Владимир Свержин - Образ гордой дамы

Образ гордой дамы 239K, 25 с.   (скачать) - Владимир Свержин

Владимир Свержин
Образ гордой дамы

Эта война уже не шутка, если наши дамы не знают, как правильно надеть модную шляпку.

Ретт Батлер

Император страдал. Взгляд его голубых, чуть навыкате, глаз был устремлен на докладчика, на самом же деле он был погружен вглубь самого себя, туда, где истекала кровью страдающая душа венценосца.

От грозного отца своего он перенял манеру напускать величественно-бронзовый вид, занимаясь делами государства. По его мнению, так должно было выглядеть Лицо Империи. При дворе шептались, что в эти часы неподвижный лик государя более похож на раскрашенную маску и отнюдь не величествен, но такова уж была сила привычки.

Император страдал и бдительно следил, чтобы не дрогнул уголок губ, не опустились веки и, главное, не блеснула в уголке глаза слезинка.

Ему уже было за сорок, изрядно за сорок. Ей – двадцать с небольшим. При дворе ее величали Гранд Мадемуазель, и до недавнего времени она носила гордую, известную всякому русскому, фамилию Долгорукова. Уже несколько лет длился их роман, что само по себе было делом обычным для придворной жизни: красавица-фрейлина с тонким умом и манерами, полными изящества, и увенчанный лаврами император – что могло быть понятней и естественней?

По традиции оставалось соблюсти лишь одну незначительную формальность – для отвода глаз выдать фрейлину замуж.

«Вот здесь-то я и оплошал! – явилась непрошенная мысль, приглушая слова утреннего доклада – Ее гордая и нежная душа и без того тяготилась ролью любовницы, а уж против фиктивного брака должно было восставать все ее существо. Да еще выбор… Господи, как он мог сделать такой выбор?! Дернула же нелегкая вытащить этого чертова повесу из долговой ямы, да еще преподнести ему такой, вот уж, верно, царский подарок. Глупец! Глупейший глупец! На что он надеялся?! Чего доброго, его Сашенька влюблена в собственного мужа!»

В беспорядочных мыслях Александра, надо признать, был свой резон. Худшей кандидатуры на роль мужа, чем генерал-майор свиты его величества Петр Альбединский, было, пожалуй, не сыскать – командир лейб-гвардии гусарского полка, в недавнем прошлом служивший военным атташе в Париже, он был отозван по личной просьбе Наполеона III за роман с императрицей Евгенией – статный красавец, балагур, кутила…

«Но ведь я же хотел как лучше, почему Сашенька не понимает столь очевидныых условностей?! Нет, нет! Не может быть, чтобы она любила мужа! – терзаемый отчаянием монарх, сам того не желая, вспомнил жаркие объятья, нежный шепот… У него болезненно защемило сердце – Или все же может?!»

Государь был прозорлив. Александра Сергеевна не любила мужа. После навязанной ей свадьбы, новоиспеченная генеральша Альбединская просто желала досадить своей хладностью всевластному самодержцу, доказать, что над ее сердцем монарх не властен.

Нынче, когда Александр II пригласил ее на ужин, позабыв, будто бы случайно, позвать и ее мужа, между ними произошел разговор весьма неприятного свойства. Император все еще верил, что со временем гроза утихнет и все образуется, но подспудно знал, что не образуется, и теперь они расстались навсегда. Вернее, «остались друзьями», но, по сути, что это меняло? Он вспомнил, почти ощутил ладонями ее гибкий стан, нежную упругость груди, ласковые пальцы и стиснул зубы, чтобы не закусить губу.

… – Вот еще прошение о помиловании на высочайшее имя, Ваше Величество, – между тем продолжал докладчик.

– В чем там суть? – с усилием отгоняя от себя наваждение плотского греха, проговорил император.

– Да тут дело казусного свойства, – флигель-адъютант императора, капитан 1-го ранга Игнатьев пожал плечами, – о штанах, можно сказать.

Александр II удивленно поглядел на собеседника и бросил, уже не скрывая досаду:

– Что еще за нелепица?! Так они, поди, еще и о нижнем белье своем мне писать начнут!

– Здесь вот какая ситуация, – пустился в разъяснения каперанг. – Мануфактурщик Иван Аврамов и надворный советник Линьков Константин Михайлович, служивший в адмиралтействе по интендантству, учинили между собой преступный тайный сговор. Линьков так все гладко представлял, что паруса с кораблей Балтийского флота чуть, что не каждый месяц, как срок отслужившие, списывал, да за гроши этому самому Аврамову и продавал. А тот, шельмец, из них штаны наловчился шить да на те же корабли матросам за недорого продавать. Ну, а прибыль, ясное дело, эти лихоимцы между собой делили. Суд им за казнокрадство по пяти лет каторжных работ определил. Теперь они, стало быть, о милости и просят.

– Вот как? – император с облегчением нахмурился, ему, наконец, явилась видимая причина для негодования. – С чего бы это я стал миловать казнокрадов и пройдох?!

– Ну так, извольте снизойти, Ваше Величество, этот мануфактурщик Абрамов – продувная бестия, из выкрестов – пишет, что вина его умаляется тем, что те штаны, де, удобны и сносу не знают, куда лучше форменных, а потому морякам от них для службы прямая выгода.

– И что ж, сие правда?

– Истинная правда, Ваше Величество, – подтвердил Игнатьев. – Мануфактурщика этого до крещения Исааком Аврамовичем Леви звали. Так матросы штаны его прозвали «левисами». Ну, вроде как «паруса Леви». Шутники-с.

Император оглядел кабинет. Сейчас вся строгая роскошь апартаментов была ему отвратительна. За окнами Зимнего дворца, покрываясь тонким ноябрьским ледком, замирала Нева, унылой волчицей подвывал холодный ветер, а ему нестерпимо хотелось в весну, в Царское Село, гулять по тенистым аллеям, обняв за талию его несравненную, наполненную жизненным огнем Сашеньку. Но, увы, дорога в прошлое заказана даже могущественным земным царям…

Император обмакнул перо в чернильницу и аккуратно вывел на листе выбеленной бумаги изящный вензель, двойное «А» – Александр и Александра. Вывел, хмуро поглядел на него, еще раз макнул перо и тщательно, чтобы никто не видел следов его слабости, зачеркнул монограмму. Долг государя требовал от него справедливости, и для личной боли здесь не было места.

– Надворному советнику Линькову срок каторги оставить без изменений, дабы наперед знал, как у державы воровать. Касательно же мануфактурщика, – Александр сделал паузу, – в словах его имеется резон. Если и впрямь «левиса» его столь хороши, пусть и далее их для флота шьет, но только с прибыли его стоимость парусов вычесть так, будто они были новехонькие, а затем еще и десять тысяч штрафу наложить, чтобы впредь жулить неповадно было.

– Так ведь выкрест же… – ошеломленный царским решением, напомнил капитан 1-го ранга.

– Мне все едино, – оборвал его император. – Мой подданный, стало быть, россиянин. – Александр II вновь потянулся пером к чернильнице и, поймав себя на мысли, что опять желает изобразить заветный вензель, резко одернул руку. – Еще что-то? – он поглядел на Игнатьева, стоявшего в трех шагах от ампирного стола с закрытой сафьяновой папкой. Он казался ему свидетелем этого маленького преступления перед имперским величием, свидетелем его невольной слабости.

– Нет, ваше величество.

