. – Дело у нас возникло важное. Помощь бы не помешала.

– Мы от своих обещаний не отказываемся, – Тимур говорил тихо, сказывалась привычка вести скрытный образ жизни, – и поможем, если это в наших силах. Только… – он замялся, – мы бы не хотели принимать участие в боевых действиях… У нас дети совсем маленькие, без нас они не выживут, им ведь никто не станет помогать! Даже наоборот… вы же понимаете… Но мы можем искать меты или что-то другое. Я нашел путь к двум лабам в Желтой, там, правда, везде жильцы…

– Нам нужно пересечь Нейтралку, – прервал его Медведь. – Скрытно провести через неё трех человек. Так, чтобы никто не задавал вопросов, не рассматривал лица и не побежал к первому же патрулю через минуту после того, как расстался с нами за Нейтралкой. Я так понимаю, сейчас такое можно получить только у контрабандистов. Говорят, Неприсоединившиеся у них основные клиенты. Можешь связать меня с нужными людьми? Дело срочное, и сделать его нам надо вчера.

– С контрабандистами мы дел не ведем, – Тимур заозирался, всматриваясь в окружающие заросли, – нас слишком мало. Контрабандистам закон не писан. Когда они видят перед собой маленькую группу покупателей, за которых никто не заступится, то норовят или обмануть с ценой или просто отобрать деньги и не отдать товар. Наши соседи поддерживают контакт с одной такой бандой, но соседей больше. Их поселение в двух часах пути отсюда, сегодня идти к ним уже поздно. У нас заведено ходить друг к другу только днем, когда гостей можно издалека разглядеть и убедиться, что не враги, и что не по принуждению идут. – Неприсоединившийся заозирался вновь и заговорил ещё тише: – Нам лучше уйти с открытого места. В округе много волков, и у них хороший слух.

– Не слишком беспокойное место для жилища? – Медведь проследил взгляд Тимура. «Филин» показывал уже четыре волчьих отпечатка. – Или у вас «Тишь» у каждого имеется?

– У каждого, – подтвердил Непр. – С «Филином», «Тишью» и «Невидимкой» от четвероногих зверей прятаться не тяжело. А внутри дома мы громко не говорим. Зато двуногие звери сюда не заходят, и мы можем спокойно гулять и играть с детьми. – Тимур настороженно замер, прислушиваясь к лесным звукам, и добавил: – Пойдемте в дом, там поговорим.

– Нам важно осмотреть ребенка, – напомнил Айболит. – Нужно вернуться за оборудованием.

– Зачем осматривать ребенка? – голос Тимура дрогнул, и он отступил назад. – С ней всё хорошо!

– Это Айболит, – успокоил его Медведь. – Наш врач. Он создаёт медицинские препараты, и ему важно осмотреть вашу дочку. В отличие от меня он добрый. Так что можешь перестать бояться.

– Это простой медосмотр! – поспешил заверить перепуганного папашу Айболит. – Это совершенно не больно, и пойдет ребенку только на пользу! И поможет мне улучшить препараты.

– Вы – Айболит? – Тимур заметно расслабился, успокаиваясь, и протянул санинструктору руку: – Спасибо, доктор. Я теперь вижу лучше, чем до травмы, и Ася стала вести себя спокойнее. Мы покажем вам дочку, Надя будет рада. – Он перевел взгляд на Медведя: – Если вы оставили где-то своё оборудование, то лучше его быстрее забрать. Звери могут повредить вещи, если от них пахнет людьми. Иногда это их сильно бесит.

– Не думаю, что живность захочет приблизиться к нашим вещам, – Медведь вспомнил раздирающе-ледяную боль, пронзающую тело. – Ты подожди нас здесь. Тебе так спокойнее будет.

К «Газику» группа Медведя вернулась быстро. Болт вывел их по кратчайшему расстоянию, и Медведь лишний раз удивился тому, как точно сталкер почувствовал, где остановить свою загадочную машину. Честно говоря, когда Медведь выходил из неё посреди глухой тайги, уверенности в том, что они найдут убежище Непров, у него не было никакой. Хорошо, когда твоя бабка – ведьма, и вдвойне хорошо, если она не забыла выдать тебе стальной болт на веревочке…

– Как? – коротко поинтересовался Туман, не переставая внимательно следить за окрестностями.

– Нашли, – Медведь подошел к багажнику «Газика» и остановился. – Туман, достань из машины Айболитовы причиндалы. А то я ещё встряхну что-нибудь ненароком, он меня потом сожрёт.

– Не могу. Машина не открывается. – Он безрезультатно подергал за дверные ручки. – Мы поторопились двери захлопнуть. Как только вы скрылись из вида, они перестали открываться.

– Болт, ты что, центральный замок закрыл, когда уходил? – упрекнул сталкера Рас.

– Ага, центральный замок! – скорчил серьёзную мину Болт, подходя к машине. – На «Газике» пятьдесят какого-то года выпуска! А ещё я назло всем выключил кондиционер, сабвуфер и ионизатор воздуха.

– А чего он тогда не открывается? – Рас демонстративно дернул за дверную ручку. Дверца распахнулась, и молодой сталкер озадаченно хмыкнул. – Блин… она не открывалась, честно!

– Дергали, наверное, слабо, – пожал плечами Болт, – машина всё ж не новая. – Его взгляд скользнул по Ферзю, замершему на краю поляны безразличным ко всему изваянием, и остановился на Медведе: – Коля, может, пока вы с Непрами договариваетесь, мы съездим до Нейтралки, чтоб время зря не терять? На обратном пути вас заберем.

– Езжайте, – согласился здоровяк. – Вы на Нейтралке поаккуратнее. Далеко от Ареала не отходите, «Невидимки» там не работают, а на патрульных вертушках тепловизоры стоят, за два километра цель обнаруживают. Считается, что в этих секторах никто не живет, поэтому Приемных Пунктов нет, и патрули сразу огонь открывают, без предупреждения.

– Согласно инструкциям, оставленным Фрагментом, для запуска процесса прекращения ингибирования высшей нервной деятельности, свидетеля достаточно поместить за пределы Ареала на любое расстояние, – объяснил Рентген, сверяясь с наручными часами. – Следовательно, нам хватит и одного шага в глубь Нейтральных территорий. Запуск процесса происходит мгновенно.

– Мне минут пять надо, чтобы мину сделать, – Рас поправил свой рюкзак. – Водку из фляг в бутылку переливать аккуратно придется, чтобы на себя не капнуть. Это чревато, знаете ли! Ну, и ещё немного постоять на ветру для надежности, чтобы запах алкоголя выветрился.

– Значит, обернемся быстро, – подвел итог Болт, распахивая водительскую дверь. – Поехали!

Рентген повернулся к неподвижно стоящему Салмацкому и бесцветным голосом скомандовал:

– Садись в машину. На заднее сиденье. Так, как сидел всю дорогу. Руки держать на коленях.

Ферзь безропотно, словно послушный робот, выполнил приказ, и все, кому положено, принялись рассаживаться по местам. Медведь, тщательно следя за тем, чтобы не подходить к машине ближе, чем на шаг, сделал задумчивое лицо и опустился на корточки, якобы рассматривая переднее колесо. Колесо, кстати, имело совсем новенькую резину почему-то без каких-либо надписей. Здоровяк дождался, когда короб с медицинским оборудованием извлекут из «Газика» без его участия, и направился к Айболиту, удобнее устраивая висящий на груди «Печенег».

– Виталя, давай сюда! – он протянул руку к коробу. – Я донесу, мне первым идти. За мной Лаванда, ты замыкающий. Дистанция два шага, не отставать! Идти будем быстро, зверья полно!

Майор одной рукой подхватил увесистый ящик, другой извлек из кармана «Ариадну» и поспешил покинуть поляну, удаляясь от загадочного «Газика», нахождение внутри которого обернулось пыткой. Позади деловито заурчал мотор, и звук уезжающего автомобиля стал быстро затихать. Медведь обернулся на ходу. Окруженная со всех сторон деревьями поляна была пуста. Идти по сумрачному лесу с «Ариадной» было одновременно легко и очень необычно. На тактических занятиях с командирами групп Ферзь давал каждому поработать с «Ариадной», так того требовали руководящие документы. Каждый командир группы должен уметь заменить командира отряда в случае крайней необходимости. Занятия такие проводились нечасто, всегда хватало забот посерьезнее, и крайний раз Медведю доводилось идти с «Ариадной» года четыре назад. Сейчас, разглядывая ставшие видимыми аномалии, он старался вспомнить, какими цветами и оттенками уникальный метаморфит показывает своему носителю тот или иной сгусток смерти.

– Тимур! – Медведь негромко окликнул затаившегося в кустах Неприсоединившегося. – Это мы!

Мужчина вздрогнул, услышав голос у себя за спиной, и резко развернулся. Но узнав приближающуюся в потемках могучую двухметровую фигуру, расслабился и вышел из-за укрытия.

– Я ждал вас с другой стороны, – он посмотрел на короб в руках здоровяка и перевел взгляд на Лаванду. – Оттуда, куда вы ушли. Вы пришли из очень опасных мест. Там даже Ася играть не любит.

– Так было короче всего, – Медведь украдкой убрал «Ариадну» в карман. Лишние слухи нам не нужны. – Веди, куда надо. Оборудование мы принесли. Это Лаванда, – он указал на девушку, – она биолог, специалист по жизненным формам Ареала, будет помогать Айболиту.

– Я слышал, что до Катаклизма в ГНИЦ была одна Лаванда, – Тимур невольно насторожился, косясь на её комбинезон с эмблемами ГНИЦ. – Главный биолог или вроде того, очень вредная и желчная баба. Вроде как она теперь живет в ЛП-32 вместе с Генералом и поедает людей. Говорят, что охотится исключительно на мужчин.

– Да? – удивилась девушка. – Наверное, мы однофамильцы, это и ввело вас в заблуждение.

– Наверное, так… – мужчина вгляделся в её лицо и успокоился: – Ну, да. Той женщине лет тридцать было, а вы совсем молоденькая. Вы студентка?

– Уже нет, – уклончиво ответила Лаванда. – У меня имеется некоторый опыт работы, вы сможете в этом убедиться. Вы не волнуйтесь, медицинский осмотр проведет Айболит, я буду ассистировать.

– Всё будет хорошо, – заверил его военврач. – Это полезно для ребенка.

– Да-да, конечно! – всё так же тихо согласился Тимур, озираясь. – Идёмте! Тут недалеко.

Он повел их среди зарослей, часто сверяясь с УИПом, и метров через семьдесят небольшая группа остановилась у сплошного завала из почерневшего от времени бурелома. Нагромождения изломанных ударной волной Катаклизма деревьев густо облепила Паутина, ещё заметная в сгущающихся сумерках, и без всякого УИПа было ясно, что это тупик. Тимур внимательно огляделся, после чего трескуче зашипел, подражая рычанию ядовитой куницы. В двух метрах правее него шевельнулись кусты, и кусок почвы размерами метр на метр немного приподнялся вместе с растущим на нём небольшим деревцем. В открывшемся отверстии показалась голова в капюшоне маскировочного халата, обшитого искусственными листьями, и Тимур поспешил помочь человеку отодвигать дерево.

– Надя, у нас гости, – тихо сообщил он встречающему и обернулся: – Это подземный ход. Он узковат, но пройти можно. Заходите, Надя вас проводит. Я последним пойду, надо вход закрыть.

Втиснуть своё тело в лаз Медведю удалось с большим трудом, для чего пулемет пришлось перевесить в положение «за спину». Ход действительно оказался «узковат», да ещё и низковат, из-за чего здоровяк был вынужден пробираться на полусогнутых, чуть ли не гусиным шагом, прочерчивая борозды усиленными наплечниками «Эмки» на земляных стенах, и задевая коленями о зажатый в руках контейнер Айболита. Через десять метров лаз закончился таким же замаскированным под куст выходом, и группа выбралась на поверхность. Бурелома вокруг стало ещё больше, но Паутина уже не залегала сплошным коконом, и кое-где пройти было можно.

– Идите точно за мной, – зашептала женщина. – Тут волчьи ямы везде, это ловушка, на случай, если на нас нападут. Тут по дорогам «дикие» банды часто рыскают, но в наш бурелом соваться не любят. Но если свежие следы заметят, то могут и следом пойти, несколько раз такое уже бывало. К счастью, дальше тупика они не проходили.

Она машинальным движением поправила головную повязку с «Филином» и пошла витиеватым маршрутом, бросая частые взгляды на УИП. Обойдя таким способом пару десятков кустов, женщина свернула с более-менее свободного пространства в очередной тупик из бурелома и остановилась у толстого дерева. Она подняла голову вверх и поднесла руки к стволу. В густой кроне что-то зашуршало, и через несколько секунд сверху вниз мелькнула маленькая мохнатая фигурка, проворно спускающаяся по древесному стволу. Обезьянка запрыгнула матери на руки и тут же скользнула за пазуху маскировочного комбинезона.

– Мама! – раздалось из-за пазухи. – Пойдем на веточки! – Мохнатая мордочка выглянула наружу.

– Уже темно, заинька моя, маме плохо видно! – зашептала женщина, поглаживая обезьянку. – Мы покачаемся на веточках завтра, хорошо? А сейчас мы пойдем домой, папе надо поговорить с дядей.

– Дядя! – трехпалая мохнатая ручка вытянулась в сторону Медведя. – Дядя хороший!

– Да, сокровище моё, дядя хороший, – подтвердила женщина, на всякий случай удерживая обезьянку за пазухой. – Пойдем домой, мама даст тебе вкусную ягодку!

– Дяде нужно гулять! – обезьянка проигнорировала слова матери. – Там! – кривая лапка ткнула в сторону Эпицентра, и тут же вцепилась в материнскую одежду: – Папа! Я хочу к папе!

Обезьянка вывернулась из рук женщины, выскочила из-за пазухи и одним прыжком преодолела пятиметровое расстояние, приземляясь на плечо спешащего ко всем Тимура.

– Асенька! – мужчина бережно поцеловал в мохнатый лобик сверкающее лишенными зрачков желтыми глазами существо. – Доча, пойдем домой, у нас гости. Папе нужно с ними поговорить, а потом мы с тобой поиграем в прятки!

– В прятки! – обезьянка издала скрежещущий скрип, который, судя по всему, обозначал радость, и совсем по-обезьяньи запрыгала на отцовском плече: – Хочу! Хочу! Хочу! В прятки! Пошли!

Неожиданно она высоко подпрыгнула, покидая плечо Тимура, вновь оказалась на дереве и тут же спрыгнула с него на Лаванду, ловко повисая у неё на руке. Родители обезьянки опешили, мгновенно приходя в ужас, и осторожно двинулись к Лаванде, не спуская глаз со своего ребенка.

– Асенька, золотце, иди к маме! – женщина пыталась скрыть испуг, но дрожащий голос выдавал её. Мысль о том, что произойдет, если обезьянке вдруг взбредет в голову расцарапать лицо девушке, пришедшей с двумя людоедами-убийцами из ОСОП, погрузила её в панику.

– Тётя! – обезьянка стремительно вскарабкалась ей на плечо и вновь ткнула лапкой в сторону Эпицентра: – Тётя гуляла там! Дяде тоже нужно гулять! Там! – Мохнатая мордочка заглянула в глаза Лаванде: – Ты будешь играть со мной в прятки?

– Обязательно! – улыбнулась Лаванда. – Кто первый прячется?

– Я! – обезьянка явно обрадовалась и тут же прыгнула матери на грудь: – Мама! Пошли домой!

Женщина осторожно прижала к себе обезьянку и поспешно направилась обратно в тупик, что-то ласково рассказывая ей по пути. Поравнявшийся с Лавандой Тимур выдохнул и стер со лба пот.

– Извините, – он скользнул испуганным взглядом по Лаванде и перевел его на Медведя, пытаясь понять, не привело ли того поведение обезьянки в бешенство. – Ася у нас очень адекватная! Она никогда раньше не прыгала на тех, кого видит впервые! Она боится незнакомых людей! – Тимур вновь посмотрел на Лаванду: – Как вы себя чувствуете? Вас не тошнит?

– Всё в порядке, вам не о чем волноваться, – заверила его девушка. – У меня хорошая адаптация к токсичным ферментам живых форм Ареала. Я же говорила, у меня имеется некоторый опыт. У вас очень активная девочка, ей не опасно перемещаться по местности, нашпигованной ловушками?

– Перекрытия волчьих ям выдерживают вес в двадцать килограмм, – слова Лаванды успокоили Неприсоединившегося, и он снова расслабился. – Ася весит всего семь. И она не любит ходить по земле. После лечения она стала гораздо спокойнее… Подождите минуту!

Он заторопился к жене, и оба Неприсоединившихся забрались под раскидистый куст, стоящий возле дерева, по которому спустилась обезьянка. Куст тоже оказался крышкой люка, и не произнесший ни слова Медведь полез следом за Надей в лаз, мрачно размышляя на ходу о том, насколько серьезно стоит воспринимать сказанное обезьянкой. Второй подземный ход был выстроен добротно. Высотой в рост обычного человека и шириной в метр, стены и потолок выложены бревнами, на стенах нефтяные светильники из гильз крупного калибра, на полу брошены какие-то циновки. Заканчивался этот проход подземным помещением размерами три на три метра, в каждой из стен которого виднелся точно такой же освещенный проход, ведущий дальше. Помещение, похоже, являлось чем-то вроде жилой комнаты, и было облагорожено достаточно неплохо по меркам Ареала. Скорее всего, остальные ходы ведут в другие такие же «комнаты», ведь отрывали всё это подземным способом, значит, копателям приходилось обходить корни деревьев и каменные глыбы…

– Присаживайтесь! – мать обезьянки усадила гостей на довольно неплохие кресла без ножек, установленные по углам «комнаты». – Ужинать будете? У нас есть отличные ягоды Токсичной Крапивницы, мясистые и крупные, свежие, только вчера из Желтой Зоны! Асеньке очень нравятся… – Она замялась: – Только… вода у нас обычная… с Большой Земли… здесь же к водоемам нельзя подходить… Я не знаю, вы такое пьёте…

– Пьём, – успокоил её Медведь. – Угощать нас не нужно, мы сыты, как раз перед выходом к вам съели пару уголовников, удачно под руку подвернулись. – Он боковым зрением заметил, как округлились глаза у Лаванды, и добавил: – Ассистентке нашего врача стаканчик воды не помешает.

Надя, бормоча что-то из области слегка перепуганного гостеприимства, заторопилась к канистре с водой, и Медведь кивнул Тимуру, мол, поговорим, пока женщина хозяйничает? Тот уселся на циновку рядом с креслом майора и невольно покосился на лежащий на коленях здоровяка пулемёт.

– Тимур, можешь организовать нам встречу с контрабандистами через соседей? – Медведь посмотрел в сторону Айболита с Лавандой. Военврач рассказывал Наде о необходимости проведения медосмотра, Лаванда распаковывала контейнер, извлекая медицинские причиндалы. – Что для этого нужно сделать? Мы заплатим, деньги у нас есть. Но нам нужно вывести людей срочно и с гарантией.

– С контрабандистами не бывает никаких гарантий, – покачал головой Непр. – Их же все разыскивают, и бандиты, и власти, что в Ареале, что за ним. Они, может, и согласятся вывести кого-нибудь, не знаю. Только что потом? Их могут засечь патрули на Нейтралке и всех убить. Вместе с вашими друзьями… – он запнулся, – если они люди. А даже если их не заметят, то как бы они сами не убили ненужных свидетелей, ведь теперь кто-то знает, как они через Нейтралку с грузом проходят. А за контрабандистов РАО премию платит. И теперь Наёмники с Нефтяниками тоже. И честность контрабандистов никак не проверить, скажут, что перевели через Нейтралку, и поди, докажи, что это не так. В этих краях за Нейтралкой сотни километров тайги необжитой. Может, ваших друзей дикие звери задрали, или они сгинули в болоте… Тут ведь мало через Нейтралку перейти. Надо ещё в тайге не погибнуть. Поселки тут все наперечет, и в каждом есть гарнизон внутренних войск и отделение ФСБ. Чужих сразу заметят. Почему вашим друзьям не перейти там, где все переходят?

– Нельзя им ненадежным людям на глаза показываться, – покачал головой Медведь. – Ничего хорошего из этого не выйдет. Мы там никому доверять не можем, и губить друзей не станем. Так что выбор у нас небогат. Придется как-то с контрабандистами договариваться. Придумаем что-нибудь. Нам, в общем-то, немного надо: довести троих до любого поселка, где есть мобильная связь, не принадлежащая «Ареал-Телекому». Они семьям своим позвонят, успокоят, что живы-здоровы, да и вернутся. А через РАО позвонить нельзя, мы же все в розыске, за нас награды объявлены. Так что те номера, на которые надо позвонить, в сети «Ареал-Телекома» заблокированы. Не дозвонишься.

– Всё так просто? – осторожно уточнил Тимур, во взгляде которого нетрудно было угадать, что Непр прекрасно понял, что всё более чем сложно. – Если вам нужно всего лишь позвонить, то, может быть, я смогу найти способ. Но для этого придется договариваться с людьми, которые живут не в Ареале, и я не знаю, согласятся ли они… ну… вы понимаете…

– Сколько? – здоровяк разглядывал Айболита, натягивающего белый медицинский халат прямо на «Эмку». Шлем-сферу и автомат военврач уже снял, явно планируя заменить их стетоскопом, докторской шапочкой и стерильной лицевой маской. В целом новый образ санинструктора обещал быть достаточно жутким, чтобы перепугать любого нормального ребенка, но сидящей на плече у матери обезьянке это, похоже, казалось чем-то забавным. – Я же сказал, деньги у нас есть. Только не проси достать волшебный пень из Красной Зоны. Его не существует, это обман. Мы проверяли.

– Пень? – Тимур непонимающе нахмурился. – Я не знаю ни о каком пне. Денег нужно тридцать тысяч долларов. Но это не мне, это тем, кто встречать будет, если согласятся. Только… – он снова замялся, – я сейчас не могу никуда уходить… некому будет детей кормить…

– Вам что, ягодок в Желтой насобирать? – Медведь вперил в Непра суровый взгляд, и тот испуганно опустил глаза. – Понятно. Что надо лично тебе?

– Мне ничего! – заторопился Тимур. – Но у наших друзей проблема, их сынишка начал проявлять гиперактивность, он не сидит на месте, не слушается родителей, дерется с детьми, забирается на ветви и швыряется шишками в зверей, за это его вчера покусала жалохвостая белка. Он стал почти неуправляем, и его приходится держать на поводке даже дома. В одной из семей наших соседей, ну, в том поселении, что общается с контрабандистами, двенадцать Выбросов назад ребенок вел себя так же, а семь Выбросов назад перегрыз цепочку поводка и убежал в Эпицентр. Родители пытались его догнать в Желтой, он долго прыгал по деревьям, дразнился, указывал ручкой на Эпицентр и, в конце концов, скрылся в Красной… Теперь мы боимся, что с ребенком наших друзей случится беда…

– Я надеюсь, ты не хочешь, чтобы мы искали в Эпицентре удравшую от горе-родителей обезьянку? – осведомился Медведь. – Если её там давно уже сожрали, то мне могут в этом и не признаться.

– Нет-нет! – тихо воскликнула Надя, оборачиваясь к майору. – Бенечка ещё здесь, его не надо искать! Но он постоянно пытается сорваться с поводка… – она невольно прижала к себе дочь, – а Асенька после вашего лечения стала очень спокойной… может быть… вы смогли бы как-то помочь нашим друзьям… Мы очень переживаем за них…

– Надя, займись Асей! – строго прошептал Тимур, укоризненно глядя на жену. – Я сам поговорю! Это была моя мысль оставить им наши координаты, ты, если помнишь, была против!

Женщина поспешно отвела взгляд и отвернулась к Айболиту, подставляя обезьянку по стетоскоп.

– У нас очень маленькое поселение, – извиняющимся тоном продолжил Непр. – Всего три семьи. Шестеро взрослых и трое детей. Одна из женщин беременна и не может ходить в Зоны. Кто-то в дневное время должен сидеть в гнезде на дереве, следить за окрестностями. За пищей для детей приходится ходить в Желтую, в Зеленой не растет то, что они любят. Идти надо хотя бы вдвоем, в одиночку уже совсем опасно, ногу подвернешь, или зверь укусит – помочь будет некому. И за детишками надо приглядывать, а Беня никого теперь не слушается, с ним приходится сидеть отдельно. Вот и получилось так, что свободными только два человека остаются, я и Тимофей. Мы в Зоны и ходим. Если я с вами уйду, один он останется. А поход этот больше, чем на сутки. У деток еда закончится. Поэтому срочно не получится. Завтра мы за едой пойдем, послезавтра вернемся. Потом Шестой день наступит, нельзя из Ареала выходить. Если Выброс на Большой Земле застанет, назад не вернемся, а если затянется, то… – он перекрестился двумя пальцами, – вы же понимаете, у нас дети! Вот если бы Бенечка был спокойный, как раньше, то его можно было бы с остальными детишками оставлять под присмотром одного человека, тогда с Тимофеем кто-нибудь другой за едой пойдет, а я хоть прям сейчас пойду искать тех, с кем надо договариваться!

– Понятно, – Медведь спрятал тяжелый вздох. Непр нёс какую-то чушь, его доводы можно опровергнуть, наверное, десятком различных аргументов, не считая силовых. Но причина его сбивчивого лепета ясна, как день: родители обезьянок сидят на рабском поводке у Ареала без шансов сорваться. Всё, что касается их драгоценных обезьянок, для них сродни тяжелому наркотику, тут всё на порядок сложнее, чем у родителей обычных детей. Ареал умеет быть убедительным, и это Медведь сегодня испытал на себе. Здоровяк едва заметно поморщился, вспоминая ледяную боль, и окликнул санинструктора: – Айболит, можешь что-нибудь сделать? Нам бы не затягивать.

– В качестве превентивной меры – успокоительное, – военврач отвлекся от обезьянки Аси. – Дальше нужно разбираться.

– Необходимо получить точное представление о психомоторике ребенка, – заявила Лаванда. – Не исключено, что гиперактивность вызвана возрастными изменениями, но также возможно, что это результат влияния ферментативной составляющей часто употребляемых в пищу продуктов. Я уже сталкивалась с подобными проявлениями среди… ммм… в Ареале. Мы должны осмотреть ребенка и задать несколько вопросов его родителям.

– Я сейчас их позову, – Тимур подскочил с сумасшедшим блеском в глазах и торопливо скрылся в одном из ходов. Через минуту он вернулся с остальными обитателями подземного поселения.

Двое мужчин с обезьянками, один из которых, Тимофей, был знаком Медведю по торговым сделкам в магазине Водяного, и две женщины. Одна из них, находящаяся на последнем месяце беременности, оказалась женой Тимофея, другая смотрела то страдальчески-жалобно на Айболита, то страдальчески-испуганно на своего мужа. Тот держал на короткой цепи, пристегнутой к шлейке, их ребенка, и это явно стоило ему определенных усилий. Обезьянка прыгала, не переставая, скача по родителям, полу, стенам, снова по родителям, и то и дело норовила броситься на обезьянку поменьше, которую держал на руках Тимофей.

– Беня, Бенечка, успокойся, мы пойдем гулять завтра! – пытался успокоить ребенка отец.

– Сейчас! Сейчас! – скрежетало непоседливое существо. – Гулять сейчас! Играть! Пусти! Пусти!

Айболит с Лавандой немедленно погрузились в пучину любимой биологии, и Медведь закрыл глаза. Да… Попали на ровном месте. Кто бы мог подумать, а ведь ничто не предвещало такого увлекательного поворота событий. Интересно, сколько дней придется здесь провести, если не заковать Айболита в наручники и не вывезти на Базу силой?

– Медведь – Туману! Медведь – Туману! – эфир сильно шипел помехами.

– На связи! – откликнулся майор. – Как принимаешь меня?

– Шипит, – ответил Берёзов. – Но слышно нормально. Мы вернулись. Ты далеко от поляны?

– Не так, чтобы очень, но мы под землей. Быстро не выберешься. Вы что-то рано вернулись.

– Ситуация изменилась, – протрещала рация. – Необходимо обсудить. Срочно.

– Иду. – Медведь встал с кресла, пригибаясь под низким потолком, и подозвал Тимура: – Пошли. Мне нужно поговорить с друзьями, это рядом. Заодно расскажешь, как будем через Нейтралку идти, и что нужно приготовить. – Он кивнул на бурно закипевший медосмотр: – Всё равно это надолго.

Непр заметно испугался, но не стал спорить, лишь тихо предупредил жену и остальных, что уходит по делу, и молча повел Медведя к выходу. На улице висели поздние сумерки, видимость сократилась ещё сильнее, и серебристые нити Паутины начали тускнеть, уступая пальму первенства Студню, языки которого с наступлением темноты светились всё ярче. Тимур шел по маршруту среди волчьих ям осторожно и иногда останавливался, убеждаясь, что двигается правильно. Медведь отметил, что совсем не видит натоптанной тропинки, хотя бы совсем небольшой, ведь если Непры ходят здесь постоянно, она должна была образоваться.

– Дорогу забыл? – прогудел здоровяк, когда Тимур в очередной раз остановился и присел на корточки, рассматривая путь перед собой. – Не заблудишься на ночь глядя?

– Мы этой дорогой редко ходим, – признался Непр. – В ту сторону далеко не уйти. Обычно мы выходим из противоположной норы, она в другой комнате начинается. Там место чище, и почти прямой путь к заброшенной дороге открывается. Но там мы часто ходим, поэтому тропинка образовалась, по ней легче ловушки обходить, главное помнить, какое ответвление к волчьей яме ведет, а какое настоящее. А здесь лучше поосторожней, в темноте можно и перепутать.

– Часто беспокоят? – Медведь забросил за спину «Печенег» и полез за Тимуром во второй подземный ход. – Большей глухомани, чем здесь, найти сложно. Не каждый сунется.

– Каждый не суется, – согласился Непр. – Господь миловал. – Он снова перекрестился двумя пальцами. – От «диких» можно спрятаться или оторваться, они по Ареалу ходят плохо. Но иногда приходят злые люди специально по нашу душу. Эти Зоны хорошо знают, и боевиков с ними много.

– Охотники? – уточнил майор, стараясь дышать в полвдоха, чтобы было легче протискиваться через узкий лаз. – Обезьянок ваших ищут?

– Ищут, – понуро подтвердил Тимур. – С тех пор, как год назад один из… – он запнулся, – один из детей таких, как мы, предсказал Выброс за пятнадцать минут, житья нам совсем не стало. И всем плевать на то, что шестимесячный ребенок сделал это несознательно, и что получилось это у него всего один раз, и что именно он был первой… первым рожденным в Ареале ребенком, который вляпался и погиб в аномалии… Если раньше нас просто не любили из-за наших детей, то теперь разыскивают, чтобы их отобрать. – Тихий голос Непра сорвался на сбивчивый шепот из-за наплыва эмоций: – Они не желают понимать, что это всего лишь дети, только что появившиеся на свет! Маленькие, несчастные человечки, которые всего лишь пытаются выжить! Которым нужно детство, игрушки, родители! Они не будут ничего предсказывать, если их посадить в клетку, они просто умрут от страха и тоски! Они в домашних-то условиях его толком предсказать не могут!

– Народ считает, что если обезьянка подрастет, то будет предсказывать без ошибок, – Медведь выбрался из лаза и стряхнул с плеч земляные комья. – Они же умеют чувствовать аномалии.

– Когда немного подрастают, то умеют. Но Выброс это не аномалия! – возразил Тимур. – Дети предсказывают его плохо, часто ошибаются, а если нет, то предупреждают за пять-шесть минут! Может быть, с возрастом у них это станет получаться лучше, но это потом! Самому старшему из… – он горестно вздохнул, – из обезьянок было полтора года, и он тоже убежал в Эпицентр!

– Ну, может, они вернутся ещё, – попытался ободрить незадачливого папашу здоровяк.

– Мы все на это надеемся, – в голосе Непра сквозила безнадежность. – Но отпускать своих детей никто не хочет. Я когда чуть без глаз не остался, очень испугался, что не дослежу за Асей. Мы ведь к Водяному из-за того и решились пойти, потому что он один из вас. Все говорят, что вы… забираете к себе женщин из Зеленой Зоны и… эээ… живете с ними. Поэтому мы надеялись на то, что у Водяного тоже есть дети, и он нас примет…

Медведь подумал, что дети у Водяного действительно есть, но ему крупно повезло обзавестись дочерью до близкого знакомства с Ареалом. А ещё надо как-нибудь привезти сюда Бэмби и показать ей обезьянку. После этого она от него точно отстанет. Наверное. Здоровяк представил себе Бэмби, счастливо сообщающую ему, что у них будет обезьянка. Пожалуй, получив такую новость, он заглянул бы на склад. Где-то там лежала отличная бензопила, совсем новенькая. Медведь криво ухмыльнулся. Почему-то никто из родителей обезьянок к таким выводам не пришел, а ведь их в Ареале не так уж мало. По слухам, не меньше сотни. Обезьянок, в смысле. И по этим же слухам, родители обезьянок, мягко говоря, сильно привязаны к своим желтым и пушистым детишкам. В чем лично он только что имел возможность убедиться. Поэтому среди молодых женщин, которым выпало ни с чем не сравнимое счастье жить в Ареале, самым востребованным товаром являются контрацептивы всех мастей и видов, и даже уголовники закупают их тоннами для своих борделей. А вот родители обезьянок, судя по жене Тимофея, уже не переживают на эту тему. Возможно, Рас прав, когда говорит, что Непры больше принадлежат Ареалу, чем остальные счастливые обладатели Зуда.

– Дальше я поведу, – Медведь незаметно достал «Ариадну» и сжал её в кулачище. Для надежности он заранее снял перчатки с обеих рук, перевесил пулемет на грудь и придерживал его тем самым кулаком под ствольной коробкой. Так Непру «Ариадну» не разглядеть, тем более сзади. Предположения он может строить всякие, но увидеть ничего не увидит, это главное. – Посторонись! – Он обогнал Тимура и быстрым шагом двинулся вперед, обходя вспыхнувшие вокруг сгустки смертельной энергии: – Иди за мной, не отставай!

Непр поспешно прибавил шаг, озираясь по сторонам в поисках агрессивно настроенного зверья. До поляны дошли быстро. Болтовский «Газик» стоял на прежнем месте, только уже развернутый в сторону Базы. Туман, Рас и Болт стояли возле машины, дожидаясь Медведя, задняя дверца была открыта, и через неё было видно Ферзя. Салмацкий по-прежнему напоминал изваяние, однако теперь его руки сковывали наручники, и сидящий рядом Рентген не спускал глаз с пленника. Тимур, увидев столько вооруженных людей и машину посреди леса, запаниковал и отступил в кусты.

– Это свои, – обернулся к нему Медведь, – не бойся, не съедят. Выходи, заодно познакомишься.

– Пусть пока там посидит, – неожиданно произнес Болт, – потом позовём. Поговорить надо.

Сталкер кивнул Рентгену, тот вылез из машины, захлопнул все двери и подошел к ним.

– Что стряслось на этот раз? – здоровяк посмотрел на Раса, убирая в карман «Ариадну»: – Ферзь выпил всю водку и теперь отказывается выходить из машины?

– У них нет Зуда, – тихо произнес молодой сталкер, убеждаясь, что затаившийся в кустах Непр не слышит их разговора. – Ни у кого. Даже у Ферзя.

– Это как так? – опешил здоровяк, переводя взгляд на Болта. – Совсем нет?!

– Не совсем, – ещё тише ответил Болт. – Я пытался разобраться, но там всё непросто. У Тумана Зуда нет. У него что-то с головой…

– В этом никто не сомневался! – негромко воскликнул Медведь. – Ещё с того момента, когда он вместе с тобой полез между двух аномалий размером с колхозное поле.

– Спасибо, – флегматично изрёк Берёзов. – Ты настоящий друг.

– Я не о том, – Болт жестом прервал обоих. – У него что-то изменилось в голове с тех пор, как он вышел из Желтой Зоны, в которой не помнит, где пробыл несколько дней. Я когда внутрь его головы смотрю, сразу свою бабку вспоминаю, только она почему-то выглядит очень молодо… – Сталкер нахмурился и несильно потряс головой, словно отгоняя видение, – странно… В общем, Зуда у него нет. У Ферзя тоже что-то с головой, но там совсем по-другому. Опухоль у него в мозгах, маленькая ещё, но будет расти. Словно ему Зуд на неё заменили, и вместо Зуда его убьёт она. Правда, не через два дня, но за два-три месяца справится. У Рентгена Зуд есть, но на нем «Живая Вода», она Зуд как бы блокирует. Но она не может существовать вне Ареала долго. Я на неё внимательно смотрел, тут без ошибок. Девять дней без Ареала – и «Живая Вода» выдохнется. Она из Ареала силы берет. Тут она вечная. За пределы вышел – начался обратный отсчет. Так что или возвращайся к Ареаловской воде, или останешься без неё.

– К воде?! – округлил глаза Медведь. – Там же Зов! Ах, да… она же против него и сделана…

– «Живая Вода» жидкостный артефакт, – Болт кивнул, подтверждая догадку Медведя. – Для восстановления ей нужна вода. Местная. В общем, так: Ферзь через девятнадцать с четвертью часов станет полностью самостоятельным. У Рентгена есть девять суток безбедного существования без Ареала. Туману вообще море по колено.

– Нам необходимо срочно покинуть Ареал, – вступил в разговор контрразведчик. – Желательно, немедленно. Я вызову помощь, как только окажусь в зоне покрытия мобильной связи. Нам необходимо отыскать подходящее место, чтобы её дождаться. На данном этапе крайне важно сохранить свидетеля. Мы должны переместить его в надежное место до того, как он начнет чинить нам препятствия. Что можно сделать для того, чтобы максимально быстро покинуть местность, в которой Белов хозяйничает безраздельно?

– Легко сказать… – Медведь устало потер глаза, обдумывая услышанное. – Такие мероприятия неделями готовятся… Надо Непра спросить, он сказал, что может с кем-то поговорить, но у него там свои заморочки. Они поддерживают вашу добрую традицию: у них тоже что-то с головой. Только на почве своих обезьянок. Так за них трясутся, что нормально соображать перестают.

Здоровяк коротко ввёл всех в курс дела. С минуту Рентген размышлял над полученной информацией, после чего уверенно заявил:

– Договариваться этому человеку ни с кем не придется. Он сам в силах осуществить нелегальную транспортировку. Это очевидно: Неприсоединившиеся подвергаются преследованиям со всех сторон, они опасаются открыто перемещаться по Ареалу, но им в любом случае необходимо пополнять запасы воды и пищи. Достать которые можно либо у торговцев, либо вне Ареала. При этом поселение вашего знакомого немногочисленно, что резко снижает боеспособность, но повышает скрытность. Они также не ведут дел с контрабандистами, хотя это проще и дешевле, чем добираться до магазинов или Приемных Пунктов. Вопрос безопасности в данном случае – не более чем отговорка. Ничто не мешает им проводить торги с контрабандистами совместно со своими соседями, более того, это повысило бы боеспособность обоих поселений. Следовательно, у этого человека есть собственный канал поступления товаров с Большой Земли. Необходимо мотивировать его помочь нам. Разумно было бы сыграть на его родительских чувствах. – Контрразведчик перевел взгляд на Тумана: – Мы можем попросить Лаванду остаться в его поселении на несколько дней в качестве педиатра? Это был бы существенный рычаг воздействия. Женщина в любом случае выглядит менее опасной, нежели мужчина с оружием, пусть даже он и военврач. Айболит должен убыть на Базу, предварительно уведомив Неприсоединившихся о том, что вернется с необходимыми лекарствами. Если их детям не нужны медикаменты, с нашей стороны будет разумнее пойти на обман и утверждать, что прием неких препаратов необходим для предотвращения побега в Эпицентр.

– А если за это время какая-нибудь обезьянка всё-таки сбежит, – хмуро уточнил Туман, – то эти люди Лаванду убьют из мести или от возмущения?

– Это предложение, а не приказ, – Рентген был бесстрастен. – Кроме того, анализ их действий позволяет предположить, что на месть они не решатся. Они боятся ОСОП и ещё больше боятся за своих детей. Крайне маловероятно, что за двое суток убегут все дети-мутанты.

– То есть её не станут убивать, а попросту выставят за дверь, – успокоился Берёзов. – Я могу оставить ей свою «Ариадну»…

– …и дикие звери сожрут её вместе с Лавандой, – закончил за него Медведь. – Жалко же «Ариадну»! – Он покосился на насупившегося Берёзова: – Шучу, Туман, шучу. Сейчас что-нибудь придумаем, только не называй свою обезьянку в мою честь, я тебя очень прошу!

Здоровяк обернулся и поискал глазами Тимура. Вокруг окончательно стемнело, Паутина погасла, и разглядеть одетого в маскировочный халат Непра с «Невидимкой» было совершенно невозможно.

– Тимур, ты ещё не сбежал? – поинтересовался Медведь. – Подойди, тут дело по твоей части.

От утопающих в темноте кустов бесшумно отделилась тень в виде человеческого силуэта. Непр приблизился к майору и остановился в паре метров от «Газика». Он кивнул Расу, потом с опаской указал на машину и что-то беззвучно произнес, явно не решаясь подходить ближе.

– Привет, Тимур, – поздоровался в ответ Рас. – «Тишь» сними, не слышно тебя!

Медведь подумал, что Непр явно в панике, раз подключился к этому мету. Наверняка уже несколько раз хотел убежать, но не смог решиться.

Тимур спохватился и торопливо сунул руку в набедренный карман для метов. Он извлек оттуда почти плоский мутный минерал округлой формы и переложил его в обычный карман.

– На этом месте крупная Грава сидела больше года! – Непр инстинктивно посмотрел на УИП. – Я её вчера здесь видел. Этой машины не было… и зверей вокруг не стало. Это аномалия?

– Нет, – Медведь для пущей очевидности постучал пальцем по борту «Газика», но едва он коснулся свежевыкрашенного железа, тело изнутри хлестнуло обжигающе-ледяной болью. Дыхание перехватило, и здоровяк невольно выдохнул: – Чистый он, не обращай внимания, это же Ареал. У нас тут форс-мажорные обстоятельства. То, о чем мы с тобой говорили, нужно организовать прямо сейчас. Поможешь? Мы отблагодарим. До твоего возвращения наша девушка-врач позанимается здоровьем ваших детишек, понаблюдает за беременной, назначит нужные процедуры, поможет женщинам. Айболит вам медицинских препаратов принесёт, чтоб обезьянки не шалили. А это тебе лично от меня! – Здоровяк отстегнул свой УИП и протянул его Непру: – Бери. Он работает в Желтой Зоне, радиус обнаружения два метра и четыре сантиметра. Скоро о том, как такое возможно, узнают все, но у тебя такой УИП будет у первого. Что ещё… Денег дадим. Рас, сколько у нас с собой?

– Пятьдесят тысяч грина, – ответил молодой сталкер. – Можно потом с Айболитом ещё передать.

– Я… – сглотнул Непр, не ожидав подобного, – мне нужно посоветоваться с женой и друзьями…

– Пойдем, посоветуешься, – одобрил Медведь. – Нам всё равно возвращаться. Лаванда ещё не в курсе, что у вас остается, да и Айболита нужно за лекарствами отправить. – Он окинул взглядом тихо паникующего Непра и тихо вздохнул: – Вдвоем пойдем, не бойся. Остальные здесь дождутся.

– Я могу провести только троих, – Тимур взял себя в руки и спрятал подаренный УИП. Похоже, до рождения обезьянки он не был робким человеком, и даже теперь собирать волю в кулак ему удавалось лучше своих собратьев по родительскому долгу. – Я не вру. Если идти надо прямо сейчас, то до границы с Нейтралкой берите хоть всех… своих… – он невольно бросил взгляд на предплечье Рентгена, на котором не было УИПа. – Но дальше пройти смогут только четверо. Я и ещё трое. И надо Надю с Асей предупредить. Они будут волноваться, Асе это вредно.

