Андрей Борисович Земляной - Лед и сталь

Лед и сталь 1011K, 185 с. (Пентаграмма войны-4)   (скачать) - Андрей Борисович Земляной

Андрей Земляной
ЛЁД И СТАЛЬ

С искренней благодарностью Карену Степаняну и Жене Свирельщикову за деятельную и неоценимую помощь, а Александру Ласкину за корректуру текста.


1

— Может, когда-нибудь, когда люди научатся решать все вопросы путём переговоров и учёта интересов всех сторон и не будут хвататься за оружие…

— Иными словами — никогда, милорд?

«Рапсодия стали и льда»
Анори Асао.

Мы — исключительная раса. И, говоря о своей исключительности, мы, прежде всего, имеем в виду наше безусловное право устанавливать во вселенной тот порядок, который является наиболее справедливым и прогрессивным. Порядок, который ведёт человечество к новым вершинам и который проверен самим временем.

Но на пути порядка и прогресса не бывает гладко. Враги, продавшиеся хаосу и разврату, снова подбираются к нашим границам, стремясь уничтожить все великие завоевания шан рок. Но никому не сломить наш гордый народ. Никому не посеять и зерна сомнения в правильности выбранного пути и не затмить деяний наших предков.

Только поступательное движение, только воля и прогресс — вот наши путеводные звёзды в мире, заполненном хаосом и соглашательством.

Сейчас как никогда особую важность представляет монолитное единство нашего народа, нетерпимость к всякого рода скверне и усилия каждого гражданина по её уничтожению. Только вместе мы сможем поставить надёжный заслон слабости и унынию, неверию в свои силы и силы нашего героического народа. Но среди нас всё же затаились отдельные предатели, чьё зловонное дыхание отравляет всё, что их окружает. И с такими мы будем вести беспощадную борьбу всеми имеющимися силами, вплоть до уничтожения причастных и направления в воспитательные центры всех, кто мог быть подвержен растлевающему влиянию, как и было заведано Сводом Гандам.

Отныне каждый, чья ересь будет доказана в Шанкомиссариате по делам нравственности, будет обязан сам пройти очищение гас рон, чтобы карающая десница народа не коснулась его родных и близких. Ведь в момент, когда все, от гандара до гарканцлера, напрягают все силы в священной борьбе, не время для прощения и мягкотелости. Только предельная жёсткость в борьбе, только неколебимая стойкость и верность идеалам Гандам дадут нам силы к победе!

Третья империя, начавшаяся с великой победы над ордами лауран, будет существовать, пока светят звёзды и пока дышит хотя бы один солдат имперского легиона. Да славится путь Гандам, да будет вечен Гар рок!

Одна держава, один вождь, одна судьба!

Из речи гар Гор Тес Нарио
на тридцатом партийном съезде

Здания Гарканцелярии, где располагались личный штаб гар Гора и Шанкомиссариат по делам новых территорий, находились в разных концах широкой словно проспект улицы Маброн, на которой находились еще штук двадцать различных имперских учреждений различного калибра и по утрам можно было видеть, как в одном потоке движутся и велосипеды чиновников младшего ранга, и тёмно-синие лимузины высшего имперского состава. Ларг Терн не принадлежал ни к тому, ни к другому уровню, но всё же был одним из тех немногих людей, от чьих действий зависела политика империи.

Шанкомиссариат занимался контрразведывательной работой на только что захваченных территориях, и оперативники службы нередко принимали дела у армейских офицеров среди дымящихся развалин. Именно на них ложилась вся тяжесть поиска и ликвидации недобитых войсковых групп противника, а также всяких радикальных элементов и будущих террористов. Через какое-то время к сотрудникам безопасности присоединялись офицеры Криминалкомиссариата, но это уже когда стрельба на улицах стихала до приемлемого минимума.

Раньше всем этим занималась армейская контрразведка, но после очередной перетасовки полномочий в их ведении осталась лишь фронтовая зона и работа по ближним тылам, а основная масса чистильщиков, волкодавов и даже управление полевых фильтрационных пунктов переместились в ведение оперативного отдела Шанкомиссариата.

Таким образом, за пару лет отдел превратился из подразделения оперативной поддержки в настоящего монстра со своими учебными центрами, корабельной группировкой и даже медицинской службой.


Штандарткомиссар привычно откозырял часовому у дверей и машинально поправил фуражку, проходя мимо огромного, в два человеческих роста, зеркала. Потом отточенным за годы службы жестом достал удостоверение личности и, раскрыв его, предъявил второму часовому, после чего прижал на секунду кисть руки к силуэту на невысокой тумбе рядом с охраной.

Несмотря на то, что руководство в управлении все знали в лицо, а кое-кто из охранников занимался по вечерам у него в школе иг ран — армейского рукопашного боя, порядок был один для всех. Поднялся по ступенькам к залу, в котором стояли три арки детекторов, генные анализаторы и не меньше пяти крепких парней в чёрной форме внутреннего контроля, и зафиксировал свою личность.

Аппарат немного погудел, переваривая генную пробу и сравнивая её с данными в своей базе, и створки бронезаслонки, перекрывающей проход в здание, мягко разошлись в стороны.

— Гар тес! — охранники щелкнули каблуками и вздёрнули подбородки, словно позируя для «Национального Вестника».

— Гар! — полковник отсалютовал парням вскинутой рукой и, скрипя натуральной кожей сапог, прошёл в зал, куда выходили двери сразу шести лифтов, готовых вознести своих пассажиров соответственно личному рангу или уровню будущего разноса.

Ларг Терн не глядя воткнул карту в щель считывателя, и лифт, отсчитав этажи, прибыл на шестьдесят второй этаж, занимаемый руководством управления. Здесь уже никто не спрашивал документы, а штурмовики из собственных подразделений отдела лишь молча щелкнули каблуками, приветствуя начальство, а правая рука одного из солдат незаметно прижала кнопку удалённого оповещателя, сообщая всему отделу, что начальник прибыл.

— Штандарткомиссар, — вставшая из-за стола дежурная коротко откозыряла воинским приветствием. — За время вашего отсутствия происшествий первого и второго уровня не произошло. Дежурная по отделу флагкомиссарин Этар.

— Привет, Линн, — полковник приветливо кивнул и прошёл в свой кабинет, куда ещё не доставили утренние сводки и свежую аналитику. Всё это приносил начальник штаба, который в этот миг как раз дрючил отдел аналитики в бесплодной попытке добиться того, чтобы сводка ложилась на стол начальства как минимум не позже 7:55, то есть перед прибытием командира, а не после него.

— Как вчера погуляли?

— Отвратительно, — молодая женщина едва заметно улыбнулась. — Эйн опять нажрался в стельку и приставал к девочкам, а Миро всё пытался спеть марш штурмовиков.

— Да, при его голосе и слухе это не лучшая идея, — Ларг Терн улыбнулся и поднял взгляд на вдруг зардевшуюся женщину. — А знаешь, подготовь-ка документы к внутренней проверке щиткомиссара Эйна Галато. Что-то мне не нравится, что он стал много употреблять этого гандарского пойла. Если не поймёт намёк, переведём в линейную часть. Пусть там изумляет сослуживцев своей печенью.

— Есть, штандарткомиссар, — Этар коротко кивнула и нетерпеливо переступила стройными ножками, обутыми в неуставные лодочки на невысокой, но тонкой шпильке. — Приготовить вам иирон?

— Да, если не сложно, — полковник сдержанно улыбнулся и занял место за рабочим столом. Ещё один день в длинной череде. Он уже давно перерос своё звание, но с учётом того, что в ходе последней корректировки штатов под его руководством находилось уже почти двести тысяч сотрудников и документы на изменение статуса отдела на управление были уже подписаны, в полковниках ему осталось ходить недолго. Таким образом, звёзды вымпелкомиссара у него, можно сказать, в кармане. Нужно только не налажать в переходный период. Ларг подмигнул своему отражению в ростовом зеркале у двери и перевёл взгляд на вошедшего.

— Штандарткомиссар? — первый заместитель и начальник штаба был канцелярской мышкой и по внешности, и по характеру, что вовсе не мешало ему быть въедливым словно клещ и упрямым как носорог. Но только лишь там, где дело касалось службы. Вне её флаггер Нарсон был скромным до аскетизма и нерешительным в общении с противоположным полом мужчиной, хотя последнее и не уберегло его от скороспелого, но вполне удачного брака на сотруднице военно-медицинской службы. Теперь у них было трое замечательных детишек, превосходный дом в парковой зоне Гиантры и предмет зависти соседей — чёрный «эредор», роскошный семиместный лимузин генеральского класса.

Такой заместитель — спокойный, профессиональный и без ненужных амбиций — был несбыточной мечтой многих руководителей, но все поступающие предложения о переводе на более высокие должности Нарсон со всеми возможными реверансами отклонял. Большой удобный дом в пригороде с садом и бассейном был собственностью управления, а никуда переезжать из такого замечательного района его жена не хотела ни под каким предлогом. В своё время именно Ларг настоял на передаче дома со всей обстановкой своему Начштаба, а сам остался жить в одной из ведомственных квартир.

— Заходите, друг флаггер, — Ларг сделал приглашающий жест, и стоило тому сесть, как уже всё сообразившая Этар вносила в кабинет поднос с приборами на двух человек. — Как Эрин, как дети?

— Всё нормально, — Нарсон положил папку с документами на колени и, понимая, что пока утренний напиток не выпит, никаких серьёзных разговоров не будет, благодарно кивнул Этар. Подняв крошечную чашку с крепким иироном, сделал глоток обжигающего напитка. — Всё забываю взять у неё рецепт, — флаггер покачал головой и вдохнул терпкий аромат. — Просто волшебно.

— Ну, дружище. Ваша хозяйка варит иирон совсем не хуже.

— Но значительно реже. — Оба рассмеялись, и, когда Этар унесла посуду, Нарсон наконец раскрыл свою папку. — Доклады региональных отделов. Статистика в норме, только на Гионе-четыре опять повышенная террористическая активность.

— Это у них весеннее обострение, — отмахнулся полковник. — Но всё же, думаю, нужно послать туда группу офицеров и несколько оперативных групп. Обкатать молодёжь и заодно проверить последние повышения. И не забудьте подкинуть повстанцам лёгкого вооружения после наших зачисток, чтобы у них был стимул продолжать тренировать наших парней.

— Понял, — Нарсон сделал карандашом пометку прямо на полях документа, потому что сейчас он листал вторую копию, которая и так должна лечь к нему на стол, а первая лежала в запечатанном конверте, который он оставит перед уходом. — Ещё несколько тревожных донесений из сектора Ниан. Оживились уцелевшие группы проправительственных войск, а поскольку армия там представлена в основном крупными кораблями, гоняться за всякой мелочью им просто не на чем.

— Тот же принцип, — Ларг кивнул. — Сейчас штатные полигоны едва переваривают армейские подразделения, а нам вообще достаются крохи. Так что будем переводить Гион и Рионду в режим управляемого хаоса для обкатки наших частей. Гион пусть будет чуть погорячее, а Рионда спокойнее, чтобы мы могли дозировать уровень сложности.

— Понял. — Ещё одна карандашная пометка ложится на лист. — Пришли материалы по Инхраму. Наш осведомитель сдал всю верхушку повстанцев, и сейчас бригада Элона Гаро дочищает планету.

— Отлично, — полковник кивнул, — Инхрам нам нужен предельно умиротворённый и готовый к третьей стадии колонизации. Подготовьте документы на присвоение флагкомиссару Гаро очередного звания и подбросьте ему что-нибудь из наших фондов.

— Может, мобиль? У них родился уже второй малыш, а у Гаро все ещё старая «шеран».

— Отличная мысль, — полковник одобрительно кивнул. — И обязательно проследите, чтобы эти чинуши из управления материально-технического снабжения не подсунули ему развалюху. Я, кажется, видел там парочку «текнисов».

— Не по рангу машина-то, — с сомнением произнёс подполковник, — как бы его не подставить.

— Перед кем? — Брови у Ларга поднялись вверх. — Пока я сам разъезжаю на древнем «хармите», никто не посмеет и вякнуть.

— Так-то оно так, — Нарсон улыбнулся, — если не знать, что ваш так называемый древний мобиль имеет двигатель от бронетранспортёра, а броню от штурмовика.

— Служебная необходимость, — штандарткомиссар пожал плечами и назидательно поднял палец вверх: — ещё не все враги шан рок уничтожены. Нужно быть бдительным, друг флаггер. Так что давайте, выписывайте ему этот «текнис», и пусть его жена хотя бы на месяц заткнётся со своими непомерными желаниями.

— Сделаю, — Нарсон кивнул, признавая правоту командира, и перелистнул страницу. — Так. Сводки Криминалкомиссариата, докладные из учебных центров, данные информационного анализа из ЦАС,[1] ага. Вот, — он достал документ с грифом Шанкомиссариата, — наши спецы принесли в клюве. — Подполковник перевёл взгляд на начальника. — Если коротко, то армейское руководство решило отправить в сектор Ичин дополнительные эскадры, состоящие в основном из линкоров класса суперкрепость. Всего тридцать суперкрепостей, что по количеству равно ударной группировке типа «Возмездие». Но, учитывая характер повреждений поступающих на восстановление кораблей из сектора, аналитики предсказывают со стопроцентной вероятностью уничтожение флота в кратчайшее время. Дело в том, что наши противники в этом секторе применяют какое-то новое оружие, не только разрушающее броню кораблей, но и вызывающее сильнейшую радиацию, от чего обломки представляют собой просто радиоактивный мусор, не годный даже в переплавку. Экипажи кораблей в ста процентах случаев уничтожаются именно радиацией, даже если им удалось выжить в герметичных отсеках, отброшенных взрывом. Ниор Терос говорит, что это не может быть ничем иным, кроме металлических снарядов, разогнанных до околосветовых скоростей. Типа разгонной пушки, только эффективнее на пару порядков.

— Срок? — спокойно спросил Ларг.

— Ну, учитывая, что межпространственный коридор перекрыт, а точнее практически уничтожен, то им нужно будет сначала пробивать коридор в соседний сектор, а оттуда уже добираться до ТВД…[2] примерно полгода-год. Может, больше.

— Интересно, — штандарткомиссар взял в руки документ, быстро пробежал текст справки взглядом и задумался. Между флотской разведкой и Шанкомиссариатом всегда существовали трения, которые иногда переходили в стадию открытого противостояния. Флотские офицеры, бывая в отпуске, редко держали язык за зубами и рассказывали в кругу семьи или по кабакам такое, от чего у обывателя просто сворачивались уши в трубочку. Все эти ужасы войны, живописать которые флотские были большие мастера и от которых комиссариат стремился держать простых граждан подальше. Соответственно местные отделения комиссариата заводили на таких офицеров дела, которые потом становились головной болью обоих ведомств, потому что солдата — простого гандара — ещё можно вырастить в инкубаторе и накачать знаниями, а вот грамотного офицера нужно растить годами, без всякой гарантии получить нужный результат. Поэтому флотских подвергали взысканиям, но отправляли обратно служить, а имперские службы потом месяцами разгребали очередной завал из слухов и негативных настроений.

Но при этом флотские вели себя довольно заносчиво и не соблюдали даже стандартные формы вежливости, что не могло не повлиять на отношения между двумя ведомствами. Теперь перед полковником стояла некоторая дилемма. Или поставить в известность руководство флота по неофициальным каналам, или просто отправить документ с сопроводительной запиской в Гарканцелярию, как и положено «Уложением о документообороте особой важности».

— Отправляй спецпочтой в канцелярию и штаб флота… — Полковник принял решение строго придерживаться буквы закона, тем более что повышение уже явно дышало ему в затылок и совершать рискованные поступки явно было не время. — Пойдём официальным путём.

— Ну, я полагал… — Нарсон чуть замялся.

— Что я, увидев эту информацию, тут же побегу делиться с отмороженным на всю голову флотским командованием? — Ларг рассмеялся в голос. — Да они достали меня хуже моих скандальных соседей. И если к соседям можно вызвать Социальную службу, то в разведку флота она не поедет, хотя я полагаю, что именно они остро нуждаются в психиатрической помощи.

Разбор аналитики и сводок занимал обычно от получаса до сорока минут, после чего Ларг лично обходил службы, не ленясь посещать те уголки, которые обычно высоким руководством не замечались. Но он, поднявшийся от бойца оперативной группы до руководства огромным управлением, знал все их маленькие хитрости и уловки, на которые, впрочем, не обращал внимания. До поры. Также его не интересовали мелкие коммерческие сделки, проворачиваемые за спиной руководства, потому что зарплата рядового сотрудника только-только позволяла не склеить ласты, и все эти операции лишь спаивали коллектив круговой порукой.

Табу было наложено лишь на улики и антиправительственные материалы, за которые можно было мгновенно сменить социальный статус и климат.

После обхода он снова работал с документами, от которых не спасал даже собственный секретариат, и наконец, шёл обедать в ресторанчик «Геран Торхо», где подавали изумительный скриш и пекли не менее качественные пирожки с рыбой, до которых полковник был большой охотник.

Самая тягомотина начиналась после обеда, когда назначались бесконечные совещания. У вымпелкомиссара второго ранга Терго, у гербкомиссара Нирхо, руководившего вот уже двадцать лет городским хозяйством, и у десятков имперских чиновников, которые почему-то из всей контрразведки хотели видеть именно Ларга. Часть нагрузки принимал на себя Нарсон, часть — ещё пара высокопоставленных сотрудников, но против полковника играл невысокий по имперским меркам статус оперативной части контрразведки. Вот когда он станет генералом, тогда можно будет скинуть все совещания, кроме самых важных, на начальников отделов. А пока — только терпеть.

Но было в расписании штандарткомиссара ещё кое-что. Возвращаясь в здание комиссариата, он всегда проходил мимо парка, где среди высоких вечнозелёных деревьев и пушистых, аккуратно подстриженных кустов, стояли лавочки, степенно гуляли мамаши с детьми и грелись на солнышке пенсионеры.

Один из них, Савер Триго, вымпелкомиссар второго ранга в отставке, вскинул голову, услышав поскрипывание мелкого гравия под сапогами, и улыбнулся, узнав старого знакомого.

— Штандарткомиссар! — воскликнул он. — Рад видеть вас в добром здравии.

— Взаимно, друг вымпелкомиссар, — Ларг улыбнулся в ответ и замедлил шаги. — Разбираете партию?

— Да какая там партия, — рука старика смела фигуры с доски. — Просто коротаю время. Это единственное, что у меня сейчас есть.

Полковник вежливо поклонился и посмотрел в выцветшие глаза генерала:

— Как поживает щиткомиссарин Лирана?

— Да как, — Триго усмехнулся, тряхнув седой головой. — Мы тут собрались лечь на омоложение, так она такую суету подняла, словно на тот свет собралась.

— Давно пора, — полковник серьёзно кивнул. — Специалистов такого класса, как вы, можно по пальцам пересчитать.

— Да и вы давно не мальчик, которого я знавал когда-то, — заметил Триго. — Ну, не буду вас задерживать. Заходите, если что. Адрес-то помните? Мы ещё неделю будем дома, а потом в клинику на Айлер-шам. Сыграем партию, а Лирана приготовит ваш любимый иирон.

— Обязательно, вымпелкомиссар, — полковник коротко кивнул и на мгновение вытянулся по стойке смирно. — Почту за честь.


Служба наружного наблюдения, осуществлявшаяся силами шестого отдела Шанкомиссариата, естественно, не могла посадить живого человека на каждый объект, который вели многочисленные камеры наружного и внутреннего наблюдения. Но даже если бы там сидел самый прожжённый специалист, ничего предосудительного он не смог бы увидеть. Встреча старых сослуживцев, которая к тому же бывает совсем не регулярно.

Штандарткомиссар остановился у газетного киоска и, словно выбирая, скользнул рассеянным взглядом по выставленной прессе.

— «Покоритель», пожалуйста, — рассчитавшись за газету, полковник не торопясь поднялся к себе в кабинет, где, с удобством расположившись в комнате отдыха, начал перелистывать страницы.

Привычка читать газеты была накрепко вбита ему ещё в детстве, когда дед Ларга — отставной вымпелкомиссар второго ранга — решил, что внук сможет продолжить их семейную традицию. Именно тогда он получил первые уроки анализа и управления, что потом было закреплено в Академии и долгими десятью годами службы в оперативных подразделениях контрразведки. Через десять минут, перевернув последнюю страницу, он взглянул на часы, встал и, оправив мундир, спустился вниз, где уже стояла служебная машина.


Сегодняшнее совещание в главном управлении пропаганды было посвящено улучшению работы политорганов среди гражданского населения и недопущению идеологических диверсий, хотя последние ростки инакомыслия уничтожены ещё сто лет назад, когда была разгромлена подпольная организация «Заветы Гандам».

Полковник, вполуха слушая выступления ораторов, призывающих крепить, не допустить и улучшить, рисовал весёлые шаржи на сидящих за огромным кольцеобразным столом, посылая их в виде записок изображённым на них людям, и частенько через какое-то время получал свой шарж обратно, но с хлёстким и смешным четверостишием на обороте, или карикатуру на самого себя.

Счастливцы уносили наиболее удачные шаржи к себе, чтобы украсить рабочий кабинет, а те, кому не повезло, ждали следующего совещания с утроенным интересом.

— Штандарткомиссар? — Дора Трейн, красавица-блондинка с умопомрачительной фигурой, несколько легкомысленными кудряшками и «Звездой за боевую доблесть» на высокой груди, лихо козырнула и ослепительно улыбнулась идеальными жемчужно-белыми зубами. — Говорят, вас можно поздравить?

— С чем, друг флаггерин? — полковник сделал непонимающее лицо, хотя прекрасно понял, о чём шла речь, и с удовольствием окинул взглядом женщину в чёрной, идеально подогнанной по фигуре форме. — Давайте лучше не будем дразнить удачу и поговорим о чём-нибудь другом. — Он улыбнулся в ответ. — Хотите, я устрою вашим курсантам практику на Рионде? Сейчас там как раз временное улучшение обстановки и стреляют не так часто.

— С чего бы такие подарки? — Дора чуть приподняла пушистые бровки, демонстрируя удивление. — Насколько я знаю, контрразведка вообще и ваш отдел в частности прилагают определённые усилия, чтобы партизаны на планетах типа Рионды могли резвиться как можно дольше.

— Ну должен же я с чего-то начать путь покорения вашего стального сердца? — возразил штандарткомиссар. — Не в ресторан же мне вас приглашать на радость городским сплетникам?

— Можете начать, например, с выделения пары оперативных групп в помощь при зачистке Лих Варо.

— Прямо так, сразу и без предварительных ласк? — полковник сделал серьёзное лицо, но глаза его продолжали улыбаться. — Две группы волкодавов из контрразведки послать в этот курятник? Да после них там бульдозерам делать будет нечего.

— Ну тогда хотя бы одну, — Дора закусила губу. Оперативники у управления полиции, конечно, тоже совсем не девочки начальной школы, но против контрразведки империи, которая, случалось, арестовывала и спецназовцев, и специалистов из разведки, у полицейских, конечно, шансов не было.

— Одну? — бровь полковника задумчиво изогнулась.

Гиантра — мегаполис со стомиллионным населением, располагавшийся в огромной долине, окружённой горами, и с многочисленными выходами горячих источников — была местом уникальным на холодной планете, потому что здесь был ровный мягкий климат, совсем не характерный для остального Пирама. Бескрайние ледяные пустыни и леса, лишь пару месяцев в году отогреваемые солнцем для начала нового биологического цикла, составляли главный пейзаж планеты, а редкие оазисы были плотно заселены. Столица уже давно переросла отведённые ей природой рамки, и северная часть города, где располагались новые правительственные учреждения, находилась в Голубой Пустоши. В центре неё стоял самый величественный и самый бессмысленный с точки зрения полковника объект империи — Скала Гандам, выстроенная по приказу гар Ханга как олицетворение Духа Гандам на месте древнего капища, где ещё сто тысяч лет назад древние жители Пирама приносили кровавые жертвы.

Во дворце располагался аппарат гар Ханга — главы Высшего Совета наставников Гар рок, личная резиденция главы Совета и Академия наставников.

Но Скала Гандам, как и окружавшие дворец здания, была накрыта мощным силовым куполом, чего не скажешь о многочисленных пригородах и городах-спутниках, расплодившихся вокруг столицы. Тепла, струившегося из-под земли, ещё хватало на то, чтобы сделать жизнь в этих поселениях более-менее сносной, но не более. Каждый посёлок был отгорожен высокой стеной, доходившей до двадцатиметровой высоты и отсекавшей ледяные ветры от жилищ, а дороги в столицу были прикрыты навесами, превращавшими трассы в тоннели.

Южные предместья были полны такими городами-спутниками, и хотя полиция действовала довольно активно, ряд поселений представлял собой буквально кипящий котёл.

Ларга давно интересовало, кто и зачем переправляет оружие и разводит настоящий гадюшник в пригородах столицы, но в силу закона, запрещающего комиссариату работать на территории империи, не мог даже послать пару агентов или подключиться к камерам слежения.

— А как же с разрешением? — задал он самый насущный в данной ситуации вопрос, уже предполагая характер ответа.

— Думаю, после того как машину главы Гарканцелярии обстреляли, когда он пролетал над Вайо Дарда, он подпишет любое разрешение, вплоть до привлечения армейских подразделений. Но всё равно решение только за вами.

Поскольку это было уже серьёзно, Ларг коротко кивнул:

— Когда?

— Сегодня к шести, — быстро произнесла флаггерин, ещё не веря, что её просьба будет услышана. Отдавать под чужое командование свои подразделения ни контрразведка, ни военные не спешили, так что пока приказ имперского чиновника был всего лишь бумажкой. Но полковник лишь молча сдвинул большим пальцем обшлаг мундира с нашитыми прямо на ткани сапфировыми звёздами и быстро набрал какой-то цифровой код:

— Дежурный? Две штурмовые группы, группу зачистки и два звена авиационной поддержки в распоряжение флаггерин Трейн, полицейское управление Гиантры, к шести часам. Командиром сводной группы назначаю флагкомиссара Тено. — Ларг выслушал ответ и кивнул больше самому себе. — Ну вот. Теперь у вас достаточно сил, чтобы устроить локальный судный день в отдельно взятом крысятнике.

— И теперь я как честная девушка просто обязана выйти за вас замуж, — Дора несколько нервно хохотнула.

— Это лишнее, — Ларг улыбнулся. — За перевалом Гандам рассчитаемся, друг флаггерин. — Он коротко отсалютовал в партийном приветствии и поспешил вниз, поскольку до нового совещания оставалось совсем немного времени, а вымпелкомиссар Готран не любил, когда опаздывали.

К еженедельному совещанию в Гарканцелярии он уже изо всех сил хотел оторвать кому-нибудь голову, потому что просиживать штаны совершенно не было сил. Но в Гарканцелярии порядки были весьма строгие, так как на совещание приглашались все высшие офицеры и это скорее было показателем статуса, чем рабочим мероприятием.

Усевшись на своё место в секторе, где обычно рассаживались офицеры разведки и контрразведки, полковник раскланялся со знакомыми из главного управления и стал терпеливо ждать начала.

Неожиданно в сопровождении целой свиты из адъютантов, секретарей и охранников в зал быстрым шагом вошёл гар Гор, вскинул руку в партийном приветствии, внимательно осмотрел присутствующих и сделал короткий жест ладонью:

— Садитесь.

Невысокий, жилистый, словно свитый из стальной проволоки, с пронзительным взглядом льдисто-голубых глаз, он оказывал на всех гипнотическое воздействие, чему во многом был обязан своей победе в перевороте, состоявшемся почти триста лет назад. Простой синий мундир сидел на нём словно влитой, а офицерская выправка чувствовалась даже сейчас.

— Я решил внести некоторые изменения в сегодняшнее совещание, так как есть информация, которую нужно довести до вашего внимания, и я хотел бы лично услышать ваше мнение, — говорил он не быстро, но весомо, словно вбивая каждым словом клин в ледяную скалу. — Здесь собрались высшие офицеры, и именно здесь и сейчас от вашего решения будет зависеть путь, который изберёт шан рок. — Он чуть помедлил и, сделав знак своему офицеру, повернулся к стене-экрану.

— Пространственный коридор сектора Ичин был практически уничтожен вследствие диверсии и восстановлению в ближайшие десять лет не подлежит. Это вы все, конечно, знаете. Но есть и другие варианты проникновения в так интересующий нас сектор. Это работы по пространственному проколу, и попытка пройти по боковой ветви коридора, чтобы потом, совершив бросок из сопряжённого сектора, проникнуть в самый центр ареала наших врагов. Но, может, вообще прекратить экспансию, сосредоточившись на налаживании внутренних механизмов? — На экране мелькали карты, иллюстрировавшие слова, сказанные вождём. — Прошу отвечать согласно протоколу, начиная с самого младшего.

Штандарткомиссар как единственный полковник, внутренне усмехнувшись, встал и твёрдо посмотрел в глаза гар Гору.

— Гар тес! — коротко отсалютовав в партийном приветствии, он перевёл взгляд на экран, где схематически были изображены ареал Гар рок и сектор Ичин. — Всё зависит от цели, которую мы перед собой ставим. Заветы Гандар не предполагают переговоров с врагом и передышек в войне. Заветы Гандар — это главное, что цементирует наше общество, помогая бороться с отдельными недостатками и трудностями.

Но есть и другая правда. Она заключается в том, что мы просто не успеваем переварить планеты, что уже захвачены нами. Нет, не покорить и призвать к общеимперскому порядку, а сделать так, чтобы заветы Гандар стали естественной частью их жизни, так же как они стали частью нашей. И если будет принято решение о продолжении пути Гандар в секторе Ичин, нужно зачищать тыловые планеты от населения, чтобы они не ударили нам в спину. Но тогда пропадает весь смысл захвата и гибели наших солдат, потому что необитаемых планет много.

Сидящие в зале генералы испуганно притихли, ожидая реакции вождя и опасливо поглядывая на возмутителя спокойствия.

— Вы ведь, насколько я знаю, пробились с самого низа? — гар Гор внимательно посмотрел в глаза штандарткомиссару.

— Да, гар Гор, — полковник коротко кивнул. — Как говорят, от стеклянных звёзд.[3] Первая должность — младший офицер группы захвата. Получил по результатам больших соревнований в Шанкомиссариате.

— Похвально, — вождь кивнул и перевёл взгляд на карту. — И всё же, каково было бы ваше решение?

— Провести доразведку в секторе Ичин малыми силами, сделав упор на скоростные корабли с хорошим разведывательным снаряжением и на получение информации о политическом устройстве, слабых местах и, возможно, наличии там сил, дружественных нам или могущих оказаться таковыми при определённых условиях.

— Гербгандар Норам? — пронзительный взгляд гар Гора сдвинулся на начальника штаба флота.

— Гар тес! — представитель флота неторопливо встал и одёрнул китель. — Для решительной атаки в секторе Ичин собраны тридцать кораблей класса суперкрепость и более пяти сотен тяжёлых крейсеров. Этого будет достаточно, чтобы уничтожить всякое сопротивление.

— Что скажете на это, полковник? — гар Гор перевёл взгляд снова на Ларга, и на мгновение тому показалось, что вождь ему подмигнул. И именно это заставило штандарткомиссара пойти ва-банк:

— Аналитическая группа моего отдела, проанализировав открытые источники и донесения нашей сферы компетенции, выдала совсем другой прогноз, — он чуть помедлил, вспоминая формулировки аналитической справки. — Оружие, которым владеет противостоящий флот, несколькими выстрелами превратит суперкрепость в облако радиоактивных обломков. Таким образом, все корабли будут просто уничтожены. И справка, и сопроводительное письмо были отправлены в Гарканцелярию и штаб флота.

— Вы получили справку? — гар Гор перевёл взгляд на адмирала, и полковник просто физически почувствовал, как вождь закипает от бешенства.

— Нет, гар Гор, — гербгандар уверенно покачал головой, — мне не передавали никаких документов из контрразведки.

— А я получил, — гар протянул руку, и адъютант тут же вложил в неё листок с текстом. — И почему это проспал ваш штаб и вы не прибежали ко мне с требованием отложить отправку флота, для того чтобы хотя бы проверить эту информацию? Почему, я вас спрашиваю?!

В зале стало так тихо, что было слышно, как шелестят вентиляторы системы кондиционирования.

— Риги, — вождь обернулся в сторону своей свиты, — немедленно проверьте, поступал ли этот документ в штаб флота и какова его дальнейшая судьба.

Беззвучно словно призрак адъютант испарился, а адмирал, который сначала стал наливаться красным, вдруг резко побледнел и как будто стал ниже ростом.

— Я рад, что не ошибся в вас, — вождь не торопясь подошел к полковнику, снова протянул руку за спину, словно у него там был подпространственный карман, и вручил слегка обалдевшему Ларгу новенькие погоны вымпелкомиссара третьего ранга с большими звёздами из густо-синих бриллиантов.

— Гар тес! — он вытянулся по стойке смирно и поднял руку в партийном приветствии.

— А вас… — вождь сделал длинную паузу, — пока ещё гербгандар, я жду в малой приёмной через час. Хочу всё же понять, что это было — глупость или предательство.

После такого начала совещание прошло скомкано и вяло. Несмотря на то, что глупость начальника штаба была действительно выдающейся, судьба, уготованная ему, генералов не вдохновляла. Самое меньшее, что грозило адмиралу, это быть направленным в действующие подразделения флота, а самое большее — ритуальное сожжение на алтаре позора, что автоматически понижало его семью в социальном статусе на десять рангов.

Сам Ларг, которого всё еще потряхивало после разговора с вождём, после совещания сел в машину и, переведя дух, развернул броневик в сторону своего управления.

Там на загрузочной площадке суетились бойцы и офицеры боевых групп, отправляющихся в помощь городской криминальной полиции.

Тут же подскочил Тено и коротко козырнул:

— Вымпелкомиссар третьего ранга, сводная группа оперативного управления Шанкомиссариата готовится к выдвижению на точку сбора.

— Уже всем раззвонили? — Ларг ухмыльнулся. — Нет ничего быстрее солдатского телефона. — Он пристально посмотрел на транспорты, которые уже принимали людей и технику. — А как там с моей бронёй? Не пропили ещё?

— Примете вторую штурмовую? — флагкомиссар Тено даже глазом не моргнул, потому как знал своего командира ещё с тех пор, когда сам был щитстаршиной. Броня Ларга находилась в его шкафчике и была вычищена и проверена лучшими специалистами службы вооружений. Пять минут назад местные умельцы уже нанесли на плечевые щитки синие шестилучевые звёзды вымпелкомиссара, так что и здесь у него всё было в порядке.

— Да, пожалуй, — свежеиспечённый генерал кивнул и быстрым шагом прошёл в раздевалку. Через три минуты, переодетый в тёмно-синюю, почти чёрную, броню, он быстрым движением активировал дыхательную систему, включил связь и захлопнул лицевой щиток:

— Нетопырь в канале.

— Понял, Нетопырь, — штабной офицер, сидящий в командном мобильном центре, зафиксировал появление в боевой сети ещё одного человека, и теперь вся телеметрия, а также видео, шли прямо в центр для анализа.

Позывной Нетопырь был прекрасно известен офицерам штаба. Даже будучи уже большим начальником Ларг частенько участвовал в оперативных мероприятиях, сбрасывая таким образом пар. Но сегодня генерал просто хотел оторвать кое-кому голову. Некомпетентность и глупость бесили его больше всего в жизни, и адмирала было ничуть не жаль, но всё же напряжение стоило сбросить. А где это ещё сделать, как не в трущобных кварталах столицы?


Штурмглайдер резво взмыл в воздух и догнал уже чуть ушедшую вперёд колонну. Поскольку над центром города без специального разрешения летать было запрещено, то сначала вереница транспортов вылетела из запретной зоны, а потом по широкой дуге развернулась в сторону сборного пункта.


Ровно в шесть на летающий командный центр пришёл план операции, где спецназу контрразведки отводилась роль таранного удара, рассекающего анклав на четыре части. Потом оцепление принимали полицейские части, а штурмовые группы снова выдвигались вперёд для локализации и подавления очагов сопротивления.

Второй взвод был практически личным подразделением Ларга. Тщательно отобранные и великолепно обученные боевики, готовые по его приказу ворваться, если нужно, хоть в Гарканцелярию. Двадцать восемь из тридцати пяти были Гандарами, то есть выращенными в баке репликатора, но вовсе не тупыми машинами для убийства. Чего Ларгу стоило выкрасть генную программу, предназначенную для агентов внешней разведки, — это особая история, но и то, что он сделал потом, проникнув в тщательно охраняемый бункер сто шестого репликатора и введя программу в геномодификатор системы, конечно, заслуживало мгновенной смерти в конвертере. Высокородным гар не нужно было даже символической конкуренции, и всё, что выбивалось из нормы, или сидело на жёстком поводке, или уничтожалось без следа.

Потом все тридцать были под разными предлогами переведены в отдалённую школу, откуда спустя некоторое время просто исчезли, а в одном из колледжей контрразведки появились новые ученики.

Шлифовкой своей будущей гвардии Ларг занимался лично, переведя их под разными предлогами в штурмовой полк и натаскивая всеми возможными способами. К сожалению, двое из этой группы погибли в ходе боевых действий, хотя общие потери полка были куда выше, чем у этого взвода.

Теперь все двадцать восемь — высокие статные красавцы в звании от лейтенанта до капитана — были готовы составить костяк его будущей службы внутренней безопасности, чтобы отлаженный механизм оперативного управления заработал ещё эффективнее.

Все эти мысли проскочили в голове генерала словно искра, когда он смотрел на своих парней, спокойно сидевших в десантных ложементах и готовых к любой неожиданности.

— Тайр?

— Да, командир, — командир группы, сидевший напротив, мысленным усилием активировал закрытый канал связи.

— Пойдём тремя группами. Ты, я и Норг. Первая штурмовая, как всегда, поскачет вперёд, а мы будем прикрывать им спину. Построение — тройной клин. По моей команде я и Норг уходим влево, а ты и третье отделение первого взвода — вправо.

Перед генералом словно висела в воздухе карта, проецируемая прямо на сетчатку глаза и он рукой расставлял маркеры. Ту же картину видели сейчас флагкомиссар Тайр и щиткомиссар Норг, сидевшие рядом.

— В бои сильно не залипать, если что, сразу вызывай поддержку. Наша работа — рассечь этот крысятник и, если нужно, раздолбать их опорные пункты. Под землю тоже не лезь. У Криминалкомиссариата собственные специалисты, пусть отрабатывают.

— Да, командир, — оба синхронно кивнули.


Дора Трейн, одетая по случаю боевой операции в броню с двумя четырёхлучевыми звездочками на плечевом щитке, смотрела, как три тяжёлых транспорта с эмблемой контрразведки сбросили десантников и тут же разошлись веером, чтобы, если потребуется, прикрыть бойцов своими мощными пушками. У Доры создалось ощущение, что она смотрела высадку не людей, а человекообразных роботов. Штурмовые подразделения, построившись в боевые порядки, начали движение, мгновенно реагируя на малейшую опасность. И ни одного лишнего движения или, упаси Гандар, заполошной стрельбы для поднятия собственного духа, чем часто грешили полицейские. Пройдя по району словно раскалённый нож сквозь масло, два взвода разделились, и через полчаса весь анклав был разделён на четыре части широкой полосой пожаров и разрушений.

— Как там наши парни? — флаггерин опустила мощный бинокль и повернулась в сторону штабного экрана.

— За этими не угонишься, — проворчал её заместитель, но несмотря на тон, было видно, что он доволен. Спецназу контрразведки удалось застать местные банды врасплох, и теперь дело было за малым. Планомерно и спокойно дочистить помойку, в которую превратился когда-то цветущий пригородный район.

Для этой операции были стянуты полицейские части со всей Гианды, и даже рота спецназа главного управления, занимавшегося крупными бандами.

Броневики полицейских спешно втягивались в пробитый безопасниками коридор и занимали узловые точки, разворачивая настоящие блокпосты со станковыми пулемётами и роботизированными пушечно-пулемётными турелями.

— Есть контакт, — щиткомиссар Форм довольно потёр руки и коснулся пиктограммы вызова мобильного штаба сводной группы Шанкомиссариата, — десять бэ восемь. Огневая точка в здании школы.

— Принял, — отозвался оператор группы.

— Пять эн сорок, отдельно стоящий особняк. Ведут огонь по окрестным домам.

— Принял.

— Пятнадцать эм шесть. Весь квадрат под зачистку. Пока всё.

— Принял три цели. Работаем.

— Удачи.

Сразу же недалеко от висящего в воздухе тяжелого катера, на котором располагался штаб операции, что-то ярко вспыхнуло, и тут же грохнуло резким взрывом. Потом почти без паузы, словно рокот прибоя, короткие злые очереди из десятка стволов, и снова тишина.

— Что там? — Дора раздражённо опустила бинокль. — Не видно ни карха.[4]

— Беспилотник разворачивают, сейчас будет картинка, — Форм вопросительно посмотрел на молоденького, только из училища, щитстаршину, который вёл дрон наблюдения.

— Есть картинка.

На главном экране стало видно, что куча мусора, которая притворялась жилым зданием, теперь уже окончательно уничтожена, а десяток штурмовиков тремя группами движется к одному из домов, облюбованных бандитами.

— Мне кажется или… — Дора приблизилась к экрану, чтобы увидеть, как одетый в тяжёлую броню офицер с синей шестилучевой звездой на плече вскинул СШК,[5] и с крыши дома ссыпался так и не успевший выстрелить снайпер. — Чтоб меня канги взяли, никак вымпелкомиссар Ларг собственной персоной. Он-то что тут делает?

— Так он частенько в боевых операциях участвует, — Форм удивлённо приподнял кустистые брови. — Вы разве не знали?

— Да ходили слухи, но чтобы вот так…


Тем временем отделение уже продвинулось к двухэтажному особняку, обложенному бетонными блоками словно ДОТ.[6] Из окон грозно топорщились стволы крупнокалиберных пулемётов, а на крыше стояла настоящая малокалиберная пушка, видимо, снятая в своё время с патрульного катера.

Отделение рассыпалось и залегло, а генерал, навинтив ракету прямо на ствол, высунулся из-за укрытия и метким выстрелом воткнул её прямо в бойницу здания.

Через пару секунд изо всех окон повалил густой зелёный дым, а ещё через непродолжительное время двери распахнулись и оттуда в облаках газа начали вываливаться натужно кашляющие люди.


— Красиво идут, — прокомментировал Форм.

— Волкодавы, — Дора усмехнулась. — Наши клиенты таким на один зуб. — Она чуть помедлила. — Что, кстати, там с прочёсыванием?

— Начали обрабатывать первый квадрат. В двух других пока бои, но таким темпом это ненадолго.

И как раз в этот момент на арьергард группы, где был генерал, обрушился шквал огня из ближайших домов. Несколько автоматических пушек, вытащенных прямо на крыши домов, ударили по группе, с трёх сторон сразу закрыв поле боя непроницаемой для камер завесой из пыли и осколков. Но несмотря на полное отсутствие видимости, огненные плети очередей продолжали полосовать центр облака, надеясь уничтожить штурмовую группу.

— Шарха! — Дора сжала металлический цилиндрик манипулятора так, что тот прогнулся словно бумажный. — Форм, давай туда штурмовиков, пусть хотя бы снесут эти чёртовы пушки.

— Да нельзя! — щиткомиссар, глядя на изображение, затянутое пылью и дымом, хрустнул кулаками. — Посбивают к шарховой матери.

— Их же там перебьют сейчас!

— Три группы уже выдвигаются к ним на помощь. Если кто-то жив, вытащат обязательно.

Через несколько секунд огонь стих. Всё же автоматические пушки с высоким темпом стрельбы очень прожорливы в смысле боеприпасов, которых у бандитов не могло быть много.

Пыль ещё стояла в воздухе, когда прямо из облака полетели управляемые ракеты, и крыши домов вспухли разлетающимися словно шрапнель осколками кирпича и бетона.

Словно ожившие мертвецы, штурмовики в искорёженных доспехах поднимались из груды осколков и сразу же открывали огонь по врагу, не давая тому ни малейшего шанса. И, ставя окончательную точку, в воздух на гравитронах взмыл один из бойцов и с высоты двадцать метров ударил по бандитам, уцелевшим за баррикадой из обломков бетонных блоков, длинной очередью.

Внезапно в его скафандре что-то заискрило, и штурмовик рухнул с высоты, но каким-то чудом остался на ногах.

К этому моменту на площадь вылетели несколько бронетранспортёров и, прикрыв своей бронёй штурмовиков, замерли, настороженно поводя стволами пушек.


Зачистка, которая не обещала ничего сложного, обернулась для генерала несколькими сломанными рёбрами, осколочным ранением ноги и огромным синяком на плече, куда угодила четырнадцатимиллиметровая пуля. Энергощиты особой модификации производства собственных лабораторий управления не подвели, и офицеры группы фактически отделались лёгким испугом, хотя у полицейского управления были значительные потери в живой силе.

Выбравшись из регенерационного кокона, Ларг первым делом поинтересовался, как дела у его остальных людей, и был немало обрадован тем, что почти все офицеры его подразделения, попавшие в ловушку, уже покинули медцентр, хотя кое-кому досталось не меньше, чем ему. Но долечиваться по всем правилам они будут уже во внеслужебное время. Точно так же, как и Ларг, который подлечил только самые опасные ранения, оставив синяки и порезы «на потом».

К моменту, когда он вышел из душа, на высоком держаке уже висел китель со всеми генеральскими регалиями, а рядом слонялся незнакомый ему майор в армейском мундире.

— Гар тес! — Офицер вскинул руку в партийном приветствии и посмотрел холодными словно лёд глазами в лицо вымпелкомиссара. — Гар Гор ждёт вас немедленно.


Пришлось быстро одеваться, втискиваться в необмятый ещё китель и поскрипывать зубами от боли, когда его жёсткие углы давили на не рассосавшийся ещё кровоподтёк.

У входа в медицинский центр стоял огромный правительственный лимузин, который, несмотря на вес и размеры, легко взмыл в воздух, стоило сопровождающему офицеру закрыть внешнюю дверцу.

— Иихор? — офицер, извиняясь, развёл руками. — Только холодный, к сожалению. Но очень хороший. С горных плантаций Лавары.

— Спасибо, — Ларг благодарно кивнул и, взяв чашку левой рукой, стал прихлёбывать ароматный и действительно прекрасный напиток, несмотря на то что он был холодным.

— Вы ведь в первый раз едете в личную резиденцию вождя? — офицер-порученец вернул бутылку в бар и повернулся к генералу.

— Да как-то не приходилось раньше, — Ларг покачал головой. — Да и не велика сошка для такого приглашения. Крошечный винтик в системе колонизации новых земель. Не безопасность, не военная контрразведка, а так — прокладка между серьёзными организациями. — Вымпелкомиссар улыбнулся.

— Каждая работа важна, — майор покачал головой. — Тем более вы свою работу делаете очень хорошо. Гар Гор несколько раз говорил о вас с похвалой и приводил в пример другим. — И, не дожидаясь реакции на свои слова, добавил: — Вообще, при разговоре будьте проще. Вождь, конечно, наш идол, но не любит, когда перед ним начинают заикаться и тупить. Впрочем, думаю, что это вам не грозит. — Он улыбнулся и посмотрел в окно. — Мы, кстати, уже приехали. — Майор надел фуражку, открыл дверь и, выскочив наружу, вытянулся по стойке смирно.

— Вымпелкомиссар третьего ранга, вас ждут.

Генерал вышел из лимузина и, подняв голову, посмотрел наверх, где висел огромный герб империи, потом опустил взгляд и коротко отсалютовал майору:

— Был рад познакомится, друг майор.

— Взаимно, — майор едва заметно качнул головой в поклоне и снова застыл словно изваяние, а Ларг пошёл наверх по ступеням, покрытым тёмно-синей ковровой дорожкой с голубыми краями, туда, где жил и работал правитель огромной двухсотмиллиардной империи.


2

— А может, отвёрткой ковырнуть?

— Я те дам отвёрткой. Тут техника нежная, с ней аккуратно нужно. Сейчас тихонечко кувалдой тюкну, и всё заработает.

Из фольклора ремонтников

Сравнительная статистика боевого применения и потерь биомеханического, биомагического и полностью механического боевого состава подразделений говорит о том, что на первом месте по эффективности в общевойсковом бою стоит мехсостав традиционного для Саргон типа. На втором бионические и биомеханические образцы, созданные для подразделений Флоры и разработки Центра боевого применения наземных сил. На третьем находятся боевые создания Хаторан, как полностью магические, так и биомагические.

Но статистика боевых потерь обратная. Если мехсостав быстро выводится из строя уже при повреждении 40 % систем, то бионические и комбинированные могут сохранять боевую ценность при потере до 60 % систем и структуры. Полностью же магические системы относятся к категории трудноуничтожимых и сохраняют боевую ценность, пока не иссякнут источники питания.

Объединённая аналитическая группа
Центра боевого применения наземных сил.
Полковник Найхорн

— Тихо, не дёргайся, — майор Ракин осторожно ввёл универсальный щуп в раскрытый блок и, поддев крошечный обломок псевдометаллической плоти, вытащил его наружу. — Вот теперь порядок. — Крышка биоэлектронного блока встала на место, и сразу же по боковой грани пробежался огонёк автотеста.

— Зелёный, — удовлетворённо отметил старший механик и стал оттирать руки ветошью. — Возни, конечно, с этими новыми машинами немного, но если уж случится что, хоть из бригады спеца вызывай.

— Да нормально, Теренс. Справились же, — командир батальона устало улыбнулся. — Это всё проблемы новой техники вылезают. Седьмое поколение, как-никак. Тут и маготехника, и биотехника, и чего только нет.

Боевой киборг типа Лангар, похожий на огромную собаку или средних размеров лошадь, но с мощными когтистыми лапами, головой, в которой скрывалось главное оружие киборга — лучевая пушка среднего калибра, по мере прохождения тестов систем словно оживал. В конце концов он встал на лапы, на несколько секунд встопорщил длинные двадцатисантиметровые иглы на шкуре, и на кончиках сразу заплясало голубое свечение силовой брони, после чего повернул огромную голову в сторону командира, ожидая приказа.

Дроны этой серии имели собственный искусственный интеллект высокого уровня, что позволяло им принимать самостоятельные решения, и почти не требовали участия оператора.

— Спать, — Серг Ракин кивнул киборгу словно человеку, зная, что тот прекрасно поймёт голосовую команду и сам отправится в боеукладку, подсоединится к питающим магистралям и перейдёт в ждущий режим. — Завтра у нас тяжёлый день.

— Таки доедет до нас проверка? — главмех батальона хмыкнул. — Я-то уж понадеялся…

— И совершенно напрасно, — майор улыбнулся. — Неужели генералы упустят возможность покрасоваться на фоне новой техники? Ты мне лучше скажи, как там наше полковое безумие поживает?

— Нормально поживает, — капитан Ниго со вздохом осмотрел свой когда-то синий комбинезон и метким броском запустил тряпку в утилизатор. — Полковой маг с утра ходит довольный как новобранец, добравшийся до борделя. Судя по всему, придумал какую-то гадость.

— Ну, пусть лучше будут сюрпризы на полигоне, чем на выброске.

— Это точно, — Теренс согласно кивнул.

До перевода в бригаду специального назначения Теренс успел послужить в разных подразделениях Алого легиона и видел много разных начальников. И вполне нормальных, и заносчивых, и даже тупых.

Серг Ракин, несмотря на молодость и заметную должность, был отличным командиром, который не гнушался лично проверить засбоившего дрона или, вот как сейчас, в течение трёх часов разбираться, почему это у новейшего биокибернетического робота отказала система распознавания целей.

При этом он разбирался во всех хитросплетениях гибридных систем как бы не лучше самого Теренса и полкового специалиста по биологическим системам Лиары Атрой. Частенько командира можно было видеть за просмотром атласов, схем и руководств по эксплуатации техники, только что поступившей на вооружение полка. Кроме этого, майор Ракин был не занудным и упёртым службистом, а нормальным человеком, прощающим всякие мелочи и жёстко спрашивающим за серьёзные «косяки». В силу этих и многих других причин весь личный состав батальона из пяти командиров рот, двадцати двух взводных, батальонного маготехника и трёх офицеров управления если и не молился на командира, то лишь по причине абсолютного безбожия.

