Наталья Владимировна Лакедемонская - Травоядные. Часть 2 [СИ]

Травоядные. Часть 2 [СИ] 2077K, 126 с. (Тотем-2)   (скачать) - Наталья Владимировна Лакедемонская

Книга «ТОТЕМ: Травоядные» (Часть 2)

Книга II из серии ТОТЕМ

Наталья Лакедемонская


Теги: Часть 2 из 2



Глава восьмая


– Что это было? – спросила ошарашенная Мия.

– Не знаю, – ответил не менее шокированный Лан.

– Разве так можно?

– Не уверен, надо подождать, что скажут судьи.

– Но зачем он это сделал? – спросила девушка дрожащим голосом.

По щекам покатились слезы.

– Мия, не переживай. Ким жив, и с ним все в порядке, – успокоил Хранитель.

Лан повернулся и начал сверлить глазами главные экраны арены. Молодой человек ждал решения судий. Вместе с ним переживала вся арена. Время шло, а на экранах никакой информации не было. Поступок Кима вызвал недоумение даже в судейском составе.

– Они могут не засчитать победу Дакара? – спросила Мия.

– Раньше самоубийством поединок никто не заканчивал, – расстроенно ответил Лан.

Молодой человек злился на друга за этот необдуманный поступок.

– В голове не укладывается, что он так поступил, – ворчал себе под нос он. – Хотя чему я удивляюсь, этот рогатый попрыгун всегда казался мне придурковатым,    –  с улыбкой добавил Хранитель.

– Боюсь, теперь не только тебе он будет казаться таким, – подхватила шутку Мия.

– Сейчас не об этом надо волноваться, – серьезно проговорил Лан.

– А о чем?

– О том, как к этому отнесется руководство, – объяснил молодой человек.

– Его могут уволить? – испугалась Мия.

– Сомневаюсь, но по голове точно не погладят. Твой брат был обязан отстаивать честь своей базы, а не саботировать важные соревнования. Единственное, что может его как-то оправдать, это то, что он все равно не смог бы претендовать на пост Верховного Хранителя и уступил дорогу достойному претенденту.

– Может, так и есть на самом деле? – с надеждой отозвалась девушка.

– Хотелось бы верить. По крайней мере, это единственное разумное объяснение.

Вдруг по арене разнесся сигнал. Экраны загорелись, и на них была фотография победителя соревнований. Им официально был признан Дакар. Большая часть синих трибун взорвалась аплодисментами, им вторил сектор Хранителей Южной башни.

Под куполом появилась вращающаяся объемная проекция эмблемы главной базы. На нескольких экранах транслировалась реакция болельщиков на результаты поединка. Пару раз мелькнули разочарованные лица представителей зеленого сектора.

– Травоядные болельщики недовольны, – грустно заметила Мия.

– Неудивительно, посмотрим еще, что скажут наши ребята, – ответил Лан.

Мия стояла и расстроенно смотрела на экраны. Вдруг на одном из мониторов девушка увидела себя. Ее грустное и растерянное лицо выглядело невероятно печальным, а синяк под глазом дополнял угнетающую картину.

– Откуда ведется съемка? – раздраженно спросила девушка.

– Отовсюду, каждый сантиметр арены нашинкован камерами, – ответил молодой человек и пожал плечами.

– Тогда пойдем отсюда, – решительно сказала Мия и направилась в сторону выхода.

Молодые люди покинули лоджию и стали пробираться к главному выходу. Людей было очень много. Началась давка. Лан остановил девушек и сказал:

– Есть другой путь, для важных персон, я провожу.

Хранитель повел подруг в противоположную сторону. Пройдя по длинному безлюдному коридору, молодые люди уткнулись в узкую белую дверь с кодовым замком. Лан быстро набрал код, и дверь открылась. За ней оказалась широкая лестница, по которой не спеша спускались какие-то люди.

– Теперь понятно, зачем он мне так настойчиво диктовал этот код, – говорил себе под нос Лан.

– О чем ты? – удивилась Мия.

– Несколько дней назад Ким заставил меня вызубрить эту комбинацию и маршрут от лоджии до двери. Видимо, он боялся за нас. Разочарованные болельщики способны на многое.

– Может, он просто предвидел, что будет довольно многолюдно? – предположила девушка.

– По пути сюда тоже была давка, от нее он нас спасти не пытался. Я уверен, что все было им спланировано заранее, просто со мной забыл поделиться, – расстроенно сказал Лан.

Мия понимала его чувства. Она сама ощущала себя немного обманутой. Ей было непонятно, зачем брат держал их в напряжении, почему не поставил в известность, что планирует, намеренно проиграть соревнования. Погруженная в размышления, девушка машинально шла по застеленным красной ковровой дорожкой широким ступеням.

Когда молодые люди спустились на нужный этаж, перед ними раскинулся красиво оформленный просторный холл. В конце помещения виднелся ряд стеклянных дверей. В вестибюле было людно. Роскошно одетые дамы и мужчины, получив свою верхнюю одежду в гардеробе, выходили на взлетную площадку.

– Подождите меня здесь, нужно организовать нам транспорт,    –  сказал Лан и пошел в сторону выхода.

От продолжительного спуска нога у Мии снова разболелась, девушка начала искать глазами, куда бы присесть. Вдруг ее взгляд остановился на знакомом лице. Вблизи гардероба стояла группа людей и о чем-то оживленно спорила. Девушка узнала Мирола. Он со свойственным ему спокойствием пытался в чем-то убедить собеседников, а те в свою очередь с жаром протестовали. Руководитель улыбался своей лукавой улыбкой и что-то вкрадчиво объяснял оппонентам. Всего в разговоре участвовало четверо мужчин. Несколько красивых ухоженных женщин стояли рядом и с интересом слушали спор. Только один человек не участвовал в дискуссии, он повернулся в сторону Мии и не сводил с нее ярко-голубых глаз.

От неожиданности девушка отвела глаза. Все внутри сжалось. Сердце начало бешено колотиться. К лицу прилила кровь.

На помощь ей пришла подруга. Она поняла, что необходимо найти место для отдыха. Уза приметила красивый кожаный диван у противоположной от гардероба стены. Красавица аккуратно взяла ее под локоть и повела к нему.

Изо всех сил стараясь не хромать, Мия медленно следовала за подругой. От осознания того, насколько жалкой выглядит она со стороны, ее сжигало смущение. Девушка в очередной раз отругала себя за неудачную прогулку.

Путь до дивана показался Мие вечностью. Ей так и не удалось скрыть хромоту. Чем четче она пыталась наступить на ногу, тем сильнее болела непокорная конечность. Сесть на мягкое комфортабельное сидение было настоящим облегчением.

Когда девушка перевела дух, она все еще чувствовала на себе пристальный взгляд Верховного Хранителя. Не сумев побороть соблазн, она подняла на мужчину глаза.

Вилар смотрел на нее так, что у нее не осталось сомнений   –  все это время он скучал по ней. Его истинные чувства больше не скрывались под бесконечным обилием масок. На нее смотрел настоящий Вилар, тот, у которого когда-то она засыпала на плече в уютной пещере, пропахшей рыбой и еловым ветками.

Эта сцена пробудила в девушке неконтролируемую бурю эмоций. К горлу подкатили слезы. Все, что она старалась не подпускать к себе близко, прорвав оборону, хлынуло внутрь, угрожая смыть последние остатки самообладания. Как ей хотелось подойти к нему, прикоснуться ладонью к щеке и просто поцеловать в губы.

Разительная перемена в настроении подруги не ускользнула от чуткой Узы. Девушка без труда отследила источник переживаний спутницы. Она сразу узнала Верховного Хранителя и поначалу просто с интересом разглядывала мужчину. Но чем больше красавица смотрела на него, тем отчетливее видела его явный интерес к Мие. Не будь Уза немой, она бы потеряла дар речи. Подруга никогда даже не упоминала, что знакома с Верховным Хранителем. А эта сцена свидетельствовала о том, что они были не просто старые знакомые.

Тем временем Вилар был в смятении. Мия видела, что он хочет подойти, но обилие посторонних взглядов мешало. После нескольких минут противоречивых размышлений мужчина отделился от своей компании и сделал несколько шагов в сторону девушек.

Неизвестно, чем закончилась бы эта ситуация, но к ним подошел запыхавшийся Лан и сообщил:

– Карета подана, пойдемте.

Подруги поднялись с дивана и последовали за молодым человеком. Боковым зрением Мия заметила, как резко остановился Вилар и проводил ее взглядом.

Сердце девушки разрывалось, по щекам предательски катились слезы.

Не замечая состояния подруги, Лан торопливо вел спутниц к стеклянным дверям и инструктировал:

– Мия, тебе придется лететь без нас. Мне нужно отвезти Узу домой. Я провожу тебя в пассажирский планолет, там тебя ждет Рок и остальные.

Девушка молча слушала и кивала.

– Я загляну к тебе вечером, очень надеюсь, что Ким тоже.

Молодые люди вышли на площадь перед базой. Лицо обдало ледяным ветром. Из-за обилия людей и рокота планолетов было ужасно шумно. От этой резкой перемены девушка растерялась. Но вспышки фотокамер быстро привели ее в чувства. Для репортеров растерянная заплаканная Мия была настоящим подарком.

– Надо спешить. Нам туда, – скомандовал Лан и повел девушек в сторону одного из планолетов.

Девушка, собрав последние силы, заторопилась к транспорту. Ей хотелось поскорее укрыться от назойливых журналистов.

Проводив Мию к планолету, Лан и Уза, скомкано попрощавшись, удалились. Девушка вошла внутрь и, прихрамывая, пошла по коридору.

– Не проходите мимо, – послышался голос Рока из пассажирского бокса под номером семь.

Мия заглянула внутрь и улыбнулась. К великому облегчению, молодой человек был один. Девушке не хотелось, чтобы кто-то из малознакомых Хранителей видел ее заплаканной.

– Я тоже плакал, когда он послал свой прощальный поцелуй не в мою сторону, – пошутил Рок, заметив слезы на щеках девушки.

Мия рассмеялась. Хранитель достал из нагрудного кармана белый платок, пахнущий дорогим парфюмом, и протянул спутнице. Та с благодарностью приняла подарок и аккуратно вытерла лицо.

– Расскажешь, что тебя так расстроило?

– Нет, это слишком личное. Давай лучше поговорим о тебе, – предложила девушка.

– Что ты хочешь узнать? – осведомился Рок.

– Твое мнение о соревнованиях, – пояснила Мия.

– Менос – подлец, Енг   –  слишком зелен, Дакар – слишком стар, а у твоего брата   –  явная склонность к суициду, – проговорил молодой человек.

– Я серьезно.

– Я тоже, – ответил красавчик.

– Вот и поговорили, – проворчала Мия и уставилась в окно.

За окном виднелась площадь, где многочисленные пассажиры, сбиваемые с ног порывистым ветром, пытались отыскать нужный транспорт. Вскоре к ветру прибавился снег, и видимость стала нулевая.

– Как ты думаешь, его уволят? – не поворачиваясь, спросила Мия.

– Не посмеют. Он ведь любимец публики. А теперь, когда пожертвовал лаврами в пользу достойного претендента, ему, наверное, памятник поставят, – весело отозвался Рок.

– Но ведь он подвел всю Северную базу, – ответила девушка.

– За это его, конечно, на ковер вызовут. Может даже штрафанут, но я уверен, все обойдется.

– Очень на это надеюсь, – грустно вздохнула Мия.

Рок смотрел на девушку и пытался разгадать причину ее недавних слез. В итоге пришел к выводу, что она переволновалась за брата.

Молодые люди почувствовали небольшой толчок, планолет поднялся в воздух.

– Жаль, они не показали лицо Вилара во время выходки Кима. Интересно было бы посмотреть на его реакцию, – после недолгого молчания неожиданно сказал Рок.

От упоминания Верховного Хранителя Мию снова начало трясти. Ей с огромным трудом удалось успокоиться. И, как назло, Рок снова напомнил об этом человеке. Не желая вступать в обсуждение, девушка промолчала.

– Держу пари, он и в этом году планировал спокойно сидеть на своем месте, без возни с конкурентами и прочих сложностей жизни, – продолжил молодой человек.

Его тон очень не понравился Мие, в нем явно сквозила зависть и пренебрежительное отношение к руководству. Девушка отвернулась к окну.

Заметив легкое раздражение в собеседнице, Рок осекся и разговор продолжать не стал. Так они и летели всю дорогу молча.

Стоило планолету приземлиться и распахнуть двери, как Мия вежливо попрощалась и поспешила в жилой корпус.

Уже стемнело. Ветер на улице усилился, а снежные вихри усложняли видимость. Спасало то, что площадь перед башней была прекрасно освещена.

Девушка шла, прихрамывая, и несколько раз чуть не поскользнулась. Вдруг она почувствовала, что кто-то подхватил ее под локоть и заботливо повел к входу.

– Прости, если чем-то расстроил тебя. Могла бы просто дать мне пощечину и не убегать трусцой от меня, – виноватым тоном проговорил Рок.

От этих слов Мия моментально оттаяла. Она впервые видела, как мужчина просит прощение у женщины, даже не понимая, в чем его вина. Ей стало стыдно за свое поведение.

– Мне не за что давать тебе пощечину. Ты расстроил меня не нарочно. Это я была плохим попутчиком, – мягко ответила она.

Слова девушки произвели на красавца не менее яркое впечатление. Молодой человек остановился и внимательно посмотрел на нее. Казалось, он сомневался, что она говорит серьезно.

– Что я такого сказала? – заметив реакцию спутника, спросила девушка.

– Ничего, просто ты такая необычная, – продолжив движение, ответил Рок.

– В каком смысле?

Они добрались до входа, и Хранитель галантно распахнул перед девушкой дверь. Молодые люди вошли в теплый холл базы.

– Я редко слышу, когда девушка извиняется, да еще за то, что у нее плохое настроение. Обычно все наоборот, чем хуже у вас настроение, тем сильнее мы в этом виноваты, – продолжил разговор Рок.

– Мне кажется, настроение каждого человека – его личное дело. Если ты уважаешь окружающих, не отягощай их своими проблемами,    –  серьезно сказала Мия.

– Ты права, но при таком отношении к жизни можно остаться одиноким.

– Почему?

– Потому что надо уметь делиться с людьми. Скрывая свои чувства, ты вряд ли сможешь достичь взаимопонимания и близости. Замкнутость и неумение откровенничать быстро создают между людьми пропасть. Об это спотыкаются многие пары, – объяснил Рок.

Сказанное сильно ранило девушку. Мия сразу вспомнила свои короткие отношения с Виларом. Как часто ее подводило нежелание объясняться!

– Мне всегда казалось неправильным, навязывать ближним свои переживания или рыться у кого-то внутри, – задумчиво проговорила она.

– С малознакомыми людьми это очень правильная политика, но если возникают близкие отношения, молчание   –  самый худший помощник. Мужчины   –  не экстрасенсы, они не могут залезть женщине в голову, им надо все объяснять. К тому же наше мышление сильно отличается от вашего. И то, что порой девушке кажется очевидным, для мужчины может оказаться совершенно недоступным.

Молодые люди подошли к лифтам. Было многолюдно, поэтому разговор пришлось закончить.

Мия стояла молча и обдумывала все, что сказал ей Рок. Во многом он был прав. Именно ее молчаливые домыслы, подозрения и невысказанные чувства не давали Вилару шанса понять ее. Так они и расстались, не объяснив друг другу ничего. Девушку обожгло чувство вины. Как он мог догадаться, что ей неприятна его прошлая жизнь? Откуда мог знать, что ее угнетают постоянная разлука и редкие встречи? Она ничего не рассказывала ему о традициях своей расы, может, хотя бы это смогло пролить свет на ее взгляды по поводу отношений. Мия укоряла себя за то, что ни разу не спросила мужчину о его планах на будущее, ожидая, что он сам все решит и расскажет. Чего можно было ожидать от человека, измотанного работой? Удивительно, как его хватало на то, чтобы распланировать вечер и организовать очередное незабываемое свидание.

От всех этих размышлений настроение Мии испортилось еще сильнее. К горлу снова подкатили слезы. Рок заметил состояние спутницы, и, когда они шли по безлюдному коридору своей части жилого блока, молодой человек осторожно спросил:

– Я снова что-то не так сказал?

– Прости меня. Ты все сказал правильно. Спасибо. Просто так больно ощущать свою никчемность. Понимать, что наделал много глупостей, исправить которые уже нельзя, а так хотелось бы,    –  опустив глаза, тихо проговорила девушка, и по щекам покатились слезы.

– Нет таких ошибок, которые нельзя исправить. Ну, кроме того, что вытворил на арене Ким, – ответил Хранитель и подмигнул ей.

Мия улыбнулась и смахнула слезы.

Тем временем молодые люди добрались до двери с заветным номером 712 и остановились.

– Запомни есть близкие люди, а есть попутчики. Если человек потоптался и ушел, значит туда ему и дорога. Близкие люди, чтобы ни случилось, останутся с нами навсегда. Разве какое-то недопонимание может разрушить твою любовь к отцу или его к тебе? Сомневаюсь. Думаю, он клещами вытащит из тебя все и решит любые проблемы. Потому что по-настоящему любит тебя. А тот, кто этого не сделал и ушел, типичный попутчик и к тому же редкостный идиот. Я бы от такой девушки никогда не ушел, – сказал Рок и ухмыльнулся.

Мия подняла на Хранителя полные благодарности глаза и улыбнулась.

– Спасибо, – проговорила она.

– Не за что. Приятного вечера, и не грусти больше.

Девушка кивнула и скрылась за дверью бокса. Рок некоторое время постоял в задумчивости, потом развернулся и медленно побрел по коридору.

Оказавшись одна в боксе, Мия совсем раскисла. На часах было шесть вечера, а отвлечь себя от грустных мыслей было совершенно нечем. Девушка не знала, во сколько к ней зайдут Лан с Кимом и зайдут ли вообще. В ее распоряжении не было книг, которые помогли бы скоротать время. Хлопоты по хозяйству, так часто выручавшие ее дома, здесь были бессмысленны, поскольку уборка помещения производилась хитрыми приспособлениями, которые автоматически запускались после ухода людей из бокса.

Мия бесцельно слонялась по комнатам не в силах успокоиться и отвлечься. Девушку не оставляли грустные размышления на тему собственного несовершенства и воспоминания о Виларе.

Не найдя ни в чем утешения, Мия пошла в спальню, легла на кровать и тихо заплакала. Уставшая и расстроенная, девушка задремала.

Спустя несколько часов ее разбудил звук коннектора. Она взглянула на часы, было девять вечера. Мия прошла в прихожую и достала пищащее устройство из кармана пальто. Оно спроецировало изображение Вилара. От удивления девушка чуть не выронила аппарат, который продолжал настойчиво пищать.

Мию охватило непреодолимое желание ответить на вызов. После разговора с Роком ей хотелось броситься Вилару на шею и до утра извиняться за все глупости и промахи, которые она допустила. Только одно чувство противостояло порывам поговорить с мужчиной – обида за то, что он сделал с ее братом. Мия простила ему все, придя к выводу, что и прощать, в сущности, не за что, но только не это. Для хищной расы семья превыше всего. Тот, кто причинил зло одному из ее представителей, навсегда останется врагом для остальных. Культы войны и семьи являлись фундаментальными аспектами воспитания с последующим формированием мировоззрения, побороть которые человеку, выросшему в хищном обществе, было очень сложно.

Прошло несколько минут, а устройство продолжало настойчиво пищать. Мия сжимала его в руках и не знала, что ей делать. Вдруг мысль, что, как бы там ни было, Вилар заслуживает быть услышанным. Ведь помимо нападения на брата, он сделал много добра ей и другим. В голове крутились воспоминания об их последней встрече. Взгляд любимого, полный любви и раскаяния. Мия глубоко вдохнула и занесла палец над кнопкой приема вызова.

Неожиданно раздался стук в дверь. Девушка вздрогнула и обернулась. Не дожидаясь пока ему откроют, в бокс вошел Ким.

– Привет, – испуганно сказала сестра и попыталась улыбнуться.

В этот момент она выглядела, словно ребенок, которого застукали за каким-то запретным занятием. Девушка растерянно смотрела на брата и молчала. Поскольку Мия стояла в прихожей, звук вызова был хорошо слышен в коридоре. Ким понял, в чем дело еще до того, как вошел.

– Девять часов? – спросил молодой человек.

Поняв, что именно имеет в виду брат, девушка кивнула.

Ким аккуратно взял из рук сестры устройство и отклонил вызов. Затем кинул аппарат себе в карман и сказал:

– Я подозревал, что он не оставит тебя в покое.

– А как он узнал, что у меня именно этот коннектор? – спросила Мия и смущенно потупилась.

– Это связано с логикой работы устройства. Долго объяснять. Но если вкратце, к тебе прикреплен не сам аппарат, а особый номер. Когда владелец прикасается к коннектору, устройство сканирует отпечаток пальца, тем самым идентифицируя человека. То есть, какой бы аппарат я тебе не дал, это не имеет значения, он быстро тебя распознает. Все вызовы, обращенные к персональному номеру, приходят точно по адресу, – ответил брат и тяжело вздохнул.

Ким скинул верхнюю одежду и пошел в гостиную, Мия угрюмо поплелась за ним.

– Я могу забрать у тебя коннектор, а для связи с отцом можешь использовать мой, – предложил молодой человек, устало присев на диван.

– Нет… Не надо… – сбивчиво начала Мия.

Ким был единственным ей близким человеком, сестре захотелось поделиться своими переживаниями.

– Почему? – насторожился молодой человек.

– Я просто подумала, что Вилар заслуживает, чтобы я его выслушала, – смущенно проговорила сестра.

– А что именно ты хочешь от него услышать? – начал закипать Ким.

Видя негодование брата, девушка стушевалась и робко продолжила:

– Я понимаю, он совершил ужасный поступок, и мне не следует больше с ним общаться, но мне все же очень интересно, что именно им руководило в тот момент.

– Ревность, – твердо ответил брат.

– Ревность? – удивилась Мия. – Ты же мой брат, как можно к тебе ревновать?

Ким пристально посмотрел на сестру. И в этот момент его мучил только один вопрос: «Почему это каждый раз его ранит?». Мия совершенно не воспринимала его как мужчину. И это сводило его с ума. Он был ее неродным братом, но она даже не допускала мысли, что между ними может быть что– то, кроме родственных чувств. От обиды молодой человек начал выходить из себя. Ким почти ненавидел Вилара, считая, что именно он мешает Мие заинтересоваться им. А систематические звонки конкурента приводили в бешенство.

– Я никогда не говорил тебе, но когда ты была в шоковом состоянии, мне пришлось оббегать все инстанции, чтобы получить разрешение на посещение, но так и не удалось к тебе прорваться. Позже я узнал, что именно по приказу Вилара мне запрещалось посещать тебя, – сказал брат.

Мия была потрясена. Она хорошо помнила то время. Это было после того, как она выходила Верховного Хранителя в пещере. В тот период их отношения были сложными и запутанными. Неужели уже тогда он начал вредить Киму.

Увидев изумление сестры, молодой человек продолжил:

– Задолго до того, как я узнал, что вы с Виларом встречаетесь, он начал изводить меня бесконечными придирками, намеренно отдалял от тебя. Давая нелепые задания, отсылал подальше. Время шло, и его ненависть прогрессировала. Он устраивал мне незаслуженные выговоры, урезал баллы, портил рейтинг. Я недоумевал. Было совершенно непонятно, чем вызвано такое несправедливое отношение. Когда встретил его у тебя в дверях, стало все понятно. Он ревновал. Ведь ты любишь меня, а между нами нет кровного родства. Такое не может оставить равнодушным. Затем произошел один случай. Помнишь, я унес тебя на плече из лаборатории? Твой вид оставлял желать лучшего: бледная, худая, еще не окрепшая после тяжелой болезни. Казалось, что еще сутки, и ты опять впадешь в шок. Я ждал, что Вилар как руководитель сам отправит тебя на небольшой заслуженный отдых, но, видимо, его больше заботили должностные обязанности, чем твое благополучие. Он готов был выжать тебя полностью. Когда я украл тебя, был настоящий скандал. Вилар был в бешенстве. За несколько часов твоего отсутствия, он поднял на уши весь лабораторный блок. Когда я честно признался, куда ты делась, только камеры остановили его. Уверен, если бы в переговорном боксе не велась прямая трансляция, он избил бы меня еще там. Именно тогда он назначил мне встречу на ринге, свидетельницей которой ты впоследствии стала.

– Значит, он избил тебя за то, что ты пожалел меня и дал несколько часов поспать? – со слезами на глазах спросила Мия.

– И из-за этого тоже, – ответил брат.

– Но как же так можно… – сокрушенно проговорила она и заплакала.

В голове все путалось. Рассказ брата никак не вязался с тем образом, который был в сердце девушки. Ей отчаянно не хотелось верить, что Вилар был настолько подлым, холодным и расчетливым. «Сколько раз можно обмануться в одном и том же человеке?»   –  думала она.

Ким придвинулся к Мие и обнял. И ее прорвало, вся накопленная боль и разочарование бесконечным потоком изливалось наружу. Уткнувшись в широкую грудь единственного мужчины, которому она теперь доверяла, девушка проплакала четверть часа. С каждой слезой из нее выходили воспоминания о Виларе. Именно тогда она наконец-то смогла его отпустить.

Когда слезы закончились и стало легче, Мия вынырнула из объятий Кима и начала извиняться:

– Прости меня, что была такой глупой. У меня нет никого ближе тебя и папы. И я больше никого к себе не подпущу. Только вы любите меня по-настоящему.

Киму безумно захотелось рассказать, насколько сильно и по-настоящему ее любит, но молодой человек понимал, что сейчас не время. «Ее надо подготовить», – уговаривал себя он.

Окончательно успокоившись, Мия удалилась в ванную приводить себя в порядок. Когда она вернулась, в гостиной помимо Кима был Лан.

– Я так понимаю, что вы тут без меня уже все обсудили? – обиженно осведомился друг.

– Нет, мы ждали тебя, – слукавила девушка.

– Ну, тогда выкладывай, Ким, – радостно сказал Лан и плюхнулся на диван.

– А что собственно выкладывать, ты сам все видел? Дедуля хладнокровно застрелил меня на глазах у изумленной публики…

– Прекращай паясничать! Зачем ты слил свою победу? – нетерпеливо перебил Лан.

– Тебе, пятнистый, вечно все разжевывать приходится, – со вздохом ответил Ким и начал объяснять. – Ты помнишь, чем закончилась моя победа в прошлом году? Скандалом. В этом же меня даже до отбора допускать не хотели. Представить страшно, что было бы, выиграй я в этом году. Поэтому перед началом состязаний мне пришлось внимательно изучить личные дела участников. Затем выбрал себе фаворита и решил помочь ему победить. Согласитесь, Дакар – достойный претендент на пост Верховного Хранителя?

Мия и Лан согласно закивали.

– Вот и я так подумал. Если бы меня не было, соревнования выиграл бы Менос, а он кандидатура противоречивая. Я решил принести пользу, вместо того, чтобы в очередной раз доказывать всем, что Олень   –  это звучит гордо, – с улыбкой сказал Ким.

Объяснение брата потрясло Мию. Его поступок покорил девушку. Теперь, когда Вилар был навсегда выброшен из головы, она смотрела на брата с неподдельным восхищением. И на этот раз именно Ким казался ей лучшим из лучших.

– А как к твоему поступку отнеслось руководство? – забеспокоилась сестра.

– Отругали для порядка. Оштрафовали для отчетности. Но было видно, что проигрыш избавил их от множества проблем. Все понимали, моя победа была самым нежелательным исходом.

Мия облегченно улыбнулась.

– Интересно будет почитать, что напишут в прессе. Я уже вижу эти заголовки: «Наш рогатый герой» или «Парнокопытный заступник» или «За ним не поспевали даже его блохи»… – начал подшучивать Лан.

– Еще слово, и я случайно уроню твой свадебный торт на костюм Дора, – пригрозил Ким.

– Я еще не прислал тебе пригласительный, – ехидно ответил друг.

– Пригласительные   –  для лохов, а «парнокопытным заступникам» такие формальности ни к чему, ведь «за мной не поспевают даже мои блохи», – сказал Ким.

И молодые люди хором рассмеялись.

– Ну, а если серьезно, как раз о прессе я хотел поговорить. Ко мне сегодня заглянул сам Гилт и умолял выступить с пресс – конференцией, – внезапно посерьезнев, продолжил Ким.

– Это не впервой, – отмахнулся Лан.

– А кто такой Гилт? – поинтересовалась Мия.

– Директор самого крупного информационного объединения в мире, – пояснил Лан.

– Так вот он просил, чтобы я выступил вместе с тобой, – сказал Ким, глядя на сестру.

От этой новости девушка похолодела. Она еще помнила ее первое и последнее публичное выступление. То бесконечное смущение и ощущение собственной глупости ей не забыть никогда.

– Ким, ты же помнишь, каких дров я чуть не наломала в прошлый раз, умоляю, не ввязывай меня в это, – взмолилась девушка.

– Не говори ерунду, ты отлично справилась, – вмешался Лан.

– Я не буду тебя заставлять, но очень прошу обдумать предложение. Во-первых, это огромные деньги, во-вторых, твои побои вешают на меня. Объясни всем, что на самом деле произошло, о большем не прошу. Представь, как избиение собственной сестры портит мой имидж.

– А что такое имидж? – робко переспросила девушка.

– Светлый образ его рогатого высочества в газах общественности, – пояснил Лан. – И с каких это пор тебя интересуют такие тонкости? Самомнение стало больше рогов?

– Усы у тебя больше мозгов. Я готовлюсь подписать очень выгодный контракт, этот инцидент может сильно ухудшить условия сделки, – загадочно проговорил Ким.

– Что такое контракт? – удивилась Мия.

– Не забивай голову, со временем все узнаешь, – отмахнулся брат.

Мие ужасно не хотелось выступать перед прессой. Но, видя, насколько для брата это важно, девушка согласилась.

– Ладно, только обещай, что опрос будет недолгим и только по поводу синяков.

– Как скажешь, – просиял брат. – Конференция будет через пять дней. Я договорюсь с отцом об отсрочке отъезда.

– Не надо ни о чем с ним договариваться, – загадочно проговорила сестра.

– Что значит не надо? Он будет волноваться, – удивился брат.

– Не будет, – смутилась девушка.

– Мия, ты ничего не хочешь мне рассказать? – напряженно спросил Ким.

– Хочу, – честно призналась сестра. – Просто не хотела тебя волновать перед соревнованиями… Даже не знаю, с чего начать…

– Ну, начни уже с чего-нибудь, – взмолился Лан. – Иначе меня разорвет от любопытства.

– Я не вернусь в хищные земли, – решительно проговорила Мия.

Молодые люди были шокированы. Когда первое потрясение прошло, Ким начал расспрашивать:

– Почему? А как же Рид? Неужели он просто так отпустил тебя?

– Это очень долгая история, – грустно вздохнула Мия, – у него не было выбора.

– Люблю долгие истории перед сном,    –  сказал Лан и откинулся на диване.

Молодые люди выжидающе смотрели на Мию, а она не знала с чего начать.

– Сестренка, ты меня пугаешь, что случилось? – не выдержал Ким.

– Держатель Фад попросил меня уехать и не возвращаться, – ответила девушка.

Лан потерял дар речи от услышанного. Ким, напротив, был возмущен и многословен.

– Он попросил тебя уехать? Да после того, как ты Предлесье спасла, он тебе ноги должен целовать! Чем ты ему успела насолить, пока нас не было?

– Ничем. Просто вся эта история с эпидемией подорвала его авторитет. Он думает, что все забудется, когда я уеду, – объяснила Мия.

– Он жителей Предлесья совсем за идиотов держит? Как такое можно забыть? – возмущался Ким.

– Про жителей не знаю, а вот в остальных городах Себара негодование народа поутихнет, – ответила сестра.

– Бред какой-то. Зачем ты согласилась уехать? Этот параноик ничего тебе сделать не может, Мирол ему живо гриву ощипает.

– Мне он, действительно, ничего сделать не смог, а вот вам сильно навредил бы, – грустно ответила девушка.

– И как же? – с вызовом поинтересовался брат.

– Ему известно, что вы помогли мне вылечить Янга, – вполголоса сказала Мия.

Она помнила, что на базе за всеми боксами ведется аудио и видеонаблюдение.

На этот раз замолчал и Ким. Молодой человек погрустнел и задумался. С одной стороны, его возмущали действия Держателя, с другой, ему несказанно повезло, ведь теперь Мия останется жить за стеной.

– Не переживай, Ким, зато Фад выдал отцу бумаги на свободное пересечение стены и депортировал семью Узы, – успокаивала сестра.

– Так вот как им удалось пересечь стену, – вмешался Лан. – Я столько раз пытал Узу, а она увиливала от ответа. В таком случае, я безумно благодарен вашему Держателю за то, что он такой редкостный подлец.

Ким тоже был доволен. Молодой человек пришел к выводу, что не вынуди Фад сестру уехать из Себара навсегда, ничто не заставило бы ее покинуть отца.

– Я понадеялась, что тех денег, которые мне подарил Мировой Совет, мне хватит на жилье и пропитание, хотя бы временное, – задумчиво проговорила Мия.

Лан с Кимом переглянулись и засмеялись.

– Во-первых, премиальных при относительной бережливости, которой ты, без сомненья, обладаешь, и на твоих детей хватит. А во-вторых, я и без них не дал бы тебе умереть с голоду, – с лукавой улыбкой произнес брат.

– В таком случае, надеюсь, ты поможешь мне подобрать жилье и освоиться, я ведь ничего там не знаю. Я могу пока пожить у Узы, а когда тебе выдадут отпуск, подыщем отдельный дом.

– Мне его уже выдали. Так что с завтрашнего дня я свободен, как худосочный гепард на сильном ветру…

– Или слабый олень после увесистого пинка, – перебил Лан.

– Так что, как проснешься, собирай вещи, мы переезжаем, – радостно продолжил Ким.

– Куда? – заинтересовалась девушка.

– Сначала ко мне домой, а там видно будет. У нас впереди полгода, многое можно успеть.

Девушка улыбнулась и кивнула.

– Так, – сказал Лан и зевнул, – раз уж твоя история оказалась не такой длинной, чтобы усыпить меня на этом диване, придется перелечь на свой.

– А когда у тебя будет отпуск? – поинтересовалась Мия.

– В декабре, нужно успеть подготовиться к свадьбе, – ответил Лан.

– Закажи торт побольше, Дор   –  мощный мужчина, – сказал Ким.

– Что-то мне подсказывает, что за такие выходки рога тебе буду откручивать не я. Если ты не забыл, Уза   –  лучшая подруга твоей сестры, – ехидно ответил друг.

Молодые люди попрощались и вышли в коридор, откуда еще некоторое время доносились звуки продолжения их словесной перепалки.

Мия устало поплелась в душ. Струи горячей воды окончательно разморили девушку. С огромным трудом она добрела до спальни и практически моментально уснула.

Утром девушку разбудил стук в дверь. Сонная и растрепанная, Мия пошла открывать дверь. На пороге стоял сияющий Ким.

– Что случилось? – удивленно спросила сестра.

– Так и знал, что ты еще в постели, возьми, это тебя взбодрит, – бодро ответил брат и протянул ей бумажный сверток.

Молодой человек вошел в бокс и начал по-хозяйски суетиться: достал подаренный костюм сестры из очистительного шкафа и положил на диван в гостиной. Затем пошарил в прихожей, нашел сумку сестры и заглянул внутрь.

Мия изумленно наблюдала за происходящим. Увидев замешательство сестры, Ким сказал:

– У нас сегодня очень насыщенный день, нужно поторапливаться. Я помогу собрать вещи. Пей шоколад и беги в ванную.

Из всего услышанного девушку взбодрило только слово   –  шоколад. Она жадно распаковала сверток и обнаружила большой стакан с горячим напитком. Как же она скучала по этому лакомству дома!

Оставив суетливого брата в гостиной, Мия удалилась на кухню. Сидя на высоком табурете и глядя в окно на заснеженный Орман, она потягивала горячее лакомство и тихо размышляла.

– Так мы точно никуда не успеем! – проворчал Ким, появившись в дверях кухни. – Я видел твой костюм в ванной, из пуговиц сочились слезы, он сказал, что безумно по тебе соскучился.

– Полгода – это же целая вечность, куда спешить? – спокойно ответила сестра.

– Видимо, даже ее не хватит, чтобы ты собралась.

Девушка посмотрела на дно стакана. Горячего шоколада не осталось. Она тяжело вздохнула и медленно пошла в душ. Ким нетерпеливо топтался на пороге, мешая пройти. Мия показала ему язык и ловко проскочила мимо.

Ни шоколад, ни торопливость брата не смогли взбодрить ее так, как горячий душ. Из ванной она вышла совершенно другим человеком.

Ким собрал все вещи и ждал девушку на диване в гостиной.

– Я состарился лет на десять, – нетерпеливо проговорил он.

– Отлично, значит, теперь ты выглядишь на свой истинный возраст, сварливый старикашка, – съехидничала сестра.

– Еще слово, и будешь жить в картонной коробке в центральном парке Саорса, – пригрозил Ким.

– Тогда ни у кого не останется сомнений, что это ты меня избил, – ответила девушка, накидывая пальто.

Ким взял хромающую Мию под руку и буквально понес ее к двери.