– Так чего же вы ждете, любезнейший?

Флигель-адъютант почти жалобно поглядел на государя, подсознательно чувствуя его настроение и вместе с тем вынужденный повторять то, о чем подробнейшим образом докладывал всего минут десять назад.

– Жду ваших распоряжений относительно проекта адмирала Краббе. – «Я уже имел честь докладывать Вашему Величеству», – хотел, было сказать он, но, проглотив начало фразы, продолжил, как ни в чем не бывало. – Канцлер Горчаков передал на ваше рассмотрение проект адмирала Краббе. В ответ на слезную просьбу президента Северо-Американских Соединенных Штатов, Авраама Линкольна, тот предусматривает отправить крейсерские эскадры контр-адмиралов Попова и Лесовского к Тихоокеанскому и, соответственно, Атлантическому побережью Америки для пресечения морского подвоза, организованного англичанами с целью поддержки мятежников-южан. Горчаков пишет, – напомнил флигель-адъютант, – что позиция, занятая Англией в польском вопросе, диктует необходимость эффективных и незамедлительных мер противодействия, одной из коих может стать поддержка господина Линкольна.

«Авраам Линкольн, – про себя повторил Александр II. В самом этом имени ему слышалось что-то неприятное. – Авраам Линкольн, тьфу-ты, напасть – Аврамов и Линьков!»

– И что же? – раздраженно поинтересовался император. – Сей президент, и впрямь, слезно просит?

– Ваше величество, Южные штаты торгуют хлопком, табаком, маисом и прочими дарами природы, однако же почти не имеют своего производства. Южане весьма богаты, слывут аристократами Америки, и англичане с немалой выгодой для себя продают им оружие, боеприпасы и военное снаряжение. Если бы не эти поставки, восстание конфедератов, как именуют себя южане, закончилось бы, едва начавшись.

В своей просьбе на высочайшее имя, Ваше Величество, господин Линкольн пишет, что, следуя Вашему примеру, он желал бы сделать свободными негров в своей стране, как и вы – российских крестьян.

Александр II заметно нахмурился. «Авраам Линкольн – Аврамов и Линьков», – рифмовалось у него в голове. – Этот северо-американский выскочка, быть может, и не глуп, но уж точно бестактен.

Конечно, невесть, откуда возникшее желание заморского президента следовать русскому царю в деле освобождения подданных – топорная лесть. Но сравнивать русских крестьян с какими-то дикими африканцами – ну, уж это слишком! Его народ от дедов и прадедов наследовал такой строй, и помещик, когда он не лютый зверь, а людям своим – истинный хозяин, им не только барин, но и отец родной! Негоже их с туземцами ровнять! Коли пришел срок сие положение отменить, то потому что времена изменились…»

Флигель-адъютант смотрел на императора в ожидании ответа, но тот не торопился. Его помыслам не хотелось возвращаться к президенту Аврааму Линкольну, который неким чудодейственным образом слился в его сознании с парочкой отменных прохвостов, и оттого был еще более неприятен. Мысли государя все так же уносились в аллеи Царского Села. Александр II вспоминал, как впервые сжал юную фрейлину в своих объятиях, и та прильнула к его широкой груди, дрожа всем телом.

Это было на берегу пруда. Где-то далеко громыхала Крымская война, а он шел и рассказывал юной спутнице о Чесменской битве, в ознаменование которой посреди царскосельских вод красовалась величественная, украшенная рострами[1] мраморная колонна. «Все это осталось в прошлом, и продолжения не будет!» Император поднял глаза на флигель-адъютанта, немо ждущего его слов.

– Некогда Георг III, король Англии, прислал прабабке моей, Екатерине Великой, письмо, умоляя послать 20–30 тысяч казаков для подавления мятежа в его американских владениях. Екатерина отказала ему и, более того, велела российским кораблям всяким способом прорывать морскую блокаду, которую британцы вознамерились устроить своим мятежным колонистам. Много ли проку было России от этой помощи северным американцам?

Игнатьев замялся.

– Не припомню, ваше величество.

– Вот и я не припомню. – Император несколько раз сложил исчерканный лист бумаги, встал из-за стола, подошел к канделябру и поднес безгласное свидетельство своего душевного смятения к вздернутому сквозняком пламени свечи. Бумага быстро обуглилась и вспыхнула. Подождав, пока она почти догорит, император бросил доедаемый огнем листок в бронзовую пепельницу и скрестил руки на груди, немедленно становясь похожим на собственный портрет, глядевший на посетителей в тысячах кабинетов тысяч присутственных мест.

– Проект адмирала Краббе оставить без ответа, – наконец принимая окончательное решение, отчеканил государь Всея Руси. – Горчакову же передать, чтобы разговоров о том, что будто мы и впрямь флот к американским берегам намерены послать, в столичных кабинетах было как можно больше, дабы в английском посольстве сие узнали всенепременнейше, и из многих, не связанных между собою мест. Коли нам Британия во внутренние дела мешается, так с Британией, стало быть, пикироваться и следует. Как говорили древние: «Угроза нападения зачастую куда страшнее самого нападения». До Америки ж нам дела нет, пусть Горчаков от моего имени отпишет господину Линькову – что за напасть?! – Линкольну, что я всецело приветствую его устремление дать свободу угнетенным жителям его страны, но корабли прислать не могу – с парусами нынче затруднения.


Гул орудий напоминал рев целого прайда взбешенных львов. В этот звук вмешивалась скороговорка картечниц системы Гатлинга и сухой треск ружейной стрельбы, будто кто-то ломал хворост, вязанку за вязанкой. С недавних пор до штаба обороны северян стало доноситься ржание лошадей и крики раненых и умирающих. Президент нервно теребил бороду. Еще позавчера победа, казалось, осеняла крылами их знамена. Генерал южан-конфедератов, Уолтер Файда, угрожавший оружейной столице северян, Питсбургу, был остановлен.

Этот богемец, сменивший на посту командующего армией генерала Джексона, носил среди солдат прозвище не столь красивое, как убитый полководец, но также говорившее о многом. Его не называли генерал – Каменная Стена, именуя попросту Упрямец Уолли.

Как оказалось, именно такой упрямец и нужен был сидевшему в Ричмонде самозванному президенту Дэвису. Кто другой из его воинственных плантаторов, увидев перед самым носом армию самого Улисса Гранта, не отступил бы, а принялся кружить вокруг Питсбурга, выискивая место для удара и заставляя командующего северян, не зная устали, следовать за ним, пытаясь навязать бой!

И все же в Вашингтоне казалось, еще вот-вот, и Упрямец Уолли будет зажат и расплющен между наковальней Питсбурга и молотом армии Гранта. Но вчера подобные иллюзии развеялись, точь-в-точь, как исчезает ощущение чуда, когда узнаешь секрет фокуса.

Армия гения маневра, генерала конфедератов Роберта Ли, появилась на самых подступах к Вашингтону, будто сгустившись из утреннего тумана. Оборонявший столицу генерал Шерман, обнаружив южан у себя на фланге, попробовал перегруппировать силы, но психологический эффект внезапного удара был чересчур велик. Полки его армии, сформированные из волонтеров, попросту разбегались на глазах. К вечеру пришло сообщение, что генерал Шерман с остатками своих войск отступил в сторону Мэриленда. Вашингтон горел.

