Сергей Снегов - Погоня в тумане

Погоня в тумане   (скачать) - Сергей Снегов - Владимир Михайлович Черносвитов


Сергей Снегов
Владимир Черносвитов
Погоня в тумане
Приключенческая повесть

Жесты неразговорчивого командира катера были порой выразительней слов, и механик Белоконь, стоявший на мостике справа от Изотова, безошибочно разобрался в том, что хотел сказать и не сказал старший лейтенант. Изотов ругал синоптиков.

В утренней сводке погоды синоптики обещали к ночи шторм и передали на все суда штормовое предупреждение. Однако к вечеру ветер совсем утих. На море надвинулся плотный, как стена, туман. С мостика едва проглядывался нос катера.

Белоконь в отличие от командира долго молчать не умел.

— Лучше уж туман, чем шторм, — высказался он бодро.

Изотов оставил без ответа это легкомысленное суждение. Белоконь всего год назад закончил Херсонское морское училище и по неопытности многого еще не понимал. Сильный шторм — самое спокойное время для границы. В бурю опасно подходить к берегам, и яростный прибой не менее страшен, чем пуля пограничника. Зато туман дает нарушителю некоторые преимущества. В осенние туманы, обычные на Балтике, пограничные дозоры особенно внимательны.

Все это командир катера мог высказать молодому механику, но предпочел промолчать. Изотов хмуро смотрел вперед, в сырую непроглядную мглу.

— В поле шесть судов, — негромко доложил помощник Изотова, штурман Тойвис, стоявший у локатора. — Идут уступом в восьми милях от берега. Направление — северо-восток, вдоль отмели.

— Колхозная флотилия Казначеева. Так по «обстановке», — сказал Изотов, не поворачивая головы. — И штормовое предупреждение им нипочем!.. Пять?

— Шесть, — коротко повторил Тойвис.

Изотов сам подошел к локатору. На темном поле вспыхивало шесть ярких черточек. Черточки располагались лесенкой одна за другой. По сводке, полученной в дивизионе, — ее называли просто «обстановкой» — на обширной отмели, протянувшейся миль на двадцать параллельно берегу, должны были промышлять треску малые рыболовные траулеры — МРТ — рыболовецкого колхоза «Труженик моря». Весной, в салачную путину, на отмели толклось до двадцати таких суденышек, по флотилии от каждого колхоза. Но сегодня заявку на выход в море дал один «Труженик моря».

Изотов, подсвечивая фонариком, еще раз просмотрел «обстановку». В ней говорилось только о флотилии Казначеева, о пяти малых траулерах под номерами: 518, 540, 480, 471, 317… И суда эти, и их капитанов Изотов знал хорошо. В колхозе «Труженик моря» только эти пять суденышек прибрежного лова и были сейчас на плаву, все остальные МРТ ушли на зимний ремонт, а более крупные сейнеры промышляли в Северном море. Шестой МРТ мог быть лишь из другого колхоза. Но другие колхозы не сообщали о выходе в море.

Изотов приказал радисту передать в пограндивизион, что на отмели обнаружен лишний траулер, и пошел на сближение с рыбацкой флотилией. До ближнего траулера оставалось миль восемь — несколько минут хорошего хода. Но Изотов не хотел задавать большой скорости в таком тумане. С потушенными огнями, невидимый и неслышный, пограничный катер не мчался, а крался во мгле, лишь раза в два быстрее неторопких, отягощенных тралами рыбацких суденышек.

На экране локатора было видно отчетливо, как шли рыбаки. Хоть в тумане они не могли видеть друг друга, а локаторов на малых траулерах не было, каждый привычно держал дистанцию в полторы-две мили. Вся флотилия растянулась миль на десять, шла уступами, прочесывая отмель по всей ширине: передний тралил восточную, ближнюю к берегу сторону, следующий — на полмили западнее, последний шел всех мористее, он «боронил» на дальнем, морском краю отмели.

Изотов объявил боевую тревогу.

Рядом с командиром заняли свои места на мостике помощник Изотова, штурвальный и механик. Штурвальный следил за точностью курса, трое остальных, наваливаясь на планшир, вглядывались в темное море. Ветра все еще не было, но накат прибывал — волны, натягивая на гребни пенные воротники, бесшумно неслись с запада: где-то там, в шведских водах, уже, очевидно, закрутил-таки свою бешеную карусель предсказанный синоптиками циклон.

— По рации Казначеева не запрашивали? — спросил Белоконь.

— Нет, — сказал Изотов.

Механик подумал над ответом командира и понял: открытый разговор по радио мог бы насторожить неизвестное шестое судно.

Вскоре в тумане неясно засветилось желтоватое пятно. Белоконь перевел рычажки сектора газа на «самый малый», Изотов приник к биноклю. На траулере, кроме обязательных ходовых огней, горела еще и люстра, заливавшая смутным сиянием палубу. Траулер менял курс, он сейчас поворачивал поперек отмели — с западного края на восточный.

Изотов поспешно выключил дизеля. Приближаться к судну вплотную, пока оно не легло полностью на новый курс, было опасно. Даже на параллельных с траулером курсах приходится идти с осторожностью, чтоб ненароком не напороться на ваера, тянущие за судном трал. А при повороте, да еще в тумане, разглядеть, где протянулись эти стальные тросы, невозможно…

Командир катера продолжал всматриваться в траулер.

Сквозь туман смутно выступали знакомые очертания — высокий нос, такая же высокая корма, палуба седловиной, лебедка впереди, рубки, грузовая стрела. Чем-то в очертаниях эти деревянные, верткие, ходкие суда напоминали старинные каравеллы флибустьеров, даже водоизмещение их было, примерно, такое же — около ста тонн.

На палубе не было никого, на правом крыле мостика, обращенном к погранкатеру, стояли, переговариваясь, два рыбака. Изотов, сам невидимый для траулера, различил черные конусы — знаки, предупреждающие, что судно идет с тралом. Лиц рыбаков даже в бинокль нельзя было отчетливо разглядеть, но голоса доносились внятно.

Изотов прокричал в мегафон:

— На МРТ! Пограничный дозор. Назовите свой номер, капитана, порт приписки, пункт следования.

Один из рыбаков, стоявших на мостике, юркнул в рубку и возвратился с мегафоном.

— Четыреста семьдесят первый, из «Труженика моря», — ответил он невидимому дозору. — Капитан Сидоренко. Выберем трал, уберемся домой. Еще что?

МРТ-471 был из флотилии колхоза «Труженик моря». Капитана его, лихого рыбака Николая Сидоренко, Изотов тоже знал — и на берегу, и на море они встречались часто. Включив на секунду прожектор, Изотов увидел надпись на рубке и на корме: «МРТ-471. Таймень».

Можно было двигаться дальше. На всякий случай Изотов спросил, где капитан. Тот же рыбак с охотой прокричал, что капитан сутки не спал и сейчас отдыхает, до выборки трала приказал себя не будить. Так что, ежели не горит, лучше оставить капитана в покое. Спросонок Николай Васильевич может и обругать.

Видно было, что рыбак обрадовался встрече с пограничниками. Ночной промысел да еще в тумане — однообразен и тосклив. А тут как-никак — развлечение. Рыбак успел прокричать, что рация у них барахлит, совсем ни к черту рация, а на новую нужны ассигнования по капремонту, а бухгалтера по этой статье ужимают.

Все это тоже было обычным. Рыбаки часто оживлялись при встрече с пограничниками и, хорошо зная, что те до болтовни не охочи, с увлечением поддразнивали их разными байками, заводили «травлю», чтоб подольше задержать около себя дозор.

Катер взял влево и, обогнав рыбацкое судно, пересек ему путь — обходить траулер с носа было безопасно: трал тащился позади.

Вторым обрисовался МРТ-518, траулер Казначеева. Сам грузный Казначеев стоял на мостике с мегафоном в руке. Он зычно заревел на оклик с погранкатера:

— Приветик, защитники! Выскочили, как привидение из погреба. До родимчика когда-нибудь доведете… Ну, я, я! И все тут — мои, чьи же еще? Пять нас, кругленькая пятерочка, остальные припухают на бережку. Номера? Пожалуйста: 518-й, 540-й, 480-й, 471-й, 317-й… Чего еще? На семьдесят первом рация отказала, никак не свяжемся. Пропал Сидоренко в тумане. Погляньте в свой хитрый приборчик, не впереди ли тралит? Окажите такую услугу!

— Ремонтируйте свои рации, не понадобятся услуги, — сдержанно ответил Изотов. — Из других колхозов, может, слыхали, — выходил кто сегодня?

— Нам другие колхозы не докладываются, — кричал с воодушевлением Казначеев. — А жаль, мы бы порядок у этих охломонов навели, да такая грустная история: не признают за начальство! А что? Что за чепе, спрашиваю? Море — такая смешная вещь — чего не бывает!

Видя, что погранкатер уходит, Казначеев заорал во всю мощь мегафона:

— Изотов, у меня среди тресочки таких три лосося угораздило!.. Одного по-приятельски могу перебросить, угощайтесь, защитнички!

Балтийский лосось, деликатесная рыба, когда-то подававшаяся к царскому столу, давно уже стал такой редкостью на Балтике, что в спокойное дежурство Изотов, не раздумывая, подплыл бы за щедрым даром. Но сейчас он и не откликнулся. Катер, бесшумный и темный, унесся вперед.

Один за другим, все ближе подворачивая к берегу, он проверял шедшие по отмели траулеры. Короткая вспышка прожектора выхватывала из мглы знакомые номера: 540, 480, 317… Изотов вызывал на мостик капитанов, капитаны тоже были знакомые, каждого он встречал неоднократно. Оставался лишь траулер, что шел впереди, — и он был тем неизвестным судном, которого не указали в сводке.

Изотов окликнул его по радио, но незнакомец не отозвался. На экране локатора было видно, что он невозмутимо идет с той же скоростью по тому же курсу — к концу отмели.

— Рыбак, — уверенно сказал Тойвис. Он сам был из потомственных моряков и по движению суденышка на локаторном поле любил определять тип судна и характер его движения: тралит ли, тащит ли груз, убегает ли от бури. — Такой же МРТ, как и все эти.

Из рубки высунулся радист и передал радиограмму из пограндивизиона: «Подтверждаем пять судов колхоза «Труженик моря». Шестое подлежит задержанию и досмотру». Изотов молча передал радиограмму помощнику. Тот тихо выругался. Неизвестное судно не могло быть рыбацким. В дивизионе, несомненно, связались со всеми местными колхозами и лишь после этого отправили радиограмму.

— Может, литовское или латышское? — сказал Тойвис. — Забрели случайно…

Изотов покачал головой. Литовские и латышские рыбаки посещали отмель, но они сообщали о своем приходе.

Катер на малом ходу подкрадывался к незнакомцу.

Тот по-прежнему неторопливо шел вдоль восточной каемки мели. Было что-то поражающее в спокойствии, с каким судно, без уведомления и разрешения вторгшееся в чужие воды, двигалось в тумане. И хотя Тойвис, после радиограммы из дивизиона, уже не настаивал, что преследуемое судно — рыбак, Изотову и самому казалось, что это обычный МРТ: если незнакомец и не тащил за собой трал, то он в совершенстве имитировал работу траулера.

На экране локатора было видно, как растянулась цепочка проверенных судов. Один МРТ-471, пользуясь тем, что он крайний, тралил не вдоль, а поперек отмели. Он дошел до ее восточного края — в этом месте отмель почти сливалась с берегом, — повернул назад и тралил на северо-запад. Изотов, всматриваясь в локатор, снова и снова оценивал обстановку. Даже обычные, ежедневно повторяющиеся детали начинали тревожить его.

До незнакомца оставалось около двух кабельтовых.

— Вижу цель, — сказал помощник, и Изотов оторвался от локатора.

В толще тумана расплывалось светлое пятно. Незнакомец шел со всеми огнями, какие мог зажечь, он не скрывался. И было ясно, что неизвестное судно — малый рыболовный траулер, такой же, как и те, что шли позади. Изотов еще сбросил скорость. Волнение усиливалось, накатывающиеся волны с плеском разбивались о борт. С траулера доносились голоса, грохот бочек и ящиков, на — освещенной двумя люстрами палубе сновали силуэты людей. Команда рассортировывала свежий улов.

Когда до незнакомца оставалось метров тридцать, Изотов включил прожектор. И то, что он и стоявшие с ним на мостике увидали, было так неожиданно, что сам Изотов вздрогнул, Белоконь возмущенно чертыхнулся, а Тойвис удивленно вскрикнул.

На корме траулера четко выделялась надпись: «МРТ-471. Таймень».

Изотов резко рванул рычажок газа. Катер, как живой, прыгнул вперед. Штурвальный поспешно крутанул рулевое колесо. Катер подлетел к борту траулера.

— Пограндозор! Капитана — немедленно! — крикнул Изотов в мегафон.

На палубе работала вся свободная от вахты команда. Изотов узнал рыбаков из «Труженика моря». А когда на крыло мостика выскочил капитан, Изотов понял, кто это, еще до того, как тот назвал себя. Если бы он и не разглядел в мутной мгле этого человека, то голос его, мощный бас, не могли исказить никакие туманы. Подделать такой могучий голос тоже никто бы не сумел.

— Изотов, ты? Это я, Сидоренко! Слышишь, Сидоренко я! — грохотал капитан. — Вот же мать честная, понатуманило, своих не разглядеть! А чего вы так по-шальному наскочили? Таранить собрались?..

Не отвечая, Изотов дал «самый полный». Катер стремительно унесся в туман. Удивленные крики рыбаков уже через несколько секунд не стали слышны, сияющее пятно траулера тоже пропало во мгле.

— Курс — 225! — крикнул Изотов штурвальному.

Катер мчался назад. На экране локатора светились те же шесть точек. Все было ясно теперь. Траулер, который они осматривали первым, двойник настоящего МРТ-471, был истинным нарушителем границы. Именно его и надо было задержать, а они весь этот час только и делали, что отдалялись от нарушителя! Он же, очевидно, притворялся, что тралит поперек отмели, на деле — приближался к берегу и уходил от него. И сейчас, дойдя до западного края отмели, он не возвращается обратно, а бежит к границе международных вод.

Все так же молча всматриваясь в темное локаторное поле, которое обегал зеленый луч, — шесть точек ярко вспыхивали, когда он касался их, — Изотов прикидывал расстояние до двойника. Флотилия основательно растянулась, двойник, обманув пограничников, оказался милях в семи от него и всего лишь в трех милях от международных вод. Но все равно уйти он не мог. Слишком велика была разница в их скоростях. Изотов взял западнее, чтоб отрезать наглому нарушителю путь.

— Цель добавляет ход, — доложил Тойвис, заменивший Изотова у локатора. — Резвость у него не рыбацкая… Они видят нас…

Изотов мрачно глядел в ночной туман. За все семь лет службы на границе он еще не встречался с таким наглым нарушением территориальных вод. Камуфляж был настолько дерзким, неожиданным, совершенным, что даже он, Изотов, опростоволосился, как мальчишка.

На экране было видно, что расстояние до двойника постепенно сокращается. Катер с грохотом взлетал на валы, прыгал вниз. Рассеченные надвое, волны обрушивались на палубу, острые брызги били в лицо. Изотов знал, что шум работающих дизелей и удары днища о волны разносятся далеко, но он уже не скрывался: нарушитель имел, как видно, не только локатор и мощные двигатели, он, очевидно, был снабжен и гидрофоном.

Белоконь убежал в моторный отсек — проверить, можно ли еще что-нибудь выжать из дизелей, Изотов продиктовал радисту донесение в пограндивизион: «Замаскированное под МРТ-471 судно стремится покинуть территориальные воды. Веду преследование. Подозреваю, что в квадратах 37–38 произошло нарушение границы с моря»…

Между тем обстановка изменилась к худшему. Шторм, хотя и с опозданием, приближался. Уже посвистывал ветер, и волнение, примчавшееся издалека, так усилилось, что катер било, швыряло, он не мог развить прежней скорости.

Глубокосидящему неизвестному траулеру волнение мешало меньше: он не вылетал на волну, не ударялся в нее носом, и скорость судна почти не уменьшалась. Нарушитель границы был уже недалеко, катер по-прежнему нагонял его, но Изотов понял, что траулер первым достигнет границы территориальных вод.

В отчаянии Изотов вполголоса выругался.

Тойвис понял командира по-своему.

— Открыть огонь, товарищ старший лейтенант? Цель в пределах досягаемости…

Обычно сдержанный, командир катера яростно топнул ногой.

— Какую цель накроете?! Мы же не знаем, что это за судно. И потом — палить вслепую в открытом море? По показаниям локатора? В этой чертовой ночной мороси и кошка ничего не разглядит!


Концы — из воды

В дежурке погранзаставы их было двое в этот поздний час. Сержант с повязкой на рукаве сидел за столом и писал, изредка о чем-то задумываясь, а его помощник, молодой солдат, смотрел в темное окно.

— Погодка у вас на Балтике, — вздохнул солдат. — На Урале чтоб такие туманы — да никогда! Ужас просто…

— Отличная погодка, — отозвался сержант. — Для нарушителей лучше не придумаешь погодки. А для нас, понятно, самая рабочая, — он подмигнул помощнику. — Не унывай!

Молодой солдат присел на узенький подоконник, зевнул. В такую сырую погоду спать бы да спать. Но — дежурство… И чтобы не поддаться дреме, солдат обводил глазами дежурку, отмечая каждый предмет: «Стул… Стол… Еще — диван…» Взгляд солдата привычно скользнул по сигнальным и связным аппаратам, чуть дольше задержался на зеленом железном шкафе для оружия.

Больше считать было нечего, и солдату пришлось начать все сначала. «Стул… Еще — стол…» — шептал он уныло.

Зазвонил телефон. По лицу сержанта солдат понял, что произошло что-то важное, и мигом соскочил с подоконника.

— …Есть, принимаю, — по-уставному четко проговорил сержант в трубку и, придвинув журнал, сделал запись: «Начальникам ПЗ 21 и 22 перейти на усиленную охрану. Фланговым ПЗ быть в готовности».

Молодой солдат опять примостился на подоконнике. Издалека глухо доносился рокот моря. Шторм набирал силу. Сержант покачал головой, пробормотал вполголоса:

— И по заказу не подобрать лучшей погодки!

На столе зазуммерил второй телефон. Сержант схватил трубку.

Приглушенный голос доложил:

— Я Сергеев. Прошел кривую сосну. На КСП — свежий след!

Сержант, не отнимая трубки от уха, обернулся к помощнику:

— Застава — в ружье!

Солдат стремглав выскочил наружу.

Через минуту в дежурку торопливо входил начальник погранзаставы.

— «Тревожных» поднял? Отлично!

Пока дежурный информировал начальника о происшествии, на дворе погранзаставы собралась группа «тревожных» в маскхалатах. С моря задул резкий ветер. Брезент стоявшего посреди двора «газика» громко захлопал. Солдаты полезли в кузов. Последним из помещения выбежал инструктор с овчаркой на поводке.

— Барьер, Серый! — крикнул он, и собака прыгнула к солдатам. Инструктор полез вслед за ней.

В дверях дежурки показался озабоченный начальник погранзаставы. Лейтенант, командовавший «тревожными», доложил, что группа к выполнению задания готова…

Сперва автомашина пробиралась лесной дорогой, потом вынырнула на шоссе. Ветер переметал через дорогу хвою и листья. Туман, сметаемый бурей, редел, пошел дождь. Шофер правил с осторожностью, и все же на мокром асфальте на крутых поворотах машину заносило.

— Здесь, товарищ лейтенант, — сказал шофер, останавливая «газик».

Лейтенант с пограничниками углубился в лес. Солдаты в темноте натыкались на деревья и пни. Лейтенант временами на секунду-другую подсвечивал фонариком, чтоб не потерять тропинку.

Когда впереди показалась вода, стало немного светлее. Свет источало само побелевшее море. Прибой грузно обрушивался на песчаный пляж, докатывался до прибрежных холмов. Холодный дождь сек деревья и землю.

На расстоянии, недоступном для самого ошалелого прибоя, протянулась широкая лента пробороненного и разглаженного песка. Здесь, у контрольно-следовой полосы, «тревожных» поджидал один из пограничников.

Луч фонарика выхватил отчетливее следы. Кто-то совсем недавно пересек контрольную полосу со стороны моря. Лейтенант подозвал инструктора, и тот подвел к следу овчарку.

— След, Серый, след!

С минуту пес внюхивался в следы, потом рванулся к лесу. Инструктор, натягивая поводок, поспешил с двумя пограничниками за овчаркой.

Лейтенант осторожно пошел от контрольной полосы к морю. Здесь след становился незаметней, штормовой прибой быстро заполнял песком и разглаживал ямки и вмятины. Одно было несомненно: следы тянулись от моря.

— Аквалангист, — уверенно сказал один из пограничников. — В одиночку попер!

Лейтенант с сомнением покачал головой.

Море гремело, заглушая голоса.

— Самохин, у тебя сорок четвертый? — крикнул лейтенант. — А ну — пройди параллельно слева от следа.

Самохин, рослый и плотный пограничник, пересек контрольную полосу, стараясь впечатывать свои следы рядом с отметками, оставленными нарушителем. След пограничника был примерно таким же по величине, но мельче.