– Твоя нетерпеливость тебя погубит, – проворчала сестра.

– А тебя медлительность, – огрызнулся брат.

– Черепахи вроде неплохо живут.

– Так у них панцирь, а ты хрупкая, как кукушкино яйцо, и без травм даже по лесу прогуляться не можешь.

Мия вздохнула. Спорить братом не было никакого желания. Девушка замолчала и бездумно последовала за братом.

Ким вывел сестру на площадь перед башней. Девушка не сразу заметила планолет, который ожидал их на улице. Это транспортное средство сильно отличалось от тех, что она видела ранее. Он был очень компактных размеров и отличался по форме. В отличие от округлых форм невидимок это устройство имело заостренные, но плавные черты. Создавалось впечатление, что он рассчитан на высокие скорости. Черный полированный корпус, декорированный блестящим металлическим орнаментом, придавал внешнему виду планолета красоты и агрессивности.

Оказавшись внутри, девушка поразилась насколько мудро сконструировано устройство. Здесь не было ничего лишнего. Маленький холл и две перегородки, за одной из которых располагался крошечный пассажирский отсек, а за другой   –  кабина пилота.

– Устраивайся поудобнее. Лететь будем долго, – сказал брат, жестом приглашая девушку в пассажирский бокс.

– Ты полетишь не со мной? – насторожилась сестра.

– Нет, не с тобой, я поведу.

Мия не ожидала такого поворота событий. Она никогда раньше не задумывалась, что у людей могут быть личные планолеты. Возможно, Киму выдали его на время отдыха.

Не задавая лишних вопросов, девушка присела в удобное кресло рядом с окном и расслабилась.

Ким удалился. Через пару минут по стремительно ускользающему пейзажу, Мия поняла, что планолет взлетает. Никакого привычного толчка она не почувствовала. Но больше всего девушку поразила скорость, с которой они летели. При этом ее не прижало к сидению от перегрузок. Только по проносящимся в окне облакам можно было догадаться о том, насколько быстро они летят. Внутри все было тихо и спокойно. Такое странное несоответствие создавало впечатление нереальности происходящего. По телу побежала нервная дрожь. Мия закрыла глаза и стала глубоко дышать. Чтобы отогнать накатывающую панику, она начала вспоминать Себарский лес: унылый ноябрьский пейзаж, ветвистые облетевшие деревья, влажные почерневшие стволы и ажурные поросли лишайника на коре. Именно таким Мия видела его в последний раз. Этот печальный образ настолько глубоко врезался в память, что девушка, словно в реальности, почувствовала влажный глинистый запах отсыревшей древесины и мха.

Ее охватила ностальгия. Было больно думать, что она больше никогда не увидит родного леса.


Глава девятая


Время тянулось медленно, коротать его было нечем. Размазанные картины проносящихся облаков за окном были скучны и однообразны. Воспоминания о Себаре нагоняли тоску. Чтобы хоть как-то скоротать время, Мия решила подремать.

– Вставай, сестренка, приехали, – услышала она сквозь сон голос Кима.

Девушка открыла глаза и осмотрелась. Она все еще была в тесном боксе планолета.

– У меня кончился горячий шоколад, поэтому взбодрить тебя нечем, – с улыбкой сказал брат.

– Просто выпусти меня отсюда, – умоляюще прошептала она.

Ким засмеялся и пошел к выходу. Сонная Мия побрела за ним. Вопреки ожиданиям, планолет был внутри какого-то помещения.

– Где мы? – удивленно спросила сестра.

– В ангаре, здесь гнездится мой планолет.

– Твой? – переспросила девушка.

Ким молча кивнул и повел Мию к выходу. Девушка тревожно озиралась по сторонам и, прихрамывая, шла за братом.

Помещение было освещено ярким белым светом и напоминало коридоры медицинского блока, где основными материалами отделки были пластик и металл. Ангар был очень просторным. Он был полностью закрытым, поэтому Мия недоумевала, как они сюда приземлились. По сторонам стояло много непонятного оборудования. А вдоль стен были расположены длинные стеллажи с инструментами.

Ким подвел девушку к узкой двери и пропустил вперед. Сделав шаг на улицу, девушка оказалась в узком коридоре, образованном выступом ангара и забором. По белоснежному камню ограждения, создавая пышную стену, вились невероятно яркие и ароматные цветы. Узкая тропинка из обтесанных природой каменных плиток уводила вперед. Расстояние от тропы до забора и ангара было устлано сочно-зеленой травой, похожей на густой ковер.

Немного обескураженная увиденным, Мия пошла по тропинке. Пройдя выступ ангара, она попала в настоящую сказку. Ей никогда раньше не доводилось видеть роскошь тропической природы. Побаловать своих жителей цветами Себар мог только весной и в самый разгар лета. При этом цветение севера во много раз уступало тому, что Мия увидела сейчас. Просторный парк, открывшийся ее взору, ослеплял обилием красок и запахов. Куда бы она ни взглянула, все утопало в цветах и зелени. Огромные кусты, густо усыпанные ярко-малиновыми цветами, перекликались с арками, обвитыми роскошными вьюнами с голубыми, красными и белыми соцветиями. Лохматые кустарники соседствовали с аккуратно подстриженными деревьями, листва которых была самых разнообразных оттенков: от темно-зеленого до нежно-салатового. При этом разнообразие форм видов растений, а также их цветовая гамма не выглядели вульгарно. Каждое растение занимало свое место, составляя единое целое с общей панорамой парка. Никогда прежде Мия не видела такой красоты.

Единственное, с чем девушка могла сравнить этот парк, были угодья Держателя. Но он не шел с той чрезмерной помпезностью ни в какое сравнение. Здесь не было фонтанов, статуй и роскошных беседок. Не было и аристократической строгости и изысканной ковки. Но была в этом парке очаровательная растрепанность, тонко граничащая с ухоженностью и аккуратностью. И если, гуляя по поместью Фада, тебе хотелось вытянуться по струнке и вести великосветские беседы, то здесь переполняла радость и ощущение приветливого дома.

Девушка так залюбовалась парком, что не сразу заметила дом, находившийся в самой глубине. Здание настолько гармонично вписывалось в окружающее великолепие, что не бросалось в глаза. Большую часть фасада занимали окна от потолка до пола. Казалось, все это угловатое строение было выполнено из стекла. Но кое-где все-таки присутствовали перекрытия, отделанные светлыми деревянными панелями. Из этого же материала были сделаны рамы массивных окон.

Мия заворожено шла по направлению к дому, практически не глядя под ноги. Стало невыносимо жарко, девушка сняла пальто и несла его в руках. На безоблачном небе ослепительно сияло полуденное солнце.

Видя ее реакцию, Ким шел молча и улыбался. Он давно привык к этому дому и всему, что с ним связано. Однако было настоящим удовольствием наблюдать неподдельный восторг сестры. Девушка подошла к ступеням, ведущим к стеклянному входу в дом, и остановилась. Не нужно было проходить внутрь, чтобы увидеть большую часть обстановки жилища. За дверями гостей ждала просторная гостиная, занимавшая весь первый этаж здания. Помещение было обставлено мебелью простой незамысловатой формы. Не было в ней привычных резных элементов и вычурной обивки, присущей мебели хищных жилищ, но при этом сквозила строгость и элегантность. Правая часть гостиной была оборудована странным камином. Его исполнение тоже было непривычным. Он был вмонтирован в отдельно стоящую стойку и отделан непонятным материалом темно-коричневого цвета. Над топкой, во всю ширину перекрытия, висел огромный экран. С левой стороны первого этажа Мия разглядела лестницу, ведущую на второй.

– Проходи, – сказал из-за спины Ким

– Это твой дом? – с сомнением в голосе спросила сестра.

– Да. Нравится?

– Он великолепен, – тихо сказала сестра и начала подниматься по ступеням.

Внутри гостиная казалась еще просторнее, чем снаружи. Мия встала в центре помещения и начала озираться по сторонам.

Оказалось, что здесь не было потолка. Второй этаж был цокольным, что значительно добавляло нижнему помещению простора за счет высоты. Гостевая зона казалась необъятной. В ней почти не было стен, а все перекрытия едва превышали метр в высоту.

– Зачем тебе одному такой огромный дом? – тихо спросила она.

– Я не собираюсь всегда жить бобылем. Надеюсь, Рид все-таки потискает своих внуков, – с улыбкой ответил молодой человек.

Он заботливо взял из рук девушки пальто и положил на диван.

– Пойдем, я покажу тебе твою комнату.

С этим словами брат повел Мию к лестнице. Девушка шла, потрясенно глядя по сторонам, и не уставала восхищаться. Интерьер помещения был выполнен в светло-бежевых тонах со вставками из светлого дерева, наподобие панелей фасада. Немного удивляло минимальное количество текстильных элементов. Не было ни штор на окнах, ни привычных скатертей. Мебель была обита темно-коричневой замшей, а низкие стеклянные и деревянные столики не нуждались в текстильном оформлении. Обстановка была строгой, но невероятно уютной.

Но больше всего Мию поразило обилие света. Комнаты утопали в солнечном блеске, словно оно светило не снаружи, а внутри дома. В сочетании с большими объемами помещения создавалось непередаваемое ощущение свободы и пространства. Никогда прежде она не видела такой удивительной планировки. Специалисты, проектировавшие этот дом, сделали все, чтобы независимо от времени суток он ловил каждый лучик солнечного света. Несмотря на обилие лучей, в помещении не было жарко. Мия, выросшая в холодном климате слаборазвитого общества, еще не знала о существовании кондиционеров, поэтому очень удивлялась сочетанию солнца и прохлады.

Молодые люди подошли к лестнице, которая была выполнена из того же светлого дерева, стекла и металла. Каждая ступень подсвечивалась встроенными световыми полосами. Это было невероятно красиво!

Поднявшись на цокольный этаж, девушка посмотрела вниз. Сверху первый этаж казался очень четким и геометричным: несколько островков для отдыха, небольшая кухонная зона, уютные диваны вокруг камина при всем разнообразии смотрелись гармонично и упорядоченно.

Засмотревшись, Мия немного отстала от брата, но вовремя спохватилась и прибавила шагу. Молодой человек провел ее по коридору-балкону до нужной комнаты и галантно распахнул дверь.

Это была просторная спальня с большой кроватью и прикроватным столиком. Одну стену полностью занимало окно. Справа от него была зеркальная стена, которая оказалась шкафом со встроенным очистительным отсеком. У изголовья белоснежной кровати справа и слева стояли тумбочка и прикроватный столик. Как и в оформлении первого этажа, здесь превалировали простые, но элегантные формы. Слева от стены с окном Мия заметила дверь. Девушка с любопытством заглянула внутрь. Это была ванная и туалет. Помещение настолько отличалось от привычной санитарной комнаты Северной базы, что девушка не сразу поняла, куда попала.

Все здесь было отделано идеально отполированным мрамором песочного цвета. Душевая кабина представляла собой комнату, с трех сторон отгороженную прозрачными стенками. Пол был выложен морской галькой, которую прежде Мия видела только на картинках. Разглядывая глянцевые фасады мебели, девушка наткнулась глазами на что-то странное. По внешнему виду предмет был похож на купальню в бане, но по форме, размерам и отделке сильно от нее отличался. На блестящем белоснежном дне виднелись небольшие отверстия, а на стене висел управляющий блок в виде экрана.

– Что это?    –  спросила Мия.

– Это ванная. Наподобие купальни, только лучше. Ее наполняют теплой водой и лежат, – коротко ответил брат.

Мия не стала тратить время на дальнейшие расспросы и вернулась в комнату.

Только сейчас она подошла к окну и выглянула на улицу. Как раз этого и ждал Ким. Там и таился самый главный сюрприз его жилища. Молодой человек с наслаждением наблюдал, как расширяются от удивления глаза сестры. Мия застыла и не могла проронить ни слова. Словно завороженная, она смотрела на искрящуюся гладь голубого моря. Волны живописно набегали на берег и, облизав песок, возвращались обратно.

Густо поросший участок перед домом не предвещал такой кардинальной смены пейзажа.

Немного придя в себя, девушка повернулась к брату и спросила:

– Можно туда пройти?

– Конечно, – сказал Ким и раздвинул створки окна.

За ними располагалась небольшая лоджия, оборудованная креслами, столиком и миниатюрным шезлонгом, в конце которой была удобная лестница. Брат провел Мию вниз, и девушка, сбросив обувь и стараясь не наступать на фиксаж, пошла по песку босиком. Пока она шла по тенистому отрезку пляжа, ноги ступали по нежному песку, но стоило наступить на солнечный участок, как ступни обжигало.

Сделав очередной шаг, Мия одернула ногу и отступила. Тогда Ким неожиданно взял ее на руки и понес к воде.

Опустив ступни в прохладную соленую воду, она перестала чувствовать ноющую боль в раненой ноге.

– Потрясающе! – выдохнула девушка, глядя на бескрайний морской пейзаж. Небо было настолько голубым, что по линии горизонта почти сливалось с морем. Несколько минут молодые люди стояли не проронив ни слова. Мия закрыла глаза и подставила лицо прохладным потокам ветра, напитанного морской свежестью.

– Не удивительно, что ты скучал по этому дому, – не открывая глаз, проговорила девушка.

– Я рад, что тебе здесь понравилось, теперь он и твой, – мягко ответил брат.

Мия открыла глаза и резко повернулась к нему.

– Нет, я не стану долго гостить. У тебя должна быть личная жизнь. Вряд ли твоей жене понравится делить кров со старой девой, пусть даже сестрой мужа.

– Со старой девой, – повторил Ким и громко рассмеялся.

Мия смутилась и погрустнела.

– Чтобы ты там ни думал, я не останусь здесь надолго, – сказала она и направилась к дому.

Но стоило девушке наступить на обжигающий песок, как она вскрикнула и шагнула обратно в воду.

Ким снова подхватил ее на руки и понес.

– Послушай, по меркам травоядного общества тебе вступать в брак еще рано. Более того, ты еще лет десять должна опыта набираться.

– Мне не нравится эта формулировка. Давай не будем про нравы травоядного общества. По мне, лучше вообще замуж не выйти, чем опыта набираться непонятно с кем, – ворчливо проговорила Мия.

Молодой человек донес сестру до ступеней и поставил на прохладную каменную поверхность. Оказалось, что и с этой стороны дома есть просторный вход в гостиную с раздвижными стеклянными дверями.

– Я пойду приводить себя в порядок, чего и тебе желаю. В шкафу своей комнаты найдешь одежду, ее подобрал Декус, надеюсь, тебе понравится, – сказал Ким и направился на второй этаж.

Мия за братом не последовала. Все происходящее казалось ей сном. Не хотелось тратить время на пустые хлопоты. Девушка бродила по огромной гостиной, подробно разглядывая каждый ее сантиметр. Затем любопытство увело ее в сад перед домом. Там она и пропала на полдня. Флора была ее страстью. Никогда прежде она не встречала таких диковинных представителей растительного мира. Девушка бережно осматривала один цветок за другим, анализировала листву, ветви и соцветия.

Прошло два часа. Ким успел помыться и переодеться, а сестры все не было. Придя к выводу, что с ней что-то случилось, молодой человек поднялся к ней в комнату. Каково же было его удивление, когда он обнаружил, что она туда не заходила. Недоумевая, что же могло произойти, Ким помчался на пляж.

Не обнаружив сестру у моря, молодой человек перепугался. Оставалось последнее место, где могла находиться Мия. Туда Ким и направился. Пройдясь по парку, он почти сразу нашел ее. Девушка сидела на корточках возле какого-то ползущего кустика и, бережно приподняв одну из его ветвей, осматривала мелкую листву.

– Мия, – возмущенно крикнул запыхавшийся брат

От неожиданности девушка вздрогнула и повернулась. Ким был в бешенстве. Молодой человек набрал воздуха в грудь, но она его опередила.

– Ким, это потрясающе, ты должен мне все о них рассказать, я не отстану, пока все не узнаю!

– О ком? – удивился брат.

– Об этих растениях. Ничего подобного прежде не видела. Например, вон тот вьюн… – сказала Мия и пошла по направлению к арке, усыпанной ярко-голубыми цветами.

– Так, я понял. Остановись. Потом представлю тебе твоих новых друзей. Давай ты для начала все-таки переоденешься и поешь, – с улыбкой ответил Ким.

Чудаковатость сестры бесконечно его умиляла. Он уважал ее увлечение растениями, а наблюдать, насколько страстно она умеет увлекаться какими– то вещами, было особым удовольствием.

Девушка осеклась и грустно кивнула. Безумно не хотелось покидать сад, но спорить Мия не стала.

– Иди, переоденься, я жду тебя на кухне, – сказал брат, войдя в гостиную.

– Хорошо, – ответила она и направилась в комнату.

Открыв шкаф, Мия начала осматривать содержимое. Декус, как всегда, был на высоте. Девушка обнаружила несколько красивых платьев, сшитых из нежной и невероятно воздушной ткани. Для вечера в гардеробе присутствовали несколько элегантных кардиганов и пиджаков. В комплект к ним шли удлиненные юбки из хлопка и льна и несколько обтягивающих кофт из шерсти тончайшей выделки.

В нижнем выдвижном ящике Мия нашла обувь. В основном это были босоножки на плоской подошве и только одни закрытые туфли на непривычно большом каблуке. Девушка сразу решила, что вряд ли отважится надеть такую вызывающую обувь и отложила их в сторону.

Выбрав светлое стянутое под грудью приталенное платье длиной ниже колена, она направилась в душ.

Помимо привычных вентилей, девушка обнаружила панель управления, которую благоразумно решила не трогать. Лейка излива была непривычно широкой, когда девушка включила сильный напор, создалось впечатление, что спину массажируют сотни маленьких пальцев. Ощущения были непередаваемые. Не в силах оторваться от такого удовольствия, Мия мылась целую вечность.

Спустя пятьдесят минут Ким окончательно устал ждать. Гневно бубня себе под нос какие-то ругательства, он снова пошел к сестре в комнату, чтобы проверить, не сбежала ли она в сад. Но стоило ему подняться по лестнице, как в коридоре появилась сияющая Мия.

Девушка выглядела невероятно. Ей очень шло платье, подобранное Декусом. А массаж под душем напитал энергией и подарил прекрасное настроение. Она светилась изнутри. Ким восторженно смотрел на девушку, забыв про все, что хотел наговорить секунду назад.

– Прости, что так долго, не хотелось вылезать из душа, – смущенно проговорила Мия.

Ким кивнул и пошел обратно на кухню, девушка последовала за ним.

Пока молодой человек дожидался ее, он успел приготовить нехитрый обед: салат из свежих овощей и зелени, жареную курицу и немного экзотических фруктов на десерт.

Девушка с удовольствием съела предложенное угощение. После еды брат предложил прогуляться по пляжу. И она согласилась.

Во время прогулки Ким показал ей свою небольшую яхту и Акватор, компактный скоростной водный транспорт. Полоса песчаного берега оказалась небольшой по протяженности. Уже через сто метров она преграждалась каменным массивом с одной стороны и зарослями дикого тропического леса с другой.

Там, где к пляжу начинали подступать деревья, висел удобный гамак, и стояла небольшая беседка, представляющая из себя просторный диван со столиком и красивым навесом. Неподалеку от нее располагались широкие качели, лавка из светлого дерева, подвешенная к красивым резным стойкам.



Мие очень понравилось это место, и молодые люди условились устроить здесь на следующий день пикник.

Брат объяснил, что сейчас температура в море в среднем двадцать три градуса, и местные жители считают ее холодной и не купаются. Сестра посмеялась, вспомнив, что в Себаре воду такой температуры независимо от времени года можно добыть только в бане.

В целом, прогулка получилась очень приятной. Ким рассказывал, как подобрал себе этот дом, и сколько после его покупки пришлось переделывать. Мия была восхищена, узнав, что резные столбы, как впрочем, и сами качели брат сделал сам.

Время пролетело очень быстро, молодые люди так заболтались, что не заметили, как начало темнеть. Температура начала стремительно падать. Мия начала замерзать, пришлось возвращаться в дом.

Чтобы согреть дрожащую сестру, Ким зажег в гостиной камин, и они уютно устроились на диване напротив.

Девушка завернулась в предложенный братом мягкий плед и начала осматриваться. После захода солнца помещение преобразилось. Теперь источниками света служили самые разнообразные элементы. Светильники не были явными, а прятались под выступами в стенах, рейках потолка, полках, мебели. Куда бы она ни посмотрела, отовсюду лился приглушенный, мягкий свет. Это выглядело красиво и успокаивало ее.

Ким ушел на кухню и спустя несколько минут вернулся с большой кружкой горячего шоколада. Это было последней каплей. От избытка эмоций Мие захотелось мурлыкать, никогда прежде она не была окружена такой красотой и уютом. Девушка подняла на брата полные благодарности глаза и сказала:

– Я дома.

Большего Киму и не надо было. Сделать все, чтобы сестре понравился дом, было его главной целью. Молодые люди молча сидели, глядя на замысловатый танец язычков пламени в камине и думали о своем.

Мия не заметила, как провалилась в сон. Ее голова плавно опустилась Киму на плечо, и девушка задремала. Даже вызов коннектора, раздавшийся из спальни гостьи, не потревожил ее сон. Ким посмотрел на часы. «Вилар», – гневно пронеслось в голове. Устройство настойчиво пищало около пяти минут, безумно раздражая молодого человека. Только когда Верховный Хранитель, наконец, прервал соединение, он вздохнул с облегчением.

Слушая ровное дыхание сестры, Ким тоже начал засыпать. День начался рано и был слишком насыщенным, поэтому ему тоже требовался отдых.

Молодой человек отнес Мию на руках и уложил на кровать. Уходить из комнаты не хотелось. Он осторожно сел на край постели и стал смотреть в окно. Лунные блики живописно танцевали на темной воде. Сквозь приоткрытое окно в комнату доносилась морская прохлада и шелест волн. Ким сидел в ногах у спящей сестры и думал, как быть дальше.

Первый этап был позади. Она в его доме, и ей здесь нравится. Но что дальше? Было очевидно, что девушка не готова услышать правду об истинности его чувств. Ей нужно время адаптироваться, расслабиться и отогреться. Но еще необходим человек, который, наконец, натолкнул бы ее на мысль, что Ким в нее влюблен. Для этого идеально подходила кандидатура Узы.

Ким встал с кровати и пошел к себе. Молодой человек решил поговорить с красавицей и попросить о помощи. Первый, с кем он связался, был Лан.

– Ты время видел? – сонно проговорил друг.

– Да, оно детское, – ответил Ким.

– А разницу часовых поясов ты учел, умник?

– Перестань ныть, мне нужна твоя помощь, – отмахнулся молодой человек.

– Ким, каждый раз, когда ты звонишь мне среди ночи и говоришь о том, что тебе нужна помощь, это плохо для меня заканчивается…

– Не утруждайся, я знаю все, что ты мне сейчас скажешь, потому что каждый раз говоришь одно и то же. Я просто хочу попросить тебя устроить мне сеанс связи с Узой.

– Зачем тебе моя невеста, жалкий потаскун? – возмутился Лан.

– Ты же знаешь, со своим бурным прошлым я завязал, просто хотел попросить ее о помощи…

– Тебе меня мало в неприятности втягивать? – перебил друг.

– Остынь. Обещаю, никаких неприятностей на этот раз не будет. Напротив, я надеюсь на определенный набор приятностей, если все получится, – загадочно ответил Ким.

– Ладно, выкладывай, в чем дело?

И Ким вкратце изложил Лану свои соображения на тему моральной подготовки Мии.

– Идея неплохая, я поговорю с Узой, думаю, она не откажет, – пообещал друг, зевая.

– Я твой должник, – с улыбкой ответил Ким.

– И не один раз, – ухмыльнулся Лан. – Если у тебя все, я пошел досыпать.

Молодой человек кивнул и прервал вызов.

Следующий день для Мии и Кима пролетел незаметно. Девушка осваивалась в доме и задавала много вопросов по поводу использования различной техники. Брат не уставал удивляться, насколько спокойно она подстраивалась под новые условия проживания и быстро схватывала информацию.

Девушка настолько быстро всему научилась, что обед приготовила сама.

– Очень вкусно, – похвалил угощение брат, – ты молодец!

– Я? Мне почти ничего не пришлось делать, – отмахнулась сестра. – Твоя кухня мыла, выпекала, резала, чистила, а мне оставалось только нажимать на панели управления пальцем. Неудивительно, что травоядные женщины стригут волосы, надевают брюки и идут зарабатывать деньги. Дома для них просто не осталось работы.

– Скучаешь по сложностям? Могу отключить электричество, тогда все эти чудеса прогресса станут бесполезными. В саду есть печь для жарки на углях и дрова, милости прошу, – ехидно отозвался брат.

– Кстати, по поводу сада, ты обещал рассказать про растения, – напомнила Мия.

– Понятия не имею, что там за живность. Раз в неделю приходит садовник и ухаживает за участком.

Сестра разочарованно посмотрела на брата, но затем, немного взбодрившись, спросила:

– А когда он должен прийти в следующий раз?

– Не скоро, он приходил позавчера, приводил в порядок сад перед твоим приездом.

Мия загрустила.

Ким без слов встал из-за стола и удалился. Через несколько минут вернулся с Планумом в руках и подсел к сестре. Затем начал водить пальцем по экрану и временами нажимать им в соответствующих местах. Раньше Мие доводилось видеть, как управляют этим аппаратом. Более того, когда она готовила отчет об эпидемии, ей пришлось освоить некоторые его функции. Девушка внимательно следила и запоминала все манипуляции брата.

Когда на экране стали мелькать фотографии разнообразных растений с краткими описаниями, девушка заулыбалась.

– Если ты проведешь по картинке вот так, – сказал Ким, описывая окружность указательным пальцем по поверхности иллюстрации, – то получишь объемную проекцию объекта.

Одновременно с этими словами над поверхностью экрана Планума всплыла проекция растения. Она была слегка прозрачной, но очень реалистичной. Ким показал, как ее вращать и увеличивать. Мия с жадностью ловила каждое движение.

– Откуда у тебя вся эта информация? – радостно спросила она.

– Из всемирной информационной сети. Здесь есть все и обо всем.

– Не может быть! – выдохнула Мия. – Научи меня ею пользоваться.

Понадобилось несколько часов, чтобы девушка более или менее освоилась с новыми технологиями. Зато после этого от Планума ее было не оторвать.

Только теперь, глядя на неподвижную фигуру сестры, уютно устроившуюся на диване перед камином, Ким понял, какую стратегическую ошибку допустил.

– Мия, – позвал брат.

– Да, – ответила она, с трудом оторвавшись от экрана.

– Пообещай мне одну вещь.

– Какую? – настороженно спросила сестра.

– Ты будешь проводить с Планумом меньше времени, чем со мной, – заявил брат.

– Конечно, тут и говорить не о чем, – решительно ответила девушка и снова погрузилась в чтение.

Молодой человек подошел к дивану и присел перед сестрой на корточки так, чтобы их глаза были на одном уровне.

– Мия, – еще раз позвал он.

Девушка подняла глаза и вздрогнула от неожиданности. Она не заметила, как к ней подошел брат.

– Я прошу тебя, – медленно проговаривая каждое слово, продолжил Ким, – не сидеть за Планумом дольше двух часов в день. Я смертельно устал от твоей занятости. В Себаре ты постоянно пропадала у пациентов и в лесу. В итоге мы расстались, толком не пообщавшись. Стоило оставить тебя одну здесь, и ты затерялась в саду на несколько часов. Боюсь предположить, насколько тебя засосет сеть.

Мия смотрела на брата и пыталась осознать услышанное. Ей и в голову не приходило, что кроме пациентов в ее внимании кто-то может нуждаться. Девушке всегда казалось, что она достаточно времени уделяет семье. К тому же с Ридом Мия общалась столько же, сколько с Кимом, и отец не жаловался. Поэтому просьба брата удивила девушку.

– Почему ты мне никогда не говорил об этом? – откровенно спросила она.

– Говорил, вернее, намекал, но ты всегда в себе, – обиженно ответил брат.

– Прости, постараюсь исправиться. Просто я не привыкла много общаться, ты же помнишь, что моими друзьями были кусты и деревья, а они не слишком разговорчивы. К тому же в школе меня все сторонились, это выработало привычку не зависеть от других и находить себе интересные занятия в одиночку… – на секунду Мия задумалась и замолчала, но вскоре продолжила. – Мне сложно понять, чем я могу быть интересна, но постараюсь больше проводить с тобой времени.

Эти слова возмутили Кима.

– А мне сложно понять, как можно настолько себя недооценивать. Ты с детства была невероятно симпатичной девчушкой. Поверь, это замечал не только я. Да и при первой встрече после четырех лет разлуки меня поразила твоя привлекательность…

Мия начала заливаться краской. Его слова смутили не только потому, что он нахваливал ее. Для девушки было большим открытием, что брат смотрел на нее как на женщину.

– Я не устаю удивляться, как ты к себе несправедлива. Ты из тех представительниц прекрасного пола, рядом с которыми мужчина чувствует себя мужчиной. Сильная и хрупкая одновременно, роскошная и скромная, любящая и строгая, гибкая, но инициативная. С тобой удивительно легко. Я никогда не встречал девушки подобной тебе… – он хотел что-то добавить, но осекся и встал.

– Спасибо тебе за теплые слова, – искренне поблагодарила Мия.

Ей было очень приятно услышать такую лестную характеристику от самого близкого человека, но она делала скидку на то, что он ее брат, а значит, не объективен.

Ким уловил ход ее мыслей. Он пристально посмотрел сестре в глаза, затем, пробубнив: «Безнадежно» – куда-то ушел.

Воспользовавшись уединением, Мия снова начала читать. Спустя десять минут ее отвлек звук коннектора. Девушка нехотя отложила Планум и пошла к себе в комнату. Маленькое устройство лежало на тумбочке у кровати и настойчиво требовало внимания. Она взяла его в руки. В воздухе спроецировалось изображение Узы.

– Привет, – ответила на вызов Мия.

Подруга улыбнулась и начала жестикулировать.

– Стой, я не понимаю, – прервала красавицу подруга.

Уза перестала изъясняться жестами и начала, глядя вниз, что-то делать. Одновременно с этим перед проекцией девушки появилась белая плоскость, на которой черным цветом начал появляться текст.

Мия следила за происходящим и не уставала поражаться, насколько удобны и продуманы изобретения травоядных.

«Прости, я так привыкла общаться жестами, что забылась. У меня теперь все домашние знают язык глухонемых, а на курсах, куда мы с Ланом ходим, появились новые друзья. Все они по разным причинам не могут говорить, но знают язык жестов», – напечатала Уза и заулыбалась.

– Я обязательно его выучу. Рада, что у тебя все так хорошо складывается, – ответила Мия.

«Ты даже не представляешь насколько хорошо. Я и мои родители счастливы. Травоядный мир прекрасен. Мне столько всего нужно тебе рассказать. Приезжай завтра в гости», – высветилось на экране.

– Поговорю об этом с Кимом. От меня мало что зависит. Я даже не представляю, насколько далеко от тебя нахожусь, – растерянно сказала девушка.

«Поверь, очень далеко»

– Но я безумно соскучилась, поэтому пойду атаковать брата прямо сейчас. Как только что-то проясниться, свяжусь с тобой.

Уза кивнула и послала подруге воздушный поцелуй. Мия улыбнулась и, прервав вызов, побежала вниз искать Кима.

Ей потребовалось немного времени, чтобы найти брата. Стоило девушке выйти к морю, как она увидела Кима, несущегося на бешеной скорости по волнам на Акваторе. Молодой человек выписывал сложные траектории и подпрыгивал на волнах. Расстояние и рев мотора не оставляли шанса докричаться до молодого человека. Мия пошла в гостиную, взяла Планум, затем вернулась на пляж и села в тенистом месте. Она ждала, когда брат сам ее заметит.

Поскольку за чтением время летит незаметно, девушка не поняла, как долго просидела незамеченной. От увлекательного занятия ее отвлек присевший рядом Ким.

– Не помешаю?

– Напротив, я ждала, когда ты напрыгаешься на этой безумной машине и вернешься в лоно семьи, – с улыбкой ответила сестра.

– С какой целью? – поинтересовался Ким.

– Звонила Уза, она приглашает меня завтра в гости, – ответила девушка.

– Никаких проблем, слетаем, – спокойно ответил молодой человек. – Ты еще не передумала устроить пикник на границе зарослей?

– Нет, конечно, – твердо ответила сестра.

– Тогда самое время собираться, – улыбнулся Ким.

Молодые люди пошли на кухню и собрали все необходимое. Упаковав еду и столовые приборы в удобный рюкзак, они направились к условленному месту на пляже. Уже перед самым выходом Ким спохватился и прихватил теплую кофту, зная, что, как только начнет темнеть, сестра снова замерзнет.

Добравшись до беседки, Мия накрыла столик и устроилась на диване. Ким решил искупаться и начал уговаривать сестру.

– Не будь занудой, пошли окунемся, – сказал Ким.

– Я бы с радостью, но мне не в чем, – грустно ответила сестра.

– Как не в чем? Я своими глазами видел купальник, который подобрал Декус, – удивился брат.

– Прости за подробности, но я не нашла ничего, кроме нижнего белья, – сказала Мия.

– Ты уверена, что хорошо искала? – насторожился брат.

– Уверена. В шкафу обычная одежда, обувь и нижнее белье. Купального платья там нет, – уверенно ответила сестра.

Тут Ким понял, в чем проблема и рассмеялся.

– Мия, в этой части мира люди забыли, что такое купальное платье лет сто назад, – сквозь смех сказал молодой человек.

– А что же носят женщины? – недоверчиво поинтересовалась сестра.

– Ну, э… – Ким растерялся и перестал смеяться, – Купальники… Они похожи на нижнее белье, только из ткани, которая при намокании не просвечивает.

– То есть ты хочешь сказать, что то, в чем они купаются, прикрывают только грудь и попу? – возмущенно поинтересовалась девушка.

– Эм… Ну да.

– Тогда какой в них вообще смысл, если и так почти все видно? – спросила Мия.

Ким понял, что теперь ему придется на заказ шить сестре купальное платье допотопного покроя. В противном случае, живя на побережье, она никогда не искупается в море.

Дальнейший спор был бесполезен, но Ким не сдался.

– Тебе пора начинать привыкать к другому образу жизни. Здесь у людей другие понятия о приличиях, одежде и внешнем виде. Если ты появишься на общественном пляже в купальном платье, будешь выглядеть как пень среди резной мебели.

– Лучше быть закупоренным пеньком, чем комодом со всеми дверцами нараспашку, – ответила Мия и показала брату язык.

– Ладно, завтра позвоню Декусу и попрошу придумать для тебя что-нибудь подходящее. Надеюсь после того, как он вдоволь насмеется, ему будет работать легче, – сдался брат.

После этого диалога Ким не предлагал Мии купаться. Девушка сидела на берегу и восторженно наблюдала за братом. Ким всегда был невероятно привлекательным, а под лучами ослепительного солнца его блестящее от воды тело сияло совершенством.

Искупавшись, молодой человек прилег рядом с сестрой на диван в одних плавках-шортах и принялся за бутерброды.

– Ты почти ничего не рассказывал про жизнь после депортации, – сказала сестра.

– Особо не о чем рассказывать. Сначала чувствовал себя полным идиотом, понадобилась куча времени, чтобы освоиться и ко всему привыкнуть. Потом меня определили грузчиком на завод по производству кофе…

– Что значит определили? – удивилась сестра.

– Для депортированных хищников в травоядном мире есть специальная адаптационная программа, в рамках которой тебя обучают читать, писать, считать, поскольку многие и этого не умеют, затем пользоваться техникой и по итогам экзаменов устраивают на работу. Мне повезло, у меня было начальное образование, поэтому оставалось только разобраться, как управлять самыми распространенными приборами, и сдать экзамены. Никогда прежде не чувствовал себя таким идиотом, – честно признался Ким и рассмеялся. – Поначалу я все ломал. Когда что-то не получалось, пробовал еще раз, но с большей силой. Казалось, кнопки, рычаги и прочие управляющие элементы выходили из строя от одного моего касания. Со временем все освоил. Единственное, чем я запомнился своим учителям   –  отсутствие ума и много силы, поэтому меня и определили грузчиком на завод. Но мне это было только на руку. Приходилось грузить тяжелые мешки там, где не проходила техника, а это очень положительно сказывалось на моей физической подготовке. Проработав месяц, я получил первый заработок, и тут началось самое интересное. Теперь мне доступна была покупка абонемента в спортивный зал. Признаюсь, тренажеры меня интересовали мало, но там был боксерский ринг. Для того чтобы заниматься на ринге, нужно оплачивать тренера, а это мне было не по карману. Вся почти зарплата уходила на плату за жилье и покупку еды. Особо не разгуляешься. Но я не сдавался, ходил регулярно в зал и ждал удобного случая. И вот однажды местный тренер сломал руку, а нужно было проводить спарринг. Поскольку я вечно отирался рядом и примелькался ему, он попросил меня побыть мальчиком для битья. Я с радостью согласился. Глядя на то, как я машинально уворачиваюсь от ударов, тренер разразился руганью. Со мной дрался новичок, которому нужна «живая груша», а не спарринг партнер. Это было неудачное начало. Пиро (так звали тренера) прогнал меня с ринга и заменил кем-то другим. Но он запомнил меня. И когда понадобилось потренировать одного из его лучших бойцов, позвал. Я с радостью согласился. Ты бы видела лицо Пиро, когда я уложил его любимца меньше, чем за минуту. Но и в этот день ничего, кроме ругательств, я от него не услышал. Однако тренер все чаще стал вызывать меня на спарринги к своим подопечным. Никто не мог меня одолеть. Прошло три месяца, и абонемент кончился. В тот месяц нам задержали зарплату, и я не успел его продлить, а это значило, что ближайший месяц посещать тренировки не смогу. Вскоре в мою конуру позвонила администратор зала и сказала, что Пиро приглашает продолжать посещать зал бесплатно в обмен на регулярные спарринги с его учениками. Я был счастлив, появилась постоянная боевая практика без лишних расходов.