К убежищу Непров возвращались в кромешной тьме, подсвеченной многочисленными лужицами Студня. Подрагивающие призрачные языки синего цвета ничего не освещали вокруг себя, и только отвлекали внимание, из-за чего новичкам не рекомендовалось ходить по Зеленой ночью. Оставшийся без УИПа Медведь снова шел впереди, чем нагнал на несчастного Непра ещё больше страха. Прячущий кулак с «Ариадной» под пулеметом здоровяк двигался быстро, по пути раздумывая о том, удастся ли как-нибудь переделать перчатку «Эмки» для ношения уникального мета. Ведь есть же на шлем-сфере кармашек для «Филина»…

В норе Неприсоединившихся царило счастье и умиротворение. Гиперактивная обезьянка получила инъекцию чего-то полезного, и теперь тихо возилась в углу с мамашей, очищая какой-то не то фрукт, не орех из Желтой Зоны, остальные все ещё проходили медосмотр.

– Медведь, могу ли я остаться здесь хотя бы на двое суток? – Лаванда встретила его вопросом прямо на пороге, и майор удовлетворенно отметил про себя, что одной проблемой стало меньше. – Эти люди очень пугливы, мне не удалось убедить их посетить медицинский кабинет на вашей Базе. – Это известие привело Медведя в восторг. – Но они готовы пройти полное обследование на дому.

– Оставайся, если нужно, – авторитетно согласился здоровяк. – Рация есть?

– Да, – Лаванда вынула из кармана комбинезона портативную радиостанцию. – Мне выдал её один из ваших людей. Он предупредил, что она не работает в Желтой Зоне.

– Осколки у нас все наперечет, – вздохнул Медведь. – Как раздобудем лишний, сделаем тебе и рацию, и УИП. Пока этой будет вполне достаточно. Отсюда она где-то на километр цепляет, так что когда мы за тобой вернемся, будем вызывать заранее, чтобы Непров лишний раз не пугать.

– Их реакции действительно… – она понизила голос, – …гипертрофированы… в определенном плане. Это одна из причин, требующих изучения. Раз в плане ремутации Ареала нам кроме самих себя рассчитывать не на кого, то любые исследования людей, попавших под влияние пси-поля…

– Однозначно с вами согласен! – майор сделал серьёзное лицо. – Но гарнитуру рации из уха не вынимать! Для всякой научно-медицинской машинерии у вас имеется второе ухо. Это понятно? Потом сожалеть и извиняться будет поздно. И некому.

– Я поняла, – Лаванда послушно подключила рацию к гарнитуре и надела раковинку на ухо. – Эти люди рассказывают вещи… слабо совместимые с понятием «цивилизованный мир». – Она на мгновение замялась: – Медведь, присмотрите, пожалуйста, за Туманом… ещё одной его гибели я точно не перенесу. У меня здоровое сердце, но всему есть предел.

– Пригляжу, какой разговор, – кивнул здоровяк. – Я тут за всеми приглядываю. Работа такая.

Лаванда улыбнулась и поспешила к следующей мамаше, ожидающей с обезьянкой на руках. Медведь несколько минут разговаривал с Айболитом, уточняя обстановку. Военврач не питал особых иллюзий. Гарантировать, что пара-другая уколов Икс-препаратов окажется сильнее всего Ареала, не может никто. Если обезьянки сбегают в Эпицентр потому, что это заложено в их природе, то тут ничто не поможет. Так это или нет, они с Лавандой и собирались выяснить. Попутно должна была накопиться некоторая база данных о биологии, биохимии и био-всякой-всячине, что позволит совершенствовать медицинские препараты и лучше понять Ареал. Пока же гиперактивную обезьянку можно подержать на успокоительном, чтобы не сбежала. И родители всеми руками «за». В общем, работы, как всегда, непочатый край, и было бы неплохо, если Лаванда будет сюда наведываться время от времени…

– Я готов, – к ним подошел Тимур. – Вы снова нас спасли, Беня впервые такой спокойный… – Он посмотрел на жену, сюсюкающую с Асей, и шагнул к выходу: – Отсюда до границы с Нейтралкой почти шестьдесят пять километров. Два часа придется идти пешком, до тайника с квадроциклами. Потом ехать ещё почти три часа и… эээ… не меньше часа на подготовку. Надо торопиться, чтобы успеть хотя бы до рассвета. Времени уже осталось мало.

– Успеем, – Медведь помрачнел, понимая, что его ожидает поездка на машине. – Идем.

На поляне всё было без изменений. Здоровяк сообщил о результатах, и Туман попросил пару минут, попрощаться с Лавандой. Он поправил гарнитуру рации и отошел в сторону, негромко вызывая девушку. В ответ на вопросительный взгляд Медведя Рентген ответил:

– Мы решили, что со мной целесообразнее пойти Туману. Его профессиональная подготовка более соответствует поставленным перед нами задачам. Кроме того, я не уверен, что смогу быстро и полностью оградить Болта от некоторых неизбежных неудобств.

– Закроют они меня в клинике, – усмехнулся Болт. – Не в ФСБшной, так в контрразведческой. Я лучше здесь останусь. Дело у меня… – Он неопределенно посмотрел в сторону Эпицентра и кивнул на тихо разговаривающего по рации Берёзова: – А Туман попросту не скажет никому, что у него Зуда нет. Заявит, что с каждым днем боль всё сильнее, покричит-пострадает, если что… Его и отпустят.

– Непр говорит, что Нейтралку лучше пересекать в темноте, – Медведь хмуро уставился на «Газик». – А добираться до неё долго. Рас, пойди, поговори с ним, пока он опять не разнервничался. Айболит говорит, что присутствие чужих людей вблизи убежища вызывает у них страх. Так Ареал заставляет их лучше беречь своих обезьянок. Заодно подумай, как заманить его в машину.

Молодой сталкер кивнул и ушел к Тимуру. Тот сидел у самого края поляны вплотную к высокому кусту, стремясь слиться с его тенями. Майор проводил Раса взглядом, после чего спросил ещё тише:

– Болт, ты за Нейтралку выехать можешь? В твою машину невозможно выстрелить, тебе патрули не страшны. Может, отвезешь их, куда надо, а я вас здесь подожду?

– Дорога заканчивается вместе с Ареалом, – покачал головой сталкер. – Выехать невозможно. Там, на выезде, дорогу перегораживает бетонный блок. Сложно не понять такой намек. – Болт посмотрел на Медведя: – Сильно болит? Полчаса вытерпишь?

– Не хочет Ареал, чтобы я в твою машину залезал, – зло скривился здоровяк. – Не любит он её очень сильно. Непр сказал, что у границы Ареала переход ещё надо подготовить, и это не быстро. Я не стал расспрашивать, чтобы не пугать. В общем, чем больше нас будет, тем спокойнее. Так что я потерплю. Как-нибудь доеду.

– Садись после того, как Непра усадим, дверь я за тобой сам закрою, – Болт распахнул перед Медведем переднюю пассажирскую дверцу и вопросительно посмотрел на подходящего Тумана.

– Можно ехать, – ответил Берёзов и кивнул на гражданского: – Этот садится в машину сам? Или?

– Сейчас посмотрим, – произнес Медведь и окликнул молодого сталкера: – Рас?

Тот обернулся, потом что-то сказал Непру и указал на Ферзя и Рентгена, одного за другим усаживающихся в машину. Тимур выглядел испуганным, но почему-то смотрел не на «Газик», а озирался вокруг, поправляя повязку с «Филином» и напряженно вглядываясь в темноту. К удивлению Медведя, он быстро направился к машине следом за Расом и залез в багажник. Здоровяк уныло констатировал, что настала его очередь, глубоко вдохнул и рванулся в автомобиль. Он запрыгнул внутрь, опускаясь на переднее сиденье, но выдохнуть уже не смог. Обжигающе ледяная боль, словно шлифовальный станок внутри тела, вгрызлась в каждую клеточку, и дыхание перехватило. Конечности перестали подчиняться, и висящий на груди пулемет громко ударил стволом по рычагу коробки передач.

– Осторожнее, пулемет длинный! – заявил Болт. – Ты придержи его, я дверь закрываю!

Он захлопнул за сжавшимся от боли Медведем дверь, быстро обошел машину и сел за руль.

– Зомби меня точно здесь не увидят? У меня ребёнок! – Тимур испуганно пытался разглядеть что-либо из багажника через лобовое стекло. – Может, лучше на дерево влезть? С «Невидимкой» я…

Болт завел двигатель, и Непр умолк на полуслове. Медведь почувствовал, как боль становится терпимой, и посмотрел на Тимура в зеркало заднего вида. Тот ошарашенно молчал, глядя, как вспыхнувшие фары освещают тянущийся через голую степь проселок. Похоже, внутри «Газика» Ареал не может контролировать своих рабов, Непр не торопится разгрызать зубами брезент автомобильного тента и с истеричным визгом выпрыгивать на ходу…

– Что это? – выдохнул Тимур, вцепившись в стоящее впереди сиденье.

– Машина, – весело хихикнул Рас. – «ГАЗ-69». Правда, выхлопной трубы у неё я так и не нашел. И выхлопа тоже. Но в остальном идеально сохранилась! – Он сжалился над Непром и успокаивающим тоном объяснил: – Не бойся, Тимур, всё нормально. Это добрая аномалия, вроде Лизуна, только в ней ехать можно. Правда, она никого, кроме… ммм… нашего водителя не слушается, но и не вредит никому. Доедем до границы Ареала за двадцать минут, чего ноги по буеракам ломать!

– Там… – Непр ошарашенно смотрел в окна: – Там всё по-другому! Это не Ареал! Деревьев нет!

– Ну, да, деревьев нет, – согласился Рас. – Но это Ареал, просто отсюда всё выглядит иначе. Из Ареала на этой машине выехать нельзя, это же аномалия!

– Рас, – Рентген скосил на него глаза: – Не хочешь поговорить о чем-нибудь другом?

– Я никому не скажу! – мгновенно сориентировался Тимур. – Упаси бог такое рассказать, нас вообще днем и ночью искать станут, круглосуточно! – Он снова посмотрел в окно и указал глазами на Болта: – Как он понимает, куда ехать?

– Как-то понимает, – пожал плечами молодой сталкер, – не знаю. А куда нам надо?

– К Усть-Цильме, – в голосе Непра послышалась грусть. – Было раньше в этих местах такое село…

– Это где старообрядцы жили? – уточнил Рас. – Красивое место! Было… Я туда пару раз ходил, это на северо-северо-западе Ареала. Там теперь никто не живёт, нефть в окрестностях пропала, а село аномалии полюбили почему-то. – Внезапно молодой сталкер догадался: – А! Так вы все оттуда?

– Не все, а только мы вшестером, – буркнул Тимур, – наше поселение. Остальные Непры не наши.

– Понял, – Рас кивнул на полном серьёзе. – Это у вас на почве вероисповедания разногласия?

– Нет у нас никаких разногласий, – насупился Тимур. – Просто не наши они, и всё. Они поповской веры, а мы – истинной. Мы им не указываем, как жить, они нам не указывают. Сами по себе живём. Короче, нам к Усть-Цильме надо, а от неё ровно на север, до самой границы. Там заимка потаённая.

– Докуда доедем? – Рас вопросительно посмотрел на Болта. – Дорога не совсем туда ведет.

– Думается мне, что как раз туда… – негромко протянул сталкер, глядя вперёд.

В дальнем свете фар, выхватывающих из ночной темноты тянущийся вдаль проселок, было хорошо видно, что бегущая навстречу машине лента дороги имеет изгиб, уводящий правее.

– Она же была ровная! – удивился Рас. – Мы только что по ней ездили! А сейчас вправо уходит. По ходу, точно к Усть-Цильме должны выехать… если заметим её отсюда, конечно.

– Нас оттуда не заметят? – негромко поинтересовался Рентген.

– Нет там никого, – угрюмо заявил Непр. – Нельзя там жить. Чешуйчатые шакалы дома облюбовали, отродье бесовское! Их там не меньше трёхсот… И Пуха в селе больше, чем снега зимой. Даже к окраинам подходить опасно. – Он сумрачно вздохнул: – Триста лет мы в этих краях жили…

– А где теперь все? – спросил Рас. – Усть-Цильму вроде Катаклизмом не задело. Её уже потом Ареал поглотил. Или все Зуд заработали во время первой спасательной?

– В тот день Катаклизм до нас десяток километров не дошел, – Тимур поморщился, вспоминая события, превратившие его жизнь в одну бесконечную игру в прятки. – Поначалу-то мы не поняли, что произошло. Потом спасатели с Нарьян-Мара приехали, их из Москвы самолетами перебросили, искать выживших в деревнях да на нефтепромыслах. Мест наших они не знали, вот всех местных и сагитировали в помощники податься. Деньги хорошие платили. Много кто пошёл. Все Зуд и заработали, и я в том числе. Остальных, кто влезть в Ареал не успел, вверх по Печоре, в Хабариху переселили, когда Нейтралку строить начали. Потом ещё дальше, там государство начало старые поселки укрупнять, Окунев Нос сейчас большой стал. Теперь там райцентр, военный аэродром, «Ракета» по Печоре до Нарьян-Мара каждые четыре часа ходит, правда, только днём. Там почти всех здешних собрали, кто под Зуд не попал и уезжать из этих мест не захотел. В основном коми да старики. Работы-то в нашем краю теперь хватает. Кругом Внутренние Войска стоят, Нейтралку охраняют: вертолеты, аэродромы, техника, даже военные катера привели, Печору у Ареала патрулировать. Обслуживающий персонал в цене, люди из центра сюда ехать боятся. Зато богатенькие любители острых ощущений в наши края зачастили. Охота поблизости от Ареала у них нынче в моде.

– Кто бы удивлялся, – фыркнул Рас. – Дебилов всегда хватало, и до Катаклизма тоже. Особенно таких, кому толстый кошелек и кривые понты мозги заменяют. И что, ФСБшники их не гоняют?

– ФСБшники на них зарабатывают, – Тимур саркастически хмыкнул. – Сейчас на Ареале все зарабатывают, кто поблизости живет. Вкуснее пирога в наших краях не существует.

Медведь отстраненно слушал разговор Раса с Непром, пытаясь отвлечь сознание от непрекращающейся боли, и надеялся, что слова Болта о двадцатиминутной поездке не окажутся иносказательными. Судя по старенькому спидометру, «Газик» идет со скоростью шестьдесят километров в час. Ширина Зеленой Зоны составляет восемьдесят шесть километров сантиметр в сантиметр, и не меняется вот уже полтора года. Болт говорил, что радиус остального Ареала по состоянию на сегодня, 16 июля, зеркально равен ширине Зеленой Зоны, что-то вроде того, что ширина Желтой двадцать шесть километров, Красной – двадцать, а радиус Эпицентра – сорок. Итого выходят те же восемьдесят шесть километров. Но это ненадолго. Потому что ширина Зон остается неизменной, а диаметр Эпицентра растет. Однако прямо сейчас единственное, что занимало Медведя, тихо сходящего с ума от боли, это то, что с такой скоростью до указанного Непром места им придется ехать больше часа. А терпеть с каждой минутой становилось всё труднее, сознание гудело, в глазах плыло…

– Вот Усть-Цильма, – голос Болта вывел его из полуобморочного состояния. – Дальше дорога уходит на север. Тимур, далеко от границы Ареала твоя заимка?

Майор сфокусировал зрение и увидел, как свет фар выхватывает из ночной мглы стоящие по обеим сторонам дороги добротные деревянные дома, покрытые густым слоем невесомых ядовито-желтых хлопьев. Казалось, что село состояло всего из одной дорожной нитки, вдоль которой и располагались строения, за которыми не было ни других домов, ни огородов, лишь всё та же бескрайняя степь, погруженная в темноту ночи.

– Моего дома не видно… – негромко произнес Непр, вглядываясь в окно. – Другой улицей едем… это Нагорная… вон музей Журавского, а там Надин дом… – он на мгновение умолк. – Заимку так просто не увидеть, даже если рядом стоять. Но там есть холм приметный, с валунами, возле самой Нейтралки. Машину нужно за ним оставить, чтобы с Нейтралки не увидели, патрули когда проходят, то прожекторами светят. Дальше пешком будем искать.

– Вы её под землей выкопали что ли? – удивился Рас и тут же воскликнул: – Точно! Блин, я понял! Это подземный выход из Ареала! Он прямо в реку выводит, так?! В Печору! Это в Ареале реки нет, а за Ареалом она течет, как обычно! Вы прорыли лаз под землей и ныряете из него в реку! И вас не видно ни оттуда, ни отсюда! У меня был похожий способ в Зоны ходить, когда ещё Зуда не было, только не такой хитроумный! Ты сказал, что больше троих с собой взять не можешь, потому что у тебя только четыре акваланга!

– Только не рассказывайте никому, – Тимур снова насупился. – Иначе переловят нас на Нейтралке, там всё под наблюдением! Ночью прожектора и вертолеты, и катера постоянно ходят! А у нас дети! Им нельзя без родителей оставаться, они могут испугаться и убежать в Эпицентр!

– Не расскажем, у нас же договор, – успокоил его Рас. – Вы никому про нас, мы никому про вас. Нам так даже спокойнее. Слушай, Тимур, так вы что, после каждого Выброса новый подземный ход прокапываете? Ареал же на двести метров прыгает!

– Каждый раз из Ареала выходить опасно, – покачал головой Непр. – Говорю же, там охраны полно, они за водой тоже следят. Раньше пытались датчики под водой ставить какие-то, но около Ареала они почти не работают, и от этого отказались. Реку перегораживают противоводолазной сетью, а за поверхностью следят круглые сутки. Поэтому мы раз в три-четыре Выброса выходим, когда продукты заканчиваются.

– Сколько времени уйдет на выкапывание подземного хода? – Рентген бросил взгляд на часы.

– За час управимся, если поможете, – ответил Тимур и, увидев удивленный взгляд Раса, пояснил: – Мы его два дня назад выкопали. Сейчас надо только те метры прорыть, на которые Ареал вырос.

– Вы, что, в Первый день из дома до границы с Нейтралкой ходите? – округлил глаза молодой сталкер. – Там же зверьё бешеное, особенно у вас… А! – он довольно наморщил нос. – Понял! Вы заранее туда приходите и Выброс в старом подземном ходе пережидаете. Как только он заканчивается, вы идете копать новый. В метре от Нейтралки зверью тусить не интересно, а люди в первый день за порог не выходят. Можно спокойно копать целые сутки, а в этой глуши и двое. Хорошо вы устроились!

– Двое суток копать нельзя, долго! – возразил Непр. – Надо успеть выйти из Ареала до Нелетной погоды. Патрули на Нейтралке знают, что в первые два дня мало кто отваживается на походы, поэтому в это время охрана не особо внимательна.

Он посмотрел на Раса осуждающим взглядом, мол, ты тут теоретизируешь, типа, догадливый, и даже не понимаешь, каково нам приходится, после чего хмуро объяснил:

– Тяжело это. Выходить надо на Пятый день, чтобы к началу Шестого уже укрыться. Если Выброс долго не начинается, приходится еду экономить, воду-то можно просто через границу зачерпнуть. А если Выброс затягивается, то и вовсе поголодать придется. Но самое опасное – это сразу после Выброса к новой границе бежать. Как только мозги перестало сверлить и воздух из серого стал обычным, надо сразу выбираться. На пять минут опоздаешь – вокруг зверья столько будет, что на бегу загрызут. Мы однажды так проспали… – Он невесело вздохнул: – Пришлось два дня в старом подземном ходе сидеть, наружу нос высунуть было невозможно, зверьё бросалось со всех сторон. Как только вход не разрыли, не иначе Господь спас! – Непр перекрестился двумя пальцами. – Мы потом с голодухи еле ноги переставляли, пришлось к Перекупу за едой ехать, у нас всё закончилось, даже крошки подобрали… На обратном пути из магазина перекуповского наши квадроциклы «дикие» заметили, погнались, стрелять начали. Один квадроцикл пулями повредило, пришлось бросить, Тимофей еле успел ко мне запрыгнуть. Столько продуктов бандитам досталось… – Тимур снова вздохнул. – Божьею волею мы от «диких» ушли, оторвались, пока они наш квадроцикл потрошили. Бандиты потом по нашим следам идти пытались, но как до тупиков в буреломе дошли, назад повернули. Побоялись вляпаться. С тех пор мы под Выбросом по очереди спим, не дай Бог второй раз проспать!

Неторопливо бегущий по ночному проселку «Газик» начал сбрасывать скорость, и Медведь подобрался, предчувствуя если не окончание пытки, то перерыв уж точно. Автомобиль остановился, и майор увидел лежащий поперек дороги здоровенный бетонный блок, в который упирался свет фар. В терзаемой болью голове вдруг мелькнула мысль, что то неизвестное, которого так боится Ареал, не лишено своеобразного чувства юмора. В следующую секунду Болт сказал «приехали», и измученное тело Медведя ринулось наружу, лязгая пулеметом. Боль тут же пропала, в голове прояснилось, и здоровяк блаженно вздохнул, запрещая себе упасть и растянуться на травке. Майор взял пулемет на изготовку и вгляделся в окружающую местность.

Дорога с бетонным блоком, на которой стоял «Газик», упиралась в довольно высокий холм, закрывающий машину от взглядов с Нейтральной территории. Сама же граница между Ареалом и чистой землей представляла собой сюрреалистическое зрелище. Там, где заканчивалась Зеленая Зона, заканчивалась и поросшая белым мхом земля, без какого-либо перехода сменяющаяся на широкий водный поток, истекающий из ниоткуда. Печора в этом месте имела ширину метров шестьсот, не меньше, и под лунным светом казалось, что река пристроена к Ареалу, как пылевой хвост к комете. Незримый барьер, отделяющий Зеленую Зону от нормального мира, не пропускал звуки, и это добавляло абсурда в представшую перед человеческими глазами картину.

– Вот он, холм с валунами… – Тимур выпрыгнул из багажника и мгновенно съёжился, словно попал в самую гущу стаи голодных тигров – Ареал вернул себе контроль над рабом. Непр вновь тихо паниковал, глядя на зловещий «Газик» посреди поросшей белым мхом почвы, не несшей на себе ни малейшего следа от колес. – За холм без «Невидимок» нельзя выходить, патруль заметить может! Мы слишком близко! До границы метров десять всего!

– Удачно подъехали, холм нас прячет, – Болт покосился на Непра и добавил: – Повезло. Пошли искать подземелье?

– Вход тут, – Тимур взял себя в руки и стал выглядеть увереннее. Он указал на замшелую метровую каменную глыбу, лежащую у левого подножия холма за густым раскидистым кустом.

– Куст искусственный, на подставке, – Рас со знанием дела осмотрел маскировку. – Из настоящих кустов собрали… – Он потрогал ветви и приподнялся на цыпочки, пытаясь заглянуть внутрь: – Там «Жук» укреплен, да? Чтобы ветви с листьями не завяли. Вы за кустом от патрулей прячетесь, пока новый ход копаете?

– Места тут открытые, – Непр недовольно поджал губы. – Это сейчас нам очень повезло, холм образовался. Обычно на месте реки кочкарник появляется такой, что ноги переломать можно запросто, но возвышенностей нет. В полный рост копать рискованно… Прячьтесь! – испуганно зашипел он и отшагнул за холм. – С той стороны патруль идет!

Вдали, со стороны реки, показались лучи прожекторов. Невидимый в ночи катер шел против течения посреди реки и обшаривал лучами водную поверхность. Медведь присел на колено, скрываясь за кустом, рядом с ним на белый мох уселся Рас и снял со спины рюкзак.

– Ближе двухсот пятидесяти метров к Ареалу они всё равно не подойдут, – молодой сталкер улегся наземь и подложил рюкзак под голову. – Побоятся. Вдруг Выброс! И тут же погрешность навигации, приборы подвели! – Он насмешливо фыркнул: – Темный Властелин только и ждёт, когда они пересекут черту! Они этого очень боятся, кучу страшилок понапридумывали.

– У них прожекторы мощные, – подал голос Тимур, осторожно выглядывая из-за холма. – Если увидят, могут начать стрелять, мы же для них жуткие монстры. Вообще, у них приказ стрелять только в тех, кого на Нейтралке заметят, но нервишки там действительно шалят чуть ли не у всех, а в случае чего никто их наказывать не станет. – Тимур саркастически ухмыльнулся: – Поэтому от приборов нас «Невидимки» прячут, а от простого взгляда – куст. Так что когда патруль появляется, надо прятаться, и вообще, из-за холма просто так лучше не выходить.

– Как долго нам придется пережидать? – Рентген снова сверился с часами, отсчитывая время, оставшееся до «активации» мозгов Салмацкого. – Насколько часто проходят патрули?

– Днем часто, – ответил Непр. – Особенно вертолеты. Ночью полеты опаснее, поэтому летают реже. В основном техника по Нейтралке ходит, и катера по воде. Но сюда долго смотреть не будут, мы на самой середине реки, до берегов далеко, вода здесь обычно холодная, зимой вообще ноль градусов. Так что они за подступами к берегам наблюдают тщательно, вдруг кто решит из Ареала в воду выпрыгнуть, чтобы вплавь болота обойти и дальше по берегу через Нейтралку пробраться. Поэтому на расстоянии прямой видимости всегда ходит бронекатер.

– Часто выпрыгивают? – Медведь вновь посмотрел на бесшумно вытекающую из ниоткуда Печору. Грань, на которой земля становилась водой, в ночной темноте оказывалась неразличима уже на удалении в пару десятков метров. – Пловцы-молодцы или любители рафтинга?

– Всякое бывает, – ответил Непр. – По земле далеко не уйдешь, там всё наголо вырублено. А где не вырублено, там топи непроходимые, не дай бог в трясину упасть – самому не выбраться. Вот по реке народ и сплавляется. Раньше, до Катаклизма, на границе Ареала много рек терялось, какие-то втекали, какие-то вытекали. Теперь все превратились в гнилые болота. От границы Зеленой где-то до середины Нейтралки тянутся сплошные трясины, грязная протухшая жижа, даже воды не начерпать. К середине Нейтралки жижа переходит в топи. Вода там отравлена какими-то испарениями или газами, что из глубины поднимаются. Пить её нельзя. Пройти по ней тоже не выйдет, топи гиблые, идет человек вроде бы по тропе, слегой дорогу прощупывает, и вдруг сверзается под воду, только его и видели. Даже зимой они не замерзают, никто не знает, почему. Сверху, вроде, лёд, а как наступишь, так корка оказывается совсем тонкой, сразу проламывается. Так что болотами идти – это верная смерть, тянутся они от границы Ареала километров на пятнадцать, а дальше снова реками становятся, ещё до окончания Нейтралки…

Со стороны Нейтральной полосы ударили лучи далеких прожекторов, освещая холм, и заскользили по прилегающей территории, удаляясь. Непр невольно замер, но понял, что опасности нет, и продолжил, осторожно выглядывая из-за холма вслед катеру:

– А вот Печора осталась рекой. Старики говорят, это потому, что большая она. Царица этих мест, её так просто в болото не превратишь. Но берегов у неё тоже нет, пятнадцать километров сплошной гнилой трясины и ядовитых топей. Прямо через это бесовское болото она и течет. Поначалу много кто по реке из Ареала выбирался, пока Нейтралку не отстроили. Теперь на лодке из Ареала не выплывешь, заметят сразу… – Он поднялся на ноги: – Патруль уходит, можно выходить.

Бронекатер дошел до установленного на реке буя, мерцающего красным проблесковым маячком, развернулся, скользя лучами прожекторов по кромке Зеленой Зоны, и направился обратно. Тимур проводил его взглядом и подошел к валуну, закрывающему вход в лаз:

– В одиночку его не отодвинуть, в нём килограмм двести… – Он робко посмотрел на Медведя.

Медведь понимающе кивнул и забросил пулемет за спину. Здоровяк уперся в замшелую глыбу, и с тихим кряхтеньем отвалил её в сторону на глазах удивленного Непра. Под валуном обнаружилась неширокая нора. Тимур посветил туда фонариком, сверился с УИПом и залезь внутрь. Лаз оказался глубиной в человеческий рост, и если бы не фонарь, оснащенного «Невидимкой» Непра было бы не разглядеть. Тимур скользнул в глубь подземного хода и через несколько секунд оттуда донеслось:

– Кто-нибудь, помогите сумки вытаскивать!

– Болт, Туман, присмотрите за местностью, – тихо скомандовал Медведь и кивнул молодому сталкеру: – Рас, помоги ему. Будешь подавать, я подниму.

Рас спрыгнул следом, и вскоре вытащил из норы объемистую спортивную сумку. Когда наверх была извлечена четвертая, Тимур вылез наружу с парой лопат.

– Прорыть придется два метра с небольшим, – объяснил он. – Внутри вдвоем не развернуться, поэтому копать надо по очереди, чтобы не уставать и рыть быстро. Я начну, но кто-то должен за мной землю выгребать. В углу пустые мешки лежат, землю туда надо складывать и в норе оставлять, потом в реку сбросим. Наверх землю не выбрасывайте, это выдаст подземный ход!

– Давай-ка лучше я начну, – Медведь снял с себя пулемет и расстегнул крепления рюкзака. – Так-то оно точно быстрее будет. Если устану, скажу. Вылезайте оттуда оба, дайте пройти!

Рас с Тимуром с повышенным энтузиазмом вылезли наверх, и Непр расстегнул одну из спортивных сумок:

– Акваланги и гидрокостюмы будем надевать здесь, – он достал оттуда изрядно исцарапанный баллон. – Сейчас тихо, можно без нервов одеться, а то внизу места мало. – Он озадаченно посмотрел на здоровенную тушу Медведя и уточнил: – Кого надо выводить?

– Их, – здоровяк указал на Рентгена, Ферзя и Тумана. – Гидрокостюмы есть?

– На него есть, – Тимур смерил взглядом Рентгена. – Остальным малы будут, не налезут. У меня есть непромокаемые мешки, прорезиненные, туда можно сложить обувь и всё, что боится воды. Одежду лучше не снимать, на голого человека мелкая речная живность почему-то сразу набрасывается, может в кровь искусать запросто. Возле Ареала она лютует, никто не понимает, из-за чего так. Кроме того, плыть долго, можете замерзнуть, ногу судорогой сведет… правда, вода вблизи Ареала всегда теплая. Как на берег выберемся, одежду выжмем, дальше придется на ходу обсыхать. – Он запоздало спохватился и задал самый главный вопрос: – С аквалангом плавать умеете?

– Умею, – коротко ответил Туман, не отвлекаясь от наблюдения за местностью.

– Вы умеете пользоваться аквалангом? – бесстрастно поинтересовался Рентген у Ферзя.

– Да. Профессионально подготовлен. – Бездушное выражение лица Салмацкого не изменилось, и Непр вновь съёжился. В том, что он на сто процентов уверен, будто выводит из Ареала как минимум одного Зомби, сомневаться не приходилось. Но в данный момент его обезьянке не угрожала опасность, и овладевать собой ему удавалось более-менее быстро.

– У меня недостаточно опыта, – вдруг произнес Рентген. – Он на короткий миг отвел взгляд: – Я один раз всего погружался. В отпуске… Двенадцать лет назад.

– Нам через противоводолазную сеть придется плыть! – занервничал Тимур.

– Пройдем, – жестко и уверенно заявил Туман, вонзая в Непра безапелляционный взгляд: – Я разберусь. Пойдешь головным. В сети подготовлен проход или нужно резать? Резать буду я.

– Там проход есть, – Тимур сообразил, что имеет дело с человеком, который способен пройти через заграждение гораздо лучше, чем он сам, и заметно успокоился. – С той стороны наши… друзья под сеть бревно подталкивают после каждого Выброса, когда её переустановят. Нужно бревно отжать осторожно, и аккуратно под сетью проплыть…

– Какова прозрачность воды в реке? – уточнил Туман. – На какой глубине придется идти? Сейчас ночь. Свет фонарей под водой могут засечь с поверхности, если катер пройдет над нами.

– Мы не пользуемся фонарями… – Непр на секунду замялся. – У нас есть меты. Они позволяют под водой видеть хоть днем, хоть ночью, что в маске, что без неё. Поэтому мы ночами плывём, без освещения. Глубина четыре метра, иногда три. Вода мутная, с катера нас не заметить.

– Это что за мет? – Рас навострил уши. – Я раньше о таком не слышал.

– «Пустышка» это, – Тимур совсем завял. – Не рассказывайте никому, ладно? Этот мет вне Ареала работает, если про него узнают, ФСБ в Печору водолазов запустит, они нас поубивают! А у нас дети!

– А я всегда говорил, что бесполезных метов не бывает, – оживился Рас, – просто их применение ещё не обнаружили! Значит, «Пустышка» подключает глаза к подводному зрению, как «Филин» к тепловому. Ничего так! А ведь все были уверены, что это самый бесполезный и уродский мет во всем Ареале. – Он заметил, как взгляд Непра становится совсем затравленным, и добавил: – Мы никому не скажем, не переживай, Тимур. Да и нет сейчас в Ареале «Пустышек». Кажется, после Катаклизма их никто не находил. Говорят, что только у кого-то из ваших и остались, то ли две, то ли три.

– У нас, – Непр немного воспрял духом. – Их всего две. Одну я возьму, мне первому плыть. – Он перевел взгляд с Медведя на Тумана: – А вторую кому отдать?

– Ему, – Берёзов кивнул на Рентгена. – Так спокойнее будет. Я справлюсь сам.

Болт тихо хмыкнул, словно вспоминая о чем-то, немного покопался по карманам и подсумкам, и извлек невзрачный мет неправильной формы.

– Совсем забыл я о нём, – сталкер протянул метаморфит Берёзову. – Держи. Это и есть «Пустышка», я её в Красной нашел, пока до Эпицентра добирался, да и взял с собой. Тимур, я так понимаю, ею пользуются, как «Филином»? У затылка?

– Да, – подтвердил Непр. – У нас на резинках водолазных масок нашиты кармашки для них.

– Ладно, вы тут разбирайтесь, а я полез копать, – глубокомысленно изрёк Медведь, подбирая лопату Тимура. Он снял шлем-сферу, аккуратно положил её на землю рядом с «Печенегом», и спрыгнул в нору. – Рас, ты землю по мешкам распихиваешь. Нечего бездельничать!

Внутри действительно было тесно. Непры особо мощными габаритами не отличались, вдобавок к чему копали в спешке, в итоге развернуться в подземном ходе Медведю удавалось едва-едва. Могучий майор велел Расу укрепить фонарь так, чтобы стало возможным увидеть хоть что-нибудь, и полез вперед. Подземное сооружение Неприсоединившихся было коротким и узким, меньше пяти метров в длину, по минимуму рассчитанное на размещение четырех совсем некрупных человек и складирование снаряжения. Несложно было понять, что когда Непры прячутся здесь от Выброса вместе с лопатами и сумками, им приходится, мягко говоря, несколько некомфортно. Вторым выводом, напрашивающимся самим собой, являлось то, что родители обезьянок возвращались в Ареал с товаром однозначно другим способом. Наверняка обратную доставку организовывали их компаньоны из числа Нормальных, и без дачи взяток ФСБшникам или офицерам ВВ тут не обошлось.

Майор добрался до тупика и принялся прокапываться дальше. Грунт оказался плотным и кое-где каменистым, но в целом рыть было проще, чем ожидал Медведь. Интересно, откуда Ареал берет эту почву? Ведь тут, по идее, река течет, только сейчас она в другом измерении, если верить Никите с Людмилой. А не верить им оснований нет. У наших ученых головы светлые, ради их исследований всё и делаем. Он тут же вспомнил ледяную растирающую боль внутри тела, и загрустил. Успеть бы сделать что-нибудь полезное, обидно вот так уходить, без следа. На Рентгена вся надежда, да только кто знает, что там произойдет на самом деле… Контрразведчик держится, как кремень, ежесекундно демонстрируя уверенность в победе, но Медведь видел, что в действительности Рентгену страшно. Страшно не за свою жизнь, страшно за своё дело. Он лучше всех понимает, что решение на основании его данных будут принимать конкуренты Белова и Лозинского, по совместительству являющиеся их друзьями. Но всё должно получиться, это однозначно. Ситуация вышла за рамки простого набивания личных карманов, тандем наплевал и на Родину, за счет которой кормится, и на своё начальство, с которым наверняка положено делиться, и на друзей-конкурентов, с большим удовольствием готовых наложить лапу на Ареаловский пирог. За такое придется ответить.

Минут сорок здоровяк остервенело рыл, подхлестываемый раздумьями, и запыхавшееся сопенье Раса, доносившееся позади, свидетельствовало об ускоренных темпах земляных работ. Наконец, в очередной раз вонзив лопату в сухой грунт, Медведь едва не потерял равновесие вместе с инструментом. Лопата пробила землю и рванулась в вязкую пустоту. Здоровяк спешно выдернул её обратно и остановился, с интересом разглядывая мокрое полотно. Лопата была мокрой, вынутая ею земля – нет. Получается, что почва Ареала не соприкасается с водой, примыкающей к нему вплотную? Вот же шаловливые ребята, эти Фрагменты, чего только не придумают, чтобы народ извести. Здоровяк принялся орудовать лопатой, расширяя нору. В неровном свете фонаря стена воды, обнаружившаяся за стеной земли, выглядела картинкой из какого-нибудь фантастического блокбастера. Водная толща не замачивала упирающийся в неё грунт и не спешила обваливаться или выливаться, лишь вонзающаяся в неё лопата вызывала на вертикальной водяной глади легкую рябь. Пока Медведь раскапывал лаз до приемлемой ширины, его верхняя часть водной стены начала затуманиваться и спустя несколько минут словно обросла земляным слоем. Здоровяк потыкал образовавшуюся стену лопатой, соскребая с водяной стены наросшую землю. Ареал за сутки увеличивается на метр, стало быть, за сотую часть суток – на сантиметр, а за тысячную – на миллиметр. Тысячная часть суток, это, если в школе не обманули, когда учили считать, полторы минуты или около того. То есть, не преграда. Майор выгреб из норы остатки земли и полез наружу.

– Далеко ещё? – встретил его вопросом Тимур, помогающий Расу ссыпать грунт в мешки.

– Всё, можете начинать свою подводную экскурсию по красотам речного дна, – Медведь выбрался на поверхность и уселся на белый мох, переводя дух. – Ненавижу копать.

– Как ты внутри «Эмки» от духоты не закипаешь? – Туман с аквалангом за спиной стоял рядом с подземным ходом и помогал Рентгену надевать гидрокостюм. – Там же как в парилке! Я из неё постоянно мокрый вылезаю, чуть ли не до нитки. А ты вечно довольный.

– Вечно довольный лучше, чем Вечномолодой! – тихо прыснул Медведь. – Мёртвые не потеют!

– Не смешно, – хмуро посмотрел на него Берёзов.

– Кому как, – здоровяк беспечно махнул рукой и подобрал шлем-сферу. – А вообще я действительно не потею. Врачи говорят, пониженное потоотделение. Испарина на лбу бывает, а так, чтобы промокнуть насквозь, такого нет. Поэтому мне в «Эмке» не так плохо, как остальным. К тому же наша «Эмка», собственной разработки, уж очень хороша! Научная Группа под неё даже специальную подкладку разработала, повышенной гигроскопичности. Под обычный камуфляж нашивается, и когда поверх него «Эмку» надеваешь, жарит вдвое меньше. Очень рекомендую!

– Надо будет попробовать, когда вернусь, – кивнул Туман, затягивая на Рентгене ремни акваланга, и вновь посмотрел на контрразведчика: – Итак, проводник идет первым. Ферзь за ним, дай ему команду не отставать от проводника. Следом ты, я замыкаю. При погружении будет закладывать уши, ниже трех метров это может быть довольно больно. Сглатывай, как в самолете. Если не помогает – продувайся. Плотно зажми пальцами носовые пазухи прямо через маску и с силой выдохни через нос. Это уравняет давление внутри с давлением снаружи. Плывешь за Ферзем, при возникновении препятствий или нештатных ситуаций останавливайся, я буду сразу за тобой, помогу разобраться. Ещё раз повторим твои действия: плывёшь неторопливо и равномерно, гребешь только ногами, руки вдоль тела, это уменьшит сопротивление воды и снизит расход сил. Гребки ногами делаешь короткие, с наименьшим количеством затраченной силы, это снизит расход воздуха, к тому же короткие гребки переводят мускульное усилие в движение вперед с максимальной эффективностью. Не торопись. Проводник будет оглядываться каждые тридцать секунд, он сам скорректирует дистанцию. Плывём медленно, никуда не торопимся, ночь длинная. Неторопливый размеренный ход позволяет затрачивать меньше сил. По возможности старайся держать тело в ровном, полностью горизонтальном положении. Дыши глубоко и медленно. Пока не привыкнешь, дышишь по счёту. Неторопливый глубокий вдох: раз, два, три, четыре. Пауза: раз, два, три. Спокойный выдох: раз, два, три, четыре, пять. Выдыхаешь полностью, от углекислоты в легких желательно избавляться по максимуму. Во время задержки дыхания чего нельзя делать? Повтори!

– Смыкать надгортанник, – ответил Рентген.

– Правильно, – одобрил Туман. – На паузе между вдохом и выдохом нельзя смыкать горло. Создается опасность травмировать легочную ткань. Мы пойдем на смешной глубине, но лучше сразу привыкать дышать правильно. Поэтому во время задержки дыхания надгортанники обязательно расслаблены. Воздух в легких удерживается за счет удержания грудной клетки в расширенном состоянии. Следи за этим. Не бойся и не делай резких движений. Даже если зацепишься за что-нибудь. Никакой паники. Я буду рядом и помогу. Проводник сказал, что пройти под водой нужно два километра. Для новичка это не самая примитивная задача, но идти придется не глубже пяти метров, это означает пониженный расход воздуха, плюс у нас восемнадцатилитровые баллоны, вода в реке относительно теплая, и на тебе хороший гидрокостюм, ты справишься. Через два часа будем на месте. Если почувствуешь, что замерзаешь, подаёшь условный сигнал. Жесты запомнил?

– Да, – Рентген был спокоен. – Медведь, – он обернулся к майору и кивнул в сторону Ферзя: – Рюкзак Салмацкого остался на Базе. Мы не рассчитывали, что будем уходить прямо сейчас.

– Вот дела… – нахмурился здоровяк. – Что ж сразу-то не сказали? Болт бы съездил, пока я рыл!

– Не нужно, – контрразведчик отрицательно покачал головой. – Так даже лучше. Имеющихся у меня данных, предназначавшихся для придания достоверности рассказу Болта, достаточно. Тем более, в совокупности с показаниями свидетеля и информацией, вложенной мне в мозг. На основании этого механизм закрутится. После я вернусь на Базу за основным носителем. Это позволит мне выбить наверху для вас поддержку уже на начальной стадии операции по уничтожению преступной сети тандема. Время у меня всё равно ограничено, возвращаться придется в любом случае. Поэтому я прошу вас позаботиться о сохранности рюкзака, а также о безопасности свидетеля Володиной.

– Я запру обе эти штуковины в бытовой комнате, и приставлю к ним Кварца, – пообещал майор.

– Меня устраивает и такой вариант, – бесстрастно ответил Рентген. – При условии, что живую «штуковину» не забудут вовремя кормить. Прошу вас довести до Кварца моё указание завтра же начать трансляцию разоблачений Совета Директоров РАО в эфир Ареала.

– Доведу, – кивнул майор.

– Всё готово, – Туман проверил легочный аппарат контрразведчика и посмотрел на Непра.

– Идём! – заявил тот, поправляя на себе гидрокостюм, и попросил Медведя: – Пожалуйста, закройте тут всё так, чтобы не оставалось следов. Мы вернемся часов через тридцать. Тимофей покажет, где нас встречать. Это не здесь.

Тимур надел маску, нацепил ласты и неуклюже спустился в подземный ход. Салмацкий, повинуясь команде Рентгена, повторил действия Непра и исчез в норе следом за проводником. Туман жестом попрощался с товарищами, пропустил вперед себя Рентгена и тоже полез под землю.