— Тяжелую ношу тащил, — предположил первый пограничник.

Лейтенант задумался.

— Самохин, — позвал он, — возвратись-ка сторонкой обратно. Чишко, лезь Самохину на плечи. Та-ак… Теперь топайте справа от следов нарушителя.

На этот раз отпечаток ноги Самохина и по глубине совпал со следом нарушителя.

— Двое их было, — сказал лейтенант. — Теперь айда за нашими.

В лесу лейтенант, приказав, чтоб его подождали, отдалился на несколько шагов и, оказавшись у большой кривой сосны, нащупал прикрытый корой тайничок. Там была розетка.

Лейтенант назвал пароль и негромко проговорил в микрофон:

— Шустрых двое. Двое шустрых, ясно? Иду по следу.

Он приладил кору к дереву и пошел к солдатам.

Минуты через три, уже на выходе к шоссе, лейтенант столкнулся с инструктором. Овчарка металась от одного дерева к другому.

— Петлял нарушитель, — раздраженно пояснил инструктор. — Такие петли завязывал — непостижимо! И все норовил по листьям, а не по земле, чтоб ямок не оставлять. Да еще дождь помогает ему, все смывает…


— Их двое, — сказал лейтенант. — При переходе полосы один сидел на плечах у другого.

Пока они говорили, овчарка опять уловила след и рванулась дальше. Выскочив на асфальт, собака засуетилась, обнюхивая то одно, то другое место. Перебежала дорогу, вернулась, виновато заскулила…

К пограничникам подкатила автомашина — шофер увидел свет фонариков.

Лейтенант влез в кабину, включил рацию.

— След потерян на шоссе в районе турбазы. Нарушители прорвались в тыл. Продолжаю поиск. Пришлите вторую машину к турбазе, я буду там.

Он вылез из кабины и осмотрелся. На востоке еще не светлело, хотя время уже шло к утру. Дождь начал стихать. Но ветер не убывал. Шум раскачивающихся сосен смешивался с тяжким гулом прибоя.

— Разобьемся на три группы, — Приказал лейтенант солдатам. — Двое по шоссе на юг, трое с овчаркой — на север, на машине. Я с двумя — на турбазу. Кто первым натолкнется на след, ракетой созывай остальных.


Беспокойные гости

Турбаза «Пески», куда направился лейтенант Петров с двумя пограничниками, размещалась в сосновом бору на берегу Курского залива. Ширина косы в этом месте меньше километра, с холмов, поднимавшихся к северу от турбазы, открывался вид и на залив, и на море. Местечко это было для туристов заманчивое, летом сюда съезжались гости со всей страны. Да и поздней осенью деревянные домики турбазы не пустовали.

Привлекало туристов на Курскую косу редкостное сочетание обширного пресноводного залива, образованного Неманом, моря, соснового леса и высочайших в Европе песчаных дюн. В лесу водились грибы, в заливе — судак, лещ, красноперка, окунь. Кроме того, именно сюда, в Курский залив, шел каждой весной на нерест из тропического Саргассова моря атлантический угорь. В иной год его было такое обилие, что ежедневные уловы здешних пяти рыболовецких колхозов исчислялись десятками тонн. В эти весенние дни коптильный завод в литовской части Курской косы густо дымил, заготовляя впрок деликатесы на экспорт и для внутреннего рынка.

На турбазе имелись лодки, и утром залив в районе турбазы расцветал синими, красными, белыми пятнами уходящих от берега шлюпок с рыболовами и отдыхающими. Даже когда штормовало море, залив, прикрытый от Балтики лесом и дюнами, оставался безмятежно тихим. Кто взбирался на дюны, тот наслаждался несравненным пейзажем: на западе, всего в нескольких сотнях метров, сердито белело море, свирепый прибой крушил берега, а рядом на десятки километров простиралась изумрудно-зеленая, умиротворенно тихая водная гладь…

Лишь в большие ураганы и залив начинал волноваться. Но и в эти бурные дни — чаще всего зимние — волнение в зализе мало напоминало морское.

В ненастную погоду на турбазе «Пески» народу нередко прибывало: туристы, застигнутые в лесу бурей, торопились к живительному буфету турбазы, под надежные крыши ее домиков и палаток, на ее удобную автомобильную стоянку. Или, наконец, просто под укрытие ее рослых сосен.

И поэтому Слесаренко, заведующий турбазой, — он обычно называл себя директором — не слишком удивился, когда глубокой ночью повстречал на тропке, неподалеку от своего домика, двух рыболовов, пробиравшихся по лесу.

Слесаренко перед сном всегда обходил свое хозяйство — поселок из деревянных домиков, буфет со складом продуктов, шлюпочную пристань. На турбазе даже мелких краж за три года его «директорства» не бывало, но Слесаренко не успокаивал себя и свято берег хозяйство.

Он направил на незнакомцев свет фонарика и крикнул:

— Стой на месте! Кто такие? Идите сюда, погляжу на вас.

— Бдительный! — засмеялся один из незнакомцев, тот, что был ростом заметно ниже своего товарища. — С таким не пропадешь. — И с той же издевкой в голосе добавил — Все-таки, папаша, уточни — стоять на месте или идти к тебе? Мы народ смирный, на все согласны.

Незнакомцы, по всему, были из незадачливых рыболовов, угодивших в сырой холодный туман вместо ожидаемой теплой и ясной ночи.

— Откуда? Из Калининграда? — ворчливо спросил Слесаренко.

— Из Калининграда, — подтвердил тот же рыболов. — Последним автобусом выехали, чтоб на рассвете порыбачить. Собирались развести огонек на бережку, да такая морось, что невмоготу.

Слесаренко внушительно сказал:

— За огонь в лесу — знаешь? Жестоко оштрафую!

— Вот, вот — штрафа испугались! — хохотнул низенький. — И порешили развести огонек в желудке, а не в лесу… Горючего две бутылочки имеются, — он доверительно понизил голос. — И теперь задача — столик бы с лампой, а на завершение — две бы коечки до утра…

Объяснение незнакомца сомнений не вызывало. Последний автобус из Калининграда на Ниду прошел вечером, с него всегда сходили рыболовы. И редко кто из рыбаков отправлялся сюда, не прихватив с собой — против сырости — бутылочку «газу».

Все же Слесаренко потребовал документы.

— Уже и рыбу без паспорта нельзя половить, — не удержался низенький, но паспорт достал.

То же сделал и второй.

Паспорта были калининградские, один на имя Мартынова, это был низенький, другой — на Семенова. Оба были прописаны в соседних домах по улице Пролетарской. Слесаренко хорошо знал эту улицу, она шла из парка мимо озера, через новостроящийся центр города, к Преголи. Улица была солидная, на ней жили рыбаки, служащие, строители.

Мартынов снова поинтересовался насчет столика и коечек.

— Столик найдем, коечки тоже не проблема, — сказал Слесаренко, смягчаясь. Он любил выпить, особенно в плохую погоду. Жена покупала водку редко, по большим праздникам и на его день рождения. Однако не возражала, когда мужа угощали другие: подвыпив, Слесаренко делался добрым и смирным…

Заведующий турбазой зашагал впереди, освещая фонариком дорогу к дому. Дети и жена уже спали, поэтому, предупредив гостей, чтобы вели себя тихо, Слесаренко пропустил их в первую комнату.

Гости сбросили с плеч объемистые рюкзаки. Высокий поставил на стол две бутылки «Столичной», второй извлек и мигом вскрыл две банки консервов.

— Сардина, — с уважением сказал Слесаренко. — Калининградская. Обожаю.

Он с наслаждением выпил граненый стаканчик. Пока закусывал, гости налили еще. Слесаренко опорожнил и второй. Осилил и третий. Но потянуло в сон.

— Назюзюкался, — определил низенький, кивая на хозяина. — Быстренько его разбирает!

Высокий лишь хмуро кивнул. Он решительно не хотел говорить. Даже на прямые вопросы он ограничивался односложными ответами: «да», «нет», «хм».

Слесаренко обидела насмешка гостя.

— Назюзюкался? Ни в одном глазу! Ну, максимум… на полглаза!

— А как с коечками? А утречком бы — ходкую шлюпочку!

Слесаренко с усилием поднялся. Третий стаканчик был самым коварным.

— Пошли. Все устрою. А шлюпки… Значит, так. «Стриж», «Ласточка», «Белая чайка» — сами выбирайте, сами поплывете. Айда за мной!

На дворе туман стал таким густым, что свет фонарика пробивал его лишь на метр. Слесаренко открыл один из пустующих домиков и пожелал гостям доброй ночи. Возвратившись домой, он скинул сапоги, завалился на диван и сразу утонул.


Когда в дверь постучали, ему показалось, что спал он всего несколько минут. Слесаренко вскочил, осмотрелся. В окне было так же непроглядно темно. Включил свет. Часы показывали шесть утра.

В комнату вошли лейтенант и два солдата. Лейтенанта Слесаренко знал: тот был с соседней погранзаставы.

— Садитесь, — пригласил заведующий турбазой, но лейтенант нетерпеливо махнул рукой.

— У вас все в порядке, товарищ Слесаренко? Происшествий ночью не было?

Слесаренко ответил, что происшествий нет. Часа два-три назад на территорию пришли двое рыболовов — скрывались от непогоды. Сами из Калининграда, люди хорошие, даже выпили немного, на столе вон остатки…

— Ушли? — перебил лейтенант, делая шаг к двери.

— Здесь. Кто уйдет в такую мерзопогодину? В домике дрыхнут. Документы их проверил, но интересуетесь сами — пойдемте, покажу.

Он повел пограничников к домику, куда поселил ночных гостей. На лесной тропке Слесаренко включил фонарик, но лейтенант потребовал обойтись без света. Слесаренко пожал плечами: неужели пограничники подозревают в чем-либо этих рыбаков? Чепуха! Живут в Калининграде, рядом с центром… Ошибка какая-то…

В домике было темно и тихо. Лейтенант с солдатом подкрались к двери, второй солдат стал поодаль. Чтоб не мешать им, Слесаренко присел на скамейку у другого домика. Он не увидел, как лейтенант проник внутрь, но скрип открываемой двери услышал. В комнате вспыхнул свет, затем оттуда донесся до заведующего голос лейтенанта:

— Товарищ Слесаренко, идите сюда!

Комната была пуста. На койках лежало неразостланное белье, нерасстеленные одеяла. Незнакомцы убрались и не подумав об отдыхе.

— Вы не в другом домике поселили их? — спросил лейтенант.

Озадаченный Слесаренко покачал головой. Да, он был немного на взводе, но не настолько же, чтоб перепутать домики! В соседних, тем более, давно живут… Здесь они были, Мартынов и Семенов, — такие у них фамилии, — только здесь!

— Может, лодку взяли, чтоб рассвет встретить на заливе? — Слесаренко не хотелось менять своего доброго мнения о ночных посетителях. — Посмотреть бы, все ли шлюпки на месте…

— Проверьте лодки, а мы пока осмотрим домики, — сказал лейтенант.

— Всех будить! — ворчал заведующий турбазой, идя к берегу с одним из пограничников. — Люди отдыхать приехали, веселиться. Рыбачить на зорьке…

Однако все лодки мирно покоились на песке. Слесаренко пересчитал их, помрачнел, видимо, понял, что дело серьезнее, чем вообразилось вначале.

Лейтенант стучался в каждый домик и, прося извинения у заспанных хозяев, внимательно осматривал комнаты. Он расспрашивал одного из жильцов турбазы, когда возвратился Слесаренко. Жилец считался на турбазе старожилом — приезжал и в прошлые годы, и в этот раз жил уже две недели. Это был сварщик из Калининграда.

— Не видал ли кого? — переспросил он, зевая. — Видал, почему же не видать? Двоих видал. Вот как вас вижу. Темнее было, конечно: лес. И туман, натурально. Только ничего особенного — увидел. И сейчас покажи — узнаю.

— Где видели? Когда? Какие из себя?

Сварщик с той же неспешностью объяснил, что ночью вышел наружу. Прихватив фонарик, он отошел к соснам около домика и здесь чуть ли не лоб ко лбу столкнулся с двумя мужчинами. Один высокий, другой пониже.

— Они, — с уверенностью сказал Слесаренко. — Первый-то худой и молчаливый, а второй — болтун. Они!

— Один высокий, другой пониже, — повторил сварщик. — Но что высокий молчалив — нет. Он-то и пошутил насчет дождя, а низенький как раз молчал. И чтоб особенно худой, не похоже. Комплекция вполне подходящая. А голос нечист — литовец, вроде… У второго запомнил — лицо чистое, а на щеке около губы — родинка.

— Насчет глаз и волос — не заметил, а родинку тоже помню, — подтвердил Слесаренко. — Только она у носа, а не у губы. — Он показал, где помещалась родинка.

— Осмотрим еще автомобильную стоянку, и вы можете быть свободны, — сказал лейтенант заведующему турбазой, когда они снова вышли в лес. — Просьба: ничего на столе не трогать. Ни стаканов, ни пустых консервных банок.

— Ни до чего не дотронусь и своих на километр не подпущу! — заверил Слесаренко.

На стоянке находилось около двадцати автомашин. Некоторые были на::рыты чехлами. Пограничники осматривали одну машину за другой, приподнимали чехлы.

— Недавно одна отошла, — сказал лейтенант, обнаружив на песке свежие вмятины от шин.

Слесаренко закричал в волнении:

— «Победы» нет! «Победа» вон тут стояла — увели, мерзавцы! Номер — КЛБ 22–25. Ах же, подлецы!

Лейтенант спросил, не могли ли уехать сами хозяева. Слесаренко, все более возбуждаясь, объяснил, что ни к чему им ездить по ночам. Владелец машины — местный писатель, живет здесь с женой и двумя детьми, девочкой и мальчиком, писатель лысый, картавит, жена полная, вон там они живут, крайний домик, зелененький в белую полосочку…

Лейтенант припомнил, что в одном из домиков разбудил пожилого лысого хозяина, тот и вправду назвался писателем, а жена у него, тоже верно, полноватая. И на двух раскладушках спали дети.

Он прошел по автомобильному следу. Машину, по-видимому, сначала толкали руками, чтобы на турбазе не услышали шум мотора. Вдоль автомобильного следа можно было различить и два человеческих — ногу большую и ногу поменьше. Дело было до дождя, следы на три четверти смыло.

— За мной! — крикнул лейтенант и побежал к шоссе, где у поворота на турбазу его уже ждала легковая, с брезентовым верхом машина.

Лейтенант уселся на переднее сиденье, позади разместились два солдата.

— К Ниде, скорее! — приказал он.

Лейтенант не смог бы объяснить в тот момент, почему повернул к Ниде, а не в Зеленоградск: город этот был в два раза ближе Ниды, крупнее, к нему сходились железнодорожные и шоссейные дороги, в нем легче затеряться, проще улепетнуть.

Но по множеству признаков лейтенант уже сделал для себя вывод, что противник отлично знает местную обстановку и действует пока безошибочно.

Однако лейтенант чувствовал, что опоздал. Несколько часов форы в этой игре решали исход партии. Он, преследуя нарушителей, тыкался вначале вслепую то туда, то сюда, терял драгоценные минуты на осмотры и разговоры, а они уносились в машине. Каждая минута увеличивала разрыв.

За поселком Рыбачье встретилась первая автомашина.

— Осматривали лес, кое-где останавливались, — доложил шофер. — Нарушителей и следа нет.

— Автобусы попадались? — спросил лейтенант.

— Прошел один, из Ниды на Зеленоградск.

— Остановили?

— Остановили, проверили документы. Народ местный. Кто на базар, кто в магазины.

— Двух человек — одного высокого, другого пониже — не видели? Похожи на рыболовов.

— Сидели и такие, товарищ лейтенант. Но чтоб с рыбацким снаряжением — нет, не видели.

— У кого-нибудь родинки на щеке не заметили?

Пограничники переглянулись.

— Да нет… Вроде без родинок.

— Осмотрите поселок Морское, лес и дюны вокруг поселка. Я еду в Ниду…

Рассвет постепенно оттеснял тьму. Погода уже не раз прихотливо менялась в эту ночь: сперва был туман, потом хлынул дождь, наконец разразилась буря. Теперь ветер затихал, дремотное спокойствие окутывало лес. С моря снова пополз туман. Он накапливался во впадинах, сгущался меж сосен, взбирался на дюны. Утро было сумрачным, обещая промозглый день.

— Следы машины, товарищ лейтенант! — доложил шофер, сбрасывая скорость.

Лейтенант выскочил наружу. Густой лес рассекала просека. В глубь просеки уходили следы легковой машины. Немного дальше начинался поворот шоссе к Ниде.

Лейтенант с двумя пограничниками двинулся по просеке. Она вела от шоссе к заливу, и в конце ее пограничники увидели «Победу», номер — КЛБ 22–25. Старенькая, потрепанная машина была пуста. Передними колесами она уходила в воду залива.

На прибрежном песке не было видно никаких следов. Нарушители, несомненно, выбирались из передней кабины прямо в воду. На полу машины виднелись грязь и песок. Лейтенант осмотрел переднее и заднее сидения. В углу валялся испачканный, раздавленный окурок с колечком помады. Лейтенант завернул его в чистую бумагу, спрятал в карман.

— Останешься около «Победы», — сказал лейтенант одному пограничнику, а второму велел возвращаться к шоссе и ехать в Ниду.

Сам он пошел по берегу, высматривая, не покажутся ли где на песке следы.

Берег в иных местах нависал над водой мысками, покрытыми плотной травой. Нарушители, вероятно, и выбрались из воды на сушу по одному из таких мысков. Сам лейтенант в подобном случае поступил бы именно так: в траве труднее разглядеть следы.

Что-либо искать тут сейчас, когда дорога каждая минута, было не к чему.

Лейтенант пошел к автостанции.

В помещении станции диспетчер, красивая молодая литовка, болтала с автослесарем. Лейтенант, вежливо поздоровавшись, спросил, не заметила ли она двух незнакомых людей, садившихся в утренний автобус. Один высокий, похож на литовца, другой русский, пониже, поплотнее. По виду — оба рыболовы.

Девушка ответила, что почти все пассажиры ей незнакомы, она всего месяц как приехала из Клайпеды. Да, были высокие пассажиры, похожие на рыбаков, и низенькие были, всякие были. Один — среднего роста — все разговаривал с интересной женщиной, и в автобусе на Зеленоградск они сели вместе. А рядом, место двадцать восьмое, это она помнит хорошо, сидел мужчина высокий, его приятель, они переговаривались. Литовец? На литовца не похож, говорили по-русски. Впрочем, возможно и литовец, она не присматривалась.

Лейтенант поблагодарил диспетчера и вышел. Из станции выскользнул автослесарь и, оглянувшись, словно чего-то опасался, приблизился к лейтенанту.

— Товарищ лейтенант, у вас «чепе»?

— Почему вас это интересует? — сухо спросил лейтенант. Он вспомнил, что автослесарь с интересом прислушивался к его разговору с диспетчером.

— Нет, я просто так, — заторопился смущенный парень. — Помочь хочу. Я ведь тоже двоих незнакомых… как это? Хорошо высмотрел, так? — Он говорил с сильным литовским акцентом и поминутно останавливался, подбирая нужные русские слова. — Лучше отойти на без подслушивание, так?

— Садитесь ко мне в машину, — предложил лейтенант.

В машине автослесарь рассказал, что работал всю ночь, надо было подготовить к утреннему рейсу автобус на Клайпеду. А закончив работу, он подсел к Марии, к диспетчеру, идти домой все равно было поздно. Два человека, что сели на зеленоградский автобус, ему незнакомы, а женщина, о которой упоминала Мария, — жительница Ниды Элене Райбужас, незамужняя, с двумя детьми. Но он хотел не об Элене, важнее, что в клайпедский автобус, тот, что он ремонтировал, сели других два незнакомых пассажира, уселись рядом и закрыли глаза, словно хотели спать. Один, точно, высокий, похож на литовца, второй — пониже, широкоплечий, на щеке у него родинка.

— Родинка? — переспросил лейтенант. — Вы точно рассмотрели?

Автослесарь родинку рассмотрел отчетливо — коричневая, с волосиками.

— Если понадоблюсь, я здесь живу. Владас Венчюрюс, так мой фамилия, — сказал он. — Вызывайте, когда надо, так? — Он вышел из машины и дружески помахал рукой пограничникам.

— На заставу, побыстрее, — приказал лейтенант. Теперь надо было основательно изучить добытый материал. Поиск, судя по всему, уходил в районы, лежащие вне косы.

Когда они проезжали мимо знакомой просеки, шофер кивнул в сторону найденной «Победы».

— Вроде ящериц наши беспокойные гости, товарищ лейтенант. Те ведь как? Если опасность по пятам — мигом хвост отбросят, а сами наутек. Занимайтесь, мол, нашим хвостом, а мы тем временем смоемся…


Начальник оперативной группы

Подполковник Михаил Владимирович Денисов, вылетая из Киева в Калининград, знал о предстоящей операции только то, что она развернется в хорошо знакомом ему месте и что помогать ему будут хорошо известные люди: бывшие сослуживцы, старые друзья. И все-таки для успеха этого было мало, хотя и очень важно.