Ким прервал рассказ и съел очередную порцию бутербродов, обильно запил соком и продолжил:

– С тех пор в моей жизни появилась надежда. Днем я грузил мешки, а вечером дрался на ринге. Не знаю, чем бы все кончилось, если бы ни один случай. У Пиро учился Тулк. Самый мерзкий тип из всех, кого я когда-либо встречал. Таких нельзя подпускать близко к боевым видам спорта. Он трус с большими амбициями. Поговаривали, что у него влиятельный брат, а сам Тулк – главарь какой-то местной банды. Мне было на это наплевать, я просто делал свое дело. Но после трех поражений на ринге этот слизняк начал прилюдно оскорблять меня и угрожать расправой. Пиро попытался вмешаться, но неуравновешенный Тулк пырнул его ножом. Представляешь, в битком набитом зале ударил ножом своего тренера! Я был в ярости. Убедившись, что Пиро ранен несмертельно, набросился на обидчика. Чтобы хоть как-то уровнять наши шансы, это ничтожество изменилось в образ тотема, и знаешь, кем он оказался?

Мия слушала, затаив дыхание, и ничего не отвечала.

– Носорогом. Его толстая задница чудом не проломила ринг. Помню, кто-то закричал, и люди повалили из зала. Администратор вызвала полицию. Я смотрел на этого серого гиганта с красными глазами и не знал, что делать. У травоядных свои законы, многие из которых я тогда не знал. Только вспомнив, как на занятиях по правоведению, во время адаптационного обучения, мне говорили, что самозащита не противозаконна, я решился действовать. Обратился в

Зверовоина и натянул придурку его рог на заднее место. Пиро и еще несколько человек были там и все видели. Когда нокаутированный Тулк тихо посапывал на ринге, я подошел проверить состояние тренера, Пиро смотрел на меня так, словно видел впервые. Помню, он что-то хотел сказать, но вбежавшие полицейские и сотрудники скорой помощи отвлекли. Увидев меня в образе Зверовоина, вошедшие встали посреди зала, как вкопанные. Я не мог понять, в чем дело. В голове вертелись самые страшные опасения. Возможно, я что-то не так понял, и применять силу было нельзя. Когда один из полицейских двинулся в мою сторону, подумал, что закончу свои дни в Гаоле. Но вместо этого он попросил у меня автограф. Представляешь? Автограф! Я тогда еще не знал, что это такое, и растерялся. Немного придя в себя, полицейские занялись Тулком, а врачи Пиро. Я изменился в человека и помог погрузить его на каталку. С этого дня моя жизнь изменилась. Утром проснулся знаменитостью. С самого утра начались звонки от всех информационных агентств мира. Мою физиономию транслировали по новостям. Только тогда понял, почему все были так шокированы мои полузвериным обликом. Оказалось, это крайне редкое явление среди травоядных. По какой-то причине представители этой развитой расы не могут овладеть техникой равновесного слияния. Если бы мне сказали об этом на курсах адаптации, я бы сэкономил себе полгода жизни, – с улыбкой закончил брат.

– Потрясающе, – восхищенно выдохнула сестра. – А что было с Пиро?

– Он выздоровел, но долго восстанавливал левую руку. Тулк попал в плечо и повредил сухожилия.

– Интересно было бы с ним познакомиться, посмотреть на человека, благодаря которому ты прославился, – мечтательно сказала Мия.

– Не стоит преувеличивать его вклад. Рано или поздно я бы все равно все узнал и извлек выгоду из своей исключительности. Но я не потерял с ним контакт. После инцидента в зале, часто навещал его в больнице. Оказалось, Пиро   –  очень веселый и приятный в общении человек, просто в зале нагонял страху на подопечных своей излишней строгостью. Он многое рассказал мне о перспективах. Сориентировал, по какому пути двигаться и к кому обратиться. Пиро пророчил мне спортивную славу на поприще боевых искусств, но я решил стать Хранителем. Он отговаривать не стал, дал несколько полезных контактов, одним из которых был номер Гида. Вот кому я по-настоящему обязан своими достижениями, – объяснил брат.

Мия вспомнила мрачного мужчину в боевом эмуляторе Северной базы, который выгнал ее из тренажерного зала.

– Да, я помню Гида, милейший юноша и такой весельчак, – сыронизировала девушка.

– Как бы там ни было, он настоящий профессионал своего дела, – заступился за учителя Ким.

Молодые люди еще долго обсуждали тренера и ситуацию с Пиро. На улице начало темнеть. Похолодало. Мия начала замерзать. Ким укрыл девушку теплой кофтой. И начал складывать очаг из камней. Затем извлек из сумки что-то наподобие огнеактива и, положив в центр каменного круга, поджег. Обстановка стала невероятно романтичной. Ким и Мия сидели молча и смотрели, как над бескрайним морем догорают последние лучи солнца. Под ногами танцевали языки огня, доносились всплески волн. Казалось, весь мир наполнен тишиной и покоем.

Мия сидела на диване, подогнув ноги, и куталась в мягкий кашемир предложенной кофты, источающей легкий аромат мужского парфюма. Девушка положила голову Киму на плечо и спросила:

– Ты скучаешь по дому?

– Сразу после депортации безумно скучал. Но чем благополучней складывалась моя жизнь, тем меньше вспоминал о Себаре, – честно признался молодой человек.

Мия грустно вздохнула.

– Посмотри по сторонам, здесь настолько прекрасно, что ты сама не заметишь, как перестанешь скучать.

– Мне всегда будет не хватать отца, – расстроено проговорила Мия.

– По вам я никогда не переставал скучать. Ты не представляешь, как я был счастлив узнать, что тебя подвергли добровольно-принудительной депортации, – честно признался молодой человек.

– Мне было тяжело уезжать, – сказала девушка.

– Не сомневаюсь, я прошел через это.

Ким начал рассказывать, как переживал свое изгнание. Поблагодарил сестру за то, что поддержала его после освидетельствования. Объяснил, что только благодаря ее жизнерадостности и оптимизму ему и Риду удалось счастливо прожить дни перед депортацией. Мия смущалась и оправдывалась.

Разговор прервал звук коннектора девушки. Поначалу сестра подумала, что звонит Уза, но когда в воздухе проявилась проекция Вилара, без лишнего замешательства сбросила вызов и убрала устройство в карман.

Ким был рад, что Мия больше не сомневается в своем выборе, но настойчивость Верховного Хранителя раздражала.

– Жаль, что нельзя внести в черный список его номер, – гневно сказал он.

– Что значит «черный список»? – удивилась сестра.

– Можно пометить номер в памяти устройства, и оно не будет принимать звонки от этого адресата.

– Полезная функция, – вздохнула Мия.

Молодые люди еще немного посидели и засобирались домой. Ким помог собрать вещи и, закинув за спину сумку, повел девушку за руку. Мия не сопротивлялась, ей было приятно общество брата, и с каждым днем их близость росла.

– Я разберу сумку, иди, позвони Узе, скажи, что мы будем у них завтра в первой половине дня. И ложись спать, поскольку вылетим рано.

Мия кивнула и устало побрела наверх.

После краткого разговора с подругой девушка пошла в ванную. Накануне Ким объяснил, как настраивать душ и странную ванну. Сегодня Мия решила опробовать странное приспособление с отверстиями на белоснежном дне.

Девушка набрала в резервуар воды и залезла. Для достижения неимоверного счастья дополнительных настроек не потребовалось. Мия лежала в горячей ванной, забыв обо всем на свете. После допотопных бань хищной расы, где наивысшей радостью было обливание из ведра, ванна казалась самым удачным изобретением травоядных. Девушка сорок минут не могла заставить себя вылезти из воды. Но в итоге комфорт и тепло возымели свое усыпляющее действие. Чтобы не заснуть прямо в ванной, пришлось вылезать. Укутавшись в мягкий банный халат, Мия доползла до кровати и рухнула на мягкую подушку. Не прошло и двух минут, как она заснула.


Глава десятая


На следующее утро Ким разбудил сестру рано.

– Оденься, пожалуйста, по-зимнему, в Саорсе сегодня минус пять. И не забудь Планум, а то снова будешь скучать в дороге, – инструктировал Мию брат за завтраком.

Девушка молча кивала.

На сборы много времени не потребовалось. Мия воспользовалась одеждой, в которой была на соревнованиях, прихватила коннектор с Планумом и вернулась в гостиную, где ее уже ждал Ким.

Молодые люди направились к ангару и через десять минут были в воздухе. На этот раз полет не показался вечностью. Мия была поглощена чтением и не заметила, как пролетело время.

– Приехали, – послышался голос Кима из коридора.

Мия отвлеклась от Планума и удивленно посмотрела по сторонам. В окне была видна большая площадь, на которой теснилось множество миниатюрных самолетов.

– Где мы? – растерянно спросила сестра, вставая с кресла.

– На стоянке. Дальше лететь нельзя, придется немного проехаться на машине, – ответил молодой человек.

– Почему нельзя?

– Это центр города. Земля здесь безумно дорогая, и власти не стали ее транжирить на посадочные площадки, которые занимают много места, – объяснил Ким.

– Уза живет в центре? – заинтересовалась Мия.

– Пока, да, – загадочно ответил молодой человек.

Они покинули борт планолета и пересели в такси. Со времен отношений с Верховным Хранителем Мия была знакома с легковыми автомобилями. Для ее неискушенного взгляда не было большого различия между машинами премиум– класса, на которых ездил Вилар, и этим желтым такси.

Ким галантно открыл перед сестрой дверь и помог разместиться на заднем сидении. Затем обошел автомобиль и сел рядом. Мия с интересом наблюдала, как брат достает из кармана коннектор и делает несколько быстрых манипуляций с устройством. Через секунду приборная панель водителя издает звуковой сигнал, и машина начинает движение.

– Что это было? – шепотом спросила сестра, глазами указывая на устройство.

– Я передал координаты дома Узы в навигационный блок таксиста, – кратко пояснил брат.

Из всего услышанного Мия поняла только то, что Ким каким-то образом сказал мужчине за рулем, куда их следует отвезти. Чтобы не чувствовать себя еще большей тупицей, девушка решила прекратить расспросы и стала смотреть в окно.

Погода была пасмурной. Низкое свинцовое небо нависало над высокими домами. Архитектура зданий чем-то напоминала дом Кима, те же строгие геометрические формы и обилие стекла. Серые тучи отражались от стеклянных фасадов, и весь город казался серым и угнетающим.

На улицах было многолюдно. Мию поразило невероятное разнообразие фасонов одежды в сочетании с однообразно унылыми выражениями лиц прохожих.

Тесные улицы центра Саорса были забиты автомобилями. Машины больше стояли, чем ехали, вызывая возмущение водителей и временами пешеходов. Шум моторов, звуковые сигналы и голоса наполняли окружающее пространство, нагнетая какое-то внутреннее напряжение.

Вся эта картина разочаровала Мию. Не таким она представляла себе сердце высокоразвитого травоядного мира. И виной тому были не серые безликие здания и сердитые уставшие люди, а угнетающее напряжение этого места. Создавалось впечатление, что она находится в центре гигантского пчелиного улья, где от гула и суеты вибрирует даже воздух.

Девушка хотела уже отвернуться, но одна интересная вещь привлекла ее внимание. Она давно заметила обилие ярких табличек с различного рода фотографиями и текстами. Это была реклама. Нечто подобное существовало и в хищном обществе. Мия не раз видела, как на городской ярмарке, с целью привлечь покупателей, продавцы нанимали «зазывал» и делали яркие вывески. Не имея намерения что-либо покупать, девушка скользила по информационным табло глазами, особо не вглядываясь. Но то, что она увидела на стене невероятно высокого дома, не могло не броситься в глаза.

Практически во всю торцевую стену здания висело огромное полотно с изображением до боли знакомого оленя. В этот момент машина оказалась в пробке, и потрясенная Мия наблюдала, как картинка животного сменяется на красивую фотографию Кима в костюме для соревнований. В правом верхнем углу начала вращаться объемная проекция символа состязаний, а в левом – замысловато оформленные символы «УНО». Надпись на рекламе гласила «Уно-банк. Официальный спонсор соревнований миротворцев. Уникален и непобедим, как его главный фаворит». Девушку настолько потрясло увиденное, что она повернулась к брату и некоторое время смотрела на него растерянным взглядом. Заметив странное поведение сестры, Ким заглянул за плечо девушки. Затем улыбнулся и небрежно махнул в сторону рекламы рукой. Мию такое объяснение не удовлетворило:

– Что это? – спросила она.

– Реклама, – кратко ответил брат.

– Понимаю, что не наскальная роспись. Откуда на ней ты?

– Это отличный источник дохода, – кратко ответил Ким.

– А разве миротворцам мало платят? – поинтересовалась сестра.

– Миротворцам платят хорошо, но много денег не бывает. Когда я стал знаменит, на меня посыпались предложения от самых разных рекламных компаний. Разобраться во всей этой индустрии я не смог, поэтому нанял Рино. Он мой финансовый управляющий. Мне очень повезло найти такого профессионала. Он умеет делать деньги из воздуха. Благодаря ему я заключаю самые выгодные контракты, не говоря уже о том, что его знания законов финансового мира помогают ежемесячно приумножать заработанное, пуская мои капиталы в оборот.

– Я почти ничего не поняла из того, что ты сказал, но рада, что все под контролем, – ехидно ответила Мия.

– А что тебя собственно задевает? Я один из самых известных людей в травоядном обществе, глупо было бы не делать на этом деньги. Мое имя – это целая компания, которая приносит большой доход. Что в этом плохого? – возмутился Ким.

– Не знаю, для меня весь этот фарс непривычен. Нас воспитывали быть скромными и не высовываться. Я выросла с четким пониманием, что денег должно хватать на еду и дом, а остальное лишнее, – пожав плечами, ответила Мия.

– Уверен, ты скоро пересмотришь свои взгляды на жизнь, потому что Рино роет копытом землю в твоем направлении. Ты даже не представляешь, какие контракты тебе уже через него предлагают. Я пока запретил тебя беспокоить по подобным вопросам, но долго сдерживать этот натиск не смогу.

Мия в ужасе уставилась на брата. Ей сразу представилось аналогичное полотно во всю стену какого-нибудь небоскреба, где ей придется улыбаться и помахивать прохожим рукой.

– Не впутывай меня в это. Ты сказал, что премии за помощь в борьбе с эпидемией хватит на скромную, но спокойную жизнь, мне этого достаточно, – встревоженно сказала девушка.

– Я тут ни при чем, Мия, ты теперь живешь здесь, и спрятаться не удастся. Тебя затаскают по интервью, будут заманивать на все великосветские мероприятия, и сама не заметишь, как втравят в какую-нибудь рекламную компанию. Травоядное общество изобрело не только планолеты и Фортис. У них есть наука под названием психология, способная научить разбираться в сложном внутреннем мире любого человека. А это открывает двери для манипулирования людьми. Тебя очень быстро раскусят. Расскажут жалостливую историю про голодающих детей или нищих стариков, и ты подпишешь любые контракты, лишь бы им помочь. А в итоге только наживутся на твоей доброте, и никому не помогут. Со мной было то же самое, поэтому пришлось нанять Рино.

Мия смотрела на брата испуганными глазами. В этот момент она выглядела такой милой и беззащитной, что Ким не удержался и обнял девушку.

– Хочу домой,    –  тихо простонала сестра.

– Не волнуйся, ты со мной, а значит, дома, – мягко ответил молодой человек.

Тем временем машина добралась до указанного места и остановилась. Ким сделал серию странных манипуляций с коннектором. Приборная панель таксиста снова запищала. Водитель кивнул, и молодые люди вышли из автомобиля.

– Почему ты не заплатил? – забеспокоилась Мия.

– Заплатил. Просто не бумажными, а виртуальными деньгами, – ответил брат.

Мия открыла рот, чтобы что-то спросить, но брат взял ее за руку и сказал:

– Да все нормально, расслабься, перестань пытаться все контролировать.

Эти слова подействовали, больше Мия не задавала лишних вопросов и покорно следовала за братом.

Ким подвел ее к очень высокому зданию из стекла. В архитектуре этого дома преобладали округлые формы. Вытянутая и одновременно скрученная геометрия строения делала его похожим на скульптуру сумасшедшего художника, а не на жилой дом.

– Удивительный, правда? – спросил Ким у потрясенной Мии.

– Я еще не решила, – честно призналась девушка.

Молодой человек повел сестру к главному входу.

Крыльцо и холл здания были под стать общему его облику. Казалось, все здесь было сделано из стекла самых разнообразных форм. Мия, словно завороженная, смотрела по сторонам, не замечая, куда ведет ее брат. Только оказавшись в совершенно прозрачной кабине лифта, девушка опомнилась. Вид стремительно ускользающего пола первого этажа настолько напугал ее, что она крепко вцепилась в руку Кима.

– Трусиха, – с улыбкой сказал брат.

Мия показала ему язык и отпустила руку.

Лифт плавно остановился на пятнадцатом этаже и гостеприимно распахнул двери. Ким пошел вперед по коридору, сестра последовала за ним. Несмотря на внушительные его размеры, дверей было на удивление мало. Из чего напрашивался вывод, что квартиры здесь внушительных размеров.

После нескольких поворотов Мия перестала ориентироваться в пространстве и просто шла, глядя себе под ноги. Наконец, брат остановился перед большой двустворчатой дверью и постучал.

Никакой реакции не последовало. За дверью была тишина.

– Может, они не слышат стука? – предположила сестра.

– Исключено, стук через динамики транслируется на весь дом, – уверенно ответил Ким.

Наконец дверь открылась. На пороге стояла сияющая Уза. Мия улыбнулась и сделала шаг навстречу подруге, чтобы обняться. Вдруг сквозь узкий проход между Узой и косяком протиснулся маленький мальчик лет четырех. Мия застыла в изумлении. У ребенка были черные, как смоль, волосы и темно-карие глаза. Он был похож на Узу.

Гости растерянно стояли в дверях и разглядывали мальчика.

– Меня зовут Нано, – прозвучал звонкий детский голос.

Мия улыбнулась и ответила:

– Очень красивое имя, а меня Мия. Это мой брат Ким. Мы пришли к вам в гости.

– Я знаю, мы все вас уже давно ждем, – сказал мальчик и убежал.

Мия изумленно посмотрела на подругу, та жестом дала понять, что все объяснит позже, и пропустила гостей в прихожую.

Красавица помогла друзьям раздеться и проводила в гостиную.

Мия шла и с любопытством осматривала квартиру. Это оказалось очень просторное жилье, одна сторона которого была целиком выполнена из стекла. Уличный свет в сочетании со светлой отделкой стен и мебели дарили ощущение воздуха и пространства. Как и в случае с домом Кима, в интерьере преобладали строгость и элегантность. Текстиля и здесь было на удивление мало. В целом квартира выглядела так, словно ее проектировали те же люди, что и дом на побережье.

Мия настолько засмотрелась на обстановку, что не заметила, как Уза остановилась. Девушка чудом не столкнулась с подругой. Увидев эту сцену, маленький мальчик громко рассмеялся. Это обстоятельство заставило гостью оторваться от созерцания обстановки и обратить внимание на присутствующих в комнате людей. А их было немало.



Первым к гостям подошел и поздоровался огромных размеров мужчина. По черным волосам и карим глазам Мия догадалась, что шустрый мальчуган его сын.

– Ну, здоровый же ты стал. Чем тебя тут кормят? – сказал Ким, пожимая руку незнакомцу.

– Вопросами питания у нас заведует Нока, моя жена, поэтому затрудняюсь ответить на твой вопрос, – ответил мужчина и жестом подозвал красивую стройную девушку, которая до этого момента сидела на диване.

– Очень приятно, Нока, меня зовут Ким, – сказал брат и еле заметно поклонился, затем повернулся к сестре и продолжил, – а это Мия – моя…

– Сестра, – опередила его Нока.

Мия растерянно кивнула. Она гадала, что это за люди, что они тут делают, а главное, откуда Ким знает незнакомца.

– Сколько мы не виделись? – продолжил беседу со здоровяком Ким.

– Лет сто, наверное, – весело отозвался мужчина.

– Не преувеличивай, где-то лет шесть или семь. Вся школа вздохнула с облегчением, когда отправила в большой мир весь ваш выпуск, – засмеялся Ким.

– Да, веселое было время, – пробасил незнакомец.

Молодые люди начали отходить в сторону дивана, оставив шокированную Мию в одиночестве.

Только после слов брата она начала понимать что происходит. Девушка очень смутно помнила старшего брата Узы, и за последние годы он сильно изменился, но теперь она начала узнавать его. С осознанием происходящего внутри поднялась невероятная буря эмоций.

– Гун? – спросила потрясенная Мия.

На звук своего имени здоровяк машинально обернулся. Повисла неловкая пауза. На выручку пришла подруга. Уза подошла к Мие и, взяв ее за руку, повела на кухню.

Не дожидаясь, пока они дойдут до уединенного места, девушка начала засыпать подругу вопросами, невзирая на то, что без карандаша и бумаги Уза мало что могла поведать.

– Это Гун?! Вы нашли его! Но как вам это удалось? Почему ты мне ничего не рассказала?

Пока девушки добирались до кухни, Мия успела задать не один десяток вопросов.

Хозяйка усадила подругу за стол, достала Планум, сделала пару манипуляций, и в воздухе появилась трехмерная белая плоскость. Положив устройство на стол, девушка начала ударять пальцами по поверхности Планума. На проекции начал появляться текст.

«Мы нашли его через неделю после того, как он переехал. Не могу выразить, как мы все благодарны Киму и Лану. Это они нам помогли. Без них неизвестно, сколько бы продолжались наши поиски».

– Но откуда они знали, где искать Гуна? – спросила Мия.

«Хранители ведут учет депортированных хищников. При пересечении стены всем изгоям дают идентификационный номер. По нему они и отследили Гуна. Сначала Лан связался с адаптационной службой и узнал, на какую работу его определили. Там же ему дали координаты брата. Но оказалось, что он съехал с первого места жительства и сменил работу, поэтому эти данные не сильно помогли. А дальше Ким с Ланом провели какие-то розыскные мероприятия, которые заняли пару дней. Оказалось, что Гун живет в Саорсе, поэтому мы временно поселились здесь. Ким любезно одолжил нам свою квартиру. Шикарная, правда?».

Мия слушала подругу и не переставала удивляться. Эмоции переполняли, она была безумно рада за семью Узы и бесконечно благодарна Киму. Слезы выступили на глазах. Девушка не нашлась, что ответить, и просто крепко обняла подругу.

Неожиданно по дому разлетелся звук стука в дверь. Уза вскочила и побежала открывать. Мия встала со стула и пошла следом.

– Вот теперь все в сборе, – донесся голос Янга из прихожей.

– Снова прогуливаешь, – сказал Ким.

– Пошути пока над Гуном, дай поздороваться с невестой, – послышался ответ Лана.

Мия обрадовалась, что он тоже приглашен и поспешила поздороваться. Войдя в прихожую, девушка застала активно жестикулирующего Лана и сияющую Узу. Было понятно, что он говорит ей какие-то нежности. Мия не стала им мешать и пошла в гостиную.

Девушка села на диван и завязала непринужденную беседу с мальчиком. Тот с удовольствием поддержал инициативу и начал болтать без умолку о самых разных мелочах. Мия слушала с интересом, она очень любила детей.

Вскоре в гостиной собрались все гости и хозяева. Дея пригласила присутствующих к столу.

В соседнем от гостиной помещении была оборудована столовая, туда хозяйка и провела гостей. Стол ломился от яств. Уза и Дея потрудились на славу. Большой прямоугольный стол, покрытый белоснежной скатертью, был плотно заставлен блюдами самого разного содержания. Для каждого отводилось свое красиво сервированное место. Уза и Лан сели напротив Мии и Кима. Янг и Дея разместили во главе стола, Гун с женой и сыном были посажены рядом с родителями.

Поначалу все ели, но вскоре Гун начал рассказывать невероятную историю о том, как Лану и Киму удалось его разыскать:

– Вы не представляете мое изумление, когда поздним вечером ко мне в дверь постучали эти два оригинала. Я только пришел с работы и готовился ужинать. Нано, как всегда, с воплями носился рядом и разносил квартиру. Вдруг стук. Прошу сына сбегать посмотреть в глазок, думаю, мало ли опять реклама или еще какая-нибудь ерунда. Через две минуты возвращается побледневший Нано и сообщает, что за дверью люди в форме. Вслед за ним бледнеет Нока, и начинаю мандражировать я. Надеясь на то, что это недоразумение, иду открывать. Первое, что бросилось в глаза, униформа Хранителей. Тут я вообще растерялся. Что им может быть нужно от моей семьи. Судорожно перебираю все варианты, и останавливаюсь на том, что Нано обидел какую-нибудь белку, укрывающуюся от обязанностей Тотема вне Ормана…

По столовой разнесся смех.

– Дальше, больше! Начинаю приглядываться к лицам и получаю новую психологическую травму. Передо мной стоит звезда всех времен и народов– Ким, – Гун поворачивается к молодому человеку и продолжает. – Чтоб ты знал, мы всей семьей за тебя болели в этом и прошлом году. Когда увидел тебя впервые на экране, просто обалдел и долго пытался убедить Ноку, что учился с тобой в одной школе…

– Поверила? – спросил Ким.

– С трудом, – ответила Нока.

– А я сразу поверил, – вмешался в разговор Нано.

Нока картинно закатила глаза.

– Да ты поверил, когда папа сказал, что в Мелоре был.

Нано насупился и затих.

– Что это за место? – шепотом спросила у брата Мия.

– Главный город птичьих земель, – пояснил тот.

– Так вот, стою я разинув рот, а Лан мне без каких-либо объяснений протягивает бумажку с координатами. Затем оба разворачиваются и уходят. Я был настолько шокирован, что ничего им не сказал. Когда вернулся на кухню, Нока полезла в аптечку. Видимо, выглядел я не очень. После моего рассказа мы часа два обсуждали, стоит ли мне по этому адресу ехать, но в итоге решились. Хотя присутствие Кима очень смущало. Мы решили, что ты ненастоящий. Зачем кому-то притворяться тобой и вести себя таким странным образом, было непонятно. На следующий день после работы я приехал сюда. И когда дверь мне открыл отец, пожалел, что под рукой не оказалось аптечки. Разве нельзя было все объяснить, как-то подготовить меня к встрече? – начал причитать Гун.

– Мы хотели сделать тебе сюрприз, – ответил Лан.

– В следующий раз, когда захочешь меня приятно удивить, подари плюшевого мишку, – ехидно ответил мужчина.

– Коллекционируешь? – шутливо осведомился Ким.

– Нет, сплю в обнимку, – ответил Гун.

– Ты сейчас обозвал меня медведицей, – оскорбилась Нока.

Нано звонко рассмеялся. А жена насупилась и замолчала. Гун приобнял ее и поцеловал в щеку.

Беседа набирала обороты. В разговор вступил Янг, рассказывая о своих впечатлениях от встречи с сыном.

– Ты не один пострадал от этих следопытов. Меня ведь они о твоем визите тоже забыли предупредить,    –  начал мужчина.

Ким с Ланом переглянулись и притихли.

Янг рассказал, что молодые люди немного перестарались с сюрпризом, потому что Дее все-таки стало плохо от неожиданной и такой долгожданной встречи.

Вид у Хранителей был словно у провинившихся школьников. Мие стало жалко их. Она прекрасно понимала, почему они все устроили именно таким образом.

– Я горжусь вами, – шепнула девушка брату и поцеловала в щеку.

И ему немного полегчало.

– Кстати, что касается выходок. Ким, ты расскажешь нам, почему сорвал соревнования? – неожиданно спросил Гун.

– Почему сорвал? Немного модифицировал, – смутился Ким.

– Модифицировал?! Давно новостями интересовался? Пресса полощет твое имя с первой минуты окончания состязаний. А уж про слухи о том, что ты избил свою сестру, и говорить нечего.

И тут в разговор вмешалась Мия. Девушка подробно рассказала, откуда получила синяки и вывих. Но присутствующие заверили, что в это никто не поверит.

– Вы настолько знаменитая пара, и про вас так мало информации, что теперь журналисты не отцепятся. К сожалению, скандалы   –  самая продаваемая информация во все времена, такова природа людей, – объяснил Янг.

Мия приуныла. Ей совершенно не хотелось компрометировать брата, которому сейчас туго приходится. Нока и Гун начали во всех подробностях пересказывать все предположения, которые выдвигали различные информационные агентства.

– Через два дня мы с сестрой выступаем на большой конференции, где я подробно объясню, почему позволил себя убить на арене, а она поведает, откуда побои. Надеюсь, после этого шумиха уляжется.

Обсуждение соревнований и их итогов растянулось на час. Мия с интересом слушала мнения мужчин. Вдруг Уза аккуратно дотронулась до нее ногой под столом и показала глазами в сторону кухни. Девушка поняла намек и незаметно удалилась. Спустя минуту к ней присоединилась подруга.

Красавица улыбнулась, достала Планум и начала набирать текст: «Я хочу позвать тебя на финальную примерку моего свадебного платья».

– Я с удовольствием! – обрадовалась Мия, но тут же замялась. – А где и когда она будет?

«Через четыре недели здесь в Саорсе», – разъяснила Уза.

– Мне очень хочется, но я не знаю, где буду в это время. Так долго стеснять Кима, у меня нет в намерениях, а где поселиться, пока не знаю. А где вы с Ланом планируете жить? – спросила подруга.

«Мы пока выбираем. С одной стороны, не хочу уезжать далеко от родителей, а они не покинут город. Теперь, когда они, наконец, нашли сына, да еще с внуком, их от Гуна не оторвать. Ты бы видела, как Нано полюбился Дее», – написала Уза и улыбнулась. – С другой стороны, не хочется жить в большом городе. Я хочу детей, а здесь им не место. Пока решили купить домик в пригороде. Думаю, это самый разумный вариант. У Лана есть сбережения, за несколько лет работы Хранителем он скопил порядочную сумму, поэтому проблем с жильем не возникнет».

– А где он жил до этого? – поинтересовалась Мия.

«У Кима в основном и периодически ездил во Вратный к названому отцу», – ответила девушка.

– У Кима?

«Да, он поведал, что они весело проводили время. Оказывается, твой брат любил шумно и с размахом отдохнуть», – подтвердила Уза.

– В таком случае надо съезжать скорее. При мне он будет себя сдерживать, а я не хочу доставлять ему неудобства, – забеспокоилась Мия.

Уза внимательно посмотрела на подругу и закатила глаза.

– Что? – удивилась та.

«Я точно знаю, что Ким будет счастлив, если ты останешься у него жить».

– Сомневаюсь. Он заботливый, но я не хочу, чтобы он чем-то жертвовал ради меня. Постепенно я освоюсь, и не буду нуждаться в его помощи.

«Я не имею в виду братскую заботу о младшей сестре. Открой, наконец, глаза. Все кроме тебя видят, как на самом деле он к тебе относится».

Мия смотрела на подругу и недоумевала. Уза тяжело вздохнула.

«Давай на секунду вспомним, что вы не родные брат с сестрой. А теперь прибавим к этому то, что вы живете душа в душу с детства. К тому же Ким до сих пор холост и девушку себе не ищет. А теперь абстрагируйся от слова «брат» и вспомни, как он с тобой обращается. Неужели не очевидно, что ты в центре его внимания».

– Я не настолько глупа, чтобы не замечать, как он со мной заботлив и нежен, но так было всегда. Мы же семья.

«Ох, Мия. Послушай, что тебе скажу, Ким любит тебя. Не так, как любишь его ты. Ты можешь мне не верить, но я знаю это точно».

– Лан   –  сплетник, он ничего не понимает в наших отношениях, – отмахнулась девушка.

«Мне поведал об этом не Лан», – написала Уза и многозначительно посмотрела на подругу.

Эти слова произвели на Мию оглушительный эффект. Девушка большими глазами продолжала смотреть на собеседницу, она была полностью погружена в себя. В памяти начали всплывать события последних лет. Теперь, когда она знала об истинных чувствах Кима, многое стало проясняться.

– Какая же я была глупая! – тихо проговорила Мия.

Уза взяла подругу за руку и улыбнулась.

В этот момент в кухню вошла Дея и позвала девушек к столу. Янг хотел произнести тост и требовал всех участников мероприятия занять свои позиции.

Мия, словно в бреду, плелась по пятам за подругой в гостиную, ничего вокруг не замечая. Сев на свое место, она посмотрела на брата так, словно видит впервые. Ким сразу обо всем догадался. Он хотел что-то сказать, но голос Янга отвлек молодого человека.

– Я хочу поднять этот бокал за тех людей, благодаря которым мы все здесь собрались. Ким, Мия и Лан, без вас нас с Деей, возможно, уже бы не было в живых. А о судьбе Узы страшно и подумать. Я не перестаю удивляться, насколько одно маленькое событие человека способно перевернуть всю жизнь. Не знаю, что сподвигло тебя изучать врачебное дело, Мия, но точно знаю, что это стало отправной точкой для всего, что произошло со мной и моей семьей. Мы перед тобой в неоплатном долгу, – сказал Янг и сделал жест бокалом в сторону девушки.

Все встали с мест, и послышался звон бокалов. Девушка смутилась. Когда все снова сели на места Нока, спросила:

– Мия, а как ты решила стать врачом?

– Ну, я не совсем врач. Лекари у хищников ни в какое сравнение не идут с вашими медиками. Мы очень неграмотны и лечим людей травами. Только попав в Орман, я впервые увидела шприц и капельницу. А лечить людей я начала благодаря Гуну, как это ни странно.

Все, а особенно сам молодой человек, очень заинтересовались этим фактом и попросили рассказать подробнее. Мия поведала присутствующим о своей ссоре со школьной подругой из-за депортации Гуна, что послужило поводом для появления нового увлечения.

После этой удивительной истории тост вызвалась сказать Дея. Все приготовили бокалы и стали слушать.

– Простите меня, Лан и Ким, но этот бокал поднять хочу за Мию. Дорогая, тот день, когда я впервые постучала в дверь твоего дома, был один из самых судьбоносных в моей жизни. Ты удивительный человек. Твоя доброта и отзывчивость граничит с редкостной независимостью мышления. В то время мы были настолько гонимы обществом, что многие лекари отказывались лечить нас даже за деньги или неприлично завышали цены. Когда ты незамедлительно отреагировала на мой призыв о помощи, не прося ни копейки, я не поверила своим глазам. Мия, оставайся всегда такой же самобытной. В травоядном мире, наряду с большим количеством положительных аспектов, есть много растлевающего. Я очень надеюсь, что, как тогда ты не пустила чужие взгляды в свое сердце и сотворила много чудес, так и теперь ты будешь тверда, и это принесет тебе счастье!

И снова все повставали с мест. Друзья чокались и присоединялись к сказанному.

Когда все утихли, Дея подала горячее. И на некоторое время в комнате воцарилась тишина.

Мия сидела, глядя в тарелку, и не могла есть. За последние несколько дней она сделала столько удивительных открытий, что впала в какой-то транс. Новости сыпались одна за другой. Обилие шокирующей информации не давало возможности сесть и все как следует осмыслить. Ей нестерпимо захотелось побыть наедине с собой. Сесть на берегу лесного озера и углубиться в размышления.

Все оставшуюся часть вечера Мия была тихой и задумчивой. Семья Узы сказала еще много теплых слов в адрес Лана и Кима, но девушка слушала их вполуха, ведь в этот день для нее перевернулся с ног на голову целый мир.

Тем временем в доме царила веселая атмосфера. Видя состояние сестры, Ким изо всех сил старался разрядить обстановку, Лан ему подыгрывал. Временами к ним присоединялся Гун, тем самым образуя неподражаемое трио.

Мия улыбалась, но все равно выглядела отстраненно. Когда на часах было девять вечера, к девушке подошла Уза и указала в сторону прихожей. Гостья встала и пошла за подругой. Уже на полпути Мия услышала звонок коннектора. Она подошла и вытащила из пальто устройство с намерением выключить, но палец скользнул по дисплею. Аппарат предательски высветил проекцию Вилара, но девушке все же удалось отклонить вызов.

Когда Мия повернулась в сторону гостиной, то встретилась с полным удивления взглядом Узы.

– Очень долгая и грустная история, – кратко пояснила она и пошла обратно за стол.

Войдя в помещение гостиной, девушки обнаружили, что Гун с семьей собирается уходить.

– Нано пора спать, – оправдывался мужчина.

Дея и Янг с пониманием отнеслись к решению сына и не удерживали гостей. Вслед за ними засобирался Ким, чему Мия была несказанно рада.

После долгих проводов гости, наконец, разошлись.

На этот раз брат с сестрой ехали в машине не одни, к ним присоединился Лан. Всю дорогу молодые люди обсуждали работу, а Мия молча смотрела в окно. Город искрился от снега и обилия осветительных приборов.