Две боевые операции по зачистке пустынной планеты, на которой свили гнездо контрабандисты, лишь упрочили авторитет молодого комбата, а размер призовых вызвал обильное слюноотделение у всего полка.

Но теперь, когда мехсостав новейших серий был освоен всеми офицерами полка, учения обещали превратиться в настоящее соревнование, потому что среди них были действительно заслуженные офицеры, за спиной у которых десятки боевых операций, а алые звездочки на броне, обозначавшие тысячу убитых врагов, теснились в два ряда.


Выйдя из батальонного ангара, где располагался мехсостав, Серг прошёл к себе в комнату, принял душ и, переодевшись в повседневную форму, засел за бумаги, которых у него как у комбата было уже немало. Конечно, основную часть канцелярских проблем снимали офицеры штабного отделения, но кое-что требовалось сделать самому. Например, заявки на дополнительное вооружение или распределение премиальных выплат.


Утро началось в два часа ночи с истошного рёва сирены боевой тревоги. Пару секунд понадобилось Сергу, чтобы понять, что учения откладываются, а вместо них будут дикие скачки по ещё неведомым буеракам.

Проверенный накануне и упакованный в контейнеры мехсостав батальона уже грузился в челнок, когда к Сергу, контролирующему процесс, подошел командир полка.

— Привет, — хмуро бросил полковник Шенго, — чего не спрашиваешь, куда нас забрасывают?

— То есть у меня есть выбор между пляжами Кинраты и Канты, и вы уточняете, что именно мне хочется в данный момент? — поинтересовался майор.

— Шутник, — Шенго вздохнул. — Никак не привыкну к вашему росскому юмору, несмотря на то, что у меня жена из россков. Значит, так. Поступила информация о базе торговцев рабами в районе Эсгарты на ДВ-112-40. Официально это нейтральная территория, так что мы в своём праве. Но если напоремся на блуждающую орду, хорошо не будет. Точнее, будет совсем нехорошо. Тем более что техника вся новая, в серьёзном деле не были… в общем, ситуация такая. Пока подойдут парни из Чёрного легиона, всё на нас. Штурм, зачистка, удержание.

— Поясните, cap полковник, что значит — удержание? — брови Серга поползли вверх. — Мы теперь и за «синяков» отдуваться будем?

— Ну не всё так хреново, — командир полка флегматично пожал плечами, — синие будут через сутки. У них корабли побольше и соответственно менее скоростные, что на такой дистанции скажется в полный рост. Зато призовыми делиться не нужно, что тоже неплохо.

Козырнув на прощание, полковник отбыл, а майор некоторое время напряжённо размышлял и, придя к окончательному решению, вызвал главтеха батальона.

— Теренс? Слушай сюда. Мы акты и технику старых серий сдали?

— Э… нет, но…

— Что — но? Что можно взять дополнительно, какой резерв по загрузке? Не тяни.

— Без напряжения можно взять десяток гэшек четырёхсотой, и десяток дэ семьсот девяносто эм.

— Это хорошо, — Серг задумался, — а тяжёлых?

— Ешек и жешек? — удивился старший лейтенант. — Можно, конечно, но в наш шаттл они точно не влезут. Нужно запрашивать дополнительный транспорт.

— Так. Я сейчас озабочусь транспортом, а ты сделаешь так, чтобы набить его под крышку шлюза.

— Понял, командир, — Теренс со вздохом отключился и посмотрел на пятерых техников, подчинённых ему лично:

— Ром, Гиас, Декк, заканчивайте погрузку и отправляйтесь с шаттлом. Гиар, Конс — со мной, бегом!


Крейсер, приписанный к полку, был тоже совсем новым и по уровню вооружения мог посоперничать с полноценным линкором старых серий, хотя был предназначен именно для организации и поддержки десантно-штурмовых операций. Туша более тысячи трёхсот метров длиной могла взять на борт около пятнадцати тысяч тонн, так что перегруз крейсеру не грозил. Корабельный карго, отвечающий за распределение груза, лишь отметил в журнале дополнительный вес, а система, управляющая маневровыми и разгонными двигателями, перераспределила импульс тяги, чтобы крейсер не развалился при движении.

Нештатный мехсостав в виде десяти — пятнадцати боевых единиц командиры взводов встретили без энтузиазма, но понимали, что всё не просто так. А для майора было отчасти сюрпризом явление заместителя командира полка, майора Награ, вошедшего в каюту, когда Серг собирался немного отдохнуть. С Натром Серг ещё не был знаком, так как тот сначала лежал в госпитале, а потом отгуливал очередной отпуск.

Майор был мужчиной богатырской комплекции. За два метра ростом, с широкими плечами и здоровенными кулаками, в которых штатный пистолет выглядел детской игрушкой. Ему уже доложили, что за первым и третьим батальоном числится перегруз в две тысячи триста тонн. Причем четыреста за наиболее опытным в полку комбатом-один, а остальное за майором, которого зампотех считал выскочкой. Теперь, когда лёгкая паника охватила менее предусмотрительных командиров второго, четвёртого и пятого батальонов, следовало как-то разделить мехсостав, так кстати притащенный на борт крейсера. Нагр не собирался разводить политесы и хотел просто отнять всё, что превышало штатный состав, после чего распределить среди наиболее опытных командиров полка, оставив молодому комбату минимум.

Он молча плюхнул на стол планшет и, посмотрев на Ракина, вздохнул:

— Так, давай список, чего взял на складе.

— Какой список? — Серг довольно натурально удивился. — А, вы про устаревшее вооружение? Мы обнаружили некомплект сданной техники и решили все забрать обратно, чтобы ещё раз проверить.

— Ты мне тут мозги не парь! — взорвался Нагр. — Сейчас составлю рапорт на тебя контрразведке, и будешь с ними сам разбираться.

— Не вопрос, — Серг спокойно улыбнулся. — Только как в прошлый раз не будет. — Лицо его словно заострилось, и улыбка стала больше напоминать оскал хищного зверя. — Мы выклянчивали дополнительные энергоблоки, таскали их на своём горбу вместо дополнительных пищевых рационов, а после пришлось делиться с теми, кто решил, что снабженцы — это волшебники, которые будут доставлять нам всё, что нужно, даже к чёрту в жопу, где мы регулярно оказываемся.

— Я сейчас напишу приказ — сдашь всё нештатное вооружение полковой техслужбе, и без разговоров, — майор пристукнул кулаком по столу, словно вбивал гвоздь.

— Обязательно, — Серг кивнул, — но только после операции. Пункт девять-шесть статьи сто восемь «Регламента работы с мехсоставом»: «Запрещается передавать некомплектное оборудование и мехсостав без акта трёхсторонней комиссии в составе представителей вышестоящего руководства легиона и сотрудников контрольных органов».

— Что вы себе позволяете, майор!

— Я, cap майор, всего лишь прихватил на всякий случай вооружение, которое и так числится за мной, пока не будет подписан акт приёмки-передачи, — возразил Серг негромким голосом, хотя ему тоже очень хотелось взорваться. — И почему я должен компенсировать раздолбайство отдельных командиров, вдруг понявших, что здесь иногда стреляют?

— Ты у меня под суд пойдёшь… — Майор, который к этому моменту уже сидел, налившись кровью и с выпученными глазами, сжал до хруста могучие кулаки и встал во весь рост. — Я тебя сам расстреляю.

— Конечно, — Серг, не вставая с дивана, кивнул, — если успеете. Кстати, я могу расценивать ваши слова как угрозу оружием в боевой обстановке?

— Да я тебя, салага…

— Салага? — Серг нехорошо улыбнулся, а штатный «Ратвар 34» словно щенок уже ткнулся шершавой рукоятью в ладонь. — У вас сколько боевых? Пятнадцать? А у меня двадцать восемь, не считая девяти спецопераций. И кто из нас салага?

— Как двадцать восемь? — майор от неожиданности плюхнулся обратно на стул. — Почему у тебя тогда нет звёздочек на броне? — зампотех кивнул на стоявший у стены в зажимах боевой скаф.

— И я как дурак буду бегать в камуфляже, разрисованном звёздочками? На Сете я шесть раз полностью менял мехсостав и дважды — людей. В целом за спецгруппой, в которую я входил, около ста пятидесяти тысяч шан рок. На Тхати, когда ашш пытались отбить объект, мои девятисотые сбили дивизионный транспорт ашш. Примерно сорок тысяч синекожих легло разом. А всего получается, что я должен рисовать около двухсот больших звёздочек. И на хрена? Я же не клоун.

— А награды?

— А что награды? — Серг пожал плечами. — На повседневной их не носят, а парадов пока не случилось.

Нагр искренне не понимал молодого майора. Офицеры тыловых подразделений, которым боевые награды отваливались лишь в редчайшем случае, устраивали настоящие сражения за какую-нибудь юбилейную медаль, чтобы было хоть чем позвенеть на кителе. И уж орденские планки некоторые носили даже на технических комбинезонах.

Тем временем Серг достал из своего кофра продолговатую деревянную коробку и пододвинул к майору.

Глядя на полный набор из Алого Пламени всех трёх степеней, золотую звёздочку Героя Империи, флорианский Зелёный Щит и много других наград, среди которых были Золотой Легион, фрименские ордена и даже хаторанские Белый Шторм и Пламя, машинально сравнивал с «иконостасом» полковника Шенго, и сравнение это было не в пользу заслуженного вояки, каким и был полковник.

Конечно, в армии есть иерархия званий и должностей, но существовала негласная, и от этого не менее значимая иерархия боевого опыта, наград и личного авторитета. По всем этим параметрам молодой комбат мог просто послать майора на известный адрес и не сильно бояться последствий, но вёл себя вполне корректно, а учитывая такой впечатляющий набор регалий, и вообще был тише тени.

— Ладно, — майор захлопнул коробку и встал, — будем выкручиваться сами.

— Подождите, — Серг тоже встал, — я же не сказал, что не поделюсь. Но только по-честному. А не так, как вы хотели — сначала всё отдать, а потом что-то из моего же мехсостава мне выдадут словно благодеяние. — Он подхватил с дивана свой планшет и несколькими касаниями вызвал список. — Всё, что красное, не отдам, хоть застрелите. Зелёное отдам без звука, а за жёлтое будете должны. И всё передать актами, а то я потом списывать всё это буду лет десять.

Майор быстро пробежался глазами по списку, задумался и довольно кивнул, фиксируя на встроенную в глаза камеру бортовые и серийные номера техники.

— Годится, — он чуть помедлил, словно хотел что-то сказать, потом махнул рукой и вышел.


— Чёрт.

Сергу совсем не хотелось трясти наградами, но иначе конфликт грозил выйти на более высокий уровень, а этого майор не любил. От самокопания и рефлексии его отвлёк знакомый бодрый голос:

— По-моему, здесь, — дверь распахнулась, и в чёрной с серебром форме фрименского патруля, но с эмблемами флота Союза, возник капитан-коммандер Ник Росс.

— Привет! — Он хлопнул ладонью по спине друга и, не спрашивая разрешения, присел на стул. — Чего такой кислый?

— Да заходил тут один кадр. Хотел наехать авторитетом.

— Немного потряс орденами? — Ник рассмеялся, увидев на столе коробку, содержание которой прекрасно знал, ибо точно такой же ящичек из флорианского синего дуба ему подарила невеста Хишана — Арна — и именно для наград. — И как, он проникся?

— Ну, скажем так, наезд сразу же перетёк в конструктивное русло, — Серг наконец улыбнулся. — А ты чего носишься пешком? Связь уже не работает?

— Да хотел лично прояснить кое-что, — Ник замялся. — У твоего бата перегруз почти втрое. Это то, что я думаю?

— Я же не телепат, как Хиш, — ворчливо ответил Серг, — но если ты про глубокую и вонючую задницу, то да. Чёт мне не по себе, но понять — почему — не могу. А если не могу понять, то оружия запасаю вдвое.

— Ясно, — молодой капитан-коммандер серьёзно кивнул. — Насколько я помню, твоё чутьё никогда не ошибалось, а значит, пойду напрягать личный состав. Путь ещё раз всё проверят. И это, не дрейфь. Если чего, во флоте Союза сейчас создаются собственные десантно-штурмовые подразделения, так я тебя сосватаю сразу командиром полка. Нам такие люди нужны.

— Нам тоже, — командир полка, стремительно вошедший в каюту, услышал лишь последнюю фразу, но прекрасно понял, о чём речь. — И даже не мечтайте, капитан-коммандер. — Он крепко пожал руку командиру корабля и, повернувшись к Сергу, коротко кивнул: — Пошли. Собираем большое совещание, будем прикидывать варианты.

— Что-то новое пришло?

— Можно и так сказать, — Шенго чуть помедлил. — Вышла на связь спецгруппа, заброшенная ранее, и передала код «красный-красный-белый».

— Немедленное открытие огня по контакту, — пояснил Серг для Ника, ещё не до конца усвоившего коды и обозначения Саргонской армии и флота. — Это значит — никаких прикидок, а с ходу в бой. Что-то там у них заваривается не на шутку. Ты, кстати, чего заходил?

— Да хотел тебя обрадовать, — с выражением крайней задумчивости на лице проговорил Ник. По спецсвязи проявился Хиш и сказал, что они уже на месте и ждут нас на вечеринку. Я как-то грешным делом предположил, что они уже со всем разобрались и теперь просто дожидаются нас, чтобы сдать объект или пленных.

— Но теперь ты так не думаешь, — констатировал Серг.

— Теперь я думаю, что нужно держать стволы холодными. Не люблю сюрпризов на выходе из гипера.

— А Хиш — это?.. — поинтересовался командир полка.

— Подполковник Лидд, спецназ хаттов. Сейчас командует спецгруппой флота Зелёный шторм, — задумчиво произнёс Серг, глядя в пространство перед собой. — Ничего не понимаю. Мы-то там зачем? Пепел подмести? А если их зажали так, что и ведьмам из Зелёного шторма нехорошо, то нас там вообще размажут в брызги.

— Ты, это, не торопи события, — Шенго хмуро поправил ремень. — Пошли, прикинем, что к чему. — Он повернулся в сторону Ника. — И вы, капитан-коммандер, присоединяйтесь. Думаю, ваши пушки будут не лишними.


Прыжок был рассчитан так, чтобы выйти к планете навстречу её движению по орбите и максимально уменьшить время от выхода из прыжка до десантирования.

Серг находился в десантном модуле, когда сильный толчок известил его об отделении от корабля. Потом бот начало мотать и швырять, словно он совершал противозенитные манёвры, а потом, взвыв на мгновение на высокой ноте, двигатели бота стихли, и машина словно провалилась в пустоту, вызвав состояние невесомости.

— Что за… — Серг отстегнулся из ложемента и точным толчком послал тело к кабине.

Рывком распахнув двери пилотского отсека, он увидел остекленевшие глаза пилота и пускающего кровавые пузыри штурмана.

Снаряд, пробивший силовую броню и многослойную защиту бота, ударил в стекло с такой силой, что его осколками буквально посекло экипаж. Капитану не повезло, и крупный кусок прозрачной брони пробил комбинезон как раз с левой стороны груди.

— Лорк! — окликнув штатного врача, Серг отстегнул мёртвого пилота, положил прямо на пол и быстро занял командирское место.

— Командир?

— Штурман. Посмотри, что можно сделать, — бросил Серг, лихорадочно пытаясь запустить турбины. Основная магистраль управления была перебита, но своим чутьём и нештатно работающим нейрошунтом майор чувствовал, что машина всё ещё была жива. Молясь всем известным богам, он попытался активировать аварийный запуск, но всё было тщетно. Бот уже летел в верхних слоях атмосферы, и если не включить силовой щит и выровнять падение, то они просто сгорят. Дроны, конечно, сейчас заняты ремонтом жизненно важных частей корабля, но им может просто не хватить времени.

Наконец Серг буквально на пределе восприятия почувствовал присутствие искусственного интеллекта бота, и через мгновение все четыре двигателя выбросили голубые факелы аварийного зажигания, и корабль понемногу из падения стал переходить в полёт, пусть даже и по крутой траектории.

Ремонтные микроботы наконец срастили цепи управления, и, вспыхнув радужной плёнкой, замерцал силовой щит, а температура в отсеке поползла вниз.

— … инго два, вы удалились от маршрута, Кинго два, я Аверсан, вы удалились.

— На тот свет мы чуть не удалились, — хмуро буркнул Серг, вводя израненную машину в пологий вираж.

— Доложите, что у вас! — голосом комполка отозвалась рация.

— Пилот убит, штурман ранен, приводной и навигационный комплексы не работают. Прошу голосового привода.

— Понял вас, второй, — отозвался оператор десанта. — Отклонение восемь градусов… три градуса… отклонение ноль. Курс восемьдесят шесть, угол тридцать. Ваша цель — площадка меж трёх холмов. Советую не промахиваться. Там дальше везде открытая местность, и вас сразу могут накрыть сверху.

— Ясно.

Тяжелые лобовые плиты майор уже сбросил, чтобы повысить маневренность подбитой машины, и теперь в изрезанное трещинами бронестекло мог наблюдать, как впереди по курсу появились три возвышенности, которые и вправду были единственными, насколько хватало взгляда. И только сейчас Серг задумался, почему лобовое стекло ещё не разлетелось под напором набегающего воздуха. Ведь силовой щит не отражал снаряды и осколки, а просто перераспределял нагрузку на максимально возможную площадь корпуса. Но сейчас и небольшого давления на стекло хватило бы, чтобы расколоть его в брызги. Оглянувшись на кресло штурмана, он с удивлением увидел батальонного мага — капитана Келлера, который успокоительно кивнул:

— Работай. Стекло я подержу.


Рули работали плохо, и перед самым приземлением, дав полную нагрузку на маневровые движки, Серг выровнял модуль и снизил скорость до условно допустимой. Хрустнув металлическим каркасом, корабль врубился в сухую каменистую почву и, вздымая фонтан из камней и грунта, с жутким воем и треском пополз по степи в сторону холмов.

Второй батальонный бот шёл сзади, избежав зенитного огня и судя по штатному приземлению, был вполне в порядке.

Стоило модулю остановиться, как, не дожидаясь открытия десантных аппарелей, несколько взрывов отбросили боковые панели, и боеукладки дронов начали отстреливаться в аварийном режиме, отскакивая от повреждённого корабля на несколько десятков метров и запуская механизм активации дронов.

Отработанная до последней мелочи процедура десанта не требовала руководства, поэтому Серг лишь проверил свой штабной броневик и, втиснувшись в просторное нутро тяжёлого транспорта, рассчитанного на десять человек, с удовольствием снял шлем и вытер лицо и голову влажной салфеткой.

— Слушать всем! Батальон, к маршу! Строй — «вилка», курс девяносто, скорость сто.

— Первая. Принял авангард.

— Вторая. Принял боевое охранение правого фланга.

— Принял.

— Техчасть и обеспечение. Заняли маршевое положение.

— Третья. Принял боевое охранение левого фланга.

— Четвёртая. Принял арьергард.

— Пятая. Принял воздух.

— Принял, — дежурно отозвался Серг и вывел на экран карту местности.

Все дополнительные машины были распределены между взводами, а десяток пятидесятитонных Е-505 и пять САУ Кинран 721 весом по сто десять тонн каждая вывел в собственный резерв, назначив оператора из штабных офицеров. Таким образом, батальон имел суммарную мощность залпа как полк неполного состава, что позволяло с умеренным оптимизмом смотреть в ближайшее будущее.

— Разведка в воздухе, — доложился оператор систем дальнего контроля, и Серг переключился на видеоканал синтезированного изображения.

— Начать движение.

Несколько тысяч боевых единиц слитно, словно у них был единый разум, тронулись с места и, постепенно набирая скорость, начали движение по маршруту.

— Так, — майор Ракин сдвинул изображение на экране, и сразу же автоматически повернулись объективы дронов, парящих в воздухе. — А тут у нас что?

Немногочисленный штаб, располагавшийся в салоне броневика, не спешил отвечать на риторический вопрос командира.

На серо-зелёном ковре степи находился мутный участок, словно кто-то плеснул на экран грязной воды. Серг увеличил изображение и некоторое время смотрел на пятно.

— Нарис, — вызвал комбат свой резервный взвод, — давай возьми правее и переходи в боевое положение. По команде шквальный огонь по координатам. Ровно пять секунд.

— Принял.

— Первая. Сразу после огневого вала бросок вправо, короткая штурмовка и возврат на курс.

— Принял.


Засада, спланированная по всем канонам воинского искусства марканских вооружённых сил, уже была готова срезать головную часть батальонной колонны, когда всю территорию низменности, где находился ракетно-артиллерийский полк, накрыла волна обстрела из скорострельных стомиллиметровых пушек и нескольких десятков ракетных установок. Залп не только уничтожил боевую технику, но и вызвал детонацию боекомплекта, поэтому Серг, увидев на экране, что творится на месте боя, отменил штурмовку и поднял беспилотники ещё выше, чтобы отслеживать подобные засады на ещё большем расстоянии. Одновременно передал данные по маскировке в штаб полка, где уже выработали рекомендации командирам. Однако это не помогло четвёртому бату, попавшему под перекрёстный огонь и потерявшему половину состава вместе с командиром — майором Хальсом. Мехсостав и ротные были сразу же выведены в резерв и готовы пополнить любое подразделение полка.

Точка, куда шёл батальон, представляла собой устье горной долины, по краям которого находились многочисленные огневые точки и системы заградительного огня. Плюс проход наверняка был пристрелян артиллерией и перекрыт инженерными заграждениями. В принципе, можно было запустить лёгких дронов пошуметь, после чего оттягиваться на вторую позицию, но Серг решил ковырнуть оборону поглубже и бросил вперёд биомеханоидов. Полсотни дронов не были целью достаточно серьёзной, чтобы демаскировать огневые точки, и роботы быстро вошли в мёртвую зону.

Похожие на огромных метровых пауков, дроны серии ББ-238 передвигались по вертикальным скалам лишь немного медленнее, чем по ровной дороге, и операторы автоматических пушек, находившиеся в засаде, успевали только широко раскрыть глаза перед смертью, когда удары лап из поликристаллического композита пробивали их доспехи насквозь. Объединённые в единую псевдоразумную сеть, пауки мгновенно разобрались с засадой и минными полями и двинулись дальше, сметая всё на своём пути. А следом в облаке силовой брони двигались дроны сороковой серии, похожие на двухметровых псов. Когда засада поняла, что их просто забивают словно скот на мясокомбинате, было уже поздно. С огромной скоростью передовые части батальона ворвались в долину, и, увидев картинку с камер, Серг Ракин длинно выругался.

Долина, представлявшая собой эллипс восемь километров длиной и около пяти шириной, была окружена кольцом невысоких гор. И, начиная от ущелья, рядами по десять орудий стояли огромные трёхсотмиллиметровые автоматические пушки.

Развёрнутые в боевые порядки осадные орудия блуждающей орды внушали трепет своей мощью и смертоносной силой, но вот одно «но» меняло всю картину от трагедии до фарса. В сторону прохода в долине были повёрнуты лишь десяток огромных стволов, так как остальные продолжали обстреливать небольшую возвышенность посреди долины, укрытую чуть мерцающим пологом защитного поля. Пушки, рассчитанные на дистанцию в полсотни километров, били по куполу в упор, но тот даже не прогибался под ударами снарядов.

— Батальон! Атака!

Не снижая скорости, мехсостав проскочил ущелье, разметал боевое охранение и врубился в плотные порядки осадных орудий.

Чудовищный взрыв поднял броневик Серга и, перевернув его в воздухе, обрушил на каменистую почву. От удара в глазах майора потемнело, но практически на одних рефлексах он выбил аварийную створку и выбрался наружу. Судя по положению воронки и бронетранспортёра, ему со штабом крупно повезло, так как если бы снаряд взорвался несколькими метрами ближе, отскребать было бы нечего.

Следом за Сергом начали выбираться помятые офицеры штаба и операторы, вытаскивавшие кейсы с мобильным оборудованием контроля.

— Теренс, займись нашей коробочкой и помоги подключиться к резервному центру управления. Зан, корректировать огонь САУ. Лим, блоки не пострадали? Тогда давай забирайся в бэтээр и продолжай держать поле. И разверните мне уже тактический монитор!

Подскочившие десантники и техники начали помогать восстанавливать управление батальоном, хотя ротные и так справлялись неплохо. От обслуги пушек в буквальном смысле летели клочья, а отстрелявшаяся по командному центру артиллерийская группа добавила огоньку.

— Марахов салажонок!

— Я тоже рад приветствовать вас, cap полковник, — Серг ответил на входящий вызов по командному каналу, как только разгрёб срочные дела.

— Твоя задача была отвлечь основную группировку!

— Так я бы отвлёк, cap полковник, но кто же знал, что они просто провалятся, как гнилое дерево? Скорее всего, не рассчитывали, что мехсостав может ползать по скалам.

— Ладно, это я так, от избытка чувств. Молодец, что не растерялся. Сейчас мы здесь всё дочистим и втянемся к тебе в долину. Ты уже разблокировал спецгруппу?

— В процессе. Сейчас дожмём пару рот, и будет порядок.

— Давай, — командир полка отключился, зато замерцала пиктограмма со стилизованным изображением зелёного дракона.

— Подполковник Лидд, командир опергруппы флота Зелёный шторм.

— Привет, Хиш! — Серг включил видеопроекцию и с удовольствием увидел на экране лицо старого друга.

— Я должен был догадаться, — Хишан Лидд широко улыбнулся. — Ты ворвался в этот курятник словно стая храсков. А у нас, честно говоря, резервы уже на исходе.

— Щас дочистим вокруг купола, и можете выбираться на свежий воздух. Сам как?

— Да нормально, — Хишан небрежно взмахнул рукой. — Кстати, ты активнее работай носом. Тут у орды, похоже, лежбище… было, а мы им побили всю посуду.

— Если у них тут было лежбище, как ты говоришь, то нужно шевелить не носом, а ногами, и побыстрее, — проворчал Серг и отключился.

— Первый. Зачистка операционной зоны закончена. Контроль над полем установлен.

— Принял, первый. Второй, третий и четвёртый — обеспечить оперативный контроль боевого радиуса. Акасс, как там летуны?

— Есть картинка высокого разрешения и объёмная реконструкция боевого радиуса.

— А почему я её не вижу? — резонно поинтересовался Серг. — Акасс, мне обязательно нужно драть глотку по такому вопросу?

— Канал на тактический эмулятор выведен. Вас понял, командир. Доводить информацию в реальном времени.

— То-то же, — Серг взмахнул рукой, и стоявший чуть поодаль БТР, свистнув турбиной, подрулил ближе.

— Давай к куполу, — произнёс Серг, когда устроился в командирском ложементе, и, мягко качнувшись на торсионах, бронемашина бодро рванула вперёд, лавируя между осадными пушками.

— Тиго?

— На связи, командир.

— Что с коробочкой?

— Двигаться будет, но защиты никакой. Силовой каркас «поплыл».

— Хрен с ним, пусть будет передвижной тележкой, — Серг кивнул. — Ты мне лучше скажи, можем ли мы использовать эти чёртовы пушки. Есть у меня одна идея.

— Ну как-то использовать сможем, — задумчиво произнёс начтех батальона. — Если мне не изменяет память, то это, по сути, копия наших старых жешек семьсот пятой серии, только без собственного привода. Чисто буксируемые орудия. А всё остальное автоматизировано. Так что до исчерпания боезапаса — легко. Унитаров к этому антиквариату у меня нет.

— Давай тогда сделай единую сетку с общим целеуказанием и прочее, ну не мне тебя учить.

— Понял. Сделаю.

— Приехали, cap майор, — отозвался с водительского места десантник, и Серг, ухватившись одной рукой за скобу, легко выпрыгнул из бронетранспортёра. Купол уже растворился в воздухе, но граница, очерченная защитой, была видна на земле словно нарисованная. Мелкий, почти перемолотый в пыль камень, и круг ярко-зелёной лужайки, на котором находилось конусообразное строение метров двенадцати в высоту и диаметром около двадцати у основания.

— Здравствуй, брат, — Хишан крепко пожал руку Серга.

— Здравствуй, брат, — Серг ответил на рукопожатие. — Ты как всегда в цветнике?

Хишан оглянулся на стоявших за его спиной девушек в обтягивающей тело энергоброне и прозрачных шлемах.

— Так куда же без них-то? — он хмыкнул. — Я, кстати, не вижу твоей батальонной магини — Дарна, по-моему, да?

— Улетела на переосвидетельствование. У меня сейчас Роб Келлер. Водник.

— Келлера знаю, сильный мастер, — подполковник Лидд кивнул. — Ну что, где остальные батальоны? Пора окапываться, я считаю.

Серг кивнул и включил командный канал:

— Кинго два вызывает Аверсан.

— Аверсан.

— Занимаю оборону в квадрате десять-десять.

— Принято, Кинго два. Ваш сектор девять-восемнадцать, удаление ноль-пятьсот.

— Исполняю, — переключив связь на внутрибатальонную, Серг на некоторое время выпал из общения, выстраивая свой сектор обороны и командуя перемещением осадных пушек, оставшихся в наследство от уничтоженного крыла.

К моменту прибытия остальных подразделений полка у Серга уже всё было готово к отражению атаки, хотя свои шансы на выживание он оценивал не очень высоко. Ведьмы с Хишаном, конечно, смогут уйти личными телепортами, а вот полутора сотням солдат и офицеров полка придётся хлебнуть полной мерой.

Биомеханоиды уже закончили стаскивать останки в одну большую кучу, и одна из магинь Хишана просто взмахнула рукой, и всё, что ещё недавно было людьми, осыпалось кучей праха.

— Сцена для новых тел расчищена, рабочие сцены на местах, ждём актёров, — ехидно прокомментировал Серг окончание уборки. — Кстати, из-за чего такие скачки?

— Сейчас показать не могу, извини, мы там в ожидании штурма всё ловушками усеяли, сейчас их девчонки снимают, но в общих чертах… Мы-то полезли на маячок аномальной магической активности. И не просто, а активности пространственного характера. Сначала залезли микроботом… раз пять. Ну и когда руководству всё это надоело, пришли, так сказать, лично. А эти поганцы что делали? Здесь аномальный природный портал в область искажения. Они засовывали туда растения, животных, ну и людей, конечно, и смотрели, как можно приспособить то, что получилось, для военных целей. Там в бункере полно всяких уродцев растительно-животного и человеко-звериного производства во всех сочетаниях. Кое-что мы добили из жалости, но основную часть нужно обязательно вывезти. Причём не порталом, а нормальным кораблём. Биоформы нестабильны, и их просто размажет при переброске. Иначе вас бы не дёргали. Ушли бы порталом, оставив воронку глубиной полкилометра.

— Надеешься прищемить кому-то нежные места? — Серг понятливо усмехнулся.

— Так прищемлю обязательно, — Хишан улыбнулся. — Там обнаружили несколько сотен секретных методичек Хат и разработок Зелёных. Так что в перспективе у нас фестиваль контрразведки, бал прокуратуры и похмелье от Управления тюрем. Да, слушай, как там Дан? Вроде, когда я приезжал в последний раз, она уже с животиком ходила?

— Так… — Серг довольно улыбнулся. — Пацан, три двести. Назвали Рон. Деды всё нарадоваться не могут, а тёща вообще к нам переехала. Просто трясётся над парнем. А твоя?

— Не, мы пока подождём. Арна ещё слишком молода для беременности. Но генную пробу я на всякий случай сдал. А то мало ли что. Можно было бы, конечно, извернуться, но Арна упёрлась. Хочет сама выносить малыша. Так что ждём разрешения от авторитетной комиссии.

— Да… Серг задумался. — Слушай, а вот если те, кто сидят там наверху, ну очень серьёзные дядьки? Сюда же никого не пришлют. Просто дождутся, пока мы тут все поляжем, и зачистят территорию.

Хишан некоторое время напряжённо размышлял над словами друга, а после включил собственную тактическую связь.

— Ронда, проверь насчёт портала. Попробуй провесить, ну хоть до нашей базы, — он помолчал, выслушивая ответ, кивнул невидимой собеседнице и уважительно посмотрел на Серга.

— Твоё чутьё не подвело, брат. Нас тут, похоже, отрезали от всего, — Хишан посмотрел налево, где уже устанавливали защитный полог командного центра. — Пойдём, пообщаемся с вашим командиром. Он вообще как?

— Вполне, — Серг кивнул. — Вменяемый, не занудный, службу знает. Немного сторонится всякой магии и прочего, ну так тебе с ним детей не крестить. Кстати, неплохо было бы свистнуть Нику, что у нас тут сложности.

— Так ты на нём пришёл, — Хишан ухмыльнулся. — Сейчас свистнем. Кораблик у него, конечно, сильный, но если навалятся, пусть лучше будет здесь.


Хишан быстро поговорил с висящим на орбите кораблём и, оценив, как окапывается полк, пообщался с командиром Ника, после чего снова спустился в подземелье.

Остатки экспериментов марканцев уже упаковали или уничтожили, ловушки деактивировали, поэтому во всех лабораториях царила пустота и тишина. Лишь в дальнем конце коридора на третьем уровне, где располагалась пещера с аномальным порталом, находились несколько маготехников и пятёрка охраны.

— Как?

— Пока стабильно, — старший маготехник капитан Декро, маг-универсал восьмой ступени, задумчиво посмотрел на лаково блестящую чёрную плёнку портала. — Фазу пока не поймали, но судя по косвенным признакам, будет стабильным ещё как минимум пару недель. Но в любом случае, зона изменений не больше этой пещеры, так что катастрофы не будет.

— А это, значит, мелочи жизни? — подполковник пнул носком сапога останки твари, сожжённой охраной маготехников. — Вот вылезет их хотя бы десяток…

— С десятком справимся, — старший лейтенант Лагра Него подошла ближе. — Хуже всего будет, если эта тварь там не самая сильная.

Хишан ненадолго задумался.

— Так, я сейчас договорюсь с алыми, и пусть они нам сюда поставят пару скорострельных пушек. Им наверху это погоды не сделает, а нам в случае чего совсем не помешает.


3

Барабанщик, играйте гимн!

Неизвестный сержант

Структура Марканских вооружённых сил в целом сохранила черты вольных формирований раннего периода освоения Маркахи. Основная единица вооружённых сил — стая. Численность стаи — тысяча — полторы тысячи человек плюс технический состав. Условно можно соотнести стаю с полком, но такое сравнение будет неверным, так как стая редко имеет собственные источники снабжения и экипировки и больше соотносится с батальоном, так как входит в более крупное соединение — суллу. Сулла по численности составляет около пяти тысяч человек и функционально играет роль полков или лёгких бригад. Имеет все необходимые средства для проведения кратковременных операций в отрыве от основных сил. Более крупное соединение — орда — может насчитывать до двадцати сулл и имеет как собственные корабли, так и средства снабжения.

Вооружённые силы государств ареала.
Генштаб Саргонских ВС Гианда

Вождь блуждающей орды «Фарх» Либен Тиас — могучий, но несколько расплывшийся мужчина высокого для марканцев роста — почти полтора метра, в синем комби с серебряной эмблемой орды на правом плече и обручем коммуникатора на бритой голове, сидел в удобном кресле прямо напротив центра огромного двадцатиметрового экрана и напряжённо размышлял. Сначала о том, что ему хотелось сделать с нерадивым тарватом[7] сторожевой стаи, не сумевшей отбить нападение разведгруппы. Потом, после получения последних донесений, мысли переключились на эхата[8] — командира младшей суллы,[9] не сумевшего организовать уничтожение всего одного полка Алых, а в конце совсем невесёлые мысли о том, что с ним самим сделает повелитель орды Кровавый Ил Кран.

Сулла из штатного числа в двадцать тысяч бойцов сохранила едва три сотни, и те были загнаны в болота, а полк Алых вовсю окапывался в месте, само существование которого было величайшим секретом Повелителя, и гнев его будет страшен.

К сожалению, и тарват, и эхат погибли вместе со своими подразделениями, что автоматически выводило вождя орды в первые рады попадающих под карающую длань Кровавого. Так что у него лишь один шанс на спасение — вымести Союз с планеты и зачистить там всё «под ноль». У него более двух десятков боевых кораблей первой линии и около пятисот тысяч бойцов, так что шансы на победу достаточно высоки. Если, конечно, не подоспеют другие подразделения противника, а это твёрдо пообещал вождь тайной орды Крис Тарк.

И теперь блуждающая орда рвалась через гиперпространство к никому не нужной планете, чтобы обрушить всю мощь Марканы на наглых захватчиков.

— Вождь, — дежурный офицер, не утруждая себя поклонами, подскочил ближе и вывел на экран данные с передового корабля. — На орбите лишь один корабль. По данным разведки — крейсер типа «Тарват». Из вооружения, способного противостоять нашим кораблям, два десятка тяжёлых торпед и лучевая сдвоенная пушка.

Тиас размышлял недолго:

— Построение «облако», вываливаемся из гипера все вместе. Пока он будет размышлять о том, кого атаковать, мы его общим залпом по пространству размажем.


У новейшего тяжелого крейсера типа «Альган», при всей схожести его очертаний, с крейсерами серии «Тарват» не было ничего общего. Даже пространственная рама была изготовлена не из металла, а из магически уплотнённой керамики, а огневая мощь, если не считать артефактной пушки, увеличена почти в пять раз. Экипаж такого большого корабля состоял всего из десяти человек, а всю нагрузку по управлению вооружением и агрегатам корабля нёс искусственный интеллект четвёртого класса.

Капитан-коммандер Росс как опытный командир уже раскинул поисковую сеть и вывел на командный пост канал от поста дальнего обнаружения. Экипаж уже как два часа сидел по боевому расписанию в полной готовности, а врагов всё не было.

Услышав в мешанине звуков биение приводов марканских тяжёлых линкоров, Ник снял наушники и вывел на монитор координаты формирующегося облака пробоя.

— Первая батарея — залп. Вторая-третья — продувка приводов. Орудийной-один — открытие огня по захвату целей. Беглым. Орудийной-два держать стволы холодными. Огонь только по дистанции триста. Пушечным постам — пасти орбиту. Ваша задача — транспорты.

— Есть автоподрыв! — подала голос первый лейтенант Рина Тего. — Есть уничтожение пяти целей. Предположительно, корабли марканской постройки, тип — линкор.

— Залп второй и третьей. По перезарядке, огонь по готовности.

— Есть уничтожение ещё пяти целей, тип — крейсер. Есть повреждение осколками ещё двух целей, тип — крейсер. Фиксирую старт противоракет и заградительного облака. Есть уничтожение двух целей. Тип — фрегат.

— Фрегаты — это хорошо, — Ник Росс удовлетворённо кивнул, приветствуя уничтожение самых маневренных и скоростных противников.

— Фиксирую старт тяжёлых ракет.

— Пушечным постам — заградительное облако.

— Есть повреждение внешнего броневого слоя, — старший офицер поста живучести бесстрастно констатировал, что в перестрелке есть как минимум две стороны. Непрерывно маневрирующий крейсер всё же ухитрились достать, пусть и за счёт огромного расхода боеприпасов.

— Пост один — беглый огонь по облаку. Хоть кого-то заденете, всё легче будет.

— Есть повреждение пятой и двенадцатой бортовых батарей.

На мгновение мигнули экраны, реагируя на вспышку протонного орудия, и ещё один из кораблей противника вспыхнул маленькой звездочкой.

— Исчерпаны бункеры двенадцатой и третьей бортовых батарей. Расчёт восполняет бункеры за счёт выбитых установок. Возобновление огня — три минуты.

— Ну-ну, — капитан-коммандер насмешливо хмыкнул, — если они у нас будут. Связь, есть канал с корпусом?

— Сообщение отправили трижды, коммандер. Ответа нет.

— Чем же они нас глушат, твари? — Ник Росс бросил взгляд на экран, где высвечивались повреждения корабля и общее состояние систем. Пока всё было невесело, но не смертельно. Но когда из облака гиперперехода вывалился флагман орды, ситуация резко изменилась. Даже два попадания из разгонной пушки не уничтожили линкор, и начался самоубийственный обмен ударами. Наконец, пост-два воткнул протонный луч в реакторный отсек, и лишившийся двигателей корабль замер, превращаясь в мишень, на которой сразу сосредоточили огонь уцелевшие батареи.

За время короткой схватки Нику удалось перемолоть больше половины вражеского флота, но часть кораблей всё же прорвались к орбите и начали высадку десанта, хотя последние транспорты удалось-таки поджарить из протонной пушки.


Дымные росчерки перечеркнули небо над планетой. Десятки кораблей, прорвавшиеся через одинокий крейсер, маневрировали, готовя массированную высадку десанта, а полк Алого легиона окапывался, собираясь принять бой.

Серг переключился на внешнюю связь и нажал иконку вызова корабля:

— Сарта-один.

— Сарта первая на приёме.

— Дай коммандера Росса.

— На приёме.

— Как у тебя?

— Ну как… если здесь ещё появится хотя бы рейдер, нам крышка. Главным орудиям капец. В строю только десяток пушек среднего калибра. Извини, не смог всё сбить. Так что сейчас попытаемся подлатать корабль и, если что, подопрём вас с орбиты.

— Да, было бы не лишним, — Серг скользнул взглядом по экрану, где всё увеличивалась цифра предположительной численности вражеского десанта. — Ладно, если всё будет плохо, давай на спасботах к нам. Всё веселей помирать, чем в банке на орбите.

— Что там у него? — командир полка, дождавшись окончания сеанса связи своего офицера с кораблём, сразу же проявился в канале.

— В общем, на поддержку сверху рассчитывать не приходится.

— Да и так сотворил чудо. Если бы марканцы так не рвались высадить десант, крейсер бы вообще размазали. — Командир полка трезво оценивал шансы на выживание одиночного крейсера против своры линкоров марканской постройки. Корабли у торговой республики были, конечно, полным барахлом, но численность и суммарный залп внушали уважение.

Тем временем трофейные пушки накрыли первую точку десантирования, и сразу десять тысяч человек отправились вслед за кораблями орды. Так произошло ещё пару раз, пока марканцы не сообразили высаживать людей вне зоны накрытия собственных пушек.

Всего по оценкам полкового штаба на вечеринку собралось более трёхсот тысяч человек, что делало конец всего мероприятия довольно предсказуемым.

Наконец, собравшись в пять атакующих клиньев, десантники блуждающей орды двинулись вперёд, к горной долине.

По наступающим войскам сначала отстрелялись все дальнобойные средства легиона. Били до исчерпания боезапаса и на расплав стволов, потому что шансов снова вступить в бой у них не было. Потом лезущих словно тараканы врагов встретили скорострельные пушки, установленные на господствующих высотах и над теснинами перевалов.

На этом рубеже атака немного захлебнулась, но, не считаясь с потерями, полковые и бригадные колонны двигались вперёд, продавливаясь через шквальный огонь.

Свою ноту в общее звучание внёс и Хишан, выйдя на открытую площадку возле бункера в сопровождении двух стройных и явно девичьих фигурок в комбинезонах и глухих шлемах.

Серг уже хотел что-то сказать, когда за спиной у троицы магов раскрылись призрачные крылья. Группа слитно, словно атакующее звено штурмовиков, взлетела вверх и, перейдя в горизонтальный полёт, заложила короткую дугу, выходя на самое опасное направление.

Через пару минут словно огненный дождь пролился на марканцев, заполнивших ущелье, и каждая капля прожигала толстую броню насквозь, до самой земли, оставляя на камнях жирные чёрные пятна копоти.

Крик тысяч заживо сгорающих людей был слышен на десяток километров, и даже бывалые легионеры почувствовали себя крайне неуютно.

После группового выступления магов давление на этом участке на некоторое время снизилось, и атакующие части немного оттянулись назад для перегруппировки. Зато оживились другие подразделения, и уже через час передовые части одной из группировок начали входить в долину.


Биомеханоиды, прятавшиеся до поры в высокой траве, атаковали одновременно по всей протяжённости колонны, устраивая судный день в одном отдельно взятом месте до тех пор, пока всю эту копошащуюся массу не накрыли ракетным ударом сами марканцы, уничтожая и своих, и чужих.

Несмотря на потери и шквальный огонь, уже через три часа бой шёл в самой долине, и частям Торговой республики удалось закрепиться на позициях.

Командир полка — полковник Лас Шенго — получил тяжёлое ранение, и командование принял майор Нагр, а Ника как самого квалифицированного специалиста передвинул на своё место — заместителя по технической части, не снимая с него командование батальоном.


Бригадный генерал Ван Риго получил приказ лечь в дрейф и ждать распоряжений, когда до цели оставалось совсем немного — три часа хода в крейсерском режиме. Командующий отдельной ударной группой Чёрного легиона за время службы уже привык и к идиотским и к нелогичным приказам, но в этом случае от послания из штаба легиона вдруг отчётливо пахнуло отборной гнилью. Именно поэтому пост дальнего контроля, а у него на флагманском крейсере служило целых два слухача, получил приказ особенно внимательно слушать пространство.

И когда раздался сигнал вызова от старшего оператора, он не мешкая включил связь.

— Ну?

— Сар бригадир. Зафиксированы сигналы многочисленных приводов. Сигнатуры марканских кораблей. Также есть фиксация сигналов разрушаемых оболочек приводов. Вектор три-двадцать-восемь, удаление восемьсот.

— Там, выходит, идёт бой?

— Я бы сказал — бойня, cap бригадир. Кого-то из наших зажали, но он им дает жару.

— Группе красный-красный-белый. Стоять по-боевому. Посту-два рассчитать короткий прыжок по вектору три-двадцать-восемь, удаление семьсот. Десанту — готовность один.

— Параметры прыжка рассчитаны.

— Эскадре маршевый разгон. Прыжок по командному, марш!


Из прыжка оперативная группа вывалилась практически одновременно с подкреплением, вызванным избиваемой на планете ордой. Но теперь группе из пяти линкоров, десяти крейсеров и двадцати кораблей меньшего класса противостояло целых пять тяжёлых крейсеров, усиленных десятком скоростных фрегатов и тяжёлых рейдеров.

Не обращая внимания на свалку в околопланетном пространстве, транспорт Чёрных сразу вошёл в атмосферу и начал высадку десанта.

У Чёрного легиона была своя специфика. Если Алый занимался в основном десантно-штурмовыми операциями, Синий предназначался для обороны объектов и планет, то Чёрный в первую очередь предназначался для диверсионных и карательных операций в любых ситуациях.

Поэтому весь мехсостав был собран из средних дронов с огромным боезапасом, мощными энергощитами и высокой автономностью.

Удар двух батальонов в тыл марканцам мгновенно решил исход боя. Уйти не удалось никому, так как дроны Чёрных просто не оставляли раненых и в плен брать не умели.

Уничтожив остатки флота в околопланетном пространстве, корабли легиона нашли и уничтожили глушитель порталов на планете, и к моменту соединения сил связь — и портальная, и командная — заработали нормально.

Сразу же по каналам контрразведки понеслась тихая буря выяснения, кто дал команду флотам усиления остановить движение, и в несколько адресов выехали оперативные группы.

Пока не прибыли подразделения Синего легиона, остатки полка Алых и два батальона Чёрных начали быстрыми темпами укреплять оборону, так как вердикт прибывшего иерарха Хаторан был однозначен:

— Портал отдавать не будем, хотя и перевезти не сможем.


Что это означало, Ник Росс осознал, когда перед ним, дрейфующим в компании двух ремонтных модулей, сначала вывалилась из гиперпространства Ударная орда главы Марканской республики Ил Крана, прозванного Кровавым. А вслед за ним в каких-то паре миллионов километров материализовалась Третья отдельная армада Синего легиона, в составе которой были два суперлинкора.

Армада, рассчитанная на противостояние целому флоту, причём в автономном режиме, просто растерзала марканцев, отделавшись двумя уничтоженными кораблями, экипажи которых, к счастью, удалось вытащить.

Десантирование Синих завораживало. Огромные тормозные парашюты и облака тормозящих буферных полей вокруг модулей планетарной обороны, десятки тысяч дронов непосредственной обороны модулей и тысячи штурмовиков, рассекающих небо.

Основательно потрёпанному полку Алых генерал Нарго отвёл площадку в центре долины, куда сначала собрали людей и весь выживший мехсостав, и, приказав не отсвечивать, вернулся к своим делам.

Баланс, подведённый командиром подразделения, был неутешительным. Полка как боевой единицы фактически не стало. Из списочного состава в сто двадцать человек в строю было всего тридцать два, и погибшими числилось двенадцать. Немного утешал тот факт, что ими была уничтожена группировка, равная двум дивизиям полного состава, и полк получил высокую оценку командования, но таких потерь десантники не имели никогда.


Хишан поднялся на поверхность, когда Синие уже закончили возводить оборонительную сеть, а остатки полка Алых готовились к погрузке в десантный бот.

Он тоже закончил эвакуацию остатков экспериментов марканцев и в ожидании прибытия смены решил пройтись по свежему воздуху.

Серга он увидел с планшетом в руках, горестно обходившего своё поредевшее воинство. Из двухсот двадцати боеукладок дронов и ста сорока тяжёлых платформ загруженными были лишь десятая часть, да и то, что было упаковано к перевозке, представляло скорее исследовательскую ценность, но никак не военную. Конечно, все данные по боевой эксплуатации уйдут куда надо и соответствующие люди сделают выводы, но к своим биомеханическим солдатам Серг относился как к живым и очень не любил терять их. Хорошо ещё, что у него в батальоне не было потерь в людском составе.

— Как тут? — Хишан окинул взором изрядно ощипанное воинство друга и улыбнулся.

— А то сам не видишь, — Серг опустил планшет. — Был бат — нету бата. А сейчас заводы на пределе, так что когда новый мехсостав получим, хрен знает. Только если со складов старьё какое-нибудь дадут.

— Ладно, не напрягайся, на наш век войны хватит. Вон Ник без корабля остался, это куда круче. Ему-то со склада никто и ничего не даст. Будет сидеть на базе, пока не залатают его птичку.

— Это да, — Серг кивнул. Ситуация с кораблями была ещё хуже, чем с дронами. Слишком много заводов встало под реконструкцию. Аналитики предполагали, что будет пауза в боевых действиях, и крупно просчитались.

— Я, собственно, к чему клоню… Ты дома давно был?

— Так неделю назад… — начал было Серг и через секунду понял, о чём спрашивал его друг. — Ты про Ладу? Вообще не был с тех пор, как мы с тобой дёру дали.

— Вот я и предлагаю слетать домой. Всё одно нам отпуск положен. Заодно от семьи немного отдохнёшь.

— Да я вообще-то и не устал, — возразил Серг, — но резон в твоих словах есть. А то батя уже дуться начал, чего это я всё не соберусь к ним.

— Ну так в чём проблема? Сейчас упакуетесь по транспортам, и вперёд. Там пару дней тебе на сдачу металлолома, и в Гианде встретимся.

— А на чём пойдём?

— Как на чём? — удивился Хишан. — Портал же стационарный провесили до Лады. Уже как год работает. Даже два, если считать грузовой. Корабли сейчас только негабарит возят и крупные грузы. А всё что до десяти тонн в контейнере, всё порталом. Но если желаешь, можем пойти на моей яхте.

— О! Откуда дровишки?

— Аря подарила, — Хишан улыбнулся, и его лицо озарилось каким-то внутренним светом. — Она вообще любит делать подарки больше, чем получать их. А тут подогнали какую-то экспериментальную модель с фрименских верфей, ну и вот. Так что, давай, решай свои дела, и навестим милый дом. А то уже неприлично как-то выходит.


Все получилось именно так, как планировал Хишан. Жена Серга отпустила мужа «на погулять», и, встретившись на площади перед портальным комплексом, друзья быстро оформили документы и прошли к двести тридцать второму кольцу, которое отправляло партию людей на Ладу.

Нестройной толпой, словно пассажиры челнока, люди перешли через границу, отделённую серебристой плёнкой, и оказались в портальном комплексе Лады.

— Двадцатый комплекс, — Серг, улыбнувшись, оглянулся, осматривая знакомые стены старого подземного хранилища, располагавшегося прямо под Резервным космодромом.

Теперь в зале, огромном, словно ремонтный ангар орбитальной крепости, не громоздились ящики с грузами и контейнеры с оборудованием. Откуда-то из глубины комплекса вели три широких ленточных транспортёра, а всё пространство перед порталом было чистым и даже ухоженным, что было нетипично для этого места.