– Я посмотрю, чтоб нормально вышли! – Рас юркнул за ними и спустя минуту вылез обратно: – Всё нормально, ушли без проблем! Блин, всё-таки круто они придумали, с аквалангами!

– Угу, – тяжело вздохнул Медведь, затыкая вход в лаз замшелым валуном. Предстояло продолжение пытки автомобилем, и радость за друзей поблекла на фоне приближающихся перспектив. – Рас, сколько отсюда до нашей Базы, если пешком идти?

– Двести девяносто километров или вроде того, это если напрямик, через Красную Зону считать, – хихикнул молодой сталкер. – В обход больше трехсот выйдет. Пешком до Выброса никак не успеть. Лучше на машине… – Он насторожился и посмотрел в сторону Нейтральной полосы: – Патруль!

Все торопливо укрылись за холмом, и Медведь молча согласился с парнем: лучше на машине. Несколько минут они сидели неподвижно, ожидая, когда патрульный бронекатер уйдет, после чего Медведь ещё раз убедился, что никаких следов на поверхности земли вокруг входа в потайной ход не осталось, и понуро побрел к «Газику». Обратный путь дался ему тяжелее предыдущих. Боль стала настолько тяжелой, что он уже не мог разобрать слова Раса, что-то возбужденно обсуждающего с ним на тему подземных ходов, ведущих в реку. Болт сразу понял, что происходит, и занял парнишку разговором, но сам Медведь очнулся от бесконечной пытки только когда почувствовал, как открывается его дверь. Вне автомобиля мучения покинули его мгновенно, как в прошлые разы. Здоровяк отдышался и вышел в эфир, вызывая Айболита. За санинструктора ответила Лаванда, и сообщила, что медосмотр обезьянок закончен, и в настоящий момент они завершают обследование беременной женщины. Чтобы не тратить времени, группа выдвинулась к убежищу Непров, и Медведь вновь заметил, что мутировавшие звери не приближаются к поляне, на которой остался загадочный «Газик» Болта. Красные пятна тепловых сигнатур, высвечиваемые «Филином», меняли траекторию движения в обход поляны, с какой бы стороны ни приближались. Здоровяк подумал, что прекрасно их понимает, он и сам не прочь не подходить к жуткому автомобилю…

Замаскированная под куст крышка подземного лаза отодвинулась в сторону, выпуская наружу Тимофея, и следом за ним из черного зева норы появился Айболит.

– Я закончил на сегодня, – сообщил он. – Лаванда останется на день или два, необходимо пронаблюдать за динамикой изменений, вызванных проведенной терапией…

– Сутки, – негромко оборвал его Медведь, внимательно глядя в глаза. – У нас много дел.

– Хорошо, – военврач понял сразу. – Завтра в это же время за ней вернемся. Заодно я привезу препараты для детей. Кое-что у меня есть, что-то смешаю за день, – он перевел взгляд на Тимофея: – Это поможет купировать гиперактивность ребенка. Не забудьте, инъекцию надо делать только в случае, если ребенок перевозбудится. Без крайней необходимости не колоть!

– Мы всё тщательно записали, – торопливо подтвердил Неприсоединившийся. – Спасибо вам ещё раз! Мы вам очень благодарны! Я буду ждать вас завтра на этом месте, мы…

– Дома ждите, – оборвал исполнившегося избытком чувств Непра Медведь. – У Лаванды рация есть. – Он указал на распахнутый люк: – Возвращайся домой, жена будет волноваться. Скажи Наде, что из Ареала Тимур вышел без проблем, обещал вернуться через тридцать часов. Просил, чтобы вы встретили его в каком-то условленном месте без нас. Если что, мы к этому люку завтра сами придем. Пусть кто-нибудь из женщин Лаванду сюда выведет и препараты заберет, если ты пойдешь Тимура и остальных встречать. В общем, спокойной ночи, Лаванде привет. Топай!

Непр с заметным облегчением удалился, и группа вернулась к автомобилю. Вездесущий Рас исхитрился выбраться на поляну первым и тут же бросился открывать двери «Газика». Тщетно подергав за ручки, он победно провозгласил, что сразу знал, что без Болта машину открыть невозможно, и довольный забрался внутрь.

– Почему сутки, Коля? – Айболит распахнул дверцу и влез в машину следом за Расом. – Что-то пошло не так? Ты сказал Тимофею, что мы не пойдем встречать Тимура, потому что он так попросил. Но он об этом не просил?

– Не просил, – согласился Медведь. – Но Непрам так будет спокойнее. Кто знает, насколько сильно захлестнет Тимура паника в тот момент, когда он поймет, что никто из тех, кого он сейчас ведет, не собирается возвращаться в Ареал? Нам очень повезло, Виталя, что Непры существуют. Кроме них о «волшебном пне» знают все. Тумана с Рентгеном за Нейтралкой бы сдали в пять секунд! А Непр только испугается ещё сильнее, и поспешит спрятаться в норе поскорее. Он уверен, что выводит из Ареала Зомби, которые не сожрали его благодаря обезьянкам, мол, мы с ними родственные души, ну или как-то ещё… В общем, что-то общее у нас есть.

Здоровяк захлопнул дверь Айболита и подошел к своей. Внутри вновь вспыхнула ледяная режущая боль, и Медведь закрыл глаза, собирая в кулак остатки сил. Да уж, лично у него с обезьянками точно что-то общее уже есть, учитывая, что мутировавшее зверьё не то, что к «Газику», к поляне-то близко не подходит. Впрочем, в отличие от обезьянок, у него это ненадолго. Майор глубоко вдохнул и заставил себя запрыгнуть в машину. Болт закрыл за ним дверь, и её негромкий лязг потонул в гулких ударах крови, бьющих по ушам в такт пульсирующей боли, вгрызающейся в тело ледяной пилой.

* * *

Смотреть сквозь водную толщу, погруженную в ночную тьму и при этом прозрачную в стометровом радиусе, было одновременно непривычно и жутко любопытно. «Пустышка», в отличие от «Филина», давала глазам носителя не тепловое, а именно подводно-универсальное зрение, потому что окружающая темнота не воспринималась темнотой, и в то же время оставалась темнотой. Вдобавок к этому острота зрения оказалась настолько высока, что мутная бурая речная вода воспринималась едва ли не с прозрачностью воздуха. В результате Берёзов постоянно вертел головой, разглядывая подводный мир реки. С этим метом бы на море сгонять… Иван проводил взглядом киль патрульного бронекатера, идущего по поверхности в полста метрах правее, и посмотрел на двигающегося впереди Рентгена. Контрразведчик старался соблюдать все инструкции и для новичка держался совсем неплохо. В отличие от Ивана даже не глазел по сторонам, и дисциплинированно дышал под счет, это было видно по равным интервалам выдохов. Это хорошо, мысленно одобрил Берёзов. Под водой, чем меньше суеты и лишних движений, тем больше пройденная дистанция и меньше шанс заполучить нештатную ситуацию. В первые минуты после выхода из норы в реку, Берёзову пришлось повозиться с компенсатором плавучести Рентгена, чтобы уравновесить контрразведчика внутри водной толщи. Полковник сохранял спокойствие, не суетился и не мешал, благодаря чему Берёзов быстро добился требуемого результата.

В целом пока всё шло лучше, чем ожидал Берёзов. Вода в реке по местным меркам действительно была теплой, градусов восемнадцать, не меньше. Это серьёзно облегчало задачу, сводя риск переохлаждения к минимуму. Тем более, что единственный новичок в группе был обеспечен гидрокостюмом, который, собственно, для того и изобретен, чтобы уменьшать теплопотерю. Это для пешего марш-броска восемнадцать градусов вполне комфортная температура – ни холодно, ни жарко. Но вода не воздух. Её теплоёмкость больше в четыре раза, а теплопроводность – в двадцать пять. Если объяснять грубо, то за четыре минуты пребывания в воде ты охладишься так же, как охладился бы за час пребывания на воздухе такой же температуры. Поэтому вода в восемнадцать градусов кажется человеку гораздо прохладнее, чем восемнадцатиградусный воздух. К тому же весело бултыхаться на пляже или залихватски сплавать наперегонки – это далеко не одно и то же в сравнении с двухчасовым переходом под водой, когда движение осуществляется со скоростью три-четыре десятых метра в час безостановочно, и при этом физическая активность сведена к минимуму в целях экономии сил. Если бы вода оказалась холоднее пятнадцати градусов, то без гидрокостюма туго пришлось бы уже самому Ивану. По словам Непра, это удовольствие дожидается их впереди, где-то спустя километр, там температура воды возвращается к обычному для Печоры значению. То есть градусам к четырнадцати, и это учитывая, что сейчас чуть ли не самый теплый в плане воды месяц.

До противоводолазной сетки, растянутой в двух с половиной сотнях метров от Ареала, добирались медленнее, чем хотелось бы, и стало ясно, что с функциями ведущего Берёзов справился бы лучше Тимура. Однако проводник знал путь, и это являлось главным фактором. Недостаток квалификации Непры компенсировали смекалкой: курс, по которому предстояло двигаться, был выложен ориентирами. На дне через каждые метров сорок-пятьдесят обнаруживались самодельные буи, заякоренные куском проржавевшего троса на какую-нибудь железяку. Тимур двигался от одного ориентира к другому, и видимости как раз хватало на то, чтобы, находясь между двумя ориентирами, можно было разглядеть и следующий, и предыдущий. Из чего Берёзов сделал два вывода: первый – Непры ходят этим путем давно, и те, кто им помогает, всерьёз заботятся об их безопасности. Скорее всего, люди они друг другу не чужие. И второй: те, на кого возложена охрана Нейтральной полосы, водолазную разведку русла реки не проводят. Иначе всё это дело давно бы заметили и доморощенных ихтиандров переловили. Оба вывода подтвердились возле противоводолазной сети.

Сеть оказалась растянута наспех, и иной противоводолазной обороны в реке не имелось. Наверняка это происходит потому, что Выбросы теперь идут по пять раз в месяц, и двигать сеть приходится часто. Учитывая количество водолазов, живущих в Ареале, несложно понять, что за два года существования эта сеть вряд ли выловила великое множество подводных нарушителей. Поэтому сеть давно уже бросали по временной схеме, чтобы после каждого Выброса не заморачиваться по-полной с перестановкой. Обещанное Непром бревно действительно существовало, и было подоткнуто под сеть у самого дна. Массивная цепь, опутывающая бревно, вела к немаленькой болванке, зеленой не то от окислов, не то от ила, которая не позволяла бревну ни всплыть, ни сместиться по течению. В результате бревно висело в воде, приподнимая сеть, и Берёзов заметил, что внутри оно полое. В полости виднелось что-то вроде наполненного воздухом резинового мешка. Видимо, изготовители бревна посчитали, что так оно получится более плавучим и заодно надежно защитит мешок от случайных разрывов или проколов.

В общем, образовавшаяся лазейка была не ахти какой большой, но достаточно надежной, и если бревно немного отжать снизу вверх, то пройти под сетью вполне можно. Главное, чтобы кто-то из тех, кто прошел первыми, помог потом замыкающему, потому что одновременно отжимать бревно и пробираться под сетью было рискованно, сеть колыхало течением, можно зацепиться за ячею. Пока Берёзов удерживал бревно, в лазейку протиснулся Тимур, добавив ещё одну царапину себе на баллон, и Иван мысленно покачал головой. Везучие вы ребята, если так неаккуратно тут ходите, и ещё ни разу не попали в аварийную ситуацию. Впрочем, назвать везучими Непров – это, пожалуй, уже чересчур. Такого везения вряд ли кто-то захочет…

Ферзь прошел под сетью чисто, и гораздо лучше Тимура. С Рентгеном не всё вышло гладко, он по неопытности не рассчитал точку входа и зацепился баллоном. Но панике не поддался, инструктаж не забыл и остановился, дожидаясь помощи без движения. Это ситуацию и спасло. Берёзов подал знак Тимуру, тот перехватил бревно и отжимал его до тех пор, пока Иван не освободил Рентгена и не прошел под сетью сам. Дальше двигались без происшествий, но по поверхности каждые пять минут проходили патрульные катера, и Иван тщательно следил за тем, чтобы Рентген не терял глубину. В этом вопросе новички часто ошибаются. Когда над тобой полтора десятка океанских или морских метров, этого может и не ощущаться, но вот в условиях неглубокой реки важен каждый метр глубины. Ведь водная толща над пловцом и есть вся его маскировка. Если двигаться слишком близко к поверхности, то с патрульного катера заметят пузыри воздуха, выдыхаемого аквалангистом, и никакая ночь не поможет. Но пока всё шло спокойно. Пусть Непр и работал в акваланге несколько коряво, зато уверенно, а это главное. Группа двигалась размеренно и экономично, с постоянной скоростью. Если всё и дальше будет идти именно так, то воздуха на три километра Рентгену хватит. Он новичок, у него расход всё равно больше, чем у остальных.

Что-то неприятно укололо в тыльную сторону ладони, и Иван коротким движением отогнал от себя несколько не то мальков, не то пиявок. Тимур не шутил, в реке завелась какая-то мелкая и противная живность, норовящая тяпнуть плывущего человека за кисти рук. Хорошо, хоть ласты у Непров оказались более-менее подходящего размера. Плыть в намокшем камуфляже, да ещё и с притороченным резиновым мешком, в который сложили необходимый груз, было хлопотно, но без одежды точно сожрали бы, словно подводные комары. А ведь ещё несколько дней назад Берёзов почти так же плыл вслед за Расом по маленькой речушке, и никто не пытался его кусать. Иван мысленно вздохнул. Да… Вот тебе и несколько дней. За четыре часа, проведенных в аварийном модуле Фрагмента, здесь прошло два года. Ладно, черт с ними, с двумя годами, их не жаль, все равно в Эпицентре молодеешь сильнее. Но то, что произошло с Ареалом и оказавшимися в его власти людьми… Медведь прав, это требует отмщения. Люди должны узнать, кому они обязаны своим вечным рабством. Рентген заявляет, что не просто наступит на хвост Совету Директоров, но посадит их в камеру пожизненно. Говорит, что иного наказания за такой перечень преступлений назначить не могут в принципе. Хорошо, если так, но одна деталь в поведении контрразведчика настораживала Берёзова. Рентген был подчеркнуто спокоен. Идеально собран. Безукоризненное владение собой. Это высочайшее мастерство, но…

Но так не возвращаются с победой. Так идут в бой профессионалы высшего уровня. Это непоколебимое спокойствие выдавало Рентгена. Он не радовался победе, не улыбался беспечным шуткам Медведя, и его взгляд по-прежнему хранил ту непроницаемость, которую видел Берёзов и тогда, когда рассказывал Рентгену о Фрагменте в ГНИЦ, и тогда, когда сам Фрагмент уточнял помещенную в мозг контрразведчика информацию внутри инопланетного аварийно-спасательного модуля. Контрразведчик не победил, он только готовился к решающему сражению, для которого смог добыть достойное оружие. Недаром те четыре часа Рентген почти полностью промолчал, погруженный в размышления. Тогда Ивану было не до разговоров на подобные темы, его больше интересовало состояние Лаванды. Рентген, оказавшись в Эпицентре, пробыл в шкуре Зомби всего несколько секунд, и те провел без сознания. Пока обратная регенерация вкупе с манипуляциями Лаврентьева-Фрагмента поставила контрразведчика на ноги, «Живая Вода» уже сделала своё дело. Как объяснил Фрагмент, ранение Рентгена даже пошло на пользу общему делу. Контрразведчик был в отключке, его мозг не сопротивлялся воздействию коммуникативной составляющей Ареала, что позволило Лаврентьеву-Фрагменту поместить в мозг Рентгена все необходимые данные без потерь и ошибок ещё до того, как контрразведчик вновь стал человеком. Потом на него была установлена «Живая Вода», и Рентген пришел в сознание без повреждений, как на биологическом, так и на психологическом уровне.

Лаванде пришлось гораздо тяжелее. Она долго пробыла Зомби, да и в промежуточной фазе тоже находилась немало. Когда Фрагмент-Лаврентьев выдал Ивану два тугих кристально-прозрачных водяных комочка, Берёзов с трудом подавил в себе желание нацепить на Лаванду сразу оба хотя бы на пару минут. Заумный Фрагмент опередил его, сообщив, что если подобная мысль возникла у полуразумного существа, то он не удивился. Однако две «Живых Воды» на одном «муравье» будут только мешать друг другу. В силу (догадайся, чего?) низкого уровня развития головного мозга муравьёв. Иван, естественно, догадался, так как являлся опытным, можно сказать, дрессированным муравьём. В общем, он положил «Живую Воду» Лаванде на грудную клетку, как было велено, и тугой водный комочек на глазах распределился по телу, словно впитываясь в кожу. Невнимательным взглядом его невозможно было увидеть даже в упор. Лаванда сразу стала соображать получше, но окончательно странности её поведения исчезли через пару часов. К этому времени Эпицентр уже пылал в ядерном огне.

Ифэрше, так звали создателей Фрагмента, не стали сводить счеты с агрессивными муравьями. Великан проигнорировал комара-кровопийцу и попросту ушел прочь. А мог бы и прихлопнуть. Ифэрше забрали свой аварийно-спасательный модуль дистанционно, не пожелав ни поговорить, ни показаться. Тело Лаврентьева умолкло на полуслове, лишившись Фрагмента, и оставалось лишь радоваться, что заносчивые инопланетяне не наплевали хотя бы на тех муравьёв, что помогали им спасти соплеменников. Вот и всё. Хотя нет, не всё. Второй Фрагмент остался, возиться с ним у Ифэрше времени не хватило. И теперь он ведет с нами свою личную маленькую войну согласно программе, разработанной им же самим в целях защиты своих подопечных. Сами подопечные уже спасены, вот только Фрагмент Номер Два об этом не знает. Так что теперь он уже просто Фрагмент. Из Номера Два он стал единственным. И непримиримым.

В тот момент Берёзов не представлял себе масштабов произошедшей трагедии и тихо радовался тому, как Лаванда вновь становится нормальной. Тем более что, помолодев на десяток лет, она перестала выглядеть занудно-серьёзной, когда вещала научным языком. Первое, что она выдала, когда окончательно пришла в норму, было что-то заумное на тему нижнего порога обратной регенерации. Суть сводилась к тому, что обратная регенерация омолаживает женщину до уровня в двадцать лет, а мужчину до уровня в тридцать лет, конечно, при условии, что они были старше этого возраста. Как только Лаванда принялась рассуждать о том, почему нижний порог именно такой, Иван понял, что она больше не Зомби даже на миллиметр. Честно говоря, это были приятные четыре часа. Ведь изнутри шлюзового отсека не видно, что происходит снаружи.

Вода вокруг Берёзова резко похолодела, и Иван почувствовал, как покрывается гусиной кожей. Понятно, прошли границу, за которой необъяснимо теплая вода становится объяснимо холодной. Следующий километр придется померзнуть, зато это даст возможность выйти на берег незамеченными. Этот аномально теплый участок реки патрульный бронекатер патрулирует постоянно, двигаясь по этакому большому кругу. Там, где температура воды падает до десяти-двенадцати градусов, непрерывного патрулирования уже не производится, пара бронекатеров ходит туда-сюда от начала холодного течения и до границы Нейтралки. В общем-то, это правильно, по теплой воде кто-нибудь может рискнуть пуститься вплавь. А вот в двенадцатиградусной, да хоть в четырнадцати, далеко не уплывешь. Тем более, за пятнадцать километров, где наконец-то начинаются твердые берега. Тут только на лодке или плоту, а их обнаружить гораздо проще. Без «Пустышки» даже акваланг не гарантия, тут и топляк, и корчи, и коряги под водой попадаются. Иван посмотрел на плывущего впереди Рентгена. С виду тот был в порядке. На нём гидрокостюм, сразу не замерзнет. За Ферзя тоже можно не волноваться, Зомби живучие, Болт сказал, что ни черта с ним не произойдет, лишь бы каким-нибудь гребным винтом не разделало случайно. Берёзов мысленно ухмыльнулся: всем хорошо, только мне зябко. Чтобы отвлечься от малоприятного озноба, он вернулся к раздумьям.

Сидеть в шлюзовом отсеке инопланетян, и болтать с вернувшейся к полноценной жизни Лавандой было не так уж и плохо. Он бы охотно просидел ещё столько же, если бы не обстоятельства, из-за которых все там оказались. А потом появился Болт на чудо-автомобиле, и рассказал о том, что произошло. В какой-то момент Ивану стало очень нехорошо, и он задал себе вопрос: а не капитан ФСБ Иван Берёзов, случаем, спровоцировал гибель тысяч людей ради собственного эгоистичного счастья? Стоила ли жизнь одной женщины, пусть даже любимой, всех этих жизней? Ведь каждый из погибших тоже мог быть влюблен или являлся родителем… Уж кому, как не бойцу группы «А», не знать, что если погибло несколько, а спасены десятки – это победа, а вот если погибли сотни тысяч, ради того, чтобы спаслись несколько… Вот тогда он и понял, почему не улыбается Рентген. Это тех, кто назначен крайним, легко посадить на скамью подсудимых. А тех, кто имеет возможность запросто уничтожить сотни тысяч жизней ради собственного безбедного существования, надо ещё суметь достать. Закон законом, но сработает ли он, когда придет время применить его против своих создателей и исполнителей? Кто будет применять? Как там, у классика – «А судьи кто?». Ещё больше удручали слова Медведя. Здоровяк сказал, что там, в Москве, не особо интересуются судьбой Ареала. «Икс» идет – и ладно. Остальное не их забота. И даже больше, выходящий из Ареала носитель Полтергейста вызывает у людей страх, который порождает ненависть. Не только правительство, всех устраивает, если Зависимые будут сидеть в своей резервации и не высовываться. Высунешься – враг народа. Со всеми вытекающими. И при этом тем, у кого есть власть и деньги, возмущение толпы не грозит. Дорогие клиники, спецавтобусы, охрана, равенство, справедливость и верховенство закона – всё к их услугам. Подчас внутри полудикого Ареала свободы бывает больше, чем снаружи.

Плывущий впереди Рентген всё сильнее смещался вверх, и Туман заработал ластами, догоняя контрразведчика. Кислородный баллон Рентгена почти опустел, общий вес пловца уменьшился, всё сильнее отличаясь от состояния нулевой плавучести, что провоцировало непреднамеренное всплытие. Контрразведчик замечал, что выбивается из общей горизонтали, и допускал обычную для новичков ошибку – пытался плыть не только вперед, но и вниз. На это тратилось больше сил, что в свою очередь увеличивало расход воздуха и снижало общее время нахождения под водой. Берёзов догнал Рентгена и принялся стравливать лишний воздух из его компенсатора плавучести, утяжеляя пловца. За три раза ему удалось более-менее уравновесить контрразведчика, и они продолжили путь. Дольше возиться смысла не имело, воздух в баллонах заканчивается, Рентген уже идет на неприкосновенном запасе. Цель их перехода должна быть рядом.

Идущий первым Тимур в очередной раз оглянулся, заметил отставших и остановился. Следом за ним равнодушно замер Ферзь, повисая в водной толще, и Непр подал жест «мы у цели», указывая на виднеющийся в сотне метров левее по курсу островок, поросший ивняком. Иван в который раз удивился чудесным свойствам «Пустышки», и прибавил ход. Спустя три минуты их небольшая группа выбралась на берег. В десяти метрах в глубь островка обнаружился неглубокий овражек, явно вырытый людьми, в который все спустились следом за Непром.

– Одежду выжимайте, дальше на лодке пойдем, – Тимур снял с себя акваланг, и устало опустился на жиденькую траву, куцыми пучками пробивающуюся через песок. – Только сначала отдохнем, и дождемся, когда патруль пройдет… И лодку накачаем…

После двухчасового заплыва в намокшем камуфляже, да ещё и с грузом, хотелось последовать примеру проводника и разлечься на траве, желательно у костра да с кружкой горячего чая. Продрогший Иван подавил в себе желание упасть на травку и отдохнуть, и принялся раздеваться. Нужно поскорее выжать одежду. Чем быстрее выжмешь и наденешь, тем быстрее высохнет. В сухой одежде станет теплее.

– Давай, помогу, – избавившийся от акваланга Рентген с трудом поднялся на ноги. Ему заплыв дался тяжело, сказывалось отсутствие опыта и подготовки. – Вдвоем выжмем лучше, быстрее обсохнешь… – Он мрачно кивнул на сидящего в позе истукана Ферзя: – И этому тоже нужно выжать. Простынет ещё. Свидетеля надо беречь.

– Скажи ему, пусть раздевается, – пожал плечами Иван. – Выжмем, раз надо беречь. Тимур, нас здесь патруль не заметит?

– Ночью нет, – Непр, кряхтя, поднялся и побрел в дальнюю часть овражка. – С воды не видно. В этой части Печоры много островков, протоки между ними сейчас обмельчали, водой песка много нанесло, бронекатера здесь ходят не везде. Если вертолет покажется, накроем снаряжение маскировочной сетью, и надо прыгать в воду, вон туда! – Он выдернул из-под коряги сверток, оказавшийся маскировочной сетью. – Там берег водой подмыло, получился обрыв, прямой видимости нет, нас прожектором не высветят, и тепловизор не засечет.

Минут пятнадцать выжимали одежду, распаковывали резиновые мешки, доставали обувь и одевались. Потом со стороны Ареала прошел патрульный катер, и пришлось затаиться до тех пор, пока он не отошел достаточно далеко.

– Ушли! – Тимур вгляделся в след удаляющемуся бронекатеру. – Вернутся минут через тридцать, за это время надо успеть накачать лодку и мотор установить. Пошли, она тут, рядом спрятана!

Недалеко от первого овражка обнаружился вырытый в земле небольшой тайник, в котором была спрятана надувная лодка очень даже приличного качества с подвесным мотором, и автомобильный насос педального типа. Берёзов с нескрываемым злорадством предложил Ферзя на должность оператора насоса, и Рентген, предварительно проверив у свидетеля пульс, согласился. Салмацкий работал ногой, словно сам был механизмом, и лодку спустили на воду с опережением графика. Иван помог Непру установить мотор, в лодку загрузили снаряжение, усадили Ферзя и остались ждать возвращения патруля.

– Сейчас они пойдут к Ареалу, – тихо объяснял Тимур, кивком указывая в сторону горизонта, где уже маячил свет прожекторов. – Где-то через полчаса вернутся сюда, и ещё через полчаса догонят нас. За это время нам надо успеть добраться до того места, где заканчиваются топи. Быстро плыть нельзя, иначе нас выдаст звук мотора, но времени достаточно, мы успеем. Там уже есть, где спрятаться. Погода сейчас облачная, поэтому достаточно темно.

Патрульный бронекатер прошел мимо, тщательно обшаривая поверхность воды и островков лучами мощных прожекторов. Непр выждал несколько минут для надежности и завел мотор. Он поправил на себе повязку с «Филином», надел на голову монокулярный прибор ночного видения, ещё раз убедился, что патруль уже далеко, и прибавил газ. Лодка плавно заскользила по узкой протоке, прячась между островками, и Берёзов вгляделся в ночь. Впрочем, совсем уж ночью это назвать было нельзя, если бы не сильная облачность, в небе было бы что-то вроде позднего заката, сказывалась близость Полярного круга. Но сейчас было достаточно темно для того, чтобы вокруг толком ничего не было видно. Здесь, за пределами Ареала, радиус действия «Филина» не превышал сотни метров, и в окружающем мраке лишь изредка вспыхивали красными пятнышками тепловые сигнатуры мелких грызунов. Иван недовольно поморщился. Под свежим ночным ветерком во влажном камуфляже было некомфортно, но ещё более некомфортно было не иметь оружия. Непр сразу предупредил, что стволы с собой брать нельзя. Это не только лишний груз под водой, но и проблема безграничных масштабов в случае ареста. Если патрульный бронекатер или вертолет откроет огонь издали, автоматы всё равно не помогут. Более того, заметив у нарушителей оружие, патруль гарантированно начнет стрелять. Без оружия же есть шанс попытаться сдаться, может, и повезет. Поплакаться на тяжелую судьбу, голод, жажду, ареальскую бедность и так далее. В этом случае сдадут ФСБшникам, помурыжат сутки в камере и отпустят полуживых от Зуда.

Объяснять Непру, что попасть в руки ФСБ, читай – Белова, для Рентгена и остальных ничем не отличается от боя с бронекатером, никто, разумеется, не стал. Конечно, совсем уж без оружия лезть в тайгу не хотелось, и на всякий случай Берёзов взял с собой свой АПС с парой запасных магазинов, и нож. Много места это не заняло, но и особой огневой мощи не давало. От обычного зверья на ближней дистанции отбиться хватит, и ладно. Непр утверждал, что оружие вообще не потребуется, потому что на Нейтралке кроме патрулей никого не бывает, а дальше и вовсе обычная Российская Федерация начинается, где ношение оружия запрещено, и даже с охотничьим стволом человек привлекает к себе слишком много внимания. В общем, вывод всё тот же: глаза никому лучше не мозолить, что на Нейтралке, что за ней.

Некоторое время лодка кралась по протокам между островков, потом приняла влево и вышла на большую воду. После узкой протоки местность вокруг показалась опасно открытой, где-то правее, в районе утопающего в темноте острова, замерцал красный индикатор, и Берёзов мгновенно насторожился.

– Справа! – тихо прошептал он Тимуру. – Заглуши мотор, могут услышать!

– Там нет никого, – так же тихо ответил Непр. – Это остров Печорский, он крупный, на нем ВВшники датчики установили. Если близко подплыть, засекут. Там, за островом, на правом берегу, село раньше было, Хабариха. Теперь это середина Нейтралки, и оттуда всех переселили. Жить там всё равно невозможно, Ареал приближается, и всё заболотилось. Кругом сплошная гниль и топи, половину села трясиной затянуло. Но со стороны реки ещё чисто, и там стационарный пост ВВ стоит, человек тридцать. Это ближайшее к Ареалу место, где из реки на берег выйти можно, вот они и караулят. Но здесь, по левой стороне реки, безопасно. Мы их обойдем, не заметят, остров закрывает обзор. Одно время они и на островах посты держали, но потом заменили на датчики, потому что досюда нарушители редко доплывают. Днем их вертолеты засекают гораздо раньше, а тех, кто под водой плывет, бронекатера вылавливают. При дневном свете под водой не спрячешься, тут мелко, если не тебя, так пузыри от акваланга точно заметят. Да и не решается кроме нас на такое никто уже давно. Много народу погибло, без «Пустышки» тут плыть – только себя губить.

– Часто воздушные патрули ходят? – Туман проводил взглядом исчезающий в ночи индикатор и вновь вгляделся в ночную тьму. – Если сейчас над нами пройдет вертолет, заметят сразу же.

– Вертолеты ночью над болотами не летают, – Непр, по-видимому, счёл обстановку безопасной, потому что ещё сильнее прибавил газ. – Боятся аварий. Тут если днем вертолет в болото упадет, то шансов никаких, а ночью и вовсе даже место падения не найдут. Вертушки ходят над вырубленной Нейтралкой. Катера в узкие протоки не лезут, теперь там мелко и под водой коряг много. Мы, как только за топи выйдем, сразу с чистой Печоры уйдем. Тут параллельных речушек и проток хватает, ими и поплывем. Осадки у нас почти нет, проберемся там, где катера не проходят. Как Нейтралку покинем, полегче станет. Полста километров протоками – и мы попадем в Окунев Нос, там есть мобильная связь МТС. Раньше-то в наших краях только МТС был, да и то не везде. Теперь везде «Ареал-Телеком». Поэтому в телефоне вручную надо выбрать, через кого звонить, потому что по умолчанию всегда «Ареал-Телеком» подключается, сети специально так настроены. Сейчас главное успеть добраться до поселка затемно.

Берёзов кивнул и вернулся к наблюдению. Километров пять лодка шла по широкой реке, затем свернула в узкие протоки, забитые камышом и плавающими корягами, и долго кралась сквозь ночную тьму. Иван выловил из воды толстую ветку и, словно багром, отталкивал ею попадающиеся на пути плавучие препятствия. Время от времени вдали в облаках, со стороны Ареала, по небу проплывал огонек прожектора патрульного вертолета, и ветер запоздало приносил затухающий вдали стрёкот винтов. Звуки вновь замирали, будто утопая в окружающей тьме, и негромкое урчание лодочного мотора глухим шумом стелилось по воде. Лодка ползла по неширокой водной дорожке, тянущейся через камышовые заросли, выбиралась на воду пошире, вновь кралась узкими протоками… Спустя час они окончательно встали на чистую воду, и вскоре Тимур указал на приближающуюся в ночном полумраке песчаную косу:

– Приплыли. Выходить будем здесь, дальше на лодке нельзя, заметят. За поселком есть аэродром, там теперь военная часть стоит, они ночами патрули в поселок высылают. Всех в лицо они не знают, в Окуневом Носу сейчас почти десять тысяч человек живет, не считая командировочных, но всё равно лучше не попадаться. Могут документы потребовать или задержать до выяснения личности.

Он заглушил двигатель, и лодка по инерции выползла на косу. Группа выгрузилась на берег, лодку вытащили из воды и на руках потащили к теряющейся в ночи лесной опушке. Заходить глубоко в лес не пришлось, метров через двадцать Тимур привел их к небольшой землянке, закрытой маскировочной сетью. Плавсредства и снаряжение затащили внутрь, и Непр распечатал клапан, выпуская из лодки воздух.

– Возвращаться другим способом будем, – объяснил он в ответ на вопросительный взгляд Тумана.

– Ты же сказал, что других способов нет, – напомнил ему Берёзов.

– Это оттуда нет, – уточнил Тимур. – А туда есть. Но это далеко, полдня до нужного места добираться придется… – Он болезненно скривился и потер виски: – К вечеру Зуд будет грызть немилосердно… Чем раньше поедем, тем лучше, а надо ещё акваланги перезарядить. Пойдем что ли? В доме и по телефону разговаривать спокойнее, и добрые люди нас покормят… – Он осёкся и осторожно добавил: – Если вы наш… обычную еду едите…

– Едим, – заверил его Туман, прикидывая варианты дальнейшего развития событий. – В поселок как заходить будем? – Он принялся подбирать снаряжение. – Собаки шум не поднимут?

– Нам далеко не заходить, полают да перестанут, – ответил Непр и коротко махнул рукой: – Ничего брать не надо, оставим тут. Утром тесть с шурином всё заберут. Нам бы поторопиться.

К поселку двигались бегом. Луну скрыла небольшая туча, и Тимур стремился воспользоваться усилившимся мраком. Однако полежать в покрытой росой траве всё же пришлось. Когда до окраины села оставалось метров тридцать, впереди показался патрульный «Уазик», объезжающий улицы, и ничего не оставалось, как дождаться, пока он уйдет. Едва высохший камуфляж вновь начал намокать, и Иван представил, как их троица будет выглядеть при свете дня. А выглядеть она будет крайне привлекательно. Для патрулей и оперативников ФСБ. Два мужика в камуфляже ОСОП расцветкой под Желтую Зону, и полковник в изрядно помятой повседневной форме, которая теперь наверняка выпачкалась. Ясное дело, на таких людей никто не обратит ни малейшего внимания…

– Идем, быстрее! – Патрульный автомобиль скрылся, и Непр вскочил на ноги: – Тут недалеко!

Нужный дом был действительно рядом, почти в самом начале улицы. Группа под дружный лай собак добралась до добротно поставленного дощатого забора, и Тимур сунул руку в узкую щель в калитке. Нащупав изнутри щеколду, он отпер дверь и оказался нос к носу со здоровенным волкодавом. Пёс довольно вилял хвостом, глядя на Непра, и зло облаивал стоящих позади него чужаков. Тимур ухватил собаку за ошейник и повел группу к крыльцу двухэтажного сруба. Добравшись до крыльца, он подошел к ближайшему окошку и негромко постучал по стеклу. Свет в окне не зажегся, но через несколько секунд дверь отворилась, и на порог вышел немолодой бородатый человек в наскоро надетой рабочей одежде. Он молча окинул взглядом незваных гостей, распахнул дверь и жестом предложил всем войти. После чего велел собаке успокоиться, внимательно оглядел пустынную улицу и затворил дверь.

– Как добрались? – негромко спросил он Тимура.

– С Божией помощью, – ответил тот, и оба перекрестились двумя пальцами.

– Почему вернулись? Плот не дошел? – бородач окинул взглядом чужаков, на мгновение задержавшись на полковничьих звездах Рентгена. – Или беда какая стряслась?

– Господь миловал, плот дошел как всегда, – Непр прислушался к затихающему собачьему лаю, и кивнул на своих спутников: – Помочь людям надо. Это они мне глаза спасли. И детишек наших лечат. Дело не сложное, им позвонить нужно, по мобильному. Так, чтобы в Сателлите не вычислили. У вас МТС ещё не отключили?

– Пока работает. Проходите в дом, чего на пороге стоять, – бородатый повел гостей в комнату, судя по большому деревянному столу, расположенному посредине, являющуюся столовой. – Сейчас жена на стол накроет. Посидите пока, отдохните с дороги. Я телефон принесу.

– Телефон у нас свой, – произнес Рентген, вынимая из-за пазухи целлофановый пакет с документами. – Вашим номером нам лучше не пользоваться, так будет лучше для вас. – Он извлек из пакета пачку стодолларовых купюр, заранее приготовленных Расом, положил её на стол и пододвинул к хозяину дома: – Нам требуется помощь иного рода. Мы бы хотели прокатиться по реке на «Ракете», со всеми остановками.

– Зачем?! – занервничал Тимур. – Мы так не договаривались! Нельзя терять время, нам к возвращению готовиться нужно, потом к нужному месту долго ехать, а к вечеру Зуд усилится!

– Вам не придется заниматься нашим возвращением, – Рентген был невозмутим. Это пугало Непра ещё сильнее, зато, похоже, вполне устраивало бородача. – Этим займутся наши друзья. Они доставят нас в Ареал, у них есть такая возможность. Нам необходима помощь, чтобы встретиться с ними. Не волнуйтесь, она минимальна.

– Я не буду ни с кем встречаться, – хозяин дома тоже сохранял спокойствие, но его взгляд потяжелел. – Меня здесь все знают. Увидят с чужаками – будет много ненужных вопросов. Да и друзей ваших я не знаю, и потому доверия к ним нет. Вы завтра в Ареал вернетесь, а мне здесь жить.

– От вас не требуется присутствие, – объяснил контрразведчик. – Нам нужна менее заметная одежда, а также помощь в посадке на «Ракету». Возьмите для нас билеты до Нарьян-Мара. Мы выйдем по пути на одной из остановок, вам лучше не знать, на какой. Там нас встретят.

– Это можно, – оценил бородач. – Так даже проще. Одежду я для вас подыщу, роб и спецовок хватает, сейчас в них почти все ходят. Билеты куплю сам, чтоб вас раньше времени по улицам не водить. До причала дойдете без меня, он тут близко, я объясню, как идти.

Хозяин дома подошел к столу, взял пачку с деньгами, отделил от неё треть и убрал в карман.

– Этого хватит, – он подтолкнул остальную пачку обратно к Рентгену. – Спасибо за Тимура.

* * *

«Ракета» причалила к поселковому причалу в девять утра, и через полчаса отправилась в обратный путь. Пассажиров на борту набралось человек шестьдесят, почти все места были заняты, что позволяло более-менее затеряться среди людей. Наверняка все, кто сидит здесь, в той или иной мере знакомы друг с другом, но бородатый старообрядец заверил, что в нынешние времена группа чужаков в Окуневом Носу не редкость. Пристальных взглядов на них действительно никто не обращал. Возможно, этому способствовали спецовки с логотипами какой-то не то строительной, не то ремонтной фирмы, которые бородач раздобыл для всех троих. Потертый и исцарапанный ящик для переноски инструмента, в котором в действительности лежал лишь обломок ржавой кувалды и сверток с формой Рентгена, дополнял выбранный для маскировки образ. Документы на входе не требовали, достаточно было предъявить билеты, но специфические меры предосторожности на «Ракете» всё же имелись.

Они включали в себя наряд полиции, состоящий из двух полусонных, и одного дремлющего сотрудника, расположившихся на самых дальних сиденьях пассажирского салона, и простеньких телевизоров. Небольшие жидкокристаллические экраны были укреплены перед каждым пассажиром на спинке впередистоящего кресла, и транслировали бесконечную нарезку рекламных роликов каких-то местных фирм, изредка перемежающуюся с прогнозом погоды. Берёзов воспроизвел в памяти детали рассказа Айболита о Зуде и Зависимости. Не составляло труда догадаться, что телевизоры в «Ракете» установили не столько в целях заботы о комфорте пассажиров, сколько в качестве индикаторов Полтергейста. За четыре часа поездки, протекающей в окружении электроники, Зависимый, если он тайком прокрался на борт, неизбежно вызовет Полтергейст. Недаром на каждом билете имелось предупреждение, напечатанное жирным шрифтом: «Граждане, имеющие Зависимость, перед посадкой обязаны пройти регистрацию у сотрудников полиции, сопровождающих судно». Интересно, если её действительно пройти, что из этого выйдет? Снимут с рейса, вернут деньги за билет и доставят, куда надо? Или же на «Ракете» имеются отдельные места для Зависимых? Где-нибудь подальше от жизненно-важных систем судна и поближе к огнетушителям?

Болт утверждал, что у Ивана с Ферзем Зависимости, и, следовательно, Полтергейста, нет. А Рентгену и то, и другое блокирует «Живая Вода». Поэтому им можно без каких-либо опасений находиться вблизи электронных приборов, сложных устройств и так далее, вплоть до полетов на самолетах. На это и был расчет. Рентген планировал добраться до Нарьян-Мара тихо и незаметно. Там сесть на самолет до Москвы, благо, денег хватало с избытком, Рас, занимавший на Базе должность казначея, согласно приказу Медведя выдал им двадцать тысяч долларов. Рубли в Ареале были не в ходу, поэтому придется обменять часть валюты в Нарьян-Маре, но это мелочи. Основной задачей являлось сесть на самолет. Рентген с Салмацким вряд ли будут испытывать с этим какие-либо трудности, а вот у него, Берёзова, нет никаких документов. Но Рентгена это, похоже, не смущает.

Иван посмотрел в окно. Глухая тайга по берегам Печоры постепенно превращалась в лесотундру. Вокруг полнейшее отсутствие цивилизации, среди которой время от времени неожиданно возникали мелкие поселки. Наверное, до Катаклизма здесь были лишь умирающие деревеньки таёжной глухомани, лепившиеся к реке, как к единственной ниточке, связывающей их с внешним миром. Но Ареал подобрался к этим местам почти вплотную, и это невеселое обстоятельство вдохнуло жизнь в обезлюдевшие населенные пункты. В деревеньках шли строительные работы, виднелась тяжелая техника, бросались в глаза новые дома типовой планировки. В небе то и дело появлялись вертолеты, самолеты малой авиации, по всей протяженности реки виднелась некоторая активность: сновали рыбацкие катера и лодки, шли груженные стройматериалами баржи, пару раз попадались паромы с фурами на борту. Берёзов мысленно покачал головой. Да уж, нет худа без добра. Для кого-то Ареал стал трагедией, а кому-то только в радость. Но кое-кого из тех, у кого эта радость зашкаливает, вскоре ожидает неприятный сюрприз.

Дважды «Ракета» делала остановки у каких-то населенных пунктов, высаживая пассажиров и принимая на борт новых, и движение продолжалось. Лесотундра за бортом окончательно сменилась тундрой, небо затянуло сплошной серой пеленой, и Иван позволил себе немного поспать. Время до возвращения к Салмацкому активности ещё есть, нужно потратить его с пользой. Проснулся Берёзов от тихого голоса Рентгена:

– Туман, мы подъезжаем. На причале полицейский кордон, проверка документов. – Контрразведчик достал из кармана красную корочку и протянул её Ивану: – Забирай.

– Это моё удостоверение личности! – удивленно прошептал Берёзов, разглядывая собственную фотографию. – Его у меня Ферзь отобрал тогда, у шпионской лабы. Откуда оно у тебя?