Обратный путь занял меньшее количество времени. Машин на дорогах заметно поубавилось, и до планолета друзья добрались практически без пробок.

С самого начала полета Лан пребывал в кабине Кима. Мия же погрузилась в чтение Планума. Вскоре ее отвлек голос друга:

– Пока, еще увидимся, – сказал Хранитель и махнул рукой.

– Мы что уже в Ормане? – спохватилась девушка.

Лан кивнул и исчез в коридоре.

– Пока, – крикнула Мия вслед и снова погрузилась в чтение.

Время в дороге пролетело незаметно.

– Приехали, выходим, – послышался голос Кима.

Мия неохотно встала и пошла к выходу. Только у порога дома девушка почувствовала, насколько устала. Время с Планумом пролетало незаметно, но дорога все равно выматывала. Поэтому, попрощавшись с Кимом, девушка удалилась к себе в комнату.

Безумно хотелось плюхнуться в постель и уснуть, но, собрав волю в кулак, девушка отправилась в ванную. И это было ее главной ошибкой. После душа сон как рукой сняло. Без малого два часа она пыталась уснуть. В голове роем крутились мысли, не давая отключиться.



Совершенно измучившись, Мия оделась, вышла на балкон и по лестнице спустилась к пляжу. Не замечая, куда идет, она задумчиво брела по песчаной насыпи. Вдруг вдалеке показался свет. Это был костер. Оказалось ноги принесли ее к беседке с качелями на границе с зарослями. Каково же было удивление, когда она обнаружила там Кима. Молодой человек сидел, глядя на огонь и крутя в руках какой-то маленький предмет. На столике у дивана стояла бутылка красного вина и полупустой бокал.

После недолго замешательства Мия решила присоединиться к брату.

– Не спится? – спросил Ким, заметив сестру.

Девушка кивнула и присела рядом.

– Со мной та же история. Хочешь вина? Говорят, помогает.

– Нет, спасибо, – спокойно ответила она.

Настроения разговаривать не было. Девушка смотрела на поблескивающее море. Шелест волн и легкий ветер создавали умиротворяющую атмосферу. Весь мир был пропитан чарующим дыханием ночи.

Ким сидел молча и думал о своем, временами отпивая из бокала. Так прошло около получаса.

– Не уезжай, – неожиданно проговорил Ким.

Мия удивленно посмотрела на брата.

– Почему ты решил, что я уезжаю?

– После того, что ты сегодня узнала, вряд ли захочешь остаться, – расстроенно ответил Ким.

Мия не сводила с молодого человека изумленных глаз и молчала.

– Я понимаю, что ты чувствуешь. Всю жизнь думать, что рядом с тобой родной человек, воспринимать как брата, а потом узнать, что он испытывает к тебе влечение, для девушки с твоим воспитанием, наверное, противно.

Девушка отвела взгляд и потупилась.

– Не молчи, Мия, ответь, что с тобой происходит? – умоляюще проговорил Ким.

– Я еще сама до конца не поняла. Все это меня, конечно, шокировало, но чувства отвращения точно не вызвало, – растерянно объяснила сестра.

– И на том спасибо,    –  сказал молодой человек, встал, взял со стола бутылку с бокалом и собрался уходить.

– Подожди, – окликнула его сестра и ухватила за руку, – сядь, давай поговорим.

Ким поставил предметы обратно и сел.

– Ты ждешь от меня слишком многого. Я ведь такая глупая и неопытная. Мне сложно проанализировать свои чувства и тем более высказать их. Ты мне дорог, и я очень тебя люблю. То, что сегодня мне стало известно, этого не изменило. Просто теперь я все вижу иначе. Представь, что ты всю жизнь общался с человеком через стену. Не видел, а только слышал и был близок. И тут в один прекрасный день эту стену разрушили. И вот ты стоишь с ним лицом к лицу, и все по-другому. Вроде, и ты такой же, и он не изменился, но все не так. Сейчас я испытываю то же самое. Кроме того, оглядываясь назад, я многое вижу иначе. Например, твой прощальный поцелуй на базе Краго или сцену встречи с Виларом в дверях моего бокса. Я понимаю, какую ты испытывал боль. Почему же ты молчал, Ким?

– А что я мог сказать. Не ходи с ним на свидания, потому что я тебя люблю. И что бы ты в таком случае ко мне испытывала: жалость, разочарование, отчуждение? В тот момент это было совершенно неуместно. Ты была влюблена и счастлива, а я зол и жалок, – искренне признался он.

Они замолчали. Ким продолжал крутить что-то в руках. Мия протянула руку и забрала у брата загадочный предмет. Это было кольцо.

– Что это? – спросила девушка.

– Обручальное кольцо моей матери. Рид дал его мне, чтобы я сделал тебе предложение, – кратко ответил Ким.



– Отец знает? – спохватилась девушка.

– Да.

– И давно?

– Несколько месяцев, – ответил брат.

– Уверена, он счастлив. Когда в Предлесье бушевала эпидемия, он признался, что всегда об этом мечтал, – сказала Мия.

– И не он один, – проговорил Ким и невесело ухмыльнулся.

– Дай мне время, – шепотом проговорила девушка.

– Я готов дать тебе все, что угодно, лишь бы ты в итоге сказала: «Да». Не знаю, что могу противопоставить Вилару, но у меня есть одно преимущество: я любил тебя всегда. Это чувство росло вместе со мной. Каким-то образом из родственной привязанности оно преобразовалось в настоящую сильную любовь. Помню, когда мы были совсем детьми, мне всегда доставляло удовольствие играть с тобой. Когда я чуть подрос, ты стала казаться мне маленькой и беззащитной. Именно тогда пришло осознание того, что к тебе следует относиться чутко. Мы взрослели и становились разными, но этот факт не отталкивал меня. Наоборот, ты становилась интереснее. Такая своеобразная и милая. Я смотрел на других девчонок, и они казались скучными и пустыми по сравнению с тобой. Их головы были забиты нарядами и сплетнями. А ты порой задавала такие вопросы, которые мне даже в голову никогда не приходили. Всегда видела мир по-другому. Уверен, тебе казалось, что я слушал твои долгие размышления о мире из вежливости, на самом деле я с интересом ловил каждое слово. Многие ребята в школе интересовались тобой. Еще бы такая симпатичная и загадочная. Но как только я это замечал, они приходили домой с синяками. Мне казалось, так я защищаю тебя, но только спустя годы понял, что безумно ревновал. Не скрою, что, потеряв надежду когда-либо тебя увидеть, после депортации, пытался найти себе жену здесь. Но в каждой девушке искал тебя. Последней каплей стало твое появление в Ормане во время эпидемии. Я думал, что умер, а когда пришел в себя, увидел тебя. Как ты похорошела за годы разлуки! Из худенькой, бледной растрепанной девчонки, ты превратилась в невероятно привлекательную девушку. Я, затаив дыхание, ловил каждое твое движение, которое до краев было наполнено женственностью. Никогда не встречал такой тонкой и глубокой красоты. Ты, словно заснеженный лес, смотришь и видишь сырость, черные стволы и холод. А чуть приглядишься: снег под лучами искриться, красные ягоды рябины инеем подернуты, снежные насыпи с елового лапника сползают и, поблескивая на солнце от ветра, разлетаются. Твоя красота не кричащая, как шкура бенгальского тигра, она кроткая, как беличья шубка. Чтобы ее рассмотреть, нужно затаить дыхание и приглядеться. В тебе есть глубина, понимаешь? Недосказанность и притягательность, – сказал Ким и замолчал.

Мия сидела молча, подогнув колени, а по щекам текли слезы. Никогда прежде ей не приходилось слышать ничего подобного. Для нее всегда было загадкой, что привлекло Вилара, а теперь и Кима. Она плакала не от того, что прозрела относительно своей привлекательности. Ее тронула глубина чувств молодого человека. Сколько он всего таил в себе, боясь ее отпугнуть. И как много ему пришлось пережить. Ее чуткое сердце покорили слова названого брата. Внезапно пришло осознание, что лучшей кандидатуры невозможно найти. Ведь на самом деле он, а не Вилар, был лучшим из лучших.

Тем временем Ким встал перед ней на одно колено и сказал:

– Ты мой дом, Мия, моя жизнь, так было и так будет, выходи за меня замуж.

Она смотрела на брата и плакала. Тот аккуратно забрал у нее кольцо и приготовился надеть его.

Под властью эмоций девушка не смогла побороть нежного порыва и ответила:

– Да.

Ким улыбнулся и надел кольцо на безымянный палец правой руки. Затем улыбнулся и нежно поцеловал девушку в губы. Мия почувствовала невероятную нежность его губ. Какое-то странное щекочущее чувство в районе живота мурашками разлилось по телу. Это было волнующее и ни на что не похожее ощущение.

Понимая, что может не сдержаться, Ким отстранился. Мия смотрела на него сверкающими глазами, и в этот момент он почувствовал, что невероятно счастлив.

Он сел рядом и обнял ее. Она прислонилась щекой к груди и молча слушала, как бешено бьется его сердце.

Прошло немного времени, и Мию начало клонить в сон. Девушка задремала. Ким взял ее на руки и отнес домой. Он аккуратно положил девушку на кровать и лег рядом.

Мия тихонько посапывала рядом, а Ким не мог заснуть от переполнявших эмоций и лежал рядом без сна до рассвета. Только когда спальню залил розово-оранжевый свет, молодой человек погрузился в сон.

На следующий день Мия проснулась первой. События прошлой ночи казались сном. Но рядом спал Ким, а на руке поблескивало кольцо. Вчерашние откровения заставили ее относиться к молодому человеку иначе. Теперь она смогла увидеть, насколько он красив, почувствовать волнующую нежность и непреодолимое желание поцеловать. В ней медленно зарождалась влюбленность.

Мия осторожно встала и пошла на кухню готовить завтрак. Спустя несколько часов проснулся и Ким. По дому разносился дразнящий аромат выпечки и цветочного чая. Молодой человек потянулся и спрыгнул с кровати. Подойдя к лестнице, он увидел Мию, уютно расположившуюся на диване напротив камина и читающую Планум.

– Доброе утро, красавица, – бодро поприветствовал он.

Девушка подняла на него глаза и улыбнулась. Теперь в их отношениях появилось что-то новое, какая-то волнующая недосказанность. Это была странная, но приятная перемена.

– Ты голоден? – спросила девушка.

– От завтрака не откажусь.

Мия отложила Планум и пошла на кухню, Ким последовал за ней. На столе молодого человека уже ожидали горячие кексы и чай. Молодой человек сел за стол и принялся за завтрак.

– Когда ты последний раз связывался с отцом? – неожиданно спросила Мия.

– Вчера утром. Стараюсь кратко сообщать ему обо всем, что происходит. Он волнуется, но виду не подает.

– А твое выступление он видел? – поинтересовалась девушка.

– Да, я отправлял ему запись, – сказал Ким.

– И как отнесся к проигрышу?

– Поначалу недоумевал, но я ему все объяснил, – объяснил молодой человек.

– Ты молодец, а я вот только сейчас поняла, что давно с ним не разговаривала, – пристыженно отозвалась Мия.

– Не волнуйся, это я ему тоже объяснил, – ответил Ким и подмигнул.

Девушка погладила его по руке и поблагодарила.

– Какие у тебя сегодня планы? – спросил молодой человек, покончив с едой.

– Никаких, – честно призналась она.

– Тогда предлагаю морскую прогулку на яхте, ты как?

– С удовольствием, – ответила девушка.

– Тогда через час жду тебя на пляже, – сказал Ким и куда-то ушел.

Не зная, чем себя занять, Мия снова погрузилась в просторы информационной сети.

– Пора, корабль ждет, – послышался голос Кима.

Мия взглянула на часы, и удивилась, как незаметно пролетело время.

– Иду, – крикнула она в ответ и направилась к выходу.

Оказавшись на берегу, девушка не сразу заметила яхту. Судно находилось в ста метрах справа. Издалека было видно, что к нему подходит небольшой помост, которого Мия раньше там не видела. Ким объяснил, что это специальный выдвижной пандус, он выполняет несколько функций: транспортировку судна из ангара на воду и обеспечение комфортной посадки.

Ким взял девушку за руку и повел в сторону яхты. Попутно он рассказал, что его дом находится на полуострове, недалеко от которого разбросаны маленькие живописные острова. Когда он только заселился сюда, то обследовал все помеченные на карте островки, и многие оказались очень интересными.

Когда молодые люди добрались до судна, Ким помог Мие перебраться на борт, затем провел небольшую ознакомительную экскурсию по яхте и завел почти бесшумный мотор. Пара отправилась в путь.

Корабль был небольшим. Внизу располагалась уютная каюта и небольшая кухня. Верхняя часть судна была оборудована удобными сидениями и маленьким столиком. Мия увидела отделанное деревом пространство, где можно прилечь и позагорать. Яхта девушке понравилась, и Мия быстро здесь освоилась.

Погода стояла безветренная, море было спокойным. Девушка, словно завороженная, наблюдала, как лазурные потоки разбегаются от бортов корабля, оставляя красивые следы на спокойной поверхности моря.

Поначалу они плыли молча. Мия закрыла глаза и подставила лицо приятным потокам теплого ветра. Вскоре Ким окликнул ее и показал куда-то вдаль. Девушка увидела очертания острова. Это была их первая цель. Поскольку причалов в этих диких местах не было, молодой человек сбросил за борт надувную лодку, помог девушке спуститься, и они поплыли к берегу.

Остров оказался маленьким и совершенно необитаемым. Угловатый каменистый хребет, поросший невысокой растительностью, и песчаный берег были его основными составляющими.

Молодые люди углубились в заросли. Мия с любопытством смотрела по сторонам, а Ким что-то целенаправленно высматривал.

– Что ты ищешь? – поинтересовалась девушка.

– Я привез тебя на этот ничем не примечательный остров показать кое-что, вернее кое-кого, – загадочно проговорил Ким.

– Если это какой-нибудь особый вид тропических бобров, я с ними знакомиться не буду, – отшутилась Мия.

Ким хотел ответить, но, что-то увидев, резко остановился и схватил девушку за запястье.

– Вон там, в тени, на песке видишь? – с азартом в голосе спросил он.

Мия пригляделась и заметила какое-то движение. Подойдя немного ближе, она поняла, что это маленькие черепашки выползают из песка.

– Что они там делали, и как не задохнулись? – удивилась Мия, присев рядом с малышами.

– Они там вылуплялись, и да… не хочу тебя расстраивать, многие задохнулись.

Девушка посмотрела на Кима полными разочарования глазами.

– Такова природа. Их мамочка вышла из моря, раскопала ямку и набросала туда кучу яиц, затем закопала и ушла в неизвестном направлении. Вот и все материнство, – засмеялся молодой человек.

– Не рассказывай мне такие гадости, – ответила Мия, взяв одного из малышей в руки.

– Это не гадости, а реальная жизнь. К тому же все не так плохо. Сначала их, конечно, атакуют на суше, многие погибнут, потом в воде, и снова потери будут существенные, зато потом выжившие будут рассекать морские просторы лет так восемьдесят. Вот это награда за труды, – весело объяснил Ким.

После этих слов, Мия набрала черепашек в подол юбки и понесла к воде, приговаривая:

– Так я хотя бы от сухопутных хищников их спасу.

Ким тоже взял несколько и пошел следом за сестрой.

– Ты такая сентиментальная, – посмеивался молодой человек по пути.

– Ты тоже, – ехидно ответила девушка, указав взглядом на ношу Кима.

– Сантименты тут ни при чем, – твердо заявил он. – Это мужская солидарность. Они лежали в тенистой местности, а значит, скорее всего, самцы.

Мия рассмеялась. Когда они достигли моря, девушка зашла по колено в воду и выпустила зеленых малышей в воду. Ким сделал то же самое.

– Они удивительные создания, – задумчиво проговорил он, глядя, как расплываются черепашки. – Первый год жизни – хищники, а потом   –  травоядные.

– Откуда ты все это знаешь? – пораженно спросила Мия.

– Очень люблю передачи про животных, – с улыбкой ответил Ким. – Когда есть свободное время на базе, сажусь на диван и смотрю информационные выпуски о природе.

– Я думала, ты все свободное время в тренажерке ринг полируешь, – пошутила девушка.

Ким пристально посмотрел на Мию и неожиданно сказал:

– Нам нужно определиться с датой.

Девушка растерялась.

– Я пока не думала об этом, – пожав плечами, сказала она.

Ким ничего не ответил. Он взял ее за руку и повел к надувной лодке.

Весь день молодые люди путешествовали по островам, многие из которых оказались очень живописными. Им удалось увидеть несколько диковинных птиц, больших ящериц и даже дельфинов. Это был потрясающий день. Мия была в полном восторге. Домой путешественники вернулись под вечер.

Девушка устало поплелась босиком по песку в сторону входа в дом, а Ким занялся яхтой. В уютной гостиной девушка села на любимое место у камина, закрыла глаза и задумалась.

Всю поездку она восхищалась Кимом. Теперь его достоинства не были для нее чем-то само собой разумеющимся. Она смотрела на него как на будущего мужа и очень тщательно оценивала. В итоге Мия пришла к выводу, что Ким идеален во всем, и от этого осознания щекочущее чувство в области живота усилилось в несколько раз. Девушка была счастлива, что такой мужчина обратил на нее внимание. Она ловила каждое его слово, каждый жест, наслаждалась красотой и не могла поверить своему счастью. Но главное, что удивляло Мию, почему она не видела этого раньше, и как за пару дней ее отношение к Киму могло так стремительно поменяться.

Но ответ был прост, она любила его всегда. Характер, манера общения, мировоззрение, все в нем было для нее родным и близким. Им всегда было очень легко вместе. В их совместной жизни не было конфликтов. Ким и Мия были идеальной парой. Ей нужно было поменять ракурс, посмотреть на него под другим углом, и все встало на свои места.

– Мия, ты спишь? – отвлек от размышлений голос Кима.

Девушка открыла глаза и улыбнулась.

– Нет, просто задумалась.

– О чем? – спросил молодой человек и присел рядом.

– О нас. Вернее о моем отношении к тебе, – честно призналась девушка.

Ким немного насторожился.

– Расскажешь мне?

– Это очень долгие размышления, итогом которых стало осознание того, что мне очень повезло, и все сложилось как нельзя лучше, – мягко ответила девушка.

От этих слов Ким просиял. Он обнял девушку, притянул к себе и нежно поцеловал в губы. Мия не сопротивлялась. Ей безумно нравилась нежность его губ. И не хотелось от него отрываться. От нежного прикосновения губами, Ким плавно перешел к страстным поцелуям. От волнующего удовольствия у Мии вырвался стон. Девушку бросило в жар. Казалось, сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Но Ким неожиданно отстранился.

– Прости, я так долго об этом мечтал… – сказал он и замялся, – тысячу раз представлял, как целую тебя. Вкус твоих губ и… – сказал Ким и снова замолчал.

– Ты можешь назначить дату сам, – немного помолчав, неожиданно сказала Мия.

– В таком случае завтрашний день тебя устроит, – шутливо ответил молодой человек.

– Конечно, если Декус успеет сшить мне за ночь платье, – отозвалась Мия и подмигнула.

– На подготовку к церемонии уйдет месяца два, не меньше. Лан с Узой бегают как угорелые. Ему постоянно приходится отпрашиваться со службы. Но там все знают, поэтому относятся с пониманием,    –  объяснил Ким.

– Да, у вас очень дружественная атмосфера на базе, – похвалила девушка.

– Разумеется, иначе как заставить людей рисковать жизнью, прикрывая в бою коллег.

При упоминании о военных столкновениях Мие стало не по себе. Где-то в глубине мгновенно зародился страх потерять Кима в одной из таких стычек. Она переживала за него и раньше, но теперь он был для нее всей жизнью, а не просто братом.

– Предлагаю уделить подготовке три месяца, чтобы все прошло гладко и без спешки, как ты на это смотришь? – спросил Ким.

– Как скажешь, – с улыбкой проговорила девушка.

– Если ты всегда будешь мне так отвечать, то уверен мы будем жить долго и счастливо, – пошутил молодой человек.

– Как скажешь, – шутливо повторила Мия.

Ким улыбнулся и поцеловал ее в щеку.

– Пора ужинать и спать. Завтра у нас большой день, ты помнишь? Надо быть в форме и не ударить в грязь лицом перед камерами.

– Ох, я совсем забыла об этом дурацком интервью. Мне точно нужно туда идти? – умоляющим тоном спросила Мия.

– Да, – твердо ответил Ким.

– Как скажешь, – грустно проговорила девушка и пошла на кухню.

Мия быстро приготовила легкий ужин. Молодые люди устало поели и разошлись по комнатам. Девушка приняла душ и быстро уснула.

Наутро Мию разбудил стук в дверь.

– Просыпайся, у тебя час на сборы, – сказал из-за двери Ким.

Она нехотя встала и поплелась в душ. День обещал быть ужасным. Даже душ не сильно исправил ситуацию. Девушке настолько не хотелось ехать на интервью, что вялость и рассеянность никак не хотели отступать.

Мия надела теплый костюм, взяла в руки пальто и спустилась вниз.

– На завтрак бутерброды, это все, на что я сейчас способен, – сообщил Ким, увидев девушку на кухне.

– Я не голодна, – грустно отозвалась она.

Ким подошел к Мие и обнял.

– Понимаю, какой это для тебя подвиг. Знаю, как ты не хочешь ехать, но это очень нужно. Потерпи денек, а завтра устрою для тебя незабываемый день. Договорились? – тихо проговорил он и поцеловал Мию в губы.

Девушка немного расслабилась. Спустя пятнадцать минут она уже сидела в пассажирском боксе скоростного планолета и читала свой любимый Планум.


Глава одиннадцатая


Мия оторвалась от чтения как раз в тот момент, когда за окном сквозь облака начали проглядываться очертания Саорса. Вскоре к ней заглянул Ким и пригласил на выход.

Молодые люди оказались на просторной крыше невероятно высокого здания. Площадка для планолетов была оборудована ветрозащитными ограждениями, поэтому ощущение высоты скрадывалось. Однако прозрачная ограда открывала невероятный обзор. Казалось, это было самое высокое здание Саорса.

– Расскажи, про что ты так увлеченно читаешь? – расспрашивал Ким по пути от планолета к входу в здание.

– В основном про медицину. Нашла большой сборник учебных материалов какого-то медицинского университета и изучаю. Столько нового узнала, просто голова кругом. Мы так отстали, Ким, так ужасно отстали, – горестно сказала девушка.

Они вошли в просторный холл. Мия не могла оценить архитектуру и внешнюю отделку здания, зато внутреннее убранство поразило роскошью. Холл был выполнен в смешанном стиле, где простота и элегантность сочеталась с помпезностью и богатством. Золото, мрамор и изысканный текстиль смешивались со стеклянными и металлическими элементами фантазийных форм. Здесь все было продумано до мелочей, структурировано и предельно понятно. Удобно располагались зоны отдыха и гардероба, по центру находились небольшие переговорные и информационные стойки. У входа стояли красивые девушки в дорогих костюмах, одна из которых с сияющей улыбкой подплыла к Киму и проговорила:

– Здравствуйте, для нас большая честь приветствовать Вас в «Гилтери-информ». Позвольте проводить в гримерную, а затем в конференц-зал.

Ким кивнул, и девушка направилась вглубь холла. Молодые люди пошли следом.

Во всей этой роскоши Мие было не по себе. Она взяла Кима под руку и, глядя себе под ноги, молча шла.

Девушка в дорогом костюме продолжала инструктировать молодого человека.

– Мистер Декус уже ожидает Вас. Эфир начнется через полтора часа, надеюсь, за это время он успеет закончить. Конференция состоится в южном крыле третьего корпуса в зале номер шесть. Я приду к вам за двадцать минут до эфира и провожу…

Погруженная в свои переживания, Мия шла и не слушала, что говорит сопровождающая. Только Ким внимал и кивал.

Молодые люди прошли к лифтам, спустились на несколько этажей вниз, преодолели три стеклянных перехода и огромное количество поворотов, а провожатая продолжала инструктировать Кима.

Когда они, наконец, добрались до гримерной, Мия настолько устала, что, казалось, совершенно заживший вывих снова начал болеть.

В помещении, куда они попали, было сумрачно и уединенно, это слегка расслабило Мию. Она, прихрамывая, прошла и села на первый попавшийся стул.

– Что с ней? – раздался голос Декуса за спиной.

Мия испугалась и подскочила с места.

– Устала. Мы прошли километра два не меньше, – с улыбкой ответил Ким и пожал другу руку.

– Ой, прости, Декус, я тебя не заметила, – извиняющимся тоном сообщила девушка.

– Зато тебя трудно проглядеть, – ответил мужчина и обнял Мию.

– У нас всего час, ты успеешь? – спросил Ким.

– Успею, но придется поработать в четыре руки. Надеюсь, ты не возражаешь, если тобой займется моя ассистентка Кева, а я всецело посвящу себя Мии. Прости, дорогая, но над тобой надо серьезно поработать. Твои нашумевшие побои еще не до конца сошли, – заявил Декус и жестом пригласил девушку присесть на одно из кресел перед зеркалом.

Она кивнула и заняла нужное место.

– Для начала займемся лицом, потом волосами, а в самом конце переоденемся, – продолжил стилист.

В это время в гримерку вошла красивая высокая девушка.

– А вот и Кева.

Девушка подошла к Декусу и поцеловала в щеку. Мие такое приветствие показалось странным.

– Приступай, моя дорогая, у нас мало времени.

Ассистентка усадила Кима на соседний от сестры стул с отдельным большим зеркалом. В комнате воцарилась тишина, и работа закипела. В основном Мия смотрела перед собой, но иногда не могла сдержать любопытства и заглядывала в зеркало брата.

Девушка поражалась, какое количество составов приходится накладывать на кожу, при этом особой разницы во внешности не замечалось. Ким стал выглядеть свежее, словно у него сегодня прекрасный день и отличное настроение, но не более того. Наверное, в этом и состояла главная цель гримирования мужчины.

Что касается своего лица, Мия была очень довольна. Декус полностью замаскировал синяк и придал лицу сияющую свежесть. Мужчина избегал ярких красок в макияже, предпочитая натуральные нежные оттенки, в итоге лицо Мии получилось красивым и невинным: легкий румянец, губы нежно – розового оттенка, большие выразительные глаза.

Как и было обещано, после лица стилист перешел к прическе. Он оставил волосы распущенными, придав им объем за счет крупной завивки. Затем нанес какой-то раствор, который придал шелковый блеск завиткам и чуть осветлил отдельные пряди «сухой вытравкой», как он это назвал.

Стилисты работали сосредоточенно и молчали. Лишь изредка Декус переговаривался с Кевой, обсуждая какие-то нюансы макияжа и причесок.

В какой-то момент через зеркало Мия заметила, что ассистентка приглядывается к ее руке. Девушка посмотрела на свою кисть, и сразу поняла, что именно привлекло ее. Это было кольцо. Спустя какое-то время, Кева будто случайно задела Декуса, тот обернулся. Девушка глазами указала на правую руку Мии. И за изучение кольца принялся мастер.

– Поздравляю, – мягко проговорил мужчина. – Надеюсь, платье буду шить я?

Ким удивлено посмотрел на друга и, немного помедлив, ответил:

– Разумеется. Но для начала ты должен выполнить один неординарный заказ. Уверен, такого тебе еще делать не приходилось.

– Удиви меня, – кратко ответил стилист.

– Купальное платье.

На секунду шокированный Декус замер. Со стороны Кевы послышался сдавленный смех. Мия покраснела.

– Спасибо, Ким, – прошептала девушка.

– Ну… Да… Ты меня удивил… – растерянно проговорил Декус. – А чем не устраивают классические купальники?

– Слишком много показывают и мало скрывают, – смущенно ответила Мия.

– Зато быстро сохнут и не препятствуют загару, – вмешалась Кева.

– Насколько я знаю, солнечные лучи провоцируют рак, – ответила Мия.

– Ты боишься сгореть на солнце? – изумился стилист.

– Нет, скорее, со стыда. В обществе хищников никто, кроме мужа, не может видеть девушку в нижнем белье. И мне непонятно, почему у вас это называется купальником. От нижнего белья его отличает только ткань. Если девушка пройдется по пляжу в бикини, никто не удивится, но стоит одеть то же самое из шелка, ее осудят. Очень странные традиции, – сказала девушка.

Ким тяжело вздохнул, а Декус с Кевой многозначительно переглянулись. Угадать ход их мыслей было несложно, и девушку это не задевало, а вот реакция брата задела. Уж он-то мог быть на ее стороне. Как может будущий муж желать выставлять свою невесту напоказ в таком виде! Вспомнив разговор с Роком о том, что нужно уметь разговаривать с близкими людьми, в Мие проснулось желание высказаться.

– Реакция людей, выросших в совершенно другой среде, с традициями и взглядами отличными от наших, мне понятна. Не прошло и нескольких часов моего пребывания за стеной, как мне практически в лицо заявили, что я варвар с интеллектом на уровне табуретки. Поэтому не удивляюсь, что Декусу и Кеве кажусь, мягко говоря, странной. Но твоя реакция меня задевает, – обратилась она к молодому человеку.

Тот удивленно уставился на Мию. Прежде он не слышал от девушки никаких нравоучений. Ему и в голову не могло прийти, что его реакция может задевать или вызывать осуждение.

– Ты вырос со мной в одной среде и знаешь, как ценится чистота и скромность женщины в хищном обществе. Не говоря о том, что имея на меня определенные планы, должен изо всех сил стараться защищать будущую супругу от назойливых взглядов и возможных посягательств. Когда ты успел так освоиться в этом мире? Конечно, в нашей культуре много отсталого и плохого, но есть и много хорошего. Меня с детства задевало ограничение прав слабого пола, но помимо этого женщина в культуре хищников   –  защищенный элемент. Например, огромным позором считается развод, а здесь это норма. Или уход мужа из семьи с ребенком! У нас такого просто быть не может, наоборот, мы усыновляем сирот и почитаем усыновивших. А здесь мать одиночка – обычное дело. Понимание семьи и крепости уз стерлись. Мне не понадобилось много времени, чтобы обнаружить с помощью Планума, насколько сильно пропагандируется в травоядном мире свобода интимных отношений. Вот поэтому семья исчезла, поэтому люди перестали трудиться понимать друг друга и терпеть. Не устроила эта женщина, пойду на пляж пригляжу другую, благо рассмотреть можно практически все, и плевать, что есть общий ребенок. Растить малышей   –  не мужское занятие, пусть сама крутится, – продолжала Мия.

Декус с Кевой остолбенели. Работа встала, присутствующие, раскрыв рты, слушали неожиданные излияния девушки.

– Ким, ты мне родной, оставайся таким, не меняйся под чужим влиянием, всегда отсеивай пустое, цени важное. И никогда не смейся надо мной. Кто угодно, только не ты, потому что теперь мы одно целое, и не может правая нога смеяться над левой. Понимаешь?

Мия закончила и, как ни в чем не бывало, отвернулась к зеркалу. Присутствующие продолжали прибывать в шоке. А Киму стало за себя стыдно. Он прекрасно понял, о чем говорит девушка, и чувствовал себя виноватым.

– Прости, – тихо сказал он.

Мия повернулась и кивнула, затем взяла его за руку и улыбнулась.

От этой сцены Декус и Кева почувствовали себя лишними. Немного придя в себя, стилисты продолжили работу, но больше никто не проронил ни слова.

Когда прическа и макияж были закончены, Декус пригласил Мию за ширму и выдал одежду. Это было деловое, но невероятно элегантное платья черного цвета с юбкой ниже колен. Оно было просторным, но каким-то непостижимым образом подчеркивало линию талии и бедер. К платью Декус подобрал черные туфли на невысоком каблуке. Он уговорил Мию снять на время фиксатор. Обувшись, она приятно поразилось удобству и мягкости туфель. И без этого маленькая ножка Мии, казалась в них еще более миниатюрной и стройной. Чтобы черный наряд не выглядел слишком скучно, стилист предложил надеть широкий пояс, украшенный искусной вышивкой светлыми нитями по черной коже и крупной красивой пряжкой. Девушка осталась довольна своим внешним видом. Особенно когда поймала на себе восторженный взгляд Кима.

В условленное время в гримерку заглянула девушка со стойки администрации.

– Надеюсь, у Вас все готово. Нам пора, – с улыбкой проговорила она.

Ким кивнул и пошел к выходу, увлекая за собой Мию.

Стараясь не думать о том, что сейчас ей придется выступать перед всем миром, Мия начала разглядывать Кима. Он выглядел потрясающе. И без того красивый Ким, благодаря талантливым рукам Кевы и Декуса, стал сногсшибателен. Его одели не слишком официально, но строго и элегантно: черные брюки и приталенная темно-синяя рубашка навыпуск эффектно подчеркивали шикарную фигуру. Черные ботинки из мягкой замши делали походку легкой и грациозной. Запах волнующего дорогого парфюма дополнял картину.

Девушка снова почувствовала в области живота приятное щекочущее чувство. Она шла под руку с Кимом, и от восторга перехватывало дыхание.

– Вот мы и пришли. За этой дверью вас ожидают журналисты и телевизионщики. Отсюда вы попадете на сцену, где для вас оборудовано два сидячих места за стойкой…

Сопровождающая инструктировала, а Мия снова не слушала. Внезапно на нее накатила паника. Девушка старалась держать себя в руках и глубоко дышала.



Дослушав информацию, Ким открыл дверь. Перед ними предстал большой зал, до отказа набитый людьми. Мия нервно сжала руку молодого человека и прошептала:

– Обещай, что это в последний раз.

– Не заставляй меня тебе врать, – ответил Ким и повел девушку к местам за стойкой.

На них моментально посыпались вспышки фотокамер. На какой-то момент Мия ослепла. Ким бережно усадил растерянную девушку на стул и устроился рядом.

– Добрый день, господа, – вежливо поздоровался он.

Неожиданно к ним подошел какой-то мужчина и сообщил, что эфир немного перенесли, и запись начнется через двадцать минут. Ким понимающе кивнул и обратился к журналистам:

– Мне только что сообщили, что до начала трансляции есть время, можем посвятить его вашим дополнительным вопросам. Есть такие?

Одновременно несколько человек подняли руки. Ким указал в сторону одного из добровольцев и сказал:

– Слушаю вас.

– Скажите, случившееся на арене повлекло за собой какие-либо штрафные санкции со стороны вашего руководства?

Ким начал отвечать, но Мия не слушала. От волнения звенело в ушах, бросало то в жар, то в холод. Стараясь абстрагироваться от стрессовой обстановки, девушка начала осматриваться.

Конференц-зал оказался ничем не примечательным помещением, выполненным в светлых тонах. Он был просторным и очень простым. Единственное, за что зацепился взгляд, два столба у противоположной от сцены стены, между которыми располагалась дверь. По всей видимости, это был вход для представителей прессы, поскольку в нее то и дело кто-то торопливо входил и занимал место в зале.

Сверху от входа виднелось небольшое приоткрытое окно, которое вело в коридор.

В зале не было окон, которые вели на улицу, поэтому он освещался искусственными люстрами кубической формы, утопленными в потолке.

Практически все пространство занимали ряды с компактными сидениями. От двери до сцены между ними пролегал коридор, обеспечивающий проход на передние ряды.

Осмотр этого незатейливого интерьера помог. Мия немного успокоилась. Избегая повторной паники, она старалась не вслушиваться в разговор Кима с журналистами.

Тем временем азарт присутствующих нарастал. Рук в зале поднималось все больше, и молодой человек был всецело поглощен беседой.

Так прошло около пятнадцати минут. Затем в дверях появился человек в форме с надписью охрана. Он бегло осмотрел зал и вышел. После этого люди в помещение заходить перестали. Девушка поняла, что вход закрыли.

Близилось время эфира. Мия снова начала мандражировать. Вдруг одна очень странная картина отвлекла ее. В окошке над дверью появилась маленькая шустрая трясогузка. Она села на раму и внимательно осмотрелась. Странным показалось не только появление птицы, но и ее внешний вид. Птаха была обмотана черным эластичным бинтом. Разглядеть что-то подробнее у Мии не хватило времени, поскольку юркая трясогузка быстро спикировала влево и спряталась за столбом.

Девушка изо всех сил старалась увидеть, что же будет делать птица дальше. Забыв про все на свете, Мия слегка привстала с места и прищурилась. Но то, что она увидела дальше, повергло ее в шок. Спустя несколько секунд из-за столба, как ни в чем не бывало, вышла худенькая невысокая женщина в черном обтягивающем платье и села на свободное место у прохода.

От неожиданности Мия встала. Ошибки быть не могло, эта женщина была той самой трясогузкой. Дрожь пробежала по телу. Девушка начала бледнеть и задыхаться. Казалось, даже попав в страшную мясорубку во время штурма главной базы радикалов, Мия не была так потрясена.

Присутствующие моментально заметили странное поведение главной героини вечера. Зал наполнился гулом и вспышками.

Мия, не отрываясь, смотрела в глаза женщине-трясогузке и задыхалась. Проследив за взглядом Мии, журналисты тоже начали сверлить гостью в черном платье взглядом. Та, в свою очередь, смотрела на Мию испуганными глазами и не могла понять, в чем дело.

– Все хорошо? – тихо спросил Ким и взял девушку за руку.