На Калининградском аэродроме Денисова ждали, и Михаил Владимирович сразу направился в погранотряд. Встреча с приятелями, начальником отряда полковником Бандуренко и начальником политотдела полковником Марьямовым, была, разумеется, самой теплой. Пять лет не виделись, и разговоров хватило бы на сутки. Да работа не ждала…

— …Такие наши дела, — закончил Бандуренко, рассказав Денисову о том, что произошло ночью на море около Курской косы и на самой косе. — Не будь тумана, а потом дождя и бури…

— Не будь тумана, дождя и бури, они воспользовались бы другим планом, — возразил Марьямов, который, как понял Денисов, по-иному оценивал вражескую операцию и, видимо, уже спорил с начальником отряда, отстаивая свою точку зрения. Денисов про себя тут же решил: своего мнения пока не высказывать.

— Меня, если хотите знать, — продолжал Марьямов, — просто поражает, с каким совершенством они использовали особенности погоды. Не сомневаюсь, что нарушители жили раньше в этих местах.

— По-вашему, это немцы, проживавшие до войны на территории Восточной Пруссии? — спросил Денисов.

Этого Марьямов не утверждал. Он склонялся к мысли, что нарушители бывали здесь уже после войны. На новый вопрос Денисова — о возможной причине нарушения — Марьямов и Бандуренко согласно ответили, что гости из-за рубежа, по всей вероятности, будут действовать в Калининградской области.

— А что их может здесь заинтересовать? Сколько помню, особо примечательных объектов у вас не водится. Прибалтика — не Урал и не Сибирь. Мощной промышленности здесь нет… Рыбацкий край.

— Спецобъект? — предложил начальник отряда. — Конечно, не бог знает, что строится, но объект все-таки важный. На всякий случай, мы послали туда предписание об усиленной охране.

Из дальнейшей беседы Денисов узнал, что на шоссейных и железных дорогах, как и во всех портах, тоже введена усиленная охрана, что в помощь пограничникам привлечены другие организации, что словесные портреты нарушителей переданы на все посты, что лейтенант Петров, проводивший этой ночью поиск на косе, поступает в полное распоряжение Денисова, что, наконец, любая другая помощь, которая понадобится, также будет оказана.

От Бандуренко Денисов поехал в областное управление милиции. Заместитель начальника управления Аркадий Степанович Говоров был давним другом Денисова. Они познакомились еще в 1945 году, когда Говоров служил здесь в военной комендатуре, а Денисов только начинал службу на границе…

Друзья обнялись, посмотрели друг другу в глаза, помолчали, вспоминая ли прожитые годы, волнуясь ли от того, что снова свела судьба. В молчании нередко больше смысла, чем в словах, приличествующих встрече.

Полковник Говоров заговорил первым:

— Я знал, что ты едешь и по какому делу… Уже навел справки о Семенове и Мартынове.

— И что же выяснилось, Аркадий Степанович?

— Мартынов и Семенов реально существующие люди. Прописаны на улице Пролетарской, как и было указано в их документах.

— Интересно!

— Да. Оба — классные специалисты, главстаршины, отличники срочной службы. Теперь служат в отряде торпедных катеров вольнонаемными… Вот их фотографии. Словесные портреты — правдоподобны… Любопытно и то, что Семенов значительно выше Мартынова…

— Так-так, — задумчиво проговорил Денисов. — И тут камуфляж по всем правилам.

— За исключением того, что оба моряка в настоящий момент далеко отсюда — на море, в походе.

— Умный и дерзкий попался нам противник, Аркадий Степанович.

— Это верно, Михаил Владимирович…

Они проговорили с час, намечая план совместных действий. Затем Денисов поехал в пограндивизион. Там тоже были предупреждены о его приезде, и четверо, которых хотел он видеть, — Изотов, Белоконь, Тойвис и штурвальный матрос — уже ждали. Чего-либо нового Денисов не узнал. Он видел, что моряки подавлены своим просчетом. Изотов говорил, опустив голову. Он не мог простить себе оплошности, считал ошибкой, что не вызвал на мостик капитана траулера-двойника.

— Тот капитан мог без большой опаски и под Сидоренко сыграть, — заметил Денисов. — На таком расстоянии и в таком тумане различить подлог было бы непросто. А приметы и особенности Сидоренко они, конечно, знали. Вы уверены, что двойник тралил, а не просто направлялся к берегу?

— Он, возможно, в это время направлялся к берегу, чтобы высадить аквалангистов. Но одновременно тащил трал. Мы ясно видели ваера, потому и не подошли вплотную… Никто из колхозных рыбаков этого судна не видел. Оно хитро пристроилось в тумане позади флотилии.

Денисов спросил, долго ли еще на экране локатора было изображение двойника.

Моряки ответили, что недолго. Шторм спутал обзор: отражения от бегущего судна мешались с отражениями от волн.

— А вы уверены, что незнакомое судно — МРТ?

— Копия! — хором сказали моряки.

Изотов добавил:

— Обыкновенный МРТ со всем траловым хозяйством, только вместо грузовых трюмов — особое оборудование…

На заставу Денисов ехал в армейской легковой, выделенной для его нужд в погранотряде. Сидя рядом с шофером, он с интересом оглядывался.

Калининград за те пять лет, что он здесь не был, изменился сильно. Развалин почти не осталось. На расчищенных площадках возводились новые дома, и не только стандартные пятиэтажные, с некоторых пор расплодившиеся во всех уголках страны, но и в шесть, и в семь, и в девять этажей. Были восстановлены и многие старые строения — двадцатый век то здесь, то там соседствовал с девятнадцатым и восемнадцатым.

За городом тянулось зеленоградское шоссе, обрамленное рослыми, в два-три обхвата, липами и каштанами. Когда-то это была щебеночная дорога, связывавшая помещичьи имения, — деревья сохранились еще с той поры. Одно десятилетие сменялось другим, щебенку заменили булыжником, булыжник — брусчаткой, а на дряхлеющую брусчатку — уже в наше время — напластовали асфальт. По дороге в оба конца неслись теперь автомашины всех марок и назначений. Но как была она узкой, пригодной лишь для телег и дрожек, такой и осталась. Чтобы полностью приспособить эту старинную дорогу к современным нуждам, пришлось бы срубить великолепные деревья, а на это не хватало духу. Слишком красив был удивительный туннель, образованный кронами деревьев.

А затем начался Зеленоградск, курортный городок у моря.

Лейтенант Петров, возглавлявший этой ночью группу «тревожных» на Курской косе, писал подробный отчет о поиске, когда появился Денисов. Начальник оперативной группы прочел страницы отчета и уточнил подробности. Разговаривая, он изучал лейтенанта. Успех во многом зависел от тех, кто вышел на поиск. И лейтенант, похоже, сделал все, что можно было от него потребовать. Денисову понравился этот невысокий, немногословный, совсем еще юный пограничник. Он был не только решителен, быстр, сообразителен, — это скорее свойства возраста, — но и наблюдателен, вдумчив.

— Поедете со мной, товарищ Петров, — сказал Денисов.

Он сел в свою машину, за ним на такой же поехал лейтенант.

Сразу за Зеленоградском начиналась Курская коса. Места эти Денисов любил. За свою пограничную службу он исколесил всю страну, много было местечек живописных, даже величественных своей безлюдной суровостью.

Однако уникальное творение природы — Курская коса — восхищало его больше всего.

Это был песчаный полуостров, протянувшийся на сто два километра от Зеленоградска до Клайпеды, — первые пятьдесят один километр были в составе Калининградской области, вторая часть принадлежала Литве. Полуостров отделял мелководный, опресненный Неманом, залив от южной Балтики. Был полуостров неширок, всего, триста метров в самой узкой части — около поселка Лесное — и три километра в самой широкой — у городка Ниды. Но густой хвойно-лиственный лес и высокие песчаные дюны, вздымавшиеся в средней части косы, образовывали почти непреодолимый заслон морским волнам.

Лучше всего здесь бывало весной и осенью, во время птичьих перелетов. За миллионы лет существования коса превратилась для пернатых в промежуточную станцию отдыха, едва ли не единственную в Европе. Птицы, летевшие весной из Египта в Норвегию и на север России, а осенью возвращающиеся из Приполярья к истокам Нила, усеивали Курскую косу звенящими, перелетающими с места на место разноцветными облачками. Незатихающий гомон несся над лесом и дюнами…

За поселком Лесным Денисов попросил остановиться и вышел на шоссе. Туман, ослабев, полностью не рассеялся, но было отлично видно — до чего же узка здесь коса. Слева раскрывалось темное море, а справа зеркально поблескивал ясный залив.

Денисов глубоко вдохнул свежий воздух, снял фуражку. Ветра не было, но волосы охватила влажная сырость…

Вернувшись в машину, Денисов приказал ехать на турбазу.


«Мой принцип не нов: ищите женщину!»

Настроение у Слесаренко было скверное. На рассвете приехали люди, осторожно собрали со стола остатки ночного пиршества и нарисовали план — кто где сидел. Затем подробно допросили Слесаренко и заставили расписаться на каждой странице протокола.

Заведующий турбазой пал духом, обилие подписей доконало его: каждая казалась петлей, добровольно набрасываемой себе на шею.

Опасаясь теперь, что подполковник Денисов приехал не к нему, а за ним, Слесаренко отвечал на все вопросы с великой готовностью. Но ничего нового добавить не мог. Чем дальше, тем больше ночное происшествие стиралось в похмельной памяти Сидоренко.

— Пойдемте-ка лучше к Тигунову и владельцу украденной «Победы», — предложил Денисов.

Сварщик Тигунов поднялся навстречу гостям с таким видом, словно давно поджидал их и удивлялся, почему они запаздывают. Он явно гордился, что попал в очевидцы. С подробностями, с той же неторопливостью — сейчас она уже не раздражала лейтенанта Петрова — он описал, кого встретил, о чем говорил с незнакомцами и как они выглядели.

— У вас расхождения со Слесаренко, — заметил Денисов. — По его показаниям, высокий был молчалив, а низенький говорлив, у вас — наоборот. Неточно и насчет литовского акцента, и насчет родинки.

— Это у Слесаренко расхождения, а не у меня, — уверенно возразил Тигунов. — Я варю точный шов, а не леплю от фонаря… Вот здесь была родинка, — он показал на угол рта, — а если высокий не литовец, так вообще нет на земле такого народа, литовцев.

Денисов обернулся к Слесаренко. Тот заколебался.

— Может, высокий чего и сказал, только не запомнилось… И насчет акцента — тоже не уловил…

— Нет, ты о лице скажи! — настаивал Тигунов. — Тот дылда, востроносый, губы тонкие, с усмешечкой, не так разве? А низенький — метровые плечи, нос такой… В общем, нос! Не так?

— Сколько лет им, по-вашему?

— Парни! — заявил Тигунов. — Ну, может, низенький постарше… Во всяком случае, не пенсионеры!

Слесаренко согласился, что ночных гостей пожилыми не назовешь. Денисов спросил сварщика: не мог бы тот помочь в розыске нарушителей? Тигунов согласился с охотой.

Денисов с лейтенантом направились к писателю.

Писатель Толбузин, владелец «Победы», невысокий, насмешливый человек, всем своим поведением словно бы говорил: «Отстаньте, чего привязались, я же к этому ночному происшествию никакого отношения не имею…» Жена его, полная дама, на полголовы выше мужа, старалась своей любезностью смягчить невежливость Толбузина.

— Вас, надеюсь, не сердят мои вопросы? — Денисова стала раздражать ершистость собеседника. — Простите, не знаю имени-отчества?

— Алексей Александрович. Не сердят, а смешат. Вы отлично понимаете, что происшествие — самое заурядное, а вы придаете ему такое значение! Должен сказать, что я не поклонник шпионской литературы.

— По-твоему, Алеша, и шпионов на свете нет? — примирительно сказала жена.

— Почему нет? Есть, конечно. Раз один кто-то заводит секреты, необходимо появляется кто-то другой, кому до смерти надо те секреты разгадать. Это логика. А что шпионы лезут из воды с аквалангами, ластами, на суше — нож в зубах, в руке пистолет, — это, извините, макулатура.

— Но вашу машину сегодня ночью украли, — сдержанно заметил Денисов. — Кто и почему?

— Проще пареной репы, — немедленно отозвался писатель. — Я исповедую эмпирический реализм: если есть два объяснения — одно заурядное, другое необыкновенное, — выбирай заурядное, оно вернее, ибо массовиднее. Итак — кто? Самое массовидное, самое заурядное и потому самое вероятное — солдаты, опаздывающие в казарму. Парней отпустили на несколько часов, они помчались к знакомым девушкам, уходить не хочется, а когда ушли, увидели — опоздания уже не избежать. А тут — машина. Соблазн непреодолим. Знаменитый криминалист Габриэль де Сартин первой версией для любого дела предлагал: ищите женщину…

— Алеша! — с упреком сказала жена писателя.

— …Ибо любовь к женщине есть самое массовидное, самое высокое чувство мужчины! — закончил Толбузин торжественно.

Денисов не мог не признать, что резон в рассуждениях Толбузина имеется. Случаи были, когда солдаты, опаздывающие в часть, угоняли автомашины. Потом эти машины находили в укромных местечках или прямо на дорогах, неподалеку от казарм.

— Теперь вторая часть вопроса — почему? На это ответить еще проще: потому, что я этого горячо хотел.

— Вы хотели, чтоб угнали вашу автомашину? — удивился Денисов.

— Именно, — хладнокровно подтвердил писатель. — Сокровеннейшая мечта моя, что когда-нибудь опрометчивый вор избавит меня от этого грохочущего и постоянно неисправного авторыдвана. Не я езжу на моей машине, а она ездит на мне!

— Почему же не продадите?

— Не могу! Единственное, что не могу, это продать ее! — воскликнул писатель. — Могу на ней расшибаться, буксовать, опрокидываться, останавливаться, терять права, терять голову, но только не продавать. Ибо ее любит моя отчаянная супруга! Честное слово! В мире еще не существовало столь неграмотного и столь лихого водителя, как моя жена. И когда она уносится на этом драндулете, я буквально не нахожу себе места — вдруг авария, вдруг несчастье! Теперь вы понимаете меня?

Денисов покачал головой.

— Объяснение, выражаясь вашими словами, отнюдь не заурядное и не массовидное… Проводите меня, пожалуйста, Алексей Александрович.

За порогом домика Денисов спросил:

— Какие сигареты курит ваша супруга?

— Никаких, — ответил Толбузин. — А почему вы об этом спрашиваете?

— В вашей машине нашли окурок со свежими следами помады.

— Ага! Значит, женщина все-таки была! Значит, я прав?

— Возможно… Кстати, не хотите ли проехать с нами к вашей «Победе»?

— Пожалуй, съезжу, — проговорил писатель. — Все-таки интересно… Позвольте, я предупрежу жену…

Уже в машине писатель сказал Денисову, что у него мелькнула мысль — похитителей «Победы» было четверо. Почему? Ну, это вполне естественно — двое парней, две девушки.

Денисов рассмеялся.

Недалеко от Ниды машина свернула в лесную просеку. У «Победы», все так же стоявшей передними колесами в воде, прохаживался пограничник. Здесь все уже было сфотографировано и тщательно исследовано, но Денисов предупредил еще в погранотряде, чтоб автомашину не убирали, пока он не приедет.

— Жива старуха, — произнес Толбузин. — И украсть-то себя по-хорошему не дает.

Денисов раскрыл дверцы «Победы». Машина была старенькая, с поврежденной обивкой, со стертыми резиновыми ковриками, небрежно помытыми стеклами.

— Вот вы смеялись, подполковник, а напрасно, — сказал Толбузин. — Смотрите — песок в передней и в задней кабинах. На коврики смотрите! Спереди и сзади сидели пассажиры — двое мужчин, две женщины.

— А чем вы докажете, что эту грязь оставили не вы? — Денисов серьезно посмотрел на Толбузина. — У вас в семье тоже четверо: вы с женой и дети.

— Исключено! — возразил писатель. — Моя жена и мои дети?! Да после того, как они на минуту влезают в машину, песок надо вычерпывать лопатой! И между прочим, вчера вечером я как раз это и проделал — вычистил обе кабинки.

— Вот как? Это важно, — сказал Денисов. — Тогда извините меня… Действительно возможно, что пассажиров было четверо… Что ж, спасибо, Алексей Александрович! Можете забирать свою «старуху»…


Ложный след?

Денисов помнил Ниду очаровательным курортным городком — двухэтажные дома с садами, замысловатой архитектуры коттеджики, всего одна большая улица, повторяющая извивы берега. На холме, нависающем над заливом, главная достопримечательность городка — деревянный домик Томаса Манна. Писатель жил тут давно, еще в двадцатые годы. Затем в домике помещалась гостиница. Но жители Ниды иначе его и не называли: «Дом нашего Томаса Манна».

Нида похорошела. Универмаг, столовая, почта, ресторан, автостанция — все это были новые постройки. Денисов с удовлетворением отметил, что они не нарушили ансамбль городка. Новые здания гармонировали с высокими лесистыми дюнами, со старыми строениями, словно так и задумано было издавна.

На автостанции Денисов не застал ни автослесаря, ни Марии. Ему указали где живет диспетчер.

Мария была дома, перешивала, укорачивала старое нарядное платье. Она повторила то, что уже говорила лейтенанту. Денисов убедился — большего от нее не добиться: Мария и вправду не присматривалась к пассажирам. Он спросил тогда, где найти автослесаря. Оказалось, что тот живет неподалеку.

Денисов направился к Владасу.

Владас рассказал о двух запомнившихся ему пассажирах, уехавших в Клайпеду. Денисов спросил об Элене Райбужас.

— О, Элене! — воскликнул Владас. — Это очень интересно… такая женщина, да? Мужа убили немцы, очень нехорошо убили, пытали, потом это… виселица, так? Потом она опять жениться, второго мужа тоже…

— Фашисты?

— Нет, наши кулаки. То есть да, фашисты, только свои… После войны.

— Здесь, в Ниде?

— Что вы, нет! Около Каунас. Элене сюда с двумя девочки. В колхоз, да? И живет здесь…

Элене Райбужас встретила гостей приветливо. Ей было около сорока, но, стройная и быстрая, она казалась моложе. Она и сейчас была красива.

Райбужас насторожилась, когда узнала, чего от нее хотят. По-русски она говорила хорошо.

— Я не сыщик и сыщикам не помогаю!

— Даже если сыщики разыскивают того, кто причинил вред вам самой? — Денисов говорил мягко и настойчиво. — Мы слышали, как подло поступили с вашим мужем. Неужели вы не помогали разоблачить его убийц?

Она ответила быстро и нервно:

— То были враги. Бешеные собаки! Бешеных собак надо убивать. И я не уехала сюда, пока всех убийц мужа не захватили.

— Мы тоже разыскиваем врагов, а не друзей.

— Это люди хорошие.

— Помогите нам установить — и мы скажем вам спасибо.

Она начала рассказывать, но без охоты. Да, вчера она ездила в Зеленоградск, чтобы продать овощей. А если хочешь поспеть к утреннему базару, надо вставать ночью. Она вышла до рассвета, шел дождь. Мешок был тяжелый, она остановилась отдохнуть. Двое незнакомых мужчин вышли из леса и заспешили к ней, она чуть не закричала — так ее напугали. Но высокий понес ее мешок, а другой, пониже, взял ее под руку, чтоб она в тумане не споткнулась, расспрашивал, кто она, сказал о себе, что живет в Калининграде с женой Полиной и дочкой Катей, сюда приехал порыбачить, но туман ему не нравится, и он с приятелем уезжает обратно. Он сказал, что его восхищает Нида, он обязательно приедет сюда зимой походить на лыжах в дюнах. Она назвала ему свой адрес, он обещал через недельку написать. Они ехали в автобусе до Зеленоградска, там отнесли ее мешок на базар, а сами ушли на вокзал.

— Фамилии их вы не спрашивали?

— Зачем? Не я поеду к ним, а они ко мне. Мою фамилию записали.

— Вы не можете описать внешность своих попутчиков?

Она повторила, что один выше, другой пониже. Родинку на щеке у того, кто пониже, она не заметила. Он широкоплеч, средних лет, волосы русые, глаза серые, очень добрые и смелые, — настоящий мужчина. Высокий — юноше, почти мальчик. Он сперва тоже разговаривал, потом замолчал и все время смотрел в окно автобуса. По дороге их останавливал патруль, проверял документы — все было в порядке.

Денисов обменялся взглядом с лейтенантом.

— Патруль сообщил, — сказал Денисов Элене, — что в вашем автобусе не было ни одного жителя Калининграда, все по документам — из Ниды. Значит, или ваш попутчик обманул вас, или документы у него фальшивые.

Лицо женщины снова стало замкнутым.

— Верно, в Ниде я их раньше не видела, но верю, что он сказал правду.

— Но как же тогда с паспортом, прописанным в Ниде?

— Я его паспорт не смотрела.

— У меня к вам просьба, товарищ Райбужас, — сказал Денисов после некоторого молчания. — Вы поможете опознать ваших сегодняшних попутчиков, когда мы их задержим?

— Не собираюсь. — Голос женщины прозвучал враждебно.

— Почему?

— Они хорошие люди…

На улице Денисов тяжело вздохнул.