— Да, с момента написания сказки лес сильно изменился, — произнёс Серг, крутя головой в разные стороны, пока не увидел спешащего к ним отца.

— Привет, Хиш, привет, сынок, — бессменный глава горноспасательной службы девятого узла и тридцать восьмого комплекса, или, как его называли жители — Тулы, широкоплечий, высокий и громогласный Ник Ракин по очереди пожал руку парням. — О, я вижу, тебя не обошли почестями? — он улыбнулся, глядя на подполковничьи звёзды сына. — Поздравляю.

— Да, дали вот после последней операции, — Серг немного смущённо кивнул.

— Хорошо, — Ник Ракин кивнул. — Как поедем, верхом или магистралью?

— А верхом как? — удивился Серг. — А если под выброс попадём?

— Так сейчас у всех руководителей служб от восьмого разряда и выше флаеры со спецзащитой, — с удовольствием ответил Ник. — Хаты сделали. Так что им любой выброс нипочём, всё соскальзывает словно вода.

— Ну, тогда, наверное, верхом? — Серг вопросительно посмотрел на друга и, увидев в его глазах интерес, утвердительно кивнул.

— Тогда за мной! — Ракин-старший махнул рукой и пошёл быстрым шагом в сторону подъёмников.

Они поднялись в лифте на площадку, заполненную однотипными машинами, отец Серга нажал кнопку брелока, и стоявший в третьем ряду флаер негромко пискнул и приветливо распахнул широкие двери.

Когда все сели, Ник аккуратно приподнял машину над полом из полированного гранита и, выведя флаер на стартовую площадку, так же неторопливо провёл его сквозь защитный полог силового поля.

Посадочная площадка, как и большинство строений на Ладе, находилась под землёй, но учитывая, что подземелье пряталось внутри высокой горной системы, то под крылом флаера сразу же замелькали однотонные серо-радужные холмы Лады.

— А там что? — Хишан кивнул в сторону жемчужно-серого купола, возвышавшегося слева по курсу.

— Одна из фабрик. — Отец Серга чуть поправил курс и флаер вильнул влево. — Защитный купол не только не даёт алмазному дыму оседать на людей и оборудование, но и, кроме того, вдоль границы купола растут особенно большие камни. Сделали даже такое место, в районе Горячего. Там сдвинули три купола, оставив промежуток в пять метров, так, в этом кусочке нарастают камни до сорока килограммов весом. Каждый такой камень стоит как годовой доход аграрной планеты, а уходят они исключительно на искусственные интеллекты восьмого поколения. Сдали пока всего пять штук, но денег отхватили просто невероятную кучу.

— Всё на оборону потратили? — понимающе усмехнулся Хишан, прекрасно зная любимые игрушки своих земляков.

— Ты знаешь, не совсем, — Ник Ракин усмехнулся и, сделав круг над куполом, встал на прежний курс. — Теперь в системе полноформатный комплекс обороны, включая пять крепостей и две несущие платформы. Теперь росские алмазы — стратегическое сырьё особого значения, так что Союз здесь окопался крепко. Кстати, энергощиты позволили поднять на поверхности не только перерабатывающие комплексы, но и города, так что теперь можно селиться под открытым небом. Но у нас народ пуганый, и особого наплыва желающих пока нет. Так что там больницы, спортивные сооружения и прочее в таком духе.

Росс поднял флаер ещё выше, и под короткими крыльями летающей машины распахнулась во всю ширь Радужная долина.

— Сейчас проскочим над долиной, потом Чёртова пустошь, и мы дома. Кстати, Хиш, ты в курсе, что алмазную пыль у нас теперь выкупают не только промышленники, но и Хаты.

— Да, знаю, — Хишан усмехнулся, — есть там у нас такая девочка, которая делает из этой пыли нити и насыщает их тереном. В итоге получается такая ткань, что лучше любой брони. Дорого, конечно, но сейчас на этот композит переходят все элитные подразделения. Разумеется, кинетику никто не отменял, и если чем-то серьёзным попадёт, кости переломает. Но вообще — супер.

— Из росского алмаза нить? — Ракин-старший округлил глаза.

— Да там такая мастерица, — Хишан рассмеялся, — гранд пространственного синтеза.

— Ты про Эрин? — Серг хмыкнул. — Да, интересная девушка. Как с ними Ник справляется, интересно. Мне вот одной за глаза. А у него аж две.

— Это вы сейчас про кого? — Ник Ракин оглянулся на парней.

— Да наш друг и, можно сказать, боевой товарищ, — пояснил Серг, — флаг-коммандер Ник Росс. Как уж его эти две ведьмы захомутали, не знаю, но оформили тройной брак, и теперь парень крепко заперт в стойле.

— Прям ведьмы? — усмехнулся Ракин.

— Нет, обе, конечно, красотки, и фигурки выше всяческих похвал, но Денира — ну которая вторая — она же вообще дочка фрименского олигарха. Так что у неё инстинкт собственника, можно сказать, в крови, — улыбаясь, пояснил Хишан. — На совместных выездах Деня одним взглядом даже не отшивает приблудных дамочек, а просто отшвыривает словно тараном. И ведь магии там на самом донышке, а как шибает!

Флаер плавно развернулся, огибая скальный массив, и, снизив скорость, плавно втянулся под козырёк посадочной платформы.

Фыркнула система очистки, сдувая мельчайшую алмазную пыль, и на мгновение ожили водяные форсунки, омывая корпус мобиля. Через несколько секунд машина остановилась посреди платформы и раскрыла сверкнувшие полированной краской двери.

— Ну, прибыли, — Серг подхватил свой баул из раскрытого багажника и, достав второй почти такой же, подал его Хишану. — Теперь расскажешь, зачем ты меня сюда притащил?

— А чем тебе не нравится идея припасть, так сказать, к корням? — Хишан улыбнулся и забросил сумку на плечо.

— Не смешите мою печень, — фыркнул Серг, — вся эта муть не про тебя. А вот подлянку ты кому-то задумал просто грандиозную.

— Грандиозную, да. Но не я, — Хишан печально вздохнул. — Не мой размерчик. Ну, во всяком случае, пока. Но мыслишь в правильном направлении. Сар Ракин, — окликнул он отца Серга, — груз восемьсот восемь прибыл?

— А ты, я извиняюсь, каким боком к этим играм? — Ник Ракин даже внешне подобрался.

— Подполковник Лидд, третья спецгруппа, код «Колесо», — Хишан достал из кармана прямоугольную карточку-допуск и протянул её Нику.

— Полковник сил планетарной обороны Ракин, — отец Серга серьёзно кивнул и, внимательно осмотрев карточку, вернул её Хишану. — А этот оболтус у тебя прицепным?

— Ну, почти, — Хишан ехидно улыбнулся. — В штабе уже как пару часов должен лежать на него приказ о формировании полка теробороны. Так что принимайте мехсостав, cap подполковник, омывать светлыми слезами родной порог будем позже.

— Без меня меня повысили, куда-то назначили, чего-то втиснули…

— Не ворчи, — отмахнулся Хишан, — как ты ещё до полка дорастёшь. А тут тебе и сразу лишнюю звезду на погон, и полк, можно сказать, под тебя заточили, и вообще… Доверие, так сказать, — он ухмыльнулся. — Не переживай. Сейчас сотни отпускников и просто туристов на Ладе охреневают, получая предписания и боевые приказы.

— А против кого дружим и чего такая секретность?

— А если подумать?

— Ну, Марканская торговая республика, конечно. Больше-то некому, — Серг, дошедший до платформы монорельса, сбросил баул в багажный отсек и уселся в кресло, тщательно пристегнувшись ремнями. — По соплям получили, и бегом отмываться.

— Правильно, — Хишан, севший рядом, тоже пристегнулся. — Тут у нас такой расклад. Марканцы затеяли удар возмездия, и чтобы они не рубанули по какой-нибудь аграрной планете, им подсунули информацию о Ладе и огромной партии алмазов, которую тут готовят для продажи на аукционе Союза. Ну и там, что на орбите одна рухлядь и что население планеты всего пара десятков миллионов. Вот они и подсуетились. Собрали почти весь свой флот и собираются к нам в гости.

Серг просчитывал ситуацию недолго:

— Хотят иметь повод для вторжения?

— А как же! — Хишан рассмеялся. Только не для вторжения, а для показательной порки.

— Неужели марки не понимают, что им тут вломят?

— Может, и понимают, только вот «кто девушку ужинает, тот её и танцует». А ужинает, равно как и завтракает и обедает всех вышепоименованных у нас Ганза. И если они прикажут, эти марахи из собственных штанов выпрыгнут и себя же в зад поцелуют. Так что драка уже оплачена.

— А они нам тут всё не разворотят? — Серг покачал головой. — Сам знаешь, насколько тут всё хрупкое.

— Вот для этого мы здесь с тобой и паримся. Чтобы их унасекомить раньше, чем они тут всё разворотят. Подстраховка, конечно, будет приличная, но сразу все в бой не втянутся. Ловушка должна захлопнуться тогда, когда они завязнут тут на максимальную глубину. Да не переживай ты, — Хишан легонько толкнул друга плечом. — С Советом общин Лады уже всё согласовано. Детей перевели на нижние горизонты или эвакуировали, наиболее ценное оборудование тоже перенесли на нижние горизонты, так что всё системно.

— Системно, — Серг вздохнул, — это тебе на войну идти, только подпоясаться да жезлы нацепить. А мне и мехсостав принять, и людей расставить, да даже технических спецов где я тебе найду?

— Не плачь, малыш, — Хишан рассмеялся, — большие дяди всё продумали и уже за нас решили. Плюха эта не день и не месяц готовилась. Так что будет тебе всё если и не в лучшем виде, то во всяком случае вполне прилично. Кстати, там и сюрприз для тебя. Небольшой, но приятный.

Скользившая по монорельсу моторисса сбавила ход и, накатываясь по инерции, с тихим шелестящим звуком подкатила к платформе. Серг решил притормозить с вопросами, полагая, что всё разрешится в скором времени.

Так, собственно, и вышло. Просторный ангар, где раньше располагалось горнопроходческое оборудование, был заполнен боевыми дронами последних серий, правда, только саргонского производства. Мехсостава совместной разработки не было, но это и к лучшему, решил Серг, так как в теснине узких коридоров живые дроны были лишены своих главных преимуществ — манёвра и возможности нанесения огромного урона в ближнем бою. Кроме того, не было тяжёлых пушечных и летающих машин, что сказало ему о характере будущих боевых действий лучше любого инструктажа.

Возле транспортных контейнеров возились люди в технических комбинезонах, и приведённая в боевую готовность техника отводилась на боеукладку, которая не только была транспортной системой, но и позволяла контролировать технические параметры.

— Майор Лео Рост, — высокий широкоплечий техник небрежно козырнул Сергу. — Направлен в распоряжение восьмой тактической группы на должность начтеха.

— Подполковник Серг Ракин, — Серг отзеркалил жест майора. — Видимо, направлен командовать этим зверинцем.

— Подполковник Лидд, объединённое командование операции, — Хишан тоже бросил руку к обрезу берета и добавил: — подполковник Ракин будет не только командовать полковой группой, но и примет обеспечивающий состав, — Хишан достал из-за пазухи кителя конверт с приказом и подал его майору. — Такгруппа должна быть готова к боевому применению через восемь стандартных суток от этого часа. Офицер связи прибудет через несколько часов. В процессе подготовки связь, кроме защищённых проводных линий, запрещена к использованию. Все коммуникации только через офицера связи.

— Да здесь он уже, — майор кивнул куда-то в угол. — Шляется примерно с час. Мы ему аппаратуру помогли распаковать и приткнули в уголок.

— Отлично, — Хишан кивнул, — а полковой маготехник?

— Тоже здесь, — майор Рост улыбнулся. — Вон, на галерее пристроилась. — Лео обернулся и с удивлением добавил: — а нет, летит, красавица. Наверное, начальство почуяла.

— Старший лейтенант Мира Крео, восьмая тактическая группа, — невысокая хрупкая девушка в хаторанском мундире чётко козырнула и замерла, вытянувшись в струнку.

— Отлично, все на месте, — Хишан улыбнулся. — Хотелось бы только уточнить, что, несмотря на юный возраст и невысокое пока ещё звание, маготехник Крео является мастером воздуха двенадцатого уровня и мастером огня девятого уровня. Так что прошу любить и жаловать.

— Сильно, — Серг совсем с другим чувством посмотрел на хрупкую девчонку. Его батальонный маг — капитан Келлер — имел восьмой ранг в воде и шестой в воздухе, что позволяло ему без особых усилий плющить тяжёлые орудийные платформы в ком смятого словно бумага металла.

— А вам, Мира, для того чтобы не сильно зазнавались, хочу особо представить подполковника Ракина как заклинателя.

Старший лейтенант ничего не ответила, но по лицу было видно, как она относится к подобным сказкам.

Не говоря ни слова, Серг в посверкивании электронных полей дронов выделил одного, потянувшись словно ниточкой, вошёл в его структуру и перешёл в режим прямого управления.

— Ой! — девушка опустила взгляд вниз и увидела, как шестиногий дрон с лёгким пулемётом, торчащим словно хобот, трётся об её штанину, как собака. Объективы оптической системы дрона несколько раз закрыли и открыли броневые щитки, будто робот моргал от удовольствия, а хвост-балансир с мягкой антенной прижался к боку.

Мира склонилась над дроном и осторожно коснулась защитного кожуха пулемёта, и сразу же утробное урчание раздалось откуда-то из внутренностей дрона. Это запыхтел компрессор охлаждающей системы.

— Так это правда, — девушка встала и внимательно посмотрела на Серга, на что тот лишь пожал плечами и улыбнулся, мол, не всё же вам удивлять нас.

В ответ девушка как-то по-особому развернула плечи, прищурилась, словно оценивая Серга, и, видимо, придя к какому-то решению, провела пальцами по волосам, чуть изогнув точёную шейку.

Проделано было всё быстро и как-то очень плавно, но от этого зрелища у Серга во рту всё мгновенно пересохло. Он с трудом сглотнул и, чтобы скрыть впечатление, которое на него произвела юная магичка, начал наводить шорох среди подчинённых.


— Хорошо идут, — Хишан, стоявший у огромного панорамного экрана в Главном Центре планетарной обороны, покачал головой. Вражеских кораблей, вошедших в систему, было не полторы тысячи, как планировал штаб, и даже не две, на что заложились с запасом разрабатывавшие операцию генералы, а как минимум три тысячи. И треть из них представляла собой тяжёлые дивизионные транспорты Ашш типа Нихвар, способные высадить около двадцати тысяч десантников со средствами усиления. Видимо, синекожие всё же решили поучаствовать в празднике, что сразу и резко осложняло ситуацию.

Командующий операцией адмирал первого ранга Сандр Ван, заслуженный военачальник, выдернутый из пенсионного уюта распоряжением Князя, чуть склонился над микрофоном боевой связи:

— Срочная эвакуация детей, обслуживающего и небоевого персонала, по коду жёлтый — белый — белый. Операторам защитных систем первого рубежа — атака по готовности.

Оператор-прима повернулся в сторону командующего:

— Удаление сто пятьдесят эм. Выход на дистанцию огневого контакта — два часа сорок минут.

— С вашего позволения, cap адмирал, я пойду на свой пост.

— Удачи, Хиш.


4

Не бойтесь гранаты, она ручная!

Неизвестный сержант

С образованием Союза четырёх государств в наш быт стремительно стали входить вещи, ранее доступные лишь крайне ограниченному числу граждан. Техномагические устройства и инструменты помогают обрабатывать сталь и облегчают труд на самых тяжёлых участках, а флорианские очистители резко улучшили качество потребляемых нами воздуха и воды. И так в каждой сфере, куда ни посмотри. Сегодня мы представляем вам три новейших инновационных товара, произведённых в странах — партнёрах Союза.

Походная сковородка Тисол поможет вам приготовить любой продукт без подключения к энергосети и использования любого вида топлива. Правда, её придётся подзаряжать время от времени, но в случае походного устройства это совсем небольшое неудобство.

А вот индикатор Региол производства флорианской компании «Тресса» сможет сообщить вам о наличии в воде, воздухе или пище одного из десяти тысяч вредных веществ, и при этом его ресурс ограничен лишь временем. Напомним, что для своих устройств «Тресса» даёт десятилетнюю гарантию.

Последний шедевр высоких технологий — домашний питомец фирмы Нарсай. Созданный на биомагических принципах, он успешно уничтожает всех насекомых в доме, а также непрошеных гостей вроде грызунов и всего того, с чем мы обычно боремся с помощью химии и ловушек. Кроме того, он может подать сигнал тревоги в случае проникновения злоумышленников и даже вступить в бой, обездвижив до трёх противников…

Медиацентр Миро Скоп,
программа Новости высоких технологий

Вардан Тего сидел на удобном кресле на заснеженной вершине горы и, укутавшись в туманный кокон «тёплого полога», рассматривал на стоявшем рядом экране облако подходившего флота, постоянно скашивая взгляд на мелькавшие внизу цифры дистанции. Его личный потолок по воздействию был сто десять миллионов километров, но на эту дистанцию он мог выдать только один импульс, после чего переходил в разряд обычного мага полкового уровня. Именно поэтому кон Тего решил дождаться сокращения дистанции до девяноста эм и попробовать ударить двумя импульсами, гарантированно уничтожив один корабль и прилично повредив другой.

— Кон Тего? — рядом материализовался подполковник Лидд, назначенный магистрариумом за координацию действий между магами и командованием объединённого флота.

«Мальчишка», — Вардан, разменявший уже четвёртую сотню лет, привычным движением бросил сканирующую сеть и довольно хмыкнул, увидев, как она рассыпается на поднятых боевых щитах ученика великого Хинхайо. Старый звероящер определённо подержался за бороду Творца, потому что каждый его ученик был настоящей звездой боевой магии, а этот ещё и нёс в себе частичку драконьей крови.

— Да, малыш. Сижу тут, одинокий и никому не нужный старик, в ожидании, когда мои кости развеют по миру ужасные захватчики. Ты ведь пришёл попрощаться со старым недоучкой? — И Вардан Тего, широкоплечий мужчина, мускулам которого мог бы позавидовать профессиональный спортсмен, страдальчески нахмурился.

Хишан вежливо улыбнулся и коротко поклонился, показывая, что оценил шутку. Потом бросил взгляд на экран:

— Хотите ударить дважды? — Хишан на минуту задумался. — А если вплести «нар рам» и «двойной аххон» в «длинную цепь»?

— А сможешь? — Вардан Тего заинтересованно посмотрел на молодого мага. — Хотя чего это я спрашиваю. Ученики Хинхайо быстро отучаются фанфаронить. Но если хорошо попадём в синхрон, сможем ударить трижды.

— Я так и рассчитывал, — Хишан достал из кармана маленький прямоугольник размером с брелок и нажал кнопку. Проектор нарисовал в воздухе голову центральной колонны вражеского флота. — Тяжёлые линкоры типа «Гахар». Их, к сожалению, пять, но даже если снесём три, сильно улучшим ситуацию. На вашем экране они обозначены тактическими значками «звёздочка в круге».

— Дистанция, кстати, уже подходящая, — заметил кон Тего.

— Дождёмся семидесяти, — Хишан одним взмахом соткал из плотного слежавшегося снега удобное кресло и присел. — Я читал вашу последнюю работу, посвящённую базовым материальным плетениям, и она произвела на меня огромное впечатление. К сожалению, из-за ограниченного объёма в стороне остались несколько важных для меня вопросов, которые я, пользуясь случаем, хотел бы прояснить…


Адмирал-командор Ван смотрел на то, как тает вражеский флот под ударами минных полей и обстрелов с дальних дистанций, но понимал, что всё это даже не полумеры. Главная ударная сила марканского флота — пять новейших линкоров — не получили до сих пор ни одного попадания благодаря тому, что их словно облако прикрывали корабли помельче. Маги, которые должны были ударить с дальней дистанции, всё медлили, а дистанция уже подходила к семидесяти миллионам километров.

— Оператор, связь с подполковником Лиддом!

— Связь недоступна.

Ван уже набрал воздух в лёгкие, чтобы на флотском наречии рассказать, что он думает о такой дисциплине, как передовой линкор вспыхнул словно звезда, уничтожив заодно весь охраняющий ордер.

Не успел Ван стравить давление, как точно так же вспыхнул и второй линкор, только в этот раз оторванная взрывом боковая гондола унеслась куда-то в сторону, а через минуту — третий, разлетевшийся на мелкие фрагменты. И всё это произошло в тот момент, когда ордер флота начал торможение и, естественно, смешал все свои порядки в неравномерную кучу. Кому-то досталось больше, кому-то меньше, но подсчёт боевого искина всё расставил по местам:

— Уничтожено три цели типа тяжёлый линкор, десять целей типа лёгкий фрегат, сорок рейдеров, сто тридцать пять штурмовиков. Повреждены пять крейсеров до потери контроля силовых установок. Частично повреждены двадцать кораблей различных классов.

— Твою так двести дырок на квадрат! — восхищённо произнёс командующий.

— Есть связь с подполковником Лиддом! — отозвался оператор.

— Сар адмирал-командор? — раздался в наушнике голос молодого магика.

— Ну что, cap подполковник, отличная работа.

— Благодарю, cap адмирал-командор.

— Если ещё поджаришь парочку транспортов, тебе вообще цены не будет… полковник.

— Я постараюсь.

А сидевшая рядом представительница командования Флоры высочайшая Делина Хасс только зябко поёжилась, представив себе, что это могло случиться с их кораблями в случае нападения на магов, и ещё раз вознесла благодарственную молитву Великой Матери, прекратившей это бесцельное и вредное противостояние.


На дистанции пятьдесят миллионов километров в бой вступили артефактные пушки орбитальных крепостей, и облака стальных шариков, разогнанные до четверти световой скорости, понеслись навстречу кораблям противника, заставив его снова смешать порядки в попытке уйти с линии удара.

Собранное в кучу большое количество кораблей с разными характеристиками и уровнем подготовки экипажей выглядело очень устрашающе, но ещё до подлёта стальной картечи несколько кораблей исчезло во вспышках столкновений или просто отвалило в сторону с пробитыми бортами и искорёженными бортовыми батареями.

Ордер окончательно рассеялся, и в этот момент с догоняющих курсов ударили мобильные флотские группы, сидевшие под маскировочными полями.

Часть объединённого флота стала разворачиваться, напрягая изо всех сил поворотные двигатели и насилуя силовой набор корпуса, но, сделав десяток залпов ракетами и картечью, засадная группа ушла к орбите газового гиганта, где имела преимущество по тяге и маневренности.

Тактика раздёргивания флота привела к тому, что к первому рубежу орбитальной обороны подошла не собранная в единый кулак эскадра, а аморфное облако, в котором во всей красе проявили себя истребители флота Союза. Несколько тысяч лёгких машин разных типов и классов закрутили вокруг вражеских кораблей огненную карусель, и бывало, что попадали под огонь собственных коллег и орбитальных крепостей. Но свою функцию они выполнили, повредив и уничтожив ещё десяток транспортов с десантом.

На дальней орбите Лады началась натуральная мясорубка, когда почти четыре тысячи кораблей начали полосовать друг друга лучами протонных пушек и осыпать градом ракет.

Тем не менее, избиваемые и парящие пробоинами шары дивизионных транспортов начали входить в атмосферу. Не все долетели до поверхности в целости и сохранности, не все пережили высадку, так как самые удобные места были тщательно минированы, и не все выжили после того, как вдохнули воздух, искрящийся от мельчайшей алмазной пыли, но и тех, что начали взламывать перекрытия подземных городов, было почти полтора миллиона.

Для агрессора неприятным сюрпризом оказалось, что летающие города, где по данным разведки располагались центры отдыха и частные апартаменты, оказались прекрасно вооружены.

Приземлившиеся на время платформы снова взмыли в воздух и устроили настоящий ад высадившимся войскам, выжигая огромные площади мощными лучевыми пушками.

Летающий детский сад «Ёжик» обрушил на высадившийся корпус марканской планетарной пехоты целое море огня и, не обращая внимание на ответный обстрел, начал снижаться, выбивая узлы ПВО. Когда к нему на подмогу подошёл санаторий «Энергетик», «Ёжик» уже потерял половину антиграв-эмиттеров и держался в воздухе лишь чудом и мастерством экипажа. Пара летающих островов быстро унасекомила вражеский десант, и подошедшему тяжёлому воздушному носителю «Мститель» оставалось лишь констатировать уничтожение цели.

Полк Серга Ракина блокировал один из магистральных ходов пятнадцатого комплекса. Разведка главштаба обороны уже доложила о проникновении в магистральник передовых групп противника и продвижении на дистанцию в километр от пробитой дыры.

Туда сквозь отверстие в скальном щите уже лезли тысячи десантников, а Серг, устроившись с относительным комфортом в одном из боковых штреков, выжидал удобного момента для атаки.

Штаб уже перешёл от угроз отставкой к трибуналу, когда Серг наконец увидел то, что ему было нужно.

В дыру провала на десятках тонких тросов опускали модуль мобильного штаба, и дождавшись, когда расстояние до низа шахты будет около пятидесяти метров, Серг сам нажал кнопку подрыва.

Тридцать тонн зажигательной смеси, уложенной на пол в распределительном зале магистрального тоннеля, хватило, чтобы всё, что находилось в радиусе до пятисот метров, просто превратилось в облако плазмы. Стены в РЗ текли словно жидкое стекло, обнажая прутья арматуры, но свод зала выдержал.

— Сто восьмой докладывает. Уничтожено до десяти тысяч солдат противника с техникой. Полк потерь не имеет.

Штаб молчал долго. Целую минуту в эфире царила тишина, пока в наушниках не прозвучал голос командующего Вана:

— Сто восьмой, прошу данные дистанционного контроля. Наши вышли из строя.

— Да какой там дистанционный контроль, сар адмирал-командор! Там сейчас больше трёх тысяч градусов. И продувку включить нельзя — всё потрескается и обвалится мгновенно. Только если с ремзоны, спасатели подтянут своего дрона. Он вроде до пяти держит. Может, чего и снимет.

— Оставайтесь на связи, — это уже произнесла старший оператор штаба Лисс Деро, и всё вновь затихло.

Пока царило относительное затишье, Серг перегруппировал полк и начал планомерную и спокойную зачистку коридоров от вражеских передовых групп, успевших проскочить магистраль до узлов отсечки. Но через час, когда работа была почти окончена, из штаба поступил приказ передислоцироваться в район восемнадцатого комплекса, где ашш удалось закрепиться.

Магистральные грузоходы были рассчитаны на перевозку ста тонн на каждой платформе, так что пятнадцати составов в десять платформ хватило на полк с избытком.

Через три часа полк, перемещённый на пятьсот километров, уже разгружался на платформе Рязань-узловая, и, проходя поточный контроль параметров, дроны строились в походные колонны.

Типовой рисунок боя предполагал остановку противника массированным огнём пушек крупного калибра и контратаку лёгкими силами, но Серг понимал, что при таких установках большую часть комплекса Рязань придётся отстраивать заново. Поэтому, пропустив отходящие части двадцать второго полка, выдвинул вперёд зенитные пушки.

Орудия относительно небольшого калибра били далеко, имели снаряд повышенной пробиваемости и огромную скорострельность, что сказалось практически мгновенно. Снаряд прошивал пять-шесть бронескафов, пока не взрывался, выкашивая осколками шедших сзади. И даже те снаряды, что не попадали в цель, взрывались, столкнувшись с бетонными стенами, порождая многочисленные рикошеты, которые, как правило, заканчивались в теле очередного врага.

Вал стали и свинца буквально выкосил передовые части ашш, выдавив их в РЗ сто пятой магистрали.

— Четвёртая рота на третью линию. Вторая, занять первую линию.

Серг выдвинул вперёд свой крупный калибр — стомиллиметровые «Рагон-пять», и, выкатываясь под пятидесятиметровый купол распределительного зала, полк сразу дал залп всеми стволами, выплёвывая больше двух сотен осколочно-фугасных снарядов в секунду.

Не успевшие среагировать на столь плотный накат ашш заметались по залу и пропустили вылетающие из зева тоннеля летающие дроны, которые несли лишь один лёгкий пулемёт, но для создания паники подходили идеально.

Через минуту в зале творилась настоящая бойня. Сам Серг, управляя в прямом режиме сразу двумя десятками дронов, прорвал тонкую оборонительную линию и врубился в плотные ряды ашш.

Многорукие проходческие роботы, вооружённые шестью мощными лазерами, были бесполезны в обычном бою, но в рукопашной производили опустошение словно взбесившаяся бензопила. Несколько десятков строк машинного кода в мозгах дрона, и конечности вражеского десантника воспринимаются роботом как приоритетная порода.

Останки и обрезки десантников ашш осыпались на бетон подрезанными ветками, когда из тоннеля наконец выбралась четвёртая рота и, заняв одну из галерей, начала обстреливать остатки бригады с высоты.

Какое-то время на стекле шлема Серга мерцала иконка вызова от командира бригады ашш, но после удачного выстрела зенитного артиллерийского автомата погасла и больше не отвлекала.

— Стоп огонь, — Серг скосил взгляд на тактический экран и, убедившись, что красных отметок нет, прошёлся пальцами по виртуальной клавиатуре, дублируя приказы голосом: — Стволы на продувку, техгруппе приступить к осмотру техсостава. Личному составу обеспечить замену боекомплекта и ревизию вооружения.


Адмирал-командор Ван Гор задумчиво почесал седую макушку и повернулся в сторону начальника группы технического контроля:

— Занятный мальчик. Это у него вроде первый полк?

— Полк первый, — полковник Пётр Кром кивнул. — А вот перемолотая тысяча далеко не первая, не десятая и даже не сотая. Только вы, сар командор, не стройте особых планов насчет него. Подполковник Ракин состоит в списке на ускоренное продвижение в Алом легионе и в личном списке Князя, так что…

— Жаль, — Ван Гор покачал головой и коснулся пиктограммы вызова. — Сто восьмой — на пополнение и техконтроль, двадцать второй на переформирование.


Алые точки, обозначавшие точки высадки десанта и прорывы в сеть подземных коммуникаций, постепенно гасли, заменяясь зелёными точками союзных соединений и синими ореолами работы ремонтно-восстановительных бригад.

Больше всего не повезло тем марканцам и ашш, кто попал под каток подразделений Флоры. Бритвенно-острые ножи генномодифицированных созданий часто были отравлены, и смерть в таком случае не была лёгкой.

Кроме того, флорианки широко пользовались быстроразлагающимися отравляющими веществами, от которых не спасали ни фильтры, ни скафандры.


После удара по передовым кораблям эскадры Хишан вместе со взводом охраны спустился в тоннели шестого узлового комплекса, который ему отвели для обороны. Взвод, состоявший в основном из флорианских офицеров, занял позиции боевого охранения, пока подполковник и Вардан Тего беседовали о различных аспектах высокого искусства магии.

— Дистанция триста, — офицер связи, ведущий приближающуюся группировку вражеского десанта, чуть повысил голос и развернулся в сторону командира, думая, что тот целиком отвлёкся на беседу со своим гостем. В ответ Лидд сделал успокаивающий жест, мол, всё под контролем, и продолжил беседу.

— А вы, насколько я знаю, много времени уделяли раас-сар?

— Не так много, как мне бы хотелось, — Хишан покаянно склонил голову. — Но в целом, зачёты уровня «Мастер узора» сдал и потихоньку начинаю подбираться к уровню «Ткач пространства».

— О! — Вардан Тего понимающе кивнул. — Может быть, покажете небольшой мастер-класс? Полагаю, юным флорианкам будет интересно боевое искусство, основанное не на силе мышц и координации движений, а на концентрации и силе духа.

«Гревшие уши» флорианки сразу насторожились и внимательно посмотрели на своего командира.

— Почему нет? — Хишан легко встал с кресла, которое сразу же рассыпалось потоком пыли и мелких камней, и, широко улыбнувшись, начал разминать пальцы.

— Дистанция?

— Ноль, — оператор уже не отрывался от экрана. — Начали взлом перекрытий зала. Примерная численность…

— А это не важно, — Хишан шагнул вперёд и, разведя руки в стороны, повернул их ладонями вниз. Боевые жезлы словно на пружинах вылетели из набедренных ножен и точно легли рукоятями в кисти рук. Потом лёгкое марево охватило мага, и тонкие, словно волос, струйки огня потекли из кончиков жезлов вниз.

Сначала медленно, а потом всё быстрее и быстрее руки Хишана закрутили свой танец, и, повинуясь движению, огненные плети начали рисовать сложный узор. Постепенно щелчки и отрывистое гудение хлыстов начали складываться в ритм и мелодию, вплетавшуюся в ткань пламени.

К этому времени перекрытия были взломаны, и сотни вражеских десантников начали ссыпаться по наклонным фермам.

Увидев перед собой висящую в воздухе фигуру, окружённую огненными росчерками, марканцы открыли заполошный огонь из всех видов оружия, но кокон лишь переливался алыми сполохами.

А потом Хишан сделал шаг вперёд.

Хлысты, рванувшиеся вперёд, резали броню, оружие и технику словно мягкое масло. В воздухе уже мелькали не две нити, а больше десятка, и всем находилась работа. Сыпавшиеся по наклонным эстакадам десантники сразу же попадали в кровавую мясорубку и погибали, не сделав ни единого выстрела.

А музыка, сопровождавшая бойню, уже гремела на всё подземелье, сотрясая стены и поднимая пыль басовыми риффами, словно рядом находился оркестр барабанщиков.

Огненные нити начали сплетаться в тонкие длинные веретена и, через мгновение они выстрелили собой вверх, и выскочив из устья проделанной захватчиками дыры, распались на сотни тысяч мелких огненных змеек, разлетевшихся словно шрапнель.

Одновременная гибель пяти тысяч человек ударила мягкой волной, покачнув флорианок и заставив зажмурится от удовольствия магов в свите Хишана, и всё замерло.

Только нити хлыстов начали менять цвет от красного к желтому, потом к зелёному, пока наконец не рассеялись вокруг вспышкой изумрудного свечения.

— Браво! — Вардан Тего похлопал в ладоши. — Возможно, это не «Ткач пространства», но уверен, очень, очень близко. Особенно впечатлила музыка. Это ведь собственная вибрация оболочек огненных бичей?

— Да, — слегка уставший Хишан опустился на землю и, сдёрнув с пояса металлическую флягу, обшитую чёрной кожей, сделал несколько жадных глотков, — тут важно сочетать ритмы боя и звука, чтобы не было диссонанса, когда что-то одно идёт вразнос. Не страшно, конечно, что музыка развалится, но тогда будет не так красиво.

— А вы что уши развесили? — Вардан Тего обернулся в сторону флорианок. — Очистку уже вызвали? А похоронную службу? И кому стоим?


Несмотря на огромные материальные потери, настроения среди жителей Лады были радостными. Посчитаться с давними врагами и устроить им бойню было вполне в характере россков, и даже похороны погибших не сделали праздник менее ярким.

Отгуляв праздничные дни на летающем острове «Вершина», Серг сначала попал в круговерть отчётов, справок и пристального интереса Академии Алого легиона, которую интересовали тактика и опыт масштабных боёв в системах подземных коммуникаций, а после утверждения в должности командира полка Серга направили в распоряжение кадровой службы для формирования подразделения.

То, что полк — это совсем не батальон, Серг понял быстро и на собственном опыте. Количество проблем, требовавших решения, множилось на глазах, и если бы не помощь наставника, назначенного ему генштабом, всё было бы очень печально. Дело осложнялось ещё и тем, что на молодом и относительно не зашоренном командире решили опробовать новую оргштатную структуру.

Полк передового десантирования предполагалось использовать в качестве средства захвата и удержания плацдарма в ситуациях интенсивного противодействия. Таким образом, полк получил совершенно новую штатную структуру из шести рот, каждая из которых была по численности и ударной мощи приближена к батальону неполного состава. Более десяти тысяч единиц мехсостава и двести тридцать личного состава были вполне существенной ударной силой даже без приданных подразделений, которых судя по большому штабу могло быть довольно много.


Отец народа Саргон, занимавший эту должность уже более ста лет, был не только опытным политиком и прожженным интриганом, но и профессиональным военным, выслужившим маршальские звёзды, так что приватный разговор с Князем Савром — главой исполнительной власти в Саргоне — был вполне предметным и продуктивным.

Ренгор по обычаю угощал своего гостя сладостями и потчевал розовым чаем, внимательно следя за малейшими изменениями в реакциях гостя, но Савр был предельно откровенен. Да и чего ему было скрывать, разговаривая с самым информированным лицом в Саргоне, да ещё и находясь на территории самого защищённого места во всей столице.

— А почему марканцы и ашш так возбудились? — Ренгор подлил горячего чая в чашку гостя и внимательно посмотрел ему в глаза.

— Офицер, руководивший бригадой дезинформации, решил, что цифра в тринадцать с половиной тонн росских алмазов слишком мала, и передвинул запятую. Руководители Ганзы в свою очередь посчитали, что не могут упустить такую прибыль, и проинформировали марканцев и ашш.

— Сто тридцать пять тонн алмазов? — Ренгор рассмеялся негромким шелестящим смехом. — Как же они купились на такое? Там же годовая выработка по всей планете всего три тонны алмазов и шесть тонн порошка.

— Ну вот… купились же, — Савр развёл руками и, взяв в руки чашку, сделал аккуратный глоток. — Я сначала хотел этого умника показательно выпороть, но тот самостоятельно увеличил количество привлекаемых войск в четыре раза, а потом ещё продавил на объединённом комитете начальников штабов привлечение дополнительных сил. Так что он не только обеспечил совершенно идиотскую приманку, но и организовал соответствующее прикрытие. — Князь поставил чашку на стол и пожал плечами. — Придётся награждать. Сделал-то всё правильно и ответственность ни на кого не сбрасывал. Если бы операция развалилась, я его шкуру первым на барабан натянул бы. А так…

— А что с восстановлением инфраструктуры Лады?

— Работает двенадцатая и сто пятая инженерные дивизии Зелёного легиона, две бригады Оранжевого легиона, плюс несколько частных подрядчиков. Кроме того, мы передали десять крепостей класса «Арнард». Не новых, конечно, но в очень хорошем состоянии. Лада же вообще находится на границе третьего сектора. Там до зоны, контролируемой Торговой республикой, всего ничего. Так что мы прямо заинтересованы, чтобы там был порядок.

— Это хорошо, — Отец кивнул, соглашаясь с принятым решением. — Теперь по происшествии на Илорни.

— Занимаемся, — коротко ответил Князь и, поняв, что такой ответ Отца не удовлетворит, пояснил: — объединённая следственно-оперативная группа уже раскрутила исполнителей и организаторов, а спецы проследили всю цепочку финансирования.

— Ганза?

— Маркана, — Князь вздохнул, — никак не успокоятся, твари помойные. Может, вдарить по ним? Для профилактики?

— Обязательно, — Ренгор кивнул, — но чуть позже. Сначала нужно закончить переформирование армии Союза. А то у нас пока всё подвисло.

— Не подвисло, конечно, — Князь покачал головой, — но двигается медленно. В целом согласованы принципиальные вещи. Маги организуют отдельный род войск оперативной поддержки, типа артиллерии, а фримены вливаются в флот Саргона в качестве мобильных сил и разведки. Флорианские штурмовые бригады уже влились в наши структуры, в основном в Алый легион. Их всё равно так мало, по сравнению с легионом, что пришлось создавать особые подразделения, где бы присутствовали флорианки. Я напомню, что у Алого Легиона численность личного состава около двух миллионов, а мехсостава более пятнадцати. Так что особой погоды они, конечно, не сделают, но в некоторых ситуациях просто незаменимы.

Маги до восьмого уровня уходят непосредственно в подразделения, а выше — формируют части особой ударной структуры, которую собрали в новый — Голубой — легион. Стандарты медицинского обеспечения и питания мы приняли флорианские, плюс медчасти доукомплектовали некоторым количеством магов-медиков. Ещё определённые изменения коснулись служб боевого снабжения, так как в распоряжении армии Союза появилось почти шестьсот магов-транспортников. К счастью, техника гашения портальных переходов очень дорогая и редкая, так что магам в девяти из десяти случаев удаётся открыть переход в зоне боевых действий для эвакуации раненых и пополнения боекомплекта.

— А откуда у Марканы вообще эта технология?

— Флора в своё время подбросила, — Князь усмехнулся. — Теперь, конечно, локти кусают, но что сделано — то сделано. Хорошо хоть комплектующие для этого производства им приходится собирать по всему человеческому ареалу. Много не произведёшь. К тому же мы в последней схватке выбили у них почти все корабли, оснащённые блокираторами. Так что пусть теперь побегают.


Председателя директората Ганзы не радовали ни волшебной красоты закат, ни изысканная еда, стоявшая на ажурном столике, ни юная красавица — выпускница эскорт-академии, ждавшая случая исполнить любое желание нанимателя. Единственная планета, принадлежавшая Ганзе, за тысячу лет была облагорожена и вылизана полностью и представляла собой один огромный парк-заповедник с редкими включениями городов. Разумеется, предельно экологичных и энергосберегающих. То, что солнечные панели, реакторы и всё необходимое для зелёных технологий производилось где-то на дымных заводах и в жарких цехах, Ганзу просто не интересовало. Зачем шерифу проблемы негров? У шерифа своих проблем навалом. Вот над одной из таких проблем и размышляла молодая подтянутая женщина в светло-голубой нилонге, сидевшая в лёгком кресле на самой вершине Золотой Башни.

Партия, в которой Ганза была безусловным лидером, вдруг начала рассыпаться с ураганной скоростью. Вроде бы непримиримые враги — Флора, Саргон, Фримены и Хаторан — каким-то чудом сумели договориться, и вся отлаженная за несколько столетий система межзвёздной торговли пошла прахом. Банки Ганзы просто лишились клиентов, перебежавших в Союзный Банк инвестиций, и им пришлось свернуть деятельность. Такая же участь постигла и сотни торговых предприятий, и тысячи представительств. Ещё можно было влезть в совместный бизнес, но ни блокирующего, ни тем более генерального пакета получить было нельзя. Все крупные предприятия были фактически переведены в собственность союзных структур. Оставался ещё малый бизнес, но с таким багажом влияние не построить.

Теперь Ганзе оставалась лишь торговля с Марканой, Ашш и десятком мелких образований, что было полным крахом всех надежд.

Предложение марканцев организовать объединение трёх государств было неплохой идеей, но нужно было ещё продавить её на директорате, а там всё было непросто.

Тан Герео потянулась за бокалом и с удовлетворением отметила, как её новая игрушка — Леора — ловким движением быстро подлила нисканского вина и так же молча вернулась в кресло.

Продавить директорат будет непросто, но возможно. Но на пути объединения стоит огромная численность ашш. Более ста миллиардов жителей, которые в случае чего расползутся по дружественным планетам, словно чума. Хотя и эта проблема, если вдуматься, имеет решение. В конце концов, новому союзу нужны ашш как пушечное мясо, Маркана как фабрика дешёвого оружия и Ганза как объединяющий и руководящий орган.

Да.

Сформировав решение, Герео расправила спину и бросила взгляд в сторону новой игрушки. Пора бы ей уже начать отрабатывать вполне приличный гонорар.

Председатель директората медленно подтянула полы нилонги, обнажая стройные ножки, и приглашающе качнула головой.

Одним текучим движением эскорт-леди встала с кресла, снова поразив Герео своей невероятной пластикой, подошла ближе и начала медленно опускаться на пол, пока её глаза не стали вровень с глазами Тан.

— Привет, мразь. Давай знакомиться снова. Я подполковник сил специальных операций Флоры Хона Алир. Это Шелест, если вдруг ты забыла, — палец офицера флоры, твёрдый словно стальной стержень, ткнулся в солнечное сплетение и там провернулся, вводя Герео в паралич. — Ты помнишь, как отдавала приказ устранить Великую Мать? — Лицо Леоры, прекрасное и совершенное, остановилось напротив. — Помнишь, как подкупала сестёр и натравливала их друг против друга? Воздух в лёгких словно превратился в ком цемента, и Герео не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть.

— А ещё меня просили напомнить о Карсате. Станция была взорвана по твоему прямому приказу.

Лёгкие и тонкие пальчики Леоры, потянулись к лицу Тан, и из них начали медленно вылезать длинные иглообразные когти.

Тан Герео наконец справилась со спазмом и вдохнула, чтобы закричать, но короткий толчок пальцем в шею, и парализующий яд вновь заморозил её.

— Ты не волнуйся, — Леора сдёрнула с пояса ремешок и бросила на пол, — тебя не убьют. Великая Мать вообще старается никого не убивать. — От пояска начало расходиться неяркое свечение, которое словно лужа растеклось по полу. — Ты будешь настоящей звездой сто восемнадцатого промкомплекса. Там собрали отборных подонков со всех тюрем четырёх государств, так что скучно не будет.

Хона легко, словно куклу, подняла Тан Герео и шагнула в сформировавшийся портал.


5

Планирование военных операций — одна из самых изощрённых форм самообмана.

Питер Фам. Искусство войны и мира

Поиски подруги жизни приводят нас порой в довольно экзотические места и ситуации, но всех их объединяет одно. Ведомые инстинктом размножения самцы, увлечённые облаком феромонов и зрелищем оттопыренных вторичных половых признаков, бредут словно загипнотизированные, надеясь получить свою порцию неземного удовольствия. Наше издание подготовило рейтинг самых популярных знакомств этого сезона и ознакомит вас с возможными осложнениями.

Флорианки и их холодная, скульптурная красота ворвались в наше общество словно метеор, разрушив эталоны красоты саргонского и фрименского обществ и переиначив их на свой лад. Теперь подтянутые стройные девушки уже не должны иметь узких плеч и субтильных ног. К нам пришли женщины-амазонки, для которых физическая сила так же естественна, как и красота лица и грация хищного зверя. Но за обладание таким экземпляром нужно платить, и вовсе не деньгами или положением. Для флорианки с их социальным строем важнее не то, сколько у вас денег на счету, а ваши моральные и волевые качества, бойцовский характер, и только в последнюю очередь уровень материального благосостояния. Характерный пример в этом смысле Рай Трего — знаменитый художник и дизайнер интерьеров, прославившийся неуживчивым характером и скандальными привычками. Потеряв все контракты в Саргоне, он по приглашению Великой Матери Флоры посетил с ознакомительной поездкой их столицу и остался там работать. По нашей информации, избранница Рая Трего — офицер одной из их спецслужб — уже беременна, и молодой семье подарен чудесный дом на берегу океанского залива.

Но кроме этого, вы должны помнить, что флорианские девушки довольно злопамятны и никогда не прощают нанесённых обид. Вас, может быть, и не растерзают, как десять лет назад, но обязательно внесут в чёрный список претендентов, распространяемый внутри флорианского сегмента сети.

Также повышенный интерес публики вызывают девушки из закрытого до недавнего времени государства магов — Хаторан.

Подавляющее большинство из них — действующие офицеры вооружённых сил Союза, но в последнее время появляются и гражданские специалисты, связанные с наладкой оборудования на фарионных полях. Девушки-хатты хороши собой, хотя и не столь красивы, как флорианки, но гораздо менее опасны в случае конфликта. Всё же искусству самообладания магов учат с самого детства. Ещё в их пользу говорит то, что все маги являются чрезвычайно высокооплачиваемыми специалистами и всех их можно уверенно причислить к среднему классу.

Но будьте осторожны! Девушке-магичке ничего не стоит наслать на вас какое-нибудь хитрое проклятье, и избавление от неизвестной саргонским медикам болезни отнимет у вас немало времени и денег.

Электронный журнал «Сваха».
Медиацентр Карс. Гианда

Гар тес стоял у окна и, увидев входящего вымпелкомиссара, сделал приглашающий жест.

— Скажите, вымпелкомиссар, что вы видите?

За окном Гарканцелярии был виден кусок Снежного бульвара и ряд зданий вдоль него, включая высокий купол Храма наставников на горизонте.

— Город, гар Гор, — Ларг помолчал. — Скопище желаний, амбиций и притязаний, помноженное на уверенность и профессионализм, а также поделенное на некомпетентность и глупость. Такая вот математика.

— Хорошо сказано, — вождь улыбнулся, отошёл от окна и присел в кресло, кивнув на место напротив. — Я обдумал ваши слова относительно плана кампании во втором секторе и решил, что это неплохая идея. Неплохая, но пока довольно сырая. Как, впрочем, и все экспромты. Вы ведь не рассчитывали на показательную порку адмирала и на то, что вас попросят высказаться?

— Лучший экспромт — подготовленный, гар Гор. Не думал, что так будет, но такой вариант развития ситуации просчитывался. Плохой из меня вышел бы контрразведчик, если бы я не мог просчитывать на пару ходов вперёд.

— Неплохо. — Гор задумался, не обращая внимания на подтянутую девушку в мундире сержанта планетарной пехоты, расставлявшую набор для ихора. — Значит, предлагаете заняться приведением в порядок уже захваченного?

— Да, гар Гор. На мой взгляд, мы уже отхватили больше, чем сможем переварить в ближайшие десятилетия. Уже сейчас управляющие кадры от пятого разряда и выше стали огромным дефицитом. Их ведь не вырастить в баке и не накачать знаниями. Так вполне можно произвести низовых исполнителей, но не руководителей среднего и высшего звена. Дети, рождаясь и обучаясь, потихоньку проходят отборочные сита, и к двадцати годам на каждого уже имеется приличное досье. Мы, соответственно, знаем, кто пойдёт в высшие школы, а кто в лучшем случае дорастёт до пятого разряда. А начиная отбор среди Гандаров, мы сильно рискуем. Нестабильность параметров может привести в итоге к срыву, что даже на производстве нежелательно, а уж для командира в боевой обстановке — просто катастрофа. Поэтому выход я вижу только в планомерном переваривании территорий, воспитании следующего поколения командных кадров и решении экономических проблем.

— А как же Заветы Гандар? — Гор поднял чашку с горячим ихором и, насладившись тонким насыщенным ароматом, сделал первый глоток. — Как наставники? Они-то будут против.

— Никакие правила не должны соблюдаться, если они ведут к разрушению ранее построенного, — по памяти процитировал Ларг восемьдесят пятый пункт из «Заветов Гандар» и тоже взялся за чашку. — Уже сейчас в экономике нарастают мощные колебания, которые могут развалить наше хозяйство. И дело даже не в планах. При великолепном высшем управленческом звене и трудолюбивых и упорных рабочих мы имеем совершенно никчёмное среднее звено, поражённое глупостью и некомпетентностью. Кадры, подготовленные в наших школах, просто размазываются тонким слоем по шан рок, не приводя к заметному эффекту. А вот качество того же военного снаряжения заметно упало. Бронекомбезы новых серий выменивают на старые с доплатой, и всё потому, что у старого защита по паспорту ниже, а по факту намного лучше, не говоря уж о надёжности. Та же история с ручным оружием. О производимом в новых колониях я вообще умолчу. Это просто ниже критики, несмотря на высокую автоматизацию труда.

— Всё так плохо?

— Не всё, гар Гор. Далеко не всё. Но то, что плохо, то плохо. Какой смысл говорить об успехах? Их и без меня распишут в лучших красках, — вымпелкомиссар улыбнулся, — мы же контрразведка. Чёрная кость и вестники смерти. О нашем существовании вспоминают только тогда, когда всё плохо. А в нормальном обществе о нас ничего не знают и боятся авансом.

— Занятно, — вождь отставил чашку в сторону и улыбнулся, — но я рад откровенности нашего разговора. Я думаю, вам нужно проработать план, предложенный на совещании. Полностью и детально. Полагаю, что как минимум это предложение достойно реализации. А дальше — посмотрим.

Исчезновение главы директората Ганзы наделало не просто много шума, а породило целую волну столкновений и взаимных ликвидаций на почве передела власти. Таким образом, Ганза как глобальный игрок на какое-то время полностью выбыла из партии, оставив поле двум младшим партнёрам — Маркане и Ашш, до сих пор не оправившимся от поражения в системе Лады третьего сектора.