Но она не реагировала. Молодой человек переводил тревожный взгляд с Мии на загадочную журналистку и не мог ничего понять.

В помещении повисла тишина, все ждали, что же будет дальше. Но ничего не происходило.

Кто-то вызвал охрану. Тот же мужчина, что заглядывал ранее, вошел в дверь и осведомился у присутствующих, в чем дело. После краткого разъяснения он подошел к женщине-трясогузке и попросил предъявить пропуск. Она побледнела и замешкалась. После недолгих разбирательств ее попросили покинуть помещение и проследовать на пункт охраны.

Только после того, как за нарушительницей закрылась дверь, Мия пришла в себя. До нее, наконец, начал доходить смысл происходящего. Совершенно очевидно, что способность этой женщины не уникальна, поскольку она, как и Ким, была бы известна на весь мир. К тому же растрачивать редкий дар на несанкционированное посещение пресс-конференций было бы делом мелким и неблагодарным. Значит, женщины птичьей расы способны к слиянию. Это осознание обожгло Мию. Сразу возник вопрос, а представительницы слабого пола других рас могут иметь Тотемов? И тут ей вспомнилось одно очень интересное наблюдение. В гостях у Узы Мия видела небольшую татуировку на лопатке Ноки, жены Гуна. Там была изображена лань. Тогда Мия не придала этому значение, ее лишь удивил странный выбор для орнамента. Но мелькнула мысль, что это Тотем Гуна, и в знак любви Нока сделала себе татуировку в виде второй сущности мужа. Однако тот по своим габаритам совершенно не соответствовал образу лани, чего нельзя было сказать о его жене. Но все это были лишь догадки, и необходимо выяснить все подробнее. И тут в голове возник один очень болезненный вопрос, почему Ким ничего не рассказывал о женщинах, способных к слиянию. Даже если это редкий дар, он, как Хранитель, должен был быть в курсе. Сердце больно сжалось в груди.

Она посмотрела на брата полными боли глазами и направилась к выходу из зала.

Ничего не понимающий Ким даже не успел ее остановить. Мия вышла за дверь и побежала в гримерку.

Увидев знакомую дверь, она затаила дыхание и дернула ручку. «Только бы Декус и Кева были там», – пронеслось у нее в голове. Ей повезло. Парочка сидела в полумраке и пила чай. Увидев запыхавшуюся Мию, оба машинально встали.

– Что случилось? – испуганно спросил мужчина.

Не обращая внимания на Декуса, Мия подошла к Кеве и спросила:

– Кто твое тотемное животное?

На секунду та растерялась. Девушку явно смутил этот вопрос. Но это было не замешательство, скорее смущение.

В гримерку вбежал Ким.

– Мия, ты мне объяснишь, что происходит?

Девушка, не оборачиваясь, жестом попросила молодого человека замолчать.

– Умоляю, скажи кто. Почему ты не отвечаешь? – простонала Мия.

– Не совсем прилично спрашивать такие вещи, – пояснил Декус.

– Пожалуйста, – сказала девушка, не сводя умоляющих глаз с Кевы.

– Антилопа, – смущенно проговорила та.

И тут Мия впервые в жизни почувствовала гнев. Она повернулась к Киму и посмотрела полными презрения глазами.

– Я все объясню, – испуганно проговорил он.

Мия ничего не ответила и направилась к выходу. Молодой человек ухватил ее за предплечье и сказал:

– Прошу выслушай, ты многого не знаешь, – тихо проговорил Ким.

– Ты врал мне все это время, все врали! – сказала она и разрыдалась.

Декус и Кева смотрели на эту душераздирающую сцену и снова чувствовали себя не в своей тарелке.

Неожиданно в дверь вошла девушка администратор.

– Эфир через пять минут, вам нужно возвращаться в зал.

Мия закрыла заплаканное лицо ладонями, а Ким ответил:

– Интервью придется перенести.

– Как перенести! Это невозможно! – возмутилась девушка.

– Интервью придется перенести, – железным тоном повторил Ким.

Администратор хотела что-то сказать, но промолчала и удалилась.

– Мия, прошу тебя, давай сядем и все обсудим. Задавай любые вопросы, я расскажу все. Только прошу тебя, не убегай и не делай глупостей, – умоляющим тоном проговорил брат.

Девушка кивнула и присела на стул у зеркала.

Но только Ким попытался что-то сказать, как дверь снова открылась. На пороге стоял пожилой мужчина в дорогом костюме.

– Ким, дружище я могу с тобой переговорить? – вежливо поинтересовался он.

Молодой человек натянуто улыбнулся и сказал:

– Конечно.

И оба покинули гримерку. Несколько минут ничего не происходило. В помещении и за дверью было тихо. Мия молча роняла слезы. Декус предложил ей чаю, но она отказалась.

Через пять минут Ким вернулся:

– Мия, очень прошу, дождись меня, я обязан дать интервью. Это займет около получаса. Никуда отсюда не уходи. Пожалуйста, – торопливо сказал он и бросил на девушку умоляющий взгляд.

Мия смахнула слезы со щек и кивнула.

– Декус, можно тебя на секунду, – обратился к стилисту Ким.

Мужчины вышли, через минуту мастер вернулся один.

За время его отсутствия ничего не изменилось, Мия тихо роняла слезу на стуле. Сконфуженая Кева вжалась в сидение в противоположном конце комнаты.

Декус подлил себе чай и сел рядом с ассистенткой.

– Ты расскажешь мне, что произошло? – поинтересовался мужчина.

Девушка тяжело вздохнула и ничего не ответила. Больше с расспросами Декус не лез. Он повернулся к коллеге и начал непринужденную беседу.

– Значит антилопа, а я все гадал…

– Даже не думай рассказывать кому-нибудь, – угрожающе проговорила ассистентка.

– А почему вы так это скрываете? – вмешалась в разговор Мия.

– А почему вы так скрываете свое тело? Это глубоко интимная информация. Рассказать о своем Тотеме сродни тому, что бы пройтись по пляжу вообще без бикини, – ответила Кева.

– В таком случае прошу прощения, что вынудила тебя снять бикини перед Декусом, – с извиняющейся улыбкой сказала Мия.

– А почему для тебя это было так важно? – спросила стилистка.

– Потому что всего полчаса назад, я была твердо уверена, что особи женского пола не способны на слияние с животными, – возмущенно ответила девушка.

Декус с Кевой неверящими глазами воззрились на Мию.

– Как такое можно утаить? – спросила стилистка.

– Очень просто, достаточно убедить целую расу в этом факте и отрезать все мировые источники информации, – грустно проговорила девушка.

– То есть ты хочешь сказать, что все женщины хищной расы не проходят слияние? – изумился Декус.

– Да, более того им в отличие мужчин не разрешается посещение Ормана и не преподают предметы, связанные с Тотемами.

– Абсурд какой-то! – фыркнула Кева.

– Но зачем это нужно? – спросил Декус.

– Это я и хотела узнать у Кима,    –  грустно ответила девушка.

Все немного помолчали, переваривая полученную информацию, затем Мия спросила:

– Кева, расскажи, пожалуйста, как организован поиск Тотема в травоядном мире?

– Ну… Для женщин и мужчин у нас все одинаково. По достижении совершеннолетия всем желающим выдают бесплатную путевку в Орман.

– Прости что перебиваю, но что значит всем желающим, разве есть люди, отказывающиеся от слияния?

– Конечно, полно. Сейчас это вообще очень модно, – пояснила Кева.

– А почему люди не хотят обретать звериную сущность, ведь это дает много дополнительных способностей, – удивилась Мия.

– Ерунда, – вмешался Декус. – В Вашем слаборазвитом обществе может это что-то и дает, а в нашем мире нет. Никакие рога и копыта не способны противостоять огнестрельному оружию.

– Во-первых, Ким на соревнованиях доказал, что это не так. Во-вторых, помимо рогов и копыт есть невероятно острый нюх, зрение и слух, – начала спорить девушка.

– Реальность такова, что в нашем мире не нужны сверхслух, зрение и прочие ухищрения. Техника обеспечивает максимальный комфорт. Люди не готовы рисковать ради Тотема, – вмешалась Кева.

– Рисковать? Чем?

– Свободой. Все боятся слиться с птицей. Ты разве не знаешь, что тот, кто имел неосторожность стать птицей, подвергается принудительной депортации. Люди не хотят покидать родные дома и семьи, – объяснила стилистка.

– Но если все так боятся этой принудительной депортации, почему ее не отменят? – поразилась Мия.

– Потому что никто в здравом уме и твердой памяти никогда первым не пойдет против птиц, – объяснил Декус.

– Но разве вы не знаете, что потомство человека не прошедшего слияние лишается способности обретать Тотем? – спросила девушка.

– Не все так грустно. Ученые давно доказали, что ген, отвечающий за слияние, доминирующий. А это значит, что достаточно одного родителя с этим геном, чтобы дети наследовали способность сливаться, – сказал Декус.

– Но если все начнут отказываться от поездки в Орман, то этот ген вымрет.

– Надеюсь, до этого не дойдет. Да и правительство не допустит. Уже сейчас для людей, прошедших слияние, понижаются налоги и вводятся небольшие субсидии, – ответил мужчина.

На некоторое время в гримерке снова воцарилась тишина. Затем Декус снова предложил Мие чай, и на этот раз она согласилась. Горячий напиток и увлекательная беседа успокоили девушку. Ее перестало трясти, и пропали слезы.

– Если это не очень неприлично, расскажи, как ты нашла Тотем, – попросила Кеву Мия.

– Получив приглашение в Орман, я согласилась. Очень люблю приключения, и терять мне было особо нечего. Бедная многодетная семья, вечно занятая на работе мать и отец, которого я никогда не знала. Дома ничего не держало. В назначенный день нас посадили в планолет и отвезли к Вратам. Там Хранители провели обучение и выдали все, необходимое для дикой жизни в лесу. Это был рюкзак, внутри которого я нашла коннектор с внедренной проекцией карты и маяком, палатку, спальник, огнеактив, запас сухого пайка и много других полезных штук. Инструктора предупредили, что если произойдет несчастный случай, например, стычка с диким животным, всегда можно вызвать патрульных. Обычно Хранители реагируют очень быстро и прибывают на место за несколько минут. Не скажу, что мне понравилась жизнь в лесу, но я была не особо изнеженным ребенком, поэтому быстро освоилась. Еще в школе нам рассказывали, что для поиска Тотема, не надо кого-то выслеживать. Главное успокоиться и двигаться в ту сторону, в которую хочется. Грубо говоря, просто гулять. Так я и сделала: целыми днями дышала воздухом. Постепенно стала замечать, что обилие деревьев меня раздражает, захотелось выбраться на степную местность. С помощью карты я перебралась туда. Вот там-то я и встретила свою красавицу. Словами не передать, какая она красивая. Белый живот очерчивает черная полоса с боков, а оттуда до холки песчаный переходит в коричнево-бордовый цвет. Мордаха тоже пестрая и разноцветная. Окрас сочный и контрастный. Я была в восторге. Захотелось подойти и погладить. Но можешь себе представить, антилопа начала скакать вокруг меня и дурачиться. Словно кокетничала и дразнилась. Такая игривая девица! Тогда меня поразила ее грация и скорость. Знаешь, мне кажется люди, отказавшиеся от слияния, трусы и глупцы. Они не знают, чем обделили себя, и навсегда останутся наполовину пустыми, – подытожила Кева.

Мия слушала затаив дыхание. С каждой секундой в ней росла жажда отправиться в Орман.

– Интересно, какое оно – мое Тотемное животное, – мечтательно проговорила она.

Вдруг дверь в комнату открылась. На пороге стоял Ким. Он посмотрел на Мию, и волнение улеглось. Было видно, что она совершенно успокоилась. Молодой человек посмотрел на Декуса и благодарно кивнул.

– Я тут неожиданно вспомнил, что мне надо переговорить с администратором, – сказал стилист и подмигнул Кеве.

– Да, и мне тоже, – многозначительно проговорила ассистентка.

Оба встали и покинули помещение.

– Мия, прошу, выслушай и не перебивай, когда закончу, отвечу на все интересующие тебя вопросы, – мягко проговорил Ким и присел рядом с девушкой.

Он попытался взять ее за руку, но девушка отдернула ее. Этот факт сильно расстроил молодого человека, но он продолжил:

– Я узнал о том, что женщины способны сливаться через несколько недель после депортации. Для меня это было таким же откровением, поверь. Я много раз вспоминал тебя и думал, как бы ты обрадовалась этому. Но на курсах обучения миротворцев мне многое объяснили. Оказалось, что немногие из представителей нашей расы знают об этом факте. Хищное общество не всегда было патриархальным, изначально все было иначе. Дело в том, что из-за отсутствия прогрессивных видов оружия Тотемы уравнивали женщин и мужчин по силе. Это не давало выстроить патриархальный уклад. Тогда держатели решили подделать информацию об истинной природе вещей. Во всех учебных заведениях провели разделение на женские и мужские группы. Девочкам с детства стали внушать, что они лишены способности слияния. Это делалось плавно. Затем был выпущен ряд законов, карающих любого за распространение антигосударственной информации о возможности слияния женским полом. Это вызвало волнения, которые удалось подавить. Женщин перестали брать на работу и в армию…

– Но почему же они не отстаивали свои права? – возмутилась Мия.

– Они делали это. Но мужчины были не на их стороне. Не все, конечно, но большинству это было на руку. Потребовалось полвека, чтобы стереть информацию о слиянии женщин. Патриархальный уклад закрепился в обществе. Все это звучит ужасно, но именно благодаря переменам, Держатели победили разводы, проблему матерей одиночек и многое другое, что сейчас разрушает мир травоядных. Общество начинается с семьи. Крепкая семья   –  сильное общество.

– Сильное?! Да о чем ты говоришь, мы как подранная псина на цепи у гнилой будки… – возмутилась Мия.

– Я понимаю твои чувства и разделяю. Формирование хищного общества построено на кардинальных решениях, многие из которых были ошибочными. Но не перебивай, прошу, дослушай. Когда ты впервые появилась в Ормане, мне пришлось рассказать отцу правду о слиянии. Он был шокирован, но запретил говорить тебе правду. Поскольку утаить такое шило было бы невозможно, а за разглашение все еще серьезно карают. Поэтому пока ты жила в хищных землях, тебя нужно было держать в неведении. Только когда ты рассказала о своей депортации, я понял, что пришло время, но… – и тут Ким запнулся.

– Что но? – заинтересовалась девушка.

– Я понимал, это лишь вопрос времени. Но… Мия, я так долго добивался тебя, что безумно боюсь потерять. Уверен, ты уже сгораешь от желания поехать на поиски своего Тотема. А я не хочу отпускать тебя, – виновато проговорил Ким.

– Почему?

– Мия, я травоядное, и, если ты сольешься с птицей, нас разлучат навсегда. Один шанс из трех, что будет именно так. Это огромный риск! – ответил молодой человек.

Мия сидела молча, по щекам снова побежали слезы.

– Ты готова рискнуть нашими отношениями? Никогда не увидеть Рида и меня. Попасть в мир, где упразднен институт брака, и практически полностью стерлось такое понятие как семья. Хочешь стать холодной машиной по оттачиванию особых талантов, обреченную на одиночество?

Девушка громко зарыдала и бросилась на шею Киму.

– Как все сложно! Зачем мир устроен так несправедливо? Я всего лишь хочу найти свою половину, стать единым целым с существом, мне предназначенным. Тотем   –  мечта всей моей жизни. Почему жизнь ставит перед таким нелегким выбором? – сквозь слезы говорила она.

Ким крепко обнимал ее и успокаивающе гладил по волосам.

– Полетели домой, – немного успокоившись, сказала Мия.

Молодой человек кивнул и, взяв за руку, повел к выходу. Девушка шла, глядя себе под ноги. Даже когда они проследовали мимо стойки администрации у выхода, и с фальшивой любезностью прозвучал знакомый женский голос:

– Спасибо за Ваш визит, приезжайте еще.

Она не подняла глаз.

Выйдя на крышу, молодые люди быстро достигли планолета и заняли свои места: Мия в пассажирском боксе, а Ким в кабине пилота.

Всю дорогу девушка смотрела в окно и тихо плакала. Новости сегодняшнего дня сильно ударили по девушке. Всю жизнь она бредила Тотемами, завидовала мужчинам и грезила Орманом. И вот теперь, когда до заветной цели остались сантиметры, перед ней снова стена.

– Приехали, – тихо сказал Ким, заглянув в бокс.

Девушка смахнула слезы, кивнула и молча направилась к выходу.

Дом встретил хозяев теплом и уютом. В камине горел огонь, по гостиной разливался мягкий свет.

– Ты голодна? – осторожно поинтересовался молодой человек.

– Нет… Я очень устала, пойду спать, – сказала Мия и пошла к себе в комнату.

Ким посмотрел на часы   –  без десяти восемь. Он тяжело вздохнул и пошел на кухню.

В девять часов вечера, как всегда, у Мии в комнате раздался звонок. Девушка в полной темноте сидела на краю кровати и смотрела в окно. Первым желанием было отклонить вызов, но одна странная мысль остановила. Мия была в таком отчаянии, что захотела спросить у Вилара, есть ли вероятность избежать принудительной депортации, если ты сольешься с птицей. Наверняка, были подобные случаи, и если да, то он точно должен о них знать.

В этот момент Ким был в гостиной и прекрасно слышал, что сестра замешкалась. Опасаясь непредвиденного развития событий, он поспешил к ней в комнату.

Когда Ким вошел, Мия сидела и смотрела на проекцию Вилара.

– Все в порядке? – осведомился молодой человек.

Девушка опомнилась и быстро нажала отмену.

– Да, – с сомнением в голосе ответила она.

Ким посмотрел на нее. Девушка сидела на заправленной кровати и даже не сняла пальто.

– Не спится? – с невеселой улыбкой осведомился брат.

– Нет, и думаю, еще долго будет не спаться, – грустно ответила Мия и отвернулась к окну.

Ким присел рядом и обнял девушку.

– Послушай, это не конец света.

– Ты даже не представляешь, как я мечтала о Тотеме. Для кого-то это может и не конец света, но только не для меня… Я вот только все думаю, может все-таки есть способ избежать депортации, – тихо проговорила девушка.

– Мия, щит не выпустит тебя из Ормана, а его не обманешь, – с тяжелым вздохом ответил Ким.

– Но его можно отключить, Краго же это удалось, – настаивала девушка.

– Полномочия отключить щит на данный момент есть только у Вилара, – ответил молодой человек.

Внезапная надежда озарила Мию. Она просияла и посмотрела на него.

Понимая, к чему клонит сестра, Ким резко встал. Его, словно кипящей смолой, обдало гневом и ревностью.

– Прошу не злись, дай мне с ним поговорить, может он согласится помочь, – торопливо проговорила она.

– А что ты сможешь ему предложить взамен. Уверен, он не станет рисковать должностью и свободой ради твоего скромного «спасибо», – злобно проговорил молодой человек.

– Я все понимаю, но это единственный вариант. Давай узнаем его цену, и, исходя из этого, примем решение, – предложила девушка.

– Мы оба прекрасно понимаем, что речь пойдет не о деньгах. Какая разница, кто разлучит нас, Мия, он или депортация?

Девушка хотела что-то возразить, но передумала. Ким был прав. Не стоило тешить себя пустыми надеждами, она видела его взгляд при встрече на соревнованиях. Он все еще помнит ее и хочет вернуть. Такой шанс Вилар упускать не станет.

Они немного посидели в тишине. Ким судорожно думал о том, как отвлечь Мию от мыслей о Тотеме. Зная характер своей сестры, он опасался, что та не перестанет искать лазейки и попадет в беду. Нужно было что-то, что овладеет ей сильнее жажды слияния. И тут его озарило:

– Я давно хотел предложить тебе кое-что, – неожиданно сказал он.

– Что? – без энтузиазма в голосе спросила девушка.

– Продолжить свою медицинскую карьеру здесь.

– Ты смеешься, я травоядным врачам в подметки не гожусь, – отмахнулась Мия.

– Пока да, но ты можешь всему научиться. Здесь активно практикую систему дистанционного обучения. Ту можешь пройти сжатый курс программы начального образования и, сдав экзамены, поступить в медицинский университет. Уверен, у тебя хватит ума и усердия. А уж после окончания университета получишь сертификат на врачебную деятельность и первоначальное трудоустройство, – объяснил Ким.

Мия посмотрела на него и улыбнулась. Эта идея ей очень понравилась. Молодой человек вздохнул с облегчением, ему удалось найти то, что нужно.

– Ты поможешь мне, я ведь ничего не понимаю: куда идти и к кому обращаться, – сказала девушка.

– Конечно, доверься мне, я все устрою. Завтра свяжусь с нужными людьми. Кстати, о завтра, – спохватился он. – У тебя есть какие-то планы?

Мия отрицательно покачала головой.

– Вот и замечательно. У меня для тебя сюрприз. Слетаем в одно очень интересное место. Уверен, тебе понравится. Так что снимай, наконец, пальто и ложись спать, – скомандовал Ким и пошел к выходу.

– Ким, – окликнула его Мия.

– Что? – настороженно спросил брат.

– Спасибо, – с улыбкой проговорила девушка.

Как только молодой человек ушел, Мия пошла в душ и после недолгих приготовлений легла спать.

Утро следующего дня было бодрым и прекрасным. Девушка проснулась в отличном настроении. Грусть и отчаяние уступили место надеждам на интересное и плодотворное будущее. Идея стать профессиональным врачом овладела ею и затмила все. Ей не терпелось поскорее приняться за дело.

Стоило Мии спуститься в гостиную, как она почувствовала аппетитный аромат любимого напитка.

Ким уже был на кухне и накрывал на стол.

– У нас какой-то праздник, – настороженно спросила Мия.

– Нет, просто я решил начать свой сюрприз с чашки горячего шоколада, – бодро ответил молодой человек.

– Спасибо, – искренне поблагодарила она и заняла место за столом.

Ароматный напиток теплом разлился по телу. От удовольствия Мия застонала.

– Рад, что тебе понравилось. Я отлучусь, мне надо подготовить планолет. Будь готова через сорок минут.

– А что мне одеть? Там будет тепло или холодно? – вдогонку спросила девушка.

– Там будет очень интересно, – весело ответил Ким.

– Спасибо за конструктивный ответ, – недовольно проворчала Мия и вернулась к шоколаду.

Спустя сорок минут девушка спустилась в гостиную в легком платье и босоножках, держа в руках пальто.

– Смотрю, ты подготовилась на все случаи жизни, – подшутил Ким.

– Нет, не на все. К сожалению, в гардеробе не было каски, – ехидно отозвалась девушка.

– Не волнуйся, она тебе сегодня не понадобится, – с улыбкой отозвался Ким.

Молодые люди проследовали в ангар и разместились в планолете. Всю дорогу Мия бороздила просторы информационной сети в поисках информации о программе начального образования и экзаменационных вопросов для поступления в университет. Как всегда, время пролетело незаметно.

– Закрой глаза, – сказал у выхода из планолета Ким.

– Чтобы вывихнуть при выходе вторую ногу? – спросила Мия.

– Не ворчи, просто закрой и не открывай, пока не скажу.

Девушка зажмурилась и шагнула за дверь. Ким аккуратно придерживал ее под руку и вел вперед.

– Все, можешь открывать, – сказал молодой человек и отпустил ее.

Мия открыла глаза и осмотрелась. Они были внутри огромного стеклянного купола, на широкой посадочной площадке. Впереди виднелись большие увитые экзотическим растением ворота с надписью «Добро пожаловать в центральный ботанический сад».

– Где мы? – удивленно спросила девушка.

– Это самый большой ботанический сад в мире. Здесь собраны растения со всего света: от самых распространенных видов до уникальных. Сомневаюсь, что тебе хватит дня, чтобы все посмотреть, но обещаю, что это не последний наш приезд сюда, – торжественно объявил Ким.

Молодой человек взял растерявшуюся девушку под руку и повел к входу. Перед кассой он неожиданно остановился и протянул ей небольшой футляр.

– Тебе придется это надеть, – пояснил он.

Мия распахнула створки и извлекла солнцезащитные очки.

– Не волнуйся, они сделаны так, чтобы не затемнять вид со стороны глаз. Их разработали с целью легкой маскировки.

– Зачем они мне? – удивилась девушка.

Ким молча указал на ларек с печатной продукцией. На крутящейся стойке продавались журналы и газеты, и практически на каждой из обложек девушка обнаружила свое фото. Рядом красовался Ким и разнообразные заголовки, один из которых особенно запомнился. Самая знаменитая пара мира, наконец, объявила о своей помолвке.

Мия остолбенела.

– Что это?! – только и смогла сказать она.

– Это неприятные последствия нашей популярности и моего вчерашнего интервью. Журналисты заметили твое кольцо, пришлось признаться.

Мия повернулась к брату с большими от ужаса глазами. И она была не единственная, кого шокировало это сообщение.

Где-то далеко от центрального ботанического сада в дрожащих от бешенства руках действующий Верховный Хранитель сжимал Планум, в котором отображался свежий выпуск новостей. На главной странице красовалась Мия с кольцом на безымянном пальце правой руки, а под фото крупным шрифтом был напечатан нескромный заголовок «Самая ожидаемая свадьба этого года». Приступ неконтролируемого гнева охватил мужчину. Он громко зарычал и сильным броском отправил устройство навстречу противоположной стене своего кабинета. Для Планума это утро стало последним. Мелкие осколки, словно от взрыва, живописно разлетелись в стороны.

С этого дня звонки от Вилара прекратились.


Глава двенадцатая


День проведенный в ботаническом саду стал одним из самых незабываемых для Мии. Не зная усталости девушка с блеском в глазах жадно впитывала все что удавалось прочитать и разглядеть. Ким терпеливо следовал за сестрой, стараясь не отвлекать. Молодой человек показал, как пользоваться информационными экранами, и ее было уже не оттащить от экспозиций. Ботанический сад оказался огромным и насчитывал в себе несколько климатических зон. За счет стеклянных куполов и специального оборудования в каждой области поддерживалась соответствующая температура и влажность. Это позволяло объединять в одном месте большое количество самых разнообразных видов растений. Из ботанического сада молодые люди ушли перед самым закрытием.

С этого дня Ким часто устраивал подобные сюрпризы. Благодаря его заботе, девушка посетила самый большой в мире океанариум и серпентарий. Сплавала на острова, где водились диковинные животные.

Помимо познавательных путешествий молодой человек устраивал свидания в ресторанах. Водил девушку по театрам, выставкам и концертам.

Несмотря на то, что Ким и Мия были очень разными людьми, их вкусы и взгляды очень часто совпадали. Молодые люди все время проводили вместе. Это сблизило их еще больше. С каждым днем привязанность крепла. Мия и Ким были влюблены и счастливы.

Вскоре Лану дали отпуск. Он приобрел персональный планолет, поэтому Уза с женихом стали частыми гостями в доме Мии и Кима. Почти все вечера друзья проводили вместе.

Мия слетала на финальную примерку платья Узы и осталась довольна фасоном.

Часто к уютным дружеским вечерам присоединялся Рид. Молодые люди делились последними новостями, а отец слушал и радовался. Самым большим счастьем для отца было наблюдать, пусть даже через коннектор, что в жизни его детей царит любовь и взаимопонимание. День, когда он узнал о помолвке детей, стал одним из самых счастливых в его жизни.

Как и обещал, Ким пристроил Мию в дистанционный экстернат. Каждый день она посвящала четыре часа занятиям по программе начальной школы, затем сдавала проверочные тесты. Девушка оказалась очень любознательной и старательной ученицей. Успеваемость Мии была на высоте.

В то время, когда сестра получала новые знания, Ким для поддержания физической формы занимался в спортзале, который находился в подвале дома. Помимо тренажеров он много плавал, а вечерами часто устраивал с Ланом спарринги прямо на пляже. Девушки наблюдали за боем и болели за своих избранников. Пикники в беседке на пляже стали для веселой компании обычным делом. Мужчины разводили огонь, а девушки, кутаясь в пледы, любовались закатами. Шутливые перепалки Лана и Кима создавали атмосферу легкости и веселья.

Так незаметно пролетело несколько недель. Близился день свадьбы Лана и Узы. Тема организации бракосочетания все чаще обсуждалась друзьями при встрече. Лан давал Киму советы по подбору свадебного агентства, сценария, ресторана и многих других нюансов.

Жизнь Мии стала настолько насыщенной и интересной, что девушка все чаще ловила себя на мысли, что это самое счастливое время в ее жизни, и где-то глубоко ютился страх потерять все это. Маленькое опасение постепенно выросло в дурное предчувствие. Девушка отгоняла от себя тягостные мысли, но напрасно. Интуиция женщины – вещь сильная и подводит редко. Не подвела она и в этом случае.

В один из совершенно обычных дней все резко изменилось. Мия и Ким проснулись около десяти и завтракали на кухне. Потягивая чай с круассанами, молодые люди обсуждали эскиз купального платья, присланный накануне Декусом.

– По-моему, оно отличное,    –  сказал Ким, глядя на картинку в Плануме.

– Купальное платье должно отвлекать, а не привлекать внимание. Оно красивое я не спорю, но, на мой взгляд, слишком. Может, попросить что-то попроще? – спорила Мия.

Вдруг раздался звуковой сигнал. Ким резко вскочил со стула и побежал на улицу. Все произошло так быстро, что Мия не успела что-то понять. Спустя минуту молодой человек вернулся. Он был бледен и явно чем-то расстроен.

– Что случилось? – испуганно спросила девушка.

– Я бы сам хотел это знать, но что-то очень плохое, – загадочно ответил Ким.

Не зная, что делать и чего бояться, девушка подошла и взяла его за руку.

– Послушай, – торопливо начал говорить Ким, – в моей комнате под кроватью есть сейф, код   –  твоя дата рождения. Панель управления простая, думаю, ты разберешься. Этих денег тебе на первое время хватит…

– Объясни, что происходит? – дрожащим голосом перебила девушка.

– Через пару минут рядом с нашим домом приземлится планолет Комитета Военного Контроля. Они навещают Хранителей только в одном случае… – сказал Ким и задумался.

– В каком?

– Для того что бы взять под стражу, – ответил Ким.

– Тебя арестуют? За что?

Но не успел молодой человек ответить, как со стороны моря на посадку стал заходить небольшой планолет со странной символикой на корпусе.

Потрясенная Мия наблюдала, как из планолета высадилось двое вооруженных мужчин в униформе сотрудников КВК. Они направились прямо к стеклянным дверям.

Ким повернул лицо девушки к себе и сказал:

– Сейф под моей кроватью, код   –  твой день рождения, запомнила? Я люблю тебя, Мия.

С этими словами он притянул ее к себе и поцеловал в губы.

В этот момент в стеклянную дверь постучали. Ким отстранился и пошел открывать.

Мия молча наблюдала, как военные представились и предъявили документы. Один из мужчин попросил Кима следовать за ними и направился в сторону планолета. Молодой человек кинул прощальный взгляд на возлюбленную и проследовал за визитерами. Кима провели на борт, и планолет взмыл в небо.

Шокированная Мия долго стояла, глядя сквозь стеклянную стену на небо. Все это безумно напоминало прощание с Кимом во время депортации из Себара. По щекам покатились слезы.

Из оцепенения девушку вывел звук коннектора. Мия побежала к себе в комнату. Устройство, как всегда, лежало на прикроватной тумбочке. Она взяла его в руки, аппарат отобразил проекцию Узы.

– Привет, – ответила она на вызов.

Устройство отобразило белую плоскость, на которой подруга быстро выводила текст:

«Мия, что происходит? Только что к нам в квартиру постучали сотрудники в странной униформе и увели Лана».

– Скорее всего, это были солдаты Комитета Военного контроля. И если это так, то его арестовали, – ответила девушка.

«За что?!»   –  быстро напечатала подруга. На глазах красавицы выступили слезы.

– Я не знаю.

«Тогда откуда ты знаешь, что это сотрудники Комитета?»

– Знаю, потому что десять минут назад они арестовали и Кима, – дрожащим голосом ответила девушка.

Уза большими от ужаса глазами посмотрела на собеседницу.

– Не волнуйся, я узнаю, в чем дело, и сразу тебе сообщу, – успокаивала Мия.

Красавица кивнула, по щекам побежали слезы. Девушки попрощались и прервали соединение.

Некоторое время Мия судорожно соображала, что же делать дальше. Вариантов было много, и самым простым на данный момент оказался звонок Року. Мия взяла в руки коннектор и четко произнесла: «Рок».

Устройство выдало сообщение о том, что процесс поиска контакта запущен, через две минуты аппарат выдал табло, где отобразился список, насчитывающий около полутора тысяч Роков.

Мия тяжело вздохнула и отложила коннектор в сторону. Одновременно с этим она вспомнила про медальон. Он, как и прежде, висел у нее на шее. Припомнив краткую инструкцию Рока о том, как осуществить вызов, она нажала на красный кристалл.

Секунду ничего не происходило. Девушка уже начала сомневаться, что медальон исправен, но тут в воздухе возникла проекция Рока.

– Признайся, ты просто соскучилась по мне, – вместо приветствия сказал Хранитель.

– Рок, мне не до шуток, только что прилетели сотрудники КВК и увезли Кима. Почти одновременно с этим в Саорсе арестовали и Лана, – сквозь слезы проговорила Мия.

Молодой человек посмотрел на собеседницу неверяшим взглядом.

– Я ничего об этом не знаю, но дай мне несколько часов, все выясню.

– Спасибо, Рок, как только что-то прояснится, звони, я буду очень ждать, – ответила Мия.

Молодой человек кивнул и отключился.

Чтобы как-то скоротать время, девушка встала с кровати и начала нервно мерить шагами комнату. В голове роилась масса предположений. После продолжительных размышлений она пришла к выводу, что в КВК просочилась информация об истории с антибиотиками.

Мия подошла к шкафу, извлекла старую кожаную сумку, с которой приехала из Себара и достала стопку бумаг. Отсортировав лишнее, она оставила только два свернутых документа, а остальное убрала обратно. Сев на кровать, девушка принялась читать. Это были документы, снимающие всю ответственность за инцидент с контрабандой с Кима и Лана. Мия еще раз убедилась в том, что бумаги правильно заверены. Проверила гербовую печать и подпись Держателя Фада. Теперь оставалось ждать новостей от Рока.

Через два часа он перезвонил.

– Мия, ты права, их арестовали. Сейчас оба на главной базе. КВК проводит допрос. Мне не удалось точно узнать, что именно они натворили. Ходят слухи, что их будут судить за отступничество. Говорят, они что-то вывезли с территории Ормана и кому-то передали. Что именно я не знаю, но явно что-то запретное, – отчитался Хранитель.

– Это все, что удалось узнать? – разочарованно спросила Мия.

– Да, прости. Свои расследования КВК держит в строжайшем секрете. Могу только сказать, что допросы обычно длятся недолго. Если улики против Хранителей серьезные, выписывают разрешение на химиодетекцию, и все становится явным. Поэтому суд, как правило, проводится через четыре дня после ареста, – объяснил Рок.

– А потом? – настороженно спросила девушка.

– Не переживай, в мире давно отменена смертная казнь, поэтому они попадут в Гаол, – сказал Рок.

– Ты меня невероятно успокоил, – грустно ответила она.

– Прости, я понимаю, что это слабое утешение, к тому же… – сказал Хранитель и замолчал на полуслове.

– К тому же, что? – заинтересовалась Мия.

– Не стану врать Хранители в Гаоле долго не живут. Их содержат в отдельном поселении и под усиленной охраной, но это все равно не помогает. На белый сектор часто нападают заключенные из других поселений, устраиваются теракты. Многие не возвращаются домой после окончания срока, а большинство становятся калеками.

– Но зачем они это делают?

– Представь себе, что много лет дрессируешь тигра: хлещешь его кнутом по морде и всячески унижаешь. Что он сделает с тобой, когда окажется в одной клетке? – спросил Рок.

– Но Ким и Лан никого не унижали.

– Это неважно, они Хранители, а для разъяренных уголовников это главное. Они отбывают срок, и жизнь им тратить особо не на что, поэтому ими провоцируются бои с белым сектором.

– А откуда у них оружие? – удивилась девушка.

– При определенной осведомленности бомбу можно сделать и из куска болотной тины, – ответил Рок.

Девушка замолчала и надолго задумалась.

– Ладно, я вижу, тебе есть, о чем поразмыслить. Если что-то еще понадобится, я на связи, – после продолжительного ожидания сказал Рок и пропал.

Мия сидела на краю кровати, сжимая в напряженных руках документы о помиловании. Она была уверена, что Кима и Лана арестовали из-за контрабанды. Объяснение Рока только укрепило ее в этой мысли.

Теперь оставалось решить, что делать. Для начала нужно было позвонить Узе и все рассказать. Затем найти способ передать документы, заверенные Фадом, следователям КВК. Девушка не знала законов, действующих относительно миротворцев, но очень надеялась, что бумаги помогут.

Мия набрала Узе и рассказала в подробностях все, что удалось выяснить. Эти новости только усугубили расстройство красавицы. Когда подруги прощались, Уза была безутешна. Мия уверяла, что все урегулирует, но ее это не успокоило.

Когда одним делом стало меньше, девушка начала обдумывать, как связаться с КВК. Никаких выходов на работников комитета у девушки не было. И не найдя ничего лучше, она решила обратиться к Вилару, а если тот не поможет, к Миролу, и уж в самом последнем случае к Крату.