— Характерец, — сочувственно произнес лейтенант. — Во что поверила, в том, хоть кол на голове теши, не разубедить.

— Во всяком случае, теория Толбузина о двух влюбленных парах терпит крах. Незнакомцы повстречали Райбужас после того, как бросили автомашину. И никаких других женщин мы пока не обнаружили.

— Но женщина в ней сидела, об этом свидетельствует окурок.

— Вы не допускаете, что окурок подбросили нарочно, чтобы навести нас на ложный след?


Два подполковника

В Калининград Денисов возвратился поздно. В гостинице Дома офицеров ему отвели номер. Собственно, комната была на двоих, но администратор обещал больше никого не поселять.

Перед сном Денисов занес в блокнот события дня и некоторые мысли. Утром, в отведенном ему кабинете, он хотел вернуться к записям, но помешали звонки: эксперты сообщали о следах пальцев, обнаруженных в автомашине, на бутылках водки и на консервных коробках, о размерах ботинок, оставивших отпечатки на контрольной полосе. Все это было важно для следствия, но отсутствовало самое главное — нити, которые привели бы к нарушителям.

В середине дня, после обеда, выпал свободный часок. Денисов вынул блокнот. Он смотрел на записи и удивлялся. Одно противоречие наслаивалось на другое. Денисов недоумевал и раздражался: еще ни разу в своей многолетней работе он не сталкивался с таким необыкновенным случаем.

Он выдернул из блокнота лист, написал на нем: «Главные вопросы», подумал и крупными буквами вывел: «1. Дерзость».

Откинувшись на стуле, он барабанил пальцами, рассеянно глядел в окно. Нет, в его жизни попадались и более дерзкие нарушения границы. Но то было во время войны. А сейчас… Даже в разгар холодной войны вражеские разведчики не осмеливались действовать с такой наглостью.

Денисов вспомнил Бандуренко — того тоже удивляет дерзость этой вылазки. Чужое судно не только камуфлируется под нашего рыбака, — это бы еще куда ни шло, — оно надевает маску реально существующего советского траулера с хорошо известным капитаном. Кто-то — один или несколько — высаживается на косе и не скрывается в лесу — правда, скрыться там трудно, — а лезет на турбазу, где всего опаснее, где обязательно запомнят. Нет, они почти не скрываются, те двое, — угощают Слесаренко, мирно беседуют с Тигуновым, покоряют своей услужливостью Элене Райбужас… А кража машины? Вот уж чего нельзя не заметить! Если бы лейтенант Петров и не обнаружил угона «Победы», утром это раскрыл бы Слесаренко или сам Толбузин. Открытая дерзость, вызывающая уверенность в каждом поступке, — почему?

Денисов снова взял карандаш. Теперь первая запись выглядела так:

«1. Дерзость. Преднамеренная».

Один вопрос тянул за собою другой. Шла цепная реакция вопросов: одна загадка порождала загадки новые, еще более темные, еще более сложные. Хорошо, преднамеренная дерзость. Но для чего? Конечно, нарушители не сомневались, что рано или поздно — и скорее рано, чем поздно, — их обнаружат. Дерзость и быстрота давали выигрыш во времени. Это так, но этого мало. Решительность действий, отважная демаскировка имеют и свои недостатки: они вызывают ответный прилив энергии, решительность и быстроту преследователей. Не учитывать этого нарушители не могли. Нет, они стремились не только к крохотному выигрышу во времени. Они преследовали цель покрупнее. И открытым появлением на турбазе и в Ниде они запутывали следы.


Денисов пододвинул листок. Первая строчка приобрела окончательный вид:

«1. Дерзость. Преднамеренная. Демаскировка как своеобразная форма маскировки».

Да, но что они скрывали? Какие следы запутывали? Им надо было сбить с толку преследователей — это несомненно. Они не сомневались, что пограничники изучат их следы. Лейтенант Петров именно так и сделал — проверил глубину следа на контрольной полосе и нашел, что нарушителей было двое. Следовательно, они заранее были уверены, что их маскировка «под одного» не удастся. И они построили расчет на том, что обнаружат именно двоих. Маскировались тем, что давали себя раскрыть. Это был ход психологический. Лейтенант определил, что их было двое, — у него, естественно, душевное удовлетворение: ага, мерзавцы, хотели провести, да не на такого напали! В том-то и состоял их лукавый план, что преследователь раскроет элементарную хитрость, обрадуется, и на тонкую проницательность его уже не хватит.

И все следы, оставляемые ими впоследствии, должны были убедить преследователей: хитрости врага раскрыты полностью. Вы обнаружили, что нас не один, а двое? Нате, получайте всюду двоих: на турбазе у Слесаренко, под деревом с Тигуновым, в автобусе…

Отсюда вывод: нарушителей было не двое, а больше. Именно это они и маскировали.

Денисов записал на листке из блокнота:

«2. Нарушителей не двое, а больше — трое или четверо».

Кстати, об этом свидетельствует и грязь в автомашине. Как они ни были аккуратны, но ног своих убрать в карманы не смогли. Видимо, писатель прав — их было, всего вероятней, четверо. Да, две пары, но только без женщин, женщин искать не будем. Пробираться ночью по морскому дну в аквалангах — это пока занятие не для женщин… Двое высоких мужчин, двое пониже. Что до родинок, то и родинки — камуфляж. Их назначение — убедить преследователей, что нарушителей всего двое: оба низеньких нацепили по родинке, но неаккуратно, у одного она оказалась возле носа, у другого ближе к губе. Настоящего разведчика не пустят на операцию с такой очевидной приметой, как родинка на щеке. У разведчика неприметность — профессия. И если что-либо на его лице бросается в глаза каждому, то можно смело утверждать — липа!

На листке появилась новая запись:

«3. Двое отвлекают преследование на себя. Третий или третий и четвертый проводят в тиши запланированную операцию».

Что за операция и где ее проводят? Начнем со второй половины — где? Вероятнее всего — в Калининградской области.

Нарушители не спешили скрыться. По крайней мере, не спешила отвлекающая группа, — назовем ее пока так. Для чего? Опять-таки для того, чтобы дезориентировать пограничников. С одной стороны, повести по своим следам, а с другой, если те догадаются о существовании основной группы, все их внимание нацелить на шоссе, железнодорожный вокзал, аэропорты. Создать видимость, что основная группа, сознательно жертвуя прикрывающей, пытается проникнуть внутрь страны.

Денисова не очень убедили эти свои размышления, однако интуиция, развитая опытом, подсказывала именно этот ход событий.

Четвертая строка на листке выглядела так:

«4. Группа разведчиков намерена действовать на территории Калининградской области».

Как действовать? Это зависит от того, что за операция. Просто разведка? Разведка с диверсией? Что разведывать? Против чего диверсия? Какой объект привлекает их внимание? Рыбацкий флот? Вряд ли. Ни для кого не секрет, сколько нами добывается в океане селедки и какого она качества. Старые промышленные предприятия? Сомнительно: не станут ради давно известных объектов затевать такую сложную операцию. Другие цели? В области одно новое строительство, не гигант, не что-либо уникальное, но все же спецобъект — стройка. Бандуренко и Марьямов правы: разведчики попытаются проникнуть туда. Но не менее вероятно, что их привлекает и другое — порт. Говоров тоже прав: нужно и об этом подумать. Они снабжены документами сверхсрочно служащих — не для того ли, чтобы проникнуть в порт?

Денисов вписал в листок:

«5. Усиленная охрана стройки. Основное внимание — порт».

Последний вопрос — как будут действовать разведчики? Если они разбились на две группы, отвлекающую и основную, то основная постарается некоторое время себя не проявлять. А отвлекающая будет действовать в местах, далеких от объекта, составляющего цель операции, и действовать будет с прежней дерзостью. Вести нас по горячему ложному следу, и непременно в сторону от основной цели.

На листке появилась последняя запись:

«6. Отвлекающая группа должна в самое ближайшее время появиться в границе обзора».

Денисов вложил листок в блокнот и подошел к окну. Сегодня туман был гуще, чем вчера, — противоположная сторона узкой улицы проглядывалась с трудом.

В дверь постучали.

В комнате появился человек в форме морского подполковника.

— Здравствуйте, Михаил Владимирович, — сказал моряк и протянул руку. — Не узнаете?

— Не узнаю, — Денисов показал на стул. — Садитесь.

Гость был средних лет, невысок, широкоплеч, с открытым приятным лицом. Он сидел спокойно, говорил неторопливо, но за нарочитой сдержанностью угадывались и решительность, и живость.

— Антон Пахомович Ромейко, прошу любить и жаловать. И теперь не припомните?

— И теперь не припоминаю, — сказал Денисов, почувствовав раздражение.

Гость засмеялся. Глаза его лукаво вспыхнули.

— Память у людей! Ладно, еще припомните. Я здесь не для того, чтобы ворошить далекие воспоминания.

Сдержанности моряку хватило ненадолго, он беспокойно задвигался на стуле, энергичными жестами подкрепляя каждое слово.

— Простите, — нарочито сухо сказал Денисов, — я и сейчас не понимаю — чем могу служить?

— Не вы мне, а я вам буду служить. Ваш помощник по этому дохлому делу. Теперь понятно?

— По-прежнему — нет. Я не просил себе помощника.

Гость снова рассмеялся. Его словно бы радовало недоумение Денисова.

— Еще бы! Особенно помощника в том же звании… И без наших просьб начальство соображает, кого к кому. — Он протянул свернутый вчетверо лист. — Примчался в Калининград из отдела капитана первого ранга Симоняна. Тут, сами знаете, имеется наше хозяйство…

Денисов читал документы Ромейко без энтузиазма. Развязный морской подполковник вряд ли удовлетворится ролью исполнительного помощника. Такой будет совать нос во все, изображая контролера.

Он молча возвратил Ромейко его, документы. Тот сказал:

— Итак, все в порядке? Тогда можете наваливать на меня задания, которые самому не хочется… Естественно, по порту: он нас всего больше беспокоит.

Денисов собирался уже раскрыть свой блокнот и ввести нежданно появившегося помощника в круг фактов и предположений, но его уязвило какое-то ерничество в тоне моряка. Оно могло быть терпимо в незначащем дружеском разговоре, но не сейчас…

Денисов помедлил и набрал номер Бандуренко. Начальник отряда откликнулся сразу.

— Виктор Михайлович, к нам приехал подполковник Ромейко. Да, ко мне в помощники. Ты в курсе дела? Ничего не знаешь? Проверь, пожалуйста… хорошо, подожду.

Он выразительно посмотрел на Ромейко.

— Понимаю и сочувствую, — насмешливо проговорил тот. — Здоровое недоверие в нашем ремесле — основа основ. Проверяй и перепроверяй. Ну, давай, давай!

— Не совсем, товарищ Ромейко. — Денисову хотелось вежливо показать моряку, что время переходить на «ты» не приспело. — Удостовериться, а не выказывать недоверие. Тут существенная разница, товарищ подполковник.

Ромейко по-прежнему улыбался, но голос его стал серьезным.

— Что ж… Во всяком случае — поболтаем, пока… — он кивнул на телефон. — Итак, вы меня решительно не хотите вспомнить, Михаил Владимирович? Жаль. Пятнадцать лет назад вы теплее относились к лейтенанту Ромейко, шебутному Антону, как меня тогда называли на границе.

И только тут Денисов вспомнил юного моряка-лейтенанта, часто наведывавшегося на заставу, где служил Денисов. Тот «шебутной Антон» прослужил у них года два, а потом ушел на учебу, но память о нем долго сохранялась на границе. Антон был прирожденным моряком, он и отдыхать шел не на сушу, а опять-таки в море: на шлюпке.

С той далекой поры Ромейко неузнаваемо изменился. Плотный, уверенный в себе, он ничем не напоминал худенького, ершистого, мало дисциплинированного юнца.

Денисов вторично — и гораздо сердечней — пожал руку Ромейко.

— Рад повстречаться снова, Антон Пахомович!

Он нерешительно посмотрел на телефон. Ромейко засмеялся.

— Подождем, подождем. Проверка есть проверка.

Телефон зазвонил. Денисов взял трубку. Но это был Говоров, а не Бандуренко.

— В отделы кадров приходили наниматься многие, — сообщил Говоров. — Подозрителен пока только один. Просится на судоремонтный. Сам из Костромы, только что из армии, по говору — волгарь. Служил на Урале, сюда поманило, якобы, море. Военный билет и прочие документы в порядке.

Денисов посоветовал присмотреться внимательней.

Когда разговор закончился, Ромейко кивнул на трубку.

— Пинкертоны наши? Уже ухватили кого за шкирку?

— Примеряются, — сказал Денисов. — Сличают со словесным портретом.

Опять зазвонил телефон. На этот раз говорил Бандуренко. В морском управлении подтвердили, что подполковник Ромейко, выполняя спецзадание, получил командировку в Калининград.

Что ж, ничего не поделаешь…

— Приступим, Антон Пахомович! — Денисов достал блокнот. — Рассмотрим в деталях известные факты.

— Рассмотрим, рассмотрим! Це дило треба розжуваты, как говорят у нас на Украине.

Денисов ничего не мог с собой поделать. Как только Ромейко начинал говорить, у Денисова возникала безотчетная неприязнь. И лексикон и поведение — все отдавало каким-то шутовством. Казалось, что Ромейко тут же, прямо в лицо, рассмеется, услышав первое же предположение Денисова.

И, наверное, поэтому Денисов прочитал из блокнота все известные факты, но листок, куда записал гипотезы, так и не извлек наружу.

Ромейко добродушно кивал.

— Понятно… Кое-что я уже знал, но не все. Этот Петров — молодец!.. Значит, двое? Что же, вполне вероятно… Замаскировались примитивно, хитрость не удалась. А вот куда с турбазы подались? В Клайпеду или через Зеленоградск в Калининград?

— Наше предположение — в Калининград.

— Согласен. И попрут, всего вероятней, в порт. Иначе, зачем мне и сидеть здесь?

— Они здесь не потому, что мы с вами приехали, — возразил Денисов, пожимая плечами. — Охотимся-то мы, а не они. И придется охотиться там, куда они подадутся, а не где нам удобнее…

Покончили на том, что Ромейко сам поедет по местам, где появлялись нарушители.


Первая ласточка, но из той ли стаи?

Производственный причал Калининградского судоремонтного завода издали представляется хаотическим сплетением мачт, труб, нагромождением рулевых рубок, локаторных антенн и нависающих над всем этим черных, с крюками стрел башенных кранов.

Человек прошел через вахту на заводскую территорию, с любопытством осмотрелся и медленно двинулся к судам.

По мере того, как он приближался к причалу, впечатление неразберихи пропадало. Ремонтируемые суда аккуратно, в три ряда, борт к борту, стояли вдоль бетонного причала.

За тройной стеной траулеров и сейнеров тяжело плескалась Преголя, на ней, почти не видные в тумане, били винтами, гулко вскрикивали сигнальными сиренами буксирные и грузовые пароходы. Отступив от причала, вздымались светлые производственные корпуса, нарядное здание заводоуправления влажно сияло освещенными окнами — туманное утро не давало достаточно света.

Человек пошел к заводу, у одного из цехов вынул из бумажника направление отдела кадров. На листочке было написано: «Начальнику корпусного цеха. Направляется Василий Спиридонов на должность рабочего-клепальщика».

Человек стал подниматься по лестнице на второй этаж и столкнулся со сварщиком Тигуновым. Тот всмотрелся в него и радостно воскликнул:

— Привет, приятель! Работаешь тут или наниматься пришел?

Человек с направлением отдела кадров хмуро пробасил:

— Обознались.

— Ну как же?! — удивился Тигунов. — На косе встречались. Дружок твой еще был — Мартынов. А сам ты — Семенов. Или не так?

— Не так. Моя фамилия Спиридонов, — сказал человек. — Пойди проветрись с хмеля. — Он хладнокровно отстранил Тигунова с дороги и пошел дальше.

Тигунов, стоя на лестнице, подождал, пока Спиридонов не скрылся в коридоре цеховой конторы, и проворно сбежал вниз. Завернув за угол цеха, он позвал:

— Товарищ Петров!

Из цеховых ворот вышел лейтенант с сержантом и солдатом.

— Он! — закричал Тигунов. — Натуральнейший Семенов! Не признался, но только он. Спиридоновым назвался, гад! Скорее берите, а то удерет!

— Не удерет. Он наниматься пришел, а не удирать. — Лейтенант сделал знак пограничникам, чтобы те шли за ним. — Надеюсь, вы не спугнули его? Нужно было опознать, но не разговаривать с ним, товарищ Тигунов.

— Да, понимаешь… Неожиданно получилось — нос к носу.

— Другой выход из конторы есть?

— Есть. В цех.

Лейтенант направил ко второму выходу сержанта с солдатом, а сам с Тигуновым поднялся наверх.

Они обошли все помещения конторы: кабинеты начальника цеха, электрика и механика, заглянули в цеховой комитет, в бухгалтерию — Семенова нигде не было.

— Испугался и выскочил вслед за вами, — с досадой сказал лейтенант. — Ладно, далеко не уйдет. На вахте не выпустят.

Они пришли в цех. Сержант с солдатом тоже не видели Семенова. Лейтенант приказал пограничникам осмотреть помещения, примыкающие к корпусу справа, а сам с Тигуновым пошел осматривать пристройки слева. По дороге Тигунов попросил минутной отлучки. Лейтенант посмотрел на дощатую уборную, стоявшую в стороне: дверки ее были открыты, там явно никого не было.

— Догоните потом! — сказал лейтенант сварщику и поспешил дальше.

Тигунов зашел в уборную и потянул дверь. За дверью, прикрываясь ею, стоял Спиридонов.

— Вот ты где! — сказал Тигунов и хотел выскочить, чтобы позвать лейтенанта, но Спиридонов ударил его и тут же выскользнул наружу.

Сварщику удалось опереться рукой о стену и не упасть. Покачиваясь на обмякших ногах, он вышел наружу. Впереди, расплываясь в тумане, уходил к набережной Спиридонов.

— Лейтенант! — отчаянно выкрикнул Тигунов. — Здесь он!

Из ворот цеха выскочили два пограничника, показался бегущий лейтенант.

Спиридонов услышал и крик Тигунова, и топот ног преследователей. Он, не оглядываясь, побежал к дальнему краю пристани, где невысокий забор отделял территорию завода от заросшего кустарником пустыря. До забора было метров триста.

Выскочив на пристань, Спиридонов увидел, что лейтенант уже успел отрезать ему путь к забору. Спиридонов метнулся обратно. Но там, перерезая путь на вахту и к заводским корпусам, бежали два пограничника. Спиридонов выругался. Оставалась одна лишь дорога — в мутные воды Преголи.

Он кинулся к причалу.

Но и здесь выхода к воде не было: суда стояли густо, все водное пространство меж ними опутано якорными цепями, тросами, заполнено плотиками маляров и шлюпками — ни нырнуть, ни поплыть.

Спиридонов вскочил по трапу на ближайшее судно — средний рыбацкий траулер. На нем вспыхивало пламя электросварки, били пневматические молотки и кувалды: несколько рабочих чинили палубу и устанавливали новую лебедку. Они оторопели, когда мимо них промчался ко второму траулеру Спиридонов. Там тоже побросали работу. На мостик второго траулера выскочил капитан, удивленный внезапно наступившей тишиной, и рявкнул в мегафон:

— Боцман, что стряслось?

С обеих палуб закричали, показывая на Спиридонова, огромными прыжками мчавшегося в это время на крайний траулер. Капитан увидел и пограничников, бежавших к пристани. Закричал во всю мощь мегафона:

— Не пускать его к воде!

Второй траулер Спиридонову удалось проскочить благополучно. Он прыгнул на левый борт третьего. Всего несколько метров отделяли его от открытой, подернутой туманом реки.

Но матросы и рабочие на траулере услышали приказ капитана и бросились наперерез Спиридонову.

— Врешь, не уйдешь! — прорычал один из матросов, наваливаясь на беглеца, однако Спиридонов сразил его ударом кулака и рванулся к свободному борту.


Но там уже появился боцман с ломиком в руке и два матроса тащили сеть — в случае чего набросить ее на беглеца. Спиридонов сообразил это и, не останавливаясь, круто повернул от них, взлетел на ботдек. Кто-то с мостика проворно юркнул в рубку, захлопнул дверь. Спиридонов метнулся за трубу, схватился за поручни, но вниз не прыгнул: с палубы хлопнул предупредительный выстрел. Пограничники успели подбежать и были наготове, на корме сгрудились рыбаки.

— Слезайте живо! — скомандовал лейтенант. Он еще не мог отдышаться, и голос его охрип.

Спиридонов, не торопясь, спустился, зло оглядел толпу.

— Двадцать на одного. Храбрецы!

— Сдать оружие! — приказал лейтенант.

Задержанный ухмыльнулся.

— Больше ничего? — Он присел на фальшборт. — Дайте лучше покурить, братцы, раз такое дело.

Сержант быстро обыскал Спиридонова. Оружия у него не было.

Поднявший тревогу капитан отвел Петрова в сторону.

— Важная птица, лейтенант?

— Залетная, во всяком случае.

— Возьмите моих матросов. Глядите, какой здоровяк! Запросто трех уложит.