– Салмацкий сдал его мне в качестве вещественного доказательства вместе с твоим штатным оружием и бронежилетом, – Рентген посмотрел в окно на полицейских, проверяющих документы у покидающих «Ракету» пассажиров. – Говорить буду я. Ты стоишь рядом с Ферзём. По моей команде оба предъявите документы и немедленно уберете их. Это даже хорошо, что мы в штатском. Идём.

Проверка документов прошла спокойно. Рентген предъявил удостоверение, потребовал вызвать старшего по званию и о чем-то переговорил с ним в стороне. Тот кивнул, что-то записал на бумажке, на этом всё и закончилось. У выхода из порта обнаружилось несколько частных извозчиков полубичеватого типажа, зазывающих всех, кто появляется в поле зрения, воспользоваться услугами такси по, естественно, самым низким ценам в городе. Рентген нанял какую-то невзрачную иномарку, давно отпраздновавшую свой десятый день рождения, и велел ехать к одной из находящихся в центре гостиниц. Там машину отпустили, дождались, когда она скроется за поворотом, после чего прошли пешком пару кварталов и нашли подходящий подъезд в одном из домов. Там контрразведчик снял спецовку, облачившись в свою форму, и Берёзову пришлось расстаться с оружием. Всё, что стало ненужным, упаковали в ящик из-под инструментов, и Иван забросил его в ближайший мусорный контейнер. Затем поймали ещё одного извозчика и отправились в аэропорт. В зале ожидания Рентген оставил Ивана сидеть с Салмацким и отправился покупать билеты. Вернулся он почти через час.

– Что-то не так? – негромко спросил Иван, дождавшись, когда контрразведчик опустится в кресло рядом. – Тебя долго не было.

– Деньги ходил менять, мои закончились. – Рентген протянул Туману его билет. – Вот, возьми. – Он незаметно передал ему толстую пачку купюр и небольшой бумажный конверт.

– Что нужно купить? – уточнил Иван.

– Пока ничего, пусть будут у тебя, так спокойнее, – объяснил тот. – У тебя не украдут. В конверте местная сим-карта и записка. Там номер телефона, который ты должен запомнить. Записку уничтожишь. Сим-карта для тебя, внимательно следи за балансом, в Москве ты будешь в роуминге.

– Хорошо. Чей номер в записке? – поинтересовался Берёзов.

– Мой, – лаконично ответил Рентген. – Московский.

– Не отключили за два года?

– Такие номера не отключают, – без тени иронии произнес контрразведчик. – На них распространяется срок давности. Выучи наизусть и не записывай в память телефона, когда его купишь. Для разговоров со мной заведёшь отдельный аппарат, вставишь в него эту сим-карту. Больше с неё никому не звони. После каждого разговора очищай список набранных номеров и выключай телефон.

– Так их же всё равно можно у оператора связи получить, – возразил Иван.

– Можно, – согласился Рентген. – Но для этого требуется время, иногда значительное… – Он прислушался к голосу диктора, объявляющего начало регистрации: – Наш рейс. Пошли.

Регистрацию и прочие сопутствующие посадке процедуры прошли спокойно. Сотрудники аэропорта бросали взгляд на удостоверения офицеров ФСБ и теряли интерес к рабочим спецовкам Тумана и Ферзя. В самолете Рентген велел Салмацкому сесть у иллюминатора, рядом с ним посадил Берёзова и уселся в крайнее кресло. Самолет оторвался от взлетной полосы, и капитан корабля объявил, что время в пути составит два с половиной часа. Контрразведчик посмотрел на часы.

– Через сколько он начнет дергаться? – Иван кивнул в сторону безучастного ко всему Ферзя.

– Через час, – ответил Рентген. – На утренний рейс мы опоздали. Нам повезло, что был ещё один.

– Ничего, я разберусь, – Берёзов многообещающе прищурился.

– Свидетель мне нужен живым, – поспешил напомнить контрразведчик. – И с нетравмированным мозгом. Ему предстоят два месяца интенсивных допросов. Времени у нас немного, необходимо взять у него показания в полном объёме. Всё должно быть тщательно запротоколировано и не вызывать даже малейших вопросов после того, как он умрет. По словам Болта, это произойдет через два-три месяца, а уголовные дела подобной сложности могут длиться годами.

– Обещаю не бить его по голове, – понимающе закивал Туман. – Можно порвать ему Ахиллово сухожилие. В интересах следствия, разумеется. Так он уже никуда не убежит, и мозг в сохранности.

– Не возражаю, – без всяких эмоций произнес контрразведчик, неторопливо опуская голову на подголовник кресла и закрывая глаза: – Если на то возникнет необходимость.

Сорок минут полета Рентген дремал, потом часы на его руке негромко зажужжали будильником, и он попросил бортпроводницу принести стакан воды. Получив воду, он извлек из кармана аптекарский пузырек и высыпал из него несколько таблеток.

– Пей, – контрразведчик протянул Салмацкому стакан и таблетки.

– Снотворное? – Берёзов смотрел, как Ферзь равнодушно выполняет приказ. – В аэропорту купил? Сколько он проспит?

– До посадки. Доза большая, – Рентген вновь закрыл глаза. – Последи за ним, убедись, что уснул. Разбуди меня, когда на снижение пойдем. Я немного посплю.

Контрразведчик вновь заснул, ещё через десять минут отключился Салмацкий. Берёзов проверил Ферзю пульс, убеждаясь, что тот действительно спит, а не симулирует, и полез в карман за запиской Рентгена. Делать всё равно нечего, можно пока номер телефона заучить. Конверт с сим-картой зацепился за денежные купюры, и пришлось доставать всё сразу. Сейчас, когда торопиться было некуда, Иван разглядел толстую пачку денег. Похоже, Рентген отдал ему почти всё, тысяч десять долларов и что-то около того, только в рублях. Неужто и правда опасался карманной кражи… Туман высвободил конверт, достал из него записку и принялся заучивать цифры. Спустя час у него было стойкое ощущение, что этот номер будет сниться ему до старости, и голос командира экипажа, объявляющий о предстоящем снижении, вызвал у Ивана неподдельную радость. Он ещё раз убедился, что Салмацкий спит, и разбудил Рентгена.

– Приступили к снижению. Ферзь в отключке, довольно глубоко. Придется будить заранее.

– Не нужно, – контрразведчик устало потер глаза. – Нас встретят.

– Ты же не хотел связываться со своими, пока свидетель не окажется в Москве?

– Свидетель окажется в Москве через тридцать минут, – Рентген внимательно посмотрел на Берёзова: – Тебе очень нужно сходить в туалет. Передвигаться по салону самолета в момент снижения нельзя, так что ты будешь вынужден вместо возвращения сюда присесть на ближайшее свободное место. Самолет загружен не полностью, я уточнял. Когда подадут трап, выйдешь из самолета в числе первых. Сразу же направишься в кассы и купишь билет на ближайший обратный рейс, вечером в расписании есть ещё один. Я доложу начальству, что Зуд заставил тебя срочно возвращаться. Пройди регистрацию и посадку. Перед самым вылетом покинь самолет под любым предлогом, разберешься сам. Откажись от претензий, покинь аэропорт без лишнего шума. Через трое суток выйдешь на связь. В разговоре упомяни, что звонишь из Нарьян-Мара. Я дам тебе дальнейшие инструкции. Если я спрошу, не беспокоит ли тебя Зуд, продолжай разговор не более десяти секунд, затем уничтожь телефон и срочно уезжай из Москвы. Самолетами, поездами, пароходами, рейсовыми автобусами и так далее при этом не пользуйся.

Секунду Берёзов смотрел контрразведчику в глаза.

– У нас совсем никаких шансов?

– Девяносто семь на три, – уверенно ответил Рентген. – Но страховка никогда не бывает лишней. Ты ведь тоже ценный свидетель. – Он поднялся, освобождая проход: – Ступай.

* * *

– Медведь – Байкалу! – негромко зашипел эфир. – Посетители приближаются.

– Много? – Медведь ещё раз обвел внимательным взглядом наскоро расчищенные развалины пятиэтажки, в которых располагался магазин Водяного. К сегодняшним торгам готовились по-особому. Бочек с водой не было. Водяного тоже. Вместо обычного термоконтейнера с медицинскими препаратами на месте Водяного стоял маленький короб, в котором лежал «Жук» и пара десятков шприц-тюбиков. На торговлю никто не рассчитывал, зато вероятность заполучить серьезный бой Кварц оценивал в пятьдесят процентов. Поэтому вместо Водяного «за прилавком» вновь стоял Медведь, которому Научная Группа специально для сегодняшних торгов усилила «Эмку» сплошным напылением своего «Икс-графена» или как там правильно зовут эту чудо-хренотень, которая выпадает в твердый осадок в момент расслоения «Икса». Никита сказал, что на это ушел весь запас волшебного осадка, накопленный за десяток Выбросов, но жизнь человека важнее.

Здоровяк устало поморщился. Жаль, они не сказали ему заранее о том, что затраты окажутся настолько велики. Он бы не отдал им «Эмку». Они не знают, что пытаются спасти от смерти мертвеца. Невелика разница, получит ли он пулю сейчас, или Паутина добьет его через месяц-полтора. Столько драгоценного материала извели впустую, ради него старались… Обидно. И ведь его «Эмку» через полтора месяца никому и не отдашь, таких размеров никто не носит. А Айболит тоже хорош, не мог отговорить остальных от этой бессмысленной заботы и растраты. Ведь знает же прекрасно, что всё это бесполезно. Так ведь слова им не сказал, всё надеется найти способ его вылечить, и после появления Лаванды его энтузиазм снова вознесся до самой люстры.

Пока группа Медведя провожала группу Рентгена, Кварц разработал схему проведения сегодняшних торгов. С утра передатчик ОСОП выходил в эфир каждые полчаса, сообщая о том, что в порядке работы магазина Водяного произошли изменения. Отныне вода исключается из ассортимента товаров, а эксклюзивная «Эмка» временно изымается из продажи. Магазин переходит на торговлю исключительно медикаментами, и больше не принимает никакой оплаты кроме осколков и «Шестого Чувства». Сегодняшние торги будут проводиться по новым правилам. В качестве компенсации за доставленные неудобства, во время торгов будет объяснена и продемонстрирована технология запуска УИПа в Желтой Зоне. Приглашаются все желающие.

Никто не сомневался, что ОСОПовский передатчик слушают все, у кого есть рация, то есть приблизительно девяносто девять процентов обитателей Ареала, и потому несложно было представить, что сейчас творится в Зеленой Зоне. Тем более что все уже знают о появлении у РАО таких УИПов, и о том, что РАО держит секрет их запуска в строжайшей тайне. Кварц ещё ночью, перед отбоем, заявил, что надо готовиться к любым вариантам, вплоть до превентивного удара Сателлита. Найти Базу спецназ РАО вот так запросто, конечно, не сможет, зато напасть на поляну Водяного, находящуюся всего в двухстах метрах от границы с Зеленой, им вполне по силам. А ещё возможны варианты с подкупом каких-нибудь «диких» или заключением частного контракта с Наёмниками. Отрядов у последних много, кто-нибудь из полевых командиров вполне может заинтересоваться выгодным предложением. Поэтому Водяным рисковать нельзя. Медведь вызвался добровольцем на должность торговца, чтобы не подвергать угрозе жизни хороших людей, все согласились, и он решил, что вопрос закрыт.

После изнуряющих пыточных поездок в машине Болта психика майора настолько выдохлась, что он даже не обратил внимания на просьбу Научной Группы отдать им свою «Эмку» на проверку. Отдал, еле доволок ноги до своей комнаты, рухнул на спальник и провалился в тяжелый сон. Полночи Медведь продирался сквозь бесконечные сети Паутины, спасаясь от преследующего его «Газика», и чужой, немного картавый голос, шептал ему, что спасение может быть только в Эпицентре, потому что там сплошное блаженство, земля обетованная и вообще райское место. Под утро «Газик» всё-таки догнал его и сбил на полном ходу под издевательское хихиканье Фронтовика, невесть откуда взявшегося неподалеку. Медведь проснулся с пулеметом в руках, забившийся в угол своей комнаты и укрытый спальником, словно маскировочной сетью. Пришлось сходить на камбуз и выпить стакан холодной воды. К счастью, дальнейший сон протекал спокойно, но утренний подъем здоровяк проспал. Потом его разбудили к завтраку, а это, как известно, дело святое… Ну, в общем, когда он собрался надевать снаряжение, оказалось, что «Эмка» уже почти готова. Ученые вручили ему заметно потемневший защитный комплект и с радостью сообщили, что гарантируют увеличение пуленепробиваемости даже на рукавах и штанинах, но запреградное поражение слоем в пару микрон не снизить, так что в случае чего придется потерпеть. Короче, было уже поздно. Запасы ценнейшего вещества были потрачены на то, чтобы сохранить жизнь тому, кто и без пуль очень скоро умрет.

После завтрака Рас с Водяным ушли устанавливать свою алкогольную мину-приманку, ученые занялись научной работой, остальные бойцы выдвинулись готовить к торгам магазин. В куче щебня на краю торговой поляны спрятали осколочный фугас на механическом взрывателе, тросик от которого вывели к пролому в стене. Согласно плану туда должен уходить Медведь в случае внезапного нападения, это единственный проход, сразу ведущий в глубь Желтой, и его держал на прицеле Базальт. Оба других выхода из магазина вели обратно в Зеленую Зону, и для того, чтобы через них направиться в сторону Базы, преследователи будут вынуждены идти через развалины, в которых Капкан установил пару десятков мин, не считая ловушек, расставленных на флангах огневых точек ОСОП. Сектора стрелков были тщательно выверены, порядок действий согласован, маршруты отхода проложены с помощью «Ариадны». В общем, всё упиралось в одно: в случае нападения пули со всех сторон полетят в продавца, и он сможет скрыться в проломе только благодаря хорошей защите, помноженной на удачу. Если таковое чудо случится, то сразу за проломом Медведь рвёт тросик фугаса, тот взрывается и накрывает противника осколками. Медведь уходит под прикрытием Базальта бегом, благо «Ариадна» такое позволяет, было бы кому бежать.

Для этого здоровяку даже перешили левую перчатку «Эмки», чтобы можно было держать «Ариадну» в кулаке под защитой. Правда, сжимать кулак всё равно придется, иначе уникальный мет работать не будет. Пришлось приделать к «Печенегу» толстую ременную петлю в месте крепления сошек, в которую засовывался сжатый кулак. Петля затягивалась движением руки, и остаток её ремня в один оборот наматывался на руку, туго фиксируя её у пулеметного ствола. В результате левая рука становилась частью пулемета, пользоваться ею иначе было невозможно, зато это позволяло надежно удерживать «Печенег» при стрельбе. Для того чтобы это стало возможным, нужно иметь очень длинные руки, что для двухметрового человека не есть проблема, и очень прочную перчатку, не боящуюся перегрева и длительного воздействия пороховых газов. Что не есть проблема для ОСОПовской «Эмки», улучшенной Научной Группой и в хвост и в гриву. По крайней мере, Медведь очень на это надеялся. В общем, торговля обещала быть разной, Кварц ждал всего, даже атаки со стороны Меркулова, которому играет на руку гибель любого члена ОСОП. В ходе обмена информацией оба контрразведчика окончательно пришли к выводу, что заокеанский резидент имеет информаторов в Сателлите, и с большой вероятностью уже осведомлен о точном численном составе Спецотряда. Следовательно, бой на торговой поляне Водяного ему выгоден, ведь есть возможность представить это делом рук Сателлита.

Поэтому в организации обороны задействовали всех, кроме ученых и Бэмби. Рентген сразу же разделил опасения Кварца в отношении гимнастки, и подозрительность контрразведчика вновь возросла. Бэмби отправили помогать Николаевой, категорически запретив выходить на крышу, и место часового у перископа занял Степанов. Финальные приготовления закончили меньше чем за полчаса до официального начала торгов, и Байкал с Болтом отправились в Зеленую Зону на разведку. Вернулись они почти сразу, и десяти минут не прошло. Выяснилось, что у начала торговой тропы собралось сразу аж семь отрядов, принадлежащих всем группировкам, кроме разве что Сателлита. В общей сложности под четыре сотни стволов, прилегающий к границе Желтой Зоны квартал Ухты последний раз был так многолюден в день «Дезинфекции». Однако идти в магазин прибывшие не торопились. Похоже, они пытались договориться друг с другом, прекрасно понимая, что их слишком много, никакая поляна не вместит. Байкал с Болтом вернулись в Зеленую продолжать наблюдение, и появились в эфире только сейчас. Выходило, что покупатели искали общий язык почти два часа.

– Идут одним отрядом, – ответил снайпер. – Тридцать человек. Визуально – по шесть человек от каждой группировки, Вольных тоже шестеро, по двое от каждого каравана, хотя сюда шли отдельно.

– Порешали, чтобы всё прошло по-честному, – ухмыльнулся здоровяк. – Байкал, занимай позицию в своем секторе. Болт, на тебе наблюдение за границей с Зеленой Зоной, правый фланг, он самый сложный. Рас, Водяной, на вас все руины по левому флангу. Всем боевая готовность!

Эфир затих, и Медведь вышел на видное место. На этот раз «Невидимку» он решил не снимать. Если вспыхнет бой, то подключаться к ней будет уже поздно, так что на этот раз посетителям придется перетерпеть это нарушение общепринятых правил. На несколько минут вокруг воцарилась полная тишина, и майор старательно прислушивался к ней через стенки шлем-сферы. Со стороны тропы послышался тихий звук ударяющейся о камень гильзы, и в боковом проломе появился сталкер с зажигалкой в руке. Он пару раз чиркнул колесиком, высекая искры, убедился, что в проломе нет Паутины, свободной рукой бросил перед собой гильзу и зашел внутрь остова здания. Увидев Медведя с «Невидимкой», он невольно попятился, но понял, что жуткий Зомби-людоед не демонстрирует агрессии, и зашагал дальше, освобождая проход остальным. Следом за ним на торговую поляну начали выходить люди, по реакции которых Медведь определял, кто есть кто.

Сталкеры, наученные горьким опытом стычек в Зонах с людьми, мягко сказать, очень разными, засекали «Невидимку» и мгновенно напрягались скорее по привычке, нежели по обстановке. Боевики больше обращали внимание на пулемет, висящий на груди Медведя в практически боевом положении. Стоит лишь положить правую руку на пистолетную рукоять и приподнять глядящий в землю ствол – и можно перечеркнуть очередью весь отряд. Оценив это, боевики старались как бы невзначай зайти за спину своим попутчиками и незаметно положить руки на оружие, чтобы в случае чего иметь возможность открыть огонь с минимальной потерей времени. Оперативники и прочие шпионы обшаривали взглядом торговую поляну и косились на пролом за спиной Медведя, сразу определяя, что в случае форс-мажора майор будет уходить туда. Торговцы же, увидев другого продавца, неуверенно разглядывали стоящий перед ним скудный товар, заранее отдавая себе отчет если не в полной, то в почти полной бессмысленности своего здесь нахождения. Итого выходило, что каждая централизованная группировка включила в состав своей делегации по одному сталкеру, два боевика, паре шпионов и одному торговцу, в случае с Наёмниками тоже являвшемся оперативником. Вольные же, судя по ощущениям, прислали сразу четверых шпионов, что было для них довольно странно. Лишь двое из них являлись торговцами и явно чувствовали себя не в своей тарелке больше остальных.

– Мы рады приветствовать дорогих гостей на нашей замечательной презентации, – прогудел Медведь голосом законченного маньяка-убийцы. – Наш Водяной не любит электронику, его желудок её плохо переваривает, поэтому проводить презентацию буду я. Надеюсь, её тема всем известна – запуск УИПа в Желтой Зоне. Так как для того, чтобы стрелять в тех, кто станет меня перебивать, я должен держать в руках пулемет, мне потребуется помощник. – Здоровяк обвел бешеным взглядом насторожившихся людей: – Вижу знакомое лицо. Капитан «Короб», Седьмой батальон Военсовета?

– Так точно, – Наёмник демонстрировал полное спокойствие. – Чем могу помочь?

– Будь хорошим мальчиком, возьми УИП под тем кустом, – здоровяк движением подбородка указал на пока ещё чахлый клок Бритвенной Удушайки. – Держи осторожно, двумя руками! Прибор частично разобран.

Торговец-опер послушно подошел к кусту и осторожно, чтобы не порезаться об острые бритвы побегов, вытащил из-под листьев экранированный УИП.

– Он работает? – уточнил Медведь.

– Да, – Короб всматривался в мерцание индикаторов.

– За кустом, в углу, ямка, – замогильным голосом продолжил майор. – Там Студень. Подойди к нему. Не торопись.

Наёмник сделал несколько шагов в указанную сторону, и УИП тихо запищал предупреждающим сигналом. Короб, вглядываясь в экран прибора, шагнул ещё, и писк усилился.

– Радиус действия УИПа в условиях Желтой Зоны – два метра, – Медведь скользнул взглядом по собравшимся. Почти все не сводили глаз с УИПа в руках Наёмника, и только четверо Вольных, которых здоровяк определил для себя, как шпионов, незаметно разглядывали своих спутников и самого Медведя. – В Зеленой Зоне функционирует как обычный УИП, разницы нет. Можешь походить вокруг Студня, пусть наше научное собрание убедится, что прибор работает исправно.

Короб послушно обошел ямку по дуге, то удаляясь, то приближаясь к аномалии, и в стоящей на торговой поляне тишине было хорошо слышно, как писк УИПа меняет частоту и интенсивность в зависимости от расстояния до Студня.

– Как видите, прибор работает, – подытожил Медведь тоном голодного каннибала. – Теперь рассмотрим, как это ему удается. Короб, верхняя крышка УИПа не закреплена. Осторожно сними её. Молодец! Что ты там видишь?

– В конструкцию внесены изменения, – доложил Наёмник. – Начинка сдвинута по сторонам, в центре находится что-то типа оправы, в которую зажат камень… Это осколок метеорита?

– Догадливый! – одобрительно прорычал Медведь. – Не хочешь у нас поработать? Нам в Эпицентре сообразительных не хватает. Народ почему-то теряет пытливость ума.

Короб от неожиданности замялся, и здоровяк слегка повысил голос:

– Покажи всем, чтобы никто ничего не пропустил. Пронеси мимо каждого, пусть посмотрят. Обращаю внимание ученого сообщества на место установки осколка: точно посреди ширины УИПа, но со смещением по длине и глубине. Осколок закреплен на одинаковом расстоянии между процессором и выходами подачи питания, то есть равноудален от этих трех точек. Это оптимальное место крепления. Если закрепить осколок с ошибкой, радиус действия прибора в Желтой Зоне уменьшится. Особо следует отметить, что УИП бесполезен в работе с Соленоидом. Соленоид, в зависимости от своих размеров, бьет разрядом на расстояние от четырех до девяти метров, и УИП здесь не поможет. Поэтому владельцу УИПа имеет смысл не забывать приметы, по которым определяется присутствие Соленоида. Все остальные аномалии прибор определяет в штатном режиме.

Медведь проводил взглядом Короба, показывающего прибор каждому по очереди, и вновь покосился на разведчиков от Вольных. Один из них смотрел на вскрытый УИП, других больше интересовала реакция окружающих. Интересно-то как… Кто не станет смотреть на чудо света, затаив дыхание? Правильно – тот, для кого оно не чудо. А ведь пришли они в качестве Вольных.

– Короб, извлеки осколок из оправы, – велел здоровяк. – Только не сломай ничего. Там есть стягивающий винт, ослабь его. Оправа разойдется, и осколок станет возможным вынуть. Это ещё одно правило: осколок внутри оправы должен быть надежно закреплен. Он не должен болтаться или смещаться при беге или прыжках. Можно затягивать потуже, минерал выдержит. Для того чтобы избежать саморазвинчивания от долгой эксплуатации, рекомендую применять контргайки.

Наёмник аккуратно выполнил полученные инструкции и двумя пальцами извлек из оправы осколок метеорита. УИП в его руках тотчас погас.

– Как видите, без осколка прибор не работает, – прокомментировал очевидное здоровяк и негромким маниакальным басом протянул: – Короб, подойди ко мне! Ближе… Боюсь промахнуться… – Короб невольно остановился, опешив, и Медведь добавил: – …Если не отдашь осколок…

Он протянул к оперу-торговцу свободную руку ладонью вверх. Наёмник поспешил положить осколок в здоровенную ладонь. Майор немедленно сжал кулак и убрал осколок в подсумок, безумно сверкая глазами, и тихо пробубнил:

– Моя прелесть… – Медведь сдвинул брови на лоб, словно подозревая Короба в нечистых на руку намерениях, и заявил: – Наша презентация окончена, мне нечего добавить к вышесказанному! УИП можешь оставить себе при одном условии: как только все выйдут в Зеленую Зону, ты предоставишь каждому желающему возможность зафотографировать прибор и снять с него все интересующие размеры. Использовать более старые модели УИПов не рекомендуется. Господа ученые, я вас больше не задерживаю! Если кто-то желает приобрести наши медикаменты, магазин будет работать ещё час, прием по одному каравану в порядке живой очереди. Напоминаю, что с сегодняшнего дня мы принимаем только осколки метеорита и «Шестое Чувство». Цены те же. Сами решайте, что вам дороже: здоровье или работающий в Желтой Зоне УИП. И слушайте наше популярное радио! Сегодня вечером мы начинаем серию увлекательных передач, которые расскажут вам о том, как Ареал стал таким, каков он сейчас. Не пропустите! А если пропустите, не волнуйтесь, будет повтор.

Здоровяк присел на колено, демонстративно пошарил свободной рукой по битой штукатурке, извлек из-под неё тросик, ведущий к взрывателю размещенного в куче щебня фугаса, и тоном заправского зазывалы произнес:

– Расходитесь! Расходитесь! Здесь нет ничего интересного! Не мешайте работе магазина! Под вашими ногами заложен фугас! Он очень нервный! Может взорваться от обилия праздношатающихся дол… людей, не занятых ничем полезным!

На лицах присутствующих ясно отразилась мысль о том, что никто не сомневается в полной отмороженности и абсолютной ненормальности не то полу-Зомби, не то получеловека, и группы караванщиков одна за другой потянулись к выходу. Первым ушел Короб, сжимая в руках подаренный УИП. На выходе было хорошо заметно, как он сунул руку в карман, извлек оттуда небольшой минерал и вложил его внутрь оправы. Сразу же раздался тревожный писк: прибор среагировал на разлитый под ближайшими руинами Студень. Наёмники сомкнулись вокруг своего опера, и представители Военсовета дружно прибавили шаг. Остальные старались не отставать, явно будучи твердо намеренными потребовать от Короба в Зеленой Зоне выполнения поставленных Медведем условий. Спустя три минуты на торговой поляне не осталось никого, ещё через полчаса в эфире последовал доклад Раса, что к магазину по торговой тропе возвращаются те двое торговцев Вольных, что действительно были похожи на торговцев, и пятерка боевиков охраны вместе с ними.

– Водяной, действуем по плану! – скомандовал Медведь. – Я за стеной, за проломом.

Здоровяк быстро выскочил в дыру в полуразрушенной стене и занял позицию за ближайшим чистым кустом. Спустя минуту из развалин прибежал Водяной, запросто скачущий по размозженным железобетонным руинам между целого вороха роящихся вокруг аномалий. Майор лишь покачал головой. Только сейчас, с «Ариадной» в руке, можно было полностью оценить чудеса, которые он вытворяет просто на ходу, так, между прочим. Тем временем Водяной одному ему понятным маршрутом добрался до пролома и занял место на торговой поляне перед коробкой с медикаментами. Через полминуты со стороны торговой тропы появились Вольные. Они вошли на поляну и недоуменно остановились, увидев Водяного.

– Уважаемые покупатели, мы рады приветствовать вас в нашем магазине, – вежливо произнес Водяной. – Чем я могу быть вам полезен?

– Это… – один из торговцев настороженно оглянулся: – Медведя нет? Слава тебе, господи…

Вольные заметно успокоились и поинтересовались наличием товара. Выяснилось, что они пришли за некоторыми медикаментами и в качестве оплаты готовили пару осколков и «Шестое Чувство». Однако в силу только что изменившихся обстоятельств они хотели бы оставить осколки при себе, и потому хотят обменять на препараты только мет. Несколько минут ушло на согласование цены, после чего меняла немного помялся и задал вопрос:

– Водяной… это… насчет УИПа, который в Желтой Зоне пашет… а есть ещё такие? Мы заплатим…

– Я не имею отношения к технике, – Водяной продемонстрировал ему свои предплечья, лишенные каких-либо приборов. – Я занимаюсь торговлей. Всё, что я могу вам предложить, находится на прилавке. Желаете приобрести что-нибудь ещё?

– Нет, – меняла вздохнул, Вольные забрали товар и покинули магазин.

Спустя четверть часа после их ухода на поляну вернулись Нефтяники с тем же вопросом, ещё через полчаса – Городские. Присутствие вместо Медведя Водяного, не желающего даже слышать о технике, поставило их в тупик, и просителям пришлось удалиться ни с чем. Под закрытие магазина вернулся караван Общаковских. Их меняла оказался более предприимчив, и долго пытался убедить Водяного продать ему несколько готовых УИПов в обмен на партию женщин из свежей поставки. Так и не добившись своего, Общаковские ушли, не скрывая недовольства. Ещё час ОСОП выжидал, потом вернулся на Базу. Кварц, едва закончились дегазационные процедуры, умчался к себе в кабинет, впервые нарушая свою же традицию тщательно опрашивать Водяного о покупателях. Следом за ним отбыл Айболит, готовить препараты для поездки к Непрам, и Медведь отозвал в сторонку Болта.

– Болт, я с вами за Лавандой не поеду, – едва слышно произнес майор, косясь на подкрадывающегося к нему Фантика, – Ещё две поездки я не вынесу, сил моих больше нет. Возьми с собой, кого хочешь, хоть всех. Непры теперь тебя в лицо знают, Айболита так вообще обожают, рация у Лаванды есть. Справитесь запросто, главное заберите её прежде, чем Тимур вернется. На всякий случай. Кто знает, как там всё прошло. В тех секторах Нейтралки патрули имеют право открывать огонь на поражение без предупреждения.

– Тебя в машину больше брать нельзя, – так же тихо ответил сталкер. – Придумай что-нибудь для остальных, чтоб не задавали вопросов.

– Нельзя? – Медведь иронически шевельнул бровями. – Вот так даже? Я наказан за непослушание? – Он понимающе хихикнул: – И на сколько дней меня оштрафовали?

– Теперь у тебя осталось двадцать шесть дней, – Болт невесело поморщился. – Извини, Коля, тут ничего не изменить. Оно внутри тебя стало больше, до диафрагмы дошло. Как до сердца дотянется – всё.

– Ну, это много, – здоровяк повернулся спиной к гипнотизирующему его Фантику и весело улыбнулся: – Я думал, всё будет хуже. Скоро начнется самое интересное, было бы очень обидно пропустить. А так у меня есть все шансы посмотреть хотя бы на начало! Отставить уныние!

Он легонько хлопнул угрюмо хмурящегося Болта по плечу и направился к Кварцу. Тот сидел за столом в окружении кипы бумаг и возился с ноутбуком Степанова, к которому был подключен внешний жесткий диск Рентгена. Судя по мигающему индикатору, диск функционировал вовсю.

– Работает без осколка? – здоровяк поискал глазами стул. Таковой обнаружился под кипой бумаг.

– Угу, – промычал Кварц, не отрываясь от дисплея. – Чудо враждебной техники… – Он сосредоточенно умолк, щелкая клавишами и недовольно хмыкнул: – Очень много информации. Слишком мало времени на поиск. Придется ограничиться самым необходимым, остальное буду искать в процессе.

– Что ты хочешь там найти? – Медведь с интересом заглянул в ноутбук. – Ого! Видеофайлы!

– Угу, – снова протянул контрразведчик. – Данные с камер скрытого наблюдения. Но своей телестудии у нас нет, поэтому для начала ограничимся звуковыми дорожками. Здесь есть даже перехват разговора Совета Директоров РАО с президентом Воробьевым, когда принималось решение о проведении «Дезинфекции». Фрагмент записывал всё подряд вплоть до удара. Когда приказ на запуск ракеты был отдан, он прервал всю внешнюю активность и занялся своими делами. Вот тогда Рентген мне и позвонил. Это было последнее, что Фрагмент согласился сделать для него. В общем, запись переговоров с президентом у нас есть. И она крайне любопытна.

– Бывшим президентом, – уточнил майор. – Теперь он премьер-министр. Догадайся, кто недавно выиграл выборы? Ни за что не угадаешь, лучше сразу сдавайся.

– Крабский? – усмехнулся Кварц. – Опять? Наверняка, совершенно неожиданно?

– Тебе кто-то подсказал! – обиделся здоровяк. – Ты не мог догадаться сам! Это невозможно!

– Надеюсь, что это к лучшему, – контрразведчик потер виски. – Он за борьбу с коррупцией.

– Хочешь сказать, что он посадит сам себя и всех своих приятелей-олигархов? – Медведь сделал донельзя удивленное лицо. – Или только Лозинского с Беловым? Они входят в круг приближенных.

– Даже если и «только», то это будет нашей победой, – Кварц бросил на здоровяка хмурый взгляд: – Это лучше, чем ничего, мы на данную тему уже говорили. – Он вернулся к возне с бесконечным количеством файлов: – Так… Вот это… и это тоже… и вот здесь… Будем надеяться, что голоса Лозинского и Белова люди узнают, все же сии господа регулярно вещают с голубых экранов. По крайней мере, в Сателлите и Приемных Пунктах точно. Совсем никто не слышать их не мог.

– Когда планируешь начать трансляцию? С утра?

– Сегодня, – решительно заявил Кварц. – За час до окончания вечерних сумерек. Многие будут возвращаться с промыслов, не пропустят. Вспыхнет интерес, промчится слух. С утра будут слушать все… – Он снова пощелкал клавишами: – После сегодняшних торгов с этим затягивать не стоит. Мы пошли ва-банк, и все уже об этом знают. Противодействие неизбежно.

– Ты имеешь в виду тех четырех торгашей от Вольных, которые не были Вольными? – здоровяк усмехнулся: – Грубовато сработали. Это были люди Меркулова или Белова?

– Белова, – уверенно ответил контрразведчик. – Им не было особого смысла напрягаться. Формально они пришли от Вольных, значит, их просто включили в состав настоящих караванов за деньги или за другую плату, не важно. У Сателлита найдется, чем привлечь интерес торгашей. Их задачей было получить информацию для сравнения, а в большей степени – пронаблюдать за реакцией остальных: кто пришел, откуда, что будут говорить до и после. Белов взялся за нас всерьёз, раз его люди самостоятельно проводят такую операцию. Раньше к нам в Желтую представители Сателлита не заглядывали. – Он хмуро вздохнул: – Некоторое время придется ждать удара с двух сторон.

– Думаешь, Меркулов не оставит нас в покое после радиотрансляции? – здоровяк посмотрел на схему Кварца, где в центре паутины из карандашных черт, означающих логические связи, сидел полный человечек с гипертрофированной улыбкой. – Мы же планируем заявить, что он мертв.

– Наоборот, он ускорит свои действия, – Кварц покачал головой. – Как только Меркулов поймет, что Рентген вернулся, он быстро придет к выводу, что его либо раскрыли, либо раскроют в ближайшее время. И у него не останется выбора. Либо он получает в свои руки наши секреты и становится труднодосягаемым, плюс особо ценным для своего правительства. Либо с ним будет покончено, потому что даже если уголовники встанут за него горой, мы всё равно его достанем. Не мытьём, так катаньем. Как резидент он будет засвечен, и его организация потеряет интерес к финансированию проваленного агента. Тэбук у его банды мы отберем. Кто его получит, сейчас неважно, но Меркулову он не светит. В крайнем случае, государство подтянет на Нейтралку дивизион тяжелых гаубиц и будет бомбардировать Нижний Одес до тех пор, пока его зеки сами не разбегутся. А разбегутся они быстро. Потом будет проведена оперативная игра с вербовкой его людей и их мотивацией, и так далее. В общем, жизни ему не дадим, и он это понимает, ведь с Зависимостью домой за океан не уедешь. Не исключено, что сам сдастся в обмен на комфортную камеру в Сателлите, чтобы не быть убитым своими же отморозками. Хотя это маловероятно.

– Когда он начнет действовать? – Медведь запоздало подумал, что можно было заказать Непру канистру алкоголя, все равно налегке возвращаться будет. – Мы так и не выстроили укрепрайон.

– Сложно сказать, – контрразведчик на мгновение задумался. – Всё будет зависеть от того, как станут развиваться события. Он ведь не знает, что Рентген вернулся и находится на пути в Москву… – Кварц посмотрел на часы: – точнее, уже в Москве. Но он это вычислит. Вопрос: как быстро? И как быстро Рентген вернется сюда с экстренными полномочиями. Нам ведь действительно повезло, что Совет Директоров находится вне Ареала. Всех можно арестовать одновременно и без проблем. Их марионетки здесь будут оказывать противодействие, но без хозяев они долго не продержатся. Половина сама придет с повинной, чтобы минимизировать наказание или вовсе отделаться испугом. Многие захотят заключить сделку со следствием.

– Зачем тогда всё это нужно, если оставлять безнаказанным ворьё? – скривился Медведь. – Чтобы через пару месяцев на трон Сателлита уселся очередной Лозинский? И новые Прокопенки продолжат доить людей вместо старых?

– Ты же понимаешь, что это неизбежно, – поморщился Кварц. – Здесь, в Ареале, у государства не хватает сотрудников, и всем подряд головы сносить не станут. Кто работать будет?

– Нет, не понимаю! – возразил здоровяк. – Работать будут люди! Кварц, в Ареале полно людей! Тридцать две тысячи человек уже! И даже если половина из них, это беглые зеки и облаченное в деловые костюмчики жульё а-ля Прокопенко, то остальные никуда не пропали! Создайте людям человеческие условия, и они придут! В Ареале можно наладить жизнь, если в первую очередь думать не об «Иксе», а о людях, которые надрываются на его добыче!

– Я не экономист, и не политик, – насупился контрразведчик. – Я делаю свою работу. И делаю её честно!

– А если экономисты и политики не желают делать честно свою?! – возмутился здоровяк. – Что, так и будем жить в дерьме только из-за того, что других нет? Этого основания достаточно, чтобы добровольно оставаться рабами?

– Что ты предлагаешь? – Кварц отодвинул ноутбук и посмотрел на майора: – Конкретно? Посадить всех виновных до единого, включая клерков, выполнявших мелкие приказы просто потому, что они не хотели лишиться работы и оставить своих детей без хлеба? Сделать из Сателлита тюрьму? Провести выборы? Ты что, не понимаешь, что так устроена система?! Выбирай кого угодно – через какое-то время они станут Лозинскими и Беловыми. Потому что так устроен мир. Не лучше ли для начала избавиться от Меркуловых и Прокопенок, и облегчить жизнь стране?

– А страна – это что? – не унимался Медведь. – Руководящие должности? Система, поощряющая стяжательство тем, кто на них сидит? Добыча «Икса» ради продажи его за бугор в обмен на деньги, которые идут на благо страны, то есть в карманы всё тех же чиновников, потому что народ этих гор бабла особо не видит? Пограничные линии на карте? А, может, страна – это, всё-таки, люди, Кварц? Простые люди, которые растят хлеб, впахивают на заводах и добывают этот долбаный «Икс» – короче, производят всё то, что потом по-крупному пилят большие жулики и по мелочи допиливают клерки? Ну, просто потому, что не хотят оставить без хлеба своих детей?

– Коля, – мягко произнес Кварц. – Не будь наивным в твоём-то возрасте, я тебя прошу. Я в контрразведке всю сознательную жизнь. Чего только не видел. И могу с уверенностью заявить: большинству на всё плевать. Они могут голосовать за любые идеи, но бороться за них не станут. Просто им вполне достаточно того, что кто-то их кормит и, подчеркиваю, не заставляет чрезмерно напрягаться. Проще говоря, большинство исповедует принципы «оставьте меня в покое» и «я могу сказать, как дядя Вася должен правильно копать, но сам копать не буду». Понимаешь? Большинству ничего не интересно, кроме собственного комфорта. А это значит, что всегда найдутся те, кто будет обстряпывать свои делишки именно благодаря тому, что большинству на хрен не надо связываться. Наверх пробиваются те, кто использует инертность, ты уж меня извини за прямоту, стада. А забравшись наверх, они создают законы, согласно которым их делишки становятся законными. Это и есть система.

– Угу, – фыркнул Медведь. – И куча клерков следит за исполнением этих законов. И чем тогда они лучше Лозинского с Беловым? Тем, что не отдавали приказы, а лишь выполняли их? Ну, чтобы не оставить своих детей без хлеба, да?

– Я понимаю, что ты уже один раз чуть не сел за это твоё отношение к вселенской несправедливости, – вздохнул контрразведчик. – Так же, как понимаю, что мы с тобой тоже являемся теми самыми клерками. Но мы хотя бы что-то делаем. Посмотри на других. Они не делают ничего. Только языками болтают, ну, ещё могут плакатиками потрясти, но таких уже гораздо меньше. Вот только собака лает – ветер носит. Они могут ныть на своих диванах сколько угодно, а Крабский снова избрался. И знаешь что? Это я тебе по секрету говорю, как лицо осведомленное, обычно на его выборах подтасовок нет. Потому что они не нужны. Явка избирателей едва шестьдесят пять процентов. То есть почти половине страны вообще плевать, кого там выберут.

– Это потому, что люди не верят в честные выборы! – возразил здоровяк.

– Да? – прыснул Кварц. – А кто им мешает отстоять свою точку зрения? Не обтрепать, заметь, а именно отстоять. Собака лает – ветер носит, помнишь? Сколько раз у нас вспыхивали восстания недовольных? Или хотя бы миллионные демонстрации в каждом крупном городе, месяцами осаждающие правительственные здания и требующие отставки лживо избранных негодяев или проведения новых выборов, которые будут организованы честно? Я, правда, не знаю, как можно честно организовать процесс, нечестный по определению, голосование же тайное! Но это ерунда, они-то точно знают, как это сделать, уж что-что, а умные советы языком трепать там каждый дока ещё тот! Ну, так что, Коля, сколько у нас было таких баталий ради свободы и справедливости?

– Такого не было, – Медведь криво усмехнулся. – Но это же антиконституционный мятеж!

– Да ну! – Кварц тихо рассмеялся. – Правда, что ли? А Конституция написана кем? Шахтерами? Комбайнерами? Строителями? Кухарками, каждая из которых может управлять государством? Или, всё-таки, теми, кто пролез наверх? Как и все остальные законы, вообще-то. Ты её вообще когда-нибудь читал? Рекомендую на досуге прочесть, занятная штука! Там столько всего интересного! Только не удивляйся, если в ходе чтения начнут возникать вопросы. Например: «А где же всё это?» или «А почему этот пункт противоречит вот этому?». Потому что главное не то, что написано в огромной куче законов и подзаконных актов, а то, кто их штампует, кто трактует и выносит по ним решения. То есть, чьи интересы они представляют на самом деле, а не в красивой книжице. Вот тебе простой пример – глава 1, статья 15, пункт 4: «Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора».

Контрразведчик снисходительно посмотрел на Медведя:

– Что это означает? А вот что! Если, к примеру, ООН или ещё какая международная контора, решит, что волшебный «Икс» Ареала принадлежит всей планете как уникальное её достояние, и потому мы должны добывать его бесплатно, и на эту тему накрапают соответствующий международный договор, то наша страна согласно Конституции перестанет платить жителям Ареала деньги за собранный «Икс». А если кто-то не пожелает его собирать, можно перестать завозить в Ареал еду. Ну, или можно принять закон, запрещающий в Ареале говорить по-русски, потому что это, к примеру, нетолерантно по отношению к кавказцам и азиатам, которых у нас с каждым месяцем становится всё больше. Даже китайцы начали появляться, тоже, кстати, мелкая беглая криминальная погань. А что делать? Кому-то же надо работать на нефтепромысле Сателлита, а платят там не очень!