Все усложнялось тем, что после публичного заявления Кима о помолвке, Вилар перестал звонить Мие. Девушка понимала, с чем это связано, и очень боялась ему звонить. Но выхода не было, у нее в запасе только четыре дня, действовать надо быстро.

Она взяла в руки коннектор. От волнения руки тряслись и начали гореть щеки. Мия сделала глубокий вдох, закрыла глаза и вслух произнесла: «Вилар».

Каково же было ее удивление, когда вместо знакомой проекции ей на табло выдали сообщение: «Недостаточно прав для совершения данного вызова».

Некоторое время девушка рассеянно смотрела на надпись и не могла собраться с мыслями. Понадеявшись на то, что это сбой, она сделала еще несколько попыток совершить вызов, называя то имя, то должность мужчины, но результат был прежним.

По щекам снова покатились слезы. Она подошла к окну и посмотрела на море. В голове роились разные предположения: Вилар поставил ее в черный список, в таком случае он зол и вряд ли поможет, коннектор мог выйти из строя, значит, надо проверить его на другом адресате и многое другое.

В итоге Мия решила позвонить Миролу, так она сразу проверит коннектор на исправность и попросит о помощи.

К сожалению, и этот вызов не удалось реализовать. Аппарат снова выдал знакомое сообщение об ограниченных правах и не соединил с адресатом. Несмотря на это, что-то подсказывало Мии, что коннектор все-таки исправен.

«Уза», – скомандовала устройству девушка. Вместо унылой надпись, как и положено, всплыла проекция подруги. Вызов прошел. Мия отключила аппарат и кинула на кровать.

Теперь стало очевидным, что она не может связаться только с определенными людьми и, как назло, самыми нужными.

Слезы лились по щекам, но мозг работал четко и ясно. Организм разделился на два фронта: сердце билось в истерике, а мозг хладнокровно размышлял.

Было необходимо добиться личной встречи с теми, кто может помочь. Поскольку Мирол постоянно в разъездах, и, как его найти, Мия не представляла, единственным вариантом оказался Верховный Хранитель. Недолго думая, девушка нажала на кристалл в медальоне.

– Я пока ничего нового не узнал, – начал оправдываться Рок.

– Рок, мне нужно к Вилару, – сразу перешла к делу Мия.

– Дело принимает пикантный оборот, – ответил молодой человек и ухмыльнулся.

– Я не могу связаться с ним по коннектору, – не обращая внимание на Рока, продолжила девушка.

– Ах, да, забыл тебя предупредить. Ты теперь родственница уголовника, поэтому система контроля связи заблокировала доступы к некоторым персонам, – объяснил Рок.

– Я уже догадалась. Так ты знаешь, где сейчас Вилар и сможешь помочь до него добраться? – спросила Мия.

– Знаю, он почти всегда на главной базе. А добраться до него можно на гарпии Кима, – ответил Хранитель.

– На чем?

– На гарпии. Это планолет твоего братца. Только не говори, что он не катал тебя на этой красавице.

– Теперь поняла. Но я не умею водить планолеты, – грустно ответила девушка.

– Прости, я как-то не учел. В травоядном мире даже школьники умеют это делать. Ладно, я прилечу за тобой, где ты?

– Не знаю, – сокрушенно ответила Мия. – Где-то на берегу моря, тут у Кима дом.

Рок закатил глаза и тяжело вздохнул.

– Ладно, я сделаю запрос со своего коннектора на координаты твоего. Подожди минуту и не отключайся, – сказал он, и его проекция пропала.

Несколько секунд ничего не происходило, затем появилось табло с сообщением: «Разрешить передать геокоординаты устройству КНЛ   –  567389201?».

Девушка вслух сказала: «Да». Сообщение исчезло, и еще некоторое время ничего не происходило. Затем проекция Рока вернулась.

– Далеко же тебя занесло, красавица, будь готова сесть ко мне на борт через два часа двадцать три минуты, – сказал Хранитель.

Мия кивнула, и молодой человек прервал соединение.

Время тянулось нестерпимо долго. Она оделась, собрала вещи и нервно ходила по гостиной. Иногда ей казалось, что все часы в доме вышли из строя. Не зная, чем себя занять, она решила поесть, но из-за нервного напряжения кусок не лез в горло.

Мия готова была прыгать от счастья, когда услышала звук подлетающего планолета. Он был настолько компактный, что смог приземлиться на пляже перед входом в гостиную.

Девушка вышла из дома, навстречу шел улыбающийся Рок.

– Здравствуй, заждалась?

– Не то слово, летим скорее, – нервно проговорила Мия.

– Прошу на борт, – ответил молодой человек.

Эта модель планолета оказалась настолько маленькой, что пассажирского бокса в нем не было. Его заменило комфортабельное сидение рядом с пилотом.

Посмотрев на приборную панель с огромным количеством экранов и управляющих элементов, Мия удивилась, как может в этом разобраться школьник, но высказывать своих мыслей не стала.

– Ты главное не волнуйся, – сказал Рок, как только они поднялись в небо. – Все будет хорошо, уверен, это какое-то недоразумение. Твой брат, конечно, тот еще засранец, но не отступник, я уверен.

Эти слова кольнули девушку в самое сердце, ведь это именно она сделала из брата преступника. По щекам снова потекли слезы.

– Скажи, пожалуйста, Рок, если Кима и Лана все-таки осудят, Крат может помочь уберечь их от Гаола? – неожиданно спросила девушка.

Молодой человек повернул к ней удивленное лицо и сказал:

– Я поражен, у тебя такие обширные связи, сам Крат…

– Прошу ответь, он сможет помочь? – перебила девушка.

– Вряд ли, это не в его компетенции, но он может обеспечить наших друзей усиленной охраной и уберечь от нападений.

– Спасибо, – ответила Мия и глубоко задумалась.

Полет длился невероятно долго, девушка часто спрашивала у Рока, сколько осталось лететь, чем немного нервировала молодого человека.

– Прости, Рок, понимаю, что раздражаю, потерпи немного. Представь, если бы арестовали твою маму, ты бы, наверное, тоже нервничал.

От этих слов молодой человек поежился, но отвечать ничего не стал.

– Возрадуйся, идем на посадку, – наконец сказал Хранитель.

Мия начала судорожно расстегивать ремни безопасности.

– Мы только заходим на посадку, потерпи, – раздраженно сказал Рок.

Спустя минуту девушка почувствовала небольшой толчок. Планолет приземлился. Она отстегнулась и поспешила к выходу.

– Если ты знаешь дорогу к кабинету Вилара, меня можешь не ждать, – ехидно проговорил Рок.

Девушка остановилась и пропустила молодого человека вперед.

Рок вышел из планолета и подал ей руку. Перед ними была Южная база Хранителей. Совсем недавно Мия была здесь на соревнованях. Сколько всего успело измениться за это время!

Территория южной базы встретила гостей ярким солнцем и буйной растительностью. Здесь было жарче, чем думала Мия. Девушка сняла пиджак, оставшись в легком платье.

Молодые люди проследовали внутрь башни и направились к лифтам. Административный блок главной базы находился на десятом этаже. Мия изо всех сил пыталась запомнить дорогу, но уже после пятого поворота запуталась и перестала следить. Рок вел ее быстро и безошибочно, словно ходил этой дорогой каждый день. После десяти минут пути они, наконец, достигли цели. Рок подвел Мию к какой-то двери и сказал:

– За этой дверью сидит секретарь Верховного Хранителя. Твоя задача   –  сделать все, что бы она ему позвонила и сообщила о твоем визите. Поверь, это не так просто. Дело в том, что без официального разрешения к Вилару не попасть.

– И ты только сейчас мне об этом говоришь? – возмутилась девушка.

– Мне и за неделю эту бумажонку не достать, а у тебя дело срочное. Ее зовут Дира, очень злобная баба, так что держись. Ее задача отсеивать ненужных посетителей. Если ты с ней не договоришься, то либо охрану вызовет, либо собственноручно тебе накостыляет, а она это умеет, поверь, – загадочно сказал Рок.

Мия побледнела и кивнула. Спутник галантно распахнул перед ней дверь и слегка подтолкнул вперед.

Девушка оказалась в просторном изыскано обставленном помещении. Не успела она осмотреться, как откуда-то слева услышала женский голос:

– Добрый вечер, сообщите о цели вашего визита.

Мия повернулась на звук. За красивым столом у левой стены сидела красивая женщина лет тридцати, она встала и направилась в сторону гостьи, разглядывая ее оценивающим взглядом.

– Мне нужно переговорить с Верховным Хранителем. Это возможно? – робко поинтересовалась девушка.

– У вас есть официальное разрешение?

– Нет, но я по очень важному и неотложному вопросу, – сконфуженно проговорила Мия.

– По другим сюда и не приходят. В любом случае для принятия решения мне нужно знать суть вопроса, – начала раздражаться женщина.

– Я не могу вам сказать, но поверьте, это очень важно.



Секретарь посмотрела на Мию сверху вниз и сказала:

– Девушка, если у вас нет официального разрешения на посещение Верховного Хранителя, то боюсь, я буду вынуждена вызвать охрану, – металлическим тоном проговорила она.

– Скажите, кабинет Вилара там? – неожиданно спросила Мия, указав в сторону двустворчатой двери.

Резкая перемена темы и упоминание имени начальника немного обескуражили секретаршу.

– Да, – удивленно ответила она.

– А слышимость здесь хорошая? Я имею в виду шуметь нельзя, иначе это доставит неудобство Верховному Хранителю?

– Да, все именно так, – не понимая, к чему клонит собеседница, ответила секретарь.

– Спасибо, – сказала Мия и слегка поклонилась.

Девушка отвернулась от секретарши и сделала вид, что собирается уйти. Но вместо этого набрала в грудь как можно больше воздуха и закричала:

– Вилар!

Женщина вызвала охрану.

Спустя мгновенье одновременно открылись две двери. В одну вбежала охрана в лице двух рослых Хранителей, в другую вышел Вилар.

– Простите, пожалуйста, мы сейчас все уладим, – виноватым тоном сказала секретарь.

Один из охранников схватил Мию за предплечье и потащил к выходу. Однако она не сопротивлялась, ожидая реакции Верховного Хранителя, которая последовала незамедлительно.

– Лаго, Бит, свободны. Дира, проводите гостью ко мне в кабинет, – скомандовал он.

Хранители покинули помещение, а притихшая секретарь повела девушку к двустворчатым дверям.

Когда Мия вошла в кабинет, Вилар сидел за рабочим столом.

– Дира, меня ни для кого нет, – сказал он женщине.

Та кивнула и покинула комнату.

Некоторое время они сидели в тишине. Мия растерянно смотрела на Вилара, не зная, с чего начать. А мужчина ледяным взглядом изучал собеседницу.

– Облегчу тебе задачу, я прекрасно знаю, почему ты пришла, – нарушил молчание мужчина

Его взгляд и тон были для Мии словно пощечина. Перед ней снова был Верховный Хранитель, не имеющий ничего общего с человеком, встреченным недавно у выхода с арены. Все внутри болезненно сжалось. Она снова чувствовала себя в его обществе ничтожеством.

– Опережу события и отвечу сразу на несколько вопросов. Первый вопрос касается моего участия в аресте твоего так называемого брата. Не скрою, что испытываю смесь ненависти и презрения к этому пижону и не лучшего мнения о его дружке Лане, но к аресту их обоих не причастен. Мой же ответ на вопрос по поводу моей возможной помощи в этом деле…

Мия затаила дыхание. Это был самый важный вопрос.

– Я ничем не смогу тебе помочь, и даже если бы хотел, не смог бы. Если у тебя есть намерение обратиться к Миролу, скажу заранее, он тоже не сможет тебе помочь.

Это прозвучало как приговор. На глазах девушки выступили слезы. Она сидела маленькая и беззащитная в шикарном кабинете человека, который и без того доставил ей много боли. И тот факт, что в такой уязвимый для нее момент Вилар ведет себя настолько надменно и жестко, окончательно разочаровал девушку. Мию начала бить дрожь. Хотелось встать и выбежать из кабинета, но она сдержалась. Ей нужно было выяснить еще один важный момент. Нужно было собраться и задать последний вопрос.

Вид плачущей Мии тронул Хранителя. Он был бесконечно зол на нее, но все еще сильно любил. Мужчина встал из-за стола, подошел к окну и отвернулся.

– Я могу узнать, за что его арестовали? – дрожащим голосом сказала девушка.

Некоторое время Вилар молча стоял, глядя в окно, затем, словно что-то решив, повернулся и ответил:

– Его обвиняют в шпионаже.

– В чем? – потрясенно спросила девушка.

– Он работал на Газара, Мия, – заявил Верховный Хранитель.

– Нет, это какое-то недоразумение, он не мог, это абсолютно исключено, – растерянно начала девушка.

– Откуда такая уверенность? – надменно осведомился мужчина.

– Я могу поклясться собственной жизнью, что он на такое не способен. Мы выросли вместе, я знаю его лучше всех. Ким   –  не шпион!

Вилар тяжело вздохнул и снова сел за стол.

– Не стоит закладывать свою жизнь за человека, которого абсолютно не знаешь. Тебе не надоело ошибаться в людях? – ухмыльнулся он.

В этот момент Мия четко осознала тщетность своих стараний. Вилар наслаждался ее унижением, праздновал свой триумф и совершенно не собирался помогать. Слушать его насмешки в ее адрес было больно, но терпимо, а вот то, как он отзывался о Киме, вызвало волну гнева. Мия резко встала.

– Единственный человек, в котором я катастрофически ошиблась, был ты. Но знаешь, даже сейчас я выходила бы тебя в той пещере, только на этот раз из жалости, а не из любви, – сказала она и направилась к выходу.

Не успела девушка сделать и двух шагов, как рука Вилара больно схватила ее за предплечье.

– Я звонил тебе каждый день, и в тебе не нашлось ни жалости, ни сострадания, чтобы принять вызов. Ты не поверишь, но и у ледяного Верховного Хранителя есть чувства. Чего ты ждешь от меня теперь? Что я брошусь спасать этого… этого… – запнулся мужчина.

Мия чувствовала, как его трясет от гнева.

– Я жду от вас, Хранитель Вилар, что вы отпустите мою руку, поскольку делаете мне больно.

От этих слов мужчина опомнился и ослабил хватку.

– Я не отпущу тебя, пока не выслушаешь, – сдержанно проговорил он.

– У меня нет на это времени,    –  сказала Мия.

Вилар наклонился к девушке и прошептал на ухо: «Придется найти».

Не зная, что делать, Мия вернулась к столу и села.

Мужчина достал из выдвижного ящика стола Планум и начал что-то настраивать. Девушка молча ждала. Наконец, он начал.

– Сначала я хочу рассказать о том, что же произошло между мной и Кимом на ринге боевого эмулятора после торжественного вечера. После начала наших отношений мне было сложно общаться с ним. Только благодаря чувствам к тебе, я впервые в жизни узнал, что такое ревность. Для меня это были настолько неожиданные и сильные эмоции, что я с трудом с ними справлялся. В отличие от тебя, для меня никогда не было секретом, что Ким испытывает к тебе далеко не братские чувства. Согласись, это не могло не раздражать. Вы были постоянно вместе, а я отсутствовал на работе и сходил с ума от ревности. У Кима большие проблемы с субординацией, поэтому иногда он забывал, что я начальник, а он подчиненный. В один из таких моментов я назначил ему встречу на ринге и надеялся на честный бой. Уверяю, калечить его не входило в мои планы.

Вилар замолчал и протянул девушке Планум. На экране проигрывалась сцена его столкновения с Кимом в узком извилистом коридоре северной башни на торжественном вечере. Мия сразу вспомнила тот случайно увиденный ею эпизод. Тогда девушка застала только финальный момент, когда Вилар грубо толкает плечом Кима и проходит мимо. Теперь она видела сцену от начала до конца.

Ее брат намеренно поджидал Вилара в том коридоре, а когда увидел, подошел и начал что-то говорить на ухо. После услышанного взбешенный Верховный Хранитель толкнул подчиненного плечом и ушел.

– Я был расстроен, чувствовал, что ты отдаляешься. А твой разговор с Тери меня окончательно добил. Женщины так мстительны. Даже представить не могу, что она тебе про меня наговорила. В итоге после изрядной порции красного сухого и размышлений на тему разрушающихся отношений, я наткнулся на этого…, – мужчина запнулся, но затем продолжил. – Он все рассчитал правильно. Мне нужна была только маленькая искра, чтобы взорваться. Не буду пересказывать те гнусности, которые он сказал мне на ухо, но уверяю этого было более, чем достаточно. После вечера мы встретились еще раз, чтобы условиться о месте и времени боя. И даже тогда я не планировал избиение, то, что он не сопротивлялся, удивило меня, но, к сожалению, не остановило. Я понял все после, когда увидел в зрительном зале тебя.

Вилар забрал из дрожащих рук девушки Планум и поставил новое видео.

– Это я нашел на штатном сервере после. Не могу сказать, что был удивлен. Найденный фрагмент подтвердил все мои догадки.

Мия взяла из рук мужчины устройство и остолбенела. На записи была сцена, в которой Ким и Лан договариваются о том, в какой момент привести ее в зал.

По щекам девушки покатились слезы.

– Да, Мия, они заранее обо всем договорились. Лан намерено привел тебя в эмулятор, чтобы ты застала сцену чудовищного избиения Кима. Все это было подстроено и сыграно с целью разлучить нас. Не спорю, я виноват, бил человека, который не оказывал сопротивления, но в тот момент я просто дал выход накопившейся неприязни. Алкоголь и ревность сделали свое дело. Впервые в жизни я не смог сдержать себя и поплатился. Возможно, ты станешь оправдывать Кима. Скажешь, что он боролся за свою любовь. Но поверь, он не просто растер меня той подставой, он еще наслаждался своим триумфом. На следующее утро я получил от него текстовое сообщение, очень короткое, но несущее в себе всю его подлость: «1-0». Понимаешь, Мия, он начал вести счет, который не закончился тем инцидентом. Ты можешь злиться на меня, но Ким ненавидит меня ничуть не меньше, чем я его. Когда он рассказывал всему миру сказочную историю о своем благородном проигрыше в пользу достойнейшего Дакара, только я знал, чем на самом деле продиктован его поступок. Он не хотел давать мне шанс на еще один гарантированный год работы в должности Верховного Хранителя. Этот красивый поступок продиктован ненавистью ко мне.

Мия плакала и отрицательно качала головой.

– Напрасно ты мне не веришь, – сказал он и протянул коннектор, где высветилась история переписки с контактом под именем Ким.

История состояла всего из трех записей: «1-0», «2-0», «3-0».

Первое сообщение» датировалось числом торжественного вечера, а второе – днем соревнований.

Мию заинтересовала последняя надпись. Она судорожно начала вспоминать, что же было в тот день, но никак не могла вспомнить.

– А что значит «3-0»? – тихо спросила она.

– В этот день я перестал тебе звонить, – произнес мужчина.

Мия потрясенно посмотрела на Вилара.

– День, когда пресса сообщила о нашей помолвке! – проговорила она.

Вилар кивнул. Девушка закрыла лицо руками:

– Это все неправда, – простонала одна.

– Он наслаждался каждым моментом, моего проигрыша. Для него это было увлекательным состязанием. Я мог двадцать раз раздавить его, как блоху. У меня достаточно полномочий, чтобы уволить его и арестовать за провокации, но он знал, что я этого не сделаю. Ведь так я навсегда тебя потеряю.

Мия плакала.

– Ты думала, что знаешь его. Но он изменился. Вы не виделись четыре года, это большой срок. Кстати, твой брат рассказывал, как прожил эти годы? Думаю, вряд ли, потому что гордиться там было особо нечем. Даже печатным станкам наскучило писать о его многочисленных любовных похождениях. Он менял партнерш, как перчатки. А когда перепробовал всех актрис и топ – моделей, принялся за жен высокопоставленных чиновников, чем разрушил не одну семью. Он был ходячим скандалом и позором миротворческого корпуса. Пьянство и распутство были его основными увлечениями. Неоднократно поднимался вопрос об увольнении. Но как же можно избавиться от лучшего бойца и уникального травоядного представителя?

Мия плакала, закрыв лицо руками, и молчала.

– Если не веришь, можешь сама узнать все из сети. Достаточно набрать его имя, и многое вылезет наружу. Например, история с моделью по имени Мика и ее скандальной беременностью.

Это стало последней каплей, девушка резко встала и пошла к выходу, на этот раз Вилар ее не остановил. Он сказал все что хотел, теперь оставалось только ждать.

Не помня себя от горя, заплаканная Мия прошла сквозь кабинет секретаря и вышла в коридор. Там, прислонившись к стене, стоял Рок.

– С тобой все нормально? – испуганно спросил он, увидев девушку.

Она отрицательно покачала головой и прошла мимо.

– Нам не в ту сторону, – крикнул Хранитель.

Мия, словно робот, развернулась и пошла в противоположном направлении. Всю дорогу до планолета молодые люди шли молча. Рок смотрел на девушку и боялся что-то спрашивать. Только когда они сели в планолет, она заговорила:

– Уверена, ты в курсе дела. Расскажи мне про Кима и Мику, – неожиданно попросила спутница.

– Это Вилар тебе рассказал? Грязно играет. Хотя ты бы все равно рано или поздно узнала, – сказал молодой человек и задумался.

– Расскажи, – повторила Мия.



– Знаешь, когда я только начал с тобой общаться, Ким понял, что нужно принимать меры. Мы ведь с ним крутились в одной компании, и я знал всю его подноготную. Именно поэтому твой брат так нервничал, когда я заговаривал с тобой. Немного позже у нас с ним состоялся серьезный разговор, в котором он настойчиво просил меня держать язык за зубами. Поэтому я молчал, – объяснил Рок.

– Вилар многое прояснил, поэтому сэкономь мне время и расскажи, как все было на самом деле. Боюсь прессе доверять нельзя, – серьезно проговорила девушка.

– Не знаю, что наговорил тебе Вилар, но уверен , он преувеличил. Пресса же, действительно, всегда все намеренно раздувает. Кричащие заголовки   –  залог успешных продаж… Даже не знаю, с чего начать. После того, как Ким прославился, на него обрушилось много денег и внимания. Он был красив, богат, уникален и талантлив. Девушки вешались на него сами. Думаю, ты заметила, что нравы травоядных женщин кардинально отличаются от хищных. Ким был королем вечеринок. Его дом на побережье был регулярным местом для сборищ разнообразных компаний. В основном это были отборные красавицы из мира кино и моды, ну и многочисленные приятели Кима, любящие хорошенько оторваться. Среди них был и я. Не скрою, часто наш разгул переходил все границы. Пока Кима не приняли в должность Хранителя, он вел себя более или менее тихо. Но как только твой брат вступил в должность, его полугодовой отпуск становился головной болью для всего руководства. Пьяные потасовки, скандальные связи и просто месть брошенных девушек только нагнетали ситуацию. Поскольку он был знаменит, его часто приглашали на разнообразные выставки и великосветские сборища. И там Ким, конечно, блистал. Твой брат умел вести себя достойно, когда хотел. На этих мероприятиях его частенько зажимали жены сильных мира сего, а он был щедр на ласки. В связи с этим было несколько громких разводов. Но, Мия, повторюсь, ты не знаешь здешних женщин. Они вешались на него сами, я ни разу не видел, чтобы он сам за кем-то ухаживал. Для него представительницы слабого пола всегда были на втором плане. Он ни с кем не строил отношений, и многих это задевало. Одной из таких истеричек была Мика, красавица певица и любимица публики. Он познакомился с ней на какой-то выставке. Как и все тщеславные куклы, Мика посчитала своим долгом прижать Кима в кулуарах. Но тогда он был не в настроении и отшил красотку. Этой обиды она ему не простила. На очередной вечеринке девушка появилась под самый конец. Ким был пьян, но на ногах. Совратить его в таком состоянии было несложно. Спустя месяц после совместно проведенной ночи она заявила на весь мир, что беременна от Кима. Это было шоу. Он с трудом смог вспомнить, что с ней знаком, а Мика махала перед камерами справкой от врача. Тогда Ким также на весь мир заявил, что не оставит своего ребенка без отца, но только если это действительно его отпрыск. Он обязал Мику после рождения ребенка сделать тест на отцовство, который безошибочно покажет, является ли он биологическим отцом. Несколько недель заплаканное лицо униженной и оскорбленной красавицы не сходило с экранов. Но постепенно шумиха улеглась. Выжав весь максимум из этого скандала, Мика сделала аборт, заявив, что такой подлец, как Ким, не заслуживает такого шикарного подарка, как ребенок.

Мия слушала Рока и рыдала. Благодаря сети и Плануму она понимала значение слова «аборт». Поэтому в глазах стоял образ плачущего младенца, которого убила собственная мать.

– Так это был его ребенок? – дрожащим голосом спросила девушка.

– Кто знает! Эта стерва не дала согласие на взятие анализа. Да и какая разница, чей ребенок, если он мертв.

Они немного посидели молча, затем Рок продолжил:

– Мия, я не хочу, чтобы из моего сжатого повествования у тебя создалось впечатление, что Ким – последняя сволочь. Поверь, он очень переживал. Когда стало известно о поступке Мики, твой брат изменился. Прекратились вечеринки и дебоши. Он упорно отшивал всех, кто на нем начинал виснуть. Его словно подменили. А спустя четыре месяца началась эпидемия и приехала ты, – сказал Рок и улыбнулся.

– Лучше бы я не приезжала, – заливаясь слезами, сказала девушка.

– Напрасно ты так думаешь. Мия, ты очень добрая и умная девушка, но одно меня не перестает в тебе удивлять. Окунувшись в такой сложный и многогранный мир, ты упорно пытаешься делить все на черное и белое. А поскольку реальность устроена иначе, постоянно обжигаешься. Даже если взять идеально белую сферу, под ней все равно будет тень. Предметы белые только в том месте, куда на них падает свет. С людьми аналогичная ситуация. Для Кима светом была ты и Рид, именно под вашим влиянием он был таким, каким ты его знала всю жизнь. Но так случилось, что попав сюда, вместо света на него обрушилось много темного. Слава и деньги никогда не шли на пользу людям. Распутное окружение дополнило и без того мрачную картину. За неимением света все эти искушения поглотили его. Да, теперь твой брат не белый и пушистый, но это все еще твой брат. Он любит тебя, и рядом с тобой будет тем Кимом, которого ты знала.

Мия плакала. Она сидела с ногами на кресле, обхватив колени руками. Ее заметно трясло.

– Слишком много для одного вечера, – со вздохом ответила она. – Мне надо немного пройтись, побыть одной, ты подождешь меня?

– Конечно, – ответил молодой человек.

На ватных ногах Мия вышла из планолета и направилась в сторону зарослей на краю посадочной площадки. Ей было просто необходимо побыть среди деревьев. Лес всегда был ее лучшим другом.


Глава тринадцатая


Мия шла, ничего не замечая вокруг. Ноги сами вывели девушку на узкую тропинку, которая вела на небольшую поляну. Опасаясь уходить далеко, Мия пересекла поляну и села на ствол упавшего дерева.

Все внутри кричало от боли, нужно было успокоиться. Девушка подняла глаза и осмотрелась. Первое, что бросилось в глаза   –  обилие цветов. Белые и слегка персиковые бутоны пробивались сквозь сочную зелень. Мия сразу узнала в них имбирную лилию. Девушка вдохнула влажный лесной воздух. Поляна была пропитана дурманящим цветочным ароматом. Удивленная тем, что луговой цветок растет на лесной поляне, девушка спрыгнула со ствола и подошла ближе к одному из соцветий.

На лес начали опускаться сумерки. Бутоны лилий начали закрываться. Но даже по полузакрытым бутонам было очевидно, что Мия не ошиблась. Залюбовавшись удивительным явлением, девушка отвлеклась и расслабилась.

Вдруг она почувствовала нечто необычное: словно легкий разряд электричества пропустили сквозь тело. По коже побежали мурашки. Мия непроизвольно сделала глубокий вдох и закрыла глаза. Мгновенно волна эйфории и ощущения безграничной свободы охватило девушку. Все тело объяла такая легкость, что ноги перестали ощущать прикосновение земли. Казалось, что ничего в мире больше не имеет значения. Мия ощутила такую полноту и завершенность, какой не испытывала никогда. И среди всего этого безумия она почувствовала в груди огромное горячее сердце.

Когда волна непонятных ощущений немного отступила, девушка испугалась. Она прекрасно помнила свои ощущения перед тем, как впала тогда в тяжелое шоковое состояние. И, несмотря на то, что сейчас не было чего-то похожего, девушка испугалась за свою психику.

Нужно было срочно возвращаться в планолет. Она понимала, что если шоковое состояние настигнет здесь, ее могут не найти.

Мия быстро пересекла поляну и побежала по тропинке обратно к башне. К большому облегчению тропинка достаточно быстро вывела девушку на посадочную площадку, где все еще ждал Рок.

– Что случилось? – испуганно спросил Хранитель, увидев на борту запыхавшуюся Мию.

Не желая признаваться в своей психической неполноценности, девушка соврала:

– Все отлично, просто решила взбодриться и пробежаться.

Рока такое объяснение не удовлетворило. Он подозрительно посмотрел на подругу, но спрашивать больше ничего не стал.

– Можем лететь, – сказала Мия, сев в кресло и пристегнувшись.

Рок начал колдовать над панелью управления, и вскоре планолет поднялся в воздух.

Теперь Мия могла подумать о том, что ей делать дальше. Мучительно не хотелось возвращаться в пустой дом, и она решила полететь к Узе.

– Ты сможешь отвезти меня в Саорс? – спросила Мия.

– Хорошо, а куда именно?

– Сейчас узнаю, – ответила девушка и полезла в сумку за коннектором.

Вдруг прибор на панели планолета издала громкий звук и начала выдавать какие-то предупредительные текстовые сообщения.

– В чем дело? – испугалась Мия.

– Я и сам бы хотел это знать. Нам отказано во взлете, – растерянно ответил Рок.

– Что значит отказано? Разве так можно? – спросила девушка.

– Надо садиться, – проигнорировав Мию, ответил Хранитель.

Когда планолет коснулся поверхности площади, Мию и Рока уже ждал патруль. Четверо мужчин в униформе Хранителей выстроились шеренгой у края борта и ждали высадки экипажа.

Рок вышел первым, его тут же обступили два Хранителя. Следом появилась Мия.

Не говоря ни слова, один из мужчин провел вдоль тела девушки каким-то устройством. Аппарат неприятно запищал и загорелся красным.

– Да, это она, – сказал мужчина остальным патрульным.

Хранители отошли от Рока и приблизились к девушке.

– Вы свободны, – сказал мужчина с устройством Року.

– Могу я узнать, какую ошибку выдал детектор? – спросил молодой человек.

Мужчина окинул Рока оценивающим взглядом и нехотя ответил:

– Четыреста четвертую.

После этих слов молодой человек неверящим взглядом уставился на Мию.

– Что это значит? – спросила она у Рока.

Но патрульные, не дожидаясь окончания диалога, под руки повели девушку в башню. А потрясенный Рок так и остался смотреть вслед уходящей Мии.

Девушка шла молча и не сопротивлялась. Мужчины вели ее знакомым маршрутом в административный блок. Когда ее привезли на одиннадцатый этаж, Мию начали мучить подозрения, что сейчас она снова предстанет перед Верховным Хранителем. Предчувствие не обмануло, и спустя пять минут девушка стояла у знакомой двери, за которой по всей вероятности все еще дежурила грозная Дира. Все внутри сжалось.

Первым в кабинет секретаря прошел мужчина с устройством, видимо, старший патрульной группы. Через минуту он вернулся и пригласил войти остальных. Мия шла глядя в пол, стараясь не замечать взгляда секретарши. Женщина смотрела на девушку, и ее лицо выражало смесь удивления с презрением.

– Снова здравствуйте, – злорадно прошипела Дира.

– И вам приятного вечера, – ехидно отозвалась Мия.

Женщина ничего не ответила и жестом пригласила группу людей пройти в кабинет начальника.

Как только патрульные завели Мию в кабинет, Вилар попросил Хранителей удалиться. Девушка села на тот же стул, что и ранее, и вопросительно посмотрела на мужчину.

– Ты ничего не хочешь мне рассказать? – обратился к ней Вилар.

– А должна? – удивилась Мия.

Верховный Хранитель сверлил девушку пристальным взглядом и молчал.

– Ты объяснишь мне, почему я арестована? – не выдержала девушка.

– Почему же арестована? Временно задержана.

– И на какое время я задержана? – спросила Мия.

– До выяснения, – кратко ответил мужчина.

– До выяснения чего? – сердито уточнила девушка.

Вилар немного помолчал, продолжая внимательно разглядывать Мию, затем сказал:

– Ты ведь не думаешь, что способна обмануть Щит?

– Обмануть кого?! – удивилась девушка.

– Щит   –  глобальную систему защиты и наблюдения за Орманом, – пояснил Вилар.

– Спасибо за разъяснения. Я помню, что такое Щит. Мой вопрос вызван не этим.

– А чем же? – серьезно спросил мужчина.

– Тем, что не понимаю, о чем идет речь. Я никого не пытаюсь обмануть. Просто села в планолет и пыталась улететь, только и всего, – обиженно проговорила она.

– Мия, поклянись, глядя мне в глаза, что ты не понимаешь, почему задержана, – строго сказал Верховный Хранитель.

– Клянусь, – удивленно ответила девушка.

Вилар устало вздохнул и встал из-за стола. Он снова отошел к окну и отвернулся.

Вся эта бессмыслица начала раздражать Мию, девушка была уверена, что произошло какое-то недоразумение.

– Вилар, что происходит? – раздраженно спросила она.

Мужчина обернулся и посмотрел на нее.

– Ты невероятный человек. Словно магнит, притягиваешь неприятности. Я первый раз в жизни встречаю человека, с которым связано такое количество катаклизмов.

– Спасибо за столь лестную характеристику, но давай все-таки вернемся к моему вопросу, – сердито заявила девушка.

Вилар сел на свое место и начал объяснять.

– Щит   –  очень сложная и многофункциональная система, одной из его задач является отслеживание слияний в Ормане с последующей идентификацией расовой принадлежности. Щит совершенен и сбои в нем исключены. Было зафиксировано всего пять случаев, когда он не смог определить расовую принадлежность. До сегодняшнего дня. Но несколько минут назад на контрольной панели Щита появилось сообщение об ошибке номер четыреста четыре, а именно сбой идентификации. Щит указал координаты планолета Рока. Туда был направлен патруль. Что произошло дальше, ты знаешь.

– Значит, ваш Щит не такой уж совершенный. Он и раньше ошибался, – усмехнулась девушка.

Теперь она была абсолютно уверена, что это недоразумение.

– Те случаи были скорее упущением инструкторского состава. Щит не в состоянии считать информацию с душевнобольного человека, поэтому на стадии инструктажа Хранители специальными тестами выявляют и отсеивают всех психически ненормальных людей. Те пять случаев были запущенной формой раздвоения личности. Их было сложно выявить.

Мия тяжело вздохнула.

– Ну, может, у меня тоже какая-то особая форма расстройства, я ведь впадала в психический шок. Проведите на мне тесты, только очень прошу побыстрее, – умоляющим тоном проговорила Мия.

– Ты куда-то торопишься?

– У меня брат через несколько дней попадет в Гаол. Да, я тороплюсь, – сердито ответила девушка.

– В таком случае можешь не спешить, Киму ты ничем помочь не сможешь.

От этих слов все внутри болезненно сжалось. К горлу подкатил ком.

– Забудь на секунду о брате и вернись к нашей ситуации. Я не сказал самого главного, все пятеро прошли слияние. В этом щит не обманул. Он просто не смог понять, что у них за Тотем.

Мия неверящими глазами уставилась на Вилара.

– Быть такого не может. Щит ошибается, у меня нет Тотема. Я не сливалась, – сказала она.

– Щит может выйти из строя, но я нет. Ты помнишь, как в пещере рассказывал про свой дар отличать людей, прошедших слияние? Так вот ты его прошла, Мия, – настойчиво проговорил мужчина.

– Разве возможно слиться с животным и не заметить этого? – спросила девушка.

– С тобой произойти может все, что угодно, – устало ответил Верховный Хранитель.

Слова Вилара задели Мию, девушка насупилась и замолчала.

– Видимо, в этом и состоит причина ошибки Щита. Дело в том, что человек состоит из нескольких оболочек: физической, энергетической, эмоциональной и интеллектуальной. Так вот, Щит считывает показатели всех этих оболочек и особым образом обрабатывает. В результате слияния оболочки меняются, а система, анализируя изменения, выявляет расовую принадлежность и Тотем. В твоем случае выпала интеллектуальная оболочка, поскольку ты сама не знала, что прошла слияние, и не видела свой Тотем, она не изменилась. Поэтому целостный анализ невозможен, и Щит выдал ошибку, – предположил Вилар.

– Я уже привыкла к тому, что всем кажется будто у меня серьезные проблемы с интеллектуальной оболочкой, – ехидно ответила девушка.

– Твой случай уникален, поэтому никаких инструкций нет. Мне необходимо решить, как действовать дальше, – задумчиво сказал мужчина.

– Отпусти меня домой. Если понадоблюсь деятелям науки для проведения опытов, лоботомии или вскрытия, ты знаешь, где меня найти, – устало проговорила Мия.

Но Вилар строго посмотрел на нее, и она замолчала.