Взрыв мортирной бомбы грянул совсем близко. Поднявшиеся вверх по течению Потомака канонерки гвоздили по городу из своих тяжелых орудий.

– Поражение учит побежденных, – проговорил Авраам Линкольн, поворачиваясь спиной к окну. На улице грянул еще один взрыв. Оконное стекло рассыпалось вдребезги, усыпая пол осколками. Президент отшатнулся, чтобы не попасть под звенящий град, стараясь хранить видимость спокойствия.

Совсем недавно подобный маневр проделал хитроумный Улисс Грант, сравняв с землей или захватив форты на берегах Миссисипи. Для армии президента Дэвиса урок не прошел даром. Сегодня, на скорости проскочив мимо укреплений федералов, южане бомбардировали не какие-нибудь форты, а столицу Соединенных Штатов.

Брайан Смит, дежурный генерал при президенте, старался держаться молодцом и докладывать четко и без запинки, но получалось довольно слабо.

– Конфедератов удалось остановить на подступах к городу, но одному Богу известно, сколько мы продержимся. Патронов не хватает. – Генерал Смит замялся и вдруг перешел с делового тона на доверительный или, вернее, отчаянный. – Мой президент, вас же предупреждали, что карабины Спенсера съедают патроны быстрее, чем куры склевывают просыпавшийся овес! Наши солдаты быть может отличные стрелки, но, увы, никудышние солдаты! Они палят вдесятером по одной цели, пока та не свалится, дырявая, как решето. В результате у нас имеется множество прекрасных карабинов, и почти нет патронов к ним! Есть ганфайтеры, но нет солдат!

– Сейчас не время говорить о достоинствах и недостатках оружия, – отрезал Линкольн. – Тем более, с патронами, или же без, вам не выбить канонерки из Потомака.

Длинное лицо американского президента помрачнело. «Если бы только этот чертов русский царь не снюхался с англичанами, и прислал сюда крейсерские эскадры, как бы все могло быть по-другому!» Мы бы успели достроить свои корабли, и уж тогда южанам бы не проскочить!

Воистину безумием было начинать войну, имея всего 90 военных кораблей на тысячи миль двух океанских побережий. Но выбора не было – южане тщательно подготовились к восстанию и ударили только тогда, когда сочли выгодным для себя.

Вялые попытки северян блокировать подвоз оружия, снаряжения и боеприпасов из Англии и Франции только ухудшили ситуацию. После двух-трех захваченных транспортов в Старом Свете будто взбесились. Торговые дома, как в дни знаменитых пиратов, старины Моргана и Тича – Черной Бороды, строили на свои средства боевые корабли, которые, едва сойдя со стапеля, подымали флаг мятежной конфедерации и сдавались в «аренду» Дэвису, которого южные штаты избрали своим президентом. Война на море была вчистую проиграна!

Президент Линкольн хмуро поглядел на генерала Смита. Еще совсем недавно этот горе-вояка, толкующий о недостатках и достоинствах солдат и карабинов Спенсера, возглавлял адвокатскую контору в Нью-Йорке. Деньги и умение цветисто говорить в первые часы патриотического угара сделали законника бригадным генералом, но сделать его воином не могли ни воля толпы, ни сам президент.

– Мне нужен полковник Турчин, – мрачно глядя на генерал-адвоката, произнес Линкольн.

– Но ведь он же под арестом, – Смит поглядел с недоумением. – Он преступник!

– Мне он нужен здесь и сейчас, – не обращая внимания на заявление дежурного генерала, продолжил президент. – Слышите, я даю вам полчаса, нет, двадцать минут, Русский Громобой должен стоять здесь!


Генерал Альбединский с удовольствием сбросил ментик на руки подоспевшего денщика и размашистой походкой направился в зал, откуда слышался печальный звук рвущего душу полонеза.

Александра Сергеевна Альбединская, в девичестве Долгорукова, продолжала музицировать, то ли намеренно не замечая, то ли и впрямь не услышав прихода мужа.

– Браво, браво, Сашенька! – Петр Павлович несколько раз хлопнул в ладоши, чтобы привлечь к себе внимание. – Отменно хорошо!

Александра Сергеевна встала, подошла к мужу и холодно коснулась губами его щеки.

– А представляешь, душа моя? – с места в карьер, как и надлежало отчаянному кавалеристу, начал командир лейб-гвардии гусарского полка. – У меня для тебя имеется презабавная новость: нынче в Офицерском собрании граф Ламберт читал вслух статью из американской газеты. Так вот, там пишут, что некий полковник Джон Бэзил Турчин, именуемый в статье также Русским Зверем и Неистовым Казаком, арестован и отдан под суд за, – генерал наморщил лоб, припоминая точную цитату, – «свирепость, вообще свойственную азиатским варварам». Там еще говорилось, что он в свой полк набрал беглых негров и, будто бы, возил за собою жену, да так, что однажды сия дама солдат в бой водила! Нелепица, поди, но я вот что подумал, этот самый Джон Бэзил Турчин, командир 19-го Иллинойского полка, не Иван ли Васильевич Турчанинов?

– Навряд ли, – тихо проговорила его жена.

– Но ведь Неистовый Казак… – продолжал настаивать генерал Альбединский, – это так похоже на Ваньку! Воистину, шальная голова!

– Прости, дорогой, мне нездоровится, – Александра Сергеевна плотно запахнулась в шаль из дорогой тибетской шерсти и, повернувшись, направилась в свой будуар. Она не слышала, что еще говорил муж у нее за спиной.

… В тот год она впервые начала появляться в свете и едва ли не сразу увидела Его. Среди рафинированных утонченных аристократов столичного бомонда, среди паркетных гвардейцев полковник Иван Турчанинов выглядел, как паровой фрегат меж прогулочных яхт.

Отважный воин, блестящий выпускник Академии Генерального штаба, он был полковником уже в тридцать три. О нем судачили в салонах, предрекая великое будущее, о нем толковали в штабе гвардии, где появление громогласного казака, подобно Летучему Голландцу, сулило неминуемую бурю тем, кто, по его мнению, смел недостаточно усердствовать на службе государю. Та энергия, тот блеск, с которым он, по общему мнению, совершал всякое порученное ему дело, потрясли воображение юной Александры. Яростный, страстный потомок донских атаманов казался маленькой княжне кем-то вроде героев рыцарского романа, пришельцем из другого, необычайного мира.

Покойный император Николай Павлович, высоко оценив широкие познания Турчанинова в артиллерии и фортификации, приказал ему заняться подготовкой береговых укреплений Финского залива к ожидаемой высадке британского десанта. С этой задачей он справился превосходно, был награжден золотыми часами с бриллиантовым вензелем и благодарностью государя. Но, что более важно: в скоро подоспевшей Крымской войне англичане так и не решились нанести удар по самому уязвимому, казалось бы, месту России – ее столице.

У романтичной Сашеньки замирало сердце, когда она встречалась взглядом с этим Неистовым Казаком.

Они объяснились в первый день Крымской войны. Она обещала любить его, он просил не ждать, ибо отправлялся в Севастополь, «который вовсе не похож на штаб гвардии».

О его доблести там она узнала позднее из рассказов молодого артиллерийского подпоручика, служившего под началом ее любимого. Этот офицер, описавший в своих «Севастопольских рассказах» кромешный ад, который ему довелось пройти, был с ней в дальнем родстве и впоследствии в беседах не раз живописал отвагу своего командира.