Продолжаются консультации и переговоры по созданию Оборонной Корпорации, которая может объединить государственные активы и разработки Фримов, Саргон, Флоры и Хаторан. Несмотря на то, что переговоры идут в закрытом режиме, нашему корреспонденту удалось получить некоторую информацию…

Программа «Горизонт событий»,
медиапул Саранг

К моменту развёртывания третьего, четвёртого и шестого флотов на границе с Марканой политики Торговой республики пребывали в тихой истерике и полном шоке. Восемь тысяч единиц корабельного состава и более пяти миллионов единиц мехсостава могли в краткосрочной перспективе уничтожить несколько планет и представляли угрозу самому существованию Торговой республики.

И когда казалось, что уже ничего сделать нельзя и что стальные легионы Союза вот-вот сметут агрессивного, но недалёкого соседа, дипломаты сделали марканскому руководству предложение, от которого было невозможно отказаться. Особенно имея в виду приставленный к виску Торговой республики ствол в виде флотской группировки.

Несмотря на некоторую демонстративность развёртывания группировки, и флотские и десантники «стояли по-боевому» и расслабляться себе не позволяли.

Когда закончилась активная фаза операции, полк Серга отправили к месту постоянной дислокации на Аренте, откуда он рейсовым транспортом вернулся в Гианду.


Дом встретил его утренней тишиной и покоем. Охранница, сидевшая в холле, встала, приветствуя старшего по званию, а начальник смены уже торопился отдать рапорт, когда подполковник остановил его:

— Всё потом.

Бесшумно ступая по ковру, прошёл в детскую и, приоткрыв дверь, увидел разметавшуюся во сне Дан и лежащего в колыбельке Влада. Тихонько коснувшись губами головки, поросшей светлым пухом, с наслаждением втянул запах малыша. Пахло молоком, цветами, травой и ещё чем-то, от чего щипало в носу и на глаза наворачивались слёзы. Потом, стянув китель, тихо звякнувший наградами, осторожно прилёг рядом с женой и провёл кончиками пальцев по её волосам. Роды благотворно повлияли на Дан, превратив её из угловатой девушки в грациозную и округлую в нужных местах женщину. И лишь одно было неизменным — весёлый и живой характер, постоянно подсовывавший Сергу всяческие неожиданности.

— Серг, — Дан потянулась теплыми и мягкими ото сна губами к мужу и крепко прижалась к его груди, — что же ты, негодник, даже не сообщил, что прилетаешь?

— Да я порталом. Вчера пустили сообщение между Гиандой и Арентой. Чего тебя дёргать? И так, небось, не высыпаешься, — Серг лизнул Дан в кончик носа. — Как наш, не даёт расслабляться?

— Да нет, сейчас поспокойней. Мама тут заезжала, оставила служанку, так что я высыпаюсь. А у тебя как?

— Да нормально. Поскакали слегка, постреляли.

— О! — глаза Дан наконец раскрылись во всю ширину, а пальчик уткнулся в грудь Серга, — насчёт скачек. У нас завтра приём, и не вздумай отказываться. Это очень важное мероприятие, и тебе будет полезно.

— Опять будем любоваться на молодую поросль?

— Вот в кого ты такой? — Дан даже задохнулась от возмущения. — Три года назад один-единственный раз был на приёме со мной и всё вспоминаешь этих придурков. Не переживай. Ты сейчас в другой весовой категории. Если не захочешь общаться, не общайся. Они к тебе первыми не подойдут.

— Да ладно, — Серг примирительно приобнял жену, — не вопрос. Надо так надо. Опять костюм городить будем?

— Нет. Только в форме. У тебя парадная вроде нормальная, пару месяцев назад шили. Если в плечах ещё не раздался — налезет.

— А по какому случаю приём? — Серг поднялся с кровати и снова подошёл к кроватке, где сопел малыш.

— Так Арна прибывает с большой делегацией подписывать какие-то документы. Ну и по этому поводу в Стальном дворце приём. Кстати, будут все «Золотые легионеры».

— Да я там знаю только бригадного генерала Риго.

— Только? — Дан негромко рассмеялась. — Заместитель командира Чёрного легиона и командир отдельной флотской группы. Он, кстати, уже не бригадный генерал, а генерал. Вы с ним одним приказом прошли. Тебе подполковника, а ему генерала.

— Ничего, — Серг, налюбовавшись сыном, подмигнул жене, — какие наши годы.

— Кто бы говорил, — Дан негромко фыркнула, — тридцати ещё нет, а уже подполковник.

— Ну, до полковника дорасту быстро, — Серг небрежно взмахнул рукой, — а дальше начинаются сложности. Генеральских должностей не так много и все заняты. Для основной части полковников единственный шанс получить ветки на погон — написать рапорт об окончании службы и получить генерала «на выход».

— Перейдёшь в Голубой легион, — Дан встала с кровати и подошла к туалетному столику. Повинуясь жесту хозяйки, створки зеркальной системы раскрылись, и из глубины столика вылезло несколько ящиков и ящичков с косметикой и средствами ухода. — Насколько я знаю, там сейчас набирают людей…

— Так не делается, Дан, — терпеливо пояснил Серг. — Переход из легиона в легион должен быть оформлен личным приказом Князя. И что я там буду делать? Голубой — это же легион, в который набирают магов, причём магов-дистанционщиков. Тех, кто сможет накрыть врага на дальней дистанции. Служить в боевом охранении после того, как пять лет водил подразделение в атаку? Нет уж. Лучше я уйду «пенсионным генералом» и займусь бизнесом. Буду вот торговать косметикой или ещё чем-то.

— Косметикой? Ты?!! — Дан рассмеялась. — Нет уж, дорогой. Оставь этот бизнес специалистам. Мы лучше тебя определим в начальники службы безопасности какой-нибудь крупной корпорации. Вот ар Эверт опять тобой интересовался. У него только в центральном офисе работает больше ста тысяч человек, а по всей корпорации — около трёх миллионов.

— Посмотрим, — Серг нейтрально ушёл от темы. — Арна как, собирается нас посетить?

— Пока не знаю. Там вокруг столько всего крутится. Но вообще такое в планах есть — организовать небольшой девичник. Эрин и Денира вообще здесь. Ник ждёт свой новый корабль и пропадает на верфи, а девочки пока гостят у нас.

— И как он с двумя справляется? — Серг подошел к двери в гардеробную и стал переодеваться в домашний костюм.

— Да, — Дан несколько смущённо повернулась в сторону мужа, — а ты сам не думал взять ещё одну жену?

— Ага, сейчас… Только шнурки поглажу, — проворчал Серг. — Я тут с тобой одной едва справляюсь. А вдвоём вы меня живо в бараний рог свернёте. Нет уж, — он помолчал, обдумывая сказанное. — Подожди. А тебе-то это зачем? — Серг подозрительно посмотрел на жену. — Ты же собственница, каких поискать. И сама собираешься делить меня с кем-то?

— Но в принципе?

— В принципе я против, — Серг покачал головой. — Я и так себя пилю за то, что у меня мало времени для тебя, а тут ещё придётся делить его пополам, — он подошёл к жене и присел так, чтобы заглянуть ей в глаза. — Дан, чего-то ты не договариваешь. Откуда вдруг такие настроения? Чего тебе стрельнуло в голову?

— Ну…

— Давай, давай. Колись.

Дан вздохнула.

— Да с Денирой тут пообщались. Она говорит, что семьи с двумя жёнами гораздо более устойчивы, чем с одной. Ну и я…

Одинокая слезинка поползла по щеке.

— Глупенькая, — Серг обнял жену и погладил по голове. — Вот лет через тридцать поговорим. А пока рановато, — он поцеловал её в макушку. — Давай, приводи себя в порядок. Поедем, пообедаем в городе. А то давно мы с тобой никуда не выбирались.


Пока Серг с Дан были в городе, с орбитального завода прилетел Ник, из штаба объединённой группировки подтянулся Хишан, и ужинать они отправились уже большой компанией в один из крупнейших городских клубов, давая жёнам возможность оторваться на полную катушку.

Пока девчонки скакали на танцполе, мужчины неспешно обсуждали прошедшие боевые действия и высказывали свои предположения относительно развития событий. Как всегда, наиболее информированным оказался Хишан, который тёрся в генштабе и имел допуск к документации первого уровня секретности.

— Не, не будет войны с марками, — он покачал головой, отставляя в сторону бокал с каким-то безалкогольным коктейлем. — Сейчас у них совсем всё плохо. Флота, можно сказать, нет, а костяк армии выщипан. Ганзе тоже не до войны. Они сейчас кресло председателя директората делят. А синемордые, те вообще без пинка не заводятся, так что пока всё будет тихо. Ну пока шан рок не найдут кривую дорожку в наш район.

— А как найдут? — Серг нахмурился. — Мы их, конечно, нагнули, но какой ценой!

— Нагнём и ещё раз, если будет нужно. Но тут всё дело в логистике, — Ник улыбнулся. — Одно дело воевать, имея плечо в пару суток, и совсем другое — когда линия доставки длиной в пару месяцев. Много не навоюешь.

— Но попортить кровь — запросто, — согласился Хишан с анализом Ника. — У них по нашим оценкам более двухсот миллиардов населения и около сотни планет. Огромная империя, — он поднял голову и встал. — Похоже, у девочек проблемы.

Троица идущих клином мужчин раздвинула толпу и, потеснив стоявших вокруг девушек охранников клуба, подошла ближе.

— Что здесь происходит? — вежливо поинтересовался Хишан у потного распорядителя, оглядывая поле боя. Четверо парней, разодетых в яркие костюмы, лежали в живописных позах на танцполе, а над ними стояли насупившиеся жёны друзей.

— Я сразу заметил, что они… но вот быстро… не успели…

— Так, — Хишан жестом прервал бессвязную речь распорядителя клуба и посмотрел на Эрин. — Эри, ты хоть расскажи, что тут случилось.

— Да полезли тут…

— И?

— Хотела им яйца оторвать, но не успела. Деня уже всё сделала.

— Деня? — Ник вопросительно поднял брови.

— Самозащита, — Денира переступила ножками, цокнув по стеклу пола острыми каблучками туфель. — Если бы Эри врезала, тут только пыль осталась бы.

— Ни на секунду нельзя вас оставить, — Ник печально покачал головой. — Поехали, воительницы.

— А как же? — один из охранников двинулся было вперёд, но был остановлен повелительным жестом Серга.

— Если у охраны порядка возникнут вопросы, можете обратиться по адресу: Ло Териан, семнадцать, подполковник ар Ракин, — Серг прижал клавишу браслета, активируя идентификационный код. — И скажите спасибо, что с этими ублюдками разобрались девочки. Уверен, мой способ вам понравился бы куда меньше.

— И кстати, — Хишан сделал короткий пасс руками, и откуда-то сверху, ломая декоративные конструкции, опустился шар с замершим в нём словно муха в янтаре человеком с камерой в руках. — Это тоже сервис клуба?

Через пять минут к клубу подкатили машины правоохранителей, но Хишан был непреклонен и стасис-шар отдал только в руки контрразведки, прибывшей по вызову Серга.

Несмотря на эксцесс, компания дружно решила продолжить вечер, только на этот раз поехали в клуб «Золотой легион», где проводили время офицеры частей, расквартированных в столице, и командированные. Несмотря на то, что выпивка лилась рекой, определённых границ офицеры не переходили, оставаясь в рамках приличий, как минимум хотя бы потому, что их командиры отдыхали здесь же.

Через час к столику подошёл офицер в форме Зелёного легиона, оставил на столе небольшую карточку и удалился, не сказав ни слова.

— Это то, что я думаю? — Серг насмешливо посмотрел на друга.

— Если ты освоил телепатию? — в ответ подколол Хишан и кивнул. — Да, принесли информацию по заказчикам инцидента.

— Медийщики? — хмыкнул Ник. — Тоже мне секрет. Я даже могу навскидку назвать конкретное агентство.

— «Эхо Гианды», — Дан негромко рассмеялась серебряным смехом, — помойные гниды, все не угомонятся никак. Ну я им устрою, — серебряная вилочка, которую Дан задумчиво наматывала на палец, упала на стол, и Хишан, подхватив исковерканный кусок серебра, несколькими движениями превратил его в крошечного котёнка с умильной мордочкой и блестящими глазками.

— Больше, чем адмирал-магистр Коггар? — Хишан насмешливо улыбнулся и протянул фигурку Дан. — Тут, понимаешь, такое дело. Статья сто двадцать восемь общегражданского кодекса правонарушений в сфере социальных отношений. Ник и Денира у нас фримены, я и Эрин хаторан, а Серг — саргон, так что им тут в полный рост рисуется от пяти до восьми за разжигание конфликта с дружественным государством. Ну, восемь, конечно, вряд ли, но пятерик на свежем воздухе — это как руки сполоснуть. Так что ты можешь только платочком помахать им вслед.

— Какая прелесть! — Дан восхищённо охнула и, положив фигурку на ладонь, поднесла к глазам. — Но шкуру я этим говнюкам всё равно испорчу.

— И вновь кровавый режим от страха прибегает к репрессиям свободной журналистики, — прокомментировал Серг, и за столом весело расхохотались.


А вот Тхи Он — главе Совета верховных — было совсем не до смеха. Политика манёвров и выжидания привела государство ашш к закономерному результату, и сейчас самая старая раса в этом секторе галактики находилась в компании таких же, как они, неудачников. Но хуже всего, что были полностью закрыты торговые, научные и дипломатические представительства, кроме одного — на Венате, и каждый ашш, работавший там, находился под плотным контролем спецслужб Союза.

Вся сеть получения научно-технической и военной информации была зачищена мгновенно и до самого донышка, не оставив даже третьестепенных исполнителей.

Нет, никто никого не пытал и не убивал. Всех причастных к шпионажу в пользу ашш просто погрузили на старый пассажирский лайнер и отбуксировали в пространство, контролируемое синекожими, вывесив аварийный маяк.

Сколько Тхи Он ни добивался встречи, никто из лидеров нового объединения так и не соизволил пообщаться даже через связь. Зато через день появлялись эмиссары Ганзы и Марканской торговой республики, которые вели себя так, словно одержали крупнейшую в истории победу.

Да, по численному составу армия трёх объединений превосходила союз флоры, фримов, саргона и хатов почти в три раза. Кораблей можно наштамповать ещё хоть сто тысяч штук, только вот всё это опять будет перемолото в пыль.

Нужен был какой-то экстраординарный ход. Вроде того, что предложил шестой советник — военный пакт всех государств сектора против Союза. Но если даже марканцы, обладающие весьма приличной армией и флотом, получили жёсткий отпор, то доказать мелким странам необходимость влезать в эту бойню представлялось совсем невозможным. А терпеть такой центр кристаллизации было совсем немыслимо. Всякая мелочь типа Латнара или Нирасаты уже обивают пороги Союза, а в очереди ещё с десяток государств, готовых отдать свой суверенитет за военное прикрытие.

Тхи Он знал, о том, что марканцы сейчас реализуют программу массовых провокаций, нацеленных на дестабилизацию отношений внутри объединения четырёх государств, но это всё были даже не полумеры, а так, хватание за нитку. И в том, что марканцев поставят на место так же быстро и элегантно, как Ганзу, не было никаких сомнений. История с исчезновением Тан Герео была показательной во всех отношениях. Глава Совета верховных, конечно, не верил, что человек может вот так просто пропасть из самого охраняемого места в Ганзе, и был твёрдо уверен, что перед тем как сгинуть в подвалах спецслужб, Тан рассказала всё что можно, а также всё, что нельзя, в искреннем желании хоть как-то смягчить свою участь. И если глава Марканы — мит Ридон — не желал повторения её участи, то ему следовало сильно постараться… и поторопиться.


А вот Великой Матери Флоры торопиться было ни к чему. Плавной походкой сытой тигрицы она шествовала в окружении ближайшей свиты к встречавшему её Князю и, вежливо поклонившись в ответ на приветственный поклон, протянула руку:

— Да не угаснет свет жизни над вашими подданными, Князь.

— Да будет светел путь восхождения Флоры, Великая, — Савр коснулся губами руки Арны, в очередной раз подивившись совершенной гладкости кожи и тонкому цветочному аромату, и с улыбкой посмотрел в глаза совсем юной, но уже вполне состоявшейся правительнице.

Негромко переговариваясь, они прошли по длинной дорожке между высокими деревьями резиденции Князя, остановившись лишь перед входом в просторную беседку, где уже был сервирован завтрак.

Проследив за тем, чтобы все сопровождающие покинули зону слышимости, Савр кивнул Арне и разлил ароматный чай в чашки:

— Как вообще?

— А! — Арна отмахнулась. — Воюю потихоньку. Самое болото у меня в средней зоне управленческого аппарата и в так называемых творческих профессиях. Как ошейники ослабила, так полезло из всех щелей.

— Не жалеешь?

— Знаешь, — Арна подхватила со стола шарик гарула и аппетитно захрустела фруктом, ловя капли сладкого сока кружевным платочком, — я тут проводила смотр первой войсковой бригады Шелеста. Там у меня командиром Вейра Тагон. Заслуженный генерал, вся грудь в орденах и всё такое. Я смотрю, а она уже с пузиком. Срок небольшой, но уже заметно. Интересуюсь после смотра, кто папа, так она сначала показала фото какого-то вашего офицера, а потом просто бухнулась на колени и принесла личную клятву верности. Это у нас вообще очень многое значит, Савр. Личная клятва, это на всю жизнь. И в этой среде, я имею в виду армию и флот, везде такие же настроения. Девки беременеют, рожают и носятся со своими малышами. А лица при этом такие, что хоть освещение не включай — и так всё будет видно. Что за дурость была с запретом на вынашивание детей, не пойму.

— Ты сама сказала. Ошейник или, точнее, поводок, — Савр подтянул к себе тарелку с салатом, — чем слабее государство, тем поводков больше.

— Ну к бесам, — Арна опустила огрызок в чашу и сполоснула руки ароматной водой, — зато мы теперь строим по пять детских домов и ясель в день, и то не хватает. Главная проблема, конечно, с воспитателями и нянечками. Но решим, конечно. Главное потрясение устоев ещё впереди, — она звонко рассмеялась. Пока они малыши, там и разницы особой нет. А вот совместное обучение в школах и мальчишек и девчонок, да ещё и к тому же из разных кастовых групп… Это будет, конечно, скандал.

— Переживёшь?

— А то! — Арна улыбнулась, — У меня знаешь какая поддержка в войсках, и вообще среди людей? Бывшие рабы, ну те, кто остался, вполне серьёзно собираются поставить мне храм на свои деньги. Глупость, конечно.

— Не препятствуй, — мягко посоветовал Савр, — пусть развлекаются на свой манер. Кстати, у меня в канцелярии лежат тысяч пять прошений о переходе под юрисдикцию Флоры. Мы уже завернули самых одиозных и не проходящих генный барьер.

— Посмотрим, — Арна сделала большой глоток чая и блаженно зажмурилась. — Фантастика.

— Если хочешь, пришлю пару тонн.

— Э, нет, — Арна снова рассмеялась, — нужно поддерживать подобные различия. Вот ты приезжаешь ко мне, и мы подаём мясо вархорнов в сладком соусе или соцветия филиоры. Я у тебя пью этот фантастически вкусный чай, а у иерарха Седара его невероятные ягоды алисоры и многое другое. А если везде будет всё? Нет, это, конечно же, хорошо. Пусть всё будет, но пусть чего-то всё-таки не хватает.

Савр улыбнулся:

— Сколько вижу тебя, столько поражаюсь твоей мудрости. Вроде девчонка ещё…

— Так генная память — она такая, — Арна лукаво улыбнулась. — Своему мужу я знаешь какую первую брачную ночь закатила? Он потом дня три ходил с квадратными глазами.

— Это хорошо, — Князь кивнул. — Послушай, меня уже очень давно интересует один вопрос. В ваших архивах должна была сохраниться история одной девочки из Шелеста, что попалась в ходе операции нашим безопасникам…

— Мама Хишана, — Арна как-то особенно улыбнулась. — Ну, слушай. — Великая Мать вытерла руки платком и откинулась на спинку кресла. — Это был совместный проект третьего биоцентра и Шелеста. Они где-то добыли драконий биоматериал. Немного, всего триста граммов. Но размножить его методом выращивания не смогли. Тогда эти умники сделали вот что. Соткали из драконьей плоти нервную систему, ну и на этой основе создали человека. Триста граммов, как сам понимаешь, это только на зародыша. Пусть и на приличном сроке. Потом за девочку взялись учителя, и в итоге у нас получилась довольно перспективная тема. Ну и потом какой-то дуре пришла в голову мысль отправить её на одиночную операцию. А поскольку опыта никакого, то её, естественно, взяли.

— Ага. Только почти три сотни раненых и два десятка убитых. Она металась по институту металловедения словно фурия, — Князь кивнул, — как её тогда спецы не прибили на месте, до сих пор удивляюсь.

— Ну, да. Резкая девочка получилась, — Арна улыбнулась. — Потом какой-то очередной идиот решил поставить в камере круглосуточный пост и менять людей каждый день. Ну, собственно, так Ален Лидд и познакомился с ней. И здесь саргонская армия проявила свою легендарную дубовость во всей красе. Трое суток Лидд и Виана были вместе и одни. Вот как ты думаешь, девчонка, которая кроме забитых низших и мужчин-то не видела, встретила блестящего офицера с высшим инженерным образованием и к тому же матёрого бойца, и мужчина, увидевший совершенное творение наших биоинженеров, да ещё и великолепно обученную, обладающую сильным магическим потенциалом и невероятной харизмой? Да они втюрились друг в друга через пять минут, и всё, что случилось потом, это уже так, следствия. Кстати, мы так и не знаем, как он её увёл.

— Через подземные коммуникации, — Князь серьёзно посмотрел на Арну, — там под зданием контрразведки целый лабиринт. Конечно, есть и ловушки, и отсечки разные, но майор сначала взорвал один из реакторов, и половина ловушек лишилась питания, ещё часть перегорела от электромагнитного импульса, а часть он просто обошел. Потом угнал курьерский корабль и, сделав несколько петель, попал на Ладу, где ему дали убежище.

— Этой части истории я не знала, — Арна кивнула. — Но вот что было после: при аварии на объекте в подземном городе Виана сильно пострадала, и Лидду пришлось её увезти куда-то. Мы предполагаем, что к драконам. Всё же в ней довольно много драконьей плоти, а они настоящие кудесники биоинженерии. Мы в данном случае лишь ученики, а драконы — настоящие творцы. Так что у Алена Лидда неподтверждённый контакт с драконьим племенем, его жена предположительно в темпоральном коконе, а у меня в мужьях прямой потомок этой чудной семейки. И кстати, у Хишана драконьей крови почти четверть. Этот старый звероящер переливает своим ученикам драконью кровь, поднимая таким образом их потенциал.

— Это тебе иерарх Лингар рассказал?

— Нет, — Арна не торопясь налила в чашку горячего наранга и из-под ресниц бросила взгляд на Князя, — Хиш познакомил меня со своим учителем, и пока бегал по каким-то своим делам, мы успели довольно обстоятельно поговорить. Кстати, вполне вменяемый дядечка. Мы с нетерпением ждём его визита.

— Хочешь подложить ему своих девиц? — хмыкнул Савр.

— Подложить? — Арна в удивлении и возмущении вскинулась, выпрямившись в кресле. — Да там уже такая свара идёт за право хотя бы подать ему полотенце! Девчонкам абы какой мужик не нужен. А тут просто призовой самец, сам понимать должен. Я уже всю башку себе стёрла, придумывая поводы, чтобы подставить моему мужу одну из дворцовых девчонок. Но пока никак. Биоматериала у меня много, но энергетика, которой делится мужчина с будущим ребёнком во время акта, — бесценна.

— Хм, — Савр улыбнулся, — я немного знаю россков, и у них действительно своеобразный кодекс чести. Так вот. Переспать с кем-то, с одной стороны, круто, но это же показатель, что ты не любишь свою жену. А самым почётным является как раз крепкая семья. Дети, внуки, дяди, тёти. Они очень патриархальны, и в этом их сила. Просто переговори с ним. Ну, расскажи, как это важно для тебя как для правительницы. Можешь даже поучаствовать. Я уверен, что даже если это ему и не по нраву, то для тебя он в лепёшку разобьётся, но сделает.

— Кстати! — Великая Мать внимательно посмотрела на Князя. — У меня там девочки интересуются, почему это такой видный мужчина, как ты, ещё не женат.

Тема была щекотливой, поскольку бывшая жена Князя заигралась в интриги, по уши влезла в шпионаж и проигралась вчистую. Суд и тюрьма для особ такого высокого ранга правосудием Саргона не предусматривались, и женщина чинно и благородно погибла в катастрофе.

— И много таких… интересующихся? — усмехнулся Савр.

— Десятка три, пожалуй, есть, — Арна улыбнулась, — может, устроим конкурсный отбор? Ну как на конкурсах красавиц в Ганзе. Они там, конечно, такие затейники… — Арна помолчала, пережёвывая кусок рыбы. — Это ж надо придумать — устраивать соревнование на самый быстрый минет. Но если пожелаешь?..

— О боги, Арна, хоть ты меня не парь, — Князь чуть не поперхнулся куском, представив себе эту картину.

— А чего? — Великая сразу приняла вид невинной девочки. — Смотри: генный набор фактически совершенен, фигуры просто блеск, и главное, они никому здесь ничем не обязаны. И не будет тебе жена полоскать мозг, проталкивая своих протеже.

— Зато будет проталкивать твоих.

— Больше, чем я? — Арна в голос расхохоталась. — Не переживай. Принесёт личную клятву верности, и не будет у тебя более преданного человека.


Разговор постепенно перескочил на другие темы, но Князь ничего не забывал. И совершенно случайно свой рабочий визит к Великой Матери Флоры подгадал к выпуску школы воспитанниц Зелёного Сердца.

Жесточайший отбор, прекрасное воспитание и внешность, которой могли позавидовать лучшие красавицы, произвели глубокое впечатление на Савра, присутствовавшего на празднике под видом офицера связи генштаба Саргона. Девушки знали, что должен прибыть важный чиновник из дружественного государства, поэтому никто вокруг Князя не устраивал скачек с препятствиями. Да, широкоплечий и интересный мужчина вызвал неподдельный интерес, но подавляющее большинство дворцовых воспитанниц предпочло дождаться более крупной рыбы.

А вот Лиара, находившаяся в негласном рейтинге дворцовых красавиц на самом верху, почему-то сразу прикипела взглядом к статному генералу, который не стал распушать хвост перед флорианками, а сразу же засел за столик в углу, откуда наблюдал за сверканием молодых красавиц.

После обмена заинтересованными взглядами девушка подсела за столик Савра, и время для них остановилось. Опомнилась Лиара, только когда в зал вошла Арна в сопровождении эскорта.

Потом было ещё несколько встреч в уединённых беседках Зелёного Сердца, и через неделю Савр официально попросил руки Лиары у Арны, которая являлась опекуном всех дворцовых воспитанниц.

Свадьба красавицы флорианки и Князя наделала много шума в саргонском обществе, и особенно среди тех, кто надеялся поправить свои дела через брак с Князем. Впрочем, у них ещё оставался шанс, что Савр возьмёт себе вторую жену, хотя Арна на этот счёт придерживалась своего мнения. В Зелёном Сердце подрастали новые воспитанницы, а холостых или разведённых руководителей высшего звена у хаторан, саргон и фрименов было не так много.

Самой лакомой целью являлся конечно же Отец Саргон, но Ренгор уходил от всех брачных попыток с ловкостью бывалого интригана и в руки никому не давался. Хотя до Арны доходили невнятные слухи о некоей даме, посещавшей неприметный особняк на набережной Вирассы, но ни фотографию, ни уж тем более психопортрета достать не удалось.


А нового председателя Директората Ганзы беспокоили совсем другие проблемы. После исчезновения Тан Герео по Ганзе прокатился вал тихих несчастных случаев и громких корпоративных войн, но как только ключевые игроки пришли к соглашению, всё мгновенно успокоилось. Председателем был избран молодой подающий надежды финансист Сеготар Тарассо, возглавлявший финансовый департамент Директората.

Человеком он был взвешенным и крайне осторожным, что и требовалось сейчас Ганзе, увязшей в разрешении многих застарелых проблем. И первым шагом нового председателя была конференция всех государств, так или иначе пострадавших от союза четырёх государств. Таких набралось немало. Два десятка мелких, шесть относительно крупных и три гиганта — собственно Ганза, Марканская республика и Ашш.

Меры противодействия осложнялись тем, что объединение являлось самодостаточным как по ёмкости внутреннего рынка, так и по вооружённым силам, и ещё лет сто могло динамично развиваться только за счёт внутренних резервов. Тем более что сверхценный терен, росские алмазы и подобное редкое сырьё теперь уходили исключительно на внутренний рынок четырёх государств и попадали на внешний только через систему аукционов, торгующих за валюту Союза — дилар.

Это означало, что для приобретения чего бы то ни было на аукционе нужно было сначала продать там нечто полезное и нужное для Союза. И не то, что так легко продать накачанной рекламой публике, а то, что купят прожженные и опытные промышленники и финансисты.

Вдобавок ко всему выяснилось, что терена добывалось катастрофически мало, и межзвёздные перевозки фактически встали. И это при том, что в объединённом государстве терен в основном уходил не на топливо для кораблей, а на непосредственно военные нужды типа композитной брони и силовых генераторов. И вот это было совершенно нестерпимым.

Ещё на конференции вдруг припомнили, что Хаторан категорически отказался делиться технологией порталов. Впрочем, подобного рода претензии были и к другим членам объединения, так что хор обиженных голосов раздавался довольно долго.

Конференция приняла несколько резких документов в адрес объединённого государства, но воевать почему-то никто не хотел, хотя поделиться деньгами на войну соглашались многие.

В этой ситуации бомбой прозвучало выступление представителя Ашш, который фактически предложил вооружить и снарядить империю синекожих в обмен на ведение боевых действий против Союза. Предложение вроде было неплохое — ашш насчитывалось более ста миллиардов, и для них потеря десяти — двадцати миллионов граждан не была критичной. Даже наоборот, снижалось демографическое давление. Но вооружать стомиллиардную империю у себя под боком?

Консультации длились больше трёх месяцев, и в итоге коалиция из восемнадцати государств приняла совместное решение начать готовить флот вторжения.


6

Солдат не может быть тупым или неумелым. Тупым и неумелым может быть только его командир, не нашедший места для бойца, где тот мог бы проявить свои лучшие качества.

Начальник Академии генерального штаба Саргона
маршал Сегар

Акт приёмки изделия 427-30 производства Центра оружейных технологий.

Во исполнение акта 229/50390 о наличии в изделии ряда недостатков и для исправления недочётов, выявленных в ходе опытной эксплуатации, выполнено следующее:

1. Усилена рукоять удержания для достижения усилия на отрыв 1500 кг.

2. Заменено противоскользящее покрытие на рукояти ведения огня.

3. Исправлены направляющие подающего узла снарядной ленты для обеспечения плавной подачи боеприпасов.

4. Заменен взрыватель на осколочно-фугасных снарядах для обеспечения надёжной сработки в рыхлых средах.

5. Усилена принудительная вентиляция блока стволов для обеспечения требуемого ресурса — 20 000 выстрелов.

6. Изменена конструкция приёмного окна и снарядного короба для более лёгкой перезарядки.

7. Ёмкость короба увеличена до 300 зарядов согласно требованию акта испытаний.

8. Общий вес пушки снижен до 730 кг.

9. Усилена боевая пружина для увеличения общего ресурса изделия.


В ходе проверочных испытаний подтверждено полное соответствие изделия техническому заданию и техническим регламентам. Комиссия рекомендует принятие изделия 427-30 на вооружение под названием «Опустошитель».

Руководитель испытательного центра
Объединённого штаба
маршал Тайр Денар

Сообщение о готовящемся вторжении лидеры четырёх государств получили одновременно через циркулярное письмо объединённой разведывательной службы. И хотя до подготовки полноценного флота было ещё далеко, система отражения агрессии заработала.

Основной упор делался не на развёртывание боевых подразделений, которых и так было достаточно, а на накопление оперативных запасов, так как именно размеры кармана определяли длительность и во многом успешность войны. И если можно было провести скоротечную атаку на одну планету или космический объект, в целом межзвёздные войны были делом небыстрым и очень затратным.

И сразу же сказалась высокая экономическая эффективность союзной системы. Отсутствие необходимости перемещать часть компонентов военной промышленности космическими кораблями, наличие большого количества экологически чистых и компактных реакторов позволяли резко удешевить производство или, как минимум не отвлекать мелких частных промышленников от производства товаров первой необходимости.

Кроме того, у четырёх стран был огромный внутренний продукт, который вытягивал деньги из населения не хуже пылесоса — туризм по планетам содружества. Особенно в этом плане ценились планеты Флоры, гостевой город магов Аринар и несколько планет фримов, практически специально приспособленных для путешествий и отдыха.

Местом развёртывания объединённой армии была выбрана планета Верена, не только как нейтральная по отношению ко всем территориям, но и как наиболее защищённая — после того, как в окрестности системы подтянули колонию инкай — межзвёздных хищников, способных переварить любой флот вторжения.

На Верену были протянуты линии снабжения через портальные установки Хаторан и размещены маяки для включения в порталы на всех планетах Союза.

Целая планета для военного использования — это очень много, даже учитывая, что Верена должна стать тыловой базой для группировки в пять миллионов человек и пятьдесят пять миллионов дронов.

Кроме военных, на планете также присутствовали дипломаты, торговцы и многочисленные представительства деловых кругов четырёх стран, но все они располагались на огромном острове в субтропической зоне.

У военных тоже был свой центр, названный с искромётным военным юмором и богатым творческим потенциалом. — База-ноль.

Небольшой, но довольно шумный городок с населением триста тысяч располагался на берегу тёплого океана рядом с огромными многокилометровыми пляжами с бело-голубым песком и живописными бухтами.

Там, на Базе-ноль, были расположены центры логистического управления, штабы, некоторые части, особо приближённые к начальственному оку, ну и, разумеется, магазины, клубы, заведения сомнительной репутации и несомненные публичные дома.

Называлось это «Развлекательный центр „Счастье“», а местные остряки прозвали «Дурдом „Радость“».

Концентрация игорных, развлекательных и прочих заведений на единицу площади была просто запредельной, учитывая, что военные, находясь фактически в командировке, получали повышенное содержание, а тратить его кроме как в «Радости» было просто негде.

Но Сергу, который шёл по главной улице «Центра», было не до радости. Совершенно неожиданно для него и для многих других полк развернули в бригаду, не успев даже возместить полковой комплект взамен утраченного. Зато в наличии был целый городок, в котором словно комары в ангаре жили два десятка офицеров и сержантов в ожидании мехсостава и людей. Офицера генштаба, который должен был прояснить ситуацию, отловили в центре половых развлечений, сдёрнули с девицы, после чего он быстро и по пунктам расписал, чего и когда ждать новоиспечённому командиру бригады.

Выходило, что корабль с его мехсоставом подзадержался на промежуточном транспортном узле и в связи с техническими проблемами был направлен на пополнение восемнадцатой десантно-штурмовой дивизии. А ему, Сергу, должны подогнать совсем другой мехсостав из двенадцатого сектора снабжения.

Теперь оставалось узнать, что это за двенадцатый сектор и чего ждать от такого странного поворота судьбы.

Он только сел в нагретый солнцем флаер, когда тихонько пиликнул браслет.

— Привет, Хиш, — Серг пристегнулся в кресле и, включив навигационную систему, нажал иконку «возврат по маршруту».

— Привет, микрогенерал.

Голос старого друга слегка взбодрил Серга, и тот, не отвлекаясь на управление флаером, начал просматривать документы, полученные в штабе.

— А чего это сразу микрогенерал? Я, можно сказать, вполне себе комбриг. А звёздочки — дело наживное.

— А я о чём? — Хишан рассмеялся. — Слушай, не подскажешь, кто там у вас командует пятьдесят восьмой ОДШБ?

— Э… — на секунду Серг впал в ступор, — так я и командую, после того как мой полк растянули словно шкурку на барабане. А ты что, номер не знал?

— Да откуда? — Хишан рассмеялся. — Но это даже очень здорово, братишка. Значит, жди меня скоро в гости.

— Так это у вас там двенадцатый сектор снабжения?

— У нас, у нас. Всё. Давай, до встречи, завтра буду.


Явление полковника Лидда народу произошло в четыре часа пополудни местного времени, когда офицеры вернулись с рыбалки на близлежащей реке. Здоровенные рыбины, которым никто ещё не дал названия, уже исходили ароматным дымком на мангалах, когда над бетонным диском посадочной площадки материализовалась двухсотметровая туша фрегата хаторанской постройки.

Не торопясь, по трапу спустилась целая делегация офицеров, которые, увидев, что их уже ждут, не чинясь стали рассаживаться вокруг столов.

Под неспешное употребление экологически чистых продуктов и лёгкого вина Хишан наконец поделился, что именно он привёз с собой такого, о чём нельзя было говорить по связи и перевозить порталами.

— Секретность, понимаешь, — Хишан нацелился на очередной кусок рыбы, но вдруг остановился. — Нет. Хватит, а то я так просто лопну, — он кивнул другу. — Спасибо, Серг. Словно отдохнуть съездил. Что до твоего мехсостава, то выглядит он вроде не очень презентабельно, — Хишан сделал знак одному из сопровождающих офицеров, и мужчина в клановом мундире огня подал небольшой чемоданчик.

Гомон за столом сразу стих.

— Вот, собственно, — Хишан щёлкнул замками и вытащил круглый шарообразный предмет чёрного цвета и размером с голову человека. — Тут одного терена пятьдесят граммов, так что штука довольно дорогая. Дорогая и очень ценная, — Лидд резко подбросил шар в воздух, и тот, взлетев метра на три, мягко опустился и замер на двухметровой высоте.

— По идее, ему больше ничего и не надо. Там трёхмиллиметровая пушка и пятьсот шариков в комплекте. Предельная скорость шарика двадцать тысяч метров в секунду, что, конечно же, не очень много, но учитывая атмосферу и трение, больше просто нельзя. И так шарик нагревается до пяти тысяч градусов. Но это, так сказать, малый калибр. Оружие последнего рубежа. Основное оружие работает по-другому.

Хишан встал из-за стола, и шарик словно привязанный поплыл за ним.

— Ты приготовил, что я просил?

— Да, — Серг кивнул на кучу металлолома, оставшуюся после демонтажа временных конструкций.

Шарик влетел в гору железа, и через несколько секунд она начала оплывать, уменьшаясь в объёме, пока не превратилась в сверкающую лужу, а чуть позже из этой лужи начала вырастать человекоподобная фигура метров трёх высотой, окончательно сформировавшись в блестящего серебристым блеском голема или, как принято было писать в армии Хаторан, м-борга.

— Больше металла — больше размеры, — пояснил Лидд. — Массу для снаряда он может брать где угодно и из чего угодно, но, конечно, желательно, чтобы это был твёрдый материал. Камень, бетон, металл. Предел контролируемой массы для пятой модели — сто тонн, что на самом деле не так много. И да, левитировать такая масса, естественно, не может. Но вот если сформировать нечто полегче, килограммов на пятьсот, тогда запросто. Главный недостаток наших конструкций — невысокая подвижность. К сожалению, этот недостаток преодолеть не удалось, хотя он и скрадывается практически полной неуязвимостью и очень хорошими мозгами. Практически на уровне умной собаки. Собственно, с них и снималась матрица мозга.

— А почему не с людей? — поинтересовался Серг, рассматривая карикатурно-грубую фигуру м-борга.

— Потому что мозг реципиента необратимо повреждается в ходе снятия слепка. А на такое, как сам понимаешь, руководство Хаторан пойти не могло.

— Ну есть же преступники всякие, которым уже всё равно вышка.

— Тебе и вправду нужны боевые машины с мозгами моральных уродов? — Хишан хмыкнул. — Личностные параметры, конечно, не передаются, но навыки, общая моторная память, а также склонности характера — вполне.

Хишан что-то скомандовал м-боргу, тот вытянул руку вверх, и по ушам ахнула волна акустического удара.

— Собственно, это он отправил часть своей массы в полёт. Максимум скорости ограничен в настройках, а так можно загнать хоть пятьдесят тысяч километров в секунду. Но — бессмысленно, так как при такой скорости снаряд раньше испарится, чем долетит до цели. Интерфейс по командному каналу — стандартный. Канал — плавающий с пятикратным резервированием и двухслойным шифрованием.

— И сколько таких единиц у нас будет? — заместитель Серга по техчасти подполковник Вейр заинтересованно рассматривал переливающуюся серебром фигуру.

— Мы отдали всё, что было, так что принимайте всех, — Хишан пожал плечами. — Двенадцать тысяч пятой серии, пять тысяч шестой и тысяча седьмой. Там разница в том, что у шестёрки мозги чуть получше и связь мощнее. Своего рода младшие офицеры. Так что в ситуации плохого прохождения команд они смогут ретранслировать их по сети или вообще брать на себя командирские функции. Ну а седьмые уже вполне себе офицеры. Туповатые, тут уж никуда не деться, но исполнительные и надёжные. По исчерпании энергии голем переходит в режим сна, — Хишан отдал безмолвный приказ, и м-борг расплескался потоком серебристой жидкости, в которой словно в луже плавало матово-черное ядро.

— В случае несанкционированного приближения или попытки вскрытия взрывается тереновая батарея.

— Полсотни граммов… — Серг покачал головой. — Воронка сто метров диаметром гарантирована. И насколько хватит этих накопителей?

— Маготехники исходили из предельной массы м-борга в сто тонн и времени эксплуатации тридцать стандартных суток. Потом нужна перезарядка накопителя и некоторых расходных. Но сам терен почти не расходуется, так что, если прихватишь с собой сменные картриджи, хватит надолго.

— Да, это теперь всю тактику переписывать заново, — вздохнул начальник штаба бригады майор Серан.

— Именно поэтому мы и выбрали Алый легион, — произнёс мужчина в чёрном мундире Хаторан.

— Полковник Айно, управление перспективных разработок нашего генштаба, — представил мужчину Лидд.

— У вас же постоянно смена мехсостава и задач, — продолжил полковник. — Так что схемы довольно гибкие и есть механизм проработки новых тактических приёмов. Боевую модель м-боргов мы привезли с собой, так что можете сразу заняться тактикой на имитаторах. Ну и, может, что-то своё придумаете. Форма м-борга вообще ничем не ограничена. Хоть пауков без лап наделайте, хоть змей с сотней ног.

Все вернулись к столу.

— Десантироваться можете только с ядром м-борга, но мы посчитали, что лучше прихватить с собой по пять-шесть тонн стали на м-борга. В принципе, там годятся простые стальные шарики. Потом при необходимости наберёте массу за счёт металлолома на поле боя.

— А если раздобудем не стальные? — усмехнулся Вейр.

— Да хоть танталовые, — девушка, сидевшая рядом с Айно, вскинула голову. — Преобразование материала идёт не за счёт высоких температур, а совсем по-другому. Так что металл — любой, камень не желательно, дерево и вода, совсем плохо. Хотя вполне возможно.

— Занятные разработки у вас пошли, — Серг покачал головой.

— Так это не новые разработки, — Хишан широко улыбнулся. — Из нового здесь только пушка. А перспективные разработки ещё готовятся к серии. Это мы так… старый склад очистили.


Через неделю, когда гора разбитых трофейных дронов и бронетехники уже поднялась выше двенадцати метров, начальник техчасти нашёл Серга, обсчитывавшего новую тактическую схему, и скромно присел рядом.

— Это… cap подполковник, я, наверное, рапорт подам.

— Чего так? — Серг, конечно, прекрасно понял, что имел в виду Вейр, но отодвинулся от тактического планшета и развернул кресло. — Думаешь, что если за м-боргами этими ухода не нужно, то и техчасть нужно распустить? Глупости, — отрезал Серг. — А аппаратура управления, а десантные боты, а вообще наше хозяйство? Я понимаю, что скучно возиться с этими болванками после флорианской биомеханики, но кто знает, что завтра к нам придёт и какой уход там будет нужен. Если хочешь знать, то я считаю, что ты на своём месте. Думаешь, я не в курсе, что ты выпросил ремкарты на эти м-боргские яйца? Давай разбирайся там, потом доложишь народу, что понял. Зря, что ли, в инженерной академии три года отучился? У меня вот нет твоего образования, и всё одно приходится влезать в эти тонкости. Кстати, видал, что Дерна придумала?

Он вывел на объёмный экран изображение существа, похожего на волка, только двух метров в холке и с длинными мощными лапами.

— Сейчас главная машина закончит считать параметры преобразования и рисунок полей, и пойдём попробуем на полигоне.

— Так жечь уже нечего, Серг. Всё, что привезли, переработали.

— Ничего, погоняем пока на скорость и устойчивость, а потом наклепаем коробок из металлолома.

— Так, это… не нужно клепать-то, — Вейр внимательно посмотрел на модель, вращавшуюся в воздухе, — загрузим тех же м-боргов, только разметим уязвимые точки подальше от ядра, да массу им накрутим по максимуму. Пусть изображают узловые огневые точки и доты. У нас же в этом главная проблема.

— Вот! — Серг кивнул. — А ты говоришь — рапорт. Рапорт — это побег, cap подполковник. А воевать кто будет?


Офицеры бригады перепробовали массу вариантов, но в итоге остановились на четырёх базовых. Форма один — двуногий человекоподобный м-борг с головой, в которой располагалась пушка, и двумя гибкими конечностями с ножеподобными клешнями. Форма два была предназначена для воздушной поддержки, а форма три — массивная черепахоподобная конструкция с пушкой крупного калибра и парой десятков суставчатых ног, убиравшихся при стрельбе. Форма четыре больше всего походила на паука и предназначалась для передвижения по сложным поверхностям, в том числе и вертикальным. Кроме того, в память м-боргов были прошиты ещё пара десятков форм, для того чтобы разнообразить арсенал применения.

Формой и перемещением м-боргов управлял настоящий искусственный интеллект достаточно высокого уровня. Триста машин образовывали отдельную боевую ячейку, которой уже требовался человек или прямой канал на центральный пост, где находилось руководство подразделением или требовалось участие высокорангового ИИ.

К сожалению Серга, при всей унификации управления с саргонскими системами, войти в прямой контакт с м-боргом у него никак не получалось. Он видел лишь хаотичное мельтешение потоков и посверкивание сигнальных цепей, но логики в этом на его взгляд не было никакой. Да и сами м-борги не отвечали на попытку контакта. Только на ротном уровне, общаясь непосредственно с боевым комплексом информационной поддержки, можно было как-то работать с новой техникой.

Но наряду с хорошими новостями были и не такие радостные. По снабжению бригаду выделили в отдельный сегмент, и никак не могли наладить ритмичную поставку сменных картриджей для ядра м-боргов и запасных узлов для системы управления. И хотя проблемы постепенно решались, Серг сильно волновался, что в боевой обстановке может остаться «без штанов».

Поэтому бригадная корабельная группа обрастала дополнительными транспортами как цыганский табор повозками. Молодой, но опытный комбриг предпочитал всё своё тащить с собой, а не рассчитывать на службу снабжения.


7

Желудок армии находится не в животе у солдата и не на поле боя. Желудок армии находится внутри войсковых складов, потому что именно там в основном перевариваются материальные ценности, выделенные войскам.

Главный военный прокурор
Флота Свободных Таи Норг

Новый закон об оружии и летальных средствах жёстко регламентирует продажу тяжёлого вооружения, ядовитых веществ, а также компонентов для их изготовления. Фрименское общество, которое до сих пор было идеалом свободы, похоже, добровольно ограничивает доступ к наиболее опасным игрушкам в целях общественной безопасности. Так, на днях был торжественно закрыт последний магазин бытовых ядов и оружия, скрытого в предметах. Новый закон также предполагает повышенную ответственность, и если раньше за нарушение правил торговли можно было получить штраф, то сейчас это полноценное тюремное заключение или даже каторга или пожизненное в случае смертельных последствий.

Детекторы хаторанского производства, установленные на общественном транспорте, дорогах и улицах, мгновенно отслеживают наличие подобного оружия и автоматически блокируют нарушителя коконом силового поля.

Так что, если у вас завалялся портсигар калибра 6.55 или семимиллиметровая трость с разрывными пулями, лучше оставить их дома в качестве памятных вещей или средства домашней самообороны, на которые пока запрет не распространяется.

Звёздное обозрение.
Медиацентр Карос. Руби

Ротация войсковой службы настигла часть внезапно, словно приступ медвежьей болезни. Восемьдесят восьмая бригада не сдала контрольный минимум на проверке, и после смены верхнего комсостава их передвинули по сетке вниз, заменив подразделением Серга.

Участок границы с двумя государствами — Кехлохидисом и Анаранской республикой — считался спокойным, и никаких неожиданностей от сопредельной территории Серг не ожидал. Тем более что граница была достаточно формальной и государства разделяли расстояния вполне приличные даже по космическим меркам.

В объёме ответственности располагалось устье межпространственного канала и зона, удобная для гиперперехода, так что контроль над этой областью фактически означал контроль над прямой трассой в глубь объединённого пространства.

Именно поэтому здесь патрулировала флотская группа в составе двух усиленных эскадр и бригады Алого легиона, на случай если кому вздумается закрепиться на одной из планет системы.

Дорога к месту несения службы была для Серга ещё одним поводом подтянуть взаимодействие корабельной группы и десантников, слабостью в чём, по его мнению, страдали многие подразделения легиона. Поддержка с орбиты или запаздывала, или была крайне неэффективной, и, получив в свои руки командование над десятком разнокалиберных кораблей, он постарался исправить это упущение.

К точке сбора бригадная группа подходила уже не вспугнутым стадом, а вполне боеготовым подразделением, что и было отмечено наблюдателями генштаба при сводной эскадре двадцать второго оперативного района.

Адмирал первого класса Гревс был старым служакой, который воспользовался увеличением корабельного состава как поводом вернуться во флот из обеспеченной, приятной, но вязкой словно кисель пенсии. Поэтому гонял он офицеров эскадры в хвост и гриву, заставляя для начала соответствовать нормативам, а потом и перекрывать их.

Когда ему сообщили, что направляют бригаду Алого легиона под командованием какого-то подполковника, Гревс даже не знал, что ему думать.

Но армия — это одна большая деревня, и знакомые из контрразведки быстро представили досье на Серга Ракина, осветив достаточно подробно весь боевой путь, включая похождения вне службы.

Так что адмирал встретил Серга достаточно благожелательно и, выпив с комбригом Алых традиционную рюмку крепкого бренди, отпустил, напутствовав добрым словом.

У флота был собственный десант, он же — противоабордажные команды, и при необходимости комендантские подразделения, поддерживавшие порядок в базах и крупных соединениях. Космопехи тоже носили знаки отличия десантников, только форма у них была цветов флота — тёмно-синей.

Командный центр группировки располагался на линкоре «Аркон», где, кроме чисто военных служб, находились всякие развлекательные заведения, включая походно-полевой бордель. И естественно, что персонал этих заведений состоял из наглухо отмороженных граждан, готовых ради звонкой монеты рискнуть пребыванием фактически в действующих войсках.

Разумеется, драки и дебоши в секторе «Г» случались регулярно, хотя и никогда не выплёскивались за его границы, отсечённые мощными бронированными дверями. Собственно, весь сектор был переделанным складским маневровым комплексом, пристыкованным к линкору, для симметрии уравновешивая авианесущий модуль и склад оперативного хранения. Три семисотметровых пилона окружали центральный корпус линкора, выдававшийся вперёд ещё на добрых две сотни метров.

Всю эту красоту Серг оценил, заняв отведённое ему место в глубине патрульного ордера рядом с линкором. Вокруг третьего пилона суетились мелкие корабли и десантные боты, принимая и высаживая людей, жаждущих разбавить флотские будни некоторым количеством удовольствий. У второго пилона, напротив, крутились лишь грузовые рейдеры, пришедшие к флагману за запчастями. А у первого двигалась вереница истребителей и штурмовиков, вылетавших на плановый облёт и тренировки. И всё это переливалось вспышками посадочных огней и проблесками маневровых приводов, словно на флагмане шел нескончаемый карнавал.

Личный состав бригады был уже проинструктирован на тему последствий за нарушение общественного порядка, и после прочувствованной речи командира предпочёл тихо отрываться в укромных уголках своих кораблей, а не тащиться за взысканиями на флагман.