– Когда ты в прошлый раз сидела в этом кабинете, я не чувствовал присутствие Тотема. Значит, слияние произошло совсем недавно. Вспомни, с тобой происходило что-то необычное? – настойчиво спросил Вилар.

– Да, но я подумала, что просто схожу с ума, – отмахнулась девушка.

– Расскажи подробней, – настойчиво попросил Хранитель.

– После того, как покинула кабинет, спустилась вниз и села в планолет. Немного поговорила с Роком и… – девушка замялась, не находя подходящих слов. – В общем, решила немного прогуляться перед полетом. Это может показаться странным, но мне иногда просто физически необходим лес. Он действует успокаивающе, – смущенно добавила она.

Мия задумалась, подбирая должное объяснение последующим событиям.

– А что произошло дальше? – нетерпеливо спросил Вилар.

– Сложно объяснить. Дошла до какой-то поляны и заинтересовалась имбирной лилией. Начала изучать цветок, и почувствовала нечто странное. Сложно объяснить. Но, не понимая, что происходит, решила, будто снова впадаю в шок. Испугалась и вернулась в планолет, – кратко рассказала Мия.

На секунду в памяти мужчины всплыли воспоминания о ее болезни. Его тщетные попытки помочь. Он вспомнил, какое отчаяние владело им тогда, и как был счастлив увидеть ее здоровой.

– А нельзя просто объяснить мне, как измениться, и посмотреть, кто это? – неожиданно спросила Мия.

– Нет, для того, чтобы принять облик Тотема, нужно мысленно визуализировать его образ и почувствовать с ним полное единение. Это несложный процесс, но не в твоем случае, – грустно ответил Верховный Хранитель.

– Тогда можно вычислить животное по среде обитания. Или просто сходить на ту поляну и понаблюдать, кто там водится.

– Тотемы в поисках своего человека могут забредать в совершенно не свойственные им места. Недавно был случай, когда неподалеку отсюда с мужчиной слился полярный медведь. Как бедное животное смогло выдержать такую жару, не знаю, но факт остается фактом, – пояснил мужчина.

– Вдруг у меня не такой уж редкий случай, возможно, мне удастся, перебирая в голове всех обитателей здешних лесов, угадать Тотем, – предположила Мия.

Вилар снисходительно улыбнулся и ответил:

– У тебя нет опыта изменения. Поэтому даже если ты угадаешь, войти в состояние единения не сможешь.

Мия расстроилась. Она не меньше Вилара хотела узнать, кто ее загадочный Тотем. Несмотря на все отягчающие обстоятельства, девушка ощущала радость от того, что ее мечта, наконец, сбылась.

– Ладно, – решительно сказал Хранитель и встал из-за стола. – Я посоветуюсь со специалистами. Возможно, есть система тренингов, которая поможет. Но тебе придется пожить здесь.

– И как долго? – заволновалась девушка.

– Пока не выясним твою расовую принадлежность. Надеюсь, наши психологи быстро смогут тебе помочь. Как только определим Тотем, ты свободна,    –  слукавил Вилар.

Внутренне он ликовал от мысли, что теперь Мия от него никуда не денется. Четыреста четвертая ошибка была для него настоящим подарком. Вилар искренне желал, чтобы идентификация произошла, как можно позже. В нем, наконец, проснулась почти исчезнувшая надежда отвоевать Мию. Верховный Хранитель решил намеренно затянуть процесс выяснения и использовать ситуацию в свою пользу.

Для начала он связался с распределителем и поселил девушку на одном этаже с собой. Затем пригласил патрульных и велел отвести ее в нужный бокс. И как только Мия ушла, стал прорабатывать всевозможные сценарии развития ситуации.

Всю дорогу от кабинета до двери в коридор девушку сверлил надменный взгляд секретарши. Поэтому для нее было облегчением покинуть приемную Верховного Хранителя, а затем и административный блок.

Когда Мию привели в бокс, она растерялась. Перед ней были шикарные апартаменты: несколько просторных комнат блистали красотой и роскошью. Привыкшая к штатным жилым боксам девушка даже не представляла, что на базе могут быть такие хоромы.

Оправившись от первого шока, она достала коннектор и связалась с Роком.

– Улетай без меня, – тихо сказала она. – Я задержана.

– Мне это давно ясно. Как только мне сообщили, что у тебя четыреста четвертая ошибка, сомнений не осталось. Меня только одно поражает, как ты умудряешься влипать в подобные ситуации? – насмешливо осведомился Хранитель.

– О, для этого нужен особый талант и дефектная интеллектуальная оболочка, – отшутилась Мия.

Рок рассмеялся и спросил:

– Надолго ты там застряла?

– Пока не выяснят, кто мой Тотем, – ответила девушка.

– Просто скажи им, и полетели по домам, – предложил Рок.

– Я бы с радостью, но сама не знаю, – ответила Мия.

– Что значит, не знаешь? – поразился молодой человек.

– Вот так. Я даже не совсем понимаю, когда именно произошло слияние. Видимо, случайно столкнулась с Тотемом в лесу и не заметила.

Рок покатился со смеху.

– Нужно напиться до бессознательного состояния, чтобы не заметить слияния, – сквозь смех проговорил он.

– Поверь, я и без твоих подшучиваний чувствую себя полным недоразумением, поэтому давай кратко и по существу. Лети домой один. Когда меня отпустят, я не знаю, – сердито проговорила Мия.

– Прости, – давясь от смеха, сказал Рок. – Просто… Просто… Ты такая чудная…

Не желая дальше выслушивать насмешки друга, девушка оборвала соединение.

Немного постояв в раздумьях, Мия связалась с Узой. Девушка подробно рассказала все, что удалось узнать про Кима и Лана, затем описала последние события. Никаких дельных советов красавица дать не могла, она только искренне посочувствовала подруге. Мия обещала держать Узу в курсе дела, и после недолгих переговоров девушки попрощались.

Мия положила коннектор на диван в гостиной и начала осматриваться. Вокруг было тихо и непривычно. Она бродила по комнатам не находя себе места. Ей всегда было неуютно среди роскоши. Наконец, девушка подошла к окну и задумалась. Она снова себе не принадлежит. Обстоятельства сложились таким образом, что нет возможности на что-то повлиять. Ей предстоит снова томиться в мучительном ожидании разрешения ситуации. Но больше всего девушку тревожила судьба брата. Теперь, когда она поняла, что поводом для ареста послужила не контрабанда антибиотиков, надежда на спасение растаяла. Несмотря на это, желание помочь не пропало. Нужно было что-то придумать.

За окном окончательно стемнело, на Орман опустилась ночь. Постепенно тревожные мысли о судьбе Кима плавно перетекли к волнующим предположениям, кто же этот загадочный Тотем. Мия легла на кровать и попыталась прислушаться к ощущениям. Ее охватило странное чувство, присущее беременным девушка. Она положила руки на живот и изо всех сил старалась почувствовать в себе какую-то новую жизнь. Ощутить телом существо, поселившееся внутри. Но сколько не пыталась ничего не выходило. В голове крутились картинки лесной поляны и цветов. В памяти отчетливо всплыл аромат имбирных лилий.

Незаметно для себя Мия погрузилась в сон. И даже там ее не оставлял вид и запах бледно-розовых соцветий.

На следующее утро девушка проснулась от странного ощущения в груди. Казалось, ее сердце увеличилось до нереальных размеров и обжигало ребра изнутри. Немного придя в себя, она поняла, что эти бредовые ощущения провоцировал желудок, который стонал от голода. Только сейчас Мия поняла, что не ела почти сутки.

Спрыгнув с кровати, оголодавшая, она пошла на «охоту». Придя на кухню, девушка занялась изучением содержимого холодильника с последующим его разорением. Только когда болезненные ощущения в желудке улеглись, Мия смогла думать о чем-то, кроме еды.

Поскольку покидать выделенные апартаменты девушке не позволялось, она взяла Планум и принялась за учебу. Несмотря на произошедшие перемены, Мия не хотела останавливать процесс обучения. Девушку немного огорчило, что пришли штрафные баллы за пропущенный учебный день. Но она была решительно настроена все наверстать. Ведь теперь времени на уроки у нее предостаточно.

Поначалу дело не клеилось. Мысли постоянно ускользали в сторону Тотема и ситуации с братом. С трудом доделав проверочные задания, она решила немного прерваться. Но вместо легкого перекуса и прогулки по комнатам, Мия принялась с жадностью бороздить информационную сеть, изучая Тотемов и все, что с ними связано. Ей было интересно, как изменяться, во что одеваться, как долго пребывать в зверином обличии.

Эта информация настолько взволновала и поглотила, что она, забыв про учебу и Кима, просидела за Планумом полдня. От увлекательного занятия ее отвлек стук. Мия прошла в прихожую и открыла незапертую дверь.

На пороге стоял Вилар, которого сопровождало еще два человека, мужчина и женщина. Девушка пригласила посетителей войти.

– Мия, это Гола и Атол, они специалисты в области тотемной психологии. Позволь им задать тебе несколько вопросов, – представил сопровождающих Верховный Хранитель.

– Да, конечно, пойдемте в гостиную, – приветливо ответила девушка.

И все проследовали в гостиную. Гола и Атол расположились рядом с Мией на диване, а Вилар сел в кресло напротив.

– Это не займет много времени, – учтиво проговорила женщина.

Мия кивнула, и психологи начали опрос. Они много расспрашивали девушку о детстве и родителях, ее мировоззрении, отношениях со сверстниками и о многом другом. Девушку удивляло, зачем им нужна эта информация, но отвечала честно. Вилар сидел с задумчивым видом и даже не смотрел в их сторону. Казалось, он совершенно не слушает разговор и думает о своем. Но, когда женщина спросила, кто был Тотемом ее матери, Вилар вмешался и напомнил Голе, что хищные женщины не допускаются в Орман. Из чего Мия сделала вывод, что он внимательно следит за опросом.



От детства психологи плавно перешли к ее вкусам, пристрастиям и увлечениям. Когда девушка описывала свою любовь к лесу и растениям, психологи многозначительно переглянулись.

– Вы думаете, мой Тотем – травоядное? – спросила Мия.

– Пока рано делать, какие-то выводы. В хищных семьях редко рождаются дети с травоядным геном. Но то обстоятельство, что ваш брат травоядное… – начал было Атол.

– Он ей неродной брат, – нервно перебил Вилар.

Видя недовольство руководителя, психологи занервничали. И только Мия сразу поняла, почему так раздражен Верховный Хранитель.

Опрос продлился около часа. В итоге специалисты рекомендовали девушке чаще выходить в лес, найти ту поляну и просто посидеть среди лилий.

– Не уверен, что это позволено инструкциями, но я подумаю, что можно сделать, – сердито вмешался Вилар.

Зная удивительную способность Мии влипать в неприятности, мужчина был готов посадить ее в комнату с мягкими стенами. А уж думать о ее уединенных прогулках по незнакомому лесу он и вовсе не мог.

Когда опрос был закончен, Мия проводила гостей до двери. Гола и Атол вышли сразу, а Вилар немного задержался. Он посмотрел девушке в глаза и тихо спросил:

– Я могу зайти к тебе сегодня?

Этот вопрос не понравился ей, и она нахмурилась. Заметив ее реакцию, мужчина добавил:

– Мне нужно поговорить насчет Кима.

Мия просияла.

– Конечно, буду ждать.

Резкая перемена в ее настроении расстроила Вилара. Он понял, что его общество совершенно не интересует Мию, она думает только о Киме.

Как только дом опустел, девушка снова принялась за учебу. И на этот раз уроки давались ей гораздо легче.

Мия так засиделась за занятиями, что не заметила, как стемнело. В дверь снова постучали. Это был Вилар.

– Прости, мне совершенно нечем тебя угостить. Я так увлеклась, что забыла про время. Сейчас быстро что-нибудь приготовлю, – с порога начала извиняться Мия.

– Я не голоден, – соврал мужчина.

– Тогда ты не будешь против, если я поем? – спросила Мия, затем пожала плечами и добавила. – Забыла пообедать.

– Конечно, – ответил Вилар, и они пошли на кухню.

Сначала они сидели молча. Мужчина с восторгом наблюдал за суетящейся Мией. Девушка нарезала салат из свежих овощей и пожарила картошку.

– Может, все-таки составишь мне компанию? – спросила она, когда все было готово.

Вилар кивнул, и девушка накрыла на две персоны.

После ужина Мия налила чай, и молодые люди переместились в гостиную.

– Ты хотел мне рассказать про Кима, – напомнила хозяйка.

– Я помню.

– А что именно? – не отставала девушка.

– Причины, по которым его арестовали, – кратко объяснил Вилар.

– Я вся во внимании.

– Всему свое время. Для начала я хочу, чтобы ты мне тоже кое-что рассказала, – загадочно проговорил мужчина.

– А это обязательно?

– Да. Услуга за услугу, – серьезно ответил гость.

– Хорошо, спрашивай, – со вздохом ответила девушка.

– Я хочу узнать, что сказала тебе Тери на торжественном вечере?

– Кто это? – переспросила Мия.

– Девушка, с которой ты разговаривала у барной стойки на торжественном вечере после окончания церемонии вручения наград, – пояснил Вилар.

– Так ее звали Тери, – проговорила девушка и задумалась.

В голове всплыли воспоминания о том разговоре. Самое яркое, что запомнилось Мии, была невероятная красота собеседницы и неприятный осадок после непродолжительной беседы.

– Она не представилась тогда, – продолжила девушка. – Но какое сейчас имеет значение, что она сказала?

– Для меня имеет, – серьезно ответил мужчина.

– Она рассказала о том, что у тебя уже есть любовь всей жизни   –  твоя работа. Но я и сама это прекрасно знала. Поведала, что я не первая, кто… кто… – Мия запнулась, затем вздохнула и продолжила. – Словом, в тот вечер я поняла, что далеко не первая у тебя. Тери сказала, что вы были близки три года. Не знаю почему, но я ей поверила. Было заметно, что она обижена на тебя. И это неудивительно, ведь за три года ты так и не сделал ей предложение. Главное, что я вынесла из того разговора, что ты наиграешься со мной и бросишь, как бросил ее. Вилар, пойми, я выросла в мире, где мужчина и женщина становятся близки только после свадьбы и больше партнера не меняют. Здесь все по-другому. Сначала твое поверхностное отношение ранило меня. Потом я все время думала о тех женщинах, которые были до меня. К этому примешивалось постоянное твое отсутствие и непонимание. Ты просто проводил со мной свободное время, не более. С самого первого дня меня не оставляли сомнения в глубине твоих чувств, а разговор с Тери поставил все на свои места. Ты из другого мира. Не плохой, не хороший, просто другой.

Вилар смотрел на Мию спокойно и сосредоточенно, но внутренне корчился от боли. Каждое произнесенное слово ранило мужчину. Он никогда прежде не испытывал такой внутренней боли.

Хранитель резко встал и пошел на кухню. Не знал, как успокоиться, и умылся холодной водой.

– С тобой все в порядке? – из-за спины спросила Мия.

Вилар не обернулся и ничего не сказал.

– Прости, если обидела, – виноватым тоном проговорила девушка.

Мужчина обернулся и ответил.

– Все нормально, я привык к тому, что меня считают машиной, а не человеком.

– Я так не считаю, – решительно сказала Мия.

– Как раз ты в первую очередь.

Эти слова задели девушку. Она пожалела, что разоткровенничалась и, ничего не ответив, ушла в гостиную.

Мужчина появился в дверях несколько минут спустя.

– Теперь моя очередь. Для начала я хочу тебе показать материалы, которые будут фигурировать на суде. Именно благодаря им дело удалось расследовать, – спокойно сказал он и достал из кармана Планум.

После небольших настроек устройства Вилар протянул его Мии. Но в последний момент передумал и одернул руку.

Девушка удивленно посмотрела на гостя, а тот отложил Планум на диван и неожиданно сменил тему.

– Мия, я никого, никогда так сильно не любил. То, что я был сдержан, совершенно не говорит о поверхностности моих чувств. Загруженность на работе и постоянное отсутствие не означает, что я одержим карьерой. Ты права, я жил по другим правилам. До тебя у меня были женщины, и я не вступал в брак. Но это не говорит о моем желании воспользоваться тобой и бросить. И если бы ты тогда нашла в себе силы все мне объяснить, я доказал бы тебе это. Сейчас уже поздно рассуждать на тему того, что могло бы быть. Но ты просто не дала мне шанса. Между нами всегда было расстояние, которое сводило меня с ума. Ты не была откровенна, а я не знал, как этого добиться. Не скрою, раньше для меня на первом месте была работа, женщины были второстепенны, о семье я вообще не думал. Но, Мия, ты не представляешь, в каком обществе я вырос. Оно кардинально отличается от хищного. Только встретив тебя, узнал, что такое любовь. Впервые в жизни я не хотел идти на работу. Единственным моим желанием было не отходить от тебя ни на шаг. Я стал зависим от тебя, словно наркоман. Это пугало, но желания бороться не было. Я не другой, Мия, ты сделала меня таким. Отодвинула и забыла. Ломать всегда проще, чем строить. Ты говоришь, что вы выбираете одного партнера на всю жизнь. Так почему, засыпая у меня на плече в пещере, так легко оттолкнула в Башне?

Девушка смотрела на Вилара потрясенными глазами и не знала, что ответить. Со многим она была согласна. Ей нужно научиться быть откровенной. С Кимом было легко, она привыкла делиться с братом всем. Но Вилар в ее глазах всегда был сверхчеловеком. Его превосходство угнетало ее не слишком уверенную в себе натуру. Ей бы следовало расслабиться и просто отдаться нахлынувшим чувствам, но вместо этого она таила множество сомнений и подозрений. Мия подсознательно боялась сближаться с Виларом, чтобы впоследствии не обжечься. Неуверенность в себе постоянно нашептывала, что такая, как она, не может быть парой для такого, как он. Именно поэтому девушка решила, что чувства Хранителя неглубокие и быстро пройдут. Именно поэтому пришла к выводу, что он непостоянен.

Мие стало стыдно. Щеки начали гореть. От смущения все внутри сжалось. Она не могла выдавить из себя ни слова.

Видя состояние девушки, Вилар, как ни в чем не бывало, взял в руки Планум и продолжил рассказ о брате:

– Помнишь, во время эпидемии в Орман начали подтягивать миротворцев из второго состава. Тогда процессом руководил Краго. Благодаря ему, на территорию попало много подкупленных Хранителей. Когда Тотальную Дегидрацию удалось погасить, и ты уехала в Себар, история не закончилась. КВК и по сей день проводят расследования и выявляют отступников. В результате одного из таких розыскных мероприятий были арестованы несколько шпионов с северной базы. Несколько из них, не сговариваясь, указали на Кима. По их словам тот неоднократно помогал передавать секретные сведения группировке Газара…

Мия хотела возразить, но Вилар жестом попросил не перебивать и продолжил:

– Мы тоже сначала не поверили. Относительно отступничества одного из самых успешных Хранителей было проведено тщательнейшее расследование. И результат поразил всех. Поверь, Ким действительно передавал сведения врагам.

– Но как это возможно, ведь за каждым ведется видеонаблюдение? – поразилась девушка.

– Схему придумать несложно. Как сообщили его пособники, а позже засвидетельствовала запись с камеры наблюдения, Ким, выходя с базы, всегда подходил к одному из деревьев вблизи площади и незаметно прятал в снег маленькую карту памяти с данными обо всем, что удалось узнать в процессе работы.

Мия неверящими глазами смотрела на Вилара. В горле стоял ком. Сознание отказывалось верить в услышанное.

– Понимаю твои сомнения, поэтому принес одну из записей, посмотри, – с этими словами мужчина протянул Планум.

Со слезами на глазах Мия наблюдала, как Ким, озираясь, медленно шел к кромке леса и что-то прятал в снегу.

– Вилар, он не мог, – не выдержала она. – Уверена, что его заставили. Наверное, шантажировали…

– Мия, час назад ему сделали химиодетекцию. Он во всем признался. Сотрудники КВК спрашивали о мотивах, побудивших к предательству. И Ким четко сказал, что делал все по доброй воле…

Девушка разрыдалась в голос, не дав Вилару договорить. Это был настоящий удар для нее. Словно весь мир обрушился в этот момент. Не помня себя от горя, она словно в бреду шептала: «Он не мог. Это не Ким. Только не он. Он не мог. Его заставили…».

Хранитель обнял Мию и начал успокаивать, но все было тщетно. Она очень любила брата. Он и отец были для нее важнее жизни. Девушку не оставляла уверенность, что в Гаоле он долго не протянет. Слишком скандален, слишком знаменит.

Она не могла успокоиться около часа. Мия плакала до икоты и почти задыхалась. Когда слезы иссякли, ее начала бить дрожь, а внутри все сводило от боли.

Когда страдания достигли своего пика, в ней словно что-то перегорело. Она вмиг успокоилась и твердо сказала:

– Я готова на все, чтобы спасти брата, и мне плевать, что он отступник.

И в этот момент Вилар понял, какой чудовищной ошибкой было рассказать ей правду. Мужчина отстранился и строго посмотрел Мие в глаза.

– Знаю, что ты не станешь помогать, но меня это не остановит, – решительно заявила девушка.

– Мия, если я хотя бы заподозрю, что ты пытаешься помешать правосудию, мне придется тебя арестовать.

– Именно поэтому ты заподозришь об этом самый последний, – тихо сказала она и направилась в ванную умываться.

Спустя десять минут на пороге гостиной появилась совершенно другая Мия. Спокойная и сосредоточенная.

– Оставь мне запись, которую показал, – попросила она.

Мужчина немного поколебался, но согласился. Он перекинул информацию на ее Планум и собрался уходить. Уже стоя в дверях, Мия приблизилась к мужчине, поцеловала в щеку и прошептала: «Спасибо».

Это было настолько неожиданно, что Вилар смутился и ушел.

Как только за ним закрылась дверь, в комнате закипела работа. Мия уселась за изучение всей информации об устройстве и правилах Гаола. Выписала все адреса ближайших магазинов по продаже вестисов. Начала заучивать карту местности. Ей было необходимо тщательно все подготовить. Теперь у нее главная цель – помочь брату сбежать из-под стражи.

Девушка настолько увлеклась, что заснула за столом, когда за окном уже рассвело. В полдень ее разбудил стук в дверь. Чувствуя себя совершенно разбитой, Мия добрела до прихожей и открыла. На пороге стояло два Хранителя. Они сообщили, что им дано указание проводить девушку на прогулку.

– Какую прогулку? – удивилась Мия.

– Вам предписано чаще посещать поляну, где произошло слияние. Поэтому каждый день после завтрака двое патрульных будут сопровождать вас до нужного места и оставлять на час, – пояснил один из Хранителей.

Эта новость понравилась Мии. У нее появился шанс в один из дней незаметно сбежать из Ормана.

Стараясь собраться как можно скорее, девушка начала бегать по апартаментам. Через пять минут она предстала перед охраной в полной готовности.

Мужчины проводили девушку до выхода из башни, а дальше старались идти сзади и не мешать девушке искать дорогу до поляны.

Мия без труда нашла нужное место. Хранители вежливо попрощались и ушли.

Девушка сразу увидела ствол упавшего дерева, на котором сидела в прошлый раз. Она тихо подошла к нему и села. Некоторое время никого, кроме насекомых, не было видно. Прошло около получаса напряженного ожидания, как вдруг Мия услышала легкое шуршание в траве. Спустя еще минуту из кустов появился длинный серо-коричневый носик маленького животного.

Девушка сидела тихо, боясь спугнуть зверька. Немного поводив носиком в воздухе, загадочный гость вышел из укрытия и начал охотиться на насекомых. Девушка много читала об обитателях этих лесов и сразу узнала малыша. Это был ядовитый щелезуб, крайне редкое и очень забавное на вид животное. Мия сразу вспомнила, что это насекомоядное, похожее на крысу, ядовито даже для самого себя. По странному умыслу природы, щелезуб не имеет иммунитет к собственному яду и в драке с подобным себе умирает от малейшего укуса.

Внимательно наблюдая за поведением охотника, Мия начала размышлять, а не он ли ее Тотем. Она пыталась представить себя щелезубом, но это не вызывало отклика или каких-то ассоциативных ощущений, поэтому девушка пришла к выводу, что это не так.

Несмотря на неудачу, наблюдать за проворным трудягой было огромным удовольствием. Забыв про все тревоги, девушка с улыбкой смотрела на успехи и промахи добытчика. Идиллию нарушили патрульные. Их шумные шаги спугнули гостя, и тот исчез в кустах. Мия нехотя спрыгнула с дерева и пошла навстречу мужчинам.

Вернувшись домой, она устало упала на кровать и заснула. После обеда ее снова разбудил стук в дверь. Это были Гола, Атол и Вилар. Гости, как и днем ранее, расположились в гостиной. На этот раз специалисты расспрашивали девушку об увиденном, ее ощущениях и предположениях. Мия все откровенно рассказала.

– Скажите, а как в предыдущих инцидентах удалось распознать Тотем? – поинтересовалась Мия.

– Это удалось не со всеми. Двое попали в сумасшедший дом, так и не узнав истину. А остальные каким-то образом догадались и изменились в животное. Щит сразу заметил перемену и идентифицировал Тотем, – объяснил Вилар.

После опроса гости покинули Мию. При этом Вилар ушел первым, а Гола и Атол последовали за руководителем чуть позже.

Спать девушка уже не хотела, поэтому решила еще раз пересмотреть видео, переданное Верховным Хранителем. Мия точно не знала, что хотела найти, но ее вера в то, что брат не мог так поступить, заставляла пересматривать сцену снова и снова. Девушка старалась найти хоть какую-то зацепку, которая могла оправдать Кима.

Так ничего не обнаружив, расстроенная Мия пошла ужинать. За окном уже стемнело. На чистом небе светила полная луна. Ее свет настолько ярко освещал Орман, что девушка залюбовалась. Под холодным лунным сиянием лес выглядел сказочно.

Постояв немного у окна, девушка принялась готовить. Когда ужин был готов и Мия насытилась им, она приступила к проработке своего плана. Нужно было придумать способ, как незаметно улизнуть из Ормана.

Погруженная в изучение всевозможной информации девушка засиделась до глубокой ночи. Когда глаза начали слипаться, она нехотя поплелась спать.

На следующий день Мия проснулась поздно. Она поспешно умылась и перекусила. Ровно в полдень за ней пришли патрульные. Хранители проводили ее до поляны и ушли.

Как и днем ранее, девушка заняла удобную позицию для наблюдений. Лес благоухал. Видимо, пока Мия спала, прошел сильный дождь, от этого лилии источали свой аромат еще интенсивнее. Запах привлекал невероятное количество насекомых, а те, в свою очередь, рептилий. Первой гостьей, которую заметила девушка, была игуана. Не обращая внимания на Мию, охотница проворно отлавливала шустрых насекомых. Спустя четверть часа на одном из деревьев девушка заметила небольшую змею. Стало не по себе. Мия знала, что некоторые представители этого семейства очень ядовиты. Но поскольку пресмыкающееся вело себя спокойно и находилось на другом конце поляны, девушка расслабилась.

Погода была солнечная, мокрая растительность искрилась на солнце. Лес наполнялся птичьим пением. Мия закрыла глаза и прислушалась. Сильный аромат лилий дурманил и в сочетании с обстановкой завораживал. Забыв про цель визита, девушка с наслаждением дышала и слушала.

Вдруг ее пронзило знакомое ощущение: словно сердце стало огромным и пылающим. От неожиданной перемены Мия открыла глаза. Осмотревшись, она обнаружила, что игуана скрылась в лесу, а змея, спустившись на землю, плавно ползет к цветам. Это обстоятельство заинтересовало девушку. Что-то привлекло коварную змею в цветочных зарослях. Мия пригляделась. Но ничего, кроме большого количества летающих насекомых, не увидела.

Не понимая в чем дело, девушка принялась наблюдать за змеей. Та шустро ползла по влажной почве, временами пропадая под навесом зарослей. Наконец, хищница достигла нужного цветка и начала бесшумно подбираться к жертве.

Только теперь Мия смогла разглядеть предполагаемую жертву. Все внутри сжалось. Это было самое красивое животное на свете. Девушка, затаив дыхание, любовалась этим грациозным созданием, в то время как змея уже готовилась к финальному броску. Животное было поглощено трапезой и не замечало надвигающейся опасности. Сердце начало бешено колотиться. Девушка поняла, что, если не вмешается, будет беда. Словно в состоянии аффекта, она соскочила с упавшего дерева и бросилась на змею. Рептилия угрожающе зашипела и шмыгнула в кусты.

Когда Мия опомнилась, потенциальной жертвы и след простыл. Но это было неважно. Девушка была уверена, что это сородич ее Тотема.

Спустя пять минут вернулись патрульные. И без лишних любезностей ее проводили в апартаменты.

Не помня себя от счастья Мия, напевая, стала курсировать по комнатам. Сегодняшнее открытие наполнило ее неподдельным восторгом. Ее Тотем превзошел все ожидания. Быть единым целым со столь невероятным созданием казалось огромной честью и подарком судьбы.

Осознание своей тотемной принадлежности принесло понимание многих событий. Теперь было совершенно очевидно, как Мия умудрилась не заметить слияния, и почему ей так часто сняться цветы.

Казалось, девушка была предназначена для этого животного. Ее любовь к лесу и растениям, пристрастие к цветочному аромату молчуна и многое другое. Все вдруг встало на свои места. Она всегда была своим Тотемом, вернее очень удобной оправой для этого драгоценного камня.

Улыбка не сходила с лица Мии. Она была наполнена счастьем и гармонией.

Животное было мастером маскировки, что открывало для девушки новые возможности. План по спасению Кима приобрел новые аспекты. Теперь все казалось намного легче.

Не желая терять времени, Мия принялась изучать информационную сеть с целью корректировки плана под новые обстоятельства.

Вскоре от этого процесса ее оторвал звонок коннектора. Мия взяла устройство в руки и увидела проекцию отца. Со времени их последнего разговора прошло всего три дня, а сколько всего изменилось.

– Привет, Мия, как у вас дела? – начал Рид.

Дочь не знала, что ответить. С детства не привыкшая врать и лукавить, она решила рассказать отцу правду.

Без особых подробностей Мия изложила отцу истинное положение дел.

– Я немедленно выезжаю к вам, – твердо сказал Рид.

– Папа, подожди. В Себаре безопаснее, чем здесь. Ну, подумай сам, чем ты можешь помочь? Я ведь даже встретить тебя не смогу, – начала отговаривать дочь.

– Я не маленький, сам разберусь, – отрезал отец.

– Умоляю, не вмешивайся, ты все только усложнишь, – простонала Мия.

В ее планы совершенно не входил приезд Рида.

– Ты и полугода не прожила среди травоядных, а уже научилась дерзить отцу, – резко сказал мужчина. – Не тебе указывать мне, что делать. Я приеду и точка.

Слова отца привели Мию в отчаяние. План по спасению Кима трещал по швам. Девушка боялась, что ее противоправные действия могут отразиться на Риде. Не хватало, чтобы из-за нее он попал под следствие. Нужно было во что бы то ни стало задержать его в Себаре.

– Хорошо, пап. Но сам ты до Южной башни не доберешься, сейчас попробую уладить эту проблему и перезвоню, – растерянно ответила Мия.

Они попрощались, и девушка стала звонить Року.

– Ну, признайся, дело не в твоих постоянных проблемах, а в том, что ты просто не можешь без меня жить, – вместо приветствия проговорил тот.

– Рок, если ты мне поможешь в одном очень важном деле, я готова признаться тебе, в чем угодно, – сказала Мия.

– В чем угодно… – задумчиво проговорил Хранитель, – очень заманчиво. Хорошо, что у тебя там опять стряслось?

– Мой отец хочет приехать в Орман, а он здесь, как ты сам понимаешь, не нужен. Мне необходимо, чтобы ты остановил его.

– Ни за какие откровения в мире я не стану убивать твоего отца, – шутливо отозвался молодой человек.

– Очень смешно! Я серьезно, мне нужна твоя помощь, – взмолилась девушка.

– Не останавливайся, обожаю, когда меня умоляют, – ерничал Рок.

– У Рида есть документ, без которого его не выпустят за стену. Вспомни навыки своего темного прошлого и выкради его.

– Как-то ты очень резко от уговоров перешла к инструктажу, я не успел насладиться, – ответил Хранитель.

Мию начало раздражать неуместное кокетство Рока. Девушка тяжело вздохнула и сказала:

– У меня реальная проблема, абстрагируйся на время от того, что я девушка.

Молодой человек вздохнул и ответил:

– Ладно, я понял, сделаю все, что возможно.

– Скажу Риду, что ты отвезешь его на базу. Так смогу его задержать. А ты тем временем выкрадешь документ. Затем постучишь к отцу и сообщишь, что готов отвезти в Орман. Ну и по всем правилам проверишь разрешение на свободное перемещение. Думаю, когда отец не найдет документ, он свяжется со мной, а ты полетишь на базу один. Я даже расскажу, где именно Рид хранит все документы.

Рок утвердительно кивнул, и Мия начала подробно описывать место, где лежат все ценные вещи и бумаги.

– Ну как справишься? – спросила она, закончив объяснения.

– Без проблем, но сначала ты расскажешь мне, кто твой Тотем, и что ты задумала, – ответил Рок.

– Я ничего не задумала и не знаю своего Тотема, – ответила девушка.

– Да, да, а я сплю в балетной пачке, – рассмеялся Хранитель.

– Завязывай с юбками, а то коллеги на ринг вызывать перестанут, – съехидничала Мия и показала язык.

Рок бросил на девушку печальный взгляд и сказал:

– Как бы там ни было, удачи тебе. Скажи Риду, что я прилечу за ним послезавтра, так у меня будут сутки, чтобы найти и забрать документ.

– Спасибо, – искренне ответила Мия.

Молодой человек махнул на прощание рукой и прервал соединение.

Мия сразу позвонила отцу и подробно объяснила, кто и когда за ним прилетит. Мужчина все понял и быстро попрощался с дочерью.

Девушка же отложила коннектор и облегченно вздохнула. Одной проблемой стало меньше. Ей было очень жаль отца. Во время рассказа о ситуации с Кимом на лице Рида отобразилась боль. Он, как Мия, был уверен, что это недоразумение. И данные химиотерапии не убедили мужчину.

Чем больше Мия думала об аресте брата, тем больше убеждалась, что это результат какой-то чудовищной подмены. Для нее это было единственным объяснением происходящего.

Девушка взяла в руки Планум, включила заученную видеозапись, оставленную Виларом, и начала пристально вглядываться в лицо брата. К сожалению, качество изображения оставляло желать лучшего. Но девушка останавливала проигрыватель каждую секунду и увеличивала кадр за кадром, фокусируясь на лице.

Поначалу Мия ничего не замечала. Это вне всяких сомнений был Ким. Но вдруг девушка наткнулась на интересный момент.

Ким, подойдя к дереву, оглянулся, и его глаза на долю секунды стали темного цвета. Качество изображения не позволяло разглядеть, какого именно, но они заметно потемнели. Всего на долю секунды, и снова стали светлыми. Большой удачей было остановить проигрывание именно на этом кадре, поскольку уловить эту перемену глазом было практически невозможно.

Загадочная находка очень взбудоражила Мию. Нужно было узнать, можно ли раздобыть запись в более высоком качестве. Недолго думая, девушка направилась в административный блок.

Когда Мия покидала свой бокс, а затем и жилую часть базы, ее никто не остановил. Оказалось, она беспрепятственно может перемещаться по Южной Башне.

Дорогу к кабинету Вилара девушка запомнила, поэтому быстро добралась до заветной цели. Набрав воздуха в грудь, Мия открыла дверь в приемную.

Дира сидела на своем посту. Увидев женщину, секретарша встала и направилась в сторону гостьи:

– Чем я могу вам помочь?    –  сквозь зубы проговорила женщина.

– Мне нужно переговорить с Верховным Хранителем, – заявила Мия.

– У вас есть письменно разрешение? – злорадно поинтересовалась Дира, не сомневаясь в отрицательном ответе.

– Нет, – смущенно проговорила Мия.

– В таком случае ничем не могу помочь, – отрезала секретарша.

Девушка кивнула, повернулась в сторону входа в кабинет Вилара и демонстративно набрала воздуха в грудь.

Дира сразу поняла, к чему клонит девушка. И во избежание повторения прошлого недоразумения сделала останавливающий жест рукой:

– Не стоит, – нервно проговорила женщина. – Я спрошу, сможет ли он вас принять.

Дира с недовольным видом вернулась к столу и вызвала Вилара по переговорному устройству.

– Да, – ответил знакомый голос.

– К вам снова эта девушка, пустить? – кратко осведомилась женщина.

– Да, конечно, – удивленно ответил Верховный Хранитель.

Дира прервала соединение и сделала приглашающий жест в сторону кабинета руководителя. Мия еле заметно поклонилась и пошла к Вилару.

Стоило девушке войти в кабинет, как она растерялась. Верховный Хранитель сидел за своим роскошным рабочим столом и сверлил Мию холодным взглядом. Казалось, она никогда не привыкнет к этим метаморфозам. Только вчера Вилар признавался ей в любви и укорял за то, что она относится к нему, как к машине, а сегодня он с надменным видом восседает в кресле большого начальника, не удостоив ее даже маленькой улыбки.

– Ты умудрилась разминуться с психологами, они шли проводить очередной опрос, – с порога сообщил мужчина.

– Очень жаль, но мне нужно тебе кое-что показать.