«Милый Левушка Толстой», – печально улыбнулась Александра, вспоминая родственника. Как смешно он ухаживал за ней по возвращении в столицу…

Она прикрыла за собою дверь, уселась на обитый атласом стул перед высоким трюмо и заслонила лицо руками, чтобы не видеть в зеркале, как наполняются слезами ее глаза.

Крымская война смешала все планы, завязала в узел дороги, до того казавшиеся безукоризненно прямыми. Полковник Турчанинов был снова зван ко двору, и не просто зван, а чтобы организовать коронационный парад по случаю восшествия на престол его недавнего начальника и доброго приятеля, цесаревича Александра Николаевича. Отныне императора Александра II.

Едва приехав в столицу, полковник Турчанинов узнал о том, что произошло в его отсутствие. Она сама призналась во всем. И не могла ответить на один простой, в сущности, вопрос: как такое могло случиться?! Ей было страшно одиноко, а цесаревич был так победителен… Когда он впервые обнял ее на берегу Царскосельского пруда, у нее кружилась голова, сердце выпрыгивало из груди и хотелось смеяться и плакать одновременно… Теперь же хотелось только плакать. В ушах звучали безучастные слова мужа: «Арестован и отдан под суд!»


Надин Турчин взвесила в руке револьвер. Шестизарядный «Лефоше» был подарен мужем в первые дни войны. Как сказал он тогда: «Война не время для безоружных». Совсем недавно, потрясая этим изящным оружием, она повела в бой иллинойцев на позиции южан. В тот день ее милый Иван лежал в палатке с приступом малярии. А не бросься они тогда в атаку, полк был бы окружен и разбит. Правда, стрелять из этого револьвера Надин так и не довелось. Муж предупреждал, что при неумелом обращении рывок после выстрела может повредить запястье. Обещал научить стрелять, однако не успел. Но ведь, по сути, вовсе не дело ей, врачу, палить в живых людей. Она должна лечить раны, а не наносить их!

Могла ли подумать фрейлина двора его величества, княжна Надин Львова, что когда-то помчится верхом на горячем скакуне впереди настоящего полка, и тысяча вооруженных мужчин беззаветно последуют за ней, как некогда французы за своей Жанной д 'Арк?! Впрочем, с таким мужем следовало ожидать чего угодно.

Когда по приезде в Санкт-Петербург Василий Иванович Турчанинов остановился в доме сослуживца, а заодно и брата Надин, князя Львова, она сразу поняла, что людей, подобных ему, пожалуй, более не сыскать. Кто знает, как бы сложилась ее жизнь, и какова была бы участь, когда б не ближайшая подруга, княжна Александра Долгорукова. При дворе юные фрейлины были неразлучны. Однако миловидная Надин как-то терялась в тени блистательной красавицы Александры. Можно ли было удивляться, что герой ее грез выбрал именно Долгорукову? Надин рыдала в подушку, но не обмолвилась ни словом, не подала виду, сколь больно ей невнимание Ивана Васильевича.

Но в тот вечер, когда вернувшийся с Крымской войны полковник Турчанинов, словно безумный, вбежал в дом ее брата и, оттолкнув лакеев, бросился в свою комнату, сердце подсказало ей, позабыв о приличиях, кинуться ему вслед. Она подоспела вовремя: Иван Васильевич уже взвел курок пистолета, и в дальнейших его намерениях не было ни малейших сомнений. Ее отчаянный крик остановил руку Турчанинова. Она не помнила, что говорила ему той ночью, не могла вспомнить, что говорил ей он. Это был какой-то взаимный бред, слезы, объятия.

Поутру полковник Турчанинов отправился испросить отпуск для излечения от ран. Вечером они венчались в Преображенском соборе, а еще через пару дней покинули Россию. Как представлялось ей тогда, на год. Очень скоро судьба забросила их на другой берег океана, где тысячи таких же исторгнутых собственным отечеством людей искали новой жизни. Для Турчаниновых это было нелегкое испытание, но его, как и все прочие, обожаемый Иван Васильевич, или Джон Бэзил Турчин, как он звался теперь, выдержал с честью. И она вместе с ним.

Он был фермером, проводил геодезическую съемку береговой линии Соединенных Штатов, разрабатывал проект прокладки телеграфного кабеля между Америкой и Европой, работал инженером на Иллинойской железной дороге, она училась на врача. Там, в правлении железной дороги, Иван Васильевич познакомился с молодым юрисконсультом по имени Авраам Линкольн. Очень скоро они стали добрыми приятелями. Джон Турчин принимал активнейшее участие в предвыборной кампании своего друга Эба Линкольна…

Надин сдвинула брови. «Хорошо бы президенту сегодня вспомнить о тех замечательных днях». Она открыла ящик комода и старательно выгребла оттуда все их сбережения: золотые червонцы, британские гинеи – все, что могло чего-то стоить в сравнении с разрисованным бумажным мусором – северо-американскими долларами.

Что бы ни случилось, ее Ванечку нельзя отдавать южанам! Взять живьем Русского Зверя – для них слишком много чести!

Надин спрятала в муфту револьвер, взяла деньги и решительным шагом направилась к двери.

По улице галопом пронеслась конная батарея.

– Быстрей! Быстрей! – подгонял пропахших дымом канониров молоденький капитан с обвисшими усами на бледном усталом лице.

Взрыв грохнувшей перед мчавшей вперед упряжкой взметнул к небу комья земли и осколки железа. Одна из упряжных лошадей завалилась набок, оглашая улицу жалобным ржанием. Из раны в ее груди хлестала кровь. Надин не стала глядеть, что будет дальше, и быстро зашагала по улице к гарнизонной гауптвахте, где, в ожидании суда, содержался полковник Джон Бэзил Турчин. За год войны она вдосталь насмотрелась на раны, кровь, наслушалась криков и предсмертного шепота.

Ванечка называл ее «талисманом счастья» и всегда держал подле себя. Даже приняв под командование 19-й Иллинойский полк, назначил управлять госпиталем, вопреки правилам, запрещавшим присутствие женщин в воинских частях. Теперь это ему вменялось в вину! Как и то, что он вместо того, чтобы возвращать беглых рабов их прежним хозяевам, брал их на службу; и то, что он перестал выплачивать компенсации южанам за взятые у них фураж и продовольствие; ну и, конечно же, злополучный штурм Афин.

Этот южный город несколько раз переходил из рук в руки. Когда полковнику Турчину сообщили, что конфедераты взрывают пороховыми зарядами головы раненых северян, оставленных в госпитале Афин, командир иллинойцев отдал приказ пленных не брать.

Возглавлявший бригаду генерал Бьюэл, северо-американский военачальник, имеющий рабов, обвинил своего подчиненного в неджентльменских методах ведения войны. И теперь один из самых известных офицеров армии северян томился в застенках, ожидая судебной расправы.

На улицах то и дело слышались взрывы. Надин продолжала идти, время от времени укрываясь от свистящих осколков за каменными выступами стен. Она просто обязана освободить мужа – деньгами или силой оружия – все едино! Полковник Турчин не должен попасть в руки южан!

Калитка в воротах гарнизонной гауптвахты была распахнута настежь. Возле нее посреди улицы валялся брошенный карабин Шарпса и синяя тужурка солдата федеральной армии. Мало кто сейчас верил, что Вашингтон удастся удержать. Надин заглянула во двор гауптвахты. Оттуда слышались изрядно подогретые алкоголем выкрики. Прислушавшись, госпожа Турчанинова узнала строки марша федералов:

«…Тело Джона Брауна лежит в земле сырой,
а душа его ведет нас в бой!
Глори, глори, аллилуйя!»