Пока флот и космопехи развлекались, то участвуя в драках, то разнимая их, Серг вдумчиво и последовательно закручивал гайки, и через некоторое время у него уже было единое подразделение, а не толпа военнослужащих, набранных по кадровым отстойникам.

Подполковник твёрдо придерживался мнения, что любой человек способен причинять добро, и творить пользу, будучи поставлен на нужное место. И работа начальника как раз и заключается в том, чтобы это место найти. У себя в организации, или же где-нибудь ещё.

«Где-нибудь ещё» отправились искать уже два десятка сержантов и офицеров, остальные же несли службу как положено.

Проверки, обходы — плановые и внезапные — подтверждали это положение. Серг как раз инспектировал своих канониров, когда поступил вызов от адмирала Гревса.

Когда подполковник прибыл на совещание и занял своё место за кольцеобразным столом, начальник разведки сектора уже стоял в центре у объемного экрана, готовясь докладывать.

Увидев прибытие командира бригады, адмирал кивнул разведчику, и тот для начала включил экран.

— Свободно летящее космическое тело, диаметром пятьсот километров, — в воздухе сформировалось изображение обычного для космоса планетоида с чёрно-серой поверхностью, изъеденной пылевой коррозией. — Привязок нет, маяки и маркеры отсутствуют. По докладам рейдовой разведгруппы, внутри тела явно прослушиваются сигнатуры двух десятков спин-реакторов и происходят периодические включения разнотипных корабельных приводов.

Наше заключение — это блуждающая пиратская база. Траектория движения прямолинейная, идёт прямо в сторону зоны ответственности нашей эскадры. Сигнатуры гиперпривода не выявлены, но это не значит, что его нет. Таким образом, в нашу сторону продвигается потенциальный агрессор, возможно, способный прыгнуть к одной из внутренних систем Союза.

При таких размерах база может нести флот, достаточный для взлома планетарной обороны планеты среднего класса или крупного производственного комплекса. Даже если пираты потратят на грабёж всего сутки, а это стандартное время реагирования флота, их добыча перекроет стоимость базы в три раза. Ну и излишне говорить, что далее они могут прыгнуть в любую точку и продолжить рейд. Единичный гиперпереход — это не вспышки десятков кораблей, и отследить его будет очень сложно, даже учитывая огромную массу.

— Флаг-коммандер Трено, ваши предложения?

Со своего места поднялся начальник штаба.

— Атака всеми силами эскадры по сходящимся траекториям. Тяжелые крейсера выбьют у него поверхностные системы обороны и заставят перейти в дрейф.

— А если не заставят? — не согласился командующий. — Если у него там всё закопано под километровую толщу базальта? Ну, вскипятим мы поверхность, и? Что помешает базе спокойно продолжить путь до зоны перехода?

— Информация о наличии гиперпривода является предположительной…

— И мы должны исходить из худшего сценария, а не из самого оптимистичного, — отрезал адмирал и перевёл взгляд на командира лёгких сил эскадры.

— Ваше мнение, адмирал Адри?

— Атака штурмовиками неэффективна по той же причине. Они вполне могли загнать эмиттеры гиперпривода в шахты и прикрыть их мощными бронещитами. Потом выводить их на рабочий режим прямо в шахте и выдвинуть одновременно по команде. Мы просто не успеем раздолбать их, как они уйдут в прыжок. Кроме того, на объекте такого размера при малой силе тяжести могут быть задвижки и в метр толщиной, и вообще сколько угодно.

— Полковник Бренан?

— Пехота не сможет пробиться внутрь планетоида, — констатировал командир космопехов. Даже после обработки главным калибром линкора не факт, что мы найдём проход. У нас будет время на два-три залпа, и они уйдут в прыжок. А при площади восемьсот квадратных километров нас просто не хватит на нормальный поиск. Ну и после гиперперехода вышедшие из шахт штурмовики нас просто размажут в брызги. Предлагаю налепить на него пару сотен маячков и ловить уже в обитаемых мирах.

— Подполковник Ракин?

Серг не торопясь встал с места, не отрывая взгляда от проекции вражеской базы.

— Возможно провести десант не силами космопехов, а сбросить нашу бригаду? Под прикрытием обстрела корабли подойдут к планетоиду и пристыкуются к поверхности. Потом, сбросив десант, отойдут на исходные. Мы, тем временем, вбуримся в поверхность, чтобы не сбросило при манёврах, и после прыжка, когда они начнут открывать шахты, пойдём и немного повоюем. У меня пятнадцать тысяч единиц мехсостава, так что сможем если не уничтожить базу, то сильно снизить её боеспособность. А там, глядишь, и подмога подоспеет, — Серг сдержанно улыбнулся. — К тому же не исключено, что это всё лишь отвлекающий манёвр, призванный оттянуть эскадру от участка прорыва.

— Дурацкий план, — резюмировал адмирал.


Атака флота началась с удара главного калибра линкора и тяжёлых крейсеров. Корабли били в одну точку, но, как и предсказывал адмирал, пробить естественную защиту базы не смогли. Всё же корабли строились для борьбы с другими противниками.

Через пять минут после начала обстрела планетоид начал ускоряться, и на тактическом экране подполковника Ракина замерцал огонёк адмиральского вызова.

— Давай, сынок. Чувствую я, что не догрызём мы этот кирпич.

— Есть, cap адмирал.

Давно уже готовое к десантированию подразделение пыхнуло разгонными движками, вырываясь вперёд, и мгновенно приблизилось к базе.

— Первый пошёл!

Первый полк, традиционно имевший самых лучших офицеров и наиболее квалифицированный техсостав, серебристым роем устремился к близкой поверхности планетоида.

Штурмодесантные боты сразу же жёстко крепились к поверхности глубокими бурами и мощными тросами, а подразделение разведки уже выпускало боевых м-боргов, принимавших форму сразу при касании камня.

Один за другим полки высаживались на планетоид, крепко цепляясь за его поверхность и даже заглубляясь на несколько десятков метров в монолитный камень.

Последним от корабля-матки отделились дискообразная клякса полевого ремонтно-восстановительного модуля и складской комплекс, который сразу же облепили несколько сотен м-боргов, закрепляя тросы и вбивая в камень швартовочные буры.

— Крепить всем, что есть, — Серг уже обживался в мобильном командном пункте, спрятавшемся в глубокой расселине, которую словно для него копали.

— Тросы закончились, — отозвался Вейр, командовавший работами, — не рассчитали малёха.

— Так бей прямо сквозь пол модулей, — приказал Серг. — За эти коробки, если что, мы отпишемся, а вот если кого сорвёт в космос, это уже не исправить.

— Сделаем.

К этому времени планетоид ускорился до десяти километров в секунду, и корабли эскадры начали отставать, чтобы не попасть под вторичное излучение гиперперехода.


Командующий отдельной мобильной базой флота Марканской Торговой республики получил информацию о высадке десанта на поверхность базы через считанные минуты после её начала.

Стоявший в главном зале командного центра шторм-адмирал Делой Анс чуть заметно улыбнулся на предложение смести десант ударом штурмовиков после выхода из прыжка и поднял руку.

— Оставьте этих безумцев. Они нам даже полезны. Пробить защиту не сумеют, зато помешают вести по нам массированный огонь. Сколько их там? Несколько полков, судя по количеству кораблей. А когда окажемся в своём пространстве, они сдадутся. Будет ещё один подарок для республики.


Первый раз Серг наблюдал гиперпереход, что называется, своими глазами и был немало впечатлён игрой красок и буйством световых эффектов. Потом темнота, полная, словно в запечатанном подземелье, и лихорадочная подготовка к штурму базы.

М-борги, принявшие форму «восемнадцать» — змееподобные существа с узким, вытянутым телом и клинообразной головой, — уже буравили поверхность в поисках технических выходов и шлюзовых комплексов, одновременно зондируя пространство сверхнизкочастотными акустическими импульсами, строя примерную структуру базы.

Проекция, вращавшаяся перед Сергом в мобильном штабе, все время уточнялась, обрастая новыми подробностями, и вот наконец отделение пятой роты третьего полка зацепилось за непонятный трубопровод, ведущий на поверхность.

Вскрыть его боковую стенку оказалось минутным делом, и сразу же в отверстие полезли сотни мелких разведботов.

Ещё через час труба, ведущая в глубь комплекса, была разведана на расстояние десять километров, и Серг приказал полку передислоцироваться в окрестности тоннеля, а остальным подразделениям активизировать поиск.

К моменту выхода из гиперпространства все полки уже сидели в ожидании штурма возле найденных ими каналов, и стоило небу вновь вспыхнуть переливами огней, как Серг коснулся иконки командного канала:

— Штурм.

Мощные заряды разметали камуфляж, скрывавший сеть аварийных и технических тоннелей, и волна м-боргов ринулась в атаку.


База выскочила из гиперпространства в окрестностях планетной системы Изумруд на территории фрименов и сразу же изменила курс, направляясь к комплексу корабельных верфей Анор.

Флот корпорации отреагировал мгновенно, и тяжелые истребители начали пачками вылетать из шлюзовых отверстий модулей обороны.

Одновременно с ними более ста тяжёлых торпед устремились к поверхности планетоида, быстро набирая скорость.

Направленные взрывы очистили крышки шлюзовых шахт от маскировки, и оттуда сплошным потоком пошли сначала дроны первого удара, потом истребители и штурмовики, чтобы дать дорогу более крупным кораблям.

Дроны приняли на себя удар торпед, и несмотря на то, что их количество уменьшилось на треть, ринулись в атаку на истребители концерна.


Подразделения бригады Серга к этому времени уже убрались с поверхности, и мобильная база, закрепившись в каком-то техническом ангаре на километровой глубине, работала, добавляя огоньку в визгливую потасовку флотов. Оперативно-тактические группы м-боргов при поддержке тяжёлых дронов пятисотой серии пробивались через многочисленные заслоны, просто сметая на пути противоштурмовые группы. М-борга из жидкой стали было невозможно повредить выстрелом из пушки, ему был нипочём удар плазмы, и лишь потеряв более половины массы, он откатывался в тыл, чтобы переработать часть искорёженного металла на собственное тело. Потери случались лишь тогда, когда поражающий фактор доставал центральное ядро, но и в этом случае техники подбирали вышедший из строя узел и отправляли его к бригадным маготехникам, которые быстро восстанавливали голема.

Боевые маги первой линии тоже не прохлаждались, выбивая спешно собранные баррикады и сплющивая роботов, словно бумажных.

Но и людям требовался отдых. Сержанты и офицеры сменялись на передовой, отходя для отдыха и приёма пищи, и чтобы просто увидеть что-то кроме разлетающихся металлоконструкций и разорванных людей.

Пятнадцать врачей и пара психологов тщательно следили за состоянием личного состава, иногда выдёргивая человека раньше срока, когда показатели его личного автодока уходили в красную фазу. Таким людям устраивали или несколько часов сна под пси-генератором, или просто наливали двести граммов крепкого алкоголя и отправляли отоспаться самым традиционным образом.

Серг эту часть работы не контролировал, полагая, что тут и без него справятся. А вот непосредственное продвижение подразделений отслеживал очень внимательно.

Третья рота первого полка уже вклинилась в оборону станции, почти на десять километров оторвавшись от передовых групп, но это было не страшно. Связь они держали постоянно, масса дронов старых серий двигалась параллельными коридорами, контролируя все попытки обхода. Зато им первым удалось нащупать главную энергоцентраль базы, и с благословения Серга её просто перерезали в двух местах, чтобы осложнить восстановление.

Свет в зале, где находился штаб, сразу же погас, но потом замерцал и вспыхнул снова, хотя и гораздо менее ярко.

— Ага, — подполковник, сидевший в удобном кресле перед огромным панорамным экраном, кивнул самому себе.

— Всем. Рвать любые коммуникации. Трубы, кабели, волноводы… всё, что найдёте.

— Третий.

— Слушаю.

— Парни из второго бата вышли к стене колодца. Подозреваю, что там шлюзовый магистральных ход. Диаметр почти пятьсот метров. Толщина стенок тридцать сантиметров. Еле прогрыз.

— Нужно перекрыть.

— Понимаю, командир, но как?

— У нас же есть конфигурация стационарной огневой точки? — пальцы Серга пробежались по боковой клавиатуре. — Двадцать девять и тридцать. Загоняешь их в дыру, и пусть растекаются по стенкам колодца. Потом дай команду жрать материал стенок. Если там, как ты говоришь, тридцать сантиметров, им хватит надолго. Посчитай расположение и углы обстрела, чтобы не зацепили друг друга, и врубай на полную катушку, чтобы даже разведдрон не проскочил. А я тебе ещё сто единиц техсостава подброшу.

— А если там эта дыра не одна?

— Так наверняка не одна, — Серг кивнул, — только затыкать нужно все и сейчас.

Он переключился на второй полк:

— Ладис, как ситуация?

— По сигнатурам вторичного излучения, где-то рядом ещё один шлюз, но нащупать никак не можем.

— Давай, поторопись. Чует моя задница, что всё только начинается.

Предчувствия подтвердились, когда на заслонных участках защитники выкатили смонтированные на тележках маневровые двигатели. Факел высокотемпературной плазмы сметал м-боргов и идущих за ними людей длинным языком пламени, и продвижение сразу застопорилось, а через несколько минут передовые части бригады начали отступать.

— Так, — Серг внимательно посмотрел на экран и отстегнул ремни, — Ларн, принимай общее руководство, я на участок второго полка. Ерунда какая-то происходит.

Подхватив со стойки шлем и штатный ствол, он не торопясь закрепил оружие, проверил системы скафандра и, уже не обращая внимания на суету в штабе, вышел наружу.

Охранный взвод поджидал поблизости, и стоило командиру занять место в лёгком каре, как вся кавалькада разом тронулась с места.


Ник Росс работал с документами на свой новый крейсер, когда тягуче заныла сирена боевой тревоги. На новом корабле тяжёлого класса ещё не было экипажа, но после ходовых и боевых испытаний бункеры полны, а вся электроника в активном режиме, так что Ник, дойдя до рубки и облачившись в скафандр, приказал отсоединять швартовые коммуникации, что и было проделано без промедления.

Прекрасно понимая, что может натворить даже один-единственный корабль, прорвавшийся к верфям, молодой капитан стремился как можно быстрее обрести оперативную подвижность и перестать быть птицей на привязи.

— Сдаточной команде и персоналу верфи немедленно покинуть корабль. Отсоединение шлюза — тридцать секунд.

Тактическая связь просто ломилась от количества сообщений, и Нику пришлось уходить на уровень выше, туда, где осуществлялся командный обмен между крупными кораблями, которых в окрестностях просто ещё не было.

Объект — огромный чёрный шар, из которого потоком вылетали штурмовики и истребители — уже фонтанировал осколками от частых попаданий кинетических пушек оборонительных фортов верфи, но никакого видимого эффекта этот обстрел не давал. Теперь Нику стала понятна истерика в эфире, и он очень хорошо понимал пилотов, столкнувшихся с таким объектом. И, конечно, он не собирался отсиживаться в стороне, чем бы это ему ни грозило.

Предельно автоматизированный крейсер лишь теоретически мог управляться одним человеком, и Ник, переключив все боевые посты на свой пульт управления, дал форсаж, разгоняя крейсер.

Вокруг вражеской базы, невесть как прорвавшейся в глубь территории, уже кружились рои перехватчиков и дронов, выпущенных фортами верви Анор, но было их слишком мало. И хоть подмога, конечно, была уже в пути, в космических сражениях счёт всегда шёл на секунды.

Командный центр верфей быстро остановил хаос в пространстве, и вокруг незваного гостя закрутилась осмысленная карусель из перехватчиков и истребителей, уничтожавших поголовье дронов, вылетавших изнутри.

— Прошу очистить директорию восемь девяносто три четырнадцать, — Ник вывел свой крейсер прямо напротив одной из шлюзовых и открыл носовые порты.

— Эхх! А ну в стороны, крошки! Сейчас нам добрый дядя дорожку расчистит! — звонко прозвучал молодой девичий голос.

— Или вставит кое-кому двадцатый зонд по тридцатую отметку, — добавил другой пилот, и истребители брызнули в стороны.

Выдав длинную очередь десятимиллиметровых шариков в глубину вражеского объекта, флаг-коммандер зафиксировал, как в глубине его что-то вспыхнуло, и из зева шлюза вырвалось облако газа с обломками и обрывками. Добавив в глубину из бортовых скорострельных пушек, Ник неторопливо двинулся к следующему шлюзу, когда пара эскадрилий вражеских штурмовиков попыталась ударить откуда-то сбоку, но автоматическая система управления огнём не зевала, и бортовые пушки мгновенно нашинковали агрессоров в мелкую сечку.

Потом из глубины базы выскочили сразу десяток фрегатов, и, вынужденный отвлечься на нового противника, Ник прозевал выход из шлюзовых сразу нескольких тяжёлых ударных крейсеров, взявших его в клещи.

Каждое попадание в его новый корабль отзывалось болью, словно по живому телу, и разъярённый Ник крутился словно бешеный, лупя всеми калибрами и даже полосуя вражеские корабли выхлопами маршевых двигателей.

Подтягивающиеся к месту боя корабли постепенно оттягивали на себя удары противника, но всё равно к моменту перелома в бою крейсер молодого полковника уже полностью потерял ход и был больше похож на кусок металла со свалки, чем на корабль.


Полк, прорывавшийся к главному энергоузлу, загоняли в ловушку. На нескольких уровнях сразу и не считаясь с потерями в технике расположили маневровые двигатели космических кораблей, которые выдавали факел плазмы длиной почти сто метров. Факел превращал в пар всё на своём пути, а попытки обстрелять установку с дальних дистанций не всегда приводили к нужному результату, но даже в случае успеха через минуту или чуть более техники подгоняли новую платформу взамен выбывшей. Таких двигателей на столь огромной базе могло быть даже не сотни, а тысячи, так как замена маневровых была довольно частым событием.

Относительно медлительные големы, попадая под удар плазмы, просто превращались в раскалённый газ, оседая на искорёженных конструкциях радужно переливающейся плёнкой. А маги уже выдохлись в бесконечных атаках и ничем помочь не могли, кроме короткого, но ёмкого армейского слова. К моменту прибытия Серга было потеряно уже более полутора сотен м-боргов, и он прекрасно понимал, что если не придумать, как бороться с новой напастью, это только начало.

Очередная попытка прорыва заслона началась с того, что несколько м-боргов начали пробивать перекрытия, надеясь добраться до заслона раньше, чем тот доберётся до них. Одновременно в атаку пошла пара в паукообразной форме, быстро семеня лапками и рывками двигаясь из стороны в сторону, надеясь таким образом сбить прицел, хотя факел у маневрового был достаточно широким, чтобы не напрягаясь накрыть и большую площадь.

Обычных дронов у Серга было мало, но, взяв десяток быстрых А-88 под прямое управление, он повёл их в атаку.

Повинуясь командам, дроны двигались словно опытные десантники короткими перебежками, замирая за искорёженными конструкциями станции и мгновенно выныривая из щелей для перебежки.

Вот когда Серг пожалел, что сменил мехсостав. Для его старых дронов такой заслон был задачкой на пять минут, а биомехи последних серий вообще имели силовую защиту, которая могла удержать плазму достаточное время для ответной атаки.

Дистанция до заслона сократилась до десяти метров, и от баррикады донеслась нестройная стрельба из ручных излучателей, которыми пытались повредить юрких и подвижных дронов.

«Ну-ну» — Серг усмехнулся и, прикрыв глаза, погрузился в транс.

Картинка сразу же замелькала отрывистыми фрагментами, но в голове укладывалась в точную модель объёма и действий всех объектов. Одновременно, словно блохи, дроны прыгнули вперёд и, преодолев броском последние метры, перемахнули броневые плиты баррикады и врубились в плотное построение солдат, которые, видимо, готовились к контратаке.

Десять дронов, двигавшихся словно мастера боевых искусств, прошлись по бойцам заслона как коса по траве. Прочные металлические клинки и лёгкий пулемёт навели среди защитников мгновенный мор, а потом, не дожидаясь подхода подкреплений, стали разворачивать тележку с маневровым двигателем в обратную сторону и, закончив, выдали серию импульсов по отходящим бойцам заслона.

Когда Серг, которого слегка покачивало от усталости, в сопровождении командира полка подошёл к баррикаде, сидевший на месте наводчика дрон коротко пискнул и вытянулся, имитируя стойку «смирно».

— Твою так через выхлоп, — командир полка — подполковник Тохарт — восхищенно округлил глаза, — сказал бы кто — не поверил.

— Не парься, — Серг улыбнулся, — это так, заёмные мозги. Они сейчас в основном моими пользуются, пока я их от шунта не отрубил. Так что это всё имитация. Как железками были, так железками и помрут. — Он наклонился и, подняв с пола чудом уцелевший шар ядра «офицерского» м-борга, откинул забрало шлема. — Чего-то не пойму, живой вроде, а вроде нет.

Ядро было слегка оплавлено с одного бока, но огонёк на контрольной панели мигал зелёным, хоть и помаргивая словно через силу. Не в силах больше стоять, Серг привалился к какой-то перекрученной железяке и прикрыл глаза, даже не выпустив из рук изделие хаторанских маготехников. И словно маленький зверёк, кто-то тихо и аккуратно поскрёбся к нему в разум.

Ощущения, который испытал Серг, больше всего походили на те, когда он брал на руки своего домашнего любимца — кота редкой породы Дарри. Дарри был эмпатом и остро чувствовал отношение к себе, а также мог транслировать свои эмоции окружающим. Тут было что-то очень похожее и одновременно резко отличающееся от ощущений от дронов саргонского производства.

Серг потянулся к повреждённому ядру и сразу понял, что от него требуется. Выстрелом плазмы были повреждены система охлаждения и несколько зон, игравших роль датчиков.

Материал ядра под руками стал мягким словно пластилин, и через минуту даже чисто внешне оно было как новое.

— Ну? — Серг открыл глаза и увидел, как ядро неторопливо поднялось на метровую высоту и, словно осматриваясь, крутанулось в воздухе. Затем подплыло к исковерканной взрывом стене, и куски металла, растёкшись лужей, стали собираться в один ком, который постепенно поглотил ядро.

Теперь Серг вошёл в контакт с м-боргом вполне осознанно и, преодолев какой-то непонятный барьер, почувствовал, что может управлять магическим созданием. Но не так, как кибернетическим роботом, давая приказы, а словно сливаясь разумами. И ощущения от слияния были совсем другими. Серг осознавал себя одновременно и самим собой, и словно стал намного массивнее и сильнее. Он не чувствовал, что из уголков глаз стекают струйки крови, а автодок бронекомбеза просто захлебнулся, вкалывая ему раз за разом длинный список лекарств.

Командир полка, увидев кровь на лице комбрига, кинулся вперёд, но был остановлен полковым магом:

— Нет, Тохарт, это вам не остановить…

М-борг покрутил головой, потом несколько раз присел, подпрыгнул и целенаправленно куда-то пошёл, по пути присоединяя к себе других м-боргов. К следующему заслону, торопливо возводимому перед энергостанцией, подошло уже десятка полтора металлических созданий разных габаритов и форм. Импульс очередного маневрового двигателя м-борги просто проигнорировали, мгновенно собравшись в один огромный шар словно капельки ртути. Через долю секунды из шара буквально выстрелили несколько десятков стальных щупалец, пробивших и баррикаду, и людей, стоявших за ней. Потом ком жидкого металла накрыл бронещиты, людей и платформу с двигателем будто огромным одеялом и замер так на несколько минут.

Когда колыхающееся словно медуза серебристое покрывало вновь собралось в ком, на поверхности ничего не было. Ни оружия, ни людей, ни даже мёртвых тел. И только едва заметная серебристая плёнка на том месте где прошел ком живого металла.

М-борги передовой линии продолжали вливаться в этот ком, и по мере того, как он рос, волна достигала всё новых и новых коридоров и переходов, поглощая живых людей и технику и оставляя за собой лишь вылизанные до первозданной чистоты полы и стены.

Заслонка двухметровой толщины задержала волну ровно на тридцать секунд, после чего гигантская серебристая пиявка просто воткнулась в силовой щит, вытягивая всю энергию базы до последней капли.

Вся поверхность волны мгновенно вскипела мельчайшими пузырьками, и словно вздох пронёсся по коридорам и переходам боевой станции, останавливая даже те механизмы, что имели автономное питание.

К этому моменту жизнь Серга держалась лишь на тонкой ниточке, удерживаемой полковыми магами, вливавшими в него целые океаны энергии. Но тревожный сигнал уже прошёл по всем бригадным маготехникам, и всё новые и новые люди вливались в процесс, образуя сначала малый круг, потом большой — из двенадцати магов, а потом, когда инженерная рота снесла все перегородки вокруг, и Великий Круг — из тридцати шести магов.

Серг тоже сражался за жизнь, только не свою, а сержантов и офицеров бригады. Чудовищный монстр, в которого превратились м-борги, слившиеся воедино, не очень разбирал, где свои, а где чужие, но, ощутив всё то, что давала поглощённая искра человеческой жизни, уже не мог остановиться, пожирая всех на своём пути.

Предельным напряжением воли Серг давил агрессию существа по отношению к своим людям, но чем сильнее становилось порождение магов, тем тяжелее было его сдерживать.

Злость и бессилие перед ситуацией, как всегда, породили в душе Серга мутную волну, которую он и выплеснул с отборными росскими матюками.

Длинные многоэтажные конструкции оказывали благотворное воздействие даже на стальные балки, а на м-боргов, только что осознавших себя как мыслящее существо, повлияли словно удар кувалдой. В попытках осознать, как, что и куда собирался с ними сделать этот странный человек, месиво из м-боргов начало замедляться и через несколько минут распалось на составные части.

Вокруг станции ещё кипел бой. Полосовали друг друга лучевыми пушками истребители, аккуратно, пытаясь не задеть своих, стреляли фрегаты и неторопливо подплывали к месту битвы тяжёлые крейсера, но без поддержки базы, без ротации кораблей и огня пушечных батарей марканский флот был обречён.


Стянувший на себя половину атакующего флота, крейсер Ника уже не двигался, принимая раз за разом удары вражеских пушек, и лишь изредка огрызался огнём одной-единственной пушки, которой, правда, хватало, чтобы очередной корабль вспыхнул ослепительной звездой.

К моменту подхода отдельной флотской группы вокруг крейсера плавало одно огромное облако мусора из обломков кораблей и капелек выплеснувшейся из баков воды.

Линкор «Свобода» уже распахивал десантные отсеки, готовясь высаживать штурмовые подразделения на поверхность базы, когда по всем частотам прорезался маяк бригады Алого легиона, сообщавший всем вокруг, что в гонке за призовыми они опоздали и данный объект уже взят под контроль.


Двадцать тысяч человек персонала станции перестали существовать как биологические объекты, а сама станция была похожа на кусок сыра, внутри которого порезвились мыши. Бригада потеряла около тридцати человек личного состава и больше трёх тысяч м-боргов, чьи ядра были просто распылены выхлопом реактивных двигателей. Но оставшиеся двенадцать тысяч уже не были машинами, хотя и не являлись полноценно мыслящими существами. Но подобное можно сказать и о многих людях, так что этой частью проблемы занималась комиссия, срочно собранная из высших офицеров Хаторана и представителей объединённого командования.

Личный состав бригады был эвакуирован, а база с находящимися на ней двенадцатью тысячами м-боргов была блокирована линкорами, державшими её на прицеле своих главных калибров в готовности распылить на атомы.

Возглавлял комиссию сам иерарх хатов — Седар Лингар, со стороны Саргона присутствовал командующий Алым легионом генерал-командор Табриз, а от Флоры — генерал-полковник Идира Сарват, возглавлявшая управление перспективных исследований и знавшая не понаслышке, как обращаться с опасными формами жизни.

Галерея, возвышавшаяся над самым большим на станции залом, немного выдавалась вперёд, и с неё было хорошо видно все двенадцать с небольшим тысяч м-боргов, замерших в батальонных коробках. Все м-борги приняли человекообразную форму, но не обычную, когда это была лишь фигура с двумя ногами, двумя руками и чем-то вроде головы, а тщательно проработанными лицами, и даже форма была повторена до последней детали.


— Ну? — иерарх, задумчиво смотревший на замерших в строю существ, повернулся к стоявшим рядом. — Делать-то что будем? Я так понял, что есть два основных варианта. Оставить подразделение как было, загнав их куда-нибудь подальше, или распылить на атомы.

— А в чём, собственно говоря, проблема? — Идира поправила портупею и переступила стройными ногами в высоких форменных сапогах. — Агрессии не проявляют, индекс разумности достаточно высокий… Пусть служат, как служили. Можно дать им ограниченное гражданство. А можно и нормальное. Мало ли у нас тупиц и уродов в армии? Будет на двенадцать тысяч больше.

— Их командир до сих пор в коме, — спокойно пояснил Табриз, глядя в бездонные серые глаза красавицы, — возятся уже две бригады. Ваши медики и команда магов-врачей.

— А при чём тут его состояние? — женщина повела плечом. — Сделал всё правильно. И орду эту прижал, и людей своих спас. А умрёт — ну так война же.

— Умрёт — тогда точно распылять, — произнёс иерарх. — Он фактически привязал их к себе или, точнее, перепривязал как мастер м-боргов. Я вообще о таком даже не слышал. Наш сильнейший маг — Хинхайо — ну вы знаете о нём наверняка, как только услышал новости, сразу рванул в клинику. Будет выяснять, что это вообще такое было.

— И всё-таки я бы вернулся к судьбе этих… гм… парней.

— Ну если вас не пугают двенадцать тысяч големов с мозгами людей… — иерарх развёл руками.

— Меня, седо Лингар, уже ничто не пугает, — генерал-командор хмыкнул. — У меня три миллиона законченных кретинов, под управлением которых находится пятнадцать миллионов весьма совершенных орудий убийства. Триста полевых трибуналов в месяц, а эти ублюдки всё продолжают творить такое, от чего любой гражданский судья просто двинется рассудком. Вот вчера, например, трое десантников решили слетать за пойлом на штурмовом боте. И это, конечно, ещё совсем не беда. Ну подумаешь, угнали машину стоимостью десять их пожизненных окладов. Но там же просто негде было сесть. Пятачок перед магазином настолько маленький, что даже флаеры там не садились. Но разве это может остановить доблестный Алый легион? Нет, разумеется. Они сели рядом. Прямо на городской парк, естественно, его полностью уничтожив выхлопом посадочных эмиттеров. Спокойно дошли до магазина, купили десять ящиков какого-то страшного пойла и полетели бухать дальше. У меня в легионе не цирк. Скучно не бывает.

Генерал-командор не торопясь спустился с лестницы и подошёл к строю солдат:

— Ты. Выйти из строя.

М-борг сделал три уставных шага и развернулся лицом к строю.

— Имя?

Тот запнулся лишь на секунду:

— Маркон, cap генерал-командор.

— Маркон. — Командир легиона вздохнул, — Сам-то что думаешь, служить или как?

— Мы созданы для войны, cap генерал-командор.

— А если не будет войны?

— Всегда где-то стреляют, cap генерал-командор.

— А скажи-ка мне, боец, первый пункт «Правил сохранения материально-технических ценностей и боевого имущества».

— Э… не могу знать, cap генерал-командор…

Табриз обернулся на стоявших рядом иерарха и флорианскую генеральшу:

— А мне нравится. Им ещё пару тысяч сержантов для, так сказать, прояснения поля зрения и юстировки систем наведения, да офицеров подубовее, и нормальная бригада будет. Ну, да, не звёзды академической науки, но мне умники-то и не очень нужны, ну, во всяком случае, на поле боя.

Старший офицер флорианского генштаба полковник Лассара Деон, стройная и подвижная женщина с тонким породистым лицом и короткой стрижкой бледно-голубых волос, проводила спины генеральской троицы, поднимающейся на крейсер для подписания итогового акта, и обернулась к полковнику службы полевых коммуникаций Алого легиона Аарасу Тархо:

— А что это за «Правила сохранения материально-технических ценностей и боевого имущества»?

— А… это, — широкоплечий мужчина с несколько грубоватым лицом широко улыбнулся, — легенда Алого легиона. Инструкция из одного пункта, который, в свою очередь, состоит из четырёх слов. Шедевр директивного творчества прошлого командира Алого легиона.

— М… — брови женщины удивлённо поползли вверх.

— Не про@би вверенное имущество.


8

И не из таких полен буратин строгали!

Неизвестный столяр

Суть гражданства первого класса не в том, что у вас есть повышенные права, а в том, что у вас есть дополнительные обязанности. Например, избирать и быть избранным. Они так и называются в конституции — избирательные обязанности. И если для гражданина третьего класса участие в выборах добровольное, то для второго класса оно рекомендательное, а для первого — обязательное, так же как и участие в общественной жизни, и многие другие обязанности, включая резко повышенные суммы штрафов и увеличенные сроки уголовных наказаний.

Учебник обществоведения для средних школ.
Министерство образования Саргона. Гианда

Очнулся Серг резко, словно где-то внутри включили свет. Высокие потолки, по которым плыли волны зеленоватого свечения, и внимательный взгляд седоволосого мужчины с ярко-жёлтыми, почти золотыми глазами на скуластом и вытянутом лице.

— Напугал ты нас, малыш.

Почему-то у Серга не было и тени сомнения, что этот не старый на вид мужчина может так обращаться к нему.

— Еле вытащили тебя.

— А что со мной было? — Серг закашлялся, и откуда-то из-за спины появилась фляга с торчащей из горловины трубочкой.

Питьё мгновенно сняло приступ кашля и смягчило горло.

— Ты почти растворился в коллективном разуме поглощённых м-боргами людей. Спасла тебя только железная воля, ну и ещё то, что ты вовремя отрубился, а аптечка вколола динаменол, который мгновенно прекратил ментальную связь.

— А что с…

— Нормально всё с твоими крестниками, — Тентайо улыбнулся. — Вчера, насколько я знаю, приняли присягу и занимаются сейчас на базе бригады. Гражданство третьего класса, конечно, не бог весть что, но для начала очень даже неплохо.

— А как так вообще получилось? — Серг, который почувствовал себя уже вполне прилично, опёрся руками на кровать и сел.

— Ну, ты же не можешь не влезть куда-нибудь, — вышедший из-за спины Хишан бережно поправил подушку другу и, улыбнувшись, присел на краешек кровати. — Когда ты вошёл в управляющий контур первого м-борга, то с грацией опытного штурмовика снёс несколько блокировок безопасности и частично наложил матрицу своего сознания. Ничего индивидуального, конечно. Моторика, основы тактики и кое-что ещё, но этого хватило, чтобы первый взял контроль над остальными и начал их инициализацию. Криво, грубо, но, на удивление, всё сработало. А дальше просто всё разбежалось, словно круги по воде. Ты к этому моменту, к счастью, пребывал в отключке, так что мозги тебе не высушило, хотя и могло.

— Ну и шунт твой, конечно, — дракон улыбнулся. — Как ты ухитрился разрушить базовый протокол безопасности и основные настройки, я даже не представляю, но ничего менять не стал. Уж больно тонкая штука этот нейрошунт. Мы его вообще-то не для этого делали, но напихали тогда всего и побольше, чтобы он, так сказать, мог сам развиваться. Ну и… не рассчитали немного. Так что цени и пользуйся. А я пойду, пожалуй. Если что нужно, вон, твой друг доделает.

— Спасибо за доверие, Учитель, — Хишан поклонился Тентайо и весело подмигнул другу. — Будем живы — не помрём.


К себе в бригаду Серг возвращался флаером. Последствий после пребывания на лечении он не ощущал никаких и был сильно удивлён, когда увидел стоящих в строю бойцов, от которых словно исходил негромкий рокот.

Будто по команде, бойцы, которых уже язык не поворачивался назвать м-боргами, преклонили колено, а, видимо, старший из них подошёл, чеканя шаг и выбивая мелкую крошку из пластобетонного покрытия плаца:

— Владыка… — Он тоже встал на одно колено, но голову не склонил, твёрдо глядя в глаза Серга.

— Встаньте, — Серг окинул взглядом строй, терявшийся вдали, и улыбнулся. — Значит, так, бойцы. Я вам не владыка и не лорд, не Господь Бог и даже не папа. Я — командир. И как командир буду спрашивать с вас так же, как и с других подчинённых мне. Как мне сказали, первичное распределение на командные должности у вас уже произошло, пусть и стихийным образом, но я своим приказом эту ситуацию узаконю. Дальше будут назначения только за конкретные достижения и успехи. Учитесь воевать и командовать. Изучайте тактику и вооружение, и любой из вас может стать и офицером, и вообще кем захочет. Гражданство третьего класса — это не клеймо, а лишь первая ступенька.

Маги пообещали мне, что сделают для вас особые картриджи и тереновые блоки, чтобы замена происходила как минимум раз в два года. Это всё о хорошем. Теперь о плохом. Для специалистов, имеющих особый уровень подготовки, таких как вы или я, в Саргоне не предусмотрено ни тюрем, ни каторги. В случае нарушений закона и воинской дисциплины вас в лучшем случае упекут в дисциплинарный полк, которым затыкают все дыры на поле боя, а в худшем просто засунут в корабельный конвертер. Да, будет суд вместе с прокурором и даже адвокатом, но на вашем месте я был бы особенно аккуратен и осторожен, так как очень многие из армейских чиновников будут просто счастливы доказать всем, что вы не люди и что присвоение вам гражданства и званий было чудовищной ошибкой.

Окинув строй напоследок, Серг, коротко скомандовав «Разойтись», кивнул тому, кто подошёл первым: «Останься».

Кабинет командира бригады находился на третьем этаже штабного здания и окнами выходил на парк и роскошный фонтан, устроенный тремя флорианками, служившими в бригаде.

Сам кабинет был стандартным, и лишь длинный стол для совещаний и большой экран отличали его от других кабинетов.

— Садись, — Серг кивнул подчинённому на кресло возле невысокого столика и сам присел напротив, — как звать-то тебя?

— Старшина Эрг, мой повелитель, — к чести старшины, он не стал вскакивать, демонстрируя выправку, а остался сидеть. Только теперь Серг разглядел, что и кожа на открытых участках, и форма бывшего м-борга отливала серебром. Были и другие отличия от живых людей, например голос, начисто лишённый обертонов и интонаций.

— Можешь называть меня cap подполковник или просто командир.

— Я знаю, — Эрг кивнул, не обращая внимания на цокот каблучков личного секретаря Серга, подавшей горячий наранг, к которому Серга приохотил Ник Росс. — Но для меня и всех нас вы навсегда останетесь повелителем и владыкой. Вы для нас ведь даже не крёстный отец, а просто отец.

— Да… на двенадцать тысяч детей я как-то не рассчитывал, — Серг улыбнулся. — Ну да ладно. Что сделано, то сделано. Вам-то как самим?

— Мы же почти не помним то, что было «до». Поэтому всё нормально, — спокойно ответил Эрг.

— Давай с вашими характеристиками разберёмся. Раньше вы могли набирать до ста тонн, меняли форму как пластилиновые и метко стреляли шарами из собственной плоти.

— Форму менять можем. Но не быстро. Массу тоже набрать можно, но опять-таки не быстро. Совсем другой уровень преобразований. А насчёт стрельбы пока не придумали. Разгонный диск при формировании вторичной оболочки рассыпался на микрочастицы. Полагаю, что именно благодаря ему м-борги смогли двигаться с нормальной скоростью. Так что супероружия не будет, — Эрг развёл руками.

— А просто взять в руки ствол покрупнее? Полно же на складах старого оружия для мобильных платформ. Многие даже с ручками для переноски. Мы такое вооружение уже не производим, хотя на складах могло заваляться. И у фрименов вроде есть что-то подобное для энергоскафандров высшей защиты. Тридцатимиллиметровая ручная пушка с ленточным питанием. Не бог весть что, но нам подойдёт.

— По идее можно… — неуверенно произнёс Эрг. — Надо попробовать подкинуть идею оружейникам. — И, уловив удивление на лице командира, пояснил: — У нас после одушевления вообще разделение пошло. Кто-то к технике тяготеет, кто-то к ближнему бою, а кто-то вообще тактикой увлекается.

— Список всех специализаций завтра мне на стол.

— Сделаю, — Эрг кивнул.

— А как сам думаешь, откуда эта специализация?

— Тут и думать нечего, — старшина усмехнулся. Кто чьи мозги сожрал, тот то и получил. Не повезло только парням из третьего взвода первого бата четвёртого полка. Те нарвались на какую-то норку марканских особистов, ну и ходят теперь, как-то странно на всех поглядывая. То ли музыки и песен хотят, то ли зарезать кого-нибудь.

— А ты?

— А я был непосредственно инициирован вами, повелитель. Ну и напоследок сожрал адмирала этого летучего борделя. Так что у меня в голове равномерная каша из ваших знаний и его.

— Ясно. — Серг кивнул, и в три глотка выпил свою чашку. — Тогда давай так. По списку я уже сказал. Офицеров и старшин из людей я пока оставляю, но, надеюсь, что вы через какое-то время замените их, если не всех, то многих. Это я про сержантский состав. В офицеры вам пока рановато, но имейте в виду и этот вариант. Далее, по тактике. У нас в основном поле боя — открытая местность, но изредка случаются и варианты с кораблями и всякими разными станциями. Редко, но потери в этом случае у нас очень большие. Не заточен Алый легион на такую войну. Но даже в случае с открытым полем у меня масса вопросов. Скорость перемещения у вас не очень высокая, да и ракетный обстрел устроить не получится. Значит, нужно выбивать боевую технику, снятую с вооружения. И летающую, и ползающую, и стреляющую. В ближнем бою у вас, конечно, противников нет, но вот если прилетит ракета с тактической башкой, хорошо никому не будет, даже вам. Поэтому нужны тяжёлые комплексы. И оперативно-тактические, и ПВО, и поля боя, — Серг достал из кармана микропланшет и, развернув его, стал делать пометки. — Кстати, как у вас с грузоподъёмностью?

— Тридцать процентов от набранной массы. — Эрг чуть помедлил. Там пропорция довольно сложная, но мы пробовали набрать массу до тридцати тонн, и, видимо, при данных условиях это предел. Грузоподъемность в таком случае всего восемь тонн.

— Ну, восемь тонн — это, мягко говоря, немало, — Серг кивнул. — Но мне и не нужно, чтобы вы были под тридцать тонн весом. Думаю, полторы тонны — это предел, иначе будете вязнуть в грунте или не пролезать в узкие отверстия. А для штурмовиков это очень важно. Ещё связь.

— Связи нет, командир. Ещё на короткие дистанции как-то работает, ну в пределах десятка метров, но дальше — всё.

— Значит, нужны комплексы портативной связи и целеуказания, — Серг внёс новый пункт в список. — Вообще забавно получается. Мы будем первой за многие годы бригадой, где личного состава в разы больше, чем дронов. Кстати, насчёт брони, — Серг поднял указательный палец, — может, вам просто одеть скафы высшей защиты? Там и встроенная связь, и оружие, и вообще всё что нужно. Заодно и дополнительная броня. Вес, насколько я помню, до трёх тонн, но со встроенными усилителями, так что проблем не будет.

— А если снять все эти усилители? — Эрг заинтересованно посмотрел на командира. — Нам-то они ни к чему. А вот экономия веса — существенная. Или вместо сэкономленной массы поставить силовые щиты…


Разговор с Эргом затянулся, но был крайне полезен, так как тот сразу ориентировал остальных бойцов бригады, а Серг полетел в Объединённый штаб, разговаривать с командованием и снабженцами.

К удивлению Серга, его сразу по прибытию затребовал генерал-командор Табриз, и, не без некоторого трепета, подполковник вошёл к своему старшему начальнику.

— Садитесь, полковник, — Табриз усмехнулся. — Да. Приказом вы повышены в звании, так что мой рекорд относительно самого молодого полковника в Алом легионе побит вами. — Генерал-командор помолчал, видимо, выстраивая разговор, а потом, внутренне чертыхнувшись, послал все политические реверансы:

— У меня тут, конечно, головняк с твоей бригадой нарисовался. Но эту хрень я переживу. А вот ты сам чего делать собираешься?

— Конкретно или вообще? — уточнил Серг. — Если конкретно, то мне нужно полностью пересмотреть всю тактику подразделения, потому как фактически у меня дронов будет процентов десять от личного состава. Еще процентов тридцать тяжёлой техники и средств усиления, что фактически возвращает меня к полевым уставам двухсотлетней давности, когда воевали в основном люди.

— Правильно мыслишь, — Табриз кивнул.

— Поэтому я просмотрел соответствующие документы, и наши и не наши, и сделал примерный штатный расклад на роту — полк и всю бригаду.

— А чего не растянул состав на дивизию? Тогда у тебя личный состав всего в пятикратном размере, зато с тактикой не нужно возиться.

— Сделал на всякий случай такой вариант, но это ж сколько воя поднимется! — Серг улыбнулся. — Мало того, что самый молодой полковник, да ещё ему и целую дивизию отдали. Такие танцы начнутся!

— Тебе не по хрену?

— Мне, может, и так, — Серг кивнул. — Но тянуть одеяло на себя будет неправильно.

— Не будет никакого одеяла, — Табриз весело подмигнул и, донельзя довольный собой, навалился грудью на стол. — Примешь знамя дивизии Алая Звезда. Подразделение заслуженное, в прошлой войне много кому фитиль вставили, так что приём будет торжественный. Ветераны, медийщики и прочее. Примешь как первый заместитель командира дивизии. А через сутки я назначу генерал-командора Васа Горена командиром. Человек он тоже заслуженный и с понятием, так что мешать тебе работать не будет. Но я хотел бы, чтобы вы подружились. Мужчина он колоритный и мозгами не обделён, так что цени его советы. А через год-полтора заменишь его на посту командира.

— Зачем такие сложности? — Серг нахмурился. — Мне пока и с бригадой разобраться бы.

— А вот это точно не твоё дело, — Табриз хлопнул ладонью по столу, прекращая дискуссию.


9

Если вы оглянулись и не увидели идиота, у меня для вас плохие новости. Впрочем, если увидели, новости будут тоже так себе.

Торговец подержанной электроникой на Мирс-роу, 17

Сегодня во Дворец воинской славы съехались и ветераны, и известные политики, и даже те, кого организаторы торжества никак не ожидали увидеть — сам Князь в сопровождении Великой Матери Флоры, представительной делегации хаторан и главы Верховного совета фрименов.

Не в первый раз знамя боевой части покидает залы Дворца славы, но сегодня действительно особый день. Дивизия Алая Звезда, покрывшая себя немеркнущей славой на полях сражений трёх войн, обретает новое рождение, и мы уверены, что она впишет немало новых славных страниц в Книгу памяти.

Медиацентр Карс

Древко знамени из тяжелого дерева, отполированного тысячами прикосновений, легло в руки словно боевое копьё, и Серг, выполнив предписанный протоколом поворот «кругом», пошёл в сопровождении ассистентов к ротной коробке, которая сейчас изображала всю будущую дивизию. Впрочем, самому Сергу было ничуть не стыдно. Офицеры его бригады, вливавшейся в полном составе в дивизию, были увешаны наградами довольно щедро, и ветераны могли видеть, что знамя передаётся вполне боевому подразделению.

После прохода торжественным маршем знамя под охраной отделения бойцов улетело к месту расположения, а Серг, немного хмельной от распиравших его эмоций, сначала обнимался с друзьями, а потом в совершенно разношёрстной компании закатился в ресторан, где и гулял до самого утра.

Праздновали не только новое назначение Серга, но и погоны Ника Росса, получившего флаг-коммандера и назначение командиром лёгких сил вновь формируемой двадцать восьмой эскадры. Должность, как и у Серга, была сильно «на вырост», но во время войны, пусть и не объявленной, грамотные и удачливые офицеры всегда росли быстро.


Разгром и захват мобильной базы стал страшным ударом по марканскому флоту. Несколько десятков офицеров были выброшены в отставку, а кое-кто даже отправился в тюрьму. Но это не могло никак исправить ситуацию, когда столь долго взращиваемый козырный туз оказался бит на первой же раздаче. А настроения в обществе вообще колебались между депрессией и унынием.

Внешне всё было вполне пристойно. Шоу-бизнес, как всегда, взял на себя главный удар, и через пару недель в хороводе медийных скандалов и шумных премьер никто не вспоминал о страшном поражении. Но причина, по которой Маркана ввязалась в войну, никуда не делась. Торговля, а в особенности «живым товаром», завяла, поставок высокотехнологичного оборудования из стран Союза не предвиделось, а работать граждане Марканы уже давно разучились.

Несколько попыток дестабилизировать Союз изнутри провалились с громким треском и завершились арестом всей задействованной агентуры, в том числе и агентов влияния, а ситуация только ухудшалась. Одним из последних вариантов выхода из кризиса была капсуляция общества и построение автократии с опорой на промышленно-торговые корпорации, но это могло лишь отсрочить конец, но никак не предотвратить его.

Глава республики мит Ридон проводил многочисленные консультации и советы, но другого выхода, кроме как пойти на поклон к заклятым врагам, не было.

Тяжёлые раздумья прервал адъютант от флота, ворвавшийся в кабинет с прозрачной пластинкой меморекса:

— Мит, — он коротко поклонился, — на границе системы обнаружен корабль. По предварительным оценкам — эскортный линкор шан рок.

— И что же он делает? — Ридон устало вздохнул.

— Висел под маскирующим полем, пока наши не стали просвечивать его сканерами. Потом снял маскировку и включил бортовые огни. Орудийные порты закрыты, активности вокруг корабля не зафиксировано.

— Корабль, переговорщиков, переводчиков, подарки, — отрывисто скомандовал глава Торговой республики и встал из-за стола. — Быстро!

Миссия вымпелкомиссара Ларга, начавшись в кабинете Вождя, имела совершенно неожиданное продолжение в виде отданного под его полное командование эскортного линкора новейшей серии «Опустошитель» и команды отчаянных головорезов, набранных исключительно в его управлении и службе контрразведки.

Две сотни профессионалов высочайшего уровня и полторы тысячи штурмовиков-гандаров работали единым механизмом всё время тяжелейшего трёхмесячного перехода по краю исследованных секторов в пространство Марканской торговой республики. И всё время чуткие антенны разведывательного комплекса перехватывали видеотрансляции и частные сообщения, собирая, анализируя и уточняя политические расклады, сложившиеся в пространстве по ту сторону гипертоннеля.

Тоннель был фактически уничтожен, и никакие усилия не могли привести его в рабочее состояние ранее пяти-шести лет. Пока все осколки и обломки кораблей не будут вытолкнуты за пределы гравитационного колодца, там не проскочит даже самый защищённый корабль. Да и после этого срока проход будет напоминать азартную игру, причем с очень высокими ставками.

Теперь генералу следовало занять противников Пути Гандар на всё это время, а возможно и больше, междоусобной войной. Собственно, война уже шла. Неудачно для той стороны, которую собирались поддержать шан рок, но это ровным счётом ничего не меняло.

Крошечный кораблик марканцев появился даже быстрее, чем Ларг предполагал. Мигая всеми огнями, он приблизился на расстояние в пару сотен тысяч километров и попытался что-то передать, используя радиосигналы, но Ларг вместо того, чтобы ломать голову в попытке вскрыть кодировки сигнала, просто приказал помигать мощными прожекторами и распахнуть приёмный шлюз.

Марканцы всё поняли правильно и через десять минут уже вплывали в створ шлюза, прикрытый тонкой плёнкой силового поля.

Ровные ряды десантников-гандар слитно грохнули прикладами штурмовых карабинов об пол, стоило лишь марканцу, разодетому в радужные тряпки, появиться на лесенке, спущенной из корабля.

— Рад приветствовать вас на борту «Силы Льда», — Ларг в чёрном парадном мундире коротко поклонился гостю и сделал приглашающий жест. — Приглашаю вас на обед по случаю нашего прибытия в Торговую республику.