Она подошла вплотную к Вилару, положила перед ним Планум и запустила запись. От неожиданности мужчина растерялся. Близость Мии смущала и отвлекала его. Не глядя на устройство, он завороженно разглядывал профиль девушки.

– Видишь? – спросила Мия.

Вилар опомнился и перевел взгляд на Планум.

– Что именно? – спросил он.

– Глаза. Цвет глаз изменился, – возбужденно пояснила девушка.

Мужчина взял устройство в руки и прокрутил указанный отрывок еще раз. Только теперь он заметил, о чем говорит девушка.

– Мия, ты напрасно так разнервничалась. Это может быть что угодно: дефект съемки, отражение какого-то объекта, преломление света и так далее,    –  спокойно ответил Вилар.

– Именно поэтому я и пришла. Есть ли возможность добыть запись в лучшем качестве. Уверена, что увеличение этого фрагмента многое прояснит.

Верховный Хранитель посмотрел на Мию задумчивым взглядом и достал из выдвижного ящика свой Планум.

– У меня есть доступ к серверу базы, попробую найти исходник этой записи, – объяснил мужчина.

Мия просияла.

Прошло несколько минут напряженного ожидания. Девушка старалась не отвлекать мужчину, поэтому отошла к окну. Вид на Орман немного успокоил ее. День клонился к вечеру. И она почувствовала голод.

– Нашел, – неожиданно сказал Вилар.

Мия снова подошла к нему и наклонилась возле самого лица. Мужчина смущенно закашлялся и спросил:

– На какой секунде у него темнеют глаза?

– На пятьсот тридцать восьмой, – ответила Мия.

Вилар остановил проигрывание на нужном моменте и максимально увеличил кадр. На экране стало отчетливо видно, что глаза Кима поменяли цвет с серо-зеленого на карий. Это не было дефектом съемки или неправильным преломлением.

– Посмотри на них, Вилар, глаза изменились даже по форме. Стали более округлыми и выпуклыми. Как такое возможно? – воскликнула Мия.

Верховный Хранитель ничего не ответил, он сидел и что-то напряженно обдумывал. Наконец, мужчина заговорил:

– У меня есть одно предположение, но на этом кадре не очень удачное освещение. Нужно разглядеть зрачок.

Хранитель начал последовательно перелистывать кадры, пока не нашел наиболее засвеченный.

– Видишь? – спросил мужчина, указав на глаз Кима.

Мия поняла, о чем он говорит. Зрачок брата в тот момент представлял собой прямоугольник, вытянутый по горизонтали.

– Глаза оленя, – потрясенно проговорила девушка.

Некоторое время они молчали. Интересное открытие обескуражило обоих. В голове роились невероятные предположения, но единственным разумным было манипулирование равновесным слиянием.

Первой нарушила молчание Мия:

– Но он не умел.

– Ты все еще думаешь, что знаешь этого человека? – пренебрежительно осведомился Вилар.

Мия кинула на него полный возмущения взгляд и продолжила:

– Нужно сообщить КВК.

– А что это изменит? Кадры еще раз доказывают, какой Ким лжец.

– Прекрати, Вилар, мой брат не лжец! – не выдержала Мия.

По щекам заструились слезы.

– Ты должен быть беспристрастным. На записи видно, что человек владеет техникой манипулирования равновесным слиянием. И это многое меняет. Зачем ему проигрывать соревнования? Если его купили радикалы, пост Верховного Хранителя был бы не лишним для Кима приобретением. А отсюда вытекает еще один любопытный вопрос, как может манипулировать слиянием человек, который даже не подозревает, что он на это способен?

– Прости, – со вздохом сказал Вилар, – ты права, я должен быть беспристрастным. Сегодня свяжусь со следователем и передам информацию.

Мия удивленно посмотрела на мужчину.

– Ты непостижимый человек, – сердито сказала она и направилась к выходу.

За дверью ее ждала надменная Дира. Даже не посмотрев на женщину, Мия возмущенно вышла в коридор.

На площадке возле лифтов девушка столкнулась с Голой и Атолом.

– А мы как раз вас ищем, – радостно сказала Гола.

– Мне нужно было отойти,    –  грустно сказала девушка.

– Если вы закончили свои дела, можно вернуться в ваш бокс и провести опрос, – вмешался Атол.

Мия согласно кивнула, и все направились в жилой блок.

Как и в прошлый раз, психологи задавали вопросы относительно наблюдений девушки на поляне. Мия подробно рассказала обо всем произошедшем, опустив ситуацию со змеей.

Атол задал еще несколько уточняющих вопросов по поводу интересов Мии, и специалисты ушли.

Только оставшись одна, девушка смогла все обдумать. Она была уверена, что обнаруженные кадры служат ключом к разгадке предательства Кима.

На мгновенье промелькнула мысль, что его непреодолимое желание овладеть техникой манипулирования могла толкнуть молодого человека на сделку с птицами.

Не находя себе места Мия мерила шагами комнату и напряженно думала. Только чувство голода смогло вернуть ее к реальности. Девушка взглянула в окно. На улице стемнело. Пора бы поужинать.

Мия на скорую руку состряпала яичницу и салат из свежих овощей. Но не успела девушка начать трапезу, как в дверь постучали.

Она побежала в прихожую и открыла. На пороге стоял Вилар. Мия удивилась, но впустила мужчину.

Некоторое время он стоял молча, что-то обдумывая. Затем поднял на девушку полные тревоги глаза и сказал:

– Я связался с КВК, и у меня плохие новости.

Девушка застыла. Слова Вилара словно парализовали ее.

– Кима отвезли в Гаол сегодня утром…

Потрясение было настолько сильным, что девушка облокотилась на стены прихожей и медленно сползла вниз.

– Но до своего сектора он не доехал, – продолжил Вилар.

– Что значит не доехал? – дрожащим голосом спросила Мия.

– На колонну напали за два сектора до намеченного. Практически все сопровождающие мертвы, – пояснил мужчина.

– А Ким? – задыхаясь от накатывающих рыданий, спросила девушка.

– Труп Кима не нашли.

Мия полными надежды глазами посмотрела на Вилара.

– Это не показатель. Скорее всего, преступники забрали его для более изощренной расправы. Такие случаи с Хранителями в Гаоле не редкость.

И тут она почувствовала знакомые ощущения. Девушка плавно начала впадать в оцепенение. Холод и невероятная тяжесть наполнила тело. Она все видела, многое понимала, но не могла реагировать.

Словно во сне, она наблюдала, как Вилар трясет ее, пытаясь привести в чувства, как появились люди в белых медицинских халатах. В голове эхом разносился грохот каталки под невероятно тяжелым телом. Перед глазами замелькали светящиеся прямоугольники потолка лабораторно-медицинского корпуса. Вокруг плавали силуэты в белом. Какие-то приглушенные голоса о чем-то напряженно спорили. Но все это было неважно. Мия словно была в другой реальности. В мире, где все не имело абсолютно никакого значения. Она была во власти атрофированных эмоций и полного покоя. Такова была защитная реакция ее загадочной психики.


Глава четырнадцатая


Находясь в оцепенении, Мия потеряла счет времени. Она лежала в медицинском блоке, уставившись безжизненным взглядом в потолок. Временами мозг улавливал отрывки происходящего, временами проваливался в сон. В такие моменты Мия видела лес, поля, луга и цветы. Иногда до нее доносились чьи-то голоса, но абстрагированное сознание воспринимало их как шумы, лишенные смысла.

Неизвестно, сколько бы продлился этот сумбур, если бы не одно видение. Оно отличалась от остальных снов невероятной реалистичностью. Мие привиделась знакомая поляна, поросшая имбирными лилиями. В центре стоял могучий олень. Девушка обрадовалась, она узнала Тотем брата. Тихо ступая по траве, чтобы не спугнуть, Мия стала приближаться к животному. Только подойдя вплотную, она обнаружила, что тот не подает признаков жизни. Он, словно статуя, стоит среди леса, глядя неподвижными глазами в пустоту внутри себя. Мия дрожащей рукой провела по шелковистой шкуре и поразилась, насколько жестким и прохладным было тело оленя. Девушка нагнулась и прислонилась к области сердца животного. В нем все еще теплилась жизнь. Мия еле слышала замедленный стук этого последнего очага жизни.

От потрясения девушка начала задыхаться. Внутри все запылало. И только одно желание разрывало сознание на части – «в лес».

Картина поляны сменилась изображением помещения белого бокса. Приглушенный свет и полная тишина.

Девушка попыталась приподняться, но свинцовое тело не слушалось.

– В лес! Мне надо в лес! – кричала изо всех сил Мия.

Но ничего, кроме тихого хрипа, не вырывалось из ее гортани.

Совершенно обезумев от беспомощности, девушка собрала всю волю в кулак и повернула голову. Эта нехитрая манипуляция далась очень трудно.

Она увидела, что у кровати, сидя на стуле и уткнувшись лицом в край одеяла, спит Вилар. Мия сделала очередную попытку пошевелиться и поняла, что мужчина держит ее за руку.

– Вилар, – хрипло простонала она.

От звука своего имени мужчина моментально проснулся. Поначалу он не понял, что происходит. Но когда сон окончательно отступил, Верховный Хранитель просиял.

– В лес, – прохрипела девушка.

Она была настолько слаба, что говорила очень тихо. Даже в больничном безмолвии было невозможно расслышать ее слабые хрипы.

– Я не понимаю, – беспомощно ответил мужчина.

Мия силилась повторить, но не могла. От слабости и обиды девушка заплакала. Слезы покатились по бледным щекам. Вилар максимально приблизился и сказал:

– Попробуй еще раз.

– В лес,    –  со всей силы прокричала Мия.

На этот раз получилось чуть громче, и мужчина расслышал.

Без лишних расспросов он аккуратно отсоединил капельницы, закутал девушку в одеяло и на руках понес к выходу из базы.

Было около пяти утра, поэтому по дороге им никто не встретился. Стоило им пересечь порог башни, как Мию обдало бодрящей лесной прохладой. Девушка полной грудью вдохнула воздух и немного ожила.

Вилар сразу догадался, куда именно стоит отнести Мию. Он без труда отыскал нужную поляну и, присев на ствол упавшего дерева, облокотил девушку на себя.

В Ормане было темно. Бутоны цветков были закрыты. Привычная жизнь замерла. Где-то слышались отголоски ночных птиц и шепот листвы под легкими порывами теплого ветра.

Обстановка была настолько умиротворяющей, что хотелось остаться здесь навсегда. Мия и Вилар сидели молча и созерцали очарование ночного леса.

Так они просидели долго. Когда начало светать, девушка чувствовала себя намного лучше. С тела постепенно начала спадать свинцовая тяжесть. Она почувствовала, что в состоянии поворачивать голову и даже шевелить пальцами.

– Спасибо, – тихо прошептала Мия и повернулась к Вилару.

Мужчина смотрел на девушку счастливым взглядом и молчал.

– Его нашли? – неожиданно спросила девушка.

От этих слов Хранитель помрачнел и ответил:

– Нет, но Крат бросил на поиски лучшие силы.

– Он жив, я видела, но с ним что-то сделали, – проговорила Мия и заплакала.

Вилар крепко обнял ее и начал раскачивать. Девушка сразу вспомнила Рида. В детстве он часто так успокаивал дочь. Внезапная мысль взбудоражила девушку: «Что с ее отцом? Справился ли Рок?».

– Сколько я проболела? – встревоженно поинтересовалась Мия.

– Три дня, – ответил Вилар.

Девушка облегченно вздохнула. Не так долго, как показалось.

– Нам надо возвращаться, скоро начнется обход, – сказал Вилар и, ухватив Мию покрепче, встал.

– Мы еще придем сюда? – грустно спросила девушка.

– Конечно, – пообещал Хранитель и направился в башню.

Когда молодые люди вернулись, их уже ждали врачи. Многих из них Мия помнила по трансляции во время эпидемии. Тогда она инструктировала все четыре базы на предмет лечение вируса.

Специалисты были искренне рады, что девушка пришла в себя.

Чтобы не мешать осмотру, Вилар ушел. Оставшись одна, Мия попросила принести ей из жилого бокса Планум. Врачи пошли навстречу.

С этого дня девушка медленно пошла на поправку: она начала прибавлять в весе, пропала болезненная бледность, к ней вернулись силы.

Спустя два дня Мия могла самостоятельно перемещаться по палате.

Большую часть дня девушка читала Планум и сидела, глядя в окно. Пищу, которую предлагали ей врачи, она ела без особого аппетита, только ради того, чтобы встать на ноги.

Специалисты расценивали ее состояние как пограничное. Казалось, достаточно маленького потрясения, чтобы девушка снова впала в шоковое состояние.

Ей были необходимы положительные эмоции. Психологи рекомендовали смену обстановки, чтобы ничто не напоминало о брате.

Вилар навещал девушку несколько раз в день: после обеда и вечером. А все ночи проводил в ее палате. Ему оборудовали небольшое спальное место у противоположной от Мии стены.

Верховный Хранитель был единственным, с кем разговаривала больная. На вопросы врачей девушка отвечала неохотно и односложно.

Только с Виларом она общалась с удовольствием. Девушка чувствовала, что осталась совсем одна. Ее не покидало чувство страха и неуверенности в завтрашнем дне. Она выглядела подавленной и унылой. Из всех, кто ее окружал, Вилар был единственным человеком, рядом с которым она чувствовала себя защищенной.

Они много разговаривали. Оказалось, что Верховный Хранитель влюблен в Орман. Он много рассказывал ей об удивительных наблюдениях за лесом и его обитателями. Мия говорила мало, но слушала с большим интересом.

Поскольку в медицинском блоке можно было снять маску Верховного Хранителя, общение было легким. Пропали обиды, они снова наслаждались обществом друг друга, как во времена выживания в пещере.

Все это сблизило их. Девушка начала ловить себя на мысли, что скучает по мужчине в его отсутствие и часто поглядывает на часы в ожидании встречи. А счастью Вилара не было предела. Он чувствовал, что снова завоевывает Мию.

Когда она впала в шок, все вокруг перестало иметь смысл. Помня свои тщетные попытки помочь ей в прошлый раз, Вилар не надеялся спасти девушку. Единственным шансом на выздоровление был Ким, найти которого было невозможно. Отчаяние охватило мужчину. Он понял, что, не смотря на обиды, все также сильно любит Мию и боится потерять. Тогда он и не надеялся на подобный исход.

Теперь в минуты расставания Вилар не находил себе места. Должность накладывала обязательства, отменить которые было невозможно. Но даже на посту он не мог думать ни о ком, кроме Мии. С трудом дожидаясь окончания рабочего дня или времени обеденного перерыва, мужчина спешил в медицинский блок. Это было словно наваждение. Вилар начал испытывать почти физическую зависимость от Мии, но ничего не мог с собой поделать.

В один из вечеров, когда Верховный Хранитель уже дремал на соседней кровати, девушка неожиданно спросила:

– Почему так важно понять, какой именно у меня Тотем? Если вся проблема в принудительной депортации, то не достаточно ли просто узнать птица я или нет?

– Все не так просто. Дело в том, что Тотему присваивается идентификационный номер носителя, – кратко объяснил мужчина.

– Наподобие того, что использует коннектор? – уточнила Мия.

– Да. В современном мире все данные о человеке привязываются к его идентификационному номеру. Практически любое заведение оснащено специальным сканером, который за долю секунды считывает генетические особенности индивида и находит в базе его идентификатор. Благодаря этому не нужно пользоваться документами и пластиковыми картами, как раньше. Личный номер дает доступ ко всей информации о человеке: где учился, где работал, был ли судим и другие данные, – ответил Вилар.

– А как устройство понимает, что я это я?

– По строению черепа, сетчатки глаза, отпечаткам пальцев и многим другим параметрам, – пояснил Хранитель.

– Судимости и образование это понятно, но зачем кому-то знать про мой Тотем? – удивилась девушка.

– Помимо доступа к базе персональной информации, благодаря идентификатору можно получить координаты местоположения человека. Это очень полезная функция, например, в случае розыска преступников. Но если не знать, каков у человека Тотем, его перемещения в зверином облике невозможно отследить, – ответил Вилар.

– А как система понимает, что это именно мой Тотем? – продолжала расспрашивать Мия.

– Щит при первом слиянии считывает всю информацию о животном и синхронизирует данного представителя с личным номером человека. Таким образом, Тотем со всеми своими особенностями заносится в базу, его перемещения отслеживаются и привязываются к определенному идентификатору.

Мия ненадолго задумалась, а потом спросила:

– Почему же вы не смогли поймать Газара и всю его банду?

– Любую систему можно взломать. Случаи, когда по заказу в глобальную базу проникают злоумышленники и стирают личные данные определенных людей, хоть и редки, но имеют место, – печально ответил Хранитель.

– А если стереть всю информацию о Киме, это поможет? – наивно поинтересовалась девушка.

– База забудет, а я нет, – устало ответил Вилар. – Сделаю вид, что не расслышал твоего вопроса. Спокойной ночи, Мия.

– Спокойной ночи, Вилар, – расстроенно ответила девушка.

Прошла неделя. На очередном осмотре один из врачей настоятельно рекомендовал вывести Мию за территорию базы.

– Она все еще в пограничном состоянии. Когда вы отсутствуете, девушка постоянно смотрит в окно отсутствующим взглядом и что-то нашептывает. Иногда она отвлекается на Планум, но ненадолго. Если бы я не видел, как она беседует с вами, то подумал бы, что она из шока до конца не вышла, – встревоженно говорил лечащий врач.

– Хорошо, я понял. Куда лучше ее отвезти? – ответил Вилар.

– Подальше отсюда. Мне сложно сказать. Вы знаете ее лучше. Возможно, для начала стоит попробовать какое-нибудь приятное место, например, ресторан, – растерянно сказал доктор и пожал плечами.

Вилар кивнул и направился к Мие.

Девушка, погруженная в свои мысли, как всегда сидела на кровати.

– Доктор прописал тебе романтический вечер при свечах в одном из самых уютных ресторанов, – с улыбкой проговорил мужчина.

Мия удивленно посмотрела сначала на Вилара, затем на стеклянную стенку, за которой виднелся лечащий врач.

– Может, лучше попробуем иглоукалывание, я не хочу никуда отсюда уезжать,    –  грустно сказала она.

– Посмотри на свои вены, все капельницами истыканы, а толку никакого. Иголками тебя не возьмешь, нужен какой-то оригинальный метод, – отшутился Хранитель.

– Уверена, прыжок с неисправным парашютом меня взбодрит, – ответила девушка и натянуто улыбнулась.

– Будешь и дальше отказываться лечиться по предписаниям врача, до этого обязательно дойдет,    –  пригрозил Вилар.

– Ладно, ресторан, так ресторан, но если это не поможет, настаиваю на варианте с парашютом, – со вздохом ответила девушка.

– Не смешно, – серьезно проговорил мужчина.

– Завтра часов в шесть вечера провожу тебя в жилой блок, причешешься, переоденешься и в дорогу, – скомандовал Вилар.

– Будет выполнено, – без энтузиазма отозвалась Мия и, немного помолчав, добавила. – Мне так и не разрешили пронести сюда коннектор, могу я завтра им воспользоваться.

Вилар с сомнением посмотрел на девушку.

– Я должна связаться с Узой, она ждет новостей о Лане. И я, кстати, тоже, – подавленно проговорила Мия.

– А что с ним станется, он все еще под следствием. Следователь так и не смог найти против него улики. Но то, что он напарник Кима, не дает КВК покоя. Во всяком случае, в Гаол его отправлять не собираются. Ему предписано не покидать территорию базы до конца следствия. Думаю, он сам давно все сообщил Узе.

– Возможно, но мне бы все-таки хотелось с ней переговорить. Она моя подруга, я соскучилась, – уговаривала Мия.

– Не уверен, что тебе это пойдет на пользу. Доктор рекомендует отвлечься от всего, что напоминает тебе о брате. Именно поэтому тебе не дают коннектор, – объяснил Вилар.

– Пусть тогда сразу мне ампутацию сердца и головного мозга сделают, это единственное, что может заставить забыть о Киме, – расстроенно сказала девушка.

– Без мозгов ты мне будешь нравиться меньше, не говоря уже о сердце. Это два твоих самых привлекательных органа.

Мия вспомнила фотографии сердца и мозга, увиденные в сети. Девушка поморщилась.

– Ну, если это мои самые привлекательные черты, страшно подумать, какое в целом я произвожу впечатление на людей, – ехидно отозвалась она.

Вилар улыбнулся и ничего не ответил.

Мие нравилась его улыбка. Это было редкое явление, меняющее лицо Верховного Хранителя до неузнаваемости. В одно мгновенье из сурового мужчины он превращался в светящегося радостью родного человека.

Остаток вечера они провели за приятной непринужденной беседой. Ужин как всегда подали в восемь. Мия и Вилар поели и занялись своими делами. Девушка уткнулась в Планум, а Хранитель делал какие-то записи и деловые звонки. Мия любила наблюдать, как он расхаживает за стеклянной дверью по коридору и что-то настойчиво вещает в коннектор.

На следующий день, как и было запланировано, Вилар проводил девушку в ее апартаменты.

Мия надела свое единственное платье и собрала волосы в хвост. На сборы ей потребовалось около пятнадцати минут. Все это время Вилар ждал в гостиной.

– Я почти готова, осталось сделать пару звонков, – сказала Мия, подойдя к мужчине.

Тот согласно кивнул, и девушка удалилась в спальню.

Первым, с кем она связалась, был Рок:

– Привет, красавица, – поприветствовал он.

– Привет, у меня очень мало времени, – прошептала Мия.

– А к чему такая секретность? – насмешливо спросил молодой человек.

– Вилар в соседней комнате, – пояснила девушка.

– А что он делает у тебя в соседней комнате? – продолжал выпытывать Рок.

– Сидит, – раздраженно ответила девушка.

– Отлично, я тебе зачем?

– Хочу узнать, получилось ли остановить Рида? – спросила Мия.

– Обижаешь, конечно, получилось. Сидит в своем Себаре и точит зубы на Держателя. Говорят, после потери документов он написал ему письмо с просьбой восстановить разрешение, а Фад ответил отказом.

– Спасибо, – искренне поблагодарила Мия.

– Одним «спасибо» ты не отделаешься, – загадочно ответил Рок.

– Все что угодно, но позже, – ответила девушка и прервала соединение.

Затем вызвала Узу и поделилась с подругой последними новостями. Оказалось, Лан, действительно, уже связался с невестой и все рассказал. Красавица даже была в курсе болезни подруги и пожелала ей скорейшего выздоровления.

– От врожденной убогости не выздоравливают, – грустно ответила Мия.

«Прекрати на себя наговаривать», – написала Уза и пригрозила подруге пальцем.

Девушки были немногословны, поэтому разговор продлился недолго. Радостная, что ситуация с Ридом и Ланом наконец прояснилась, Мия вернулась к Вилару.

– Можно ехать на процедуры, – сказала она.

– Только у тебя ужин в ресторане может ассоциироваться с этим словом, – проворчал мужчина и направился к выходу.

Девушка последовала за ним. Увидев знакомый черный легковой автомобиль на площади, Мия улыбнулась. Все это напомнило события прошлой весны. Тогда казалось, что самое худшее в ее жизни позади. Теперь все изменилось до неузнаваемости. Столько нового и трагичного обрушилось на Мию.

Машина неслась по свободным улицам. За окном мелькали дома, деревья и люди. Мия уютно устроилась на сидение, подогнув под себя ноги.

Она ехала молча, прокручивая в голове изменения, произошедшие с ней за последние три месяца. Воспоминания о Киме и их волшебных вечерах на пляже больно обжигали сердце. Какие чувства она испытывает к брату, было непонятно. Но главное, что он остался для нее родным человеком, которого Мия будет любить всегда.

Рок был прав, нет черного и белого. Еще пару недель назад мысль о Виларе вызывала в ней неприятный осадок, а теперь они снова общаются и получают от совместных бесед удовольствие. Теперь Мия стала мудрее и не спешит судить людей. То, что Ким оказался распутным человеком, по вине которого погиб ребенок, и вдобавок возможным отступником, имеет свои причины. Нет хороших и плохих поступков, у любого человека на каждое неоднозначное действие есть свое внутреннее оправдание.

Автомобиль остановился. Вилар вышел первым и, обойдя машину, открыл перед Мией дверь. Девушка подала ему руку и вышла.

Перед ними было красивое старинное здание. Девушка давно заметила, что Верховный Хранитель любит архитектуру прошлой эпохи.



Ресторан располагался на холмистой местности. Со всех сторон его территорию окружали сочно-зеленые холмы. Солнце начало садиться и все вокруг заливало ярко-оранжевым светом. Вид был потрясающий. На мгновение Мия остановилась и залюбовалась пейзажем.

Вилар повел девушку внутрь помещения. Как и полагается, в просторном светлом холле ресторана их встретил администратор. Он сразу узнал Верховного Хранителя и повел гостей на зарезервированное место.

Интерьер здания был под стать экстерьеру. Светлые тона отделки, обилие лепнины, бежевый бархат и белый хлопок. Образ дополняли широкие мраморные лестницы с фигурными балясинами.

Поскольку помпезным заведениям Мия всегда предпочитала уютные домашние гостиные, девушка шла, глядя себе под ноги.

На какой-то момент Вилару показалось, что она нервничает.

– Все в порядке? – заботливо осведомился он, когда администратор удалился.

Мия попыталась улыбнуться, но получилось натянуто. Вилар нахмурился.

– Мы можем уйти, – сказал мужчина.

– Нет, нет, – нервно запротестовала девушка, затем спохватилась и добавила более спокойно. – Просто давно не была на людях.

Верховный Хранитель недоверчиво посмотрел на Мию. Его всегда пугали ее резкие перемены настроения. Он галантно отодвинул стул и помог девушке сесть.

Устроившись поудобнее, Мия осмотрелась. Их столик стоял у самого окна, отгороженный от стального зала красивой резной перегородкой. За высокими окнами открывался умопомрачительный вид на застеленные зеленым бархатом холмы, утопающие в лучах заката.

В зале играла тихая успокаивающая классическая музыка, которая в сочетании с пейзажем действовала умиротворяюще. Девушка немного успокоилась.

Стол был укрыт белоснежной скатертью и сервирован роскошными серебряными приборами. Два красивых бокала на высокой ножке были наполнены рубиновой жидкостью.

Мия поднесла напиток к губам и почувствовала любимый вишневый запах. Вилар не забыл, что она любит вишневый сок.

В ответ на ее действия мужчина взял в руки свой бокал и тихо произнес:

– За приятный вечер.

Мия улыбнулась и отпила.

Поначалу разговор не клеился. Девушка сидела молча и смотрела в окно. Не зная как разрядить обстановку, Вилар спросил первое, что пришло в голову:

– Только одного не могу понять, зачем ты взяла с собой Планум?

Мия повернулась к мужчине и растерянно ответила:

– Думала почитать в дороге, но настроения не было. А что?

– Ты говорила, что начала учиться, думал, продолжаешь до сих пор, – ответил мужчина.

– Нет, после всех этих событий желание думать о будущем пропало. Меня словно со скалы сбросили. Лечу теперь и не знаю, куда приземлюсь, – честно призналась Мия.

Вилар смотрел на собеседницу и понимал, о чем она говорит. Он видел ее подвешенное состояние. Словно она не живет, а просто плывет по течению. Было больно наблюдать, как изменил ее арест Кима. Из сильной, неунывающей девушки Мия превратилась в апатичную замкнутую личность.

Пришел официант, Вилар сделала заказ для обоих на свой вкус. Мия доверяла ему. Предпочтения в еде у них всегда совпадали.

– Давно хотела у тебя спросить. В школе нам говорили, что хищников равновесному слиянию обучили птицы, это правда? – неожиданно спросила Мия.

– Да, правда, – ответил Вилар.

– Расскажешь подробнее, или это какая-то тайна? – спросила девушка.

– Нет, в этом нет никакой тайны. Эта история входит в школьную программу птичьей расы.

– Странно, но я не нашла в сети упоминаний об этом, – удивилась Мия.

– У птиц своя информационная сеть. Мы можем свободно пользоваться всемирной. Но помимо нее у нас есть своя, внутренняя, – пояснил мужчина.

– Ну, разумеется, – сказала Мия и закатила глаза.

– Тебе не нравится птичье общество? – серьезно спросил Вилар.

– Оно не нравится никому, насколько я успела заметить, – ответила девушка.

– Но мне всегда казалось, что у тебя есть редкий дар мыслить независимо. С каких пор ты стала поддаваться влиянию толпы?

– Ты несправедлив. Во-первых, так называемая толпа   –  это мои близкие и друзья. Во-вторых, возможно, я и смогла бы мыслить иначе, если бы была пища для размышлений. А про птичью расу мне ничего не известно. Кроме того, что от вас исходит угроза, и вы принудительно загоняете людей жить на своей территории, отрывая от семей, – оправдалась Мия.

Ход ее мыслей не понравился Вилару:

– Послушай, все не так ужасно, как ты думаешь. Наше общество сильно отличается от других, но в нем есть много хорошего…

Но мужчина не закончил свой рассказ. Его прервал вернувшийся с подносом официант. Молодой человек аккуратно расставил блюда и удалился.

Гости принялись за еду. Благодаря больничному распорядку, у Мии выработался четкий режим питания. И поскольку время ужина истекло час назад, девушка чувствовала себя очень голодной.

Когда с первым блюдом было покончено, Мия продолжила расспрашивать об истории с равновесным слиянием:

– Так ты расскажешь мне, как вы научили нас становиться Зверовоинами?

– Да, конечно. Все началось с девушки по имени Лока. Это было давно, и в те времена покидать птичьи земли не разрешалось даже в образе Тотема. Это считалось преступлением и серьезно каралось…

– А почему? – перебила девушка.

– Чтобы не допустить утечки информации, – объяснил Вилар.

– Что же вы там такое прячете! – возмутилась Мия.

– Как и вы, свой образ жизни, – снисходительно ответил мужчина.

Мия с вызовом посмотрела на собеседника, но ничего не ответила.

– Так вот, Лока нарушила этот закон. Сложно объяснить, но когда ты птица, все небо принадлежит тебе. Такое ощущение свободы, что от дальних полетов сложно удержаться. Этот случай и послужил началом всей истории.

Вилар отпил из бокала сок и продолжил:

– Любопытство завело девушку в хищные земли, поскольку ваша раса не менее загадочна для нас. Чтобы не привлекать внимание, девушка приземлилась на окраине леса, поближе к городу. Но к несчастью, в тот момент поблизости оказался один из ваших птицеловов. Его, кажется, звали Рук. Тотемным животным этого проныры была ласка, поэтому он подрабатывал отловом птиц. Украдет птенца из гнезда и на продажу. Птицу с раннего возраста легко приручить и одомашнить. Например, скворцов и соловьев очень любят покупать для дома за красивое пение…

Мия никогда не встречала подобной живности у своих знакомых, но про подобные случаи слышала.

– Лока была молода и неопытна, а Рук, насколько я понимаю, славился на всю округу своей проворностью. Увидев диковинную, пусть и взрослую птицу, решил поймать и продать подороже. Напал и скрутил бедняжку, затем изменился в человека и хотел ее в клетку посадить. Каково же было его удивление, когда вместо пернатого улова он получил обнаженную юную девушку…

Мия ярко представила себе эту картину и смутилась.



– Heт. Он оказался порядочным мужчиной, отдал девушке свой плащ и отпустил. Так между ними зародилась дружба, которая впоследствии быстро переросла в нечто большее. Неизвестно, к чему бы привели подобные отношения, если бы частые отлеты Локи не стали заметны окружающим. На девушку донесли и арестовали. На этом их отношения прекратились. Но за время их романа, Лока научила Рука технике равновесного слияния, благодаря чему, насколько я знаю, он сделал неплохую военную карьеру, – закончил Вилар.

– Грустная история, – расстроено проговорила девушка.

– Не все сказки заканчиваются хорошо, – тихо сказал мужчина.

– Спасибо, я заметила, – ответила Мия.

И она снова загрустила. Чтобы как-то ее отвлечь, Вилар начал рассказывать другие интересные истории из жизни рас и их случайных соприкосновений друг с другом. Девушка слушала с большим интересом и не перебивала.

За окном совсем стемнело, вечер в ресторане подходил к концу. Атмосфера была такой теплой и располагающей, что уходить не хотелось.

В какой-то момент Мия встала и сказала:

– Мне нужно отлучиться в дамскую комнату.

– Конечно. Пройдешь вдоль той стены и повернешь направо, – сказал Вилар и указал в нужном направлении.

Девушка накинула на плечо сумку и хотела уйти. Затем резко остановилась, повернулась и подошла к мужчине. Плавно наклонилась к самому уху и прошептала:

– Пусть все идет, как идет, и будь, что будет.

После этих слов взяла лицо мужчины в свои ладони и нежно поцеловала. От неожиданности Вилар настолько растерялся, что не знал, как реагировать.

Мия отстранилась и как ни в чем не бывало направилась вглубь ресторана.

Некоторое время потрясенный мужчина сидел, не двигаясь. Когда первая волна шока прошла, он принялся обдумывать, с чем может быть связана столь резкая перемена в настроении девушки. Мысли путались, и ничего дельного в голову не приходило.

От размышлений его оторвал звонок коннектора. Это был Мирол. Они долго обсуждали рабочие моменты, поэтому время пролетело незаметно. Когда Вилар закончил беседу, Мия еще не вернулась.

Мужчина начал переживать, что могло так надолго ее задержать. Снова поток размышлений захватил Вилара. Он ждал и размышлял. И тут как молния его обожгла мысль. Таким был их первый поцелуй, таким, возможно, будет их последний. Хранитель понял, что так Мия попрощалась с ним. Он вскочил на ноги и быстрым шагом направился в дамскую комнату.

Дверь была заперта. Вилар несколько раз громко постучал, но никто не ответил. Мужчина позвал администратора и потребовал открыть замок специальным ключом.

Комната оказалась пуста. На столешнице рядом с зеркалом лежала сумка. В ней он нашел начисто отформатированный Планум, маленький коннектор и аккуратно сложенную одежду Мии.

Вилар осмотрелся и увидел маленькое приоткрытое окошко, ведущее на улицу. Вне всяких сомнений девушка изменилась в Тотема и ускользнула в это окно.

Для Верховного Хранителя это стало настоящим ударом. Он облокотился о стену и сполз по ней на пол. Закрыв лицо руками, мужчина начал судорожно соображать.

Только теперь многое для него начало проясняться. Мия симулировала пограничное состояние, а ее нашептывания были результатом заучивания прочитанной в Плануме информации, ведь забрать его с собой возможности не было. Она знала, что если возобновить отношения с Виларом, рано или поздно он вывезет ее из Ормана, и можно будет обойти щит. Как давно она поняла, кто именно ее Тотем, мужчина не знал. Но то, что она ни разу не изменилась в свой звериный облик, говорит о заранее запланированном побеге. И какой бы хрупкой и уязвимой Мия не казалась, не стоит забывать, что в стрессовых ситуациях она сильнее многих мужчин. Одно то, что эта девушка была способна три недели прожить в пещере и вдобавок вытащить с того света тяжело раненного человека, говорит о многом.

Вилар бесконечно укорял себя за то, что многое открыл для нее сам. Теперь девушка знала, что невидима в образе Тотема, и это давало ей огромное преимущество.

Вне всяких сомнений, она направилась в Гаол на поиски брата. Но самое главное, что ее шансы выжить в этом месте практически равны нули. Она и сама это прекрасно понимала, именно поэтому бросила учебу и стала отстраненной и апатичной. Мия всегда адекватно и даже заниженно оценивала свои способности, поэтому реально оценивала шансы.

Ее любовь к брату была настолько сильна, что девушка не могла сидеть сложа руки. И если бы Вилар был умнее и чуть менее ревнив, то давно помог бы ей в поисках. Дал бы надежду, и, возможно, тогда, она сидела бы рядом и ждала, что все закончится хорошо. Но вместо этого он просто жил, наслаждаясь ее обществом и отсутствием главного соперника.

Постепенно к Верховному Хранителю пришло осознание, что он обязан объявить Мию в розыск за нелегальное слияние и сокрытие личных данных от уполномоченных лиц. Вилар понимал, что это только начало списка всех нарушений, которые натворит Мия в попытках спасти брата.

Эмоции били через край. Мужчина вскочил на ноги и начал ходить по помещению, словно загнанный зверь.

На пороге показался встревоженный администратор.

– Прошу прощения, что отвлекаю, но посетительницам нужна эта комната. Если вы закончили осмотр, можно вас попросить…

– Разумеется, – нервно перебил Хранитель и вышел из туалета.

К столику Вилар возвращаться не стал. Он дал номер, с которого нужно списать оплату, и покинул ресторан.

Мужчина сел в машину и завел мотор, но трогаться не спешил. В голове стояла сцена ухода Мии. Еще тогда его подсознание уловило нечто странное в том, как она закидывает сумку на плечо. Потом был поцелуй. Казалось, он до сих пор чувствует нежность ее губ с привкусом вишни.

– Что же ты наделала, Мия! Что же ты наделала, – простонал он.


Скачать продолжение можно здесь: http://totem3.ru/shop-books


Другие книги автора можно посмотреть здесь: http://totem3.ru/more




Над книгой работали

Автор книги: Лакедемонская Наталья

Корректор: Марина Синева

Редактор: Марина Синева

Официальный сайт: Totem3.ru

X