– Ну, это ты хватил, – усмехнулся майор. – Такие договоры никогда бы не прошли. Наша страна наложит «вето» на их подписание, или как там это делается.

– Вот именно, – фыркнул Кварц: – «Или как там это делается»! «Вето» будет накладывать вся наша страна, или всё-таки маленькая группа тех, кто сидит наверху, ты хорошо подумал? А если не наложат, тогда что? Вот именно им, хозяевам системы, будет выгодно, чтобы ты не говорил здесь по-русски и не вызвал раздражение приезжих, потому что их стало больше, чем тебя. Ну, или потому, что ты сам себе хозяин здесь, на Базе, а те вкалывают на добыче «Икса» для системы, то есть, они ей дороже. Так какое решение будет принято в таком случае? А насчет «Икса» гипотеза тоже утопична только наполовину! Совет Директоров РАО состоит из родственников, двоюродных и троюродных. А с «Экстраойлом» ведут дела их ещё более влиятельные заграничные родственники, так, седьмая вода на киселе, но всё же. И такой седьмой и двадцать седьмой воды на киселе – полверхушки и у нас, и за бугром! И если – гипотетически, конечно же – представить, что заграничные родственники пролоббировали некий закон в международных организациях, и заодно каким-либо образом мотивировали тех, кто непосредственно принимает решение о применении права «вето», то – что будет? Или как, по-твоему, в Конституции нашей страны появился этот презанятный пункт, и другие, такие же восхитительные? Сами по себе возникли? Инопланетяне из Эпицентра вставили потихонечку? А мы и не доглядели? Или всё-таки большинству было плевать, а меньшинство просто сделало такие законы, какие ему удобнее? И, чтобы ты мог по-настоящему глубоко погрузиться в раздумья, напомню главное: менять законы незаконными способами есть преступление, а законные способы изменения законов находятся под полным контролем тех, кого действующие законы вполне устраивают. Потому что они по этим законам правят. Правят теми, кому на всё плевать, потому что именно из-за наплевательства большинства эти предприимчивые и совсем неленивые господа наверх и залезли.

– Может, не всем плевать? – скривился здоровяк. – Может, люди просто боятся…

– …оставить без хлеба своих детей? – подхватил Кварц. – Конечно, так и есть, кто же спорит?! Для этого и существуют те, кто ради хлеба для детишек с легкостью пойдет работать на кого угодно, не ломая голову в глупых терзаниях. Соберется возмущенная толпа, и тут к ним выйду я, предъявлю удостоверение и пригрожу арестом. Половина тут же разойдется. А другой половине помощник какого-нибудь Лозинского выдаст чемоданчики с купюрами. На хлеб детям. Она тоже разойдется. Возможно, пара-другая отморозков останется, но вот как раз пару-то и несложно посадить за противоправные действия. Для этого, кстати, есть ты, майор ФСБ Николай Плетнев, радиопозывной «Медведь». Ну, или твой коллега, с таким же пулеметом, только не в Ареале, а где-нибудь в Москве. С детьми, жаждущими хлеба, разумеется, как без этого! Вот он и отработает свой хлеб, перестреляет или арестует тех неразумных, у которых не хватило ума испугаться системы или стать её винтиками. Вот и всё, Коля, конфликт исчерпан. Конечно, первая половина придет домой, включит интернет и будет ныть там о глобальной несправедливости, это да, без этого никак. Но второй половине тоже надо перед кем-то самоутвердиться, им же пулеметчики только что со смехом плюнули в лицо, а дяденьки с чемоданами денег – в душу. Чувство собственного величия ого-го как ущемлено! Так что обе половины займут друг друга бесконечными и увлекательно-пылкими словесными баталиями. И виновата у них во всём будет – а как же иначе-то? – нехорошая власть, сплошь состоящая из плохишей. Власть, кстати, не против. Как говорится, называйте хоть ночным горшком, главное вовремя выносите и чистите с порошком! А пока стадо в поте лица полемизирует на диванах, хозяева системы преспокойно продолжают обстряпывать свои делишки. И – подчеркиваю! – всё законно!

– То есть нужно сидеть тихо и не дергаться? – ухмыльнулся Медведь.

– Кому? – уточнил Кварц. – Владельцам системы? Им-то зачем дергаться, у них всё хорошо.

– Людям, Кварц, обычным людям! – отмахнулся здоровяк. – Нам с тобой, например.

– Обычные люди пусть идут себе с Богом на диван, дальше обсуждать всё, что их душе угодно. Или не угодно, – презрительно фыркнул контрразведчик. – Если они боятся то своих детей без хлеба оставить, то на баррикадах пострадать, а то им просто лень напрягаться, потому что жизнь-то у них, если подумать, вполне комфортна – так что же их удивляет? Хотите просто жаловаться – жалуйтесь, кто ж не дает. Система рассмотрит ваши жалобы и примет по ним решение. Иногда даже почти справедливое, ведь надо же как-то тем, кто вверху системы, наказывать тех, кто чуть ниже, за жадность. То есть за то, что украли слишком много, а поделились недостаточно, или вовсе обнаглели до такой степени, что украли без разрешения. Для этого и существует борьба с коррупцией. Чем мы с тобой сейчас, Коля, и занимаемся. В отличие от слизняков, всегда готовых высказать своё авторитетное мнение, которое никого, кроме них и других таких же сверх-интеллектуальных «никто», не интересует, мы дело делаем. Вполне конкретное. И очень даже доброе. Отрубаем вороватые ручонки, тянущиеся к нашей Родине из-за рубежа, и пытаемся донести возмездие до доморощенных стяжателей. Причем ворьё такого уровня к ответу не призывалось ещё ни разу. Так что, я тебя очень прошу, сходи на камбуз, перекуси, подобреешь. И не мешай мне работать. Я хочу принести пользу Родине по мере своих скудных силёнок. Это лучше, чем «собака лает – ветер носит», не находишь?

– Лучше, – буркнул Медведь, поднимаясь со стула. Он молча вышел из кабинета контрразведчика, аккуратно закрыл за собой дверь и направился на камбуз. Добреть.

* * *

– И как? – Лиман перелистывал фотографии на планшетном компьютере оперативника, разглядывая изображения вскрытого УИПа ОСОП, сделанные с разных ракурсов.

– Работает стабильно, товарищ полковник, – ответил старший опер. – Короб сразу же вставил в «Оправу» свой осколок, и УИП четко отрабатывал по аномалиям в радиусе двух метров всю обратную дорогу до Зеленой Зоны.

– Во что вставил? – не понял Лиман.

– В «Оправу», – повторил оперативник. – Мы так ОСОПовский УИП между собой прозвали. Место, куда вкладывается осколок, похоже на сплетенную из прутьев оправу.

– Где сейчас прибор?

– Короб сдал своим, – доложил тот. – Не отбирать же силой. Но мы провели проверку, чтобы убедиться наверняка. Разобрали такой же прибор, взяли сталкера и осколок из НЗ, зашли в Желтую Зону. Осколок укрепили наскоро, как смогли. УИП не заработал. Но потом кто-то предложил собрать прибор целиком, и он заработал. Технари считают, что накладка случилась из-за того, что осколок установили не точно по месту. Можно заказать Нефтяникам изготовление полноценного прибора, у нас же хорошие отношения с артелью Саныча, считаю, они нам не откажут.

– Заказывайте, – одобрил полковник. – Сколько у нас осколков?

– Четыре, – ответил старший опер. – Берегли на случай экстренных ситуаций, для покупки медикаментов у Водяного. И десяток «Шестых Чувств» на складе, не считая тех, что имеются в распоряжении командиров рот. Цены на них подскочили мгновенно. За осколок уже предлагают тридцать тысяч долларов, но никто не продает. «Шестое Чувство» пока стоит столько же, но предложений тоже нет. Думаю, цены вырастут ещё раза в два-три, прежде чем станет понятно, сколько же это стоит. Сейчас никто продавать не будет.

– Заказывайте у Саныча один УИП, – принял решение Лиман. – Но чтобы с подробной документацией! Описание технологии, примененных материалов и так далее. Чтобы в случае чего мы могли самостоятельно изготовить такой же.

– У нас электронщиков нет, – напомнил оперативник. – Мы обычно в Седьмой батальон за такими вещами обращаемся.

– Знаю, – Лиман оторвался от снимков. – Надо завести. И вообще… – Он сдавил пальцами тангенту портативной рации и коротко бросил в эфир: – Лиману!

– На связи! – немедленно откликнулся дежурный по полку.

– Зампотыла ко мне. Бегом!

Спустя две минуты в командирский блиндаж, тяжело дыша, ворвался полный краснолицый офицер в погонах подполковника. Он, отдуваясь, коротко выполнил воинское приветствие и замер с бегающими глазами, явно ожидая очередного нагоняя.

– Садись, – Лиман кивнул ему на свободный стул, и негромко заявил обоим подчиненным: – Наш разговор объявляю совершенно секретной информацией. Значит, так! Ждать, пока Военсовет разродится мамонтенком, больше не будем. Приказываю: к началу ближайшего Второго дня представить мне свои предложения по организации научно-исследовательского центра своими силами. Всё держать в тайне, вплоть до мелочей.

– Так ведь это гигантские капиталовложения! – ужаснулся Зампотыл. – Никаких денег не хватит!

– Изыщешь, – коротко оборвал его Лиман. – Прояви экономию и рационализаторство. – Он посмотрел на старшего опера: – А ты займешься подбором кадров. Пошерсти ЦИАП, пока Совет Директоров вкушает блага свободного от Зависимости мира, наведи справки о специалистах, имеющихся у наших друзей и врагов. Выясни, сколько им платят. Мы должны предложить больше, плюс выгодные условия для работы и проживания.

– В какой области искать? – уточнил опер. – В плане изучения Ареала в ЦИАПе толковых спецов совсем мало. Электронщики есть у Нефтяников, медики во Втором Полку, но у нас с ними трения…

– Ищи всех! – решительно заявил полковник. – Составляй списки тех, кого найдешь. Будем решать, что да как. Резину не тяни, и так опоздали. Чувствую, жизнь скоро станет сложнее.

– Может, попытаться связаться с ОСОП? – предложил Зампотыл. – Предложить им осколков…

– Сателлит начал охоту на Медведя, – отмахнулся Лиман. – Становиться прямыми врагами РАО глупо. Тем более, нам. Мы им Синьку продаём, у нас льготы, кредиты, взаимозачеты по продовольствию. Военсовет конфронтации не поддержит, особенно сейчас, когда большинство приобщилось к сыворотке «Неравнодушных». Пусть оперсостав продумает, какие у нас есть возможности для организации засекреченных контактов с ОСОП. Так, чтобы в случае чего мы смогли бы от всего откреститься. Сейчас не…

– Добрый вечер, уважаемые радиослушатели! – мощный сигнал аварийной частоты ОСОП заставил Лимана скривиться от боли в ухе и поспешно выдернуть из ушной раковины гарнитуру. – Мы рады приветствовать вас у ваших радиоприемников на нашей частоте. В этот теплый Ареальский вечер мы решили разнообразить досуг наших слушателей и потому хотим предоставить вашему вниманию некоторую любопытную информацию, обладателями которой мы стали совсем недавно!

– Это то, о чем я докладывал, – быстро произнес старший опер, регулируя громкость звучания своей рации. – Медведь предупреждал о какой-то радиопередаче.

Лиман коротким движением убавил звук и воткнул гарнитуру обратно в ухо.

– Прежде, чем начать, необходимо уточнить, откуда у нас взялись эти данные, – продолжал бесстрастный голос радиста ОСОП. – Их по нашей просьбе вынес из Эпицентра Болт. Думаю, что нет смысла объяснять, кто это такой. Сразу оговоримся: никакого волшебного пня, излечивающего от Зависимости, не существует и никогда не существовало. Нам пришлось выдумать эту легенду для того, чтобы господа Белов и Лозинский выпустили Болта на свободу, если, конечно, Ареал можно так назвать. Теперь о деле. Все знают, какая страшная катастрофа постигла Ареал два года назад. Напоминание о ней получают даже те, кто в тот момент об Ареале имел весьма смутное представление, но сейчас решил выйти из Зеленой Зоны на Нейтральную полосу. Все знают, что для предотвращения ещё большего масштаба этой катастрофы нашему мужественному правительству пришлось принять тяжелейшее решение – подвергнуть ядерному удару собственную страну, а именно всеми нами любимый Эпицентр. Мы же расскажем вам о некоторых подробностях принятия этого, вне всякого сомнения, соломонова решения. Итак, наша передача о том, как эти самые Соломоны пришли к неизбежности столь решительных действий.

Эфир тихонько зашуршал, словно сидящий перед микрофоном человек перебирал некие бумаги.

– В нашем распоряжении имеется масса видео– и аудио-доказательств, но так как телестудии у нас нет, то для начала мы ограничимся чтением документов и демонстрацией звуковых файлов. Приступим. Среди сегодняшних обитателей Зеленой Зоны почти не осталось тех, кто проживал в Ухте накануне Катаклизма и при этом был сотрудником РАО «Ареал». Те немногие, кому удалось выжить, возможно, помнят о шпионском скандале, охватившем РАО в тот момент, и правительственной следственной комиссии, расследовавшей это дело. Сотрудникам данной следственной бригады удалось получить неопровержимые доказательства того, что тогдашний помощник вице-премьера Лозинского, господин Прокопенко, был завербован иностранной разведкой и работал на заокеанского резидента по фамилии Меркулов. Собственно, день Катаклизма начался с операции по задержанию Меркулова, которую проводила Служба Безопасности РАО под руководством тогда ещё лейтенанта Левина, племянника генерал-лейтенанта ФСБ Белова. Благодаря высочайшему профессионализму борца со шпионажем Левина, резиденту Меркулову удалось без особого труда избежать ареста и скрыться. Позднее его постигла участь остальных жертв Катаклизма. Однако героический лейтенант Левин ехал на задержание матерого шпиона, не имея на резидента никаких серьёзных улик. Потому что все улики на Меркулова находились в руках сообщника господина Прокопенко, которым был, как это ни печально, подполковник ФСБ Салмацкий, радиопозывной «Ферзь», бывший командир Отряда Специальных Операций. Именно он сумел изъять все улики, сложить их в рюкзак и скрыться с ним в Желтой Зоне, предварительно захватив заложницу. За предателем была отправлена погоня, но она не увенчалась успехом: Салмацкий, отступая, слишком близко подошел к Красной Зоне и был захвачен Зомби. Неразговорчивые ребята увели в Эпицентр и его, и заложницу, в результате чего рюкзак с уликами и доказательствами оказался потерян. Теперь, благодаря Болту, он вновь найден, и мы предлагаем вашему вниманию кое-что из его содержимого. А содержимое, как оказалось, чем дальше, тем интереснее и интереснее!

– Записываешь? – Лиман посмотрел на оперативника, быстро черкающего карандашом по блокноту. – Все фамилии проверить. Что бы он сейчас ни сказал, это козырь в игре с Сателлитом.

– Ещё одна малоизвестная деталь, – продолжил радист ОСОП: – Нападение террористов на здание ГНИЦ за несколько часов до Катаклизма. В здание ворвались два террориста и украли оттуда некое секретное изделие, получившее кодовое обозначение Проект «Янтарь». Об этом сейчас вряд ли известно кому-либо вообще, но, тем не менее, в нашем распоряжении есть записи микрофонов систем скрытого прослушивания. Вот как они записали переговоры с террористами, которые проводил начальник государственной следственной комиссии полковник Рентген, это его радиопозывной. Сразу уточним: террористом оказался офицер ОСОП капитан Берёзов, радиопозывной «Туман». Он ушел добровольцем в Красную Зону, вызвавшись спасти заложницу и вернуть рюкзак с уликами. Естественно, в его возвращение никто не верил, и его сразу же внесли в списки пропавших без вести. Однако именно он оказался террористом из ГНИЦ. Дальше я предлагаю вам прослушать звуковую дорожку с камер наблюдения. Вряд ли кто-либо из наших уважаемых слушателей сможет узнать голоса, поэтому данное аудио предлагается вашему вниманию в сугубо развлекательных целях.

В эфире раздалось характерное пощелкивание компьютерных клавиш, и пошло воспроизведение:

«– Рентген – Сугробу! Группы захвата отведены на первый этаж. Вы можете заходить!»

– Это голос заместителя начальника охраны ГНИЦ, – прокомментировал радист.

«– Разблокируйте дверь. Всем ждать моей команды. Я захожу».

– А это голос Рентгена, начальника государственной следственной комиссии, – уточнил радист.

«– Здравствуйте, Рентген! Какая неожиданная встреча! Не скажу, что рада вас видеть, но раз уж вы здесь… Кстати, а зачем вы здесь? Если вам тоже нужен «Янтарь», то спешу вас разочаровать: он мой! Я первая его взяла! Так что забудьте об этом, не то я вас взорву!»

– Женский голос принадлежит сообщнице так называемого террориста, – вновь уточнил радист.

«– Не обращайте на нее внимания, она еще немного не в себе».

– А это объявленный террористом капитан ОСОП Берёзов, радиопозывной «Туман», – радист давал уточнения быстрым, но четким и разборчивым тоном.

*Голос Рентгена*: «– Могу я узнать, что за цирк вы здесь устроили? И зачем вам эта штуковина, насколько я понимаю, вы здесь ради нее?»

*Женский голос*: «– Не отдам!»

*Голос Тумана*: «– Угу, точнее, ради них обеих в целом и нашего континента в частности».

*Голос Рентгена*: «– Даже так? В таком случае, давайте по порядку. Только сначала попросите ее прекратить щелкать этим антистеплером, примотанным проволокой к рации. Она пугает людей. Что это вы прицепили на академика Морозова? Дефибриллятор что ли разобранный?»

*Голос Тумана*: «– Времени было мало, пришлось импровизировать из того, что нашлось в вертолете «скорой помощи». Кстати, антистеплер с примотанной рацией смотрится неплохо. Дефибриллятор ломать было жаль, но выбора не оставалось. Медицинскому отделу придется найти себе другой».

*Голос Рентгена*: «– А что это на нем вместо взрывчатки? Не могу понять».

*Голос Берёзова*: «– Не знаю. Какие-то медицинские пеналы или контейнеры, в вертолете нашел. Какая разница? Главное – проводов побольше, так страшнее выглядит».

*Рентген*: «– Как я понимаю, цистерны с хлором в вертолете тоже нет. Не помню, чтобы сотрудников групп «А» учили такому».

*Туман*: «– Ну, это было давно, еще до группы. Нас слушают?»

*Рентген*: «– На мне микрофон».

*Туман*: «—Его лучше выключить. Во избежание утечки информации государственной важности».

*Рентген*: «– Начинайте говорить. Если я пойму, что это необходимо, то выключу его. Итак, вы были в Красной Зоне и спасли оттуда Лаванду. Где подполковник Салмацкий, похищенные им вещественные доказательства, а также, зачем вам изделие «Янтарь», и что вы собираетесь с ним делать?»

*Туман*: «– Я бы сказал – не совсем так. Я был в Эпицентре и вытащил оттуда Лаванду. «Янтарь» нужен для того, чтобы вернуть ей полную адекватность, а также вернуть захваченные Ареалом территории в первоначальное состояние. Кстати, в обмен на него, так сказать, бесплатным бонусом, мне вернут Ферзя и его рюкзак. И не только».

*Рентген*: «– Подробнее!»

*Туман*: «– Подробнее – слишком долго. В двух словах могу сказать следующее: метеорит, рухнувший в Эпицентре в девяносто первом – это инопланетный космический корабль. Точнее – то, что от него осталось. Некие живые формы выжили, но вернуться домой не могут – корабль погиб, а аварийный маяк был спрятан нашими спецслужбами. В результате они приняли решение о проведении терраформирования. В общем, делают из нашей планеты свою. Говорят, что много им не надо, одного континента вполне хватит. Но если отдать им маяк, обещают улететь и вернуть все, как было. Вроде как за пару лет все станет, как было, кроме зомби».

*Рентген*: «– Похоже на сказку. Поверить в которую без заключения психиатрической экспертизы будет непросто».

*Туман*: «– Это точно. Поэтому я не стал подавать официальный рапорт с просьбой выдать мне изделие «Янтарь» для спасения мира. К тому же времени у меня все меньше».

*Рентген*: «– Почему же они сразу не связались с властями?»

*Туман*: «– Мы для них что-то вроде муравьев. И они не желают быть использованы правящими муравьиными кругами в своих целях. Тем более, подвергнуть себя опасности ядерного удара. К тому же, их полноценные возможности ограничены Красной Зоной».

*Рентген*: «– Вы хотите сказать, что они сознательно берут под контроль каждого, кто пересекает границу? Как же вам так повезло?»

*Туман*: «– У меня была тяжелая контузия. Участок мозга поврежден, тот самый, который улавливает их поля. Они утверждают, что человеческий мозг слишком слаб, и люди сами попадают под их влияние, едва оказываются в Красной Зоне. Это сродни употреблению тяжелых синтетических наркотиков – один раз и стопроцентное привыкание. И если быстро не принять меры, она навсегда останется такой».

*Рентген*: «– И сколько у вас осталось времени?»

*Туман*: «– Часов двенадцать с небольшим».

*Рентген*: «– Не так уж и мало. За это время мы вполне можем обсудить все интересующие нас вопросы».

*Туман*: «– Может быть. Но самое интересное я еще не сказал. Они знают все, что знает любой из попавших под их зомбирование. И предлагают в обмен на аварийный маяк не только обратить Ареал вспять, покинуть планету и отдать нам Ферзя с доказательствами. Но и предоставить полный математический анализ всех преступлений, о которых известно Салмацкому, всем зомби, а также данные перехвата теле-, радио– и спутниковых переговоров руководства РАО «Ареал», ведущегося ими в течение долгого времени. Это позволит вскрыть шпионскую сеть Меркулова, его подручных криминальных авторитетов, должностных лиц, работающих на иностранную разведку, вроде Ферзя и Прокопенко, и даже данные о причастности Лозинского и Белова к раздаче должностей в Совете Директоров РАО, к разворовыванию госбюджета, к созданию компании «Экстраойл», к ее незаконной победе в…»

*Рентген, резко*: «– Стоп!»

– Здесь запись обрывается, – произнес радист ОСОП, – Рентген выключил микрофон, опасаясь беды, которая, к сожалению, в итоге и произошла. Мы отдаем себе отчет в том, что данная запись может вызвать у слушателей улыбку, и поэтому приготовили для вас ещё несколько таких же, чтобы вы могли улыбаться подольше, ведь, как известно, улыбка продлевает жизнь! Итак, продолжим. Это следующая запись радиоэфира внутри ГНИЦ:

*Голос Рентгена*: «– Внимание всем! Это Рентген! Всем группам очистить здание! Мы выходим на крышу, там состоится передача заложников. Всем отойти от захваченного вертолета! Подготовить медицинские бригады для эвакуации пострадавших!»

Лиман запоздало подхватил планшетник, торопливо нашел на экране значок микрофона, включил запись и, выдернув из кармашка рацию, отключил её от гарнитуры и поставил рядом с планшетом. Тем временем передатчик ОСОП транслировал записи радиоэфира, из которых стало ясно, что террористы отпустили заложников, и Рентген лично повел их вертолет куда-то в Ареал. Несколько минут Лиман слушал радиообмен между пилотами вертолетов преследования и командным центром генерала Белова. Потом прозвучал приказ уничтожить вертолет террористов вместе с начальником следственной комиссии, доклады о неудачных пусках и атаках, закончившиеся сообщением о падении вертолета в лесу и невозможности подтвердить уничтожение противника.

– Мы не будем ввергать в зевоту наших слушателей дальнейшим воспроизведением довольно длительных событий, – вновь заговорил ОСОПовский радист. – Вместо этого мы предложим вам следующую запись. Голоса на ней уже могут вызвать у слушателя некий интерес!

«– У нас серьезные проблемы!» – Лиман узнал голос Белова и с интересом поднял брови. – «Это не просто теракт! Слушайте внимательно!»

В эфире вновь зазвучала запись, на которой Туман рассказывал Рентгену о разоблачениях, грозящих Совету Директоров, заканчивающаяся возгласом Рентгена «Стоп!». Сразу после этого голос Белова начал излагать детали последовавшей операции по поимке террористов, которая закончилась нападением Зыби и провалом.

– Эти записи сделаны людьми самого Белова, – в голосе радиста промелькнули веселые нотки. – Он тщательно записывал всё, что можно использовать в качестве компромата на своих коллег. Но дальше будет ещё интереснее! Оставайтесь с нами!

В эфир пошли записи голосов Совета Директоров, среди которых Лиман узнал Лозинского. На записи люди абсолютно серьезно обсуждали наличие инопланетян в Эпицентре и с каждой минутой все сильнее нервничали, опасаясь разоблачения. Попутно из их разговора Лиман выуживал очень интересные подробности: «Экстраойл», какие-то деньги, явно отмывающиеся через попа и местный монастырь… И совсем уж невероятное сообщение о звонке Рентгена из Эпицентра генералу МЧС Воронцову, находящемуся в ЛП-32. Однако дальнейшее развитие событий оказалось ещё более невероятным.

«– Видеосвязь с Президентом, срочно!» – *голос Лозинского срывался от эмоций* – «Эдуард, запускай наш экстренный план! Сколько нужно времени?»

*Голос Белова*: «– Не менее получаса, чтобы все закрутилось. И еще час, чтобы спектакль набрал обороты».

* Лозинский, нервно*: «Слишком долго! Нельзя позволить Воронцову связаться с Москвой и встретиться с Рентгеном! Делай все, что можешь! Запускай план, объявляй Выброс, гражданскую тревогу в Ухте, все, что угодно! Следственную комиссию – в камеру! Воронцова арестовать немедленно! Он явно подвергся зомбированию! В смирительную рубашку его и в стационар! Лена им займется! Действуй, мы займемся Президентом!»

– Не правда ли, есть чему поулыбаться, дорогие слушатели! – возвестил ОСОПовец. – И на этой радужной ноте – изюминка нашего радио-шоу! Внимание! Мотор! То есть, я хотел сказать, правительственная связь!

*Голос Лозинского, торопливо*: «– Господин Президент, уже никаких сомнений, это вторжение! Все произошло внезапно! Противник обладает недосягаемым уровнем технологий! Их излучение безвозвратно поражает психику и берет под контроль всех людей, до кого способно дотянутся! Глава следственной комиссии попал под их влияние и скрылся в Эпицентре, лично доставив им объект «Янтарь». Получив это устройство, противник резко активизировался! Исследовательский Центр докладывает о надвигающемся Выбросе небывалой мощности! Желтая Зона атакована многочисленными отрядами зомби, идут тяжелые бои, мы терпим поражение по всем направлениям, связь с подразделениями потеряна! Генерал Воронцов так же подвергся их пагубному воздействию! Противник начал посылать сигналы в космос, у нас есть все основания считать, что это сигнал для армии вторжения, либо целеуказание для нанесения удара! Они не скрывают, что планируют полностью захватить, как минимум, континент, и перестроить его под свою среду обитания, что неизбежно приведет к гибели всех населяющих его людей! Совет Директоров РАО просит вас немедленно инициировать операцию «Дезинфекция»! Генерал Белов вернулся с места событий!»

«– Докладывайте!» – на этом слове Лиман невольно затаил дыхание. Узнать голос премьера, который два года назад был президентом, было не сложно. Тем временем заговорил Белов:

«– Мы потеряли подразделения, сдерживавшие наступление зомби в Желтой Зоне. Они перешли под контроль противника и вступили в его ряды. Начальник отдела ЧС генерал Воронцов также попал под их влияние, оно распространяется слишком быстро. Теперь он командует вторжением. Возле лаборатории, внутри которой сейчас находится Воронцов, идет бой!»

Белов продолжал нагнетать атмосферу, рассказывая президенту об ужасах инопланетного вторжения, потом неподалеку что-то очень мощно взорвалось, и связь пропала, однако, судя по репликам Совета Директоров, это тоже была часть поставленного ими спектакля.

– Для справки! – произнес радист ОСОП. – В то время в Ухте одна за другой взрывались начиненные взрывчаткой машины, имелись жертвы, в некоторых местах возникла паника. У ЛП-32 шел сильный бой, в Зеленой Зоне вертолеты наносили массированный удар по Желтой Зоне, правда, не понятно, по кому, но все считали, что там обнаружены Зомби. Кроме того, несколько экспедиций ГНИЦ, работавших в Зеленой Зоне с применением навигаторов, почему-то вышли к озерам, подверглись зомбированию и вступили в перестрелку с отрядами Службы Безопасности, которые выдвинулись к ним по тревоге подозрительно быстро. В общем, со спутников было на что посмотреть, не говоря уже о захлестнувших город терактах. И вот финал нашей улыбчивой истории – радиоперехват телефона Лозинского. Здесь голос абонента отлично слышно!

*Голос Лозинского*: «– Да, господин Президент! Противник взорвал здание ретранслятора! Их агенты уже здесь!»

*Голос президента Воробьёва*: «– Вы в порядке? Эвакуация жителей объявлена?»

*Лозинский*: «– Мы в порядке, вынуждены перейти в защищенный командный пункт! Да, в городе идет эвакуация, мы стараемся минимизировать панику!»

*Президент Воробьев*: «– Сколько времени в нашем распоряжении? Нам необходимо несколько часов, чтобы перебросить войска…»

*Лозинский*: «– Что? Повторите!»

*Президент Воробьев*: «– Сколько времени в нашем распоряжении?»

*Лозинский*: «– Судя по всему, нет у нас времени!»

*Президент Воробьев*: «– Тогда у нас не остается выбора. Я даю поручение начать операцию «Дезинфекция». Через семь минут ракета достигнет цели. Вы должны обезопасить население! Докладывайте мне каждые полчаса!»

*Лозинский*: «– Понял! Буду держать вас в курсе!»

– На этом переговоры с Президентом завершились, – подытожил радист. – Но внутренние микрофоны записали финальный диалог всеми нами любимых лиц! Прошу внимания:

*Лозинский*: «– Операция «Дезинфекция» начата. Семь минут до удара. Эвакуация в Ухте объявлена?»

*Белов*: «– Сигналы гражданской обороны прозвучали, но после взрыва у здания мэрии там стоит неразбериха, и не понятно, как отреагировало на них население. МЧС не может связаться с Воронцовым и предпринимает меры с опозданием. Они начали эвакуацию, но это лишь усиливает вызванную взрывами панику. То, что нам нужно. Мы своевременно предупредили руководство Ухты, но оно не справилось с ситуацией. Неразбериха уляжется еще не скоро, взрывы взбудоражили город надолго. Этого времени хватит, чтобы арестовать Воронцова и все замять. Правда, с задержанием возникли некоторые трудности, он успел организовать оборону лаборатории силами своих людей, прибывших туда вместе с ним, но к моменту завершения «Дезинфекции» я решу и эту проблему».

*Лозинский*: «– Хотя на этом расстоянии ядерный взрыв нам ничем не угрожает, я все же предлагаю на всякий случай спуститься в защищенный командный пункт. Там составим план дальнейших действий. Воронцова живым лучше не брать. Эдуард, держи всех, кого можешь, на границе с Желтой Зоной. Не хватало еще, чтоб какой-нибудь Рентген выскользнул оттуда у нас из-под носа. Вениамин, как взорвется, необходимо направить в Желтую научные партии, нужно выяснить, что из этого вышло. Лена, возьмешь на себя прессу и общественность, Роман, пока заменишь Прокопенко. Прокопенко пока под домашний арест! Из квартиры не выпускать, и глаз с него не спускать. И присмотри за своим племянником, чтобы держал язык за зубами. Как появится время, необходимо разобраться, что за выходки они устроили. Из-за каких-то копеек все началось, а теперь…»

*Белов*: «– С мелочами будем возиться потом, сейчас есть проблемы важнее. Весь этот спектакль не возник сам собой. Его устраивали соответствующие специалисты. Это мои проверенные и надежные люди, но теперь они знают нечто лишнее. Кто-то больше, кто-то меньше. С этим надо что-то делать».

*Лозинский*: «– Заплати им. Заплати всем, и заплати хорошо. Используй личный счет Прокопенко, по моим данным, он еще не успел спустить все в казино. Он тщательно скрывает свои счета в нейтральных странах, но я дам тебе доступ».

*Белов*: «– Не нужно. Он у меня есть».

*Лозинский*: «– Тем проще. Солидный кусок заткнет им рты на какое-то время. Позже, когда все утихнет, мы уладим все детали».

– На этом записи систем слежения заканчиваются, – объявил радист. – Совет Директоров РАО спустился в Защищенный Командный Пункт, а там генерал Белов сэкономил на прослушках. Но помимо этих записей у нас имеется ещё много интересного! Я зачитаю уважаемым слушателям некоторые документы, рассказывающие об интересных событиях в жизни компании «Экстраойл» и Совета Директоров! Воспроизведу телефонные разговоры специально для тех, кто знает английский и давно ждал возможности попрактиковаться в переводе! Расскажу увлекательные подробности путешествия одной девушки из Москвы в Сосногорск и много других историй, которые не позволят вам перестать улыбаться! Не уходите с частоты нашей юмористической передачи! Не пожалеете!

Радиопередатчик ОСОП вещал до полуночи, сообщая подробности международных сделок, финансовых махинаций, шпионских интриг и похождений Прокопенко. В заключение радист сообщил, что для тех, кому передача понравилась настолько, что не терпится прослушать её ещё раз, всё будет повторено завтра в полдень, а вечером в это же время будут зачитаны и заслушаны новые подробности, на которые сейчас не хватило времени. Эфир затих, и Лиман несколько секунд сидел молча, задумчиво постукивая пальцем по экрану разрядившегося планшетника.

– Поднимай весь оперсостав, – полковник посмотрел на старшего опера. – До конца месяца всем операм двойное денежное содержание. Проверить всё, что только сможете. К моменту возвращения Совета Директоров в Ареал у меня должна быть полная сводка. К ОСОПу никого не посылать! Правда в этой трансляции или нет, в любом случае они объявили войну Сателлиту, и лезть в такое себе дороже. Подождем. Надо посмотреть, что будет дальше.

* * *

Шеренга немолодых офицеров, младший из которых был старше Черного Плаща лет на пятнадцать, стояла по стойке «смирно» и буравила преданными взглядами гладко выбритый нелепый сморщенный череп начальства.

– Немедленно прекратить! Заглушить! Подавить! – от крайней степени возмущения оттопыренные уши майора Левина стали пунцовыми. – Это провокация врагов Российской Федерации! Это информационный удар! Поставить помехи! Даю десять минут!

– Это невозможно, товарищ майор! – доложил самый старший из присутствующих, облаченный в полковничий мундир и держащий в руке папку для документов. – В нашем распоряжении нет радиостанций таких мощностей! Мы можем поставить помехи только в районе Сателлита, но даже так всё равно можно будет разобрать слова, если включить приемник на полную громкость.

– Задерживать всех, кто будет включать на полную громкость! – возопил Черный Плащ.

– Люди будут выходить из города, и слушать трансляцию за пределами наших помех, – терпеливо объяснил полковник. – Передатчик ОСОП слышно везде. Наши возможности сильно ограничены.

– Почему передатчик шпионской резидентуры до сих пор не найден?! – Левин грозно шевельнул пунцовыми ушами. – Запеленговать немедленно! Найти и обезвредить!

– Мы не можем провести пеленг, – терпению немолодого офицера не было предела. За что, собственно, он и был назначен Беловым на должность заместителя начальника Службы Безопасности Сателлита. – Подобные попытки предпринимались неоднократно, и не только нами. Но сигнал передатчика ОСОП идет из Желтой Зоны, причем сразу отовсюду. Словно Желтая Зона и является его передающей антенной. У нас нет аппаратуры, способной заглушить Желтую Зону.

– Тогда мы должны выступить с опровержением! – не унывал Черный Плащ. – Мы должны выйти в эфир и опровергнуть ложь врагов государства неопровержимой фактологией!

– Так точно, товарищ майор! – мгновенно согласился полковник. – Мы готовы! Что передавать?

– Опровержение! – Черный Плащ посмотрел на него, как на идиота. – Это же очевидно!

– Так точно! – Сразу было видно, что полковник ни секунды не сомневался в правоте начальства. – У кого мне получить текст опровержения?

– Не понял! – опешил Черный Плащ. – Что значит, у кого?! Составьте сами! Вас что, научить?!

– Так точно! – с готовностью подтвердил полковник. – Вся информация по операции «Дезинфекция» имеет гриф «Государственная Тайна»! У нас нет такого допуска! И самой документации тоже нет! Не имея источников, мы можем сделать только общее заявление. Объявить, что трансляция ОСОП является дезинформацией. Это будет очень короткое сообщение. Выполнять?

– Выполняйте! – позволил Черный Плащ. – Я сам напишу текст опровержения! Я обладаю всей полнотой информации! Пока я буду работать над документом, приказываю каждый час выходить в эфир с коротким заявлением! Вопросы есть?

– Так точно, товарищ майор! – полковник извлек из папки бумагу: – Мы получили официальный запрос от фонда «Блюроуз»! Господин Бертран просит визу на выезд за пределы Ареала на длительный срок!

– Не пускать! – возопил Левин. – Гарантирую, он записал всю эту ложь изменника Медведя и торопится за границу, поливать нас грязью! Пока не предоставит гарантию от клиники Кугельштайна с заверенной датой проведения операции, не выпускать!

– Он её предоставил, товарищ майор! – полковник извлек из папки вторую бумагу. – За личной подписью доктора Кугельштайна! Операция может быть проведена в течение любых пяти дней, начиная с послезавтра! Что ответить «Блюроуз»?

– Пусть возьмет на себя обязательства не вести подрывную деятельность против нашего государства! – велел Черный Плащ. – Пока не подпишет соответствующую бумагу, не выпущу!

– Это противоречит подписанному на межправительственном уровне соглашению о проживании иностранных граждан на территории особой зоны «Ареал»! – бодро отрапортовал полковник. – Он может подписать подобный документ, но его недружественное обнародование вызовет проблемы!

– Тогда просто ничего не отвечайте! – Левин довольно осклабился: – Пусть ждёт ответа, пока не надоест! Я ему напомню, кто здесь хозяин!

– Так точно! – с энтузиазмом отчеканил полковник. – Разрешите выполнять, товарищ майор?

– Выполняйте! – позволил Черный Плащ.

Офицеры, словно на параде, выполнили поворот «кругом», и с каменными лицами покинули кабинет начальника. Красноречивых взглядов и спрятанных в кулаках улыбок во всю физиономию Левин уже не видел. Начальник СБ Сателлита важно уселся за рабочий стол и поднял крышку персонального ноутбука. На мониторе шло какое-то компьютерное побоище, в центре которого лежал труп вооруженного до зубов персонажа.

– Щет! – раздосадованно прошипел Левин. – Убили! Тоже мне, отцы, справились с афкашником! Нубьё криворукое! Сейчас я релогнусь, и узнаете, что такое топ файф, фраги ходячие!

Он быстро защелкал мышкой, погружаясь в игру, но в следующую секунду в дверь постучали, и Черный Плащ с разочарованной гримасой вновь свернул игрушку.

– Разрешите войти, майор Хантер? – в кабинет заглянул невысокий рыхлый подполковник с подобострастным взглядом.

– А, это вы! – Левин сменил гнев на милость. – Разрешаю! У вас есть что-нибудь новое?

Подполковник выглянул в коридор, убеждаясь, что никто не сможет подслушать под дверью, тщательно затворил дверные створы и запер дверную защелку.

– Так точно! – негромким голосом доложил он, подходя к столу красноухого начальства.

– Присаживайтесь! – позволил Черный Плащ, нюхом опытного сыщика мгновенно почуяв серьёзное дело. – Докладывайте!

– Это абсолютно секретная информация, – тихо произнес рыхлый подполковник. – Она предназначена исключительно для вас. Мне пришлось рисковать жизнью ради неё, и я пошел на это только потому, что в прошлый раз моё дело не пропало даром. Вы блестяще провели операцию по нейтрализации террористической резидентуры в Сателлите!

– Некоторым террористам тогда удалось уйти, – с обидой в голосе погрустнел Левин. – Дядя устроил мне вынос мозга…

– Это происки завистников! – решительно заявил подполковник. – Они наговорили генералу Белову гадостей о вас. Наверняка пытались убедить его в вашей некомпетентности. Это обычное плетение кабинетных интриг. На самом деле они вам завидуют. Давайте посмотрим правде в глаза: кто реально вскрыл двух агентов террористов в самом сердце Сателлита? Майор Хантер. Кто организовал задержание и успешно провел его? Тоже майор Хантер. Что в пассиве? Остальные террористы смогли уйти. Кто в этом виноват? Кто должен был непосредственно проводить задержание? Группы захвата. Они проявили некомпетентность. Пришлось организовывать погоню, и, опять же, кто сумел выследить террориста Медведя и почти схватить его? Майор Хантер. И не ваша вина в том, что на месте боя появилась самая страшная аномалия Ареала. А теперь те, кто заявляет о некомпетентности майора Хантера, пусть покажут список своих побед. Сколько террористов было вскрыто и обезврежено ими? Сколько лет они безрезультатно ищут ОСОП? Ну, и?

– Да я понимаю, что превосхожу их и в профессиональном, и в интеллектуальном плане… – уныло подтвердил Черный Плащ. – Только всё равно обидно! Эти дебилы всё провалили, а попало мне!

– Такова доля начальника, – сочувственно вздохнул рыхлый. – Приходится отвечать за всех.

– Приходится… – обиженно подтвердил Левин. – Вы раскопали что-нибудь важное?

– Это не просто важная информация! – подполковник вновь понизил голос. – Это редкая оперативная удача! У нас появился шанс не только заткнуть рты завистникам, но и вновь спасти государство от происков пятой колонны!

– Клёво! – Черный Плащ мгновенно оживился. – Вы вычислили ещё одного шпиона Медведя?

– В ходе оперативной работы мне удалось, рискуя жизнью, выйти на неких людей, – подполковник почти шептал, – располагающих информацией о месте нахождения Базы ОСОП.

– Чё, правда?! – от возбуждения Левин привстал с кресла, и его уши вновь вспыхнули. – Это же где-то в Желтой Зоне! Как они его вычислили?! Никто же не смог!

– Эти люди – патриоты России, – рыхлый жестом попросил Левина говорить тише. – Они не могут спокойно смотреть на то, как предатели Родины, укравшие её научные секреты, продолжают безнаказанно набивать карманы. Но они не доверяют коррумпированным интриганам и карьеристам. И правильно делают, раз в Сателлите запросто могут работать агенты ОСОП. Но вам они верят. И готовы не просто рассказать, где находится Медведь, но берутся провести наши подразделения к его берлоге, и принять участие в силовой операции, если нам не хватит людей. У них есть три условия.

– Какие? – напрягся Черный Плащ.

– Первое: операцию должны готовить лично вы. Никто из местных карьеристов не должен знать об этом, не то информация утечет в другие группировки ещё на стадии разработки операции. Естественно, генералу Белову они доверяют, потому что есть вы.

– Это я обеспечу! – Левин раздулся от гордости. – Что ещё?

– Они желают сохранить инкогнито до тех пор, пока операция не будет проведена. Это будет для них гарантией того, что они не окажутся преданными. Их силовое подразделение будет ждать нас в условленном месте, но в одиночку они на штурм не пойдут. Они не военные специалисты и не станут губить своих соратников.

– Я обдумаю, как это организовать, – авторитетно заявил Черный Плащ. – Третье условие?

– В случае успеха, они хотят заключить с Сателлитом негласный союз на условиях полной анонимности. Они готовы обсудить условия с нашим представителем, если нас это заинтересует. Но все переговоры потом, после уничтожения террористов, когда мы докажем, что нам можно верить.

– Щет! – Левин с досадой поджал губы. – И дяди как назло нет в Ареале! Не уверен, что смогу вызвонить его быстро. Когда он в Москве, дозвониться до него – это проблема! Когда у вас следующая встреча с этими людьми?