К удовлетворению Ларга, торгаши быстро согласились на все условия шан рок. А были среди выставленных условий — таких, как передача новых технологий, поставка корабельных двигателей и пушечных ускорителей, — и гораздо менее приятные. Все воины Марканы на новых кораблях получали «холодную сыворотку» и фактически превращались в очень умных зомби. Это позволяло резко сократить расход ресурсов на жизнеобеспечение десанта и увеличивало его живучесть в боевой обстановке. Кроме того, корабли вместе с программными блоками управления огнём получали кибер-закладки, не позволявшие атаковать флот шан рок. Передача планетной системы под базу снабжения шла отдельной строкой, но тоже была принята как должное. Кроме того, Торговая республика обязалась обеспечить контакты Ганзы и Ашш с командованием экспедиционного корпуса и предоставляла определённые гарантии невмешательства в операции шан рок на территории Союза.

С резиновой улыбкой проводив главу Торговой республики к кораблю, Ларг вернулся в свои апартаменты. Документы для отправки в штаб были оформлены, так что ему оставалось лишь поставить подпись. Дверь в кабинет с легким шелестом открылась, и Ларг обернулся на вошедшую щитстаршину, которую ему приписали в качестве личного секретаря и наблюдателя.

Девушка была как раз в его вкусе. Высокая, стройная, а короткая стрижка рыжих волос ничуть её не портила, а даже придавала определённый шарм. Лицо Дейны с тонкими чертами, длинными дугами пушистых бровей и глубокими тёмно-зелёными глазами было красиво настолько, насколько могут быть красивы мраморные статуи.

Многие офицеры, польстившись на эту красоту, начинали плести любовные кружева, но эффект был не больше, чем от интрижки с плакатом на стене.

— Дейна, заберите документы и передайте их связистам. Пусть отправляют.

— Да, вымпелкомиссар, — Дейна коротко откозыряла и, аккуратно сложив все документы, чётко развернулась, вышла из кабинета и направилась по коридору к узлу связи.

Вернувшись через пару минут, она внесла исходящий номер донесения в журнал и, зафиксировав сообщение, подняла взгляд на начальника:

— Вымпелкомиссар?

— Я вот думаю, нужно как-то отметить завершение нашей миссии, — Ларг внимательно посмотрел на девушку. — По сути, наша работа закончена. Сейчас получим ответ, и сюда прибудут передовые корабли эскадры.

— Никто не предполагал, что будет так просто.

— Да, — Ларг кивнул, расстегнул китель и, крутанувшись в кресле, посмотрел на имитирующий окно экран. — Союз четырёх стран так их прижал, что торгашам ничего другого не оставалось. Я думаю, что они просто выжидали, чтобы Маркана сама скатилась им в руки, но мы смешали все карты, перехватив этот приз.

— Каждому своё, — Дейна едва заметно улыбнулась и добавила: — лишь бы не опоздать.

— Опоздавшим горе, — Ларг машинально произнёс отзыв на пароль и развернулся к девушке. — Значит, ты?

— А чем я хуже? — щитстаршина чуть склонила голову к плечу, словно прислушиваясь. — Должен же кто-то прикрывать вам спину.

— А есть необходимость? — генерал насмешливо хмыкнул.

— Не разочаровывайте меня, друг вымпелкомиссар, — Дейна сняла пилотку и, помотав головой, расправила волосы. — Даром, что ли, весь экипаж из офицеров контрразведки и управления новых территорий? Никого из флотских или армейских.

— Так далеко всё зашло? — Ларг удивлённо покачал головой.

— Нет, но и не зайдёт, если мы зевать не будем, — Дейна тоже расстегнула китель и, сняв его, бросила на стул. Под кителем висела чёрная кобура скрытого ношения, резко контрастируя с белоснежным шёлком рубашки. Неторопливо ослабив ремни, щитстаршина стащила сбрую и повесила её на спинку стула. — Теперь можно немного расслабиться. Донесение ушло и в комиссариат Гар гора, и в генштаб, так что теперь только ждать.

— Как будем ждать? — Ларг улыбнулся.

— Мы что-нибудь придумаем, верно? — и Дейна начала неторопливо, одну за другой, расстёгивать пуговички на рубашке.


Вас Горен, сухощавый подтянутый мужчина неопределённого возраста, прибыл в расположение рано утром, как и подобало правильному командиру. Серг продолжал принимать людей и имущество, кляня последними словами тот день, когда Табризу пришла в голову мысль поставить его командиром дивизии. Продвигаясь обычным порядком, у него лет через пять-восемь была бы команда, достаточная, чтобы составить костяк такого формирования, а сейчас приходилось разбираться с теми, кого присылала кадровая служба легиона. Но, к счастью, офицеры, прошедшие через десятки боевых операций, были настоящими профессионалами, и проблем практически не было, кроме, конечно, формирования тыловых подразделений, где традиционно было некоторое болото.

Серг спал урывками и питался преимущественно на ходу, пока его не отловил генерал-командор Горен и коротким кивком приказал следовать за ним.

В рабочем кабинете командира дивизии обстановка была ненамного более роскошной, чем у Серга, в основном за счёт аринийского шелкового ковра во всю площадь пола и очень качественной голограммы парка за стёклами широких, во всю стену, экранов.

— Серг, — Вас Горен сел на своё место и кивнул заместителю на стул, — таким темпом ты уйдёшь в отставку раньше меня. Ты когда последний раз был в центре релаксации? А на полигоне? Нет, не в броне, а наблюдая за учениями? А когда нормально спал, хотя бы шесть часов в сутки? Марахов хвост, да на тебя смотреть-то страшно! — Генерал-командор в раздражении хрустнул карандашом, который вертел в руках. — Значит, так. Это не просьба, а приказ. Сейчас идёшь к себе и спишь до завтрашнего утра. Утром представляешь мне график своих тренировок и занятий, а также посещений дивизионного медцентра. И не приведи Творец, если у них будут к тебе претензии по линии здоровья.

— Так не успеваю ничего, — Серг откинулся на спинку стула и помассировал глаза. — Некому перепоручить даже элементарные вещи.

— Штат заполнен на девяносто процентов, так что передавай дела по команде, — генерал-командор не предлагал решение, генерал-командор распоряжался: — а не будут справляться — кадровая комиссия примет всех. — Горен улыбнулся. — Понимаешь, мне через три-четыре месяца, ну максимум через полгода нужно оставить дивизию в надёжных, крепких и умелых руках. А тут у нас сплошная разруха. Ты хоть отдаёшь себе отчёт, что вытянул не просто счастливый билет, а настоящий джек-пот? Дивизия в составе двенадцати тысяч рядовых и сержантов будет иметь не меньше трёх тысяч офицеров и примерно столько же тылового состава. Плюс техника и собственные корабли, так что у нас получается не просто дивизия, а полноформатный корпус. А это уже уровень стратегических операций. Конечно, по-правильному, тебя хорошо бы засунуть в нашу академию да помурыжить там годика два-три, но нет на это времени. Совсем нет. Так что учиться будешь на ходу, и, кстати, первый экзамен ты, можно сказать, завалил.


Айна Савар была видной девушкой по всем статьям. Выше среднего роста, с длинной косой светлых волос и удивительно красивым лицом. К лицу прилагалась точёная фигура с длинными ногами и старый неоплаченный долг чести, который Айна пыталась отдать за своего уже год как покойного учителя. Носительница Большого Пути сарваеди, девушка успешно прошла все стадии обучения и сама была мастером, поэтому именно её и выбрал старый Мор Диром для решения вопроса.

Диром, получивший приют и кров от одного из лордов Аверьяны, не мог отказать, когда к нему пришли сам лорд и маленький невзрачный человек, назвавшийся Осин Тар. Сарваеди предполагал, что лорд Гехром сам в долгу перед Осином Таром, но в данном случае это ничего не значило. Долг крови следовало оплатить, и он отправил свою лучшую ученицу в дорогу.

За время долгого пути Айны её цель успела подняться от обычного офицера империи Саргона до высоких звёзд и занять должность командира дивизии. Теперь уничтожить цель стало ещё труднее, поскольку клиент практически не выбирался с территории военного городка.

Айне наконец удалось устроиться на работу в ресторан «Счастливая Звезда», где отдыхали практически все старшие офицеры частей и подразделений, расквартированных на Южном материке, и теперь оставалось только ждать, когда её цель соизволит прийти.


Ник Росс, только что угробивший новенький крейсер в бою у верфей Анор, несмотря на двойственность ситуации, не получил даже дежурного нагоняя от командующего флотом, и в этом, как он полагал, была немалая заслуга его тестя, Глена де Анора, который, в свою очередь, прекрасно понимал, что могло бы произойти с верфями, ворвись туда хотя бы десяток штурмовиков Марканы.

Глен, конечно же, в красках расписал героизм молодого флаг-коммандера, а командующий третьим флотом адмирал первого класса Сай Тенор впечатлился настолько, что разрешил Анору передвинуть Ника в очереди на получение нового корабля.

Всего этого флаг-коммандер не знал, но, получая лёгкий линкор штурмового класса, пообещал себе больше не лезть к чёрту в пасть и не искушать судьбу, чтобы не попасть в «длинный» список ожидания корабля.

Линкор и полсотни кораблей помельче приписали к формируемой дивизии Алая Звезда. Командиром у неё числился некий генерал-командор Горен, о котором ходило много слухов, сводившихся к одной фразе «О! Жив ещё?».

Представляться к новому начальнику командиры кораблей прибыли в полной парадной форме, недавно введённой для всех флотских подразделений объединённого флота. Покрой и цвет формы точно копировали фрименский мундир, так что Россу даже не пришлось ничего перешивать, кроме того, что он переставил чёрные эмблемы патруля, ставшего в объединённом флоте костяком подразделений разведки и контрразведки. Другие офицеры, служившие в патруле, но оказавшиеся в линейных частях флота, получили право на ношение чёрных с серебром петлиц и кортика патруля.

Полсотни флотских офицеров представлялись генерал-командору по очереди, и процедура несколько затянулась. Но, выйдя из зала, Ник с удовольствием и изумлением наткнулся на старого друга — Серга Ракина.

— О! И ты тут.

— Да, — Серг пожал протянутую руку, — заместитель командира дивизии. Подожди, получается, ты теперь…

— Ну да. Буду командовать дивизионной корабельной группой, — флаг-коммандер с улыбкой кивнул старому другу. — Между прочим, адмиральская должность.

— Так, — Серг кивнул, — это дело нужно срочно отметить. Давай через два часа в «Сверхновой» — это ресторан в Синей Лагуне. В наш не приглашаю, так как ремонт ещё не закончили. А в «Нове» и кухня хорошая, и музыка приличная. Я помню, что ты очень внимательно к этому относишься. — Серг, для которого вся музыка делилась на быструю и медленную, рассмеялся и, пожав на прощание руку товарищу, ушел по своим делам.

К назначенному времени в «Сверхновой» уже стояли накрытые столы и на всю пыхтела кухня, «подогретая» квартирьерской службой дивизии. Кроме того, к празднику присоединились жёны Ника, а также прилетел Хишан, служивший в разведке объединённого штаба, поэтому праздник обещал быть шумным.

Вечер шёл своим чередом, когда в зале появилась девушка в скромном мундире технической службы флота.

Ник, контролировавший вход, мгновенно считал нового посетителя, коротко отбарабанив на столе сигнал «тревога», поднялся с места и шагнул навстречу девице:

— Алкоери та сарваи? — Ник, который сразу понял, что имеет дело с коллегой по ремеслу, перешёл на язык сарваеди.

— Ам хино. — Девушка скользнула в сторону, пытаясь обогнуть Ника, но тот синхронно сделал движение, перекрывая ей путь.

— Ты мне не нужен, — маленькая сарваеди усмехнулась, — мне нужен Серг Ракин.

— Уйди сейчас, — Ник не хотел портить вечер дракой, тем более с представителем практически вымершего клана наёмных убийц.

— Гиас! — Девушка шагнула назад и подняла руку к груди в традиционном вызове на поединок.

— Гиас-рам! — Ник махнул рукой и, мгновенно ускорившись, перехватил в воздухе клинок, летевший в Серга, и рубанул в ответ, зацепив кисть убийцы.

Большинство офицеров, находившихся в зале, уже держали подвижную словно ртуть девчонку на прицеле, а Серг, подошедший ближе, вытащил из ножен кортик и, проверив кончиком пальца остроту лезвия, негромко произнёс:

— Ты позволишь?

Ник разорвал дистанцию и остановился.

— Будь осторожнее, эта маленькая злючка чертовски кусачая.

— Понял, — Серг кивнул и шагнул вперёд. — Готова?

Через мгновение пара словно взорвалась движением, и только Ник и ещё несколько человек могли следить за всеми тонкостями боя. Вот девчонка на обратном движении вспорола рукав форменной рубашки полковника, а вот он в ответ ударил пяткой по её ногам, и в момент, когда Айна подпрыгнула вверх, крутанулся в воздухе, снося её ударом другой ноги и вминая тело в стену.

Когда девушка мягко спружинила от стены всеми четырьмя конечностями, пробил длинным ударом кулака в плечо и, развернув её, уже занёс руку, чтобы вонзить кортик, но вместо этого ударил рукоятью в шею, вырубая убийцу.

— Сар полковник, — подскочивший офицер торопливо застёгивал китель. — Старший дознаватель майор Хорсанд. Отдел контрразведки дивизии.

— Забирайте эту малолетнюю дуру, майор, и проследите, чтобы она не сдохла раньше времени, — Серг с сожалением посмотрел на распоротый рукав. — Новая же рубашка совсем. — Он вернулся к столу и накинул китель. — Ник, не поделишься, что это вообще такое было?

— Поделюсь, конечно, — флаг-коммандер широко улыбнулся. — Существуют три основные школы сарваеди. Ну, это наёмные убийцы, если ты не слышал. Так вот, есть школа Большого Пути, школа Малого Пути и школа Золотых Врат. Школа Малого Пути потеряла последнего адепта примерно триста лет назад, а школа Большого Пути также считалась погибшей — до сегодняшнего дня. Она ориентирована на людей хрупкой комплекции и практиковалась в основном женщинами. Откуда конкретно вылезла эта безумная шиноби, я надеюсь, прояснят офицеры контрразведки. — Ник погладил по голове Дениру, которая никак не могла успокоиться, и вопросительно посмотрел на Серга. — Но ты, дружище, меня сильно удивил. Сарваеди учатся с самого раннего возраста…

— А я и не говорил, что начал заниматься недавно, — Серг рассмеялся. — Я по твоей классификации — самурай. Конечно, если меня подловят в тихом месте, то, скорее всего, закопают. Но вот в открытом бою, думаю, я смогу удивить оппонента.

— А что с ней будет? — Эрин отставила в сторону бокал и повернулась к Сергу.

— Нападение на офицера… — Серг задумчиво почесал затылок. — Да ещё и во время войны…

— Десятка как минимум, — Хишан протер губы салфеткой и глотнул сока. — А если докажут, что она имела умысел на убийство, то и пожизненное, если, конечно, не сотрут память.

— Жуть какая, — Денира зябко повела плечами.

— Слушай, а отдай ты её мне, — Ник задумчиво посмотрел в пространство и, видимо, придя к какому-то решению, сфокусировал взгляд на Серге: — ну, в смысле, моей контрразведке.

— Да не вопрос, — полковник пожал плечами и, набрав приказ на коммуникаторе, выбросил эту проблему из головы.


Боевое слаживание подразделений и разнообразная учёба занимали практически всё время военнослужащих дивизии. Полигоны не простаивали ни днём, ни ночью, и всё равно, когда в апартаментах Серга дурным голосом взвыла сирена боевой тревоги, первой его мыслью было «нам бы ещё пару месяцев». Увы, у войны свои расклады, и, когда Марканская торговая республика внезапным броском заняла планетную систему Шайнор, было решено направить в числе прочих и Алую Звезду.

Военное и промышленное значение имели всего две планеты системы. Третья от Шайнор — Каса, и четвёртая — Ашига. Атмосфера, пригодная для дыхания, была только на Касе, где несколько тысяч человек обслуживали рудники и шахты.

Собственный гарнизон Касы уже был выбит захватчиками, да и не могли ничего противопоставить три сотни бойцов полноценной волне десанта.

Закреплялись марканские вооружённые силы основательно, возводя защитные сооружения и даже поднимая антенны единой тактической связи поля боя. Корабли прикрытия эскадра снесла довольно быстро, и так же быстро и организованно смогли провести десантирование основных сил, но вот дальше всё пошло совсем не по плану Объединённого командования. Марканцев и ашш на планете оказалось не десять тысяч и даже не двадцать, на что закладывались штабные аналитики. Больше трёх миллионов солдат и полмиллиона единиц техники было высажено с транспортов и размещено в ключевых точках обороны.

Первой волне десанта Алого легиона дали благополучно высадиться, после чего неторопливо перемололи техсостав в труху, накрыв дронов полем радиопомех. К моменту высадки Алой Звезды группировка агрессоров на планете достигла пяти миллионов и имела тенденцию к увеличению. Для этого ударный флот Марканы на время отбрасывал эскадру Союза от планеты и высаживал подкрепления. Потом его, конечно, отгоняли, но дело было сделано.

Как первый зам Серг повёл дивизию в бой лично, и это ему нравилось куда больше, чем командовать войсками с орбиты. Полк охраны и подразделения связи высаживались уже после того, как плацдарм был зачищен и готов к приёму полевого пункта управления.

Серг не стал разворачивать единый и весьма уязвимый центр, а организовал множество мелких узлов, которые кроме того, что были спрятаны в складках местности, ещё и прикрыты маскировочными средствами.

Холмистая лесостепь с маленькими островками зелени и скрытыми в рощах источниками воды была не очень удобна с точки зрения маскировки, но и здесь специалисты дивизии сумели отличиться, спрятав основные средства именно на открытых местах и оставив все удобные точки для будущих воздушных ударов противника. Чем авиация Марканы не преминула воспользоваться, правда, безрезультатно.

Дивизия, а тем более ударная — это громадное и пёстрое хозяйство. Одних подвижных ремонтных пунктов больше десятка. А кроме этого, ещё и пункты снабжения, медпомощи и прочее, прочее…

Разведцентр укрыли как можно более тщательно, разместив его в естественной пещере, выведя антенны за несколько километров и разбросав их по местности. Там и происходили регулярные дуэли средств противовоздушной обороны и вражеских штурмовиков.

Поскольку в космическом пространстве шли настолько интенсивные бои, что ни о какой высадке подкреплений не могло быть и речи, Серг начал потихоньку выдавливать противника со стратегических точек обороны. Прежде всего, это касалось горного массива, где можно было спрятать не один миллион солдат и какую угодно технику, и изрезанного фьордами побережья материкового острова.

Располагались эти зоны в радиусе нескольких тысяч километров, и полевая авиация дивизии начала скрытно перебрасывать подразделения к местам боёв.

Оборону в предгорьях держали три дивизии, успевшие глубоко зарыться в землю. Но у Серга было тактическое преимущество, которое он реализовал на все сто процентов. Невидимые ни в инфракрасном, ни в других спектрах м-борги за ночь скрытно подошли к передовым позициям и просто вырезали всю первую линию окопов без единого выстрела. Когда первые лучи Шайнора осветили ледяные шапки гор, первый и второй полки уже осваивались на обезлюдевших позициях, разворачивая автоматические пушки в другую сторону.

А через час на позиции обрушился огненный вал ракетно-артиллерийского обстрела и бешеная атака пехоты.

Пока марканцы штурмовали свои же позиции, ещё два полка обошли укрепрайон и ударили в стык между вражескими подразделениями, окончательно опрокинув всякую осмысленную оборону.

М-борги показали себя с самой лучшей стороны. Их не брали пули, и даже близкий разрыв мощного боеприпаса лишь отбрасывал тело в сторону. Продвигались м-борги тоже быстро, и через трое суток все сооружения разветвлённого укрепрайона были заняты подразделениями дивизии Алая Звезда.

Потом, пользуясь относительным затишьем в боях, Серг собрал остатки других подразделений Алого легиона, разбитых на планете и не успевших эвакуироваться.

Марканских войск на планете было ещё довольно много, но вот удобных мест для обороны на пустынно-степной поверхности уже не осталось. Некоторое время донимали вражеские штурмовики, но после диверсионной вылазки на их аэродром словно отрезало.

Серг, которому достались апартаменты командующего группировкой марканских сил, устраивался капитально. Были прорыты дополнительные тоннели и запитаны ещё несколько реакторов, позволивших накрыть всю долину мощным силовым куполом и разместить несколько батарей в стратегически важных местах. Теперь его без критических потерь было не взять, и полковник вполне серьёзно рассчитывал просидеть в горах весь срок до ротации. Реальность, как всегда, была куда менее радостной. Утром, сразу после совещания, с ним связался генерал-командор Горен и затребовал его срочно на флагманский крейсер.


Занятый своими проблемами, Серг не особенно обращал внимание на сражение в космосе, но, увидев целые облака из останков кораблей, сильно задумался.

Головной крейсер дивизионной группировки тоже не выглядел новым. Везде в коридорах и переходах суетились ремонтные дроны, а в главном коридоре толпа роботов и людей волокла куда-то ком смятого в гармошку металла.

— Разрешите?

— Заходи, Серг, — Горен кивнул на кресло и двинул в сторону заместителя чашку с горячим чаем, — у меня для тебя две новости.

— И обе плохие?

— Ну, не так чтобы совсем плохие, но и хорошими их не назвать, — генерал-командор на секунду задумался. — Пока мы тут грызлись за никому не нужную планету, марканцы длинным броском продвинулись к Симгари и высадились там.

— Неприятно, но не смертельно, — Серг пожал плечами. — Территориалы должны были продержаться до подхода Синих.

— А это вторая новость. Марканцы вскрыли наши системы управления дронами и высадившуюся дивизию Синих оставили без штанов. Сейчас личный состав геройствует где-то в горах, а их технику осваивают марканцы.

— Отлично, б…дь! — Кулаки Серга сжались до хруста. — Это значит, нам теперь штурмовать собственный мехсостав?

— Ну, я же не назвал новость катастрофической. Блокировки всё же сработали как надо, и дроны упали в спящий режим. Так что не всё плохо. Но несколько миллионов десантников разбрелись по планете второй категории, и сигналы оттуда очень нехорошие. И сам понимаешь, пока систему связи не переделают, ни Синий, ни Алый легион туда не пошлют. Будет пара полков Чёрных, ну и мы вот, в связи с тем, что дронов у нас фактически нет, а м-боргов не взломаешь.

— Ясно, cap генерал-командор, — Серг, уловивший окончание разговора, встал. — Разрешите исполнять?

— Идите… генерал, — Вас Горен каким-то небрежным жестом уронил на стол пару новеньких погон с двумя маленькими листочками, обрамлявшими золотую звёздочку, и улыбнулся, увидев озадаченное лицо Серга.


10

Если профессия военного вообще что-то значит, она должна опираться на непоколебимый кодекс чести. Иначе те, кто следует за баранами, будут всего лишь кучкой наемных убийц.

Карл фон Клаузевиц

…М-борги показали высокую скорость обучения, практически полную неуязвимость для ручного оружия и боевую устойчивость, характерную для подразделений ветеранов. При этом скоростные показатели находятся в нижних пределах допусков обученного десантника.

Тактические показатели м-боргов и параметры эксплуатации максимально эффективно будут раскрыты в разведывательных и разведывательно-штурмовых подразделениях первой линии.

Данный вывод сделан на основании анализа характеристик и полевых испытаний м-боргов совместно с 3-м спецотрядом Алого легиона (Искры) и 8-м штурмовым спецотрядом (Плазма).

Но, учитывая имеющуюся привязку м-боргов к полковнику Ракину, аналитический центр рекомендует использовать всех их в качестве разведывательных подразделений в составе одного формирования, например дивизии.

Примерное штатное расписание — приложение — 1.

Таблица разноса боевых характеристик м-боргов — приложение 2.

Таблица сравнения характеристик м-борга и десантника в боевом снаряжении «Терген-6» приложение 3.

Алая Звезда уходила не просто так, а передавала укрепрайон свежесформированной дивизии, не имевшей в своём штате мехсостава, кроме прямо управляемых боевых единиц типа дистанционных танков.

А технику Алой Звезды грузили в транспорты, которые для такого случая посадили на поверхность планеты. И в который раз Серг с тоской вспоминал те времена, когда у него под командованием находился всего один взвод. Да даже рота — и та упаковывалась в транспорт за десять минут.

Дивизия грузилась медленно и неторопливо. Сначала сворачивая мобильные модули, а затем упаковываясь в грузовые отсеки транспортов. И сделать всё нужно было предельно аккуратно, поскольку потом, при выгрузке, можно было десять раз пожалеть о допущенных небрежностях.

Расходники и боекомплект пополняли уже на маршруте, куда вышла эскадра сразу после того, как последний корабль занял место в ордере.

Планета не отвечала. То есть некоторые немногочисленные корабли, прибывшие уже после ухода марканцев, забивали эфир пустопорожним трёпом, пытаясь скрыть свой ужас перед тем, что могло произойти, но сама планета не отвечала.

Молчали орбитальные крепости, хотя жизнь в избитых фортах явно теплилась, молчали центры планетарной обороны, молчали даже бункеры глубокого залегания.

На кодовый сигнал отозвались лишь несколько станций автоматического мониторинга, резидентура Белого легиона и Теней.

Полученные сведения огласил командующий эскадрой на совещании. А поскольку, кроме десантников Серга, другие части не десантировались, то фактически информация доводилась командованию дивизии.

— Разведка сообщает, что жители планеты подверглись воздействию неустановленного фактора, в силу чего нормальное функционирование учреждений и предприятий невозможно. Мы получаем кадры с планеты, но кроме бесцельно бродящих толп ничего вроде нет. Настораживает молчание штаба планетарной обороны и главных учреждений, и кроме того, нет ответа от подразделений охраны войсковых складов частей территориальной обороны.

— Вот жопа! — генерал-командор Вас Горен помассировал пальцами глаза. — Ничего сверх этого разведка не выдала?

— Листинги анализа поражающего фактора переданы в соответствующие службы флота.

— Негусто, — Серг посмотрел на Ника. — Ну, cap флаг-коммандер, тебе нашу банду сбрасывать, так что давай думай.

— А чего тут думать, — Ник небрежным движением пальцев крутанул проекцию планеты. — Пойдём над рассветным квадрантом. Система ПВО молчит, но даже если там за пультами сидят готовые боевые расчёты, минут десять им нужно, чтобы раскочегариться, обменяться кодами и сформировать единое поле, да и засечка целей тоже не секундное дело. Мы к этому времени уже заходить на посадку будем. Но вот отскакивать с точки посадки нужно будет быстро. А вдруг противодесантная сеть всё же работает? Что-то мы, конечно, собьём, но не всё. Фронтир же практически. Тут батарей наземной обороны — как грязи.

— Линкоры будут наготове и, если что, поддержат с орбиты.

— Да тут хватит работы, — Ник отрицательно качнул головой. — Орбитальные крепости, конечно, все в дырках, но марах знает, что там уцелело.

— Ничего, — командующий эскадрой адмирал-командор Гервен усмехнулся, — завесим корабли в сеть и дадим прочихаться любому противнику. Кроме того, через десять часов сюда подойдёт ударная эскадра Голубого легиона. Там кораблей, конечно, немного, но все десять — тяжёлые линкоры флорианской постройки. Так что и с десантом помогут, и огнём, если что, врежут так, что не отскоблить. Видел я, как полная звезда магов бьёт по площадям с орбиты. Не приведи Творец под такое попасть. Так что готовьтесь. Время высадки — плюс одиннадцать часов.


Вопреки всем уставам крейсеры флотской группы вошли в атмосферу планеты и начали сброс десантно-штурмовых ботов, когда до поверхности оставалось всего сто километров, давая пилотам и десантникам дополнительный шанс. И кто знает, возможно, именно благодаря этому все боты смогли достичь поверхности раньше, чем распахнулись крышки ракетных батарей.

Крейсерам, конечно, досталось, но пусть и изрядно побитые, корабли все же вернулись на орбиту, а дивизия, сделав бросок в сторону, начала высадку.

Тридцать тысяч тактических единиц личного и механизированного состава рухнули на поверхность Симгари и, собравшись в маршево-штурмовые колонны, двинулись к своим целям: Центральному узлу планетарной обороны, столице Симгари — Фиране и другим важным точкам.

Несмотря на плотное противодействие средств радиоэлектронной борьбы, связь направленным лучом работала без сбоев, в основном благодаря кораблям, перекрывшим всё небо и взявшим на себя функции ретрансляторов.

Несколько раз специалисты Серга отмечали попытки взлома тактической сети, но все дистанционные исполнительные модули на танках и ракетно-артиллерийских установках были загодя отключены, так что все усилия пропали даром, а вот ответный удар по центрам излучения сигнала оказался весьма действенным, и вражеский центр на какое-то время заглох.

Небо над планетой вдруг засверкало, и несколько раз яркие вспышки осветили сумерки раннего утра. Но Сергу было не до красот космических схваток. Первый полк уже втянулся в бой за подземную крепость, и на тактическом экране он видел мельтешение огненных трасс и серебристые сполохи работающих силовых полей.

Когда в передовых порядках замелькали бронекостюмы территориальной гвардии Симгари, на несколько минут возник хаос, перешедший в кровавую рукопашную схватку.

У м-боргов, естественно, не могло быть автоматической системы распознавания целей, но она была у оружия, имевшего автоматическую блокировку выстрела, исключавшую дружественный огонь. Но големы были весьма далеки как от идей всепрощения, так и вообще от сложных философских мыслей, и когда на них кинулись вроде бы союзники, поливая сталью и свинцом из всех стволов, а их собственное оружие отказалось стрелять, начали работать тяжеленными автоматическими пушками как дубинами, снося за один взмах двух-трёх противников.

— Да что там происходит, твою мать! — Серг увеличил изображение, и в кадр попал солдат Симгари, улетающий на встречу со стеной со свёрнутой набок шеей.

— Снять блокировку с оружия! Всем подразделениям прекратить продвижение и занять оборонительные позиции. Вести огонь только в ответ! Первый бат, что у вас с пленными? Почему ещё не доставили в штаб?

— Исполняю, — недовольно произнёс старший лейтенант Корин, командовавший разведбатом, максимально углубившимся в подземный комплекс.

Пока доставляли пленных, передовые отряды дивизии успели выровнять линию обороны и даже подтянуть тяжёлое вооружение, что сразу сказалось на скорости убыли защитников, которые лезли на убой словно мухи на навоз.

Когда двух связанных офицеров местной территориальной гвардии поставили перед глазами комдива, Серг несколько минут наблюдал за яростно вращающими глазами людьми, потом подошёл и внимательно посмотрел им в глаза и, наконец приняв решение, вернулся к своему рабочему месту.

— Пленных на орбиту в распоряжение медицинско-биологического центра эскадры. Степень изоляции по уровню «биологическая опасность» уровень «красный». Исполнять!

Когда бойцы с пленными испарились из помещения центра оперативного управления, заместитель командующего дивизией по разведке пристально посмотрел на Серга.

— А делать-то что будем? Продвигаемся или?

— Без «или», — Серг мотнул головой. — Пункт семь-шестнадцать боевого устава легиона. Любое вооружённое сопротивление в ходе операции автоматически приравнивает подразделения и отдельных граждан к категории «противник» вне зависимости от социального статуса.

— Один хрен всю душу вынут, — полковник Тайро развёл руками.

— А если сорвём выполнение боевой задачи, не только вынут, но и законопатят в помойный угол, — ответил Серг. — Так что вперёд. Если есть сомнения в психологической устойчивости офицеров, провести ротацию или передвинуть по службе.

— Полагаю, в этом нет необходимости, — начальник особого отдела дивизии — полковник Кендоро — покачал головой. — Что нам территориалы? Не с детьми же воюем.

— Накаркай мне ещё… — хмуро ответил Серг, обернувшись к экранам, где возобновился штурм.

Наконец оборонявшиеся включили на полную катушку средства радиоподавления и глушения сигнала, и по экранам побежала рябь помех. Но м-боргам всё эти изыски были, в общем, параллельны, и в сполохах брони, искрящей от микроволновых излучателей, лишь вздрагивая при попадании пуль крупного калибра из стационарных турелей, м-борги продолжили зачистку подземелья.

Передовые группы, пробивавшиеся на нижние горизонты, вовремя отключили систему самоуничтожения подземелья, а также сумели заглушить реакторы, и битва, а точнее, бойня резко снизила интенсивность, так как территориалы были вынуждены перейти на ручное и низкоэнергетическое оружие, имевшее внутренние аккумуляторы.

Подразделения дочищали центр планетарной обороны, когда во всю ширину тактического экрана появилось лицо адмирал-командора Гервена:

— Как успехи, cap генерал?

— Продвижение согласно графику, cap адмирал-командор, — бодро отрапортовал Серг. — Штурмовые подразделения заканчивают зачистку бункера ЦПО, контакт подразделений, вышедших к столице Симгари с противником, ориентировочно — пятнадцать минут. Принял решение продвигаться скрытно и сложным маршрутом во избежание ракетного удара.

— Это правильно, — командующий эскадрой кивнул. — Тут принесли материалы экспресс-анализа поражающего фактора тех пленных, что ты прислал… Там какой-то то ли вирус, то ли химия хитрая. В общем, это уже не наши люди. — Адмирал помолчал, вздохнул и выпрямился в кресле. — Под протокол. Я, адмирал-командор Гервен, на основании пункта семьдесят шесть Устава флота и приказа командующего флотом номер сто восемь «А», объявляю по эскадре боевой императив «Пламя». Копия приказа направлена факсимильной связью в Центральный штаб вооружённых сил и подразделения эскадры. Ознакомление под личную роспись.

Экран погас, а охреневший от столь неожиданного поворота Серг уже работал по императиву «Пламя»:

— Всем подразделениям, вошедшим в боевой контакт, связь только в закрытом режиме. Медслужбе — удалённо активировать медкомплекс «А». Контрразведке — предоставить ключи активации. Первый полк, заканчивайте зачистку бункера!


— Командир, разведка вошла в Фирану, — оператор переключил видео со своего экрана на центральный. — Отмечается плотное огневое противодействие противника.

На большом экране было видно, как из многоэтажного дома на перекрёстке потянулись огненные нити трассеров и голубые сполохи лучевых пушек. М-борги отвечали шквальным огнём, и через минуту дом сначала медленно, а потом все быстрее осыпался кучей мусора, погребая под обломками своих защитников. Потом камера показала десятиэтажный дом в виде башни, откуда тоже вёлся огонь, и бегущую навстречу солдатам маленькую фигурку мальчишки, увешанного кирпичами промышленной взрывчатки и обмотанного проводами. Единственная пуля, но крупного калибра вызвала детонацию, и парень просто исчез в облаке взрыва.

— Да что за чёрт! — Серг ткнул в пиктограмму тактической связи. — Продвигаться осторожно. Возможно противодействие заражённых.

— Да поняли мы уже, — командир четвёртого полка подполковник Сегон, находившийся в командирской машине, покачал головой. — Ох, чувствую я, умоемся мы кровушкой по самую макушку.

— А есть варианты? — замкомандира по технической части, сидевший рядом, обернулся к подполковнику.

— Да нет вариантов, только если накрыть всю планету боевым вирусняком или химией какой.

— Тут и без нас уже поработали, cap подполковник, — командир машины, сержант Шил, покачал головой. — Неизвестно, какой эффект даст соединение этих веществ.

— Хуже уже не будет, — меланхолично прокомментировал зампотех полка обрушение очередной многоэтажки.

— Второй — третий полк — отход, — прозвучал в шлемофонах голос полевого командира дивизии генерала Ракина, и офицеры переглянулись.

— Это правильно, — Сегон кивнул, — не хрен нам с гражданскими воевать. Пусть яйцеголовые думают, как из этой жопы вылезать. Им за это деньги платят.


Выдернутые по «Красной тревоге» руководители четырёх стран прибывали прямо в зал заседаний и, кивнув уже присутствующим, садились на свои места.

— Великая Мать, — Князь Савр поклонился Арне. — Председатель, — поклон главе Фрименов. — Иерарх Лингар. Случай, заставивший меня собрать вас здесь, довольно неординарный. — Савр говорил негромко и внешне спокойно, но внутреннее напряжение сказывалось в нарочито сдержанной мимике, скупых жестах и временами сжимающихся кулаках. — Как известно, существует негласное, но, тем не менее, жёстко применяемое правило избегать средств массового поражения по отношению к гражданскому населению планет. Когда эскадра объединённого флота выдвинулась к планете Симгари, мы предполагали, что встретим пусть и организованное сопротивление, но всё же вооружённых сил ашш и марканской республики.

Короткий жест, и на экранах над круглым столом замелькали кадры, снятые на планете.

— Но то, что встретили наши войска на Симгари, не укладывается ни в какие рамки. Гражданское население, обработанное неизвестным нам оружием, вступает в бой с нашими вооружёнными силами. Словно сойдя с ума, пытаются приблизиться, используя пояса смертников и переделанную военную технику. Причем агрессия проявляется только по отношению к войскам Союза. Военнослужащие в форме Марканы получают и помощь, и поддержку. Таким образом были взяты в плен несколько десятков граждан Симгари, которые доставлены в медицинский центр вооружённых сил. Сейчас я выношу на решение три вопроса: действия вооруженных сил в данной ситуации, действия по ликвидации угрозы другим планетам и наш ответ на действия Марканы и Ашш.

— Я пришлю наших специалистов по подобным видам воздействия, — Арна задумалась на несколько секунд. — Полагаю, что ответ должен быть… адекватным. Наши лаборатории могут выдать достаточное количество патогенных вирусов, боевых нанитов, а также боевой химии, чтобы уничтожить всю Маркану и Ашш. Вплоть до стерилизации планет. Что до войск, полагаю, их нужно отзывать и блокировать систему автоматическими станциями.

— Эта зараза не перекинулась на наши войска? — обеспокоенно поинтересовался председатель Лидон Даро.

— Нет, все люди в подразделениях были в бронескафах, и к моменту обнаружения поражающего фактора лишь двенадцать человек имели контакт с атмосферой Симгари. Все они на карантине в медицинском центре.

— Тогда я согласен с Великой Матерью Флоры. Войска отозвать, операцию по зачистке прекратить. Что до вирусной атаки Марканы, предлагаю сделать её более локальной. Например, накрыть столицу и пару городов, так, чтобы количество пострадавших было примерно в десять раз больше. Думаю, это достойный размен. Только непонятно, как мы доставим контейнеры с боевыми частями…

— Об этом можете не беспокоиться. — Иерарх Хаторан Седар Лингар хмуро кивнул. — Пространственные маячки уже размещены в пределах столиц и крупных городов Марканы, Ашш и Ганзы. В свою очередь могу предложить несколько энергетических конструктов, которые будут уничтожать всё живое в определённом радиусе и самоликвидируются через определённое время. Или не самоликвидируются, превратив планету в выжженную пустыню. Что до предотвращения подобных инцидентов, полагаю, избирательное уничтожение всех прямо причастных, жёсткое и показательное, достаточная защита от повторения атаки. Если, конечно, им не захочется потерять вообще всё руководство республики. Мы же не людоеды.

— Меня больше волнует вопрос, откуда у Марканы вообще взялась эта технология? — Арна внимательно посмотрела на сидевших за столом мужчин. — Насколько мне известно, биотехнологии там вообще не развиты, не говоря о нано- и фемтотехнологиях. Максимум, чего мы могли от них ждать, это протонных ударов или кварковой бомбардировки.

— Разведуправление уже занимается этим вопросом, — Иерарх кивнул, соглашаясь с Арной. — Полагаю, что помощь им была оказана извне. Вопрос — кем и в каких размерах. Что до предложения Великой Матери, у меня встречное. Для начала мы можем взломать их вещательную сеть и разместить материалы, посвящённые данному инциденту. Ну а потом, когда разойдутся информационные круги, выкрасть и повесить всё руководство республики. По нашим подсчётам, для полной парализации власти будет достаточно вздёрнуть около двухсот пятидесяти человек. И никаких моральных проблем с уничтожением невиновных. Руководство в любом случае в ответе за действия правительства.


Операция «Эхо» началась с того, что более двух сотен магов-телепортистов скрытно переместились на территорию Марканы и провесили транспортные маячки на всех людей из списка, утверждённого Советом. Потом по маркерам выдвинулись спецгруппы Шелеста и Легиона Тень, тихо и без шума повязавшие фигурантов, и вывезли их для проведения расследования.

Паника, связанная с размещением в республиканской сети материалов по химической атаке на Симгари, только-только разрасталась, когда на Аллее Свободы в столице Марканы появились первые тела. Как ни странно, ни снимать трупы, ни блокировать разоблачительные материалы новое руководство Торговой республики не спешило. Никому не хотелось оказаться в застенках Шелеста. Ещё большее удивление граждан республики вызвало то, что два десятка ранее похищенных вернулись домой в целости и сохранности, так как ни не имели никакого отношения к людоедскому приказу и его исполнению. Зато пропали около полусотни военных, прямо участвовавших в химической атаке, и пополнили собой мрачную галерею трупов.

Последним на вытянутой вперёд бронзовой руке основателя республики повесили мит Ридона, подписавшего злосчастный приказ.

В тот же момент в Сеть были вброшены документы следствия и приговор военного трибунала, приговорившего главу Марканы к смерти на основании собственных законов республики.

Больше всего происшедшим был опечален вымпелкомиссар Ларг. Так удачно начавшаяся провокация просто обязана была завершиться грандиозным кровопусканием и схваткой на уничтожение, а закончилась фарсом с казнью трёх сотен действительно виновных.

Новое руководство республики ни под каким видом не желало подтверждать договор о предоставлении базы флоту шан рок и вообще смотрело в их сторону крайне враждебно.

Но, подключившись к внутренней сети республики, корабли шан рок уже получили всю необходимую информацию и, совершив два прыжка, вошли в пространство Ашш.

За передаваемые технологии синекожие могли продать родных матерей, а уж потеря пары миллиардов населения вообще не стоила обсуждения. Сто тридцать миллиардов населения и более полусотни планет позволяли ашш вести войну на уничтожение довольно долго, и даже в случае потери половины населения руководство только вздохнёт с облегчением. И пространство для размещения военной базы синекожие предоставили с лёгкостью, потому что в своём секторе имели десятки планетных систем, которые никто не желал колонизировать, несмотря на перенаселённость.

Всё дело было в жёстком климате и природных условиях, которые не устраивали ашш. С другой стороны, шан рок такие вещи вообще не волновали. Планеты со среднегодовой температурой в минус десять градусов признавались годными для колонизации, а это значит, что на экваторе стабильно выпадает снег, а на полюсах просто царит ледяной ад.

В таких условиях флот и армия шан рок принялись ударными темпами создавать опорную базу, зарываясь глубоко в землю и поднимая в небеса башни противокосмической обороны.


Нездоровая суета в империи Ашш была своевременно замечена и правильно оценена разведслужбами Союза, что сразу же повлекло перемещение флотских и войсковых групп поближе к границе.

Пробные атаки армии Ашш начались в трёх планетных системах, разрабатываемых корпорациями. Но, в отличие от предыдущих войн, синекожие уже не уходили после первого же обмена ударами, а стали проявлять неожиданную стойкость в бою, что сразу сказалось на количестве потерь. Да, ашш теряли в таких боях десять и двадцать к одному, но они могли себе это позволить.


Дивизия Серга, передислоцированная на Верену, сначала подверглась налёту психологов, а после заключения, что все люди в нормальном состоянии, занялась обычным армейским трудом — учёбой.

Боевое слаживание и освоение новой техники занимало весь день и часть ночи, потому что м-борги не нуждались в отдыхе, и количество учебных часов определялось лишь выносливостью инструкторов-людей. Зато новые бронекостюмы и силовая защита прошли полный цикл испытаний и были приняты на вооружение дивизии Алая Звезда. Созданные в лабораториях Объединённого научного центра на технологиях Хаторан и Флоры из поликерамического композита и силовых приводов фарионного типа, они увеличивали силу м-боргов втрое и значительно увеличивали скорость их движения, что вплотную приближало возможности големов к показателям обученного десантника в тяжёлой броне.

Но если м-борги не могли двигаться так же быстро, как боевые дроны, то другие качества делали их незаменимыми на поле боя. Даже попадание снаряда, разрушавшее броню, не выводило м-борга из строя, а просто лишало его дополнительных возможностей. Кроме того, они были нечувствительны к радиации, химическому оружию и многим другим поражающим факторам.

Вызов из Секретариата Князя поступил не на личный комм Серга, а пришёл спецпочтой в сопровождении парочки фельдкурьеров, словно в доэлектронную эпоху. Проникнувшись всей серьёзностью вызова, генерал метнулся домой и в указанное время ждал в огромной, словно спортивный зал, приёмной Князя.

Мимо сновали какие-то люди, рядом гудел центр связи, электронное облако которого почти напрочь забивало сверхчувствительный шунт Серга, а рядом сидели такие же, как он, вызванные на высочайшую аудиенцию.

Точно в полдень к нему подошёл дежурный офицер в форме Белого легиона и коротким жестом предложил следовать за ним.

Кабинет, обставленный старинной мебелью, встретил Серга приятной прохладой. Об этой особенности Князя знали все. Выросший на жаркой и засушливой планете, он почему-то очень любил именно пониженную температуру, и в его рабочих помещениях всегда было свежо.

— Князь, — Серг сделал два уставных шага и коротко отдал воинское приветствие.

— Садитесь, генерал, — Савр с улыбкой кивнул на широкое удобное кресло, стоявшее рядом со столиком, и занял место напротив. — Вы, наверное, удивитесь, узнав, что ваша личность вчера обсуждалась мной и Отцом…

— Как я могу оценивать то, о чём не имею ни малейшего понятия? — Серг пожал плечами. — Может, вы постоянно обсуждаете молодых офицеров?

— Не скромничайте, генерал Ракин. Заместитель командира дивизии и генерал в двадцать восемь лет — это весьма и весьма завидная карьера. Тем более, учитывая, что именно вы приняли флаг дивизии из рук Хранителя Реликвий. Фактически это значит, что именно вы командир подразделения, а маршал — лишь ваш наставник.

Поверхность столика раздвинулась двумя створками, и изнутри на небольшой площадке поднялись два бокала со светло-голубым напитком.

— Кроме того, командованием объединённого штаба была оценена операция на Симгари. Вы могли залить там всё кровью на основании выданного приказа, но сделали всё просто идеально.

— Значит, императив «Пламя» был в какой-то степени проверкой?

— А что должен был сделать командующий эскадрой, получив рапорт об участии в боях против нас наших собственных территориальных подразделений? — удивился Савр. — Нет, адмирал-командор Гервен всё сделал правильно. Но и вы молодец.

— Что там сейчас? — увидев, как Князь берёт со столика бокал, Серг тоже подхватил напиток и сделал большой глоток.

— Работают специалисты медцентра и флорианского Института боевой химии. Об успехах говорить пока рано, но определённые подвижки есть. И в связи с этим возникает вопрос о механизме парирования подобных угроз в принципе. Наша военная база, наша планета или наш корабль могут оказаться под воздействием чужаков, и в некоторых случаях отход будет нежелательным. Это значит, мы должны будем или штурмовать своих же людей силами Чёрного легиона, или привлекать другие подразделения, после чего весь их личный состав отправлять на реабилитацию и медицинское переосвидетельствование. А поскольку у вас в дивизии основа личного состава — м-борги, которым в принципе всё равно, кого убивать, я предложил совместить оба варианта. Передать дивизию Алая Звезда в Чёрный легион с частичной ротацией кадрового состава. Заменим всех, чья психологическая устойчивость ниже восьми, и введём новую оргштатную структуру.

— Но, Князь…

— Вы не поняли, cap генерал. Это не предложение и не предположение. Это приказ, — мягко произнёс Савр, но глаза его блеснули сталью. — Вам надлежит принять уже полное командование дивизией, поскольку маршал Вас Горен переходит в Объединённый штаб. Корабли, тыловое хозяйство, авиационная поддержка и прочее — решите в рабочем порядке.

Беззвучно словно серв в кабинет вошёл офицер и подал Князю пакет.

— Здесь, — Савр кинул конверт на стол, — копии всех приказов и ваш новый офицерский жетон. Надеюсь, на новом месте службы вы проявите свои лучшие качества.


11

Война — спорт, в котором нет второго места.

Инструктор ЦСН

Митинг за прекращение бессмысленной войны между Союзом и всем остальным цивилизованным миром собрал десятки тысяч неравнодушных граждан, пришедших, чтобы смело и прямо высказать свою гражданскую позицию по отношению к варварским действиям бандитской орды под названием «вооружённые силы»…

Издание Эхо Гианды.
Саргон, Гианда

…Общее количество собравшихся, включая представителей прессы, полицейских и проходящих граждан, по данным полицейского ЦиРа, на пике составило триста двадцать восемь человек. Нарушений общественного порядка не выявлено. Разрешение на митинг за номером 779 аннулировано в связи с окончанием мероприятия.

Старший контрольной смены
полицейского управления 9 квартала.
Гианда, Саргон

Из здания секретариата Серг выходил в довольно растрёпанных чувствах. С одной стороны, покидать Алый легион, который был ему семьёй, совсем не хотелось, а с другой — он понимал, что это просто перевод из одной части вооружённых сил в другую и никакой катастрофы тут нет. Более того, статус дивизии только возрастал в связи с тем, что подчинена она теперь была непосредственно Объединённому штабу.

А у ворот штаба, прислонившись к чёрному лимузину, стоял генерал Сат Риго, сияя, словно золотая бляха.

— Привет! — он пожал протянутую руку и кивнул. — Поехали, пообедаем. — Потом задумчиво посмотрел на солнце и добавил: — а может, позавтракаем.

— И поужинаем заодно, — Серг с удовольствием уселся в мягкое нутро лимузина и завистливо оглянулся. — А неплохо живут в Чёрном легионе.

— Ты ещё мою секретаршу не видел, — Риго прижал клавишу, поднимая столик, и ловко разлил алый сок геавы в два бокала. — Ну, за твою карьеру!

— Ох, чую я, не будет мне покоя… — ворчливо произнёс Серг, втягивая в себя терпкий и чуть кисловатый сок. — Надо же было так вляпаться.

— Ну, начну с хорошего, — Сат, рассмеявшись в голос, поставил бокал в зажим. — Подчиняемся мы только нашему командованию, которого немного, и Объединённому штабу. С учётом твоего звания и должности у тебя реально четыре начальника. Я как заместитель командира легиона, командир легиона адмирал-командор Робен, начальник ОШ, ну и главнокомандующий вооружёнными силами Союза — Князь Савр. Так что идиотских приказов не будет. Кроме того, снабжение подразделений легиона идёт по десятой категории, что, конечно, всего на два пункта выше, чем Алый легион, но разница, можешь мне поверить, существенная.

Покружив по улицам столицы, лимузин вкатился в парковую зону и остановился у дверей ресторана.

— Ещё одно немаловажное замечание, что теперь тебя не могут ни арестовать, ни досмотреть, ни вообще подойти на дистанцию, которую ты сочтёшь опасной. Офицеры Чёрного легиона как секретоносители высшей категории защищены гораздо более строгими правилами безопасности. Плюс у тебя будет свой гражданский аппарат. Это для того, чтобы ты вообще никак не общался с журналистами и прочими. Всё возьмут на себя специально обученные люди. Никаких публичных выступлений или, не приведи Творец, интервью. С этим строго. Собственно, это одна из причин твоего перевода. Слишком ты уже много знаешь, и не всё покрывается законом о военной тайне. А у нас всё — тайна. От личной жизни до подробностей операций.

Из плохих новостей. Призовых нам не положено. То есть совсем. Сколько бы ты ни накрошил врагов, на твоей зарплате это никак не скажется. Но при этом сама зарплата выше почти в три раза. Кроме того, случаются всякие премии и надбавки, которыми распоряжается командование. В целом, офицеры легиона — довольно обеспеченные люди.

— Да я и так не бедствую, — Серг с удовольствием вдохнул воздух, наполненный ароматами леса, и откинулся на спинку стула.

— В общем, по деньгам так на так выходит, — Сат кивнул, — хотя у тебя лично, может, и упадёт. Не у всех же сотни тысяч вражеских трупов. К условно плохим новостям могу также отнести то, что про свой бронекомбез можешь забыть. Ну или выкупить его и поставить в прихожей. В спецназе разведки генералы ходят в бой, только когда все окончательно плохо.

— А на сафари? — почти натурально возмутился Серг.