— Не беспокойтесь, — возразил лейтенант, но от дополнительного конвоя не отказался.

За вахтой, в переулочке, пограничников поджидала машина. Лейтенант приказал Спиридонову лезть внутрь. Толпа, сопровождавшая пограничников до вахты, понемногу рассеялась.

Денисов приехал к арестованному часа через три после того, как его водворили в камеру. Следователь сообщил, что задержанный ведет себя, в общем, смирно, сидит на койке и бубнит под нос: «Как хотите стерегите, я и сам не убегу». С возмущением отрицает все обвинения и упорно называет себя Спиридоновым.

Тигунов снова опознал его, но добавил, что голос задержанного переменился, литовского акцента не слышно. Из Ниды срочно вызвали Владаса Венчюрюса, автослесарь подтвердил, что Спиридонов — один из пассажиров, садившихся в утренний автобус. Послали и за Слесаренко, но заведующий турбазой уехал в город.

— Первая ласточка, — задумчиво сказал Денисов. — Вопрос — из той ли стаи?

— Если из той, то не ласточка, а твердый орешек, — заметил следователь и с сомнением добавил: — Маловато данных. Пока доказана только драка с Тигуновым.

Денисов прошел в камеру. Арестованный был человек рослый, молодой, он глядел спокойно, но невесело. Денисов посмотрел на его обувь: размер ботинка — сорок пятый, не меньше.

— На Курской косе — вы были Семенов, в отделе кадров — назвались Спиридоновым, — начал Денисов. — А ваша настоящая фамилия?

— Не понимаю, о чем вы, товарищ подполковник…

— По-вашему, мы товарищи?

— Хорошо, гражданин подполковник. — Арестованный говорил с акцентом прирожденного северного волгаря. — Так вот, никакой косы не знаю, почему задержали — не понимаю. Этот ваш гаврик: «Видел его, видел, точно, он, литовец!» Это я-то литовец! Смех же…

— А почему ударились в бег при виде Тигунова?

— А вы разберитесь раньше, а потом сажайте, нельзя так, гражданин подполковник! Нахалом руки за спину выворачивают, пальцы печатают, с ботинка след определяют… Это порядок?

— Вы не ответили на мой вопрос, Семенов!

— Спиридонов. Да что отвечать? Дело же ясное: схватило живот, пошел куда надо. А тут этот парень лезет! Я его по-хорошему легонько толкнул, а на меня отовсюду! И перспектива такая — приехал в новый город наниматься, а взамен работы оформляют по хулиганке. Я тогда деру, а они за мной…

— Легонько толкнул?! Человек еле устоял.

— Квелый! Есть такие, гражданин подполковник. В армии у нас был один — правофланговый к тому же… Так его пальчиком щелкнешь по щеке, а у него целый час кровь из носу хлещет!

— Скажите, а здесь в уборную не просились?

— Перехотелось.

Арестованный говорил рассудительно, с горькой усмешкой. Чувствуя, что не может обосновать свои подозрения, Денисов стал сердиться:

— Бросьте паясничать, Семенов! Вы не с подростками имеете дело.

На лице арестованного появилась злая насмешка.

— Слыхали эту песенку, гражданин подполковник! Обвинение обвиняемого есть дело рук самого обвиняемого. — И он процитировал, шутовски изменив голос: — «Запирательства бесполезны, Швейк. Следствию известно о вас абсолютно все. Вам остается показать пустяки — где, когда, с кем и что именно у вас было. А также — по чьему заданию вы делали то, что вы делали».

— А вы актер, Семенов, — проговорил Денисов, не отрывая пристального взгляда от арестованного. — Не пробовали себя в театре?

— Нет, годы пока небольшие. И снова поправлю — Спиридонов я, а не Семенов. Василий Иванович, сын хороших родителей, правда, умерли оба. Место рождения — Кострома, год 1944-й, образование — среднее пока. Не женат. Дурными болезнями не болел. Все это я полняком доложил следователю, можете полюбопытствовать.

— Уже полюбопытствовал. Вы когда приехали в Калининград?

— Позавчера.

— Откуда?

— Из Свердловска. После демобилизации.

— Поезд?

— Двадцать девятый.

— Вагон?

В ответе на этот единственный вопрос Денисову почувствовалось колебание. Оно длилось мгновение, только натренированное ухо Денисова могло различить его.

— Одиннадцатый.

— Купейный?

— Не по карману.

В камеру вошел следователь и сделал знак Денисову. Денисов вышел в коридор.

— Приехал Слесаренко, — сообщил следователь. — Устроим опознание по форме?

— Зовите его сюда.

Слесаренко, войдя в камеру, уставился на Спиридонова с испугом, потом растерянно обернулся к следователю и Денисову. Арестованный с мрачной усмешкой внимательно следил за Слесаренко.

— Вроде похож… — беспомощно начал Слесаренко. — А вроде и…

— …не тот, — сердито закончил арестованный. — Формула испытанная: парень вроде Володи, да похож на Кузьму. Так кто же я — Володя или Кузьма? Говори точно, олух!

— Не знаю, — сказал Слесаренко и обиделся: — Почему олух? Я же чего не видел, того не говорю.

Уже в коридоре он, волнуясь, объяснил Денисову и следователю, что ночной гость чем-то и вправду схож с арестованным, но оговаривать невинного он не хочет — скорее другой приходил на турбазу, не этот…

— Новые данные от экспертов, — сказал следователь Денисову, когда они пошли в его кабинет. — Посмотрите сами?

Эксперты сообщали, что след на контрольноследовой полосе вполне мог быть оставлен огромной ногой арестованного. Зато отпечатки пальцев руки не совпадали с найденными на посуде и консервных банках со стола Слесаренко. Заведующий турбазой был прав: арестованный у него в доме не был.

Денисов понимал, что Семенов при желании справился бы со всеми рыбаками на траулере и вполне успел бы скрыться в тумане реки. Но Семенов, очевидно, не хотел этого. А, может быть, струсил! Показалось, что проще сдаться пограничникам, чем подставлять голову посланной вдогонку пуле?

Денисов представил себя на месте агента. Провал задания, многолетнее заключение — с одной стороны, а с другой — выстрелы вслед, вслепую, в тумане. Да как тут можно колебаться? Что тут выбирать? Шансы слишком неравны. Прыжок в воду, а там будь, что будет, — вот как действовал бы сам Денисов в подобном случае! Считать же врага трусливее себя у него не было никаких оснований.

А если Семенов не врет? И он не Семенов, а Спиридонов? Тогда его действия естественны! Нахулиганил — и удрал от наказания. На него бросились, в ярости отшвырнул напавшего. А вот угодить под ломик боцмана, кинуться в воду, под пули, нет, лучше уж сесть в тюрьму на две недели, даже на несколько месяцев, чем рисковать жизнью. Тут логичнее поступить так, как поступил Спиридонов: поднять руки и попросить закурить!

Но тогда поиск идет по ложному следу…

Третий день к концу — и никаких ощутимых результатов!


«Ерепень» и «дырбулщил»

К ночи вернулся Ромейко и застал у Денисова Бандуренко и Марьямова. Денисов вопросительно посмотрел на своего помощника. Тот тяжело плюхнулся на диван.

— Устал!.. Где только не был — и на косе, и на погранзаставе, и в порту! Многих знакомых повидал…

Денисов поинтересовался, заезжал ли Ромейко на турбазу в Ниду. Нет, не заезжал, со Слесаренко, Тигуновым, Владасом и Райбужас не виделся. Ромейко не намерен терять на них время: нового ничего не скажут, к тому же работа следователя — не его призвание. Его специальное задание — охрана порта, этим он и собирается заниматься.

Денисов пожал плечами, но промолчал: сам он поступил бы по-другому. Что-то от «шебутного Антона», не любившего кропотливую кабинетную работу, еще оставалось в этом Ромейко.

— А у вас тут что нового? — спросил Ромейко.

— Две новости, — сказал Денисов и подробно рассказал Ромейко историю со Спиридоновым.

— Вторая новость — ерепень.

— Что, что? Ерепень? Какая ерепень?

— Ерепень, — повторил Денисов. — Обыкновенная ерепень.

Он протянул Ромейко расшифровку перехваченной радиограммы. Передача сводилась к четырежды повторенному слову «ерепень». Ромейко недоуменно посмотрел на пограничников.

— А что это такое — обыкновенная ерепень? И чем она отличается от необыкновенной?

— А вот этого никто не знает, — ответил Денисов. — Сидим и думаем.

— Код, — со вздохом сказал Марьямов.

Ромейко заволновался.

— Надо раскодировать! Возможно, здесь сообщение о готовящейся диверсии. Мое мнение — основные силы группы нацелить на поиски радиста! Только он может раскрыть свою «ерепень»… А этот Спиридонов — не морячок?

— На руке у Спиридонова обнаружен вытатуированный якорек.

Ромейко с торжеством хлопнул ладонью по столу.

— Моя версия подтверждается: готовится операция против порта! Не будут же посылать моряка на сухопутное дело.

— Еще не доказано, что Спиридонов — разведчик, — возразил Денисов. — Он продолжает настаивать, что кроме удара, нанесенного Тигунову, ни в чем не повинен.

— Не виновен! — Ромейко презрительно фыркнул. — Будете ждать, пока ему не надоест запираться?

— Не ерепенься сам, — остановил его Бандуренко. — Изложи толком, чего хочешь.

Ромейко повторил, что операция врага направлена исключительно против порта. Установлено: разведчиков — двое. Один и в тюрьме продолжает путать след. Другой, радист, еще на воле и в любую минуту способен совершить какую-нибудь пакость. Для собственного удовольствия никто не станет заполнять эфир «ерепенями». Нужно опергруппу полностью сосредоточить на этих двоих: пойманном Семенове и непойманном радисте. А не распылять силы, как сейчас.

Бандуренко вопросительно посмотрел на Денисова. Тот спокойно сказал:

— Не согласен с этим, Антон Пахомович. Давайте рассуждать логически.

— Только об этом и прошу! — вспылил Ромейко. — Но как раз логики и не нахожу в наших действиях!

— Сейчас найдете… Вы исходите из трех посылок: разведчиков двое, они готовят операцию против порта, одного мы поймали. Но ни одна из этих посылок не доказана! Разведчиков может быть и больше двух. Операция может быть направлена и не против порта. И, наконец, задержанный, возможно, все-таки Спиридонов, а не Семенов.

— У вас появились данные, что разведчиков больше двух?

— Новых данных нет. Просто не хочу исключать такой возможности.

— Абстрактных возможностей — тысячи. — Ромейко покраснел от раздражения. — Исследовать их все разом — это и есть распылять силы. Вы сами признаете, что нет данных… У меня огромное преимущество перед вами!

— Какое?

— Горячий след! Я направляю поиск по реальному горячему следу, а вам не за что уцепиться!

Бандуренко счел нужным вмешаться в спор двух подполковников. Он сказал примирительно:

— Как не за что уцепиться? Очень за многое можно уцепиться. Есть, есть зацепки.

— Вот как — зацепки есть?! — почти закричал вспыльчивый моряк. — А какие, позвольте поинтересоваться? Не те ли, что один разведчик — высокий, говорит с литовским акцентом, а другой — среднего роста, широкоплеч, сероглаз, родинка на щеке? Эти, так? А вы посмотрите на нас с подполковником Денисовым! Мы же идеально подходим под вашу «твердую зацепку», просто идеально! Денисов высок, худ, нога, правда, маленькая, ничего, можно надеть сапог покрупнее… А литовский акцент — пустяк, за два урока освоит. А я чем не второй? Широкоплеч, сероглаз, роста самого среднего, возраста самого подходящего, родинки вот не хватает — налеплю, не сомневайтесь!

Бандуренко с Марьямовым засмеялись. Денисов сказал, улыбаясь:

— Акцент, конечно, не проблема. И родинку можно налепить. Но розыск пока будем вести по старому плану.

Ромейко больше не спорил. Но по угрюмому лицу было видно, как возмущает его поведение Денисова.

Шел третий час ночи, когда Денисов вернулся в гостиницу. Он надеялся, что скоро будут новые сведения. Но ночь прошла без телефонных звонков, позавтракал тоже без помех. Когда Денисов приехал в погранотряд, Ромейко сидел уже за своим столом.

— Новость пока одна, притом отвратительная — нет никаких новостей, — объявил он.

Ромейко был сдержан.

— Четвертый день пошел, а толку пока немного, — констатировал он.

— Если разведчиков только два и одного мы взяли, то сделана ровно половина дела, — сдержанно возразил Денисов.

Ромейко удивленно посмотрел на него. Слова Денисова можно было понять и так, что, поразмыслив, он готов согласиться с мнением помощника.

Зазвонил телефон. Денисов взял трубку.

— Солист снова начал концерт, — доложили ему. — Наша машина заедет за вами.

— Помчались! — сказал Денисов Ромейко.

Крытая зеленая машина подошла к подъезду. Шофер только замедлил скорость, оба подполковника вскочили на ходу. В фургоне лейтенант в очках, склонясь над столиком-планшетом, вычерчивал на карте линии пеленгов. Он ткнул карандашом в точку, где пересеклись линии, и удовлетворенно сказал:

— Отсюда шла передача. Не побоялся, в самом центре города.

— Успеем? — спросил Денисов.

— Недалеко. Должны успеть.

Машина остановилась у пятиэтажного краснокирпичного здания. Денисов и Ромейко выскочили первые, за ними выбрался лейтенант. На здании висела вывеска: «Управление охраны общественного порядка».

— Шутите? — сухо спросил Денисов. — Куда вы привезли нас?

Лейтенант тоже озадаченно смотрел на вывеску. Но ответ его прозвучал твердо:

— Я-то еще могу шутить, но приборы… Передача шла из этого здания.

Денисов и Ромейко вошли внутрь. Денисов спросил у дежурного, в каких комнатах есть посторонние. Посетителей больше всего было у Говорова.

— Аркадий Степанович депутат республиканского Верховного Совета, товарищ подполковник, и сегодня у него приемный день. Остальные посетители по вызовам. Могу назвать фамилии, у меня записан каждый.

— Не надо фамилий…

В приемной Говорова сидело человек восемь. Денисов быстро глянул на них и подошел к секретарю.


— Кто у Аркадия Степановича?

— Посетительница. Она с ребенком.

— Нас интересует молодой мужчина среднего роста. Не было ли такого?

— Только что был. Сидел вон там…

Денисов понял, что искать радиста сейчас бесполезно. Сидя здесь, он незаметно, по портативной рации, спрятанной, может быть, в кармане пиджака, передал сообщение, вышел отсюда, прыгнул на любой трамвай — и был таков.

В дверях кабинета показалась женщина, она вела за руку малыша. Денисов, извинившись, что идет без очереди, — дело служебное, не терпит отлагательства, — вошел с Ромейко к Говорову. Тот крайне удивился, узнав, что привело сюда подполковников.

— Ах, мерзавец! Ах же, мерзавец! — повторял Говоров. — Нет, куда забрался!

— Ловкач! — воскликнул Ромейко.

— Не ловкач, а нахал, — поправил Денисов.

Обратно они с Ромейко шли пешком.

Ромейко восхищенно качал головой: лихость покоряла его, даже если она была вражеская. Лучше, заявил он, иметь дело с врагом изобретательным, инициативным и смелым, чем с гнусью, которая трусливой тенью шныряет по подворотням. Денисов резко возразил. Он предпочел бы врага попроще и поглупее. Идет не игра, а борьба. И от исхода ее зависит благополучие и жизнь людей…

В погранотряде их ждало известие, что неведомый радист применил тот же шифр, но опять зашифровал цифрами кодированное сообщение. Денисов в недоумении смотрел на странное слово «дырбулщил», отчетливо напечатанное на бланке.

Ромейко был озадачен.

— Что бы это значило? — проговорил он.

Денисов пожал плечами.

Ромейко некоторое время возбужденно шагал по кабинету, мешая Денисову сосредоточиться, а затем заявил, что едет в порт.

Непоседливый помощник ушел, и Денисов смог, наконец, спокойно подумать. Он вернулся к загадочному слову «дырбулщил». Где-то когда-то он уже слышал его. Но где и когда?

«Ерепень» и «дырбулщил»… Ну, хорошо, «ерепень» — от «ерепениться». Хоть какой-то смысл есть. Но — «дырбулщил»?!..

— Ах же, черт! — Денисов стукнул ладонью по столу и засмеялся.

Да ведь это же — знаменитая литературная бессмыслица! Алексей Крученых, один из кубофутуристов, когда-то объявил — для общего читательского обозрения, — что в словосочетании «дыр-бул-щил» больше поэзии, чем во всей русской литературе.

Но какой смысл вкладывал в эту тарабарщину радист?


«Признаюсь, но только не вам»

Денисов сидел з кабинете следователя и, хмурясь, рассматривал полученные из Костромы и Свердловска ответы на запросы. Василий Иванович Спиридонов проживал в Костроме с детских лет до призыва в армию, — значилось в первом из них. Свердловск подтверждал, что Спиридонов служил на Урале, недавно демобилизовался.

Где правда?..

Ввели Спиридонова. Он непринужденно поздоровался, на лице его было безмятежное спокойствие. До сих пор арестованный вел себя совершенно естественно, сейчас — переигрывал: он не мог быть таким спокойным.

— Как чувствуете себя, Спиридонов? — приветливо начал Денисов. — Вид у вас отличный.

— Еще лучше будет, когда выпустите!

— От вас зависит. Узнаем, как вы попали к нам, и — пожалуйста, выходите.

— Я уже объяснял — поездом.

— Что-то не получается поездом…

— Вполне получается. Поезд двадцать девятый, вагон одиннадцатый. Плацкартный.

— Да, вы уже говорили — одиннадцатый и плацкартный. Хотелось бы поверить вам… А проводников вагона, в котором ехали, вы сможете вспомнить?

— Обыкновенные. Две женщины.

— А какие?

— Не присматривался. Своя на Урале, скоро сюда вызову.

— Чтобы молодой парень не заметил двух девушек, не полюбовался, какие хорошенькие…

— Стариком буду на девчонок заглядываться! Пока не старик.

— Неужели и причесок их не запомнили? Оригинальная прическа если…

— Перманентов недолюбливаю. А крашеные патлы — смерть моя.

— Поэтому и не заглядывались, что одна с перманентом, а у другой крашеные патлы?

— Поэтому. Устраивает вас теперь?

— Нет, Спиридонов, и теперь не устраивает. — Денисов положил перед арестованным две фотографии. — Обратите внимание: одна из проводниц — весьма пожилая. Другая, точно, девчонка, но у нее — коса, и красивая коса, а вовсе не перманент и не крашеные патлы. Как же вы так опростоволосились, а?

Голос Спиридонова зазвучал зло:

— Говорю вам, к чужим женщинам не присматриваюсь! У меня своя — ревнивая.

— Убедительно… Но другая беда, Спиридонов. И проводницы вас не помнят. Показывали вашу фотографию, вот эту. — Денисов положил и ее. — Ни одна вас не вспомнила.

— А чего меня вспоминать? Я к ним не лез. В вагоне не хулиганил.

— Человека вашего роста — да не заметить? Да еще красивого!.. Нет, Спиридонов, объяснение не годится, поищите другое.

Спиридонов подумал.

— Возможно, я спутал номер вагона.

— Не мало ли этого? — посомневался Денисов. — Говорите уж прямо — спутал номер поезда! И вообще — приехал не в этот день, а в другой… Так вот, Спиридонов, все ваши возможные отговорки заранее проверены. Вас не было в других вагонах, не было в других поездах, не было в другие дни. И на самолете вы не прилетели. И в дальних рейсовых автобусах вас не видели. Что теперь скажете?

— Что-то не слышал пока толковых вопросов. Пустяки какие-то высвечиваете.

— Поговорим не о пустяках… С каким заданием вышли из моря на берег Курской косы? Кто вас снарядил и направил? Где оставили акваланг и прочий багаж? Кто ваши товарищи? Где они?

У Спиридонова засветились насмешкой глаза. Он ничуть не походил на припертого к стенке преступника.

— Слишком много вопросов, гражданин подполковник. Столько у вас неясного, что мне одному не распутать… Боюсь, чепуху какую-нибудь скажу, будете потом обижаться.

— Чепуху вы можете. Всякую ерепень. — Денисов следил за лицом арестованного. Не было заметно, чтоб это словечко как-то подействовало на Спиридонова. Денисов повысил голос: — Будете отвечать на вопросы?

— Вам — нет!

Ответ был таким неожиданным, что Денисов растерялся.

— Как вас понимать?

— Буквально. Кому другому признаюсь, только не вам.

— Почему?

— Звездочки на ваших погонах не устраивают. Маловаты. Мне бы генерал-лейтенанта. В крайности — генерал-майора.

— Такие у вас большие тайны, что не всякому следователю можете доверить?

— Точно…. Подполковник не понимай. Но супран, — сказал он неожиданно по-литовски и так чисто, что Денисов и следователь переглянулись.

— У вас, сколько слышу, способности к языкам, — хмуро заметил Денисов.

— Есть небольшие. Лингвист-практик. Когда освободите, пойду по научной линии.

— Раньше надо освободиться. Еще раз спрашиваю — будете отвечать?