– горланил пьяный охранник. Он сидел, прислонившись к стене у дверей гауптвахты, ружье его валялось рядом, зато в руке была зажата почти пустая бутылка виски. Он пел от страха, не зная, чего следует больше бояться: оставаться здесь или покинуть пост. Надин подошла к нему почти вплотную, но он, казалось, не видел ее.

– Где полковник Турчин? – жестко спросила бывшая фрейлина.

– Ты кто? – караульный поднял на нее недоуменный взгляд.

Надин вытащила из муфты руку с «Лефоше».

– Третья камера, – тут же сознался охранник.

– Ключи!

Часовой молча отстегнул от пояса связку ключей и протянул их женщине. Вид мрачного зрачка шестизарядного револьвера несколько развеял алкогольный туман, и он без труда узнал пришедшую. Женщина, водившая в бой пехотный полк, была известной личностью.

– Вон! – скомандовала Надин, и солдат, радуясь возможности капитулировать, со всех ног бросился к калитке. Надежда Григорьевна, подобрав юбки, поспешно устремилась в офицерскую половину гауптвахты. Голос своего любимого она услышала уже издалека. Если бы тюремные стены могли краснеть, они бы уже обрели цвет летнего заката над Великими озерами. Узник третьей камеры ругался, на чем свет стоит, колотил руками в дверь и орал, требуя выпустить его и дать умереть в бою.

– Сейчас, милый, сейчас!

Надин судорожно начала подбирать ключ к замку. Еще мгновение, и Джон Бэзил Турчин сжал в медвежьих объятиях свою хрупкую жену.

– Я всегда говорил, – произнес он по-русски, страстно целуя ее в губы, – главное – не расставаться с Надеждой!

– Ванечка, – с трудом отстраняясь от широкой груди мужа, задыхаясь от счастья, промолвила она, – город вот-вот падет, мы должны уходить! Как можно скорее!

– Ну, нет! – полковник Турчин провел рукой по усам. – Черта с два! У тебя есть оружие?

– Да, вот, – Надин протянула ему револьвер.

– Я слышал, в городе есть иллинойцы.

– Верно, почти вся рота зуавов. Они прибыли хлопотать за тебя.

– Похлопочем вместе!

Полковник схватил жену за руку и с силой потянул за собой во двор. Тяжелая железная калитка с зарешеченным глазком была закрыта. Видимо, последний страж, улепетывая, в отчаянии захлопнул ее, точно отсекая этим свое военное прошлое. Надин молча протянула мужу связку ключей. Полковник Турчин взглянул на прорезь замочной скважины и отбросил связку в сторону. – Проклятье! Не те!

– Других нет, – тихо проговорила Надин.

– Вот же ж, какая ерунда! – Василий Иванович оглянулся. – Так нелепо попасть в западню! Надо перебраться через ограду!

За воротами послышались шаги, бряцанье оружия.

– Неужели часовой привел подмогу? – чуть слышно пробормотала Надин. – Надо же, какая незадача!

– К черту, живым я им не сдамся! – гневно хмурясь, процедил Турчин, вскидывая оружие.

– Откройте! – послышалось из-за ворот. – Немедленно откройте!

Джон Турчин молчал, он стоял напротив двери, широко раздвинув, точно врастая в землю, ноги, готовый в любой миг нажать на спусковой крючок.

– Я приказываю открыть! – не унимался крикун, тарабаня кулаками по калитке.

– Вот ключи, сэр! – прозвучало с улицы. – Под тужуркой валялись.

Замок лязгнул, железная дверь отворилась, глаза мужчин, стоявших по разные ее стороны на мгновение встретились. Молодой лейтенант, тут же оценив ситуацию, рухнул наземь, выкрикивая:

– Не стреляйте, полковник! Вас ждет президент!


Они стояли друг перед другом, двое мужчин, много повидавших в своей жизни. Высокий, худой, почти тощий Авраам Линкольн, рожденный в убогой хижине и ставший президентом Соединенных Штатов, и русский помещик Иван Турчанинов, в прошлом друг императора Александра II, высокий, грузный, по-медвежьи сильный, с почтением величаемый солдатами Пороховой Бочкой.

– Джон, – лицо президента осунулось, черты его, и без того резкие, еще более обострились, – скажу тебе всю правду: шансов удержать столицу почти нет. Полки Шермана по большей мере состояли из волонтеров. Как ты и предсказывал, они начали разбегаться при первой же неудаче. – Линкольн подошел к висевшей на стене карте. – Если бы Шерман смог набрать сейчас хотя бы дивизию и ударить во фланг и тыл южан, все, может быть, обстояло бы не столь ужасно, но, судя по доходящим новостям, надеяться на это сегодня нет никаких оснований. В армии разброд и дезертирство!

Сегодня я назначил тебя бригадным генералом. Это самое малое, чего ты заслуживаешь, и самое большее, что я могу для тебя сделать. Джон, если бы в свое время ты принял американское подданство, то сегодня уже был бы министром обороны в моем правительстве, и, я знаю, научил бы эту вооруженную толпу быть солдатами!

– Я русский, ты прекрасно знаешь об этом. Русским и умру. Но, видит бог, я сделал все, что мог, Эб.

– Да, твои иллинойцы едва ли не лучшие в армии. Твои «Наставления» – Библия для войска, но это капля в море, ты способен на большее.

Линкольн озабоченнно сгреб в кулак свою шотландскую бородку.

– Ладно, сейчас не время об этом. У меня для тебя поручение особой важности. Быть может последнее, но очень надеюсь, что нет. – Президент указал пальцем на звездно-полосатый флажок, укрепленный в районе Питсбурга. – Здесь расположена армия Гранта, связи с ней у нас сейчас нет, но я уверен, что молчаливый Улисс не допустит паники, даже если слухи о происходящем здесь просочатся в его штаб. Необходимо, чтобы ты прорвался к Питсбургу и привел сюда войска генерала Гранта. Если бог на нашей стороне, я удержу столицу до вашего прихода. Но поторопись!

Джон Турчин кивнул, лобастая голова его была наклонена, и весь вид демонстрировал непреклонное упорство, во все времена бывшее одним из основных качеств новоявленного бригадного генерала.

– Как ты понимаешь, Джон, больших сил для прорыва я дать тебе не могу, – негромко продолжил президент. – Здесь находится твой бронированный поезд. Возьми роту иллинойцев, я дам тебе еще взвод стрелков Бердана. Представляешь, этот чертов Робердангуд опять куда-то сбежал! Никто не знает, куда он делся! Исчез, мерзавец, из осажденного города! Проклятье! – Линкольн сжал кулаки. Он с детства был очень силен, работа лесоруба развила его природные дарования, так что, попадись сейчас ему в руки командир первого в мире снайперского подразделения – судьбу несчастного можно было бы легко предсказать. – Прошу тебя, Джон, прошу как друга и храброго воина – прорвись!

– На все воля Божья, Эб! Я сделаю все, что возможно.


Артиллеристы отскочили от орудия, спеша открыть рты и зажать уши руками. 13-дюймовая мортира с невообразимым грохотом выплюнула снаряд в сторону атакующих южан, и спустя мгновение гром взрыва слился с надсадными криками раненых.