Сат воровато оглянулся, словно искал вокруг полицейских, пригнулся и драматическим шёпотом произнёс:

— Тихо! Всю контору спалишь. Ну, выезжаем иногда… Это называется Особая группа. Командиром числится генерал-командор Жегов, а членами группы — весь генералитет легиона. Ну, из боевых офицеров, конечно. Иногда выбираемся на локальные операции, в основном против нарко- и работорговцев. Конечно, все кто нужно в курсе, но запретить нам воевать у Савра рука не поднимется. Хотя, конечно, всё это и неправильно. В целом всё. Если что — спрашивай.

— Да не разобрался я, чтобы спрашивать, — Серг задумчиво подтянул принесённый официантом салатик и принялся размеренно жевать. — У нас говорят — дальше смерти не пошлют…

— Меньше взвода не дадут, — закончил фразу Сат Риго и рассмеялся. — Всё правильно. Война манёвр покажет. Но вообще у нас всё просто. Чёрный легион же маленький. Всего двести тысяч мехсостава и людей. Так что все друг друга знают. И большинство, как и ты, переведённые из других легионов. Есть офицеры из Белого и даже из Оранжевого, хотя у спасателей и своя специфика. Кроме того, у нас есть свои следственные органы и служба физической защиты. Ещё нам передали Чёрных Птиц, это спецкоманда зачистки и ликвидации, ну и ещё несколько хитрогнутых контор. Зато теперь по малейшему чиху у тебя на пороге не полиция или тревожный взвод комендатуры, а настоящая спецгруппа, которая сначала стреляет, а после задаёт вопросы. И поверь, лучше очутиться в числе счастливцев, получивших заряд в башку, чем среди тех, кто выжил.


После раннего обеда — или позднего завтрака — Сат повёз Серга в ателье, где с него сняли мерку, а точнее запросили данные из ателье Алого легиона, и тут же в течение двадцати минут сделали повседневно-выходной мундир чёрного с серебром цвета. Специальный человек перенёс все награды на новый китель и заверив, что рубашки, галстуки и прочее вещевое имущество будет готово в кратчайший срок, получил полагающиеся чаевые.


К удивлению Серга, вся процедура смены руководства заняла немногим более недели, и уже к окончанию этого срока дивизия обживала горную долину на столичной планете Саргон. Место было обжитым и довольно удобным. В скалах располагались ангары атмосферных ботов, складские и жилые помещения, а сама долина была разделена на полигон и огромный парковый массив с озером и центром отдыха. Большинство офицеров дивизии успешно прошли дополнительные проверки и перешли в новое подчинение, а на место выбывших приняли около трёхсот новых, из которых половина была ветеранами Чёрного легиона, а половина — выпускниками венного училища легиона. Кроме того, Сергу отдали полк спецсвязи и РЭБ, усиливший соответствующие подразделения дивизии.

Как и обещал Сат, в качестве секретаря и личного адъютанта у Серга в приёмной теперь окопалась настоящая «Чёрная Птица» — старший лейтенант Плана Моро. Девица с походкой фотомодели, повадками голодной хищницы и чёрной диадемой на соломенно-жёлтых волосах, списанная с оперативной работы по ранению на время реабилитации. Кроме неё появился персональный шифровальщик, а также прогнозно-аналитическая группа.

Сразу же после получения запроса в расположение дивизии привезли пять тысяч дронов и несколько контейнеров с носимым вооружением, которое даже десантник в тяжёлой броне не смог бы назвать ручным. Так же быстро исполнялись и другие заявки, и Серг в полной мере ощутил, что значит десятая категория снабжения.


Пока шёл организационный период, подразделения Серга никто не дёргал, обходясь своими силами. Но такой инструмент, как полноформатная ударная дивизия, не мог долго находиться в бездействии, особенно в таком хозяйстве, как Чёрный легион. Ведь теперь появилась возможность проводить по-настоящему масштабные операции без привлечения сторонних сил, что сразу же убивало всю секретность. Поэтому, когда в расположение дивизии зачастили генералы из ОШ и командование легиона, Серг собрал офицеров и объявил повышенную готовность.

Для начала в части повышенной готовности было выделено примерно две трети боевого состава дивизии, временно оставив в стороне новобранцев и молодых офицеров и сформировав из них учебные подразделения, которым ещё предстояло получить обкатку в бою, но только на строго контролируемых операциях. Остальных гоняли довольно интенсивно, так что к моменту, когда в штабе дивизии зашёлся воем ревун боевой тревоги, люди и техника были готовы.

Благодаря тому что войска и технические средства были уже распределены, сбор, посадка и подъём на орбиту заняли всего два часа, что было положительно отмечено командованием легиона.

Приказ Серг получил уже в гипере, вскрыв переданный ему пакет от командира легиона. Невнятная планетная система с цифро-буквенным индексом и ещё не имеющая официально утверждённого названия стала прибежищем армии контрабандистов и пиратов, промышлявших на границе с пространством республики Айлор — небольшого государственного образования, живущего в основном мелкой контрабандой и предоставлением транзитных коридоров для хищников покрупнее. Именно поэтому через них шёл основной поток кораблей Ганзы, выброшенной из Союза, промышлявшей малозаконными, а порой и вовсе не законными операциями.

Но на этот раз генштаб решил не потрогать айлорцев за мягкое место, а рубануть по этому самому месту под корень. Планетная система, где свили гнездо контрабандисты, располагалась почти на территории республики и находилась под негласным прикрытием флота Айлор, но Сергу данное обстоятельство было глубоко параллельно.

Корабельная группа вынырнула в относительной окрестности системы, и сразу же в пространство плотным потоком пошли сотни носителей мин, начавших выпускать свой смертельный груз. Мелкие, размером не больше чем кулак мужчины, шарики с крошечным двигателем и зарядом взрывчатки были страшны не сами по себе, а как препятствие на пути разгона корабля. Врезавшись на высокой скорости в радиационный щит, мина безусловно пробивала защиту, рассчитанную максимум на атомы водорода, нанося тяжелейшие повреждения. И взрывчатка в мине лишь играла роль самоликвидатора на случай снятия блокады.

Ещё кричали в эфир диспетчеры транспортных служб, а крейсеры уже взяли под прицел два главных города планеты, находившиеся в тропической зоне и накрытые мощными куполами. Десантные боты, приняв взводные тактические группы, по одному выходили в открытый космос и накапливались на орбите в ожидании атаки.

Первыми на прорыв противокосмической обороны пошли керамические контейнеры с начинкой из металлических шариков. Несколько тысяч таких контейнеров одновременно спихнули с орбиты, и они понеслись вниз, собирая на себе огонь зенитных излучателей. Но и повреждённый контейнер тоже был совсем не подарок, потому что он начинал фонтанировать мелкими шариками, полностью ослеплявшими вражеские радары. Таких подарков у эскадры Серга было много, и лишь с третьей волной к поверхности нырнули десантные модули.

Цель десанта — город Цыси — был столицей планеты и одним из десятка крупных городов на планете, хотя при населении всего в сто миллионов говорить о крупных городах можно было лишь условно.

Сама планета Корво была райским местечком. Покрытая лесами и тёплыми океанами, она привлекала к себе любителей запретных удовольствий и разного рода излишеств, которые поставлялись в изобилии главарями мафиозных кланов, свивших гнездо на границе с Айлор. Сюда не заглядывала полиция, а если и добиралась, то лишь для отдыха.

Вот в этот-то курятник и ворвались волки дивизии Серга, сносившие хлипкие заслоны планетарной обороны и узлы ПКО шквальным огнём.

Частные армии и местная оборона быстро разбежались, и Сергу пришлось ещё и выделять патрульные подразделения для наведения хоть какого-то порядка в городах, охваченных паникой и мародёрством.

И лишь приданные подразделения разведуправления чувствовали себя в этом хаосе словно рыбы в воде, отлавливая нужных личностей и выковыривая их зачастую из глубоких подземелий личных убежищ.

Первые пару часов Серг провел на своём командном пункте, наблюдая на огромном экране видео, передаваемое с узлов наблюдения и личных шлемов десантников, а позже перешёл в соседнюю комнату, лишь контролируя продвижение подразделений. Зам по боевой подготовке, полковник Олер, развлекал его разговорами об охоте и экстремальном плавании в тёплых водах Аквамарис, где у полковника было маленькое бунгало и полный комплект легководолазного снаряжения. Несмотря на то, что Серг постоянно дёргался лично порулить атакой, Олеру удалось отвлечь комдива от этих попыток и перевести работу штаба в нормальное русло.

В целом тактика Чёрного легиона ничем не отличалась от тактики Алого, кроме того, что за Черными обычно не стоял Синий и его мобильные комплексы обороны. Хотя и находясь в Алом, Серг не часто видел этих многотонных монстров, способных отбить даже атаку группы крейсеров на охраняемый объект. Мобильность и профессионализм лёгких сил вполне могли потягаться с мощью и бронёй Синих, что и доказывали подразделения дивизии. Штурмовики, уничтожавшие центры обороны, тактические группы, берущие под контроль узловые точки планеты, и подразделения зачистки — всё работало словно единый механизм, не оставляя без внимания даже незначительные изменения в обстановке.


Лои ан Гириг, известный в кругах коллекционеров собиратель древностей, устраивал ежегодный приём в Звёздном Дворце, куда были приглашены крупнейшие промышленники, медиазвёзды и просто богатые люди, чтобы блеснуть своими новыми приобретениями: актрисой Мел Соль, восходящей звездой, и собранием древнейших артефактов, собранных по всей галактике. Собрание это давно тревожило сердца учёных-исследователей, но подобраться к коллекции было решительно невозможно. Совершенная система охраны и многочисленные технические и прочие средства обороны делали Звёздный Дворец настоящей крепостью.

Лига наёмников уже давно перестала принимать заказы на взлом хранилища дворца, но толпы неудачников не переводились, пробуя на зуб охрану и пополняя ряды шахтёров далёких астероидных полей.

В день, когда Чёрный легион обрушился на Корво, ан Гириг демонстрировал публике уникальный артефакт, доставшийся ему совершенно случайно и названный Аратийским Крестом. Впрочем, судя по рассказам коллекционера, о Кресте он знал уже очень давно и его агенты гонялись за ним почти пятьдесят лет. Не мог же он рассказать, что посылка с артефактом поступила в его секретариат анонимно, а сумма, переведённая за неведомое изделие Ушедших, была смехотворно низкой. Эта правда была неинтересной и серой, а серости в своей жизни ан Гириг избегал всеми силами. Поэтому история и обросла и шпионскими подробностями, и погонями со стрельбой.

Аратийский Крест на самом деле был диском из тяжёлого металла с крестообразным рисунком на верхней части. Что артефакт делал, было не понятно, но вокруг него серебрилось небольшое облако, через которое не мог пробиться ни один инструмент. Кроме визуальных эффектов, если прислушаться, диск издавал едва слышный звон, словно кто-то касался серебряных колокольчиков.

Специальная служба ан Гирига, занимавшаяся расшифровкой назначения артефактов, успела написать десятки страниц текста, посвящённых изделию древних мастеров, но ни на миллиметр не приблизилась к его истинному назначению.

А сам ан Гириг, высокий, стройный мужчина с длинной гривой темно-фиолетовых волос и волевым лицом с резкими чертами, словно парил над изысканной публикой, развевая полы своего длинного халата из чёрного шёлка, подпоясанного алым кушаком, и сверкая росскими бриллиантами на рукояти и ножнах ритуального кинжала. Одетая в лёгкое полупрозрачное платье Мел Соль скользила рядом, и любой мог оценить превосходную фигуру и грацию новой игрушки олигарха.

— Хозяин… — начальник охраны ан Гирига почтительно поклонился, остановившись в трёх шагах.

— Ну что там, Корн? — нетерпеливо произнёс владелец Звёздного Дворца, спешивший на важную встречу с председателем Лиги антикваров.

— Атака на Корво хозяин, — начальник охраны вздохнул и, предваряя распоряжение Гирига, добавил: — Это не пираты и не какая-нибудь банда, это Чёрный легион.

— Чёрные? — у Гирига округлились глаза. — А этим-то что здесь надо?

— Видимо, хотят посчитаться за работорговлю и прочие шалости, — Корн пожал плечами. — А возможно, ещё что-то. Наша оценка сил противника — примерно сто кораблей среднего класса, пять — большого, и около сорока тысяч десантников.

— Сорок тысяч? — недоверчиво переспросил Гириг. — Да у меня собственных людей больше ста тысяч!

— Наши люди, хозяин, это совсем не Чёрный легион, — возразил начальник охраны. — Мой прогноз — через час-полтора они начнут зачистку Цыси. Звёздный Дворец находится практически в центре столицы, так что…

— Ничего, — олигарх взмахнул рукой. — Выводите мою яхту. Стрелять по гражданскому судну они не посмеют…

— Яхты ан Хетро и ан Итон сбиты над северным материком. Ан Итон успел катапультироваться, а о судьбе ан Хетро ничего не известно.

— Предложения?

— Бункер, — начальник охраны пожал плечами. — Отсидимся пару дней, потом спокойно свяжемся с оккупационной администрацией, если они вообще хотят здесь задержаться. Не исключено, что это просто карательный налёт.

— Не исключено, — Гириг задумчиво смотрел, как быстро тает толпа собравшихся на приём. Простых людей здесь быть не могло, и у всех были свои службы безопасности, доложившие о вторжении, а так же корабли и тайные убежища.

— Так, — олигарх встряхнулся, — артефакты по красному списку грузить прямо в витринах, остальные упаковывать в ящики и опускать в бункер. Время — двадцать минут. К этому времени над дворцом вывесить флаг «Нейтральная территория» и включить дипломатический автоинформатор.

— Будет исполнено, хозяин, — Корн поклонился и исчез, а Гириг повернулся к Мел Соль:

— Дорогая, позвольте показать вам действительно укромный уголок моего дворца, где ещё не ступала нога ни одной женщины. Вы будете первой, клянусь Именами И-Норво.


Приданное дивизии подразделение разведки Объединённого штаба шло чуть впереди атакующих клиньев и поэтому успело высадиться возле Звёздного Дворца ещё когда слуги заполошно бегали по дому, а охрана не заняла места по боевому расписанию. Три десятка опытных диверсантов мгновенно взяли ситуацию под контроль, но всё, что им было нужно, уже скрылось за стальной заслонкой восьмиметровой толщины.

Взламывать бункер наличными средствами не представлялось возможным, и командир группы запросил помощь у командующего операцией, полковника Кана. Тот, в свою очередь, оценив ситуацию, связался с начальником штаба дивизии, который сразу же отпасовал его к Сергу, так как долбить тяжёлым корабельным вооружением по городу с десятимиллионным населением было совсем не самой лучшей затеей.

Серг как раз пообедал и поэтому в относительно благодушном настроении прижал пальцем иконку срочного вызова.

— Докладывает командующий специальным оперативным центром штаба дивизии полковник Кан.

— Слушаю.

— Требуется ваше решение на взлом перекрытий убежища, в котором, по нашим данным, скрылся преступник из общесоюзного списка розыска.

— Сар полковник, взлом перекрытий? Я правильно понял, что вы предлагаете ударить с орбиты главным корабельным калибром? Нам, конечно, здесь не жить, но о судьбе людей в радиусе километра вы подумали?

— Это же наркоторговцы и рабовладельцы, cap генерал…

— Мы с вами не суд и даже не трибунал, полковник, — отрезал Серг. — А то, что вы предлагаете — военное преступление. Так что могу вам лишь предложить пару горнопроходческих дронов и три часа времени. Успеете вскрыть — молодцы. Нет — ну, значит, нет.

— Но у меня приказ…

— Это у вас приказ, полковник. А мне приказать нарушить устав не может даже сам Князь. Так что оставим этот спор до конфликтной комиссии из Объединённого штаба. Вам всё ясно?

— Да, cap генерал, — полковник отключился и нервно потёр шею, словно на ней уже лежали холодные пальцы дознавателей военной прокуратуры.

— Сантор? — полковник вызвал командира подразделения. — Запрашивай проходческих роботов из техрезерва. И нас предупредили, что времени на всё буквально три часа.

— А откуда у нас проходческая техника? — не сразу врубился в ситуацию капитан Сантор. — Подожди, что значит — три часа? Мы за три часа даже роботами перекрытия убежища не вскроем. Там метра четыре пластобетона и стали.

— Не дадут нам артподдержки. Комдив категорически запретил. Так что даже не знаю, что тебе посоветовать. Ну, попробуй взрывчаткой поковырять, пока роботы не подойдут. Взрывчатки я тебе отсыплю хоть тонну, хоть две.

Через час, когда натужное уханье взрывов сменил тонкий надсадный визг фрез шахтного проходчика, продирая зелень травы, сквозь лужайку выперся из земли цилиндр аварийного подъемника и к ощетинившимся стволами разведчикам вышел сам ан Гириг, не желавший, чтобы его выковыряли из подземелья словно крысу. По тем же причинам он не ушёл канализационными ходами, поскольку не чувствовал за собой никакой вины. Работорговлей почти не занимался, наркотиками не торговал совсем, а оружием занимался только для нужд собственной корпорации.

Однако у прибывших офицеров разведки были собственные взгляды на проблемы знаменитого коллекционера, и разговор, начавшийся не вполне благожелательно, сначала быстро перешёл в стадию демонстрации документов, потом — ожесточённого торга, который, впрочем, закончился к обоюдному, хоть и не совсем добровольному согласию сторон.

Хуже всего пришлось пиратским корпорациям, которые просто и безыскусно размолотили бомбо-штурмовыми ударами с воздуха, а после «отшлифовали» десантниками, перестреляв выживших. Урок, преподнесённый Чёрным легионом, всегда был предметным и наглядным.


И только на одном из островов Южного океана операция вдруг дала сбой, так как совершенно неожиданно у острова оказалась очень мощная система противовоздушной обороны. Потеряв больше десятка штурмовых дронов, сунулись на тяжёлых мониторах, а когда и в этой попытке умылись кровью, решили доложить Сергу:

— Да что у вас в голове вообще! — Серг, злой от бессмысленных потерь опытных пилотов, ходил вдоль стола для совещаний и резкими, отрывистыми фразами чехвостил флотских, включая и своего друга Ника Росса, который брал и на себя вину за происшедшее, хотя в момент инцидента отсутствовал на командном пункте, а все решения принимал его заместитель.

— Дай вам в руки молоток, так вы всю посуду в доме перебьёте! — Серг остановился и внимательно посмотрел на зама Росса — флаг-коммандера Борнса. — Почему не доложили по команде? Почему не привлекли к решению вопроса Объединённый штаб? Почему вообще у вас вдруг появились какие-то свои задачи, вне общего приказа по дивизии? Я напомню для плохо слышащих, что вы все, как и я, впрочем, выполняете одну задачу, а именно исполняете приказ, обозначенный в документе под названием «Боевой план операции». Это наш кодекс до полного закрытия всех поставленных задач!

— Адмирал третьего класса Росс!

— Слушаюсь, сен генерал, — Ник встал.

— Объявляю вам общее неудовольствие. Подчинённых вам офицеров накажете собственной властью. Крепость на острове будем брать, но только после удара с орбиты.

— Хорошо бы живьём, сен генерал… — подал голос начальник СБ дивизии. — Есть данные, что там чужаки.

— Тогда рассчитайте удар так, чтобы они там охренели, но не сдохли. Мощность главного орудия мы знаем, толщина и состав атмосферы нам тоже известны, так что нужно просто сместить фокус луча немного в сторону. Тогда их там сначала потрясёт, потом зальёт водой и заполнит все щели паром, а потом уже можно будет высаживать десант. И всё рассчитать по минутам, чтобы они даже не очухались. Всем всё ясно? Вопросы? Исполнять.

И когда офицеры поднялись, бросил в сторону уходящих подчинённых: «А вас, адмирал, я попрошу остаться».


Когда все ушли, друзья перешли из зала совещаний в уютную комнатку отдыха, и Серг, достав пару рюмок, разлил прозрачной словно слеза «Драконьей слезы»:

— Помянем парней.

Молча и не чокаясь, по росскому обычаю, выпили.

— Давай прочисти там системы наведения своим людям. Чёрт те что вообще происходит!

— Да не привыкли люди ещё в команде работать, — Росс поставил свою рюмку на стол и вздохнул. — У нас даже штурмовые команды собственные были. Ковырялись как могли…

— Всё, дружище. Те времена кончились. У армии тоже, если ты помнишь, был свой флот и транспорты. Теперь мы — объединённая тактическая единица, а значит, и ответственность и успехи будем делить в равной степени. Накрути там хвосты своим, и не жадничай. Сегодня сэкономишь на плетях, завтра разоришься на траурных венках.


Но у острова мощной оказалась не только противовоздушная оборона, но и противодесантная, так что и второй штурм был отбит, невзирая на то, что половина острова превратилась в пепел. К счастью, потерь удалось избежать, и всё благодаря тому, что работали в основном мехсоставом и дистанционно управляемыми модулями. Они дохли под мощнейшими всплесками электромагнитных пушек, но крепость пощипали довольно прилично.

А время поджимало, и Серг решился послать вперёд несколько рот м-боргов, выдав им в качестве вооружения примитивное пороховое оружие, которое не имело электроники вообще.

Пройдя по дну, гвардейцы Серга с лёгкостью взломали сначала первый круг укреплений, а позже приступили к спокойному потрошению крепости.

— А… старые знакомые, — Серг, сидевший в кресле штаба операции, прокомментировал попавший в кадр порванный пулями боевой скаф шан рок. Вопрос — что они тут делают и откуда взялись?

— Выясняем, — полковник Генар пожал плечами. — Пленных немного, но они есть.

— Да какие там пленные. — Серг, своими глазами видевший пленных десантников шан рок, взмахнул рукой. — Деревяшки лупоглазые. Ни хрена вообще не знают и не понимают, только и умеют, что клавишу спусковую давить. Нужно брать офицера не ниже капитана, а они в основном сами вышибают себе мозги при угрозе захвата в плен. Да и не знают ничего толком. Нужен полковник как минимум, чтобы нормально побеседовать. А время поджимает. Сколько мы уже тут возимся?

— Десять часов. Уже есть засечки сторожевых крейсеров Айлор. Нам они, конечно, не соперники, но если придёт коронный флот, то будет невесело.

— Кто у нас на планете?

— Пара подразделений разведки и боты — операторы штурмовиков. Остальные уже на борту.

— Разведку возвращайте. Хватит им уже там бегать, — отдал приказ Серг и снова поднял взгляд на экран, где шло видео с камеры передового отряда штурмовой пехоты. Судя по коридорам и переходам, они уже вошли в основную часть крепости.

— Альс-один, доложи о потерях.

— Потерь нет, командир. Два бойца поймали очередь из турели и сейчас переваривают пули, остальные в строю.

— Отлично, Альс. Давай, поторопись там. У вас всего час. Через полтора часа эскадра становится на разгон.

— Понял вас.


Командир роты поднял голову и посмотрел на трёх командиров взводов, находившихся рядом.

— Повелитель приказал поторопиться, — он обернулся в сторону командира взвода сапёров. — Кин, взрывай. А то будем колупаться до заката. Повелитель, конечно, нас не бросит, но испытывать его авторитет и терпение не будем.

Старший лейтенант Кин, один из немногих людей в подразделении м-боргов, кивнул, соглашаясь, и, набрав короткий код на ключе, щелкнул клавишей взрывателя.

Где-то вдали ахнуло, и из глубины коридора вынесло волну пыли и мусора. И сразу же туда нырнули несколько дронов-разведчиков.

— Так. Левый коридор завалило на хрен. Дверь в правом перекосило, как я и говорил. Прохода нет. Потолок… Есть проход на верхний уровень!

— Вперёд.


Генерал Ларг быстрым шагом вошёл в зал оперативного управления, застёгивая китель на ходу.

— Что тут?

— База три, атакована сорок минут назад. На текущий момент взломана последняя линия обороны и идёт зачистка помещений, — чётко доложил оператор, не отрывая взгляд от экранов. — Согласно приказу, включён прогрев системы самоликвидации. — Палец оператора уже висел над прозрачным колпаком, накрывавшим крупную белую кнопку, которая вспыхивала тревожной алой подсветкой.

— Как эвакобот?

— Они ведут бой на верхнем этаже. К боту не может пробиться начальник базы полковник Эдлар.

— Адова жара, да чего он там копается! — Генерал сжал тяжёлые кулаки до хруста. Полковник был действительно ценным специалистом, и терять его категорически не хотелось. Хотя мина, установленная в бункере, гарантированно уничтожала всё в радиусе ста тысяч километров, и привести её в действие можно было когда угодно, а ручное отключение подобного устройства просто не было предусмотрено конструкцией.


Обо всём этом штатный маг подразделения Ривви Каласс просто не знала. Будучи от природы довольно осторожным человеком, если не сказать трусливым, попав в подразделение м-боргов, она кардинально изменила свои привычки. Бойцы-десантники на деле доказали, что ценят её и как специалиста, и как красивую женщину, много раз закрывая от снарядов и осколков буквально собственными телами. Да, они были не совсем люди, но Ривви, балансирующая на грани аутизма, прежде всего ценила в м-боргах именно это. То, что они не люди. И если попросить их заткнуться, никому и в голову не придёт нарушить тишину. А от совершенных тел м-боргов, словно покрытых серебряной пылью, она просто сходила с ума, используя их самым естественным по её мнению образом.

И именно старший лейтенант Каласс первой обнаружила странное устройство, перевитое проводами и пульсирующее неярким белым светом.

Неизвестное нечто было цилиндрической формы примерно восьми метров длиной и диаметром пять метров. Сервисные экраны, стоявшие рядом, чернели пустыми провалами, а внутри устройства всё нарастал тонкий вой, переходящий в ультразвук.

Мысли, словно пришпоренные стимулятором, метались в голове, а понимание вместе со страхом уже просачивалось ледяным дыханием внутрь тела, заставляя болезненно сжиматься живот и прихватывая дыхание.

— Внимание, взрывное устройство!

— Большое? — командир батальона, находившийся снаружи бункера, сразу прилип к экрану.

— Охрененное! — спокойно сказала магичка, доставая из ножен на боку рабочий жезл. — И оно мне очень не нравится. Есть в нем что-то нехорошее. Даже если здесь только стандартная взрывчатка, нам всем конец.

— А что может быть хорошего в чужой мине? — риторически произнёс комбат. — Помощь нужна?

— Нет, командир, — Ривви улыбнулась. — Сама сдохну.

Она подумала мгновение и поочерёдно взвела все три скобы портативного инъектора с анфаром, вздрогнула, когда иглы впрыснули тройную максимальную дозу наркотика, и достала из кармашка на предплечье резервный жезл. Маленький, размером с карандаш, но сделанный из чистого терена и вмещавший энергии втрое больше, чем штатный.

Потом воткнула резервный стержень в торец основного и несколько секунд смотрела, как рабочий инструмент раскаляется до ало-красного цвета, и на предсмертном выхлопе метнула плетение сквозь распадающийся жезл, выжигая откатом собственную нервную систему.

Портальное облако словно клякса накрыло весь зал и, вспыхнув белым светом, погасло, оставив после себя лишь срезанные до зеркального блеска подводящие провода и коммуникации, а старший лейтенант Каласс покачнулась на подкашивающихся ногах и рухнула в заботливо подставленные руки десантников.


— Зафиксирован портальный переход нулевого типа, — дежурный маг-оператор, не нуждавшийся в экранах, сидел в своём ложементе, прикрыв глаза, и докладывал обстановку спокойным, чуть усталым голосом. Тем более шокирующим был переход от расслабленного наблюдения к расширенным от ужаса глазам:

— Эскадре — оранжевая тревога! Вектор атаки тридцать, восемь, ноль!

Реакция Ника Росса, прекрасно знавшего полковника Мирона, была также мгновенной:

— Форсаж реакторов! Щиты в красный режим! Закрыть люки! Лёгким силам уйти в тень кораблей!

И, вторя ему, в оповещение вклинился Серг:

— Наземным силам покинуть открытое пространство, обеспечить защиту от радиационного удара.

К счастью для эскадры, Ривви, телепортируя мину, не поскупилась и ценой собственной жизни вышвырнула её почти в окрестности местного светила. Оттуда энергия вспышки добиралась почти восемь минут, за которые эскадра успела и перестроиться, и приготовиться. Так что поток мощнейшего излучения почти не наделал дел, за исключением ослепших приборов наблюдения. А вот планете пришлось куда хуже. Разогретая атмосфера уже собиралась в гигантские пятна, чтобы разнестись по всей Корво разрушительными ураганами, а поверхность океана серебрилась мертвой рыбой. К счастью, население планеты с началом штурма попряталось по убежищам, и погибли только те, кто пытался нажиться на войне, мародёрствуя в оставленных без присмотра домах.

— Твою срань триста дырок на квадрат с перехлёстом в корму! — адмирал Ник Росс, сидевший рядом с Сергом, быстро просматривал системные оповещения о повреждениях кораблей эскадры и не скупился на яркие эпитеты и сравнения, но всё равно понимал, что дивизионная группа отделалась лёгким испугом. Взорвись мина в радиусе пятидесяти — ста тысяч километров, никакие щиты не смогли бы помочь. И не факт, что смог бы уцелеть флагман флота Союза — тяжёлый линкор «Единство», у которого щит обслуживало сразу десять реакторов.

— А неслабо планетку поджарило, — Серг, вращая трекбол, просматривал кадры, снимаемые только что выпущенным беспилотником. — Курортным это место станет не скоро.

— О чём-то они думали, размещая у себя базу шан рок? — возразил Росс. — Для Пути Гандам ценность человеческой жизни — ноль. Приглашать к себе таких гостей всё равно, что обложить собственный дом взрывчаткой и устроить рядом фейерверк. Всё, сен командующий. Я выслал спасботы для наших. Пора убираться отсюда. Ко встрече с коронным флотом мы категорически не готовы.

Тем не менее, уходил легион не торопясь, вывозя всех граждан Союза, а также пожелавших прервать гостеприимство пиратов, на трёх огромных лайнерах, для охраны которых пришли пять оперативных эскадр флота. Что в данном случае было напрасной тратой ресурса, так как флотская ударная группировка Айлор с примкнувшими к ней пиратскими кораблями, накапливавшаяся в тени одной из ближайших к солнцу планет, была просто выжжена до состояния металлолома взрывом планетарной мины и вбита в поверхность планетоида быстрее, чем успели сработать сигналы оповещения об атаке.


12

Если человек не готов умирать за свою свободу, он должен быть готовым носить рабский ошейник.

Питер Фам, Искусство войны и мира

Разнузданная военная операция на заповедной планете, находящейся под протекторатом Айлор, потрясла всё галактическое сообщество своей жестокостью и бессмысленной кровавостью.

Подлая саргонская военщина развязала конфликт на границе, нанеся гнусный удар в спину всему айлорскому народу, когда мясники из Чёрного легиона, оправдывая свою палаческую репутацию, буквально выжгли мирный и цветущий оазис в бескрайнем пространстве. Планета Гаэта, место, где собирались любители природы, поэты и музыканты, теперь превращена в безжизненную равнину, и лишь падальщики кружат над бывшей жемчужиной этого сектора пространства.

Но силы флота уничтожили агрессора и гнали его остатки до границ нейтральной зоны, свято чтя соглашение о разделе пространственных зон…

Мы, прогрессивная часть человечества, не позволим палачам Союза безнаказанно творить бесчинства и разбой. Мы строго спросим с них, предъявив счёт за всех убитых и раненых мирных жителей и природные богатства Гаэты. Иск о взыскании ста десяти триллионов дилар уже подан в Галактический трибунал по правам человека, и Союз заплатит за свои преступления!

Айлор сегодня.
Медиаиздание творческого центра Свобода

Еженедельный доклад Отцу Саргон Князь Савр начал с рассказа об успешно проведённой операции Чёрного легиона.

— Отлично, — Отец покивал, соглашаясь с оценкой ситуации Князем. — Скажи, а как ты вообще смог выдернуть этого Серга из Алого легиона? Табриз, насколько я помню, вообще не хотел на эту тему разговаривать.

Савр покачал головой:

— Естественно, пришлось договариваться, но крови у меня этот крохобор выпил изрядно. Пришлось подписать все его заявки на увеличение лимитов. А у меня экономика не резиновая.

— Да ладно прибедняться-то! — Ренгор добродушно рассмеялся. — Вот уже и вторую боевую станцию начали строить, и запасец сырьевой растёт, и даже станочный парк на основных предприятиях обновил. Но скажи, оно хоть стоило того? Ты так упорно двигаешь этого парня.

— Ну, не только его, — Савр кивнул. — Численность кадрового резерва третьего уровня — два миллиона триста тысяч человек, второго уровня — сто десять тысяч, первого — полторы тысячи. На нулевой уровень пока забрались всего сто восемь человек, Серг Ракин идёт под номером шестьдесят семь.

— Как говорил один умный человек, «кадры решают всё», — Ренгор улыбнулся и подлил Князю вина в бокал. — Кстати, по моим каналам пришло… — Он достал из папки на столе распечатку и положил на стол перед гостем.

— …Подлая саргонская военщина развязала конфликт на границе, нанеся гнусный удар в спину всему айлорскому народу, — начал читать вслух Князь. — Силы флота уничтожили агрессора и гнали его до границ нейтральной зоны, свято чтя соглашение о разделе пространственных зон… — Савр поднял глаза на Отца. — Это что за бред? Один раз они краешком влезли в наши разборки с шан рок и потеряли почти весь свой ударный флот, а потом пишут о блистательной победе айлорского оружия?

— Я как раз хотел тебе продемонстрировать один забавный казус политической мысли, — Ренгор усмехнулся. — Есть несколько вариантов реакции на поражение, и каждый из них показывает, насколько прогнило то или иное общество. Заметь, не государство даже. Государство может быть прогнившим полностью, а общество относительно здоровым. Тогда революция запускает процесс самоочищения, и страна живёт дальше. А вот если гнить начало само общество, тогда дело совсем плохо. Тогда уже нужно готовиться не к революции, а к распаду и полной деструкции. Так вот первая реакция — она в принципе самая здоровая. Правда, и ничего кроме правды, как бы она ни была неприятна. Вторая стадия — это правда лакированная. В нашем случае это могло бы звучать как «Наши войска потерпели тяжёлое поражение и ведут тяжёлые бои, отходя из системы». Ну а третий вариант — нечто, вообще не имеющее отношения к истине, как в том тексте, что я тебе показал. Некая виртуальная реальность, где совершенно нет места настоящим событиям. И как только реальность, сконструированная в головах граждан, заменяет правду, распад страны состоялся. Разумеется, существует масса градаций между этими вариантами, но как опорные точки они вполне пригодны.

— Значит, у нас в перспективе ещё одна нестабильная зона на границе?

— Ну, хуже уже не будет, — Ренгор рассмеялся, — и так сорок процентов контрабанды и почти половина пиратов лезут с той территории. Но проредили мы их вполне прилично, так что, думаю, пару лет будет тихо. А вот информация по базам шан рок от пленного полковника очень важна. Что собираешься предпринять?

— Разведка, атака, зачистка, — Князь пожал плечами. — Что тут можно ещё придумать? Только вот наличие подобных сверхмощных мин как-то смазывает картинку.

— Договорись с магами, — Ренгор явно не видел никаких проблем. — Их спецназ заточен именно на проникновение на особо охраняемые объекты и может мгновенно убраться через порталы. Кроме того, Флора давно уже работает над штурмовыми особями миниатюрного вида. Что-то типа пчёл или очень крупных муравьёв. Не слишком эффективно, но в данном случае может помочь. Ну и последний, причём не самый худший вариант, просто уничтожение баз с дальней дистанции. Конечно, в идеале хорошо бы захватить командира экспедиционного корпуса, но не настолько важно, чтобы класть в боях подготовленных десантников.


Вымпелкомиссар третьего ранга пребывал в меланхолии. И дело тут было не только в потере достаточно важной базы и ценных специалистов, которых никогда не бывает много, а в том, что его расчёты по заманиванию в ловушку части Союзного флота рассыпались в труху. Но как можно рассчитывать, что в атакующих подразделениях окажется маг, способный зашвырнуть двадцатитонное взрывное устройство на сто пятьдесят миллионов километров? Да и вообще непонятно теперь, может, это рабочее расстояние для армейского мага. Но, несмотря на провал операции, информация ценная, меняющая тактические и даже стратегические расклады.

— Вымпелкомиссар? — на экране проявилось лицо щиткомиссарин Эльсы — улыбчивой двадцатидвухлетней девушки с великолепной фигурой и смешной чёлкой светлых волос, всё время норовившей вылезти из-под форменной пилотки. — Получена шифровка из штаба. Закрыта вашим личным кодом.

Ларг вздохнул. Такие шифровки не пересылались даже по внутренней сети кораблей, а распечатывались, и расшифровывать её предстояло тоже вручную, так что теперь нужно тащиться в рубку связи, брать документ и корпеть почти час, раскрывая многослойный шифр.

— Сейчас буду, — Ларг встал и, поправив китель, вышел из каюты.


Шифровка из штаба была прикрытием текста, отправленного из канцелярии гар Гора, и имела отметку координационного центра заговорщиков.

— Линн, зайди, — Ларг смотрел на документ и ничего не понимал. Заговор, так неспешно развивавшийся и ставивший целью политические изменения в руководстве шан рок, оказался контролируемым Вождём?

Когда девушка вошла, Ларг просто показал глазами на шифровку и молчал, пока прикомандированная к нему штабом революционеров девушка не прочитает текст до конца.

— И? — явно не понимавшая, в чём тут вопрос, Линн подняла взгляд.

— Гар Гор, получается, в курсе нашей возни?

— Что тебя беспокоит?

— Соображаю, не время ли уже рвать в сторону Союза и просить политического убежища, — вымпелкомиссар криво ухмыльнулся. — Столько лет строжайшей конспирации, такие скачки с простейшими переводами и формированием боевых отрядов, чтобы потом узнать, что заговор организовал гар Гор против самого себя?

— Не против себя, — Линн качнула головой, — против наставников.

— Шан шарам, а вам-то эти святоши чем не угодили? — удивлённо поднял брови генерал. — Это у меня с ними личные счёты.

— Откуда ты получаешь методички по перепрошивке Гандаров?

— Из штаба, ясное дело.

— А в штаб они как попадают? — не сдавалась Линн.

— Да шарам их знает. Где-то в глубине штаба наверняка есть отдел, где сидят нейропрограммисты…

— Нет никакого отдела ни в штабах родов войск, ни в генштабе, — терпеливо пояснила капитан. — Все нейропрошивки поступают из Буранного переулка, дом шесть, а оттуда направляются в генштаб. Здание не имеет вывески, но принадлежит Совету наставников. А вот откуда они там берутся — большой вопрос. Нейропрограмистов нигде не готовят. Даже специальности такой нет.

— Ну и плевать тридцать раз, — отмахнулся Ларг. — Гандар вообще ничего не решают.

— Это главная ударная сила нашей армии, и, управляемые извне, они могут в течение часа перекроить весь шан рок, — Линн вздохнула. — Ещё один вопрос: как появляются учебники для школ? Не трудись, я отвечу. Нет никакого института или академии, где подготавливали бы учебные пособия. Это всё пишется на Лао Гри, восемьдесят шесть, и сразу поступает в типографию, откуда развозится по школам. И так везде. Идеология, наука, культура, оборона и уж тем более разведка — всё в руках наставников. Самая эффективная власть та, которой не видно.

— Так значит, не наставники?

— Они только посредники, — Линн пожала плечами.

Ларг встал со стула и начал возбуждённо ходить по кабинету:

— Но это вообще ни о чём не говорит. Ну хорошо. Святоши крепко влезли в ключевые структуры нашего общества и осуществляют какую-то скрытую деятельность. Части офицерского корпуса это надоело, и мы хотим посчитаться за старые обиды. Но какое это имеет отношение к Вождю?

— Гар Гор ничего не организовывал. Просто обнаружив организацию, стал понемногу помогать и прикрывать от наставников.

— Получается, что наша миссия здесь…

— Прикрытие, — Линн кивнула. — У всех Гандар, а их у нас в корпусе больше ста тысяч, изъяты нейрочипы, а офицерам сделали психологическую коррекцию для защиты от внушения.

— Но для этого нужен целый мобильный госпиталь! — произнёс вымпелкомиссар и осёкся. Именно такой у него в эскадре был и, судя по номеру серии, из последних выпусков с новейшим оборудованием. — Шарам знает, что происходит! Я тут как дурак играю в игры с разведкой Союза, а у меня под носом… И что это в итоге будет?

— Будет? — Линн медленно сняла пилотку с головы и, качнув головой, расправила волосы. — Нам нужен успех. Яркий и внушительный, чтобы тебя отозвали вместе с эскадрой домой. Сюда прилетят несколько флотских карьеристов со своей сворой в надежде развить твою победу и состричь основные дивиденды, а ты как герой Пути Гандар будешь представлен наставнику Элору. Всё остальное тебе пока знать не нужно.

— Ясно, — Ларг тяжело вздохнул. — Теперь иди.

— Но… — Девушка замялась, словно хотела что-то сказать.

— Иди, иди. Мне нужно подумать.


Ларг не был ни фанатиком, ни даже ревностным последователем Пути Гандар. Просто вся его жизнь, начиная с пелёнок, приучила к тому, что истинные чувства должны находиться под хорошим замком, ключ от которого выброшен в самый глубокий колодец. И участие в движении юных гандар «Льдинки», и учёба в Юношеском корпусе только упрочили его в этом мнении. Отец, сотрудник внешней разведки, погиб на задании, когда Ларгу не было и восьми лет, и всё воспитание взяла на себя мама и детские организации шан рок. Но он очень хорошо помнил и уроки отца, и каждое сказанное им слово.

«Вера — самое дорогое на свете после глупости. Именно за них приходится расплачиваться дороже всего». И в своей жизни Ларг не верил никому и тщательно планировал каждый шаг, чтобы не совершить глупости. Но вот к этому испытанию он не был готов совершенно. Теперь, по мысли заговорщиков, ему предстояло поверить в то, что руководители восстания его не спишут как расходный материал и, проникшись идеями перемен в обществе шан рок, сделать самую грандиозную глупость в своей жизни, а по сути — совершить предательство. А как ещё назвать указание выйти на связь с руководством Союза и предложить им организовать «грандиозный успех» в обмен на коды связи и координаты расположения баз шан рок в этом секторе, чтобы генералы Союза получили свою порцию успеха.

И даже если всё удастся, что будет потом? Игра с такими ставками отчасти нравилась генералу. А ещё он до конца не верил, что заговорщики что-то сумеют достигнуть, кроме незначительных подвижек в составе генералитета, поэтому революционеры для него были лишь средством решения собственных задач. Перевороты и революции уже бывали у шан рок, и заканчивалось всё лишь пересмотром соглашений между кланами высокородных гар.

Но сейчас пошла совсем другая игра, и Ларг чувствовал себя как шахматист, оказавшийся за столом с рулеткой.

На самом деле о роли наставников он знал и мог рассказать куда больше чем Линн. Информация, которую даже косвенно цепляли сети контрразведки, была настолько шокирующей, что можно было бы просто взорвать общество лишь её публикацией. Проблема в том, что информационные сети контролировали те же наставники, хотя уж на вброс такой кучи компромата его сил хватило бы. Но это конечно же не тихий подковёрный переворот, а полномасштабная кровавая баня, результаты которой предсказать невозможно. И ещё неясно, что лучше — тихое уничтожение неугодных наставниками или переработка на удобрения всех подряд в уличных боях.

А успех? Что ж, можно и успех. Ларг впервые за несколько часов улыбнулся, и, как ни странно, эта улыбка, пусть и ненамного, но подняла настроение.

Собственно, этот вариант пусть и вчерне, но всё же был проработан, как и все другие не менее фантастические и куда более вероятные сценарии. Его личный штаб из высокорангового ЦиРа, вобравшего в себя все аналитические программы, до которых сумел дотянуться отдел информационного обеспечения (технический шпионаж), мог поспорить по качеству прогнозов с любым своим собратом на территории шан рок.

План, который он собирался оставить на самый крайний случай, предполагал заключить сделку с руководством Союза и в обмен на кое-какую информацию о самих шан рок получить интересующие штаб сведения или их грамотную подделку.

Сам Ларг был против войны как способа расширения территорий, так как прекрасно понимал, что война, даже локальная, выжигает лучшую часть общества и оставляет в живых всякого рода отребье, которое воевать категорически не желало. А поскольку Путь Гандам длился уже не первое столетие, в государстве сформировалась целая прослойка из крыс, готовых воевать до последней капли чужой крови. Тем более что новые территории были фактически не нужны. Да, грабеж захваченных планет обеспечивал весьма высокий уровень жизни материнской планеты, но плата за такое положение вещей была в полной милитаризации социума, что неизбежно сказывалось на очень многих невоенных отраслях и видах деятельности.


— Князь? — личный адъютант Савра, генерал Тойбо, чуть заметно обозначил поклон.

— Что там, Той? — Савр поднял голову от стола-экрана и потёр уставшие глаза кончиками пальцев. — Судя по твоей зловещей ухмылке, как минимум всё руководство Ганзы самоуничтожилось, оставив нам в подарок весь свой архив.

— Князь, получено сообщение о желательном контакте от руководителя экспедиционного корпуса шан рок. Причём сообщение было закрыто нашим кодом.

— Занятно.

— Он будет ждать нашего эмиссара в указанной точке.

— Нет, новость о самоуничтожении руководства Ганзы была бы смешнее.

— Но эта перспективнее, — адъютант пожал плечами, — Ганзу мы и так укоротим, а вот шан рок — противник совсем другого класса. Кстати, это вторая новость. Ганза наконец договорилась о создании коалиции и собирает флот вторжения.

— Надеются на то, что у нас половина флота занята патрулированием границ? — Князь сцепил руки в замок и помассировал затылок, откинувшись в кресле. — Так. На переговоры отправить Коггара. Пусть там своим носом оценит обстановку. И оповести членов Совета. Хотя… Не нужно. Это я сам сделаю.


Два крейсера остановились в ста тысячах километров друг от друга и после коротких переговоров решили, что встречу лучше провести на территории Саргон.

Генерал Ларг Терн в парадном мундире шагнул с лесенки бота, и в то же мгновение десантники приветственно щёлкнули затворами своих штурмовых винтовок.

Поскольку никакого протокола не было, Ларг не торопясь прошёл вдоль строя торжественного караула, вглядываясь в такие разные лица десантников.

— Коггар, генерал-прима, Легион Теней, — генерал чётко откозырял гостю.

— Генерал Терн, — Ларг, который за полгода висения в пространстве сектора успел неплохо выучить язык, говорил, слегка давя на шипящие. — Рад вас видеть, генерал-прима.

— Даже плохой разговор лучше хорошей драки, — Коггар улыбнулся. — Прошу разделить со мной пищу и воду моего дома.


Оставшись вдвоём, генералы неторопливо насыщались. Ларг уже успел оценить то, что блюда, подававшиеся на стол, были в основном из кухни шан рок, что говорило о достаточно глубокой информации о жизни его общества.

За обедом говорили в основном о всяких пустяках. Генерал Коггар пересказывал забавные истории из своей жизни, а Ларг в качестве ответа поделился несколькими занятными сплетнями о жизни Ганзы, обозначив информационный контроль над жизнью крупнейшей корпорации.

Коггар, оценив степень информированности своего гостя, разумеется, сделал свои выводы, и наконец перешёл к делу, ради которого они собрались.


В качестве значимого успеха руководство Союза предложило генералу базу в планетной системе, находящейся в плотном газопылевом облаке, что делало её обнаружение делом весьма проблематичным. База в таком месте могла безопасно существовать столетия и в перспективе послужить мощной опорной точкой в войне. Конечно, опорные координаты как самой планеты, так и наиболее удобных мест для строительства базы, были уже сняты, и в случае неисполнения условий договора шан рок ждал неприятный сюрприз в виде десанта через телепорты, но это и так было понятно Ларгу. Такое место без подстраховки никто не отдаст. Кроме того, разведкой Союза была организована утечка по ряду некритических технологий и был указан якобы завербованный шан рок офицер флота.

Но в целом обмен вышел равноценным, так что высокие договаривающиеся стороны разошлись довольными.


Победный рапорт ушёл с антенн флота шан рок через час после возвращения Ларга с переговоров, и ответ поступил так быстро, словно его уже ждали. Ларгу предписывалось вместе со всем экспедиционным корпусом сдать новую базу флотской группировке, а самому явиться пред ясные очи руководства.


13

Я не ястреб, я тяжело вооружённый голубь.

Командир 103 ШДП

Начальнику объединённого разведывательного центра, Службы контрразведки, всем линейным управлениям и службам.

В связи с активизацией направления шан рок и политической обстановкой,

приказываю.

…2. Разработку диверсионных и ликвидационных мероприятий против шан рок прекратить. Текущие операции перевести в режим ожидания или отменить с заморозкой агентуры или эвакуацией.

3. Техническую разведку и мониторинг осуществлять только в пассивном режиме сбора информации…

6. Составить списки военнослужащих шан рок, имеющихся в распоряжении органов разведки и контрразведки, с кратким описанием вменяемых в вину действий, и списки передать в секретариат…

Главнокомандующий
Объединёнными вооружёнными силами
маршал Савр Князь Саргон

Проход через портал сорока кораблей класса суперкрепость и десяти линкоров он наблюдал со своего экрана и лишь покачал головой. Союз ждёт неприятный сюрприз.

Как ни странно, но эта мысль отчасти примирила его с тем, что координаты базы известны противнику заранее. С такой силой уже не важно, знает ли о тебе враг или нет.


Генштаб армии и флота Союза тоже наблюдал прибытие кораблей противника через цепь ретрансляторов, установленных заранее. Такой вариант событий хоть и не был желательным, но конечно же просчитывался.

У штаба был совсем крошечный временной зазор между активной фазой действий флота шан рок и войной, которая набухала на границе с Ашш. И зазор этот стратеги Союза собирались использовать полностью.


Корабли коалиции девяти государств, собранные по всем сателлитам Ганзы благодаря давлению и шантажу, были, конечно, тем ещё флотом. Разнотипные, с плохо обученными экипажами и изношенной ходовой, но, тем не менее, пять тысяч единиц внушали вполне здравое опасение.

И вся эта свора, выполнив совершенно неожиданный рывок в сторону, вторглась в пространство Союза на границе с Ашш, буквально разорвав в клочья отряд пограничных кораблей, принявших свой последний бой, защищая крошечную колонию религиозных сектантов, поселившихся на окраине.

Но операция по стратегической дезинформации руководства Ганзы уже вошла в завершающую стадию. Завербованный Ганзой генерал управления материально-технического снабжения получил доступ к координатам секретной базы Союза, где сейчас проходили ремонт и текущий контроль почти всех соединений флота, и сразу же поспешил передать информацию связнику, отрабатывая свой гонорар. Одновременно с этим дезинформация была запущена и по другим каналам, так, чтобы у разведки Ганзы создалась «правильная» картина.


Командующий объединённым флотом Возмездия адмирал пяти звёзд Хинаро Телессо просматривал сводки и донесения по флоту, когда в его кабинет почти ворвался личный адъютант:

— Кан Хинаро! Срочное донесение из штаба разведки!

— Что там у них такого срочного? — брови адмирала недоумённо приподнялись, но по мере чтения шифровки сначала вернулись на место, потом нахмурились, а через минуту усмешка изогнула тонкие губы: — Такой шанс упускать нельзя. — Он коснулся висящей в воздухе иконки прямой связи со штабом: — Изменение курса эскадре. Координаты… идём по-боевому, вход в атаку сразу после прыжка.

Синхронизация выхода такого количества кораблей — совсем нетривиальная задача, но навигаторы флота справились, раскрыв сразу восемьдесят окон перехода, через которые объединённый флот вывалился практически разом.

Долгие две секунды флоты Ганзы и шан рок разглядывали друг друга, матерясь в адрес разведки, которая так ошиблась с численностью и составом флота противника. Поскольку стороны ранее не встречались в бою, сигнатуры кораблей, частоты и характеристики оружия стали сюрпризом и причиной краха всех наработанных тактических схем.

Когда прошёл шок первой встречи, включились оповещения боевой тревоги, реагируя на многочисленные сетки контрольных полей, и сканеры. И практически без паузы стоявшие на орбите заброшенной планеты огромные корабли шан рок окутались облаками помех и выхлопами разгонных двигателей беспилотных истребителей. Тысячи юрких машин сплошным потоком пошли из шлюзовых ворот и сразу же разворачивались в атаку на непрошеных гостей.