— Еще раз отвечаю — да, но не вам. Отвезите меня в Москву или пусть оттуда приедет ответственное лицо. А сообщение будет сногсшибательное, это гарантирую!

И Спиридонов демонстративно закинул ногу ( на ногу…

В погранотряде Денисову сказали, что Говоров просил подъехать или позвонить. Денисов позвонил.

— Сообщение со стройки, — сказал Говоров. — В отдел кадров явился некий Эдуардас Вальдис, молодой, высокий, литовец по национальности, по-русски говорит не чисто. Просится на должность каменщика. Документы в порядке. Его приняли, выписали пропуск с завтрашнего дня на территорию стройки. Утром он должен явиться на работу. Арестуете?

— Ни в коем случае, Аркадий Степанович! Проследим за его поведением. Хорошо бы получить фотографии его самого и всех, с кем он встретится или заговорит.

— В этом поможем…

Денисов занес в блокнот события дня. Событий было не так уж много. Но в розыске наступил поворотный пункт. Отныне разрозненные факты будут увязываться воедино, в глухих тупичках загадок забрезжит свет истины.

Он перечел записанные на отдельном листке шесть пунктов, задумался над последним из них:

«6. Отвлекающая группа должна в ближайшее время появиться в границе обзора».

Она уже появилась. Отвлекающая группа — Спиридонов, он же Семенов, и неведомый пока радист. Надо теперь детально проанализировать их поступки.

Начнем со Спиридонова. Спиридонов, попавшись, начал с заявления, что приехал поездом из Свердловска. Он не мог не знать, что такая нехитрая ложь не надолго запутает следствие, что жизни ей — день или два. Ему, стало быть, важны эти день или два. Нынешнее его наглое требование преследует ту же цель — еще день или два оттяжки. Почему он это делает? Оттого, что струсил и боится скорого наказания? Для того, чтоб оттянуть неизбежную кару? Нет. На струсившего он не похож: держится уверенно. Даже бывалый разведчик, провалив операцию, не сохранил бы такой завидной ясности духа, такой стойкости характера. А Спиридонов — юнец, сопляк, ему еще негде было набраться опытности и хладнокровия.

Отсюда вывод — задания своего он не провалил. Ни тогда, когда удирал от пограничников, ни тогда, когда без борьбы сдался им, ни тогда, когда врал о поезде, ни теперь, когда требует следователя с генеральскими погонами. Он благополучно выполняет программу, вот где корень его спокойствия. Он не терзается страхами, не язвит себя упреками, что не справился о делом. Возможно, даже гордится собой — качу и качу в предписанную сторону, как на шарикоподшипниках! Но что он выигрывает этим? Ничего, кроме нескольких дней. Это и есть его задание — выиграть несколько дней.

На листке появился новый пункт:

«7. Спиридонов, заполнял собой внимание розыска, отвлекает от какой-то акции, срок которой — несколько дней».

Ту же задачу ставит себе и неведомый радист. Если так, то его передачи не несут в себе опасной для нас информации, а предназначены дразнить и раздражать. «Ерепени» и «дырбулщилы», полосующие эфир, — лишь технически усовершенствованный красный плащ, которым взмахивают перед мордой быка. На радиста можно было бы вообще теперь не обращать внимания. Но лучше выловить его поскорее, особого сопротивления он не окажет. Дорого продать свою жизнь — такое действие у него не запрограммировано.

Денисов сделал еще одну запись на листке:

«8. Радист будет наглеть с каждой передачей».

С этими двумя ясно. Остается, допустим, третий. Тот высокий, узкоплечий, у которого, кстати, нога должна быть непропорционально маленькая… Отвлекают от него. Прикрывают его собой. Какую операцию прикрывают? Просто разведку, просто накопление шпионской информации — там, мол, строится то-то, в порту у причалов стоят такие-то суда? Вряд ли! При этом варианте дерзость радиста была бы излишне рискованна, наглость Спиридонова — беспредметна. Нет, здесь действие, требующее нескольких свободных дней, то, что надо совершить сегодня и нельзя совершить завтра. Диверсия — вот что готовит третий! Против порта? Сомнительно. Новые катера в походе, старые и без диверсии через год-два пойдут под копер. Итак, стройка. Вот отчего там появился, сделав выдержку в три дня, некий Эдуардас Вальдис. Круг замкнулся.

Последняя на сегодня запись выглядела так:

«9. Третий, от которого и отвлекают, готовит диверсию на стройке».

Денисов набрал телефон Говорова.

— Аркадий Степанович, нового у тебя нет? А у меня появились кое-какие соображения. Третий наш «приятель», каменщик, возможно, кое-что принесет на место своей новой работы. Так что — следить в оба!..

Денисов возвратился к листку.

Теперь он задумался над пунктом пятым:

«Усиленная охрана стройки. Основное внимание — порт».

Пункт — неточен. Диверсантам удалось пустить розыск по ложному следу. Они этого добивались — и на короткое время добились. Ромейко кинулся по горячему отводному следу, весь розыск в ту сторону, а идти надо не туда.

Денисов подошел к окну, распахнул форточку. За окном сгущался туман, опускалась ночь, уличные фонари пробивали и не могли пробить мглу. Шел к концу четвертый день напряжённого розыска.

Нет, кое-что начинает проясняться!


День пятый и решающий

День начался обычно. Ромейко пришел, посидел полчаса за столом и умчался в порт. «Лично буду охранять, раз вы отказываетесь!»— сказал он сердито.

Позвонил следователь: повторные допросы ничего не дают, упорствует Спиридонов.

Говоров сообщил, что Эдуардас Вальдис пришел на стройку со спортивным чемоданчиком, с каким ходят многие рабочие.

— Между прочим, нога у этого стервеца, точно, маленькая: рост примерно сто девяносто, а ботинок — от силы сорок первый!

— Так и должно было быть, — сказал Денисов.

Не в его привычке было бурно выражать свою радость, но сейчас он возбужденно прошелся по кабинету. Предположения верны, и ничто не свернет его теперь с этого следа!

А затем потянулись мучительные часы пустых ожиданий. За окном просветился мутный день, просветился — и начал постепенно угасать. Денисов пообедал, раз десять перечел записи в блокноте, сделал новые. Время словно остановилось…

Но вот позвонил Говоров и сказал, что есть новости, надо бы повидаться.

— Иду! — ответил Денисов и чуть ли не бегом пустился из кабинета.

Говоров ждал его на улице около управления.

— Дело серьезное, — сказал он, садясь в «газик» к Денисову. — Вальдис что-то принес на стройку и, уходя, оставил там.

— Как узнали?

— Один из наших офицеров сумел узнать, но так, что Вальдис даже внимания не обратил. Чемоданчик был тяжел — килограммов семь-восемь.

— Если он нес там завтрак, то скажу одно — плотно завтракает Эдуардас Вальдис!

— Слишком плотно… После смены на вахте проверяли все авоськи и пакеты. У Вальдиса чемоданчик уже был пуст и весил от силы полкило.

— Ясно. Где он оставил свой груз?

— Всю смену провел на рабочем месте. Где-то там, значит.

— Туда нельзя никого подпускать! Надо с ближайшего телефона позвонить на стройку, Аркадий Степанович…

— Недооцениваешь милицию, доложу тебе! Вальдису отвели индивидуальный участок. И сейчас бригадир каменщиков ждет нас для совместного осмотра.

— А Вальдис не удерет? — спросил Денисов, успокаиваясь.

— Могу хоть сейчас арестовать его. Передам по рации.

— Пока не надо. Важнее знать, с кем он сегодня встретится. У меня кое-какие подозрения, хочу проверить… И потом — он завтра опять появится на стройке. Внезапное исчезновение покажется подозрительным, он должен это учитывать.

Бригадир повел приехавших на участок, где работал Вальдис. На бетонном фундаменте возводился кирпичный цокольный этаж.

— Здесь будет машинное отделение, — сказал бригадир. — Новый рабочий попросился сюда, и я отвел ему западный угол. Работал он здесь один, работал хорошо, придираться не могу.

Денисов и Говоров молча переглянулись. Машинное отделение станет важнейшим цехом на будущем заводе…

— Много он наработал? — спросил Денисов.

— Пять кирпичных рядов. Вот эти.

Кирпичи в западном углу стены были сложены и вправду аккуратно: где надо, — в тычок, где надо — в ложок, плотно пригнаны друг к другу.

— Сможете быстро разобрать, что он наработал?

У бригадира удивленно поднялись брови.

— Можно-то можно, раствор еще не затвердел. Но чтоб быстро — вряд ли. Придется позвать рабочих.

— Зовите поскорее!

Бригадир ушел за рабочими. Говоров с сомнением сказал:

— Рискуем, Михаил. Не вызвать ли специалистов?

— Пока будем вызывать, раствор окончательно схватится. И тогда стену не разбирать, а ломать — риску куда больше… Не забывай, что я в свое время кончал минную школу.

— По-твоему, все-таки мина?

— А что еще? Мина с замедлением в год, не меньше. Только заработает завод — сердце его, машинное отделение с редчайшими механизмами, взлетит на воздух! Не сомневаюсь, что план был таков.

Бригадир привел пять человек. Рабочие стали осторожно разбирать готовую стену. Денисов наблюдал, чтоб никто не торопился.

В третьем ряду, резко выделяясь среди темно-красных строительных кирпичей, лежал чужеродный кирпич — покрупнее, солнечно-желтый. Денисов сам принялся извлекать его. Кирпич был тяжелее обычного. Денисов озадаченно его осмотрел. Говоров тоже подержал кирпич, покрутил, даже понюхал и так же молча вернул Денисову.

— Шамотный, — уверенно сказал бригадир. — Я когда-то на медеплавильном заводе в Пышме помогал обжиговые печи футеровать, такую же шамотную кирпичину клали…

— Возьмем с собой, — решил Денисов. — Анализ покажет, что за штука.

— Больше не разбирать? — спросил бригадир.

— Не надо, — ответил Денисов, — и восстановите, пожалуйста, кладку. Точно, как была…

В машине Говоров заговорил о своих опасениях:

— А вдруг и вправду кирпич, не более, чем шамотный? Опять ложный след?

— Нет! — резко сказал Денисов. — Что это след ложный, не верю! Даже если кирпич настоящий, что-то важное скрывается в самом факте, в закладке кирпича…

В кабинете Говорова их ждали фотографии, на которых были запечатлены Эдуардас Вальдис и те, с кем он сталкивался на улице, в трамвае, в кафе.

Денисов долго всматривался в фотографию Вальдиса. Юнец, симпатичный юнец. Он похож на скромного студента, на поэта, который на улице сочиняет стихи. Неведомые хозяева, пославшие его с опасным заданием, умело подбирали кадры, это надо было признать.

На остальных снимках были случайные люди — прохожие, кондукторы трамваев и автобусов, официантки, соседи по столику в кафе.

Над одной фотографией Денисов опять задумался.

Говоров отправил кирпич на экспертизу, предупредив, что начинка у него, возможно, поопасней шамота, и обернулся к Денисову. Тот размышлял о чем-то.

— Через часок получим точные данные. Но я почему-то убежден, что кирпич настоящий.

— И по-моему, настоящий, — медленно сказал Денисов.

— В чем же тогда суть?

— Я вот над чем думаю, Аркадий Степанович. Нарушителей не три, а четыре. Двое отвлекают нас — Спиридонов и радист. Вальдис выполняет диверсионное задание. А четвертый — в тени. И он — руководитель группы!

— У тебя есть доказательства?

— Никаких, если иметь в виду твердые факты. Логика подсказывает мне этот вывод.

— Ты кого-нибудь подозреваешь?

— Да.

Денисов положил перед Говоровым снимок, который держал в руках. У Говорова глаза полезли на лоб от удивления, потом он рассмеялся.

— Ты с ума сошел, Михаил!

— Полностью в здравом уме.

— Тогда заболел неумеренной подозрительностью…

— А вот это и надо проверить.

— Какой помощи конкретно хочешь?

— Мы установили, что Спиридонов не мог приехать в Калининград на поезде. Надо взять фотографию Вальдиса и вот эту… и допытаться, могли ли изображенные тут люди прибыть сюда законным путем — на самолете, в поезде, в в рейсовых автобусах.

— Ладно, — сказал Говоров. — Чем еще могу помочь?

— Больше пока ничем. — Денисов встал, прошелся по кабинету.

Говоров впервые видел друга таким взволнованным.

— Решающий день! — воскликнул тот. — Понимаешь ли, Аркадий Степанович: решающий!

— И он тоже идет к концу, — заметил Говоров, поглядев в окно.

Зазвонил телефон. Говоров снял трубку.

— Тебя. — Он протянул трубку Денисову.

Помощник сообщил подполковнику, что «солист» опять заработал, передачу ведет из района разрушенного пивного завода.


Операция на трубе

В середине этого же, пятого дня на автобусной стоянке перед Южным вокзалом появился Слесаренко — изрядно навеселе. День был хмурый, туманный: то моросило, то дул сырой ветер с моря. Прохожие поднимали воротники, кутались в платки и кашне. А в душе у заведующего турбазой цвела весна.

Дело было в том, что Слесаренко, завершая летне-осенний туристский сезон, оформил сдачу в утиль девятнадцати пришедших в негодность матрацев. Их списали без нареканий. И даже пожурили: давным-давно, дескать, надо было списать подобное барахло. Слесаренко ликовал: из девятнадцати негодных матрацев одиннадцать принадлежали его семье и родственникам.

Удачную операцию Слесаренко отметил парой кружек у пивного киоска, сообразил «на троих» в забегаловке на Почтовой улице и уже собирался сесть в автобус, уходивший в Зеленоградск, когда в толпе, ожидавшей другой пригородный автобус, увидел Мартынова. Одного из тех двоих, с которыми выпивал ночью на турбазе.

Не раздумывая, Слесаренко кинулся к автобусу. Тот уже отходил, но заведующий успел схватиться за поручни. В переполненной машине ворчали женщины. Слесаренко нажал, чтобы влезть в автобус. На него тут же накинулись: здоровенный мужчина, мог бы и на подножке повисеть. Слесаренко притих, но ненадолго — на ходу руки стыли, легко было и на мостовой очутиться. После третьего мощного рывка толпа спрессовалась, в автобусе нашлось местечко и для Слесаренко. Дверка захлопнулась.

Слесаренко радостно вздохнул и осмотрелся: тут ли Мартынов?

Мартынов стоял спиной к Слесаренко у передней двери. «Чтобы в случае чего сразу выскочить!»— сообразил заведующий. В руках у Мартынова висела авоська с хлебом, консервами и разными пакетиками.

Лучше всего было бы теперь закричать, что в автобус забрался враг, навалиться на Мартынова всей оравой, связать, отвезти в милицию…

Слесаренко с сожалением отверг этот план. В автобусе было мало мужчин, а на женщин он не рассчитывал. Женщины могли и не поверить, что молодой, приятный на вид, хорошо одетый парень — враг. Скорее самого Слесаренко, небритого, в одежде далеко не праздничной, к тому же выпившего, сочтут за врага. Женщины Слесаренко не понимали. Он привык учитывать этот горестный факт.

Заведующий не отходил от задней двери. Он решил действовать так: Мартынов наружу, он за Мартыновым. А на станциях народу хватает, милиционеры тоже найдутся. Позвать на подмогу, и точка!

Но и этот план срывался. Мартынов пропустил три окраинные станции — на них как раз всегда было много людей — и сошел на загородной. У Слесаренко упало сердце, когда он выскочил следом: у шоссейной дороги стоял станционный навес, под навесом не было ни души, а с автобуса сошли лишь они двое.

Рослые деревья толпились кругом да неширокая — двум телегам не разминуться — булыжная мостовая уводила куда-то вправо. Там, вероятно, был поселок. Но Мартынов пошел не по дороге в поселок, а влево, к реке.

«Уйдет!» — мелькнула в мозгу Слесаренко смятенная мысль.

— Стой! — закричал заведующий. — Стой, говорю по-хорошему!

Мартынов остановился.

— Ну? — сказал он, когда Слесаренко приблизился. — Допустим, стою. А дальше что?

— Да вот видишь… — Слесаренко вдруг растерялся. Заготовленное «руки вверх!» показалось ему не вполне уместным в этой несуразной обстановке.

— А, боевой завтурбазой? — узнал Мартынов и рассмеялся. — Обожатель калининградской сардины!.. А здесь что делаешь?

Слесаренко почувствовал, как бурной волной прибывает храбрость.

— Пойдем! — Он потянул Мартынова за руку.

— Совсем с точки съехал?

— Пойдем, — твердил заведующий. — В милицию тебя… Потому что… Короче, понял?..

Рядом мирно плескалась Преголя. Мартынов рванулся и толкнул заведующего в плечо. Слесаренко не удержался на мокрой траве высокого берега и рухнул в воду.

От ужаса он даже не крикнул, падая. Преголя в этом месте глубока, и Слесаренко не сразу достал до дна. Отчаянно оттолкнувшись, он выплыл и тогда закричал:

— Тону! Помогите!

С обрыва на него глядел обозленный Мартынов.

— Холодная ванна тебе на пользу. Греби на берег!

Слесаренко закричал еще отчаянней:

— Я неплавающий! Помогите!

Мартынов прислушался, не отозвался ли кто на крик, потом отбежал в сторону и возвратился с обрывком полусгнившего фала — рыбацкой веревки со стальными жилами внутри.

— Я тебе покажу тонуть… Лови!

Он три раза бросал веревку, прежде чем Слесаренко, выбивавшийся из последних сил, ухватил ее. Мартынов проворно закрепил второй конец фала за ствол стоявшего неподалеку каштана и крикнул:

— Выбирайся сам! А еще встретишься, на три метра в землю вгоню. Я беспощадный, помни!

Слесаренко еле выкарабкался на сушу и, упав на песок, заплакал от бессилия и ярости. Но лежать в насквозь мокрой одежде было слишком холодно. Заведующий вскочил и побежал по тропинке.

— Врешь! — ожесточенно бормотал Слесаренко, прибавляя ходу. — Врешь, понял?!

Он выбежал на открытый участок, заставленный полуразрушенными производственными зданиями, и узнал, наконец, куда попал. Это был так и не восстановленный после войны пивной завод. Единственным целым сооружением была здесь кирпичная труба, метров на семьдесят возвышавшаяся над местностью. И к этой трубе пробирался среди руин Мартынов.

На этот раз Слесаренко побежал без крика, чтоб не спугнуть беглеца. Мартынов юркнул в трубу, и когда Слесаренко проник за ним в узкий вход, он увидел в стволе темную фигуру, карабкающуюся вверх по стальным скобам.

— Все теперь! — радостно закричал Слесаренко. — Не уйдешь!

Сверху брызнул сноп света электрического фонарика, послышался удивленный возглас Мартынова:

— Догнал! Вот же настырный.

— Все! — ликовал Слесаренко. — Теперь попался!

С высоты донесся презрительный ответ:

— Я еще не попался.

Заведующий глядел, как все уменьшается темная фигурка. Мартынов достиг вершины трубы и пропал. Заведующего охватил страх, что беглец по какой-нибудь веревке спустится вниз с наружной стороны. Он уже повернулся, чтобы выскочить из трубы, когда сверху донесся язвительный голос:

— Зав! Живой?

— Живой, — нехотя отозвался Слесаренко. Надо было поддерживать разговор с Мартыновым, чтобы хоть слышать беглеца.

— Не простудишься? Ты же мокрый! Уходи, пока не закоченел.

— О себе заботься.

— О себе я позаботился. У меня тепло, светло, мухи не кусают… Убирался бы все-таки, ведь захвораешь!

— Слушай, Мартынов. Ты бы по-хорошему…

— Пошел с тобой в милицию?

— Людей позову!

— Людей здесь не бывает. Кричи, бейся головой о кирпич, заложи и взорви мину — никто не отзовется. А пойдешь искать людей — и я уйду. Но не раньше.

— Сойдешь — жрать захочешь!

— У меня запасов на неделю. Сейчас вот поужинаю, что-то проголодался. А ты как? Выдержишь неделю без еды?

— Выдержу. Ты меня не знаешь. Я железный. Не отступлюсь.

— Похвально. А теперь помолчим, чтоб не портить аппетита.

В стволе трубы сгущалось молчание. Белесое пятнышко неба, вначале еще видневшееся вверху, все больше тускнело. Слесаренко от холода весь трясся. Он снял пальто, кое-как выжал закоченевшими руками, снова надел. Теплее не стало. Но полностью раздеться и отжать белье у Слесаренко не хватило духа. Мартынов мог в любую минуту спуститься, голым за ним не побежишь.

— Зав, ты здесь? — послышался снова голос.

— Здесь, — еле откликнулся негнущимися губами Слесаренко.

— Ты, помнится, в сардины влюблен? Держи, я тебе бутербродик сработал.

Наземь шлепнулся бумажный пакет. Он лежал метрах в двух, смутно белея в темноте. Слесаренко с минуту глядел на пакет, потом осторожно раскрыл его. Между двумя ломтями хлеба было зажато три сардины. Слесаренко съел подарок, теплее не стало, но бодрости добавилось.

— Зав, как чувствуешь себя? — допрашивал неугомонный Мартынов.

— Подходяще, — ответил Слесаренко и хмуро добавил: — Подкупал меня если, так не надейся. Не на того напал, понял?