– Заряжай! – командовал Джон Турчин, пристраиваясь к прицелу. – Пли!

Новый рев выстрела, и опять тяжелое орудие отъехало назад по загнутым вверх полозьям и вернулось в прежнее положение. Бойницы в бортах, обшитых броневыми листами платформ железнодорожного форта Турчина, окрасились вспышками выстрелов. Карабины Спенсера залп за залпом выплевывали в южан смертоносные пули, грозно, точно боевой слон, трубил паровоз, и новые стрелки в единый миг занимали места тех, кому необходимо было зарядить оружие.

Вся «палуба» наземного броненосца была усыпана блестящими металлическими гильзами, весело звеневшими на стыках и перекатывавшимися под ногами стрелков. Кони южан, впавшие в истерику от грохота и рева, от дыма и смертельного дождя, уносили седоков подальше от этого увитого вспышками огненного чудовища. Разбегавшаяся в ужасе пехота не имела шансов поспеть за ними, но тоже вовсе не горела желанием идти в штыки на бронированного монстра.

– Неужели прорвались, Ванечка? – прошептала Надежда Григорьевна, глядя, как в дыму и пламени сквозь боевые порядки южан проносится по рельсам грозное детище ее мужа.

Счастливая мысль поместить орудие на платформу пришла в голову полковнику Турчанинову еще во время марша в Вирджинию. Сказался опыт артиллериста-фортификатора, а заодно и железнодорожника. Уже первое использование подобной подвижной батареи привело в шок южан, не ожидавших атаки в собственном глубоком тылу. Следующая модификация и вовсе вызвала у конфедератов суеверный ужас. Но сейчас они побеждали, а победа быстро излечивает от суеверий.

– Прорвались! – не сводя глаз с прорезающей гряду холмов железной дороги, кивнул генерал Турчин. – Но, думаю, это еще цветочки. Какие у нас потери, Надин?

– Один убитый и трое раненых, их я уже перевязала.

– Что ж, результат недурственный. Могло быть много хуже. Но готов биться об заклад, кое-что нам еще предстоит. И ягодки, может статься, будут горькими.

Командира разведчиков ко мне!

Плечистый молодой усач в широкополой войлочной шляпе вместо красноверхого иллинойского кепи предстал перед командиром ровно через минуту.

– Дикий Билл Хиккок, сэр! – отрекомендовался он.

– Дурацкое прозвище! – загоняя патрон за патроном в барабан кольта, усмехнулся Турчин. – Тебя ведь, кажется, зовут Джеймс?

– Да, сэр.

– Так вот, Джеймс, погляди, видишь, слева впереди овраг?

– Да, сэр.

– Он чертовски длинный, порос лесом, а главное, по нему можно скрытно подняться на холм. За ним река. Я буду очень удивлен, если конфедераты не захотят устроить там засаду. У моста поезд должен будет сбросить ход, тут-то они, скорее всего, и задумали ударить. Возьми разведчиков, возьми стрелков Бердана и как можно тише поднимись с ними на вершину. Сидите, как мыши, никакой бравады! Если все будет спокойно, у моста мы остановимся и подберем вас. А если нет, как только конфедераты пойдут в атаку, ударьте им в спину. Помните, ваши основные цели – офицеры и артиллерийская прислуга, ну эти, конечно, если будут пушки. Встречаемся у моста.


Наземный броненосец мчал на всех парах. К притаившимся на холме южанам доносились звуки банджо, обрывки песен и веселый смех. Самоуверенные федералы явно не подозревали о засаде.

– Вперед! – крикнул командир батальона южан, майор Глоссоп, давая приказ к началу атаки.

Стволы подрубленных деревьев упали на рельсы у моста… Оба легких орудия конного отряда изрыгнули пламень, целя в паровоз, и храбрые драгуны Глоссопа ринулись вниз по склону с улюлюканьем и криками, подобно диким индейцам. Оба снаряда недолетом ударили по насыпи, поднимая к небу дым и тучу щебня. Левый борт железнодорожного форта расцвел огнями выстрелов, и на серых мундирах мчащихся к бронепоезду драгун то здесь, то там начали появляться красные отметины.

– Вперед! – горланил во всю мощь луженой глотки старый рубака, майор Глоссоп, стараясь разглядеть сквозь дым, почему больше не стреляют его пушки. Придержав коня, он повернул голову назад, и в тот же миг тяжелая пуля 44-го калибра ударила его точно в висок. Он выпал из седла, не проронив более ни звука. Это был, пожалуй, самый удачный исход последнего часа для бравого наездника из Южной Каролины. Ему не довелось ни увидеть, ни пережить, как за считанные минуты его прославленный отряд превращается в месиво из обуянных ужасом людей и коней, старающихся укрыться от града пуль, сыплющихся без промаха со всех сторон. Драгуны бы с радостью сдались, но всякому было известно, что Джон Турчин не берет пленных.


– Вот теперь прорвались, – Иван Васильевич дружески хлопнул по плечу широко улыбающегося командира разведчиков, поднявшегося в командирскую башенку. – Молодец, Дикий Билл. Мне нечем тебя наградить за твой подвиг. Хотя… – он вытащил из кармана золотые часы с бриллиантовой монограммой. – На вот, отныне они твои! Этот брегет когда-то мне подарил российский император…

Длинноусый верзила с парой, на кавалерийский манер, кольтов у пояса захлопал глазами и даже несколько покраснел.

– Но как я могу, сэр?

– Носи, – генерал Турчин вложил часы в ладонь сержанта Хиккока. – Быть может сегодня ты сделал для своей страны то, что я когда-то для своей.


Улисс Грант молча глядел на бригадного генерала Джона Турчина, вспоминая первые дни этой проклятой войны. Тогда ему, совсем еще недавно пехотному капитану пришлось баллотироваться на выборах командира 19-го Иллинойского полка. На это место были предложены двое: он сам и этот тучный бородач, и впрямь казавшийся взрывоопасным. В тот день иллинойцы выбрали Джона Бэйзила Турчина и никогда не пожалели об этом. Он же вскоре встал во главе 21-го полка и нынче уже командовал армией. Впрочем, в военных познаниях и командирских талантах Неистового Казака у генерала Гранта не было ни малейших сомнений. Когда бы все офицеры его армии были таковы, война бы давно уже закончилась победой.

– …Президент велел передать вам, что постарается удержать Вашингтон до подхода ваших войск. Это наш единственный шанс, – с нажимом пробасил Неистовый Казак.

Улисс Грант слыл молчуном, и не без обоснований. Не говоря ни слова, он подошел к столу и передал генералу Турчину длинную змею телеграфной ленты.

– Вашингтон пал? – пробежав глазами отпечатанный текст срывающимся голосом переспросил Джон Турчин.

Генерал Грант кивнул.

– Мы взяли эту станцию, – адъютант командующего армией пустился в объяснения, по обычаю подменяя своего неразговорчивого шефа, – всего 15 минут спустя после того, как ее покинул Упрямец Уолли. Телеграмма предназначалась ему, как и приказ отрезать нам дорогу к восточному побережью.


Ни адъютант, ни Джон Турчин, ни генерал Грант не могли знать, что в эту самую минуту президент с руками лесоруба глядел в толпу южан, с радостными криками вливающуюся по мраморным лестницам в апартаменты Белого Дома. Серые мундиры, блеск штыков, злорадные ухмылки, горящие глаза…

Авраам Линкольн шумно выдохнул, парадная сабля главнокомандующего с тихим шелестом вышла из ножен.