– К сожалению, они не доверяют мне так, как вам, – виновато развел руками рыхлый. – Они не дали мне никаких контактов или координат. Сказали, что после Выброса сами найдут меня. Это меня беспокоит. Если произойдет утечка информации, и обо всем узнают агенты Медведя или ваши завистники, меня могут устранить. Я предельно рискую ради своей страны и нашего общего дела.

– Никто не узнает! – заверил его Черный Плащ. – Я переговорю с дядей лично, по защищенной линии, из Троицко-Печорска! Сегодня же! Пока Пятый день не закончился! – Он воинственно потряс тонкими ручонками и визгливо провозгласил: – Они у меня попляшут! Я забью Медведю его передатчик в анальное кольцо! Вот тогда у него точно начнется когнитивный диссонанс!


Москва, спальный район возле МКАД, типовая многоэтажка, 20 июля 2012 года, 14:00

Телевизор негромко щелкнул, повинуясь пульту дистанционного управления, и на вспыхнувшем экране возникла заставка программы новостей. Берёзов отложил пульт и достал из холодильника бутылку воды. Он наполнил кружку, уселся на стул перед телевизором и сделал неторопливый глоток. Потом посмотрел на кружку и невольно улыбнулся. М-да, инстинкт самосохранения просто так не вытравишь. Сколько он провел в Ареале? Меньше года, если не считать тех двух лет, что прошли для него за четыре часа. Но уже выработалась стойкая привычка пить только воду, а запах никотина и даже легкого алкоголя в московских кафе бьёт в нос с такой силой, что ощущения сродни объявлению боевой тревоги. Спокойно поесть можно только в домашних условиях, из-за чего приходится готовить самостоятельно. Впрочем, дел у него всё равно не много. Вчера по просьбе Водяного пытался связаться с его отцом, но вместо ответа абонента постоянно включался автоответчик. Домашний телефон тоже не отвечает, надо будет съездить на адрес после того, как прояснится ситуация с Рентгеном. Пока же обнаруживать себя не стоит, тем более что ему удалось очень убедительно разыграть небольшой спектакль в самолете буквально за секунду до закрытия дверей. Иван включил звонок на телефоне, сделал вид, что отвечает на вызов, и в ужасе помчался к выходу, не отрываясь от телефона. Бортпроводники пытались усадить его на место, но он только замахал перед их лицами мобильником и насмерть перепуганным голосом заявил:

– У меня квартира горит! Какой полет?! Там ценные бумаги! Жена! Дети! Выпустите меня!!!

Опешившему кабинному экипажу ничего не оставалось, как пропустить несчастного погорельца. Они даже с кем-то связались по рации, и Берёзова кто-то встретил у здания аэровокзала. Но Иван только отмахнулся, на ходу заявив, что, кажется, его билет остался в самолете в кармане спинки впередистоящего кресла, но он не имеет никаких претензий и вообще, ему сейчас не до этого, и убежал к стойке такси, не дослушав. Вряд ли сотрудники аэропорта или авиакомпании на каждом углу во всеуслышание объявили о том, что он не улетел. Конечно, если начать копать, то это выяснится, но обычный телефонный запрос, скорее всего, покажет любопытствующим, что пассажир Иван Берёзов прошел регистрацию и своевременно сел в самолет. После этого Берёзов несколько часов колесил по разным районам города, меняя такси, затем катался на метро, с интересом изучая подземный колорит столицы, в которой до этого момента никогда не бывал. Там же ему на глаза попалось объявление о сдаче квартир в аренду «не дорого и без посредников», и Иван захватил с собой телефонный номер.

По указанному номеру, конечно же, обнаружился посредник, который заверил Берёзова, что практически не берет комиссионных и вообще, оплачивать его услуги будет арендодатель, поэтому Ивану беспокоиться не о чем. Зато их фирма прямо сейчас подыщет клиенту комфортное жилье в пределах пешей доступности от метро. Пока шел процесс поиска, Берёзов бродил по каким-то совсем не центральным улицам, наткнулся на довольно крупный магазин, где и приобрел для себя пару комплектов менее заметной одежды. Не бродить же по столице в спецовке строительной фирмы, надетой поверх камуфляжа. Как-то это нетактично, что ли. С агентом риэлтерской конторы удалось встретиться за два часа до полуночи. Тощий картавый мужичонка с воровато бегающими глазками и манерами профессионального прохиндея привел его в какой-то спальный район, где в одной из типовых многоэтажек с бесконечным количеством подъездов их ожидал хозяин квартиры. Оба долго сетовали друг другу на ужасные пробки и бездеятельность напрочь коррумпированных московских властей, которым лишь бы хапать у бедных граждан, потом показали Ивану небольшую квартирку в далеко не самом лучшем состоянии и назвали цену от реактивного самолета. В ответ на удивленный вопрос, риэлтор авторитетно и пространно объяснил Берёзову, из каких компонентов складывается цена, и поклялся, что это самый, что ни на есть, минимум. После предъявления удостоверения личности офицера ФСБ цена от реактивного самолета снизилась до цены от легкомоторного, и риэлтор как-то незаметно испарился. Хозяин квартиры сначала сильно напрягся, но, получив деньги за два месяца вперед, расслабился, вручил новому жильцу ключи, визитку и отбыл восвояси.

Весь следующий день ушел на изучение карты города, местности, прилегающей к району проживания, и мелких поездок за мелкими покупками в целях обустроить нехитрый быт. Жить в гостиницах означало засветку документов, да и не понятно, сколько времени ему придется провести в Москве. Поэтому он решил до выяснения обстоятельств ограничиться самым необходимым минимумом. Однако расстояния и способы перемещения по Москве оказались далеки от экономичных, одна поездка куда-нибудь занимала чуть ли не полдня, и закончившиеся сутки оставили на душе неподдельное сожаление о множестве потраченного впустую времени. Сегодня с утра Берёзов занялся изучением новостей, и новости эти оказались довольно странными и отличными от того, что он ожидал.

Утренние новостные передачи не произнесли ни слова, ни о преступлениях Совета Директоров РАО «Ареал», ни о разоблачении изменника Прокопенко или резидента Меркулова, пусть даже посмертно. Единственной новостью из Ареала было известие об идущем Выбросе, который начался ещё в полдень вчерашнего дня. Основное внимание СМИ было приковано к общемировым событиям, а также к поиску очередного маньяка, похитившего в Москве то ли собственного ребенка, то ли взятого на воспитание. Конечно, столь серьёзное расследование могло и не оказаться преданным огласке в столь короткие сроки, но на всякий случай Иван решил поковырять обеденные новости на всех доступных каналах прежде, чем набрать номер Рентгена.

– Только что нам стало известно, что несколько минут назад основные европейские СМИ обрушились на Россию с очередными нападками, – произнесла диктор. – В центре разгорающегося скандала находится Ареал, точнее, один из его обитателей, гражданин Франции господин Бертран, крупный промышленник и коллекционер. Последнее и привело его в Ареал. Главной сенсацией, по мнению западных СМИ, является тот факт, что господин Бертран, широко известный как друг и сторонник России, заявил протест в связи с произволом неких должностных лиц Ареала. В подробностях этой странной истории попытался разобраться наш собственный корреспондент в Цюрихе…

Изображение диктора сменилось видом на роскошный особняк в центре европейского города, обнесенный высоким забором из кованой решетки, возле ворот которого толпилось множество репортеров. В кадре появился тщедушный молодой человек с маленькой головой и немаленькими, нелепо оттопыренными ушами, мгновенно напомнивший Туману Черного Плаща.

– Мы находимся у ворот частной клиники нобелевского лауреата доктора Кугельштайна! – сообщил репортер. – Час назад один из его пациентов, небезызвестный коллекционер и фабрикант господин Бертран, совладелец благотворительного фонда «Блюроуз», специализирующегося на оказании помощи иностранным гражданам, ставшим жертвами и невольными заложниками Ареала, сделал сенсационное заявление. Которое уже растиражировали все ведущие европейские СМИ. Якобы Бертран, придя в сознание после операции по временному купированию Зависимости, сообщил, что подвергся притеснениям, противоречащим международным договоренностям. Якобы должностные лица Ареала несколько суток игнорировали его прошение о выдаче разрешения покинуть Ареал для перемещения в клинику доктора Кугельштайна, где его ждала операция. В частности, Бертран сообщил, что нежелание Службы Безопасности Сателлита выпускать его из Ареала было продиктовано волнениями, охватившими город и его окрестности. О причинах волнений известный своей экзальтацией коллекционер не сообщил, однако отметил, что фактически был вынужден бежать из Ареала, так как предоставленные ему клиникой сроки истекали, а реакции властей Ареала не было. Наша съемочная группа прибыла к воротам клиники за несколько минут до выезда господина Бертрана. Согласно правилам доктора Кугельштайна, пресса за ворота клиники не допускается, но когда кортеж господина Бертрана покинул её территорию, известный коллекционер покинул автомобиль и пообщался с представителями СМИ. Вот что он сказал:

Панорама клиники со стоящим на переднем плане лопоухим репортером сменилась записью. В кадре находился немолодой человек в дорогом деловом костюме, с лаковой тростью из красного дерева и при элегантной шляпе-котелке, судя по всему, призванной скрывать следы перенесенной операции. Окружившие его репортеры наперебой задавали вопросы, человек в котелке отвечал, и голос за кадром переводил на русский чужую речь.

– Мсье Бертран, правда ли, что вас насильно удерживали в Ареале, отказывая в операции?

– Я не стал бы называть это именно так, – возразил Бертран. – Формально меня никто не удерживал. Но на окружающих Ареал Нейтральных территориях Российской Федерацией установлено Чрезвычайное Положение. Их пересечение без специального разрешения запрещено. Я тщетно ждал ответа на своё прошение почти трое суток. Надвигался Выброс, и было ясно, что после его окончания я не успею добраться до Цюриха в предоставленные мне клиникой сроки. Беспокойство за состояние своего здоровья вынудило меня совершить побег.

– Мистер Бертран! Мы не ослышались? Вам пришлось бежать из Ареала, рискуя жизнью?

– Повторюсь: я был вынужден пойти на этот риск, – Бертран явно не хотел испортить отношения с Москвой и потому тщательно взвешивал свои ответы: – Волнения, возникшие в Сателлите, давали мне основания предположить, что моё прошение и по окончании Выброса не будет удовлетворено в течение неизвестного мне срока. Поэтому я покинул пределы города под вымышленным предлогом, арендовал квадроцикл у представителя местного населения, и покинул Ареал.

– Гер Бертран! За вами была погоня? – перебивая друг друга, со всех сторон накинулись на него репортеры. – Русские вели огонь? Как вам удалось добраться до границы? Вы ожидаете препон от Москвы в дальнейшем возвращении в Ареал?

– Господа, я бы хотел сразу расставить все точки, чтобы исключить всякое недопонимание, – Бертран призвал репортеров к тишине: – Я действительно опасался погони, и потому отправился в путь сразу после того, как в эфире прозвучало сообщение о приближающемся Выбросе. В моем распоряжении были двадцать минут и ровная дорога от Сателлита до границы Ареала. Мой квадроцикл меня не подвел. Никакой погони не было, в этот момент всё живое в Ареале прячется от надвигающейся катастрофы, мне не угрожали даже насекомые. Как только я сумел покинуть Ареал, там начался Выброс, и я направился к ближайшему Приемному Пункту. Туда прибыл один из старших офицеров силовых структур, занимающихся охраной Нейтральных территорий. Я хочу подчеркнуть, что он с пониманием отнесся к моей проблеме, и уже через пятнадцать минут мне было выдано разрешение на пересечение запретного пространства. Дальнейший путь я проделал в лимузине нашего фонда, специально оборудованном для подобных поездок. Как гражданин страны-участницы Шенгенского союза, я не испытывал каких-либо проблем с пересечением границ. Я особо хочу подчеркнуть, что не считаю произошедшее со мной недружественным актом со стороны России. Я уверен, что это некомпетентность отдельных должностных лиц, а Российская Федерация и впредь будет придерживаться подписанных ею международных соглашений…

В этот момент камера одного из стоящих в толпе операторов с громким хлопком брызнула искрами и испустила струйку сизого дыма. Испуганные репортеры мгновенно отхлынули от Бертрана, кто-то схватился за обожженное искрами лицо.

– Я предлагаю закончить наш брифинг, – произнес Бертран, спешно направляясь к своему лимузину. – Полтергейст опасен для жизни людей, я не хочу жертв!

– Мистер Бертран! – кто-то из репортеров тянул ему вслед микрофон: – Что вы можете сказать о ссылке, появившейся в комментариях под вашим заявлением на сайте известного всем издания?

– Я её не видел, – не оборачиваясь, заявил Бертран, залезая в автомобиль. – Я не знаю, о чем речь!

Кортеж фабриканта-коллекционера тронулся с места и укатил из кадра. Запись прервалась и сменилась изображением лопоухого корреспондента:

– Как видите, наши западные коллеги по своему обыкновению изрядно преувеличили проблему! – подытожил он. – Господин Бертран четко дал понять, что имела место бюрократическая проволочка, но никак не злая воля Москвы, рука которой всюду мерещится некоторым западным политикам.

Ведущая новостей поблагодарила лопоухого и продолжила выпуск:

– Получить какие-либо комментарии в РАО «Ареал» нам не удалось. В самом Ареале вот уже сутки бушует Выброс, жуткая природная катастрофа, порожденная аномальными проявлениями, и связаться с ним невозможно. Сотрудники московского, Печорского и Троицко-Печорского офисов РАО «Ареал» не смогли предоставить нам какую-либо информацию, сообщив, что до начала Выброса, по их данным, никаких волнений в Ареале не существовало. При этом пресс-служба «Ареала» отказалась соединить нас с кем-либо из Совета Директоров РАО, мотивируя это высокой занятостью чиновников. Тем временем ажиотаж с вызывающей массу вопросов базой данных, выложенной в сети неизвестными лицами, набирает обороты. Речь идет о ссылке, которая появилась в первом же комментарии к заявлению господина Бертрана, опубликованному на официальном портале крупного и уважаемого европейского агентства новостей. Ссылка ведет на крайне большой массив данных, содержащих информацию о причастности члена Совета Директоров РАО господина Прокопенко к спецслужбам одного из заокеанских государств. Однако в архиве имеются и более странные данные, позиционируемые как записи систем скрытого наблюдения, на которых, якобы, члены Совета Директоров РАО обсуждают некий конфликт с пришельцами, которые, в свою очередь, планируют предоставить представителям российских спецслужб доказательства коррупции Совета Директоров РАО «Ареал». Несколько файлов прямо указывают на то, что Совет Директоров ввёл в заблуждение президента и обманом вынудил его нанести ядерный удар по территории Ареала, в результате которого погибли сотни тысяч человек. МИД России уже выступил с резкой критикой данных материалов, справедливо указывая на крайнюю степень сомнительности как подобных утверждений вообще, так и подобных технических возможностей в частности. В настоящее время эксперты многих стран изучают неизвестный архив, ссылка на который всё ещё доступна на портале новостного агентства, где по этому вопросу разгорелись жаркие споры. Пока никто не взял на себя ответственность за обнародование этих якобы сенсационных данных. Мы будем следить за развитием событий, оставайтесь с нами!

Берёзов мысленно присвистнул. Вот это дела! Если прослушать сообщение диктора между строк, то получаются довольно интересные вещи. В Сателлите волнения, да такие, что даже прикормленного ручного иностранца кто-то попытался придержать в Ареале до устаканивания ситуации. Значит, База ОСОП четко следует плану Рентгена, и начала трансляции разоблачений. Сателлит в растерянности, это понятно, начальства-то нет. И раз оно не отвечает журналистам по столь громкому поводу, то несложно предположить, что начальству не до этого. Наиболее вероятно, что все трое уже отвечают на вопросы компетентных собеседников. Пока негласно. Видимо, наверху пытаются понять, что со всем этим делать. А Рентген хитер, заранее предпринял меры, чтобы у сильных мира сего поубавилось возможностей замять дело по-тихому. Кроме него выложить материалы Фрагмента некому. Значит, контрразведчик всё-таки опасался краха. Что неудивительно. Недаром сам Берёзов сейчас сидит в съемной квартире где-то на столичных задворках, вместо того, чтобы давать показания следователям. Да… Рентген поставил на карту всё. Теперь станет либо героем-разоблачителем, либо нелояльным Родине элементом, подставившим страну…

– Продолжаются поиски маньяка, совершившего похищение собственной внучки, – тем временем диктор приступила к следующей теме, и на экране возникли две фотографии. На одном фото была изображена милая девчушка лет шести-семи, другое изображение демонстрировало серьёзного мужчину лет пятидесяти с этой же девочкой на руках. – Мы ещё раз обращаемся ко всем, кто видел или знает что-либо о местонахождении этого человека, с просьбой сообщить об этом в полицию по указанным ниже телефонам. Представители силовых структур уверены, что ребенка ещё можно спасти. Вот что сообщили нам в пресс-службе Министерства Внутренних Дел:

На экране возникло изображение женщины в форме майора полиции и мэйк-апе кинозвезды.

– Разыскивается Петров Петр Анатольевич, 1965 года рождения, рост 192 сантиметра, вес 110 килограмм, глаза голубые, волосы светлые. Преступник вооружен и особо опасен, страдает острой формой «афганского» синдрома. Несколько дней назад совершил вооруженное нападение на детский дом с целью похищения своей внучки, Петровой Кристины, восьми лет. Родители Кристины пропали без вести в Ареале два года назад, с тех пор ребенок воспитывался в семье гражданина Петрова, являющегося Кристине дедом. Малолетнему ребенку приходилось существовать в ужасных условиях. Петровы, будучи пенсионерами, не имели доходов, достаточных для полноценного содержания ребенка. Гражданин Петров, получивший психологическую травму, пристрастился к алкоголю и часто применял рукоприкладство по отношению к маленькой девочке. За ребенком никто не следил, и предоставленная сама себе восьмилетняя девочка была сбита машиной возле собственного дома. Когда органы опеки проводили осмотр квартиры Петровых, выяснилось, что у ребенка даже не имеется теплой одежды на предстоящую зиму. Девочку незамедлительно изъяли из семьи неуравновешенного алкоголика и поместили в детский дом в ожидании решения суда. Однако гражданин Петров в ту же ночь ворвался с оружием в здание детского дома. В ходе нападения преступник нанес тяжёлые травмы двоим охранникам, один из которых два дня назад скончался, второй все ещё находится в реанимации, врачи оценивают его состояние как критическое. Петров, угрожая расправой над остальными детьми, захватил в заложники Кристину и скрылся. Его семья обратилась в правоохранительные органы с просьбой о защите, так как они опасаются расправы. Супруга Петрова сообщила, что последнее время её муж всё чаще был не в себе, и во время приступов беспричинной ярости постоянно угрожал ей и двум дочерям убийством. Управлением Внутренних Дел по городу Москва гражданин Петров Петр Анатольевич объявлен в федеральный розыск. Всем, кто может помочь полиции спасти жизнь восьмилетней девочки, категорически запрещается предпринимать попытки самостоятельно задерживать преступника. Для повышения эффективности поисков мы открыли горячую линию для граждан…

Представительница пресс-службы полиции объясняла детали, и Берёзов рассматривал вновь выведенные на экран фотографии преступника и его жертвы. Сходство обоих с Водяным не вызывало никаких сомнений. Даже если бы Ивану не была известна фамилия отца и сына, сопоставить одно с другим не составило бы труда. Выходит, Белов принялся за семью Водяного ещё несколько дней назад, до того, как Рентген оказался в Москве. Что ж, когда Рентген одержит верх, проблема деда и внучки решится быстро. А пока стоит принять некоторые меры предосторожности. Туман взял со стола московский телефон, с которого он безрезультатно звонил отцу Водяного, и вытащил из него сим-карту. Он несколькими короткими движениями разломил её на две части, после чего разбил телефонный аппарат, и выбросил всё это в мусорное ведро.

– К новостям культуры! – телевизор за его спиной продолжал вещать. – Сегодня в Москву прибыл широко известный в театральных кругах лорд Брильденберг. Потомственный аристократ, наследник огромного состояния, лорд Брильденберг прославился своим абсолютным равнодушием к политике, а также глубочайшими познаниями и тончайшим вкусом в искусстве балета. Выдающийся меценат и авторитетный эксперт, лорд Брильденберг, под патронажем которого находятся многие солисты и прима-балеруны знаменитых на весь мир театров, прибыл в нашу страну с целью посетить новую постановку Большого театра. На этих знаменитых на весь мир подмостках состоится премьера…

Больше ничего стоящего внимания по новостям не показывали, и Берёзов щелкнул пультом, выключая телевизор. Пора звонить Рентгену. Иван обулся, достал из ведра пакет с мусором, и покинул квартиру. Через десять минут неспешной прогулки, в соседнем квартале обнаружился вполне обычный контейнер для мусора, и Берёзов избавился от пакета. Добравшись до метро, он пересек Москву, вышел на конечной и сел в автобус, идущий в один из пригородов. Минут двадцать в салоне было довольно людно, потом количество пассажиров поредело, и Иван остался на сиденье один. Он извлек из кармана мобильный телефон, специально предназначенный для связи с Рентгеном, включил его и ввел пин-коды и коды защиты. Убедившись, что аппарат устойчиво поймал сеть, и никто из окружающих не услышит негромкой беседы, Иван набрал заученный в самолете номер. Несколько секунд в трубке раздавались долгие гудки – аппаратура слежения включала запись и откладывала посыл сигнала абоненту, потом раздался знакомый голос:

– Рентген на связи.

– Это Туман. Звоню узнать, спокойно ли вы добрались до столицы.

– Спасибо, – бесстрастно ответил контрразведчик. – Всё в порядке. Как у вас?

– В Ареале Выброс, поэтому я вынужденно завис в Нарьян-Маре. Жду указаний.

– Ждите. Связь через четверо суток в это же время. Отбой.

Берёзов обнулил список последних звонков, выключил телефон и вытащил из него аккумулятор. Затем аккуратно сложил всё обратно в карман и прикрыл глаза, притворяясь дремлющим. Ситуация складывается интересно. Раз нет сигнала «всё пропало», значит, Рентген добился своего, и расследование начато. Но контрразведчик не стал вызвать его для дачи показаний. Страхуется. Значит, подстрахуемся и мы, тем более, время пока есть. Туман вышел в каком-то подмосковном городке и отправился искать салон мобильной связи.


Москва. Кремль. 21 июля 2012 года, полдень

Полтора десятка людей в генеральских мундирах и безукоризненно-строгих деловых костюмах ручной работы сидели за длинным столом и не сводили взгляда с человека, восседавшего в президиуме. Каждый из них за каменным выражением лица прятал нервозность и страх, усиленно пытаясь предугадать реакцию сидящего во главе стола. Хозяин президиума молча и без какого-либо выражения смотрел на установленный неподалеку монитор, на экране которого демонстрировалось сразу несколько окон с записями. На столе перед человеком лежала раскрытая папка с грифами «Особой важности» и «Лично в руки».

– Я ничего не знаю про инопланетян, я не участвовал в принятии решения по проведению «Дезинфекции»! – человек, запись допроса которого прокручивалась в одном из окон, был едва жив от панического ужаса. Его била нервная дрожь, из-за чего откормленные щеки мелко подрагивали, словно плохо застывший холодец. – К этому времени я уже находился под домашним арестом в своем кабинете! Майор Левин, он тогда был лейтенантом, отконвоировал меня на Запасной Командный Пункт Совета Директоров! Клянусь, я ничего об этом не знал!

Ведущий допрос следователь сверился с показаниями работающего полиграфа и задал вопрос:

– Гражданин Прокопенко, какую роль вы играли в хищениях бюджетных средств, выделяемых государством структурам РАО «Ареал»?

– Я был всего лишь посредником! – запричитал Прокопенко. – Я лишь выполнял указания Лозинского! До «Дезинфекции» я ничего не знал о том, что «Экстраойл» аффилирована с Советом Директоров! И после «Дезинфекции» мне тоже никто об этом официально не говорил! Я догадался после того, как Лозинский организовал новую финансовую схему с привлечением Абрамова! Всё находилось под патронажем людей лорда Брильденберга! Я даже не получал процентов, я только выполнял указания!

– По чьему указанию вы начали сотрудничество с резидентурой другого государства?

– Они вынудили меня! – обвиняемый съёжился. – Угрожали уничтожить меня и мою семью!

– Вы лжете, – следователь нарочито демонстративно бросил взгляд на показания полиграфа.

– В тот раз я сильно проигрался в казино, – Прокопенко почти рыдал, – мне срочно нужна была крупная сумма денег. Они подставили меня! Они специально организовали мой проигрыш и всё засняли на видео! Меркулов обещал обнародовать записи моих… встреч с любовницами в ВИП-апартаментах казино, а информацию о проигрыше передать конкурентам РАО! – Чиновник затрясся ещё сильнее: – Он каким-то образом узнал, что я расплатился с казино деньгами Совета Директоров, которые должны были пойти на их личные счета в офшорах! За это Белов бы меня убил! Он ужасный человек, он безжалостный монстр! Меркулов предложил погасить мой долг и единовременно выплатить аналогичную сумму в качестве авансового вознаграждения за сотрудничество… – Силы покинули Прокопенко, и он заплакал: – Я согласился… Я боялся за свою жизнь…

Сидящий во главе стола человек взял в руки пульт и выделил другое видео-окно. Судя по тому, насколько уверенно человек перематывал изображение, ориентируясь по бегущим в углу экрана цифрам хронометража, записи эти он смотрел не в первый раз. Перемотка остановилась, и в напряженной тишине зазвучал голос другого следователя:

– Почему вы скрыли факт своего родства с лордом Брильденбергом, гражданин Лозинский?

– Я не скрывал, – угрюмо ответил пожилой человек в ультрадорогом костюме, также подключенный к детектору лжи. – Меня об этом никто не спрашивал. К тому же это родство больше символическое. Моя бабка приходится шестиюродной сестрой его бабки. С самим Брильденбергом мне доводилось встречаться только дважды, оба раза на людных непубличных мероприятиях. Об этом вашей службе хорошо известно. Личных контактов с Брильденбергом у меня не было. – Лозинский криво ухмыльнулся: – Он не общается со столь незначительными фигурами. Я вел дела с его представителями. Они дали разрешение на создание компании «Экстраойл». Все условия Брильденберга я выполнил.

Человек с пультом в руке увеличил следующее окно, в котором вёлся допрос человека в форме высшего офицера ФСБ. Допрашиваемый был без кителя, на его рубашке отсутствовали погоны, но широкий угол обзора камеры позволял видеть генеральские лампасы.

– Вы подтверждаете, что ситуация с инопланетным вторжением целиком и полностью была создана вами и вашими людьми? – Взгляд следователя, лишний раз красноречиво брошенный на работающий детектор лжи, был старым психологическим приемом, не утратившим эффективности.

– Нет, – владелец генеральских лампасов был мрачен, но не подавлен. – Я ещё раз повторяю: инопланетяне имели место быть, и этому имеется достаточно доказательств. Объект «Янтарь» был выкраден их агентами, с которыми вступил в сговор начальник следственной комиссии.

– Я сформулирую вопрос иначе, – равнодушно перебил его следователь. – Вы подтверждаете, что инопланетяне не начинали прямых боевых действий против Российской Федерации?

– В тот момент у меня не было такой уверенности! – заявил допрашиваемый.

– Вы подтверждаете, что сознательно ввели в заблуждение президента Воробьёва и вынудили его принять решение о проведении операции «Дезинфекция»?

– Я не стану отвечать на этот вопрос! – усмехнулся генерал. – Докажите, если сможете. – Он с неприкрытой иронией кивнул на полиграф и четко и раздельно заявил: – Инопланетяне в Эпицентре были! – После чего вновь усмехнулся: – Убедились в правдивости моих показаний?

– С какой целью вы потворствовали работорговле?

– С целью увеличения доходов Российской Федерации! – генерал наградил следователя презрительным взглядом: – Половина населения «Ареала» – уголовники всех мастей. Кто-то должен добывать «Икс» для государства! В Ареале не хватает рабочей силы и острая нехватка женского населения. А в Сателлите женщинам созданы все условия! Это увеличивает популярность РАО! – Он усмехнулся, не скрывая насмешки: – Если у вас есть другие предложения по вопросу привлечения рабочей силы в ряды Зависимых, я готов их выслушать!

Пульт в руке человека в президиуме вновь едва заметно дрогнул, и монитор укрупнил ещё одно окно. Это изображение показывало офицера в погонах полковника, также дающего показания на детекторе лжи. Полковник держался бесстрастно и смотрел в глаза следователю холодным немигающим взглядом. Голос его звучал ровно, холодно и невозмутимо.

– Почему вы не взяли с собой всех свидетелей? – прозвучал вопрос следователя.

– Свидетели являются Зависимыми. Зуд убьёт их через двое суток, как убьет меня к исходу десяти, и Салмацкого через два месяца. До выяснения обстановки в интересах следствия наиболее правильным решением было оставить их в Ареале.

– Вы не доверяете Родине?

– Я посвятил жизнь службе Родине и сражаюсь за свою страну. Я не доверяю бюрократам, способным оставить следствие без свидетелей одним лишь затяжным движением бумаг. Свидетели не отказываются от сотрудничества и абсолютно лояльны.

– Вы разместили в сети Интернет информацию, полученную от инопланетян?

– Нет.

– Кто, по-вашему, мог это сделать, если у ваших свидетелей нет необходимых для этого технических возможностей?

– Не знаю.

– Почему вы оставили копию информации на базе террористов, заранее зная, что правоохранительным органам будет крайне затруднительно добраться в Желтую Зону?

– Потому что в Желтую Зону крайне затруднительно добраться абсолютно всем. – Голос полковника не изменил бесстрастных интонаций ни на миг. – В том числе людям Белова, Лозинского и Меркулова. Это надежное место для хранения. Напоминаю, я уже докладывал о том, что на Базе ОСОП осталась не копия, а полная база данных. Я не рассчитывал, что смогу быстро выбраться из Ареала, и в тот вечер взял с собой лишь основную компиляцию. Я планировал передать её в наше ведомство с курьером. Когда выяснилось, что я смогу десять суток находиться вне Ареала, времени возвращаться за основным массивом информации уже не было. Ещё раз подчеркиваю, личный состав Базы ОСОП не является террористами. Это была операция прикрытия, разработанная мною лично в целях противодействия Белову. Он всячески пытался развалить расследование. Данные в надежных руках. Я могу вернуться за ними, и за свидетелями в любой момент. Но если в наши планы не входит провалить расследование, мы должны решить проблему Зависимости на время допросов.

– Вы испытываете Зуд? – поинтересовался следователь.

– Да.

– Вам больно?

– Да. Но пока я в состоянии терпеть. Боль нарастает медленно, с каждым днем.

– Вы разместили компрометирующую Россию информацию в сети интернет до или после прибытия в Москву?

– Я её не размещал.

– У вас есть помощники за пределами Ареала?

– Нет.

Один из молчаливо сидящих за длинным столом генералов осторожно подался вперед, чтобы лучше видеть выражение глаз человека с пультом, и вкрадчиво произнес:

– Господин Президент! Полковник Волхов, оперативный позывной «Рентген», является опытнейшим профессионалом высочайшей квалификации. Это лучший из наших глубоко законспирированных сотрудников… – Генерал на секунду замялся: – Мы полагаем, что он способен обмануть полиграф.

– Обмануть современные детекторы лжи невозможно, – Президент холодно посмотрел на него.

– У нас нет уверенности, но всё же мы не исключаем такую возможность. – Генерал нервно сглотнул и вернул тело в прежнее положение, стремясь хоть немного затеряться среди присутствующих.

– Брильденберг назначил встречу? – ледяным тоном поинтересовался Президент.

– Через два дня, – подобострастно выпалил кто-то из свиты. – В двадцать три тридцать, в ложе Большого театра, во время балета «Дон Кихот». Это издёвка! Он даже вынудил руководства театра и балетной труппы на столь позднее начало представления, они не смогли ему отказать. Он издевается над нами! Мы можем потребовать переноса…

– Подтвердите встречу, – негромко оборвал его Президент. – Такие мелочи не стоят внимания. Мы потребуем большего.


Ареал, Желтая Зона, База ОСОП, 23 июля 2012 года, первый день Нелетной погоды, 22:45

Несущий дежурство на наблюдательном посту на крыше Байкал вышел в эфир и сообщил, что видит приближающуюся группу Базальта. Группа дошла до развалин стрелкового тира, заняла позиции в оборудованных внутри руин дотах и затаилась. Пятнадцать минут в эфире стояла тишина, после чего Базальт доложил об отсутствии противника, и Байкал подтвердил его слова.

– Базальт, возвращайтесь на Базу, – скомандовал Медведь и направился к кабинету Кварца.

Группа Базальта с Водяным выходила к границе с Зеленой встречать Кварца и Раса, возвращающихся из разведки. В другое время Медведь сам бы сходил на сопровождение или встретил их на крыше, но разведчики вернулись поздно, и на улице стояла ночь. С наступлением темноты на крышу разрешалось выходить Бэмби, и лишний раз сталкиваться с ней не хотелось. Опять начнутся печальные взгляды украдкой и всё такое. Может, договориться с Лавандой, пусть возьмет её с собой к Непрам как-нибудь. Покажет ей обезьянку, та, глядишь, и остынет. Всё-таки баба, у них же материнский инстинкт, а какой матери захочется, чтобы её ребенок родился обезьянкой? Правда, аргумент этот в Ареале, где на двенадцать мужиков только одна женщина, воспринимался довольно своеобразно… причем и теми и другими. Оно и понятно, мало кто добровольно упускал возможность быстро обеспечить себе безбедную, ну, или относительно безбедную жизнь и особое положение. Фактически никто.

Кроме Бэмби, так её растак! Вот же упрямая девица! А с виду тихая и скромная. Медведь решительно отогнал от себя мысли о том, что именно сочетание этих трех качеств ещё более усиливает её привлекательность в его глазах, и сосредоточился на глобальных вопросах. О важных делах надо думать, а не о всяких там сиськах! И стройных ножках с упругой задницей. Вышеназванное место у Бэмби вообще выше всяких похвал, как говаривал в таких случаях сам Медведь, «круглое и твердое, как орэх». При обычных «берцах» выглядит, словно при каблуках. Качество впечатляет, одним словом. Редкость в наши дни. Сейчас у молодых девиц всё чаще лопатки плавно переходят в пятки. Дряблая пародия на задницу начинает очерчиваться где-то в нижних третях ягодиц, зачастую под щедрым слоем целлюлита. Мельчает народ, мельчает. А тут такая фигура прилагается к целому набору положительных морально-психологических характеристик. У девчонки и волосы, и совесть настоящего светлого цвета, не крашеные. Любо-дорого посмотреть… Тьфу ты, пропасть! Ну вот, опять, блин! О делах нужно думать. О делах! Медведь раздосадовано нахмурился и ускорил шаг. Когда уже её отвезут в Сателлит или в ООН на вручение премии борцам с мировым злом? Последние дни спокойно дожить невозможно! Собственно, Кварц и Рас сейчас возвращаются именно из Сателлита, и тот факт, что вернулись они на день раньше, говорит о многом. Ситуация, похоже, складывается весьма интересная.

Здоровяк не ошибся. Принесенная разведчиками информация превысила все ожидания. Ареал бурлил, причем везде, и везде по-разному. В Сателлите пикеты и демонстрации, город фактически захвачен активистами, нефтепромысел не работает, административно-хозяйственные службы переведены на усиленный режим, но большинство их сотрудников тоже вышли на улицу. Служба Безопасности поначалу пыталась разгонять недовольных, Черный Плащ стянул в Сателлит почти все подразделения, но после истории Бэмби, озвученной в радиотрансляции ОСОП, решимость солдат разгонять протестующих была низкой. Люди прямо обвиняли Службу Безопасности в коррупции и потворстве работорговцам, повсюду вспыхивали стычки между солдатами и активистами, и Черный Плащ приказал применить дубинки и слезоточивый газ. Поначалу это возымело эффект, но вскоре на трубопроводы, доставляющие воду в Сателлит и нефть на Большую Землю, было совершено сразу несколько нападений, и поступили сигналы тревоги из других секторов РАО. Оказалось, что криминальный мир, включая «дикие» банды, воспользовался ослаблением защиты поселков РАО, в которых находились склады и магазины с изрядными запасами финансовых и материальных ценностей. Почти одновременно были атакованы все основные складские комплексы РАО: Ропча, Озерный, Верхнеижемский, Мирный и даже Конашь-Ёль, недавно полностью закрытый. Служба Безопасности срочно бросила все силы на оборону своих секторов и охрану трубопроводов, и заниматься подавлением протестов стало некому. Гарнизон Сателлита отступил в Административный квартал и ушел в глухую оборону, полностью изолировав его от остального города. Там же укрылось руководство, не предпринимающее никаких внятных действий. На городских укреплениях осталась только охрана, которая соблюдает нейтралитет и занимается исключительно защитой периметра Сателлита. За их действиями постоянно следят тамошние активисты. Они открывают и закрывают ворота и осуществляют пропускной режим.

– Официальная позиция такова: Президент лично разбирается в ситуации, Совет Директоров даёт объяснения в свете выяснения степени правдоподобности появившейся в интернете информации, – довольно улыбнулся Кварц. – Неофициально ходят слухи, что Лозинский, Белов и Прокопенко задержаны. Вроде как Прокопенко сняли с самолета прямо в аэропорту, когда он собирался лететь куда-то за границу по делам РАО. Шепчутся даже, что охрана Белова то ли оказала сопротивление, то ли не подчинилась приказу сверху и пыталась организовать своему шефу срочную доставку в Ареал, но то ли сил не хватило, то ли самолета не нашли, точнее, дурака, который согласился бы им порулить, имея на борту Зависимого. Топ-менеджмент Сателлита не может дозвониться до своих боссов, Москва отпинывается общими фразами, никто не знает, что делать. Все ждут конкретных указаний из столицы и на всякий случай «Ареал-Телеком» отключил мобильную связь. Транспортное сообщение между секторами РАО остановлено, всем сотрудникам и членам их семей рекомендовано не покидать границ укрепрайонов.

– Под это дело в Ареале начался передел сфер влияния, – подхватил Рас. – Прошедший Выброс окончательно выдавил Общаковских из Сосногорска. Они и так ютились всей бесконечной толпой в дачных поселках, места там совсем мало, Желтая Зона вплотную подошла. Рашпиль как узнал про волнения в Сателлите, так сразу объявил, что «пора воткнуть системе пару палок… в колеса». Отправил боевиков грабить трубопроводы и сектора РАО, и сказал, что основная малина переселяется в Ярегу и Нижний Доманик, туда, где раньше колония была. По пути Общаковские нападали на всех подряд, рабов захватывали. Даже пошли войной на Городских и ворвались в Ухту, точнее, на самые окраины прилегающих к ней поселков, потому что Ухта теперь полностью в Жёлтой. Только Городских там не нашлось. Оказалось, что они ещё вчера переселились в Нижний Одес, и с утра атакуют разные поселения Вольных, им тоже рабы нужны.

В общем, сейчас в Зеленой Зоне творится настоящий беспредел. Общаковские и Городские сменили ПМЖ и отлавливают всех подряд, чтобы было, кому землянки копать в огромном количестве. Если по карте смотреть, то районы их проживания как бы поменялись местами, но никто не пожелал отказаться от претензий на старые территории. Из-за этого между уголовниками возникают стычки, если они сталкиваются друг с другом нос к носу, такое за два дня, по слухам, уже трижды произошло. Но в основном и те, и другие громят Вольных. Кто-то даже напал на старателей то ли Подковы, то ли Глобуса, теперь они оба в бешенстве, гоняют отряды между своими поселками и рвут всех, кого найдут. Потому что понять, кто же именно на их людей напал, невозможно. Там сейчас такая каша творится, что ничего не разберешь! На объекты РАО нападают все, я даже слышал такой слух, будто на Мирный напали переодетые Наёмники, изображая «дикую» банду. Кто его знает, может оно и вправду так, им ведь ближе всего, а в Мирном крупные склады, откуда РАО торгует с Наёмниками и Нефтяниками. Военный Совет даже отменил сбор Синьки на этой неделе, не хотят оттягивать силы со своих рубежей, опасаются чьего-нибудь нападения на поселки, пока основные войска будут обеспечивать погрузку каравана с Синькой. Их сектор сейчас самый безопасный: комендантский час, патрули на каждом шагу, вертушка в небе ходит, чуть что – сразу мордой в землю кладут, не разбираясь, и только потом выясняют, кто такой. И правильно! В Зеленой конкретное месилово! Мы пока на Базу возвращались, раз десять чуть под раздачу не попали! Мне квадрик дважды прострелили, бак зацепило, пришлось пробоины тряпкой затыкать!

– Хорошо, что на вас затыкать ничего не пришлось, – сурово изрёк Айболит и высыпал на стол четыре деформированные пули: – Вот! У Кварца из «Латника» достал! Бронепластина – под замену!

– На складе есть несколько спинных, заменим, – машинально произнес Медведь. – Что с Кнопкой?

– Я уже спрашивал, – хмуро буркнул Водяной. – Не нашли они её.

– Она по-прежнему под арестом, – подтвердил Кварц. – С началом беспорядков её перевели в Административный квартал, по слухам – в одну из больничных палат под видом пациента с травмой глаз и конечностей. Держат в черной повязке на глазах, привязанной к кровати. Больше ничего узнать не удалось. Оставаться там дальше смысла не было, мы не готовились жить в Сателлите долгое время. Нужно было возвращаться, пока Черному Плащу не взбрело в голову расстрелять протестующих, закрыть Сателлит и начать охоту на ведьм.

– Думаешь, Черному Плащу позволят применить оружие против гражданского населения? – засомневался Медведь. – Это же, извините, кровавое злодеяние. Шумихи будет до небес. Он, конечно, тупой, но не до такой же степени. К тому же за него там есть, кому думать.

– Это в обычное время, – возразил Кварц. – А сейчас в Сателлите никто не захочет взять на себя ответственность. Они ведь все люди Белова или Лозинского. А эти двое, предположительно, арестованы. Там сейчас все в молчаливой панике, тут как бы свою шкуру спасти, какое там – кардинальные решения принимать! Не дай бог усугубить своё положение, которое у многих из них и без этого катастрофическое. Если бы из Ареала можно было убежать, половина шестерок Белова уже была бы на полпути к какой-нибудь Великобритании. Так что Черному Плащу могут по рукам и не надавать. Если он нагадит по тупости, им это даже выгодно – есть, на кого всё свалить. Начальник Службы Безопасности Сателлита отдал приказ. Мы были не согласны, но он игнорировал наши предупреждения. – Контрразведчик иронически усмехнулся: – Он же племянник Белова, ему тонуть вслед за дядей гарантированно, хоть виноват, хоть нет. Новое начальство его в своей команде не оставит. А вот другие надеются, что им, возможно, и повезет. Из Ареала не убежишь, это – да. Но есть и обратная сторона медали – с Большой Земли на руководящие должности сюда никто не торопится. А работать кому-то нужно. Соответственно, у некоторых из этих самых «кому-то», есть шансы сохранить свободу и теплое место, если не очень сильно запачкались в делах Белова. Кто же в такой ситуации полезет поперед Черного Плаща в пекло? Им сейчас хватает забот с обороной секторов. Ясно же, что в нападениях на РАО участвуют все, потому что все заинтересованы в ослаблении чужого влияния и увеличении собственного. Позже всё спишут на уголовников и «диких». И государство закроет на это глаза, потому что главное – «Икс» и Синька. От сокровищ не отказываются только из-за того, что в сокровищнице сменился казначей или подрались стражники.

– Да… – негромко протянул Медведь. – И всем снова плевать на тех, кто вкалывает, добывая эти сокровища. Скажи, Кварц, ты вообще веришь в то, что государство захочет помочь нашей Научной Группе в борьбе с Ареалом?