— Простое человеколюбие. Привык по-братски заботиться о сторожах. Теперь, зав, ты меня не отвлекай. Приступаю к работе.

— Какая работа на трубе?

— Нормальная. Буду передавать шифрованное донесение. Так и озаглавлю: «Операция на трубе».

— Труба твоим операциям, вот что!

— Не сразу, директор, не сразу. Три, четыре важных донесения еще отстукаю. Тут у меня милая книжечка, все самое важное в ней записано — сейчас выберу нужный текст.

— Сам признаешься — шпионская книжка…

— А чего перед тобой запираться? Ты не опасный… Так, так. Отличный кусочек. Эй, зав, вспоминаю, как жену твою зовут, Ниной?

— Нина Трофимовна. — Слесаренко покоробило столь непочтительное отношение к его супруге.

— Трофимовна — длинно передавать. А вот Нина — это можно!

И опять в трубе повисло молчание. Темнота стала такой густой, что казалась плотней воды. Холод усилился, стало совсем невтерпеж. Побегать бы, подумал Слесаренко и стал выбираться наружу.

На воздухе было еще холоднее, чем в трубе. Ветерок, хоть и маленький, жег сквозь мокрую одежду. Слесаренко сделал шаг, другой.

Неподалеку послышалось стрекотание мотоцикла, блеснули фары. Заведующий, пошатываясь, двинулся к мотоциклу и завопил:

— Сюда! Сюда! Я тут…

Споткнувшись, он упал и не сумел сам подняться. Милицейский мотоцикл с коляской остановился рядом. Молодой милиционер помог Слесаренко стать на ноги.

— Мокрый вдрызг, — констатировал милиционер деловито. — Где так угораздило?

— Миленький, в самый раз ты! — бессвязно бормотал Слесаренко. — Такое дело, понял? В Преголю швырнули! И кто, представляешь? Шпион! Непредставимо же!


— Шпион?

— Шпион! Диверсант. Сперва топил, потом спас. Молодой, черноволосый, пальто тоже черное. И теперь забрался на трубу. Донесение передает по радио. Все важные секреты!

— Важные секреты, говорите? А о чем, не знаете, гражданин?

— О моей жене, Нине Трофимовне, по радио шифровкой… Это одно знаю.

— Ясно, — сказал милиционер. — Если о Нине Трофимовне, так только — шифровкой… Дохните-ка на меня, гражданин.

— Да нет, ты послушай!

— Уже слышал. Одни пьют до белых слонов, другие — до зеленых чертей, а чтоб до шпионов на трубе — впервые встречаю. Садитесь в коляску!

Милиционер вежливо, но властно взял Слесаренко за руку.

— Уйдет же! — возопил заведующий. — Мартынов он! Из моря вылез. На трубе сейчас. А спустится…

— Ясно, ясно! Шпион. Диверсант Мартынов. Вылез из моря. В воде вас топил, потом из воды вытаскивал. Сейчас на трубе передает шпионское донесение о вашей жене. А спустится, устроит диверсию в руинах. Говорю вам, все ясно. Сопротивляться не надо. Садитесь спокойно.

Говоря все это, милиционер хладнокровно подтаскивал заведующего турбазой к мотоциклу.

— Убежит! — со слезами надрывался трясущийся Слесаренко. — Пойми, убежит же!

— Далеко не убежит. Доктора живо поймают… Я вас застегну, чтобы не продуло. Держитесь крепко.

Поселок был недалеко, мотоциклист домчал туда минуты за три. В дежурке сидел у телефона сержант. Он только поглядел на Слесаренко и убежал в соседнюю комнату, а оттуда вернулся с комплектом белья и поношенной, но чистой одеждой.

— Переоденьтесь, гражданин. Несчастный случай?

— Да вроде, — сказал улыбающийся милиционер. — Многовато газу дал. — Он выразительно щелкнул по воротнику. — Всякая блажь теперь мерещится.

— Не блажь, — сказал Слесаренко с обидой. — Жуткая истина, вот что.

Милиционер коротко передал рассказ Слесаренко. Сержант засмеялся, но, поглядев на отчаянное лицо заведующего турбазой, посерьезнел и сказал сочувственно:

— Не тревожьтесь, товарищ! Бывает, конечно. Но медицина теперь, доложу вам…

Зазвонивший телефон прервал сержанта. Он сказал: «Дежурный слушает!» — и лицо его окаменело.

— Понимаю. Обнаружен в районе заброшенного пивного… Одну минутку. — Он быстро спросил Слесаренко: — Где твой гад заховался? Живо! Его уже ищут.

— На трубе! — закричал Слесаренко, ликуя, что наконец ему поверили. — Передай — на трубе!

— Координаты такие — заводская труба! Один товарищ только что оттуда — самолично беседовал… — сказал сержант в телефон. — Можете прямо туда. Мы тоже выходим. — Он схватил шинель и шапку, ощупал, на месте ли револьвер. — Пошли, живо!

Первым выскочил милиционер, вторым сержант, а за ними Слесаренко. Заведующий турбазой снова — уже без подталкиваний — влез в коляску, а сержант поместился сзади.

На развилке дорог мотоцикл осветил шедшую навстречу без огней машину. С нее соскакивали пограничники. Слесаренко узнал лейтенанта Петрова.


— Сюда, сюда! — сказал сержант, углубляясь в туннель, образованный двумя рядами лип, сомкнувшихся кронами над узкой мостовой. — Идите за мной.

— Не сюда, — запротестовал Слесаренко. — Я за ним по берегу бежал.

— По берегу он шел, чтобы не увидели, а дорога — здесь. — Сержант, вынув револьвер, прибавил шаг.

Через несколько минут труба была оцеплена. Лейтенант, таясь за стеной, навел бинокль на вершину трубы. Ничего не увидел. Если Мартынов не убежал, то обходился без света. Лейтенант шепотом приказал солдатам идти за собой. В это время из лаза выскользнула человеческая фигура. Лейтенант проворно шагнул назад, в укрытие. Слесаренко снова затрясся, но уже не от холода, а от злости — он узнал коренастого Мартынова.

Мартынов, останавливаясь и прислушиваясь, передвигался вдоль стены. А когда он хотел повернуть в сторону леса, его схватили сразу четверо.

— Тихо! — сказал Петров. — При попытке к бегству, ясно?.. — Он проворно защелкнул наручники и осветил фонарем лицо арестованного. — Он?

— Он! — сказал Слесаренко. — Точно, он. Выпивал со мной, о моей Нине Трофимовне шифровал… Еще не было на свете такого паразита!

Мартынов улыбнулся Слесаренко, как лучшему другу.

— Переодеться успел? Теперь могу не тревожиться, что заболеешь.

— Теперь о себе тревожьтесь, Мартынов, — сухо сказал лейтенант.


Некоторые уточнения

В кабинете следователя Денисов вынул из портфеля шифровку и молча вручил ее. Следователь удивленно воскликнул:

— Да это же стихи! Не так ли?

— Стихи. И смею вас уверить — отличные стихи!

Денисов торжественно прочитал наизусть то, что стояло в расшифрованной депеше:

Скучно, грустно… Завтра, Нина,
Завтра, к милой возвратись,
Я забудусь у камина,
Загляжусь не наглядясь.

— Знакомые стихи, — сказал следователь задумчиво. — Не Пушкин?

— Пушкин. «Зимняя дорога», 1826 год. Третий том академического карманного издания. Том этот украден в машине Толбузина и, очевидно, был при Мартынове?

— Нашли вместе с прочим шпионским барахлом. Я уже вам рассказывал: и акваланги, и рация — чудесная вещица, портативочка на полупроводниках… Аккуратно все сложено на трубе. Присмотрели местечко.

— А что? Вполне надежное. Вызовите этого типа…

Вошедший Мартынов вежливо сказал: «Добрый день, граждане следователи!» Он держался так же хладнокровно, как двумя днями раньше Спиридонов. Денисов с любопытством смотрел, как Мартынов неторопливо усаживался, как он с благодарностью отказался от предложенной следователем сигареты, — «Спасибо, не курю, гражданин майор!» — как он с какой-то снисходительностью приготовился выслушать неизбежные вопросы. Мартынову было лет двадцать пять, но, коренастый и мускулистый, он казался старше. Это был человек веселого нрава — в серых глазах поблескивали лукавые огоньки. Он ожидал допроса, как иные ожидают интересного спора. Подобно Спиридонову, он не просто провалился на задании, а, провалившись, продолжал выполнять какое-то задание.

Но сейчас Денисов знал, как надо держаться с ним.

— Меня информировали, Мартынов, что вы отказываетесь от показаний, хотя вас опознал Слесаренко и поймали вас во время шифрованной радиопередачи. Это верно?

— Что имеете в виду, гражданин подполковник? Отказываюсь от показаний? Это верно.

— Почему отказываетесь?

— Если я отвечу, это будет уже то самое показание, от которого я отказываюсь.

— Вообще не будете говорить?

— Почему? В иное время, в ином месте… А сейчас, извините, не буду.

— Ясно, — сказал Денисов насмешливо. — Скажем, если вас будет допрашивать генерал, не ниже?.. Если вас, как важную персону, повезут в Москву? Если вас вообще оставят на три-четыре дня в покое, да?

Денисов добился, чего хотел. Мартынов не сумел скрыть удивления и заинтересованности.

— Нет, почему четыре дня? Так много я не прошу.

— Уведите, — приказал Денисов и, когда Мартынов вышел, спросил следователя: — Говоров уже видел этого типа?

— Не вытерпел, ночью примчался. И первый же вопрос: «Почему из моей приемной дырбулщилы передавал?»

— Мартынов ответил?

— В своем стиле. «Вы хотели, чтобы я передал другое? О стоимости моркови на рынке?..»

Денисов поехал на Курскую косу.

Он ехал, зная, что порученная ему операция заканчивается, и заканчивается успешно. Все те, кто туманной ночью воровски пробрался из моря в наш тыл, были схвачены или обложены. Оставалось произвести лишь некоторые уточнения.

На турбазе Денисов начал с Тигунова. Сварщик уверенно ткнул в две фотографии: «Эти, товарищ подполковник!» Ни Вальдиса, ни Мартынова он не признал.

Заведующий турбазой, после купания в Преголи, лежал в постели, его пришлось разбудить. Минуты две он таращил на Денисова ошалелые глаза, а потом стал немного соображать, что к чему, и опознал Вальдиса и Мартынова.

Предположение стало фактом: разведчиков было четверо.

В Ниде диспетчер Мария без уверенности указала на три фотографии из десяти. Автослесарь Владас указал на четырех — и это были те, опознания которых ожидал Денисов.

Оставалось последнее — разговор с Элене Райбужас. Она в конце концов поверила Денисову. Еще больше побледнела, но говорила спокойно.

Денисов вынул фотографии, семь из них разложил на столе.

— Покажите, кто был в ту ночь в Ниде.

— Вот этот был в нашем автобусе. — Она показала на Спиридонова. — И эти были на станции.

В руках у Райбужас были фотографии Вальдиса и Мартынова.

— Больше никого здесь не узнаете?

— Больше никого.

— А здесь?

Перед Райбужас легли три новые фотографии. Она охнула, едва взглянув на них.

— И он? Неужели и он?

— Покажите, о ком вы говорите.

— Вот об этом. Просто не верю! Такой милый… Я теперь никому не буду верить!

Денисов долго смотрел на фотографию улыбающегося мужчины, которого узнала Райбужас.

— Элене, вы не могли ошибиться? Туман, плохое освещение в автобусе…

Она печально улыбнулась и покачала головой.

— Я обещала сказать правду. Это он. Этот человек сидел рядом со мной. Мы разговаривали. Я не ошибаюсь.


Может ли хвост вилять собакою?

Утро седьмого дня началось звонком Говорова. Он извещал, что человек, интересующий Денисова, прилететь самолетом в Калининград не мог. Не мог он также приехать и поездом в день нарушения границы на Курской косе. Приехал ли он днем раньше или днем позже, станет ясно часа через три.

— Автобусы исключаются совершенно, — сказал Говоров. — Начинаю думать, что ты на верном пути.

Потом позвонил следователь. К числу запиравшихся присоединился и третий арестованный — Эдуардас Вальдис. Он убеждает, что взяли его без оснований. По его словам, он прибыл в Калининград автобусом из Клайпеды через Ниду. Его показания проверяются.

— Прибыл-то он из Клайпеды, это верно, — заметил Денисов. — Но вот как он попал в Клайпеду?

Вошедший Ромейко швырнул свой портфель на стол.

— Сознаюсь, был неправ, — сказал он, пожимая руку Денисову. — Не ожидал, что какую-то стройку предпочтут нашему порту.

— И что диверсантов будет больше, чем двое? — напомнил Денисов.

Ромейко рассмеялся.

— И это! Кругом провели, мерзавцы! А сколько их все же было? Сомнительно, чтоб трое. Двое — каждый действует самостоятельно. А трое — группа, им нужна координация. И, следовательно, должен быть четвертый, руководитель.

— И по-моему, так.

— Но кто он, кто? Вот вопрос!

— Думать надо… Я хочу посмотреть на Вальдиса. Поедете со мной, Антон Пахомович?

— Можно поехать.

Вальдис оказался точно таким, как на фотографии, — высоким, худым пареньком с тонкими чертами лица и большими вдумчивыми глазами. Войдя в кабинет следователя, он внимательно поглядел на Денисова и Ромейко, вежливо, но как-то безучастно поклонился. Он не был похож на рабочего, каким назвался. И на наглого разведчика, хитро пробравшегося в наш тыл, он тоже не походил.

Денисов почувствовал жгучую обиду за то, что вот таких славных парней кто-то сумел уговорить и послать на бесславное дело.

— Вы не рабочий, Вальдис!

Юноша посмотрел на него с недоумением.

— По-вашему, я плохо кладать кирпичи? — Он говорил с сильным акцентом.

— Нет, — сказал Денисов. — Кирпичи вы кладете аккуратно, бригадир каменщиков вами доволен.

— Я мало работал, — Вальдис застенчиво усмехнулся. — Я очень люблю каменная работа. Я хочу учиться архитектура.

— Архитектура теперь имеет дело с железом и цементом, — заметил Денисов. — Профессия каменщика отмирает.

Вальдис вежливо возразил:

— Архитектура есть разный. Я буду каменный и деревянный только строить.

В допрос вмешался нетерпеливый Ромейко:

— Там будет видно, чем вам придется заниматься в будущем! Вы лучше признайтесь, чем занимаетесь сейчас.

Вальдис с готовностью ответил:

— О, пожалуйста! Это признание легкий. История архитектуры — одно. Также фотография. Цветная — очень люблю. Еще спорт. Плавание — первый разряд. Подводная охота. Водные лыжи — немножко.

— Мастер акваланга?

— Мастер — нет. Потом — да, не сейчас. Очень любитель акваланга — да. Хороший спорт.

— Очевидно, вы из спортивных побуждений ушли на дно отмели с борта иностранного судна и тайно выбрались на советский берег? Так, Вальдис?

— Не так. — Лицо Вальдиса стало замкнутым. — Гражданин следователь, я уже отвечал такой вопрос.

— Плохо отвечали. Из какой страны вы прибыли к нам?

— Из Советской Литвы. Такая страна. Я уже говорил.

— Да, говорили. Из Клайпеды. А в Клайпеду как попали?

— Рокишкис. Там жил. Можно проверить.

— Проверим. И по документам все, очевидно, сойдется. — Ромейко возмущение передернул плечами. — Хитрая вы бестия, как погляжу, Вальдис!

— Не надо так! — с недовольством сказал Денисов.

В странном юноше чувствовалось что-то непривычно новое, для разведчика — непрофессиональное. Обычные формы допроса не могли раскрыть природу этой необычности, тем более — грубость Ромейко.

— Как вы сами считаете, почему мы вас арестовали? — спросил Денисов, задумчиво глядя на Вальдиса.

— Я положил шамота в стену. Шамотный кирпич, да?

— Почему вы заложили этот кирпич? Вас ведь не просили сделать это. И где вы его достали?

— Нашел на улице. Очень хороший, взял чемоданчик, да? Зачем пропадать?

— Бригадиру могли сказать.

— Зачем? Пустяк. Тысячи кирпичей на стройка. Каждый говорить, да?

— Запираешься! — гневно сказал Ромейко. — Нахально смотрит в глаза и врет!

Денисов и на Ромейко поглядел с той же задумчивостью. Вспыльчивый его помощник решительно не годился для следственной работы. Вслух Денисов ничего не сказал.

Наступившей паузой воспользовался следователь:

— Против вас имеются веские улики, Вальдис. Вчера вас опознал по фотокарточке заведующий турбазой. Вы были одним из его ночных гостей, тем, который предъявил документы на имя Семенова.

Вальдис очень вежливо сказал:

— Вы же паспорт Семенова не нашли у меня, только Вальдис, да? Вы не думаете, ваш заведующий может ошибается?

— Допустим, Слесаренко ошибается. А экспертиза? Отпечатки ваших пальцев совпали с найденными на посуде. Что вы на это скажете?

Вальдис ответил с той же равнодушной вежливостью:

— Экспертиза не бог, да? Наука тоже ошибается.

Денисов встал.

— Останетесь? — спросил он Ромейко. — Я пойду.

— Я с вами.

На улице Ромейко сказал сердито:

— Врет, выкручивается! Заведующий турбазой — ошибается, наука — ошибается!..

— Он сам себя разубедит, — уверенно сказал Денисов. — Не сомневаюсь, что он сейчас мучительно доискивается ответа на извечную философскую проблему следствия.

— Что это за философская проблема?

— Проблема такая: может ли хвост вилять собакою?

Ромейко захохотал.

— Вы остряк, Михаил Владимирович!

— Говорю вам, это философская проблема, а не острота… Пойдемте обедать.

— Я в ресторан, а вы?

— Пригласил Бандуренко, пойду к нему…

За обедом Бандуренко сообщил важную новость: вечерним самолетом в Калининград прибывают начальник управления генерал-майор Трофимов и капитан первого ранга Симонян — познакомиться на месте с ходом операции.

— А у нас трое арестованных, и запираются. — Начальник отряде вздохнул.

— Что запираются — не наша вина, — возразил Денисов. — Наше дело — найти, арестовать, предъявить доказательные улики. Следствие, бывает, месяцами тянется после ареста.

— Так-то так, но проклятый четвертый… Кто он, где?

— Говоров кое-что проверяет. Скоро картина станет ясной.

— Я поеду встречать генерала, а ты занимайся четвертым, — решил Бандуренко. — Соберемся вечером у тебя. Предупреди Ромейко, чтобы он не уехал в порт.

— Ромейко будет.

Возвратившись с обеда. Денисов позвонил Говорову. Говорова у себя не оказалось, и никто в милиции не знал, куда поехал полковник.

Денисов взглянул на часы: было около шести.

В конце концов, можно обойтись и имеющимися уликами. Сообщение Говорова могло лишь завершить обвинение.

Все же Денисов волновался, и это сказалось на его разговоре с Ромейко, вернувшимся часам к семи. Ромейко присел на угол своего стола и закурил. Он уже знал о приезде начальства.

— Будет теперь шебарша! — объявил он мрачно. — Пойдет дознание — что сделали да чего не сделали? А у нас и намека на четвертого нет.

— Почему же? Намеков много, — возразил Денисов.

— А что толку? Или вы надеетесь, что четвертый сам прибежит сдаваться?

— Не исключаю и такую возможность. Поразмыслит человек, поймет, наконец, что хвост собакою не виляет…

— Опять философия? — невесело усмехнулся Ромейко и после минутного молчания добавил: — Михаил Владимирович, а был ли четвертый?

— Вы сегодня утром доказывали, что четвертый есть.

— Мало ли, что я доказывал! Если он не ловится, то не потому ли, что мы ошибаемся? Не есть ли он нечто воображаемое? Силуэт в тумане, которого никаким локатором?..

— Есть он, есть, — с досадой сказал Денисов. — Но, конечно, туману напускает. И думает, что удивительно хитро укрылся, что его не видно и не слышно. Но долго это продолжаться не будет.

— Часы же идут! Скоро появятся Трофимов и Симонян, спросят: закончена ли операция? — Ромейко в волнении поднялся. — Давайте действовать! Пошлите меня, куда надо, коли самому нельзя покинуть кабинет. Вот уж чего не могу — сидеть и ждать, пока кто-то выплывет из тумана!

Денисов остановил его.

— И все-таки надо сидеть и ждать. Давайте готовиться к докладу, Антон Пахомович.

Ромейко хмуро возвратился к столу.

Зазвонил телефон. Это был, наконец, Говоров.

— Заждался, Михаил? Сам занялся этим делом. Некоторых проводников сразу не захватили, разбежались по кафе и магазинам… Получай окончательный ответ. Не было этого человека в поездах. Ни самолетом, ни автобусом, ни по железной дороге…

Денисов закрыл на мгновение глаза. Последняя точка стала на свое место. Больше допытываться было нечего.

Ромейко с интересом прислушивался к телефонному разговору. Он догадался, что звонит Говоров.

— Ну, как, Михаил Владимирович? Выяснены взаимоотношения хвоста и собаки?

Денисов спокойно сказал:

— Да, конечно. И сам хвост уже понимает, что он не более, чем жалкий хвост.