– Президент мертв! Но дело наше живо! – надсадно крикнул он, выстрелил из кольта в набегающую толпу и, вскинув клинок, бросился на штыки.


– Идти в Вашингтон бессмысленно, – наконец выдавил из себя Улисс Грант. – Там мы не найдем ничего кроме пепелища. Мы потерпели поражение. Это надо признать. Но проигранное сражение не означает проигранной войны. Мы уйдем в Калифорнию, и Кордильеры станут нашей крепостью. Там мы соберем новую армию и на этот раз победим, – генерал Грант закончил неслыханно длинную для него речь и повернулся к распахнутой двери станции, за которой на рельсах, еще хранивших следы крови, отдыхал покрытый, точно оспинами, пулевыми отметинами железнодорожный форт Турчина. Никто не должен был видеть слез в глазах несгибаемого генерала.


Император Александр II держал в руках письмо, написанное месяц назад и переданное ему премьер-министром, графом Лорис-Меликовым. Строчки перед глазами расплывались, точно взор умудренного годами венценосца затягивало слезой. Княгиня Екатерина Долгорукова, морганатическая супруга государя, с недавних пор носившая титул княгини Долгоруковой-Юрьевской, удивленно поглядела на супруга.

– Что-то не так, Александр? Плохие известия?

– Как сказать, – император вновь кинул взгляд на четкие, как солдатские шеренги на плац-параде, каллиграфические строки. – Письмо от человека, которого я очень много лет назад знал и числил своим другом.

– И что же?

Государь не ответил, печально окинул взглядом любимую Катеньку и тут же отвел глаза. Словно в утренней дымке за ней проступил образ совсем иной Долгоруковой. Боже, как давно это было!

– Воспоминания об этом человеке тебя чем-то тревожат? – продолжала допытываться Екатерина Михайловна.

Понимая свое шаткое положение при дворе и зная нескрываемую враждебность со стороны детей и прочих родственников императора, она тщилась уберечь своего мужа от малейших волнений и неприятных хлопот. Впрочем, она была искренна в своем порыве, ибо с детских лет и по сей день любила красавца-государя.

Александр II пожал плечами.

– Не то, что бы тревожит. Много лет назад этот человек попросил годовой отпуск для излечения ран, уехал в Америку, да так и не вернулся. Очень жаль, это был весьма достойный человек и храбрый офицер.

– Прости его, Сашенька, – княгиня Долгорукова-Юрьевская присела возле мужа и, положив руки ему на плечи, поглядела в глаза. – Наверняка, если он совершил то, о чем ты говоришь, у него были свои очень веские причины. Он ведь не злоумышлял против тебя?

– Нет, – грустно покачал головой император. – Но он и не испрашивает прощения.

– Тогда что же? – брови княгини удивленно взметнулись.

– Этот человек сейчас президент республики Калифорния. Быть может, слышала, там сейчас изрядная смута? Но оно и понятно, как же иначе!

Когда-то там нашли золото, тысячи тысяч авантюристов и разбойников всех мастей кинулись в этот забытый Богом край земли в надежде быстро разбогатеть. Многим это удалось, но, конечно же, далеко не всем. Затем, не прошло и десяти лет, как золото в Калифорнии закончилось. А вот сборище отъявленных мерзавцев, не брезгующих ничем ради пригоршни долларов, осталось.

Спустя еще несколько лет в эти места ушла армия генерала Гранта, и Калифорния превратилась в последний оплот сторонников президента Линкольна. Выкурить их оттуда конфедераты так и не смогли. Горы служили им надежной стеной. А флот и у тех и у других был не ахти, какой. После сражения у Сан-Диего, где, кстати, войсками северян командовал тот самый человек, о котором я тебе говорил, президент южан, Дэвис официально признал республику Калифорния независимой державой. Ты в ту пору была еще совсем крошкой, и вряд ли помнишь об этой войне. Да и происходила она очень, очень далеко отсюда.

Екатерина Долгорукова внимательно слушала мужа. Она старалась быть ему не только пылкой возлюбленной, но и верной соратницей. В глубине души она терпеть не могла этих ужасных войн, этих хитросплетений политических ребусов, но она была супругой великого императора, а значит, ей следовало учиться быть настоящей императрицей. Этой науки не преподавали в Смольном институте, так что все приходилось постигать своим умом. И она постигала, не зная устали, старалась помочь советом любимому, невзирая на косые взгляды великих князей и ропот членов Государственного Совета.

– Спустя десять лет Гранта на посту президента республики сменил некто Ван Хорн, крупный местный землевладелец из удачливых золотодобытчиков. Через год он совершил государственный переворот, объявив себя диктатором Калифорнии. Пять лет назад его свергли, и новым президентом был избран генерал Джон Бэзил Турчин или, как звали его здесь, Иван Васильевич Турчанинов. Ныне страна поделена фактически на два лагеря: республиканцев и ванхорнистов. Дабы прекратить смуту и дать стране закон и порядок, Иван Васильевич просит меня установить российский протекторат над республикой Калифорния.

– Что же ты думаешь ему ответить? – увлеченная перипетиями удивительной судьбы соотечественника, негромко спросила Долгорукова-Юрьевская.

– Пока не знаю, – император сложил исписанный каллиграфическим почерком листок, спрятал его в карман и неспешно подошел к окну.

За стеклом тихо падал снег, заметая Дворцовую площадь с одиноким, как перст, Александрийским столпом.

– Одиночество – удел государей, – прошептал император, глядя, как стоит недвижимо на холодном ветру памятник его блистательному дяде. Природа, кажется, и знать не хотела, что зима уже кончилась, и наступила весна. Снег падал и падал, струясь у самой земли быстрой поземкой. – Такие решения не принимают наобум Лазаря, – Александр II повернулся к жене и вновь, точно ночной морок, увидел перед собой образ княжны Долгоруковой – генеральши Альбединской. Как странно, они расставались когда-то здесь в этом самом кабинете. – Вечером, на Государственном Совете я оглашу просьбу Его превосходительства, президента Калифорнии. А сейчас извини, я должен ехать в Михайловский манеж, там скоро будет торжественный развод войск, я обязан присутствовать. Эта традиция заведена еще покойным дедом…

– Александр, тебе б не следовало туда ехать, – покачала головой княгиня Долгорукова-Юрьевская.

– Ну что ты, дорогая?

– Ты же знаешь, в городе неспокойно. Вот и Лорис-Меликов говорит, что еще не всех бомбистов-злоумышленников удалось изловить.

– Ну да, конечно, «Народная воля»! Но, видишь ли, милая, если сегодня я отменю развод, эти мерзавцы смогут с полным основанием утверждать, что им удалось запугать и поставить на колени российского императора! А сие никак невозможно! – Он подошел к любимой женщине и поцеловал ее в обе щеки. – К тому же нынче мой племянник, великий князь Дмитрий Константинович, должен представляться мне в качестве ординарца. Не могу же я обмануть ожидания мальчика! Не волнуйся, я туда и обратно. Господь на нашей стороне. Он не раз уже хранил меня от всяческих негодяев и безумцев. Вот увидишь, милая, все будет хорошо.