– В борьбе – нет, – без обиняков заявил контрразведчик. – Но я искренне надеюсь, что руководство сделает всё, чтобы взять Ареал под контроль, что требует его тщательного и масштабного изучения. Это в их же интересах. Если отыскать способ остановить расширение враждебных территорий, победить Зуд и исключить, либо снизить опасность Выброса, то они получают почти спокойный Ареал. Можно застроить его нефтедобывающими станциями хоть целиком, а если покажется мало, то свозить сюда нефть со всей страны для обогащения до свойств «Икса». Ведь не секрет, что после «Дезинфекции» объемы добычи «Икса» резко упали. На сегодняшний день они достигли своего докатастрофического значения, но вряд ли смогут существенно возрасти в обозримом будущем. В Ареале для этого не хватает рабочих рук.

– Лишь бы кому-нибудь наверху не понравилась идея тандема с работорговлей и «златовлаской», – сварливо пробурчал Медведь. – А то в наших гостеприимных краях за крайний месяц население увеличилось на две тысячи человек. Прям-таки дерьмографический взрыв! Дешево и сердито.

– Ну, это ты уже слишком! – отмахнулся Кварц. – На такое они не пойдут, не тот уровень. У них целая страна в кармане, зачем уничтожать собственный народ, когда его и без того не хватает.

– Ладно, поживем – увидим, – пожал плечами здоровяк. – Как думаешь, сколько ещё ждать?

– «Живая Вода» перестанет защищать Рентгена через четверо суток, – ответил Кварц. – Без неё Зуд убьёт за двое суток. Значит, Рентген должен быть здесь, самое позднее, спустя шесть дней.

– Шесть дней – это слишком долго, – майор недовольно потер бровь тыльной стороной ладони. – За это время многое может произойти. Надо идти в Сателлит и помочь людям. Прямо сейчас.

– Помочь? – переспросил Кварц. – И какой ты видишь нашу помощь? Захватить набитый войсками город силами горстки бойцов? Крови сейчас нам только и не хватает.

– Непосредственно в Сателлит мы заходить не будем, – объяснил Медведь. – Провоцировать охрану нам ни к чему. Но поддержать людей нужно. Мы разобьем лагерь недалеко от города и устроим там агитационный пункт. Возьмем с собой материалы Фрагмента, несколько компьютеров, жестких дисков побольше… Там же работает видеоаппаратура! Будем не просто в радиоэфире звуковые дорожки запускать, а покажем видео-доказательства и будем копировать их всем желающим. Возьмем с собой Бэмби, Лаванду, пусть рассказывают людям правду, они ведь не ОСОП, их бояться не будут. Ну, даже если будут, то не так сильно, как нас. Заодно свяжемся с другими группировками, есть же здравомыслящие люди и у Наёмников, и у Нефтяников, а среди Вольных вообще должно быть много наших сторонников, они же стали Вольными именно потому, что ни на грош не доверяют РАО! Надо действовать, а не сидеть тут в берлоге…

– …как медведи? – вкрадчиво уточнил Рас, на всякий случай закрывая ладонями многострадальные уши, и поспешил уточнить: – Трусливых медведей не бывает. Я в курсе!

– Хочешь создать коалицию против тандема? – контрразведчик на секунду задумался. – Шансов немного. Но если нас поддержат широкие массы, то может и получиться.

– Тогда не будем терять время! – Медведь посмотрел на часы. – Предлагаю всем немного поспать, и к утру начать выдвижение. С рассветом будем на месте.

– Хорошо, – согласился Кварц. – Но в этом случае мне правильнее будет вернуться в Сателлит. Необходимо пронаблюдать за реакцией внутри города, заодно смогу предупредить, если Черный Плащ решится начать репрессии. К тому же сейчас на КПП хозяйничают активисты, и пройти в город без привлечения к себе лишнего внимания стало значительно проще. – Он выбрался из-за обеденного стола: – Пойду спать. Придется встать раньше, с изменением внешности придется повозиться. Маскировка должна выдерживать пристальный осмотр, чтобы в случае начала охоты на ведьм не вызывать подозрений.

– Можно, я с ним пойду? – попросил Водяной. – Мало ли что. Вдруг Кварцу придется отступать в спешке! Я помогу уйти. Если к вам будет не пройти, то рванем напрямик до Желтой Зоны, а там нас и с УИПами не догонят. – Он на миг замялся и добавил: – Вдруг активисты больницу захватят. Мы тогда Кнопку вытащим…

– Я не против, – отреагировал контрразведчик. – Вдвоем можно охватить больше территории. Только на маскировку Водяного тоже потребуется время. К утру не успею, только если вообще не спать. Но это непродуктивно. Толка от нас сонных в Сателлите будет мало.

– Могу довезти, – подал голос Болт, всё это время задумчиво перебиравший пальцами висящий под одеждой оберег, – до ближайшего места, где можно незаметно остановиться. Если там такое есть.

– У опушки леса можно остановиться незамеченными, если в темноте выезжать, – подхватил Рас. – До кольцевой дороги Сателлита будет метров семьсот. Надо в десять вечера выехать, будет уже темно! На чудо-машине доедем за двадцать минут, а дальше…

– Я не поеду! – решительно отрезал Водяной, насупившись. – К ней нельзя подходить!

– Влад! – Рас укоризненно нахмурился. – Что ты заладил «нельзя», «нельзя»! Все уже в ней ездили, всё там нормально!

– Ничего не нормально! – огрызнулся Водяной. – Нельзя к ней подходить! Я тогда пешком пойду!

– Так, мне всё ясно! – Тяжелая ладонь Медведя опустилась на стол. – Все идут спать, потом Водяной гримируется первым, и мы увозим его с собой к Сателлиту. Далее Кварц занимается собой, потом его отвезёт Болт. Доедут чуть позже, не велика беда. По отдельности вам проходить через КПП даже выгоднее.

– Представляю, сколько будет слухов, если болтовский «Газик» увидят, – Рас почесал затылок. – А его обязательно увидят, народу-то сейчас в Зеленой полно! Даже пострелять успеют.

– Не смогут, – ухмыльнулся Капкан. – Мы уже пробовали. Особенно я. В него ничего не стреляет, ни автомат, ни граник, ни АГС. Даже фугас на земле под днищем не взрывается.

– Ты пытался взорвать подо мной фугас, добрый человек? – уставился на гранатометчика Болт.

– Тебя в машине не было! – поспешил оправдаться тот. – Я в целях науки… – он покосился на немедленно набычившегося Айболита и срочно конкретизировал: – В смысле, военной. Что?! – он обвел возмущенным взглядом всех присутствующих, недвусмысленно сверливших его глазами: – Ясно же было, что не взорвется! Но нужно было убедиться! Я всего десять грамм тротила заложил! Отрезал от шашки маленький кусочек! Вчера новый ящик вскрыли, всё равно надо было партию проверять! Я же с пользой для дела!

– Это я его попросил, – признался Степанов. – Мы тщательно исследовали ваш автомобиль с применением всех доступных нам приборов, но оборудование не видит объекта. Для приборов машины не существует. Поэтому было целесообразным проверить, как будет развиваться химическая реакция взрыва в непосредственной близости от данной аномалии. Мы прибегли к подрыву чисто символического заряда!

– Ну, если чисто символического, то ладно, – Болт сделал понимающее лицо. – Вы меня успокоили. – Он перевел взгляд на Медведя: – Злые вы. Недобрые. Уйду я от вас.

– В Эпицентр? – уточнил здоровяк.

– Угу, – кивнул Болт. – Надо бы по дороге съездить, что туда ведет. Всё она покоя мне не даёт.

– Она всё ещё есть? – оживился Рас. – До сих пор?

– Есть, – подтвердил Болт. – Те дороги, по которым мы ездили, но с тех пор не пользуемся, исчезают сразу по возвращении. А проселок на Эпицентр остался. И когда мы от Непров возвращались, та развилка, которую мы проезжали по пути туда, по-прежнему была. Ответвление к Непрам исчезло, а основная дорога – нет. Хочу посмотреть, куда она ведет.

– Разве она не приведет вас обратно к разрушенному модулю Фрагмента? – спросила Лаванда.

– Может, и так, – не стал спорить Болт. – Тогда насобираю осколков для ваших исследований. Если получится, то подберу или отколю какой-нибудь, размерами побольше, да и вернусь.

– Получить действительно большой по объему цельный осколок метеорита явилось бы огромной удачей! – немедленно заявил Степанов. – Можно только предполагать, как поведет себя вакуумная пара, подключенная не к крохотному минералу, а к мощному монолиту! После того, как на базе нашей скромной лаборатории будет развернут полноценный исследовательский центр, нам понадобится множество объектов для изучения и проведения экспериментов.

– Однако ваша поездка может затянуться, – заметила профессор Николаева. – Если компрессия времени в том модуле всё ещё имеет место.

– Я постараюсь сделать всё побыстрее, – ответил Болт. – Всё равно нужно ждать возвращения Рентгена. К чему время терять впустую? А так польза будет. Если не мешкать, то, может быть, я даже раньше вернусь. Например, потратить там две минуты – здесь пройдет шесть дней.

– Езжай, – одобрил Медведь. – Осколки теперь точно больше нигде не достать. Сейчас в Ареале за ними охотится каждый, и это, мягко говоря, надолго. А мы пока дождемся Рентгена и поможем развитию событий. Рас, надо подыскать место для нашего агитпункта поблизости от Сателлита. Такое, чтобы в случае чего нас голыми руками было не взять.

– Там есть пара подходящих мест, – задумался молодой сталкер. – Одно далековато, а второе в трех километрах от города, в лесу. Там с одной стороны радиоактивное пятно, небольшое, метров сто в диаметре, но очень мощное, без «Грелки» лучше не соваться. С другой стороны Студня много и Паутины. Несколько крупных аномалий и десятка два мелких. В общем, напасть можно только с двух сторон. Но если окружат, то с хорошим проводником можно уйти между аномалий. В том месте раньше богатое нефтяное пятно было, довольно долгое время. Старатели на этой поляне даже землянку отрыли. Но как-то раз после Выброса пятно сместилось на пару километров, и больше туда никто не ходит. Опасно слишком, да и место пустое, бесполезное. Если только звери поселились.

– Пойдет, – оценил здоровяк. – Из-за леса на таком расстоянии рации могут до Сателлита не достать. Рас, придется тебе периодически крейсировать туда-сюда для поддержания связи с Кварцем.

– Не в первый раз, – отмахнулся Рас. – Ради хорошего дела могу и побегать. Мы Выброс прямо там будем пережидать, или на Базу вернемся?

– Посмотрим по обстановке, – Медведь тоже выбрался из-за стола. – На всякий случай возьмем с собой припасов на неделю.

– Я уверен, что так долго ждать не придется, – возразил контрразведчик. – Рентген вернется раньше, быть может, даже завтра-послезавтра. Следствию необходим весь массив информации, предоставленной Фрагментом. Ждать так долго никто не будет. Сейчас слова Рентгена проверяются, и, судя по недоступности Совета Директоров и нагоняющим ужас на их марионеток слухам, проверка идет успешно. Решение о дальнейших действиях будет принято в ближайшее время. Это уровень Президента, такие дела не рассматриваются вторыми лицами государства. Я не исключаю, что он обдумывает варианты дальнейшего развития событий прямо сейчас.


Москва, ВИП-ложа Большого театра, 23 часа 57 минут, разгар балетного представления

– Компания «Экстраойл» зарекомендовала себя как высокопрофессиональный трейдер, её руководство в высшей степени компетентно, – голос переводчика-синхрониста громко звучал в телефоне наушника, перекрывая оркестровую музыку балетного действия. – Российская Федерация является серьёзным игроком на рынке углеводородов, её поистине эксклюзивная нефть «Тип Х» – более чем востребованный продукт. Я не вижу проблемы, господин Президент. Мелкие нападки анонимных интернет-хулиганов не более чем дешевая утка, вызывающая ироническую улыбку одной только степенью своей желтизны. Уверен, что Россия улыбнется вместе с остальным цивилизованным миром.

– А остальной цивилизованный мир улыбнется вместе с Россией? – Президент многозначительно разглядывал лорда Брильденберга. Тот наблюдал представление через платиновый лорнет и разговаривал не глядя на собеседника, лишь изредка бросая на него непродолжительный взгляд. – Опыт показывает, что улыбаясь, многие наши западные партнеры с завидным упорством и воодушевлением тянут одеяло на себя и стремятся ущемить наши интересы, а зачастую прямо нанести нам ущерб. Сейчас у них появилась прекрасная возможность обвинить нас в целом спектре преступлений. Некоторые политики уже делают громкие заявления о геноциде собственного народа коррумпированными российскими политиками высшего уровня.

– Мы позаботимся о том, чтобы цивилизованный мир внимательнее разобрался в сложившейся ситуации. – Тон Брильденберга был безукоризненно вежлив, при этом лорд смотрел на Президента с дружелюбной улыбкой на губах и подчеркнутой снисходительностью во взгляде. – Я уверен, что в ближайшее время ваши оппоненты поубавят свою воинственную риторику. Но Россия должна продемонстрировать кристальную честность своего высшего руководства, чтобы цивилизованный мир мог по-прежнему считать Россию надежным партнёром.

– Совет Директоров РАО «Ареал» нарушил законы Российской Федерации, тем самым совершив преступления в особо серьёзных масштабах, – ненавязчиво возразил Президент. – Руководство страны больше не может им доверять.

– Позволю себе высказать своё мнение, господин Президент, – Брильденберг вновь поднес к глазам лорнет. – Вы преувеличиваете проблему, всё не так фатально. Я уверен, что господа Лозинский и Белов истинные патриоты своей страны и ваши верные и преданные соратники. Они вели свой скромный бизнес с уважаемыми людьми, и подверглись незаслуженной и беспардонной клевете. Это очень прискорбно, но так не ново для нашего народа. Вам ли не знать. Все мы в некоторой степени родственники, ибо происходим от духа Божьего. В отличие от остальных. Проявите понимание к ближним своим. Тем более что данные люди хорошо знают этот бизнес и столь же хорошо известны своим партнёрам. Им доверяют. Стоит ли из-за нелепого навета дискредитировать одного из крупнейших трейдеров на рынке углеводородов и крупнейшее государство в мире. По занимаемой территории.

– К этой занимаемой территории слишком близко распространили свои интересы наши западные партнеры, – Президент продолжал разглядывать Брильденберга, не обращая внимания на балет. – Почему бы им также не проявить понимание к своим ближним? Они ведь нам тоже в некоторой степени родственники.

– Они проявят понимание, – неторопливо произнес Брильденберг. Его выцветше-коричневые глаза выражали полнейшее равнодушие. – Как только мы увидим с вашей стороны жест доброй воли. Угроза системе должна быть ликвидирована. До того момента мы не будем вмешиваться в столь незначительные нюансы, как взаимоотношения государств и правительств.

– Не сомневаюсь, что для вашего руководства эти нюансы действительно незначительны, – Президент не желал сдавать позиции. – Но для России они имеют серьёзное значение. Мы заинтересованы в сохранении нашими западными коллегами курса на партнерские взаимоотношения. Как вы отметили – по-родственному. Мы делаем взаимовыгодный бизнес. Если партнеры начнут нам мешать, мы будем вынуждены принять меры.

– Мистер Крабский, – в голосе Брильденберга впервые открыто мелькнули откровенно насмешливые нотки, – вы и ваша команда действительно заинтересованы в мировом партнерстве. А вот для России вообще ничего не имеет значения. Равно, как и сама она не имеет никакого значения, мы слишком долго этого добивались, и не позволим ломать положение дел. Мы с вами не на международных переговорах под прицелами телекамер, поэтому давайте не будем смешивать эти два понятия, театральную риторику приберегите для равных себе. Надеюсь, мы поняли друг друга. Продолжайте делать взаимовыгодный бизнес, и вам никто не станет препятствовать. Просто не забывайте, какая ниша вам выделена, и всё и дальше будет прекрасно. Под вашим менеджментом сосредоточены солидные запасы сырья и углеводородов, будьте довольны тем, что дано вам Всевышним. Не лезьте в ниши своих партнеров. По-родственному. Не вынуждайте нас напоминать, что вы всё-таки очень дальние родственники.

– Нашим партнерам стоило бы поумерить свои аппетиты, – не уступал Президент. – Мы требуем уважения! Почему некоторые из них всячески стремятся доказать, что не признают в нас равных себе? Нас очень беспокоит их стремление ущемить наши интересы. В качестве жеста доброй воли они могли бы, скажем, перестать способствовать падению цен на нефть. Если цены опустятся, например, до сорока долларов за баррель, мы понесем значительные потери. И этот дискомфорт ощутим на себе не только мы. Это вызовет проблемы у многих наших партнеров.

– Я уверен, что они справятся с подобными трудностями, – подчеркнуто вежливо улыбнулся Брильденберг, отчего его крючковатый нос едва не коснулся верхней губы. – В противном случае мы подберем для их стран более компетентных лидеров.

– Я должен рассматривать это, как предупреждение? – мягкий голос Президента стал ещё мягче. – Или как угрозу?

– Как совет трезво оценивать свои возможности и четко понимать очерченные перед вами рамки дозволенного. – Брильденберг оторвался от лорнета и многозначительно посмотрел на Президента: – Нам безразлично, кто именно из наших дальних и сверхдальних родственников управляет той или иной страной, главное, что власть находится не в чужих руках. Это краеугольный камень системы. Конкуренция, возникающая среди своих за обладание властью на местах, идет системе на пользу. Это естественный отбор. Только лучшие представители нашего народа достойны занимать лидирующие позиции. Не сомневаюсь, что вы и ваша команда отлично понимаете это, иначе этой страной управляли бы другие наши родственники. Благо, их в избытке. Мы не вмешиваемся в борьбу на местах до тех пор, пока там соблюдают установленные системой правила. Кто бы ни устраивал там бурю в стакане, в итоге к власти всё равно придут наши люди. Такова система. Настоятельно рекомендую это осознать и не питать ЛИШНИХ иллюзий относительно собственного величия.

Он сделал многозначительную паузу и закончил, недвусмысленно глядя в глаза Президенту:

– Правительства приходят и уходят, государства достигают расцвета и исчезают с карты мира. Власть и деньги остаются. Система священна! Она должна оставаться вечной и непоколебимой. Благодаря ей мир живёт так, как живёт. Мы потратили на это тысячи лет, и никто не сможет безнаказанно посягнуть на плоды нашей победы. Поэтому в первую очередь всё во благо системы. Проблемы меняющегося на её фоне антуража вторичны.

* * *

– Товарищ полковник, задержитесь! – посыльный застал Рентгена в дверях своего кабинета. – Генерал просит вас зайти к нему, если у вас есть время. – Офицер оглянулся, убеждаясь, что в коридоре по-прежнему пусто, и уточнил: – Это конфиденциально. Никаких телефонных звонков.

– Сейчас буду, – ответил полковник, и посыльный удалился.

Рентген запер дверь на дактилоскопический замок и направился к лифтам. Согласно распорядку дня, у него сейчас обеденный перерыв, и контрразведчик планировал спуститься в служебную столовую, чтобы успеть перекусить до звонка Берёзова. Капитан должен выйти на связь через полчаса, этого времени достаточно, чтобы поесть, одновременно в сотый раз взвешивая складывающуюся обстановку. Совет Директоров РАО арестован и дает показания. Прокопенко, естественно, сразу признался во всем, остальные юлят в той или иной степени. Салмацкий, осознав, что владеет огромным количеством информации, пока молчит, выторговывая для себя выгодные условия. Подробностей получить не удается, дело передали в ФСБ, контрразведка осуществляет поддержку в сборе улик, свидетельств и прочих доказательств. Самого Рентгена первые три дня допрашивали по десять часов в сутки, после чего вернули на службу и подключили к делу в качестве аналитика и свидетеля одновременно. Но на самом верху медлили. Официально Совет Директоров РАО не задержан и ни в чём не обвинён, его члены лишь дают объяснения следствию. СМИ не получили от спецслужб ни слова информации. Абрамов, о роли которого не было известно ничего до тех пор, пока охваченный паникой Прокопенко не начал сдавать всех и вся, сбежал в Лондон в первые же часы после появления в интернете информации о преступлениях тандема, и сидит там под видом деловых мероприятий, проводимых «Неравнодушными». О нем начальство при Рентгене вообще не озвучило ни слова. Не сложно понять, что все ждут решения Крабского.

В этой связи вызов, полученный от генерала в несколько неурочный час, особой неожиданностью не явился, но способ, которым его вызывали, наталкивал на размышления. Вчера, почти в полночь, Президент Крабский посетил Большой театр, об этом, по обыкновению, упомянули абсолютно все СМИ в стране, включая передачу «Спокойной ночи, малыши». Пресс-служба Кремля поблагодарила находящегося в Москве с частным визитом известного мецената балетного мира лорда Брильденберга, благодаря которому данное посещение стало возможным. Дело в том, что меценат посетил Москву с целью увидеть новую, революционную постановку балета «Дон Кихот», но акклиматизация давалась ему скверно, сказался перелет и проблемы со здоровьем. В результате не лучшее самочувствие не позволило лорду посетить театр в дневные часы. И тогда балетная труппа вкупе с руководством театра в знак уважения к меценату, много сделавшему для балета, приняла решение назначить премьеру на более поздний час. Это оказалось несказанно удобно для Президента, которого государственные дела задерживают на рабочем месте порой до глубокой ночи. В результате Президент с удовольствием посетил премьеру и даже пригласил лорда Брильденберга посмотреть представление из президентской ложи.

Корреспонденты многих новостных каналов с ехидцей отметили, что известный своим неприятием политики меценат принял это предложение с явной неохотой и скорее из вежливости и уважения к Президенту страны, в которой находился, нежели в силу положительных эмоций. Лорд Брильденберг, отвечая на вопросы репортеров, был исключительно корректен, но косвенно их предположения подтвердил, упомянув, что во время балета не вёл никаких бесед с кем-либо и наслаждался представлением. Пресс-служба Кремля также подтвердила факт отсутствия сколь-нибудь серьёзной беседы между Президентом и меценатом, при этом уточнив, что они обменивались друг с другом мнением о тех или иных особенностях новой постановки. Любители подгадить Крабскому уже вовсю смаковали этот комментарий в интернете, прозрачно намекая на то, что признанному знатоку и ценителю балета мнение колхозника напрочь не интересно. В сети уже появились первые коллажи и демотиваторы на эту тему.

Рентген нажал на кнопку лифта. Итак, хозяева Брильденберга восприняли историю с «Дезинфекцией» всерьёз. Настолько всерьёз, что прислали к Крабскому своего эмиссара. Что же их до такой степени обеспокоило? Судьба «Экстраойла»? В какой-то степени да, но это не может быть основным камнем преткновения. Был один крупный трейдер, будет и другой, если потребуется. Судьба тандема? Конечно, с проверенными марионетками работать проще, они предсказуемы и потому комфортны. Но на двух топ-менеджерах свет клином не сошелся, этого народа везде полно. И даже обе эти причины вместе не могли вызвать интерес Брильденберга. Что ещё? Нефть «Тип Х»? Это вообще не предлог. Россия заинтересована в нефти больше остальных, о прекращении добычи никто даже не задумывается. Или всё-таки задумывается? Кто именно? Мир делает на «Иксе» огромные деньги, но Брильденберг со товарищи жили без неё когда-то, проживут и сейчас. С некоторой натяжкой то же можно сказать о Крабском. В таком случае, несложно понять, что представляет опасность для хозяев Брильденберга. Выходит, накал страстей обязан своим всплеском паре никому не известных ученых, посмевших замахнуться на углеводородную энергетику?

На первый взгляд – абсолютно нереальная причина. Но только на первый. Если копнуть глубже, то на свет появляются интересные странности. Брильденберг и компания по всему миру тщательно, и уже давно, следят за тем, чтобы серьёзной альтернативы углеводородам не появлялось. Все разработки в области альтернативной энергетики либо теряются и замалчиваются, либо оказываются бесперспективными, слишком дорогостоящими и даже опасными и экологически вредными, а иногда просто высмеиваются, как авантюристские прожекты проходимцев. Разговоров о ворохе изобретений, сулящих дармовую энергию то из воды, то из воздуха, то из астральной плоскости, полно, а практических результатов нет. Что не удивляет. И тут появляется ещё одна разработка, грозящая не просто превратить в «Икс» любую нефть, но вообще сделать энергию едва ли не бесплатной. Казалось бы, в чем проблема – затюкать незадачливых изобретателей, как всех остальных таких же, и дело с концом. Всех их коллег, похоже, вполне успешно держат в узде, но эти двое умудрились оказаться в Ареале, и до них не добраться. И всё бы ничего, пусть сидят в этой всеми забытой аномальной дыре, да вот беда – Ареал есть прямое подтверждение теории, которую они продвигают. А Ареал не заткнешь. Если сейчас привлечь к Ареалу всеобщее внимание, туда, чего доброго, могут рвануть ещё ученые, да отовсюду. С них станется, они народец такой, могут и на себе свои эксперименты ставить, чуть ли не каждый второй из великих был в этом замечен. И тогда очень не исключено, что сообща пытливые умы чего-нибудь из Ареала выпытают. А если у каждого дворника в кармане будет лежать вечная батарейка… Надо же, страшно-то как становится. Как людей в подчинении держать будем? Это, наверное, даже страшнее, чем скатерть-самобранка на каждого.

Лифт доставил Рентгена на нужный этаж, и полковник пошел в сторону генеральской приемной. Понятно, что Брильденберг в первую очередь заинтересован в том, чтобы Ареал так и оставался жутким местом, от которого все бегут, как от огня. Пока ГНИЦ не создавал угрозу углеводородной энергетике, хозяева лорда им не интересовались. Потом появились Николаева и Степанов. И появились они до «Дезинфекции», равно как до «Дезинфекции» у них появились проблемы. И уже тогда было ясно, что обоим ученым очень не поздоровится.

Выходит, что постигшая Ареал катастрофа только на руку Брильденбергу. Никто уже не изучает Ареал, Зависимость стережет его тайны лучше любых спецслужб. Но если сейчас вокруг «Дезинфекции» начнется шумиха, то помимо преступлений тандема неизбежно подтвердится версия об инопланетном участии. Это вызовет интерес у всех подряд, от безобидных уфологов до тех самых ученых, от которых бывает столько проблем, когда они двигаются вне указанного русла. Ареал окажется в центре внимания мирового научного сообщества, и оно очень быстро узнает о разработках Николаевой и Степанова. А вот с этим Брильденберг справиться не сможет. До Желтой Зоны ни снаряды, ни приказы не долетают, там на научный прогресс особо не повлияешь, особенно если туда устремлено внимание всего научного мира. Конечно, большая часть этого научного мира управляема, но ученые такие несознательные существа – и одного-двух может оказаться достаточно для совершения катастрофического открытия. Итак, хозяевам Брильденберга нужно, чтобы в Ареале всё оставалось так, как есть. И ради этого они вполне согласны замять любой скандал, тем более, это им вполне по силам. Вопрос в том, какую позицию занял Крабский?

Запросто такое не просчитать. Слишком много факторов. С одной стороны, они все там свои, в какой-то мере родня. И сам Крабский, и его окружение не только владеют этой страной и крайне неплохо с неё зарабатывают, но и с удовольствием и масштабом распространяют свои интересы в остальном «цивилизованном мире». Каждый из них негласно имеет доли в крупных заграничных предприятиях, роскошную коммерческую и прочую недвижимость в различных странах, кое-кто разжился целыми островами в тропических морях. Не говоря уже о том, сколько денег они держат в столь дорогих сердцу каждого российского патриота зарубежных банках. Разумеется, формально всё это не имеет к ним отношения, это деньги друзей, партнеров и прочих независимых структур, но суть не меняется. У Брильденберга достаточно вариантов, куда наступить каблуком.

Но есть и другая сторона. Великие и ужасные Брильденберги высоко, а «заграничные коллеги» рядом. И им растущие амбиции Крабского со товарищи совсем не по вкусу. У них своё видение мирового порядка и свои взгляды на расстановку сил на мировой карте. Брильденбергу наплевать, какой именно правитель будет выполнять его повеления, а вот самим правителям – нет. Каждая кучка хочет не просто удержаться у власти, но и укрепить её всеми доступными способами. И вот на этой почве у Крабского со товарищи хватает проблем. У рабовладельцев жизнь не сладкая, стоит зазеваться – то рабы восстание поднимут, то ушлые бедные родственнички норовят в твоё кресло влезть. Особо не расслабишься. Поэтому неизбежно приходится думать о стране, благодаря которой ты силён. Так почему бы не взять, и не утереть нос всякой дряни, которая тянет к этой стране потные ручонки? Хотя бы ради собственной выгоды сделать для страны и её народа хорошее дело. В конце концов, денег у вас уже столько, что правнукам не потратить, куда ж ещё хапать? Страну поднимайте с колен, кто вас кормить будет, если кормушка оскудеет, или обретет других хозяев? Без России в кармане вы никому не нужны. Имея в руках Ареал со всеми его возможностями и перспективами, можно и рискнуть пойти ва-банк. Но для этого придется отважиться на принятие крайне непростого решения – начать заботиться о, в общем-то, чужом для вас народе.

Рентген вошел в приемную генерала и посмотрел на генеральского помощника. Тот высокопрофессионально делал вид, что не в курсе повода, по которому полковника вызвал шеф. Что ж, гадать бессмысленно, вот за этой дверью всё сразу станет ясно. Не понятно, чью сторону принял Крабский, но хорошо понятно, почему генерал решил сообщить об этом именно сейчас. Начальство тоже ждёт звонка Тумана. Ведь Туман и остальные – это либо свидетели, либо сообщники, зависит от того, какое решение принято в Кремле. Они нужны начальству здесь. Свидетели – чтобы не тратить драгоценное время, сообщники – чтобы не искать их потом долго и нудно по всему Ареалу. Рентген мысленно усмехнулся. Вот он, момент истины. На это было поставлено всё. Защите страны Рентген посвятил всего себя, свято веря в то, что благородство этого предназначения неизмеримо выше сопутствующих ему тягот. Отношения с немногочисленными родственниками давно прекратились в силу нехватки времени, семья развалилась ещё десять лет назад, когда жена не выдержала вечной необходимости быть для мужа на втором месте после работы. Детей контрразведчик так и не нажил, всегда было не до домашних забот. Всю жизнь он служил Родине, пытаясь оградить её хотя бы от нуворишей заграничных, и как-то ослабить давящее на родную землю бремя. Он жил только этим. И сейчас выяснится, насколько он преуспел. Пора!

Полковник абсолютно спокойно повернул тяжелую дверную ручку и зашел в генеральский кабинет. В эту же секунду справа и слева к нему метнулись бойцы группы захвата и взяли под руки. Их командир принялся обыскивать его на предмет оружия и всего, что может вызывать интерес.

– Один в поле не воин, – с грустью в голосе тихо произнес Рентген.

– Что вы сказали? – поднял брови сидящий за своим столом генерал-лейтенант. – Один? – Он усмехнулся: – А вот у нас на этот счет имеются другие сведения!

Он вопросительно посмотрел на командира группы захвата.

– Оружия нет, – доложил тот и положил на стол перед ним изъятые у Рентгена вещи: мобильный телефон, записную книжку, ручку, удостоверение личности, ключи и бумажник. – Это всё, что у него было.

– Садитесь, Волхов, – шеф кивнул на свободный стул за длинным столом, по противоположную от Рентгена сторону которого расположились несколько офицеров ФСБ и его собственной службы.

Бойцы группы захвата подвели полковника к столу, усадили на указанное место и остались стоять рядом, не сводя с него глаз. Наверняка от задержанного ожидали попытки покончить с собой или иных провокаций. Тем временем генерал снова кивнул, и один из его помощников положил перед Рентгеном папку с документами.

– Ознакомьтесь, – предложил генерал. – Выводы экспертов. Вы обманули, заявив, что в Москве у вас нет помощников. Номер телефона, по которому с вами связывается террорист Берёзов, приобретен в Нарьян-Маре, но в настоящее время находится в роуминге в Московской области. Он тоже способен долго находиться вне Ареала? Сколько? Тоже десять суток? Это индивидуальная особенность организма, или разработки заокеанских спецслужб?

– Насколько мне известно, Туман вылетел в Нарьян-Мар в тот же день, – лишенным эмоций голосом произнес Рентген.

– А насколько известно нам, он покинул самолет за тридцать секунд до закрытия дверей, – усмехнулся шеф. – Сомневаюсь, что для вас это было тайной. Ведь Берёзов никогда раньше не был в Москве, и не имеет тут родственников. Значит, оставаясь здесь на нелегальном положении, он выполняет ваши инструкции. – Генерал ткнул подбородком в сторону лежащей перед Рентгеном папки: – Взгляните на следующий документ, он куда более интересен! Это тоже отчеты экспертов. Компрометирующие Российскую Федерацию сфабрикованные данные были выложены в интернет с вашего рабочего компьютера.

Шеф сделал короткую паузу, и, кивая сам себе, лениво процедил:

– Дерзко… дерзко… Надо признать, вы умело скрыли это при помощи вредоносных программ. Но вас подвело двухлетнее отсутствие. Прогресс не стоит на месте, и сейчас в нашем распоряжении имеются более эффективные средства.

– Я ничего не выкладывал, – безразлично изрёк Рентген. – Это подтверждено полиграфом.

– О вашей способности обмануть детектор лжи с вами ещё будут беседовать наши эксперты в области психиатрии, – заверил его генерал. – И не только об этой. Скажите, Волхов, на что вы надеялись, когда явились сюда с этой идиотской историей про инопланетян? В этот бред не каждый ребенок поверит! Сколько вам заплатил Меркулов за измену Родине?

Рентген ничего не ответил, лишь неторопливо повернул голову к генералу и бросил на него взгляд, которым собаководы наблюдают за тем, как их питомцы справляют большую нужду.

– Наверное, очень много! – презрительно скривился генерал. – Если вы два года ждали, когда его хозяева сфабрикуют такое количество клеветы. Где вы скрывались всё это время? У своего сообщника Плетнева, в его берлоге в Желтой Зоне? Или у своего сообщника Прокопенко, в какой-нибудь из подземных кладовок Сателлита? Или у своего хозяина Меркулова в руинах Ухты? – Он иронически прищурился: – Вы уже обзавелись уголовными татуировками? Правда, наши коллеги из ФСБ полагают, что вы не сидели на месте, с вашей-то способностью терпеть Зуд десять дней вместо двух! Ваш хозяин Меркулов, должно быть, активно использовал вас в транзитных операциях на Нейтральной полосе. Ему не откажешь в мастерстве! Уважаю достойных противников! Развернуть такую сеть! Плетнев со своими головорезами собирает с населения Ареала редчайшие стратегические ресурсы, Прокопенко со своими подельниками из международной преступной группировки наладил торговлю женщинами, Салмацкий с Берёзовым мотаются из Ареала в Москву и обратно, совершая заказные убийства. За два года от многих убийств тянется кровавый след в Ареал. Вы, конечно, людей не убивали, не ваш профиль. Чем вы занимались? Общее руководство? Противодействие правоохранительным органам на уровне аналитики? Или всё-таки транзит через Нейтральную полосу, надо же как-то переправлять за границу украденные у России стратегические ресурсы! Это была ваша вотчина? Вы ведь не думаете, что мы поверили в историю с моторной лодкой, которую вы пытались нам скормить. Кстати, чем вы обкололи Салмацкого, что он так правдоподобно не помнит ничего, чем занимался последних два года, зато отлично помнит всю дезу, которой его напичкали?

Рентген продолжал молчать, не сводя с генерала немигающего взгляда. Тот не выдержал, отвел глаза и принялся долго говорить, изобличая полковника в измене и прочих преступлениях. Предателю предъявляли множество отчетов множества экспертов, из которых следовало, что предоставленные Рентгеном доказательства преступлений тандема не более чем искусно сфабрикованная ложь и высококачественная подделка. Попутно его уличили в связях с резидентом Меркуловым и его агентами Прокопенко, Плетневым, Салмацким и Берёзовым. И даже представили неоспоримые доказательства – показания Прокопенко, полностью признавшего свою вину и активно сотрудничающего со следствием. Изобилие бумаг красноречиво свидетельствовало о том, что готовить их начали не сегодня утром. Выходит, его шеф тоже пытался угадать, в какую сторону развернется кремлевский флюгер, и заранее позаботился о собственных тылах. Наверняка родная служба все эти дни работала в двух параллельных и взаимно-противоположных направлениях: одни копали против тандема, другие срочно собирали всё, чем только можно прикрыться в случае, если наверху примут решение тандем не топить. Что характерно, среди бумаг не было ни одной за подписью Салмацкого. Значит, Ферзь понял, что его уже разменяли, и отказался говорить. К нему наверняка применили химический допрос, но это только усложнило дело. Салмацкий не помнил своей жизни в шкуре Зомби, а всё, что он мог рассказать о делах Меркулова, укладывалось в служебные отчеты Рентгена. Значит, Ферзя уберут даже раньше, чем его убьет опухоль. Умрет быстро и безболезненно. Жаль. Зато ему самому, полковнику контрразведки Волхову, оперативный позывной «Рентген», придется помучиться, пока его будет приканчивать Зуд.

Наверное, это правильно… За всё в этой жизни нужно платить. В том числе и за наивность. Ведь не секрет, что наивность – это доброта, помноженная на глупость. Ты хотел свободы для своей Родины, но сражаться за неё, противопоставляя себя всем и рискуя жизнью, ты не хотел. Вместо этого ты решил, что если бороться с внешними врагами, прислуживая внутренним, то останешься чистеньким в отличие от серых масс безразличного ко всему стада. А вот и нет. Как оказалось, в жизни нет ни полутонов, ни полумерок. Всё это обман, придуманный какими-нибудь очередными Брильденбергами для трусов, чтобы тем было, чем себя успокаивать. Но можно обмануть кого угодно, только не себя. Рентген закрыл глаза и понял, что чудовищно устал за эти десятки лет самообмана. Неожиданно ему вспомнился Медведь, и контрразведчик невольно ухмыльнулся. Вот кого не хватает нуворишам, от хозяев Брильденберга и до тех, кто только мечтает дорасти до их марионеток. Здоровенного злого дядьки с большим пулеметом. Этот бы навел порядок. Если патронов хватит. Полковник тихо засмеялся, и обличающие его следователи замерли на полуслове.

– Предупреждаю сразу, гражданин Волхов, симуляция сумасшествия у вас не пройдет! – с иронией заявил генерал-лейтенант. – Этим вы только усугубите своё…

Негромкая трель телефонного звонка заставила его прерваться и посмотреть на часы.

– А вот и ваш сообщник, – констатировал шеф. – Предлагаю вам трезво оценить свои шансы и перспективы. Вы опытный специалист и понимаете, что сотрудничество со следствием единственный шанс для вас не провести в заключении остаток жизни. Да-да, Волхов, в Сателлите тоже есть тюремные камеры. На ваших руках нет крови, поможете следствию – получите срок, после которого вполне реально выйти на свободу. Вызовите сюда своего сообщника и прикажите остальным привезти весь массив сфабрикованных против России данных в указанное нами место на Нейтральной территории. Там их встретят.

Он кивнул командиру группы захвата, и тот поднес Рентгену звонящий телефон. Все сидящие в кабинете немедленно нацепили на уши гарнитуры системы прослушивания.

– Рентген на связи, – безразличным голосом произнес в трубку полковник.

– Это Туман. Звоню согласно договоренности. Жду указаний.

– Делу дан ход, – так же безразлично изрёк Рентген. – Следствию необходимы все свидетели и жесткий диск Фрагмента. Организуйте это в кратчайшие сроки. Вам надлежит прибыть ко мне как можно быстрее. Вас мучает Зуд?

– Мучает, – прозвучало в ответ. – Поэтому привезти всё прямо сейчас не получится, мне срочно требуется передышка. Я свяжусь с вами в ближайшие дни. Конец связи.

Туман повесил трубку, и командир группы захвата отобрал у Рентгена телефон. Один из следователей от ФСБ немедленно заявил:

– Что значит, ему требуется передышка? Он же в Московской области! Он собирается вернуться в Ареал за свидетелями и данными, или вы применили в разговоре с агентом кодовую фразу и предупредили его о провале?

– Я сказал, что от меня требовалось, – Рентген посмотрел на него ничего не выражающим взглядом. – Возможно, ему больно. А, возможно, просто наплевать, он ведь уже два года числится в изменниках Родины.

Полковник замолчал и больше не реагировал на голоса окружающих. Наконец генералу это надоело, и он приказал:

– Запись разговора отдать психолингвистам. Выводы мне на стол через час. – Генерал-лейтенант смерил безучастного ко всему Рентгена оценивающим взглядом и кивнул охране: – Увести!


50 км от юго-восточной границы Ареала, город Троицко-Печорск, офис РАО «Ареал», структурное подразделение «Ареал-Печора». 25 июля, Пятый день после Выброса, 18 часов 40 минут

– Я не мог до тебя дозвониться! – жаловался в трубку правительственной связи совсем молодой офицер в майорских погонах, с нелепо торчащими из лысого черепа ушами, красными от избытка эмоций. – Я не знаю, что делать! Они захватили почти весь Сателлит, даже охрану укрепрайона контролируют! И охрана им не сопротивляется! Это измена! Я хотел арестовать изменников, пошедших на поводу у экстремистов, но мои помощники не дают мне работать! Они мне не подчиняются! Террористы Медведя организовали базу в лесу, всего три километра от города! Они там раздают всем провокационные материалы и призывают к мятежу против Совета Директоров! Тут все смотрят всякие видео, компрометирующие тебя и Лозинского! Я достал одну копию, это очень качественная подделка, без экспертизы не доказать, что фальшивка! Передатчик ОСОП постоянно объявляет, типа, о правде, которую можно узнать в их агитпункте! Там полно народа толчется, много Вольных, и Наёмники с Нефтяниками прислали своих представителей! Экстремисты делают копию своей дезы каждому желающему! Они притащили с собой эту тёлку, которую Абрамов ищет, Володину, и она всем рассказывает, что её Прокопенко похитил и через Общаковских в Ареал перевез! И, типа, ФСБ закрывает глаза на поставки женщин в Ареал! В войсках брожение! Наши сектора подверглись нападениям! Неизвестные взяли штурмом Причал и грабят склады с боеприпасами, грузовиками вывозят! Наверняка это кто-то из Наёмников, я уверен! Наша охрана поселка отступила на восточные оборонительные рубежи и сидит там, не предпринимая никаких действий! Я приказывал им идти в контратаку, но они меня игнорируют! Это бунт! И мои помощники им потакают! Я с трудом удерживаю Административный квартал, но это потому что помощники боятся, что экстремисты до них самих доберутся! Они тут сами по себе! Их необходимо арестовать за неповиновение! Если бы не они, я б давно уничтожил экстремистов! И банду Медведя тоже, я нашел способ! Но мне никто не подчиняется! Они прослушивают все мои звонки и отключили мне выход в интернет! Я даже не был уверен, что сумею выбраться из Сателлита и добраться досюда! Меня твоя охрана вывезла на вертолете! Надо срочно нанести артудар по позициям террористов!!!

– Успокойся! – рявкнул в трубке голос Белова. – Перестань скулить и слушай! Всё под контролем. Я возвращаюсь. После Выброса буду в Троицко-Печорске. Но об этом пока никто знать не должен. Ты сейчас же вернешься в Сателлит и продолжишь руководить Службой Безопасности.

– Но они меня игнорируют! – взвыл лопоухий. – Надо арестовать предателей!

– Не надо никого арестовывать, – спокойно возразил Белов. – Это только нам на руку. В случае чего можно будет заявить, что ты предпринимал все меры, но изменники саботировали процесс. Мы спишем на них все нелицеприятные моменты, а сами останемся кристально чистыми. Наша репутация сейчас дороже всего. Твои помощники – мои люди. Они это понимают и сознательно стараются оградить тебя от опасностей. Я выслал тебе пакет, через несколько часов он будет в офисе «Ареал-Печоры». Там исчерпывающие инструкции. Как только получишь, возвращайся в Сателлит и ознакомь с ними всех указанных лиц под роспись. Они всё организуют, а ты проконтролируешь. Ты всё понял?