В ответ носители объединённого флота коалиции тоже начали выпуск перехватчиков и истребителей с уже заряженных обойм и отстрелялись крупным калибром, метя вражеские линкоры вспышками попаданий стальной картечи.

Через минуту выдвинувшиеся вперёд линкоры класса суперкрепость ответили противнику своим главным калибром, превратив в дым несколько десятков кораблей. К счастью, среди передовых отрядов коалиционного флота не было достойных целей, а потери среди мелких кораблей, идущих в самоубийственную атаку под управлением экипажей, накачанных по самые брови «ледяной сывороткой», никто не собирался считать.

Внезапность атаки и одурманенные экипажи привели к безумной свалке всех со всеми — до последнего вздоха. Огромные корабли, противостоящие объединённому флоту, оказались достойным противником, и корабли горели десятками, но каждый прорывавшийся на дистанцию кинжального огня успевал пропороть броню гиганта залпом своих пушек, прежде чем исчезнуть во вспышке, превратившись в облако плазмы.

Но и гиганты атаковали успешно, выбивая даже корабли второго эшелона, в основном фрегаты радиоэлектронного подавления и носители дронов. И когда адмирал Хинаро бросил в бой свой первый резерв, вражеский флот показал зубы по-настоящему, ударив во фланг корабельной группой из двадцати быстроходных крейсеров. Смяв оборону, крейсеры начали настоящую резню в оперативном тылу эскадры, и с огромным трудом и ценой почти сотни кораблей адмирал выправил положение, уничтожив прорыв, и ударил сам, поведя две сотни тяжёлых рейдеров по широкой дуге в тыл противника.

Укрытые сгустком газопылевого облака, рейдеры почти успешно добрались до места, нарвавшись на спешащий к месту боя корабль класса суперкрепость, уходивший в глубокую разведку.

Двести рейдеров разошлись облаком, обтекая корпус корабля, но противоабордажные пушки выбивали их один за другим. И только единицам удалось отстреляться в упор, пробив в корпусе корабля гигантскую дыру, куда и нырнули тяжелые торпеды с термоядерной боевой частью. Из того боя живым не вышел никто. Но ещё долго покорёженный корабль парил газом из разорванных трубопроводов, сотрясаясь как от внутренних взрывов, добивавших искалеченную суперкрепость, так и от отдачи автоматических турелей, добивавших рейдеры объединённого флота.

Но итоговую точку в сражении поставили всё же шан рок, когда группа крейсеров пошла в самоубийственную атаку на центр построения вражеского флота. Единственный прорвавшийся корабль подорвал сам себя, активировав мину планетарного класса и уничтожив весь боеспособный резерв. Дальше была только агония и добивание остатков скоростными фрегатами.

Шан рок дорого заплатили за победу, потеряв безвозвратно шестнадцать суперкрепостей, а ещё десять требовали серьёзного и длительного ремонта, времени на который у них конечно же не было. В облако входил флот Союза.

Несмотря на тяжелейший бой, флот шан рок всё ещё представлял собой грозную силу, и потерявшие осторожность имели шанс нарваться. Об этом прекрасно помнил Ник Росс, ведущий одну из фланговых групп отсечки.

Полёты с высокой скоростью в газопылевом облаке были невозможны, так как огромное количество материи продавливало щит любой мощности. Поэтому перемещения флотов были относительно неторопливыми, в отличие сражений в свободном пространстве. По тем же причинам плохо работала дальняя локация и посты дальнего контроля, потому что на всех частотах стоял вой и гул межзвёздного газа. Кроме того, безбожно фонили тысячи разбитых корабельных систем и едва живых приводов всех типов, так что Ник не ждал от корабельных слухачей никаких подвигов. Зато к подвигам были готовы двадцать тысяч десантников м-боргов, потому что штаб непременно желал иметь хотя бы одну суперкрепость в качестве экспоната.

Ползущую на невысокой скорости корабельную группу обнаружил наблюдатель на посту оптического контроля, и сразу же эскадра Ника перестроилась в боевой порядок.

Три Крепости, десять Игл и восемнадцать Блинов явно нацелились на ближайший к краю проход из облака, и флагман эскадры Ника — крейсер «Радуга» — выставил облака стальной картечи, заставляя идущих встречным курсом отклониться в сторону, где их уже принимали артиллерийские фрегаты, превратившие два десятка кораблей сопровождения в облака газа.

Лучевые пушки суперкрепостей полосовали защитные облака кораблей, но несмотря на защиту, информация о повреждениях всё время поступала в штаб эскадры.

Наконец отозвались десять крейсеров, заходящих в тыл прорывающейся группе.

— Есть визуальный контакт. Форсаж двигателей. Сброс десантных модулей. Веду огонь на подавление противоабордажной артиллерии. Модуль двадцать один повреждён. Модуль восемь — уничтожен. Модули — есть физический контакт. Начато проникновение… Начат штурм.

— Давай, — Ник, переживавший за десантников, сжал подлокотник до хруста.

— Есть контакт модулей с крепостью два. Начат штурм. Начинаю спасательную операцию.

Суперкрепость была действительно огромным кораблём длиной почти километр и сотнями артустановок различного калибра. Но внутренняя противоабордажная защита у такого монстра была не очень серьёзной. Максимум, что могли предложить инженеры шан рок в качестве развлечений для десантной партии — автоматические турели в основных коридорах и противоабордажные переборки.

Дроны огневой поддержки, рассчитанные на бои в подземельях, вскрывали их словно консервные крышки, и волна м-боргов катилась вперёд, беря под контроль огромный корабль.

Система самоликвидации на таком корабле предполагала лишь уничтожение ходовых систем и имела огромное количество блокировок, что делало её почти неработоспособной. И пока главный механик, командир корабля и уполномоченный комиссар отключали одну за другой защиты взрывного устройства, м-борги проникли в реакторный зал и вырубили само устройство, разом вырвав провода, а через минуту, когда до передовой группы добрался ротный маг, вообще выкинули саму мину за борт.

Проблемы были только в казармах гандар, поскольку десантники шан рок бились за каждый метр пространства, уходя в Тёплый Край с улыбкой на губах.

К счастью, противостояли им такие же отморозки. М-борги совершенно спокойно выкашивали плотную массу людей пулемётным огнём в упор, и даже стоя по щиколотку в крови, не испытывали никакого дискомфорта.

Через тридцать минут после начала штурма оба корабля были взяты под полный контроль.

Благодаря своевременно проведённой спецоперации два противника флота Союза взаимно уничтожили друг друга, оставив на поле боя три четверти флота и дав возможность захватить всё, что уцелело.


Флотская спасслужба шесть суток собирала останки и выживших в аварийных капсулах. Раненые сразу переправлялись в госпитали, а относительно здоровые интернировались в спецпоселения на окраинах Союза. Таких пленных набралось около ста тысяч, что составляло примерно три процента от всего состава флота. Космический бой оставлял мало шансов на выживание. В этом смысле адмиралу Хинаро не повезло, так как в флагман попал удар главного калибра одной из суперкрепостей, распылив весь штаб на атомы. А вот его оппоненту — гербгандару Нораму — повезло куда меньше, поскольку он попал в плен и, впечатлённый демонстрацией оборудования в допросной камере, «пел» практически без остановки.

Военных секретов он не знал и не мог знать, поскольку был из политических продвиженцев, но зато поделился ценнейшей информацией о внутренних раскладах между военными и политическими кланами и текущей информацией о руководстве шан рок.

Таким образом, вместо изнуряющей войны на два фронта Союз получил безоговорочное доминирование и присмиревших врагов.

Это не отменяло войну с шан рок в перспективе и попытки реванша со стороны коалиции под руководством Ганзы, но уже в далёком будущем. Но пока мирный договор не подписан, армия и флот Союза планировали посетить несколько вражеских «курятников», основательно почистив их от всего интересного.


Сергу Ракину досталось обеспечение мероприятий на столичной планете Марканы — Иллари. В целом проходило всё довольно спокойно. Не было ни волнений, ни восстаний, ни даже террористов-одиночек. В целом, марканцы вели себя так, будто ничего не случилось и не стоят на каждом крупном перекрёстке боевые дроны Союза. Работали магазины, кафе и рестораны, а также ночные клубы и развлекательные учреждения. Не было даже газетных статей и шуток в соответствующих разделах местной сети. Марканцы вели себя так, словно армии вторжения вообще не существовало. Если солдат заходил в магазин что-либо купить, то ему это, разумеется, продавали, но в целом никто даже не оборачивался на улице вслед.

Офицеры дивизии сначала дичились такого отношения, но позже махнули рукой и привыкли. Ну а м-боргам вообще было фиолетово отношение любого человека кроме Серга, которого они продолжали считать своим повелителем.

Так и жили. Подразделения дивизии высаживались в районе объекта, интересовавшего разведку или политическое руководство, объект брали под контроль, как правило, без малейшего шума или скандала, и спецы потрошили базы данных или лаборатории, после чего следовал этап погрузки и убытия по месту постоянной дислокации. Жили бойцы и офицеры в гостиничном комплексе «Альвег», способном принять больше ста тысяч человек одновременно.

Естественно, ни души из местного персонала на территории комплекса не было. Даже заботу о поддержании коммуникаций и прочего хозяйства взяли на себя специалисты управления тылового обеспечения Чёрных и части Зелёного легиона.

Несмотря на демонстративное спокойствие жителей столицы, Серг продолжал гонять личный состав, поддерживая состояние вздыбленной шерсти и потных загривков.

К счастью, в этом нуждались лишь люди, так как м-борги могли сутками сидеть за экранами системы контроля или наблюдая за своим сектором из пулемётной точки. Им никогда не приходилось повторять дважды, а их спокойствию могла позавидовать даже чугунная болванка.

То, что на этом фоне некоторые офицеры позволяли себе расслабиться, было вовсе не удивительным, но командный состав бдительно пресекал отпускные настроения.

И всё равно рвануло неожиданно и сразу во многих местах. Камеры, скрытно установленные в разных местах города, передавали практически одно и то же: толпы народа с чем попало, хотя было и лёгкое армейское вооружение, продвигались по направлению к отелю.

Сразу же были отозваны группы, ковыряющиеся в хранилищах местных секретов, и патрули, и в нескольких случаях им даже пришлось вступать в бой, хотя больше это напоминало бойню. Ситуацию возле отеля пока спасали пассивные заграждения и мины со слезоточивым газом, которыми была усеяна земля на десять метров от забора. Но скорострельные установки уже были выдвинуты на позиции, а м-борги, занявшие место стрелков и подающих боеприпасы, спокойно распределяли сектора будущей мясорубки.

— Командир. Есть засечка мощного центра связи.

— Ракетный удар, — отрывисто бросил Серг, не прекращая наблюдать за толпой, скопившейся у плотных противопехотных заграждений, которыми был окружён отель. Ещё один нетерпеливый марканец сунулся вперёд, и, получив дозу боевой слезогонки, толпа отшатнулась назад.

На лужайке рядом с бассейном взвыли двигатели мобильных ракетно-тактических комплексов, и с шелестом перегретого воздуха в небо ушли две ракеты.

— Огонь по активным командным центрам без команды.

— Принял, — оператор не оборачиваясь кивнул, выставляя маркер на новую цель.

Серг прикрыл веки. С утра в глазах рябило, словно на экране тактической связи, пробивающейся сквозь помехи. И постоянно накатывала какая-то дурнота, будто последствия сотрясения мозга. Он нашёл взглядом начальника штаба и встал с кресла.

— Кан, давай командуй тут, а я пройдусь. Чего-то мне хреново.

— Может?..

Полковник Кан не договорил, но было и так понятно, что хорошо бы обратиться к медикам.

— Там видно будет.

Во дворе отеля, рядом с большим бассейном, стояла пара шестидесятитонных Е-631, топорща стволы пушечных спарок в небо. Серг прошёлся рядом с ними и через шунт уловил, как спокойно и размеренно пульсируют боевые цепи тяжёлых дронов.

Рядом под пляжным навесом сидела пара операторов, поглядывая на выдвинутый экран тактического модуля и неспешно переговариваясь о чём-то. Встрепенулись, увидев командира, но Серг коротким жестом усадил их обратно и подошёл к Ешке поближе, вдыхая тяжёлый густой запах смазки и горячего металла с тонкой примесью где-то подтекающего хладагента. Принюхался ближе, и словно вспышка произошёл полный контакт с цепями боевого управления дрона.

Дурнота сразу же отступила, и внутренне поле зрения прояснилось. Но, кроме того, смотря через чувствительные сенсоры мощной машины, подключённой к тому же к общей так-сети, комдив рассмотрел призрачно переливающуюся сетку, словно накрывшую город, и посверкивание лучей из находящихся рядом источников. С лучами разобрался сразу, так как это была тактическая связь дивизии. А вот другая сетка была странной.

Она не только переливалась всеми оттенками жемчужно-серого цвета, что, в общем, было простой визуализацией частоты и информационной плотности, но и словно прилипала к скоплениям людей, будто кто-то специально уплотнял сеть в местах сбора толпы.

Открыв глаза, Серг оглянулся в поисках того, что ему было нужно, и взгляд упал на мобильный комплекс управления и парочку операторов, осоловевших от жары.

— Подвинься, — Серг присел на скамейку и, не прикасаясь к клавиатуре, начал менять параметры ячеек, выстраивая новую конфигурацию сети.

— Это что там за умник кроит мне сеть? — раздался в динамиках голос.

— Арса-ноль — кодовый Лада.

— Принял, Арса-ноль, — мгновенно сбавил тон старший оператор. — Нужна помощь?

— Мне нужны ячейки с е-двенадцать по жэ-три. Выдели в отдельный кластер пару резервных ретрансляторов. И пусть включат их в мост, и внешнее охлаждение не забудь.

— Питание внешнее? — деловито отозвался оператор.

— Молодец, соображаешь, — похвалил подчинённого генерал и продолжил работу. Потом проверил конфигурацию подсети ещё раз и через свой шунт потянулся к электронным мозгам мобильного пункта управления.

Мощные передатчики и сверхчувствительные антенны словно распахнули горизонт восприятия, и вся столица с пригородами легла как на ладони, видимая до последнего электрочайника и микроволновки. Но кроме этого и тысячи полицейских машин, игравших роль ретрансляторов сигнала. И двигалась эта сеть синхронно с перемещением толпы, что наводило на мысль о наведённой извне агрессии.

Стоило Сергу пережечь пару узлов этой системы, как люди на перекрёстке словно очнулись и, поглядывая вокруг, стали медленно расходиться. Но генерал искал совсем другое. Ему нужен был центр этого безобразия. Место, где формируется материнский сигнал сети, управлявший людьми, словно роботами.

Кандидатов было всего пять, и все располагались на высотных зданиях и имели мощные антенные устройства.

— Авиагруппе уничтожение антенн в координатах…

— Авиагруппа приняла.

Эскадрилья лёгких штурмовиков, стартовав с пригородного аэродрома, уже через пять минут срезала верхние этажи небоскрёбов, и на секунду сигнал прервался. Потом заработали ещё пять антенн, но Серг успел ухватить канал, что шел к неприметному особняку в парковой зоне столицы.

— Штурмовую группу по координатам… Пленных в контрразведку, здание в труху.

— Первый полк принял.

— Давайте, парни. Поторопитесь.

Серг ещё раз пять уничтожал ретрансляционный узел, и снова сеть восстанавливала работу за счёт всё новых и новых антенн, пока генерал не понял, что в этом качестве используются антенны местной мобильной связи. Но тут начался штурм особняка, и через десять минут излучение просто исчезло, словно его и не было.

— Сар генерал, докладывает…

— Короче, разведка. Что взяли, что нашли…

— Мощный усилитель и кабель. Уходит куда-то по коммуникациям.

— Так. Можешь перекопать, взорвать и разровнять весь город, но мне нужен источник.

— Сделаем, cap генерал, — ответил командир разведывательно-штурмовой группы и отключился.


14

Деньги, оружие и инстинкт размножения могут многое. Но лишь вера способна на истинное безумство.

Наставник гар Ханг

Разведсводка 10-го кластера флотского управления армейской разведки.

В ходе оперативно-поисковых мероприятий было обнаружено устройство — генератор поля, осуществлявший подавление интеллектуальной активности и поднимавший агрессивность гражданского населения. Кроме того, в информационную составляющую сигнала были вплетены опознавательные знаки армии и флота Союза как агрессоров.

Возле установки захвачены восемь операторов, принадлежавших расе шан рок, и трое офицеров армии Марканы. Все захваченные материалы, оборудование и пленные отправлены спецконвоем в следственное управление АР.

Начальник кластера
полковник Теннон

Вымпелкомиссар третьего ранга стоял в огромном словно стадион парадном кабинете гар Гора и, изображая лицом напряжённое внимание, слушал речь о важности прогресса и неизбежности победы. Речь, адресованная трём десяткам генералов и адмиралов, была полна цветистых выражений и напористой энергии, которой славился вождь шан рок.

А на груди у Ларга горделиво поблёскивал «Орден Синей Звезды» — один из трёх высших орденов шан рок и единственный, вручаемый за успехи на поле боя. Именно поэтому в негласном табели о рангах Синяя Звезда ценилась несколько выше других наград — Ордена Чести и Символа Веры, последний из которых вручался за заслуги перед наставниками.

Наконец гар Гор закончил говорить, и присутствующим предложили лёгкого вина. Генералы разбились на кучки по интересам, а Ларга пригласили в отдельный кабинет.

Сначала он думал, что его о чём-то хочет спросить или просто побеседовать гар Гор, но, шелестя полами светло-голубой сарты, в кабинет почти ворвался незнакомый наставник с огромным тёмно-синим треугольником на массивной цепи.

— Я старший наставник Ласгар, — маленькие глазки на широком лице, казалось, сейчас пробурят в Ларге два отверстия. — И волей наставников я требую от вас поклонения и покаяния.

— Всегда готов, — генерал вежливо поклонился. — Только в чём я должен покаяться?

— Вы не чувствуете за собой ни одного греха? Вы настолько чисты, что не можете найти причину для покаяния? — прошипел наставник. — Хорошо. Я подскажу вам причину. Объединённая эскадра флота была уничтожена в месте, которое вы указали как безопасная точка для развёртывания. Наши лучшие корабли и лучшие экипажи. Больше трёх миллионов десантников-гандар, и всё это уничтожено.

— Трагическая и невосполнимая потеря, — Ларг склонил голову. — Но давайте я вам кое-что расскажу для начала, чтобы вы немного ориентировались в теме. Место, что я предложил, находится в плотном газопылевом скоплении. Таких скоплений в пределах границ Союза всего три, а это ещё и слегка удалено. Кроме того, само скопление достаточно плотное, и никакие перемещения с высокой скоростью там просто невозможны. Ни для наших кораблей, ни для каких других. Также затруднена ближняя связь, а дальняя вовсе невозможна из-за помех. Кроме того, моя эскадра просачивалась в это место в течение двух недель, не потревожив систему дальнего обнаружения Союза. Вы помните? Облако находится на самой границе Союза, и за ним присматривают. Тем не менее мы пробыли в том месте достаточно долго, чтобы вычислить частоты и места расположения всех контрольных станций. Но несмотря на предупреждение, тридцать суперкрепостей вломились туда одновременно, породив гигантскую волну в подпространстве и грубо нарушив Навигационный Устав, пункты двадцать один, двадцать девять, тридцать три и шестьдесят один. Затем корабли эскадры сбились в одну кучу, словно харваки, и даже не позаботились о дальнем боевом охранении. Всё, что было после, я не видел, так как моя эскадра уходила, но даже этого было на мой взгляд достаточно. Теперь что касается покаяния. Рапорт о происшедшем был направлен мной в штаб флота в ту же минуту, как у меня появилась дальняя связь. И, зная отношение ко мне руководства флота, копию я направил в канцелярию гар Гора и Управление внутреннего контроля. Так что списать на меня ошибки флота не получится. К рапорту приложено видео прибытия, а также данные приборов аппаратного контроля.

— Думаешь, соскочил? — наставник подошёл ближе и вперился взглядом в глаза генерала. — Я тебя, снаково отродье, всё равно достану. Вот только схлынет волна, и ты у меня ползать будешь в собственной крови и блевотине.

— Надеюсь, наставник, свет Пути Гандар озарит ваши деяния, — глаза Ларга, как и его лицо, ничего не выражали, и только в глубине души напротив имени наставника появился небольшой крестик.

— Наставник Ласгар, — в комнату вошёл ещё один служитель и тоном, не терпящим отказа, произнёс: — дела вас ждут.

— Ещё увидимся, снакор…

Когда первый наставник ушёл, второй, также принадлежавший к высшей касте, с улыбкой кивнул Ларгу на удобное кресло:

— Прошу вас, брат Ларг, не принимать близко к сердцу слова брата Ласгара. Он сейчас немного не в себе, так как у него во флоте служили три сына и все трое были в той эскадре. Судьба их, к сожалению, неизвестна, но даже в случае, если они уцелели, карьера их безнадёжно испорчена, как у всех, побывавших в плену.

Ларг вновь склонил голову.

— Но я хотел поговорить с вами не об этом, — наставник спокойно посмотрел в глаза генералу. — Вас, как и всех награждённых Синей Звездой, ждут на Скале Гандам для представления гар Хангу. Глава Совета давно следит за вашими успехами и хотел бы лично высказать свое благоволение такому блестящему офицеру, как вы, и благословить на новые подвиги во имя Прогресса и Пути Гандар. — Наставник встал и коснулся треугольником лба Ларга.

— Да осенит вас сила шан рок, — и, уже уходя, обернулся: — После визита к гар Хангу не рекомендую уезжать из города. Мы проводим собственное расследование гибели флота, и ваша помощь будет неоценимой.

— Разумеется, — Ларг с каменным выражением лица кивнул.


Визит к самому главному наставнику начинался с одежды. Ларг снял мундир и переоделся в простую холщовую одежду паломника. Для ног ему выдали простые сапоги из кожи морского анхара. После трёхдневного поста в одиночной келье на окраине города, там, где истаивало тепло подземных источников, куда уже долетали ледяные ветры с пустоши и в воздухе стоял плотный молочно-белый туман, генералу вручили шест, и огромные скрипучие ворота распахнулись.

Ларг, несмотря на высокое звание, проводил в спортзале не менее трёх часов в день и в предстоящей дороге не видел ничего сложного. Подняться по узкой тропе к невысокому перевалу, спуститься и преодолеть десять километров по ледяной пустыне. Время года — ранняя осень, так что по-настоящему холодно станет только через три месяца, а может, и позже.

Ларг шёл широким лёгким шагом, дыша размеренно и глубоко, так что к перевалу он только-только разогрелся. Здесь уже дул ледяной ветер, но для тренированного организма температура чуть ниже ноля лишь помогала не перегреться.

Здесь, кроме того, была площадка с небольшим убежищем, где можно было передохнуть и согреться, но, лишь кивнув брату-наставнику, Ларг пошёл дальше.

И только удалившись в снежную круговерть пурги и забившись в расселину, позволил себе на минуту расслабиться и, закрыв глаза, просто посидеть, не думая ни о чём. Здесь, почти скрытый снегом, лежал ещё один посох, и Ларг выбросил тот, что ему дали наставники, заменив его на оставленный для него неведомым агентом заговорщиков. Потом раскрыл рот и пальцами выдернул фальшивый зуб, который в его руках расползся, превратившись в невзрачный комок коричневого цвета. На навершии посоха комок пристроился практически незаметно, словно став куском дерева. Ларг подождал ещё минуту, пока, как говорил ему Коггар, нашлёпка не затвердеет, и выскользнул из расселины.

После перевала стало значительно холоднее, но Ларг только прибавил скорости, легко балансируя на обледенелых камнях.

Снежного кота он «срисовал», ещё когда тот прятался на склоне, вжавшись в небольшую нишу на стене. Ничуть не изменившейся походкой Ларг двигался, пока не почувствовал буквально загривком, что кот бросился на него, и, отпрыгнув в сторону, ударил посохом по дуге, сметая хищника в пропасть.

Каким-то чудом зацепившись когтями за мёрзлые камни, кот висел над обрывом, пытаясь подтянуть задние лапы, но безуспешно.

Ларг уже хотел врезать палкой по кошачьей голове, но что-то его остановило. Подойдя совсем близко, он посмотрел в глаза зверя и увидел в них не ярость, а лишь мольбу о спасении.

— Ладно, живи, коврик самоходный. — Он взялся двумя руками за лапы кота и рывком вытащил его наверх. — Нападёшь ещё раз — подстилку сделаю. Понял? — И не оборачиваясь, пошёл вниз по тропе.

На пустоши вовсю гулял ветер, и по ощущению было не выше минус десяти градусов. Но дорога, едва переметённая снегом, была ровной, так что Ларг просто побежал вперёд, балансируя шестом на особо скользких участках.

Скала Гандам — огромный дворец и парк, занимавший почти половину пустоши, — торчала на равнине словно вбитый гвоздь, возвышаясь даже над окружающими горами. И словно воздушный шар вокруг серебрился пузырь силового поля, отсекая ледяные ветра пустоши.

К очерчивавшей границу силового поля линии он добрался чуть быстрее армейского норматива, так как был всё же без снаряжения, и, вздохнув несколько раз для вентиляции лёгких, шагнул сквозь барьер.

За пологом силового купола царило вечное лето. Паломники и те, кого вызывали к наставникам, замёрзнув и устав в дороге, наверное, чувствовали себя так, словно попали в рай. Стоявший поблизости брат-наставник уже вроде кинулся с тёплым одеялом, чтобы путник мог быстрее согреться, но, увидев, что гостю даже чуть жарковато, в удивлении остановился. Программа дала сбой, и лишь через минуту он произнёс положенные слова:

— Обитель наставников ждёт тебя, заблудшая душа. Пройди в чертоги правды и испей мудрости.

— Мудрость веры — истинная мудрость, — машинально ответил Ларг и, не торопясь, побрёл по дороге, любуясь красивым парком и прудами, над которыми были переброшены ажурные мостики. Негромко, но явственно слышались птичьи голоса, плеск рыб, а между деревьями копошилась всякая живность.

Прямо из парка начиналась широкая лестница из огромных глыб горного хрусталя, и, взглянув вверх, туда, где стояли высоченные ворота, Ларг не торопясь начал подъём.

«Пижоны, блин. Не могли сделать нормальный лифт». — Ларг преодолел все пятьсот ступеней подъёма, даже не запыхавшись, а взявшийся из ниоткуда служитель нажал на какой-то завиток, и ворота распахнулись.

Гар Ханг Элор — глава Высшего совета наставников, как и подобает его статусу, сидел в кресле-троне, возвышаясь над всеми присутствующими, которых было немало.

Подтянутые и широкоплечие наставники в белоснежных одеяниях стояли по обе стороны от трона, цепко поглядывая на гостя, а ещё десятка полтора находились рядом, образовав живой коридор.

— Я приветствую истинного воина Пути Гандар, — раздался гулкий и мощный голос Элора. — Подойди ближе.

Ларг шагнул к невысокому барьеру, разделявшему зал, и встал на одно колено, положив руку на верхушку посоха и вдавливая сделанную им нашлёпку в дерево.

— Наставник…

— Встань, воин, — голос, явно усиленный аппаратурой, казалось, гремел отовсюду. — Долгие годы ты служил Пути Гандар, не требуя ни почестей, ни наград. Что ты хотел бы пожелать сейчас, когда у твоих ног вся колыбель наставников?

— Пожелать? — Ларг встал, выпрямил спину, подвигал головой, словно проверяя, как работает шея, и перехватил посох за середину, держа его горизонтально. — Есть у меня одно желание. Ты, случайно, не помнишь, как лет двадцать назад тебе привезли одну девчушку. Рыженькая такая. Ноготки ещё любила красить золотом. На щеке приметная татуировка в виде ящерки. Просто вспомни её. Вспомни, что её даже не похоронили, а просто вывезли, чтобы сжечь в крематории вместе с остальными жертвами. Позорная огненная смерть той, что заплатила своей жизнью за твои наслаждения. Я считал её воспоминания на мемографе до погребения. Путь Гандар… Хочу напомнить, что есть у нас и другой закон — Закон Льда. Что там говорится об ответственности за осквернение семьи?

Невидимое и стремительное облачко сорвалось с навершия посоха и, не замеченное ни охраной, ни системами безопасности, впиталось в тело главного наставника.

— Закон Льда говорит — смерть. Смерть позорная от огня и публичная, чтобы никому и в голову не пришло совершить подобное.

Элор с расширившимися глазами пытался нажать кнопку механизма спасения, который должен был поднять трон на верхний этаж, а всю парадную залу отсечь бронещитами, но странный паралич сковал всё тело. Потом жар всё больше и больше начал охватывать организм, пока от температуры не начала краснеть и лопаться кожа.

— Ну и последнее желание — чтоб ты сдох, а пепел твой забросили в звезду, чтобы и после смерти ты не испытал прохлады.

Наконец телохранители наставника обратили внимание на запах, идущий от трона, но Элор, пусть всё ещё живой, уже дымился. Наниты и вплетённое в них заклинание огня потрудились на славу, и несмотря на пену, которой был залит трон, тело жарко вспыхнуло, словно горел не живой человек, а вязанка соломы, политая керосином.

Ларг прекрасно понимал, что живым его никто не отпустит, и именно поэтому решился на свою игру внутри заговора. Политические расклады — штука тонкая, и неизвестно, о чём могут договориться. Он широко улыбнулся, и посох в его руках распался на парные мечи, запевшие похоронную песню.

Повезло ему и в том, что даже охранники не имели оружия, так как покойный Элор был настоящим параноиком.

Наставники кончились как-то быстро, и, осторожно ступая по полу, залитому кровью, Ларг прошёл в левую дверь за троном, за которой, как ему сообщал штаб восстания, должен находиться главный информаторий наставников.

Внезапно включился связной имплант:

— Ларг, мы не можем пробиться сквозь полог, — голос Доры Трейн был торопливым, что говорило о нестабильной связи и вообще возникших у повстанцев проблемах. — И мы не отслеживаем твоего положения.

— Нормально всё. Справлюсь, — Ларг мысленным усилием отключил связь и начал подниматься по узкой лесенке наверх.

Там действительно располагались терминалы и рабочие места информатория, но только не было самой машины и шкафов с блоками памяти.

Дорогу подсказал один из операторов, прежде чем присоединиться к своим коллегам в Ледяных Чертогах.

Несколько раз Ларг нарывался на группы охранников, мельтешащих по зданию, но в скоротечной схватке в узких коридорах клинки работали словно мясорубка, превращая людей в кровавые обрубки.

Дата-центр никак не хотел разгораться, но в итоге смекалка и изобретательность победили, и едкий дым горящей электроники начал наполнять дворец.

А уровнем ниже, куда он спустился, спасаясь от едкой гари, было словно на побережье. Тепло, влажно, и лишь шелест вентиляторов, разгонявший тишину.

Светло-коричневая отделка стен и пол, похожий на вспененную губку, гасивший любой звук, совсем не походили на отделку домов шан рок. Длинный коридор без дверей привёл его в круглую комнату, где на полу копошились несколько зелёных тварей, похожих на речных хищников. С длинными зубастыми пастями и толстыми хвостами, но в отличие от знакомых ему вархов, лапы у этих тварей были вполне развиты и были совсем как руки. Этими руками и зубами они самозабвенно рвали тело, которое, без сомнения, принадлежало человеку.

— Мясо? — одно из животных обернулось в сторону Ларга и щёлкнуло челюстями.

— Мясо, мясо, — Ларг усмехнулся и коротким взмахом меча отделил зелёную голову от тела. Через секунду звери кинулись разом, забыв о терзаемом теле, и Ларгу пришлось поработать серьёзно, уворачиваясь от зубов и ударов хвостом, который, как оказалось, имел весьма острые шипы.

— Ссаннак, — прошипел Ларг, зажимая рукой длинную рваную рану на боку. Мелких царапин хватало, но эта дырка была самой серьёзной. С помощью меча накромсал рубаху на полосы и как мог замотал рану. Откуда тут в подвале наставников взялись эти говорящие рептилии, ему было уже не очень интересно. Он на пробу толкнул несколько дверей, но лишь последняя открылась.

В просторном и тоже круглом зале в окружении приборов и странной техники, похожей на медицинскую, в кресле полулежал такой же ящер, только с пепельно-серой шкурой.

— Кто ты и зачем убил моих офицеров? — голос звучал из небольшой коробочки на столе перед рептилией. Не отвечая, Ларг обошёл комнату и, не найдя ничего потенциально опасного, посмотрел на нежданного собеседника.

— Это я хочу спросить, кто ты и что делаешь здесь в замке наставников. Я на своей планете, а вот ты, как мне кажется, совсем нет.

— Расе гран принадлежит вся вселенная.

— Почему тогда о вас ничего не слышно? — удивился генерал.

— Мы не стремимся к открытой власти. Но каждая раса платит дань.

— Тоже ерунда, — отмахнулся Ларг. — Я имел встречи как минимум с пятью представителями руководства разных государств и ни разу не слышал о расе гран. Сдаётся мне, чешуйчатый, что ты воздух травишь.

Рептилия булькнула:

— Мы владеем секретом бессмертия, и все, кто хотят жить вечно, приходят к нам на поклон. Мне уже пять тысяч лет, и я совсем не самый старый представитель расы. Вот ты же тоже хочешь жить вечно?

— Нет, — меч в руке крутанулся и легко вошёл в гортань рептилии, пронзив мозг. — И тебе не советую.

Существо забулькало, засучило конечностями и вполне ожидаемо умерло. И в ту же минуту, словно получив приказ, из трёх дверей на Ларга кинулись десятка полтора рептилоидов, и сразу стало не до размышлений.

На ступени дворца наставников Ларг выбрался, измазанный в крови словно мясник. Там уже суетились десятки штурмовиков в тяжёлой броне и взрыкивала мощными моторами бронетехника.

Подошёл и остановился на пару ступенек ниже офицер в броне без опознавательных знаков и стал обрабатывать раны Ларга, заливая медицинским клеем из баллона. Потом более тщательно обработал рану на боку и стянул края биопластырем.

Закончив обработку, не торопясь отщелкнул зажимы между шлемом и кирасой и снял шлем.

— Гар Гор, — Ларг спокойно отсалютовал вождю. — Водички не найдётся?

Тот как-то странно хмыкнул и отсоединил запасной пенал гидратора.

Пил Ларг жадно, словно в последний раз. Но и вода у гар Гора была действительно вкусной. Нужной температуры и с едва уловимым цветочным ароматом.

— Спасибо, — генерал протянул полупустую капсулу. — Я не сильно нарушил ваши планы?

— Сильно, — гар Гор присел на ступени. — Мы предполагали, что ты ринешься на этого старого придурка, сработает система безопасности, тебя повяжут, ну и дальше скандал, шум, тебя освобождают соратники, а мы под шумок делаем своё дело, убирая рептилий, конечно же в целях безопасности, подальше. — Так что мои планы ты просто разнёс вдребезги.

— А теперь?

— А теперь — война, — гар Гор тоже приложился к капсуле и сделал несколько глотков. — И мы к ней, к сожалению, не готовы. Восемьсот лет уже тянется эта история. Сначала были лекарства от старости и прочие приятности. Потом им начали отправлять преступников, потом нам передали технологию клонирования и быстрой загрузки знаний, и поток людей увеличился в разы. Потом ещё и ещё. Как-то незаметно появились наставники, контролирующие каждый наш вздох. Ну а окончание истории ты и сам знаешь.

— Ну так врезать им, чтобы не отскоблили! — Ларг сжал руку в кулак.

— Врезать! — вождь посмотрел на Ларга как на малыша. — Самка гран за один раз откладывает сотню-полторы яиц, и через два месяца у них полторы сотни подготовленных специалистов. Инженеров, техников, солдат и даже учёных. Наш цикл — пять лет. И даже если мы забьём всё свободное место инкубаторами, ситуации это не изменит. Просто другая биологическая продуктивность. Их там сейчас порядка нескольких триллионов особей. Даже региональный флот малого класса — это полторы тысячи единиц. И все управляются материнской особью как одно целое. Ни задержек в исполнении приказов, ни размышлений. Пойти на таран вражеского корабля с подрывом реактора — стандартная тактика. Корабли вообще выращиваются колониями специально выведенных существ. Я как-то видел кадры этих полей — знаешь, бескрайнее пространство, занятое космическими кораблями в разной стадии готовности, очень впечатляет. Миллионы, может, десятки миллионов. До сих пор откупались человечиной, в основном из инкубаторов, но после того как ты прикончил старейшину Корхага, воевать однозначно придётся. Он же один из Двенадцати. Ну типа правителей.

— Вы бы предупредили… — Ларг оторвался от наблюдения за копошащейся бронетехникой и повернулся в сторону вождя.

— Плохо мы тебя просчитали, вот что, — гар Гор кивнул. — Это что-то личное, наверное?

— Сестра, — коротко ответил генерал.

— Так она вроде бы умерла в больнице от естественных причин?

— Которые появились после того, как я подчистил базу данных госпиталя. А так… нашёл её в труповозке наставников, потом считал с мозга последние воспоминания, ну и далее по тексту.

— Начальника разведки нужно гнать к чёрту, — резюмировал гар Гор.

— Да нет, я просто всё очень аккуратно сделал. А Кин Терсо и не мог всё тщательно проверить, чтобы не вспугнуть наставников. Сделал, что смог, и чуть более того. И, кстати, возможностей у меня по сокрытию было побольше, чем у него по поиску.

Подскочил незнакомый сержант звероватого вида и с незнакомыми эмблемами, лихо козырнув, доложился:

— Здание зачищено, гар Гор. Криминалисты и поисковики приступили к работе.

— Продолжайте, — глава государства кивком отпустил бойца.

— Кто такие? Я вроде таких эмблем не видел.

— Ну не всё же вам собирать личную гвардию, — гар Гор подмигнул. — Ваша идея по перепрошивке гандар знаниями из военных академий нашла поклонников в среде моих людей. Тихо собрали пару тысяч удачных экземпляров, потом начали с ними работать и даже воспитали их в нормальных семьях. Теперь даже язык не повернётся назвать их тупыми вояками. Нормальные парни со своими характерами и заскоками. Только знают не меньше, чем хороший офицер, и преданы до последней капли крови.

— Вели или прокололся?

— Хотел бы я сказать, что это ваш засвет, но нет. Гар Гор ведь никогда не лжёт. Вели вас. Очень плотно, но, к сожалению, начали слегка поздновато. Не сразу распознали ваш потенциал. Так что история с сестрой полностью ушла от нашего внимания. Кстати, наблюдатели оценили вашу любезность, когда вы начали раз в месяц покидать квартиру в одно и то же время. Они как раз успевали сменить элементы питания в автономных устройствах.

— Так всё равно полезут, — Ларг пожал плечами. — А так… аккуратно, без лишнего шума и суеты. Как говорил мой папа — жить нужно так, чтобы не было стыдно перед наружкой. — Ларг потрогал края раны, проверяя, насколько схватилась гель-повязка, и встал. — Куда мне теперь?

— Как куда? — гар Гор удивлённо приподнял брови. — Да в управление, конечно! Кто мятеж в столице разгребать будет? У меня людей всего ничего да флотская разведка. А вы со своими подразделениями сейчас — главная ударная сила. Я, кстати, от вашего имени приказал отозвать подразделения Управления с других планет, так что давайте, принимайте командование.

— Слушаюсь, — Ларг, преодолевая боль, вскинул руку в воинском приветствии.

— И последнее… — произнёс вождь, глядя, как тяжёлый штурмглайдер с эмблемой Управления контроля новых территорий заходит на посадку. — Я уверен, что вы разумный человек и не будете некоторое время появляться без охраны. У наставников, и всех тех, кто кормился вокруг этой помойки, на вас вырос огромный зуб, а вы ценный специалист, и терять вас, тем более в такой ситуации, мне бы совсем не хотелось.


Ларг шагнул в нутро тяжёлой машины и словно оказался дома. Главный врач управления, Нара Аркон, молча усадила его в ложемент для раненых и, в мгновение ока лишив остатков одежды, начала обрабатывать раны, а заместитель начальника штаба Тайр Тенно, командовавший группой, принял мечи Ларга и также молча стал оттирать их от крови.

— Тайр, что там у нас в управе?

— Курятник, — коротко ответил оберщиткомиссар, хмуро разглядывая глубокие зазубрины на клинке. — Расположились пока в спортивном центре «Голубая Долина» и близлежащем парке. Жилых модулей не хватило, так что временно установили палатки и шатры. Там сейчас флагкомиссар Нарсон.

— Связь?

— Подняли антенны-ретрансляторы на вершинах и высотках, так что связь и линейная и тактическая вся своя. Там ещё попросили десяток каналов отдать каким-то Ледовым Волкам, а я вообще не в дугу, кто это.

— Небось, кто-то из порученцев гар Гора просил? Да, это его личная гвардия. Так что придётся делиться. У них всё наверняка — и оружие, и броня — по высшему классу, но вот организационных возможностей наших нет и в помине.

— А в остальном порядок, — майор осторожно спрятал мечи в инструментальный шкаф глайдера и закрыл его на замок. — Сейчас основная возня у телецентра, но он обесточен и отключён от сети, так что просто выдавливаем дружины наставников потихоньку. Ну и, конечно, посёлок Вегара. Там сейчас основная мясорубка. Посёлок примыкает к инкубаторам и электроцентрали, так что применение тяжёлого вооружения исключено. Дружины этим, конечно, пользуются, и пока мы не подошли, они успели положить сотни три полицейских.

— Полицейских? — удивлённо переспросил Ларг.

— Ну так наставники же первым делом сунулись к нам и в полицейское управление города. Мы-то отбились сравнительно легко, а вот полисам пришлось туго. Но справились. И сразу же по полицейским каналам по всему городу объявили, что в городе мятеж и что зачинщики — наставники. Ну и всякое такое. Людей у них, конечно, немало, но даже бронемашин всего десяток.

— А наших сколько?

— Списочный состав на утро этого дня сто восемьдесят шесть тысяч триста два человека. Из них сто тридцать пять тысяч, семьсот сорок один человек боевого состава. Ещё к нам прибились две спецгруппы управления военной разведки, их там триста десять человек, и антидиверсионное подразделение штаба ПВО столицы. Но они все с лёгким вооружением. А у наставников и тяжёлые бэтээры, и танки, и вообще все, что хочешь. Так что они у нас за мобильную разведку, ну и в зданиях, конечно, работают.

— Как они тебе?

— Ну профи, конечно, — Тайр пожал плечами. — В зданиях вообще короли. Работают так, что любо-дорого посмотреть. Но, опять-таки, против мелких групп. Если их зажимают толпой, то, как ты сам понимаешь, любой пехотный бой сразу выравнивает класс подготовки. Но обещают, как только придёт их крейсер с оборудованием, показать класс.

— Пусть на полигоне показывают. — Ларг благодарно кивнул Наре и, щелкнув клавишей ложемента, перевёл его в сидячее положение.

— И эта, командир, тебе бы помыться и одеться, — Тайр кивнул на ноги генерала, до колена вымазанные в крови.

— И поесть, — Ларг мечтательно прикрыл глаза. — И чашку горячего иирон.

— Ага. И поспать бы часов пять хотя бы, — добавил Тайр.

— И девчонку под бок…

— И чтобы не приставала, — закончили они синхронно и рассмеялись.


Аккуратно развернувшись над посадочной площадкой, пилот дождался, пока противоштурмовые штыри втянутся внутрь здания, и аккуратно притёр машину на бетон.

По требованию медиков Ларгу пришлось лечь в медкапсулу на три часа, и насколько это было правильным, он ощутил только когда вылез. Последствия ранений и контузии практически ушли, и раны совсем не беспокоили. Его мундир уже висел на подставке, и даже рубашка была отглажена с какой-то цветочной водой и приятно пахла.

Он уже поправлял воротник, когда в кабинет осторожно постучали.

— Войдите!

— Друг вымпелкомиссар, — Нарсон, вошедший в кабинет, коротко вскинул руку в воинском приветствии.

— Нарсон, — Ларг чуть приобнял старого друга и соратника. — Проходи, садись.

— А мы уже и не ждали тебя увидеть живым, — полковник покачал головой. — Слухи о том, что ты в одиночку пролез в резиденцию наставников и учинил там резню, уже разбежались среди офицеров и гандар. Так что ты теперь легендарный герой.

— Да ну, — Ларг отмахнулся. — Лучше рассказывай, как дела с подавлением мятежа.

— В целом неплохо. — Нарсон шагнул к экрану и, достав из кармана ручку-манипулятор, вывел на экран карту окрестностей. — Южный район полностью под контролем, как Центр и Восток. Бои в основном на Севере и Северо-Западе.

— Что в других городах, планетах, особых территориях?

— Более или менее. Полиция успела в основном поднять свои воинские подразделения, к тому же за пределами столицы у них было куда больше тяжёлой техники. Но обстановку сдерживают едва-едва.

— Так. Сформировать полсотни тревожных групп на тяжёлых штурм-глайдерах. Командирами назначь опытных офицеров не ниже майора. Численность каждой группы — штурмовая рота плюс взвод разведки и связи. Поддерживать связь с полицейским управлением в горячем режиме, и по их заявкам вылетать для подавления очагов нестабильности. Далее. Оцепить неподконтрольные районы столицы узловыми точками обороны, придав тяжёлых снайперов. Пусть лупят на каждый чих. Поднять в воздух стационарную воздушную разведку. Если в том районе есть коммуникационные тоннели, завалить артиллерией на хрен. Если боитесь, что крупный калибр повредит инкубаторы, работайте мелким калибром со штурмовиков или мелкими миномётами. Так, теперь полиция и тяжёлая броня. Пошли группу в Конструкторский центр «Рассвет». Там у них на полигоне и в цехах должна быть сотня-полторы разных машин на испытаниях. Пусть отберут себе, что понравится, и пересаживаются на броню. Небось, до сих пор на автобусах разъезжают?

— Точно, — полковник кивнул. — Сделаем.

— Ещё можно тряхнуть лётно-испытательный центр «Небо». Самолёты нам не нужны, а вот бронированные грузовики я у них видел. Всё вроде? — Ларг задумался. — Да, и последнее, но самое важное. Пожрать есть чего?

— Так накрыто уже!


Эпилог

Мятеж наставников давили спокойно и размеренно, не поддаваясь на призывы смести всю эту свору одним лихим наскоком. И, может, именно благодаря этому удалось не только уничтожить боевиков, но и вычистить агентуру и агентов влияния.

Ларг метался по всему центральному сектору шан рок, руководя разрозненными отрядами и подразделениями, и иногда даже лично ведя людей в бой.

Как-то буднично и в рабочем режиме был схвачен и согласно приказу гар Гора расстрелян на месте начальник Главного управления контрразведки вымпеллидер первого класса Тай Норо. Та же участь постигла и сотни других офицеров, поддавшихся на пропаганду наставников и решивших нарушить присягу. В основном ржавчиной был поражён флот, но тут очень качественно сработали агенты гар Гора, собрав в экспедиционный корпус, предназначенный на убой, практически всех пособников и сторонников наставников. Так что флот пусть и лишился почти четвёртой части всех сверхтяжёлых носителей, но был почти очищен от влияния рептилий.

Ларг довольно неожиданно для себя получил вымпелкомиссара второго ранга и должность начальника Главного управления безопасности, что автоматически выводило его в ряды высшего командного состава шан рок. И именно с его подачи пяти самым беспокойным планетным системам, находящимся на периферии, была предоставлена возможность сделать выбор: присоединиться к шан рок или основать самостоятельное государство.

Во всех пяти случаях, несмотря на опасность вторжения рептилий, референдум подтвердил уход планет на вольные хлеба, и армия шан рок покинула эту территорию. Кроме решения тактических задач, этот уход был важен и стратегически, так как позволил уплотнить защиту границ и освободить от патрулирования пространства огромные силы.

Приходилось и выезжать на переговоры с бывшими повстанцами, которых теперь не уничтожали, а лишь следили, чтобы они от нездорового энтузиазма не повредили важные объекты военной инфраструктуры и мирное население. Если же революционеры, заигравшись, переходили обозначенную для них красную линию, их просто вывозили на карантинные планеты и оставляли сражаться с природой.

Также в рабочем порядке Ларга направили в распоряжение группы переговорщиков, которые должны были утрясти все разногласия между Союзом и шан рок.

Больше всего генерала поразило то, что для всех межправительственных переговоров была отведена целая планета, которая также являлась центральной базой для вооружённых сил Союза.

К высокому зданию зала переговоров делегация шан рок подошла по выделенной словно специально для них дорожке. В то же время по разбегавшимся словно лучи пятиконечной звезды дорогам шли делегации стран Союза: Фрименов, Флоры, Саргона и самой таинственной для разведки шан рок расы Хаторан. Маги и колдуны, здорово попившие кровь у всего флота во время столкновений.

Немало удивило его и то, что в делегациях было большое количество молодёжи, а глава Флоры — Великая Мать Арна — была совсем ещё девчонкой.

Стоило Ларгу об этом подумать, как змеиный взгляд Великой Матери прошёлся по делегации шан рок, вызвав у многих заслуженных офицеров желание опуститься на колено.

Вопреки ожиданиям гар Гора главы государств не стали требовать от него ни контрибуций, ни военных уступок.

— Война — контактный спорт, — Арна дёрнула плечом и улыбнулась. — Если мы начнём вспоминать старые обиды и предъявлять друг другу счета, это никак не улучшит ситуацию, а вот запутает обязательно. Так что давайте оставим прошлое историкам и сконцентрируемся на настоящем. Сейчас на территории Союза в спецпоселениях находится около ста тысяч шан рок. Мы можем их отправить домой по первому требованию.

— Кроме того, — продолжил Князь Савр, — у нас около тысячи кораблей шан рок, из которых десять суперкрепостей в различной стадии боеспособности. Тоже можем вернуть.

— Мы оценили то, что вы вернули захваченных вами офицеров Союза и документы тех, кто не дожил до этого дня, — Седар Лингар, бессменный иерарх Хаторан, благодарно кивнул.

— Но эти технические вопросы вполне могут решить специалисты, входящие в состав делегаций… — закончил председатель Линдон Даро.

Гар Гор, прекрасно понявший, что от него хотят, встал и подошёл к голопроектору в центре зала:

— Раса Гран, — на экране возник рептилоид. — Два триллиона пятьсот миллиардов особей. Сейчас их экспансия направлена на дальний от нас сектор звёздного скопления, но, насколько нам известно, они доедают там последние планетные системы. Оценочная численность флота — два с половиной миллиона единиц. Предположительная оценка времени разворота флота и начала полномасштабных действий в направлении наших секторов — полтора года.

Казань 2015 год


ГЛОССАРИЙ

Табель о рангах Союза
Ступени классности в армии и флоте Федерации Свободных
Табель о рангах шан рок


Примечания


1

Центральная аналитическая служба. — Подразделение комиссариата.

(обратно)


2

ТВД — Театр военных действий.

(обратно)


3

Звёзды на погонах повседневной и парадной формы шан рок различаются не только количеством лучей и интенсивностью синего цвета, но и материалом. У рядового и сержантского состава они из высокопрочной пластмассы бледно-голубого цвета, у младшего офицерского — из голубого кварцевого стекла, у среднего состава — из искусственных сапфиров бледно-синего цвета, а у старшего — из натуральных сапфиров насыщенного синего цвета. Генеральские и адмиральские звёзды делаются из густо-синих бриллиантов.

(обратно)


4

Идиоматический оборот, означающий «очень мало» или «очень плохо».

(обратно)


5

СШК — стрелковый штурмовой комплекс, объединённые в одно оружие крупнокалиберный автомат, гладкоствольное ружьё и автоматический гранатомёт.

(обратно)


6

ДОТ — долговременная огневая точка. Укреплённая позиция для ведения огня.

(обратно)


7

Тарват — командир роты в ВС Марканы.

(обратно)


8

Эхат — командир бригады ВС Марканы.

(обратно)


9

Сулла — бригада — часть дивизии. Младшая сулла — низшая по численности бригада дивизии.

(обратно)

Оглавление

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • Эпилог
  • ГЛОССАРИЙ
  • X