В кабинет вошли Трофимов и Симонян, за ними Бандуренко и Марьямов. Генерал с руководителями погранотряда разместился на диване, Симонян уселся около стола Ромейко.

— Неделя подошла к концу, — сказал генерал. — Докладывайте, товарищ Денисов. Начнем с того, удалось ли выяснить количество нарушителей?

— Всего их было четверо, — ответил Денисов.

— Четверо! Сходится с нашими данными… Где они в настоящее время?

— Трое задержаны.

— Кто?

— Молодые парни. Назвались Спиридоновым, Мартыновым и Вальдисом.

— А четвертый?

— Четвертый не арестован.

— Хорошо провели операцию, нечего сказать! — с досадой проговорил генерал. — Трех мальчишек выловили, а руководителя группы оставили на свободе. Он ходит и посмеивается над нами!

— Долго ходить и посмеиваться не будет, товарищ генерал.

Трофимов начал сердиться.

— Неделя прошла, товарищ Денисов! Неделя! А вы и понятия не имеете, кто этот так хорошо замаскировавшийся четвертый!

— Почему не имеем понятия, товарищ генерал? — спокойно возразил Денисов. — Отлично знаем, кто четвертый и где он сейчас.

— Тогда говорите прямо — кто, где?

— Вот он!

Денисов показал на Ромейко.



Личность без околичностей

Денисов ожидал возгласов удивления, смятения на лицах. Но лишь Бандуренко удивленно переглянулся с Марьямовым. Трофимов хмурился. Симонян спокойно слушал. А Ромейко насмешливо улыбался.

— Докажете свои обвинения? — спросил генерал.

— Безусловно. Но раньше я хотел бы разоружить этого человека.

Трофимов вопросительно посмотрел на Симоняна. Моряк негромко сказал:

— Раньше представьте доказательства, потом разоружайте.

Денисов резко возразил:

— Человек, называющий себя подполковником Ромейко, опасный преступник. Я настаиваю на том, чтобы он сдал оружие.

Ромейко вытащил пистолет и, перегнувшись через стол, положил его перед Денисовым.

— Получай! Но помни: не докажешь обвинений, свой пистолет сдашь!

— Спокойно, Ромейко, — недовольно сказал Симонян. — Сидите и слушайте. Вам слово еще будет дано.

— Главное мое доказательство против Ромейко находится у него самого, — начал Денисов. — Имеются данные, что Вальдис фотографировал стройку. Он встречался потом с Ромейко и передавал ему фотопленки. Когда вы посмотрите на них, вы без труда поймете, что Ромейко со своим подручным занимался сбором шпионских сведений.

Хотя Симонян приказал Ромейко сидеть спокойно, тот снова вскочил.

— Обыскивай!

— Прошу со мной на вы! — холодно сказал Денисов. — Я не думаю, что вы носите шпионские материалы с собой. Пленки спрятаны в вашем чемодане в гостинице.

Симонян обернулся к Ромейко. На этот раз тот говорил спокойней:

— Можете обыскать! — Он вытащил из кармана связку ключей. — Получайте!

— Я распоряжусь, — сказал Бандуренко, беря ключи.

Он быстро вышел. Генерал обратился к Денисову:

— Обвинение очень серьезное. И доказательства должны быть серьезными.

— Разрешите рассказывать с подробностями?

— Да, конечно. Со всеми подробностями.

— Я бы попросил на время моего объяснения удалить арестованного в соседнюю комнату.

Генерал ответил, хмурясь:

— Ромейко еще не арестован.

Денисов понял, что Трофимов не поверил обвинению против Ромейко. Еще меньше верил Симонян — моряк продолжал спокойно сидеть около Ромейко, как около верного человека. Только Ромейко по-прежнему еле сдерживал раздражение.

И, начиная свои доказательства, Денисов думал о том, что задача ему попала не из простых. То, к чему он постепенно приходил в течение нескольких и, вероятно, самых долгих в его жизни дней, что открывал, сомневаясь, внутренне протестуя, трижды проверяя каждый следующий шаг, — все это он должен был рассказать сейчас неподготовленным людям. Они, конечно, будут сомневаться не меньше, чем он, когда впервые подумал, что Ромейко и есть тот, четвертый.

Но Денисов знал также, что истина на его стороне. Собранные им факты неопровержимы.

Он начал с того, что вражеское судно, маскировавшееся под советский рыболовный траулер, спустило на дно отмели, неподалеку от берега, четырех хорошо снаряженных аквалангистов. Нарушители границы не сомневались, планируя свою операцию, что и судно их будет обнаружено, и высадка на берег незамеченной не пройдет. И они заранее отмели утопическую надежду проскользнуть в тыл неоткрытыми. Не предотвратить преследование, а запутать преследователей — вот был хитрый их план.

Группа была подобрана соответствующая — двое высоких, двое среднего роста. У одного, высокого, нога была маленькая, у второго — побольше. Через контрольно-следовую полосу они переходили так: Вальдис нес на плечах Ромейко, за ним шагал Спиридонов с Мартыновым на плечах. Спиридонов втрамбовывал свою огромную ногу точно в след маленькой ноги Вальдиса, на контрольной полосе оставался только один отпечаток.

Лейтенант Петров, прибывший вскоре на место происшествия, обнаружил след одного человека, но, как безошибочно рассчитывали нарушители, не поверил, что пробирался лишь один. Он измерил глубину следа и определил, что прошло двое. Он мог бы допустить, что их было и больше двух — три, четыре, пять. Но оперативники не имеют времени рассчитывать все теоретически возможные варианты, они практики. Петров раскрыл хитрость противника и, не раздумывая больше, кинулся преследовать двоих. Психологический расчет врага удался.

Теперь перед группой, проникшей в наш тыл, стояли две срочные задачи: поскорее убраться с опасной Курской косы и, если уж нельзя замести следы, то оставить их лишь двум людям.

И они разбились на две группы, двигающиеся так, что если кто-либо увидит одну, то вторую не обнаружит. Одну группу составляли Вальдис и Мартынов, другую — Спиридонов и человек, именующий себя подполковником Ромейко.

Вернувшись, Бандуренко знаком показал, что все нужные распоряжения отданы, и присел около Марьямова.

Денисов продолжал:

— Учесть все случайности, которые могут появиться — невозможно. Появились такие случайности и на пути нарушителей границы. Они понимали, что лучший способ достигнуть Калининграда — сесть на автобус в Ниде. Но до Ниды добрых двадцать километров, а на косе вскоре должны были появиться преследователи. Вывод их был логичен: взять на турбазе машину, там их много, и минут за двадцать домчаться до Ниды. Но на Вальдиса с Мартыновым, пробиравшихся к автостоянке, натолкнулся заведующий турбазой Слесаренко. Они приняли правильное решение — не удирать, а зайти к Слесаренко, побыстрей напоить его, чтобы отвязаться от докучливого соглядатая. Вальдис, побаивавшийся, что его литовский акцент очень уж заметная примета, упорно молчал, а Мартынов, чтобы молчание товарища не бросилось в глаза, болтал без умолку. Как вы увидите сейчас, это был их первый просчет. Вторым просчетом явилось то, что Мартынов, обнаруживший несообразительность Слесаренко, всячески обращал его внимание на свою особую примету — налепленную родинку. Он так часто трогал ее, словно почесывая, что сдвинул выше обусловленного места. И, кроме того, они оставили отпечатки пальцев: пить и есть не принято в перчатках.

А на Спиридонова и Ромейко, поджидавших возвращения товарищей, надвинулась новая непредвиденная случайность — сварщик Тигунов. И вот эти двое, Спиридонов и Ромейко, стараются создать у наблюдательного Тигунова впечатление, что они те, кто в это время сидели со Слесаренко. Одна пара! Спиридонов, не зная, что Вальдису удалось во время выпивки промолчать, охотно болтает, артистически воспроизводя литовский выговор товарища. А Ромейко, не желая, чтоб Тигунов запомнил его голос, наоборот молчит, не подозревая, что тот, кого он дублирует, Мартынов, в этот момент безудержно разливается. И еще одна неосторожность: шел дождь, родинка, налепленная на щеку, сползла, Ромейко поправлял ее неаккуратно, и в минуту встречи с Тигуновым она оказалась ниже места, которое занимала на лице Мартынова. Так примета, по мысли вражеских разведчиков, отожествлявшая двух людей, непредвиденно сыграла против них, свидетельствуя, что они — люди разные, лишь камуфлирующиеся под одного.

А дальше опасные непредвиденности стали напластывался одна на другую. Влезть в машину так, чтоб остались следы только двух человек, им не удалось. В Ниде их заметил автослесарь Владас Венчюрюс и женщина-диспетчер — и тот, и другая по фотографии опознали ночных пассажиров. И просто непростительная неосторожность была допущена Ромейко с местной колхозницей Элене Райбужас. В автобусе он всю дорогу разговаривал с ней. В результате Райбужас запомнила и Вальдиса с Мартыновым, садившихся в автобус на Клайпеду, и Спиридонова с Ромейко, поехавших вместе с ней. Когда я показал Райбужас фотографию Ромейко, она опознала его.

Трофимов жестом остановил Денисова.

— Вы не допускаете, что Райбужас могла ошибиться? Осенняя ночь, вдобавок густой туман, тусклое освещение на автостанции, тусклые лампочки в автобусе… Да и обычное женское стремление быть причастной к важным событиям…

— Нет, товарищ генерал Райбужас не похожа на легкомысленную кумушку. Она долго не хотела помогать нам, чтоб ненароком не оговорить невиновных. И только когда убедилась, что мы разыскиваем опасных преступников, без колебаний показала на Ромейко: «И я ему враг, если он такой!»

— Других доказательств вины Ромейко у вас нет?

— Есть, конечно. Среди них и такое. Ни Ромейко, ни другие члены его группы не прибывали в Калининград ни на самолете, ни на поезде, ни в автобусе. Это установлено точно.

Ромейко снова нарушил предписанное ему молчание:

— А если я покажу авиабилет, выписанный на мое имя?

— Тогда я скажу, что билет фальшивый, — холодно ответил Денисов. — Вы вышли на наши берега из моря, а не из самолета. И в то время, когда вы, по вашим словам, находились в порту, чтоб, якобы, защищать его, вы в кафе поджидали Вальдиса. Вот относящийся сюда снимок. — Денисов вынул из портфеля фотографию. — Обратите внимание, как тесно соприкасаются руки этих двух людей, как Ромейко повернул голову к Вальдису — тот, очевидно, что-то шепнул ему, проходя. Это продолжалось мгновение: быстро сомкнувшиеся руки, ловко переданная катушка. Но для Ромейко мгновение это роковое, оно изобличает его.

Трофимов задумчиво сказал:

— Веский снимочек… Ну, а, может быть, руки их соприкоснулись случайно?

— Маловероятно, ибо есть еще несколько снимков. — Денисов подал новые фотографии. — Вот эти — до встречи. Вальдис берет поднос, а перед этим что-то выхватывает из кармана и зажимает в руке. Видите, он держит поднос всего двумя пальцами, остальные что-то прихватывают. А этот снимок — после встречи: Вальдис направляется к свободному столику и уже держит поднос всей пятерней, а у Ромейко рука в кармане — видимо, спрятал что-то, полученное от Вальдиса. По-вашему, эти картинки неубедительны?

— Основательны, скажем пока так. Полностью доказательны они будут, если у Ромейко найдут катушку с фотографиями объекта.

— Эту катушку уже нашли, я уверен в этом. — Зазвонил телефон. Денисов откликнулся. Глаза его заблестели. — Получайте, — сказал он генералу. — В чемодане у Ромейко обнаружена катушка с пленкой, сейчас ее будут проявлять. — Он обернулся к Ромейко: — Интересно, что вы теперь придумаете?

Ромейко хладнокровно ответил:

— Фотограф-любитель. В свободное время щелкаю фотоаппаратом.

— О, конечно! Фиксируете аллеи в парке и детишек у фонтана!

— Будете опровергать обвинения? — спросил Трофимов Ромейко.

Тот деловито посмотрел на часы.

— Подожду. Пленки не доставлены, поклепы еще не все исчерпаны Отвечу разом.

Генерал обратился к Денисову:

— Расскажите, как у вас появилось подозрение, что Ромейко — руководитель диверсионной группы?

Денисов знал, что ему зададут этот вопрос и потребуют точного ответа. Но это был единственный вопрос, на который он не мог ответить точно. Наверно, не было вообще такого момента, чтоб до него — верил Ромейко, а после — заподозрил. Все происходило сложнее. Сперва появились досада и удивление, удивление превратилось в недоумение, недоумение породило неверие.

— Нет, подробнее, подробнее, — потребовал Трофимов, заметив, что Денисов собирается отделаться общим ответом.

Денисов подчинился. Ему, разумеется, не понравилось, что прислали непрошеного помощника, он опасался, что Ромейко будет не в меру придирчивым критиком. И его удивило, насколько за десять-двенадцать лет переменился человек. Он помнил «шебутного Антона», как тогда называли Ромейко, веселым, непоседливым, сердечным и смелым пареньком, а перед ним стоял резкий, язвительный, самовлюбленный чиновник. Недоумение возникло, когда выяснилось, что Ромейко, поехав на Курскую косу, не удосужился заглянуть ни на турбазу, ни в Ниду. Он, несомненно, побаивался, что его признают и Тигунов, и Владас Венчюрюс, и Мария, и Райбужас. Он избегал опасных свидетелей своего ночного пребывания на косе. Он отговорился, что не любит устраивать допросы, тем более — повторные. Но это объяснение не рассеяло недоумения — он должен был вести себя по-иному. А затем выяснилось, что Ромейко слишком уж примитивно толкует вражескую операцию и в запальчивости поворачивает розыск на ложный след. Так появилось недоверие. А оно повлекло грозный вопрос — зачем он это делает?

— Подозрение у вас возникло до того, как Ромейко повстречался с Вальдисом? — уточнил Трофимов.

— Незадолго до этого. И укрепилось после их встречи. Я, признаться, не понимаю, зачем Вальдису потребовалось вмуровывать в стену шамотный кирпич. Но его встреча с Ромейко, передача катушки со снимками — и стало ясно: Ромейко вовсе не тот, за кого себя выдает!

— Кто же он?

— Не знаю, — ответил Денисов с волнением. — Это откроет строгое следствие. Я могу лишь предположить… Хорошо помню прежнего Антона, чудесного юношу, который никогда бы не совершил предательства… Очевидно, его давно нет. А вместо него, прикрываясь, как личиной, честным именем Антона Ромейко — вот этот неизвестный!

— Еще и убийца! — Генерал покачал головой. — Будете, наконец, говорить Ромейко?

Ромейко опять посмотрел на часы.

— Теперь, пожалуй, могу.

Но ему не дал начать вошедший майор с проявленной пленкой в руке.

— Дайте-ка сюда! — сказал Трофимов. Он быстро просматривал пленку на свет. В голосе звучало удивление. — Улица, театр… Парк. Неплохая аллейка!.. А вот и ребятишки у фонтана… — Он небрежно перебросил пленку Денисову. — Что-то не подтверждаются, подполковник, ваши предположения насчет шпионских снимков…

Денисов, ошеломленный, молча разглядывал пленку. Снимки были сделаны мастерски, но самые невинные. Ни одного производственного здания и в отдалении не было видно.

— Вы уверены, что где-нибудь в его номере не спрятано другой катушки? — обратился Денисов к майору.

Тот ответил:

— Уверен. Обыск произведен тщательно.

Трофимов жестом отпустил майора. Ромейко с лукавыми искорками в глазах обратился к генералу:

— Теперь, когда главное доказательство против меня оказалось мыльным пузырем, я могу получить обратно свое оружие?

Генерал задержался с ответом. Денисов поспешно сказал:

— Нет. Если пленку вам удалось хорошо запрятать, то это еще не означает, что опровергнуты другие обвинения!

Ромейко, снова срываясь, воскликнул:

— А где, где у вас доказательство, что я что-либо прятал?!. Голословщина — ваши обвинения! Так и о вас я наговорю бог знает что. Вы, например, что-то секретное прячете вон в тот ящик стола! Чем вы опровергнете мои обвинения?

— Просто покажу, что в столе нет ничего секретного, — хладнокровно ответил Денисов и выдвинул ящик. Он был пуст. Денисов насмешливо сказал: — По старой привычке всегда проверяю перед уходом.

— Чепуха! — Ромейко криво усмехнулся. — Выдвигайте ящик по-настоящему!

Разозленный Денисов с силой рванул ящик и окаменел. На обратной стороне задней дощечки, аккуратно прихваченная двумя скрепочками, виднелась фотографическая катушка. После секундного ошеломления Денисов стал непроизвольно разворачивать катушку, но Ромейко проворно выхватил ее.

— Осторожнее, не проявлена! — Ромейко поднял катушку, показывая ее всем. — Полюбуйтесь, где подполковник Денисов таит добытые им шпионские сведения. А материалец, по уверению Эдика, преотличнейший. Самого себя превзошел парень. Все производственные цехи запечатлены, а особых три кадрика — увесистый шамотина среди нормальных строительных кирпичей. Документальное доказательство, что диверсия могла быть совершена.

Денисов спросил, изумленный:

— Так это вы мне подсунули катушку? Зачем?

— Чтоб не нашли, зачем еще?

Генерал спокойно спросил:

— Итак, вы признаетесь?

— Уже полчаса назад мог признаться, — буркнул Ромейко, возвращаясь за свой стол. — Помешала шумиха с пленкой. — Он вынул из верхнего кармана и швырнул Денисову пластмассовую родинку. — Сувенир вам на память. Чтоб я еще когда-нибудь эту дрянь нацепил!

— Все обвинения Денисова подтверждаете? — продолжал генерал.

— Нет! Он обвинил, что я себя прикончил. Не было и не будет. А что ему не нравятся перемены во мне — переживу.

— Остальное правильно?

— Остальное правильно. Добавлю от себя: поражен, что так дотошно, так скрытно и скоро докопался до истины.

Трофимов обернулся к моряку:

— Будем подводить итоги, товарищ Симонян?

— Неделя кончилась у обоих, пора подводить итоги, — согласился тот.

Трофимов протянул руку Денисову.

— Спасибо, Михаил Владимирович, отлично провели операцию. А теперь отдайте Ромейко оружие. — Он подошел к Ромейко, пожал и его руку. — И вас поздравляю, — до последней обусловленной минуты не расшифровались.

Симонян, заметив, что и Денисов, и Бандуренко, и Марьямов изумлены, сказал, улыбаясь:

— Чтоб поставить все точки над «и», я сделаю пояснение. Территория вашей области стала полем важного для нас маневра. Морская десантная группа, возглавляемая подполковником Ромейко, нарушила с моря наши границы и, прорвавшись в тыл, стала совершать якобы шпионские и диверсионные акты.

Денисов пожал плечами.

— Если это были учения, то должен сказать, что многое проведено непростительно грубо. Радиопередачи были слишком наглы, а то, что Спиридонов так легко попался, да и остальные, кроме Ромейко, особенно не скрывались…

Моряк не дал ему договорить:

— Такова была цель учения — действовать грубо, решительно, не слишком таясь. Маневры проведены применительно к военной, а не мирной обстановке. Расчет — на быстроту действий, а не на уход в глубокое подполье. Учитывались и личные качества Антона Пахомовича. Это человек действий, а не лукавой маскировки.

Генерал посмотрел на часы и встал.

— Поздно, пора отдыхать. Прошу распорядиться, чтоб немедленно освободили трех членов десантной группы. В десять утра соберемся на разбор учения. Готовьте соображения.

Он пошел с Бандуренко и Марьямовым к двери. Симонян пожег, руку Денисову и Ромейко и удалился за генералом. Ромейко задержал Денисова.

— Торопишься, друг. Дай-ка при мне распоряжение о моих ребятках. Пусть сообщат, что я жду их в гостинице.

Денисов позвонил следователю домой и, подняв его с постели, растолковал обстановку. Следователь пообещал немедленно поехать в тюрьму и освободить арестованных.

— Вообще-то тебя надо вздуть, Антон, такой нагнал тревоги! — сказал Денисов радостно. Теперь он уже не мог говорить Ромейко «вы».

Ромейко захохотал.

— Выдержка у тебя, однако! Думать, что я укокошил шебутного Антона, знать, что я гад, пробрался в верхи, занимаюсь шпионской и диверсионной работой — и подавать мне руку, безмятежно беседовать о философских собачьих хвостах… Да я на второй бы день таких подозрений собственными руками придушил подлеца!

Денисов улыбнулся:

— Погранслужба, Антон. Специфика.


Оглавление

  • Сергей Снегов Владимир Черносвитов Погоня в тумане Приключенческая повесть
  •   Концы — из воды
  •   Беспокойные гости
  •   Начальник оперативной группы
  •   «Мой принцип не нов: ищите женщину!»
  •   Ложный след?
  •   Два подполковника
  •   Первая ласточка, но из той ли стаи?
  •   «Ерепень» и «дырбулщил»
  •   «Признаюсь, но только не вам»
  •   День пятый и решающий
  •   Операция на трубе
  •   Некоторые уточнения
  •   Может ли хвост вилять собакою?
  •   Личность без околичностей
  • X