– Да! – воспрял духом красноухий. – А что делать с бандой Медведя? Отправить спецназ?

– Куда ты собрался отправить спецназ при такой ситуации? – устало спросил Белов.

– Я вышел на некоторых людей, это лояльная нам патриотическая организация! – заторопился сопляк. – Они знают, где расположена база Медведя и готовы провести туда наших людей! Они помогут нам своими боевиками, но их у них мало, поэтому нужен спецназ! Они даже награду за это просят после успешного уничтожения террористов, а не до, как остальные! Они давно ждут ответа, но я не мог с тобой связаться неделю!

– Неделю ждали, подождут ещё, – отрезал Белов. – Я не верю в бескорыстность и патриотизм, а в бескорыстный патриотизм – тем более! Приеду – разберусь. Держи их на связи, они появились очень вовремя. И подготовь все данные о них, которые только есть, к моменту моего прибытия… – Генерал запнулся, словно сообразив, с кем ведет разговор, и поспешно поправился: – Хотя, нет. Данные не собирай. Не стоит оскорблять добровольцев недоверием, ещё спугнем, в смысле, обидим хороших людей. Они нам потребуются. Дождись пакет и сразу же возвращайся в Сателлит! И так, чтобы все видели, как ты вернулся, понял? Никто не должен иметь повод верещать, что руководство РАО покинуло город в страхе перед народным гневом, потому что чувствует за собой вину! Ты всё понял?

– Да, да! – поспешно подтвердил красноухий. – Я всё понял, дядя! Всё сделаю! А что делать с экстремистами на площади Жилого квартала, они там покрышки жгут…

Но его собеседник уже положил трубку, и лопоухому ничего не оставалось, как повесить свою.

* * *

В ночном небе, со стороны Нейтральных территорий, замерцали прожекторы, и стоящие вокруг вялых костров люди подняли головы. Обычно идеально ровный английский газон, простирающийся по поверхности над подземельями Жилого квартала Сателлита, сейчас усеивали несколько десятков костров, сложенных из рваных и потрескавшихся покрышек. Давно пришедшую в негодность резину лизали чахлые язычки пламени, теряющиеся в густом чадящем дыму. Ареал не любил большого огня, не позволяя разгораться серьёзному пламени, но для того, чтобы закоптить подожженной резиной всё вокруг, хватало и небольшого огня. Символизирующие протест дымные столбы зловеще поднимались над городом, утопая в ночи, и лучи прожекторов приближающейся пары вертолетов высвечивали зловещее дымное облако, повисшее над подземным городом.

– Черный Плащ возвращается, – с иронией хмыкнул кто-то из добровольных истопников, подливая в огонь немного «Икса» из специально приготовленной канистры. – Походу, черепушка заболела слишком сильно. Интересно, уши не отвалились? А то не признаем и шмальнем случайно!

Ближайшая к истопнику толпа засмеялась, посыпались шуточки и издёвки, мол, сопляк хотел сделать из Ареала ноги, да не хватило средств на укольчик даже в НИИ «Неравнодушных», потому что дядя украл все деньги. Пришлось вернуться. Народ веселился, глядя на приближающуюся пару МИ-24, и площадь, начавшая затихать с наступлением ночи, вновь оживилась. Повсюду в костры плескали «Икс», и на непродолжительное время пламя вспыхивало ярче, озаряя занятую людской массой площадь и отражаясь в светоотражающей поверхности вешек, огораживающих аномалии. Пара вертолетов достигла города, прошла над Административным кварталом, и зависла над площадью. Вертушки повели прожекторами, скользя лучами по пятитысячной толпе, и недовольный бьющим в глаза ярким светом народ возмущенно взвыл.

– Уважаемые сограждане! – из наскоро укрепленных на пилонах боевой подвески динамиков ближайшего вертолета раздался молодой голос. – С вами говорит начальник Службы Безопасности Сателлита майор Хантер!

Толпа дружно загоготала, раздался презрительный свист, и отовсюду посыпались различные советы.

– Убедительно прошу вас сохранять спокойствие и не поддаваться на провокации! – продолжали вещать динамики. – Я только что говорил с Москвой! Ваш голос услышан! Президент взял на контроль ход расследования и лично следит за ситуацией! Лучшие специалисты всех компетентных структур занимаются проверкой полученной информации и рассматривают ваши требования! Решение будет принято в ближайшие дни! Ни один из преступников не уйдет от ответа!

– Почему ты ещё не в камере, если ни один не уйдет?!! – истошно заорал кто-то, и толпа разразилась яростными криками: – Расстрелять виновников массового убийства!!! Белова с Лозинским – на костёр!!! Прокопенко – в гей-клуб, бесплатной проституткой!!! Вышвырнуть убийц из Ареала! Пусть подохнут от Зуда в камерах!!! Пусть заплатят за погубленные жизни!!! Пусть заплатят за наши погубленные судьбы!!!

Многотысячная толпа кипела от негодования, многие принялись палить в воздух, и в ночной темноте засверкали вспышки выстрелов. Внутри одного из вертолетов немолодой офицер заглянул в пилотскую кабину:

– Снимаете?

– Снимаем, – кивнул правый пилот. – Но они стреляют в воздух, по нам нет попаданий.

– Будут, – коротко усмехнулся офицер, поднося к уху мобильный телефон. – Действуйте!

В бронестекло МИ-24 ударила пуля, затем вторая, третья, ещё несколько пуль застучали по бортовой обшивке. Установленный под кабиной прожектор звякнул бьющимся стеклом и погас.

– Мы под огнем! – доложил пилот. – Прожектор разбит!

– Запись не прекращать, – приказал офицер, – возвращайтесь. – Он вернулся в десантную кабину и кивнул облаченному в «Мембрану-М» молодому майору. Тот поднес ко рту микрофон:

– Прекратите огонь! Повторяю, прекратите огонь! Мы безоружны! Не поддавайтесь на провокации! Сохраняйте спокойствие! Расходитесь по домам! Не поддавайтесь на провокации!

Толпа продолжала возмущенно реветь, заглушая вертолетные динамики, и вертушки начали набирать высоту. Поднявшись в задымленное ночное небо, винтокрылые машины сделали вираж, и ушли к Административному кварталу. Через минуту уцелевший прожектор погас, и их расплывчатые силуэты растворились в темноте. Кипящая эмоциями толпа понемногу начала успокаиваться, и активисты принялись распределять ночные смены. От костров к «шайбам» ведущих под землю шахт потянулись вереницы людей, и заполняющая площадь людская масса стала редеть. От одного из многочисленных костров отделился человек лет сорока пяти в штатском и направился к гостиничной «шайбе». Зайдя внутрь, он спустился вниз и кивнул администратору, предъявляя квитанцию.

– Ваш сосед уже в номере, – оповестил тот, протягивая ему ключ.

– Третьего не подселили? – человек забрал пластиковую ключ-карту.

– У нас с самого утра ни одного нового постояльца, – покачал головой администратор. – Все хотят быть наверху, чтобы не позволить Черному Плащу захватить город. Да, а что там произошло? Говорят, Черный Плащ прислал вертолеты, и была перестрелка?

– В воздух стреляли, – успокоил его человек. – Черный Плащ с вертолета призывал к порядку и обещал наказать всех преступников. – Он усмехнулся. – Только не уточнил, кого именно он считает преступниками, и относится ли к их числу его дядя.

Администратор понимающе ухмыльнулся и переключился на следующего постояльца. Тот сообщил о якобы взятии этого дела на контроль Президентом, администратор выразил мнение, что это, своего рода, победа активистов, ему возразили, и в подземном вестибюле гостиницы зазвучала дискуссия. Сорокапятилетний мужчина, получивший ключ, не стал принимать в ней участия, лишь махнул рукой остальным в знак прощания и направился к себе в номер. Пройдя несколько коридоров, он добрался до нужной двери, провел картой по считывателю и вошел внутрь. Нехитрый трехместный номер не баловал ни убранством, ни комфортом, но был относительно чист, и человек принялся разуваться.

– Как обстановка? – поинтересовался его сосед, седой старатель со шрамом во всю щеку, раскладывающий на небольшом столе нехитрую снедь.

– Ничего нового, – ответил мужчина, переобуваясь в потрепанные пластиковые тапки. – Чинуши забились по норам в Административном квартале и носа оттуда не высовывают. Ворота заперты, кто-то влез на забор и сказал, что их изнутри БМПшкой подперли. Потом его струей воды сбили, на БМП водомет стоит. Или рядом с БМП, я так и не понял. В общем, ворота пинают постоянно, но на штурм Административного пока никто идти не решается. Там два батальона пехоты с боевой техникой и спецназ РАО. Но наверху тысяч пять народа, не меньше, многие с оружием. Сейчас Черный Плащ прилетел с уговорами, так народ начал в воздух стрелять. Такая пальба началась, что ЧП свалил очень быстро.

– Я видел, – подтвердил старатель, извлекая из небольшого рюкзака бутыль с водой. – Как грим?

– Порядок. Держится отлично, – мужчина взглянул на себя в зеркало платяного шкафа. – Кварц, может, притвориться больным? Или руку себе расцарапать, как будто ранили? Вдруг удастся в госпиталь попасть! Я бы хоть выяснил, где Кнопку держат, какая охрана, что можно сделать…

– Засветишься, – покачал головой старатель со шрамом. – Медики, может, и не поймут, что ты в гриме, а безопасники быстро вычислят. Маскировка у нас надежная, но это всё же маскировка. – Он жестом предложил ему присоединиться к ужину: – Потерпи, Влад, вернется Рентген – первым делом Кнопку освободим. Осталось совсем немного.

– Завтра Шестой день, – поморщился Водяной. – Если Рентген не успеет вернуться до Выброса, ей ещё пару суток придется на привязи сидеть!

– Больничная палата всё-таки не тюрьма, – успокоил его Кварц. – А Выброс там пережидать даже безопаснее, чем здесь. Кругом врачи, всё-таки.

– Которые пичкают её всякой химической дрянью, – хмуро буркнул Водяной.

– Вряд ли, – возразил контрразведчик. – Всё, что им было нужно, они узнали уже давно. Сейчас им выгоднее замести следы, ведь химический допрос – это, мягко говоря, незаконно. В их интересах, чтобы в её крови ничего интересного не обнаружилось в случае чего. Тем более, сейчас, когда они дрожат за свои шкуры. Потерпи, – повторил он, – немного осталось.

– Угу, – вздохнул Водяной. – Рас выходил на связь. Говорит, вокруг их лагеря тоже полно народа. Все жаждут крови Совета Директоров. Наёмники и Нефтяники собрали у себя всеобщее совещание, решают, какую позицию занять. Поговаривают, что у них там серьезный раскол. Мнения разделились. Одни считают, что нужно соблюсти нейтралитет, другие требуют присоединиться к нам, чтобы использовать возможность получить от РАО больше преференций. А что на Приемных Пунктах? Слышно чего-нибудь?

– Пока нет, – Кварц подобрал со стола пульт и ткнул им в сторону телевизора. Тот зашипел помехами. – Точно такую же передачу показывают. Телевидение и мобильная связь отключены. Это нормально для текущей ситуации. Люди Лозинского и Белова не знают, что делать. Применить к активистам силу они не решаются, и без того по ним скамья подсудимых плачет, усугублять вину никто не хочет. Рассказать людям правду тоже не безопасно, кто знает точно, как поведет себя толпа, когда узнает, что её правота подтверждена лично Президентом? Поэтому они и вырубили всю связь, которую только смогли, и перекрыли Нейтралку. Всех, кто заходит дальше Приемных Пунктов, сразу же разворачивают обратно. Автобусы на Большую Землю временно не ходят, весь персонал Приемных Пунктов пока переведен на казарменное положение. Они бы и наши передачи глушили, хотя бы в пределах Сателлита, да в этом нет смысла – люди выйдут за ворота и всё равно услышат. – Контрразведчик щелкнул пультом, выключая бесполезный телевизор: – Ничего, скоро мы им так хвосты отдавим, что завизжат! А пока наберись терпения. Крайние дни всегда самые длинные. Давай, ужинай, и спать. Завтра нужно встать пораньше, вдруг Рентген прилетит.

* * *

За городом, у агитпункта ОСОП, развернутого на окруженной аномалиями поляне, столпотворение царило с утра Четвертого дня. Забрать с собой с Базы вообще всех Медведь не решился, и потому сообща пришли к выводу, что дома останутся профессор Николаева со Степановым. Ученым всегда хватало работы, и отвлекать их от исследований не стали. Для ведения агитации народа хватало и так, к тому же Болт, после того, как привез Кварца, уехал в Эпицентр не сразу. Прежде он вернулся на Базу и полдня дежурил на наблюдательном посту на крыше, попутно транслируя через радиопередатчик ОСОП объявления об открытии агитпункта. Поначалу Медведь не исключал нападения, и Спецотряд организовал в забитом аномалиями месте довольно серьёзную оборону, с ложной Паутиной и Соленоидом, фугасами и осколочными минами направленного действия. Бэмби и Лаванду для надежности спрятали в землянку, которая на поляне действительно была. Правда, вход к ней оказался залит Студнем, и пришлось прорыть новый, с другой стороны. Внутри землянка оказалась изрядно загаженной, но не занятой и вполне добротной. Её вычистили, разместили внутри пару компьютеров, бесцеремонно взятых «напрокат» в магазине Кошеля посреди ночи, и принялись ждать гостей, хоть злых, хоть добрых.

Первыми, как ни странно, к агитпункту отважились явиться активисты Сателлита. Похоже, для тех, кто жил в городе с самого первого дня его открытия, жуткие страшилки про ОСОП были не столь насущны, и на встречу со Спецотрядом явилась довольно большая группа людей. Пришлось встречать их на подступах и в колонну по одному вести к поляне в обход мин и аномалий. На поляне активистам выдали несколько жестких дисков, содержащих копии информации Фрагмента, и поручили Бэмби, как работнику пресс-службы, отвечать на все вопросы. Неожиданно именно это оказалось весомым аргументом в пользу ОСОП. Выяснилось, что многие из активистов знают Бэмби в лицо по репортажам и телеконференциям «Неравнодушных», и подлинность её личности была сразу же подтверждена. Это углубило доверие, и вскоре к агитпункту стали подтягиваться новые люди. Народ приезжал из разных мест, в основном Вольные, пожелавшие присоединиться к идущим в Сателлите протестам. К обеду появились разведчики Наёмников и Нефтяников и, соблюдая своё инкогнито сугубо номинально, пожелали получить копии данных и предоставили для этого почти два десятка собственных носителей. Под вечер начали появляться другие «Вольные», с характерным сленгом и татуировками на пальцах. Спецотряд радушно делал копии данных всем, кто не поленился принести с собой цифровой носитель, остальных отправляли к палаткам активистов.

К ночи возле агитпункта вырос целый палаточный городок с автостоянкой и импровизированным видеосалоном под открытым небом, где уже активисты показывали всем желающим самую любопытную видеоинформацию. Хитом просмотров стали записи со скрытых камер Белова, зафиксировавшие то самое совещание Совета Директоров РАО, где было принято решение обманом вынудить тогдашнего президента на нанесение ядерного удара. Возмущенная толпа бурлила, и Медведь направлял всех в Сателлит, требовать от властей ареста высокопоставленных преступников. Люди уходили к городу, кто-то даже порывался организовать свой агитпункт прямо на Нейтралке, чтобы узнать правду смогли работники Приемных Пунктов и военнослужащие Внутренних Войск.

Утром Пятого дня в палаточный городок прибыл старенький БТР без пулеметов и опознавательных знаков. Из него вышла пятерка крепких бойцов с оружием в положении «за спину», сопровождающая облаченного в маскировочной костюм человека в глубоко надвинутом капюшоне. Человека привели к Медведю, и он попросил аудиенции тет-а-тет. Майор спустился с ним в землянку. Оставшись наедине, человек снял капюшон и представился полковником Лиманом, членом Военного Совета.

– Ваша трансляция наделала дел, – Лиман хмуро потер рукой подбородок. – Особенно учитывая тот факт, что вы живете в Желтой Зоне, торгуете чудесами, и то ли уже не люди, то ли ещё не Зомби. Скажу тебе честно, майор: в Военсовете раскол, единого мнения, как поступать, нет. РАО многих посадил на иглу «Неравнодушных». Другие, и я в том числе, имеют серьёзный бизнес, зависящий от взаимоотношений с государством. Поэтому большинство склоняется к тому, чтобы дождаться реакции Москвы.

– А как же хваленая независимость Военсовета? – поинтересовался Медведь. – Закончилась?

– Почему же, – усмехнулся Лиман. – Это у нас главное, ею кичится каждый. Но всё это игра, майор. Игра по негласно заведенным правилам, которых придерживаются все стороны. Мы, конечно же, абсолютно самостоятельны, но Синьку у нас покупает РАО, пусть и на Нейтралке, но суть от этого не меняется. Воду, продукты, боеприпасы и прочее мы покупаем там же, то есть, тоже у РАО. Если внезапно закроются все магазины, нам придется питаться независимостью. У Нефтяников положение ещё сложнее. У нас хоть Синька есть. У них только нефтяные пятна, а это не промышленные масштабы добычи. Основной поток «Икса» они добывают в Каджероме, по контракту с Сателлитом. То есть формально это не их промысел, хотя все и понимают, что у РАО нет сил ни охранять, ни разрабатывать его самостоятельно. Они с охраной своих секторов едва справляются, и то не без нашей помощи.

– Так что мешает потребовать от Москвы справедливого расследования?

– Уже потребовали, – Лиман внимательно посмотрел на Медведя. – Но вне зависимости от его результатов никто не будет открыто объявлять войну РАО. Это равносильно объявлению войны государству. Они оставят нас без воды и пищи, и через неделю мы сами сдадимся.

– Воду можно добывать в Желтой Зоне, – возразил Медведь. – Мы научим. Кроме того, её можно просто брать из реки. Печора же соприкасается с Ареалом. Можно выбросить шланг на полметра через границу Зеленой, и качать оттуда. Придется наладить систему очистки, и возить из тех краёв далеко, но дело того стоит. Если весь Ареал прекратит добычу «Икса» и Синьки, это ещё вопрос, кто кому пойдет на уступки через неделю.

– Это обсуждалось, – поморщился Лиман. – Мы даже пришли к выводу, что запасов продовольствия, уже находящихся в Ареале, хватит на пару месяцев при условии введения режима жесткой экономии. Но вряд ли на деле из этого что-то выйдет.

– Боитесь, что уголовники начнут продавать «Икс» всем назло? – Медведь недобро улыбнулся. – Так ведь караван нефтевозов до Нейтралки нужно ещё довести.

– Скажем так, у нас нет уверенности в том, что когда тут запахнет голодом, никто не бросится от нас наутек, на Нейтралку с криками «спасите-помогите». – Лиман покачал головой. – А это предлог, сам понимаешь. Зеленая Зона не так уж и велика. Если нас объявят экстремистами, террористами или и теми, и другими, ничто не помешает Белову выкатить на Нейтралку несколько ракетно-артиллерийских подразделений и разбомбить нас, не вторгаясь в Ареал.

– То есть вся страна и весь мир будут стоять и смотреть, как тандем станет расстреливать Ареал из тяжелых гаубиц и систем залпового огня? – криво усмехнулся Медведь. – Трубопроводы им не жаль? Кто «Икс» качать будет, если всех убить?

– Если всё, что вы транслируете, правда, то весь мир уже однажды стоял и смотрел, как тандем расстреливал Ареал, – парировал Лиман. – И работники после этого нашлись, как видишь. Одним словом, мы уязвимы. Вы, в случае чего, уйдете к себе в Желтую, а нам деваться некуда. В общем, Военсовет не станет рисковать своими людьми и займет выжидательную позицию. Если Москва покончит с тандемом, и тут всё изменится, мы тебя поддержим. Я так понимаю, ты и те, кто тебя прикрывает в спецслужбах, получите карт-бланш на чистку Ареала. Можете рассчитывать на нашу помощь. Но до тех пор мы не станем ввязываться. Нефтяники – тем более. Они бизнесмены, им нефтяной поток дороже свинцового. Это всё. – Лиман поднялся с деревянного чурбака, заменявшего ему стул: – Удачи тебе, майор. Лично я хотел бы, чтоб у тебя получилось. И ещё одно: меня тут не было. Не подставь. Я и так сильно рискую.

Полковник ушел, и Медведь выбрался из землянки на улицу. Он остановился у порога и замер, задумчиво разглядывая бурлящий народом лагерь. Черт знает что творится в этом мире, если вооруженные до зубов вояки трусливо отсиживаются по углам, дожидаясь, когда плохо организованная толпа гражданских без их помощи выведет всех плохишей на чистую воду. Не удивительно, что в Ареале у каждого есть оружие. Единственная справедливость здесь – это та, что снаряжена в магазин твоего автомата. И тем более не удивительно, что в Сателлите ношение оружия запрещено. А ну как народу не понравится что? Ещё осерчает, да и попрется к жирным нуворишам, требовать справедливости… Вооруженных-то особо не погоняешь водометами. А на сознательность толпы надежды у тандема никакой. Понятное дело, не потому, что кругом царит узаконенное беззаконие. Просто толпа у нас несознательная. Стадо, что с ним поделаешь!

– Наёмники приходили? – тихо спросил Базальт, подходя к Медведю. – Ну, и как?

– Никак, – здоровяк скорчил ироничную гримаску. – Соломку стелют. Повсюду.

– Упасть боятся? – понимающе кивнул пулеметчик. – Ладно, и без них справимся. Вон, народа-то сколько поднялось, тысячи! От такого количества Москве не отмахнуться. – Он ободряюще хлопнул здоровяка по плечу: – Ещё несколько дней, и шоколад Шороха – мой!

– Вали отсюда, – беззлобно прошипел Медведь. – Придурок озабоченный!

Базальт, ухмыляясь, удалился, и майор, спрятав вздох, направился в обход постов. Агитация агитацией, а следить за безопасностью необходимо всегда. В Ареале живём.

Ближе к ночи палаточный лагерь стал редеть, сказывалось приближение Шестого дня. Люди сворачивались и уезжали, обещая вернуться с началом Нелетной погоды, а то и вовсе на Второй день. Пора было готовиться к Выбросу. Старая землянка особыми размерами не отличалась, и было решено отправить Бэмби и Лаванду на Базу, чтобы не рисковать девушками, да и места побольше станет. С ними откомандировали Айболита, так как санинструктор одновременно являлся представителем научного сообщества и военным специалистом, на которого не страшно было оставить Базу. Группа Базальта на квадроциклах отвезла их домой и, вернувшись назад, сообщила, что на подступах к Ухте не видно никаких следов активности уголовников. Даже хорошо известные огневые и наблюдательные точки на окраинах поселка УРМЗ, где крайние месяцы размещались Городские, стоят заброшенными. Выходило, что прилегающие к Базе территории теперь безлюдны. Оставалось надеяться на то, что эта безлюдность продержится до возвращения Рентгена.

К полуночи Спецотряд остался в полном одиночестве и принялся готовиться к Выбросу. Если Рентген прибудет в Сателлит сразу после его окончания, то до города можно будет добраться быстро даже несмотря на обезумевшее зверьё. Кварц сразу настаивал на том, что оставлять Рентгена в городе одного, без поддержки, крайне нежелательно. В Сателлит из Москвы никто не приедет, и разбираться с людьми Белова придется своими силами. Можно только предполагать, какие варианты из этого вытекают. Ночь прошла спокойно, но наутро Рентген не появился, и весь Шестой день Спецотряд провел в лесу в ожидании Выброса.

* * *

Водяной ещё раз бросил взгляд на закрытые ворота и направился в другой конец Жилого квартала, чтобы не примелькаться охране, наверняка следящей за подступами к воротам через камеры видеонаблюдения. Уже вечерело, и ситуация до сих пор не изменилась. Административный квартал по-прежнему был заперт и почти не подавал признаков жизни, не считая периодических объявлений Черного Плаща, призывающего к спокойствию и обещающего скорое торжество справедливости под издевательский смех толпы. При этом в городе почти ничего не работало, и оставалось радоваться тому, что хотя бы подачу электричества и воды не отключили. Людей на площади стало гораздо меньше, Шестой день делал своё дело, и рисковать были готовы немногие. Охрана городских укреплений, контролируемая представителями активистов, по требованию последних не стала запирать ворота, но и без этого никакого движения через них не происходило. Кто-то даже предложил убрать костры, чтобы во время Выброса на них не сели аномалии, и из-за споров на эту тему едва не возникла драка. Одни считали, что убрать костры – это означает показать свою слабину администрации Сателлита, другие заявляли, что им здесь ещё жить, и делать это среди аномалий будет гораздо сложнее. В итоге к согласию так и не пришли, и кто-то свои костры убрал, зашвырнув покрышки в ближайшие аномалии, кто-то оставил, демонстративно охраняя чадящие едким дымом кострища с оружием в руках. Оповещение о Выбросе, зазвучавшее в эфире под вечер, мгновенно придало всей этой вялой сутолоке заряд бодрости.

Охрана бросилась запирать ворота, бойницы и смотровые щели, отгораживая город от внешнего мира, который через несколько минут превратится в вакханалию смерти, а сразу после Выброса – в кишащий обезумевшей живностью ад. Площадь над Жилым кварталом в считанные минуты опустела, и народа в гостинице прибавилось. Все торопливо разошлись по номерам, и администраторы принялись герметизировать выходы на поверхность. За минуту до начала отрубили электричество, и вскоре в мозгу засверлила монотонная, до тошноты знакомая невнятная боль. Кварц, явившийся в номер спустя пару секунд после начала Выброса с горящей гильзой в руке, хмуро заявил, что полгостиницы занято шпионами всех группировок, наблюдающими за развитием событий, и лег спать. Делать было нечего, и Водяной последовал его примеру. Ему долго не удавалось заснуть, часа четыре подряд он ворочался с боку на бок, кривясь от боли, потом всё-таки провалился в сверлящий голову тяжелый сон.

– Водяной! – тихий шепот Кварца ввинтился в болезненное забытьё. – Вставай! Просыпайся!

Влад открыл глаза. Контрразведчик стоял рядом с ним с нефтяным светильником в руках, и прислушивался к раздающемуся за дверью топоту множества ног и звучащим командам.

– Что случилось? – Водяной понял, что сверлящая боль никуда не делась. Выброс продолжался.

– Что-то не так! – В голосе Кварца звучали тревожные нотки. – В коридорах солдаты. Гостиница блокирована. Всех, кто выходит из номеров, досматривают, выясняют личность, записывают и отправляют обратно. Покидать помещения запрещено. Вставай! Необходимо проверить грим!

– Мы засветились? – Водяной торопливо одевался. – Нас кто-то узнал?

– Они никого не ищут, – Кварц поднес к лицу Водяного светильник и принялся изучать состояние маскировки, изредка поправляя одному ему понятные огрехи. – Я успел поговорить с администратором, пока блокировали восточные коридоры. Похоже, Служба Безопасности блокирует все кварталы. Черный Плащ сделал ход конем: дождался, пока Выброс разгонит людей по домам, открыл подземные переходы между кварталами и ввёл в дело войска. Сейчас Служба Безопасности заблокирует все подземные коридоры, и после Выброса уже никто не выйдет не то, что на площадь, а даже на поверхность. – Лицо контрразведчика потемнело: – Предпринять такое Черному Плащу не хватило бы ни мозгов, ни ответственности. Это не его решение. – Кварц поставил светильник на стол, уселся на кровать, прислонился спиной к стене и закрыл глаза. – Будем ждать.

– Чего ждать? – Водяной явственно почувствовал в его голосе тоску. – Чьё это решение? Белова?

– Есть мизерный шанс, – контрразведчик говорил таким тоном, будто изможденному многолетним непосильным трудом человеку вместо обещанного отдыха продлили неподъемное бремя ровно на остаток жизни, – что это его шестерки пытаются спасать свою шкуру. Запрут всех в Сателлите, и, как только закончится Выброс, бросятся в бега… куда-нибудь… в другие группировки, тайно… вот и заперли всех, чтобы никто не знал, где искать. Садись, Влад. Спи сидя. В любой момент могут начаться обыски. У нас нет документов РАО, зато есть рации, мы автоматически в группе риска…

Он умолк, так и не открыв глаза.

Выброс закончился незадолго до полудня. К этому моменту их номер обыскивали дважды. Кривящиеся от сверлящей боли солдаты были злы и вспыльчивы, но оба раза обошлось без тщательного досмотра. Убедившись, что в номере нет оружия, их имена занесли в какой-то список, приказали не выходить из номера до особого разрешения начальника Службы Безопасности Сателлита, и ушли. Оба раза за закрывающейся дверью можно было различить расставленных вдоль коридоров солдат с оружием на изготовку. В полдень дали свет, воду и телефонную связь. В номер позвонил дежурный администратор и сообщил, что Служба Безопасности рекомендует всем включить телевизоры и ждать правительственного сообщения.

Минут двадцать по телевизору транслировали новости федерального канала, в которых бесконечно крутился один и тот же сюжет: корреспондент с микрофоном берет интервью у начальника Службы Безопасности Сателлита майора Левина, радиопозывной «Хантер». Судя по окружающей обстановке, всё происходит на одном из аэродромов Нейтральной полосы. Майор Левин хмуро рассказывает об экстремистах, подкупленных иностранной резидентурой, которые всеми силами стремятся дестабилизировать мирную жизнь в Ареале и нанести вред стране. Вражеские наймиты пичкают честных граждан искусно выпестованной дезинформацией, устраивают погромы и кровавые провокации, призывают к вооруженной расправе над представителями власти. Служба Безопасности не поддается на провокации и всеми силами стремится не допустить кровопролития. Вот и сейчас её начальник в очередной раз отправляется на переговоры с обманутым экстремистами народом… На экране пара МИ-24, ярко освещенная прожекторами, взмывает в ночное небо и уходит в сторону Ареала. Следующие кадры демонстрируют охваченную множеством густо чадящих костров площадь над Жилым кварталом Сателлита, и пару вертолетов, зависших над многотысячной толпой. Съемка ведется с каждого из них, и хорошо слышно, как майор Левин обращается к толпе с просьбой проявить благоразумие и сообщает о том, что расследование находится на контроле у Президента. Но толпа открывает огонь, и ночную темноту озаряют сотни вспышек от выстрелов. С ведомого вертолета хорошо видно, как в ведущую машину бьют пули, майор Левин пытается остановить стрельбу, но это не помогает, и вертолеты уходят. Следующая картинка даётся уже с аэродрома. Пара МИ-24 приземляется, на броне первой машины хорошо видны следы от пуль. Корреспондент устремляется брать интервью по горячим следам, но отскакивает от распахнувшегося люка. Майор Левин и ещё один военнослужащий вытаскивают оттуда залитого кровью офицера, проносят его мимо ошарашенного репортера и укладывают на носилки подоспевшей медицинской бригады.

Кварц смотрел в экран пустым безразличным взглядом, не двигаясь с места, не шевелясь и не меняясь в лице. Потухший взор контрразведчика не изменился и по окончании сюжета, когда появившийся в кадре диктор объявил, что предлагает вниманию телезрителей прямое включение с пресс-конференции, которую даёт объединенная следственная комиссия, созданная из представителей всех силовых структур. На экране возникло изображение конференц-зала, набитого репортерами всех мастей, напротив которых восседал целый президиум из генералов, облаченных в мундиры разных силовых ведомств. Один из них взял слово и сообщил, что спецслужбами государства была вскрыта и обезврежена мощнейшая шпионская сеть врагов страны, в течение нескольких лет наносившая огромный урон Российской Федерации. Зарубежные недоброжелатели, которые спят и видят, как наша страна разваливается на части и исчезает с карты мира и из анналов истории, не пожелали смириться с потерей столь ценной резидентуры, и нанесли нашему государству информационный удар, стремясь дискредитировать Россию в глазах мирового сообщества. А заодно и внести раскол в наше гражданское общество и в сплоченную команду Президента. Но руководство страны состоит из, генерал особо подчеркнул, что не боится этого слова, истинных патриотов России, и потому наше государство с честью выдержало эту схватку и вышло из неё победителем.

Далее объединенная комиссия приступила к оглашению подробностей, и генералы с прискорбием признали, что успешная разрушительная деятельность вражеской резидентуры стала возможной из-за того, что предателям Родины удалось просочиться в самое сердце силовых и важных государственных структур. В кратком изложении картина была такова: некто Меркулов, фамилия, разумеется, ненастоящая, являющийся резидентом одной из иностранных разведок, долгие годы вел против России подрывную деятельность на нашей территории. Имея мощную финансовую поддержку из-за рубежа, он создал из предателей Родины агентурную сеть и всячески продвигал своих агентов по служебной лестнице. Как только на территории России возник Ареал, и всему миру стало известно, насколько огромен его потенциал, хозяева Меркулова поручили резиденту сосредоточиться на данном проекте. Меркулов развил более чем серьёзную активность, и начал перетаскивать в Ареал своих лучших агентов. Ему удалось внедрить в руководство РАО свою марионетку Прокопенко, а в научную среду ГНИЦ – свою любовницу Сергееву. Для осуществления силовой поддержки Прокопенко, в Службу Безопасности РАО был внедрен предатель Салмацкий, быстро сколотивший целую террористическую сеть, в которую набирал алчных и беспринципных подонков из числа уголовников и прочих криминальных элементов. Позднее Салмацкий посодействовал переводу в СБ Ареала других агентов Меркулова, наиболее одиозными из которых являлись Плетнев и Берёзов, составившие костяк его террористического подразделения.

Агенты Меркулова, пользуясь служебным положением, террористическими методами и неограниченным финансированием из-за рубежа, сумели добиться многого. Прокопенко организовал преступную схему вымогательства из партнеров РАО огромных денежных средств, банда Салмацкого уничтожала недовольных, уголовники держали в страхе тех, кто обманом оказался завлечен в шпионские сети. Хищения стратегических ресурсов были поставлены на поток, и объединенная комиссия, хмуро насупив брови, представляла на суд общественности факты успешно проведенных вражескими резидентами операций. Хищение и отмывание денежных средств в огромных объемах. Создание черного рынка метаморфитов и масштабная утечка за границу стратегических ресурсов. Нападение на Нефтенакопитель Ареала и убийство директора ООО «Метроном Плюс» господина Медведкова, не пожелавшего предать Родину. Организация в запретных частях Ареала подпольной научной лаборатории, кровавая расправа над сталкерами, оказавшимися случайными свидетелями преступной деятельности резидентуры, и многое другое, список преступлений Меркулова и его наймитов был велик. Люди Меркулова настолько сильно чувствовали себя хозяевами положения, что незадолго до Катаклизма организовали ещё одну шпионскую лабораторию прямо на территории Городка РАО в Поясе. Для этого Прокопенко и Салмацкий вызвали из Москвы заранее завербованных ученых Степанова и Николаеву, и совершенно открыто разместили их на территории режимного объекта, снабдив полноценной лабораторией, укомплектованной по последнему слову техники за счет Российской Федерации.

Совет Директоров РАО, состоящий из опытных руководителей и истинных патриотов России, начал испытывать подозрения. Была организована масштабная проверка, для проведения которой из Москвы прибыла специальная следственная комиссия по линии Федеральной Службы Контрразведки. К глубокому прискорбию, объединенная комиссия вынуждена признать, что эта страница расследования представляет для силовых структур страны особо мрачные и черные строки. Комиссию возглавлял полковник Волхов, давний и глубоко законспирированный агент заокеанской разведки, внедренный в наши ряды ещё двадцать пять лет назад. Он получил от своих хозяев приказ содействовать Меркулову, и почти год всячески препятствовал расследованию. Вражеская резидентура постоянно ускользала от российских спецслужб и была неуловима. Но все карты врагам страны смешал простой российский лейтенант Левин из Службы Безопасности РАО. Он, рискуя жизнью, тайно начал собственное расследование, и изобличил Салмацкого и Меркулова. Срочно была проведена операция по задержанию, но в последний момент вражеский агент Волхов сумел предупредить своих подельников, и им удалось уйти. Причем в момент проведения операции по захвату Меркулова Волхов всячески препятствовал, затягивал и саботировал арест резидента, а операцию по аресту Салмацкого и вовсе возглавил лично, взяв с собой в состав группы захвата Плетнева и Берёзова. Не удивительно, что Салмацкий тоже сумел скрыться.

После всего этого Волхов попал под подозрение, и петля вокруг него начала стремительно сужаться. Заокеанские наймиты поняли, что будут арестованы со дня на день, и решились на дерзкую и жестокую операцию. Террористическая группа Берёзова, в состав которой входила террористка-смертница Сергеева, находящаяся под воздействием тяжелых психотропных препаратов, совершила нападение на ГНИЦ РАО «Ареал» и в ходе кровавой расправы над безоружными сотрудниками института похитила опытный образец новейшей стратегической разработки будущего поколения. Служба Безопасности РАО блокировала террористов, но Волхов, воспользовавшись служебным положением, прибыл в ГНИЦ и лично, за штурвалом вертолета, вывез террористов из кольца блокады. За ними была отправлена погоня, вертолет террористов был сбит, но самим им удалось спастись, воспользовавшись знанием опасной местности. Вражеские агенты соединились с бандгруппой Салмацкого и напали на полевую научную лабораторию ЛП-32, где захватили заложников. Там их настигла Служба Безопасности. Первым на место событий прибыл генерал Воронцов. В ходе переговоров он сумел обменять себя на заложников, но террористы сдаваться не пожелали и жестоко убили отважного генерала. После этого начался штурм. От уничтожения террористов спас Катаклизм, неожиданно развившийся в Ареале.

Объединенная комиссия прозрачно намекнула на то, что данное совпадение случилось для иностранных резидентов уж очень удачно, но никаких прямых доказательств этому нет. Но есть «косвенные» догадки некоторых НИИ и опытных специалистов силовых структур. И из этих догадок следует, что никаких инопланетян в Эпицентре не было. Зато имелось автоматизированное оборудование некоего иностранного государства, враждебного по отношению к России. Враги использовали легенду об инопланетянах в качестве прикрытия и готовились нанести по Российской Федерации удар при помощи новейшего, сверхсекретного оружия колоссальной разрушительной силы. Данное оружие разрабатывалось на основе данных, собранных лабораториями Меркулова и похищенных шпионкой Сергеевой результатов работы ГНИЦ. Его действие основывалось на накачке Эпицентра мощным потоком заряженных частиц, что приводило к последующему резонансу физических полей и ураганному расширению Ареала. В зону поражения попадало более трети страны, для чего противник активно использовал спутники. Энергетическую накачку оружия, выразившуюся в обмене мощными сигналами и потоками заряженных частиц, в тот день зафиксировал весь мир. Когда стало ясно, что чудовищной катастрофы не избежать, Президенту пришлось принять единственно правильное решение. По Эпицентру Ареала, уже начавшего расширяться с катастрофической скоростью, был нанесен ядерный удар. Оборудование противника было уничтожено, ураганное расширение Ареала остановлено. К сожалению, ядерная ракета не относится к избирательным средствам поражения, поэтому все улики и доказательства погибли в момент взрыва. Поэтому всё вышеизложенное является лишь позицией отдельных экспертов, и Кремль не дает по этому поводу никаких комментариев.

После этого заявления очередной член объединенной комиссии сообщил, что в результате разразившейся в Ареале катастрофы государство понесло тяжёлые потери. Огромные человеческие жертвы, разрушенные города и населенные пункты, множество пострадавших, чья жизнь с тех пор изменилась навсегда. Значительная часть материалов по делу Меркулова оказалась утеряна, почти все специалисты погибли. Но спецслужбы государства не сдались и продолжали расследование, заново, по крупицам, восстанавливая картину преступлений заокеанских шпионов и их наймитов. Для того чтобы враги почувствовали себя вне опасности, дело было официально закрыто, а все его фигуранты признаны погибшими. Этот ход принес результаты. Выжившие шпионы расслабились и продолжили свою преступную деятельность. Два года строжайше засекреченная объединенная комиссия скрупулезно вела кропотливую работу, успеху которой в значительной степени содействовали вице-премьер Лозинский и генерал-лейтенант Белов. Именно благодаря их действиям удалось проследить финансовые потоки заокеанских резидентов и предотвратить вербовку агентами врагов научного персонала ЦИАП.

Решимость, профессионализм и высочайший патриотизм специалистов, дневавших и ночевавших на работе, сделали своё дело. Были не только восстановлены старые данные, но и добыты новые, ранее неизвестные. Шпионская сеть Меркулова была полностью вскрыта. В частности, была выявлена роль Прокопенко и его сообщников из международной преступной организации, специализирующейся на торговле похищенными людьми. Был полностью ликвидирован канал поставки в Ареал рабов из Вьетнама, Камбоджи и Китая. В результате молниеносно проведенной операции, были задержаны Салмацкий, Волхов, Прокопенко и почти два десятка их пособников из числа работорговцев и прочих криминальных элементов. Рука правосудия настигла изменников даже в Ареале, где они уверовали в свою абсолютную безнаказанность. Но на свободе ещё остается Меркулов и террористическое крыло его резидентуры во главе с Плетневым и Берёзовым. Фотографии всех врагов будут представлены прессе по окончании пресс-конференции, и объединенная комиссия очень рассчитывает на помощь простых граждан, в том числе и обитателей Ареала. Государство будет благодарно населению за любую поддержку.

Ведь враги России не собираются прекращать подрывную деятельность. Как только им стало известно о провале Меркулова, их спецслужбы устроили настоящую травлю России. В интернет было выброшено огромное количество лживой информации, очерняющей высших должностных лиц государства и их коллег и партнеров. Большая часть этих так называемых доказательств сфабрикована настолько топорно, что не выдерживает никакой критики, что не удивительно: времени у врагов России было мало, и полноценную подготовку они провести не успели.

Далее объединенная комиссия принялась разбирать некоторые файлы из вышеуказанных улик, таинственным образом оказавшихся в интернете, чтобы на конкретных примерах продемонстрировать, что всё это грубая подделка. Приводились данные лингвистической и фонетической экспертизы, свидетельствующей о не совпадении голосов в записях с голосами реальных Белова, Лозинского и прочих, ныне покойных, членов Совета Директоров РАО, а также заграничных партнеров и иных уважаемых представителей международного сообщества, очерненных врагами государства. Помимо этого доказывалась принципиальная невозможность получения некоторых данных в силу того, что существующие технологии не способны организовать такое, либо зафиксированных в якобы обличительных файлах событий вообще не существовало, что подтверждено выписками из государственных документов и свидетельствами должностных лиц.

Пресс-конференция длилась почти четыре часа, после чего журналистам было обещано предоставить доступ к исчерпывающей информации, и руководивший пресс-конференцией генерал в заключение ещё раз обратился к гражданам Ареала. Он попросил их не поддаваться на провокации, заверил, что в ближайшее время остатки вражеской резидентуры будут нейтрализованы, и вновь выразил надежду на сотрудничество. Каждый, кто может помочь борьбе с врагами государства, должен поддержать свою страну в этой нелегкой ситуации. Генерал особо просил простых граждан не рисковать своими жизнями в попытках самостоятельно обезвредить террористов, для которых человеческая жизнь не стоит и ломаного гроша, и привел леденящий душу пример. Сотрудница негосударственного благотворительного фонда «Неравнодушные» Татьяна Володина, известная спортсменка, пропавшая без вести при невыясненных обстоятельствах, в действительности, как удалось выяснить следствию, слишком близко подобралась к грязным делам Прокопенко. Девушка вела собственное расследование участившихся случаев похищения молодых женщин, оказывавшихся потом в Ареале. Узнав об этом, Прокопенко приказал своим сообщникам выкрасть Володину и доставить её в Ареал. В настоящее время девушка находится в руках террориста Плетнева и под страхом смерти выполняет их указания. Шансов на то, что озверевшие бандиты оставят её в живых, практически нет, но следствие не теряет надежды спасти несчастную.

При этих словах все камеры разом обратились в сторону сидящего в зрительном зале Абрамова. Тот был очень