Император вышел из кабинета, поцеловав ее еще раз на прощанье. Она осталась. В каком-то непонятном опустошении смотрела в окно, как отъезжают от дворца тяжелые, с бронированным коробом сани, как рысью скачет за ними шестерка казаков-конвойцев терской сотни. Она стояла и смотрела им вслед, даже тогда, когда эскорт пропал из виду, и быстрая поземка замела следы экипажа и всадников. Екатерина Михайловна и сама не могла бы сейчас ответить, о чем она думает: о человеческой судьбе ли, о тех ли странных путях, которыми следует всякий, ходящий под Богом.

Отдаленный раскат грома прервал ее размышления. Княгиня Долгорукова прислушалась. «Неужели гроза? Господи, пусть это будет гроза!». Новый раскат грохнул вдалеке. «Ну гроза же, гроза!».

– Государя убили! – волною неслось по улицам Санкт-Петербурга. – Убили-и-и-и!!!.

«Гроза», – падая без чувств, прошептала Долгорукова.


– …Согласно устоявшейся исторической легенде, незадолго перед смертью президент Джон Бэзил Турчин просил у России взять Калифорнию под свой протекторат, – устало повествовал учитель истории.

Ночи здесь, на Аляске, длинные и темные, особенно зимой, когда ни свет, ни заря нужно вылезать из-под теплых одеял и идти на работу. Конечно, дети с радостью бы узнали, что учитель сказался в нетях, но многие из них приехали издалека на снегоходах, и следовало уважать их тягу к знаниям. К тому же гимназия числилась лучшей во всей Аляскинской губернии, и это накладывало серьезную ответственность.

– Никаких подтверждений тому в бумагах Александра II, Освободителя, обнаружено не было. Однако же в пользу этой версии есть свидетельство в мемуарах бывшего премьер-министра графа Лорис-Меликова и записках князя Георгия Александровича Долгорукова-Юрьевского. Правда, он говорит об этом со слов матери.

Как бы то ни было, вскоре после смерти Джона Турчина гражданская война в Калифорнии достигла своего апогея, и республика превратилась в настоящую язву на теле континента. В свою очередь, это заставило соседние державы вмешаться в кровавую бойню, что и привело в конечном результате к разделу Калифорнии между Мексикой, вернувшей себе некогда отторгнутые территории, Канадой и Северо-Американскими Соединенными Штатами, получившими в свое распоряжение небольшую часть Тихоокеанского побережья с Порт-Линкольном. – Учитель замолчал, углубляясь в изучение рассыпного строя оценок в журнале. – Так, а что было на остальной части Северо-Американских Соединенных Штатов, расскажет, – он остановил карандаш напротив фамилии, – Игнатьев.

Поднявшийся из-за парты ученик слыл в классе сердцеедом-красавчиком, что, впрочем, не мешало ему проявлять известную сообразительность и прилежность в учебе.

– Победа конфедератов была предопределена, – с тоской в голосе отвечал испытуемый. – Здесь сказалась высокая идейная сплоченность южан и значительно лучшая военная подготовка, а также – бесперебойное снабжение, организованное Англией и Францией. Плюс к этому надо отметить, что министры президента Бьюкенена, правившего до Линкольна, сделали все возможное, чтобы обеспечить победу южан. Так, к примеру, армия по приказу командующего, генерала Скотта, была рассредоточена мелкими гарнизонами на Дальнем Западе, вместо того, чтобы быть посланной на юг.

Учитель покачал головой.

– Быть сосредоточенной на границах южных штатов.

– А министр финансов, Кобб, буквально опустошил казну, переведя все деньги в южные банки, – продолжал ученик. – Кроме того, по приказу военного министра Флойда в южных штатах было складировано около полумиллиона ружей Шарпса, попавших в руки повстанцев в первые же дни войны.

– Хорошо, – подтвердил учитель. – А что было после войны?

Игнатьев набрал полную грудь воздуха, выдохнул и продолжил отвечать вызубренный урок.

– Одним из главных условий военных поставок конфедератам англичане выдвинули предоставление рабам определенных прав. В первую очередь англичане боролись с работорговлей, а уж потом думали о неграх.

– Игнатьев, не говори ерунды, – поморщился учитель. – Понятное дело, что более всего англичан тревожили не работорговля и уж конечно не судьба этих самых негров, а индустриальная мощь северных штатов, год от года растущая, и уже составляющая конкуренцию промышленности Британии.

После убедительной победы южан Англия получила широкий доступ к американским заводам, материальным ресурсам и рынкам сбыта. Конечно же, им понадобились миллионы рабочих рук, максимально дешевых, но все же имеющих стимул работать и зарабатывать на жизнь себе и своей семье. Зарабатывать на жизнь и, следовательно, тратить заработанное. Рабы же, как мы помним, были неотторжимой собственностью хозяев, что в разы уменьшало как северо-американский рынок сбыта, так и возможность наращивать здесь производственные мощности. Таким образом, вчерашние невольники обрели возможность покупать за свои деньги еду, которую прежде им бесплатно выдавали хозяева. – Закончив эту тираду историк поглядел на сонные лица учеников, силящихся укрыться за партами, точно в окопах. – Какие же права были предоставлены рабам, о судьбе которых, по твоим словам, наконец-то позаботилась Англия?

– Ну, им было предоставлено право выкупа, или же бесплатного отпуска на волю после семи лет работы…

Учитель глядел на класс рассеянным взглядом, не вслушиваясь в то, что говорит ученик. В целом, какая разница, как они обрели полную свободу и равенство в правах? Со временем так исторически сложилось.

В классе было тепло, и его самого неумолимо клонило в сон. Гимназия Альбединской была старейшей в Форт-Россе. Построенное супругой первого губернатора Аляски, генерала от кавалерии Альбединского, здание по сей день впечатляло монументальным величием, свойственным не столько учебным заведениям, сколько дворцам. Говорили даже, что ученики, оставленные после уроков, видели на фоне заснеженных окон коридора строгую даму с веером, в сказочном старинном платье, – точь-в-точь, как на портрете, украшавшем мраморный актовый зал.

Сама устроительница и попечительница гимназии хотела, правда, назвать свое детище в честь Джона Бэзила Турчина, однако это название не прижилось.

– …Таким образом, в Вирджинии и Кентукки возникли новые очаги волнения…

– Ладно, хватит, садитесь, хорошо, – перебил учитель. – О восстаниях 1894 и 1914 годов мы поговорим на следующем уроке. Как и о марксистской революции 1917 года в Нью-Йорке. – Преподаватель кинул взгляд на часы, мерно тикавшие аккурат под официальным портретом императора Николая III в форме лейб-гвардии Аляскинского сводно-егерского полка. – Сейчас будет звонок, можете начинать собираться.

– Александр Николаевич, можно вопрос? – севший было Игнатьев, потянул руку вверх.

– Да, слушаю вас.

– А вот скажите пожалуйста, что было бы, если бы вдруг победили северяне?

Александр Николаевич снял очки, аккуратно сложил их на пухлом учебнике Истории Континента, провел рукой по бакенбардам, недавно снова вошедшим в моду, и проговорил назидательно и чуть насмешливо:

– Видите ли, Игнатьев, во-первых, истории в сослагательном наклонении не существует, а во-вторых, как мы уже установили, для такой победы не было ни малейших исторических предпосылок.


Примечания


1

Рострами назывались носовые части кораблей. По античному обычаю рострами захваченных кораблей украшались колонны, воздвигаемые в честь морских побед.

(обратно)

Оглавление

X